Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Жаков Лев: " Убить Бенду " - читать онлайн

Сохранить .
Убить Бенду Лев Жаков
        В мире, где есть короли без короны, рыцари совершают подвиги ради простолюдинок, священники покровительствуют колдунам, а колдуны исцеляют людей светом своей души, судьба сводит вместе пятерых героев. Нищий подросток, высокородный лорд, изгнанный принц, придворная дама и разбойник, связанные паутиной причин и следствий, вынуждены отправиться в пещеру с сокровищами. Только целью похода оказывается не золото, а жизнь. У каждого из них своя история, своя боль в прошлом и своя мечта. Трое из пятерых ненавидят Бенду. К одному из пятерых у Бенды свой страшный счет. Некоторые думают, что Бенда - девушка. Другие видят в нем юношу. Третьи - дьявола. Четвертые - ангела. Но у каждого рано или поздно возникает желание убить Бенду...
        Лев Жаков
        Убить Бенду
        Разбивши в прах мечту свою найти в пути добро,
        В пустом трактире херес пью и трачу серебро.
        За двести лет мне отдыхать пришлось не больше дня,
        И долго мне еще скакать, но я сменил коня. Михаил Щербаков« Дорожный календарь», «Март»
        Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.
        Глава первая
        Благословен ты, город юности моей! Ибо стоишь ты в центре мира, стены твои крепки, а правит тобой величайший король вселенной. Башни твои белее снега и крепче гранита, прекрасные сады цветут и плодоносят круглый год, жены подобны богиням невинностью и красотою, а мужчины благородны и полны отваги. Пою тебя, мой город, жемчужина среди городов, царь среди жемчуга, да славится имя твое во веки веков! Да не коснется тебя дыхание тлена и не разрушатся улицы твои под ногами жителей твоих!
        Так сказал поэт.
        Впрочем, мы с тобой, читатель, можем ему не верить, ведь всем известно, что эта братия слова на языке своем поэтическом не скажет, не солгав.
        Зато мы можем проверить, насколько господа стихотворцы врут. Краснеют за них, как известно, любимые ими розы, а с цветов какой спрос?
        Арчибальд сдерживал нетерпеливый шаг своего вороного, потому что обогнать ползущую впереди телегу не было никакой возможности. Благородный рыцарь въезжал в город, подустав от жизни к своим сорока годам, но по-прежнему готовый ко всему, что преподнесет судьба. А она преподнесет, и довольно скоро. Пока же рыцарский конь топчется за телегой с капустой, которую влечет невозмутимый грязный вол.
        ...Арчибальд оглядывается, вспоминая дорогу.
        ...Бенда отдыхает на обочине, подставив лицо утреннему солнцу.
        ...Алиция в новом платье вертится перед зеркалом, покрикивая в нетерпении на горничную, которая уколола госпожу, когда пришивала рукава.
        ...Канерва в дубовой бочке, полной горячей воды и пены, подносит к запястью нож, но опять не может вскрыть вены и плачет от злости и страха.
        ...Юлий из темного вонючего проулка за тюрьмой взглядом ощупывает привязанные к поясу кошельки прохожих.
        ...Кривой Палец спит еще, подергивая веком, и сопит во сне, иногда вздыхая.
        Они пока не знают, что встретятся, но это случится. Начинается новый день, и будет он жарким и неспокойным.

* * *
        Длинный и узкий - на одну повозку - проход тянулся от ворот к площади. Камень, из которого были сложены его стены, потемнел от сырости, местами подернулся бледно-зеленой пленкой; пятна мха образовывали причудливые узоры. Будто основатель города, складывая эти стены, написал предостережение потомкам, но за древностью букв потомки разучились их читать, и магические письмена так и остались для жителей китайскими иероглифами, постепенно зарастающими плесенью. Арчибальд протянул руку и в задумчивости провел пальцем по зеленоватому налету.
        Турнир завтра. На сегодня хватит остатков серебра в кошеле на поясе, а завтра придется выиграть. Если бы речь шла о любом другом турнире в этом королевстве, Арчибальд даже не задумался бы о своей победе (она предрешена). Но в столице много достойных рыцарей. И благородный энц мысленно взвешивает в руке копье, чтобы убедиться в собственной силе и отваге. Он победит завтра, иначе на что ему обедать? Нет, не думать об этом! Он выиграет. Его представят королю, а король, конечно, пригласит победителя на обед. Тогда Арчибальд сэкономит целую монету, то есть еще на одну монету уменьшится треклятый долг... Впрочем, и об этом можно не рассуждать - он и на сей раз откажется от приглашения.
        Громкий треск отвлек рыцаря от раздумий. Телега, выезжая из прохода между стенами, зацепила осью угол и встала. Равнодушный вол тянул себе ярмо, а телега стонала и скрипела. Хозяин капусты, седой крестьянин, соскочил с передка и принялся заворачивать вола, тыча кулаками животине в морду. Рыцарь остановился. Сзади послышался голос его оруженосца:
        - Почему встали, энц Арчибальд, приехали?
        И почти сразу поднялись за спиной возмущенные крики. Кто-то требовал освободить дорогу, кто-то - продолжать движение, кто-то спрашивал, что случилось. Молодой горожанин протиснулся мимо груженной доспехами рыжей кобылки оруженосца, почтительно обошел рыцаря, перепрыгнул через угол телеги и присоединился к крестьянину, покрикивая на вола.
        Арчибальд кивнул оруженосцу:
        - Помоги.
        - Ага, опять я! Вечно мне в самую грязь лезть! Без меня уже просто никуда, ни единого шага, ни одного дела! - И Лерш, заломив набок шапчонку, бросился на помощь. - А ну двигай скотину, не видишь, благородный рыцарь ждет! - вопил он, пихая ножнами крестьянина.
        Старик кланялся и с размаху бил вола по морде. Горожанин тянул за узду. Телега трещала и не двигалась с места, потому что передняя ось крепко зацепилась за щель в стене, оставшуюся от вывороченного предыдущей телегой камня. Сзади росла толпа. Пешие и ненагруженные выбирались из прохода по капусте. Крестьянин умолял не портить товар, но от вола не отходил, все тянул его худыми жилистыми руками, почти повисая у невозмутимой зверюги на морде. Лерш бегал вокруг и подгонял крестьянина угрозами - мол, благородный рыцарь разгневается, и тогда... Люди, оставив лошадей, повозки, корзины, подходили и, выглядывая из-за лошади Арчибальда, давали советы, подбадривали Лерша.
        - Всыпь этой неповоротливой скотине! - кричал разодетый толстяк, за которого держалась красивая юная жена. Было непонятно, кого он имеет в виду, вола или крестьянина. Девушка, пока толстяк махал руками, из-за плеча супруга засматривалась на парней.
        - За ноздри его, за ноздри! - приговаривал дюжий крестьянин прямо из-под стремени рыцаря.
        - Нож-то из ножен вынь, сразу порезвей станет дедок! - советовал один из группы запыленных студентов, пока другие свистели, улюлюкали и хохотали, держась за животы.
        - Давай, красавчик! - кричали две нарядные горожанки. Жена толстомордого оглянулась на них с презрением и завистью.
        Зеваки собирались и со стороны площади, там тоже радостно давали советы, кто-то уже схватился за гуж.
        Арчибальд спешился, приподнял телегу, поднатужился и снял ее с угла. Повозка со скрипом просела, но тут же покатилась, влекомая усилиями вола и нескольких человек, тащивших его за узду. Крик ликования пронесся над толпой.
        - Да здравствует благородный рыцарь!
        Арчибальд сел на коня и тронул его с места, кивнув оруженосцу. Народ начал расходиться, громко выражая восхищение поступком рыцаря и смеясь над незадачливым владельцем капусты.
        - Зачем же вы, энц Арчибальд?! - Лерш, вытирая пот, пробежал к своей лошади.
        - Красавчик, а, красавчик, оглянись! - закричали веселые горожанки, махая платками и посылая воздушные поцелуи.
        Красный Лерш не смотрел в их сторону, но приосанился и, понукая лошадь, вновь сдвинул шапочку набекрень. Брюхатый горожанин протащил мимо красавицу-жену Она скрылась за ним в проулке, украдкой махнув рыцарю. Арчибальд неторопливо продвигался вперед.
        Каменный проход вывел к базарной площади, которая лежала у подножия старого замка, нынче служившего тюрьмой. За стенами прохода скрывались казармы, за стенами замка томились государственные преступники.
        Солнце безжалостно заливало светом город и окрестности. Такой жаркой весны не помнил даже старик-тюремщик, а он видел еще прадедушку нынешнего короля! Всего-то апрель, но камень улиц и домов не остывает и ночью. Только десять утра, а на улицах уже пекло.
        Зной разогнал горожан по домам. Ставни закрывали окна, как бельма, воздух плавился, торговцы на рынке прятались под навесами или, оставив телеги с добром и скот, укрывались в тени тюрьмы. Над площадью запахи пота, навоза, гнили мешались с запахами хлеба, выделанной кожи, овощей и зелени, ароматами фруктов, цветов и сладостей. Солнце выбелило камень на площади, и блеск песчаника резал глаза.
        Около фонтана собрались женщины. Прохладные струи выплескивались из сосуда, что держала в позеленевших от времени руках задумчивая бронзовая девушка. Крестьянки, набрав воды, спешили к мужьям или оставленному под присмотром подруги товару. Горожанки, погрузив кувшины в животворную влагу, судачили о своем. Ворчали старухи, громогласно ругались тетки, звонко смеялись молоденькие девушки.
        К воде тянулись многие, так что рыцарю пришлось пробираться к каменной чаше сквозь порядочную толпу. Бедняки уворачивались из-под копыт, торговцы и крестьяне расступались почтительно, горожане нехотя уступали дорогу. Утирая со лба пот, Лерш дернул плечом, и старомодное синее сюрко на алой подкладке, накинутое на куртку вместо плаща, съехало в пыль под копыта лошади.
        - Вот черт, невезуха! - ругнулся Лерш, оборачиваясь, и спешился.
        Сюрко он выпросил у господина, чтобы пофорсить при въезде в город. Получить нагоняй или затрещину тяжелой рыцарской рукой Лершу не хотелось. Он погрузил пальцы в кипу потертой уже ткани, придерживая кобылу.
        И тут из складок ему улыбнулась умильная кошачья морда - на сюрко уже сидела драная полосатая кошка из тех, которые во множестве ошиваются на базаре в торговый день возле корзин с рыбой.
        - А ну пошла! - Лерш забрал ткань в горсть и дернул.
        - Мр-мяу! - подскакивая на все четыре лапы, мявкнула кошка - и растворилась в тягучем воздухе.
        На булыжник шлепнулось гнилое яблоко. Лерш быстро перекрестился, зачем-то оглянувшись, поднял сюрко и кинул на седло.
        - Красивая лошадка, - произнесла девушка в синем ситцевом платке, накинутом на голову. Поставив мятый медный кувшин на край фонтана, она погладила животное по морде. Рыжая кобыла скосила на нее круглый влажный глаз и фыркнула, разбрызгивая капли воды.
        Из-за лошадиного плеча немедленно вынырнула голова оруженосца. Молодой человек охватил взглядом приятное округлое лицо девушки с густыми темными бровями и веселыми глазами, высокую грудь и тонкую талию, простое аккуратное платье, зашнурованное на груди поверх белой рубашки.
        - Ее зовут Арапка, сударыня, - не моргнув, соврал он, - меня - Лерш, а вас?
        - Анастасия, сударь, - с подобающей скромностью ответила девушка, наклоняя голову, но не отводя от оруженосца взгляда. Ворот ее рубашки был искусно заткан синими цветами.
        - Я долго странствовал, сударыня, - немедленно оживился Лерш, - я видел многих женщин, от крестьянок до герцогинь, но скажу, положив руку на сердце: вы самая красивая.
        Девушка с гордым греческим именем Анастасия рассмеялась так откровенно и задорно, блеснув белыми зубами, что Лерш смутился и оглянулся на рыцаря:
        - Я не то сказал?
        Арчибальд, не обращая внимания на оруженосца, чесал коню лоб, почти прижимаясь носом к его морде. Огромный вороной, кося на хозяина темным глазом, жадно тянулся к воде. Над площадью стоял гул людских голосов, среди которых выделялись иногда звонкие выкрики торговцев или низкое густое мычание скотины; вокруг фонтана разговаривали все; губы рыцаря шевелились, но его не было слышно. Тогда оруженосец обернулся к Анастасии:
        - А что такое?
        Другая девушка, которая только что помогала какой-то старухе набрать воды, повернулась к молодому человеку, и он увидел, что она очень похожа на первую, но светлее волосом и помладше, в такой же косынке. Она воскликнула:
        - Ах, сударь, вы все говорите одно и то же, слово в слово, смею вас уверить! Скажите что-нибудь новенькое, будьте столь любезны к бедным сестрам.
        Оруженосец сбил с головы шапочку и потряс ею.
        - Это пыль со всех дорог, которыми я прошел за своим господином. Она подтвердит, что я не вру!
        Младшая из сестер улыбнулась не без кокетства:
        - Все бы вам, мужчинам, головы запудрить простым девушкам!
        А старшая отвернулась со вздохом:
        - Зачем врете, если вы не менестрель?
        - Да будь я проклят, если хоть одно мое слово неправда! - возмутился Лерш, задетый огорчением Анастасии. Горожанка ему понравилась, и он хотел произвести на нее впечатление.
        - В аду не напасутся на тебя сковородок, - заметил Арчибальд, берясь за седло. - Не слушайте, прекрасные дамы, он проклят столько раз, что и двух вечностей не хватит искупить все его вранье. Идем, Лерш, нам надо найти постоялый двор.
        - «Зеленый локоть» - очень хороший постоялый двор, - произнесла старшая сестра. - Хозяин там обходительный и берет немного. Вы ведь на завтрашний турнир приехали, господин рыцарь?
        Над площадью разнесся рев трубы. Двое рыцарей в богатых разноцветных одеждах, в сопровождении герольда и оруженосцев, проскакали через толпу. Над кавалькадой развевались вышитые знамена. Перед знатными господами разбегались, многие кланялись.
        - Благодарю за совет, милая девушка. - Рыцарь поднялся в седло.
        - Энц Арчибальд! - с тревогой воскликнул оруженосец, боясь уйти, не договорившись с девицами о новой встрече. - Моя лошадь еще не напилась!
        - Она скоро лопнет. - Арчибальд неохотно придержал коня, но его оттерли от воды. - Жду тебя там! - крикнул он и двинулся в тень тюрьмы.
        Лерш подмигнул сестрам:
        - Видели? Без меня никак, никуда! - И добавил, заметив, как Анастасия проводила немолодого рыцаря взглядом: - Как малый ребенок. Не воин, а сплошное недоразумение.
        Лошадь оруженосца давно уже не пила. Она стояла, покорно опустив голову, и помахивала хвостом, отгоняя слепней.
        - Идите же, сударь, - поторопила Лерша младшая сестра.
        Молодой человек не уходил. Собрав поводья в горсть и сжав их так, что костяшки побелели, он сказал как можно проникновеннее:
        - Анастасия! Я вас полюбил с первого взгляда! Можете верить, можете не верить, но ваш образ запечатлелся в моем сердце навсегда. И если я сейчас уйду, то никогда больше не будет мне счастья в этом мире. Неужели вы допустите подобное? Чтобы никогда больше улыбка не появилась на моем лице? Чтобы печаль навек стала моим уделом, а счастье забыло дорогу в мою бедную душу? Чтобы...
        - Где вы научились так складно говорить? - перебила его младшая.
        Лерш с усилием оторвал взгляд от Анастасии, которая в задумчивости смотрела в разбегающиеся от струи волны, теребила завязки на платье и, кажется, вовсе его не слушала.
        - С этим рыцарем и не такому научишься! Я забыл, как вас называют, сударыня...
        - Жанна, сударь, - присела девушка.
        - Жанна, славно. Ты, я вижу, добрая девушка. Может, поможешь мне уговорить свою сестру выслушать меня?
        Прекрасная Анастасия погружена в собственные мысли и совершенно забыла о несчастном влюбленном! - Лерш, покраснев от гнева на нее и самого себя, натянул шапочку на самые брови. - Хорошо же! Пусть не говорит потом, что я не предупреждал! Я докажу ей свою любовь! Я выйду на ристалище вместо моего господина и побежу всех его врагов! Тогда никто не посмеет сказать, что я лгун и мне грош цена! Никто!
        Распалившись, молодой человек взлетел в седло, не заметив стремян, и дернул повод. Кобылка всхрапнула, мотнула головой, но стала медленно разворачиваться. Сзади послышались проклятья.
        Анастасия подняла голову.
        - Я внимательно слушаю вас, сударь, - серьезно сказала она. - Право, не стоит горячиться, тем более совершать из-за меня глупости. Вы давно следуете за своим сеньором?
        - Он мне не сеньор! - Лерш придержал лошадь.
        - Как же вы оказались вместе? - удивилась Анастасия.
        - Я встретил его на юге, в городе... в одном городе, не важно каком, - оруженосец заговорил быстрее, чтобы Анастасия не заметила заминки. - У него как раз помер прошлый оруженосец: надорвался, таская копье. Ха-ха! Я его одной левой и вообще на одном пальце держу! А этот господин не мог себе коня взнуздать, ха-ха! Я ему помог, потом еще доспехи на него надел, и он понял, что без меня не справится. Он долго меня упрашивал, чтобы я согласился поехать с ним. А мне как будто надо с родных мест сниматься ради какого-то оборванного рыцаря? Но он так просил, что я как честный христианин не мог не внять его мольбам. Он ведь что? Сущий ребенок! Без меня ни шагу ступить не может. Стоит оставить его одного, как тут же во что-нибудь вляпается!
        - Говор у тебя не южный, паренек, - сварливо заметила старуха, пробившаяся к воде через плотную толпу, окружившую разгоряченного рассказом оруженосца. - Ты с севера, и нечего тут людям голову морочить сказками. Я твою мать знаю, она в соседней деревне лен собирает.
        Люди захохотали, но Лерш не удостоил старуху ответом.
        - Что же ты бросил своего господина? Он там один
        натворит что-нибудь! - засмеялась Жанна. Анастасия спросила:
        - Не тот ли это Синий рыцарь, что побеждает на всех турнирах? Люди говорят, что он беден и безроден.
        - Ха! - Лерш приосанился. - Конечно, тот самый! Беден? Да он просто скромняга. А уж род его познатнее многих. Стал бы я прислуживать кому другому!
        - Бают, он берет все первые призы, а награду отдает в монастыри и раздает бедным, - встрял старик-нищий, промывавший в фонтане свои язвы, хотя женщины и пытались отогнать его. - Добрый оруженосец, когда твой господин выиграет королевский турнир, не забудь про меня, хе-хе!
        - Размечтался, старый хрен, - фыркнул Лерш. - Катись отсюда, пока я тебе по шее не накостылял твоим же костылем! Может, тебе еще королевское сокровище на золотом блюде?
        Вокруг засмеялись. «Пошел, пошел!» - раздались крики. Нищего вытолкали прочь. «Не лезь к благородному господину!»
        - Кто же скрывается под личиной бедности? - с любопытством спросила Жанна.
        - О-о! - протянул Лерш, лихорадочно соображая. - Это великая тайна! Но вам, только вам, так уж и быть, скажу. Подойдите!
        Жанна подскочила и даже поднялась на цыпочки, подошла и Анастасия. Народ вокруг навострил уши, люди придвинулись ближе. Лерш нагнулся и шепнул:
        - Он принц.
        Восхищенный шепоток пронесся над толпой, жадной до всяких тайн.
        - Но какой - не скажу! - Оруженосец выпрямился. На него смотрели теперь как на важную персону, и парень приосанился. - Так что, небесная Анастасия, когда в другой раз придешь ты к этому источнику живительной влаги? Когда в другой раз смогу наполнить взор созерцанием твоих достоинств?
        Анастасия улыбнулась:
        - «Зеленый локоть» находится позади тюрьмы, через улицу, верный оруженосец!
        -Жанна прыснула. Лерш, почувствовав, но так и не поняв насмешку, развернул лошадь. Вскоре он уже был подле господина. Рыцарь не подгонял вороного, безучастно глядел вокруг.
        - Энц Арчибальд, вы испортили мне такое свидание, такое свидание! - воскликнул оруженосец. - Зачем вы поторопились отъехать от фонтана? Эта красавица уже готова была отдать мне свое сердце! Вы бы видели, как она на меня смотрела...
        - Чтобы освободить место у воды, - вздохнул рыцарь.
        - Что? - Лерш посмотрел на него в недоумении. - А, да-да. Но как вы могли, господин, так подло со мной поступить?! Эта красавица... О, какая женщина!
        - Едем в «Зеленый локоть», - оборвал оруженосца Арчибальд.
        Лерш двинулся за хозяином.
        - Этот постоялый двор находится за тюрьмой, через улицу, - снисходительно бросил он, пристраиваясь в хвост хозяйского коня.
        - Знаю, - отозвался Арчибальд. Оруженосец сник.
        У выхода с площади рыцарь остановился, встала и лошадь оруженосца. Погруженный в мечтания Лерш клюнул головой и едва успел поймать шапочку, соскользнувшую с макушки.
        - Что такое? - недовольно спросил он.
        Рыцарь осматривал ряды, тянувшиеся по краю площади. Там продавали оружие.
        - Ты обещал мне найти хорошее копье взамен сломанного.
        - Я как раз собирался это сделать, господин! Рыцарь хмыкнул и спешился.
        - Езжай в «Зеленый локоть», поставь лошадей, займи нам комнату и закажи обед. А я пройдусь, посмотрю, что здесь есть.
        Оруженосец подобрал поводья коня, испуганно глядя на Арчибальда:
        - Как «езжай»? Что вы, сударь, как же я без вас? Один, что ли? Да я же... Да меня же... А стража в воротах предупреждала о каком-то бандите с таким смешным именем... Не бросайте меня, господин! Позвольте, я с вами!
        Рыцарь махнул рукой, не отводя взгляда от прилавков с оружием, как будто уже примериваясь.
        - Не жди меня. Я еще в комендатуру зайду, запишусь. Ты уже большой мальчик.
        - Но послушайте, сеньор! - закричал Лерш, видя, что Арчибальд уходит. - Благородный господин! Энц Арчибальд!
        Рыцарь обернулся, нахмурившись:
        - Все равно с лошадьми там не пройти.
        - Я подожду здесь! - немедленно сказал Лерш.
        Господин его безнадежно махнул рукой.
        - Тогда никуда с этого места не сходи, - велел он. - Чтоб я не бегал за тобой по всему рынку, тем паче по городу.
        - Когда это я... - начал радостный оруженосец, но Арчибальд прервал его:
        - Не далее как позавчера я тебя полдня разыскивал. Так что хватит болтать. - И добавил: - В сторону только отойди, не торчи на дороге.
        Лерш потыкал рыжую пятками в бока, потянул повод. Лошадь неохотно сдвинулась задом на несколько шажков. Здесь не было густой тени от тюрьмы, палило солнце. Оруженосец тут же взмок. Не успевал он вытереть пот с лица, как по носу снова катились капельки соленой влаги.
        Там, где остановился Лерш, к площади подходили две улицы. Одна, широкая, залитая солнцем, полнилась людьми; нескончаемый поток тек на рынок и с рынка; вдоль домов расположились мелкие торговцы с корзинами; продавали здесь и зелень, и овощи, и пирожки. Продавцы кричали, предлагая свой товар, покупатели кричали, выторговывая грош-другой, прохожие кричали, проталкиваясь среди покупателей и зевак. Тут пахло рыбой и горелым салом. Другая была маленькая, не улица вовсе, а проулок, даже скорее проход между домами и тюрьмой. Он начинался как раз напротив погибающего от жары оруженосца, который про себя проклинал глупость господина. Далось ему копье именно сейчас! Лучше б поехали они в этот «Зеленый локоть», где наверняка прохладно, не толкаются простолюдины, и превосходно пахнет жаренным на вертеле бараном, и в кружке оседает пена холодного светлого, только что из погреба. А оружие можно было бы купить ближе к вечеру, когда спадет этот треклятый зной. Дышать нечем! И мерзкая пыль забивается в нос и скрипит на зубах, тьфу. Не господин, а сплошное беспокойство! Зачем только Лерш согласился ехать за этим
безродным рыцарем? Тот победил на турнире? Подумаешь, и другие побеждали, а ведь ни к кому из местных рыцарей он, Лерш, не просился в оруженосцы.
        Правда, его бы никто не взял.
        То есть потому что они все идиоты и не понимают своего счастья, уточнил Лерш. Непроходимые глупцы, трусы и никчемные рыцари. Как красиво Арчибальд свалил того тупого и высокомерного барона! Ну как не поздравить победителя после этого? Тем более что в городе тоже говорили о прошлых его, Арчибальда, выигрышах. И как раз это несчастье с его бывшим оруженосцем... Не вовремя у бедняги живот прихватило! А Лерш, конечно, момента не упустил. Он своего вообще не упустит, это каждый знает! То есть знал в их паршивом городишке, где Лерш пять лет томился помощником переписчика в захудалой лавчонке.
        А теперь он оруженосец великого рыцаря.
        Правда, пока что ни славы, ни пиров, ни прекрасных дам, в темном коридоре королевского замка целующих... До сих пор юноша видел только дороги, бедные таверны, клопов и бобовую похлебку. Арчибальд даже не купил ему нового костюма, такого, который бы позволил без слов дать понять окружающим, что перед ними не кто-нибудь, а оруженосец великого рыцаря. Несчастную бархатную шапчонку купил! Даже без пера! Куда, позвольте спросить, дел Арчибальд золотого Амура, последний приз? Господин принял статуэтку на глазах обрадованного оруженосца, но в кошельке у него по-прежнему медяки да немного серебра. Рыцарь не отпраздновал победы роскошным обедом, не завалился на всю ночь к прекрасной даме, что прислала к нему служанку с приглашением, да еще какую аппетитную служанку! Перевязав рану, наутро же велел седлать лошадей. А? Что вы на это скажете?
        Расстроенный Лерш сплюнул. Не сбежать ли, пока они недалеко уехали? Два дня - и он дома. Дядя, конечно, отругает и оставит без обеда, но тетя принесет кусочек ароматного окорока с хлебом и приласкает на ночь. А? Нет, если серьезно?
        Или хотя бы поехать самому на постоялый двор, пока господин рыщет по рынку. Взять кувшин доброго эля, жаркого заказать... А ведь и верно! Если сам рыцарь займется обедом, у них опять будет овощная похлебка. Но если он, Лерш, возьмет мяса с подливой, то рыцарю не останется ничего другого, кроме как заплатить. Ведь не выкинул Арчибальд статуэтку? В ней не меньше фунта чистого золота!
        Лерш заерзал в седле. Перед внутренним взором его возникло блюдо со свиной ногой, обильно политой соусом, в листьях салата и кружочках лука. Оруженосец сглотнул слюну и завертел головой в поисках того, у кого можно было бы спросить дорогу. Неподалеку, у крайнего прилавка оружейного ряда, стоял Арчибальд, рассматривая поблескивавший на солнце клинок, но обеспокоенный видением мяса и урчанием в брюхе Лерш не замечал господина. Он наклонился с лошади и толкнул в плечо стоявшего рядом нищего:
        - Эй, приятель!
        Вглядывавшийся в толчею у фонтана нищий вздрогнул и быстро обернулся, втянув голову в плечи.
        - Не бойся, не обижу! - Лерш хотел хлопнуть нищего по спине, но передумал, увидев злое молодое лицо. - Слушай, «Зеленый локоть», двор постоялый, - знаешь такой? Как бы мне быстрее добраться до него? Мой господин благородный рыцарь велел обед ему заказать, так надо поторопиться.
        Парень в лохмотьях неприятно усмехнулся.
        - Побыстрее - это вряд ли, сударь, - произнес он, растягивая слова. - Далеко обходить придется.
        - Ну как, как? Не томи, бродяга! - Видение мучило Лерша и дразнило голодный желудок.
        - Это я-то бродяга? - сощурился наглый нищий. - Вы себя-то оглядите, сударь. Пыль с обуви не счистили, а уж глумиться изволите над первым встречным.
        - Поговори у меня! - Оруженосец замахнулся ножнами. - Быстро научу с благородными господами разговаривать!
        Парень отскочил, растянутые в улыбке губы сошлись в тонкую линию. С безопасного места нищий прищурился, разглядывая, как разозленный оруженосец подпрыгивает в седле, не решаясь спуститься.
        - Не бейте меня, господин! - проныл нищий, кланяясь, но продолжая злым взглядом смотреть прямо в лицо оруженосцу. - Я все скажу! Только не бейте меня!
        Лерш вернул пустые ножны за пояс, рукавом отер пот.
        - Ну, говори. Нищий подошел ближе.
        - Запоминайте, господин, дорога трудная, - сказал он с усмешкой. - Вот эту большую улицу видите? По ней до первого поворота. Сворачиваете на другую и идете до конца, пока она не упрется в еще одну. Вторая немного кривая, но вы не бойтесь, идите себе. Вот, а затем, как упретесь, поворачиваете направо и шагаете до третьего поворота. Заходите туда - и окажетесь прямехонько у тюрьмы, только с обратной стороны. Ровно напротив ворот, которые заперты, будет улочка небольшая, туда въезжаете - и сразу по правую руку увидите вывеску. Это он и есть, «Зеленый локоть». Поняли, благородный господин?
        - Так далеко? Мне сказали, это рядом, - не поверил Лерш. - А нет ли пути покороче? Через эту дырку можно в трактир попасть? - Он ткнул пальцем в темную улочку уводившую за замок.
        - О! Не ходите тем путем, благородный господин! Там грязно, темно и крысы! Огромные жирные крысы, они съедят вас, благородный господин, не оставив на память о вас и кусочка кожи с ваших башмаков! Пожалейте себя и своего сеньора, который без вас беспомощен, как ребенок!
        - Мой сеньор - победитель всех турниров! - рявкнул
        Лерш, не выдержав насмешливого тона нищего. По его
        покрасневшемуся круглому лицу стекали капельки пота.
        - Что, сам Синий рыцарь? - Нищий изобразил удивление и испуг. - Вправду похож: безродный и бедный! - И он расхохотался.
        Лерш сполз в седле набок, исхитрившись пнуть парня. Тот развернулся, схватил ногу оруженосца и дернул. С криком оруженосец поехал с лошади, но в последний момент уцепился за луку седла. Люди кругом засмеялись.
        - Ах ты падаль! - Лерш вытащил ножны, полный решимости пустить их в ход, но нищий, сделав неприличный жест, сбежал за угол.
        - Вот ублюдок! - Оруженосец развернул лошадь. - Я тебя еще поймаю и покажу, какой я трус! Я тебе прочищу мозги!
        Ведя в поводу невозмутимого вороного, он подъехал к темному проулку. Оттуда несло холодом: до дна этой щели между домами и стеной замка никогда не доставало солнце. Оруженосец остановился. А стоит ли? Мало ли какая дрянь тут водится? Не крысы, но... Да хоть бы и крысы. Лерш оглянулся, ища, на что бы опереться в решении, ехать здесь или кружным путем, и заметил краем глаза, что Арчибальд поворачивается в его сторону. «Вот черт!» - пробормотал Лерш, понимая, что рыцарь сейчас заметит его, позовет и придется возвращаться к хозяину и овощной похлебке.
        Из черной дыры проулка вывалился отряд стражи. Впереди выступал ухоженный молодой лейтенант в щегольском голубом камзоле и черненой кирасе на широкой груди. Отвороты камзола были покрыты вычурной серебряной вышивкой. За чернявым лейтенантом, переговариваясь, топали стражники в кольчугах, с протазанами на плечах.
        «Крысы, ха!» - возликовал Лерш, ныряя в проход, как только отряд прошел мимо. Лошади ступали в темноту и вонь неохотно, но Лерш от души погонял их, зажимая нос. За юношей внимательно следил тот самый нищий, который вернулся к своему посту на углу. Когда исчез в темноте второй лошадиный хвост, нищий, сунув два пальца в рот, пронзительно свистнул. Из кабака неподалеку вышли трое громил. Нищий кивнул в сторону проулка, и громилы, двигаясь неторопливо, вразвалку, направились туда.
        Только они скрылись в проходе - Арчибальд вернулся на то место, где оставил коня и оруженосца. Там топтался молодой нищий, он рассматривал рыцаря, почти не скрываясь. Не ускользнули от внимательного взора ни порванный и кое-как, на живую нитку, чиненный на боку дублет из коричневого домотканого полотна, ни прохудившиеся на коленях и подшитые кожаными заплатами синие брэ, ни длинный прямой меч у бедра в потертых ножнах на простой перевязи. Левая бровь у рыцаря была скошена, через нее проходил белый рубец - пологой дугой от середины лба к виску.
        - Ушел-таки, щенок, - проговорил Арчибальд, оглядевшись и почесывая шрам над бровью. - Ну я тебе всыплю, дай только добраться до тебя! - И спросил нищего: - Не видел, уважаемый, здесь парень с двумя лошадьми стоял, куда он двинулся?
        Нищий вздрогнул, услышав обращение.
        - Я тебя спрашиваю, - сказал рыцарь.
        - Видел, чего не видеть, - отозвался парень с легким смущением. - Туда двинулся.
        Рыцарь, нахмурившись, кивком поблагодарил нищего и направился к фонтану. Осторожно раздвинув людей, подошел к сестрам, которые еще болтали с женщинами.
        - А монетки не дал, - пробормотал нищий, глядя рыцарю в спину. - Зато сразу видно: благородный сеньор.
        Отряд стражи вступил на площадь, но нищий не стал убегать, как многие вокруг. Он ждал, немного сутулясь, даже не поворачиваясь к приближающемуся франту лейтенанту. Тот, подойдя к нищему, спросил:
        - Чего, нашел?
        Солдаты остановились немного в стороне. Нищий ответил, продолжая следить за рыцарем, который разговорился с девушками:
        - Я свое дело знаю. Денег принесли?
        - Если это будет достойная добыча, - хихикнул лейтенант. - Ну давай, Юлий, показывай. Сирота, надеюсь?
        Парень повернулся и посмотрел на лейтенанта с нескрываемой неприязнью. На топорщившиеся мелкие усики, мокрые от пота, на пухлые синеватые щеки и подбородок с ямочкой.
        - Даже две, - отозвался он наконец. - Вон у фонтана стоят, в синих косынках.
        - Не местные? - Лейтенант спросил как облизнулся.
        - Местные, - усмехнулся нищий. И добавил, предупреждая гневный возглас покрасневшего начальника стражи: - Вы же найдете, к чему придраться. Они красивые.
        Лейтенант хмуро посмотрел в толпу.
        - Худенькие какие-то, - буркнул он.
        Юлий хмыкнул:
        - Толстых без отцов и братьев на улицу не выпускают более. Вас уже знают.
        - Поговори мне! - Франт замахнулся на нищего, но тот не двинулся с места.
        - Обождите, когда тот рыцарь отойдет, - сказал он.
        Лейтенант повертел головой, оттянув кружева воротника, чтобы не терли шею. Пот катился по его вискам, щекам и длинному носу.
        - Который?
        За его спиной солдаты переминались с ноги на ногу чувствуя себя неуютно на самом солнцепеке.
        Нищий хихикнул:
        - Издали и не заметишь сразу. Но вблизи обязательно узнаете. Берегитесь его.
        Лейтенант еще раз изучил простолюдинов.
        - Разберемся, - пробормотал он, остановив взгляд на Жанне и Анастасии. Кивнул подчиненным и неторопливо двинулся к фонтану.
        - А денег?! - воскликнул с беспокойством Юлий.
        - После, - отмахнулся лейтенант. - Если понравятся! - Он хохотнул, и солдаты поддержали его смех.
        - Это вы зря, господин, - пробормотал нищий. Он прислонился к стене, укрывшись от солнца в тени осыпающейся колонны, и стал наблюдать.
        При приближении отряда толпа у фонтана стала редеть. Торговки, подобрав юбки, похватав мешки и корзины, разбегались кто куда; молодые женщины, девушки, прикрывая лица, спешили прочь. Анастасия, говорившая с рыцарем, заметила общую панику. Оглянулась - и дернула сестру за рукав. Жанна тоже посмотрела назад и ойкнула. Схватив кувшин за ручку, она с помощью Анастасии поставила его на плечо, но мокрый кувшин выскользнул у девушек из рук и упал в каменную чашу. Жанна погрузила руки в воду по локоть, стараясь выловить посудину. Анастасия тянула сестру:
        - Бежим, потом вернемся! Жанночка, умоляю, бежим!
        Но Жанна, плача, тянула тяжелый кувшин:
        - Прибьет тетка, прибьет же!
        - Бежим! - крикнула Анастасия в отчаянии.
        Рыцарь с недоумением наблюдал замешательство сестер.
        Прокладывая дорогу, стражники щедро раздавали направо и налево тумаки с пинками.
        - Что происходит? Кто нарушает порядок? - Громко выкрикивая слова, красавец-лейтенант приблизился, и девушки, побледнев, отступили к Арчибальду. - Засоряем, значит, общественный водоем? А ну-ка пройдемте, гражданки!
        Лейтенант подхватил девушек под руки. Они старались освободиться, но робко, приговаривая со слезами:
        - Пожалуйста, отпустите, господин, ради бога, отпустите!
        - Кувшин возьмите, - бросил лейтенант через плечо, разворачивая сестер.
        Стражники двинулись следом. Анастасия забилась в руках главы отряда, пытаясь вырваться.
        - Тихо! - воскликнул тот, закатив девушке звонкую пощечину.
        На мокрой щеке остался красный след. На площади стало тихо. Девушка схватилась за щеку и позволила увлечь себя вперед.
        - Чего столпились, разойдись! - рявкнул лейтенант собравшимся, которые мрачно наблюдали за происходящим. Народ расступился, пропуская его.
        С удивлением следивший за развитием событий рыцарь встал на пути отряда.
        - Что еще такое?! - крикнул лейтенант. - Прочь!
        - Простите, - спокойно произнес Арчибальд, - я приезжий и не понял, какое преступление совершили эти дамы. За что вы их схватили?
        - Не твое дело, болван! С дороги!
        - Вы ведь блюститель закона. - Рыцарь не шевельнулся. - Насколько я знаю уложение вашей страны, общественным водоемом пользуются все на равных правах. В чем же вина этих дам?
        Лейтенант внимательно присмотрелся к тому, кто загораживал ему дорогу. Одним взглядом окинул рослую крепкую фигуру, отметил простоту одеяния, благородство лица и осанки, вспомнил слова нищего осведомителя - и сдержал гнев.
        Толпа, поредевшая поначалу, после вмешательства рыцаря плотнела с каждым мигом.
        - Согласно последнему постановлению городского сове та, запрещается кидать разные вещи на дно фонтана, чтобы не засорять его, благородный рыцарь, - пояснил пухлый франт, делая шаг вперед. - А они бросили туда кувшин.
        - Они всего лишь набирали воду, - не сдвинулся с места защитник.
        - Но кувшин-то остался там, если вы изволили заметить, - ядовито заметил лейтенант. - Отойдите с дороги, сударь.
        Рыцарь возразил спокойно:
        - Если б не вы, дамы забрали бы свой сосуд и ушли.
        - Мне плевать, что было бы, - с трудом сдерживая злость, бросил лейтенант, делая еще одну попытку обойти рыцаря. - Кувшин на дне - и точка.
        Люди кругом заволновались, из дальних рядов послышались невнятные выкрики.
        - Не нарушайте порядок, а то и вас арестую! - пригрозил лейтенант, делая знак одному из стражников.
        Солдат взял алебарду наперевес, чтобы оттеснить рыцаря с дороги. Тот стоял неподвижно.
        - Что ждет дам?
        - О, ничего страшного, всего лишь небольшой штраф, - пообещал лейтенант, дергая девушек. Те умоляюще смотрели на единственную свою надежду. Страх в их глазах говорил, что ждет их не только - или не столько - штраф.
        Рыцарь колебался.
        - Но им не причинят вреда? - уточнил он.
        - Никакого, им даже понравится, - заверил начальник стражи, а подчиненные его захохотали, перемигиваясь.
        Возмущение толпы нарастало, выкрики становились отчетливее.
        - Не было такого указа!
        - Врет он!
        - Сначала бы очистили фонтан, а потом пеклись о чистоте!
        - Да в этом фонтане свиньи спят!
        - Отпустите девиц!
        - Все врет, не было указа!
        - Затащит и обесчестит, ирод!
        - Знамо дело, обесчестит! Вон слюна капает!
        - Какое постановление? Какое постановление?!
        - Почему же вы не возьмете штраф на месте? - спросил рыцарь, готовясь отступить. Слова лейтенанта его почти убедили.
        - У них все равно с собой денег нет, - улыбнулся победно тот и шагнул вперед.
        - Я могу заплатить. - Рыцарь пока не отходил, с состраданием всматриваясь в поникших девушек.
        Стражники за спиной начальника заржали, покрасневший лейтенант взорвался:
        - Валите прочь! - Но не успел сделать и шагу, как острие рыцарского меча уперлось ему в горло.
        - Я попросил бы...
        Солдаты замерли, глядя на рыцаря. Их начальник с трудом оторвал взгляд от сверкающего на солнце клинка. В узкой полосе стали отразились перевернутая площадь и частица неба.
        - Что вы хотите? - кое-как выговорил лейтенант, едва шевеля губами и стараясь не сглотнуть.
        Арчибальд с сомнением посмотрел на девушек, которых испуганный хам выпустил и которые, крепко прижавшись друг к другу, отодвинулись в сторону насколько позволяли стоящие рядом стражники.
        - Просите прощения. Для начала.
        Лейтенант моргнул, уронив с ресниц капельку пота.
        - Простите, благородный рыцарь, - шепнул он. Из уголка толстых губ вытекла слюна.
        - У дам!
        Лейтенант с усилием обратил взгляд к девушкам, и сестры вздрогнули.
        - Простите, - выдавил он с трудом сиплым упавшим голосом.
        - Поклянитесь, что не причините им вреда, - продолжал рыцарь.
        Притихшая было толпа заволновалась, снова раздались выкрики наперебой:
        - Да его клятве грош цена!
        - Этот соврет - недорого возьмет!
        - Убейте гниду, господин рыцарь, освободите землю от вони!
        - Чего тянуть, кончай гада!
        Арчибальд смотрел на лейтенанта, и тот трясущимися губами произнес клятву. Иссиня-черные мелкие кудри его прилипли ко лбу, блестели от пота. Рыцарь опустил меч. Толпа издала единый стон разочарования.
        - Щас он на него стражу спустит - и конец благородному рыцарю! - произнес кто-то совсем рядом.
        Лейтенант сглотнул и улыбнулся криво, поерзав подбородком по кружеву воротника.
        - Если я узнаю, что вы не сдержали клятвы... - начал Арчибальд.
        - Конечно-конечно, - немедленно отозвался молодец, дрожащей рукой вцепившись в рукоять сабли. - Все исполню, благородный рыцарь, как обещал.
        - Не переживайте, уважаемые, с вами будут обращаться как подобает, - обратился рыцарь к сестрам.
        - Но, энц рыцарь! - со слезами крикнула Жанна. - Неужели вы...
        - Ну, чего встали, уроды? Ведите их! - заглушая слова девушки, рявкнул лейтенант, и стражники послушно окружили сестер, подталкивая вперед. Лейтенант раскланялся рыцарю. Отряд двинулся с площади.
        - Чего ж вы, господин хороший? - Стоящий рядом пожилой горожанин покачал головой.
        Тетка в грязной юбке, пахнущей рыбой, сплюнула рыцарю под ноги и пошла прочь.
        - Это же был Сластолюбчик Жан, - заметил молодой ремесленник, зачерпывая воды из фонтана, чтобы вытереть вспотевшее лицо. - Растлитель сирот.
        - Он ведь на службе, - задумчиво отозвался рыцарь. - Не мог же я просто убить его.
        - А хоть бы и так! - Ремесленник сердито взмахнул рукой. - Давно пора прикончить сволочь такую!
        - И никто б не заплакал, - добавил пожилой, поправляя шляпу. - Я свою дочь да племянницу одних не выпускаю на улицу, а уж на площадь тем более.
        - Увы, закон не позволяет. - Рыцарь вложил меч в потертые ножны.
        - Закон, да? - саркастически засмеялся ремесленник, но замолчал и огляделся по сторонам.
        - Возвращаются! - указал пожилой вперед, перекрестился и отступил.
        - Хана рыцарю! - сказал ремесленник и тоже пошел прочь от фонтана, ссутулившись.
        Арчибальд двинулся навстречу трем стражникам, которые шли к нему. Солдаты при виде решительно направляющегося к ним рыцаря замедлили шаг. Когда Арчибальд приблизился, они выставили перед собой оружие.
        - Сеньор, нас прислал господин лейтенант, дежурный начальник городской стражи, - начал один стражник.
        - Я вас внимательно слушаю, уважаемые. - Рыцарь слегка наклонил голову.
        - Господин лейтенант просил напомнить вам, сеньор, что всем рыцарям, участвующим в турнире, необходимо сегодня до заката зарегистрироваться у господина лейтенанта. Вот, - неловко закончил стражник.
        Арчибальд просветлел лицом:
        - Обязательно, уважаемые! Не премину воспользоваться напоминанием господина лейтенанта. Проводите меня, господа, туда, где необходимо сегодня до заката поговорить с господином дежурным начальником городской стражи.
        - Но... э... сеньор! - Стражники переглянулись. - Куда торопиться, до заката полно времени!
        Рыцарь обошел стражников и быстро зашагал к черной щели, где скрылся лейтенант с девушками, а еще раньше - его оруженосец.
        - Энц рыцарь, энц рыцарь! - Солдаты поспешили за Арчибальдом.
        - Быстрее, ребятки, мне еще надо найти сбежавшего оруженосца! - поторопил он.
        Стражники приноровились к быстрому шагу рыцаря и не отставали. Один спросил, тяжело дыша:
        - Это не такой румяный юноша на груженой кобыле с вороным под седлом в поводу?
        - Он самый, милейший! - Рыцарь на ходу оглянулся. - Где вы его видели? Буду весьма благодарен за подробный рассказ.
        - Это который топтался тама, что ли? - спросил у первого стражника второй.
        - Ага. Сеньор, ваш оруженосец вроде двинулся через тот же проход, через который господин лейтенант прошел.
        Рыцарь как раз остановился перед вонючим закоулком.
        - Сюда? - указал он.
        Стражники хором подтвердили.
        - Только вы туда не ходите, энц рыцарь, мы проводим вас другим путем, безопасным! - воскликнул третий стражник, когда рыцарь двинулся в темноту.
        - То есть? - нахмурился рыцарь. - Туда, направо до конца, потом налево...
        - Точно, точно!
        - А караульная где находится?
        - Да прямо с той стороны тюрьмы, энц рыцарь! Рядом с воротами небольшая такая дверца! - сказал стражник и, видя, что рыцарь направляется в проход, почти крикнул: - Не ходите, не ходите, сеньор!
        Арчибальд посмотрел на красные мокрые лица стражников:
        - Дойду сам, благодарю за помощь! - И, вынув меч, перешагнул через кучу дерьма, чтобы почти сразу исчезнуть в густой тени.
        Следом за ним, отлипнув от стены дома неподалеку, в щель скользнул нищий.
        Стражники остались стоять на шумной, опаленной солнцем улице.
        - Ты чего кричал? - Один из стражников сердито посмотрел на другого. - А вдруг бы испугался, не пошел?
        - Ха! - осклабился тот. - Где ты видел рыцаря, который испугался?
        - Этот осторожный, - заметил третий, пожилой. - Кто погорячее прирезал бы лейтенанта, как кролика.
        - А я б не заплакал, - засмеялся первый и махнул рукой. - Пойдемте-ка в трактир завалимся, пока господин лейтенант с девицами развлекается. Тут рядом есть один, где варят отличное светлое. И чего мы раньше на эту сторону площади не ходили?
        - Ну показывай, - согласился второй. - А давайте поставим по паре грошей на то, докуда дойдет этот парень? Спорю, что и до середины не дойдет, когда его ребята Кривого Пальца прирежут и обчистят!
        - Да у него, похоже, и чистить нечего - беден, как церковная мышь, - отозвался басовито третий. - Ставлю два медяка на то, что дальше середины пройдет. Ежели увидит своего оруженосца, небось войдет в раж, так что бандитам придется подмогу звать!
        И стражники потопали в трактир, из которого незадолго до этого вышли на свист молодого нищего трое громил.

* * *
        Ширина переулка была метра три, но так как с обеих сторон его стискивали высокие глухие стены, он представлялся совсем узким. Человеку, которому не посчастливилось попасть сюда, начинало казаться, что он находится на дне глубокой пропасти. Хотя дома, ограждающие эту кишку слева, были не такими уж высокими. Давил на окоем замок. Дома примыкали друг к другу неровно, с зазорами, так что слева имелись многочисленные выступы и ниши, неразличимые в темноте.
        Почти сразу, как только вошел в переулок, Арчибальд заткнул нос и стал часто дышать ртом. Ноги разъезжались на осклизлых камнях и хлюпающих отбросах, кучами высившихся под окнами, запертыми ставнями. Рыцарь перешагивал и обходил кучи, но снова и снова вляпывался в грязь и гниль. Один раз он чуть не упал, поскользнувшись. По отбросам сновали крысы. При виде чужака они с писком разбегались и тут же возвращались, когда он проходил на полусогнутых.
        Очень скоро рыцарь заметил, что отбросы кончились, а он снова шагает по нормальному булыжнику. Выпрямившись, Арчибальд пошел быстрее. На фоне светлого проема в конце прохода вырисовывался силуэт навьюченной лошади и человека, который копался в поклаже. Рыцарь сжал рукоять меча и двинулся осторожно в густой тени замковой стены, вглядываясь в сумрак перед собой.
        Вскоре он различил, что лошадей впереди две, а людей - трое. Один сидит верхом на кобыле, второй держит вороного под уздцы, третий роется в притороченных к седлу коня сумках. И тут нога рыцаря уперлась во что-то мягкое.
        Опустив взгляд, Арчибальд увидел своего оруженосца. Тот лежал на спине, раскинув руки, и улыбался перерезанным горлом. Мертвые глаза смотрели в узкую полоску неба.
        Арчибальд наклонился, чтобы закрыть их.
        Вороной заржал. Коротко стриженный бандит, который его держал, отшатнулся и поэтому не получил в грудь тяжелым копытом от вставшего на дыбы коня. Рыжая кобыла беспокойно переступила с ноги на ногу под тяжелым наездником.
        - Держи чертяку, Лысый! - крикнул тот, что сидел на кобыле.
        Маленький, коренастый и совершенно лысый бандит подбежал к коротко стриженному, вдвоем они повисли на узде у вороного, с трудом заставляя его стоять на месте.
        - Чего творите? Коня не можете удержать? - ругался наездник, пиная лошадь, которая ходила под ним. - И эту держи, Серый, а то я свалюся!
        Бандиты висели на узде коня - он топтался в узком пространстве, приподнимая обоих. Маленький попытался схватить вороного за ноздри, но тот вдруг успокоился и встал как вкопанный.
        - Слышь, Маста, там вроде добыча пришла, как Сластолюбчик Жан говорил, - ухмыльнулся коротко стриженный, когда конь был усмирен. - Небось хозяина почуял!
        Все трое всмотрелись в темноту.
        Арчибальд вышел из тени.
        Бандиты достали оружие.
        - Чего, господин благородный, узнали мальчонку-то? - ухмыльнулся Маста, похожий на донжон в миниатюре: высокий, толстый, и мышцы как булыжники. Он был без рубашки, в кожаной жилетке на голом торсе. Бандит спрыгнул с лошади и подошел ближе.
        Арчибальд двинулся вперед. Он не был настроен на переговоры.
        - Ну-ну господин рыцарь, не смотрите так зло, - криво улыбнулся Маста, подталкивая вперед приятелей. - Вы обидели нас. В сумках нет ломаного гроша! Вы не доверяли своему оруженосцу? Тогда скажите спасибо, что мы освободили вас от этого воришки, недотепы и труса. И наградите нас, ведь нам пришлось потрудиться, бегая за красавчиком! - Бандит рассмеялся, но его никто не поддержал.
        Коротко стриженный, которого назвали Серым, сделал выпад длинным ножом, метя рыцарю в бок. Арчибальд, шагнув влево, поймал лезвие мечом снизу, отразил выпад - клинки зазвенели. Шагнул вперед, рубанул сверху - нож отлетел вместе с пальцами. Ударом снизу рыцарь встретил меч лысого бандита. Тот отпрыгнул. К рыцарю подскочил Маста. Арчибальд отклонился, защитившись кинжалом, одновременно ударил. Нож поцарапал рыцарю бедро, а меч до половины вошел в бок бандита. Маста упал.
        Лысый старался отодвинуть рыцаря к Серому, который левой рукой держал веревку, готовясь накинуть ее на шею противнику. Правая висела бездвижно, из длинного пореза на кисти хлестала кровь. Серый был бледен и покачивался, но еще стоял. А рыцарь теснил врага ближе к лошадям. Лысый неплохо владел мечом, но продержался недолго. Арчибальд, вместо того чтобы встретить очередной удар, отступил. Тяжелый клинок бандита ткнулся в камень, не встретив препятствия, рыцарь сделал выпад, выбросив вперед левую руку с кинжалом, а когда Лысый отразил выпад ножом, Арчибальд рубанул его мечом под колени. Бандит взвыл и повалился на бок. Рыцарь бросился к лошадям.
        Лысый громко засвистел. Серый бросил веревку, но не докинул - и рухнул лицом вниз. Арчибальд вскочил в седло, подхватил под уздцы кобылу и пришпорил вороного. Конь взял с места в галоп, копыта загрохотали по камням.
        К выходу из переулка бежали другие бандиты, но рыцарский конь растолкал их широкой грудью и поскакал по улице. Кобылка цокала следом. Народ разбегался, крестясь на ходу, торговки прикрывали корзины юбками.
        В переулке Юлий склонился над истекающим кровью Мастой.
        - Упустили, уроды? - Он пнул поверженного громилу. - Кривой будет недоволен!
        - Кто ж знал, что он драться умеет? - приподнялся Лысый. - Рыцари - они ж только за копье держаться могут! - И он с проклятиями упал на камни.
        - Лекаря... - прохрипел Маста, приоткрывая глаза и разглядев Юлия.
        Нищий ухмыльнулся:
        - Лекаря? Тебе уже никто не поможет, даже священник.
        - Чтоб ты сдох! - простонал громила и испустил дух.
        Нищий снова пнул его:
        - Готов! - Посмотрел на спешащих к нему бандитов. - Кривой будет очень недоволен! - И улыбнулся.
        Через десять минут на улице перед тюрьмой стало тихо, как раньше.
        Редкие прохожие шагали по своим делам, на углу, под вывеской «Зеленый локоть», чесалась облезлая собака, у ворот замка страдал молодой стражник. Шлем-кабасет он положил под ноги; держась за древко обеими руками, всем телом опирался на копье и покачивался из стороны в сторону, иногда стирая пот с лица грязным рукавом.
        Со стороны закоулка, где произошла стычка, показался всадник с лошадью в поводу. Он подъехал к запертым воротам тюрьмы и спешился около калитки. Одуревший от жары караульный вопросительно взглянул на него.
        - Я приехал на турнир, - сказал Арчибальд. - Где мне записаться? Здесь?
        Стражник прекратил обнимать копье.
        - Да, энц рыцарь, - подтвердил он, вяло шевеля распухшими губами. - Так точно.
        - Подержи коня. - Рыцарь толкнул дверь.
        Молодой человек поймал поводья, намотал на руку, после чего снова впал в сонное оцепенение.
        В небольшом помещении, скудно освещаемом тремя факелами на стенах, сидели за столом двое караульных. Они играли в карты. На грязной столешнице рядом с глиняным кувшином и тремя щербатыми кружками горкой лежали мелкие медные монеты. Под низким потолком и вокруг людей с гудением кружили большие синие мухи. Над факелами к потолку тянулись по стенам черные полосы сажи.
        При виде вошедшего стражники вскочили, выпучив глаза.
        - Эт-то чего такое? К-как? - заикаясь, воскликнул один, помоложе, растрепанный - рубашка выбивалась из штанов, куртка сидела наперекосяк, шнурки завязаны кое-как, концы их свисают неровно, а рукав так и вовсе не стянут.
        Другой, с сединой в редких сальных волосах, положил напарнику руку на плечо.
        - Записаться пришли, благородный рыцарь? - басом спросил он.
        - Точно, - кивнул Арчибальд, подходя к столу. - Где господин лейтенант?
        - Да он вышел, знаете ли, энц рыцарь. - Старший силой усадил младшего - тот хотел что-то сказать, но под нажимом сел и замолчал, поглядывая на приятеля. - Подождать надобно. Погуляйте вон пока, что ли.
        Караульная полнилась смутным шумом. Старший стражник, заметив, что рыцарь прислушивается, торопливо заговорил:
        - А солнышко-то какое, сударь, никогда ж ничего подобного! Не замечали? Такого жаркого лета не помнит сам главный тюремщик, а уж он-то помнит даже прадедушку нынешнего короля, дай бог ему здоровья! Вы пока прогуляйтесь, чего тут сидеть, душно, мухи опять же... Идите, энц рыцарь, идите, просим. Вы уже устроились где-то? В городе или во дворце? Король, дай бог ему здоровья и наследника, приглашает благородных рыцарей к себе. Правда, сударь, уж лучше в городе, оно все дешевле... Эй, что вы делаете, господин, туда нельзя!
        Арчибальд, не слушая болтовню стражника, обогнул стол и прошелся вдоль стены, в которой были две закрытые двери. Когда пожилой заговорил про короля, рыцарь как раз вытащил меч и ногой распахнул одну из дверей. Оттуда вырвался пронзительный женский крик.
        В камере, маленькой комнатенке, стояла духота, полная дымного чада, там не было ни одного окна. На полу грудой тряпья, в съехавшей косынке, с порванным лифом лежала Анастасия. Рот у нее был разбит, с распухшей нижней губы сползала капельками кровь, один глаз заплыл. Девушка тупо смотрела перед собой и на появление рыцаря никак не отреагировала.
        Прямо перед Арчибальдом, спиной к нему, стоял лейтенант со спущенными штанами. Двое стражников прижимали к столу Жанну, которая вырывалась, отчаянно крича.
        - Заткните дуру! - Лейтенант убирал многочисленные юбки, но они снова спадали от судорожных движений девушки. - Да подержите ей ноги! - рявкнул он, когда ботинок девушки попал ему в живот и пришлось отступить на шаг.
        - Не двигайтесь, не то я вам отрежу кое-что, - сказал Арчибальд, заводя меч лейтенанту между бедрами. - И вы не двигайтесь, - добавил он, когда державшие Жанну стражники, оставив девушку, бросились к нему.
        Сластолюбчик Жан замер, почувствовав холод металла у мошонки.
        - Стойте, болваны! - просипел он. Стражники остановились, попятились к стене.
        Жанна соскочила со стола и метнулась к сестре.
        - Анастасия, Анастасия! - бормотала она, плача. - Очнись, дорогая!
        - Жанна, берите сестру и бегите! - Арчибальд левой рукой вытащил дагу. На волосатом заду лейтенанта дернулась мышца.
        Анастасия смотрела сквозь сестру и как будто не слышала. Плачущая Жанна схватила ее под мышки, с усилием подняла. Закинула руку сестры себе за шею и потащила ее из камеры.
        - Вы отдаете себе отчет, во что вляпались? - прошипел лейтенант, поворачивая голову.
        - Не двигайтесь, я сказал! - Арчибальд чуть надавил мечом, и сластолюбец, дрогнув, уставился перед собой.
        - Сейчас придет менять караул начальник королевской стражи, и тебе не видать турнира, рыцарь! - вполголоса произнес он.
        В караульной старший стражник дал младшему оглушительную затрещину:
        - Куда смотрел, болван! Иди задержи его, пока он господину лейтенанту яйца не отрезал!
        Младший схватил алебарду и бросился к камере. Старший загородил девушкам дорогу к выходу во двор.
        - Куда, красотки, господин начальник вас еще не отпустил!
        - Стой, урод! - крикнул лейтенант, услышав слова стражника. - Убью недоноска!
        Рыцарь, краем глаза следивший за дверью камеры, развернулся боком и дагой оттолкнул лезвие алебарды. Лейтенант дико заорал. Алебарда ткнулась в пол, стражник съехал по древку. Рядом в лужу своей крови свалился лейтенант и с воем стал кататься по полу, держась за причинное место.
        - Убейте его! Убейте! - вопил он.
        Рыцарь отступил в караульную и захлопнул за собой дверь. Держа ручку двумя руками и упираясь одной ногой в косяк, он пошарил взглядом вокруг.
        - Жанна, дай мне эту табуретку! - крикнул он.
        - Не могу, господин рыцарь! - со слезами в голосе откликнулась девушка, прижатая к стене пожилым стражником. Анастасия висела на ней мешком.
        - Никуда твой рыцарь не уйдет, - сказал стражник громко, перекрикивая шум ломаемой двери. Из камеры доносились удары железа по дереву, дверь ходила ходуном.
        - Быстрее, придумай что-нибудь!
        - Стася, Стася! - Жанна заплакала.
        За второй дверью послышались громкие шаги, звон оружия.
        Анастасия с отрешенным лицом поднялась с плеча сестры и налегла на руку стражника. От неожиданности тот чуть не упал вместе с девушкой, но успел подхватить ее и поставить на ноги. Жанна скользнула у него под локтем и бросилась к рыцарю, хватая табурет.
        - Ах ты мерзавка! - Стражник отпустил Анастасию, чтобы бежать за Жанной. Анастасия повалилась на пол, а стражник, наткнувшись на острие меча, остановился и попятился. За спиной рыцаря в дверь продолжали ломиться, иногда между ударами слышались стоны лейтенанта. Дверь пока держалась, запертая ножкой табурета как засовом.
        Стражник отступил к столу, нашаривая копье. Рыцарь схватил Жанну за руку и побежал к выходу на улицу.
        Вторая дверь распахнулась, в караульную ступил высокий дворянин в расшитом золотом зеленом камзоле поверх кольчуги; камзол был не застегнут, и под кольчугой виднелась шелковая сорочка. За ним стояли пятеро стражников.
        - Стойте! - крикнул вошедший. - Что здесь происходит? Почему в караульном помещении посторонние? - На ходу вытаскивая меч, он быстро двинулся вперед.
        - Ваше сиятельство, вот этот ворвался сюда и ранил господина лейтенанта! - Стражник схватил копье и повернулся к рыцарю, который поднимал Анастасию.
        - Арестовать! - Дворянин кивнул сопровождающим. Двое бросились открывать дверь камеры, в которую всееще ломились запертые там стражники, остальные побежали к Арчибальду.
        Рыцарь толкнул девушек к выходу. Они выскочили на улицу, Жанна тотчас стала подсаживать сестру на коня.
        - Я Арчибальд, известный как Синий рыцарь! - крикнул Арчибальд, держа меч и кинжал перед собой. - Я приехал зарегистрироваться для участия в турнире, а на меня напали!
        - Синий рыцарь? - Начальник стражи движением руки остановил подчиненных и опустил меч. - В таком виде?
        Сквозь низкий проем было видно, как Жанна подсадила Анастасию в седло, прислонила ее к шее коня, а сама, путаясь в юбках, стала залезать на рыжую кобылу. Получалось у нее плохо. Рыцарский конь косил глазом на всадницу но стоял смирно, слыша голос хозяина. Молодой стражник, державший поводья, ошалело пялился то на девушек, то на происходящее в караульной.
        - Помогите же! - крикнула ему Жанна, и он покорно подставил ей руки.
        Тут наконец дверь камеры открыли, и оттуда выполз лейтенант, прикрывая срам штанами. За ним тянулась кровавая полоса.
        - Убейте его! - хрипел он. - Лорд Мельсон, убейте его!
        - Задержите до выяснения! - велел тот, кого назвали лордом Мельсоном.
        Стражники двинулись к рыцарю, выставив копья.
        Арчибальд не стал их дожидаться, развернулся и выбежал на улицу. Вскочил в седло за спиной Анастасии, дернул поводья. Караульный выпустил их, и рыцарь, намотав на другую руку поводья кобылы, пришпорил коня. Жанна завизжала, вцепившись в рыжую гриву. Из караульной посыпались стражники, с криками «Держи его! Держи!» побежали следом. Всадники галопом уносились по улице и скоро скрылись из виду.
        Вышедший из караульной Канерва, лорд Мельсон, дождался, когда вернутся запыхавшиеся стражники.
        - Найти. Обойти все таверны, кабаки и постоялые дворы, найти и арестовать, - велел он.
        Из темноты проулка показался, жмурясь на свет, Юлий и, оглядевшись, неторопливо двинулся в ту сторону, куда ускакал рыцарь с девушками.
        - Сюда, сюда, энц рыцарь! - крикнула Жанна, когда тюрьма скрылась за поворотом. - Я знаю дорогу, сударь! - Она указала на узкую улицу.
        Рыцарь повернул туда, придерживая Анастасию, которая почти лежала перед ним. Голова ее моталась из стороны в сторону.
        Закоулками, где постоянно приходилось придерживать коня, Арчибальд с Жанной выбрались на окраину. Там к внутренней городской стене прилепились дома с садиками.
        - Сюда, господин рыцарь!
        Арчибальд осадил коня около высоких ворот. С тяжелых створок на рыцаря глядели две ощерившиеся клыками морды.
        Жанна сползла на землю, прихрамывая подошла к воротам и изо всей силы застучала железным кольцом.
        - Откройте нам скорей, пожалуйста! - крикнула она.
        Раздался скрип выдвигаемого засова, одна створка приоткрылась, высунулось круглое женское лицо в чепце.
        - Жанна? - Ворота растворились шире, пухлая женщина вышла, с испугом разглядывая помятое, кое-где рваное платье девушки, сбившуюся на плечи косынку, растрепанные волосы. - Где вы шлялись, почему так долго? Что с твоим платьем? Где Анастасия? Где кувшин?
        - Тетушка Мария! - Жанна бросилась женщине на шею и разрыдалась. - Тетушка, горе-то какое!
        Женщина расцепила руки племянницы.
        - Что случилось? Что с сестрой? Да успокойся же, дурочка, успокойся! Вечно у вас что-то происходит! Кувшин где?
        Жанна, размазывая по лицу слезы, кивнула на Арчибальда. Тетушка посмотрела на рыцаря, который осторожно снял с седла Анастасию.
        - Куда ее? - спросил он, ведя девушку под локоть. Та смотрела перед собой и никого не узнавала.
        Жанна бросилась к сестре, стала ее обнимать, плача, звала по имени, теребила, целовала - все напрасно, Анастасия стояла, безвольно и безразлично глядя вдаль.
        Тетушка помогла поддержать Анастасию.
        - В дом, в дом веди, на кровать ее надо, умыть, осмотреть, - бормотала она. - Дядюшка-то как не рад будет, и надо же было такому случиться... Всегда так: только отпустишь их одних, сразу что-нибудь случается! А с Анастаськой всегда одни проблемы. И кувшин посеяли, вот дядюшка вам задаст... А с платьями-то что сделали, Дева Мария!
        Женщины скрылись, Арчибальд остался один на пустынной улице. Но ворота снова открылись, и тетушка замахала ему:
        - Заходите же, благородный господин, заходите!
        Арчибальд поднял руку с зажатыми в ней поводьями обеих лошадей.
        - Заводите их сюда, ничего за воротами оставлять нельзя! Заводите, я открою.
        Женщина повозилась изнутри, и ворота распахнулись во всю ширь.
        Двор был небольшой, чистый; гуляли куры, квохча, ковырялись в редкой траве. Как только рыцарь вошел, к нему рванулся с лаем крупный черный пес. Цепь натянулась, и он продолжил облаивать пришельца с места.
        - Замолчи, Черныш! - Женщина махнула на пса передником, и тот заткнулся, но следил за всеми движениями рыцаря, иногда издавая низкое рычание.
        На крыльцо выскочили двое круглолицых мальчишек. Пошатываясь, вышла Жанна.
        - Чего вылупились, кыш отсюда! - прикрикнула тетушка на сыновей.
        Из крепко сбитого сарая, прилепившегося к дому со стороны сада, показался, щурясь на солнце, босой парень.
        - Возьми-ка у милорда лошадей да задай им корму! - велела тетушка, увлекая рыцаря в дом. - Не откажите в милости откушать, - бормотала она на ходу. - Мы люди бедные, но в гостеприимстве никому не откажем. Вот, присаживайтесь сюда, благородный господин, присаживайтесь. - И замахнулась передником на мальчишек: - Пошли вон, кому сказала! Марш на двор!
        Пацаны исчезли с быстротой молнии, а в щели двери появились четыре любопытных глаза. Тетушка, хлопоча у плиты, не заметила этого. Споро собирая на стол, она не переставая говорила:
        - Горе-то какое, сеньор, горе-то! Неужели Сластолюбчик Жан добрался и до этих дурищ... моих крошек, я хотела сказать! Ничего удивительного, они вечно крутятся около фонтана... то есть все время норовят убежать, свалив на меня все хозяйство. Такие ленивые! И ни к какому делу непригодные, только вышивать да читать умеют, а корову подоить, свиньям да курам корм задать - сколько я их била, пока научила! То есть... в общем, чего уж говорить, намучилась я, с тех пор как сестра моя, мать их, померла, прости, Господи, душу ее! Сама-то ничего не умела, развратница, выскочила замуж за дворянина, так думает, можно и забыть родных? Но как что - сразу: «Мария, Мария, ты у меня одна, позаботься о моих крошках». А о моих ты позаботилась, когда у тебя денежки водились?
        Тетушка Мария резала хлеб и сыр, доставала из печи чугунок с супом, не замолкая ни на минуту, только утирая иногда глаза уголком передника. Затем поставила на стол перед рыцарем деревянную миску с дымящимся супом:
        - Не побрезгуйте простым угощением, благородный господин!
        Арчибальд не побрезговал: он не ел со вчерашнего утра. Тетушка, подперев голову руками, смотрела, как он работает ложкой.
        - Позор-то какой, - вздохнула она. - Срам-то! На всю округу! Как я соседкам в глаза смотреть буду? Как расскажу? Охохонюшки... Обесчестили девиц, кто их теперь возьмет таких? Дядюшка придет - что скажет? В его-то годы такой стыд! Куда ты смотрел, Господи? И так-то еле сводили концы с концами из-за этих нахлебниц, а теперь и вовсе с голоду помрем... - Глаза тетушки увлажнились. - Куда их теперь, пользованных-то? И так приданого один короб на двоих! А теперь и вовсе жениха не найти, который на обесчещенных-то позарится! Ох, смерть моя пришла... Дядюшка придет - выгонит ведь обеих, ох выгонит! Кому ж они нужны-то теперь?.. - Тетушка давно говорила сама с собой.
        Арчибальд с грохотом отодвинул миску.
        - Куда выгонит? На улицу что ли? - резко спросил он.
        Тетушка испуганно посмотрела на рыцаря:
        - Да я разве знаю, куда они пойдут? Побираться ли, продаваться ли... Мое ли это дело? Муж мне голова - как скажет, так и будет. Мы люди бедные, нам доброта не по карману...
        Рыцарь прикусил губу. Опустив красное от гнева лицо, он пошарил за пазухой и вытащил небольшой кожаный мешочек. Отложил в пояс три серебряные монеты, кинул мешочек тетушке, которая ловко поймала деньги и тут же припрятала в недрах юбок.
        - Великодушный, благородный господин! - воскликнула она, прижав руки к груди. - Добрый сеньор!
        Рыцарь встал.
        - Позовите к Анастасии лекаря. Я уезжаю, но еще вернусь. И если узнаю, что с девушками плохо обращались...
        - Что вы, что вы, господин рыцарь, ведь родная кровь! - радостно воскликнула тетушка и бросилась открывать двери.
        Хмурясь, рыцарь вышел на крыльцо.
        Из дальней комнаты выскользнула Жанна. Она переоделась в скромное домашнее платье, причесалась, и в ее внешности не осталось следов происшедшего, только глаза смотрели испуганно и грустно. Живой веселой девушки, которая утром болтала с Арчибальдом у фонтана, больше не было.
        - Проводите меня до ворот?
        Жанна кивнула в сторону комнаты и всхлипнула:
        - Смотрит в потолок, ничего не говорит, не отвечает...
        Рыцарь погладил девушку по голове.
        - Пройдет. Не скоро, но это пройдет, поверь мне. Все будет хорошо. Надо только верить и молиться.
        Она кивнула:
        - Я проведу вас окольным путем. - И проскользнула вперед него во двор. - Наверное, стража вас везде ищет?
        Тетушка повздыхала участливо, махнула платочком - и бочком прошла в комнату.
        - Сейчас выйду! - пискнула она.
        На нее никто не оглянулся. Босой парень вывел лошадей. Черный пес, развалившийся на солнцепеке, вскочил и зашелся лаем.
        - Хватит, хватит, Черныш! - Жанна потрепала пса по голове. Тот немедленно замолчал и лизнул девушке руку.
        Рыцарь взялся за луку седла...
        Истошный женский крик вырвался из дома, приглушенный дверями.
        - Тетушка?! - Жанна бросилась к крыльцу но тетушка уже вышла, пошатываясь, и опустилась на ступени, держась за сердце.
        - Анастасия... - прошептала она, дрожащей рукой указывая на дверь. - Анаста... - И потеряла сознание.
        Жанна, подобрав юбки, перепрыгнула через тетушку и скрылась в доме.
        Веки женщины дрогнули, она моргнула и посмотрела на рыцаря.
        - Столько крови... - прошептала, опираясь на плечо Арчибальда, пока он помогал ей подняться. - Кровь, боже мой, все испачкано...
        Рыдания Жанны были слышны еще в коридоре. Поддерживая тетушку, рыцарь вошел в маленькую опрятную комнатку.
        На низкой кровати под окном лежала Анастасия, одна рука свешивалась с кровати, полусогнутые пальцы касались выскобленного до белизны дощатого пола.
        - Боже, боже... - повторяла тетушка, прижимая ко рту платок.
        Жанна рыдала, обнимая мертвую сестру.
        Арчибальд, высвободившись из цепких тетушкиных объятий, подошел ближе. Лицо Анастасии было строгим, глаза закрыты, губы бледно-голубые, правая рука, держащая нож, разжалась и сползла на грудь, где осталась, белая на красном пятне. Кровь пропитала лиф, и сквозь красноту проступал рисунок на ткани - маленькие черные лилии.
        Глава вторая
        По тихой извилистой улице, зажатой между заборами, прошел вечер. Солнце присело за стены замков, и жара, впитав всю дневную грязь, пыль, пот, посерела. Вдоль оград из крашеных досок, привычно сутулясь, пробирался нищий. Растрескавшаяся глинистая земля царапала голые ступни, поэтому нищий старался идти по краю улицы, где трава была еще не вытоптана и торчала мягким ершиком. Иногда нищий останавливался, поднимал ногу и, ругаясь под нос, осторожно, чтобы не порезаться, вытягивал застрявший между пальцами лист или стебель. Иссушенная небывалой жарой трава стала острой и ранила даже задубевшие ступни босяка. Юлий же не имел никакого желания причинять себе лишнее неудобство, особенно теперь, когда жизнь могла повернуться другой стороной. То есть совсем другой.
        Около высоких ворот с клыкастыми мордами он остановился. Огляделся, прислушался. Со двора доносились голоса, женский плач, причитания. Юноша приподнялся на цыпочки и заглянул через забор. Залаяла собака, и нищий присел, успев заметить заплаканных соседок на крыльце. И еще взнузданного вороного коня и груженую кобылу мертвого оруженосца.
        Пес не унимался. Юлий перешел на другую сторону улицы, завалился в подсохшую и потому не жалящую крапиву. Брехливую дворнягу успокоили криком, и снова только рыдания да причитания зазвучали в переулке. Воздух между крышами синел, спускалась прохлада. Пыль улеглась, хотя здесь ее и было немного.
        Послышались голоса. Юлий вжался в траву и навострил уши.
        Со стороны церкви, ведомый зареванной теткой, быстро шел священник. Женщина семенила чуть впереди и скоро-скоро говорила, постоянно оборачиваясь. Священник хмурил брови, поджимал губы... Ворота открылись, пропуская обоих, и закрылись. Нищий, подбежав к забору, снова привстал на цыпочки. Соседки посыпались с крыльца, прижимая платки к глазам или ртам. Едва успев отскочить, Юлий сгорбился у ворот. Когда женщины вышли на улицу, он приблизился, хромая, и запросил гнусаво:
        - Подайте калеке с детства, добрые женщины! Не пожалейте монетки!
        Одна сунула ему медяк:
        - Молись за преставившуюся Анастасию.
        Соседки разошлись. Скоро должна была начаться служба, поэтому священник долго в доме не задержится. И черт с ним, где рыцарь? Не он же убил эту девицу? Юлий снова заглянул через забор, но тут же присел: во дворе стояли двое.
        - Не возьму грех на душу, и не уговаривайте!
        Юлий будто видел, как священник выдирает рукав из крепкого рыцарского захвата. Из дома неслись прерывистые рыдания. Услышав скрежет засова, нищий сел в траву на обочине, вжимая голову в плечи. Сумерки только начинались, а кругом не было никакого укрытия.
        Рыцарь, видимо, придержал ворота.
        - Что? - переспросил священник с удивлением в голосе.
        - Я возьму на себя этот грех, - повторил рыцарь негромко, Юлий с трудом разобрал слова. - Так вышло, что я успел приобрести неприятности с законом в этом городе. Меня ищут. Вы не стали слушать Жанну, да и что бы изменили ее слова - Анастасия совершила преступление, и никакие причины не оправдают ее в глазах церкви.
        - Бога, энц рыцарь, в глазах Бога!
        - Я видел это, святой отец. Она умерла до того, как наложила на себя руки. Я не пытаюсь ее оправдать - что было, то было. Я хочу только, чтобы Анастасию похоронили достойно, как честную девушку. Отпойте ее как полагается, а уж Бог разберется, что с ней делать.
        - Чего хочет Папа, того хочет Бог, - возразил священник, не делая, однако, попыток уйти. - Что вы хотите мне сказать?
        - Я возьму на себя ее грех, вы сдадите меня страже, я претерплю за нее мучения, а вы отпоете и похороните девушку.
        - Это похоже на сделку, - пробормотал священник. - Какая мне с этого выгода?
        Юлий напряг слух.
        - Если вам нужна мзда, почему не взяли денег? - тихо, с угрозой спросил рыцарь.
        - Я говорил о духовной выгоде.
        - Воздаяние за грех - самое то. А за мою поимку не сегодня-завтра объявят награду.
        - Что же вы сделали?
        - В караульной знают. Есть там один молодой лейтенант с подрезанным мужским достоинством...
        Невдалеке зазвонил колокол, и священник заторопился:
        - Мне пора.
        - Не отпущу вас, святой отец, пока не пообещаете на этой же вечерней службе прочитать заупокойную молитву по девушке. Приходите с утра со стражей, скажете, что я девицу зарезал, а я пока распоряжусь, чтобы тело доставили в церковь. Сразу и отпоете. Или я вас найду и никакой Господь не убережет ваши седые волосы.
        - Что вы себе позволяете?!..
        Требуемое обещание было произнесено, тут же звякнул запор на воротах. Святой отец тенью выскользнул в сгущающиеся сумерки и поспешил прочь. Улица наполнилась звуками. Открывались калитки, в вечер выходили приодетые горожане, они вели жен, за чинно вышагивающими парами следовали служанки, которые держали за руки умытых и причесанных детей.
        За забором, к которому прижимался встревоженный нищий, поднялась суета. Юлий слышал крики хозяев, причитания поднятых на ноги слуг, стук дверей, топот, плач. Во дворе замелькали зареванные женщины. Юлий потерял рыцаря из виду. «Если он сдастся страже, мне конец».
        Заскрипели, открываясь, тяжелые створки с клыкастыми мордами, нищий едва успел отскочить. Из ворот выдвинулась траурная процессия. Собиралась она в неприличной спешке, потому выглядела забавно. Если б нищий не был настолько огорчен возможным крушением своих планов, он бы обязательно посмеялся над ее видом. Однако сейчас Юлию было не до смеха. Он только мельком глянул на неглаженые платья, темно-синее вместо черного покрывало, на то, что гроб несет сам хозяин, бледный, растрепанный, с выбившейся из-под кафтана сорочкой. Процессия скорым шагом двинулась к церкви - одно это могло бы вызвать насмешки всей улицы, однако, к счастью родни, все соседи уже сидели на службе.
        Приоткрылась калитка, показался рыцарь, скользнул взглядом по нищему, не заметив его. Юлий вскочил:
        - Энц рыцарь!
        Арчибальд оглянулся. Юлий подошел ближе:
        - Благородный рыцарь, умоляю, не отдавайтесь в руки стражи, право слово, эта девка не стоит того! Неба нет! А я знаю подземный ход и могу вывести вас из города! Только не...
        Арчибальд сгреб его за ворот и втащил во двор.
        - Ты кто такой? Откуда знаешь... про все это?
        Юлий попытался отодвинуться от лезвия кинжала, появившегося в руке рыцаря.
        - Только не режьте! Я подслушал. Я сидел здесь, за забором, и слышал, как вы говорили со святошей... Нет, не надо, я никому не скажу! Я пришел спасти вас!
        - Нищий спасает рыцаря, - хмыкнул Арчибальд. - Да меня все собаки засмеют. К тому же, велеречивый отрок, смелый и болеющий душой за ближнего своего, да будет тебе известно, я не нуждаюсь в помощи. И отдаваться в руки этим ублюдкам не собираюсь. Как видишь, тут у меня стоит оседланный конь, на которого я сейчас сяду - и уеду из города. Стражники только завтра утром доложат начальнику о случившемся, днем выделят наряд, который лишь к вечеру дойдет до ворот. А тебе лучше проглотить собственный язык - без всяких условий, просто так, иначе я тебе его отрежу... вместе с головой.
        Пока рыцарь все это говорил, Юлий пытался остановить его: молитвенно складывал руки, кивал и открывал рот, тыкал пальцем себе в грудь, но прервать рыцаря не решился. Когда Арчибальд выпустил его, молодой человек сам схватил рыцаря за подол.
        - Выслушайте же меня! Тот, кто пришел, когда вы с девицами убегали, - сам начальник стражи. Уже по всему городу рыщут отряды, охрана ворот усилена, а может, даже все выходы перекрыты! Вам не уйти!
        Рыцарь, уже перекинувший повод через голову коня, обернулся:
        - Откуда знаешь? И говоришь как-то чисто для нищего. Признавайся, малыш, кто ты таков на самом деле?
        Юлий отскочил, когда Арчибальд потянулся за мечом.
        - Я нищий, меня полгорода знает, спросите кого угодно!
        - Ага, разбежался. - Рыцарь остановился. - Чего тебе надо?
        - Спасти вас. - Нищий постарался придать голосу убедительность. Однако рыцарь посмотрел на молодого человека с сомнением, и Юлий продолжил торопливо: - Я знаю подземный ход, который ведет за городскую черту, начинается неподалеку. Я смогу провести вас. Да, смогу! Только взамен... - (Арчибальд понимающе хмыкнул.) - Вы возьмете меня как своего оруженосца. Стража ищет одинокого рыцаря с лошадью в поводу. Со мной вас никто не заподозрит!
        - Говоришь ты складно, - нахмурился рыцарь. - Но мы теряем время. Ты сказал: тебя знает полгорода. И никто ничего не заподозрит, уверяешь?
        - Ха! - Юлий подошел к лошадиной поилке и, плеснув на лицо воды, растер. - Кто когда видел меня умытым?
        Арчибальд поправил перевязь с мечом.
        - А ты хитрый малый. Но что ты хочешь для себя?
        - Я же говорю: быть вашим оруженосцем.
        - Да? Я понял так, что это только трюк, хитрость, чтобы обмануть стражу. А оно вон как. Думаешь, у тебя получится? Ты умеешь ездить верхом, одевать рыцаря в доспех, подносить оружие, готовить, произносить речи, представляя и восхваляя своего господина? Умеешь ходить за лошадьми и чистить оружие, владеешь светской беседой и стихосложением, учишь грамматику и арифметику?
        - Я попробую, - отозвался подавленный нищий. - Постараюсь. С застежками... разберусь. Поднести - это мы с детства обучены. Готовить - капусту там сварить с репой или кашу - запросто. Восхвалять и представлять - язык у меня неплохо подвешен, как-нибудь выкручусь, никто и не заметит. Оружие как чистить - вы меня научите, со сти... сложением хуже, да разве кто спросит оруженосца? Он же мелочь, на подхвате, зачем ему грамматика? А деньги считать любой умеет - вот вам и арифметика. - С каждым предложением тон нищего становился бодрее, закончил он откровенным хвастовством.
        - Наглый ты отрок, - заметил рыцарь с легким неудовольствием. - Далеко пойдешь. Только оруженосец - не мелочь на подхвате, а будущий рыцарь. Так что тебе придется многому научиться. Для начала - нормально одеться.
        Юлий подскочил, хлопнул в ладоши:
        - Вы меня берете, энц рыцарь? Я сейчас сбегаю за одежкой, у меня есть! Служба, да с отпеванием, затемно закончится, так я до темноты обернусь! Вы пока тут погодите, пошарьте по дому - еды соберите в дорогу, а я мигом! - И он перемахнул через забор, легко, словно тот и не был с него ростом.
        Рыцарь посмотрел вслед юноше, взялся за луку седла... остановился, задумавшись... привязал коня рядом с лошадью и пошел в дом. В комнате, где еще виднелись на полу следы крови, в спешке затертые женщинами, он опустился на колени перед распятием.

* * *
        Юлий, пригнувшись, бежал по улицам. Предстояло сделать кучу всего. Сначала путь его лежал к тюрьме. С базарной площади схлынули покупатели, и под ярко-желтыми лучами заката остались только крестьяне с телегами и скотиной да нищие всех возрастов, которые отдыхали у фонтана от дневной жары. Пыльное марево над площадью улеглось с наступлением вечерней прохлады. Крестьяне, разведя костры, готовили немудреную еду, варили овощной суп или пшеничную похлебку. Юлий, ужом проскользнув между двумя возами, прихватил с одного пару яблок и нырнул в темноту уже известного читателю проулка у стены тюрьмы.
        Зажимая нос, он осторожно перешагнул через труп.
        Мертвый оруженосец по-прежнему смотрел в небо - уже мутными глазами. Нищий задержался над ним: «Что, браток, ловко я тебя подставил?» И, не дожидаясь ответа, побежал дальше.
        У ворот караулки Юлий подмигнул стражнику:
        - Кто дежурит?
        - И ведь не противно начальству со всякой шушерой водиться, - не глядя на нищего, словно сам с собой разговаривал, отозвался бородатый стражник, сменивший молодого. - Как будто своих осведомителей да шпионов мало. Лучше бы жалованье увеличили, чем на сторону платить. И как только...
        - Делали бы свое дело, так платили бы, - оборвал бормотание стражника Юлий. - Вон у вас под боком опять трупаки лежат, а вы штаны в караулке протираете. Кто, спрашиваю, дежурит? Тебя не предупредили разве, чтобы сразу провел, болван?
        - Я те покажу болвана! - Стражник словно очнулся и попытался сграбастать нищего за ворот, но Юлий отскочил. - Предупреждали, да разве я такую шантрапу пропущу за просто так? Где трупаки, говори!
        Юлий воспользовался тем, что стражник сдвинулся с места, и проскочил в дверь. Вслед ему неслась сердитая ругань.
        В полутемной караулке сидели трое.
        - Ты, что ль? - окликнул дюжий сержант нищего, замершего у порога. - Ну, чего?
        Юлий огляделся и подошел к столу, за которым расположились стражники.
        - Делаете так, папаша. Пусть хороший соглядатай за мной двигает, не близко только. За ним еще один. А следом пусть уже все, но осторожно. Квартал помнишь?
        - Как не помнить, мы уж все ходы-выходы выучили, уж больно заковыристые улицы там.
        - Кривой заботится о своей заднице, - согласился Юлий. - Когда я войду - подтягивайте стражников к самому дому. А как выйду - вваливайтесь и вяжите всех. Проверьте второй этаж, может, Кривой туда уйдет.
        Сержант слушал, кивая. Затем спросил:
        - Слышь, малец, правда, что Кривой тебя с улицы подобрал, умыл, всему научил?
        Нищий нахмурился:
        - Тебе какое дело?
        - Да так, интересуюсь. Интересные у вас, разбойников, обычаи. Вроде как отца продаешь.
        - Ты бы такого отца тоже продал. - Юлий сплюнул. - А я сирота, понял?
        - Да мне-то что, я сторона, - пожал плечами сержант. - Только все ж нехорошо этак.
        - Вот и молчи, коли сторона!
        - Поговори! Ус еще не вырос, а старших поучаешь. Попадешься мне...
        Юлий не стал дожидаться, когда плешивый сержант поднимется, и выскочил вон, пустился по дороге, иногда оглядываясь. Скоро он приметил за собой шпиона. Пока все получалось как надо. Лишь бы не сорвалось.
        Улицы, которыми он шел, не слишком торопясь, но и не медля - солнце неуклонно сползало с неба, - становились все уже и грязнее. Булыжник под ногами давно закончился, и Юлий шлепал босыми ступнями по теплой вязкой глине, смешанной с навозом и отбросами. Кое-где поверх грязи были накиданы плохо обструганные доски, сбитые к обочине ботинками прохожих или развалившимися поперек дороги свиньями. Когда юноша обходил одну, наверху хлопнули ставни и ведро помоев выплеснулось перед самым его лицом. Юлий отскочил, задев плечом сутулого кожевенника, пропахшего ядовитыми испарениями. Тот, беззлобно ругнувшись, толкнул парня, однако Юлий увернулся от тычка, перепрыгнул грязную тушу и двинулся дальше, легко проскальзывая между прохожими.
        В квартале, куда он вскоре попал, людей стало меньше. Солнце еще не село, но последние слабые лучи не доходили сюда: дома сбились друг к другу, нависали выступающими далеко над улицей вторыми и третьими этажами. Здесь, в конце квартала, чуть на отшибе, стоял дом, сквозь закрытые ставни которого пробивались веселый смех, голоса. Нищий дождался, когда следующий за ним шпион приблизится, - и вошел.
        В глаза ударил яркий свет. На люстре, на столах, расставленных там и сям по всему помещению, на стойке, тянувшейся по правую руку вдоль всей стены, на подоконниках, даже на перилах ведущей наверх лестницы - везде горели свечи. Воздух был спертый, пахло горелым салом, пивом и потом, под закопченными балками потолка витал сизый дым. За столами сидели человек пятьдесят, они подпирали друг друга плечами, пили, ели и громко разговаривали. Когда дверь открылась, впуская посетителя, все замолчали и повернулись к нему. Только в дальнем углу еще звучал пьяный голос, но и он быстро стих.
        - Кто это у нас здеся? - Из-за широких спин выступил коренастый плешивый человек, разодетый пестро, как диковинная птица попугай. У человека был широкий лягушачий рот и такие же, как у лягушки, холодные малоподвижные глаза. Быстро шевелились тонкие губы, а глаза смотрели не мигая, словно приклеились и никак их не оторвать. - Ты, голубушка? Припозда! Заходь, заходь. - Пестрый одним движением переворошил волосы на голове Юлия, для чего ему пришлось привстать на цыпочки. - Што столбом вста? Идь к нам, щас тя откормим.
        - На убой! - крикнули неподалеку, и помещение содрогнулось от общего хохота.
        - Я те щас самому убой сделаю, - отозвался Юлий, идя за плешивым.
        В комнате возобновилось веселье. Между столами сновали две девушки в белых передниках. Ловко огибая бандитов, они разносили тарелки с мясом и хлебом, кружки с пивом, кувшины с вином. На симпатичных личиках можно было заметить следы недавнего страха, хотя девушки уже улыбались, смеялись некоторым шуткам.
        - Где взял? - спросил Юлий, втискиваясь на скамью и кивая на прислуживающих девиц.
        - Не узнал? - ухмыльнулся сидящий рядом одноглазый громила. - Это ж дочки старого пердуна, которому ты жабу в кувшин подкинул. - Громила, хохотнув, кивнул в сторону окна, и Юлий вспомнил замарашек, что месили глину для отцовских горшков на соседней улице.
        Плешивый, что встретил Юлия, и был известным на весь город Кривым Пальцем, на которого устраивала сегодня облаву городская стража. Грабитель и убийца, глава разбойной шайки, второй десяток лет основательно портившей кошельки горожан и приезжих, репутацию города и настроение короля.
        Кривой выделялся пестротой наряда даже в толпе бандитов. Убийцы и воры одевались просто, но украшали себя частью добычи. Кто цветной кафтан надел, кто шитый золотом кушак вокруг пуза накрутил, кто в красных сапогах красовался, кто шапочкой бархатной сальные волосы покрыл, кто в эти волосы перо воткнул, поломанное, ободранное, но сохранившее остатки былой пышности, кто прицепил к поясу дорогое оружие - в изукрашенных позолотой или камнями ножнах. Большинство, правда, и того не имели, потому что награбленное тут же спускалось в ближайших трактирах и борделях.
        Кривой надел желтую шелковую рубашку - из-под нее выглядывал подол белой, исподней, - синие шаровары, снятые даже и не догадаешься сразу с кого, с заезжего ли мавра или же другого иноземца; препоясался фиолетовым кушаком, из-под которого выбивалась зеленая с золотыми цветами жилетка - модная новинка, - и поверх всего натянул голубой кафтан, на чей ворот падали концы красного шейного платка. Сегодня Кривой праздновал юбилей.
        - Вроде ничего такие... - Юлий оглянулся на Кривого, который гладил его по спине.
        - Чего? - удивился Кривой. - Папаша щастлив бут, што избавился от ртов. У него еще вон две штуки растут. А ты бы б, голубушка, оделся. В чистое.
        Юлий дернул плечами, сбрасывая руку бандита.
        - Я седни праздную. - Кривой отпил маленький глоток вина из глиняного бокала, что держал в руке. - Ребятам тоже ж надоть развлечься, покамест я отдыхаю, верно?
        - А то! - поддакнул одноглазый громила и потянулся к платью горшечниковой дочери, как раз проходившей мимо с подносом, уставленным кружками. Девушка побледнела.
        Кривой шлепнул громилу по запястью:
        - Не трожь!
        Девушка поспешила прочь.
        - Я сказа: никаких рук, пока пир. Тупица. Три кинжала те в задницу. Пока не уйду наверх - девок не трогать. Еще речь никто не сказа.
        Юлий поднялся, держась за живот.
        - Прихватило, што ль, голубушка? Че корчисся? Идь одеваться-то! И мордашку водой обмахни, што ль. И другое тож.
        Юноша прошел к лестнице, не глядя по сторонам. От волнения живот и правда прихватило, кишки перекрутились, как веревки на запястьях ведомого на эшафот. Но, преодолевая боль, нищий поднялся на второй этаж, зашел в комнатенку в конце коридора и быстро переоделся, обтер ноги, сунул в ботинки, кое-как зашнуровался и вышел. Пора было тикать.
        - Ай, красавец! - вздохнул Кривой, когда Юлий спустился. - Толкни речь, голубушка. Ты самый языкастый средь нас. Идь сюды.
        Юлий посмотрел на кружку с пивом, которую ему совали в руки, на скользкие глаза Кривого...
        - Мне бы выйти, - пробормотал он.
        Но уже все присутствующие смотрели на него в ожидании, держа кружки и бокалы наготове. Юлий набрал в грудь воздуха.
        - Дорогие бандиты! Громилы, воры и убийцы! Работники ножа и топора! Бесценные мои отходы общества, ублюдки и сироты!
        - Эй, не ругайся, - ткнул его локтем в бедро одноглазый.
        - Не трожь голубу! - шикнул Кривой.
        Громила, втянув голову в плечи, отодвинулся и, пока Юлий говорил, тихо выполз из-за стола, чтобы сесть куда подальше: жить и таракану хочется.
        - Разбойники и прочие лихие люди! Калеки и убогие!
        - Какие ж мы убогие? - еле слышно просипел кто-то сзади.
        Юлий, не поворачиваясь, постучал пальцем по голове:
        - Никого из вас никогда не пустят даже на порог в приличный дом!
        Волной поднялся одобрительно-протестующий гул и тут же утих, когда Кривой обвел задымленное помещение недовольным взглядом.
        - Да-да, даже на порог! Порядочные горожане и честные люди спят в теплых кроватях, под пологом, даже, наверное, на простынях. Они моются каждый день и едят белый хлеб! Они ходят в церковь, и после смерти Бог их простит и посадит с собой на небесном престоле! Их, а не вас - ободранных, голодных, грязных, глупых, нищих!
        - Да чего такое-то?! - плаксиво взвыл около стойки грязный бандит, но ему тут же насовали под ребра, и он закрылся.
        Юлий поднял руку:
        - Да, повторяю, грязных и глупых. Но! Разве нужны вам эти приличные дома? Эти простыни и пироги? Расписные ночные вазы и ароматные свечи?
        - Нужны, - прошел по столам шепоток.
        - Нет, - возразил Юлий. - Не нужны. Потому что сколько раз в руках у каждого из вас были эти простыни и вазы? Горшки и унитазы? Каждый из вас многажды держал в руках эти предметы - и где они теперь? У перекупщика и снова у этих толстомордых толстосумов! Разве нужны они были вам, раз вы тут же их спустили, продали, отдали, обменяли на звонкую монету или короткую любовь шлюхи?
        - Так и чего нужно-то?! - раздалось сразу несколько нетерпеливых громких голосов.
        Кривой Палец не отрываясь смотрел на оратора увлажнившимися глазами. Юлий возвысил голос:
        - Ничего не получать от жизни, а брать самим! Вас не пускают на порог - вы входите в окно! Вам не дают горшков - вы берете сами! Вас боятся все честные и порядочные горожане, стражники обходят вас за квартал, а святоши прячут под сутаны миски для подаяний! Вы наглые и беспардонные грабители и убийцы, и за это я вас люблю! За то, что вы грязные и ободранные, но не скулите под забором, а берете то, что вздумается, у кого и когда угодно! И главный и лучший среди нас во всем нашем гнусном ремесле - он, Аластер Кривой Палец! Многие лета! Выпьем за его здоровье и процветание! Да здравствует...
        Конец речи потонул в громе оваций и приветственных криков. Застучали, сталкиваясь, кружки, дюжие молодцы ударяли друг друга по плечам с оглушительными шлепками и хохотали, когда кто-то давился пивом или вином. Веселье пошло по второму кругу, еще более разухабистое, чем раньше. Кто-то не сдержался и ущипнул-таки одну из девушек, и ее тонкий визг перекрыл общий шум. Разбойное сообщество поднималось с мест, переходило от стола к столу; многие захотели выпить с главарем - и окружили его, протягивая кружки.
        Только это спасло Юлия, у которого в животе опять как будто развели костер. Нищий в одежде оруженосца, схватившись за брюхо, согнулся пополам и двинулся к выходу. Поэтому он не видел, что Кривой Палец смотрит ему вслед как будто приклеенным к спине юноши взглядом, холодным и скользким, как лягушачья шкурка. Узкие длинные губы шевелятся, шепча два слова. Юлий знал эти два слова: «Ненавижу Бенду». Кривой всегда, когда сердился, шептал их. А потом пускал в ход нож. Так что надо успеть скрыться с его глаз до того, как...
        Вспомнилось, как пару раз Кривой просил: «Встретишь парня, светленького, тощего, лохматого, пониже тя чуток, на девицу похож, - тащи к мине. Или мине к нему веди, голубушка. Поня?» Юлий клялся, но то была ложная клятва. Нищий знал, что, если встретит такого парня, не поведет к Кривому. Он сам убьет Бенду.
        Рука бандита тянулась к ножу на поясе. Его со всех сторон окружила разношерстная толпа, его хлопали по плечам, обнимали, тянули за стол, облили пивом, ему протягивали сразу полтора десятка кружек...
        Скрюченный Юлий, толкаемый со всех сторон, пробирался к дверям, придерживаясь за столы. Им овладела внезапная слабость, но он упорно шел к выходу, так как не мог остаться. Если главарь и не убьет его за то, что он прилюдно и в лицо назвал бандита Кривым Пальцем, если простит и будет любить по-прежнему - то уж лучше бы убил. Проклятое брюхо! Теперь из-за идиотской боли Юлий едва передвигал ноги. Надо бежать изо всех сил: вот-вот ударит колокол на всех церквях, сообщая о конце службы. Если родня убитой девки вернется, то рыцарю придется скрыться - и где тогда его искать? А если не удастся сегодня же уехать из города - Кривой Юлия из-под земли достанет.
        Последнее соображение придало нищему сил. Кое-как выпрямившись, он взялся за ручку.
        Дверь рывком распахнулась, так что Юлий вслед за ней вылетел из помещения и свалился кому-то под ноги. Его грубо подняли. Мимо него вбегали в дом стражники с копьями и мечами наголо. Пока бандиты крутили головами - а кое-кто хватался за оружие, - стражники заполняли помещение, становясь в два-три ряда вдоль стен. Разбойники оказались в кольце из копий. Большинство бандитов были вооружены ножами и не могли ими воспользоваться: что нож против копья? Охотники за кошельками не ввязывались в открытые схватки, они предпочитали грабить безответных толстеньких горожан в темных переулках.
        - Чего, парень, обделался? - усмехнулся Юлию плешивый сержант.
        - Что тут у тебя? - спросил, подходя, лорд Мельсон. Высокий, хорошо одетый аристократ с презрением глядел на обмякшего в руках сержанта юношу.
        - Да вот, доносчик. - Дюжий сержант тряхнул нищего.
        - Тащи ко всем, повяжем скопом, - приказал Канерва. - Чем это от него пахнет?
        - Обделался со страху, ваша светлость!
        Лорд Мельсон отворотил красивое лицо с брезгливостью.
        - Выкиньте засранца на улицу.
        - Бу сделано, ваша светлость!
        Сержант ухмыльнулся во весь рот, показывая гнилые зубы, и потащил Юлия со двора. Примерился было дать нищему пинка, но передумал. Толкнул так, что юноша полетел лицом в уличную грязь.
        - Беги, если сможешь, пока лорд о тебе не вспомнил!
        Юлий поднялся на карачки, рукавом отер вонючие капли с губ. Злые слезы брызнули из глаз. Как он теперь покажется рыцарю?
        «Кривого взяли, теперь можно не сбегать с благородным господином», - шепнул внутренний голос. Однако Юлию ли не знать Кривого? Его и топили, и резали, и в тюрьму сажали, а он отовсюду ушел и выжил, из каталажки сбежал с помощью своих ребят и по-прежнему процветает. И хотя Юлий сдал всех, всю банду, пока Кривой жив, не будет Юлию покоя в этом городе.
        «Затаишься, а потом будешь любоваться на главной площади, как он болтается на веревке».
        Низкий тяжелый гул прошел над головой - то ударил большой колокол в монастыре. И сразу же зазвенели со всех сторон колокола поменьше, запели-заголосили, перекликаясь в воздухе над крышами, словно с ангелами переговаривались. Юлий вскочил, держась за живот, и побежал.
        Самый короткий путь вел мимо монастыря через гончарный квартал и пустырь за ним, однако Юлий понесся обратно к тюрьме. Густой колокольный хор преследовал его по пятам, гнал вперед, как хорошая плеть.
        В темном закоулке, где уже ничего не было видно и пришлось бы пробираться на ощупь, если бы Юлий не знал наизусть каждую кучу мусора, он затормозил. Глаза быстро привыкли к отсутствию света, начали различать что-то. Нищий добрался до мертвого оруженосца и стал торопливо срывать с него одежду. Тело уже пахло разложением, несмотря на царящую тут прохладу. Кожа убитого была мягкой, липкой и как будто расползалась под пальцами - или так только казалось? Стащив с трупа штаны, Юлий скинул свои портки. От нового наряда несло мертвечиной - или этот запах пропитал все вокруг? Нищий пригладил волосы и побежал прочь, поскальзываясь на отбросах.
        Он мчался со всех ног, сбивая редких прохожих. Вслед ему неслись ругань и собачий вой. Вот и квартал, где обитали горожане с кое-каким достатком и кое-каким хозяйством. Пусто. Вот и улица. Никого. Юлий остановился, стараясь сквозь собственное дыхание услышать, что творится в округе. Кажется, все тихо. Он вздохнул с облегчением - и услышал этот звук. Заскрипели ворота, еле слышно простучали по засохшей глине копыта. Вдали, с того конца улицы, донеслись заунывное пение, крики, плач. Опоздал!
        Из-за поворота на него вылетел всадник с лошадью в поводу. Юлий еле успел выскочить из-под копыт, отпрянув к канаве и чуть не свалившись в нее.
        - А я?! - крикнул он, бросаясь следом. - Вот я! Меня возьмите!
        Сердце колотилось, выпрыгивая из груди и застревая в горле, дыхание сбилось. Юлий бежал наравне с конем, вцепившись в подпругу. Рыцарь, не сбавляя ходу, схватил нищего за ворот:
        - Отпусти, болван! Отпусти, кому говорят! - И одной рукой поднял рослого юношу. - Ногу перекидывай!
        Юлий плюхнулся в седло кобылы, схватившись обеими руками за луку.
        - Ногу в стремя!
        Юноша попытался нащупать ботинком железяку, но та болталась во все стороны. Его затошнило.
        Свернув на соседнюю улицу рыцарь остановил коня. Лошадь под Юлием тоже встала, так что он, резко качнувшись вперед, чуть не выпал из седла.
        - Ногу в стремя, - повторил Арчибальд. - Где твой подземный ход?
        Глава третья
        Ставни были распахнуты, горячий воздух густым потоком вливался в комнату - и все равно Алиция мерзла. От спрятанной под огромными гобеленами каменной толщи тянуло холодом и сыростью - или юной фрейлине так только казалось? Она сидела в кресле и кутала плечи в мех. Совсем недавно от нее вышел любовник, умелый, нежный и страстный, а она после его посещения чувствует себя последней апельсиновой коркой. Выпита! Выжата! Брошена!
        И сама во всем виновата. Зачем тогда она посмеялась над Канервой? Лорд Мельсон был у ее ног - о, этот бешеный взгляд! Как дрожит сердце от одного воспоминания о нем!
        За прошедший год она столько узнала о науке любви - но ни разу не испытала любви. Лучшие мужчины королевства побывали в ее кровати, осыпали ее поцелуями и дарами - но ни разу не пришел единственный любимый и по-настоящему желанный, он, Канерва. Да, поначалу она почти забыла его в новых для себя утехах. Но время шло, и душевная пустота вытесняла удовольствие. Сегодня ничего не осталось, кроме тоски. Не броситься ли с башни? Канерва после той их беседы, сплетничают фрейлины, ни разу не был с женщиной. Может, он до сих пор помнит Алицию? А что он никогда не обратит на нее взгляда - так мужчины самолюбивы без меры. Он был обижен, даже, вероятно, оскорблен - хотя что обижаться на правду? Но если ни разу... за год... при том что раньше он ни одной женщины не пропускал... Это ли не свидетельство тайной любви к ней? Алиция пойдет к Канерве, падет перед ним на колени и попросит прощения за те резкие слова. Объяснит, что они были сказаны исключительно от робости и гордости. Расскажет, как живет без радости в душе и вспоминает исключительно его. Сердце Канервы растает, и он заключит ее в объятия. Алиция
вернет ему интерес к жизни. Он больше не будет таким несчастным, злым, замкнутым...
        Девушка вскочила, скинула мех. Время к закату, где лорд Мельсон может находиться? В последнее время он почти целые дни проводит за работой. Раньше, когда Канерва служил главным егерем, найти его было легче: если он не уезжал готовить охоту для короля, то всегда бродил по дворцу в поисках развлечений, то есть женщин. Флиртовал в пиршественном зале, зажимал дам по темным углам и коридорам, тискал в будуарах... А она, совсем еще юная и наивная, только что привезенная отцом во дворец, сидела в комнате среди подружек и думала только о Канерве.
        «Отвлеклась!» - спохватилась Алиция. Лорд Мельсон либо у короля на докладе, либо на конюшне, готовится отъехать по поручению его величества, в казармах или же в караульном помещении в тюрьме, куда он частенько наведывался последнюю неделю. Не завелась ли у него там...
        Схватившись за голову и тут же отдернув руки - не испортить прическу! - девушка подняла колокольчик.
        На бешеный трезвон из соседней комнаты выполз, пошатываясь, паж.
        - Лисс! Где служанка? Ты что там делал? - накинулась на него Алиция.
        - Тише, сестренка, - сиплым голосом отозвался тот. - Спал я, не видишь?
        - Почему у меня? Куда Глору дел?
        - Не кричи, башка раскалывается. - Смазливый мальчишка натянул на взлохмаченные кудри помятый берет, потер покрасневшие, опухшие веки. - Я ее на кухню отослал, болтала много. А мне отдохнуть надо было: сегодня дежурю в приемной.
        - Опять игра на всю ночь? - нахмурилась Алиция. - Небось завтра припрешься денег просить? Заруби на носу, Лисс: я тебе не королевская сокровищница.
        - Оно и видно, - хмыкнул паж, присаживаясь на край кресла. - Есть что сожрать?
        - Если найдешь кое-кого - дам, - пообещала Алиция, хотя в ее комнатах не было ни крошки хлеба.
        - Кого? - удивился брат. - Ты всех любовников перебрала, остался только король.
        Алиция, покраснев от гнева, вцепилась наглому мальчишке в вихры, так что тот взвыл от боли. Соскочив с кресла, он присел, схватившись за пальцы сестры, стараясь разжать их. Бархатная шапочка свалилась пажу под ноги.
        - Тунеядец! Лентяй! Мот! Зачем только отец привез тебя сюда! Да чтоб я по своей воле пошла в кровать к этому старому паршивому уроду! Ни за какие блага в мире! Я не шлюха, а придворная дама, болван!
        Тяжелая ткань у входа качнулась, вошла служанка с подносом, на котором стояли миска с мясом, деревянная тарелка с крупными ломтями хлеба и лежали несколько яблок.
        - Госпожа, пора одеваться, - низко поклонившись, произнесла она и поставила поднос на резной столик возле кресла.
        Алиция выпустила извивающегося всем телом, хнычущего мальчишку и подула на ладонь, убирая налипший волосок.
        - Ступай и найди лорда Канерву. Звать не надобно, только узнай, где он находится и чем занят. Когда вернешься, дам хлеба. И мяса. И... может, пару монет. Только без ухмылок!
        Паж согнал с лица улыбку, поклонился, сорвав с головы только что надетый берет, и, шаркнув им по полу, убежал. Алиция повернулась к окну. Солнце коснулось нижним краем городской стены. Служанка взялась за шнуровку на платье госпожи.

