Сохранить .
Советский эльф Сергей Елис
        Красная магия #1
        Алхимический эксперимент не заладился с самого начала и Миндарису, верховному магу Зелёного Легиона, пришлось экстренно его завершать. Выжимка из глаз василиска с эссенцией крови левиафана сделали своё дело. Вот только дальше что-то пошло не так и 1000-летнего эльфа зашвырнуло в другую ветвь реальности. Иномирье, удивительно похожее на наш старый добрый СССР.
        Что будет делать в этом незнакомом для себя месте Миндарис? Искать дорогу домой? Или наоборот пытаться изменить этот мир под себя? Его выбор ещё не сделан. Но приключения уже начались.
        СергейЕлис
        Красная магия 1
        Советский эльф
        Глава 1
        Люблю ночь. Самое спокойное время суток. Тишина, никто не пристаёт с глупыми вопросами. Вокруг прохладная полутьма, пронизываемая призрачным светом звёздной россыпи на небосклоне. И только где-то вдали ухнет, заголосит одинокая полуночная птица.
        Делаю глубокий вдох, напоенного лесными ароматами, воздуха и поплотнее запахиваю плащ. Вид, конечно, потрясающий. Древесный гигант, на котором обосновалась магическая академия, в одном только обхвате не меньше тысячи рук. А уж его высота, в зависимости от сезона, может достигать под сотню арков. Так что местность вокруг видна, как на ладони.
        Вот и сейчас колеблется серо-изумрудное море с далёкими мерцающими точками пограничных костров. Так-то огонь в эльфийских пределах запрещён, но погостную нежить только таким и отгонишь. Не всегда же боевых друидов гонять. Пусть и обычные вояки поработают. Тем более, с северной стороны, где обитают всякие мелкие народцы, сейчас проблем особых-то и нет. Сами с собой воюют, что-то решают. Правда, иногда после их побоищ к нам в гости мертвецы неупокоенные захаживают. Но это, скорее, редкость, чем правило. Вот, на всякий случай, погранцы пламя в каменных чашах и поддерживают.
        Чувствую, что потоки эфириума сместились. Значит скоро взойдёт первая луна, мать всех заклинаний. Именно этого момента я и жду.
        Для сегодняшнего эксперимента мне понадобится не только правильный состав ингредиентов, но и точное соотношение вектора магических течений. Заклинания - вещь скрупулёзная. Это пусть стихийники голой силой лупят. Им особого ума не надо. Но, если ты хочешь что-нибудь посерьёзней сотворить, а не просто стену разрушить, то этому учиться надо. Долго и методично.
        Ещё, конечно, и талант бы заиметь. Чтобы вообще полный набор был. Но, как часто бывает, прирождённых магов в каждом поколении можно пересчитать по пальцам одной руки.
        Я, например, хоть и управлял академией, себя к таким гениям не причислял. Пусть и находился в списке лучших чародеев Зелёного Легиона. Моей сильной стороной всегда была аккуратность и методичный подход к созданию заклинаний.
        Может поэтому меня пять веков назад и выбрали ректором. Молодой эльф, по сути сам только что получивший знак волшебника, и вот уже в списке на такую высокую должность.
        Конечно, не обошлось без протекции со стороны моего отца Соборного Архимага Королевской семьи. Но у моих конкурентов поддержка была не хуже. Тут вам, и Верховный Друид вместе с парочкой принцев Чистой крови. И наследники самых известных эльфийских родов. И, конечно, новоиспечённые Технопатриархи. Прародители альтернативного течения алхимии, что многое заимствовали у гномов с их механизмами. Популярностью они не пользовались, но заслужили определённое уважение после победы в войне с Язвой Хаоса.
        Так что мой авторитет зарабатывался в чистейших интеллектуальных битвах, без капли подковёрных интриг и прочих непотребств. Хотя не спорю, иногда мне приходилось проявлять беспощадность и буквально идти по головам. Причём финальное испытание показало, что мой математически точный подход работает лучше, чем классические навыки других претендентов. Единственные проблемы возникли с одним из Технопатриархов. Уж слишком хорош оказался его симбиоз магии и науки. Но и тут сработала моя тщательная подготовка вкупе с неординарным подходом.
        Ректором я стал, но и обзавёлся целой когортой недоброжелателей.
        Сейчас всё это казалось чем-то далёким и ненастоящим. Будто происходило не со мной. Причуды памяти бывают подчас очень странными.
        Вот и сейчас, к чему я вспомнил все эти картины прошлого? Волнуюсь перед сложным экспериментом? Или пытаюсь убедить себя в заслуженности своих регалий? Так ведь важнее всего не печати на сухом пергаменте или сияющие знаки отличия. Такого добра у меня самого несколько сундуков. Главным остаётся мастерство и истинное уважение собратьев по искусству. Остальное напускное и годится, чтобы приманивать юных дев на балах. Занятие, конечно, волнующее, но спустя почти тысячу лет уже немного приевшееся.
        Так что пусть меня считают помешанным и зацикленным на работе. Сейчас мне дарит наслаждение удачный опыт или подтверждённая теория. И сам не могу понять, то ли я вырос, то ли действительно отделил зёрна от плевел.
        Медленно заливающий всё вокруг золотистый свет напомнил, что первая луна движется к зениту. А значит, пора начинать. Когда дело решают мгновения, нельзя отвлекаться на всякие эмоциональные мелочи.
        Итак, сегодня я, наконец, смогу выяснить, каким образом происходит преобразование энергетической силы эфириума в фактическое воплощение реальности. Каким образом маги могут использовать этот всепроникающий поток для своих нужд.
        И пусть тема кажется многим банальной и затасканной, но верный ответ на эти вопросы никто так и не нашёл.
        Как? Почему? Откуда?
        Написано множество трактатов, но каждый из мудрецов древности высказывал лишь свой взгляд. Неподкреплённый фактами и проведёнными опытами. Лишь домыслы, случайные связи и множество философских умозаключений.
        Сторонники практики не спешат погружаться в дебри гипотез и теорий. Они творят волшебство, занимаясь рабочей стороной дела. Такие принимают на веру вывод Амельтиоза Семнадцатого, о структуре бытия и пространства. Сухо, кратко, статично. Подтверждение, что магия работает, так как не может не работать. Сам принцип существования нашего слоя реальности это подтверждает.
        Но взглянуть дальше, погрузиться в глубину, узнать истинное положение вещей? Нет, слишком всё размыто и хаотично. То, что выходит за рамки привычной логики Амельтоза, он безжалостно вырезал и стирал из своих работ. Оставляя концентрированную выжимку проверенных выводов, облечённых в чеканные слова учёного манускрипта.
        И я не могу его винить за это. Такой подход мне близок. Разве что с широтой взглядов и любопытством мы разнимся с этим великим магом древности.
        Конечно, остаются Рельгердар Проникающий и Суреоз Дактин, но их трактаты уж слишком эфемерны и не выдерживают никакой критики. Сплошь догадки, домыслы и непроверенные идеи. Хотя, приверженцев многих их мыслей хватает до сих пор.
        Я же решил взять лучшее от всех школ познания сути магии и вывести свою линию. Как я надеялся, открывающую подлинную основу и взаимосвязь действительности с чародейством.
        А для этого мне нужна одна маленькая, но очень важная вещица. Её-то и увидеть простым глазом невозможно, а мне требуется полное материальное воплощение. Да так, чтобы воздействовать можно было. Влиять и расщеплять. Уж очень интересно из чего состоит самая настоящая корпускула.
        Мельчайшая частица материи. То, из чего состоит всё и вся в нашем мире. И вырвать её из пределов непознанного, доказав реальность, вот моя главная задача.
        Идеально выстроенная гексаграмма уже мерно пульсировала, напоенная энергией первой луны. Войдя в лабораторию, я осторожно обошёл своё собственное творение и ещё раз проверил триггеры, расставленные в углах магической фигуры.
        Выжимка из глаз василиска щедрыми каплями дрожала в силовой сфере. Этот ингредиент должен дать мне возможность заглянуть в глубину сущего и выделить нужную мне частицу.
        Эссенция крови левиафана поможет зафиксировать неуловимую корпускулу в пространстве. Медлительный, но чудовищно сильный правитель семи океанов вычленит из первозданного хаоса крохотный пузырёк материи и не даст ему сбежать.
        Следующей ступенью будет кристалл амарзина. Редчайшего драгоценного камня, что находят только внутри яиц птицы Феникс. Пылающий убийственным огнём минерал вольёт в гексаграмму свою невероятную мощь, чтобы процесс эксперимента шёл стабильно.
        Дальше, пойманный в ловушку из паучьих нитей, сработает фейман. Существо, само наполовину живущее в микромире, наладит связь со своим неживым побратимом.
        И уже после в дело вступят Правь и Навь, два символа тёмной и светлой стороны бытия. Каждый из них мерцал своим уникальным цветом, заряженным душами тех, кто верил в Ушедших Богов сотни и тысячи лет назад.
        Вершиной моего магического построения был луч отражённого света первой луны. Пойманный сложной системой линз, он активирует начало опыта и даст первый толчок для срабатывания триггеров.
        Главное выбрать идеально точный момент во время зенита ночного светила. Тут недолжно быть ошибки. Ведь, если вектор и мощность светового потока будут выбраны неправильно, то может произойти всё что угодно. Эксперимент выйдет из-под контроля, и точно выстроенные заклинания начнут взаимодействовать с триггерами в совершенно неподобающей форме. А это приведёт к нестабильности процесса и закончится…
        Лучше не думать о таком. Я всё просчитал, трижды перепроверил и ошибки быть не может.
        Я полностью уверен в своих силах.
        Вот сейчас нажму этот небольшой рычажок, и открывшаяся заслонка пустит лунный луч к центру гексаграммы. По моим подсчётам всё должно случиться практически мгновенно.
        Еле слышный щелчок и рванувшийся световой пучок врезается точно в центр «мишени». Налившиеся золотистым свечением линии вдруг ярко вспыхнули и перешли в другую часть спектра.
        Что за странный эффект? Такого быть не должно.
        Полыхнувшая темнотой магическая фигура вдруг произвольно искривила свои очертания и вихрем рванулась к потолку. Вращаясь вокруг своей оси, гексаграмма стала проваливаться внутрь себя, открывая дышащий холодом портал.
        Меня стало втягивать внутрь.
        Пытаясь избавиться от невидимых пут, я шагаю назад, одновременно оглядываясь, за что бы схватиться. Но вход «в никуда» не стал ждать, а, расширившись, накрыл меня с головой. Будто чёрная медуза приняла меня в свои объятья, отключая сознание и замораживая волю.
        Я исчез. Рассыпался в пыль и пустоту. Закричавшая душа испугалась того, что увидела, и рассудок милосердно оборвал сумасшедшую картину.
        Меня не стало.

* * *
        Яркое солнце слепило даже сквозь закрытые глаза. Зажмурившись, я перевернулся на другой бок. Вставать не хотелось. Вот смахну эту букашку, что так противно щекочет нос, и подремлю ещё часик.
        Плюсы работы ректором, это ненормированный график. Пусть студиозы мчат на занятия ни свет ни заря. А у меня ночью проходил наисложнейший эксперимент. Так что можно прийти в академию чуть попозже.
        Сломанные рога Ариделя! Эксперимент! Провал!
        Вскочив на ноги и оглядевшись, я сначала поразился, что цел и невредим, а уже после понял, что что-то не так. Окружающий меня пейзаж как-то странно выглядел. Да вокруг теснились юные дендроиды, пока не обретшие дух и разум. Но сам вид их был непривычен и вызывающ.
        Вместо тёплой и уютной коричневой коры, что со временем превращается в плотную, подобно морщинистой кожи, броню, лесные создания пестрили угольными росчерками на белоснежном фоне. Да и их форма, бесспорно изящная и утончённая, никак не вязалась со знакомым мне с детства обликом.
        Конечно, я не хранитель Семени и Листа, но основы древесного учения мне известны. И таких существ я ещё не встречал.
        Неужели ошибка в опыте забросила меня в неизвестную часть нашего мира. Быть может, даже на другой материк? В любом случае выбираться придётся самостоятельно. Пусть эльфы и владеют большей частью Альказара, но и это не вся известная суша. А ещё остаются острова, что рассыпаны по всем семи океанам. Тогда мне придётся сложнее. Не все из них населены. Искусству же мореплавания, а тем более кораблестроения, я не обучен. Так что придётся использовать мощнейшие заклинания переноса.
        Кстати, сейчас не мешало бы узнать, где я действительно нахожусь. Для этого сгодится простая формация символов и совсем немного эфириума. Привычно сложив пальцы в нужную фигуру и добавив тоновый звуковой вокабуляр, я уже хотел зачерпнуть магической энергии, как внезапно понял, что её нет.
        Шок и непонимание шевельнулись где-то внутри. Первую эмоцию я мгновенно подавил холодной рассудительностью, а на второй вопрос ещё предстояло дать ответ.
        Итак, поток эфириума блокирован. Всеобъемлющий и проникающий везде и всюду, этот элемент чародейного мироустройства стал недоступен. Я сосредоточился и попытался уловить хоть какие-нибудь силовые вибрации, но ответом мне была пустота.
        Нет, нет, где-то на краю моего чувственного восприятия промелькнул аромат волшебства, но почти сразу же исчез.
        Хм, кто-то очень постарался, чтобы оградить это место от всемирного потока, окружавшего целую планету. И самое главное зачем? Тоже какой-то эксперимент? Или местные жители приверженцы какого-то необычного культа, исключающего всякую магию? Тогда они уже нарушили свой собственный запрет, ведь чтобы закрыться от эфириума нужна поистине исполинская магическая мощь. Даже новомодные Технопатриархи не рискуют так уходить в дебри механики и науки.
        Что ж, стоит поискать обитателей этой удивительной земли. Уверен, без участия разума вся эта невероятная затея не обошлась.
        Приведя себя в подобающий вид, насколько это было возможно, я отправился в путь. Местность вокруг меня, поначалу дикая, постепенно сменялась ухоженными крестьянскими полями. Верный знак, что рядом есть поселение. А вот, кстати, и дорога.
        Обычная, пыльная тропа, разве что шириной внушительной. Две гномьих повозки спокойно разъедутся. Неужели здесь обитают великаны? А у меня из оружия только повседневный кинжал. Клинок, конечно, отличный, но уж больно малого размера. С две ладони в длину и шириной в три пальца. Разумеется, инкрустирован драгоценными камнями, но, думаю, в бою это не поможет. Разве что, изощриться и, поймав солнечный луч, ослепить врага.
        Глупость, конечно. Одного разряда молнии или хорошего Листолезвия будет достаточно, чтобы любой великан отправился в Серую Долину.
        Постойте. А эфириума-то нет! А с ним и всей магии. Вот ведь незадача. Теперь с каким-нибудь встречным монстром справиться будет потруднее. Кстати, что это так натужно гремит? Неужели я накликал беду?
        Повертев головой в поисках звука, я увидел вдалеке пыльное облако, что, поблёскивая красными отсветами, двигалось в моём направлении.
        Неужели земляной дракон? Так их же вроде извели, как три тысячи лет назад. Или здесь действительно творятся удивительные вещи?
        Сражаться с этой тварью времен моих дедов бессмысленно. Особенно в моём положении. Но понаблюдать за почти что ископаемой живностью хотелось бы. Для этого пригодится заклинание мимикрии. Оно даёт возможность казаться для других тем, что они сами хотят видеть.
        Накинул на себя такой волшебный саван, и животные принимают тебя за своих собратьев, люди смотрят, как на старого знакомого, а уж такие твари точно за что-то несъедобное примут. Главное, чтобы ему сейчас не хотелось самку увидеть. Тогда уж точно проблем не оберёшься.
        Привычно сведя пальцы и кисти в нужную фигуру, я гортанно вскрикнул несложную фразу на староэльфийском и… ничего не произошло.
        Магия! Её нет! Пора уже запомнить особенность этого места.
        Хотя, у меня есть одна хитрость в запасе. Похоже, создатели антимагического купола не предусмотрели возможность того, что кто-то принесёт эфириум с собой.
        Да, пусть эта вещица годится только для таких несложных, почти примитивных заклинаний. И я чаще использую её, как сентиментальное напоминание об ушедшей любви. Но сейчас крохотный кулон с частичкой метеоритной пыли был, как нельзя, кстати.
        Заряда, хранившегося в нём хватит на два-три простейших магических воздействия. Но пока мне достаточно и этого. Главное, распорядиться таким подарком судьбы с умом.
        Открыв дорогую для сердца вещицу, я прикоснулся к мерцающей фиолетовым оттенком пылинке и осторожно вобрал в себя практически неощутимую каплю эфириума.
        Вернув кулон на шею, я ощутил, что знакомая магическая сила вновь растекается по моему телу, требуя воплощения. И я выполнил наше обоюдное желание, набросив на себя невидимый обычному глазу саван, что дарил мне способность становиться тем, кого хотят видеть.
        Так, теперь во «всеоружии» можно подойти к этому уникуму поближе. Интересно все-таки, какие манипуляции и трансформы творил кудесник, возродивший к жизни ТАКОЕ.
        Или это причуда природы, сохранившая свои плоды далёко от известных мне земель.
        Учёное любопытство вело меня вперёд.
        Постепенно из дрожащего марева стал появляться настоящий монстр. Багровый и дышащий жаром, он все-таки очень отличался от рисунков, виденных мной в старинных фолиантах. Бестиарий, созданный моими предками, отличали скрупулёзность и болезненная точность в передаче картин различных тварей. Так что придраться к тому, что художники изобразили зверя неверно, просто невозможно.
        Скорее передо мной пожирало почву и растущие травы какое-то другое существо. Тем более, формы его слишком угловаты и резки. Да и звуки не похожи на рычание. Скорее, гул какого-то огромного механизма.
        Но кто будет строить столь большие машины, да ещё и для непонятных целей? Прихоть безумца или я чего-то не понимаю?
        Неожиданно рычащий краснокожий монстр утих. Теперь его рокот спрятался куда-то внутрь массивного туловища. Замедлил движение и, наконец, остановился.
        Я тоже замер. Может заклинание перестало работать?
        Сверкнувший солнцем чудовищный глаз вдруг поднял веко и открылся. Изнутри головы высунулся молодой парень и крикнул обращаясь ко мне.
        - Эй, ты чьих будешь? Чего по колхозному полю шатаешься?
        Удивительно, но я прекрасно понимал его. Хотя по внешнему виду он принадлежал к небольшому народцу, что обитал на окраине Альказара. Там, в верховьях горных рек, жили те, кто называют себя людьми.
        Что же они делают здесь? Да ещё и в утробе такого непонятного существа?
        Вот уж очередная загадка.
        И для начала стоит наладить контакт.
        - Приветствую, человек. Меня зовут Миндарис Решающий, я высокородный эльф, ректор магической академии его Величества Короля Санктуриона Второго и сын Соборного Архимага Дандраэля Перволунного. Назови своё имя и род, - величаво начал я.
        - Чего? Ты пьяный что ли? - удивился спустившийся на землю парень.
        Неужели он не понял меня? Или здесь не приучены к вежливому обращению?
        - Ну точно, пьяный. А по морде, так на Клима из соседней деревни похож. Только высохший какой-то. Что плохо тебе, болезненный? - продолжил он, подходя ко мне ближе.
        От столь наглого обращения я возмутился и уже хотел отпустить ему пощёчину. Но вспомнил, что всё же нахожусь неизвестно где, и вести себя так неподобающе для высокородного эльфа.
        - Я прощаю тебя, глупый человек. А теперь отведи меня к своему правителю и будешь за это вознаграждён.
        - Опять какую-то чушь мелешь. Иди проспись, не мешай работать, - хмурясь ответил он, разворачиваясь.
        Такого отношения я уже не стерпел. Схватив его за плечо, рванул на себя, возвращая к нашей беседе. Но вместо словесного продолжения увидел летящий мне навстречу кулак.
        Похоже туземец сам решил пойти на конфликт. Рукопашной схватке я обучался почти двести лет назад и, скорее, для самообразования, а не чтобы применять такое варварское умение в настоящем бою. Но иногда приходится показывать дикарям, где их место. Причём привычным для них способом.
        Глава 2
        Двигался парень неплохо, но слишком уж размашисто. Лез вперёд и кулаками наобум лупил. Тактика, лаконичность? Нет. Зато есть сила и напор. Что ж, мне знакома и такая форма единоборств.
        Во время практических занятий нам в противники кого только не выставляли. И как-то раз мне даже попался пленённый орк. Работал он по этой же схеме. Шёл напролом, широко размахивая здоровенными ручищами. Поначалу меня такая техника смутила и вогнала в ступор. Слишком яростен и непредсказуем оказался противник. Тогда я совершил ошибку и попытался биться в его стихии.
        Закономерно проиграл.
        Правда через секунду вскочил и сжёг его заклятьем Пламенного Феникса. Но это уже другая история. Наставники меня за это по головке не погладили. Как-никак, я пришёл учиться навыкам рукопашной схватки, а не магической дуэли.
        Но, спустя некоторое время и благодаря стараниям учителей, я нашёл работающий метод. И теперь пришёл момент его вспомнить.
        Самое главное, не стоять на линии атаки. А дальше тело само вспомнило, что делать.
        Чуть отклоняясь назад, сдвигаюсь вправо, пропуская перед лицом очередной удар. Одновременно изящно выбрасываю вперёд ногу и носком бью в подмышечную впадину человека. Увидев, как дёрнулось лицо противника, понимаю, что попал в цель. Там находится незащищённый нервный узел. Во всяком случае, у орков и гномов так. Людей я ещё не бил. А эльфы чаще сражаются холодным оружием или силой владения магии. Так что сейчас я серьёзно рисковал.
        Поймал бы он мою ногу и скрутил. А так сработали скорость и умения.
        Теперь дело за малым. Обездвижить вторую руку и успокоить дерзкого крестьянина.
        Пока он болезненно морщился, прижимая обездвиженную конечность, я продолжил атаку. Делаю ещё один шаг в сторону и фактически оказываюсь у него за спиной. Он что-то ещё пытается сделать, ударяя меня с разворота локтём, но я ловлю его на излом и бросаю на землю.
        Чтобы знал своё место.
        Добивать не стал. Мне он нужен живой, чтобы ответить на некоторые вопросы.
        - Ах, ты ж падла! Да я тебя! - заголосил наглец, пытаясь подняться.
        - Тебе мало? Умерь свой пыл и послушай, что говорят старшие, - холодно урезонил его я.
        - Клим, скотина! Говорили, что ты драчливый по пьяни, но чтобы так! Всё, всё, хорош махаться, - видя мой боевой настрой, пошёл на попятную крестьянин.
        Теперь я уже не сомневался, что это обычный земледелец. Только непонятно как оказавшийся внутри «земляного дракона». Что ж с этого и начнём.
        - Что за тварь ты приручил? Почему она не сжирает тебя, а слушается?
        - Какая тварь? У тебя что белочка? - но, наткнувшись на мой суровый взгляд, успокоился и продолжил, - а, так это ж комбайн. Ты чего? У вас таких на полях тоже с десяток катается. У меня, конечно, новенький, только с завода. Вон видишь краска ещё не облупилась даже. А так машина хорошая, работящая.
        Хм, значит это некий «комбайн», а не «земляной дракон». И, судя по его словам, вещь привычная и кем-то созданная. Если здесь такие монстры считаются обыденностью, то местные правители должны обладать недюжинной силой и властью.
        - Для чего создан комбайн? И что умеет?
        - Ну ты даёшь. Совсем мозги что ли пропил? Зерно он убирает. Колосья вон срезал, дальше выбил из них, это самое зерно, воздухом почистил и в бункер загрузил. Хлеб мы делаем, хлеборобы! Важная профессия! - с гордостью ответил он.
        Похоже, это всё-таки механизм, а не живое существо. Да ещё и под управлением обычного человека. Теперь мне вдвойне интересно встретиться с местными правителями.
        - Я понял тебя. А теперь отведи меня к вашей знати.
        - Эээ, ты про председателя колхоза? Так он тебя первый под статью подведёт. Как тунеядца и алкоголика, - удивился крестьянин.
        - Веди! - не поняв и половину слов, приказал я.
        - Куда я с поля денусь? План сорву, так со мной потом, знаешь, что сделают?
        Может ещё припугнуть? Снова марать руки, конечно, не хотелось, но рабской плети у меня с собой не было. Я не сторонник излишней дисциплины. Да и помощники в академии у меня в основном магические. Слуги есть только в отцовском поместье. Так что, как обращаться с низшими сословиями я знал, но мне этого глубоко претило.
        Я замахнулся и сделал вид, что сейчас его ударю.
        Не помогло. Он только вжал голову в плечи и отполз подальше.
        Видимо, тот самый «срыв плана» пугал его больше, чем сиюминутная расправа. Да уж, власть держащие этого поселения хорошо приучили своих поданных к дисциплине. Даже под угрозой смерти, они стоят за своего хозяина.
        Похвально.
        Убивать его было бы глупо. Но выяснить, где находится «председатель колхоза» не помешает.
        - В какой стороне живёт правитель?
        - Геннадий Палыч? Так вон там, аккурат за лесочком администрация наша и будет, - махнув рукой себе за спину, сказал парень.
        Коротко кивнув, я двинулся в указанном направлении. Идти по полю было неудобно, так что пришлось вернуться на просёлочную дорогу. Она хоть и прихотливо изгибалась, но всё равно вела в нужную сторону.
        Прошагав под полуденным солнцем под сотню арков, я основательно взмок и пропылился. Не мешало бы встретить по пути харчевню или хотя бы какой-нибудь водоём. Меня начинала мучить жажда и подступающий голод. Я, конечно, привык к позднему завтраку, но не настолько.
        Войдя под сень леса, мне полегчало. Пусть здесь произрастают непривычные дендроиды, но всё же их затаённую силу и доброжелательность я чувствую всё равно. Одно семя, один сок, объединяют нас.
        Глубоко вздохнув, я решил передохнуть. Крохотная полянка в тени идеально подходила для этого. Я прилёг на траву и по привычке хотел поставить вокруг сторожевую цепь Хардида. Но сразу же одёрнул себя, вспомнив, что с магией здесь пока туго. Придётся дремать вполглаза.
        Но не успел я расстегнуть плащ, как из ближайших кустов вышла истинная нимфа, хрупкая и невероятно прекрасная дева. Золотистым водопадом раскинулись её волосы по плечам, стекая к изящным бёдрам. Глубокие, как горные озёра, сияющие голубым светом глаза смотрели куда-то вдаль. Губы алые, словно цветки мака, шептали, должно быть, песнь, полную грусти и нежности. Об этом говорил весь вид чарующей дриады и руки, что нервно теребили белоснежный квадрат пергамента.
        - О, волшебная фея, позволь разделить вашу горесть и представиться. Зовут меня Миндарис и я случайно оказался в ваших землях. Быть может, само проведение указало мне путь, чтобы я встретил здесь вас, - взволнованно произнёс я.
        - Ванька, ты что ли? - просторечиво ответила незнакомая дева.
        - К сожалению, я не знаю о ком вы говорите. Моё имя Миндарис, я высокородный эльф и хотел бы услышать ваше имя.
        - Варвара, я. А похож на Ваньку здорово. Только ростом, что повыше, да в плечах поуже. И говоришь как-то странно. Будто в сказке, - заулыбалась она, чуть покраснев.
        Я понял, что дева хоть и красива, но манеры у неё просты, как у самой обычной крестьянки. Хотя, чего я ещё ожидал посреди полей и хозяйственных угодий. Не будут тут без свиты аристократы прогуливаться.
        И хоть сердце моё забилось сильнее при виде её румянца, но умом я понимал, что сейчас любовные дела совершенно не к месту.
        - Что ж, безмерно рад нашему знакомству Варвара, но долг зовёт. На всякий случай, уточню, правильно ли я иду, дабы попасть к правителю этих земель Геннадий Палычу? - с грустью завершил я нашу беседу.
        - Верно. Всё верно. Из леска выйдешь и сразу двухэтажное здание увидишь. С колоннами такое. Не пропустишь. Там не больше километра идти, - подтвердила она.
        Поклонившись, я двинулся по старому маршруту. Отдыхать уже не хотелось. Встреча с девицей приободрила меня и будто бы придала сил. Да и валяться перед Варварой после такой, почти светской беседы, как-то не с руки.
        Уверен в хозяйском доме меня напоят и дадут возможность привести себя в порядок. Осталось до него только добраться.
        И действительно, выйдя из рощи, я увидел окраину поселения, где над домами возвышалось внушительное здание местного правителя. На мой вкус, архитектура, конечно, отдавала грубостью и прямолинейностью, но тут уж причуды самого владельца. Быть может, он таким способом показывает свою силу и власть над окружающими землями.
        Разумеется, тогда по варварской традиции не хватало голов поверженных врагов и распятых тел воров и грабителей. Но, подходя ближе, я увидел один такой постамент. Правда это был скорее бюст, причём сделанный из какого-то белого осыпающегося камня. Он был один и находился прямо перед входом в «замок» правителя. А значит противник этот был чудовищно силён, и победа над ним велика и уважаема. Даже его взгляд будто пронзал меня, отдавая грозой и молниями.
        - В.И. Ленин, - прочёл я угловатые буквы местного алфавита.
