Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Житков Борис: " Без Совести " - читать онлайн

Сохранить .
Без совести Борис Степанович Житков
        Житков Борис Степанович
        Без совести
        Б. Житков
        Без совести
        Повесть
        1.
        - Я ничего не хочу вам говорить. Важно впечатление свежего человека, сказал мне мой приятель-доктор.
        А мы шли по ковру, по длинному коридору мимо белых дверей с номерами. Часовой молча проглядел серьезными глазами мой пропуск, кивнул головой в фуражке и пошел за нами, редко шагая.
        - Вы нисколько не трусите? - и доктор плотней прижал локтем мою руку. - У него шок. Психический шок. Но мы ничего не можем добиться. Он молчит. Может, вам удастся...
        Доктор переходил уже на шепот. Я понял, что теперь близко. Очень уж угрожающе, показалось мне, горели лампочки под деревянным потолком. Я хотел присесть на деревянный диван в простенке, выкурить папиросу. Но мне было стыдно служителя, который сбоку ковра деловыми шагами опередил нас. Он быстро вставил ключ и распахнул дверь, когда я поравнялся. Доктор отстал на шаг. Я вошел.
        В конце палаты, спиной ко мне сидел человечек, подперши руками голову. Он не оглянулся, когда я вошел. Я ожидал увидеть в больничном халате мощную фигуру, человека, готового к рукопашному наступлению. Он был в пиджачке и с тонкой шеей. Из коротких рукавов палками торчали тощие руки, подпиравшие голову с жидкими липкими волосами. Я перевел дух. Я кашлянул. Он не двигался. "Спит", - подумал я. Но в эту же секунду человек стал медленно поворачиваться ко мне. Он щурился от света, идущего с потолка. Серое простое угреватое лицо с дряблыми губами. Лицо трактирного подавалы прежних времен. Он уставился на меня, разглядывая. Нога на ногу.
        - Позвольте представиться, - громче, чем думал, сказал я и назвал свою фамилию.
        Он ничего не ответил и медленно стал улыбаться. Я не отрываясь глядел на эти губы, пока образовывалась улыбка. Улыбка образовалась, застыла. Я опешил. Я никогда этого не видел: это была жалкая улыбка совершенно раздавленного, уничтоженного человека и в то же время отвратительно наглая. Даже не то! Исполненная совершеннейшего, бездонного цинизма, существование которого даже трудно предположить на земле. Мне хотелось зажмуриться, чтоб не видеть этого. Но что-то сковало мои веки, и я смотрел во все глаза. Вероятно, так глядят прохожие на паденье человека с высотного дома, не в силах отвести ужаснувшихся глаз. Так прошло с полминуты. Он молча стал подниматься, все так же улыбаясь, и двинулся ко мне. Я посторонился, не дыша. Он прошел мимо. Он сел на койку, что стояла у дверей, опер локти в колени. Теперь он глядел в пол и его дряблые веки хмуро обвисли. Он показал жестом на стул, с которого только что встал. Я предпочел сделать вид, что не заметил его приглашенья. Что за маневр занять выход!
        Я стал ходить по палате. Не для него, а для себя уж самого, я должен был начать говорить. Что-нибудь, но сейчас же.
        - Я литератор, - почти крикнул я. - Писатель. Понимаете? - Я на миг остановился, глядя поверх его головы. Я хотел его подкупить, я стал говорить в духе этого цинизма, что так пронзил меня в его улыбке.
        - Я хочу заработать. Заработать деньжонок. Понимаете? - Я потер пальцами тем вульгарным жестом, которым обозначают монеты.
        - Ну-с, а вот писать мне нечего... И выпить не на что. Рюмашку! - Я развязно запрокинул голову и щелкнул себя по воротнику.
        - Алле гоп! - и я прищелкнул пальцами.
        Он неподвижно глядел в пол.
        - А вам разве не хотелось бы того? А? По единой, черт возьми! - Я уж не знал, что я говорил, но оставалось хлопнуть его по плечу. Я не знал, что из этого выйдет, но я с отчаянием, поверх страха, неловко шагнул к нему и хлопнул по плечу с размаху. Он вздернул плечом и прищурился на меня, но я успел уже повернуться спиной.
        - И понимаете, мне хотелось бы, чтобы вы рассказали мне что-нибудь. Про ваши дела легенды ходят. Ну, наврите, еще лучше. Нагородите чего-нибудь,-я ходил мимо него, вышагивая и глядя себе под ноги. - Наврите, родной, ахинеи какой-нибудь. Честное слово, никто ж этого не станет считать за показание - так и начните: чистейшее, мол, сочинение или непринужденная выдумка в часы досуга... Начните хоть так: все это враки, что люди... а что, мол, по-настоящему... и я, мол, врал так, и вы тоже врете, и вообще... И врите, врите сплеча, - кричал я.
        И тут я махнул, чтоб показать лихо, как это врать сплеча, и сильно ударился рукой о край стола. Я невольно сунул в рот ушибленные пальцы.
        Он усмехнулся весело.
        - Что, - здорово треснулись? - это первое, что я от него услышал. - В кровь?
        Я искренне пожалел, что на этот раз не в кровь.
        - А вы валяйте в кровь! Врите в кровь, честное слово.
        - А мне врать не надо, - сказал он.
        - Да я-то все равно разберу, где что, - и я фамильярно прищурился. И тотчас испугался, не напортил ли дела.
        - Я рассказывать ничего не буду, - угрюмо сказал он. И снова уставился на пол. - Есть закурить?
        Я быстро подал портсигар и спички.
        Все сорвалось. Я молчал, пока он закуривал. Я не знал теперь, что говорить. И я стал дуть на пальцы, хотя они уже не болели.
        - Вы молчите и то врете, - сказал он, затягиваясь, - вы тоже хлюст не похуже меня. Только мне все равно, а тебе надо с кандибобером как-нибудь.
        - А коли тебе так уж все равно (черт возьми! Я даже сел с ним рядом на постели) - так вали, расскажи.
        - А ты переврешь.
        - Ну, шут с тобой, напиши! - И я хлопнул по коленке. По своей, конечно. - Я тебе бумаги пришлю. Я их уговорю, дадут, дадут. Напиши! - И я стал осторожно раскачивать его за плечо, - тебе же все равно, говоришь.
        Я все не глядел на него и приговаривал:
        - Все равно! Все ведь равно... А?
        И тут почувствовал, что он на меня глядит. Я невольно взглянул ему в лицо. В самые мне глаза глядела опять та улыбка, которой он меня встретил.
        Я быстро вскочил и нажал ручку двери. Дверь сейчас же отворили.
        - Тютя! - услыхал я вслед.
        Доктор, часовой, служитель - все стояли по ту сторону двери. Мне было нестерпимо стыдно: все, значит, слышали. Позор, позор! Я быстро пошел, сбивая ногами ковер и спотыкаясь.
        Доктор догнал меня. Я слышал, как он говорил:
        - Все же удача, удача! - и похлопывал меня по спине.
        "Все же" - это то есть, несмотря, мол, на идиотство моего поведения?
        2.
        Через десять дней, в которые я избегал встреч с моим приятелем-доктором, мне принесли на дом пакет.
        На машинке была написана целая тетрадка. И письмо рукой доктора. Я чувствовал, что краснею. Доктор писал:
        "Ваши трофеи. Неожиданные, сознаюсь. Положили бумагу. Пять дней лежала так. На шестую ночь стал писать. Материал, может быть, и для вас".
        Я открыл тетрадку и начал читать.
        "Когда маму хоронили в мороз, так я был рад, что тетке пришлось всю дорогу мерзнуть. Она и плакала только от холоду. А маме было хоть бы что. А когда стали засыпать, я видел, как тетка первая взяла мерзлый ком глины, и отлично я видел, как она с силой швырнула его сверху в гроб. Стукнуло, как камнем. Даже могильщики поглядели. Тетка сделала преподобную рожу и завыла сиплым голосом. А как ехали в трамвае с кладбища, тетка на весь вагон мне говорила: "Береги, Петя, совесть; без совести не проживешь". Наши билеты кончились, надо было брать другие, тетка стала всхлипывать. Все на нее глядят жалостливо. Проехали зайцем до дому, а тут она вдруг как вскочит и давай орать:
        "Ой, проехали, ой, с горя и не увидели", - и скорей в двери.
        Дома сейчас же, не раздеваясь, схватила мамину подушку и ушла. Пришла через час и заперлась в уборной. Я уж знал: купила морфию и вспрыснулась. Потом сидела на кровати, ноги поджавши, и хлопала глазами, как сова, пока не повалилась на подушку. Тогда я обшарил ее и нашел 87 копеек, что осталось от маминой подушки. У нас дома все мамино. Я взял 87 копеек, запер тетку в квартире и пошел в кино. В кино как раз передо мною пол-экрана закрывал какой-то дылда. Свет погасят, он котиком к своей барышне жмется, что-то мурлыкает. На экране показывали пожар на корабле, и люди, как мыши, бегали и давили от страха один другого. Все в зале чего-то хохотали. И я подумал: если сейчас бы загорелось в зале, то вы не хуже, как на экране, друг друга топтали бы. Я досмотрел, пока было интересно, и когда все глядели, как кавалер с барышней катаются в лодке, я крикнул во всю глотку: "Пожар!! Горим!" Музыка оборвалась, все вскочили, завертели головами и бросились кто куда. Этот дылда калошами прямо на колени вскочил своей барышне. Все визжат, ревут и прямо по стульям напролом рвутся к дверям. И вой такой, что страшно. Во
всех дверях верещат бабы, а мужчины рвутся и, как скоты на бойне, ревут бычьим голосом. Я не двинулся, я дождался, чтоб вокруг меня стало пусто. Тогда я вскочил заднему на плечи и на четырех, как собака, побежал по людям к двери. По дороге плевал всем в хари, а они были зажаты и ничего мне сделать не могли. Я вылез и пошел на угол смотреть, как едут пожарные.
        Дома тетка уже очухалась и лазала по квартире, как мокрая муха. Шмыгала носом и приговаривала:
        - У тебя, Петя, ни на грош совести: запер старушку. Старушечку. - И опять носом шмыгать.
        На другой день, пока я ходил в школу, она загнала татарину всю мамину постель - я это знаю от соседского мальчика. А мне сказала, что отдала в детский дом для доброго дела. В мамину память. А сама три раза при мне запиралась в уборной. Я перестал ходить в школу, стал стеречь квартиру. Но тетка, видать, столько напасла этого морфию, что наспринцовывалась целую неделю и потом совсем легла, и видно, что стала помирать. Пришла соседка и говорит: "Ей надо воды согреть и кофию дать, у меня плита горит... Давайте я вам кофейничек поставлю. Тетка у вас умирает, молодой человек, а вы без всякой совести". И взяла кофейник. Только я его и видел. Потом приходила, будто больную сторожить, и не стало после нее последнего сахару. Тогда я не стал ждать. Я брал вещи, таскал их на барахолку. На дворе меня жильцы перехватывали:
        - Как вам не совестно, молодой человек.
        А я говорил:
        - Тетке на лекарство.
        Тогда все наперебой;
        - Если недорого, мы это зеркало возьмем, - и давали за зеркало в раме 40 копеек.
        В два дня я все позагонял на барахолке, это можно вынести. А столы и шкафы не стала давать соседка кричит: "Я милицию позову. Совести в тебе, мерзавец, ни полвершка!" А я ей пообещал третью долю, и она при мне с маклаками рядилась и кричала им:
        - Совести в вас, ироды, на волосок собачий нету.
        Я поглядел на тетку и увидал, что ей осталось не больше получаса до смерти. Под ней оставалась кровать железная и постель. Я увидал, что этого на похороны будет мало и возьмут меня за бока. Какого черта тратиться, да и возня. Я сказал соседке, чтоб посидела, а я побегу за доктором. Я вышел, плюнул на порог - и Петькой звали. Пусть как хотят.
        3.
        Я пришел к родителям одной девочки, она училась со мной в одном классе, и сказал, что у меня дома все умерли, мне негде жить. Все сделали длинные морды, говорили: "Ай-ой-ай"-и мамаша стала доставать из буфета варенье - положила две ложечки. Я съел варенье и спросил: нельзя ли у них мне жить - мы с Тоней в одном классе. Они сразу нахмурились и говорят:
        "Как же, а в детский дом?" Я сказал, что я большой уж и меня никуда не берут. И они запели в два голоса:
        - Какое время бессовестное, какое правительство у нас бессовестное. Раньше наверное бы...
        А я сказал:
        - За меня будут платить.
        - Ах, так! - говорят. - Много ли? Кто это?
        Я сказал, что из Пскова дядя мне прислал. И стал с ними торговаться. Они уходили шептаться раз пять и насилу дошли до тридцати рублей: одни харчи и квартира. Я дал вперед 15 рублей. У меня осталось 76 рублей с мелочью.
        Тоня была хорошенькая, с рыжими локонами. Когда ее учитель спрашивал по арифметике, она улыбалась ангелочком и встряхивала кудряшками. Зубы у ней были на редкость, а теперь я узнал, что она их по полчаса щеткой утром и вечером натирала. Порошку зубного уходило больше, чем хлеба.
        А мне учитель всегда говорил: "Надо добросовестно готовить уроки. Понимаешь? Добро-совестно. Значит, с доброй совестью", - и ставил неуд, хоть я все знал.
        А Тоня ничего не знала, и он таял и хвалил ее каждый раз. Дома Тоня рассказывала, как я получал неуды, а ее хвалили, и приговаривала: "Это так просто. Надo только добросовестно, с доброй совестью", и подымала бровки.
        Я сделал вот что: попросил одного мальчика толкнуть меня, когда мимо будет проходить Тоня. Он так и сделал на перемене. Я представился, будто падаю, и локтем угодил Тоне в зубы, со всей силы. Она вскрикнула, упала и стала реветь на полу. Я первый к ней: ax, ox. Оказалось, дело вышло: я выбил ей спереди два зуба, как срезал. Губы у ней вздулись шаром. Никто не знал, что я нарочно. Она после этого перестала улыбаться учителю во весь рот.
        Этот ангелочек, между прочим, курил - дома я ее поймал.
        Раз я на уроке отпросился выйти и пошел в уборную курить. Через две минуты слышу голос: "Петя, ты один?" Валит сюда же Тоня-дай ей папироску. Я папироску дал, а спичкой все дразнил. Она гонялась с папироской во рту и трясла кудряшками. Я будто невзначай подпалил. Волосы спереди вспыхнули. Я сам и погасил. Но вышла на лбу лысина. Она прямо из уборной в раздевалку -и домой. Рассказать никому не смеет. Дома пришлось все кудряшки обкорнать, вровень с лысиной.
        С тех пор по арифметике у ней было плохо, и грозить стал учитель, что оставит на второй год. А я ей твердил, когда она ревела:
        - Готовить надо добро-совестно. Добрую совесть надо иметь.
        Я не дожил еще двух недель у них и вот утром, еще в постели, слышу, говорит Тонина мать:
        - Я сегодня же пойду и заявлю заведующему - это растет преступник.
        А отец Тонин промямлил:
        - Может быть, это ряд роковых случайностей. А впрочем...
        Я понял, что это про меня и что Тоня все рассказала матери. Я сделал вид, что сплю; а когда эта баба полетела к заведующему (ни свет ни заря от нетерпячки), я быстро оделся и сказал Тониному отцу:
        - Верните мне три рубля, я сегодня съезжаю,
        - Почему это?
        - Клопы и антисанитарно. Воняет, не слышите? - И потянул носом. Он тоже.
        - Не слышу. А впрочем... - Ковырялся во всех карманах и набрал два тридцать пять. Плакал, что на трамвай не осталось даже. Я сказал, что у Тони накоплено на целый рубль пятаков от завтраков. Он мне стал разводить волынку, что бессовестно сейчас будить ребенка.
        А я видел, что Тоня со всей силы нарочно жмурит глаза. Я стал собирать свои книги, а мимоходом завязал на Тонином платье на рукавах по смертельному узлу и в каждый узел затянул по пятаку. И я ушел на вольный свет. У меня в кармане было 73 рубля денег и была моя метрика, где было написано, как меня зовут, чей сын и когда родился.
        Возвращаться в школу - это значило наверное попасть в историю и оказаться в какой-нибудь каторжной школе для дефективных. Идти жить мне было некуда. Другой бы в мои четырнадцать лет пропал: прожил бы деньги и пошел бы беспризорничать. Так бы и должно было случиться с дураком. Но я не дурак, а, по-моему, даже поумней многих. И я не пропал. Я искал работу, нашел, переменил 37 хозяев. Одно время плавал радистом на пароходе, но высадили - заподозрили в контрабанде. Но это все неинтересно. Интересное начинается с того времени, как я стал уже электромонтером; я научился проводить в домах освещение. Я работал всегда один, даже вдвоем-терпеть не мог: я еще не видал товарища, чтобы не норовил сесть тебе на шею.
        4.
        И вот один раз мне попалась работа; перетянуть наново в одной квартире все шнуры. В квартире было три комнаты с кухней. В кухне глухонемая чухонка, а в квартире - длинный и тощий человек лет 35 и кот. Больше никого. И вдруг из соседней комнаты слышу: "...да, да, тогда вся земля содрогнется". Я подумал: с кем это он там? Я подставил к двери мою стремянку. Над дверью было стекло. И через это стекло мне видна была вся комната. Тощий был один, и это он говорил сам с собой, потому что и телефона не было в комнате. В комнате был диван, мятая подушка и одеяло комком в углу дивана, а посреди комнаты длинный стол и на нем чертежи, чертежи. В углу кучкой свалены книги. Тощий ходил мимо стола, останавливался, закрывал глаза и морщился, а затем поворачивался к чертежу, стирал резинкой, подправлял. Я бросил работать и только для виду стукал время от времени молотком по шлямбуру, а сам все глядел на этого сумасшедшего. И я сразу решил, что это какой-нибудь горе-изобретатель.
        Я сам тоже изобретатель. Изобретение мое простое и верное. Если я работаю в богатой квартире, то начинаю поминутно выходить на лестницу. В таких квартирах не любят, чтобы дверь болталась. Запирают. Я звоню со всех сил. Вхожу и снова на лестницу. Хозяевам надоедает, и они дают мне на время ключ от французского замка.
        У меня - мастика. Выдавил - и ключ отпечатался.
        Вот и все изобретение. Затем я делаю копию ключа, план квартиры зачерчиваю - где выключатели, где шкафы, где сундуки. План и ключ передаю одному человечку и, конечно, даю адрес. Это все. Будьте покойны - квартиру очистят в лучшем виде. Но не раньше чем через три месяца. Свой пай за наводку и ключ я получаю деньгами. Я купил за 15 рублей покойницкий паспорт, и на имя этого покойника в сберегательной кассе у меня уже лежит 6892 рубля. Изобретение мое не без выгоды.
        А этот сумасшедший жил плохо: в квартире не было почти никакой обстановки. Мне стало надоедать глядеть на него в стекло, я постукал пальцем, он глянул, увидал меня, и я крикнул, как дураку:
        - Ку-ку!
        Он улыбнулся и закивал головой.
        Было как раз 12 часов. Я слез со стремянки и сказал:
        - Заприте, я пошел обедать.
        Но сумасшедший выскочил за мной очень проворно и поймал за рукав:
        - Откушайте со мной.
        Я спросил: а что у него есть?
        Побожился, что селедка, картошка и кофий. Мне стало наплевать, и я остался.