* * *
        В кабинете было темно: ставни закрыты, камин не горит, свет идет только от двух свечей в высоких, почти с человеческий рост, подсвечниках. Бронзовые канделябры стоят по обеим сторонам конторки, за которой сидит в резном ореховом кресле король. Перед ним лежит кипа листов, бумажных и пергаментных, отдельных и сшитых, плоских и закрученных в свитки. Перо, оставленное в чернильнице, покачивает обкусанным кончиком в струе теплого воздуха. Стены кабинета затянуты темным вышитым шелком, на полу под конторкой расстелен большой ковер с длинным мохнатым ворсом. Король, положив локоть на стол, поверх бумаг, оперся головой о ладонь и носком ерошил ковровый мех. Напротив короля, в таком же кресле, сидел лорд Канерва. Под ним пол был покрыт медвежьей шкурой. Когда-то ее добыл сам Канерва, вышел один на один со зверем. Это была его предпоследняя охота... Лучше не вспоминать. Хотя забыть - невозможно.
        - Но где гарантия, что этот нищий не водит тебя за нос? - меланхолически говорил король, водя носком по ковру и наблюдая за полосами, которые оставляла нога в
        длинном ворсе. - Он может на них работать. Может отвлекать тебя от другого объекта. Не хотят ли эти разбойники на самом деле разграбить ратушу или собор? Ты хорошенько потряс этого попрошайку?
        - Уж будьте здоровы, ваше величество, - буркнул лорд. Он видел, что король мыслями далек от предмета разговора.
        - Я чихнул? - вяло удивился король. Седина обильно тронула его темные волосы, которые давно поредели. Лицо покрывали розовые шелушащиеся пятна - на щеках, подбородке и на лбу. Король страдал кожной болезнью, и придворные дамы старались избегать высочайшего внимания, а супругой он и сам давно не интересовался. Его терзали зуд и сладострастие. За делами король забывался, но ближе к вечеру естество брало свое - никакие мысли и заботы не могли отвлечь монарха от грез.
        - Я сказал, что вытряс из него душу, - пояснил Канерва в раздражении. Он хотел лично заняться приготовлениями к облаве на банду Кривого Пальца. У него толковые офицеры, однако когда облава делается в подобной спешке - лучше проследить за всем самому, чтобы потом никого не обвинять в неудаче, если что-нибудь пойдет не так. А в таком деле, как сегодняшнее...
        - Этот Кривой Палец заслуживает четвертования, - пробормотал король, поглядывая на подсвечник и видя в его витом пруте стройное женское тело.
        Канерва поморщился. Обычно упоминание бандита приводило короля в ярость. И если б не расслабленность, монарх пинками выгнал бы начальника стражи - немедленно ловить разбойника. Что было бы для Канервы весьма кстати. Почему нищий донес только сегодня утром? Он, видно, не дурак, знает, что хорошая облава готовится заранее. Вдруг из бандитской норы есть запасные ходы? Нищий клянется, что нет, но недаром же чертов разбойник водил за нос стражу в течение двадцати лет! Хитрая лиса, наверняка у тебя есть тайные выходы!
        Пламя свечи дернулось от сквозняка. Король моргнул и выпрямился.
        - Привел бы ты мне шлюху, Канерва. Поприличнее только. - Он потянулся за пером, макнул его в чернила, расправил один из пергаментов, начал писать. Канерва нетерпеливо пошевелился. - Ты еще здесь?! - вскрикнул король. - Пошел вон! У тебя там преступник свободно шатается по городу, а ты во дворце отсиживаешься! Без головы разбойника не возвращайся!
        Канерва вскочил, отвесил легкий поклон и быстрым шагом вышел из королевского кабинета. Внутри все пело. Наконец-то он разделается с этим наглым бандитом! За полгода работы на новом месте - начальником городской стражи - Кривой Палец стал для лорда Канервы главным врагом. После Бенды, конечно.
        Сержант Мишл говорит, нищий сам из шайки Кривого. Бандит нашел мальчишку на помойке, помыл и к делу приставил. Канерва не раз пользовался услугами пронырливого юнца-попрошайки - за определенную мзду и через посредников, естественно. Найти, узнать, пустить слух - парень мастак на такие дела, всех знает в городе. Полезный человек, но лучше и его заодно прихватить в тюрьму, пусть посидит. Сначала помается в камере, затем сунуть его к казнимым, а в последний момент Канерва предложит ему работать на короля. Шпионом. Еще лучше - штатным осведомителем. Без жалованья. А еще лучше - пообещать крупную награду, если приведет Бенду За эту голову Канерва готов выложить...
        Лорд споткнулся и чуть не упал. Очнувшись от заманчивых видений того, что бы он сделал, получив Бенду, Канерва схватил за волосы мальчишку-пажа.
        - Ах ты сукин кот! - вскричал он, отвешивая пареньку крепкую затрещину. - Ты чего на дороге разлегся, болван? Во дворце мало места для твоей тощей задницы? Пошел вон, и чтобы я тебя больше не видел, прощелыга! - Размашистым пинком Канерва послал пажа прочь и двинулся к казармам, матерясь на чем свет стоит.
        - Чтоб ты сдох! - Мальчишка, со слезами на глазах потирая покрасневшее ухо, погрозил Канерве кулаком и что было сил кинулся докладывать сестре, в башню.

* * *
        Алиция, понося служанку последними, совсем не дамскими словами, помогала укладывать свою прическу.
        - Ничему-то ты, дурища, не научилась за год! Зачем только отец тебя из деревни забрал, сидела бы там да яйца несла, курица! Куда тянешь, уродина? Ай! Подожди, вернусь со свидания - все пальцы тебе собственноручно отрежу, каждый по отдельности! Аккуратней! Клади ровнее сеточку, да не тяни, это же серебро и отборный жемчуг! Не дергай, корова!
        В комнату ворвался мальчишка-паж, красный и запыхавшийся:
        - Пошел в казармы! Уезжает!
        - Откуда знаешь? Ай! - Алиция дернулась, и служанка уколола ее булавкой. - Осторожней, косорукая!
        - Подслушал, - пытаясь отдышаться, доложился Лисс. - Где мое золото?
        - Поешь сначала. - Девушка вскочила. - Все, Глора, хватит. Рукава правильно пришила, легко отрываются? Быстро неси духи!
        Мальчишка накинулся на хлеб и мясо, лежащие на резном столике около кресла, на подносе, схватил надкушенное яблоко и чуть не наполовину засунул в рот. На воротник упали несколько капель сока.
        Алиция налила духов на полуоткрытую грудь, на обнаженные до локтя руки, на свисающие почти до пола рукава, остатки из пузырька разбрызгала по подолу - и скорым шагом, стараясь не бежать, но идти как можно быстрее, вышла в коридор. Там чадили факелы. Девушка поморщилась: как бы не упала частичка сажи на ее новое платье или не закоптилось ее чистое, красиво накрашенное личико. Она спешила, однако шла так, чтобы не сбилось дыхание. Хотя если бы она запыхалась, ее грудь вздымалась бы под платьем очень соблазнительно. Но нет, тогда сложнее будет показать голосом всю ту нежность, которую она испытывает. А голос - это важно. Мужчины его не замечают, он же действует на них, маня и соблазняя. Отвернется мужчина - а голос все льется в его уши, заставляя вновь повернуться и посмотреть прямо в глаза, одной рукой обхватить за талию и прижать к себе, а другой осторожно так отвести с лица якобы случайно упавший локон... Хотя какой локон? На ней сеточка! Не важно, другой, значит...
        Внимание девушки привлек шум во дворе. Выглянув в узкое высокое окно, она обнаружила, что около казарм строятся стражники - много больше, чем она когда-либо видела за раз. Столько было, пожалуй, только на публичной казни лорда Феликса в прошлом году, когда она и месяца еще не прожила во дворце. Да на дне Ангела его величества, во время торжественного шествия к престольному собору. Дорогу тогда вымостили алыми персидскими коврами, а цветов было - не сосчитать!..
        Стражники! Казармы! Канерва уезжает!
        Алиция заломила руки, чуть не потеряв сознание у окна. Только не это! Неужели она опоздала? Вдруг он не вернется? Столько солдат - не иначе война!
        «Можно перехватить его у главной лестницы», - пришла мысль. Отряд пойдет через нижнюю галерею. Алиция как раз встретит лорда Мельсона, отзовет в сторону... Девушка кинулась к залу Славы, через который можно было попасть на лестницу для слуг, по ней - через темный коридор в холл прямо к основанию большой лестницы.
        Она успела. Из нижней галереи ровным строем выходили вооруженные стражники в кирасах или кольчугах и шлемах. Точно - война!
        Канерва стоял около лестницы с каким-то солдатом, наблюдая, как стройная колонна, звякая доспехами и оружием, выходила из дверей.
        - Лорд Канерва... - Алиция, приблизившись бесшумно, дотронулась пальцами до руки начальника стражи. Под серым, шитым по краю алой ниткой кафтаном у него была кольчуга. Фрейлина умильно склонила голову к плечу и похлопала ресницами.
        - Что такое? - Канерва сердито обернулся. Молодой кудрявый лейтенант, ухмыльнувшись, пошел к выходу. Увидев Алицию, лорд Мельсон поморщился: - Мне некогда.
        - Канерва... милый... - шепнула придворная дама, поглаживая серый бархат на локте начальника стражи.
        - Что такое? - Лорд страдальчески оглянулся на дверь, куда как раз выходили последние пары стражников.
        - Канерва, послушай... год назад я сказала тебе... Я была не права.
        - Опомнилась! - Лорд Мельсон шагнул к выходу.
        Алиция вцепилась в его руку:
        - Куда?! Канерва, подожди! Послушай же!
        - Мне некогда, отстаньте. - Он попытался снять ее пальцы, сжавшиеся у него на плече, но Алиция не отпускала.
        - А вдруг тебя убьют?! Я должна, боже, должна сказать тебе! Я была не права! Я ошиблась! Пожалуйста, прости меня!
        Лейтенант заглянул в холл:
        - Все готово, ваша светлость. Выступать?
        - Да!
        - Не пущу! - Алиция обеими руками вцепилась в кафтан лорда Мельсона.
        - Отвяжись! - гаркнул Канерва, белый от бешенства, отталкивая девушку.
        - Но я люблю тебя! - крикнула Алиция вслед.
        - Чтоб сдохло все ваше племя! - ответил лорд, прыгая на коня, которого держал у крыльца вертлявый паж. Канерва дал шпоры, и конь, присев на задние ноги, взял с места в галоп.
        Алиция, пошатываясь, ловя ртом воздух, добрела до лестницы, чтобы опереться о перила. Все вдруг закружилось, словно стремясь в бездну.
        Под рукой возникла знакомая веснушчатая мордашка.
        - Что, получила? Говорил я тебе, сестренка, что он болен. Полное бессилие! А ты не верила!
        - Ах ты, маленький мерзавец! - взвизгнула Алиция и вцепилась мальчишке в вихры. - Я тебе покажу «бессилие»! Я тебе покажу «говорил»! Я тебе покажу «получила»! - С каждой фразой девушка била брата головой о стену.
        - Ай-ай-ай! - вопил паж, хватаясь то за свои волосы, то за руки Алиции. - Отпусти, дура!
        - И за дуру получишь! - приговаривала фрейлина, стуча всклокоченной головой Лисса по камню.

* * *
        Квартал стал известен около полудня: за монастырем святого Жара. Канерва давно подозревал монахов в скупке краденого!
        Плохо начинается охота. Если б не приказ короля... если б не уверения нищего, что в другой раз он не скажет... никогда бы Канерва не пошел к логову зверя, не озаботившись разведкой местности, изучением подходов, входов и выходов. По-хорошему, с месяц, не меньше, следовало бы пасти лису. Нищий бы и в другой раз раскололся, никуда бы не делся: поймать да на дыбу - быстро выдал бы что надо. Да только, может, он провинился перед Кривым Пальцем и тот его хочет убить? Очень вероятно. И король рвет и мечет - Кривой Палец уже которого по счету сборщика податей ограбил. И городские власти возмущаются, конечно. Так что пришлось поверить бродяжке. Зато на случай, если все-таки вдруг обманул, паскуда, Канерва оставил в караульной быстроногого гонца, а в казарме во дворце - отряд умелых стражников. И в пыточной ждет опытный палач. Если что...
        Монастырь был небольшой. С одной стороны от него раскинулся заросший бурьяном пустырь, на котором жили собаки и бродяги, с другой проходила улица бедных горшечников. Напротив стены тянулись тесно сбившиеся домишки. Дворы их заползали на глиняный холм, вернее, на то, что от него осталось. За этой проходила еще одна улица, по ней-то и шел сейчас нищий, оглядываясь. Там обитал мелкий ремесленный люд, не владевший лавками и торговавший своим промыслом вразнос. Стояли среди обветшалых строений и пара сомнительных трактиров да дом, целиком отведенный под шлюх. Такого разврата Канерва не потерпел бы, однако теперь король не позволял изгонять проституток.
        Нищий остановился у дверей одного из сомнительных трактиров, оглянулся, кивнул - и вошел. Пора действовать.
        Здесь никто не позаботился о канавах: у города денег нет, жителям все равно. Отбросы выливаются прямо на улицу. Лорд Мельсон, бывший главный егерь, смотрел на грязь под копытами коня не более секунды. Соскочил и, хлюпая сапогами из прекрасной оленьей кожи, быстро двинулся к дому, на ходу жестами и негромкими словами объясняя, куда и сколько ставить людей. Здание находилось несколько в стороне от других строений, окружили его быстро, плотно.
        Канерва подозвал плешивого сержанта Мишла.
        Все делалось четко и тихо. Двор был заполнен стражниками, которые только ждали сигнала. Канерва стоял перед дверью и прислушивался к невнятным звукам, доносившимся изнутри. При появлении нищего шум затих и тут же поднялся с новой силой. Затем опять прекратился. Изредка из-за двери доносился один голос.
        Лорд отошел к стене, пропуская плешивого сержанта. Тот взялся за ручку. Ближайшие к входу солдаты опустили копья. Серые летние сумерки крались между домами. Тишину пустынной улицы нарушил далекий собачий лай. Стена трактира была сложена из отесанных некрашеных бревен, из щелей вылезал мох. В доме плеснулся говор, смех, крики. Мишл вопросительно посмотрел на начальника. Канерва кивнул.
        Сержант распахнул дверь, и под ноги ему кулем свалилось тело. Бывалый вояка успел оттащить его в сторону, очищая путь стражникам, которые бросились в задымленное, полное чада и людей помещение. В глубине закричали женщины.
        Середина зала была занята столами. Бандиты, ошарашенные, вскакивали с мест; выныривающая из чада солдатня опрокидывала крайних, толкала внутрь окружения; бандиты, чертыхаясь, валились друг на друга, на скамьи... Вдоль левой стены шла лестница наверх. Двое стражников встали на первую ступеньку, перегораживая проход, пятеро дюжих молодцев в кожаных доспехах со стальными нашлепками на груди протолкнулись между перилами и двумя стоящими почти вплотную к лестнице столами. Одноглазый громила вскочил, выхватывая нож, но один из воинов с размаху ударил его рукоятью меча по зубам, и бандит, завывая, свалился под ноги товарищей. Стражники взялись за столешницу и перевернули стол, так же поступили со вторым. Не успевший подняться тощий воришка закричал, взмахнул руками - и опрокинулся вместе со скамьей. Его накрыло тяжелым столом, который ребром столешницы придавил воришке ноги. Тот дернулся раз, другой, глаза его закатились - и паренек потерял сознание.
        - Что тут у тебя? - бросил Канерва, подходя к сержанту.
        - Да вот, доносчик. - Мишл тряхнул парня. Тот был живой, но не стоял на ногах.
        Приглядевшись, Канерва узнал нищего.
        - Тащи ко всем, повяжем скопом. - В нос лорду ударил отчетливый запах испражнений. - Чем это пахнет?
        - Обделался со страху, ваша светлость!
        Канерва отвернулся, брезгливо сморщившись. Еще не хватало дерьмо с собой таскать.
        - Выкиньте засранца на улицу.
        - Бу сделано, ваша светлость!
        В глубине зала кто-то попытался оказать сопротивление. С хриплым воплем «Погни жалы ревунам!!!» на стол вскочил бандит с зачесанным на бок пышным чубом. Он обеими руками рванул на груди рубашку, которая и так была порвана чуть не до пупа, и выхватил из привязанных к поясу потертых ножен два коротких меча. Стрела бесшумно чиркнула в задымленном воздухе, чад закручивался там, где она просвистела... Запоздалый крик сержанта от входа: «Стреляй!» Бандит икнул. Опустил голову и посмотрел на торчащую из обнаженной волосатой груди стрелу, прилетевшую от входа. Сунул один меч подмышку, подергал древко, затем резким движением переломил у основания. По коже потекла алая струйка, толчками выбиваясь из-под обломка. Подняв оба клинка, он снова заорал: «Гни ревунам жалы, не жалей добрую сталь!!!» - и прыгнул навстречу стражникам. Те приняли его на пики. Насаженный на острия, чубатый захрипел, откинул один меч, свободной рукой схватил древко и попытался выдернуть из груди. Затрещали сломанные ребра. Громила взмахнул клинком, зажатым в левой руке, но меч выскользнул из ослабевших пальцев и со звоном упал на пол.
На оружие тут же наступил один из стражников, ударил каблуком - и лезвие переломилось. Бандит тяжело осел на пиках, его оттащили, кинули в углу.
        Канерва переступил порог. За ним шел, поглаживая плешь, сержант, следом самые дюжие парни с веревками. Дверь осталась открытой. Лорд Мельсон остановился за спинами окружавших шайку стражников, оглядел помещение, неряшливых, сгрудившихся между столами людей, которые настороженно и испуганно зыркали по сторонам.
        - Все арестованы. Бросайте оружие и выходите по одному. Тому, кто сдастся без боя, обещаю сохранить жизнь.
        Невысокий потолок казался ниже из-за того, что был совершенно черным; с закопченных балок на ржавой цепи свисала люстра, чей обод полнился свечными огарками. Сизый вонючий чад медленно выползал из-под потолка в открытую дверь, и в комнате постепенно становилось светлее. Часть свечей от сквозняка погасла, но их еще много было натыкано кругом - на столах, на стойке, даже на перилах лестницы... Канерва кивнул сержанту, чтобы кто-нибудь обследовал второй этаж.
        Насупленные бандиты присматривались к окружившим их стражникам. Кроме одного, похожего нарядом на палатку бродячего цирка или торговца иноземными диковинами. Того, на которого оглянулись преступники, когда лорд Мельсон объявил, что все арестованы. Этот уставился на него, Канерву не мигая, словно и не живой.
        Один из бандитов, коренастый обритый коротышка, на чьей лысине была вытатуирована синяя птица рух, присвистнув, кинул под ноги солдатам нож, нарушив напряженную тишину. Все вздрогнули.
        - Э, э, ты чего? - неуверенно спросил кто-то из толпы.
        - А чаво? - безмятежно отозвался коротышка, делая шаг к выходу и выставляя перед собой пустые руки. - Все одно повяжуть.
        Один стражник подтолкнул головореза острием копья. Тот дернул плечом и, опустив голову, вошел в шеренгу солдат. Вдруг он резко нагнулся, выхватывая из-за голенища кинжал, метнулся вправо, влево - и двое стражников вскрикнули. Один повалился на пол, ломая оцепление, другой упал на одно колено, держась за бок. Из щели между пластинами доспеха торчала украшенная крупным рубином позолоченная рукоять. Бандит ужом скользнул через ряды стражников к своим, сделав еще один выпад. Третий стражник во внутреннем круге, застонав, рухнул лицом вперед, прямо на бандитов. Те отпрянули. Сразу пятеро стражников шагнули к пленным, резко вскидывая пики. Коротышка, стремящийся скользящим шагом к столу, не дошел, не успел: пики настигли его, вонзились в спину почти одновременно. Головорез как будто споткнулся, замер, немного откинувшись назад, и начал заваливаться на бок. Трое стражников приподняли его на остриях и скинули под ноги бандитам.
        - Ты чего? - глупо спросил тот же голос. Над упавшим склонился одноглазый громила.
        - А чаво, все одно сдохнем, - просипел коротышка. Из разорванной на спине рубахи сочилась кровь.
        - Сдавайтесь! - повторил Канерва. - Сопротивление бесполезно.
        - Шиш тебе! - крикнул одноглазый, хватая лежащий на столе короткий и толстый меч. - Выкуси!
        Тяжелый клинок замелькал в воздухе. Громила наступал с угрожающим видом, иногда выдыхая с силой, так что получался неприятный звук вроде вскрика. Стражники перед Канервой подались назад.
        Лорд подал знак. Пикинеры расступились на миг, и из заднего ряда вперед вышли двое мечников. Обнаженные лезвия поднялись и опустились, встречая удары громилы, и тут две пики вонзились бандиту в бока. Раз и другой.
        Одноглазый упал.
        Разбойники зашумели. Комнату наполнил звон: кто кидал оружие, кто вытаскивал и готовился к сражению. Толпа бандитов развалилась, растеклась по кругу, оцепление тоже распалось. Битва вскипела, как вода в горшке на огне от брошенной в нее щепотки соли. Несколько стражников были убиты, остальные, вовлеченные в сражение, сломали строй.
        Длилось сражение недолго. Оставшихся в живых бандитов повязали в пять минут. Но среди них не было Кривого Пальца. И среди мертвых его не обнаружили.
        Канерва велел тщательно осмотреть все внизу - и кинулся вверх по лестнице, обнажив меч. Почему не возвращается сержант?
        А сержант лежит с перерезанным горлом, запрокинув голову, и кровь залила ему плешь.
        Подозвав трех стражников, Канерва обошел помещения наверху. Комната, другая, третья... Нигде никого. Пусто.
        Начальник стражи спустился в зал и допросил одного из бандитов. Плюясь кровью, пленник подтвердил предположение лорда. Да, бежал Кривой Палец. Прошляпили, господин начальник?
        Солдаты растаскивали бандитские трупы, поднимали тела погибших товарищей. Здесь теперь и без него разберутся. Канерва вышел вон.
        - Где доносчик? - спросил он стражника, который распоряжался найденной неподалеку телегой - на нее складывали мертвых. - Допросить бродягу как следует! Пытать вместе со всеми, пока не скажут, куда исчез их главарь!
        Никто не видел нищего.
        Бледнея и задыхаясь от злости, Канерва вскочил на коня. Ушла дичь! Засмеет теперь лорда Мельсона старик главный тюремщик. Пообещал ему сегодня начальник городской стражи лучшего за полвека пленника - самого Кривого Пальца, - да подвел, не сдержал слова, не предоставил преступника. А ведь старик помнит прадедушку нынешнего короля, дай им всем бог здоровья - и старику, и его величеству, и всем его почившим и ныне здравствующим родственникам!
        Несмотря на расстройство, Канерва проследил, как пленников отвозят в тюрьму. Лично проводил до камеры, проверил крепость замков и решеток, надавал по шеям тюремщикам, чтобы крепче стерегли. Когда он выехал из здания тюрьмы, на прозрачном синем небе загорались первые звезды. Король ждет доклада. Но что рассказывать? Канерва медленно пересек площадь, вслушиваясь в перестук лошадиных копыт. Если бы он не так боялся смерти - давно бы закололся. Но стоит подумать об этом - и снова перед глазами встает...
        Канерва тряхнул головой и пришпорил коня. К дьяволу! Он пережил много унижений, переживет и это! Почему никто не убил его сегодня? Чем он так не угодил Господу Богу, что тот не пускает Канерву на небеса? Да хоть бы и к черту в пекло, лишь бы мгновенно!

* * *
        В комнату через открытые ставни вливались сумерки. Мелькнула и исчезла резкая птичья тень. Со своего кресла Алиция видела краешек густо-оранжевого диска солнца. Город был черным-черным, только крыши домов и зубцы башен словно измазаны яичным желтком - как пирожки на противне перед отправкой в печь.
        Опомнилась!
        Ха-ха!
        Девушка ударила кулаком по резному подлокотнику, не ощутив, как впились в кожу острые грани узора. Да она ему еще покажет!
        А вдруг он не вернется?
        Глупости! Канерва такой сильный, ловкий, такой... Вернется, обязательно вернется.
        И тут уж она ему покажет!
        Что?
        - Голую задницу, - подал голос Лисс, пытавшийся с помощью Глоры привести в порядок голову.
        - Еще слово - и я тебя в окно выкину!
        Канерва оскорбил ее. Обращался с ней, как...
        Как?
        Она тоже хороша, заговорила при людях... При каких людях? Солдатах! Конечно, Канерва не мог признаться перед ними, верно? Он такой нежный, ранимый в душе... Надо еще раз поговорить с лордом Мельсоном. Наедине. Время терпит. Любовь ослепила Алицию, поэтому фрейлина действовала в спешке. Но сейчас она все обдумает как следует и больше не ошибется. Алиция застанет Канерву, когда он после ужина будет сидеть в одиночестве перед камином и мучиться угрызениями совести из-за того, что так грубо обошелся с ней сегодня. Ведь ему наверняка стыдно за свое поведение. Но разве мог он иначе повести себя перед всеми этими стражниками, перед тем наглым ухмыляющимся лейтенантиком?
        Алиция вскочила. Действовать, срочно действовать!
        - Глора!
        - Да, госпожа.
        - Оставь немедленно дрянного мальчишку и поди сюда, будешь меня раздевать. А ты, Лисс, выметайся.
        - Да мне еще рано на дежурство, - возразил паж, усаживаясь в освободившееся кресло и ерзая по жесткому сиденью тощим задом, чтобы устроиться поудобнее.
        - Ах ты, мерзкий пацан! - немедленно завелась Алиция. - И как только ухитрился отец народить такую бестолочь?! Я кому сказала: пошел вон из моей комнаты!
        - Не пойду. Вдруг ты из окна кинешься? - Наглец ухмылялся, улыбка расползлась у него до красных еще ушей.
        Алиция тут же растаяла от открытого проявления братской любви.
        - Ладно, Лисс, тогда смотри на двор, не возвращается ли лорд Канерва.
        Мальчишка закинул ноги в обтягивающих бедра и икры штанах на подлокотники.
        - Я лучше буду советовать тебе, как выгоднее раздеться. Хотя все твои старания окажутся бесполезны, предупреждаю. Он бессилен.
        - Ах ты, маленькая дрянь! - тут же вспыхнула Алиция, которая как раз мечтательно разглядывала себя в большом бронзовом зеркале. - Паршивец!
        - О-о, вроде скачут, - словно прислушиваясь, проговорил Лисс.
        - А я еще не одета! То есть не раздета! - засуетилась девушка. - Глора, не копайся, курица!
        - Не, не едут, - подбежав к окну, утешил паж. - Давай помогу.
        Алиция стояла посреди комнаты, Лисс уже содрал с нее рукава и помогал Глоре распустить шнуровку, прижимаясь к служанке бедром. Глора краснела и хихикала.
        - Что вы возитесь, поторопитесь! - Алиция от нетерпения чуть не подпрыгивала. - Глора, кафтан синий, быстро! Иди со мной!
        Накинув кафтан на расшнурованное платье, Алиция выскочила в коридор. За ней спешили Глора и Лисс.
        - Если что - не переживай, сестренка, - напутствовал ее паж. - По женской части ты хороша, задница - как у взрослой, хотя тебе и пятнадцати нет. И грудь в лиф еле влезает. Так что если лорд не западет на твои прелести - не в них дело.
        - Мне уже исполнилось пятнадцать! - Алиция обернулась, занося руку но мальчишка успел увернуться от очередной затрещины и проскочил под мышкой у сестры.
        - Я предупредил! - крикнул он и, махнув шапочкой, убежал.
        В это время придворные обычно уединялись с дамами или устраивали поздний ужин, так что Алиции по дороге никто, как она и рассчитывала, не встретился, кроме двух таких же, как она, дам в распущенных платьях без рукавов.
        Сдерживая дыхание, девушка толкнула дверь. В этой башне было тихо, по-видимому, в ней жили немногие. И в коридорах мало факелов, и ковров нигде нет, и совсем холодно, и...
        Женщины, оглядываясь, вошли в полутемную комнату.
        - Сними с меня платье и ступай. - Алиция скинула кафтан.
        Глора споро помогла госпоже вылезти из одежды, распустила ей волосы, подхватила свечу и выскользнула вон. Алиция осталась в чужой комнате, где она никогда не была, в тонкой сорочке и совершенно одна.
        Девушка постояла, привыкая к темноте. В щель между приоткрытыми ставнями падал свет - наискосок к стене, желтоватый, похожий на свежеоструганную широкую доску. В дорожке последнего дневного света поблескивали пылинки, а кругом все скрывала мгла. Алиция медленным шагом пошла вдоль стен, вглядываясь в темноту. Скоро она стала различать предметы, серые, в густых тенях. Над небольшим сундуком на ковре висели, тускло отсвечивая, обнаженные клинки. Рядом, у окна, стоял стол, поверх которого были разложены латные рукавицы, поножи, почему-то один сапог, два забрала, но ни одного шлема, ремни, пряжки, шнурки, ножи для мяса, шило...
        Над камином маячили две медвежьи шкуры и несколько пар оленьих рогов. На каминной полке кабанья морда щерилась желтыми зубами, глаза у нее поблескивали. Пятачок был похож на лицо молодого гнома. Алиция отшатнулась. Что за погань! Рядом лежало простенькое деревянное распятие.
        За складками полога скрывалась постель. Алиция осторожно раздвинула тяжелую ткань, глубоко вдохнула. Да, здесь пахло мужчиной. Наклонившись, она провела рукой по постели. Под пологом было совершенно темно. На ощупь - потертая шкура. Удобно ли будет на ней?
        Еще один сундук, рядом тяжелое кресло. Девушка присела. Здесь было прохладно и сыро. Поджав под себя озябшие ноги, Алиция обхватила плечи руками и задумалась. Даже если Канерва утратил мужскую силу и потерял интерес к женщинам, как утверждает гадкий Лисс, она вернет ему все. И любовь, и страсть. Как бы только расположиться выгоднее, чтобы он сразу захотел ее? Здесь, на кресле, или, может, сразу на кровати? Раскинуться, как будто она ждала и заснула, край сорочки приподнять, чтобы была видна ножка до щиколотки... или даже до колена... или чуть выше... Ах, в комнате так холодно, она замерзнет! Но можно обмотаться шкурой и тогда уже выставить ножку. А еще спустить сорочку с одного плеча. Точно, так и надо сделать.
        Алиция вскочила, запустила руки под полог, вытащила шкуру, накинула на плечи. Не очень большая, до пят не достает, ну да ничего, как раз подойдет, чтобы обнажить колени. У Алиции такая белая маленькая ножка... Ни один мужчина не устоит. И Канерва тоже. Он зайдет, зажжет свечу... увидит, как она прикорнула на кресле... приблизится, чтобы перенести на кровать, заметит ножку... плечо... возьмет ее на руки, положит на постель... отойдет, вздохнув... начнет мерить шагами комнату, но взгляд его будет снова и снова возвращаться к той, что спряталась за плотной занавесью... наконец он не выдержит, приблизится, раздвинет складки полога... посмотрит долгим взглядом... наклонится... его дыхание коснется ее губ... ее ресницы дрогнут...
        Ой, как холодно! Алиция встрепенулась и подвернула совершенно замерзшую ступню под бедро, чтобы согреть. Что же он не идет? Уже вечер! Девушка оглянулась на окно и убедилась, что уже даже не вечер, а ночь: сквозь щель между ставнями в комнату лился белый лунный свет. Заметно посвежело. И нет Глоры, чтобы развести огонь! Самой, что ли, попробовать?
        Алиция быстро перебежала к камину, скинула шкуру на пол, чтобы встать на нее и не морозить босые ноги о каменный пол, и кочергой пошарила в золе, надеясь, что там найдется тлеющий уголек-другой - раздуть пламя. Но надежды ее не оправдались: зола была холодна, и угли давно потухли. Девушка вернулась в кресло, кутаясь в шкуру. У отца в замке раньше всегда горел камин, огонь словно играл в прятки, скакал по почерневшим дровам, сновал между веток, язычки исчезали и появлялись в другом месте, как будто выпрыгивали из дерева. Это было так здорово! Но потом дрова кончились, пришла злая осень, набежали кредиторы, и отец отправил детей сюда. Лисса отдал в оруженосцы, но пока он еще совсем молод, его определили в пажи при короле - вроде мальчика на побегушках. Алиция стала фрейлиной королевы. Но ее величество оказалась затворницей, и придворные дамы расползлись по кавалерам. Вот и Алиция...
        Как было бы здорово бросить постылых мужчин, холодный дворец, вечно хихикающих и сплетничающих дам - и уехать куда-нибудь далеко, в свой собственный замок, чтобы под стенами рос виноград и колосилась пшеница, чтобы в камине плясало и пело пламя и чтобы в кресле она сидела рядышком с любимым мужем.
        Кто теперь возьмет ее замуж? Она будет ублажать похотливых кавалеров, а потом состарится, потеряет привлекательность, так что ее сошлют на кухню чистить котлы.
        Нет, не думать об этом!
        Это все страх, глупый страх, на самом деле она не боится. Сейчас придет Канерва, увидит ее, заплачет, бросится перед ней на колени, она обнимет его - и они поженятся и уедут в его родовой замок. У него ведь есть родовой замок? А у нее есть драгоценности. Немного, правда, эти мужчины такие сквалыжники, такие скряги! Не одну ночь развлекаются в ее постели, а дарят какое-нибудь жалкое кольцо или тоненькую цепочку! Даже без подвески! А отрезы золотой и пурпурной ткани, а тяжелые рубиновые ожерелья, а унизать пальцы кольцами с драгоценными камнями, а золотой шнурок и шитый настоящими изумрудами рукав, а серебряное зеркало от пола до потолка?
        Но что же Канервы все нет? Алиция продрогла. Разве можно встречать мужчину с красным носом и синими пальцами, лязгая зубами от холода? Как же она прижмется к нему ледяными ногами? Не долго думая, девушка нырнула за полог, под шкуры, свернулась клубочком и зашептала:
        - Мы будем жить долго и счастливо. Он поклянется в вечной любви, и мы обвенчаемся в самом большом соборе, а гостей на свадьбу соберется больше тысячи, и всем мы раздадим богатые подарки. Жить будем у него. Замок у подножия холма, во дворе чистый ручей, кругом виноград и пшеница, у крестьян полным-полно скота, и в доме всегда есть сыр и масло, и свежий белый хлеб, и зажаренный над углями бычок, и вино всегда горячее с пряностями, а пироги - самые тяжелые и вкусные на всю округу. В моей комнате будет стоять заветный сундучок с самыми лучшими драгоценностями. А на каминной полке - такая же поганая кабанья морда...

* * *
        Канерва с отрядом лучших стражников прочесал всю округу. Он чуть было не приказал спалить квартал, но одумался. Ломился в ворота монастыря, требуя выдать преступника, но монахи закрылись, пускать лорда Мельсона отказались, клялись в собственной невиновности и в неурочный час били в кампан. Так как на звон стал собираться народ с дубинами и камнями, Канерва отстал и от монастыря, но поставил около ворот трех стражников с наказом хватать каждого, кто хоть отдаленно похож на сбежавшего бандита.
        Трактир напротив занимал старое одноэтажное строение, приземистое, почти без окон. Если бы Канерва не знал, что в этом районе никогда не жили благородные, так что некому здесь держать лошадей, он бы мог принять дом за конюшню. Лорд Мельсон кивнул, и двое стражников плечами вынесли дверь. Старые доски, с виду крепкие, а на самом деле иссохшие и местами подгнившие, всхлипнули, их плоть треснула там, где крепились петли и ручки. Стражники ввалились в помещение, взяв мечи на изготовку, за ними вошел Канерва и следом еще трое солдат с топорами.
        - Всем сидеть и не двигаться! Хозяин, бегом сюда! - крикнул Канерва в полутьму, заполняющую низкое помещение. Внутри стояло несколько грубо сколоченных столов, каждый освещался одним огарком, воткнутым в разбитую кружку, а кое-где и вовсе чадила лучина. Из дыма за стойкой выступил крепкий мужчина в возрасте, с залысинами над покрасневшим лбом, с лицом, похожим на сгорающую со стыда луну.
        - В чем дело? - угрюмо спросил он, подходя и вытирая руки о грязный фартук.
        - Ищите! - приказал Канерва солдатам.
        - Э, э! Погодите, че такое? - Хозяин загородил страже дорогу. - Сначала спросите меня, есть ли тута то, че вы ищете! Че вам надо? Я не разрешаю шарить по моей кухне всяким...
        Канерва схватил его за грудки:
        - Заткни пасть! Ты кто такой? Еще слово - и пойдешь в каталажку как член банды Кривого Пальца, которого завтра повесят со всей его шайкой, понял, недоумок?! Молчи, если тебе дорога жизнь!
        Полное круглое лицо хозяина, розовое от жара очага, мокрое от пота, гладкое и лоснящееся от жира, враз собралось складками к центру - сдулось, как проткнутый мех с вином.
        - Понял? - Канерва оттолкнул трактирщика, согнул правую руку в локте, с силой сжал и разжал пальцы перед лицом толстяка, громко хрустнув суставами. - Быдло.
        Толстяк молча отошел в сторону. Из-за стен раздавался грохот двигаемой и переворачиваемой мебели, глухой стук, женский визг и затем сразу плач, звон посуды. Хозяин стоял, угрюмо уставившись под ноги и покачивая головой. Шея его налилась кровью.
        Тщательный осмотр ничего не дал. Канерва с отрядом обыскал всю улицу, потратив на это оставшийся вечер, - нигде никого. Лорду казалось, что Кривой смеется над ним, широко раздвигая бледные тонкие губы и моргая выпученными глазами, именно из-за этой двери, и Канерва с новой яростью набрасывался на очередной дом, приводя в ужас ничего не понимающих обитателей. Одного чадолюбца, вставшего на защиту семьи и имущества, пришлось арестовать и взять с собой, что оказалось даже кстати: обмотанный веревками до самой шеи, тупо умоляющий: «Отпустите, я же не хотел», - этот тип отбивал у обывателей всякую охоту - если она и возникала - сопротивляться.
        Во дворец Канерва вернулся за полночь. Подъезжая, он заметил полоску света, пробивающуюся из-за ставней королевского кабинета, и повернул коня. Еще никогда от Канервы не уходила дичь. Самому докладывать об этой крупнейшей неудаче королю - невозможно.
        Почуявший стойло конь заржал, заартачился. Он заворачивал голову почти до плеча, то ли просто мешая Канерве управлять им, то ли стараясь укусить. Канерва вспылил, сильно хлестнул его по крупу. И тут же устыдился, направил коня к воротам. Мало ли унижений он, лорд Мельсон, видел за этот проклятый год? Что ему еще одно, пусть самое страшное? Бывший главный егерь упустил крупного зверя! Теперь уж точно каждая сопливая дура станет смеяться ему вслед! Герой станет посмешищем. Он, Канерва, станет. Дьявол!
        Мрачнее пыточной башни поднимался Канерва по лестнице. Редкие факелы чадили сегодня больше обычного, огонь от сквозняка выплясывал как припадочный, и тени под ногами корчили рожи. Сначала умыться, съесть чего-нибудь... подготовить доклад, записать... Чего придумываешь, Канерва? Оттягиваешь казнь! Недостойно ведешь себя. Надо идти сразу. Король ждет.
        Но лицо все равно умыть. Стереть пыль. И взять кинжал - заколоться, если что.
        Заколоться! Не обманывай хотя бы себя. Год уже ты не можешь оборвать эту постылую жизнь! Пузырек с ядом покрылся пылью, кинжал затупился - ты слишком боишься смерти, ты не в силах умереть вновь, хотя, казалось бы, чего там...
        Канерва снял со стены в коридоре факел и засветил у себя в комнате свечу. Отнес факел на место. Вернувшись, закрыл дверь, прошел к умывальному столику в углу, плеснул из кувшина воды на ладонь, обтер лицо и упал в кресло, не снимая сапог.
        В комнате кто-то был. Тонкий слух бывшего егеря уловил чужое дыхание - совсем легкое, тихое, как мышиная возня, но чужое. Кто здесь?
        Канерва обнажил меч. Двигаясь на звук, подошел к кровати, прислушался. Осторожно раздвинул полог клинком...
        Спит. Она спит! В его постели! Небось думает, что он вернется и накинется на нее? Маленькая дура!
        Разъярившись, Канерва хотел растолкать Алицию и выставить с позором, уже занес руку но тут к нему постучали.
        Дверь приоткрылась, в щель просунулась рыжая голова пажа.
        - Его величество велит лорду начальнику городской стражи быть у его величества в кабинете! - отбарабанил мальчишка, шагнув в комнату и жадно разглядывая Канерву
        - Ах ты проныра! - Канерва одним прыжком очутился около входа и, схватив за ухо, вытолкал пажа в коридор. - Маленький мерзавец, негодяй!
        - Эй, пустите! - Лисс извернулся, вцепившись обеими руками в крепкие пальцы, сжимающие его ухо. - Приказ короля!
        - Я кому сказал не попадаться мне на глаза?! Еще раз увижу... - Лорд, примерившись, дал пажу такого пинка, что тот кубарем покатился к лестнице.
        - Я сегодня дежурю, урод! - крикнул мальчишка, поднимаясь. - Все доложу его величеству!

* * *
        Король приказал немедленно быть. Король ждет. Король не любит ждать.
        Лорд Мельсон окинул комнату взглядом, задержавшись на полоске бледного лунного света, пробивающегося сквозь щель ставен. Герои умирают на рассвете... Или не умирают вовсе.
        Канерва решительно подошел к кровати, осторожно, чтобы не разбудить - хотя спит крепко, даже перепалка с пажом ее не потревожила, - поднял девушку вместе с одеялом. Она оказалась не такой уж легкой. Голова спящей быстро отдавила лорду Мельсону плечо. Ноги ее выскользнули из-под одеяла, белые ступни покачивались в такт шагам.
        Алиция проснулась, лишь когда Канерва подходил к королевским покоям.
        - Канерва, милый... - прошептала она, чуть приоткрыв набухшие от сна веки и выглядывая из-под ресниц, как из-под вуали. - Куда ты меня несешь?
        - Ш-ш-ш... - прошипел Канерва. - Подожди. Закрой глаза.
        Девушка послушно зажмурилась, обняв его за шею.

* * *
        При появлении лорда Мельсона в приемной двое пажей, резавшихся в карты на ковре перед камином, вскочили, уставившись на него во все глаза. Канерва, не обращая на них внимания, толкнул дверь королевской опочивальни.
        - Э! - окликнул его Лисс. - Куда ты ее несешь?
        Канерва уже был внутри. Он быстро положил девушку на королевскую кровать.
        - Подожди минутку. Глаза не открывай. Я сейчас. - И вышел, плотно закрыв дверь.
        Паж встретил его, расставив ноги и подняв сжатые кулаки:
        - Куда ты понес мою сестру, урод?
        - Тебя не спросили. - Лорд заглянул в королевский кабинет и сказал негромко: - Ваше величество, я вам шлюху принес. Она в вашей постели. Извольте воспользоваться.
        Лисс окаменел.
        Король, оставив бумаги, вышел в приемную, забыв о недовольстве, с каким ждал Канерву Пятна на его лице порозовели.
        - С охоты принес? Ловок! Хорошенькая? Угодил старику! Получишь перстень. Мальчик, пойдем, разденешь меня.
        Король, потирая руки, кивнул Лиссу и вошел в опочивальню. Лисс не шевельнулся.
        - Иди ты, этого болвана хватил паралич. - Канерва толкнул второго пажа вслед королю, и юнец почти вкатился в дверной проем.
        Лисс очнулся.
        - Ваше величество! - бросился он в спальню, но лорд Мельсон перехватил мальчишку.
        - Не смей мешать королю развлекаться, - наставительно произнес он.
        - Отпусти меня, урод! - прошипел Лисс и крикнул: - Ваше величество, стойте, это не шлюха!..
        Канерва зажал парню рот.
        - Не кричи, горло надсадишь. Его величество не слышит. Ты слишком мал, чтобы понять почему, но когда подрастешь... Ай!
        Лисс укусил бывшего егеря, и тот выпустил пажа.
        - Я уже мужчина! А вот ты уже нет, урод!
        Мальчишка кинулся к дверям. Побледневший Канерва успел подставить ногу. Лисс споткнулся, упал, ударившись лбом о ковер с глухим стуком. Лорд Мельсон наступил мальчишке на шею.
        - Еще одно слово об этом - и ты покойник. Запомни.
        Паж замычал.
        - То-то. - Канерва поднял ногу и сильно пнул Лисса под ребра, раз, и другой, и третий. Схватил за волосы и поднял. Паж был красным, мокрым, лицо в шерстинках. Когда Канерва развернул его к себе, мальчишка плюнул в него.
        - Ах ты поганец! - Лорд ударил пажа по щеке. На прозрачной, как у всех рыжих, коже тут же расплылось красное пятно. - Ты у меня научишься хорошим манерам! - Он потащил мальчишку к выходу, сопровождая каждый шаг затрещиной. Лисс извивался, стараясь вырваться, но Канерва держал крепко.
        У дверей начальник стражи наградил мальчишку особо увесистым подзатыльником.
        - Я тебя предупредил, поганец. - И выпустил.
        Здесь, на площадке, оканчивались три коридора, вниз и вверх уходили широкие лестничные пролеты. У каждого дежурили дюжие невозмутимые стражники.
        Паж отбежал на несколько шагов и крикнул во весь голос:
        - Лорд Канерва - импотент!
        Канерва, и так бледный, стал меловым. Он медленно потянул из ножен меч...
        Лисс поднялся на несколько ступеней.
        - Лорд Канерва - импотент! Слушайте все! Канерва бессилен! Он не мужчина!
        Голос Лисса сорвался. Нож просвистел там, где только что находилось его горло. Мальчишка упал на ступеньки, резво вскочил и помчался вверх, оглашая высокие своды воплями: «Канерва бессилен!» Лорд Мельсон преследовал его, перепрыгивая через две ступени.

* * *
        Хлопнула дверь. Алиция приспустила одеяло с груди, разгладила сорочку, чтобы выпуклости лучше обрисовались под тканью.
        Складки полога раздвинулись. Алиция тихонько вздохнула, так, что грудь мягко поднялась и опустилась. Тепло зародилось в паху, поднялось к горлу. Ми-и-илый...
        Тяжелое тело продавило кровать у ее ног. Не открывая глаз, девушка расслабилась, приготовившись к прикосновению горячих мужских ладоней. Таких любимых...
        Он подвинулся ближе, наклонился над ней, упираясь одной рукой рядом с ее талией. Алиция вздрогнула. Это вовсе не его запах! Канерва пахнет мягко, чуть приторно, с привкусом пота, а тут на нее накатил резкий мускусный аромат, раздражающий, как сбившиеся в тугую сборочку складки на простыне!
        Алиция отпрянула, привставая, распахнула глаза.
        - Ваше величество!..
        - Да, девочка, да, дорогая, спасибо, что пришла, - бормотал голый король, скидывая с нее одеяло. Он резко задрал сорочку вверх, упал на девушку, впившись сухими губами ей в грудь.
        Алиция закричала.
        Канерва сидел в кресле, пододвинув его к столу. На краю столешницы лежал обнаженный кинжал, рядом стояли два больших кувшина с вином. Один был почти пуст. Начальник городской стражи, бывший главный егерь, напивался, неотрывно глядя на клинок, иногда только переводя взгляд за окно, где под рассыпающийся птичий щебет солнце никак не поднималось из-за городской стены. Отсюда можно было видеть светло-желтую, как гроздья спелого винограда, зарю, которая расплывалась по небу словно пролитое белое вино. Канерва уже тоже не мог подняться, да и не пытался, он наполнял кубок и опрокидывал в себя раз за разом, дожидаясь того момента, когда сумеет взяться за оружие. Чтобы сделать в себе дырку. Целый год Канерва крутился и изворачивался, чтобы скрыть от осаждающих его женщин, что он больше не мужчина. И какой-то паршивец за полчаса растрезвонил об этом по всему дворцу. Люди даже если сразу не поверят - а многие охочи до слухов и сплетен! - то решат уточнить, спросить или сами сопоставят. А что долго думать? До той охоты он имел всех женщин дворца - кроме Алиции да последних судомоек. Зато после... ни одна не
могла похвастаться, что побывала у него в постели. Солнце - как дырка в небе. Канерва сделает в себе такую же. Если сумеет. Жаль, что он так и не нашел Бенду не убил, не зарезал, не придушил собственными руками...

* * *
        Когда Лисс осторожно заглянул в приемную, на улице уже было светло, хотя солнце еще не взошло. Здесь по-прежнему чадили факелы и пыльные тени заполняли углы. Огонь в камине давно погас. На полу у каминной решетки второй паж спал, лежа щекой на раскиданных по ковру картах.
        Лисс осторожно, стараясь не разбудить приятеля, направился к креслу, чтобы отдохнуть. Полночи он бегал по дворцу от Канервы - и таки убежал. Ха-ха! Этот заносчивый хам у него еще попляшет!
        Паж упал в кресло... и тут же вскочил. Дверь в королевскую опочивальню приоткрылась, оттуда выскользнула Алиция.
        - Что?.. - начал Лисс, но мгновенно заткнулся. Сестра прижала палец к губам, кивнув в сторону выхода. Лисс оглянулся, чтобы убедиться, что приятель спит, и на цыпочках вышел за девушкой. На ней была одна сорочка, да поверх накинуто покрывало.
        Алиция заговорила, только когда отвела брата на другой этаж, в какой-то темный угол. Несколько раз Лисс порывался задать вопрос о том, что случилось, но сестра хмурилась и сжимала губы, и паж смирился. Шли они быстро. Алиция была босой.
        В темном углу девушка отпустила покрывало и сунула брату в руки что-то маленькое, размером с лесной орех.
        - Беги в город, купи дом около дворца. На дежурство сегодня не возвращайся и завтра в ночь не вставай, а будь в своей комнате и жди меня.
        - Но...
        - Не перебивай! Позаботься, чтобы в доме была конюшня или сарай, приготовь лошадь с каретой. На всякий случай держи еще. - Она протянула ему небольшой, но увесистый мешочек. - Все понял?
        - Ничего не понял, - честно сознался Лисс. - Ты спятила?
        - Болван! Недоумок! Я ограбила короля. То, что я тебе дала, - из его шкатулки. Но тебя не заподозрят, скажешь, меня не видел, отлучился по нужде. А это, - Алиция зашуршала чем-то в темноте, - карта подземелья, где спрятаны королевские сокровища. И я немедленно убегаю отсюда. Они прямо под нами! Я их добуду и куплю себе наконец собственный замок. И буду отстреливать каждого, кто приблизится!
        - Точно спятила. - Лисс отодвинулся от сестры. - Королевские сокровища? Это же просто... просто слова. Выражение такое.
        - Мало тебя отец в детстве порол. - Алиция подняла покрывало и замоталась в него. - Я пошла. А ты делай что хочешь. Отдавай камень и золото, если не веришь, я сама все сделаю.
        Лисс приоткрыл ладонь. В глаза ему ударил сноп разноцветных искр. Алмаз! Огромный! Паж крепко сжал пальцы.
        - Понял. Ладно, я побежал.
        - Стой! - Алиция вцепилась ему в плечо. - Дом. Лошади. Ждать во дворце. Ясно? Выход из подземелья должен быть где-то здесь, на нижних этажах, около кухни, а там же и твоя комната недалеко. Поможешь мне, ясно?
        - Так, может, сейчас и?..
        - Глупец! Здесь только выход, он изнутри открывается и на карте не отмечен! А вход - за городом. Так что я одеваюсь, беру лучшую лошадь - и скачу туда, а ты прикрывай свою спину и меня заодно. Не попадись. Ты меня не видел, тебя в приемной вообще не было, ясно?
        Девушка выглянула в коридор, посмотрела в одну сторону, в другую, прислушалась - и побежала, шлепая голыми ступнями по холодному камню и придерживая покрывало.
        Глава четвертая
        А вот как вы, господин рыцарь, мыслите об N-ском вопросе? - говорил Юлий, поднимая факел над головой и освещая уходящий вдаль прямой коридор. Стены здесь были глиняные, неровные, своды покатые. С едва слышным шелестом скатилась с потолка струйка сухой глины. Рыцарь, пригибаясь, пробрался вслед за юношей через низкий лаз, ведя лошадей. - Направлять ли нам войска в N? Если подумать, подавление вечных восстаний там влетает нам в копеечку. Сюда заворачивайте... Податей с этого нищего королевства мы никаких, по сути, не получаем, а на снаряжение армии тратимся постоянно, там же что ни год - так бунт. Податного сборщика то со скалы спустят, то на дереве повесят... А? Как вы считаете?
        Арчибальд скрипнул зубами и не ответил. Юлий продолжал болтать, идя на шаг впереди, порой он останавливался ненадолго, когда в стене появлялась очередная черная дыра, вытягивал руку с факелом, чтобы разглядеть новое ответвление. Неровные тени гуляли под ногами, огонь приплясывал на легком сквозняке. В подземелье было довольно прохладно.
        - А вот каково ваше мнение о захвате Ольгердами Новакилийского престола? Понимаю, дело прошлое, полвека прошло, но все же интересно, что сейчас просвещенные люди думают? Ведь какая комбинация! Один мой знакомый старик-летописец посвятил этому случаю подробный рассказ. Помните, как дело было? Новакилийский колдун за некий артефакт подрядился убить своего короля, да так, чтобы Ольгерд его якобы пытался спасти, но, мол, опоздал. Опоил короля - а тот молодой был, глупый...
        - Хватит молоть чепуху, - прервал его рыцарь.
        - А вот и не чепуху, - обиделся Юлий. - Старик-монах был настоящий историк! Он-то точно все знал, а чего не знал, то я ему говорил. У него видели бы вы сколько книг! Целые кучи. А еще он всю монастырскую библиотеку выучил, а там вообще немеряно свитков, никто из монахов и не сосчитает никогда. Так что я всю правду как есть рассказываю. Молодой был король, совсем как я нынче, если не моложе...
        - Короля с детства обучают так, что твоему тонзуроносцу и не снилось, монарх не может быть глупым, - снова оборвал нищего Арчибальд.
        - А вот и да! - запальчиво крикнул Юлий. Голос у него был высокий. - Все было, как я сказал! Колдун его опоил и отправил на реку, что разделяла Ольгерды и Новакилию, сам одну девицу из Ольгердов очаровал и приказал новакилийца на переправе убить! А перевозчик на реке был слепой! И когда...
        - Заткнись, - грубо велел рыцарь. Он прислушался. Тишина стояла такая, что звенело в ушах. Фыркнул вороной жеребец, нарушая молчание в подземелье.
        - Что такое? - Юлий поднял факел, покрутил головой, вглядываясь в темноту.
        Арчибальд потянул повод.
        - Ничего. Идем.
        Наверху наверняка давно стемнело. Факел чадил, искрил, шипел, огонь метался на сквозняке, как в пляске святого Витта. В этом неровном свете Юлий шел вдоль стены, спотыкаясь от усталости, и бормотал:
        - Куда же оно... я же его где-то здесь... ненавижу Бенду... как оно могло...
        - Все-таки кто такой этот Бенда? - поинтересовался рыцарь. Ведя в поводу обоих лошадей, он шел за нищим, который шарил светом факела по стенам. Лошади вяло перебирали копытами, опустив головы чуть не до земли, и дремали на ходу. - Ты стал поминать его через каждые два слова.
        Юлий как раз изучал выступ стены на развилке. Коридор расширился, образовав почти целый зал, в дальнем конце которого темнели две черные дыры - другие ходы. Около них и стоял Юлий, елозя лицом по гладкой глине. Никаких знаков, отметин... Ничего!
        - Да так, - пробормотал нищий, не придумав ничего лучше, чтобы соврать. - Один мой знакомый так говорил, когда сердился.
        - И что это значит?
        - Просто выражение, без всякого смысла. - Юлий принялся осматривать соседнюю стену.
        - Зачем употреблять слова, которые не имеют смысла? - Рыцарь, остановившись посередине зала, спешился, наблюдая за спутником. Ближе к скрывающемуся во тьме потолку стены были покрыты росписью. Сквозь пыль проступали охристые фигуры с красными лицами. Задумчиво почесав шрам над бровью, Арчибальд беглым взглядом окинул рисунки, плохо видные в тусклом свете факела, едва достигающем стен. Полустертые силуэты напоминали женщину с младенцем на руках, рядом с ней стоял мужчина с ветвью в одной руке и жезлом, обвитым змеей, в другой. К плечу мужчины тянулась еще чья-то рука, но чья - уже невозможно было разобрать.
        - Употребляют же люди разные выражения, не имеющие смысла, - процедил Юлий, тычась носом в основание свода. Голос его звучал гулко. - Вроде «королевского сокровища». Чего ты ждешь, говорят растяпе, королевского сокровища? Иногда добавляют: на золотом блюде? И здесь так же.
        - И откуда ты такой образованный? - вздохнул рыцарь, закрывая глаза и прислоняясь к теплому боку коня.
        Юлий, осмотрев все вокруг черных огромных зевов, понял тщетность своих поисков. И что он опять не знает, куда идти. То есть потерял направление. Иначе говоря, они заблудились.
        Юноша вернулся к рыцарю.
        - Я два года учился в монастырской школе. А у вас как говорят?
        - Мальчик! - рявкнул Арчибальд. - Если ты и дальше собираешься оставаться со мной, соблюдай субординацию! Знаешь такое слово?
        Нищий испуганно кивнул.
        - Вот и чудно, - совершенно спокойно сказал рыцарь. - Распаковываемся.
        - Как? Почему? Давайте еще пройдем! Осталось совсем немного, за тем поворотом уже начинается прямая дорога к выходу, надо только сейчас пойти по левому... то есть правому коридору, и скоро мы окажемся прямо...
        Арчибальд посмотрел на него. Юноша, хотя стеснительность никогда не была ему свойственна, смешался и замолчал. Рыцарь с улыбкой, подчеркнувшей складки вокруг рта, произнес:
        - Когда обращаешься ко мне, говори «господин». Когда врешь - молчи. Когда господин говорит, выполняй.
        «Я мог бы догадаться», - сказал сам себе Юлий, отворачиваясь и пытаясь распутать ремень на сумке у седла оруженосца.
        - Это делается так, - посмотрев на его мучения, снизошел до объяснений рыцарь. - Следи за мной.
        «Кошельки резать намного легче», - думал Юлий, обдирая пальцы. Тугой узел не поддавался, пальцы соскальзывали с гладкой кожи. Пришлось пустить в ход зубы.
        - Сломаешь. - Рука рыцаря отодвинула голову нищего. Загорелые пальцы взялись за ремень - и вмиг развязали узел, над которым Юлий бился несколько минут.
        - Ненавижу Бенду! - отозвался молодой человек.

* * *
        За городом вставало солнце, затапливая желтым светом улицы, окна, глаза. Оно пока только наполовину поднялось над городской стеной, черные дворцовые башни еще вырывали из золотого тела целые полосы, но в городе уже сквозь жмущиеся к земле и мостовой остатки ночной прохлады падали зерна близкой жары. Скоро горячие лучи зальют все городские щели, укроют маревом площади и пустыри, балконы и улицы, заставляя горожан и приезжих мучиться в одежде, как в испанском сапоге, спешить к воде, как к избавлению, хоть минутному, от застилающего лицо пота; но и вода нынче подведет, обманет, предаст: она тепла, как постель, с которой только что поднялась жена.
        Половина улицы была черной, другую заливал нежный персиковый свет: крыши домов загораживали низкое солнце, и одна сторона целиком оставалась в ночи.
        В тени двигались двое. Оба прихрамывали. Оба в хорошей, но грязной одежде. Один одет просто, другой выделяется аляповатым нарядом, он кажется экзотическим цветком на платье вдовы - откуда и взялся? Подарил ли любовник, проникший в сердце слишком быстро утешившейся женщины, не прошло и полугода со дня смерти супруга? Сама ли купила на рынке у заезжего торговца заморскими диковинами, чтобы сделать цветок средоточием своей боли и безутешной любви? Или ветер занес, жаркий душный ветер, что облетел всю землю, не отпуская разноцветный бокал лепестков, и кинул даме на балкон, устав носить яркое чудо или, на миг одухотворенный ею, склонился перед вдовой, одарив единственным, что было у него, - этим цветком?
        - Три кинжала те в задницу! - Кривой ткнул товарища в бок. - Вишь, Сержик, не сняли пока осаду. Хочут выловить мине, хе-хе. Голуба, они бут ловить мине до конца своей глупой жизни! Но вот схорониться негде: перекрыли вход в подземелье.
        - Да че там, пойдем да прибьем их! - ответил Сержик, которого можно было принять как за булочника, так и за громилу: хорошо сложен, одет обыкновенно, в лице трусость сочетается со злобой в самой распространенной пропорции: в зависимости от обстоятельств трусость легко обращается угодливостью, а злоба - агрессией.
        - Знашь, пошто я тя взя с собой? - спросил Кривой, покосившись на товарища.
        - Потому что я лучший? - Смазливое лицо расползлось в улыбке. Выбраться из устроенной начальником городской стражи бойни оказалось сложным делом. При воспоминании о побеге у Сержика липкая дрожь прокатывалась по позвоночнику.
        - Почти угада, голуба. - Кривой остановился. В конце улицы, ведущей к площади, показалась форма стражника - темно-красная, почти бордовая, цвета густого вина, куртка с белыми шнурами. - Задем-кось сюда, перекусим.
        - Классная идея, я здорово проголодался, - отозвался Сержик.
        Стражники прошли мимо, не свернули на улицу и Кривой дернул за рукав громилу, который уже рванул к освещенной солнцем двери. Над ней красовалась вывеска, оповещающая прохожих, что здесь находится трактир, где господа могут поесть и выпить: свиная голова, обложенная овощами, за которой виднелось криво нарисованное горлышко кувшина.
        Трактиром заведовала Мама Ло, давняя знакомая Кривого. Она давала приют и скидку на пиво его бандитам, принимала вещи в залог, сбывала краденое и неплохо готовила. Если б не близость к тюрьме, вокруг которой всегда несли службу отряды стражи, Кривой обосновался бы у Мамы Ло. Крепкое бревенчатое строение возвышалось над мостовой, второй этаж немного выступал над первым, и тень от выступа косой полосой пересекала белую от солнца стену рядом с дверью. Ставни наверху были распахнуты, внизу - заперты.
        - Че такое? - дернулся Сержик в крепких пальцах главаря.
        - Не зря, не зря я тя выбра. - Тонкие губы Кривого растянулись почти до ушей. - Погодь, однако-ся, чуток, голуба. Кто-то мог проболтаться. Кто-то из стражников знат о Маме Ло. Так что не бум спешить. Зашлем мальца, пусть глянет, нет ли там стражи, хучь и переодетых.
        - Мальца? - Сержик поводил голубыми глазками. - Какого? Этого, че ль?
        Кривой оглянулся. Стуча каблуками по мостовой, с площади несся встрепанный паж.
        - Лябовную записульку тащит, голуба. - Кривой выставил ногу, и мальчишка кубарем полетел на землю.
        Сержик схватил парня за шкирку.
        - Че делать?
        - Стукни.
        Сержик стукнул. Мальчишка завопил, завертелся, пытаясь вырваться.
        - Тихо! - велел Кривой. Говорил он негромко, но таким тоном, что мало кто осмеливался его ослушаться. А кто осмеливался - долго не жил.
        - В чем дело, что вы меня хватаете, я исполняю приказ короля! - не затыкался мальчишка. Кудри над покрасневшим лицом взбились в пену, взгляд вытаращенных перепуганных глаз перебегал с Кривого на Сержика. Одной рукой паж пытался расцепить сжимавшие его ворот пальцы, крепко сжатый кулак другой держал у груди и все старался лягнуть Сержика в пах. И таки лягнул.
        - Я не понял! - завопил Сержик, сгибаясь, но не выпустив мальчишку. - Аласт, я не понял, че такое!
        - Тихо оба! - Кривой ударил Сержика по спине, чтобы тот разогнулся. - Не бей ребенка, идиот. А ты не боись, голуба. У нас к те один просьбец бу: глянь в тот трактир, нет ли стражи. Мы те монетку дадим, и ты побегнешь дальше по своему приказу. Вня? А не то мы сделам те больно.
        Взгляд пажа метнулся к вывеске и обратно к лицу Кривого. Мальчишка замотал головой.
        - А што так? - Кривой скривил длинный рот, изображая огорчение. - Всего-то приоткрой дверь, голуба, и все, и свободен.
        - Я спешу! Пустите! Никуда я не пойду!
        - Мальчик, лябовь подождет, а ты бушь при монетке, - сказал бандит. - Што не так? Не помре.
        Мальчишка извивался, как будто за шиворот ему кинули холодную мокрую лягушку.
        - Давай еще одного найдем, че нам этот? - Сержик с несчастным лицом старался удержать парня.
        - Действительно. - Нахмурившись, Кривой смотрел на пажа, который не уставал крутиться и вырываться. - Тока, голуба, глянь: улица пустая, никого нету. Где другого раздобум? Заткни же ж его! Не дай бо кто услышить, сбежится.
        Паж, которому Сержик споро прикрыл рот ладонью, подогнул ноги, повиснув у бандита на руках, - рассчитывал, что тот быстро устанет и выпустит его. Однако силы у Сержика было не занимать, он только крякнул, когда мальчишка обвис мешком.
        - Че за гнида? - пробормотал он, рывком приподнимая обмякшее тощее тело.
        Поняв, что маневр не удался, мальчишка принялся кусаться, не оставляя попыток вырваться. Сержик, отдернув руку, на которой остались следы укуса, коротко ударил парня по зубам. Голова того мотнулась в сторону, но мальчишка, извернувшись, снова укусил Сержика, на этот раз не за ладонь, а за запястье. Бандит чуть не выпустил пленника.
        - Паж, который не хочеть монетку? - Кривой подошел ближе и запустил руки пажу под камзол. - Богатый, что ль, голуба?
        Паж, взвизгнув, извернулся, пихнул Кривого ногами в живот. Сержик пошатнулся и едва не упал. Парень снова задергался, вырываясь.
        - Положь гниду на землю, штоб не рыпался, - приказал Кривой, отряхиваясь. От неожиданности он не удержал равновесие. - Личиком вниз. Руки держи, ноги тож.
        Когда Сержик уложил пажа и уселся сверху, Кривой обшарил мальчишку.
        - Смотри-ка, какова лябовь! Записулька, а? - Бандит показал Сержику раскрытую ладонь, на которой сверкнули несколько разноцветных капель. Мальчишка дернулся.
        - Че такое? Камушки! - Сержик протянул руку чтобы потрогать прозрачные самоцветы, переливающие свет, как воду, - и с воплем полетел на Кривого: паж, сложив ногу в колене, пнул громилу в спину. Сержик выставил ладони, чтобы не свалиться лицом на камень, и выпустил запястья пажа. Мальчишка вывернулся из-под Сержика, вскочил и дал стрекача.
        Кривой отпихнул товарища:
        - Слазь, голуба, не время! Я чуток не рассыпа!
        Громила уже хромал вслед несущемуся во весь дух мальчишке.
        - Стой! Подь сюды, брось его! Камушки-то у нас!
        Сержик вернулся. Паж, крепко сжимая спасенный алмаз, скрылся за поворотом. Кривой разглядывал, передвигал на ладони камни, любовался игрой света.
        - Смотри-ка, экая лябовь, голуба, - заметил он приятелю. - Это нам кстати. Однако мальца надоть другого. Бушь ты им. Идь глянь, как там у Ло.
        - Ты че, Аласт? А ну как там стража?
        - Без разговоров! А не то... Стой! Бежи!
        С площади на улицу завернул конный отряд стражи. Кривой с Сержиком, не сговариваясь, кинулись к двери под вывеской.

* * *
        Казалось, что они лежат в зале с алмазными колоннами. Солнце проникало сквозь отверстия в высоком потолке и падало узкими потоками, в которых пылинки то взблескивали, то мерцали, словно подмигивали. То словно все разом повернутся спиной к глядящему: столб света посереет, потухнет, только едва заметная золотая молния змейкой скользнет сверху донизу - и снова все померкнет, но тут же опять заблестит, засверкает.
        Арчибальд оторвался от игры света, поднялся, прошелся по пещере. В утреннем освещении проходы выглядели не столь зловещими. Рыцарь мог, присмотревшись, разобрать уходящий вдаль коридор, даже поворот там.
        Юлий спал, свернувшись калачиком. Из-под седла, на котором покоилась всклокоченная голова нищего, Арчибальд осторожно извлек сумку, повесил через плечо.
        Лошадей оставили у стены. Рыцарь вбил в глину нож и примотал к рукояти чумбуры обоих недоуздков, так что животные провели ночь морда к морде.
        Сейчас Арчибальд снял с лошадей мешки с овсом, достал из сумки щетку со скребком и тщательно вычистил обоих, особенно ноги и живот, покрытые после скачки по улицам комочками грязи. Затем по очереди взнуздал коня и кобылу, сунув недоуздки в сумку к щетке и скребнице. Принес свое седло, провел ладонью по спине вороного от холки до зада, заседлал. Жеребец стоял спокойно, иногда косил глазом, прижимал уши, но рыцарь хлопал его по шее, говорил что-нибудь - и тот успокаивался.
        Затем Арчибальд подошел к Юлию:
        - Вставай, оруженосец.
        - А? - Юлий сел, хлопая ресницами. Со сна глазки были маленькие, заплывшие, веки толстые, набухшие, из-под них выглядывала еле-еле серая радужка.
        - Подъем!
        Юлий вскочил.
        - Чего кричите? - Он потер веки кулаками, помотал головой.
        - Пора двигаться дальше. Седлай свою лошадь.
        - А... как же... - Юлий оглянулся на сереющие неподалеку отверстия, похожие отсюда на глазницы; стена пещеры была как будто черепом великана, давным-давно похороненного под городом, но все еще злобно следящего за потомками тех, кто убил его. - Как же еда? Куда торопиться? От стражи мы ушли, сюда никто никогда не сунется, бояться нечего. Можно отдохнуть спокойно. Посидеть, поговорить, познакомиться, наконец. Если мы собираемся долгое время быть вместе...
        - Оруженосец познается в деле, - оборвал его Арчибальд. - Будешь болтать - мы очень скоро расстанемся.
        Лицо нищего вытянулось: щеки, уголки глаз, рта - все сползло вниз. Опустив взгляд, Юлий сел на корточки перед кучей вещей и начал рыться в ней.
        - Седло перед тобой, возьми его, перекинь через руку, - сказал рыцарь. - Под ним потник. То покрывало, что было у тебя под ухом, - вальтрап. Взял? Иди сюда.
        Юлий, придерживая правой рукой лежащее на левой седло, боязливо подходил к животине. Кобыла, фыркнув, прижала уши и вытянула шею.
        - Не любит седлаться, - заметил рыцарь. - Не делай испуганное лицо - укусит. - Он похлопал лошадь по холке.
        - Укусит? - Юлий остановился. - Вчера она показалась мне смирной!
        - Она спокойная, но не любит, когда ее заседлывают. Так что будь внимательным.
        - Но... а... э... может, вы ее сами тогда? Вас она знает, кусаться не будет, да и я не умею, еще сделаю что-нибудь не так...
        - Напортачишь - вздую.
        Юлий вытаращился на рыцаря:
        - Как? Вы же благородный...
        - Если я сам заседлаю ее, ты пойдешь своей дорогой. Мне нужен не болтун, а помощник.
        - Но вы же не знаете дороги!
        - Ты знаешь?
        - Нет, но... то есть да, конечно!
        Рыцарь указал взглядом себе за спину:
        - Приступай, оруженосец. Или иди назад, я выберусь как-нибудь.
        - Меня зовут Юлий, - пробормотал «оруженосец», подступая к лошади. - Как тут чего и куда хоть?
        Следуя указаниям, он принялся за дело.
        К тому времени, когда была застегнута подпруга, юноша взмок, как мышь. Лошадь переступила с ноги на ногу и покосилась на него.
        - Хорошая девочка. - Юлий провел ладонью по шелковистой гриве.
        - Ее зовут Арапка, - сказал рыцарь. - Собирай вещи.
        - Странное имя. - Юлий взвалил на плечи пару сумок. - Арапка - то же, что мавританка, а эта животина рыжая. Какой глупец ее так назвал?
        - Ее прошлый хозяин.
        - А. - Издав этот короткий звук, Юлий на некоторое время притих, вспоминая, как же все тяжелое барахло было уложено и закреплено.
        Арчибальд молчал. Наконец, кое-как упаковав вещи, привязав и примотав их, Юлий принял из рук рыцаря повод.
        - У меня получилось! Вы видели, у меня получилось! Я ее оседлал! А? Каково? Я молодец?
        - Заседлал, - поправил рыцарь, почесав шрам над бровью. - Двигай.
        - Хмурьтесь, хмурьтесь, - беспечно отозвался Юлий, немедленно повеселевший, как только закончилось дело. - От этого морщины ранние бывают. И как вы любите покомандовать! Откуда только что берется? Помню, был у нас один...
        - Кончай философствовать, умник, мы на марше, - оборвал рыцарь.

* * *
        Внутри ничего нельзя было разглядеть: все ставни закрыты, а глаза с яркого света. Только неровный желтый прямоугольник лежал под ногами. Кривой с Сержиком остановились у порога, моргая. Вернее, остановился Сержик, а Кривой осторожно, по стенке, двинулся вправо, к стойке. Дверь, скрипнув, захлопнулась, и стоявшее перед глазами сияние исчезло.
        - Кто такие? - выпал из глубины трактира сердитый окрик. - Стоять!
        Кривой схватил застывшего Сержика, потянул за собой. Сквозь запертые ставни пробивались тоненькие лучики. В темноте начали прорисовываться смутные контуры - столбы, поддерживающие галерею второго этажа, что проходила по стенам над всем залом, стойку, столы, фигуры за столами...
        - Э, вы кто? Че надо? - рявкнул один из стражников, вскакивая. - А ну отвечай! - Держа короткую алебарду, он начал огибать столы, приближаясь. За его спиной встал другой стражник, левая рука его, сжимающая древко лука, медленно поднималась, правая тянула из-за плеча длинную стрелу. Застонала, натягиваясь, тетива. - Стоять, я сказал!
        Кривой дернул Сержика за руку Стражник, пригнувшись, заорал:
        - Давай, Нерчек!
        Прозвенела спущенная тетива. Длинная стрела на миг перечеркнула пробивающиеся сквозь щели между ставнями солнечные лучи - и с глухим стуком вонзилась в украшающий стену над стойкой деревянный щит. Там была выжжена свиная голова в окружении порезанных кружочками овощей и с веточкой зелени в зубах - эмблема трактира. Такая же голова красовалась на вывеске, прибитой над дверями снаружи. Кривой упал за стойкой, а Сержик, подвывая и прикрывая обеими руками затылок, свалился на него. Темнота рядом с ними ожила и произнесла низким грудным голосом:
        - Ты, Аласт?
        Стрела вонзилась свинье в глаз и торчала теперь из щита, чуть дрожа.
        - Гады, гады, прическу испортили! - заныл Сержик, потирая затылок. Стрела чиркнула по нему, сбрив несколько волосков.
        - Слазь с мине, - велел Кривой, спихивая подручного. Быстро приподнявшись, он выглянул из-за стойки, окинул цепким взглядом помещение и присел на корточки. В том месте, где только что была его лысоватая голова, свистнула стрела. Сержик, перекатившийся на спину, с ужасом посмотрел, как зло она впилась в пятачок свиньи, расщепив мягкое дерево.
        Кривой хорошо видел в темноте, поэтому он отлично разглядел, что происходило в темном зале, в то время как стражники заметили только, как мелькнула тень за стойкой. Лучник выстрелил наугад.
        В зале караулили десять стражников, они сидели за дальним столом под галереей, которая тянулась вдоль всей стены, той, что напротив входа. Лестница начиналась у стойки, а под лестницей находилась дверь в кухню, откуда можно было попасть во двор.
        - Што, обложили, Ло? - Кривой прислушался. - Стрелят, гниды. Живой, голуба? Эй! - Он толкнул Сержика, который замычал в ответ.
        Невысокий коренастый мужичок с круглой лысой головой и пышными усами, торчащими, как пики, - десятник, чьи нашивки Кривой разглядел, когда высовывался, - крикнул хриплым тенорком:
        - Выходь, бандюги! Сдавайся!
        - Ага, щас, - пробормотал Кривой, вынимая из-за пояса два метательных ножа. И ответил громко, чуть привстав: - Кукиш те, дядя! Выкуси!
        - Ах ты!.. Да я тя счас по стенке размажу! - захлебнулся гневом десятник. Перехватив удобнее топор, он раскатисто приказал: - Окр-р-ружай! Нерчек, держи их под прицелом, как кто высунется - делай из его ежика. Малой, бегом до сержанта, скажи: птичка в клетке. Шустр-ро!
        Крупная женщина сидела за стойкой на коленях, прижимая к своей обширной груди и толстому животу Сержика, закрывая ему рот пухлой большой ладонью. Она торопливо зашептала, дрожа всем огромным телом:
        - Слышь, Аласт, ты б, мож, сдавался? Точно говорю, они все обложили. Я столько стражи и на рождении короля в прошлом годе не видала. Не веришь? Точно, хоть режь.
        - Молчи, дура. - Кривой, наклонив большую плешивую голову, прислушивался. - Мои ребятки болтатся на площади, кормють воронов. Да и ваще, рано мине на покой.
        Он замолчал. В наступившей тишине отчетливо скрипнула половица. Кривой лег на живот, выглянул сбоку из-за стойки. Молодой стражник без шлема, в кольчуге, короткими перебежками пересекал зал в тени галереи, останавливаясь и вытягиваясь за каждым столбом. Бандит хмыкнул:
        - Отвык я штой-то от трактирных драчков.
        Он прокрутился на заду, перекидывая ноги в сторону лестницы. Юный страж как раз добрался под прикрытие лестницы и осторожно выглядывал из-за деревянного пролета, сквозь ступени была видна его спина, на кольцах кольчуги взблескивали лучи солнца. Кривой почти лег, схоронившись в густой тени стойки.
        - Мож, пора все ж кончать? - зашептала тревожно Мама Ло. - От смерти не убегешь. А они мне все пиво попортили, запасы все. Разорюсь ведь! Пожалел бы вдову!
        - Когда я кого жале? - Кривой осторожно, по стенке, приподнимался, сжимая в обеих руках по ножу.
        Малой протянул руку и схватился за ручку двери. Бандит поддел носком ботинка пустую бутылку, одну из тех, что выстроились шеренгой под стойкой. Пузатый сосуд толстого стекла отлетел на полшага и со звоном покатился по полу. Вздрогнув, юноша в кольчуге быстро повернул голову в сторону звука. Кривой резко и точно послал нож. Стражник дернулся: короткое лезвие вошло ему в незащищенное горло, прорезав воротник. Хрипя и одной рукой шаря по двери в поисках ручки, юноша схватился другой за торчащую из горла рукоять. Пальцы скользили по забрызганной кровью коже оплетки.
        - Малой, ты че? - донесся из глубины зала встревоженный голос десятника.
        Стражник зашатался, привалился к двери, осел... Тело грузно съехало на пол, оставляя за собой на дереве темную широкую полосу.
        - Взять сволочь! - рявкнул десятник.
        Кривой высунул голову и тут же спрятал. Стражники обнажили короткие мечи, клинки которых немного расширялись к острию и затем резко сужались, напоминая жало ос-ревунов. Эти гигантские пчелы жили в горных долинах, и стая их издавала гудение, похожее на рев рассерженного медведя. Стражники были уже близко. В стену за спиной одна за другой впились несколько стрел, не давая выглянуть. Мама Ло начала мелко креститься, бормоча:
        - Помилуй мя и мой трактир, Дева Мария, помилуй мя и мой... А-а!
        Кривой лягнул толстуху обеими ногами. Оттолкнувшись от хозяйки, он выехал по полу из-за стойки и, сильно взмахнув руками, метнул оба ножа - второй выхватил из-под полы. Стрелок, забравшийся на стол, вскрикнул, выпустив лук. Колени его подогнулись, он рухнул со стола на скамью и оттуда с грохотом на пол, ломая стрелы в колчане за спиной. Второй нож попал одному из окружавших стойку стражников в глаз - он беззвучно свалился.
        - Хоронись! - заорал десятник, первый приседая за стол.
        Стражники упали в укрытия. Один, высокий, тощий, с сильно торчащим кадыком, остался в проходе. До ближайших столов было два-три шага. Застыв на миг между рядами мебели, тощий покрутил головой. Затем, подняв меч и издав боевой клич, он кинулся вперед:
        - Стр-р-ража на страже! А-а-а!!!
        - Стой, болван! - завопил вслед десятник, но стражник не услышал его. Подбежав к стойке, он оперся на нее одной рукой и перекинул тело через деревянный барьер. - Ха! - воскликнул, приземляясь на обе ноги и быстро порачиваясь спиной к стене, лицом к бандитам, выставив меч. - Сдаешься?
        Кривой пихнул подручного, и побледневший от ужаса Сержик упал головой в живот одетого в кирасу стражника. Тощий отступил назад, занося клинок, споткнулся о бутылку, взмахнул руками и свалился. Мама Ло накинула ему на лицо передник, а Сержик, привстав, наступил на сжимающую меч руку и начал душить стражника. Кривой поднялся за стойкой во весь рост.
        - Вперед, трусы! - орал десятник, перепрыгивая через столы и скамьи, попадающиеся ему на пути.
        Стражники поднялись и тяжело побежали за ним. Бандит вытащил из-за пояса и метнул подряд три ножа. Трое упали, в том числе неугомонный десятник: клинок попал ему в бедро.
        - Пропал нож, - с неодобрением самому себе пробормотал Кривой.
        Оставшиеся залегли, спрятались.
        - Сейчас ведь прибежут из двора, как шум услышат, - причитала глухим шепотом Мама Ло. - Разорил, разорил, разбойник!
        - Вот дура, - пробормотал Кривой, вынимая последний нож. - Я ж сам те все пиво вылью, как выберусь. Тока погодь чуток...
        В зале трактира установилась тишина; казалось, слышно было, как поскрипывает пыль, что пляшет в щелках света, проникающего сквозь неплотно прилегающие ставни.
        - Бежи к дверям! - шепнул Кривой и пихнул Сержика.
        Тот покрутил головой, однако вскочил и с воплем ломанулся в сторону выхода. Вслед ему понеслась отборная ругань стражника, поднявшегося было навстречу - Сержик сбил его с ног. Из глубины комнаты наперерез бросился еще один стражник, Кривой видел, как тускло блеснуло острие меча. Он бесшумно упал на колени рядом с тем, кого сбил Сержик, нашарил на лежащем рядом трупе свой нож. Наклонился, чтобы стол закрывал его от взглядов второго стражника, навалился на поднимающегося, одной рукой толкнул его в закрытый шлемом лоб, так что затылок со звоном ударился о пол, другой сильным движением перерезал незащищенное горло. Вскочил и побежал к дверям. Его схватили за полу кафтана.
        Кривой рванулся. Ткань затрещала.
        - Стой, подлюка! - взревел вцепившийся в него стражник.
        - Не пущай убивца! - заорал очнувшийся десятник. - Ох... держи его, ветеран!
        Кривой посмотрел на седеющего крепкого мужика. Тот показал бандиту меч и улыбнулся щербато - у него не хватало трех передних зубов. Кривой поднял одну руку, второй шаря по поясу... Еще двое стражников, звеня доспехами, приближались, прыгая через скамьи, огибая столы и держа оружие наготове.
        - Другу тож, - ласковым баском велел ветеран, острием меча ткнув главаря в локоть. Кривой медленно повел руку вперед...
        Дверь в глубине зала затряслась под сильными ударами.
        - Че закрылись, отворяй! - доносились из кухни грубые голоса. На дверь навалились сразу несколько человек, и она поддалась. Тело отъехало, освобождая дорогу. Перепрыгивая через мертвого, в зал врывалось подкрепление.
        - Их-хо! - Из глубины трактира прилетела пузатая бутылка толстого стекла и ударила ветерана в затылок. Тот выпучил глаза, вывалил язык. Посинев, выронил меч. Кривой отскочил.
        - Стоять! Хватай его! - завопил десятник, прыгая на одной ноге. Стражники кинулись к бандиту. Мама Ло, подобрав юбки, шмыгнула в кухню и скрылась.
        - Ну, старуха! - Кривой налетел на Сержика, обхватил парня, швырнул в дверь - и оба вывалились на улицу врезавшись в проходившую мимо тетку с двумя корзинами. Тетка взмахнула руками, тяжелые корзины качнулись - по мостовой расплескалась мокрая, скользкая, живая еще рыба. Торговка завопила. Кривой, таща Сержика за рукав, побежал.
        На улицу выскочили стражники. Первые поскользнулись на рыбе, вторые столкнулись с теткой, которая, ругаясь в голос, собирала товар. Пока вставали, перекрикивая торговку, - бандиты скрылись за поворотом, где давеча исчез взлохмаченный паж. Стражники, бренча оружием, рысцой устремились туда же.

