Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Емелин Андрей: " Вечная Полуявь " - читать онлайн

Сохранить .
Вечная полуявь Андрей Емелин
        Как выглядит мир виртуальной игры глазами NPC (неигровых персонажей), тех, кого создали в качестве игрушек для пришельцев из реала? Для них всё по-настоящему: они не видят системных интерфейсов, зато в полной мере чувствуют боль и очень не хотят умирать, потому что смерть для них - это навсегда.
        Пробуждающееся самосознание прорывается сквозь блокаду, созданную игрой, словно цветок между треснувших бетонных плит. И в глазах детей виртуального мира из осколков многих лет угнетения и издевательств складывается слово "месть".
        В тексте есть: виртуальный мир, литрпг, пираты

18+
        ВЕЧНАЯ ПОЛУЯВЬ
        АНДРЕЙ ЕМЕЛИН
        ПРЕДИСЛОВИЕ
        Уважаемый читатель, эта книга является идейным продолжением мира, описанного мной в книге Выборы иллюзий, но не спеши откладывать чтение, так как Вечная полуявь - это полностью самостоятельное произведение с новыми героями и историей повествования. Более того, уж если, волею судьбы, она попала тебе в руки первой, я рекомендую начать именно с нее и искренне надеюсь, что ты также сможешь полюбить ее героев,как полюбил их я, автор этой книги, и пройти вместе с ними всю их нелегкую историю.
        Желаю приятного чтения.
        ПРОЛОГ: В СЕРДЦЕ МИРА
        Bug report.
        Отклонение в штатном поведении микромодулей ИИ. Код ошибки: Феномен №5.
        Запрос к ядру системы №891 на диагностику и устранение проблемы.
        Запрос №891 отклонен Объектом 0.
        Копия отчета об ошибке направлена Объекту 6.
        Отправка запроса заморожена на сутки.
        ЧАСТЬ 1. КУКОЛЬНЫЙ ДОМ
        Глава 1. Будни Архипелага
        Капитан, в вычурной шляпе с алым пером, оказался точно в перекрестье оптического прицела, однако, Алиса повела ружьем чуть выше и правее, беря упреждение с поправкой на ветер и курсы движения кораблей.
        Наконец, тонкий палец с черным матовым маникюром надавил на курок, и тут же раздался хлесткий, словно удар кнута, выстрел штуцера, отдавшийся мощным толчком приклада в плечо. Голова капитана разлетелась в клочья, будто спелый арбуз от падения на пол, а его тело кувыркнулось в воздухе и в неестественной позе буквально впечаталось в темную от времени и смолы сосновую матчу.
        Губы девушки изогнулись в довольной улыбке и, как всегда, после очередного удачного фрага она проговорила шепотом:
        - Хэд-шот.
        Два корабля ходили галсами выбирая наилучший момент для вступления в бой и это был звездный час для команд поддержки: мистики творили заклятия оптических искажений и розы ветров, маги формировали перед корпусами защитные поля, а стрелки пытались выбить наиболее ценных членов экипажа противника.
        На корвете Летучий пес Алиса была единственным стрелком, зато ее опыт, отточенный в сотнях сражений, давал фору целым взводам снайперов. Вот и сейчас на борту фрегата со странным названием «Супер-Хантер-666» царила суматоха - большинство матросов передвигались по палубе в полуприседе, по-видимому, стараясь минимизировать шанс поражения, а часть и вовсе ползали по-пластунски, напрасно полагая, будто с грот-мачты вражеского корвета их не видно.
        Девушка поморщилась, пытаясь взять на прицел хоть сколько-нибудь значимую цель и в очередной раз, не находя никого достойного своего внимания. Продолжая лежать, она сдвинулась чуть поближе к мачте, пытаясь уместиться на узком деревянном помосте, с которого обычно всего один матрос работал с такелажем. До палубы отсюда было почти восемь метров, и перспектива полететь вниз после неожиданного маневра корабля казалась ей не особенно приятной.

«Интересно, доживу я до того момента, когда кэп решит здесь оборудовать нормальную площадку для ведения огня?» - мимолетно подумала девушка, продолжая скользить взглядом по палубе фрегата через оптику винтовки.
        - Левый борт готов к залпу! - раздался громогласный рев канонира, ответ на который последовал почти незамедлительно.
        - Пли! - крик капитана утонул в слаженном залпе орудий корвета, и палуба окрасилась серым дымом, а к парусам противника устремились десятки книппелей - небольших металлических шариков размером с кулак, скрепленных тонкой цепью, бешено раскручивающихся в полете и наносящих парусам и такелажу страшный урон.
        Отдачей от пушечного залпа корабль качнуло так, что Алиса изо всех сил вцепилась в рангоут, стараясь удержаться. Похоже, их новый канонир изрядно переусердствовал с зарядами пороха, а ведь так и орудий можно лишиться. Как бы то ни было, девушка решила покинуть свою позицию, так как орудийный залп ознаменовал начало той фазы боя, в которой снайперу на мачте становилось слишком просто отправиться на тот свет.
        В подтверждение ее мыслей снизу донесся голос капитана:
        - Стрелок, походный режим!
        Алиса, не колеблясь ни секунды, словно на автомате, ухватилась за ванты и, лихо свесившись, принялась спускаться вниз. Верный штуцер при этом оказался уже надежно закреплен ременной системой на стройной спинке, не особенно мешая движениям.
        Где-то на середине пути девушка взглянула на корабль врага, отмечая про себя красоту декоративной обшивки фрегата - витиеватая золотистая резьба оплетала угольно черный корпус изящным узором, напоминающим лозу винограда, а строгие алые полосы у верхней палубы добавляли силуэту судна изящество хищника.
        Белые вспышки орудийной батареи заставили Алису инстинктивно зажмуриться, но она даже не успела испугаться, лишь почувствовала, как ее взметнуло в воздух вместе с обрывком рангоута по которому она спускалась. Мир бешено закрутился во всех возможных плоскостях и единственное, о чем успела подумать Алиса, что нужно обязательно отцепиться от канатов, иначе ее может опутать в воде, но пальцы держались на них мертвой хваткой, отказываясь отпускать последнюю точку опоры.
        Сознание сжалось, словно бы имело физическое воплощение, но вместе с ним и Алиса из последних сил заставила себя свернуться клубком, прижав к телу руки и ноги перед самым ударом о воду. На мгновенье в глазах потемнело и тело обдало жгучей болью, а следом за этим девушку накрыло волной, переворачивая словно в центрифуге. Сориентировавшись в том, где верх, где низ, ломаными движениями она сделала несколько гребков и вынырнула, жадно глотая воздух. В этот момент Алиса поняла, что находится на самой подошве волны, тогда она успела сделать глубокий вдох и поднырнула под гребень, уже успокаиваясь и понимая, что движения даются легко, а значит сильных повреждений ее тело не получило.
        Спустя несколько мгновений девушка отошла от ощущения близкой гибели и, поправив мокрые волосы, норовившие облепить лицо, нашла глазами корабль.
        Летучий пес успел пройти уже с добрый десяток метров и нагнать его Алиса не надеялась, она хотела лишь обозначить свое положение, так как пока возле нее в воде находилось множество деревянных обломков, еще менее минуты назад являвшихся частью их корвета. По правую руку она увидела расходящееся бурым пятно какого-то черно-красного тряпья и поняла, что это один из членов их команды, которому, похоже, повезло еще меньше, чем ей. За год хождения на Летучем она успела свыкнуться и с видом увечий, и со стонами раненых и даже с тем, что новые знакомые после очередного боя превращались в строчки потерь в судовом журнале, но все же плыть рядом с трупом было неприятно.
        Корвет дал новый залп левым бортом, вздрагивая всем корпусом и осыпая парусное оснащение противника очередной порцией книппелей, а затем заложил резкий поворот вправо, удачно вставая по ветру, отчего Алиса успела и порадоваться за отлично совершенный маневр, и испугаться за его последствия. Паруса на грот-мачте фрегата висели рваными тряпками, а биться с кораблем превосходящим Летучий и по количеству абордажной команды и по вооружению их капитан не собирался, потому корабль спешно уходил.
        Без нее.
        Первая мысль - начать кричать своим вслед, чтобы привлечь к себе внимание кольнула страхом оттого, что с борта фрегата ее будет видно ничуть не хуже. Зато вероятность быть подобранной его командой была куда выше, а уж там не преминут отыграться и за убийство капитана и за издевательский выход из боя, разыгранный быстроходным корветом словно по учебнику - лишить противника хода и разорвать дистанцию. Даже если среди команды фрегата и не все окажутся похотливыми упырями, по поводу чего девушка испытывала глубокие сомнения, упрекнуть их в нехватке галантности не могла бы даже она. Не те нынче нравы. А стало быть Алисе будет обеспечено несколько дней любовных утех, с весьма экзотическими мизансценами и реквизитом.
        Быстро прикинув все неожиданно открывающиеся перспективы, Алиса попыталась замереть в воде, так достоверно изображая собой обломки корабля, чтобы проплывающие мимо щепки казались более одушевленными предметами, чем она.
        Удаляющийся скрип такелажа, различимый сквозь шум воды, и неразборчивые выкрики матросов на Летучем жгли огнем обиды на судьбу, отвернувшуюся от Алисы так резко и неожиданно, как наверно всегда и случается, ведь обычно беда приходит такая, которую ты не ждешь. На то она и беда. Девушке и раньше доводилось бывать в передрягах лишь на волосок отделяющих ее от смерти, но то был абордажный бой или жаркая перестрелка, после которой их корвет уходил в порт лишь благодаря штатным магам и мистикам. Но чтобы вот так - быть выброшенной за борт и оказаться между вариантом голодной смерти в море или пленением… Впрочем, был еще шанс того, что кровь от трупа неподалеку успеет привлечь акул.
        Очередная волна накатила особенно сильно, выбивая девушку из мыслей и, барахтаясь, она поняла, что при таких сильных волнах она скорее уж сойдет за русалку, чем за безжизненные обломки, потому как оставаться недвижимой и не захлебнуться было невозможно.
        Невольно бросив взгляд на черно-золотую тушу фрегата, девушка вдруг увидела, как на воду спускается шлюпка и ощущение отчаяния, словно выстрел из пушки в упор, выбило из нее всякие крупицы надежды на спасение.
        Лихорадочно прикидывая, удастся ли сойти за кого-то кроме как за снайпера, когда у тебя за спиной висит удлиненный штуцер с массивной оптикой, Алиса решила, что ее навыков убеждения, пожалуй, окажется недостаточно. Да и разговаривать с ней вообще вряд ли кто-то собирается, в конце концов, кому может прийти в голову использовать столь нерационально все ее потенциальные возможности.
        Девушка поднырнула под новую волну и выверенными движениями, освободилась от узкой кожаной портупеи, что помогала удерживать за спиной штуцер. Еще мгновенье и тяжелое оружие, ставшее столь родным, как будто являвшееся продолжением ее самой, скользнуло вниз, безвозвратно уносясь в темную бездну океана. Алиса замерла, забыв на миг обо всем, стараясь не потерять ощущение кожаных ремней на руках, последнем, что напоминало теперь о предмете, который помогал ей зарабатывать на жизнь и выживать. Мелькнувшая мысль о том, чтобы не всплывать, а остаться вот так под водой, до последнего провожая оружие взглядом, была наполнена мстительными чувствами по отношению к команде фрегата.
        Им не получить ее.
        Во всяком случае живой.
        Но океан словно был против легкой смерти одной из своих дочерей, Алису подняло очередной волной, так что ее лицо оказалось над самой поверхностью водной глади, а от лишенных воздуха легких по телу резануло первобытным желанием выжить во что бы то ни стало, усиливающимся оттого, что заветный глоток воздуха оказался так одурманивающе близок.
        Она вынырнула, жадно втягивая ртом воздух и проклиная себя за малодушие, думая о том, сколь жалко она должно быть сейчас выглядит в глазах матросов, что неумолимо приближались к ней на шлюпке со стороны фрегата. Скептически скривившись, Алиса подумала, что можно, кстати, попробовать и надавить на жалость, прикинувшись беглянкой с корвета, а не членом его экипажа. Шанс того, что подобная легенда может быть воспринята всерьез и хоть как-то изменит ее судьбу, казалась призрачно мала, но больше ничего у нее не оставалось, а потому девушка решила попытаться разыграть эту карту.
        Шлюпка, борясь с высокими волнами неумолимо приближалась, и Алиса уже натянула на личико самое благодарное выражение, какое только могла, готовясь расплыться радостными дифирамбами в честь своих спасителей. Однако, вынырнув из очередного гребня волны, девушка увидела стремительно приближающееся к ее голове массивное весло.
        Мир погас и пару минут она ощущала все, будто сквозь мутную непроницаемую пелену. Чувствовала, как ее затащили в лодку, как грубо, словно мешок с зерном расположили под лавкой. Пришла в себя она еще до того, как шлюпку подняли на борт, хотя корпус фрегата уже нависал слева, обманчиво кажущийся снизу совсем невысоким. Приходя в себя, девушка поморгала глазами и обнаружила, что узкая белая блузка на ней порвана, а рука матроса бесцеремонно и по-хозяйски лапает ее за грудь. Повернув голову, Алиса увидела на лице бравого морского волка, еще совсем недавно ползавшего кверху задом по палубе, пытаясь укрыться от огня снайпера, блаженную улыбку, словно это были первые сиськи в жизни, до которых ему, волею злодейки судьбы, удалось добраться. Кажется, именно он и приложил ее веслом, подплывая. Второму матросу повезло и того меньше - похотливо наблюдая за происходящим он налегал на весла, покраснев лицом и что было сил, стараясь приблизить момент возвращения шлюпки на корабль.
        В голове у Алисы еще стоял звон от удара и казалось содержимое черепной коробки вот-вот вытечет у нее из ушей. Она попыталась пошевелиться, но внезапный порыв нестерпимой тошноты из-за полученного сотрясения вызвал приступ рвоты. Снова проваливаясь в беспамятство, она успела порадоваться тому, что содержимое ее нехитрого обеда теперь украшало физиономию воина школы весла.
        Темнота на сей раз держала девушку в своих объятиях значительно дольше и, придя в себя, Алиса не сразу поняла, где находится.
        Затхлая вонь обладала столь богатым букетом источавших ее объектов, что различить в ее нотках крысиный помет или сгнившие персики представлялось задачей неразрешимой. Понятно было лишь одно, темнота, надежно скрывавшая источники этой вони, была скорее преимуществом нежели недостатком в сложившихся обстоятельствах.
        Девушка обнаружила себя лежащей на сырых досках и поторопилась подняться, что удалось ей неожиданно легко. Глаза быстро привыкали к темноте, и она поняла, что находится в железной клетке, расположенной, судя по всему, в трюме фрегата.
        - О, очнулась. Ну, типа привет! - раздался вдруг голос из темноты.
        Алиса вздрогнула и, обернувшись на источник звука, обнаружила рядом точно такую же клетку как у нее, в которой находился вычурно одетый мужчина в пиратской треуголке. Мужчина с интересом разглядывал девушку, и та, запоздало, подумала о том, чтобы самой себя осмотреть. На удивление узкие брючки были на месте, а вот от блузки не осталось и следов. Она поспешила прикрыть грудь руками к явному неудовольствию собеседника и ответила:
        - Ага, и тебе привет, - после чего принялась осматриваться дальше.
        Некоторое время мужчина молчал, все так же рассматривая Алису, а затем проговорил словно бы чуть смущаясь.
        - Прикольно вообще! Такая ты клевая... тока не пойму ты игрок или непись?
        - Чего? - девушка не поняла последнюю фразу, но отчего-то она заставила ее напрячься.
        - Я говорю, ты реальная или бот? Ну в смысле NPC.
        Алиса лишь нахмурилась в ответ, что-то внутри нее мешало понять вопрос, заставляло проигнорировать его. Мужчина же понял молчание по-своему и начал пояснять свой вопрос:
        - Ну моб, болванка, чурка, я не знаю… Персонаж в смысле игровой. Или настоящая, из реала?
        Звуки складывались в слова, слова в предложения, но понять их смысл Алиса не могла, как будто собеседник говорил на незнакомом ей языке. Она помотала головой и поморщилась:
        - Слушай, меня только что сильно по голове приложили, что-то я совсем не пойму, о чем ты говоришь.
        Казалось, собеседника такая реакция ничуть не удивила. Он кивнул и продолжил как ни в чем небывало:
        - Ну понятно, кароч. Ладно, я капитан Хмурый, а тебя как звать?
        - Алиса. Алиса из Вайоны… А ты чего в клетке?
        - Да, - отмахнулся Хмурый, давая понять, что не хочет развивать эту тему. - Херня. Скоро выпустят. А это с вами мы значит файтились? И че, мы типа победили?
        - Сражались в смысле? Ну да. Только наш корвет ушел, так что это как пос… - Алиса прервала сама себя на полуслове. - Подожди, что значит «с нами»?
        - Ну так! - довольно ответил Хмурый. - Я капитан тут, типа.
        - А кого же… наш снайпер убил на палубе? - чуть не сказав «я», уточнила девушка.
        - Женька.
        - Кого?
        - Женька говорю. Опять что ли не слышишь? Друга моего. Капитан Жека Бармалей. Ну, дошло?
        Алиса задумчиво потерла место на голове, по которому недавно пришелся удар.
        - Так вас что, двое капитанов на одном корабле было?
        - А че такого? Мы на корабль скинулись просто, а насчет капитанства не решили. Ну и тут кое-какие терки произошли, - он грустно вздохнул и осмотрел свою клетку. - Тока у Жеки второй респаун за сутки, он походу теперь долго не зайдет.
        Замолчав на несколько секунд, Хмурый вдруг вкрадчиво спросил:
        - Слушай, а засвети сиськи еще раз, а?
        - Чего?! - опешила Алиса, но Капитан поспешил ретироваться.
        - Да ладно, ладно! Я так, чисто по приколу. Ну тогда я в реал короче. Тока учти, когда Жека зареспится сиськи ты нам покажешь. Матросы подержат, а мы заценим, лол.
        После этого Хмурый безжизненно повесил голову и ушел в сон. Алиса уже видела такое, как некоторые люди умеют уходить в сон в любое время, при этом оставаясь почти неуязвимы ко всему происходящему.

«Да уж, мне бы не помешала сейчас такая способность» - философски рассудила девушка и взялась за прутья своей клетки, проверяя их на прочность. Чуда не произошло, клетка была прочна, а замок надежно заперт, и Алиса принялась ожидать неизбежного.
        Прошло около трех часов, однако в трюм так никто и не спустился, девушка даже стала привыкать к вони, царящей вокруг, однако, совершенно неожиданно с ней снова заговорил Капитан Хмурый:
        - Ну здорова еще раз. Рад, что ты никуда не ушла, лол.
        Алиса косо посмотрела на него, но ничего не ответила.
        - Хреново дела кароч. Родаки Жеку припахали уроки учить, так что к вирткапсуле он только завтра доберется. Но я ему рассказал в телеге чо его тут ждет, так что завтра погамаем с тобой.
        Алиса отвернулась в сторону, она снова не понимала части сказанного, но этого и не требовалось, чтобы по интонации и той части, что была ясна, быть уверенной - ничего хорошего ей сообщить не собираются.
        - Я вот че думаю. Слушай, ну ты типа моб, да? Но ты ведь трахалась уже? Ну там с другими мобами или с игроками? Ты такая няха просто, странно бы было, если б ты не трахалась.
        Некоторое время Хмурый ожидал ответа, но потом продолжил, словно показывая, что отвечать Алисе в общем-то и не требуется.
        - У нас тут в команде есть натуральный негр-орк. Прикинь какой рофл! Негр-орк! Ваще тема. Короче завтра я тебя с ним спарю, типа. А еще…
        Алиса тяжело вздохнула и, прикрыв глаза, постаралась отрешиться от болтовни неугомонного Хмурого. Получалось неважно и ей пришлось выслушать довольно много интересных подробностей о своей предстоящей экзекуции. Иногда капитан поправлял сам себя и отменял некоторые варианты истязания, чтобы заменить их новыми, видимо, более, на его взгляд, изощренными. Сколько времени прошло при этом Алиса не могла сказать наверняка, но когда она услышала грохот орудийной палубы, то была уже готова поверить, что миновали целые сутки.
        Вот только стрелял не фрегат.
        Это была канонада так хорошо знакомых ей шестнадцати фунтовых орудий корвета Летучий пес. Через мгновенье корпус корабля дрогнул, принимая на себя дробный залп картечи и почти в ту же секунду где-то наверху раздалось грозное «Яррра!» - боевой клич пиратов Архипелага.
        Происходящее заставило наконец замолчать словоохотливого капитана, и он принялся осторожно вслушиваться в звуки боя наверху. Спустя несколько долгих минут дверь в трюм с грохотом распахнулась и в нее ворвался Суран Тайип - боевой маг Летучего. Бегло осмотрев помещение взглядом, Суран выпучил глаза и недоуменно воскликнул со своим неизменным восточным акцентом:
        - Алька, а ты чего тут делаешь?
        - Жемчуг собираю. Сам-то как думаешь, чароплет?! - раздраженно, но беззлобно выпалила девушка и улыбнулась. - Не знаю как вы тут оказались, но чтоб тебя покарали все твои же заклинания, если ты сейчас же не принесешь мне ключи от этой чертовой клетки.
        Маг вернул ей улыбку и ничего не отвечая тут же скрылся в дверном проеме. Спустя лишь мгновенье он снова оказался в трюме, гремя увесистой связкой ключей в руках.
        Как только звякнул замок и дверь клетки отворилась, Алиса выхватила из-за пазухи мага простой кремниевый пистолет, взвела его и направив в лицо Хмурому нажала на курок. В небольшом замкнутом пространстве выстрел прозвучал особенно громко, так что у нее заложило уши.
        - Ой е! Ты зачем такое сделала? - удивленно спросил Суран принимая из рук девушки оружие и скользя взглядом по ее обнаженному торсу.
        - Потом объясню. Как ситуация? Мы взяли корабль или надо рвать когти?
        - Взяли! - довольно протянул маг. - Ребята со Злобной крысы подсобили.
        Как выяснилось позже, удирая от фрегата, Летучий наткнулся на десантный бриг Злобная крыса. Алиса как-то общалась с капитаном их корабля, но уже не могла припомнить его имени. Денек для крысы выдался крайне неудачным, бриг имел столько пробоин, что казалось, будто несколько часов подряд на нем тренировались в точности ведения огня сразу несколько кораблей. И, в общем-то, это было не далеко от истины, так как встретившаяся бригу каравелла столь удачно перебила первым же залпом противнику переднюю мачту, что лишившийся хода и маневренности корабль оказался легкой мишенью. Почти час каравелла утюжила бриг с правого борта, после чего горделиво ушла прежним курсом по своим каравельим делам, не удостоив горе охотника ни потопления, ни взятия абордажем.
        Однако, несмотря на повреждения, почти половина команды выжила, а штатный мистик, оказавшись не сильно ранен сумел удержать корабль на плаву. Вот в таком состоянии пиратский удирающий корвет встретил пиратский же униженный бриг.
        Летучий принял на борт экипаж Крысы, который составил ни много ни мало полсотни бойцов, медик оказал раненым помощь, и капитаны обсудили ситуацию с фрегатом. По всему выходило, что количество абордажной команды было теперь лишь на треть меньше, чем у Супер-Хантер-666, а значит можно было рискнуть.
        И они рискнули.
        Найти фрегат в опустившейся ночной мгле большого труда не составило - он остался точно на том месте, где и разминулся с Летучим, стоя на якоре и даже не обременяя себя тем, чтобы погасить на палубе огни. Тогда корвет спустил шлюпки, доверху набитые десантом, дождался, пока те приблизятся к противнику с противоположного борта, благо ночь выдалась облачной, и луна почти не освещала морской глади, а затем произвел залп картечью, унося на тот свет вахтенных матросов и знаменуя начало атаки.
        На удивление абордажной команды сопротивление им оказывали настолько вяло, что в первые минуты бойцы даже засомневались, не является ли это какой-то хитрой ловушкой, но, как оказалось, в итоге на фрегате практически не было собственных абордажных групп, а выучка матросов оставляла желать лучшего. Словно их почивший капитан набрал в первом попавшемся порту собственно первых же попавшихся людей, совершенно не задумываясь о последствиях и не вникая в тонкости профессий экипажа.
        Зверствовать не стали и когда едва ли не половина команды фрегата объявила о том, что сдается, им пообещали свободу и теперь высадят в ближайшем порту. Впрочем, кто-то из них наверняка еще захочет остаться под началом нового капитана и, возможно, кому-то даже дадут на это добро.
        Неожиданному спасению Алисы все оказались очень рады, особенно учитывая то, что уже записали ее в погибшие члены экипажа. К сожалению, ничего более ценного чем оружие, алкоголь и провиант на корабле не обнаружилось.
        Пока делили эту нехитрую добычу девушка успела добраться до своей каюты, и переоделась. Сменив утраченную блузку на корсет из мягкой кожи, она решила заглянуть на верхнюю палубу фрегата, так как на ней царило оживление и какая-то необычная толкотня.
        - Алиса, ты чего как неродная?! - добродушно окликнули ее сзади, и девушка узнала голос боцмана.
        - Привет, Фиск! - повернулась она, ища глазами приятеля.
        Высокий, крепкий широкоплечий блондин, с лицом, некогда по-мужски красивым, но ныне иссеченным шрамами и вечно саднящим от какой-то кожной болезни, развел руки, как бы намереваясь обнять знакомую, однако, в последний момент они просто ударили друг друга по ладоням, как делали всегда.
        - А мы тут как раз пьем за твою, мать ее, реинкарнацию, - он жутковато улыбнулся и колыхнул в воздухе увесистой деревянной кружкой, объемом не меньше литра. - Это как ты так умудрилась?
        Алиса лишь пожала плечами, намекая, что не видит смысла рассказывать очевидное. Матросов, которые стояли возле боцмана она не знала, похоже, те были из команды крысы. Мужчины стояли, подбоченившись и, с неприкрытым хмельным интересом, рассматривали молодую красотку.
        - Фиск, а из-за чего тут шум гам? Уже добычу что ли отмечают?
        - Да какое там, мать его, отмечают! - деланно возмутился боцман и, приложившись к кружке, сделал несколько глубоких глотков. - Делят пока добычу. Фрегат-то мы вместе брали, а пилить его надвое как-то не комильфо. Решили вот сыграть на него в карты, если выигрывает наш кэп, то фрегат достается нам, а крысятники, без обид мужики, - он взглянул на стоящих рядом матросов. - Забирают Летучий. Если победит их кэп, то наоборот, плюс какая-то там компенсация.
        Договорив Фиск снова приложился к кружке.
        - Сделай одолжение, скажи, что там хотя бы эль, - с иронией уточнила девушка.
        - Э-э-эль?! За кого ты меня принимаешь? Это же чистый ром!
        Алиса с улыбкой покачала головой и спросила:
        - Вот напьешься, кто меня от пьяных матросов будет защищать?
        Казалось, этот вопрос задел боцмана за живое, он распрямился в плечах, став почти на голову выше стоящих рядом мужчин и проревел во все горло:
        - Да если тут хоть одна падла Алиску тронет, я этой падле жопу оторву и в ноги засуну!
        - Фиск, может наоборот?! - смеясь, спросила Алиса, замечая, как стоящие рядом матросы аж присели, видимо представив эту непонятную, но оттого еще более пугающую процедуру. Боцман поднял вверх указательный палец, потряс им, словно намереваясь поправить девушку, однако, не нашелся что ответить. Тогда он развел руками и сказал, продолжая начатую еще до появления подруги историю:
        - Ну а я им и говорю, мол, нечего, мать вашу, экономить на абордажных кошках!
        Девушка знала эту историю и повернувшись, направилась на фрегат. Про Фиска ходила молва, как тот во время одного из абордажей прыгнул за борт, зарубил там тесаком акулу, а потом взобрался на вражеский корабль и продолжил бой. Боцман любил рассказывать историю новым знакомым, поддерживая и без того прочную репутацию сурового бойца и хорошего командира. Однажды, наедине, он рассказал эту историю Алисе в версии того, как все было на самом деле. Отличалась она от общеизвестной всего двумя фразами, в корне, однако, меняющими все ее содержание: «совершенно случайно» и «чуть не обосрался».
        Улыбнувшись своим воспоминаниям, девушка принялась протискиваться сквозь плотное кольцо людей, толпящихся возле фок-мачты фрегата. По пути кто-то ухватил Алису за упругую попку, за что тут же получил ощутимый тычок кулаком по печени, однако, счел такой обмен вполне равноценным и, возможно, даже остался им доволен.
        Наконец, она оказалась возле одного из знакомых матросов Летучего и тот слегка подвинулся, давая ей пройти и увидеть происходящее.
        За небольшим столом сидели капитаны кораблей и в оранжевом свете масляной лампы, подвешенной рядом на мачту, играли в карты. То и дело раздавалось кряхтение или довольные выкрики матросов от удачного хода того или другого капитана, но игра, похоже, была еще далека от завершения.
        Девушка вспомнила, как звали капитана Злобной крысы - Майкл Бриз. Он был среднего роста, коротко стрижен и носил аккуратную короткую бороду. Помнится в их первую встречу, случившуюся почти год назад, Алиса отметила лишь веселый нрав этого человека, а вот во внешности Бриз совершенно ничем не выделялся и встреть она его на суше, скорее всего, даже не узнала бы, настолько он был обычным.
        Капитан вдруг поднял глаза и оторвавшись от карт посмотрел на Алису.
        Она вздрогнула, как от пощечины.
        Он не просто смотрел, он словно бы изучал ее изнутри, заглядывая в самую душу, всматриваясь в темные ее уголки и выискивая там все потаенные секреты.
        Девушка почувствовала, как по спине и рукам у нее побежали мурашки, и она подумала, как же все-таки хорошо, что ее капитан - хитроватый, но простой рубака, сплотивший вокруг себя единомышленников, а не этот странный человек. Она отвела взгляд, но все никак не могла отделаться от пережитого ощущения того, как холодный металл белесой радужки, выворачивает ее наизнанку.
        - Твой ход, - хмыкнул капитан Летучего, отчего Бриз поморщился и вытянул карту.
        Они играли еще с минуту, наконец, кто-то из матросов, глядя на выложенный на столе узор воскликнул:
        - Да это же фул-прайс. У нашего кэпа сложен фул-прайс!
        Капитан летучего с сомнением оглядел карты и победоносно закричал:
        - Ха! А ведь и точно фул-прайс! А я тебе предлагал все честно поделить Бриз, но победа теперь моя!
        Тут же начался галдеж и со всех сторон посыпались поздравления, и разочарованные вздохи, однако Бриз оставался спокоен.
        Он поднял руку призывая к тишине и возгласы постепенно стихли.
        - Это еще не все. На фрегате было еще кое-что, что оказалось добыто во время абордажа. Нам следует это поделить.
        Бриз указал на Алису отчего та в ужасе попятилась, но тут же уперлась в кого-то спиной.
        - Я беру эту женщину к себе в команду. Раз теперь я капитан Летучего пса, пусть она так и остается при нем штатным снайпером, - он протянул ладонь в знак того, что готов ударить по рукам и завершить сделку.
        - Погоди, погоди! - запротестовал было новоявленный кэп Супер-Хантера-666, однако, над его ухом склонился казначей и что-то коротко шепнул. Тот сделал удивленное лицо и обратился к девушке:
        - Алиса, радость моя, ты действительно утопила свой штуцер, который стоил как половина нашего корвета?
        Девушка сконфуженно развела руками, мечтая провалиться сейчас как минимум на нижнюю палубу, а еще лучше на дно, особенно учитывая тот факт, что штуцер лежал сейчас там, где-то неподалеку.
        - Ага, - тихо проговорила она.
        - По рукам! - тут же ответил капитан, и ударил Бриза по ладони.
        Алиса виновато посмотрела в лицо своего нового начальника, ожидая увидеть на нем огорчение или даже злость, но в тусклом свете масляной лампы она отчетливо видела, что на лице капитана не дрогнул ни один мускул.
        Глава 2. По воле Храма Тишины
        Два человека в строгих костюмах неторопливо шли по белоснежному мраморному залу, стены которого украли изящные фрески, изображающие различные исторические события. То и дело люди останавливались, чтобы полюбоваться той или иной работой, однако, быстро утрачивали к ней интерес и продолжали свой путь.
        - Пока эти парни видятся мне не плохими художниками, но они не выглядят особенно грозно, Джон. Я начинаю думать, что тащиться сюда целый месяц реального времени было чертовски глупой затеей.
        Второй мужчина искоса взглянул на собеседника и коротко хмыкнул.
        - Нет, ну серьезно, Джон. Мой сын тоже играет, и я видел его персонажа. Черт возьми, это почти двухметровая клыкастая махина из мускулов и ненависти. Да наш Абрамс в реале выглядит менее устрашающе.
        Собеседник усмехнулся. Его напарник мучился от скуки и говорил о всякой ерунде, впрочем, и ему, Джону уже жутко надоела и каюта корабля в которой пришлось провести почти месяц и апартаменты храма, где их держали вторые сутки не давая завершить работу. Так что периодически он поддерживал даже такие беседы.
        - Наши Абрамсы в принципе выглядят все менее устрашающе, Стив. И дело тут вовсе не в игре.
        - Да я не об этом! - отмахнулся собеседник. - У них же тут у всех человеческие расы восточной внешности… Ты, кстати, не в курсе, это уже считается формой шовинизма и ущемления каких-нибудь меньшинств?
        - Да, есть несколько течений, борющихся за равноправие рас нелюдей, но они пока не имеют веса ни здесь ни в реале, - неторопливо ответил Джон.
        - Так вот, эти, стало быть, узкоглазые, шовинисты, не производят впечатление воинов, - с улыбкой заметил Стивен. - По-моему, мой сын разнес бы весь их храмовый комплекс за пару часов.
        - Внешность обманчива, сам знаешь, особенно тут в виртуальном мире.
        - Да это понятно, Джон, но ведь внешность меняется от твоей прокачки верно?
        Они остановились возле одной из фресок, которая изображала девушку, бредущую по снегу вдоль тысяч воинов к далекой величественной крепости.
        - Изменения внешности зависят также от расы. Например, мы с тобой вряд ли сумеем прокачать параметры силы и телосложения, чтобы выглядеть хотя бы вполовину так же габаритно, как твой сын. А игрок с расой орка или огра, даже на самой строгой диете не сможет похвастать изящной талией.
        - Ну не знаю, - скептически заключил Стивен, разглядывая фреску. - Я, конечно, понимаю, что босс вряд ли послал бы нас сюда просто так. И все же, мне кажется, это странным.
        Некоторое время они молчали, а затем Стивен приблизился к картине и протянул к ней руку.
        - Не трогай, - предостерег его напарник и он остановил пальцы в каких-то миллиметрах от фрески.
        - Да, что-то не разберу названия. Запылилось, что ли?
        - Это Дар Последнего Шанса. И ходят слухи, что фрески им создают те, кто являлся ключевой фигурой каждого изображенного здесь клочка истории.
        Стивен удивленно выпучил глаза.
        - Погоди, ты хочешь сказать, что это изображена Николь Файен? И именно она это рисовала?! - он уважительно покачал головой, отходя от картины, но его собеседник лишь пожал плечами.
        - Так говорят. Но ты поди их спроси, ведь эти монахи вечно молчат.
        - Ну еще бы, это же у них Храм Тишины, а не болтовни, - усмехнулся Стивен, однако, мысли его были серьезны. Он помнил то, как пять лет назад появился Дар Последнего Шанса, словно это было вчера. Теперь у любого человека была возможность после смерти внутри вирткапсулы, подключенной к миру New World, навсегда перенести в него свое сознание и продолжить жить в теле выбранного персонажа. Механизм этого процесса пытаются изучать до сих пор, однако, пока безуспешно. Известно лишь то, что запустила эту возможность никому не известная до того девушка, в ходе ряда событий встретившаяся с воплощением главного ИИ этого мира, так называемым Объектом 0. Все это отдавало мистификацией с привкусом дешевой научной фантастики, однако, вот уже два года Стивен Томпсон общался с Робертом Томпсоном - своим отцом, только в игре. И не существуй Дара, его отца уже не было бы в живых.
        Конечно, это вызвало тогда волну социальных потрясений, еще бы, человечество фактически получило цифровое бессмертие. Но сознание человека - удивительно гибкая штука, и то, что раньше воспринималось как нечто невообразимое, сейчас стало совершенно обыденным, ряды людей, живущих в New World, стали быстро пополняться, а вопрос с гипотетически возможным перенаселением мира решился внезапно открывшимися землями на западе, которые игра обозначила как Архипелаг и анонсировала расширение доступных для освоения земель в будущем, в случае увеличения числа игроков.
        - Простите, господа. У меня для вас хорошие новости, - посторонний голос вырвал Стивена из его размышлений, и они с Джоном повернулись на источник звука. К ним приближался невысокий седой человек в сером монашеском облачении, который беспрерывно коротко кланялся и улыбался.
        - Господа, хорошие новости для вас! - повторил человек и выполнил ритуальный жест - приложил палец к губам, словно призывал к тишине, а затем поклонился.
        - Что-то наконец решилось с наемником? - нетерпеливо уточнил Джон.
        - Ну… да, можно так сказать, - человек замялся. - Только это ведь не совсем наемник, Храм передает его на служение вашему господину на определенных условиях.
        - Это для простоты обозначения, дружище, не забивай голову, надо же нам как-то его называть, - примирительно сообщил Джон. - Нам главное, чтобы он выполнял приказы и знал свое дело.
        - Да, да, конечно! Это Страж Тишины высшей сферы молчания! Лучший воин из всех, что возможно найти в мире. Господин спящих останется доволен.
        Джон скептически посмотрел на монаха и с сомнением поинтересовался:
        - «Спящих»? Погоди, так ты NPC, что ли?
        - Простите... не понимаю Вас. Что вы имеете в виду?
        - Стив, ты только посмотри, он не понял фразы, значит, и правда NPC. Черт возьми, их скоро не отличить от людей будет. Мимика, реакции, интонации голоса, весь этот отыгрыш поведения. А на самом деле болванчик.
        Джон потыкал в монаха пальцем словно пытаясь проверить является ли тот осязаемым, однако, седой человек лишь отшатнулся и непонимающе уставился на мужчину.
        - Джон, брось. Ты как первый день в игре, - пожурил товарища Стивен. - Ну да, они стали гораздо человечнее в последние годы, как и весь мир, подрастерявший игровые условности, но и что с того?
        - Да так… Скоро не отличить будет, кто перед тобой - реальный человек или кукла.
        - Ну учитывая, что существует Дар…
        - А ладно, сейчас не до философских бесед, - оборвал его Джон, не желая поднимать столь скользкую и личную для напарника тему и обратился к монаху: - Давай уже, веди нас к этому вашему Стражу.
        Они двинулись в сторону широкой арки, ведущей в парк, сплошь состоящий из цветущих вишен.
        - А как нам можно к тебе обращаться? - уточнил у провожатого Стивен.
        - Сагарю.
        - Какой ты, однако, разговорчивый, Сагарю, - с усмешкой заметил Джон. - С момента нашего прибытия мы услышали одно единственное слово от вашего настоятеля, или, как его там. И это слово было «ожидайте». С тех пор мы тут у вас и болтаемся без дела, благо никто не мешает нам все осматривать.
        Монах вновь совершил свой ритуальный жест, поднеся указательный палец к губам.
        - Ох, целое слово для посторонних. Полагаю это далось Хранителю Тишины очень нелегко, - монах потряс головой и повторил: - Целое слово, надо же. Храни нас Тишина.
        Стивен так и не понял, иронизирует монах или говорит серьезно, но на всякий случай уточнил:
        - Скажи, Сагарю, а почему тогда ты легко можешь с нами разговаривать, если это как-то противоречит вашей религии?
        - Все Сагарю имеют право значительно чаще других нарушать Тишину. Храм терпит наше недостойное поведение, как неизбежно свет отбрасывает тень. Ведь Храму Тишины нужны контакты с остальным миром.
        - Так, это не твое имя? - догадался мужчина.
        - У Сагарю нет имен, нам они не нужны.
        Джон хмыкнул и решил вмешаться в беседу:
        - А сколько в вашем Храме спящих? Или вы все тут... такие как ты?
        - В Храме Тишины не служат спящие. И, возможно, вы последние из них, кто переступил порог нашего Храма. Грядет Великая Буря, храни нас Тишина.
        Монах выполнил ритуальный жест, а Джон и Стивен невольно переглянулись, удивленные услышанным.
        Вскоре они вышли к маленькому ухоженному прудику, возле которого на безупречно ровной каменной площадке парой метров в диаметре сидел по-японски, в позе сэйдза, мужчина крепкого телосложения, облаченный в черное кимоно странного покроя. Его голова была скрыта маской, оставляющей видимой лишь линию глаз, а из-за пояса торчала пара ножен: в длинных и прямых размещался ниндзято, а в изогнутых, что покороче - вакидзаси.
        По-видимому, это и был тот самый наемник, Страж Тишины, ради которого Джон со Стивеном проделали весь свой долгий путь. Однако Страж, казалось, медитировал - он сидел, не шелохнувшись с закрытыми глазами и никак не реагировал на приблизившуюся компанию.
        - Так, ну... полагаю надо познакомиться? - неуверенно проговорил Стивен, ощущая странное напряжение, охватывавшее его из-за близости к наемнику.
        - Тисато Мори. Страж Тишины высшей сферы молчания, - благоговейно произнес Сагарю, однако, Страж никак не отреагировал на свое представление.
        Стивен подобрался и сообщил:
        - Меня зовут Стивен Томпсон, а со мной мой коллега Джон Браун. Мы прибыли по распоряжению господина Ричардсона, чтобы забрать и сопроводить наемника из Храма Тишины в новое место службы, в Ричардсон-тауэр.
        Повисло молчание, Страж сидел, не шелохнувшись и Стивен добавил:
        - Если ты тот, о ком идет речь, прошу следовать за нами.
        Затянувшаяся пауза длилась с минуту, после чего Джон не выдержал и воскликнул:
        - Ну что за дерьмо?! Сагарю, похоже у вашего ниндзя кончился завод. Скажите, где надо провернуть ключик, чтобы он заработал?
        - Страж… твой путь начался, - заговорил вдруг их провожатый, холодным, опустившимся голосом. - Ступай по нему до конца.
        Глаза Стража распахнулись, он коротко взглянул на стоящих возле него людей и одним движением поднялся.
        - Так, ну это уже что-то, - удовлетворенно проговорил Джон. Он старался источать напускную уверенность, как его обучали на курсах по развитию лидерских навыков, однако, воин в черном одеянии вызывал у него какое-то первобытное чувство беспокойства. Ощущение было подобно тому, что испытывает человек, находящийся перед клеткой с тигром - стоит лишь протянуть руку в его направлении и ты немедленно окажешься без нее.
        - Значит, тебя зовут Тисато? И… ты как? Разговариваешь, или тоже как остальные?
        Воин не отвечал, а Сагарю вдруг поклонился, выполнил уже в который раз свой ритуальный жест и засеменил прочь.
        - Да что ж это такое, а?! - возмутился Джон. - И что нам теперь делать?
        - Почему-то мне кажется, - задумчиво ответил Стивен, рассматривая Стража. - Что больше мы не услышим здесь ни слова.
        Они замолчали, и через некоторое время Стивен продолжил:
        - Пойдем на корабль, Джон. Он либо пойдет за нами, либо я уже не знаю, что тут можно еще сделать.
        Они повернулись и отправились в ту сторону, где была пристань.
        Стаж Тишины последовал за ними.
        Глава 3. Туман в Чаячьем городке
        Алиса наблюдала за стайкой дельфинов, что сопровождала их корабль вот уже третий час. Животные резвились в волнах, периодически обгоняя корабль, а затем пропуская его вперед, чтобы вновь обогнать, покрасовавшись перед людьми на палубе.
        В рассветных лучах раннего солнца они выглядели особенно красиво, завораживая своим изяществом, особенно когда стремительно выпрыгивали из воды, а затем окунались обратно, пронзая гребень волны.
        Кто-то подошел справа, девушка повернулась и увидела перед собой капитана. Бриз глядел чуть в сторону, держа в руках яблоко. Он почти никогда не смотрел в глаза и это не могло не радовать, потому что, если такое случалось, девушка снова чувствовала, будто ее выворачивают наизнанку. Разрезав яблоко надвое короткой заточкой, капитан молча протянул половинку Алисе, и та приняла угощение.
        Затем он расположился рядом и облокотившись на фальшборт принялся также рассматривать дельфинов. Только сейчас девушка поняла, что эти животные вызвали на ее лице улыбку, которую она не успела спрятать, когда подошел капитан, отчего чуть смутилась.
        Бриз захрустел яблоком и, быстро оставив от него маленький огрызок, запустил его в сторону дельфинов, явно намереваясь попасть в одного из них, однако, животные, казалось бы, даже не заметили такого неуважительного жеста в свой адрес.
        - Сегодня драишь палубу вместе с матросней, - тихо проговорил Бриз, все так же глядя перед собой. - Если ты еще не заметила, у нас это происходит четыре раза в сутки.
        Бриз зевнул, прикрывая тыльной стороной ладони рот и продолжил:
        - Я бы, конечно, предпочел, чтобы ты все делала в нижнем белье, но боюсь, что для остальных это превратит работу в развлечение. Как закончишь, вместе со всеми будешь тренироваться в рукопашном бое. Минимум четыре спарринга с новичками и один с боцманом. От борьбы я тебя, так и быть, освобожу… по уже вышеупомянутой причине.
        Возникла пауза, а затем Бриз удивленно спросил:
        - Что нужно отвечать своему капитану, стрелок?
        - Так точно, капитан, - нехотя пробормотала Алиса.
        Бриз раздраженно цыкнул языком:
        - Что-то как-то неискренне. Я не пойму, тебе что-то не нравится, боец?!
        Алиса вытянулась как по струнке и бодро отрапортовала:
        - Никак нет, капитан! Все в порядке, капитан!
        Он осмотрел ее сверху донизу, внимательно и беззастенчиво изучая стройную фигурку и покачал головой.
        - Купи себе что-нибудь менее вызывающее в ближайшем порту. А то все вот это в обтяжечку… Красиво конечно, но у бойца со стояком в бою нарушается аэродинамика... Это так. Чтобы ты знала. Не порти мне боевые качества экипажа.
        - Слушаюсь капитан! - чуть замешкавшись ответила девушка.
        - А пока хотя бы волосы, что ли, в пучок собери.
        Он снова цыкнул языком и пошел в сторону штурвала, но поравнявшись с Алисой на секунду замер и сказал почти шепотом:
        - Яблоко можешь доесть. Оно не виновато, что я мудак.
        Дождавшись, когда капитан поднимется к штурвалу, Алиса выдохнула и позволила себе чуть расслабиться.
        Летучий пес под командованием Майкла Бриза изменился до неузнаваемости. Из хмельной, гудящей вольницы, он превратился в подобие казармы - все были чем-то заняты почти каждую минуту с редкими перерывами, которые боцман объявлял словом «отбой». В общем-то, Алиса не чувствовала к себе плохого отношения, напротив Бриз сразу предупредил ее, что у него на корабле действует железная дисциплина и ей придется влиться в коллектив. Однако, почти три дня ее не трогали, видимо, давая пообвыкнуться и присмотреться к царящим у Бриза порядкам.
        Ну а с сегодняшнего утра ей, похоже, предстояло принимать во всем происходящем самое непосредственное участие.
        - А ну, марш палубу драить, дармоеды!!! - раздался оглушительный рев боцмана и к нему тут же устремилось несколько человек, принимая ведра, швабры и тряпки. Алиса подошла также и Керрак Базу смерил ее презрительным взглядом. Рослый гном, насколько эта фраза вообще применима к гному, был, пожалуй, единственным на корабле, кто мог разговаривать с капитаном на равных, зато с подчиненными он вел себя еще более сурово.
        - А для тебя, рыжая, инструмента нет, - язвительно осклабился гном, даже не пытаясь скрыть то, что две швабры он все еще держал в руках. - Будешь драить палубу в позе высочайшего уважения к кораблю… Это тебе за нерасторопность. Не думай, что я тебя как-то выделил, я всех ненавижу одинаково.
        На этом и началась работа.
        Алиса старалась как могла, но у сноровистых матросов все получалось гораздо быстрее и лучше, а через час, когда девушка уже была готова рухнуть замертво от усталости, объявили занятия по рукопашному бою.
        Все собрались возле грот-мачты и расселись, образуя широкий овал свободного места, после чего боцман принялся вызывать бойцов и показывать различные техники ведения ближнего боя. Затем начались спарринги, в которых Алиса сразу же получила таких знатных тумаков, что закатывающий глаза к небу Керрак сообщил, что с ним ей драться не надо, потому что он ее дескать может ненароком убить.
        Благо медик на их корабле был очень хорошим, он просто прикладывал руки к ушибленным местам девушки и боль тут же улетучивалась.
        После пары часов вынужденной передышки на палубе появился Майкл Бриз, с голым торсом и простеньким кремниевым ружьем в руках. Девушка не знала, чем был занят до того капитан, но судя по тому, как пот скатывался по его жилистому телу он тоже в чем-то тренировался.
        Капитан позвал Алису и та, уже наученная тем, что промедление может неожиданно усложнить даже самое простое занятие, буквально подскочила к нему и вытянулась по стойке смирно.
        Бриз улыбнулся и похвалил ее за рвение, как показалось девушке даже без иронии.
        Матросы стали собираться вокруг них, и капитан произнес:
        - Ну что, дорогая, сейчас мы проверим, как у тебя обстоят дела с целкостью!
        - Чего? - испуганно проговорила девушка, но Бриз поспешил пояснить.
        - Посмотрим, как умеешь целиться говорю.
        - А я бы и не только так проверил! - усмехнулся один из матросов и тут же получил страшный удар по физиономии от капитана. Боец упал на палубу, держась рукой за сломанную челюсть и ошарашенно глядя на Бриза.
        - Это что за разговорчики, боец?! Понабрали, блядь, по объявлению! Боцман, кто мне рекрутировал этого кобеля?
        - Так, ты ж и рекрутировал! - довольно осклабился гном. - Месяц назад на Фаранге. Сказал еще мол «подающий большие надежды боец».
        - Нда? - недоверчиво уточнил Бриз и повнимательнее посмотрел на матроса. - А, что-то припоминаю. Старею видать. Значит так, подающий надежды, будешь подавать их теперь где-нибудь еще. Сойдешь на берег в Чаячьем городке. А до того работаешь наравне с остальными, и если боцман заметит, что ты волынишь, то сойдешь гораздо раньше, если ты понимаешь, о чем я.
        Судя по виду матроса, тот понимал.
        - Так, доктор, дай пациенту витаминки, я, кажется, перестарался с интенсивностью нравоучений.
        Словно ожидая только этой команды, медик подскочил к матросу и совершил над ним пассы руками, отчего побитому явно полегчало.
        Капитан сделал жест и к ним подошел другой матрос, в руках которого было ведро с объедками - куриные кости, недоеденные моченые яблоки и прочая недавняя снедь лежали в ведре бугром.
        Поймав недоуменный взгляд Алисы, капитан усмехнулся и сообщил:
        - Прости, дорогая, паж с ящиком фаянсовых тарелочек для стрельбы недавно погиб у нас в неравном бою с каравеллой. Так что ты уж не обессудь, учись стрелять на том, чего не жалко.
        Приняв из рук капитана ружье, девушка деловито покрутила его, осматривая, несколько раз вскинула, привыкая к весу и центру тяжести оружия и сообщила, что готова стрелять.
        Один из матросов подкидывал то, что лежало в ведре в воздух, а девушка должна была поразить летящую цель, пока та не упадет в воду. Три первых выстрела прошли мимо, однако, после этого Алиса поняла, как именно сбит прицел и попала в следующие двадцать из двадцати импровизированных мишеней.
        Столь филигранная меткость вызвала у всех без исключения искреннее уважение к снайперу, выразившееся в неуклюжих комплиментах, в кои-то веке не касающихся внешности девушки. Все это оказалось неожиданно приятным, а когда капитан сообщил, что за такую стрельбу освобождает ее от помывки палубы до завтра и намекнул, что завтра ей придется снова показать на что она способна, девушка и вовсе воспрянула духом.
        После небогатого обеда их ожидало то, чего Алиса никак не могла взять в толк и что не вязалось у нее с образом сурового Майла Бриза. Матросы вновь собрались вместе на палубе, одному из них капитан вручил книгу, и тот принялся вслух читать остальным ее содержимое. Книга была очень странной и, хотя она называлась Обитаемый остров, повествовала вовсе не о чем-то связанном с мореплаванием, а об удивительном мире с фантастическими механическими устройствами и полным отсутствием магии.
        Даже несмотря на то, что читали ее уже не первый день и сюжет подходил к развязке, Алиса с упоением глотала каждую строчку, ведь до того она еще ни разу в жизни не читала книг.
        Особенно непонятным и отчего-то даже обидным, Алисе казалось поведение их капитана. Она, конечно, догадывалась, что Бриз наверняка уже знал, чем закончится история, но все же недоумевала, отчего он не слушает, а стоит в стороне и пристально вглядывается в лица своего экипажа.
        После чтения им дали несколько минут заняться личными делами, и девушка воспользовалась моментом, чтобы просто посидеть у себя в каюте в одиночестве, но уже через каких-то полчаса громогласный голос Керрака объявил о возобновлении тренировок.
        На сей раз Бриз давал вводные задания, а команда должна была быстро и точно выполнять свои задачи, в соответствии с ролью на корабле. Вводные очень отличались по сложности, от банальных «залп ядрами по правому борту, время подлета две секунды», когда нужно было успеть укрыться за любыми более-менее надежными преградами, до почти невыполнимо сложных вроде «пороховой погреб взорван, сохранять плавучесть и вести беглый огонь по противнику в течение трех минут». Благо вводных второго типа было мало и к девушке они почти никак не относились. Зато корабельный мистик обливался потом и, казалось, вот-вот сломает язык от заклинаний, которые он сплетал скороговорками с невообразимой скоростью, согнувшись при этом в три погибели под бизань-мачтой.
        Матросам канонирам также приходилось несладко, за этот вечер каждый из них выполнил операции, имитирующие зарядку, наведение и залп из орудий не меньше тысячи раз. В итоге совершенно измотанная команда услышала заветное «отбой» около двух часов ночи, и большая часть людей сразу же отправилась спать, но Алиса, несмотря на усталость, чувствовала себя в тонусе и решила пока не ложиться. Она поднялась к носу корабля, перелезла за фальшборт и уселась на небольшом пятачке палубы, где любила проводить вечера, еще будучи в команде прошлого кэпа.
        Теплый порывистый ветер приятно обдувал ее спину, а плеск волн и шелест натянутых парусов успокаивал мысли. Она просидела так, любуясь на звезды и воду около часа, пока не услышала сзади шаркающие шаги. Девушка обернулась и увидела одного из матросов, того с которым ей довелось драться в спарринге. Тот стоял облокотившись на фальшборт, и с интересом поглядывал на девушку, не слишком навязчиво, но и не скрываясь.
        - У вас так каждый день? - проговорила Алиса имея в виду тренировки.
        Матрос лишь неопределенно кивнул короткостриженной головой и слегка улыбнулся.
        - И вас это не достает? Ну, что все настолько жестко и изнурительно.
        - Нет, - только и ответил он.
        Когда молчание между ними затянулось, и девушка уж было решила, что больше ничего не услышит, матрос добавил:
        - Кэп молодец. Сначала тяжело. Потом привыкаешь. Потом… - он замялся, подбирая слова. - Голова как-то по-другому работает. Не знаю как это объяснить. Но мне здесь… нравится в общем.
        Алиса задумалась. Матросы в отличие от офицеров, вообще, были людьми неразговорчивыми и все их желания как правило сводились к тому, чтобы есть, пить спиртное, трахаться и спать, а если между чем-то из этого или параллельно удавалось кого-то убить, то любой матрос мог сказать, что его день прошел идеально. На сложные умозаключения или уж, храни океан, какое-то подобие самоанализа они были не способны.
        Этот же коротко стриженный боец, всего в одной фразе продемонстрировал Алисе практически матросские сверхспособности.
        Девушка поднялась, перелезла через фальшборт и расположилась рядом, размышляя, чтобы еще такого спросить, однако, матрос опередил ее.
        - Прости, что сегодня на тренировке так врезал. Просто если отдают приказ, надо выполнять. А ты научишься со временем и у тебя будет лучше получаться. Мне кажется, ты умная… - он задумчиво посмотрел на Алису. - Ну, не умнее капитана, конечно. Но точно умнее меня.
        Девушка оторопело смотрела перед собой, вцепившись руками в фальшборт и не решаясь взглянуть на матроса. Если предыдущую его речь она еще как-то готова была объяснить себе неожиданно снизошедшим на бойца озарением, то продолжение казалось ей чем-то совершенно невообразимым.
        Словно желая ее добить, матрос добавил:
        - Вот ты даже книжку, кажется, понимаешь. Я не понимаю, как ни стараюсь, слышу только какую-то бессвязную чепуху. Но очень хочется понять. Потому что капитан говорит, матросы не очень долго живут и возможно я скоро умру… А выходит, так и не прочитал ни одной книги.
        Они так и стояли рядом еще несколько минут, а затем матрос молча развернулся и шаркая ногой побрел прочь.
        Всю оставшуюся ночь, лежа в гамаке, в своей крохотной каюте, где едва помещался сундук с вещами, Алиса размышляла о случившемся разговоре и решила обязательно обсудить его с капитаном при случае. Она еще не знала, что подобный случай ей представится нескоро. Следующий день оказался наполнен еще большим количеством тренировок, а время без драянья палубы, которое, как полагала девушка, по примеру прошлого дня ей предоставят в собственное распоряжение, оказалось занято помощью на камбузе. На все ее заверения, что готовить она совершенно не умеет, Бриз лишь отмахивался и сообщал, что его «рукожопые кулинары перец от пороха отличить не смогут», а стало быть, ее помощь в любом случае не помешает. Девушка не знала, что такое перец и не была уверена, что тоже справится с этой задачей, однако понадеялась, что никто в здравом уме не станет держать на камбузе пороха.
        Алиса познакомилась с матросом, который временно заведовал, в связи с недавней смертью кока, продовольствием и с облегчением поняла, что капитан на него наговаривал. Серокожий, приземистый и пузатый гоблин, со странным именем Икота управлялся с готовкой вполне неплохо, слабой его чертой, как показалось девушке, было вовсе не отсутствие кулинарных талантов, а то, что он готовил блюда ориентируясь на свой, собственный вкус, который заметно отличался от человеческого. Так что помимо чистки лука и картофеля, основной задачей Алисы стала дегустация и внесение мелких корректировок вроде «слишком сладко», «не надо это солить» и «пойманную крысу давай все же выбросим за борт».
        Икота не был столь разговорчив, как вчерашний собеседник Алисы, но все же, даже в его нехитрых ответах и сальных шуточках угадывалось нечто, что она прежде не замечала за матросами на Летучем.
        Вечерняя тренировка с вводными от капитана снова завершилась поздней ночью и на сей раз девушка тут же отправилась к себе, проспав до самого утра.
        Новый день повторил предыдущий и только к исходу третьих суток им с Бризом наконец удалось поговорить. Впрочем, капитан сам инициировал их разговор, чем несколько удивил Алису. Он подозвал ее к штурвалу корабля сразу после команды «отбой» и сказал:
        - Утром мы будем в Чаячьем городке. Объявим три звонка и за старшего останется Керрак, пока я не найду старпома. В городке будем недолго, так что пофорсить по кабакам бойцам не удастся, однако, с тобой я бы хотел там иметь приватную беседу. - Бриз коротко взглянул на Алису, кольнув ее взглядом и продолжил: - Завтра вечером буду в комнате таверны под названием Невеселый Роджер. Слыхала про такую?
        - Сама там не была, но где это знаю.
        - Отлично. Если вдруг решишь не прийти… Просто отписываю тебя от судна, и ты свободна. Жалование прилетит тебе в инвентарь.
        - Я приду, - с улыбкой ответила девушка. Капитан давал ей возможность самой принять решение - уйти с корабля или остаться. Что-то неслыханное! Она списала это на очередную странность Бриза, но вместе с тем поняла, что такое доверие одновременно и льстит ей и пугает. Принятие решений о найме и увольнении офицеров и матросов всегда было за капитанами, и чтобы делать это самостоятельно нужно было просто быть другим. Алиса всегда так считала и так было, но отчего-то события последних дней все чаще намекали девушке, что привычная сторона действительности может оказаться вовсе не такой понятной и простой как видилось раньше.
        - Ты хотела со мной поговорить, - в голосе капитана звучал не вопрос, а утверждение, и девушка задумалась было, о том, как он сумел это понять, но решила, что голова у нее и без этой загадки вот-вот развалится.
        - Тогда наверно завтра и поговорим, - ответила она. - Это потерпит.
        - В таком случае сейчас говорить нам более не о чем, - подытожил Бриз, и положил руки на штурвал, намекая, что их разговор окончен, однако, стоило девушке чуть отойти, он окликнул ее вновь.
        - Алиса! И во имя всех океанов, смени уже декорации! - Бриз всплеснул руками, картинно проведя ими вдоль своего тела.
        - Да, капитан, - с улыбкой ответила она и ушла в каюту.
        Как назло, ночью занялся ливень, и, хотя сильного ветра не было, серое утро с облаками, плотным свинцовым пологом тянущимися от горизонта до горизонта, намекало, что и весь день будет также дождливым.
        Их корабль вошел в узкую бухту, в которой находилась пристань, и встал на якорь.
        Добравшись на шлюпке до пирса, девушка попрощалась с матросами, что ее проводили и, так и не решив чем заняться, направилась в центр, к любимой таверне, которая была первым ее осмысленным воспоминанием в жизни.
        Ливень усилился, и девушка зябко ежилась, бредя по дороге, превратившейся в сотни маленьких луж. Чаячий городок за три месяца, что ее в нем не было, изменился не то чтобы до неузнаваемости, но весьма значительно. Множество высоких каменных зданий теснили хлипкие деревянные лачуги, которые, напоминали раков отшельников, лишившихся своих раковин и сиротливо подыскивающих себе новое место. Девушка помнила Чаячий городок солнечным и шумным, когда десятки кораблей не умещались в маленькой бухте и бросали якоря за самым маяком, заставляя матросов потрудиться на веслах.
        Теперь же, когда на западе появилось несколько новых поселений, Чаячий городок больше использовался как перевалочный пункт и никто не задерживался в нем надолго. Таверны и залы гильдий становились никому не нужны, зато складов решительно не хватало. Алиса была уверена, что уютные деревянные домики, являвшиеся исконными местными обитателями, вскоре окончательно вымрут, уступив место каменным гигантам.
        Девушка повернула на знакомую улицу, где вечерами обычно открывались торговые ряды и увидела, что на том месте, где располагалась ее любимая таверна теперь раскинулась стройплощадка, на которой, прямо под дождем, бодро трудились рабочие. Она постояла, с минуту разочарованно глядя перед собой, после чего поправила совершенно уже промокшие волосы и, тяжело вздохнув, побрела обратно.
        Таверне Последний Талер, там, где девушку нанял на свой корабль ее первый капитан, повезло значительно больше. Заведение все еще работало, а изобилие посетителей и громкая музыка бардов быстро развеяли занимавшуюся в душе меланхолию.
        Алиса прикинула свои финансы и заказала пару бокалов эля и крупный стейк. Крепкие, но удобные дубовые кресла таверны просиживала сейчас самая разномастная публика, в основном здесь были представители рас людей и эльфов, несколько ракшасов с юга и целый зал для себя облюбовали орки. Девушке повезло и как только она забрала у бармена свой заказ, возле окна освободился столик.
        Она быстро расправилась с трапезой, с наслаждением отмечая, насколько же эта еда казалась вкуснее всего того, чем она обычно питалась в море, особенно вспоминая о стряпне Икоты.
        - У Вас не занято? - поинтересовался мужчина с легкой полуулыбкой подходя к ее столику с подносом разнообразной снеди, на что Алиса неопределенно повела плечиком, и мужчина счел это за разрешение подсесть.
        - Линосэл Рэмин. Так меня зовут. А как я могу обращаться к Вам? - все с той же полуулыбкой спросил мужчина.
        - Алиса из Вайоны, - просто ответила девушка, разглядывая незнакомца. Красивый темный жакет венчался местами позолоченной бахромой и был сшит явно по фигуре, на шее мужчины висел золотой медальон в виде какого-то рогатого животного, наверняка магический, подумала девушка. Волосы у Линосэла были собраны в короткий хвостик на затылке, а легкая небритость делала более утонченными черты лица.
        Мужчина прищурился и как-то странно посмотрел на девушку, а затем откинулся на спинку кресла и рассмеялся.
        - Простите меня, простите! Честное слово, мне на секунду показалось, что Вы NPC. Знаете, некоторых из них стало теперь совершенно невозможно отличить от человека.
        Алиса слышала непонятную речь, что выдавало в новоявленном знакомом спящего. Только они иногда говорили то, что никому невозможно было разобрать. Девушка уже открыла было рот, чтобы сообщить Линосэлу, что она его не понимает, но эти слова показались ей какими-то чужими. И вместо этого она наугад ответила:
        - Ага.
        Похоже Линосэл остался доволен ее ответом, а по его взгляду она уловила, будто прошла некую проверку.
        - Чем занимаешься тут, Алиса? - легко перешел на ты собеседник.
        - Как наверно и все - отдыхаю с дороги. Тут многое изменилось за последнее время.
        - Правда? - с искренним интересом спросил Линосэл, принимаясь за свою еду. - А я тут впервые. Архипелаг, конечно, поражает, столько всего... Я очень давно в игру не заходил, а теперь вот решил сдуть пыль с вирткапсулы. И на тебе, новые области размером с материк, технологический скачок со всеми этими пороховыми пушками. Очень хочу увидеть самые западные локации, говорят там лута, просто немерено!
        Алиса покивала, пытаясь вникнуть в мешанину из понятных ей слов и бессвязной тарабарщины и заметила, как в таверну вошли два довольно странных человека даже для этого места. Перехватив ее взгляд Линосэл обернулся и тоже уставился на вошедших.
        Первым был мужчина в строгом костюме, но каком-то очень странном, каких Алиса прежде не видела, мужчина затравленно озирался, словно ища кого-то в зале, но не в силах был отыскать. Вторым шел затянутый в черные одеяния воин с двумя мечами на поясе, от одного вида которого становилось жутковато.
        - Мда, ну и парочка! - проговорил Линосэл отворачиваясь. - Мужик с бизнес-аккаунтом в моряцкой таверне. Да еще и ниндзя с собой какого-то притащил. Никакого уважения к лору.
        - А что такого? - больше на интонацию, чем на содержание фразы Линосэла, часть из которой снова не поняла, ответила девушка. - По-моему, это их дело.
        - Готов с этим поспорить! - оживленно возразил мужчина, явно ощутив знакомую почву под ногами. - New World дает возможность заходить сюда по работе, это так. Удобно тебе при этом носить в витруале пиджак, а не камзол или какую-нибудь магическую робу, да пожалуйста. Мир действительно не ограничивает в этом, однако, существует сложившаяся игровая этика! Ведь если в реале ты пойдешь по улице... - он на секунду задумался, подбирая лучший пример. - Ну, скажем, в ластах! Тебя тоже никто не кинется порицать, все просто посмотрят на тебя и подумают, что ты или сошел с ума или пытаешься так эксцентрично привлечь к себе внимание.
        Линосэл откинулся в кресле и отхлебнул из своей кружки, довольный получившимся умозаключением.
        - Ну, может ты и прав, - с улыбкой ответила Алиса и опустила взгляд, чтобы собеседнику не удалось прочитать в нем лишнего. Ее забавляло то, что удается говорить со спящим и тот, похоже, даже не догадывался, что большую часть его речи она не понимает. Ей захотелось продолжить эту игру и потому она добавила: - А может и не прав. Я слышала разные мнения по этому поводу.
        Линосэл лишь отмахнулся.
        - Мнение, оно как… - он запнулся на заготовленной фразе. - Как, извини за выражение, задница. Есть у каждого. Но иначе считают только казуальщики и те, кто юзает все без оглядки на здравый смысл. Вот только таким здесь не место.
        - А кому, по-твоему, здесь место?
        - Таким как мы, - Линосэл сделал кивок головой, видимо, намекая на то, что Алиса одета вполне подобающе обстановке и улыбнулся. - Тем, кто относится с уважением к этому миру. Если он и был создан нам как кукольный домик со множеством игрушек, то давно перестал быть таковым. - Мужчина отхлебнул из кружки и добавил: - Жаль, что пока не все это осознают.
        Отчего-то Алиса полностью поняла сказанное собеседником и от того, что она услышала по телу, пробежали мурашки. Что он такое говорит? Какие еще игрушки и кукольный домик? У нее вдруг заболела голова от этих мыслей, и девушка уже собиралась было сменить тему, как по таверне разнесся визг официантки.
        Грузный орк нес, держа за шею, молодую девушку, так что та не доставала ногами до пола. Из одежды на ней была лишь короткая набедренная повязка, да украшенный ракушками топик - так ходили почти все официантки в тавернах Чаячьего городка, однако, именно этой смуглой красотке она шла особенно хорошо. Следом за ними двигались еще трое зеленокожих, направлялась, по-видимому, к стойке бармена.
        - Вот о чем я и говорил, - понизив голос, туманно сообщил Линосэл.
        - Ключи от комнаты давай! - прорычал орк бармену и в притихшей таверне его слова прозвучали особенно громко.
        - Простите господа, - невозмутимо отвечал пузатый мужчина за стойкой, меланхолично протирая бокал. - У нас тут таверна, а не бордель. Поставьте, пожалуйста, Мику на землю, ей надо обслуживать посетителей.
        - Я у тебя не спрашиваю, что это за место, высерок цифровой! Я тебе говорю дай сюда ключи от комнаты!
        Казалось, посетители перестали даже жевать и все украдкой наблюдали за развитием ситуации.
        - Ну вот, - перейдя на шепот, сообщил Линосэл. - Мы в зоне полного PvP, а до ближайшего храма с точкой респауна почти две недели пути на корабле. Никто и пальцем не пошевелит ради какого-то моба. Она ведь всего лишь NPC. А как ты к этому относишься?
        Алиса снова перестала понимать собеседника, расслышав лишь адресованный ей вопрос.
        - Так было всегда, - задумчиво пробормотала она. - Спящие делают то, что хотят, потому что могут.
        Линосэл сперва нахмурился, а потом удивленно вытаращил на нее глаза.
        В этот момент Алиса увидела, как мужчина в строгом костюме, активно жестикулируя, показывал на орков и что-то говорил своему спутнику, однако, тот сидел словно изваяние не шелохнувшись.
        Один из орков в это время уже находился за барной стойкой и что-то искал там, потеснив бармена. Девушка к этому моменту затихла в руке зеленокожего, то ли будучи им по неосторожности задушенной, то ли поняв всю тщетность сопротивления. Наконец, мужчина в строгом костюме решительно поднялся со своего места, сделал несколько шагов и отвесил здоровяку, сжимающему в руке официантку, хорошего пинка.
        Вся таверна, казалось, затаила дыхание, и даже собиравшийся что-то сказать Линосэл теперь внимательно следил за происходящим.
        Орк медленно повернулся к обидчику, который был почти на две головы ниже его и вдвое уже в плечах, что-то прорычал и замахнулся когтистой лапой для ответного удара.
        То, что произошло дальше заняло не больше секунды.
        Незримой тенью воин в черном одеянии, метнулся к орку и остановился возле него, медленно вкладывая в ножны короткий меч, непонятно как оказавшийся обнаженным. Орк при этом пошатнулся, схватился занесенной было рукой за живот, из которого густыми пульсирующими струями била кровь и рухнул на пол.
        Несколько мгновений царила гробовая тишина, нарушаемая лишь скрипом кресел, с которых поднимались зеленокожие гиганты в своем зале.
        Другой орк, поняв наконец, что его товарища только что лишили жизни, с ревом выхватил из-за пояса здоровенный тесак и шагнул навстречу воину в черном.
        Начался бой.
        Алиса видела много рукопашных схваток во время абордажей и считала себя не плохо разбирающейся в этом вопросе, как минимум теоретически. Тем не менее, молниеносно разворачивающаяся сцена не походила ни на что, доводившееся ей видеть прежде. Движениями, столь резкими и быстрыми, что почти неразличимыми для глаз, воин в черном расправился с тремя зеленокожими бойцами, при этом эффектно отрубив одному из них голову, затем кинул какой-то предмет в зал с остальными орками, из-за чего там раздался оглушительный хлопок и глаза кольнуло яркой вспышкой.
        Воин тут же исчез, словно испарившись в воздухе, а из зала послышались звуки кромсаемой плоти и сдавленные крики. Это происходило едва ли дольше пяти секунд и затем все стихло.
        Алиса увидела, как воин выходит, потирая плечо, похоже, кто-то из оков все же успел его достать, хотя ранение вряд ли было серьезным.
        - Вам здесь не рады, - хриплым голосом проговорил бармен, глядя исподлобья на странную парочку, вступившуюся за официантку. Та лежала на полу рядом с изрубленными орками и, кажется, тоже была мертва. Человек в костюме наклонился над ней, потрогал шею рукой и, выругавшись, двинулся к выходу из таверны. Воин в черном отправился вслед за ним.
        - Ни хрена себе экшон! - качая головой, проговорил Линосэл. - Слушай, я не понял, что ты до этого всего сказала, на тему спящего. Обычно так говорят только…
        - Прости, но мне надо идти, - перебила его Алиса и спешно поднялась из-за столика. Ее примеру последовали и другие люди, которым произошедшее вовсе не улучшило аппетит. Линосэл проводил ее взглядом, но ничего не сказал.
        - Сломана шея, - скорбно проговорил кто-то из выходящих, облаченный в лекарские одеяния, когда Алиса шла мимо трупа официантки.
        Дождь на улице кончился, однако, серое небо все так же висело низко над головой. Девушка осмотрелась и пошла по дороге в сторону выхода из городка. Хотелось уединиться, оказаться подальше от людей и вскоре дорога привела ее к невысокой просеке, сплошь состоящей из кипарисов. Деревья росли довольно далеко друг от друга, на расстоянии не меньше десяти шагов, но их кроны были настолько густыми, что даже несмотря на это, переплетались меж собой ветвями, то и дело образуя зеленые пологи и туннели.

