Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Болотница Анна Завгородняя
        Северяне
        Лада живет отшельницей на болоте. Живет в землянке, оставшейся ей от бабушки знахарки, научившей ее всему, что она умеет. Когда к отшельнице попадает раненый волк, она еще не знает, что скоро ее жизнь изменится и ей предстоит долгий и опасный путь, чтобы спасти старую колдунью Элму. Да вот только все не так просто с Элмой, помочь женщине Ладе мешает темный колдун и ей предстоит противостоять врагу, которого она еще не знает.
        Анна Завгородняя
        Болотница
        ПРОЛОГ
        Человек стоял на скале, возвышаясь над раскинувшимся перед ним густым лесом. Верхушки деревьев освещала полная луна, выглядывающая из-за темного облака, медленно плывущего над землей. Холодный ветер рванул плащ, надетый на черной фигуре, взметнул его, сделав похожими на крылья за спиной. Человек смотрел вниз, свесившись со скалы, при этом он крепко вцепился в одну из ветвей росшего на самом краю дерева. Он следил за алыми огнями, вспыхнувшими внизу, среди густых ветвей. Они горели в нескольких местах одновременно. Огни некоторое время горели на одном месте, едва различимые, затем двинулись в сторону и вскоре исчезли в разных направлениях.
        Человек отошел от края, выпрямился.
        - Они уже идут, - услышал он тихий голос в шелесте ветра и оглянулся, словно за его спиной мог находиться кто-то, кого он совсем не ожидал увидеть. Но за ним никого не было. Тогда человек рассмеялся. Смех у него был густой и хриплый, похожий на воронье карканье.
        - Я знаю, - ответил он ветру.
        - Ты ничего не сможешь им сделать, - снова заговорил голос.
        - Я все равно попытаюсь, ты же знаешь, - сказал он.
        - Да, ты попытаешься, только в этот раз ты проиграешь. Ты не сможешь отследить их всех, я позаботилась об этом!
        Человек снова рассмеялся.
        - Как глупо и наивно думать, что если ты отправила несколько отрядов сразу, то я не выслежу нужный? Ты недооцениваешь меня, ведьма!
        - Не ищи свою погибель, упрямец! - ответил голос.
        Ветер рассмеялся прямо над головой мужчины. Снова дернул его плащ, словно пытаясь сорвать и унести прочь. Мужчина отстегнул плащ и сбросил его с себя. Ветер тут же подхватил одежду и швырнул ее вниз со скалы. Мужчина рассмеялся и прыгнул следом. Раскинув руки в стороны, похожий на черную птицу, он словно летел над землей. Лес стремительно приближался. Казалось, еще мгновение, и он упадет камнем, но внезапно человек рассыпался на темные части. Вот был его черный силуэт и через короткий миг в небо взмыли четыре черных, как ночь, ворона. Они хрипло раскаркались и, немного покружив над лесными вершинами, разлетелись в разные стороны.
        Луна, последний раз глянув на землю, закатилась за темное облако. Где-то вдалеке ослепительно вспыхнула молния. Следом, неразлучный со своей сестрой, грянул гром.
        Приближалась гроза.
        Глава 1
        Я возвращалась домой, уже не таясь, не скрадывая шаги и не опасаясь хрустом сухой ветки, попавшей мне под ноги, вспугнуть лесную птицу или длинноногого оленя, застывшего на опушке и при первом же подозрительном звуке, убегающего прочь в густую чащу. Смело наступив на тонкий наст, я расслышала характерный хруст ломающегося льда и поспешно перепрыгнула закованную холодом лужу, поправила на спине съехавшую котомку, когда услышала странный шорох и нечеловеческий тяжелый вздох, прорезавший тишину леса. Резко остановившись, прислушалась, оглядываясь и ожидая, не повторится ли этот вздох снова и буквально через мгновение расслышала тонкий плач - словно где-то за деревьями, совсем рядом, лежал ребенок, чего, по сути, быть никак не могло. В этой глуши откуда взяться человеческому дитю? До ближайшего поселения болотников далеко.
        Мне стало любопытно и, несмотря на то, что я считала любопытство не самой лучшей чертой своего характера, я медленно пошла на звук. Миновав несколько деревьев, сросшихся так близко, словно они выросли из одного ствола, я раздвинула лапы могучей ели и увидела лежащего прямо у самых корней, выглядывающих из-под земли, волка. Снег и хвоя вокруг дерева были в мелких капельках темной крови.
        Я не отпрянула, когда зверь обратил на меня взгляд желтых злых глаз и даже когда глухо зарычал, осталась сидеть на корточках, разглядывая животное.
        Волк был ранен, и не просто ранен. Весь его левый бок, которым зверь лежал ко мне, был изодран в клочья, представляя собой страшную картину обнаженной окровавленной плоти. Скорее всего, его в схватке порвали другие волки. Я не знаю, из-за чего могла произойти стычка, возможно, этот зверь когда-то был вожаком, а то и просто не поделили добычу - эта зима была как никогда холодная и зверья заметно поубавилось. Я продолжала смотреть на хищника, прикидывая в уме, что мне с ним дальше делать. Волк еле дышал, но морду от меня не отводил и следил за мной дикими, полными боли глазами. Я была уверена, что он будет защищаться из последних сил, которых, впрочем, у него оставались жалкие крохи.
        - Кто ж тебя так? - произнесла я тихо, обращаясь к волку.
        Зверь перестал на меня рычать и затих, а затем издал тот самый стон, что и привлек мое внимание. Я усмехнулась. Надо же, хищник, волчара, а плачет, как дитя малое. Кто б сказал, не поверила бы.
        - И что мне с тобой прикажешь делать? - снова обратилась я к зверю, словно он мог мне ответить. Волк бессильно уронил голову на переднюю лапу. Я медленно потянулась к ножнам на поясе и прикоснулась рукой к холодной рукояти длинного охотничьего ножа.
        - Добить, - мелькнуло у меня в голове, и рука непроизвольно сжалась в ответ на эту мысль, обхватывая пальцами рукоять. Но что-то удержало меня. Я не знаю, почему, но нож я так и оставила на месте и вместо того, чтобы убить раненого зверя, избавив его от мучений, я выбралась из-под ели и, сбросив со спины котомку, развязала узелок и достала из нее моток веревки. Затем скинула с себя толстую дубленку и быстро стащила длинную рубашку, бросив ее на землю. Мгновение и вот я снова стягиваю на груди одежду, стараясь не растерять драгоценное тепло. Вытащив из-за пояса короткий топорик, я направилась к соседней ели. Остановилась, оглядела пушистые лапы, укрывавшие землю. Это дерево было моложе чем-то, под которым умирал волк. Я протянула к ветвям руку, прикоснулась к зеленым иголкам и мысленно попросила у дерева прощения за то, что собиралась сделать. Затем в несколько ударов отсекла одну из ветвей и оттащила ее к логову волка. Застелив ветку своей рубашкой, подхватила веревку и снова нырнула к зверю под ветки.
        Волк в этот раз только глазами выдал свое беспокойство от моего появления. Чуть слышно зарычал, но звук получился тихим и уже не таким угрожающим. Он слабел на глазах.
        - Ты прости меня, - я размотала веревку и потянулась к звериной морде, - Но пасть тебе я все же замотаю. Очень уж не хочется, чтобы ты меня изловчился и хватанул! - Я быстро накинула петлю на тощую морду и затянула её, прежде чем зверь попытался укусить мои пальцы, оказавшиеся в опасной близости от его челюстей. Я почему-то рассмеялась этой его попытке и, убедившись, что зверь теперь полностью безопасен для меня, осторожно подняла его на руки и спиной попятилась назад, осторожно выбираясь из-под ели, стараясь при этом не зацепить раненый бок животного. Весил он едва в четверть своего веса, худой и ослабленный, он все же снова зарычал, когда я стала укладывать его на свою рубашку. Над головой пронзительно закаркал ворон. Я вскинула глаза и разглядела на одной из веток огромную черную птицу. Я еще никогда не видела таких крупных воронов, как этот. Птица посмотрела на меня черными глазами, еще раз каркнула для порядка и, наверное, сообразив, что здесь ей уже ждать нечего, сорвалась с дерева и взмыла вверх, тяжело махая крыльями. Я опустила голову и снова посмотрела на волка.
        - Это она тебя караулила, - сказала я ему.
        Волк тихо лежал на ветке.
        - Потерпи, - только и сказала я и, надев на плечи котомку, взялась за импровизированные носилки, жалкое подобие волокуши и пошла вперед, таща за собой свой неожиданный груз.
        До моей землянки пусть предстоял не близкий. Охотясь, сегодня я забрела намного дальше, чем обычно. Зверья было все меньше и меньше, вот и сейчас у меня в котомке, завернутый в шкуру, лежал всего один тощий заяц...
        Я шла. Мерзлый снег хрустел под ногами, а я все думала о том, что заставило меня пожалеть волка и почему я вот теперь тащу его в свой дом. Ну, выхожу я его, заживут его раны, все равно ведь потом уйдет. Зверь он всегда остается зверем, тем более такой вот, вольный, дикий. Собака из него не получится. Был бы еще волчонок, так может и приручила бы, а этот уже матерый. Жить со мной он не останется, так зачем тогда тратить на него силы и еду? За такими мыслями, не заметила, как вышла на знакомые места. Скоро и домик должен был появиться, спрятанный среди деревьев.
        Обогнув поваленное дерево, увидела первые кочки. Вот и болото, подумала я. Добралась-таки.
        Моя землянка, присыпанная снегом, встретила меня привычным молчанием. Никто не вышел на встречу. Двери не распахнулись... Я подумала о том, что, наверное, теперь понимаю, зачем тащу к себе волка. Мне было одиноко. Одиноко так, как не было еще никогда после смерти бабушки. А этот зверь, хоть какое-то, но все же живое существо!
        Я остановилась перед дверью, разжала пальцы и оглянулась на волка, лежащего на ветви. Зверь тяжело дышал. Оборванный бок медленно приподнимался и опадал вниз. Окровавленные ребра с клочками шерсти, чудом уцелевшей, просвечивали белизной. Я с запозданием подумала о том, смогу ли выходить волка. Очень уж он был плох, но потом со вздохом отворила двери и, подняв хищника на руки, внесла его в протопленный дом и уложила на застланный сухой соломой земляной пол.
        - Вот мы и дома, - сказала я волку. Тот равнодушно закрыл желтые глаза и тихо заскулил. Я оглядела скудное убранство землянки. Сундук, да стол. Очаг и сооруженная напротив кровать из шкур, уложенных прямо на земле - вот и весь мой быт. Да еще травы, бесчисленное множество. Они висели на стене, аккуратными пучками, лежали на столе и на единственной деревянной полке, занимавшей всю стену напротив входной двери. Травы были везде! Мой взгляд вернулся к волку.
        - Не плач, - проговорила я и подбросила в затухающий очаг несколько поленьев, - Сейчас я нагрею воды и обработаю твою рану, перевяжу тебя и травы положу, - я покосилась на волка, лежащего на полу, и подумала о том, что надо ему постелить в углу старое одеяло и перенести его.
        Повесив над разгорающимся огнем котелок с водой, я направилась к старому сундуку, в котором хранилась вся моя одежда. На самом дне отыскала старое, уже видавшее виды, одеяло, и, вытащив его, удовлетворенно хмыкнула.
        - То, что надо, - произнесла я и направилась в угол моей землянки, где быстро соорудила для волка мягкое ложе. Широко улыбаясь сама себе, я перенесла туда зверя и вернулась к закипающей воде.
        Все травы, что были мне нужны, висели прямо над очагом. Я отщипнула немного от одного пучка, затем от другого... Травы полетели в котелок.
        - А теперь помешаем! - сказала я. За годы затворнической жизни я уже привыкла разговаривать сама с собой, а теперь просто обращалась к волку, хотя он и не мог мне ответить, но все же присутствие другого живого существа в моем доме, согревало мне сердце. Я оглянулась на зверя. Тот лежал не шевелясь на мягком ложе и только тихо дышал, отогреваясь в тепле.
        Закончив с зельем, я разорвала в полоски кусок ткани и уселась рядом с волком, поставив рядом все необходимое. Тот едва глянул на мои приготовления и тихо заплакал, как там, в лесу, своим непонятным детским плачем.
        - Ты потерпи немного, - предупредила я и невольно потянулась к его голове. Прикоснулась к сухой шерсти, погладила. Волк дернулся от прикосновения, как от удара, и я поспешно отдернула руку, хотя его пасть все еще была перевязана и безопасна для меня.
        - Ну, что ты так! - проговорила я тихо, - Я помочь хочу!
        Волк кажется, мне не верил.
        - Сейчас я сделаю так, что ты уснешь, - продолжила говорить я вслух и протянула над его мордой ладонь, только теперь я не касалась его, - Спи, - сказала я и тихо заговорила слова заговора, которому когда-то, кажется, в прошлой жизни, меня учила моя бабушка. Я не знала, подействует ли этот заговор на зверя, ведь предназначался он для людей, да и бабушка никогда не лечила животных, но все же я хотела попробовать, а вдруг да поможет?
        Я бормотала непонятные, заученные в раннем детстве слова. Бабушка так и не успела мне пояснить их значение, но зато рассказала, какой заговор для чего читается...
        Слова лились из меня похожие на пение. Тихое, оно поднималось в воздух и таяло, как дымок от моего очага, развивавшийся в морозном воздухе. Я, закрыв глаза, все говорила и говорила. Не знаю, сколько прошло времени, но когда я закончила и посмотрела на лежащего рядом волка, то с удивлением увидела, что тот спит.
        - Подействовало? - спросила я сама себя и добавила, - Или ты просто устал, а я усыпила тебя своей болтовнёй? - я улыбнулась и тронула его перемотанную морду. Волк не отреагировал на мое прикосновение, продолжая спать. Я осторожно стала обрабатывать рану, глядя на проступающие белые кости. С бока бедного зверя был вырван изрядный клок мяса. Я поморщилась и положила на рану, смоченную в теплом зелье и перебинтовала животное. Все время, пока я тормошила волка, он лежал смирно, спал.
        Когда закончив, я встала с колен, оставив своего дикого гостя спать на одеяле, пришло время заняться зайцем. Мой желудок требовательно заурчал при мысли о еде.
        Свежевала тушку в доме, боясь делать это за его пределами. На запах крови могло сбежаться зверье, а мне совсем не хотелось после отгонять голодных лисиц, или и того хуже - сородичей моего волка. Да и те же потроха я могла скормить голодному зверю. Думаю, когда он проснется, аппетит у него будет хороший.
        Я оглянулась на спящего зверя и усмехнулась, в очередной раз удивляясь тому, что притащила его в свой дом.
        В ту ночь мне впервые за несколько лет приснилась бабушка. Когда она умерла, мне было всего десять, и тогда она снилась мне, считай, каждую ночь. Не знаю, с чем это было связано, возможно, с тем, что я очень скучала, и мне было плохо и тяжело одной, а возможно, она действительно приходила ко мне из того, запредельного мира, куда отправляется каждый после своей смерти. Я точно не знала и наверняка не узнаю никогда.
        Я помню, что увидела ее сидящей у окна. Яркий свет струился сквозь распахнутые ставни, освещая ее круглое, морщинистое лицо. Она повернулась ко мне и с улыбкой сказала:
        - Ну вот, смотрю, одного волка ты уже нашла! Скоро жди второго! Он уже идет к тебе! Это судьба, Лада!
        Я шагнула было к ней, но перед глазами все вдруг вспыхнуло ярким светом и затем погасло, оставив меня в полутьме. Я резко села в постели, сонно оглядываясь по сторонам и поняла, что проснулась. В очаге догорал огонь. Угольки тлели в темноте алыми камушками, как глаза невиданного зверя. Я повернула голову к закрытому ставнями окну. Сквозь щели в дереве проникал тонкий свет зарождающегося утра. Волк на одеяле все так же спал.
        - Что она имела в виду, что я найду еще одного волка? - произнесла я вслух и покачала головой. Нет еще одного такого нахлебника мне не надо.
        Пора было вставать.
        Откинув одеяло, я спустила ноги на плетеный коврик и стала быстро одеваться, несмотря на тепло, витавшее в доме.
        Услышав шорохи, волк проснулся и приподнял голову. Я повернулась к нему и наши взгляды встретились. Мой спокойный и его настороженный, выжидающий. Он несколько мгновений не отрывал от меня желтого взгляда, а затем снова положил голову и закрыл глаза.
        - Сейчас я тебя покормлю, - сказала я.
        Волк, как я и ожидала, никак не отозвался на мои слова.
        Глава 2
        Раны моего незваного лесного гостя заживали, правда медленнее, чем я ожидала. Только через три недели он стал делать первые попытки подняться на лапы. Еще через неделю мог выходить за порог, но обычно далеко не отходил. Делал свои звериные дела и возвращался, хотя я думала, что при первой же возможности, едва оказавшись за стенами землянки, он убежит в лес, но нет. Каждый раз волк возвращался. Я все еще опасалась его, но пасть зверю размотала в первый же день его появления в моем доме, и он ни разу не сделал попытки меня укусить, хотя и продолжал рычать и свирепо щелкал зубами, если я неосторожно задевала его рану. А все остальное время лежал в своем углу и если не спал, то следил за мной подозрительным взглядом своих желтых глаз.
        - Вот и правильно, - говорила я ему, наполняя его миску супом с потрохами, - Не привыкай ко мне. Когда поправишься, уйдешь подобру-поздорову. Я тоже не буду к тебе привыкать, только веди себя хорошо!
        И он действительно вел себя хорошо. Словно понимал мои слова, обращенные к нему, хотя, что я говорю. Он и правда, все понимал. Это не все люди понимают, а звери, если с ними обращаться должным образом вопреки всему, поступают порой лучше, чем мы.
        Время текло, мои припасы стали подходить к концу, и я поняла, что мне снова придется идти в поселение, что лежало за болотом в северной части леса. Собираясь в дорогу, я посмотрела на волка и зачем-то сказала ему, что приду только к вечеру. Собрала шкуры убитых мной зверей, в основном это были белки и зайцы, да еще несколько лис, я сбросила их в свой заплечный мешок, надеясь выменять свой товар на продукты. Оделась потеплее - несмотря на светившее солнце и ясный день, воздух был необычайно холоден и будто звенел, натянутой тетивой.
        К моему удивлению, волк провел меня до дверей и сел на пороге, глядя мне в глаза. Я остановилась, занеся ногу и повернувшись к нему, нерешительно протянула к волку руку. Зверь посмотрел на мои пальцы, и впервые за все время, что жил у меня, не зарычал, как делал это раньше. Я мгновение медлила, не решаясь прикоснуться к хищнику, затем решительно погладила его по голове и улыбнулась. Наверное, я зря сделала это, ведь таким образом я приняла его дружбу, или это он принял мою, не знаю. Затворив за собой двери, я поспешила в путь, надеясь вернуться, домой дотемна.
        Дорога моя пролегла через болотистую местность. На смену высоким раскидистым соснам и елям пришли низкорослые голые деревца, росшие на кочках вдоль тропинки, петлявшей меж стоячей воды. Сквозь голые стволы тропа проглядывала далеко вперед. Шагала я уверено, хотя в поселение ходила не часто. Во-первых, это было далеко, а во-вторых, нас там с бабушкой никогда не жаловали, хотя жители иногда и обращались к нам за помощью. Совета просили только когда уже не могли справиться своими силами, или их знахарь просто не знал, что делать. К слову сказать, знахарь в поселении был слабый. Силы почти не имел, но лечить некоторые болезни или живность всякую домашнюю был горазд. Отношения у меня со стариком были не самые лучшие. При встрече, хотя они и были редки, он всегда делал презрительный вид и едва смотрел в мою сторону. Жители тоже меня не жаловали, но я особо не обращала на них внимания. Но когда им действительно нужна была моя помощь, они приходили. Чаще всего тайком, чтобы никто не знал о том, что кто-то из поселения прибегнул к помощи болотницы - так называли меня его жители за глаза.
        Я шагала быстро, отчего совсем скоро согрелась, и солнце уже казалось не таким холодным. Поросшие осокой кочки, окруженные стоячей водой, манили обманчивой твердостью. Я бросала редкие взгляды по сторонам, вспоминая, где таится трясина. Прикрытая коркой льда, она обманчиво манила меня свернуть с проторенной дорожки, но я только усмехалась и шагала вперед.
        Когда солнце встало над моей головой, я, наконец, вышла на твердую землю. Снова впереди появились темные ели. Тощая береза зашелестела последними, чудом уцелевшими на ветвях, ржавыми листьями. Над верхушками высокого леса я заметила тонкий дым, поднимающийся из очага. Деревушка была уже совсем рядом. Еще пара поворотов, и я вышла на широкую вырубку, за которой показался первый дом, обнесенный деревянным забором с мой рост высотой.
        Деревенька была небольшая, всего несколько дворов, да на окраине пару заброшенных, покосившихся домов, хозяева которых или умерли, или покинули поселение в поисках лучшей жизни.
        Я прошла мимо и направилась прямиком к дому старосты. Прошла мимо покошенных домиков и, миновав пару огородов, наконец, вышла к владениям старосты, к своему удивлению, не встретив никого по пути. Только собака, что сидела на цепи, охраняя дом, залаяла мне на встречу. Наверное, жители сидели в своих теплых натопленных домах, подумалось мне с какой-то непонятной тоской.
        Я поднялась на крыльцо, постучала в тяжелую дубовую дверь и, не дожидаясь ответа хозяев, толкнула двери вперед и прошла в теплую, пахнущую пирогами горницу. Одна из дочерей старосты, рослая девушка по имени Леля, накрывавшая на стол, встрепенулась и устремила на меня гневный взгляд карих глаз.
        - А! Болотница! - произнесла она с насмешкой, - Явилась-таки! А мы все с батюшкой гадали, когда у тебя закончатся припасы, и ты придешь к нам! - она уперла руки в покатые бока и посмотрела на меня, а затем зычным голосом позвала отца.
        Староста вышел из другой комнаты - в его доме их было несколько. Зажиточный, однако, подумалось мне.
        - Лада? - почесывая толстый живот, Боян медленно приближался ко мне, покачиваясь и зевая. Наверняка только с печи слез, решила я, глядя на сонного старосту, - Давненько ты к нам не заходила! - он сел на скамью у стола и махнул рукой дочери, чтобы та продолжила его накрывать. Леля расставляла деревянные миски и изредка косилась в мою сторону, а я рассматривала сидящего передо мной толстого мужчину, еще молодого, но обрюзгшего, с взлохмаченной после сна бородой и густыми усами, спадавшими ему на грудь, где они в итоге сливались с основной массой, разросшейся на его лице.
        - С чем пожаловала? - спросил Боян и, вытянув перед собой ноги в потертых штанах, вперил в меня взгляд маленьких черных глазок, которые я мысленно прозвала буравчиками.
        - Шкуры принесла на обмен, - сказала я в ответ.
        - Шкуры? - переспросил он, - Ну, показывай, раз принесла!
        Я сбросила со спины котомку, достала свои трофеи и положила рядом с мужчиной на скамью. Тот словно нехотя поковырялся в них, перебирал, рассматривал. Сонливость при этом словно рукой сняло.
        - Что хочешь за все? - спросил спустя какое-то время.
        - Да как обычно! - отозвалась я.
        Он кивнул.
        - Ягода! - на зов явилась его младшая дочь, точная копия своего отца. Девушка была круглой, как луна. Темные волосы заплетены в косы, глаза, такие же маленькие и хитрые, как у Бояна, метнулись в мою сторону.
        - Дочка, - староста указал девушке на меня рукой, - Поди-ка, принеси нашей гостье муки и соли. И что там ты ей еще обычно кладешь!
