Сохранить .
Нейронный снег Сергей Елис
        Рассказы
        Космос. Далёкий и холодный. Но не бездушный. Мы сами наполняем его жизнью и мыслью.
        И даже, когда взрывается целое солнце, есть время для самопожертвования. Особенно, если человека спасает разумная машина, которая его любит.
        От автора:
        Рассказ писался для открытого конкурса в рамках арт-пространства «Понедельник» 2020.
        Из 229 участников прошёл в финал (30 лучших). Теперь «Нейронный снег» ищет новых читателей и ценителей классической фантастики.
        Сергей Елис
        Нейронный снег
        Я всегда хотел летать. Ещё с самого детства, когда впервые увидел старт межпланетника. Грубые обводы самого обычного грузовика показались мне тогда верхом изящества и элегантности. И, хотя я ещё не знал подобных слов, но мой юный мозг был настолько поражён столь величественным явлением, что уже гораздо позже в одном из стандартных школьных сочинений я описал его именно так. А абзац моей работы так понравился учителю, что он привёл его в пример перед всем классом.
        - Вы только вслушайтесь. Именно так, здраво и понятно, нужно выражать свои мысли. Яркие образы, движение, которое буквально ощущаешь, читая, и, конечно, само восприятие автора. Ведь именно оно через призму текста заставляет написанное на бумаге оживать в наших головах.
        Разумеется, после таких дифирамбов, как минимум, половина ребят меня невзлюбила, а вторая, окрестив кучей различных кличек, отлично посмеялась. Собственно, для меня подобное социальное взаимодействие было болезненно привычным и, уже тогда я твёрдо решил, что стану пилотом космического корабля. А эта профессия, как известно, подразумевает практически полное одиночество на протяжении большого количества времени.
        Разумеется, я знал, что так было не всегда и почти три века назад в космос отправляли целые команды. Там каждый выполнял свою определённую роль, будучи частью огромного механизма под названием космолёт. Но после Слияния всё изменилось. Отбросив устарелые догматы, всё человечество смело шагнуло вперёд. И именно тогда случился качественный прорыв в биотехнологиях. Впрочем, всё это написано в учебниках.
        Тем не менее, поступая в лётное училище, я понимал, что шансов стать настоящим пилотом у меня не слишком много. И дело не в огромном количестве абитуриентов, сложности самого поступления или его дороговизне. Проблема кроется гораздо глубже. Я был уже слишком стар.
        Да, мне только-только исполнилось 17 стандартных лет, но я уже был безнадёжно утерян для управления космическим кораблём. И пусть современная наука покажется нашим предкам чуть ли не магией, некоторые её аспекты всё ещё двигаются очень медленно.
        Так, например, мы до сих пор получаем основную часть информации посредством органов чувств. Проще говоря, читаем, слушаем, смотрим. Да, у нас есть множество различных гаджетов, которые прямо сейчас могут внедрить в твой мозг почти всё, что угодно. От целой библиотеки, до свежей теории многомерного пространства. Ты можешь загрузить в свою нервную систему навыки любого спортсмена или профильного мастера. Вот только сможешь ли ты всем этим воспользоваться?
        Эволюция медленная штука. И даже ускоряя её всеми возможными вариантами, учёные смогли сократить сотни тысяч лет почти на несколько порядков. Но и эта методика настолько дорога и редка, что работает буквально на одной десятой процента населения всей планеты. И именно эта «золотая тысяча» может отправиться к звёздам.
        Конечно, и другие люди также могут полететь, но уже в виде гибернированных пассажиров. А это, согласитесь, не совсем то, о чём я мечтал. Мчаться в бесконечной пустоте мироздания глыбой льда, такое себе ощущение.
        Потому и остаётся у меня, можно сказать, последний вариант, попытаться стать внутрисистемным пилотом. Это, конечно, не бог весть что, но лучше, чем ничего. Но и для этой цели мне нужно небывалое везение, отличная подготовка и протекция любого космолётчика со стажем. Причём, именно в таком порядке.
        Сначала нужно пройти общее тестирование, по результатам которого меня, быть может, возьмут в основную группу. А уж там все, кто не справится с дикой нагрузкой, станут первыми кандидатами на вылет. Вторичный тест проводится спустя полгода, и там уже численность учащихся резко сокращается. Иногда даже в половину. В космосе нет места слабакам и неучам.