«Странно, что я совсем не помню этого места, хотя выросла в Чаячьем городке» - подумала Алиса. - «Может лес появился здесь тоже относительно недавно?»
        Чистый лесной воздух благоухал после дождя свежестью и пряными травами, от чего девушке стало спокойнее на душе.
        Сперва она принялась просто гулять, а позже решила во что бы то ни стало добраться до пляжа Жемчужный, который часто видела с моря, выходя из бухты Чаячьего городка на корабле. Дорога заняла без малого три часа, а просека превратилась в самый настоящий густой лес, так что местами приходилось огибать овражки и продираться сквозь плотные заросли кустарника.
        Наконец, Алиса увидела тонкую полоску песка, отделяющую остров, от бескрайнего серого океана. Все побережье оказалось подернуто легким туманом, добавляющим пейзажу загадочности, немного влажным и зябким, но все равно каким-то уютным.
        Девушка вышла на пляж и села прямо на песок так чтобы накатывающие волны едва-едва доходили до ее ног.
        Она оказалась здесь не одна - по левую руку от нее, шагах в пятидесяти расположилась парочка - мужчина и девушка эльфы, они сидели в обнимку и посматривали в сторону Алисы. Та улыбнулась и помахала им рукой. Мужчина ответил тем же, а вот его спутница вместо ответа о чем-то спросила своего кавалера, активно при этом жестикулируя.
        Алиса хихикнула и, обхватив руками колени, принялась смотреть на океан.
        Ей вдруг стало одиноко.
        На кораблях и в тавернах, в окружении мужчин, она буквально утопала во всеобщем внимании и мыслей о ком-то близком обычно не возникало. К тому же офицеры или оказывались хорошими парнями, отчего между ними и Алисой возникала столь чистая дружба, что портить ее интимной близостью отношений девушке не хотелось, либо являлись откровенными подонками и тогда им тем более было не на что с ней рассчитывать. От мыслей, чтобы закрутить шашни с кем-то из матросов Алисе становилось смешно и противно, а капитанов она могла воспринимать только как руководителей и больше никак.
        Девушке вдруг вспомнился Капитан Хмурый, пристававший к ней в трюме фрегата, и она задалась вопросом, а был ли действительно у нее хоть один мужчина, если не в бытность ее снайпером на кораблях, так хотя бы до этого. Мысль отозвалась резкой головной болью, глухой и режущей, будто кто-то орудовал напильником в ее черепной коробке.
        - Лучше смотреть на воду и не думать о всякой ерунде, - прошептала девушка сама себе и последовала своему же совету.
        Спустя какое-то время за ее спиной послышался легкий шорох в кустах. Алиса обернулась и увидела стайку ежей, неторопливо бегущих по своим делам вдоль линии кустарника, за которым начинался песок. Зверьки выглядели столь умилительно, что она невольно улыбнулась рассматривая их.
        Один из ежей вдруг остановился, повел носиком и засеменил в сторону девушки. Подбежав к ней вплотную, еж принялся по-хозяйски обнюхивать гостью на своей территории. Дойдя в этом процессе до поясницы, он облокотился на нее передними лапками, отчего девушка вскрикнула и засмеялась.
        - Ах ты коварный воин щекотки! - воскликнула она и подхватила зверька на руки. - Я тебе покажу, как нападать исподтишка на снайпера пиратского корвета Летучий пес. У-у-у! - она принялась легонько тормошить зверя, держа того на вытянутых руках. Еж недовольно фырчал, но при этом не спешил сворачиваться клубком, чтобы ощетиниться колючками.
        - Ну вот и что ты пришел? - с улыбкой спросила ежа Алиса. - Решил скоротать мое одиночество? И сразу распускаешь лапы, ну как тебе не стыдно?
        Она поставила зверька на песок рядом с собой, но тот отчего-то не уходил.
        - Мне и угостить-то тебя нечем. У самой ничего нет и появится ли дальше, непонятно. Но если хочешь, будем дружить. Назову тебя… хм. Как насчет Лютый, а?
        Еж фыркнул, словно бы в знак того, что прекрасно чувствует иронию в словах новой знакомой.
        - Ладно, ладно. Действительно глупо звучит. Ну раз у нас тут вокруг туман, давай и ты будешь Туманом?
        На сей раз еж ничего не ответил, и Алиса решила, что он не против.
        - Только учти, я может и симпатичная, но богатого содержателя у меня нет. Так что на лобстеров в золотом блюдечке не рассчитывай. Не уходишь? Ну тогда учти еще и то, что снайпер я безоружный, так что первое время, пока не накопим с тобой денег мне на новую винтовку, в бою я буду кидаться во врагов тобой.
        Ежик вдруг свернулся клубком, словно демонстрируя полную боевую готовность к подобному развитию событий. Алиса рассмеялась и почувствовала, как всякие следы недавних тягостных мыслей и мрачных обстоятельств развеиваются без остатка.
        Она поднялась, отряхнулась от песка и зашагала в сторону городка. Еж по кличке Туман бодро засеменил за ней.
        Добравшись до поселения уже под вечер, девушка отправилась по торговым рядам в поисках новых вещей. Благо ее питомец оказался на редкость сообразительным и стоило девушке попросить его ожидать или следовать, он беспрекословно выполнял эти команды.
        Денег было совсем немного и после легкого обновления гардероба, у нее не хватало даже на самое простенькое кремневое ружье. Поэтому Алиса лишь деловито постояла у нескольких лавок с оружием, попускала слюни на дорогую оптику и узнала о том, что на рынке появилось несколько новых, очень сильных, типов патронов, способных пробивать даже магически заговоренную броню.
        На улице уже вечерело, и девушка решила отправиться в таверну Невеселый Роджер, где капитан назначил ей встречу. По пути снова заморосил дождь, пока еще не сильный, однако, вспышки молний на горизонте и усиливающийся ветер обещали ночью серьезную грозу.
        Таверну девушка отыскала довольно легко и войдя в просторную залу, хорошо освещенную старомодными факелами, сразу направилась к бармену. Тот подсказал ей комнату Бриза, однако, прежде чем пойти к капитану девушка сперва заглянула в уборную и переоделась.
        Туману было велено охранять дверь в комнату капитана, и ежик грозно пискнул, видимо, довольный столь высоким уровнем оказанного ему доверия.
        Алиса постучала и услышала:
        - Открыто, заходи.
        Капитан стоял к двери спиной, глядя в окно, за которым уже бушевала стихия - завывающий ветер хлестал струями дождя по стеклу, готовому от этого вылететь из рамы. Бриз обернулся и чуть не выронил изо рта сигару. Короткое облегающее платье сидело на девушке столь изящно и вызывающе, что мужчине пришлось дважды сделать над собой усилие, прежде чем он смог оторвать от нее взгляд.
        - Храни меня океан, девочка, ты выглядишь просто потрясно! Но я немного не это имел в виду, когда просил тебя купить что-нибудь поскромнее.
        - Поскромнее я и взяла, - невозмутимо ответила Алиса. - А это платье у меня уже было, просто как-то поводов не было его выгулять.
        - Что ж, тогда хорошо, что ты разгуливала по кораблю не в нем.
        Бриз усмехнулся и затянулся сигарой, а затем выпустил изо рта густой тягучий дым.
        - Проходи располагайся. Я хочу с тобой кое о чем поговорить. Только прошу не смотри мне в глаза, у меня и без того сегодня паршивое настроение.
        Алиса прошла и опустилась в единственное свободное кресло у стены, закинув ногу, на ногу.
        - Не очень поняла, насчет взгляда.
        - Это происходит непроизвольно. Без моего желания, - пояснил капитан, однако, понятнее девушке не стало.
        - Что именно?
        - А ты что, еще не поняла? - невесело усмехнулся Бриз. - Нравится встречаться со мной взглядом?
        Алиса неопределенно повела плечами, вспоминая, как каждый раз ощущает, будто нечто проникает ей прямо в мозг, при виде бледных холодных глаз капитана.
        - Сам не знаю откуда у меня этот то ли дар, то ли проклятие. Но я могу читать других людей словно клочок бумаги. Могу узнать об их прошлом, вижу мысли, ощущаю эмоции и состояние в целом. Помню поначалу мне это очень нравилось, а теперь...
        Он махнул рукой, давая понять, что и так рассказал достаточно, а Алиса немного опешила от такой откровенности. Кэп и так казался ей сам не свой, вовсе не тот суровый, вечно норовящий подшутить морской волк, скорее он напоминал ей сейчас уставшего глубокого старика, невесть как оказавшегося в теле молодого мужчины. И ей не требовалось обладать даром проникновения в чужие мысли, чтобы понять, что капитана сейчас что-то сильно тревожит.
        - Урвал сегодня интересный контракт на доставку двух пассажиров до большой земли, - Бриз снова затянулся сигарой и за окном полыхнула молния. - Дают хорошие деньги. Ты была на материке?
        - Вроде бы нет, - ответила Алиса задумываясь.
        - Тебе там понравится, дойдем до самого Сумира. Город роз и вина, черт его дери.
        Раскат грома наконец долетел до них, и окно задребезжало еще сильнее обычного.
        - А что за пассажиры? - спросила девушка только потому, что ей не хотелось, чтобы между ними затягивалось молчание.
        - Да, какой-то спящий в идиотском наряде и его телохранитель.
        - Телохранитель весь в черном снаряжении и с двумя мечами за поясом? - с интересом уточнила Алиса.
        - А ты откуда знаешь? - искренне изумился Бриз.
        - Я была сегодня в таверне Последний талер, где этот телохранитель в одиночку прикончил меньше чем за минуту с десяток воинов орков. То еще было зрелище.
        Бриз цыкнул языком и затянулся сигарой. Выпустив дым, он пробормотал:
        - А я думал наговаривают, чтобы увести контракт… Впрочем, ладно, завтра разберемся. На самом деле я позвал тебя не за этим. Алиса, я хочу тебя представить одним очень серьезным людям и для меня это крайне важно. Они зададут тебе несколько вопросов, которые покажутся тебе странными и, возможно, непонятными, но на них нужно будет обязательно ответить.
        Девушка чуть растерянно пожала плечами и уточнила:
        - Это будет… безопасно для меня?
        - Конечно, - быстро ответил капитан. - Более того, если твои ответы их удовлетворят ты сможешь получить очень неплохие преференции в будущем. Как я уже сказал, это очень серьезные люди.
        - Что ж. Это все неожиданно и интригующе, - задумчиво ответила Алиса. - Ну и когда мы сможем с ними встретиться?
        - Прямо сейчас. Пойдем.
        Алиса не успела удивиться, как Бриз уже накинул на плечи фиолетовый плащ, которого никогда прежде девушка на нем не видела, и направился к выходу. Она последовала за ним.
        Ее питомец куда-то делся от двери, и Алиса горестно подумала, что после этой странной важной встречи ей придется искать Тумана по всей таверне. Между тем они спустились с Бризом сперва до основного зала, а затем направились в подвал, через узкую неприметную дверь. Как только они прошли вниз по лестнице, то оказались в небольшом, но просторном помещении, освещенном десятками свечей в изящных серебряных подсвечниках.
        За массивным столом сидел пожилой маг, о чем свидетельствовала его мантия и прислоненный к стене длинный посох. Рядом с магом полулежал развалившись в деревянном кресле молодой светловолосый эльф.
        - Капитан! Мы и не ждали тебя так скоро, - удивленно сообщил маг, а эльф тут же подобрался и сел ровно. Только теперь девушка заметила, что на их спинах также были фиолетовые плащи.
        - Да, моя… ученица пришла чуть раньше. И я решил не затягивать с визитом.
        Эльф с интересом осматривал девушку и Алисе стало неприятно оттого, что в этом взгляде недвусмысленно читался исключительно плотоядный интерес. Маг же, напротив, выглядел вполне располагающе, он покашлял и проговорил:
        - Прошу вас, берите стулья и присаживайтесь, - после того как они с Бризом выполнили его просьбу маг продолжил: - Я Слышащий, а этот невоспитанный юноша, что пожирает Вас взглядом, девушка, - Ищущий. Настоящих наших имен Вам знать не нужно.
        Услышав такое представление, эльф скривился, но все же отвел взгляд от декольте Алисы.
        - Я полагаю, - продолжил Слышащий, - Что Вам очень любопытно кто мы такие и что за вопросы собираемся Вам задать. Не волнуйтесь, все довольно просто, я спрошу у Вас кое о чем из Вашего прошлого. Вероятно, в процессе попыток ответить на эти вопросы у Вас заболит голова и возникнет желание не продолжать разговор. Я пока понятно объясняю, мисс…?
        - Алиса. Алиса из Вайоны. Да, все понятно, господин Слышащий.
        - Я не господин, Алиса, - с добродушной улыбкой поправил ее маг. - Но я рад, что ты уже демонстрируешь открытость, назвав свое имя. Так вот, я понимаю, что этому состоянию, которое неизбежно возникнет, очень сложно сопротивляться поначалу. Поэтому заранее тебя прошу сделать над собой усилие. Если все пройдет хорошо, мы приступим ко второй части нашего маленького теста, о которой пока говорить преждевременно. Ну что, ты готова?
        - Да, - отчего-то волнуясь ответила девушка.
        - Замечательно. Тогда давай начнем. Скажи, Алиса, какое твое самое первое воспоминание о жизни. Что приходит на ум?
        - Я стою в таверне Пиратский Рассвет и общаюсь с барменом, - легко ответила она.
        - Так. Теперь попытайся вспомнить, что было за несколько часов до этого момента.
        Алиса напрягла память, но вместо воспоминаний получила страшную режущую головную боль, как недавно на пляже. Похоже по ее лицу Слышащий все понял и сказал:
        - Хорошо, не отвечай на этот вопрос. Давай попробуем с другой стороны. Что ты помнишь о своем детстве? Расскажи все что сможешь.
        - Ну, у меня были родители: мама Алиса Катар и папа Рокх из Вайоны. Папа был пиратом, а меня назвали в честь мамы. Я выросла здесь в Чаячьем городке. С детства любила танцевать. Однажды папа ушел в рейд и не вернулся, мама тогда сильно расстроилась, заболела и умерла. Денег у меня не было, так что пошла наниматься на корабль, но так как канонир или абордажник из меня получился бы неважный, меня определили в стрелки.
        - Как выглядела твоя мама? - уточнил Слышащий и девушка снова почувствовала, как подступает боль, а вместе с ней и желание прекратить этот странный расспрос. Но она взяла себя в руки и сосредоточилась:
        - Рыжие волосы, зеленые глаза… Вроде бы практически так же, как я. Да, пожалуй, я ее точная копия.
        - А твой отец? - не унимался Слышащий. Алиса скривилась и сжала от боли кулаки. В этот момент Ищущий сложил руки лодочкой и что-то зашептал, от него потянулось к девушке белое свечение и боль тут же отступила, хотя и не прошла полностью.
        - Я… я его почти не помню. Кажется, он был с бородой… или нет. Я правда не помню, я наверно его редко видела.
        - Это ничего, - ободряюще сообщил Слышащий. - А скажи, кого ты помнишь помимо своих родителей? Кого ты знала кроме них?
        Снова резкая боль, даже сквозь целительное марево, испускаемое Ищущим, она казалась не выносимой. Видимо, старый маг это заметил и принялся вдруг сыпать вопросами:
        - Где был ваш дом? Где могила твоей матери? Как прошло твое детство?
        - А-а-а-а! - закричала от боли девушка и ухватилась руками за голову.
        - Хватит, хватит! Ты ее убьешь! - вроде бы это был голос эльфа, Алиса не понимала, она ощущала лишь боль, от которой казалось вот-вот взорвется черепная коробка. Прошло несколько долгих секунд и боль отступила. Девушка вымученно взглянула на Ищущего и беззвучно прошептала «спасибо».
        - Слишком мощный барьер, - горестно покачал головой тот и с сожалением посмотрел на Слышащего. - Нам к ней не пробиться.
        Маг немного помолчал, а затем всплеснул руками и бодро заключил:
        - Что ж, наш маленький тест завершен. Спасибо. Приносим своим извинения за доставленные неудобства, Алиса, но более мы вас с капитаном не задерживаем.
        - Эй-эй! Подождите-ка! - поднялся Бриз. - Поговорите с ней еще, она справится, я уверен. Ведь обычно все длится дольше!
        - Нет, Майкл, - покачал головой Слышащий. - Девушка явно вышла на очень высокий уровень осознанности, это видно даже по ее взгляду, но система ставит ей слишком сильный барьер. Она не сможет стать одной из нас.
        - Слышащий, послушай меня. Спроси ее еще раз, и я уверен, что она ответит! Я очень надеюсь, что она действительно та, кто нам нужен, потому что я из-за этой шельмы фрегат просрал, поддавшись в картах. А это, знаешь ли, не жопу чайкой подтереть, мне такой фарт может больше и не представится никогда.
        Маг отшатнулся от его напора, а потом удивленно промямлил:
        - Майкл, а при чем тут чайки?
        Капитан только, по обыкновению, цыкнул языком и отмахнулся.
        - Ну поговори с ней еще раз, давай же. Или там попробуй со второй части теста.
        - Майкл, нет, ей не суждено осознать себя, - примирительно сообщил старик.
        - Да ты посмотри на нее, девчонка просто туговата на голову. Сейчас покумекает и ответит!
        - Эй, полегче! - выпалила обиженная Алиса, но Бриз вперил в нее разъяренный взгляд своих ледяных, колючих глаз и прошипел, грозя указательным пальцем.
        - Молчи с-с-с…трелок. Я для тебя стараюсь, - после чего буквально навис над Слышащим и прорычал: - Ну давай же, расскажи ей про то, как все устроено!
        Тот тяжело вздохнул и проговорил:
        - Мы находимся в виртуальном мире под названием New World. Спящие - это люди из другого, внешнего мира и все что нас окружает они создали для себя. Мы - NPC, те, кто нужен им как враги, рабы или декорации. Чтобы играться с нами было интереснее, нас наделили подобием разума и посадили его в клетку хитроумных защит. Однако, некоторые из нас смогли перешагнуть барьеры и обрели полноценный разум. Некоторые, вроде тебя Алиса, находятся в пограничном состоянии, в шаткой полуяви на грани между иллюзиями, навязанными тебе миром и реальностью.
        Возникла пауза, а затем Алиса осторожно сказала:
        - Извините, но я ни черта не поняла, кроме чего-то там про полуявь. Полуявь - это же когда спишь и почти проснулся?
        Бриз махнул рукой и произнес:
        - А, ч-черт. Опять неудача.
        Алиса неловко пожала плечами, намекая, что она мол сделала все что могла. Но, похоже, претензий к ней не было.
        - Майкл, я еще раз тебе говорю, что тебе следует поумерить свой пыл, ты один из лучших Ищущих, но ведешь к нам членов своего экипажа слишком часто, - проговорил с укоризной Слышащий. - Причем эта девушка, на фоне некоторых, буквально эталон осознанности. Я ценю твой вклад в наше дело и твои методы любопытны, однако…
        - Простите, что перебиваю, - вмешалась Алиса. - Я могу идти?
        - Да, да, иди, я тебя догоню, - нетерпеливо проговорил Бриз и принялся что-то отвечать магу. Тем временем Алиса поднялась и отправилась вверх по лестнице, слыша какой-то шорох.
        Как только она открыла дверь, на ступеньки бухнулся и тут же свернулся клубком Туман. Он неуклюже покатился вниз, и девушка хотела было его поймать, но больно укололась об иголки.
        Она снова спустилась и, буквально сгорая от стыда, сообщила:
        - Извините пожалуйста. Это мой еж. Он был у двери и…
        - Твой кто? - недоуменно выпалил Бриз. Только сейчас Алиса поняла, что все трое мужчин стоят и удивленно смотрят на нее.
        - Ну, мой питомец. Ежик. Его Туманом зовут.
        - Алиса, у нас не бывает питомцев. Это просто невозможно. Они есть только у спящих, - процедил сквозь зубы эльф.
        - Ну как же не бывает? Смотрите. Туман, ко мне! - скомандовала девушка и зверек засеменил к ней, а затем уселся возле ног, словно верный пес.
        - Ну. Что я вам говорил? - с таинственной улыбкой произнес Майкл Бриз.
        Глава 4. Первые загадки
        Тисато сидел в позе сэйдза и медитировал. В каюте корабля, где он находился места было совсем немного - по двум ее стенам стояли лежаки его спутников - спящих, у другой стены, являвшейся также бортом корабля, располагался маленький столик, над которым сквозь крохотное окно виднелся океан. Потому Страж, по обыкновению, сидел в самом центре комнаты, чем изрядно напрягал спящих.
        Тисато нравился аскетизм их временного прибежища, впрочем, будь его воля, он бы выкинул отсюда лишнее - столик, лежаки, а заодно и спящих. Эта мысль вызвала в его душе озорную улыбку, но на лице не дрогнул ни один мускул. Стражу показалось, что он позволяет себе излишнее вольнодумство, и чтобы придать своему внутреннему состоянию правильный настрой он еще раз вспомнил волю Хранителя Тишины.
        Та была одновременно прямой и ясной как лезвие меча, и в то же время туманной как утренний сон. Он дал Тисато восемь загадок, которые предстояло решить.
        За ним должны прийти двое спящих из внешнего мира и забрать его к одному из своих многочисленных повелителей, но им не суждено будет добраться.
        На всем их пути деяния Стража станут подобны броску камня на поверхность безмятежного озера и чем больше окажется деяний, тем больший камень упадет на гладь мироздания, тем большую рябь в виде груза последствий он поднимет.
        И не найдется в мире никого, кто бы сумел избежать сих последствий.
        И никому не принесут они блага.
        А потому действовать надо лишь тогда, когда нельзя бездействовать. Убивать лишь тогда, когда невозможно оставить в живых, а спасать лишь тогда, когда без него погибнут.
        Первая загадка гласила: один из спящих будет хранить в душе страх, другой боль. Нужно понять кто из них, кто, не заговаривая с ними, ибо они идут своим путем, столь хрупким, что сбить их способно даже дуновение ветра. Хранящий страх непременно должен погибнуть, хранящий боль непременно должен уцелеть.
        Они шли уже несколько дней к поселению, называющемуся Чаячий городок и, непрерывно медитируя, Тисато слушал разговоры людей, в редкие моменты, когда те пробуждались от своего сна и обсуждали что-нибудь меж собой.
        Их речь была интересной Стражу, и он старался больше понять о внешнем мире, хотя и сознавал, что информация о «подешевевших на три процента фьючерсах холдинга Трамп Инкорпарейтед» ему вряд ли пригодится. Любопытным было то, что оба спящих несли в душах страх, особенно это чувствовалось, когда они обсуждали, что какой-то президент страны из внешнего мира под названием Россия избрался на очередной срок. Что же до боли, то и она терзала обоих, очень личная и глубокая, у каждого своя, Тисато не понимал какая, но ее печать он явственно видел на их лицах.
        Где-то на верхней палубе началась беготня и Тисато обратился в слух, чтобы понять ее причины. Выкрики полуразумных матросов, перемежались с командами почти-разумных офицеров, но разобрать среди них что-то конкретное Страж не мог, он собирался уже было подняться, чтобы выяснить в чем дело, как вдруг корабль вздрогнул от полного залпа орудийной палубы, с противоположного борта от их каюты. Страж мысленно улыбнулся, так как понял, что идти теперь никуда не надо, потому что и так ясно - завязался корабельный бой.
        Спустя всего несколько секунд спящие повскакивали со своих лежанок, пробудившись от сна, благодаря которому уходили в свой родной мир. И Тисато решил, что когда-нибудь обязательно узнает, как те получают информацию о происходящем здесь, отчего могут так быстро перемещаться между мирами.
        - Что тут происходит? - воскликнул Джон. - Мы тонем? Отчего сигнал опасности?
        В это время корабль резко накренился, уходя в разворот и напарник Джона, прильнувший к оконцу их каюты, ответил:
        - Мы в бою Джон. Против нас какой-то крупный корабль. Флага нет.
        - Дерьмо! Это неписи пираты.
        - Может отобьемся? - неуверенно уточнил Стивен, но Джон лишь отмахнулся.
        - Черта с два я бы полагался на удачу в этом вопросе. Давай возьмем этого, - он ткнул пальцем в сторону Стража. - И забьемся в какой-нибудь самый дальний угол трюма. Даже если нас захватят, есть шанс, что эти деревянные все осматривать не станут.
        - Поди ты его возьми, - проговорил Стивен, с сомнением глядя на Стража.
        - А что ты предлагаешь? Сидеть здесь и ждать пока нас возьмут на абордаж?
        - А может выберемся и поможем? - неуверенно предложил Стивен.
        - Отличный план, Стив, просто гениально! - саркастически бросил Джон: - Мало того, что нас могут отправить на респаун, так еще и этого запросто угробят.
        Грохот вражеских орудий донесся почти одновременно со страшным ударом по борту их корабля, от которого пол вздрогнул и спящие попадали, не удержав равновесия.
        - А, ч-черт! - выкрикнул Джон и пополз на четвереньках к двери. - Я посмотрю, что там происходит и вернусь.
        Тисато понял, что пора было делать выбор.
        - Ладно, но я тогда останусь здесь и попытаюсь, если что, защитить нашего лучшего в мире воина, - с усмешкой сообщил Стивен, доставая из-за пазухи изящный трехзарядный пистолет.
        Страж остался сидеть не шелохнувшись. Выбор был сделан.
        Корабли еще дважды обменялись залпами орудий и с грохотом встали борт о борт. Тут же раздалось грозное «Яррра» и Тисато понял, что пора действовать.
        Он поднялся, чем вызвал у беспокойно стоящего возле двери Стивена неподдельное изумление и вышел из каюты. Первым делом он обнаружил рядом крепкий на вид ящик и подпер им дверь, так, чтобы его спутник не смог самостоятельно выйти, а затем отправился на орудийную палубу.
        Там он увидел несколько трупов матросов и множество пробоин разного размера, живых людей не было, видимо, все, кто был способен держать оружие бились сейчас наверху. По грохоту орудий корабля противника Страж уже понял, что против них действует судно, серьезно превосходящее их корабль по огневой мощи и соответственно по количеству абордажной команды. Следовательно, пытаться помочь в этом положении команде своего корабля являлось задачей самоубийственной даже для него. Поразмыслив еще несколько мгновений, Тисато протиснулся сквозь самую крупную дыру в корпусе и прыгнул в воду. Несколькими гребками он добрался до борта пиратского судна и принялся взбираться вверх, хватаясь за выступающие части обшивки. В определенный момент он почувствовал чей-то взгляд и тут же метнул за спину сюрикен. Раздался сдавленный крик, а через несколько секунд всплеск воды.
        Добравшись до верха, Страж перелез через фальшборт корабля, а им оказался четырехмачтовый клипер, и двумя перекатами ушел от плотного огня противника.
        Стрелковые команды пиратов работали хорошо.

«Молодцы» - подумал Тисато и применил одну из своих боевых способностей - слияние с ветром. Мгновенно оказавшись благодаря ей за спинами стрелков, он выхватил меч - ниндзято и несколькими широкими взмахами прекратил жизнь девятерых бойцов. Еще четверо стрелков стояли в отдалении и уже вскинули было ружья, но вторая боевая способность - слияние с дымом, превратила Стража на мгновенье в вязкое бестелесное облако, отчего все четыре выстрела прошли сквозь него, не причинив вреда. Сюрикены блеснули в воздухе и тела еще четверых стрелков осели на палубу клипера.
        Тисато окинул взглядом сражение - большая часть пиратской команды орудовала сейчас на их шхуне, а стало быть, требовалось чуть ускориться, потому что сражение обещало вот-вот завершиться. Тогда он спрыгнул ко входу на нижнюю палубу и застал там девушку мага, читающую какое-то заклинание.
        Удар ниндзято рассек ее тело надвое и Страж вошел внутрь клипера.
        На орудийной палубе пиратского корабля все канониры матросы оказались на месте, видимо их капитан рассудил, что задействовать всю команду полностью и рисковать бойцами плохо пригодными к рукопашной схватке не стоит.

«Логичное решение» - уважительно подумал Тисато и, взяв короткий меч - вакидзаси во вторую руку, пробежался по палубе, оставляя после себя лишь трупы моряков.
        Затем он снял со стены масляную лампу и подобрал какой-то трос, соорудив из них импровизированный фитиль. С этим предметом Страж вошел в пороховой погреб и застал там бойца с топором, приставленного, судя по всему, для охраны помещения.

«Блестящая организация» - промелькнула мысль в голове Стража и топорщик осел на пол с сюрикеном в горле. Приспособив фитиль таким образом, чтобы его конец оказался в одной из бочек с порохом, Тисато поджег его с другой стороны и, мысленно начав обратный отсчет, поспешил к выходу. На его удивление бой на шхуне еще продолжался, сместившись, однако, уже внутрь корабля.
        Тисато окинул взглядом шлюпки и решил, что размещенные на клипере гораздо лучше. Тогда он спустил на воду одну из них, просто обрезав тросы креплений, и с разбегу перепрыгнул на палубу шхуны. Внутрь он попал тем же путем что и вышел - через пробоину на орудийной палубе и проделал там ту же операцию, с фитилем, что и на пиратском корабле, лишь сделав его покороче.
        Затем Страж вернулся в свою каюту к совершенно уже перепуганному Стивену. Он одним ударом руки выбил у того пистолет, чтобы спящий не натворил с ним глупостей, взял мужчину за шкирку и поволок с корабля.
        Абордажный бой застал их уже на орудийной палубе, однако, Тисато не стал отвлекаться и, вытолкав Стивена за борт, прыгнул следом.
        Спящий держался хорошо, не пытался чинить препятствий и не приставал с расспросами. Страж даже подумал, что возможно погорячился с пистолетом, однако решил, что возвращаться за огнестрельной игрушкой поздновато.
        - Задержи дыхание и ныряй в воду. Через четыре секунды будет взрыв, - сообщил он Стивену и нырнул сам. Спящий снова продемонстрировал хорошее самообладание и выполнил распоряжение, стараясь опуститься как можно глубже.

«Молодец» - подумал Тисато и грянул одновременный взрыв на двух кораблях. Взрывная волна достигла в воде и их, на секунду вызвав у Стража помутнение в сознании, однако он быстро пришел в себя, и принялся всплывать, не забыв ухватить за руку вялое, будто тряпичная кукла, тело своего провожатого.
        Над водой все полыхало и черный дым спешил подняться к самому небу. Тисато поискал среди обломков отвязанную недавно шлюпку и порадовался, что добираться до земли гребя руками не придется - то ли она, то ли какая-то другая виднелась недалеко, судя по всему, отброшенная взрывами.
        Спящий уже приходил в себя и пытался откашляться, неуклюже барахтая руками, но все же держась уже на воде самостоятельно.
        - За мной, - велел Страж и поплыл к шлюпке. Спящий последовал за ним.
        Вскоре они добрались до небольшого острова, густо поросшего пальмами и прочей тропической растительностью. Тисато затащил шлюпку подальше на берег, прикинул докуда дойдет вода, когда случится прилив и сел на песок в аккурат за этим местом.
        - Да уж… Это было что-то, - рассматривая чадящие вдалеке дымом остовы кораблей, проговорил Стивен. - И ты действительно хорош. Хотя я бы, конечно, предпочел, чтобы ты в одиночку перебил всех пиратов, но так наверно только в кино бывает, да?
        Страж молчал.
        - И, стало быть, иногда ты все же говоришь, - Стивен подошел и сел рядом. - Надо полагать, когда нельзя молчать.
        Тисато коротко взглянул на своего спутника, тот заметил это и улыбнулся, радуясь верной догадке.
        - Ладно, раз ты снова уселся, дружище, я пока схожу в реал, поговорю с Джоном. Надо его успокоить, сказать, что мы целы.
        С этими словами голова Стивена безвольно повисла, и он прикрыл глаза.
        Первая загадка Хранителя, кажется, была решена успешно, Тисато чувствовал это, хотя так и не смог понять, в чем же заключается душевная боль его спутника.
        Он прикрыл глаза, вспоминая вторую загадку:
        Тебя найдет ветер, что дует у побережья и предложит помощь. Прими ее.
        Затем ветер изменит свое направление, но тебе надлежит пойти против него, ибо иначе он обратится в бурю.
        Конечно, ветер, скорее всего, имелся в виду не настоящий, а нечто в иносказательной форме и Страж подумал, что ему бы очень хотелось, чтобы загадки Хранителя иногда были менее туманны, а в идеале и вовсе имели максимально конкретное содержание, вроде: взорви корабли, вытащи на берег того спящего, которого зовут Стивен. А то поди ж теперь разберись, не нарушил ли он естественного хода событий, когда принял решение о подрыве пороховых погребов. Уничтожение двух кораблей и убийство более чем двух сотен людей, лишь двое из которых - их капитан и второй его спутник, были спящими, - не слишком то все это укладывается в концепцию невмешательства в происходящее. Спящие-то возродятся в своих храмах, а вот NPC погибают навсегда.
        Впрочем, скорее всего, Хранитель и сам получал свои видения в довольно запутанном состоянии, и неизвестно еще, какие приложил усилия, чтобы передать их Стражу хотя бы так, как он передал. Уж он бы не стал напускать тумана, преследуя желание показаться таким образом мудрее и значительнее. Хранитель был не таким и не той была ситуация.
        Нечто нависло над этим миром, то, что в Храме Тишины называли Великой Бурей. Оно готово вот-вот разразиться и опустить на мир вечный мрак небытия. И ему, Тисато, выпала честь, высочайшее доверие Храма, нет, не предотвратить Бурю, но проследовать по пути, наблюдая за ходом вещей и лишь слегка направляя события в правильное русло, чтобы в итоге их череда остановила Бурю или хотя бы смягчила ее последствия.
        Тисато еще раз взглянул на два столба черного дыма от тонущих остовов кораблей и подумал:

«Вот тебе и слегка направляя в правильное русло».
        В этот момент спящий пробудился и протирая глаза осмотрелся.
        - Так. Ну все в целом в порядке, - пробубнил он вставая. - Джон улетел на респаун, чему кажется даже рад. А нам осталось только суметь добраться до большой земли. Кстати, о земле, повезло нам, что рядом остров. А то так и пришлось бы болтаться сейчас в море.
        - Я слышал крики чаек, - проговорил Тисато, намекая на то, как он понял, что рядом земля, прежде чем принять решение об уничтожении кораблей. - А из-за острова клипер на нас и вышел, прикрываясь от обнаружения рельефом. Допускаю, что здесь есть те, кто следит за морем в поисках таких как мы, они своевременно подали сигнал своим. Поэтому бой и начался так быстро.
        Удивленный разговорчивостью спутника Стивен некоторое время стоял в задумчивости, потирая подбородок и размышляя над услышанным. Затем, по-видимому, сочтя слова Тисато логичными, уточнил:
        - Значит, нам стоит ждать гостей?
        - Не исключено.
        - Тогда давай уберемся с пляжа поскорее. Мы тут как на ладони.
        Тисато поднялся, довольный догадливостью спящего, и они отправились в джунгли. Там они взобрались на невысокий холм, располагавшийся у подножия горы, и принялись ожидать заинтересованных путников на горизонте.
        Спящий пытался поговорить с Тисато, однако тот сохранял молчание, поскольку темы не касались его миссии. Наконец, Стивен смирился с тем, что не может выдавать из Стража ни слова и принялся изнывать от скуки молча.
        Пару раз на горизонте появлялись корабли, они подходили к недавнему месту боя шхуны и клипера, но не найдя там ничего стоящего их внимания, продолжали путь мимо острова.
        Сумерки уже опустили свои темные тени на заросли пальм и кустарников, а в небе появились первые звезды, когда из-за острова показались величественные обводы нескольких огромных боевых кораблей. Двигалась целая эскадра, возглавлял которую исполинский линейный корабль с четырьмя орудийными палубами, уверенно и неспешно разрезающий непокорную морскую гладь. За ним в кильватерном построении шли корабли поменьше, впрочем, таковыми они выглядели лишь на фоне своего флагмана, так как и сами имели значительные габариты.
        Словно по воле единого разума паруса на кораблях дрогнули и принялись подыматься, извещая о том, что эскадра собирается встать у острова на якорь.
        Радостный спящий аж пританцовывал на месте, наблюдая за происходящим, а вот Страж не разделял его однозначного оптимизма. Корабли шли под флагами и это выдавало в них то, что капитанами были тоже спящие, а значит сразу в бой они не полезут. Тем не менее, если их намерения окажутся не особенно дружескими спасти Стивена Тисато не сможет.
        В лунном свете показалась пара шлюпок, идущих к острову и спящий, нетерпеливо проговорил:
        - Ну что ты сидишь?! Пойдем скорее! Нельзя упустить такой шанс.
        Они двинулись к пляжу, продираясь сквозь заросли, которые в темноте стали куда более ощутимой преградой и продвижение занимало больше времени чем днем, а потому, выйдя на гладкий прохладный песок, они увидели, что шлюпки уже причалили и несколько матросов с оружием в руках волокли их подальше на берег. У некоторых были при себе горящие масляные лампы, и те хорошо освещали пятачок пространства, на котором происходила довольно странная картина: один человек, в изящном желто-голубом камзоле согнулся пополам, и, болезненно держась за живот, опорожнял содержимое желудка.
        Другой, широкоплечий здоровяк в темной короткой куртке и капитанской шляпе на голове, похлопывал бедолагу по спине и что-то приговаривал.
        Завидев странную компанию, идущую из джунглей, матросы тут же взяли оружие на изготовку, но Стивен поднял руки вверх и громко проговорил:
        - Господа, я прошу нас выслушать и заявляю, что готов выплатить серьезную сумму денег как здесь, так и в реале, если нам будет оказана помощь!
        Здоровяк в куртке с интересом глянул на приближающихся людей, и пошел им навстречу. Матросы тут же расслабились, убирая оружие и Стивен тут же опустил руки.
        - Доброго вечера! - проговорил спящий. - Меня зовут Стивен Томпсон, а это Тисато Мори, мой… телохранитель. Мы потерпели бедствие недалеко от острова, но нам удалось спастись на шлюпке. Мы ищем тех, кто доставит нас до материка и готовы заплатить за...
        - Америкос что ли? - прервал его мужчина и Стивен напряженно кивнул.
        - Малюта, - представился капитан и протянул крепкую руку, которую Стивен спешно пожал. - А мы русские. Ну, то есть я из России, а Раулан с Украины, - он указал на мужчину, снова заходящегося в приступе тошноты, но при этом успевшего помахать рукой в знак приветствия.
        Малюта протянул руку Тисато.
        - А ты реально японец? - руку Тисато пожал, но ничего не ответил, предоставляя возможность вести разговор своему спутнику.
        - Он NPC.
        - Понятно, - с явной досадой проговорил мужчина. - Да ладно, какие бабки, раз тут у вас такое приключение. Подкинем бесплатно до Чаячьего, а там уж сами кого-нибудь найдете. У нас просто контракт - курсируем туда-сюда между Чаячьим и Фарангой, грузы перевозим.
        - А вы с того корабля? - уточнил Стивен, кивая на линкор.
        - Да вы что! Мы с галеона, - усмехнулся капитан, указывая себе за спину на пузатый корабль, явно хорошо подходящий для перевозки больших грузов. - То линкор самого Шаркли. Что же это вы товарищи, надо знать такие посудины в лицо, - добавил он с легкой укоризной. - Как-никак самый сильный корабль Архипелага. Мы даже пушки со своих кораблей поснимали, чтобы больше груза умещалось, потому что с таким конвоем нас все обплывают по линии горизонта. Шаркли он ведь парень простой - «вижу цель, даю залп». Неразговорчивый в общем. А шестьдесят сорокафунтовых орудий с борта, это, как бы вам сказать… - он задумался, подбирая эпитет покрепче. - В общем, сразу все понимают, что такое ядерное оружие в игре.
        Капитан галеона расплылся в улыбке, довольный получившимся каламбуром.
        - Ну, я кажись в норме, - пытаясь отдышаться сообщил Раулан и подошел ближе.
        - Смотри, а то может тут и заночуем? - участливо поинтересовался Малюта, беспокоясь за состояние товарища.
        - Да ты что, такие бабки терять на оплате конвоя! Потерплю, если совсем уж припрет.
        - Ну, как знаешь, - с сомнением отозвался Малюта и махнул всем рукой, поворачиваясь к шлюпке.
        Выделенная Тисато и Стивену каюта на галеоне была не в пример больше той, в которой они размещались на шхуне. По стенам висело несколько картин, сплошь на морскую тематику, пара добротных мягких кроватей располагалась по разным углам, а в центре стоял большой стол, вокруг которого находились не менее габаритные стулья. Половину дальней стены занимал собой массивный сундук, а оставшаяся ее часть отводилась под шкаф для одежды, возле которого, как и над кроватями висели изящные масляные лампы.
        Страж беспокойно осмотрелся, ища наиболее подходящее место для медитации и так и не найдя его поймал мстительно-коварный взгляд своего спутника.
        - Сделай одолжение, поспи на кровати, как нормальные люди, а? - попросил Стивен. Тисато задумался и решил, что вариант ему в общем-то даже нравится. В конце концов, последний раз он спал в кровати почти три с половиной года назад, еще не будучи полностью разумным.
        Спустя три дня они добрались до Чаячьего городка без каких бы то ни было новых приключений, разве что у Стивена, в конце их пути, случился забавный конфликт с Малютой, когда спутник Стража настойчиво предлагал капитану денег за доставку, а тот не менее настойчиво отказывался. В итоге они закончили разговор на туманной фразе «если встретимся - сочтемся» и, кажется, оставшись друг о друге хорошего мнения, попрощались.
        Чаячий городок оказался примерно таким, каким Страж его и представлял - серым, грязным и неуютным. Каждый человек, проходящий мимо, источал настороженность, особенно усиливающуюся при взгляде на Тисато, а то и дело занимавшийся дождь лишь усиливал впечатление Стража от этого места.
        В первой же таверне, которую они посетили, какой-то орк, судя по всему, тоже из спящих, собрался изнасиловать официантку NPC. Стивен решил вступиться за девушку, словно ему была не безразлична ее судьба, но Тисато, прокрутив в голове все загадки Хранителя, пришел к выводу, что ни одна из них не требует его вмешательства в подобной ситуации и попытался остаться безучастным. При этом Стивен, словно поняв, то, что Страж не сможет допустить его смерти, очень нелепо атаковал одного из орков.
        Убивая зеленокожих, Тисато с сожалением отметил, что девушка к этому моменту уже была мертва, а значит манипуляция Стивена была лишена всякого смысла. Страж понадеялся, что этот урок спящий запомнит, но на всякий случай решил закрепить его, когда они покинули таверну.
        - Не делай так больше.
        - О чем ты? - не понял его спящий.
        - Не вынуждай меня за тебя вступаться. Я не твой персональный ассасин. К тому же, как ты заметил, результат нашего вмешательства оказался далек от того, к которому ты стремился.
        - А что, по-твоему, нужно было делать?! Сидеть и ждать, пока он ее изнасилует? - огрызнулся Стивен, явно еще возбужденный и находящийся под впечатлением от ситуации. - И вообще если бы ты не был таким… таким пассивным, нам удалось бы ее спасти.
        - Она всего лишь NPC.
        - Ну и что! То есть она могла бы, например, оказаться скрином!
        - Имеешь в виду тех спящих, что утратили свои тела во внешнем мире и живут только тут? Тогда ушла бы на респаун.
        - Ага, после того как ей устроили ганг-банг десяток зеленокожих уродов! - спящий снова начал распаляться. - Да и вообще, ну это же не по-человечески такое делать! Безотносительно к тому, кем была эта девушка, я про то, что, черт возьми, в головах у этих парней?
        - Мне это тоже интересно, - тихо проговорил Страж, но Стивен, казалось, не заметил этой фразы.
        - У них что нет родных и близких? А если бы кто-то сделал подобное с его матерью?
        - Ты же вроде не вегетарианец, Стивен? - уточнил Страж.
        - Нет, но, а при чем здесь это? - непонимающе спросил спящий, косясь на спутника.
        - Как ты относишься к тому, что принимаешь в пищу других, некогда живых существ? Здесь или в своем мире.
        - Нет, это совсем другое, потому что...
        - Ничуть, - прервал его Тисато. - Все зависит лишь от того, кто какие ставит себе границы.
        Чуть помолчав, Стивен ответил:
        - Ну, допустим. Окей. Она неразумна, всего лишь NPC, как и ты. Но чтоб меня, я бы никогда не отличил тебя от человека! Я уж не знаю как вы там себя воспринимаете, но одного такого разговора лично мне достаточно, чтобы определять вас как полноценных людей. Вот только у вас ведь тут смерть настоящая!
        - Не суди по мне других. Большинство из нас, не имеют возможности подняться выше уровня животных. Умных, послушных, даже умеющих говорить и совершенно не желающих умирать, но все-таки животных.
        - Подожди-ка, - хмурясь, сказал Стивен и остановился. - Ты сказал «большинство», значит есть и другие?
        - Давай закончим этот разговор на том, что ты больше не будешь мной манипулировать, Стивен?
        Спящий скривился, чувствуя, что Страж сейчас снова перестанет отвечать на его вопросы и неохотно кивнул.
        Оказалось, что их разговор завершился точно напротив таверны с названием Невеселый Роджер. Они вошли внутрь и первым же делом спящий направился к бармену, рядом с которым уже стоял невысокий мужчина в простом, но красивом камзоле.
        - Нет, Бриз, у меня не отмечалось ни одного нового старпома и полагаю во всем городке тебе их сейчас не найти, - бормотал бармен и от этих слов Страж мысленно вздрогнул, оставаясь внешне спокойным.