        Странно, почему я прекрасно понимаю не только их язык, но и письмо? Неужели эксперимент сработал столь причудливо, что меня не только перенесло неизвестно куда, но и внедрило в разум столь полезные знания?
        Интересная особенность. Нужно будет поразмыслить о ней на досуге.
        Войдя внутрь, я поразился скудной обстановке вокруг. Золото, предметы искусства и просто изящные безделушки? Ковры, шкуры добытых животных, дорогая утварь? Где всё это? Несколько пыльных домотканых дорожек под ногами и ярко-красные флаги с поникшей жёлтой бахромой, вот и вся красота внутри.
        Бедно живёт местный правитель.
        Хотя, скорее всего, он хранит все свои драгоценности где-нибудь в подземелье. Как гномы. Те, тоже не любят кичиться своим богатством перед не пойми кем.
        - Эй, а ты что тут делаешь? Середина рабочего дня, а он тут рассекает, - обратился ко мне, вышедший из одной из дверей пожилой мужчина.
        - Приветствую. Позвольте представиться, Миндарис Решающий, из рода Дандраэля Перволунного, ректор магической академии её Величества Короля Санктуриона Второго. Могли бы вы мне подсказать, где я могу найти вашего правителя Геннадия Палыча? - вежливо начал я.
        Но, похоже, здесь никто не был обучен хорошим манерам. Каждый переходил на какое-то крестьянское общение, щеголяя простолюдинскими словечками с примесью наглости и хамства.
        - Хорош дурака валять. Что-то я тебя не припомню? Только устроился что ли и уже филонишь? - подходя ко мне ближе и подозрительно осматривая, спросил он.
        Затем, не дожидаясь моего ответа зачем-то принюхался и потянулся к моей груди.
        - А ну-ка, дыхни. Нажрался что ли?
        Почему все здесь считают, что я пьян. Неужели у них неумеренное возлияние считается нормой?
        - Остынь, человек. Я не выпил сегодня ни капли вина. А вот от кубка чистой холодной воды, не отказался бы, - переходя на привычный для местных тон, сказал я.
        - Неужели! Может тебе ещё и пожрать принести? Чтобы закусывать чем было?! - взъярившись, бросил он.
        И сразу же попытался схватить меня. Ну что за панибратство? Впервые увидел эльфа и сразу же потрогать захотел?
        Хотя, я забываю, что на меня всё ещё наложено заклинание мимикрии, а значит он видит во мне кого-то знакомого. Вот и ведёт себя так… по привычному.
        Вот только, это не повод тащить меня непонятно куда. Может стоит показать ему мой истинный облик? Чтобы осознал с кем общается и проявил уважение.
        Щёлкнув пальцами и коротко пропев вокабуляр отмены заклятья, я сделал шаг назад. Пусть теперь посмотрит и поймёт, как себя нужно вести с высокородными эльфами.
        - Охренеть! Шпион! Палыч, у нас тут шпион! - неожиданно заорал человек.
        Хм, не такой реакции я ожидал. Неужели меня приняли за разведчика, что замаскировавшись пролез в саму обитель правителя.
        Глупо.
        Я как-то не подумал, что человеческая логика может привести к таким несуразным выводам.
        С другой стороны, сейчас я, наконец, увижу местного властителя. И лучше, чтобы он сразу понял с кем имеет дело.
        Вылетевший на крик мужчина оказался небольшого росточка, с абсолютно лысой головой и глазами навыкате. Передвигался он как-то нелепо, будто вприпрыжку.
        - Чего голосишь, Степаныч? Какие шпионы в нашем колхозе? Опять с перепою? - сурово набросился он на оравшего.
        - Так это… сам погляди, что за фрукт, - опасливо на меня косясь, предложил этот самый Степаныч.
        Тут правитель, наконец, посмотрел на меня и, мгновенно подобравшись, заговорил совсем другим тоном.
        - Ну да, в товарище есть свои особенности. Ростом богатырским, да ушами длинными выделяется. А так человек вроде и советский, нашенский. Вы из каких краёв будете, гражданин? - спросил он совершенно спокойно.
        - Альказар, родина Зелёного Легиона. Моё имя Миндарис Решающий, я высокородный эльф, ректор магической академии её Величества Короля Санктуриона Второго и сын Соборного Архимага Дандраэля Перволунного, - галантно поклонившись, ответил я.
        - Вот видишь, Степаныч, а ты панику развёл. Сваргань-как нам лучше чайку с красной звёздочкой. А мы пока у меня в кабинете посидим, поговорим, - жестом отослав своего помощника, он предложил следовать за ним.
        Внутренние покои председателя так же не впечатляли. Скупо, серо, практично. Хорошо, хоть воды налил из хрустального графина, а не из какой-нибудь лохани.
        - Итак, Миндарис. Не против, если я буду называть вас чуть более сокращённо? Все эти регалии оставим на потом, - дождавшись, когда я утолю жажду, начал Геннадий Палыч.
        - Несомненно. В личной беседе и среди аристократов такое более чем приемлемо. Ведь, насколько я понял, вы правитель этих земель. А значит, особа высокой крови.
        - Вынужден огорчить вас, товарищ Миндарис, мы со всеми этими буржуями и царскими особами, ещё в 1917 расправились. Сейчас здесь Советская власть, а значит, нет голубой крови и прочей монархии. Правит коммунистическая партия рабочих и крестьян. А я, пусть и являюсь председателем колхоза, им не правлю, а управляю. Вот такие пироги, - пояснил он, внимательно глядя на меня.
        Словно ждал чего-то. Сорвусь, вопить и спорить начну. Вот только зачем? Для меня не в новинку, что разные племена и народности используют множество вариантов для системы власти. Кто-то ударяется в демократию, другие приверженцы теократии, орки вон вообще считают, кто сильнее, тот и прав. Так что, какие-то коммунисты не стали для меня откровением.
        Разумеется, я ничего не знал об этом политическом строе. Но и спорить о достоинствах того или иного вида правления бессмысленно. Особенно с тем, кто этой самой властью обличён.
        Желает он зваться советским рабочим или крестьянином, да пожалуйста. Вот только что-то не видно его на поле, да и руки не сильно замараны черновым трудом. У каждого свои причуды.
        - Благодарю. Теперь я лучше знаю историю ваших земель. И мне хотелось бы уточнить, где именно находится ваша местность. Есть ли у вас карты или нечто подобное?
        Ещё раз взглянув на меня, но теперь скорее удивлённо, председатель поднялся и, открыв скрипящий шкаф, вытащил оттуда глобус.
        Знакомый мне с детства предмет здесь выглядел немного по-другому. Для начала, форма материков совершенно не напоминала мой родной мир. Океанов меньше семи, зато есть огромное количество рек и морей. Хотя, это на некоторых участках суши. Другие были наоборот безводны или с минимальным количеством воды.
        Странно. Неужели это какая-то нелепая шутка и местные правители любят выдумывать несуществующие карты?
        Но столь точно сработанный глобус уже вызывает уважение. Каждая мелочь, каждая деталь прорисована великолепно и красочно. Художник, сотворивший эту модель, подлинный гений!
        - Позвольте, а укажите участок суши, что принадлежит именно Советской власти, - попросил я.
        - Так вот же он, самый большой. Здесь даже написано СССР, Союз Советских Социалистических Республик, - он ткнул на огромную розовую область, что растянулась почти на весь материк.
        Я обомлел. Медленно, но неотвратимо, ко мне приходило осознание случившегося. Если всё это не глупый розыгрыш или какая-то чудовищная нелепица, то портал забросил меня в другой слой реальности. А это означает, что выбраться отсюда без помощи магии невероятно сложно. Учитывая, что здесь нет потока эфириума, то задача становится невозможной вдвойне.
        Грохот распахнутой двери прервал мои раздумья. А направленный в лицо гномий огнестрел в грубой форме показал, что ввалившиеся в комнату незнакомцы настроены крайне агрессивно.
        - Руки на стол. Не двигаться. Самохин, проверьте документы гражданина, - произнёс самый рослый из них.
        - С кем имею честь? - не торопился я выполнять их указания.
        - Старший сержант, Лавров, - козырнув, ответил мне говоривший.
        Повисла напряжённая пауза. Я понимал, что это воины председателя. И пришли они не просто так. Но чем я вызвал такое обращение? Неужели они изначально видят во мне врага?
        Медленно я стал подниматься, откровенно провоцируя их. Не стоит давать слабину, особенно в таком примитивном обществе. Вежливые манеры отошли на второй план и теперь в действие вступил самый первый закон выживания. Бей или беги.
        Но когда это эльфы отступали?
        Глава 3
        Итак, их четверо. Один держит меня под прицелом, другой, видимо, главный выжидательно смотрит. Третий стоит в коридоре на подстраховке, я увидел его краем глаза. И, конечно, сам Геннадий Палыч.
        Почему-то я был уверен, что начнись потасовка, он мигом присоединится. Причём будет не на моей стороне. Так что его тоже стоило принимать в расчёт.
        Самым удобным мне показалось хлестнуть их всех Морозной Плетью или ещё чем-то подобным из моего боевого арсенала. Калечить я никого не хотел. Всё же бравые воины на службе у председателя ни в чём не виноваты. Но и терпеть такое отношение к себе не намерен.
        Значит пусть постоят, остынут немного.
        Собираю пальцы в привычную фигуру и уже на рефлексах напевно произношу заклинание.
        Ошалело переглянувшиеся мужчины напомнили мне, что магию здесь использовать не получится. Что ж, придётся вновь вернуться к варварским приёмам.
        - Уберите оружие. Я вызываю вас на дуэль чести! - громогласно объявил я.
        - Товарищ, старший сержант, он кажется того, - хрипло проговорил, державший огнестрел.
        - Отставить, Самохин. На культурные особенности не обращать внимания. Пакуем. В отделении разберёмся.
        Его слова мне совершенно не понравились. Значит шанса на честную битву никто не даст. Бросаться в бой прямо сейчас?
        Моё здравомыслие, говорило, что это глупо. Четверо, хоть и людей, но против чародея без магии, потянуть смогут. А если учесть и гномий огнестрел, направленный прямо мне в голову, то их шансы стремительно увеличиваются.
        С другой стороны, я чувствовал себя оскорблённым. И моя кровь перворождённых буквально бурлила в ожидании отмщения.
        Дилемма?
        Нет, если тебе сноровисто заламывают руки, причём почти тем же самым приёмом, что я недавно практиковал на хамовитом крестьянине. Разумеется, такого наглого нападения я не стерпел и, вывернувшись, отступил назад, вытаскивая свой кинжал. Оружие не весть пойми какое, но ситуация особо не располагала к выбору хорошего клинка. Бейся, тем что есть или умри.
        Ждать повторной атаки я не стал и, игнорируя крик старшего: «У него нож, берегись», бросился вперёд.
        Первый выпад прошёл успешно и, коротко звякнув, огнестрел Самохина отлетел в угол. Не останавливаясь, в движении, я широким махом тянусь, чтобы задеть их командира. Зная, что такие удары открывают меня, делаю это максимально быстро. Моя задача не убить их, а отогнать. Убедить в моих серьёзных намерениях. И показать, что такое обращение со мной неподобающее.
        Воздух свистит, рассекаемый моим клинком, он, словно молния, вспышкой вспарывает мундир Лаврова. Вижу его удивлённый взгляд. Он не успевает за моей скоростью.
        Вообще, как я уже понял люди, довольно медлительные существа. Их реакция существенно ниже моей. А значит у меня есть неоспоримое преимущество.
        Возвращаюсь к оборонительной стойке и презрительно улыбаюсь их изумлённому виду. Кто-то оказался не так прост, как вы ожидали. Не так ли дикарские создания?
        Внезапно на мой затылок обрушивается целая гора, и тело перестаёт меня слушаться. Взор мутнеет и последнее, что я слышу, это восхищённое восклицание одного из воинов.
        - Ну Палыч, ну мужик! Не даром герой войны. Вырубил профессионально!

* * *
        Трясло немилосердно. А ещё запах. Такое ощущение, что здесь до меня возили мусор и трупы. Собственно, от него я и очнулся. А ещё от духоты. Единственный ручеёк свежего воздуха проходил от решётчатого окошка впереди. Там в отдельной кабине сидели двое уже знакомых мне воина и о чём-то ожесточённо спорили.
        Прислушавшись, я понял, что речь идёт обо мне.
        - А он точно нормальный? Может и вправду шпион? Уж больно морда у него странная, белая прям. Да и уши эти, торчат, как у летучей мыши какой-то. Про рост вообще молчу, шпала больше двух метров.
        - Самохин, подумай хорошенько. Кто будет такого «видного» шпиона посылать? Его же первый встречный и сдаст. Собственно, как и случилось. Нет, брат, тут что-то другое. Только нам не с руки разбираться. Сообщим куда следует, завтра в райцентр приедут и заберут его. Наша задача итак выполнена на все сто. Без потерь, считай скрутили.
        - А китель порезанный? Да и у меня «макарыча» подрихтовал. Вон какая царапина, на весь ствол. И из чего у него этот ножичек сделан?
        - Отставить. Заменим. Считай служебная необходимость.
        Дальше они замолчали. Лишь изредка перебрасываясь малозначимыми фразами.
        Я же, призадумавшись, наблюдал за мелькавшим в боковом окне пейзажем. Повозка ехала быстро. Не всякая лошадь угонится за таким механизмом. Да и темп так долго сохранить сложно. По моим прикидкам, мы уже больше часа тряслись по местным дорогам.
        И везут меня либо в темницу, либо к более главному правителю. Председатель председателей. А ещё говорили, что у них тут нет аристократии. Вон, как сами решать боятся и ждут каких-то важных особ. Ну чем не монархия?
        В голове продолжали крутиться ещё какие-то мысли и смутные образы. Периодически я проваливался будто бы в некий сон, где эльф по имени Миндарис управлял мной и говорил, что делать. Мне простому научному сотруднику Мстиславу Решальскому.
        Встряхнув головой, я отогнал непонятные видения и ещё раз осознал, что моё перемещение носило не только материальный, но духовный характер. Для того, чтобы оказаться в другом мире нужно не только отправить тело, но и трансформировать разум, чтобы он смог влиться в эгрегор новой реальности.
        Напоследок, хорошенько взбрыкнув, повозка встала. Выглянув в запылённое окошко, я увидел, что мы приехали в град. Вокруг высились трех и четырёх этажные здания, а вместо утоптанной земли, всё вокруг покрывал странного вида материал серого цвета. Спрыгнув на него, я ощутил его шероховатость и твёрдость. Неужели они залили улицы лавой? Такой ровной поверхности могут добиться только очень мастеровитые каменотёсы. А если учесть сколько на это нужно потратить времени и сил, то я вновь удивляюсь местной власти. При столь низком культурном уровне, достичь такого благолепия для своих поданных, это нужно постараться.
        - Двигай, чего встал, - напомнил мне о своём существовании Самохин.
        Меня проверил внутрь ближайшего здания. И снова вокруг багровые с золотистой бахромой флаги, девизы королевских семей и, уже знакомая мне, голова лысоватого мужчины, что с вызовом смотрит вдаль. Неужели он действительно был настолько силён, что победу над ним до сих пор считают столь значительным подвигом? Или я всё путаю и это местный божок, которого наоборот нужно восхвалять и преклоняться?
        Решив отложить разбор туземных традиций на потом, я внимательно смотрел куда меня ведут. Стандартная практика. Запомнить путь, чтобы вернуться обратно. То, что я, как минимум, сутки проведу в местных казематах, сомнений не вызывало. И пока мы ехали у меня уже созрел план, как использовать сложившееся положение себе на пользу.
        Я прекрасно понимал, что представ перед «председателем председателей» или другим вельможей более высокого ранга в положении заключённого, буду иметь меньший вес. А значит прийти на приём нужно во всеоружии. Со свитой, богатыми подарками и какой-либо силой за спиной. Тогда тебя будут уважать и самое главное слушать.
        Так что первым пунктом моей задумки было сбежать отсюда и постараться узнать местное общество изнутри. Адаптироваться и заручиться поддержкой.
        - Проходи. Посидишь тут, пока найдут отдельную камеру, - грубовато толкнул меня вперёд Самохин.
        Разумеется, я мог в любой момент сломать ему руку, напомнив, что высокородных нужно уважать. Но прекрасно понимал, что теперь против меня целая когорта человеческих воинов. Так что, поумерив свой пыл, я только дёрнул плечом, сбрасывая его ладонь. Жест хоть и показушный, но необходимый. Так я хотя бы доказывал себе, что не спускаю все эти нападки просто так.
        Внутренности камеры оказались достаточно комфортабельными. Обычно темницы устраивают в подземельях, так что там всегда сыро, холодно, а вокруг свора крыс и прочих неприятных существ. Здесь же сухо, немного душновато, но удивительно чисто. Вместо соломы на каменном полу, прикрученные к стене металлические лавки. Отхожего места не видно, а значит должны приносить сосуды. Не водить же каждый раз пленников опорожниться?
        И самое удивительное, здесь есть вода. Вон та изогнутая трубка с вращающимся вентилем и ёмкостью под ней определённо использовалась, чтобы пить и умываться.
        Мои наблюдения подтвердились, когда мой сокамерник, покряхтывая, встал и, подойдя к водному источнику, стал утолять жажду.
        - Чего пялишься, баклан? - наглым тоном спросил он, вытерев губы.
        Что ж, незнакомец уже проявлял неуважение. А значит стоило поставить его на место. Хотя, чего я ожидал от местных казематов? Незаслуженно взятых в плен аристократов и впавших в немилость мудрецов? Обычнай сброд и бандитская шваль.
        - Человек. Давай сразу решим, ты признаешь мою силу и подчиняешься. Либо есть другой вариант. Более болезненный, но с таким же итогом, - вздёрнув бровь, холодно бросил я.
        - Ну не хера себе, тут фраер дикий выискался. Ты чего бычишь сразу? - подходя ближе, процедил он.
        Слов я не понял, но общий смысл уловил. Пора переходить от беседы к действию.
        - Хороший выбор, - говорю я и перехватываю его удар, нацеленный мне в бок.
        Похоже, этот узник давно обитает в низких сословиях и знает особенности «грязного боя». Увидев, что я гораздо выше его и размах моих рук больше, он сразу пошёл на сближение и атаковал первым.
        Теперь мне ничего не оставалось, как завершить схватку. Красоваться здесь не перед кем. Зрителей и преподавателей, оценивающих схватку нет. Так что я, сделав шаг вперёд, наступаю ему на ногу и толкаю в грудь. Потеряв равновесие, он изумлённо таращит глаза, а я тем временем ускоряю его падение хорошим ударом в живот.
        Грохот падения и тонкая струйка крови из рта человека.
        Неужели я перестарался? Кто же знал, что люди такие хрупкие?
        Осторожно поднимаю его и кладу на лавку. Накрываю сверху чем-то похожим на одеяло и сажусь поодаль.
        Нет здесь моей вины. Может поскользнулся или просто во сне плохо стало.
        Я понимал, что это нелепейшие оправдания. И охранники им не поверят. Но, если быть честным, то убивать я не хотел. И успокаивал прежде всего себя. Пусть люди и были для меня низшими существами, дикарями и отсталым племенем. Но всё же они живые, разумные и чувствующие. А значит, лишая их жизни, я черню свой белый плащ перед ликом Великого Исраэля. И когда пятен станет слишком много, мой дух так и останется скитаться по поднебесью в поисках успокоения.
        Так говорят предки, так знаем мы, а значит так и есть.
        - Ну куда его дену? Ты же сам видишь всё забито. А Штырь, как царь, один сидит. Тем более, его завтра уже выпускать. Камера и освободится, - услышал я знакомый голос.
        К решётке подошёл Самохин и ещё какой-то воин в мундире.
        - Смотри, у них тут идиллия. Этот спит, а ушастый присел и отдыхает. Так что не гони волну, Дмитрич. Посидят, как миленькие, - продолжил он.
        Скептически осмотрев меня, тот, кого назвали Дмитричем, почесал подбородок и хмыкнул.
        - Ладно уж. Вроде клиент не шибко буйный. Пущай охолонёт немного.
        - Ну вот, я же говорил! Пойдём покурим лучше, а потом на обед.
        - Это можно, - доброжелательно подтвердил воин.
        Они удалились, оставив меня наедине с полумёртвым сокамерником. Теперь осталось дождаться ночи и перейти к следующему пункту моего плана. Принести немного магии в этот слишком уж практичный мир.

* * *
        Кормёжка была не то, чтобы отвратительной, но слегка с душком. Так что я, поковырявшись в размазанной по тарелке субстанции, не стал рисковать, а съел лишь хлеб и выпил травяной настой. Причём сделал это за двоих. Мой сокамерник, так и не пришёл в сознание.
        Но, проверив его сердце и дыхание, я убедился, что он жив. Просто находится в глубоком беспамятстве. Собственно, мне это и нужно. Меньше будет мешать во время наложения заклятья.
        Постепенно стемнело, и в казематах зажглись искусственные огни. Я ещё раз поразился учёности местных творцов и, как истинный чародей, заинтересовался технологией процесса. Похоже, вместо магии здесь активно практикуется алхимия, метафизика и прочие философские науки.
        Прислушавшись, я понял, что наступила ночь. Шум проезжающих мимо повозок стих, постоянный гомон и беготня сошли на нет. Лишь изредка тренькал какой-то звонок и вещал басовитый голос.
        Можно начинать.
        То, что меня обыскивали и забрали часть личных вещей, я понял ещё, когда ехал сюда. Пропал кинжал, поясной ремень и фамильные перстни. Жаль, конечно, расставаться с привычным, но самое главное мне удалось сохранить кулон.
        Не знаю, как так получилось. Быть может, его просто не заметили. Всё же паучья нить и телесного цвета жемчужина размером с половину ногтя не очень выделяются.
        В любом случае, я мог благодарить хозяйку судьбы Фатаэль за то, что последние крохи эфириума остались при мне.
        Осторожно сняв кулон, я раскрыл жемчужину и прикоснулся к мерцающей фиолетом метеоритной пылинке. Тончайший поток силы протянулся от пальцев ко всему телу, и я понял, что вновь могу творить.
        Заклинание, которое я собирался применить использовалось в основном, как шутка. Уж слишком легко было раскрыть «зеркального двойника». Любой маломальский чародей сразу бы увидел подвох. Да и не смыслящий в магии эльф тоже ощутил бы странность. Будто смотришь в зеркало, но отражение капельку от тебя отстаёт.
        Конечно, существовали и улучшенные версии этого заклинания. Но для них требовалась более тщательная подготовка и гораздо больше эфириума. Мне же необходим был краткосрочный эффект. Буквально на несколько часов. И, самое главное, у меня под рукой лежал отличный образец местного обитателя.
        Скопировав на себя личину Штыря, я отдам ему свой облик. Утром его, то есть меня, выпустят. А уже на воле, в граде, я смогу найти себе пристанище на несколько дней, чтобы хорошенько обдумать сложившуюся ситуацию.
        Без беготни, ненужных сражений и прочей героической чепухи.
        Итак, повернув ладони к моей будущей копии, я полушёпотом произношу короткое напевное четверостишье. Это заклятье не «подвешено» у меня в магическом багаже, а значит произносить формулу нужно полностью. И желательно без ошибок. Эфириума в кулоне осталось ровно на одно небольшое воздействие.
        Тяну на себя облик Штыря, одновременно передавая ему свой внешний вид. Процедура это безболезненная и вообще практически незаметная. Со стороны выглядит, будто мы, задрожав, как миражи в раскалённом воздухе, сливаемся в одно целой, чтобы после разделиться, обменявшись телами.
        Конечно, это всё иллюзия.
        Но качественная. Даже запах и прикосновение подтвердят, что всё взаправду. Для тех, кто не обладает обострёнными эльфийскими чувствами или абсолютно глух к магическому восприятию.
        На мой взгляд здесь таких большинство. По крайне мере, те, кто мне встречались не ощущали воздействия на реальность вовсе. Особенность именно людской расы или мира в целом? Ещё предстоит разобраться.
        Вот и всё. Заклятье наложено. Теперь я говорю, как Штырь, двигаюсь, как он, выгляжу и даже пахну.
        Осталось дождаться утра и спокойно выйти отсюда.
        Главное, чтобы моё «отражение» не очнулось раньше. Тогда придётся импровизировать. Или ещё раз отправить его в беспамятство.
        Но, будем надеется, что всё пройдёт, как задумано. Не зря же госпожа Фатаэль подарила мне этот шанс и оставила кулон. Значит и дальше удача будет со мной.
        Даже фейманы признают, что эльфы сами создают себе счастливые случайности. А уж эти мелкие создания знают всё о хитростях мироздания. Ведь Фатаэль создала их себе в помощь. Но потом расчувствовалась и, умилившись, отпустила крохотуль на свободу. Правда, те не сразу оценили предложенный дар и по привычке слушаются и исполняют приказы своей богини. Ну и тех, кто хорошо заплатит или сможет усмирить их взбалмошный и беззаботный нрав.
        Мне бы, кстати, сейчас парочка фейманов не помешала. Отправить их поискать мой кинжал и перстни, а заодно и поясной ремень. А то без клинка словно голым себя чувствую. Да и штаны подтягивать постоянно приходится. Шутка ли, эльф со спущенными портками? Да и драгоценные камни стоят не мало. Уверен, в этом мире они помогли бы мне обустроиться существенно легче.
        Но тратить последнюю частицу эфириума на вызов фейманов было бы глупо. Слишком уж эти существа непостоянные и суетные. А мне сейчас нужен стабильно уверенный эффект.
        Глаза стали слипаться. Слишком много за эти сутки со мной приключилось. Разум и тело требовали отдыха. Разумеется, спать в полную силу я просто не имел права. Но немного вздремнуть не помешало бы. Главное, контролировать обстановку и не забывать, что я теперь Штырь, настоящий бандит и преступник.
        Глава 4
        Разбудил меня лязг открываемого замка. Решётка распахнулась, и в камеру вошёл незнакомый человек, который бесцеремонно велел выметаться.
        - Послушай, Штырь, ты же нормальный мужик. Кончай свои закидоны с фартовыми, устройся на работу и живи, как все. А то в следующий раз впаяем по полной, - напутствовал мне он, выдавая местные грамоты на проживание.
        Как я понял, эта маленькая книжечка размером, в половину ладони назывался здесь паспортом. Те самые документы, которые с меня требовал старший сержант Лавров. Кроме них мне вернули связку ключей, горсть монет и сетчатую сумку, которую я вначале принял за рыболовную сеть.
        Увидев мой настороженный взгляд, воин смущённо пожал плечами.
        - Ты зенками не зыркай. Считай, конфисковали твои поллитра. На благо общества. Сам хоть трезвым день побудешь.
        Я лишь пожал плечами. Проблемы Штыря меня особо не интересовали. Да и что такое поллитра я не знал. Только сделал себе пометочку, что здесь воинское сословие не чистое на руку.
        Выйдя наружу, я вздохнул полной грудью и неожиданно почувствовал себя свободным. И не потому, что меня только что выпустили из темницы. Дело в другом. Впервые за несколько сотен лет я понял, что мне не нужно никуда идти, спешить, отчитываться. Никому ничем не обязан. Общество не скажет, что я поступил неправильно или низко для эльфа. Потому что здесь всё иное. И от этого понимания мне стало хорошо и легко.
        Разумеется, я чётко осознавал, что в будущем предвидится множество проблем. Но именно сейчас я был волен делать, что захочу. И, перво-наперво, мне захотелось прогуляться по граду. Посмотреть, как живут люди, понять их культуру, погрузиться в быт.
        Собственно, как минимум, до вечера искать меня не начнут. Заклинание будет держаться. А после, я думаю, смогу найти себе пристанище на ночь.
        Улыбнувшись яркому утреннему солнцу, я направился вон на ту широкую улицу. Разделена она была на три части. Середина для механических повозок, которых здесь разъезжало великое количество. Левая и правая половины для пеших.
        Что ж, удобно.
        Похожие принципы я видел во многих градах, что встречались на Альказаре. Здесь это правило возвели в абсолют. Судя по знакам, что располагались вдоль главной дороги, просто так перебежать на ту сторону было нельзя. Да и оценив скорость движения, сразу становится понятно, что это было бы невероятно глупой идеей. Вроде, как броситься бежать наперерез табуну диких лошадей.
        Так что я решил не спешить и просто идти, следуя потоку местных. Благо, мой внешний вид полностью соответствовал привычному для них облику. Я же, стараясь не привлекать к себе внимания, смотрел по сторонам и наслаждался новыми для меня видами. Параллельно откладывая в память интересные и важные моменты человеческой жизни.
        Вот, например, уличные взаимоотношения. Кажется, пустая мелочь, но мне, как эльфу дотошному и методичному, можно многое почерпнуть из них. Несмотря на обилие людей, никто из них не сталкивается и не мешает проходу других. Все будто чувствуют незримые границы, за которые лучше не заходить.
        Есть ли здесь уважение? Несомненно. И здесь я впервые увидел людские манеры в действии.
        Молодой мужчина случайно наступил на ногу более старшему. Он сразу же остановился, принёс свои извинения и, только увидев, что инцидент исчерпан, двинулся дальше.