        И если вдруг мне удастся оказаться в числе тех счастливчиков, кто дойдёт до финальных испытаний, то там меня ждут прожжённые космические волки. Или, если убрать звёздно-морскую романтику, то бывалые пилоты. Которые и будут решать, достоин ли кандидат получить пилотские корочки.
        Но пока это остаётся моими фантазиями, ведь до первого тестирования чуть меньше недели, а моей фамилии в основном списке всё ещё нет. И дело не в моей лени или несобранности, а в банальном отсутствии денег. Заявка в училище стоит круглую сумму. Разумеется, потом, если ты поступишь, государство берёт все растраты на себя, но первоначальный взнос всё-таки делает сам поступающий. А так как моя семья не очень богата, то и выделить средств из общего бюджета они смогли совсем немного. Отец, так вообще, сказал грубовато, но честно, что не одобряет моего мечтательного отношения к профессии пилота. Нужно выбирать деятельность более практичную и лёгкую в освоении. Тогда и везде нужен будешь и зарабатывать можно нормально. Да и без риска лишнего. Но, нахмурившись, всё же протянул мне платёжный браслет, где тускло светились красные цифры ограниченного баланса. Что ж… и на этом спасибо.
        Потому и сидел я сейчас в задрипанном баре, попивая бесплатную воду под неодобрительные взгляды бармена, а не стоял в очереди на поступление. Нужно откуда-то достать ещё, как минимум, втрое больше, чем у меня есть на счету. Конечно, мои личные накопления и отложенные с мелких подработок деньги, тоже сыграли свою роль. Но уж очень незначительную. Так что, надеяться мне приходилось только на счастливый случай. И именно он вошёл в дверь, задев плечом какого-то отиравшегося возле входа пьянчужку.
        Скосив взгляд на неожиданное препятствие, этот молодой парень в лётной униформе вместо презрительной гримасы вдруг дружески хлопнул того по плечу и предложил выпить. Польщённый столь внезапным вниманием к своей персоне, алкаш сначала немного потерялся, но потом сразу же согласился. Как-никак поят-то бесплатно. А что ещё для счастья надо?
        Уселась новообразовавшаяся компашка прямо возле меня. Видимо, других мест не было. Правда, я особо не возражал. Всё-таки выглядел незнакомец, как настоящий пилот. Может и удастся чего полезного от него услышать.
        - Тебя как зовут?
        - Аристарх, но все больше Арой кличут.
        - Хех, так это же попугай такой. Вымерший, - усмехнулся парень.
        - Может и так. Тут ещё и похлеще клички дают. Вон на бармена глянь. Уже никто и не помнит, какое у него настоящее имя. Все Хлыщ, да Хлыщ, - ответил ему пьяница, зыркнув глазом в сторону барной стойки.
        Говорили они громко. Так, что я сам стал невольным участником их разговора. Тем более, спустя минуту меня действительно окликнули.
        - Эй, дружище, вижу, ты скучаешь. Да ещё и с пустым стаканом. Айда к нам! - обратился ко мне инициатор знакомства.
        Долго уговаривать меня не пришлось, к тому же стакан действительно был пуст. А вновь подходить за бесплатной водой уже стыдно. Без напитков в баре сидеть не полагается, так что я, развернув стул в их сторону, мигом оказался в компании двух уже основательно поддатых людей.
        Когда они успели так накидаться я даже и не заметил. Вроде говорил всего пять минут. Да и бутылка на столе всего одна была и та полупустая. Но факт на лицо. Причём, ярко выраженное. Лицо в смысле. Красные щёки, блестящие глаза, пьяная улыбка и заплетающийся язык. Правда, у пьяницы все эти признаки видны не так явно, всё же сказывается опыт. Но вот у «пилота» полный набор. Похоже, он давно не употреблял алкоголь, раз на него подействовала столь малая доза.
        - Давай знакомиться! Я Игнат, этот вот Ара, но не попугай, а совсем даже человек, - сам хихикнув своей шутке, заявил парень.
        - Рональд, можно просто Рон, - скромно ответил я.
        - Оу, судя по имени, ты из переселенцев? Так?
        Вообще-то это не очень тактичный вопрос, но пытаться объяснить правила вежливости пьяному человеку пустое занятие. Тем более, судя по интонации, обидеть он меня не хотел. Так что, я подтвердил его догадку, указав, правда, что генетика у меня чистая, без дефектов.
        - Да ты что! Я же без всякого! Это пусть ген-полиция ищет всяких «изменённых граждан». Мне главное, чтобы человек был хороший. Вон, как Ара, например. Ты же хороший, Ара? - успокаивающе хлопнув меня по плечу, произнёс Игнат.