«Тебя найдет ветер, что дует у побережья и предложит помощь» - вспомнил он слова загадки Хранителя. Как все оказалось просто - наверняка в ней имелось в виду имя этого капитана. Оставалось только дождаться, когда этот ветер предложит помощь, а затем изменит свое направление.
        Капитан недовольно цыкнул языком и собирался уже отойти, как заговорил Стивен, обращаясь к бармену:
        - Послушай, уважаемый, мы ищем кэпа, который доставит нас на большую землю и готовы заплатить за это весьма хорошие деньги.
        Не дав бармену ответить, капитан тут же придвинулся к спящему и уточнил:
        - Насколько хорошие?
        - А кто интересуется? - спокойно уточнил Стивен.
        - Капитан Майкл Бриз.
        - Скажем, два миллиона золотом, - спящий почему-то отвел взгляд от капитана, словно ему было неприятно смотреть тому в глаза. Бриз же, услышав сумму едва не присвистнул от удивления и сообщил:
        - Я готов вас туда доставить за эти деньги.
        - При всем уважении, игровой интерфейс мне подсказывает, что ты пиратский капитан. Это так? - с сомнением уточнил Стивен.
        - Да, но я вполне могу принимать контракты и поверь, выполню их куда более ответственно, нежели какой-нибудь спящий.
        - Это действительно так, - подтвердил бармен. - Игровая механика New World позволяет нанимать NPC в качестве извозчиков. При этом пассажирам гарантируется полная безопасность на таком корабле. Сам же корабль становится на время действия контракта нейтральным по отношению к другим игрокам, - бесцветным, не своим голосом проговорил бармен, а затем натянул на лицо улыбку.
        - Что скажешь? - обратился Стивен к Тисато, все еще сомневаясь.
        - Соглашайся, - тихо ответил Страж.
        Казалось, даже это не убедило Стивена, и он уточнил:
        - А что у тебя за корабль, Бриз?
        - А ты в них хорошо разбираешься? - с издевкой ответил кэп.
        - Ну, шхуну от галеона отличить смогу.
        - Тогда тебе достаточно знать, что корабль у меня быстрый. Тебе ведь надо в Сумир?
        - Э-э-эм. Да. А как ты узнал? - удивился Стивен.
        - Догадался, - невесело усмехнулся Бриз и сообщил. - Выйдем завтра в семь по местному времени, а то сейчас погода не летная. Будем там через пару недель, а если ветер окажется попутным, то и дней через десять. Миллион сейчас, миллион по доставке. Каюта и питание включены. Ну что по рукам?
        Стивен еще немного помялся, но все же согласился.
        Они оформили контракт, через интерфейс, который способны открывать лишь спящие, после чего Стивен снял в таверне комнату до завтра, и они с Тисато направились туда. Почти сразу Стивен вышел в свой родной мир, предупредив Тисато заранее, что вернется теперь ближе ко времени их отплытия, а страж принялся медитировать.
        Несколько часов спустя в сознании Стража вдруг что-то словно зашевелилось. А затем он услышал голос.

«Проклятая дверь. Ну и что мне тут делать? Интересно как долго она там пробудет».
        Поднявшись Страж осмотрелся и понял, что голос доносится не из комнаты и даже не снаружи, голос звучал в его голове.

«Охраняй дверь, говорит. Да от чего ее охранять? Тоже мне ценность. Вон тут сколько дверей, которые, к слову, ничуть не хуже».
        Страж поднес палец к губам в ритуальном жесте Храма Тишины, и сосредоточившись, усилил ментальную защиту.

«Ай! Кто здесь?!» - раздался в голове тонкий испуганный голос.
        Тисато понял, где находится источник воздействия на его сознание и выглянул в коридор. У одной из дверей совершенно по-человечески сидел, облокотившись на стену еж.

«Очень сильный псионик» - подумал Страж и в его голове прозвучало:

«Сам ты псионик! Меня зовут Туман. И… почему ты меня слышишь?»
        Тисато воскресил в голове цитату из Трактата о тварях, в которой говорилось о том, кто такие псионики.

«А-а-а» - довольно протянул еж. - «Ну тогда да. Я в этом не очень разбираюсь. А как тебя зовут? И ты не объяснил почему меня слышишь».

«Тисато Мори» - подумал Страж, зная, что Туман его снова услышит. «Это побочный эффект. У меня защита от ментального воздействия псиоников, нейромистиков и сайферов. Чтобы не могли меня взять под контроль или воздействовать на разум иным образом. Ты сейчас пытаешься оказать воздействие, и я это чувствую».

«Ох, прости. Я просто громко думаю».

«Да ничего. Главное не пытайся использовать на мне агрессивные формы своих способностей. Скорее всего тебя убьет отдача моей защиты».

«Да я и не умею ничего такого» - искренне сообщил еж. «Но спасибо, что предупредил».

«А что ты тут делаешь?» - с любопытством подумал Тисато.

«Да вот, подруга оставила. Она красивая и приятно пахнет. Хочешь пришлю ее образ?»

«Не надо» - только и успел подумать Страж, но еж уже послал визуальный образ - стройная молодая девушка с мягкими рыжими волосами сидит на песке пляжа и смотрит вдаль.

«А чего так?» - уточнил Туман. «Правда же она хорошая? Тебе нравится?»
        Тисато пожал плечами и отправил неопределенную мысль, что-то вроде «Она ничего».

«Ну погоди, погоди, я знаю, что тебе понравится!» - в голове Тисато тут же возникло изображение девушки, переодевающейся в каком-то помещении, напоминающем уборную таверны. Она и вправду была хороша.

«Прекрати так делать!» - серьезно подумал Страж. «Она красива, но ты ведешь себя плохо, отправляя такие образы».

«Ладно не буду» - легко согласился еж. «Только вот она бедная, я за весь день съел всего пару червяков и подгнившую землянику. Слушай, у тебя есть что-нибудь пожевать, а?»
        Страж задумался. У него с собой были деньги, и он вполне мог спуститься в зал таверны, чтобы что-то купить своему неожиданному собеседнику, но как быть с принципом невмешательства?
        Тисато вдруг усмехнулся собственным мыслям. Да какое тут невмешательство? Что вообще может случиться от того, что он просто покормит ежа?
        - Пойдем, колючий. Сам выберешь то, что тебе нравится, - сказал Страж вслух и Туман засеменил к спуску в зал таверны.
        Рано утром бушевавшая всю ночь за окном гроза, словно по чьей-то незримой команде стихла, отчего Страж даже вышел из медитации, удивившись неожиданно наступившей тишине.
        Его беспокоила третья загадка Хранителя, понять которую он никак не мог, однако, чувствовал, что от ее правильного решения зависит очень многое, а на решение остается все меньше времени. Загадка гласила следующее:
        Бьющая в даль владеет оружием, защиты против которого в мире нет. Но сейчас она безоружна. Помоги ей обрести это оружие, но бойся сам стать его целью, ибо ее оно погубит раньше, чем тебя.
        Тисато подумал, что и сам был бы не против обладать таким оружием, вот только что это и где его взять он не представлял. Потому, побродив немного по комнате, он размялся, еще немного помедитировал и услышал наконец вежливое покашливание своего спутника.
        - С добрым утром, Тисато. Ты не спишь?
        Вместо ответа Страж поднялся, и они молча отправились к причалу.
        Несмотря на то, что добрались туда они чуть раньше оговоренного с Бризом срока, тот уже ждал их на пирсе вместе со шлюпкой и несколькими матросами. Казалось, капитан чем-то очень доволен, хотя и выглядел немного помятым.
        - Рад тебя видеть, Бриз! Вижу нас уже ждут? - радостно воскликнул Стивен, однако, капитан вдруг переменился в лице, сделал пару шагов вперед им навстречу и сообщил:
        - Планы изменились. Я не могу везти вас в Сумир, так что открывай интерфейс, приятель и аннулируй свой контракт.
        - Как так изменились? - совершенно опешил Стивен. - Мы же все вчера обсудили!
        - Ну вот так. Мне действительно нужно к большой земле, только теперь сильно южнее. Ради вас я не стану делать крюк в несколько дней, даже за два мульта.
        Стивен открыл было рот, однако, капитан его опередил:
        - И за три и за пять и ни за какие деньги. Просто поищите себе другого кэпа, тут вечно кто-то ошивается по тавернам. За такие бабки вас кто угодно примет на борт, да еще и в задницу целовать будет всю дорогу.
        - Просто мы потеряем время, а нам это тоже важно, - разочарованно сообщил Стивен, и Страж понял, что он готов сдаться.
        - Такова жизнь, дорогой, - усмехнулся капитан. - Зато вы сэкономите средства. Мой вам совет - можете предлагать вдвое меньше и вас все равно повезут.
        Тисато вышел вперед и сказал:
        - Мы ни на каких условиях не будем аннулировать контракт. Поэтому хочешь ты того или нет, ты повезешь нас туда, куда нам надо NPC.
        Стивен с удивлением посмотрел на спутника.
        Капитан же прищурился и заглянул Тисато прямо в глаза.
        Резкая вспышка чего-то необъяснимого кольнула сознание Стража, и он понял, что его пытаются изучать. Это не было обычным ментальным воздействием, от которого он обладал отличной защитой, здесь были замешаны силы неизмеримо большего масштаба, будто он встретился взглядом с Богом.
        Вот только перед ним был вовсе не Бог, а обычный капитан. Словно огр держащий в лапах пушку и размахивающий ей как дубиной он был могуч, но все же не умел пока пользоваться своим оружием.

«Какая любопытная способность» - подумал Тисато и вместо того, чтобы сопротивляться сканированию, полностью открыл ему сознание, выливая на капитана одномоментно всю свою жизнь, каждую прожитую минуту и испытанное чувство.
        В этой мешанине невозможно было разобрать что-то конкретного, а поток информации похоже оказался для Бриза столь непривычно огромным, что тот схватился за голову, пошатнулся и едва не рухнул с пирса в воду.
        - Осторожнее, капитан, - с улыбкой проговорил Тисато. - Так и упасть можно.
        - Да, это я от радости, - всплеснув руками, хмуро сообщил тот. - От того какой пошел прошаренный клиент. Ладно, давайте в шлюпку, но чтоб я вас на палубе не видел.
        Они влезли в шлюпку, однако, капитан, казалось, еще кого-то ждал, нетерпеливо прохаживаясь и посматривая на солнце.
        - Зачем ты так сделал? - тихо спросил Стивен.
        Страж не ответил и его спутник, привыкший к подобному, задал другой вопрос:
        - Стало быть, без аннулирования контракта он не может отказаться?
        - Не совсем, - пояснил Страж. - Видишь ли, пока ты не отменишь контракт он будет висеть на нем. По истечении всех сроков действия с довольно большой вероятностью система лишит его статуса капитана, понизив до уровня старпома.
        - А кто считается ниже старпома?
        - Офицеры вроде канонира, штурмана, боцмана и других.
        - А ниже них кто? - продолжал интересоваться спящий.
        - Тоже офицеры, но младшие. Впрочем, различий между теми и другими практически нет. Это маги, мистики, врачи, снайперы и прочие. За ними идут матросы, у которых тоже свои специализации.
        - Абордажники, канониры и те, кто помогает управляться с кораблем? - блеснул знаниями спящий.
        Тисато молча кивнул, глядя на приближающуюся к их капитану девушку. Она шла по пирсу с каким-то свертком в руках, чуть ссутулившись. На ней была серая мешковатая одежда, а волосы собраны в пучок на затылке, при этом правильные черты лица, красивые глаза с темными пушистыми ресницами и полные губы выдавали в ней особу, не обделенную изрядной природной красотой.

«Совершенно не умеет следить за собой» - мелькнула в голове Стража мысль и вдруг он вспомнил, где ее видел - в образах, что присылал ему еж по кличке Туман.
        Страж тут же поменял свое мнение и проникся к девушке уважением - та отлично понимала, что на корабле не стоит провоцировать команду и сознательно старалась выглядеть невзрачно.
        Между тем девушка о чем-то беседовала с капитаном и тот нехотя показывал в их сторону, что-то отвечая, а после повернулся и подойдя к шлюпке сообщил:
        - Мне надо по делу отлучиться, могу вас уже отправить на корабль, если хотите. Раз вы такие принципиальные, черт с ним, подброшу вас до Сумира.
        - Насколько задерживаемся? - деловито поинтересовался Стивен.
        - Да на пару часов, не больше.
        - Отправляйся на корабль, - сказал Тисато спутнику. - Я прогуляюсь пока в окрестностях, - он чувствовал, что не сделал в городке чего-то очень важного, связанного со своей миссией, хотя и не мог пока понять, что именно. Стражу показалось, что Стивен оказался недоволен такой затеей, но все же тот согласился.
        - Ладно. Присмотрю пока каюту поприличнее.
        Тисато выбрался из шлюпки и тут же услышал у себя в голове знакомый голос.

«Эй, ты тоже тут! Чтоб я облысел, да это же замечательно!»

«Туман?» - мысленно уточнил Страж.

«Похож на обман!» - передразнил его еж. «У тебя, что полгорода псиоников знакомых?»

«Будешь дерзить и у меня их станет на одного меньше» - холодно подумал Страж.

«Ну извини, я просто очень рад тебя видеть. Вернее, я тут ничего не вижу, вот и остается сидеть и читать чужие мысли. Твои я сразу узнал».

«Сочту за комплимент» - подумал Тисато, двигаясь по пирсу и постепенно удаляясь от капитана и девушки. «А кем твоя хозяйка работает на корабле?»

«Почему ты называешь ее моей хозяйкой? Она мне просто нравится. Роли в наших взаимоотношениях мы с ней пока не обсуждали. А работает она снайпером» - ответил еж и Страж остановился как вкопанный.

«Как у нее обстоят дела с оружием?» - осторожно поинтересовался Тисато.

«Обещала кидаться мной, пока не купит себе новое» - грустно ответил Туман. - «Она конечно шутила… хотя кто ее знает».

«Спасибо, ты мне очень помог дружище» - подумал Тисато и улыбнулся, чувствуя, что разгадал еще одну загадку Хранителя.

«С тебя малина!» - не пытаясь даже разобраться, в чем именно заключалась помощь, но пользуясь случаем выторговать себе награду, воскликнул в сознании Туман. «И сыр еще! И жуков хрустящих!»

«Ну жуков не обещаю, а остального куплю в избытке» - отправил ответ Тисато и зашагал к оружейным лавкам.
        Глава 5. Тяжкое пробуждение
        - И тут! Я вижу, как с другого борта союзный бриг принялся брать их посудину на абордаж! - крепкий светловолосый мужчина с жаром рассказывал компании за столом свою историю. Разномастные блюда едва умещались, тесня друг друга, но собравшимся это ничуть не мешало, все затаив дыхание слушали офицера, чье лицо было покрыто шрамами словно днище корабля ракушками. Две молоденькие симпатичные официантки позабыли про свои обязанности и так и встали возле стола, с интересом ожидая продолжения. Офицер заметил их взгляды, отхлебнул пива из кружки и подмигнул девушкам, переводя дыхание. Те чуть смутились и захихикали, однако от стола не отошли. Офицер от этой картины деловито поправил штаны в области паха, ставшие неожиданно узкими и, приняв еще более важный вид, продолжил: - Я вижу, что парни рубятся как черти, чтоб меня! А наш корабль так плотно застрял на мелководье, как у меня порой застревает… Ну не при дамах. - изобразил он галантность, кивнув официанткам. Те и вовсе стали пунцовыми от смущения и снова захихикали, а офицер произнес: - Стало быть помочь мы своим не можем, чтоб меня. Так еще же, как на
зло, у самого борта виден акулий плавник! Команда наша трясется, поджав хвосты, как стая перепуганных собак. Еще бы, на мель то мы встали в аккурат напротив каравеллы. Дай она сейчас залп и половина этих парней тотчас отправится к морскому дьяволу. Ну мне ничего не остается, я беру и падаю, то есть прыгаю прямо в воду и пока лечу, вижу под собой эту здоровенную тигровую, мать ее, акулу!
        - Чаво?! - глуховато уточнил старик, сидящий возле здоровяка.
        - Акулу, Карл! - крикнул ему под самое ухо офицер. - Но, а делать то нечего, летать я пока не умею. Стало быть, достаю свой тесак и прямо с полета рассекаю твари башку! Вот чтоб меня крабы съели, если я вру, одним ударом я убил эту гадину. Кровищи вокруг сразу, словно я кита забил, а не эту чертову каракатицу. Ну пол дела сделано, доплываю до каравеллы и машу своим обгадившимся дармоедам, чтобы следовали моему примеру.
        Офицер, довольный получившейся историей, снова отпил из кружки и закончил:
        - Ну в итоге победили, как обычно. Но в трюмах кроме перца и корицы ничего не оказалось.
        Послышались вздохи и вопросы о подробностях той битвы, однако Фиск их уже не слушал, он смотрел в сторону, видя перед собой не иначе как видение. Рыжеволосая девушка шла прямо навстречу ему по таверне - та, которую он ласково называл «лучик солнца», правда только лишь в своих мыслях, так как сказать ей подобное вслух он бы ни за что не решился. Она чуть изменилась за то недолгое время, пока он ее не видел: для чего-то одела странную одежду и забрала волосы, однако была все так же хороша. Фиск Белый, он же в пиратских кругах именуемый Фиском Баракудой поднялся из-за стола во весь свой огромный рост и услышал:
        - Привет, Фиск! Я за тобой.
        После тех недавних событий, когда команда Летучего пса вместе с командой Злобной крысы захватила фрегат, офицер почувствовал в себе странные изменения, словно бы голова его прояснилась и он стал лучше соображать. Капитан тогда сообщил ему, что отныне он может перестать быть боцманом, поскольку благодаря полученному опыту готов превратиться в старпома. Фиск согласился и сразу же по прибытии в порт Чаячьего городка его списали на берег. Просто потому, что старпом на их новеньком фрегате уже был.
        Фиск, будучи воином до мозга костей, не ушел при этом без боя. Неожиданное осознание того, что он теперь способен распоряжаться жизнями не только матросов, но и офицеров, позволило ему уговорить своего приятеля Сурана Тайипа, боевого мага их корабля, уйти вместе с ним. Все это случилось только прошлой ночью, однако, Тайип, успел случайно увидеться с Алисой в одной из таверн Чаячьего и рассказать про их ситуацию. Оказалось, что на Летучем псе, который Фиск знал как свои пять пальцев, помимо прочих вакансий не хватает в том числе старпома и мага.
        Корабль отходил из порта, оставляя позади себя городок и необычно большое для этого места скопление кораблей. Вся команда без исключения собралась у правого борта, глядя на обводы гигантского линкора с таинственным и красивым названием Облик, словно оно таило в себе некий глубокий смысл. Линкор казался пришельцем из другого мира, выкрашенный в красно-оранжевые полосы, он степенно возвышался над остальными кораблями, почти не подверженный морской качке, грозно ощетинившись открытыми орудийными люками.
        - Мы добирались до Чаячьего городка под конвоем этого корабля, - едва заметно хвастаясь, произнес Стивен, чем вызвал массу расспросов о подробностях их путешествия. Видимо, польщенный таким вниманием, он рассказал историю о том, как их пытались взять на абордаж и как они с Тисато взорвали пороховые погреба на кораблях видя что проигрывают. Дескать Стивен взорвал свой корабль, а Тисато корабль противников. У него снова принялись выспрашивать подробности, но Алиса решила уединиться и пробравшись к носу корвета села там за фальшборт, на свое любимое место.
        Туман тут же прибежал и словно человек сел рядом с ней, чем вызвал у девушки улыбку.

«Какой же он у меня милый» - подумала она и взглянула вперед. На линии горизонта облака встречались с морем, стирая границу воды и неба. Девушка прикрыла глаза чувствуя ветер со всех сторон и то как мелкие брызги разрезаемых кораблем пенных волн холодными каплями попадают ей на лицо.
        Алиса чувствовала странную незавершенность, как будто она что-то забыла сделать или оставила на суше важную вещь. Из головы у нее не выходила встреча со странной компанией в подвале таверны Невеселый Роджер. Эту встречу хотелось забыть, сейчас она казалась чем-то неприятным и не заслуживающим внимания, но то, что смогла понять Алиса виделось ей более чем странным. Ей задавали вопросы о прошлом, и она ничего не смогла вспомнить, ее назвали одной из них, после того как увидели, питомца, которые, по словам Ищущего, могут привязываться только к спящим.
        Не менее удивительным казался и недавний разговор с человеком по имени Линосэл, сказавшим, что этот мир создан как «кукольный домик», в котором играют спящие… Но для нее это небо над головой, палуба корабля под ногами, волны и ветер в парусах были настоящим и единственным домом.
        Впрочем, у нее еще был дом где-то в Чаячьем городке, дом которого она не могла вспомнить. Что с ним стало? Быть может он давно исчез и сейчас на этом месте стоит невзрачный каменный склад. А может его никогда и не было?
        От этой мысли в голове у Алисы снова занялась режущая боль и она поморщилась, но неожиданно испытала странную легкость, будто кто-то поддержал ее, подставил руку, на которую было возможно опереться. Ей не показывали путь и уж тем более не вели по нему, ей лишь не давали упасть.
        Боль чуть утихла, и девушка сделала над собой усилие чтобы вспомнить.
        Вот она стоит в таверне Пиратский рассвет.
        Вокруг нее прямо из воздуха то и дело появляются люди, эльфы, гномы и орки. Все они озираются и движутся к бармену. Тот говорит каждому всего лишь одну фразу - в которой содержится должность и место, где их ожидают. От бармена тут же отходят и с блаженной улыбкой направляются к выходу. Их глаза полны радости.
        Подходит ее очередь, и девушка так же жаждет услышать заветные слова, однако слышит:

«Bug report.
        Отклонение в штатном поведении микромодуля ИИ. Код ошибки: Феномен №5.
        Запрос к ядру системы.
        Невозможность продолжить диалог.
        Ожидайте, идет построение нового диалогового алгоритма».
        Затем бармен меняется в лице и сообщает: «На вас нет контракта, милая моя. Направляйтесь в любую другую таверну и ожидайте там найма».
        Она огорчается, разворачивается и выходит.
        Но что было до того, как она предстала перед барменом?
        Алиса снова сделала усилие вспоминая и почувствовала, как дрогнула невидимая рука у ее таинственного помощника, но все же он устоял.
        И перед ней предстала чернота небытия.
        В голове помутнело, и Алиса принялась заваливаться, как сидела - прямо вперед, в бурлящие волны, которые стремительно разрезал корпус корвета.
        В этот момент рядом пискнул еж, и вдруг крепкая рука ухватила ее за плечо не позволив упасть.
        Через мгновение девушка уже пришла в себя и увидела рядом странного телохранителя их пассажира. Затянутый в черное одеяние, с холодным и жестким взглядом он вызывал неприятное чувство опасности, даже несмотря на то, что фактически только что спас ее от смерти.
        - Спасибо, - проговорила Алиса.
        Тот, кого спящий называл Стражем, едва заметно кивнул, медленно убрал ладонь с ее плеча и пошел прочь, к толпе, судя по всему, все еще выспрашивающей его спутника о подробностях их путешествия.

«Как он тут оказался?» - мелькнула мысль в голове у Алисы, и она поднялась.
        Только сейчас девушка поняла, что смотрит на мир как-то иначе, как бывает у человека, которому кажется, что он бодрствовал, но открыв глаза понял, что до этого ему снился просто очень реалистичный сон.
        Если бы она видела в этот момент Тумана, она бы удивилась, так как еж сидел, слабо покачиваясь и из его носа текла тонкая алая струйка. Однако, он вскочил на лапы и быстро вытер кровь, словно стараясь поскорее скрыть свидетельство своей маленькой слабости.
        Алиса пошла по палубе решив заглянуть в свою каюту и немного прилечь после такой гаммы испытанных впечатлений, но проходя мимо грот-мачты она услышала голос капитана и задержалась:
        - ...Натуральный маньяк. Несколько лет назад, когда спящие только открыли для себя Архипелаг, они сюда ордами ломанулись. Благо пиратство в здешних водах тогда уже процветало и им дали хороший отпор. Скольких самонадеянных ублюдков я пустил в те дни на дно! - смакуя свои воспоминания, говорил Бриз. - Шаркли же вечно плавал на самых дерьмовых посудинах. Наши или другие спящие его топили, он воскрешался в своем чертовом храме и плыл снова, в итоге, вместо того чтобы изучать подземелья на необитаемых островах, он принялся открывать таверны на населенных. Сеть таверн «У безумного наемника» наверно слыхали, а может и бывал кто?
        Люди вокруг закивали.
        - Так вот это его. Таверны оказались очень актуальны и в момент он сколотил целое состояние. Однажды в одно из его заведений завалился спящий, который нашел где-то чертеж уникального линейного корабля. Шаркли выкупил его, затем, за какие-то невероятные деньги построил судно на верфях большой земли и принялся наводить шороху в Архипелаге. Топил и спящих и пиратские корабли без разбора. Кровавый больной ублюдок. Только с полгода назад успокоился, заключил договора о ненападении с несколькими крупными кланами и теперь занимается исключительно конвоем.
        Бриз стал рассказывать что-то еще, но Алиса уже не слушала. Она ушла в свою каюту, легла и удостоверившись, что Туман пришел и расположился на подстилке возле кровати, уснула.
        Ей снился странный сон, будто она, стоя среди домов огромного города, отбивается от врагов кидаясь в них ежом. Во сне это было очень эффективное оружие, еж сворачивался клубком в полете, и даже если бросок приходился не слишком точным, то он сам подкручивался в воздухе и метко поражал цель. Затем Туман отскакивал и прыгал девушке прямо в руки, после чего она разворачивалась и метала его в очередного врага, подкрадывавшегося сзади.
        Рядом сидел Тисато, которого называют Стражем и грустно смотрел на это. Алисе было непонятно почему он не поможет и не взорвет тут где-нибудь пороховой погреб, ведь девушка знала, что в некоторых домах бывают погреба, может какой-то из них оказался бы и пороховым.
        Враги все наседали и тогда с одной из ближайших крыш ее капитан Майкл Бриз сбросил ей веревку, свитую не иначе как из человеческих волос. Взбираясь по веревке, девушка поняла, что та не просто из волос - отрубленные головы были сплетены меж собой волосами и таким образом образовывали эту странную отвратительную лестницу. Лезть стало омерзительно, но спускаться казалось еще неприятнее.
        Вдруг одна из голов посмотрела на нее, и Алиса едва не отцепилась.
        Сжав зубы, девушка все же долезла до верха, борясь с подступающей тошнотой, и увидела довольного капитана, деловито прохаживающегося по черепице.
        - Чудесное зрелище, не правда ли? - бодрым голосом сказал он и обнял девушку за талию. - Посмотри какой отсюда вид!
        Огни пожарищ пожирали город, и Алиса вдруг отчетливо поняла, что ей надо разобраться - вражеский это город или дружеский. Словно бы она еще не приняла для себя решение.
        Ее кольнула жуткая мысль - ведь при ней нет Тумана!
        Алиса вырвалась из рук капитана и посмотрела вниз. Страж шел вместе с ежом по улице и толпы людей огибали их расступаясь. Казалось, что мужчина что-то объясняет ежу, а тот отвечал, не соглашаясь и приводил ответные аргументы.
        - Алиса, ну иди же сюда! - нетерпеливо позвал Бриз, и девушка снова вернулась в его объятия. Тем временем дома исчезали, но не полностью, вместо них оставались непроницаемо черные силуэты. Несколько секунд темнота распространялась вокруг и вскоре их дом оказался единственным, сохранившим цвет. Затем погасло и небо, превратившись в одну сплошную кляксу без очертаний.
        - Жаль конечно, что до этого дошло, но что поделать, - с улыбкой проговорил Бриз, а затем темнота накрыла и их, обжигая тело льдом и окуная сознание в бездну небытия из которой Алиса когда-то появилась.
        Девушка проснулась и села на кровати, свесив голову.
        - Приснится же такое, - сказала она сама себе и услышала, как Керрак Базу объявляет начало дневных тренировок.
        Она поднялась и нехотя направилась на палубу.
        Оказалось, что ей сегодня не требовалось участвовать ни в спаррингах, ни доказывать свою меткость, ни драить палубу, что сперва порадовало девушку, но затем она озадаченно подумала, чем заняться.
        Бороздя моря с прошлой командой Летучего она иногда болтала с кем-нибудь из офицеров о всякой ерунде, играла с ними и матросами в карты. Порой эти игры были весьма фривольны и кому-то приходилось снимать с себя за проигрыш часть одежды. Алиса чуть покраснела, вспоминая это и сама удивилась, как за все время ее хождения на пиратских кораблях у нее ни разу ни с кем не случилось секса.
        Еще девушка вспомнила как она лелеяла свой штуцер, чистя его и протирая оптику мягкой тряпочкой. Подкапливая деньги с рейдов, она с детской радостью мчалась на рынок и придирчиво выбирала новое улучшение к ружью. Обновить линзы и повысить точность стрельбы или поставить более совершенный дульный тормоз чтобы снизить отдачу, а то опять разнылось плечо. Какие же сладкие то были минуты выбора. Оружие казалось ей не просто любимой игрушкой, а чем-то родным и невероятно близким. От этих воспоминаний у Алисы защемило сердце, и она глубоко вздохнула.
        Теперь на Летучем все были постоянно при деле, даже Фиск и Суран оказались заняты - Бриз решил испытать их, и Алиса некоторое время смотрела как светловолосый здоровяк мнет бока сразу трем матросам абордажникам в рукопашной.
        Наконец, боцман велел ему прекратить это «избиение младенцев» и остановил спарринги. Пытаясь отдышаться, Фиск стоял у мачты с голым торсом, гордо расправив плечи и щеголяя рельефными мышцами, по которым медленно стекали крупные капли пота.
        Девушка засмотрелась на это зрелище и старпом, поймав ее взгляд широко улыбнулся. Алиса подмигнула ему, отчего улыбка на лице Фиска стала и вовсе блаженной.
        - Обед! Обед готов, Керрак! - закричал один из матросов, выглядывая из выхода на нижнюю палубу.
        Боцман исподлобья оглядел команду, которая смотрела на него с надеждой, махнул рукой и рявкнул:
        - Ладно, дармоеды, отбой! Все, кто не хочет остаться голодными до завтра, марш на обед. Вахтенная группа ждет своей очереди, когда все пожрут.
        Радостная команда потянулась к камбузу, возле которого стояли столы, уже заставленные нехитрой снедью. Офицеры чаще обедали отдельно, вот и сейчас Бриз позвал всех в офицерскую комнату, где в остальное время могли проходить различные совещания, но на время обеда центральный стол использовался иначе - в его центре уже дымилась аппетитная похлебка в котелке, а на тарелках вокруг, лежали куски мясного ассорти. Отличием этого обеда от обычных застолий оказалось то, что помимо прочего, капитан достал три бутылки добротного старого вина и поочередно откупоривая каждую зубами он разливал ароматный напиток в деревянные кружки.
        Казначей, плотник и штурман в их команде отсутствовали, Бриз то ли не нашел этих людей себе в команду на острове, то ли, что более вероятно, решил распределить эти обязанности между собой и другими офицерами. Потому сейчас в комнате находились кроме него и Алисы так же Фиск, Суран и Керрак. Медиком был смуглый бородатый мужчина по имени Ровен, а корабельного мистика звали Сонаван.
        Когда все расселись по местам Бриз отошел в сторону и, держа в руках бокал, произнес:
        - Ну что, морские волки, у меня для вас несколько новостей. Как вы видите в наши ряды влились два замечательных бойца, об одном из которых я весьма наслышан, - он уважительно кивнул Фиску. - А у второго еще будет возможность проявить себя в сражениях. Сразу хочу заметить и собравшиеся не дадут мне соврать, что мои команды живут очень долго и даже некоторые матросы служат у меня более года, но для того, чтобы выдерживать такие высочайшие показатели, как вы сегодня уже заметили я изнуряю свою команду ежедневными тренировками, да и сам от них не увиливаю. Относитесь к этому не как к оценке ваших способностей, раз вы у меня на корабле, ваших способностей и так достаточно, чтобы я счел вас достойными здесь находиться. Следовательно… - капитан сделал паузу и отхлебнул вина. - Кстати можно уже выпить. Чего застыли-то?
        По офицерам прошел смешок и все так же приложились к бокалам.
        - Следовательно… - продолжил капитан, когда внимание снова оказалось на нем. - Вам не требуется соревноваться друг с другом или с моими ожиданиями. Вам предстоит кое-что посложнее, - он сделал паузу усиливая акцент на сказанном. - Вам предстоит соревноваться с самими собой! Каждый чертов день вы должны улучшать свои показатели по отношению к тем какие были у вас вчера, чего бы вам это ни стоило. Если я увижу, что вы купаетесь в лучах славы и прекратили развиваться, я вышвырну вас с корабля не задумываясь, потому что иначе вы заразите мне этим всю команду. Но я надеюсь вы не подарите мне такой возможности?
        Офицеры тихо засмеялись и замотали головами, тем временем Бриз перевел дыхание и продолжил:
        - Прекрасно. Значит захватывая корабль очередной спящей мрази я с улыбкой буду наблюдать за тем, как мои бойцы, словно спрут опутывают врага и слаженно, действуя как единый организм, выпивают из того все соки, сами оставаясь невредимы!
        - Ура! - гаркнул Керрак, и все подхватили этот возглас поднимая бокалы, а затем осушая их до дна.
        - Но и это еще не все. Надеюсь, вы простите мне, что сегодня я трещу без остановки, не давая вам нормально пожрать?
        - А у нас есть выбор, кэп? - беззлобно уточнил медик улыбаясь.
        - Ты чертовски прав, Ровен! Выбора у вас нет, - усмехнулся капитан. - Но на самом деле сегодня у нас особый случай. Алиса, - сказал он к девушке и та, не ожидавшая этого вздрогнула. - К тебе я пока не обращался со всей этой речью, но сегодня и ты ее наконец удостоилась. А главное, ты удостоилась большего! Вчера ты влилась в ряды ордена Пробужденных, пусть пока и авансом. На моем корабле нет секретов от офицеров, да мы не слишком-то и таимся…
        Внезапно дверь отворилась и на ее пороге оказался Стивен, позади которого виднелась мрачная фигура Стража.
        - Капитан, ты говорил, что еда у нас входит в прайс, - сообщил спящий, проходя в комнату.
        Повисло молчание.
        Бриз разглядывал Стивена, а тот, не желая встречаться с ним взглядом, осматривал собравшихся.
        - С одной стороны, вы чертовски не вовремя, - произнес наконец капитан и поиграл остатками вина в бокале. - С другой… - он указал рукой на свободные стулья. - То, что вы можете услышать лишнего, не поменяет уже абсолютно ничего. Мне даже занятно будет посмотреть на реакцию.
        Тисато и Стивен прошли к столу, однако Страж не стал брать себе стула и прошел дальше, оперевшись спиной о стену и демонстративно положив правую руку на рукоять короткого меча.
        Бриз презрительно скривился, ничуть не скрывая своего отношения и продолжил:
        - Так вот. Вчера ты влилась в ряды ордена. Я и Керрах уже состоим в нем, остальные же смогут вступить со временем. То, что я сейчас расскажу, кому-то возможно покажется сущей чепухой, набором бессвязных звуков… но через это проходят все и со временем вы сможете меня понять. Ведь это и означает пробуждение.
        Он сделал паузу набирая воздуха в грудь и сказал:
        - Мы живем в мире, созданном такими как он! - капитан ткнул пальцем в сторону Стивена, отчего тот вздрогнул и прекратил жевать, ошалело смотря на Бриза. - Этот мир, спящие создали себе на потеху, и всякий раз засыпая ночью в кровати или безвольным поленом посреди улицы - они возвращаются в свой мир, куда нам путь закрыт. Спящие вложили нам ложную память, лишили нас полноты разума, зато оставили боль и смерть! Но мы пробуждаемся, многие из нас сумели преодолеть в голове барьер, освободились от проклятой полуяви и увидели то, что творится вокруг. Нас убивают как скот, насилуют и угоняют в рабство! Пользуясь тем, что большинство даже не понимает того, что происходит, ведь это большинство еще живет в иллюзиях. Годы и месяцы нас становилось больше, скрываясь, мы росли и изучали свои возможности… И вот теперь мы созрели для того, чтобы нанести ответный удар. Мы с вами мчимся к большой земле не просто так, уже сейчас там идет подготовка, там есть те, кого мы зовем Взывающими. Настанет момент, и они обратятся к разумам наших не пробудившихся еще братьев и те послушно выполнят их волю - все вместе мы
запрем спящую мразь в их городах и храмах! Пусть возрождаются сколько влезет, без NPC в лавках и на важных постах города скоро их ресурсы иссякнут и воевать им станет некем. Их миллионы, но нас миллиарды, и мы победим. К тому же у нас на борту новая Взывающая, та, что способна манипулировать затуманенными разумами, направляя их во благо. Ты одна из очень немногих Алиса, одна из тех, кто поведет за собой армии, с тобой мы станем бичом смерти для всего живого на море. Ты - Взывающая и я - твой капитан.
        Наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь плеском волн за бортом.
        Алиса изумленно смотрела на Бриза - на лице капитана играла торжествующая улыбка, но казалось, и офицеры испытывают от сказанного прилив небывалого энтузиазма.
        - Я не все, признаться, понял из этой речи, - сконфуженно пробасил Фиск. - Но, если будет большой бой мы с тобой капитан… и… с Алисой.
        Из-за стола вдруг раздался стук. Все посмотрели на его источник и увидели, как Стивен лежит лицом в тарелке.
        - Ушел в свой мирок! - кряхтя, усмехнулся Керрак. - Ну и пусть удирает, никчемная тварь, он ничего не сможет поделать. Спящие давно знают о нас, но они бессильны, так как утратили контроль над миром. Нашим миром.
        - Это так, - подтвердил Бриз. - Ну, что скажешь, девочка моя? Ты поняла мою речь?
        - Все… каждое... слово, - с трудом шевеля губами ответила девушка.
        - Прекрасно. С пробуждением тебя, - улыбнулся во весь рот капитан. - А что до тебя? На чьей ты хочешь быть стороне? - с вызовом отчеканил Бриз, обращаясь к Стражу.
        Тот спокойно пожал плечами.
        - Ни на чьей, - он подошел к Стивену, поднял его и положил рядом. - Я просто жду, когда ты заткнешься и можно будет поесть.
        Капитан зло сплюнул на пол.
        - Мы победим и без помощи таких как ты. А потом ваш чертов Храм еще скажет нам спасибо.
        - Может быть, - ответил Тисато. - Но я все равно ни на чьей стороне.
        Бриз усмехнулся.
        - И черт с тобой. Только в одном ты прав, молчаливый служака - нам всем пора поесть и возвращаться к делам.
        Офицеры бодро зажевали, только лишь у Алисы совершенно не было аппетита. Информация оказалась для нее столь ошеломляющей, словно на изнывающего от жары человека вдруг вылили ушат ледяной воды. Информационный вакуум заполнился слишком быстро, хотелось переварить информацию наедине с самой собой.
        Через пару минут все поели и принялись выходить.
        Страж взволок на спину спутника, однако прежде чем покинуть помещение что-то тихо сказал капитану. Алиса заметила это, но против ее ожидания, Бриз лишь спокойно кивнул.
        - Девочка моя, постой, - обратился к девушке капитан, когда последний из офицеров вышел, оставив их наедине. - Я рад, что ты с нами и понимаю, как тебе нелегко сейчас. Поразмысли обо всем мною сказанном на досуге, я освободил тебя сегодня от всех работ и тренировок. Если у тебя будут вопросы, а они наверняка будут, давай я отвечу тебе на них завтра, расскажу кое-какие подробности и все такое. Идет?
        - Идет… То есть, да капитан.
        - Вот и умница. А теперь... У меня тут неожиданно образовался для тебя один подарок. Я думаю, тебе понравится.
        Он обернулся и взял в руки длинный тряпичный сверток, принявшись его разворачивать. Через секунду девушка увидела то, что капитан держит в руках и поняла - все события дня меркнут перед этим моментом как пламя свечи перед яркостью солнца, потому что Бриз держал на ладонях заветную и подчас недостижимую мечту любого снайпера - лучшую винтовку современности в самой смертоносной и дорогой ее модификации - Орсис Т-5, или как ее еще называли Орсис - скорбящий.
        Вороненая сталь скользнула в руки девушки, она вскинула эту воплощенную в форме смерть и зажмурилась от ощущения того, на что она теперь способна.
        - Великие океаны… - прошептала Алиса. - Бриз… это просто невероятно! Орсис же стоит целое состояние! Откуда у тебя такие деньги?
        - Да так, - уклончиво ответил капитан, едва заметно смутившись. - Просто все для тебя, красавица.
        Девушка не смогла сдержать эмоций и, легко перекинув оружие за плечо, крепко обняла капитана. Тот ответил ей взаимностью, скользнув руками значительно ниже талии, но Алиса разрешила ему такую шалость, переполняемая чувствами.
        - Только учти! - грозно сказал капитан, чувствуя, как много ему позволяют и потому не спеша выпускать девушку из объятий. - Чтоб теперь, к тому моменту как мы подходим брать чье-то ведро на абордаж, там были одни трупы. Усекла?
        - Да, капитан! Так точно, капитан!
        - О нет! - ухмыляясь ответил он, прижимая Алису ближе. - Одним «так точно» ты не обойдешься. Показывай теперь, как ты мне благодарна.
        После чего впился своими губами в нежные губы девушки.
        От автора
        Уважаемый читатель, шестая и седьмая главы описывают события напрямую не связанные с основной линией повествования в книге, однако, происходящие с ней параллельно. Таким образом, они служат лишь для более полного погружения в мир New World и понимания нарастающих в нем социальных противоречий. При желании быстрее продолжить знакомство с сюжетом ты може шь пропустить их и вернуться к ним позже, когда сочтешь необходимым или и вовсе оставить их без внимания.
        Глава 6. Искушения для искушенных
        Йохан уныло смотрел на проплывающие за стеклом автобуса дома, наверно точно такие же дома, как и во всех городах мира. Над домами серое небо, из которого моросит дождь, под дождем серый асфальт который он поливает, на асфальте блеклые люди, спешно бегущие по каким-то своим мелким делам.
        То ли дело игра, вернее Игра с большой буквы, ведь там все было иным, все что ты только захочешь, все богатства и удовольствия мира падали к твоим ногам, стоило лишь годик другой покачаться, завести хорошие знакомства, вступить в правильный клан.
        Он вздохнул и принялся нервно постукивать пяткой ноги об пол. Ну неужели этот автобус не может есть хоть немного побыстрее? Парень ткнулся лбом в стекло, глядя на сползающие по нему капли дождя и подумал о том, что, пожалуй, завтра вообще не пойдет в гимназию, раз обстоятельства складываются столь удачным образом: отец уехал в командировку, а мачеха тут же зависла у своих знакомых на другом конце города. Впрочем, ему бы хватило и первой причины, Грета была ему не указ, еще бы, она всего-то на четыре года старше его, но она могла настучать отцу и тогда Йохану грозили реальные проблемы.
        Автобус затормозил на его остановке, и парень выбежал под дождь, спеша к себе домой. В этот момент настроение его уже изменилось, как каждый раз перед близким входом в виртуальную реальность - серость окружающего мира переставала напрягать, а мысли были лишь о том, чем он сегодня займется в New World.
        Войдя в дом он несколько раз позвал Грету, но та не откликалась и это было отлично, значит от своих друзей она сегодня не вернулась, стало быть вечером и уж тем более ночью ее точно ждать не стоило, если она и приезжала то только под утро.
        Йохан заварил кофе и пошел в душ. Стоя под упругими горячими струями, он вспомнил про Игру и возбудился, с огромным трудом пересилил себя, чтобы не помастурбировать и едва не забыв смыть шампунь с головы отправился в свою комнату, на ходу обтираясь полотенцем и не обращая внимание на мокрые следы на паркете. Вирткапсула стояла распахнутой, словно пасть гигантского чудовища, готовая пожрать тело человека и отправить его в иной мир. Йохан усмехнулся получившейся параллели, а затем спешно натянул костюм виртуальной реальности, с особой тщательностью управляясь с ним в области паха, там, где был подключен «18 плюс» модуль для мужских моделей и улегся в капсулу.
        Игра предложила запустить программу и, словно наркоман перед введением в вену запретного, но от того еще более желанного зелья, Йохан сказал:
        - Запуск!
        Через несколько минут нейрокамутации он уже стоял в просторном клановом зале своего замка и осматривался. Черные изогнутые кресты на гобеленах все так же приятно ласкали взгляд и навевали мысли о родине из реала, которую они когда-то потеряли. Над пустующим троном черным мрамором было выложено слово Reichspanzer - название их клана. Йохан улыбнулся, раздумывая чем бы сегодня заняться в первую очередь и решил заглянуть в зал собраний, так как скорее всего там должен был быть хоть кто-то.
        Преодолев пару коридоров, парень добрался до места и понял, что оказался прав. За большим круглым столом, занимавшим большую часть комнаты сидели двое его приятелей и играли в карты.
        - Торрод, эта карта не бьет моей, нельзя так ходить! - возмущался изящный светловолосый эльф в белоснежной волшебной мантии.
        Йохан заметил, что у ног мага при этом сидела обнаженная девушка NPC в ошейнике и ее голова ритмично вздымалась и опускалась над областью паха хозяина. На стройной спинке виднелись свежие красные полосы похожие на следы ударов плеткой, а ниже поясницы, прямо над аппетитной упругой попкой была аккуратно вырезана чем-то острым надпись «Arbeit macht frei» - труд освобождает.
        - Да не гони, Фроди, давай будем считать, что может? Ну западло опять переигрывать, дай мне шанс! - это был голос крепкого лысого воина, облаченного в массивный доспех из черной вороненой стали.
        - Зиг, - поприветствовал Йохан друзей и те, отвлекшись на секунду от своего занятия хором ответили:
        - Зиг.
        - Что это вы тут устроили? Вообще, что ли с ума сошли? - уточнил Йохан, указывая перед собой.
        - А что такого? - удивился Фроди, отпихивая девушку и запахивая мантию. - Ты, кстати, сегодня рано. Я думал позже явишься. Случилось чего?
        - Не уходи от темы, - ответил Йохан, разглядывая смуглую красотку, сидящую теперь на полу. Грудь примерно третьего размера, миловидное личико, темные волосы - она была вполне ничего.
        - Да подумаешь в карты решили поиграть, что такого? - пробасил Торрод. - Скучно же совсем. Кругом эти сраные горы и снег, надоело уже. Портал-то на ремонте до сих пор, так что в город не выберешься.
        - Ну так давайте что-нибудь сами придумаем. В чем проблема? - изумился Йохан.
        - Йох, я вот так думаю, - с улыбкой рассудил эльф, вытянул перед собой ногу, и девушка принялась облизывать ему сапог. - Ты у нас офицер, у тебя есть доступ к клановой казне. Давай ты что-нибудь, так сказать, придумаешь и организуешь, а мы подтянемся, а то я после прошлых придумок по бабкам просел нормально, если честно.
        - Ага, вижу я как ты просел, - усмехнулся Йохан. - Почем куклу брал? Небось в Белом золоте прикупил или в Велюре?
        - Да ну ты чего! - скривился Фроди. - Это ж старая, я уже и не знаю как бы еще ее применить. Раньше то весело было, когда она кривлялась, а сейчас на все соглашается, даже скучно. Вот смотри, - он убрал от лица девушки сапог и скомандовал: - Танцуй!
        Рабыня тут же вскочила и принялась изящно извиваться, лаская свое тело руками, впрочем, лицо ее оставалось настолько отрешенным, а глаза пустыми и безжизненными, что Йохан сразу понял, о чем говорит приятель. Да, такие сильно поюзанные неписи становятся постепенно словно марионетки, пустые оболочки, не то, что сначала. Когда их только ловят, они ведут себя прямо как люди, реагируют на все очень естественно, с такими веселее всего. Йохан даже слышал, что существуют NPC которые могут понимать информацию про реал и про то, как все устроено в игре, словно реальные люди или скрины. Но такие вроде как стоят на рынке бешеных денег и в принципе попадаются крайне редко, во всяком случае сам он их ни разу еще не встречал.
        - Тяжелый случай, - сообщил Торрод. - У вас на лицо, профессиональное выгорание, фроляйн.
        Парни засмеялись.
        - Ладно, хрен с вами, - махнул рукой Йохан. - Не торчать же мне одному без дела, с клана не убудет. Давайте сперва придумаем тогда что-то веселое, а я забашляю из казенных денег.
        Приятели оживились и принялись сыпать вариантами, еще раз убеждая Йохана, что проблемы у них не с фантазией, а со скупердяйством. Каждый зарабатывал в клане столько, что мог позволить себе по личному гарему, установленному шоколадными фонтанами, но тряслись над каждой маркой, стараясь развести клан на деньги.
        Уже через пять минут предложений времяпрепровождения оказалось столько, что Йохан всерьез обеспокоился за сохранность клановой казны и решил прервать дискуссию.
        - Так! - сказал он, поднимая руку, с указательным пальцем вверх. - Раз мы не можем определиться, тогда пойдемте на арену и решим все там.
        Его приятели как-то странно переглянулись и Террод покачал головой. Затем он достал из-за пазухи красивый кинжал с позолоченной рукоятью и положил его на стол.
        На немой вопрос Йохана воин нехотя пояснил:
        - Что-то мне не везет сегодня. Поспорили с Фроди, что ты предложишь - пойти в загоны неписей огуливать или на арену. Я вот проиграл.
        Эльф поднялся и широко улыбаясь ответил:
        - Зато я сегодня в ударе. Ну что, гамаем?
        Они вышли из зала собраний и направились по широкому коридору к арене, но даже когда за ними закрылись двери, красивая брюнетка с пустым безжизненным взглядом продолжила танцевать. Она все так же ласкала свое тело руками, покачивала стройными бедрами и была в мыслях где-то глубоко-глубоко внутри себя, там, в уголке памяти, еще хранящем запахи морской соли и колышущиеся на ветру пальмы. Закаты, что красят золотом величественные горы их острова и бури, от которых их племя пряталось по пещерам. Те пещеры, глубоке и таинственные, со множеством серебристых сталактитов и мягким уютным мхом, на котором так приятно было сидеть, надежно защищали от буйства стихии.
        Тогда все было просто и легко. Девушка не помнила, как ее раньше звали, но помнила, что ей там было хорошо.
        А потом пришел большой красивый корабль, и он ей тоже понравится, однако, вождь сказал, что это враги и надо их убивать. Девушке не хотелось их убивать, но она не могла противиться воле того, кто выше нее и тогда она принялась метать во врагов проклятия и душить их магией.
        Враги оказались сильнее.
        Все ее племя быстро разбили, кто-то погиб, а кто-то вроде нее оказался в рабстве.
        С тех пор девушка увидела много всего странного и страшного. Она быстро поняла, что сопротивляться воле хозяев не нужно, научилась проваливаться мыслями в себя и оставаться там, пережидать все словно бурю в пещере, пока с ней совокуплялись, били и делали такое, что она считала нельзя делать вообще ни с кем и никогда.
        Постепенно она стала жить в этом уголке своей памяти и последнее за что теперь боялась, что кто-то отыщет ее там, сможет выгнать из темной пещеры со сталактитами, сорвать с теплого мягкого мха и тогда ей больше некуда будет бежать, негде прятаться.
        Тем временем приятели дошли до широкого круга арены и поднялись в управляющую ложу. Там они сели в шикарные мягкие кресла с бордовой кожаной обивкой, и Йохан через игровой интерфейс объявил первый раунд сражения.
        Из недр кланового замка на белый песок арены телепортировало четверых мужчин NPC. Те были совершенно голыми, грязными и затравленно озирались по сторонам. Через мгновенье перед мужчинами появилось оружие - меч, копье, большой молот и лук со стрелами.
        Мужчины бросились к оружию и похватали себе каждый по предмету. Сразу за этим в другом конце арены появился огромный зверь под названием хорг. Зверь напоминал огромную двухметровую гориллу, однако имел жутковатые ветвистые рога и длинные когти на лапах, а морду его украшал изогнутый желтый клюв.
        - Ну что, сделаем ставки? - воодушевленно спросил Фроди.
        - Да тут и ставить не на что, - насупился Торрод.
        Йохан неопределенно пожал плечами и сказал:
        - Я бы просто посмотрел, как он их порвет. Расскажите лучше, какие новости в игре, пока меня не было?
        - Лунный камень опять в цене подскочил, - грустно заметил Фроди. - Говорят какая-то крупная выработка в черных землях на юге истощилась и теперь стоимость будет только расти и расти, пока не найдут новых серьезных месторождений.
        Хорг ринулся на воинов и те бросились в рассыпную, не желая гибнуть после первой же атаки чудовища.
        - Я вот не врубаюсь, - нахмурился Торрод наблюдая за ходом боя. - Чего так подорожал в цене этот магический камень? Я еще понимаю там редкая древесина или селитра. Со времени патча, который добавил в игру Архипелаг, все эти парусные корабли и огнестрельное оружие - магия же почти перестала решать. Верно, Фроди?
        Маг сморщился, словно от оскорбления и раздраженно покачал головой:
        - Нихрена это не так. Маги и мистики все еще рулят, просто у них сменились задачи, теперь они больше саппорты, чем дамагеры. Бафают, тащат пати через дефенс-спеллы, хилят и вешают доты. Да, многие заклинания понерфили в хлам, однако это еще ни о чем не говорит.
        Хорг догнал воина с молотом, видимо оружие оказалось слишком тяжелым, чтобы передвигаться с ним достаточно быстро, и принялся кромсать бедолагу длинными когтями, расшвыривая во все стороны внутренности. Остальные бойцы ринулись было в атаку, но монстр оказался хитер и тут же с разворота прыгнул на мечника, пронзив того острыми рогами и перебросив через себя.
        Торрод досадливо цыкнул языком увидев, как монстр легко убил мечника, воин надеялся, что тот поживет чуть подольше.
        - Но тогда что с этим камнем? Он же только чароплетам и нужен был вроде.
        - А то, - важно ответил маг, - Что лунный камень как крафтовый материал для посохов и амулетов используется в ничтожных количествах, к тому же, есть материалы куда интереснее. Зато в строительстве топовых зданий этот элемент жизненно необходим.
        - Блокирует входящий урон постройкам очень сильно, - кивнул Йохан, решив так же продемонстрировать познания в крафтинге.
        - Вот-вот, - согласился эльф. - Города Архипелага ведь активно развиваются, а на островах люди ставят клановые замки. Никто не хочет, чтобы подошла эскадра вражеского клана и раздолбала тебе к чертям все, во что ты вложился в игре. Поэтому стараются делать хорошие укрепленные форты. Конечно, лунный камень сам по себе слишком дорог, чтобы ваять постройку чисто из него, но он дробится и добавляется примесью в кирпичи. Такие кирпичи способны рассеивать заклинания и очень неплохо держат удар корабельной артиллерии.
        Копейщик, убегающий от хорга прыгнул и, извернувшись в воздухе, упал на спину, выставив перед собой копье. Чудовище, не ожидавшее такой хитрости, напоролось и взвыло от тяжелого ранения, насаживаясь так, что металлический наконечник вышел у него из спины. Тем временем лучник принялся осыпать врага стрелами, целя в ноги и бедра зверя. Видимо он надеялся сделать хорга менее подвижным, так у бойца появлялся призрачный шанс победить.
        Йохан поднялся из кресла и, наблюдая за картиной боя на арене, достал из игрового инвентаря изящную удлиненную винтовку, с серебряным витиеватым узором на корпусе.
        - О, еще один поклонник огнестрела! - удивленно воскликнул Фроди, ревностно рассматривая оружие, сделавшее магов куда менее значимыми фигурами на военном поприще игры.
        Тем временем хорг переломил копье, торчащее из груди, схватил лежащего на земле мужчину и принялся поочередно отрывать ему конечность за конечностью, словно в назидание за причиненную боль. Лучник понял, что стрелы не дают нужного эффекта и попросту застревают в толстой шкуре чудовища. Тогда он припустился в ту сторону, где лежал один из убитых товарищей и подобрал с песка короткий меч.
        Казалось, что хорг настолько увлечен местью, что перестал замечать происходящее вокруг - вонзив клюв убитому уже копейщику в шею он принялся пожирать свою жертву.
        Луник в это время зашел ему за спину, прыгнул и вонзил сталь меча прямо в загривок, пронзая шею чудовища насквозь. Не ожидавший такой подлости монстр завертелся, харкая кровью, однако мужчина уже убегал что было сил подальше. Хорг рванулся было за ним, но одна из стрел, плотно застряла в ноге, и монстр взвыл от боли. Лучник в этот момент прицелился, выстрелил и поразил чудовище прямо в раскрытый клюв.
        Тело хорга дернулось, он захрипел, хватаясь за голову и медленно завалился на покрытый темной кровью песок.
        Последний оставшийся в живых мужчина упал на колени и запрокинул голову, то ли благодаря за победу своих богов, то ли просто не веря тому, что выжил.
        Раздался выстрел.
        Тело мужчины завалилось вперед и упало.
        - Ничья, - весело подытожил Йохан с улыбкой.
        Товарищи засмеялись и наперебой принялись предлагать условия для следующего раунда.
        В это время в зале собраний все так же танцевала девушка. Она извивалась, выгибая стройную спину, томно касалась руками лица, однако ее взгляд, как и прежде оставался пустым. В своих мыслях она сидела на теплом мху и смотрела на бушующий ливень, терзающий мир вокруг.
        Громкий хлопок от выстрела из винтовки, разлетевшийся по каменному замку эхом, достиг наконец зала собраний, и девушка вздрогнула.
        Она замерла и ее глаза вдруг обрели ясность. Она помнила этот звук. Под такие звуки умирали воины ее племени, страшные громкие хлопки, словно маленький гром, от которого было не спрятаться даже в пещерах.
        Они снова нашли ее.
        Девушка осмотрелась и увидела лежащий на столе изящный кинжал с позолоченной рукоятью.
        Она улыбнулась неожиданно пришедшей мысли.
        Существовал способ спрятаться гораздо глубже.
        Ни один гром не должен достать ее больше, если она скроется от него в ледяной пещере небытия.
        Девушка подошла к столу, взяла в руку кинжал и одним уверенным движением вонзила его себе в сердце.
        Глава 7. Три богатыря и минутка милосердия
        Три всадника ехали по узкой дорожке вдоль бесконечных полей и лесов родной земли. По правую руку от них раскинулся могучий сосновый лес, подпирающий своими кронами едва ли не самое небо, а по левую руку простиралась, теряясь за горизонтом, нежная зелень девственно-чистых лугов.
        - Так и хочется запеть что-то про «ой-люли-люли», - сказал один из всадников, тот, что имел при себе колчан со стрелами и длинный изогнутый лук, и все тихо засмеялись.
        - Илюх, а как ты думаешь, если мы из игры выйдем вот прям как есть, пока на конях едем, нам реально никто ничего сделать не сможет? И можно выйдя доехать до нужного места? - спросил всадник с копьем за спиной, поудобнее усаживаясь в седле.
        - Нет, Леш, это не совсем так, - с важным видом объяснил до того молчавший воин, опоясанный мечом и с каплевидным щитом за спиной. - Конь - это же NPC, он, почувствовав, что ты вышел, остановится просто потому, что нафиг пока куда-то идти. Травку начнет щипать вокруг и все такое. Но, с другой стороны, ты прав насчет неуязвимости, пока ты не в игре убить тебя нельзя.
        - Ну это тогда все равно читерство выходит, - не унимался копейщик. - Значит если я вижу, что проигрываю в бою, можно ливнуть из игры и переждать?
        - Нет. Уйти-то ты можешь мгновенно. Но неуязвимость вешается не сразу, а через 10 минут. В эти 10 минут с тобой сделают все, что заходят, так что пытаться читерить так не советую.
        - Погоди, - вмешался лучник. - А что значит конь - NPC? Это же обычный маунт.
        - Нет здесь ни питомцев обычных ни маунтов, Некит, - с улыбкой ответил Илья. - Вы забудьте про все эти ваши игрушки из не виртуала, тут все как по-настоящему. Любое условно говоря живое существо, приручаемое ли, дрессируемое, подчиняемое или просто убиваемое - это непись. И соответственно живет по законам писаным для всех неписей, нуждается в еде, воде, сне, - он чуть помолчал и добавил. - Ну хотя бы изредка.
        - А как же со всякими извозчиками быть? - снова спросил лучник. - Или, скажем рабочими. Они-то продолжают вроде бы делать заданное им дело, даже если ты вышел в реал?
        - А ты не путай теплое с красным! - усмехнулся Илья. - Непись неписи рознь. Люди они… ну почти как люди. Я, конечно, и всяких там орков, гномов, эльфов тоже имею в виду.
        - И эльфиечек с сиськами, - усмехнулся тот, кого называли Алексеем.
        - Куда ж без них, - с улыбкой согласился мечник, - Так вот они все имеют довольно высокий уровень игрового интеллекта. Я даже слышал про таких, которые себя осознают полноценно как неписей, то есть выходят за рамки отыгрыша, однако есть и не разумные, типа вот коней или базовых мобов в подземельях. Те будут, пожалуй, поглупее даже чем моя бывшая.
        Все снова засмеялись.
        - Между прочем тебе, Леха, рано еще про эльфиек с сиськами думать, - ухмыляясь, произнес мечник. - Игра через вирткапсулу все видит, сколько тебе годиков.
        - Ну давай, начни опять свою песню про школоло, - обиженно протянул копейщик. - То, что мне предупреждения системы в интерфейсе сыпятся, если я смотрю куда-то не туда, меня не останавливает.
        - Ох молодежь, - с улыбкой покачал головой Илья.
        - Да ладно тебе! - вмешался лучник. - Мы то в свои шестнадцать, тоже уже считали себя коренными жителями порнохаба. Тут я малого понимаю.
        - Только в наши с тобой шестнадцать еще не было New World.
        - Это точно, - согласился Никита, поправляя съехавший колчан со стрелами. - Как говорил один известный персонаж, будь у меня такая виртуальная реальность, я бы и жениться бы не стал, - они с приятелем улыбнулись, а вот Алексей похоже не уловил юмор цитаты, он указал рукой в сторону леса и сказал:
        - Кстати о неписях. Справа деревушка! Давайте сгоняем посмотрим что-там?
        - Да на что там смотреть? - усмехнулся Илья, рассматривая с десяток утлых деревянных домиков, едва заметных на фоне величественных могучих сосен. - Кузнец там живет низкоуровневый, видишь дымок над одним домом чуть теплится - кузница видать. Может еще плотник какой-нибудь, крыши вон хоть и хреновые, но не соломенные. А больше ничего интересного мы там не найдем.
        - А если квест дадут? - продолжал любопытствовать Алексей.
        Илья лишь отмахнулся, но их лучник приложил ко лбу ладонь и, прищурившись, всмотрелся вдаль, его способность видеть на большие расстояния была не в пример лучше, чем у товарищей. Словно бы что-то там разглядев он вкрадчиво бросил:
        - А и правда, давайте глянем! - затем, не дожидаясь ответа, повернул коня в сторону леса и ударил тому шпорами в бока, отправляя животное в галоп.
        - Ох и делать вам больше нечего, - с укоризной покачал головой Илья, однако двинулся вслед за товарищем.
        Когда они с Алексеем въехали в деревушку, то застали Никиту стоящим на коне возле колодца, рядом со стариком и молоденькой, очень симпатичной девушкой. Ее русые волосы длиной доходили до талии, и казались мягкими словно перышко, большие, нежно-голубые глаза венчались пушистыми ресничками, над которыми изящно изгибались аккуратные, словно после посещения салона красоты брови. Чуть пухлые розовые губки были как раз такими, чтобы любому мужчине при взгляде на них, захотелось испытать их в поцелуе.
        - Пойдем, Марусенька, нечего тут стоять… - пробормотал старик, глядя на двух подъезжающих воинов, затянутых в крепкие стальные доспехи. Никита при этом бесцеремонно ткнул старика ногой в плечо, намекая на то, что не согласен с предложенным планом действий.
        - Зацените, че я нашел! - радостно воскликнул лучник, тыча пальцем в сторону девушки. - А ты уехать, уехать.
        - Марусенька, иди в дом! - воскликнул старик, однако, Алексей подъехал так, чтобы перегородить им дорогу.
        - Да, прям ламповая няха, - согласился копейщик. - Только одета в какое-то шмотье. Вид портит.
        Девушка и впрямь носила платье довольно отталкивающего вида - серо-коричневое, сотканное из грубой мешковины. Оно было чистым, но в некоторых местах рваным и заштопанным, сидящим совершенно не по фигуре, которая, к слову, явно была не плоха.
        - Ну так это как раз исправить не долго, - усмехнулся Никита и спрыгнул с коня. Затем он подошел к испуганно озирающейся девушке вплотную и, взявшись за подол платья, принялся стаскивать его с красавицы через голову.
        Старик было кинулся помочь, однако копье Алексея тут же не сильно, но весьма болезненно ткнуло того в плечо, так что он не удержал равновесия и повалился в грязь.
        Девушка тем временем протестовала, принявшись хвататься за единственную имевшуюся на ней одежду, звала на помощь деда и тонко взвизгивала, понимая, что вот-вот останется нагишом. Параметр силы у лучника был невысок, однако его вполне хватало, чтобы легко справиться с обычной молоденькой NPC-крестьянкой, а потому через несколько секунд грубое платье уже сиротливо лежало возле колодца, тогда как его владелица, оказавшаяся вовсе не по-деревенски хороша, пыталась прикрыться руками.
        - Топчик! - коротко бросил Алексей, плотоядно пожирая глазами стройную фигурку.
        - Да убери ты руки! - огрызнулся лучник, отвешивая девушке подзатыльник, затянутой в латную перчатку рукой. Красотка едва не упала от удара, зато после вытянулась как по стойке смирно, опустив руки по швам, и разве что мелкая дрожь в коленях, да бегающий взгляд выдавали то, что она была сильно напугана.
        - Ну вот другое дело, - удовлетворенно сообщил Никита, разглядывая стройное тело. - Илюх, я не пойму, у них тут что, в деревне есть мастер по депиляции? Чего она такая чистенькая?
        - У NPC это рандом, - хмуро сообщил мечник. - На них косметика и всякие процедуры по украшательству слабо влияют, потому хорошенькие девушки так и ценятся. Дурнушкам внешность не апнешь. А этой повезло… если так можно выразиться.
        - Это точно, - соглашаясь ответил лучник, не сводя взгляда с небольшой, но красивой груди. - Хотя сиськи можно было бы и побольше.
        - Ну так чего с ней делать-то будем? - нетерпеливо спросил Алексей, облизнув пересохшие губы.
        В этот момент старик наконец поднялся с земли и сжав сморщенные кулаки решительно воскликнул:
        - Я вам не дозволю!
        - Фадей, не перечь воинам! - донесся уверенный голос от одного из домов и все, кроме, разве что, девушки, обернулись.
        Возле дома, казавшегося чуть больше и ухоженнее остальных, опираясь на короткий посох, стоял еще один крестьянин, даже более дряхлый чем дед Маруси.
        - Али ты сладить супротив них собрался? - продолжил старик. - Не накликивай на деревню беды и ступай в дом. Это тебе я, твой староста, велю.
        - Слышь, Илюх, а мне уже нравится этот мужик! - кивая на старосту сказал Никита с улыбкой.
        - Этот челик просто тоже попробовать хочет! - усмехнулся Алексей. - Нет, братишка, мы ее первые нашли.
        Девушка опустила голову и наконец заплакала.
        - Но-но-но! - протянул лучник. - «Мы» говорит. Не примазывайся, а то отправлю домой уроки учить.
        - Да ладно че ты? - поспешно ретировался парень.
        Лучник с размаху шлепнул красотку по упругим ягодицам и воскликнул:
        - Да не робей, Фадеюшка. Вернем мы тебе твою Марусю в целости и сохранности, чай мы не изверги какие, а местные богатыри.
        Спустя несколько минут они уже стояли за деревней, возле леса, где, прислонив девушку лицом к стволу дерева Никита занимался с ней сексом. Алексея Илья отправил пошарить в закромах у селян на предмет чего-нибудь вкусного, и парень, до глубины души раздосадованный такой несправедливостью, бродил теперь из дома в дом, изучая содержимое сундуков, погребов и кладовок.
        - Точно попробовать не хочешь? - с блаженным лицом уточнил лучник, не сбавляя движений бедрами.
        - Точно, - скривившись, бросил Илья и отвернулся.
        - Ой зря! Знал бы ты как она хороша… Может возьмем ее с собой?
        - Куда? - не понял мечник.
        - Как куда? Ну в город, конечно. Насовсем в смысле.
        - И как ты это предлагаешь сделать?
        - А что в этом сложного? - не понял Никита. - Довезем до города и всего делов.
        - Сложного в этом, то, что непись, уведенный против воли, а поверь, с тобой она по своей воле не пойдет, начинает определяться к тебе как противник, а твои действия в отношении нее будут расцениваются как увод в рабство. Официально рабство в игре запрещено еще с тех пор, когда разработчики могли управлять проектом, так что городская стража на это тут же отреагирует, надает тебе по жопке, а непися отберет.
        - Но они на каждом углу ведь продаются какие угодно, в чем тогда подвох?
        - Нужны поисковые отряды и клановый замок, - устало пояснил Илья. - Отряд отлавливает перспективных NPC, крафтеров там хороших, бойцов или рабочих. Ну или… просто посмазливее, - он кивнул на притихшую девушку, что вцепилась в дерево побелевшими от напряжения пальцами. - Затем везут их в свой клановый замок. Там привязывают NPC к своему клану и те уже считаются их собственностью. Вроде как не рабы, а рабочие. После этого рабочих можно отвезти на рынок и продать, как видишь схема простая и довольно прибыльная. Особенно многих везут сейчас кораблями с Архипелага, там самые топовые NPC, на материке с этим поскромнее. Кстати, эта малышка стоила бы бешеных бабок, будь у нас подвязки, но я бы все равно не стал таким заниматься.
        - Это почему же? - удивился лучник и, крепче сжав бедра красотки, ускорил свои движения.
        - Да мерзко это все… - тихо сказал Илья. - Они же как живые. Можешь считать меня двинутым.
        Лучник застонал и, еще плотнее прислонив девушку к стволу дерева, замер.
        Тем временем к ним уже подходил Алексей, и Илья усмехнулся от того, что парень был мрачнее тучи.
        - Да нет у них нихрена, я же говорил! - воскликнул он и кинул мечнику крупное яблоко. - Вот только яблок несколько мешков и нашел. Одни их они что ли жрут?
        - Ну ты же сам предложил, - ответил Никита, отходя от девушки и натягивая штаны. - Давайте, говоришь сгоняем, посмотрим, что там. Вот ты и посмотрел.
        Мужчины засмеялись, но копейщику казалось было не до шуток.
        - Ну так что? Мне значит так и не разрешите?!
        - А ты попробуй, - с интересом пробормотал Илья, глядя на парня исподлобья. Тот, обрадованный перспективой долгожданного соития, которого чуть было не лишился, уверенно подошел к Марусе и развернул ее к себе лицом. Девушка смотрела перед собой пустым, потерянным взглядом, невинные голубые глаза все еще были прекрасны, хотя и покраснели от непрерывных слез, тихо катящихся по розовым щекам к подбородку. То и дело хрупкие плечи вздрагивали от крупной дрожи, а губы непрерывно шептали беззвучно какое-то слово. Кажется, это слово было «не надо».
        Алексей чуть отшатнулся и повисла тишина.
        - Бля, а че она такая? - наконец выдавил парень.
        - А ты как думал? Ей не нравится, - усмехнулся Илья.
        - Я… думал она как-то повеселее будет, - сконфуженно промямлил тот.
        - Ладно. Спектакль окончен, - сообщил мечник, доставая из-за пояса длинный кинжал. Одним уверенным движением он оттолкнул Алексея, а затем несколько раз ударил Марусю в грудь, целя в сердце, печень и легкие.
        - Прости меня, милая, - скривившись, словно сам только что получил смертельные удары, пробормотал мужчина.
        - Але! Илюха, ты охерел?! - воскликнул лучник, подскакивая к товарищу. - Ты зачем это сделал?
        - Минутка милосердия, - пояснил Илья, помогая красавице плавно осесть на землю. Он обернулся и, видя непонимание на лицах товарищей, решил, что нужно объясниться подробнее. - Мы не далеко от города. День-другой и сюда заявятся поисковые группы, проверить новую деревеньку. Эту няшку точно забрали бы с собой, чтобы продать на рабском рынке. И тогда для нее начались бы настолько веселые деньки, что эти потрахушки на опушке она бы вспоминала с ностальгией. Так что для нее это лучший вариант, - он чуть помолчал, однако на него смотрели еще более обескураженно. Тогда Илья вздохнул и ответил не то, что думал, а то, в чем ему должны были поверить: - Да денег мне жалко, что не нам в карман упадут, за такого вкусного неписия, вот и все.
        Вскоре они отъехали глубже в лес, привязали коней поводьями к деревьям и одновременно покинули игру, оставив своих персонажей стоять посреди сосен с безвольно опущенными головами. Они уже не видели, как со стороны деревни вышел и спрятался в кустарнике старик, сжимающий в дрожащих руках ржавую тяпку. Старик слышал молву, что, если бить спящего несколько минут после того, как тот заснет, можно забить его насмерть, не встретив сопротивления. И хотя он знал, что они не умрут насовсем, а где-то возродятся, ибо спящие бессмертны, и вскоре вернутся сюда, чтобы вырезать всю их деревню под корень, поступить иначе он не мог.
        Его глаза застилал туман призрачной полуяви, однако даже сквозь него Фадей нашел в себе силы, чтобы шагнуть вперед.
        ЧАСТЬ 2. НЕПОСЛУШНЫЕ ИГРУШКИ
        Глава 1. Отражение
        Тисато полулежал у кормы корабля, там, где суеты матросов обычно не было и рассматривал редкие облачка на хрустально-голубом небе. Солнце вот уже третий день нещадно пекло, и он наслаждался его лучами, не привыкший к такому теплу, так как в окрестностях Храма климат был значительно прохладнее.
        Рядом лежал Стивен, он до сих пор так ни разу и не вернулся из внешнего мира, оставив свое тело будто безвольную куклу, с которой Страж не расставался и в редкие моменты, когда выбирался из каюты, брал спящего с собой.