* * *
        Юлий вытянул шею, стараясь увидеть, что заставило лошадей остановиться. Пока что они шагали себе с самого утра, ни разу не остановившись, размеренно и неторопливо.
        Коридор резко расширялся, превращаясь в пещеру, потолок которой терялся где-то высоко, и свет, если и были в том потолке отверстия, не доходил до низу, теряясь в толще сильно посвежевшего воздуха. Впереди поджидала сплошная темнота, только снизу она чуть рассеивалась, давая не чернильную черноту, а ночную мглу комнаты, где на запертые ставни искоса светит половинная луна.
        - Кладбище, что ли? - холодея, шепотом спросил Юлий.
        Арчибальд спешился, юноша услышал скрежет кожи седла и двойной стук каблуков. Шорох... Юлий смутно разглядел, как что-то мелькнуло над спиной коня, пригнулся на всякий случай, прикрыв голову...
        - Там вода, - сказал рыцарь.
        - А... - Юлий убрал руки. - Как вы узнали?
        - Кинул кое-что. - Арчибальд не спешил садиться в седло.
        - Чего? - Юлий мысленно обшарил окружающее пространство и сделал вывод, так что два голоса произнесли это слово одновременно.
        - Монету.
        - Монету?!
        Арчибальд пошел в направлении, откуда донесся плеск.
        - Вы кинули монету, только чтобы проверить? Выкинули деньги в воду?!
        - Здесь же нет камней! - с раздражением отозвался рыцарь из темноты. - Зажги факел и иди сюда.
        - Как же я его в этой темени найду? - Юлий сполз с лошади и зашарил по сумкам. После коротких суматошных поисков он вспомнил, куда сунул факел и кремень с кресалом и трутом. Разложив все на полу, прямо под копытами лошади, начал щелкать кресалом по кремню, попадая по пальцам и ругаясь. Искры обжигали руки, но не поджигали трут. - Отсырел, что ли? А, получилось!
        Юлий схватил разгорающийся факел и двинулся на голос господина, поднимая огонь повыше, чтобы разглядеть, что делается впереди.
        Арчибальд стоял на берегу подземного озера. Приняв из рук оруженосца огонь, рыцарь зашагал вдоль кромки ленивых волн. Юлий смотрел, как в воде отражается желтое пламя, то кривым пятном, то разбиваясь на мелкие пятна-блики, которые шатались на поверхности черной воды, как пляшущие в воздухе болотные огни. Факел потрескивал и немного дымил. Юноша присел на глинистый берег, полого уходящий под спокойную воду. Он следил за Арчибальдом, который прошел к одной стене пещеры, вернулся, направился к другой стене, опять вернулся...
        - Прохода нет.
        - А? - Юлий непонимающе уставился на рыцаря. - Но почему... - И тут его осенило. Он рассмеялся сухо и нервно. - Так вот куда торопились ваши лошади! Вот что они чуяли! Выход, ага, как же! А королевского сокровища не хотите? Ха-ха-ха! Ай!
        Арчибальд отвесил юноше звонкую затрещину.
        Глава пятая
        От Южных ворот к Северным, огибая город, через поля, мчался во весь опор лучший скакун из королевских конюшен, на нем подпрыгивала маленькая фигурка в красно-черном платье, подол которого развевался, как знамя...
        В бочке было темно. Душно. Пряный винный запах кружил голову.
        - Проехали! Проехали! Проехали! - восклицал Сержик, подскакивая на ухабах. - Выбрались! Пронесло!
        - Заткнись! - прошипел Кривой, стукнув громилу по макушке так, что тот влип подбородком в свои колени и лязгнул зубами.
        - Че такое, я не понял? - пробубнил Сержик, адресуя возмущение пространству между ног. - Давай вылезать!
        - Откель ты такой тупой? - На этот раз Кривой ударил Сержика по шее. - До леса доедем, там вылезем. А щас этот мужик могет крикнуть, и стража прибегнет. Поэл, голуба?
        В чем Сержика нельзя было обвинить, так это в понятливости, но все-таки он заткнулся. Какое-то время сидели тихо. Кривой смотрел в щелку на лес, который тянулся вдоль дороги в отдалении и все никак не подходил к самой обочине. Сидеть в бочке было уже невмоготу: спину ломило, нога ныла, от густого винного духа тошнило.
        Но вот деревья, потоптавшись где-то там, сделали первый робкий шаг в сторону дороги - и уже было не удержать их. Неровным строем, как солдаты в бой, они побежали к телеге. Кривой отпрянул от щели. Лес подступил вплотную, и вокруг телеги как будто сгустились сумерки. Сержик тихонько взвыл, когда Кривой дернулся.
        - Што, голуба, выбиваем крышку или шуметь бум?
        - Зачем?
        - Штоб мужик нас вытащи, болван. И што, я тя спрашиваю? Берегись!
        Кривой, уперевшись в Сержика, стал подниматься, держа наготове ножи. По ногам тут же от ступни в бедро как молния ударила - онемевшие мышцы отозвались болью, плохо слушались. По ступне забегали и стали подниматься крапинки-мурашки, щекоча кожу изнутри.
        - Ох-ох, - застонал Сержик.
        Крышка выскочила с тихим чпоканьем. Возница оглянулся. Кривой успел увидеть его широкую спину, развернутые мощные плечи - и сразу же светлую бородку, крупный нос, низкие брови, высокий лоб, широко распахнутый ворот льняной беленой рубахи. Краем глаза уловил, что на обочине кто-то есть, но телега уже проехала мимо. Мужик захрипел, вскидывая руки, вожжи упали ему на колени, съехали на передок и уползли за край телеги. В шею возницы до половины вошел один из ножей Кривого. Вращая глазами, мужик завалился на бочки, ощупывая торчащую из шеи рукоять, из-под которой хлестала кровь. Пальцы раненого скользили по ножу.
        Кривой вылез, ругаясь длинным ртом, скрюченный, как штопор, на крышку одной из стоящих вплотную друг к другу бочек, встал на карачки. Телега покачивалась, влекомая бодрой конягой. Бандит выпрямился, шагнул вперед. Возница лежал, упираясь щекой в бочку, голова его ездила по шершавым доскам, качаясь в такт движению. Кривой кончиком ботинка толкнул безвольное тело, оно перегнулось через край, зависло на миг. Спрыгнув на место возницы, бандит пнул его - тело обрушилось на дорогу и осталось лежать в пыли. Кривой вытер пот, повернулся к оставшемуся в бочке Сержику:
        - Вылазь, голуба. - Он поднял глаза и увидел, как позади с обочины встает кто-то и направляется к упавшему вознице. Бандит покачал нож, примериваясь к горлу свидетеля, - и опустил руку. Тот, на дороге, все равно не замечал удалявшуюся телегу - склонился над окровавленным трупом.
        Из бочки встал, загородив обзор, Сержик:
        - Че такое, я не понял?
        - Управлять скотиной умешь? - Кривой кивнул на лошадь.
        - Не-е, че ты! - Охая и ухая, Сержик полез из ухоронки. - А че такое?
        - Мож, и зря я тя взя, - пробормотал Кривой, садясь на передок и протягивая руку к вожжам. Последняя петля соскользнула на дорогу у него под пальцами. - Дьявол!
        Сержик подполз к нему по бочкам.
        - Че такое, Аласт?
        Лошадь тем временем перешла на шаг, затем, чувствуя, что никто ее не понукает, и вовсе остановилась, помахивая хвостом.
        - Умная скотина, а, голуба? - Довольный Кривой ткнул Сержика, который как раз слезал. Одной ногой он уже стоял рядом с главарем - в луже крови, другая коленом лежала на крышке бочки. От толчка дрожавшая еще нога, не отошедшая от онемения, проехалась по скользкому дереву, и Сержик с воем сверзился на землю.
        - Вожжи достань, голуба! - крикнул сверху Кривой.
        Бандит пополз на четырех костях между телегой и лошадью. Та, постояв, лениво сдвинулась вперед. Телега - за ней, въехав в крепкий бандитский лоб.
        Над дорогой далеко разнесся гневно-возмущенный вопль. Окрестности огласились отборной руганью. Кривой смеялся - наверное, впервые за последние двадцать лет.
        На лбу у Сержика вздулась огромная шишка. Бандит, схватившись за больное место, с воем полез наружу.
        - Че такое, я не понял!!! Че ты ржешь? Мне же больно!
        - Ох-ох, голуба, о-ох!..
        Сержик кое-как поднялся, держась за лоб, с проклятием швырнул вожжи помирающему со смеха главарю на колени. Кривой вдруг прислушался, схватил Сержика за плечо:
        - Цыц!
        - Че такое? - Сержик втянул голову в плечи и, полуприсев, осторожно обернулся. - Че случилось?
        Слева от телеги расстилался луг, он тянулся до самой городской стены. С той стороны лес медленно приближался к путникам, но подходил вплотную дальше по дороге, там, где она начинала огибать густо покрытый разросшимся можжевельником холм. По этому лугу неслась сейчас всадница в красно-черном платье, подол которого развевался по ветру. Неслась прямо на остановившуюся посреди дороги телегу. Всадница понукала коня, и звонкий ее голос разносился над покрытыми росой травами.
        - Че? - Сержик повернулся к Кривому, в недоумении уставившись на его настороженное бледное круглое лицо.
        Кривой и сам не мог сказать, что углядел в мчащейся на них девице. Он уже мог рассмотреть ее юное злое личико и раскрасневшиеся щечки. Казалось - бери вожжи и езжай скоренько на этот холм, где скрыт вход в катакомбы, по которым можно пробраться обратно в город, схорониться - у Кривого было много запасных нор - и затем, выждав, разобраться со всеми обидчиками, а потом уж продолжить заниматься прежним делом. Но Кривой не отрывал взгляда от стелящейся над травой фигурки всадницы.
        Вот она уже совсем близко, видны оторочки на рукавах и подоле.
        Она поворачивает лошадь к дороге.
        Гнедой скакун выгибает шею, меняет направление, не сбиваясь с шага. Он легко перебирает тонкими ногами, поднимаясь в воздух, как огромная птица.
        Девица приникла к лошади, привстав на стременах, сильно наклонилась вперед, почти легла на шею скакуна.
        Кривой видит белое пятно на морде гнедого, который уже совсем близко. Вот конь делает очередной прыжок, и Кривой видит его темный живот.
        И не видит ничего. Конь неожиданно исчезает из поля зрения.
        Кривой моргнул.
        У обочины упавший на бок скакун дергает ногами в воздухе, девушка откатилась и лежит рядом. Ругаясь так, что слышно отсюда, она приподнимается, встает, хромая, идет к упавшему коню.
        - Че такое? - тупо повторяет Сержик, Кривой продолжает смотреть. - Че случилось-то?
        - Лошадь брякнулась, голуба, поэл?
        Кривой оживился. Девица, потянув несчастного скакуна за повод, поняла, что дальше ей идти пешком: лошадь с трудом, пару раз завалившись на бок, встала.
        - Ах ты, мерзкая скотина! Корова! Урод! Какой идиот назвал тебя лучшим скакуном?! Не мог объехать дурацкую кроличью нору! Куда твои глаза смотрели, глупая лошадь?!
        Конь поднял морду и тихонько, с укоризной, заржал.
        - А ну тебя! - Девица бросила повод и, подобрав юбки, выбралась на дорогу. Не глядя на бандитов, она зашагала вперед. Лошадь, хромая, потянулась за ней, сделала несколько шагов, сильно припадая на переднюю правую ногу, и, остановившись, снова заржала хозяйке вслед. Та даже не оглянулась.
        - Стоять! - Кривой спрыгнул с телеги, перегородив дорогу.
        Девушка, бросив на него недобрый взгляд, попробовала обойти пестро разодетого грязного человека, но он сделал шаг в сторону и снова перекрыл ей путь.
        - Ну, что еще? - рявкнула Алиция, не в силах больше сдерживаться. Ей хотелось кого-нибудь убить.
        Кривой достал из-за пояса нож - он не любил лишних разговоров. В глазах девушки промелькнуло понимание.
        - У меня для вас ничего нет, - сердито сказала она. - Откуда вы только беретесь прямо у города? Дороги уже не кормят?
        Сержик уловил знакомую ситуацию. Он сразу же выпрямился. Расправил плечи и шагнул вперед:
        - Мадам, да разве такое может быть, чтобы вы ехали без всего? Снимите хотя бы сережки и обручальное колечко!
        - У меня нет обручального кольца и сережек, болван! - крикнула Алиция, сунув Сержику под нос кулак. - Глаза разуй!
        Сержик отступил на полшага, но не смутился:
        - Че вякаешь, дура, не во дворце! Сейчас мигом тебя порешим, чтоб знала свое место!
        - Мое место? На себя посмотри! - взбеленилась Алиция. - Бандит, урод, грабитель, я придворная дама! Ай!
        Кривой, который устал и хотел только поспать, несильно ударил девушку по губам. Ее голова мотнулась. Широко распахнув глаза, Алиция отступила. Сержик радостно загоготал.
        - Деньги, золото, камушки. - Кривой показал нож.
        Девушка уперлась спиной в телегу. На нее наступал Сержик, подходя медленно, набычившись, погано улыбаясь. Алиция оглянулась, попятилась вдоль деревянного борта, прижимаясь к нему. Кривой не двигался, но следил за девушкой неотрывным, словно приклеенным взглядом. Сержик разминал руки, готовясь схватить фрейлину. Он был без оружия, но выглядел более устрашающе, чем главарь. Рубашка обтянула широкие мускулистые плечи. Взгляд у него был пустой, как высохший колодец.
        - У меня ничего нет! - выкрикнула Алиция и сдвинулась еще на полшага. - Посмотрите сами! - Она подняла руки, покрутила кистями. Сержик остановился, разглядывая голые запястья и пальцы без колец. - Вам нет никакой выгоды убивать меня!
        Кривой поднял руку с ножом. Девушка замерла, следя за тем, как он подкидывает нож за рукоять и ловит за кончик лезвия. Как покачивает нож, проверяя баланс, как примеривается к расстоянию между собой и жертвой. Как заносит руку не отводя водянистых глаз.
        Кривой потом вспомнит - когда вся жизнь будет проноситься у него перед внутренним взором, - что не собирался убивать девицу не было ему от того никакой пользы, он хотел только добраться до катакомб, где имелась ухоронка с едой и постелью. Кривой не думал поднимать на нее нож, он не помнил, почему вообще достал его, ведь на девице не было никаких украшений. И что она ничего не прятала - тоже сразу было видно. Но Кривому нестерпимо, до чесотки в пальцах, захотелось избавиться от этой шумной пигалицы, как будто она отравила ему полжизни. Хотя Кривой впервые ее видел и знал, что никогда бы не встретил, пощадив.
        Он спустил клинок с зудящих пальцев, как лучник отпускает стрелу со звенящей от напряжения тетивы. Нож, перевернувшись, впился в горячий воздух. Два огромных глаза уставились на летящее оружие. Взгляд замер на острие лезвия, словно надеясь остановить неотвратимое...
        Воздух между ножом и девицей потемнел, потяжелел, уплотнился, приобретая очертания человеческой фигуры. Контуры слегка размывались, дрожали. Лезвие воткнулось в это размытое дрожание вокруг фигуры и осталось торчать в нем, чуть покачиваясь, будто Кривой метнул нож в дерево. Качнулось раз, другой... и упало в пыль под ногами. Девица, издав пронзительный вопль, бросилась бежать. Обогнула телегу, проскользнула меж Сержиковых рук и скрылась в лесу.
        - Че такое, я не понял, - пробормотал Сержик, надеясь, что от звука его голоса видение рассеется. Однако перед ним по-прежнему стояла человеческая фигура. Роста среднего, по лицу и не разберешь, парень или девка, и словно бы светится...
        Кривой дернулся, со стоном втянул воздух носом: все это время он простоял, застыв, не двинув ни единым мускулом, даже не моргнул, в упор разглядывая то, что появилось перед ним.
        - Бенда!
        Сержик, очнувшись от ступора, пошевелился, выпрямился, почесал плечо, с интересом разглядывая «чудо». Одну из самых распространенных фраз Кривого - «Ненавижу Бенду!» - знали все бандиты, но о том, что Бенда - реальный человек, знал только сбежавший Юлий. Поэтому Сержик осмотрел явление со всех сторон... Ничего примечательного в чуде не было. Кость тонкая, мышц нет. Или все же девица? Пожалуй, вон волосы какие пушистые. Но все равно, что за баба: грудей нет, задницы нет... Чего там ненавидеть? Толкни - и дух вылетит. Ерунда, короче. Небось назвала Кривого Кривым или подлянку какую сделала, иначе с чего ненавидеть такое?
        Рука Кривого шарила по поясу, но последний нож лежал на земле между ним и Бендой.
        - Чтоб я сдох, - пробормотал Кривой, ощущая валяющийся в пыли нож как отрубленную руку которой только что владел, а теперь она отделена от хозяина, но он по-прежнему чувствует, как она болит или чешется. Еще один клинок лежит в бочке, но до него не добраться.
        - Обязательно, но в другой раз. - Бенда упирается в борт телеги, прыгает на бочки, перебирается по ним, Кривой с Сержиком слышат, как Бенда соскакивает с другой стороны...
        - Задержи же ж его! - заорал, очнувшись от оцепенения, Кривой. - Три кинжала те в задницу!
        Поздно: они видят, как Бенда скрывается в лесу.
        Кривой ухватил Сержика за грудки и затряс:
        - Я тя убью! Убью, гнида! Ты упусти его!
        - Кого его? - Сержик цеплялся за руки Кривого, пытаясь оттолкнуть его от себя. - Я думал, это она...
        - Дума он! Болван! Надоть было хватать и держать! Он же ж колдун! По горлу, по горлу!
        Оттолкнув товарища, Кривой поднял нож и повернулся, чтобы бежать за Бендой, но застыл, глядя на дорогу.
        - Какой колдун, я не понял, че такое? - прохныкал Сержик, поднимаясь.
        - Какой колдун, гришь? - Кривой поднял руку. - Туды глянь.
        Сержик посмотрел в указанном направлении. И увидел еще одно чудо. Зарезанный Кривым хозяин телеги шагал, поднимая пыль, к городу.
        - Привидение... - прошептал Сержик. Он поводил рукой перед грудью, пытаясь вспомнить, как креститься. - Привидение, че ль, я не понял...
        - Я ж говорю, он колдун! - крикнул Кривой.
        Сержик очнулся, потряс головой:
        - Да? Он оживил трупака?
        - Болван ты, голуба! Бенда его вы-ле-чи. А меня отказался! За ним!
        Сержик полез в бочку, где у него была спрятана дубинка и валялся второй нож главаря. Кривой примерился ножом к шее уходящего... и с сожалением опустил руку.
        Из-за деревьев донесся стук копыт.
        - Идем отсель.
        Сержик направился к главарю, взвешивая в руке палку и протягивая Кривому оружие.
        - Смотри-ка, опять скачут, - указал он за спину Кривого. Тот обернулся...
        - Бежи! - крикнул он, срываясь с места и толкая плечом подошедшего Сержика. - Бежи!
        - Че такое, я не понял? - Бандит вгляделся в четверых всадников, вылетевших из-за поворота и во весь опор несущихся прямо на них. Можно было разглядеть дорогую лошадиную сбрую... лица...
        - Че-то этот парень мне знаком... - пробормотал Сержик, отступая к обочине. - Че-то очень знаком...
        Солнце просвечивало лес насквозь; казалось, что помимо обычных деревьев, стройных сосен и можжевельников, кругом растут другие, призрачные, сотканные из солнечного света. Пролетела стремительно над самой головой мелкая птаха, порхнула возле опущенной на землю ладони желто-фиолетовая бабочка.
        С дороги донеслись крики. Алиция высунулась из укрытия и схватила проходящего мимо нее спасителя за штанину.
        - Эй! - шепнула она. - Идите сюда!
        Ничуть не удивившись, спаситель присел на корточки рядом с девушкой. Алиция присмотрелась искоса. Конечно, не Канерва с его гордым римским профилем, но куда там бывшему главному егерю до этой красоты!
        Незнакомец прислушался к тому, что творилось на дороге.
        - Сейчас погонятся за мной.
        - Так бежим! - Алиция вскочила.
        Спаситель покачал головой, поднял руку, то ли призывая к молчанию, то ли прося подождать. Алиция застыла, тоже прислушалась. Ей показалось, что к невнятным голосам бандитов прибавился другой звук, очень знакомый... Стук копыт. Кто-то скачет по дороге. Галопом. Трое. Нет, четверо. Вдруг погоня за ней? Девушка, трепеща, попятилась.
        Четверка всадников вынеслась из-за поворота и проскакала мимо. Сквозь листву мелькнули знакомые цвета... Алиция отодвинулась в глубь леса еще на два шага.
        С дороги донесся крик одного из бандитов. Неподалеку затрещали, ломаясь, ветви. Ругань, громкое дыхание - и голос Канервы, дающего команды. Тут же, совсем рядом!
        Через кусты ломятся бандиты, за ними гонится лорд Мельсон с солдатами. Фрейлина видит это сверху, с дерева. Как она тут оказалась?.. Спаситель прижимает ее к шершавой поверхности, обхватив ствол одной рукой...
        Одного разбойника, молодого, поймали быстро.
        Другой, тот, что метил в нее ножом, помчался к холму, за ним поскакал Канерва.
        Кривой бежал недолго: быстро выдохся. Он остановился и повернулся к преследователям, сжимая в каждой руке по ножу. Канерва и второй верховой придержали лошадей.
        Раздался гневный вопль: стражники вязали первого бандита.
        - Я не понял, че вы меня хватаете, уроды! Я нормальный гражданин и имею право ходить где хочу, хоть по улицам, хоть по лесу! Пустите, суки! Я просто гулял, уроды! Че такое, че вы меня хватаете?! Уберите свои поганые веревки, мне же больно! Че такое?!.. Хамы, быдло!
        Солдаты впихнули громиле кляп, и стало тихо. Девушка во все глаза следила за вторым бандитом. Он стоял перед всадниками, поигрывая ножами. И Канерва не спешил подъезжать, - он знал, как Кривой обращается со своим оружием.
        Все случилось так быстро, что Алиция не разглядела подробностей.
        Солдат кинул Канерве веревку и направил коня на бандита, Канерва на скаку поймал конец веревки. Оба пригнулись к самым шеям лошадей, укрывшись за ними, и неслись на разбойника.
        Кривой ждал чего-то подобного, потому что вдруг обе лошади повалились на всем скаку, всадники полетели на землю, не доехав до него каких-то двух шагов. Лошади остались лежать, Канерва и солдат покатились под ноги бандиту, который повернулся и бросился прочь.
        - Ушел! - Алиция ударила кулаком по ладони, совсем забыв, где находится. От резкого движения ветка качнулась. - Ай!
        Крепкая рука обхватила ее за талию и удержала на месте. Часто дыша, девушка прижалась к незнакомцу.
        Начальник стражи вскочил, рывком выдернул у солдата веревку и помчался за разбойником. Алиция видела, как Канерва на бегу сматывал веревку...
        Оба пропали из поля зрения. Девушка вытянула шею, пытаясь разглядеть, что творится там, за деревьями. Стражник поспешил за начальником.
        Скоро Канерва с солдатом вернулись, таща упирающегося плешивого бандита в пестрых одежках. Когда они приблизились к тем двум стражникам, что держали первого пленника, Алиция поняла, что пестрый не упирается, а пинает со злостью листья и траву. Девушка прислушалась: Канерва разговаривал с ним. Вот они подошли, и придворная дама смогла разобрать слова. Какое счастье, ни слова о ней! Кажется, впервые в жизни она была рада, что о ней забыли.
        - Что ты там бормочешь? - спросил Канерва.
        - Он был почти у меня в руках! - буркнул пестрый. - Я мог порвать его! Ненавижу, ненавижу Бенду! Будь он проклят! Чтоб он сдох, как я!
        Канерва, собравшийся заткнуть разбойнику рот, замер.
        - Что ты сказал? Бенду?
        - Да, его! Грязного колдуна!
        Алиция сверху видела, как страшно побледнел бывший главный егерь, с какой силой затряс он бандита:
        - Где, где ты его видел?! Быстро отвечай!
        Но разбойник, только что плевавшийся от бессильной ярости, вдруг успокоился.
        - Хошь знать, голуба, куда побег Бенда? Чего вдруг?
        - Задушу собственными руками! - прошипел Канерва ему в лицо. - Ну!
        - Цыц, голуба. - Бандит отодвинулся, насколько позволяли веревки и пика стражника, колющая под лопатку. - Ты ж сказа: потащишь мине в город на виселку. А Бенда побег уже. Не догонишь. Чего ж я те грить бу? Не, голуба, я его сам хочу пришить, поэл?
        - Я сейчас тебя сам повешу! - взбеленился Канерва. - Немедленно, на этом самом дереве!
        Молодой бандит взвыл сквозь кляп, замотал головой, но на него никто не обратил внимания. Кроме держащего его стражника, который деловито стукнул пленника по затылку древком копья.
        - А чего, и повесь, - согласился вдруг пестрый. - А Бенда пока - тю-тю!
        - Ах ты!..
        - Зна, зна, ты ж грил: бандит, разбойник. А чего? Такой и есть, голуба, поэл?
        - Куда пошел Бенда? - Канерва, приблизив лицо почти вплотную к круглому лицу разбойника, буравил его ненавидящим взглядом. - Ну?
        - А чего ж пошел - побег, голуба, побег ровно за той дамой, оба в лес и в кусты. Три кинжала те в задницу.
        Алиция вздрогнула.
        - Ты мне голову не морочь своей дамой!
        - А мне дама и ни к чему, коли у ней колечков с камушками нет. А красавчик же ж небось запал на красное платьишко.
        - Красное?..
        Алиция сильнее прижалась к спасителю. Сейчас плешивый бандит расскажет про нее, и Канерва все поймет! Что делать, куда бежать? Срочно, немедленно, как можно скорее! Алиция от ужаса чуть не спрыгнула с дерева прямо в объятия Канервы.
        - Красное с черным, подол клиньями, низкий ворот, длинный рукав? Темные волосы, лицо белое, глаза подведены? Ростом ниже моего плеча?
        - Так, так, голуба, - кивал плешивый. - Твоя, что ль?
        - С Бендой? - (Алиция чувствовала, что Канерва хмурится.) - Куда они побежали, в каком направлении? Давно?
        - Ты б вел меня в город, голуба? - Плешивый улыбнулся длинным тонким ртом. - Виселка скучает.
        Канерва нерешительно оглянулся на стражников.
        - Я не могу отпустить тебя, - выдавил он наконец. - У меня приказ доставить тебя живым. Хотя предупреждаю сразу: короля устроит одна твоя голова. Так что не играй со мной - ничего не выторгуешь. Но учти: если не скажешь мне, куда побежал Бенда, ты все равно умрешь, а он останется жив. Но если скажешь... ты сдохнешь, зная, что я его убил. То есть убивал - долго и мучительно.
        Над Алицией заливалась какая-то пичуга, мешая расслышать тихие слова лорда. Девушка подняла голову, ища птицу взглядом, чтобы посмотреть, нельзя ли ее отогнать. И увидела лицо незнакомца. Он смотрел перед собой, морщась, как будто у него болели зубы.
        Плешивый внизу заговорил, и девушка уловила в его насмешливом голосе нотку мольбы:
        - Слышь, капитан, возьми мине. Чтоб мы с Сержиком не сбегли по дороге, ты ж нам в охрану обоих, а то и троих ребят отдашь, так?
        Канерва кивнул.
        - С колдуном ты один не справишься. Да еще с девкой. Я грю: пошли все. Возьми мине с собой. Если пойдем быстро, догоним. А я хоть посмотрю, как ты пустишь Бенде кишки. И все довольны, да, голуба? Мне будет легше сдохнуть, ежли увижу, как колдун помре.
        Канерва помолчал, обдумывая предложение. Алиция закусила губу, чтобы не застонать. Скорей бы они ушли! У нее вся задница отсижена! Ноги затекли!
        Лорд Мельсон медлил. Оглянулся, словно ища поддержки у стражников. Тем было все равно, они молча смотрели на командира, ожидая приказов. Наконец Канерва спросил:
        - А дама? Ты уверен, что они вместе? Бенда, в конце концов, - личное. А она... - (Алиция напряглась.) - Есть в округе какое-нибудь подземелье? Там... она... в общем, это приказ короля. Она мне тоже нужна. Живая. Срочно!
        - Подземелье? - Бандиты переглянулись. Старший улыбнулся: - Вроде как есть одно. Не зна, то ли, што те надоть, голуба, но подземелье самое верное. Ну так што?
        - Показывай, - решился Канерва, нервно сжав и разжав пальцы так, что хрустнули суставы.
        - А это? - Плешивый поднял связанные руки.
        - Это нет. - Канерва махнул стражникам, и те начали подталкивать бандитов. Плешивый двинулся в сторону холма, прихрамывая.
        - Мож, по пути? - оглянулся он, споткнувшись пару раз. Канерва кивнул и вслед за бандитами и солдатами пошел к дороге.
        Когда они скрылись, Алиция - не без помощи незнакомца - спустилась с дерева.
        - Мое платье, - вздохнула она, пытаясь счистить с подола смолу. - Но какие они кровожадные, эти разбойники! А Канерва! Что за халатность! Надо было срочно вести бандитов в город, чтобы их там повесили. А высокий лорд договаривается с ними. С лесными разбойниками! Благородный Канерва!
        Алиция оглянулась, прислушалась. Пожалуй, можно попросить незнакомца ее сопровождать. В случае чего он защитит ее. Как бы половчее предложить, чтобы не отказался? Для начала - завести знакомство и понравиться. Что для искусной придворной дамы плевое дело. И девушка начала светским тоном, ласково улыбнувшись:
        - А все же позвольте узнать ваше имя, мой таинственный и благородный спаситель. Я уверена, вы представитель забытого, но древнего и знатного рода!
        Алиция не могла потом сказать, осветилось ли это лицо легкой полуулыбкой или оставалось таким же спокойно-безмятежным, когда нечаянный спутник произнес только одно слово:
        - Бенда.
        Девушка вскрикнула и тут же зажала себе рот ладонью.

* * *
        - Пройдет!
        - Не пройдет.
        - Да пройдет же, говорю вам, вон какая полка широкая!
        - А бока у нее какие?
        - Она же не бочка! Я сидел - промежность не порвал.
        - А сумки?
        - Снять!
        - На себе, что ли, нести?
        - А что бы и не на себе? Чай, доспехи на плечах таскаете, так и в руках поносите - не рассыплетесь.
        - Понесешь ты.
        - Я?!
        - Отойди с дороги.
        Юлий остался стоять с разинутым ртом около кучи скинутых чересседельных сумок. Рыцарь повел лошадь на каменную полочку, тянувшуюся вдоль черного подземного озера.
        Арчибальд с оруженосцем потратили несколько часов на поиски обходных путей, но все ближайшие коридоры заканчивались тупиками, гладкими каменными стенами или завалами. Да и лошади отказывались идти в другом направлении, упорно возвращались к озеру. Поэтому когда Юлий забрел в нишу около воды, чтобы справить нужду, и обнаружил там выступ, неширокий, но на глаз достаточный даже для рыцарского коня, Арчибальд решился идти по нему. Снарядился факелом, вытащил кинжал и двинулся вдоль стены над водой. Оруженосец, причитая от страха, остался с лошадьми.
        Довольно быстро выступ окончился у нового коридора, и Арчибальд вернулся с сообщением об этом. Завязался спор. Рыцарь, уставший от препирательств, в ответ на предложение переправить лошадей вплавь вспылил. Только-только отошедшая от первой затрещины голова Юлия вновь зазвенела. На некоторое время между господином и оруженосцем восстановился мир. Арчибальд провел коня, но Юлий застрял: кобыла отказывалась вступать на полочку. Рыцарю пришлось вернуться, чтобы попасть в очередную перепалку. Теперь Юлий стоял около груды тяжелых мешков с доспехами, оружием, вещами и провизией и таращился вслед рыцарю, глядя, как упрямая животина, только что не желавшая ни ногой встать на каменный выступ, совершенно спокойно, покорно опустив голову, шагает за Арчибальдом.
        - Вот дура! - Юлий сплюнул и потянул какой-то ремень. Взвалил на плечо гремящий мешок и, склонившись под ним, побрел к краю озера. Пару раз он чуть не свалился. Сумка давила на плечо, клонила к воде. Юлий инстинктивно отшатывался к стене, упирался в нее мешком и отклонялся обратно, чтобы не помять доспехи. Не сразу удалось ему выровнять шаг. Факел мешал: мешок было не перехватить, он оттягивал руку...
        Когда Юлий добрался до коридора, Арчибальд сунул ему поводья обеих лошадей, забрал факел.
        - Этак мы сто лет провозимся, - буркнул он, исчезая за углом стены.
        Юлий опустил узел на землю и пнул его.
        - Индюк надутый!
        Рыцарь вернулся, держа в каждой руке по сумке; два мешка висели за плечами.
        - Пора ехать. - Он передал вещи юноше, и тот охнул: ремни дернули руки вниз.
        Кое-как Юлий приторочил все к седлу, влез на лошадь. Арчибальд ждал его, сидя верхом.
        - Поехали. - Рыцарь дал коню шенкелей, и тот послушно двинулся вперед.
        Юлий ударил свою кобылу пятками и тронулся следом. Некоторое время он молчал, затем не выдержал:
        - Не понимаю, почему вы все время издеваетесь надо мной. Это так принято среди рыцарей? Оруженосец у вас не считается за человека? Положено его бить, срывать на нем гнев, заставлять таскать тяжести? Скажите уж сразу, чтобы я знал, к чему готовиться!
        Рыцарь молчал, ехал, глядя перед собой, и Юлий собрался уже спросить снова, но тут Арчибальд произнес устало:
        - А я не понимаю, почему ты столько говоришь.
        - Сколько? - опешил молодой человек. - Вы хотите сказать, что я болтун?
        - У рыцарей принято смотреть и делать. - Арчибальд провел рукой по седеющим на висках волосам, пропустив короткие пряди между пальцами. - И не обсуждать приказы господина.
        - Но я же не рыцарь!
        Арчибальд повернул голову к Юлию, и тот пожалел о вырвавшихся словах. Рыцарь придержал коня, рыжая кобыла сама остановилась.
        - Ты уж реши, будь добр, что тебе надо. Мне все равно, хочешь ты быть оруженосцем, чтобы потом стать рыцарем, или используешь меня, чтобы выбраться из города. Сделай это прямо сейчас. Если ты оруженосец - молчи и слушайся. Если просто сопровождаешь меня до выхода из подземелья - молчи и езжай рядом, а наверху расстанемся.
        - Расстанемся? Нет, я же... - Юлий смутился. - Но разве... разве оруженосец может стать рыцарем? Я думал, только благородные...
        - Может. Сообщи мне свое решение.
        - Что, прямо сразу? - Юлий теребил узду. - А подумать?
        - У тебя было достаточно времени на раздумья.
        - Но...
        - Или я решу за тебя.
        - Нет! - Парень дернулся, поднял голову. - Подождите, я сейчас!
        Один! Один! Полная свобода! Куда идти, кому он нужен? Почему, зачем попался он треклятому колдуну Бенде, почему не сдох тогда?!
        Глаза Юлия бегали, взгляд не мог задержаться ни на одном предмете, выдавая полное смятение. Рыцарь ждал.
        - Я же нищий! Бродяга! - воскликнул наконец Юлий.
        - Я тоже нищий бродяга, - сердито заметил Арчибальд. - У меня нет дома - советую учесть. Я странствующий рыцарь, зарабатываю мечом и копьем. Не золотые горы.
        - Но вы же благородный!
        - И могу посвятить тебя в рыцари.
        - Нищего безродного бродягу? Попрошайку с площади?
        - Рыцарством награждают за личную доблесть, а не за имя дедов! - вспыхнул Арчибальд. - С такими мыслями, как у тебя, награды не заслужить!
        Юлий вжался в седло, как будто ища защиты у лошади. Кобыла повернула голову и ткнулась мордой молодому человеку в коленку. Юлий вздрогнул от этого неожиданного движения, дернул повод. Лошадь всхрапнула.
        - Я знаю. - Юлий похлопал ее по шее, успокаивая. - Но я...
        - Долго мы еще будем здесь торчать? - рявкнул Арчибальд. - Советую также вспомнить, что у меня тяжелая рука!

* * *
        Спаситель шагал широко, свободно, рукой отводил ветки. Девушка семенила следом, дергая подол, когда тот цеплялся за кусты или корни. Они шли в глубь леса, чтобы позже свернуть к холму, который совсем недалеко, но если идти к нему прямо сейчас, можно наткнуться на Канерву а Алиции этого совсем не хотелось. Насчет Бенды девушка не знала. Она высказалась вслух в том духе, что ему, наверное, тоже не стоит пересекаться с бывшим главным егерем. Но не решилась уточнить, только ли Канерва имеет к Бенде претензии или Бенда тоже хочет предъявить лорду Мельсону счет, поэтому, возможно, как раз жаждет встречи. А почему тогда он так тихо сидел на дереве, не проявил себя, не... Может быть, из-за нее? В этом месте своих суматошных размышлений Алиция взглянула на словно бы светящегося изнутри (или снаружи?) странного молодого человека, красивого почти женской красотой... Из-за нее? Это весьма вероятно!
        Найдя в собственной привлекательности душевную опору, фрейлина немедленно попросила сопроводить ее ко входу в... В общем, в ту сторону. Только чтобы не столкнуться со стражниками. А? Молодой человек будет столь любезен? И Алиция улыбнулась самой очаровательной улыбкой.
        «Молодой человек» в ответ молчал так долго, разглядывая девушку, что она забеспокоилась. Или она ошиблась, или, может, у нее одежда не в порядке? Платье порвалось, прическа растрепалась, краска на лице смазалась?
        Когда девушка собралась уже повторить вопрос, прозвучал ответ:
        - Что ж, все складывается ожидаемым образом.
        Правильные черты - прямой небольшой нос, четкий обвод рта, темные тонкие брови - выразили удовольствие. Алиция поймала себя на том, что мысленно примеряет на Бенду платье. Ей показалось, что из него получилась бы интересная амазонка. Однако девушка с возмущением отогнала эти мысли. «Он такой... мужественный!» - воскликнула она мысленно, когда «молодой человек» повернулся - полное скрытой силы движение. Ей захотелось прильнуть к источнику этой силы, но вместо этого пришлось, подобрав подол, пуститься в путь за Бендой.
        Глава шестая
        Алиция очень скоро устала. В ботиночках из тонкой кожи, предназначенных для танцев, в тяжелом платье с широким подолом, который постоянно за все цепляется - за пни, коряги, сучки, ветки... Год назад, когда еще жила у отца в замке, она каждый день ходила в дальнюю деревню и сама притаскивала оттуда две корзины фруктов или другого нехитрого крестьянского подношения. Легко! Но с тех пор привыкла, что под ногами ровный каменный пол, покрытый мягким ковром, что ходить надо в худшем случае из одной башни дворца в другую. А танцевать - это же сплошное удовольствие! Совсем не то, что перепрыгивать через поваленные деревья, спотыкаться о кочки и корни, да еще паутина попадается обязательно перед самым лицом! И приходится соскабливать ее с щек и носа, стараясь ругаться про себя, чтобы красавец мужчина перед ней не услышал...
        Так как почти все силы девушки уходили на преодоление препятствий, разговаривать она уже не могла. Хотя язык так и чесался! Однако ее спутник с самого начала взял такой темп, что она могла думать только о дыхании. Но это же представить только - колдун! Чертова паутина, опять в лицо!..
        Наконец девушка взмолилась:
        - Пожалуйста, остановись! Давай отдохнем! Я больше не могу!
        - Есть хочешь? - спрашивает Бенда через плечо.
        - Хочу! - Она зверски проголодалась: ничего не ела со вчерашнего обеда. Только перед дорогой сунула в рот кусочек пирога, да когда это было!
        - Поищем место, - соглашается Бенда.
        Девушка прислонилась к смолистому шершавому стволу сосны, глубоко вдыхая ртом лесные ароматы. Немного кружилась голова. Солнце уже высоко... Отдышавшись, она поплелась дальше.
        Огромный валун, покрытый мхом, стоял на краю заросшего папоротниками углубления в земле. На камень упало старое дерево, да так и осталось лежать, зацепившись за него ветвями. Листья пожелтели, высохли, но еще держались. Алиция с удовольствием опустилась в тени валуна на выступающий из травы ствол.
        - Уф... Вот это денек!
        Бенда, скинув с плеча пустой заплечный мешок, садится на корточки. На освобожденном от травы пятачке лежит немного хвороста, и девушка с любопытством следит за руками Бенды, ожидая, когда начнется колдовство. Однако Бенда развязывает мешок, сует туда руку - Алиция готова была поклясться, что мешок пуст! - и вынимает кресало и кремень. Удар, другой, брызгают искры - сушняк занимается. Маленький огонек появляется на веточках, исчезает, оставив потемневшие дымящиеся кончики, и тут же вспыхивает вновь, бежит по тоненьким сухим палочкам, сначала прижимаясь к ним, но постепенно вырастая и охватывая одним языком целую ветку.
        Алиция как раз собиралась спросить, где же они возьмут еду, но после фокуса с костром молча, с жадным любопытством, уставилась на мешок. Тот лежал, почти не приминая траву. Это одна ткань, больше ничего, сплетенные нитки да веревка на горловине.
        Бенда тем временем встает и отходит за деревья, бродит вокруг полянки, часто наклоняясь, - собирает сушняк.
        Алиция наблюдала с интересом, ожидая, когда колдун займется мешком.
        Жаркий костерок запылал около ног, и она отодвинулась.
        Бенда вынимает из пустого мешка закопченный котелок, пару деревянных ложек, плотно набитый полотняный мешочек; завернутый в тряпицу белый хлеб, половину каравая, совсем маленький глиняный горшочек, горлышко которого закрыто бумажкой, а бумажка перевязана тонкой бечевкой; льняное вышитое полотенце, порядком истрепанное; крохотный мешочек, видимо с солью, большой нож, глиняную бутыль и два деревянных стакана. Расстилает на траве около ствола, где сидит Алиция, полотенце, раскладывает на нем все, кроме котелка. Насыпает в чугунок горсть гречки и уходит за валун. Алиция некоторое время сидит, тупо глядя перед собой. Если б кто увидел фрейлину в этот момент, вряд ли влюбился бы в нее. От этой нечаянной мысли девушка очнулась и обвела взглядом полянку. Она, увы, не спала.
        «К счастью!» - тут же одернула она себя. Надо же, какие бывают на свете чудеса. Мало того что спасли, так еще сейчас накормят до отвала! Гречневая каша! Девушка готова была есть сырую репу.
        Бенда возвращается с котелком, в котором плещется вода, ставит его боком в костер, берет нож, отходит - девушка слышит удары лезвия по дереву - и возвращается с парой рогатин. Втыкает их в землю, продевает под ручку посудины палку и подвешивает котелок над огнем, садится рядом с девушкой на бревно, рядом с костром. Скоро крупа в воде начинает фонтанчиком подниматься со дна, по поверхности воды бежит рябь, появляются первые пузырьки. Божественный запах каши дразнит голодный желудок. Алиция так захвачена происходящим, что совершенно забывает о намерении подробно расспросить случайного спутника. Она смотрит, как кипит вода, как мечутся в ней крупинки, как пузырьки взрывают крупу на дне... Но вот бурление замедляется: крупа разбухла, отяжелела и уже кое-как шевелится в малом количестве воды - так едва поводит плавниками в ведре снулая рыба.
        Горячую с маслом кашу, пар от которой поднимался в лицо, ели прямо из котелка. Алиция быстро приспособилась и лихо работала деревянной ложкой. Наевшись - она позволила себе наесться, чего и быть не могло во дворце, где первой заботой была фигура, - девушка облизала ложку и спросила:
        - Как вам это удается?
        Бенда разливает темную жидкость из глиняной бутыли.
        - Что именно? - Приподнимает горлышко, и от льющейся с высоты струи в деревянном стакане вскипает пена. - Это?
        - Ах нет, вот это. - Девушка ткнула пальцем в мешок. - Он же пустой. А вы из него столько достали!
        - Это глубоко философский вопрос, - улыбается Бенда и подает ей один бокал.
        Жидкость оказалась прохладным гранатовым соком. Морщась, Алиция сделала несколько глотков: сок был довольно кислый.
        Она уже заметила, что когда Бенда улыбается, все вокруг как будто озаряется светом. Ей казалось, что это не солнце вышло из-за валуна, а Бенда светит прямо в лицо.
        - Я изучала философию, - смело соврала Алиция. - Но при чем здесь она, разве это не колдовство?
        - Если умение рук называют волшебством, почему умение духа не назвать так же?
        - Что?
        - Можете считать колдовством, а я предпочитаю верить, что это прозрение в суть хода вещей. - Бенда снова улыбается - и становится серьезным. - Не пора идти?
        - Нет-нет, еще чуть-чуть! - Девушка, поежившись, обхватила руками плечи. - Я пока не отдохнула. - Она смотрела, как Бенда складывает вещи в мешок, который по-прежнему остается пустым. И вдруг кое-что вспомнила. - Ох, простите, ради бога, что с самого начала не сказала этого, я была так напугана, все случилось настолько неожиданно, настолько...
        Бенда смотрит на нее с таким удивлением, что Алиция вынуждена пояснить:
        - Спасибо вам.
        - Не за что.
        - Как это не за что? За мое спасение!
        - Себя благодарите.
        - Меня? За что? - не поняла Алиция.
        - За спасение. За то, что любите жить.
        - Но это же вы меня спасли!
        - Вы так думаете? - Бенда поднимается и протягивает девушке руку
        До холма было уже недалеко.

* * *
        Ближе к вершине среди деревьев из земли выступал каменный зев. Валуны больше человеческого роста громоздились друг на друга, образуя проход наподобие городских ворот. Над головой нависал огромный камень. Между валунами - непроглядная тьма, оттуда веет холодом. Сквозь невысокую траву проглядывает кое-где мох, а кое-где кустики земляники. Деревья вокруг растут нечасто. Около пещеры высятся темные грабы, ниже преобладает можжевельник.
        Воздух полнился запахами прелой высохшей листвы, иголок и смолы. За деревьями иногда начинала выводить трель одинокая пичуга, замолкала ненадолго - и снова за свое.
        Солнце стояло в зените и нещадно палило землю. Везде царила жара; пропитанный горячими запахами травы, хвои и цветов воздух казался густым, как мятный ликер, только не было в нем прохлады и свежести мяты. Вокруг людей, стоило им остаться без движения, тучей закружились насекомые.
        - Эй, мальцы, хоть бы мухов отогнали! - мотая головой, воскликнул Кривой. Сержик, мыча сквозь кляп, отмахивался от насекомых связанными руками, сидя под деревом.
        - Молчать! - хмуро отозвался один стражник. Насупившись, он всматривался сквозь редколесье - не появится ли из пещеры лорд Мельсон, не подаст ли знак. Чтобы не пропустить этот момент, стражник не отрывал взгляда от полускрытого зеленью и ветками черного провала выше по склону.
        - Мух-хов мы тебе кха-щас в кх-штаны напустим, - засмеялся с покашливанием другой стражник, невысокого роста, широкий в плечах. Будь он повыше, загородил бы Кривому солнце. Бандит пару раз попытался сдвинуться в тень стражника, но тот за каждым движением Кривого делал шаг - и солнце снова нещадно заливало голову и глаза бывшему главарю. - А? - обратился стражник к молодому солдату, караулившему беспокойного Сержика. Кривой недобро взглянул на низкорослого.
        Солдатик сердито тыкал в Сержика копьем. Сержик дергал белобрысой, коротко стриженной головой, иногда ударяясь затылком о ствол, мычал, взмахивал связанными руками и на уколы почти не реагировал. Вернее, отвечал тем же мычанием и подергиванием, чем довел исполнительного конвоира до бешенства.
        - Мля, да чего он крутится, ща я его проткну! - выдохнул тот сквозь зубы, замахиваясь. На рябом лице была написана такая злость, такое желание немедленно выполнить угрозу, столько ярости слышалось в голосе, что даже идиот Сержик замер - с занесенными над головой руками, хлопая бесцветными ресницами. Небесного цвета глаза бандита выражали недоумение и муку.
        - Заткнитесь! - рявкнул первый стражник, наблюдавший за пещерой.
        - Брось, - поддержал второй.
        - Еще раз дернется - убью! - опуская копье, процедил солдатик. - Ублюдок хренов. Идиот.
        - За то и взят, - пробормотал Кривой, скашивая взгляд через плечо на осторожно опускающего руки Сержика. Некоторое время в лесу слышались только сухой шелест травы да редкое щебетание птиц. - Што, нету? - спросил он наконец, когда наблюдатель, в очередной раз вытянув шею и ладонью прикрывая глаза от жгучего солнца, всмотрелся в переплетение ветвей.
        - Тебе какое дело? Молчи, пока кляп не получил.
        - Так-ха, а что, лорд Канерва не появился еще? - прокашлял низкорослый.
        - Не видать.
        - Мож, кто съе? - предположил Кривой.
        - Заткнитесь оба!
        Низкорослый помолчал, затем снова обратился к наблюдающему:
        - Кх-слышь, Илю, а ну как и правда х-кха-съели?
        - Типун тебе на язык! - Молодой стражник, сосредоточенно сверля взглядом притихшего Сержика, быстро перекрестился.
        - Кажись, голоса? - пробормотал Кривой.
        Все замолчали, вслушиваясь в шелест, треск, свист и щелканье, стараясь расслышать что-нибудь за ними. Время завязло в жарком воздухе, как в горячей карамели. Ничего не происходило. Все остановилось, застыло, только далекое пение малиновки, да насмешливый разговор скворца над головой, да тягучий, нескончаемый шум ветра в вершинах, да стук шишек, да шуршание можжевельника...
        Первым не выдержал Илю, стражник, поставленный наблюдать и ждать сигнала.
        - Подождите, я сейчас. Гляну, что да как. - Взяв копье наперевес, он присел и на полусогнутых осторожно двинулся к пещере вдоль поляны, не выходя на открытое место.
        - Эк-ха-кха, куда же ж? - окликнул его низкорослый. Илю только рукой махнул, скрываясь в кустах, и вскоре появился с другой стороны. Негустой лес позволял свободно следить за его передвижениями.
        - Ща вернется, - буркнул солдатик.
        Сержик опять начал подергиваться, и, чтобы успокоить его, молодой стражник с такой силой прижал острие копья к горлу бандита, что тот наконец осознал опасность для жизни и вновь затих. Двигаться перестал, однако смотрел на конвоира с возмущением и непониманием.
        - Че лыбишься? - не выдержал солдатик. - Достал, ясно? Одно движение - и ты покойник, болван.
        - Што ты такой злой, голуба? - с мягкой укоризной обратился к нему Кривой, полуобернувшись. - Вишь, трудно мальцу. Непривычен к плену-то.
        - А меня волнует? Убью, и вся недолга.
        Невысокий стражник ткнул Кривого в основание шеи, на лоснящейся от пота коже появилось красное пятно. Бандит обернулся и пояснил уже ему:
        - Мож, малец отлить хочет? Терпеть мочи нет?
        - Пусть в штаны ссыт, - отозвался солдатик. - Че там Илю, возвращается?
        - Э-кхе-нет! - выдохнул низкорослый. - Чтоб у нас-кха тут мочой воняло?
        Молодой солдат со злобой пнул Сержика:
        - Че, приспичило?
        Сержик закивал, задвигал руками, упершись ногами в землю у ног стражника, попытался подняться по стволу... и свалился, опрокинутый грубым ударом в челюсть.
        - Команды дергаться не было! - Солдатик вытер мокрый кулак о кожаную куртку. От резкого движения с его носа слетела капля пота и шмякнулась Сержику на подбородок. Сержик то ли икнул, то ли всхлипнул.
        - Да ладно тебе, Шака, отведи парня за, кхе-кхе, куст.
        - А королевских сокровищ ему не надо? - Солдат посмотрел в сторону пещеры и увидел, что первый стражник подбирается к выходу, мелко крестясь и вытягивая
        шею. - Еж твою мать! - Смачно сплюнув, Шака ухватил Сержика за ворот и, одним движением подняв его, развернул в сторону от пещеры. - Топай, идиот! - И ткнул в спину копьем.
        Сержик, качнувшись вперед, выпрямился, выставив ногу, и с мычанием изогнул руки: как, мол, он со связанными-то?
        - Пошел! - прикрикнул Шака. - Справишься! Я тебе штаны снимать не буду!
        Подталкиваемый хмурым охранником, Сержик проковылял за широкий куст боярышника.
        - Вертается дружок-то ваш? - Кривой, заломив кисти и отвернув подбородок вправо, почесал левое ухо. Его конвоир, кашлянув, посмотрел на пещеру.
        Стрельнув глазами по сторонам, Кривой накренился, схватился за древко копья у основания наконечника и резко опрокинулся на бок, выкручивая оружие из рук стражника. Тот дернулся вправо, но не удержал копье, и оно упало в траву. Сам стражник потерял равновесие. Стоя на одном колене, он зашарил перед собой, крича:
        - Шака! Шака!
        Кривой с усилием, от которого вздулись вены на тыльной стороне ладоней, поднял копье за наконечник и обрушил древко на голову стражника. Тот успел прикрыться локтем, однако тяжелое дерево снесло не защищенный ни железом, ни толстой кожей сустав. Солдат упал на четвереньки. Второй удар сбил его на землю. Кривой размахнулся и снова опустил древко на голову пытающегося встать стражника.
        Из-за боярышника мчался Шака, следом выскочил Сержик со спущенными штанами.
        - Задержи того! - крикнул Кривой, бросаясь на поверженного стражника и начиная душить его.
        Сержик побежал за Шакой, но запутался в штанах и упал, вцепившись в пятку солдатика. Ботинок вывернулся из пальцев незадачливого бандита, Шака, выпустив копье, полетел носом в траву. Сержик схватил ругающегося на чем свет стоит стражника за ногу, навалился на нее всем телом. Сколько Шака ни дергался, бандита стряхнуть не получалось. На удары каблуком по затылку Сержик не реагировал, лежа тяжелым кулем. Стражник дотянулся до копья, приподнялся и уже приготовился вонзить его в обузу, но тут к ним подобрался Кривой. Размахнувшись, он опустил древко на голову молодого солдата.
        Сержик не шевелился. Кривой, отбросив оружие, сел обмякшему служителю порядка на грудь и задушил его. Шака остался лежать с широко разинутым ртом, словно напоследок от души обматерил небо.
        - Тащи в кусты, - велел Кривой. - Да штаны надень, не мельтеши чреслами.
        Сержик, поднявшись на карачки, тупо смотрел на Кривого, который обыскивал мертвого.
        - Ни ножичка, а? - бормотал бандит, шаря под плотной кожей куртки. - Ну все, тащи.
        Сержик уже стоял на ногах, завязывал штаны.
        - Он тя, голуба, не домогся? - посмотрел на парня с подозрением Кривой.
        - Меня? А что, хотел? - Сержик покраснел. - Да я ему...
        - Не зна, не зна... - Кривой тем временем обшаривал второе тело. - Во, глянь, оружье! - Он показал вынутый у мертвеца из-за пояса короткий толстый нож. - Для мине самое оно!.. Э, голуба, ты што творишь? В кусты его, пока кто другой не прибег! Слышь, голуба?
        Сержик пинал тело Шаки, которое от каждого удара подпрыгивало, и приговаривал:
        - Че, урод, понимаешь, кто тут болван? Понимаешь, сука? Я тебя мухам скормлю! Урод! Болван! Понимаешь, да?
        Чтобы привлечь внимание парня, Кривому пришлось отвесить ему крепкую затрещину.
        - Че такое, я не понял? - Сержик отскочил, пригнувшись и схватившись за голову.
        - Тащи в кусты! - гаркнул Кривой. - И сам прятайся! Щас третий вернется!
        Илю, пригибаясь, крепко сжимая копье, бежал по редколесью, огибал деревья и кусты, свободной рукой придерживая ветки. Остановившись у сосны, вокруг которой трава была примята, он выпрямился, огляделся, ворочая бритой головой на короткой шее. Полноватые губы приоткрылись, подбородок отвис, на блестящих от пота розовых щеках появились ямки.
        - Эй, вы где? - спросил он, делая шаг в сторону раскидистого боярышника и поднимая копье. - Вылезайте, у меня приказ от лорда Канервы. Эй, слышите?
        Кругом тишина, ни одного звука, даже птицы замолчали. Только ветер качает вершины - и они с неровным шелестом метут облака. Стражник застыл, вслушиваясь и невольно приседая.
        Шорох справа. Илю быстро обернулся к яркому пятну зелени, заметив среди ветвей лицо. Но чье, не успел разобрать: сзади из-за дерева бесшумно вылетело древко копья, и на голову стражника обрушился сильный удар.
        - Чего вертишься? - проворчал Кривой, тщательно вытирая нож о штаны мертвеца - несколько раз с силой провел по его бедру, чтобы лезвие снова заблестело. Из кустов высунулся бледный Сержик.
        - Ты че, Аласт, я не понял? - проныл он. - Че не пришил его сразу, он же меня чуть не проткнул!
        Кривой сплюнул и спрятал нож.
        - Двигай, голуба, ближе к пещере, - велел он. - Бум ждать колдуна.
        - Да на хрена нам этот урод? - Сержик вылез из кустов, отряхивая штаны. - Я не понял, че тебе понадобился этот поганый сморчок? В подземелье - и ходу в город! Мочим лорда, и все, я не понял!
        Кривой поманил молодого бандита, ласково обнял за плечи, для чего ему пришлось привстать на цыпочки, чуть пригнул, придавив сильной рукой шею, и произнес задушевно:
        - Ты полный кретин, голуба, так што не лезь с советами куда не просют. Не то я из тя сосиську сделаю. Сниму шкуру, кишки на фарш нарежу и в шкуру заверну. И веревочкой обвяжу. Поэл?
        - Че такое, я не понял...
        - Цыц! Слышь - вроде голоса?

* * *
        Наверху день - это видно по желтым струйкам света, кое-где спадающим с черного низкого свода. Юлию кажется или дорога действительно пошла вверх? Не приближаются ли они к выходу? Юноше очень хотелось поделиться своими соображениями с рыцарем, но после очередной затрещины он опасался заговаривать первым. Да вдруг это просто очередной поворот фортуны, то бишь катакомб?
        - Ничего знакомого в местности не появилось? - спросил Арчибальд. Как будто подслушал его мысли!
        - Нет, - немедленно соврал Юлий. И тут же покраснел, кляня себя. Ну почему этот рыцарь все время сбивает его с толку, как мальчишку? «Погоди, я выведу тебя на чистую воду!» - подумал, неизвестно к чему, юноша. А сам сказал, в очередной раз набравшись храбрости: - Эти катакомбы огромные, в них можно хоть всю жизнь проплутать. Один из старых входов расположен за стеной, на холме, коридоры тянутся аж оттуда и под всеми улицами и домами, как будто внизу второй город. Ходы очень запутанные, настоящий лабиринт, здесь можно помереть, пытаясь выбраться наружу. Я однажды целую неделю гулял - и ничего, живой, хотя чуть не погиб, когда пытался перебраться через... Ай!
        Рыцарь повернулся к юноше, и тот, испуганно пискнув, втянул голову в плечи. Арчибальд бесстрастно повторил вопрос:
        - Что-нибудь знакомое появилось?
        Юлий вздохнул:
        - Ну... в общем... Ничего такого действительно знакомого, что бы я видел когда-то собственными глазами, но раз пол поднимается, может, мы где-то недалеко от выхода.
        Арчибальд кивнул и отвернулся.
        Молодой человек потер шею, повертел головой, разминая затекшие мышцы, сполз с лошади и пошел рядом, держась за стремя. Рыцарь вновь доверил поиск пути животным. Юлий был против, но его мнения даже не спросили!
        Сидя верхом, Юлий видел только шею своей лошади, к которой он пригибался, чтобы не стукаться макушкой о низкий потолок. При каждом ударе сыпались за шиворот и в волосы струйки сухой глины. Теперь, когда шел пешком, он видел перед собой черный круг уходящего вдаль коридора. Ни стен, ни пола, ни потолка, только сгусток темноты, иногда рассекаемой золотистыми нитями солнца. Обычно отверстия, сквозь которые падал свет, были совсем маленькими, даже не отверстия, а трещины в толще земли. Поэтому свет сквозь них проникал тонкими лучиками, да и тот почти сразу рассеивался. Иногда попадались целые дырки, тогда свет пробивал темноту сверху донизу и можно было смотреть, как в нем то серебрятся, то меркнут скачущие пылинки, оставляя на полу словно лужицу расплавленного золота. Ну или хотя бы новенькую медную монету. Юлий от нечего делать занялся выискиванием таких длинных солнечных нитей и разглядыванием пыльного танца. Хоть какое-то занятие! А то этот рыцарь только и умеет что молчать. Кому оно нужно, это молчание? Пустой перевод времени! Сколько можно было бы сказать, рассказать, поведать, узнать! А так
что? Смотришь себе на эти глупые дырки, пытаешься от скуки считать их... две слева, три справа... две слева, четыре справа... Тоска! Две слева, пять справа... ответвление вправо, две слева, пять справа...
        Юлий не выдержал:
        - Энц рыцарь... энц рыцарь!
        - Тихо, - отозвался Арчибальд.
        Юлий замолк на полминуты, в течение которых исступленно считал дырки, затем предпринял еще одну попытку:
        - Энц рыцарь!
        - Заткнись!
        - Да что вы все «заткнись» и «заткнись», что мне теперь, язык себе отрезать? - обиделся Юлий. - Я вам сказать хочу...
        - Голоса слышишь? - перебил рыцарь.
        - Голоса? Какие? - Юлий вслушался в изрезанную солнцем темноту.
        - В седло!
        Юноша резво выполнил команду, бормоча:
        - Что-то я никаких голосов...
        - Если заткнешься, то услышишь, - оборвал его рыцарь, собирая поводья. - Галопом!
        Сжав коленями бока лошади и качнувшись назад, когда она тронулась, Юлий сделал последнюю попытку услышать хоть что-то. Но под сводами, как эхо, разносился лишь стук копыт. Только один раз показалось, что он услышал женский крик.

* * *
        Алиция щебечет:
        - Я безумно рада, что все так удачно совпало! Подумать только, вы на дороге как раз в тот момент, когда на меня напали эти разбойники... А потом лорд Мельсон их поймал... такая поразительная случайность, не находишь? И то, что мы успели залезть на дерево... А как он их ловил!.. - Алиция иногда сбивается с «ты» на «вы» и обратно, потому что никак не может определиться ни в статусе спутника, ни в своем отношении к нему. - Как вы считаете? Нам крупно повезло!
        Бенда оборачивается и два шага рассматривает озадаченно-довольное лицо девушки. Бенда делает всего два шага, но Алиция от этого взгляда спотыкается, лихорадочно поправляет давно и безнадежно испорченную прическу, срывается на бег, догоняет Бенду пристраивается рядом, чуть позади, и доверчиво улыбается.
        - Разве такое совпадение может быть случайным? - говорит Бенда.
        - Так а разве... Ну то есть только такое и может! В смысле, я хотела сказать, разве такое придумаешь заранее? Слишком сложно! Или... А ты думаешь, это все подстроено?
        - Я думаю, все не просто так, - отвечает Бенда. - И жду еще одной встречи.
        - Как? Почему? - Алиция перепрыгивает через корни. - А, догадалась, это ваше колдовство! Вы гадали на будущее!
        Бенда смотрит на девушку через плечо; ей кажется, что с неодобрением, и она снова спотыкается, запнувшись о свою же ногу.
        - Нет? - неуверенно спрашивает она, выправив шаг. - Я что-то не то сказала?
        Бенда идет молча так долго, что девушка решает: ответа не будет. И тут наконец Бенда произносит:
        - Для тебя - достаточно правильно. Но если б ты помнила, что ты несколько больше, очевидность событий не пришлось бы объяснять так сложно.
        - Что?..
        - Смотри и слушай.
        - Приближаемся? - Алиция крутит головой, не видя перед собой, чуть правее по ходу движения, серого остова скалы. Они уже вышли на открытое место. - Так куда смотреть, что случилось?
        Бенда кивает на темный провал - вход в пещеру.
        - Ой! - вскрикивает Алиция. - А я и не заметила! - Она мнется. - Слушай, ты не мог бы... Ну, там, в этих подземельях, темно, страшно... А?
        Бенда смотрит на нее молча, ждет продолжения, как будто не понимает, о чем она говорит, поэтому, собравшись с духом, девушка продолжает через силу:
        - У меня есть карта, так что дорогу мы найдем, но еда и все остальное... Может, там чудовища какие-нибудь водятся, кто знает... - Когда Алиция сломя голову мчалась сюда, она ничего не боялась и даже не задумывалась об опасности, но по мере того как она об этом говорила, ей становилось все страшнее. - Ты же понимаешь. Одна, без оружия...
        Бенда все смотрит на нее своим изучающим взглядом, от которого становится не по себе, и девушка решается, выпаливает на одном дыхании, чтобы скорее избавиться от пристального внимания:
        - Пойдем со мной! Пожалуйста!
        Бенда, сморгнув, отворачивается и долго изучает вход в пещеру. Затем обегает взглядом поляну, задержав внимание на сломанных ветвях молодой рябины у края опушки.
        - Ты что? Нашел что-то? Или потерял? - Алиция сбита с толку. - Бенда, ау!
        Бенда возвращает внимание к ней.
        - Пытаюсь понять, то ли это, что мне надо сделать. Уверенности нет, но и других неотложных дел или желаний... Дел нет. С желаниями разговор особый.
        - Бенда, я тебя умоляю! - Алиция, вспомнив, что Канерва и бандиты могут ждать где-то рядом, молитвенно складывает руки. - Пожалуйста, пожалуйста! Мне нужна помощь! Не знаю, надо ли тебе это, но если мы доберемся туда, куда я иду, я дам тебе много золота! Или колдунам не нужно золото? Больше у меня ничего нет!
        - У тебя вообще ничего нет, - хмурится Бенда. Алиция смущена. Лицо Бенды светлеет: - Но у тебя есть...
        Раздается громкий треск ломающихся ветвей, и на поляну из кустов, на которых перед тем задержалось внимание Бенды, вываливается Сержик, за ним выходит, отряхивая штаны, Кривой.
        - Ну че, сколько можно перетирать, я не понял! Кончай девке лапшу вешать, понял? Достал!
        Алиция, охнув, спряталась за Бенду. Кривой отодвинул Сержика:
        - Не лезь, грят, не в свое дело. Короче, Бенда, ты влип. Щас я тя буду чуток убивать. Но тут есть еще желающий, лорд один, тож, наверно, старый твой должник, хе-хе. Короче, он ждет тя там, - Кривой кивнул наверх, на вход, - так что бежи туда, мы тя там обои прикончим. Потешим ся. Ясен пень? - Он вынул нож.
        - Боже, - прошептала Алиция. - Бежим!
        - Идь в подземелье, кому грю! - угрожающе прикрикнул Кривой, надвигаясь на молодых людей. - Заодно оттудова и не сбежишь.
        - Давай шевелись, болваны, че стали как вкопанные, я не понял? Быстро пошли, поняли?
        - Заткнись, голуба, - беззлобно попросил Кривой, но Сержик не смог сдержаться и сунул грязный кулак под нос Бенде:
        - И не светиться тут, понял?
        Бенда смеется.
        Кривой еле успел схватить озверевшего Сержика и оттащить от Бенды.
        - Я тебе покажу, сука, надо мной смеяться! - заорал молодой бандит. - Я тебя убью, понял? Че лыбишься, урод?
        Алиция не выдержала и, вцепившись в рукав Бенды, потащила его за собой к пещере. За ними неспешно двинулся Кривой с ножом в одной руке и с Сержиком, которого он крепко держал за шиворот, в другой. Сержик вырывался, Кривой пару раз его пнул:
        - Не трожь Бенду! Я сам его убью, поэл, голуба? Не трожь!
        А в проеме пещеры уже стоял лорд Мельсон и не отрываясь смотрел на Бенду, не замечая девушки.
        Алиция хоть и оскорбилась пренебрежением Канервы, попыталась извлечь выгоду из положения. Видя, что все внимание сосредоточилось на Бенде, она сделала шаг в сторону... еще один... зайти бы за эту толстенькую сосну, а там - со всех ног в лес!.. Еще маленький шажок...
        Нож, свистнув над самым ухом, с глухим стуком вонзился в дерево. Алиция застыла, медленно-медленно обернулась...
        - Вот и ладненько, - сказал Кривой, кивая Сержику и тот побежал за оружием. - Лорд про дамочку гри. Щас ему не до тя, но потом-то вспомнит. Пусть хоть тя привезет. А то ж я с ним, с голубой, задерживаться не бу. Хоть он и симпатишный, хе-хе.
        Лорд Канерва, тугой, как тетива, посторонился. Алиция с Бендой ступили в пещеру, Кривой, подталкивая упирающегося Сержика, вошел следом.
        - Да че мы там будем делать, я не понял? Не пойду я туда, че такое, Аласт, ну я не понял, че такое? Холодно, темно, я простужусь, да че ты меня толкаешь, я не понял! Я темноты бою-у-усь!
        - Ну што, голуба, вот наш колдун. Хошь - режь, хошь - ногами пинай. Кто первый? Я пока на ем картинку сделаю, а? - И Кривой, поднимая нож, сделал шаг к Бенде.
        Алиция закричала.
        Канерва поморщился. Осмотрелся. Задержал взгляд на бандитах, только сейчас осознав, что они развязаны и без охраны. Кривой широко улыбнулся. Канерва нахмурился, но было видно, что не особенно огорчен. Он медленно вытянул из ножен меч.
        - Ну что ж, вот ты и попался мне, колдун.
        - Приятно видеть вас в добром здравии, лорд Мельсон, - отвечает Бенда, и Канерву передергивает.
        - Дьявол! - бросает он. - Алиция, отойдите, или ваше платье запачкается кровью.
        Девушка, округлив глаза, не двигается с места. Она сильно побледнела, пальцы то изо всех сил сжимают рукав платья, то быстро-быстро перебирают складки ткани. Юная фрейлина в полной растерянности. Не будь она самой собой, упала бы в обморок. А так девушка только запрокидывает голову и начинает громко, протяжно, пронзительно кричать, как обиженный ребенок, у которого отобрали конфету или куклу. Алиция вся отдается крику, она вопит самозабвенно, не замечая ничего вокруг. И никто не слышит приближающегося стука копыт.
        Двух всадников заметили, только когда те вылетели из черноты уходящего в глубь холма прохода. Один из всадников спешился и, на ходу выхватывая меч, бросился к кричащей девушке, встал между ней и обнаженными клинками лорда и бандита. Другой, сползая с седла, взял обоих лошадей под уздцы и неторопливо повел вдоль стены. Атакующие отступили. Канерва узнал рыцаря, который вчера вызвал переполох в караульной, и побледнел от гнева. Кривой не отрываясь смотрел на второго - тот, отворачиваясь, пристроился за Бендой и Алицией так, чтобы они его загораживали.
        Алиция наконец замолчала - выдохлась или заметила, что ситуация изменилась. Она закрыла рот и открыла глаза.
        - Я помогу вам, уважаемые дамы. - Рыцарь отвесил Бенде и Алиции короткий поклон. - Вы позволите?
        - Че такое, я не понял? - пробормотал Сержик, и на этот раз никто не попытался его стукнуть.
        - Господа, вы подняли оружие против дам, следовательно, подняли его против меня. - Арчибальд пытливо заглянул в глаза каждому противнику.
        - Да откуда же вы взялись, дьявол побери! - не выдержал Канерва. - Что вы вечно лезете не в свое дело?! Отойдите! Даже не добавляю «если хотите жить» - вижу, вас это не очень волнует!
        - Вас, вижу, тоже, - холодно ответил рыцарь.
        Тут в обмен любезностями негромко вмешался Кривой:
        - Слышь, дядя, мы тока убьем колдуна, и все, больше никому ничего, дамочка останется целой. Так што отходь в сторонку, все путем.
        - Не знаю, кто здесь колдун, я вижу только двух дам, на которых нападают двое вооруженных мужчин и один безоружный. И считаю своим долгом встать на защиту девушек. Так что будет лучше, если вы вложите оружие в ножны и пойдете восвояси. И лучше, и дешевле.
        - Боже, зачем ты плодишь идиотов?! - крикнул в изнеможении Канерва.
        - Дядя, дядя, ну ты ж вишь, нас больше, мы тя все равно убьем, а потом и колдуна, как хочем. Идь отсюды, пока живой. - Кривой перехватил нож за лезвие, покачал на руке, примериваясь к броску.
        Арчибальд презрительно посмотрел на него, задержав взгляд на коротком толстом лезвии.
        - Я за три минуты разделаю на котлеты и вас, и лорда, и вашего трусливого дружка, - сказал он и добавил, посмотрев на Сержика: - Если он не сбежит раньше, конечно.
        - Я выпущу Бенде кишки, даже если буду трижды мертвый, - угрожающе проговорил Канерва, принимая защитную стойку. - Давай проверим твое мастерство, бахвал. Из караулки ты сбежал слишком резво для хорошего воина.
        - Если хочешь, я и тебе подрежу яйца. Наверное, это пойдет на пользу такому горячему петушку, - спокойно отозвался Арчибальд.
        Канерва задохнулся от ярости, побледнел и занес руку с мечом:
        - Теперь нам точно не разойтись живыми! Сначала я убью тебя, потом вырежу сердце гнусному обманщику Бенде, а затем повешу эту чертову шлюху на ее собственном поясе!
        Алиция ахнула. Прежде чем кто-либо успел сделать хоть движение, она скользнула вперед и с размаху отвесила лорду Канерве звонкую пощечину. Звук раскатился по пещере и отозвался эхом от стен. Алиция спряталась обратно за спину Бенды. И тут же зазвенели, скрестившись, мечи.
        Кривой, оглянувшись, кивнул Сержику шагнул вперед, чтобы воспользоваться тем, что неожиданное препятствие исчезло, вернее, занято. Девушка, увидев взгляд бандита, вскрикнула. Но Кривой, попытавшись сделать еще шаг, отскочил: мелькнуло лезвие и распороло куртку у него на животе.
        Бандит огляделся. Они стояли около самого входа, шагах в двух от проема. Здесь было уже темно: солнце светило с другой стороны. Судя по эху, пещера была размером с зал в ратуше, где проходили заседания муниципального суда и где Кривому неоднократно доводилось присутствовать неофициальным свидетелем. В глубине пещеры он, присмотревшись, углядел два отверстия. И через какое же надо двигаться к городу? Пока эти двое дерутся, быстренько, без удовольствия, прикончить Бенду и сбежать... Но Юлий? Откуда он здесь, почему с рыцарем? Как ему удалось уйти от стражи?..
        - Че мы ждем, я не понял, Аласт? Давай быстро бежим! - зашептал Сержик ему на ухо.
        - Идиот! - В сердцах Кривой зазвездил парню отменный подзатыльник.
        Земля под ногами затряслась, пещера зашаталась, раздался грохот. Люди зажимали уши, прикрывали головы руками. Козырек над входом закачался; сверху, перегоняя друг друга, покатились камни. Осколки отскакивали в пещеру, и люди отбежали вглубь. С оглушительным шумом часть потолка обвалилась - и в пещере сгустилась тьма. Непроглядная тьма и тишина.

* * *
        Лисс брел по улице. Кажется, он проходил по ней в третий или четвертый раз за день, снова и снова прочесывая район в поисках дома, который хозяева согласились бы продать. Пока желающих не находилось, несмотря на огромный алмаз в руках пажа. Ноги гудели, желудок сводило от голода.
        Паж остановился перед трактиром недалеко от базарной площади. Он знал это место - иногда, будучи в городе, заходил сюда с приятелями выпить пива, пообедать или воспользоваться хорошенькими и доступными за отдельную плату служанками. Сейчас он тоже хотел поесть - плотно и вкусно - и запить обед большой кружкой холодного пива: солнце стояло в зените, по лицу пот стекал ручьями, по спине - реками.
        С трактиром что-то случилось. Всегда плотно закрытая дверь - чтобы внутри царили приятный полумрак и прохлада - на этот раз была распахнута настежь. Около нее стояли две подводы, крепкие ребята выносили из трактира вещи и грузили на одну из них. Как раз сейчас парни протискивали в трещащие от напряжения косяки широченную кровать, которая влезала в проем только наискосок и то едва-едва. Хозяйка трактира сидела на подводе, плакала, иногда сморкаясь в огромный красный платок, и причитала басом:
        - Ох, мое хозяйство! Ох, кровать! А моя чудесная стойка, ее даже не унести... Ох-ох, кончилась жизнь!..
        Лиссу припомнилось, что когда он проходил по этой улице раньше, из трактира кого-то выносили, здесь стояла толпа и толпились стражники. Зеваки присутствовали и сейчас, но их осталось заметно меньше.
        Не повезет ли ему в этот раз? Паж с независимым видом подгреб к толстухе. Как же ее зовут?..
        - Что за беда заставила эти прекрасные глазки лить безутешные слезы? - развязно спросил он.
        Мама Ло оторвала платок от «прекрасных глазок» и воззрилась на мальчишку.
        - Ты еще не слышал? - всхлипнула она, громко икнула и крикнула: - Ох, мой буфет, осторожней! - После чего снова принялась причитать: - Все в округе уже пришли спросить! Ох, мой трактир, мой чудесный трактир! А мое пиво! - Женщина промокнула глаза и снова посмотрела на пажа. - Ты Кривого Пальца знаешь? - Она ойкнула, зажала себе рот, наклонившись так, что грудь легла ей на колени, поманила Лисса толстым пальцем. - Он сбег. Стража заняла трактир, он всех перебил и сбег. Стражники выпили все пиво... мое пиво! - В ход снова пошел платок. Мама Ло шумно высморкалась, обтерла нос и продолжила: - Я бы нового наварила и как-нибудь бы не разорилась. Мое пиво знают в округе, ко мне приходят даже с других концов города... - Она всхлипнула. - Но Кривой... Я предложила ему сдаться... Я знаю, он меня не простит... Он вернется и убьет меня!.. - Женщина разрыдалась.
        Лисс с нетерпением выслушал ее и спросил, как только она немного успокоилась:
        - Так вы уезжаете из города, я правильно понял?
        Ло отняла платок от носа и, оглянувшись испуганно, спросила:
        - Что, так заметно?
        Лисс гнул свое:
        - И продаете дом?
        - Да кто же ж его теперь купит?! - Толстуха вновь разрыдалась. Лисс трижды дотрагивался до ее плеча, прежде чем хозяйка трактира обратила на него внимание. - Ну, что еще? - сварливо бросила она, всхлипнув напоследок.
        - Я могу купить, - заявил Лисс, небрежно похлопывая перчатками по борту телеги. - Если вы примете в уплату не золото, а, скажем, драгоценный камень.
        - Правда, что ли? - Женщина заулыбалась во весь большой щербатый рот, но в глазах ее уже заблестели монеты. - Какой камень? - Она оглядела пажа - со всклокоченной головы до запыленных ног.
        Лисс вместо ответа протянул кулак и, прикрыв его ладонью другой руки, разжал пальцы. Мама Ло моргнула.
        - Пойдет? - спросил Лисс, пряча руку за спину.
        - А то, - хрипло согласилась толстая хозяйка.
        - Так давайте составим договор?
        Мама Ло, переваливаясь, сползла с телеги и, поманив мальчишку, направилась в трактир. Лисс, оглянувшись и убедившись, что никто не обращает на него внимания, не смотрит в упор, не следит исподтишка, - двинулся за ней.
        Глава седьмая
        Пресс для яблок скрипел, когда Арчибальд наваливался на рычаг всем телом - а иначе сок уже не шел. Оранжевое закатное солнце заливало двор неярким, но еще сильным светом. По булыжнику гуляли куры, они толпились вокруг Ории, с суетливым кудахтаньем подбирали яблочные косточки, которые сыпались из-под рук девушки. Ория сидела на низком табурете около двух больших корзин и быстро-быстро, как она делала все, резала яблоки. Из-под ножа во все стороны летели семечки, крохотные кусочки мякоти, обрывки шкурок, и куры, толкаясь, склевывали все это. Нож мелькал в руках, сложно было уследить за движениями девушки, и так же сложно было уследить за ее словами: она без умолку говорила. Но Арчибальд давно привык к ее манере, поэтому, не переставая нажимать на упрямый рычаг, смотрел на Орию, слушал и иногда отвечал. От кисло-сладкого крепкого аромата плодов сводило кишки.
        - Я ей и говорю: дура, кто же кладет базилик в пирог? А она: жрать захочешь - и не то положишь. У тетки, оказывается, старая рожь почти кончилась, так она желудей намолола и добавила в хлеб, а мужики ее не жрут! Вот и вывернулась: испекла пирог с капустой из той же желудевой муки, добавила только молотой сушеной травки пряной, и базилик, и молотого перчику самую малость - так слопали за милую душу и корки горелой не оставили! Представляете? А давеча дочь торговки Ханы заглядывала, она ездила тут за медом и яблоками в деревню. Я ей говорю: купите наши, красивей нигде не найдете! Крепкие, сочные! Она посмотрела, нос, как водится, своротила, но взяла корзину. А то! Будет хвастаться, что королевские яблоки жрет, знаю я эту Хану! В прошлом годе жениха отшила, как думаете, за что? Да вот за то, что обычный купчина! Дворянчика ей подавай! Мать забаловала, отец потакает... Тут уж всякая девица себя потеряет, не то что глупая задавака Хана!
        - Не говорила Хана, отец ее на пошлины жаловался? - вставил Арчибальд.
        - А то! - вскинулась Ория. - Не то не знаете, ваше высочество, что у купчин это любимая тема? Сама Хана плакалась, мол, из-за этих пошлин отец ей на платье белого атласу никак не привезет. И то сказать, давненько в наших краях атласных платьев и шлейфов по праздникам не видать! Куда ни глянь - один шелк в лучшем случае, а так лен да шерсть, да тафта, да опять лен! На самых первых-то щеголихах! - И, внезапно помрачнев, она добавила: - Чтоб я так жила - в шелках по праздникам разгуливать!
        Арчибальд только хотел сказать что-то в утешение, но девушка уже весело продолжила:
        - А впрочем, что мне с того шелка? Милый как на него ляжет, так и соскользнет! - Она расхохоталась. - Купцы только и умеют жаловаться, хотя живут богаче короля, да у них дело такое, не пожалуется - кто ему поверит? И так-то видно: харя толстая, щеки свисают на воротник - кто скажет, что он бедный? Да только что делать, полотна надо или пряностей - все равно к купчине идут. А он и рад цену взвинтить, коль у людей нужда! Вы что стоите, ваше высочество, закончили неужто?
        - Пока ты говоришь, Ория, что угодно можно закончить. - Арчибальд отер со лба пот. - У тебя как?
        - Да вот, осталась пара дюжин яблочков, так я с ними за минуту управлюсь. Только перед тем как сушить, кур надо отогнать. Вы как ослика выводить будете, заодно кур заприте, а я как закончу, так за ужин примусь. Большое-то ведро сегодня не берите, завтра гостей нет, так можно не мыться, зачем вам много воды тащить, надрываться, и так с самого утра вы уже и яблоки собрали, и послов приняли, и в лес сходили, сколько ягод принесли, мне теперь полночи перебирать! И меду кувшин, и корзину орехов! Крестьянин столько бы не сделал, сколько принц, бедняжка, работает! Матушка ваша сегодня днем тоже заходили, расспрашивали, где вы и что поделываете. Платочек изволили вышить, чтобы вам пот отирать, да я в карман сунула и забыла, пока выметала залу перед приездом послов. Да вот же кончик его торчит из кармана, возьмите, ваше высочество, а то за ужином матушка спросят о платочке, и если узнают, что я не передала, так ругаться будут!
        Арчибальд успел сходить на конюшню и вернулся, ведя в поводу маленького печального ослика, который опустил голову к самой земле, так и шел, постукивая копытцами по булыжнику двора. Сколько его ни дергали за уздечку, он морду не поднимал. К спине ослика были привязаны две закрытые крышками бадьи для воды. Ручей протекал ниже замка, у подножия скалы. Юноша услышал только про «кончик из кармана, возьмите, ваше высочество» и вытянул платок из одного из множества карманов, что отягощали фартук единственной служанки во дворце. Она была и поварихой, и горничной, и камеристкой. Кроме нее, обедневшей королевской семье служил только охранник Жак, он же конюший, и камергер, и стольничий, и виночерпий. Всю работу по управлению королевством и хозяйством дворца вел юный принц. Королева предавалась скорби.
        Увидев бадьи, Ория всплеснула руками, выронив нож:
        - Куда ж две-то на ночь, ваше высочество?! Вы ж притомились за день! Поберегли бы уж себя! Верно ваша матушка говорят: не по-королевски изволите себя вести! Надорветесь же, целый день работаючи, по две бадьи от источника таскать!
        - Мне завтра с раннего утра ехать, Ория, так хочу помыться.
        - В гости, что ль? А к кому, позвольте узнать? Далеко ли, надолго ли? Надо ли припасов в дорогу? А как же виноград, привезли же две телеги по два быка! Давить надо, пока не скис! В холодной уже и места нет, все этими корзинами забито, а Жака разве заставишь виноград давить? Он только вино хлестать горазд!
        - Послезавтра вернусь, с утра, долежит как-нибудь. Ты перебери, засахари сколько-нибудь, для компота отложи, а я вернусь и все сразу под пресс пущу. К дядюшке еду, насчет долга поговорить. А Жак пусть пока вытащит пресс во двор, дождя вроде не ожидается.
        - Так чем долги платить-то, ваше высочество?! У дядюшки Лу последний крестьянин богаче вас! И ехать к нему неделю, не меньше!
        - Да не к тому, Ория, - с досадой отмахнулся Арчибальд, ведя ослика к воротам. - К Полии я. Есть мысль одна о пошлинах с купцов. Думаю, если предложу, чтобы он вместо меня брал дорожные сборы и пограничную пошлину в счет долга, то он согласится. А купцам я поблажку сделаю, тем, которые через Полию торговать станут. Торговля через дядюшку пойдет, ему приток, а мне головной болью меньше.
        - Купчинам поблажки?! - Ория схватилась за голову. - Да как вы думать о таком можете, ваше высочество! Это ж такие бестии, распустятся - потом ни гроша с них не сдерете!
        - Хватит болтать. Года три проживем без этих пошлин. Зато с одним долгом расплатимся, а там, глядишь, и с остальными. Видишь сама, у нас наконец что-то появилось в доме, запасы на зиму сделали - и еще остались продукты, часть продали, деньги завелись... Ория, мы скоро заживем по-королевски, не ворчи! Через год я, может, сокола себе смогу купить, представляешь? У нас будут куропатки!
        Девушка подняла нож и вернулась к резке яблок, качая головой:
        - Ох, ваше высочество, все-то вы обдумали, все-то обрешали, а как с дядюшкой Лу расплачиваться - этого вам ни в жизнь не сообразить! Ничем от него не откупиться, от злодея!
        Юноша уже не слышал ее причитаний.

* * *
        Встал Арчибальд с солнцем, не было и пяти часов. Помылся, надел «парадный» костюм - единственное одеяние, в котором его не приняли бы за крестьянина. Правда, и будущего короля в этом наряде было сложно в нем признать. Что бы ни говорила Ория, Арчибальд не забывал о том, что он принц, и раз в год навещал «близких» родственников и соседей - тех, до чьих дворцов можно было доскакать за полдня или за день. Учитывая размеры королевства, большая часть пути приходилась на территорию сопредельных государств. Половина их являлись кредиторами его страны, и принц старался поддерживать дипломатические отношения. На нищую страну никто не позарится, но долги-то отдавать надо? Монархи-соседи давно махнули на долги царственной дланью, однако Арчибальд не забывал.
        Его величество Старый Полия устраивал турнир или бал - Арчибальд не запомнил, что именно, когда вчера давал дядюшкиным послам ответ, ему было все равно, он не принимал участия ни в одном, ни в другом: для обеих забав считался слишком молодым. Пятнадцать лет - какие танцы, какие сражения? И хотя многие его сверстники начинали пробовать силы в залах и на поле, Арчибальду было не до того. Правда, через пару лет придется сесть на коня, взять в руки копье... Но через пару лет он сможет их купить! Настоящего рыцарского коня и хорошее крепкое копье. И выкупить отцовские латы...
        Через пару лет, если он будет продолжать работать с утра до ночи.
        Седеющая коняка несла его через невысокий перевал, и стук копыт разносился над долиной, пробуждая крестьян. Арчибальд видел, как выходят они из домов, как идут в поле, видел, как начинают дымиться трубы, и желудок у принца сводило от голода. Ничего, вечером на пиру отъестся. И посмотрит, что нынче носят дамы. Пора сшить матушке новое платье, это совсем износилось, ее величество отказывается выходить. Арчибальд уже может купить ткани и нанять швею! А то матушка уже почти полгода не покидает замка... Три года в одном платье - для женщины это, наверное, невыносимая мука. Но по крайней мере они почти не голодали эти три года.
        Арчибальд сделал остановку перед въездом в город, чтобы дать отдохнуть коню. Солнце стояло еще высоко. Принц напоил коня в ручье, расседлал, вытер ему мокрой травой бока и спину. Когда местами полысевшая шкура высохла, заседлал, затем перекусил остатками хлеба, запил водой из ручья и вскочил в седло. К дворцу он подлетел галопом.
        Большой двор был полон людей и лошадей, повозок. Среди богато разодетых дам и кавалеров сновали оруженосцы и слуги, помогая спускаться, таская вещи. Стоял несмолкаемый гул речей, все кругом пестрело яркими красками. Платья и шлейфы, рукава и гульфики, вуали и сеточки - красные, белые, желтые, синие, зеленые, полоски и цветы. В глазах Арчибальда зарябило. Какой-то оруженосец с багряными бедрами, выпирающими из-под кафтана, уставился на принца с презрительным любопытством. Арчибальд спрыгнул с коня, сунув поводья подбежавшему седому конюху. Оруженосец как раз величаво спешился и ждал, когда конюх примет его лошадь, но тот поклонился Арчибальду, расплывшись в широкой улыбке:
        - Коняка еще дышит, ваше высочество?
        - Бегает не хуже некоторых. - Арчибальд легонько ткнул конюха кулаком в плечо. - Где Полия, не видел?
        - Да внутрях, ваше высочество, спросите мажордома. Сегодня старик и на конюшню не заходил - не до того ему, сами видите.
        Багрянобедрый оруженосец, слышавший каждое слово, уставился на юношу. Арчибальд, не замечая взгляда, прошел к лестнице. Скоро он сам окружит себя такими наглыми юнцами, и никто больше не станет пялиться на него с презрением и удивлением. Впереди будет бежать глашатай, и толпа станет расступаться перед Арчибальдом Пятым, королем...
        Во дворце народу было еще больше. Хотя основная часть гостей разошлась по комнатам, но и в коридорах принц постоянно с кем-то сталкивался.
        Когда его окликнули, юный принц как раз пересекал Оружейный зал, украшенный роскошными гобеленами, на которых были вышиты военные подвиги владельца замка, немалая часть из них относилась еще к прошлому веку. Зрелый, с седеющими висками красивый мужчина в поношенном запыленном платье, без оружия на простом кожаном поясе, позвал Арчибальда:
        - Я к тебе обращаюсь, мальчик! Принеси вина да побольше!
        Юноша остановился в замешательстве. Люди, находящиеся в зале, - двое рыцарей, дамы, чей-то оруженосец - уставились на него. Арчибальд догадался, что его приняли за пажа, но не мог понять, кем является этот мужчина. Он стоял в стороне от всех, одет был неопределенно: так мог выглядеть и слуга знатного господина, и сам господин (Арчибальд вспомнил о себе). Приказной тон указывал на господина, но подобная наглость была вполне в духе слуг высокопоставленных дворян.
        На юношу глазели, а он не знал, как ответить. Мужчина, почувствовав его замешательство, усилил напор:
        - Ну, чего уставился, мальчишка? Чего встал столбом? Бегом на кухню! - И добавил снисходительно: - Ты чей будешь?
        Арчибальд выпрямился. Мимо проходили, сгибаясь под тяжестью огромного стола, двое слуг, искоса посмотрели на принца - и поклонились ему. Юноша остановил их:
        - Вы, двое, бросьте стол, возьмите этого старого козла и выпорите на конюшне.
        Захохотали рыцари. Наглец с перекосившимся лицом вскричал:
        - Ах ты мерзавец!.. Да ты знаешь, кто я такой?!
        Слуги поставили стол, но замерли в нерешительности. Арчибальд нахмурился. Один из слуг знал его, а с «козлом», похоже, никто из присутствующих знаком не был, поэтому, переглянувшись, молодцы направились к седеющему красавцу который, угрожающе скалясь, отступил на пару шагов:
        - Только дотроньтесь до меня, болваны!
        Слуги посмотрели на принца, и тот кивнул. Ребята дружно кинулись на красавца, стараясь его скрутить. Оба были крепкими парнями, однако им пришлось повозиться, потому что наглец оказался сильным и ловким, не дураком подраться. Минут пять длилась потасовка, во время которой дамы покинули зал, а рыцари и оруженосец подошли ближе, криками подбадривая дерущихся. Наконец совместными усилиями слугам удалось заломить красавцу руки, для чего пришлось повалить его на пол.
        - Тащите его, ребята, и всыпьте как следует!
        Слуги дернули пленника, который завопил:
        - Немедленно отпустите меня! Я король Лу Бреви Восьмой! Пустите, болваны, иначе сами окажетесь на конюшне!
        Слуги выпустили короля. Тот, отряхнувшись, подошел к Арчибальду, смерил юношу тяжелым взглядом:
        - Пошутил, щенок? Я тебя сейчас голыми руками задушу!
        Угроза была произнесена серьезным тоном, и красавец поднял руки, чтобы немедленно привести ее в исполнение. Но юноша одним крепким точным ударом кулаком в лицо откинул незнакомца. Тот, схватившись за скулу, чуть не упал, но удержался на ногах. Слуги, подняв стол, выбежали вон. Арчибальд произнес:
        - Не торопитесь! Не пристало королю принимать поспешные решения!
        - Ты меня еще учишь? - Лу, потирая щеку, огляделся. В зал как раз заглянул разодетый в шелка слуга. Король рявкнул на него: - Бегом сюда, болван, где тебя черти носят!
        Покрасневший от испуга слуга, низко кланяясь, подбежал, мелко семеня:
        - Вы же сами изволили отослать меня, ваше ве...
        - Заткнись! Где мой меч? Тащи сюда бегом, я убью этого выродка!
        Арчибальд был безоружен, да если бы у него и имелся меч, что толку: принц три года держал в руках только крестьянский инструмент. Поэтому он просто смотрел в злые глаза дядюшки Лу, которого не узнал. Впрочем, ничего удивительного: в последний раз они виделись, когда Арчибальду было лет пять. Или даже раньше, незадолго до смерти отца. Сейчас король осматривал принца, щурясь в сумраке залы, отчего его левая щека приподнималась, а вокруг глаз собирались многочисленные морщины. Арчибальд заметил, что правая щека покраснела.
        - Что, щенок, дрожишь? - усмехнулся король. - Правильно, и еще помолись.
        - Пожалуй, я ошибся, назвав вас козлом, - выговорил юноша, только чтобы не молчать в ответ. - Вы старый брехливый пес.
        - Да ты наглец. Откуда такой взялся?
        - Оттуда же, откуда и вы, из лона женщины.
        Лу зло рассмеялся:
        - Сравнил!
        - Пожалуй, я действительно погорячился, сравнив вашу уважаемую родительницу со своей матушкой, - согласился Арчибальд. - Моя мать из более знатного рода.
        Король уставился на Арчибальда, замерев от изумления, перестав дышать. Затем судорожно втянул воздух.
        - Ты кто? - хрипло спросил он.
        Вбежал слуга, за ним мчался, стуча подкованными сапогами, молодой оруженосец, почти мальчик, он держал на руках меч в богато украшенных ножнах, концы расшитой перевязи волочились по полу. Оба подбежали к господину. Оруженосец, преклонив колено, поднес меч королю. Сердце Арчибальда заколотилось, он оглянулся на рыцарей, гадая, не одолжит ли кто из них ему оружие. Однако король даже не притронулся к мечу. Он посмотрел на принца и улыбнулся недобро:
        - Зачем же я буду убивать курицу, несущую золотые яйца? Я слышал, твое королевство начинает расцветать, мальчик? Зная твою мать, я могу быть уверен, что она в целости сохранила все долговые расписки. Ваше семейство славится своей честностью, вот и проверим, насколько слава эта соответствует истине. Можешь идти.
        Арчибальд, покраснев, развернулся и вышел, стараясь сохранять достоинство. Старый козел! Шелудивый пес! Но как только за ним закрылись двери, принц заспешил по-прежнему. Он хотел окончить дела до начала развлечений. Тем более что у него только что появилась еще одна, скорее всего очень большая проблема. Надо бы спросить у матушки, сколько они должны дядюшке Лу, чтобы расплатиться с ним как можно быстрее и в первую очередь. Хотя король так мерзко улыбался... Сколько же они должны? Почему матушка никогда не говорила об этом?
        Cо Старым Полией Арчибальд столкнулся в коридоре. Старик в сопровождении двух слуг, - тех самых, что скручивали Лу Восьмого, - и троих рыцарей торопливо шагал, никем не поддерживаемый. Увидев юношу, он остановился. Арчибальд приблизился и почтительно приветствовал его.
        - И ты оставайся в добром здравии как можно дольше, - ответил король, цепко всматриваясь в принца.
        Полия был стар уже лет тридцать или сорок, но оставался по-прежнему бодрым. Арчибальд не удивился бы, если б Полия женился и родил наследника лет через пяток, несмотря на все свои седины и морщины. Пока что король был бездетным.
        - Благодарю вас, благородные рыцари, за оказанную мне услугу. Поверьте, я ее не забуду, - обратился Полия к сопровождающим. - Вы свободны.
        Когда рыцари, раскланявшись, оставили короля, он отпустил слуг и взял Арчибальда под руку.
        - Что ж, мой юный принц, идем ко мне в кабинет, расскажешь, что у вас произошло с братцем Лу. Принесли же его черти! Десять лет он не посещал мои турниры, я уж и приглашения слал только для порядка: дальний, да родственник, к тому же не пришлешь - обидится, хотя ему наши забавы - детский лепет, у него у самого такие гулянья... Жениха для Инельды ищет, не иначе. Но я отвлекся. Рассказывай.
        В темном помещении, где были наглухо заперты все ставни, горели два пятирожковых подсвечника. Полия, подведя Арчибальда к скамье у стены, сам сел в резное кресло у камина, протянул руки к огню.
        - Я слышал, у Лу развлечение такое: молодых дворянчиков смущать. Найдет кого попроще с виду, прикрикнет, прикажет чего-нибудь, что только слуге пристало делать, и потешается. Кричит, грозит наказанием, добивается ответа, кто господин, запугивает... Говорят. Сам я не видел, да теперь знаю. Так ведь было?
        Арчибальд сдержанно кивнул.
        - Повезло, что жив остался. - Полия поворачивал руки к огню то ладонями, то тыльной стороной. - Иногда, говорят, он и зарубить может. Когда молодые люди узнают, что он король, - тушуются. А ты вот... Не простит Лу. Если бы никто ничего не видел... Да нет, не помогло бы.
        - И не надо, - хмуро отозвался Арчибальд. - Молод ты еще, чтобы знать, что надо, а что нет. Теперь он тебя с потрохами скушает. Правда, не знаю как. Он любит как-нибудь так... не по-рыцарски. Так что с ним надо держать ухо востро. Особенно на пиру будь внимателен, старайся не разговаривать с Лу. Садись ко мне поближе, если что - я тебя в обиду не дам.
        - Дядюшка Полия! - возмутился принц. - Я не ребенок и могу за себя постоять!
        - Меча даже нет, - покачал головой старик, оглянувшись на Арчибальда. - Да возьми хоть вон тот, видишь, в углу на скамье лежит? Не смотри, что ножны потертые, зато сталь отличная, баланс прекрасный, кромка не тупится... Бери-бери, не гляди на старика волком. Ты молодой, скоро на турниры начнешь выезжать.
        - Мне не до них. - Арчибальд покраснел. Он вынимал клинок из ножен и вкладывал обратно, дивясь легкости движения и красоте лезвия. Соблазн был велик.
        - От подарка не отказываются. - Полия спрятал руки в широкие, отороченные мехом рукава алой мантии. - Мне уж больше не воевать, разве за картой, а на поле не поеду. Наследника нет, так хоть какое-то добро в нужные руки попадет. Приезжай чаще, позанимаешься здесь с хорошим наставником.
        Арчибальд отложил перевязь, затем, не в силах сдержаться, подвинул ножны к себе и снова вытащил меч, осторожно рубанул воздух... Старик засмеялся:
        - Рыцарь должен быть при оружии. Так что бери, бери, дядюшка дарит.
        Арчибальд поднял голову, отрывая взгляд от клинка:
        - Я же приехал с предложением!
        Старик, поежившись, повернулся к принцу:
        - Да? И с каким же?
        Арчибальд, волнуясь и запинаясь, рассказал об идее с пошлинами. Полия выслушал спокойно, пристально глядя на принца. И когда юноша закончил говорить, старик все смотрел и смотрел в глубокой задумчивости, хмуря брови, так что Арчибальд разволновался еще больше и уже собирался спросить, что же дядюшка об этом думает, как Полия произнес:
        - И угораздило же тебя связаться с Лу. Вот не повезло так не повезло!
        - Да при чем тут он?! - вспылил Арчибальд.
        - Горячий ты еще. - Полия покачал седой головой. Волосы у него от старости истончились и стали почти прозрачные. - А ведь государственный ум. Толику бы сдержанности - и хоть сейчас на трон сажай, не гляди, что мальчишка.
        - Так как с купцами? - напомнил юноша.
        - Да, идея... интересная. Думаю, если ты действительно пойдешь на снижение пошлин для тех, кто через меня поедет, то ведь и поедут. Тут хоть и крюк, зато можно к пряностям и шелкам подобраться поближе. Купцы - они жадные до выгоды. А королева Аугуста пойдет ли на это? Подпишет договор?
        - Подпишет. Ведь это в счет долга, так что обязательно подпишет. Присылайте послов.
        Полия покачал головой:
        - Не спеши, сначала с канцлером моим и казначеем обговори, мне подробности нужны. Ты своих купцов хорошо изучил? К тому же, как знать, может, и с моей стороны какие-нибудь поблажки выйдут. Договор должен быть обоюдовыгодным, мы же не контрибуцию определяем.
        - Но долг!
        - Не горячись, мой мальчик, остынь. Возьми меч, поиграй, а я пока в зал пойду, продолжу гостей принимать. Как наиграешься - приходи. Пир не пропусти да помни, что я сказал: садись ближе ко мне!