        А здесь пожилая дама, опираясь на трость, хочет перейти на другую сторону улицы. К ней подскакивает стайка ребятишек с красными повязками на шее и буквально уговаривает перевести старицу. Улыбнувшись, та благосклонно принимает их помощь.
        Таких случаев понимания и уважения друг к другу я встретил множество. И это верный знак, что, как минимум, в этом граде народ добропорядочен и миролюбив.
        Хорошая прогулка разгуляла мой аппетит, и я решил найти местную харчевню, чтобы перекусить. Идти мне долго не пришлось, через несколько шагов я почувствовал манящий запах сдобы.
        Ориентируясь по притягательному аромату, я пришёл к небольшому дому, на входе в который висела вывеска «Пирожковая». Что ж, пироги, если я правильно понимаю название блюда, мне знакомы. Можно и попробовать туземный вариант.
        Обстановка харчевни особо не удивила. Всё та же серость и практичность. Но я сюда и не убранство пришёл оценивать. Мне интересна местная пища.
        Подойдя к прилавку, я достал из кармана монеты Штыря и положил их перед, внушительных размеров, женщиной, что угрюмо смотрела на меня с другой стороны.
        - И? - вяло спросила она.
        Сначала я хотел начать разговор в привычной для меня манере, но вспомнил, как здесь принято общаться. Сразу, правда, в такой тон мне перейти сложновато, но постараюсь найти компромисс.
        - Уважаемая, мне бы чего-нибудь перекусить.
        - Так не стой, заказывай. Вон меню, - лениво ответила работница харчевни.
        Действительно, сбоку от неё на пожелтевшем пергаменте было что-то накорябано. Но то ли письмена устарели, то ли чернила выцвели, но разобрать я так толком ничего и не смог.
        - Мне всё, что есть по одному, - нашёлся я.
        - Опять с утра зенки залил? - брезгливо спросила женщина.
        Что ж у них всё постоянно на горячительное скатывается? Неужели это бич человеческого общества?
        - Нет. Выполните мою просьбу, - стараясь оставаться спокойным, ответил я.
        Ещё раз взглянув на меня, она что-то прошептала себе под нос и стала пересчитывать монеты. Скрупулёзно, дотошно. И невероятно медленно. Скорее всего, чтобы специально меня позлить.
        Наконец, сумма была очерчена, сдача возвращена и мне сообщили, что половины меню нет.
        - Давайте то, что есть.
        Чуть повернувшись, она крикнула какую-то Ольку и передала ей заказ. Ждать долго не пришлось и через пять минут мне вручили поднос, на котором громоздилась внушительная груда свежевыпеченной сдобы и несколько стаканов с различными напитками.
        Подглядев у закусывающих, как здесь принято трапезничать, я подошёл к одному из столов и выгрузил на него всю еду. Единственное неудобство создавала необходимость стоять. Видимо, здесь никто особо не рассиживался. Поел и будь здоров.
        Интересное решение, но очень уж непривычное. С другой стороны, быть может, у них какое-то особое отношение к приёму пищи. Вроде как, не тратить времени на такой низменный процесс. Или особенности религиозных традиций.
        Разбираться будем позже. Слишком уж приятно пахли все эти крохотные пироги. Пожалуй, начнём вот с этого, самого румяного.
        Ммм* * *что за необычная начинка. Чуть кисловатая, с приятным овощным вкусом. Внутри будто какие-то листья. Интересно, интересно.
        Следующая сдоба определённо с чем-то мясным. Я, как любой нормальный эльф, не очень любил плоть животных. Изредка ел рыбу, но чаще обходился орехами, мёдом и тем, что росло на деревьях.
        Так что, отложив надкусанный пирог, я принялся за другой. Внутри оказалось мелко нарубленное яйцо вперемешку с зелёным луком. Оба ингредиента мне были известны. Но вот такое их сочетание, да ещё и внутри теста, встречалось впервые. Причём получилось вполне себе прилично. Даже вкусно.
        Что ж, местные кулинары могут удивить.
        Теперь напитки.
        Вот этот настой каких-то трав. Терпкий, слегка сладковатый. Возможно слишком горячий. Я бы такой пил охлаждённый и со льдом. А тут почти кипяток.
        Второй прохладный и похож на ягодный морс. Вот только вместо ягод здесь что-то напоминающее засушенные яблоки. На вкус довольно приятно. Освежает. А может мне так показалось из-за контраста с первым напитком.
        Так, дегустируя, я незаметно для себя опустошил весь поднос.
        Сытно. В принципе, мне всё понравилось, кроме пирогов с мясом и их производными. Они так и остались надкусанными.
        - Эй, Штырь, ты чего недоедаешь? Мамка в детстве не учила, что тарелка чистая должна быть, - раздался позади меня гнусавый голос.
        Поначалу я не обратил на него внимания. Проходимость тут была приличная. Мало ли кого ищут? Может, обознался.
        Но, спустя секунду, я вспомнил, что сейчас на мне личина этого самого Штыря. Правда, сразу же кидаться в беседу глупо. Человек знающий, сразу поймёт, что что-то тут не то. Память и личность бандита я же не скопировал. Только внешний вид. А значит, придётся осторожно импровизировать.
        - Не рассчитал. Многовато взял, - коротко ответил я, поворачиваясь.
        Передо мной стоял невысокого роста мужичок с блеклыми глазами навыкате и внушительной лысиной, что он тщательно прятал под кепкой. Во рту он перекатывал свёрнутый трубочкой сероватый пергамент, от которого отчётливо пахло неприятным дымом.
        - Ага, ты можешь. Жлоб ещё тот. Давно с мусарни выпустили? - поинтересовался он.
        Скорее всего, он имел ввиду темницу, откуда я сбежал. Лгать особого смысла не было, так что я ответил правду.
        - Утром.
        - А ты значит сразу пожрать? Хотя, на тюремной баланде и я бы тоже долго не протянул. Пить будешь? - неожиданно резко сменил он тему разговора.
        Вот значит, как. Пришло время вливаться в местные устои? Или рановато? Кто знает, как на меня подействуют их вина. Или, что они тут пьют? Вот у орков в почёте мухоморная брага. Так той выпьешь глоток и уже всех демонов видишь. Дашь ещё один, боги добавятся. Ну и по нарастающей.
        Гномы, кроме пива вообще ничего не пьют. Изредка на продажу «каменный огонь» поставляют. Но это напиток для тех, кто не боится сжечь свою глотку.
        Так что с людьми надо держать ухо востро. И пить их варево с опаской.
        - Позже. Сейчас не хочу, - коротко ответил я.
        - Ну, ничего себе! Это чтобы Штырь и бухнуть не хотел! Сказка, прям. Или тебя закодировали в ментовке? - восхищённо поинтересовался незнакомец.
        - По голове били. Вот и нехорошо себя чувствую.
        - Ага. А то я думаю, что ты языком не треплешь, как обычно. Хмурый какой-то. Понимаю. Ну ладно, тогда вечером у Галки встретимся, - похлопав мне по плечу, сказал он.
        Я понимал, что прийти на эту встречу нужно. Аборигены выпьют, расслабятся, тогда можно будет с ними наладить контакт. Расспросить, узнать, что здесь, да как.
        Вот только сначала бы узнать, где живёт пресловутая Галка.
        - Обязательно. Только напомни, где она живёт? - понимая, как странно это звучит, спрашиваю я.
        Но особо выбирать не приходится. Придумывать на ходу словесные крючки и аккуратно подводить его к нужному мне ответу, нет времени.
        - Хорошенько тебя башкой приложили. Может, ты и как меня зовут, не помнишь? - гыгыкнул он.
        Я промолчал, делая вид, что мне понравилась его шутка.
        - Хорёк я, Сашка-Хорёк. А помнишь, почему мне такую кликуху дали? - и, не дожидаясь моего ответа, он продолжил, - пошли мы как-то на дело, а старший наш, Боцман, на полпути похезать отошёл. Да так ему приспичило, что и через час не вылез. Говорит, давайте, братки, без меня, а то кишку скрутило, вообще мочи нет. Там хата лёгкая, можно и замки не вскрывать, через окно залезть. Ну, меня, как самого мелкого, в форточку и запихнули. Так прикинь, я до задницы долез, а дальше застрял. Ни туда, ни сюда, хоть ты лопни.
        - Слышь, Хорь, ты тут балду не заливай. Все итак знают, откуда к тебе погремуха приклеилась. Лучше скажи, когда долг вернёшь? - влез в наш разговор какой-то хмурый мужик.
        Размерами он был побольше Сашки-Хорька. Да и внешний вид имел куда более грозный. Тут сразу понимаешь, что такой в битву ринется, не думая. И биться будет до последней капли крови.
        Короткая рыжая борода, квадратность физиономии и крохотные хитрые глазки напоминали гномью стать. Казалось, дай ему в руки кирку или молот, он сразу поймёт, что ими делать.
        - Кузнец, я ж обещал к концу недели. Сейчас сам на мели. Зуб даю, на выходных всё верну, - сразу же сменив свой тон, ответил Хорь.
        Видно было, что он побаивается этого человека и вступать с ним в спор не хочет. Скорее всего, в местной иерархии преступного мира Кузнец находится повыше Сашки.
        Я решил не вмешиваться в их разговор, а посмотреть, что будет дальше.
        Правда, просто так наблюдать мне не дали. Кузнец сразу взял в оборот. Такие не любят лишней болтовни, сразу переходят к делу.
        - Верю. Иначе сам знаешь, что будет. А это, что за тип? Кент твой?
        - Да вроде того. Знакомец старый. Наш человек, - сказал Хорёк.
        - Ну, если ты за него мазу тянешь, то он тоже может понадобиться. Пойдём, выйдем, погутарим немного, - позвал он нас за собой.
        Уверен, это что-то незаконное. Мужики бандитской наружности просто так не подходят, предлагая выйти поговорить. Но ретироваться уже поздно. Я уже слишком увяз. Так что послушаем, что предлагает этот Кузнец.
        - В общем, дело такое. Есть один складец хороший. Там всякая медицина хранится. Охрана считай никакая. Сторож, да псина старая. Взять такой, как два пальца об асфальт. Но нужно поторопиться, скоро там всё перевозить будут, расформировывать и прочая хрень. Так что двигаем на точку уже завтра ночью. Плачу по полтиннику на нос. Идёт? - коротко обрисовал он свой план.
        Разумеется, я понял только основную мысль. Где-то что-то нужно украсть. Поэтому решил послушать, что скажет Сашка-Хорёк. Он в этом болоте дольше варится, а значит, понимает, где может быть подвох.
        - Как-то слишком сладко звучит. Нам-то что делать нужно? - осторожно поинтересовался Хорь.
        - Ты разведку проведёшь. Полазишь, посмотришь. А он, - ткнув в мою сторону пальцем, Кузнец продолжил, - на стрёме постоит. Считай никакого криминала.
        - Ага. И за такие приколы нам дадут по пятьдесят рублей каждому? - уточнил Сашка.
        - Ну не по пять лет строгача же, - хмыкнул мужик.
        - Надо сходить посмотреть. А то на словах, всё просто. Может там «колючка» по кругу, да прожекторов с вышками понатыкано.
        - Я ж тебе сказал. Обычный медсклад. Один алкаш с псиной охраняет. Нет, там никакого подвоха. Просто момент так выпал, - словно убеждая, объяснил он.
        Даже мне, несведущему в местных бандитских делах, его слова виделись подозрительными. Да и сумма, которую нам заплатят, казалась излишне большой. Учитывая, что как следует наесться здесь можно за несколько медных монет, то такого количества денег хватит, чтобы питаться пару месяцев. Здесь, несомненно, кроется какой-то подвох.
        - Позвольте вклиниться в вашу беседу. Думаю, уважаемый Хорёк, хотел сказать, что нам стоит подумать прежде, чем ввязываться в эту авантюру. Мы выскажем своё решение вечером у госпожи Галки. Как я понял, там собирается всё местное уважаемое общество, - поневоле сорвавшись на привычную манеру разговора, сказал я.
        И сразу же приготовился к нападкам со стороны Кузнеца. Такой человек не любит, когда ему перечат или перехватывают инициативу.
        Удивительно, но меня «спас» Сашка.
        - А чё? Правильно, Штырь говорит. Пусть и странно как-то. Но ему можно, его мусора по башке долго били. У Галки точно скажем, да или нет. Ты же туда тоже собирался?
        Нахмурившись, Кузнец долго на нас смотрел. Наконец, он кивнул и, что-то буркнув себе под нос, удалился.
        - Фух, пронесло. А мог бы и в бубен дать за понты. Вот это ты, конечно, выдал. Госпожа, ахван… афанюра какая-то, тьфу ты, толком и не выговоришь. В общем, покумекать нужно. А пока можно и выпить. Слушай, а давай сразу к Галке и двинем? Там сейчас тихо, спокойно. Весь угар под вечер начнётся, - задорно улыбаясь, предложил Хорёк.
        Отказываться от столь «интересного» предложения было бы глупо. Да я и сам хотел поближе узнать, чем живёт местный люд. Так что, пусть будет. Пусть и с перегибом в лиходейский цвет.
        - Хорошая идея. Стоит ли приготовить подарки для хозяйки?
        - Ты чего? Какие подарки? Если только пару бутылок беленькой с собой взять. А уж закусь у Галки всегда найдётся, - ухмыльнулся Сашка.
        Что ж, не мне пенять на человеческие традиции. Белые бутылки, так белые бутылки.
        - Тогда пойдём. Где тут у вас можно купить эту самую белую? - спросил я.
        - Э, брат. Вот с этим проблема. Без талонов сейчас и хлеба толком не купишь. Но кажется, есть у меня одна идейка, - подмигнув мне, ответил он.
        Глава 5
        Пахло отвратительно. Мне приходилось бродить по Ластарианским болотам, потрошить слизнегрума, варить оркианские зелья и выкапывать из могилы, основательно сгнивший, труп. Разумеется, всё во благо познания и науки. Но здесь царил особенный, невероятно тошнотворный запах. Его миазмы, проникая через дыхание, буквально стучались изнутри черепа, выкрикивая всевозможные ругательства.
        Я пытался дышать ртом. Зажимал нос. Старался делать очень редкие и быстрые вдохи. Не помогало ничего.
        Зато Сашке-Хорьку было всё нипочём.
        - Чуешь, как шманит? Значит, недавно брагу поставили. Я этих ребят давно знаю. Самогон у них отменный! - радостно вещал он, потирая руки.
        Мы находились где-то на окраине града, среди местности, носившей печать бедности и разрухи. Тем не менее, народ здесь жил и даже вроде бы процветал. Бегали чумазые дети, где-то рядом разухабисто играл какой-то отчаянный музыкант, а встречавшиеся нам человеческие женщины улыбались, глядя на нас.
        - Ещё немного осталось. Здесь за поворотом их дом и будет.
        Повернув за угол, я действительно увидел покосившуюся лачугу, всю заросшую сорной травой. На вид она казалась совершенно необитаемой. Остатки забора и что-то похожее на заброшенный колодец, лишь подчёркивали общее впечатление запущенности.
        - Замаскировались, прям, как на войне. Мимо пройдёшь и не заметишь, что здесь кто-то живёт, - уважительно сказал Хорь.
        С одной стороны, можно согласиться. Но с другой, чудовищные миазмы, что витали вокруг, с головой выдавали обиталище этих горе-алхимиков.
        Подойдя ближе, я всё же заметил узкую тропинку, что вела за дом. Двинувшись по ней, мы вышли к задней части строения и там обнаружили, скрытый в кустах, спуск вниз.
        - Ты постой тут. Они незнакомых не любят. А я метнусь и пару литриков у них возьму, - остановил меня Сашка.
        Кивнув, я приготовился ждать.
        - Только скинуться надо бы, - посмотрев на меня, продолжил он.
        Что ж, цена местных денег для меня всё так же оставалась туманной, так что я просто отдал все оставшиеся монеты из моего кармана.
        - О! Годится! Я мигом! - засияв, бросил Хорёк, протискиваясь в узкий лаз.
        Ждать его действительно пришлось недолго. Правда, вернулся он не только с двумя стеклянными ёмкостями, но и прибавил внушительный синяк наполовину лица.
        - Да это так. Повздорили немного. Оказалось, я им ещё за прошлый раз не вернул. Вот и пришлось в счёт долга твою мелочь отдать, - он выразительно посмотрел на меня, - слушай, а тебе эта куртка очень нужна?
        Похоже, этот хитрец решил выехать из своей проблемы на мне. Вот только, если я ему отдам свою верхнюю одежду, то через минуту она вернёт свой истинный облик. Конечно, для тех, кто её получит, эльфийский плащ из кожи василиска будет отличным подарком. Но делиться такими вещами я был не намерен.
        - Думаю, это глупая идея. Я не хочу участвовать в твоей затее, - сухо ответил я, давая понять, что разговор окончен.
        - Ну, Штырь! Если я с пустыми руками вернусь, меня вообще закопают. Помоги, товарищу. А я в долгу не останусь, - заканючил он.
        Я лишь отрицательно качнул головой и уже повернулся, чтобы уйти. Но тут из «подземелья» выползли сами алхимики и с ходу набросились на Сашку.
        - Где шмотки, Хорь? Ты нас кинуть захотел? - прохрипел один из них, хватая его за шею.
        Второй направился ко мне, явно с недобрыми намерениями.
        - Эта что ли куртяка кожаная? - бесцеремонно ткнув в меня пальцем, начал он.
        Ну, вот что ты с этими дикарями поделаешь? Науку и механизмы продвигают, а общаться так и не научились.
        - Отпустите Хорька. И убирайтесь отсюда подобру-поздорову, - холодно произнёс я, готовясь к битве.
        Понимая, что избежать потасовки не получится, мне хотелось завершить её, как можно быстрее. Всё-таки махать кулаками занятие не для высокородных эльфов. Я был даже готов использовать свой повседневный кинжал, чтобы не марать руки. Хотя, конечно, лучше старый добрый лук или арбалет. Ну, или, если в идеале, то превратить двух этих людишек в кучи отборного конского навоза.
        Но, к сожалению, приходится обходиться вот таким примитивным способом.
        - Ты чё быкуешь, падла! - закричал, тыкавший в меня пальцем, и бросился в атаку.
        Его первый удар был настолько медленным и размашистым, что я трижды успел бы его перехватить, если захотел. Похоже у всех людей какие-то проблемы со скоростью и реакцией. Даже гномы по сравнению с ними, те ещё живчики.
        Чуть присев, пропускаю чужой кулак над головой и сразу же резко выкидываю свой ответ прямо в подбородок наглецу. Добавляю ещё один боковой удар в печень и шагаю назад, чтобы не запачкаться. Обычно после таких «уколов» противник либо отключается, либо начинает поливать всё вокруг обильной рвотой. Хотя эти два варианта могут и совместиться. Как, например, сейчас. Вот кто поймёт эту странную человеческую физиологию?
        Валяющийся возле моих ног в позе эмбриона противник продолжал изрыгать из себя что-то желтовато-водянистое, находясь при этом в бессознательном положении.
        Один минус.
        Переступаю через него и иду ко второму, который уже успел оттолкнуть Хорька и вытащить что-то блестящее из своего кармана. Неужели нож?
        Нелепый, крохотный клинок, длиной в половину моей ладони выглядел игрушечным. Таким даже пищу резать стыдно. А уж на моём плаще и царапины не останется.
        - Подходи, гнида! Сейчас тебе ливер-то и выпущу! - грозно начал он, судорожно дёргая рукой с зажатым в ней ножиком.
        Смешной глупец.
        Шагаю к нему, как и просил, одновременно выкидывая вперёд руку, чтобы спровоцировать атаку.
        Легко, так легко.
        Купившись, он тыкает вперёд своим «оружием» и, разумеется, сразу попадается в захват. Тяну его на себя, выламывая кисть с клинком вниз и вбок. Похоже, перестарался. Раздаётся хруст и нож падает на землю.
        Отхожу.
        Алхимик садится на землю, баюкая сломанную руку и что-то неразборчиво скулит.
        - Ну, ты дал, Штырь! Когда так махаться научился? Чтобы двоих, и один с финкой. Мужикам расскажу, не поверят, - восхищённо заголосил Хорёк.
        Я поморщился. Прослыть успешным воином, значит притянуть к себе ненужную славу. Когда каждый второй, а то и первый будет хотеть попробовать свои силы на тебе. Вот и доказывай потом, что не хотел убивать. А просто проучить.
        - Бери, что хотел и пойдём отсюда. А то эта вонь меня доконает, - сказал я на понятном ему языке и, подобрав валяющийся рядом нож, двинулся вперёд.
        Как бы презрительно я не относился к этому «оружию», но наученный горьким опытом понимал, что лучше с ним, чем без него.
        - Да, да. Может, это, я спущусь по-быстрому и ещё пару бутылочек прихвачу? - прогундосил за моей спиной Сашка.
        Я даже не стал поворачиваться. Пусть знает своё место.

* * *
        Закаты здесь красивые. Солнце, похожее на наше, медленно опускалось за крыши окрестных домов, окрашивая всё вокруг тёплым золотом. На мгновение мне даже показалось, что я стою на балконе своего кабинета и вдыхаю ароматы леса.
        Но пьяный выкрик за стеной оборвал волшебное мгновение. Я снова здесь, в неизвестном мне слое реальности, где властвует раса людей. Странных и непоследовательных существ.
        - Штырь, едрить тебя во все щели, ты чего один скучаешь? - вывалился из двери основательно набравшийся Хорёк.
        Как только мы добрались до Галки, он, без лишних разговоров, принялся пить пойло, украденное у алхимиков. Любезная Галина, постоянно подносила ему закуски и сама не забывала разделить трапезу. Человеческая женщина выглядела потрёпанной и старой. Хотя, по словам Сашки, находилась в самом расцвете сил.
        - Глянь, какая сочная! И хоть недавно сорокет разменяла, но ещё баба огонь! - вещал он, когда мы подходили к её дому.
        Неказистое строение напоминало лачугу самогонщиков, только с целым забором и не заросшее сорной травой.
        Давно не мытые окна почти не пропускали внутрь солнечного света, так что я решил подождать вечера, присев на скамью у входа.
        Спокойно отдохнуть мне не дали, и каждые несколько минут всё более, и более пьяный Сашка выбегал, зовя присоединиться к веселью. С каждым разом он становился всё наглее и бесшабашней. В конце концов, мне это надоело и, коротко рыкнув на него, я пригрозил избавить прилипалу от лишнего органа.
        - Это от какого? - еле удерживаясь на ногах, переспросил он.
        - На твой выбор, - спокойно ответил я, достав финку и играючи метнув её в сапог, зачем-то надетый на штакетину забора.
        Похоже, чем дальше от властителей, тем больше у местного люда своих особенных традиций.
        - Понял. Не мешаю, - побледнев лицом, успокоился Сашка.
        Правда, буквально через полчаса к дому Галки стал собираться другой неблагополучный народ. Видимо, для них её обитель служила чем-то вроде вертепа и злачного места.
        Кто-то из входящих признавал во мне своего знакомого Штыря и здоровался. Я старался отвечать сухо и коротко. Вступать в светские беседы с отребьем мне не хотелось.
        Скорее бы уже пришёл этот Кузнец. Хотя теперь я сомневаюсь, что Хорь сможет связать хоть два слова. Градус вакханалии у Галки повышался во всех смыслах. Видимо, мне самому придётся держать ответ за нашу «двойку». А как поступить, я ещё не решил.
        Вроде и необходимо двигаться дальше, изучать человеческое общество и адаптироваться. Но и начинать с откровенного воровства не очень хотелось. Всё же, я аристократ в семнадцатом поколении, ректор академии магии и перворождённый эльф, а тут такой низкий поступок.
        Мораль? Этика?
        Для тех, кто этого заслуживает. Пока в людях я увидел лишь двуличие, лицемерие и дикарские повадки. И, не смотря на весь их технологический уровень, для меня они остаются варварами с окраинных земель.
        Так что вопрос о низменности поступка отпадает сам собой. Остаётся практичность.
        Что я получу, могут ли нас поймать и будет ли Кузнец честен после завершения нашей авантюры?
        Три вопроса, ответы на которые найдутся совсем скоро.
        Местное солнце окончательно исчезло за горизонтом, но вместо первой луны, я увидел только редкие звёзды. Надеюсь, спутники этого мира обладают хоть какой-то магической силой. Я всё ещё не верил, что возможны реальности, где полностью отсутствует эфириум. Хотя этот слой всеми силами доказывал мне обратное.
        - Здоров. А где Хорь? Бухает, небось? - поприветствовал меня Кузнец, открывая калитку.
        Я кивнул.
        - Ну что вытаскивать его будем? Он там не сильно в дюпель?
        Пожав плечами, я поднялся.
        - Зачем? Всё уже решили. Мы поможем.
        - Хм, это ты за Хорька сказал или вместе кумекали? - прищуривая глаза, спросил он.
        - Какая разница. Сказал, значит так и будет, - кажется, я начинал понимать правила игры.
        - Ну, смотри, чтобы потом поворотов-стопов не было. А то сам знаешь, как бывает. Был человек, и нет человека.
        О том, что я не человек, Кузнецу знать не стоит. Так что его намёки звучали для меня просто смешно.
        - Есть один нюанс. Мне нужна предоплата, - произнёс я.
        - Чего? Ты охренел что ли? Какая предоплата? - набычившись и подходя ближе, прохрипел бандит.
        - Чтобы быть уверенным. Условия сделки пока односторонние. Мы рискуем своей головой за несколько бумажек. Да и те получим после дела. Хотелось бы подтверждения серьёзности твоих намерений.
        Скорее всего, я где-то перегнул палку. Кузнец, злобно взглянув на меня, приготовился то ли ударить, то ли сыпануть ругательствами, как из дома вылез Сашка.
        Совершенно пьяный и ни капли себя не контролировавший.
        - О, какие люди! Кузьма Сафоныч, рад тебя видеть! - выкрикнул он и бросился в объятья к Кузнецу.
        Тот брезгливо оттолкнул его и что-то буркнул себе под нос.
        - Эй, ты чего такой злой? Баба что ли не дала? - удивлённо произнёс Сашка, падая на лавку, - так давай к нам! Там сейчас знаешь, какие цацы залетели? Любка с Коммунаров, Катюха и Юляша с завода и подруг с собой прихватили.
        - Хлебало завали! Не до твоих пьянок сейчас, - он перевёл взгляд на меня, - А с тобой завтра поговорим. В 12 возле парка, на колесе обозрения.
        Кузнец, сплюнув, развернулся и ушёл, не сказав больше ни слова.
        Я пока не понимал успех это или завтра меня попытаются поставить на место. В любом случае, выбор сделан и теперь за моей спиной «тёмная» сторона человеческого общества.
        Хорошо это или плохо, я не знал. Но меня, по крайне мере, не заковывают в кандалы, не сажают в темницу, а вместо этого предлагают выпить и накормить.
        Что ж, перекусить действительно было бы не плохо. А потом найти спокойное место для ночлега. Я сомневался, что гулянка у Любки закончится раньше полуночи.
        Собственно, как и моё заклинание.
        Обычно «зеркальный двойник» держится не больше одного дня. Если, конечно, чародей не вложит в него дикое количество эфириума. Тогда можно продлить его на неделю, месяц, а то и год.
        Но кому такое нужно?
        Для шутки слишком долго, а серьёзные дела с такими простецкими иллюзиями не делаются.
        Так что ровно после двенадцати я должен вновь обрести свой облик.
        Что ж, добавляется ещё одна проблема. Я не знал, как воспримет веселящаяся у Галки, компания мою новую внешность. Для меня-то она, конечно, привычная, но трансформация Штыря в эльфа может удивить, а то и напугать. Народ пьяный, все гуляют, а тут к ним перворождённый входит.
        Но и тратить, возможно, последнюю частичку эфириума, я не хотел. Неизвестно, когда удастся возобновить его запас.
        Остаётся что? Правильно маскировка. Каждый порядочный эльф может стать совершенно незаметным. В лесу. А здесь, к сожалению, каменный град. Хоть и покрытый зеленью.
        Так что придётся импровизировать. Натянуть капюшон плаща пониже, обмотать лицо тканью или ещё какая-нибудь чушь, что срабатывает только в героических эпосах и сказках.
        До полуночи у меня оставалось пара часов, так что время поразмыслить есть. Заодно разведать обстановку. Может, выпивохи скоро угомонятся и мне не придётся ничего придумывать.
        Широко распахнув дверь, я вошёл в дом.
        - Здравы будьте, люди! Есть чего выпить и закусить для усталого путника? - громогласно молвил я.
        Ответом мне стал протянутый стакан и ломоть хлеба, явно пахнущий чесноком.
        Что ж, могло быть и хуже, подумал я, принимая угощения.
        Глава 6
        Утро встретило меня дружным храпом вокруг и сухостью во рту. Несмотря на то, что я старался не пить всё, что мне наливали, но несколько рюмок всё же пропустил. В них оказалось нечто среднее между крепким вином и настойкой диких медвейлей. Попробовать прозрачную жидкость, которая горела, я так и не решился. Слишком уж она походила на «каменный огонь» гномов, а с ним у меня связаны не очень хорошие воспоминания.
        Так что, основательно подкрепившись «домашними соленьями», так, кажется, называла всевозможные закуски госпожа Галина, я старался не слишком налегать на хмельное. Это было сложно, так как каждый хотел со мной выпить, поговорить, а то и приобнять.