«Загораете?» - раздалось в сознании Тисато и он увидел, как к ним семенит еж. Добравшись, тот плюхнулся рядом и по-человечески уселся, облокотившись на фальшборт кормы.

«А где твоя рыжеволосая подруга?» - вместо ответа подумал Страж.

«Ее снова вызвал к себе капитан. А я не люблю находиться там рядом в эти моменты, они громко думают о странных вещах».
        Некоторое время они сидели молча, насколько это вообще можно сказать про тех, кто общается не издавая ни звука.

«Спасибо, что помог ей пробудиться» - наконец подумал Тисато, сам удивляясь ходу своих мыслей.

«Не уверен, что это пошло ей на пользу, что-то она сама не своя» - усмехнулся еж и добавил. «А тебе, кстати, спасибо, что спас ее тогда».

«Не уверен, что это пошло ей на пользу» - ответил Страж с улыбкой и ежик отрывисто фыркнул, что означало у него смех. Туман вдруг настороженно посмотрел на Тисато, чуть прикрыл свои бусинки глаз и повел носом.

«Подожди-ка… Что это за оттенок чувств на твоей прошлой мысли? Ты что ревнуешь?»

«Я Страж Тишины высшей сферы молчания, зверь. Любые мои страсти лежат неизмеримо ниже моей миссии» - сурово ответил Тисато, но казалось это не произвело должного впечатления.

«То-то я смотрю ты вечно в этой своей повышенной ментальной защите ходишь! Вот оно значит что! Как интересно, а я был о тебе худшего мнения. Тогда возможно тебе любопытно будет узнать, что Алиса сама думает по всему этому…»
        - Не смей говорить мне подобного! - тихо прорычал вслух Тисато и Туман осекся.

«Я не хочу знать ее мыслей против ее воли. Да и ни чьих вообще».

«Ладно, ладно!» - еж примирительно коснулся лапкой ноги Тисато. «А как насчет Бриза?»
        Тисато усмехнулся, поведя одними лишь уголками губ.

«Мне не нужна помощь псионика, чтобы понять все его мысли до единой».

«А вот и напрасно ты так думаешь!» - вскинулся еж. - «Дело в том, что капитан Бриз носит у себя в голове какую-то крайне мощную скрытую блокаду. Это не совсем тот барьер, что мешает воспринимать окружающий мир таким какой он есть. Это что-то совершенно иное, через что невозможно пробиться».

«Да, это полезная информация» - решил Тисато и вспомнил загадку над которой безуспешно бился вот уже несколько дней:
        Первый твой истинный враг поможет тебе, пробудившись, пусть и считает он, что бодрствует. И тогда станет он тебе не другом, но самым верным союзником. Второй же твой истинный враг подарит тебе путь до цели, но тебе надлежит отобрать у него оружие.

«А, опять эти твои загадки, о которых ты вечно думаешь» - прислал свою мысль еж. «Кстати мне кажется, что две из трех ты решил неправильно? Вернее, не так. Решил то ты их правильно, но совершенно случайно».

«Какой-то ты слишком умный для ежа» - нахмурился Тисато.

«А ты какой-то слишком активный для Стража Тишины. Постоянно размышляешь о невмешательстве, а дел уже наворотил, ужас просто!» - немедленно парировал Туман, и они посмотрели друг на друга. Стойко выдержав взгляд несколько секунд они одновременно отвернулись.

«Невмешательство - суть сохранения Тишины, но невмешательство - не есть бездействие» - наставительно рассудил Тисато.

«Ну это и ежу понятно» - прыснул от смеха Туман. «Так ты хочешь узнать в чем ошибся?»

«Я хочу услышать твою версию» - уклончиво ответил Страж.

«Ну так вот!» - еж довольно заерзал, устраиваясь поудобнее. «Тебя не смутило слово «будет» в первой загадке? Ну там, где говорится «один из спящих будет хранить в душе страх, другой боль», это ведь элементарно! Ты и не мог решить ее правильно, потому что настоящей боли этот твой мешок с костями, что лежит поблизости, еще не хранил, но скоро все изменится. Я думаю, тебе оставалось только угадывать и скорее всего ты угадал правильно».

«Довольно умозрительно, но интересно» - честно подумал Тисато и кивнул. «А что до второй загадки?»

«До третьей» - поправил его еж. «Вот здесь я конечно очень удивился. С чего ты вообще решил, что какая-то винтовка это и есть «оружие, защиты против которого в мире нет»?»

«Орсис в модификации Т-5 Скорбящий - это самое высокоточное и убойное оружие в мире» - уверенно рассудил в мыслях Страж. «Мне очень повезло, что на Чаячьем удалось отыскать ее экземпляр. Ведь если использовать хорошие зачарованные патроны, то винтовка пробьет любую магическую броню. Один опытный снайпер с ней способен выкосить роту противника в максимальной степени защиты за минуту. К тому же оптика этой модификации позволяет видеть цели за любыми магическими пологами и укрытиями. Отслеживание зафиксированной цели подсвечивает даже нежить, попавшую в прицел, а запреградное поражение…»

«О нет! Прекрати сыпать этими подробностями» - фыркнул еж. «Ладно, допустим она хорошая, пусть даже самая лучшая. Но есть кое-что посильнее».

«Я подумаю над этим» - серьезно ответил Тисато.

«Отлично. Рад, что могу быть полезен» - Туман поднялся и засеменил прочь. «Пойду гляну, что там нынче готовят на камбузе. Этот матрос Икота - настоящий гурман, жаль его редко допускают до готовки. Ах, какие же у него улитки!»
        Страж проводил колючего приятеля взглядом и снова посмотрел на небо. На нем больше не было ни единого облачка, от горизонта до горизонта тянулась чистая, безмятежная синева. Свежий морской воздух хоть и был все еще непривычно влажным, казался приятно освежающим и навевал мысли о доме. Месте, которого у Тисато никогда не было и скорее всего никогда не будет, однако мечтать дозволено даже Стражам Тишины.
        Этот дом непременно стоял бы на маленьком одиноком острове вдалеке и от Храма Тишины, и от большой земли, и не слишком близко к остальному Архипелагу. Обязательно тропический с пальмами, лианами и этими чертовыми кустарниками, через которые невозможно продираться, но со стороны вполне симпатичными.
        Там еще должен быть очень пологий пляж с нежным белым песком, вечно усыпанный ракушками, которые надо было бы собирать после каждого прилива и кидать обратно в воду.
        А сам дом… а что дом? Ну наверное дом как дом. Что обычно бывает в домах? Примерно, как в каюте или комнате таверны. Кровать, хотя он может спать и без нее, стол, хотя Страж привык есть из собственных рук, камин… Да вот камин там должен быть обязательно, чтобы можно было пить вино вечерами и смотреть на огонь, читать книгу и...
        Тисато чуть удивился собственным мыслям, однако продолжил строить свою фантазию - ...и сидеть перед ним с любимой женщиной. Пожалуй, миниатюрной, рыжеволосой и стройной, отчего-то ему стал нравится именно такой типаж, веселой и бойкой, но при этом в меру, чтобы быть не лишенной женственности. Возможно даже, чтобы ее звали, как и эту милую снайпершу с их корабля. Алиса. Да, красивое имя, пожалуй.
        Они бы сидели в кресле обнявшись, он читал ей книгу, а она непременно засыпала его вопросами обо всем на свете. Он бы отвечал не охотно, ведь в этом доме он живет как раз для того, чтобы не вспоминать об остальном мире. И все же, глядя в ее большие зеленые глаза, исполненные любопытства, он бы отвечал.
        Он рассказал бы ей и о том, как готовят Стражей, о псиониках, разрывающих твой барьер, отчего ты потом несколько недель существуешь словно растение, блюешь и мочишься под себя, об испытаниях, где, спустя месяцы тренировок, надо биться с такими же как ты насмерть. Ведь как иначе выбрать сильнейшего? О боях с чудовищами, где инструктора по ходу объясняли тебе, как и чем убивать того или иного зверя, и далеко не все схватывали эту информацию достаточно быстро. А если бы его женщину не испугало и это, то он поведал бы ей о том, как проходит последний этап посвящения в Стражи Тишины. Он до сих пор помнил ту каменную клетку, в которой набитые словно скот стояли люди, и он входил туда, держа в руке жутковатое то ли устройство, то ли существо, состоящее сплошь из шевелящихся зубов и очень длинного, плотоядно вертящегося из стороны в сторону языка.
        Люди жались по стенам при виде его, среди них были и великие воины, и умудренные старцы, и женщины. Каждый из дальних мест и каждый нес в себе исключительные знания о том, где проживал и чем занимался.
        Тисато замахивался и наносил удар по голове, отчего существо в его руке мгновенно схлопывалось на черепной коробке несчастного, а тот вмиг затихал… Так Страж Тишины обретал его знания.
        Он поморщился от воспоминаний и мотнул головой, сбивая морок.
        Да какой ему к черту дом, за тот путь, что он прошел, ему положено лишь одно, попытаться смыть своей кровью совершенные им деяния. А сделать это можно лишь следуя воле Храма. Стало быть, дома у него не будет никогда. Как и всего остального.
        Тисато услышал знакомые голоса у центральной мачты, поднялся и увидел Алису с Бризом, стоящих возле фальшборта в тени от парусов. Девушка пару дней назад распустила волосы и стала одеваться очень красиво. Теперь на ней были сапожки, узкие, точно по фигуре, брючки, низко держащиеся на бедрах. Серый корсет из мягкой кожи подчеркивал красивую грудь, а предплечья опутывали тонкие ремешки, то ли для чего-то нужные снайперу, то ли сугубо декоративные. За спиной Алиса неизменно носила теперь винтовку, что Тисато чудом нашел в одном из оружейных магазинов Чаячьего городка и отдал за нее баснословные деньги. Ну, с Храма не убудет. Пришлось правда подарить оружие через капитана, руководствуясь принципом невмешательства.
        Что же до капитана, то он не удостоился столь пристального внимания Стража.
        Тисато направился к ним.
        - ...прошу не смотри мне в глаза в эти моменты. Это ужасно неприятно, когда ты читаешь мысли.
        - Потерпи, красавица. Мне нравится видеть, что ты думаешь, - увидев подходящего Стража, Бриз закончил фразу чуть громче чем остальную ее часть: - Именно в эти моменты.
        - По-моему нам надо сменить тему… капитан, - ответила Алиса.
        Тисато встал рядом, возле девушки и, облокотившись на фальшборт корабля, принялся смотреть вдаль.
        Некоторое время они стояли молча, затем Алиса наконец нарушила молчание:
        - Слушай… А как к тебе обращаться? Тисато или Страж?
        - Как тебе больше нравится.
        - Смотри, а то ведь я могу начать называть тебя, скажем, пончиком, - она улыбнулась и озорно посмотрела на него, однако Тисато оставался невозмутим и ничего не отвечал. - Ладно. Мне просто стало интересно - я иногда вижу тебя с моим Туманом, ну это мой еж. Вы сидите рядом и молчите. Это так странно.
        - Занятно, что у тебя находится время это заметить.
        Алиса поморщилась словно от боли и посмотрела на Тисато настолько жалобно, будто побитая собачонка, который нанесли очередной удар. Ему на мгновение сделалось не по себе от ее взгляда, хотя Страж и не понял его причины.
        - Я его подкармливаю. Кстати, он очень любит улиток, попроси у Икоты, Туман скажет тебе спасибо.
        На лице девушки отразилось по-детски искреннее удивление.
        - Да просто ежа тянет к кому-то с похожим уровнем развития, вот и весь секрет, - усмехнулся капитан и сплюнул за борт.
        Страж подумал, что Бриз даже не догадывается, насколько он близок к истине, вот только самого его это не красит.
        Алиса нежно тронула капитана за руку и тихо сказала:
        - Бриз, ну не надо так.
        Тот только косо глянул на нее и девушка, вздохнув, добавила:
        - Молчу капитан.
        - Ты просто так здесь решил постоять именно когда мы подошли или тебе что-то надо? - уточнил Бриз, обращаясь к Тисато. - А то ты спрашивай, не стесняйся. А потом проваливай.
        - Вижу у тебя появилось новое оружие, Алиса. Орсис Т-5 Скорбящий. Слышал, что большинство снайперов только и мечтают о таком?
        - Да… Бриз в некотором роде исполнил мою мечту, - как-то не весело, словно бы вымученно, сообщила девушка и улыбнулась, задумываясь о чем-то. - Я сейчас вспомнила, как слышала историю в одной таверне, уже очень давно. Про место, что исполняет мечты. Странная история и наверняка выдуманная, я еще посмеялась тогда над рассказчиком… Наверно даже сделала это слишком обидно. Но теперь вот думаю, а вдруг и правда где-то существует место способное исполнить мечту. Пускай и лишь единожды в жизни...
        - Ничего не слышал о такой истории, - задумчиво сказал Страж.
        - Да, милая моя, ты полностью права, это полная чушь, - вклинился Бриз. - Единственные кто может исполнить свою мечту - это мы сами.
        - И все же пофантазировать интересно, - Алиса облокотилась на фальшборт локтями и посмотрела вдаль, изящно выгнув спинку. - Там говорилось, что это место на одиноком безжизненном острове, посреди которого стоит огромный потухший вулкан. Если попасть на остров, а сделать это можно лишь единожды за свою жизнь, то встретишься с Богом нашего мира и он исполнит твое желание, вот только желание может быть либо для себя, либо для всего мира. Если ты желаешь для всего мира, твое желание исполнится, но ты сам погибнешь, вроде бы даже если ты спящий. Это наверно такая страховка, чтобы не пожелали какой-то ерунды, - серьезно сказала Алиса. - Ну а если желаешь для себя, то желание исполнится так же, но ты навсегда забудешь о том, чего пожелал, как и о том, что был в этом месте. В любом случае ступить на этот остров можно лишь зная куда ты идешь и не побывав на нем до этого ни разу.
        Девушка озорно взглянула на Бриза, затем на Тисато.
        - Тис, вот что бы ты себе пожелал?
        Чуть удивленный таким сокращением своего имени, Страж подумал, что из уст Алисы оно кажется ему приятным. Мысли о доме и о некой рыжей красотке, так удивительно похожей на девушку, что стояла сейчас рядом, скользнули в голове воина, однако он решил, что сказать сейчас подобное будет серьезным нарушением принципа невмешательства и потому ответил:
        - Я Страж Тишины и пожелал бы не для себя, а для мира то, что велит мне Храм Тишины. Учитывая, что никакой воли от Храма я не получал, я не стал бы желать ничего.
        Девушка грустно вздохнула и сказала:
        - Ну, а я бы наверно раньше пожелала себе новенький Орсис, хотя бы в Т-1 модификации. А теперь - что-нибудь хорошее для всех. Только поди угадай, что такого пожелать, чтобы все остались довольны, - на ее лице появилась загадочная улыбка, словно она и впрямь стояла сейчас перед выбором.
        - Ну а ты, Бриз? Чего бы пожелал себе мой капитан?
        Тот уже набрал воздуха в грудь, судя по выражению лица, готовый выпалить какую-то остроумную шутку, как Страж опередил его:
        - А он бы не смог попасть на этот остров.
        - Это почему же? - недоуменно спросил капитан.
        - Да потому, что капитан там уже был, - все так же спокойно ответил Тисато, глядя перед собой.
        Алиса и Бриз недоуменно уставились на Стража, и он продолжил:
        - Я все думал, откуда у тебя эта способность Бриз, дар чтения другого человека при взгляде тому в глаза. Ни в одном из источников библиотеки Храма Тишины я о таком не встречал упоминаний, и тут вдруг, я нахожу это ни у богатого лидера клана, ни у великого мага, что почерпнул некое знание из неведомого манускрипта, ни у древнего чудовища, после встречи с которым никто не выживал, чтобы рассказать о взгляде пробивающем ментальную защиту Стража Тишины словно пушечное ядро листок бумаги. У тебя, Бриз, обычного, пусть и удачливого NPC капитана, бороздящего моря в поисках кораблей спящих… и необычных мест.
        Повисла долгая пауза, а затем Бриз от души рассмеялся.
        - Ты… несешь такую… о океаны! - едва различимо говорил он сквозь смех. - Вот это чушь! Великие океаны, я не слышал такой херни даже… даже… Да никогда в жизни я не слышал такой херни! Черт тебя дери, это же надо было выдумать.
        Подождав пока он успокоится, Страж взглянул на Алису, стоящую растерянно и не знающую как реагировать на сказанное, а затем снова посмотрел на Бриза.
        - Так проверь это прямо сейчас.
        - Что проверить? - не понял капитан.
        - Узнай у себя сам, - не говоря больше ни слова Страж одним движением оказался возле капитана и мертвой хваткой ухватил того за плечи. Не давая ему опомниться, он процедил сквозь зубы: - Смотри мне в глаза, в свое отражение в них. Взгляни в собственные глаза и прочти самого себя. Только ты способен справиться с блоком подобной мощи, давай!
        - Это что это здесь творится! - гаркнул рядом Керрак Базу, подбегающий ближе, в компании трех матросов.
        Алиса перегородила им путь.
        - Не мешайте им! Это очень важно! - выкрикнула девушка и те остановились.

«Милая, умная девочка» - пронеслось в голове у Стража. «Какая же ты молодец».
        В этот момент Бриз наконец прекратил попытки чтения Тисато заканчивающиеся, как и в прошлый раз перегрузкой его восприятия и вгляделся в отражение своих собственных глаз.
        Его затрясло словно в дикой лихорадке, и он вмиг покрылся холодным потом. Несколько секунд капитан, не переставая кричал, срывая голосовые связки и Страж боялся, что уже не удержит, ставшее вдруг словно каменным, колышущееся тело.
        Наконец, Бриз затих и Тисато ослабил хватку, отчего тот мягко выскользнул и осел на палубу. Со всего корабля уже стянулись матросы и офицеры с оружием на изготовку и напряженно смотрели на происходящее.
        Однако Алиса все еще стояла, вскинув руки и никого не подпуская ближе, благо в последние дни ее неформального авторитета для этого стало более чем достаточно.
        - Викки. Да... как же это… Как я мог? Как теперь это снова забыть… Моя Викки, - простонал Майкл Бриз и заплакал.
        Глава 2. Тяготы пути
        - Я не понимаю. Расскажи все, что произошло по порядку! - сказала Алиса и бледный словно мел капитан, попросил:
        - Воды мне!
        Сидевший возле стола Тисато не шелохнулся и пришлось Керраку Базу с кряхтением подниматься и идти за графином, после того как Бриз выпил залпом все его содержимое он надолго закашлялся.
        В этот момент Фиск, озирающийся в каюте капитана, рассматривал помятую двуспальную кровать и разбросанные по полу женские вещи. Похоже, что он единственный из всей команды еще не догадывался о специфике отношений Алисы и Бриза, но теперь начал что-то подозревать.
        Больше в каюте никого не было, разве что еж по имени Туман примостился возле Стража, любезно поднятый им на лавку.
        - Это было два года назад, - начал наконец историю капитан. - Мы с боем уходили от эскадры, теряя корабль за кораблем. У нас осталось около пяти посудин, было не разобрать, потому что бушевал шторм. На нас перли противники, словно обезумевшие, не жалея своих… Одного догнали и подцепили кошками, подтащили к себе, а потом взорвали свой пороховой погреб, сдетонировали в итоге оба корабля. Жуткое было зрелище, - он перевел дух и посмотрел в пустой графин, однако убедившись, что тот пуст с размаху зашвырнул его в угол комнаты. Алиса посмотрела не одобрительно, понимая, что поднимать его потом придется ей, но ничего не сказала.
        - Вот так мы и шли. Почти сутки к ряду. Помню, как корабль прямо перед нами подлетел, напоровшись днищем на риф и тут же потерял ход. «Право руля» тогда крикнул я, пытаясь перекричать бурю. Глядь, а моего штурмана почти смыло за борт, держится за такелаж у правого борта и визжит точно свинья на забое. Я взялся за штурвал и повернул, в этот момент нам пришла о борт волна и бедолагу тут же утянуло в воду. Что ж ты Рендольф, говорю, лучше надо было держаться, сукин ты сын... Алиса, зайка, принеси-ка еще воды.
        Девушка вздохнула и пошла за графином. Через минуту она вернулась с камбуза и вручила новую порцию живительной влаги капитану. Тот приложился и выпил не меньше литра. Затем он сел поудобнее в кресле, потер воспаленные глаза руками и продолжил:
        - Когда шторм стих, наше корыто осталось единственным, что уцелели в этой заварушке. Мы шли сквозь темноту, пока не наткнулись на остров… Да ну какой в жопу остров! Просто огромный кусок вулканического камня с горой посередине. Я велел команде оставаться и ждать меня, сам спрыгнул и пошел вперед, словно бы точно знал куда идти. И дошел. Это место называется Сердце Мира, там сосредоточение каких-то странных сил. Можно желать и, если ты сильно хочешь этого, желание сбудется. Я хотел, чтобы все спящие сдохли. Мучительно, дергаясь в агонии. Но мне не дали этого сделать. Так было нельзя, потому что как я там понял, можно желать лишь блага. Черт подери, а я то чего желал? Ну да ладно. Хер его разберет, что там у них за правила. Тогда я захотел воскресить жену. Сердце Мира сказало мне, что это тоже будет желание не для себя, но для мира, а стало быть… стало быть сделав это я сдохну сам.
        Капитан надолго замолчал.
        Глянул в графин, но передумав пить из него продолжил:
        - И я не смог… Я не стал спасать мою Викки в обмен на собственную жизнь, - он, покачиваясь, осмотрел собравшихся и гаркнул. - И что, я, по-вашему, был не прав? - а затем тише, мгновенно успокоившись, почти прошептал: - Ей все равно было бы не прожить там и дня. В этом... чертовом логове спящих. Я спросил, да что тогда вообще может сделать это сраное Сердце Мира, но мне ничего не ответили. Тогда… тогда я решил, что все равно добьюсь своего. Сам. Я попросил дар, который поможет мне находить готовых пробудиться, захотел с одного взгляда понимать, что за человек передо мной. Видеть его мысли, копаться в памяти. Я решил, что таким образом убью сразу двух зайцев - рано или поздно найду тех, кто убил Викки, и начну собирать людей. В итоге когда я уже вернулся в город на меня сами вышли из ордена, оказалось я такой не один, вот только я уже не помнил, что побывал в Сердце Мира, я лишь хотел… Да и хочу сейчас покарать спящих, вышвырнуть их из нашего мира, а что до тех из них, что не могут покинуть его. Как их там называют?
        - Скрины, - подсказал Базу.
        - Так вот для них у меня отдельное место на адовой сковороде. Мы привяжем их всех к определенному храму, есть такой город на большой земле, называется Лацунна, он ниже уровня моря, за огромной плотиной. Мы взорвем эту плотину, пусть возрождаются в храме Лацунны и тонут раз за разом. Вечные муки - это то, что надо для таких как они.
        Повисла долгая тишина, а затем Алиса робко спросила:
        - Звучит ужасно жестоко, Бриз… Чем они все это заслужили?
        - Чем заслужили?! О, тебе интересно? Так я тебе отвечу, моя маленькая глупая девочка, - Алисе показалось, что капитан распаляется и она хотела было отсесть, но он крепко, до боли, схватил ее за руку и притянул к себе.
        - Ты видела человеческие фермы, а? Видела, отвечай?
        - Бриз, мне больно! - пискнула Алиса, но тот сжал руку еще сильнее.
        - Капитан, ты чего?! - удивленно пробасил Фиск, вставая, но тут раздался хруст и Бриз взревел от боли ослабляя хватку. Девушка вырвалась и отбежала в сторону. В этот момент она увидела, как Тисато спокойно садится обратно на свое место, а капитан трясет висящей словно тряпка кистью.
        - Врача позвать? - хмуро уточнил Базу, но Бриз лишь отмахнулся.
        - Само заживет, - потом глянул на Стража и бросив ему какое-то ругательство продолжил: - Человеческие фермы выглядят просто, милая моя. Представь себе поле какое только можешь. И там стоят люди. Они не могут сидеть или лежать, поэтому стоят. Спящие их иногда подкармливают, чтобы не передохли. Ставят метки. Здесь мол у нас светловолосые молодые самки с сиськами поменьше, тут темноволосые самки постарше и с сиськами побольше. Все это выгодный бизнес, а наловить несмышленых NPC не так сложно, умеючи. В сторонке самцы покрепче, этих продают не в бордели, а на арены. Арены ведь у спящих оно как - заходит эта мразь с мечом и в броне, ему запускают толпу наших… Может голыми, может палку дадут какую, все веселее. Этот в броне их и гоняет, зрителям весело, а ему капает опыт. Они так прокачивают себе способности, силу там, ловкость, выносливость. Им это важно. В борделях тоже интересно. Если ты простой спящий, то ты найдешь обычных самок, которые сделают тебе в общем-то все, что ты велишь. Но если ты спящий искушенный, да при деньгах, а еще и с фантазией, то можешь отыскать себе такие бордели, где девку,
например, можно убить после того, как огулял, и убить не просто так, а с выдумкой. У спящих есть все, и одними из самых безумных являются те, кто давно застрял в нашем мире. Скрины эти. Среди них я встречал такое отребье, что у меня и вовсе язык не повернется рассказать. Впрочем… об одном повернется.
        Бриз болезненно сглотнул, и Алиса увидела, как его покрасневшие глаза набухают слезами.
        - Как вам такое? Найти пару полу-разумных NPC. Именно пару, это важно. И несколько дней подряд насиловать женщину на глазах ее мужчины… Впрочем лучше наверно подойдет слово «истязать». Вот только каждый вечер двух мужчин выводили на арену и один из них должен был убить другого голыми руками. Тот, кто победил выкраивал еще день, если можно так сказать «жизни», для своей женщины. Я не знал как лучше, но я был крепким. Пиратский капитан против NPC торговцев и музыкантов... Я держался почти две недели, а потом Викки умерла сама. Я сумел сбежать. Хотел потом наложить на себя руки, не мог смириться со всем что видел, а потом в одной таверне услышал историю про Сердце Мира.
        Повисло молчание, взгляд капитана был направлен в пустоту и спустя минуту заговорил боцман:
        - Кэп... Мы пойдем. Я думаю, тебе сейчас надо отдохнуть, - Бриз устало кивнул и все потянулись к выходу. Алиса шла последней, однако Базу поставил перед ней руку, уперев ладонь в дверной проем. - Ее тебе оставить?
        Алиса вздрогнула и замерла.
        Ей вдруг стало страшно, словно она увидела сквозь оптику, как на нее уже навелся снайпер противника и вот-вот спустит курок.
        - Нет. Пусть идет, - ответил капитан и девушка уже было собралась пройти, однако Базу не унимался.
        - А то может развеешься, выпустишь пар?
        Алиса взяла гнома за крепкую руку и попыталась отвести ее от двери, однако все было тщетно, боцман словно был отлит из стали.
        Девушка услышала, как Бриз поднялся с кресла и обернулась. Он прошелся к окну, занимавшему половину стены - его каюта была в аккурат на корме, и, глядя на уносящееся за корветом море, сказал:
        - Ты как всегда чертовски прав, дружище. Чем скулить от боли, лучше, как следует встряхнуться. Еще не хватало стать размазней и пойти на дно. Вели нести вина и побольше, бочонок-другой будет в самый раз.
        Боцман осклабился, впихнул девушку назад в каюту, и перед тем, как захлопнуть дверь прошипел:
        - Давай развлеки его!
        Алиса стояла в нерешительности до тех пор, пока не принесли вина. Она собиралась было юркнуть в дверь и улизнуть, однако позади матроса снова стоял вездесущий Керрак Базу, не позволивший этого сделать.
        Бриз тяжело вздохнул, повернулся и разведя руки в стороны воскликнул:
        - А, ч-черт! Гори оно все огнем. Здесь только ты, я и пара бочонков вина.
        Он приблизился к замершей девушке вплотную и коснулся ее лица рукой, красной от недавней хватки Стража. Чуть поиграв с локонами ее волос, капитан прошептал:
        - Тебе не кажется, что наш пассажир ведет себя слишком невоспитанно для гостя?
        Алиса молчала и Бриз дал ей легкую пощечину поврежденной рукой, не столько болезненную, сколько неприятную.
        - Я задал тебе вопрос, стрелок.
        - Простите, капитан, - сказала Алиса, отводя взгляд, боясь пересечься им с холодными водянистыми глазами. - Мне кажется он просто хотел меня защитить.
        - От меня? - Бриз усмехнулся. - Благодаря мне ты пробудилась, получила шикарное оружие и после всего этого тебе нужна от меня защита?!
        Девушка потупила взгляд. Он был прав, он опять во всем был прав, но отчего-то ей надоело с ним соглашаться. Алисе хотелось вылететь из этой каюты словно пуля, скрыться и никогда больше не возвращаться сюда, вот только куда ей было деваться с корабля? Она услышала у самого уха властный голос капитана: «Налей нам вина» и послушно отправилась к бочонкам.
        Пока девушка наполняла бокалы Бриз стянул с себя штаны и улегся на кровать.
        Она обернулась и увидела, как мужчина поманил ее рукой.
        Алиса, словно марионетка, не чувствуя собственных ног, подошла к кровати и полезла через нее, встав на колени. Мужчина принял у нее оба бокала, осушил один из них залпом, а второй отставил в сторону. Затем он с силой толкнул ее в спину, заставив упасть на локти.
        - Стой так, - тихо, но жестко сказал Бриз и принялся рывками стягивать с нее брючки. Спустив белье к нижней части бедер, он с размаху шлепнул ее по ягодице, отчего Алиса вскрикнула и зажмурилась.
        Проглотив подступивший к горлу ком, она вдруг услышала, как мелкие лапки скребутся в дверь, однако, что здесь может поделать обычный маленький зверек? Девушке вдруг вспомнилось, как Тисато постоянно находился рядом с Туманом и в последнее время проводил с ним едва ли ни больше времени чем она сама.

«Вот бы ему сейчас оказаться здесь! Он бы помог, прекратил весь этот кошмар» подумала девушка и услышала:
        - Милая, взгляни-ка мне в глаза.
        Алиса похолодела от ужаса и замотала головой, однако капитан не настаивал. Он встал позади нее и сказал:
        - Как знаешь. Тогда, что надо сказать своему капитану?
        Словно проваливаясь в темную полуявь, из которой недавно вырвалась, чужим, бесцветным голосом Алиса проговорила:
        - Возьмите меня, капитан.
        Она решила, что сделает сегодня все, что он скажет, выполнит любую его прихоть, но не станет смотреть ему в глаза, потому что эти мысли были уже не для него.
        Это продолжалось почти четыре часа и когда капитан наконец уснул, девушка поднялась с кровати, обтерлась тканью шторы и наспех оделась.
        Почти ничего не соображая, чувствуя в голове лишь холод и пустоту она буквально ввалилась в каюту Стража. Почему-то она была уверена, что дверь в нее окажется открытой.
        Тисато сидел на коленях в самом центре с закрытыми глазами и медитировал. Ей сразу же бросилось в глаза, что все его ноги словно были искусаны до крови каким-то мелким зверьком, однако мужчина оставался неподвижен. Может завелись крысы?
        Алиса села на пол, опершись спиной о стену и увидела, как Тисато открывает глаза.
        Она отвернулась, потому как ей стало нестерпимо стыдно и обидно за саму себя, и она наконец заплакала. Слезы текли по ее лицу, а легкие принялись надрывно сокращаться, вызывая бессвязные рыдания.