* * *
        Зал был заставлен столами, столы - яствами. Когда разгоряченный хорошей взбучкой, что преподал ему какой-то солдат на дворе казармы, Арчибальд вошел на пиршество, в первый момент он был оглушен и ослеплен. Со стен свисали огромные, ярко вышитые гобелены, полосы алого и золотистого шелка спускались с балок и стропил почти до самых столов, вдоль стен и вокруг столов стояли сотни подсвечников, и свет играл, отражаясь от начищенных до зеркального блеска серебряных блюд и бокалов. На возвышении за столами расположились больше тысячи человек, и все высокородные господа с дамами, принцы и князья, а их бесчисленная свита заполонила нижнюю часть зала, у входа толпились слуги, слуги сидели на скамьях вдоль стен, слуги сновали с блюдами, подносами и кувшинами между столами. Столы ломились от яств на все вкусы; все, на что идут пшеница, виноград и корнеплоды, плоды и молодые всходы, было приготовлено в самом изощренном и причудливом виде. Между столами ходили жонглеры и, аккомпанируя себе кто на роте, кто на мандоле, исполняли кансоны и дескорты, декламировали лэ; воздух полнился звуками жиги, монокордов и
мюзет, а гости под музыку разговаривали во весь голос.
        Жмурясь от яркого света и морщась от непривычного уху шума, Арчибальд остановился у дверей. К нему подлетел паж в цветах Старого Полии.
        - Ваше высочество, соблаговолите следовать за мной, его величество зовет вас за свой стол.
        Арчибальд последовал за мальчиком и скоро разглядел короля. Старик сидел в одиночестве, места вокруг него были свободны. Перегнувшись через стоящее рядом кресло, Полия разговаривал с неизвестным Арчибальду господином средних лет, одетым изящно и очень богато: из-под плаща черной шерсти с беличьим мехом и шитого золотом кафтана выглядывала рубашка знаменитой реймсской ткани. Старик заметил племянника и махнул ему, приглашая сесть слева.
        Когда принц подошел, он узнал в соседе Старого Полии короля Лу. Бреви Восьмой поднял на юношу взгляд и кивнул. Арчибальду показалась, что в этом взгляде была насмешка. Щеки принца порозовели от гнева, но он, отвесив в ответ легкий поклон, опустился на бархатную подушку, подложенную в кресло. Зверский голод, мучивший юношу с утра, отступил под недобрым вниманием дядюшки Лу, так что Арчибальд съел значительно меньше, чем собирался. Ему хватило двух куропаток, бекаса и фазаньей ножки с хлебом и овощами. И он почти не пил, сколько ни предлагал ему Старый Полия, расхваливая свои винные погреба. Арчибальд попробовал. Пригубил из большого серебряного кубка темной ароматной жидкости, покатал на языке и почти сразу проглотил. Поставил кубок и обратился к королю:
        - Не хочу говорить дурного о ваших виноделах или поставщиках, дядюшка... но...
        Полия наклонился к принцу:
        - Говори громче!
        Арчибальд достал из-за пазухи деревянную фляжку, протянул старику.
        - Чтобы не сказать дурного! - крикнул он. - Но если вам понравится, я пришлю бочку вот этого!
        Старый Полия, недоверчиво сощурившись, принял фляжку, повертел, выплеснул через плечо остатки вина из своего кубка, налил туда немного предложенного и сделал глоток. Арчибальд заметил, с каким интересом следил за действиями старика Лу Бреви Восьмой. А Полия почмокал губами, глядя куда-то вдаль, облизнулся, сделал еще глоток...
        Юноша не смог сдержать улыбки.
        - Так я пришлю? - спросил он.
        - Где брал? - Полия подставил кубок, и Арчибальд вылил туда почти все содержимое фляжки.
        - Не знаю, поверите ли, дядюшка...
        - Верю, - прервал его Старый Полия, сразу поняв, и задумчиво отпил. - Пришли, племянничек, сделай одолжение.
        Лу поднялся и подошел к Арчибальду, наклонился над плечом принца. Юноша невольно отодвинулся.
        - Позвольте и мне. - Лу протянул руку, указывая взглядом на фляжку.
        Старый Полия сделал движение, чтобы остановить Арчибальда, но тот, секунду помедлив, положил деревянный сосуд в протянутую ладонь. Лу медленно вытащил плотно сидящую затычку, поднес фляжку ко рту, не отрывая взгляда от лица принца, отчего тот замер, чувствуя себя птицей, на которую уставилась змея... И тем неожиданнее оказалось восхищенное восклицание Лу:
        - М-м! Однако какой букет! Знатное вино. Пожалуй, и у меня в подвалах не хранится подобного среди недавнего урожая! С твоих виноградников, как я понимаю? Вряд ли у тебя хватило бы денег на такое вино. Ну что ж, тогда и мне пришли бочку-другую.
        Арчибальд, чувствуя, как горит лицо, посмотрел прямо в смеющиеся глаза Лу
        - Унция за бочку, - твердо сказал он, но сердце его колотилось.
        Брови короля медленно сошлись на переносице, губы сжались в тонкую полоску, резче обозначились морщины от углов рта к крыльям орлиного носа. Лу долго разглядывал принца, затем произнес неторопливо:
        - В счет долга.
        Сердце остановилось и провалилось в пятки, тем не менее Арчибальд смог вымолвить:
        - Я... не видел долговых расписок... однако знаю, что в них точно ничего не говорится... о возмещении вином. И отдавать им... я не стану. - Он чувствовал себя в этот момент нашкодившим мальчишкой, однако продолжал сидеть, расправив плечи, чтобы не показать испуга. А главное - стараясь не вспоминать о том, насколько страна Бреви Восьмого больше его собственного нищего королевства. Во сколько раз. И сколько воинов может выставить Лу. И сколько - вернее, нисколько - он, Арчибальд. И...
        - Неужели из твоих безбрежных виноградников не сделают вина много лучше? - Полия поднялся с кресла и, обняв Лу за плечи, повел вдоль стола. - А где моя внучатая племянница? Разреши мне первый танец! Я стар, но фигуры танца аббатисы помнят даже мои ноги! Эй, жонглеры!
        К королям тут же подбежали слуги с кувшинами в руках и полотенцами на шее. Арчибальд перевел дух. С середины зала уже убирали столы, чтобы освободить место для танцев. С низким поклоном принцу поднесли ароматизированную воду для омовения рук. Некоторое время Арчибальд наблюдал за танцующими, за ухищрениями фокусников и акробатов, которые крутились в дальней части зала и между танцорами, затем поднялся и тихо вышел. Он хотел сразу спуститься в конюшню, седлать коня и ехать домой, но его нагнал паж Старого Полии, передал пожелание короля, чтобы принц присутствовал утром на турнире, и проводил Арчибальда в отведенную ему комнату. Принц остался только для того, чтобы снова зайти в казарму. И на рассвете он уже был там.
        Тот солдат, ветеран многих сражений, сказал Арчибальду:
        - На турнире есть много разных выкрутасов, а на войне ты дерешься за свою жизнь. Поэтому когда такой весь из себя железный рыцарь встает в стойку и красиво выворачивает руку можно сделать вот так...
        Все утро Арчибальд учился. Паж Старого Полии так и нашел принца: обнаженным по пояс, мокрым от пота, с мечом в руках, тяжело дышащим, но отбивающим атаку за атакой. Успев только утереться и натянуть рубашку с курткой, Арчибальд поспешил за пажом, который снисходительно и в то же время почтительно спросил по дороге:
        - Собираетесь участвовать в турнире? Под чьим знаменем - лорда Ивена или его величества Лу Бреви Восьмого?
        Возраст Арчибальда никак не позволял ему принять участие в ристалище, и паж это понимал, но, видимо, упражнения юного принца внушили ему уважение.
        - Нет, - сердито ответил Арчибальд.
        Луг за замком пестрел флагами, трибуны были разукрашены тканями, вдоль поля для сражений на высоких шестах плескались штандарты участников. Паж препроводил Арчибальда в самую высокую ложу, где сидел король в окружении дальней родни, в основном из дам. Арчибальд, стесняясь - из-за своей потертой куртки, красного лица - роскошно одетых красавиц, сел возле короля и стал украдкой оглядываться. Его внимание привлекла юная светловолосая дама в короткой вуали и в зеленом платье с золотым шлейфом. Он оглядывался исподтишка, почти не слушая, что говорит ему король, хотя кое-что из объяснений старика разобрал.
        - Посмотри на этого рыцаря в червленых доспехах, с красным пером на шлеме, вот он сейчас въезжает, да, тот. Это твой дядюшка Лу. Хотя он уже дедушка и засматриваешься ты как раз на его внучку, он еще участвует в турнирах и частенько берет первый приз. Следи, как изящно он вышибет из седла рыцаря в черном!
        Арчибальд тут же отвел взгляд от прекрасной незнакомки и уставился на турнирное поле. Он внимательно следил за тем, как Лу бьется на мечах и в общей схватке. И больше не оборачивался. И пожалел, что вообще пришел сюда. Поэтому, когда турнир закончился и король Полия под восторженный рев толпы наградил победителей (в том числе и родственника своего, короля Лу Бреви Восьмого), Арчибальд поторопился покинуть трибуну чтобы немедленно скакать домой.
        Но Старый Полия снова остановил принца:
        - Я хочу, чтобы ты присутствовал еще на одном действе, мой мальчик. Препоясывание мечом. Не откажи старику.
        - Но у меня уже пресс для винограда на дворе! - с отчаянием в голосе воскликнул Арчибальд. На самом деле он больше не хотел видеть недоступные ему развлечения. Ведь это должна быть и его жизнь - турниры, пиры, балы, посвящение в рыцари, упражнения с мечом на заднем дворе! А у него яблоки, пшеница, пресс для винограда, каштаны с желудями и долги!
        Полия приобнял Арчибальда и повлек за собой.
        Торжество проходило в специально отведенном для этого зале. Из большого зарешеченного окна между двумя колоннами, подпирающими свод, яркий дневной свет лился на возвышение, где старый король посвящал в рыцари молодых дворян и отличившихся храбростью оруженосцев. Арчибальд, стоя среди рыцарей и лордов, не смотрел на действо, а разглядывал резные капители и прочие украшения - драпированные алой тканью висящие на колоннах воинские доспехи, композиции из шлемов, кирас и копий. И когда Полия окликнул его, принц не сразу понял, что обращаются к нему.
        - Арчибальд, сын Тибаута, сына Ивейна!
        Юноша выступил вперед и с изумлением увидел в руках старика свой новый меч, оставленный им перед турниром в комнате, куда он зашел вытереть лицо. Король обнажил клинок и благословил племянника. По залу прошел гул удивленных голосов.
        - Он же мальчишка! - услышал Арчибальд шепот за спиной.
        Полия протянул принцу меч. Юноша как во сне принял клинок. Король передал ему ножны. Арчибальд медленно вдвинул в них тускло блеснувшее лезвие. Среди рыцарей поднялся ропот, отдельные крики протеста становились громче. Старый Полия взял у Арчибальда перевязь и препоясал юношу.
        - Да кто он такой? - раздался возмущенный возглас из толпы слева.
        Король притянул Арчибальда к себе и поцеловал в лоб. Губы у него были холодные и сухие. Он вытащил меч из ножен на боку принца, и юноша преклонил колено, опустил голову...
        - Полия, ты понимаешь, что делаешь? - Голос Лу прозвучал почти над самым ухом, Арчибальд не глядя мог сказать, где стоит Бреви Восьмой: слева от Полии, который как раз легонько ударил принца по плечу. - Остановись, пока не поздно!
        Старик поднял Арчибальда, обнял и, в свою очередь преклонив колено, привязал к старым стершимся запыленным сапогам юноши настоящие звонкие шпоры.
        - Полия, он совсем еще мальчишка и ничем не заслужил высокого звания, которое имеет не каждый присутствующий здесь воин, он даже меч в руках не умеет держать!
        Слова Лу были поддержаны возмущенными криками рыцарей, знати, обойденных посвящением оруженосцев и министериалов. Лу, еще в доспехе, но уже в неполном, и в накинутом поверх тяжелом, отороченном мехом плаще, вытащил меч, угрожающе двинувшись на Арчибальда. Обошел преградившего ему путь короля и встал перед юношей в стойку, приставив острие клинка почти к самой груди юноши, ближе к открытому в вырезе незашнурованной куртки горлу.
        «...Подсекаешь ниже колена, когда он наклонится, ловишь лезвием его меч за гарду и выбиваешь оружие из рук. Вот так...»
        Арчибальд сделал это почти механически, не задумываясь. На отработку мгновенного извлечения клинка из ножен с последующим ударом он потратил все утро. Меч Лу отлетел к ногам столпившихся вокруг возвышения рыцарей и со звоном упал на камень. Все отступили на шаг, около лежащего оружия образовалась пустота.
        - Этого достаточно. Я сказал. - Старый Полия принял из рук стоящего рядом пажа знамя и вручил удивленному не меньше остальных Арчибальду со словами: - Сэр Арчибальд, честь и достоинство. Отныне и навсегда.
        Глаза старика увлажнились. Оруженосцы и только что посвященные рыцари разразились приветственными криками. Лу резко кивнул своему пажу, и тот бросился поднимать меч. Вокруг короля сгрудилась свита. Арчибальд принимал поздравления. В зал стали входить трубадуры с вьеллами и слуги с кувшинами и бокалами...

* * *
        Он чуть не загнал коня. Только когда кляча под ним начала спотыкаться, Арчибальд очнулся от бешеной скачки несвязных мыслей и мечтаний и остановил пожилого буцефала. Бока коня ходили ходуном, животное дышало с трудом. Юный рыцарь, взяв коня под уздцы, повел его по пустынной дороге, чтобы дать остыть, затем сделал остановку. Воды поблизости не было, поэтому Арчибальд тщательно вытер коня травой и пустил попастись, сменив узду на недоуздок. Пока скакун пощипывал жесткую пожелтевшую октябрьскую траву, принц осторожно вынул меч из ножен, поднял его и принялся разглядывать, почти не дыша, чуть потускневшую от времени сталь. Обычный длинный меч, обоюдоострое лезвие, простая, но хорошо заточенная режущая кромка... Арчибальд взмахнул мечом, прислушался к свисту разрезаемого воздуха...
        Он подлетел к воротам и заколотил в них обеими руками:
        - Жак, отворяй! Приехал рыцарь!
        Ворота открывались медленно и со скрипом: руки никак не доходили смазать петли. Как только открылась щель, достаточная, чтобы пройти коню, Арчибальд дал ему шенкелей и ворвался в замок. Жак, крутивший ворот, крикнул:
        - Как поездка, ваше высочество? Пресс со вчерашнего вечера на заднем дворе дожидается! Ория перебрала виноград, а я почистил желоб и бревно!
        - Отлично! - Арчибальд соскочил с коня и повел его по двору. - Как матушка?
        Старый Жак, закрепив цепь, подошел к принцу:
        - Как переговоры с его величеством Старым Полией, успешными ли оказались? А что это у вас на боку? Никак меч? Где ж вы его достали? Неужто ограбили кого?
        - Да что ты несешь, Жак?! - Арчибальд повел коня в конюшню - полуразвалившийся сарай, у которого крыша не текла только потому, что принц раз в месяц залезал на нее и перестилал тонкий слой соломы. - Старый Полия посвятил меня в рыцари!
        - Сэр Арчибальд? - усмехнулся старый солдат, но увидел счастливую улыбку принца, еще почти мальчишки, и нахмурился: - Это за какие же заслуги, ваше высочество? Не дело это - даром получать подобные награды!
        Юноша потемнел лицом.
        - Знаю. Мне теперь придется доказать, что я стою этого звания. Да вот как? На турниры меня еще не пустят, да и снаряжения и коня рыцарского у меня нет и купить не на что. На войну, что ли, пойти? Где у нас ближайшая война? Хоть простым ратником, а там, глядишь, завоюю и на доспехи... Нет, Жак, а матушка, а хозяйство? Долги, будь они прокляты?!
        Жак взялся за повод, легонько потянул на себя:
        - Я распрягу, идите, ваше высочество, к королеве. Уж вечер, а она вас с утра дожидается.
        Арчибальд кивнул, передал узду привратнику и направился к башне.
        Высокую лестницу щедро поливало желтыми лучами закатное солнце, и на ступеньках отчетливо были видны все выбоины.
        - Ваше высочество, ваше высочество! - На верхнюю площадку выскочила Ория. - Вот вы и приехали, а мы все заждались! Королева все глаза высмотрела, а я уж и пирог испекла, и компот сварила, и овощей натушила! А из деревни уток двух принесли, так я заливное сделала, подать к ужину? Ой, а это у вас что такое?
        Арчибальд обошел девушку и взялся за кольцо на двери:
        - Это, Ория, еще один долг.
        - Так я подаю ужин? - крикнула вслед Ория.
        - Подавай! - откликнулся принц, входя в каминный зал.
        Здесь было темно и холодно. Высокие узкие окна, несмотря на ясный теплый день, были закрыты ставнями. В камине горел огонь, около камина в кресле сидела королева. При появлении принца она повернула голову. Арчибальд подошел к ней и опустился на колени.
        - Простите, матушка, что я задержался. Дядюшка Полия просил меня остаться на турнир, который проходил сегодня утром.
        - Ты правильно сделал, что удовлетворил просьбу старика, - откликнулась королева и положила ладони на склоненную голову сына. - Хорошо ли устроил тебя Полия на ночь, отдохнул ли ты? Ты мог бы задержаться еще на день или два...
        - Вы же знаете, матушка, привезли виноград. Я дал Старому Полии попробовать вина, что ставил три года назад, помните тот урожай? Я обещал ему бочку. Это ведь достойный подарок?
        Королева вздохнула, провела ладонью по кудрям принца.
        - Достойный, сын мой.
        - И договорился насчет пошлин - помните, я рассказывал третьего дня? Полия пришлет послов. Подпишите ли вы договор?
        - Это надо?
        - Надо, матушка. Мы обо всем побеседовали. В следующем месяце я навещу его величество Угонета. А сейчас мы поедим, и я займусь виноградом. - Арчибальд вскочил и крикнул: - Ория, где ужин, черт побери?!
        - Арчибальд! - воскликнула королева.
        Принц склонил голову:
        - Простите, ваше величество, погорячился. Сейчас пойду ставить стол, вы позволите?
        - Ты больше ничего не хочешь сказать мне?
        - Вы об этом мече?
        - И о нем тоже. Я вижу, ты отягощен невеселыми раздумьями.
        Арчибальд присел на ручку кресла.
        - От вас ничего не скроешь, матушка. Да, первая радость прошла, и я думаю, что должен сделать, чтобы заслужить звание рыцаря, которым столь неожиданно наградил меня дядюшка Полия.
        - Кому должен? - тихо сказала королева, глядя в огонь. - Сын мой, ты и так делаешь столько, сколько не сделал в твои годы никто из королей. Разве мало этого, чтобы гордиться? Ты работаешь от зари до зари, и я каждый день переживаю, по силам ли тебе такая ноша. Мне так тяжело видеть, что принц делает то же, что последний крестьянин!
        - Матушка, вы опять!.. Я же просил вас не говорить об этом. Я делаю только то, что должен!
        - Кому, мальчик мой?! - Королева заломила руки. - Ведь это все моя вина!
        - Ваше величество! - Арчибальд вскочил. - В конце концов, это мое королевство! И я всего лишь привожу его в порядок! Это мое право! Мой долг! Я этого хочу, в конце концов!
        Королева закрыла ладонями лицо. Сын неловко погладил ее по вздрагивающему плечу.
        - Матушка... я вас умоляю... только не плачьте. Я все сделаю как надо, только позвольте мне. Любой труд в радость, если он на благо королевства. Поверьте, мне не тяжело. Да, и еще я хотел спросить, где долговые расписки дядюшки Лу.
        Королева отняла руки от лица и испуганно взглянула на сына:
        - Почему ты об этом спрашиваешь?
        - Вчера и сегодня я с ним... не сошелся во взглядах. И хотел на всякий случай узнать подробности наших с ним отношений. Может, я был не прав?
        - Разве сумма долга что-нибудь изменила бы для тебя? - горько спросила королева.
        Арчибальд насупился, помолчал. Затем пробормотал:
        - Дайте мне посмотреть расписки. А я уж сам решу что делать дальше. Как-нибудь выкрутимся.
        В зал вошла Ория с большим подносом.
        - Не королевское это дело - крутиться! - с порога заявила она, услышав последнюю фразу. - А где же стол? Жак, Жак!
        - Не говори о том, чего не понимаешь! - Арчибальд вскочил.
        Привратник уже показался спиной в дверях, волоча тяжелый обеденный стол. Принц подбежал к нему, взялся с другой стороны, и вдвоем они поставили стол к креслу королевы. Ория стала накрывать, вынимая из обширных карманов передника укутанные в чистые салфетки приборы. Арчибальд развернул кресло вместе с матерью.
        - После ужина я поднимусь к вам и вы покажете мне документы, да?
        - Но... может, не стоит? Ты устал с дороги, зачем тебе сегодня заниматься этими делами? Завтра с утра... или послезавтра... или...
        - Матушка!
        - Послушай, Арчибальд, тебе совершенно необязательно знать, сколько мы должны Лу, поверь, я сама разберусь с ним. Давай ужинать. Садись, будь столь любезен. Ради бога, не смотри на меня так!
        Принц прошел на свое место к другому концу стола, сел, расправил салфетку, подставил руки под струю воды, которую лила из кувшина в тазик Ория.
        - Я так понимаю, - он вытер руки о вышитое матерью полотенце, - наши проблемы только начинаются?
        Королева не ответила.
        Глава восьмая
        Совершенная тьма, не видно ни зги. Как только шум обвала стих и перестали сотрясаться пол и стены пещеры, некоторое время слышались чихание и кашель. Затем...
        Девичий шепот:
        - Что это было?
        И мужской крик:
        - Аласт, эй! Че такое, я не понял, куда все делись?! Негромкий язвительный голос возле самого уха перепуганного Сержика:
        - Еще скажи, што это я во всем виноват.
        - Да не, Аласт, че ты, я же просто спросил!
        - Ты бы просто помолча, - буркнул Кривой со сдержанной злостью. План быстро прикончить Бенду и слинять провалился. Пришедшая с обвалом темнота была непроницаема для глаз. Во всяком случае, пока. Но за это «пока» Бенда может скрыться в любом направлении. Не он ли и вызвал камнепад? С него станется!
        - И че, и где мы теперь будем искать колдуна? - жалобно спросил Сержик.
        Этот вопрос только что собирался задать себе Кривой, но не стал, потому что вспомнил распределение сил перед обвалом: Бенда рядом с девицей, с ними рыцарь и Юлий.
        - Думай, голуба, - ответил он шепотом. Если хорошо видящий в темноте Кривой пока не смог сориентироваться, остальные наверняка сейчас как слепые. И бандит медленно двинулся вперед, ступая со всей возможной осторожностью по россыпи камней.
        Один с хрустом выскользнул из-под ботинка и откатился.
        - Кто идет? - раздался рядом настороженный окрик лорда, и около плеча Кривого со свистом рассек воздух меч.
        «Так я те и сказа», - подумал Кривой, но тут сзади раздался обиженный вопль Сержика:
        - Аласт, ты че, ну ты где?!
        Кривой, не двигаясь с места, провел ладонью по плеши, стряхивая пыль.
        - И чего же ж я его сразу не уби? - пробормотал он. Рядом снова просвистел клинок: Канерва прощупывал окружающее пространство. Кривой сделал шаг в сторону...
        - Ай! - раздался девичий крик, и что-то вырвалось из-под ботинка. Рядом раздался легкий шум, и в бок бандиту уперлось острие, холод которого он ощутил сквозь рубашку.
        - Отойдите, уважаемый, - прозвучал голос рыцаря.
        Кривой всмотрелся и разглядел черный силуэт, расплывающийся контурами в темноте. Бандит сделал незаметное движение - в ладонь скользнула рукоять ножа. Еще одно движение - и рыцаря нет, но...
        Свист, резкий звон, стук упавшего ножа... Кривой упал на карачки и, быстро перебирая руками и коленями по острым камням, отполз назад. Рыцарь его чуть не достал. И тут же с другой стороны раздался хруст щебенки под сапогами, и снова задрожал рассекаемый сталью воздух.
        ...но где теперь искать нож?!
        Убить Кривой может и руками, однако для этого надо подойти вплотную. Желательно, чтобы жертва была безоружной. Пока что безоружным остался только он один - из тех, кто способен убить.
        - Аласт, ну ты где, ну че там такое, Аласт?! - безуспешно взывал Сержик.
        Кривой, вздрогнув, осторожно выпрямился и пошел на голос.
        - Ты где, ну че такое, я не... а-а!.. хр-р... - крик оборвался, превратился в хрип.
        Горло под руками Кривого дрожало, пальцы молодого бандита вцепились в его плечи, отталкивая. А Кривой душил и душил...
        - Оставь его, - раздался над ухом голос, и от неожиданности Кривой выпустил Сержика. Молодой бандит, схватившись за шею, упал с воплем:
        - Спиной на камни!.. Ну че такое...
        - Бенда! - Кривой быстро обернулся, вытянув руки.
        Но рядом никого не было.
        Алиция нашарила в темноте Бенду схватила за рукав.
        - Куда ты уходил?! Я так испугалась! Они же хотят тебя убить! - прошептала она.
        Теплый смешок принадлежал, несомненно, Бенде:
        - Я давно никуда не хожу, просто оказываюсь в нужное время в нужном месте. Как и все мы, впрочем.
        - Только не я! - Алиция вздрогнула, вспомнив старого короля, его тяжелый запах и сухую, шершавую, как кора, морщинистую кожу...
        - И ты. - Голос звучал так, будто Бенда соглашается с ней. - Когда-нибудь поймешь.
        - Никогда! - тихо пообещала Алиция и потянула Бенду за рукав: - Бежим!
        - Куда?
        - Я знаю дорогу. У меня есть карта!
        - Ты выучила ее наизусть?
        - Нет, а зачем? - Удивившись, девушка произнесла это довольно громко, но тут же прикрыла рот ладонью. И повторила шепотом: - Зачем?
        - Ты собираешься читать карту в темноте?
        - Ой...

* * *
        Арчибальд спиной чувствовал обеих девушек, слышал, как они шептались. Слышал, как сопел у стены за ними Юлий - почти так же громко, как дышали лошади. Хорошо, что оруженосец не испугался или, во всяком случае, не сдвинулся с места при обвале - он стоял так, что камни ни его, ни лошадей не задели.
        Еще рыцарь улавливал сдавленные звуки неподалеку. Их издавали двое неопределенного рода деятельности - то ли лавочники, то ли бандиты, - они стояли с тем лордом, от которого давеча сбежал Арчибальд. Сейчас компания разделилась, лорд находился правее, ближе к коридорам, из одного Арчибальд с оруженосцем выехал совсем недавно. И вместо света дня оказался в полной темноте. Впрочем, такое частенько случалось в его бродяжьей жизни.
        Лорд водил перед собой мечом, шарил ногой, продвигаясь в их сторону. Пожилой то ли бандит, то ли лавочник тоже пытался подобраться к ним, вернее, к одной из девушек, но Арчибальд прогнал его, отразил атаку. Сколько у него ножей?
        Рыцарь отступил на шаг, приблизившись к дамам почти вплотную. Он неплохо видел в темноте и прекрасно чувствовал угрозу.
        - Прошу прощения, что вмешиваюсь, уважаемые дамы, но стоило бы прояснить обстоятельства. Я так понял, что те господа собирались причинить вам вред?
        - Они хотели убить Бенду - прошептала одна.
        - Оставаться здесь опасно для вас. Так как выход завалило, выбираться придется другим путем. Могу я помочь вам чем-нибудь? Я с оруженосцем через катакомбы пришел сюда из города. Думаю, можно этим же путем вернуться обратно. Если удастся определить, по какому коридору мы прибыли, то вы смогли бы двинуться по нему, а я бы задержал здесь этих господ, чтобы вы продолжали путь без опаски.
        - Но... энц рыцарь... нам не надо в город! - прошептала та же дама.
        - Мне надо, - мягко произнесла другая, которую назвали Бендой.
        - Но Бенда!.. Ты разве не идешь со мной?
        - Куда?
        Арчибальд терпеливо ждал, когда дамы разберутся. Однако первая девушка замолчала, и вторая тоже. Тогда рыцарь снова заговорил:
        - Простите, что вмешиваюсь. Дело в том, что мы находимся в катакомбах, где множество запутанных ходов. Мой оруженосец, хоть и не в первый раз здесь, заблудился, и в результате шли мы втрое дольше, чем должны были. И если вы... - Арчибальд помедлил, потом спросил: - Вы знаете дорогу?

* * *
        «Как он с бабами-то разговорчив! - Юлий держал лошадей и прислушивался к тихим голосам. - Мне же только: «Молчи, молчи!» Каково? А если я сейчас возьму лошадей, да и уйду? Разбирайтесь без меня! Коней продам и с торговым караваном уеду куда подальше! Зачем только?.. Можно и без лошадей, а то их слышно издалека. Один я легко уйду. По дыркам соображу направление...»
        Рядом послышался шорох.
        - А! - Юлий подскочил и нырнул у лошадей под мордами к стене. Недовольный его маневром конь коротко заржал, стукнул копытом около ботинка оруженосца, но тот не отдернул ногу, напряженно вслушиваясь. Снова шорох... Юлий сжался, мечтая врасти в стену.
        Ш-шух... ш-шух...
        Он осторожно поднял руку потянулся к рукояти притороченного к седлу рыцаря кинжала.
        Ш-шух... ш-шух... шлеп!
        - Фу-у! - Юлий выпрямился и шумно выдохнул. Да это лошадь хвостом задевает за стену, а вовсе не Кривой подбирается к нему, чтобы отомстить!
        Юлий отер вспотевший лоб и остался стоять на месте, навострив уши.

* * *
        «Преступники должны быть наказаны! - твердил себе Канерва, нащупывая в темноте путь. - Бандит, державший в страхе весь город целых двадцать лет! И этот наглый рыцарь, покалечивший моего лейтенанта! Не из лучших, правда... Но из городской стражи! Моего подчиненного! Он оскорбил в моем лице корону и государя, закон и королевство! Немедленно убить их: взять в плен обоих у меня все равно не выйдет».
        Но несмотря на пламенную внутреннюю речь, лезвие меча лорда смотрело в сторону Бенды, плакало без крови колдуна.
        «Вырезать его мерзкое сердце... и скормить ему же... пусть знает... на всю жизнь запомнит!.. Ненавистный колдун должен быть где-то рядом!»
        Меч Канервы, коротко звякнув, наткнулся на невидимую преграду, и лорд остановился.
        - Я бы не советовал вам продолжать движение в этом направлении, - любезно произнес рыцарь. - Сворачивайте, ваша светлость, двигайте в другую сторону.
        - Вас не спросили, - прошипел Канерва, отводя рыцарский меч. - Иду куда хочу, и никто мне не помешает.
        Снова короткий звяк - и в грудь Канерве уперлось острие.
        - Идите куда хотите, но только не в сторону дам, - предупредил рыцарь.
        Канерва отпрянул, скрипнув от ярости зубами. Краем сознания он понимал, что ведет себя глупо, но не мог преодолеть тягу к колдуну. Полгода мечтать о встрече и, когда она наконец состоялась, не иметь возможности выполнить задуманное!
        Чтобы успокоиться, лорд Мельсон глубоко вдохнул прохладный пещерный воздух - и закашлялся: там до сих пор висела пыль. Отойдя еще на шаг, он прочистил горло, после чего снова осторожно двинулся вперед. И вновь наткнулся на острие рыцарского меча.
        - Вы арестованы! - выкрикнул Канерва. - Вложите оружие в ножны и передайте его мне!
        - Ну да, сейчас, - отозвался рыцарь.
        - Когда мы вернемся в город, вас повесят! Как бродягу! - Канерва не был уверен, что он выберется отсюда, но молчать не мог.
        - Я не собираюсь возвращаться в ваш поганый городишко, - произнес холодно из темноты рыцарь.
        - А придется! - Канерва лихорадочно пытался вспомнить из наскоро набросанного королем плана, куда ведут выходы из подземелья. Все или почти все вели в город, а этот засыпало, похоже, наглухо. Он засмеялся: - Если вы не решили умереть прямо здесь, то вернуться вам придется!
        - Значит, мне придется вас убить, - пробормотал рыцарь.
        Канерва торопливо отодвинулся. Наступил на камень, пятка соскользнула с гладкой поверхности, нога подогнулась, и лорд свалился в пыль. Под ним хрустнуло. Канерва перекатился на живот, уперся рукой в пол, чтобы вскочить - он ожидал немедленной атаки рыцаря, - и замер, стоя на карачках. Под его ладонью оказалась чья-то рука, согнутые в кулак пальцы держали рукоять небольшого ножа вроде охотничьего. Около уха раздался вопль:
        - Ну че, отпустите! Больно же!
        От крика по пещере волнами разошлось эхо.
        Юлий подскочил, схватился за луку и взлетел в седло без помощи стремян - лошадь не успела и фыркнуть. Улегшись на ее теплую шею щекой, чтобы не наглотаться гривы, Юлий стал лихорадочно шарить по сумкам. Кремень и кресало уже у него в кармане, а где факел? Это он? Оруженосец щелкнул раз, другой, посыпались икры - и занялся огонь.

* * *
        Алиция, ойкнув, прижалась к Бенде, вцепившись в рубашку. И когда горячая ладонь погладила ее по волосам, по плечу, девушка почувствовала, как страх отпускает ее - страх перед бандитом. Но тут же вкрался другой: почему Бенда не обнял ее? Неужели она не сумела произвести впечатление? И Алиция, испугавшись, прижалась крепче, обвив руками покатые плечи.

* * *
        Вздрогнув, Арчибальд опустил занесенный над головой лорда меч, сделал шаг назад. Вместо сгустков чернильного мрака в темноте, пятен тяжести в пространстве появились сначала силуэты, затем фигуры полностью. Зыбкие, темно-серые, однако вполне различимые в окружающем сумраке. Арчибальд видел, что лорд стоит раком, наступив на руку распластавшемуся на полу парню, который сжимает нож, а за парнем присел лягушачий господин. Рыцарь различил даже выражение крайнего недовольства на его круглом, бледном, как майский рассветный месяц, лице.

* * *
        Алиция почувствовала, как наполненная звуками, шуршанием и негромкими голосами темнота затихла. Девушка отняла лицо от груди Бенды и оглянулась.
        - Ой-е, - сказала она, увидев согнувшегося в нелепой позе Канерву, лежащего под ним и пялящегося на нее молодого бандита, сидящего на корточках пожилого разбойника с лицом, похожим на плохо пропеченный каравай, рыцаря с опущенным мечом... Повернулась, и заметила поверх плеча Бенды разинутый рот взъерошенного оруженосца, который держал над головой потрескивающий факел. - А ты почему не светишь? - спросила она.
        - Не умею, - грустно улыбается Бенда. - Я только отражаю.
        Факел разгорелся ярче. Арчибальд рассмотрел тиснение на ножнах лорда, Алиция с интересом разглядела полоски на обтянувших зад Канервы штанах.
        - Фонарь, три кинжала те в задницу! - воскликнул Кривой. И добавил: - Еж твою мать.
        Общее оцепенение спало. Канерва железными пальцами сжал запястье бандита, тот со стоном выпустил нож. Лорд Мельсон выпрямился, одновременно пряча нож и поворачиваясь к рыцарю, выставил меч. Кривой дернул Сержика за ноги, оттаскивая в сторону, тоже выпрямился.
        - Встань, голуба. - Он пнул парня в ляжку.
        Арчибальд сделал шаг вперед, поднимая клинок. Алиция вцепилась Бенде в рубашку и затрясла:
        - Они сейчас поубивают друг друга, сделай же что-нибудь!
        - Зачем? - удивляется Бенда.
        Девушка замерла, держась за рубашку спасителя, во все глаза глядя ему в лицо.
        - То есть как «зачем»? - переспросила она и повторила: - Они же убьют друг друга!
        - И пусть! - подал голос Кривой, который, отряхнув пыль с поднявшегося Сержика и ткнув молодого бандита под дых, когда тот визгливо начал жаловаться, отмечал каждое движение рыцаря и лорда, в то же время незаметно отодвигаясь в сторону. За каждым движением Кривого напряженно следил ерзающий в седле Юлий.
        - Что значит «пусть»? - рассердилась Алиция. - Вы там вообще молчите, разбойник, я не с вами разговариваю!
        - А вам какое дело? - неприязненно спросил Канерва.
        - И я не с тобой грю, дамочка, - отозвался Кривой, неприятно улыбаясь широким ртом.
        - Да с кем же, когда только я пока что-то сказала! - Алиция топнула ногой.
        - А вот с ним, с колдуном, - кивнул на Бенду Кривой, продвигаясь еще на полшага влево.
        Юлий вжался в седло, наклонившись к самой шее лошади, которая беспокойно переступала с ноги на ногу, иногда встряхивая головой, отчего тихо звякала сбруя.
        - Вы с ним еще разговариваете? - удивился Канерва, не отрывая взгляда от рыцаря и его меча.
        - Чего же ж еще делать, ежли ты, голуба, нож-то отобра да в карман себе положи? - Кривой сделал еще шаг, огибая рыцаря и Бенду с Алицией.
        Арчибальд отметил для себя эти маневры, однако пока что основное внимание сосредоточил на лорде Мельсоне. Девушка отодвинулась от приблизившегося бандита к Бенде.
        - Действительно, а мне какое дело, если вас убьют, ваша светлость, - сказала она Канерве, стараясь вложить в голос как можно больше яда. - Энц рыцарь, сделайте милость, прикончите этого господина.
        Лорд Мельсон вздрогнул, клинок его дернулся. Сверкающей дугой промелькнуло перед ним лезвие рыцарского меча, Канерва отшатнулся, рука, сжимающая рукоять, взлетела вслед за откинутым оружием, и тут же Кривой, взвизгнув, отскочил.
        - Еж твою мать! - выругался он и снова отскочил, спрятавшись за Сержика: рыцарь выкинул вперед длинную руку, и его меч едва не вонзился Кривому в грудь.
        Канерва, увидев, что рыцарь больше не закрывает ему дорогу, метнулся к Бенде, занося клинок. Острие меча Арчибальда дотронулось до предплечья Сержика, и тот, заголосив, отпрянул, толкнув пожилого бандита. Кривой, не удержавшись на ногах, упал. Закричала Алиция, отпрыгивая назад и пытаясь оттащить Бенду. Рыцарь оглянулся, ударил с разворота - разрезал Канерве ворот. Несколько прядей с затылка лорда упали на пол. Канерва обернулся, приняв защитную стойку.
        Рыцарь с лордом поменялись местами, теперь тыл каждого находился под угрозой. Хоть Бенда с Алицией и Кривой с Сержиком были безоружны, однако могли представлять опасность, особенно бандиты. Арчибальд с Канервой осознали это почти одновременно и тут же начали медленно двигаться, чутко прислушиваясь к тому, что делается за спиной. Шаг вправо, взгляд в сторону... еще шаг вправо, взгляд в сторону...
        - О боже! - громко вздохнула Алиция, когда Арчибальд вновь оказался перед ней, спиной загораживая ее и Бенду от остальных. - Долго это будет продолжаться?
        - Скажи этому рыцарю, чтобы перестал валять дурака и позволил арестовать тебя! И все прекратится! - крикнул в ответ раздосадованный Канерва.
        - Ага, сейчас, как же! - Девушка сложила дулю и показала бывшему главному егерю из-за плеча Арчибальда.
        Лорд Мельсон уставился на предложенную фигуру в немом изумлении.
        - Однако надо как-то и выбираться, - негромко произнес рыцарь, не оборачиваясь.
        - Мне не надо, - возразила Алиция так же тихо, оглянувшись на съежившегося в седле оруженосца. - У меня кое в чем нужда... там, в подземелье. То есть потом я выйду, но потом.
        - О чем вы шепчетесь? - крикнул Канерва, благоразумно не шевелясь.
        - Не ваше дело! - выкрикнула в ответ Алиция.
        Кривой за спиной лорда Мельсона переговаривался с Сержиком, поглядывая на Бенду.
        - Смотрите, эти господа что-то замышляют, - кивнул на них Арчибальд.
        - Они все хотят убить Бенду! - горестно проговорила Алиция. - Надо немедленно уходить отсюда, подальше от этих бандитов! Бенда, ты идешь?
        - Куда?
        Безмятежная улыбка Бенды показалась Алиции немного растерянной. Она погладила Бенду по руке:
        - Подальше отсюда. Как можно дальше отсюда.
        - Мне бы в город.
        - Ах, дался тебе этот город! - воскликнула в отчаянии девушка. Ей очень хотелось, чтобы ее сопровождали. - Грязный, вонючий, полный бандитов!..
        - И продажной стражи, - добавил Арчибальд, глядя с насмешкой на лорда Мельсона.
        - Да что вы знаете о нашем городе, бродяга! - взвился Канерва.
        - А что, вам он нравится? - любопытствует Бенда, обращаясь к Канерве, но тот промолчал, сверля Бенду злым взглядом.
        - Кому он может нравиться! - бросила Алиция презрительно.
        - Мне, например! - с вызовом заявил Кривой, прислушивавшийся к обмену репликами.
        - «Свинье мила родная лужа!» - кривя рот, прочитал строчку из детской песенки лорд Мельсон. - Ничего удивительного, Кривой Палец!
        Юлий, который во время разговора даже приподнял голову, снова прижался к шее лошади, немного съехав по ее боку так, чтобы его не было видно. Факел потрескивал у него над головой. Кривой уставился на Канерву и начальник стражи, который перед тем не сводил напряженного взгляда с рыцаря и даже не оглядывался в сторону бандитов, теперь отчетливо почувствовал, что на него смотрят. Сделав шаг в сторону, он обернулся.
        - Мине звать Аластер, ты, лорд! И ежли еще раз назовешь мине по-другому, то я убью тя даж прежде колдуна, поэл?
        Канерва покачал в руке меч, прикинул расстояние от себя до бандита и наконец произнес:
        - Советую не угрожать. Много вас таких у меня в тюрьме сидит или на площади болтается.
        Алиция тем временем осторожно дотронулась до плеча рыцаря.
        - Не скажете ли, энц рыцарь, как ваше благородное имя? Право слово, неудобно разговаривать, не зная, как обратиться к собеседнику!
        Арчибальд покосился на оруженосца, который жался к холке лошади. Юлий ответил жалобным взглядом. Рыцарь кивком поманил юношу, и тот, помявшись, слез. Положив факел на пол, замотал поводья обеих лошадей под шеей коня, продел между ними и застегнул подбородный
        ремень, после чего подошел.
        - Представь меня дамам, - велел рыцарь.
        Юлий, напрягши память, неловко поклонился:
        - Позвольте представить вам сэра Арчибальда, сына Тибаута, сына Ивейна, известного также как Синий Рыцарь, победителя...
        - Довольно, - кивнул Арчибальд и в свою очередь отвесил низкий поклон.
        - Что, получилось? - спросил у него немного смущенный юноша.
        - Вполне.
        Юлий улыбнулся, довольный.
        - Неуместные формальности, - улыбается и Бенда.
        Но Алиция от знакомых фраз расцвела, изящно присела, наклонив голову ровно так, как полагается, и прощебетала:
        - Поверьте, энц Арчибальд, для меня великая честь оказаться под вашей защитой! Я премного наслышана о вас и ваших многочисленных победах на турнирах многих городов и стран. Вот уж никак не ожидала встретиться с вами здесь, в этом подземелье!
        - В катакомбах.
        - Что? - Удивленная Алиция повернулась к Юлию. - Вы что-то сказали?
        - Эти подземелья называются катакомбами, - пояснил юноша. - Их вырыли монахи во времена гонений на христиан. Раньше здесь был монастырь, и сейчас еще можно найти пещеры, где когда-то проводились настоящие службы, правда, не такие, как нынче в церкви, но не менее, думаю, красивые. А еще под землей есть настоящее...
        Выслушав начало речи оруженосца с ледяным спокойствием, Алиция снова повернулась к рыцарю:
        - Как же вы здесь оказались, позвольте поинтересоваться?
        Лишенный внимания Юлий обескураженно захлопал глазами:
        - Что, у благородных так принято - отворачиваться, не дослушав?
        На него с легкой улыбкой смотрит Бенда и пожимает плечами, отвечая на этот обращенный неизвестно кому вопрос:
        - Честное слово, не имею ни малейшего понятия. В жизни не приходилось вращаться среди знати. Разве так, изредка поговорить.
        - А вы, значит, Бенда? - спросил Юлий, придвигаясь к Бенде так, чтобы не стоять спиной к Кривому. - Тут говорили - колдун. Верно?
        - Верно. Только я не колдую.
        - Как же?.. Почему?
        - Люди вообще любят давать названия вещам и явлениям.
        Даже обучавшемуся два года в монастырской школе Юлию было совершенно непонятно, как ответ соотносится с вопросом. Озадаченный оруженосец начал спиной отходить к лошадям.
        - То есть как - колдовать не умеешь? - обернулась Алиция. - Поясни все-таки для меня и сэра Арчибальда. Эти люди все время твердят, что ты колдун!
        Бенда разводит руками, то ли расписываясь в собственной беспомощности, то ли показывая, как объять весь мир.
        - Они хотят верить в это - как я помешаю им?
        - Разубеди! - пылко воскликнула девушка. И спохватилась: - Нет, о чем я! А мешок?
        - Что мешок?
        - Бездонный мешок!
        На эти слова обернулись все, и все уставились на Алицию. Девушка опешила. Беспомощно оглянувшись, она показала на Бенду:
        - Это он.
        Взгляды переместились на Бенду.
        - Он не бездонный, - поясняет Бенда, снимая с плеча мешок и развязывая его.
        Девушка, уже видевшая, сколько и чего можно вынуть из пустого мешка, затаила дыхание. Канерва смотрел с презрительной усмешкой, Кривой - с опаской. Юлий, оставив лошадь, за стремя которой только что крепко держался, как будто животное могло его от чего-то защитить, подошел ближе и заглянул Бенде через плечо. Арчибальд опустил меч. Почесав висок, Сержик тоже шагнул вперед, но Кривой остановил его, схватив за пояс.
        - Да че такое, я не понял!
        - Цыц!
        - Как Бог находится во всем, в каждом человеке и каждой вещи, так и его порядок находится там же, то есть во всем. В скрытом виде. - Говоря это, Бенда распутывает концы завязок на горловине мешка. - В каждой вещи весь мир. И когда это понимаешь, когда это знаешь, то можешь научиться разворачивать мир, весь или по частям. - Бенда запускает руку в мешок, который болтается, подобно тряпочке, да он и есть тряпочка. - Что нам сейчас нужнее всего?
        - Оружье! - рявкнул Кривой, не подходя близко.
        - Мне не нужно. Хорошо. - Бенда вынимает руку и Канерва отодвигается, не отрывая взгляда от мешка, Алиция, наоборот, придвигается, не в силах сдержать любопытства. - Ну вот. - На ладони лежит каравай белого хлеба, с одной стороны у него отрезан кусок, в слабом свете факела мякоть кажется золотистой.
        По пещере пронесся общий вздох.
        - И вы можете достать из своего чудо-мешка все что пожелаете? - осведомился Арчибальд, протягивая руку чтобы потрогать предмет обсуждения.
        - Я достаю оттуда то, что мне требуется, - отвечает Бенда, снова лезет внутрь, вынимает нож, отрезает небольшой ломоть, отламывает кусок, кладет в рот и спрашивает, обращаясь ко всем: - Кто хочет есть?
        Канерва отшатнулся от протянутого ему хлеба.
        - Я, я хочу! - закричал Сержик и попытался вырваться из цепкой хватки Кривого. - Ну че ты меня держишь, Аласт, пусти! Я хочу есть!
        Бенда режет хлеб и подает один ломоть Арчибальду который берет с опаской и большим интересом, второй - Юлию, просунувшему раскрытую ладонь сбоку, затем идет к ревущему Сержику, оделяет и его. Вновь предлагает Канерве.
        Лорд недоверчиво посмотрел, с каким аппетитом едят другие, и наконец решился взять. Отошел, долго нюхал, отломил маленький кусочек, причмокнул, пробуя на вкус...
        - Ну как? - спросил Кривой, глядя на Канерву со смесью любопытства и жалости, будто лорд откусил от бледной поганки и сейчас начнет биться в судорогах и исходить пеной, а затем в корчах испустит дух. Однако Канерва, и сам удивленный, ответил:
        - Пшеничный хлеб. Свежий.
        Алиция, которая недавно плотно поела, не выдержала и тоже взяла кусочек.
        Бенда предлагает оставшийся ломоть Кривому, но тот качает головой:
        - Самому бы. Попробовать.
        Бенда протягивает ему мешок.
        - Ты чего?! - Алиция схватила Бенду за руку. - Он же вытащит оттуда пару ножей и убьет тебя!
        - Не трожь колдуна, дамочка! - угрожающе процедил Кривой и тут же заискивающе улыбнулся Бенде: - Так как мине дать же ж?
        - Вы поступаете очень неразумно, - с осуждением взглянул на Бенду Арчибальд. - Пользуясь вашим чудесным мешком, мы могли бы выйти из катакомб, не опасаясь голодной смерти.
        - Во-во! - Кривой вырвал мешок из рук Бенды.
        Алиция ахнула. Бандит, ухмыльнувшись, раскрыл серую ткань и быстро сунул туда руку.
        - Хочу оружье!
        Девушка, слабо вскрикнув, указала на Кривого. Арчибальд и Канерва с двух сторон бросились к бандиту, поднимая мечи, однако почти сразу остановились. Плоское лицо вытянулось, взгляд выпученных глаз, полных растерянности, переходил с одного на другого, рука по-прежнему находилась в мешке. Кривой шарил там, ощупывая ткань изнутри.
        - И где?.. - спросил он наконец, обращаясь в пространство между рыцарем и лордом. - Где все?
        Канерва выхватил мешок у бандита и заглянул туда, перевернул и потряс. В руках у него была одна только серая тряпка с завязками.
        Все повернулись к Бенде.
        - Я говорю: дело не в мешке, а в знании. - Бенда нисколько не удивляется. - Я могу достать меч хоть из камня, и вы тоже сможете, когда поймете, о чем я говорю. Верней, как устроен мир. Все везде.
        - Так что, тока ты мож из этой штуки доставать? - уточнил Кривой.
        Бенда вздыхает. Затем делает еще попытку:
        - Хоть доставать, хоть класть кто угодно может, когда захочет, когда понадобится, когда узнает, как это делается. Бог во всем, и все - это Бог. - Некоторое время Бенда благожелательно глядит на Кривого, на остальных.
        Все как завороженные таращились на мешок, и только рыцарь задумчиво смотрел на Бенду, машинально почесывая бровь. Затем раздался голос Кривого, и все пришли в себя. Бандит сказал, не скрывая разочарования:
        - Так мы не могем убить колдуна, пока не выберемся. Кушать-то што бум?
        И снова все отодвинулись друг от друга, озираясь с подозрением.
        Рыцарь произнес:
        - Независимо от планов, выбираться все же надо.
        - И как только мы выйдем в город, я немедленно арестую вас и эту девицу! - выпалил Канерва.
        - А колдуна, хе-хе... - Кривой тихонько засмеялся, потирая руки.
        - Бенда, тебе не надоело, что эти мерзкие типы все время грозятся тебя убить?! - воскликнула Алиция.
        - Я попросил бы вас подбирать выражения! - вспыхнул Канерва.
        - Да вот еще! - немедленно и пылко отозвалась Алиция. - Это еще кому тут помолчать надо! Подлые убийцы, разбойники!
        Кривой шагнул к ней, но наткнулся на меч Арчибальда. Остановился, чуть отступив, чтобы острие не упиралось в грудь, и сказал девушке:
        - Те, дамочка, надоть знать, што я и есть убийца, поэла? А что оружья нет, так могу и голыми руками задушить. И ежли бушь много выступать, так я и тя придушу, штоб не слушать, поэла?
        Алиция выслушала угрозу, распахнув большие глаза. Когда Кривой, высказавшись, отошел к Сержику, за Канерву, она заявила:
        - Ты, дедушка, ври да не завирайся. Тебя послушать, так ты убьешь здесь всех, останешься один и будешь с того счастливым по самые пеленки. Всех не убьешь!
        Бандит, которого Алиция уже не могла видеть, потому что он вышел из маленького круга света, раздвинул тонкие губы в длинной холодной улыбке.
        - Много раз я убивал всех, - проговорил он негромко, но его услышали. - Всех, кто бы в доме, и таких бывало больше, чем вас счас.
        - Например, в год Красного Петуха ты вырезал не одну семью, - замечает Бенда.
        - И встретился с тобой, проклятый колдун! - взвыл Кривой.
        Канерва, который, уперев меч острием в пол и опершись на рукоятку, слушал и морщился, вдруг рявкнул:
        - Хватит уже!
        Все замолчали. Кривой, насупившись, исподлобья оглядывал Бенду. Канерва обратился к рыцарю:
        - Энц рыцарь, вы понимаете, надеюсь, что из-за одного вас мы все здесь торчим? Если б не ваше дурацкое упрямство, мы давно разобрались бы с Бендой и вернулись в город. Может, наконец, вы внемлете доводам разума и сдадитесь? И не говорит ли вам ваша рыцарская совесть, что вы поступаете неблагородно, отказываясь отвечать за свои поступки? Вы на каждом шагу противодействуете закону! Напали на лейтенанта стражи, украли из тюрьмы двух уголовниц - для гарема, что ли? И теперь, вместо того чтобы помочь аресту государственных преступников, вы стоите на моем пути!
        Арчибальд выслушал обвинения начальника стражи, глядя в пол. Затем он поднял голову, в упор посмотрел на Канерву:
        - Почему же у вас государственные преступники сплошь дамы?
        - При чем здесь дамы? - нахмурился Канерва.
        - Вот и я вас спрашиваю. - Арчибальд кивнул в сторону Алиции с Бендой. - Что они совершили, какое преступление? А Бенда - ее вы хотите просто убить, без суда и следствия. За что же, позвольте узнать?
        - Какая Бенда дама, черт возьми?! - взвился Канерва. - Треклятый колдун! Да и вообще первейшие преступники здесь вы с Кривым! То есть с этим, как его... - Канерва обернулся к бандиту, которого перекосило от злости, когда лорд произнес его кличку. - Как тебя там зовут?
        Арчибальд оставался невозмутимым, хотя ему это дорого стоило: челюсти сводило от напряжения, столько усилий прикладывал рыцарь к тому, чтобы держать себя в руках.
        - Я понимаю, что Бенда, быть может, неблагородного происхождения, однако это не повод отказывать ей в защите ее прав. Даже бандитов перед виселицей судят принародно. Никого из них не режут тишком в тюремных камерах. Поэтому я беру на себя защиту дамы, тем более что это мой прямой рыцарский долг. Вы как непосвященный плохо представляете себе наш кодекс.
        При словах рыцаря о тюрьме Канерва слегка улыбнулся, при словах о кодексе снова нахмурился и собирался ответить, но тут заговорила Алиция:
        - Лорд Канерва, прекратите же сводить счеты, это недостойно дворянина! Мы стоим здесь уже несколько часов, наверное, и до сих пор ни на йоту не сдвинулись в сторону какого-нибудь выхода! У меня ноги устали! Пойдемте же, а свои проблемы решите по дороге!
        - Может, вам еще королевское сокровище на золотом блюде? - усмехнулся Канерва.
        Алиция побледнела.
        - Вы не помешаете мне достать его! - выпалила она.
        - Вам не видеть его как собственных ушей! - парировал лорд Мельсон.
        - Кого? - спросил прислушивавшийся Кривой.
        - Вы о чем? - чуть повернув голову к девушке, уточнил Арчибальд.
        Алиция посмотрела на ухмылявшегося Канерву, оглянулась на Бенду на Юлия, который так и стоял около лошадей, держа догорающий факел, поискала взглядом Кривого и Сержика - но их скрывала темнота, - и обратилась к рыцарю с отчаянием в голосе:
        - Сэр Арчибальд! Пожалуйста, я вас очень прошу, умоляю, будьте нашим сопровождающим!
        - Вы никуда не пойдете! - крикнул Канерва, поднимая меч.
        - Я заплачу! Много! - прошептала Алиция, чуть не плача. - Когда-нибудь мы уйдем отсюда?!
        На плечо лорда легла тяжелая рука, и он, вздрогнув, обернулся. За ним стоял Кривой, из темноты выступало круглое бледное лицо, похожее на сплошное забрало с отверстиями для глаз.
        - Мож, пустим их вперед, а сами следом тихонько? - пробормотал Кривой, глядя не на лорда, а куда-то за рыцаря. - И как они ляжут на отдых, прирежем рыцаря, а других... как хочем. Што тут торчать? Рыцаря с колдуном вместе те не одолеть.
        Канерва дернул плечом, сбрасывая руку бандита.
        - Если их пустить вперед, они могут выбраться раньше, чем мы с ними разберемся. К тому же у меня приказ - не пустить ее к сокрови... - Лорд замолчал.
        Кривой перевел взгляд на него:
        - Што ты сказа?
        Канерва не ответил.
        - Я не могу идти обратно в город, меня ищет вся городская стража, - пояснил Арчибальд Алиции.
        - С приказом немедленно тащить прямо ко мне! - добавил Канерва. - Уж я вам обещаю торжественную казнь!
        - Как видите, мадонна, я не могу сопровождать вас.
        - Но вы же рыцарь, что вам угроза смерти!
        - Ничто, - согласился Арчибальд. - Но один давний обет заставляет меня не звать смерть безрассудно. Поэтому я останусь здесь и прикрою ваше отступление, а затем поищу другой выход. Оруженосец говорил, что где-то неподалеку может быть еще один, помимо того, который засыпало.
        - О господи! - Алиция опустила руки. Затем снова молитвенно сложила их на груди: - Но если я помогу вам выбраться из города незамеченным стражей? И заплачу так много, что вы сможете купить собственный замок?
        Седеющий рыцарь грустно улыбнулся:
        - Мне нужна сумма, на которую можно купить королевство. К тому же, чтобы идти с вами, мне придется убить лорда.
        - Вам придется это сделать! - воскликнул Канерва, взмахнув мечом. - Потому что я не отпущу ее с вами и вообще не отпущу! У меня приказ короля задержать ее, и если я не исполню его, меня повесят как последнего бандита! Сами понимаете, у меня нет резонов позволять вам уходить отсюда.
        Алиция обернулась к лорду и крикнула со слезами в голосе:
        - Да как вы арестуете меня, сидя в этой пещере?! Надо же доставить меня в тюрьму, которая в городе, а для этого вернуться туда! Как вы собираетесь это сделать, напыщенный дурак? - После чего снова посмотрела на рыцаря: - Если вы унесете столько золота, то сможете и королевство купить. Только помогите нам выбраться отсюда!
        - Если вы так богаты, что привело вас сюда, в пещеру, да еще без охраны, и отчего вас преследует начальник стражи? - Арчибальд недоверчиво покачал головой. - Если бы у вас было много денег, то откупиться от стражи и даже ее начальника не составило бы труда.
        - Я не богата, но скоро стану...
        - Алиция, не смейте! Это государственная тайна! - Канерва, поднимая меч, бросился к девушке, но Арчибальд встретил его резким выпадом. Клинок лорда взлетел и упал далеко от владельца.
        - Не стоит, - сказал рыцарь.
        Лорд Мельсон, зло сверкнув глазами, повернулся, чтобы подобрать оружие. Но около меча уже стоял, ухмыляясь во весь свой лягушачий рот, Кривой.
        - Королевское сокровище, - произнесла Алиция шепотом.
        - Но это же миф, - возразил Арчибальд. - Просто выражение.
        - Да нет же! То есть когда-то я тоже так считала, а потом нашла карту. Подземелье - вот это самое - и сокровищница! Поймите же, там несметные богатства, вы купите полмира, а ваши дети и внуки - другие полмира, и деньги еще останутся!
        На лбу рыцаря выступили капельки пота, хотя в пещере было прохладно.
        - Полмира мне совершенно не нужны, - хрипло прошептал он. - Всего лишь маленькое королевство...
        До них донеслись звуки борьбы. Рыцарь, Алиция и Бенда оглянулись на шум. По полу катались сцепившиеся Канерва и Кривой, а Сержик держал в руках меч начальника стражи и самодовольно улыбался.
        - Вот гнида! - вырвалось у Алиции, но она тут же смутилась и прикрыла рот ладошкой.
        Арчибальд, покосившись на нее, двинулся к дерущимся. Сержик, разглядев приближающегося рыцаря с мечом наголо, побледнел.
        - Че такое, я не понял? - пробормотал он, задрожав.
        - Отдай оружие, смерд, и не берись, раз не обучен. - Рыцарь ткнул бандита острием в кисть, и Сержик выпустил клинок. Арчибальд схватил Сержика за грудки. - Я сказал «отдай», а не «урони»! Подбери!
        Заскулив, парень наклонился, поднял меч и передал рыцарю. Арчибальд принял оружие, обернулся, поискал глазами Юлия, кивнул ему. Юноша побежал, но, приблизившись, замедлил шаг и подходил осторожно, поглядывая на не прекращающих мутузить друг друга лорда и бандита. От сплетенных тел неслись крики, тяжелое дыхание и зубовный скрежет, звуки ударов. Арчибальд отдал меч Канервы оруженосцу:
        - К моему седлу, - велел он. Юлий, кивнув, бегом направился к лошадям.
        - Аласт, он меч отобрал! - взвыл Сержик, когда рыцарь отошел от него, приблизившись к дерущимся.
        Кривой поднял голову и тут же получил кулаком по плеши. Зарычав, он зубами вцепился в горло Канервы. Лорд закричал, схватил Кривого за уши. Бандит замычал.
        - Прекратите, господа! - Арчибальд ткнул носком сапога чью-то руку, пригнувшись, сунул клинок между лицами Кривого и Канервы.
        Заметив перед глазами обнаженную сталь, драчуны отпрянули друг от друга.
        - Поднимайтесь, - велел рыцарь. - Назрело предложение. Мы все забываем старые обиды и идем за сокровищами.
        - Сэ-эр Арчибальд! - застонала Алиция, но тот успокаивающе поднял руку:
        - Если там столько богатств, сколько обещает мадонна, хватит на всех и еще останется.
        Канерва приподнялся на локте:
        - Не пущу! Это королевская собственность!
        Арчибальд улыбнулся:
        - Если, конечно, лорд начальник городской стражи нам позволит.
        - Не позволю государственным преступникам распоряжаться в сокровищнице моего короля! А вы, энц рыцарь, ведете себя просто по-бандитски! Мало того что от прошлого преступления не очистились, так еще и новое совершаете! Не миновать вам виселицы!
        Арчибальд отступил на шаг, держа перед собой меч.
        - Я не совершал преступления. Девушки, которых я освободил, также не были преступницами. Я лично присутствовал при их аресте. Им не было предъявлено обвинение, их просто грубой силой забрал с площади ваш лейтенант. И одну из них подверг насилию в караульном помещении, другую как раз собирался обесчестить. Первая после этого покончила жизнь самоубийством, и если вы станете защищать своего подчиненного, то ее кончина - на вашей совести!
        Кривой разжал руки, и Канерва вскочил:
        - Вы придумали всю эту чепуху, оболгали моего лейтенанта и еще хотите, чтобы я вам поверил?! Кто подтвердит ваши выдумки?
        - Боюсь, вам придется поверить мне на слово. - Арчибальд показал Канерве свой клинок, который он не торопился убирать в ножны, и добавил: - Честное рыцарское слово.
        - Что стоит слово преступника? - пробормотал Канерва, отступая.
        Нахмурившись, рыцарь поднял меч...
        - Я, я подтвержу! - Крик эхом отозвался от дальних стен пещеры. Все обернулись к забытому Юлию. Юноша торопливо слез с седла и подошел ближе. За ним двигался неровный круг света. - Я могу подтвердить, что слова господина рыцаря - правда!
        - Что стоят слова нищего? - Канерва уставился на Юлия.
        - В этой ситуации они стоят не меньше слов лорда или бандита. - Бенда подталкивает вперед остановившегося Юлия. Тот делает еще шаг и снова замирает под взглядом Кривого.
        - А че сразу бандит, я не понял?
        На Сержика никто не посмотрел. Канерва обратился к рыцарю:
        - Еще два года, да что там, полгода назад я бы вам безоговорочно поверил. Но за время службы начальником стражи я на таких рыцарей насмотрелся и таких честных слов наслушался! Между собой все рыцари честные, а как до закона доходит, так каждый норовит в свою сторону приврать.
        - На что вы намекаете?! - Арчибальд угрожающе двинулся на Канерву
        - Я не намекаю, я открытым текстом говорю. - Лорд Мельсон отступил на шаг. - Вы на меня мечом-то не замахивайтесь.
        - Да послушайте же мальчика! - крикнула Алиция, перекрывая голоса рыцаря и лорда.
        Все обернулись к Юлию. Тот, спотыкаясь, произнес:
        - Господин рыцарь правду вам сказал: лейтенант тех девушек действительно для забавы привел, и силой. Он многих так... заводил в караулку и... того...
        - Ты откуда можешь это знать, нищий?!
        - Я был... - Юлий оглянулся на рыцаря, замолчал. Затем, сильно покраснев, тихо произнес: - Я был его... осведомителем. Указывал подходящих девушек - сирот или из бедных семей, где много дочерей и потеря одной родителям даже на руку. Они все потом или кончали с собой, или их родня на улицу выгоняла, так они... известное дело, шлюхами, а то снова в пруд.
        Алиция ахнула.
        - Некоторые... даже платили мне, чтобы я навел Сластолюбчика Жана на их дочь.
        - Ты все врешь, нищий! - выкрикнул Канерва, побледнев, но не от смущения, а от злости.
        Юлий, вздрогнув, отошел назад.
        - Он не нищий, а мой оруженосец, - встал перед Канервой Арчибальд. - А мой оруженосец не может врать.
        Канерва яростно уставился на рыцаря, шаря по поясу. Рыцарь отвечал таким же гневным взглядом. Между ними повисла напряженная тишина, которую прервал злой смешок Кривого:
        - Хе-хе! Не зна, как оруженосец господина рыцаря, а Юлий врет знатно! Хе-хе!
        Глава девятая
        Уже сгустились сумерки, Жак запирал ворота, Арчибальд на заднем дворе разбирал с Орией крестьянский оброк. Нанятая еще весной младшая сестра кухарки, Гана, шустрая девчонка лет двенадцати, таскала со двора корзины и бочонки, Ория сортировала продукты, Арчибальд их пересчитывал и сверялся с дневными записями. Пришел Жак и под бесконечную болтовню и понукания Ории начал переносить продукты из кухни в холодную или в подвал, или в кладовку, ворча под нос что-то свое, даже не слушая, что ему говорят. Ворчать было отчего: оброк превышал прошлогодний чуть не в три раза, с самого раннего утра крестьянские телеги тянулись к королевскому замку. Чтобы все принесенное разместить, Ории пришлось отпереть и вымыть еще одну холодную комнату, Арчибальд сколотил наспех несколько досок в подобие шкафа. Солонина, копченые окороки и грудины, корзины яиц, орехов, сыра, бочки яблок, мешки круп и муки... Земля в этом году рожала щедро.
        На столе горели две свечи, одна около Арчибальда, над книгой, куда он вносил записи, другая на том конце стола, где примостилась Ория, выкладывая продукты из корзин и перечисляя их принцу.
        - Тушка курицы, тощая, копченая, - девушка поднесла тушку к лицу и принюхалась, - без душка, две, три, четыре штуки. Яйца куриные, осторожней, Жак, ты куда мед поволок?! В холодную его! Яйца, четыре дюжины. Здесь у нас что? А, морковь и свекла...
        В дверях показалась Гана, она семенила спиной вперед, обеими руками сжимая горловину огромного мешка, который тащила по полу.
        - Гана, ты чего муку по земле возишь? - всплеснула руками Ория.
        - Дак тяжелый, не поднять! - Девочка бросила мешок около сестры, выпрямилась и отерла пот. - Уф, больше нет ничего на дворе, я все сволокла.
        - Ну и отличненько, теперь иди к ее величеству, помоги переодеться, а я сейчас закончу со всем этим и разогрею ужин. Возьми Жака, принесите стол, а ты накрой. Нет, подожди, сначала отнеси эту корзину в кладовку, поставь на верхнюю полку, да не опрокинь, бестолковая!
        Гана без слов ухватила обе ручки, выдохнула и рывком подняла корзину. Откинувшись назад для равновесия, она двинулась к выходу.
        - Почему же бестолковая? - Когда девочка медленно вышла с ношей, Арчибальд оторвался от книги. - Матушка ее хвалит, говорит, Гана все на лету схватывает и вышивает проворно, только цвета подбирает не всегда удачно. Девочка уже второе платье шьет. И матушка носит ее платье!
        Дверь в кухню из внутренних помещений открылась, на пороге стояла растерянная Гана.
        - Чего тебе здесь надо, неужели корзину рассыпала, я так и знала, что ты настоящая бестолочь! - накинулась на сестру Ория.
        Гана, не обращая на нее внимания, уставилась на Арчибальда.
        - Ваше высочество, там... - Она в растерянности ткнула пальцем через плечо. - Стучатся в ворота, кричат, чтобы пустили. А Жак без вас отворять не хочет. А они кричат...
        - Кто они, что ты несешь? - прикрикнула на девочку Ория, но принц поднялся с места и подошел к Гане.
        - Стучат в ворота? - переспросил он, отодвигая девочку с дороги.
        Гана посторонилась, и Арчибальд пустился бегом. Через нижние помещения, заставленные продуктами или пустые, покрытые многолетней пылью. Наверх по темной лестнице, такой крутой, что если б не приходилось принцу каждый день по несколько раз пробегать здесь, то сейчас он с легкостью свернул бы себе шею. По коридору, освещенному одним-единственным дымным факелом, мимо запертых дверей, по Каминному залу, где посередине стоял брошенный обеденный стол со сбившейся на сторону вышитой скатертью, и через ступеньку вниз, к воротам.
        Шум стоял порядочный. От часто сыпавшихся на них ударов тяжелые створки сотрясались, снаружи доносились громкие крики, требования открыть немедленно и угрозы выломать ворота. Голоса были мужские, молодые, задорные. Жак, трясущийся не хуже ворот, кому-то твердил через щель, что без приказа его высочества открыть не может, никаких дядюшек не знает, а подождать не зазорно да хоть бы и самому Господу Богу.
        Принц взбежал по лесенке к бойнице, осторожно выглянул. Перед замком в свете многочисленных факелов стояла большая группа разодетых дворян, верховых и спешившихся, человек десять увлеченно колотили по воротам, кто кулаками, кто эфесами, слуги держали коней, за толпой в неровных отсветах огня виднелось несколько телег. Целый поход! Арчибальд разглядел среди всадников знакомое красивое лицо... и отпрянул от бойницы, чуть не свалившись со стены. Одним духом он слетел вниз:
        - Открывай!
        Под скрип расходящихся створок во двор хлынула волна людей, голосов, огня и красок. Мгновенно двор наполнился веселой шумной знатью, воинами в доспехах, слугами, сундуками... Принц, подталкиваемый со всех сторон, очумело осматривался среди этого беспорядка. Два дюжих молодца на телеге поставили лошадей прямо перед ним и начали стаскивать сундук через передок, так что принцу пришлось сделать шаг назад. Тут же до его плеча дотронулся молодой человек в кафтане желтого бархата с пышными рукавами, весь в ленточках и шнурках, в накинутом на одно плечо шерстяном плаще:
        - Покажите моему слуге комнату, куда нести вещи!
        С другой стороны его потянул за рукав юнец с тонкими усиками и длинным черным пером, свисающим с синей шапочки:
        - Где все конюхи, черт побери?
        Третий просто сунул принцу поводья своего коня, вороного красавца; принц разглядел, что по краям вальтрапа вышиты черные драконы, на подпруге - тиснение с таким же рисунком, а узда украшена золотыми бляхами в виде драконов с рубиновым глазом. Арчибальд оттолкнул руку с поводьями и стал пробираться сквозь толпу к лестнице.
        - Эй, парень!
        Не оглядываясь, Арчибальд перескочил через две ступеньки, развернулся и очутился лицом к лицу с Лу.
        Король сидел на лошади, по бокам два всадника держали по факелу.
        - Ну здравствуй, племянничек, - произнес Лу. - Никак до тебя не достучаться - нападения, что ль, ждешь? Встречай гостей! Ехали мимо, решили заглянуть.
        - Вот и ехали бы себе мимо, - любезно ответил юноша. - Но раз черт занес, так располагайтесь как дома. Только не забывайте, что вы в гостях.
        Из толпы собравшихся за королем придворных послышались возмущенные крики. Лу покачал головой:
        - Рыцарю пристал острый меч, а не острый язык. Однако пока что я прошу то, что скоро смогу потребовать по праву. Будь добр, щедр и милостив как настоящий король, каким ты когда-нибудь, возможно, станешь. Мы устали с дороги, хотим есть и спать. Позаботься о родне, племянничек. - И король спешился. Его примеру последовали сопровождающие с факелами, а также та немногочисленная часть свиты, которая еще оставалась верхом. Стук каблуков, звон оружия заглушили треск факелов.
        Арчибальд, собрав волю в кулак, натренированный за два года, отвесил королю церемонный поклон.
        - Прошу почтить мой скромный дом вашим светлейшим присутствием, - произнес он. - Только передайте вашим придворным: пусть о лошадях заботятся сами, у меня нет конюхов.
        Среди свиты началось движение, снова понеслись крики...
        Лу, приподняв уголок губ так, что щека пошла волнами морщинок, вскинул руку, и шум за его спиной смолк.
        - Господа, отдайте распоряжения вашим слугам и оруженосцам. Не просить же ухаживать за вашими конями его высочество.
        Принц смотрел на хохочущих лордов за спиной короля, на самого Лу, который тоже улыбался, - и не слышал их смеха, пытаясь удержать гнев. Чего ему хотелось больше, он и сам бы не сказал: нагрубить королю, ударить, выгнать... Пунцовый, как коронационная мантия, Арчибальд развернулся и пошел вверх по лестнице. За ним с шутками и смехом стал подниматься король со свитой.
        В камине пылал большой огонь. Пока принц впускал и приветствовал приезжих, Ория, хотя никогда в жизни не принимала столько гостей, все же сообразила, что надо делать. Через весь зал от камина к стене тянулся стол, составленный из нескольких. Он был покрыт скатертями внахлест, на нем стояло множество кувшинов и блюд, между тарелками с хлебом красовались оставшиеся непроданными медные соусники, деревянные и глиняные кубки и кружки. Похоже, расторопная девушка с помощью Ганы и Жака опустошила все дальние кладовые - когда и успели со всего стереть пыль? На блюдах лежали копченые окорока, грудины из оброка, недельный запас хлеба, утренние пироги, предназначавшиеся на ужин сегодня и на завтрак наутро, яблоки с грушами и редкие гроздья винограда. Около стола в чистом переднике и с полотенцем через плечо стояла Гана.
        Король вслед за Арчибальдом вошел в Каминный зал, огляделся с большим любопытством.
        - Один гобелен, и тот столетний, - не скрывая удовлетворения, сказал он молодому рослому лорду из свиты. Тот повертел головой:
        - Где? Эта тряпка на стене?
        Арчибальд поднял глаза. Гобелен висел прямо за обидчиком. За ветхостью на пыльном, поистершемся полотне мало что можно было разобрать, но юноша знал, что здесь изображен под родовым знаменем его прадед, Эраст, сын Тристана, сына Арчибальда, того самого, Первого, в честь которого был назван принц и который в трехдневном кровопролитном бою отстоял долину в предгорьях, где теперь выращивали лучший по эту сторону Хребта Междуморья виноград.
        Принц твердым шагом подошел к лорду и молча влепил ему звонкую крепкую пощечину, так что голова рослого мотнулась к плечу, а сам он упал спиной на стоящих сзади придворных. Те подхватили его. В зале стало тихо. Свита сгрудилась вокруг Арчибальда и короля. Пострадавший встал на ноги и медленно двинулся на принца.
        Когда он проходил мимо Лу, тот, положив ему руку на плечо, указал глазами в сторону. Молодой лорд оглянулся: в дверях стояла королева.
        - Будем считать это пощечиной мне, - произнес Лу, пригибая оскорбленного лорда и отвешивая низкий поклон.
        Арчибальд, обернувшись, невольно и сам склонился перед матерью - так прекрасна она была в этот момент. Гана как следует постаралась над платьем и прической королевы, но все наряды меркли перед ее собственной красотой, и никакие корсеты и шлейфы не могли добавить горделивости ее осанке. Присутствующие единодушно поклонились.
        - И раз король снес пощечину, то тебе и вовсе следует о ней забыть. А с принцем мы еще разберемся по-родственному. - Лу двинулся к ее величеству.
        Замок наполнился шумом и суетой. По коридорам бегали приезжие слуги, между ними сновала быстрая и легкая, как лань, Гана, из комнат раздавались крики господ, призывающих пажей, требующих того или другого. Ория крутилась вокруг плиты, на жарком огне которой пеклось и жарилось, шкворчало, шипело, булькало и пенилось; бедная девушка сбивалась с ног. Жак, ворча, крутил вертел.
        Арчибальд сидел за столом и кусал ногти. Король с королевой обменивались любезностями, вспоминали общих знакомых, какие-то старые истории, случаи... Слушая их, принц то злился на Лу за его лицемерие, то стыдился злости и каялся в своем гневе. Красивый, учтивый, легко поддерживающий изящную беседу, вежливый до умопомрачения! Арчибальд изнемогал от желания выгнать Лу из своего дома, однако молчал, то вспоминая о долге, то глядя на мать. Королева, опустив взгляд в тарелку, больше слушала, чем говорила, но по бледным, чуть подкрашенным ее губам бродила улыбка, и она краснела от удовольствия, когда Лу произносил особенно цветистый комплимент.
        Постепенно зал наполнился придворными. Они расселись за столом. Арчибальд кивнул появившейся в дверях Гане. Та немедленно убежала и скоро вернулась с Жаком. Вдвоем они обошли гостей, которых набралось около пятидесяти человек, не считая, естественно, слуг с кувшинами для омовения и полотенцами. Когда мытье рук закончилось, вошла Ория с огромным блюдом, на нем, выпучив блестящие красные глаза из вишенок, лежал, обложенный вареными овощами и зеленью, кабанчик. Пока Ория пристраивала кабанчика перед королем, королевой и Арчибальдом, втискивая блюдо между тремя кувшинами и пятью тарелками, подоспели Гана с Жаком. Сменяя друг друга, они обнесли гостей зажаренными на вертеле и запеченными поросятами и курами. Придворные, которые поначалу с недоумением или шутками вертели в руках глиняные и деревянные кубки, занялись едой и в полной мере отдали должное как поросятам, так и птице, а заодно и овощам, и пирогам.
        Арчибальд, посматривая исподлобья, как уничтожаются его припасы на зиму, думал только о том, зачем приехал дядюшка Лу и как начать разговор про долги. Если договориться выплачивать по частям... понизить какие-нибудь пошлины для его торговцев... поставки вина, дичи... Гана учится вышивать, можно было бы посадить ее за гобелены... В конце концов, королевство богатеет, у Арчибальда в казне завелось кое-что. Но стерлась ли за два года обида Лу на него за ту встречу у Старого Полии? Поговорить, доказать, что Арчибальд может отдать долг! Только как начать при всех? Да еще если Лу даже не смотрит в его сторону!
        За весь ужин юноша так и не смог заговорить с дядюшкой. Когда принц поворачивался к королю, тот заговаривал с королевой или с кем-нибудь из придворных, шутил, смеялся. Арчибальд сидел, упершись взглядом в скатерть, слушал, злился и кусал ногти. Ничего, после трапезы, когда шумная свита разойдется по комнатам...
        Королева встала, подавая сигнал к окончанию ужина. Подбежала Гана, подала воды. Все стали выходить из-за стола; кто-то, привычный к выступлению жонглеров после пира, напевал, лорды переговаривались, веселье не покидало их ни на миг. «И я тому причиной», - мрачно твердил про себя Арчибальд, отошедший к стене и оттуда взирающий на то, как расходятся гости.
        Когда почти все покинули зал, принц подошел к матери. Королева сидела в кресле у камина, Лу пристроился напротив. Арчибальд, покосившись на короля, опустился на одно колено, чтобы произнести свою просьбу, но королева опередила сына, словно предчувствуя или догадываясь, что он сейчас скажет. Она произнесла:
        - Прошу тебя, Арчибальд, оставь нас с его величеством наедине, нам надо поговорить о делах.
        - Но, матушка, о делах всегда говорю я! - воскликнул принц. - Я как раз хотел предложить его величеству...
        Лу, наклонившись к Арчибальду через подлокотник, перебил его:
        - Мы хотим поговорить о судьбе королевства. А так как пока что ваша матушка - королева и глава государства, подобные вопросы уполномочена решать только она. Вы еще, как ни жаль, не достигли совершеннолетия, дорогой племянник. Так что будьте столь любезны покинуть нас.
        Последняя фраза прозвучала как приказ.
        Королева умоляюще посмотрела на сына, и Арчибальд, вскочив, быстрым шагом вышел вон.
        Он почти не спал, ждал, когда мать позовет его. Однако уже вставало позднее ноябрьское солнце, а Гана все не приходила с просьбой королевы навестить ее.
        Арчибальд встретил рассвет на заднем дворе с мечом в руках.
        Из кухни тянуло запахом сдобы, оттуда доносились стук ножа и горшков, голос Ории; девушка говорила сама с собой, молчать она не могла.
        Дверь кухни приоткрылась, и во двор вырвалась струя ароматного пара. Выглянула Гана, позвала:
        - Ваше высочество!
        Арчибальд быстро повернулся к ней:
        - Что, матушка зовет?
        - А? - Девочка качнула головой: - Нет, ее величество еще не выходили из комнаты. А я про завтрак пришла спросить. Когда подавать? Господа уже собираются в Каминном зале.
        - Вносите пока столы. - Арчибальд, поникнув, опустил меч. - Но матушка уже встала? Ты одевала ее?
        Гана оглянулась на сестру, придвинулась ближе, прошептала:
        - Ее величество просили не говорить, что они встали. Они были очень расстроены и заплаканы, и я пять раз носила воду для умывания, и вчера, и сегодня с утра. Ее величество не хотят выходить к завтраку и все что-то говорят, говорят... О вас тоже говорят... - Девочка всхлипнула. - Они очень расстроены.
        - Гана! - крикнула Ория, и девочка, шмыгнув носом и утерев глаза рукавом, нырнула в пекло кухонной страды.
        Арчибальд убрал меч, перекинул ножны за спину и быстрым шагом направился к себе в комнату. Проходя мимо спальни королевы, он прислушался, однако из-за тяжелой грабовой двери не доносилось ни звука.
        Принц умылся, оделся, гребнем пригладил отросшие волосы. Затем, препоясавшись мечом - ему казалось, что так он выглядит солиднее, - направился к комнате матери, твердой рукой постучал.
        - Матушка, это я, позвольте войти!
        Кажется, он услышал шорох, однако ответа не получил. Тогда он постучал еще раз.
        - Матушка, если вы уже встали, позвольте мне войти!
        И снова тишина, только неясный шорох в комнате. Арчибальд проявил настойчивость и постучал в третий раз, хотя в другое время никогда бы не стал стучаться и дважды, не получив ответа.
        Дверь открылась, и принц, занесший руку для повторного стука, увидел королеву. Он отступил на шаг и поклонился.
        - Входи, пожалуйста, - тихим голосом произнесла мать.
        Арчибальд шагнул в комнату. На крытом старым красным бархатом столе лежали пергаменты, в чернильнице торчком стояло помятое гусиное перо. Бархат был такой старый, что в некоторых местах сквозь него просвечивало темное дерево стола, и эти места казались пятнами пролитых когда-то чернил. В приоткрытую ставню с холодным воздухом проникал неяркий утренний свет. На королеве поверх темного платья была надета новая беличья накидка, подаренная принцем совсем недавно, в начале месяца. Арчибальд сам настрелял белок, Ория сняла и выделала шкурки, а Гана под бдительным присмотром сестры и под ее несмолкаемую болтовню сшила накидку.
        Арчибальд прошелся до окна, развернулся и посмотрел на мать. Ее величество осталась стоять около стола.
        - Ты так вырос, - прошептала она.
        Арчибальд неловко оглядел себя, пожал плечами:
        - Давно уже. Матушка, расскажите, будьте добры, о чем вы вчера говорили с дядюшкой Лу?
        Королева молчала. Он ждал, смотря себе под ноги, чтобы не видеть заплаканных глаз матери. Наконец она произнесла:
        - Ты столько работаешь...
        - При чем здесь это, ваше величество? Могу и больше, лишь бы расплатиться с этим старым козлом! Умоляю, не томите! В конце концов, я имею право знать, что вы решили!
        - Даже если бы ты работал круглосуточно, ты бы все равно не смог набрать нужную сумму - наше королевство слишком маленькое, чтобы принести такой доход.
        - Кто вам сказал такую чушь?! Да еще меньшие страны богатели несказанно! Если принять правильную политику, толково вести хозяйство, торговать успешно... да что я говорю, вы сами знаете. Только оглянитесь - мы смогли накормить ораву бездельников, и наши припасы почти не пострадали! Каких-то пять лет - и у нас только один долг! Последний! Сколько мы должны Лу, может, вы наконец ответите? Согласен ли он принять платежи в рассрочку, продуктами, договорами на торговые льготы?
        - Ты говоришь как настоящий король, - прошептала королева, и в ее голосе Арчибальд уловил слезы. Он смутился:
        - Я и есть будущий король, матушка. И должен заботиться о своей стране. Поэтому хочу быть в курсе всех дел своего королевства. Вы же согласились, что все дела буду вести я, так, может, пора рассказать, на чем вы сошлись с Лу? Я вам подробно рассказывал о наших возможностях в смысле платежей. И? Что он ответил? Вы передали ему мои предложения? Как он их принял?
        - Даже если ты будешь всю жизнь работать, тебе не собрать такую сумму...
        - Да сколько же там?! - вскричал Арчибальд. - Любую сумму, только бы мое королевство стало наконец свободным от долгов! Ну?
        Королева стояла, теребя платок. При последних словах принца она побледнела, пошатнулась, оперлась на стол. Арчибальд бросился к матери, поддержал ее, проводил до кресла, присел на подлокотник. Опустившись на подушку, она откинула голову и некоторое время молчала, закрыв глаза. Затем проговорила дрожащим голосом:
        - Ты слишком много работаешь...
        Арчибальд ударил кулаком по столу:
        - Не может быть «слишком», когда речь идет о моем королевстве!
        - Тебе уже семнадцать, а у тебя ни коня, ни копья, ни доспехов...
        - У меня есть меч! И я не понимаю, какое имеет значение...
        - Дядюшка Лу привез тебе в подарок полный рыцарский доспех.
        Юноша нахмурился:
        - Мне не нужны его подарки.
        - Он приглашает тебя к себе на турнир.
        - Да пусть катится к черту со своим турниром! - Арчибальд не выдержал, вскочил и прошелся по комнате. - Мне плевать на все забавы, пока я не расплатился с ним!
        - Тогда почему ты каждое утро встаешь на два часа раньше, чем когда-то, и упражняешься на заднем дворе?
        - Это кто вам рассказал? - Арчибальд подбежал, опустился перед матерью на одно колено, взял ее за руку. - Матушка, вижу, вы боитесь мне поведать, как прошел ваш разговор с Лу. Очень прошу: лучше скажите, мне нужно знать, о чем бы вы ни договорились. Мне необходимо решить, как дальше вести дела. Поэтому соберитесь с силами и поведайте мне все, что было вчера.
        Королева слабо улыбнулась, и это была не королевская улыбка, это была ее тень - улыбка обычной слабой женщины.
        - Ничего не надо решать, надо делать все то же, что ты делал раньше. Только теперь ты можешь нанять управляющего, а сам поедешь на турнир к дядюшке Лу.
        - Я не понял, почему так... Давайте без околичностей: каков наш долг Лу?
        Королева опустила взгляд, приоткрыла рот и прошептала через силу:
        - Два миллиона с процентами...
        Юноша замер.
        - Два... миллиона? - повторил он тоже шепотом. - Два... миллиона...
        Королева сжала губы, но не сдержалась и судорожно всхлипнула, глядя на сына. Арчибальд подхватил упавший из рук матери платок, протянул ей. Она приложила платок к лицу и кивнула.
        - И... какими частями... когда он хочет получить долг?
        - Сразу.
        - Но это невозможно! - Арчибальд вскочил. - Не знаю, куда ушла у вас эта сумма, но собрать столько денег за раз... У него у самого столько нет! Неужели вы не уговорили его, не сказали о моих предложениях? Они были бы ему очень выгодны!
        - Сказала. И он... нашел их привлекательными... но отказался.
        - Отказался!
        - Да. Он потребовал всю сумму сразу. Или... в счет долга...
        - Что же?
        - Королевство.
        - Что?! Лучше я пойду на большую дорогу грабить его купцов, чем отдам ему королевство! Вы, конечно, отказали? Отказали? Матушка, что вы молчите, ответьте же, что вы ему отказали!
        - Ты и так работаешь слишком много... Столько денег тебе и за всю жизнь не собрать...
        - Соберу! Хоть в два раза больше! Какой он назначил срок?
        - Никакой. Тебе больше... не надо... не надо... работать. Арчибальд, ты станешь настоящим рыцарем, будешь жить в своем замке, по-прежнему вести дела, если захочешь, а если нет - наймешь управляющего, эти земли по-прежнему будут твоими...
        - Моими?!
        - Весь доход будет твой, а главное, ты сможешь вести жизнь настоящего рыцаря, участвовать в турнирах, ездить на балы, и Лу обещал выдать за тебя свою внучку. Может, когда-нибудь ты еще сможешь стать королем!
        - Когда-нибудь... смогу стать королем? - глухо повторил Арчибальд.
        - Лу немолод, его сын, говорят, слабоумен. Тебе достанется все королевство Лу!
        - На черта мне его королевство?!! - взорвался принц. Он вскочил на ноги, потрясая кулаками. - Я скорей повешусь, чем стану вассалом этого старого козла, этого шелудивого пса! Да я сейчас же пойду и убью его!
        - Арчибальд, Арчибальд! - попыталась утихомирить сына испуганная королева. - Пойми, ты очень понравился Лу - то, как ты умеешь держать себя, как ты держишь страну, сын у него ни к чему не способен, и если ты согласишься...
        - Что?! У меня еще спросят согласия?! Так я сразу и навсегда отвечу: нет! Никогда я не буду управляющим в собственном доме!
        - Арчибальд! Я тебя прошу! Договор уже подписан! Возьми себя в руки и хорошенько все обдумай и взвесь! Тебе же так будет лучше!
        - Да?!! - бешено заорал принц. - Вы решили, что раз я пять лет без продыху пахал, выдумывал всякие торгашеские штучки, чтобы только поднять королевство с колен, так я уже торгаш?! Если я два года машу железкой по утрам, так я продам за другую груду железа честь?! Не дождетесь!
        «Дайте ему время прийти в себя, подумать, - вспомнила королева слова Лу. - Принц горячий, но отходчивый. Вас он любит и вашу просьбу подождать-подумать выполнит. Такая светлая голова должна быть на своем месте. Король обязан уметь смирять порывы. Ничего, перебесится - отойдет. Если что - я буду рядом. Никуда не денется, не бойтесь».
        - Покажите договор! Где он? - Арчибальд бросился к столу, переворошил бумаги, выхватил из кучи лист с двумя огромными печатями, одна из которых была до боли знакома и когда-то принадлежала ему. Он быстро пробежал глазами строчки. - С правом выкупа?! Он хочет пользоваться моим королевством, а потом еще получить за это деньги?!!
        Королева в полном ужасе схватила сына за руку. Она никогда не видела его таким. Весь красный, с налитыми кровью глазами, он смотрел на нее и как будто не видел.
        - Арчибальд, сын мой, умоляю, сядь! - Королева повысила голос. Ей казалось, что принц ее не слышит. Она испугалась, что мальчик от потрясения может сойти с ума. - Арчибальд!
        Он вырвал руку. Огляделся, ища выход, толкнул дверь так, что она чуть не сорвалась с петель, и выбежал в коридор.
        - Лу! Ваше величество! - крикнула вслед королева, разорвав, того не замечая, платок на две половинки. - Ради бога, что с ним?!
        Навстречу принцу выбежал Лу. Арчибальд, увидев его, закричал, схватился за рукоять меча - но тут же со всех сторон на него набросились солдаты, сжали запястье, и пальцы, ослабнув, выпустили эфес. Принцу закрутили руки за спину, так что пришлось наклониться, чтобы не вывихнуть суставы, хотя сейчас ему было все равно. Он вырывался до тех пор, пока нестерпимая боль в руках не дошла до его сознания. Но и тогда он не остановился. Наклонившись и перестав дергаться, Арчибальд попытался освободиться по-другому: расслабился и, когда солдаты уменьшили хватку, дернулся с такой силой, что вызволил одну руку и тут же выхватил меч. Но сразу пятеро ухватили его за кисть, за локоть, за плечо, вынудив вложить клинок в ножны, снова завели руки за спину, скрутили так, что сколько принц ни делал попыток, освободиться ему не удалось.
        - Заприте его где-нибудь внизу, где холодно, - бросил Лу. - Оружие отберите. И поставьте рядом человека. Если энц рыцарь изъявит желание поговорить со мной - зовите.
        Сопротивляющегося Арчибальда, которому только что дали понять, что он больше не принц, отвели вниз, в комнату на первом этаже второй башни, пустующей уже лет десять. Втолкнули в помещение, захлопнули дверь. Арчибальд услышал, как задвинулся засов. Он изо всей силы ударил в дверь кулаком так, что она содрогнулась. Снаружи послышались голоса - они стали удаляться и быстро стихли. Арчибальд упал на пол и зарыдал от ярости, колотя по полу.
        Стемнело рано. Юноша поднял голову, осмотрелся. Тело закоченело, руки и ноги онемели от холода, изо рта вырывался пар. Башня вымерзла давным-давно, согреться в остывших десять лет назад камнях было невозможно. В стене перед Арчибальдом было окно, в полумглу комнаты сквозь ставни пробивался серый свет вечера.
        Арчибальд с трудом сел, затем медленно, заставляя шевелиться конечности, которых он почти не чувствовал, встал. Добрел до двери, ударил в нее кулаком.
        Из-за двери донесся хриплый бас:
        - Чаво надо, вашсочество? На двор, попить-пожрать, с королем погрить?
        - Дайте меч! - сиплым голосом потребовал Арчибальд. - И я тебе больше не высочество!
        - Мы понимаем, вашсочество, что вы расстроены, а только подумайте, как же ж я вам меч дам, когда не положено? Вы уж про это с королем погрите, вашсочество!
        - Я тебе не высочество! - Арчибальд заколотил по двери.
        Человек за ней рассудительно произнес:
        - Я вот думаю, ежли будет позволено простому солдату сказать, так ежли родился королем, так им до смерти и остался, а что корона мимо головы прошла - так это, конечно, обидно, но вроде как и не влияет. Разве железяка определяет, об чем ты думаешь?
        Юноша выругался. Попался страж-болтун!
        - Не знаю, как насчет короны, а что меч определяет поведение рыцаря - это точно, - сказал он строго. - Отдай мне оружие! Клянусь, не нападу на тебя.
        - Да нам и не страшно, - охотно откликнулся солдат. - Холодно только больно.
        - Холодно, - был вынужден согласиться Арчибальд и подышал на пальцы. Кончиков он уже совершенно не чувствовал.
        - Так ежли не нападете, на что меч-то вам, вашсочество? - полюбопытствовал страж.
        - Согреться, - буркнул юноша.
        Солдат рассмеялся:
        - Так вы тока скажите, я мигом короля позову, вы обговорите свои дела и пойдете к камину греться, вино пить, ужин кушать!
        - Вот еще! - крикнул Арчибальд.
        - Да так вы к утру-то замерзнете, вашсочество, - пробасил в задумчивости солдат. - А вот, положим, я вам дам меч, так вы потом на короля не нападете?
        Арчибальд замолчал. Солдат за дверью подождал ответа, заворочался, похихикал:
        - То-то. А вы говорите! Как же ж я дам, вашсочество? Не-ет.
        - Слово даю, что не нападу на короля! - решился юноша. - Не нападу, не буду пытаться убить мечом, пока я в этой комнате!
        - Что, правда, что ль? Честное слово?
        - Да!
        - Честное рыцарское?
        Арчибальд засмеялся:
        - Честное рыцарское!
        - А вот ежли, - не сдавался солдат, - ежли не оружьем, а, скажем, руками попробуете?
        - Так я и без меча могу то же сделать, если ты мне не вернешь его!
        - И то верно. Так не будете?
        - Нет!
        Заскрипел, поднимаясь, засов, завизжали петли, дверь приоткрылась, и туда просунулась рука.
        - Держите, вашсочество, все равно его тут бросили, в коридоре, а меч-то хороший, хоть и старый, сталь знатная.
        Арчибальд схватил ножны, сжал рукоять, как руку друга, вынул меч, сделал несколько махов...
        - Благодарю! - Он сделал выпад, отпрыгнул, ударил снизу...
        Солдат наблюдал за его движениями через щель.
        - Ниже берите, - посоветовал он. - А затем сразу перекат и сзади его под коленки!
        - Как это - перекат?
        - Чаво, не знаете, что ль, вашсочество? Да просто! - Солдат вошел в камеру, взял у принца меч. Встал, отведя руку, наклонился. Рука пошла вниз, опустившись почти до пола, резко ударила невидимого противника, затем солдат весь подался вперед по линии удара, упал на правое плечо, перекатился, оказавшись на миг на спине, выкинул руку вверх, направив меч в предполагаемого противника, откатился и вскочил на ноги. - И лежит как миленький, - удовлетворенно сказал он.
        Арчибальд посмотрел на своего надзирателя с растерянностью и интересом:
        - В латах такое разве возможно?
        - А кто про латы сказал? Мы их не носим, нам в пешей атаке несподручно, да и средствов не хватит купить. - Солдат поднял с пола принесенный с собой фонарь и пошел к дверям. - Ладно, не скучай тут, вашсочество.
        - Не принц я больше, что бы ты про это ни думал, - досадливо махнул клинком Арчибальд, салютуя стражнику.
        Тот молча закрыл и запер дверь.
        Юноша начал повторять новое движение. Скоро ему стало жарко. Он остановился, подошел к дверям, постучал.
        - Ну? - охотно откликнулся бас. - На двор, попить-пожрать?
        - Пожрать, попить, - подтвердил Арчибальд, хотя есть ему совсем не хотелось. Однако после интенсивных упражнений в теле появилась слабость.
        - Иду.
        Арчибальд услышал удаляющиеся шаги. Он прошелся по комнате, не видя в темноте оставляемых в пыли следов, приблизился к окну, мечом отжал вросшую в камень ставню. За окном расстилался оголившийся лес, в сгустившихся сумерках похожий на нагромождение камней: черные ветки деревьев сливались с кустами, образуя густые пятна. Хоть помещение, где заперли Арчибальда, находилось на первом этаже, до земли оставался порядочный кусок скалы. И решетка.
        За спиной раздался стук снимаемого засова. Рыцарь обернулся, прикрыв ставню плечом.
        Ему принесли каравай хлеба, пирог с мясом, кувшин компота из черной бузины, полголовки сыра и ломоть окорока.
        - Отменный у вас аппетит, вашсочество, - сказал солдат, раскладывая все это на чистом полотенце.
        - Да уж, - рассеянно отозвался Арчибальд, наблюдая за движениями стражника. - А нож? Резать чем?
        - У вас же меч, - хитро улыбнулся солдат, но вынул из-за пазухи маленький столовый нож для мяса, положил на полотенце рядом с караваем. - Вот, пожалте. Все как полагается. - Он направился к дверям.
        - Стой! - окликнул его Арчибальд.
        - Стою, - согласился солдат, оборачиваясь. - На двор, что ль, сводить?
        - Ремень дай свой, - попросил рыцарь.
        - Чаво? - Стражник выпучил глаза на юношу. Затем медленно осмотрел комнату, совершенно пустую. - Вешаться, что ль?
        - Нет же! - с досадой отмахнулся юноша.
        - Честное рыцарское?
        - Да!
        Стражник, сдвинув густые брови, некоторое время размышлял, затем просветлел лицом:
        - Сбежать, что ль, собрались?
        - Тебе какое дело? - Арчибальд покраснел.
        - А что, и попробуйте, - неожиданно благожелательно откликнулся стражник. - Только вам тогда кувшин не подойдет, в дороге флягу надобно иметь или мех. Вы тут пока покушайте, а я счас принесу, погодьте.
        Арчибальд не сдвинулся с места, он щурясь бездумно смотрел на оставленный стражником фонарь - плошку с маслом, в которой плавал черный фитиль. Когда солдат вернулся, юноша стоял в прежней позе.
        - А вот, - сказал стражник с удовлетворением своим хриплым басом, вываливая на пол кучу ремней и потертый мех. - Ребята надавали. Ну, вы тут разбирайтесь, а я пойду. Фонарь вот только заберу. - И, подхватив плошку вышел и снова запер дверь.
        «С правом выкупа, - подумал Арчибальд, приседая на корточки и нащупывая ремни. - С правом выкупа, - повторил он про себя, связывая ремни. - С правом выкупа». Он сгреб еду в кучу, завязал полотенце узлом. Приставил кувшин к горлу меха и опрокинул его туда. На ладонь пролилась липкая жидкость, он отер руку о штаны. Узел с едой сунул за пазуху передвинул - кафтан на спине вздулся пузырем. Надел перевязь с мечом, мех повесил на пояс, взял получившуюся из ремней широкую веревку. Решетка на окне была изъедена ржавчиной, и юноша, поднатужившись, выставил ее. Привязал веревку к нижней петле ставни, такой толстой, что ржавчина не смогла ее источить, кинул конец наружу. Отодвинул вторую ставню, подтянулся, влез на подоконник, повернулся лицом в комнату, подставив спину холодному ветру. «А плащ-то», - подумал он и, вцепившись в веревку, опустил ноги в пустоту, но тут же уперся ступнями в стену. На непокрытую голову упали первые снежинки. Зима пришла рано и обещала быть холодной.
        Глава десятая
        - Идем так: впереди вы трое, следом я, затем дамы, сзади Юлий с лошадьми, - распорядился Арчибальд.
        - Мы что же, ваши пленники? - спросил с нескрываемой злостью Канерва, не двигаясь с места.
        - Считайте, что я пригласил вас в гости.
        - К чужим сокровищам!
        - А я не прочь, - захихикал Кривой. - Идем, дядя, а там уж и поглядим.
        - Не пойду и никого не пущу! - Канерва преградил рыцарю дорогу, хотя тот еще не сделал и шага.
        - Как это вы, интересно, не пустите? - крикнула Алиция из-за спины Арчибальда. Рыцарь поморщился, почесал в ухе.
        - Да хоть зубами!
        - Они вам еще пригодятся, - лучезарно улыбается Бенда.
        - Мертвецам они ни к чему, а я в любом случае покойник. - Канерва с ненавистью посмотрел в сторону Бенды.
        - Тем более вам нечего терять, - рассудительно заметил Арчибальд, - и вы спокойно можете пойти с нами, набить карманы золотом, а там как захотите.
        - Золото! - Канерва зло расхохотался. - Мне никаким золотом не помочь!
        - У вас неизлечимая болезнь? - посочувствовал рыцарь.
        Лорд вспыхнул, сжал кулаки:
        - Вы издеваетесь! Только верните мне меч, и я с вами разберусь, как мужчина с мужчиной!
        - Простите, если обидел, - кротко сказал Арчибальд, отворачиваясь от Канервы. - Я совсем забыл, что вас ждет виселица. Хотя не очень понимаю, что вы такого натворили.
        Алиция смотрела на лорда Мельсона с глубоким состраданием.
        - Это его из-за меня, - дотронулась она до руки рыцаря. - Я взяла у короля карту...
        - Украла! - воскликнул Канерва.
        - А что мне оставалось делать, когда ты подложил меня ему в кровать?! - зло крикнула в ответ девушка. - Да до этого нормальный мужчина и додуматься не мог! Я пришла к тебе! А ты!..
        - А я не нормальный мужчина, дура!
        Арчибальд сделал движение к лорду, поднимая меч, но рука Бенды легла ему на плечо, и рыцарь вынужден был остановиться. Хватка у Бенды оказалась впечатляющей для такой с виду хрупкой девушки.
        - Я неизлечим! - кричал Канерва. - По милости этого треклятого колдуна, что прячется за спиной рыцаря и девушки!
        - Ай-ай, как жаль, такой красивый, - поцокал языком Кривой.
        - Тебя не спросили! - в ярости обернулся к нему Канерва.
        - По моей милости ты остался жив, - бормочет Бенда. - Видимо, зря.
        - Что ты там шепчешь?! - рявкнул Канерва.
        - Что только благодаря Бенде ты остался жив! - громко ответила ему Алиция.
        Бенда хмурится.
        - Вот спасибо! - отвесил поклон Канерва. - А что я, может, хотел умереть, этот идиот не подумал?!
        Арчибальд снова сделал движение к разошедшемуся лорду, но снова ладонь Бенды остановила его.
        - Тогда в следующий раз не зови меня! - бросает Бенда через плечо рыцаря. - Когда тебя будут вешать, например.
        - И не позову! - взъярился лорд.
        - Вот и не зови, не приду.
        - Клянусь, что не позову!
        - Позовешь как миленький! Но я обещаю, что не приду!
        - Да хватит вам! - вмешалась Алиция. - Может, мы наконец двинемся?
        Ей не терпелось добраться до сокровищ. Наверняка Лисс уже купил дом недалеко от дворца, и надо только уговорить Бенду позволить ей воспользоваться чудесным мешком...
        - Идем, - решил Арчибальд.
        Юлий шикнул на застоявшихся лошадей, которые задремали и трогаются с неохотой. Оруженосец старался держаться около рыцаря. Кривой незаметно сдвинулся ближе к Юлию, и тот невольно отступил. Арчибальд толкнул бандита, когда тот попытался вслед за юношей зайти ему за спину.
        - Што надо? - сердито спросил Кривой, косясь на меч.
        - Хочу познакомиться с вами, уважаемый, - серьезно ответил рыцарь.
        - Ты вроде мое имя слыша, дядя.
        - Ни в коей мере не напрашиваюсь на короткое знакомство или дружбу, но очень хотел бы кое-что о вас узнать. Вы сказали, вас зовут Аластер?
        Кривой уставился на Арчибальда с подозрением - никак не мог решить, дурак рыцарь или идиот.
        - Ну так, - подтвердил он хмуро. К разговору прислушивались Канерва и Юлий, но оба делали вид, что он их не интересует, и смотрели в другую сторону.
        - И вы сказали, что вы убийца? - вежливо продолжал расспрашивать Арчибальд, как будто бандит был булочником или зеленщиком.
        - Што надо, дядя? - Кривой не был уверен, что в полутьме правильно разглядел выражение лица рыцаря. Наверняка насмешка там есть, но скрывается среди теней под глазами, под носом, между щек, на подбородке...
        - Всего лишь хочу знать, с кем имею дело, - пожал плечами рыцарь.
        Бандит немного успокоился, огладил плешь:
        - Ну што же ж, дело - это я понима.
        - Да что вы с ним разговариваете? Спросили бы меня! - не выдержал Канерва. - Он главарь шайки разбойников и громил, которые держат в страхе город вот уже двадцать лет! Когда недавно голод был, так он залезал в дома горожан, вырезал всех и забирал припасы, деньги, вещи... Настоящий бандит!
        Рыцарь вопросительно посмотрел на Кривого. Тот раздвинул тонкие губы в злую ухмылку:
        - Не просто настоящий, голуба, а оч знаменитый. Главный в городе. Теперь знашь, дядя, с кем дело имешь?
        В круг вступила Алиция:
        - Меня ждете? Я готова! Кто посветит?
        Все оглянулись на Бенду. Из-за спины рыцаря выглянул Юлий, протянул руку с факелом:
        - Вот фа...
        Рыцарь шлепнул оруженосца по губам:
        - Не лезь, когда не спрашивают!
        Юноша отпрянул, наткнулся на коня, который издал короткое возмущенное ржание. Юлий вытер рот - по пальцам размазалась кровь. «Ах вы вон как!» - пробубнил он. Арчибальд выхватил у оруженосца факел и передал его Канерве с вопросом:
        - А ваше имя?
        Канерва вздернул голову и не ответил.
        - Канерва, лорд Мельсон, - подсказала Алиция.
        - Вас не спросили! - дернулся лорд Мельсон.
        - Очень приятно иметь с вами дело. - Рыцарь улыбнулся девушке: - Куда нам идти, мадонна?
        Алиция посмотрела на черные отверстия в стене: проемы разной величины, их контуры смутноразличимы. Карту доставать при всех она не собиралась, поэтому напрягла память. Кажется, надо идти...
        Перед тем как в спешке покинуть дворец на лучшей лошади королевской конюшни, девушка изучила план. Он был начертан черными и красными чернилами на пергаменте, серо-желтом от возраста. Краски выцвели, но нарисованное сохранилось. Алиция запомнила нужный путь, однако... все остальное помнила плохо, и это ее сбивало. От входа по коридору до второго ответвления налево... По какому коридору?
        - Правый, - буркнул Канерва, исподлобья поглядывая на девушку.
        - Вас не спросили! - буркнула Алиция.
        Рыцарь спросил лорда:
        - Вы знаете дорогу? К сокровищнице или к выходу в город?
        Канерва молчал, но так как рыцарь вопросительно смотрел на него и все остальные тоже ждали ответа, он вынужден был сказать:
        - Немного знаю. Примерно. Король набросал мне начало пути, если... если я вдруг не догоню ее до подземелья. Если бы я не успел, то должен был вернуться и ждать ее во дворце.
        - Спасибо, что предупредили! - встряла Алиция. Канерва даже не посмотрел на нее. - Какие мы гордые! - фыркнула юная фрейлина.
        Арчибальд кивком указал Канерве на правый проход. Поколебавшись, лорд Мельсон, пожав плечами, двинулся вперед. Поднимая факел над головой, он ступал осторожно, как будто подбирался к лежке зверя. За ним, повинуясь знакам рыцаря, пошел Кривой. Сержик, сделав пару шагов, остановился.
        - Че, я не понял, я должен туда лезть? Я тут останусь!
        - Пожалуйста, - хмуро отозвался рыцарь. - Если вы с детства мечтали о судьбе отшельника и затворника, а заодно мученика, то это ваш шанс, не упустите.
        - Не понял... - набычился Сержик.
        - Кушать што буш, голуба? - ласково спросил Кривой и с такой силой толкнул парня, что тот полетел вперед, перебирая ногами, и затормозил в спину Канервы.
        Лорд моментально развернулся и ударом в челюсть отправил Сержика на пол. Бандит взвыл.
        - Сказа же ж: идь, голуба. - Кривой легонько пнул Сержика и пошел за Канервой, который тоже, убедившись, что на него не нападают, продолжил движение.
        Рыцарь подождал, когда Сержик встанет, сделал приглашающий жест, давая понять, что Алиция и Бенда могут идти, и зашагал сам, держа меч перед собой и следя за теми, кто шел впереди. Замыкал шествие Юлий, который неразборчиво бубнил себе под нос.
        Поход за сокровищами начался. Канерва скоро заметил, что через крошечные дырочки в покатом своде проникает солнце и что в этом тусклом свете, немного рассеивающем тьму катакомб, вполне можно разглядеть и дорогу под ногами, и стены, и открывающиеся новые проходы. Перед первым из них, черной дырой, возникшей справа, лорд остановился.
        - Что там? - крикнула Алиция через головы мужчин.
        - Проход справа, - ответил Канерва. - Не знаю, надо ли проверять, настоящий это коридор или тупик. А то вдруг учтем какой-нибудь ложный ход - и собьемся со счета, заблудимся.
        - Тупики здесь встречаются, - согласился Арчибальд. - Но проверять некому. Так что считайте все.
        Канерва кивнул и последовал дальше, остальные за ним. Через некоторое время, прошедшее в молчании, свернули в первый раз. Алиция через плечо посмотрела в коридор, по которому они удалялись от выхода... Долго молчать она не могла.
        - Все-таки интересно, почему вход в пещеру обвалился? - громко произнесла она, не обращаясь ни к кому конкретно. Затем догнала рыцаря, заглянула ему в лицо, поправив складки широких рукавов верхнего черного платья так, чтобы открылась богатая вышивка на узких рукавах нижнего, красного. - Никакого землетрясения, стены крепкие... Вам не кажется это странным?
        - Спросите у моего оруженосца, - буркнул рыцарь.
        Алиция скорчила недовольную гримаску и ничего не сказала. Вместо нее сказал Кривой, поворачиваясь вполоборота назад:
        - Скажь, Юлий, голубушка, не скромничай, как невеста, хе-хе...
        Смешок был невеселый. Юлий испуганно завертел головой, потом ускорил шаг и просительно посмотрел на господина:
        - Можно?
        Рыцарь только кивнул. Юноша оживился, дернул за поводья, чтобы заставить лошадей идти быстрее, и зачастил:
        - Существует легенда, что монахи, которые в этих катакомбах жили, заколдовали вход таким образом, чтобы, если войдут под своды подземелий одновременно большой грешник и великий праведник, обрушился бы свод, замуровав обоих, дабы спасти от них обычных людей, ибо как первый, так и второй равно опасны для спокойствия обывателей. - Все это он выпалил на одном дыхании.
        Скептически слушавший Канерва усмехнулся:
        - Чушь.
        - А вот и нет, а вот и нет! - горячо заспорил юноша, обрадованный вниманием к своей персоне.
        - Ты откуда знаешь?
        - Потому что я очень умный! - совершенно серьезно ответил Юлий на насмешливый вопрос лорда. - Про эти катакомбы вообще много легенд ходит, а правду мало кто знает.
        - И ты, конешно, в курсе? - Кривой издал сдавленный смешок.
        Юлий в запале спора не заметил выражение полного лица бандита.
        - Да, я знаю! - воскликнул он. - Рассказывают, что в ночь на летний солнцеворот из-под земли - ну, где катакомбы, из них, значит, - свет выбивается. В городе, ясное дело, не заметно, там улицы да дома, да люди все занятые, да своего света хватает. А в лесу, сказывают, хорошо видно, так и светит, как будто солнце с другой стороны проходит. Невежды объясняют, что, мол, под землей нечисть бесится, черти свой праздник адов празднуют, огни под котлами чугунными разжигают и души заблудшие там мучают: в котлы кидают и без воды, в масле, как на сковороде, поджаривают. И что якобы путников, это узревших, утаскивают. А то простофилям не ведомо, что на деле под землею монастырь друидов-оборотней, которые монахами для виду заделались. Днем - толстопузые краснощекие мужики здоровенные, а ночью в тощих длиннобородых старцев превращаются! И сами язычниками погаными остались. Днем службу христианскую поют, а ночью свои требы служат. Поэтому они костры жгут - год поворачивают на убыль.
        - Где же их священные рощи? - нахмурился рыцарь.
        - Какие рощи? - не понял Юлий. Арчибальд махнул рукой.
        Канерва обернулся и пару мгновений разглядывал рыцаря - его усталое длинное лицо с впалыми щеками и крупным носом, спадающие на плечи грязные кудри, поношенный, кое-где криво чиненный дублет, плотно облегающий широкую грудь и сильные руки владельца.
        - А вы-то, вы-то откуда про священные рощи знаете? - задорно спросил его лорд Мельсон. - Книжки в походе читаете?
        - Много где бывать довелось, - отрезал рыцарь, не выказывая склонности к беседе.
        - Понимаю, - желчно сказал Канерва. - Победитель провинциальных турниров до простых смертных не снисходит. Как же вы оруженосца-то своего болтливого терпите?
        Кривой, ступавший за лордом Мельсоном, пощелкал языком, качая крупной плешивой головой:
        - Ага, говоручий - страсть.