        Он представился: инженер Камкин. В соседней комнате на клеенке пили бурду и ковыряли картошку с чернотой. Селедки чухонка не дала, как он ей на пальцах не выворачивал. Глухая ведьма. Я его спросил, что он там чертит. Так и оказалось - изобретает. И даже изобрел уже, кончает. Разболтался, расхвастался: я, говорит, никогда этого не построю, на это надо громадный капитал. Другие не возьмутся, потому что это такое чудо, что никто не верит. Но мне, говорит, этого и не надо - я уверен. Я не делаю никогда моделей, у меня такое пронзительное воображение, что я все вижу как живое и никогда не ошибусь. Я знаю, как любая часть двигается. Если у меня поршень какой-нибудь, то я сам становлюсь на время поршнем и в моем воображении я двигаюсь с ним вместе, и если воображу, что мало смазки, то у меня начинают болеть бока, будто я их натер. Я все вижу насквозь. Мне, по правде, и чертежа не надо было бы, но это для памяти.
        Мне все-таки стало противно, что он хвастает своим воображением, и я сказал ему:
        - А вы не врете, что так все видите в уме - ясно, как будто на самом деле? Давайте-ка проверим.
        Я пошел на кухню, взял березовое полено. Затем я взял свой бурав и с плоской стороны полена начал сверлить дырку. Я просверлил на три сантиметра и вывернул бурав вон.
        - Видите дырку, - сказал я Камкину. Теперь я перевернул полено. Я положил полено ничком. - Если вы не враль и все видите насквозь, как вы говорите, то вот сверлите сейчас же отсюда, с другой стороны, и попадите точно в мою дырку. Если не попадете, я вам дам по морде. Идет?
        И я протянул ему бурав. Он ничего не сказал, взял бурав, придавил ногой полено и стал сверлить. Он был слаб и потел, задыхался. Бурав уж здорово зашел в дерево. И тут он сказал:
        - Если я еще раз поверну, то в центре вашей дырки появится острие бурава.
        - Поверните, - сказал я.
        Он двинул бурав и пустил. Я перевернул полено: ровно из самого центра моей дырки блестел кончик бурава. Меня это озлило, и я сказал:
        - Это фуксом. Случай!
        Я принес острый ломик из моего инструмента. Ничего не говоря, я втащил мою стремянку и на тонкой бечевке подвесил ломик на крюк под потолком. Комнаты были пять аршин вышины и от острия до полу оставалось хороших четыре аршина. Я сказал:
        - Прижмите ваши обе ладони к полу на палец расстояния одна от другой. Я пережгу веревку, и ломик должен вонзиться в пол между ваших рук. Имейте в виду: он семь фунтов весом.
        Он ни слова не сказал и будто не поглядел даже на ломик-присел на колени и положил на пол руки, как я сказал. Я влез на стремянку и чиркнул спичку.
        - Готово? - крикнул я, - что ж, потом не выть! Лом как шило!
        Он ничего не ответил и не шевельнулся. Я осторожно зажег шпагат, чтоб не качнуть ломика. Ломик сорвался и чекнул в дерево - он вонзился в пол как раз между рук инженера.
        - Ну, довольно баловаться, - сказал я.
        Взял под мышку лом и бурав, сгреб стремянку и поволок в сени. Больше я с ним не говорил. А когда собрался домой, я сунул голову в дверь и спросил его:
        - А что ж вы изобретаете?
        - Паспарту! - и двинулся ко мне.
        - Ну, ладно, - сказал я, - завтра, завтра. А лом в руку не попал, потому что счастье. Знаете, кому всегда счастье? А? Ну, то-то! Прощайте.
        На другой день я пришел кончать работу. Камкин сам мне отворил глухая чухонка звонков не чуяла. Он стал мне жать руку - он был в пальто:
        - Побудьте, - говорит, - я пойду занять три рубля. Могут принести письмо, а Берта не услышит звонка и прозевает лампочку - у ней вспыхивает лампочка, когда звонят.
        Я сказал - пусть идет, какое мне дело. Он поблагодарил - ив двери. Его комната была открыта. Я стал рассматривать на свободе его чертежи. Их была уйма. Начерчено было тонко и вообще замечательно. Но я мало понял. Но вот вижу: папка, открыл - в ней тонко исписано - целый пуд бумаги. Читаю: расчет скорости при обводах типа А. Потом маленько формулы, цифры, "а отсюда получаем" -галиматья, я в ней ничего не смыслю. Перекинул листов 20. "Скорость у поверхности земли". Дальше. Крупно написано: "Скорость при погружении на любую глубину при средней плотности океанской воды 1,0026". Нырнул, значит, мой сумасшедший. Потом гляжу: "Скорость при прохождении через грунт... глина сухая под давлением слоя в 200 метров..." и опять маленькая галиматья. Смотрю в конец: "...получаем около 70 метров в час". Уж, выходит, под землю закопалcя, что ли? Я листал и листал его записки, а краем уха прислушивался: дело спокойное - Берта, глухая ведьма, во всю старушечью мочь колотила на кухне полено, и я знал, где она. И вдруг через этот грохот слышу за плечом:
        - Ах, вы интересуетесь?-Камкин.
        Отворил, значит, своим ключом и накрыл меня. Я нарочно не сразу даже обернулся.
        - Да, - говорю, - интересно. Только вздор.
        И захлопнул папку. Он уцепился:
        - Почему же вздор? Против чего вы возражаете? Нет, давайте. Покажите, что у вас вызывает сомнение?
        И он раскрыл папку.
        - Все, - отрезал я, - все чушь и галиматья, от корки до корки!
        Я хотел повернуться. Он покраснел, как свекла, и схватил меня за рукав. И тут он начал сыпать. Я стоял к нему боком, а он загораживал мне дверь и сыпал, сыпал. Потом я сел на его диван и стал на него смотреть. Он подсовывал мне свою махорку и без отдыха трепался вот уж полчаса. Расходился, хоть за пивом посылай.
        - Я, - говорит, - все чувствую, всякий материал, всякую сталь, бронзу, алюминий, я знаю, как он прогнется, когда он сломается, я его чувствую, как скрипка струну! - Он вскинул головой, - скрипач, я говорю, - и сделал руки, будто играет на скрипке. - Я ведь привожу расчеты прочности не для себя, а для тех, кто верит только формулам и цифрам. Ведь приказчик в лавке не вычисляет, какой веревкой завязать пакет, чтобы не порвалось. Он чувствует. Вы сами не станете вынимать иголкой пробку из пивной бутылки, безо всякого расчета вам ясно, что иголка сломается. Но вот у меня это чувство тоньше, точнее, я все вижу, я знаю, где материал напряжен, как будто это была моя собственная рука, которая держала бы тяжесть. - Он еще долго разводил бобы. - Вы все еще не верите, - говорит, - что я наперед все предвижу?
        Я прищурился и спросил этого трепача:
        - А трешку вам удалось стрельнуть?
        Он сразу смолк и брови поднял.
        - Три рубля вы, скажите, достали? А?
        Он тогда затряс головой:
        - Нет, нет, он мне не дал.
        - Так вот то-тo! - я сказал и пошел в сени: надо было по правилам электросети спустить счетчик до полутора метров от полу.
        Изобретение выходило действительно на весь свет, но и трепач он тоже мирового масштаба.
        Надо вам сказать еще маленькое дело: я малым ходом сотрудничал в уголовном розыске. Как я туда втерся - другое дело. Но это хорошо для прочности. И вот на один случай это вышло здорово кстати. В банке устраивали электрическую сигнализацию. То есть так: у кассира под конторкой кнопка - нажал ногой - трезвон в милиции; у директора под столом такая же, у швейцара внизу тоже кнопочка. Около входа в кладовую (где самый-то сок), за локтем у часового, - тоже кнопка. Часовой там всегда круглые сутки. Затем, если открыть кассовые двери, - то трезвон всюду - и в караульном помещении, и в угрозыске, и в милиции, чуть не в Московском Кремле. Когда кассир открывает кладовую, то директор сначала должен воткнуть свой ключик в особую дырочку и повернуть, потом караульный начальник в свою дырочку воткнуть ключик и тоже повернуть. Тогда дверь открывается без звону. Очень все хитро придумано.
        Если налет - директор может со страху лететь под стол и пузом нажимать кнопку. Искали верного монтера, и угрозыск поставил меня на это дело. Представил проект: потайные провода, секретные кнопки, проверка действия сигнализации. Электрический колокол на улице. Работал по вечерам, когда все разойдутся, - для большей секретности. И как всегда один. И вывел я одну такую незаметную кнопочку на улицу и хитро ее запрятал за углом - банк как раз угловой дом, - совсем незаметно пристроил я эту кнопочку в лепных украшениях фасада. Ткнуть теперь эту кнопочку, и вся сигнализация к черту: ни один звонок не брякнет, как дохлый. Нечего говорить, что план мне еще раньше дали уже открыто для предоставления плана проводки сигнализации, и чтоб составить смету, я его дома снял на кальку. Возился я с работой месяц. Сигнализацию опробовали - трещала во всех местах как сумасшедшая. Хвалили, благодарили и дали сверх платы 50 рублей. В случае порчи обращаться ко мне. Надо еще сказать: все стенки кладовой снаружи были мной оплетены проволокой. И если начать ломать какую-нибудь стенку, то непременно перервешь хоть одну
проволоку - и тогда сигнализация поднимет тревогу. Эту хитрость я сам выдумал и предложил. Поверх проволоки стенки заштукатурили, их не прощупаешь, а будешь ломать втемную, непременно хоть на одну да нарвешься. Месяца не прошло, приходит ко мне тот человечек.
        - Как насчет банка? В пятницу в кладовой ночует на пять миллионов заграничных денег.
        - А часовой? - говорю.
        - А мы, - говорит, - сразу ломаем.
        - Там бетон, - говорю, - и стальные плиты кругом. Глухой ящик.
        - У нас, - говорит, - спец. Работает без шума. Доказывал на практике. Немецкий мастер. Нужен точный план всего дома.
        - Три тысячи и деньги сейчас.
        - Ладно, вечерком поговорим.
        Вечером приносит три тысячи. Я дал план. Он уже было в двери.
        - Стой, - говорю. - Будете ломать - засыпетесь. Ручаюсь. В стене сигнализация. Тронь любую стенку и амба.
        Его при том всего завинтило.
        - Что ж ты, - говорит, - дьявол...
        - Все это можно выключить. Производил я. Десять тысяч.
        - А если, - говорит, - ты... в стенках ни черта нет.
        - Дело ваше.
        Он плюнул и ушел. А наутро я пошел на почту и положил три тысячи на покойницкую книжку.
        Если они пойдут в пятницу долбить стенку и засыплются, то все равно они мне припаять это дело не смогут. Ясно же - будь я в этом деле, не напоролся бы я на свою сигнализацию. И как бы они меня на суде ни топили, им на грош не поверят. А раз уж им все равно амба, можно в пятницу заглянуть и в угрозыск. Скажу: подслушал в пивной. В четверг днем проходил по улице, увидел в окне вывеску: рамки к паспарту. Вспомнил сумасшедшего. Захотелось посмеяться, пошел к нему. Открыла чухонка. Глядит на меня змеей. Я впер в сени, отпихнул ее и валюсь к сумасшедшему. Он развалился на диване, улыбается, будто конфету сосет, и пальчиком перед собой двигает. Повернет вправо и потом чуть влево. Глаза как моей тетки бывали после сильного заряда.
        Я его окликнул. Он встрепенулся, закивал весело головой. Я говорю:
        - Плоскогубцы американские я у вас не оставлял - второй месяц ищу.
        - Не знаю, - говорит, - голубчик, не знаю, поищите, - и обводит рукой комнату.
        Я его спрашиваю:
        - А что это вы пальчиком? - и передразнил его, как он, выпятив губы, шевелил пальцем.
        - Ах, - говорит, - это я управляю. У меня все готово. Паспарту готов! Все до последней мелочи. Полное описание и расчет здесь... - Он хлопнул по папке рядом с ним. - А теперь я сижу и наслаждаюсь: я повернул пальцем рукоятку на пять градусов и я знаю, что и как там пошло в ход, и я бываю там, где никто не был.
        - Чудак, - говорю, - на черта было все это выдумывать и чертить, вы бы сразу сели бы на диван, распустили губы и помахивали бы пальчиком. Все равно - на .том же диване. Вот, знаете, говорится: дурень думкой богатеет.
        - Нет, - зачем: я замечательно прожил эти полтора года, пока все это выстроил, все детали, достиг конструктивной компактности, простоты управления, а главное, нашел источник силы. Наперсток вещества, и он может разворотить землю в кусочки - если разложится в то, из чего он был создан. Вы не смейтесь. Вот если попы говорят, что сила божества только могла создать материю из ничего, то уж тут, должно быть, сила дьявола сделать из материи ничто. И тогда из малюсенького кусочка освобождается сумасшедшей величины сила.
        Я уж начал смеяться всем голосом.
        - Ну, чего вы, - говорит, и сам смеется, - ведь когда обращается порох в дым - какая страшная сила. Ну, а если обратить не в дым, а в ничто - то этой силы уж нет никакой меры. Вы не верите, потому что у вас мало воображения. Вам надо все пощупать. Очень жаль. Но ладно. - Он вскочил и зашатался - видно, от слабости, порылся в шкафу, вытянул конверт. - Видите - пустой. Я заклеиваю, Подите в сени, положите конверт на пол и отойдите в угол. - И сует мне конверт. Я не беру, чего я-то буду дурака валять.
        - Вы уже боитесь? - спрашивает.
        - Ни черта я не боюсь.
        - Ну, а дураком оказаться боитесь же?
        - Ну вас к черту. - Взял конверт и бросил его в сенях на пол. Он мне крикнул из комнаты:
        - Уйдите в коридор. Секунду.
        И вдруг раздался взрыв. Я отлетел к самой кухне и сел на пол, двери хлопнули. Даже глухая ведьма выскочила, выпучив глаза.
        - Ну тебя к черту!
        Через минуту к нам стали звонить у двери. Камкин пошел отворять, но я его отпихнул, открыл сам - испуганная баба стоит; а я ее спрашиваю:
        - Не знаете, что это внизу лопнуло, у нас чуть стекла не вылетели? - и хлопнул дверью.
        Камкин говорит:
        - Вот мелкие клочки от конверта. Это я ничтожную долю воздуха обратил в ничто. Какую-то размиллионную там. Вот аппарат. - Показывает на длинную шкатулку. - Вот тут устанавливается какое-то количество, а здесь вот точно можно установить, где именно. С точностью невообразимой.
        Я спросил:
        - А в брюхе у вашей ведьмы тоже можно такой марафет устроить и разнесет по клочкам?
        Он поморщился и сказал:
        - Я этот аппарат переделываю сейчас специально для подачи энергии на Паспарту. Как вы плохо шутите. Где же ваши плоскогубцы?
        А она вовсе очумела от взрыва, сидела и шаталась на табуретке, как ванька-встанька.
        У меня голова пошла работать колесом: если у этой шкатулки такой точный прицел, да и работает она сквозь стенки, так это же такие дела можно разделывать, не выходя из дому, и дьяволу самому не донюхаться, откуда это идет! Я подумал: "Стырить эту машинку. Под мышку- и хряй домой". Но я боялся за нее взяться: а что, как наведешь сдуру на себя, ковырнул там что-нибудь-и сам в куски? И сейчас же решил: "Надо барашком к нему подкатиться".
        - Вы, - говорю, - материально страдаете, а ведь ваше изобретение можно было бы применить для обороны государства или для защиты угнетаемых народов, индусов например. Ведь можно все разнести, что вредительствует освобождению трудящихся. А вы, гражданин Камкин, таите этот мировой клад.
        Он стал морщиться:
        - Я об этом не думал и мне не хочется думать об этом... об разрушениях. А если мне не хочется, то я ничего и не выдумаю. - И вдруг засмеялся. - Я переделаю аппарат специально для Паспарту. Вот, глядите, он перекинул целую стопку чертежей, - вот тут точно обозначено гнездо, куда должен стать аппарат, вот М 247.
        И вот глядите на записке (это в его толщенной папке) вот здесь М 247 источник энергии. Я это сделаю и могу умереть спокойно.
        - Ну, а все-таки, как же вот вы наводите эту штуку на цель? Вон тут вроде реостатика, это что же? - Я осторожно сунул пальцем в ручку на шкатулке.
        - Да нет, это все не очень конструктивно. Это так только, на пока - я все это сделаю как следует: в Паспарту будет полный автоматизм и этого ничего торчать не будет. Управление все будет сконструктировано - раз и два. - Он улыбнулся как пьяный и сделал пальцем вправо-влево. - А это прямо тяп-ляп, стыдно даже. - Он взял шкатулку и потащил в шкаф.
        Я сказал;
        - Слушайте, на Паспарту ставьте новую модель, а эту штуку можно американцам продать. Хорошие деньги можно сделать. Давайте я устрою. Вам отсюда и выходить не надо.
        Тут Камкин нахмурился, и я увидел, что просчитался.
        - Нет. Никаких американцев, пожалуйста. Изо всякого изобретения прежде всего хотят сделать оружие. Оружия и так достаточно. Всяких способов - я не хочу, чтоб еще по моему способу убивали людей.
        Я начал что-то говорить, он перебил:
        - Ну вас к черту! Берите ваши плоскогубцы - и я вас не задерживаю.
        Он встал, вышел в сени и отпер дверь.
        Я в сенях сказал:
        - Ас плоскогубцами некрасивое дело, еще раз зайду, чтоб были. - И хлопнул дверью.
        Я мог сейчас же донести в бюро военных изобретений - это раз. Второе можно было б эту машинку у него стырить, дать ученому человеку, он разберет ее состав и докопается до дела.
        Дома оказалось вот что: человечек мой меня уже поджидал, а когда вошли, он мне такое вот запел:
        - Ты три тысячи взял, прохвост (он хуже сказал), теперь еще выманиваешь, а ребята тебе вот что говорят: сегодня идешь с нами отсюда прямо на дело. Твоя десятая доля. Дело не в пятницу, самой собой, а нынче. И от меня не отходи ни на шаг. Иначе, знаешь? Я ведь не один.
        Я оделся и пошел с ним. Дело было не шутейное, я сказал, что надо сначала покрутиться около подъезда, пока там народ проходит. Мы повертелись около подъезда, и я незаметно выключил сигнализацию. К вечеру он провел меня во двор рядом с банком. Стенка низкая и, как нарочно, у стенки уборная. Раз и два - и сползли со стенки в банковский двор. Светло от электричества. Но мы за дрова - дров там кубов тридцать. Пересидели минут десять, послушали - тихо. Выглянули - чисто, никого. Шагах в десяти - дверь в подвал. Разулись, он говорит: "Хряй за мной". И кошкой через двор к двери, немножко ступенек, он толкнул дверь, и нырнули мы в потемки. Двери приотворили, слушаем. Чисто. Потом он шепнул:
        - Кон!
        Ответило из потемок шепотом:
        - На кон.
        Они уже все, значит, там, мы последние. Посидели часа как бы не с два. Потом карманный фонарик пых! Смотрю, рулетку растягивают, сверяют по плану. Точно нашли место. Мастер в летах, усатый немец. С ним бутылки, кисточки целый завод. Влез одному на плечи, наметился и в потемках начал орудовать мажет, слышно, чем-то. А потом бетонный сводик над нами стал плюхать кусками. Мы только эту кашу в куртки ловили, чтоб не шлепала громко. Потом переменил инструмент и, как мышь, скребет по дереву. Подал сверху досочки. Потом паркетины. Потом говорит: "Фертиг". Нас оказалось со мною пятеро. По одному пролезали в дыру, меня протолкнули вторым, последнего подняли за руки. Поглядели с фонариком: кладовочка с бумагами. Бумаги кипами связаны на полу. Одна дверь, окон нет. Я знал эту комнату и вот стена, где замурованы мои проволоки. Штукатурка с проволокой, за ней бетон, стальная плита, опять бетон. Это я знал. Было тихо и глухо. Слышно только, как мы сопим. Мастер сверился с планом, и пошла работа. Запах от всей этой аптеки - ядовитый какой-то. Он менял бутылки, кисточки.