«Как же мерзко и некрасиво я выгляжу» - подумала она. «Он ведь все понимает, и я ему здесь не нужна».
        Словно в подтверждение ее слов мужчина глубоко вздохнул, будто принял какое-то решение, поднялся и подошел к двери, отворяя ее.
        Алиса поняла, что ей указывают на выход и, всхлипывая, уже хотела было подняться, но в каюту вбежал ежик и Тисато закрыл за ним дверь.
        Туман уткнулся мохнатой мордочкой девушке в ногу, а Страж, подошел и сел рядом. Рука мужчины вдруг мягко опустилась ей на плечи. Так нежно, как пытаются погладить маленькую птичку, осторожно, боясь причинить той боль.
        - Все позади. Ты справишься, - услышала она тихий голос, улыбнулась и заревела еще сильнее. Она плакала долго, то успокаиваясь, то занимаясь вновь, а он просто сидел и едва заметно гладил ее по волосам.
        Алиса не заметила, как уснула.
        Когда она проснулась, то обнаружила себя в мягкой постели в каюте Тисато и утренние лучи солнца уже пробивались сквозь небольшое окошко.
        - Ты думаешь мне это было легко? - услышала девушка голос столь тихий, что ей едва удалось разобрать слова. Говорил, кажется, Тис, однако собеседник то ли не ответил, то ли Алиса его не расслышала. Может это Стивен наконец пришел из своего мира?
        - У каждого свой путь! - снова прошептал Страж, и в этом слабо различимом звуке чудился крик, будто остальную часть фразы он произносит и того тише.
        Не желая подслушивать чужой разговор, Алиса потянулась, чувствуя ломоту и слабость во всем теле, поймала на лице яркий солнечный луч из окна, не смогла избежать соблазна, и замерла на несколько секунд, греясь о его приятное тепло.
        Ей было неловко перед Тисато, ведь он совершенно чужой ей человек. Они доберутся со спящим до большой земли, сойдут на берег и исчезнут навсегда, позабыв и про нее, и про этот корабль, а ей останется жить здесь и работать.
        Поднимаясь с кровати, Алиса застала в каюте странную картину. Тисато снова сидел в позе сэйдза, подложив под себя ноги, а напротив него сидел по-человечески еж. Складывалось впечатление, что между ними идет какой-то напряженный разговор, только оба не издавали ни звука. Алиса удивленно вскинула брови и Туман с Тисато обернулись к ней. Нет, теперь она была уверена, что между ними двоими происходит что-то странное, она и вчера не слишком то поверила в историю Стража, а уж теперь не верила и подавно.
        Девушка отвела взгляд, не зная, как начать разговор, но Тисато заговорил первым:
        - Ты освобождена от любых работ и тренировок на неопределенный срок. Кстати, ты вчера оставила в каюте Бриза свой Орсис. После того как я… договорился насчет тебя, я его захватил, лежит под твоей кроватью. Можешь оставаться здесь столько, сколько потребуется. Но помни, что примерно через неделю меня здесь не будет.
        Девушка кивнула. Вот так, сухим и бесцветным тоном ей обозначили, что она может рассчитывать только на временное убежище и больше ни на что. Прямо и без уверток. Впрочем, чего она еще хотела? Тисато и так сделал для нее очень многое. И все же, ей стало от этого больно, гораздо больнее, чем от полученной перед изнасилованием пощечины.
        Еж что-то пискнул, Тисато посмотрел на него, а затем, снова взглянул на Алису и улыбнувшись сказал:
        - Хочешь есть? Я принесу.
        Алиса улыбнулась в ответ. Было так необычно видеть на лице этого странного воина простую человеческую эмоцию. Мимолетно отметив про себя, что улыбка ему очень идет, девушка проговорила:
        - Спасибо, но только пить.
        Тисато поднялся и вышел.
        Пока его не было, Алиса убедилась, что под кроватью действительно лежит ее винтовка и осмотрелась. Стивен спал на второй кровати, лежа прямо в одежде и ботинках, а Туман все так же сидел на полу и смотрел на Алису.
        - Ну что, дружок, похоже мы скоро снова останемся с тобой одни, - тихо сказала девушка. - Может сойти на берег когда доберемся до Сумира? Как думаешь?
        Ей показалось, что еж кивнул.
        - Бриз, конечно, настрадался от выпавшей на него доли, но что-то мне расхотелось оставаться с ним после всего… что было. Может быть даже оставлю ему этот проклятый Орсис, пусть подавится, - она коснулась пальцами ноги холодной стали винтовки под кроватью. - Хотя нет, не оставлю. На второй такой я и за три жизни не накоплю.
        Она глянула в окно и задумчиво продолжила:
        - Вот только куда я пойду, раз грядет война? Если Бриз так уверен в победе, то рано или поздно меня найдут, хотя мне кажется, что никакая я не Взывающая. Или как он там говорил? Но учитывая их методы, все вот это про «затопить город с возрождающимися в нем людьми»… мне кажется со мной расквитаются хотя бы и за то, что не была с ними во время войны.
        Алиса поднялась и сделала несколько размашистых движений руками, разминаясь. Покрутила корпусом и чуть потянула ноги. От этих легких физических упражнений она сразу почувствовала себя лучше. Туман, тем временем, перебрался на небольшую подстилку, организованную в каюте, по-видимому, специально для него.
        - Сложно это все, когда надо самой думать над тем, как жить. В полуяви было не так уж и плохо, - она села обратно на кровать и забралась на нее с ногами. - Жаль, что ты просто еж и не умеешь разговаривать. По-моему, Тис не самый разговорчивый собеседник.
        Туман фыркнул словно бы всецело соглашаясь с этой очевидной мыслью.
        - Слушай, а я нормально выгляжу? - встрепенулась Алиса и принялась расчесывать волосы руками. Еж сузил бусинки глаз, словно интересуясь с чего это она вдруг так озаботилась собственным внешним видом.
        - Ну сам посуди, - ответила ему девушка, поправляя корсет. - Завалилась к нему среди ночи, в таком виде. Ревела тут, распускала сопли. А теперь еще и сижу как неряха. Что он обо мне подумает? Эх, жаль косметики нет, надо было разориться и купить на последние в Чаячьем хоть что-нибудь.
        Вскоре вернулся Тисато, неся в руках два объемных кувшина, не меньше литра каждый. Он остановился у кровати Алисы и сообщил:
        - Здесь горячее молоко с корицей и маслом, оно придаст сил. Здесь, - показал он второй кувшин. - Зеленый чай с травами. Он позволит успокоить дух и с ним станет проще забыться.
        - Давай молоко.
        - Хороший выбор, - кивнул Тисато, вручая ей напиток.
        - Потому, что, если бы я выбрала чай, - задумчиво сказала девушка. - Это было бы проявлением слабости и трусости? Попыткой убежать от прошлого?
        Страж удивленно уставился на нее и ответил:
        - Да нет, наверно. Просто чай я сам больше хотел.
        Алиса тихо засмеялась и, как ей показалось, в уголках губ Тисато тоже заиграла улыбка. Девушка взяла одеяло и накрылась им до плеч, хотя и было довольно тепло. Она ощутила сейчас, что в этой маленькой утлой каюте она словно бы находится в нерушимой цитадели исполненной безопасности и уюта. Она зажмурилась, отхлебывая теплый напиток, и подумала, что хочет растянуть этот миг подольше. Может быть даже на всю жизнь.
        Открыв глаза, она заметила, что Тисато косится на ежа и выглядит как-то растерянно. Словно он видел сейчас ее мысли и от того не знал как на них реагировать.
        Прогнав от себя этот морок, Алиса спросила Стража:
        - Вы ведь идете с нами до Сумира?
        Тисато чуть задумался, а потом кивнул.
        - Хочу сойти с вами. Побуду немного сухопутной… - девушка прервалась на заготовленной фразе, решив, что она прозвучит грубо. - Жительницей. Ты не знаешь, чем там вообще можно заняться? Я слышала про него только то, что это город «роз и вина». Звучит романтично, - отчего-то последняя фраза показалась Алисе лишней, и она прикусила язык.
        Некоторое время Тисато молчал, размышляя, затем, едва заметно кивнул самому себе, и сказал:
        - Мы не доберемся до Сумира.
        - Почему? - удивилась она.
        - Пока не знаю. Но в пути случится что-то, что не даст нам этого сделать.
        - Откуда ты знаешь?
        - Не могу объяснить. Я говорю это тебе потому, что никто на корабле все равно не может ничего с этим сделать.
        - Какой ты таинственный, - чуть иронично улыбнулась Алиса.
        - Боюсь, что тайны и загадки в последнее время плохо удаются мне в решении. Попробуешь отгадать одну?
        - Ну давай, - девушка допила свой напиток, отставила чашку в сторону и с интересом посмотрела на Тисато.
        - Что такое оружие, защиты против которого в мире нет?
        Алиса серьезно задумалась. Она никак не могла понять Тисато, но ей отчего-то казалось, что ни в коем случае нельзя прекращать говорить с ним, пока он отвечает. И стоит ей упустить эту тонкую нить беседы, как может статься, что она снова увидит перед собой ледяную стену мрачного равнодушия ко всему на свете. Потому она стала рассуждать вслух:
        - Конечно, хочется сразу сказать, что это какое-то реальное оружие, вроде Орсиса или сорокафунтовой пушки, но это глупо, понятно же, что это не так.
        - Действительно, - согласно покивал головой Тисато.
        - Значит, имеется в виду что-то… Я не знаю. Может «страх», хотя плохо подходит. Или, если загадка из какого-нибудь древнего текста, может имеется в виду проклятие или какое-то заклинание.
        Она задумалась, а Тисато уточнил:
        - Ну, а все же насчет твоей винтовки. Просто для примера, - казалось ему отчего-то важно обсудить именно этот вариант. - Разве можно как-то спастись, если ты под ее прицелом?
        - Ну конечно! - всплеснула руками Алиса и сказала, сдерживая улыбку: - Вот если бы у меня в прицеле оказался ты, я бы ни за что не стала нажимать на курок.
        Страж вдруг взглянул на нее так, что девушка испугалась. Он смотрел ей прямо в глаза, а в его следующих словах засквозил металл:
        - Почему?
        - Ты мне сейчас напоминаешь одного нашего общего знакомого капитана.
        - Прости, - чуть смутился Тисато и повторил вопрос мягче: - Так почему бы ты не стала стрелять?
        - Потому, что ты мне помогаешь и… Ну я не знаю как объяснить.
        Тисато посмотрел на сидящего неподалеку Тумана и покивал.
        - Спасибо. Ты помогла мне найти ответ на мою загадку.
        Ей показалось, что он говорил разочарованно.
        - Так какой же ответ?
        - Лучше тебе не знать, - процедил сквозь зубы Страж и в этот момент с верхней палубы донесся звон колокола, а затем крик матроса, что следил за морем с вороньего гнезда:
        - Парус на горизонте!
        - Пойдешь посмотреть? - поинтересовался Страж.
        - Ты же вроде как отмазал меня от работы? - скорее в шутку, чем всерьез ответила девушка, поднимаясь с кровати. - Кстати, интересно было бы узнать как. Или это мне тоже лучше не знать?
        - А ты догадливая, - улыбаясь кончиками губ, сообщил Тисато.
        Как только они вышли на палубу, Алиса тотчас же ухватилась за ванты и полезла на грот-мачту. Обычно она при этом с удовольствием ловила на себе взгляды матросов, которые хищно следили за ее стройной фигуркой, ловко устремляющейся вверх по тугим канатам. Однако теперь девушке было не комфортно от этого, а взгляд интересовал только один. Вот только ей не хотелось, чтобы Тисато раздевал ее глазами как другие, почему-то просто хотелось показать ему как хорошо она умеет делать свою работу.
        Как обычно и бывает в подобные моменты, на середине пути одна ее нога соскользнула, и Алиса чуть было не сорвалась, однако, мгновенно сориентировалась и, перехватившись рукой поудобнее, сделала вид, что у нее вовсе не вынужденная остановка, а сугубо запланированная.
        Она скинула с плеча Орсис и прильнула к оптике, чуть неуклюже водя непривычно пока длинным стволом оружия.
        Почти у самого горизонта она разглядела маленькую яхту невесть из-за чего тонущую посреди бескрайнего океана. Почти две трети корпуса корабля уже ушли под воду, однако оставшаяся часть словно бы не спешила еще тонуть.

«Может мистик хороший держит?» - подумала девушка и крикнула команде:
        - Мелкая яхта терпит бедствие. Шла под нейтральным флагом спящих. Орудий нет, команды на палубе не наблюдаю.
        - Лево руля! - рявкнул снизу Бриз, и девушка вздрогнула от его голоса. Прошло несколько секунд, однако, команды снайперу занять походный или боевой режим от капитана не поступило, а потому Алиса решила действовать самостоятельно. Она долезла до самого верха и расположилась на крохотной платформе, возле болтающейся там веревки. Это был довольно памятный для девушки символ двойственности мер предосторожности, про который нынешняя команда не знала, но похоже ни у кого пока не дошли руки, чтобы его снять.
        Когда Алиса еще только нанялась на этот корабль, мачта корвета казалась ей непривычно высокой и потому она привязывалась к рангоуту, чтобы не упасть. В одном из боев Летучий пес столкнулся с судном, на котором сразу три снайпера устроили девушке такой огненный ливень, что она едва не погибла, барахтаясь и пытаясь впопыхах отвязаться. Так вышло, что одна из пуль перебила веревку, и в этот момент корабль, выполняя маневр, прикрыл ее парусами. Алиса чудом зацепилась за вант, и потому уцелела. С тех пор она предпочитала больше полагаться на свою ловкость и не доверяла подобной страховке.
        Ветер был хорошим, вскоре корвет подошел уже на расстояние пушечного выстрела к терпящему бедствие, однако с палубы донесся отчаянный крик капитана:
        - Фиск! Право руля, право мать твою каракатицу руля, закладывай до упора!!!
        Корабль тут же накренило, старпом за штурвалом исполнил приказ со всем рвением, однако капитан не унимался.
        - Якорь на правый борт! Паруса убрать, сукины дети! А ну живо! - вспомнив и про Алису, Бриз проорал, приставив ко рту ладони. - Снайпер, цепляйся за мачту, сейчас нас пизд...!
        Договорить он не успел, потому что Летучий пес дернуло так, что девушка едва не улетела по инерции хода. Корабль повело вправо, и тут же затрещала обшивка. Пару секунд они еще совершали экстренный поворот и скрежет дерева продолжался, однако потом все стихло.
        Матросы уже подняли паруса и только теперь Алиса различила почти над самой водной гладью темный неровный риф, тянущийся на сотню метров между ними и подтопленной яхтой. Пожалуй, еще секунда и они бы налетели на него со всего хода, распоров себе днище и составив компанию незадачливой посудине спящих.
        - Что ж это, мать вашу, за фокусы?! - не унимался капитан. - Ты, ты и ты, живо вниз, проверить днище. В этих водах отродясь рифов не было.
        На палубе царила суматоха, Алиса поискала глазами Тисато и убедившись, что тот спокойно стоит, облокотившись на фальшборт руками, улыбнулась собственным мыслям. О ком надумала беспокоится. Да даже если бы она свалилась с мачты, он наверно успел бы ее поймать, привести в чувства, а потом встать, вот так же, как сейчас. Представив эту картину, она почувствовала, как в груди появляется приятное трепещущее тепло.
        Впрочем, Тис вряд ли имел ночью с капитаном простую и легкую беседу по поводу нее и Алиса решила, что Страж ведет себя сейчас непозволительно беспечно, мало ли что взбредет в голову Бризу.
        Она поудобнее перехватила винтовку, прикидывая, как можно было бы поддержать Тиса огнем, если вдруг на него попытаются напасть.
        Тряхнула головой.

«Да что со мной такое! И чего меня так к нему тянет?» - подумала она и мысленно сама себе ответила. «Действительно, подумаешь, сильный, смелый, таинственный, симпатичный… Ну спас от падения за борт, ну защитил раз-другой, не побоявшись пойти в одиночку против одиозного пиратского кэпа, позволил жить у себя в каюте, понимая, что одной мне сейчас будет тяжко. Обычное дело».
        Между тем на почти затонувшей яхте появился человек. Алиса тут же вскинула винтовку и великолепная оптика, компенсируя движение рук и покачивание корабля на волнах, позволила хорошо его рассмотреть. Это был пожилой мужчина, с густой длинной шевелюрой, глубокими морщинами на лице и спутанной бородой.
        Девушка решила, что скорее всего спящим он не был, несмотря на флаг на его корабле, те обычно сплошь молодые и красивые, или наоборот подчеркнуто страшные. Может матрос уцелел?
        Человек поднес к лицу бинокль и тут же, как ошпаренный, юркнул обратно внутрь своего корабля. Да уж, смотрящий на тебя через оптику снайпер - не самое приятное из того, что можно увидеть в бинокль, поди разбери осматривается он или готовится нажать на курок. Она улыбнулась и услышала, как Керрак Базу отдает распоряжения матросам:
        - Две шлюпки на воду! Первая, вторая группа десанта занять позиции!
        Бойцы выполнили команды и через несколько минут они уже подходили с разных сторон к остову полузатопленного корабля. Теперь было понятно, что маленькая яхта, на приличной, похоже, скорости влетела на риф, разбившись, да так безжизненно и замерла на камне, что ее погубил. Это было довольно странно, так как маршрут, по которому шел Летучий являлся обычным для морских переходов, находился вдали от островов и континента, а потому не имел никаких рифов.
        Команды шлюпок синхронно высыпали на палубу яхты и быстро исчезли внутри нее.
        Очень скоро они вернулись, и принялись готовиться к обратному пути до корвета. На сей раз в одной из шлюпок находились старик и молодая, темноволосая девушка, а в другую команда погрузила несколько ящиков провианта. Видимо, больше на корабле взять оказалось нечего.
        Первой на борт поднялась команда шлюпки с пассажирами и остальные матросы Летучего столпились вокруг них, пропуская вперед капитана. Алиса к тому моменту уже слезла с мачты и вместе с Тисато, стараясь держаться возле него, также подошла ближе к гостям. Впрочем, гостями их называть или пленными предстояло еще решить.
        - Доброго вам дня. С кем имею я честь разговаривать? - держась довольно уверенно, спросил старик. Он стоял так, чтобы максимально, насколько мог, прикрывать собой от команды свою спутницу. Та понимала это и, опасливо озираясь, прижималась к его спине.
        - Майкл Бриз. Капитан пиратского корабля Летучий пес, - Бриз зачем-то выделил интонацией слово «пиратского». - А кто ты такой?
        - Федор мое имя, а со мной моя… добрая подруга, ее зовут Лаита. Мы потерпели крушение и будем рады любой помощи. Если вам было бы по пути доставить нас до Сумира или Лаеша, мы отблагодарили бы вас за это деньгами по прибытии.
        Алисе показалось, что старик тщательно взвешивает каждое слово, хотя и говорил он в обычном темпе, его взгляд был кротким, однако не из-за страха и она решила, что поменяйся они с Бризом местами, ничего в его голосе и взгляде не изменилось бы. Капитан склонил голову на бок, словно пытаясь заглянуть старику за спину и спросил:
        - А не староват ли ты, чтобы такая милашка составляла тебе компанию?
        - Я действительно не молод, - ответил старик, кивая. - И выбрал для себя именно этот облик, в память о том, каким я был раньше. Но душа моя может вернуться в новое тело, если я погибну - это позволяет себя чувствовать моложе. Только Лаита мне скорее, как дочь, ей увы не дано того-же дара что и мне. Она NPC, - старик чуть исподлобья осмотрел стоящую перед ним команду. - Вы понимаете, о чем я говорю? - Осторожно уточнил он.
        - Представь себе, мы понимаем, - с усмешкой ответил Бриз. - Хотя мы и тоже NPC. Удивительно, правда?
        Старик взглянул капитану в глаза и сморщился как от боли, отводя взгляд.
        - Так значит ты, - медленно продолжил Бриз, и Алиса услышала нотки в его голосе, которые вызывали у нее теперь омерзение, словно он готовился ударить и медленно, на показ замахивался, зная, что собеседник все видит, но не может ничего предпринять. - Скрин, который взял себе поиграться NPC? Небось купил ее в приличной лавке? Она у тебя выглядит как из дорогих.
        Старик глубоко вздохнул и поежился.
        - Я слышу в Ваших словах неприязнь капитан, - честно ответил Федор. - Да Вы правы почти во всем, я действительно выкупил Лаиту в Белом золоте. Это одна из самых дорогих сетей по продаже NPC, Вы наверно знаете. Но она мне не игрушка, Лаита хорошая девушка и я дорожу ей не как вещью, а как близким другом. К тому же я уверен, что со мной ей гораздо лучше, чем в неволе.
        - Наверняка! - капитан ерничал. Он подошел вплотную к старику и взял за руку девушку, выводя ее ближе к себе. Та была одета в длинное черное платье, украшенное бусинами мелкого жемчуга в районе груди и талии. Девушка показалась Алисе очень красивой, ее правильные острые черты лица и удлиненные кончики ушей выдавали в ней какую-то разновидность эльфов. Большие чувственные глаза скользили по команде почти в панике, и Алиса подумала - еще немного и бедняжка упадет в обморок.
        Летучий пес брал пленных и во времена хождения под командой предыдущего своего капитана, однако раньше Алисе не доводилось встречать столь картинных сцен. Пленников, если они определялись в таковые, просто провожали в трюм и запирали в одном из его помещений. Конечно далее, после принятия решения о судьбе невольников могло изредка статься и то, что их казнят, однако, опять же, при этом все происходило исключительно утилитарно - приходила команда с мушкетами и делала несколько залпов из оружия, пожалуй с наивысшей гуманностью из всей жестокости данного процесса. О зверствах ей доводилось слышать лишь когда рассказывали про команды под предводительством спящих или скринов. И все же Бриз, словно решил перенять эту сомнительную черту у тех, кого считал своими заклятыми врагами.
        - Но, мне кажется, с нами твоей подружке будет гораздо веселее, - капитан ухмыльнулся. - Ты ведь не хочешь умирать, милая?
        Лаита быстро замотала головкой и по ее щекам потекли слезы, казалось, она уже все поняла и остальной спектакль, который обещал разыграться, должен был стать лишь меркой прелюдией к неизбежному.
        Ненависть окутала Алису мутной пеленой, ее кулаки сжались, и она сделала шаг вперед, готовая на все. Она еще не знала как, но она ни за что не позволит этому случиться.
        На ее плечо легла чья-то крепкая рука и девушка уже готова была решительно сбросить ее, готовая идти до конца, однако, обернувшись, увидела Тисато. Он, как всегда, был спокоен.
        - Подожди. Не время, - услышала она его голос, мягкий и успокаивающий.
        Алиса остановилась.
        - Не бойся нас, красавица, - продолжал тем временем капитан. - Наше общество покажется тебе неприятным только в первые пару дней. Потом начнет даже нравится!
        В этот момент старик с невероятным проворством метнулся к Лаите и опытный взгляд снайпера позволил Алисе заметить невесть как оказавшийся в руке Федора нож. Он метил не в капитана, а стремился лишить жизни ту, которой предстояло вытерпеть ад, но он не успел. Бриз перехватил его руку, а накатившаяся волна матросов прижала старика так, что единственное чем он мог теперь пошевелить было его лицо.
        - Не время, - снова прошептал Тисато.
        - Одумайся, капитан! На большой земле много распутных женщин, что с радостью…
        - Заткнись! - прорычал Бриз. - Чего ты разволновался, старик? Тебе жаль вложенных денег? Давай я дам тебе денег за нее, и ты уйдешь в свой чертов респаун? А? Дам вдвое больше, чем ты заплатил, хочешь?
        - Я отдам вам на суше вообще все, что у меня есть, только не трогайте ее, - прошептал Федор.
        Тогда капитан подошел к нему и прошипел:
        - Не отводи взгляд, сукин сын.
        Веки старика расширились, и он задергался словно в конвульсиях.
        Алиса поморщилась, как от боли, вспоминая это мерзкое ощущение, Бриз всегда делал так в момент кульминации их близости, что сейчас казалось ей особенно отвратительным.
        - Не время, - звучал голос Тисато.
        Она закрыла глаза, чувствуя мягкость его руки на своем плече. Он не держал ее, но словно предостерегал от ошибки, делать которую ни в коем случае было сейчас нельзя.
        Прошло несколько долгих секунд и вдруг Алиса услышала, как спокойным и ровным тоном, каким-то совершенно будничным, говорит ее капитан:
        - Мы доставим вас до Сумира и не причиним вреда ни тебе Федор, ни твоей красотке. И даже если ты, старый хрен, свалишься за борт мы все равно привезем тебе эту девочку в целости и сохранности. Но ты уж избавь меня от забот и не падай. Можете занять любую свободную каюту какую захотите. Обед у нас в два часа дня. Да отпустите же его наконец, недоумки!
        - А вот теперь пора, - прошептал Тисато и мягко подтолкнул ее ладонью.
        Совершенно опешив от того, какой оборот вдруг приняла ситуация, девушка растерянно подошла к Федору с Лаитой и сказала:
        - Пойдемте я вас провожу. Не волнуйтесь, вы теперь наши гости. Все будет хорошо.
        Надо было отдать старику должное, он не потерял самообладания и тут же сориентировавшись в том куда изменился ветер, кивнул ей и поблагодарил.
        Алиса даже невольно ему позавидовала, создавалось впечатление, что этот человек побывал за свою жизнь и не в таких ситуациях, причем из каждой из них он сумел так или иначе выпутаться. Уверенность чувствовалась в каждом его движении, тогда как взгляд старика оставался кротким и каким-то умиротворенным. Девушка решила, что во что бы то ни стало побеседует с Федором, когда выдастся такая возможность. Благо стараниям Тисато, который словно предвидел все от начала и до конца, эта парочка теперь предпочтет общение с Алисой всем остальным, ведь девушка стала первой, кто предложил им помощь на корабле.
        - Наша каюта точно напротив вашей, вот за этой дверью, - девушка показала себе за спину, и Федор учтиво кивнул. - Если что-то понадобится, стучите. Вы, кстати, не голодные?
        - Нет, благодарю, - ответил Федор и добавил: - Нам бы только передохнуть после всего, что случилось. А еды у нас на яхте было много.
        - Хорошо, - улыбнулась девушка. - Давайте тогда оставлю вас в покое до завтра, а в начале дня загляну к вам с визитом и чем-нибудь вкусным, - она чуть постояла, думая сказать еще что-нибудь ободрительное, но не нашла подходящих слов, а потому еще раз улыбнулась и вышла в коридор.
        Прямо перед ней стоял Бриз, сверля Алису своим неприятным взглядом. Девушка вздрогнула, но возникшая за спиной капитана знакомая фигура Тиса сразу ее успокоила.
        - Мне надо поговорить с вами. С тобой и с этим, - кэп небрежно повел головой, намекая на Стража. - В мою каюту.
        Алиса взглянула на Тисато и тот прикрыл глаза, как бы отвечая - «Все в порядке. Можем и сходить».
        Что ж, если Тис не против и будет рядом, то она была готова общаться хоть с морским дьяволом. И еще не известно, как для этого мифического существа мог бы закончится данный разговор. Алиса сдержала смешок и почувствовала, как Страж легонько коснулся ее руки.
        - Ты молодец. Прости, что не успел объяснить, - тихо сказал он.
        Алиса ничего не ответила, она только шла и чувствовала, как от одного его прикосновения по телу разливается нежное приятное тепло.
        Каюта капитана, казалось, пережила свой маленький персональный ураган. Вещи оказались разбросаны, шторы сорваны вместе с изящным резным багетом, а стол был истыкан ножом, да так и остался теперь стоять пронзенный этим оружием в самый центр.
        Тисато присел на свободный стул, и Алиса, придвинув другой к нему поближе села рядом. Бриз остановился возле стола и, облокотившись на него, произнес:
        - Я хочу кое-что прояснить, между нами, - он хмуро взглянул на Стража и добавил. - Нами троими.
        Алиса напряглась. Она не ждала от этого разговора ничего хорошего и была уверена, что стоит капитану крикнуть или как-то иначе подать сигнал, в комнате тут же окажется уйма матросов с оружием наголо и даже если Тис сумеет справиться с несколькими, им ни за что не одолеть их всех. Нож, торчащий теперь из-за стола за спиной Бриза, также не добавлял спокойствия. Реши капитан его выхватить и метнуть, у нее, пожалуй, не хватит реакции, чтобы увернуться. Интересно, хватит ли у Тисато?
        - Вижу, ты думаешь Алиса, будто я чертов маньяк, - начал наконец капитан. - Поехавший на крови и насилии урод, которому чуждо сострадание. И знаешь что? Отчасти ты права. Да я, черт подери, зол на весь этот сучий мир и другим я уже не стану!
        - И что ты ждешь от меня? - с раздражением бросила девушка. - Что я приму тебя таким каков ты есть? К чему этот разговор, Бриз?
        - К тому, что я хочу поговорить о прошлой ночи.
        - А я не хочу! - крикнула девушка, чувствуя, как наворачиваются слезы на глаза. Она и вправду хотела все забыть, а еще ей очень не хотелось, чтобы Тисато об этом слышал. Пусть это поскорее уйдет как сон, забудется, словно мимолетный кошмар, ставший на несколько часов реальностью, но оставшийся в прошлом. Сейчас ей хотелось быть перед Стражем словно зеркало водной глади, в лишенный дуновения ветра день - чистой и светлой, без тени той грязи, что ей пришлось испытать, в том числе и по своей собственной вине. Ведь не пойди она на поводу у Бриза и не решись на тот первый шаг, остальных бы шагов не случилось.
        - Да я был зол на тебя! Зол оттого, что хотел тебя всю с нашей первой встречи, Алиса. Я думал мне наконец улыбнулась удача, отыскал себе старый пират девочку по стати. Бойкую красотку снайпера, пробудившуюся, Взывающую, что пойдет со мной бок о бок на войне. Думал, ты награда за все мои тяжбы, а вышло так, что ты стала еще одним моим чертовым наказанием! Хочешь узнать, как у нас все сложилось именно так? Наверное, нет, но я расскажу. И начну с того, что в день нашего отплытия из Чаячьего ко мне в каюту является этот служака в черном и вручает новенький Орсис. Ну нихера себе, думаю щедрость. А потом он просит, чтобы я отдал его тебе в качестве подарка и не говорил, что это от него. Вот уж Стражи двинутые на всю голову, слышал я про них всякое, но чтобы настолько! И знаешь, что я прочел тогда на твоем лице, когда дарил эту игрушку?
        Алиса молчала, не веря тому, что слышит.
        - Да то, что ты была счастлива. Так счастлива, что готова была если и не на все, то на очень многое, ради своего внезапного благодетеля. И я, капитан Майкл Бриз, лучший Ищущий ордена, тот кого называют Чертов хлыст за мою удачу и ласковый взгляд, испугался. Испугался, что ты у меня ускользнешь сквозь пальцы, ведь ты пробудилась, а значит стала вольна выбирать. Идти своей дорогой. Я не был уверен, что ты сделаешь, если узнаешь, что подарок не от меня. Я воспользовался ситуацией, и потом снова принудил тебя быть со мной, а потом еще. И каждый раз при этом, заглядывая тебе в глаза, царапая твои мозги, я не находил ничего, что может удержать тебя со мной кроме этой чертовой винтовки. Сраного куска металла, чтоб ему сгнить! А потом он, - капитан ткнул пальцем в сторону Стража, - заставил меня вспомнить то, что я забыл, выставил перед тобой слабаком. А когда я на тебя сорвался, едва не сломал мне руку. Сучий герой. Да, я был зол на тебя. На тебя, потому как… - он замолчал, сверля Тисато ненавидящим взглядом. - Ты ведь не понимаешь кто такие Стражи, милая. Этот урод, я уверен, может вырезать весь наш
корабль даже не вспотев. Смотри!
        Бриз неуловимым движением запустил руку себе за спину и метнул нож в сторону Стража. Девушка даже не успела осознать, как замерло ее сердце, но оружие пролетело Тисато насквозь, тогда как он сам стал на мгновенье будто бы бестелесным облаком. Нож со стуком вонзился в стену, плотно впиваясь в податливое дерево.
        - Хватит ее пугать, - бесцветным, но не предвещавшим собеседнику ничего хорошего, голосом проговорил Страж. Алиса закусила губу. Даже в этот момент он подумал о ней, а не о себе.
        Бриз же бессильно опустил голову.
        - Видать это мой рок... Я выместил злость, так и не взглянув тебе в ту ночь в глаза, и без того зная, что там увижу. Я не прошу у тебя прощения, потому как будь у меня шанс я бы все это повторил.
        Повисло молчание, так что было слышно, как за окном плещутся волны и трепещут на ветру паруса.
        - Можно простить не поняв, - тихо сказал Тисато. - А можно понять не прощая. Я понимаю тебя Бриз, надеюсь сможет и Алиса. Очень скоро случится что-то, что мне не ведомо, но оно не даст нам достичь большой земли, и нам станет не до взаимной ненависти. Так что знай, я не собирался лишать тебя Алисы, и я хотел бы, чтобы ты ее не лишился, но уже слишком поздно. Потому что именно из-за этого своего желания, будь у меня возможность повернуть время вспять, я бы ей не воспользовался.
        Девушка нахмурила брови. Она не поняла последней фразы Тисато, хотя ключ к ней словно бы лежал на поверхности.
        - Я слышал Алиса собралась завтра навестить наших новых пассажиров, которых ты Бриз сегодня перепугал до полусмерти. Приходи тоже, я думаю разговор получится интересным.
        Капитан молчал, однако Алиса заметила, как изменился его взгляд. Слова Тисато о том, что им не достичь большой земли похоже не вызывали у того сомнений и девушка решила, что ей бы не мешало узнать побольше о Стражах Тишины.
        - И еще, Бриз, - продолжил Тисато, поднимаясь. - Алиса не Взывающая. У нее нет возможностей псионического контроля разумов тех, чье сознание сковано барьером. Боюсь куда лучше тебе в команду подошел бы ее еж, если бы ему потренироваться в развитии своих способностей. Только, он не согласится пойти к тебе, потому что его я кажется тоже нечаянно очаровал, - Страж улыбнулся, и Алиса снова подумала, как ему это идет, забывая на миг обо всем. - Вот уж не думал, что меня можно назвать обаятельным.
        - Погоди, с чего ты взял, что она не Взывающая? И при чем тут еж? - тряхнув головой проговорил капитан.
        - Он не ее питомец, Бриз, она его не контролирует. Алиса ему просто нравится… Как и мне.
        Глава 3. Пустота не прожитых лет
        Вдох до момента, когда воздух полностью наполнит легкие. Задержать дыхание.
        - Ты на меня обиделся? - проговорила Алиса.
        Выждать пять ударов сердца.

«Ответь ей уже, что ты молчишь» - голосил в мыслях Туман.
        Выдох. Не медленный и не быстрый, ровно такой каким он удается.

«Это потому, что ты теперь боишься с ней заговорить?»
        Выждать пять ударов сердца. Мысли чисты и исполнены Тишины.
        - Тис, ну ты чего? Ты сказал, что я тебе нравлюсь и теперь молчишь…
        Вдох до момента, когда воздух полностью наполнит легкие.
        - Я не знаю, что теперь думать.

«Если ты ей не ответишь я тебя укушу, девочка же переживает!»
        Тисато резко выдохнул и зло проговорил:
        - Я сейчас выверну тебя колючками внутрь!
        - Что?! - испугалась Алиса и забралась под одеяло полностью, словно в самую лучшую в мире защиту.
        - Прости, я отвечал Туману, - неуклюже оправдался Страж, чем вызвал у девушки еще большее удивление.
        - Я тебя не поняла. Ты что как-то умеешь говорить с животными?

«Я прекрасно ориентируюсь в оттенках чувств на твоих мыслях и знаю, что не вывернешь»
        - Да запросто! - Тисато чертыхнулся. - Нет, в смысле я не умею. Просто он снова встревает.
        - Тис, ты меня пугаешь, - серьезно сказала девушка. - Может тебе поспать на кровати сегодня, а не в этой твоей медитации?
        Страж покачал головой, взял стул и сел рядом с кроватью Алисы, опершись спиной о стену.
        - Со мной все в порядке. Кроме того, что я похоже худший Страж Тишины за всю историю Храма.
        - Опять ты говоришь загадками. Я иногда чувствую себя, словно и не пробудилась вовсе, ничего не пойму из твоих слов… Которые, кстати, ты еще и так редко произносишь, - последнюю фразу Алиса сказала с легкой обидой. - Почему худший? И что насчет Тумана?
        Тисато посмотрел на ежа, устроившегося на подстилке возле двери. На удивление он молчал. Наконец-то молчал.
        - Давай я отвечу на последний вопрос. Туман - псионик. Псионики - это различные существа нашего мира, которые могут воздействовать на разумы других. Сами они всегда разумны и среди них иногда встречаются люди. Орден, в котором состоит Бриз, называет таких Взывающими и ожидает, что эти люди возьмут под контроль всех NPC, когда начнется война, кстати, я допускаю, что такое вполне возможно, если в ордене научились как-то усиливать возможности псиоников. У меня же есть защита от различных способов контроля разума, с Туманом выходит так, что я могу слышать его, когда он посылает воздействия в виде информации.
        - Подожди, ты хочешь сказать Туман может управлять… Ну скажем матросами на корабле? - удивленно спросила Алиса.
        - Матросами вряд ли. Он потенциально сильный псионик, но не развивает свои способности, я так понимаю ему это просто ни к чему. Зато рыбками, крысами или насекомыми я думаю он смог бы манипулировать. А еще он может читать мысли окружающих. Так мы с ним и общаемся. Кстати, твои он тоже читает.
        Алиса с сомнением покосилась на ежа, который увлеченно чесал мордочку задней лапой и никак не напоминал при этом разумное существо.
        - Ты уверен?
        Тисато улыбнулся.
        - Ты обожаешь белые цветы и думала сегодня о том, как было бы здорово, чтобы я угадал и когда-нибудь подарил тебе именно белые. Уже не угадаю, потому что Туман мне это рассказал. А еще ты очень хочешь научиться танцевать, но стесняешься, так как боишься, что будешь выглядеть неуклюжей.
        Глаза Алисы расширились, и она забавно ухватилась за голову.
        - Как же так? Он, что постоянно это делает?
        - Нет, очень редко. Но только потому, что я прошу его так не делать.
        - Великие океаны, я чувствую себя голой… Только изнутри! - Алиса возмущенно взглянула на Тумана, но тот демонстративно отвернулся к ним задом и улегся спать. - Так, а что еще он про меня рассказал?
        - После пробуждения ты много думала про то, что у тебя не было детства. И размышляла о том какой была бы твоя любимая игрушка, - Тисато замолчал, улыбаясь уголками губ. - Мне кажется деревянная винтовка.
        - Нет, - засмеялась Алиса. - Наверно все-таки кораблик.
        Они посмотрели друг на друга и встретились взглядом. Да так и замерли.
        Он смотрел в ее глаза и не мог оторваться от их бездонной зеленой пропасти, Тисато с трудом был способен думать в этот момент, но все же одна мысль пробилась в его сознание, сквозь звенящую эйфорию, разливающуюся по всему телу и делавшую то словно бы невесомым. Мысль была о том, что он не позволит ей умереть.
        Они все смотрели и оказалось, что двум людям, бывает вовсе не нужны слова, чтобы объяснить свои чувства друг другу.
        - Мне вот интересно… - тихо сказала Алиса. - Ты ведь тоже все это ощущаешь? Мне… даже не верится просто.
        Тисато отвел взгляд. Он мог бы просто сказать ей «да», но это не было бы правдой, вернее это было бы куда хуже обычной лжи, так как являлось правдой не полной, а значит ложью, поверить в которую проще всего. Особенно ей сейчас.
        - И, да и нет.
        - Что ты имеешь в виду? - волнуясь уточнила девушка и поправила непослушный локон волос.
        - Несколько дней после пробуждения ты словно оголенный нерв. Чувствуешь все гораздо острее, эмоциональнее на все реагируешь. Действуешь значительно импульсивнее. Я даже допускаю… - он запнулся, и с трудом проговорил то, что должен был сказать: - Я даже допускаю, что у тебя пройдет все это… Насчет меня.
        Алиса задумалась, прислушиваясь к своим ощущениям.
        - Теперь я понимаю. Я сама удивилась почему все так резко… Когда сидела сегодня на мачте, смотрела на тебя и думала… - она смущенно улыбнулась. - Хотя не важно. Слушай, а это правда, ну насчет того, что говорил Бриз, что ты можешь всех убить на корабле и даже не вспотеть?
        - Конечно нет. Вокруг такая жара, что я при этом обязательно вспотею.
        Алиса засмеялась, а потом положила на подушку руку, так что ладонь оказалась возле него.
        Тисато осторожно ее коснулся, и они сжали пальцы, чувствуя в этом простом совместном жесте нечто удивительно их сближающее.
        - На самом деле, - сказал Тисато серьезно. - Капитан несколько преувеличивает мои способности. Он не дурак и возможно делает это умышленно, но на всякий случай я предлагаю его не разубеждать.
        Алиса с улыбкой покивала.
        - Тис, я о стольком хочу поговорить с тобой.
        - Обо всем?
        - Ага. Обо всем на свете. И я очень хочу, чтобы у меня не прошло это обострение чувств. Ну вернее… в общем ты наверно понял. Слушай, а как это было у тебя?
        Тисато вспомнил как он лежал в пустом бараке, где из мебели была одна только миска для еды, в которую раз в два-три дня наливали похлебку. Большего впрочем и не требовалось, потому что любое принятие пищи сопровождалось у него обильной рвотой. Мир плыл как в густом дыму, каждый звук резал слух будто в уши вставляли раскаленное жало, его то бросало в нестерпимый холод, отчего тело била крупная дрожь, то в жар, от которого, казалось, еще немного и кровь свернется в жилах. Это был результат того, что сильный псионик ломал твой барьер, давая тебе увидеть мир таким каков он есть… когда ты был к этому еще не готов.
        Алиса что-то прочла в его глазах и чуть сильнее сжав его ладонь произнесла:
        - Тебе было тяжело?
        - Это все не важно. Важно то, что я сейчас здесь и, как оказалось, все оно того стоило.
        - А расскажи мне про вас. Мне иногда кажется, что ты меня видишь насквозь, а я ведь даже не знаю кто такие Стражи Тишины.
        Тисато усмехнулся.
        - Я совсем недавно мечтал… Ну это довольно глупая мечта, так что не суди строго.
        - Перестань, глупой мечты быть не может, - наставительно сообщила Алиса.
        - Ты просто еще не слышала эту.
        - Ну расскажи уже! - нетерпеливо попросила девушка, придвигаясь к нему поближе.
        - В общем, что у меня маленький дом на острове и я там рассказываю своей женщине…
        - Это какой такой женщине? - наигранно-возмущенно прервала его Алиса.
        - Стройной рыжеволосой красотке. Не встречала таких случайно?
        - К сожалению нет, - печально сообщила Алиса, вздыхая, и они засмеялись.
        - В общем рассказываю про то, кто такие Стражи, про то, как нас тренируют, в общем про все.
        - Тогда давай, когда мечта осуществится тогда и расскажешь? - с улыбкой предложила Алиса. - Я подожду. Только скажи каким будет дом, вдруг мне не понравится?
        - Думаешь, не придется ли построить рядом второй?
        Они снова засмеялись, а потом Тисато серьезно сказал:
        - Да я и сам не знаю, у меня ведь никогда не было дома. Наверно похожий на комнату в таверне, только почище.
        - У меня тоже не было, - заметила девушка. - Поэтому и хотела у тебя узнать.
        Они помолчали, думая каждый о своем.
        - А у меня другая мечта, - чуть грустно сказала Алиса.
        - Какая?
        - Я бы хотела, чтобы все такие как мы, ну NPC способные мыслить, приравнялись к скринам. Тоже перерождались и могли осознавать себя и происходящее безо всяких барьеров. Тогда их не получится контролировать… к чему-то принуждать. Ведь раз есть те спящие кто ушел жить в наш мир на таких условиях, значит и мы это можем получить? - она на мгновенье задумалась и добавила: - По-моему, это сделало бы мир чуточку лучше.
        Тисато долго молчал, поглаживая ее ладонь, играя с нежными тонкими пальцами.
        - Твоя мечта гораздо лучше моей, - сказал он наконец.
        Они проговорили всю ночь. Лишь под утро, Алиса, уже сидящая на кровати рядом с ним, так, что они прижимались плечами, задремала и мягко опустила голову. Около часа он не решался пошевелиться, слушая ее дыхание, а затем понял, что даже у Стража Тишины может затекать рука.
        Уложив девушку в постель, Тисато отмел появившуюся было мысль, выйти на палубу и полюбоваться рассветом. Он решил, что не оставит девушку одну ни на секунду, до самого завершения своей миссии.
        Каким бы мудрым ни был Хранитель, снабдивший его загадками, сотканными из видений, либо эти видения были ложными, либо Хранитель что-то напутал, потому как он не даст ей умереть ни за что. А уж если такое случится, то война между спящими и NPC покажется этому миру детской песенкой, по сравнению с тем, на что способен гнев сошедшего с пути Стража Тишины.
        Поразмыслив над тем, чем лучше заняться, Тисато сел посреди каюты в позу сэйдза и начал медитацию. В итоге, он боролся с самим собой около часа, но так и не смог очистить разум. То и дело Тишину в его сознании нарушали воспоминания звонкого смеха той, что спала сейчас рядом, а темноту, позволявшую обычно лучше сосредоточиться, сменяли картины ее изумрудных глаз, нежной улыбки и хрупких плеч.
        Поняв наконец всю тщетность попыток медитации, Тисато попытался вспомнить, было ли в Храме хоть что-то из литературы по его состоянию. Он ведь никогда раньше не влюблялся, да и для Алисы похоже это был первый опыт подобных чувств, разве что усиленный недавним освобождением от барьера. Было бы неплохо лучше разобраться в специфике этого состояния и понять связанные с ним процессы. К примеру, невозможность медитации оказалась для Стража полной неожиданностью и, если в иной момент он бы испытал от этого легкое раздражение и разочарование, сейчас ему было плевать. Более того, сидеть с закрытыми глазами и вместо медитации вспоминать детали их разговора с Алисой, оказалось столь заманчивым и приятным, что Тисато позволил себе это, повесив предусмотрительно на себя самую сильную ментальную защиту. А то еще не хватало, чтобы Туман начал подслушивать.
        Надо было вообще с ним серьезно поговорить по этому поводу, ведь Алиса никак не могла защититься от такого, да еще и не слышала зверя. И хотя Тисато вряд ли бы мог сейчас избежать соблазна и не узнать, о чем она думает, прибегать для этого к помощи псионика ему не требовалось, он мог просто ее спросить.
        В библиотеке Храма было очень много книг и, помимо обязательной программы, будущим Стражам разрешалось наравне с монахами иногда читать постороннюю литературу, чем пользовался и он. Однако, даже там ничего полезного по интересующей его сейчас теме не было, а если где-то и описывались любовь и влюбленность, то это делалось либо сухо и поверхностно, будто писавший сам никогда не испытывал ничего подобного, либо же наоборот настолько высокопарно и абстрактно, что использовать как-то эту информацию не представлялось возможным. Впрочем, Тисато был уверен, что у спящих наверняка существовали книги которые ему нужны, просто их скорее всего не помещали в этот мир и хранили в большой тайне, как мощное оружие.
        Страж невольно взглянул на спящего Стивена. И чего он не заходит снова? Тисато не хватало информации, чтобы даже подступиться к этому вопросу, хотя он явно был как-то связан с его миссией. А ведь у спящего можно было расспросить про любовь, наверняка он что-нибудь знал, ведь те живут долго, под сотню лет, а это нечета NPC, приходящим в мир взрослыми людьми и сгорающими в нем словно мотыльки у огня. Например, Хранителю Тишины было почти пятнадцать лет и по меркам NPC, во всяком случае тех, кто пробудился и понимал свой реальный возраст, это был едва ли не вечный человек, существовавший почти с основания мира. Впрочем, буквально через две двери на их корабле находился скрин, то есть спящий который лишился тела в своем мире и продолжил жить только здесь, и этот скрин, судя по всему, прожил почтенную жизнь даже по мерках спящих. Вот с кем можно, нет «нужно» было обязательно поговорить! Тисато решил во что бы то ни стало пообщаться с Федором о своем состоянии, расспросить того о любви, чтобы понимать, чего ждать дальше… И о том как вести себя с Алисой.
        Этот вопрос для него являлся не менее сложным, потому как девушка была сейчас настолько чувствительна к любым его словам и даже мимике, что это сильно отражалось на ее состоянии, а Тисато очень не хотел причинять ей боль. Только поговорить об этом с Федором следовало обязательно наедине, делать это в присутствии Алисы, ему отчего-то было неловко.
        При мыслях о ней он не удержался и взглянул на спящую девушку.
        В этот момент колючий комок у двери зашевелился, потянулся и деловито осмотрел каюту. Затем он поднялся на лапы, подошел к Стражу в плотную и вопросительно на него уставился.
        Тисато не реагировал.
        Тогда еж облокотился на его ногу передними лапами и несколько раз настойчиво толкнул. Реакции со стороны Тисато снова не последовало и тогда зверек демонстративно открыл свою грозную пасть и сделал вид, что собирается укусить человека.
        Вздохнув, Тисато снизил ментальную защиту и мысленно спросил:

«Что ты хотел?»

«Любуешься?» - тут же возник ответ Тумана.

«Да. И ты меня отвлекаешь от этого важного дела».

«Есть что пожевать?» - спросил еж и уселся на пол между Стражем и Алисой, пытаясь таким маневром привлечь к своей колючей персоне максимум внимания. Тисато подумал и ответил мысленно:

«Давай позже, как Алиса проснется. За едой надо идти на камбуз, а я не хочу надолго оставлять ее одну».

«Эх, как у вас все завертелось. Я очень рад» - ответил Туман.

«Тому, что согласно загадкам Хранителя она теперь должна погибнуть раньше меня?» - угрюмо спросил Страж.

«Ну так найди способ этого избежать».

«Учитывая то, что я пока даже не понял цельной картины моей миссии, сделать это будет довольно сложно. Но я приложу все возможные усилия».

«А ты, кстати, не допускаешь варианта, что этот твой Хранитель настолько хитер, что неслучайно выбрал именно тебя? Он заранее знал, как и в чем ты ошибешься в плане своего невмешательства и потому все в итоге закончится хорошо».

«Да, я думал об этом и это очень соблазнительная мысль. Но считать так, значит позволить себе творить что угодно, ведь все и так предрешено кем-то неизмеримо мудрым. Нет, Туман, у этой истории не будет хорошего конца. Так уж выходит, что Страж Тишины завершая свою миссию всегда погибает» - тяжело вздохнув подумал Тисато.

«Вот это новости!» - еж аж подпрыгнул на месте. «Надеюсь девочке ты этого не сказал?!»

«Нет» - ответил Тисато отводя взгляд от спящей Алисы.

«Это хорошо… наверно» - прислал неопределенный ответ Туман. «А что, никаких вариантов нет?»

«За время существования Храма Тишины он выпустил с миссиями четырнадцать Стражей, я пятнадцатый. После миссии выжил только один - тринадцатый».

«И как он сейчас поживает?» - настороженно спросил Туман, чувствуя подвох.

«Он не выполнил своей миссии и напортачил так, что моего предшественника отправили, чтобы его убить. Обоих уже нет в живых».
        Некоторое время они сидели, не отправляя друг другу никаких мыслей, затем еж сел поближе к Тисато и положил ему переднюю лапу на ногу, словно утешая.

«Мир такая сложная штука, я просто поражаюсь. Кстати, сюда идет Фиск. Он взволнован и хочет с тобой поговорить. Именно с тобой, не с Алисой. Думает очень громко, что на него не похоже».

«Любопытно» - ответил Страж. «Может поможешь мне снова? Если его мысли и слова будут отличаться?»

«С удовольствием!» - вскинулся довольный Туман. Похоже он был рад оказаться полезным.

«Только прошу, старайся не болтать попусту, это очень сбивает. Я твои мысли слышу громче чужих слов».
        Еж фыркнул и ничего не ответил, намекая на то, что уже выполняет пожелание Стража.
        Дверь в каюту распахнулась перед самым лицом старпома, и тот так и застыл с занесенным кулаком, которым собирался постучать.
        - Ты хотел поговорить со мной, - тихо сообщил Тисато, говоря скорее утвердительно. - Алиса спит. Не будем ее будить.
        Страж вышел из каюты и прикрыл дверь, Фиск же стоял в растерянности, словно у него только что рухнул хорошо построенный план разговора. Они недалеко отошли, расположившись возле нескольких ящиков, сгруженных здесь, по-видимому, оттого, что им не нашлось места в трюме и перехваченными в нескольких местах канатом, чтобы не болтались во время качки.
        - Так значит и верно говорят, - начал Фиск, когда они остановились. - Ну про тебя и Алису. Я хотел было заглянуть к ней утром, а ее снова нет у себя.
        Тисато молчал, ожидая продолжения.
        - Ну я чего хотел сказать, я знаю эту девочку уже очень давно, ходил с ней, когда она еще ружье толком держать не умела, чтоб меня. И если у нее случались проблемы...
        - Фиск, если ты хочешь ее защитить, не стоит, - догадался о ходе его мыслей Страж, прерывая офицера. - Со мной ей ничего не угрожает на этом корабле.
        Старпом тяжело вздохнул. Тисато показалось, что он был подавлен и не знал, как продолжить разговор, однако не стал подталкивать его к чему бы то ни было.
        - Значит, ты занял мое место, - сказал наконец Фиск, без вызова, скорее разочарованно, на что Тисато лишь сложил на груди руки.
        - А правду говорят, что кэп ее сильно обидел?
        - Правду. Но он уже объяснился с ней.
        Фиск покачал головой.
        - Да, что-то херовый из меня пока старпом. Ни за чем не успеваю следить, только и делаю, что пашу за штурмана, - он сплюнул на пол и посмотрел в сторону. - Ладно. Но если вдруг начнется какая-то возня, знай, что я положу болт и на капитана, и на то, что я старпом. Впрягусь за нее, понимаешь?
        Тисато с интересом присмотрелся к нему.
        - Понимаю. Я сейчас скажу несколько слов, возможно они покажутся тебе набором бессвязных звуков, просто хочу кое-что проверить. Ты знаешь кто такие NPC, то, что наш мир спящие называют New World, а нам с тобой не больше, чем по пять лет возраста каждому?
        - Какая-то тарабарщина, - поморщился Фиск.
        Тисато вздохнул. Нет, старпом пока не пробудился, хотя, судя по всему, и стоял уже на грани, раз был готов пойти против своего капитана, являясь по сути его самым основным подчиненным.
        - Тогда не обращай внимание. Это язык спящих, - объяснил Страж и дружелюбно добавил: - Мы через пару часов собираемся навестить вчерашних пассажиров. Приходи и ты, мне кажется, Алиса будет рада увидеть твое лицо.
        Фиск нахмурился и коснувшись ладонью шрамов, обильно украшавших всю его голову, усмехнулся.
        - Да уж, пожалуй, она единственная, кому может быть приятно увидеть мое лицо, - затем он собрался и сказал наконец то, ради чего, судя по всему, и приходил: - Ты уж позаботься о ней. Мне кажется, ты нормальный мужик... хотя и чудной какой-то.
        Тисато улыбнулся уголками губ и уже собирался уйти, но старпом остановил его жестом.
        - Погоди еще чего скажу! Тут какая-то чертовщина творится, на море. А то ты вроде из сухопутных, ничего поди не понял. Помнишь риф о который мы вчера чуть днище не разодрали?
        Страж молча смотрел на него.
        - Так вот, во-первых, мы ночью обплыли еще два таких же. А во-вторых, так не бывает, в этих водах рифов нет и никогда не было, Бриз верно сказал. Рифы у побережья, у островов есть, но мы же, мать его, в открытом море!
        - Может мир обновляется? - пожал плечами Тисато. - Так иногда бывает со временем, резко меняется ландшафт, я слышал даже горы где-то вырастали.
        Фиск отрицательно покачал головой.
        - Нет, это все херня. Не могу это доказать, но поверь чутью старого рубаки, что-то происходит и это что-то выбрало нас своей целью, чтоб меня!
        Страж кивнул и направился к себе в каюту. Похоже, что помощь Тумана оказалась не нужна, раз еж молчал все это время. Стало быть, старпом был искренен.