        - А то! Я знаешь, какой хороший. Прям на все сто! Меня тут каждая собака знает и уважает. Давай, кстати, за это выпьем! - подтвердил Аристарх.
        Разлив остатки коньяка, если я не ошибся по запаху, мы, чокнувшись, выпили. Затем степенно закусили «Николашкой». Такой штукой любил баловаться мой дед, когда ещё был жив. И, хотя, отец не разделял его увлечения крепкими напитками, но за компанию иногда сидел рядом. А мне, тогда ещё мелкому мальчишке, просто нравился кисло-сладкий вкус с ноткой горечи, что давал лимон, присыпанный сахарной пудрой и кофе. Правда, урвать непривычное лакомство удавалось не часто, но теперь эта закуска плотно ассоциировалась у меня с уютным и счастливым детством.
        Подождав пока тепло разойдётся по всему телу, я, наконец, задал волнующий меня вопрос.
        - Игнат, ты же пилот?
        И сразу же почувствовал, что что-то не так. Будто мои слова задели его, разбередили какую-то рану.
        Чуть помолчав, он всё же ответил.
        - Нет, теперь уже нет. Собственно, и пришёл сюда, чтобы «отпраздновать» это событие. Но давай не будем о грустном. Ара, смотайся ещё за бутылкой к Хлыщу, а то он совсем разленился. На вот, держи мой браслет, там расшарен доступ. И себе возьми чего хочешь, я угощаю.
        Мы остались вдвоём. Я не решился продолжать расспрашивать его на эту тему. Но, к моему удивлению, он продолжил сам.
        - А вот ты, похоже, метишь в пилоты, - больше утвердительно, чем вопросительно произнёс Игнат.
        На мой удивлённый взгляд он хмыкнул и указал на крохотный шрам за моим ухом.
        - Я сразу его приметил. Сначала даже подумал, что ты из наших. Но вот с размером ты подкачал. Слишком уж явно выраженный. В глаза сразу бросается. Мы наоборот скрыть пытаемся, чтобы если в штатском, то не выделяться. А тут прям напоказ.
        Мне стало мучительно стыдно. Про шрам он верно подметил. Я действительно сделал его специально. Такая штука модная среди тех, кто хочет стать космолётчиком. Вроде и знак крутой, мол, смотрите у меня в голове мета-амёба сидит. Да и поверие ходит, что если уж сделал, то точно возьмут. Своё к своему тянется. Глупость, конечно. Но на меня повлияло. Только вот теперь, как-то даже совестно стало. Выпендриться решил. Перед кем?!
        - Ладно, не волнуйся ты так. Сам по молодости подобной фигнёй страдал. Шрамы, конечно, искусственные не делал, но другого вот полно. Хотя, если быть честным, у нас с тобой разница лет пять не больше. Сколько тебе сейчас?
        - Семнадцать стандартных.
        - Ну да, почти угадал. И, наверное, в училище поступать приехал. Хочешь хотя бы по Солнечной летать. Так?
        Я уныло кивнул. Всё было в точку.
        - Ну что ж, желание хорошее, хоть и отдаёт детскими мечтами. Сам же понимаешь, что шансы даже во внутрисистемные пилоты попасть ничтожно малы. Но что это мы всё о грустном? Я вообще сюда пришёл надраться, как следует, и забыть об этом чёртовом космосе. А тут и компания отличная собралась. Где это наш Ара запропастился?
        Запальчиво улыбнувшись, Игнат громко окрикнул третьего нашего собутыльника, позвав его к столу.
        - Ух, ну и жмотяра этот Хлыщ. Еле «Плазменную особую» выпросил. Всё не верил, что ты пилот. Пришлось двойную цену отдать, - сокрушался Аристарх, присаживаясь за стол и ставя перед нами чуть светящуюся синеватым цветом бутылку.
        - Ничего себе, ты добытчик. Я эту дрянь с самого выпускного не пил. А ты откуда про неё знаешь? - хитро подмигнув мне, спросил у Ары Игнат.
        - Так с вашим братом не первый день пью. Чего только не отмечали, дни рождения, повышение, да даже свадьбу как-то раз праздновали. Потому и знаю, что пилотам по нраву, - ухмыльнувшись, ответил пьянчужка.
        - Ну, раз знаешь, то, наверное, и как правильно пить разумеешь. Так?