* * *
        Монотонный перестук копыт заглушал шаги людей. Коридор... поворот... тянутся стены... коридор, поворот, новое ответвление и еще одно, и снова серая глина со всех сторон...
        Арчибальд замедлил шаг и скоро оказался около Бенды с Алицией. Идя рядом с ними, рыцарь обратился к Бенде:
        - Хотелось бы все-таки немного понять происходящее. Как вы оказались здесь, вместе с людьми, которые жаждут вашей крови?
        - Вы считаете, что от таких стоит держаться подальше?
        - Это разумно.
        - Конечно. Но мне в последнее время удается оказываться именно там, где мне нужно быть. Иногда не понимаю, почему и зачем я именно здесь и сейчас, но потом оказывается, что все идет именно так, как надо, и все разъясняется, и все складывается хорошо. Ну... иногда человек думает, что хочет не того, чего хочет на самом деле. И я тоже. Мне не хотелось встречаться с этими людьми. Но именно поэтому мы и встретились.
        - Именно, именно, - пробубнил сзади Юлий. Рыцарь обернулся к нему. Юноша сделал удивленное лицо и махнул рукой: нет-нет, я молчу, я здесь ни при чем. Арчибальд вернулся к беседе с Бендой.
        - Я, простите, не понял, - признался он. - Вы не хотели встречаться с ними, и именно поэтому оказались здесь, среди людей, желающих вашей смерти?
        - Понимаете, сложно пересказать то, что получаешь из опыта, из наблюдений. Я так живу. Но могу попробовать пояснить на простом примере.
        - Будьте столь любезны, - кивнул рыцарь.
        - И мне! - встряла Алиция.
        - Положим, вы голодны. И хотите поесть. Вы хотите поесть, потому что в вашем желудке нет еды. Успеваете?
        - Я есть хочу! - проныл впереди Сержик.
        Арчибальд осторожно произнес:
        - Пока что все понятно.
        - Затем вы поели. В животе есть пища, и вы больше есть не хотите.
        - Што за связь межу едой и тобой, колдун, я не улавливаю, - обернулся Кривой, - окромя той, что ты наша еда? - Он захохотал.
        Бенда выжидательно смотрит на рыцаря. Тот озадаченно смотрит на Бенду:
        - Я должен сделать вывод? Давайте повторим, чтобы убедиться, что я ничего не пропустил. А то связь между едой и вашим присутствием... кроме той, на которую указал уважаемый Аластер... действительно пока что представляется мне эфемерной.
        - Да не между мной и едой, а между нежеланием и мной, - качает головой Бенда.
        - А! - говорит рыцарь и задумывается; молчат и все остальные; Сержик громко сопит. - То есть... еда есть - есть не хочу, еды нет - хочу. Есть - не хочу, нет - хочу.
        - Не хочу, а есть, - подсказывает Бенда.
        - А! - Арчибальд светлеет лицом. - Того, что мы хотим, у нас нет. Поэтому и хотим. А если есть - не хотим.
        - Что же его хотеть, если оно есть? - подхватывает Бенда.
        Алиция смотрит на улыбающихся рыцаря и Бенду с подозрением.
        - Как же так? - восклицает она. - Как я могу хотеть того, чего нет? Его же нет, чего его хотеть? Я же не стану желать неизвестного мне мужчину, верно? Лишь того, который есть, я могу его потрогать, обнять!
        Бенда только открывает рот, чтобы ответить, как впереди раздаются громогласные раскаты хохота. Канерва смеется безудержно, сотрясается, мотая головой...
        - Я не понимаю, что вас так рассмешило! - холодно процедила Алиция, когда лорд Мельсон немного успокоился. Девушка заметила, что смеющийся Канерва необыкновенно хорош, и старая обида поднялась в ней.
        - Колдун-то прав! - пояснил Канерва, утирая глаза. - Когда я тебя хотел, ты была недоступна. Можно сказать, тебя у меня не было. А когда перестал и думать - сама ко мне прибежала. Я не хотел, а ты лежала в моей кровати голая!
        - Не голая, а в сорочке! - вспыхнула Алиция. Арчибальд посмотрел на девушку. Она высунула язык: - Э-э! - И отвернулась.
        Больше никто ничего не сказал. Под стук копыт все продолжили движение. Снова коридоры, повороты, коридоры... Постепенно проникающий из дырок на потолке дневной свет стал угасать.
        - Я так устала, - пробормотала девушка. Она начала прихрамывать, спотыкаться, но не останавливалась.
        Сержик проныл:
        - Ну че, ну сколько еще?! Аласт, я больше не могу! Я не понял, почему мы не можем сесть отдохнуть, целый же день тащимся!
        - Заткнись, - пробормотал Кривой.
        Грудь у него ходила ходуном, он вдыхал с хрипом, выдыхал со свистом и последние метры шел, держась рукой за низ живота, справа, где появился комок тупой боли, тянущей при каждом шаге.
        Канерва впереди шагал по-прежнему легко, однако медленнее: в плотнеющей тьме стены начали прятаться от взгляда, и появилась опасность пропустить ответвление. Однако останавливаться никто не стал. Кривой, тяжело дыша, полуобернувшись, спросил, выталкивая слова с дыханием:
        - Сколько... еще... идти?
        - Ох-хо-хох, - пробормотала в ответ Алиция. Говорить в голос у нее не осталось сил. Платье путалось в ногах, она спотыкалась о него и один раз чуть не упала. Бенда подхватывает девушку под руку, после чего она бредет, держась за своего спасителя.
        Арчибальд оглянулся на них:
        - Долго идти еще?
        - Не знаю, - выдохнула Алиция. - Мы прошли... больше половины. Если я правильно... повороты считала.
        - Значит, к утру будем, - подытожил рыцарь.
        Кривой перед ним застонал. Сержик взвыл:
        - Звери! Ну че, я не понял, сложно остановиться? Да пусть они отправляются в жопу, эти сокровища, мы же сдохнем раньше, чем дойдем!
        - На это и рассчитано, - хмуро ответил Арчибальд, оборачиваясь к Юлию.
        Тот тащился, держа поводья; лошади брели за оруженосцем, наклонив головы и покачивая ими в такт шагам; они дремали на ходу. Потолки здесь были очень низкими, поэтому посадить дам в седло не удалось: они предпочли идти пешком, нежели сидеть скрючившись. Хотя Алиция как раз подумывала о том, чтобы лечь на лошадиную холку и поспать...
        - Сто-ой! - зычно крикнул рыцарь. Голос его прокатился по коридору и вернулся эхом.
        - Не глухой я, - буркнул Канерва, останавливаясь. Он резко сжал и разжал пальцы, громко хрустнув суставами. Все встали.
        - Привал, что ль? - спросил Кривой, согнувшись и прижимая руку к животу, вдавливая ее, чтобы ослабить боль.
        - Лошадей надо покормить.
        Алиция за спиной Арчибальда застонала, Канерва расхохотался, затем выкрикнул:
        - Эй, сэр рыцарь, может, людей заодно накормите?!
        - Лошадиным кормом? - не повышая голоса, спросил Арчибальд, беря из рук Юлия поводья. Юноша бросился отвязывать сумки с овсом, притороченные к его седлу. Кривой, подняв голову, сказал Канерве:
        - По покушать же ж у нас Бенда главный, голуба.
        - Может, сразу на ночь устроимся? - предлагает Бенда.
        - Поспать, што ль? - хихикает Кривой. - Не, я с вами в одном месте не лягу - еще зарежете ночью.
        Арчибальд тихо сказал Юлию несколько слов.
        - Но он же не подпустит меня! - воскликнул юноша испуганно.
        - Ничего, ничего, он уже привык. - И рыцарь вернулся к остальным, держа под мышкой факел.
        - Я спать хочу и есть тоже, - немедленно вставил Сержик и тут же взвыл: - За что?!
        - Так его, - с удовлетворением откликнулся Канерва. - Все устали.
        Арчибальд подошел к сгрудившимся вокруг Бенды обессилевшим участникам похода. Алиция, привалившись к плечу Бенды, закрыла глаза. Канерва покачивался на каблуках, сложив руки за спиной, рядом из темноты выступало белое круглое лицо Кривого, который не отрываясь смотрел мимо рыцаря в сторону шума, производимого лошадьми и кормящим их Юлием. Оттуда слышались шорох надеваемых на головы животных мешков с овсом, тихое чавканье, перемежаемое сопением, вздохами. Сочный шлепок, другой...
        - Э, че такое, кто обосрался, я не понял? Навоняли!
        Все устали и с трудом стояли на ногах, но расположиться на ночлег, чтобы заснуть и, возможно, больше не проснуться, никто не решался.
        - Хоть бы поесть... - тоскливо проговорила Алиция, не открывая глаз.
        - Я, наконец, жрать хочу! - возмутился стоявший напротив нее Сержик. - Че мы прямо как... эти... с голоду подохнем? Кто тут еду обещал? Давайте уже!
        - Никто не обеща, голуба, - со вздохом повернулся к нему Кривой. На гладком лице обозначились морщинки, стало отчетливо заметно даже в неярком свете факела, что он далеко не молод.
        Бенда зевает, широко открыв рот, осторожно поднимает Алицию, стаскивает с плеча лямку:
        - Хлеба? Или, может, разведем костер и каши сварим?
        Канерва жадно уставился на мешок:
        - Что, это возможно?
        - Давай! - заорал Сержик.
        Бенда молча развязывает тесемки, кладет мешок на пол. Все расступаются, только Арчибальд встает за спиной Бенды с мечом наготове. Алиция дотрагивается до плеча рыцаря и шепчет жалостливо:
        - Вы целый день его носите, у вас рука не устала?
        Арчибальд качает головой.
        Мешок лежит на полу, еле различимый в густой тьме, все смотрят на него. Он лежит, как обычная тряпка, немного похожий на лужу грязи. Бенда садится на корточки и запускает в него обе руки по локоть. Всем кажется, что они проваливаются сквозь пол. Алиция издает судорожный вздох. Кривой шепчет: «Еж твою мать!» Бенда начинает вставать, вытягивая что-то из мешка, - и все отступают, кто на полшага, кто на всякий случай на два.
        В руках Бенды охапка хвороста. Бенда передает сучья тому, кто стоит перед ним - это Канерва, - и снова наклоняется. Лорд, повертев охапку, понюхав и рассыпав часть мелкого сушняка, опускает ее на пол
        у своих ног, принимает следующую. Скоро рядом с ним лежит порядочная куча дров...
        Пока Бенда под изумленными взглядами вынимает мешочки и горшочки, Арчибальд протягивает бывшему главному егерю факел.
        - И никакого колдовства, - с некоторым разочарованием констатировал Канерва. Когда сушняк занялся, лорд Мельсон подложил сверху парочку поленьев, после чего отошел.
        Около горшочков уже хлопотала Алиция.
        - Бенда, а варить-то в чем? - вдруг сообразила она. - Воды нет!
        Снова руки в мешок...
        - Помогите! - хрипло говорит Бенда подошедшему Кривому. Тот, подняв брови, удивленно смотрит на Бенду тыкает в себя пальцем:
        - Я?!
        - У вас руки сильные, - с натугой говорит Бенда, вытягивая что-то.
        Кривой с опаской суется в мешок...
        - Камень, там большой камень, - хрипит Бенда.
        Кривой, крякнув, резко наклоняется вперед, чуть не падает.
        - Три кинжала те в задницу! - изумленно шепчет он, крепче упираясь ногами в пол и краснея. Вдвоем с Бендой они вытаскивают из мешка поросший мхом валун размером с полчеловека.
        - Это еще зачем? - с подозрением спрашивает Канерва.
        Арчибальд молча наблюдает за происходящим. Алиция, широко распахнув глаза, обходит валун кругом. Бенда огибает его с той стороны, откуда они пришли, примеривается - и ударяет кулаком по поверхности камня. Дружный стон-вздох заглушается шумом плещущей из глыбы воды. По полу течет ручей.
        Через несколько мгновений благоговейной тишины из темноты коридора, где стояли лошади, послышался недовольный возглас. И затем - довольное фырканье.
        Алиция схватила горшок, подставила под пенящуюся струю, и он быстро наполнился. Девушка наклонилась над сосудом, омочила губы, лизнула, с шумом втянула воду...
        - Дайте мне, че встали, пустите меня!
        - Ну как? - спросил Канерва.
        - Сладкая-а-а! - причмокнула девушка.
        Несколько рук одновременно протянулись к бегущей из камня струе.
        Бенда тем временем снова лезет в мешок и достает оттуда сначала пару коротких бревен, затем поочередно семь одеял. Бревна опускает бревна на пол, на них укладывает стопкой одеяла, просит Кривого:
        - Будьте добры, сделайте, чтоб можно было сидеть.
        Кривой, растерявшись в первый момент, принял груду шерсти, но тут же обернулся и пихнул ее Сержику:
        - На, займись!
        - Че сразу я-то?! - возопил Сержик.
        - Потому што я сказа, - отрезал Кривой.
        - А че ты раскомандовался? Ты здесь не главный!
        Кривой повернулся к парню всем телом, медленно переставив ноги.
        - А кто здесь главный? - неторопливо спросил он.
        - А вон, господин рыцарь! - крикнул Сержик; Арчибальд вздрогнул, оглянулся. - Я к нему вон тоже, как Юлий, в оруженосцы пойду! А че, легко!
        Кривой закашлялся. Верней, он начал смеяться, запрокинув круглую плешивую голову, но ему в лицо попал дым от костра, и он, согнувшись и харкая, зажмурился, кулаками потирая глаза. Успокоившись, он произнес в нос:
        - Кто же ж тя, голуба, возьмет, идиота такого?
        Рыцарь посмотрел на Сержика и отвернулся.
        Понукаемый Кривым, красный Сержик принялся за одеяла. Он подтащил бревна к костру, по разные стороны, кинул сверху сложенные одеяла, поправил одно, сползшее на пол.
        Костер разгорелся, пламя росло, охватывая подкладываемые Канервой сучья и поленья. Боком в огне у костра стоял горшок, Алиция иногда поворачивала его, прихватывая край подолом. Кипела вода, бурлила крупа, вверх поднимался густой ароматный пар. Все постепенно сошлись к костру, из темноты вынырнула острая физиономия Юлия.
        Канерва, осмотрев в свете костра небрежно сооруженные Сержиком седалища, спросил у Бенды:
        - А кресла? Или хотя бы пару скамей и стол?
        Бенда качает головой:
        - Я беру только то, что положено мною, или то, что может взять любой, что никому не принадлежит, то есть в лесу, в поле, в реке...
        - Ты разве не наколдовал это все? - недоверчиво спросила Алиция.
        - Нет. Я не колдую, а пользуюсь главным свойством мира: Бог во всем. А насчет того, что доставать... Как любила повторять моя матушка, если где-то есть чего-то, значит, что-то где-то нет. Если вещь появляется здесь, значит, там ее не стало. Но, может, хозяину она сейчас нужнее, чем мне?
        - Опять Бог, - проворчал Кривой. - Прямо какая-то святоша, а не колдун!
        - У тебя была мать?! - выпалила Алиция.
        Бенда смотрит на нее с непонятным девушке выражением:
        - А по-твоему меня в капусте нашли?
        - Ох, нет, наверное, нет, прости! - конфузится Алиция. - Просто я подумала, что, может, волшебники... они как-то иначе...
        Бенда поворачивается к Кривому:
        - Дело не в словах, назовите как хотите: Бог, Единое, Первооснова, Первоисточник, Сущее, Абсолют...
        - Еретик! - Канерва спешно перекрестился.
        - Моя мать тоже так говорила! - вставил Юлий радостно, но тут же померк. - А потом выгнала...
        Кривой пихнул Сержика локтем, подталкивая к приготовленным местам. Канерва с длинным сучком в руках пошевелил угли в почти прогоревшем костре, добавил пару поленьев, раздул огонь. Сержик примостился рядом с Канервой, к парню подсел Кривой. Арчибальд взял Бенду под руку и подвел ко второму бревну, опустился, потянув Бенду за собой. Алиция устроилась с краю, около Бенды, и, ухватив подолом горшок, потащила его из костра.
        - Готово! - сообщила она громко. И посмотрела снизу вверх на неловко стоявшего рядом Юлия.
        Кривой похлопал по бревну рядом с собой:
        - Идь сюды, голуба.
        Юлий, испуганно оглянувшись на него, схватил одеяло и сел на землю около рыцаря. Кривой проводил оруженосца тяжелым взглядом.
        - А лошади? - повернулся к юноше Арчибальд.
        - Я их привязал, как вы в прошлый раз, - доложил Юлий. - Ну, тогда, когда спать ложились.
        - Но... - Арчибальд задержал взгляд на бандите. Кривой в упор смотрел на Юлия и медленно разрывал свой шейный платок. Яркие тонкие полосы ложились около его ног в кучу. Потрескивали дрова, шипели искры, и казалось, что ткань рвется совершенно бесшумно, отчего становилось немного жутко. Глядя на эти яркие полосы, Арчибальд проговорил в пространство: - А завтра турнир...
        - И вы там, конечно, собирались победить? - хмыкнул Канерва, принимая из рук Сержика переданную Алицией миску с дымящейся кашей и ложку. Рыцарь не ответил.
        Алиция придвинула ему горшок, протянула две деревянные ложки:
        - Осторожно, горячий. Тарелок больше нет, вы с оруженосцем поедите из одной посудины? Вам ведь не привыкать?
        Кривой закашлялся. Сержик кулаком с зажатой ложкой заколотил его по спине. Бандит с силой оттолкнул руку парня. Канерва, которому Сержик чуть не угодил ложкой в глаз, недовольно воскликнул:
        - Тише вы там!
        Дальше ели в молчании. Огонь снова спал, редкие оранжевые язычки пробегали по черным головням, на поверхности которых иногда слабо вспыхивали темно-красные пятна. Из-за валуна слышался тихий журчащий говор воды. Ложки постукивали по краям мисок или поскребывали по дну. В молчании же прошел по рукам мех с компотом из сушеных фруктов. Опустошенные миски в красноватой полутьме передали обратно Алиции, девушка сложила их стопкой у ног, подождала, когда вернется горшок, и вскочила:
        - Я помою!
        Она взяла посуду и скрылась за валуном. Никто не пошевелился, не поднялся ей вслед, и не потому, что рыцарь бдительно следил за каждым, но потому, что от горячей обильной пищи всех разморило и двигаться никому не хотелось. Девушка скоро вернулась с небрежно сполоснутыми мисками, горшком, ложками и с любопытством стала наблюдать за тем, как Бенда укладывает все в мешок - посуду, кулечки с крупой и маслом, пустой мех, скатерть... Со стороны казалось, что предметы погружаются в пол через горловину мешка, как будто Бенда бросает их в скрытый под тканью колодец. Вещи исчезали раньше, чем полностью опускались внутрь. Алиция проводила взглядом мешочек с солью, сгинувший в жерле волшебного мешка последним, и вздохнула. Сколько бы золота вошло сюда!..
        Сержик привалился к плечу Кривого и захрапел. Бандит толкнул парня:
        - Идь вон, три кинжала те в задницу!
        Сержик сполз по бревну ногами в костер, головой Кривому на бедро.
        - Встань! - пихнул Кривой Сержика. - Не спать!
        Парень зашевелился, поднял голову и, моргая, уставился на него:
        - Ну че, Аласт, ну я не понял, че я, отдохнуть не могу?
        - Не хрен, - отрезал бандит. - Встань, дело есть.
        Обнажив в мощном зевке почти все зубы, Сержик повернулся на бок, уперся в бревно, приподнялся на четвереньки и постоял так, пошатываясь из стороны в сторону. Затем поставил одну ногу, другую, еще зевнул и, перебирая руками по Кривому, поднялся.
        - Ну че такое, я не понял, че надо-то?
        - Мы тут сходим за одним делом. - Кривой прошелся липким взглядом бледных лягушачьих глаз по Бенде, Арчибальду и остановил его на Юлие. Юноша сидел, придвинувшись к рыцарю вплотную, почти прижавшись головой к его плечу, и лицо его с острыми, лисьими чертами скрывалось в тени.
        - Поссать, че ли? - уточнил Сержик.
        - Фуй! - скривилась Алиция.
        - В трех шагах по ходу нашего движения есть отвороты в обе стороны, - сообщил Канерва. - Дамы налево, кавалеры направо!
        - И ты, голуба? - хмуро спросил Кривой. Канерва, не двигаясь, лениво ответил:
        - Благодарю, меня что-то разморило, я пока посижу. Вы только запомните, в какую сторону ходили, чтоб мы потом не перепутали. Закопайте за собой.
        Сержик рысью устремился вперед, Кривой двинулся следом, тяжело переваливаясь на ходу.
        Как только оба бандита скрылись из виду, Канерва, оживившись, обратился к Арчибальду:
        - Прошу вернуть мне мой меч, энц рыцарь. Судя по общему состоянию, мы все-таки заночуем здесь, так что хотелось бы на всякий случай иметь возможность обороняться от этого бандита.
        - Вы с ним и так неплохо справляетесь, руками, - намекнул Арчибальд.
        - А ночью? - возразил Канерва. - Он же может встать и всем глотки перерезать!
        - Он сделает это, даже если вы будете с мечом.
        - Но...
        - А вот что помешает вам убить нас?
        В темноте никто не увидел, как побледнел лорд Мельсон, бывший главный королевский егерь.
        - Я обещаю, что не причиню вам вреда, - произнес он спокойно.
        Арчибальд, который и во время еды держал оружие наготове, провел рукой по глазам:
        - Не знаю, можно ли нынче доверять слову лордов... Времена теперь неспокойные, лорды пошли нервные...
        Предупреждая вспышку ярости со стороны Канервы, Алиция, которая до этого сидела, привалившись плечом к Бенде и подремывая, подняла голову.
        - Что это за звуки? - спросила она. - Вы слышите?
        Все замолчали. Среди плеска воды далекие вопли Сержика различались с трудом. Впрочем, они почти сразу прекратились.
        - О боже! - Алиция обвела всех растерянным взглядом. - Он его убил?
        Юлий хмуро буркнул:
        - Нет, вые..л.
        У Канервы вытянулось лицо. Алиция поморщилась. Арчибальд вздохнул, переложил меч из правой руки в левую и освободившейся рукой отвесил оруженосцу легкую затрещину. Юноша, ойкнув, втянул голову в плечи.
        - Не при дамах, - пояснил рыцарь.
        Бенда не отрываясь смотрит в догорающие угли.
        - У вас остался нож, - сказал наконец рыцарь Канерве. Тот моргнул удивленно, затем кивнул.
        Когда неподалеку раздались всхлипывающие звуки и шаги, все, кроме Бенды, оглянулись. Сержик шел, раскорячившись, прихрамывая и наклонившись вперед, его лицо было сморщено в жалобную гримасу, в грязи и пыли на щеках слезы проложили две светлые дорожки, маленькие глазки смотрели с испугом ребенка, которого родители впервые в жизни выпороли. Кривой шел сзади, по-прежнему тяжело переваливаясь с ноги на ногу и не глядя ни на кого. Он спокойно взял с бревна одеяло, расправил, обернул вокруг себя и лег около костра.
        - Спи! - велел он Сержику закрылся с головой, после чего затих.
        Сержик стянул другое одеяло, ушел к стене и лег там, уткнувшись в пол лицом и всхлипывая. Алиция приподнялась, двинувшись в сторону страдальца. Но Бенда хватает ее за платье:
        - Не стоит.
        - Но я попробую его утешить! Он же...
        Арчибальд покачал головой. Из-за него высунулся хмурый Юлий:
        - Его теперь ничем не утешить.
        Канерва поднял сучок, пошевелил угли. Над пеплом взметнулись искры и тут же погасли.
        - Жестоко, - пробормотал он.
        От завернутого в одеяло Кривого донесся храп.
        - А мы что? - Алиция повернулась к Бенде, посмотрела на остальных.
        - Я бы тоже поспал, - сознался Канерва. - Но рядом с этим...
        Арчибальд тяжело вздохнул:
        - Если бы я вам доверял, то предложил бы дежурить по очереди.
        - Так как предложения не поступало, принять его я не могу, - съязвил Канерва.
        - Но мы так устали! - взмолилась Алиция. - Давайте поспим! Мы же не звери какие-то! Неужели нельзя договориться и одну ночь просто поспать, без войн и убийств?
        - Я могу покараулить какое-то время, - говорит Бенда. В тусклом отсвете почерневших углей люди выглядели
        выходцами из ада: черные силуэты с темно-красными, почти багровыми лицами и руками. Арчибальд, зажав меч коленями, осторожно взял руку Бенды, положил на свою ладонь, другой погладил.
        - Я поражен вашим мужеством, - сказал он торжественно, с долей удивления в голосе. - Вы обе ведете себя не по-женски храбро, и вы, и Алиция. Но вы, Бенда, держитесь просто с королевским достоинством. Я восхищен.
        Бенда осторожно вытаскивает руку прячет ее под себя и сдержанно благодарит рыцаря:
        - Спасибо.
        - Ох-ох, - вздохнула Алиция, стараясь нащупать ладонь Бенды.
        Бенда аккуратно и вторую руку подсовывает под себя.
        Девушка, не найдя желаемого, издала еще один вздох и поднялась:
        - Схожу-ка за угол. - Она медленно, водя перед собой руками, исчезла в темноте.
        Арчибальд посмотрел на Бенду:
        - А вы?
        - Да, пожалуй. - Бенда встает и тоже уходит.
        Когда Бенда через несколько шагов видит с обеих сторон коридора две зияющие дыры ответвлений и останавливается, прислушиваясь, чтобы выяснить, куда свернула Алиция, из правого хода показывается девушка:
        - Наконец-то мы одни!
        Бенда в замешательстве отступает, но Алиция бросается вперед, хватает Бенду за руку целует, затем прижимается к Бенде всем телом, шепчет горячечно:
        - Ты первый, кто поразил меня с первого взгляда! И я совершенно не понимаю, как могло это произойти, ты почти все время молчишь, молчишь, ничего не делаешь! Почему меня защищает этот высокомерный рыцарь, почему не ты? Он смеется над тобой, называет женщиной, почему ты позволяешь ему это? Скажи что-нибудь, не молчи! Обними же меня! - Она зарывается лицом в выемку между шеей и плечом Бенды и яростно плачет. - Меня никто, никто не любит! - с трудом выговаривает она сквозь рыдания.
        Бенда гладит сотрясающуюся в плаче девушку по голове, по плечам.
        - Полюби себя, и ты потеряешь зависимость от чужой любви. Перестань оглядываться, посмотри на себя.
        - К черту философию! - рыдает Алиция. - Я хочу, чтобы меня любили! Я же такая красивая, хорошая! Почему меня никто не любит?!
        - Я, я тебя люблю, - повторяет Бенда ей на ухо, раз за разом, пока сквозь слезы и сопли, всхлипы и бессвязное бормотание девушка не начинает слышать. Шмыгнув носом, она отрывается от ставшей мокрой на плече рубашки Бенды.
        - И я тебя люблю, - говорит она, с трудом шевеля опухшими губами, вытирает рукавом глаза. - Нос у меня не очень красный?
        - Не вижу, - честно отвечает Бенда; Алиция, смутившись, отворачивается, тихонько сморкается в вытащенный из-за пояса платок. - Только ты меня еще не любишь.
        - Неправда! - быстро оборачивается девушка. - Хочешь, докажу?
        Бенда улыбается:
        - Ты не можешь меня любить. Посмотри на меня. Я не мужчина.
        Алиция отшатывается от Бенды:
        - И ты?! Да вы сговорились! Чтобы поиздеваться надо мной!
        Топнув ногой, она разворачивается и бегом бежит в темноту правого ответвления. Бенда идет в ход напротив.
        Вернувшись, Алиция под удивленным взглядом рыцаря закуталась в одеяло, отошла к стене за Юлия и улеглась, повернувшись ко всем спиной. Некоторое время она ерзала, пытаясь как-то устроиться, ведь ей впервые в жизни довелось спать на полу, но наконец затихла. Арчибальд поглазел на образовавшийся шерстяной кокон и перевел взгляд на Бенду
        - Очень устала, - коротко поясняет Бенда, садясь. - Спите, я покараулю, потом разбужу.
        Канерва уже лежал между бревном и костром, сам похожий на неотесанный ствол. Из одеяла с одной стороны торчали подошвы сапог, с другой - макушка, несколько темных прядей рассыпались по полу. От него доносилось ровное сопение.
        Арчибальд внимательно оглядел спящих.
        - Нет, не стоит, - сказал он тихо. - Ложитесь подле Алиции, а я рядом. Через меня никто не пройдет, я очень чутко сплю.
        - А я? - подает голос прикорнувший у ног рыцаря Юлий. - Я его боюсь! - Он кивает на храпящего Кривого.
        Рыцарь с неудовольствием оглядывается на оруженосца:
        - Ты... Ладно, можешь лечь между девушками.
        - Я с ним не лягу! - Юлий ткнул в Бенду пальцем.
        - Тогда спи где хочешь! - рявкнул Арчибальд.
        Юлий набычился, исподлобья глянул на Бенду.
        - С лошадями можно?
        - Иди.
        Юноша, прихватив одеяло, осторожно перешагнул через бандита и скрылся в той стороне, где журчала вода. Скоро оттуда донеслись ласковый голос и лошадиное довольное фырканье.
        Угли присыпаны пеплом. От них еще исходит жар, рыцарь ощущает его бедром. С другой стороны он чувствует тепло Бенды, хотя они не соприкасаются. Затем Арчибальд как будто окунается в тепло и легкость целиком, с головой, перед глазами мелькает причудливый образ - и рыцарь погружается в сон...

* * *
        Проснулись все почти одновременно. Проснулись почти все.
        Кривой примостился на краешке бревна, приложив к правой стороне лица мокрый платок. Канерва, рывком сев, убрал ноги из-под Кривого и уставился на бандита, который отнял платок от щеки, чтобы перевернуть.
        - Ого! - воскликнул лорд. - Хорошо, что я спал! Ты попытался не хотеть, а делать?
        Кривой, закрыв мокрой тканью красно-фиолетовую скулу, невесело ухмыльнулся:
        - Ага, было дело. Господин рыцарь чутко спит.
        За Арчибальдом выбралась из-под одеяла Алиция, потянулась так, что лиф туго охватил ее грудь, зевнула.
        - Что, кому-то досталось? - сиплым со сна голосом спросила она.
        - Господину разбойнику, - любезно пояснил Канерва. - Как спалось, прекраснейшая?
        Алиция показала ему язык и протянула руки к костру:
        - Холодный!
        Арчибальд, вложив меч в ножны - впервые со вчерашнего утра, - пошел за валун и плеснул горсть воды в лицо.
        - Чем это тебе такую дулю посадили? - поинтересовался Канерва у Кривого. - Неужели у господина рыцаря стальные кулаки?
        Бандит снова отнял от лица тряпочку, перевернул и приложил более прохладной внешней стороной к огромному синяку.
        - Рукоятью, - скривившись, ответил он.
        - Дважды, - добавил Арчибальд, выходя из-за валуна. За ним брел, зевая, Юлий. - Своего друга будить не собираетесь? - Арчибальд, споткнувшись о Сержика, замер.
        - Ага, - не смутившись, кивнул Кривой. - Не, не собира.
        Рыцарь осторожно ткнул носком сапога лежащего у стены закутанного с головой в одеяло Сержика, опустился рядом с ним на колени, откинул с лица ткань... и быстро перекрестился.
        - Что там? - вытянула шею Алиция.
        - Приехали, - пробормотал Канерва, тоже крестясь.
        Юлий охнул, отступил за валун. Кривой, повернувшись к оруженосцу сказал:
        - Вот што Аластер мож сделать, ежли хочет. Поэл, голуба? Ежли Сержик ему не нужен, то Аластер его убират. Во как.
        Алиция разглядела бело-голубое лицо, обметанные пеной синие губы - и закричала. Пронзительный вопль разнесся по катакомбам.
        Глава одиннадцатая
        Перекинув через плечо ремень лотка, Бенда шагает по улице. Солнце только-только вылезло пузатым румяным боком из-за красных черепичных крыш - и тут же залило глаза мерцающим золотом. Бенда смотрит на него не отрываясь, как орел. Правда, летать Бенда не умеет. Зато знает, что сейчас светило похоже на поднимающийся в печи каравай. Если чуть-чуть приоткрыть заслонку, пока отец отвернулся, то увидишь как раз такое: в ярком свете из-за края железной формы, покрасневшей, ровно черепица, медленно выползает желтое, густое, упругое...
        Улица расширяется, но Бенде приходится отойти к сточной канаве, потому что посередине мостовой, расшвыривая комья грязи, мчится всадник, судя по одежде - королевский паж. Еще мальчишка, младше Бенды, он лихо сидит на лошади, погоняя ее хлыстиком, и хвост перьев развивается за щегольской шапочкой желтого, как солнце, бархата. В руках у паренька свернутый пергамент с печатями, успевает разглядеть Бенда, когда всадник проносится мимо.
        За спиной с громким стуком раскрываются ставни, слышится плеск выливаемой жидкости. Бенда еле успевает отскочить от края канавы, чтобы штаны не забрызгало помоями. Это принялись за уборку в трактире Мамы Ло. Бенда поворачивается и машет толстухе в дверях. Та в ответ делает приглашающий жест.
        Бенда подходит.
        - Юноша, рогаликов сегодня принеси медовых да четыре белых каравая и пару калачей, а пирогов - штук шесть, с мясом. Господа приедут праздновать, так... чтобы было. Сделаешь?
        - Как скажете, - улыбаясь, кивает Бенда.
        Хозяйка трактира крутит кистью у лица:
        - Ты как это делаешь?
        - Что? - Бенда улыбается шире.
        - Ну, это, - Мама Ло водит пальцами перед своим носом, - чтоб светилось.
        Бенда тут же перестает улыбаться, оглядывается.
        - Ох. Опять? Очень заметно?
        - Да ты не боись, не выдам, - заверяет толстуха. - Мож, сделаешь мне, как себе?
        - Зачем? - удивляется Бенда.
        Хозяйка с досадой машет пухлой рукой:
        - Не мне самой, а в трактире. Знаешь, у меня там морды над стойкой, так чтоб у них тож глаза светилися? Мож ведь, знаю!
        У Бенды вытягивается лицо:
        - Но матушка Лола, вы же знаете, патер мне запретил!
        - Даж сам светиться перестал, - сокрушенно качает головой Мама Ло. - Я ж тебя не выдам, а никто и не расскажет. Господа подивятся, а выпьют - забудут. Зато в другой раз снова ко мне придут. А я снова у отца твово закажу хлеба и рогаликов. Да трудно тебе, что ли?
        Бенда качает головой. Не трудно. Но...
        - Вот как придешь с рогаликами, так и сделаешь.
        - К которому часу? - обреченно спрашивает Бенда.
        - Да ты не куксись, дорогуша, - Мама Ло гладит Бенду по плечу, - к третьей страже подходи.
        Бенда идет дальше. Настроение уже не то, но когда Бенда, выходя на площадь, окунается в яркий свет, заботы моментально забываются. Солнце как раз карабкается вверх за башнями тюрьмы, и площадь становится полосатой, как шмель: черные тени от башен чередуются с золотыми потоками солнечных лучей. Чуть щурясь, Бенда пробирается через площадь, обходя овец и коров с их владельцами. Вот под телегой, чуть в стороне от отары, лежат на мостовой, прижавшись спинами друг к другу, овца и большой кудлатый пес, чья шерсть в соломе. Пес поднимает голову и лениво следит за приближающимся человеком. Бенда, улыбнувшись, подмигивает собаке - в круглых глазах зверя отражаются солнечные зайчики, а шерсть становится чистой и пушистой, как будто пса помыли с мылом и долго расчесывали.
        - Прочь, бесовское отродье! - рявкают над ухом. Бенда, вздрогнув, оборачивается. Старуха, торговка рыбой, сидит у своей корзины и грозит скрюченным морщинистым пальцем. Бенда отходит.
        Собака и не заметила перемен. Моргнула, отвернулась от неожиданно засветившего в тени солнца и снова положила голову на лапы, безразлично глядя на окружающее.
        На другой стороне площади Бенда стучится в дверь двухэтажного каменного дома, с карнизов свисают три вывески. Из открытого окна второго этажа слышатся громкий младенческий плач и напевные причитания. На стук в окно выглядывает молодая симпатичная женщина в кружевном чепце.
        - Бенда? Зайди, дружочек, а то я никак не угомоню Нико, с утра как поел, так и гомонит, так и гомонит, уж не прихватило ли животик? Беда какая-то! Зайди, Мария откроет.
        Дверь открывает служанка, крепкая низкорослая девушка - она очень мило шепелявит, однако из-за этого парни ее сторонятся, и Мария от ощущения собственной ущербности почти всегда ходит недовольная.
        - Доброе утро, Мария, вы очень хорошо выглядите! - Бенде хочется утешить несчастную девушку. Но та сегодня еще более недовольная, нежели обычно.
        - Кому, може, и доброе, ежли делать нечего. А мене с утра вечер ужо.
        - Это как? - удивляется Бенда.
        - Всю ноченьку с сынком хозяйским возилась. Мамаша тока щас заметила, што младенец у ей плачет, а мене его качай всю ноченьку! Тьфу!
        Бенда подает девушке лоток, заботливо прикрытый полотенцем. На лестнице показывается полная хозяйка с ямочками на щеках и локтях.
        - Бенда, не поднимешься ли глянуть на мальчика моего? С самого утра угомонить не могу! И Мария, мерзавка, отказывается его качать! А у меня скоро покупатели придут!
        - И не буду качать, мене обед готовить надо, убирать, я и так всю ноченьку качай!
        - Да если б он ночью плакал, я б проснулась! - возмущается мать. - Прошлялась где-то всю ночь, небось еще и дверь была открыта, а потом заявляет мне... Да прими же булки, Мария, чего встала! - Она берет лоток у Бенды и сует служанке: - Да осторожней! - И Бенде: - С лотком это ты правильно придумал, дружочек. Я поначалу их в корзину положила, а они возьми и сомнись! - Смеется. - Такие мягкие булки! Если б наш булочник умел печь такие, разве б я гоняла тебя через площадь каждое утро! - И добавляет просительно: - Посмотри сыночка, уж так плачет!
        Бенда прекрасно слышит доносящийся сверху детский плач. Но колеблется.
        - Вы же знаете, эн Говарда, что священник запретил мне... Если до него дойдет...
        - Я никому-никому не скажу, дружок, даже мужу! Ради Христа, ну так плачет малютка, сил нет слушать! Хоть зайчиков попускай, ему нравится. А?
        Бенда поднимается по поскрипывающей под ногами лестнице. Перила черные, гладкие, отполированные. В комнате виден только наклонный столб света из окна, остальное тонет в тени. Колыбелька стоит за пологом большой кровати. Крик уже прекратился, из одеял и кружевных пеленок сейчас слышится только тихий жалобный плач. Бенда подходит, присаживается на корточки, так, что над краем кровати видна только голова. Ребенок не замечает Бенду, заплаканное личико сморщилось.
        - Тц-тц-тц, - щелкает Бенда языком.
        Младенец замолкает, сжав губки, распахивает красные глазки, смотрит, моргая. Затем ротик снова открывается...
        - Ш-ш-ш! - поспешно говорит Бенда и улыбается. По кроватке, по одеяльцу, по личику ребенка пробегают золотистые блики - солнечные зайчики.
        Младенец застывает с открытым ртом, завороженно следит за их игрой. А Бенда набирает в грудь воздуха и, выдыхая, чувствует, как в сердце словно открылся горячий источник...
        - Ну, что тут у нас? - В комнату, шурша юбками, входит госпожа Говарда. Шаги ее и скрип лестницы прошли мимо ушей Бенды, поэтому сейчас Бенда вздрагивает от неожиданности. Когда хозяйка наклоняется над ребенком, тот смеется и тянет к ней ручки. - Ой ты мой хороший! - умиляется молодая женщина, немедленно переходя на материнское сюсюканье. - Ой ты мой лапушка, да ты уже не плачешь! - Она подхватывает малыша на руки и целует лицо, ручки, ножки, животик - всего. Затем поворачивается к Бенде: - Спасибо, дружочек! Так выручил! Я уже успела принять одну даму. Век не забуду, помяну в молитве!
        «Только не это», - вздыхает Бенда про себя и выходит на улицу. Площадь уже целиком залита солнцем. Бенда бредет через толпу домой. Сегодня, как всегда, полным-полно дел.

* * *
        Вечером, когда семья уже поужинала, отец усаживается к камину с трубкой, Бенда помогает матери разматывать шерсть. Свеча на краю стола тихо догорает, язычок пламени дрожит, то вытягивается вверх, изгибаясь, как уличная плясунья, то оседает, едва не погаснув, то дергается в сторону, если дунет ветерок в приоткрытые ставни.
        Стучат.
        - Кто там? - недовольно спрашивает отец.
        - Не знаю... - Мать встает, отдает Бенде кипу шерсти и идет к дверям. Возвращается в комнату вместе со священником, на плечи которого поверх черной рясы накинут плащ из легкой шерсти, скрывающий крест на груди.
        Булочник, вынув изо рта потемневший от слюны и табака чубук, с кряхтением поднимается:
        - Чем обязаны, святой отец?
        Священник протягивает ему руку для поцелуя, мелко крестит дородному булочнику начинающую лысеть макушку:
        - Благослови вас Господь и Дева Мария, сын мой. Слышал, чадо в учение отпускаете? Хочу побеседовать с ним перед дорогой, наставить на путь истины, напомнить учение Господа нашего Иисуса Христа.
        Мать крестится, глаза ее наполняются слезами. Она принимает у Бенды лохматую кучу.
        Булочник разгибает спину, лицо его покраснело. Он говорит неторопливо:
        - Что ж, святой отец, поднимитесь наверх, вы там уже были с год назад, так помните, может... Мать, дай свечу.
        Бенда, опустив глаза, принимает зажженную свечу, которую мать быстро вытащила из сундука и вставила в круглый бронзовый подсвечник с кольцом вместо ручки. Священник ждет, когда Бенда направится к лестнице, и идет следом. Они поднимаются в комнатку Бенды. Опустив подсвечник на маленький, собственноручно сколоченный когда-то стол, Бенда подает священнику стул и встает напротив, сложив руки на животе. Внутри все тревожно дрожит, как студень, тарелку с которым тряхнули.
        - Значит, все-таки уходишь на учение? - спрашивает священник. Голос у него негромкий, довольно низкий, всегда звучит строго, осуждает ли он или благословляет. Темные глаза устремлены на побледневшее лицо Бенды.
        - Ухожу, святой отец, - бормочет Бенда. - Благословите.
        - А если не благословлю? Все равно ведь уйдешь?
        - Уйду. - Бенда не может врать.
        Священник встает, подходит к Бенде, берет за подбородок, поднимает лицо и смотрит Бенде в глаза.
        - Колдовству учиться? И не стыдно? Впрочем, вижу, что не гложет тебя раскаяние.
        Священник, отпустив Бенду прохаживается по комнатке, в плохоньком свете маленькой свечи разглядывает ее. Здесь почти нет мебели: сундук с периной да стол со стулом, да еще в углу маленький сундучок с несколькими книгами.
        - Не говорил ли я тебе бросить мысли о колдовстве? - вопрошает священник. Бенда молчит, но патер и не ждет ответа. - Верил я, что ты одумаешься, однако вижу, что отлучение не повлияло на горячую отроческую голову. И все же я не теряю надежды, что Иисус вложит толику разума в твои решения и ты откажешься от идеи учиться этому богопротивному ремеслу. Пойми, Господь любит всех и нет нужды уходить от него к диавольским махинам, поддаваясь проискам лукавого. Он любит и тебя, несмотря на то что... несмотря на твои противоестественные...
        Бенда вскидывает голову:
        - Да как же противоестественные, если они от сердца идут?
        - От сердца?
        Бенда опускает глаза и кивает. Святой отец поднимает палец:
        - Вот! Почему же ты раньше не сказал? Я бы иначе тебя напутствовал. Ведь если твои действия идут от сердца, это не диавольские дела, но святые. И ты все равно желаешь заняться колдовством? После такого признания?
        Бенда молчит. Священник делает пять шагов вправо и столько же обратно, ровно по размеру комнаты. И произносит:
        - Давно думал я проклясть тебя, сын булочника, ибо твои выходки представлялись мне игрой гордыни, честолюбия, жажды отличаться от всех, вознестись выше людей. Однако ты не только развлекался свечением глаз, но иногда помогал больным. Одно это, правда, есть попытка уподобиться Богу, смертный грех. Но смотрел я за тобой и не замечал гордыни. Либо нет ее у тебя, либо ты ее хорошенько скрываешь. - Неожиданно он глубоко вздыхает: - Трудное это занятие - печься о людских душах, когда и сам червь есмь. Послушай, сын мой, не уходи, не губи бессмертную душу колдовством. От добра добра не ищут. Здесь, среди людей, ты раскроешь свой дар, если он свыше, и потеряешь, если от нечистого. А в тиши чародейской башни, среди мертвых книг - что обретешь ты, кроме душевной пустоты? Это мое наставление тебе как пастыря пасомому: иди к людям, неси свой свет...
        Бенда молчит. Все давно решено, и хотя от слов священника мучительно стыдно, однако завтра утром...
        Священник, похоже, чувствует этот настрой, потому что прерывается на полуслове и вглядывается в Бенду.
        - Погаси-ка свечу, чадо, - просит он.
        Бенда, опешив, дует на огонек, и пламя, мигнув, гаснет, только крохотный красный уголечек на конце фитиля еще виден пару мгновений. В комнате становится темно и тихо, потому что священник молчит и Бенда ничего не говорит, стоя у стола в недоумении. Затем раздается строгий голос:
        - Ну что ж, возможно, этого и хочет Господь. Видимо, сердце твое пока не созрело и ему нужны испытания. Ступай в жизнь. Пока ты только отражаешь солнце, но ведь оно светит не всегда. Тебе надо научиться светить самому. Идем же, твои родители, наверное, уже беспокоятся.
        Бенда вглядывается в окружающий мрак ночи... и идет за священником, ориентируясь на звук его шагов, прихватив по дороге подсвечник с погашенной свечой.
        Когда патер спустился, мать и отец поднялись с мест. Священник благословил Бенду и со словами: «Мир этому дому!» - ушел.
        - Значит, так? - спрашивает булочник.
        Бенда кивает. Мать, заливаясь слезами, кидается Бенде на шею. Отец, приблизившись, разнимает ее руки.
        - Собери вещи, - спокойно велит он.
        Мать, кивая, вынимает платок, прикладывает к глазам, затем сморкается, и только тогда уже, напоследок всхлипнув, скрывается на лестнице. Скоро наверху слышны шаги, мягкий стук, причитания.
        Булочник сует в рот трубку, кладет на плечо Бенде руку, которая вечно в трещинках и красная, и произносит немного в нос, придерживая трубку в углу рта:
        - Ну, если без громких слов, то вот тебе мой родительский завет. Хочешь простой жизни - не легкой, а простой, - будь женщиной. Хочешь делать дело - будь мужчиной. Но всегда оставайся человеком. - Он хлопает Бенду по плечу и возвращается к креслу, но перед тем как сесть, оборачивается: - Ладно я, а мать-то не жаль? Ведь если что со мной случится, одна она останется.
        - Я вернусь! - кричит Бенда.
        Булочник, покачав головой, с кряхтением садится, затягивается, пускает дымок. На лестнице показывается озабоченная мать:
        - Что-то случилось?..

* * *
        Город только просыпается, а в лавке булочника, на улице, что ведет к площади у тюрьмы, уже открыты ставни, в окне выставлены румяные булки, пышные круглые крендели с обсыпкой, точеные упругие караваи, от золотистых из пшеничной муки до кофейных с черной коркой из плохой ржаной, хлеб для крестьян и нищих, по грошу за полкаравая. Пироги булочник пек только на заказ, для трактиров и нерадивых кухарок, поэтому когда матушка сует Бенде в котомку целый пирог, Бенда очень удивляется.
        - С капустой и мясом, твой любимый, - всхлипнув, рассказывает матушка. Над ее гладким лицом с паутинкой морщин у глаз и рта, вокруг лба обернута толстая светлая коса, кое-где подернутая седым волосом. - Батюшка для тебя сделал. Он еще не спит, у камина с трубкой сидит, все смотрит и смотрит на огонь...
        - Я знаю, - говорит Бенда. - Мы вчера уже попрощались.
        - Может, зайдешь напоследок? Старик будет рад, так рад...
        - Я знаю, - упрямо повторяет Бенда. Зайти к отцу очень хочется, но... они попрощались еще вчера, понимая, что сегодня выйдет только суета. На дорогу хватит и матушкиных слез.
        Жена булочника обнимает Бенду припадает лбом к плечу:
        - Ты уж возвращайся, детка! А если случится оказия, так шли весточку, письмо пиши! Батюшка мне все прочитает... - Она снова всхлипывает.
        Бенда неловко обнимает мать. Солнце встало, и пора идти, иначе захочется и еще один день посидеть дома, чтобы уж наверно наговориться с родителями, потому что свидятся ли еще и когда - совершенно неизвестно. А идти в неизвестность и надо, и боязно. С одной котомкой за плечами... Но уж лучше так, чем всю жизнь просидеть в пекарне, не зная, кто ты и что ты, в то время как неведомая сила распирает тебя, заставляет иногда светиться глаза, пугая людей, собак и кошек. Вот если б мышей и крыс - был бы толк, а так только огорчения матушке с батюшкой да томление в груди.
        - Я сыру головку положила, яблок дюжину, они хоть вялые немного, из остатков зимних, да сладкие. - Матушка выпрямилась, но никак не могла отпустить чадо, держала за руку и говорила, не останавливаясь, будто надеясь заговорить до вечера, когда и уходить уже бессмысленно и можно будет оставить чадо на ночь, а там, глядишь, передумает...
        - Благодарю. - Бенда хорошо ощущает материнскую заботу: котомка порядочно оттягивает плечо.
        - И вот, на всякий случай, - матушка сует Бенде маленький мешочек, весело звякнувший.
        Не медь! Серебро, точно! Бенда трепетно принимает монеты. В свои семнадцать Бенде еще не приходилось держать в руках столько собственных денег.
        - Так, может, все-таки поешь? Хоть компотику попей! Или кофе сделаю, хочешь? - Мать смотрит умоляюще.
        - Потом поем, матушка, потом. - Бенда знает, что если остаться завтракать, то на уходе можно ставить крест. Так уже было несколько раз. Пора наконец сделать это. Просто перешагнуть порог и уйти, не оглядываясь.
        Но как же это сложно!
        Бенда крепко обнимает мать, целует ее в лоб, в щеки, целует ей руку отчего она рдеет и снова плачет.
        - Я вернусь, матушка, - говорит Бенда. Обводит взглядом лавку. Стойка с раскрытой книгой, деревянная тарелка для денег рядом, полки с корзинами, где лежит горками свежевыпеченный хлеб, теплый, от него по всему помещению идет головокружительный упоительный дух. Бенда поворачивается лицом к дверям. Доски потемнели от времени, подогнаны друг к другу плотно, так что и стыков почти не видно, к верхней петле бежит снизу едва заметная трещина, а петли тяжелые, и засов, что сейчас стоит в углу, толстый, крепкий. Бенда берется за ручку. Витая, кованая кузеном, подмастерьем кузнеца. Бенда открывает дверь. Сзади мать заливается слезами, но чадо, не оглянувшись, перешагивает порог, закрывает дверь и идет по мостовой.
        Все кругом знакомо, каждый камень на улице, где Бенда играет с детства, каждый дом, каждая ставня этих домов - и в то же время все стало чужим. Бенда как будто впервые смотрит на окружающее. Сама улица, убегающая к площади, выглядит иначе, это уже другая улица, на которой Бенда не знает ничего. Чем знакомая улица отличается от незнакомой? Знакомая прозрачна, ты идешь и не замечаешь ее, а видишь сразу все окрестные проулки, повороты; видишь дома вдоль нее изнутри, даже если закрыты ставни; видишь живущих здесь людей, даже если улица пуста. Чужая улица - как запертая дверь или закрытая ставня, это две стены и проход между ними; незнакомая запирает тебя в себе, и ты остаешься с ней наедине, как будто ничего другого и не существует, нет других улиц, поворотов, только стены домов да небо над ними, свернуть некуда и уйти с незнакомой можно, только пройдя ее всю насквозь или воспарив...
        Взлететь Бенда не может, поэтому продолжает шагать по вдруг потерянной улице к площади, туда, где над скоплением людей возвышается темная громада старого злого замка. Бенда любит и площадь, и тюрьму, и сутолоку рынка, и даже ставшую чужой улицу любит город, хотя скоро он весь станет незнакомым, и каким же Бенда увидит его, когда вернется? Таким же непрозрачным, какой стала сегодня в лучах рассветного солнца родная улица? Впрочем, пусть бы и так, зато в сердце этого постаревшего, изменившегося города Бенду будет ждать родной дом. А что еще нужно уставшему путнику?
        - Эй, дядя, дай монетку!
        Слабый, тонкий неприятный голосок вырывает из унесшихся в другие времена мыслей. Бенда останавливается, моргая, фокусирует взгляд перед собой.
        Это мальчик Юлий, нищий калека, который в детстве свалился с крыши - у него тогда парализовало обе ноги, и родители выгнали его на улицу. Он всегда сидит здесь, у проулка за тюрьмой, и страшно воняет: ходит-то под себя. Мимо идут люди, а он всегда сидит здесь. Местные денег ему давно не дают, разве кто приезжий, смилостивившись, кинет половину медяка. Все равно в лавку за хлебом не сбегает, рассуждают горожане. Поэтому кто ему корку кинет, кто подсохшую булку, кто гнилое яблоко, кто побитую репу. Так и живет мальчишка, медленно угасая. Ему, наверное, сейчас лет двенадцать, тринадцать, а выглядит от силы на восемь - такой тощий, хилый, бледный...
        Юлий не узнал Бенду в новом дорожном костюме, который сшила матушка, привык, что Бенда все в старых отцовских рубашках да штанах, запорошенный мучной пылью. Бенде нестерпимо захотелось сделать напоследок что-то хорошее, лучше бы всему городу, чтобы запомнили навсегда. Но всему городу - это непонятно как, а вот хотя бы несчастному умирающему калеке, который тает день ото дня... Радость от свершения нужного, приятного, полезного дела поднялась от солнечного сплетения, наполнив грудную клетку теплом, в сердце как будто открылся горячий источник, жар из него поднялся в голову, из глаз пошла волна золотистого света...
        Мальчишка-нищий заплакал, прикрываясь тонкими ручонками. Волна чего-то, обжигающего изнутри, светящегося, упругого вылилась из Бенды и накрыла убогого с головы до ног.
        Бенда улыбается, радостно и немного растерянно, - такого сильного потока никогда еще не получалось. Мальчишка, мерцая, как Бенда, начинает меняться. Лицо, руки, ноги, все тело сначала наливается этим упругим и золотистым, затем кожа розовеет, под ней набухают мышцы, кости твердеют и немного увеличиваются, нищий, вопя от ужаса, подрастает на глазах, превращаясь из полудохлого заморыша в нормального, только жутко грязного и оборванного парнишку своих лет.
        Свечение меркнет, угасает. Юлий вскакивает на ноги и стоит! Покачивается от одного испуга и непривычки, а так тело его хоть сейчас готово пуститься в пляс.
        - Ну вот ты и здоров, - ободряюще говорит Бенда, достает мешочек из-за пазухи, развязывает, шарит там и вытаскивает пару крупных серебряных монет. Протягивает парнишке: - На, купи себе одежду и булку какую-нибудь. Счастливо.
        И Бенда, убрав деньги, идет дальше на площадь, где собирается народ, торговцы раскладывают товар, первые покупатели с корзинами прицениваются, щупают, копаются в рыбе, зелени и овощах, а мимо проходит, жалобно блея, стадо низкорослых, обросших шерстью до самых копыт реймсских овец. У Бенды перед глазами уже дороги, дороги, другие города, новые люди... А Юлий стоит и ревет в голос, размазывая слезы, мешая их на щеках с многолетней грязью.
        За спиной отрока раздались голоса, из проулка вывалились трое громил в красных шейных платках. Такие носили бандиты из шайки Кривого Пальца, головорезы, известные безжалостностью во всем городе. Юлий отскочил и окликнул громил:
        - Эй, дяденьки!
        - Че те, пацан? - оглянулись те.
        Глаза парнишки наполнились слезами: его не узнали. Юлий всхлипнул:
        - Хотите, скажу чего? Вот того дядю видите, в темно-зеленом кафтане? К площади подходит который. У него целый кошель на поясе, полный крупного серебра, он мне только что две монеты дал!
        - Да мы не на работе, - вяло сказал один, самый старший.
        - Зато и десятину не надоть буде давать! - оживился другой, бросаясь вперед, за Бендой.
        Третий побежал следом, и они быстро нагнали Бенду. Схватив под руки, потащили обратно, к проулку. Первый цапнул Юлия, который не ожидал от вялого бандита резких движений, за руку
        - Ты вообще хто такой и чего тебе до нас надо? - неторопливо спросил бандит, следя за приближающимися товарищами.
        Ответить Юлий не успел: подошли громилы, таща за собой Бенду.
        - Этот, что ль? - спросил один у нищего. Тот кивнул. Громила обратился к Бенде: - Ну че, гони деньгу, малец вон накапал, че у тебя цельный кошель.
        Бенда, сжав зубы, упорно старается вырваться.
        - Молчишь, да? - Один громила кивает другому. Этот второй хватает Бенду за кисти и выворачивает руки за спину, так что Бенда невольно наклоняется вперед. Затем бандит коленом ударяет в нижнюю часть позвоночника, и Бенда выгибается назад. Первый начинает ощупывать одежду жертвы.
        Мимо идут люди, редкие прохожие, они поглядывают на бандитов или опускают глаза, но все старательно обходят грабителей по другой стороне улицы. Бенда пинает шарящего по нему бандита в колено.
        - Во мля! - Громила, коротко размахнувшись, бьет Бенду в челюсть. В голове зазвенело, перед глазами все поплыло.
        - Чего творите, чего творите! - начинает причитать пожилая женщина в желтом чепце, но бандиты, все трое, оборачиваются к ней, и доброжелательница, подхватив юбки, бежит на площадь.
        В конце улицы, метрах в десяти впереди, из густеющей толпы на площади выбираются двое стражников и направляются в сторону грабителей. Бенда замечает их и вопит:
        - Помогите! Убивают!
        Стражники подходят ближе, снимая алебарды с плеч и беря их наперевес... И проходят мимо, заметив красные платки на громилах.
        - Эй, куда вы, помогите! - кричит Бенда, но тщетно: стражники, не оглядываясь, идут дальше и скрываются за дверями трактира Мамы Ло, тучной крикливой Бендиной соседки.
        Бандиты провожают стражников ухмылками и шутливыми приветственными криками, на которые стражи порядка не отвечают. Зато Бенде достается еще один удар, после которого Бенда долго мотает головой, силясь разогнать золотистые точки перед глазами.
        - Убейте его! - кричит Юлий, радостно ухнув.
        - Тише, пацан, - дергает его неторопливый бандит.
        Тот, который обыскивал Бенду шипит:
        - Не дергайся, парень!
        - Я не парень! - яростно извивается Бенда.
        Двое головорезов переглядываются.
        - Девочка! - потирая руки, радуется один. - То-то я гляжу - смазливый больно для мальчика! Щас развлечемся! Тащи ее в щель!
        - Я не девочка! - кричит Бенда, выворачивая голову, чтобы укусить другого бандита.
        - А мы щас и проверим, - ухмыляется первый громила и расстегивает Бенде пояс. Штаны ползут вниз. Сальная улыбка во все лицо застывает, бандит бледнеет. Тот, что держит Бенду, видя метаморфозу товарища, заглядывает пленнику через плечо - и разжимает руки. Бенда нагибается, хватает штаны, натягивает и, не застегивая пояса, со всех ног мчится к площади, котомка прыгает на спине.

* * *
        - Эй, вы чего его отпустили?! - взвыл Юлий.
        Малахольный бандит, не отпуская нищего, без особого удивления посмотрел на приятелей:
        - А это не сынок булочника был, братки? Он, грят, колдун. О прошлом годе его из церкви, грят, выгнали, потому што кого-то, грят, вылечил одними руками.
        Один громила размашисто перекрестился, другой спросил:
        - И как же он такой стал?
        - Да просто глаза тебе отвел, - лениво ответил старший.
        - А наши деньги? - спохватился другой.
        Старший дернул за руку Юлия, который непонимающе переводил несчастный взгляд с одного бандита на другого.
        - У него ж пара монет.
        - И точно! Пацан, ты попал!
        - Да вы что, дяденьки, это же я, Юлий!
        Первый громила неуверенно хихикнул. Старший развернул нищего лицом к себе, и все трое начали разглядывать мальчишку.
        - Чего-то похожее, - неторопливо сказал старший.
        Тот, который обшаривал Бенду, ткнул в Юлия в пальцем:
        - Ты ж был тощий... безногий...
        Юлий, заливаясь слезами, завыл на всю улицу:
        - Он меня-а-а вы-ы-лечи-и-и-ил!
        - Эвона, какой силищи колдун, - уважительно заметил старший.
        - Да будь он хоть сам папа римский, я его прирежу, ежли он мне попадется на глаза! - возмущенно крикнул один громила и пнул нищего: - Заткнись! Давай, братки, к Аласту его отведем. Пусть расскажет, как его колдун излечил, Аласт любит лекарей...
        - Резать! - радостно подхватил другой. - Пошли!
        - Я не хочу! - Юлий попытался вырваться, но бандиты, таща мальчика за собой, уже полезли в проулок.
        - Тебя никто не спрашивает!
        Под выходящими в проулок домами громоздились кучи отбросов и мусора, по которым, шурша хвостами, сновали крысы; под ногами хлюпало. Юлий не заметил омерзительного запаха, потому что и сам пах не лучше. Он ныл, с трудом поспевая за бандитами, которые спешили покинуть неаппетитное место; хоть наколдованные Бендой мышцы маленького нищего стали сильными, здоровыми, никакой колдун не мог научить их работать после нескольких лет почти неподвижного сидения на одном месте. Поэтому Юлий, прыгая по кучам объедков, плакал и просил отдохнуть.
        Бандиты и не думали останавливаться. Они пересекли вонючую щель, выбрались на улицу и двинулись прочь от тюрьмы. Тот, что держал Юлия, иногда дергал мальчика за руку чтобы тот шел живее, но у нищего кружилась голова и подкашивались ноги. Только воспоминание о словах одного из разбойников, что Кривой любит резать лекарей, помогало не свалиться на мостовую, хотя ступни у мальчика очень быстро сбились в кровь. Скоро он бежал, не чувствуя ног, и плакал взахлеб, за что получал тычки от троих бандитов. Однако его не отпускали.
        Юлия привели в северную часть города, в квартал за монастырем, где селились самые бедные гончары и проститутки. Там его впихнули в почти пустой зал трактира и оставили под присмотром двоих бандитов. Старший поднялся по лестнице в конце зала и скрылся за поворотом галереи второго этажа.
        Из-за стойки вышел старик в грязном переднике, седые сальные волосы у него свисали чуть ли не до пояса.
        - Чего такое? - хрипло осведомился он, сверля зареванного мальчика пронзительным взглядом странно ярких голубых глаз. - На ужин, што ль, его сготовить?
        Юлий обмер. Из-под него на пол потекла тонкая струйка.
        - Гаденыш! - Один из громил, поводив носом, посмотрел на мальчика.
        Старик захихикал, мелко трясясь костлявым телом. Затем, внезапно прекратив смеяться и насупившись, повернулся и побрел к двери за стойкой, шаркая.
        - Вот притащили засранца! - Другой громила покачал ногой, но обделавшегося нищего пинать не стал. - Где там Барк застрял? Об чем они перетирают с Аластом? Долго нам караулить этого вонючку?
        - А мы монеты у него отобрали? - вспомнил первый.
        - Эй, засранец, гони деньгу! - хлопнув себя по лбу, обратился к мальчику второй.
        Юлий огляделся, не решаясь убрать руку с зажатыми в кулаке монетами за спину, хотя его так и тянуло это сделать. За столом в углу двое разбойников, очень похожих по виду на тех, что сторожили нищего, судя по ухмылкам и любопытным веселым взглядам, обсуждали его. Мальчик показал им язык. Они захохотали.
        За стойкой показался старик, он нес в костлявых руках грязную тряпку.
        - Быстро гони монеты! - прошептали оба громилы.
        Юлий поднял на них невинные глаза...
        - Эй, братки, тащите его сюды! - перегнувшись через перила, крикнул сверху старший бандит.
        Громилы с досадой переглянулись.
        - Он обделался! - крикнул в ответ один.
        - Усе равно тащите, здесь для него баня!
        Подхватив под локти, бандиты повели Юлия к лестнице, вернее, по выражению старшего, потащили, потому что он совсем ослаб и ноги больше не держали его. Паренек повис на руках громил, длинные обломанные ногти скребли по деревянным половицам.
        Старший ждал их на площадке лестницы.
        - Сюды, - он указал на полуоткрытую дверь, из-за которой валил пар. - Стащите лохмотья и в бадью его суйте.
        Когда с Юлия стали сдирать местами прилипшие, присохшие обноски, из которых он совсем недавно вырос, мальчик закричал. Ему казалось, что с него сдирают кожу. Пар обжигал голое тело, въевшаяся за годы грязь щипала, колола. Юлий орал благим матом, упирался руками, ступнями в края бадьи, пока громилы пытались его туда запихнуть. Обуянного паникой парнишку двое здоровенных мужиков с большим трудом впихнули в воду.
        - А-а! - завопил Юлий, выпрыгивая, отплевываясь, отфыркиваясь, пытаясь вылезти из бадьи.
        - Видел? - Один бандит, потеряв терпение, вытащил большой нож и сунул мальчику под нос. - Сиди!
        Юлий присел так, чтобы вода прикрывала его до плеч, и спросил со слезами:
        - Варить будете?
        Громилы захохотали. Мальчик, шмыгая носом, осторожно поводил ладонью по поверхности воды.
        - Мойся! - объяснил один.
        - А как?
        Они снова захохотали, громко, смачно, запрокидывая головы, похлопывая друг друга по спине... Наконец, кое-как успокоившись, они рассказали и показали, как это делается. Один потер мальчика большой, колючей, как показалось Юлию, мочалкой. Юлий во время этой процедуры верещал, как поросенок под ножом хозяйки. Другой бандит намылил ему отросшие запутанные волосы, жесткие, как щетина годовалого борова, твердым скользким мылом. Мыло конечно же сразу попало мальчику в глаза, и он выл, пока ему насильно не отмыли лицо.
        Когда Юлия ополоснули из кувшина и вытащили из бадьи, бандиты охнули:
        - Смотри-ка, розовенький!
        - Красавчик!
        Мальчику кинули полотенце, он принялся неумело тереть себя.
        - Ну чего? - заглянул в комнату старший бандит. - Готов, что ль?
        - А то! - заулыбались громилы. - Ты тока глянь! Андель небесный!
        Старший поманил мальчика:
        - Идем-ка со мной, андель.
        Тот, невольно оглянувшись на громил, направился к двери.
        Как только Юлий со старшим скрылись, громилы кинулись к одежде и начали брезгливо шарить в грязных вонючих тряпках.
        Юлий, крепко сжимая в кулаке две серебряные монеты, перешагнул порог комнаты, куда его привели. Осмотрелся. В раскрытые ставни щедро вливалось полуденное солнце и ярко освещало самую середину комнаты, оставляя невидимым все, что находилось вдоль стен. Середина была пустой. Юлий, щурясь, стал вглядываться в густую тень. Быстро привыкающие к свету глаза различили пару больших сундуков слева и широкую низкую кровать справа. Больше в комнате ничего не было, не считая груды разноцветной одежды на кровати. Юлий завертел головой, пытаясь разглядеть что-нибудь еще, но обмер и чуть снова не обделался. Одежда конечно же оказалась не сама по себе, а на владельце, просто носитель ее был бледным и терялся среди ярких тканей.
        - Заметил. А смотри же ж, и впрямь ничего. Не замерз, голуба?
        Круглое, похожее на затертую серебряную монету лицо с нечеткими, как бы размытыми чертами: лысые брови, щеки и подбородок, бледные тонкие длинные губы, приплюснутый нос... Широко расставленные водянистые глаза навыкате смотрели как приклеенные, и Юлий почувствовал себя неуютно.
        - Замерз, - шмыгнул он носом. Сначала мальчик подумал, что этот человек - сам Кривой Палец. Но вот руки его лежат на обтянутом желтым шелком животе, и все пальцы совершенно нормальные, ровные, похожие на кровяные колбаски, которых Юлий никогда вроде и не пробовал, но видел, как их проносили мимо на лотке. К тому же Кривой вряд ли стал бы разговаривать с каким-то нищим с улицы...
        - Тя как звать, голуба? - спросил разодетый.
        - Юлий, - сказал мальчик. Поняв, что перед ним не самый главный и страшный бандит, он успокоился и подошел ближе.
        - А мине Аластер звать, - представился человек и спустил ноги с кровати. - Тока какой же ж ты Юлий? Я Юлия видел - калека безногий, пять лет ужо перед тюрьмой сидит и махонький такой... А? Што скаж?
        - Меня колдун Бенда вылечил! - обиженно крикнул мальчик. - Глаза отвел и запортил! Да если б я знал, что это сын булочника идет, я б рази у него попросил копейку? Да ни в жисть!
        Тот, кто представился Аластером, грузно поднялся на ноги - лежал он прямо в ботинках - и обошел вокруг чистого, сияющего парнишки.
        - Какого булошника сын? - спросил он. - Не, погодь, как, во так взя, заклинанье сказа - и ты разом красивенький, здоровенький? Ты же ж на две головы подрос, три кинжала те в задницу!
        - Не надо... - отступил Юлий.
        Аластер засмеялся:
        - Да не, эт я шутю, не боись. Про колдуна расскаж лучше. Как звать, гришь?
        - Бенда, сын булочника, на улице у тюрьмы лавка его, - отбарабанил мальчишка. - А что, зарежете?
        - Хе-хе, - засмеялся человек. - Не, не сразу. А кой чего вылечит, мож, и вовсе живой останется. А ты шустрый, голуба!
        - Нет, вы его убейте! - настойчиво произнес мальчик и для убедительности подергал человека за полу голубого, шитого золотом кафтана. - Я рази просил меня портить? Как я теперича буду просить, такой весь здоровый?
        Аластер посмотрел на мальчишку внимательнее:
        - Во крысеныш. Он же ж тя спас, ты же ж ужо подыха.
        - А я не просил меня портить! - запальчиво крикнул Юлий. - Он меня заколдовал! У меня теперь все ноги больные, вон! - И он, повернувшись спиной, по очереди подняв ноги, показал свои ступни. Кровь почти остановилась, но кожа была содрана, коричневые корочки окаймляли пятна дырок.
        Аластер покачал головой, поцокал, провел горячей ладонью по голой ноге Юлия. Мальчик, задрожав, попытался завернуться в полотенце, но кусок ткани был небольшой, и свисающие с плеч концы едва прикрывали живот и спину.
        - И вовсе замерз, - сказал человек и показал на один из сундуков у другой стены. - Идь туды, одежу се возьми, какая пойдет.
        Юлий недоверчиво посмотрел на Аластера, на сундук... Одежда? Ему? Просто так?
        Аластер улыбнулся и кивнул. Мальчик, переступив с ноги на ногу и поковырявшись в ухе, бочком подошел к сундуку. Оглянулся. Потрогал пальцем железную обивку на углах. Обеими руками взялся за крышку, поднатужился, присев, и приподнял ее. Остановился, выдохнул, вдохнул глубоко, откинул крышку, так что она грохнула по стене. Сунул голову в сундук, затем залез по самые плечи, покопался там.
        - Нету! - жалобно воскликнул он. Вылез и добавил: - Во всяком случае на меня ничего.
        - Умненький какой, голуба! - восхитился Аластер. - Тока как же ж нету, когда я сам и кла? Не, ты внимательней смотри, голуба!
        Паренек снова наклонился над сундуком. Аластер, приблизившись к нему, сунул руку в сундук и вытащил толстый широкий ремень, одним концом прикрепленный к стенке, перекинул мальчику через спину, прижав его животом к краю, и быстро застегнул на пряжку, вделанную по другую сторону.
        - Эй, вы чего, пустите! - закричал и задергался Юлий.
        Аластер погладил его по спине.
        - А чего, и пущу. Потом. Ты успокойсь, расслабьсь, тогда не больно бу
        Юлий услышал бряканье расстегиваемой пряжки, шелест падающих штанов, почувствовал горячие руки на своем голом заду и завопил что было сил:
        - Спасите-е-е!!!
        - Ну-ну не убиват же ж, - ласково пробормотал Аластер, принимаясь за дело.