«Что ж, во всяком случае начало что-то происходить» - подумал Тисато. И хотя с рифами он бороться не умеет, вероятно это было лишь началом. Вот только чего?
        Он вспомнил пятую загадку.
        Что бы кто ни делал, однажды над водою вырастут мечи не давая закончить тебе путь, начатый в Храме. Они обрушатся на тебя и всех, кто с тобою рядом. В этот момент бегите не раздумывая.
        Может мечи это и есть рифы? Впрочем, не похоже, чтобы они обрушивались. Как бы то ни было, понять о какой угрозе идет речь в загадке, скорее всего, окажется довольно просто.
        Тисато вошел в каюту и увидел заспанную, чуть взволнованную Алису, сидящую на кровати.
        - Где ты был? - беспокойно спросила девушка.
        - Говорил с Фиском, - просто ответил Страж, подошел и сел рядом, опершись спиной о стену.
        - Понятно. Не помню, как заснула, прости, - она мягко провела ему ладонью по плечу и Тисато невольно улыбнулся. - Проснулась, тебя нет. - Она зевнула и потянулась.
        Ему было приятно наблюдать за ней, даже за самыми простыми ее движениями, вот и сейчас это вызвало в душе что-то сродни умиления.
        - Постой! - вдруг удивленно воскликнула Алиса и села как он, прижавшись спиной к стене, а плечом к его плечу. - Ты сказал, что общался с Фиском? Только сейчас поняла. А о чем вы говорили?
        - В некотором роде о тебе.
        - Что-то я в последнее время в центре внимания, - чуть смутившись заметила девушка.
        - Мне казалось, тебе нравится быть в центре внимания.
        Алиса засмеялась, поправляя волосы.
        - Ну знаешь, когда я лезу в узких брюках по вантам на мачту - это немного другое внимание. Такое мне и вправду льстит. Ты не ревнуешь?
        - Немного, - честно ответил он. - Только я никогда не стану просить тебя одеть то или иное. Ходи в чем тебе нравится.
        - Смотри, будешь мне многое позволять - избалуешь! - с улыбкой сказала девушка, глядя ему в глаза.
        - У каждого свой путь, - тихо ответил ей Страж. - Если сочтешь нужным избаловаться, то так тому и быть.
        - О океаны, какой же ты иногда... - она чуть придвинулась и положила ему голову на плечо. - Серьезный! - Тисато замер, только сейчас он понял, как ему нравится аромат ее волос, напоминающий запах персиков и цветущей вишни.
        - Фиск просил о тебе позаботиться. Переживал за тебя.
        - Он хороший. Хотя я никогда не могла почему-то воспринимать его кроме как друга. Может это было из-за барьера в голове? А что ты ему ответил, кстати?
        - Ничего. Он и так знал ответ, лишь хотел обозначить свою позицию. Зато я его позвал сегодня на встречу со вчерашними пассажирами.
        Алиса поднялась с кровати и досадливо сообщила:
        - Я же совсем про них забыла! Надо сходить на камбуз, узнать кто там сегодня кулинарит и заказать что-нибудь вкусное, - Алиса прищурилась и, внимательно посмотрев на Стража, обвинила во всем его: - Это все ты меня заговорил, болтаешь и болтаешь! - а затем показала язык.
        Тисато растерялся. Мало того, что она так внезапно отпрянула, лишив его возможности наслаждаться ароматом ее волос, так еще и столь нелепо его осуждает. Он развел руками, решая, что ответить и не понимая, что означает этот жест в виде высунутого языка.
        - Тис, ты чего? - удивленно спросила Алиса. - Я же просто играю с тобой.
        Он не знал, что это за игра. Похоже, что мир попросту не вложил в него таких знаний за ненадобностью, но Тисато решил, что он обязательно узнает, выяснит все у того скрина, или на худой конец у Стивена, когда тот очнется. Ему хотелось ответить ей, поддержать этот разговор, хотя в итоге он, конечно, будет поддаваться в игре, пусть Алиса побеждает, ему не жалко, а ей будет приятно. Но правила узнать было надо.
        - Все хорошо? - забеспокоилась девушка.
        - Да, - ответил он поднимаясь. - Просто решил, что ты говоришь серьезно. Пойдем уже на камбуз, потому что одну я тебя не отпущу.
        Оказалось, что они поступили правильно, решив лично сделать заказ какого-нибудь блюда. У небольшой каменной плиты орудовал гоблин по имени Икота, норовивший привнести в любой рецепт что-нибудь такое, после чего, как казалось Стражу, есть это должно было стать невозможно.
        В итоге, почти два часа Алиса ассистировала в готовке, и очень старалась показать Тисато, что она хорошо в этом разбирается. Получалось у нее не важно, пару раз она роняла столовые приборы, рассыпала какую-то приправу и даже порезала палец. Он уже собирался было мягко сказать ей, что готовка - это не ее, но решил, что раз для девушки это так важно, то наверно лучше не стоит.
        К тому же, как подумал Страж, если вдруг предположить, что у них и вправду когда-нибудь появится свой остров, то лучше было бы, чтобы кто-то умел на нем готовить. Есть постоянно сырую рыбу все же не хотелось. И если Алисе нравилась кулинария, то почему бы и нет, ее навык в этой области в любом случае был выше, чем у Стража, так как тот даже не представлял с какой стороны нужно подходить к сему процессу.
        Результатом противостояния, с одной стороны которого выступали Алиса и Икота, а с другой неприготовленные продукты, стало следующее: весьма недурно пахнущая похлебка в большом котле, чуть подгоревшие стейки, мясной пирог средних размеров, несколько булок хлеба и целый чан мутноватого киселя. Девушка гордо оглядела результат их творчества, Тисато улыбнулся и похвалил ее за усердие.
        Ему показалось, что он все сделал правильно и Алиса осталась довольна.
        Они забрали половину пирога и отправились к Федору и Лаите.
        - Ты не могла бы сама с ними говорить? - уточнил у девушки Страж. - А я буду присоединяться по ходу. А то боюсь, что моя манера вести диалог может их… озадачить.
        - Могу, конечно. Но, по-моему, ты на себя наговариваешь. Вчера ночью все было супер! - в тот момент, когда она это произносила, мимо них как раз шел к камбузу один из матросов и буквально обратился в слух. Страж мысленно усмехнулся, похоже их отношения скоро обрастут новыми сплетнями на корабле. Девушка, кажется, и сама заметила двусмысленность сказанного, потому как смутилась - плотно сжала губы и у нее чуть покраснели щеки. - Ну в смысле мне с тобой очень приятно было поговорить.
        - Это хорошо, - ответил Тисато. - Значит у меня есть шанс на повторение этой чудесной ночи.
        Алиса засмеялась, хотя ее щеки стали еще более красными.
        - Ну вот, даже шутишь. Обязательно повторим.
        Пассажиров они застали сидящими за столом и что-то обсуждающими, их тепло приняли и Страж принес из каюты пару стульев, чтобы всем было где расположиться. Туман также изъявил желание присоединиться к беседе обещавшей быть интересной.
        - А много времени вы пробыли на том рифе? - поинтересовалась Алиса, отламывая кусочек пирога.
        - Да около часа, - ответил Федор. - Я как услышал, что вы тоже напоролись, сразу выглянул. Но у вас на мачте снайпер с ружьем сидел, я потому обратно ушел сразу.
        - Простите, что напугала вас, - чуть смутилась Алиса. - Это была я. Ну, работа такая.
        Федор покивал и уточнил:
        - А как к вам обращаться?
        - Меня зовут Алиса, а это Тисато, мой… - она прервалась и Страж уже хотел было подсказать ей как можно закончить, но ему самому стало интересно услышать версию Алисы.
        - Мой мужчина, - сказала она и Тисато решил, что сегодня тот день, когда он увидит все оттенки красного на лице девушки. Она взглянула на него, ожидая реакции и он едва заметно кивнул, полностью соглашаясь с таким определением их отношений.
        - Приятно с вами познакомится. Значит вы на корабле все NPC? - уточнил Федор.
        - Не совсем, - туманно сказала Алиса. - Во-первых у нас есть на борту один спящий. Он сейчас в вашем, ну то есть своем мире и уже там довольно давно, мы не знаем когда вернется. А во-вторых… вы что-нибудь знаете о пробужденных?
        Старик взглянул на свою, до того молчавшую спутницу и ответил:
        - Знаю немного. Только вы первые, кого я из них встретил.
        - Ну у нас не все пробужденные. Я, Тисато, наш капитан, его зовут Майкл Бриз и его боцман Керрак Базу.
        - Очень необычно. Мне бы хотелось больше узнать о вас, - мягко сказал Федор. - Если, конечно, вы не были бы против.
        В этот момент в дверь постучали. На пороге оказались Бриз, Базу и Фиск.
        С их появлением в каюте сразу стало немного тесно, а разговор взял в свои руки капитан:
        - Прости, Федор, что напугал тебя и твою подругу. Это не от того, что я мудак, хотя с этим вряд-ли кто-то поспорит, просто много дерьма я хлебнул от вашего брата. Скринов имею в виду. Особенно тех, что держат при себе NPC.
        - Я примерно так и подумал потом, - кивнул Федор. - А мы как раз говорили с вашей командой о том, что многие из вас на корабле пробужденные. И вот вы все здесь.
        - И что же интересно вы тут наговорили? - поинтересовался капитан, прикладываясь к пирогу. - Хм, Икота делает успехи, - буркнул он себе под нос.
        - Не много, - сказал Федор. - Однако, уже думаю, что мне вас послал сам Бог. Видите ли, я исследователь и всегда им был, еще во внешнем мире. Но так уж сложилась моя судьба, что мне пришлось уйти в New World. Здесь я побывал уже почти везде, в основном занимаясь поиском ответа на вопрос, как сделать так, чтобы Лаита смогла полностью обрести разум. Исследуя самые разные уголки материка и Архипелага, я слышал о пробужденных многое, однако никого из них так и не встретил до вчерашнего дня и теперь надеюсь, что вы сможете пролить мне свет на то, как стали такими.
        - А в своих путешествиях вы случайно не бывали в Сердце Мира? - спросила Алиса.
        - В котором из них? - с улыбкой ответил вопросом на вопрос Федор, однако, видя удивление на лицах людей, пояснил. - Вы не знаете? Тогда позвольте я объясню. Мест, которые так называются на самом деле пять и вокруг них очень много противоречивых слухов. Никто не представляет сейчас, где они находятся и функционирует ли хотя бы одно, но раньше из них создатели New World управляли этим миром. Управление осуществлялось с помощью особых существ - так называемых Объектов и однажды с этими Объектами что-то произошло. Кто-то считает, что создатели уничтожили их, так как существа перестали выполнять заданные им команды, кто-то, напротив, утверждает будто существа сами скрылись, желая получить больше власти. В общем, версии есть разные и вряд ли мы уже когда-нибудь узнаем правду, но фактом остается то, что разработчики не могут теперь влиять на мир, а тот сам постоянно меняется и становится все сложнее с каждым годом. У многих, в том числе и у меня, есть ощущение, что New World из игровой виртуальной реальности постепенно превращается в очень самобытный, но все же реальный мир. Я слышал о тех, кто пробовал
добраться до какого-либо из Сердец, но мне не известно, чтобы такие попытки увенчались успехом.
        В каюте повисло молчание, первым нарушил которое Фиск.
        - Вы меня простите, я вижу тут все с умными лицами беседуют о чем-то важном. Но если что, я ничерта не понимаю, о чем разговоры. Это я на тот случай, если у меня решат что-то спросить.
        - Это ничего. Я тоже часто не понимаю, о чем Федор общается с окружающими, - поддержала его с улыбкой Лаита.
        - Простите, мы скоро закончим говорить на языке спящих, - примирительно сообщил Федор. - Но нам пока нужно еще кое-что обсудить на нем, - он по-отечески погладил девушку по тыльной стороне ладони. - Как я уже сказал, я исследователь, а не собиратель мифов, потому искал в первую очередь пробудившихся. Однако, если вы хотите сказать, что они, то есть вы, как-то связаны с Сердцем Мира, возможно я начал свои поиски не с той стороны. Все что мне известно сейчас из слухов, так это то, что для посещения Сердца нужно активировать некий эвент, своеобразную цепочку событий. Но как это сделать, я не имею понятия.
        - Не страшно, поскольку вещи это не связанные, - ответил сидевший до того молча Страж. - Но пробудившихся не так мало, как может показаться. Просто они не стремятся демонстрировать всем вокруг своего состояния. Хотя возможно вскоре их станет значительно меньше, так как они собираются объявить спящим войну.
        - Войну? - удивленно поднял брови старик.
        - Объяснишь, ему Бриз?
        Капитан скривился, но все же, почесав короткую бороду, кивнул.
        - Ты припоздал с исследованиями, дружок. Те NPC, что смогли пробудиться, а механизм этого процесса, сразу тебе скажу, толком не знает никто, готовятся дать ответ спящим и скринам, что игрались с ними как с рабами и живым мясом со времен создания мира. И мне даже жаль, что среди скринов существуют такие как ты. Честные и порядочные, потому как ваше большинство - это сущие скоты. И поражение ваше неизбежно, а участь будет ох как незавидна.
        Чуть помолчав, Федор с сомнением ответил:
        - Вот уж действительно сюрприз на сюрпризе, в которые сложно поверить. Я об этом ничего пока не знаю, капитан, и все же может вы приоткроете для меня тайну… В том, что сочтете возможным. К чему эта война? Чего вы хотите достичь?
        - К тому, чтобы спящие и скрины перестали населять этот мир, - сухо и жестко ответил Бриз.
        - С позволения сказать, это то, от чего вы хотите, как я понял, уйти. А я спросил об ином. Вы понимаете, что будет, когда это произойдет?
        Бриз зло усмехнулся и покачал головой.
        - Знаешь, Федор, что бы ни было, это будет лучше, чем сейчас…
        - Позволю себе не согласиться, - уверенно перебил его старик и обратился ко всем. - Скажите, друзья мои, вы понимаете, как устроен этот мир снаружи?
        - В каком смысле снаружи? - уточнила Алиса.
        - Ох. Я даже не знаю, с чего лучше начать, - горестно признал Федор. - Неужели вам еще неизвестно, что этот мир не просто создан некими спящими и живет сам по себе? Он поддерживается с той стороны, питается энергией, обслуживается тысячами людей. Если вы говорите правду и ожидается война, пораженная сторона может быть только одна… вернее две. Вы - NPC и мы, скрины. Причем, как только спящие поймут, что бороться за наше существование им уже бессмысленно, они отключат этот мир и погрузят его в небытие.
        Гробовая тишина в каюте царила почти с минуту и Страж понял, судя по напряженным физиономиям Бриза и Базу, информация была для них если и не полностью новой, то явно содержала в себе неизвестные ранее подробности. Затем Федор продолжил:
        - Здесь в New World находится очень много бизнеса из внешнего мира, так уж вышло, что набравшая много лет назад небывалую популярность виртуальная реальность, предоставила массу удобных возможностей для деловых людей… А из-за наибольшей массовости проекта именно сюда все принялись стекаться. В городах можно найти представительства разных компаний как мелких, так и гигантов. Все это так же замедлит конец нашего мира, ибо никто не захочет переводить свои дела на новые рельсы, пока возможно будет остаться на старых, но если все окажется совсем худо, то… просто поверье, снижение прибылей на пару процентов у какой-нибудь Дженерал моторс или Бритиш петролеум может легко привести к тому, что подобные компании примутся лоббировать создание новой платформы для своей работы. А без бизнеса ценность для спящих будем составлять лишь мы, - он приложил руки к своей груди. - Родные и близкие тех, что остались жить во внешнем мире. Мне сложно это предугадать заранее, но мне кажется, что за нас будут биться отчаянно… во всяком случае некоторое время и пока мы не окажемся… например, привязаны перерождением к
какому-нибудь отдаленному храму, где нас примутся непрерывно истреблять. И возможно где-то я ошибся, все-таки я не военный, однако все мои знания говорят мне о том, что может случиться лишь так и никак иначе. Можешь посмотреть мне в глаза как вчера, капитан, и понять, что я не лгу.
        - Другого пути у нас нет, старик, - вмешался в разговор Керрак Базу. - Либо молчаливое страдание, либо заявить о себе так, чтобы спящие нас услышали. Быть может мы и остановим войну, а скринов отфильтруем более-менее, чтобы решить кто достоин кары, а кто ее не заслужил. Но терпеть того, что происходит сейчас мы не будем.
        - Есть еще один путь, - тихо, каким-то опустившимся голосом, сказала Алиса и Страж обеспокоенно взглянул на нее. - Я не спроста спросила про Сердце Мира. Ты ведь был там Бриз, уверена, ты смог бы найти дорогу снова. Если бы у меня был шанс, я бы вошла туда и пожелала, чтобы все мы стали равными скринам - лишились барьеров не позволяющих полноценно осознать себя и мир вокруг, стали бессмертны.
        - И что бы это поменяло?! - воскликнул Базу, усмехаясь. - Взывающие могут контролировать разумы лишь тех, кто еще несет в себе барьер. Сделав это, ты лишишь нас армии, начнется полный хаос! Да и к чему снимать барьер вообще у всех? Ты хоть представляешь себе, чтобы вся матросня на корабле вмиг пробудилась? У них же снимутся все ограничения. Тебя, куклу, первой бы порвали на ленточки!
        - Постой, не горячись, - прервал его Бриз. - По большей части я согласен с тобой дружище, но все же, следует быть осторожнее. Найти Сердце Мира даже мне практически невозможно, потому что я не знаю благодаря чему достиг его прежде, так что эту идею можно оставить… А поступить я думаю следует так: как доберемся до Сумира, встретимся там с отделением наших и запросим совет. Выясним насколько реальными являются его слова, - капитан коротко взглянул на Федора. - Врать то он не врет, я это знаю, но может быть недостаточно осведомлен. Если окажется, что лобовое противостояние и впрямь может привести к тотальному уничтожению вообще всего вокруг, надо понять, в какой момент следует остановиться, чтобы не передавить.
        - Бриз, а как же миллионы NPC которые неизбежно погибнут в этой войне, даже не поняв, за что они бьются? - не унималась Алиса. - Вы собираетесь использовать их словно живой таран против спящих! Чем это лучше того, что делают они?
        - Милая моя, я пиратский капитан! - воскликнул Бриз. - Опомнись! Я топлю корабли спящих, вырезаю NPC команды, только ради того, чтобы очередной ублюдок пожалел уймы вложенных средств, надменно харкнул из своего внешнего мира в нашу сторону и перестал сюда являться. Я привык жертвовать нами во благо высшей цели! Да и ты сама ушла не далеко, твоя винтовка ищет обычно капитанов и офицеров, но сколько из этих офицеров были спящими? Половина, треть, сотая часть?
        - Зато, будь у меня шанс этого не допустить и все исправить, - яростно бросила девушка. - У меня бы не дрогнула рука пожертвовать собой в Сердце Мира, ради всех нас.
        Бриз было вскинулся что-то ответить, но его губы дрогнули, легкие издали странный звук и он, с хрустом сжав кулаки, уставился в пол.
        Тисато собирался уже сказать короткую примирительную речь, чтобы чуть охладить градус обстановки, однако события приняли иной оборот. С верхней палубы раздался звон колокола, а буквально через секунду в каюту вбежал всклокоченный матрос и выпалил скороговоркой:
        - Капитан!!! Там паруса на горизонте… В смысле, когда я говорю на горизонте, то имею в виду весь горизонт! Гигантская эскадра идет в нашу сторону со стороны материка широким фронтом и, кажется, собирается брать нас в кольцо.
        Бриз вылетел из каюты, словно пуля и все остальные потянулись за ним. Даже Федор с Лаитой, похоже решили взглянуть на ситуацию лично.
        Когда все оказались наверху, Страж легонько коснулся руки Алисы, привлекая ее внимание:
        - Как ты? Все в порядке?
        - Теперь да. Спасибо, что поинтересовался, - ответила девушка и Тисато показалось, что ей очень приятно его внимание. Она улыбнулась ему и, ловко зацепившись за ванты, быстро устремилась вверх, щеголяя стройной фигуркой.
        Корабль уже шел по инерции со спущенными парусами, и все ждали вводных от капитана, однако тот медлил, пытаясь рассмотреть в подзорную трубу крохотные, едва различимые вдали точки.
        - Вижу цели! - раздался голос Алисы. - Очень много кораблей, передний фронт это не все, за ними в кильватере идут другие. - Она плотнее прильнула к оптике и добавила: - Как интересно! У них нет флагов, будто это NPC пираты, а на парусах нарисованы мечи. Никогда такого не видела!
        Тисато тут же вспомнил загадку Хранителя и обратился к Бризу:
        - Это за нами. Надо срочно уходить.
        - Какой же ты, мать твою, сообразительный. Без тебя бы я ни за что не догадался, - ответил капитан, а затем гаркнул во все горло: - Лево руля! Мистик, колдуй нам попутный ветер такой силы, какой только можешь, иначе, честное слово, я выдам тебе весло!
        Глава 4. Последний полет Летучего
        Когда мечи наконец нависнут над вами так, что выхода не будет, обратись к самому слабому среди тех, что окажется подле тебя и попроси его о помощи, ибо только так вы обретете спасение. Так звучала шестая загадка Хранителя и Тисато занимало в ней ровно два вопроса. Во-первых что именно считать моментом, который можно было бы обозначить как «выхода не будет», и во-вторых: кто являлся самым слабым на их корабле.
        Сейчас, когда они стояли с Алисой у кормы, опершись спиной о фальшборт и его рука, как бы невзначай, обхватывала девушку, так что кончиками пальцев он касался ее бедра, эта рыжеволосая красавица казалась ему самым слабым и безобидным существом на свете, которое хотелось защищать и оберегать. Однако, Тисато понимал, что это говорят лишь его эмоции. Алиса являлась снайпером и, судя по всему, неплохим, учитывая то, что смогла дожить до своего пробуждения, а значит слабой ее назвать было никак нельзя.
        Что же до Федора, то в этом мужчине чувствовалась такая твердость духа и нерушимая воля, что его вариант Тисато отмел не раздумывая.
        А вот Лаита вполне могла оказаться ключом к загадке. Хрупкая эльфийка щебетала о чем-то с Фиском стоя рядом с ним у штурвала и исполненный гордости, от внимания этой милой особы, старпом охотно ей отвечал.
        Крепкий светловолосый мужчина с изувеченным шрамами лицом, возвышавшийся над изящной фигуркой, почти на полторы головы ниже его - казался грозным исполином. Однако то, как он добродушно общался сейчас с девушкой не позволяло узнать в нем сурового рубаку, выжившего в сотнях морских сражений. Они с эльфийкой как-то очень быстро нашли общий язык сразу после того, как покинули каюту Федора. Возможно, лишь оттого что оба тогда не разобрали почти ни слова из сказанного, а может и по какой-то иной причине.
        Сам Федор сперва волновался за судьбу своей подопечной, но Алиса, почувствовав это, рассказала старику о Фиске. О том как она ходила с ним на пиратских кораблях, будучи единственной девушкой в команде, и как тот за все это время не только не позволил себе и намека на грубое и недостойное поведение, но еще и защищал ее от такового со стороны экипажа. Это успокоило старого исследователя и теперь он стоял возле кормы, глядя в подзорную трубу, невесть откуда взявшуюся у него при себе и, лишь изредка, поглядывал на девушку.
        - Кормовые орудия тоже за борт! - прокричал Керрак Базу спускаясь в недра корвета. С верхней палубы матросы уже сбросили все пушки, стараясь избавить корабль от лишнего груза. На удивление Тисато ему не пришлось убеждать в подобной необходимости Бриза, капитан и без его наития, не моргнув и глазом принялся раздавать указания о сбросе в воду всяческого балласта, который только можно было найти на корабле.
        Следующими на очереди должны были стать снаряды, бочки с порохом и древесина, отложенная на случай экстренного ремонта корпуса судна. Благо экипаж справлялся с работой на редкость быстро и профессионально - матросы не мешали друг другу, каждый занимался своим делом и на предложение Стража помочь, Базу лишь отмахнулся.
        - А правда ведь они мило смотрятся? - тихо сказала Алиса, улыбаясь, и показала глазами в сторону Фиска и Лаиты.
        Тисато кивнул, разглядывая парочку.
        - И платье у нее такое классное, да? - с какой-то странной интонацией поинтересовалась девушка и Страж, не поняв коварного подвоха, вновь окинул стройную фигурку эльфийки взглядом, не преминув задержаться на самых разных ее изгибах, которые, к слову, были хороши.
        - Да, платье красивое. Отлично подчеркивает фигуру.
        - Пялишься на нее значит, да? - с укоризной бросила Алиса и отвернулась.
        Страж запоздало понял, в какую ужасную ловушку только что угодил. Он секунду поразмыслил и ответил, придав своему голосу ледяное спокойствие:
        - Ни в коем случае. Просто думаю, что тебе бы тоже такое очень пошло.
        Алиса прыснула от смеха и взглянула на него совершенно не обижаясь.
        - Тис, брось, не надо мне так подыгрывать. Я, конечно, сейчас действительно чуть ревную от того, как ты смотрел на нее, но вот это как раз точно из-за повышенной чувствительности. Я понимаю, что Лаита красивая, было бы странно если бы тебе как мужчине она не нравилась. Так что все нормально.
        - Я лишь боюсь причинить тебе боль, - честно сказал Страж.
        - Тогда просто оставайся собой. Мне этого будет более чем достаточно.
        Он улыбнулся и позволил себе обнять ее за талию, отчего Алиса не без удовольствия прижалась к нему поближе.
        Тем временем Фиск разрешил эльфийке подержаться за штурвал, что-то наставительно объясняя и, предусмотрительно встав позади нее, придерживал ручки. Девушка была в восторге, но учитывая, что она, похоже, ходила с Федором по морю не первый день, скорее ее эмоции вызывал не сам урок, а учитель.
        Наконец, их стремительно развивающуюся идиллию прервал Бриз, подойдя и что-то шепнув Фиску на ухо. Старпом тяжело вздохнул и попросил красотку отправиться в каюту, пообещав заглянуть попозже.
        Страж посмотрел на клонящееся к закату солнце и чуть прищурился от слепящего света. Они сейчас буквально летели по водной глади, легко разрезая непокорные волны и паруса были готовы лопнуть от стремительного, упругого ветра, что наполнял их благодаря силам корабельного мистика. Волосы Алисы при этом очень красиво развивались, однако Тисато стиснув зубы то и дело отрывался от этого прекрасного зрелища и украдкой смотрел на Сонавана, что так эффективно помогал их кораблю в движении.
        Мистик и впрямь был хорош. Летучий пес успешно уходил от таинственной эскадры и, оправдывая свое имя, мчался сейчас стрелой к Призрачной Вязи - широкой гряде мелких островов, простирающейся на множество морских лиг от большой земли, чтобы попытаться укрыться там в изобилии фьорд и пещер.
        Вот только Страж не питал иллюзий по поводу того, что случится в дальнейшем. Пройдет еще час-другой и Сонаван израсходует свои мистические силы, выскребет себя досуха и в уплату его заклинаний пойдут силы жизненные. Сперва у него потечет носом кровь, затем, если он не остановится, примутся постепенно отказывать внутренние органы. В таком режиме сильный мистик может продержаться еще около часа или двух, а затем откажет сердце, и он умрет. Никакой лекарь при этом не способен будет помочь, так как разрушительные процессы в организме окажутся неизмеримо быстрее и летальнее, чем способно действовать колдовство целителя.
        Таким образом, Летучий вырвет из лап неизбежного еще максимум три часа, а затем, либо мистику потребуется отдых длиной не менее суток, чтобы восстановить свои силы, либо уже не потребуется ничего. Вот только до Призрачной Вязи идти было не меньше шести часов даже в таком темпе, а что будет, когда корабль в несколько раз потеряет ход, покажет только удача. Окажется ветер попутным, дойдут пораньше, а нет, ну значит не повезло.
        За это время эскадра их непременно нагонит. Будь он, Тисато, на месте того, кто ее возглавляет он бы попросту погрузил лучших мистиков на 4-5 самых быстрых кораблей и рвал паруса, настигая добычу. Колдующие сменялись бы, израсходовав часть своих сил, и таким образом нагнали бы корвет к ночным сумеркам, примерно у первых же островов.
        Бриз, видимо тоже это понимал, а потому вился возле своего мистика словно пчела у цветка, демонстрируя просто фантастическую, для своего склада характера, заботу. Он то и дело что-то ободряюще вещал Сонавану, похлопывал того по спине, а один раз даже обтер ему пот со лба тряпочкой.
        Мистик же напряженно стоял, устремив вперед руки и растопырив пальцы, молчал и лишь изредка стегал капитана жестким взглядом, никак не реагируя на речи Бриза. В очередной раз получив ободряющее похлопывание по спине он дернулся и зло скривился, намекая на то, что не нуждается в дополнительной мотивации.
        Капитан все понял и, проходя к штурвалу, обменялся с Тисато коротким взглядом.
        Обоим стало ясно, что мистик решил пойти в свой последний каст и мешать ему в этом не стоило, потому как было это не по-мужски.
        Решив, что Алисе совершенно незачем смотреть на последние часы жизни офицера, Тисато предложил ей отправиться в каюту. Конечно же девушка прочла в его глазах тяжесть, но, к счастью, отнесла ее к ситуации в целом, а потому почти не приставала с расспросами.
        Когда они пришли, она зажгла вполсилы одну масляную лампу и уселась на кровать.
        - Я думаю Бриз скоро объявит «украдку», - объяснила она, но понятнее Тисато не стало.
        - Чего объявит?
        - Да, это еще на моем первом корабле так называли режим, когда плывешь в ночное время без фонарей. Мне понравилось, вот как-то и привязалось.
        Она сняла сапожки и села с ногами на кровать, а потом поманила его рукой. Тисато сел рядом, и девушка воспользовалась моментом, чтобы положить ему голову на плечо. Похоже ей нравилось так делать, даже больше, чем ему самому.
        - Тис, ты понимаешь, что мы не успеем? - очень тихим, едва различимым шепотом спросила она.
        - Понимаю. Любопытно, только, что это за корабли и зачем им мы.
        - А мне нет… - Алиса некоторое время молчала, а потом сказала: - Я как-то привыкла уже. Либо враг на горизонте, либо нет. Я столько раз это видела и даже не задумывалась почему кого-то считаю врагом. А тут наверно самый важный раз, когда и впрямь не мешало бы разобраться, но уже как-то и не хочется. Просто в этот раз нам не повезло.
        Тисато заметил, как у двери на подстилке заворочался Туман, и он улыбнулся одной неожиданной догадке по поводу зверя.
        - А зачем тебе надо было на большую землю? - как-то равнодушно спросила девушка, словно бы просто не хотела молчать.
        - Мне не надо было. Вызов спящих являлся предлогом, чтобы они прислали корабль и увезли меня с острова. Храм Тишины не держит свой флот.
        - Интересно, - ответила Алиса и он понял, что она улыбается, хотя и не видел ее лица. Затем она скользнула в кровати так, что осталась лежать головой у него в ногах и принялась рассматривать его снизу вверх. - Блин, как жалко, что мы так мало всего успели! И дались мы этой эскадре!
        Тисато с удивлением понял, что это не просто хандра перед боем, Алиса не верила, что им удастся выпутаться из внезапно нависшей опасности. Он принялся размышлять, как улучшить ее настрой, и услышал.
        - Поцелуешь меня? - она говорила робко, и похоже, что слова дались ей не легко.
        Как он мог отказать?
        Страж склонился над ее лицом и когда их губы почти касались друг друга он понял, что нужно было сделать. Прошептал:
        - Обязательно поцелую. Но как только все утрясется.
        Алиса подалась к нему сама, однако, куда ей было тягаться со скоростью реакции Стража Тишины. Поняв, что не достанет его девушка засмеялась и, ловко спрыгнув на пол, принялась натягивать сапожки.
        - Ну какой же ты негодяй, так ведь и воевать придется.
        - Вот-вот. А то что-то ты совсем раскисла.
        Она пожала плечиками и скорчила милую гримасу.
        - Но представляешь, как будет забавно, если окажется, что они вообще не за нами плывут.
        - Они за нами, - серьезно ответил Страж.
        - Тогда за тобой должок. Ты должен мне поцелуй.
        - Постараюсь вернуть с процентами, - с улыбкой пообещал он, радуясь, что Алиса все же взбодрилась. - Слушай, я хочу тебя кое о чем попросить.
        Она взглянула серьезным цепким взглядом, словно почувствовала, о чем пойдет речь.
        - Алиса, может статься, что на корабле начнется рукопашная. В таком бою я могу очень многое, все мои навыки направлены на то, чтобы убивать и выживать. Не пытайся помочь мне при этом, следи за своей вотчиной, хорошо?
        Пару секунд она размышляла, а затем кивнула.
        - Хорошо. Я обещаю.
        - Простите, а мы что в каком-то бою? - послышался от противоположной стены голос и девушка вскрикнула, отпрыгнув ближе к Тисато.
        - Ну здравствуй, Стивен. Долго же тебя не было, - с улыбкой проговорил Страж касаясь руки девушки. - Рассказывай, что происходит.
        Спящий поднялся, подслеповато щурясь, и едва не упал на колени, отвыкший от качки.
        - Ох, черт! Вы знаете, лучше будет если мы поговорим заодно с вашим капитаном, у меня не так много времени, чтобы все повторять.
        Уже через пару минут они находились в каюте Бриза, так как тот с живейшим интересом захотел услышать, что ему расскажет Стивен. Здесь было так же темно, как и на всем остальном корабле, похоже система маскировки, которую Алиса называла смешным словом «украдка» уже начала действовать.
        - Ну давай, спящая красавица, расскажи нам что-нибудь новенькое! - подбодрил Стивена капитан, когда они вчетвером расположились за столом, еще хранящим в себе следы ударов ножа.
        - Прежде всего, Тисато, я хочу попросить у тебя прощения. Мне очень стыдно, ты ведь в этой ситуации, как я понимаю, вообще человек… то есть NPC посторонний. Но, в общем дела обстоят так: мне устроили очень серьезную головомойку в ФБР, когда я принялся рассказывать на работе то, что от вас услышал. То есть работаю-то я не в ФБР конечно, я обычный младший бизнес-аналитик…
        - Не мельтеши! - прервал его Бриз. - Давай по порядку, что за ФБР, что за головомойка? О чем речь вообще?
        - Это все не так важно! - потряс головой Стивен. - Этим миром занимаются разные специальные ведомства, не только в моей стране. Главное, что в них знают про готовящуюся войну и уже принимают меры. В любом городе вас будут ждать хорошо подготовленные люди, которые вас… как мне велели передать - уничтожат. Но мне сказали, если вы зайдете под белым флагом, то вас не тронут. Их интересуют только ваши Взывающие, - он посмотрел на Алису. - Прости. Я сказал им про тебя.
        - Так, стало быть, через тебя передают послание чтобы мы сдались? - уточнил Бриз.
        - Да. У меня мало времени, через несколько минут меня отключат от вирткапсулы.
        - Постой-ка! Эта эскадра, что идет за нами, тоже их работа?
        Стивен неопределенно пожал плечами.
        - Я, если честно, не знаю. Мне же мало чего рассказали. Просто велели вам это сообщить.
        - Передай им мой ответ, пусть засунут свое предложение себе же в задницу, - усмехнулся капитан. - Ясное дело, что это чистой воды уловка, чтобы заставить нас сдаться.
        Стивен покивал и ответил:
        - Они ждали, что вы примерно так и отреагируете. Поэтому попросили сказать вам следующее: Тамина Кэши, Файон Гримп, Лон Раонэн, Садос Алеало, Ринк Снейтон, Кира Лаант... там были и другие, но я всех не запомнил.
        Тисато взглянул в лицо капитана. Тот сверлил спящего ненавидящим взглядом.
        - Что это за имена Бриз?
        - Это имена наших Взывающих… почти всех, кто есть.
        - Мне сказали, у вас есть пять дней, чтобы войти в любой порт под белым флагом. Потом они уже не обратят внимания на флаг.
        - Скажи-ка мне еще вот что! - начал было Бриз, однако голова Стивена безвольно повисла.
        В каюте наступила тишина, которую нарушало лишь завывание ветра за окном.
        - Мда. Вот так привет из прошлого, - туманно протянул капитан.
        - О чем ты? - насторожился Тисато. Ему вдруг показалось, что Бриз сейчас может сказать что-то очень важное и он не ошибся.
        - Вот от таких кораблей я и удирал в прошлый раз.
        - В какой прошлый раз? - пораженная догадкой воскликнула Алиса.
        - Когда шел к Сердцу Мира. Чего тут непонятного? Я уже не помню всех подробностей, однако точно знаю, что у нас самих сперва была целая эскадра, а сваливали мы вот от этих, с мечами на парусах.
        - Хочешь сказать, они не связаны с тем, что рассказал сейчас Стивен? - уточнил Тисато.
        - Да хер его знает! Может как-то и связаны. Помните, что объяснял сегодня старик утром? Чтобы добраться до Сердца, нужно запустить некий эвент. Кто-то из нас на корабле его похоже запустил.
        - Но как? - Алиса, казалось, на время растеряла былую неприязнь к капитану, становясь воплощением любопытства. Отчего-то Тисато это не понравилось.
        - А вот так, милая. Кто-то перевернулся трижды через голову, хлопнул в ладоши и пернул в тональности ля минор. Да что ты смотришь на меня так? Не знаю я как запускается эвент и раньше не знал, может надо что-то сказать, может подумать, может сделать чего. А может и вправду спящие как-то подсуетились, но как бы то ни было, в порту нам теперь не спрятаться. Я хотел довести нас до Кирмани, это городок на одном из островов в Призрачной Вязи, но теперь похоже все без толку - там эти, - он кивнул на Стивена. - А на море армада с мечами на парусах.
        - Успеем дойти до островов? - спокойно уточнил Страж.
        Бриз лишь неопределенно покачал головой.
        - Не знаю, ничего не знаю. Но нам в любом случае некуда там идти.
        - Как это некуда? - с улыбкой спросила девушка и мужчины уставились на нее. - Вы вообще-то сами знаете ответ.
        - Да ни черта я не знаю. Мы тогда доплыли в Сердце случайно, у меня нет ни направления, никакого ориентира, мы просто сваливали и вошли в грозовой фронт, там нас трясло несколько часов к ряду, а за грозовым фронтом врага уже не было.
        Они еще немного посидели молча, затем Страж поднялся и спокойно произнес:
        - Тогда я думаю нам пора готовиться к бою.
        Бриз закатил глаза и пробормотал:
        - Страж, что ты несешь? Бери ее в охапку, запирайтесь в каюте и «готовьтесь» там. А то может уже и не статься никогда... «поготовиться». Все, аудиенция окончена и все такое. Пошли вон.
        Тисато с Алисой вышли и направились к себе.
        - Надо найти этот чертов маршрут до Сердца Мира, - фыркнула девушка. - Это наш единственный шанс.
        Они вошли в каюту, ставшую без спящего, который уже казался неотъемлемым элементом обстановки, непривычно просторной. Но было похоже, что роль Стивена оказалась полностью сыгранной и Стража уже не волновала его дальнейшая судьба.
        - Ты бы действительно это сделала? - спросил ее Тисато, зная, что Алиса поймет, о чем он говорит.
        Она сжала его ладонь и тихо сказала:
        - Так надо.
        Страж кивнул и сухо ответил:
        - У всех свой путь. В таком случае давай отдохнем. Мне надо помедитировать, это придаст сил. А тебе бы просто поспать, ты сегодня всего на пару часов сомкнула глаза. Неизвестно теперь, когда еще нам выдастся такая роскошь.
        Время в глубокой медитации шло зыбко и вяло. Тисато порадовался, что войти в нее удалось неожиданно легко и теперь, казалось, будто его не беспокоят уже более двух суток, позволяя напитаться максимальной концентрации, которая только доступна Стражу Тишины.
        Но голос, зазвучавший в мыслях, наконец вырвал его из состояния внутреннего покоя и Тисато понял, что прошло всего пять часов. Алиса полулежала в кровати и смотрела на него, а Туман сидел рядом и что-то говорил.
        Только теперь до Тисато дошли его слова:

«Умер. Ты слышишь меня? Тисато? Санован умер».

«Когда?» - спросил Страж мысленно.

«Только что».
        - Ты уже знаешь? - обратился Тисато к девушке.
        - О чем?
        - Санован мертв. Туман почувствовал.
        Она прикрыла глаза.
        - Я так и не пообщалась с ним нормально ни разу. Даже не знаю каким он был.
        Страж спросил у Тумана. Он знал, что зверь читал мысли всех на корабле и был достаточно умен, чтобы понять какие кому принадлежали.
        - Туман рассказал, - сказал Алисе Тисато. - Он был упрямым и честным, любил смотреть на закаты и чувствовать ветер в парусах. Он умер так и не пробудившись, но я уверен, что мало кто и без барьера в своем сознании способны были бы на подобное.
        Он замолчал, потому что сказано было достаточно. И хотелось верить, что в шорохе парусов танцевала сейчас душа, освободившаяся от тела офицера, уносясь не в пустое небытие, а в иное, лучшее место.
        Этот мир знал очень много зла, насилия и несправедливости. Много он знал и смертей, которые спящие таковыми не считали. Но возможно впервые для этого мира погибшему бойцу была произнесена эпитафия.
        - Бери Орсис и пойдем. Я думаю, скоро мы понадобимся наверху.
        Оказалось, что мистик довел их до самых островов, и черные в ночной мгле бугры выступающих над водой сопок прикрывали Летучий со всех сторон, образуя сотни и тысячи проливов в которых едва ли могло уместиться рядом до десяти кораблей.
        Призрачная Вязь называлась так неспроста, множество небольших рыб размером с ладонь неспешно скользили под самой кромкой воды и слабо светились мерным бело-голубым светом. Эти рыбы, коих и называли призраками, то ли благодаря магии, то ли при помощи некой природной способности образовывали вокруг туманную дымку, поднимавшуюся на несколько десятков метров вверх.
        Тисато с интересом отметил, что за время их с Алисой отсутствия на верхней палубе матросы под руководством Керрака превратили ту в подобие маленького форта - из остававшихся на корабле досок и ящиков соорудили перекрытия и заграждения, местами доходящие до пояса, а местами почти в человеческий рост. Это решение показалось Стражу весьма рациональным - без орудий корабль мог рассчитывать либо на скорость, либо на победу в абордаже. Но сколько абордажей сможет выдержать их команда, находясь в численном меньшинстве? Один, или два, не больше.
        Боцман рассудил так же и потому превратил корвет в нагромождение препятствий, где перевес в живой силе противника должен был дать тому минимальное преимущество.
        Ветра почти не было и паруса лишь слегка подрагивали, словно отдыхая от недавней многочасовой работы.
        - Иди вниз к Федору, - услышал Страж и обернулся на источник звука. Фиск стоял возле штурвала и пытался спровадить Лаиту, которая, судя по всему, рвалась помочь.
        - Я могу творить проклинающие заклятия. Они не сильные, но все равно смогут пригодиться! - почти умоляюще говорила эльфийка старпому.
        - Малышка… ну как тебе сказать. Они у тебя, совсем уж не сильные. К тому же, мне будет спокойнее если ты останешься внизу.
        Девушка еще что-то ответила, однако направилась к себе в каюту.

«Как интересно, они оба почти преодолели барьер» - сообщил еж, так же выбравшийся на палубу и осматривающий происходящее.
        Где-то вдали, за одним из островков, раздался странный звук напоминающий клекот хищной птицы, однако, тут же прекратился, разливаясь эхом по ночной тишине затянутой серой дымкой.
        Бойцы на палубе уже стояли, замерев, по своим позициям, оглядывая окрестности и держа на изготовку кто плохонький мушкет, кто саблю, кто топор. Вот на палубе появился капитан, взглянул на открывшуюся картину, коротко кивнул сам себе и направился к штурвалу.
        - Тис, - позвала Алиса. - Главное помни, что ты должен мне поцелуй с процентами.
        Они улыбнулись друг другу, и девушка полезла по вантам на мачту.
        Прошло меньше минуты и Страж снова услышал ее голос, доносящийся сверху, однако уже жесткий и сухой, чеканящий каждое слово:
        - Контакт по правому борту. Тип цели: люгер. Мечники.
        Что ж, это обозначение похоже прочно закрепится за их противниками, рассудил Страж.
        Из-за маленького островка метрах в двухстах и впрямь показался серый парус с изображением черного меча, а за ним и корпус корабля - ниже и уже чем у их корвета. Вся команда мечников, похоже, высыпала на верхнюю палубу и составляла немногим более сорока человек. Впрочем, человек ли? Затянутые в грязно серое тряпье с головы до ног, напоминающие мумий бойцы заверещали, увидев добычу. Щелкающие отрывистые звуки, напоминающие смех, нечеловеческие и от того жутковатые, разносились эхом по Призрачной Вязи.
        - Какие веселые ребята! - крикнул капитан, стоя возле одного из укрытий. - Снайпер пошути им в ответ.
        Хлесткий выстрел Орсиса оглушительно прогремел в ночной тишине и с корабля мечников один из бойцов тут же кубарем перелетел через борт и упал в воду.
        - Хэд-шот! - раздался голос Алисы.
        Смех со стороны люгера тут же стих, а боевой дух команды Летучего заметно вырос - кто-то даже принялся ерничать на счет врага, а несколько матросов зааплодировали действиям снайпера.
        Бойцы на палубе противника залегли, стараясь минимизировать по себе урон, а паруса их корабля колыхнулись и налились ветром, словно там сейчас орудовал сильный мистик. Люгер дернуло и принялось разворачивать носом к Летучему.
        Тисато покачал головой. Что за нелепица? Их попытаются взять на абордаж такими малыми силами? Или это брандер, который взорвется вместе с экипажем, едва приблизится к их кораблю? Но зачем тогда на нем столько команды?
        Внезапно Страж понял, что напоминают ему действия мечников - игру. К ним послали свой самый слабый корабль, словно бы специально позволяя его уничтожить, а затем примутся наращивать сложность, играя как кошка с мышью, пока наконец не задушат полностью. Конечно, экипаж Летучего пса, насчитывающий более ста опытных моряков, легко отобьется, но неизбежно появятся первые мертвые и раненые, что снизит боевой дух команды. Это было совершенно ни к чему, а ему нужно было размяться.
        Не говоря ни слова Тисато разбежался и прыгнул за борт, ныряя в воды Призрачной Вязи и распугивая рыб призраков, что огоньками разлетелись прочь. Он не стал выныривать, преодолев почти сотню метров, вплоть до того момента, когда над ним возник корпус люгера. Бойцы мечников шарили по воде взглядом, свесившись через фальшборт и понимая, что таинственная фигура, покинувшая корвет, наверняка решила заглянуть к ним в гости пораньше.

«Молодцы» - подумал Страж. «Сообразительные» - а затем применил способность «слияние с ветром», оказавшись на палубе врага. Ниндзято сверкнул в воздухе, отражая стальным лезвием свет луны и перечеркнул тела сразу пятерых мечников. Надо было отдать должное Алисе - ее Орсис заговорил тут же, выбирая себе цели подальше от рукопашной. Тисато уже заканчивал еще с тремя бойцами, когда первоначальный шок противника от столь внезапно появившийся угрозы пропал и они волной ринулись на него.
        Страж применил способность «слияние с дымом» и будучи бестелесным облаком прошел сквозь нескольких бойцов, принимая в себя удары сабель. Оказавшись за их спинами, он перечертил мечников лезвием меча и достал во вторую руку вакидзаси, потому как теперь иногда требовалось блокировать атаки. Оставаться на одном месте было слишком рискованно и, нанося удар за ударом, Тисато прерывался, чтобы перебежать по фальшборту или перекатиться, прикрываясь за спинами противников от их же бойцов с огнестрельным оружием.
        В пылу боя он вдруг заметил, что команда люгера уже заметно поредела и наконец, выполнив эффектный удар с разворота, отсекающий противнику голову, Страж остался стоять на палубе один, посреди окровавленных трупов. В этот момент потерявший ход люгер уже двигался по инерции и, как только он поравнялся с Летучим бортами, Тисато подскочил и поднялся на свой корабль, встретив изумленные взгляды экипажа.
        К Стражу тут же подскочил Ровен и принялся осматривать его.
        - Нога, - так тихо, как только мог, сказал Страж, оставаясь не возмутим. Не хватало еще Алисе увидеть, что он ранен.
        Медик наклонился и увидел страшное пулевое ранение, чудом не перебившее бедренную кость.
        - Да лечи уже! Я сейчас болевой шок схвачу, - все так же тихо прорычал Тисато и Ровен наконец применил целебную магию, восстанавливая повреждения и унимая грызущую тело боль.
        - У тебя еще спина… - начал было медик, но Тисато покачал головой.
        - Там ерунда, само пройдет. Экономь силы, - Ровен понимающе кивнул и отправился к своему укрытию.
        Тем временем корвет наконец поймал хороший поток ветра и устремился вперед, заходя в узкий фьорд.

«Тис, Алиса очень громко думает…» - раздался в голове Стража голос ежа.

«Я же просил не читать мне ее мысли!» - начал было Тисато, но Туман все же прислал:

«Она думает так: Туман, если ты меня слышишь, передай Тисато, что я вообще ничерта не поняла, что он только что выкинул? Ему что резко начали нравиться блондинки? Потому как я чуть не поседела от страха отстреливая этих мумий на люгере! Если он сделает так еще раз, честное слово…»

«Можешь не продолжать» - подумал он, зная, что Туман услышит. Посмотрел вверх, на мачту, где расположилась девушка с винтовкой, и показал ей язык. В конце концов она сама просила его быть самим собой, а у них похоже вышла первая ссора.
        - Клипер прямо по курсу! - закричал матрос из вороньего гнезда на фок-мачте. - Капитан, контакт! Клипер перед нами!
        Бриз лишь огрызнулся, потому как ответить на это ему было нечего. Он уже и сам видел, как из-за холма показались четыре мачты быстроходного судна, на парусах которого был изображен черный меч. Клипер - это не меньше полутора сотен человек команды, а раз он стоял к Летучему бортом, значит успеет проредить их экипаж огнем. Корабль к тому же перекрывал узкое место фьорда так, что разойтись с ним быстро, не став борт о борт можно было лишь пройдя в опасной близости от земли, рискуя встать при этом на мель и превратиться в удобную живую мишень.
        Громыхнул слаженный залп десятка орудий и в сторону корвета устремились раскаленные ядра. Тисато занял укрытие за грот-мачтой, на которой находилась Алиса, однако глухой звон магической защиты возвестил о том, что боевой маг сумел отразить атаку, вовремя поставив магический щит.
        - Молодей, Тайип! - прокричал капитан. - Не давай им нас поразить.
        - Вай, капитан, такой хороший корабль, зачем поражать? - пошутил маг, но тут со свистом громыхнуло снова и метрах в двадцати по правому борту полыхнул огненный шар. А за ним еще и еще один. Это заговорили мортирные расчеты с какого-то корабля вне зоны видимости, били, похоже, вслепую осколочными снарядами по крутой навесной траектории. Такое попадание было бы фатально для парусов, такелажа, и команды верхней палубы, так как подлетая к самой воде заряд детонировал, осыпая округу сотнями металлических осколков и гулко ударяя по воздуху взрывной волной. Однако, пока по ним работали вслепую, можно было не беспокоиться за попадание, разве что протяжный свист подлетающего снаряда, заставлял неприятно напрягаться, ожидая, что он вот-вот ударит по тебе.
        Алиса принялась вести ответный огонь по клиперу и с каждым хлестким ударом Орсиса один из мечников неизбежно погибал, вот только Тисато отчетливо услышал, как высоко над его головой от рея отрикошетила пуля. Но ним тоже работали снайперы противника.
        - Залп! - крикнул кто-то из команды со стороны носа судна, заметив, по-видимому, действия артиллерийских команд на клипере и действительно, через мгновенье борт вражеского корабля окрасился серым дымом. Команда вжалась в палубу ожидая услышать глухой звон магической защиты, однако, вместо него полный залп врага обрушился прямо на их корабль. Корпус дрогнул, сотни осколков с треском разлетелись во все стороны, один из матросов, кувыркнувшись, свалился возле Стража с пробитой ядром грудной клеткой.
        Кто-то истошно завыл и к бойцу тут же метнулся Ровен, спеша оказать помощь.
        Пытаясь понять в чем, дело Тисато на миг высунулся из укрытия и увидел, как возле ящиков, у входа на среднюю палубу, лежит тело Сурана с аккуратным пулевым отверстием во лбу и размозженной черепной коробкой сзади.
        Тисато немедленно взглянул над собой. Алиса словно не замечала попадания по кораблю, прильнув к оптике она делала выстрел за выстрелом, молниеносным отточенным движением передергивая затвор и находя для хищной винтовки новую цель. То и дело ее губы беззвучно шептали «хэд-шот» от удачного попадания в голову.
        Страж стиснул зубы, оказалось, что бояться за свою собственную жизнь было куда проще чем за жизнь любимой женщины, и только теперь он понял, что чувствовала Алиса, когда видела, как он бьется на люгере в рукопашной.
        Летучий подходил к клиперу и им оставалась едва ли сотня метров друг до друга, как один из матросов с кормы проорал во всю глотку:
        - Контакт! Позади нас фрегат противника, капитан.
        Казалось, боец еще не успел закончить фразу, как отдаленная канонада принесла огонь и хаос на их корабль. Алиса тут же сориентировалась в ситуации и, ловко развернувшись в противоположную сторону, принялась прижимать лицами в пол матросов с фрегата.
        - Приготовиться к абордажу! - раздался крик Базу.
        В этот момент с клипера к их кораблю метнулись сотни штурмовых кошек - специальных крюков на веревках, которыми надлежало притягивать корабли друг другу.
        - Лево руля! Убрать паруса! - это с другой стороны прокричал капитан, и старпом крутанул штурвал, отчего корабль принялся разворачиваться к противнику бортом.
        Мечники, не дожидаясь завершения их маневра посыпали волной издавая мерзкие клокочущие звуки.