        Панибратства я не терпел, но нравы аборигенов изучить успел. И понимал, что в какой-то момент мне опять придётся бить кому-то лицо, если я буду вести себя столь отчуждённо. Поэтому, чтобы не провоцировать народ, я попросил у хозяйки одеяло и поднялся на чердак, где и устроил себе ложе для сна.
        И уже на рассвете обнаружил, что ко мне с двух боков прижались гулящие девицы. Имён я их не знал, как они попали на чердак тоже. Но в одном был уверен. Никаких прелюбодеяний с ними я не совершал. Мало того, что это физически трудно осуществимо, слишком велика разница в размерах. Так и сношаться с дикарками, пусть и выглядящими соблазнительно, не в моих манерах.
        Выйдя из дома, я обнаружил валяющегося неподалёку Сашку-Хорька. Похоже, он собирался справить нужду, да так на полпути и свалился.
        Легонько пнув его, я постарался привести «напарника» в чувство. Результатом стал только неразборчивый мат и попытка укусить мою ногу. Что ж, придётся использовать другие методы. Менее гуманные.
        Набрав воды из торчавшей неподалёку стальной трубы, я ещё раз голосом предложил Хорьку просыпаться.
        Ноль реакции.
        Тогда стоит немного освежиться.
        Фыркнувший Сашка лишь свернулся комочком и продолжил храпеть.
        Я с удивлением посмотрел на пустое ведро. Может нужно вместо холодной воды налить кипятку? Или это будет слишком жестоко?
        - Ты ему пивка под нос брызни, он и очнётся. Это ж первая помощь такому алкашу, как он, - посоветовала, вышедшая на крыльцо, Галина.
        Не хватало мне, перворождённому эльфу искать пиво для такого пропойцы. Обойдётся ещё одним ведром воды. Если нужно, я ему целое озерцо налью, чтобы с утра поплавать мог.
        Хватило трёх «процедур». На четвёртом ополаскивании Хорь открыл глаза и совершенно трезвым взглядом посмотрел на меня.
        - А мне снилось, что я, как в детстве, на море купаюсь. А тут ты, - грустно сообщил он, с трудом поднимаясь на четвереньки.
        - Собирайся. Нам нужно в двенадцать быть в парке на колесе обозрения. Там будет ждать Кузнец, - проинформировал я его.
        - Значит, заходил вчера. Чего-то я толком и не помню этого.
        - Не мудрено. Ты был дико пьян. Назвал его Кузьмой Сафонычем и полез обниматься. Тут вся встреча и закончилась.
        Сашка почесал лысый затылок и хмыкнул.
        - В морду мне, наверное, после этого дал? Не любит он, когда его по имени отчеству называют, - спросил Хорь.
        - Считай, я тебя спас. И даже о предоплате договорился. Так что давай быстрее собирайся и веди меня в ваш парк.
        - Чего? И он согласился? - вытаращил он на меня глаза.
        - Вот это мы как раз и обсудим, - коротко ответил я.
        - Ну, кабздец нам. Теперь точно, - почему-то шёпотом сказал Сашка.
        Переспрашивать почему, я не стал. Итак, понятно, боится он его до ужаса. Но это уже не мои проблемы. Закон примитивной силы действует и здесь. Люди чем-то напоминали мне орков. Те тоже приклоняются перед лучшими и смертоносными бойцами. Уважают лишь тех, кто может без разговора разорвать напополам.
        Вот только орки не скрывают этого. Культ воинской чести и доблести на первом месте. Всё остальное потом.
        Люди же, словно стыдясь своей внутренней жестокости и звериной натуры, всячески скрывают её, пряча за чем только можно. Слова, культура, общество. Но вот в таких моментах всё вырывается наружу.
        Я прекрасно понимал, что пока мой срез человечества очень однобок. Либо стража и мелкие властители, либо вот такие лиходеи и их главари. Две стороны одной монеты. Ребро, у которой, это обычный люд.
        Но первое впечатление слишком сильно и пока я не мог составить объективного мнения.
        Мне бы пару веков и магию вернуть в придачу. Уж я бы человеческое племя до последней косточки разобрал бы. Страсть к познанию - великая сила! Но сейчас у меня немного другие задачи. Выжить, внедриться и попытаться вернуться домой.
        Я не строил иллюзий, осознавая, что против целого мира людей выстоять даже такому могущественному эльфу, как я, невероятно сложно. Так что стоит пойти другим путём. Не бить прямо в лоб, а кое-что искусней и хитрее.
        Дождавшись, когда Хорёк сменит одежду на выпрошенную у Галки, мы отправились в путь. Как оказалось, идти предстояло недолго. Парк, в котором назначил встречу Кузнец или Кузьма Сафоныч, располагался в каких-то двадцати арков по прямой.
        Уже подходя к нему, я обратил внимание на огромное колесо, что возвышалось над дендроидами. Из лиственной гущи вздымался медленно двигающийся обод, на котором с внутренней стороны висели небольшие открытые люльки.
        Интересно, зачем люди построили это громоздкое сооружение?
        Неужели, чтобы наблюдать за окрестными землями? Почему тогда не обошлись обычной смотровой башней? Поистине, чудной народ.
        - Вот и пришли. Слушай, может, ты сам с ним побалакаешь? А то мне сейчас плоховато стать может. С похмела, да ещё на чёртовом колесе вертеться. Блевануть могу, как нефиг делать, - заканючил Сашка.
        Конечно, я сразу раскусил его «хитрый» план. Боится он. Не хочется ему глаза в глаза с Кузнецом видеться.
        - Как пожелаешь. Только тогда я заберу все деньги. Идёт? - выразительно посмотрел я на него.
        На лице Хорька боролись страх и жадность. Он понимал, что перечить мне тоже глупо и опасно.
        В конце концов, алчность победила, и он, покорно склонив голову, отправился со мной.
        Подойдя ближе к колесу, которое Хорь почему-то назвал чёртовым, мы заметили Кузнеца. Он выжидающе глянул на нас и направился к синей будке, где, как я понял, покупали билеты для входа в колёсную люльку. А значит, простым горожанам сюда был открыт доступ.
        Неужели эту вращающуюся махину действительно построили лишь для развлечения и любования окрестными пейзажами?
        Люди всё больше и больше удивляли меня.
        Эльфам не чуждо прекрасное. Я бы сказал в определённом роде мы даже главные ценители в своём мире. Гномы упирают на практичность и долговечность. Хотя они тоже любят украшать вычурными узорами и сценами прошлых битв оружие, броню и некоторые элементы своих жилищ. Но их искусство более грубое, простое и предсказуемое, чем эльфийское. У них нет той утончённости и глубины, что кроется в наших порывах творчества и созидания.
        Про орков вообще говорить нечего. Тем лишь бы убивать, кромсать, да жрать. То, что они считают красотой, другие народы видят, как варварские рисунки и примитивные подделки.
        А тут какие-то люди и создали столь необычное творение.
        Что ж, совмещу приятное с полезными. Оценю это чёртово колесо и закончу беседу с Кузнецом.
        Хорошенько порыскав в карманах, Хорьку всё же удалось найти пару монет, чтобы купить билеты. Я же стоял и осматривал окружающих.
        Счастливыми. Именно такими я видел, гуляющих вокруг людей. Большинство с отпрысками, но встречались и просто влюблённые парочки. Они улыбались, обнимали друг друга, смеялись и наслаждались жизнью. Кто-то вкушал незнакомые мне яства, похожие на замороженный молочный сок, другие держали на тонких палочках целые облака, от которых откусывали куски и с радостью жевали. Выглядело это необычно и привлекательно. Мне даже захотелось попробовать.
        Но дело, прежде всего.
        Взяв клочок пергамента, который здесь называли бумагой, я прошёл к свободной люльке.
        - Подожди. Пусть Кузнец кабину выберет, а мы к нему типа случайно подсядем, - остановил меня Сашка.
        Что ж, здравая идея. Конспирация по-человечески. Вроде и отдыхаем, да так правильно, что подслушать никто не может.
        Присев в кажущуюся невыносимо хрупкой люльку, я осторожно выглянул наружу. Невысокий бортик, да тонкая цепочка, вот и вся защита от падения. Медленно движущееся колесо возносило нас наверх.
        Да уж, не хотелось бы мне здесь начинать схватку. Как бы не оказалось, что выигравших не будет вообще. Потянет один за собой всех, и полетим, словно птицы по небу. Только без заклинаний левитации или «крыльев Рух». А значит камнем вниз.
        - Ты сюда позырить пришёл или дело решить? - начал Кузнец.
        Совладав с неприятными мыслями, я повернулся к нему.
        - Одно другому не мешает, - произнёс я фразу, услышанную на вчерашней попойке.
        Так какой-то мужик пытался пить «беленькую», одновременно играя на музыкальном инструменте, напоминавшем раскрытую книгу. Вроде, как приятное, с полезным совмещает. Только где что, я толком не разобрался. Но фраза понравилась. Красочная, образная.
        - А ты не сильно дерзкий, баклан? Про предоплату какую-то вчера затирал. Сейчас понты колотишь. Может, тебе пику под ребро и оставить здесь сидеть, видами наслаждаться, - засовывая руку в карман, с угрозой произнёс Кузнец.
        Ну вот, всё опять сводится к насилию. Предсказуемые здесь бандиты. Кто сильнее и наглее, тот и прав. Играть по их правилам? Или попробовать кое-что другое.
        - Можно и так. Убей меня и ищи новых исполнителей. Только Хорька тоже придётся отправить в Серую Долину. Он же свидетель. А теперь подумай, стоит ли твоя кровожадность полученных взамен проблем. Два трупа в людном месте, начнут искать, кто такой сумасшедший. Лишнее внимание. Подобрать других помощников, это время. Быть уверенным в их профессионализме, это риск. Продолжать? - самоуверенно ответил я.
        - Ты где так базарить научился? Больно уж кудряво излагаешь. Подсадной что ли? - не вытаскивая руку, хмуро бросил лиходей.
        Сашка напряжённо молчал. Понимал, что сейчас решается его судьба. Конечно, убивать его никто не будет. Он итак будет молчать, как рыба. Но успокаивать его я не собирался, пусть поволнуется, может, поймёт чего.
        - Просто ты давно с умными эль… кхм. людьми не разговаривал. Можно сколько угодно размахивать оружием и показывать свою силу и авторитет, но реальность, это другое. Успешно завершённое дело, вот, что на самом деле важно. Всё остальное чепуха и болтовня. Так что ты выбираешь?
        Кузьма медленно вытащил руку из кармана. В ней ничего не было. Внимательно посмотрев на меня, он сказал:
        - Пока я только от тебя слышу пустые разговоры. Раз уж захотел бабла, то покажи, на что способен. Один, без Хорька. Тогда будет тебе предоплата.
        Проверка. Что ж, это лучше, чем драка на высоте пару арков.
        - Согласен. Изложи суть.

* * *
        Здание медсклада находилось возле кладбища. Иронично, что вещества, которые должны сохранять жизнь человеку, хранились возле его последнего пристанища. Ну, или, я ещё не до конца понял юмор людей.
        Огороженный каменной стеной в полтора моих роста, он имел два входа. Большие ворота, куда заезжали грузовики, и малую калитку чуть поодаль, где проходили люди. Конечно, оба этих варианта мне не подходили. В пределах видимости будка сторожа, который сразу может поднять тревогу.
        - Ты главное с морды не суйся. Лучше с задку, через оградку перемахни аккуратно и посмотри, что да как. Днём там суета, увозят, привозят. А под вечер потише будет, - советовал мне Хорь.
        Он довёл меня почти до самого склада и теперь жутко волновался, теребя в руках свою мятую кепку.
        - Я бы с тобой пошёл. Но видишь, Кузнец запретил. Вроде как, сам понт кинул, теперь выкручивайся. Главное, не тащи что-то большое. Пузырёк, там какой, упаковку, хоть бинта принеси. Что в карман поместится. По идее, там сзади окошко есть. Я туда пролезу, а вот тебе по-другому изгаляться придётся. Короче, удачи! - вдруг закончил он и посеменил обратно.
        Особой помощи я от него и не ожидал. Хоть что-то полезное рассказал.
        В светлое время суток действительно лезть туда бессмысленно. С помощью магии, я, конечно, выполнил бы это задание без проблем. Пара несложных заклятий и всё. Но теперь я ограничен в инструментах и придётся использовать только то, что есть.
        А это тело и разум.
        Впрочем, любому эльфу достаточно и этого.
        Осталось дождаться вечера и выполнить задуманное.
        Кинув взгляд на небо, я примерно рассчитал, что через три-четыре часа солнце начнёт садиться. Это, если местный период вращения схож с нашим. А пока можно прогуляться по кладбищу. Место нелюдимое, как я надеялся. Значит, никто меня там тревожить не будет.
        Пройдя мимо центрального входа медсклада, я, словно бы случайно, остановился, что-то поправляя в своей одежде, а сам внимательно осмотрел его внутренний двор.
        Как и говорил Хорёк, будка стража стояла неподалёку, и из неё можно было контролировать всё, кроме задней стены хранилища. Самого охранника не видно. Скорее всего, на обходе. Собака, похожая на одомашненную форму волка, лежала возле ворот, меланхолично осматривая окрестности. На меня она даже не обратила внимания. Только повела грустным взглядом и снова уставилась в пустоту. Я даже не старался воздействовать на неё. А значит, с этим животным проблем не будет.
        Отправлю ей желание поспать или спрятаться подальше, вот и всё. Контакт с любым видом зверей у эльфов развивается с самого детства. Разумеется, это распространяется только на не-магических созданий. С волшебными существами всё сложнее.
        Отойдя от склада, я по вытоптанной тропинке направился в видневшийся неподалёку погост. Редко, кто хоронит своих сородичей в земле. Пожалуй, только такие примитивные племена, как люди, медвейли или орки.
        Даже гномы предавали огню своих погибших, понимая, что так дух быстрее вознесётся к Небесным столпам. А уж у нас процедура перехода из одной формы бытия в другую сложна, искусна и многослойна. Чего только стоит обряд Последнего Шелеста. Прекрасное и утончённое зрелище.
        Здесь же, я вижу неровные ряды аляпистых могил, что украшены крестами и угловатыми камнями. Единственное, что радует глаз, это множество цветов и зелени, раскинувшейся вокруг и на самих могилах.
        Вот только странно, что они совсем не пахнут.
        Да, лес вокруг благоухал, пусть непривычно, но приятно. А вот яркие бутоны не источали никакого аромата.
        Подойдя ближе и прикоснувшись к ним, я понял, что они ненастоящие. Сделанные из какого-то сухого и искусственного материала.
        Ну что за раса? Даже здесь обман.
        Я, конечно, против того, чтобы живые растения срезали и украшали ими могилы усопших. Что мешает посадить их рядом и ухаживать, вспоминая своих предков? Но такая фальшь кажется мне ещё более гадкой.
        Где-то вдалеке запела птица. Мотив был мне незнаком, но лёгок и чарующ.
        Всё же не стоит осуждать чужие традиции, не до конца поняв их. Правило действующее во всех мирах.
        А вот почему не сработал классический закон растворения магии, мне не понятно. С самого утра я ждал, когда ко мне вернётся мой привычный вид. Личина Штыря спадёт и вновь стану виден всем, как эльф Миндарис Решающий.
        Но прошёл час, другой и вот уже вечереет, а я всё ещё в облике человека.
        Что пошло не так или наоборот слишком так? Неужели в этой реальности заклинания имеют большую силу, не возвращая эфириум в привычную ему форму?
        Вопрос, на который стоит найти ответ, как можно быстрее.
        Иначе для кого-то станет полной неожиданностью возврат моего привычного облика. И прежде всего, конечно, для меня.
        Я привык контролировать магическое воздействие. С точностью до секунды и грана энергии. А здесь, видимо, работают другие законы мироздания. Либо не так, как я привык.
        Самое страшное, что остаётся вариант полного слияния «зеркального двойника» и тогда, мы со Штырём навсегда поменяется внешним видом. Он останется эльфом, а я буду выглядеть, как человек.
        Стоит ли сейчас попробовать отменить заклинание, как я делал во время встречи с председателем колхоза? Или всё же подождать и попытаться понять через какое время эффект заклятия спадёт сам с собой?
        А если это будет длиться неделю, месяц, год?
        Размышлять, сидя посреди человеческого кладбища, конечно, спокойно и умиротворяюще, но заходящее солнце, напомнило мне, что есть проблемы и первостепенней.
        Решив оставить пока всё, как есть, я направился к складу. Между жизнью учёного и лиходея, я пока выбирал второе. Или сам человеческий мир подталкивал меня к этому?
        Что же за творец создал такую реальность? Шутник с чёрным чувством юмора или просто сумасшедший, который любит наблюдать за чужими страданиями?
        С удовольствием увиделся бы с ним и спросил лично.
        А пока мне приходится идти на преступление, просто, чтобы выжить.
        Глава 7
        Перемахнув через стену, я сразу же присел, вслушиваясь. Тишина. Не думаю, что здесь будут готовы к эльфу с тысячелетней подготовкой. Правда, я не все эти десять веков занимался воинским делом. Мне больше по душе магия и научные изыскания. Но базовый уровень боевых умений у меня есть. К тому же опыт бесчисленных походов и битв даёт о себе знать. Плох тот эльф, что ни разу не пролил крови за честь рода. А таких моментов в моей жизни было предостаточно. Конечно, в основном я отделывался царапинами и пустяковыми ранами. Всё же бился не на передовой.
        Но и боевым магам иногда приходилось несладко. Вспомнить хотя бы ту гоблинскую засаду, которую не распознали даже наши опытные следопыты. Погибших не было, но увечья получили многие. Хитрые, желтокожие уродцы продумали свой план до мелочей.
        Почти, как я сейчас, иронично подумалось мне.
        Пробраться на склад, никого не потревожив, вытащить оттуда любую вещь и вернуться обратно, показав Кузнецу, что он может быть во мне уверен.
        Глупо, наивно и слегка нелепо. Но другие варианты ещё хуже. Добиваться своего силой и наглостью не по мне. Хотя, чувствую, в этом мире мне придётся изменить свои принципы.
        Крадучись, перебегаю через открытое пространство. Несмотря на то, что солнце только что зашло, света ещё предостаточно, и увидеть меня раз плюнуть.
        Хотя, мои обострённые чувства говорили, что рядом никого, кроме стража и его пса, нет. А они совершают обход раз в час. Правильно высчитав время, я выделил себе для дела целых сорок пять минут. Тут не только пролезть куда угодно можно, а ещё и оставить свой автограф. Так обычно делают маститые грабители. Вроде, как знак мастерства.
        Я себя пока таким не считал. Да и выглядело бы это странно и непонятно. Поэтому сработаю по классике. Вошел, взял, вышел.
        Ну, или, во всяком случае, так себе это представлял.
        Подойдя к стене здания, я примерился, чтобы взобраться на крышу. Шероховатая поверхность подходила для этого, как нельзя лучше. Словно, кора дендроидов. Лезь, не хочу. Да и окна на самом верху помогут удержаться.
        Высотой склад был, примерно, с четверть арка и выглядел двухэтажным. Но Хорёк сообщил мне, что обычно внутри таких строений нет перекрытий. Максимум, вдоль стены будет пару крепёжных дорожек для служебных нужд.
        С легкостью поднявшись на крышу, я огляделся. Где-то здесь должны быть вентиляционные шахты. Ага, вот и они. Подойдя ближе, я понял, что в моём плане есть слабое место. Размер. Сюда не пролез бы и Сашка.
        Придётся импровизировать.
        Подойдя к краю крыши и присев, я оглядел прилегающую территорию. Пусто, тихо, спокойно.
        Только в будке охранника горел свет, и слышалась какая-то тихая музыка.
        Мне очень не хотелось этого делать, но особого выбора не было. Ключи от главного входа есть только у него. А по-другому забраться внутрь невозможно.
        Аккуратно спустившись вниз, я скользящим шагом двинул вперёд. Главное, всё сделать быстро и бесшумно.
        Уже на подходе пёс вылез из своей конуры и лениво потрусил ко мне. Он не проявлял особого беспокойства и чуял во мне знакомого. Я легко «надавил» на него, усиливая это ощущение, а потом, присев, потрепал его по загривку.
        - Прости, малыш. Придётся сделать твоему хозяину немного больно, - произнёс я шёпотом.
        Понимая меня, он понуро опустил голову и, повинуясь моему приказу, побрёл обратно в конуру.
        Я же одним прыжком оказался возле входа в будку стража и, рванув дверь на себя, влетел внутрь. Сгорбленный старик сидел за столом, заполняя какой-то разрисованный квадратами лист бумаги. Он внимательно читал написанные на нём слова и шевелил губами, повторяя их про себя.
        - Так-с, вот здесь б-а-т-и-с-к-а-ф. Отлично подходит. А тут, что за заковырка?
        Он не успел даже поднять голову. Одним коротким ударом в основание черепа я отправил его в беспамятство.
        - Прости, старец, - сказал я про себя.
        Уважение к старшим издревле жило в каждом эльфе. Без учёта расы и племени. И мне было вдвойне стыдно, что приходится идти на такой отвратительный поступок ради низменной наживы.
        Теперь мой белый плащ получил ещё одно пятно. Пусть не чёрное, как после убийства невинного, но не менее грязное и тягучее.
        Выдохнув, я вернулся к действительности и в быстром темпе обыскал каморку. Найдя внушительную связку ключей, я, схватив её, побежал ко входу на склад.
        Несколько минут примеряя к замку то один, то другой, я всё же смог открыть дверь и зайти внутрь.
        Зная, что здесь есть искусственный свет, включать его не стал. Лишнее внимание. Сейчас мне достаточно схватить любую вещь и доказать Кузнецу силу своих слов. Вот эта оранжевая коробка вполне подойдёт. Схватив её, я вышел наружу и, повесив замок обратно, направился к сторожке.
        Возвращать ключи глупо. Всё равно до утра страж не очнётся. А значит можно отыграть гениального вора. Поднять свой авторитет и показать Кузьме его место.
        Уже не скрываясь, я вышел через калитку. Идти до условленной точки встречи пришлось довольно долго. У меня хорошая память и чутьё на местность, но непривычная геометрия людского града, полного острых углов, и тёмное время суток сыграли злую шутку.
        Изрядно попетляв, я всё же вышел к приметному пятиэтажному зданию, которое Сашка называл «хрущёвкой». На одной его стороне был нарисован всё-тот же В.И.Ленин, воодушевлённо смотрящий вдаль.
        - Ну? - без предисловий спросил Кузнец.
        Я молча протянул коробку.
        Тот осмотрел её, открыл и удивлённо хмыкнул.
        - Как пролез?
        - У меня свои методы. И, если мы хотим закончить до рассвета, то стоит поспешить. Там ещё много такого добра.
        - Ну, смотри. Сейчас мужикам звякну, они подгонят грузовик, - он отошёл к какому-то металлическому ящику, что был прикреплён прямо к стене.
        Вернувшись через пару минут, он сообщил, что нам нужно идти к медскладу.
        - Грузить-то они сами будут. А мы им дорогу «почистим».
        Я не стал говорить, что всё уже готово. Пусть сам увидит, чтобы без лишних вопросов.
        Подходя к воротам, я, словно бы невзначай, достал ключи и, пройдя через калитку, изнутри открыл створки.
        Игнорируя ошеломлённый взгляд Кузнеца и Сашки, прошёл дальше к складу, где совершенно спокойно открыл основную дверь.
        - Работайте. Я своё дело сделал, - спокойно сказал я, отходя к сторожке.

* * *
        - Значит, это ты у нас Штырь, - оглядывая меня, произнёс сухопарый мужчина, руки которого сплошь покрывали татуировки.
        Обычно такими знаками на коже баловались орки. За каждого убитого или, чтобы оградиться от злых духов. Но, кажется, здесь рисунки несли другой смысл. И какой, мне ещё предстояло понять.
        - Кузнец сказал, что ты дерзкий фраер. Но языком зря не треплешь. Вон медсклад ломанул, как к себе домой сходил. Что скажешь?
        Я пожал плечами. Рисоваться перед обычным человеком, пусть и занимающим высокое место в преступной иерархии, не хотелось. Кто он, и кто я? Пусть чужой в этом мире, но всё же перворождённый, а значит выше всех людей изначально.
        Но правила игры нужно соблюдать. Если я хочу вернуться домой, то мне нужно обзавестись связями и влиянием. И сделанный мной выбор, уже дал свои первые плоды.
        Мне не только заплатили обещанные пятьдесят рублей, но и позвали на встречу с «вором в законе». Насколько я понял, это человек, занимающий одно из высших мест в преступной иерархии города.
        Я всё больше и больше воспринимал особенности людской речи, чтобы лучше адаптироваться. Теперь, вместо града употреблял город, а человека заменил на товарищ или гражданин. Хотя, специфика лиходейского языка тоже накладывала свой отпечаток.
        Вот и сейчас, в разговоре с Салаваром я старался говорить с ним в одном тоне. Не знаю, насколько это хорошо у меня получалось, но беседа пока проходила спокойно.
        - Молчишь. Правильно. За вора должны дела говорить. Но мы тут навели справки, и, оказывается, Штырь фуфломёт ещё тот. В картишки перекинуться любит, прибухнуть не дурак, и вообще, человек ненадёжный. А тут такую тему провернул. Несостыковочка, - задумчиво проговорил он.
        - Каждый может измениться, - коротко ответил я.
        - Хорёк, так и сказал. Вроде как, Штырь раньше другим был, а тут кулаками махать научился, резкий стал, как понос и, самое главное, теперь ни капли в рот не берёт, - внимательно посмотрев на меня, Салавар вдруг холодно спросил, - а может ты сучёный? Взяли тебя за жабры, да сказали, чтобы рыбку покрупнее за собой вытянул. Как тебе такая идейка?
        Похоже, с «вором в законе» сложно будет играть в «отбитую мусорами голову» и прочую театральщину. Он словно видит меня насквозь.
        Да уж, не ожидал я, что среди людей будут столь проницательные личности. Дикари дикарями, а нюх, ну, прям звериный. Но и просто так раскрываться, я не спешил. Кто их знает, что этим «клеймёным» придёт в голову, когда они увидят мой истинный облик.
        К тому же, просто так отменять моё, возможно, последнее заклинание не хотелось. У меня это пока единственное преимущество. Так что, я решил повторить трюк, который использовал с Кузнецом.
        - Всё может быть. Но что, если вместо того, чтобы трепать языком, ты проверишь меня в крупном деле? Не эта мелочовка, а по-настоящему сложная работа, - спокойно ответил я.
        - Работают пусть мужики в поле. Но твою мысль я понял. Повыше, значит, скакануть хочешь. Что ж, давай проверим тебя, Штырь. Через пару деньков позову, придёшь и узнаешь, что решили. А пока гуляй, свободен, - закончил он наш разговор.
        Молча кивнув, я вышел.
        На улице меня встретил возбуждённый Хорь.
        - Ну что, как прошло? Салавата в городе все знают. Он авторитет. Просто так ни с кем не разговаривает, а теперь, видишь, прям позвали. Так что хотел? Расспрашивал, небось? Что, да как?
        Жестом я утихомирил Сашку. Сейчас мне хотелось отдыха и спокойствия.
        - Всё нормально. Проверить хотят. Но потом. Ты лучше помоги мне кое с чем. Как товарищ гражданину.
        - Эээ, в смысле, как товарищ товарищу? Это я запросто. Ты ж мне вообще теперь почти что лучший друг! - восхищенно сказал он.
        - Да, это я и имел в виду. В общем, мне нужно жилище на ближайшее время и, чтобы свёл меня с мастером по оружию.
        - Так у тебя ж хата на Коммунарах есть? От бабки осталась. Чего там не переконтуешься?
        - Точно! Совсем забыл. Может, тогда устроим пир такому поводу. Я угощаю, - делая радостный вид, предложил я.
        - Ух, да хоть каждый день, это как его… пировать готов. Блин, шпаришь, как в сказке. Прямо сейчас и пойдём?
        - Разумеется. Только сначала заглянем к оружейному мастеру. Проведёшь?
        Конечно, пить с Хорьком я не собирался. Мне нужно было, чтобы он довёл меня до моего жилища, так как сам я путь не знал. Ну и обзавестись хорошим луком не помешало бы. А то без боевого снаряжения я чувствовал себя голым. Один крохотный нож, который финка и всё.
        - Ты себе, что волыну захотел? - удивился Хорёк.
        Я понимал, что он говорит о местной разновидности гномьего огнестрела. Здесь такие называют пистолетами, ружьями, автоматами, в зависимости от модификации. Но для меня это оружие всегда было слишком шумным, недальнобойным и особой точностью не отличалось. Конечно, может людские умельцы убрали эти изъяны, но проверять особо не хотелось. В бою обычно не бывает второго шанса. Так что я пока обойдусь привычным луком, мечом или самострелом.
        - Нет. Мне нужен знаток работы по дереву, - я решил начать с лука.
        - Так какое же там оружие? Если только кол осиновый. На упырей, что ли охотиться собрался? - гыгыкнул Сашка.