        Дождавшись ответного кивка, Игнат разлил странную жидкость по стаканам и, произнеся традиционный тост пилотов, опрокинул свою дозу внутрь.
        - Чтобы взлёт всегда заканчивался посадкой. За математику и интуицию! - повторил его слова Аристарх, так же делая внушительный глоток «Плазменной особой».
        Правда, дальше они оба совершили непонятное мне действие. Не проглотив сразу напиток, они пополоскали его во рту и уже затем, пропустив в желудок, резко втянули воздух через стиснутые зубы. Лица их мгновенно приобрели блаженный вид, а выдох через ноздри сопутствовал с крохотным облачком чуть флуоресцентного пара.
        - Ух, хорошо! - спустя почти минуту, произнесли оба.
        Причём, удивительно синхронно. Переглянулись и вместе захохотали.
        Мне не оставалось ничего другого, как повторить их действия. И когда я дошёл до финальной стадии, то есть сделал резкий вдох через сжатые зубы, что-то внутри меня переключилось, и дальнейшие события происходили уже не со мной.

* * *
        Мы сидели с Игнатом на пляже. Стояла глубокая ночь, и вокруг не было ни души. Даже, уже ставший мне хорошим другом, Аристарх куда-то запропастился.
        Как мы сюда попали и что с нами было в промежутке между баром и берегом моря, я не помнил. И пусть в моей голове гуляли разрозненные обрывки памяти и какие-то размытые картины, объединить их вместе было невозможно. Правда, они оставляли после себя стойкое ощущение разудалого веселья и дикого упоения пьяной свободой.
        - Первый прыжок, это как первый раз с девушкой. Звучит, конечно, банально, но хоть немного передаёт ощущения. Не в плане тела, а в психологическом восприятии чего-то нового, необычного и удивительно желанного. И пусть ты даже никогда не мечтал о полёте. Но в тот момент, когда он случается, ты понимаешь, что всегда к нему стремился, - Игнат устало потёр лицо руками. - Чёрт, опять какую-то чушь несу! Ты, наверное, заскучал уже слушать мои пьяные бредни?
        - Нет, ты чего? Для меня это, как глоток свежего воздуха. Я будто окунулся в свои грёзы. Словно сам стал пилотом.
        Он грустно посмотрел на меня, затем поднял глаза к небу и вздохнул.
        - Что ж, всё, что мне теперь остаётся это рассказывать вот такие вот сказки. Больше не видать пилоту первого класса Игнату Сердоликову далёких звёзд и чужих планет. Финита ля комедия! А всё начиналось так хорошо.
        Не зная, как поддержать его, я только сочувственно покачал головой. Иногда лучше хранить молчание, чем бессмысленно сотрясать воздух ненужными словами. Тем более, сейчас подошёл такой момент, когда ему самому нужно было выговориться. А моя задача состояла в том, чтобы стать его слушателем. Внимательным и понимающим.
        - Когда мы познакомились, ты спросил меня, пилот ли я? Так вот теперь я могу тебе с полной уверенность сказать, что да. И пусть мне больше никогда не придётся летать, я хочу, чтобы ты послушал мою историю. Чтобы знал, чего бояться, а что любить в Его Величестве Глубоком Космосе.
        Я затаил дыхание. Мне почему-то казалось, что сейчас я узнаю нечто сокровенное и никому доселе неизвестное. Всё происходящее напоминало какой-то сон. Может ущипнуть себя на всякий случай?
        - Но обещай, если тебе станет слишком скучно, просто скажи и я замолчу. Окей?
        Улыбнувшись, я быстро кивнул. Мне не терпелось услышать его историю.
        - Ладно, тогда поехали. С чего же начать? Наверное, с того момента, когда мне подселили мета-амёбу. Стандартная процедура, если твои родители уже решили за тебя, что ты должен стать пилотом. В моём случае быть космолётчиком - это семейная традиция. Мой прадед рассказывал, что наша фамилия уже звучала, когда человек только впервые вышел в космос. А его дед, в свою очередь, был одним из первопроходцев при освоении Солнечной системы.
        Не знаю, где здесь правда, а где приукрашенная легенда. В любом случае, выбор за меня уже сделали, и мне ничего не оставалось, как подчиниться велению родителей. Правда, если сказать честно, то перечить мне не очень-то и хотелось. Желание стать пилотом бережно культивировалось в нашем семействе с самого детства. Так что, возможно, мне и на самом деле хотелось летать.