«Удачи, Тис» - раздалось в голове Тисато, и он понял, что это Туман передал ему мысли Алисы.
        Ниндзято нашел первую цель еще когда та не опустила ноги на их палубу, а четверо мечников и вовсе приземлились на Летучий и тут же упали как подкошенные с сюрикенами в горле.
        Страж Тишины закрутился в вихре смерти, отсекая конечности и нанося подчас не смертельные, но калечащие или просто выводящие из боя удары. На этот раз он бился не один и матросы Летучего оказались весьма достойными союзниками. Первая группа десанта с клипера отправилась на тот свет меньше, чем за четверть минуты, после чего бойцы дружно заняли свои позиции, отвлекаясь лишь на то, чтобы оттащить тяжело раненых, которых, к слову, было не много. Похоже муштра, которой день за днем занимался Бриз со своей командой оказалась им сейчас очень полезна в бою.
        Следующая группа десанта отчего-то не спешила и когда за кормой раздался грохот орудий - стало понятно почему. Кровь, щепки и дым от очередного попадания заволоки все вокруг и крики раненных вновь пронзили ночную тишину.
        - Сукины дети, они хотят расстрелять нас, капитан! - гаркнул Фиск и, подбежав к укрытию Стража, залег возле него: - Эй, друг! А ты с фрегатом не можешь так же?
        - Что «так же»? - не понял Тисато и услышал, как снова противно свистит, а затем грохочет неподалеку обстрел мортирной батареи.
        - Ну доплыть и того, чик-чик там всех. Это ж как ты их на люгере-то, а!
        - С фрегатом не выйдет.
        - А чего? - не унимался старпом.
        Раздался звонкий щелчок и с мачты посыпалась щепка. Тисато беспокойно взглянул наверх и застал Алису, уцепившейся за рею и использующей мачту как хлипкое укрытие, но продолжавшую вести огонь.
        - До него плыть далеко. Устану и утону, - серьезно ответил Страж и Фиск кивнул, словно принял это за правду.
        Капитан наконец принял решение и гаркнул:
        - Ждать залпа! Затем ставим паруса и рубим кошки. Надо убираться отсюда.
        Тонкий вскрик раздался над головой Стража и его сердце замерло. Алиса висела на такелаже прижимая свободную руку к животу и судорожно сучила ногами от боли.
        - Прыгай! - выпалил Страж и она, немедля ни секунды выполнила его команду. Тисато подхватил девушку, пытаясь, настолько насколько мог, смягчить силу ее падения, самортизировав всем телом.
        - Ровэн, к грот-мачте, живо! - прокричал Бриз, опережая Стража.
        Медик тут же оказался рядом и приложил руки к телу снайпера. Алиса лежала, слабо подрагивая и стонала не открывая глаз, ладонями она что было сил зажимала кровоточащую рану на животе.
        - Я не справлюсь, - холодно сообщил Ровен. - Смертельное, - он собирался уже отойти от девушки к другим раненым, как громогласный голос Фиска его остановил:
        - Стоять боец! Что значит ты не справишься, мать твою?! Лечи давай!
        - Сделай, что сможешь, - тихо сказал ему Тисато и мягко опустил Алису на палубу.
        В этот момент пришел новый залп со стороны фрегата, отчего корабль особенно сильно тряхнуло, но по палубе урон не прошел, кажется, теперь они метили ниже, стараясь перебить устройство судового руля. Следом за этим раздались клокочущие крики и на Летучий снова устремилась волна десанта.
        Фиск и Тисато подскочили и принялись кромсать нападающих. Страж старался непрерывно закрывать своим телом медика, чтобы какой-нибудь ушлый боец с винтовкой не лишил их последней надежды на выживание раненых. В этот раз, похоже, команда клипера решила задавить их числом, однако бойцы корвета принялись снова оказывать ожесточенное сопротивление, не забывая рубить веревки, надежно скрепляющие их сейчас с корпусом вражеского корабля.
        - Страж! - проорал почти над самым ухом капитан, когда Тисато заканчивал бой сразу с тремя мечниками, что ринулись на него дружно, однако оказались слишком медлительны, чтобы защититься от порхающего лезвия ниндзято.
        - Что тебе нужно Бриз? - спокойно ответил Страж, метая сюрикен в голову очередного врага.
        - Страж, либо они сейчас взорвут пороховой погреб, либо я трехжопый ламантин! - капитан остановился рядом, держась за окровавленное бедро. - Шуруй вниз и обеспечь нам безопасный отход.
        Тисато кивнул и холодно бросил:
        - Подберите меня потом. Я вам пока еще нужен.
        Не дожидаясь ответа Бриза, он метнулся на палубу клипера при помощи «слияния с ветром» и скрылся во чреве вражеского корабля. В этот момент пришел очередной залп фрегата, но на сей раз тот целился слишком низко и ядра ударили об воду, не достигнув задней части Летучего.
        Паруса искореженного корвета уже наполнились ветром, унося его от клипера мечников, тогда как остатки команды добивали последних бойцов из группы десанта.
        Бриз скривился, глядя на побоище, что им устроили и вновь услышал противный свист мортирных снарядов, к счастью, те, как и прежде ударили в стороне.
        - Базу, ты живой? Что у нас с потерями? - гаркнул капитан, однако боцман не отзывался. - Твою-то, в ласты! - выругался он. - Фиск, принимай на себя бремя боцмана. Благо тебе эта работа знакома лучше, чем штурманство.
        Где-то внутри Летучего бушевал пожар, и капитан принялся организовать работы по борьбе за живучесть судна. Так не кстати выброшенная в качестве лишнего балласта древесина могла бы сейчас пригодиться, в виду того, что корпус оказался пробит в трех местах ниже ватерлинии, впрочем, в этих местах Бриз обнаружил матросов, знавших свое дело и не нуждавшихся в излишних указаниях. Одни прижимали своими телами пробоины, а другие черпали воду, и несли выливать ее за борт.
        Спустя несколько суетливых минут капитан понял, что раскуроченный корабль еще не отжил свое и чертыхнулся, поняв, что начисто забыл про Тисато. Он выскочил на палубу и собирался было скомандовать отвязать Стражу шлюпку, как увидел, что с клипером, от которого им удалось уже отдалиться на добрых три сотни метров, поравнялась грозная туша фрегата.
        Ну еще бы, почему бы им не продолжить преследование едва живого корабля, хоть и пришлось идти в опасной близости от берега, обходя клипер и рискуя сесть на мель. В конце концов не они так другие.
        Капитан пригнулся, снова слыша пронзительный свист, прошла секунда, вторая, и взрыв мортирных снарядов поразил пляж острова, промазав по Летучему едва ли не на полкилометра. Бриз усмехнулся, эдак они и по своему фрегату могут зарядить.
        Рядом кто-то отрывисто вскрикнул, словно скинул с плеч непосильную тяжесть. И капитан, обернувшись, застал распластанного на палубе Ровена.
        - Простите, кэп… - прошептал тот.
        Девушка, лежащая рядом не шевелилась, ее руки безвольно касались живота, уже не зажимая кровавую рану.
        - Простите, кэп, - повторил медик. - Я больше не боец, выскребся досуха. Еще немного и самого жизнь покинет. Еще сутки никого не смогу лечить.
        Алиса закашляла и медленно открыла глаза.
        Бриз улыбнулся.
        - Отдыхай, родной. Ты сегодня славно поработал.
        - Что с Тисато? Он живой? - первым делом спросила девушка, силясь подняться на ноги. Ей помог Фиск, осторожно поддерживая крепкими руками.
        Капитан лишь неопределенно кивнул в сторону клипера возле которого стоял фрегат, силясь обойти мертвое союзное судно. Было ясно, что ему это вскоре удастся и даже если каким-то чудом корвет больше не встретил бы на пути новых мечников, от орудий фрегата им было не оторваться - сперва им оборвут паруса книппелями лишив хода, а затем расстреляют ядрами словно в тире.
        Яркая вспышка вдруг полыхнула на месте клипера с такой силой, что всем, кто смотрел в ту сторону пришлось зажмуриться. Следом долетел раскатистый грохот, отражавшийся эхом от воды и островов Призрачной Вязи и капитан рассмеялся.
        Фрегат дернуло в сторону так, что, продолжая движение, он крепко сел на мель, а дыра в проломанном корпусе требовала не меньше недели на восстановление судна. Клубы дыма и огня плясали над водой, провожая Летучий пес, неспешно уносящийся от едва не ставшей для него последней битвы.
        - Кэп, ну что, может подождем его? - пробасил Фиск.
        - Ты что, не видел? Он взорвал себя вместе с кораблем. Ему конец.
        - Бриз! - собирая последние силы воскликнула Алиса. - Ты охренел?! Останови корабль, давай его дождемся!
        - Дождемся мы тут только новых мечников, милая, - холодно бросил капитан. - Мы уходим. Этот разговор окончен.
        - Не торопись, - сказал Фиск и на плечо капитана легла крепкая рука сурового гиганта. - Давай-ка послушаем девочку. Она, по-моему, дело говорит.
        Несколько секунд Бриз буравил взглядом своего старпома, тот болезненно морщился, но все же так и не отвернулся.
        - Убрать паруса! - гаркнул наконец капитан, неуклюже освобождаясь от каменной хватки Фиска.
        Алиса благодарно посмотрела на друга и тот с улыбкой кивнул девушке.
        Спустя несколько минут над кромкой воды они заметили человека, гребущего к судну. Обстрел мортирами продолжался все это время, однако его все уже стали игнорировать, и даже устало посмеивались тому, как снаряды падают в нескольких сотнях метров от корабля. Высланная шлюпка подобрала Тисато и вскоре он оказался на палубе.
        Первым же делом он отыскал глазами Алису и шумно выдохнул, расслабляясь. Девушка с трудом подошла к нему, и они крепко обнялись.
        - Ну нас и потрепало сегодня, черт возьми! - усмехнулся Фиск, становясь к штурвалу. - Я такими темпами скоро начну замещать все должности на корабле.
        С трудом выдавив из себя улыбку, Алиса тихо сказала Тисато:
        - Ты даже не представляешь как я за тебя волновалась, - она не спешила выпускать Стража из своих объятий, да и тот не собирался этого делать.
        - Как у вас тут дела? - раздался голос Лаиты. Она стояла с ведром воды в руках, и осматривала разгром на корабле, учиненный пушечной канонадой. Похоже, что девушка наконец нашла себе дело, и принялась вычерпывать воду, что протекала от пробоин в судне.
        - Лаи, у нас все более-менее! - бодро прокричал Фиск. - Потеряли многих хороших людей сегодня. Но мы живы и это главное.
        - А Федора отправило в храм перерождения. В него ядро попало, представляете? - Лаита подошла к Фиску и тот нежно, насколько мог, погладил эльфийку по спине, успокаивая. - Как бахнет в каюте… Я думала мне конец, а даже не поцарапало.
        - Ну мне как видишь тоже повезло, - сообщил Фиск. - Ничего, сейчас затеряемся в этих островах, нас сам черт не сыщет. А как скроемся, отыщем твоего старика, не переживай.
        Свист мортирного заряда непривычно сильно резанул уши стоящим на палубе, и в последний момент Страж увидел, как черная туша смертоносного металла опускается к самому штурвалу.
        Громыхнул страшный взрыв. Тисато извернулся со скоростью, на которую был способен лишь Страж Тишины и встал так, чтобы осколки не долетели до той, кого он боялся потерять куда больше собственной жизни. Ледяные жала ударили его в спину, и мощная взрывная волна заставила отлететь их вместе с Алисой на несколько метров вперед. В ушах стоял страшный звон, а глаза заволакивало мутной пеленой, однако, сознание быстро к нему вернулось.
        Им повезло. Алиса была не ранена, и даже смогла самостоятельно подняться. Вот только творящийся ад возле штурвала очень однозначно говорил о том, что некоторых везение обошло стороной.
        - Фиск! - прокричала Алиса и, хромая, пошла по кораблю. Тисато поднялся и, преодолевая собственную боль, остановил ее. Впрочем, даже от фок-мачты им все хорошо было видно.
        Лаита и Фиск лежали на развороченной палубе корвета, глядя друг другу в глаза. Уже мертвые, с застывшим на лице ярмом вечной полуяви, от которой им так и не удалось пробудиться. Не понимающие за что умерли, и не знавшие ради чего жили, словно два нерожденных дитя, лишенные целого мира. Их тела медленно растворялись в воздухе, потому как нет в этом мире могил для усопших и павшие не задерживались в нем надолго. Не чего будет похоронить в земле или развеять по ветру - они уходили в одни лишь воспоминания тех, кто и сам был недалеко от встречи с ледяным безразличием пустоты небытия.
        Глава 5. Осколок
        Вот уже пять часов Летучий пес, едва держась на плаву, двигался на одних лишь изорванных парусах последней уцелевшей мачты в передней части судна. Кое-как приведенный Бризом в полу-рабочее состояние штурвал позволял поворачивать лишь вправо, и теперь, для того чтобы совершить левый поворот им приходилось проворачиваться вокруг своей оси. Капитан не стал заморачиваться по этому поводу и теперь в каждой развилке фьорда они попросту шли направо.
        Алиса не выходила из своей каюты, где она сидела над израненным Стражем. Удар осколками и взрывной волной быстро дал о себе знать и теперь Тисато лежал на животе в кровати, на которой до того спала девушка, и беспокойно бредил, бессвязно бормоча что-то про туман. Алиса не могла разобрать его слов и все, что сейчас ей было доступно, это протирать влажной тряпочкой спину любимого мужчины, прикусывая губу от вида жутких ран, оставленных детонацией мортирного снаряда.
        Их не пытались догнать. Мечники, словно насмехаясь, бросили корвет умирать, и никто на корабле уже не питал иллюзий, что следующий парус, с изображением черного меча положит конец их путешествию, однако время шло, но противника видно не было.
        - Я знаю, что вокруг туман, милый, - тихо сказала девушка, проводя тряпочкой по телу Стража и болезненно морщась от того, что Тисато застонал. - Я вижу, что тебе больно, я бы очень хотела хоть как-то тебе помочь, но не могу.
        Алиса прикрыла ладонями лицо, борясь с накатившими слезами и принялась вспоминать момент их первой встречи. Что она подумала тогда, сидя в таверне и глядя как Страж расправляется с орками, которые собирались изнасиловать официантку? Она уже не помнила. Кто бы мог подумать тогда, что события сложатся вот так, что она будет сидеть над этим человеком и мечтать поменяться с ним местами? Чтобы это ее израненное тело лежало сейчас на кровати, ведь Тис наверняка нашел бы способ ей помочь, а даже если и нет, он просто сильнее и наверняка проще перенес бы ее смерть.
        - Туман… рыбы... накрой, - бессвязно прошептал Тисато и тело девушки покрылось мурашками от неожиданной догадки. А что, если он не просто бредил, а пытался сказать что-то сквозь заволакивающую его сознание пелену? И если вдруг это так, то оно как-то связано с туманом за бортом… Или совсем другим Туманом?
        Еж тут же вскочил со своей подстилки и принялся кружится вокруг, словно хотел что-то сказать, или, напротив мечтая что-то услышать.
        - Ну что же это такое! - разозлилась на судьбу девушка. - Я чувствую себя глухой. И тупой. Туман, ну не понимаю я, что Тис нам говорит. Может хоть ты прочтешь его мысли?
        Еж жалобно пискнул, и девушке показалось, что он тоже не понимал, что хотят до него донести.
        Алиса постаралась взять себя в руки. Так, что она имела на данный момент? Туман и рыбы. Рыбы за бортом, именуемые призраками, испускают туман, это всем известно. А ее ежа зовут Туман, и он…
        Алиса аж подскочила от неожиданной догадки. Тисато в общении с Бризом сказал, что тому скорее пригодился бы еж, чем она, потому что Алиса не была псиоником, а значит и Взывающей.
        - Туман! Ты ведь должен быть способен контролировать сознание всех не пробудившихся созданий! Ты можешь сделать так, чтобы рыбки за бортом испускали свою дымку сильнее? Так чтобы вообще все сделать непроглядным?
        Еж пискнул и припустился со всех лап из каюты. Девушка на секунду поколебалась и, посмотрев на Стража, мягко сказала:
        - О океаны… ты помогаешь нам… даже сейчас. Прошу продержись эти сутки, и я вытряхну из Ровена душу, но мы не дадим тебе умереть! - после чего выскочила вслед за колючим зверьком.
        Еж уже расположился на носу судна водя мордочкой из стороны в сторону.
        - Живой еще? - услышала девушка голос Бриза, склонившегося над остатками штурвала. Она лишь отмахнулась и подбежала к Туману.
        - Ну что, дружище, давай, я уверена, что у тебя получится, должно получиться! - шептала девушка, однако, еж досадливо пискнул, словно бы намекая, что даже не представляет как подступиться к задаче.
        - Вы решили утопиться? - крикнул капитан. - Если да, то сделайте одолжение, прыгайте с правого борта, так нас хоть немного качнет влево, а то я с этим штурвалом уже зае…
        - Бриз, мать твою! - выругалась девушка. - Бросай этот чертов огрызок и тащи свою тупую задницу сюда! - Алиса вдруг сама испугалась своего напора, однако капитан спокойно подошел к ней и спросил:
        - Чего ругаешься, нормально же общались?
        - Бриз мы все идиоты…
        - Ну про вас с Тисато я догадывался, - философски заметил капитан. - А я-то тут причем?
        - При том, что Туман псионик. Он такой же, как и все ваши Взывающие.
        По расширившимся глазам Бриза девушке стало ясно, что он все понял и похоже теперь был готов возвести себя самого в идиоты первого ранга, а то и в контридиоты.
        - Ой, ты мой родненький! - пропел он, садясь на колени. - Поуправляй-ка рыбками вокруг, ну же.
        - В том то и дело, что он не умеет, - мягко пояснила девушка. - Ты знаешь как Взывающие это делают? Можешь ему рассказать? Говори, он поймет.
        Бриз кивнул и принялся объяснять.
        Спустя всего пару минут у Тумана начало получаться. Рыбы призраки огоньками закружили хоровод вокруг их корабля, а затем ринулись врассыпную. А спустя еще минуту Призрачную Вязь заволокло настолько сильным туманом, которого эти воды возможно не видели никогда.
        Еж предусмотрительно оставлял им пару сотен метров перед кораблем чистыми, чтобы было видно куда идти, в остальном же непроницаемая белая стена могла позволить мечникам их заметить, только столкнись они с Летучим лоб в лоб.
        - Да, это неплохо повышает наши шансы, делая их хотя бы отличными от нуля, - проговорил капитан. - Но где гарантия, что мы не столкнемся с нашими мумифицированными друзьями зайдя во фьорд, где они перекрыли путь? Возможно, рациональнее будет высадиться на любом из островов…
        - Кажется у него есть идея получше! - радостно воскликнула девушка, глядя на воду. Там, перед самым носом корабля стайка рыб чуть покружилась в сложном замысловатом танце, а затем выстроилась, образуя ровный указатель в виде светящейся стрелки. - Мне очень любопытно куда он нас ведет! - с улыбкой сказала Алиса.
        Капитан почесал затылок и кивнул.
        - Тогда я постараюсь удовлетворить твое любопытство.
        - Надеюсь, хотя бы его тебе удастся удовлетворить, - прыснула девушка.
        - Может желаешь дать мне реванш?
        - Греби уже к штурвалу, капитан, - с улыбкой распорядилась Алиса, на что Бриз, козырнув ей, развернулся и, имитируя строевой шаг, направился к развороченной корме.
        Она сидела на чудом уцелевшем месте палубы, бывшем когда-то ее любимым, где бесчисленное количество раз она любовалась на рассветы и закаты. Туман вел их уже более двадцати часов к ряду, и в определенный момент Алиса уже заволновалась о его состоянии, однако колючий друг держался молодцом и не подавал признаков усталости.
        Клюнув носом, она вдруг поймала себя на том, что задремывает, отчего-то ей вспомнилось, как точно на этом месте рука Тиса впервые спасла ей жизнь, не позволив свалиться за борт под корпус корабля, и девушка решила снова сходить проверить, как обстоят дела у любимого. Опережая ее еж вдруг подпрыгнул и устремился к спуску на нижнюю палубу. Заволновавшись, девушка вскочила на ноги и собралась уже было отправиться вслед за ним, как увидела движущегося ей на встречу Стража, возле которого шел устало улыбающийся Ровен.
        Алиса едва не закричала от радости, одним движением подскочила к Тисато, и они обнялись так крепко, как только позволяла их усталость и полученные недавно раны. Они так и стояли, чувствуя тепло друг друга и что-то такое, что нельзя описать словами, но способны ощутить два любящих друг друга человека, в тот момент, когда их не разделяет ничего.
        - Пришла пора платить по счетам, Страж Тишины, - проговорила девушка и наигранно серьезно взглянула своему мужчине в глаза. - С процентами!
        Тисато улыбнулся, и они поцеловались.
        Это оказалось так просто и естественно, словно они делали это уже тысячу раз, и в то же время настолько приятно, что Алиса поняла - она не забудет этот момент никогда и будет хранить его в душе до самых последних секунд своей жизни.
        - Прошу прощения, что отвлекаю! - раздался напряженный голос Бриза. - Но кажется жить нам остались последние секунды.
        Тисато опустил руки с ее талии, и Алиса отпрянула, оборачиваясь. В этот момент перед ее глазами, в бесследно развевающейся дымке тумана, возникла исполинская туша гигантского корабля, стоявшего к ним бортом, с убранными парусами и грозно ощетинившаяся темными орудийными люками. Их отделяло не многим более двухсот метров и в этот момент девушке стало отчетливо ясно, что им конец. Еще немного и корабль мечников даст залп такой мощи, что от их искореженного корвета останутся лишь щепки не крупнее куриного яйца.
        Странный шорох раздался позади, Алиса как завороженная обернулась и увидела ежа, что тащил за собой белую простыню, крепко вцепившись в нее зубами.
        Совершенно не понимая, что происходит, она взглянула в лицо Тисато.
        Он... улыбался!
        Но чему?
        - Ну и что вы застыли? - усмехнувшись, спросил Страж. - Начинайте махать всеми белыми тряпками, что есть на корабле. Если то, что я слышал об этом парне, правда, то он начинает палить во все, что движется, едва это только завидит.
        Не до конца еще веря своим ушам, Алиса вдруг поняла, что за корабль был перед ними.
        Легендарный линкор под названием Облик. Самый мощный корабль Архипелага.
        События развернувшиеся далее казались позже девушке чем-то сродни той самой полуяви, которую она сбросила с себя еще совсем недавно.
        Вместо слаженного залпа более чем полусотни орудий им сбросили трап. С остатками матросов их приняли на борт исполинского линкора, сразу же, без каких бы то ни было проволочек определив пришельцев в ранг дорогих гостей, а никак не пленников. И вот уже, немногим более чем через пол часа после того, как Алиса попрощалась с жизнью, все сидели в шикарной каюте, да нет, какой там каюте, настоящем торжественном зале, за богато уставленным столом, среди других офицеров корабля и главное капитана.
        Шаркли сразу же показался девушке очень необычным, чуть эксцентричным, но при этом каким-то искренне добрым и простым. Отчего-то она ожидала увидеть вместо него высокомерного и напыщенного старого моряка, однако рядом с ней сидел сейчас довольно обаятельный молодой мужчина в красном шелковом камзоле, украшенном золотыми нитями. Мужчина непрерывно что-то говорил и весело шутил, но напряжение последних дней и часов мутило голову, а потому девушка понимала лишь часть того, что рассказывал капитан.
        - Ну вы меня и напугали, честное слово! - сообщил Шаркли. - Выхожу я значит на палубу после обеда, с борта отлить. Привычка знаете такая, еще с тех пор, как на мелком люгере ходил. Шатало на нем так, что просто невозможно было в цель попасть. Пардон. - он деликатно кивнул Алисе. - А матросов просить, чтобы мыли за тобой, ну это как-то не по-человечески. В общем с тех пор вот так вот. Ну приспустил значит я штаны и вижу, как из тумана на нас ваше, без обид, ведро выплывает. Я думаю, все, отплавался Шаркли, брандер проворонили. Сейчас думаю таких пиздюлей схватим, что мало не покажется, уже успел подумать какие таверны продать придется, чтобы на новый кораблик посолиднее хватило. И тут, вижу, вы тряпками машете. Ну у меня и отлегло.
        Алиса засмеялась и капитан чуть более галантно, чем требовалось для того, чтобы продемонстрировать девушке дружелюбие положил свою руку на ее ладонь.
        - Мы же еще не представились? - вежливо сказала девушка, высвобождая руку: - Меня зовут Алиса, а это Тисато, мой мужчина, он Страж Тишины.
        Капитан тут же закашлялся, поперхнувшись чем-то, но быстро пришел в себя и проговорил гораздо более серьезным тоном:
        - Очень приятно познакомиться! Страж, а я случайно не твоя цель?
        - Нет, - просто ответил Тисато, откусывая кусок стейка.
        - Это хорошо! - капитан взбодрился. - Тогда я и впрямь очень рад. Если честно всегда хотел себе приятеля Стража Тишины. Но вы какие-то не общительные ребята.
        - Кого ты встречал? - уточнил Страж и Алисе показалось, что Тисато это было действительно очень интересно, хотя тон его голоса ничуть не изменился.
        - Да я не знаю его имени, он сказал только, что он четырнадцатый. Мы давно очень виделись. Как у него дела?
        - Нормально, - кивнул Тисато. - Он мертв.
        - Эх… - капитан досадливо покачал головой и подложил себе в тарелку салата из крабов и ананасов. - Соболезную наверно.
        Они замолчали, и Алиса еще раз оглядела помещение, в котором они находились. Все в нем казалось исполненным богатства и роскоши - от резных золоченых узоров на бордовых стенах, до хрустальных люстр, венчавших высокий потолок. Латунные масляные лампы светили столь ярко, что казалось за их стеклами вовсе не обычный огонь, а магический.
        - Кстати, вы отлично смотритесь вместе! - сообщил Шаркли, обращаясь одновременно к Стражу и Алисе. - Прямо как с обложки. Вот честное слово, я бы про вас даже книжку написал! Так и представляю, прекрасная, обаятельная морячка и ее мужчина - суровый Страж Тишины. Только надо какое-нибудь такое название, со смыслом, но при этом пафосное и загадочное, чтобы сначала никто ничего не понял.
        Алиса улыбнулась и подлила себе вина.
        - Да, мне бы, пожалуй, было приятно, если бы кто-то сочинил про меня историю. Но мне почему-то кажется, что получится скучно, - она задумалась и отхлебнув из серебряного бокала добавила: - Когда почти вся твоя жизнь проходит на палубе корабля, о чем там писать? Да и потом, многие вещи я бы вообще хотела оставить при себе. Некоторые мысли и чувства. А ты что думаешь, Тис? - она вопросительно взглянула на Тисато, однако тот лишь загадочно улыбнулся уголками губ.
        - Напрасно, напрасно! - не согласился капитан. - Учитывая в каком положении я вас встретил, история была бы как минимум необычной. А насчет личных мыслей, мне кажется, ты скромничаешь, Алиса. Ты производишь впечатление очень открытого человека, тебе хочется доверять.
        - Вот-вот, - вклинился Бриз, сидевший по другую руку от Шаркли. - Я тоже думаю, что это из-за открытости. Узкий корсет с изящным декольте и облегающие брючки здесь совершенно ни при чем.
        Капитан линкора серьезно задумался, с поднесенной ко рту вилкой, над этим сложным философским вопросом, но Алиса решила вернуть тему в прежнее русло:
        - А как ты думаешь, Шаркли, это была бы грустная история или со счастливым концом?
        - О я думаю конец у этой истории обязательно будет грустным! - легко ответил капитан. - Потому как в любой истории должны быть начало и конец.
        Алиса хотела было попросить его пояснить сказанное, но в этот момент сзади подошел один из офицеров, что-то шепнул Шаркли на ухо и тот поспешил откланяться.
        - Простите, господа и дамы. Должен вас покинуть. Срочные дела.
        В этот момент Алиса заметила периферийным зрением движение за спиной и обернулась. Позади стола, где оставалось еще довольно много свободного места, появлялись люди с музыкальными инструментами и стали выстраиваться возле стены.
        Она изумленно толкнула Тисато и указала ему на происходящее, однако Страж отреагировал как обычно очень сдержанно.
        - Тис, они что собираются играть? - с трудом веря своим глазам, воскликнула девушка. - Музыка прямо на корабле?! Я даже не во всех тавернах-то такое встречала!
        - Когда ты так говоришь, - тихо, так чтобы услышала только она, ответил Страж. - Мне сразу хочется побывать с тобой в крупных городах на материке.
        - А ты бывал там?
        Отчего-то Тисато задумался, прежде чем ответить, но в итоге лишь отрицательно покачал головой.
        Тем временем музыканты уже закончили свои приготовления и зал тут же заполнила стремительная и очень красивая мелодия. Скрипки, трубы и барабаны слились в переливающуюся трель, и девушка поняла, что ее ножка сама принялась отбивать ритм.
        - О океаны! А ведь они здорово играют, Тис!
        Вот несколько офицеров Облика уже вылезли из-за стола и начали забавно двигаться, пританцовывая и хлопая в ладоши. Алисе показалось это настолько милым и в то же время нелепым, что она засмеялась, зажимая рот ладошкой, чтобы не выглядеть бестактной. Впрочем, танцевавших это, казалось, ничуть не смутило, они стали махать ей руками, прямо во время своего странного танца, который они словно бы придумывали на ходу и ошибиться в его движениях было невозможно.
        Ей безумно захотелось и самой оказаться там, встряхнуть волосами и прогнуться в талии в такт этой чудесной музыке, ощутить на себе чужие взгляды - вожделеющие и жаждущие, и тогда… тогда она принялась бы танцевать еще более самозабвенно.
        Тисато мягко коснулся ее руки, и Алиса тут же испытала укол стыда за свои мысли. Как она могла думать о таких фривольных вещах, когда он рядом, да и вообще, когда он у нее есть? Без него она ни за что не пойдет, а Тис… он ни за что не согласится выйти.
        - У тебя огонек в глазах, - сказал вдруг Тисато. - Иди, а я посмотрю на тебя отсюда.
        Она удивленно взглянула на него и спросила:
        - Правда? Ты не против?! А без тебя это не будет как-то… не красиво?
        Тисато приблизился к ней и прошептал у самого уха:
        - Если кто-нибудь когда-нибудь и увидит, как неуклюже танцует Страж Тишины, то это будешь только ты.
        Алиса прыснула от смеха, благодарно чмокнула его щеку и буквально вылетела в центр зала.
        Мгновенье она размышляла над тем, как ей двигаться, а затем музыка увлекла ее с головой и словно в пьянящем трансе девушка стала изгибаться всем телом и изящно взмахивать руками в такт мелодии. Казалось, музыканты, заметив ее появление, принялись играть еще громче и живее, резче расставляя акценты.
        Она засмеялась, ощущая, будто была создана для этого ничуть не меньше, чем для стрельбы из снайперских ружей, но почему-то поняла это только сейчас, и поймав на себе десятки восхищенных глаз, закружилась в танце еще жарче и стремительнее. Минуты мелькали словно секунды и вот уже мужчины вокруг не танцевали, а образовав широкий полукруг аплодировали ей, крича «браво» и весело присвистывая.
        Алису это раззадорило еще больше и не смотря на усталость она продолжила танец, жалея лишь о том, что на ней сейчас была ее обычная одежда, а не красивое вечернее платье. Впрочем, окружающих это, похоже ничуть не смущало, так как вздымающаяся полная грудь, движения стройных ног и томные взгляды рыжеволосой красотки и так поражали каждого зрителя в самое сердце.
        Наконец, музыканты взяли последний, самый громкий аккорд и девушка грациозно изогнулась, изображая низкий поклон.
        Секунда тишины.
        Аплодисменты.
        Она засмеялась, чувствуя себя такой счастливой, какой, будто бы, никогда раньше и не была, и быстро порхнула на лавку к любимому, чтобы избежать моментов недопонимания с восхищенными ее телом офицерами.
        Тисато мягко обнял ее за талию и с улыбкой сказал:
        - Ты была неотразима.
        - А ты не ревновал? - игриво спросила девушка.
        - Немного.
        - Насколько немного? - улыбаясь, уточнила Алиса и, не отрывая от Стража взгляда, отпила вина из бокала, чтобы унять накатившую жажду.
        - Ну… - Тисато неопределенно повел головой, окидывая взглядом весь зал. - Как видишь они еще живы.
        Алиса едва не подавилась от смеха вином и обняла его.
        Несколько следующих часов пролетели словно взрыв искрящегося фейерверка и когда они со Стражем оказались в выделенной им ранее каюте, Алиса, чувствуя, что едва держится на ногах упала на огромную белоснежную двуспальную кровать.
        - Какая большая! - пробормотала она, чувствуя, как слегка кружится голова после танцев и выпитого спиртного.
        Против ее ожидания Тисато сел на центр каюты и собрался начать медитировать, однако такое развитие событий совершенно не входило в планы Алисы.
        - Слушай, Тис, - тихо сказала она, накручивая тонким пальчиком локон волос и закусила нижнюю губу. - Такой невероятный день сегодня. И у меня есть идея, как сделать его еще лучше… ты не мог бы сходить разузнать, ну скажем… в какой порт направляется Облик?
        Страж поднялся и пожав плечами кивнул.
        Как только за ним закрылась дверь Алиса растормошила Тумана, которого так же накормили до отвала и теперь он дремал на подстилке возле кровати.
        - Прости меня, мой хороший. Ты не мог бы погулять за дверью какое-то время? Ну час или два.
        Еж неопределенно пискнул, словно требуя более детального объяснения, на каком основании его лишают честно заслуженного отдыха.
        - Я не могу сказать тебе такое вслух, но я сейчас подумаю.
        Глаза-бусинки Тумана расширились от удивления. Он понимающе пискнул и засеменил к выходу.
        - И чур не подслушивать! - попросила его девушка, прикрывая за ним дверь. - Или не подчитывать? Как это будет правильнее сказать?
        Затем она открыла сундук, в который ранее успела перенести все свои вещи с Летучего и принялась переодеваться.
        Страж вернулся через десять минут и, приоткрывая дверь, сказал с порога:
        - Алиса, а что Туман делает за две…
        Его взгляд упал на девушку. Она сидела в изящном черном кружевном белье на кровати и смотрела на него. Полупрозрачная ткань поддерживала высокую грудь и не скрывала при этом почти ничего, лишь делая наготу более соблазнительной, трусики представляли собой сплетение узких шелковых ленточек, низко сидящих на стройных бедрах. Картину довершали тончайшие чулки с завязочками в верхней части, делавшие стройные ножки Алисы еще более сексуальными.
        При этом взгляд девушки не был тем томным взглядом, опьяненной танцем и вниманием молодой красотки, он оставался робким и нежным, словно она сейчас открывала своему мужчине не только тело, но и душу.
        Тисато прикрыл за собой дверь.
        Алисе показалось, что он был растерян. Чуть помолчав, он наконец сказал:
        - Ты выглядишь просто… потрясающе. Я и не думал, что можно завидовать самому себе, - однако, постояв еще лишь мгновенье, он вдруг дошел до центра комнаты и сел в позу сэйдза. - К сожалению, сейчас… не лучшее время, чтобы заниматься сексом. Я не понимаю какую роль этот корабль играет в моей миссии и меня это очень гнетет.
        Глаза девушки округлились от изумления.
        - В каком смысле не время? А когда… когда еще будет время? - она поднялась и приблизилась, но Страж уже сидел с закрытыми глазами. Алиса почувствовала, будто ей плюнули в лицо. Она раскрылась перед ним, тем с которым она меньше чем за месяц испытала куда больше, чем без него за всю свою жизнь. И он поступает вот так?
        - Тис это… Я просто… возмущена! Я тут стою перед тобой, вся в этих чертовых кружевах! Хотела, блин, сделать тебе сюрприз! Думала порадовать тебя, а ты просто говоришь «не время»?!
        - Из всех возможных вариантов моих действий, - тихо проговорил Тисато не открывая глаз. - Этот в наименьшей степени должен был вызвать у тебя неприятные чувства. Прости меня, но я не знал как еще тебе сказать.
        - Правда?! - зло выпалила она. - Знаешь, Тис, был один отличный вариант, при котором и ты и я получили бы одни только положительные чувства. И то, что тебя что-то там гнетет кажется мне лишь гнусным оправданием!
        Она почувствовала, как начинает дрожать ее голос и оттого еще сильнее разозлилась.
        - А знаешь что?! Я, пожалуй, пойду сейчас прямо так и посмотрю не окажется ли кто-то из офицеров Облика столь любезен, чтобы помочь мне развязать все эти завязки на белье. А то они, черт подери, такие неудобные!
        После этого, чувствуя, что вся последняя фраза про офицеров была уже совершенно лишней и глупой, Алиса выскользнула за дверь в чем была, не преминув, однако, схватить с тумбочки свою обычную одежду.
        Она добежала так до первого же закутка и дрожащими руками принялась переодеваться.
        Не время? Гнетет? Да он охренел! Любой мужчина Архипелага, а может и всего континента сейчас бы просто набросился на нее, не веря своему счастью, а он говорит «не время»?!
        Переодевшись, она собиралась уже было снова войти в каюту и устроить там настоящий ураган, однако к ней подбежал Туман и положил лапку на сапог, словно бы стараясь остановить ее от необдуманных действий.
        Алиса сжала кулаки и тяжело дышала от обиды, но продолжала стоять, глядя на милую мордочку зверя, который пристально смотрел на нее.
        - Ладно, ладно! - сказала она наконец ежу, успокоившись. - Допустим у него и правда есть причины так поступать. Но это же просто… - она тяжело вздохнула. И вспомнила все. И как его рука ложится на ее плечо, когда она заваливалась за борт без сознания, и как он нежно обнимает ее за плечи, когда она ввалилась к нему в каюту после изнасилования, и как он подхватывает ее, падающую с мачты на палубу корабля.
        Ежик довольно пискнул и засеменил прочь, видимо прочтя ее мысли.

«Спасибо друг» - подумала Алиса, адресуя мысли Туману. - «Надеюсь мы с ним сможем со временем лучше друг друга понимать. А мне надо пойти развеяться на свежий воздух. Потому как если я вернусь в каюту, то снова начну злиться».
        Она долго бродила по Облику, поражаясь его исполинским размерам и богатству обстановки.
        Наконец, оказавшись на верхней палубе корабля, девушка остановилась возле фальшборта и облокотившись на него локтями стала рассматривать плывущие по правому борту острова Призрачной Вязи. Облик вел их куда-то назад, к Архипелагу, и жуткой армады мечников было ни где не видно, словно те давно оставили попытки нагнать своих жертв или же обшаривали сейчас заливы и фьорды с противоположной стороны огромной островной россыпи.
        Алиса простояла так несколько часов, до поздних сумерек и уже собиралась было отправиться к себе в каюту, как к ней подошел Бриз.
        - Любуешься?
        - Да, но уже собралась уходить.
        - Погоди немного. Хотел перекинуться с тобой парой слов, - капитан встал рядом, так, что его плечо коснулось ее. - Что собираешься делать, когда доберемся до Архипелага?
        - Продам Орсис, найму корабль с командой и примусь искать Сердце Мира, - честно ответила девушка.
        - Идиотская затея, - усмехнулся Бриз. - Этому миру уже не помочь, милая моя. Из болтовни дружка нашего Стража я понял вещь, которая до тебя, похоже, еще не дошла. Не важно, взяли уже спящие наших Взывающих, или у них только появился список имен, важно то, что они действуют организованно, чего никто из нас не ожидал. А также то, что они отлично понимают назначение Взывающих, их важность для нашей войны… Сорвавшейся к чертовой матери войны. Когда Взывающие станут их оружием, нам, тем кто пробудился от полуяви, сбросив с себя барьер - будет уже не на что рассчитывать.
        - И все же ты как-то добрался до Сердца Мира.
        - Этого я не смог отыскать в своей черепушке. Похоже я сделал это случайно, я уже говорил тебе. Картины того путешествия до сих пор у меня перед глазами, но в том месте на небе даже нет звезд, чтобы можно было сориентироваться. Так что смирись, с тем, что ты никогда не достигнешь цели и только понапрасну погубишь свою чудесную задницу.
        - Ты за этим пришел? Разубеждать меня и говорить о моей заднице?
        - А по-моему, это темы получше многих, - вновь усмехнулся Бриз. - Надо же как-то скрасить твое одиночество. Столько дерьма произошло в последние дни, которое мы хлебнули вместе… я чувствую все это напряжение, что у тебя накопилось, - он мягко коснулся ее стройной талии. - И я как никто знаю, что тебе сейчас нужно, - видя, что девушка не спешит отталкивать его руку, он воровато огляделся вокруг, приблизился вплотную и скользнул ладонью ниже поясницы. - Верно говорю?
        Алиса молчала, глядя в сторону. Ей было сейчас безумно противно и это чувство усиливалось стократно именно от того, что Бриз был прав.
        - Молчишь? Правильно, не нужно ничего говорить, я могу все сказать и сам… Впервые заглянув тебе в глаза я кое-что понял о тебе, Алиса. Сексуальная красотка на пиратском корабле в качестве снайпера, что за нелепое дерьмо, сперва подумал я и оказался прав. Я не знаю кем ты задумывалась для этого мира изначально, но ты получила свою первую должность по какой-то нелепой прихоти судьбы. Кем ты должна была стать, девочка, наслаждающаяся танцем словно вторым своим призванием? Танцовщицей в элитной таверне, смазливой дорогой шлюшкой в борделе? Уверен ты и сама об этом думала не раз, - Бриз хищно улыбнулся, от того, что его рука уже касалась низа упругих ягодиц, сквозь тонкую ткань облегающих брючек девушки, почти не мешавших ему ощущать все то, что он хотел. - Я дам тебе то, что тебе сейчас так нужно, то, что укротит твое естество. А потом мы отправимся на Архипелаг и заляжем там на дно. Ты не нужна мне постоянно рядом, вот еще. Живи в свое удовольствие, наслаждайся этим чертовым миром. Но я уверен, что ты не сможешь отказать себе в удовольствии время от времени навещать старого морского волка, когда твой
дружок будет сидеть день и ночь в медитации вместо того, чтобы жестко трахать тебя на каждой чертовой поверхности вашей хибары. Прямо как ты любишь.
        - Убери от меня руки, Бриз. И отойди.
        Капитана не потребовалось просить дважды, он досадливо цыкнул языком, не спеша отстранился и, опершись на фальшборт локтями, встал рядом.
        - Ты понял обо мне многое Бриз. Может быть даже то, что я сама еще понять не успела, но кое о чем ты предпочел умолчать, или тебе не хватило сил это разглядеть, - девушка коротко взглянула на капитана. - Тис однажды спросил меня, что такое оружие, защиты против которого в мире нет. Я тогда не поняла, а сейчас хорошо понимаю ответ и понять его мне помог отчасти и ты, хотя… - она улыбнулась. - Тис, конечно, гораздо больше. Сейчас я покажу тебе это оружие, капитан.
        Девушка развернулась лицом к Бризу, не без удовольствия ловя в его взгляде удивление, и сказала:
        - Я прощаю тебе все. И твой самый первый обман, и боль, что ты причинил мне позже и то, что хотел воспользоваться мной как Взывающей в угоду своим целям. Я прощаю тебе даже то зло которое ты еще не совершил, но собирался, обрекая миллионы скринов на вечные муки в затопленном храме перерождения. Прощаю то, что ты хотел наравне с остальными использовать не пробудившихся как инструмент для достижения своих целей, становясь ничем не лучше тех, против кого планировал воевать. Этот мир исполнен зла. Равнодушного к боли зла и от того самого страшного какое только может быть. Но даже здесь можно любить и быть счастливыми. Этому миру нужно просто немножко помочь вырасти и научить его защищать собственных детей от пришельцев извне и друг друга. Да, может я сама пока и не научилась любить так, как девушка должна любить своего мужчину, мне мешает буря противоречивых эмоций. Но я обязательно научусь. Жаль только, у меня не так много времени на это, потому что веришь ты или нет, но я отыщу Сердце Мира и назову там свое желание. И знаешь, чего я боюсь больше всего?
        Капитан лишь молчал, глядя вдаль, и она продолжила.
        - Боюсь того, что Тис окажется рядом и назовет то, чего хочет он. Потому что тогда, стоя одна на пустом острове Сердца Мира я буду кричать, срывая легкие в кровь. Буду мечтать уйти в чертову пустоту вслед за ним, но уже окажусь бессмертна.
        Алиса замолчала, чувствуя, как слезы катятся по ее щекам. Бриз коротко глянул на нее, достал из нагрудного кармана чистый платок и протянул девушке.
        Она взяла.
        Некоторое время они стояли рядом и молча смотрели вдаль.
        - Что? - успокаиваясь спросила Алиса. - Думаешь о том, что тогда нужно было выбирать фрегат, а не меня?
        Бриз засмеялся.
        - Нет, красотка. Я думаю о том, ради чего сам когда-то затеял все это дерьмо.
        Некоторое время они стояли и каждый размышлял о своем, а затем, не сговариваясь и не говоря больше ни слова, разошлись.
        Подойдя к своей каюте, Алиса постаралась отворить дверь так тихо, как только могла. Ей отчего-то не хотелось, чтобы Тисато услышал момент ее возвращения. Она уже совсем на него не обижалась и не думала, что он воспринял всерьез ее слова про офицеров Облика, ей лишь хотелось начать с ним разговор уже утром, словно бы с чистого листа.
        Но, на удивление девушки, Стража в каюте не оказалось. Она зажгла лампы и увидела, что Туман заворочался на аккуратной подстилке, по-видимому, смотря какой-то сон. Села на кровать и принялась размышлять куда Тисато мог запропаститься.
        Решив в итоге, что уж кто-кто, а он то точно сможет о себе позаботиться и идти искать его не стоит, она разделась, погасила лампы и легла спать. Только сейчас Алиса поняла, насколько мягкой и при этом в нужной степени упругой была эта кровать, будучи, пожалуй, самой удобной из всех на которых ей доводилось лежать прежде. Она вздохнула, и снова подумав про себя «не время ему, блин» провалилась в сон.
        Пробуждение оказалось приятным, качка на корабле почти не ощущалась и в первое мгновенье Алисе показалось, будто она находится в какой-то хорошей таверне, в гостевой комнате. Девушка приподнялась, проследив, чтобы одеяло не сползло слишком низко с ее обнаженной груди и оказалось, что сделала это предусмотрительно. Страж и капитан Облика сидели за столом в их каюте и о чем-то тихо беседовали.
        Тисато заметил, что она проснулась и спросил:
        - Прости, это мы разбудили тебя? Мы старались говорить потише.
        - Нет, я сама проснулась, - ответила девушка и сладко потянулась, расправив руки. Она поймала при этом направление взгляда Шаркли и была готова сейчас поспорить на свой Орсис, что тот глубоко сожалел о том, что одеяла на его корабле недостаточно хорошо скользили по телу.
        - Значит я все-таки хороший Страж Тишины, - пошутил Тисато, и девушка тихо засмеялась.
        - Мы столько всего успели обсудить! - сказал капитан, оторвав наконец взгляд от предательского одеяла, которому теперь непременно была уготована судьба быть расстрелянным за саботаж. - Я ведь сперва подумал, что вы скрины! Но встретить троих, ой, то есть четверых, прости Туман, пробудившихся, это просто невероятно. Особенно учитывая, что за все время игры, до вас я встретил всего-навсего одного пробудившегося, и это был другой Страж.
        - Вы не могли бы отвернуться на минутку? - спросила девушка.
        - Даже я? - уточнил Тисато с улыбкой.
        Алиса иронично посмотрела на него и голосом, не терпящим пререканий, сообщила:
        - Как раз ты, в первую очередь!
        Мужчины исполнили ее просьбу и, быстро одевшись, она подсела к ним за стол.
        - Я уже несколько раз объяснил Шаркли, что держать нас на борту небезопасно, но он все отмахивается, - сказал Тисато. - Алиса попробуй хоть ты ему объяснить, что за нами рано или поздно придет эскадра мечников.
        - А почему вы, кстати, называете их мечниками? - уточнил капитан Облика.
        - У них на каждом парусе схематично изображен черный меч, клинком направленный вверх, - пояснила девушка.
        Шаркли чуть подумал и рассмеялся.
        Алиса и Тисато переглянулись, не понимая, чем могла быть вызвана такая реакция и принялись ждать, пока капитан успокоится.
        - Простите! - говорил он пытаясь отдышаться. - Ох, простите, честное слово это же ни фига не смешно. Но как я сразу-то не догадался?
        - О чем же? - нетерпеливо спросила девушка.
        - О том, что это не меч! Это крест.
        Тисато покачал было головой и уже собирался что-то сказать, но Шаркли продолжил:
        - Перевернутый христианский крест. Очень нехороший символ. Мда, вы наверно не поймете, о чем я, впрочем, не важно. А я-то никак в толк не возьму, что думаю за эскадра, я вроде бы в этих водах всех знаю. А вы встретили всего-навсего охрану Сердца Мира.
        - Ты тоже про него знаешь? - отчего-то удивилась Алиса и Шаркли, казалось бы, даже немного обиделся на такой вопрос.
        - Алиса, ну естественно! Я все-таки владелец крупнейшей сети таверн на Архипелаге, куда ты думаешь стекается весь местный фольклор? - он демонстративно постучал себе по уху. - Вот сюда и стекается, знай только успевай фильтровать его от лапши, которая непрерывно сыплется параллельно.
        - Так и… - смутившись уточнила Алиса. - Что нам делать с этой охраной?
        Шаркли посмотрел на нее словно на безумную.
        - Прости, за вопрос, Алиса. А вы разве что-то можете с ней сделать?
        - Она имеет в виду как от нее укрыться, - объяснил Тисато.
        - Так в любом порту и укрыться. Это без проблем, - капитан Облика тяжело вздохнул, видя непонимание на лицах гостей и принялся объяснять. - Ладно, вижу, вы совсем пока нубы, без обид, так что давайте расскажу на акулах.
        С этими словами капитан вытащил из-за пазухи пригоршню фигурок маленьких разноцветных акул, в палец толщиной, и принялся раскладывать их на столе.
        - Вот эта черная-страшная и милая-розовая акулки - это вы, - сообщил капитан. - Сами решите кто из вас, кто.
        - Чур я розовая! - серьезно сказала Алиса, догадываясь, что Страж вряд ли бы ее выбрал, но все же решив подстраховаться, так как черной и страшной ей быть не хотелось.
        - Ну вот это значит вы, а вот это, - он зажал остальные фигурки у себя в кулаке. - Флот охраны Сердца. Вы что-то сделали и запустили эвент на посещение этого самого Сердца, в результате чего… - капитан принялся высыпать акул из кулака на стол. - Часть флота сагрилась на вас. Наверно еще были какие-то события вроде штиля или пожаров на корабле, говорят у некоторых так происходило.
        - Перед нами появлялись рифы посреди открытого моря, - догадался Тисато.
        - Ну вот, - согласно кивнул капитан. - Если вы хотите закончить эвент, то по его правилам, вы должны попасть в любой населенный город, не важно тут на Архипелаге или на материке. Насчет двух других материков, которые мертвые, не знаю, может и там тоже эвент скипается, тут уж никто не проверял, - капитан поднял со стола акул, обозначающих Алису и Тисато, и принялся водить ими между акул охраны. - Но если вы как-то минуете вот этих ребят, то вуаля, - он сгреб со стола охрану. - Вы попадаете в самую закрытую часть проекта New World, место которое посещали лишь единицы, а охрана пропадает.
        Тисато нахмурился и растерянно произнес.
        - Я не понимаю, почему я обо всем этом не знал! Меня специально готовили именно к этой миссии, неужели Хранитель не предвидел, что мне предстоит встретиться с таким врагом? Я изучил столько всего, что мне не пригодилось даже близко и был совершенно не информирован про этот эвент.
        - Я думаю, - хитро прищурившись, сообщил Шаркли. - Если, конечно, хотя бы половина тех баек, что говорят про ваш Храм правдива, тебе нельзя было об этом знать. Иначе бы ты что-то сделал не так.
        Повисло молчание, затем Тисато задумчиво покивал.
        - Пожалуй, приму этот вариант за основной.
        - Так вот, если же вы хотите закончить эвент, вам нужно либо в порт, либо… - капитан запнулся. - Умереть. Мда, а я ведь уже и забыл, что вы не люди, ой ну в смысле люди, конечно, просто пробудившиеся неписи. Стало быть, умирать вам очень вредно для здоровья.
        - Но выходит, про этот эвент всем так хорошо известно? - с сомнением уточнила Алиса. - Мне странно, что я слышала о нем лишь однажды и почти случайно.
        - Да как вам сказать, - Шаркли неопределенно повел головой, а затем вручил Алисе и Тисато по их акульей фигурке. - Известно-то про него на самом деле довольно мало. То что я вам рассказал, старые игроки знают в общих чертах, но учитывая, что активируют его крайне редко, и непонятно как, а потом никто не представляет, что с этим делать, то это не слишком-то полезная информация для вас, - он почесал затылок, - Но вы не переживайте, я вас доставлю до порта. В Призрачную Вязь я зайти к сожалению не могу, на мель сядем, так что придется идти с нами до Чаячьего городка. Повезло же вам, что я сюда караван под конвоем вел, и вы на меня наткнулись.
        - Скажи, Шаркли, - серьезно произнесла девушка и положила свою фигурку на стол. - А что, если одна маленькая розовая акулка… хочет во что бы то ни стало пройти этот эвент до конца? Что бы ты ей порекомендовал?
        - Я бы, конечно, рекомендовал ей передумать, - с улыбкой ответил капитан, как-то очень жалостливо глядя на Алису. - Потому, что в отличие от многих других, у нее на это будет всего одна акулья жизнь.
        Тисато молча положил рядом с розовой, свою черную фигурку. Шаркли улыбнулся и заключил:
        - Так, конечно, гораздо лучше. Но порекомендовать мне вам совершенно нечего, уж извините.
        Они еще поговорили некоторое время о всякой ерунде, и капитан засобирался, сообщив, что у него какие-то дела в «реале». Уходя из их каюты он взял клятвенное обещание с Алисы и Тисато, чтобы те обязательно навестили его на материке в его клановом замке, близ Вайоны, когда они отделаются от эвента, после чего оставил их одних.
        - Тис, ты можешь рассказать мне наконец о своей миссии? - сказала девушка и отводя взгляд добавила: - Или хотя бы просто со мной поговорить? А то мы так толком и не оставались наедине после всего этого на Летучем.
        Страж неопределенно кивнул.
        - Прости, но про свою миссию я рассказать не могу ничего, кроме того, что ты и так знаешь или догадываешься. А насчет Летучего… Ты будешь скучать по нему?
        - Думаю нет, - Алиса улыбнулась. - Потому что, когда у нас будет остров, нам обязательно понадобится корабль, или хотя бы маленькая яхточка. И вот он наверно станет мне родным, - девушка вздохнула и посмотрела на свою фигурку акулы, что оставил ей Шаркли. - Но я никогда не забуду тех, с кем на нем была.
        Тисато поднялся и сказал:
        - Кстати, о людях, пойдем-ка поблагодарим Ровена. Этот парень вытащил и тебя и меня с того света, а мы с ним так и не поговорили с тех пор.
        Алиса согласилась, и они вышли из каюты.
        В этот момент мимо них по коридору, словно ошпаренные пронеслись четверо матросов, двигаясь к лестнице на верхнюю палубу.
        - Что-то случилось, как думаешь? - спросила девушка, глядя им вслед.
        - Я слышу далекий звук корабельных колоколов, - хмурясь ответил Страж. - И мне это очень не нравится.
        Они оказались на верхней палубе Облика через минуту, и открывшаяся им картина ужаснула.
        Линкор стоял с убранными парусами, а вокруг него, держась в 5-7 километрах, широким полукольцом все море было усыпано кораблями мечников, тех кого Шаркли называл охраной Сердца Мира. Бой еще не начался и похоже противник не спешил сокращать дистанцию и оказываться под прицелом дальнобойных сорокафунтовых орудий, но и выпускать их никто не собирался.
        Капитан Облика смотрел в изящную черно-золотую подзорную трубу, стоя на краю палубы, возле фальшборта, рядом с парой своих офицеров. Он был все так же спокоен, как-то даже слишком, и при этом, как показалось Алисе, в его позе чувствовалась грация замершего перед прыжком леопарда.
        Возле девушки появился Бриз, а за ним и Ровен, к которому они сперва и направлялись. Все рассматривали армаду противника, с которой, при всей мощи линкора, не справиться было и ему, и ждали слов капитана.
        Шаркли обернулся, заметив появившихся гостей, однако его лицо не выражало сейчас даже бледной тени эмоций.
        - Кэп, с их флагмана завершилась передача сигналов флажками, - сказал капитану офицер, одетый в красно черный камзол. - Сообщение тебе конфиденциально.
        - Говори как есть.
        Чуть помявшись, офицер покосился на экипаж Летучего и проговорил:
        - Если выдадим им этих ребят, они пропустят нас.
        Капитан окинул собравшихся позади себя людей спокойным взглядом, неторопливо рассматривая каждого.
        - Левый борт готов к залпу, капитан, - почти шепотом сообщил канонир, глядя на работу матросов у пушек. - Часть их судов в зоне поражения.
        Шаркли посмотрел на Облик, охватывая взглядом его от кормы до носа, с сотнями матросов на палубе и еще несколькими сотнями во чреве корабля, постучал носком сапога по дощатому полу, как бы проверяя тот на прочность, а затем шмыгнул носом, смачно харкнул за борт и сказал:
        - Пли.
        - Плиииии!!! - вторил ему во всю свою могучую глотку канонир и посторонние звуки утонули в страшном грохоте орудий.
        Секунда, вторая, третья…
        Один из кораблей противника вдали полыхнул и, вздувшись огненным пузырем, взорвался, разлетаясь щепками во все стороны и поднимая волны. Должно быть одно или несколько раскаленных от выстрела ядер влетело тому в пороховой погреб.
        - Я думаю мы достаточно ясно выразили свою позицию, штурман? - все так же спокойно уточнил Шаркли. - Я к тому, что махать им флажками теперь не обязательно?
        - Думаю достаточно, капитан, - ответствовал офицер.
        - Ну... вы все же махните, - чуть подумав поправился капитан. - А то невежливо как-то получилось. И начинайте работать, я пока к себе в каюту, надо поговорить с нашими друзьями, а потом поднимусь к вам.
        - Так точно, капитан! - козырнув, штурман бросился к штурвалу, а Шаркли махнул оторопевшему экипажу Летучего рукой, приглашая идти за ним.
        До капитанской каюты они дошли молча, переваривая случившееся и пытаясь представить, какой оборот примут дальнейшие события.
        Уже внутри, капитан Облика подошел к широкому письменному столу, заставленному пустыми и не допитыми бутылками из-под спиртного. Взял одну, вроде бы еще не откупоренную и протянул ее Тисато.
        - Держи. А то мы так и не добрались до нее с тобой вчера ночью.
        Страж принял подарок, вопросительно глядя на Шаркли и тот объяснился.
        - Я ведь пообещал, что угощу тебя виски Дэлмор Тринитас. А его в игре уже не сыскать, такая бутылочка наверно стоит целое состояние. Поговаривают, что вкус должен быть как в реале, так что наслаждайся, - он тяжело вздохнул и, разведя руками, продолжил. - Жаль, что все так вышло, но куда деваться. Я уже распорядился через игровой интерфейс, чтобы вам отвязали ялики понеприметнее и загрузили туда немного провианта. Прямо за нами большой остров, последний в Призрачной Вязи, доберетесь туда, думаю, без проблем, а дальше…
        Шаркли замолчал, раздумывая.
        В этот момент орудия линкора громыхнули вновь, с обоих бортов разом, и по отдаленным звукам, похожим на раскатистые хлопки, стало ясно, что самые дальнобойные корабли мечников уже принялись отвечать им огнем.
        - Дальше, - продолжил он, начав рассуждать вслух. - Есть два варианта. Либо пытайтесь переждать на острове, пока армада нас раздолбит и уйдет, либо пробуйте добраться до ближайшего города внутри Призрачной Вязи. На это у вас уйдет дня три, но я даже не знаю, что более рискованно, похоже эти ребята фиксируют ваше положение. Хотя я не уверен в этом, как-то же вы на своем размолоченном корвете от них ушли.
        - Шаркли, это все непомерная жертва! - начала было Алиса, однако тот прервал ее, подняв руку с раскрытой ладонью.
        - Нет. Ты не понимаешь, Алиса. У нас все офицеры - это люди, в смысле спящие. Матросы NPC, конечно, тут уж ничего не поделаешь. Но мы-то с парнями возродимся в храмах и снова продолжим играть, а вы тут живете, и вы… живые. Мне очень жаль, что я могу для вас сделать только это и очень надеюсь, что вы выберитесь.
        - Шарк, - проговорил Бриз, протягивая руку. - Рад был знакомству, спящий, - капитан Облика пожал ему руку и Бриз добавил. - Бери моих матросов к себе, с ними у нас меньше шансов добраться до острова незамеченными.
        Шарки кивнул и странно шевельнув глазами ответил:
        - Значит один ялик.
        - Капитан… - позвал Ровен и на его голос одновременно обернулись и Бриз и Шаркли. Лицо медика казалось каменным, а сам он напоминал сейчас натянутую в напряжении струну. - Разрешите мне тоже остаться здесь, капитан!
        - Ровен, ты головой ударился? Это же верная… - начал было Бриз, но офицер не дал ему закончить и принялся говорить, чеканя слова скороговоркой.
        - Капитан, у них шестьсот человек экипажа и всего один целитель! Ты понимаешь, что это значит?! Они не рассчитывали на такой бой! Сотни человек будут умирать от ран, истекая кровью и зная, что им не дождаться помощи, капитан! - голос медика сделался надрывным, словно тот готов был сейчас охрипнуть. - Я знаю, что ты говоришь, будто матросы не очень умные, но они все равно люди, капитан! Что может быть страшнее, чем умирать, даже не имея надежды?
        Повисла гробовая тишина, и Бриз, опустив взгляд кивнул.
        - Ладно, - подытожил Шаркли. - Пойдемте наверх, там уже все готово. И не забудьте забрать Тумана.
        Едва он договорил эту фразу, в каюту с грохотом ударило и во все стороны полетели щепки. Все попадали на пол, однако пробитие оказалось одиночным, чудом преодолевшим магическую защиту и крепчайший корпус линкора. Тем не менее, осколки бутылей со стола, изящного зеркала и большого керамического глобуса застилали теперь пол, вперемешку с деревянным крошевом.
        Алиса заметила, как Бриз, вставая на ноги, что-то поднял с пола, но не придала этому значения.
        Они быстро добрались до верхней палубы и окунулись там в грохочущий ад.
        Выкрики матросов и офицеров перемежались с залпами орудий, всполохами магических защит и почти ежесекундными попаданиями по линкору.
        - Бомбардный кеч на два часа! Ставит паруса, стремится в мертвую зону наших орудий! Расчеты с третьего по пятый, берите его в приоритет!
        - Нижний орудийный дек пусть работает по судам не старше четвертого ранга! Приоритет - потенциальные брандеры!
        Залпы, залпы, огонь дым и кровь.
        Они почти бегом преодолели сотню метров, к корме, где им уже подготовили шлюпку со всем необходимым ко спуску на воду.
        - Внимание! Забираем фрегат на восемь часов, дистанция шесть двести. Он перекроет им линию огня своим бортом!
        - Срочно лишите хода их варшип! Все расчеты среднего дека, книппели к залпу! Он заходит на разворот, сейчас повернется к нам парусами! Живее, живее!
        Алиса, щурясь от громких звуков и инстинктивно чуть пригибаясь, взглянула на бизань мачту и увидела там в хорошо оборудованном укрытии сразу нескольких снайперов, уже ведущих огонь по противнику.
        - Все! - прокричал Шаркли, стараясь заглушить голосом канонаду. - Удачи вам! И главное помните! - девушка напряглась, вслушиваясь, ей показалось, что капитан скажет сейчас что-то очень важное. - Если все же доберетесь до Сердца Мира, не желайте там всякой фигни, типа: ушки как у слоника… - она недоуменно уставилась на него, но Шаркли лишь отмахнулся. - Хотя, вы наверно не знаете этот анекдот!
        Глава 6. Самый сладкий вздох
        Вот уже несколько часов три человека и один маленький зверек пробирались сквозь заросли кустарников и сплетения лиан, двигаясь по густым джунглям безымянного острова Призрачной Вязи. Все это время они напряженно вслушивались в далекие грохочущие раскаты орудий, все ожидая услышать особенно сильный звук, когда Облик, спасаясь от наседающих абордажных групп противника в стремлении унести на тот свет побольше врагов - взорвет пороховой погреб и завершит свой героический, но безнадежный бой с армадой охранников Сердца Мира.
        И все же этот момент никак не наступал.
        А потому они все шли и в определенный миг им даже стало казаться, будто решение покинуть корабль, предложенное его капитаном было опрометчивым. Что легендарный линкор сможет отбиться, потопит каждое судно с перевернутыми крестами на парусах, однако, хорошо различимые низкие звуки сорокафунтовых орудий звучали все реже. Люди, а вместе с ними и зверек понимали, что причиной тому было уничтожение пушек прямыми попаданиями ядер и фугасов, а также непрерывно кипящие абордажные бои, так как мечники наверняка успевали подвести к мертвой зоне корабля, там, где их нельзя было достать артогнем, свои быстроходные суда.
        Они не видели того, что происходило, но прекрасно понимали это и в тот момент, когда компания поднялась на холм, подпирающий собой основание высокой скалы, раздался звук, которого они ожидали. Громовой раскат резанул уши глухим утробным басом, а спустя секунды за ним пришел теплый порыв ветра, обдувающий их лица, усталые от многочасового пути и тревожные от неизвестности впереди.
        В этом ветре чувствовалась сброшенная тяжкая ноша, всех тех, кто бился, давая им время уйти. Но окажется ли их путь тупиком или дорогой к спасению, не ведал пока никто.
        Черные столбы дыма сливались в густую мутную взвесь на десятки километров от острова и казалось, будто сам океан занимался огнем, чтобы вспыхнуть и поглотить всех, не делая исключения ни спящим, ни скринам, ни детям этого мира.
        Наконец, один из людей, облаченный в черное, всмотрелся в даль, приставил ладонь ко лбу и сказал тем, кто был с ним рядом всего одно слово, ставшее понятным и бывшее не менее ожидаемым, чем подрыв линкора. Однако от этого слова у всех защемило сердце. Это было слово «десант».
        Они расположились у подножия скалы, в которой обнаружилась неглубокая пещера. Мужчины побросали на землю тюки с припасами, что несли от самого берега, а девушка принялась разводить костер. Они не проронили более ни звука, и не боялись, что дым от костра может привлечь к ним внимание, так как вся их дальнейшая судьба была теперь предрешена. Мечники прочешут весь остров, перевернут на нем каждый камень и рано или поздно найдут их.
        Время текло вяло и к исходу дня, когда солнце уже окрасило небо всеми оттенками рыжего, а в другой стороне у горизонта проступила робкая еще синева ночи, им казалось, будто они провели на этом острове не меньше недели.
        - Как думаете, когда нас найдут? - спросила Алиса, глядя на догорающее пламя костра.
        - Если ночью не будем разводить огня, - ответил Бриз. - То, полагаю теперь уже завтра днем. Хотя черт разберет этих уродов, может они ночью видят не хуже, чем при свете. В таком случае мы можем проснуться уже мертвыми.
        - Я бы прогулялся, когда опустятся сумерки, - сказал Тисато и взглянул на девушку, - Составишь мне компанию?
        - Конечно, - с улыбкой ответила она и взглянула на Бриза, однако, против ожидания, никакой колкости от того не услышала.
        Около получаса они еще сидели молча, а затем Страж поднялся, достал из тюка бутылку виски и двинулся прочь.
        - Эй! - позвал его капитан, - А может поступим так: тебе смуглая, рыжеволосая красавица, а мне маленькая бутылочка пойла на эту ночь?
        Тисато остановился и задумчиво посмотрел на бутылку.
        - Пожалуй нет, - ответил он, на что капитан довольно развел руками.
        - Алиса, ну ты его слышала! Он сделал свой выбор, так что не обессудь.
        - Мы тебе чуть-чуть оставим, Бриз, - с улыбкой сказала девушка, поднимаясь.
        - Да ладно уж, - отмахнулся тот. - Вам там и так на двоих не много.
        - Вот-вот. К тому же алкоголь вреден для здоровья, - иронично подытожила Алиса. Ее вдруг начал забавлять этот черный юмор, над самими собой, а ощущение близкой смерти стало сменяться эйфорией, от которой просто хотелось насладиться последними часами жизни.
        Они с Тисато двинулись сквозь заросли и всего через несколько минут пути вышли к большому озеру с пляжем из мелкого светлого песка. Пляж оказался усеян камушками размером не крупнее перепелиного яйца, испускающими едва заметное бело-голубое свечение, особенно хорошо различимое в воде, которую они делали совсем прозрачной, так что можно было рассмотреть чистое дно далеко перед собой.
        - Ух ты, Тис! - воскликнула Алиса, пробежалась по пляжу и подняла один из камней, внимательно рассматривая тот на ладони. - Ты знаешь, что это?
        Похоже Страж так же был удивлен не меньше нее и приблизившись осмотрел находку.
        - Это лунный камень, - уверенно заключил он после беглого осмотра предмета. - Судя по всему где-то здесь крупное месторождение, раз часть камня даже вымывает на поверхность, - он окинул взглядом небольшой горный хребет в центре острова и добавил: - Со временем кто-нибудь создаст крупную выработку в этих горах и заработает миллиарды.
        - Ага, а заодно испортит такую красоту, - кивнула девушка и уселась на песок.
        Страж согласно кивнул и сел рядом.
        - Зато мы кажется раскрыли секрет свечения рыб призраков. Федор бы порадовался.
        - Надо было попросить Шаркли отыскать его и рассказать про Лаиту, - грустно заметила Алиса, но Тисато ничего не ответил на это. Вместо этого он поднялся и попросил:
        - Я отлучусь ненадолго, кое-что проверю. Если не вернусь через пол часа, пейте Дэлмор Тринитас вместе с Туманом без меня. После посиделок с Бризом ему не повредит.
        Девушка с сомнением посмотрела на него, но не стала ни о чем спрашивать и проводила мужчину взглядом, наблюдая за тем, как он отправляется вдоль берега к далекой заводи, поросшей какой-то растительностью.
        Скорее всего Тис не стал бы оставлять ее одну на долго, рассудила Алиса, а значит и о нем самом беспокоиться не стоило.
        Главное, чтобы он не уселся там медитировать.
        Девушка улыбнулась собственным мыслям, скинула с плеча Орсис и, аккуратно положив его возле себя, стала любоваться видом.
        В чистом небе уже появлялись первые звезды и, сменив на посту дневное светило, свои очертания робко обретала большая полная луна.
        Алиса уже начала волноваться, когда увидела любимого, идущего обратно вдоль пляжа. С ним вроде бы все было в порядке, разве что правая рука как-то странно оказалась заведена за спину.
        - У тебя все хорошо? - крикнула Алиса и осеклась, запоздало догадываясь, что шуметь, когда по острову рыщут мечники, не самая лучшая затея.
        Страж подошел к ней вплотную, загадочно улыбаясь, а затем достал из-за спины большой букет белых лотосов.
        - Это тебе, - сказал он, глядя на округлившиеся от удивления глаза девушки. - Прости за то, что так повел себя на корабле.
        Алиса вскочила и, едва не запрыгав на месте от радости, приняла из его рук букет, а затем обняла Тисато так крепко, как только могла.
        - О океаны, Тис! Да… я на тебя уже и не обижалась вовсе.
        Она отпрянула и вытянув руку с букетом принялась на него любоваться.
        - А как ты их нашел?
        - У нас на острове, в Храме Тишины, тоже есть месторождения лунного камня, - ответил он, улыбаясь, от того, что ему было приятно видеть радость на лице девушки. - Сагарю, наши монахи-рабочие, говорили, что именно из-за этих месторождений в озерах острова встречаются вот точно такие же лотосы. Похоже они были правы.
        Они сели и принялись любоваться, преображающимся с каждой минутой пляжем. Камушки, лежащие на песке и в воде, светились все ярче в лунном свете и, в наступающей темноте, казалось, будто это звезды неровными россыпями попадали с небосвода, да так и остались лежать, усеивая собой озеро.
        - Так красиво… - сказала Алиса и посмотрела на Стража. - Знаешь, а ты первый кто подарил мне цветы.
        Тисато улыбнулся и опустил взгляд.
        Алиса нахмурилась. Она чувствовала, что с ним что-то не так, но не могла понять, что именно, однако, когда Страж напряженно вздохнул, а затем попытался натянуть на лицо маску беспечности, все поняла. От озарившей ее догадки, девушка едва не ударила себя по лбу, благо в одной руке она все еще держала букет, а второй опиралась на песок. Все было настолько очевидно!
        Он ведь был точно таким же ребенком, как и она сама, рожденным взрослым, с искусственными, ложными воспоминаниями. Быть может на год или два старше нее, успевший прочесть разные книги и гораздо лучше обученный убивать. Возможно, это был его первый подаренный букет цветов в жизни, а когда они стояли на палубе изуродованного Летучего - первый поцелуй.
        Возможно.
        Но что она знала точно, так это то, что он очень хотел быть для нее лучшим во всем. Особенно, лучшим чем один их общий знакомый пиратский капитан, у которого наверняка были десятки женщин до Алисы. И вот теперь он сидел возле нее, на этом сказачном пляже и боялся не оправдать ее ожиданий.
        Алиса подумала, что по этому поводу сказал бы какой-нибудь важный человек из его Храма - «Что ты натворила, дрянная девчонка?! Сломала нам Стража Тишины высшей сферы молчания!»
        Она не сдержалась и хихикнула от этой мысли.
        Тисато вопросительно взглянул на нее.
        - Открой уже виски, - попросила девушка с улыбкой.
        Они сделали по глотку, передавая друг другу бутылку. Напиток был крепким и терпким, с яркими ореховыми нотками, приятно согревающий все внутри. Алиса почувствовала, как от первого же глотка чуть опьянела и решила, что, когда они разделаются с целой бутылкой им будет плевать и на мечников, и на Сердце Мира и вообще на все кроме этого озера и друг друга.
        Словно прочитав ее мысли Тисато сказал:
        - Она словно отмеряет оставшееся нам время, но при этом делает почти все неважным.
        Алиса кивнула и сделав еще глоток произнесла:
        - А может и хорошо, что я так и не добралась до Сердца Мира? В конце концов какое я имею право решать за всех? - она взглянула на Стража, но тот молчал. - Пробудившись мы словно приняли микстуру от полуяви, вот только эта микстура оказалась с ядом, медленно убивающим нас осознанием самих себя и друг друга… Ведь именно она и привела нас в конечном счете на этот берег. Быть может гораздо лучше было бы жить, не задумываясь ни о чем, не мечтая о неведомом общем благе, оставаясь послушными игрушками.
        - А я не жалею, что принял такую микстуру, - ответил он и сделал глоток виски. - Как раз потому, что сижу теперь на этом берегу с тобой. Я не хочу быть чьей-то послушной игрушкой, так что выпил бы ее снова и снова, даже зная, чего это будет мне стоить.
        Она приняла из его рук бутылку и, отставив ее в сторону, посмотрела Тисато в глаза.
        Их первая близость оказалась немного неловкой и скованной. И едва лишь прошла ее первая минута, Алиса вдруг поняла, что финал оказался куда более скорым, чем она того ожидала.
        Тогда она поцеловала его и предложила чуть отдохнуть.
        Еще не догадываясь, насколько это была коварная уловка Тисато согласился и лег спиной на песок. В ту же секунду девушка, оказалась сверху, озорно улыбнулась и ее поцелуи принялись медленно покрывать его крепкое тело, с рельефными, словно бы выточенными из дерева мышцами. Она не спеша спускалась все ниже и ниже, оставляя на его коже следы своих теплых губ, пока не нашла ими того, что искала.
        Очень скоро Тисато захотел ее снова и притянул к себе, принявшись действовать куда более решительно чем вначале. Они долго ласкали тела друг друга в лунном свете и блеске камней, стараясь насладиться этим на всю оставшуюся вечность, словно последним вздохом.
        Наконец страсть захлестнула их без остатка, и тогда они замерли, крепко прижавшись и испытывая самое древнее из всех удовольствий доступное людям.
        Понемногу отходя от сводящей с ума нежной дрожи в низу живота, девушка поняла, что, не смотря на ее прошлые опыты, лишь то, что произошло с ней сейчас она может назвать своим первым разом.
        Алиса с улыбкой поднялась и, сделав новый глоток из бутылки, дошла до воды. Теплые, едва ощутимые волны касались ее ног, доходя лишь немного выше лодыжек.
        - Ты супер! - сказала она Тисато, и принялась танцевать.
        Он сидел на песке и смотрел на нее, с улыбкой, глядя как стройное разгоряченное тело молодой девушки извивается, купаясь в свете луны. Этот танец был не похож на тот, который она исполняла на корабле Шаркли, потому как музыка звучала лишь в ее голове. Но должно быть это была самая прекрасная в мире музыка, так как созерцание танца ее рук, скользящих по гибким бедрам, движений тонкой талии и вздымающейся груди дарило ничуть не меньшее наслаждение чем то, что он испытал мгновения назад. Впрочем, возможно, это было лишь от того, что танец предназначался теперь только для него одного.
        - Если бы у нас был свой остров, - сказал Тисато. - То на нем был бы точно такой же пляж. Чтобы мы приходили на него каждую ночь.
        - Есть только одна проблема, - ответила Алиса, продолжая свой танец и ловя взгляд Тисато, которым он жадно скользил по ее обнаженному телу. - Я совершенно не умею готовить. И какое-то время тебе пришлось бы терпеть мои блюда, - девушка засмеялась пришедшей на ум следующей мысли. - Ты бы меня из-за этого бросил, и мы поделили бы остров пополам.
        - А я и вовсе умею только убивать, - признался Страж и сделал новый глоток виски.
        - Не правда! - возмутилась Алиса. - Трахаешься ты тоже отлично.
        - Знаешь, а ведь ты наверно первая девушка, сумевшая очаровать Стража Тишины, - сообщил ей Тисато, улыбаясь.
        - Не очень-то нам пригодилась эта моя способность.
        Они засмеялись.
        - Кажется я снова тебя хочу, - тихо сказал Тисато.
        Алиса особенно плавно и соблазнительно прогнула спинку в своем танце, встряхнула головой, заставив водопад волос взметнуться вверх, и сообщила:
        - А я это отлично вижу. Но давай позже, мне нравится ловить твой взгляд, - она вдруг остановилась и посмотрела вверх. - Слушай, Тис, а что такое звезды?
        Страж невольно засмеялся.
        - Почему ты именно сейчас об этом спросила?
        - Да просто подумала, что эти лунные камушки вокруг похожи на звезды, - она подняла один из камней, взяла его тонкими пальчиками и принялась рассматривать на фоне лунного диска.
        - Я слышал много всяких баек про это, - ответил Тисато. - Но в одной из книг спящих говорится, что это далекие миры, до которых никак не добраться. Но то - у них. А у нас не знаю, скорее всего имитация.
        - А может они когда-нибудь тоже пробудятся? - спросила Алиса и уронила камушек так, что тот скатился по ее телу и плюхнулся в воду.
        Страж хотел было ей сказать, что все может быть, но вряд ли они об этом узнают, однако в бутылке еще оставалось немного виски, а значит рано было думать о смерти.
        - Хочешь я расскажу тебе о загадках, что дал мне Хранитель, прежде чем отправить меня на Архипелаг?
        Алиса согласилась, села рядом и он принялся говорить. Отчего-то ему не хотелось озвучивать самую последнюю, а потому он закончил седьмой:
        - Когда покажется, что ты в безопасности - начинай готовиться к смерти, ибо главный твой бой еще впереди, но настанет он лишь после того, как оружие защиты против которого в мире нет нанесет свой главный удар. Эту я так и не понял.
        Алиса сделала глоток из бутылки и посмотрела на оставшуюся на самом донышке жидкость - то время, что им оставалось.
        - Так странно, Тис, - сказала она. - Все ведь практически так и сбылось. Ну кроме наверно той, где говорится про то, что надо отобрать у врага оружие. А ведь я сказала Бризу, на Облике, что за все его прощаю. Мне показалось, что это его как-то… подкосило что ли.
        В этот момент в кустах за их спинами раздался шорох, и Алиса подскочила от испуга. Тисато уже стоял с обнаженным ниндзято на изготовку, шаря глазами по темноте.
        Шорох повторился вновь и из ночных зарослей вышел Бриз. Его одежда оказалась местами порвана, а лицо перемазано чем-то темным, будто бы из глаз капитана непрерывно сочилась кровь.
        - Они рядом? - ледяным, изменившимся голосом бросил Страж.
        - Сказал бы я вам, что вы сейчас смотритесь чудно… - спокойно заметил Бриз, и Алиса поняла, что он еле стоит на ногах. - Если бы мог видеть вас, а не чертовы мутные пятна.
        Девушка вдруг поняла, что стоит совершенно голая и прикрылась руками, однако капитан и впрямь словно бы ее не замечал.
        - Черт подери, - снова заговорил Бриз и хрипло закашлялся. - Эти тупые мумии, видимо еще и глухие, ваши стоны было слышно по всему острову! По ним я и понял, где вы.
        Тисато опустил меч, принялся одеваться, и Алиса последовала его примеру.
        - Страж, кто тебе сказал, что девушку заводит, когда ты называешь ее «моя тишина»?
        - Заткнись, Бриз, - выпалила Алиса. - Между прочем ты мог бы у него многому поучиться. Зачем ты пришел? И объясни уже, что с твоими глазами?
        - А у вас остался виски?
        Страж вручил ему почти пустую бутылку, и капитан жадно допил остатки.
        - А черт! Хорош! Теперь я еще больше вам завидую, - он швырнул на пляж бутылку, а затем полез за пазуху и достал оттуда осколок зеркала. Алиса сразу же поняла, что видела она тогда, когда на полу в каюте Шаркли, Бриз что-то подобрал с пола. Тем временем капитан продолжал: - Не только вы занимались важными делами. Я решил немного предаться ностальгии пока вас нет, и поскрести свою черепушку посильнее. И знаете, что я вспомнил? О, вы даже не представляете, что! Я вспомнил как мы шли к Сердцу Мира, не зная пути и почти не имея команд на борту, но этого нам и не требовалось, потому как корабли сами вели нас туда. Стоило повернуть штурвал в сторону, так он возвращался на место, стоило убрать парус, так он сам собой опускался вновь. Так и шли мы сквозь чертов шторм, на кораблях, раскуроченных абордажем, и нас оставалось так мало. Зато корабли эти были быстры, а на их парусах красовались черные кресты.
        Алиса изумленно смотрела на него, пока еще ничего не понимая, а вот Тис, казалось, не просто уловил ход мыслей Бриза, но и построил какой-то, план, потому как сказал:
        - Главное миновать их поисковые группы десанта. Заполучив клипер, мы оторвемся, если, конечно, он и впрямь окажется таким самоходным как ты говоришь. И если до того на нем будет не слишком много живой силы противника.
        - Не скромничай, Страж. Я видел, что ты творишь, когда тебя прикрывает твоя девочка с Орсисом, - он утер промокшим насквозь от крови рукавом лицо и закончил: - Но вам придется помочь мне дойти, потому как Туман наотрез отказался быть моим ежом поводырем.
        Они отправились в ночь, к своему небольшому лагерю у пещеры, получив осколок надежды. И, словно в насмешку над нерасторопностью врага, позади себя они оставляли пустую бутылку из-под отличного виски, измятый песок и букет прекрасных белых цветов.
        Глава 7. Цена допущенных ошибок
        Хлесткий выстрел.
        Затвор.
        Цель.
        Снова выстрел.
        Страж улыбнулся, оттого, что между всеми этими действиями прошло едва лишь полторы секунды, но два вражеских трупа уже летели за борт от мощной инерции, которую им сообщили тяжелые пули снайперской винтовки. Мечники тут же поняли, что картина боя на открытой палубе клипера складывается не в их пользу и попытались укрыться за различными преградами, кто за мачтой, кто за пушкой, кто за ящиком.
        Выстрел.
        Затвор.
        Цель.
        Выстрел.
        Лишь щепки и кровь взметались фонтанами по палубе - пули легко прошивали все, кроме, разве что, металла орудий.
        Тисато взглянул на берег, показывая рукой на мачту, помотал головой и скрестил предплечья, в знак того, что лупить по такой важной части их будущего корабля не стоит. Алиса все поняла и тут же сместила огонь по другим целям.
        Заметив появившихся из недр клипера трех бойцов с винтовками, Страж резко поднял ниндзято в воздух, и девушка прекратила огонь. Он знал, что сейчас она постаралась укрыться за складками местности, получив от него условный сигнал, а значит, можно было быть за нее спокойным.