        Ягода кивнула мне и прошла мимо, прихватив висевший у дверей полушубок - не иначе как в погреб пошла. Ждала я ее возвращения не долго.
        - Все у дверей стоит, - сказала она, скидывая верхнюю одежду, - Только сани не забудь вернуть.
        - Спасибо, - ответила я и повернулась, чтобы уходить, как меня остановил голос Лели.
        - Ты хоть поклонилась бы батюшке, девка, - сказала она несколько резко, - За то, что помогает тебе, не дает с голоду помереть!
        Я замерла. Обернулась назад, перекрестив взгляд с дочерью старосты. Боян рассмеялся, а Ягода закусила нижнюю губу и посмотрела на меня с насмешкой.
        - А я не за спасибо у вас муку беру, - ответила я.
        Леля рассмеялась.
        - Ой, смотри-ка! - она сверкнула белыми зубами, - Да очень нам нужны твои шкуры! Отец еле сбыл прошлые на рынке, да и то, пришлось ехать к черту на околицу, чтобы их продать. Тут-то людей таким богатством не удивишь. Это он тебя из-за бабки твоей жалеет. Обещал той, что будет тебе помогать, вот и слово свое держит, а ты, гордячка, могла бы и проявить уважение!
        - Леля! - прикрикнул Боян на свою старшую, но как-то не сильно строго. Я видела, что речи дочери ему пришлись по душе. Он и сам думал так же, нахлебницей меня считал, как раньше мою бабушку, свою старшую сестру. А ведь этот дом когда-то ей принадлежал, да вот оставила она все своему любимому младшенькому братцу, а сама ушла...
        - Бывайте! - коротко попрощалась я и вывалилась прочь из дома, зло сжав зубы. Увидев стоявшие на снегу сани, с мешками наполненными припасами, едва сдержалась, чтобы не раскидать все это добро, но вовремя опомнилась и, подхватив веревку, поспешно потянула свою ношу, отправляясь в обратный путь. Мысленно ругая Бояна и Лелю, я шагала по той же тропинке, окруженная болотом и кочками. От длительной ходьбы мне стало немного легче. Гнев поутих и, когда я оказалась рядом со своей землянкой, я была уже почти спокойна, как и тогда, когда выходила из нее утром.
        Когда я остановилась у дверей и взглянула на небо, то увидела, что солнце медленно клонится к закату. Обратная дорога с тяжелыми санями, заняла у меня намного больше времени, чем путь в поселение налегке. Я замерла на пороге, думая о том, что завтра мне придется снова возвращаться туда, чтобы вернуть сани. Перевела дыхание и внезапно замерла.
        Прислушалась и расслышала шум, доносившийся из землянки, и это не мог быть волк. Я четко расслышала чей-то голос.
        Моя рука соскользнула к поясу. Я быстро вытянула длинный нож и, резко распахнув двери, ворвалась внутрь, сбив с ног какого-то человека, попавшегося мне на пути. Мы упали на землю и я, оказавшись сверху, тот час воспользовалась своим шансом и приставила лезвие к горлу незваного гостя. Но тут же холодная сталь обожгла мой затылок, и я застыла. В доме было двое гостей. Я мысленно выругалась, кляня себя за беспечность, но нож от горла своей жертвы не убрала.
        - Ингвар, убери оружие, - произнес мужчина, на котором я сидела. У него был странный говор, совсем не похожий на наш.
        Затылок тот час перестало холодить. Я посмотрела на человека, к горлу которого все еще упорно прижимала свой нож. Его друг меч в ножны убрал, но все еще стоял позади меня, готовый в случае чего, прийти на помощь товарищу.
        - Женщина! - раздалось за моей спиной, и кто-то хохотнул, - А ты говорил, Варг, что тут мужик живет!
        - Спрячь ножик, - сказал мой пленник спокойно, - А то ненароком и порезать можешь!
        - Еще как могу! - бросила я, - Кто вы такие и зачем забрались в мой дом? - спросила и стала разглядывать лежащего подо мной мужчину. Молод, но уже не зеленый юнец. Лицо красивое, хотя черты грубые, крупные, а глаза темные, тут, в полумраке землянки и не разберешь, какого они цвета. Названный Варгом был очень крупным, широкоплечим. Умом я понимала, что сбросить ему меня с себя и обезвредить особого труда не представляло, но он отчего-то делать этого не стал, хотя я тут же поняла, почему. Таким образом, он пытался показать мне, что его намерения самые мирные. Да и тот, другой, что за моей спиной, тоже не вмешивался. Сила была сейчас не на моей стороне, но незваные гости выжидали не причиняя мне вреда.
        Поняв всю нелепость ситуации, я медленно поднялась с мужчины и спрятала нож. Оглянувшись, увидела и второго гостя - светловолосый, приблизительно оба мужчины были одного возраста.
        - Вот и правильно, - Варг поднялся вслед за мной, как-то тяжело, зажимая ладонью бок.
        И тут я вспомнила про волка. Огляделась и не нашла его в доме и тут же набросилась на мужчин.
        - Где волк, что здесь был? - зло спросила я.
        - Волк? - переспросил Ингвар, - Тут никого не было, когда мы пришли.
        Варг сел на мою постель и опустил голову. Это показалось мне странным.
        - Он, очевидно, ушел, - произнес мужчина, - У дверей я видел волчьи следы, еще удивился. Думал, землянка заброшена, раз тут рядом волки бродят, но вошли внутрь, а тут натоплено!
        - Значит, ушел, - тихо произнесла я, а сама поглядела на оружие обоих своих незваных гостей. Подпоясаны мечами, у темноволосого еще и топор за спиной и совсем не такой, каким лес рубят, а настоящий, боевой. Да и одежда у мужчин была дорогая, сейчас, когда мои глаза привыкли к сумраку, царившему в землянке, я разглядела их намного лучше. И что эти двое только тут делают в этой чащобе? Что им тут могло понадобиться? Явно, что парни они оба не простые.
        - Так кто вы такие и что вам здесь понадобилось, - спросила я осторожно.
        - Ищем кое-кого, - признался Ингвар и добавил, - Может, поможешь?
        - Может, и помогу, - уклончиво ответила я, - А может и нет. А кого именно ищите?
        Светловолосый только плечами пожал.
        - Да в том-то и дело, что имени мы не знаем.
        Я пожала плечами.
        - Что ж это за поиски такие? - и тут я покосилась на Варга. Мужчина вел себя как-то странно. Он сидел, тяжело дыша и прижимая руку и боку, словно у него там закололо от стремительного бега.
        - Что с ним? - спросила я Ингвара, кивнув на его товарища.
        Варг поднял голову и отнял руку от правого бока. Я едва сдержалась, чтобы не отшатнуться - на теле мужчины зияла глубокая рваная рана.
        - Кто? - только и спросила я.
        - Медведь, - ответил Ингвар за друга, - Потому-то мы и решились зайти сюда. На твой дом наткнулись совсем нечаянно и, поверь, вовсе не хотели нарушать твое уединение, хозяйка!
        Я выругалась вслух и присела рядом с раненым. Надо же, умудрились повстречать шатуна. Давненько я зимой медведей не видела. Наверняка пришел в поисках пропитания. Что ж, подумала я, тогда мне необычайно повезло, что косолапый встретился не мне, а этим двоим!
        Я бегло оглядела рану - выглядела она прескверно и отчего-то в голове мелькнула мысль о волке. Он был ранен точно так же. Странное совпадение!
        - А медведь? - продолжила я, - Что с ним?
        - Варг его все же заколол, - ответил Ингвар, - Вот тем самым топором, что за его спиной висит.
        Я оглянулась на Игвара.
        - Это же сколько мяса! - вслух произнесла я. И видно было что-то забавное в моем тоне, потому что Ингвар и даже Варг рассмеялись. Я нахмурилась, добавляя, - Сходи, надо освежевать, - сказала я здоровому воину, - Пока его дикие звери не растащили. Нам мясо пригодится, а твоим другом я займусь.
        Ингвар смеяться перестал, бросил осторожный взгляд на своего товарища, но тот лишь отмахнулся.
        - Иди, - сказал темноволосый, - Или ты думаешь, что в случае чего я не справлюсь с этой пигалицей?
        Ингвар явно не хотел оставлять своего друга с незнакомой женщиной. Он мне не доверяет, подумала я и усмехнулась этой мысли - сами непрошенными гостями вломились в мой дом, а теперь еще меня и опасаются, там более с утверждением Варга я была полностью согласна, такой как он, даже раненый, одной рукой свернет мне шею, как сухую травинку переломит. Немного поколебавшись, Ингвар все же кивнул своему другу и вышел из дома. Когда за ним закрылась дверь, я повернула лицо к оставшемуся мужчине, смотревшему на меня темным немигающим взглядом.
        - Ложись, - я легко толкнула его в плечо, - Я помогу!
        Варг снял со спину перевязь с топором, положил его на пол и отстегнул с пояса меч. Я кинула любопытный взгляд на дорогие ножны, украшенные струящимися узорами охранных рун, на рукоять, имевшею форму волчьей головы. Мужчина проследил за моим взглядом и скинул верхнюю одежду, оставшись в одной тунике, по которой расплылось огромное кровавое пятно. Справа ткань была разодрана, обнажая рану.
        Я встала и подошла к очагу, подбросила в огонь несколько поленьев. Пламя тут же лизнуло их и затрещало уже немного веселее. Я подумала о том, куда ушел мой волк. Честно говоря, за месяц его пребывания в моем доме, я все же привыкла к его настороженному желтому взгляду, которым он всегда следил за мной, лежа в углу на своем одеяле. В глубине души я надеялась, что зверь останется, но нет, он все-таки ушел.
        Повесив котелок с водой над огнем, я повернулась к раненому. Варг лежал на моей постели и следил за мной темным, настороженным взглядом, в котором скользило что-то похожее на любопытство и это отчего-то сделало его схожим с моим волком.
        - Я сейчас рану обработаю, а потом перевяжу, - предупредила я мужчину. Тот кивнул.
        - Умеешь хоть? - поинтересовался он.
        Я усмехнулась.
        - Да, приходилось, - буркнула в ответ.
        - Хорошо, - только и сказал он.
        Я достала свой нож и срезала с воина остатки туники, отбросив пришедшую в негодность одежду на грязный пол. Внимательно оглядела рану, отметив как бы невзначай множество белесых шрамов, украшавших широкую грудь Варга.
        Когда я промывала рану, мужчина не издал ни единого звука, хотя я прекрасно знала, что ему больно. Бросив быстрый взгляд на его лицо, заметила, что он только сжал челюсти.
        - Потерпи, - почти шепотом проговорила я.
        - Как тебя зовут? - спросил Варг, скорее всего для того, чтобы хоть немного отвлечься от боли, которую вопреки моему желанию, я ему причиняла.
        - Лада, - ответила я.
        Он как-то неопределенно хмыкнул, и я не поняла, то ли это от того, что я снова сделала ему больно, то ли от того, что ему просто не понравилось мое имя.
        - Сейчас будет сильно щипать! - предупредила я, приготовившись обработать рану остывшим отваром.
        - Ты и зелья варить умеешь? - спросил он.
        - Да, меня бабушка научила, она знахарка была, - кивнула я, не глада в глаза мужчине, хотя чувствовала, что он продолжает смотреть на меня, - В каждой деревне половина женщин умеет делать отвары, - почему-то добавила я, - Не каждый же раз по мелочам знахарей беспокоить!
        Некоторое время я молча работала, перебинтовывая его торс льняными полосами. Мужчина приподнялся, упершись локтем, чтобы мне было удобнее.
        - Ты не знаешь, есть ли здесь поблизости какое-нибудь поселение? - спросил он, когда я закончила.
        Я удивленно вскинула на него глаза.
        - Да, есть тут одно, за болотом, - ответила я.
        Варг лег на постель, облегченно вздохнул.
        - А не знаешь, нет ли там ведуна или знахаря? - поинтересовался он.
        - Как не знать, знаю, - отозвалась я, поднимаясь на ноги.
        За моей спиной скрипнула дверь и вместе с холодным порывом ветра на пороге возник Ингвар с огромный узлом за плечом. Я повернулась и посмотрела на него.
        - Принимай гостинец, хозяйка, - он вошел и уронил узел перед очагом. Я заметила кровавые пятна на ткани и запоздало подумала, где это он ее раздобыл, но спросить не решилась. Мяса мужчина принес достаточно. Наверняка, все самые лучшие куски вырезал. И вернулся подозрительно быстро, я хотела уже было его спросить, уж не за моим ли домом медведь лежал, как он Ингвар заговорил:
        - Там за порогом сани стоят, - напомнил мне светловолосый воин. Я охнула, вспомнив про свои продукты, забытые мной и тут же стремглав выскочила за двери. Когда я перетаскала мешки в дом, увидела, что Ингвар сидит рядом с Варгом и что-то тихо обсуждают. Я снова вышла за дверь и, прикрыв ее, облокотилась спиной о деревянную поверхность. Посмотрела в темнеющий лес, солнце уже село, но небо все еще алело, окрашенное последними лучами. Поднявшийся ветер нагонял сизые тучи. Все предвещало непогоду, а возможно, ночью пойдет снег.
        Не знаю, почему, но я отошла от землянки, углубилась в лес и закричала во всю силу своих легких:
        - Волк!!!
        Мой крик подхватил ветер и мигом унес вверх, разметав между верхушками сосен.
        - Волк! - закричала я снова, почему-то надеясь, что зверь отзовется, или придет на мой крик, но тут же поняв всю глупость подобного поступка, я сникла и направилась обратно к двери.
        Вот глупая, подумалось мне. Волк уже, наверное, далеко отсюда. Вернулся к своей прежней жизни. Наши пути с ним разошлись, а ведь я, вопреки всему, успела к нему привыкнуть!
        Я вернулась в дом и увидела Ингвара, сидящего у огня. Закрыв двери, я поглядела на то, как он нанизывает мясо на мой вертел и устанавливает его над очагом. Варг сидел на постели и смотрел на меня.
        - Я смотрю, вы тут уже обустроились! - сказала я, сбрасывая тулуп.
        Ингвар повернулся ко мне. Отблески огня осветили его лицо, и что-то в моей груди внезапно сжалось на короткое мгновение и тут же отпустило. Я невольно подняла руку, придавила ладонью в области сердца. Странно, подумала я, что это могло быть?
        - Обустроились, как видишь, - ответил Ингвар, - От тебя, погляжу, не дождешься ужина!
        - Вот еще, - буркнула я в ответ, - Ввалились ко мне, непрошенными гостями, еще лечи их и пои! - я прошла мимо сидящего на моей постели Варга, тот внезапно схватил меня за руку. Сильные пальцы обвились вокруг моей кисти, чуть сжали.
        - Отведи нас завтра в поселение, - сказал он, - Мы отблагодарим тебя! И за нарушенный покой тоже, - добавил он.
        Я высвободила руку.
        - А что вам за дело? Кого вы ищете? - спросила я, - Может, вы с недобрым делом идете?
        - Нет, - вмешался Ингвар, - Нам нужен лекарь, что в поселении живет. Проведешь нас к нему?
        Я задумалась. Никак не могла понять, что могло им понадобиться от старика. А ведь путь они проделали долгий. Я уже однажды видела тот народ, из которого они были родом. Еще, когда жива была моя бабушка, и мы жили вместе с ней в деревеньке. Мимо протекала река. Она была мелковата, но когда разливалась по весне, то некоторые суда могли пройти по ней до нашего поселения. Однажды незнакомый корабль заплыл в наши края. Как сейчас помню узкую ладью с головой змеи на носу и тех воинов, что сошли на берег - длинноволосых, крепких, похожих на моих незваных гостей. С тех пор прошло не одно лето. Бабушки не стало, а река словно высохла за один год, превратившись в маленький ручей, едва дававший воду для питья, и к нам больше не приезжали чужеземцы.
        - Я вас отведу, только если поклянетесь, что вам надо туда с добрым умыслом. Иначе не сделаю даже шагу! - заявила я твердо и поочередно посмотрела на обоих воинов.
        - Договорились, клянемся, - кивнул Ингвар. Они с Варгом переглянулись. Светловолосый улыбнулся и перевернул жарившееся мясо.
        Глава 3
        Утро выдалось морозное. Под ногами хрустел снег, пока я, закутанная до самого кончика носа, скользила на лыжах по присыпанной за ночь снегом тропинке и благодарила богов, что его выпало совсем немного, иначе мы просто не смогли бы перебраться через заснеженное болото.
        Я шла впереди, Варг следом за мной, а Ингвар замыкал шествие, таща сани Бояна. Иногда я оглядывалась через плечо на своих спутников. Видела, что Варг дышит тяжело. Конечно, с такой раной, какая была у него, следовало сейчас лежать у очага и отдыхать. Я, впрочем, так ему и предложила сделать, но мужчина только упрямо покачал головой, пристегивая к поясу дорогие ножны. Вещи свои они забрали, из чего я сделала вывод, что возвращаться в мой дом они, вероятно, не собираются и эта мысль приятно порадовала меня. Заметив появление трясины, я остановилась и повернулась к мужчинам. Они посмотрели на меня с выжиданием.
        - Отсюда идите за мной шаг в шаг, - сказала я. Объяснять подробно не было смысла, так как обо сразу же поняли меня. Я посмотрела за спину Варга на его друга. Светловолосый воин покосился на меня, удивленно изогнув светлую, чуть темнее цвета волос, бровь и я поспешно отвернулась, отчего-то покраснев и удивившись подобной реакции. И что меня все так и тянуло лишний раз посмотреть на этого Ингвара. Будто я отродясь мужчин не видела.
        - А ведь и вправду не видела, - сказало что-то внутри меня, пока я медленно скользила вперед, чтобы мои спутники могли поспеть за моим ходом, - Таких ты не видела. Что в поселении за мужики? Половина, как Боян, обрюзгшие, еще честь - древние старцы, да несколько молодых парней, из которых, впрочем, ни один не мог бы сравниться статью с моими незваными гостями. А этот Ингвар, подумалось мне, он очень красив. Вот мое сердце и решило пошалить, отбивая частый ритм.
        Я мотнула головой, прогоняя ненужные мысли и огляделась вокруг. Топи выглядели укромными заснеженными полянками, но я-то знала их обманчивость.
        - Почему ты живешь одна? - в спину мне спросил Варг, - Ты ведь совсем молодая, не страшно одной в лесу? Не одиноко?
        - Я не всегда была одна, - ответила я, не оборачиваясь.
        Он не стал больше расспрашивать, правильно сообразив, что я не стану распространятся на эту тему и остальной путь до поселения мы проделали в молчании.
        Когда появившаяся подруга береза встретила меня своими голыми ветвями, припорошенными снегом, я повернулась к спутникам и кивком головы указала на выросшее, словно из-под земли поселение. Мужчины поравнялись со мной. Варг вытер рукавом проступивший на лбу пот - я видела, что ему нелегко дался этот переход через болота, и рана наверняка снова стала кровоточить, но жалеть его не стала. Сам этого хотел, вот и получай!
        - Это та самая деревня? - спросил у друга Ингвар.
        Варг устало облокотился о ствол березы.
        - Я не помню. Прошло много лет, и тогда была весна! - ответил он, затем обратился ко мне.
        - Доведи уже начатое до конца, - сказал он, и я вдруг с удивлением увидела, что глаза у мужчины разного цвета. Один - темно зеленый, а другой - ярко синий, как летнее небо. Как-то раньше я этого не заметила, наверное, потому что контраст не был столь очевиден, а сейчас он стоял близко, и зимнее солнце ярко осветило его лицо. Варг между тем продолжил, - Покажи нам, где живет знахарь, и я буду очень тебе благодарен.
        - Да еще подскажи, где можно устроиться на ночлег, - Ингвар этими словами подтвердил мои догадки - в мою землянку эти двое больше не вернуться.
        - Хорошо, - коротко ответила я и, скинув лыжи, подхватила их и зашагала вперед. Первым делом стоило вернуть сани Бояну, который уже вероятно с самого рассвета высматривает свое добро в окно. Я оставила воинов перед низкими воротами, а сама покатила сани к крыльцу. К моему удивлению, едва я поравнялась со ступенями, как навстречу мне выскочила Леля, словно она специально поджидала моего возвращения, хотя даже их сторожевой пес в этот раз не залаял, встречая гостей. Лицо молодой девушки было надменно вскинуто, губы презрительно сжаты. Она сбежала вниз по ступеням и набросилась на меня.
        - И что это ты, скажи на милость, так долго? - она определенно отчитывала меня за сани.
        - Вернула, как смогла, - ответила я. Леля открыла было рот, чтобы сказать еще что-то гневное, когда заметила моих спутников, стоявших у ворот. Ее рот так и остался широко раскрытым, затем плавно перетек в широкую улыбку. Я с удивлением наблюдала эти изменения и думала о том, что у Лели, оказывается, талант к скоморошничеству.
        - Это кто? - спросила он у меня, кивая на мужчин. Девушка явно приметила и успела оценить и внешность, и богатые одежды обоих воинов, да и как я уже раньше говорила, в деревне не было большого выбора молодых мужчин. Лицо Лели раскраснелось, она толкнула меня локтем в бок и повторила свой вопрос.
        - Я привела их, - ответила я, - Они ищут Скурата! - и тут неожиданно для себя самой добавила, - И, кстати, им надо остаться здесь у кого-то на постой. Может, спросишь Бояна? - предложила я и едва Леля услышала мои слова, как тут же вихрем взлетела на крыльцо, только хлопнула входная дверь. Я едва не рассмеялась ей вослед, а затем мне отчего-то стало не по себе. Как-то расхотелось оставлять воинов у Бояна, хотя, если подумать, дом старосты самый богатый и большой в поселении и вот уж где примут северян с должными почестями, так это здесь.
        Леля вернулась на удивление быстро и не одна. Следом за ней спешила Ягода и сам староста в наспех накинутом полушубке. Они прошли мимо меня, Леля даже зацепила меня, словно ненароком, плечом. Сани стояли у ступеней, забытые всеми. Я повернулась к воротам - Боян и его дочери уже с льстивыми улыбками на лицах, приглашали моих спутников к себе на ночлег. Я заметила, что Леля особенно внимательно смотрит на Ингвара, а Ягода вовсю расстилается перед Варгом, при чем последний, в отличие от своего друга, смотрит на происходящее с каким-то легким раздражением. Скривившись от негодования, я поплелась прочь со двора, не сомневаясь в том, что надежно пристроила своих северян. Осталось только найти Скурата и привести его к Бояну и на этом попрощаться с мужчинами и поспешить вернуться в свою пустую землянку, пока не стемнело. Отчего-то от этих мыслей мне стало непривычно тоскливо. Я почти пробежала мимо ворот, как Варг остановил меня, позвав по имени.
        - Лада! - я замерла и повернулась к нему, - Ты куда?
        Я криво улыбнулась в ответ.
        - Вы искали знахаря, так я вам его сейчас приведу! - и была такова.
        Скурат жил на окраине деревни, как и положено ведуну. У него был большой двор с сараем, сад с плодовыми деревьями, которые сейчас спали, укрытые снежным одеялом и колодец у самой калитки. Я прошла во двор и только махнула рукой на залаявшего на меня пса, поспешно выскочившего из будки. Лицо старого знахаря появилось в затянутом бычьем пузырем окне и тут же пропало. Я стала ждать у дверей, и старик не замедлил появиться.
        Он вышел на крыльцо с посохом в руке. Густая длинная борода спадала на впалую тощую грудь, видневшуюся из распахнутого кафтана. Наспех надетая шапка съехала набекрень, и я подумала о том, что могло понадобиться Ингвару и Варгу от этого тщедушного деда? Но тут же прогнала подобные мысли прочь. В конце концов, это было не мое дело.
        - Чего пришла? - спросил Скурат недовольно.
        - По делу, - ответила я, - Ты ж знаешь, я просто так на твой двор ни ногой!