        Операция по внедрению, как и ожидалось, прошла успешно. Но вот сам процесс сращивания представлял собой вещь тонкую и уникальную. Как ты знаешь, мета-амёбы являются квази-живым организмом, увеличивающим коэффициент взаимодействия мозга со сторонним «оборудованием». Некоторые, правда, считают, что она ещё и делает тебя умнее. Но это, конечно же, полный бред. Дело в том, что, сплетаясь с изначальными нейронами, мета-амёба создаёт дополнительные синаптические связи, тем самым расширяя общий функционал. Это и быстродействие, и обработка больших массивов информации, и более объёмное восприятие. Можно сказать, что твой мозг выходит на новый уровень взаимодействия с окружающей действительностью.
        Внезапно Игнат остановился и, посмотрев на меня, хихикнул.
        - Правда, сегодняшняя пьянка унесла в небытие, как минимум, парочку миллионов наших нервных клеток. Отупели мы не сильно, но зато с удовольствием.
        Мне тоже стало смешно. Стремясь стать умнее, сильнее, лучшее, мы забываем, что каждая секунда нашей жизни это уже шаг к вечной энтропии. Клетки деградируют, мутируют и обновляются, чтобы всё равно, в конце концов, умереть. Не это ли есть шутка мироздания?
        - В общем, мой случай оказался удивительно стабильным, и мета-амёба прижилась с КПД почти 90 %. А ты сам понимаешь, что такое бывает редко. К тому же порог прохождения теста на пилотов-внесистемщиков всего лишь 70 %. Так что, я прошёл его с приличным запасом. А значит, при должном обучении и полноценных тренировках, смогу подняться на максимально высокий уровень. Может, даже доберусь до элиты. Таких ребят вообще за всё время существования космофлота с десяток наберётся. Но всё это так и осталось мечтами.
        Проходил я стажировку на кольцах Сатурна. Это, конечно, те ещё страдания, но благодаря протекции отца меня запульнули именно туда. А значит, после выпуска мне доверили для обкатки один из новейших кораблей.
        Тебе, наверное, покажется странным, что новичку, пилоту без опыта дают сразу же такую дорогостоящую махину. Но поверь, тот, кто прошёл все «круги сатурнианского ада», так, во всяком случае, называли учебку стажёры, может управлять чем угодно. К тому же мне, как «одарённому», давали нагрузку чуть ли не в два раза выше, чем остальным.
        Ну и если быть до конца откровенным, то в одной из приватных бесед с моим деканом мне прозрачно намекнули, что космолёт этот во многом экспериментальный. И если мне удастся хорошо проявить себя при его испытаниях, то моя семья получит ещё одну дозу уважения и почитания.
        Вот так мою жизнь без проблем поставили на весы благосостояния фамилии. И почему-то я был уверен, что сделал это мой любимый папочка.
        Его рассказ прервался, так как далеко на горизонте вспыхнула крохотная синеватая звезда, и, долетевший спустя полминуты, рёв возвестил, что с плавучей площадки стартовал космический корабль. Протянувшаяся за ним тонкая светящаяся нить, казалось, соединила ночной небосвод и колышущуюся тёмную массу океана. Между двумя великими стихиями протянулась связь. И создал её человеческий разум.
        - Эх, кто-то с перегрузом пошёл. На плазменных с планеты взлетать, так себе затея. Но, видимо, спешат, раз дали разрешение на такой экстремальный старт, - прокомментировал увиденное Игнат.
        - Слушай, может, пройдёмся, пока я тебе тут душу изливаю? Заодно бар какой-нибудь найдём. А то я чувствую, что начинаю трезветь, а на свежую голову такое рассказывать совсем не хочется.
        - Окей, я только за, - согласился я.
        Мне не терпелось услышать продолжение истории, поэтому перечить ему я не стал. Да и в горле как-то пересохло. Хотелось попить чего-нибудь холодного и резкого. Всё-таки не привык я к таким масштабным попойкам.
        Пройдя с десяток шагов, Игнат вернулся к прерванному повествованию.
        - У него не было имени. На орбитальных верфях, в лучшем случае, дают краткую аббревиатуру, класс, специализация, место постройки. А могут и вообще обойтись регистрационным номером. Потому, когда я вошёл в рубку и запустил интерфейс, первое, что сделал, это выбрал ему имя. Вернее, мы выбрали. Парень он оказался с норовом.