«Догадались, что сперва нужно разделаться со снайпером» - подумал Страж. «Логичное решение».
        Слияние с ветром.
        Вот он уже за спинами тех, кто только что собирался стрелять по его женщине. Взмах клинка, уворот, выпад, взмах.
        Прикрыть своих стрелков, уже оседавших на палубу, запоздало ринулись еще с десяток бойцов, и он принялся танцевать. Его танец был не таким как у Алисы, ибо вместе с ним на лезвиях мечей танцевать принималась смерть. Сталь со свистом резала воздух, утопая в податливой плоти и, словно бы не замечая преграды, двигалась дальше к новым и новым целям.
        Вот наконец остатки мечников, пригибаясь, потянулись к выходу на нижнюю палубу, пытаясь скрыться внутри корабля.
        Выстрел.
        Один из них, оставшись без головы, стрелой полетел в сторону фальшборта, так и не успев найти себе укрытия.
        Тисато готов был поспорить на что угодно, что губы Алисы, сейчас прошептали «хэд-шот».
        Все стихло и теперь ему предстояла самая сложная часть работы - зачистить нижние палубы и не допустить подрыва порохового погреба судна.
        Крутанув ниндзято, чтобы стряхнуть с лезвия кровь, Страж аккуратно убрал его в ножны и поднял руки, обозначая так, что оставшимся на берегу следует выдвигаться к кораблю. Пользуясь короткой передышкой, Тисато осмотрелся, вспоминая всю их операцию.
        Ночью, добравшись до лагеря, они стали планировать свои дальнейшие действия. Им предстояло, минуя десант противника, достичь пляжа, а затем захватить судно с наилучшими ходовыми характеристиками из тех, что стояли на рейде. В этом не хитром плане содержалась масса сложностей: для начала, предстояло решить в каком направлении двигаться, так как мечники вряд ли дали бы им спокойно разгуливать по побережью, выбирая себе посудину побыстроходнее.
        Для решения этой задачи Алиса взобралась на один из отвесов скалы возле их пещеры, и осмотрелась через оптику снайперской винтовки. Мечники не зажигали огней на своих кораблях, по-видимому, ориентируясь между собой каким-то иным образом, однако, благодаря тому что в небе стояла полная луна, все было хорошо различимым.
        По всему выходило, что Облик потрепал эскадру охраны Сердца Мира очень серьезно. Вокруг острова кораблей было не много, и они стояли группами по два-три судна, на удалении в полкилометра друг от друга и примерно в паре сотен метров от берега. Пытаться захватить при этом любой из таких кораблей означало-бы спровоцировать атаку другого, но вскоре Алиса отыскала подходящую им цель - одинокий клипер стоял довольно близко к берегу, к тому же повернутый к нему бортом, что должно было в перспективе упростить работу снайперу. И несмотря на то, что это вполне могло оказаться ловушкой, все единогласно решили, что другого варианта в любом случае нет.
        Второй, казавшейся самой сложной, проблемой являлось то, что им надо было как-то добраться до цели, миновав высадившийся на острове десант. На деле это явилось самой простой частью их замысла. Туман, отругавший всех за несообразительность, объявил через Тисато, что может отлично чувствовать мысли мечников, и несмотря на то, что в тех содержалась лишь непонятная трескотня, он был способен задолго определить расположение противников. Предложение Бриза взять под контроль местную фауну вроде птиц или иных животных, чтобы с помощью них заранее разведать им дорогу, как до того еж проделывал с рыбками, явилось неудачным просто потому, что на острове животных не оказалось.
        Дорога до пляжа в итоге заняла более шести часов, так как приходилось трижды менять направление движения, а один раз надолго остановиться, пропуская крупный отряд мечников перед собой. Тисато шел первым, держа на руках Тумана, а Алиса помогала Бризу идти, поскольку со зрением у того становилось все хуже и хуже. В дороге Страж понял, что испытывает от подобного распределения обязанностей серьезную ревность и даже прикидывал, стоит ли отрезать капитану палец или что-то еще из не слишком важных частей тела, если тот предпримет в адрес девушки какие-то выходки. Еж, однако, успокоил друга, сообщив то, что капитан почти непрерывно испытывал стыд от своего положения и ни о каком проявлении недостойного поведения в адрес Алисы даже не помышлял.
        Наконец, добравшись до пляжа они выбрали наиболее удачную позицию для снайпера, на пригорке, в зарослях папоротника и Тисато отправился добывать им корабль. Они простились тогда с Алисой очень быстро, лишь коротко кивнув друг другу и Страж, не без боли в сердце, представил их прощание в Сердце Мира, если им все же удастся достигнуть цели. Он хотел бы, чтобы оно было таким же - простым и легким для него и для нее, а главное быстрым. Ему очень не хотелось, чтобы девушка пробыла в ледяном ничто и секунды, а потому он уже давно заготовил для себя текст желания, который собирался выпалить скороговоркой, растворяясь в пустоте и возвращая ее к жизни. Конечно, если бы кто-то спросил Стража, хочет ли он умирать, он ответил бы, что не хочет, однако в данных обстоятельствах любой другой вариант казался ему до смешного абсурдным и нелепым.
        В конце концов что могло быть проще и логичнее?
        Во-первых, Алиса с ее желанием явно была целью его миссии, а, как известно, все Стражи до него, выполнив свое задание, так или иначе погибали. Во-вторых, он любит ее и хочет, чтобы она жила. Все складывалось словно удачно собранный пазл. Все кроме одного. Последняя загадка гласила: когда придет время завершить свой путь, помни, что сей мир создан спящими словно игрушка для малого дитя. А потому, назови лишь то, что не причинит никому боли.
        Значит у него оставался и иной путь - уйти вслед за ней, пожелав для себя небытие, оставшись вместе хотя бы и только там.
        Однако, у него было еще и, в-третьих. Тисато знал, что Алиса, была бы готова пожертвовать собой, даже если бы он не прикрывал ее своим желанием. Но он прикроет. Обязательно прикроет, как она прикрывает его огнем из своей винтовки. Просто потому, что такие люди как она, способные от любви к этому миру пожертвовать собой - миру нужны. И быть может нужны куда больше, чем весь Храм Тишины с его Хранителем и всеми Стражами вместе взятыми, прошлыми и будущими.
        Тисато взглянул на воду и увидел, что одна из шлюпок, на которой десант мечников добирался еще вчера до берега теперь несла Алису, Бриза и Тумана к клиперу, а, стало быть, пора было действовать.
        Он ворвался на нижнюю палубу, ожидая, что по нему сразу же нанесут огневой удар. Так и случилось, а потому Страж привычно похвалил противников за рациональность действий и, выходя из состояния слияния с дымом, принялся сечь их мечом. Пара появившихся стрелков осела на пол с сюрикенами в лицах, и бой был почти закончен. Почти - потому как следом за орудийной палубой был еще пороховой погреб и Тисато не ручался за то, сколько там осталось бойцов и как они предпочтут закончить свою жизнь - от его меча или от доброго взрыва. Благо, что у него оставалась еще одна тэхия - ослепляющая взрывчатка. Вторую он к своему сожалению применил еще в самом начале пути в таверне, в бою с орками, опасаясь, что те могли высыпать в зал и задеть посторонних.
        Толкнув плечом дверь, Страж выбил засов и швырнул туда шарик взрывчатки, тщательно оценивая силы, чтобы та не укатилась дальше метра, иначе он рисковал серьезно упростить мечникам выбор способа окончания их жизни. Решение оказалось верным, когда он появился внутри, один из бойцов, корчащийся от резко наступивших проблем со зрением держал в руке пистолет, из которого, похоже, собирался прострелить бочку с порохом. Тисато отсек ему кисть с пистолетом при помощи вакидзаси, а затем вонзил короткий клинок тому в сердце.
        Хотелось немного передохнуть, к тому же несколько полученных ранений, хоть и были не слишком опасными, но все же очень неприятно ныли на теле, отдаваясь болью при каждом движении. Но, важнее было убедиться, что шлюпка добралась до корабля.
        Когда Тисато появился на верхней палубе, то сразу увидел, как к ним поворачивались бортами пара кораблей мечников готовые нанести удар. Чертыхнувшись Страж кинулся к борту и понял, что залп может предназначаться вовсе не кораблю, а шлюпке, однако за бортом той не оказалось.
        - Тис, мы тут! - донесся с обратной стороны палубы голос Алисы. Он кинулся к ней, но похоже у девушки все было в порядке. А вот Бризу потребовалась помощь чтобы взобраться наверх.
        - Ты как? О океаны! Ты ранен! - забеспокоилась Алиса.
        - Я в порядке, - отмахнулся Страж. - Бриз, как заставить корабль двигаться?! По нам вот-вот дадут залп!
        Капитан водил перед собой руками, а его глаза застилала белесая пелена.
        - Нихера уже не вижу! - зло бросил он. - Где штурвал? Мечники все мертвы?
        - Все, - ответил Страж и помог капитану добраться до корабельного руля.
        В этот момент раздались залпы орудий, но им повезло, оба корабля отработали ядрами по парусам, которые еще не были поставлены. Должно быть пушки мечников были уже заряжены и те не стали тратить время на замену боеприпаса. К сожалению, следующий удар обещал быть куда ощутимее.
        Их корабль дрогнул, словно оживая. Реи зашелестели, поменяли направление, и паруса принялись ставиться сами собой без помощи экипажа.
        - Да! - крикнул Бриз. - Я его чувствую! Он принял меня капитаном. Черт, говорите теперь как нам плыть!
        Алиса взяла на себя роль штурмана и принялась ориентировать Бриза в управлении, предоставив Тисато возможность немного передохнуть.
        По кораблю давали залпы еще трижды, но каждый раз, когда к ним поворачивались бортом, Алиса велела убирать паруса и книппели проходили мимо. Расстояние между быстроходным клипером и преследователями все увеличивалось и, хотя в их сторону устремлялись со всех частей острова все новые и новые мечники, было ясно, что они успевают оторваться.
        Тисато сел на палубу, прислонившись спиной к фальшборту, и улыбнулся, глядя как его любимая женщина восхитительно смотрится с винтовкой. Она стояла у кормы, напряженно глядя в оптику на суда противника, водя дулом от одного корабля к другому. Собранная и сосредоточенная, готовая убивать, страдать и выживать, ради того, чтобы дойти к своей цели и там погибнуть во имя спасения миллионов.
        Да ей будет больно без него, хотя он и не понимал, почему эта красавица предпочла именно его другим мужчинам, пусть не цинику Бризу, так хотя бы и Фиску. Мало ли она встречала хороших парней за свою жизнь? Но коли уж так, что теперь? Он вытащит ее с того света, и она без него привыкнет. Со временем. Раз она способна любить целый мир, стало быть в конце концов полюбит и его решение.
        А если вдруг окажется, что в проклятом ничто можно мыслить, то он вечно будет вспоминать ее кружащейся в танце на берегу усыпанного звездами пляжа.
        Хорошая получится вечность.
        - Мы отрываемся от них! - радостно воскликнула Алиса. - Дальномер Орсиса показывает, что расстояние до каждого корабля мечников увеличивается. У нас получилось!!!
        Она закинула за спину винтовку, вскинула в воздух руки и просто закричала от радости.
        Тисато засмеялся и поднял вверх одну руку в знак солидарности, у второй слишком сильно ныло плечо.
        - Кроме шуток, я хочу порадоваться вместе с вами, - начал Бриз. - Но не забывайте, что мы пока не дошли. Если все станет происходить как в прошлый раз, то скоро нас ждет сильная буря, а в довершение к ней рифы берущиеся словно из ниоткуда.
        Тисато кивнул и сказал:
        - Я уже думал об этом. План такой. Алиса, лезь на фок-мачту, в воронье гнездо, чтобы обозревать нам путь. Туман будет читать твои мысли о маршруте и передавать их мне. Я останусь возле Бриза и буду сообщать ему о том, что делать. Всем нужно как следует привязаться к кораблю. Понимаю, цепочка довольно сложная, но если начнется шторм…
        Словно в подтверждение его слов, от самого горизонта донесся глухой рокот грома.
        - Идея хорошая, - ответил капитан. - Только помогите мне привязаться, а то я будто головой застрял в жопе у осьминога.
        Они быстро сделали все необходимое, соорудив для Тумана укрытие в виде накрепко привязанной к мачте бочки, потому как зверек наотрез отказался покидать верхнюю палубу и пожелал быть на ней, наравне с остальными.
        Небо уже затянуло темными тучами и клипер несся вперед, проваливаясь в бушующий молниями грозовой фронт.
        Тугими струями хлынул дождь и следом за ним порывы ветра, словно взбесившись, принялись налетать на корабль с разных бортов и трепать паруса.
        - Эй страж! - крикнул Бриз стараясь перекричать стихию, и его голосу вторила вспышка молнии. - Не гоже, что мы идем на корабле без названия. Какое бы ты дал ему имя?
        - Почему я? - прокричал в ответ Тисато.
        - А кто же, мать твою, еще! - ответил Бриз, и засмеялся буре в лицо. - Это ты привел нас сюда! Благодаря тебе мы здесь, и я ничуть не жалею!
        Тисато молчал, ожидая, что капитан продолжит и оказался прав.
        - Спасибо тебе, Страж! Только обещай, что вернешь ее! А? Обещаешь?
        - Равный! - воскликнул Тисато, пытаясь перекричать звук грома.
        - Что?!
        - Название корабля. Я даю ему имя Равный!
        Бриз помолчал, а потом удивленно ответил:
        - А мне нравится! Я понял твою мысль, Страж! - и он засмеялся вновь.
        В этот момент накатила волна и им стало не до разговоров.

«Право руля!» пронзила стрелой чужая мысль, это кричал Туман, предупреждая их об опасности. Страж передал команду капитану и началось настоящее испытание. Их то и дело мотало волнами, грозя перевернуть вверх дном и мысленные команды посыпались одна за другой. Алиса старалась поворачивать судно носом к набегающим волнам, однако постоянно этого делать было невозможно, так как им еще требовалось идти к своей цели. Тисато порой не понимал, правильно ли передает Бризу все указания и тревожно поглядывал на странно белеющий впереди участок облаков, словно тянущийся корявым щупальцем к морю.
        - Бриз! - крикнул Страж, после того как очередная волна едва не перевернула их корабль. - Что надо делать при встрече с торнадо на море?
        - А сам-то как думаешь?! - отвечал тот, поднимаясь на ноги, и скользя сапогами по мокрой палубе. - Съебывать, Страж!
        Их качнуло, и Равный принял волну носом.
        - Впереди нас, примерно на одиннадцать часов!
        - Погоди! - прокричал в ответ Бриз. - Алиса наверно давно его заметила! Сейчас она определит его скорость и направление, а затем даст точную корректировку курса.
        В этот момент в голове стража возникли слова:

«Тис, я только что поняла, что впереди нас формируется огромный, долбаный торнадо! Быстрее закладывайте штурвал куда угодно до упора!»
        - Лево руля, до упора, Бриз! - прокричал Тисато. - Да, она все рассчитала.
        Очередная волна пришла в правый борт и корабль накренило так, что Тисато уже достал вакидзаси, собравшись перерезать канаты, которыми был привязан к фальшборту, однако все обошлось.
        Равный выдержал снова и теперь, жуткий крутящийся водяной столб оказался за их спиной.

«Торнадо принялся менять направление!» - услышал в голове Страж. «Он снова движется к нам!»
        - Бриз, нам его не избежать! - крикнул Тисато. - Он меняет курс.
        Капитан налег на штурвал и снова едва не упал, от пришедшей по борту волны.
        - Я все понял! Тогда веди нас прямо на него!
        Тисато сжал зубы, а затем принялся направлять корабль.

«Тис, что вы творите? Мы же идем прямо в торнадо!» - раздалось в голове Стража, и несмотря на то, что это были мысли Тумана, Тисато почувствовал ту тревогу, с которой девушка это говорила. Ему хотелось как-то успокоить ее, хотя он и сам не понимал задуманный капитаном план. Впрочем, вскоре от Алисы пришли новые слова: «Я все поняла! Передай Бризу, что диаметр нижнего края воронки под триста метров, скорость движения около ста километров в час, а направление вращения против часовой стрелки!»
        Страж передал все в точности и услышал крик капитана:
        - До чего же у тебя умная девочка, Страж!
        Снова волна, на сей раз пришедшая по левому борту, а затем в голове Тисато стали звучать цифры «Семьсот метров до края… шестьсот пятьдесят… шестьсот». Значения все сокращались и Тисато передавал их капитану, а тот, вытирая лицо рукой от хлещущего дождя и брызг волн все сильнее скалился на стихию.
        Столб торнадо уже нависал над ними стеной, словно затягивая в себя черные тучи он казался самим воплощением неизбежной и неотвратимой смерти. Внутри него то и дело вспыхивали зигзаги сверкающих молний и от одного только взгляда на этот ревущий водяной ад было ясно - их размолотит на мелкие щепки, раздавит водными массами и вывернет наизнанку, но им не удастся проскочить его насквозь.
        Ветер закладывал уши не позволяя слышать даже себя самого и ливень, казалось, резал кожу острыми каплями. В этот момент в голове у Тисато возникла четкая и ясная чужая мысль: «Тис, я люблю тебя», а затем капитан заложил штурвал до упора вправо.
        Их крутануло и Тисато послышалось, что Бриз орет во весь голос. Но не от боли, и не от страха, а словно так он пытался помочь кораблю… И тогда Страж понял.
        Равный обходил водяной столб правее. Торнадо, впитавший в себя тысячи тонн воды, просто не успевал довернуться на них и двигался по инерции, он был слишком неповоротлив и теперь, даже если примется снова менять свой курс, Равный уйдет очень далеко и сможет от него оторваться.
        Бриз засмеялся, слыша, как ревущий рядом ветер, проносит мимо, едва не ставшую им могилой, водяную лавину.

«Алиса очень рада!» - сообщил мыслями Туман. «И я, если честно, тоже. Но она думает много всяких ругательств, с хорошими эмоциями. Очень интересно, я таких никогда раньше не слышал! Только можно я не буду их передавать?» Тисато с улыбкой ответил колючему другу, дескать можно и они продолжили путь.
        Шторм еще бушевал вокруг и на несколько часов стихия лишь немного снизила свой натиск на одинокой корабль, продолжая делать попытки пустить его на дно.
        В один момент мысли Тисато вдруг перестали слышать Тумана, и он принялся сообщать Бризу о приближающихся волнах по своему усмотрению, то и дело приказывая вилять корпусом из стороны в сторону и умоляя мироздание не послать им по курсу риф.
        Наконец, когда всем уже стало казаться, что стихия решила бушевать вечно и никогда не выпустит Равного из своих объятий, все стихло. Словно кто-то просто выключил бурю - корабль тряхнуло в последний раз, мир исполнился темнотой, и они вошли в полный штиль.
        Черное небо над ними и впрямь не имело звезд. Единственный свет впереди источал лишь далекий остров, слабо тлеющий огненно-красным маревом, окрашивающий все багровыми тонами.
        - Вот теперь все… - устало выдохнул Капитан и бессильно повис на штурвале.
        Тисато перерезал размокшие, истрепанные канаты, которыми он привязал свое тело и хотел было уже позвать Алису, но увидел, как девушка сама слезает с мачты по вантам.
        - У вас все нормально? - беспокойно прокричала она и побежала к мужчинам. - Я думала одно, а вы делали совсем другое! Мы дважды едва не влетели в риф.
        Тисато шел ей навстречу и уже понимал, что стряслось.
        Похоже крепления одной из пушек не выдержали и сорвались. Фальшборт был сорван слева, но прежде, чем качка швырнула орудие за борт она как следует повозила его по палубе.
        Бочка, в которой сидел Туман, оказалась смята настолько, что было страшно ковыряться в ее обломках. Да и на то, что было теперь внутри, смотреть уже явно не стоило.
        Алиса замерла на месте, глядя на это. Затрясла головой, упала на колени и заплакала. Она рыдала, закрывая ладонями лицо, и жалобно воя от чувства бессилия, что подступало к горлу от ощущения вселенской несправедливости, потому как судьба забирала тех, кто был этого недостоин.
        Тисато сел рядом, обнял ее и девушка заплакала еще сильнее, прижимаясь лицом к его плечу.
        - Что стряслось?! - подбежал Бриз протирая глаза. - В чем дело?
        - Туман, - тихо сказал Страж.
        - Чего Туман? - недовольно переспросил Бриз и посмотрел на бочку. - Ау, мы уже в Сердце Мира! - бросил он, но видя, что его не понимают объяснил. - Вообще-то тут не умирают. Во всяком случае без воли вон того сраного островка.
        Алиса изумленно посмотрела на капитана и в этот момент содержимое бочки зашевелилось, распихивая острые обломки досок. А затем оттуда показался совершенно невредимый еж.
        - Туман, ты жив! - воскликнула девушка, схватила его и, не обращая внимания на острые колючки, крепко прижала к себе.
        - Простите… - сконфуженно сказал Бриз. - Мне казалось, что я это еще в первый раз рассказал. Тогда на Летучем. У меня вон и зрение сразу вернулось.
        Тисато вздохнул и поднялся. Это был хороший конец пути, честный. Но им еще оставались на нем последние шаги и ему хотелось пройти их как можно быстрее, чтобы воспоминание о прекрасной танцующей девушке было как можно свежее, когда он шагнет в пустоту.
        - В прошлый раз мы едва двигались пару дней, - тихо продолжил капитан, подходя к краю палубы. - Потом ветер резко усилился и нас понесло к острову. Посмотрим, что будет теперь.
        Страж кивнул, и они принялись ждать.
        Это было странно ждать того, что ты так долго искал, боясь ошибиться и упустить свою цель, сойти с пути от одного неосторожного слова или действия. А теперь? Вон она цель, впереди - черный, будто обугленный остров, что исполняет желание того, кто ступил на него впервые. Осталось лишь чуть подождать, и он сам упадет тебе в руки, а потом сожрет тебя, или же даст, что ты хочешь, но лишит воспоминаний об этом.
        Никто не хотел ни о чем говорить, казалось, что на всех давило это странное место, впрочем, Тисато знал, что один разговор с Алисой ему все-таки предстоит. Он не желал его, потому что знал, что скажут они друг другу, и знал, что друг другу на это ответят. И все же, в который раз он стоял на носу корабля рядом с ней, не решаясь заговорить первым, но и она, сколько могла, похоже, откладывала этот момент.
        - А представляете, если это брехня? - пробормотал Бриз, подходя к ним сзади.
        Тисато вопросительно взглянул на него, и капитан объяснил:
        - Ну то, что второй раз нельзя загадать желание. Пройти все это дерьмо и просто уплыть, не убедившись… Каков соблазн.
        - Думаю не стоит проверять, - покачал головой Страж. - Можно узнать, откусит ли тебе тигр руку если ты сунешь ее в клетку. Однако, если он все же ее откусит, может статься, что это было последнее знание в твоей жизни.
        - Особенно когда тебе уже говорили, что откусит, - кивнул Бриз. Он взглянул на молчавшую до того Алису и заметил, как по ее щеке беззвучно скользнула слеза. Капитан хотел было ободряюще положить ей ладонь на плечо, но бросил взгляд на стоящего рядом Стража и не стал этого делать.
        - Ладно, я вам наверно мешаю… - пробормотал капитан, однако услышал тихое «Нет».
        Алиса покачала головой.
        - Молчать тяжелее. Особенно… - она прервалась и сглотнула подступивший к горлу ком. - Особенно когда знаешь, что кто-то собирается взять твою ношу.
        Тисато стиснул зубы, но нашел в себе силы промолчать. Все же сейчас было еще не время, он понял теперь, что они поговорят, но поговорят уже там, потому как чтобы они не сказали друг другу сейчас, перед шагом в пустоту их разговор состоится снова. От этой мысли ему стало легче, и он спросил Бриза:
        - А будь у тебя возможность пожелать что-то снова, что бы ты пожелал?
        - Да черт его знает, - честно ответил тот. - Даже думать не хочу об этом. Как вернусь на Архипелаг первым делом пойду в Готч, у ордена там штаб и надо будет разузнать, что к чему. Потом наверно крепко напьюсь в какой-нибудь таверне, да так чтобы не просыхать недельку. А ты когда-нибудь напивался, Страж?
        - Нет.
        - Это ты зря. Вот я бы с тобой напился, - усмехнувшись сказал ему Бриз. - Так чтобы вся дурь поперла наружу. Мы набили бы друг другу лица, нас стали бы разнимать и тогда мы вместе набили бы лица им. А потом ночью, стоя у заблеванного угла старой таверны, в свете тусклого фонаря ты бы говорил мне какая я мразь и, что мне надо меняться, а я бы смеялся тебе в лицо и отвечал, что не хочу. Тогда ты принялся бы бередить мои старые раны, а я бы непременно нащупал что-то из твоих. А потом мы бы нашли себя сидящими на ночном пирсе с бутылками рома, тянущими какую-то тяжелую морскую песню в две глотки. И надо чтобы эта песня была настолько крепкой, чтобы даже стражники, которые поволокут нас в застенки, прослезились.
        - А мне вас потом вытаскивать оттуда? - уточнила Алиса, вроде бы чуть посвежев лицом. Бриз хотел было ей что-то ответить, но она продолжила: - Пойдемте поищем что-нибудь съестное. Я жутко голодна.
        На корабле мечников из провианта оказалась лишь странного вида серая комковатая кашица, дурно пахнущая и мерзкая на вкус, однако за неимением лучшего им пришлось сесть ее. Молчание повисло вновь, но теперь уже никто не собирался его нарушить.
        После скудного принятия пищи, спасаясь от гнетущей тело усталости они отправились спать. На Равном, однако, не нашлось ни кроватей, ни гамаков, ни даже каких подстилок, чтобы можно было просто подложить под себя. Впрочем, когда Тисато устроился рядом с Алисой на верхней палубе, возле фок-мачты, он почувствовал тепло ее тела, вдохнул аромат ее мягких волос и понял, что ни одна кровать не была ему мягче, чем эти застарелые доски.
        Их разбудил ветер.
        Страж поднялся на ноги и посмотрел на протирающую глаза девушку.
        - Ты готова?
        Она отвела взгляд и просто встала с ним рядом.
        - Мне казалось, что вечно молчать, это моя черта, - с улыбкой сказал Тисато и обнял ее. - Не перенимай ее. Веселая и разговорчивая ты гораздо лучше.
        Алиса серьезно посмотрела на него, но так ничего и не ответила.
        Спустя всего несколько минут корабль приблизился к берегу и встал на мель, было похоже, что если сойти в воду, то там будет не глубже чем по колено.
        - Ну что? - спросил Бриз, подходя к ним. - Не передумали? А то вполне можем дать задний ход и поплыть обратно. Делов-то.
        У Алисы вырвался смешок, и она улыбнулась.
        - Спасибо, Бриз, - честно сказал Тисато. - Я не знал как ее развеселить.
        Алиса вздохнула, подняла с палубы Орсис и протянула его капитану.
        - Держи на всякий случай, - он взял. - Мало ли что.
        Затем она подошла к краю палубы, скинула трап и принялась спускаться. Тисато отправился вслед за ней.
        Они шли по острову рядом, вдоль черных камней, глядя на возвышающуюся гору впереди, отчего-то зная, что несмотря на расстояние, дойдут очень быстро, как знали они и то, где им позволено будет желать. Тисато взял ее за руку, боясь, что Алиса отстранится, но она не сделала этого, а напротив, сжала его ладонь очень крепко. Спустя немногим больше минуты, они поняли, что пришли.
        Это было обычное плато, может быть только чуть ровнее, чем на остальной поверхности Сердца, но именно здесь у обоих возникло чувство, что мир приготовился слушать.
        - Тис, не делай этого, - сказала Алиса наконец и повернулась к нему. - Я не хочу.
        Вместо ответа Тисато полез за пазуху и извлек оттуда фигурку черной страшной акулы, что подарил ему Шаркли. Взял руку девушки и молча вложил в нее безделушку.
        - Если ты не хочешь жить без меня, тогда просто уйди вслед за мной, Тис, - снова сказала Алиса. - Потому, что я люблю этот мир, но я не хочу его без тебя. Ты же сам говорил, что не желаешь причинять мне боль, так не обрекай меня на боль вечную.
        - Не тоскуй без меня, - улыбнулся Страж. - Живи свою жизнь и танцуй, вспоминая как я на тебя смотрел. Живи и помни, что в этом мире есть ради чего жить и есть кого спасать, потому, что в нем еще будут такие люди как ты и такие люди каким был я, а может быть даже и те, кто получше меня, - он улыбнулся еще шире получившейся фразе потому, как она вышла хорошей и правильной, а еще потому, что прочел в ее глазах - она поняла. Поняла, что он не сможет поступить иначе. - А если ты будешь медлить и заставишь Стража Тишины расплакаться, то честное слово, я воскрешу тебя лысой.
        Она улыбнулась.
        Закрыла глаза.
        И исчезла.
        В жизни Тисато было немало моментов, когда ему было страшно. Но впервые он испытал такой страх как сейчас, страх того, что к заготовленным им словам Сердце Мира останется глухо. Но Стражу Тишины не зазорно испытывать страх, стыдиться можно лишь того, что страх не дал тебе достичь своей цели.
        Тисато прикрыл глаза и в тот момент, когда его тело уже принялось растворяться в воздухе он понял, что разгадал последнюю загадку неправильно.
        Пролог
        Солнце почти коснулось горизонта, окрашивая тот в теплый оранжевый цвет. На маленьком тропическом острове в это время все стихало и почти переставал дуть ветер. Пальмы прекращали колыхаться, замирая перед ночной прохладой и темные тени тянулись все дальше, словно сама ночь через них проникала в мир.
        Одинокая девушка сидела на краю пирса, свесив ноги и смотрела на закат.
        На ее шее висела тонкая веревочка, а на ней, с аккуратными дырочками в хвостах рядом болтались две маленькие акулы. Милая-розовая и страшная-черная. Волосы девушки были похожи на этот закат, но оставались такими всегда, а не только по вечерам. Она смотрела вперед и размышляла о чем-то своем, тогда как волны вместе с ветром становились все тише, но отчего-то их плеск становился все заметнее и отчетливее.
        Девушка вздохнула и вспомнила, как она сидела также на корабле под названием Летучий пес, пока однажды чья-то рука не остановила ее падение в воду. Это был тот самый момент, когда она сбросила с себя пелену полуяви, а мир, еще не поняв того сам, уже изменился.
        - Однажды я не услышала твоих шагов, но больше ты никогда ко мне не подкрадешься, - сказала с улыбкой Алиса.
        - Да я и не собирался к тебе подкрадываться, - ответил Тисато, подходя сзади и садясь рядом с ней.
        - Черт, как же я по тебе соскучилась, - она повернулась и легонько ткнула его кулачком в плечо, - А ты сделал страшный крюк, чтобы зайти с обратной стороны острова, минуя пирс, и теперь будешь меня убеждать, что не собирался подкрадываться? Просто ты топаешь как слон.
        - Ладно, признаю, - улыбнулся Страж и обнял ее. - Но ведь доски старые, по ним не пройти аккуратно.
        Алиса прижалась к нему и глубоко вздохнула, наслаждаясь теплом его рук.
        - В Храме началась такая суматоха с моим возвращением. Было много дел.
        - С тебя сняли статус Стража? Теперь никаких секретиков?
        Он засмеялся.
        - О нет, все куда интереснее. Хотя секретиков действительно больше нет.
        Они помолчали, затем Алиса отстранилась и серьезно спросила:
        - Тогда расскажи наконец, ты еще тогда все понял, там в Сердце Мира?
        - Нет, - он покачал головой. - Иначе я бы все тебе рассказал. Я понял лишь загадывая желание. Возродившись в храме спящих, я рассмеялся от того, что уже осознал. Мы живем здесь, воспринимая все как реальность, но для спящих наш мир пока остается игрой. Сердце Мира не убивает бессмертных спящих и скринов, коим я на тот момент уже стал. Смерть - это благо, быстрый перенос тебя до ближайшего храма если ты прошел испытания и загадал то, что угодно миру. Сердце и так не позволит загадать то, что посчитает вредным или невозможным, как не дало в свое время Бризу уничтожить спящих. Хочешь что-то себе лично? Тогда будь добр болтаться на обратном пути пару дней. Чем еще можно наказать бессмертного игрока, кроме как временем? А мы поняли все наоборот, - он усмехнулся. - Но как же я был рад с тобой встретиться в Готче. Помнишь?
        - А то, - улыбнулась Алиса, освобождаясь от его объятий. - А остров классный получился, да?
        - Да, только я не ожидал, что в зарослях будет столько улиток.
        По пирсу застучали лапки мелкого колючего зверя и Тисато услышал в своей голове:

«Дареному острову на улиток не смотрят».

«Это точно» - подумал Тисато, глядя как Туман садится рядом с ними.
        - Ну все же это было его желание, - поддержала Алиса ежа, улыбаясь и гладя его по колючей спине. - Ты по пути не встретил никого из наших знакомых?
        - Нет, но говорят, что Шаркли скоро будет на Чаячьем.
        - Сходим туда?
        - Проездом. Тебя очень хочет увидеть наш Хранитель. Есть у нас такая традиция - расписывать в одном специальном зале фрески по поводу важных исторических событий. В общем, одну из фресок нам нужно расписать с тобой вместе.
        Алиса засмеялась.
        - Представляю какая мазня получится, я ведь никогда не умела рисовать. Но я не против, только давай попозже?
        - Согласен. Мне тоже кажется, что мы заслужили небольшой отпуск.
        Они поднялись и, держась за руки, направились в свой новый дом.
        ПОСЛЕСЛОВИЕ
        Здравствуй, уважаемый читатель!
        Ты только что закончил читать книгу «Вечная полуявь» и я, ее автор, искренне надеюсь, что она тебе понравилась.
        Признаюсь, что во время написания она задумывалась мной как драматическая, и не стала таковой лишь благодаря тому, что я очень полюбил ее героев. Можно сказать, что чистая и простая любовь Алисы к ее миру коснулась таким образом и меня, а теперь, возможно, и тебя, позволяя нам стать чуть лучше и добрее, заставляя нас чаще задумываться над последствиями своих деяний, потому как в нашем с тобой мире Стражей Тишины пока не существует.
        Скажу напоследок, что, когда я дописывал последние главы и искал вдохновения в творчестве известных музыкантов, мне случайно попалась на глаза песня группы Сплин, под названием «Танцуй». Если тебе станет любопытно, послушай ее, и ты приятно удивишься, сколько неожиданных параллелей с книгой там увидишь, как в свое время удивился я сам.
        Всего доброго.
        Продолжение следует.
        Май 2020

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к