        Старик хмыкнул.
        - У меня нет дел с болотницей, - ответил он язвительно. Старик знал, что я не любила, когда меня так называли, и потому сделал ударение на слове Болотница, но я проигнорировала его и проговорила, - Не у меня к тебе дело.
        - Да? - брови Скурата поползли вверх, - А у кого? И кто бы прислал тебя ко мне?
        - Да уж, есть такие, - буркнула я, - тут северяне в деревне объявились. Тебя ищут!
        - А ты то тут каким боком? - он прищурил маленькие глазки и запахнул на груди кафтан свободной рукой. Вторая по-прежнему сжимала воинственно посох.
        - Да никаким, - ответила я, - Вчера они ко мне в лесу в гости зашли, тебя выспрашивали. Вот и привела их сегодня сюда. Клялись, что с миром идут! Иначе бы оставила их на болоте.
        - Северяне, говоришь? - произнес он, и уже, скорее всего для себя, добавил, - И что им от меня надо?
        - Я не знаю, только они сейчас в доме у Бояна тебя дожидаются, - сказала я, - Ты бы, дед, поторопился. Они знатные люди...
        - Откуда ты знаешь? - перебил меня Скурат.
        - А сам их увидишь и поймешь, что я права была, - ответила я, - Ну, бывай, дед! - я развернулась от знахаря и вышла с его двора. Псина все еще лаяла мне вдогонку.
        Возвращаясь мне пришлось пересечь всю деревню. Заходить к Бояну я не собиралась. Сани я оставила у порога, а прощаться с северянами не было никакого желания. Проходя мимо ворот старосты, я уже никого не застала. Скорее всего Варг и Ингвар уже зашли в дом. Прибавив шагу, я направилась прямо к тропинке, ведущей на болота, но каково же было мое удивление, когда я увидела, что под березой меня ждет светловолосый воин.
        Ингвар стоял, небрежно облокотившись спиной на белый в полосках ствол, и смотрел прямо на меня. Светлые глаза мужчины блеснули, и он оттолкнулся от дерева и подошел ко мне, замершей в начале тропы.
        - Куда торопишься? - спросил он.
        - Домой, - просто ответила я.
        Ингвар приблизился и встал напротив меня на расстоянии вытянутой руки. Я закинула вверх голову - воин был на добрых две головы выше - и посмотрела на него в ответ.
        - А где наш ведун? - уточнил он.
        - Скоро должен подойти, - я почувствовала, что мое сердце снова издало тревожные сигналы, а щеки стали медленно заливаться предательским румянцем и это разозлило меня.
        - Ты ушла и даже не захотела зайти попрощаться? - Ингвар кивком головы указал мне на дорогу в деревню, - Иди. Варг сказал, что мы отблагодарим тебя. Стоило зайти и принять нашу благодарность.
        Я отступила на шаг назад.
        - Не надо мне ничего, - произнесла я.
        - Ага, - только и сказал он и, обхватив меня руками за плечи, развернул назад и легонько подтолкнул обратно.
        Идти в дом к Бояну мне, ой, как не хотелось, но видимо проскользнуть незамеченной не получится. Я стряхнула с плеч теплые мужские руки.
        - Хорошо, я пойду, - согласилась она.
        - Вот и замечательно, - Ингвар пошел рядом со мной до самого дома старосты. По пути к нам присоединился Скурат. Старик шел, опираясь на свой посох. Он кинул подозрительный взгляд на шедшего рядом со мной воина, но ничего не сказал. Ингвар тоже промолчал, хотя сразу догадался, что это именно тот самый ведун, которого они искали.
        В дом старосты мы вошли все вместе. Сперва прошел Скурат, а за ним следом, и мы с Ингваром. В горнице за уже накрытым столом сидели сам Боян и две его румяных дочери. Варг сидел отдельно, что очевидно сильно огорчило дочек старосты. Увидев вошедших, Боян встал, приветствуя знахаря, а Варг только нахмурил брови. Леля посмотрела на меня с плохо скрываемым раздражением - девушка не ожидала, что я вернусь, ее губы плотно сжались. Я тем временем взглянула на темноволосого северянина. Мне показалось, что лицо его было бледнее, чем было, когда мы пришли с болот. Наверняка это дает о себе знать рана.
        - Кто здесь пожелал видеть меня? - спросил Скурат, хотя и сам прекрасно знал ответ на свой вопрос. Его взгляд вперился в Варга.
        - Ты единственный знахарь в этой деревне? - спросил тот.
        За Скурата поспешил ответить староста:
        - Конечно, он у нас один. Зачем нашей маленькой деревеньке два ведуна. Мы и одного-то едва содержим!
        Варг переглянулся с другом. Покачал головой.
        - Это не он.
        Ингвар прищурил светлые глаза.
        - Ты уверен? Может, давай проверим?
        Варг тяжело вздохнул.
        - Нет, это точно не он, но все же ты прав, проверить стоит, иначе получается, мы зря проделали весь этот путь.
        Я увидела, как Ингвар снимает с шеи какой-то медальон. Блестящий голубой камень в простой медной оправе на кожаном плетеном шнурке. Светловолосый протянул амулет другу. Тот взял его в руку и кивнул Скурату.
        - Сядь рядом со мной! - голос звучал настолько повелительно, что старик даже не подумал возразить, хотя обратись к нему подобным тоном кто-то другой, то он услышал бы в свою сторону хлесткий ответ, а здесь знахарь отчего-то решил промолчать. И я его понимала. Что-то было в этом Варге такое, что пугало даже меня. Иногда это ощущение пропадало, но потом появлялось вновь. Тогда в своей землянке, первый раз прикоснувшись к этому мужчине, я поняла сразу его сущность - волевой, жестокий, несмотря на кажущуюся доброжелательность и темный. Да, именно темный. Я еще толком не могла понять, что означало это слово, да и вправду, не хотела. А Варг тем временем одним движением скинул со старика шапку и надел тому на шею амулет. Леля и Ягода приподнялись из-за стола, чтобы разглядеть происходящее. Боян удивленно приоткрыл рот, когда Скурат внезапно взвыл от боли и, отшвырнув прочь свой посох, упал прямо в ноги северянину. Он забился на деревянном полу и завыл похлеще голодного волка, а затем забился в судорогах, ударяясь седой головой об пол.
        - Снимай, - сказал резко Варг Ингвару, указывая на медальон. Его товарищ поспешно опустился на одно колено и прижал старика, бьющегося в агонии, коленом в полу, в то время как Варг быстро снял с тощей шеи Скурата свой медальон. Едва он это сделал, как знахарь тут же успокоился. Ингвар поднял старика на руки и усадил у окна на скамью, привалив спиной к стене. Голова Скурата упала ему на грудь, казалось, он спит. Ингвар посмотрел на Варга.
        - Да, ты был прав. Это не он.
        - Что это было такое? - вскрикнул Боян, поспешно отскакивая от северян. Его дочери отпрянули назад, прижимаясь друг к другу, и испуганными глазами глядя на своих гостей.
        - Вы его убили? Он мертв? - подала голос Леля.
        Ингвар улыбнулся.
        - Нет, он просто спит, - сказал он.
        Боян кажется не поверил ему. Он все дальше и дальше отодвигался от северян, затем, когда уже отошел к двери, посмотрел на меня с затаенной злобой.
        - Зачем ты привела их сюда, девка! Убийц под крышу моего дома! И это такая твоя благодарность за все то добро, что я сделал для тебя!!! - его крик сорвался на визг, и староста выскочил за двери, истошно вопя на весь двор. А Варг спокойно протянул амулет обратно Ингвару. Тот молча взял его и снова одел на шею, спрятав опасное украшение в вырез туники.
        - Что с дедом? - спросила я, обращаясь к Ингвару.
        - Ничего особенного, - ответил тот, - Амулет вытянул его жизненную силу, и он восстановится, когда проспится!
        Я нахмурила брови.
        - А ты? - спросила я, - У тебя он не может вытягивать жизнь? Почему?
        Ингвар с ответом не торопился. Он бросил взгляд на замерших дочерей старосты. Девушки только таращили на своих опасных гостей глаза. Варг тяжело встал. Кажется, силы его начали покидать. Я заметила, что он покачнулся и, шагнула было ему навстречу, чтобы поддержать, но его взгляд, колючий, злой и какой-то разочарованный меня остановил.
        - Я думал, что мы найдем здесь ведуна, - сказал он, обращаясь к Ингвару, - Ведь все говорило о том, что этот знахарь здесь. Как мы могли ошибиться!
        Я подошла к старому знахарю. Пощупала его руку. Он действительно спал. И тут неожиданно подала голос Леля. Я даже вздрогнула, когда она заговорила.
        - А может, вам нужен не этот старик, а женщина знахарка? - я похолодела, понимая, к чему ведет дочь старосты. Я резко вскинула голову и увидела, как на губах у Лели расцветает улыбка. Ягода дернула сестру за руку, призывая ее молчать, но та только грубо отпихнула ее и посмотрела на вмиг заинтересовавшееся лицо Варга.
        - Здесь есть все же еще ведунья? - спросил он.
        Леля кивнула.
        - Где она? - спросил северянин, и Леля вскинула белую руку, указывая ему в мою сторону. Я сжала зубы, мысленно ругая девушку за такую подлянку. Варг и Ингвар повернулись ко мне одновременно.
        - Ты? - только и сказал Ингвар.
        Варг пристально посмотрел на меня, потом сказал, словно себе в оправдание:
        - Из-за этой проклятой раны я вчера не смог ее почувствовать, - и обратился ко мне с вопросом, - Ты и вправду знахарка?
        За меня поспешила ответить Леля.
        - Да. Ее у нас зовут болотницей и, говорят, силы у нее поболе будет, чем у Скурата. Я, правда, точно не знаю, но многие из деревни к ней ходили за помощью...
        Варг резко вскинул руку, призывая девушку замолчать, а затем приказал Ингвару дать мне амулет. Я попятилась назад, собираясь, как Боян, при первой же возможности выскочить в двери, хотя и догадывалась, что Ингвар меня все равно догонит и заставит-таки надеть этот проклятый амулет, но сдаваться вот так просто я не хотела, особенно после того, как видела, что сделал этот камень со старым Скуратом.
        - Вот тебе и благодарность, - пробормотала я едва слышно, но Варг расслышал. Ягода всхлипнула, стоя рядом с сестрой, а я продолжала отходить к двери. Ингвар заметил мое перемещение и покачал головой.
        - Даже не думай, - сказал он, но я рискнула и рванулась к двери.
        Мне удалось сбежать с крыльца и почти выскочить в ворота, когда Ингвар повалил меня на снег. Мы упали прямо в сугроб. Северянин придавил меня всем телом, а весил он немало и затем поднялся, увлекая меня за собой.
        - Ну, и стоило убегать? - спросил он, отряхивая с меня снег, - Я же предупреждал!
        Я фыркнула.
        - Стоило попытаться, - ответила я. Ингвар рассмеялся. Наверное, счел мой ответ забавным.
        - Пойдем, - сказал он и потянул меня за руку. Я сделала еще одну безуспешную попытку освободиться, но тщетно. Его захват был слишком силен.
        - Нет ничего страшного, - подтянув меня к двери, проговорил мужчина, - Оденешь амулет, и мы только посмотрим, тот ли ты человек, что нам нужен!
        Он втолкнул меня в двери, и я снова оказалась в горнице, где нас ожидал Варг. Леля и Ягода сидели на самом краю стола и глядели с ожиданием на то, что произойдет со мной, когда я примеряю этот камень. Думаю, Леля надеялась, что со мной произойдет то же, что случилось со старым ведуном. Об этом говорили ее горящие в ожидании глаза.
        Варг встретил нас холодным взглядом. Кивком головы велел Ингвару дать мне амулет. Тот поспешно стянул кожаный шнурок с шеи и надел на меня. Я отшатнулась, когда амулет лег на мою грудь. Тепло, исходящее от камня я чувствовала даже сквозь ткань своей сорочки. Но никакой боли и близко не было, а затем у меня в глазах стало темнеть, и я почувствовала, что падаю, теряя сознание. Но перед тем, как полететь в темноту, я увидела перед собой в яркой вспышка какую-то старую женщину. Она лежала на кровати, укрытая одеялами и смотрела на меня с улыбкой. Длинные тонкие, как паутина седые волосы лежали у нее на груди. Лицо было худое и изможденное - череп, обтянутый кожей и на всем лице жили только выцветшие глаза. Женщина была очень стара. Я бы даже назвала ее древней. И я поняла, что она скоро умрет. Не знаю, откуда ко мне пришла эта уверенность, но я просто знала это. В один миг все пропало. Меня окружила странная темнота, и я закрыла глаза, погружаясь в нее, как в теплую реку.
        Ингвар подхватил меня на руки, не дав упасть. Я почувствовала биение его сердца. Спокойное ритмичное... Прижалась лицом к его широкой груди, все еще не открывая глаз и втянула его запах и снова почувствовала необъяснимое влечение к этому высокому воину.
        - Лада! - произнес рядом голос Варга. Я открыла глаза. Я почти лежала на руках Ингвара, а Варг стоял рядом, глядя на меня своими странными разноцветными глазами, - Что ты видела? - спросил он, - Ты ведь видела ее? Да?
        Я высвободилась из рук Ингвара и поспешно сняла с шеи камень, почти силой всунув его у руку Варга.
        - Я видела какую-то старуху, - ответила я, - Она очень стара и, кажется, умирает!
        Варг улыбнулся и бросил на Ингвара взгляд, полный торжества.
        - Это она, - только и сказал он.
        Глава 4
        Возвращались домой все той же тропой, петляющей через болота. Солнце закатилось за верхушки деревьев. Стало быстро смеркаться, и я заторопила своих спутников, следовавших за мной по пятам. Я слышала, как тяжело дышит Варг, но он не позволил своему другу помочь ему и переваливался как медведь после зимней спячки с трудом поспевая за нами. Еще в доме Бояна я осмотрела его рану, перед тем, как мы вышли в путь и заново перебинтовала. Как я и ожидала, она снова стала кровоточить и причиняла ему сильную боль, но на мое предложение остаться в поселении северяне наотрез отказались, наверное, понимая, что я все равно уйду домой, и тогда они вряд ли смогут меня сами найти. А я им для чего-то была нужна, и это начинало меня пугать. Я мысленно вернулась на некоторое время назад, вспоминая как мы покидали деревню.
        Когда мы вышли из дома старосты, во дворе нас уже поджидали. Боян привел всех молодых мужиков из деревни, и они стояли у ворот, вооруженные кто вилами, кто топорами. У одного, молодого охотника Чтимира я увидела в руках натянутый лук. Стрела которого была направлена на одного из северян.
        - Это они, - сказал староста, указывая рукой на своих гостей, - Они только что убили нашего Скурата, а эта девка их и привела, чтоб ей неладно было.
        Лицо старосты, красное от гнева, повернулось ко мне. Я же перевела свой взгляд на Чтимира, зная, что в этой воинственной толпе он самый главный, так сказать заводила. Чтимир был хорошим охотником, но человеком он был поганым. Я не особо надеялась на то, что он послушает меня, но все же решила попытаться.
        - Послушайте, - обратилась я к жителям деревни, - Скурат ваш жив и здоров, если не верите, можете сами пойти в дом Бояна и убедится, что дед просто спит...
        - Спит? - спросил Чтимир, - Что ты несешь, болотница! Боян нам все рассказал о том, как эти северные колдуны знахаря замучили.
        - Ого, - тихо произнес Ингвар, - Мы уже колдунами стали, - на его губы легла улыбка.
        - Пропустите нас, мы уйдем, и вы все останетесь целы, - сказал Варг. Он не пытался убедить мужиков в своей правоте. Он был не из тех людей, что уговаривают и просят. Только не он. Варг мог только приказывать. И сейчас он смотрел на Чтимира сверху вниз.
        За нашими спинами из дома выскочили дочери старосты. Боян махнул им рукой, чтобы уходили обратно в дом. Леля попыталась было воспротивится, ей стало любопытно посмотреть, что дальше будет, но более хитрая Ягода уволокла сестру обратно в дом и едва за ними закрылись двери, как Чтимир спустил стрелу.
        Я не успела ничего понять, когда ладонь Ингвара, стоявшего рядом, толкнула меня и я, взмахнув руками, повалилась в снег. Когда Варг успел достать свой меч, я тоже не успела увидеть, но нацеленная ему в грудь стрела была отбита северянином единым взмахом лезвия его оружия. Я села в снегу и достала свой нож, вскочила на ноги, глядя на то, как Чтимир, отбросив свой лук, бросился на Варга, выхватив из-за пояса топор. Еще несколько мужиков из деревни последовали его примеру, и только Боян остался стоять у ворот, нырнув за изгородь и выглядывая оттуда. Я ничем не помогла северянам - нападавших они расшвыряли как котят. Это и боем даже назвать было нельзя. Все закончилось, даже не успев толком начаться. Всего мгновение и противники северян уже лежат в снегу, отплевываясь кровью и стеная. Ингвар не удержавшись напоследок заехал ногой в лицо молодому охотнику и носком сапога отшвырнул его топор.
        - Пошли отсюда, - сказал Варг, убирая меч в ножны и обратившись ко мне, добавил, - Мы возвращаемся с тобой, это решено! - я только глупо похлопала глазами в тот момент, не решившись возразить, пораженная произошедшей перед моими глазами стычкой.
        Ингвар посмотрел мне в глаза и улыбнулся.
        - Знаешь, теперь я, кажется, понимаю, почему ты живешь одна на болоте, - произнес он.
        Проигнорировав его слова я тихо сказала:
        - Вы же понимаете, что деревенские захотят отомстить?
        Варг посмотрел мне в лицо, едва заметно улыбнулся побелевшими губами...
        И вот теперь мы шли по болоту, глядя на то, как вокруг сгущается тьма. Тропинка растворялась во тьме. Я подняла голову к небу, и разочарованно вздохнуло - затянутое темными тучами оно совсем не пропускало света звезд. Скоро совсем ничего видно не будет, поняла я. Тропинку - то я помнила, но все могло случиться.
        - Не шага в сторону, - предупредила я идущих за мной мужчин. Мне ответил только хруст снега под ногами моих спутников.
        Мы выбрались к землянке, когда на небе взошла луна. Я заметила светлое пятно за облаками. Медленно кружась, мне на нос упала маленькая холодная снежинка. Я сдула её прежде, чем она успела растаять.
        Мы вошли в землянку. Ингвар следовал последним. Я повернулась к Варгу - мужчина был бледен. Он сел на кровать, устало откинулся на подушку. Я бросила на него короткий взгляд, разожгла свечу на столе и принялась разводить огонь в очаге.
        - Давай я помогу, - предложил Ингвар, но я только отмахнулась. А ведь надеялась, что уже сегодня снова буду одна в своем доме. Наивная, мысленно сказала я себя.
        Когда огонь в очаге разгорелся, распространяя в землянке тепло и запах сосновых бревен, я направилась к лежащему на кровати Варгу.
        - Я помогу, - сказала я. Он кивнул, и я села рядом, опустившись на колени. Протянула над раненым руки, опустила ниже, почти касаясь перебинтованной раны, закрыла глаза и начала говорить. И у меня опять получилось то странное пение, как тогда, когда я лечила волка. Странно, но перед моими глазами возник его образ. Я увидела, как зверь идет через лес. Снег падает ему на голову и спину. Волк остановился и повернул ко мне свою морду. Сверкнули желтые глаза, и он все пропало.
        Когда я закончила, то увидела, что Варг уснул. Ингвар сидел на скамье и следил за мной.
        - Ты лечишь не так, как это делает Элма, - сказал он.
        - Элма? - переспросила я, вставая.
        - Ты видела ее, когда надела амулет, - пояснил мужчина.
        Я вспомнила умирающую старуху из своего видения. Так вот как ее зовут, подумала я, интересно, кем она приходится этим мужчинам, или только одному из них, но вслух сказала совсем другое, - Зачем я вам, Ингвар? - я впервые назвала воина по имени, - Вы уверены, что я именно та, кто вам нужен?
        - Варг сказал, что ты та, которую мы искали. Я не буду больше тебе рассказывать ни о чем, если хочешь, позже, когда Варг проснется, расспросишь его. Он лучше меня все сможет тебе объяснить.
        - Хорошо, - согласилась я, - Скажи только, вы оставите меня в покое, когда я сделаю для вас то, что вам от меня надо.
        Ингвар улыбнулся.
        - Если конечно, ты сама захочешь этого, - ответил он и сменил тему, - Давай займемся мясом. Думаю, нам надо заготовить его впрок на дорогу.
        - Нам? - удивилась я.
        - Да. Нам всем. Ты ведь пойдешь с нами, - просто сказал он.
        Я рассмеялась.
        - Нет, - качнула я головой, - Я никуда отсюда не пойду.
        Ингвар примирительно поднял вверх руки.
        - Проснётся Варг, с ним и поговоришь. Я тебе сказал, как будет, если не веришь, спросишь у него. Но думаю, он подтвердит мои слова.
        На этом наш разговор прекратился. Мы с Ингваром занялись разделкой мяса, а затем он стал жарить его над огнем, а я подошла к Варгу, мирно спавшему на моей кровати, чтобы проверить его состояние раздумывая над словами Ингвара. Присела рядом с раненым, коснулась легко ладонью его лба и невольно нахмурилась. У мужчины был жар. Наверняка, рана воспалилась, подумала я, и это было плохо. Я резко встала и подхватив маленький котелок, в котором я обычно варю свои зелья, вышла из дома, набрать снега. Вернувшись, решительно подвинула Ингвара и устроилась рядом, повесив свой котелок над огнем.
        - Твоему другу нужен покой и отдых, - сказала я тихо, - Он не может завтра отправляться, как вы хотите этого. Я ничуть не умаляю его выносливости, но для него будет лучше, если вы останетесь здесь на несколько дней, пока рана затянется.
        - Мы должны, - резкий голос, донесшийся со стороны кровати, едва не заставил меня подпрыгнуть от неожиданности, - Нас ждут.
        Я обернулась и увидела, что Варг уже сидит на постели. Глаза мужчины влажно блестели, на щеках, прежде бледных, выступил яркий румянец.
        - Почему? - спросила я.
        - Нам надо торопиться, иначе весь этот путь, что мы проделали в поисках тебя, Лада, окажется напрасным, - ответил он глухим голосом.
        Я встала и стала отрывать от сухих трав, развешенных по всему дому, нужные мне веточки и листья и стала бросать их в закипевшую воду.
        - А если я откажусь идти с вами? - спросила я.
        - Тогда, мне придется тащить тебя силой, - произнес Варг и тут же поспешил добавить, - Но я бы не хотел прибегать к такому способу. Ты нам нужна.
        - Вам, или той умирающей старухе? - поинтересовалась я, - Кто она тебе, мать, бабушка, или она приходится родней Ингвару? С чего вы решили, что я смогу помочь? Я умею лечить, но я не всесильна, да и в ее случае это уже старость и даже самый сильный знахарь не сможет помочь ей! - я покосилась на сидевшего рядом светловолосого северянина, - Ингвар сказал, что ты сможешь мне все объяснить, так я жду этих объяснений.
        Я не забыла при этом помешать отвар и, отложив деревянную ложку, снова посмотрела на Варга. Выглядел он не очень. Ингвар посмотрел на своего друга и тихо произнес:
        - Расскажи ей, объясни. Она ведь должна знать, почему мы так хотим забрать ее с собой!
        Варг вздохнул.
        - Хорошо, - согласился он, наконец.
        Я сняла с огня закипевший отвар, отнесла его на стол, а сама села рядом с Варгом и приготовилась слушать. А послушать было что.