        Вздрогнув, я инстинктивно обернулся. Иногда эти твари чуют, когда их называют. И пусть сейчас середина солнечного дня, а этот мир не похож на мой, рефлекс сработал сам по себе. Вампирская нежить всегда была самой опасной из своей братии. Страшнее их могли быть только личи. Но эти монстры встречаются крайне редко и последний случай, связанный с Некроповелителем Амадеусом, произошёл ещё до моего рождения.
        - Да так, одну вещицу смастерить хочу, - ответил я.
        - Есть у меня тут один парниша. Молодой, да рукастый. Он, правда, ученик ещё, но там полгода осталось. А так, его в техникуме уважают все и ценят, - задумчиво проговорил Хорь.
        - Вот и хорошо. Сразу меня к нему и веди.
        - Может сначала к тебе на хату? Взбодримся. А потом уже к Антохе-столяру? - заканючил он.
        Сурово взглянув на него, я даже не стал ничего говорить. Да и Сашка сразу всё понял.
        - Хозяин барин, - грустно сказал он.
        Пройдя несколько улиц, мы вышли к внушительному зданию, архитектура которого напомнила мне заброшенные дворцы дварфов. Те же массивные рубленые формы с абсолютно не вписывающимися в них округлыми колоннами. Будто кто-то хотел сделать нечто монументальное, но получилась гротескная пародия на нормальную гномью крепость.
        - Здесь подожди. У него сейчас практика скорее всего, я узнаю и сразу обратно, - бросил Сашка и трусцой направился к входу.
        Ждать пришлось долго. Я успел прогуляться вдоль дороги. Попробовать замороженный молочный сок, который видел в парке. Он, кстати, оказался вполне себе приятным лакомством. Сладкий, легкий и тающий на языке. А хрустящая съедобная обёртка порадовала меня вдвойне. Оказывается, люди ещё и знатные кулинары. Во всяком случае, в том, что касается десертов.
        - Сейчас не может. Но вечером обещал заскочить в гости. Так что совместим приятное с полезным, - улыбнулся он, вернувшись.
        Я понял, что спорить бесполезно.
        - Я как раз обзавёлся талонами на водку, так что сегодня будем употреблять только чистый продукт. Тут рядом как раз и выдают по бутылке в руки. А нас двое. Математика, мать её! - дрожа от нетерпения, сообщил Хорь.
        Раз уж так получилось, то я выделил ему немного денег, чтобы он купил необходимой провизии. Хотелось нормальной горячей пищи. И, хотя сам я не сильно смыслил в поварском искусстве, но минимальный набор блюд приготовить мог.

* * *
        Дом, в котором жил Штырь, то есть я, оказался той самой «хрущёвкой», возле которой мы встречались перед ограблением медсклада. Правда, на этом здании не было портрета лысого мужчины с бородкой. Вместо него красовался рабочий, который, взмахивая молотом, готовился выполнить некую пятилетку в три года. Что ж, не мне оценивать городское искусство. Нравится, вот и рисуют. Вдохновляет, наверное, что-то.
        На третьем этаже за обшарпанной дверью и находилось моё жилище. Внутри имелось две комнаты, кухня и умывальня, совмещённая с отхожим местом. Похоже, у людей принято жить в невероятно маленьких помещениях. Два шага в одну сторону - стена, три в другую - тоже самое. До потолка я мог дотянуться рукой, даже не выпрямляя её.
        Из мебели имелись только: чудовищно скрипящая кровать, продавленный диван и стол с парой стульев. Вся вторая комната была завалена каким-то хламом.
        - Слушай, а я прям первый раз у тебя на хате. Пустовато, конечно, но нам не впервой, - Сашка хотел уже хлопнуть меня по плечу, но вовремя остановился.
        - Ну что, давай по первой. Считай за новоселье, - пошутил он.
        - Наливай. А я пока что-нибудь приготовлю, - ответил я, доставая из авоськи, которую раньше считал рыболовной сетью, купленные продукты.
        Некоторые овощи были мне знакомы, другие я видел в первый раз. Что это за странные клубни? А вот молоко и масло. Обычно эльфы не употребляют то, что собирают орки и гномы у коров. Но я, часто путешествуя, оценил вкус и питательные качества этих яств. Так что сегодня они определённо разнообразят наше меню.
        Последними на столе оказались яйца и несколько стальных цилиндров.
        Если с первыми мне было понятно, что делать, то вторые взывали моё удивление.
        - Чего замер? Консервов никогда не видел? Давай-ка сюда баночку, сейчас килечки в томатном соусе отведаем. Знаешь, какая из неё закусь? Закачаешься! - потирая руки, сообщил мне Сашка.
        И, не теряя времени, взял эту «консерву», вытащил откуда-то миниатюрный крюк с деревянной ручкой и стал сноровисто её вскрывать.
        Через несколько секунд он уже вытаскивал из красноватой жижи крохотные тела рыбок и укладывал их ровными слоями на кусок чёрного хлеба.
        - Я так понял, ты пропускаешь, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он, - ну тогда за нас двоих.
        Резко выдохнув, он опрокинул себе в рот полстакана водки и, занюхнув рукавом, разом откусил половину своего «блюда».
        - Ух, хорошо! Едрить-колотить! - счастливая улыбка расплылась на его лице.
        Похоже, один из этих ингредиентов доставил ему огромное удовольствие. А, так как пить эту прозрачную брагу я всё ещё опасался, то решил попробовать «кильку в томате».
        Повторив действия Сашки, я вначале осторожно понюхал хлеб с положенной на него рыбой, а потом откусил небольшой кусок.
        Хм, а не так уж и плохо. Похожая рыбёшка водилась во внутренних морях Альказара и вместе с этой овощной подливкой оказалась довольно приятной на вкус. Солоноватая, с лёгкой кислинкой и почти без костей. Оттенял её грубый вкус чёрного хлеба, и всё вместе это давало непередаваемое интересное ощущение.
        Пожалуй, это кушанье я запомню. Лёгкое в приготовлении и приятное в употреблении.
        Неожиданно раздалось противное жужжание пополам с писком подыхающей куницы. Вскочив, я заозирался в поисках звука.
        - Ты чего дёргаешься? Это Антоха пришёл, наверное. Я ему твой адрес дал. Сейчас открою, - Хорь поднялся из-за стола и направился к двери.
        Через мгновение на кухню вошёл крепкий парень с ёжиком волос цвета выгоревшей соломы.
        - Здравы будьте, меня Антоном зовут, - обратился он ко мне, протягивая руку.
        Пожав её, я обратил внимание на ладонь, покрытую трудовыми мозолями. Похоже, он действительно настоящий трудяга. А значит, должен быть прост в общении и искренен.
        Если, конечно, меня не подводит чутьё.
        - Ну, что мужики, за знакомство? - вставил слегка захмелевший Сашка.
        Я поморщился.
        Но, к моему удивлению, Антон предложил сначала обсудить мой заказ.
        - Так что за штуку вы сделать хотите? Штырь, кажется?
        Я вдруг понял, что так и не узнал, как по-настоящему зовут того, чей облик мне пришлось забрать. Не в паспорт же сейчас смотреть?
        - Можно и так. И тут, вроде бы, все на ты общаются. Так что присаживайся. Есть на чём схему нарисовать? Мне нужна простая, но очень полезная штука, - начал я.
        Кивнув, он достал из рюкзака несколько листов бумаги и угольную палочку. Сразу виден серьёзный подход.
        Отодвинув еду, я начал чертить.
        Глава 8
        Вчерашняя попойка оказалась очень продуктивной. Не в том смысле, что всё скатилось в вакханалию, а совсем наоборот.
        Пока Хорь накатывал одну за другой, мы с Антоном тоже накатали два полноценных чертежа по моим описаниям. Конечно, человеческое понимание структуры материала и законов механики существенно отличается от эльфийского. Но общие точки всё же нашлись. И там, где я не мог объяснить словами или формулой, парень сам схватывал на лету. Особенно это касалось всевозможных хитрых блоков и центров натяжения.
        В итоге, уже глубоко за полночь, мы закончили работу и смогли присоединиться к Сашке. Который дошёл до совершенно невменяемого состояния, но всё же, помня моё отношение к его пьяному поведению, к нам не лез и не мешал.
        Правда, изредка он выдавал какой-нибудь душещипательный тост, который был понятен только ему. Мы благодушно кивали, но от схем голов не отрывали. Настолько захватило меня его искреннее желание учиться и познавать новое.
        - Ну, и идейка у тебя. Я, конечно, такие штуки видел. Но только в музее, и там они попроще, послабее. А тут уже на первый взгляд кирпичную стену пробить может. Завтра же уговорю мастера, чтобы остаться факультативно и твою фиговину собрать, - восхищался Антон.
        Я не стал ему говорить, что со стрелковым оружием эльфы работают уже многие тысячи лет и достигли в нём совершенства. Да, безусловно, гномы изо всех сил наступают нам на пятки. Но, несмотря на их изобретательский талант, у них не хватает утончённости, изящества. А красота в военном деле не менее важна, чем практичность.
        Эстетика и смерть всегда ходят рука об руку.
        Утром, кое-как растолкав Хорька, я выделил ему денег и отправил вместе с Антоном за необходимыми материалами.
        Теперь у меня есть целый день, чтобы разобраться с местными антимагическими особенностями.
        И пусть в этом слое реальности нет эфириума, кроме того, что я принёс с собой, но тончайшие вибрации Вселенной можно услышать и здесь.
        Заварив себе крепкого чаю, который раньше считал обычным травяным настоем, я присел за стол. Удивительно, но первое моё знакомство с ним оставило неприятное ощущение. Какая-то водичка с коричневым оттенком и легким ароматом прелости. В пирожковой стало чуть лучше, и там я почти почувствовал его настоящий вкус. Но только вчера, когда этот напиток был приготовлен в нормальном виде, я понял, насколько он хорош.
        А всего-то и нужно было кипятка из чистой воды, да хорошую жмень чёрного цейлонского листа. Учуяв необычный и притягательный запах из кубка, то есть кружки Антона, я поинтересовался, что это такое. И когда он мне объяснил и показал, как его правильно заваривать, моему счастью не было предела.
        Терпкий, бодрящий, с особенным послевкусием, он безусловно стал моим фаворитом среди человеческих напитков.
        Позавтракав, я начал приготовления к ритуалу Тратака-Ос-Нима, который чаще называли «внутри-и-снаружи».
        Для этого мне нужен был источник постоянного света естественного происхождения. Обычно, днём использовали солнце, а ночью конкретную звезду или одну из лун.
        Конечно, встречались практики, где точкой концентрации становился огонь или светящийся магический кристалл. Но это, скорее, от безвыходности. Лучший результат достигался именно благодаря природному сиянию.
        Следующим обязательным пунктом ритуала должен быть беспрепятственный доступ свежего воздуха. Для этого я открыл настежь все окна в квартире Штыря. Пусть ветер гуляет, где хочет.
        А теперь и я сам.
        Одежда, украшения, любые лишние вещи мешают построению связи.
        Я разделся догола, сняв даже семейные лабреты, что шли вдоль позвоночника. Здесь, конечно пришлось повозиться, потому что мифриловые стержни изрядно вросли в мою кожу. Последний раз я проводил Тратака-Ос-Нима во время обучения магическому искусству.
        Каждый студиоз должен показать знание и понимание не только своего тела, как материальной сущности, но и взаимодействие его энергетических основ. Это базовые моменты, без которых, даже обладающий мощью эфириума, чародей может быть просто разорван на части.
        Но после ты навсегда устанавливаешь канал, который, словно петля бесконечности, соединяет тебя внутри с тобой снаружи.
        Именно поэтому повторного ритуала и не требуется. Мир вокруг тебя признает твоё мастерство и умение изменять его. Творить и уничтожать. Трансформировать и развивать. Дарить и забирать.
        Но попав в другую реальность, я лишился этого контакта. И пусть здесь нет всеобъемлющей силы эфириума, но голос эгрегора услышать необходимо.
        Гость должен уважать хозяина. А тот, в свою очередь, прилагает все усилия, чтобы путник не ушёл обделённым. Принцип взаимности, возведённый в абсолют.
        Когда хороший сквозняк загулял по жилищу Штыря, я выбрал место посереди комнаты, куда падал поток света из окна и присел там. Позиция Небесного древа не очень удобна. И долго просидеть в ней сложно. Но, когда ты переходишь в другое состояние сознания, то физический дискомфорт отходит на задний план. Фактически твоё тело становится лишь сосудом, отправной точкой для твоего путешествия в бесконечность.
        Словно, со стороны смотришь на замершую в неподвижности фигуру, не всегда осознавая, что это и есть ты.
        Закрыв глаза, я стал методично дышать, постепенно увеличивая амплитуду. С каждым вдохом всё больше воздуха, с каждым выдохом всё меньше меня.
        Мерный ритм успокаивал и погружал в глубины своего я. Тёплое солнце играло бликами на лице, но эти ощущения становились всё дальше и дальше. Ветер коснулся моих волос, и я понял, что он проникает внутрь меня. Не только через дыхание, но сквозь каждую пору кожи. Очищает, соединяет и даёт свободу.
        Вдох. Выдох.
        Я падаю в глубину.
        Нет, уже лечу.
        Мне нужны крылья, я путешествую в самого себя. Мои мысли становятся плавными и чёткими. Обволакивают, меняют направление разума и дарят понимание.
        Я и есть мысль. Идея. Образ, принявший материальную форму.
        Бессмертный, но скованный цепями законов и правил.
        Теперь же, я на воле, сам став волей.
        Свет, тьма? Для меня нет этих понятий. Напускное, как мораль и этика. Есть только всеобъемлющая пустота, которая на самом деле наполнена отражением сущего.
        Я иду по вселенскому зеркалу, ощущая, как к моим стопам липнет жизненная паутина. Все мои отражения, что родились в других мирах, тянутся к тому, кто вышел из бесконечного колеса перерождений. Они хотят узнать, что там… за гранью. За поворотом моей/нашей судьбы.
        Я молчу.
        Так предначертано. И не стоит давать надежду тем, кто не готов её принять.
        Вижу водоворот. Среди бескрайнего океана мироздания, он выбивается асимметрией и хаотичностью. Вселенная ещё не приняла его в свои объятья. А значит, у него бесконечное количество путей развития.
        Пока.
        Пока, я не решу, что случится дальше.
        Шагаю к нему и сразу же меняюсь. Всезнающий становится всевидящим.
        Земля. Так они называют свой мир. Планету. И пусть время мне не подвластно, но я вижу, как изменяются люди, взбираясь по лестнице эволюции. Где-то здесь и будет переломный момент. Выбор между магией и наукой.
        Перед моим взором пролетают эпохи, и в какое-то мгновение будто трещина разламывает поток восхождения человечества. Волшебство уходит из их реальности. Превращается в сказки и мифы. Медленно истончается, развеиваясь по ветру времён.
        Кто? Или что тому виной?
        Силы оставляют меня и, бросив последний взор на великолепную картину сущего планеты Земля, я вижу одну крохотную искру.
        Особенность.
        Не вся магия ушла из этого мира. Трансформировалась, спряталась, переродилась.
        Видения тают, и я возвращаюсь в привычное.
        Затёкшее тело и багровеющий закат говорят о том, что я провёл в ритуальном погружении почти целый день.
        Для меня же пролетело несколько минут. Я всё ещё остро воспринимал то, что ощутил и пропустил сквозь себя. И теперь стоило всё оформить в чёткую последовательность и сделать необходимые выводы.
        Но сначала пища. Я потратил слишком много энергии там, где её вернуть привычным способом через эфириум практически невозможно. А значит восполнять запас нужно обычным способом.
        Поесть и отдохнуть.
        За этим занятием меня и застал Хорёк. Он ввалился в квартиру громкий и шебутной. Создающий хаос вокруг себя. Я уже хотел приструнить его, напомнив, кто здесь главный, но тут он разразился целой тирадой. Центром которой, оказался я.
        - Ты прикинь, тут такая хрень случилась! Поймали значит какого-то шпиона. Только он странный какой-то, ушастый, здоровенный, но матерится по-нашему, будь здоров. В общем, приняли его, в мусарню привезли, помариновали чуток и на допрос повели. А он там прикинь, что учудил? Говорит, я Семён Семёныч Штыряков! Понял, да? - переведя дух и выпив стакан воды, он продолжил, - ему, конечно, не верят. По почкам прошлись, напомнили, что бздеть не хорошо. А он воет, но на своём стоит. Мол, я - Штырь и всё тут. Мне, когда мужики в пивнухе рассказали, я вообще в осадок выпал. Вот так история.
        Что ж, я знал, моя маскировка долго не продержится. И, несмотря на то, что сейчас заклинание всё ещё работало, очень скоро придётся выкручиваться по новой.
        Благодаря Тратака-Ос-Нима я понял, что длительность любого магического воздействия здесь возрастает многократно. Эфириуму просто некуда деваться. Закапсулированная энергия держит свою форму, пока не поступит отмена. И уже тогда расфокусированное заклинание теряет свою силу.
        Хм, а что мешает собрать эфириум обратно и использовать ещё раз?
        В моём родном слое о таком никто никогда не задумывался. Зачем? Вокруг море силы, бери не хочу. Научись пользоваться, управлять и ты чародей.
        Звучит, конечно, легко, но путь к вершинам искусства сложен. А использовать простейшее заклятье, скажем «чистой воды», сможет любой, кто хоть немного смыслит в мироустройстве. Для этого даже не нужен какой-то особый дар. Как добыть огонь, если у тебя есть кремень и кресало. Кто-то будет бить до посинения, выпуская снопы бесполезных искр, а другой сразу же подготовит трут, чтобы получить согревающее пламя.
        Так что сейчас я могу стать в некотором роде первооткрывателем. Создать новую формулу круговорота эфириума в этой реальности.
        Возбуждённый от своих собственных дум, я совсем забыл, что сначала стоит озаботиться безопасностью. И пусть мой облик может висеть месяцами, но местные воины, то есть милиционеры, тоже не глупы. Они поймут, что что-то не так и отправятся на поиски Штыря. То есть, меня, носящего его телесную форму.
        И для того, чтобы быть на шаг впереди, я должен принять экстраординарное решение.
        - Да звучит глупо. Сказка какая-то, - подтвердил я слова Сашки.
        - Да перепили, наверное. Ты ж вот он передо мной сидишь. Настоящий! - попытался он ткнуть в меня пальцем, но вовремя остановился, увидев мой взгляд.
        - Кстати, полдня сегодня Антохе помогал с твоими штуками. Весь город за материалами облазили. Вроде всё нашли, он теперь до утра сказал в мастерской будет. Завтра к обеду обещал привезти рабочую версию, - сообщил Хорёк, усаживаясь за стол.
        Я коротко кивнул. Значит у меня есть время до завтрашнего вечера. Первые контуры плана уже стали проявляться в моей голове. И перво-наперво мне стоит озаботиться заклятьем удержания эфириума.
        Сашка, безусловно, будет мне мешать, а значит его нужно либо напоить по-быстрому, либо спровадить подальше. Второй вариант я отмёл, как мало выполнимый.
        Можно, конечно, просто взять его за шкирку и выкинуть отсюда. Но тогда слишком уж расплывчатым будет его дальнейшее поведение. Напьётся где-нибудь на улице, попадёт в милицию, начнёт там рассказывать, что со Штырём лично знаком. То есть мной. Или своим собутыльникам заливать начнёт. Дойдёт до Салавара, и моя задумка сорваться может.
        В общем, добром отправить Хорька восвояси не получится. Прилипчивый он. Значит остаётся подпоить и спать уложить.
        Вот как раз с этим проблем возникнуть не должно. Мне даже ничего делать не придётся.
        - Может бахнем по одной? Рабочий день закончился, пора отдохнуть. Я сегодня весь день на ногах, - словно прочитав мои мысли, предложил он.
        Я великодушно кивнул.
        - Только после вчерашнего не осталось ничего. Хавчика навалом, а выпить нечего, - просительно посмотрел он на меня.
        - Держи, - сунув ему пятёрку сказал я.
        Не знаю хватит ему или нет, но то, что он пополам разорвётся, чтобы найти хмельного, это точно.
        По глазам Сашки мне стало понятно, что я дал ему денег с лихвой. Поэтому стоит его немного попридержать.
        - На сдачу, купишь, что я скажу. Понял? - сурово сказал я.
        - Да, да, конечно. Чего изволите, барин? - шутовски кривляясь, ответил он.
        И тут, я понял, что всё будет несколько сложнее, чем мне думалось. Василиски и птицы Рух навряд ли здесь водятся. Да и слизнегрума найти будет непросто. Про Лунную Гастроподу, я вообще молчу.
        Хотя…
        - Купить ты всего не сможешь, но вот найти просто обязан. Запомнишь? - дождавшись кивка, я стал перечислять необходимые ингредиенты, - летучая мышь, ртуть, кора любого дендроида, то есть дерева и парочку больших улиток.
        Сашка уставился на меня округлёнными глазами.
        - Нужно, значит нужно. На всё про всё у тебя два часа.
        Поняв, что я не шучу, он, беззвучно матерясь, быстро собрался и выскочил за дверь.
        Я же стал искать в жилище Штыря что-то, напоминающее мел или уголь. Мне нужно будет нарисовать сигилы, что помогут создать новую формулу заклятий. Задача непростая и довольно кропотливая.
        Облазив всё вокруг, я нашёл только белый крошащийся стержень, что лежал в упаковке с надписью «против насекомых». Он оставлял за собой вполне себе яркий светлый след и действительно походил на мел. Только запах имел крайне неприятный.
        Но особо выбирать не приходилось, так что чертить придётся им.
        Я выбрал большую комнату, где утром проводил ритуал Тратака-Ос-Нима. Места должно хватить. Всё же я не полноценную гексаграмму делаю.
        Начав работу, я и не заметил, как быстро пролетело время. За окном уже вовсю сияла единственная луна, которую человеческое племя без особой фантазии, так и называло Луна. Спутник, несмотря на свои громадные размеры, не имел никаких магических свойств. Так что, единственное, что он мне мог дать, это свой отражённый свет.
        Первые семь сигил были готовы, когда в дверь постучали. Вернулся Хорёк, который, отдуваясь, нёс несколько бутылок водки и мешок с чем-то пищащим внутри.
        - Ну и задачку ты мне дал. Если с деревяшкой и улитками всё быстро нашлось, то летучую мышь мы с мальцами целый час ловили. Пришлось им по десять копеек каждому пообещать, если поймаем. Да и с градусниками тяжко вышло. Ты ж не сказал, сколько именно нужно. Ну, я и решил, на всякий случай, все что в аптеке разом скупить. Так они чуть мусоров не вызвали, подумали наркоман или отравить кого-то хочу. Еле отбрехался, - рассказал он, выкладывая всё из мешка.
        Значит внутри пищала летучая мышь.
        Я быстро достал трепещущее живое существо и аккуратно срезал коготок у неё на крыле. Затем поднёс её к окну и отпустил на свободу.
        - Едрить-колотить! Ты чего? Мы за ней знаешь сколько гонялись? - возмутился Сашка.
        - Я взял от неё то, что мне было нужно. Зачем ещё её мучить? - спокойно ответил я.
        - Ну, как знаешь. Обидно просто. Можно и у меня тогда ноготь срезать. Такой же чёрный, как и там.
        Забрав остальные ингредиенты я отнёс их в комнату, чтобы позже приготовить к использованию и расставить в нужном порядке. Затем, вернувшись, приступил к спаиванию Хорька.
        От меня требовалось только подливать, делать вид, что я тоже иногда пью и изредка поддакивать, слушая болтовню Сашки.
        Когда первая бутылка опустела, его речь значительно замедлилась и стала путанной. Вторая пошла не так быстро. А на начале третьей, Хорь уже вовсю храпел, подложив руки под голову прямо на столе.
        Хорошенько встряхнув его пару раз, я убедился, что он уже в правильном состоянии и значит, мне не помешает.
        На всякий случай, всё же подпёр дверь в комнату стулом.
        Где-то в соседнем жилище часы пробили полночь.
        Время начинать творить волшебство.
        Я снял плащ и, с трудом срезав с него кусочек кожи василиска, отложил его в сторону. Теперь ртуть. Жидкое серебро вещь опасная. А для непосвящённых, так вообще смертельная. Обращаться с ней нужно осторожно.
        И это особенно сложно, когда тебя отвлекают. Например, неожиданным звонком в дверь и грозными криками:
        - Открывай, сволочь!
        Глава 9
        Не зная местных традиций, я не решился сразу открыть дверь. Может у людей так принято, кричать и тарабанить в первую попавшуюся квартиру. Но настойчивый стук и громкие вопли продолжались.
        В конце концов, я не выдержал, сконцентрироваться было просто не возможно, и вышел наружу.
        Там меня ожидали два основательно поддатых мужика, которые сразу же полезли обниматься.
        - Семёныч, скотина ты неблагодарная! Чего не открываешь? Мы уж думали, что ты кони двинул, - давясь пьяною слезой, начал один из них.
        - Как из ментовки вышел, пропал. Дома нет, в пивнуху не заходишь, никто не знает, где шатаешься. А мы волнуемся, понимаешь, - подхватил второй.
        Вот только старых дружков Штыря мне здесь не хватало!
        Аккуратно выскальзываю из их объятий. Ещё не хватало с хмельным отребьем яшкаться.
        Теперь нужно думать, как их побыстрее сбагрить. И желательно без лишнего шума. Вон уже из соседней двери вылезла какая-то старуха, настроенная совершенно не миролюбиво.
        Я, конечно, мог их всех здесь положить «спать» и пожилую даму заодно. Но постепенно ко мне стало приходить осознание, что применять силу в человеческом обществе нужно с оглядкой. Здесь всё же нет аристократии и черни в привычном понимании. Да, социальные классы, безусловно, есть, хоть советские люди всячески от них открещиваются. Но поварившись в человеческом или, как они сами говорят, «светлом коммунистическом обществе», мне стало понятно, что не всё так просто.
        Вот, например…
        Додумать я не успел. Пьяные товарищи стали совсем уж в наглую лезть вперёд, оттесняя меня к стенке.
        Хватаю ближнего ко мне за шею и, чуть надавив, разворачиваю вокруг своей оси. Теперь они стоят лицом друг к другу, словно собираясь танцевать летний вальс.
        Помогаю им определиться с тем, кто будет ведущим в их паре, заламывая руки первого за спину второго. Параллельно бью его в нижнюю часть позвоночника «выключая» ноги.
        Такому приёму меня научил один из мастеров рукопашного боя полугном-полумедвейль. Сам поперёк себя шире, он говорил, что у самого мощного бойца есть своё слабое место. Показывая на точку возле поясницы, где есть нервный узел, совсем неприкрытый мышцами.
        - Даванёшь туда в четверть силы, ноги на час работать перестанут. В половину, на сутки. А в полную, так навсегда ползать заставишь, - сурово глядя на меня вещал, он.
        Науку я запомнил и использовал её умеренно. Да и понимал, что человеческое тело похрупче, чем гномовская колода будет. Вот и нажал еле-еле.
        Но и этого хватило, чтобы руки обнимающего мужика спазматически сжались, а ноги перестали слушаться. Потому и повис он на своём «партнёре», как коралловая медуза. Только что на дно тащить не стал.
        Зато, после моего лёгкого толчка, пара семенящими шажками стала двигаться к лестнице.
        Надеюсь, мой намёк они поняли.
        - Ну, бывайте, товарищи. Время позднее, шуметь неправильно. Завтра увидимся, - как можно более мягко сказал я.
        Старица, увидев такой неожиданный финал, ругань разводить не стала. А, презрительно хмыкнув, скрылась за дверью.
        Я же, вернувшись в квартиру, на всякий случай, проверил Хорька. Мало ли? Вдруг он почуял продолжение банкета и тоже захотел прогуляться?
        Сашка крепко спал в том же положении, как я его и оставил. Ну, хоть здесь стабильность и спокойствие.
        Теперь можно вернуться к обряду.
        Начать стоит с ртути. Найдя подходящую склянку, я, осторожно разбив несколько градусников, перелил из них «жидкое серебро».
        Теперь живые ингредиенты.
        Вообще от улиток мне нужна только раковина. Она представляет собой метафизическую модель магической энергии, повторяющейся в собственном бесконечном движении. Но убивать, пусть крохотное, но всё же чувствующее существо, претило любому эльфу.
        Так что, положив улиток в закрытую ёмкость, я поставил их на сигил Астераны, что ведёт все пути и дороги.
        Ртуть отправилась на другой знак, где контролируется форма эфириума. Заполняя собой любой сосуд, она, тем не менее, остаётся металлом, показывая единство и хаос в одном.
        Выкладывая остальные части, я держал в своей голове примерную схему воспроизведения вокабуляров и фиксацию их на бумаге. Местный тонкий пергамент, как нельзя лучше подходил для этих целей. И хотя я знал, что он делается из переработанных дендроидов, но сейчас ничем помочь им не мог. Тем более, существовала вероятность, что они не совсем разумны. Пока я чувствовал лишь отголоски их эмоций, а не полноценные мысли. Так что спасать леса будем чуть позже. Когда точно во всём разберёмся.
        Итак, всё готово и можно начинать.
        Я сажусь в центре и, прикрыв глаза, начинаю медленно тянуть на себя реальность.
        Молчание. Полный игнор.
        Снова попадаю в то же болото. Здесь нет магии, нет эфириума. Чтобы активировать процесс и начать творить, нужна первая песчинка, что потянет за собой бархан.