        - Я, - говорит, - хват...- Посветил фонариком и показал мои проволоки. Вынул стальной кусок и вдруг говорит: - Доннерветтер!
        И в это время плюхнул куоок бетонной каши - не к нам, а туда внутрь, в кладовую. Нам показалось, как из пушки ляпнуло. И мы все, как картошка, провалились в дырку, в подвал. К дверям - стерегут солдаты, с дураками какие шутки: приколет штыком - и край. Слушаем, во дворе как. Нет, все тихо пока, я к двери. Не дает старшой и шепчет: "Гайка у тебя отдалась? Последний пойдешь".
        Ждем. Все в уши ушли. Вдруг голос сверху; "Фертиг! Комм!" Вот напугал немец проклятый. Опять все полезли наверх. Дыра в стене - только пролезть человеку. Полезли мой человечек и еще один. А немец сел на бумаги, чиркнул спичкой и закурил. Слышно было в дырку, как те скребутся в замках. Потом слышно стало - идут. Идут двое в сапогах. Это там, за дверью кладовой. Стукнули прикладом в пол. Говор глухой. Шаги пошли ближе к нашей двери. Я сунулся к дыре. Кто-то в темноте хвать меня за руку и прижал. Шаги стали у нашей двери, и слышно, как будто у нас в комнате, громко один говорит:
        - Ну, видишь, печати целы. Пошли! - и зашагали назад.
        Фу, чепуха, сменился часовой. Двое ушли назад - гулко топают в пустоте. Потом пошли из дыры пачки, пачки-все наконец. "Фертиг?"-спросил немец. Снова все в дыру под пол, но с нами уже было два мешка. Еле я досиделся, пока все и немца с бутылками переправили. От соседнего двора от ворот был ключик у них, чтo ко всем замкам. На улице все загомонили пьяными голосами, будто компания с пирушки, - и сейчас же подкатил автомобиль. Мой человечек хлопнул калиткой и крикнул, обернувшись:
        - Не запирайте, дворник, я сейчас вернусь, до угла провожу.
        Мильтон стоял у подъезда, глядел. А мы кучкой и не видать ему мешков, а немец на всю улицу:
        - Мошно ешо випить! - и потряхивает этой четвертью.
        Сели и понес сразу ходом. Автомобиль закрытый, мы четверо в кузове, а немец с шофером. Я только вздохнул во всю грудь, вдруг мой человечек цап меня за шиворот, раз меня под ноги, рожей в мешки, другие мне на затылок ногами, смотрю, ловят руки. А мой-то приговаривает :
        - Вот тебе, гад, твоя доля, вот тебе, гадина, доля твоя десятая.
        Ремешки у них крепкие - я уж готов и по рукам и по ногам, а они меня ногами притоптывают:
        - Совесть твоя луженая, подъеферить думал, рвань, товарищей.
        Я кричу, как могу;
        - Сами видели, провода были.
        А они:
        - Ты филонить еще. Стой, мы тебя дотепаем.
        Мне стало забивать дух. Я уж вижу, стало темней - выехали, значит, за город. Постучали шоферу, стали.
        Один говорит;
        - Пришьем его и положим на рельсы, и черт святой не узнает - разрезало человека и квит.
        Они стали вытаскивать меня из мотора, гляжу, верно, насыпь, и семафор вдали.
        Мой говорит:
        - Провода, говоришь! Десять тысяч тебе, говоришь!
        А другой:
        - Стой! Десять тысяч ему проводов всыпать, а не сдохнет - пришьем.
        Затолкнули меня назад и понесли дальше. Я уж по насыпи немного понял, где мы. Минуты через три стали. Развязали мне ноги: - Пошел с нами.
        Вижу: темно, сосенки, дачки заколоченные. В одну дачку входят - свечки у них там готовы и выпивка. Мебелишка дачная кой-какая. Посадили меня в угол на пол:
        - Сиди, грехи поминай!
        Сами стали мешки развязывать, считать пачки. Тут бутылочку откупорили. Поделили очень мирно.
        - Все, - говорят, - дернем за границу.
        Немец обещает всех устроить. Говорил он по-русски едва-едва, но вполне точно объяснил, что у него дела международные-"интернациональ". Они уже шестую бутылку раскупоривали и хохотали, выносили шоферу. Вдруг мой человечек-то вспомнил:
        - А этот гад у нас не убран. - И встал. Шатается слегка. И стал он объяснять немцу, какая забава сейчас будет. А немец замахал руками и говорит, что мокрого дела он не хочет и нет сейчас причины. Однако, тоже скотина хорошая, стал выдумывать как-то меня искалечить, но без признаков. И все смеялся и показывал на пальцах, как это делается. А пока что пили. Вдруг самый из них главный - тощая какая-то голова, как куриная косточка обглоданная, - говорит:
        - Черт с ним, развяжи его, пусть выпьет, паразит, вот этот стакан.
        Налил водки, харкнул туда: - Выпьешь - развяжем.
        Тычет мне, ободрал губы стаканом, я выглотал. Развязали. Руки занемели, не шевелятся. Я подошел к столу, говорю:
        - Товарищи, так нельзя...
        Обглоданный сощурился и крикнул:
        - Не филонь, паразит. Не думай, еще не кончено с тобой-то. - Потом вдруг улыбнулся: - Черт с тобой, пей! Что, сдрейфил? Ну, попугали, ладно. А за дело. Откупоривай за то бутылки.
        В углу еще осталась пара бутылок какого-то портвейну. Я долго возился, все жаловался, что руки замлели. А надо сказать, что у меня всегда с собой порошочек, и от него ударяет человека в сон часа на три. Они все уж были здорово выпивши, их начало развозить,
        Я все будто вытирал руки об куртку, носовой платок доставал, обматывал ножик со штопором. Словчился и всыпал, во вторую бутылку порошок - свету было мало и в углах было темно. Этот порошочек я носил на всякий случай, если надо было б захомутать какого, - я же все же вроде сотрудника угрозыска. Порошок вполне безвредный, и в пиве он работает на все сто процентов. Они выпили мигом обе бутылки - я холуем служил и разливал с полной покорностью. На часах было ровно два. Они выпили и все колобродят, даже как будто больше в них бузы завелось, один немец спокойно хихикает в усы. Шофер оставался "на цинке" - стерег дачу. Обглоданный кричит мне:
        - Скидай сапоги, беги бегом по снегу, погляди, шофер не заснул ли. И живо, раз-два. Сапоги здесь оставь.
        Я выбежал на крыльцо. Мороз. Скрипнул крылечком, шофер зашевелился в машине, оглядывается. Я спросил тихо:
        - Не спишь?
        - Не, - отвечает. - Скоро там? Вынеси чего, зазяб.
        - Кончили, - говорю, - все вино.
        Он выругался и сказал, чтоб поторопились и чтоб тише, а то на улице слыхать. Я еще постоял, сколько мог, вхожу - есть! Куняют все носами, один немец еще коекак. Но уж рассолодел вовсе. Я подождал в сенцах, гляжу - и он готов. Я стоял как столб. Потом тихонько вошел, сгрябал сапоги, надел их на полу. Посидел еще так для верности минут пяток, а потом смело взялся за ихние кузовки с паями, пособирал все. А потом взял эту свечку несчастную, вышел в сени,-настругал от лесенки моей финкой стружки, строгал я хоть и со всей силы, но минут как бы не десять, и все поглядывал, спят ли те. Щепку эту всю я приспособил под лестницей, накапал на эту кучку стеарином, подпалил и положил сверху свечку. Вышел я и тихонько сполз с крыльца на снег. Шофер, видно, задремал, как в доме стало тихо. Я подошел с мешком легко, чтобы не скрипеть снегом, и говорю ему:
        - Сейчас... - он чуть не прыгнул спросонья. - Сейчас, расходимся по одному. Отвези меня немного до Московского шоссе и вертайся мигом.
        Он мне:
        - Хлюст велел?
        - Хлюст, - говорю, - ну а кто же? А я от себя пакет дам на чай и кофий.
        Он тогда:
        - Пусть сам Хлюст выйдет скажет, чтоб потом разговору не было.
        - Ну, черт с тобой: я пешки хряю.
        И я пошел. И скоро я дошел до дороги, уж фонари стали видны какие-то. Я оглянулся и увидел - дышит заревцо небольшое вдали за мной - и сейчас же услыхал-шумит машина без фонарей. Я прижался к забору - мотор полным ходом пролетел мимо как оглашенный. Когда я уж подходил к глухим загородным домам, видно было, как сзади распылалось - что надо. Было три часа ночи. С мешком ночью в городе - это верное дело влипнуть, до первого мильтона. Надо было этот мешок и устроить скорей, и еще сделать одно непременное дело. И я стал сворачивать к насыпи. Здесь платформочка, вокзальчик, и в 3.20 приблизительно должен быть поезд - этот поезд в обход города прибывает на товарную станцию. Утренних базарных мужиков и бабья с корзинками - стадо целое. Вышло по-моему: никто на вокзальчике на мой куль и не оглянулся. Взял билет, вперся в вагон с руганью и боем. Через 15 минут - на Товарной, сдаю мешок на хранение. Квитанцию заправил в кепку за подкладку в козырек, нашел извозчика: гони. За четыре квартала от банка я слез, рассчитался. Нафальшивую мимо кнопки звонил в чужие ворота, пока извозчик не отъехал. Потом пошел,
дошел до банка, перешел улицу. Спит мильтон на ступеньке, в шубе и меж колен торчит винтовка. Это у главного подъезда. У малых дверей, где моя кнопка, за углом - никого. На улице пусто. На всякий случай для виду иду пьяной заплетухой через улицу, однако не шумя. Подождал, прислонясь к дому, протерся чуть вперед по стене и тут нащупал мою кнопку, тихонько ковырнул ее на место. И тут - черт его как понес - сорвался во дворе колокол, забил на всю улицу как бешеный. Я по стенке быстро прошел шагов двадцать и только тогда услышал свист, сквозь этот звон и треск. Я знал, что от этого перепугу им раньше полминуты в себя не прийти и они будут метаться. Оказалось еще хуже; мильтон бросил свой тулуп, отбежал на другую сторону и стал орать:
        - Караул!
        Но я уж зашел за угол и все пьяной походочкой плел дальше - видел я, как с поста сорвался еще мильтон и рысью пустился к банку. Я свернул еще в улицу и тут уж увидал, что я, как говорится, винта нарезал вполне. В половине пятого я уж приплелся домой и валял перед дворником в доску пьяного. От меня несло водкой и потрепали меня погорельцы-то мои, будто я пять верст с горы катился. Дворник меня до квартиры под ручку вел, а я колбасился вареной сосиской. Дверей к себе я не запер и лег, не раздеваясь, как надо быть пьяному. Хорошая штука водка, если кто знает, как ее потреблять.
        5.
        Волынка, конечно, пошла немалая. Таскали и меня. Дворник и жильцы показали, что я приполз домой совсем мокрый и спал чуть не сутки. Я сказал, что пьянствовал всю ночь и где меня носило - не знаю, только пришел домой побитый и порванный - синяки у меня не прошли, и доктор сказал, что самые что ни есть свежие. Но это уж так только, потому что все были уверены, что грабители впопыхах порвали проволоки при отступлении, а проникли, размягчив цемент особым неизвестным составом. Во время поднятой тревоги успели скрыться. Мне это дело не паяли - звонила же сигнализация. Относительно пожара было в газетах маленько напечатано:
        "Прибывшая пожарная часть нашла догорающие балки. Очевидно, ночевали беспризорные ребята и развели огонь". За мешком я послал Маруську сумасшедшую-она действительно сумасшедшая, ее можно огнем жечь не выдаст. Она на меня, как на идола, молится. Ей купишь на пятак семечек, она месяц помнит мой гостинец. Потом я пошел к Камкину. Он меня впустил.
        - Что, - говорит, - плоскогубцы..? - И глядит волком.
        А я барашком:
        - Нашлись, простите, пришел извиниться, нагрубил. Вижу, уж не шибко верит. Черт с тобой. Вхожу в кабинет его. И сейчас же увидел на столе поверх чертежей - аккуратная шкатулочка, вроде радиоприемника. Сработана на ять. Я говорю:
        - Ах, вы уже достигли.
        Он мне:
        - Что вам надо? У вас очень дурные мысли, гражданин.
        "Вот как, - думаю, - уже гражданин".
        - Какие же мысли? Насчет американцев? Так это я пошутил. Я же партийный человек, - это прямо вру.
        - Тем более это противно, если партийный и такое...
        И вижу-уперся. Я сел, а он все стоит. Я так и этак - не берет ничего.
        - Что ж вы и разговаривать не желаете? Брезгаете, что я монтер, а вы инженер?
        Молчит. Я ушел.
        В тот же вечер я купил листового цинку и сделал два паяных ящика: один большой, в лист ватманской бумаги, другой маленький, вроде коробки от гильз. А ночью я пошел к Камкину. Было около трех ночи. Дом его угловой, и. на углу детская площадка, обнесена низеньким заборчиком. Раз - и я там. С площадки во двор свободный ход. Подошел к его дверям. Двери запираются только на крюк. Дело очень простое: в дверях сверлится дыра тихо и мирно, и в эту дыру проводится стальной штык. Этим штыком подводишь на ощупь под крюк. Свой конец напер вниз, тот конец пошел вверх, поддел крюк и он вылетает из петли. Теперь открывай тихонько, дверь, чтоб крюк не брякнул. Я вошел и повернул выключатель. Камкин спал на своем диванчике и шевелил во сне губами. У меня была наготове гирька на ремешке, я махнул и стукнул его по башке. Он успел визгнуть, как щенок. Я подождал - он не шевелился. Обмер, а может, и вовсе дело в мокрую вышло. Я смело скручивал все бумаги в его же одеяло. Все до последнего листка. Машинку отдельно. Глухая ведьма ничего не могла слышать. Я потушил свет, взвалил все на плечо - и ходу. Я живу в двух
шагах, и ключ от ворот у меня, конечно, свой. Я сейчас же запаял в ящик чертежи, запаял в другой и машинку - глазомер у меня тоже, оказывается, неплохой: все пришлось, как у портного. А остальное было у меня все настроено. Есть такие мальчики на границе, что хорошего человека всегда устроят. Я вот, верьте не верьте, утром был в Финляндии - с чемоданами хорошими, с пакетиками и с железным латышским паспортом. Латыш, и что ты с меня возьмешь. Деньги оказались американские, и я их сейчас же стал переводить в разные банки на свое латышское имя. При себе оставил только тысячу долларов. Через неделю я был уже в Германии.
        Поверьте мне, что с хорошими деньгами можно сделать все. Я отыскивал русские газеты - о Камкине не было ни строчки. Городишко, где я поселился, был небольшой, но очень бойкий, каналья. Нашел комнату хозяйка с дочкой. И в первое же воскресенье пошел в кирху. Дочка хозяйская смеялась и учила меня по-немецки. Я ходил по вечерам в пивную, глядел в немецкую газету, ни черта не понимал и сосал пиво. Посетители там все те же, и я стал с ними раскланиваться. "Гутен абенд" - и прошел на свое место. Чтоб крепче стать на ногах, мне надо было жениться. Хозяйской дочке было уже лет под тридцать, и она очень ко мне приглядывалась. Я, как солидный молодой человек, пошел к мамаше и объяснил, что хочу жениться, прошу руки. Дочка на цыпочках ходила на коридору. Но в ней около пяти пудов, и было все слышно. Я женился и всем родственникам сделал подарки: кому алюминиевую кастрюльку, кому мячик для детишек, кому вязаный шарф, ящик сигар. И объяснил, что после свадьбы еду с женой в свадебное путешествие. Действительно поехали. Побывали в двух городишках, один мне совсем понравился. У жены оказались тут родственники.
Дело! Остаюсь жить. Открываю ремонт автомобилей. Не спеша нашел помещение. Помещение это было такое, которое мне именно и надо было: длинное каменное здание. Раньше там была красильня. Я отгородил под гараж и мастерскую треть, а две трети у меня остались свободными. В этих-то двух третях и была вся сила. Заведение я открыл на имя тещи. По-немецки я довольно-таки навострился, нанял мастеровых, станочки установил, управляющего матерого немца мне представили, и я прибил вывеску, объявил в газетах: открыта мастерская. Меня соседи зауважали, я аккуратно ходил в кирху и в пивную. А днем я сидел над папкой Камкина. Я перечитывал по нескольку раз.
        Я мало понимал в расчетах, но чертежи были сделаны замечательно подробно. И всюду были окончательные выводы: рецепт был полный. Я сказал в мастерской, что буду конструировать автомобиль собственного изобретения. Это мой патент, мой секрет, и я, совершенно закупорившись, буду работать в заднем помещении. Немцы закивали головами и уважительно нахмурились. И вот я распланировал всю работу. Я набрал каталогов и адресов чуть не со всего света. Но у Камкина было даже указано, где какую часть могут лучше сделать - и размеры, и материал - все точнехонько. Я взялся писать заказы на заводы и копировать чертежи.
        Я работал целыми днями. Жена на цыпочках - бочка пятипудовая - носила кофий. В гараже все шло ладно - управляющий оказался дока. Я писал на заводы, что требуется точнейшая работа, как для часов. Точность комариная. Цены загнули громадные. Но торговаться нельзя было. Я писал, что согласен, посылал задаток, подписывал условия. Заказы мои были и в Англии, и в Швеции, и в Америке, и у себя в Германии, даже в Швейцарии. Французские и бельгийские фирмы тоже работали на меня. Это все были части Паспарту. Мне самому останется только монтировать. При точном исполнении все должно сойтись, как сходилось на чертеже, как все сходилось в голове Камкина. Цела ли она? Голова-то эта. Пока все было в работе, я подготовил мое помещение. Я замазал мелом стекла, заказал поставить на окна железные шторы. Поставил солидные двери и замки - мне ли не знать-то? - замки и сигнализацию. Отгородил внутри для спанья маленькую комнатку и купил овчарку. Поверху, под потолком, ходил мостовой кран: им я мог переносить в любое место моего помещения всякую вещь, присланную мне с завода. Проходили месяцы. Приезжала каждую неделю теща
и смотрела, что есть нового в хозяйстве. Собирались родственники, и я покупал торт. Все кивали головами и говорили, что я "чудо-человек" и моя жена - самая счастливая женщина в Германии. А я все ждал первого заказа. От нетерпячки посылал телеграммы, спрашивал, как идет дело. Отвечали все как один: к сроку будет. За просроченное время они должны были мне платить штраф. Наконец я получил телеграмму из Англии, что мне выслан мой заказ и чтоб я внес в банк деньги. У меня уже около полутора миллионов пошло на одни задатки. Я в тот же день внес деньги в банк. И считал часы, ждал первой части Паспарту. Я не мог сидеть на месте. Я устраивал свою комнатку в моем помещении. Подметал без надобности бетонный пол. А в день прибытия я с утра торчал на вокзале - грузовой автомобиль стоял наготове чуть свет. Наконец подошел поезд, и я увидел хорошо сработанный ящик - в нем была она - первая часть. И вот я заперся в мастерской с моей овчаркой и собственноручно начал раскупоривать, отвинчивать доски, и вот блестящая вещь засияла как елочный подарок. Но я сейчас же взял мои измерительные инструменты и стал проверять все
размеры. Я проверял старательно, шаг за шагом. Я возился неделю, забегал только пообедать домой, я спал в моей комнатке, я стерег с овчаркой помещение. Все размеры оказались точными. Теперь заводы слали заказ за заказом. И я слепо шел по чертежам Камкина, и часть подходила к части точно, плотно, как вылитая из одного куска. Я видел, как вырастал Паспарту. Я похудел, и все женины родственники качали головами с уважением и прискорбием: как работает, как работает. Настоящий изобретатель. А жена говорила и смотрела в колени:
        - Он меня первую повезет в своем новом автомобиле, - и краснела своей толстой мордой.