        Варг не стал вдаваться в подробные объяснения, да и в его состоянии было бы глупым тратить свои силы на долгие разговоры. Он был краток. Я сидела у его ног, слушая и думая о том, что северянин и правда собирается забрать меня с собой, даже против моей воли.
        Я закрыла свой дом на засов, прикрепленный снаружи. Мне очень не хотелось, чтобы туда забралось лесное зверье, а уж о болотниках старалась даже не думать. И хотя из деревни ко мне наведывались не часто, но все равно, нет, нет, да прибежит какая-нибудь девка, или баба за зельем или отваром, а то и просто, за советом. Так что рано или поздно, но они все узнают о том, что мой дом теперь опустел и растащат все то немногое, что я там оставила. Нет, ценного в моем доме отродясь не бывало. Тряпки, да травы, которые я не смогла унести, да запас дров и мука, что мне дал Боян за шкурки убитых мной зверьков.
        Уходить с насиженного места мне не хотелось. Меня совсем не манили невиданные страны, я не особо жаждала приключений... Уходя, я еще несколько раз провела любовно по стене моей землянки, прощаясь, как я надеялась, не навсегда. Уже углубляясь в лес, я не выдержала, остановилась и оглянулась назад, на свою землянку с потухшим очагом. Почему-то подумала о том, что если волк решит вернуться, то уже не найдет меня на прежнем месте и это странным образом огорчило меня.
        - Ты идешь? - голос Ингвара вывел меня из раздумий. Я кивнула в ответ и поправив лямки заплечного мешка, зашагала вслед за северянами.
        Мы шли молча. Наверное, каждый думал о своем, но я была даже рада этому молчанию. Говорить ни о чем не хотелось. Я слушала звук наших шагов, гулкий в лесной тиши и думала о словах Варга и о том, правильно ли поступила, отправившись с ними в далекую северную страну. Думала о старой женщине по имени Элма, которая отправила этих людей за мной. По словам Варга, нам следовало торопиться. Женщина умирала и ей нужна была я.
        - Элма должна передать свою силу, прежде чем умрет, - сказал мне тогда вечером Варг. Он лежал на кровати и смотрел на меня своими странными разноцветными глазами, - Если она не сделает этого, то нашему роду, всему моему племени грозит большая опасность...
        - И что ж это за опасность? - спросила я. Мой голос был глухим. В горле отчего-то запершило.
        - Такую силу, какую имеет эта женщина, нельзя оставлять без присмотра. Она не должна рассеяться, иначе много бед грозит моему народу. Мор, болезни, бесплодие для женщин. Деревья не будут плодоносить, земля перестанет давать урожай...
        - Какая глупость, - подумала я.
        - Это не глупость, - сказал Варг, и я в удивлении вскинула на него свои глаза, - Ты просто не понимаешь, потому что не веришь.
        - Как ты это сделал? - спросила я, - Как узнал, то, о чем я подумала?
        - Когда ты рядом я иногда могу узнать, о чем ты думаешь, - ответил мужчина.
        Я нахмурилась.
        - Ты колдун?
        - Нет, - Воин достал амулет, показал мне, - Это он делает так, что я читаю твои мысли. Я обычный человек, Лада.
        Я покосилась на голубой камень, мерцавший тусклым светом.
        - А почему именно я? Возможно, кто-то другой почтет за честь взять на себя дар Элмы!
        Ингвар, хранивший до сих пор молчание, произнес:
        - Она сказала, что мы найдем того, кто ей нужен именно здесь. Все это время Элма направляла нас через этот амулет, вела, указывая дорогу. А потом на нас напал медведь. Варг был ранен, как ты сама знаешь, а для общения с Элмой ему приходилось отдавать много силы, потому-то он на время перестал чувствовать, иначе, мы просто не пошли бы в деревню...
        Пригнувшись, я прошла под ветвями поваленного когда-то давно бурей, огромного дерева и нагнала Ингвара, идущего за своим другом. Пошла следом.
        Солнце медленно катилось небу, а мы все шли и шли. И только когда стало смеркаться, Варг решил устроить привал.
        Небольшая поляна, среди высоких рослых сосен, устремлявших свои вершины к облакам, приютила нас на ночлег. Мы с Ингваром развели костер, разогрели медвежье мясо. Уселись на поваленный дубовый ствол, который тот же Ингвар приволок откуда-то из чащи и наспех перекусив, завалились спать.
        Я улеглась спиной к огню, закутавшись в прихваченное из дома одеяло и теперь уже совершенно не жалея о том, что столько времени тащила его на спине. Усталые ноги неприятно гудели. Только теперь я поняла, что сильно устала, хотя для меня было не впервой так много ходить, но в этих местах я была впервые. Лес был какой-то чужой и незнакомый. Раньше я никогда не углублялась в него так далеко от дома.
        Огонь за спиной приятно согревал, а я смотрела вверх, где в просвете между крон деревьев, виднелся клочок черного, усыпанного звездами неба. Они таинственно мерцали, а может, просто подмигивали мне.
        Так, запрокинув голову, я и заснула.
        Глава 5
        - Вставай, - мое плечо толкнула чья-то рука. Я открыла глаза и резко села, щуря глаза от яркого солнечного света, заливавшего поляну. Утро было уже в самом разгаре. Я впервые так долго спала. Обычно, просыпалась с первыми лучами, а тут уже солнце светит, как днем. Наверное, сказалась усталость, подумалось мне. Я повернула голову и посмотрела на разбудившего меня мужчину. Ингвар сидел рядом со мной на корточках и с улыбкой смотрел на меня.
        - Не думал, что ты такая соня, - произнес он и встал.
        Завтрак уже ждал меня. Я быстро встала, свернула одеяло и, сложив пожитки, приблизилась к костру. Варг сидел на дубовом стволе и даже не посмотрел в мою сторону, когда я подошла, только подвинулся, освобождая мне место рядом. Ингвар протянул ломоть хлеба с горячим куском мяса и сел возле друга.
        Ели молча. Я смотрела на своих спутников, удивляясь их молчанию. Кажется, эти двое не любили пустых разговоров. Варг же всегда говорил, только когда это было нужно ему. Вот и сейчас мы молча поели, собрались и снова двинулись в дорогу.
        Шли долго с единственным коротким отдыхом в полдень, когда буквально проглотив свою порцию хлеба с мясом, я вновь заставила себя следовать за северянами, не знавшими усталости. Уж насколько я была привычна к долгим переходам, но эти мужчины шли без устали, и лишь изредка перебрасывались парой - тройкой фраз. Даже хромавший Варг обогнал меня, хотя я и видела, как тяжело ему дается очередной переход.
        Постепенно лес стал редеть. Исчезли высокие сосны исполины, уступив место тонким березам и лиственницам, да кособоким елкам. Стали появляться и первые протоптанные тропы, на одну из которых, самую широкую и хоженую, мы и перешли. Ближе к закату нам удалось нагнать медленно плетущуюся телегу с толстым мужичком, восседавшим на краю. Он держал в руках вожжи и мерно посапывал, уронив голову на грудь.
        Я прибавила шагу и обогнала телегу, поравнявшись с возницей. Громко окликнула его и мужичок, встрепенувшись, поднял голову.
        - Приветствую тебя, почтенный! - сказала я, когда еще мутный после сна взгляд возницы остановился на моем лице, - Не скажешь ли, далеко ли до ближайшего поселения и есть ли там, где остановиться? - продолжила я.
        Человек распрямил спину и огляделся по сторонам. Моих спутников он заметил сразу - они следовали за телегой - и их вид его несколько насторожил. Взгляд стал пугливым и колючим.
        - А кто вы такие? - поинтересовался он. Голос у мужчины оказался скрипучим, как колеса его телеги. Я сдержала усмешку и коротко объяснила ему, что мы держим путь в Бересту, где хотим сесть на попутный корабль, который отвезет нас на север, куда именно я не стала объяснять, так как сама не знала конечной цели нашего путешествия. Мои спутники молчали, позволяя мне вести беседу, шагали следом. Мужичонка слушал внимательно, пока глаза его косились на шедших за его телегой воинов, после чего он кивнул мне и ответил, что до ближайшего поселка не более часа пути, а оттуда до Бересты две недели перехода. Я быстро поблагодарила его и, сбавив шаг, пошла рядом с северянами. Как я и думала, подвезти нас он не предложил. Возница подстегнул кобылу и скоро скрылся из виду, решив, что так ему будет спокойнее. Я заметила усмешку в глазах Ингвара, которую тот даже не пытался скрыть.
        Остаток пути мы провели в полнейшем молчании, и оживление появилось лишь, когда я увидела над деревьями вьющийся в небе дым. Вопреки моим ожиданиям, северяне свернули с дороги, направляясь прочь от поселения. На мой удивленный вопросительный взгляд обернувшийся Ингвар только пожал плечами и взмахом руки велел следовать за ними. Я вздохнула раздраженно и потопала за воинами, мысленно ругая их за то, что лишили меня нормального отдыха в теплой натопленной избе, но спорить не стала. Варг конечно был странным, но кажется, знал, что делает.
        Мы остановились на ночлег, когда ушли на приличное расстояние от деревни. Варг устало присел на поваленное дерево, черный ствол которого темнел на белоснежном покрывале снега. Ингвар бросил короткий взгляд на друга и ничего не говоря стал разводить костер. Я бросилась помогать. Вдвоем мы быстро набрали хвороста и сухих веток. Северянин разжег огонь и принялся готовить незамысловатый ужин. Варг пересел ближе к огню и вытянул уставшие ноги. Я заметила короткий взгляд, которым обменялись мужчины, когда думали, что я отвлеклась.
        - Давай, я посмотрю твою рану, - я присела на корточки рядом с Варгом. Тот поднял руку предостерегая меня от попытки прикоснуться к его телу.
        - Все в порядке, - произнес он, - Мне просто надо немного отдохнуть. Хороший сон лучшее лекарство.
        - Рана затянется быстрее, если ты позволишь мне обработать ее и перебинтовать, - я была удивлена его нежеланию принять мою помощь.
        - Я сказал нет, - в голосе Варга прозвучал холод. Я отпрянула. Его тон мне не понравился. Мысленно ругая северянина, я отодвинулась к огню.
        - Как хочешь, - пожала плечами, давая понять, что мне все равно. Не хочет принимать помощь - не надо. Ингвар нашел мой взгляд и неожиданно мягко улыбнулся мне, словно извиняясь за резкость своего друга. Уже позже, за едой, я спросила у Ингвара, почему мы не пошли в деревню. Тот кивнул на Варга и темноволосый поспешил ответить.
        - Мы стараемся избегать больших поселений.
        - Но почему? - удивилась я, - Ко мне в избушку вы ввалились как к себе домой! - добавила тут же.
        - Я думаю, нас там будут ждать, - ответил Варг.
        Я вскинула брови.
        - Ждать? Но кто? - поинтересовалась я.
        В этот раз ответил Ингвар.
        - Тот, кого нам пока следует избегать!
        Я уже было открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, как слова Варга буквально заставили меня передумать.
        - А теперь спи. Нам всем нужен отдых. Я хочу, чтобы мы вернулись домой как можно скорее и желательно без всяких неприятностей, если это конечно, возможно, - уже тише добавил он.
        - Спать, так спать, - я не пыталась возражать и настаивать на дальнейших расспросах. Улеглись прямо на земле, подстелив под себя несколько шкур, которые я прихватила из землянки. Меня мужчины уложили между собой. Я не возражала, так действительно было теплее. Ингвар, лежавший за мной, заснул первым. Я уже дремала, уткнувшись носом в широкую спину Варга, когда Ингвар перекинул во мне на меня руку, словно обнимая. Легкая улыбка скользнула по моим губам и вскоре я уснула.
        Утро встретило нас морозом и холодным поднимающимся ветром. Когда после завтрака мы собрались в путь, Ингвар первым заметил нежданных гостей, появившихся из леса. Я видела, как скользнувшая было к ножнам рука Варга тут же расслабленно опустилась вниз и перевела взгляд на людей, замерших в нескольких шагах от нашего лагеря.
        Перед нами стоял старик, одной рукой опирающийся на посох, а второй на плечо худенького мальчика лет десяти.
        - Здравствуйте, добрые люди, - произнес старик. Его голос был на удивление тверд.
        - Приветствую, - отозвался Варг. Ингвар только кивнул.
        - Кто вы такие? - спросила я.
        Старик представился Отаром, а мальчишку звали Катай.
        - Можно ли нам немного отдохнуть у вашего костра? - спросил старик. Я взглянула на его выцветшие глаза. Кажется, Отар был подслеповат. Когда Варг кивнул и пригласил деда и мальчика присесть у огня, я увидела, что младший за руку подвел старика и помог присесть. Пламя уже догорало и только алые угольки слабо мерцали, но даже от них шло приятное тепло.
        - Куда вы идете? - спросила я, и села напротив, разглядывая эту странную пару.
        - Я веду Катая к его родственникам, - отозвался старик и поблагодарил Ингвара, предложившего ему с мальчиком кусок хлеба с мясом. Пока они ели, я рассматривала мальчика. Он мне показался странным. Во-первых, за все это время не проронил ни единого слова и в глазах я не увидела даже искры разума.
        - Блаженный что ли? - мелькнула мысль.
        - А откуда путь держите? - продолжала я свои расспросы. За моей спиной Ингвар и Варг собирали наши пожитки.
        Старик замялся, промолчал, медленно прожевывая кусок хлеба, а потом резко наклонился ко мне. Сухая рука схватила меня за ворот и подтянула прямо к лицу старика. Мы оказались так близко друг от друга, что я смогла рассмотреть каждую паутинку морщинок, разбросанных по его желтоватому лицу. Я посмотрела прямо в глаза старому человеку и вдруг с удивлением увидела, как изменились его глаза. Всего мгновение, и они из прозрачных, подслеповатых стали темно карими.
        - Возвращайся домой, пока есть время, - шепнул мне старик, - В следующий раз я уже не буду просто разговаривать. Это первое и последнее мое предупреждение!
        Я закричала и отпрянула от незнакомца. Ингвар услышал мой крик и бросился ко мне. Варга я не видела, он был где-то за моей спиной. В тот же момент мимо моей головы что-то просвистело, но прежде чем брошенный Варгом нож ударился в впалую старческую грудь, Отар с ловкостью кошки вскочил на ноги и прокрутившись юлой, рассыпался прямо на моих глазах в пепел.
        - Адово пламя, - крикнул Ингвар, глядя, как мальчишка застыл, а затем повалился на спину. Детские глаза застыли, и он стал таять, как весенний снег, пока не пропал, словно его и не было.
        Я испуганно отскочила от костра.
        - Что... что это такое было! - спросила я, чувствуя, как сердце бьется о грудную стенку, с такой силой, словно вот-вот выскочит из груди.
        Варг перешагнул через полено, на котором я сидела, разговаривая с Отаром, поднял с земли свой нож и вернул его обратно в ножны, висевшие на бедре. Они с Ингваром переглянулись, прежде чем я услышала короткое:
        - Он нашел нас!
        Я приблизилась к Варгу, задрала голову и посмотрела на него снизу-вверх.
        - Что это было? - спросила я, - Кто нас нашел, объясните мне, в конце концов.
        - Собираемся, - крикнул Варг другу и насильно повесил на меня мою котомку, подтолкнул в спину, - Нам надо уходить. По дороге все объясню.
        Я хмыкнула и прошла мимо Ингвара, который заложил камнями тлеющие угли, оставшиеся от костра. Мы с Варгом шли впереди. Немного поотставший Ингвар скоро нас догнал и пристроился в хвосте нашей маленькой процессии. Варг молчал, пока мы не отошли на достаточное расстояние от места нашего ночлега, затем он сказал, даже не глядя на меня.
        - Тот, кого ты видела, не человек...
        - Это я уже поняла, - буркнула я себе под нос.
        - Элма всегда называла его просто - Колдун, но когда-то он был простым человеком и носил имя - Скьёльд. Это черный колдун. Все наши беды начались именно из-за него. Он знает, что Элма послала нас найти тебя и будет пытаться нам помешать доставить тебя вовремя, чтобы ты успела перенять силу Элмы.
        - Зачем ему вам мешать?
        Варг медлил с ответом. Кажется, он и сам толком не знал причины вражды старой женщины и Скьёльда.
        - Скажем так, когда-то давно он любил Элму. Она ведь не всегда была такой старой, - Варг при этих словах усмехнулся, - Но она отказала ему в его чувствах и Скьёльд затаил злобу. Он выждал, когда Элма состариться и не сможет ему воспрепятствовать. Он хочет мести, жаждет уничтожить наше поселение и пока только силы Элмы, те, что у нее еще остались, сдерживают его. Вот потому-то мы так и торопимся.
        Несколько минут я шагала молча, потом призналась:
        - Этот ваш Скьёльд предупредил меня, чтобы я возвращалась домой, иначе... - я запнулась, взглянула на профиль мужчины, шагавшего рядом, так близко, что я почти касалась рукой его руки. Я невольно отступали в сторону, увеличивая расстояние между нами и произнесла, - Он ведь попытается убить меня, не так ли?
        Варг бросил на меня короткий взгляд. Разноцветные глаза излучали уверенность.
        - Я не позволю этому случиться, - ответил он.
        - А мальчишка? Кто это был?
        - Просто иллюзия, - Варг перешагнул упавшее тонкое дерево, - Скьёльд очень сильный колдун, нам будет тяжело, но я думаю, мы справимся.
        Я вздохнула, подумав, что очень надеюсь на его слова. Надеюсь, что он защитит меня, когда придет время. Словно прочитав мои мысли, мужчина, идущий рядом проговори:
        - Теперь, когда мы знаем, что он нас нашел, мы будем наготове, не бойся.
        Лес вокруг нас зашелестел сухими остатками былой красоты. Кажется, он не разделял уверенности моего спутника.
        Еще несколько дней мы шли по лесу, казавшемуся мне бесконечным. Я больше не старалась запомнить тропинки, по которым следовала за своими спутниками, а просто уныло переставляла ноги, стараясь не отставать от темпа, заданного северянами. Варг и Ингвар казалось, не знали усталости. Я искренне завидовала их терпеливости и выносливости. Когда мы останавливались днем на короткий отдых я только и могла, что упасть на спину и глядя в небо, опрокинувшееся над моей головой, не всегда теплое и синее, пока мужчины готовили нехитрую пищу из оставшихся запасов, пополнявшихся по пути. Они оказались не только отменными воинами, но и превосходными охотниками. По ночам то Варг, то Ингвар по очереди уходили в лес и почти никогда не возвращались с пустыми руками, а мне оставалось только гадать, где они находили по среди ночи зайца или какую птицу. Но я настолько сильно уставала, что почти не обращала на это внимания. Для меня сейчас главным было просто следовать за ними, не ноя и не жалуясь, хотя мои ноги стерлись, а мозоли, уже полопавшиеся, причиняли мучительные неудобства. Но я терпела, не в моих правилах было
выказывать слабость и шла, заставляя себя и под частую едва сдерживаясь, чтобы не заплакать.
        Варг мало обращал на меня внимания. Иногда даже подгонял, когда ему казалось, что мы идем слишком медленно. Я его понимала. Он торопился к своей Элме, но я ее не знала и меня волновали больше моя жизнь и мои, как это не звучало бы прискорбно - ноги.
        Останавливаясь ночью на ночлег, я едва успевала расстелить на земле одеяла, расположившись у костра, спиной к теплу, как стразу же засыпала, уставшая от переходов. В одну единственную ночь, проснувшись от естественной потребности, уже собралась было встать и нырнуть в кусты, как замерла, услышав голоса у костра. Мужчины переговаривались. Варг подбросил в огонь сухую ветку и пламя с жадностью набросилось на новую жертву, когда Ингвар заговорил:
        - А девчонка старается.
        - Я заметил, - ответил Варг.
        - Мне ее жаль, - искренне признался светловолосый воин, - Может быть стоит уменьшит темпы? Она совсем выдыхается и до очередной стоянки почти что плетется.
        Варг взял заостренную палку, пошевелил угли.
        - Отдохнет, когда достигнем своей цели. Вот придем в Бересту, сядем на корабль и там уж она вполне отдохнет, пока будем плыть по морю.
        Ингвар промолчал.
        - Скьёльд нас все же нашел, - произнес он после недолгого молчания, пока я прижав руки к животу вслушивалась в их голоса, - А это значит, что остальные группы...
        - Это ничего не значит, - перебил его Варг, - Ты не знаешь точно, возможно он сразу напал на наш след и остальные остались живы.
        - А может мы последние! - в голосе Ингвара я услышала сожаление.
        - Мы все вызвались добровольно нести эту ношу, - отрезал его друг, - Никто не виноват, кроме Скьёльда. Но для того нам и нужна Лада, чтобы проклятый колдун в конце концов ответил за все свои злодеяния.
        На этом разговор был закончен. Я полежала для приличия еще несколько минут, показавшихся мне долгими, а потом заерзала на одеялах, давая понять, что не сплю. Когда я встала, мужчины проводили меня взглядами до тех пор, пока я не скрылась в ближайших кустах. Когда я вернулась, Варг едва окинул меня взглядом и посоветовал лечь и отдохнуть, пока ещё есть время. Я не заставила просить себя лишний раз и тут же нырнула под одеяло, еще хранившее мое тепло. Я не думала, что мне снова удастся уснуть, но провалилась в сон едва согрелась.
        Глава 6
        Береста встретила нас морозом и снегом. Это оказался довольно скромный городок с несколькими большими дворами, рынком и рядами мастеров, расположившимися прямо в порту, наверное, для удобства тех, кто швартовал свои корабли в этом месте. Я шла осматривая высокие дома, многие из которых были украшены замысловатой резьбой на ставнях и крышах. Стены некоторых были выбелены и расписаны алыми узорами. Женщины, встретившиеся нам по пути на причал, были одеты в цветастые одежды. Детишки пробегали мимо, без особого интереса бросила косые взгляды на нас троих, да и чего им было удивляться, подумалось мне, ведь в их городке много кто бывает. Какой-никакой, а порт.
        Варг оставил нас с Инваром во дворе ближайшей таверны, где можно было снять комнату на ночь, а сам отправился искать судно, владелец которого согласился бы отвезти нас в нужном направлении, или возможно, если повезет, сам бы направлялся на север.
        - Пойдем, перекусим, - сказал Ингвар и шагнул во двор. Я поспешила следом, тайно мечтая поесть свежей выпечки и горячего супа, а не те остатки мыса и черствого хлеба, что остались у нас в запасах.
        Окунувшись в запахи тушёных овощей, пива и выпекающегося хлеба, я почувствовала, как мой желудок требовательно заурчал. Ингвар указал мен на свободный стол, длинный, стоящий в самом углу таверны, а сам подошел к девушке, стоявшей у прилавка и выжидающе заглядывавшейся на молодого красивого воина. Усевшись за стол, я стала следить за тем, как девица, отвечая на слова Ингвара, отчаянно краснела и во всю кокетничала. Когда мужчина подошел к моему столу, я сделала вид, что вовсе не наблюдала за его общением с девушкой.
        Северянин сел напротив, отстегнув предварительно меч и положил его на лавку рядом с собой, по правую руку. Мы сидели молча, я разглядывала потолок с наигранным интересом, а Ингвар, кажется, рассматривал меня и отчего-то мне было приятно его внимание, даже если оно было вызвано не просто симпатией.
        Когда принесли еду, я с радостью набросилась на свою порцию. Ингвар только усмехнулся, глядя на то, с какой жадностью я поглощаю тушёные овощи и мясо, показавшиеся мне тогда невероятно вкусными. Сам он ел так, словно и не был голоден и не делил со мной последнюю неделю остатки хлеба. И хотя зайчатины у нас порой было вдоволь, она не могла сравниться с пищей, приготовленной в печи. Я успокоилась только тогда, когда расслабленно откинулась на спинку стула, поглаживая набитый под завязку живот.