        Я снимаю кулон и касаюсь последней капли волшебства в этом мире. И пусть она подарит бесконечный второй шанс для тех, кто меняет реальность.
        Сила течёт ко мне. Нежная и тонкая, всемогущая и созидающая. Такая разная и вместе с тем, единая для всех.
        Сигилы вспыхивают призрачным светом. Я снова маг, пусть и только на одну ночь.

* * *
        - Значит так, здесь вот ремешок потуже, чтобы после отдачи не слетало. А тут, наоборот, послабже, уже под себя подгонишь, - рассказывал мне Антон, показывая сделанный самострел.
        Вообще правильней было бы назвать его арбалетом. Пусть и уменьшенной версии. Но после стольких доработок это стало уже совершенно другим устройством. Там что, пока я не придумал ему нормальное имя, пусть побудет наручным самострелом. Вместе со своим близнецом.
        Я одинаково хорошо стрелял с обеих рук. Хотя, насколько мне было известно, у остальных рас всегда превалирует левая или правая рука. Левши и правши. У эльфов же такого нет. Мы одинаково хорошо владеем всеми своими конечностями.
        Помню, когда-то проводились шуточные соревнования, где желающие могли попробовать выстрелить из лука в самых нестандартных позициях. И когда всякие банальности, типа, стоя на голове или прыгая сальто, оказались испробованы, к делу подошли с большей выдумкой.
        В итоге, мой старый друг Сильфайер вышел победителем в нелёгкой и невероятно смешной схватке с эльфом, который стрелял стоя на руках, а лук и стрелы сжимая ногами.
        Позиция, конечно, нестандартная, но Сильфайер выдумал ещё более дикую фигуру, чтобы поразить мишень.
        Пошире расставив ноги, он склонился вниз, почти касаясь земли, затем, удерживая рукоять, натянул тетиву до ягодиц и, зажав её, приладил стрелу. Теперь он фактически стрелял себе за спину, только с нижнего ракурса. Целиться было неудобно, но с трудом сдерживая смех и контролируя мышцы, Сильфайер все же совладал со всеми трудностями и попал точно в центр мишени.
        После этого его, конечно, прозвали Сильф Стальные Булки, но он особо не расстраивался. Лёгкий характер всегда помогал ему смотреть на мир с улыбкой.
        Повторять его достижения я не стремился, так что закрепил самострелы каноничным образом на запястьях, прикрыв длинными рукавами плаща. Теперь, если мне нужно будет их применить, то достаточно резко дёрнуть локтём, чтобы всё пришло в боевую готовность. Пружина итак всегда взведена, а после выстрела особый механизм подаёт новый болт в канавку и можно стрелять снова. Разумеется, одного взвода хватит на два-три выстрела, потом спираль нужно перетягивать вновь. Но в долгосрочные схватки я вмешиваться не намерен, а для быстротечных боёв хватит и такого.
        Хотя, конечно, хотелось бы заиметь старый добрый составной лук. Здесь его называли композитным. Наши умельцы выращивали особые породы дендроидов, чтобы использовать особенности каждой древесины для создания уникального оружия. И уже после, каждый эльф подгонял заготовку под себя. Кому-то нужна максимальная дальность, другие настроены на пробитие доспехов, у каждого свои предпочтения.
        Но мне сейчас приходится изощряться. С оружием на виду в мире людей особо не походишь. Это прерогатива милиции или военных. А я пока вообще отношусь к изнанке коммунистического общества. И значит, не должен выделяться.
        Поэтому мой выбор, бесшумные и скрытые от посторонних глаз инструменты. И использовать я их буду только в самых крайних случаях. Своеобразный туз в рукаве, как выразился Хорёк, увидев мои необычные механизмы.
        - Ну, ты вообще даёшь! Прям, как ниндзя какой-то. Или Робин Гуд. Советский Робин Гуд, - восхищался он, поправляясь пивом.
        Здешний пенный напиток пришёлся мне по вкусу. Подобное я пробовал только гномьего производства. Но они предпочитали тёмное и слишком уж крепкое. А здешний лёгкий и светлый хмель освежал и совсем не давил на голову.
        Хотя, на самом деле, я с удовольствием выпил бы охлаждённого вина. Но как объяснил мне Хорёк, такая роскошь доступна не всем. То есть, купить-то можно, если с кем нужно договориться, но скорее всего это будет фруктовый винный напиток. А если хочешь настоящего грузинского, то лучше самому за ним и ехать.
        Так что приходилось довольствоваться тем что, есть. Сибаритом я себя не считал, потому и обходился малым. Тем более, пиво здесь было действительно неплохим.
        - Вечером к Салавару нужно идти. Колбасник заходил, сказал, зовёт, - сообщил Сашка после второй кружки.
        Трехлитровая банка опустела, и я понял, что пора завязывать. А то скоро буду ничем не отличаться от местных. Вон потреблять уже стал гораздо больше. Конечно, за Хорьком мне не угнаться. Тот ополовинил тару в два захода. Но контролировать себя всё же стоит.
        - Понял. А тебе тогда вот такая задача будет. Найди какое-нибудь съемное жилье. Удобное, чтобы соседей поменьше было, и хозяин много вопросов не задавал, - дал я указание Сашке.
        - Зачем? У тебя же своя хата есть, - удивился он.
        - Не твоё дело. Сказал нужно, значит выполняй, - невольно переходя на высокомерный тон аристократа, ответил я.
        - Ну, понял. А денег-то хоть дашь?
        Я молча положил на стол две последних десятки.
        Увидев, как загорелись глаза Хорька, добавил, что нужно оно, как минимум, на месяц.
        Огонёк притух, но всё равно остался. А значит, я снова просчитался с социалистическими ценами. Одни вещи у них стоят слишком дёшево, другие невероятно дорого, так их ещё просто так и не достать. Какой-то парадокс. Да и с самим определением, какой у них тут строй непонятно. То коммунизм, то развитой социализм, то вообще просто человеческий рай. Хотя все упорно твердят, что бога нет. Но кто тогда тот лысый мужчина с бородкой, которому все так упорно поклоняются?
        Загадка.
        Или просто особенности человеческого восприятия. Наводить туман там, где можно ярко и чётко увидеть другой берег.
        - Ладно. До вечера времени ещё прилично, так что нужно проверить самострелы в деле. Где тут у вас есть тихое место, без лишних глаз?
        - За заводом, вроде, пустырь есть, но там мальчишки иногда в футбол гоняют. Ещё рощица на Семёновской. Хотя туда алкашня всякая любит приходить. Ну и кладбище, наверное, там в будние дни тишь, да гладь. Ты его видел, это возле склада, который мы гра…, - Хорь не успел закончить предложение, потому что я запихнул ему в рот рыбий хвост, который он тщательно очищал.
        Отплёвываясь сухой чешуёй, он хотел ещё что-то сказать, но, махнув рукой, утопил нос в пене. Понял, что при Антоне лучше не распространяться о наших делах. Парень-то он хороший, но слишком уж честный. Может и стукануть. Это вам не чудные мини-арбалеты делать. То вроде игрушка, а тут целый состав преступления.
        Я поймал себя на мысли, что начинаю думать, как настоящий бандит. Такое погружение до добра не доведёт.
        Пусть эгрегор Земли медленно вливается в моё мироощущение, и я всё больше и больше начинаю понимать людей. Их разговоры, желания, чувства, теперь не так для меня непонятны и чужды. А про язык и говорить нечего. Нахватавшись местных словечек, скоро сам сойду за товарища и простого советского человека.
        Вот только с криминалом мне полноценно связываться не хотелось.
        Да, в моей ситуации это неизбежная ступенька для пути наверх. Но слишком долго оставаться на ней я не намерен. Ну, не может высокорожденный эльф якшаться с каким-то отребьем.
        Ради высшей цели - да!
        Но по собственному желанию - нет.
        Не отмоешься потом.
        Потому и стремился, как можно быстрее взобраться на пик преступной иерархии, чтобы потом двигаться дальше.
        - Идём на кладбище. У вас, как, по могилам стрелять не запрещено? - решил я.
        И, увидев округлившиеся глаза Антона, понял, что делать этого лучше не стоит.
        - А мы аккуратненько. По консервным банкам. Вон, как раз мусор остался, захватим с собой, - поправился я.

* * *
        Перед входом в логово Салавара, Хорька вновь оставили ждать. Оно и понятно, разговор будет идти со мной и чужих ушей быть не должно. Да и ко мне «торпеды», как назвал их Сашка, относились настороженно и подозрительно. Видимо, им дали указания глаз с меня не спускать. Вдруг и правда, подосланным окажусь.
        Уже поднимаясь по лестнице, мне пришло в голову, что визит «друзей Штыря» этой ночью был не случаен. Проверяли меня. Что делаю? Как себя поведу?
        Вот и допроверялись. Отправились вдвоём танцевать. Будут знать, как мешать магическим ритуалам.
        Теперь, благодаря моему новосозданному заклинанию, я могу возвращать использованный эфириум практически полностью. Разумеется, небольшие потери неизбежны. Но, если использовать с умом, то, как минимум, на несколько десятков раз у меня всегда будет наготове одно магическое воздействие.
        Пусть не особо сильное, но чудовищно реальное в этом мире без волшебства.
        Так что метать шары пламени и разрушать горы я не смогу. А вот кое-что поизящней и утончённей творить вполне получится. Главное, знать, когда, где и сколько энергии придётся потратить.
        Сейчас у меня на пальцах «висела» только одна простенькая трансформа. И эфириума на неё хватит только, если я сниму «зеркального двойника». Поэтому использовать буду, в крайнем случае.
        А для остального есть искусство беседы и убеждения. Ну, или более простое, но такое же действенное в виде двух наручных самострелов и финки в голенище сапога.
        - Здравствуй, Штырь. Проходи, садись, - поприветствовал меня Салавар, - нашли мы для тебя интересное дельце.
        Расположившись на предложенном стуле, я ответил кивком и приготовился слушать.
        - Ты, как обычно. Молчишь, будто немой. Хотя, может, оно и лучше. Слишком все горазды языком трепать. В общем, дали нам наводку на одного жирного карася, который слишком много народного имущества себе присвоил. Думает, раз он партийный работник, то ему всё можно. Вот мы и напомним ему, что делиться-то надо, - хитро прищурившись, сказал «вор в законе».
        - То есть, опять воровство? - уточнил я.
        - Почему же опять? Снова! Хотя тут, скорее, экспроприация. Он взял, и мы возьмём. И с тобой поделимся. Никто в обиде не будет. Ну что, готов к труду и обороне? - ухмыльнулся он.
        - Детали.
        - Сразу видно, настоящий профи. И, как я тебя раньше не заметил? В общем, всё просто. Есть дачка. В полусотне кэмэ от города. Там своя территория, но вот вместо охраны пара служивых в отставке. Они в соседней деревне живут и, вроде как, на вахту два через два приезжают. С ними проблем быть не должно. СКС у каждого, да по собаке. Для такого спеца, как ты раз плюнуть. Ты почистишь дорогу, а мы уже всё вывезем. Лады? - не отрывая от меня глаз, сказал Салавар.
        Так в лоб, что просто смешно.
        Я, значит, подставляюсь по полной, а они потом на готовенькое придут. А если что, то не при делах. Просто мимо шли, воздухом дышали.
        Что ж, придётся им принять мои правила игры.
        - А не хочешь по самые гланды, - делая ударение на последнем слоге, вспомнил я выражение, услышанное от Хорька.
        На мой взгляд, оно означало унизительное проникновение чего-то в горло противника. Собственно, Сашка и крикнул его какой-то женщине, которая сделала ему замечание по поводу перегара. Там вообще вышла некрасивая история. И, если бы я не вмешался, то быть «напарнику» битым, ведь на помощь даме спешил её кавалер.
        Здесь же Салавар побагровел лицом и нещадно матерясь вскочил, выхватывая что-то из кармана.
        - Ты что падла, совсем охренел? Давно петушарой не делали?! - взвился он.
        Я ждал этого момента. Здесь, как всегда, срабатывает право сильнейшего.
        Не успел «вор в законе» направить на меня пистолет, чтобы наказать за дерзость, как оказался на полу.
        Сидя напротив меня за столом, он совсем не ожидал, что кто-то наступит на его стопы и толкнёт столешницу вперёд. Заваливаясь назад, он продолжал изрыгать ругательства, одновременно пытаясь в меня выстрелить.
        Получилось у него это только со второго раза. Он чем-то щёлкнул на оружии и уже тогда смог выстрелить. В потолок. Потом в стену. А после я до конца вывернул руку, забирая пистолет себе.
        - Ах ты, сука ментовская! Валите его! - заорал он, призывая «торпед», дежуривших за дверью.
        Вот теперь начинается самое интересное.
        Отпрыгнув в сторону, я замираю сбоку от двери. С грохотом её распахнув, в комнату влетает два гномоподобных субъекта. Один с таким же пистолетом, какой теперь держал я, а второй держит какой-то кустарный обрез.
        Двигаются они всё так же нелепо и чудовищно медленно, как и все люди.
        А значит, проблем с ними быть не должно.
        Если бы не одно «но».
        На руке ближнего ко мне я вижу татуировку. Утрированная гексаграмма с черепом посередине.
        Сломанные рога Ариделя! Такими знаками себя пятнали прислужники Язвы Хаоса. А этих тварей просто так не убьёшь. Неужели эта зараза проникла и сюда?
        Я не хотел в это верить. Просто не хотел.
        Глава 10
        Отступать уже поздно. Если это действительно приспешники Хаоса, то они будут биться до конца. А после смерти могут ещё и стать вместилищем для какого-нибудь демона. И всё придётся начинать сначала.
        Именно поэтому любых адептов Язвы следует развоплощать до последней частицы. В пепел, в пыль, пока не останется ничего.
        Целюсь в висок, чтобы устранить возможного «хаосита» наверняка. Рука словно хищная птица, клюв которой мои сложенные щепотью пальцы. Бью точно и хлёстко.
        Не может быть! Он чуть дёргает головой, и мой удар попадает куда-то за ухо.
        Да, ему тоже больно, и он, вроде бы, «поплыл», но не потерял сознание, как я рассчитывал.
        Неужели я прав? Такая реакция может быть только у поражённых Хаосом. Они начинают меняться, сами того не замечая. И сначала эти трансформации сугубо положительные. Увеличивается сила, скорость, восстанавливаемость организма. Вот только потом приходит расплата, и тело начинает превращаться в нечто непотребное. Бесконечная свобода рождает бесконечные формы. А они не всегда прекрасны и узнаваемы. Чаще всё сводится к банальному уродству и монстроподобности.
        Так что и здесь я готовился к суровому продолжению нашей схватки.
        Переношу вес тела на одну ногу и второй хлёстко пробиваю в грудь «поплывшего». Чувствую, что удар прошёл хорошо. Дыхание противника сбивается, и он начинает медленно оседать на пол.
        Неужели я ошибся, и это была случайность? Что он просто дёрнул головой и ему повезло?
        Узнаем позже, сейчас главное не выпасть из ритма боя.
        Шагаю вперёд, по пути выбивая из безвольных рук «торпеды» обрез. И сразу же коленом всаживаю в бок второму. Рукой придерживаю его запястья, чуть выворачивая их в сторону. Не хватало ещё, чтобы стрелять начал. Мне лишний шум не нужен. А то сбежится вся собачья свора этого «вора в законе», вырубай их потом до ночи.
        С руками опять чуть не рассчитал и одна кисть у охранника вроде бы треснула.
        Он что-то хрипит, но я не останавливаюсь и прикладываю его головой о стену. В этот раз всё аккуратно, и он без лишних травм опадает вниз.
        Пинком отбрасываю и его пистолет. Теперь сам Салавар. Который уже успел подняться и вытащить из шкафа в дальней части комнаты какой-то, совсем невероятных размеров, огнестрел. Такой впору бы пришёлся троллю, а не человеку. И хотя сам «вор в законе» держал его уверенно, видно, что ему приходится тяжело.
        - Сейчас ты у меня, гнида, «Максимки» отведаешь! - приговарил он, разворачивая громадину прямо на меня.
        Разумеется, я не дал ему этого сделать и в один прыжок оказался рядом. Придерживая ствол оружия, чтобы при падении оно его не задавило, я одним коротким тычком в боковую часть шеи отправил Салавара спать.
        У орков и медвейлей там находится яремная вена. Если в неё правильно попасть, то противник «засыпает» практически мгновенно. А уж, сколько каменных истуканов для тренировки я разбил, учась попадать в эту злосчастную точку, лучше и не вспоминать.
        Так что удар отработан, а тело сделало всё само.
        Вот только что теперь делать с тремя лиходеями, валяющимися передо мной на полу?
        Я хотел немного припугнуть «вора в законе», показать, что тоже могу за себя постоять, и держать меня за дурачка не стоит. Но здесь, похоже, чем глубже в криминал, тем меньше мозгов и больше отбитости.
        Теперь даже, если я попытаюсь объяснить Салавару, что он сам виноват и дерзить было глупостью, в ответ получу только агрессию.
        Или!
        Он всё-таки поймёт, что нарываться не стоит и попытается пойти на мировую.
        Маловероятно, конечно. Но попробовать стоит. Тем более, если я ему кое-что предложу взамен.
        - Эй, очнись, - похлопал я ему по щекам, когда усадил на стул и связал руки за спиной.
        Ноль движений. Ноль эмоций.
        Похоже, крепко я его приложил. Водичкой что ли побрызгать?
        Оглядевшись, я заприметил графин, похожий на тот, что видел у председателя колхоза. Вполне подойдёт. Открываю его и поливаю Салавара.
        Пахнет как-то странно.
        Когда жидкость почти закончилась, «вор в законе», наконец, продрал глаза и сразу же яростно заматерился.
        - Ты вообще попутал, козлина ментовская?! - надрывался он, а затем, принюхавшись и облизав губы, продолжил ещё жарче, - что за херня? Ты зачем меня спиртом поливаешь? Крыша поехала?
        Тогда я понял, что в графине была совсем не вода. Ну, кто вам судья? Сами налили, сами теперь пейте.
        - Заткнись, - грубо бросил я.
        На первое место вышла дикая смесь перворождённого эльфа и местного бандита, который очень хорошо вжился в свою роль. Гремучее сочетание дало ядовитые плоды.
        - Слушай меня внимательно. Я не мент. И не блатной. У меня свои интересы. Я помогаю тебе, а ты мне. И расходимся. Если готов выслушать, то кивни, а то сильно голосишь. Если нет, то я просто уйду, и ты меня больше не увидишь.
        Посмотрев на меня, он какое-то время молчал, затем, перебарывая себя, медленно кивнул. Всё же заинтересовал я его, попал в слабую точку.
        - Хорошо. Предложение такое. Я делаю дело, вы не мешаете. Беру себе одну четвёртую, вам всё остальное, - спокойно сказал я.
        - Ну, ты фраер, конечно. А с чего такая щедрость?
        - После мне понадобится одна услуга. За неё и плачу сразу.
        - И что ты хочешь? - кривя губами, спросил «вор в законе».
        - Узнаешь после дела. Если решу, что ты сможешь помочь.
        - Вот это дела! Он ещё и решать будет. Фантомас хренов!
        Я промолчал. Сейчас у Салавара внутри боролись жадность, любопытство и злость. От того, что победит и зависело его решение.
        - Развяжи. Подумать надо, - попросил он.
        Не став спорить, освобождаю его.
        К моему удивлению он не бросился на меня, а, спокойно достав платок, вытер лицо и, присев, достал папиросы. Я уже знал об этой странной привычке некоторых людей вдыхать табачный дым и наслаждаться этим. Похоже, обряды практиковали орки. Но у них использовалась другая трава. Да и эффект был иной.
        - Ты смотри, тайны тут накрутил, всякие недоговорки лепишь. Кто ты такой, Штырь? Или, может, совсем даже не Штырь? - выпуская дым, задумчиво проговорил Салавар.
        - Сам знаешь. Уверен, твои люди, которые приходили ночью, рассказали всё, что произошло. Да и среди милиции у тебя есть связи. Так что складывай общую картину и сам решай, - холодно ответил я.
        - Складно базаришь. И всё значит пропалил. Может, ты вообще КГБ-шник? Или ещё из каких спецов? Изнутри, значит, ломаешь организованную преступность, - хмыкнул он.
        - Меня и шпионом считали. Так что твои домыслы не оригинальны.
        - Ладно, махаться ты горазд, тут признаю. Уложить трёх мужиков и даже не поморщиться, это уметь надо. А значит, подготовка у тебя есть. Но не военная. Такое бы я сразу заметил. Сам бывший служака, да не простых войск, - поднявшись, «вор в законе» прошёлся к окну и заприметил, выброшенные мной, пистолет с обрезом, - а что мне мешает прямо сейчас взять и пристрелить тебя?
        Я лишь пожал плечами. Мол, попробуй. В прошлый раз сам видел, что получилось.
        - Ну да… может не прокатить. Думаю, второй раз ты со мной цацкаться не будешь. А если, по-твоему сыграть, то есть вариант поднять бабла и особо не париться. Любопытный ты тип, Штырь. Или всё-таки тебя стоит называть по-другому? Какая у тебя настоящая кликуха? - словно бы разговаривая сам с собой, вещал Салавар.
        - Хорош разводить. Говори уж, согласен или нет? - нахмурившись, сказал я.
        - Борзый какой. Давай так. Я подумаю ещё денёк и завтра всё скажу.
        - Нет. Так не пойдёт. Решай сейчас. И делать всё будем сегодня ночью, - отрезал я.
        - Ты куда спешишь? Там всё подготовить нужно, народ напрячь, транспорт организовать, план продумать.
        - Я же сказал, что всё сделаю сам. Дай только адрес и место, куда сгрузить награбленное.
        Он замолчал, внимательно меня разглядывая. Затем резко затушил истлевшую папиросу о подошву своего сапога и, словно собравшись с мыслями, кивнул.
        - А знаешь, что? А, давай. Рискнём. Вдруг ты и вправду такой фартовый, как себя выставляешь. Но, если что! Если за жабры возьмут! Мы тебя не знаем и мазу никто за твою морду держать не будет. Усёк? - грозно молвил Салавар.
        Спокойно кивнув, я понял, что игра началась.

* * *
        Ночь. Время, когда могучее течение жизни замедляется. Отступает суета, борьба за место под солнцем сходит на нет. Ведь и светило исчезает с небес, чтобы дать отдохнуть всему живому. Тихо, спокойно, умиротворяюще.
        Но это ощущение обманчиво.
        Полная ярости, голода и тёмных желаний, ночь входит в свои права после заката. Накрывая звёздным пологом землю, она создаёт иллюзию безмятежности и безопасности. Все прячутся в своих норах, пещерах и замках. Не потому что боятся, а чтобы просто поспать. Так они говорят сами себе и верят в это.
        Мы эльфы знаем правду.
        Прежде всего, потому что в нас слились две ипостаси. Тьма и Свет. Перворождённые в перворождённых. И мы можем выбирать. Уравновешивать. Направлять.
        Пусть и у нас есть свои отщепенцы. Но мы не скрываем их. Не стыдимся. Они лишь хоть узнать другую сторону лучше. И пусть многие боятся Тёмных эльфов, для нас они всё равно остаются братьями. Далёкими, отчуждёнными, но связанные одной кровью и духом.
        Я - Миндарис Решающий из рода Дандраэля Перволунного не стыжусь своего родства с Ракотом Гневающимся, что испепелил Дальние острова и призвал на наши земли Язву Хаоса.
        И пусть он мой дальний предок по второй материнской линии, но его частица бунтаря и отлучённого от сияния Золотой Эльфийской короны говорит во мне.
        Зовёт, манит, предлагает.
        Всегда контролируя эту родственную память, сейчас я ощущаю собственную слабость. Но в ней таится и моя новая сила. Цвета антрацита, с запахом сырого мяса, полная всесжигающего пламени Небытия.
        Здесь, в другом мире, где магия больше мне не помощник, на сцену выходит другой игрок. Не менее могущественный и более свободный.
        Я не хочу принимать его помощи. Но он очень настойчив.
        Где-то далеко ухнула ночная птица. Я очнулся. Полная луна вступила в свои права. Миг помрачения прошёл.
        Осторожно выглянув из своего схрона, я увидел, что ворота на внутреннюю территорию дачи партийного работника закрыты. Горят пара прожекторов, и рядом неспешно прохаживается первый охранник. С ним на поводке внушительных размеров собака, которая уже меня почуяла. Но пока не определилась, враг я или друг. Мой запах для неё настолько необычен и странен, что она даже не сообщила обо мне хозяину. Только неслышно тявкнула и еле-еле заскулила.
        Не бойся, подруга Леса, я тебя не трону.
        Второй охранник должен быть внутри. У него тоже есть мохнатый помощник. Обход у них раз в час, я уже высчитал. Иногда они сменяют друг друга, покуривая и переговариваясь. У каждого на плече винтовка, но это не должно вызвать проблем.
        Я решил снять их издали, чтобы не тревожить сторожевых псов лишними телодвижениями.
        Для этого стрелы на моих «нарукавниках» с тупым наконечником. Правильно попасть и человек теряет сознание. А так как промахнуться я не мог, то самое сложное останется напоследок. Я собирался применить своё новосозданное заклинание на практике и закольцевать каплю эфириума, чтобы, использовав его вновь, кое-кого вызвать.
        Но сначала стражи.
        Одним слитным движением взвожу самострелы и делаю шаг вперёд. Деревья прикрывают меня и, несмотря на яркий свет луны, для стороннего взгляда я останусь всего лишь тенью.
        Целюсь и ни секунды не медля стреляю. Короткий вжик и первый охранник падает, как подрубленный.
        Взволнованный пёс, тихо поскуливая, не знает, что делать. В несколько прыжков оказываюсь рядом и успокаивающе глажу его по вытянутой морде.
        - Спи, спи мой лесной побратим, - шепчу я ему.
        Послушно опускаясь, он кладёт свою голову на передние лапы и засыпает рядом со своим хозяином.
        Открывать ворота нет времени, да и желания возиться с ключами тоже нет.
        Резкий старт и пробежка по вертикальной стене стали для меня лёгкой разминкой.
        Понимаю, что сейчас я хорошо видимый контрастный силуэт. Сзади бьёт свет прожекторов, впереди сквозь небольшую рощицу виднеется тёмная громада дома.
        Глупец тот, кто назвал такой особняк дачей. Ложная скромность или нелепая хитрость? Я не знал. Многие особенности людских взаимосвязей оставались для меня загадкой.
        Как, например, то, что в обществе, где, по словам его обитателей, царило равенство, достаток и социальное единение всё же были привилегированные классы. И сейчас передо мной как раз яркий тому пример.
        Все равны, но некоторые чуть-чуть равнее. Где-то я уже такое слышал. Не по пьяни ли Хорёк мне втолковывал основы социалистического порядка?
        Но оставим сложности королевства людей и перейдём от общего к частностям. Вон, как раз один такой идёт. Простой человек, зарабатывает себе на пропитание, как может. И сейчас его спокойной службе придёт конец.
        Вытягиваю руку и между стуками сердца выпускаю стрелу.
        Шум падающего тела. Попал. Невнятное рычание собаки. Эта меня ещё не знает. Придётся действовать быстро.
        Прыгаю вниз, кувырок, чтобы погасить инерцию и мчусь вперёд. Уже на подходе вижу, что пёс настроен агрессивно, уговорить его будет сложно. Поэтому второй выстрел достаётся ему. Стараюсь попасть по касательной, кто его знает, насколько крепкий у него череп. Пусть просто полежит, калечить не хочется.
        Тонкий взвизг, мохнатая туша падает на землю. Путь свободен.
        «Дача» напоминает мне строения дварфов-половинчиков. Те тоже стремятся превзойти истинных дварфов в помпезности и богатстве покоев, но, чаще всего, получается слишком аляписто и вычурно. Так и здесь. Огромные окна, каменные под старину стены и совершенно не вписывающийся портик из каких-то стальных конструкций. Всё это по задумке должно быть красиво увито зеленью, но вместо неё висело несколько кусков какой-то травы вперемешку с поблекшими цветами.
        Дорожка из гравия, ведущая к этому архитектурному уродцу, сопровождалась статуями неизвестных мне существ, но явно мифологической направленности. Там крылья, здесь клюв и хвост. Вон, вроде, на виверну похоже, но с каким-то чрезмерно раздутым брюхом.
        Да уж, похоже, владелец особняка человек с особенным вкусом. Ну, или строители задурили ему голову, объясняя, что это красиво, и он просто не понимает.
        В любом случае, я сюда не оценивать изыски и работу зодчих пришёл. Моя цель более простая. Взять то, что плохо лежит. И то, что хорошо тоже.
        Салавар не ставил каких-то определённых критериев. Да и я, показывая свою удаль, сказал, что сам справлюсь. И только после задумался, каким способом я буду перетаскивать всю эту гору вещей.
        К счастью, я маг. Пусть и в мире без магии.
        Но умный эльф всё своё носит с собой. Так что, даже не входя внутрь, я мог без проблем обчистить эту «дачу».
        И в этом мне помогут фейманы.
        Крохотные создания, живущие на границе микро и макро реальности. Обретающие плоть, только когда им захочется. Взбалмошные и непостоянные. Хитрые и игривые. Непоседливые и… да, просто люблю этих сорванцов, вот и всё.