        Я рассчитал, что через полгода Паспарту будет готов. Раз вечером в субботу, после гостей, жена мне сказала:
        - Ты знаешь, у нас скоро будет ребенок, - и заплакала, но раньше посмотрела в зеркало.
        - Ах, - говорю, - очень рад. Пусть будет. - И прибавил по-русски: -Черт с тобой и с твоим щенком.
        Она:
        - Ах, ах, что это ты сказал, непременно скажи.
        - Это по-латышски значит - дай бог, чтобы все было благополучно.
        Она просила меня этому выучить, она будет повторять. Я ее полчаса учил, и она смеялась от удовольствия, просила написать для памяти немецкими буквами.
        И она твердила: "Щерт с тобой и с твоим щенком". Я буду, говорит, так на ночь молиться.
        - Молись, молись, - говорю.
        Ну, смешно, выдержать нельзя. Она кинулась меня обнимать:
        - Ты, значит, рад. Какой ты милый.
        Все шло у меня гладко - здорово. Камкин все вперед видел; заводы работали без запинки. Оставалось поставить в гнездо машинку, смонтировать кое-какие пустяки - и все будет готово.
        Я назначил в понедельник первую пробу. Я затратил четыре миллиона на это дело, и мне было немного боязно пробовать: а вдруг ничего не выйдет. Теща жила теперь у нас. Я подарил ей браслет, а жене шелковый чепчик, чтобы меньше приставали. Но жена сказала:
        - Ах, спасибо, но самое лучшее - эти слова, которые я повторяю.
        Я еле дотерпел до понедельника. В этот день я рано встал в своей комнатке. Паспарту стоял во всем своем блеске. Я подошел, чтоб попробовать: в это время зазвонил телефон - это последнее время жена просила меня поставить телефон. Пришлось самому его проводить в мою комнатку. Нашли время звонить.
        - Ну, что? - крикнул я в трубку.
        Тещин голос:
        - Поздравляю с сыном.
        И я крикнул то, что повторяла моя жена, схватил кусачки и откусил провод. Настал самый момент. Я взял в руки небольшой ящичек - французский заказ. Я установил в нем указатели, как надо. Если я сейчас поверну контакт, то в Паспарту пойдет приказ двинуться вперед самым малым ходом. А что, если он не шевельнется?
        Я точно наставил указатели и повернул контакт - и чуть не закричал со страху; Паспарту всей громадной стальной своей сигарой двинулся как живое насекомое: тихо, плавно, без шуму. Я поставил: назад - он пополз назад. Я рискнул заставить его прыгнуть на сантиметр. Признаюсь, я не верил, что послушает меня. Но он подпрыгнул, как будто дрогнул на месте. Он мне показался совсем живым. Я стоял, как дурак, раззявя глаза. Да, это, знаете, не то, что на диванчике двигать пальчиком. Но и четыре миллиона тоже не кошкины слезы. Я открыл дверцы, влез внутрь. Я полулежал в мягком кожаном кресле, передо мной была доска управления и тот самый рычажок, который Камкин в мечтах двигал пальчиком. Сидеть, то есть почти лежать, было удобно, хоть засни. Все было под рукой. Ткни пальцем - и вспыхивает свет внутри, а вот загорается прожектор, и свет бьет наружу плотным столбом. Вот наушники от радио. А это отопление, а здесь электрический подогреватель. Тут пюпитр для карт, для книг. Если я накреплю на нем карту - в каком хочу масштабе, то по ней могу пустить указатель - он мне будет указывать, где я сейчас. Его очень
легко пустить в действие. Все, все было предусмотрено Камкиным, до последних мелочей, и все было устроено так, что работало автоматически. То есть ребенка посади сюда - и он не пропадет. Я сидел и все пробовал: пускал и тушил свет, двигался чуть - Паспарту занимал почти все помещение и разгуляться-то было негде. Потом пускал отопление, и градусник показывал двадцать градусов, и отопление само выключалось. Все, что мог попробовать тут, - работало без отказу. Все было точно так, как писал в своих записках Камкин. Я вылез оттого, что лаяла собака. В двери стучали. Я крикнул:
        - Кто?
        Голос тещи:
        - Чтобы сейчас шли, жена зовет - не беспокойтесь, все хорошо, но она хочет вас видеть.
        Я крикнул через дверь, чтобы подавали мотор, и слышал, как отбежала теща. Я запер собаку и Паспарту. Мастеровые кланялись и поздравляли. Я вскочил в мотор и полетел в лавки, надо было запасти ту именно провизию, которую предписал Камкин: компактно, питательно и абсолютно не портится. Я ездил из лавки в лавку, трудно было найти как раз то, что надо: сгущенное какао с молоком, наш русский нарзан, а кое-что надо было заказать, чтоб приготовили. Я уже два часа ездил, наконец все собрал и приказал везти обратно в гараж. Шофер оглянулся, поднял выше лба брови, но я крикнул: "Да, да, в гараж!" Он повернул назад. Я все уложил в Паспарту, опустил шторы, запер двери, зашел в мастерскую: мне сказали, что теща ищет меня по всему городу. Я сказал, что бегу к жене. Дейстзительно выбежал. Но я обежал квартал и в свои задние ворота вошел к Паспарту. Теперь меня никто не потревожит.
        Я зажег свет и сел на стул к стене. Сидел и любовался Паспарту. Я не мог дождаться ночи, влезал внутрь, садился в кресло, даже поспать пробовал. Но вот смолкла работа в мастерской - 6 часов. Я назначил себе час: в 10 часов. И я заснул в Паспарту, лежа в кресле. Продрал глаза - была полночь. Фонари горели под крышей гаража. Собака ходила и подвывала от голода. Пошел. Я двинул пальцем всего-навсего. И Паспарту ринулся вперед, он проломал ворота в мастерскую, я слышал, как они треснули, я поворотил чуть вправо, и раздался грохот это Паспарту разворотил кирпичную стену, она рухнула на него, на улицу повалились кирпичи, и я вылез на площадь. Я видел, как обомлевший шуцман присел, схватившись за уши. Я остановил Паспарту, зажег прожектор, мазанул им вокруг и тут резко двинул рычажок вверх. Меня немного тряхнуло: и все исчезло, я почуял, как свистит воздух вокруг. В темной черноте я видел только впереди столб света, густого, будто даже плотного света от моего прожектора. Я смотрел, не отрываясь, вперед, но видел только это молочно-яркое бревно света. Мне казалось, что я стою на месте, и если бы не
свистел ветер вокруг оболочки Паспарту, я б мог побожиться, что просто я вишу в воздухе, как дитя в люльке. Признаться, я боялся, что вдруг что-нибудь не так и я полечу с этой высоты. Я глянул: стрелка стояла на 250. Значит, я был на высоте 250 метров над землей.
        Я боялся тронуть рычажок, думал, черт с ним, как бы чего не вышло, а пока меня несет, пока я жив, буду сидеть тихонько, пока рассветет. Может быть, до утра ничего не случится. Передо мною стояла карта, и по ней двигался едва заметно штифтик указателя, и я следил, как указатель сам, как живой, полз по карте, я знал, что так должно быть, я же сам все до последней шпильки монтировал, а теперь смотрел, как на чудо. Я глядел на штифтик, вылупя глаза, как ворона, и не смотрел на карту, пока не заполз штифт на кружок - город. Я неверной рукой открыл окно вниз - внизу блестели огни.
        Так и есть, и я прочел на карте "Мюнхен". Я немного начал уж приходить в память и сообразил, что Паспарту несет меня прямо на юг. Несет, мерзавец, довольно скоро. Впереди по моему пути были обозначены горы, и штифтик все ближе к ним подползал. Это значило Паспарту несется прямо на горы. А что, если он с ходу треснется в горы, и меня раздавит, как таракана кирпичом. Я вспомнил, однако, что Камкин устроил так, что Паспарту автоматически держится на поверхности на той высоте, какую ему задали рычажком, и выходит, что я над горами пронесусь тоже на 250 метров сверху. Паспарту должен был по отражению каких-то там волн чувствовать чуть не за километр, если летит на скалу в упор. Но ведь все это еще не проверено, черт его дери. И если рванет на этаком ходу в какую-нибудь гранитную орясину... Как горшок, тогда в черепки, в пыль разлетится, а от меня мокрый клякс, как от мухи. Мне вся эта волынка стала надоедать. Я погасил свет и не стал глядеть на штифтик. Ползи, проклятый, куда хочешь. Пожалуй, дурак я, что вылетел ночью. Привычка такая к ночным делам. Я двадцать раз тянулся к кнопке зажечь свет, но
удержался. Светящиеся часы показывали без десяти три. Я не выдержал и на миг пустил свет.
        А глаза прямо держали взгляд на штифте, и он указывал на середину гор, на самую их хребтину. Пронесло бы! и я сам, почему не знаю, вцепился пальцами в обивку кресла, хотел пустить прожектор, но боялся, что вот руки дрожат и как-нибудь нажму не ту кнопку и что-нибудь случится - черт с ним: уж сиди и не дергайся: пока летит - и ладно. Скорей бы рассвело. Я не знал точного времени восхода солнца. Окна Паспарту были наглухо закрыты броневыми задвижками, и я решил их не открывать до шести часов. В пять часов я взглянул снова на один миг на карту: указатель стоял на море. Значит, я был на 250 метров над морем. Но мне было уже все равно - если свалиться с такой высоты, то все равно живым не быть, и я вспомнил вдруг, что можно и закурить. Достал сигару, задымил, и это сразу меня успокоило. Огонек сигары очень уютным глазком светился в двух вершках от носа, и запахло сигарным дымом, будто я в своей немецкой пивной. Я даже перестал глядеть на часы и сощурил глаза на красный огонек.
        И удивительная вещь - казалось бы, от дыму в такой маленькой кабинке можно пропасть, полсигары - и хоть топор вешай. Ничуть не бывало: поглотители съедали дым не хуже, чем открытая форточка, или как будто я сидел бы в каком-нибудь зале. И я вдруг на минуту посмелел и взялся за наушники, закрыл глаза и с сигарой во рту стал слушать. "Зум-зум-зум"-гудел какой-то телеграф. Настройка была у меня справа, здесь, под локтем. Я зажег свет и поставил на ту самую волну, на которой работала наша немецкая станция. И сразу ясно, чертовской силой зазудела передача. Я давно не слушал телеграмм, с тех самых пор, как плавал радистом на советском пароходе; а этот немец стучал, как пулемет, и я ничего сначала не понимал. Но потом стали помаленьку пробиваться в мою голову отдельные буквы. Я обрадовался - хоть буквы послушаю, и вдруг стали в голове из этих букв складываться слова: "Бургомистр Мюллер..." разобрал я. Слушал про этого прохвоста, наш бургомистр "внес предложение...", вноси, черти тебя вынесут, - так я думал, и вдруг: "Внезапное сумасшествие шуцмана на посту - точка. Стоявший на Вюртембергской площади
(тьфу, это как раз, где был мой гараж) шуцман рассказывает сейчас в приемном покое психиатрической больницы, что он был потрясен необычайным явлением. Рухнула внезапно стена здания, занимаемого гаражом Шарлотты Мельцер (ого! верно - это моя теща Шарлотта), и оттуда выбежало железное чудовище, вроде исполинской ящерицы. Чудовище выбежало на площадь, испуская ослепительный свет. Здание гаража оказалось совершенно разрушенным - обвалилась вся стена по Вюртембергской улице, и там возник пожар. Предполагают взрыв в помещении, где работал иностранец-изобретатель. Сумасшествие шуцмана приписывают потрясению после взрыва. Предполагают, что изобретатель сам произвел взрыв, отчаявшись в своей работе. Последний день он проявлял, по отзывам рабочих гаража, явные признаки душевного расстройства. Есть опасение, что он погиб под обломками здания. После покойного остались жена и только что родившийся сын - что-то вроде этого". Это я все понял. Затем пошли какие-то цены на картошку в Базеле и всякая там рвань, я уж не вслушивался. Я даже засмеялся в голос, и меня это привело в память. Я мигом вспомнил, что я в
Паспарту, на высоте 250 метров лечу куда-то к черту в зубы, и охватило меня какое-то дреманже маленький мороз в хребте. Зажег свет: штифт указывал, что сейчас кончается море, а на часах было шесть минут седьмого. Я старательно нацелился в кнопочку и нажал - и поползла вбок заслонка левого окна. Только чуть она пошла - уж из щелки кровавым огнем глянул красный свет. Увидел солнце, оно только всходило, и до самого горизонта было синее море: синее, как в корыте с синькой. Я так обрадовался солнцу, как будто теперь уж и бояться нечего. Я открыл все окна, погасил освещение, впереди были видны далекие горы - в лиловом дыму. А может, облака такие. Но по карте было ясно, что Паспарту летит к этим горам, а за горами Африка. Я вам говорю, я так осмелел тогда от солнца, что мне казалось, что я все могу. И я двинул рычажок вниз и заметил, как сейчас же стрелка на циферблате пошла по цифрам 200, 150. Стоп! Довольно!
        И я выровнял рычаг и стал оглядываться вправо, влево, вертеться на кресле, попробовал наддать ходу. Штифтик встрепенулся и пошел по карте живее. Я уменьшил ход и спустил Паспарту к самой воде. Я несся над самыми волнами, попробовал повернуть - Паспарту наклонился, и солнце ушло из одного окна и показалось в другом.
        Я вертелся, носился. То выше, то ниже заставлял я взлетать Паспарту, я вовсе обалдел от радости, как будто карманщика выпустили из допра. Я бесился в воздухе, как щенок на сене. Раза два я задевал воду, и брызги от удара летели, как от взрыва, - выше моих окон. Но сесть на воду я боялся, хотя знал, что по расчету Камкина Паспарту не должен тонуть.
        Море было совсем спокойное, вода стояла, как в ванне. Я попробовал пустить Паспарту над самой водой, пустить так низко, чтобы он брюхом скользил по воде.
        Я достиг того, что Паспарту летел вперед как по воздуху, чуть погрузившись в воду, и две небольшие струи отходили синим валом - вправо и влево. Я летел против солнца, бросил управлять, и Паспарту несся не выше, не ниже, строго по прямой, как по мягким рельсам.
        Я развалился, зажмурясь, на моем кресле, подставив щеку солнцу. И меня стало клонить ко сну. Я глянул сквозь сон на карту: штифтик полз на восток и впереди было до черта открытого моря. Я, должно быть, задремал. Проснулся от звука, будто мычала корова. Я глянул вперед, солнце ушло уже вправо, а впереди по моему пути шел мне навстречу пароход; я сейчас же узнал-это был военный крейсер, и это он давал мне гудки. Еще две минуты, и я налечу на крейсер. Я сейчас же тронул рычажок, и Паспарту взмыл вверх, но я не успел еще открыть нижнего окна, чтоб поглядеть, как подо мною пройдет. крейсер, как сразу раздался снизу выстрел и - раз! раз! раз! - застучала внизу пальба.
        Я вместо того, чтоб свернуть или взять..."
        Здесь целый лист рукописи написан очень неразборчиво, поэтому я пропустил его и стал читать дальше.
        "Я решил, что надо все же Паспарту дать хорошую пробу. Устроить ему приемку. Чтоб уж наверняка знать, что эта машина может. Пока-то все ладно, а вдруг этот сумасшедший где и проврался, и вот приспичит тебе тягу дать, ну хоть под землю с ней надо провалиться: ты ее туда гонишь, а она не лезет. Что тогда? И я. решил найти свободное место, чтоб никого кругом не было, и тут дать этому Паспарту гонку.
        Я видел на карте, что на юг горы, а дальше свободная земля и никаких городов. Значит, никто там не живет. Порожняя земля. Я дал десять километров высоты и взял полным ходом прямо на юг. Солнце было чуть не над самой маковкой. Внизу я видел, как берег идет вертляво и фестонисто, а море прямо дочерна синее. Город на берегу. Белый весь. Указатель на карте правильно налез - как раз на него. Я прочел - Алжир. Только указатель пер по карте сумасшедше. Значит, там, внизу, сейчас эти зелененькие проповинки кончатся и пойдут горы. Верно, под низом гляжу - горы. Уж вижу, что вся эта музыка поднялась, ближе стало: лучше видно. Вон дорога идет. Факт - дорога: змейкой крутит. А вон и люди, везут чего-то. Вроде таракашки. Я открыл лючик внизу, гляжу в бинокль. Бинокль мой замечательный, у Цейса по заказу сделан. Людишки идут, и хоть кто б башку вверх задрал. Ничего и не знают, что сверху плюнуть на них могу. Я крикнул. Ну и дурак: разве чего услышишь, километров шесть туда. Я задержал ход, взял скорей маузер и давай садить. Глянул в бинокль - ни черта! Шагают, в землю пялятся. Ну, к шуту, сперва надо опробовать
машину. Двинул дальше. Но дальше я видел уж, да просто ничего: серо, желто и вроде кустики кое-где. Сыпь дальше! Во! Теперь с десятка километров высоты никаких кустиков не видать, будто море. Вота, что надо. Поставил на спуск. Ух, черт! Тут уж ни черта, ни черта и жить тут не может. Тут вижу, что и муравьев нет, песок и каменья. Да и каменьев-то мало, а все больше песок. Вот тут мы и начнем. Паспарту очень легко стал на песок. Правду сказать, мне очень хотелось просто походить по земле. Пешком этак потопать. С самого вылета на землю не ступал. Вот открываю я дверь. Тьфу ты, чтоб тебе! Жарина! Пропасть! У меня в кабине поставил регулятор на 20 Цельсия, оно уж так и дзржит, жара там или холод кругом. Я и не ждал, что такое пекло снаружи. Солнце жжет в самое темя, я тут сразу и вспотел и опять в кабину. Разделся, в одном исподнем белье выскочил, но как встал босыми ногами на этот песок - мама моя! Прижгло, как на плите. Я прямо обезьяной в кабину сызнова. Натянул щеблеты, взял этот аппарат, которым с воли можно командовать Паспарту, захлопнул дверь и давай.
        Поднял его на метр от земли. Поднялся и так стоит. Теперь пусть круги делает вокруг меня. И начал он ходить, махина эта, как лошадь на корде. Он ходит, а я за ним глазами слежу, как он на солнце сверкает. Потом закрою глаза, думаю, неужто ходит? Открою: верно, ходит. Черт возьми, это я спать могу лечь, а он должен все равно ходить и ходить вокруг меня над самой землей.
        Я вперед прошел, шагов с десяток, и он за мной, только все равно кружит, как я аппаратиком ему приказал.