        Не уверен, что он был единственным в своём роде. Похожие разработки уже проводились. Но лично для меня, Астериус стал первым знакомством с ограниченным искусственным интеллектом.
        Имечко он себе, конечно, выбрал так себе. Начал рассказывать, что оно связано с мифами Древней Греции, что-то там с путешественниками, богами, героями. Кому это вообще сейчас интересно? После генетических войн и последующего второго переселения народов все этносы смешались настолько сильно, что даже упоминание о своей национальности выглядело оскорблением. Тем более учитывая то, что некоторые «особенные» страны эти конфликты и развязали, а после пострадали от своего оружия. Так что, говорить о героическом прошлом своих предков можно было лишь с большой аккуратностью, стараясь никого не задеть.
        Проведя анализ всех бортовых систем, я приятно удивился. Настолько хорошо Астериус с ними поработал. Он, по сути, тоже являлся одной из таких систем, но с гораздо более широкими возможностями. К тому же его биологическая составляющая представляла собой абсолютно новый вид молекулярных компьютеров. И мне ещё предстояло разобраться хорошо это или плохо лично для меня, как пилота корабля.
        Как ты, наверное, знаешь, перемещение космолёта через четырёхмерное пространство может происходить без человеческого участия. Но процесс ориентации в нём без людей невозможен. Проще говоря, ты можешь войти внутрь n-метрики и даже выйти. Но вот куда тебя вынесет, это отдельный вопрос. Уж больно специфически там выворачивает привычные нам измерения. А так как большинство компьютерных программ построено по довольно строгой архитектуре, то у них просто не хватает гибкости для построения правильного курса движения, чтобы выйти в необходимой точке обычного трёхмерного пространства. Именно поэтому стали создавать ИИ, (искусственный интеллект) для попыток заменить человека в качестве пилота. Как-никак период воспитания, обучения и введения в полноценную деятельность хорошего профессионала дорог, длителен и не стабилен. Конечно, ИИ тоже имеет свои ограничения, никому не хотелось столкнуться с байкой XX века, войной машин. Но здесь лучше перестраховаться.
        Вот и ищут господа учёные ту тонкую грань, за которой компьютеризированная система обретёт возможность мыслить почти, как хомо сапиенс и управлять кораблём где и когда угодно, но одновременно оставаясь под контролем и имея ограниченную степень свободы. В общем, стремятся к невозможному. Или нет. Это уж не мне решать. Моя задача проста, войти в ментальный симбиоз с космолётом и довести его из точки А в точку Б. Желательно без происшествий. Но, как ты понимаешь, если я рассказываю тебе эту историю, то что-то пошло не так.
        Итак, задав команду на активацию предстартовой процедуры, я решил немного поболтать с Астериусом. Уж очень мне было интересно, до какого уровня развили этот ОИИ. Можно ли с ним общаться как с обычным человеком или чувствуются огрехи машинного разума?
        Оказалось, что он довольно умён. Причём, не в узкоспециализированном смысле, а в более широком формате. С эрудицией всё понятно, блоки его памяти поистине огромны. А вот как это всё вместе свести, дело другое. Задержек в речи я не услышал, смысловая канва беседы плотная. То есть, он не задаёт неожиданно бессмысленные вопросы и не отвечает какой-то общей белибердой. У меня действительно создалось впечатление, что я говорю с настоящим живым собеседником, причём к которому у меня уже сложилась стойкая симпатия.
        Разумеется, у меня сработал инстинкт антропоморфизма, и Астериус умело поддерживал это ощущение. Да так хорошо, что спустя полчаса я уже считал его своим в доску парнем, которого нелёгкая судьба каким-то образом запихнула внутрь космического корабля. Перескакивая с одной темы на другую, я даже не заметил, что мы преодолели слабенькое гравитационное поле Луны и вышли на траекторию для разгона и последующего прыжка.
        Скинув последние массивы данных орбитальным диспетчерам, и закончив радиообмен, я проверил правильность проложенного курса, координаты точки входа и приготовился к выворачивающему чувству перехода, который испытывал каждый раз во время прокола n-мерного пространства.
        Астериус, тем временем, включил лёгкую ненавязчивую мелодию, добавил в атмосферу корабля запах свежих полевых цветов и смягчил контрастную гамму голографического пульта управления. В общем, сделал всё, чтобы облегчить мне существование и сделать прыжок, как можно более лайтовым.
        И это было удивительно вдвойне!