        Пусть многие считают, что они приносят мало пользы и вообще бывают докучливы и прилипчивы. Для меня они, словно улыбка богов, шутка обретшая жизнь. И сейчас мне очень сильно понадобится их помощь.
        Я понимал, что для того, чтобы вызвать фейманов мне понадобится весь оставшийся у меня в запасе эфириум. Мало того, я должен буду снять с себя заклятье «зеркального двойника», чтобы вернуть потраченную энергию. А значит после, Штырь снова станет самим собой, а Миндарис примет свой истинный облик.
        И тогда за мной начнётся настоящая охота.
        Но я принимал правила игры. Бессмертному иногда тоже хочется заново ощутить остроту жизни.
        Итак, заклинание «миндарийского круговорота» готово сорваться с моих уст. Безусловно, мне не чужда радость от собственноручно созданной магической формулы. Так что, запечатлев своё имя в её названии, я увековечил себя в пантеоне великих чародеев. Пусть об этом и знаю пока только лишь я.
        Пальцы плетут прихотливые узоры, а горло выводит тональные рулады. Я чувствую, как распадется заклятье, но эфириум не уходит обратно в поток, возвращаясь к своему естественному состоянию. Магическая сила, словно всасывается обратно, свиваясь в тугую спираль. Заново переживая трансформу, она принимает нужный мне вид.
        Это вызов. Крик во Вселенную. И чем он громче, тем больше шансов, что кто-то откликнется.
        Тишина. Безмолвие. Недовольный шёпот иномирных демонов, чей сон я потревожил своим возгласом.
        Я вновь бросаю камень своего призыва в океан бытия.
        И снова лишь шелест ночи вокруг.
        Жду. Терзания одолевают меня, но я стараюсь успокоиться и сосредоточиться.
        Ещё одна попытка. Мгновения пролетают одно за другим, и вот где-то на грани сознания я слышу знакомое хихиканье.
        - Миня, остроухий братишка, ты ли это?
        Улыбаюсь. Только одному существу на свете позволено так разговаривать со мной.
        - Кто же ещё не даст тебе заскучать? Бери всех своих друзей и мчи ко мне. Тут намечается веселье и отличная заваруха.
        - О! Феерично-эстетично! Я только за! А кормёжка будет? - пищит радостно-возбуждённый голосок.
        - Обязательно! Дам сожрать, что захочешь, - улыбаюсь я.
        - Ууу! Шикарно-вульгарно! Мы уже летим!
        И, спустя секунду, вокруг стало тесно. Бесчисленные толпы порхающих и хихикающих созданий, размером не больше мизинца, заполнили всё вокруг. Ночной лес осветился призрачным сиянием и наполнился жужжащим гомоном болтливых фейманов.
        Я поднял руку, призывая к тишине.
        Разумеется, меня никто не послушал.
        Это же фейманы!
        Глава 11
        Неутомимым потоком крохотные существа вытаскивали из дома всё, что было внутри. Одежда, предметы интерьера, какие-то инструменты, украшения, чего только не попадалось мне на глаза.
        Дальше происходил процесс выбора. Что переносить в указанную точку, а что можно сожрать.
        Я коротко кивал, когда вещь нужна. В остальных случаях мне достаточно на секунду задуматься, как её, буквально в мгновение ока, развоплощали.
        Аппетит у фейманов просто чудовищный. Вообще, они могут есть любую материю, но к металлам и особенно золоту, у них особая тяга.
        Вот и сейчас передо мной зависли миниатюрные часы, поблескивающие в полутьме. Поддерживающие их в воздухе пятёрка волшебных созданий, плотоядно облизываясь, ждала моего решения.
        И когда я киваю, подтверждая, что их нужно оставить, фейманы чуть не взвыли от досады.
        - Может кусочек? Ну самый махонький? Вот здесь цепочку кусь и всё! - заканючил один из них.
        Я сурово посмотрел на него. Такие попрошайки мне попадались уже раз двадцатый за последний час.
        - Понял, понял. Взялись покрепче ребята! Погнали, - грустно понурив голову, ответил, видимо, самый главный из группы.
        Меня это начинало утомлять. А тут как раз Мидир подоспел, их король и по совместительству мой друг. Передвигаясь запутанными виражами, он приблизился и, круто спикировав, уселся на моё плечо. И как он вообще с таким пузом летать может? Будто какой-то жук переросток. Уникальная фигура для фейманов. Обычно они все изящны и хрупки, как весенние цветы. А тут какой-то гном в уменьшенном размере.
        - Ты где себе такое брюхо успел отожрать? - ухмыльнулся я, когда он сложил свою стрекозиные крылышки за спиной.
        - Так растёт, скотина, само. Я, вроде, и не ем всякую дрянь, только чистое железо, да и золотишком иногда балуюсь. Летаю вон, приказания всяких там исполняю, - кинул он камень в мой огород, - а живот всё больше и больше. Вот думаю, может кто проклятье наложил?
        Ага. Как же! На тебя наложишь. Сам кого хочешь проклянёшь, да ещё и за снятие заплатить попросишь.
        Мидир, как истинная царствующая особа, прежде всего заботился о своих поданных. Всё в казну, ничего для себя. Во всяком случае, он так говорил. А вот его пузо говорило об обратном.
        - Ну что, там осталось совсем чуть-чуть. Считай, только голые стены будут. Когда кормить будешь? - прямо, без намёков, спросил он.
        - Закончим и отдам всё, что не нужно.
        - Это-то понятно. Но я вот там присмотрел какую-то колесницу стальную. Она в отдельной пристроечке стоит. Там ещё на местном наречии «Чайка» написано, у неё прямо на морде. Можно мы её того? Ну, по кусочку, чтобы каждому?
        Я задумался. Вроде, мы с Салаваром о машинах не договаривались. Только то, что внутри дачи. С другой стороны, может, это дорогая вещь по местным меркам.
        Хотя, стоп. Итак слишком много чести всякому отребью. Сейчас для меня важнее хорошие отношения с фейманами, так что пусть едят и похрустывают.
        - Кушайте на здоровье. Считай, мой подарок вам, - улыбнулся я.
        - О! Благодарствую, господин эльф! - галантно расшаркиваясь на моём плече, шутливо ответил король фейманов, - а разрешите вопросик один?
        Величественно склонив голову, подыгрываю ему.
        - А где это мы? Я, конечно, во многих мирах побывал. Но обычно все плюс минус похоже. Те же рожи, только в профиль. Орки, гномы, вы, господа многоуважаемые остроухие, ну, и другие знакомые расы. А тут, странность какая-то. Магии ни на грамм, вокруг одни людишки, да и механизмов всяких куча. Правда, ты нас как-то вызвал, значит где-то капельку эфириума наколдовал. В общем, непонятно ничего, - задумчиво проговорил Мидир.
        Я не стал рассказывать ему полную историю. Так, несколько фактов и парочка намёков. Он, конечно, мой старый друг, но пока я во всём точно не разобрался, не стоит особенно разбрасываться полезной информацией. Впрочем, ему хватило и этого.
        - Шутка-прибаутка, прям. Даже не знаю, что сказать. Как ты сам понимаешь, вернуть обратно мы-то тебя можем, но только в разобранном виде. Мы ж с неживым работаем только. А ты вон какой! Цветёшь и пахнешь, настоящий чистокровный эльф.
        Так что, я там среди наших попытаюсь что-нибудь разузнать, но не обещаю. Но ты в гости всё равно зови. Вдруг опять помощь понадобится. Да и поболтать можно, ежели скучно, - подмигнул он мне.
        Я бы и сам рад передохнуть, да провести время за бокалом хорошего вина и в доброй беседе. Но суровая реальность людского мира под названием СССР не даст мне просто так расслабиться. Кто не работает, тот тунеядец, вспомнил я фразу Хорька. Обычно, после этого, он выпивал и хорошенько закусывал. Так что, спустя некоторое время, я стал понимать всю иронию этой фразы из его уст.
        - Ты уже очень помог! В любом случае, буду иметь ввиду. А сейчас можешь вон той компашке сказать, чтобы она не жрала канделябр, он мне ещё понадобится.
        - Эй, моль столетняя, а ну-ка пасти позакрывали. Сказали же перенести, а не живот наполнить. Или давно пыльцу цветочную не жрали? Так я вас мигом на голодный паёк посажу! - гаркнул он, с трудом взлетая с моего плеча.
        Наконец, ближе к рассвету, мы закончили «погрузку».
        Теперь все предметы, находившиеся внутри особняка, прибывали в полустабильной форме где-то на границе реальности. Мне осталось только показать точку, где их нужно вернуть в обычное состояние, и фейманы выполнят мой приказ мгновенно.
        Таким местом стал пустой склад, который указал Салавар.
        Даже не входя внутрь, я уже знал, что всё материализовалось в полном порядке. Мидир держит слово.
        А значит, можно разыграть небольшой спектакль.
        Отпустив короля фейманов и благодушно разрешив им доесть дом, я направился на встречу с «вором в законе».
        Сашку с собой брать не стал. В таких делах он становился лишним. Да и отвечать за его жизнь мне не хотелось. Случайный выстрел, случайный удар, ещё что-нибудь случайное и на моём белом плаще ещё одно пятно, что ставит беспощадная эльфийская совесть.
        Так что пусть Хорёк пока передохнёт. Лучше новое жилище поищет. В бытовых вопросах он действительно очень помогает. Словно смесь дворецкого и управляющего имением. Разве что пьёт много, хамит, забывает о правилах вежливости и ещё куча недостатков. Которые с лихвой покрываются уже лишь тем, что он местный. А значит, прекрасно ориентируется в человеческих реалиях.
        Солнце только показалось над крышами домов города людей, когда я уже подходил к жилищу Салавара.
        Пришлось натянуть капюшон пониже и вообще стараться передвигаться быстро и незаметно. Несмотря на ранний час, народа на улицах прибавлялось с каждой секундой.
        А, так как я вернул себе истинный облик, то мой внешний вид уже притягивал множество любопытствующих взглядов.
        - Я к Салавару, - коротко бросил я «торпедам» у входа.
        - Стой! Ты кто такой вообще?
        - Позови главного, узнаешь, - сказал я, уже понимая, что что-то объяснять просто нет смысла.
        Разумеется, они полезли на меня, даже особо не разбираясь. Мне кажется, в своей тупости и агрессивности они победили даже орков. Хотя… было бы интересно посмотреть на столкновение этих двух рас.
        Но пока стоит успокоить это разбушевавшееся трио охранников.
        На ходу, не останавливаясь, я бью первых двух в причинные места. Чувствую, как под носком сапога отчётливо сжимаются мужские достоинства этих громил. И пусть этот удар считается низким и даже непристойным, но моя честь не распространяется на низшие племена. Не уверен, что они и слово-то такое знают.
        Третий пытается схватить меня за плечо, но локоть с разворота лишает его понимания действительности, а заодно и нескольких зубов.
        Церемониться я не намерен. Сами напали, сами получили.
        Взбегаю по короткой лестнице и вижу направленное мне в лицо дуло обреза.
        Так-так, похоже, теперь стражу проконсультировали на предмет лености и непрофессионализма.
        - Я к Салавару. Он знает меня, как Штыря, - останавливаясь, говорю я.
        В ответ на меня наставляется ещё парочка огнестрелов, но дверь всё же открывается, и я вижу настороженное лицо «вора в законе».
        - Что за кипиш? - вопрошает он.
        - Да вот тут какой-то отбитый в сказочном образе базарит, что он Штырь, - не отрывая от меня взгляда, говорит один из охранников.
        - Может, ещё раз дать спиртом умыться? - вставляю я, напоминая о вчерашнем побоище.
        Салавар морщится, но понимает, что лучше такие беседы вести без лишних ушей.
        - Ладно, заходи, посмотрим, что ты за фрукт, - пропускает он меня внутрь.
        Без лишних подробностей объясняю ему, что на самом деле, я Миндарис, маг и волшебник из другого слоя реальности. Вижу, как лицо Салавара застывает, не показывая эмоции, а рука сама тянется к графину. Он наливает себе полстакана, выдыхает, пьёт и сразу же закуривает папиросу.
        - История, конечно, охренительная. Правда или нет, ещё узнаем. А пока, раз ты держишь ответ за Штыря и базаришь, что всё на мази, то пойдём всё и проверим, - проговорил он, выпуская вонючий дым.
        Я не стал его поправлять. Как понял, так пусть и будет.
        Доехали мы быстро, на двух автомобилях, что тряслись будто в лихорадке. Зато теперь я ощутил, как меняется ощущение от поездки, когда ты сидишь не на стальной полосе, а на вполне себе комфортабельном сидении. Пусть и зажатый с двух сторон дурнопахнущими образинами.
        Возле склада нас встретил человек Салавара, который на вопрос о происшествиях клятвенно заверил, что всё было спокойно.
        - И что, значит внутрь никто не заходил? - прищурившись, переспросил «вор в законе».
        - Отвечаю! - зачем-то щёлкнув ногтём по зубу, ответил сторож.
        - Ну, давай тогда сами и посмотрим. Открывай, - приказал Салавар.
        Ворота в кирпичную коробку распахнулись и нашему взору предстала целая гора украденного с дачи партийного работника.
        - Еб…ся - тапки гнутся! - не удержался кто-то за моей спиной.
        - Проверь, - мотнув головой, «вор в законе» отправил одного из «торпед» внутрь.
        А что тут проверять? Будто они знают, что было внутри дома. Но показать свою важность просто необходимо. Я лишь усмехнулся.
        - Цацки, шмотки, картины всякие и капусты навалом. Только что-то рыжья маловато, - подтвердил посланный.
        Задумчиво переведя на меня взгляд, Салавар сам прошёл внутрь и, пошурудив в груде вещей, вытащил старинную саблю в ножнах.
        - Эту штуку у меня отдельно Пахомыч заказывал. Говорит, раритетная вещь. Считай, бесценная. Вот ему подарок и будет, - сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь.
        - А вот золотишка, да. Крапаль совсем. Митяй, ты его что ли за свою долю забрал? - теперь, уже обращаясь лично ко мне, спросил «вор в законе».
        Похоже, Мидир не всех своих поданных хорошо контролировал. А может и сам куснул пару разочков. Ладно, сделаем вид, что так и задумано.
        Вообще, стоило бы Салавара поставить на место только за неправильное произношение моего имени. Я понимал, что таким образом он пытается опустить меня до своего уровня. Вроде как, проверяет на прочность. Стерплю или нет. Но на него у меня были другие планы. И в них точно не входило учить вежливости или культурному обращению к особам королевской крови.
        Такое обычно вбивается с самого детства. Или выбивается в зрелом возрасте десятком, другим хороших плетей.
        Сейчас же мне от него нужно было только одно. А уж после можно и напомнить, кто здесь эльф, а кто всего лишь человек.
        - Будем считать, что да. Я свою часть уговора выполнил. Теперь твоя очередь, - холодно ответил я.
        - Уговоры, разговоры. Вот только я со Штырём договаривался, а не с каким-то лопоухим двухметровым беляком. Так что тут непонятка получается. Причём, я даже не буду спрашивать, как всё это попало с дачи сюда на закрытый склад. Пусть ты там и заливал про колдовство своё, но по мне, так проще было на грузовике всё сделать. Может, так и было вообще, а ты мне тут лапшу на уши вешаешь, - делая шаг назад и как бы невзначай засовывая руку в карман, произнёс Салавар.
        Опять хочет драки? Да что же с ними не так? И вправду, словно орки. Только с гнильцой.
        - Я же объяснил тебе, что это был всего лишь облик. С тобой всё это время общался я, Миндарис Решающий. Если ты в ответе за свои слова, то просто сведи меня с вашим старшим и будем в расчёте. Забирай всё себе, - с трудом сдерживая гнев, молвил я.
        - Ты посмотри, теперь он ещё и Решала. Во фраер даёт! Какой старший? О чём ты? Я в городе хозяин и нет никого выше меня!
        Я понял, что дальше разговор не имеет смысла. Мой план рухнул, так и не начавшись. Похоже, в бандитской среде разум не в почёте. Только наглая жажда наживы и животная иерархия.
        Что ж, нужно думать. Не всё так просто в людском мире. А пока стоит наказать главаря лиходеев. Неужели он подумал, что я вот так просто уйду? Наивный глупец.
        Резким выдохом я вгоняю себя в поток боя и, встряхнув руками, привожу самострелы в готовность. Теперь перекат в бок, чтобы уйти из-под будущего прицела и одновременно сам стреляю двух «торпед», что стоят ближе всего. Наконечники на стрелах всё ещё тупые, так что я, не стесняясь, целюсь в голову. Смачный хруст и двойка падает, каждый с набухающей шишкой прямо на лбу.
        Ещё один кувырок и под мой выстрел попадает новая парочка. Схема та же. Болт, голова, тело валится на землю.
        И только когда я замедлился, чтобы сменить арбалетную обойму, они поняли, что нужно стрелять в ответ.
        Конечно, всё мимо. Размашистая картечь из обреза последнего охранника царапнула полу моего плаща, и он тут же поплатился за это сразу тремя стрелами. В горло, руку с оружием и макушку, которую он сам подставил, сгибаясь от невыносимой боли после первых попаданий.
        Остался сам Салавар и сторож, который благоразумно не стал лезть в битву, а спрятался на складе.
        На этот раз «вор в законе» подготовился получше и, кроме обычного огнестрела, захватил с собой крохотную бомбу. Вместо фитиля у неё было какое-то кольцо, но разбираться в её устройстве времени не было. Салавар дёрнул это самое кольцо и с криком: «получи падла!», катнул мне ребристый шарик прямо под ноги.
        Сам же он отпрыгнул назад под прикрытие машины.
        Ждать пока бомба взорвётся, я не стал и точным ударом ноги отправил её внутрь склада.
        Прокатился глухой гром, и изнутри донёсся срывающийся крик сторожа, что выбрал себе не самое удачное место для схрона.
        Запахло палёным и из ворот потянулся крохотный ручеёк дыма. Ну что ж, я всё равно не знал, как сбывать все эти вещи. Не оставлять же их Салавару. Который, кстати, чуть приподнялся и уже целился в меня из пистолета.
        Бегу к нему, двигаясь зигзагом, пыльные фонтанчики у моих ног показывают насколько он меток. Кульбит через автомобиль и, оказавшись за спиной «вора в законе», я без малейшей жалости прикладываю его головой о капот. Потом ещё раз. И ещё. Размазывая кровь из разбитого носа и губ по серой краске. Сдерживаю себя. Убивать не хочу. Бью последний раз и бросаю бессознательное тело на землю.
        Тем временем, дым становится гуще, появляются языки пламени. Вижу, как из ворот выползает сторож, сжимая в руках стопки каких-то бумажек. За ним тянется багровый след и остатки мяса.
        Меня передёргивает. Ну почему люди умирают так неопрятно?
        Подхожу, чтобы закончить его мучения и понимаю, что он даже перед смертью стремился набрать побольше денег. Вытаскиваю из его руку самую чистую пачку и забираю себе. Будем считать, возместил расходы.
        Брать что-то ещё нет желания. Всё-таки я эльф, а не мародёр.
        Слышу, как где-то вдалеке голосят дребезжащие переливы. Это сирены. Звук то ли огнеборцев, то ли местной стражи порядка. В любом случае, делать мне здесь больше нечего.
        Пора двигаться дальше.
        Найти Хорька, перебраться на новую квартиру и продумать другой план.
        И желательно сделать всё это быстро. Уверен, после сегодняшней унизительной для лиходеев битвы, они устроят на меня охоту. Быть лёгкой мишенью я, конечно, не намерен. Но и убивать просто так, претит эльфийской морали. Только в настоящем бою или при защите жизни. А здесь какие-то кабацкие драки, потешные пострелушки и прочие великовозрастные забавы.
        Так что, я пока даже бился не в полную силу.
        В конце концов, это всего лишь люди. Пусть и вооружённые улучшенным гномьим огнестрелом.
        Сирены становились всё ближе, и я быстрым шагом покинул «побоище». За моей спиной ревел ненасытный огонь, которому было плевать, что пожирать. В его пасти одинаково хорошо горели, как дорогие украшения, так и человеческие тела. Всеядная стихия радовалась свежему угощению.
        И слава Великому Исраэлю, что в этой реальности не существует саламандр. Эти дети пламени сожгли бы весь город дотла.
        Глава 12
        - Ты чего натворил? Вообще кукуха поехала? - причитал Хорёк, продолжая заливаться пивом.
        Сначала, правда, он пил водку, но это была осознанная необходимость. Как ещё объяснить поднятому прямо с постели человеку, что перед ним не «белочка», а самый настоящий эльф.
        Сашка долго не хотел признавать, что вместо Штыря с ним всё это время был я. В какой-то момент мне даже подумалось, что ему следует дать парочку хороших затрещин, чтобы заставить мозги работать заново.
        Но после первого стакана «беленькой» он справился с эмоциями. Потом, не задумываясь, выпил второй и уже через полчаса смог внятно разговаривать.
        Осознав, что теперь местная братва на меня ополчилась, он взгрустнул. Достал из холодильника банку с пивом и вместе с оставшейся водкой сделал себе внушительного «ерша».
        Название напитка, как нельзя лучше подходило к эффекту после его употребления. Хорька пробрало до самого нутра, будто он действительно проглотил какую-то колючую рыбу. Он побледнел, покраснел, ухнул и, наконец, хорошенько вспотев, вновь уселся за стол.
        Теперь, попивая оставшееся хмельное, он погрузился в меланхоличное состояние духа и изредка ныл, как всё плохо.
        - Да похрен, кто ты теперь. Штырь или этот, как его Миндарис. Найдут и ливер наружу выпустят. Даже спрашивать не будут. Салавар он такой. Ничего и никого не прощает. Никогда, - подытожил Хорь, опуская нос в пену.
        Спорить я с ним не стал. Всё равно он теперь становится лишь обузой. И следует от него, как можно скорее избавиться. Свою миссию он выполнил, помог внедриться в «тёмную» сторону человеческого общества.
        К сожалению, слишком много людей видело, как он со мной общался. Фактически нас считали товарищами. Что-то среднее между друзьями и знакомыми. Хотя, я, возможно, что-то путаю. Уж слишком в местном социализме много слов с расплывчатым или даже двойным значением.
        В любом случае, нужно помочь Сашке исчезнуть. Причём, в прямом смысле.
        - Ты же понимаешь, что и за тобой начнут охоту? - осторожно начал я.
        - Ага, важная птица теперь. Первым и пришьют. Только сначала помучают немного, чтобы всё про тебя узнать, - понурив голову, согласился он.
        - Но я хочу помочь тебе. Как и ты мне помог в своё время. Ваши лиходеи не всесильны и, думаю, в другом городе, подальше отсюда, у тебя будет шанс начать всё заново. Главное, не повторяй прежних ошибок. Попробуй жить без всех этих пьянок, блатных и прочей чернухи, - сказал я и сам удивился.
        Волноваться за человека? Думать о его судьбе? Миндарис ли это? Тысячелетний эльф, один из лучших чародеев Зелёного Легиона и ректор магической академии помогает одному из низшей расы?
        Может, на меня наложили заклятье, а я и не заметил? Тогда оно должно называться «Великое Милосердие» или «Равные среди Равных», ну, или что-то ещё более пафосное.
        Ладно, будем считать, что это разовое помрачение сознания, когда я решил проявить сострадание к людскому племени. Пускай и в лице Хорька, не самого лучшего его представителя.
        Пусть в этом будет и практическая часть. Ведь, если я не озабочусь его дальнейшими действиями, то через Сашку вычислить меня будет проще простого. Достаточно просто припугнуть и всё. Особых надежд о несгибаемости и силе воли Хорька я не строил.
        Значит, отправляем его в другой город, даём с собой денег и приказываем не отсвечивать хотя бы пару недель.
        - Себе помоги! Куда я поеду? Здесь знакомые, мать вон старая, её навещать нужно. Да, и кому я там буду нужен? С документами тоже проблема. Просто так тут не покатаешься, - снова заныл он.
        Да уж, хочешь по-хорошему, а приходиться по-эльфийски.
        С капелькой магии.
        Ничего не говоря, я вышел в соседнюю комнату, где ещё оставались следы моих колдовских изысканий. Похоже, Сашка и не думал прибираться. Хотя уже достаточно плотно обустроился в жилище Штыря.
        Что тут говорить о переезде в соседний град? Ответственность нужна, мотивация, желание хоть что-то изменить. Но зачем, если и здесь кормят и даже поят? Когда всегда есть тот, кто за тебя всё решает.
        Ну, ничего, я дам этому шельмецу хорошенький пинок под зад. И поможет мне в этом одно из шуточных заклинаний, с которым мы озорничали в первую сотню лет жизни.
        Юные, неопытные, но невероятно активные, молодые эльфы пробуют всё подряд. Разумеется, в границах дозволенного. С наставниками и старшими собратьями особо не забалуешь.
        Но была одна такая подколка, которую, если правильно применить, рассмешит любого. Суть её заключалась в том, что создавалось крохотное, буквально из одного слова и жеста заклятье, которое внушало определённую мысль выбранному адресату.
        Обычно, это какая-то нелепость. Спеть похабную песенку посреди занятий, укусить преподавателя, одеться шиворот-навыворот или не одеться вовсе. Фантазия у нас богатая, но чувство юмора, как я понимаю сейчас, достаточно специфическое.
        Разумеется, подобные микро-заклинания не работали с теми, кто сильнее тебя в магии. Так что мы тренировались на себе подобных. Да и если быть честным, то срабатывали они тоже не всегда. Нужен тонкий подход, даже к такому, казалось бы, простейшему магическому воздействию. Чуточку ошибешься, и рассыпается волшебная вязь, ничего не происходит. А тебе стыдно, что даже с такой мелочью ты не справился.
        Хотя ментальное внушение всегда представляло собой одну из сложнейших областей магии. Но это на высоких уровнях. А среди начинашек бывало случайно и получалось.
        Так что сейчас у меня представится отличная возможность пошутить и одновременно спасти чью-то жизнь.
        Главное, не перепутать и точно оформить идею, которую я запущу в разум Хорька. А то отправлю его голым на площади танцевать или ещё что похуже. Спасибо он мне после этого, точно не скажет. Правда, я сомневаюсь, что и за такую «шутку» поблагодарит.
        Порывшись в памяти, даже не применяя особую мнемотехнику, я визуализировал перед собой несколько вариантов заклятья. Вот это подходит. Короткая форма, куда нужно всего лишь вставить нужный образ. Можно даже не словесный. Будем работать проще. Вокруг тебя плохо и страшно, нужно срочно убегать, туда, где хорошо и спокойно. Скажем на юг.
        Не знаю, есть ли тут поблизости океаны или моря. На глобусе председателя толком не рассмотрел. Да и мелковато всё же художник рисовал.
        Но обычно, чем дальше на юг, тем теплее. А чем ближе к солёной большой воде, тем климат лучше.
        Так что пусть Сашка отдохнёт заодно. Тем более, денег мне для него не жалко. Считай, на курорт съездит. Скажем, на полмесяца. Солнечного, разумеется, тут календарь далеко не лунный.
        Беру каплю эфириума, концентрируюсь и перевожу заклятье на пальцы. Теперь достаточно коснуться головы Хорька, и мой посыл перетечёт в его сознание. Там он пустит корни, разрастётся и будет Сашка думать, что эта мысль его родная.
        Процесс, конечно, не быстрый. Но, думаю, если влить ещё немного силы, то можно его ускорить. Скажем, сократить сутки до одного часа.
        Готово!
        Возвращаюсь обратно на кухню и застаю там бессовестно храпящего Хоря. Я, значит, о его жизни забочусь, волнуюсь, а он тут дрыхнет.
        Ну что ж, за добрые дела не просят расплаты.
        Легонько касаюсь лысоватого затылка «товарища» и возвращаю себе эфириум через «миндарийский круговорот». Здесь дорога каждая частица магии.
        Теперь можно и самому передохнуть. Думаю, у меня есть немного времени, чтобы вздремнуть.

* * *
        Разбудил меня ровно через час сам Хорёк.
        Он возбуждённо бегал по дому, собирая какие-то вещи и приговаривая, что пора валить, побыстрее и подальше. Желательно, где солнце жаркое, а девчонки ещё жарче.
        - Погрею кости на Чёрном море. А то последний раз по пионерской путёвке ездил. Уже и не помню, как это ваше море выглядит, - бормотал он, поминутно оглядываясь.
        Похоже, заклинание сработало. Что ж, никто и не сомневался.
        - Возьми денег. Это за помощь. Твоя доля, - протянул я ему половину пачки.
        По округлившимся глазам я понял, что этого более, чем достаточно для хорошего отдыха.
        - Да ты что… Штырь, то есть Миндарис, дружище мой! Здесь же одни стольники! Я таких деньжищ сроду в руках не держал! - взяв их и порываясь меня обнять в порыве счастья, чуть не всхлипывал он.
        - Бери, бери. Только аккуратней. Я заметил, что никто не расплачивается такими крупными купюрами. Так что разменяй сначала, - посоветовал я ему.