        А ну, пусть вперед идет! И он с круга сорвался и двинулся вдаль. Вот вдруг мне стало не того: а ну как не вернется? Пока я думал, он уже в блесточку одну превратился. И чего, вперед всего? Про брюки я вспомнил! Будто брюками в этих песках проживешь. Я скорее приказал: назад. Со спеху сначала не за то схватился и поднял его было вверх метров на сто. Когда уж он совсем был тут, я перевел дух. И тогда уж заставил самым малым ходом ко мне подойти. Тут я его постукал пальцем по носу. Гляди, говорю, ты у меня не балуй. Ишь, обрадовался, да запустился как! Я даже в кабину залез. Кстати, и от жары отдышаться. Ну, думаю, теперь главное надо пробовать: под землю. Со мною, думаю, или одного? А вдруг как со мной-то да там он и завязнет. Это значит заживо погибать мне в стальном гробу. Нема такого дела! А без меня он завязнет? Отсюда бегом года два бежать до кустиков до тех. Я выпил воды, пожрал немного консервов. Нет, думаю, пробовать надо все равно. Эх, дернул я рюмахи три коньяку, захватил банки две консервов и с аппаратиком снова выскочил на жару. Это то самое, что из топленной комнаты выскочить на мороз
трескучий. Только наоборот. Попробовал я каблуком этот песок - ни черта, песок он и есть песок.
        Обыкновенный. И вот поставил я в аппаратике, чтоб Паспарту лез в песок, полого чтоб лез, не очень круто. Он наклонился нооом и пошел. Сначала вроде как плугом, борозда осталась за ним, а потом одна только спина да хвост - и вот его нет. Значит, он туда вглубь ушел и там ходил дальше. Как крот, что ли, или гад подземный, кто это под землей там роется, шут их знает. Только тут я вдруг один остался среди этих песков и глянул со всей силы вокруг: ну ни чертешеньки, как в море. И я один, тут меня на жаре на этой мороз прошиб. Гляжу на эту борозду-то в песке, ушел же сейчас только что. Я скорей назад его вызывать. Шутки, знаете, плохие. А вдруг там на камень какой напоролся и повредился чем? И поставил, чтоб выползал прямо на меня. Поставил, а под грудью так сквознячком и продувает: а ну как шабаш?
        И вот его нет и нет. У меня в голове мутиться стало. Черт меня дернул это пробовать. Тут я чуть не обомлел:
        земля, песок то есть этот самый стал подыматься подо мною горбом. Я уж думал, начинаются чудеса какиенибудь со мной последние. Фу ты! Гляжу, выползает морда эта Паспартиная из песку. Я ее чуть не целовать принялся. Вылез, вылез, молодчина! Тут уж я все к шутам, залез махом в кабину и пошел под высь, подальше от этих песков, ну их в болото! Я двинул туда, где на карте были всякие точечки, значит, должны людишки жить.
        Дал здоровый ход. Полчаса не прошло, вижу внизу вроде блюдца, или сказать чашка, а там вода. Людишки, как черные козявки, лазали по бережку. Пальмы кругом вроде загородки. На воде, на озере этом плавают на чемто. Рыбу, что ли, ловят. Они, конечно, меня над собой не чуяли. Взял ниже: вижу шалашики, и вон баба ихняя воду в шалаш несет. Детишки бегают. А я из вас сейчас тараканов сделаю! Дал я вниз прямо в середину в озеро это и сразу под водой вбок в берег. Гоню Паспарту вперед. Он, слышу, сверлится под водой в берег. Я закрылся- наглухо, темно. Чую, что мы сейчас уж врылись и я под землей. Хрустит, вроде каменисто. Я поддал еще ходу, чтоб скорей это дело. Погодите там, что сейчас будет. Я только на самую чуть и подумал: а ну как тут мне и остаться в хрящеватом этом камне. Однако дело идет, слышу, без отказа. И вот, слышу, вылетел я насквозь. Открыл окна,-глянул: верно, так и есть, Просверлил я бок этой каменной чашке. Глянул взад: ух-ты черт, как из трубы, валит вода из дыры, как из трубы, и сыплет вниз под кручу. Тут я свернул назад и стал над озером совсем низко. Вот кутерьма пошла! Забегали эти
черные, все туда, с горки глядят, как ихняя вода к чертям летит. Вот цирк! Взбесились, в барабаны бьют, воют, бабы в озеро это кидать стали посуду всякую, потом забегали какие-то ихние старосты или попы, что ли, прямо давай хватать ребятишек и, как щенят, пошли швырять туда в озеро. Как картошку в борщ. А вода все садится. Там, уж гляжу, бросились дыру забивать. Уж прямо собой: кинется головой в эту струю - его, как таракана, швырк вон и покатился с горы и не видать уж его. Их с полсотни туда ухнуло. Другие каменья с горы валят, думают, дураки, поможет. Я спустился поближе, вою этого послушать. Ну и вой. Как будто их всех на уголья горячие посадили. Тут они меня увидали и все на землю легли. Лежат, дураки, а вода там хлещет. Лежат и лежат. Аж надоело. Я совсем вниз и прямо на них Паспарту нацелил. Иду - не встают. Ткнул. Не знаю, пару-другую, может, и размазал. Только вскочили-таки. Хватились в меня стрелять стрелами. Я задвинул стекло: стекла у меня в кирпич толщиной, стреляй, сделай удовольствие. Потом уж и воды там мало стало. Бабы ихние пошли там выискивать своих щенят. А я думаю, каких и вон
вынесло. Тут уж стало это дело надоедать. Я все это бросил и вот что: прямо взял на Америку, на НьюЙорк. Взял я высоко, рассчитал, чтобы быть к ночи. Подзакусил, рюмашки три дернул и на боковую. Задрых. Задрых я здорово, потому вот просыпаюсь, Паспарту стоит. Указатель уперся в Нью-Йорк, аккурат, где я на карте наладил ориентир. В него указатель упирается, и тогда машина становится сама. Гляжу вниз - мать чесная! Переливается, мутится стадо огней. Вроде сыпь или парша световая, сказать. Здоровенное место этими огнями изъедено. Вот он - Нью-Йорк! Вот он где самый-то сок, доллар-то этот самый. Ишь, горит-то переливается, кажется, аж дымит. Сейчас я сверился с планом, ara! Внимание, темная полоса - река, значит. Так! К реке. Ниже. Мост. Масштаб переводи на плановый масштаб указатель, тишком над рекой. Вот в точности этот мост, указатель ставлю иглой на мост, готово. Теперь можно валять вслепую, по плану. Под воду. Готово: я у дна. Точно ставлю глубину и теперь этой глубиной в берег и сверлю под всеми фундаментами сквозь землю туда, где на плане обозначен банк. Ни черта мне не страшно. Я закурил, гляжу,
как продвигается указатель. Теперь вверх его! Вперся, вгрызается - черт его знает, бетон ли, сталь, но хрустит, крошится. Ей-богу, это стенка, подземная кладовая. У меня аж дыханье забило: я ж самое ихнее сердце американское дырявлю. И знаю ж наверняка, что трезвонит ихняя сигнализация, и знаю, что замки на часах. То есть замки у них так устроены, что ни один леший дверей не откроет до девяти утра. Никаким ключом. Только ломать двери - никакого ходу иначе нет ни директору, ни тебе раздиректору. И тут вдвинулся туда Паспарту. Я сразу стоп! Открываю ставень. Вот это да! Горит освещение на полный ход, и мы с Паспарту всей орясиной силой в кладовой. Я выскочил. По стенам - бронированные двери, и выходит, что шкафы в три яруса, но не очень высоко. А помещение - ух! Манеж целый. Пробежал к дверям - они аж в самом конце. Слушаю: ух там чего-то шубуршит, но, видать, не серьезно. Я в Паспарту, чуть вправо, чуть вперед и, как фанерку, сковырнул всю эту броню со шкафов к черту. Посыпалось оттуда. Вот она юшка-то потекла, как кровь с носу: золото. Оно, как вода, заплескало на пол. Пол плиточный, звонкий. Прямо
как жавороночки в ушах зацвели-запели. Я сейчас к монетам. Там, в шкафах этих, столбиками стоят, и столбики тесно друг к другу, и это все при электричестве горит, прямо тебе в самую глотку смотрит. Глотал бы их, кажется. Однако я сейчас давай их об плитки звякать: раз! два! дзяв! дзяв!-а вдруг тут "локша", как по-нашему сказать. Я их стукал, они пели, золотые-то, и я их скидывал в горку. Вдруг слышу: буб! буб! - как метлой по валенку. Это что ж? Я вгребаюсь глубже в шкаф. Та же лавочка - не звенит. Я эти монеты на зуб - стой! Дело и у вас вроде как у марафетчиков. Это для блезиру, значит, первые ряды золотом заставлены, а дальше - липа! Это. чтоб водить да показывать дуракам? Комиссиям денисиям? Это я сгребаю, какое настоящее золото, в Паспарту, да много ли туда нагрузишь? А тем временем там уж в дверях, слышу, взялись всерьез: слышу, сверлят, аж в ушах свербит.
        Я в Паспарту, заперся и дал ход - прямо в двери, да как саданул для острастки! Погнул эти двери, перекорежил теперь хоть порохом рви. Там враз все стихло.
        Ша! И как в гробу. Там, должно, они все на пол посадились. Я подождал минуту, выскочил, подошел к этой самой двери - а ее как жестянку туда вмяло, - подошел и во всю глотку им по-русски: так вашу и перетак. Молчок. Поутекали или с перепугу у них песок в глотке.
        Я обратно в Паспарту и дал задний ход. Опять в ту же дырку и пошел сверлить назад, в реку. Под водой уж открываю ставни. Погасил свет. И вот стало видать сквозь стекла: вроде чуть сереет. Я дал выше. Еще стало светлей. И тут я высунул из воды спину. Катеришка какой-то спешил тут мимо. Я поднялся и носом перевернул его. Здорово вышло: он сразу брык через корму палубой об воду. А тут лопнул еще котел у него, как хлопушка. Фыркнул, вдребезги, пар, тут сейчас прожектор с берега ударил светом, а я уж поднялся - и ходу. Поднялся, стал в воздухе уж над океаном, наладил сейчас радио на Берлин и давай: Берлин! Берлин! - поставил на полную мощность. Даю депешу по-немецки: "Внимание! Я был сейчас в золотой кладовой Нью-йоркского Сити Банка, осмотрел золото. Десять процентов там золота, остальное подделка. Это афера выпускать бумажки, когда в кладовой золоченые жестянки. Я только что ночью разворотил их подземную камеру, сам все перещупал. В знак этого я брошу сейчас на улицу Бродвей дверку от ихних сейфов. Держись!" И только я это отстукал, а уж был над Бродвеем. Его сверху здорово видать - река свету. Я
взял пониже, мне уж ясно видны стали трамваишки, автомобилишки и людишки: гоношат, мельтешат. Я эту дверину, в этом куске было кило с пятьдесят весу, - открыл дверь и туда - гоп-ля! Вот это прицел! Хряснулась она в какой-то автомобильчик, он брык-и набок, и в тот же миг на него налетел тот, что гнал сзади, - ух! Куча тут сразу их навалилась. Это я уж в бинокль видал. Что тут было! Вот цирк, это посмотреть только. Народу! Черная икра. Автомобили, трамваи... и тут, гляжу - раз! Стал белым столбом прожектор в небо, зашевелил, как рак усом. Ото! Уж три сразу. Десяток! Я - ход. Небо чистое было, за облака некуда было запрятаться. Но я пулей из этой паутины. Попал в темноту, смотрю по плану вот клетки за городом. Не иначе-огороды. Я сейчас вниз-верно: глушь. Какое-то окошечко светится, мигает жуликовато. Я уж на четверть метра от земли. Открыл дверь, рукой лапнул вниз, как из лодки в воду. Тьфу, сволочь какая! Тряаь, мокреть, паханное, что ли. Это нам и надо. Сейчас аппаратик на ремешок через плечо. Двери запер. Выскочил.
        И тут я на щуп поставил на аппаратике приказ Паспарту - под землю, под заныр, значит. Я мало что видел в темноте, однако услыхал, как захрустела земля и вот уж нет ни черта передо мной. Я еще пождал, чтоб он глубже ушел, и поставил на аппаратике стоп. Аппаратик в кожаном футлярчике, вроде я бродячий фотограф, турист или еще какой хлюст. И пошел я на огонек. Денег американских у меня хорошо было взято с собой, маузер я прямо в штаны за пояс заправил сзади. Под пальто не видать: святой я совсем в своем котелке. Глянул я на небо - все переполосовано прожекторами в клетку, как американские штаны. И вся эта паутина ходит. Меня, голубчики, ищете, а я вот он я! Трите, трите небо, штукатурку всю сотрите, на вот, выкуси. Я им шиш туда в небо сунул и покрутил. Много налипло грязи у меня на ногах, пока я до этого оконца добрался. Сторожка. Я стук в окно. Дверь брякнула, свет распахнулся.
        В дверях похоже - старик. Чего-то по-своему спрашивает. Я американского языка ни в зуб, давай по-немецки. Он меня впускает. Смотрю, в сенцах уже старуха и еще парень. А я им говорю, руками показываю, что, мол, чего как в курятник забились, гляди, что на небе делается. Они выскочили, глянули, вскакивают назад! Эге! Затормошились, потом ко мне:
        - Джерман? - спрашивают.
        Я киваю, что да, я джерман, то есть признаюсь за немца. Тут этот паренек за телефон - он в прихожей у них и висел - и чего-то говорит. Старики меня в хату манят. Я нет, ноги вот грязные. Пока что прибегает к ним какой-то толстый, но вижу - немец. И он прямо ко мне:
        - Вы, - говорит, - немец. Из Германии?
        Я говорю:
        - По делам в Нью-Йорке уже третий день, и вот, что случилось в городе, не знаю, большой тарарам, и на Бродвее свалка, все стало, а я не могу понять, языка не знаю, немцев не встретил. Испугался я и вот побежал куда глаза глядят.
        Рассказываю это я, а те старики все на небо глядеть выскакивают. Тут и немец этот всполошился, звонит по телефону, а мне это говорит;
        - Вы обчиститесь здесь скоренько, я сейчас свою машину подам; слух прошел, что в банке взрыв или ценности пропали, что будет! Банк нарочно панику, распускает, чтоб бумажки свои не оплачивать. Всех директоров арестовали, а двое застрелилось. На Бродвее свалка и, говорят, пальба даже. Поливают толпу водой и разгоняют током электрическим. Надо ехать, узнать, в чем дело.
        И он убежал. А мне дали скребок и тряпки, я взялся за сапоги. Толком еще не справился с этим, уж и машина. Немец кличет, спешит. Я сажусь в машину, а там еще двое, тоже немцы, и они бросились меня расспрашивать, и один сказал, что у него радио всегда поставлено на Берлин вот уже пять лет и сегодня вдруг очень громко какой-то голос перешиб передачу и он слышит что-то насчет золота в банке, но мешала передача. А потом и голос и передача прекратились. Но очень громко садил голос, так что это не из Берлина и, может быть, действительно утка. Но тут нас стали нагонять автомобили, их неслось целый табун и все полным газом, а под самым городом уже была давка. Мы стали. Я сказал, что очень боюсь, что вещи в гостинице пропадут, махнул котелком-и вон. Что тут делалось! Какая-то куча народу била садовой скамьей в железную штору, а на вывеске над ней надпись, что банкирская лавочка, и фамилия. Какую-то старуху прижали к притолке; она костлявыми пальцами скреблась в эту дверь и било ее от слез, будто у нее сына повесили, - это я с тумбы увидал.
        А тут неаккуратно стукнули и переломили скамьей старушку надвое. Я немецкий говор услышал в толпе, протиснулся туда. Держался все за аппаратик, чтоб не сорвали, слышу, говорят, что вон рабочие пошли с плакатом - чтоб наутро заплатили всем золотом за эту неделю. Я видал: там один метался в одной жилетке, глаза выпучил и бьет себя по лысине кулаками что силы.
        Я хотел ему помочь в этом деле, не поспел, черт возьми: он вдруг метнулся на мостовую, будто его дернуло током, и под грузовик. Э, черт! Так и не видал за людьми, как его там разгладило. Дальше там конные стояли, не пускали к банку, трос поперек улицы стальной.
        Я вбок - там уж пожар - говорят, один сам у себя все поджег и кинулся с восемнадцатого этажа весь в огне тоже опоздал. Какая-то бабочка с ребенком на руках это уж я видел сам - шла спотыкалась, рука на лбу - как в театре, дошла до канала - и гоп через перила, и с ребенком вместе. Никто и не спасал, между прочим, и бесполезно было. Я промеж немцев слышал, что тут маленькие банкиришки поудирали. От главного банка толку не добьются, и вот тут поразорились все, у кого гроши последние, у кого капиталы - все пошло в ход, будто их кто кислотой спрыснул. А я тут промеж них хожу себе в котелке и даже "пардон" говорю в случае кого там задену или ногу отдавлю. Потом стали сверху сыпать листовки, с самолетов должно, - народ хватал и тут же рвал их в клочья. Один, смотрю, вытащил кольт и давай садить в небо, откуда эти бумажки сыпались. А там другой тоже взялся, и пошла пальба. Тут какой-то негр замешался, в него ахнули уж все заодно. Я бумажку одну подобрал. Там на всех языках и по-немецки. Читал потом: утешительная от правительства телеграмма и завиранье банка, что вот завтра с утра всем платят золотом не
свыше тысячи долларов на рыло. Успокоили! Я смотрю, там кого-то бьют уже вручную, по-нашему. Я из этого дела стал выдираться помалу. На небе стало сереть.
        А мне, между прочим, хотелось уж жрать. Я порядочно отошел от самой-то гущи, гляжу, пивная американская, но со столиками, конечно. Захожу - хозяин толстый, в фартуке, и две девки пол уже подметают, наутро готовят дело, и сам хозяин прилаживает объявление. Я только понял там, что голд значит золото. Я за столик. Толстый ко мне и очень сердито объясняет и тычет на свое объявление. Я ему вынул золотой из кармана - в чем дело? Голд? Пожалуйста. Он аж покраснел от жадности.
        Это я, значит, ему все по-немецки. Тут одна из девок, рыжая, сейчас ко мне - и ну по-немецки. Так и садит, так и садит.
        - Немец?
        - Нет, - говорю, - не особенно, однако из Германии.
        - Ах, Германия, ах, я туда всей душой и телом. Вам, наверно, пиво наше не понравится.
        - Однако, - говорю, - гони сюда пиво и пожрать.
        Хозяин уже смекешил, что надо поворачиваться, и тут раз-два - и готовые сосиски, салат с картошкой. Рыжая расцвела, крутится около меня, все салфеточкой кругом меня обтирает. Я ей говорю:
        - Садись, фрейлен, и давай пиво пить. Мне одному скучно. - А меня как раз на бабу потянуло, и рыжих я особенно уважаю: не на всем же у них теле веснушки? Так в чем дело? - Пиво действительно дрянь, а нет ли чего погорячее?