* * *
        Под лестницей стояли двое громил и слушали крики и плач Юлия.
        - Так ему, гниде, и надо, - с удовлетворением прошептал один.
        - Как тело будем тащить, ты сразу-то монеты не шарь, а то Аласт может заметить, - отозвался другой.
        - Ясное дело.
        Минут через двадцать, когда на втором этаже все затихло, оба бандита замерли, уставившись на лестницу в ожидании. Они не обманулись: на верхней ступеньке показался пожилой бандит.
        - Эй, братки, хто свободен, тело унесите!
        Громилы наперегонки взбежали по лестнице.
        - Че, Аласт звал?
        - Да, идите.
        Но когда перемигивающиеся бандиты вбежали в комнату, столкнувшись в дверях и еле протиснувшись вдвоем в дверной проем, они увидели, что мальчишка жив. Более того, сидит на кровати рядом с главарем, кутается в какую-то тряпку, размазывая слезы, а главарь хлопочет вокруг, вытирает гаденышу сопли и сует в рот конфету.
        - Во, вы тута, - обрадовался Аластер, увидев застывших на пороге громил. - Бежите вниз, голубы, несите жратву да одежу какую мальчонке по плечу. Живо! Чего встали?
        Бандиты, вздрогнув, вынеслись с очумелыми лицами и остановились только внизу, у стойки.
        - Старик, давай сюда! - крикнул один громила и уставился на второго. - Так че такое, я не понял?
        - Похоже, Аласт нашел себе любимчика по размеру, - хмуро ответил тот и, когда длинноволосый показался из-за двери, велел: - Жратву засранцу бочонок пива мне! И вон ему. - И добавил, когда старик отошел: - Обвел он нас, братка. И еще много раз обведет, коль не будем от его подальше держаться, от гаденыша. - После чего, ударив кулаком по стойке так, что старое дерево застонало, крикнул: - Шевелись, старик, Аласт не любит ждать!
        Глава двенадцатая
        - Я не пойду, не пойду, не пойду с ним! - визжала Алиция.
        Ее колотила крупная дрожь, иногда по телу проходила судорога, и тогда девушка выгибалась, как мостовая арка. Она плакала, смеялась, икала и квакала, рыдала, а когда удавалось ее немного успокоить, похрюкивала - и кричала, кричала... Арчибальд держал девушку за руки, Канерва смачивал в струящейся из камня воде платок. Кривой сидел у пепелища и наблюдал за тем, как Бенда осторожно кладет мокрую ткань на лоб Алиции. Когда она снова начинала истерично восклицать, бандит кривил губы, отворачивался, смотрел на жмущегося к лошадям Юлия, опять поворачивался и вперивал водянистый взгляд в плачущую или хохочущую девушку. Истерика началась давно, и все устали, но успокоить Алицию было невозможно.
        Кривой грузно поднялся, провел ладонью по плеши, пригладил остатки волос вокруг, кашлянул и подошел к Алиции. Канерва с Бендой преградили ему дорогу.
        - Убивать дамочку не бу, господа. - Кривой растянул губы. Это была не улыбка, а простое движение, как поднятие руки или ноги, не выражавшее ровно никакого чувства. - Тока идти бы пора. Куда ни придем, а все лучше, чем тута торчать, без солнышка. И жрать ужо хочется. Так я успокою.
        Канерва оглянулся на державшего девушку рыцаря. Тот сдержанно кивнул.
        Бандит подошел к Алиции. Девушка его не заметила. Она смеялась, запрокидывая лицо, и тут же плакала, мотая головой из стороны в сторону. Волосы растрепались, висели неровными прядями, взгляд не задерживался ни на чем и ни на ком, а если и останавливался, то проходил насквозь.
        - Зеркало ей - мигом бы в себя пришла, - шепнул Канерва Бенде, больше было некому.
        Бенда с легким удивлением смотрит на лорда.
        - Так я могу достать, - тихо говорит. - Надо?
        Канерва безнадежно машет рукой. Бенда все же открывает мешок.
        Кривой придвинулся вплотную к Алиции, уставился ей в глаза. Она бессмысленно посмотрела на него, но тут же взгляд ее уехал в сторону, по щекам потекли слезы, рот раззявился...
        - ЗАТКНИСЬ!!!
        Кривой рявкнул так, что волосы вокруг грязных щек Алиции взметнулись, и сразу, без размаха, коротко ударил ее по лицу. Звук пощечины вызвал эхо. Фрейлина дернула головой и попыталась отпрянуть, но сзади ее держал рыцарь. Кривой выхватил из рук замершего от удивления Канервы мокрый платок и отжал Алиции на лицо. Девушка вскрикнула, плюясь, отфыркиваясь и пытаясь вырвать руку, чтобы стереть капли. Кривой с усилием потер ей щеки отжатым платком.
        - Ну, в себе, что ль? - грубо спросил он.
        - Не трогайте меня! - Алиция оттолкнула его плечом. И обернулась к рыцарю: - Пустите!
        - Голос сознательный, - заметил сбоку Канерва.
        - Вас не спросили, - отбрила Алиция. Освободившись из ослабевшей хватки Арчибальда, она отобрала у Кривого платок и аккуратно вытерла лицо. - Как я выгляжу? - обратилась она к Бенде.
        - Жить бу, - ухмыльнулся Кривой.
        - А вас я попросила бы помолчать! - Алиция жадно схватила протянутое Бендой зеркало, заглянула в него и застонала.
        - Шагать пора, дамочка, вы же ж два часа тута все слезьми поливали, - ядовито откликнулся бандит.
        - Я с вами не пойду, - отрезала Алиция. - Вы убийца!
        - А то ты раньше не зна? - ухмыльнулся Кривой, возвращаясь на место у костра. - Не боись, тя не трону, кому такая дура крикливая нужна?
        - Ах ты!.. - Девушка от возмущения чуть не выронила зеркало. - Да как вы смеете?!
        - А чего, хочется? - Кривой кончиком ботинка поворошил пепел, криво улыбаясь. - Так мне несложно, тока скажи.
        - Аластер, - негромко произнес рыцарь.
        Кривой отвернулся. Канерва присел рядом, обхватил голову руками, качаясь из стороны в сторону:
        - О-ох, я уж и забыл, зачем мы здесь. Можно уже оставаться в этих катакомбах и жить, как монахи. Тихо, просторно, над душой никто не стоит...
        - Не, я против, - заявил Кривой. - Я когда светло люблю. Солнышко штоб.
        - Зачем тебе солнце, если ты его перед виселицей только увидишь? - Канерва был серьезен. - Оставайся, Бенда тебе кушать станет носить. А потом я спущусь, и мы устроим на Бенду охоту. А потом и на тебя. Хорошая забава, право.
        Кривой покосился на лорда Мельсона. Тот не улыбаясь смотрел прямо перед собой.
        - Повесят тебя, - сказал он. - Я сам. Работа у меня такая.
        - Што, уже не хочется? - хмуро поинтересовался бандит. Круглое его лицо осунулось, вытянулось, щеки пообвисли. Он ковырял ногой костровище, поглядывая по сторонам. Алиция ушла за валун, где приводила себя в порядок с помощью любезно предложенных Бендой гребня, зеркала и мыла. - Жрать-то бум? - спросил Кривой у Бенды.
        Бенда присаживается напротив, на второе бревно, подложив под себя свернутое одеяло. Остальные одеяла раскиданы по проходу, кроме того, в которое завернут мертвый Сержик.
        - У меня немного еды осталось, - говорит Бенда. - На семерых... то есть уже на шестерых. Надолго не хватит. Сколько еще идти? - И поворачивается к Канерве.
        Тот опускает глаза:
        - Я не знаю дороги дальше. Король нарисовал не весь путь, только часть, чтобы я не мог дойти до сокровищницы. Так что все вопросы к нашей даме, когда она наконец решит, что выглядит достаточно похоже на женщину.
        Из-за камня вышла посвежевшая и похорошевшая Алиция. Теперь, когда она смыла краску с лица, когда спали краснота и опухлость после истерики, стало видно, что она совсем юна, почти девочка. Поэтому ее последующие слова и тон, которым они были произнесены, только насмешили Канерву
        - Ваше остроумие, лорд Мельсон, попрошу оставить для своих подчиненных. На меня не действует, а они, быть может, оценят, потому что мужланы и чернь суть. Я помню дорогу. Судя по тому, сколько мы прошли вчера, осталось от силы полдня. Думаю, можно обойтись без завтрака, чтобы сэкономить еду, а уже в сокровищнице пообедать.
        Арчибальд отнесся к словам девушки серьезнее. Повернувшись к Бенде, он спросил:
        - А сколько осталось пищи? Мадонна может не есть, ей нужно следить за фигурой, но я бы позавтракал. Думаю, мужчины со мной согласятся.
        Девушка уставилась на рыцаря, но он смотрел только на Бенду. Тогда Алиция с раздражением воскликнула:
        - Неужели вы сможете есть, когда рядом мертвое тело?!
        - Смогу, - спокойно ответил рыцарь, не оборачиваясь.
        - А что такого, дорогая? Подумаешь, труп, - отозвался Канерва. - Не пахнет, и ладно.
        - Варвары! - Алиция топнула ногой.
        С бревна тяжело поднялся Кривой.
        - А и верно, похоронить же ж надо голубу, - поддержал он девушку.
        - Где? И как? - Алиция отодвинулась к Арчибальду, который около стены поднимал и сворачивал одеяла, передавая их Бенде. Кипы шерсти исчезали одна за другой.
        Сначала мешок раздувается, пока Бенда засовывает одеяло внутрь, ткань обтягивает сверток, затем, когда снаружи еще торчат края одеяла, мешок худеет, будто сдувается, и остатки вещи словно проваливаются внутрь, как в яму.
        Канерва завороженно следил за этим процессом. Он вытащил из-под себя одеяло и протянул Арчибальду, затем, когда со своего места поднялся Кривой, Канерва и его одеяло стянул с бревна, похлопал ладонью по шерсти, отряхивая, и отдал Бенде.
        - Копать бум? - Кривой обвел лица вопросительным взглядом. Сквозь рассеянные по потолку дырочки падали ниточки-струйки утреннего солнца, оставляя на полу маленькие желтые пятна. На темном своде волновалась бледно-золотистая рябь: это тонкие лучики отражались от воды.
        Арчибальд неодобрительно покачал головой:
        - Некогда. Вы забыли, господа, что у нас мало еды? Кстати, может, водой запастись? Сможет ли уважаемая Бенда каждый раз проделывать подобный фокус со скалой?
        Бенда морщит нос, но молчит.
        Кривой, который до этого все стоял над трупом, опустив длинные руки, и, чуть пошевеливая пальцами, покачивался вперед-назад, вперив взгляд туда, где под одеялом скрывалось мертвое лицо, вдруг расхохотался. Все обернулись. У бандита от смеха тряслось пузо, лицо дребезжало от мелких морщинок.
        - Я не понимаю, что смешного вы нашли в моих словах. - Рыцарь нахмурился, потянувшись к рукояти меча.
        Бандит замахал рукой, выговорив с трудом:
        - Дак я... ох-ха-ха... не над тобой, дядя! Ха-ха-ха!
        Юлий, который на смех Кривого выглянул из-за камня, как сатир из кустов, побледнел.
        - Над кем же? - спросил Арчибальд, не убирая ладонь с эфеса.
        - Над одним юным идиотом. - Кривой, держась за грудь растопыренными толстыми пальцами, выдохнул ртом, высунув кончик языка.
        Арчибальд, сведя к переносице брови, медленно оглядел коридор и всех присутствующих, словно выбирая, к кому подходит определение «юный идиот». Задержался на Юлие, у которого на бледном лице горели покрасневшие глаза.
        На два долгих мгновения между стенами коридора, между потолком и полом замерло всякое движение, кроме бурливого течения воды из камня. Ссутулившийся Кривой наклонил лысеющую голову и смотрел в золу. Алиция, держа себя за плечи, съежившись, сидела, рядом стоял рыцарь, опустив обнаженный меч к ногам девушки. Канерва прислонился спиной к валуну и буравил злобным взглядом спину бандита. По ту сторону ручья Юлий притаился у стены, втянув голову в плечи и настороженно следя за бывшим главным егерем. Покойник у стены лежал, укрытый одеялом, - про него как будто забыли.
        - Но нельзя же его оставлять так! - Бенда, наклонившись, поднимает с пола мешок и трясет им перед носом рыцаря. - Не похоронить, так хоть отпеть.
        Кривой фыркнул. Загреб ладонью горсть золы, протянул Бенде:
        - Посыпь, голуба, ежли у тя горе от его смерти. Хе-хе...
        Арчибальд просунул лезвие меча между Бендой и рукой бандита.
        - Осторожней! - предупредил он.
        - Хе-хе. - Кривой разжал пальцы, и серый пепел ссыпался с его ладони, лег на пол, как столетний слой пыли.
        - И что, никто не знает слов заупокойной мессы?
        Алиция оглянулась на Бенду:
        - С чего это мы должны их знать? Кто у нас тут святой? Мы просто люди, нам молитвы ни к чему, кроме разве «Патер ностер» да «Аве Мария». - И добавила капризно-высокомерным тоном: - Энц рыцарь, не стойте столбом, даме холодно! Дайте плащ накинуть!
        Рыцарь нахмурился, тем не менее потянулся к завязкам плаща.
        - Хватит болтать! Я не святой, а обычный человек! - Бенда рвет шнурки на горловине мешка. - Обычный человек!
        - Хе-хе! - Кривой проследил за падающим мешком, с интересом заглянул в черную дыру, открывшуюся, когда ткань легла на пол. - Счас господин колдун покажет чудо. Достанет обитый красным бархатом гроб, хе-хе. С подушечкой...
        Канерва, отвалившись от камня, подошел, по-прежнему стараясь держаться подальше от мертвеца. Арчибальд положил руку Бенде на плечо:
        - Ради бога, успокойтесь. Сейчас что-нибудь придума...
        Бенда делает прыжок вперед, обеими ногами в черную дыру, - и исчезает, ухнув в раскрытый мешок, как в колодец.
        - Эй! - Рыцарь, упав на колени, заглянул в мешок. - Куда вы?!
        - Вопа! - Кривой перестал хихикать. - Исчез, што ль? Ваще, без остатка?
        Рыцарь уставился на бандита, поднимая меч:
        - Это вы ее довели!
        - Э! Э! Дядя, ты што? - Кривой отодвинулся от медленно приближающегося к его горлу острия рыцарского меча. - Я же ж шутя, ты што, дядя?
        - Нету! Пусто! - Алиция, шарившая в мешке, выпрямилась. - Нигде ничего!
        - Дайте мне! Женщина! - Канерва вырвал у нее мешок и сам сунул руку внутрь. Все посмотрели на лорда, который, одной рукой держа мешок за край, другой изнутри ощупывал каждую складку, как будто там мог притаиться целый человек. - Но это уже что-то... что-то... - Он опустил мешок, взглянул на растерянные лица рыцаря и девушки.
        Кривой с удовлетворением проследил за беспомощным жестом лорда Мельсона.
        - Я же ж грил, - заметил он. - Колдун.
        Алиция притопнула каблучком, обращая на себя внимание:
        - Хватит пялиться на эту грязную тряпку! Бенда бежала, все ясно! Так давайте забудем эту трусиху, и точка. Энц рыцарь, вы собирались дать мне плащ, не мешкайте же!
        - Почему вы говорите про него «бежала»? - Канерва бросил мешок и вытер руки о камзол.
        Но рыцарь не услышал этих слов.
        - Что вы делаете?! - Он бросился к Кривому, который как раз спутывал веревочку на мешке. - Немедленно развяжите!
        Между бандитом и рыцарем протиснулся Канерва, осторожно, боком, держась подальше от обнаженного клинка, придержал Арчибальда, как будто ненароком грудью зажав его правую руку.
        - Только не горячитесь, благородный энц, успокойтесь...
        Арчибальд рванулся плечом вперед, повернулся вполоборота, занося руку, - острие клинка вспороло воздух возле самого уха успевшего присесть Канервы.
        - Прочь!
        Еще взмах - и Канерва, упав ладонями на пол, задом вверх отполз дальше по проходу, быстро перебирая руками и ногами, похожий на гигантскую сороконожку, потерявшую большую часть членов. Там он выпрямился и отер пот со лба.
        - Сами говорите с этим психом! - выкрикнул он с безопасного расстояния.
        Арчибальд наступал на попятившегося Кривого.
        - Эк тя, дядя, разобра, - пробормотал бандит, заводя руку с мешком за спину.
        Рыцарь приставил меч к горлу Кривого. Бандит отклонился назад и дотронулся затылком до стены, почувствовав прохладу глины.
        - Отдайте! - потребовал Арчибальд.
        Кривой отрицательно покачал головой. Тогда рыцарь провел острием по его горлу, и под блестящим металлом показалась белая царапина, которая тут же стала розовой, набухла и расцвела капельками крови.
        - Потише, энц рыцарь! - Канерва подошел ближе. - Это государственный преступник, он должен закончить жизнь на виселице. Имейте же хоть какое-нибудь гражданское самосознание!
        Кривой спокойно смотрел в покрасневшие сузившиеся глаза рыцаря, не двигаясь.
        - Ну! - Арчибальд потянулся к зажатому за спиной бандита мешку, не отнимая меча от шеи Кривого.
        - Или хотя бы немного совести! - выкрикнул Канерва.
        - Совесть - излишняя роскошь для странствующего рыцаря! - Арчибальд, чуть отведя меч в сторону, схватил бандита за ворот, резко дернул на себя, отдирая от стены.
        Кривой не оправдал его ожидания - руками не замахал. Теряя равновесие, он навалился на рыцаря грузным телом, по-прежнему держа мешок за спиной. Арчибальду пришлось оттолкнуть бандита, прислонить обратно. Тот стукнулся о стену, и за шиворот ему посыпались крошки сухой глины, но он не пошевелился, чтобы отряхнуть пыль. Рыцарь отступил на полшага и занес меч:
        - Ну!
        Из прохода за столкновением жадно следил Юлий. Сначала он выглядывал из-за камня, боясь попасться на глаза Кривому, затем, осмелев, вышел на середину коридора, подпрыгивая от возбуждения; глаза его горели. Арчибальд поднял оружие, выражение его лица не оставляло сомнений в том, что рыцарь сейчас зарубит бандита. Юлий, не сдержавшись, радостно крикнул:
        - Да, убейте его! Давайте!
        Кривой, не дрогнувший под занесенным мечом, был похож на гранитную глыбу. Со стороны Канерва видел, что рыцарю все же придется его убить, чтобы получить мешок. Но при этих словах бывшего нищего лицо бандита сморщилось, пухлое тело обмякло - как будто по нему, от головы к ногам, прошла невидимая сила, поднимая волны складок.
        - И верно, чего же ж я?.. - Кривой, прикрыв глаза, быстро вынул из-за спины руку и ткнул мешком в рыцаря.
        - Убейте, убейте, не мучайте! - в тот же миг воскликнула Алиция.
        Арчибальд отреагировал на движение. Высоко поднятый меч качнулся назад (Канерва пригнул голову) - и упал на кисть Кривого. В воздухе мелькнула тусклая серебристая молния - и разорвалась шаром алых искр. Девушка завизжала. Пальцы бандита разжались, серая ткань легла на пол.
        Кривой опустил взгляд. Руку пересекала тонкая полоса лезвия, забрызганная красными каплями, кровь двумя полосками огибала металл, стекала по коже, пригибая завитки волосин, замирала, вытянувшись, как сопля, - и, оторвавшись, падала каплями на мешок.
        Арчибальд рывком выдернул меч.
        - До кости? - невольно поморщившись, спросил Канерва.
        - Не люблю крови, - пробормотал Кривой, продолжая держать руку на весу.
        - Ох, мне дурно! - Алиция, зажав рот обеими ладонями, упала на бревно.
        Рыцарь нагнулся и поднял мешок. Стал развязывать шнурки, но у него не получилось: то ли оттого, что торопился, то ли оттого, что пальцы дрожали. Тогда Арчибальд осторожно завел под завязки пятнистое острие клинка. Тонкие веревочки распались. Отойдя на несколько шагов, за камень, рыцарь положил мешок в середине коридора, раскрыл, прошел дальше, туда, где около текущего к боковому проходу ручья стоял с лошадьми Юлий. Отодвинув оруженосца, рыцарь залез в притороченную к седлу лошади суму, вытащил оттуда рулон бинтов - нарезанную полосами и скрученную чистую льняную ткань - и вернулся к Кривому, который, не шевельнувшись, все еще смотрел, как течет из раны.
        Арчибальд прижал кровоточащую руку бандита локтем к своему правому боку, аккуратно свел края раны и быстро и туго забинтовал поверх разрезанного рукава. Кривой перенес процедуру безразлично. Под нажимом рыцаря он опустился на бревно и остался недвижим, уставившись в золу.
        - Как вы, право слово, по-дурацки себя ведете, - брюзгливо заметил Канерва, отодвинувшийся, когда Арчибальд усаживал Кривого. - Только не говорите, что для меня старались.
        - Не скажу, - Арчибальд сел рядом с Кривым, достал меч из ножен и стал оттирать лезвие от крови. - Оруженосец, точило!
        Подбежал Юлий с точильным камнем, отдал его рыцарю - и отбежал, с опаской оглядываясь на Кривого. Бандит не поднимал головы.
        По коридору разнесся свиристящий металлический звук. Алиция поморщилась. О покойнике все опять забыли.
        - Не возвращается. - Канерва посмотрел в сторону разложенного на полу мешка. В полусумраке подземелья он казался лужей грязи. - Может, пойдем? Колдун наш, похоже, сгинул. Или сбежал. Золота ему, значит, не надо...
        - Вам надо? - неприязненно спросила Алиция.
        - И мне не надо. Но я должен доставить вас к королю.
        - Попробуйте. - Арчибальд отложил точило, поднял меч, рассматривая лезвие в свете ниточек-струек света.
        Канерва усмехнулся:
        - Да, пока что скорее вы нас ведете. Однако не забывайте, что из сокровищницы один выход - во дворец. А уж там вы от меня никуда не денетесь!
        Арчибальд опустил меч и ответил спокойно:
        - Из сокровищницы - может быть, но из подземелья - не один. Мы с оруженосцем выйдем своим путем.
        - И я с вами! - встрепенулась начавшая уже задремывать девушка. - Мне тоже во дворец нельзя!
        Рыцарь мрачно посмотрел на юную придворную даму:
        - Разве за отдельную плату...
        - Ах вы!.. - Алиция от возмущения не сразу нашла слова, чего с нею обычно не случалось, так что Арчибальд, пока девушка ловила воздух ртом, успел закончить:
        - ...и то вряд ли.
        Он поднялся, прошел за камень, по которому с журчанием сбегал ручей, - и замер.
        - Это что такое?! - Рыцарский рев разнесся по коридору.
        Канерва с Алицией подскочили и, толкаясь, пробрались между покойником и бревном, где, по-прежнему безучастный, сидел, не шевелясь, Кривой. Подбежав к Арчибальду, они увидели, что мешок завязан.
        - Кто это сделал? - Рыцарь поднял меч и угрожающе оглядел удивленные лица Канервы и Алиции.
        Юлий, пригнувшись, притаился у самой стены за лошадьми, которые при звуке голоса Арчибальда встрепенулись и стали нетерпеливо переступать с ноги на ногу.
        - Оруженосец! - От крика рыцаря с потолка посыпалась глина.
        Канерва с Алицией посмотрели туда, где прятался Юлий. Он не двигался. Затем, через несколько секунд, когда рыцарь уже набирал воздух для следующего зова, над седлом лошади появилась встрепанная голова и два больших глаза уставились на Арчибальда.
        - Чего?
        Рыцарь медленно поднял меч.
        - Я тут ни при чем! - пискнул Юлий и замер, испуганно следя за каждым движением господина.
        Арчибальд сделал шаг вперед... Алиция схватила Канерву за рукав. Сзади послышались негромкие голоса. Рыцарь занес оружие, длинный клинок тускло блеснул в тонком луче света. Канерва протестующе поднял руку собираясь схватить Арчибальда за плечо, но не успел. Рыцарь сделал выпад, припав на одно колено...
        - Это же Бенда! - спохватилась Алиция.
        Меч распорол шнурки на горловине. Все обернулись. Юлий вытянул шею, но валун мешал ему видеть, что происходит около костровища, откуда доносились голоса. Как только Канерва с Алицией бросились туда, за ними твердой походкой направился рыцарь. Юлий выбрался из-за лошадей и крадучись двинулся следом; у камня остановился, осторожно выглянул.
        Алиция обнимала Бенду. Рядом с Бендой находился высокий седой священник со связкой свечей в руках. Он стоял вполоборота, и Юлий при виде его насторожился: что-то знакомое в этом профиле...
        - Да пребудет с вами Господь, - произнес священник. Услышав его голос, Юлий невольно посмотрел на Арчибальда. Рыцарь стоял в стороне, низко опустив голову; подернутые сединой пряди скрывали его лицо.
        - Вот, собственно. - Бенда, как только Алиция отошла, показывает на покойника. Священник обегает взглядом окружающих, замечает Юлия, который не успел спрятаться, и манит его:
        - Будешь служкой, юноша. Сын мой, отдай дары.
        Юлий заметался. Кривой при появлении нового человека очнулся. Он с интересом оглядел священника, заметив:
        - Мало было одного святоши, так второго привели, хе-хе. Ништо, живем.
        - А ты, убивец, свечи подержишь. - Священник вставил бандиту в пухлые белые руки всю связку. - Раздай другим, заодно покайся: сколько б ты ни прожил, все одно: оставшееся время тебе грехи замаливать.
        - Слыша обо мне, што ль, падре? - Кривой с усмешкой принял свечи, начал вытаскивать по одной.
        Арчибальд повернулся к оруженосцу, который мялся за камнем:
        - Ну!
        Юлий, вздрогнув, бочком протиснулся между рыцарем и Алицией, принял у Бенды дары и встал рядом со священником. Тот кивнул ему:
        - Обряд помнишь? - И обратился к Арчибальду: - Даже если б ты вовсе отвернулся, энц рыцарь, я бы тебя узнал. Правильно совестишься, ибо обманывая церковь, обманываешь Бога, а это невозможно. Поистине лучше бы ты сдался властям, как обещал.
        - Ну уж нет. - Арчибальд поднял голову и твердо посмотрел священнику в глаза. - Чтобы меня без суда повесили за оскорбление властей? Недосуг мне было в тот момент, простите, святой отец.
        - Почему же без суда? - живо вставил Канерва. - Я вам обещаю: суд будет. Вызовем пострадавшего, назначим справедливого судью, все честь честью!
        Священник обернулся:
        - Господин начальник городской стражи лорд Мельсон?
        Канерва сделал жест, как будто снимает шляпу, и раскланялся:
        - К вашим услугам!
        - Не бросайтесь словами, - оборвал лорда священник. - Лучше следите за подчиненными. Ваш лейтенант насильно лишает чести девиц, а вы преследуете тех, кто дает отпор сволочи!
        - Падре! - Канерва обомлел. - О чем вы? Я знаю своих людей, это благородные...
        Священник широким жестом отмел возражения:
        - Совершившая смертный грех самоубийства девица, которую обманом заставил меня похоронить по христианскому обряду этот рыцарь, действительно была обесчещена насильно.
        - Вы всем отпеваемым под юбку заглядываете? - нахмурился лорд Мельсон.
        Арчибальд посмотрел на него с насмешкой:
        - Правильно, я бы на вашем месте тоже не стал просить прощения.
        - Ух ты же ж, какие страсти-мордасти! - Кривой, похихикивая, сунул рыцарю и лорду по свече. - Хе-хе, а счас по-людски похороним ублюдка.
        Священник взял Кривого за покатое плечо. Когда бандит оглянулся, священник указал на бревна:
        - Положите рядом. И ты, сын мой.
        Бенда без слов берется за один конец. Наклонившись, пятится, таща бревно за собой. Арчибальд бросается к Бенде, подхватывает бревно с другого конца, и скоро тяжелая колода лежит в центре коридора, параллельно стенам.
        Кривой убрал свечи в карман, крякнув, наклонился. Уперся животом в ноги и начал сдвигать второе бревно.
        - Кого хороним - кладите. - Священник отошел к Юлию, который с потерянным видом стоял в сторонке. Никто не двинулся с места.
        - Эй, вы чего? - Алиция толкнула в бок стоящего рядом Канерву. - Тащите покойника и покончим с этим!
        Канерва ударил девушку по руке:
        - Отстань! Я мертвых не трогаю! Дура.
        - Ах ты, знатная дрянь! - взвилась Алиция. - Трус! Хам! Подонок!
        - Я б тож эту падаль трогать не ста, - заметил Кривой. - Пусть вон колдун перенесет.
        Все, кроме Арчибальда, посмотрели на Бенду. Рыцарь молча подошел к завернутому в одеяло трупу.
        Бенда тоже не двигается. Арчибальд оглядывается, однако Бенда смотрит в пол, и по пальцам пробегают синие искорки. Алиция с Канервой отступают на пару шагов, как будто их отодвигает невидимая волна, словно воздух между ними и Бендой сгустился и находиться в нем больше не получается, как не выходит стоять в камне. Тогда рыцарь обхватывает застывшее тело поперек и несет к возвышению из бревен, около которого стоят в ожидании Кривой, священник и бледный Юлий. Кладет, и края одеяла скрывают толстую шершавую кору.
        Священник обходит вокруг, где-то отгибает шерстяную ткань, где-то, наоборот, прикрывает ею тело. С усилием складывает руки покойника на груди, берет у Кривого свечу, вставляет в скрюченные пальцы. Все встали в ногах мертвеца, на некотором отдалении. Кривой, подойдя ближе, с любопытством разглядел желтоватое лицо, твердые впалые щеки, близко посаженные глаза, веки которых были закрыты неплотно, стояли, как недоопущенная ставня, и под ними виднелась черная пустота: глазные яблоки словно исчезли из глазниц, как душа из тела.
        - Зажги свечи, сын мой, - обратился священник к Бенде.
        - У меня есть трут и кресало, - встрепенулся задумавшийся было рыцарь, но Бенда уже складывает пальцы - на свечах у всех появились маленькие желтые огонечки. Опадая и поднимаясь, они почти сразу выросли до обычного размера, полупрозрачные, бледно-рыжие, затрепетали на кончиках фитилей.
        - Все боишься мертвецов? Тако же и смерти? - Священник с укоризной покачал головой, обошел тело и от своей свечи затеплил огонь на свече, торчащей из пальцев покойника. Затем встал в изголовье наскоро собранного возвышения, поманил Юлия - и месса началась.
        Свечи горели, освещая собравшихся желтым живым мерцанием, на стенах качались серые тени, слова плыли под потолком, как дымок ладана. Нищий подпевал псалмы - у него оказался высокий чистый голос.
        - Чистый андель, - шепнул Кривой стоящему рядом Канерве. Лорд, который завороженно следил за службой, оглянулся, приподняв бровь. Бандит смотрел на Юлия - тот, запрокинув лицо, с прикрытыми глазами тянул «Марию».
        - Однако зря ты его так, - Канерва кивнул на покойника. - Отпевают дурака. В рай попадет. А тебя свалят в общую могилу с петлей на шее.
        Ниточки дня давно побледнели и исчезли. В подземелье, окружив несколько освещенных фигур, снова пришла тьма. Псалмы тянулись, строчки выливались и таяли, едва достигнув слушателей, негромкие, как просьба о ночлеге. Латынь смеялась над смертными, которые собрались, чтобы проводить того, чья душа уже стучалась в небеса. Священник чертил в воздухе знаки, и это были знаки тайны, знаки силы и смысла, которые отворяли ворота вечного покоя и света, и было ли возможно что-то более желанное во всем мире? Из всего круговорота изменчивого чего еще стоит желать? Кроме разве одного, доступного всем и в этой юдоли скорби...
        Последний возглас: «Amen!» - и Бенда, отойдя к стене, возвращается в круг света с парой лопат.
        - А может, вы его просто-напросто с собой унесете, на свое кладбище, и там закопаете? Не хуже бревна в мешок пролезет...
        Арчибальд, отодвинув Канерву который тут же оборвал фразу, взялся за тяжелый черенок.
        - Где копать?
        - Любит наш благородный рыцарь поработать! - Лорд Мельсон отвернулся, чтобы никто не видел, как он покраснел.
        Оттолкнув лорда, вперед выступил Кривой:
        - Дай мине, колдун. Я нача, я и закончу. Штоб ему икалось на том свете! А ты пока падра утащи обратно.
        Отдав лопату бандиту, который, поплевав на пухлые ладони, пристроился рядом с рыцарем, Бенда поворачивается к священнику, но тот остался стоять на месте, сложив руки на груди.
        - Пожалуй, прежде чем идти, я исполню свой долг до конца: выслушаю истомившиеся без покаяния души. Кто первый хочет исповедаться, облегчить сердце?
        - Ага, во-во, - вздохнул Кривой.
        Никто не спешил снять с души тяжесть накопившихся грехов. Священник обвел пытливым взглядом все лица... Юлий протянул святые дары и отступил за спины рыцаря и бандита, пятясь в сторону заветного камня.
        - Стой!
        Юноша вздрогнул и замер.
        - Откуда они вообще появились? - Алиция, схватив Юлия за рукав, теребила его. - Ты видел, как они пришли? Мешок-то был завязан. Да вообще с другой стороны! Ты, кстати, зачем завязал? Тоже Бенду не любишь? Ничего удивительного, ее, похоже, никто не любит. Молчит, и все - тьфу!
        - Кроме моего хозяина. - Юлий вырвался и отошел.
        Алиция не стала его задерживать. Арчибальд с Кривым копали яму у стены, там, где покойник пролежал почти весь день. Стук железа о сухую глину уносился в глубь коридора в обе стороны, иногда можно было расслышать далекое эхо. Скоро была готова неглубокая яма. Рыцарь с бандитом, взявшись за края одеяла, опустили тело в землю. Священник закрыл мертвецу лицо, и могилу быстро забросали, сверху положили бревна.
        - А теперь проводи меня, сын мой. - Священник взял Бенду под руку. - Я пока не сподобился совершать чудеса. Да пребудет с вами Господь. - Он осенил коридор широким крестом.
        Алиция вытянула шею. Бенда, поддерживая падре под локоть, пошел к стене. Девушка видела, как священник зажмурился и перекрестился. Оба шагнули вперед и скрылись в глине.
        - И еще говорит: «Не колдун»! - воскликнул Канерва желчно.
        - Хва, голуба, ядом плювать. - Кривой кинул лопату, подул на покрасневшие ладони. - Достал.
        - Да идите вы к черту!
        - Все там бум. - Бандит присел на могилу.
        Канерва постоял, глядя на него, двигая челюстями, но ничего не ответил, а подошел к Арчибальду, который у ручья мыл руки, и спросил негромко:
        - Раз ваша вина... то есть невиновность доказана... По крайней мере, почему бы так не считать? Кажется, у меня нет оснований не верить священнику, хотя его слова еще надо проверить, но сейчас это все равно сделать нельзя, так что будем думать...
        - Короче. - Рыцарь потряс пальцами, стряхивая воду. Свечи рядком стояли вдоль стены. Они догорали, скудно освещая низкое подземелье, и большие тени протягивались от людей по полу и потолку колебались или переползали туда-сюда, когда кто-то двигался.
        - Короче, отдайте мой меч. Сколько, в конце концов, можно?! Я не хочу, чтобы и меня задушили ночью.
        Арчибальд повернулся к оруженосцу:
        - Готовь лошадей. - И добавил, снова обращаясь к лорду: - Посмотрим.
        - Послушайте, это же смешно! Вы ведете себя как захватчик! В конце концов, мы благородные люди и должны верить друг другу! Вы не сможете защищать всех нас каждую ночь - уже не уберегли кое-кого. Так как мы можем надеяться на вас, когда...
        Арчибальд отвернулся.
        - Готовьтесь идти.
        За его спиной из сумрака неслышно появляется Бенда, берет мешок:
        - Идем, что ли?
        - А как же отдохнуть? - восклицает Алиция.
        Арчибальд проводит мимо нее коня, который вяло переступает копытами - застоялся. Канерва, сплюнув, пристраивается следом, бросив девушке:
        - Вечный отдых вас устроит, сударыня?
        Кривой прихватил два огарка и тронулся за Канервой.
        - Мужланы! Варвары! - Девушка топнула ногой, но когда мимо прошел Юлий с лошадью в поводу и около могилы, кроме нее, остались только шатающиеся тени, она бросилась вперед, крича: - Вы же не знаете дороги! Подождите, куда вы?! Cтойте, это мое золото!
        Глава тринадцатая
        Канерва остановил коня на пригорке. Небо заволокли сизые тучи, было холодно, дыхание выходило облачком пара. Главный егерь огляделся. Перед ним расстилались скошенные поля, справа темнел лес, коричневый, отсыревший. Воздух был тонок и прозрачен здесь, наверху, а у земли тяжелел, превращаясь в тонкий слой тумана. Прежде чем подняться сюда, Канерва проехал по ложбине, и теперь копыта его коня были мокрые от этого тумана по самые бабки.
        Впереди виднелась фигура окладчика, который шел вдоль опушки, глядя в землю, постепенно приближаясь. Канерва тронул коня и поскакал навстречу. Не доезжая до леса, он остановился, спешился.
        - Волки, ваша светлость, как я вам и говорил. - Бородатый окладчик в плаще с беличьим воротом подошел к егерю. - С того края.
        - Олени из оклада не ушли? - Канерва огляделся.
        - Только что обошел, выходных следов заметно меньше. Но и входных не много. Хоронятся. - Окладчик сдвинул шапку на лоб. - Как обычно, на линию гнать?
        - Молодого бычка. - Главный егерь двинулся по полю в сторону леса, ведя коня в поводу; окладчик пошел рядом. - Сейчас наметим номера. Король смотрит зорко, но рука ослабла, тетиву еле натягивает. Так что держи собак две стаи, подранок будет бежать долго. Больше двух-трех не пускай к его величеству, гони стадо на всадников с борзыми, я их левее поставлю, с юго-запада. Точно олени в окладе?
        - А то. - Окладчик показал вперед. - Кормились в бересклетах, прошли от Лосиной ямы почти до Волчьего яра. Холодно. И вернулись.
        Они зашли в лес. Влажная палая листва пружинила и еле слышно поскрипывала под ногами, на ней оставались темные следы. Намокшие стволы деревьев были черными, высоко над головой скрипели сухие ветки. Привязав коня к старому грабу, лорд Мельсон вслед за окладчиком углубился в чащу. Он вслушивался в редкие звуки осеннего леса. Вот вскрикнула сойка. Хрустнул, падая, сушняк. Прошел по вершинам ветер, прошелестели оставшиеся коричневые листья - и все стихло. Неожиданно из-под самых ног порскнул гношиль - похожий на муравьеда мелкий зверек с длинным тонким хоботком, которым он, присосавшись ноздрями к коре или корням деревьев, тянул из них соки.
        После «обеда» гношиля растение хирело и заболевало. Канерва брезгливо поморщился, проследил взглядом путь шмыгнувшего в подлесок зверька - по дрожащим листикам, качающимся веточкам - и сделал два шага в сторону, уходя с этого пути. Егеря последовали за ним. Попасть на след гношиля считалось дурной приметой.
        У Волчьего яра остановились. С этой стороны склон оврага уходил вниз почти отвесно. Яр был глубокий, вершины росших на дне грабов качались у пояса людей. Сквозь полуоблетевший кустарник на краю Канерва рассмотрел пологий противоположный склон, покрытый молодой порослью.
        - Отсюда развернулись и обратно к Лосиной яме. Кормились долго, почти до утра. Лежка у них там. К окладу пойдете следы считать?
        - Да, да. Давно мы здесь не охотились. Слева ручей?
        - Справа, сейчас спустимся и увидим. А только как же волки, ваша светлость? К ложбине направляются, с наветренной стороны идут. Спугнуть могут, ведь мимо ямы же. Я когда объезжал с севера, так мой гнедой все ушами прядал, косил. Да и зверье с той стороны разбегается.
        - Ничего, до утра не дойдут, а там залягут на день. Ты с севера поставь егеря с волкодавом, и хватит. Нет, давай двух. Кто там завтра будет? Поставь Коша, он со мной как-то ходил, помнится. В загон пусть Жало и Робер с Патичем идут.
        - Робер этих мест не знает, ваша светлость!
        Канерва спускался, хватаясь руками за ветки; подошвы мягких сапог из оленьей кожи скользили по влажной увядшей траве. Окладчик шел следом, вминая ступни ребром в подмерзший склон.
        - Справится. - Канерва остановился. Туман, сгустившийся на дне яра, доходил главному егерю до бедра, лорд как будто встал посреди молочной реки. - Где оклад начинается?
        - За бересклетами, ваша светлость, - окладчик вытянул руку обводя поросль на другой стороне, - и там, дальше. Они почти в яме легли. Если загонщики через ложбину и туда - все стадо к яру побежит. Справа ручей, они туда не пойдут, кроме разве быков, кто покрупнее. Самки северней рванутся, обходить обрыв.
        - Вот и ладно. - Канерва, осторожно ступая, двинулся вдоль низкого берега.
        Ручей был довольно широкий, около метра, и неглубокий. По поверхности плыли сучки и листья, вода была совершенно прозрачной и темной, на коричневом дне можно было разглядеть каждую песчинку и камень. Кое-где из ручья торчали почерневшие ветки, коряги, вокруг которых вода с журчанием закручивалась в водовороты. Главный егерь остановился, огляделся.
        - Король тут не спустится, - заметил он. - А место для стрелков хорошее. Если ветер не переменится, здесь я и поставлю его величество. Как тебе, Кешель? Мы подъедем со стороны ручья. Наруби-ка досок да припрячь неподалеку, на том берегу, а как стадо уйдет, мост перекинь. Король стал осторожен, по воде может коня не пустить. Слышишь меня? Кешель!
        Окладчик застыл, держась одной рукой за ствол дерева, другую поднеся к уху. После негромкого окрика он, вздрогнув, сказал неуверенно:
        - Вроде выли.
        - Не мели чушь. - Главный егерь, вернувшись к окладчику, встряхнул его за плечо. - Это же волки, не черти! Идем к яме, сколько стоять можно.
        Окладчик, быстро перекрестившись, отпустил дерево и спрыгнул на дно оврага. Земля у него под ногами хлюпнула, вокруг сапог поднялась и опустилась темная жижа.
        - Мокро тут, - пробормотал он, идя за Канервой, который по своим следам снова двинулся вдоль берега. Подмерзшая палая листва под ногами едва слышно похрустывала. Канерва, отодвигая от лица ветви, перебирал в уме всякую волшебную тварь, обитающую в окрестностях. Толку от них не было никакого - ни меха, ни мяса; удовольствия от охоты тоже: с виду обычные лесные звери, все эти существа чуяли людей независимо от направления ветра, прятались не по-звериному смышлено и даже подшутить порой могли над охотником. Чертинки, спелые
        лисы, мыши-переростки, обманки... Только бы не испортили охоту его величеству!..
        Главный егерь вернулся в город, когда ранние ноябрьские сумерки уже собирались на улицах и по углам комнат. Промчавшись через двор, взбивая копытами песок, он резко осадил коня у лестницы. Спешившись, кинул поводья пажу, который тут же передал их конюху, и взбежал наверх. Камзол и плащ запылились, сапоги по колено в грязи. Рыжий мальчишка-паж скакал за Канервой, строя рожи его спине.
        С галереи лорд Мельсон свернул в ведущий к Северной башне темный коридор, и тут не отстававший от него паж выкрикнул ему прямо в ухо:
        - Король ждет доклада о завтрашней охоте!
        - Ч-черт! - Канерва подпрыгнул. Развернувшись, он попытался схватить мальчишку за вихры, но паж вывернулся. Показав главному егерю язык, маленький наглец дал стрекоча, рука Канервы поймала воздух. - Я тебе еще покажу, поганец!
        И лорд поспешил дальше. Проходя через Каминный зал, где дамы сидели полукругом перед креслом королевы и вышивали, а одна фрейлина читала вслух, Канерва небрежно раскланялся.
        - Что такой сердитый, медведя покусал? - крикнула в спину светловолосая красавица Элайна, и дамы засмеялись. Главный егерь даже не обернулся и не заметил, что из круга за ним следит, не отрываясь, взгляд темных глаз - тех самых, что преследовали его днем и ночью уже полгода.
        - Дамы, дамы! - Печальная бледная королева подняла палец.
        Фрейлины, кусая губки, опустили глаза на пяльцы. Одна Элайна поднялась, положив вышивание поверх бархатной подушечки, на которой она сидела.
        - Разрешите выйти, ваше величество. - Дама присела в поклоне.
        - Да, пожалуйста, Элайна, только возвращайтесь скорее, нам будет вас не хватать.
        Девушка склонила голову и медленно вышла в ту же дверь, за которой скрылся главный егерь. Взгляд темных глаз проводил ее.
        Элайна, покинув зал, тотчас подобрала подол и побежала.
        В Северной башне у невысокой деревянной двери, чьи потемневшие от времени панели скрепляли вычурные чугунные петли, фрейлина остановилась. Пригладила волосы, немного выбившиеся из прически на висках, и изо всех сил навалилась на дверь, знакомая с ее тяжелым нравом. Дверь поддалась со скрипом, приоткрывшись совсем чуть-чуть.
        - Кто там? - Из глубины комнаты вышел, увязая в ворсе ковра босыми ногами, раздетый до пояса Канерва с мокрой грудью и полотенцем на плече. - Элайна, дьявол тебя побери, ты что тут делаешь? Ты только что была у королевы! - Главный егерь дернул дверь, увеличив щель настолько, чтобы девушка смогла пройти.
        Светловолосая красавица приблизилась к Канерве.
        - Я к тебе. - Она протянула руку и провела пальцем по кучерявым волосам на его груди.
        Канерва отстранился.
        - Вижу. Но я тебя не звал. И вообще меня ждет король. Завтра, как ты знаешь, охота на оленя, я только из леса и не одет.
        - Вижу, - лукаво улыбнулась красавица. - Но меня это не смущает.
        - Меня смущает. - Канерва отошел к окну, наклонился над тазом и стал лить воду на шею, растирая плечи.
        Девушка подошла сзади, погладила его по спине.
        - С каких это пор?
        - Сюда могут прийти. Я не хочу, чтобы нас видели вместе.
        - Но все и так знают!
        - Ну и что. - Канерва сдернул кинутое на ручку деревянного резного кресла полотенце.
        Элайна прошла по комнате, словно невзначай заглянула за полуотдернутый полог. Егерь тем временем надел рубашку, расправил кружево воротника, накинул кафтан.
        - Канерва!
        - Что? - Лорд Мельсон открыл сундук около камина, порывшись, вытащил три одинаковых шерстяных чулка и встал, задумчиво их разглядывая. Девушка подошла, прижалась грудью к его спине, обняв его за живот.
        - Я ждала тебя вчера...
        - Я был у короля.
        - Но ночью?..
        - Я спал. Какие взять?
        Элайна заглянула Канерве через плечо:
        - Этот и этот. Канерва, ты...
        Он высвободился из рук девушки, упал в кресло, надел чулки, подвязал и стал натягивать сапоги.
        - Канерва, ты меня слушаешь?! - Фрейлина сердито посмотрела на главного егеря.
        - Нет. - Он повертел ногой и взялся за другой сапог.
        - Господи, ты просто невыносим! - вскричала Элайна. - Есть ли что-то святое для тебя?!
        Канерва встал, притопнул, прошел к столу, где лежала куча вещей, от шлема до шнурков и огрызков перьев. Пошарил там, вытянул кожаную перевязь, украшенную только тиснением по нижнему краю.
        - Что тебе надо? - Он надел перевязь, вставил в нее ножны с кинжалом. - Я ухожу.
        Девушка разразилась слезами.
        - Вот черт! - Канерва вернулся к сундуку и вытащил из него после недолгих раскопок белый атласный шейный платок. - У его величества в спальне вечно сквозняк, как он ни запирает ставни, - пояснил главный егерь девушке, которая при его восклицании оторвала руки от мокрых глаз и с надеждой посмотрела на Канерву заступив ему дорогу.
        - Канерва, королева ждет меня! Скажешь же ты, наконец, что-нибудь?
        - Пусти, красотка, меня ждет король.
        - Подождет! Сначала ты мне все скажешь!
        - Да что же, дьявол тебя раздери, я должен сказать?! - Канерва в ярости рванул загораживающую выход девушку на себя. Элайна вытянула руки и обняла его за шею.
        - Я пришла утешить тебя, а ты не стал меня даже слушать!
        - Элайна! - Канерва попытался оторвать ее от себя. - Женщина, пусти меня!
        - Ну ударь, ударь меня! - Она вдруг сползла по лорду Мельсону упав перед ним на колени, уткнувшись лицом ему в чресла, отчего Канерва ощутил там невольное движение. Он рывком поднял девушку на ноги и, прижав к себе, поцеловал.
        - Хорошо, я приду к тебе ночью. Этого ты добивалась?
        Элайна опустила глаза, кусая губы.
        - А теперь мне пора. - Канерва открыл дверь и оглянулся на девушку. - Идешь? Тебя ждет королева.
        Она вышла, вытаскивая из рукава платочек.

* * *
        В Каминном зале монотонно звучал голос чтицы. Королева, устремив взгляд поверх голов фрейлин, витала мыслями далеко от книги. Никто не слушал. Дамы ловко управлялись с иголками, иногда перешептываясь, но так, чтобы не отвлечь ее величество от печальных раздумий. Элайна прошла через зал, гордо неся тяжелую прическу. Поклонилась королеве, которая даже не заметила появления девушки, и села на свое место. Алиция встретила соседку вопросительным взглядом темных глаз - тех самых, что не давали покоя лорду Мельсону. Взявшись за вышивание, светловолосая красавица наклонилась к Алиции:
        - Как я и сказала, лорд Мельсон этой ночью снова будет у меня.
        Юная фрейлина уставилась на иголку в своих пальцах, мечтая воткнуть ее в Элайну Помолчав, Алиция произнесла негромко, так, чтобы не потревожить королеву:
        - Однако же это вы его, не он вас просил. Стук ваших каблучков, когда вы вышли из зала...
        - О, он просил, еще как! - перебила ее Элайна. - Валялся в ногах, умолял!
        - Отчего же у вас веки красные? - не поднимая глаз, спросила Алиция.
        - Ударилась лодыжкой, очень больно было, до слез. Можешь прислать своего брата, этого наглого рыжего мальчишку, сегодня после полуночи к дверям моей спальни, он подтвердит.
        - Зачем же я буду учить брата шпионить? - быстро возразила Алиция.
        Элайна рассмеялась, но тут же прикрыла рот ладонью.
        - Он только этим и занимается, как и все здесь! А Канерва... - Фрейлина закатила глаза.
        - Что «Канерва»? - дернула ее за рукав Алиция.
        Элайна посмотрела на девушку с неудовольствием.
        - Он великолепен, - отрезала она, берясь за пяльцы.
        - Ну, это все дамы знают...
        - Кроме тебя!
        Алиция с мукой улыбнулась:
        - Я порядочная девушка.
        - Ты малолетняя дура! - ответила Элайна. - Учись, как с мужчинами обращаться надо. Пока он не побывает у тебя в постели, ты для него никто!
        - Для лорда Мельсона, насколько я успела заметить, все женщины никто, - ядовито возразила юная фрейлина.
        - Говорю же: дура. Женщины для него - все.
        - Все женщины, - уточнила Алиция.
        Элайна нахмурилась:
        - Ты мне завидуешь. Потому что я заполучила самого красивого мужчину двора. Но ты вряд ли заметила за своими пяльцами, что лорд Мельсон с лета ходит только ко мне. Раньше он, конечно, вел себя как последний озабоченный кобель, но ни с кем - ни с кем! - не проводил больше месяца, да и то была большая редкость. А со мной - с лета. Не заметила?
        Алиция заметила, еще как. Поэтому, покусав губы, она не нашла ничего лучшего, кроме как спросить:
        - Не пора ли свадебное платье заказывать?
        Элайна многозначительно улыбнулась.

* * *
        В комнате горела одна свеча. Алиция сидела в кресле, подобрав ноги, колени ее были укрыты шерстяным ковриком. Служанка расчесывала темные волосы фрейлины деревянным гребнем. По полу гулял сквозняк. Он поддувал под коврик, отчего девушка ежилась и сильнее поджимала ноги; он шевелил углы старых гобеленов на стене, трепал пламя свечи и подол служанки. Только тяжелый потертый бархат полога был сквозняку не по зубам и оставался непоколебленным.
        Дверь приоткрылась, в щель протиснулся рыжий паж. Ветер свистнул, чиркнул по ногам холодом.
        - Лисс, немедленно захлопни! - Алиция потерла замерзший кончик носа и добавила: - Ляжешь сегодня со мной.
        - Я ночью дежурю! - возмутился Лисс.
        - Да я не тебе, - отмахнулась придворная дама с досадой. - Какие холода здесь! Дома хоть у камина можно было погреться, а тут он еще не в каждой комнате. Дворец, называется. Как я замерзла!.. Как я устала!..
        Мальчишка уселся на ручку кресла.
        - Чего звала-то? Я придумал еще одну дразнилку, слушай: «Канерва - нервный дурень». Почти в рифму, правда?
        - Хватит. - Алиция поморщилась. - Слушай, ты. После полуночи будь у спальни Элайны, посмотри, придет ли туда Канерва.
        - Не понял. - Мальчишка ссыпался с подлокотника и уставился на сестру. - Ты же говорила, у них все.
        Девушка мрачно рассматривала белые кончики своих пальцев, потирая их друг о друга.
        - Ты говорила, что он с тобой танцевал! - не унимался Лисс. - Он тебя обнимал! Говорил пароли! Если он после этого на тебе не женится, я его убью!
        - Замолчи! - завизжала девушка и швырнула в брата коврик. - Заткнись! Дурак!
        Паж поймал коврик и отдал сестре.
        - Чего вы все в нем находите? - не обидевшись, спросил он. - Висите на нем, как виноград на лозе!
        Алиция вздохнула:
        - Он такой красивый... и гордый...
        Попрыгав на одной ножке, Лисс заметил:
        - Я тоже красивый. Ладно, я побег, а то хватятся. Как освобожусь, так сразу займу место у Элайниной спальни. - Он побежал к дверям, но, взявшись за кольцо, остановился и обернулся: - Слушай, а может, я Канерву поймаю на лестнице или перед поворотом и приведу к тебе? А Элайна пусть всю ночь одна мерзнет!
        - А он тебе уши надерет! Да и что ты ему скажешь?
        - Ну, что ты его любишь и все такое...
        - Не смей!!!
        Алиция со всей силы швырнула в брата коврик, но он не долетел. На всякий случай пригнувшись, мальчишка шмыгнул в дверь и был таков. Девушка, поежившись, встала.
        - Идем спать, - велела она служанке, скрываясь за пологом.

* * *
        - Просыпайтесь, просыпайтесь! - Лисс ввалился в комнату, когда тьма на земле была еще такая глубокая, что, казалось, настало вечное царство ночи, утро никогда не наступит, а из-за каменных башен дворца вот-вот вылетит с грохотом и звоном на своей черной колеснице, в сопровождении адской свиты сама Геката, богиня мрака.
        Паж споткнулся о кресло, дошел до стола, уронил подсвечник, шарил долго по полу, стукнулся головой в стену, взвыл, затем стал искать огниво... Да, Геката позавидовала бы поднятому мальчишкой грохоту и звону!
        - Что такое, кто здесь? - Алиция высунула голову. Сухой щелчок, искра, другая - и вот у окна затеплился огонек, в слабом свете которого девушка разглядела круглое лицо брата. - Ты чего?
        - На охоту едешь? Тогда просыпайся!
        - Охота! - Алиция повернулась к сладко спящей служанке и растолкала ее: - Подавай скорей мой охотничий костюм!
        Паж с любопытством проследил за вылезающей из кровати служанкой. Подол сорочки остался под тяжелой медвежьей шкурой, и стройные крепкие ноги девушки оголились почти до бедра, а сверху ткань обтянула плечи и большую тугую грудь. Служанка дернула подол - и Лисс отвернулся к сестре.
        - Как ты велела, караулил после полуночи.
        - Пришел? - замирающим голосом спросила Алиция.
        - Ха! Еще как. Всю ночь такие звуки! Такие... ах, ох, ах, ох!
        Алиция закрыла лицо. Лисс оглянулся на служанку, которая копалась в сундуке. Сорочка обрисовывала круглый зад. Невольно облизнувшись, мальчишка спросил:
        - У тебя пожрать нет?
        Девушка помотала головой. Лисс, подумав, подошел ближе, погладил сестру по плечу.
        - Ты же дочь славного древнего рода. Не пристало тебе плакать о каком-то козле...
        - Я не плачу! - Алиция толкнула брата. - Иди давай!
        - Давай я его убью? - предложил Лисс, отступая к дверям.
        - Это он тебя убьет. - Алиция соскочила на холодные камни пола и побежала к стоящему в углу умывальному столику. - Ай! Скоро в воде будет лед! - вскрикнула она, опустив в тазик руку.
        - Я ему яду подсыплю...
        - Не смей!
        Лисс, бросив последний взгляд на служанку, вышел.

* * *
        Канерва лежал на животе и, уткнувшись подбородком в сцепленные руки, неподвижно смотрел в темноту перед собой. Шкура сползла с его плеч, но, несмотря на холод, он не спешил укрыться.
        Рядом Элайна свернулась в клубочек. Светлые волосы ее разметались по простыне. Девушка прижалась лицом к плечу Канервы.
        - Попробуем еще? - робко спросила она. - Не будем торопиться. Я буду нежной как никогда... - Она выпростала руку из-под одеяла, прошлась ладонью по плечам лорда Мельсона, по спине, забралась под шкуру, задержав руку на обнаженных ягодицах. - Хочешь? У тебя получится, я буду очень стараться.
        Сбросив руку Элайны, Канерва вылез из ее кровати. Прошелся по комнате, на ощупь нашел свою одежду, начал быстро одеваться.
        - Канерва, пожалуйста! - вскричала девушка, завернувшись в одеяло до подбородка.
        - Пора. - Канерва, сидя на полу, натягивал сапоги. - Мне надо быть на месте раньше всех, проверить, не ушли ли олени. И вернуться, чтобы сопровождать его величество к месту охоты.
        - Но... ты ничего не сказал... так и не сказал...
        - О чем? - отрывисто спросил Канерва, поднимаясь на ноги, чтобы одернуть кафтан.
        - Канерва! - горестно воскликнула светловолосая красавица.
        Лорд Мельсон, прихватив пояс, направился к выходу но остановился около кровати.
        - Иди к черту, - произнес он.
        Элайна подпрыгнула на месте, от ярости не сразу сумев выговорить:
        - Ты поплатишься за это!
        Лорд Мельсон уже сбегал по лестнице, освещаемой редкими факелами, от которых по серым камням стен протянулись к потолку черные неровные полосы копоти.

* * *
        Закутавшись в плащ и накинув капюшон, сжимая поводья руками в перчатках, Канерва мчался по пустынной дороге. Сквозь низкие облака пробивался иногда тусклый лунный свет, высвечивая спящую равнину. Ложбины между редкими холмами оставались угольно-черными, из них несло холодом. Под копытами коня звенела подмерзшая за ночь дорога.
        У леса ждали егеря, в больших меховых плащах похожие издалека на медведей. Спускаясь с пригорка, Канерва придерживал коня.
        - На месте? - еще с седла спросил он; спешился, намотал поводья на руку.
        Бородатый Кешель закашлялся.
        - А то, - проговорил он хрипло, постучав себя по груди. - Сегодня плохо ходили, недалеко, все больше у Лосиной ямы крутились. И сейчас еще там.
        - Туда же лягут?
        - Никуда не денутся. - Кешель оглянулся на егерей, и те закивали. - Если не спугнет кто, - озабоченно добавил окладчик.
        - Я тебе спугну! - пригрозил Канерва. - Кош, твой пес чего молчит? Я его даже не сразу заметил.
        У ног невысокого шустрого человечка в высоких, до середины бедра, сапогах, стоял большой, черный в пежинах пес и флегматично посматривал на лошадь.
        - А чего? - удивился Кош. - Он у меня только на волков злой.
        - Ты один, что ли, будешь с севера? - нахмурился главный егерь. - Я велел двоим встать.
        - Так не выли ночью - видать, вернулись к себе на север или одним переходом дальше ушли, в тот лес, за дорогой. Вблизи города они не балуют обычно. А мой Герман один троих егерей стоит. - Человечек погладил собаку по крупной голове, смяв ей уши.
        Канерва открыл висящую на боку сумку, вытащил из нее разноцветные полоски ткани, на которых были вышиты красным шелком цифры, протянул третьему егерю:
        - Держи, Робер, пока Кешель осматривает оклад, ты на линии развесь.
        Названный Робером принял номера рукой в огромной перчатке.
        - Баловство это все, - пробурчал он в воротник из волчьего меха, который закрывал ему лицо почти до носа. - Кто ж так охотится?
        - Не ворчи. - Канерва вставил ногу в стремя. - Может, это последняя охота его величества, так порадуй старика.
        - Какая же радость, если я стрелы подменю? - возразил Робер.
        - Хватит, я сказал. Чтобы у короля сегодня был олень - вот мое указание. Выполняйте.
        Егеря направились в лес, а лорд Мельсон поскакал обратно в город. Низкое небо уже наливалось сумеречным рассветом. Перед мысленным взором опять стояли черные глаза этой новой фрейлины, юной невинной Алиции, и невозможно было от них избавиться. Сказывалась бессонная ночь: в груди переливалась дрожь, как будто там собралась целая стая мелких чертей и тыкала изнутри своими крошечными трезубцами.
        Двор был полон. Придворные гарцевали на разукрашенных лошадях, между ними сновали оруженосцы, пажи и конюхи, некоторые дамы тоже уже были верхом, но большинство из них еще только спускались из дворца. Им подводили коней, и кавалеры держали красавицам стремя, чтобы те одарили их благосклонным взглядом или, может, даже рукавом. Канерва с ожесточением ворвался в эту пеструю шумную толпу, сметя с дороги нескольких пажей и конюхов, и спрыгнул с коня около ворот. Не глядя кинув поводья, Канерва взлетел на несколько ступеней и обозрел придворных в поисках преследовавших его глаз, но Алиции среди них не было. Тогда лорд Мельсон побежал во дворец.
        Король, сутулясь, стоял на галерее в окружении свиты, глядя сверху на суету приготовлений и держась скрюченными пальцами за балюстраду. Его величество кутался в плащ двойной подбивки, а шапку надвинул на самые глаза. Заметив главного егеря, он позвал:
        - Ну что, мой Канерва, все ли готово?
        Лорд Мельсон оглянулся, сорвал с головы капюшон и отвесил поклон, но не остановился. Задерживаться было нельзя, надо успеть застать Алицию в ее покоях. Полгода он то ходил за ней тенью, то пытался забыться в объятьях пылкой Элайны. Пора покончить с этим наваждением. Или новая фрейлина будет его, или... Нет, «или» не будет: Канерва знал женщин и в глазах Алиции видел согласие. «Или» не будет.
        Почему же он тогда не сделал этого раньше? Не пришел, не сказал?
        Юная придворная дама была выше этого. Она была невинна и прекрасна, и только одно предложение было ее достойно. Это должно случиться. «Время вышло, колокол бьет» - так сказал поэт.
        - А-а-а!!!
        - Дьявол, щенок, я тебе уши оторву!
        Канерва споткнулся о рыжего пажа, который сидел у дверей, прислонившись к стене и вытянув ноги почти до середины коридора. Паж с воем вскочил и отбежал, выкрикнув:
        - Канерва - нервный дурень!
        - Только попадись мне в руки! - Лорд Мельсон показал мальчишке кулак.
        Лисс повернулся спиной, выпятил зад и похлопал себя по ягодицам. После чего быстро смылся от греха подальше, потому что Канерва, покраснев, схватился за висящий на поясе нож.
        - Только попадись! - повторил Канерва, вздохнул и, ощущая, как утренняя дрожь поднимается к горлу, проникает в руки, постучал в дверь.
        - Сейчас, только волосы уложу! - донесся из комнаты голос Алиции.
        - Это лорд Мельсон, можно мне войти? - крикнул главный егерь, преодолевая комок в горле. Внутри на несколько мгновений наступила тишина. Затем дверь открылась. Служанка с поклоном впустила Канерву и выскользнула вон.
        Алиция сидела в кресле, напряженно выпрямив спину положив руки на подлокотники. Сжимающие дерево пальцы побелели в суставах.
        - Я слушаю вас, - сглотнув, проговорила девушка.
        Канерва медленно приблизился. Алиция не сводила с него взгляда. Подойдя, главный егерь встал, покачиваясь с пятки на носок. Затем ноги его согнулись, он упал перед девушкой на колени и так и остался стоять, свесив руки, уставившись в пол.
        Время шло. Канерва молчал, безуспешно пытаясь вспомнить если не нужные, то хотя бы какие-нибудь слова. Алиция тоже молчала, не понимая, чего ему надо. Самые разные предположения вспыхивали в голове и тут же исчезали, вытесненные другими. Сначала девушка от волнения дышала часто и неглубоко, грудь ее под изящным, хоть и простым охотничьим костюмом быстро поднималась и опускалась. Затем фрейлина немного успокоилась, видя, что неожиданное посещение ей ничем не угрожает.
        Молчание затягивалось. Девушка беспокойно шевельнулась.
        Канерва вспомнил. Поднял голову, взял Алицию за руку. Девушка от неожиданности отдернула руку но после некоторого колебания протянула ее лорду Мельсону Тот поднес ее холодные пальцы к губам и выдавил:
        - Я вас... Будьте моей женой.
        Если бы Канерва сразу посмотрел на девушку, то история пошла бы по другому пути. Если бы он имел смелость смотреть ей в глаза, взглядом подтверждая свои слова, не было бы ни... ни...
        Но он не сразу поднял голову.
        Лицо Алиции осветилось, как земля на рассвете. Радостью налились глаза, заблестевшие, словно черный алмаз, улыбка тронула бледные, быстро порозовевшие губы, которые стали расходиться в улыбке, открывая белые ровные зубы; на зарумянившихся щеках появились ямочки... Девушка наклонилась, чтобы...
        На шее главного егеря, там, где темные волосы, рассыпавшись, обнажили бледную кожу, краснела помада - смазанные, но вполне различимые очертания.
        Она вздрогнула.
        Канерва поднял голову. Он увидел фурию.
        Алиция толкнула лорда Мельсона и вскочила с кресла.
        - Отлично! - воскликнула она. - Не успев вылезти из кровати одной, вы сватаетесь к другой! Первую брачную ночь вы с третьей собираетесь провести?!
        Главный егерь побагровел. Жилы на лбу, на шее набухли и посинели, кулаки сжались. Он тяжело, с усилием задышал, и кровь, отлив от лица, толчками прогнала ржавый гнев по всему телу. Набычившись, лорд Мельсон медленно втянул ноздрями воздух. Алиция напряглась.
        Во дворе, сзывая участников охоты, пропел рожок. Это был сигнал к отъезду. И Канерва, как дрессированный медведь, откликнулся на зов. С силой выдохнув, он развернулся на каблуках и побежал вниз. Перед глазами волновалось красное море гнева.
        - Лорд Мельсон, ваша лошадь! - прокричал в самое ухо конюх, и только тогда Канерва почувствовал, что в ладони ему пытаются вложить поводья. Он огляделся. Вот король верхом, вокруг свита, придворные, пажи, все смотрят на него. Около коней приплясывают от нетерпения створенные борзые. Канерва взлетел в седло и дал шенкелей. Конь рванул, вынес главного егеря вперед. За ним по улице со свистом и гоготом понеслась охота. Горожане жались к стенам; те, кто в этот ранний час шел по мостовой, спрыгивали в канаву.
        Морозный воздух жег лицо, обида жгла сердце. Канерва погонял коня, однако на подъезде к лесу придержал его стремительный бег. Придворные, свита, дамы, короля не разглядеть - пестрая толпа растянулась вереницей по серой дороге, яркой нитью выделяясь на фоне почерневших холмов. Борзые неслись молча, люди тоже притихли.
        Канерва заставил себя остановиться. Когда кавалькада достигла его, он поискал взглядом короля. Его величество скакал неторопливо, сосредоточенно глядя вперед. Главный егерь подъехал, пристроился рядом, приноровив аллюр нетерпеливого коня под неспешную рысь королевской кобылы. Охота состоится, он, Мельсон, проведет ее, как всегда, отлично. А уж потом...
        Потом ничего не было. За красным морем угадывался черный безжизненный берег.
        - Мы приехали?
        Канерва огляделся. Они спускались с пригорка, у леса ждал дюжий Кешель, он стоял у опушки, помахивая красным платком. Часть всадников уже достигла окладчика, кто-то гарцевал поблизости, кто-то вступал с окладчиком в беседу. Охота началась.
        Канерва спешился, отдал поводья и взял под уздцы лошадь короля. Несколько выбранных им стрелков молча ехали следом. Большинство охотников остались с собаками около леса на попечении Кешеля. Сначала стреляет король. Остальные загоняют уцелевших и спугнутых оленей борзыми, травят гончими подранков, но Канерва занимается сегодня только оленем короля. Расставляет стрелков, помогает загонщикам; Робер предупрежден, все готово. Канерва повторял эти мысли одну за другой снова и снова и совершенно не видел, что происходит вокруг. Через знакомый лес он шел свободно, легко, не хрустнув сухой веткой, всадники пробирались за ним, и Канерва мог пройти так весь лес насквозь. Только когда под ногами плеснула вода, главный егерь очнулся.
        Он стоял в ручье. Справа был наведен мост - три неотесанных бревна с наспех срубленными ветвями, - около которого стрелки спешивались, соблюдая тишину, привязывали коней, снимали луки.
        Канерва перевел лошадь короля через ручей и помог монарху спешиться. Король, поеживаясь, огляделся. Охотники присоединились к ним. Лорд Мельсон указал на привязанные к деревьям и кустам полосы разноцветной ткани с вышитыми номерами.
        - Прошу на линию, господа!
        Около короля, который подошел к своему месту, похлопывая ладонями друг о друга, Канерва поставил на небольшом расстоянии трех стрелков. Остальных распределил по берегу и по крутым, заросшим деревьями склонам оврага. Вернулся к его величеству. Король потер сухие морщинистые веки, прищурившись, посмотрел туда, куда указывал Канерва.
        - Тот и этот прогалы лучше не выцеливать, ваше величество, там яма, а там валежник, скорее всего олень обойдет их. Обратите внимание на вон тот прогал, там тропа. Но и слева, по краю бересклетов, тоже может пойти. Когда услышите рог, приготовьтесь, сир. Отмахнитесь, что вы на линии.
        Канерва обошел всех стрелков, шепотом рассказывая, где может появиться зверь. Его сопровождала волна взмахов тряпицами, шапками или перчатками - стрелки уточняли, кто где стоит. Затем главный егерь, поклонившись королю, быстро углубился в чащу, ступая очень осторожно. С подветренной стороны, где стояли стрелки, можно было говорить в голос и подъезжать на лошадях, но теперь следовало идти как можно тише, ведь предстояло зайти с наветренной стороны, где ждали загонщики, и любой неуместный звук мог спугнуть оленей из оклада раньше времени. Канерва шел быстро и мягко, как зверь, пригибаясь, иногда аккуратно отводя ветви рукой и придерживая их. Палая листва за ночь подмерзла и предательски похрустывала; к счастью, ветер сегодня дул сильнее, чем вчера, и за треском качающихся вершин хруст листвы под ногами терялся.
        Лес густел. Сосны и грабы теснились, переплетаясь оголенными ветвями, и, несмотря на то что листья почти везде опали, видимость была низкая, сквозь чащобу почти ничего нельзя было разглядеть после пяти шагов.
        Канерва шел по следам Кешеля, огибая оклад с востока, приближаясь к Лосиной яме. Там лорд Мельсон давно не бывал, но после вчерашнего обхода неплохо представлял себе, где стоят загонщики.
        Он вышел на них около поваленного граба, который, падая, застрял макушкой в можжевельнике да так и остался, прикрывая толстым стволом, как крышей, неглубокую яму. Когда-то здесь была лосиная лежка. Робер с Жало и Патичем сидели на краю ямы, глядя на приближающегося главного егеря. Через плечо каждого был перекинут ремешок рога.
        Когда Канерва подошел, Жало, высокий, худой, как палка, - даже толстый плащ не мог скрасть его худобу, - снял рог.
        - Трубить? - прошептал он.
        - Давай, - махнул Канерва. - Стрелки у ручья, будьте внимательны. Отгоните пару бычков на короля, других травите левее, на борзых.
        Далеко по лесу разнеслось звонкое пение рога. Задул Жало, к нему тут же присоединился Патич, крупный, почти как Кешель, старик в медвежьей шубе. Робер протрубил, но тут же отнял рог от губ и потянулся к Канерве.
        - А Коша что-то не видно, ваша светлость! - крикнул он где-то у плеча главного егеря.
        Канерва не сразу понял его слова, но затем кивнул. Загонщики, трубя, пошли от ямы. Сзади залаяла собака.
        - Кош? - обернулся Канерва.
        Лес наполнился шумом, криками, треском ломаемых ветвей, топотом. Канерва успел заметить впереди, между деревьями, мелькнувшее рыжее пятно - одно, другое... Испуганные олени мчались на стрелков, напролом через кусты, подгоняемые криками загонщиков и воем рожков.
        Канерва постоял, с наслаждением вслушиваясь в охотничий бедлам. Вскочить бы сейчас на коня да помчаться по полю за волком, чтобы ветер бил в лицо, и заливались собаки, и...
        Коша не видно?
        Канерва очнулся. Загон мог спугнуть волков с дневки. Бродячая стая или гонная, хотя рано еще для гона, - это не меньше трех-четырех матерых, а Кош один, с одной собакой.
        Лорд Мельсон развернулся и вломился в бурьян за Лосиной ямой. Там начиналась настоящая чащоба. Сырое темное место, переходящее в глубокую ложбину. Ожесточенный лай доносился с той стороны, и Канерва пошел на голос.
        Идти было все труднее. Подлесок становился гуще, все чаще на пути попадались поваленные деревья, по два, по три сразу, приходилось перелезать. Плащ цеплялся за кусты и сухие ветки, ноги застревали в кучах валежника. Здесь было совсем темно.
        Лай переместился, огибал Канерву слева, уходил в сторону охотников. Выругавшись, Канерва остановился, прислушиваясь. Где-то далеко прорезались гончие, заливаясь, пошли, видать, за подранком. Значит, король стрелял, иначе бы Кешель не спустил собак. Но за голосами гончих лорд Мельсон больше не слышал другого, нужного ему голоса.
        Канерва взял левее. Шум охоты постепенно удалялся. Главный егерь с треском проламывался сквозь заросли. Он вспотел. Скинув капюшон, стянул перчатки, сунул за пояс. Руки быстро покрылись царапинами, но Канерва не замечал, продолжая раздвигать кусты, перебираться через деревья, ломая сушняк. Какого черта он залез сюда?!
        Перепрыгнув очередной ствол, он зашатался, хватаясь за колючие ветви. Ноги заскользили по крутому склону, и Канерва, чувствуя, что падает, вцепился в основание куста, росшего на краю оврага. Подтянувшись, он выбрался и огляделся. Овраг был неглубоким, но сильно заросшим и тянулся далеко и вправо, и влево. Канерва примерился - нет, не перепрыгнуть.
        Левее поперек оврага лежало бревно, то ли само упало, то ли кто перекинул. Канерва побежал к нему.
        - Дьявол!
        Нога провалилась. Дерево, на которое он наступил, с виду крепкое, внутри оказалось трухлявым, и сапог прошел сквозь него до самой земли. Канерва дернулся, но нога застряла крепко.
        Сзади послышался треск. Канерва посмотрел через плечо. На краю оврага стоял олень. Прядая ушами, раздувая ноздри, он смотрел на человека. Это был бычок-двухлеток, голову его украшали «спички» - рога без отростков, первые в жизни. В сером меху на боках и в более густой шерсти-гриве на шее висели обломки сучков.
        Шорох впереди. Канерва осторожно повернул голову. Из кустов почти бесшумно выскользнул матерый волк с крупной головой и длинными сильными лапами. Это был настоящий волк, не обманка. Хуп - называли обманного волка крестьяне, а за ними и егеря. Потому что именно такой звук, похожий на легкий хлопок, с которым выходит из бутылки пробка, издавали обманки, загнанные по ошибке. Остановится зверь - шерсть на загривке дыбом, глаза кровью налились, из пасти слюна капает; лязгнет зубами на свору - хуп! - и обернется кустом боярышника. Собаки только что яростно лаяли, надрывались, а тут разом смолкают. Хвосты поджали, морды опустили, начинают кружить, носами по траве возят... нет ничего, обманка вышла!
        Олень тревожно задергал ушами.
        За первым волком вышел второй - переярок, молодой, заметно меньше и слабее первого. За ним еще один.
        Сбоку, по следам Канервы, выскочили трое прибылых, за которыми стояла, щерясь, волчица.
        - Дьявол! - Канерва рванул из-за пояса кинжал.
        Олень прыгнул в сторону и помчался прочь. Волчица кинулась в погоню, следом побежали волчата, за ними рванули молодые волки. Матерый остался, глядя на человека. Канерва замер.
        Волк стоял, напружинившись, кончик толстого хвоста чуть подрагивал. Из полуоткрытой пасти капала слюна. Лорд Мельсон понимал, что ему следует замереть, чтобы зверь успокоился и ушел. Однако Канерву несло, гнев застил ему разум.
        - Пошел вон! - крикнул главный егерь, махнув кинжалом.
        Волк присел на передние лапы, но не двинулся с места.
        - Дьявол! - Канерва всадил кинжал в трухлявое дерево и разворотил часть ствола.
        Волк ощерился, защелкал зубами.
        - Пошел вон! - повторил Канерва и, напрягшись, выдернул ногу из трухлявого бревна.
        Волк прыгнул.
        Канерва со зверем на груди полетел в овраг.
        Он успел схватиться одной рукой за свисающие сухие ветки кустов. Волк, раздирая когтями одежду, сполз по нему, вцепился челюстями в штаны... Но зверь был крупный, тяжелый - и не удержался. Не разжимая зубов, он упал. Канерва закричал.
        С воем, ломая сухие острые ветки, волк свалился на дно оврага. Следом сорвался Канерва.
        Он рухнул на зверя. Волк, извиваясь, рвал ему спину. Из-под бедра лорда Мельсона торчали задние лапы, дергались, царапая сушняк. Левая рука, из исцарапанной ладони которой сочилась кровь, онемела и не двигалась. Канерва с трудом приподнял правую с судорожно зажатым ножом. Голова волка, освобожденная от тяжести человека, дернулась вверх, зубы вцепились в окровавленные лохмотья кафтана, прокусив правый бок. Кругом стремительно темнело. Мелькнула серая лапа, по щеке хлестнул жесткий хвост. Канерва рванулся, приподнимаясь, так что голова волка упала с вырванным куском одежды и мяса. Широкое лезвие вошло в пах зверя. Раз, другой... Светящиеся точки закружились перед глазами, слились в темную пелену - и Канерва потерял сознание...
        Очнувшись, он с трудом открыл глаза. Над ним сетью с кривыми ячейками раскинулось переплетение сухих ветвей кустарника на краю оврага. Местами ячейки были порваны - это Канерва, падая, сломал сучья. Воспоминание о падении вспыхнуло и угасло. Боли он не чувствовал, но все тело охватила слабость, так что он не мог пошевелить даже пальцем. Собственная тяжесть придавливала его к земле, как будто кто-то огромный, невидимый то ли сел сверху, то ли тянул снизу, пытаясь протащить сквозь землю. За неводом кривых прутьев проходили облака - и это был весь мир.
        Канерва чувствовал, как слабость нарастает. Или это жизнь вытекает по капле? Но даже если так, он не тревожился, ибо жизнь закончилась еще утром.
        Он закрыл глаза и, наверное, снова потерял сознание, потому что когда смог чувствовать, то пожалел о том, что пришел в себя. Перед глазами плавали красные пятна, видно было плохо. Он услышал наверху знакомые голоса, которые звали его.
        - Я здесь! - крикнул Канерва.
        Язык не шевелился, иссохшее горло не издало ни звука. Канерва хотел кашлянуть, чтобы прочистить глотку, напряг грудь, но от живота до гортани винтом прошел спазм, сжавший внутренности, - ничего не получилось. Однако и сейчас он не пошевелился, только на глазах выступили слезы.
        Голоса удалялись. «Я здесь, я умираю! Спасите меня!» - хотел крикнуть Канерва. В теле проснулась боль, она ела его изнутри и снаружи, Канерва ощущал себя куском мяса в собственном рту, мяса, которое он за обедом откусывает от непрожаренного окорока и жует, жует, жует, перемалывая волокна... Тело кричало, мечтая корчиться от боли и не в силах шевельнуть пальцем. Казалось, идущие мимо люди не могут не услышать этих криков - однако голоса удалялись, стихали. «Я здесь, сюда!» - молча выкрикнул Канерва в последний раз и опять потерял сознание...
        Когда он снова очнулся, в первый миг подумал, что попал в пыточную и висит на дыбе. Ноги и все тело тянули вниз чугунные гири, а самого его веревками тащили вверх, вытягивали из тела, отрывали по кусочкам.
        Затем он перестал чувствовать боль. Он больше не был внизу, он болтался с ветром, качался над самыми макушками деревьев, касаясь их бесплотными пятками. Канерва посмотрел сквозь свое прозрачное тело вниз, увидел, как кто-то подходит к оставленной им груде мяса внизу, кто-то неизвестный, молодой, кладет руки на его раны.
        Тут он погрузился в темноту, но это была не потеря сознания. Он попал во всю свою жизнь разом, пережил ее целиком в одно мгновение, и все испытанные когда-либо чувства захлестнули его, чуть не разорвав изнутри, как рвет сжатую железными обручами бочку бродящее пиво. Он видел все, что видел когда-то: лица родных, знакомых и просто мелькнувшие в толпе, замки, лачуги и лесные шалаши, золотые вилки и деревянные ложки, сталь меча и зовущие женские губы; слышал все, что слышал когда-то, - и рев битв, и собственный плач, и разухабистую застольную, и влюбленный шепот, и чувствовал все, что когда-либо испытывало его тело, от рваной медвежьими когтями раны до ласк матери, от холода горного озера до...
        Он знал все. Он вспомнил все, что сделал и совершил, и от этого вдруг стало так невыносимо стыдно, что он разрыдался, как ребенок.
        Вместе с невидимыми слезами исчезала боль. К нему приходили покой и умиротворение, хотя что такое «он»? «Его» больше не было. Со слезами испарялись и воспоминания о жизни. Он чувствовал теперь только движение ветра, видел землю, покрытую деревьями, и пробившееся сквозь облака солнце. Пришло ощущение, что сейчас он узнает, что он уже почти знает, как же хорошо быть просто лучом, сухим листом, ветром, шапкой, рогом, полем, башней, быть всем и ничем сразу...
        Перед глазами возникло молодое лицо в обрамлении светлых волос, губы на нем шевелились, что-то говоря, но Канерва не слышал. И вдруг вернулось тело. Руки, ноги, голова, тяжесть и боль придавили его к земле, втянули в себя, сознание будто разрезали на черные тонкие полосы - и Канерва, выгнувшись дугой, заорал...
        Его легонько похлопывали по щекам. Лорд Мельсон открыл глаза. Паутины сухих ветвей над ним больше не было. Он лежал на земле, на чем-то мягком, теплом и ровном, сверху смотрели егеря.
        - Как вы, ваша светлость? - Кош спрятал руку за спину, будто опасаясь, что его накажут за подобное приведение в чувство господина главного егеря.
        Канерва приподнялся. Слабость еще чувствовалась, но он уже мог двигаться. Он сел. С груди сполз меховой плащ.
        - Как вы меня нашли? - сглотнув комок в горле, спросил лорд Мельсон.
        - Бенда, ваша светлость. - За плечом Коша вырос Кешель. - Колдун, ваша светлость. Он вас нашел и вылечил и нас привел. Вы, наверное, умирали, а он вот вылечил. Бенда, сын булочника.
        Лес вокруг стоял голый и прозрачный. Что было там, за жизнью, Канерва не помнил, но от одной мысли о воспоминании его пробил холодный пот. Страх - липкий ужас, давно забытое детское чувство, - охватил его.
        - Как прошла охота? - Канерва рассмотрел лица егерей, готовясь внимательно выслушать ответ, лишь бы забыть о неприятном чувстве. Однако страх не исчезал, он стоял за плечом, молчаливый и необратимый, как смерть. Канерва откинул плащ.
        - Вам бы переодеться, ваша светлость, - пробормотал Кешель.
        Канерва почувствовал холодок в паху. Да, ведь волк оторвал ему гульфик. Он осмотрел себя. На правом боку кафтан был изодран, окровавленные заскорузлые лохмотья свисали неаккуратными клочьями. Канерва раздвинул края одежды - однако на боку не имелось и следа укуса, кожа выглядела чистой и здоровой. Лорд Мельсон развязал шейный платок, чтобы прикрыть дыру в штанах. Черт с ней, с этой малолетней дурой. Кто он такой, чтобы унижаться перед бабой? Сейчас же, как только закончится охота, он пойдет к Элайне, и она его утешит, затем он наведается к Ирисе, потом закрутит с...
        Рука лорда Мельсона остановилась. Егеря отвели взгляды. Нет, не закрутит. Не наведается. Не утешится. И со злой прозрачностью Канерва понял, что никогда не простит Бенде воскресения.
        Глава четырнадцатая
        В темном коридоре по стенам ползут блеклые пятна света, в которых качаются, как в волшебном фонаре, неровные тени. Они дрожат и движутся, иногда пропадают в черном провале ответвлений. Вековую тишину нарушают мерный перестук копыт и шаги. Платье Алиции метет пол с легким шелестом. Люди идут, глядя под ноги. Только Бенда смотрит, не отрываясь, на Кривого. Бандит, согнув раненую руку поддерживает ее здоровой. Наложенная рыцарем повязка пропиталась кровью. Кривой шагает, покачивая круглой лысоватой головой в такт ходьбе. Огарок свечи между пальцами раненой руки ходит ходуном.
        - Давайте вылечу, - предлагает Бенда после долгого, долгого разглядывания. За это время процессия миновала не один боковой коридор.
        - А? - Кривой поднимает голову и мутными глазами смотрит на Бенду. - Руку, што ль?
        Бенда кивает.
        - А-а, - безразлично тянет Кривой. - А тады не вылечил, э?
        - Нечего там было лечить, - раздраженно говорит Бенда.
        - Ага, то-то все... - Кривой замолкает, зевает. - Штот притомился я. Ну лечи, ежли не боисся.
        Бенда пристраивается на полшага сзади, не притрагиваясь к побуревшим тряпкам на руке Кривого, которую тот отвел в сторону, чтобы дать Бенде возможность делать с ней что надо. Лицо Бенды приобретает отсутствующее выражение.
        Сзади стук копыт сделался громче. Юлий обошел Бенду, высунув лицо, посмотрел на подрагивающую руку бандита.
        - Сейчас бы его и... того, - прошептал он.
        - Молчи уж, - хмуро отозвался Кривой, тоже шепотом.
        - А чего? Вы же хотели. Вот, пожалуйста. Или давайте я, у меня на лошади тут меч этого лорда.
        - Я все слышу, - произносит Бенда. Голос звучит глухо и едва различимо, как будто доносится издалека.
        Юлий вздрогнул, однако не отошел.
        - Чего ты вечно лезешь, когда не просят? - насупился он. - Ты не доктор, а проклятый колдун. Я тебя просил меня тогда лечить? Просил?
        - Отвяжись, голуба, - одернул его Кривой. - Ежли б он тя не колдану, ты б давно сдох.
        - И лучше бы было, если бы умер!
        На голос Юлия обернулся Канерва. Замедлив шаг, пошел чуть впереди Бенды и бандита.
        - Я тоже не просил! Я вообще уже отошел, и мне было хорошо, а он появился, когда не звали, и вылечил. Да лучше б я сто раз умер, чем так жил!
        - И я. - Юлий всхлипнул.
        Канерва с намеком посмотрел на юношу:
        - Ты сказал, что у тебя...
        Оруженосец отстал. Остановив лошадь, он начал перебирать ремни и завязки среди сумок, притороченных к седлу. Из переплетения ремней виднелась рукоять меча лорда Мельсона, гарда и навершие были искусно инкрустированы речным жемчугом. Юлий лихорадочно тянул перевязь, зубами вцепившись в узел, которым та была примотана к одной из сумок.
        - Ну же, - шепнул Канерва, нервно поглядывая на Бенду и потирая руки. - Ну же, ну же!..
        Обслюнявленный узел поддавался с трудом. Юлий тянул зубами, изо всех сил упираясь руками в седло, отчего лошадь беспокойно перебирала ногами. Наконец ремешок поддался, покусанный конец его выполз наружу, и ножны скользнули в подставленную ладонь.
        - Спасибо, - сказал Арчибальд, поднимая перехваченный меч. Распутал зацепившуюся за подпругу перевязь и надел ее на себя. Теперь у него на поясе висели два меча. Ни слова больше не говоря, Арчибальд отошел, подобрал поводья коня и двинулся вперед, подхватив Бенду под локоть и увлекая за собой.
        Юлий замер с открытым ртом. Канерва, опустив взгляд, отступил к стене, пропуская рыцаря. Алиция, которая стояла и смотрела издалека, подождала, когда рыцарь приблизится к ней, и пошла рядом.
        - И это все?! - закричал Юлий и со злостью пнул упавший следом за оружием мешок. - Что вы со мной как с собакой обращаетесь?! Ни слова, как будто я говорить не умею! Думаете, я совсем идиот?!
        Кривой сматывал с руки тряпки. Услышав вопли Юлия, он оторвался от своего неторопливого занятия и произнес:
        - Он те сказа: «Спасибо». - Повертел рукой, покрутил кистью, поднял, резко опустил - и засмеялся. - Ить могет же ж, а? Хе-хе. - Затем помрачнел. - Могет же ж, - пробормотал он. - А не ста. Э? С чего б? То-то же ж. Не схоте, значица. Презират, значица. Презират нас колдун-та, а? - И крикнул Бенде вдогонку: - Што, колдун, презирашь убийцу, э? Святоша!
        Бенда останавливается. Арчибальд что-то говорит, пытается остановить, но Бенда поворачивается и идет к Кривому. Тот улыбается, однако при приближении колдуна напрягается, набычивается, сжимает кулаки.
        Бенда подходит, встает перед бандитом, наклоняется над ним и произносит спокойно и четко:
        - Нет, не презираю. Ненавижу!
        Но не сдержавшись, орет в ухмыляющееся лицо бандита:
        - Я вас ненавижу, ясно вам?! Ненавижу!!!
        Кривой осел, выкатив глаза.
        - Эт за што же ж? - пробормотал он.
        Канерва с Юлием пялились на эту сцену в немом удивлении. Подбежала Алиция и стала оттаскивать Бенду, подошел Арчибальд, крепкой рукой обнял Бенду за плечи, повел дальше.
        Кривой повертел головой, посмотрел им вслед.
        - За што же ж? - оторопело повторил он. - Э?
        Канерва, проходя, обронил:
        - Иди, скоро дойдем до золота, а там и до города недалеко. Не помешало б выяснить, какие у господина колдуна к тебе претензии, да постараться их удовлетворить, чтобы облегчить душу перед смертью. Исповедаться перед виселицей можешь и не успеть.
        Покачавшись в задумчивости вперед-назад, Кривой чешет затылок, ероша остаток волос:
        - Я же ж его, голубу, до недавна и виде-то раз лишь. И тады не я его, а он мине обиде. А? Не?
        И тут все подземелье как будто дрогнуло. Высокий дрожащий звук разнесся далеко по коридорам, прошил головы насквозь, заставил пригнуться. Это визжала Алиция.
        - Да что же это такое! - Канерва вздрогнул и побежал вперед. За ним поспешил Кривой, следом семенил Юлий, стараясь держаться позади всех. Поводья в его руке натянулись: лошадь торопиться не желала, она вытягивала за уздой голову, но ноги быстрее не переставляла.
        Алиция выдохлась, замолчала. За ней столпились все остальные, заглядывали девушке через плечи, всматриваясь в темноту и переспрашивая друг друга: «Что такое? Что случилось?»
        Она протянула вперед дрожащую руку:
        - Золото...
        В прыгающем свете огарка в руках Кривого все стали озираться. Бандит быстро вытащил из-за пазухи еще две свечи, затеплил их, одну сунул замершему рядом Канерве, с другой двинулся за девушкой, которая шла медленно, глядя по сторонам. Лорд Мельсон поднял свечу и посмотрел вверх. Все тоже невольно подняли головы.
        - О-о-о... - Алиция судорожно втянула воздух и выдохнула. Протяжный вздох прокатился и затих. Через несколько долгих мгновений пришло гулкое эхо.
        Они стояли в огромном помещении, в циклопической пещере, где мог поместиться целый замок. Пещера была круглой, вдоль стен тянулся проход, отгороженный от центральной части невысоким, до пояса, каменным барьером, который был украшен через равные промежутки грубыми скульптурами, высеченными из камня и в темноте более всего напоминавшими языческих идолов.
        А в центре, внутри ограждения, лежало золото. Груды несметных сокровищ, сундуки, мешки, мешочки и просто кучи, наваленные на полу тут и там, занимали всю огромную площадь пещеры, заполняли все свободное пространство между каменными идолами. И над всем этим, под самым сводом, высоко-высоко, висел огромный шар из чистого золота. Когда Канерва поднял свечу, слабые отблески попали на покатые бока и тысячи ярких желтых искр сверкнули наверху, свет отразился, по грудам сокровищ пробежали желтые молнии, золото и драгоценные камни засияли на мгновение - как будто сюда спустилось само солнце, - и все погасло.
        - Ни хэхэ ж себе, - сказал Кривой.
        Арчибальд вытащил из сумки на крупе коня связку факелов, зажег один, взял вороного под уздцы и двинулся в обход пещеры по окружающему сокровища коридору, заглядывая в каждое отверстие в стене. Все отверстия были одинаковые, по форме напоминали арочные ворота, располагались они на одинаковом расстоянии друг от друга. Арчибальд начал считать выходы.
        Юлий завел кобылу в глубь сокровищницы, снял с ее боков сумки, распотрошил две, поставил, раскрытые, на склон золотой горы и начал заполнять их, методично зачерпывая деньги горстями. Монеты сыпались в мешки с певучим звоном.
        - Уже пристроился! - Канерва тоже зашел за ограду. Он разгуливал по сокровищам, как по прибрежному песку, взрывая сапогами монеты, иногда отбрасывая носком крупные предметы вроде блюда или инкрустированного самоцветами кубка. Золото поблескивало в тусклом свете свечи в его руках.
        Когда Канерва проходил мимо сидящего на корточках Юлия, тот переполз так, чтобы спиной закрыть сумки с деньгами. Лорд Мельсон усмехнулся:
        - Гребите, гребите, юноша.
        - А ты, голуба, што же ж? - спросил Кривой, копаясь в сундуке. Вытащил из кучи металла ожерелье с рубинами и примерил.
        - У меня достаточно своих денег, - презрительно ответил Канерва, пиная золотой фигурный шлем, покрытый тонким чеканным рисунком, украшенный зелеными и синими камнями, с тремя загнутыми рогами. Шлем откатился на полшага и остановился. - Но и ты, я смотрю, не торопишься набить мешки?
        - Да мне што же ж? - откликнулся бандит, пристраивая грузный зад на край сундука. - На житье-бытье хватат, а ежли што, дак я еще возьму. Людей в городе много.
        Алиция убежала далеко в глубь пещеры. Там она сняла одну из нижних юбок, поднатужившись, оторвала от подола полосу, перевязала поясную часть, разложила юбку, упала на колени и стала обеими руками сгребать на ткань деньги и драгоценности. Сможет ли она потом поднять набранное, не говоря о том, чтобы унести, девушка совершенно не думала. Глаза ее блестели, губы шевелились, она бормотала под нос и ползала то в одну сторону, то в другую, обхватывала кучи золота и, подтаскивая к себе, наполняла юбку.
        Бенда идет по коридору навстречу Арчибальду, разглядывая тяжелые статуи. Фигуры представляли собой поясные изображения то ли людей, то ли богов с очень большими головами на толстых голых торсах. Руки их скрещены на груди, пальцев не видно. В круглых глазницах - по два зрачка, длинные мясистые носы нависли над выпяченными губами. Во впадинах тела лежат глубокие тени.
        Где-то далеко покачивался огонек - факел в руке рыцаря. Канерва, подняв свечу, продолжил путешествие по золотой пустыне. Двигаясь за Бендой, он обходил пещеру вдоль ограждения, по внутреннему кругу, иногда отходя к центру, чтобы рассмотреть заинтересовавший его предмет. Кривой остался сидеть, но затем поднялся, отошел за какой-то сундук, потоптался и лег, заложив руки за голову и закрыв глаза.
        Арчибальд, поравнявшись с Бендой, остановился. Конь встал за спиной хозяина, подогнув одну ногу, и задремал. Рыцарь воткнул факел под мышку изваянию.
        - Кажется, сбился со счета. Мы из какого отверстия вышли, из этого или того?
        Бенда оглядывается, пожимает плечами.
        - Ладно, не стоит, это все ерунда, от страха. Кто эти идолы - вы знаете?
        Бенда качает головой.
        - Я так и думал. Языческое капище, не иначе.
        Рыцарь зашел за ограждение через один из проемов, каковые располагались около каждой каменной фигуры, поворошил носком сапога россыпь монет на полу.
        - Кто бы мог подумать, что желания действительно сбываются? - проговорил он, усаживаясь на золото. Прислонился к барьеру, зачерпнул горсть, открыл ладонь -
        желтые кругляшки стекли между пальцами. - Двадцать лет я коплю по грошам, бьюсь на турнирах, получаю первые призы... А тут пылится груда денег, крохотной части которых мне хватило бы, чтобы...
        - Про пыль - это вы преувеличили. - К ним подошел Канерва, задул свечу. - Пыли здесь, как ни удивительно, нет вовсе. Ну что, энц рыцарь, берите себе сколько надо, вы, кажется, один только еще не набили карманы и сумки. Молодежь потрудилась основательно.
        Арчибальд посмотрел на лорда с неприязнью:
        - Никак раздаете имущество сюзерена?
        Канерва развел руками:
        - Я и помыслить не мог, что здесь сокровища, накопленные ну никак не менее чем за пятьсот лет, а то и всю тысячу. Вы заметили, какие здесь деньги? Вот этого, - Канерва подбросил на ладони крупную монету с неровными краями, на которой был вычеканен профиль бородача в короне, - я помню по летописям. Какой-то предок его величества, бог весть какого колена. Давно было. А это, - он вытащил из кармана горсть мелких истершихся монеток, на которых с трудом угадывалось изображение, - и того раньше. Вполне допускаю по очертаниям, что тут сова, символ Афины. То есть не молодая монетка, а очень даже почтенная, вы согласны? Если бы их лежало здесь немного, - Канерва поднял руку, отметая возражение раскрывшего рот рыцаря, - то можно было бы сказать, что это раритеты из клада, из глухих кладовых какого-нибудь греческого или славянского монастыря, где и не такое встречается. Однако там, - он махнул в сторону центра пещеры, - там их целые пласты, слои, залежи. Я еще неглубоко копал.
        Канерва кинул монетку протянувшему ладонь рыцарю, тот поймал и стал с интересом разглядывать.
        - Видите?
        Неподалеку, усиленные эхом, послышались возмущенные крики Алиции. Скоро она сама выступила из темноты, раскрасневшаяся, запыхавшаяся, с растрепанными волосами.
        - Мужчины, помогите же мне! - тяжело дыша, воскликнула она.
        Мужчины засмеялись.
        - Ничего смешного! - Девушка топнула ногой. - В конце концов, это я привела вас сюда! Энц рыцарь, к вам это особенно относится!
        - Кажется, я подрядился отвести вас сюда. Но выводить, тем более тащить ваше золото - простите, мадонна, уговора не было.
        Алиция сжала кулаки, развернулась и пошла обратно.
        - Хорошо же! - воскликнула она. - Вам же хуже!
        - Да вы такой же рыцарь, как я, - заметил Канерва. - Тем лучше, мне не будет стыдно, что из-за моего служебного рвения дама осталась без присмотра.
        - Вы, господин хороший, как и многие люди вашего круга, вслед за менестрелями путаете рыцаря и кавалера. Советую не торопиться со своим служебным рвением, тем паче лезть с ним ко мне.
        - Ах да, я и забыл, что некий неизвестный мне священник якобы подтвердил ваши слова! Но я действительно зря к вам пристаю, потому что дама, эта юная фрейлина, которая сейчас набивает карманы чужим золотом, пойдет под королевский суд и не лишится вашего общества!
        Арчибальд молча отвернулся.
        - Вы не хотите со мной разговаривать, какое несчастье! Однако, боюсь, вам придется это сделать, потому что вам тоже надо отсюда выбираться. Не станете же вы здесь жить? Или станете? - Канерва зло рассмеялся. - Конечно, как же я не догадался, у вас есть Бенда!
        Бенда при упоминании своего имени вздрагивает. Канерва продолжает издеваться:
        - Корка хлеба и глоток воды, что еще нужно странствующему рыцарю, нищему бродяге без рода и племени?
        Арчибальд вскочил, сгреб паясничающего Канерву за грудки:
        - Еще одно слово о моем роде - и ты покойник. - Отпустив лорда, он сел обратно на поблескивающую в неровном свете факела кучу золота, прислонился к ограждению и закрыл глаза.
        - О, наконец-то наш рыцарь вышел из себя, - произнес Канерва уже спокойнее. Потирая грудь, он отошел на пару шагов. - Похоже, хоть какие-то понятия о чести у него сохранились. Прекрасно. Может, он еще знатен? Лорд? Князь? Молчит? Неужели принц?
        - Считай, король, - буркнул Арчибальд.
        Канерва сочувственно покивал:
        - И где же ваше королевство, ваше величество? Пропили или в карты проиграли?
        Бенда выходит из-за статуи, приближается к Канерве и спрашивает негромко:
        - Вы не устали?
        Канерва невольно делает шаг назад.
        - Исходить желчью? Не устал.
        - Нет, вообще, - говорит Бенда. - Может, хотите поесть?
        - Ничего мне от тебя не надо, что ты ко мне пристал, колдун!
        - Тогда почему вы злитесь, лорд Мельсон? - мягко спрашивает Бенда.
        - Почему я злюсь?! - взвивается Канерва. - Потому что я не просил меня оживлять! Меня достала эта жизнь! А эта компания? Да вы только оглянитесь! В каком-то вшивом подземелье собрались бродяга, убийца, доносчик, колдун-еретик и шлюха! Это, по-вашему нормально? Ни одного порядочного человека! И я еще должен оставаться спокойным?!
        - Знатного хама забыли сосчитать, - заметил Арчибальд, не открывая глаз.
        - Не оскорбляйте меня!
        - Вы сами только что оскорбили всех здесь присутствующих, невзирая на пол, возраст и статус.
        - Отдайте мне меч, и я удовлетворю каждого, кто пожелает отмщения!
        - Ну да, сейчас.
        Из темноты показался невысокий округлый силуэт бандита. Кривой шагал, прихрамывая, жмурился на свету и прикрывал глаза рукой. Подойдя, он посмотрел на красного от злости Канерву
        - Я, голуба, сопстно, хоте...
        - Удовлетворения? - желчно перебил лорд Мельсон.
        - Што ты, голуба, тя не хочу. - Кривой помахал перед лицом Канервы пухлыми ладонями. - Я, сопстно, гсподина колдуна спросить хоте, как нащет покушать? Што-т таке слыша ухо мое.
        Бенда отвечает, не поднимая головы:
        - Может, лучше уже пойдем?
        - И пойдем, - согласился Кривой. - Покушам и пойдем. Вы вроде в город, господин колдун? Дак могем вместе пойти.
        - Сиди и не лезь! - оборвал его Канерва.
        - Чего же ж? - удивился тот. - У мине тута дел нет, я можу и идти.
        - Ты пойдешь на виселицу, проклятый бандит!
        - Што я там забы?
        - Да вы все равно не знаете дороги! - крикнул Канерва, в бессильной ярости сжимая кулаки.
        - Небось господин колдун знат? - Кривой, склонив голову к плечу, вопросительно глянул на Бенду.
        - Не ходите с ним! - подал голос Арчибальд.
        - Чего же ж?
        - Вы вроде собирались убить Бенду. - Рыцарь поднялся, встал рядом с Бендой.
        - Дак это... - Кривой, посмотрев, с какой силой сжимает рыцарь рукоять меча, отступил на шаг. - Он же ж того, обидевши мине сильно. Дак и я, вдруг вышло, тож его. Пока не разберемся, дак я не, не бу
        - Да нечего там у вас было лечить, сколько можно повторять! - восклицает Бенда. - Все у вас в порядке!
        - Чего же ж тады они того-этого?
        Бенда возводит очи горе. Затем отходит, маня Кривого. Тот, недоуменно оглянувшись на рыцаря и лорда, будто прося их засвидетельствовать, что он не сам, его позвали, похромал следом. Отойдя не очень далеко, подождав, когда бандит доковыляет грузно по золотым барханам, Бенда начинает быстро вполголоса говорить ему что-то. До Арчибальда и Канервы доносится только смутное бульканье. Оба смотрят в ту сторону, Канерва с предвкушением, Арчибальд настороженно. Однако, к разочарованию лорда Мельсона, Кривой не стал душить Бенду. Между ними завязался оживленный разговор, хотя Кривой больше слушал и иногда спрашивал, делая размашистые жесты.
        По проходу, вдоль стены, проскальзывает Юлий. Он ступает очень тихо, заглядывает в каждый проход, некоторое время всматривается в потолок уходящего во тьму коридора и идет дальше, никем не замеченный.
        Наконец беседа заканчивается, оба возвращаются.
        - Не можу сказа, што верю, но ты же ж меня даж утеши. - Кривой потер ладони друг о друга, вытирает их об штаны. - Дак чего же ж теперича? Спасибо те, колдун. Тока это... того... ежли што, дак прости, ежли где обиде. А?
        Бенда опускает голову:
        - Это вряд ли.
        - Дак чего же ж? - не смутился Кривой. - Не и не, што уж. Идем тады?
        Канерва раскинул руки:
        - Не пущу!
        - Уйди, голуба, - ласково попросил Кривой, пряча руку за полу кафтана.
        - Никуда вы не пойдете! Только со мной на виселицу!
        Арчибальд улыбнулся:
        - Бедняга, вам придется идти туда одному. Мы как-нибудь другой дорогой.
        Кривой захохотал, схватившись за живот.
        - Я не пущу вас! - разозлился Канерва. - Вам не пройти через меня даже с тремя мечами! К тому же из этой пещеры только один выход - во дворец!
        - Вошли мы сюда не из дворца, - возразил рыцарь.
        Кривой выпрямился, на круглом осунувшемся лице ни тени улыбки. В руках у него нож.
        - Што же ж ты, голуба? Нехорошо поступашь, людей задерживашь... - Бандит прыгнул, выбрасывая руку с ножом. Лезвие сверкнуло во всполошенных глазах лорда Мельсона, напомнив на миг ту, другую смерть, и снова замелькали белые точки, стягиваясь в черную пелену.
        - Стой! - крикнул Арчибальд, вскакивая и бросаясь Кривому наперерез, но он был слишком далеко.
        Нож легко проходит сквозь одежду, проникая в плоть, как в подтаявшее масло.
        Канерва от толчка падает, его мутит, но он в сознании. Он видит, как Кривой смотрит на нож в своей руке, выкатив круглые глаза, моргает раз, другой... разжимая пальцы, делает шаг назад, оставив лезвие в теле.
        - Боже... - Рыцарь медленно опускается на колени перед Бендой. Бенда с интересом разглядывает торчащую из своего живота грубую рукоять.
        - Вы где оружие взяли, убийца?! - кричит Канерва. Он кое-как переворачивается на бок, упирается рукой в золото, но ладонь съезжает, монеты осыпаются, и ослабевший лорд падает лицом вниз. Однако собирается с силами, поднимается и с угрозой надвигается на бандита. Он бледен, в глазах плещется страх.
        - Дак... тама, где куча сумок... - Кривой и сам побледнел. - Эй, голубушка, ты што? Жить, што ль, надоело? Чего под нож кидашься?
        Бенда дрожащими руками дергает за рукоять, хотя Арчибальд пытается остановить. Крови нет. Бенда сует нож рыцарю и разводит края пореза, заглядывая. Туда же жадно смотрят остальные. На животе, левее пупка, глубокая ямка, выемка, розовая, как манная каша с клубничным вареньем. Она почти мгновенно выпячивается, сравнивается с поверхностью живота, и больше на коже нет ничего - ни рубца, ни царапины, ни покраснения.
        - Как это понять? - спрашивает Канерва. - Ты что, неуязвим?
        Бенда пожимает плечами:
        - Как и все вообще-то.
        - Тады почему же ж это? - Кривой тычет пальцем в то место, куда вошло лезвие. - И пошто, три кинжала те в задницу ты полез под нож?
        - Я просто оказываюсь в нужное время в нужном месте, - бормочет Бенда, сжимая пальцы, чтобы унять дрожь.
        - Ничего себе нужное место! - произносит рыцарь громко, вставая. Он разгневан, и Кривой снова отходит.
        - Просто, значит, мое время не пришло, - объясняет Бенда, цепляясь за рыцаря, чтобы остановить его решительное движение в сторону бандита. - Хотя уже совсем близко.
        Кривой мелко хехекает в своей манере, но ему не весело. Арчибальд останавливается, думает... и говорит:
        - Хорошо, мы идем во дворец.
        - С чего бы это вдруг? - немедленно с подозрением спрашивает Канерва. - Что вы там забыли? Решили сдаться?
        Из глубин золотой пустыни доносятся напряженное пыхтение, звон, ругань, шлепанье.
        Там, где свет мешался с темнотой, образуя желтые сумерки, постепенно рассеивающиеся в полный мрак, показались смятая юбка, откляченный зад и согнутая спина. Алиция пятилась, обеими руками подтаскивая набитый под завязку мешок. Она дергала его на себя, мешок проезжал по золоту, оставляя дорожку, и шлепался верхней частью, издавая то звон, то звяканье, в зависимости от того, куда он падал: на россыпь монет или на ногу Алиции. Все при виде ее невольно заулыбались.
        Девушка, вспотевшая и красная, бросила мешок и выпрямилась, убрала со лба прилипшие волосы.
        - Вы во дворец? И я тоже! Поможете мне?
        - Э, дядя, а как же ж я? Я туды не можу
        - Идите куда хотите, - отрезал Арчибальд, не оборачиваясь.
        Канерва воскликнул:
        - Но он же убийца, разбойник, бандит, его ждет виселица!
        - Дак я же ж дороги не зна, - возразил Кривой.
        Канерва засмеялся со злорадством:
        - Так идите с нами!
        - Я покажу вам дорогу, дедушка, - встряла Алиция. - Назло этому хаму! Он над всеми смеется, так пусть сам попробует, каково это - стать посмешищем. Когда вернется во дворец, не выполнив ни одного задания, - посмотрим, что будет!
        - Не смейте! - выпалил Канерва, бледнея от ярости. - Он же преступник!
        - И я по-вашему преступник, - усмехнулся рыцарь. Но Канерва был серьезен и зол, он не оставил попыток докричаться до сознания окружающих:
        - Вы что, совсем не понимаете, что он настоящий преступник, главарь банды, которая держала в страхе весь город лет двадцать?! Он убил многих и еще убьет!
        - Отчего же ж не...
        - Вот видите! Он даже не стесняется! А что он вытворял пару лет назад, во время голода, так это вообще уму непостижимо! Как только небеса не рухнули!..
        Арчибальд носком сапога поковырял золотую россыпь под ногами.
        - Мне он не сделал плохого.
        - Никто не просит вас убивать преступника своими руками, отдайте его палачу!
        Рыцарь помолчал. Наконец бросил:
        - Посмотрим.
        Бенда трогает рыцаря за плечо и тихо спрашивает:
        - А если бы вас просила мать убитого им сына или сын убитой им матери?
        Но Канерва не мог успокоиться:
        - Он на ваших глазах пытался меня зарезать!
        - Вы же собираетесь его казнить, - хмуро сказал рыцарь. Этот спор его раздражал. - Если б я оказался в подобном положении, то тоже прикончил бы вас, чтобы избежать виселицы. Возможно, мне еще придется это сделать.
        Канерва застыл с раскрытым ртом и выпученными глазами. Алиция, хихикнув, уточнила:
        - Так что же, все во дворец?
        - Кроме мине, дамочка, - хмыкнул Кривой. - Покажь-ка мне свою бамажку - куды двигать, штоб в город выйти, но не во дворец?
        Алиция полезла за лиф и вытащила сложенный вчетверо дряхлый пергаментный лист, истершийся на сгибах.
        - Сейчас посмотрим... - Она развернула карту, покрутила ее, опустилась на колени, расправив лист на золоте. - Так, следите за руками... если мы вышли отсюда... так-так-так... вошли здесь, шли так, потом так, повернули тут... значит, отсюда, а нам сюда, раз-дватри-четыре-пятый ход направо от той дыры, через которую мы сюда попали. Это если во дворец, то есть нам, а вам, дедушка, чтобы выйти в город, нужно... можно... ну, скажем, пройти через этот коридор... Вы смотрите? - Девушка подняла голову. - Сюда глядите, по карте. - Она ткнула пальцем. - Сюда и туда, затем повернете в эту сторону и там уже выйдете... как-нибудь. Запоминаете? Да держите же этого больного!
        Канерва попытался вырвать у нее карту, но Алиция закрыла пергамент грудью, а Арчибальд оттащил лорда за шиворот.
        - Преступника отпускаете!
        - А вы мине снова половите, - ухмыльнулся Кривой. - Всем пока! Куды, в какую дырку, ты сказа?
        Алиция выпрямилась.
        - Вторая слева. - Она повертела головой, оглядываясь. - Откуда мы пришли?
        Арчибальд через головы Алиции и Кривого посмотрел на ряд одинаковых отверстий, уходящих в обе стороны и теряющихся в темноте там, куда не доходил свет догорающего факела.
        - Кажется, откуда-то оттуда, - махнул он рукой.
        Все обернулись в ту сторону. Алиция с Бендой вышли в проход, который тянулся вдоль стены огромной пещеры. Шаги отозвались гулким эхом. Рыцарский конь при их приближении прижал уши, вытянул шею и угрожающе оскалился.
        - Кажется, это было где-то здесь, - растерянно произнесла девушка. - Или там?
        - Точно не здесь. - Бенда оглядывается. - Мне удалось рассмотреть несколько скульптур, прежде чем мы встретились с господином рыцарем. Энц Арчибальд пришел с той стороны, я, значит, с этой...
        - Да по следам! - Канерва бросился к ближайшему выходу в указанной Бендой стороне. - Здесь нет... - Он побежал к следующему. - Здесь тоже! - Перебегая от одного к другому, он кричал: - Нет! Снова пусто! И здесь ничего!
        Голос его постепенно стих. Люди растерянно переглянулись.
        Канерва вернулся, запыхавшись.
        - Дальше темно, ничего не видно. Дайте свечу!
        - Вы, кажется, говорили, что здесь совсем нет пыли, - заметил Арчибальд. Он сел, прислонившись спиной к барьеру, загреб горсть монет и начал пересыпать их. Зачерпнет - высыпет, зачерпнет - высыпет.
        Канерва застыл, не донеся свечу до пламени факела.
        - Вы намекаете...
        - Я прямо говорю. Следов не осталось.
        - Что-нибудь да осталось, кругом же глина! - воскликнула Алиция, притопнув каблучком. Звук вышел звонкий и гулкий. - Ой!
        - Вот именно. - Рыцарь откинул голову, глядя в потолок. - Если вы заметили, пол в пещере гранитный.
        Кривой почесал в затылке.
        - От и сходили, хе-хе, озолотились, хе-хе!
        Канерва зажег свечу, подошел к ближайшему отверстию и ступил в коридор, пригнув голову. Алиция с Бендой следили за тускло освещенной фигурой. Довольно скоро свет и лорд Мельсон исчезли в темноте.
        - Што-т я слыша про покушать, э? - Кривой уселся на кучу золота, растопырив колени и подобрав под себя ступни.
        - Тихо! - цыкнула Алиция. Стоя у прохода, она вслушивалась в доносившиеся оттуда звуки удаляющихся шагов.
        Бенда тем временем возвращается за ограждение, снимает с плеч мешок.
        - Мы не ели чуть не сутки, - говорит и развязывает шнурки. - Но у меня только хлеб и компот.
        - Давай, - согласился Кривой, потирая руки. - Дамочка, идь сюды! Кушать подано!
        Алиция, нехотя присоединившись к обществу, приняла у Бенды ломоть хлеба. Арчибальд, сделав глоток, протянул ей полупустой мех. Девушка отпила, держа мех обеими руками, запрокинув голову. Напившись, передала Кривому. Ели молча.
        Неслышно подошел Канерва.
        - Если исследовать так каждый коридор, то можно потратить на это целый день! - Он в ярости пнул кучу золота перед собой, и монеты желтыми брызгами разлетелись во все стороны.
        - Покушай, голуба. - Кривой, облизнув толстые губы, вытер их тыльной стороной ладони.
        - Достаточно обойти коридоры на этой стороне, - заметила Алиция.
        - У нас не хватит свечей! - буркнул Канерва.
        Арчибальд, вновь занявшийся пересыпанием денег, спросил:
        - Отмечены ли на плане стороны света?
        - Откуда мне знать? - удивилась девушка.
        Канерва хлопнул себя по лбу:
        - Конечно! Должны быть! Дайте карту!
        Алиция нехотя полезла в лиф:
        - Но как нам это поможет, здесь нет солнца, как вы определите, где?..
        Рыцарь кивнул на Бенду:
        - Если Бенда согласится зайти в свой волшебный мешок и выйти из него на поверхности, не поворачиваясь, определить направление, затем снова войти и выйти уже здесь...
        - Отлично, прекрасно! - обрадовалась Алиция. - Бенда, просим, просим!
        Бенда качает головой:
        - Ничего не выйдет. Я не могу оказаться в том же положении над нами или неподалеку. Я могу перейти только в известное мне место. Как оно будет располагаться относительно этой пещеры, я не знаю.
        - Да почему же?! - Алиция чуть не плачет. - Мы здесь умрем!
        Из темноты показался Юлий. Стараясь двигаться стороной, он вел нагруженную лошадь, которая ступала, погружаясь в россыпь золота по самые бабки. Он шел задом, обеими руками тянул за узду, лошадь трясла головой, упиралась и норовила остановиться, стоило молодому человеку ослабить усилие.
        Все оглянулись. Рыцарь сунул за пояс горсть монет, которую как раз зачерпнул, поднялся.
        - Снимай, - велел он.
        Юлий вздрогнул, обернулся. И крикнул, не приближаясь:
        - Я больше не ваш оруженосец! Беру расчет и ухожу!
        Если Арчибальд и удивился, то виду не показал. Юлий, не сводя глаз с рыцаря, дотянул животину до ограждения, быстро вывел на ровный пол.
        - Тогда тем более снимай. Это моя лошадь.
        - Считайте, что я ее у вас купил! - Юлий забрался в седло, сдавил бока кобылы коленями. Перегруженная Арапка заржала, трогаясь с места.
        Арчибальд побежал. Бывший оруженосец понукал кобылу, пинал, направляя ее вдоль стены туда, куда ходил на разведку лорд Мельсон. Лошадь шла тяжело.
        - Угробишь животное, болван! - Рыцарь догнал его и схватил Арапку под уздцы.
        Юлий ссыпался с седла и что было сил дунул в ближайший проход. Рыцарь погнался за ним и, настигнув у следующего отверстия, схватил, опрокинул на спину. Цепляясь за рыцаря, Юлий истошно заверещал:
        - Не убивайте, не убивайте, я знаю выход!
        - Врешь! - Арчибальд за волосы рывком поднял юношу на ноги, отчего тот взвыл дурным голосом:
        - Я правду говорю! Я точно знаю, я его нашел!
        - Подождите! - подоспела Алиция. - Ну-ка говори, откуда знаешь, где выход?
        - Отпустите... - всхлипнул Юлий, размазывая слезы по щекам.
        - Отпустите же ребенка, варвар!
        - Вот еще. - Арчибальд, согнув молодого человека чуть не вдвое, погнал его перед собой обратно. - Сначала он снимет с моей лошади все свое золото.
        - Стойте же! - Алиция побежала следом, путаясь в юбке.
        Под сердитым взглядом рыцаря Юлий начал развязывать узлы. Когда на седле остались две сумки, а четыре мешка упали, лопнув, отчего по всему проходу рассыпались золотые монеты, Арчибальд остановил плачущего
        юношу:
        - Достаточно.
        Все стояли и молча наблюдали за происходящим. Как только рыцарь отпустил бывшего оруженосца, Канерва воскликнул нетерпеливо:
        - Так что он там говорил про выход?
        - Идь сюды, голуба, - поманил Кривой.
        Юлий, оглядываясь на рыцаря, пошел за ограждение.
        Арчибальд увел Арапку к коню, оставив животных около идола, который так и стоял, безучастный, с факелом под мышкой. Факел чадил, догорая.
        Всхлипывая, Юлий рассказывал:
        - ...По дырочкам определил. На потолке же дырочки. Еще когда мы ехали с господином рыцарем, чтоб ему пусто было, я заметил, что чем ближе к выходу, тем они все правее, правее, то есть все больше, больше...
        - Так правее или больше? - переспросила нетерпеливо Алиция.
        - Справа больше дырочек. Слева две, а справа все больше. И наоборот, когда внутрь двигаешься, то справа две, а слева больше и больше. А когда мы заблудились, то дырок одинаковое количество, а еще по центру какие-то. Ну то есть я так подумал, что есть коридоры, которые ведут наружу, есть те, которые внутри, чтобы переходить. Здесь же когда-то монастырь был, должны же они были как-то ориентироваться, правда, в этих катакомбах?
        - Кто «они»? - перебил Канерва.
        - Да монахи же!
        - С чего это ты вдруг дырочки на потолке стал считать? - с подозрением спросил лорд Мельсон.
        Юлий покраснел.
        - Потому что... господин рыцарь со мной не разговаривал, так мне делать было нечего.
        - Подождите, я все равно ничего не поняла, - замахала руками Алиция. - Так в какой проход нам идти?
        - Я собирался в тот, из которого мы вышли. - Юлий указал на дыру. - Я там свечкой стену немного закоптил, чтобы не ошибиться.
        Алиция быстро сосчитала проемы:
        - Один-два-три-четыре-пятый! Нам туда! Он ведет во дворец!
        - А мине, значица, куды? - спросил Кривой. - В тот, што ль? Эй, уволенный, голуба, идь со мной, што ль?
        Юлий отвернулся.
        - Точно! - одобрила Алиция. - Давайте, что ли, прощаться? Скоро и факел догорит, и вообще уже ночь, я устала, спать хочу, а надо же дойти до дворца, и как там выбираться, я пока не знаю. Энц рыцарь, позвольте воспользоваться вашей лошадью, чтобы вывезти мое золото? - Она умильно склонила голову к плечу и похлопала ресницами.
        Рыцарь указал на сумки, оставшиеся на седле:
        - Этого вам будет достаточно?
        - Но... - Алиция открыла рот. - А мой мешок?! Это же просто смешно!
        - И вы сверху, большего ей не вынести, - отрезал рыцарь.
        - Я могу пойти пешком, - тут же нашлась девушка.
        Кривой, засунув пальцы за пояс, покачивался с пятки на носок, опустив голову. Канерва рассеянно перебирал четки, бусины которых были выточены из чистых изумрудов размером с лесной орех.
        Юлий тихо отходит, неслышно перебирается за спинами всех через барьер, пригнувшись, на корточках доползает до проема, где стоит, поглаживая морду лошади, Бенда. Юлий осторожно вытаскивает из-за пояса рыцарский кинжал.
        - Да вы просто хам! - восклицает Алиция.
        Юлий выпрямляется, делает шаг вперед и всаживает кинжал в спину Бенды по самую рукоять. Бенда вскрикивает. На одежде вокруг рукояти расползается темное пятно. Все поворачиваются на звук.
        Юлий рывком выдергивает нож. Колени Бенды подгибаются, тело мешком оседает на пол. Юлий меж тем выдирает из рук Бенды поводья. Арчибальд бросается к проему, но там столпились Канерва, Кривой и Алиция. Рыцарь, положив ладонь на барьер, перемахивает через него. Алиция видит, что из-под Бенды вытекает лужица крови, - и дико, пронзительно кричит. Лошадь шарахается. Юлий тянет на себя поводья. Рыцарский конь, прижав уши, скалится, загораживая дорогу, и Юлий замахивается на него кинжалом, целя в широкую мускулистую грудь. Конь взвивается на дыбы и обрушивается на юношу. Огромные копыта взбивают воздух над головой Юлия.
        - Го-лу-ба!.. - Кривой бросился вперед.
        Копыта опустились, раздался крик и стон, хрустнула кость, брызнула кровь. Конь переступил копытами, сходя с раздавленной груди. Кривой захрипел, из уголка рта его вытекла алая струйка.
        - Опять кровь, опять кровь, почему столько крови?! - завизжала Алиция.
        Канерва, опустившись на корточки, перевернул Бенду с бока на спину.
        Бенда улыбается, хотя улыбка на таком белом лице неуместна. Лорд Мельсон, быстро перекрестившись, подходит к Кривому. Из развороченной грудной клетки бандита торчит обломок ребра. Кривой смотрит на бывшего егеря, моргает, тяжело, с хрипом, втягивает воздух, и откуда-то из-под обломка ребра раздается еле слышный свист.
        Канерва поморщился:
        - Что же ты под копыта-то бросился?
        - Зашиб бы голубу коняка... - просипел бандит и закашлялся. Лицо его перекосилось от боли, сломанная кость мелко затряслась. Мокрыми пальцами Кривой дотронулся до острого края. Алиция в ужасе отвернулась.
        - Теперь он вас зашиб!
        - Ланна меня... - прохрипел Кривой.
        Юлий, который лежал, закрыв голову руками, приподнялся. Арчибальд успокоил коня, и проходя мимо юноши, пнул его под зад. Юлий, взвизгнув, отполз.
        Арчибальд наклонился над Бендой.
        - Вы можете себя вылечить? - тревожно спросил он. Бенда качает головой.
        Рыцарь ударил кулаком в барьер:
        - Но почему?! Всех лечите, а себя не можете?
        Бенда молчит и продолжает улыбаться, хотя видно, что как улыбка, так и молчание даются с трудом.
        Канерва оглянулся на Бенду через плечо:
        - Уязвимый оказался колдун.
        - Прекратите, - одернул его Арчибальд и спросил Бенду: - Вам очень больно?
        - Што он? - засипел Кривой, глядя на Канерву. Тот, поднимаясь, ответил, сразу догадавшись, о ком речь:
        - Что ему сделается, гниде!
        - Не надоть о нем так...
        - Да как же еще?! Он вас сдал, а вы за него под лошадь бросаетесь!
        Кривой, снова мучительно закашлявшись, с хрипом выдохнул:
        - Как... сдал?
        - Да так, пришел в караулку, к дежурному офицеру, и с потрохами всю банду вашу заложил.
        Поднявшийся Юлий стоял в стороне и жевал корку черствого хлеба, найденную в сумке рыцаря. При этих словах Канервы, сказанных громко и с немалым презрением, он поперхнулся, присел, привычно огляделся и с досадой воскликнул:
        - Чего же вы, господин хороший, треплетесь об этом?! Осведомителя не выдают!
        - Крыса... - просипел Кривой. - Завсегда был крысой...
        - А вы... - вскинулся Юлий и замолк, не находя слов.
        - Я же ж тя... люби...
        - Ага, любили! - Юноша покраснел. - В жопу!
        Алиция, присевшая рядом с Бендой, воскликнула:
        - Фу, молодой человек! Здесь же дамы!
        - А мне плевать! Ничуть не жалею! И снова сдал бы! А мог бы - и убил бы.
        - Дак чего же ж... не?
        - Потому что все из-за Бенды, ему и удар предназначался! А вас бы и так повесили. Теперь вы тут сдохнете, а я буду жить и вас последними словами проклинать!
        Алиция всплеснула руками:
        - Господи, сколько же злости может скрываться в человеке!
        Юлий отвернулся.
        Бенда и Кривой лежали рядом. Оба дышали тяжело, с хрипами.
        - Вишь, колдун? - Кривой немного повернул голову, глядя на тонкий профиль Бенды. - Помираю. А ты вот... не прости мине. Э?
        - Давайте вылечу... - шепчет Бенда. - Я могу...
        Кривой попытался закашлять и не смог. Развороченная грудная клетка тряслась. Голова бандита запрокинулась. Он дергал горлом, издавая ахающие звуки и плюясь кровью. Наконец немного успокоился и проговорил:
        - Не, не нать. Мне теперича жить не хоца...
        Стоящий над бандитом лорд Мельсон поежился.
        - Умирать страшно, - прошептал он.
        - Ты там бы?.. Как оно там?..
        Канерва покачал головой:
        - Не хочу вспоминать, нет, не проси. Страшно.
        Юлий, загребая ступнями золото, ушел в темноту. Сидящий около раненых Арчибальд осторожно взял Бенду за руку.
        Бенда слабо улыбается и шепчет так тихо, что рыцарю приходится наклониться почти к самым губам Бенды:
        - Энц рыцарь... не надо... я не женщина...
        Арчибальд выпрямляется, долгое мгновение смотрит в белое лицо - и выпускает руку Бенды.
        - Да, вы мужественно держались, - говорит он.
        Губы Бенды приоткрываются, и рыцарь снова наклоняется.
        - Я не мужчина...
        - Но кто же?
        - Так ли это важно? - улыбается Бенда. - В царстве Божьем нет мужеского, ни женского...
        - А что вы все улыбаетесь? - не выдержал Канерва, который все это время наблюдал за Бендой. - Вон рядом человек умирает как человек: страдает, корчится, кашляет... У вас, я так понимаю, тоже легкое задето? Где кровь, боль, стоны?
        - Перестаньте! - поморщился Арчибальд.
        - Оставьте же Бенду в покое! - поддержала его Алиция. - В конце концов, один раз умираем!
        - Вы пока не умираете, - возразил Канерва, но тон сбавил. - Хорошо, был не прав, однако все же объясните мне этот момент. Почему уважаемый Аластер страдает, а Бенда как будто прилег отдохнуть?
        Бенда приоткрывает рот - все замолкают. Несмотря на улыбку, слова даются Бенде с большим трудом:
        - Потому что... я очень... боюсь.
        Кривой смотрел в скопившуюся под сводом пещеры темноту, разогнать которую было не под силу одинокому факелу. Он дышал неглубоко, чтобы только прихватить хоть сколько-нибудь воздуха и не вызвать мучительного спазма, и этим сейчас исчерпывалась его жизнь. Но при последних словах Бенды Кривой чуть повернул голову.
        - Не боись, колдун, - просипел он. - Я с тобой.
        Бенду вдруг перекашивает, вымученная улыбка слетает с обескровленных губ. Бенда шепчет:
        - Убийца...
        - Что? - переспрашивает Арчибальд, но Бенда закрывает глаза.
        Алиция поднялась, прошлась по коридору, разминая затекшие ноги.
        - Они умрут, да? - спросила она у Канервы. Тот пожал плечами:
        - Наверняка, и даже скоро...
        - Но, может, мы успеем довезти их до дворца? - Арчибальд тоже поднялся. - Там ведь есть лекарь. Хороший доктор сможет поставить их на ноги?
        - Их? - Канерва кивает на торчащий из груди бандита обломок ребра.
        Рыцарь, не слушая его, бросился к лошадям, рванул завязки одной сумки - там золото, другой - то же самое.
        - Где же вещи? - в отчаянии вскричал он. - Почему я медлил, у меня еще оставались бинты!
        Алиция указала на темноту в центре пещеры:
        - Иуда утащил.
        Рыцарь вцепился в свои волосы и дернул, но тут же скинул кафтан и начал стягивать рубашку, повторяя:
        - Совершенно лишился разума, как мог?! Старый дурак!
        - Вы что делаете? - воскликнула Алиция.
        Арчибальд с треском рвал рубашку на полосы.
        - Вы с ума сошли? - Канерва подошел к рыцарю, который начал переворачивать Бенду, посмотрел сверху. - Он потерял уже столько крови! У него же открытая рана!
        - Одежда должна была закрыть ее.
        - Вот и не трогайте, а то откроется!
        - Лучше помогите!
        Канерва нехотя наклонился. С его помощью Арчибальд осторожно перевернул Бенду на бок. Спина Бенды вся мокрая от крови.
        - Я действительно сошел с ума, - бормотал рыцарь, подбирая брошенный Юлием кинжал и разрезая одежду Бенды, от воротника вдоль спины до пояса. Такой же разрез был сделан со стороны груди. Аккуратно сняв ткань впереди, Арчибальд откинул куски куртки. Сорочка прилипла к спине, края разреза вокруг раны ушли в плоть. Рыцарь, не трогая их, приложил передние куски сорочки к ране, сверху накрыл куском куртки со спины, и все это осторожно и плотно примотал, обвязав грудную клетку бинтами из собственной рубашки. После этого расстелил на полу свой кафтан и положил на него Бенду.
        Кривой, скосив глаза, следил за этой операцией. Когда рыцарь закончил и сел рядом, взяв Бенду за руку, Кривой прохрипел:
        - Што, голуба... не идешь с мине, што ль?
        Бенда не отвечает, глаза закатились под лоб. Бенда без сознания.
        - Видите, что вы натворили, - прошептала Алиция.
        И она, и Канерва с откровенным интересом рассматривали торс Бенды, Арчибальд тоже, но исподтишка. Более всего он походил на верхнюю часть тела только входящего в пору зрелости пухлого отрока или отроковицы: мягкие очертания, невыраженные мышцы, чуть выступающая двумя бугорками грудь.
        - Это не женщина, - прошептала Алиция. И скосила глаза ниже. - Штаны снимать будем?
        - Дура! - Канерва крутит у виска пальцем.
        Бенда открывает глаза, смотрит на склонившихся людей, поначалу не узнает. Затем взор Бенды проясняется. Губы шевелятся:
        - Мешок...
        - Что? - переспросила Алиция.
        - Мешок! - повторил Канерва. Арчибальд тем временем пошарил в куче тряпок, снятых с Бенды, нашел там мешок и поднял, показывая, что вот он, никуда не делся.
        - Не орите! - одернула девушка лорда Мельсона. - Тут двое умирающих!
        - Ну так и помолчите благочестиво, - огрызнулся Канерва. - Пусть себе помирают. А я потом... - Не договорив, он поднялся, отошел, как будто испугавшись, что кто-нибудь прочитает его мысли. И уже оттуда спросил: - Господин рыцарь, а если тут появится этот... ваш бывший оруженосец, с ним что делать?
        - А что?
        - Нет-нет, я просто спрашиваю. Вдруг в вещах, которые он где-то выкинул, имеется еще оружие? Или он снова попытается угнать лошадь?
        - Бейте в челюсть, - ответил Арчибальд, вкладывая мешок в руки Бенде.
        Бенда отталкивает его, шепча:
        - Возьмите себе.
        - Зачем мне, если только вы умеете им пользоваться? - возражает рыцарь вежливо, чтобы не обидеть умирающего человека. - Выздоровеете - и сами с его помощью... Что?
        Бенда с трудом приподнимает руку и шевелит пальцами, трет их друг о друга, как будто солит что-то.
        - Насыпать? - Арчибальд с недоумением оглядывается, дотягивается до прохода в ограждении, зачерпывает горсть монет. - Это?
        Под настойчивым взглядом Бенды рыцарь кидает золото в мешок. Несмотря на то что мешок разрезан по дну деньги не высыпаются. Кажется, что внутрь вообще ничего не попало и мешок по-прежнему пуст. Арчибальд берет еще горсть и кидает - ничего не прибавилось. Еще и еще - ткань не потяжелела ни на одну монету. Рыцарь кладет мешок на пол и ладонью загребает целую горку золота - она бесследно исчезает.
        Слабое дерганье за пояс отрывает рыцаря, увлекшегося засыпанием денег в бездонную глубь. Арчибальд поворачивается.
        - Хватит, - тихо произносит Бенда. - Потом, когда... будете брать... просто представьте... что берете отсюда, из сокровищницы. И деньги не иссякнут.
        - Во мля... - хрипит рядом Кривой. - Мне б такую штучку, я же ж рази кого тады уби?.. Кхе-хе-кхе...
        Канерва с закрытыми глазами сидел у ограждения, вытянув ноги и запрокинув голову, - подремывал. Услышав голос бандита, он открыл глаза и спросил с искренним удивлением:
        - Почему вы еще не умерли?
        - Черт зна... - прохрипел Кривой, с трудом немного приподнимая голову и обводя мутным взглядом окружающее. - Где Юлий?
        - Сбежал ваш Юлий, - с легким неудовольствием ответил Канерва. - Прячется в золотых горах. Ждет, когда мы потеряем осторожность, чтобы еще кого-нибудь зарезать. - Произнеся эти слова, он встрепенулся. - Дьявол, а я так беспечен! Чуть не заснул!
        Бенда снова без сознания. Арчибальд, посидев рядом, привязал мешок к поясу, поднялся. Алиция сидела с другой стороны ограждения, свернувшись калачиком и прижавшись к камню. Обхватив плечи руками, она дремала. Рыцарь прошел по золотым россыпям, всматриваясь в сокровища. Найдя завязанную в узел, набитую золотом нижнюю юбку фрейлины, он присел рядом, распорол стягивающую ткань полосу. Золото с тихим звоном высыпалось. Рыцарь перевернул юбку, вытряс деньги и вернулся. Используя ее как тряпку, он вытер кровь вокруг умирающих. Кривой хрипел, держался рукой за грудь.
        - Эй, дядя, - позвал он.
        - Ну? - откликнулся рыцарь.
        - Добей...
        Арчибальд ничего не ответил. Он вдруг утратил резкость и уверенность движений. Присев на корточки рядом с Бендой, долго рассматривал бледное лицо с ввалившимися щеками и потрескавшимися губами, машинально почесывая левую бровь там, где ее пересекал рубец. Наконец рыцаря окликнул Канерва:
        - Вы не заснули, энц?
        - Нет, а что? - не сразу отозвался тот.
        - Вы собирались везти Бенду во дворец?
        - А как же... - Арчибальд кивнул на Кривого.
        - Помрет себе. Или действительно добить, чтоб не мучился.
        Рыцарь нахмурился:
        - Возьметесь?
        - Да вы что, я вам палач, что ли? - возмутился Канерва. Он резко сжал и разжал пальцы, громко хрустнув суставами.
        - Вот и я нет, - отрезал Арчибальд. В пещере установилась тишина, нарушаемая только громким затрудненным дыханием. Иногда раздавались стоны - Кривой шевелился.
        - Ох, зад отлежа... - пробормотал он и мучительно закашлялся, захрипел, хватаясь за грудь, за горло, извергая сгустки крови и глухие звуки, похожие на гавканье старого безголосого пса. Арчибальд, посмотрев на это, сморщился, потянулся к кинжалу...
        Факел догорал, давая совсем мало света, шипел, разбрасывая искры. Алиция тряслась, обнимала себя, бормоча: «Господи, за что, за что?..» Канерва пустым взглядом смотрел в потолок, качая носком сапога из стороны в сторону. Все ждали конца. Со спокойной отрешенностью Арчибальд подобрал брошенную Канервой у ног идола свечу, зажег и двинулся в глубь золотой пустыни, внимательно глядя под ноги.
        Деньги - не песок (хотя с не меньшей легкостью утекают сквозь пальцы), тем не менее кое-какие следы на золотых барханах остались. По ним и пошел Арчибальд, выставив меч, поднимая свечу, когда следы становились отчетливее, и опуская, когда они терялись на сыпучей поверхности.
        - Темнет в глазах, - бормочет Кривой.
        Бенда открывает глаза.
        - Очнулся? - Кривой поворачивает голову и видит движущиеся вверх и вниз ресницы: Бенда моргает. - Очнулся...
        - Там хорошо, - шепчет Бенда.
        - Где?
        - Там, - Бенда указывает глазами в потолок. И хотя Кривой не может видеть направление взгляда Бенды, он тоже устремляет взгляд во тьму под циклопическим сводом и некоторое время, щурясь, смотрит. Ему мерещатся обводы огромного золотого шара.
        - Темнет в глазах, - повторяет он и разражается долгим кашлем, который сопровождается судорожными движениями, стонами.
        Канерва, который со своего места наблюдает за обоими, отводит взор и закрывает уши.
        - Эй, колдун... - сипло зовет Кривой. - Как тя там?.. Бенда!
        - Что? - спрашивает Бенда тихо, не поворачивая головы.
        - Што я все не сдохну?.. Кхе-хе-кхе... О-ох...
        - Не знаю. - Голос Бенды шелестит, как сухой лист на слабом осеннем ветру.
        - Эй, Бенда, слышь?.. Могет быть... што это из-за... ну што без падра? - хрипит Кривой и снова заходится кашлем, страдальчески дергаясь и постанывая.
        Канерва не выдерживает.
        - Да вы хоть не говорите! - просит он. - Все легче будет!
        - Не можу. - Кривой шарит ладонью по груди, ощупывая подсохшую корку на краях раны. - Што же ж не сдохну?.. Такая дыра... Што трясесся?
        - Холодно, - стуча зубами, отвечает Бенда.
        - Доходит, - хрипит Кривой. - Погодь, не умира...
        Канерва стягивает куртку, подходит и накрывает Бенду. Бенду бьет крупная дрожь.
        - Бенда, эй...
        - Что? - кое-как выговаривает Бенда, закатывая глаза.
        - Не, погодь! - взволнованно шепчет Кривой, стараясь приподняться. - Не отходи! Эй, Бенда! Прости мине, э? Слышь?..
        - Слышу...
        - Дак прости, э? Не зна, што я те сдела, тока ить помирам... - Бандит закашлялся, его выгнуло так, что обломок ребра вылез из раны, снова пошла кровь. Кривой пытался согнуться, подтянуть колени, сжаться, но тело больше не слушалось. - Э-э-кхе-хе... отхожу, мама родная...
        Канерва зажал уши.
        - Ох, не... не можу... никак... кружат, не пускат...
        - Кто? - шепчет Бенда. Слушая надрывный кашель Кривого, Бенда смотрит и смотрит в потолок, мучительно сведя брови к переносице.
        - Они... души... загублен... кхе-кхе-кха-КХА-ХРА!..
        Факел мигает, искрит и шипит.
        - Скоро погаснет, - замечает Канерва, посмотрев на огонь.
        - И эти... черти... Дева Мария, защити, черти!.. Штоб я сдох...
        - Да уж пора. - Канерва слышит сзади звук шагов. Из-за ограждения выходит Арчибальд со связкой факелов. Зажигает новый и вставляет в идола, погасший отбрасывает.
        Бенда снова теряет сознание. Арчибальд подходит, берет руку Бенды - пальцы холодные, ногти начинают синеть. Рыцарь крестится и накрывает Бенду синим потертым сюрко. На Арчибальде другая рубашка и старая латаная бархатная куртка, рукава которой ему коротковаты. Он отходит и садится с другой стороны прохода, рядом с Бендой, подтянув колени и обхватив их руками. Кладет подбородок на сплетенные пальцы и устремляет отсутствующий взгляд перед собой.
        Все ждут смерти. Однако ее все нет. Кривой стонет и мечется, слабо двигает руками, отгоняя кого-то. Пламя факела приплясывает, однако тени на стенах и полу почти неподвижны. Все замерло. Один Кривой беспокоен. Он хрипит и крутит головой, взывая то к Деве Марии, то к Бенде. Никто не отзывается.
        - Бенда, прости... - шепчет Кривой.
        Бенда иногда открывает глаза, мутно смотрит вверх - и снова закрывает, не отвечая. В сознании, когда оно появляется, только одна мысль: «Неужели даже умирая не прощу?» А кто простил бы?..
        - Уйдите, окаянные... - страдает Кривой, пытаясь сжать непослушные пальцы и перекреститься, но ничего не выходит. - Бенда, дай же ж сдохнуть... отпусти душу...
        Никто не отзывается, и бандит тихо плачет. Вдруг он выгибается и кричит.
        - Что, уже? - встрепенулся Канерва, поднимая голову. Он успел задремать и теперь трет глаза.
        Однако Кривой еще дышит. Опав, как переходившее тесто, он застонал:
        - Темно... дайте света... солнышка бы... солнышка... ничего не вижу... дайте света...
        Бенда поворачивает голову и смотрит на бандита. Он видит обвисшую щеку, морщины, сходящие от угла прикрытого дряблым веком глаза, смазанную дорожку крови из приоткрытых посиневших губ. Морщины мокры от слез.
        И из глаз Бенды исходит лучик света.
        Канерва подбирается ближе. Он подносит факел к самому лицу Кривого, но тот по-прежнему стонет:
        - Дайте света... ничего не вижу, темно...
        Бенда начинает светиться.
        Арчибальд говорит, продолжая смотреть в пространство перед собой:
        - Поднимите факел, лорд Мельсон. Может, он увидит тот шар наверху. Чем не солнце?
        Свечение усиливается, перекрывая свет факела. Канерва быстро отступает. Бенда лучится все сильнее. Поначалу это бледный, с синеватым оттенком блеск, но он ширится, расходясь во все стороны, нарастает, приобретает отчетливый бело-желтый цвет. Над полом он сливается с золотом, но скоро затмевает его. Вокруг Бенды и Кривого возникает яркий шар света. Он такой горячий, что Канерва и пришедший в себя Арчибальд отходят, лица их краснеют. Из-за барьера показывается растрепанная голова Алиции.
        - Что, горим? - севшим голосом спрашивает она, но видит золотой шар и широко распахивает глаза, из которых мгновенно улетучивается всякий сон. - Что это?!
        Арчибальд обходит чудо, присоединяясь к Канерве. Он подает руку Алиции, чтобы помочь ей перебраться через ограждение, потому что проход перекрыт горячим светом и шар все растет, нагреваясь. На него уже больно смотреть. Рука, на которую опирается девушка, немного дрожит. Когда Алиция спрыгивает по ту сторону, Арчибальд, быстро отвязав обеспокоенных лошадей, срывает со спины кобылы сумки с золотом.
        - Садитесь! - велит он, подтаскивая девушку к лошади. Та неохотно берется за луку седла.
        - Что за спешка? Зачем верхом? И где мое золото?
        Арчибальд подсаживает слабо сопротивляющуюся фрейлину и кивает лорду Мельсону:
        - Садитесь за ней и езжайте.
        - А вы? Что случилось-то?
        Шар света становится таким горячим, что лошадь пятится от него, пытаясь вырвать поводья из рук рыцаря. Арчибальд передает их Канерве:
        - Не знаю, что случилось, но мне кажется, Бенда превращается в солнце. По просьбе нашего умирающего друга.
        - Но мое золото! - кричит Алиция, пытаясь слезть. Канерва не пускает. Он забирается на лошадь позади девушки и толкает Алицию вперед, сам устраивается в седле и завладевает поводьями. - А как же вы? - спрашивает он рыцаря.
        - Я за вами! - Арчибальд садится на коня и понукает его, постоянно оглядываясь. Сзади свет начинает гудеть, сначала тихо, но затем звук нарастает и становится похож на гул огромного костра. Из режущего глаз блеска вырываются языки огня.
        Канерва подбадривает лошадь, Арчибальд, наоборот, останавливается и, прикрывая глаза ладонью, всматривается в происходящее.
        Кривой, щурясь, глядит вверх. Он не шевелится, тело онемело, руки и ноги холодеют.
        - Кажется? - шепчет он. - Или впрямь солнышко? Я умер?
        Бенду окутывают потоки света и огня, они исходят из всего тела, освещая пространство вокруг, гудя, как пламя в печи кузнеца. Бенда садится, помогая себе руками. Бенда улыбается. Наклоняется к Кривому и говорит:
        - Я прощаю вас! Умрите с миром!
        - Ничего не слышу... - хрипит Кривой, но по его лицу расползается улыбка. Оно светлеет. Веки дрогнули и упали, но и в закрытых глазах продолжает бушевать настоящее солнце.
        Бенда встает, расправляет плечи, разводит руки в стороны. Арчибальд видит эту пламенеющую фигуру и соскакивает с коня.
        - Что же вы? - кричит что есть сил Канерва, стараясь перекрыть рев огня. Из-под пожара света вытекает струйка расплавленного золота. - Уходите! - И он каблуками ударяет лошадь. Та рывком трогается с места и мчится в проход, на который визжащая от ужаса Алиция показывает пальцем.
        Рыцарь, пригибаясь и прикрывая волосы руками, идет, прорываясь сквозь стену орущего светом жара. Волосы трещат, одежда дымится.
        Бенда кричит, но за ревом огня слов не разобрать. Бенда поднимает руки - и яркое пламя, настоящее светило, заполняет пещеру, рвется под потолок, лижет висящий там шар. Золото тает, как лед на летнем солнце. Арчибальд видит, как на нижней части огромного слитка набухают капли, каждая размером с бочку. Они вытягиваются, тяжелые, закругленные на торцах, и Арчибальд замечает, что Бенда стоит под такой каплей. От Бенды расходится бушующая плазма, смерч огня, жара и света, сжигая все вокруг. Арчибальд кричит, но сам не слышит собственного голоса.
        В плечо тыкается что-то мягкое. Арчибальд быстро оборачивается: конь стоит за ним, не отходит от хозяина.
        - Беги! - машет рыцарь, шаг за шагом продвигаясь в буйстве огненной стихии, преодолевая безумную пляску солнечного пожара. Конь, пригнув голову, ступает следом.
        Капля золота набухла до размеров башни и висит на тонкой нити плавящегося металла. Она начинает падать. Бенда кружится на месте, раскинув руки, раскручивая вокруг себя смерч огня.
        Арчибальд поворачивается, хватает поводья, взлетает в седло и сжимает коленями бока вороного. Конь, будто только того и ждал, срывается в самое сердце взбесившейся стихии, мчится, не касаясь копытами раскаленной золотой лавы, красной, как солнце на закате, шипящей, как целое гнездо кобр. Он подобен огненному демону, и рыцарь проскакивает на нем крутящуюся стену пламени, вознесшуюся до самого потолка. Огромная капля расплавленного металла падает, на лету вытягиваясь и уплощаясь. Рыцарь хватает Бенду под мышки и бьет коня каблуками. Вороной, застывший на миг посреди пожара, рвет с места и мчится прочь. Пещера содрогается: на пол рушатся тяжелые капли жидкого золота. Рыцарь, прижав Бенду к шее коня, вцепился в гриву, а конь летит, едва притрагиваясь к земле.
        - Вот они, вот они! - визжит Алиция, вытягивая руку и подпрыгивая. Канерва придерживает ее за плечи. Они стоят в проходе, повернувшись к выходу, и смотрят в отверстие, где бушует и ревет пламя. Оттуда вырвался черный конь, на котором, пригнувшись, скачут Арчибальд и Бенда.
        - Кто, кто мне объяснит, что здесь происходит?!
        У девушки краснеет нос, она всхлипывает - и вот уже рыдает, припав к груди Канервы. Тот смущенно гладит ее по спутанным волосам и оглядывается на Арчибальда.
        - У вас ресницы обгорели, - говорит он.
        Рыцарь машет им, не останавливая коня, и проносится мимо. Канерва, обняв девушку за талию, трогается следом. Бенда светится, но больше не горит. Обвисая на руках Арчибальда, Бенда глупо и блаженно улыбается, бессмысленно глядя вокруг.
        Глава пятнадцатая
        Кривого ославила портовая шлюха, еще когда он был простым громилой. Ребята пришли в бордель развлечься. То ли день был неудачный, то ли что-то не сложилось, однако Кривой, тогда просто Аласт, отказался платить за услуги. «Эй, громилы! - крикнула девка, спускаясь за Кривым в зал, где веселились другие бандиты. - У вашего дружка хрен кривой!» Посетители и шлюхи замолчали, стало тихо и слышно, как запахнула халат наглая девка. Кто-то из парней хихикнул. Слегонца. Надо было видеть лицо Кривого. Он повернулся к опозорившей его шлюхе - и она свалилась, хрипя и булькая горлом, бесстыже раскинув голые ноги. Кривой встал над ней, расстегнул штаны. Он сказал: «У меня кривой хрен. Тот, кто засмеется, - покойник». И метнул окровавленный нож в парня, который усмехнулся. Парень стал покойником не хуже шлюхи. А потом Кривой вырезал весь бордель и ребят из своей банды. Дом потом сожгли вместе с трупами, но недобрая слава как-то просочилась, и Аластер стал Кривым Пальцем - двадцать первым пальцем. Однако так как и за Пальца никто дольше суток не жил, в глаза Кривого иначе, чем Аластом, никогда не называли.