        Какие удобства, какой комфорт? Рон, ты где-нибудь слышал, чтобы космолёт ухаживал за тобой? Старался сделать тебе приятно? Это же нонсенс!
        Я ошарашенно пожал плечами. Да уж, действия ОИИ был очень необычны. Но и это можно умело запрограммировать. Тем более, определённая свобода мышления у Астериуса была.
        Высказав свои предположения Игнату, я натолкнулся на яростное отрицание.
        - Поверь, я столько с этими ИИ провозился, что могу с ходу разобрать, где работают заранее созданные алгоритмы, а где присутствует творческое мышление. Мне вообще сначала показалось, что это новая технология переноса сознания. Размер био-массы молекулярного компьютера, что, по сути, является мозгом Астериуса, составлял несколько тонн. Вот мне и подумалось, что они взяли и загрузили один, а может и несколько людских разумов на этот носитель.
        Правда, потом я разобрался, что моя теория уж слишком фантастична и не выдерживает никакой критики. Но стойкое ощущение человечности Астериуса у меня осталось и, мало того, продолжало укрепляться.
        Что ж, спорить здесь было бессмысленно. Тем более я всё же хотел услышать историю до конца, а не препираться, пытаясь узнать, насколько она истинна. Поэтому, обезоруживающе подняв руки, я улыбнулся и попросил не отвлекаться на комментарии таких неучей, как Рональд, а лучше продолжить свой рассказ.
        - Ну, ты и подлиза, - ухмыльнувшись, сказал Игнат, - О! Вон, кстати, и круглосуточный бар. Он, скорее всего, автоматизирован, но нам и двоим неплохо болтается. Так?
        Проследив в направлении его взгляда, я действительно увидел светящуюся вывеску, сообщающую, что в данном месте вы всегда можете выпить горячительного и перекусить всего лишь за десять универсальных платёжных единиц.
        Что ж, в нашем положении это идеальный вариант. Так что, чуть ускорив шаги, мы вскоре уже сидели под небольшим навесом и вгрызались в хлорелловые сэндвичи с куском «настоящего» соевого мяса. Из напитков я взял апельсиновую газировку, а мой собеседник продолжил алкогольную эпопею каким-то тропическим коктейлем со стойким запахом абсента и манговой водки.
        - Так на чём я остановился? Ага! Прыжок мы сделали, всё прошло отлично, и теперь начиналась моя работа. Подключение к системе корабля и оценка сканирующим устройством нашего местоположения. И хотя до этого я несколько раз взаимодействовал с похожими ИИ в тренировочных полётах, здесь всё произошло совершенно по-другому.
        До этого я прекрасно воспринимал функционирующий вокруг меня механизм, как нечто отдельное и неживое. Сейчас же, я словно обрёл полноценный симбиоз с ещё одним чувствующим и мыслящим существом. Поначалу ощущения были очень непривычные и даже, в какой-то степени, пугающие. Ты будто перепутался с кем-то телами, и теперь, шевеля рукой, не понимаешь твоя она или чья-то ещё. Но это очень грубое сравнение.
        Представь, что ты можешь находиться в открытом космосе без какого-либо дополнительного оборудования. То есть, совершенно обнажённый. Тебе не нужно дышать, твоя кожа не покрывается коркой льда, вследствие водных испарений, ну и так далее. Но ты продолжаешь прекрасно чувствовать, что происходит вокруг. Видишь, слышишь, может быть даже обоняешь… запах межзвездной пыли, например.
        А теперь перенеси всё это в четырёхмерное пространство и добавь, как минимум, ещё с десяток новых органов чувств. Радиация, гравитация, инфрасвет и ультразвук, радиоволны и ещё множество видов электромагнитного излучения.
        Поначалу ты будешь тонуть в этом ворохе информации и не понимать, что вообще происходит. Но, спустя какое-то мгновение, твой друг, твоя вторая часть, симбионт поможет тебе структурировать весь поток данных, и ты начнёшь понимать, экстраполировать, пропускать сквозь сознание. И поделишься этим умением в обратную сторону. Так, дополняя друг друга, вы станете сверхсозданием, которое находится на полпути к божеству.
        Да, звучит пафосно и замудрённо, но в тот момент я воспринимал всё именно так. Теперь космолёт и я, стали единым целым. И самое удивительное, мне это понравилось. Своеобразный интеллектуальный оргазм. Причём, возведённый в энную степень.
        Но не успел я сполна насладиться этим новым и небывалым для меня ощущением, как произошла катастрофа. Мелочь, по меркам Вселенной, и конец света для двух разумов, что сплелись воедино на границе пространств.