        Она сейчас хозяину, хозяин бутылку какую-то фокусную, а в ней зеленая водка. И две рюмки. Хорошо мы с нею поужинали или, уж сказать, позавтракали - я хозяину этот золотой, а другой передаю ей, чтоб она за себя хозяину отдала, а сама со мной погулять пройдется. Она уже кричать стала: "О, ийя! Йюу!"-уже намазалась моя коровка здорово. Однако хозяин по телефону машину вызвал и двери с поклоном раскрыл. Рыжая на ходу свою кофточку натягивает, в рукава встрять не может. Шофер меня спрашивает, куда везти? Я ему золотой показываю и говорю ему жестом - вперед, мол, вали, там покажем. Валит он дальше и дальше, - а уж совсем рассвело. Я эту немку свидетельствую, все ли у нее на месте, она только подвизгивает, как сука под воротами. Икать даже стала. Я ей говорю, чтоб сказала шоферу - за город. И вот едем мы, а кругом поля, и постройки, и народ уж гомонит. Вдруг вижу - кладбище. Стоп! Стоп это всюду понимают. Вир и стоп - это на всем свете. Я шоферу золотой, он мне шапочкой. Вокруг кладбища заборчик мне по пояс. Я немке говорю: лезь. Ее, стерву, уж развезло, пришлось перевалить ее на брюхе. Она там и села. Я
перемахнул за ней, и никто тут как раз не глядел. Вот веду я ее между склепов. Есть прямо кирхи целые нагорожены. Вышел я на середину, уж думаю, этого кладбища, посадил мою каролину на скамеечку, она как поплавок шатается и чего-то напевает как блаженная. Ну, думаю, сейчас ты у меня прочухаешься. И тут я за аппаратик. Она мне шепчет:
        - Снимите, только чтоб мы оба вышли.
        И тянет свои сольтисоны меня обнять. Я поставил сигнал: "Паспарту ко мне". Жду. Она наклонилась на меня, засыпает. Не знаю, сколько времени прошло: я очень ждал, но и сам струхнул. Одна там эта кирка зашаталась - я не ждал с левого боку. Моя корова глядит, глаза трет.
        - Вирклихь, вирклихь? - спрашивает.
        Тут эта кирка хрясь - и мало до нас камешки докатились. Рыжая как заверещит, я ей рот зажал. Но тут она уж и слова сказать не могла выворотило с полдюжины гробов, один никелированный, другой бетонный, что ли, был, и оттуда, из этой рухляди, Паспарту своей мордой. Я его пристроил дверью аккуратно против моей рыжей, отпер дверь, пхаю ее туда. Она уперлась, как корова. А тут, я слышу, народ где-то гудит. Но густые, здорово, деревья там и не видать. Тут я дуру эту поддал, и она вперлась в кабину. Я дал ход и пошел ломить сквозь дерева, сквозь склепы. Треск и лом пошел, взмыл я вверх и дал такой ход, что через минуту еле видно было в тумане утреннем, где оно, это кладбище американское. Я поднялся километров на десяток и стал. Тут и взялся за немку. Потом она мне шепчет:
        - Это Цеппелин? Вы сам граф Цеппелин?
        - Да, - говорю, - я самый и есть - граф Цеппелин.
        - Ах, свезите меня на мою милую родину, у меня там жених, он в солдатах.
        И тут ее тряпки по всей кабине, и развалилась она, как в бане на полке, сейчас потечет. Блевать тут начнет, гляди, с перепою. Все стонет:
        - Граф, мы уже в Германии?
        - В Германии, - говорю.
        - В Дармштадт, их казармы в Дармштадте.
        - А вон, не видите, их казармы там внизу?
        Она глазами запухшими хлопает.
        - Я вам парашют привяжу и вы прямо на плац, где ученье. Он шагает, а вы, как бабочка, с неба. Она:
        - Ах, как бабочка! Аин донмет елфинг. Только я с парашютом боюсь.
        - А вы тогда валите без парашюта.
        - Ах, - говорит, - лучше, как бабочка.
        - Ну, я вам сейчас подвяжу парашют.
        И стал я ей ее тряпки за спину приматывать, она два раза просыпалась, пока я все ее барахло к ней прикручивал. Потом дал ей какую-то ее подвязку в руку, говорю:
        - Просчитайте до десяти и вот его дерните, и парашют раскроется.
        Она:
        - Как бабочка?
        - Да, да! Вались!
        И раскрыл дверь. Она стала в дверях и поеживается. Из дверей мороз. Я ей дал пинка и захлопнул дверь".
        6.
        Я оттолкнул эти листки. Нет! Не может быть: врет, врет он. Не привязывал он ей за спину ее одежды. Нарочно выдумал, что сунул подвязку. Вдруг у меня сразу возникла мысль: это доктор, доктор проклятый выдумал этот бред и прислал мне. Разыгрывает меня как дурачка. Потому и на машинке все это напечатано, что доктор знал: по почерку я его сразу узнал бы. Он наслушался там в больнице всяких бредов - и вот этакого отвратительного садистического воображения с каким-то еще издевательством, с грязным изобретательством.
        Я решил сейчас же бежать в больницу. Я пойду прямо к нему в кабинет и скажу: "Эх вы, батенька! Уж, думаете, на такого простачка напали? Довольно-таки дешевая, скажу, выдумка эти ваши экзерсиции в авантюрном стиле с присвистом. Не собираетесь ли печататься, дорогой мой? Этакий, скажу, самотек у нас - и этак свертком этим (сверну в трубку рукопись) помахаю у него перед носом. Ох, уж и помахаю!"
        Так я думал и с этими мыслями пустился к больнице.
        Это за городом. Приспел только к вечеру, было темно. Привратник меня знал, меня пропустили. Я пробежал через сад и позвонил у парадной. Не повезло: полчаса назад мой доктор укатил в город. Я спросил, кто дежурит? Я хотел убедить провести меня к этому больному, войти и прямо спросить: это вы писали? Эту гадость? Но тут же я сообразил, что можно и без этого: он в первом этаже, окна его выходят в сад. Если он пишет, я увижу. Ну, чернильницу, бумагу хотя бы на столе или на койке. Я вышел в сад. Крадучись, я шел по аллее, глядел в окна. Вот с решетками. Но их не было.
        И вдруг я остановился: он! Он сидел за столом, как и тогда, спиной к двери. Я встал на садовую скамейку, мне виден был теперь и стол. Тупое серое лицо. Как хорошо разглядывать, когда вас не видят! Он глядел в стол. Что-то было у него в руках. Бумага! Да, я видел ясно, как он взял лист бумаги, аккуратно оторвал четырехугольный кусочек и стал свертывать "козью ножку",. Он стал насыпать туда махорки, лениво и сосредоточенно. Он закурил и вдруг стал подымать голову" как будто почуял мой взгляд. Но в это время кто-то негромко, но очень крепко сказал сзади меня:
        - Гражданин! Вы что тут?
        Я вздрогнул:
        - Я, пожалуйста, сторож меня опознает.
        Меня вывели. Ужасно неприятно.
        И конечно: он курит эту бумагу, нарочно, назло им курит. Показать, что не станет писать. Я, чтобы успокоить подозрение на мой счет, написал своему приятелю записку:
        "Все неудачно сочинено вами самими. Неужели на такой мякине думали меня провести?"
        Записку оставил сторожу.
        Все-таки карандаш у него на столе я видел. Кажется, и баночка какая-то. Может быть, впрочем, это лекарство, бром там или что им дают?
        Нет, решительно: это все фокусы доктора. Подтрунить над писателем. Нет, голубчик, мы тоже в своем деле коечто смыслим. Но когда я вернулся домой, я снова сел за эти листки. Я начал читать исследовательски, подозрительно присматриваясь к слогу, к отдельным словам. Но скоро, признаюсь, я это бросил и решил прочесть первый раз начерно - все подряд.
        Вот что было написано дальше.
        7.
        "Может, она только до пяти досчитала, начала эту подвязку дергать, аж рвать. А в Нью-Йорке дым большой было видать, должно, горело что-нибудь. Я стал слушать радио. Из Берлина передавали, что все ошибка, что телеграмма это мошенничество биржевого жулика, и что между прочим биржа вроде закрыта до проверки. Я дождался конца передачи и дал по своему радио на берлинскую волну: "В Нью-Йорке в сумасшедшем доме водопровод лопнул и через это все сумасшедшие повыскакивали и по улицам на всех четырех бегают и людей за зад кусают. Имейте совесть пособить".
        А потом я поставил курс на Европу, прямо на один городишко. Названье у него не здорово разобрал, но вроде немецкое. Так, чтоб можно было время провести. Денег у меня хватало, а достать тоже всегда можно. Там видно будет, а пока мне спать хотелось - от нее, от немки этой, вряд ли что осталось. Уснул я вполне удобно.
        Проснулся - жрать охота, в кишках мурлычет, что пять котов. Глянул на двор - ночь. На указателе аккурат над тем городишком. Внизу чуть огоньки мигают. Потом рассмотрюсь, а пока надо пожрать. Сейчас включаю, значит, духовку электрическую, банку консервов туда. Раз, два - и готово у меня, и чистенько. Рванул три рюмашечки, подзаправился - веселей стало. Банку вниз - пусть летит для повестки - я приехал. Может, какому там фраеру по маковке попадет. Тут, смотрю, с востока сереть стало. Решил - закопаю Паспарту, а сам джентельменом в город: шпрехен зи дейч? Дал вниз. Верно: городишко. На моей карте больно мелко написано. А не все одно? Лень было мне в лупу на него пялиться.
        Я опять ту же музыку! За город, нашел поле пустое, Паспарту под землю, аппаратик через плечо. Иду. На хорошее шоссе вышел. Уж совсем серо. На мне очень даже приличная пара, а пальтишко прямо шикарное.
        Вид вполне серьезный. Поэтому иду смело. Вот начались огороды, вот подводы, в город тянутся: видать, на базар. Я на пробу к одному возчику по-немецки:
        - Доброе утро!
        - Откуда так рано, господин?
        - От больного.
        - На Елизаветинской площади есть извозчики, доктор.
        Ага! Немцы, это ладно. Обогнал обоз, тут домишки пошли, уж свет всюду в окнах. А вон вижу: дом светлыми окнами пялится в самое небо. Ясное дело, завод. Народишко по холодку по утреннему вприпрыжку спешит -работнички. Так они шариками каждое утро сюда скатываются и трут там лампочки, и весь свой век, дурачки, самого-то соку не знают. Катись, катись, шарики. Спросил, где эта площадь с извозчиками. Пошел, как показали. Такси стоят. Где, спрашиваю, сейчас выпить можно - шофера ведь народ бывалый.
        - А вот, - говорят, - в клубе. Там до утра. И карты тоже. Гони!
        - Гони!
        Городишко ничего, чистенький, приличный. Дал шоферу золотой. Он и глаза вытаращил. Не знал, как сдачи дать. Клуб, однако, вижу, шикарный. Швейцар стал билет спрашивать. Тут дежурный ихний с лестницы спешит. Я при нем швейцару золотой:
        - Возьмите мое пальто.
        Дежурный ко мне:
        - Вы играть хотите? Иностранец? Американец?
        Я через полминуты уже в зале. Господины в визитках, столы, вокруг толпятся. Мне сейчас предлагают в их кассе разменять золото, все на меня оборачиваются. Разменял. Сейчас мне у стола место опростали. Ничего особенного-обыкновенная "железка". Сел. Выигрываю, проигрываю, но вижу, они тут жулики, на вид только чемберлены, черт бы их побрал! Это здорово! Я тоже начал Чемберленом - и этак важно отшучиваю направо-налево. Даже рассказывать начал кой-что - про Америку, и похабное приплетать для смеху. Один там что-то все стоял таким королем, подбородок на меня наводил так серьезно, когда все подхихикивали. Все: гы-гы! хохо! го-го! - а этот фофан проклятый только подбородком на меня этак сверху. Ах ты, рвань! Я еще вольней говорить! А он этак выждал, когда все отгоготали, и говорит, как сахар колет:
        - Вы лжете. Никакой вы не американец. Вы - проходимец. Откуда ваше золото?
        Он примолк, стоит, морду закинул и подбородком на меня. Я на всех оглянулся, говорю:
        - У вас этак позволяется? - Они все на меня глазами уперлись, как деревянными палками.-Ах, так?! Ладно же, сейчас вы узнаете, кто я есть.
        Я плюнул на стол и вон из залы. За мной поспешил было дежурный, а с лестницы уж крикнул швейцару:
        - Пальто иностранцу!
        Я пальто на руку, нахлопнул на ходу котелок, выбежал на улицу - белый день. Совсем утро и солнышко на восходе, только над крышами поднялось. Я на миг только этим воздухом дохнул. Ну, сволочи и с вашим солнцем немецким! Тут такси, целый табун ждал у подъезда. Я в первый попавшийся. Пошел! Выехали за город, пусто уже. Стой! Выскочил.
        - Цахлен?
        - Платить? Ах ты, фофан немецкий.
        Я вынул кольт и сразу трах ему в стекло - на тебе "цахлен" - он как дал ход - я ему вдогонку еще два раза саданул и стал крутить аппаратик, звать Паспарту. Чтоб скорей, я поднял его сначала из земли, чтоб он доспел ко мне по воздуху, на метр высоты. Я увидал, как он несся ко мне, когда оглянулся. А, черт! Я не знал толком, где этот клуб проклятый, все равно, одного поля ягода, все к чертовой матери. Я вам покажу, кто я есть, сволочи. Я вам подбородки-то посбиваю. Я влез в кабину, задвинул броневые ставни, оставил один смотровой глазок и дал полный ход на город. На высоте 30 метров я первым делом двинул по киркам, по колокольням, они летели, будто кто из кубиков тут нагородил. Ага! Я вам подбрею подбородки, сударики. Я пошел кругами, я уж брил на высоте десяти метров. Я стал на миг и глянул. Уж было здорово наработано: завал кирпичей, и приглядеться: там ворочаются в куче этого хлама человечишки, как червяки давленые. Помню, там из кучи одна нога дрыгала, а всего его кирпичом придавило. Ну, аккурат, как таракана ногой придавишь, а он еще ножкой все дрыг, дрыг! А одна целая совсем была, подо мною
как раз, баба немецкая, та все эти кирпичи рыла, бросала, и я слыхал, как выла, кого-нибудь там у ней схоронило. А потом, вдруг, гляжу, вон, вон они куда бегут - вся дорога полна, что мошкары. Я взял вверх - вон они все где. Ах вы, черти! Вы вон куда тикать. Эх, запустил я ход, и эту дорогу-пулей, снарядом пропахал-раз! и назад! Начисто в кисель, в кашу их, ферфлюхтеров. Проходимец, сволочи? Палками на меня дубовыми глядеть? Заелозили небось. Ага!
        Я поднялся метров на сто и плюнул на эту кучу лома всякого. Тоже, подбородками помахивать! Тут, гляжу, метров на двести или поменьше, штук пять комаров этих летит. Самолетиков. Мне в окошко было слыхать, как они жужжат. Скажи, страсть какая. Я стою на своей высоте, будто их и вовсе не вижу. Закрыл броневые ставни и гляжу в мой боевой глазок: через него мне отлично видать весь горизонт, лучше не надо. При надобности я и его могу убрать, и тогда я не похуже как в несгораемом шкафу. Гляжу - уже близко. И вот тут давай они меня из пулеметиков. Даже попадали. Я только слышу, как вроде дождичком в окошко - дзим, дзим! И кружат, и вертят, и споднизу пробуют. Один особенно старался, даже две петли с разгону завернул. А ну, хватит баловаться! Я как двину на этого, на самого фартового. Эх, Он ходу! Стой, сука! Я его в момент нагнал, он только хотел петлю свертеть, набрал ходу - хлоп, а я ему навстречу. Крак и готово - как комар на свечке. Хряенул только. Паспарту надел его себе на нос. Так эти крылышки и населись, ломь одна от них. И рама сплюснулась к чертям. А те наутек, к земле, прямо пиком пошли. Один,
дурак, по дороге на парашюте бросился и повис в воздухе. Я и его шибанул. Довольно прицельно это у меня вышло: в лет. Вижу, я здорово насобачился попадать. Как хороший охотник. Хлоп! и есть. Полный смысл попробовать. Я вот что.подсообразил. Я тут сейчас заправил курс на юг и не спеша, прохладным ходом: мне была охота поваляться, высоту взял всего три тысячи метров, лечу. Слышу, как у немцев там идет шифровка какая-то спешная, а так вслух там суета насчет всякой санитарной помощи - это значит из той кучи ручки-ножки выковыривать. Подбородков там поищите. Может, какие дубовые и не треснули. Черт с ними, мне нашего русского захотелось послушать. Стал я искать, туда, сюда кручу вдруг такое слышу:
        - Паспарту! Паспарту! Паспарту!
        Мать чесная! Я даже сел: это что еще? Не ослышался ли, подумал сначала. А потом вот:
        - Паспарту! Говорит инженер Камкин.
        "Здрасьте, - думаю, - с того света депеши уже пошли". Однако слушаю, что еще будет.
        - Слушайте, монтер. Прекратите все эти дикости. Это Камкин вам говорит.
        Тут и оборвалось, а я все ждал, но ни черта больше.
        Вот тут котелок у меня заработал. Я его стукнул этой гирькой на совесть. Что дело вышло решительно вмокрую, это уж будьте покойники на этот счет. И это что Камкин говорит - это липа. А откуда они знают, что называется Паспарту? Это раньше он мог наболтать, этот чудак, какому-нибудь приятелю, по пьяному делу хотя бы. Да чего? Он стал же мне объяснять. А я ему что? Тетя родная? Трепло он хорошее, видел я. И очень даже просто, что как машину мою уж видали, то могли сейчас телеграфом сообщить всякие там корреспонденции, там у нас смекешили и решили взять на пушку; вроде покойник с того света, а я здорово испугаюсь и с перепугу кинусь жить под водой или в землю живой закопаюсь.
        Я посмотрел, на какой это я волне принял. Сейчас в справочник - нет на этой волне ни одной станции, ни у нас, ни за границей. Вот дьявол! Я тут вспомнил, что это как раз там у него, по его чертежам и схемкам, очень точно именно на эту волну настраивался весь приемный аппарат, и это дурацкий случай, что я так зазря вертел настройку и, конечно, влетел в эту волну специальную. Стой! И это опять же он мог наболтать, пока живой, мог трепаться. Может, опять и черновички какие остались.
        Я ж его не перетряхивал всего. Может, в диване у него напихано было. Нашли теперь и разобрали, в чем дело. Я долго не думал, наставил свою передачу аккурат на эту волну, там тоже очень точно все становилось враз на эту частоту, и двинул им депешу:
        "А вы возьмите свой пальчик и пососите. Монтер".
        Я еще об этом подумал, опять попробовал на этой волне послушать ничего, молчок. И черт с вами. А мне главное было, чтоб попадать во что-нибудь интересное.
        Я как взял на юг, так и шел. Посплю, гляну на указатель и снова на боковую. Добро, ей-богу! Проснешься, покушаешь, коньячку там для аппетита одну-другую перепустишь, вальсик какой поставишь, чтоб радио играло, потом ликеру - я "Кюрасао" все по рюмочке. Ох, любитель же я этого! И вот я опять там, где я Паспарту делал ревизию. Я только глянул - вот черт! До самого никуда - все серо, а там на горизонте вроде туман и тот желтый. Я это дело особо разглядывать не стал: никакого в этом нет интереса или развлечения для европейского человека. Я поддал ходу малость. А впереди на карте было зеленым покрашено, значит, там низменность, там уже должно начаться повеселее. Пока что я кругом себя аккуратненько прибрался. Один гребешок нашел с женской прически, выкинул его: может, кто найдет, будет мекешить: откуда такая штука? Гляжу, через какие-то там пару часов верно начало зеленеть. И очень даже здорово. Вот это нам и надо. Сейчас вниз. Сто метров высоты и бинокль в руки. Ход сбавил, иду чуть-чуть и осматриваюсь. Людишек - никого. Однако через минут каких десять - есть, что надо. Тут сумасшедшие кусты или черт
его знает, что оно. Заросло - муха запутается. И вот среди этого дела-дорожки. И вижу: по такой дорожке идет штучка серая, вроде резиновая, а в бинокль слон. Живьем. Делаю круг, даю ниже, на самую дорожку-ему вслед. Смотрю - встал. Повернулся. Я тоже стал. Кустов я уже пузом касался. Не своим, конечно. Паспарту. Да, слон стал, хоботину задрал - давай реветь. Что пароход, Я двинулся. Он - ходу. Ara! Наутек. Я за ним.