        - У тебя завидный аппетит, - сказал Ингвар и улыбнулся.
        Я сыто расплылась в ответной улыбке, а Ингвар внезапно перегнулся через стол, протянул руку и убрал тонкую прядь волос, упавшую мне на щеку. Я вздрогнула от его прикосновения. Оно показалось мне каким-то интимным и щеки украсил предательский румянец.
        - Я договорился, - за спиной Ингвара возник Варг. Тяжело присел рядом с другом и тут увидел нас, застывших друг против друга. Ингвар поспешно убрал свою руку, но Варг заметил его движение и нахмурил брови. Кажется, он тоже посчитал прикосновение чем-то непозволительным. Я покраснела еще больше. Наверное, даже уши залились краской, но Варг не стал заострять свое внимание на произошедшем и сказал, что нашел корабль, который отвезет нас туда, куда надо и за совсем небольшую плату.
        - Когда отплываем? - спросил Ингвар, продолжая трапезу.
        - Завтра на рассвете, - ответил Варг и придвинув к себе пустую тарелку стал наполнять ее из стоявших перед нами блюд.
        - Замечательно, - произнес его друг и посмотрел на меня, все еще предательски красную, - Значит сможем выспаться и отдохнуть. После такого долгого перехода, Лада заслужила одну ночь нормального сна, не на голой земле и не на палубе корабля, а в нормальных условиях.
        Варг промолчал. Ингвар медленно отодвинул от себя опустевшую тарелку и встал.
        - Пойду договорюсь насчет комнат, - бросил он и ушел оставив нас с Варгом одних за столом.
        Варг покосился на меня и тихо сказал:
        - Я бы на твоем месте не стал интересоваться Ингваром. У него дома есть невеста и поверь мне, у него к тебе это все не серьезно.
        - Что? - я вскинула на мужчину глаза. Невеста, пронеслось у меня в голове. Да ведь я ни о чем таком и не думала, но существование женщины, ждущей Ингвара где-то там, за морем, меня немного опечалило.
        - У меня даже в мыслях не было... - произнесла я и замолчала на полу фразе, так и не договорив того, что собиралась. Глаза Варга мне совсем не верили.
        - Если так, то я рад, - отрезал он и больше ничего не говоря, продолжил есть, а я невольно посмотрела на Ингвара, который у стойки вновь любезничал с той же самой девушкой. Невеста невестой, но то как он лукаво поглядывал на свою собеседницу говорило о многом. Только какое мне было до этого дело? Определенно, симпатию к Ингвару я чувствовала, но не более того. Меня тянуло к этому светловолосому мужчине, но не так, как должно тянуть, если он тебе действительно нравиться. Интерес был обусловлен чем-то иным от сердечной привязанности. Но долго думать себе я об этом не позволила. Когда закончился ужин, Варг провел меня в комнату, пожелал спокойной ночи и посоветовав напоследок запереть дверь на засов, удалился. Уже поднимаясь из зала, я бросила короткий взгляд на Ингвара. Мужчина все еще очаровывал девушку и кажется ему это удалось в такой мере, что ночь он проведет совсем не с Варгом.
        Я легла спать в теплую кровать. Довольно потянулась, словно кошка, чувствуя под собой не жесткую хвою и шкуры, а мягкий матрац и подушку, набитую перьями под головой. Я заснула быстро, уставшая от долгого перехода и провалилась в сон, где снова увидела свою бабушку. Но в этот раз она оказалась не одна. Я четко различила высокий мужской силуэт рядом с ней. Бабушка сидела на стуле у окна и смотрела на меня, и я прекрасно ее видела, каждую морщинку на родном лице, а вот мужчина... Его образ был расплывчатым. Я заметила только темное пятно волос.
        - Не доверяй ему, - сказала бабушка и сон плавно перетек в свое обычное состояние. Бабушка растаяла, прежде чем я успела задать ей даже один единственный вопрос. Я проснулась с раскрытым ртом, силясь то ли закричать, то ли задыхаясь. Под теплым одеялом оказалось неожиданно душно, и я вскочила, отбросив его в сторону. Подошла к окну и одним движением распахнула ставни, пропуская свежий ночной воздух в помещение.
        Что пыталась сказать мне бабушка. О чем предупредить, и кто этот ОН. Мужчина за ее спиной или кто-то другой? Я не знала ответа и когда после вернулась обратно в постель сон больше не шел ко мне. Я ворочалась с боку на бок, думала о том, что будет дальше со мной и почему именно мне старая колдунью по имени Элма хочет отдать свою силу.
        Когда на рассвете Ингвар постучал в мою дверь я уже была готова, и он только удивленно вскинул брови, увидев меня на пороге одетую и собранную.
        Хозяина плоскодонного торгового судна, который согласился доставить нас в нужное место звали Фрейвар. Это был подтянутый моложавый мужчина с длинными волосами, перехваченными кожаным шнурком. У него оказалось обветренное лицо и удивительно спокойные серые глаза. Встретив нас поутру на причале, Фрейвар только приветственно кивнул и снова повернулся к носильщикам, нагружавшим его судно тюками. Я прошла следом за Варгом по трапу на палубу и в ожидании отплытия присела на скамью. Здесь их было десять, по пять с каждой стороны. Насколько я знала, гребли только в безветренную погоду, или, когда судну надо было набрать скорость. Я устало потерла лоб. Отчего-то голова налилась тяжестью. Я все время вспоминала странный сон, что приснился мне этой ночью и почему-то никак не могла выкинуть из головы неизвестного мужчину, стоявшего рядом с бабушкой. Я была точно уверена, что у него были темные волосы. Взглянув на Варга, я подумала о том, не мог ли это быть именно он?
        Время шло. Товары были погружены и уложены на палубе и в трюме. Фрейвар отдал распоряжение отчаливать, затем наконец, обратил внимание на нашу компанию, расположившуюся на широкой корме его корабля. Хозяин судна подошел к нам и перебросился парой фраз с Варгом, затем тот отдал ему деньги и Фрейвар вернулся к командованию корабля.
        - Нам долго придется плыть? - спросила я у Ингвара, стоявшего у борта и следившего за тем, как медленно отступает берег по мере того, как судно набирает скорость.
        - Думаю дня три-четыре, если повезет с погодой, - ответил он.
        Я услышала хлопнувший парус, поймавший ветер и корабль дернулся вперед так неожиданно, что я пошатнулась и едва не упала. Едва мы отошли на достаточное расстояние от порта, как качка начала усиливаться и Ингвар посоветовал мне присесть, но меня уже начало мутить от волн, на которых эта на вид устойчивая плоскодонка качалась как бешеная. Тошнотворная волна поднялась по горлу, и я краснея от стыда бросилась к борту и перегнувшись через него, исторгла содержимое своего желудка в воду. За моей спиной послышались тихие шаги и Ингвар убрал мои волосы мне за спину и вовремя. Очередной порыв и меня снова вывернуло.
        - Это пройдет, - сказал мужчина за моей спиной, а я уже алела как маков цвет, радуясь, что он не видит моего лица, а тошнота только усиливалась и скоро я уже с удивлением думала, откуда из меня столько всего берётся. Когда я, обессилено сползла на палубу, Ингвар протянул мне какую-то флягу.
        - Выпей, - сказал он, - Я пойду постелю тебе на корме, так тебе будет легче переносить качку.
        - Спасибо, - сказала я и сделала глоток, почувствовав освежающую холодную воду. Кажется, от нее мне стало легче, но ненадолго. С помощью Ингвара я перебралась на корму и там улеглась, уставившись в небо, проплывающее надо мной со всеми своими облаками и пятнами чаек, провожавших корабль. Я очень надеялась, что не проведу вот так лежа все путешествие на корабле. Мой желудок оказался не готов к подобному испытанию.
        Как оказалось, Ингвар ошибся. Целые сутки я пролежала на палубе, я не могла есть, так как мне от одного вида пищи становилось плохо и не могла подняться на ноги, потому что даже лежа испытывала ужасную тошноту. В первом же городке, куда причалил корабль, Ингвар поспешил вынести меня на берег. Я сидела на причале выжидая, пока перед глазами перестанут кружиться земля и море, а потом мое самочувствие заметно улучшилось, и я даже смогла подняться на ноги, опираясь на протянутую мне крепкую руку Ингвара.
        У хозяина судна в маленьком городке, встретившемся нам на пути, раскинувшемся на поросшем кряжистыми деревцами берегу, были какие-то дела, отнявшие у него почти весь день и к моему удивлению, путь мы продолжили на закате, хотя я тайно мечтала об отдыхе где-нибудь в городе, с тоской вспоминая Бересту, от которой нас отделял всего-то день пути. И особенно ее мягкую кровать.
        Еще два дня прошли для меня в мучениях. Во взгляде мужчин, находящихся на корабле, я ясно читала сочувствие. Все эти два дня я пролежала на палубе, глядя как солнце совершает свой путь по небу. В конце третьего дня нашего плаванья, Фрейвар приказал пристать к каменистому берегу, пустому и поросшему осокой. Наконец эта часть пути была окончена, и я вздохнула с облегчением снова ступив на каменную землю. Нас высадили перед закатом и попрощавшись с торговцем и его людьми, мы углубились в лес. Ингвар и Варг шли впереди, я плелась за ними, устало переставляя ватные ноги. Но кажется скоро сама земля стала подпитывать меня своей энергией. Я чувствовала, что чем дальше удалюсь от воды, тем больше силы появляется во мне. Обернувшийся назад Варг с удивлением посмотрел на меня, почти бодрую и даже улыбающуюся.
        Лес перед нами расстилался чужой. Он был похож на тот, где жила я и одновременно не похож. Высокие сосны стремились к небу, качая вершинами облака. Пространство впереди просматривалось более чем на сотню метров. Я заметила, что земля, устланная старыми иглами хвои, не пропускала ничего, кроме редких низких кустарников, да пожухлой слабой травы. У меня же дома какие только травы не росли между толстых сосновых стволов, и маленькие деревца ютились рядом со старшими великанами, стремились ввысь следом за ними. Эти же стояли отдельно друг от друга. Молчаливые великаны и это была их земля.
        Мы шли по лесу пока не нашли маленькую полянку с серебряным ручьем, где и решено было сделать привал. Сумерки уже сгущались над лесом и нам стоило поспешить, если мы не хотели доделывать все в кромешной тьме. Я помогла Ингвару натаскать сухих ветвей на розжиг. Варг своим топором нарубил сушняка и скоро я уже сидела, вытянув ноги перед веселым пламенем костра и грелась, пока Варг доставал из заплечного мешка наш ужин. Раздав нам с Ингваром по куску мяса и хлеб, он сел напротив меня. Все время, пока я ела, мужчина не сводил с меня взгляда своих разноцветных глаз, а когда я стряхнула с ладоней крошки в костер, отдавая дань духу огня, Варг заговорил:
        - Я бы хотел, чтобы ты сегодня снова надела амулет.
        Я вздрогнула, вспомнив как в прошлый раз упала без чувств после такой примерки. Повторять это мне очень не хотелось, но глаза Варга были полны решимости.
        - Зачем? - спросила я.
        - Я должен знать, что с Элмой, - ответил он и они с Ингваром переглянулись. Последний медленно стал снимать с шеи амулет, а затем протянул его мне.
        - Надевай, - быстро произнес Варг, - Мне правда надо знать, потому что в последнее время я стал плохо ее чувствовать.
        Я вздохнула и взяла подвеску из руки Ингвара.
        - Только не дайте мне упасть, - попросила я перед тем, как решительно надеть амулет себе на шею.
        Едва камень коснулся кожи, как все вокруг меня передернуло дымкой и стало расплываться, а затем я словно выглянула из окна и увидела перед собой все ту же старуху, только теперь она была не одна. Старая женщина все так же лежала на кровати, положив свои руки поверх одеял, но теперь рядом с ней стояла молодая девушка. Я не видела ее лица, потому что она находилась ко мне спиной, но тут увидела, как Элма протянула к девушке руки, словно просила о чем-то. Девушка склонилась, закрыв мне Элму и едва колдунья положила свои тонкие пальцы на плечи девушки, как раздался громкий крик и меня вышвырнуло из видения прямо в руки Ингвара, оказавшегося за спиной. Наверное, во время пребывания там, в мире Элмы, я встала из-за костра. Ингвар поспешно стянул с меня амулет и передал ему Варгу.
        - Что произошло? - спросил тот, - Ты кричала!
        - Я? - удивленно взглянув в глаза Варгу я поняла, что он не обманывает меня, - Не помню, чтобы я кричала, - Ингвар убрал свои руки, и я пошатнувшись, вернулась к костру.
        - Что с ней? - спросил Варг, опустившись рядом со мной на корточки. Разноцветные глаза смотрели с едва сдерживаемым интересом.
        - Я не знаю, - ответила я честно, - Вроде бы все, как всегда. Единственное, сегодня рядом с ней я увидела девушку. Кто она, мне неизвестно, но там была одна странность. Элма обняла ее, и я услышала жуткий крик, хотя, Ингвар сказал мне, что я кричала, возможно, я слышала именно свой крик, но не уверена, - я открыто посмотрела в лицо сидящему напротив мужчине, - Мне кажется, там что-то случилось, но это только мои домыслы. Возможно я просто ошибаюсь.
        Варг поднялся на ноги. От меня не ускользнуло то, как переглянулись мужчины. В их лицах было что-то похожее на смятение и даже страх.
        - Что-то не так? - спросила я, заранее не надеясь на ответ.
        Варг шумно вздохнул:
        - Нам надо торопиться, - произнес он, - Ее время на исходе...
        Ингвар постелил мне на земле одеяло, набросив под него хвои, чтобы хоть как-то уменьшить холод, идущий от земли.
        - Ложись, - сказал он, - Завтра нам предстоит долгий переход. Теперь, когда мы узнали, что времени в обрез привалы будут только ночью.
        Я кивнула и улеглась. Ингвар накрыл меня одеялом, заботливо подоткнул концы, но при этом глаза его были пустыми, словно его не было рядом. Ингвар находился где-то совсем далеко от меня.
        Засыпая, я слышала, как трещат дрова и где-то далеко ухает сова. Ночь раскрылась над нами, затянув небо облаками и обломок луны, светивший до сих пор, исчез, погрузив лес во тьму.
        Глава 7
        Я проснулась от странного холода, казалось сковавшего мои конечности. Пошевелила пальцами на руке, вроде бы в порядке. Я села. Одеяло, которым я была укрыта, сползло набок, запуская холод, и я еле заметно передернула плечами и почему-то обратила внимание на огонь и тут же удивленно застыла. Пламя не двигалось. Но самым странным было наблюдать застывшие хлопья снега, зависшие над моей головой и всей поляной. Я подняла голову наверх, уже заранее догадываясь, что увижу замерший снег на фоне темного неба, покрытого облаками. Растущая луна проглядывала сквозь обрывки облаков, пузатая, округлившаяся.
        - Лада, - тихий голос заставил меня испуганно оглядеться. Я встала на колени, озираясь по сторонам и уже почти не ощущая холода и тут увидела его. Я сразу же узнала человека из моего сна, только теперь его лицо отчетливо освещали застывшие блики костра. Он был высок и черноволос. Я видела странный блеск его глаз, которые как глаза кошки отражали свет огня. Длинное лицо с крупным прямым носом, тонкие губы, сжатые в прямую линию, упрямый подбородок без единого признака растительности. Мужчина одновременно отталкивал меня и так же необъяснимо привлекал.
        - Кто ты? - спросила я, разглядывая нежданного гостя и заметив при этом, что мои спутники продолжают крепко спать, как ни в чем не бывало.
        Мужчина проследил за моим взглядом, заметил, что я смотрю на северян и усмехнувшись сделал шаг, разделяя расстояние между нами.
        - Кажется, мы уже виделись, - ответил он, - И не раз.
        Я удивленно вскинула брови.
        - Я бы помнила, если бы мы встречались, - произнесла я уверенно и тут же поперхнулась собственными словами, - Скьёльд! - выпалила я.
        Мужчина сделал еще шаг мне навстречу. Я оставалась на месте, не отрывая взгляда от его глаз, огромных и завораживающих. Этот взгляд приказывал мне стоять, и я повиновалась.
        - Вот видишь, ты уже знаешь мое имя, - сказал колдун, - Значит Варг просветил.
        - Ты пришел убить меня? - спросила я тихо, вспомнив нашу прошлую встречу.
        - Увы, - колдун развел руками, словно показывая, что да. Я сожалею, но вынужден сделать то, что должен. Я покосилась на спящего Ингвара. Он лежал ко мне ближе, чем его друг, но мои ноги не послушались меня, когда я захотела броситься к нему и разбудить. В голове мелькнула мысль о том, что Варг обещал мне свою защиту, а вот теперь, когда я в ней нуждаюсь, он просто спит, пусть даже и околдованный.
        - Бесполезно, - проговорил Скьёльд и снова сократил между нами расстояние и вот он уже стоит напротив и ему стоит только протянуть руку и пальцы прикоснуться ко мне, - Они не проснуться. Старая Элма недооценила мои силы. Я даже не понимаю, на что она надеялась, выступив против меня.
        Он приблизился сократив этот несчастный метр между нами и прохладные стальные пальцы сошлись на моем горле. Мгновение он сжал мою шею, но я не успела даже испугаться, как он отпустил меня, при этом удивленно и с недоверием глядя в мои глаза. Я увидела, как он пятится назад, затем Скьёльд издал страшный рык, похожий на крик хищного зверя, упустившего добычу. Огромные глаза уставились на меня, а колдун продолжал отступать.
        - Проклятая ведьма, она все знала! И все рассчитала! - почти простонал он и обхватив голову руками, вдруг упал на колени и исчез, а я тот час сделала шаг вперед, понимая, что свободна и кажется сегодня ночью каким-то чудом снова избежала смерти. Что же могло так напугать этого человека? Мне казалось, что он не из пугливых. Возможно это Элма каким-то образом вмешалась, или Варг выставил охранное заклинание на всякий случай. Точно я не знала, но в одном была уверена, Скьёльд чего-то испугался.
        Подавив в себе желание разбудить моих спутников, я вернулась под одеяло, заметив, что огонь снова трепещет, а с неба медленно кружась падают большие хлопья. Согреться удалось почти сразу. Но вот уснула я только перед рассветом и вскоре Ингвар принялся будить меня, тряся за плечо.
        - Лада, вставай! - произнес он, - Нас ждет долгий переход. Варг не будет ждать, у нас нет времени, понимаешь. Вот придем в наше поселение, будь уверена, там отоспишься всласть.
        С неохотой, чувствуя себя разбитой и не выспавшейся, я потянулась и села. События ночи сейчас, при свете утреннего солнца казались мне сном и возможно так оно и было, подумала я, вставая. Свернула одеяло, наспех позавтракала и двинулась в путь следом за мужчинами, решив по дороге переговорить с Варгом и рассказать ему про Скьёльда, но такая возможность выпала не скоро.
        Как и говорил Ингвар, в дороге мы провели все время до самого заката. Варг торопился, и я еще никогда не видела его таким сосредоточенным и недовольным. Нет, он не торопил меня, но я чувствовала, что ему так и хочется заставить меня едва ли не бежать следом за ними с Ингваром. Такими темпами, Варг мог загнать меня как лошадь и умирающей Элме вряд ли поможет моя уставшая оболочка.
        - Почему вы решили, что Элма умирает? - спросила я у Ингвара, когда мы остановившись на привал собирали дрова для костра, - Она мне показалась такой же, как и в прошлый раз.
        Ингвар только молча посмотрел на меня и ничего не ответил. За все время, что мы ужинали, никто из мужчин не проронил ни единого слова и только перед сном Варг сказал мне, чтобы я ложилась спать и набиралась сил для завтрашнего перехода. Я покорно забралась в кокон из одеял и спрятавшись в него по самый нос, закрыла глаза, намереваясь последовать совету, но выспаться в ту ночь мне не удалось.
        Ветер поднялся еще до того, как растущая луна выкатилась на середину неба. Темные тучи быстро заволокли небосвод, спрятав звезды и на землю опустился холод. Проснувшись я с ужасом подумала, что это снова Скьёльд, но увидела сидящих у костра Варга и Ингвара и тоже выбралась из-под одеяла. Мужчины задумчиво смотрели на небо и когда первая ледяная капля упала мне на лицо, я поняла, что сейчас начнется ливень. И дождь не заставил себя ждать.
        Холодные капли вперемешку с крупными градинами летели с сизых облаков, заполонивших небо. Деревья стонали от сильного ветра, задувавшего наш костер. Мы с поспешностью стали собирать наши вещи, пока они окончательно не намокли. Ингвар толкнул меня под защиту раскидистой ели, затем сунул мне в руки мои вещи и одеяло.
        - Закутайся, - приказал он и я обернула вокруг себя теплое одеяло, глядя на то, как очередным порывом задуло наш костер. Кажется, даже погода хотела воспрепятствовать нам, словно она была в сговоре с колдуном. Я прижалась спиной к стволу дерева и смотрела как град засыпает землю, уже припорошенную за день снегом. Постепенно холод стал пробираться под одеяло и мою одежду. Я села на хвою, устилавшую землю под деревом, обхватив себя руками.
        - Вот незадача! - произнес Ингвар, а я подумала о том, что если сегодня я не отдохну, то завтра у меня не останется сил для подобного перехода. Глядя на то, как ветер пригибает молодые деревья к самой земле, я с тоской вспоминала свою землянку и тепло очага.
        - Обними ее, - велел Варг Ингвару, заметив, что меня уже трясет от холода и добавил, - Так она быстрее согреется. А завтра нам надо искать лошадей. Здесь неподалеку есть деревушка, нам придется свернуть туда и постараться добыть коней, - он задумчиво оглядел меня и добавил, - Хотя бы двух.
        Ингвар присел рядом со мной и обняв меня, прижал к себе.
        - Но это опасно! - обратился он к Варгу.
        Мужчина со злостью посмотрел на бушующую стихию.
        - У нас просто нет выбора, - произнес он, - Пешим ходом нам просто не успеть.
        Я уткнулась носом в плечо Ингвару и согреваясь стала дремать. Я была слишком уставшей, а тепло Ингвара так и убаюкивало. Голоса мужчин становились все тише, пока не исчезли окончательно, растворившись, как и шум стихии в моем сне.
        Я проснулась на руках у Варга. Он нес меня так легко, словно я совсем ничего не весила, а его самого не беспокоила его рана. Увидев, что я просыпаюсь, мужчина остановился и поставил меня на ноги. Я удивленно огляделась. Солнце уже высоко стояло в небе, от ледяного дождя остались лишь воспоминания и мокрая хвоя под ногами.
        - Можешь идти? - спросил меня Варг. За его спиной я увидела Ингвара, тащившего все наши вещи, пока Варг нес мое сонное тело. Я удивилась тому, что не проснулась за все то время, пока он нес меня на руках. Смущенно улыбнулась северянину и поспешила забрать у Ингвара свои вещи. Тот только коротко улыбнулся, передавая мне мой заплечный мешок, а одеяла оставил себе, сказав, что сам понесет. Я кивнула, поблагодарив его за заботу.
        - Нам надо спешить, - произнес Варг и пошел вперед. Мы с Игнваром зашагали следом.
        - Мы уже были в этих местах, - сказал Ингвар, когда мы с ним поравнялись. Теперь мы шли рядом, глядя в спину впередиидущего Варга, - Там впереди есть деревня. В прошлый раз мы обошли ее стороной, но теперь Варг надеется раздобыть там лошадей для нас.
        Я повернула к нему лицо.
        - Элма так плоха? - спросила я.
        Ингвар вздохнул.
        - Ты не все знаешь, Лада, - ответил он, - И поверь, тебе пока лучше оставаться в неведении.
        - Это вряд ли, - сказала я, - Вы с Варгом могли бы мне хотя бы доверять. Ведь я иду за вами неизвестно куда. Я поверила вам, захотела помочь.