* * *
        В монастырской келье горела на столе свеча, за столом, перед грудой свитков и листовых пергаментов, сидел старый сморщенный монах. Капюшон черной, подпоясанной веревкой рясы был откинут, на месте тонзуры у старика наличествовала естественная лысина, обрамленная у висков двумя пучками седин. В дрожащих, скрюченных от подагры пальцах монах держал перо. Свиток перед ним, с одной стороны удерживающийся в развернутом виде старой каменной чернильницей, наполовину покрывали ряды мелких аккуратных букв.
        - Еще брат Франциск сообщает, что третий сын турецкого султана заболел оспой, заразившись от дочери нашего посла. Некий лекарь Би Дао исцелил сына турецкого султана одним взглядом. А дочь посла вылечил, не заходя к ней в комнату: по случаю сильной жары непривычная к ней девушка лежала без покрывала и даже без исподнего, из-за чего к ней не пускали врачей, и она была обречена на смерть, если бы не сей удивительный лекарь. Не знаю, достоин ли случай того, чтобы его занести в хронику. Похоже на вымысел, но если это и правда, то достаточно легковесная. Как ты считаешь, глубокомысленный отрок?
        На скудной постели монаха сидел Юлий. Висевшую над ним сбитую из трех досок полку заполняли старые пожелтелые свитки. В одном из них сплел паутину черный мрачный паук.
        - Поистине мало отношения имеет эта правда к истории нашего города, - ответил он, болтая голыми ногами. Лохмотья едва прикрывали жилистое тело, впрочем, он от этого не страдал: на улице стояло лето, и любой другой наряд только причинял бы неудобства по нынешней погоде.
        - Однако стоит ли пренебрегать золотом, если оно лежит не на дороге, а на обочине? - возразил старик, почесывая лысину. - Если действительно есть подобная лекарю имярек личность, то она должна попасть на страницы моей летописи в назидание потомкам. Вот если бы я знал больше об этом человеке, то мог бы посвятить ему целый отдельный рассказ, который, несомненно, был бы поучительным. Однако такая история... к чему ее присовокупить? К какому событию приурочить? Как ты мыслишь об этом?
        - А не помните ли вы, святой отец, рассказ брата Валлиа из Александрии о мудреце Банаде, который... что он там натворил?
        - Остановил Черную смерть, - спешно перекрестившись, ответил старик.
        - Ведь это, я так предполагаю, один и тот же человек.
        - Какие основания у тебя имеются для столь смелого вывода? - насторожился монах.
        - Знавал я одного колдуна по имени Бенда. Он, кстати, родился у нас. Так он тоже лечил одним взглядом. Вы не замечаете некоторого сходства имен?
        - Но, право же, сын мой... - Старик снова почесал лысину. - Ты полагаешь? Конечно, и брат Франциск, и брат Валлиа отмечали, что упоминаемые ими люди были с запада, то есть высказанное тобой предположение может иметь под собой реальную почву... Но без доказательств, увы, оно остается только предположением. Жаль, что не могу лично побеседовать с названным тобой человеком и убедиться в истинности приписываемых ему - если то действительно одно лицо - свершений. Пока что запишу для памяти в свиток «Поучительных историй со всего мира, собранных и записанных в уединенной келье братом Лиасом, иноком бенедектинского ордена».
        - Что еще пишут? - спросил Юлий.
        Старик сломал печать на одном из пергаментов, развернул его и, сощурив почти утонувшие в морщинах глаза, начал читать:
        - «Привет тебе, брат мой во Христе Лиас! Ратуя о твоем великом... - старик закашлялся, - деле, о твоей хронике славного града, жемчужине отечества твоего, повествую без промедления обо всем происходящем в наших далеких краях. Буде что покажется тебе интересным, назидательным либо достойным, не побрезгуй записать, присовокупив источником сведений мое скромное имя».
        Монах оторвался от чтения, чтобы посмотреть на внимательно слушающего Юлия:
        - Вот она, гордыня! И где - в самом сердце малого стада Христова! - После чего вернулся к письму: - «Монастырь процветает, чего и вам, братия, желаю. Случилось у нас за минувшие два месяца немного событий, стоящих внимания. Среди них помяну свержение наместника, бунт гончаров, свадьбу капитана городской стражи и странную смерть некоего разбойника, произошедшую за городом от когтей неведомого зверя. Для волка крупный, волки у нас, как я тебе сообщал, степные, то есть заметно меньше лесных своих собратьев, а других хищников, которые могли бы задрать человека, у нас и не водится. Найден он был...»
        Старик отложил свиток и воздел руки к распятию, висящему на стене:
        - Поистине безгранична суетность людская! Вместо того чтобы описать государственное событие, брат Пепе упивается подробностями странной смерти! Если бы то хотя бы было воздаянием за грехи нечестивцу, а так, может, разбойник неправедно попал в рай, погибнув насильственной смертью! Говорю вам: нет справедливости в этом мире!
        - Это вы очень верно сказали, святой отец, - откликнулся Юлий. - Я, пожалуй, пойду, поздно уже.
        - Иди, отрок, благослови тебя Бог. Твоя помощь неоценима. Твои уста заменяют мне ноги, все происходящее в городе почти только благодаря тебе становится достоянием потомков. И уж твое имя останется на страницах моей летописи, это я тебе обещаю.
        - Благодарю, святой отец, - нетерпеливо раскланялся мальчик. - Я еще зайду на днях, если что интересное будет.
        - Приходи, разумный и наблюдательный отрок, чтящий историю, мать всех искусств и наук, а я пока запишу...
        Юлий уже покидал келью, оставив старика бормотать себе под нос. Привратник без слов отпер ворота, и мальчик, зевая, вышел на темную улицу. Почти круглый месяц стоял над черными башнями тюрьмы, освещая дома и мостовые призрачным белым светом.
        За воротами Юлий двинулся не направо, к логову, а налево, чтобы пройти возле одного дома, мимо которого он вчера не успел пробежаться - проверить, не появился ли кое-кто. И хотя спать хотелось весьма и весьма, мальчик скорым шагом, шлепая босыми пятками по пыли, направился вдоль спящих домов. Нигде не горел свет, все ставни, несмотря на жару, были заперты; впрочем, кое-где Юлий заметил и открытые окна. Запомнив эти дома, он почти вприпрыжку миновал тесный кривой переулок, где из-за заборов свисали ветви, покрытые мелкими зелеными яблоками, пробежался по теплой мостовой - и остановился как вкопанный, ударив мизинец левой ноги о выступающий над улицей булыжник. В том доме горел свет! Тонкая полоска желтого света выбивалась из-под ставен на первом этаже, слышались голоса.
        Юлий подкрался к окну и приник ухом к щели, прислушиваясь. Это он! Вернулся! Приплясывая от нетерпения, мальчик еще послушал разговор - и бегом кинулся домой. У площади из-за стены последнего на этой улице дома высунулась рука, она схватила парня за куцый ободранный ворот.
        - Кошелек или жизнь, - прогнусавил тихий голос.
        - Пусти, болван! - Юлий дернулся, оставив в руке кусок рубашки.
        - Чего шастаешь, работать мешаешь? - проворчал гнусавый голос. Выкинув обрывок ткани, рука спряталась в тень, которую обладатель голоса так и не покинул.
        Юлий помчался дальше, взбудораженный как никогда. Мысли прыгали в голове, будто спугнутые скипидаром блохи, сон как рукой сняло. Пробравшись через подоконник, он сел за стол, подпер голову руками и задумался. Действовать надо было быстро и наверняка.
        Планы, один другого заманчивей и фантастичней, возникали и тут же отвергались как невыполнимые или слишком сложные. «Думай, думай, ну же!» - шептал мальчик, стуча кулаком по грязной изрезанной столешнице.

* * *
        В комнате было темно, сквозь запертые ставни не пробивался ни один луч солнца. На сундуке с обитыми железом углами стоял золотой подсвечник, в котором догорала свеча, желтый воск плавился, сползая на металл, его капли казались причудливым узором на столбе подсвечника. Пламя горело ровно, не колеблемое ни единым движением воздуха. Оно освещало часть кровати, где, укрывшись до подбородка толстым шерстяным покрывалом, лежал юноша, еще почти мальчик. Он спал. Спутанные кудрявые светлые волосы раскинулись вокруг симпатичного лица с острыми чертами.
        Дверь тихо, без скрипа, приоткрылась, огонек свечи качнулся, заплясал. В образовавшуюся щель протиснулся невысокий плотный человек с красным платком на голове.
        - Эй, голуба, встава собираисся? - позвал он.
        Мальчик вздрогнул всем телом, пошевелил губами, но не проснулся. Человек подошел к самой кровати, присел с краю, приподнял край одеяла, открывая тонкую шею и голое плечо. Осторожно, чтобы не потревожить спящего, положил ладонь ему на плечо, погладил, повел рукой ниже, под одеяло, по узкой груди...
        Мальчик застонал, отвернулся к стене, свернувшись в клубок, подтянув колени почти к самому подбородку, и натянул одеяло до ушей.
        - Юлий, голуба, ну ты што? - прошептал Кривой. - Ну хвать же ж, а? Скока можно...
        - Уйдите, я прошу! - плачущим голосом крикнул мальчик из-под одеяла.
        Кривой убрал руку пробормотав недовольно:
        - Штой-то неласков ты ста, голуба. После школы твоей. Э?
        «Если убьет, так сразу и отмучаюсь!» - и Юлий, набрав в грудь воздуха, сел.
        - Да, после школы кое-что изменилось, - быстро произнес он. - Во-первых, я узнал, что мужеложество есть смертный грех. А вы мне этого не говорили. Пользовались, что я был нищим и необразованным.
        - Дак это... - усмехнулся Кривой, но мальчик не останавливался:
        - А во-вторых, я еще кое-что узнал, и вообще не забывайте, что я вырос. Нас учили, чтобы мы, как все монахи, могли оказывать первую помощь при несчастных случаях, ну, лечить немного. И для этого объясняли и рисовали строение тела, то есть как мы все внутри устроены. Внутренности у нас какие! И вот это самое, которое сзади, внутри, в заднице, куда... ну, короче, оно называется ректус, прямая кишка. Прямая! А у вас... - Юлий замолчал и посмотрел на застывшего бандита. - Кривой, в общем.
        Бандит побагровел, и Юлий зачастил:
        - Раньше мне было все равно, потому что я был еще маленький и внутренности были эластичные, мягкие то есть, а теперь, когда я стал больше, почти взрослый, они стали менее эластичными, ну как кишка на колбасе уже суховатая и немного твердая, совсем не такая, как из живота вытягиваешь, это-то вы знаете? Понимаете? Мне просто больно!!! - закричал Юлий. Видя, что лицо Кривого окаменело, он весь напрягся.
        - Хва, хва орать, - поморщился Кривой, оттаивая. - Таперича чего делать, скажи, умник.
        Юлий вздохнул с облегчением:
        - Колдуна надо вам найти.
        - Дак скока можна искать-та? - Кривой потоскливел. - Скока мы этого ищем, Бенду-та? Который тя колдану?
        - Я слышал, он уезжал, а нынче вернулся, - торопливо сказал Юлий. - Я сейчас пойду на рынок, поспрашиваю, а вы пока займитесь чем сочтете нужным. Через денек-другой я его найду, он вам все исправит, и вы снова сможете... делать со мной что хотите.
        Мальчик проскользнул у мужчины под рукой, когда тот потянулся его погладить, схватил лохмотья и выскочил вон. Предстояло успеть сделать за день массу дел.
        Первым делом он побежал к трактиру Мамы Ло, который находился почти напротив дома булочника. Второй этаж трактира немного выступал над первым, над дверями болталась вывеска с угрожающе толстой свиной мордой. Щеки свиньи подпирали нарезанные кружочками овощи.
        Мама Ло стояла за стойкой, нарезая ломтями большой каравай черного хлеба. Обеденный зал был полон, над головами посетителей мешались запахи бобовой похлебки с бараньей лопаткой и яблочного пирога со сливками, и все это перебивал густой винный дух. За спиной хозяйки висел щит, повторяющий рисунок вывески. Рядом с щитом в стене зияла добрая щель, в которую пробивался чад с кухни.
        - Разве сегодня праздник? - спросил Юлий, подходя к толстухе.
        - Какое там, - махнула та рукой с огромным ножом. - Каменщики пришлые кончили наем, так отмечают. Совсем сбилась с ног! Того подай, этого сделай... Юлий, детка, помоги маме, отнеси поднос в угол, вон они сидят, компашка постылая!
        Юлий оттащил доску с хлебом в угол, на обратной дороге встал около окна и долго смотрел на дом напротив. Лавка не пустовала: покупатели входили и выходили с корзинами и свертками или просто с хлебом, булками, калачами в руках.
        - А что тогда народ за кренделями так и валит сегодня? - спросил Юлий у Мамы Ло.
        - Ах, ты про это! - Толстуха вытерла руки о передник и присела на край табурета. - Радость у соседа - сын вернулся. Говорят, где тока не побывал! Вот люди и бегут заморские басни послушать.
        - А вы что же?
        - Куда мне, у меня столько посетителей! К тому ж Бенды все равно счас нет - булки разносит. А потом в церкву отправится, с отцом Августином беседовать. Ужо третий день так: до обеда с лотком ходит, потом туда, а дома только вечером появляется, ну и засиживаются они, понятное дело, затемно. Соседи заходят, мож, и я седни заскочу вечерком, послушаю. Хотя вроде он неохотно рассказывает. Ну да мне что, мое дело маленькое - посидеть, послушать, а что расскажут, то расскажут, ихнее дело хозяйское... Ты где? Убег, паскуда!

* * *
        Под ноги кинулась, сверкая на солнце пятками, крыса. Юлий подпрыгнул от неожиданности и сплюнул ей на след. Это была наглая толстая «чертова» крыса, таких много развелось окрест площади, а раньше они только в церквях да монастырях жили. От обычных отличались белыми лапками и огромной скоростью: была тут - и вот уже на другом краю рынка, только светлое пятно мелькнуло по булыжнику. Из-за того и наглели, что никто, ни люди, ни кошки, не мог за ними угнаться, из-за того и прозвали их чертовыми - божья тварь так не бегает.
        - Я тебе! - погрозил нищий крысе. Он шнырял в толпе на рыночной площади, выскакивая то у одного ряда, то у другого, беглым, но цепким взглядом осматривая торговцев и выставленный товар, подмечая все: сколько, почем, кто у кого взял, как долго торговался, которой свежести осетрина и какая доля гнилых яблок в корзине у каждой старухи. На нищего обращали мало внимания. Иногда кто-то кидал ему монетку или горбушку хлеба, иногда Юлий брал деньги сам, не затрудняя извещать владельцев кошелька или кармана. Когда приспичивало перекусить, брал и еду, тащил с прилавков булки или яблоки, сыр или колбасу, мог и луковицу стянуть, после чего схрупать на ходу: желудок нищего был неприхотлив. Вот и сейчас, когда дородный хозяин двух корзин подсохших зимних яблок отвернулся, мальчик протянул руку и схватил один плод.
        Как только пальцы его коснулись сморщенной, покрытой коричневыми пятнами шкурки, яблоко взорвалось клекотаньем и перьями, и из ладони рванулся вверх голубь, громко хлопая крыльями. Юлий вздрогнул, забыв отдернуть руку. Треклятая шутиха! Опять шалит на рынке!
        Не то плохо, что яблоко из-под пальцев исчезло - кругом хватает этого добра! Плохо, что толстый, обрюзгший торговец, спрятавший потную мясистую харю в тень навеса и жадными глазами пожиравший поблескивающие на солнце струи воды в фонтане, - повернулся, привлеченный звуком, и успел схватить крупной короткопалой пятерней руку воришки.
        - А платить? Где яблочко? Гони монету, последыш!
        Юлий завертелся юлой, пытаясь вырваться, заверещал:
        - Дядя, пусти, ты чего, я от тебя обманку шутейную отгонял! Крылья хлопали - слышал? Енто твое яблоко и упорхнуло!
        Толстяк не отпускал, буравя нищего подозрительным взглядом маленьких глаз:
        - А чегой это ты ко мне такой добрый, что шутиху гонял? Небось сам и навел на меня, э?
        Но толпа его не поддержала:
        - Ты че, отец, где ж это видано, чтоб шутейная обманка людев слушалась?!
        - Сам небось и подсунул вместо яблока шутиху, чтоб потом обсчитывать! Вон рыло-то наел, короед проклятый!
        - Мальчонку-то пусти, ирод...
        - Гнилые яблоки продает втридорога, а еще и ребенка поймал! С нищего деньгу требует! Нынче как стражу-то позовем, так сразу поглядим, кто тут кого обманывает!
        Торговец не выдержал народного укора, всплеснул толстыми руками:
        - Где, где гнилые-то ты углядел, старик, совсем ослеп? А ты, старуха, чужой товар не хай, за своим послеживай в оба. Знаем мы, когда твоя зелень с грядки сорвана! Иди, мать, своей дорогой, не мути покупателей, чтоб я кого шутихой обманывал, как и не человек будто вовсе. Чтоб отсох язык, повернувшийся сказать такую богопротивную мерзость!
        Мальчишка, конечно, тут же утек в толпу, оставив кипящую злобой свару далеко за спиной. Он сделал козу вслед улетевшей шутихе: «Смотри! Всех голубей повыведу, а до тебя доберусь!» И через десять минут забыл об обманке. Обойдя весь рынок, он пересек площадь в обратном направлении, скользнул в черный проход за тюрьмой и через пару минут уже стучался в двери большого красного дома на углу.
        - Чегось надо? - выглянула из окна второго этажа старуха-служанка. Над ее чепцом в черном проеме висели простыня и две длинные льняные рубашки.
        - Господин капитан дома? - крикнул Юлий, ладонью прикрывая глаза от стоящего в зените солнца.
        - А то, - ворчливо ответила служанка. - Тя ждут, что ль?
        - Еще как!
        - Вот так напустишь в дом нищих, а потом не знаешь, как выгнать, - ворчала служанка, отпирая. - Грязь-то с ног отряхни, бродяга!
        - Ничего, затрешь. - Юлий взбежал по лестнице на площадку, где уже стоял капитан стражи, краснолицый толстяк с пышными усами.
        - Ах ты наглец! - Служанка погрозила вслед нищему кулаком. - Да будь моя воля, ты бы б у меня с лестницы скатился! Я б тя палкой!
        - Ну, что ты домой приперся? - недовольно спросил толстяк, запахнув стеганый халат.
        - Господин капитан, кажется, искал дом для зятя рядом с рынком? Совсем недалеко от площади, чтобы он мог помогать вам в дежурстве?
        - Тс-с! - Толстяк прижал к губам похожий на кровяную колбаску палец и, перегнувшись через перила, посмотрел вниз. Затем поманил мальчика в комнату, прикрыл за ним дверь. - Говори, я слушаю...

* * *
        После обеда из проулка рядом с тюрьмой, где горожане старались не хаживать, если они были обременены семьей или деньгами, вышел юноша, по виду подмастерье ювелира. Он пригладил встрепанные волосы, почесал нос - и двинулся по улице. Дойдя до дома булочника, постоял у дверей, прислушиваясь, затем решительно взялся за кольцо.
        В лавке было тихо, под потолком сонно кружили три мухи. У прилавка две женщины перекладывали хлеб в свои корзины, им помогал сам булочник. Юлий подошел к нему, чувствуя в низу живота предательскую слабость. Расправив плечи, что было непривычно и очень неприятно, он остановился перед прилавком.
        - Чего желаете, молодой человек? - обратился к нему хозяин. - Мы живем на той стороне площади, за старым замком, - произнес мальчик. Голос немного дрожал. - Тетушка берет у вас пироги, так матушке с мясом очень понравились. Сами мы обычно у Петра Говоруна берем, сюда ходить далеко, а вот завтра приезжает к нам в гости мой дядя, другой, по отцовской линии, так он большой любитель хорошего мясного пирога. Тетушка присоветовала матушке заказать у вас, так если бы вы взялись испечь к дядюшкиному приезду большой сочный пирог... - Юлий почувствовал, что краснеет, и замолчал.
        Булочник выслушал многословное вранье совершенно спокойно.
        - Куда отнести пирог, к которому часу?
        - Нет-нет, дядя сам зайдет! - воскликнул Юлий, но тут же, сделав над собой усилие, заговорил тише: - Он завтра гуляет, так сам и зайдет, все равно город давно не видел, да и вдруг ему не понравится, чего же брать, а так он сам сразу и посмотрит и возьмет, если захочет...
        - Так на кого оставлять?
        - Запишите: «Кривой Палец», - оживился Юлий. По спине под плотной льняной курткой стекали струйки пота.
        Булочник, обслюнявивший огрызок грифеля и занесший его над бумагой, остановился.
        - Кривой Палец? - повторил он, морща лоб. - Это не...
        - Нет-нет-нет! - Мальчик замахал руками. - Что вы! Мой дядя капитан, солидный мужчина! Да вы его сразу узнаете, он уже лысоватый, невысокий, с таким животом, в голубом кафтане, желтой сорочке и с красным платком на шее или на голове, как уж повяжет.
        - Его капитаном и называть?
        - Не, не надо, просто говорите «господин Кривой Палец», ему будет приятно, что его знают. Где-то после обеда, пожалуй.
        Юлий выскочил, за дверью сорвал куртку с плеч и побежал, размазывая по лицу пот. Заскочил в переулок, содрал рубашку, штаны, спрятал, свернув, в тайник под стеной, облачился в лохмотья. Сразу стало легче дышать. Насвистывая, он двинулся на площадь, где занялся обычными делами: попрошайничеством, вымогательством, воровством, подсматриванием и наушничеством. Дважды до вечера был бит и трижды проклят, а уж обруган бессчетное количество раз, как, впрочем, происходило ежедневно.
        Вечером мальчик вновь посетил монастырь. Лицо его горело.
        Старик Лиас сидел, как обычно, на колченогом табурете перед столом, заваленным свитками. Держа перо между пальцами, монах читал неровно обрезанный пергамент в осьмушку листа, с двух сторон покрытый мелким ровным почерком.
        - Вот и ты, отрок! - обрадовался старик. - Слушай, что пишет брат Франциск: «На днях...» То есть, как ты понимаешь, это случилось о прошлом месяце, ведь письма от брата Франциска идут по три недели и больше. Так вот, «на днях настигла наш монастырь удивительная новость о поселившемся около города драконе, которого, однако, росту всего не более лошади. Дракон исправно пышет огнем, поедает куриц и летает над городом, вызывая слухи о конце света. Как ни толковали мы с братьями, однако не сумели увидеть в этом звере знамений апокалипсиса. Голова у него всего одна, рогов нет, мордой он более всего напоминает бородатого пса, а цвету белого. Да-да, сообщаю тебе это как очевидец, ибо мы почти всей обителью ходили убедиться в справедливости молвы». Удивительно, верно?
        Юлий поерзал на кровати, устраиваясь поудобнее.
        - Что еще пишет брат Франциск?
        - Далее в основном ответ на мое прошлое возражение по поводу его толкования стиха двадцать пятого седьмого псалма Давидова.
        - А еще письма есть?
        - Увы, сегодня только одно. Однако ответ брата Франциска настолько неожиданный, и хотя безусловно неглуп, однако без возражения его оставить нет никакой возможности, ибо брат совершенно забыл, что в стихе тридцать третьем...
        Юлий перебил старика, пока тот не углубился в библейские дебри:
        - Брат Лиас, у меня для вас новость!
        - А? Какая? Что-нибудь произошло? Во дворце, в городе? С кем?
        - Помните, мы недавно толковали про некоего лекаря Би Дао и мудреца Бенаду?
        - О да, и ты еще предположил, что это может быть...
        - Он приехал.
        - Кто?
        - Этот колдун, Бенда.
        Старик заволновался. Он отложил перо и письмо, сцепил иссохшие пальцы.
        - Ты уверен? Поверь, если бы мне удалось расспросить этого человека и все, что сообщали в письмах братья, подтвердилось бы, этот человек оказался бы великим гражданином, о котором следовало бы написать целую книгу, и он был бы достоин чести быть внесенным в книгу почетных горожан... Ты знаешь этого человека? Знаешь, где он живет?
        Юлий кивнул. Старик почесал лысину, потер подбородок, схватился за перо дрожащими пальцами. И наконец сказал то, чего ждал мальчик:
        - Ты не мог бы пригласить его сюда? Скажем, завтра днем? Если он путешественник, то в любую минуту может отправиться в новое путешествие, поэтому надо как можно скорее с ним поговорить! Возможно, до следующего его возвращения в город я не доживу. Конечно, кто-нибудь продолжит мой великий труд, но ведь...
        - Да, я смогу, но ближе к вечеру, если вас это устроит. Думаю, он вполне согласится провести здесь ночь, чтобы обогатить вашу летопись подробностями.
        - Благодарю тебя, отрок, чей разум способен понимать вещи, не каждому старцу доступные! Беги, беги, проси скорее того человека...
        - Может быть, вы своей рукой черкнете ему записку с приглашением?
        - Безусловно, конечно, сейчас же! - Взволнованный старик схватил перо и, роняя капли, начертал на куске пергамента несколько слов. - Возьми и передай, передай скорее, и завтра же я жду его, чиню перья, под руку кладу несколько чистых свитков и заготавливаю целую бочку чернил. Поистине сам Господь посылает мне этого человека!
        Юлий принял записку, сдерживая дрожь. Что-то будет, что-то произойдет совсем скоро!

* * *
        Спал он в эту ночь плохо. Крупное тело Кривого обжигало, бандит ворочался, часто закидывал на Юлия горячую руку. Мальчик просыпался, осторожно сдвигал руку с себя, натягивал одеяло на спину так, чтобы оно лежало между ним и Кривым, разделяя их, и, лежа на боку смотрел в темноту, пока глаза не начинали слипаться. Только утром, когда Кривой ушел вниз, мальчик сумел забыться и немного поспал.
        Его разбудили, когда солнце стояло уже высоко. Юлий подскочил от первого прикосновения.
        - Полдень был? - всполошенно спросил он у сидящего на краю постели Кривого. Тот даже не вздрогнул.
        - Чего же ж не быть, - отозвался он. - Ты как? Мож, другой раз попробум, э, голуба?
        Юлий перепрыгнул спинку кровати и, схватив свои лохмотья, прикрылся ими.
        - Что вы! Главное - не пропустить. Я с Мамой Ло договорился, она нас накормит заодно.
        - Зачем же ж в город тащиться?
        - Встреча у меня там назначена с одним человеком, который знает Бенду и где его найти, - Юлий натянул драную рубаху и остатки штанов. Сквозь дыры просвечивала кожа, покрытая бледным загаром. Для лета обновка была самая подходящая. - Так я заодно вас приглашаю, чтобы и вы послушали и, может, чего спросили. Идете со мной или я один сбегаю?
        Кривой грузно поднялся, одернул голубой кафтан.
        - Штой-то ты от ученья говоручий стал - страсть.
        - Идемте, идемте. - Юлий крутился, ожидая, когда Кривой повяжет на плешь красный платок. - Скоро вы?
        - А то. - Кривой расправил плечи. - Идем.
        - Только вы идите себе, а я рядом буду. Несолидно вам с нищим под ручку ходить. - Юлий поскакал по ступенькам, Кривой тяжело затопал следом.

* * *
        Солнце заливало улицы ярким светом. Горожане прикрывались шляпами, хотя охотнее - крышами трактиров. Горожанки накидывали на лоб кружевные и простые льняные косынки. Однако шума и толчеи от жары не убавилось. Кривой шагал, раздвигая локтями прохожих, и ему уступали дорогу, как будто он был важной персоной.
        Когда Кривой вышел на рыночную площадь, Юлий подбежал к нему.
        - Чего бледный такой? - Кривой взял мальчика за подбородок. Мальчик однако уже почти перерос его.
        - Живот прихватило. - Юлий схватил Кривого под руку, повис на нем. Кишки крутило, накатила слабость.
        - Дак быстро сядь, голуба!
        До трактира Мамы Ло оставалось всего ничего. Юлий еле держался на ногах, однако задерживаться не стал:
        - Посижу там.
        - Те покушать надоть, э?
        - Нет-нет, какая сейчас еда! Вот потом, может, и захочется. А старик уже и котлы загасит... Я пока место займу, а вы зайдите в лавку, возьмите пирог с мясом - я съем, как отпустит брюхо проклятое. Вот хоть сюда! А я посмотрю, не пришел ли человек... Да дойду я, дойду!

* * *
        Юлий нажал на дверь всем телом, ввалился в трактир и упал на скамью за столом у окна. Внутри все мелко дрожало, предательская слабость накатывала на кишечник. Как бы не опозориться! А если булочник забыл? А если Кривой спросит, откуда тот его знает? А если Бенда в доме? А если Кривой прямо сейчас за нож схватится? Хотя вряд ли, наверняка в лавке полно народу, Аласт не любит криков. А если Кривой начнет разговор раньше, чем булочник его назовет, а если решит спросить про Бенду? Юлий согнулся в три погибели, схватившись за брюхо.
        Хлопнула дверь, стена, к которой прислонился страждущий Юлий, затряслась. Все в трактире оглянулись. Мальчик поднял глаза. Ему очень захотелось как можно скорее оказаться как можно дальше отсюда.
        Кривой исподлобья осмотрел зал, подошел к столу, встал напротив Юлия. На стол шмякнулся завернутый в бумагу продолговатый сверток.
        - Твой пирог, - глухо произнес Кривой, продолжая стоять, опершись о стол. Кончики толстых пальцев вздрагивали, вены на руках вздулись и синели под покрасневшей кожей.
        Подбежала, тряся телесами, Мама Ло.
        - Ты че, Аласт, дверями хлопаешь, посетителей распугаешь, - зашептала она. - Сядь, зачем встал. Чего принести-то?
        Кривой медленно обернулся. Мама Ло издала тихий звук и пятясь стала отодвигаться. Остановилась она только за стойкой, где, наклонившись пониже, так, что из-за расставленных по стойке деревянных стаканов была видна только ее жирная спина, несколько раз быстро и мелко перекрестилась, шепча истово: «Помилуй мя и мой трактир, Дева Мария, помилуй мя и мой трактир, Дева Мария! Не дай погибнуть во цвете лет!»
        Затем хозяйка споро собрала на поднос кружки с темным пивом, сырные палочки, медовые крендельки, недавно принесенные Бендой, еще тепленькие, хлеб, несколько сушеных окуней и порезанный ломтями копченый окорок. Все это она поставила перед тяжело севшим Кривым - и сбежала на кухню присматривать за супом.
        Кривой, глядя в окно, за которым виднелась дверь в дом булочника - она постоянно открывалась и закрывалась, пропуская покупателей, - с громким хрустом разломал рыбину. Не отрывая взгляда от дома напротив, Кривой глотал пиво, зубами отрывал полоски рыбьего мяса. Юлия он не замечал. Мальчик сполз под стол и бегом кинулся во двор, в отхожее место.
        Когда он вернулся, Кривой посмотрел на него.
        - Ну што? - спросил главарь отрывисто.
        Юлий развел руками:
        - Не пришел. Так я еще сбегаю на базар, поспрашиваю. Вы пирог-то... того, не забудьте!
        Он умчался. Оставаться рядом с Кривым он был не в силах: от ужаса сразу сводило кишки и непреодолимо тянуло в нужник.
        На рынке Юлий за медяк велел какому-то мальчишке отнести приглашение брата Лиаса и проследил, что паренек действительно зашел в дом, держа бумажку, как флаг, и выбежал припрыжку, кусая пирожок. Теперь, когда Кривой уйдет, пару слов сказать Маме Ло... и ждать. Ждать! И быть рядом, чтобы не упустить момент.

* * *
        Бенда сидит, клюет носом. Свеча догорает, еле освещая свиток, язычок пламени пляшет почти на металле, его и подсвечник разделяет маленькая полоска стремительно тающего воска. Монах, кряхтя, встает, достает с полочки над столом новую свечку, зажигает ее от старой и ставит прямо на огонек, в лужицу воска. Келья наполняется светом. Бенда трясет головой, трет глаза.
        - Записали, святой отец? - спрашивает.
        - Сейчас, сын мой, сейчас. - Старик берет перо и кладет на свиток еще два ряда мелких аккуратных буковок. - Продолжай, я слушаю.
        Бенда зевает, прикрывая рот рукавом.
        - Про турецкого султана уже было?
        - Было. Ты остановился на том, как тебя не пустили в зачумленный город.
        - Да, да... - Бенда собирается с мыслями, но в голове сплошной туман. - Может быть, я приду завтра вечером и продолжу? Отец, наверное, уже встал и ставит тесто, а мне с утра помогать ему... Позвольте, я пойду?
        - Последнюю историю! - молит монах.
        - Хорошо, последнюю на сегодня, - сдается Бенда. Вспоминать не хочется, но Бенда делает над собой усилие. От первых же слов в сердце втыкается невидимая иголка. - Да, между мной и берегом был этот город, а ворота были заперты. Колокола звонили, звонили... и над стенами поднимался дым...

* * *
        - Ступай мимо, чужеземец! - крикнули Бенде со стены.
        - Но мне надо в порт!
        - Корабли стоят на приколе и не выйдут в море, пока в городе чума.
        Черная смерть! И Бенда разворачивается, чтобы поспешить прочь от этого места. Однако, пройдя несколько шагов, все же возвращается:
        - Я лекарь и колдун! Может, я окажусь полезен городу?
        - Вряд ли, но я спрошу! - И стражник исчез со стены. Скоро послышался скрип отодвигаемого засова, ворота приоткрылись.

* * *
        Когда Бенда, шатаясь, выходит из ворот монастыря, солнце уже стоит над городом. Мимо спешат первые прохожие, колокола звонят, сзывая прихожан на раннюю службу. Бенда идет, мечтая только о постели. Сил не осталось. Здания сливаются в одну сплошную стену, и приходится щуриться, чтобы не пропустить своего дома. Со времени приезда Бенде не удалось выспаться - приходилось засиживаться до ночи с любопытствующими соседями, провожая их, когда родители давно спали, а вставать с солнцем, чтобы помочь отцу который за время хождений Бенды сильно сдал. Поседел, осунулся, похудел... И матушка постарела. Уходишь ли из дома или возвращаешься - а все равно оказывается, что нечто потеряно, и потеряно навсегда. Как и со многим на свете, с этим приходится смиряться. Если получится - принять, если нет - стараться не замечать или делать вид, что так и надо. Родители стареют - но разве детям легче оттого, что это закон жизни? И с каждой минутой, с каждой секундой все острее ощущаешь, что ничем помочь не можешь, будь ты хоть трижды лекарь и колдун, да хоть бы и сам господь бог!
        Что это за люди у дверей?
        Бенда щурится, пытаясь сквозь резь в усталых глазах разглядеть в ярких лучах утреннего солнца фигуры у входа в дом. Кажется, у них оружие? Что случилось? Да это стража!
        Превозмогая слабость, Бенда бросается к дверям, но его останавливают алебарды.
        - Пустите же! - Сил не хватает развести скрещенные древка.
        - Ты кто такой?! - как сквозь стену слышится сердитый окрик.
        - Я здесь живу! Почему вы меня не пускаете?!
        Грубый смех в ответ:
        - Да он пьяный! Спихните его в канаву!
        Бенда отходит на шаг назад и смотрит, пытаясь сфокусировать взгляд. Дом тот, никакой ошибки, и перед дверью действительно стоят два стражника в форме, загораживая проход. Они ухмыляются, выставив алебарды. Бенда трясет головой, говорит:
        - Я здесь живу. Я сын булочника, меня зовут Бенда. И я хочу попасть к себе домой. Что вы здесь делаете? Пропустите меня.
        Солдаты ржут, кричат что-то, что Бенда уже не может разобрать. Откуда-то снизу, от живота, начинает подниматься гнев. Бенда чувствует, что еще слово - и от дверей, равно как от солдат, останется горстка пепла. Как от всех тех зачумленных, собранных в доме на окраине прибрежного городка, название которого Бенде так и не довелось узнать. Бенда поднимает руку...
        Дверь открывается, на пороге появляется префект, за ним маячит красное, пышноусое лицо капитана стражи. Капитана Бенда не знает, но префект - личность известная. Бенда бросается к нему, но опять дорогу преграждают алебарды.
        - Вы кто такой? - спрашивает префект сердито. - Что устраиваете беспорядки? Приходите в ратушу в приемные часы!
        - Отец! Матушка! - в отчаянии кричит Бенда. В ответ тишина.
        - Вы больной или хулиган, я не понимаю? - Префект надевает перчатки, выходит на улицу. За ним следуют капитан и еще трое стражников. Префект поворачивается к ним: - Тела уберите, вызовите гробовщика, закажите мессу, пусть никто не говорит, что город не заботится о своих горожанах. И пусть священник проведет в доме службу, чтобы очистить место.
        - Какие тела, зачем службу? - тупо спрашивает Бенда. В голове все мешается, но сон мгновенно улетучивается. Иголка, сидевшая в груди полночи, встает поперек сердца. И Бенда понимает, что это не сердце виновато... - Пустите! - кричит Бенда, бросаясь на острия, но стражники перехватывают, закручивают руки за спину. - Это мой дом! Что вы все тут делаете?!
        Префект уходит не оглянувшись.
        - Уберите, - бросает он.
        Красномордый капитан наклоняется к Бенде:
        - Милейший, вы что-то перепутали. Если вы будете вести себя тихо, мы вас отпустим. Это не ваш дом. Хозяева были убиты ночью, и так как наследников у них не осталось, дом переходит в собственность города, им распоряжаются префект и старейшины. Вы меня слышите? Эй, милейший?
        Бенда не слышит ничего, кроме слова «убиты».
        - Как? Кем, почему? - шепчет.
        Капитан, видя, что чужак успокаивается, делает знак стражникам, и те отпускают Бенду.
        - Послушайте, милейший, ступайте себе, - говорит он отечески. - Вы вообще кто?
        - Я сын булочника, Бенда. - Бенда поднимает голову внимательно оглядывается. - Вы сказали - убиты? Как? Кем? Вы кто такой и что здесь делаете?
        - Это я вас спрашиваю, - недовольно говорит капитан, невольно смущаясь под светлым взглядом. Он, не смущавшийся никогда. Даже в детстве, когда стащил у матери из шкатулки единственную серебряную брошку. - Я капитан городской стражи, выполняю свой долг. Ночью здесь произошло двойное убийство, кто-то проник в дом, зарезал хозяев, унес все ценности, в том числе бумаги. По распоряжению префекта я осмотрел место преступления. Преступник, несомненно, скоро будет найден и понесет заслуженное наказание. В соответствии с законом, за неимением наследников все имущество покойных, в том числе недвижимое, переходит государству. Что вы имеете сказать против?
        С трудом продираясь сквозь колокольный звон «убийства» и «покойных», не переставая гудящий в голове, Бенда кротко спрашивает:
        - Я могу войти?
        - Да вы кто такой, черт побери?
        - Сын.
        - У хозяев не было детей, оставшихся в живых. Сын их уехал пять лет назад и погиб на Востоке. Или у вас есть документы, подтверждающие родство с покойными?
        Бенда не отрывает взгляда от лица капитана, говорит медленно, сдерживаясь:
        - Послушайте, меня не интересует наследство, забирайте себе дом и что хотите. Но дайте мне хотя бы... - Голос прерывается.
        Капитан не намерен уступать, так как чувствует, что если он сейчас пропустит Бенду, то тем самым признает слова Бенды за правду.
        - В церкви насмотритесь, - грубо говорит он. - Отойдите!
        И Бенда отступает. Капитан, оглядываясь, уходит, напоследок шепнув кое-что одному из стражников. Теперь перед дверями стоят пятеро, и все следят за каждым движением Бенды.
        Бенда смотрит под ноги. И стражники все крепче держатся за оружие, все подозрительнее, с ожиданием, поглядывают в сторону Бенды. Наконец один не выдерживает:
        - Пошел отсюда, бродяга!
        - Я выгляжу как бродяга? - мрачно спрашивает Бенда.
        - Н-нет, пожалуй, - несколько растерянно отзывается стражник.
        - Ну так и чего орешь?
        Бенда обходит выставленные алебарды, поглядывая на открытые ставни второго этажа. Из окна трактира за ним, присев у подоконника, следит Юлий.
        Другой стражник окликает:
        - Эй, ты! Ты и впрямь, что ль, колдун?
        Бенда не отвечает.
        - Слышь, колдун, не забывай, все-таки кругом город, люди...
        Третий добавляет:
        - Скоро телега приедет тела забирать, так если ты и впрямь сын, то вот и попрощаешься. А так-то чего лезть? Ты, главное, не колдуй! Слышь?
        Дверь трактира открывается, показывается голова Мамы Ло в белом чепчике. Она окликает Бенду:
        - Мож, зайдешь? Чего на улице торчать, с этими дураками препираться? Поешь, я и в комнату могу пустить - поспишь...
        Бенда подходит к Маме Ло.
        - Ну, ну, мальчик, всяко бывает, - бормочет толстуха. - Проходь, что ли? - И распахивает дверь во всю ширь.
        У окна Юлий бросается на лавку.
        Бенда стоит, смотрит в полутьму пустого трактирного зала. Оттуда пахнет мясом и хлебом.
        - И верно, иди поешь, поспи, а как тела выносить будут, так мамаша тебя разбудит, - говорит за спиной один из стражников.
        Бенда медленно разворачивается.
        - Стой! - кричат солдаты, сбиваясь в кучу и ощериваясь остриями алебард.
        Соседние дома молчаливы, никто поутру не открывает ставни, не готовит завтрак, не вывешивает стиранное белье - как будто все вымерли. Улица пуста, только к площади бредет торговка с рыбой, а с рынка идет, шатаясь, дряхлый нищий. Заметив подслеповатыми глазами движение, старик останавливается, вытягивает руку перед собой, почти коснувшись мелькнувшего у лица плаща.
        - Я видел или мне пригрезилось? - бормочет он, грязными кулаками протирая красные веки. - Что это было?
        Торговка, бросив корзину и подхватив юбки, бежит прочь. Блестящая рыба рассыпается по мостовой. Стражники падают на рыбу, обломки алебард летят следом. Двое вскакивают и, спотыкаясь, скользя на чешуе, кидаются в дом, грохоча подкованными сапогами по выломанной двери.
        Бенда стоит у порога комнаты на втором этаже. Две старухи уже обмыли и заканчивают обряжать тела, гладко выбритый маленький доктор в черном кафтане копается в сундуке. Заслышав шаги, они обернулись и уставились на Бенду.
        - Что вам, юноша? - брезгливо спрашивает доктор, выпрямляясь. В руках он держит вышитое полотенце. - Это подойдет? - спрашивает у старух.
        - Не смейте! - кричит Бенда, делая шаг вперед, но сзади набегают стражники, наваливаются, кидают на пол, пинают, крутят руки и вытаскивают на лестницу. Как Бенда ни сопротивляется, через минуту стражники выбрасывают Бенду на улицу. Доктор, пожав плечами, кидает старухам полотенце.
        Подъезжает скрипучая телега, запряженная парой кляч. На передке рядом с возницей сидит вертлявый гробовщик. Когда телега останавливается, гробовщик соскакивает с нее, суетясь, помогает стражникам стаскивать два простых деревянных гроба. Бенда сидит на камнях и смотрит. Трое оставшихся солдат следят за застывшей фигурой, держа оружие наготове. Но Бенда не шевелится. Только когда из дома выносят первый гроб, Бенда поднимается. А когда гроб ставят на телегу, шурша выстланной по дну соломой, Бенда падает на колени и, уткнувшись лбом в край гроба, плачет.

* * *
        Бенду окружают солдаты. Подталкивая остриями пик в спину, ведут на площадь. Там собралась толпа, она волнуется. Люди расступаются, кто-то клянет Бенду, кто-то благословляет. От сильного запаха чеснока тяжело дышать. В сопровождении солдат Бенда проходит к центру площади. Вокруг наспех сколоченного сарая пустое пространство. Низкое длинное строение обложено вязанками хвороста, изнутри слышны голоса. «Мама!» - кричит в сарае детский голос. Стоящая неподалеку простоволосая женщина падает на мостовую и бьется головой о камни. Люди пытаются ее поднять, но она вырывается, кидается на стражников, которые сдерживают толпу. Женщину отбрасывают, и она затихает, глядя на Бенду.

* * *
        Юлий не отрываясь смотрел в окно. Мама Ло подошла, постояла у него за спиной, утирая глаза передником.
        - Как же это они мальчонку, а? Не пожалели сироту! Куда ж он теперь? Выгнали из дома, ты подумай. А еще эти власти кругом кричат о своей заботе о горожанах. Да в гробу мы видели такую заботу!
        Мама Ло в сердцах сплюнула, попала на стол. Спохватившись, стерла передником плевок и пошла на кухню, покачивая телесами и вздыхая на ходу. Юлий хмуро следил за происходящим на улице.
        Телега тронулась, скрипя. Гробы покачивались, гробовщик крутился на передке, то придерживал гроб, то трогал возницу, взглядом умоляя его ехать осторожнее. Невозмутимый стражник на козлах не отвечал и ничего не предпринимал, чтобы изменить манеру езды. Впрочем, клячи тащились так медленно, что телегу, наверное, и ползущий младенец обогнал бы без труда.
        Бенда идет рядом, положив руку на край гроба. Лица родителей желтоватые, кожа твердая и чуть прозрачная, будто растекшийся воск недавно погасшей свечи. И еще они чужие, совершенно чужие, как будто это совсем другие люди лежат, скрестив руки на груди, и поверх горла каждого - белое, вышитое матерью полотенце.

* * *
        Старейшина в длинном черном одеянии, на шее золотая цепь с медальоном, знаком власти. Он что-то тихо рассказывает Бенде. Народ окружил их, женщины смотрят с безумной надеждой, большая часть мужчин - с мрачной обреченностью. У многих в сарае дети, родители, жены, мужья, братья и сестры. Из обложенного вязанками строения несутся молитвы, крики, плач.
        - Черная смерть прошла по нашему городу лет двадцать назад, а несколько дней назад появиласьснова. Многие в ужасе бежали. Те, кто выжил тогда, собрали всех больных. Если ты можешь вылечить их, не подходя к сараю, так сделай это. Если нет - подожги дрова.
        - Там живые!
        - Зачумленные, колдун, зачумленные...

* * *
        Юлий шел за телегой до самой церкви, следил издалека, как снимали и заносили внутрь гробы. На паперти показался священник и увел, обняв за плечи, Бенду. Нищий стремглав помчался в логово.
        Кривой лежал на кровати, скрестив ноги в ботинках поверх атласного покрывала, и смотрел в потолок. Он был мрачен. Обычно, когда главарь находился в подобном расположении духа, все старались держаться от него подальше. Тем более что Юлий не пришел ночью, не появился утром...
        Мальчик вбежал в комнату и закричал:
        - Я нашел, я нашел его!
        - Как? - Кривой скинул ноги с кровати, приподнялся на локте.
        Юлий изобразил радость:
        - Колдуна! Я его видел!
        Кривой сел.
        - Тот самый, што ль? Точно? Где?
        - Как вас вижу!
        - Так идем, што ль?
        - Подождите, я хоть поем, а то умаялся, бегаючи по городу. Не торопитесь, он никуда не уйдет. И вообще не спешите, время терпит. Как только будет пора, я скажу. Где там мой пирог?

* * *
        Поздний вечер. В церкви темно, только перед распятием да у изголовья двух гробов горят свечи. Бенда стоит на коленях, к нему подходит отец Август:
        - Церковь закрывается, сын мой. Тебе надо идти.
        - Некуда, - говорит Бенда, не поднимая головы.
        - Соседи, родственники? Нет? Тогда я запру тебя тут. Бенда, настали те пасмурные дни, о которых я говорил. Пришла пора светить самому!
        Бенда молчит. Затем встает и шатаясь бредет к выходу. Священник идет следом. У выхода он кивает церковному сторожу и тот, брякая ключами, плетется внутрь закрывать тяжелые створки. Кругом мертвая тишина, белая луна стоит над крышами.
        - Бенда, подожди, куда же ты?! Пойдем ко мне. Или постучись в монастырь, они примут...
        Глядя вслед удаляющейся черной фигуре, патер вздыхает. Ни одно сказанное им сегодня слово не было услышано, не дошло до запертой горем души. А чем еще он, священник, может помочь?
        Ноги сами идут знакомым путем. Ставни заперты, одна половина улицы освещена месяцем, другая погружена в тень. Шаги отзываются эхом. Около дома Бенда останавливается. Встает, прислонившись спиной к стене.
        Окно трактира распахивается, от него по мостовой протягивается желтая полоса. Подняв свечу, хозяйка высовывается по пояс, пытаясь разглядеть в темноте хоть что-нибудь.
        - Бенда, это ты? Я тебя целый вечер жду, все думаю, куда ж ты запропастился. Тебе ж идти некуда, небось? Заходи, мальчик, не торчи на улице! Переночуй хоть.
        Бенда отрывается от стены, делает три шага - и ничком падает в открывшуюся дверь. Мама Ло, всплеснув руками, хватает Бенду за плечи, втягивает в зал. Из кухни выходит служанка, бросается на помощь.
        - Что с ним? - спрашивает она. - Обморок, что ль?
        Вдвоем женщины затаскивают бесчувственное тело внутрь. Толстуха запирает дверь на засов, командует:
        - Воду холодную в тазу, вина полстакана, да хоть хлеба принеси, небось парень весь день не емши!
        Начинаются хлопоты.
        Проснулась вторая служанка. Пока первая бегала за вином и едой, вторая девушка под присмотром Мамы Ло положила Бенде на лоб смоченную в холодной воде тряпку.
        Бенда открывает глаза, бессмысленно смотрит вокруг - и женщины уже втроем хлопочут и суетятся, мешая друг другу. Когда попытка накормить не удалась, служанки, следуя указаниям хозяйки, помогли Бенде подняться и отвели на второй этаж. Положили в комнате, где указала Мама Ло, и ушли. Толстуха посидела рядом - и тоже отправилась спать, оставив на столе свечу в черепке.
        Бенда лежит, глядя в потолок, пока огонь, мигнув, не гаснет. Постепенно темнота в комнате сливается с тьмой внутри, и Бенда соскальзывает в забытье, в сон без видений, в тревожное временное небытие.

* * *
        Везде горят, очищая воздух, костры, дым иногда застилает сарай, щиплет глаза. Из улиц вокруг площади слышны крики, визгливый лай, жалобное мяуканье: жители истребляют кошек и собак. Почти нестерпимо пахнет чесноком. Ветер приносит запах можжевельника. Столпившиеся вокруг плачут, потому что Бенда молчит.
        - Если умеешь, убей их... быстро, - просит старейшина. - У меня там... внучка. Три года.
        Бенда поворачивается к строению.

* * *
        Когда Бенда приходит в себя, рядом сидит Мама Ло. Глаза у сердобольной толстухи красные, лоснящиеся щеки мокры, она тихо всхлипывает, утирая глаза то рукавом, то передником.
        Бенда долго смотрит на нее, как будто не узнавая. Затем, с трудом шевеля высохшими губами, спрашивает:
        - Почему?..
        Мама Ло хватает со стола стакан и сует Бенде:
        - Выпей, бедняжечка. Горе-то... А почему - что говорить? Господь дал, Господь взял...
        Бенда пытается сесть, и трактирщица бросается помогать, поднимает подушку, подкладывая ее под спину Бенде.
        - И кто?
        - Ну кто, кто, кому это надо? Бандиты какие-нибудь, воры, грабители, мало ли лихого люда вокруг... - говоря это, Мама Ло смущается, потому что она хоть и не знает, но очень подозревает, кто тут поработал. Недаром ведь Кривой так смотрел вчера на дом булочника. Что же сосед такого сделал, что сказал, если мирный, в общем-то, Аласт...
        - Вы знаете.
        - Да откуда же, откуда же? - мечется трактирщица, однако не выдерживает и, заливаясь слезами, рассказывает. Не все, а то, что видела вчера. Не то, что Кривой ее давний приятель, не то, что она сбывает краденное им и его бандой. А как вошел он вчера, хлопнул дверью так, что дом задрожал, и посмотрел на нее так, что сердце ухнуло в пятки, предчувствуя беду, да там и осталось и до сих пор все еще там, и разрывается от жалости к сиротинушке...
        - Эй, мамаша! - раздается снизу зычный голос.
        Толстуха становится бледнее своего передника.
        - Это он!
        - Он?
        Мама Ло подхватила юбки и со всей скоростью, на которую была способна, кинулась в зал.
        Кривой стоял, облокотясь на стойку.
        - Где колдун? Наверху?
        Толстуха всплеснула руками:
        - Аласт, ты чего? Креста на тебе нет, ты чего, пожалей мальчика!
        Бандит отлепился от стойки, чтобы двинуться к лестнице.
        - Ты што, старуха, не бу же ж я его резать. Тока погрим. Пива пока принесь, туда, в угол.
        Из угла помахал Юлий. Он сидел за столбом, чтобы его не было видно с лестницы, и мелко дрожал в предвкушении. Мама Ло подошла к нему. Мальчик спросил тихо:
        - Вы сказали колдуну, что это Кривой?
        - Я? Да ни в жисть! - забожилась трактирщица.
        Юлий вздохнул с удовлетворением.

* * *
        Кривой постучался, хотя дверь была приоткрыта. Никто не ответил. Кривой толкнул дверь и вошел, выкатив грудь.
        Бенда стоит, держась за стол, и не отрываясь смотрит на вошедшего.
        Кривой плотно закрывает за собой дверь, поворачивается к Бенде.
        - Слыша, што вы, господин колдун, всякие болезни лечите, э? Даж странные, э? Хе-хе. Дак я по этому поводу. А? Подлечиться бы мне. Господин колдун!
        Бенда смотрит.

* * *
        Огонь поднялся не сразу. Дым проник сквозь широкие щели между досками, и крики усилились. Заплакали дети, их плач подхватили женщины в сарае и на площади. В спину по-прежнему тыкались острия пик. Толпа волновалась.
        - Солдаты постараются сдержать людей, а ты потом беги скорее в ту улицу и прячься в порту. Тебя закидают камнями, - шепчет старейшина.
        Бенда не слышит.

* * *
        - Штой-то ты молчаливый какой, э? - Кривой встал перед Бендой, набычившись, уперев руки в бока. - Чего, лечить бум? Э, грить умешь, голуба? - Бандит тоже внимательно рассматривает бледное строгое лицо Бенды. - Слышь? Колдануть можь? Болезня у мине, слышь, э?

* * *
        Налетел ветер, раздул пламя. В толпе завыли. Между досками высунулась маленькая ручка, потянулась наружу. «Мама, мама!» - звали дети.

* * *
        Бенда молчит.
        Кривой начинает сердиться. Хмуря светлые брови, он шарит по поясу, но, сдержавшись, убирает руки от ножа, скрытого полой голубого кафтана.
        - Слышь, колдун? Я же ж к те лечиться прише. Заплачу хорошо, не сомневайся, но ежли што, так и это, ножом по горлу. Ты мине гордость не строй, слышь? Э, глухой, што ль? Я сказа - болезня у мине, хрен кривой, поэл? Ты на морду мою не глядь с презреньем, а сюды глядь! - Кривой приспустил штаны, обнажив возбужденный корень жизни. - Вишь? Дак штоб прямой бы! А? Сдела, голуба, а за мной дело не станет...
        Бенда с усилием опускает взгляд и долго смотрит на чресла бандита, так долго, что Кривой, помявшись, натягивает штаны обратно.
        - Ну? Долго молчать бум? - угрожающе произносит он.
        Бенда переводит взгляд обратно на напряженное лицо бандита.
        - Дак што? - Неуловимое движение - и в руке Кривого оказывается нож. - Э?
        Бенда сглатывает, разлепляет губы:
        - У вас все в порядке, лечить нечего.
        - Э? Ты што, колдун, глухой, што ль? Кривой, я грю, хрен!
        - Отклонения в пределах нормы, никаких нарушений.
        - Дак как же ж, когда кривой! - Бандит взбешен. - Колдуй, гад! А не то...

* * *
        Огонь охватил сарай. Черный дым валит в небо, языки пламени вздымаются выше домов. Толпа медленно отступает, некоторые женщины, наоборот, пытаются прорваться сквозь строй солдат. Горящее дерево трещит, пепел летит во все стороны. С грохотом, подняв тучу искр, проваливается крыша. В огне кричат, бьются, рвутся люди. Стены падают - все звуки, кроме рева огня, исчезают.

* * *
        Воздух вокруг Бенды густеет, между кончиками пальцев вспыхивают синие искры, по комнате разливается жар, простыня на кровати начинает тлеть. Однако бандит, не чувствуя опасности, ревет:
        - Презирашь, колдун? Да я тя по стене размажу! Кишки на буркалы намотаю! - и бросается на Бенду. Во второй руке появляется второй нож.
        Свист воздуха; падает, откинутый ногой, табурет - но лезвие со звоном входит в дерево стола. А Бенда, развернувшись, прыгает в окно.
        - Не уйдешь, гад, три кинжала те в задницу! - орет Кривой, бросаясь к окну, перехватывая нож за рукоять и приготовившись к броску. Но, перегнувшись через подоконник, он видит, что улица пуста. Смотрит направо, налево - нигде колдуна нет. Город еще не проснулся, только около площади бредет вечная торговка рыбой. Кривой смотрит вверх - и там никого нет, лишь медленно поднимающееся над крышами солнце рассылает свет и тепло равно убийце и убитому, живому и мертвому, бандиту и
        колдуну. - Тока попадись мне - прирежу! - кричит Кривой, грозя кулаком в небо.

* * *
        Бенда стоит, покачиваясь. Огонь догорает, ветер прибивает последние языки пламени, поднимая в воздух черный пепел. Площадь замирает в молчании. Глаза выплаканы, горло охрипло от проклятий и молитв. Обугленный столб стоит посреди пепелища. Порыв ветра - столб со скрипом наклоняется и падает.

* * *
        - Убью, убью! - твердит Кривой, мерно двигая задом. Привязанный к сундуку Юлий, закусив губу, тихо плачет.