        Он как поддаст - куда твоей лошади, прямо тебе курьерский. Я тут поднялся чуть - дорожка завитушками пошла -эх, думаю, не попаду я тебе в зад, голубчик. Шалишь. Нацелил, а ну: рывком вниз, и сразу выровнял. Гляжу - есть! Как клопа - всмятку. Это - да! Опять дал вверх. Гляжу - стадо. Вот ей-богу, штук до двадцати.
        Совсем взял понизу. Ломаю через эту путанину - заросло там все немыслимо. Ломлю к этой полянке, где они все в куче пасутся. Выдираюсь на просвет - все они ко мне повернулись, глядят. И которые с клыками впереди. А то есть что без клыков вовсе, и с теми поросята ихние, слоновьи. Тут я стал. И они стоят. Потом один какой-то вырвался вперед, хоботину задрал реветь. Пугает, что ли. Я дал вперед и малым ходом на них. Они пятятся, а не расходятся. А мне ж это неинтересно кучу ударить. Я как дам вперед толчком и встал. Ах ты, дрянь, они как заломили прямо целиной в гущобу эту. Я выше нацелил, тут одного с поросенком, поросенка мне этого выцедить было занятно, натянул этак носом вниз и хлоп! И в дамках! Есть! Тут на Паспарту клыкастый, да смотри ты, фартовый какой, ломит через сучье, подскакивает и в Паспарту с маху - не видать было, чем, лбиной или клыками, попал он - не в том дело, я тут хотел как раз развернуться - размазал его. Взял потом чуть выше и давай их вылавливать. Каких сверху угляжу - хоп! и есть. Хоп и еще. Сверху потом глянул, ну как на одеяле, когда клопов надавишь, бывало. Уж теперь прямо
без промаху. А потом, кто их знает, забились они туда, в гущу - только не видать стало. Едят их, что ли? Черные-то? Может быть, жрут. Только я увидел здесь, что я довольно меткий парень на своей машине. И на открытом месте навряд ли от меня какой зверь уйдет, а человек - хоть в землю зарывайся. Я тут двери открыл и стал над этим лесом. И хоть жарко, но запах шел очень даже приятный, если недолго. Потом я стал кофий греть и поставил по радио музыку. А потом пошла передача, и я слышу немецкая. В чем дело? Оказывается, очень важная научная компания и лезет на самую высокую гору в Гималаях, где, выходит, еще человеческая нога не бывала, и что сейчас уже сколькото там долезли. И двое уже сорвались. Один завалился куда-то в трещину, и все равно лезут и что-то там ученое будет,если достигнут, и вот весь мир за ними следит во всю силу и ай-я-ай! и трам-бум-бум! Я дверь мою запер, а то нести стало оттуда вроде как из аптеки. И тут у меня в котелке стало вариться: я на эти глупости наплевал, на слоновые. Скоренько дал вверх и сейчас в атлас. Вот они Гималаи и вот эта должна быть та самая гора. Сейчас дал курс
туда. Пью кофий и тут соображаю, как мне быть, чтоб меня не видели. А то ни черта не выйдет. И надо, чтобы раньше их. Я шел высоко. И вот, гляжу, внизу море. Так и на указателе: индиан оцеан. Еще кусок земли слева был виден, как уж солнце туда стало заваливаться. И тут - потемки.
        Черно, прямо как в краске какой. Аж кажется, что машина продирается через нее туго, даром что указатель бойко идет по карте. Я пустил прожектор - и вот идет этот белый столб и очень скоро пропадает - ему и светить не во что, а показывается, будто его этой темнотой заливает. Глянул вверх темно. Вот дьявол! Значит, облака надо мной. Я дал вверх. Десять минут не глядел. Потом глянул. Мать чесная! Звезд! Как нарочно насажено. Это если б кто дробью в шалаш садил, разными номерами в крышу, и в стены, и во все эти дырки - свет. Стало веселей. Пошел на этой высоте. Сбавил чуть ходу и лег.
        На ночь я любил одну книжечку читать - "Как я дошла до позора", немецкая. И картиночки очень подходящие. И еще одна была: насчет всяких отклонений и других способов. Вроде научная, но там такие штучки есть!.. Тоже с картинками, даже вполне верные полицейские фотографии. Так вот я летел под звездами и задрых.
        Задрых я славно. Но вышло ненадолго. Вот какая история: просыпаюсь я оттого, что будто кто заноет, заноет над ухом. Да тут же, у меня в кабине. Вскакиваю - вправду. Не снится. А уж это в самом деле.
        Тьфу, черт! Это я радио забыл выключить. И видать, кто-то впопыхах настраивается, ловит чего-то. Но главное, что близко. Тьфу, что ж это: океан же подо мной. Догоняет кто? Слышу, крепче стало. Я давай его налавливать. Хоп! и поймал. Близко выходит и все ближе. Здорово по Морзе работает. А я ведь когда-то радистом плавал. Слушаю, ух, мать чесная: сое, кричит, сое! Это судно гибнет, пароход, и как теперь здорово стало зумкать, что ясно, сейчас подо мною. Может, что и увижу.
        Я сейчас остановил Паспарту и вниз. Пролетаю я сквозь эти облака, что небо мне загораживали, глянул вниз: вот-то здорово! Черно внизу вовсе, и только одна красная точка. Я ниже и гляжу - вроде как скомкаешь бумажку, бывало, зажжешь ночью это и с лодки бросишь, а она на воде полыхает. Это пароход, значит, горит. Пожар. Он уж и кричать перестал, на помощь звать. Я еще спустился, так очень здорово. Я с четверть часа смотрел, не больше. Вижу, уж не так здорово пошло, мигать как-то стало. Я это дело бросил и снова - ход той же дорогой.
        Я хорошо поспал: как раз светать стало и эти горы впереди. Я думал сначала - облака это. Потом гляжу нет. Очень уж красные верхи стали. Сначала так чуть слабей кумача, а потом пошло, будто кто в них изнутри огонь зажег, а они стеклянные. И уж самого пламенного стекла. Пожар целый. Но это скоро унялось. А внизу ни черта видать не было, мгла какая-то все заволокла. Ну, значит, и хорошо! Меня уж никто не приметит. Лечу на эти горы. Чем я ближе, тем они выше. Глянул вниз все там пошло рябое: будто кто, сказать, бумаги накомкал и все в мятинах и складках и ниже не видать тучи перегородили. А что выше - то уже снег с проплешинами. А дальше и вовсе один снег блестит белым блеском, а где глубже, так с просинью. А бывает, что вовсе черная тумба стоит. Я очень низко лететь не хотел рисковать, все эти места незавидные. И чего на них лазить, шеи себе сворачивать-это только раньше смерти дураком стать. Я взял повыше. Нахожу эту самую гору. И по высоте должна быть она, и по карте моей указатель ползет на нее. Я тут ход сбавил. Хоть знаю, люди не очень вверх глядят верно! Чего там в небе нового увидишь? Но,
однако, я взял свой бинокль и стал просматривать кругом, нет ли этих чудаков? С моей стороны я разглядел: тут и лезть немыслимо. Это высотный каменный дом наворочен и заледенело все это дело, где только можно. А ниже - тучи висят. Значит, если они там, так ни мне их не видать, ни им меня. Или на другой они стороне. Ладно.
        Беру я сейчас легонько на самый верх этой горы знаменитой. Знаю, что на этой высоте воздуху не больше, чем лаптей у босого. Значит, кабины я не открываю. Ну вот на самой я что ни есть вершине. Тут немножко плосковато, и здесь я поставил Паспарту на фут какой от этого снежку. Была у меня порожняя коробка картонная из-под печенья. Я на ней карандашом слово русское написал. Очень короткое. Три буквы всего. В коробку я то самое сделал, что каждое утро - у меня желудок, на нем немцы могут часы ставить. Все равно, вы меня в погреб посадите и кушать мне не давайте, я по желудку моему все равно скажу, сколько дней прошло. Ну, и эту коробочку я аккуратно закрыл и через двойную дверку, что внизу у меня, я на этот снежок легко положил свое творение. Дал назад: поглядеть. Лежит аккуратно. Я сейчас повернул - и ходу!
        Вот тебе; "Нога человеческая не бывала", а кое-что другое пожалуйста! Тут как тут. Они - англичане, и будут там читать. Принесут вниз. Тут сейчас в газетах снимок будет с находки. Наши прочтут - вот смеху! Сказали, штук пять их убилось - принесли! Из Берлина "телефункен" дает извещение, и я все равно знать все буду. Мировое дело, честное слово! Но тут меня взяла охота поглядеть, где они сейчас ковыряются. Может, они еще через месяц там будут, так мое все дело снегом запорошит и ни черта они не найдут. Я отлетел в сторону, потом взял метров на пятьсот выше и стал осматривать гору в трубу. И вот поймал их: сначала увидел на снегу человек с пяток. А потом повыше: двое тащили одного на веревке. Он болтался под кручей, а те насилу, насилу его подтягивают. Я хорошо их видел: они были в намордниках каких-то и все глядели на этого, что на веревке. Ко мне не оборачивались. Значит, дело чисто: они меня не приметили. Оставалось им только на эту кручу, а там довольно полого шло. Гляди, к вечеру или завтра наутро они там. Но ждать мне было неохота, я тут одну штучку хотел попробовать".
        8.
        На этом кончалось то, что получил я от доктора. Я, должен признаться, обозлился, что тут не было конца. Но в ту же минуту мне стало обидно, что я так обморочен. О каком конце тут может быть речь? Если это компиляция изо всякого бреда, которого наслушался от своих пациентов мой доктор, а потом самодеятельно уж скомпилировал вот этакую эпопею, то очень естественно, что у врача не хватило творческой фантазии придумать конец с каким-нибудь общественным или моральным весом. И почему это все эти люди интеллигентных профессий, все они тайком литературничают? Дамы пишут стишки, а мужчины эпопеи или романы. И непременно начинают: косые лучи заходящего солнца... тут они останавливаются и пробуют так: косо падали. Потом "косо" вычеркивают. Пишут: резко. Зачеркивают. Зачеркивают и "падали". Пишут "упадали".
        Впрочем, доктор похитрее: не падают у него тут и не упадают. Впрочем, может быть, это из пациентских тетрадок! Есть же там среди больных графоманы. Однако надо положить всей этой мистификации конец. Я взялся за телефон. Доктор оказался дома. Очень уж охотно чтото согласился приехать. Ждал, должно быть. Небось интересно мнение, так сказать, специалиста, профессионала. То-то, голубчик. Через полчаса он был у меня.
        - Что? Писательствуете, батенька? - держу его за руку и назидательно в глаза гляжу.
        - Ах, вы вот как решили?
        - Да не притворяйтесь, знаем мы эти стыдливые анонимы и псевдонимы.
        - Ну, а если и так? Что вы, сердцевед, скажете?
        - Да что? Компиляция из садического бреда. Довольно-таки самодельная. А потом, ну что же это? Неужели с таким аппаратом и не развернуть фантастических действий? Ведь это все у вас мелочь? Почему ему в голову приходят только какие-то лакейские пакости? Это вкус грязного ночлежника это со слонами! Давить клопов пальцами на одеяле. Ведь это же тупоумный прохвост. Да и не прохвост, это громко, это вот в старое время такие номерные бывали в подозрительных номерах, что сдавались по часам. С проплеванной душой. Возможно, что и больной даже.
        - Возможно. Это вот и надо решить.
        - А что он делает? Он кончил? Пишет?
        - Пишет. Но реже. Урывками. Просил спирту.
        - Дали?
        - Дал немного. Раньше он ничего не просил. У него теперь на столе лампа.
        - Ну немножко есть еще?
        - Есть?
        - У вас с собой? Я вас спрашиваю, принесли? В портфеле? - Я сделал два шага к двери.
        - Чего вы заспешили? Здесь все в кармане, пожалуйста. - Доктор не спеша стал тащить из кармана сложенные вдоль листы.
        Но-в это время вошла жена, пошли улыбки, расспросы о детях. Я в угол, в кресло. Хотел просмотреть, хотя бы наспех, но тут чай, наливки. Когда в первом часу я проводил доктора, я крикнул ему на лестнице вслед:
        - А все-таки сюжет надо было совершенно иначе строить, батенька! Сырье. Типичнейший самотек!
        Я слышал, уже через дверь: он что-то пробасил спокойное на пустой лестнице.
        В кровати я закурил и взялся за эти листы.
        Вот что дальше.
        "Для этой штуки надо было место, чтоб не было народу кругом. Переть опять в эту пустыню, где я пробовал Паспарту, - невеселое там место, И я попер прямо от этих гор на юг. На океане, может, еще остался какой необитаемый остров. А если там эти, как их, туземцы, то это мне наплевать. Пусть и видят, все равно ни черта эти обезьяны не смекешат. А будут богу молиться. Я взял чуть пониже. Паспарту мой идет что надо, а я пока что попробовал: настроился на эту волну, довольно ловко настроился, вот по которой мне пушку эту хотели запустить насчет Камкина. Настроил и час примерно слушал - ни тебе, а ни мур-мур! Как сдохлая. Это значит, я им отпел, и они увидели, что на пушку меня не возьмешь. Я перевел на музыку. Сам вниз гляжу. Местишки ничего: зелено внизу. Я потом еще ниже взял. Речки, деревушки вроде попадаются. Густенько живут.
        А что, между прочим, там делать мне? Пугать их? А черт с ними, коли от меня сами слоны тикают, аж лес трещит. Большое дело - баб там на речке спугнуть. Городишки попадались, но незавидные, толку там мало может быть. Я стал прибираться - чего не люблю, так это беспорядку, чтоб барахолки около меня не было. Стал это золото американское укладывать, чтоб не валялось тут внаброску. Мешки были у меня хорошие - это я для жратвы всякой заготовил. Стал я укладывать - ого, набрал я пуда с четыре этого золота, нашвырял тогда в банке. Увязал я его хорошо. Прибрался. Смотрю на карту, куда мой указатель ползет: так, остров. Но здоровый. Однако посмотрим. Взял к нему чуть левей.
        И верно: видать стало внизу море, а дальше в тумане земля. И вот земля стала выходить из воды все выше да выше. Я вижу, что остров с горами, и на карте так показано. Внизу пароход черненький. Даже два. Потом, гляжу, протока за островом показалась и снова земля. Вот! Настоящий остров, за ним снова море. Ладно, даю вниз. Остров оказался зеленый и немыслимо заросший. Прямо просвета ни одного не видать. И остров в море вдается углом. Гора там и тоже вся заросшая. Как насеяно, до того густо. Стал я спускаться на эту гору. Кругом никаких поселений не видать. Дело. Совсем я на верхушке уже этой горы и вижу: лес там и путанина из всякой всячины, как будто нарочно увязано. Этого, однако, мы не боимся. Сейчас вниз и ну вертеться. И через пять минут готова площадка, хоть в футбол играй: я перепахал всю эту ерунду и к чертям с горы поспихивал. Птиц тут поднялось - прямо что в курятник въехал. Потом я это распаханное пузом Паспарту поле разгладил, даже затрамбовал. Затем стал, надел свой аппаратчик и вышел. Жара, но не такая уж смертельная. От этого свала, что кореньями вверх кругом валялся, несло все же
свежестью, даже вполне ничего себе. Огородом не огородом, и не яблоками, а гуще. Я не торопясь переоделся полегче, достал брезент, сделал себе шалашик. Две плитки шоколаду, швейцарского, полдюжины пива, стакан взял. Шоколад мой враз от жары раскис. Но я тут запер кабину, выпил стаканчик пива и начал свое дело.
        А дело вот какое: стал я думать - чего я в землю Паспарту загоняю? Пока это он до меня доковыряется!
        Да еще каждый раз не знаешь, с какой стороны он ко мне побежит. Простое дело: вверх. Выходит, я не дурак. Я сейчас наставил аппаратик, как надо, и мой Паспарту пошел понемногу вверх, будто его кто на кране подымал. Метров на пятьдесят я его сначала загнал. Потом вниз. Так, работает, как нанятой. Загнал его на двести, снова вниз. На пятьсот. Эх, здорово: он оттуда на солнце блестел в небе белой звездочкой. Однако я оглядывался, не следит ли кто за мной. Нападут черти какие-нибудь и тут тебе аминь могут сделать - очень даже просто. За этим завалом из кореньев и всей этой рухляди лесной мне не видать было моря. А оно вот тут должно быть.
        Я спустил Паспарту и проломал им этот бурелом к чертям и мне стало видно море. И зеленое оно тут какое-то мне показалось, и как раз было тихо, и вода стояла, как в корыте. Ни морщинки. И ни черта нет. Тут снова запустил Паспарту, уже на тысячу метров вверх. Это вполне удобно его вверху держать: он одним моментом может сверху приспеть: раз - и тут. Загнать можно и на десять тысяч вверх-и пусть стоит ждет. И только я этот план в уме стал разбирать, гляжу, идет морем пароход здоровенный: на две трубы. И этак дым от него шикарно, как усы, закручивается. Ах ты, сволочь! Форс можно и сбить. А ну! Я сейчас соображаю, куда мне рычажок мой крутить. Раз-есть-Паспарту над морем.
        Ладно! Теперь запускаю я Паспарту вперед парохода.
        Тут я в бинокль мой гляжу. Вижу, на пароходе народ вёеь всполошился. Эти, что там на палубе в креслах сидели (мне видать, как рядом), повскакивали. На пароходе флаг за кормой подняли, гляжу - английский. Тут я Паспарту поворачиваю и ему навстречу: малым ходом - над самой водой. Вижу парок над пароходом, потом слышу; заревел гудком и круто взял вправо. Сдрейфил, брат! Я целю Паспарту ему в бок и очень помалу надвигаю. Он корму повернул, пробует наутек. И гудит, гудит, разрывается. Я тут дал ходу Паспарту, он вмиг раз! И перед ним снова. Тут, вижу, пароход мой тише, тише, стал совсем. Там уж народ мечется, шлюпки спускает. Гляжу, еще идет один, поменьше этого. Видать, ему на помощь, что ли, хотел. Увидал, должно, что тут не закуришь, - давай ходу. Я Паспарту за ним, загнал к тому. Стоят рядом. Место тут, видно, очень проходное. Через какие-нибудь полчаса два разом идут друг за дружкой. Я их к тем двум. Загнал всех в кучу, держу. Чуть кто куда - я на него Паспарту. Одна там шлюпка пошла, ну и того: я ее ткнул и хоре! Уж никто и не рисковал. И тут мне захотелось набрать этих пароходов целое стадо.
Гляжу, нет ли где еще? Один тут хотел сорваться. Но я - до чего насобачился! Пхнул его в бок легонько. Он на бок совсем завалился. Ух, что там поднялось! Прямо как блохи с дохлой собаки стали в воду сигать людишки. Но потом смирно все у меня стояли. Гляжу, еще идет. Прямо к этой самой моей куче. Какой-то, вижу, не такой. Бинокль в руки. Ух, мерзавец: военный. Вижу: башня на носу и из нее аж четыре пушки. Здоровенные пушки. Ляпнет он из этих четырех чуть ли не в упор. А черт его знает? Тут я винта нарезал первый это раз за все время, что работал с Паспарту.