        - Я понимаю, но не могу тебе ничего сказать, - произнес воин и шагнув вперед, обгоняя меня. Хмуро посмотрев ему во след, я тоже прибавила шагу.
        К деревеньке мы вышли через несколько часов блуждания по лесу. Это оказался тихий хутор в несколько домов. Проходя на единственную улочку я заметила только одну странность - здесь не было собак. А вот людей мы увидели почти сразу же, как поравнялись с первым деревянным домом, стоявшим на самом краю поселения.
        Нас увидел высокий мужчина коловший во дворе дрова. Он выпрямился и отставив в сторону топор, посмотрел на нас тяжелым взглядом из-под нависших густых бровей. Он был темноволос и коренаст. И одет совсем не как крестьянин.
        - Приветствую тебя! - крикнула я, когда мы подошли к невысокому забору, окружавшему двор перед домом мужчины.
        Он шагнул к калитке и уже через мгновение стоял перед нами.
        - Кто такие? - спросил он.
        Я представила себя и назвала своих спутников.
        - Грын, - коротко назвался мужчина, - Я здешний глава. С чем пожаловали?
        Варг рассматривал Грына не менее пристально, чем тот его, затем вышел вперед, показывая мужчине, что он главный в нашей компании и спросил нет ли лошадей у него на хуторе, которые бы продавались.
        - Мы хорошо заплатим, - добавил он.
        Грын криво улыбнулся левым краем толстых губ.
        - У меня так точно нет. Во всей деревне лошади есть только у старого Борича, если вам так надо, то я даже могу провести вас к нему.
        - Были бы признательны, - сказала я тихо.
        Грын как-то странно посмотрел на меня, улыбнулся, обнажив крупные белые зубы. Странной показалась мне эта улыбка и сам хутор оказался не менее странным. От этого мужчины у меня был озноб по всему телу. Пока мы шли следом за Грыном, то увидели еще нескольких жителей, среди которых была только одна женщина и та в летах. Она выглянула из дверей одного из домов, но едва я бросила взгляд в ее сторону, как она тот час же спряталась, захлопнув за собой двери. Ни единого ребенка я не заметила, а уж эти-то должны были показаться. Я знала, какими любопытными бывают дети, а тут стояла тишина, нарушаемая только скрипом наших сапог.
        Когда мы пришли к дому так названного Борича, Грын оставил нас ожидать во дворе перед домом. Ждали мы недолго и за это время я успела переброситься взволнованным взглядом с Ингваром. Варг же стоял с каменным лицом, словно его совершенно не волновало то, что он видел. И хотя можно было предположить, что жители хутора нас просто бояться, но все равно слишком много необычного было во всем этом.
        Скоро двери дома распахнулись, выпуская седого старика и Грына, следовавшего за ним следом. Старик был высок и подтянут. Длинные совершенно белые волосы были перехвачены обручем. Борода, не в пример короче, едва прикрывала грудь. Старик двигался для своего возраста как-то слишком легко и проворно. Он оглядел нас и сказал:
        - Я Борич, - представился он, и продолжил, - У меня есть только две лошади, которых я мог бы вам продать, предложи вы за них достойную цену.
        - Мы заплатим столько, сколько скажете, - ответил Варг.
        Старик внезапно посмотрел на меня. Я увидела, что у него светлые зеленые глаза. Взгляд, пронизывающий и показавшийся мне жадным, пугал до дрожи в коленях. Варг проследил за стариком и нахмурился, заметив, как пристально тот разглядывает меня. Кажется, ему это не понравилось.
        - Так сколько ты хочешь, старик? - резко спросил он.
        Борич назвал цену, от которой у меня едва не упала челюсть. Да за такие деньжищи, подумала я, можно купить весь этот хутор с людьми, домами и еще лес в придачу! Но Варг даже глазом не моргнул.
        - Хорошо, - только и сказал он, не споря и не торгуясь, - Только сперва покажи своих лошадей, чтобы я убедился, что они не сдохнут, едва мы отъедем на них от вашего гостеприимного поселения.
        - Конечно же, твое право, воин, - старик поманил Варга следом, и они вошли в прилегавшую к дому небольшую конюшню. Мы, я Ингвар и Грын остались стоять перед домом. Мы с Ингваром переглянулись. Он, как и я, тоже заметил неладное на этом хуторе. Но раз Варг никак не отреагировал на подобные странности, решила я про себя, значит и нам стоит делать вид, что все идет как надо.
        Варг и старик скоро вернулись. Борич выглядел крайне довольным, а Варг вел под уздцы двух крепких кобыл с длинными хвостами, обе рыжие с белыми гривами. Лошади были ухоженными. Даже густые гривы кто-то любовно заплел в многочисленные косицы. Хвосты были расчесаны и обе кобылы казались здоровыми и упитанными. Старик к обеим своим лошадкам прибавил седла, и я невольно подумала о том, во сколько обошлась нам эта сбруя, но интересоваться не стала?
        - Нам стоит отправляться, - сказал Варг и подсадив меня в седло, подхватил лошадь под уздцы. Мы коротко распрощались с негостеприимными жителями хуторка и скоро покинули территорию деревеньки. Когда мы вышли на дорогу, начинавшуюся с другого входа на хутор, то Варг сел за моей спиной в седло. Лошадки казались спокойными и выносливыми. Ингвар вскочил на вторую кобылку. Варг как-то странно посмотрел на небо. Солнце уже близилось к краю. Перистые облака, набежавшие за последние часы, стали розоветь и отливать золотом. Приближались сумерки. Едва закат, алый как кровь, достиг своей величественной красоты перед тем как солнце до рассвета покинуло землю, Варг нам сказал:
        - Вы оба хоть поняли, с кем мы только что общались?
        Ингвар кивнул, а я отрицательно покачала головой.
        - Не-ет, - протянула я, уже предчувствуя неприятности. И оказалась права.
        - Завтра полнолуние и нам надо уехать как можно дальше от этой деревни, - сказал Варг.
        - Почему? - спросила я, - Ну объясни же мне.
        Мужчина пришпорил лошадь, и та пошла рысцой. Ингвар ехал рядом.
        - Ты не заметила странного в поведении этих людей? - поинтересовался Варг.
        - Как же не заметила!
        - Я первым делом задумался, когда увидел, что на хуторе нет ни единой собаки, - вставил свою лепту Ингвар.
        - Все объясняется просто - все мужчины этого поселения перевертыши, оборотни, - закончил Варг.
        Я замолчала. Удивления не было. Наверное, я уже и сама догадывалась, кто были эти люди.
        - А луна-то растет, - добавил внезапно Ингвар, - Завтра как раз будет полнолуние и я уверен, что они пойдут по нашему следу.
        Варг кивнул.
        - Они и лошадей-то разводят, чтобы было на кого охотиться, - произнес северянин.
        - А почему не коров? Больше мяса... - ляпнула я.
        - За лошадьми им надо побегать. Человек превращаясь в зверя должен дать выход животной злости. Им нужна охота и в этот раз им еще нужна и ты, Лада. Ты ведь видела, что в деревне почти нет женщин. Род Борича вымирает и поверь, они постараются взять тебя живой, но если им это не удастся, то тебя ожидает та же участь, что они приготовили и нам с Ингваром.
        Я сглотнула. А ведь наше путешествие казалось мне таким удачным. Рано я радовалась.
        - Поспешим, - громко крикнул Варг и пришпорил свою лошадь. Я вскрикнув вцепилась за его плечи, боясь упасть. Я впервые в своей жизни села на лошадь. В нашей деревне лошади были. Одна даже у Бояна, да только кто мог мне позволить сесть на нее верхом. Наши кони работали и были предназначены для вспахивания полей, а не для веселых скачек по дорогам и полям, да и если признаться, полей вокруг нашего болота никогда и не было.
        Мы скакали вперед, пока ночь, глубокая и серая от светившей луны не опустилась на землю. Пора было устраивать привал. Эту ночь мы провели в относительном покое. Только мне снились странные сны, которые, едва я открывала глаза, уходили в ночь, словно не желали, чтобы я помнила о них. Проснувшись за час перед рассветом я поняла, что больше уже не усну. Встала, закутавшись в одеяло и приблизилась у догорающему костру. Подбросила дров и села у самого огня, согреваясь.
        Небо на моей головой уже светлело. Почти полная луна отчего-то не спешила покидать небосвод и смотрела на меня, выглядывая между двух сосен.
        Завтра будет полнолуние, поняла я и если верить словам Варга, завтра за нами придут хозяева с хутора. Мы видели только двоих, если не считать женщины, но что-то подсказывало мне, что они намеренно не показывались нам. Теперь то я поняла, почему хутор выглядел таким пустым и почему нам продали этих лошадей. В этот раз оборотни собирались поохотиться на нас и от осознания этой мысли по моей спине прошел озноб. Я с готовностью протянула руки над костром, вспоминая свою тихую жизнь в землянке, жизнь, к которой я уже вряд ли вернусь.
        Полная луна, как золотой медальон светила с неба. Как назло, ни одно облако не омрачало усыпанный звездами небосклон. Я сидела у костра, сна ни в одном глазу и только озиралась по сторонам. Мы ехали почти без остановок эти два дня, но Варг, точивший сидя на пне свой меч, сказал, что оборотни все равно придут за нами и стоит быть готовыми ко всему.
        - Элма дала мне порошок от нечистой силы, - произнес он, когда закончил с оружием. Звон стали, входящей в ножны оторвал меня от созерцания темных кустов, обступивших поляну, где мы остановились на ночлег.
        - Что еще за порошок? - спросил Ингвар.
        - Надо посыпать вокруг нашей стоянки, - сказал Варг, - Оборотни не смогут переступить черту, но и нам ни в коем случае нельзя ее переходить, вы поняли, - он посмотрел на Ингвара, который стреножил кобыл, затем на меня. Я кивнула и Варг достал из-за пазухи какой-то маленький мешочек. Судя по виду, порошка там было не так много, потому защитный круг возле нашего пристанища оказался невелик.
        Варг вернулся под защиту круга, уселся радом со мной, положив на колени свой топор, что всегда носил за спиной. Увидев мой заинтересованный взгляд, сказал:
        - Меч, для людей, для собак у меня топор, - и даже как мне показалось, он улыбнулся.
        К нам присоединился Ингвар и предложил мне лечь поспать, но я не могла. Сон просто не шел, и я мысленно молила Богов, чтобы эта ночь полнолуния скорее закончилась.
        Время тело медленно. Усталость все же стала брать свое и бесцеремонно прислонившись к плечу Варга, сидевшего рядом, я закрыла глаза и уплыла куда-то в темноту. Когда внезапно проснулась от крика лошадей. Я дернулась, но Варг удержал меня на месте, придавив своей тяжелой ладонью к шкуре, на которой я сидела. Кобылы за моей спиной испугано жались друг к другу и кричали, почти как люди.
        - Это они? - спросила я тихо и прежде чем кто-то из северян успел ответить, я увидела первого оборотня.
        Грациозно выплыв из темноты леса огромный белый зверь опустился на лапы прямо перед нами. Я храбро подумала, что это просто волк, только вот размерами он был с молодого теленка.
        - Борич! - произнес Варг тихо. Я не поняла, это он объяснял нам, кто появился перед нами, или просто таким образом приветствовал старшего оборотня, вожака стаи.
        Огромная пасть открылась. Я увидела ряд острых зубов. Оборотень тихо и угрожающе зарычал и сделал по направлению к нам шаг, затем еще один и внезапно остановился. У той самой черты. А за спиной Борича появлялись новые волки. Они выходили из темноты. Одни были серыми, другие черные, как сама ночь, но объединяло их всех одно - лютая ненависть, сверкавшая в глазах и острое желание убить, разорвать, покалечить.
        - Пока мы здесь, нам ничего не угрожает, - твердо произнес Варг. Его уверенность передалась и мне, только вот наши лошади ее совсем с нами не разделяли. Они нервничали, брыкались и испуганно ржали, глядя на то, как нас окружают звери. Ингвар встал и подошел к одной из кобыл, схватил за уздцы, притянул к себе ее голову и стал что-то шептать, пытаясь успокоить, но она только дергалась в его руках, норовя вырвать поводья. Я не знаю, как второй лошади удалось освободиться, но я услышала только вскрик Ингвара, когда кобыла разорвала путы на ногах и прежде чем северянин сумел ее остановить вырвалась из защитного круга. Несколько оборотней взвыли и бросились догонять лошадь. Они исчезли в темноте раньше, чем я успела моргнуть, а затем тишину ночи прорезал страшный крик, и я закрыла лицо руками.
        Но тут Борич стал принюхиваться. Его широкие ноздри втянули воздух, и оборотень двинулся в ту сторону, откуда выпрыгнула лошадь. Всего секунда и Варг оказался на ногах, а я стояла за его спиной.
        Убегая наша кобыла повредила защитный круг, образовалась брешь, и вся магия стала просачиваться сквозь нее. Белый оборотень сделал шаг и переступил черту.
        Глава 8
        Всего секунда и вожак стаи прыгнул вперед, а за ним последовали остальные. Я испуганно отшатнулась назад, Варг стоял впереди и закрывал меня от зверей. Борич же не спешил нападать. Он мягко опустился на лапы на расстоянии взмаха топора северянина и замер, выжидающе глядя на нас желтыми глазами. Один из его стаи, самый мелкий оборотень, наверняка из молодых, взметнулся вперед мимо своего вожака. Мелькнул топор, и голова зверя покатилась по земле, а тело распласталось у ног мужчины.
        - Женщина... - внезапно прорычал Борич, - Нам нужна женщина! Уходите...
        Варг покачал головой, давая понять белому волку, что женщину он не получит, а сам склонился ко мне, шепнул:
        - Когда они бросятся на меня, беги к лошади и скачи отсюда во весь опор.
        Я вцепилась в его плечо
        - А как же вы? - спросила тихо.
        Варг и Ингвар переглянулись.
        - Мы найдем тебя потом, - сказал Варг, - Главное, чтобы ты сейчас была в безопасности, насколько это вообще возможно.
        Борич заметил наши переговоры и требовательно зарычал. Стая атаковала. Варг толкнул меня назад, а сам вместе с Ингваром преградил путь оборотням. Я рванулась к лошади, на ходу выхватила нож из-за пояса. В один удачный взмах лезвие распороло веревки, стягивающие путы на ногах у кобылы. Та испуганно захрипела, когда я взлетела ей на спину, вцепившись пальцами в густую гриву.
        - Ну же, миленькая! - зашептала я ей на ухо. За моей спиной что-то огромное приземлилось на землю. Один из оборотней прорвал оборону северян и мне даже не надо было оборачиваться назад, чтобы понять, что это Борич. Я с силой ударила пятками в бока лошади и та, встав на дыбы возмущенно заржала. Я обхватила ее шею и снова ударила в бока. Лошадь шагнула вперед, затем перешла на быстрый шаг и вот уже во всю неслась вперед, а я сидела на ее спине, молясь о том, чтобы не свалиться на землю.
        Мимо мелькали ветки деревьев, толстые темные стволы, белеющие на фоне покрытого снегом земного покрова. Один раз, за всю эту скачку я решилась оглянуться назад и тут же увидела огромное белое пятно, несущееся следом. Мы не так уж и далеко отъехали от нашей стоянки, когда кобыла поскользнулась на льду. Замерзшая вода, какая-то жалкая лужа и вот я лечу с лошадиного крупа, а сама кобыла падает на бок, нелепо дергает ногами.
        Я вскочила на ноги достаточно быстро, чтобы заметить появившегося оборотня. Волк остановился, вывалив яркий язык, он сперва посмотрел на меня, затем на лошадь, хрипевшую от страха. Она не могла подняться на ноги, и я подозревала, что для нее падение закончилось более печально. Зверь думал недолго. В один мощный прыжок он преодолел разделявшее его и раненую лошадь расстояние. Я зажала в руке нож, готовая дорого отдать свою жизнь, но волк пока не обращал на меня внимания. Он несколько коротких мгновений смотрел на лошадь, затем в одно резкое движение разорвал бедняге горло. Я даже не успела заметить, как он это сделал. Я стояла и смотрела, как Борич лакает из горла кобылы хлещущую кровь. Я говорила себе, что надо бежать, попытаться спастись, но при этом понимала, что даже с лошадью мои шансы уцелеть были не велики, а теперь уж и подавно.
        Когда зверь насытился и повернул ко мне свою окровавленную морду, я выставила перед собой нож. Наверное, если бы оборотень мог улыбнуться, он бы сделал это. А я стояла, стараясь подавить в себе страх перед волком, хотя, если б это был обычный волк, я бы справилась с ним, но этот громадный зверь был для меня слишком силен.
        - Я не трону... - прорычал Борич, - Не сопротивляйся... - слова давались ему с трудом, и я едва разбирала то, что он говорил. Белый оборотень шагнул ко мне. Я предупреждающе произнесла:
        - Не смей приближаться!
        Оборотень странно закашлял, словно пытался смеяться. И правда, я представляла собой жалкое зрелище. Растрёпанная от скачки с испугом на лице я сдерживала дрожь в вытянутых руках. От меня не веяло угрозой, и зверь это прекрасно понимал. Когда он рванулся ко мне явным намерением повалить наземь, я изловчилась и пырнула его в бок ножом. Борич удивленно отскочил назад и посмотрел на меня. Затем я увидела, как его желтые глаза меняют свой цвет, наливаясь кровью. И когда он снова бросился ко мне, случилось невозможное. Прямо из-за деревьев наперерез оборотню выпрыгнул волк. Обычный серый волк. Но я сразу же узнала его. Это был МОЙ волк. Тот самый, которого я нашла под деревом истекающего кровью. Я не успела даже удивиться тому, откуда он здесь взялся. До моего дома были многие дни пути, причем мы существенно сократили их морем, когда плыли на корабле, но думать сейчас об этом совершенно не хотелось.
        Звери сцепились. Белый оборотень был сильнее и массивнее, но серый куда меньше и при этом более ловкий. Он не позволил Боричу ни разу схватить себя, зато сам с завидным постоянством пытался ухватить оборотня за шею, а я выжидала, сжимая нож, когда смогу нанести свой удар. Но вот Борич сбросил с себя волка. Стремглав кинулся ко мне. Я не успела увернуться и удар сильной лапы сбил меня с ног. Мой нож отлетел в сторону и печально звякнул, ударившись о землю. Оборотень придавил меня к земле, затем повернулся к волку. Тот стоял низко прижав голову к земле и угрожающе рычал. Я дернулась было, но тут же зверь навалился на меня, придавливая всем весом и бросил взгляд на серого волка.
        - Уходи, - пролаял он, - Она наша. Она нужна нам...
        Лежа на земле я увидела, как волк поднялся на задние лапы и вдруг стал расти, увеличиваясь в размерах. Шерсть втягивалась под кожу, длинная морда преобразуется в чуть вытянутое лицо. Я с ужасом узнавала в превращающемся в человека волка колдуна. Еще несколько коротких секунд и передо мной стоит мужчина. Он пристально посмотрел на Борича, затем резко выкинул вперед обе руки и оборотень, сорванный с моего тела какой-то силой, отлетел назад. Я услышала слабый скулеж и приподнявшись, обернулась назад. Борич стоял перед Скьёльдом, опустив свою огромную лохматую голову, похожий на пристыженного пса, провинившегося перед своим хозяином.
        - Я не знал, что это ты, - пролаял белый волк.
        - Убирайся! - бросил ему колдун. Борич не заставил себя просить дважды. Среди деревьев мелькнула его белая спина и он пропал.
        Колдун сделал ко мне шаг и замер.
        - Так это был ты, - произнесла я, тяжело поднимаясь на ноги, - Тот волк, это был ты! - Спина болела от удара о землю. Я огляделась в поисках ножа и увидев его, подобрала и вернула обратно в ножны. Использовать его против Скьёльда не было толку. Если уж Борич убежал, поджавши хвост, то куда мне тягаться с этим колдуном.
        - Зачем ты спас меня? - спросила я, - Чтобы убить самому?
        Скьёльд молча смотрел на меня. Теперь в его глазах я увидела интерес. Он словно впервые увидел меня. Его взгляд ощупывал, прикасался невидимо, но как-то ощутимо. Затем он подошел почти вплотную. Крепкая рука обхватила мой подбородок, подняла вверх так, чтобы было хорошо видно мое лицо. А я чувствовала странное тепло, исходящее от его пальцев, и оно необыкновенным образом успокаивало меня.
        - Старуха меня обыграла, - зачем - то признался он.
        - Элма?
        Он коротко кивнул.
        - Пойдем со мной, - сказал он, - Тебе нельзя идти к ней. Ты даже не знаешь, на что дала свое согласие!
        - И это говоришь мне ты, который хотел убить меня! - произнесла я возмущенно.
        Скьёльд спокойно посмотрел в мои глаза.
        - Да, - признался он, - Я хотел тебя убить и убил бы, если бы не одно НО... Понимаешь, твое убийство решило бы много проблем. Вторую такую Элме пришлось бы еще долго искать и вряд ли бы она нашла. Когда я был в форме волка, то не смог распознать твое касание. Но после я все понял.
        - Так расскажи мне! - попросила я, - Я тоже хочу понять!
        Мужчина провел пальцами по моей щеке, и я не шарахнулась в сторону, а наоборот, удивляясь сама себе, потянулась за его рукой. Что со мной происходило? Разве это сейчас была я? Сознание поплыло, кажется еще миг, и я обмякну в его руках, стану безвольной игрушкой. Собрав всю свою волю, я отстранилась, оттолкнув руку Скьёльда.
        - Не смей околдовывать меня, - зашипела я. Мысли снова стали чистыми, стоило мне отодвинуться от его рук.
        - Это не колдовство, просто ты... - ответил он и прежде чем смог хоть что-то еще произнести, как в воздухе, прямо над нашими головами раздался странный хлопок, и я увидела серую пыльцу, осыпающуюся нам на волосы. Вдохнув ее, я чихнула, а вот Скьёльд странным образом рассыпался на части, превратившиеся в черных, как ночь воронов, что с криками взмыли в небо.
        - Лада! - раздался крик за моей спиной, и я устало опустилась в руки Ингвара. В голове гулко зазвучал бабушкин голос, твердивший одно: не верь ему, не верь ему, не верь...
        - Лада, ты цела? - это подбежал Варг. Я увидела, что его лицо и одежда забрызганы кровью.
        - Да, - ответила я, ощущая во всем теле странную слабость. Заметив мое недоумение, Ингвар поспешно объяснил, что это у меня от порошка, с помощью которого он прогнал Скьёльда. Частицы попали на меня, но подействовали как на простого человека.
        - Это единственный способ прогнать колдуна, - произнес Игнвар, - Этот порошок сделала Элма. Когда еще была в состоянии колдовать.
        Мне стало непонятно, почему такой сильный колдун не может противостоять магии старухи. Значит Элма ровня ему в своей силе? И неожиданно для себя самой я поняла, что не хочу быть такой. Я не хотела забирать силу Элмы. Я хотела оставаться просто Ладой, женщиной, что лечила людей и животных, что могла свести порчу и помочь с бесплодием. Мне хватало заложенной во мне силы, большего я не желала.
        Варг пристально посмотрел на меня. Заметил задумчивое выражение на моем лице.
        - Он что-то тебе говорил? - спросил северянин, - Он что-то успел тебе сказать или сделать?
        - Нет, - покачала я головой, - Но он спас меня от оборотня! - я с вызовом посмотрела в глаза мужчины, - Что произошло, почему он больше не хочет моей смерти, ты знаешь?