        Одна из тысяч звёзд, что встречались на нашем пути, вдруг решила, что пришло время переродиться. Её размеры и масса позволили сделать это максимально ярким и эффектным способом. Неизвестное нам солнце стало сверхновой. Чтобы после провалиться внутрь себя и обратиться в чудовище космических глубин по имени чёрная дыра.
        Именно её гравитационное воздействие повлияло на наше перемещение в четырёхмерном пространстве, сжав и исказив тот набор координат, который вёл нас к точке выхода.
        Интуитивно я/мы активировали последовательность команд для возвращения в трехмерный континуум. И это стало ещё одной роковой случайностью в общей череде хаотичных вероятностей, произошедших с нами.
        Нас выбросило на окраине солнечной системы, где произошёл взрыв сверхновой. Прямо возле одной из последних планет, что не испарились под чудовищным воздействием энергетического выброса.
        Этот каменный шар уже отдал всю свою жизнь пустоте. Его биосфера погибла под жёстким радиационным излучением, а часть атмосферы была сорвана в космическое пространство. И когда на его орбите выскочили мы, то нашему взору предстал ужасный вид полного опустошения и вездесущей погибели.
        Понимая, что и нам осталось существовать всего несколько мгновений, так как очередной фронт остатков звёздного вещества уже сейчас несётся к нам, Астериус принял единственно верное решение. Я понял это в ту же секунду, когда он/мы осознал это и стал действовать.
        Вначале он принудительно разъединил нас, чтобы я не мог воспрепятствовать его действиям. Затем, обесточив мой командный костюм, направил кресло пилота в защитный кокон-эвакуатор. Включил плазменные двигатели на полную мощность и устремил космолёт на поверхность планеты. Прикрывая её, как щитом, он хотел спасти меня. Но также, понимая, что этого может быть недостаточно, решил пожертвовать своей оболочкой, чтобы дать мне чуть больший шанс для выживания.
        Падая вниз, я видел, как небо чужого мира покрывается спектральными разводами визуальных искажений. Свет, плазма и гравитация играли с моим восприятием, как хотели. Звёздный катаклизм предстал передо мной в кошмарном и единовременно прекрасном виде.
        Отстрел кокона вдавил меня в противоперегрузочной объём капсулы, и сознание стало ускользать от меня. Темнота неохотно жалась по краям зрения, неотступно ожидая, когда я сдамся. И последнее, что предстало моему взору, это, сжигаемый солнечным потоком, Астериус. Корабль, ставший мне другом и показавший, что значит быть настоящим человеком.
        Теперь же его плоть опадала вниз вихрем снежных хлопьев, что когда-то были носителями уникального разума. Распадаясь на элементарные частицы, даже после смерти он хотел укрыть меня и защитить. Так, в облаке из души и любви, я опустился на другую планету.
        Игнат замолчал.
        Мы вновь сидели на берегу, и край водной глади уже освещал близящийся рассвет. Наверное, мне нужно было что-то сказать, как-то поддержать его. Но я настолько проникся историей, что сам пережил её.
        - Благодаря аварийному маяку меня забрали оттуда уже спустя 12 часов. Сначала хотели наградить, потом наказать, да так ничего толком и не придумали. Вот отправили на временную пенсию, пока будут решать.
        Он хмыкнул и, набрав в ладонь песка, стал просеивать его сквозь пальцы.
        - Да уж, несчастливый конец получился. Но, чаще всего, реальная жизнь именно такая. Даёт тебе кусочек счастья и тут же его забирает.
        Отряхнув руку, он снял свой платёжный браслет и передал мне.
        - На вот, держи. Тебе будет полезней. Уверен, там хватит на поступление и ещё останется. Спасибо тебе, что выслушал. Мне действительно это было нужно. Даже как-то легче стало.
        Пойду я, наверное. А тебе пора к экзаменам готовиться. Ты же хочешь стать пилотом?
        Игнат подмигнул мне, улыбнулся и, крепко обняв на прощание, пошёл вдоль по кромке пляжа. Свет восходящего солнца освещал его удаляющуюся фигуру. Я молча смотрел ему вслед, сжимая в кулаке ещё тёплый от его прикосновений браслет. Сердце запоздало ускорило свой ход, и я вновь услышал откуда-то из-за горизонта звук взлетающего космолёта. Пора идти, небо зовёт меня.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к