        Я как дал под воду и прямо в океан. Гляжу, с военного слетел, как муха со стола, самолетик. И стал набирать высоту. Завился, зажужжал. Но недалеко, тут же он над этим кораблем и держался. А я дал приказ Паспарту из воды в небо и ко мне. Я хорошо теперь пригляделся: на этом военном был английский флаг. Ладно. Мы с ним рассчитаемся. Я чего боялся: бить этот английский дредноут (или кто он там?) из-под воды - а кто его знает: может, как раз угодишь, где у него заряды. Эта вся бакалея как дербанет! Он пропадет, черт с ним. Но мне может своротить нос. Это уж пусть ихняя теща кушают.
        Я вот чего подумал: досада, что мне сверху нечем бросить. Ни черта такого у меня с собой не было.
        Я так этот шоколад и недоел. Паспарту был возле меня. Я сел в кабину и уж сверху видел: стоят мои пароходы. Не верят еще этому фофану военному. Но я заводиться не стал и дал ход прямо на восток. Не знал еще, куда мне лететь, к китайцам, думал. А что с них взять?
        Я их видел в Питере. В прачешных: "ханга, Манга, банга" - им там все равно головы дома рубят, как капусту. В Америку? Там я уяс в самом большом ихнем городе был; больше Нью-Йорка нет на свете. Я пока что наплевал на все дела. Я поставил радио на Берлин. На коротких волнах морзянка уже передавала, что суда, вышедшие из Сингапура, были остановлены в море... Ого! Это об нас, думаю. Так и было. Все очень верно. Но только, чем именно были остановлены, непонятно - летательная машина, которая, скрываясь от военного корабля, вызванного на помощь по радио, нырнула и бесследно скрылась под водой. Под водой? А она - вот она летит. Потом, что какой-то англичанин предполагает, и всякая там муровина пошла. Перевел на эту загадочную волну - молчок, конечно. Нет, я вполне легко мог этот дредноут перевернуть: упереться из-под воды в дно и дать ход.
        А, впрочем, черт их знает: могли успеть чем стукнуть. Нет, лучше иметь с собой штуку такую, чтоб бросить с высоты. В корабль можно промазать, конечно. Но в город - это без ошибки. Я убавил ход и стал заниматься обедом. От этого пива в брюхе забродило, и с утра я не жрал. Варить было неохота, и я взялся, помню, за жестянку с осетриной. И тоже недоел, выкинул. Очень хотелось с русским человеком поговорить. Я слушал русские передачи по радио. Но это же не разговор. А так: ты ему, он тебе. И чтоб отмочить можно бы было чего, или анекдотик какой новенький. Забыл я, как это про попа есть один. Как поп к дамочке пришел... Вот не мог вспомнить. Очень там здорово как-то. А пока вниз.
        Я гляжу - вода и вода. И черт, думаю, с ней. Дремать тоже не хотелось. Решил я выпить, может, по пьяной лавочке придет, что шарики мои заработают веселей, уж как водится.
        Выпил, я помню, бутылку, - всю до конца, - коньячишку, и черт его знает, развезло меня тут, рассоловел я весь и вроде сплю и вроде нет. Но только не знаю я, когда тут солнце всходит или заходит и когда ночь тут должна быть, где я. Тошнить меня стало от этого коньяку. Я в дверку нижнюю поблевал, заснул, так и не дождался ночи. Но уж пьяный я управления не трогал.
        Это я ни-ни! Пусть несет, черт меня возьмет. И куда принесет, не все одно: земля да вода. А больше и нет ничего на этом свете. И вода всюду мокрая, а земля всюду сухая. И вообще делать есть мало чего.
        Проснулся я - голова трещит, и, чую, хмель еще не вышел. Но, однако, надо поправиться. Достал бутылочку, жахнул полстакана виски английской. Немного вроде прошло. Ночь уж на дворе. Где я? Шут его знает, может, я уж два раза землю вокруг облетел, пока дрых. Глянул на указатель - море, то есть океан даже, потому в рамке видать только, что по морю ползает указатель. Ползи, черт с тобой. Только я закурил: на тебе! В радио русский голос:
        - Паспарту! Прекратите, возвращайтесь в Питер. Слышите, монтер? Это говорит вам инженер Камкин.
        Это я как тогда поставил на эту волну, так оно и осталось, черт возьми. Ах ты, дьявол! Я глянул вниз. Что-то блеснуло. Я не мог поймать в бинокль, руки с перепою ходили малость. Я дал вниз. Ага, стало сразу видно: полный огней пароход. Ну, это не военный, а и военный, то черт с ним! Я нагнал его и сверху наискосок вдоль шарахнул. Ух, гром, лом! Рвануло, я думал, Паспарту лопнул. Глянул вниз: потухло все, как не было. На тебе, тоже мастера хорошие, вернитесь! Я сделал, а теперь им понравилось. Я еще потом огни заметил, но уж, черт с ним, подумал, пусть живут. Нырять с воздуху туда-канитель. И что главное: мало интересу. Только отстукал я им телеграмму в Питер, на этой волне гробовой :
        "Что, вы, дураки, голову мне морочите... - и загнул тут по матери в семь этажей, - ...покойницкими депешами. Тоже мальчика себе нашли".
        И сейчас же с этой волны отстроил, мозги себе еще пачкать с этим Камкиным. Может, там двадцать еще Камкиных осталось, и все инженеры. Пускай и строят себе дворцы - мертвых туда за нуждой возить. Да и голова у меня тут снова стала трещать. Я еще дернул виски. Ух, противное оно мне показалось. И тут меня вовсе свалило. Помню, был я тогда на высоте в десять тысяч метров, чтоб и не видать, что там под низом. Да и чего смотреть?
        Очнулся я, опять достал выпить. На кушанье меня не очень бросало. Я помалу закусывал рюмку за рюмкой. Давить там людей - это все равно пользы мало.
        И вообще делов у меня теперь не было. Одно, что вот в этого крейсера или как он там: в него мне интересно было бросить что-нибудь типа бомбочки, потому тоже сукин сын: на меня намеряется. Время шло довольно шибко или это от ходу так показывалось: я ход всю дорогу давал аж-анс! Как газану - эта вся шарманка внизу ходом пойдет. И я залетел к тому городу, что на берегу. Все там на месте, как и было, и крыши белые, и дома не востряком, а кубиком. Под вечер я спускаюсь
        чуть за городом. Паспарту в небо на пятнадцать километров, аппаратик на ремешок, бутылку за пазуху - пошел. Вот и огни, вот и улица, а вот и кабак. Очень полненькая из себя хозяйка, глаза, как жуки, а рожу напудрила, что прямо гипсовая. Хозяин - усы, как рога у быка; чернявый, сурьезный. И гостей всего один - солдат. Уже готовый сидит. Слюни пускает. Форма французская. Я подсел рядом за столик. Спросил вина: в кабаке, если не понимают, тащут, что подороже. Это черт с ними. Я сейчас солдата за плечо:
        - Шпрехен зи дейч? - спрашиваю.
        А он по чистой русской правде-матке да на весь кабак :
        - А пошел ты, - говорит, - к такой-то матери!
        Это мне даже очень понравилось, как он это чисто так русским языком.
        - Да ты, - говорю, - русский, сука ты этакая и такая!
        Тут с него и хмель долой. Он на меня глядит не мигнет: как портрет все равно. Однако я расплатился и его из кабака выволок. Шепчу ему, что я, мол, из России действительно и что, мол, дело есть. И что это ни черта, что он тут в иностранном легионе служит, и даже здорово очень, что он сержант ихний, и что я его могу обратно устроить на родину и все грехи ему простят, и не надо нюни разводить, ты, говорю, не немка, это они романсы любят.- А пока что мы вышли за город и при дороге сели. Тут я ему говорю:
        - Упри ты мне, как есть в подрывных саперах, динамиту пуда с полтора и принеси завтра перед рассветом на это место, и всю снасть не забудь. Чтоб так, что подожжешь и через три минуты оно ахнуло б. - И сказал ему точный размер.
        Он в ответ;
        - А если ты меня засыплешь? Мне же пуля.
        - Это, - говорю, - сам уж рискуй. К нотариусу мне с тобой идти, что ли?
        Тут он вскакивает и вдруг меня за манишку и крутит галстук на мне. А у меня рука на браунинге, уж как мы за город вышли. Я разом браунинг упер ему под ребро и посверливаю:
        - Пусти, стреляю.
        Бросил. И на коленки. Кланяется, рыдает, как в театре:
        - Мерзавец ты, - говорит, - но, если ты правду говоришь, я тебе собакой служить всю жизнь буду. Я ж завтра при складе караульный начальник. Ей-богу! Если правда это, что меня с собой возьмешь.
        Я ему говорю:
        - Вперед заслужить должен. А почему я тебе, подлецу, верить должен, что завтра вечером тут засады не будет?
        А он мне:
        - А может, и тебя тут не будет, а на место тебя пять жандармов?
        Я навел на него браунинг и говорю:
        - А ну, откатись ты назад десять шагов и стой. Гляди, что увидишь. Марш.
        Он встал, пошатался столбом с минуту и глядит: мой белый рукав ему видно, что на него смотрит. Потом повернулся по-солдатски и отшагал десяток шагов. Я сейчас же Паспарту к себе. И он как-то пришелся между мной и им. Паспарту блестел в ночи, будто кинжал какой великанский, что сверху сбросили и в воздухе повесили. Я влез со своей стороны в кабину, разом все огни зажег, на момент, и погасил. И крикнул я ему в открытое окно:
        - Понял, голова садовая! - И тут же дал прямо вверх. И стал на ночевку аккурат там, где воздух кругом прохладный. Такая там парная духота внизу, аж рубаха прилипла. Я окна открыл и как на даче. Свету у меня в кабине чуть-чуть, чтоб не очень было заметно. Бутылку я так эту и не распил внизу и взялся теперь с содовой водой ее разрабатывать. Сам думаю: "Не принесет он, то и черт с ним. А может, засаду устроит". Но этого я ничего не боялся. Хотя бы и танк. Звезды были очень все крупные в эту ночь. Я уж эту бутылочку кончал, как мне захотелось запеть. Я затянул "Александровский централ" - в голос со всей силы. И черт его, как-то вроде я в какую вату, что ли, кричу: не раздается мой голос. Тут я думаю: "Никто, ни одна сволочь меня не слышит, значит, я сам себе это пою". Я в окошко даже рукой поболтал, хоть знал, что пусто. И бутылкой этой пустой бросил - и не слыхать было, как упала. В черноту эту пустую вкисла, что ли, как в ил. Я стал в окошко кричать всякое по-русски. Очень я пьян не был. Но чего-то стало мне скучно от всего этого. Была у меня одна смертобойная бутылочка. Я ее скорей нащупал, пробку
вон и резанул полстакана. Вва! Вот оно - огонь самый. Скосило меня в пять минут. Я заснул и, черт его, так неловко - еле наутро руку левую размял. Солнышко уж работало у меня в кабине. Если бы я этому дьячку не заказал динамиту, дернул бы куда-нибудь. А то боялся, места не найду, где уговорились, а сейчас я над ним стоял и надо было только прямо вниз дать по вертикали, и я там. Уговорились, что я даю четыре свистка, а он отвечает в три свистка. Прийти должен перед рассветом. Я пока стал кушать компот. Это против головы. Вкусу никакого, и я огневкой этой поправился. Потом удивляться стал, из-за чего это ночью я бузовал, когда вообще ничего нема и ничего быть не может. Ничего на этом свете быть не может и не бывает. С этой огневкой очень хорошо я этот день продрых и до света проснулся. Вот и солнце выскочило. Я взялся за бинокль. Гляжу, внизу он, и бродит кругами, и топчется. Оглядел сверху хорошо - никакой ловушки. Тут я даю камнем вниз.
        Вот и он - стоит, глядит и аж трясется. Я в окно свист- . нул четыре раза. Он не ответил даже, а, как заводной мышонок, сорвался ко мне:
        - Что это? Что? Это вы! Я принес.
        И побежал, разгреб песок, несет пакет.
        - Скорей, ради бога, меня уж наверно ищут. Вот этот шнур поджечь, через три минуты ровно - взрыв. Но в пути я еще раз проверю.
        Я говорю:
        - Ты не торопись, друг, поспеешь.
        А он на месте не стоит. Оглядывается, шею выворачивает, что гусь.
        - Они могут сейчас прийти. У них собаки исковые.
        Я вам помогать буду, я подрывное дело знаю. Я готов на что хотите. Ах, как я рад!
        А я говорю:
        - Ты богу лучше молись.
        А он:
        - Разве у вас есть бог? - это он мне все помогает засунуть этот пакет полуторапудовый.
        - У нас нет, а у тебя, должно, есть.
        Он:
        - Нет, нет, вот бог, вот это бог, - и кивает на Паспарту.
        Я, значит, из кабины принимаю этот пакет. Он только ногу хотел занести, а я дверцу хлоп и даю вверх метров на пять - наугад. Ух, он тут кричать стал. Кулаками машет, на землю бросился, камнями стал кидать, а потом песок рыл, как собака бешеная, и кричал - все по-русски. А я, как давно по-русски не слышал, так приятно, что свой язык. А потом он только хрипел както, вроде его кто душил. И побежал. Смотрю, он глядит назад и аж задеревенел: а я вижу, едет конников штук пять, а который впереди, у него на веревке собака, и она его прямо сюда тянет. Мой дурак кричит:
        - Они с меня кожу снимут. Застрели ты меня, господом молю! - И тут он кепку с себя сорвал и давай камни здоровые вверх подкидывать и норовит, чтоб на голову ему падали. А тут камень здоровый ему не на голову, а аккурат по ноге, он аж сел и за ногу ухватился. И ревет, ревет, как баба на кладбище. А те конники стали, меня испугались, видать. А я дал ходу, на черта все это мне сдалось? Через полминуты ничего и видать не стало. И тут я малым ходом стал лететь прохладной высотой. Внизу одна серость. Да я бросил давно туда глядеть. Нанялся я их там стеречь? Одно я хотел: найти, где какой крейсер ночует на стоянке. Они себе там спокойно стоять будут, а я сразу вниз, над ними метров хотя бы на десять или пятнадцать. Тут зажигаю фитиль, как тот мне объяснил, и через нижнее окно гоп: им на палубу или в трубу. Пока они тревогу, туда-сюда, а тут я вверх и подо мной там внизу ка-ак жахнет. Если тот прохвост не соврал, чихнет что надо!
        А к тем местам, где тот крейсер, или какой там черт, живет - туда я к вечеру буду, - так я себе располагал и прохладно летел - окошки настежь. Разложил я закуску - очень я омаров полюбил - еще у меня с полдюжины банок оставалось, и огненную опять отковырнул. Это уж часа три я летел и тут взялся радио послушать берлинское. И тут поймал конец самый:
        "...происки Москвы, не глядя, что союзники, и сержант сознался, а также конные жандармы видели и даже пастухи... Снаряд небывалой формы, блестящего вида мгновенно скрылся. Напрасно французские власти хотят сделать из этого секрет. Весь город Оран с ума сходит. Когда же у Франции раскроются глаза..." - я там пошло трепать радио. Так. А в общем, ну их к монаху под рубаху. Мне эту вошь бы раздавить, этот крейсер. А потом я выпил, и мне стало спокойно, и ну его, думаю, с этим даже крейсером, он мне вроде жестянки показался. И плавает их, что жуков в пруду.
        И черт с ними. С разными. И даже я эту всю музыку хотел выкинуть к шутам - а то по пьяной лавочке сигарой подожжешь этот фитиль, что торчит, и как раз тебе же амба будет. Но тут меня лень взяла. Я в эту огненную впился: и это прищурюсь, и тяну ее струечкой махонькой, тонкой жилкой на язык, мамочки-светы!
        И тут засыпаю - как меня в теплую воду кто уклал.
        И карта у меня стояла - самый маленький масштаб, и указатель по этому масштабу поставлен, и ползет он еле-еле, как спросонья, вроде бы как малая стрелка на часах. Очень в сон меня тогда гнало.
        А проснулся - темно. В окнах темно. Что, думаю, за черт - опять звезд не видно. Присмотрелся: стекла задвинуты. Что это? Спьяна, значит, задвинул. Даю ручку на "открыть", ни с места стекла. Вот черти! Готово! Поломка. Голова у меня мутная еще была. Но тут я немного натужился, аж в висках застукало. Где может быть поломка? Тут гляжу, ах я, дурак, и броневые ставни задвинуты. Я броневые открывать. Отказ! Тут уж в пот меня ударило. Что я? Пьяный? Я взялся за содовую. Пока два сифона не вытяну - и глядеть не стану, что и как. Однако выпил один - вижу, трезвый я. Гляпул тут на указатель - что за дьявол! Это я где-то над Сибирью и прет меня хорошим ходом на запад. Я стал поворачивать - ни хрена! Руль крутится, ручка то есть, а прет -меня туда же. Я вижу, город пролетаем, я дал полный вниз. Черт! И это не работает. Что за дьявол, думаю: будет меня этак десять лет носить, что ли? А потом вдруг подумал, какая разница? Что? Мне крепко хочется на землю сесть? А потом я мекошил так: может, оно так на время, а потом отпустит? Тут я уж немного стал понимать, что, может, и не так это просто. Сел я смирно и,
однако, гляжу на указатель. А ползет он, сукин сын, прямо на запад и на запад. А я не знаю, день сейчас или ночь - это в разных местах по-разному, и я тут последнее время сбился немного. На часах было половина одиннадцатого, а дня это или ночи и в этом месте или в каком другом этот час, я забыл это. Потом вот уж Урал подо мной. Я гляжу - ни черта не меняется, курс на запад - пишет и пишет как по линейке. И гляжу, не отрываясь, как ползет указатель. Вот и Россия подо мной. А я на высоте двенадцати тысяч метров. Ух черт, пошло на низ. Что он, утопит меня в Ладоге, что ли? Нет, вот уж миновали. Я к карте приглядываюсь: находит указатель на Лодейное Поле, и тут высота моя упала до трехсот. А я наплевал на все это и смотреть даже перестал. Я глаза закрыл - а пойди хоть под землю, черт с тобой. Ничего, если ты меня живого похоронишь! Все равно по земле, поверху, серость одна, я все просмотрел, ни черта нет особенного. И вот, чувствую, что толкнуло меня вперед - значит. Паспарту стал. Я глаза тут открыл - указатель стоял аккурат на Лодейном Поле. Так оно и вышло, как была у меня мыслишка. Тут броневые ставни
сами пошли. Открываются. Вижу темнота.
        Ночь, значит. Гляжу в одно окно - ничего, поворачиваю башку, вижу в другом-он! Его морда! В шапке оленьей, худой, как был. Я и сигару из рук выпустил. А потом тоже плюнул:
        - Ну, жив, так жив. Недобил, ну и черт с тобой: я не доктор.
        Стекло открывается. Он всовывает морду:
        - Узнаете? - говорит, - Камкин?
        А я ему говорю:
        - Ну, и в чем же дело?
        Открывает дверцы:
        - Выходите!
        Я вышел. Сырость и ветер слякотный.
        Он говорит:
        - Пойдемте. Паспарту пойдет за нами. - Берет этот покойник меня под локоть. Пошли. - Вы, - говорит, очень точно выполнили все, но ничего своего не внесли. Потому я и смог с вами справиться.
        И тут сзади наваливаются на меня двое и, чувствую, браунинг из руки моей вырвали..."
        На этом рукопись заканчивалась. Но все остальное было и так ясно.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к