* * *
        Камень, чиркнув об острие пики, прилетел и ударил в плечо. Второй ударил в затылок. Бенда падает. Мгновение тишины...
        С хрустом и шелестом разбрызгивая золу и пепел, над пепелищем встают люди. Растерянные дети и взрослые на четвереньках выбираются из-под углей, у них черные, вымазанные сажей лица. Но под грязью они розовые, свежие и здоровые как никогда.
        Толпа ломает строй солдат, не слушая истошных криков старейшины:
        - Подождите, подождите, куда же вы, пусть всех сначала осмотрит лекарь! Стойте, вы же можете заразиться! Остановитесь, я приказываю!
        Обезумевшая от чуда толпа захлестывает пепелище.
        Глава шестнадцатая
        - А мое золото! Там осталось мое золото! - закричала уносимая бодрой рысью Алиция.
        Словно в ответ на ее слова, из пещеры в коридор влилась струйка расплавленного желтого металла. Она проползла немного, шипя и исходя паром, и застыла. Сверху плеснулась целая волна золота.
        - Не желаете? - предложил девушке Канерва, кивая назад.
        Алиция оглянулась, пытаясь поверх его прыгающего плеча разглядеть, что делается в оставленном ими проходе.
        - Ничего не вижу!
        Лорд Мельсон придержал лошадь, повернул, чтобы девушка могла насладиться зрелищем. Но Алиция, разглядев догоняющую их волну раскаленных жидких денег, завизжала:
        - Что вы встали, скачите!
        Канерва не заставил просить себя дважды.
        Коридор изгибался вправо, скоро под копытами не звенел гранит, а глухо отзывались плиты серого песчаника.
        Крупная дрожь пронизала тело земли. Всадники остановились и прислушались. Вдруг сзади загрохотало, стены подземелья сотряслись, пол покачнулся.
        - Что за черт?! - Канерва с трудом удержал на месте испуганную лошадь.
        Из коридора на них вынесло стену пыли, под ноги подкатились мелкие камешки.
        - Обвал. - Арчибальд покрепче усадил Бенду сунул поводья в гуляющие пальцы, спешился и пошел назад, в сторону пещеры.
        Пыль медленно оседала. Стало очень тихо, больше не слышно было отдаленного гула пожара, который сопровождал всю скачку из сокровищницы. Почти сразу же рыцарь вернулся.
        - Завалило наглухо, сто лет теперь откапывать будут. - Он вскочил в седло позади Бенды, тронул коня. - Пути назад нет.
        - А как же этот мальчик, ваш оруженосец? - спохватилась Алиция.
        - Вас интересует его жизнь или дальнейшая судьба? - спросил Арчибальд, мерно покачиваясь на неторопливой рыси. - Мне безразлично и то, и другое.
        Алиция, хлопнув по руке Канерву который пытался придержать ерзающую девушку за талию, произнесла гневно:
        - Я понимаю, что уволился он недостаточно вежливо, однако он живой человек. Если его там завалило, ваш оруженосец умрет с голоду!
        - Очень хорошо, - отозвался рыцарь равнодушно.
        - Да вы просто бессердечный истукан!
        - Хватит, Алиция, - шепнул у нее над ухом Канерва. - Юноша наверняка сбежал и давно гуляет на свободе. Что вам, к сожалению, не светит.
        - Немедленно отпустите меня! - задергалась девушка. - Хам! Предатель! Неужели вы воспользуетесь моей беспомощностью?!
        - Не бойтесь, красавица, вам всего лишь отрубят голову, - ухмыльнулся лорд Мельсон.
        Коридор внезапно закончился. В перекрывающей проход стене, сложенной из серых глыб, была дверь. По виду довольно старая, из тяжелых черных досок, которые скреплялись чугунными петлями.
        - Лошади не пройдут, - заметил Канерва, спрыгивая.
        - Пройдут. - Арчибальд тоже спешился и повернулся, чтобы снять Бенду.
        Бенда мягко отводит руки рыцаря - серые глаза смотрят осмысленно, - сползает по крупу коня, держась за седло.
        - Вы уже пришли в себя? - отступив, почтительно спросил рыцарь.
        - Если пришли в себя вы, так могли бы помочь даме спуститься! - воскликнула Алиция, но, не дождавшись ответа рыцаря, быстро слезла сама, подобрав похудевшую юбку, подошла к Бенде и рыцарю. - Здесь мы, я так понимаю, и расстанемся. Может, кто-нибудь объяснит мне, что произошло? Что это было? Почему? И какого дьявола я ползала в это дурацкое, чертово, стократ проклятое подземелье, чтобы вернуться ни с чем? И кто в этом виноват?! А?! Как мне теперь купить мой замок? - Она уставилась на Бенду. - Ты светишься?
        - Как же ни с чем? - обернулся Канерва, который изучал дверь, почти уткнувшись в нее носом. - Помимо карты вы унесли из королевского тайника несколько драгоценных камней. Один из них, большой алмаз, стоит как два замка. Да только вам он не пригодится, разве что взять в рот, чтобы в корзине лучше смотрелась голова, когда она свалится, отделенная топором палача.
        - Два замка?.. - Алиция широко распахнула глаза от удивления. - Я отдала камень Лиссу, чтобы он купил дом. А ведь можно было никуда не тащиться, а сразу бежать из города! Ах я дура!
        - Рад, что вы наконец это осознали, - буркнул Канерва. - Мы уже почти во дворце, кругом полно стражи, а вы никак не забудете о будущем, которого у вас больше нет.
        - Отстаньте, зануда! - Девушка залилась слезами. - Два замка! Мне хватило бы и одного!
        - Алмаз чистой воды размером почти с голубиное яйцо. Хотя у нас бриллианты ценятся, может, не очень, а вот на Востоке за него дали бы немалую сумму. - Канерва приблизился к ней. - Успокойтесь, драгоценная, ваш растяпа-брат наверняка потерял камень, ведь он обладает вашими, я так понимаю, наследственными умственными способностями... Эй!
        Алиция с разворота закатила лорду Мельсону звонкую пощечину.
        - Да мой род древнее твоего, последыш!
        - Однако...
        Арчибальд остановил угрожающе двинувшегося на Алицию Канерву:
        - Спокойно, лорд Мельсон. Держите себя в руках. Лучше скажите, куда выводит эта дверь.
        - А вы тоже не дергайтесь, я отведу вас к королю вместе с этой юной бандиткой!
        Рыцарь повернулся к Алиции и спросил тихо:
        - Вам есть куда идти в городе? Мы с лордом Мельсоном поприветствуем его величество, а вы постарайтесь как можно быстрее покинуть дворец, пока стража не узнала о вашем возвращении.
        - Вы благородный человек, настоящий рыцарь! - Алиция всхлипнула, но тут же утерла слезы, выпрямилась. - Идемте. Ход из сокровищницы, по карте, заканчивается около кухни. Стражи здесь нет, одни слуги, так что я успею скрыться, пока этот нервный не развопился. Главное - держите его крепче.
        - А вам есть куда пойти? - повернулся Арчибальд к Бенде.
        Бенда смотрит то ли в себя, то ли в пространство, и взгляд такой рассеянный, распыленный, что, кажется, хозяин его напрочь отсутствует. Рыцарь озабоченно дотрагивается до плеча Бенды, но Бенда, моргнув, отвечает:
        - Благодарю за внимание. Идти мне некуда, но я разберусь.
        - Может, вы дойдете со мной до короля, а затем я о вас позабочусь? - Арчибальд берет под уздцы обеих лошадей.
        - Еще раз благодарю, но я не потеряюсь, - улыбается Бенда. - Все же это мой родной город.
        - Бедняжка! - сочувствует Бенде Алиция.
        - Я не жалуюсь, мне даже нравится.
        Канерва застыл перед дверью.
        - Толкайте же! - окликнул его рыцарь.
        - Тяните, вы хотите сказать? - недовольно проворчал лорд Мельсон, с явной неохотой берясь за черное толстое кольцо. Покраснев от натуги, он потянул тяжелую дверь на себя. Дверь поддавалась с трудом. Канерва уперся было ногой в косяк, но вспомнил что-то и обернулся: - Послушайте, энц рыцарь, может, вы все же вернете мне оружие? В случае чего я не дамся живым.
        Арчибальд только хмыкнул. Канерва, вздохнув, вернулся к двери. Усилие, еще - и она медленно, очень медленно и без малейшего звука отворилась. В темный коридор, освещенный только Бендой, проник желтый свет факелов. Канерва первый шагнул в открывшийся проход. Рыцарь по очереди провел лошадей, они протиснулись, опустив головы и шурша боками. Следом вошли Алиция и Бенда. Девушка, вытягивая шею, осмотрелась.
        Они стояли в коридоре с низким сводом, на стенах горели редкие факелы, из-за поворота слева тянуло запахами кухни, оттуда доносились голоса, звон посуды.
        - Есть-то как хочется! - невольно воскликнула девушка.
        Из-за колонны справа высунулась рыжая голова.
        - Алиция?
        - Лисс! - Девушка бросилась к брату и заключила его в объятия. Паж захрипел, выпучив глаза.
        - Где алмаз? - требовательно спросила Алиция, отпустив его.
        - Как где? Я на него дом купил, как ты велела. А сокровища где?
        - Дом?! Дурак, не мог подождать?! За этот камень можно было два замка купить!!! Боже, почему мне так не везет?! Ты все испортил, все испортил! - Она схватила мальчишку за вихры. - Дурак, боже, какой ты дурак, так продешевил!
        - Так его, так! - захлопал в ладоши Канерва. - Вы великолепны, моя дорогая!
        - А вы помолчите! - Когда Алиция выпустила, наконец, волосы брата, тот, хныкая, отбежал. Девушка подула на пальцы, к которым прилипли волоски, помахала рукой в воздухе. - Это все из-за вас. Если б не вы, ничего бы не произошло. Ладно, нам пора. Давайте попрощаемся, больше мы, надеюсь, никогда не увидимся. В вашем случае, энц рыцарь, мне даже жаль. Хотя ваше воспитание оставляет желать лучшего. Я рада, что мы познакомились. Порой от вашего благородства хочется плакать, просто плакать.
        - Когда оно вам на пользу, да? - хмыкнул лорд Мельсон. - Однако не торопитесь, дорогая. - И он заорал громко, как только мог - у окружающих зазвенело в ушах от его вопля: - Стража! Стра-а-ажа-а-а! Ко мне!
        - Предатель! - завизжала Алиция. Она сделала движение вправо, но Канерва преградил ей дорогу; бросилась налево, в сторону кухни, но оттуда послышался шум, топот множества ног - и девушка остановилась, заламывая руки и рыдая. - Я ни в чем не виновата, не виновата! - крикнула она, топнув ногой. - Так нечестно!
        Арчибальд с лошадьми уже отошел, когда Канерва принялся звать стражу. Рыцарь оглянулся, положив руку на рукоять меча, и двинулся обратно, бросив поводья. Он не торопился.
        Из-за поворота выскочила толпа поваров, поварят, слуг и служанок. Все были вооружены кто чем: повара - вертелами и ножами для разделки мяса, поварята и служанки - вилками и палками. Один из слуг держал зажаренную свиную ногу с которой на пол капал жирный соус. Высыпав в коридор, челядь остановилась.
        - Че случилось-то? - спросил одетый в бесформенный серый балахон, весь заляпанный жиром, дородный повар, сжимая тесак, который размерами почти не уступал рыцарскому мечу. - Хто орал, хто звал?
        Канерва схватил плачущую девушку за руку и потащил из ниши между колоннами, куда она забилась, как только раздался топот. Услышав вопросы, он обернулся и обомлел при виде слуг:
        - Что вы тут... - Но тут же опомнился: - Держите эту девицу я схожу за стражей. - И толкнул Алицию к поварам.
        Подходит Арчибальд. Бенда останавливает его, придержав за плечо.
        Канерва, который как раз направляется в их сторону и идет прямо на рыцаря, вдруг замирает, как будто споткнулся на ровном месте. Выпучив глаза, он смотрит на Бенду. Арчибальд, видя испуг лорда Мельсона, тоже смотрит на Бенду. Следит за рукой Бенды - и хватается за вторые ножны. Они пусты. На несколько долгих мгновений переставший дышать Канерва судорожно втягивает воздух. Погрузив кисть в камень стены, Бенда тянет руку обратно - в пальцах зажата рукоять меча. Вот из стены выходит гарда, затем основание клинка, тускло блеснувшая середина, острие...
        Бенда протягивает меч Канерве:
        - Вам сейчас пригодится.
        - Ты спятил? - ахнула Алиция, которая в этот момент оглянулась.
        Из-за колонны выскочил всклокоченный Лисс. Он не видел, как вынимали меч из камня, и пронзительно завопил, обращаясь к застывшей в недоумении челяди:
        - Спасите мою сестру! Спасите мою сестру! Этот хлыщ пытается взять ее силой, спасите мою сестру!
        - Лисс, ты? - воскликнула одна из служанок. Из-за ее спины высокая стряпуха в накрученном на голову цветастом тюрбане махнула медным тазом для варенья на длинной ручке:
        - Это же Лисс! Помогите мальчонке!
        Алиция вжалась в стену. Лисс притянул ее к столбу они оба отступили с дороги разгневанной толпы. Рыжего пажа, который проводил в кухне чуть ли не большую часть дня, знали и любили. Кто такой Канерва, не ведал никто. Поварята в одних засаленных рубашонках засвистели, служанки закричали, подгоняя мужчин, и повара со слугами обрушились на лорда Мельсона. Он еле успел обернуться, чтобы отразить мощный удар тесака. Сталь меча зазвенела, дрожа.
        Возможно, Канерва и разогнал бы челядь. Но в самый разгар битвы усердный слуга метнул свиную ногу. Забрызгав соусом всех, она шмякнулась Канерве на лицо, сбив лорда с ног. Взревевшая от радости толпа бросилась добивать потерявшего сознание начальника городской стражи.
        - Пошли прочь, чернь! - Над поверженным встал разгневанный рыцарь. - Хватит с вас!
        - Ты хто такой? - закричал дородный повар, пытаясь тесаком сдвинуть выставленный перед ним клинок рыцаря. - Пустить!
        - Не убивайте, не убивайте его! - Между рыцарем и поваром юлой ввинтился Лисс. - Мы с Алицией успеем слинять, а Канерву все равно завтра повесят! Ха-ха! Айда! Спасибо! Я еще вечером приду! Как вы его, ногой-то, а?
        И Лисс, помахав на прощанье, убежал, таща за собой сестру.
        - Приходи, приходи! - закричали служанки и, подобрав окорок, ушли на кухню. Следом потянулись повара. Дородный с тесаком, напоследок окинув рыцаря презрительным взглядом, развернулся и тоже скрылся за поворотом. На полу около головы Канервы осталось жирное пятно.
        - О-о... - Лорд Мельсон со стоном пришел в себя. - Позорище... Свиной ногой повергли на пол...
        - Поднимайтесь. - Арчибальд подал ему руку - Идемте же.
        Шатаясь, Канерва побрел за рыцарем, который вернулся к лошадям. Следом - Бенда.
        По коридору они вышли к воротам. Створки были раскрыты, на пол падали лучи невысокого еще солнца.
        - Утро! А у меня такое чувство, будто уже сто раз вечер, - пробормотал Канерва, поглядывая на крыльцо, где сменялся караул. Слова команды отчетливо разносились в прозрачном утреннем воздухе.
        - Как мне выйти? - спрашивает Бенда.
        - Я провожу. - Канерва рукавом стер с лица соус. - Подумать только, приложили окороком! За одно это меня стоит повесить.
        Он повел Бенду к выходу, Арчибальд пошел за ними.
        Стражники, заступившие на пост, скосили глаза на выходящих из ворот, но не шевельнулись. Лейтенант, который привел смену, отсалютовал Канерве.
        - Да, да, и я приветствую тебя, - отозвался лорд Мельсон. - Отведи-ка, дружок, вот этого человека за ворота да выпусти.
        - И позови конюха, чтобы приняли моих лошадей, напоили, накормили и вычистили как следует, - добавил Арчибальд.
        Лейтенант, вытянувшись, вопросительно взглянул на Канерву. Тот кивнул. Тогда молодой человек велел одному стражнику бежать за конюхом, другому приказал принять поводья, а сам зашагал к воротам, пригласив Бенду следовать за ним.
        Бенда кивает всем - и идет к выходу.
        - Стойте! Подождите! - Арчибальд быстрыми шагами догоняет Бенду. - Вы же собирались купить дом, я помню. - Рыцарь снимает с пояса разрезанный окровавленный мешок. - Это же ваше. Я положил туда немного золота, возьмите.
        - Это подарок, энц рыцарь. К тому же мне он без надобности.
        - Но послушайте, вы же...
        Бенда улыбается, сует руку за пояс и вытаскивает оттуда горсть золотых монет.
        - Я могу и так. Мешок всего лишь помогает на первых порах. Попробуйте как-нибудь. - И, отдав деньги изумленному лейтенанту, идет к воротам.
        Молодой человек, покачав золото на ладони, бежит за Бендой, одной рукой придерживая меч, другой крепко сжимая монеты. Бенду окутывает слабое сияние.
        - Так идем, энц рыцарь? - нетерпеливо позвал Канерва.
        Арчибальд смотрел вслед Бенде, пока не закрылись ворота.
        - Не понимаю я вас, лорд Мельсон, - обернулся он. - Вот же ворота, свобода, жизнь. Вы так боитесь виселицы - бегите же.
        - Но... я обещал проводить вас к королю.
        - Бросьте, это не то обещание, ради которого стоит умереть. Бегите. Дорогу я знаю.
        Канерва несколько мгновений в растерянности переводил взгляд то на рыцаря, то на ворота, то на лейтенанта, который уже вернулся и стоял рядом, вытянувшись в ожидании приказа, пожирая начальника преданными глазами.
        - Пожалуй, я... - Лорд Мельсон сделал движение к выходу, но остановился. - Пойдемте, - бросил он. - Не виселицы я боюсь, дьявол с ней! - И решительно широко зашагал обратно во дворец. - Жизнь надоела, а покончить с собой - рука не поднимается. Смерти боюсь, вот чего.
        - Ах вон оно что... - Рыцарь нагнал его. - Тогда понятно.
        - Это не то, о чем вы подумали! Если бы я просто боялся, как трусливый мальчишка! Да я на медведя с голыми руками ходил, а шкура его у меня и сейчас на кровати лежит. Но я однажды... Я уже умер, все, с концами, почти до неба дошел! А треклятый Бенда оживил меня. Я стал почти как Христос - воскрес, понимаете? Но он-то, он-то, Христос, через сорок дней живым на небо взошел, а я уже сколько маюсь? Опостылело все. А второй раз пройти через это... это... Чего говорить, придет ваша пора - узнаете. Не поднимается рука, сколько пробовал. А тут уж не выкрутиться, придется.
        - Так вы подготовились?
        - К такому разве подготовишься? - хмуро буркнул Канерва. Он привычным жестом сжал и разжал пальцы, громко хрустнув суставами; толкнул тяжелую дубовую дверь, покрытую резьбой, и остановился. - Вот и пришли. Помолитесь за меня.
        - Посмотрим. - Рыцарь медленно переступил порог и пошел вперед между придворными.
        В большом зале было светло: лучи солнца в изобилии проникали сквозь узкие частые окна вверху, освещая разодетых вельмож и дам, которые заполняли помещение. В конце зала на крытом коврами возвышении сидел король. Старик прятал скрюченные пальцы в рукава мантии, ежился. На ручках фигурного кресла лежали две мягкие подушки, еще одна была за спиной короля. Рядом стоял, почтительно склонившись, паж, он держал чернильницу с пером. За столом пристроился писец, записывавший за королем.
        Рыцарь раздвинул стоявших перед самым троном молодых людей. Они расступились с недовольными возгласами.
        - Что там? - Король прищурился. - Кто такой? - спросил он, разглядывая подошедшего к самому его креслу Арчибальда. Простой наряд, пара ножен, одни из которых пустые. Спутанные, кое-где подернутые сединой волосы, свисают на лицо - голова склонилась в приветствии.
        Недовольные молодые люди поспешили вперед с намерением схватить наглеца и выставить вон.
        Рыцарь поднял голову.
        - Мальчик мой! Арчибальд! - Король с трудом поднялся, вытянув руки. - Ты пришел! Наконец-то! Я так ждал тебя! - И его величество упал Арчибальду на грудь. - А королева-то все глаза выплакала! Как ты мог так поступить? За двадцать лет ни разу не приехал, весточки не подал!
        Рыцарь осторожно отодвинул прослезившегося старика.
        - Я пришел выкупить свое королевство, - произнес он.
        - А бери, бери! - Король дрожащей рукой поманил пажа. - Забирай! Какая радость, боже, сколько лет! Эй, там, пригласите скорей ее величество!
        - Не надо, - остановил его рыцарь. - Давайте поговорим о королевстве. Сколько?
        - Забирай, забирай его! - Старик повернулся, согнувшись, рукой взялся за подлокотник, оперся на него, осторожно сел в кресло. - Сколько? А сколько у тебя есть? Ну давай хоть сто марок. Ты весь в пыли... Много? Да хоть пятьдесят. Лицо какое недовольное... Ну двадцать, хорошо, двадцать марок, просто чтобы для договора, я быстро составлю, да зачем, на старом запишем... - Он обернулся к писцу: - Эй, там, принесите розовый ларец! В кабинете в сундуке со старыми бумагами лежит. Пошлите кого-нибудь, да побыстрее! Арчибальд, дорогой племянник, да расскажи же, где ты был все это время, что делал, чем жил? Мы с ее величеством везде тебя искали, но ты как в воду канул! Почивший-то братец Полия, он ведь, хитрая бестия, знал, да молчал! Ведь знал же, верно? А? Ты что-то сказал?
        Арчибальд с каменным лицом сунул руку за пояс и достал горсть золотых; не считая, кинул на стол. Это были деньги, которые он взял, когда пересыпал монеты, сидя под каменным идолом. В волшебном мешке лежало три миллиона.
        Золотые упали со звоном. Паж подхватил покатившуюся к краю стола монету, пристроил в общую кучу.
        - Тридцать пять марок! - звонко крикнул он на весь зал.
        По толпе придворных прошелестел вздох. Королевство за тридцать пять марок!
        Лу, качая головой, бормотал:
        - Двадцать лет правил - все нормально было. А как твоим добром завладел, так все пошло не слава богу. А все ты, дорогой племянничек, все ты... Как был наглым, так и остался. Но ничего, ничего, вижу, благородный рыцарь, как же. А твои крестьяне все бунтовали, знаешь? То неурожай, то голод - сплошные неприятности с твоей страной, я скажу, дорогой мой. Не захотел стать моим наследником, а я вот твоим - не справился. Такие все упрямые! Как ты с ними богатеть-то стал? А какое вино у тебя в подвалах было, а?.. Что, уже?
        Прибежал паж, за ним быстро шел писец, неся на вытянутых руках розовый ларец, инкрустированный перламутром. Приблизившись к королю, писец поднял крышку, и его величество стал иссохшими кривыми пальцами перебирать бумаги.
        - Купчая... эх, племянничек, не уважаешь старших... сейчас, да... матушку обидел... хоть поздоровайся сходи! Вот, вот, это она. - Старик вытащил желтоватый лист, поднес к глазам. - «С правом выкупа...» Да, она, она, держи, только дай перо.
        Паж с чернильницей обмакнул перо и с поклоном подал королю. Тот медленно начертал два слова, помахал листом в воздухе, протянул Арчибальду:
        - Проверь, племянничек, ты у нас деловой когда-то был. Проверь, чтобы дядюшка тебя не обманул. И чтобы ты потом не отказывался, не отказывался от своей дыры. - Старик начал смеяться и закашлялся.
        Арчибальд принял бумагу и пробежался глазами по строчкам, от первых до последних, только что появившихся слов. Сложил лист вдвое, сунул за отворот куртки.
        - Благодарю, дядюшка. - Он поклонился и повернулся, чтобы уйти.
        - Эй, племянничек, и к матери, что ли, не зайдешь?
        - В другой раз. - Рыцарь быстро пошел к выходу. Перед ним расступались, провожая обретшего королевство короля завистливыми взглядами. Проходя мимо Канервы, Арчибальд кивнул на трон: - С Богом.
        И вышел.
        Лорд Мельсон двинулся вперед, преодолевая внутреннюю дрожь. Его узнали, по залу пронесся гул приветствий.
        - Кто там, кто еще? - кашляя, крикнул Лу недовольно.
        - Это лорд Мельсон, - наклонившись к самому уху короля, доложил паж с чернильницей. - Начальник городской стражи.
        - А, Канерва! - Король приподнялся в кресле, вглядываясь в толпу придворных. - Стража, взять его!

* * *
        Солнце безжалостно заливало город светом и жаром. Людей на улицах было не меньше обычного, хотя даже помои в канавах высыхали. Дома посерели от пыли. Пыль была везде: на мостовой, на подоконниках, на одежде, на лицах; в ярких солнечных лучах она блестела; город словно оделся в серый мех с искрой - весьма не по погоде - либо был посыпан мелкой металлической крошкой, как бывает в верстаке ювелира, что работает по серебру.
        Немолодой уже рыцарь вел в поводу вороного коня и гнедую лошадь, с седла которой свисали два узла. Также рыцарь вел под руку девушку в простой косынке.
        - Утрите же слезы, Жанна, хватит плакать. Сейчас мы найдем какой-нибудь трактир, пообедаем, а то я не ел, кажется, больше суток. Корка хлеба от Бенды обедом считаться не может. Кстати, вы давно живете в этом городе? Имя «Бенда» вам знакомо?
        Девушка, утирая слезы косынкой, свела брови к переносице:
        - Это он или она?
        - Оно.
        - Я серьезно. - Она улыбнулась.
        - Я тоже. Это... Как же это называется?.. То ли гермафродит, то ли андрогин. Бенда - бесполое.
        - Нет, тогда вряд ли. - Девушка покачала головой. - Я знавала когда-то только Бенду - сына булочника. Того булочника, которого несколько лет назад зарезали в собственной спальне вместе с женой. Они недалеко отсюда жили, и мы с Анастасией ходили к ним за медовыми крендельками, тетушка их очень любила...
        - Сомневаюсь, что это тот, кто меня интересует. Сын булочника? Бенда - колдун и лекарь.
        - Точно, да, колдун. - Жанна показала вперед, туда, где открывалась в конце улицы площадь: - Во-он там был их дом, около рынка.
        - А вот наш трактир. - Арчибальд задержался перед небрежно нарисованной вывеской, изображающей две скрещенные сосиски в миске.
        Жанна остановилась, заглянула рыцарю в лицо:
        - Все же почему вы забрали меня от тетушки? Уж извините простую девушку, но судя по вашему виду, вы совсем небогаты. Что вы собирались делать со мной?
        - А вы почему пошли?
        Жанна опустила глаза.
        - Я сама хотела бежать из дому. Наняться куда-нибудь служанкой, чтобы только не оставаться там. Да все не могла решиться. А тут вы... такой сердитый, такой решительный...
        Арчибальд невольно улыбнулся:
        - Забудьте обо всем как о дурном сне. Сначала, когда я узнал, что мне придется сюда вернуться, я хотел сходить на кладбище, убедиться, что Анастасию похоронили в освященной земле. Все-таки... я мог не допустить...
        - Ох, оставьте, энц рыцарь! Раз Господь...
        - Подождите. Что там хотел Господь, он мне не сказал, а я все же мог остановить того ублюдка. И я счел себя обязанным поспособствовать участи бедняжки если не в этом, то хоть в том мире. А кто, кроме вас, рассуждал я, показал бы мне дорогу? Но позже, выходя из дворца, я подумал, что, быть может, вам не помешает небольшое приданое...
        - Немедленно замолчите, энц рыцарь! - Девушка вспыхнула, как маков цвет, и веснушки на ее порозовевших щеках стали почти белыми.
        - Мадонна, вы все время меня перебиваете. - Арчибальд вынул из-за пояса свернутый лист пергамента. - Это непочтительно по отношению к королю пусть даже совсем небольшого и бедного королевства, которое кое-кто называет дырой.
        Жанна с недоверием и даже опаской посмотрела на рыцаря. Тот показал ей бумагу:
        - Вы читать умеете? Посмотрите.
        Девушка наклонилась, вглядываясь. Арчибальд продолжил:
        - Выходя из дворца, я понял, что обладаю баснословной суммой денег...
        Оглянувшись на лошадей, Жанна повернулась к рыцарю:
        - Я ничего у вас не возьму. Если вы сумели накопить те деньги, что указаны здесь, то только ценой ужасающих лишений. И если у вас что-то осталось, то, поверьте, с моей стороны было бы...
        - Вы не знаете главного, милая девушка. Я выкупил свое королевство за тридцать пять марок. Оно оказалось никому, кроме меня, ненужным. И эта сумма, эти три миллиона, теперь мои. Ни я, ни, поверьте, моя страна не обеднеют оттого, что часть денег я подарю вам. Сто тысяч марок - и вам не придется больше никогда работать, отпадет нужда наниматься в чужой дом...
        - Замолчите же! - Жанна перевела дух. - Даже сто марок для девушки вроде меня - огромное приданое.
        - Примите хотя бы тысячу! - взмолился рыцарь.
        Девушка опять оглянулась, взяла Арчибальда под руку:
        - Уйдемте отсюда, не стоит говорить на улице о таких деньгах. Нет-нет, не просите!
        Рыцарь пошел к дверям под вывеской, взялся за кольцо:
        - Вернемся к теме после обеда. Я надеюсь доказать вам...
        - Ох нет, стойте, энц рыцарь, не входите туда! - вдруг закричала Жанна, разглядев вывеску. - Умоляю, пойдемте в другой трактир, дальше к рынку...
        - Не волнуйтесь, милая Жанна, вы под моей защитой. - Рыцарь потянул дверь, ступил внутрь, отпустив поводья. - Эй, хозяин, примите моих лошадей и подайте нам...
        - Здесь же стражники! - простонала девушка.
        После улицы, где яркий солнечный свет резал глаза, в трактире была беззвездная ночь. Из ее мрака, пахнущего жарким с бобами и кислым прошлогодним вином, вынырнула фигура в заляпанном жиром фартуке. Красивое когда-то лицо оплыло, щеки свисали, сальные волосы веревками лежали на плечах, из-за фартука по обе стороны выползало пузо. Хозяин был в одной рубахе, под которой болталась то ли юбка, то ли набедренная повязка, не прикрывающая волосатых коленей. В распахнутом вороте рубахи кучерявилась черная поросль. Выразительные глаза уставились поверх плеча рыцаря на улицу, хозяин заорал:
        - Как ты посмела прийти сюда, маленькая сука?! Из-за тебя мой брат чуть не лишился яиц! Да я тебя сейчас на этом самом столе-э-э-ргх-э...
        Его зычный голос перешел в жирное бульканье: Арчибальд железной рукой сжал крикуну горло.
        - Еще одно непочтительное слово этой даме - и ты станешь евнухом. Обед на двоих и овса лошадям. Да поторопись, мешок сала. - Рыцарь оттолкнул хозяина.
        Глаза постепенно привыкали к полутьме. Дверь за ним закрылась. Жанна осталась на улице. Рыцарь вынул из привешенного к поясу мешка горсть золота и кинул на ближайший стол. Монеты раскатились со звоном. Одна упала на пол, кто-то за соседним столом приподнялся, чтобы посмотреть, куда именно. Хозяин, потирая шею, отступил к дверям на кухню, крикнул:
        - Эй, ребята!
        Из-за дверей высунулась лохматая голова краснорожего детины.
        - Звал, че ль, Микей?
        - Тащи-ка, Борже, парней, тут один урод напрашивается. Дубины возьмите. - Перегнувшись через стойку, хозяин вытащил крепкую палку. - Ты, бродяга, попал, ясно? - обратился он к рыцарю. - Думаешь, раз деньгами бросаешься, так все тебе можно? Ошибаешься, урод! И щас мы с ребятками тебе это докажем!
        Арчибальд огляделся. Зал был почти пустой, только в углу сидели трое стражников, да двое подмастерьев кузнечного цеха пили пиво недалеко от выхода.
        - Оставь, Микей, - лениво заметил один из подмастерьев. - Парень пожрать хотел, а ты его дубинами угощаешь. Несолидно выставляешь в глазах приезжих свое заведение. - И он надолго припал к кружке. - Чего привязался?
        - Ты еще спрашиваешь?! - Хозяин побагровел. - Ты эту суку видел, что с ним приперлась, шалава?! Из-за нее Жан чуть не остался бабой на всю жизнь! И знаешь, кто это сделал? Какой-то странствующий, мля, рыцарь! А теперь посмотри на этого урода и скажи, не тот ли это, случаем, рыцарь? Сейчас я сделаю из этого коня кривого мерина!
        Из-за стола в углу поднялся один из стражников.
        - Ты че несешь, Микей? Если это тот тип, его задержать срочно треба. И в тюрьму. Приказ! Уберите-ка дубины, ребяты, - повернулся он к вышедшим из кухни трем крепким поварам.
        - Сначала мы отдубасим его как след, а ты уж тогда и забирай! - ткнул в сторону Арчибальда палкой хозяин. - Налетай, ребята!
        Рыцарь поднял ближайшую скамью, покачал, примериваясь, - и встал в ожидании. С воплем налетел трактирщик, за ним бежали повара. Арчибальд размахнулся и ударил. Палка толстяка сломалась.
        - Бей урода! - завизжал Микей, падая на карачки, и отполз, подметая брюхом пол.
        Жанна стояла на улице, у входа, вздрагивая от каждого доносящегося из трактира крика. Рядом с девушкой останавливались прохожие, тоже слушали шум, треск ломаемого дерева, интересовались:
        - Че деремси? Помочь надоть?
        - Они же убьют его! - ломая руки, восклицала Жанна.
        Проходящие мимо подмастерья красильщика в пропахших ядовитыми испарениями кафтанах и измазанных красками фартуках, переглянувшись, скрылись за дверями, откуда снова понеслись крики. Стоящий за девушкой гробовщик прошептал ей в самое ухо:
        - Если что, берите гроб у меня, дам со скидкой, отличный сосновый гроб, по плечу самому королю...
        - Как у вас только язык повернулся! - Девушка сжала кулаки. - Немедленно уйдите!
        - Хороший, свеженький гроб... - Похоронных дел мастер бочком отошел. - Не пожалеете, девица, высший сорт, только что срублен, можно сказать...
        Дверная створка распахнулась, ударив зеваку. На мостовую выпал один из подмастерьев, но тут же поднялся и, прихрамывая, кинулся обратно. Пострадавший осторожно закрыл за ним дверь.
        - Э, ты че, зачем?! Посмотрели бы, открой! - понеслись из собравшейся толпы возмущенные возгласы.
        - Сам открой, - возразил пострадавший, отходя. Желающих, однако, не нашлось.
        Но вот шум драки в трактире стих.
        - Че, кого убили? - стали спрашивать друг друга зрители, отходя.
        Жанна оглянулась: толпа быстро редела. Девушка перекрестилась и собиралась уже войти, когда двери медленно открылись. На пороге, держась за косяк, стоял Арчибальд. Из рассеченной брови текла кровь, на скуле расплывалось красное пятно, ворот был порван, на виске не хватало пряди. С трудом подняв голову, рыцарь нашел взглядом Жанну и проговорил:
        - Трактирные драки - не мой конек.
        Он отлип от двери, сделал неверный шаг. Девушка бросилась поддержать его, но Арчибальд отвел ее руки:
        - Благодарю, я прекрасно себя чувствую. - Он выпрямился и не спеша, с достоинством дошел до лошадей, подобрал поводья. - Идемте, Жанна, они больше никогда не оскорбят вас.
        Девушка ахнула. Зеваки заглядывали в трактир, из толпы уже слышались возгласы: «Стражу! Стражу!» Пошатываясь, опираясь друг на друга, на улицу вышли подмастерья кузнеца, помятые и довольные. У одного не хватало переднего зуба, другой поддерживал согнутую правую руку левой, покачивая ее. «А я его...» - «А как он тебя...» - «Да разве можно против дубовой скамьи?» - «После руки мастера скамейка - что перышко!»
        Жанна догнала рыцаря. Он показал вперед:
        - Вижу еще вывеску, попробуем теперь туда? - И улыбнулся, повернувшись к девушке. Она только смягчила лицо, чтобы улыбнуться в ответ и кивнуть, как глаза рыцаря закатились, и он рухнул, растянувшись во весь рост на пыльной мостовой.
        Жанна всплеснула руками. Присев на корточки, она с трудом приподняла Арчибальда за плечи. Его голова безвольно качалась из стороны в сторону. Девушка в отчаянии закричала зевакам, еще стоящим у «Скрещенных сосисок»:
        - Энц рыцарь потерял сознание! Помогите донести до трактира, пожалуйста!
        Любопытные быстро рассосались. Какая-то женщина пыталась удержать мужа, пожилого ремесленника, причитая на всю улицу:
        - Иди помоги, остолоп, господин благородный рыцарь тебя отблагодарит! Видишь, человеку плохо, болван!
        Муж отбивался:
        - Ты только посмотри на его одежду, да и вообще, какой благородный человек полезет в трактире в драку с мужичьем, это бродяга какой-нибудь, уймись, Анета!
        - Прошу вас, помогите! - закричала этой паре Жанна, но и они поспешили уйти.
        В домах вокруг стали открываться ставни, появляться люди.
        - Что вопишь как оглашенная?
        - Кто-нибудь поможет бедной девушке или в мире совсем не осталось добрых людей?
        - Заткнитесь, курицы, дайте поспать после работы!
        - Ты сейчас получишь за курицу, нехристь! Део, Део, ты слышал, твою жену оскорбили!
        - Да помогите же кто-нибудь, эй, там, внизу!
        - Позовите стражу!
        Никто не вышел.

* * *
        Лисс притащил сестру в трактир Мамы Ло и гордо обвел рукой помещение:
        - Это все наше! А теперь расскажи-ка, где обещанные сокровища?
        Алиция оглядела полутемный зал, изрезанные грязные столы, пятна и полосы крови на полу.
        - И за сколько ты приобрел это позорище?
        - Почему позорище? - Лисс нырнул за стойку и вылез, держа в руках по стакану. - Тут осталось вино!
        - Дурак! Пьяница! - крикнула Алиция, хватая брата за вихры, но он успел вывернуться. - Ты что, весь алмаз отдал за какой-то грязный трактир?!
        - В центре, как ты и просила! - Паж отбежал к дверям на кухню, заглянул туда. - Как тут насчет поесть, интересно? Я, между прочим, полгорода обшарил, и никто дом даже и не собирался продавать!
        - Даже за алмаз?
        - Я же не дурак показывать его каждому встречному. - Лисс скрылся за дверями, вернулся, обремененный половиной каравая и обрезком колбасы. - Не знаю, как ты, а я зверски проголодался. - Он откусил от того и от другого и зачавкал.
        - Фу! - Девушка прошлась между столами, провела пальцем по поверхности одного и тут же с брезгливой гримасой вытерла палец о платок, а платок кинула на пол. - Лисс, но как же теперь? Куда? Мы не станем жить здесь, это позор. Вернуться во дворец я не могу - меня тут же схватят. Домой тоже не хочу... - Она села на одну из скамей, даже не проверив чистоту ее поверхности, и горестно уставилась в стену. - Одна радость, - вздохнула она через некоторое время. - Канерву повесят.
        - Ур-р-ра-а-а! - завопил Лисс, подбрасывая шапочку под потолок. - Канерву-стерву повесят! - Он постоял, держа ладони лодочкой, и поднял голову. Бархатная шапочка приклеилась к покрытой жирной копотью балке. - Так нечестно! - крикнул мальчишка, подпрыгивая и пытаясь достать головной убор. Однако он не дотягивался даже до кончика свисающего пера.
        Дверь открылась, вошел человек.
        - Мамаша, вина и жареную куропатку! А чего так пусто? - Он направился в угол.
        Лисс обежал несколько столов, преградив пришельцу дорогу:
        - Пошли вон, любезнейший, трактира здесь больше нет, хозяйка уехала!
        - Вот так новость... А ты кто такой, щенок?
        - Я новый хозяин, так что выйдите и удивляйтесь на улице!
        Человек покинул заведение, ругаясь в голос.
        - Не переживай, сестренка, что-нибудь придумаем! У меня осталась пара камушков, да у тебя наверняка кое-что припрятано - не пропадем!
        Алиция вздохнула:
        - Ты не понимаешь. Вся жизнь, понимаешь, вся жизнь теперь потеряна! Куда мне? Умереть старой девой в родовом замке - если кредиторы не выгонят - под насмешки всех соседей и даже крестьян? Во дворце я еще могла найти мужа или выбиться в фаворитки, получить в подарок поместье, замок и достойно жить в свое удовольствие. А теперь хоть в пруд!
        Дверь снова открылась.
        - Мамаша, пива, сосиски и миску медовых крендельков!
        - Пошли вон, вон! - завопил Лисс, бросаясь к дверям и пытаясь не впустить очередного посетителя. - Трактира больше нет, нет его! Умер! Хозяйка сдохла, хвост облез, теперь это мой дом, и чтоб я вас тут больше не видел!
        Паж вытолкал сопротивляющегося человека, захлопнул дверь.
        - Слушай, запри, наконец! - попросила Алиция сердито.
        - Не могу, здесь нет замка, хозяйка его, похоже, увезла! - Лисс обследовал стены вокруг косяка. - Но есть место для засова. Если поискать на кухне или за стойкой... - Мальчишка скрылся.
        Девушка принялась бродить между столами, пиная скамейки, старательно обходя пятна засохшей крови на широких досках пола.
        Дверь открылась, еще один человек молча прошел к столу у окна, сел, приоткрыл ставню и уставился в окно.
        - Да что же это такое?! - возмутилась Алиция. - Сколько вы тут будете шастать?! Эй, вы, я вам говорю, у окна! Быстро вышли из моего дома! А ко мне подходить не надо, иначе я буду кричать. Ли-и-ис-с!!! Ой...
        На истошный зов из кухни выкатился, потрясая вертелом, паж, но застыл в изумлении: Алиция висела на шее у какого-то парня, похожего на переодетую девушку.
        - Лисс, Лисс, иди сюда! - завопила Алиция.
        - Не ори на ухо! Я уже здесь.
        Алиция схватила брата за руку:
        - Это же Бенда! Мы вместе ходили за сокровищами!
        Мальчишка вгляделся в посетителя и, кажется, узнал. Вроде бы нечто похожее пряталось за спиной рыцаря, когда он, Лисс, встречал Алицию.
        - А я Лисс. - Паж собрался поклониться, но вместо шапочки схватил на голове только волосы. Так что он просто кивнул. - Я брат этой сумасшедшей, а теперь еще и нищей несчастной. - Он ловко увернулся от цепких пальцев сестры.
        - Дурак! - Алиция повернулась к Бенде. - Какими судьбами?
        - Хотелось снять комнату, я здесь иногда останавливаюсь, когда прихожу в город.
        - А почему здесь? Такая грязища!
        - Дом напротив когда-то был моим. - Бенда показывает в окно.
        - А, ты же собираешься купить... - Алиция уставилась на Бенду. - Купить свой дом?
        - Да, но в этом районе ничего не продается. У вас еды нет?
        Лисс показал горбушку хлеба.
        - Но я это для Алиции оставил, - уточнил он.
        Девушка засмеялась:
        - Добрый братец! У тебя я бы давно с голоду померла! Бенда, слушай... - И замолчала, сосредоточенно размышляя. Она видела, как Бенда достает меч из стены, и вроде бы понимала, что таким же образом Бенда может достать что угодно. Но отказывалась верить, что деньги - то, чего ей все время не хватало, - можно достать из воздуха так же легко, как меч из камня. - Слушай, а как ты... покупать собирался? У тебя же не было денег. Ну, когда мы только встретились, ты сказал...
        - Был бы дом, а деньги найдутся.
        - Были бы деньги, - возразила Алиция. - Я могу продать тебе этот трактир, если хочешь. Хочешь?
        - Алиция! А меня спросить? - Лисс, захлебнувшись, оторвался от стакана и рукавом отер лицо от винных брызг.
        - Помолчи! Ты еще маленький.
        - Я давно большой!
        - Хватит, Лисс. Трактир куплен на мой алмаз, так что замолчи. Да, так вот, Бенда, сколько ты дашь за этот дом? Если ты снимал здесь комнату, значит, тут и жить можно. Будешь держать трактир, а не захочешь, так выкинешь все грязные столы и устроишь зал для танцев, на худой конец - каминный зал. Ну?
        Бенда оглядывается с улыбкой:
        - А куда делась Мама Ло?
        - Берешь? - нетерпеливо спросила Алиция. - Я не собираюсь тут задерживаться, продам не тебе, так еще кому-нибудь, не могу же я жить в трактире! Остановиться на ночь еще вероятно, но поселиться тут? Да если об этом узнает отец, он меня выпорет розгой, как в детстве!
        - Хорошо, покупаю, - решается Бенда. - Сколько ты за него хочешь?
        - Чем больше, тем лучше, - честно ответила Алиция и задумалась. - Этот дурачок мой брат отдал огромный алмаз, но переплатил. Это шутка, можно смеяться. Переплатил! Подумать только, вместо двух замков - грязный вонючий трактир! То есть нет, Бенда, он не грязный и не вонючий, тебе будет тут хорошо, но по сравнению с замком это просто крестьянская изба! Жарко, тесно, жир, дерево, нигде ни одного камня...
        - Бр-р... - Лисс поежился. - Она даже зимой по полу босиком бегала дома, - сообщил он Бенде. - А во дворце почему-то все время мерзнет.
        - Не все время, а только когда волнуюсь. - Алиция оттолкнула брата, чтобы он не встревал в разговор, и обратилась к Бенде: - Но если ты собирался купить дом, значит, хоть примерно представляешь, сколько он должен стоить? Вот и дай мне вдвое столько же.
        - Вдвое? - улыбается Бенда.
        - В конце концов, это из-за тебя я осталась без гроша посреди набитой по самый потолок сокровищницы! - воскликнула девушка.
        - Ты не права, но вряд ли я смогу доказать тебе это. - Бенда прислушивается. - Что там за шум на улице? Вроде просили о помощи?
        - Да какая разница, не отвлекайся! Ты хотел дать мне денег, мы на этом остановились.
        - Ладно-ладно. - Бенда складывает над столом ладони лодочкой, переворачивает - из рук начинают сыпаться золотые монеты.
        - Колдовство! - взвизгнул Лисс, отбегая в дальний угол. Золото сыпалось на стол ровной струйкой, звеня и поблескивая.
        Алиция завороженно смотрела на это зрелище.
        - И как у тебя только получается? - прошептала она.
        - Ты уже выслушала мой рассказ на эту тему. - Бенда разводит ладони в стороны, и поток денег прекращается. На столе остается куча монет. - Думаю, здесь чуть больше, но тебе это вряд ли помешает. А я схожу посмотрю, кто кричал.
        Девушка приблизилась к столу, запустила руку в золотую груду, перебрала монеты. К ней бочком подобрался брат:
        - Они что, настоящие? А он что, колдун?
        - Все настоящее - и золото, и колдун! - Алиция засмеялась. - Живем, братик!
        За Бендой хлопнула входная дверь.

* * *
        Хлопнула дверь, и гомон из окон затих. Соседи высунулись посмотреть, кто же решился выйти.
        Жанна подняла залитые слезами глаза на незнакомого молодого человека.
        - Помогите, - прошептала она безнадежно.
        - Держите лошадей. - Бенда, поднатужившись, приподнимает рыцаря, который все еще без сознания, подлезает под него и медленно, с трудом встает. Кругом вдруг становится людно, кто-то помогает взвалить тяжелое тело на Бенду кто-то подставляет плечо, две женщины наперебой утешают Жанну. Бенда подходит к трактиру, кто-то открывает перед ними дверь. Совместными усилиями рыцаря вносят в зал, укладывают на скамью. Золота на столе уже нет.
        - Мамаша, принимай раненого! - кричит кто-то из помощников, но его одергивает одна женщина:
        - Ло уехала, забыл?
        - А, верно... - Доброжелатель почесал в затылке, оглянулся. - Еще какая помощь не нужна? Так мы пойдем, раз тут даже пива нет...
        Люди поодиночке покидают трактир. Жанна, не входя, заглядывает внутрь:
        - Вы не знаете, куда можно лошадей поставить?
        Бенда с Алицией качают головами.
        - Я знаю! - вылез Лисс. - Давай отведу, тут на заднем дворе и конюшня, и свинарник, и вообще много чего. - И, будто ненароком коснувшись руки девушки, он принял у нее поводья.
        Жанна вошла, встала рядом с Бендой, посмотрела на бледное лицо рыцаря, на скуле которого красное пятно принимало синюшный оттенок.
        - Большое спасибо, - сказала она Бенде. - Он ввязался в трактирную драку и... Может быть, вы подождете, присмотрите за ним, пока я за доктором сбегаю? Тут недалеко совсем, я быстро обернусь, пожалуйста, если, конечно, вас это не затруднит...
        - Не надо доктора. - Бенда кладет ладонь на лоб рыцаря. - Сейчас он придет в себя.
        - Но вдруг у него что-то сломано? - Жанна умоляюще сложила руки. - Пожалуйста, я очень-очень быстро, вы совершенно не потеряете нисколько времени!
        Бенда не отвечает, глядя в пространство перед собой.
        - Пожалуйста... - Жанна тронула Бенду за рукав.
        - Можешь не беспокоиться, Бенда сейчас вылечит энца рыцаря. - Алиция стукнула девушку по пальцам. - Не трогай его.
        - Но...
        - Вылечит, вылечит, - проворчала Алиция. - Бенда у нас всегда добрый, когда речь идет о других, а как только заходит обо мне...
        - Вы сказали Бенда? Сын булочника?
        - По-моему, это сын дьявола, - фыркнула Алиция.
        Жанна заглянула Бенде в лицо и отшатнулась: от Бенды расходилось сияние.
        Алиция добавила:
        - Или ангела, точно сказать не могу. Впрочем, это одно и то же.
        Арчибальд очнулся, открыл глаза, сел.
        - Бенда? - уточнил он.
        - Кто же еще у нас светит, затмевая солнце? - язвительно заметила Алиция.
        - И вы тут, мадонна! Какими судьбами? - Арчибальд поднялся, оглядел себя, осмотрелся вокруг. - С вами все в порядке? - спросил он, увидев Жанну.
        - Это я у вас спрашиваю, ваше величество, - сквозь слезы проговорила она.
        Рыцарь поморщился:
        - Право, забудьте. Бенда, о чем я совершенно не думал, так это о том, что и мне доведется побывать в ваших колдовских руках. Прошу прощения за беспокойство. Где мы? Похоже на трактир. Где хозяин? Я выражу ему благодарность за приют, а также закажу обед.
        - Можете выразить мне, это мой трактир, - вылезла Алиция. - А почему эта женщина назвала вас «ваше величество»? Она юродивая?
        Жанна тронула Бенду за рукав:
        - Я вас не узнала. Из-за этого... - она поводила пальцами в воздухе, как будто пытаясь потрогать исходящее от Бенды свечение. - Хотя присмотрелась и вижу, что вы очень мало изменились. Не считая этого...
        - Простите, я вас тоже не узнаю, - улыбается Бенда.
        - Я Жанна, мы с Анастасией иногда помогали вам разносить хлеб.
        - Это Жанна. - Арчибальд поклонился ей. - Я многим обязан этой девушке.
        - Что вы, это я вам обязана! - покраснела Жанна.
        - Да она просто старуха! - возмутилась Алиция.
        - Я выкупил свое королевство и возвращаюсь домой, - сообщил ей рыцарь.
        - Так вы не соврали, когда говорили Канерве... - Алиция подошла ближе. - И какой же страны вы государь, позвольте полюбопытствовать?
        - N-ское королевство, - буркнул Арчибальд, отворачиваясь от бывшей фрейлины.
        - Так вы тот самый сбежавший король?! - радостно завопила она.
        - Впервые слышу. О чем вы, мадонна?
        - Когда к нам приезжали кредиторы, отец, перед тем как к ним выйти, говаривал: «Был бы я королем, давно бы сбежал». Мы с Лиссом всегда спрашивали почему, и он каждый раз заново рассказывал, как юный сэр Арчибальд... Так это были вы! - И Алиция добавила грустно: - Теперь-то я понимаю, что он просто тянул время. Но мы очень любили эту романтическую историю.
        - Ничего романтического. - Арчибальд вгляделся в девушку. - А кто ваш отец?
        Алиция выпрямилась, подняла голову.
        - Сэр Фр**.
        Арчибальд отвесил ей низкий поклон:
        - Я знал вашего батюшку как человека чести и благородного рыцаря.
        Алиция ответила церемонным реверансом:
        - Мне тоже очень приятно познакомиться с собственным сюзереном. Польщена, поверьте, ваше величество. - И добавила со вздохом: - Видимо, отец не выдумывал, говоря, что мы чуток королевской крови. Нищета в этом роду - наследственное.
        - Нищета есть качество души и к роду не имеет отношения, - возразил рыцарь. - По крайней мере, я на бедность никогда не жаловался.
        - Но по рассказам, вы с двенадцати лет работали больше последнего крестьянина!
        - Жаловался ли я на участь, вам не рассказывали? - нахмурился Арчибальд.
        - Нет, - подумав, вынуждена была согласиться девушка.
        - И закроем тему. - Рыцарь повернулся к Бенде и Жанне, которые, сев у окна, предавались воспоминаниям. - На то я и король, чтобы больше всех работать. Уважаемые, не хотите ли вы есть? Хозяйка нас сейчас покормит, я надеюсь.
        Алиция раскрыла рот:
        - Но я не...
        - Еды здесь нет, так я схожу на рынок. - Бенда быстро встает. - Мне тоже очень хотелось подкрепиться, но так как хозяйка уехала, придется обходиться своими силами. Я немного умею готовить. Если вы подождете...
        - Как уехала? Вот же она, - Арчибальд кивнул на Алицию.
        - Я имею в виду старую хозяйку, которая держала здесь этот трактир... лет пятнадцать, наверное, да? - Бенда поворачивается к Жанне.
        Девушка кивнула:
        - Я помогу! - Она тоже встала. - Вы давно в городе не были, наверное, а я хорошо знаю, что у кого лучше брать.
        Бенда с Жанной ушли.
        Арчибальд прогулялся между столами, глядя в пол, затем сел. Алиция следила за ним зачарованным взглядом.
        - Подумать только, вы наш король! - не выдержала она наконец. - Зачем же вы тогда убежали? Ведь вам предлагали еще и это королевство, а оно такое огромное и богатое!
        - Мне чужого не надо. - Арчибальд рассеянно уставился в окно.

* * *
        Когда Бенда с Жанной вернулись, девушка была бледна. Она вбежала, кинула на стол корзинку, из которой высовывались перья зеленого лука, и бросилась закрывать двери. У Бенды руки были заняты двумя тяжелыми корзинами. Рыцарь встал:
        - Что случилось?
        - Никогда, никогда больше не пойду с Бендой на улицу! - Жанна перекрестилась. - Или дайте кто-нибудь ему медных денег!
        - Да что такое? Вас кто-нибудь обидел? - Арчибальд потянулся к мечу.
        - Что вы! - Жанна замахала руками. Алиция усмехнулась:
        - Конечно, кто станет обижать раздающего золото направо и налево?
        - Вы на рынке расплачивались золотом?
        - Только! Сдачи Бенда не брал и каждому нищему давал по огромной монете, и каждому мальчишке, сколько ни попросят! - Жанна без сил опустилась на скамейку. - Я столько денег не видела за свою жизнь, наверное, а ведь дядюшка с тетушкой не бедные люди. Что уж говорить обо всех этих нищих?
        Бенда молча берет корзины и уходит на кухню.
        - Я помогу! - Жанна поспешила следом.
        - Помощница! - фыркнула Алиция.
        - Она ведет себя как высокородная дама. - Арчибальд посмотрел на фрейлину тяжелым взглядом. - Вам же, мадонна, даже кровь не помогает держать себя с достоинством.
        - Ах вы!.. - вспыхнула Алиция. - Да как вы смеете?! Думаете, раз король, так вам все можно?
        Арчибальд потрогал рассеченную бровь и проговорил задумчиво:
        - Второй раз за день слышу подобную фразу.
        - Странно, почему вам не говорят этого по десять раз! - Алиция демонстративно отвернулась.
        Из кухни высунулась голова Лисса:
        - Я там немного покатался на лошадке, никто не против? Но потом почистил, напоил, а в кормушке немного овса осталось. Там эти хозяйничают на кухне - они обед на всех готовят или как?
        - Весьма вам благодарен, молодой человек. - Арчибальд привстал и поклонился. - На всех. Если вы им поможете, считайте, что я должен вам услугу.
        - Заметано! - Лисс скрылся, но тут же показался снова: - А где я вас найду и кто вы такой?
        - Дурак, это же твой король! - воскликнула в раздражении Алиция.

* * *
        Обедали в молчании. Арчибальд нашел тяжелый брус и запер дверь, в которую все время норовили войти горожане. Солнце медленно сползало к закату.
        Рыцарь церемонно отблагодарил Бенду.
        - Я очень рад, что мы встретились напоследок. Сейчас я уезжаю домой и хочу помочь вам. Королевство мое оказалось значительно дешевле, нежели я рассчитывал, так что теперь я располагаю совершенно свободной суммой, которую могу предоставить вам в качестве чистосердечного дара. Могу даже помочь произвести покупку - когда-то я занимался делами подобного рода...
        - Благодарю вас, энц рыцарь, но дом у меня уже есть, вы в нем находитесь.
        - Но... - Арчибальд посмотрел на Алицию, на Бенду... - Понятно. Что ж, примите искренние поздравления. А мне, пожалуй, пора. Но перед отъездом я должен еще помочь Жанне.
        - Нет-нет, не беспокойтесь, ваше величество! - воскликнула Жанна. - Я уже прекрасно устроилась, ни о чем подобном я даже не мечтала никогда! Бенда предложил мне взять этот трактир на свое попечение и вести его в качестве хозяйки.
        - Но... - Рыцарь посмотрел на Жанну, на Бенду. - Обслуживать пьяных каменщиков...
        Жанна рассмеялась:
        - Думаю, у меня неплохо получится. Я привыкла ко всякой работе, а тут что надо делать - готовить, подносить, убирать. Все знакомое. Мы договорились, что Бенда даст мне немного в долг, чтобы начать, а потом я верну все с процентами.
        - Мы договорились, кажется, что Бенда подарит, - возражает Бенда, но Жанна не слушает:
        - Я все отдам! Спасибо вам за все, ваше величество!
        Арчибальд морщится.
        - Значит, я свободен. Что ж, благодарю всех. Бенда, если вы когда-нибудь в своих скитаниях заглянете ко мне - буду очень, очень рад. Даже счастлив. Позвольте откланяться.
        Алиция смотрит в спину уходящему в сторону кухни рыцарю влажными глазами.
        - Так всегда. - Она тихонько всхлипнула.
        Лисс вскочил и побежал за Арчибальдом помочь заседлать лошадей. Жанна захлопотала, убирая посуду.
        Бенда молча смотрит в окно. Алиция утирает слезы.
        В дверь постучали. Прибежал Лисс, откинул засов. Рыцарь, передав мальчишке поводья, вошел с улицы.
        - Простите, мадонна, забыл спросить: вы сейчас куда направляетесь? Может быть, нам по дороге? В таком случае не соблаговолите ли посетить мой замок?
        - В качестве кого? - глядя в стол, бурчит девушка сердито. - Вообще-то у меня есть дом.
        Бенда начинает махать руками, привлекая внимание Арчибальда. Когда рыцарь смотрит в нужную сторону Бенда подает разные знаки. Арчибальд мямлит, почесывая шрам на лбу:
        - В качестве... - И, двигая бровями, молча переспрашивает Бенду - мол, что вы имеете в виду?
        Бенда крутит пальцами вокруг головы, плавно поводит ладонью по плечам. Рыцарь хмурится.
        - В качестве...
        Бенда поднимает руку и показывает безымянный палец. Алиция видит изумленный взгляд Арчибальда, устремленный ей за спину и оборачивается. Рыцарь крутит пальцем у виска. Бенда улыбается Алиции и кивает Арчибальду. Девушка поворачивается к рыцарю...
        - В качестве... почетной гостьи.
        Бенда показывает Арчибальду кулак.
        - И в будущем, возможно... когда вы научитесь держать себя в руках...
        Алиция округляет глаза. Арчибальд со вздохом заканчивает:
        - В качестве... моей невесты.
        Бенда улыбается, и помещение наполняется светом.
        - Что? Я не ослышалась? - И Алиция завизжала, бросаясь Бенде на шею: - Бенда, ты слышишь, я выходу замуж! Я стану королевой! Боже, какое счастье!
        Рыцарь снова поморщился.
        - Лисс, Лисс, едем со мной! Собирайся! - Алиция обхватила взлохмаченную голову брата двумя руками и крепко прижала к груди. Паж вырвался:
        - Ты что, сестренка, спятила? В эту дыру?
        - Дурак, это же дом! - рассердилась Алиция, потянувшись к вихрам брата. Тот резво отскочил, показав сестре нос. Арчибальд с улыбкой предложил девушке руку.
        В трактир постучали. Рыцарь толкнул дверь.
        - Кто это тут такой вежливый? Ах это вы, настырный пастырь...
        - Прошу прощения, но я услышал, как девица кричала: «Бенда!», и зашел узнать... Бенда!
        - Отец Август!
        Рыцарь утянул Алицию за дверь.
        - Бенда, я, собственно, тебя и хотел видеть. У меня лежит один немощный юноша с перебитыми ногами, плачет и кается в убийстве колдуна Бенды. Я, признаться, очень сим известием огорчился, поэтому, услышав твое имя, не мог не зайти, хотя и не подобает священнику... Так ты жив, чадо! - Священник снова обнял Бенду - Послушай, не мог бы ты пойти со мной к этому несчастному? Он в очень плохом состоянии, но можно попытаться его спасти. Судя по твоему виду, у тебя получится.
        Глава семнадцатая
        Поперек широкого крыльца церкви, в тени раскрытых ворот, на мятом одеяле лежит Юлий. Его одежда превратилась в лохмотья, осела на тощем теле пыльными клочьями. Священник поднимает тряпку, закрывающую нижнюю половину тела нищего, и Бенда замечает, что до середины бедра ноги Юлия почернели, опухли, покрыты кровавыми подтеками.
        - Видишь? - шепчет священник. - Его нашли, когда разбирали завал. Ранним утром рухнула одна из башен тюрьмы, он оказался под нею. Корпус почти не пострадал, а ноги придавило крепко. Он кричал, звал, но пока убирали камни...
        Бенда кивает.
        Услышав голос, юноша открывает слезящиеся глаза.
        - Святой отец, - бормочет он. - Я видел сон...
        Нищий замечает вторую фигуру. Он приподнимается на локте, всматриваясь в Бенду. Сзади падают лучи полуденного солнце, поэтому поначалу Юлий видит только черный силуэт, окруженный яркой полосой света. Щурясь, он всматривается - и вскрикивает:
        - Бенда! - И тянет к силуэту дрожащие пальцы. - Неужели я в раю?
        - Рано еще, сын мой, - говорит священник, отводя руку калеки. - Бенда посмотрит тебя.
        - Я убил Бенду, а он мог меня вылечить... - всхлипывая, шепчет Юлий, но тут же с силой хватает Бенду за рукав и ревет: - Вылечи меня, пожалуйста! Верни мне мои ноги! Верни ноги! У меня были такие прекрасные крепкие ноги, и я мог бегать хоть целый день!
        Бенда мягко высвобождается:
        - Зачем они тебе? Ты не хочешь ни бегать, ни ходить, тебе нравится валяться на одном месте. Так лежи. Ты кричал, что лучше б умер, - пожалуйста, ты скоро уже умрешь таким же калекой, как тогда. Ты мечтал вернуть то время - вот оно. Почему ты не рад? Наслаждайся!
        Священник неодобрительно качает головой, но молчит. Юлий плачет:
        - Я буду ходить, буду бегать! - Он размазывает слезы по грязному лицу. - Только спаси меня!
        Бенда сосредоточенно кусает губы. Наконец произносит медленно:
        - Вероятно, мне удастся вылечить твои ноги...
        Нищий хватает руку Бенды и пытается поцеловать, но Бенда успевает вырвать ее. Вытирая ладонь о штаны, говорит сердито:
        - Еще не все. Вылечить их совершенно я не смогу, они уже почти умерли. Тех крох жизни, что в них теплится, не хватит, чтобы полностью вернуть им силы. Я хочу, чтобы ты подумал. После лечения ноги твои будут слабые, каждый шаг станет причинять тебе боль. Но ты должен будешь ходить, и ходить много. Тогда через некоторое время ноги наберутся сил и восстановятся целиком. Если же ты не будешь двигаться, превозмогая боль, то навсегда останешься калекой, и я больше ничем не смогу тебе помочь. Если не хочешь жить безногим, но и терпеть муки для своих ног не желаешь, лучше не проси лечения и умри с миром.
        - Спаси меня! - воет Юлий, колотясь затылком о каменные плиты.
        - Это просьба не ко мне. - Бенда отворачивается. - Тут есть посредник между тобой и Богом, спасение в его власти.
        Нищий хватает Бенду за штанину, тянет к себе:
        - Я буду ходить! Пусть земля хоть горит у меня под ногами, я все равно буду ходить! Только не дай мне умереть!
        - Но ты меня понял? - допытывается Бенда.
        - Да, да, я все понял! - Юлий ревет, как младенец, хватаясь за Бенду. По грязным щекам пролегли бороздки слез. - Не уходи, чудотворец! Спаси меня!
        - Пожалей беднягу, - говорит и священник.
        - Но если он... - Бенда машет рукой. - Не знаю, кому нужна эта милость, но пусть будет так.
        Юлий притих и уставился на Бенду. Кругом уже собрались зеваки из прохожих. Они тычут пальцами: от Бенды расходится белое сияние. Слышатся испуганные и удивленные возгласы. Юлий начинает преображаться. Чернота исчезает, отек словно испаряется, кожа становится здорового естественного цвета, разве чуть желтоватая. Ноги истончаются, уже видны под кожей кости коле ней, стопы, пальцы перестают торчать в разные стороны, они больше не похожи на набухшие жиром колбаски.
        - Чудо! - кричат в толпе.
        Юлий закрывает глаза, из-под бледных век текут слезы.
        - Встань! - велит священник громко.
        Юноша вздрагивает и смотрит на свои ноги. Они выглядят нормальными, только очень худыми.
        - Можно?
        Священник подает ему руку. Опираясь на нее, Юлий осторожно, не веря сам себе, поднимается, но почти тут же падает.
        - Мне же больно! - Он умоляюще смотрит на Бенду.
        Бенда отворачивается и, проталкиваясь сквозь толпу, быстро уходит.
        Люди лезут друг на друга, чтобы увидеть исцеленного...

* * *
        Тихо-тихо. Бенда поднимает голову, и тут же звуки утра обрушиваются в уши. Под потолком жужжит муха, за окном кричит торговец пирожками, глухой гомон доносится с рынка, там вовсю кипит жизнь. Бенда зевает. Давненько не приходилось просыпаться самостоятельно! Да еще в кровати, тем более в собственной.
        Одевшись, несколько раз ополоснув лицо теплой водой из кувшина, что стоял в глиняном тазике на столе - Жанна позаботилась, - Бенда спускается. Из кухни тянет запахом свежевыпеченного хлеба. Девушка, подоткнув юбки, трет пол. Выскобленные столы как будто блестят, так заметна их чистота в легком сумраке зала. Ставни приоткрыты, под ними на полу кривые пятна солнечных лучей, над которыми кружатся редкие пылинки.
        - Завтрак на столе. - Заслышав шаги, Жанна поднимает голову и кивает на стол у окна, где под льняным полотенцем прячутся миски.
        Бенда благодарит. Позавтракав в задумчивости, направляется к дверям. Девушка загораживает Бенде дорогу:
        - Прости, что говорю об этом, но все же, наверное, не стоит разбрасываться золотом. Мне не жалко денег, но люди - они не привыкли к внезапному богатству. Поверь, нищему мальчишке лучше дать медяк или мелкое серебро, и он уже будет счастлив. Очень прошу, будь осторожен.
        Бенда, кивнув, выходит. Жанна смотрит вслед с огорчением, потому что, судя по виду Бенды, ее слова не были услышаны, и возвращается к мытью пола.
        В дверь постучали.
        - Да! - Жанна отерла пот со лба.
        Чуть приоткрыв створку, в щель протиснулся старик в поношенном, местами порванном кафтане.
        - Простите, Бенда, который вчера раздавал золото, тут живет? Я хотел бы попросить, если господина Бенду не затруднит, чтобы он дал мне от щедрот своих хотя бы на новый теплый плащ. А то на дрова денег не хватает, и уголь тоже не по карману бедному старику, так чтоб хоть по ночам было чем укрыть старые кости, которые и солнцем-то не прогреть...
        Жанна вздохнула. Чего-то подобного она и ожидала.
        - Бенды нет, недавно вышел, когда вернется - не сказал. Да вы проходите, садитесь, дедушка. Хотите поесть? Подождите, может, Бенда скоро будет.
        - Ничего-ничего, я на улице дождусь. - Старик попятился, но девушка схватила его за руку:
        - Что вы, садитесь!
        - Нет-нет! - Старик вырвался. - Я по рынку пройдусь, а там и вечер. К ночи зайду - ничего?
        Дверь за ним закрылась.
        - Конечно, заходите, - вздохнула девушка, берясь за тряпку.
        Бенды не было весь день. За это время, как показалось Жанне, в трактир заглянула половина города. Кое-кто оставался подождать, и к приходу Бенды зал оказался почти полон. Жанна успела сбегать в город, и теперь между посетителями суетилась чистенькая молоденькая девушка, а у плиты орудовала краснолицая стряпуха. Жанна разрывалась между залом, кухней и задним двором, где уже деловито сновали несколько куриц и в грязной соломе посреди загона нежилась толстая свинья.
        Когда появляется Бенда, все встают, приветствуя хором. Бенда раскланивается, проходит к столу, садится и смотрит на присутствующих. За ним в дверь влезает толпа оборванных детей, но Жанна гонит их полотенцем:
        - А ну, куда со своими грязными ногами, бегом через задний двор сразу на кухню!
        - Мне бы вот... - К Бенде приближается старик, показывает свой драный кафтан. - Хоть бы на новый теплый плащ, а то на дрова денег нет, на уголь опять же, по ночам даже летом так холодно, так кости ломит...
        Бенда дает старику два золотых, и тот, кланяясь и благодаря, уходит задом.
        В зале оживились. К Бенде потянулись люди, каждый со своими немудреными проблемами и с просьбой денег. Последний ушел около полуночи.
        Плиту давно погасили, служанка спит в клетушке рядом с хлевом, стряпуха ворочается на тюфяке около печи. В зале догорает третья свеча. Жанна, положив голову на руки, дремлет за столом. Бенда будит ее и, поддерживая, ведет наверх, в ее комнату.

* * *
        Утром, стоит Бенде выйти из трактира, его окружает стайка нищих детишек.
        - Дяденька, подари золотой! - кричат они.
        Бенда каждому дает по монете. Тут же подходят взрослые - подмастерья и бедняки, обычные горожане. Сквозь толпу проталкивается стражник:
        - Разойдись! Разойдись! - Дойдя до Бенды, он хмуро оглядывает невысокую фигуру с головы до ног. - Деньги раздаем? И по сколько на рыло? Мне вдвойне!
        Бенда оглядывается:
        - Всем только золота надо? А полечить никого не требуется?
        - Полечи сам себя! - Стражник выразительно стучит себя по лбу и протягивает руку: - Ну?
        Когда Бенда возвращается, в трактире не протолкнуться. Многие стоят или сидят на полу. Но Бенде освобождают скамейку, после чего окружают со всех сторон. Первым опять дедок в разодранном кафтане. От него несет вином, он плохо держит голову, однако, расталкивая просителей, лезет вперед, приговаривая:
        - Мне бы новый плащ, теплый, а то на дрова денег не хватает, на уголь тоже, а старые кости так ломит...
        - Да ты бы постеснялся, прошлого дня ведь уже клянчил! - взывает из толпы пожилая женщина. - Оставил бы другим!
        - Ты откуда знаешь, карга? - огрызается старик. - Сама вчера, небось, тут же и была!
        - Ну и была! - запальчиво кричит женщина. - Да я на другое просить пришла!
        Кругом смеются.
        - Берите, берите. - Бенда сыплет золото в протянутые руки. - Купите себе и плащ, и вина, и что хотите. Не стесняйтесь, берите...
        - Да кто стесняется?! - орет та же тетка.
        Все снова смеются.

* * *
        На следующий день Бенда спускается в полный зал, так что не удается и позавтракать. До самой ночи Бенда раздает деньги.
        C утра у трактира теснится толпа, люди волнуются и ждут, покрикивают, заглядывают в щели запертых ставен, стучат.
        - Они скоро снесут двери, - озабоченно встречает Бенду Жанна. - Что делать? Не могу же я брать с них деньги. А из-за них не приходят нормальные посетители.
        - Скажи, что меня нет. - Бенда, прихватив краюху хлеба, скрывается в кухне - выходит через задний двор, узким переулочком.
        Жанна уставилась на дверь. Сказать? Им? Она подошла к окну, открыла ставни - и отскочила: в проем ввалился лысый мужик с кучерявой рыжей бородой.
        - Просим прощений, мадам. - Упавший поднялся, отряхнулся, надел и снял войлочную шляпу, поклонившись. - Затолкали. Мне бы господина Бенду увидеть, если не возражаете.
        - Я не возражаю, только Бенды нет, он ушел с утра пораньше.
        - Как нет? - удивился рыжебородый. - Я с самой ночи караулю - мимо меня и муха не пролетела, клянусь мамой!
        - Можете проверить. - Жанна махнула рукой в глубь трактира.
        Лысый двинулся к лестнице, по дороге заглянул на кухню.
        Девушка подошла к окну, в которое с улицы смотрели, прислушиваясь к разговору, несколько человек, высунулась поверх их голов и крикнула:
        - Бенды нет! Он ушел рано утром! Будет только вечером!
        Возмущенный гул был ей ответом.
        Появился рыжебородый и, приподняв шляпу, улез в окно, отодвигая других.
        - Запирайте ж, мадам, пока я их держу, а то ж так и попрут. - И сообщил в толпу: - Нету, нету его!
        Жанна захлопнула ставни. Снаружи толпа волновалась и шумела. К полудню большая часть разошлась, но все вернулись к вечеру, когда хозяйка отперла двери. Девушка целый день отмывала зал после прошлых посещений. Пол был заплеван, кругом валялись огрызки, обрывки одежды, клочья волос. Вдвоем со служанкой Жанне удалось привести трактир в приличный вид.
        Поместились не все, десятки просителей остались на улице. Там они тревожно галдели, опасаясь, что на них не хватит золота. Жители окрестных домов ругались, кидали из окон старую обувь, лили воду и помои. Ничего не помогало: толпа не рассасывалась, продолжала осаждать трактир Мамы Ло.
        Бенда возвращается, когда уже темно. Опускается на скамью, приваливается к стене, прикрывает глаза. Сквозь толпу проталкиваются Жанна со служанкой.
        - Возьмите подносы или большие миски и разнесите всем по паре монет. - Бенда кладет руки на стол, из-под ладоней начинает струиться золото.
        Девушки подставляют под поток подносы, миски, корзины и начинают раздавать деньги в жадно протянутые руки.
        - А почему это Люсите столько же, сколько мне? У меня пятеро детей, а у нее всего трое! Безобразие!
        - Вчера давали сколько просишь, а сегодня раздают!
        - Можно еще?
        - Да не толкайтесь же!
        - Убери руки, ты уже взял свое, грязный нищий!
        Кто-то уходит, получив деньги, кто-то остается, недовольный. Когда Жанна возвращается за очередной порцией золота, Бенда спит.
        - На сегодня все! - крикнула она, когда последняя монета исчезла в чьих-то грязных пальцах.
        - Мы еще не все получили! - ответили из толпы.
        - Как вам не стыдно?! - Жанна в гневе кинула миску на пол, и дерево треснуло. Те, кто стоял рядом с ней, отодвинулись. - Бенда третий день раздает деньги, а вы даже поспать не даете! Не видите, он устал! А ну пошли вон! Вы все получили хотя бы по два золотых! И если еще кто посмеет возмущаться в моем трактире, я позову стражу и не разрешу Бенде раздавать здесь деньги, ясно вам, негодяи?
        Кто-то устыдился и ушел, но большинство оставшихся ответили возмущенным гулом.
        - Нахалка! Грубиянка! - крикнула женщина в красной атласной косынке и простом платье. - Думаешь, раз господин Бенда разрешает тебе жить в его доме, так ты уже можешь тут распоряжаться? Сама иди вон, мы без тебя разберемся!
        - Точно, да, разберемся! - загомонили недовольные. - У него деньги в рукавах! Давайте возьмем! Он не будет против!
        - Только посмейте! - Жанна схватила со стола медный поднос и встала, загораживая Бенду.
        Бенда спит, прислонившись к стене. Испуганная служанка забилась под лестницу. На Жанну наступали, но пока никто не решался напасть на нее.
        - Небось полный пояс блестящих золотых. - Какой-то молодой нищий потыкал Бенду в живот. Зазвенел поднос, и парень с воем отдернул руку по которой Жанна
        изо всей силы рубанула ребром медного листа. - Убили! - завопил он, тряся рукой.
        - Убрать ее! - Толпа сомкнулась над Бендой. Визжащую от злости Жанну выкинули из круга, несмотря на то что она быстро работала своим кухонным оружием и многие получили синяки и шишки. Десятки рук шарили по Бенде, ощупывали и рвали одежду стараясь первыми добраться до заветной груды золотых.
        - Бенда, проснись же! - кричала Жанна, наотмашь ударяя по всему, что попадалось: головам, локтям, ногам, выпяченным задам. - Стража! Люди! Бенда-а!
        Тонкая струйка дыма поднялась над людьми. Кто-то истошно закричал. Толпа распалась, оставив посередине подпрыгивающего и визжащего от ужаса нищего. Он крутился, махал руками, стараясь сбить огонь с плеч и спины. Наконец он повалился и начал с воем кататься по полу. От него расходился запах горелой ветоши. Те, кто обыскивал Бенду тоже поспешно хлопали по тлеющей одежде, остальные смотрели с суеверным ужасом. Кто-то крестился, бормотал молитвы. По Бенде пробегали язычки пламени, поднимаясь и опадая.
        Бенда зевает, и изо рта вырывается красный огненный лепесток. Люди отступают.
        - Ну, кто первый? - Бенда открывает глаза, оборачивается к застывшей толпе - и люди в панике бегут из трактира, обгоняя и толкая друг друга.
        Двое застряли в дверях, их вынесли. Через несколько мгновений зал был чист.
        - Что случилось? - Бенда смотрит на Жанну. Та тычет пальцем в одежду. Бенда опускает глаза.
        - Ах вон оно что... - Бенда отряхивает рубаху и штаны, как будто они запылились, и язычки пламени исчезают.
        Жанна плачет - от усталости, от переживаний. И спрашивает сквозь слезы:
        - Ты что, неопалимая купина?
        Бенда улыбается.

* * *
        С утра трактир осажден с двух сторон: задний двор также полон народу. Свинья в загоне хрюкает недовольно и кусает тех, кто к ней приближается. Куриц растащили. Жанна будит Бенду, она встревожена:
        - Что дальше? Я думала, они скоро успокоятся, а их все больше, и они хотят еще больше!
        Бенда садится на кровати, прислушивается. Наконец говорит:
        - У тебя продукты есть? Запрись и пересиди несколько дней. Я выйду, скажу, что уехал на полгода. А ты наконец займешься трактиром.
        - Но... - Жанна показывает рукой на окно. - Они порвут тебя на кусочки, как только ты выйдешь! К тому же... Ты что, действительно уезжаешь?
        - Да, я уеду, правда, не так надолго. Можешь дать мне какое-нибудь старое платье?
        - Зачем? - Не дожидаясь ответа, Жанна бежит к себе в комнату и вскоре возвращается. - Оно, правда, неглаженное... Но что ты хочешь...
        - Помоги мне.
        Бенда с помощью ловких Жанниных рук облачается в платье. Когда девушка отходит, она не может сдержать смеха:
        - Бенда, ты... ты совершенно как женщина! Такая юная симпатичная девица. Тебя просто не узнать! Косынку только не забудь.
        - Меня порвут? - улыбается Бенда.
        - Что ты! - Жанна помогает Бенде надеть косынку. - Но как же?.. Ты ничего с собой не берешь? Если пойдешь покупать еду в дорогу и снова станешь расплачиваться золотом, тебя разоблачат. Слышишь, как волнуются? И это твое свечение... Правда, под косынкой почти не видно.
        Под окнами толпа бушует, грозя разнести дом.
        - Что же стража не разгоняет их? - Бенда разглаживает складки на подоле, с интересом рассматривает широкий рукав.
        - Все стражники сегодня с утра на площади, там кого-то казнят. - Жанна поправляет косынку на голове Бенды. - А после могут и прийти. Но вряд ли они сумеют что-то сделать. Так когда тебя ждать обратно?
        - Могу вернуться в любой момент, причем прямо в комнату. Так что ты ее не сдавай. - Бенда подходит к окну. - Скоро увидимся. Если понадобится помощь, просто позови. - Подумав, добавляет: - Только кричи громче. - И с улыбкой уходит в стену.
        Жанна бросается к окну, распахивает - внизу Бенды нет, только беснуется толпа. Услышав стук открываемых ставен, многие поднимают головы. Сотни глоток исторгают многоголосый рев: «Бенда!»
        - Нету вашего Бенды! - весело кричит Жанна. - Нет, испарился, ушел, уехал! Вернется через полгода!
        Недоверчивый вой был ей ответом. Но тут внизу раздался звук отодвигаемого засова - и внимание толпы переключилось на двери. Девушка увидела голубую косынку: Бенда выходит в толпу. Сердце на мгновение замерло и тут же побежало: надо запереть дверь, пока они не вломились внутрь! Жанна помчалась вниз, но там уже служанка вдвоем со стряпухой закладывали тяжелый засов. Жанна приложила к дверям ухо, стараясь услышать, что происходит снаружи, однако гул голосов не давал разобрать слов. Тогда девушка снова пошла наверх, выглянула в окно. Фигурка в коричневом платье и голубом платке пробиралась сквозь медленно рассасывающуюся толпу. Жанна вздохнула с грустью. Пора было приниматься за работу.

* * *
        Гремя ключами, великан-тюремщик отпер огромный, давно проржавевший навесной замок, навалился на низкую дверцу плечом - та со скрипом поддалась, отворилась внутрь. Канерва, наклонившись, пересек порог и выпрямился. Пол в маленькой камере заливал солнечный свет. В стене справа была ниша в половину роста взрослого человека; сужаясь, она уходила в глубь каменной толщи, заканчиваясь маленьким окошком. Квадрат солнца на полу пересекали тени от решетки.
        - Устраивайтесь поудобнее, господин бывший начальник городской стражи, сделайте божескую милость, - ломким тенорком пригласил старик главный тюремщик. Маленький, скрюченный годами и болезнями, он едва достигал лорду Мельсону до пояса. Войдя в камеру вслед за пленником, старичок тут же примостился у входа на подставленном помощником колченогом табурете. Огромный помощник, плечом опершись о мощную кладку, держал над стариком лампу, бесполезную в ярком свете, что лился из окошка. Железная плошка с маслом нещадно чадила, и виден был только черный дымок, размазанный во влажном воздухе.
        Канерва дошел до противоположной стены, присел на покрытую мешковиной кучу соломы - но тут же поднялся. Руку, опиравшуюся на тюремную постель там, где мешковина сбилась, лорд Мельсон брезгливо вытер о плащ: солома была гнилая.
        - Все удобства, - захихикал старик. Головка его, похожая на кабачок, затряслась. Под седыми, почти прозрачными волосами просвечивала розовая кожица. - Помню, когда сидел тут Тивиэн Мирандольский...
        Пленник огляделся, сделал два шага в сторону и опустился на лежащий в углу вывороченный из кладки булыжник. Прислонился спиной к холодным камням стены, скрестил руки на груди и вытянул ноги. Голос старика шелестел, как пожухлая листва, опадающая с ветвей в октябре.
        - Если память поворошить, то окажется, что кто тут только не сидел! Даже, видите, ваша милость, из самого Мирандола сидели, а ведь Мирандол-то где? Самый край Междуморья, говорят. А может, и нет его. Может, все сказки, старые сказки, какие рассказывает дряхлая бабка смешливой молодежи в глухую ночную пору, кхе-кхе... - Старик закашлялся. - Так я что говорю? Память моя, ваша милость, прозрачна и подобна студеной воде в ясный осенний день: черная, глубокая, чистая - а все равно ничего не видно, пока не всмотришься в самую середину омута, в самую его глубь, где уж ничего, кроме черноты, и нет вовсе, но как приглядишься внимательно - тут-то и всплывает все интересное. Ведь и прадедушку его величества нашего короля, дай ему бог здоровья, видел я в этой самой тюрьме! Когда замок еще не был ею, но как раз становился. Приставили меня к тогдашнему величеству, которого собственный племянник слегка потеснил на троне, да только ни зарезать по-родственному не решился, ни отравить... за что и поплатился: дядя его, не будучи сентиментальным, меня по маковке огрел как-то во гневе лампой, когда я ему еду приносил,
и из камеры-то этой сбежал, из башни, куда племянник заточил его. Я потом из окошка наблюдал, как на площади юноше чувствительному голову снимали. Да-а... все Междуморье, почитай, сидело у меня. Из каждой страны хоть один да отметился. - Старик принялся загибать пальцы, похожие на сухие веточки, перечисляя: - Элфиния, Атилия, Анталия, Гордания, Латия...
        Великан под бормотанье старика задремал, голова его покачивалась и наконец упала ему на грудь. Он вздрогнул, моргнул. Державшая лампу рука, до того медленно опускавшаяся, дернулась, несколько капель масла пролились на голову старика, прожигая в лице его неровную дорожку. Благостный светлый лик подернулся рябью, кроткая улыбка сползла на щеку. Хоп! Нет никакого старика. Над табуретом, где он сидел, покачивается огромная связка ключей - свисает с пояса великана. От громкого хлопка тюремщик окончательно очнулся, хмуро посмотрел на пленника, отклеился от стены, забрал колченогий табурет и вышел...

* * *
        Зачем его продержали три дня в холодной тюрьме, Канерва не знал.
        Он видел из маленького окошка своей камеры, как разбирали завал на месте обрушившейся башни. По всей вероятности, она рассыпалась из-за того представления, что устроил Бенда в подземелье. Значит, где-то под камерой сейчас находятся несметные сокровища, частично, правда, спекшиеся. Их хватило бы, чтобы горажане не работали всю жизнь, и дети их детей, и дети детей их детей тоже.
        Однако эта мысль нисколько не волновала бывшего главного королевского егеря и бывшего начальника городской стражи; она пришла, посидела в голове и ушла, оставив звенящую пустоту. Иногда в эту пустоту заходили другие отдельные мысли, но довольно редко. Например, что за шум по вечерам доносится с улицы, которая отходит от площади как раз около тюрьмы, и почему стража позволяет ему это делать. Или почему в камере так холодно, если солнце целый день жарит башню, в которой эта камера находится. Или еще: зачем на окне решетка, если темница на самом верху очень высокой башни? Не говоря о том, что в маленькое отверстие пролез бы разве только пятилетний ребенок.
        Но мысли случались очень редко. Обычно Канерва сидел и просто смотрел. Чаще всего на стену перед собой. Иногда на окно и голое синее небо за решеткой. Изредка наблюдал, как ползет по пыльному каменному полу квадрат солнечного света. И это время, когда он сидел в холодной тюремной камере в ожидании казни и просто смотрел вокруг, оказалось самым счастливым в его жизни. Канерва осознавал это, когда приходила очередная мысль. Он начинал понимать отшельников. О смерти он не думал. Только днем. Ночью темнота заволакивала окружающее и смотреть становилось не на что, кроме как на то, что внутри. А внутри был один страх. И ночи превращались в кошмары. Его безостановочно поджаривали на сковородках, поливали раскаленным маслом, так что нос ощущал запах горелой плоти. Его заковывали в ледяные кандалы и навечно оставляли высоко в небе, где его обдували ветра, превращая в сосульку, тело покрывалось коркой инея, мельчайшие частички которого впивались в кожу мириадами иголочек, и тогда Канерву била дрожь и никакое одеяло не способно было его согреть.
        И все время, каждое мгновение, его терзало сожаление. Он мог быть мужем и отцом - и не стал. Он мог научиться летать (Канерва знал это наверняка) - и ни разу даже не подумал об этом. Он и сейчас мог бы это сделать, но окошко было слишком маленьким и его перекрывала решетка.
        Если бы он тогда не дал волю гневу, объяснил бы Алиции, что та блондинка... как же ее звали?.. была лишь ошибкой, попыткой заменить саму Алицию, то ничего бы не произошло, не случилось бы той роковой охоты, не было бы этих мрачных месяцев тщательно скрываемого уродства. И хотя Алицию Канерва давно не любил, он все равно катался по соломе и выл в голос оттого, что тогда не заставил девушку выслушать его.
        А если бы он сразу убил этого рыцаря, то сегодня здесь не сидел бы. Если бы задушил Арчибальда той ночью в подземелье, пока все спали... Если бы, пока рыцарь хлопотал над раненым Бендой, зарезал его брошенным мальчишкой ножом... Ведь это можно было сделать, почему он, Канерва, не подумал об этом, почему?
        А если бы Канерва женился еще раньше, когда отец велел ему взять дочку соседа, такую белую пухленькую дамочку, если бы он не сбежал тогда из дома и не нанялся на службу королю? То не было бы и его увлечения придворными дамами и фрейлинами, и пусть бы хоть десять волков отгрызли ему все хозяйство - трагедия была бы в сто, в тысячу раз терпимее! Почему он тогда не умер?!
        Это Бенда во всем виноват! Почему Канерва поддался обаянию светящегося колдуна и не прикончил его сразу? Надо было бить, не задавая вопросов, сразу в сердце!..
        Но приходило утро, из темноты выступали стены, камни, щели между ними, пыль на полу, разбросанная ночными метаниями солома - и страх отступал, оставляя звенящую пустоту, и снова Канерва просто смотрел и был счастлив.
        Когда раздался скрежет поднимаемого засова, сердце вздрогнуло. Канерва уже забыл о том, что его должны повесить, ему казалось, что он теперь всю жизнь проведет в этой камере, разглядывая стену, отщипывая по крошке от каравая, запивая водой из кувшина, совершенно один на всем белом свете.
        Он был не один.
        Пришел священник с распятием, предложил покаяться. Канерва покаялся. Он не знал в чем, но каялся искренне, поливая слезами фигуру Христа на кресте.
        Затем пришли стражники и предложили балахон. Канерва отказался. Он принял из рук бывших подчиненных свои три веревки и вышел из камеры.
        Как выглядит ведущая в башню лестница, он забыл, поэтому с интересом осмотрелся. Крутые узкие ступеньки ему понравились, он им улыбнулся.
        Ступив на тюремный двор, Канерва зажмурился. Во весь мир светило огромное яркое солнце, а глаза привыкли к полутьме. Солнце жгло и сквозь веки.
        Ему предложили сесть в телегу, в которой обычно приговоренных возили на казнь, но он опять отказался. В конце концов, тут недалеко, вешают обычно перед тюрьмой, на рыночной площади. Можно и прогуляться напоследок.
        Когда под усиленным конвоем Канерву вывели из больших тюремных ворот, в уши ударил негустой гул толпы. Канерве казалось, что обычно при повешении бывает больше народу. Да и день обычный, рынок должен кипеть. Куда делись люди? Неужели не хотят видеть, как его будут вешать, неужели скорбят о нем? Канерва приосанился.
        Эшафот был сооружен тут же, около самых ворот. Приговоренный в сопровождении стражников поднялся по ступеням. Под толстой деревянной перекладиной, чуть позади, стояла грубо сколоченная лестница-тумба.
        Почти напротив, по правую руку Канервы, около здания ратуши высилась трибуна, увешанная флагами, устланная коврами. Старик Лу Бреви уже сидел там, кутаясь, несмотря на палящее солнце, в шерстяную мантию, края которой он комкал скрюченными иссохшими пальцами. При появлении Канервы король встрепенулся и шутливо погрозил ему кулачком. За спиной его величества расположились придворные с кислыми лицами. Когда Канерва предстал их взорам, оживились только некоторые дамы - одни вытирали глаза платочком, другие прожигали его гневным мстительным взглядом. Лорд Мельсон хотел высокомерно отвернуться, но заметил перед королем довольную мордочку пажа. Лисс улыбался во всю веснушчатую личность и строил рожи. Канерва не выдержал - показал мальчишке язык. Лисс упал.
        Площадь между эшафотом и трибуной жиденько заполняли зеваки, так что обилие стражи тут и там выглядело смешно. Хотя около самого возвышения народ толпился и толкался, чтобы не пропустить зрелище: впервые за много десятков лет вешали столь знатного лорда.
        Барабанщики по углам эшафота отбивали тихую нудную дробь.
        Глашатай зычно зачитал приговор, спросил, есть ли у кого возражения и обоснования для возражений.
        Канерва промолчал, остальные и подавно.
        Распорядитель казни махнул рукой.
        Палач в красном колпаке, до этого скромно стоявший в сторонке, сложив руки на груди, как будто он всего лишь зритель, засуетился. Выхватил из рук Канервы веревки, ловко, вызвав шквал восхищенных возгласов толпы, завязал на всех трех петли, две тонкие веревки-тортузы перекинул через перекладину, помог лорду Мельсону подняться на лестницу и взялся за конец третьей веревки, жетона, чтобы по сигналу короля сбросить приговоренного с тумбы.
        - Давай, так его, молодец, палач, золотые руки! - подбадривали из толпы.
        Канерва, до этого момента остававшийся безучастным свидетелем происходящего, как будто и не его сейчас вешали, вдруг очнулся. Сознание затопила волна ясности, солнце высветило окружающее до мельчайших подробностей, так что он видел даже соринку в глазу торговки на другом конце площади - старуха моргала и морщилась, терла веко, и оно сильно покраснело. И вместе с ясностью из живота поднялся дикий страх. Тело задергалось, пытаясь вырвать из веревок затянутые за спину руки, табурет зашатался, Канерва чуть не повис в петле раньше времени, пока король еще не подал знака. Палач успел подпереть ногой табурет, придержал бьющееся в панической дрожи тело казнимого. И Канерва, не в силах вынести распирающий душу страх и ужасающее осознание, поднял лицо к небу, набрал в грудь воздуха и заорал так, что палач пригнулся, а стоящие рядом барабанщики, стражники и зеваки закрыли уши:
        - Бенда! Бенда! Бенда!!!
        - Что он кричит? - спросил король, полуобернувшись к свите.
        - Кажется, он кричит: «Нет!», - ответил глашатай.
        - Мне кажется, это «пента», - заметил придворный маг. - Знаете, часть слов «пентаграмма», «пентакль». Греческий корень. Возможно, он читает заклинание, чтобы незаконно спастись.
        - Ну, это у него не получится, - хмуро заявил король и поднял руку.
        Палач занес ногу.
        Бенда пробирается краем площади, держась в тени домов, чтобы никто не опознал. Толпа от трактира Мамы Ло уже стала стекаться сюда, поэтому следовало уйти с рынка как можно скорее и затеряться в узких улочках по другую сторону площади.
        Душераздирающий вопль заставил Бенду подпрыгнуть.
        - Бенда!!! - орал Канерва.
        - Зачем же так громко? - бурчит Бенда себе под нос, оглянувшись, но продолжая торопливое продвижение прочь.
        - Бенда!!! - не унимался лорд Мельсон.
        - Можешь не кричать, не спасу, - ворчит Бенда. - Кто обещал, что звать не будет? Ну и все. Мое же обещание было - не спасу. Так что я иду себе мимо и ничего даже и не слышу, можешь заткнуться.
        - Бенда!!!
        - Ну ладно, ладно, надоел! - Бенда останавливается и смотрит в сторону эшафота. Король поднял руку палач занес ногу... - Стойте!!! - вопит Бенда так, что у окружающих звенит в ушах. - Остановитесь! Немедленно прекратите! - И изо всех сил работая локтями, пробирается сквозь быстро густеющую толпу.
        - Что там? - Король опускает руку близоруко вглядывается в запруженную людьми площадь, откуда донесся крик. - Подождите, не вешайте.
        Канерва слезящимися глазами смотрит, как девушка в голубой косынке спешит к эшафоту, как она яростно расталкивает людей, и все ближе, ближе, вот уже подлезает под пику не ожидавшего такой прыти и потому не остановившего ее стражника. И когда девушка, подтянувшись на руках, вылезает на помост, Канерва стонет от ужаса, потому что узнает в ней Бенду.
        - Стойте! - повторяет Бенда. - Отпустите его! Я женюсь на нем! Ну то есть беру в мужья, хочу сказать. Палач, развяжи!
        - Кто это? - спрашивает король у придворных, но все пожимают плечами. Тогда Лу обращается к девушке: - Ты кто?
        - Меня зовут Бенда, сир. - Бенда кланяется.
        Король кивает.
        - Вы подумайте, милая девушка, прежде чем решиться на подобный поступок. Этот человек... не совсем пригоден к роли мужа.
        Канерва вспыхивает. Бенда снова кланяется:
        - Ничего страшного, ваше величество, возможно, и я не лучшая жена.
        - Он... - король пытается объяснить, - он не... У вас с ним не будет детей. Готовы ли вы к такому?
        - О, без детей мы как-нибудь обойдемся, - улыбается Бенда.
        - Ну... что ж. Тогда берите. - Король хмуро отворачивается.
        - Нет, нет, повесьте, повесьте! - подскакивая на месте, кричит Лисс.
        - Пусть. - Король машет рукой. - Он уберется с моих глаз, и достаточно. - Его величество подзывает распорядителя казни и приказывает: - Развяжите, отведите в церковь, пусть немедленно проведут обряд и тут же обоих выкинут из города. Да побыстрее.
        Палач вынимает Канерву из петли. На трибуне Лисс бьется головой об пол, рыча от ярости.
        - Нет, нет, только не это! - плачет Канерва, пытаясь вырваться. - Лучше умереть!
        - Так мне уйти? - уточняет Бенда.
        - Нет, подожди!
        - Жду.
        Подходят стражники, окружают Канерву и Бенду начинают подталкивать обоих к лестнице. Бенда берет суженого под руку, и по телу лорда Мельсона проходит дрожь. Их ведут в маленькую церковь, что стоит сразу за оружейными рядами, одним боком выходя на площадь, другим на улицу.
        - Неужели нельзя было найти другой способ спасти меня? - стонет несчастный Канерва. - Боже, за что мне такое наказание? Пусть бы лучше меня повесили!
        - Так давай вернемся? Палач будет рад.
        - Нет, нет!
        Бенда улыбается направо и налево, машет толпе. Оттуда несутся ободряющие возгласы. Народ совсем не обижен тем, что казнь не состоялась, ведь свадьба - тоже зрелище.
        - Спать с тобой я не буду, учти! - шипит Канерва.
        - Только попробуй, - мило улыбаясь, отвечает Бенда.
        Как приказал король, их обвенчали быстро, сведя обряд к минимуму. И вот уже стража выталкивает обоих из церкви и гонит к ближайшим городским воротам. Молодоженов сопровождает ревущая толпа.
        Оказавшись за воротами, в недосягаемости оружия стражников, Канерва выдергивает руку.
        - Нам в разные стороны! - запальчиво бросает он.
        - Конечно, - улыбается Бенда. - Я вообще возвращаюсь в город, а ты ступай куда хочешь.
        - Что? Зачем возвращаешься? И как? Тебя же выгнали!
        - Поэт сказал: «Благословен ты, город юности моей, ибо станешь городом зрелости моей, а затем и городом мудрости моей. Если же судьба велит покинуть тебя навсегда, ты останешься городом моей души, как на земле, так и на небе. Ибо ты и есть моя душа, а я твоя».
        - Говоришь как об Иерусалиме, - фыркает Канерва.
        - Каждый город - Иерусалим.
        - Еретик! Нет, нам точно не по дороге. Спасибо за то, что ты в очередной раз испортил мне жизнь, я пойду в какую-нибудь другую сторону. - Канерва с тоской оглядывается на темные стены.
        - Конечно, наше время еще не пришло. - Бенда тоже смотрит назад. - Но мы еще будем вместе.
        Канерва шарахается, и Бенда поправляется:
        - То есть поймем, что мы одно, а все вокруг - тоже мы, это все я, слитое воедино...
        Канерва кричит:
        - Все, хватит, довольно! Замолчи! Оставь меня одного, будь столь добр... добра... добро!
        И он бежит по дороге, прочь от города и от Бенды, бежит долго, не оглядываясь. Но не выдерживает и, остановившись, смотрит через плечо на одинокую светящуюся фигуру вдали. Бенда шагает легко и постепенно сливается с окружающим.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к