        Северянин мгновение молчал, затем произнес:
        - Тебе не надо ему верить. Скьёльд ничего просто так не делает. Он пытался околдовать тебя я вижу ему это почти удалось. Не позволяй ему смотреть тебе в глаза, никогда, иначе сама захочешь уйти с ним и тогда я не смогу тебя найти, а ты очень нужна Элме. Мы уже близко, и я не могу позволить Скьёльду взять верх. Ты мне поможешь?
        - Я постараюсь, - сказала я.
        - Хорошо, - кивнул Варг и сменил тему, - Скажи, ты сможешь идти сама? Нам надо вернуться в лагерь. Теперь мы остались без лошадей, - добавил он, бросив быстрый взгляд на мертвую кобылу, лежащую на земле в паре метров от нас.
        - А где остальные? - поинтересовалась я, когда мы пошли в сторону привала. Ингвар в этот раз возглавлял шествие. Варг ковылял рядом со мной. Я заметила, что у него ранена нога.
        - Теперь в клане Борича будет намного меньше волков, - услышав мой вопрос, произнес шагавший впереди Ингвар, - Будут знать, как пакостить. Деньги у нас взяли, а сами наших лошадей загрызли. Если бы у нас было больше времени, я бы вернулся и спалил дотла проклятый хутор, - закончил воин, - Чтобы не повадно было впредь на людей нападать!
        Остаток пути до нашего привала мы проделали молча. Я увидела несколько волчьих тел, валявшихся на поляне. Захмурилась от жуткого зрелища отрубленных звериных конечностей.
        - Надо бы оттащить их подальше, - сказал Варг Ингвару, - Завтра на рассвете это будут уже человеческие тела. Не стоит Ладе видеть все это.
        Я услышала его слова и поспешно отвернулась, когда мужчины подхватили за лапы одного из убитых оборотней и потащили его за деревья.
        - Что с ними будет? - спросила я у вернувшихся северян.
        - Борич не оставит своих, - ответил тот, - За ними придут, не беспокойся! А на нас он вряд ли посмеет снова напасть.
        Я села у огня, дрожа от случившегося. Как-то меньше всего я переживала за остатки тех, кто пытался нас убить, просто само присутствие рядом мертвых тел действовало угнетающе. Мужчины тем временем расчистили поляну от мертвых зверей и вернулись к костру, когда уже начала заниматься заря. Ни о каком сне больше не могло быть и речи. Я хотела только одного, уйти как можно дальше от этого места.
        Мы снялись с поляны, как только рассвело. Воздух еще казался серым и был наполнен ночным морозом, а солнце не спешило побаловать нас своим светом и обманчивым зимним теплом. Я шла между северянами, глядя в спину впередиидущего, а сама думала о странном колдуне, который кажется, передумал меня убивать и о том непонятном ощущении, которое он вызывал у меня. Мне были непонятны его действия. Почему он переменил свое решение? Что тогда остановило его? И кажется, было еще кое-что... Я еще не знала точного названия этому чувству, но оно заставляло мое сердце сжиматься и биться быстрее. Между нами с Скьёльдом существовала какая-то связь. Она пока была невидима и тонка, но после каждой новой встречи становилась прочнее. А Варг что-то не договаривал. Чисто интуитивно я понимала это и чувствовала его неискренность. Как бы я хотела понять, что в действительности они хотят от меня! Надо признаться, Скьёльд сумел заронить во мне зерно подозрительности и недоверия.
        И снова мы были в пути. Я уже не помнила, сколько дней мы просто шли по лесу. Время сузилось от рассвета, когда надо было подниматься и снова идти вперед, следуя за широкими спинами моих спутников и до заката, когда я падала замертво на ложе из шкур у разожженного огня. Снов больше не было, я просто проваливалась во тьму, а потом выплывала из нее на свет. К моему удивлению, Скьёльд больше ни разу не появился. Я не знаю, как получилось у Варга сбить со следа колдуна, но каждый день мы все пили из его фляги какое-то зелье и именно она, как я поняла, не позволяло Скьёльду нас найти. А я почему-то часто вспоминала высокого темноволосого колдуна.
        - Уже совсем близко, - сказал во время ночного привала Варг. Он посмотрел на свою флягу.
        - И отвара почти не осталось, - заметил Ингвар, сидевший напротив.
        - Ничего, когда мы придем в наше поселение, то будем в полной безопасности. Скьёльд не решиться сунуться к нам.
        Затем по знаку Варга Ингвар снял с шеи амулет, протянул мне через огонь.
        - Мне надо знать, что с Элмой, - сказал он странным просящим голосом.
        - Я устала, - произнесла я, но больше протестовать не стала и безропотно надела на шею амулет.
        Видение ударило с новой силой. Кажется, мы действительно были близко, и моя связь с ведьмой усилилась. Я только теперь поняла, что камень, заключенный в амулете связывал меня с Элмой. Медленно, но уверено, и мы словно становились единым целым, хотя я и наблюдала за старухой со стороны. Сейчас я увидела, как она сидит возле камина. Огонь в очаге отбрасывал странные тени на ее лицо и мне показалось что выглядит Элма намного лучше и...тут я удивилась ... моложе. В груби сдавило болью, и привычная слабость прогнала видение, но я успела заметить, что старуха обернулась, словно почувствовала мое присутствие рядом с ней. Я успела увидеть блеск в ее глазах. Необычный такое блеск или это сыграло мое воображение?
        - Что с ней? - спросил меня первым делом Варг. Я очнулась на его руках, разбитая и слабая. Ингвар посмотрел на меня, затем сказал Варгу.
        - Тебе не стоит больше пользоваться амулетом. Элма так может истощить Ладу. Ты разве не видишь, что она тянет из нее силы?
        Варг не обратил внимания на друга. Он ждал моего ответа.
        - Она показалась мне моложе...и выглядела вполне крепкой и здоровой, в сравнении с той Элмой, что я увидела впервые, - сказала я и добавила, - Может вы ошибаетесь, и я вовсе не нужна этой женщине?
        Варг заметно побледнел. Даже в свете костра я увидела его изменившееся лицо. Они с Ингваром переглянулись.
        - Только не говори мне, что мы опоздали! - попросил тот.
        - Я сам еще не знаю, - ответил Варг.
        Амулет перекочевал из рук Варга на шею Ингвара. Они оба выглядели взволнованными. А когда Варг протянул мне флягу для очередного глотка, я сделала вид, что выпила, а сама быстро отвернувшись, выплюнула отвар, пока мужчины были заняты приготовлением ко сну. Сама не знаю почему, но я хотела, чтобы Скьёльд нашел меня.
        Глава 9
        Судя по оживленному выражению глаз на лице Варга мы наконец-то пришли. Я еще издали заметила тонкую струйку дыма, поднимающуюся в воздух над дальними деревьями. Где-то поблизости было поселение. Варг стал торопить нас с Ингваром, но мои силы уже были на исходе и все что я могла это плестись следом. Хотя с холма, с которого я увидела дым, идти было легче.
        - Еще час, и мы у цели! - сказал Варг.
        - У цели! - повторила я его слова про себя и странное дело, чем ближе мы оказывались к поселению северян, тем большей слабостью наливались мои ноги. Когда Варг наконец заметил, что я едва иду и этим самым задерживаю всех нас, он приблизился, без слов подхватил меня на руки и легко перебросил через плечо, отдав мои вещи следующему позади Ингвару.
        - Что с ней? - спросил тот.
        Варг шагнул вперед, придерживая меня за бедра, но у меня не было сил противиться.
        - Это Элма, - ответил мужчина, - Она чувствует наше приближение. Надо торопиться.
        Не знаю, откуда у мужчин взялись силы, но они побежали и как оказалось, торопились они не напрасно. Я почувствовала, как стало резко холодать. Воздух стал густеть и наполняться тенями, словно день внезапно превратился в ночь. Я зашевелилась на спине Варга, но тот только сильнее прижал меня широкой рукой.
        - Отпусти, - сказала я, - Я пойду сама!
        Но Варг не собирался меня отпускать, а только побежал быстрее и вот уже Ингвар остался за нашей спиной. Я могла только удивляться, откуда черпает силы этот воин, будто он и не прошел с нами все эти мили. Мне на короткий миг показалось, что его тянет само поселение. Его притягивает Элма.
        Когда в лицо бегущему мужчине ударил сильный порыв ветра, налетевшего из неоткуда, он пошатнулся и едва не выронил меня, а я вывернулась в его руках и увидела, как по затянутому облаками небу, каким оно бывает только перед сильной грозой, летят птицы. Их было много большие и маленькие, серые и черные они заполонили небо, стали той самой страшной серой тучей, что нависла над нами. Я успела увидеть, как от этой тучи отделились четыре черных ворона, они полетели вперед и обогнали нас. Варг пробежал еще несколько шагов и резко остановился. Я сползла с его спины, глянула вперед, туда, где вороны, словно в каком-то диком танце закружились над землей, а потом ударились друг о друга и перед нами предстал Скьёльд.
        - Как он нас нашел? - удивленно произнес Варг, - Он не мог почувствовать тебя, - северянин оглянулся на меня, стоявшую за его спиной. Я глаз не отвела, отвечая спокойным взглядом.
        - Это ты? - догадался Варг, - Ты не выпила зелье? Почему?
        - Потому что она чувствует, что ты ее обманываешь, - ответил за меня колдун. Варг обернулся к нему. Медленно опустил руку к бедру. Сталь зазвенела, когда он стал вынимать меч из ножен. Затем ловко отстегнул топор, уронил его наземь, чтобы не сковывал движения. Над нами закричали птицы. Пронзительно и звонко, да так громко, что я прижала руки к ушам и пригнулась, словно это могло как-то помочь мне избежать страшного птичьего крика. А потом разом все стихло и птицы над нами исчезли. Осталось только черное небо и теперь оно было затянуто обычными тучами.
        - Отойди и освободи дорогу, - сказал Варг. Скьёльд вышел вперед, улыбнулся с вызовом и ехидством.
        - А если нет?
        - Тогда мне придется заставить тебя сделать это, - ответил Варг.
        Колдун бросил короткий взгляд на меня, стоявшую за плечом северянина.
        - Я думаю, тебе стоит знать, что Элма собирается выпить тебя до дна. Для этого Варг и ведет тебя к ней. Никому не нужна твоя целительская сила, или что там они тебе наплели? Может, Варг сказал тебе, что Элма умирает и ей надо передать избраннице свою силу?
        Я сделала шаг назад, отодвигаясь от Варга. Тот чуть повернул ко мне голову, не оставляя при этом на виду противника. И хотя Скьёльд не был вооружен, я была уверена, что Варг не зря достал меч.
        - Это правда? - спросила я.
        Варг молчал. Он не стал не подтверждать слова колдуна не опровергать их. Он зло посмотрел на Скьёльда, сжал зубы, да с такой силой, что я увидела, как напряглись желваки на его лице.
        - Последний раз предупреждаю, уйди с моей дороги, - сказал Варг.
        - Нет, - покачал головой колдун и тогда Варг стремительно бросился вперед. Я увидела, как ловко ушел от его рубящего удара колдун. Смазанное движение и вот он уже стоит в шаге от противника. Варг развернулся к нему лицом быстрее, чем это сделал бы человек. Скьёльд встряхнул руки и в его пальцах блеснули два коротких меча. Тонкие лезвия запели свою страшную песню. Варг в прыжке рубанул воздух, Скьёльд проскользнул от его меча, ударил сзади, но Варг уже развернулся и отразил его мечи. Сталь застонала, посыпалась яркими искрами.
        - Это моя земля! И она мне поможет! - прохрипел Варг, наваливаясь на менее крупного противника, придавливая его своей массой. Скьёльд пригнулся, убирая мечи, прогнулся под рукой Варга. Я отступила назад, глядя на их поединок. Вот они снова оказались лицом к лицу. Тонкие короткие мечи колдуна мелькали, отражая бешеные удары Варга. Тот давил, пытался повалить противника, но ему это никак не удавалось, а я все стояла и смотрела на бой. В голове звучали слова колдуна, и я понимала, что он сказал правду. Меня использовали.
        Когда колун присел, уходя от меча Варга, я заметила, как он разжал правую руку. Один из мечей пропал и Скьёльд сделал странное движение в сторону Варга и воина внезапно отбросило в сторону. Колдун одним плавным движением поднялся и вытянув перед собой руку в направлении упавшего северянина, сжал ее в кулак и с силой толкнул вперед, словно бил Варга в грудь. Воин покачнулся и выронил меч. Его руки прижались к груди, и он согнулся пополам, будто от боли, а Скьёльд повернулся ко мне и быстро приблизился.
        - Лада, - произнес он, - Пойдем со мной, - и протянул мне навстречу руку.
        Я покачала головой и попятилась.
        - Я не хочу, - ответила я, - Оказывается Варг и Ингвар мне лгали... Я им доверилась, а они собрались убить меня! Как я могу знать, что ты тоже сейчас не преследуешь какие-то свои цели? Возможно ты ищешь с моей помощью лазейку, чтобы отомстить Элме!
        Скьёльд шагнул за мной.
        - Дай мне свою руку, - сказал он и посмотрел мне в глаза, - Доверься мне и дай хотя бы возможность объяснить мои действия в отношении тебя.
        Я посмотрела в его лицо. Глаза колдуна завораживали меня. Наверное, Варг был прав, Скьёльд умел околдовывать одним взглядом, и я потянулась к нему. Сама.
        Когда наши руки встретились, Скьёльд внезапно прижал меня к себе. Крепкие руки обхватили мое тело, стиснули, но при этом он не разрывал наш зрительный контакт.
        - Смотри на меня, - прошептал он, - Я хочу, чтобы ты увидела то, что знаю я, то, что может быть... То, что я надеюсь станет правдой!
        Я погрузилась в тихий омут. Яркий свет со всех сторон ослепил меня, но я услышала чужие голоса. Детские голоса и они приближались, казалось я шла им на встречу. Постепенно свет стал менее ярким, он бледнел, превращаясь в обычный солнечный день, и я увидела странную картину. Зеленую поляну перед добротным домом, женщину, сидящую ко мне спиной, ее длинные волосы были распущены и ветер перебирал густые пряди. Рядом с ней на траве играл ребенок, еще совсем кроха, едва начавший ходить, темноволосый, с ямочками на пухлых щеках, и он тянул ручки к женщине, а она подхватила его и поднявшись, стала кружить. Ребенок рассмеялся, заливисто, заразительно. А потом я увидела высокого мужчину, идущего к своей семье. Он улыбался так открыто, что я невольно удивилась, что Скьёльд оказывается может так улыбаться... неужели это было мое будущее, моя судьба? Или колдун наслал обманное видение, чтобы, как и Варг обмануть меня? Чужой окрик за моей спиной и женщина из видения обернулась. И хотя ее лицо было почти размытым для меня, я сразу же ее узнала и тут же все исчезло. Кто-то сильный вырвал меня из рук Скьёльда, до
боли сжал плечи.
        - Лада, нет! - крикнул колдун, протягивая ко мне руки, но Ингвар за моей спиной уже набросил на мою шею амулет. Вспышка боли тисками сдавила голову, и я увидела Элму и хотя женщина выглядела уже совсем молодой, я узнала ее. Элма приближалась ко мне, улыбаясь и в этой улыбке я видела свой конец, а затем она вошла в меня и все исчезло.
        Элма улыбалась Скьёльду губами Лады. Затем подняла вверх чужие руки, которые все еще плохо ей повиновались. Рассмотрела длинные пальцы с короткими ногтями, и только потом перевела взгляд на стоявшего рядом колдуна. Ингвар за ее спиной вытягивал из ножен оружие. Варг встал на колени, встряхнул темной гривой, словно прогоняя дурноту.
        - Ты проиграл, Скьёльд - сказала ведьма, - Я ведь предупреждала тебя.
        Колдун улыбнулся краешками губ.
        - Тебе стоило убить девчонку, пока была такая возможность, - добавила женщина.
        - Надо отдать тебе должное, ты все рассчитала правильно, - ответил Скьёльд спокойно, сам при этом не переставая следил за обоими северянами. Варг еще не полностью пришел в себя, а вот Ингвар был опасен, особенно когда рядом с ним была его сестра.
        - Конечно, - улыбнулась ведьма, - А ты опять просчитался. Я сразу поняла, что девчонка твоя. Мне даже не требовалось для этого прикасаться к ней. Я едва увидела ее в своем видении, как сразу поняла, что она будет для тебя значить. Она ведь та самая, с которой ты мог бы обрести целостность, но я тебе этого не позволю, - и она улыбнулась еще шире, а затем ее улыбка пропала, превратившись в уродливый оскал.
        - Ты убил всех моих людей, - зло прошипела она, - Я не думала, что тебя хватит на то, чтобы вычислить все мои отряды, но как видишь тоже в чем-то просчиталась. Я из-за тебя лишилась половины своих мужчин. Жаль, что волки тогда тебя не задрали. А ведь они были совсем близко к своей цели, а потом еще эта дурочка притащила тебя к себе в дом и не дала сдохнуть.
        Элма оглядела тело в котором находилась и скривила губы.
        - Ну, ничего, я прослежу, чтобы даже от тела ничего не осталось, а ты убирайся с моей земли, - она протянула руку стоявшему позади нее брату. Ингвар сжал сухую ладонь ведьмы, и она закрыв глаза стала шептать слова. Сначала совсем тихо, потом все громче и громче. Небо над ними и без того затянутое тучами стало еще темнее. Где-то вдалеке вспыхнула молния. Скьёльд шагнул в сторону и раскинул руки и прежде чем Элма продолжила читать заклинание, колдун рассыпался черными птицами и взмыл вверх. Элма выбросила вперед руку, ту, что держал ее брат она только сильнее сжала, подпитываясь его силой и качая силу из тела молодой целительницы, а затем метнула во след птицам сгусток темной энергии. Три птицы успели увернуться. Одна издала пронзительный крик и камнем рухнула вниз, упав за деревьями.
        Поднявшийся на ноги Варг посмотрел на Элму.
        - Добей ее, - приказала она, - Это не убьет Скьёльда, но сделает слабее и когда он вернётся за девчонкой я смогу закончить то, что начала.
        Варг кивнул, поднял меч и ушел. Элма пошатнулась и вынуждена была вцепиться в руку Ингвара. Брат осторожно подхватил ее, затем поднял на руки. Голова женщины упала на его грудь.
        - Что не так? - спросил он, шагнув вперед, в сторону поселения.
        - Я еще слишком слаба, - произнесла Элма, - И я потратила слишком много собственных сил. Девчонка сопротивляется, из нее не получается выкачать столько, сколько надо мне, - она вздохнула и обвила руками шею брата, - Но главное, она здесь и теперь я смогу закончить то, что задумала.
        Варг нагнал их на самом краю леса, когда они вышли на широкую тропу. Впереди показалась вырубка, за которой раскинулось небольшое имение. Ингвар пронес сестру на небольшой двор. Стоявший на страже мужчина коротко кивнул вошедшим, мельком глянул на свою госпожу и закрыл ворота.
        Глава 10
        Когда я очнулась, то поняла, что лежу связанная на какой-то кровати. Перекатившись на бок, я оглядела помещение в котором находилась. Это оказалась просторная светлая комната с двумя окнами, залитыми солнечным светом. Здесь было тепло. Прямо перед кроватью, в паре шагов от нее в стене напротив был неглубокий камин. Горящий огонь уютно постреливал сухими поленьями, распространяя вокруг запах горящего дерева, такой домашний и знакомый. Я дернулась и села. Воспоминания о том, что случилось со мной вспыхнули в моем сознании и это ощущение покоя вмиг улетучилось. Я увидела, как в приоткрытую дверь заглянула какая-то девушка. Мелькнули рыжие волосы, и она исчезла, как не бывало, а через минуту в комнату вошла Элма.
        - Ты проснулась, это хорошо, - произнесла она и присела на стул, стоявший рядом с кроватью. Я разглядывала ее, она - меня. Выглядела колдунья теперь совсем не так, как раньше. Передо мной была не старуха, а женщина в самом расцвете лет, не юная, но еще достаточно молодая.
        - Ты уж прости. Мне вчера пришлось использовать твое тело, иначе я не смогла бы так быстро переместиться к вам, - ее глаза уж точно не жалели о содеянном.
        - Кто ты такая? - выпалила я, - Может быть, ты мне все же расскажешь правду, теперь, когда я здесь и нахожусь в твоей власти.
        Элма улыбнулась, сверкнула белыми зубами.
        - Хорошо, - ответила она, - Я думаю, ты имеешь право узнать все перед тем, как мы с тобой сольемся в единое целое.
        Я вздрогнула.
        - Ты же понимаешь, мне нужна твоя сила. Не та, которой ты пользовалась, а та, что еще дремлет внутри тебя. Сила, которая была и у твоей бабушки. Она передаётся через поколение только одной из девочек, - Элма посмотрела на мои руки, затекшие от тугих верёвок. Щелкнула пальцами и путы упали к моим ногам. Я судорожно потерла кисти, пытаясь восстановить кровообмен.
        - Так вот, слушай, - колдунья.
        Я продолжала тереть занемевшие пальцы и смотрела на нее. Несмотря на то, что я чувствовала к ней только ненависть и понимала, что эта женщина намеревается меня убить, чтобы использовать мои силы, даже не смотря на это мне было любопытно и хотелось знать, почему именно я, почему наш род? Возможно бабушка не от хорошей жизни решилась стать отшельницей и забрала меня с собой, подумалось мне, а если она просто прятала меня? А Элма между тем начала свой короткий рассказ.
        - Много лет назад, когда еще наше поселение было процветающим и богатым, а жителей было намного больше, заболела моя мать, та, что родив меня на свет дала мне в наследство эти силы. Она медленно чахла на наших глазах и ничего ей не помогало, ни отвары колдунов, ни чужая сила, выпитая ею, пока однажды к ней не пришло видение, вследствие которого наш отец взял меня и мать, а также лучших из наших людей, и мы отправились искать то место,что увидела моя мать. Я не буду рассказывать тебе о том, сколько мы блуждали по лесам, сколько избороздили рек, но однажды судьба нас привела в небольшую деревеньку, расположившуюся на болотах. И именно там мама нашла то, что искала. Женщину по имени Яронега.
        - Моя бабушка, - прошептала я. Элма кивнула и продолжила.
        - Женщины вашего рода обладают особой силой, способной дать нам если не бессмертие, то очень долгие годы жизни в молодости и с полными магическими ресурсами. Мой отец уговаривал мать выпить женщину, чтобы слиться с ней и забрать ее силу. Отец знал толк в этом деле, но мать была не такой как мы. Она не смогла так сделать и Яронега просто помогла ей, поделившись своей магией. А потом мы вернулись домой и в конце концов мама умерла. Она прожила свою жизнь, короткую и никчемную, как большинство людей, хотя могла бы жить долго, но она предпочла такой удел. Я ее не осуждаю. У каждого есть право прожить свою жизнь так, как они сами хотят. Отец мой вскоре погиб, но я не думаю, что эта история тебя заинтересует. Главное то, что когда я стала чувствовать приближающуюся старость, мне надо было искать источник для восстановления силы и молодости. Простых рабынь и служанок мне не хватало. Да, я выпивали их досуха, но мне это давало едва ли месяц нормальной жизни, а я, понимаешь, я хочу большего. Поэтому мне нужна ты.
        Я закончила с руками и стала растирать ноги, при этом не сводя глаз с колдуньи.
        - Все, что мне было надо, это поделиться своими воспоминаниями с Варгом и остальными. Часть моей памяти позволила им найти твою деревню и тебя.
        - А Скьельд? - спросила я нагло, понимая, что сейчас Элма, уверенная в том, что рассказывает это мне в последние часы, а может дни моей жизни, не будет таиться, а мне было интересно узнать всё. Я прекрасно помнила то видение, что мне показал колдун. Это было наше с ним будущее и оно было прекрасно. В том будущем я знала, я чувствовала, что люблю Скьёльда и кажется отголосок этого ощущения прочно засел в моем сердце и пустил росток чего-то светлого и доброго.
        - Скьельд когда-то любил меня, или думал, что любит, - отозвалась Элма. К моему удивлению, улыбка сошла с ее губ, - Но знаешь ли, как оказалось, я предназначена стать женой его брату. Ты его знаешь, это Варг. Мы - пара, - она произнесла это как-то печально, и я удивленно посмотрев на женщину внезапно поняла, что она любила Скьёльда, любила и любит до сих пор, хотя всячески скрывает это.
        - А ему предназначена ты, - закончила она.
        - Я?
        - Да, именно ты, - она кивнула, - Только со своей истинной парой он обретет целостность. А пока моя магия все еще сильнее, а когда я выпью тебя, Скьёльд не сможет больше мне противостоять, и он снова будет любить меня, или ту частицу тебя, что появиться во мне.
        Я нахмурилась.
        -А скажи, если, как ты говоришь, вы когда-то любили друг друга, то что вам помешало быть вместе? Не думаю, что именно предназначение разлучило вас, - смело заявила я, при этом не надеясь услышать ответ на свой вопрос. Но колдунья ответила.
        - Он перестал понимать меня, - глухо сказала она и поднялась, - Он такой как моя мать. Он хочет быть человеком, глупец! С такими возможностями, можно жить бесконечно и иметь все, что хочешь, а он предпочитает стать никем.
        Я встала на ноги. Пальцы и икры нещадно пекло. Кровь снова побежала по жилам, и я пошевелила пальцами на ноге. Элма стояла у дверей и смотрела на меня. С насмешкой и долей непонимания.
        - Завтра все произойдёт, - сказала она, - Ты умрешь. И не надейся на то, что Скьёльд придет за тобой. Он не может любить тебя, его конечно тянет к тебе, по понятной причине, но даже если он и появиться, в поселение ему дороги нет.
        - Я и не надеюсь, - ответила я.
        Элма улыбнулась своей прежней мягкой улыбкой.
        - Вот и хорошо, и не пытайся убежать, это просто невозможно,- сказала она и вышла из комнаты.
        Весь оставшийся день я ходила по комнате взад-вперед. Иногда останавливалась у окна, чтобы посмотреть, как садится солнце.
        Двор перед домом был ухоженный. Пара кур копошились под моим окном, где-то лаяла собака. Казалось, что поселение было самым что ни есть обычным, на первый взгляд. Я то знала, кто живет здесь.
        После заката молодая рабыня принесла мне поесть. Она молча поставила тарелку супа на стол, положила рядом кусок свежего хлеба и вышла прежде чем я успела задать ей хоть один вопрос. Двери за ней закрылись, и я не попыталась даже прикоснуться к ручке, потому что сделала это после ухода Элмы. Как ведьма мне и говорила, двери оказались заперты. То же самое было с окном.
        Сначала я не хотела есть, но потом подумала, что, наверное, умирать на пустой желудок это не совсем правильно. Да и кого я удивлю своей гордостью отказавшись от еды? Поэтому я села и медленно поела, затем отодвинула тарелку в сторону и встав из-за стола снова подошла к окну. Я была немало удивлена, увидев стоявшего там Варга. Мужчина смотрел на меня задумчивым взглядом и молчал. Я поспешила отвернуться и ушла в глубь комнаты не желая видеть того, кто все это время меня обманывал. Невольно вспомнила о Скьёльде и рассмеялась, громко и горько. Тот, кто хотел убить меня оказался лучше тех, кто обещали защищать. Как же я ошибалась, доверившись не тем людям, почему не послушала совета Скьёльда, когда он говорил мне уйти от северян, бежать от них, и бабушка во сне старалась донести до меня о грозящей мне опасности... А еще я никак не могла выбросить из своей головы образы, навеянные мне колдуном. Как же я хотела, чтобы все оказалось правдой. Меня тянуло к Скьёльду и я не могла себе в этом не признаться. И хотя это еще была даже не влюбленность, но определенно он мне нравился, причем стал нравиться даже
тогда, когда я думала, что он хочет моей смерти, а это уж о чем-то говорило!
        Я легла на кровать, поджала ноги и обхватила их руками. Комната медленно погрузилась во тьму. За окном опустилась ночь. Я услышала, как поднявшийся ветер запел свою прерывистую песню, то затихая, то завывая с новой силой и именно эти звуки в конце концов убаюкали меня.
        Мне снилась бабушка. Она находилась далеко от меня, и я побежала к ней. Но как долго я не бежала, как сильно не торопилась, я ни на йоту не приблизилась к ней. Она продолжала удаляться, пока не пропала окончательно и тогда я поняла, что осталась одна.
        Элма пришла ко мне перед закатом. Она была не одна. Рядом с ней находились какие-то мужчины, которых я видела впервые. Кто-то из их поселения.
        - Все готово, - сказала она и велела мне выходить. Я не стала спорить, понимая, что это просто бесполезно. Переступила порог моей камеры и вышла в широкий коридор.
        - Иди за мной, - позвала колдунья и пошла первой. Я за ней, а моя стража за моей спиной.
        Странно, но дом ведьмы был очень светлым. Здесь было много окон и пока я шла, солнечные свет лился в них, наполняя дом теплом. Мы вошли в широкую просторную комнату удивительной овальной формы. Я впервые видела нечто подобное и здесь не было окон.
        На полу расставленные кругом горели свечи. Я увидела стоявшего у круга Ингвара. Сейчас, глядя на него, я отметила явное сходство с сестрой. Я бы и раньше его заметила, если бы была более внимательна. Даже когда Элма была старой и дряхлой, что-то неуловимое проскальзывало между ними.
        Ингвар сухо мне кивнул, а затем протянул сестре амулет. Элма приняла его и велела мне вступить в круг.
        - Встань ровно посередине! - сказала она. Я посмотрела на нее.
        - Что будет со мной? - спросила я тихо.
        - Ничего с тобой не будет, - последовал ответ, - Тебя самой просто не будет, - по губам женщины скользнула улыбка. Такая ободряющая и солнечная, словно она сейчас не зачитала мне смертельный приговор, а пожелала здравствовать на долгие годы.
        - Я заберу твою силу, я иссушу тебя до дна. Ты растворишься во мне и останется только оболочка, пустая и безжизненная...
        Я вкинула на нее свои глаза.
        - А если тебе не удастся? - поинтересовалась я, - А ты не подумала о том, что все может быть наоборот и это ты растворишься во мне?
        Элма рассмеялась да так заливисто, словно я выдала отличную шутку. Она и ни секунды не могла предположить подобного. Только Ингвар как-то обеспокоенно посмотрел сперва на меня, потом на сестру и хотя я откровенно блефовала, но мне понравилось то сомнение, что удалось зародить в его глазах. В них появился страх, или точнее его отголоски.
        Когда я уже занесла было ногу, чтобы вступив круг, где-то вдалеке, за стенами этого дома что-то содрогнулось. Я услышала еле различимые крики. Элма и Ингвар переглянулись. Женщина перестала улыбаться. Уголки ее губ опустились вниз, исказив лицо. На мгновение я увидела проступившие черты старухи, той самой, что явилась мне в самом первом видении, а затем Элма грубо толкнула меня вперед и надела мне на шею амулет. Едва она это сделала, как привычная слабость охватила меня, и я опустилась на колени, пока женщина напротив стала творить свое колдовство.
        - Элма, быстрее! - расслышала я сквозь пелену, застилавшую глаза. В этот раз все было иначе. Я увидела себя лежащей в тумане, а напротив возвышалась Элма. Здесь, в миру, где ее магия была открыта женщина снова стала старухой, древней как сам мир. Сухая обвисшая на шее кожа была отвратительна. На почти лысом черепе болтались седые нити остатков волос. Увидев все это я скривилась от отвращения. А Элма все бормотала беззубым ртом, и я чувствовала, что силы медленно покидают меня. Взглянув на свои руки я увидела, как они становятся прозрачнее. Тонкие вены стали ярче, словно кожа истончилась. До моего слуха донесся голос.
        - Лада, борись с ней, - глухой, словно издалека, едва различимый, почти как шепот.
        - Скьёльд! - ответила я, а Элма вдруг замерла и стала прислушиваться. Ее лицо перекосила злая гримаса и старуха с еще большим рвением стала читать одни и те же слова, забиравшие мою жизнь. И тут я различила слова, что говорил Ингвар. Я плохо слышала, что именно он твердил торопливо сестре, но отчетливо поняла только одно, каким-то образом колуну удалось прорваться через магию Элмы в деревню. Скорее всего, сейчас, пока она отвлеклась на меня, вся ее сила уходит на заклинание и Скьёльд воспользовался этим. Он здесь и идет за мной...
        - Лада вставай, - сказала я себе и упершись руками в туманный пол встала на колени. Надо думать, о хорошем, сказала я себе и стала представлять свою прежнюю жизнь с бабушкой, когда она еще была жива, потом воспоминания перетекли в иное русло. Я увидела то, что показал мне Скьёльд и так отчаянно захотела, чтобы это видение стало правдой и осуществилось.
        - Лада! - крик колдуна ворвался в мое сознание, и я сделала последнее усилие и поднялась на ноги.
        Элма удивленно посмотрела на меня, когда я подняла руку и сорвала с шеи амулет, а затем швырнула его под ноги ведьме. Распрямив плечи и гордо вскинув голову я посмотрела пристально на колдунью.
        - Я не хочу отдавать тебя свою силу, - закричала я во всю мощь своих легких и подбежав к ведьме, повалила ее наземь.
        Старуха вскрикнула, попыталась сбросить меня с себя, но я только сильнее навалилась на ее тщедушное тельце, не давая ей при этом размахивать руками. Я просто прижала их по сторонам и внезапно все вокруг меня стало преображаться. Туман рассеивался медленно, но я уже могла видеть очертания овальной комнаты, силуэт Ингвара, стоявшего за пределами круга из свечей. Оказывается, мы так и оставались все это время в доме. Все, что я видела перед собой было просто иллюзией, мороком, навеянным Элмой. Ингвар увидел, что я сделала с его сестрой, затем заметил амулет, вылетевший за пределы круга, поднял его. Ведьма в моих руках зашевелилась, сначала слабо, а затем стала вырываться из моих рук. На ее пальцах я разглядела длинный когти, которыми она пыталась добраться до моего лица. Ухватив ее за лысую голову я с силой подняла ее и ударила об пол. Раздался слабый хруст, и колдунья обмякла. Ее руки упали, прозрачные глаза закрылись, а я откатилась в сторону, повалив при этом несколько свечей, уже погасших во время нашей короткой схватки.
        - Что ты сделала с моей сестрой? - спросил Ингвар, сжав в кулаке амулет.
        Я на крачках попятилась назад, похожая на маленького паучка. Ингвар шагнул к Элме, согнулся над ней, а затем вскинув голову зло посмотрел на меня. От прежнего обаятельного мужчины, которым мне довелось видеть этого северянина, не осталось ничего. Он не успел броситься в мою сторону, едва только сделал легкое движение, как двери овального зала распахнулись и на пороге возникла черная фигура.
        - Скьёльд, - крикнула я. И даже представить себе не могла, что когда-то так буду рада видеть колдуна.
        Скьёльд прошел в зал, забрав все внимание Ингвара на себя. Тот вытащил из-за пояса топор, подбросил его в руке, словно примеряясь к резной рукояти.
        - Как ты прошел? - удивился Ингвар.
        Скьёльд ему не ответил и только посмотрел на меня, прижавшуюся спиной к стене, затем скользнул взглядом по распластавшейся на полу ведьме. Я увидела, как брезгливо скривились его губы. Существо, лежащее на полу, как вспомнила я, что-то рассказывало мне о любви к ней колдуна... Сейчас я как-то слабо верила в это.
        - А где Варг? - поинтересовался Ингвар, - Ты же не мог его убить, иначе сейчас не стоял бы передо мной.
        За спиной Скьёльда появился знакомый силуэт. Я узнала в нем темноволосого северянина. Странные разные глаза которого смотрели на старуху, его так называемую невесту. Сейчас на ней не было морока, и она предстала перед нами такой, какой была на самом деле, не подпитанная чужой силой, вырванная из магического круга.
        - Двое на одного? - спросил Ингвар и обвел взглядом сперва колдуна, затем своего друга.
        - Отдай Ладу и я уйду, - произнес Скьёльд.
        Ингвар покачал головой.
        - Нет, - ответил он, - Она нужна Элме. Она нужна мне. Если Элма не выпьет силу девчонки, то и я не смогу быть таким молодым, какой я сейчас. А я хочу жить. Я хочу быть молодым еще долгие годы. При этом воин покосился в сторону дверей, но Скьёльд проследил за его взглядом и поспешно произнес:
        - Не надейся на чью-то помощь, мы сейчас здесь одни. Все остальные спят и за это благодари моего брата.
        Варг криво усмехнулся, достал из ножен свой меч.
        - Почему? - только и спросил Ингвар.
        - Я услышал разговор Элмы с Ладой. Она обманула меня и не собиралась быть со мной, наплевав на все предначертания. А я не для того был для нее послушным псом, чтобы в итоге она убрала и меня.
        Я увидела, как братья переглянулись. Скьёльд увидел в глазах Варга затаенную обиду. Тот думал, что Элма любит его, Скьёльда, но он так и не смог понять, что старая ведьма не любила в этой жизни никого кроме себя самой. Но об этом им еще предстояло поговорить.
        Ингвар больше ничего не сказал, а только молча шагнул вперед. Варг первым преградил путь светловолосому воину. Топор ударил о сталь меча. Ингвар выкинул вперед ногу, намереваясь ударить Варга в живот, но тот ловко отскочил в сторону и на его место вышел Скьёльд. Вскинув руки он метнул в противника силовой волной, но теперь Ингвар умело увернулся от удара. Я не успела заметить, как в его руке появился тонкий нож. Ингвар метнул его в колдуна, но тот заметил подлянку и успел отбить магией бросок. Жалобно зазвенев, нож отлетел назад и упал в круг, рядом с лежавшей на полу Элмой. Старуха все еще была без сознания, а я поднялась на ноги, прижимаясь спиной к стене. Сейчас пройти мимо мужчин было равносильно самоубийству. Варг и Скьёльд набросились на Ингвара вдвоем. Северянин оказался более ловким бойцом, чем я могла ожидать. Стоны стали, сила колдуна не могли остановить Ингвара. Он дрался так, словно ему уже нечего было терять и единственной отрадой было забрать своих врагов вместе с собой. Убив одного из братьев, он убивал и второго. Теперь-то я понимала, почему у волка Скьёльда и воина Варга были
одинаковые раны. Я упустила момент, когда Ингвару удалось отшвырнуть от себя Варга, предварительно выбив из его рук меч. Я увидела, как он одной рукой схватил Варга за горло и со всей силой швырнул об пол. Тот про скользил по гладкому дереву и замер возле Элмы, а Скьёльд воспользовавшись заминкой противника выбросил вперед руки и сжал их в кулаки. Ингвар застыл, затем ноги его подкосились, и он рухнул на колени. Скьёльд сильнее сжал пальцы и руки Ингвара метнулись к горлу, словно он пытался сбросить с себя чужие ладони, сжимавшиеся на его шее, при этом отчаянно раздирая свою кожу.
        - Лада, иди сюда, - позвал Скьёльд, по-прежнему не отпуская Ингвара. Зрительный контакт с ним он тоже не прерывал. И тут произошло, то что никто из нас не ожидал. Элма очнулась, огляделась по сторонам, увидела нож, лежащий на расстоянии вытянутой руки и прежде чем я успела предугадать ее намерения, старуха схватила оружие и вонзила его в сердце бесчувственного Варга.
        Я вскрикнула и метнулась к ней. Оттолкнуть легкой сухое тело мне оказалось легче простого. Ударом ноги я выбила нож, уже занесенный для нового удара и упала рядом с Варгом. Тот странно дернулся и затих. Скьёльд сжал свои пальцы и Ингвар перестал сопротивляться. Я обернулась назад, заметила, как странно пошатнулся колдун, а старая ведьма сипло смеялась за моей спиной.
        Мне удалось подхватить Скьёльда, когда он падал на пол, но он оказался слишком тяжелым для меня. Я помогла ему прислониться к стене, присела рядом. Элма все смеялась, захлебываясь диким хохотом, а я смотрела на колдуна, на появившееся пятно крови на его одежде.
        - Обычно рана появляется не так быстро, - произнес он, - Возможно через несколько дней, - он взглянул через мое плечо на лежавшего на полу брата, затем правой рукой коснулся раны в области сердца, заметил капли крови, усмехнулся, - Это означает, что Варг умер! - и посмотрел на меня.
        - Только не говори мне, что и ты тоже собираешься уйти! - произнесла я, - Нет...
        Скьёльд побледнел. В его глазах появилась какая-то усталость.
        - То видение, - зачем-то сказал он тихо, - Это не было мороком. Я не околдовывал тебя.
        - Зачем ты мне это говоришь? - спросила я.
        - Потому что я ухожу и хочу, чтобы ты знала, что нравилась мне, - он слабо улыбнулся, - У нас могло получиться...
        - У нас еще получиться! - сказала я, протягивая над раной колдуна руки. Когда-то бабушка сказала мне, что нельзя отдавать всю свою силу, когда лечишь. Можно погибнуть самой, или навсегда потерять этот дар. Только на что он нужен был мне, если я сейчас потеряю предназначенного мне мужчину? Если я так и не узнаю, что у нас могло бы получиться, если бы был хотя бы единственный шанс попробовать?
        Элма сказала мне, что внутри меня скрыта большая сила и именно ее она хотела выпить до дна, а что если я всю эту силу направлю на Скьёльда? Что, если это поможет.
        Элма за моей спиной перестала смеяться и теперь подвывала над телом убитого брата. Я больше не боялась ее, старую, никчемную ведьму. Я сосредоточилась на Скьёльде, который уже стоял на грани. Его глаза смотрели на меня из совсем другого мира, и я посягнула на то, что принадлежало самой смерти. Закрыв глаза я представила себе каменный дом, зеленую траву, на которой сидела женщина. Сидела ко мне спиной и длинные волосы струились по ее плечам густой волной. А еще я видела красивого темноволосого ребенка, нашего со Скьёльдом ребенка и все это светлое и радостное я направляла на умирающего колдуна.
        - Вернись, - прошептала я, когда в глазах Скьельда застыл лед. Его грудь поднялась и опустилась в последнем вздохе.
        - Вернись, - настойчиво попросила я и усилился поток своей магии, отдавая ее всю, без остатка и чувствуя, как она постепенно выходит их меня, вся до капли, а Скьёльд все также равнодушно смотрел наверх мертвыми глазами.
        Пропал дом. Пропал зеленый луг и маленький ребенок, и женщина с прекрасными волосами осталась одна. Нагнувшись, я прижалась губами к губам Скьёльда. Наш первый и последний поцелуй, такой холодный, такой мертвый...
        Я опустила руки и поднялась с колен. Оглянулась на Элму. Старуха, ветхая как паутина смотрела на меня и улыбалась.
        - Ты растратила свою силу напрасно, - сказала она, - А могла бы отдать ее мне.
        - Я надеюсь, ты сдохнешь, как и твой брат,- произнесла я зло, а после еще раз посмотрела на мертвого колдуна. Мое сердце сжалось и снова забилось, но уже не так как прежде. Увидев лежащий на полу амулет я подошла и со всей силы опустила на камень ногу, затем еще и еще... оправа прогнулась, камень дал трещину. Лицо Элмы исказила ненавидящая гримаса. Я нагнулась и закрыла глаза Скьёльду, затем больше не глядя на старуху, вышла из зала. Я чувствовала, что Элма долго не проживет. Как бы не подпитывалась она чужими силами, без амулета ей долго не протянуть. Мне больше нечего было здесь делать. Надо было уходить, пока не поздно. Я не знаю, что сделал с жителями этого поселения Варг, усыпил, околдовал ... мне стоило торопиться, пока они не пришли в себя. И я прекрасно знала, куда мне идти. Моя землянка ждала меня там, на самом краю болота и пусть мой путь туда будет долог, я дойду.
        Скьёльд открыл глаза. Вокруг него разливалось золотое свечение, а сам он словно парил в облаках или плавал в густом молочном тумане. Рядом стоял его брат. Варг улыбался, а колдун невольно подумал о том, что ведь только что его брат умер, а следом за ним умер и он сам.
        - Ну, здравствуйте! - услышал Скьёльд. Из тумана вышла пожилая женщина. Она улыбалась, а лучики морщинки вокруг ее глаз странным образом искрились. Колдун помнил ее, даже знал ее имя. Они виделись с ним во снах.
        - Яронега, - произнес он.
        Старая женщина приблизилась, остановилась рядом с братьями, посмотрела по очереди на каждого и произнесла:
        - Я могу вернуть только одного.
        - Вернуть? - спросил Варг.
        - Да. Лада отдала свою силу, пожертвовала ею чтобы один из вас смог жить дальше. Я разрываю ту связь, что была между вами. Торопитесь, времени слишком мало, выбирайте, кто из вас будет жить, кто вернётся, а кто уйдет со мной.
        Варг и Скьёльд переглянулись.
        - А как оно, уйти с тобой? - спросил один из них, - Что там, за гранью?
        Яронега только улыбнулась.
        - Со смертью ничего не заканчивается, поверьте, - ответила она сразу обоим и уже более требовательно спросила, - Так что вы решили?
        Я сидела у костра, ежась от холодного тумана, поднимавшегося со стороны невысоких гор, расположенных где-то справа. Кажется, я заблудилась и у меня почти не было еды. Я покидала поселение Элмы в спешке, но как оказалось, торопилась только зря. Когда я проходила мимо, то не заметила ни единого жителя, словно бы их и не бывало. Острое желание вернуться и прибить старую ведьму не покидало меня пока я почти бежала прочь от проклятой деревни, затерянной в проклятых лесах. Несколько часов пути по холодному заснеженному лесу. Я остановилась только когда поняла, что мои ноги больше не смогут сделать ни единого шага. Уже было совсем темно, когда я набрав валежника разожгла огонь и села отдохнуть.
        Сейчас, сидя у огня и обнимая руками колени я вспоминала того, кого не хотела вспоминать. И мне было больно... Больно и горько одновременно. Как бы я хотела изгнать этот образ из своих мыслей, но он возвращался снова и снова и глаза щипали невыплаканные слезы и разочарование от того, чего между нами уже никогда не будет. А ведь я кажется, полюбила его...
        Огонь медленно пожирал сухую ветку, распространяя тепло. Я сильнее закуталась в одеяло, прихваченное с собой, когда услышала хруст, словно кто-то осторожный наступил на тонкий наст. Оглянувшись, медленно встала. Рука как-то сама собой нашла нож, висевший на поясе. В голове мелькнула мысль, что это люди Элмы нашли меня.
        - Кто здесь? - спросила я.
        Тишина молчала, и я уже было подумала, что мне все это померещилось, когда увидела темный высокий силуэт, застывший среди деревьев. Я знала того, кто стоял там.
        Я задержала дыхание, все еще не веря своим глазам. Рука с ножом опустилась, и я сделала один короткий шаг навстречу.
        - Это ты! - глаза стали мгновенно мокрыми, но я позволила им стекать по щекам. Они были такими горячими, такими сладкими для меня, ведь это были слезы радости, - Но как? - прошептала я удерживая непослушные ноги, которые хотели броситься вперед и руки, которые мечтали прикоснуться к нему, словно желая проверить, не лгут ли мне мои глаза.
        - Я расскажу тебе об этом потом, - ответил мужчина и вышел на свет, - А теперь я хочу еще раз получить свой поцелуй, - и тихо рассмеялся, - Мне понравилось.
        И я улыбнулась в ответ.
        КНИГА ЗАКОНЧЕНА!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к