        - Конечно, конечно. Тут, если увидит кто, что у такого барбоса, как я, столько денег, сразу стуканут. Если не в мусарню, то кидалам каким. Спасибо! Спасибо огромное! Прям, не знаю, как тебя благодарить!
        Я скромно отвёл глаза. Не хотелось врать лишний раз.
        - Ну, тогда я помчал. К мамке заскочу, да ей немного капусты оставлю. Представляю, как она будет рада! - тут он не выдержал и снова полез обниматься.
        Я ограничился рукопожатием и пожеланием удачи.
        Напоследок, Сашка передал мне ключи от съёмной квартиры и бумажкой с адресом.
        - Там хозяин из детишек партийных. Новая элита, как они себя называют. Парень, вроде, норм, но нос, конечно, задирает будь здоров. Сказал ему, что друг издалека приехал. А он и рад, говорит, батя хат надарил, так он куда девать не знает. Вот и сдаёт аккуратненько. Социально нуждающимся элементам, - подмигнув мне у самой двери, сказал Хорь, - Ну бывай! Ни пуха, ни пера. Может, свидимся ещё!
        Закрыв дверь, я решил не возвращаться ко сну. Взбудораженное состояние овладело и мной. Я чувствовал, будто невидимые клещи сжимаются всё сильней и сильней.
        И оставаться в этом жилище становилось просто опасным.
        Двое «знакомцев» Штыря, что приходили раньше, знают, где он живёт. А значит, первым делом Салавар наведается сюда.
        Перед тем, как выйти на улицу, я озадачился своим внешним видом. Прохаживаться в своём естественном облике, сейчас, посреди дня чревато проблемами.
        Высокий по местным меркам, с нестандартной внешностью для людского взора, я мигом приковал бы к себе все взгляды. Так что сейчас стоит заново использовать мимикрию, пока я не придумаю что-нибудь получше.
        Несколько мгновений, пока я настраиваюсь и активирую заклинание. Затем контроль его воздействия. Для этого подойдёт соседка, что выглядывала во время моих прошлых «разборок» на лестничной площадке.
        Нажимаю звонок, слышу старческое шарканье.
        - Кто там? - настороженно спрашивают из-за двери.
        - Соседи, - отвечаю я.
        Глазок темнеет и спустя секунду дверь открывается.
        - Никифорыч, ты как сюда подняться сумел? У тебя ж ноги, как полгода не слушаются, - удивлённо спросила пожилая женщина, оглядывая меня.
        Отлично. Всё работает.
        Наскоро прощаюсь с ней и спускаюсь по лестнице. Жилище Штыря я запер, а ключ положил под коврик. Видел такой приём у местных. Вещей у меня всё равно нет. Всё, что моё, на мне и надето.
        Выхожу на улицу и вижу, как прямо возле подъезда тормозят две милицейских повозки. То есть машины. Никак не привыкну.
        Из них выскакивают бравые стражи и бегут мимо меня. Залетают туда, откуда я только что вышел.
        Неужели за мной?
        Кто же навёл?
        Сашка вышел минут пятнадцать назад и просто не успел бы этого сделать. Да и не смог бы. Заклятье действует крепко. Он сам будет бояться общаться с любым представителем власти.
        Антон? Он точно не при делах. Да и не знает моей истинной сущности.
        Остаётся только Салавар.
        Снова решил загрести жар чужими руками? А как же воровская честь? Все высокие и сильные слова оказались пустышкой? Вот какая она бандитская доля. Рвать тех, кто слабее и предавать, кто сильнее. Или я снова что-то не понимаю?
        Может, стоит обратиться к другой части человеческого общества? Ту, которую я первоначально воспринял негативно.
        Но уж точно не сейчас. Сдаваться милицейским воинам я не намерен.
        Так что, я лишь ускорил шаг и пошёл дальше. Судя по адресу, который дал мне Хорёк, здание располагалось почти в центре города. Немного разобравшись в особенностях планирования человеческих городов, я уже сносно здесь ориентировался.
        И по дороге стоит обязательно заскочить в парк. Мне запомнился замороженный молочный сок, который здесь назывался пломбиром в стаканчике. Его вкус одно из лучших творений людей. А так как я сейчас знаком и не знаком абсолютно всем, то рисковать особо и не нужно. Прогуляюсь среди зелени, подышу свежим воздухом и заодно попробую тот необычный шипучий напиток, что подаётся из шкафаподобных аппаратов возле входа в парк.
        Жизнь, это не только битва за существование, а ещё и немного удовольствия. Умение ценить приятные мелочи, вот, что всегда отличало истинного эльфа от обычного лесного стрелка.

* * *
        Вход в моё новое жилище поражал своей помпезностью и величественностью. Здание, в котором располагалась съёмная квартира, существенно выделялось среди остальных.
        Прежде всего, высота. Разумеется, до Древа магической академии оно не дотягивало. Так, чуть выше корней. Но, по сравнению с другими человеческими строениями, оно возвышалось, как тролль над каким-нибудь половинчиком.
        Форма тоже вызывала уважение. Немного вытянутый ромб с внутренним двориком, где, собственно, и располагались входы в квартиры. Окна внешней стороны покрыты изящными выкованными решётками, а значит, во время осады нападающим придётся несладко.
        Плюс, единственный проход в виде арочного туннеля наглухо перекрывался массивными железными воротами с небольшой калиткой для прохода, живущих в «крепости», людей.
        В общем, до замка не дотягивал, но уже получше обычных жилых домов. И пусть вместо охраны парочка пожилых мужей, но вызвать подмогу, дело одной минуты. Я заприметил возле поста каждого из них телефон, людское средство связи.
        Конечно, навряд ли, кто-то будет штурмовать это здание. Тем более, в центре города. Но застарелые привычки во время путешествия, сначала оценивать своё пристанище на предмет безопасности, остались.
        Встретил меня лично хозяин квартиры, который, получив бумажку в сто рублей, стал всячески её проверять. Посмотрел на просвет, помял в руках, прикусил и даже зачем-то понюхал. В конце концов, принял оплату, но с недовольным видом. Наверное, считал, что его всё равно где-то обманули.
        Наскоро проведя экскурсию по моим покоям, он оставил свой номер телефона и предупредил, что раз в три дня будет заходить проверять.
        - Зря мне, конечно, этот твой дружбан Сашка не сказал, что это ты будешь. Я бы хоть поляну накрыл. Давно же не виделись. Ну и ещё… Мишань, я тебя, бесспорно уважаю. Но и ты меня пойми. Квартира хорошая, обставлена не бедно, а ты любишь всяких баб водить. Так что, не обессудь, - словно извиняясь, сказал он.
        Уж не знаю, за какого Мишаню меня приняли, но, похоже, что человек он хоть и знакомый, но не путёвый.
        Так что, спровадив владельца жилища, я, наконец, вздохнул спокойно. Меня начинали утомлять занудные нотации, что можно, а чего нельзя. Воду в кране на полную открывать не рекомендуется, курить в комнатах запрещается, дверьми громко не хлопать, ходить по полу только в тапочках и ещё с десяток всяческих наставлений.
        С трудом себя сдерживая, я лишь вяло кивал, стараясь придерживаться образа Мишани или кого там из знакомых увидел хозяин квартиры.
        Люди иногда бывают такие мелочные и скучные, что удивляешься, как они вообще могли что-то придумать и создать. Хотя, по моим личным впечатлениям у них всё же присутствует главная особенность, выделяющая их из общей массы других варварских племён.
        Они разные.
        Причём, дело не в личных моментах: характере, поведении, культуре, а скорее в глубине.
        Разумеется, мне не нравится признавать «превосходство» той или иной расы, кроме эльфийской. Но, как учёный и ректор магической академии, я просто обязан здраво оценивать некоторые факты.
        И один из них, в глубинной уникальности каждого человека.
        Да, в большинстве своём это всего лишь серая масса, которая живёт по принципу, чтобы себе хорошо, а завтра неважно что. И здесь их нельзя осудить. Орки, да даже гномы, в целом, такие же. У них есть один психотип на всех и те, кто выделяются, просто не выживают.
        Ну, где можно увидеть орка, рисующего картины или гнома, желающего летать?
        Да, возможно, такие индивидуумы и проскакивают, но очень редко и весомого следа в цивилизации не оставляют. Так, блажь и отклонение от нормы.
        Но люди другие. У них таких «особенных» гораздо больше и «горят» они ярче. Люди - строители, люди - воины, люди - учёные, люди - лекари, люди - художники, продолжать можно очень долго.
        Каждый человек, словно кусок божественной глины, из которой можно вылепить всё, что угодно. Выбрать свой путь и пройти его до конца.
        В этом они сравнимы лишь с нами, эльфами. Но людской век короток и иногда, чтобы понять своё истинное предназначение им просто не хватает времени.
        Вот такая шутка природы.
        Или закономерность?
        Плодовитость-то у людской расы запредельная. С ними только половинчики и медвейли сравниться могут. Так что, живи они на пару веков больше, может, и заполонили бы уже всё вокруг.
        Взять того же Антона. На мой взгляд, давно вырос из подмастерья и сам может зваться подлинным мастером. Спокоен, рассудителен, рукаст и соображает отлично. И сравнить его с Хорьком. Будто два разных племени. А нет! Оба из человеческого рода.
        И таких примеров я вижу всё больше и больше.
        Ммм… да, не так прост человек, как кажется. Дикарь и варвар, но с искрой внутри.
        Глава 13
        Я узнал, что такое телевизор. Сходил в кино. Посетил Дом культуры и какую-то выставку в нём. И самое главное, научился бегло читать на человеческом языке.
        Хотя правильней будет на русском. Всё же Союз Советских Социалистических Республик хоть и многонациональное государство, но основным языком здесь является именно русский.
        Для меня стало открытием, что такая большая страна не только огромна по размерам, но и поражает количеством разных племён, входящих в неё. В моём мире это было просто не возможно и прежде всего из-за расовых особенностей.
        Как вместе ужиться гномам и, скажем, половинчикам? Или медвейлям и троллям? Про орков вообще молчу, те сами с собой договориться не могут. Что не день, то война между кланами.
        У каждого свой уклад, каждый считает, что его образ жизни правильный и единственно верный.
        А здесь, на Земле, столько народностей варилось в общем котле и ничего. Никаких проблем. Все уживаются мирно и вместе стремятся к светлому коммунистическому будущему.
        Про него я тоже почитал.
        Настоящая утопия и истинный рай для советского человека.
        Это, если верить написанному.
        Правда, авторы очень размыто описывают точную дату наступления этой всеобщей эры счастья. Одни предрекают в конце столетия, другие чуть ли не через год. Вариантов много.
        Мне, как бессмертному и учёному, было бы интересно взглянуть на прогресс в этой области. Всё же эльфы существа довольно консервативные. И любые общественные изменения для нас чужды. Тысячи лет мы живём по укоренившимся законам и традициям. А тут за какой-то век люди хотят построить оазис идеальности и всеобщего равенства.
        То ли они самоуверенные глупцы, то ли скрытые гении.
        Я, как один из немногих в Высшем Совете, кто ратует за развитие и нововведения, всегда внимательно слежу за чужим опытом. И пока все попытки моего мира привнести в социум какие-то модификации терпели крах.
        Орки всегда скатываются в военную анархию, гномы сторонники махрового монархизма, а те же самые половинчики всё строят свою демократию и никак построить не могут.
        Эльфийская же аристократия так и остаётся самым гуманным и логичным видом правления. Взращённые с малых лет, чтобы вести за собой всю расу, эти лучшие представители рода, не просто так получили право крови. У каждого из ветвей знати своя особенность.
        Моя семья, например, начиная с одного из первых предков Вергилиоса Светоносного, всегда занималась магией. Развивала этот талант в каждом поколении. И вот результат, мой отец Соборный Архимаг, я ректор магической академии, а мать Изумрудная Советница его Величества Короля Санктуриона Второго.
        Конечно, и у нас есть конкуренты. В принципе, каждый эльф не чужд магии. Но, чтобы планомерно и усердно развивать в себе одну единственную способность нужна великолепная сила воли и мощное желание укрепить свою родовую ветвь.
        Есть семьи, основой которых является врачевание, взращивание и обучение нового потомства, воинское искусство.
        И я не могу сказать, что наше общество строго иерархичное и узкоспециализированное.
        Нет. Каждый волен сам выбирать свой путь. Но, чаще всего, кровь предков сама указывает тебе верное направление. Именно поэтому мы едины в своём разнообразии.
        У людей же или, если взять конкретно советского человека, есть некая середина. Они ещё называют её «золотой». Среди них редко встречаются истинные гении или великие творцы. Чаще, я вижу обычного и довольно приземлённого обывателя. Но и этот, казалась бы, простой человек, товарищ, может всё!
        Хочешь работать руками? Пожалуйста, вот тебе техникумы, училища выбирай профессию и иди. Был отец и дед крестьянином, но их сын хочет строить машины? Дорога открыта. Главное, желание.
        Стража, то есть милиция, всегда открыта для новых воинов. Регулярные войска тоже ведут набор.
        А если по сердцу учёности и науки всякие, так дерзай и зарывайся в фолианты и манускрипты. Читай, изучай, советуйся с мудрыми людьми.
        И так везде.
        Не нужны родственные связи или груда золота. Всё решает твоё рвение и талант. Хотя у людей я чаще вижу упорство и трудолюбие. И мне это гораздо ближе.
        Пусть я сам не обделён магическим даром, но он развивался прежде всего благодаря моему методичному подходу и скрупулёзности в познании. А не оттого, что Фатаэль подарила мне божественную искру чародейства.
        Так что, находясь в человеческом обществе, я всё больше видел, как сильных, так и слабых его черт.
        Разумеется, всё чисто в научных интересах. Расширением территорий и поглощением других государств у нас занимается особый род. И связываться я с ним очень не хотел. Уж больно они близки по своему мировоззрению к Тёмным эльфам. И если прознают, что я могу перемещаться между слоями реальности, то мне всю душу вытрясут, чтобы узнать, как.
        И не любопытства ради, а чтобы захватить, поработить и показать какая раса единственно высшая и перворождённая.
        Из местной истории я узнал, что в мире Земли такой была целая страна. Их называли фашистами.
        Вторая Мировая война отгремела почти 30 лет назад, но её эхо всё ещё слышно на страницах книг, экранах фильмов и во всей культуре СССР. Тогда все народности объединились в единый кулак, чтобы дать отпор захватчикам. И первой, стяг победы водрузил именно советский человек.
        Мне не хочется повторения подобной истории с моей расой.
        А такое вполне возможно, если я вернусь и предстану перед его Величеством Королём Санктурионом Вторым с подробным докладом. Семейство «Викторис Мунди» имеет большой вес в Высшем совете. Решат, что Земля достойна завоевания и всё. Завертится заработает магический механизм, и ринутся вперёд сначала орды рабов-орков, а за ними наёмные гномьи когорты, и только после ступят на почву, напоенную кровью, истинные бессмертные.
        Картина до ужаса реалистичная, так что мне пришлось усилием воли отогнать эти тяжкие думы.
        Сначала нужно вернуться. А для этого мне необходимо, прежде всего, знакомство с местными учёными мужами. Уверен, их наука в симбиозе с магией сможет дать ответ и понять, что произошло. Ну и, конечно, найти решения для возвращения домой.
        А значит, следующим пунктом назначения станет человеческий институт. Как раз завтра этим и займусь. Культура и погружение в советское общество, это, безусловно, хорошо и интересно, но стоит озаботиться и более прозаичным вещами.

* * *
        На вахте меня пропустили без проблем. Проходящие мимо люди показывали какие-то документы, крохотные книжицы, но стоило мне подойти к проходной, как вахтёр, хитро улыбнувшись, просто махнул рукой. Мол, проходи.
        - Генадичу привет, - услышал я в спину.
        Что ж снова буду чьим-то знакомым. Заклинание мимикрии уже почти неделю работало безукоризненно. Похоже, эфириум, если и распылялся обратно в привычную пустотную форму, то делал это крошечными порциями. Обычно, такое заклятье держалось максимум сутки. Хочешь больше, вливай больше.
        А тут минимальный объём с практически неограниченным временным интервалом.
        Видимо, только, когда происходит снятие магического воздействия и теряется большая часть силы. А значит, чем меньше я буду менять заклинания, тем лучше.
        Во всяком случае, пока не найду в этом слое реальности доступный источник эфириума.
        - Здравствуйте, уважаемый. Подскажите, с кем я могу поговорить о науке? - остановил я, шедшего мне навстречу, пожилого мужчину.
        Начало беседы, собственно, как и вопрос, выглядели глуповато и наивно. Но насколько я понял, люди всё равно не воспринимали сложный этикетный контекст. По крайне мере, те, с которыми я общался до этого, выбирали просторечивый стиль общения. А некоторые, так вообще переходили на ругательную лексику. Так что пока человек не покажет, что готов к эльфийским манерам, то будет получать обычный полупримитивный слог, которым мы общаемся с медвейлями, половинчиками и прочими племенами.
        - Эээ, и вам здрасте. Вы, собственно, кто? И что за странные просьбы, - поглядывая на меня поверх очков, спросил в ответ он.
        Странно. Неужели мимикрия дала сбой? Или здесь что-то другое?
        - Меня зовут Миндарис. Я приехал издалека и хотел бы пообщаться с мудрыми людьми. А это место, - я обвел руками вокруг, - хранилище знаний, где учат и помогают исследовать вселенную. Ведь так?
        - Как высокопарно звучит. Но мы тут более практичны, знаете ли. В институте горнодобывающей промышленности нет места философам и болтунам. Так что, будьте поконкретней, - сухо ответил человек.
        Неужели я попал к гномам? Или их заклятым врагам кобольдам? Неужели люди так заинтересованы в горном деле и прочих рудных профессиях?
        - А могу я поговорить с вашим ректором? Скажем так, у меня есть деловое предложение, - мне подумалось, что с равным, хотя бы по должности, я смогу найти общий язык.
        - График приёма висит на двери. Запишитесь у секретаря и ждите. Но сразу предупреждаю, Василий Игнатьевич не тратит время попусту, болтая с каждым встречным, - он указал себе за спину, куда-то в конец коридора.
        Не успел я поблагодарить его за полезную информацию, как он кивнул и прошёл мимо меня. Видимо, уровень уважения здесь прямо сопоставим с уровнем знаний. Нет профессорского звания, будешь глупой чернью. Ну или местные светила науки настолько высокомерны, что могут соперничать с эльфами.
        Разумеется, никуда я записываться не стал.
        Не хватало ещё мне, как обычному смертному, ощутить на себе все прелести советской бюрократии. Насмотревшись высмеянных примеров из «Фитиля» и подобных ему юморесков, я понимал, что стоять в очереди, это почти всегда гиблое дело.
        Да и после общения с первым встретившимся мне «учёным», ректор, скорее всего, будет представлять собой нечто похожее. Чванливый служитель науки, который своей гордыней и спесью может отбить желание учиться у кого угодно.
        Хотя, возможно, это мне так не повезло.
        Может, я уже исчерпал запас удачи, которым меня одарила богиня Фатаэль.
        Значит, стоит попробовать в другом месте. Но перед этим понять, что не так с заклинанием мимикрии. Не зря же оно сработало как-то непонятно. Меня вроде бы увидели, как человека, но почему-то незнакомого. В чём же проблема?
        Единственный способ проверить, быстро провести короткий эксперимент.
        Слоняясь по институту, я выбрал трёх людей с презентабельной внешностью, которые, на мой взгляд, должны быть, как минимум, преподавателями. И столько же молодых парней и девчонок, внешне похожих на студиозов.
        С каждым, я заводил, словно бы, случайный разговор, чтобы понять, за кого они меня принимают.
        Спустя полчаса мне всё стало ясно.
        Чем выше уровень интеллекта и прагматичного восприятия реальности, тем меньше человек восприимчив к магии иллюзии. То есть, осознавая и веря лишь в практичную и сугубо научную картину миру, места для волшебства просто не остаётся.
        Мне стало интересно. А будет ли это влиять на боевую магию? Учёный, который доподлинно знает, что в его мире не бывает левитирующих шаров из огня, останется жив после соприкосновения с таким нестандартным «фактором»? Это сила веры или, наоборот, невероятное критичное мышление?
        Провести такой опыт у меня, правда, скорее всего, не получится. По крайне мере, в ближайшее время. Как-никак количество эфириума слишком мало. Возможно, у меня получится создать пламенный сгусток, размером не больше кулака. Но поэкспериментировать хотелось невероятно.
        Во мне вновь проснулся дух познания и заговорило исследовательское любопытство.
        Отложим пока эту теорию, но обязательно ей займёмся чуть позже.
        Выходя из института, я оставался в глубокой задумчивости. Оказывается, специализация играет огромною роль в советском обществе. Похоже, найти истинного мудреца будет невероятно сложно.
        Уверен, если я найду очередное высшее учебное заведение, то столкнусь там с теми же проблемами. И неважно, будет это математик, физик или биолог. Каждый из них изучает свою сторону реальности.
        Хотя, быть может, есть шанс встретить уникального человека, интеллектуально развитого и подкованного во всех сторонах познания. Этакого философа-мудреца-исследователя.
        И почему-то мне кажется, что найти его можно только в одном месте.
        Там, где пьют и общаются. Причём именно в такой последовательности. Видимо, для раскрытия многогранной людской души просто необходим алкогольный стимулятор. Главное, не перегнуть палку и держать правильный уровень опьянения. Где-то между бесом и ангелом. Тогда тебе и открываются все тайны мироздания.
        Так, во всяком случае, я видел эту, ещё одну уникальную человеческую особенность.
        И примеров этому вокруг меня великое множество. А значит, стоит найти хмельную харчевню, где собираются только умные люди. Или, считающие себя таковыми.
        Взглянув на стоящее в зените солнце, я понял, что делать это лучше вечером. Народ идёт с работы, хочет расслабиться, пообщаться, и мне всего лишь нужно попасть в правильную струю, что двигается от науки к философии.

* * *
        Заведение было презентабельным. Можно даже сказать, с оттенком роскоши. Я уже давно привык, что в СССР комфорт, понятие чрезвычайно редкое. И не потому, что здесь обитали сплошные аскеты, которым чужды материальные блага. Скорее, наоборот, здесь каждый хотел улучшить собственное благосостояние. Тем не менее массовая культура и агитационная пропаганда говорили об обратном. Хоть рубашку с плеча, ради величия страны. Не то, что буржуи всякие, за колбасу готовы мать родную продать.
        Напичканный подобными лозунгами, я получал мощнейший диссонанс, выходя в реальную жизнь.
        Будто существовало две действительности.
        Советская с экранов телевизоров, плакатов, книг и газет. А в противовес ей, бытовая с повсеместным алкоголизмом, постоянным воровством везде и всюду, с очередями за чем только можно.
        Вот такая здесь странная Явь и Навь.
        Сплетённые воедино, но с отчётливой гранью, проходящей внутри каждого обособленно. Кто-то истово верил в социализм, коммунизм и прочие версии идеального общества. Другие делали вид, что верили, но были сами себе на уме. Существовали и третьи, которые каждый день одевали новое платье в зависимости от погоды на улице.
        Так и сейчас, входя внутрь «кафе», а именно так было написано на вывеске, я ожидал стандартного набора местного общепита. Минимум, обстановки, максимум, пропускной способности. Но здесь всё оказалось немного по-другому.
        Тёплый приглушённый свет разливался медовым потоком, успокаивая и расслабляя. Еле слышная музыка, схожая с атональными переборами Тёмных эльфов, настраивала на особый лад. Запахи, неожиданно приятные и заманчивые, вызывали хороший аппетит. А мебель почти дотягивала до дварфовских стандартов. Массивная, но в тоже время удобная, выполненная из настоящего дерева. Меня, конечно, передёрнуло, но я напомнил себе, что местные дендроиды, почти не разумны, и это не убийство, а осознанная необходимость.
        В общем, оправдывал людей, как мог.
        Не начинать же здесь крушить всё, что не попадя из-за вековых эльфийских традиций?
        Даже будучи в гостях у гномов, я понимал, что лезть в чужой монастырь со своим уставом глупо и опрометчиво. Хотя они и старались к приезду нашей делегации убрать из своих покоев всё, что могло вызвать у нас неприязнь. И здесь сталкивалось самоуважение гномьих правителей против удачных переговоров.
        Стоил ли пожертвовать своей гордыней и убрать обычные деревянные стулья для послов, заменив их каменными табуретами? Гномы посчитали, что да.
        Но вот огромный каменный трон, инкрустированный самыми исключительными видами драгоценностей, металлов и редких пород деревьев они оставили.
        Всегда нужно знать грань.
        Кстати, тогда мы достигли полного взаимопонимания и подписали договор о взаимном ненападении и защите границ от зарождающейся Ватаги Клыкастых. Новопришлые орки почему-то решили, что тысячелетние рубежи можно так просто взять и нарушить. Во благо своего мелкого божка по имени Груумш.
        Но, всё оказалось не так легко, как им думалось.
        Крови тогда пролилось немало. Как зелёной, так и золотистой вперемешку с красной гномьей.
        Так что сейчас я лишь грустно вздохнул, поминая про себя жизни деревьев, отданные для чьего-то комфорта, и отправился к свободному столику. Но меня опередил субтильный человечек, что вежливо, но непреклонно остановил меня и спросил, бронировал ли я себе место.
        Удивлённый таким вопросом, я ответил, что нет.
        Тогда он, надев маску грустного понимания, попросил меня удалиться, так как на сегодняшний вечер всё занято.
        - Позвольте, но вот же передо мной пустой столик. Почему я не могу сесть сюда? - медленно закипая, сказал я.
        - Это для особых гостей. А вам бы Самуил Петрович, не по ресторанам шататься нужно, а дочку проведать. Она совсем уже извелась с этой вашей работой круглые сутки, - чуть понизив голос, произнёс он.
        Бедняга Самуил Петрович, если его посылает домой какая-то прислуга. Что ж, на этом можно и сыграть. Раз уж я вновь сошёл за знакомого, то и подсесть к первому попавшемуся человеку не составит труда. Главное, чтобы он был уже слегка подпитый и не слишком внимательный. Ну и слегка «блистал» интеллектом.
        - Разрешите присоединиться, - спросил я у двух мужчин пожилого возраста, которые выписывая какие-то формулы на хаотично разбросанных листах вокруг, умудрялись ещё и ополовинить фигурную бутыль с коньяком.
        Набравшись опыта в житейских мелочах, я сразу понял, что это подходящий вариант. Пьют не водку или самогон, а напиток более дорогой и изысканный. О чём-то рассуждают в полголоса, стараясь не потревожить остальных. И параллельно успевают выражать свои мысли в символах и знаках, словно подтверждая излагаемую теорию.
        - Да, да, Аркаша, присаживайся. Мы тут с Константином Евгеньевичем прелюбопытную вещицу обсуждаем, - не поднимая на меня глаз, произнёс один из них.
        Ну что ж, Аркаша, так Аркаша.
        Главное, что мимикрия действует, несмотря на их очевидный высокий интеллектуальный уровень. А значит, алкоголь не только улучшает социальные связи, но и расширяет горизонты восприятия. Иначе меня бы не приняли за своего.
        Никогда бы не подумал, что хмельные напитки будут так необычно проявлять себя вкупе с магическим воздействием. Прямо альтернативная алхимия в действии.
        - Вот смотри, Аркаша, здесь разнонаправленные векторы переходят в волновую функцию и начинают синхронизироваться. Ничего странного не видишь? - обратился ко мне второй старец.
        Нужно продолжать разговор, но я пока слабо ориентировался в теме. Так что пришлось импровизировать.
        - Вроде бы да. Но расскажите поподробней, - осторожно сказал я.
        - Вот, я же говорил Клементий Семёныч, ну не может такого быть. Даже студент первокурсник это видит! - вставил Константин Евгеньевич.
        Так значит, я попал правильно. Теперь нужно развивать беседу. И лучшим способом наладить контакт, безусловно, являлся коньяк. Аксиома, не требующая подтверждения.
        - Уважаемые, предлагаю выпить за науку! - провозгласил я, наполняя рюмки.
        Возражений не последовало. Что ж, вечер предстоял быть увлекательным и познавательным. Главное, контролировать возлияния и не превратить этих достойнейших мудрецов в алкашей с учёными званиями.
        Надеюсь, у меня получится…
        Глава 14
        Первое знакомство прошло успешно. Контакт налажен и значит, теперь можно продолжать развивать общение. Переходить на более «щекотливые» для местных учёных темы и, быть может, даже показать им немножечко магии. Так, чтобы не думали, будто это по пьяни привиделось.
        Конечно, вчера я только забрасывал удочку. Больше слушал, чем говорил. Там намекнул, здесь чуточку подправил и вот разговор уже идёт в нужном мне направлении.
        Но время бежит слишком быстро, да и бутылки пустеют стремительно. Так что, я решил вовремя остановиться и даже вызывался проводить мудрых мужей до их покоев.
        Уже прощаясь, заручился увидеться с ними следующим вечером в этом же месте.
        И со спокойным сердцем отправился домой.
        Вот только мне самому дойти оказалось не так-то просто. Несмотря на поздний час, мне на встречу двигалась, не сказать, чтобы трезвая компания. Причём явно агрессивно настроенная.
        Нет, они не кидались на каждого встречного. Да и кроме меня только по другой стороне улицы прогуливалась какая-то парочка. А так, вокруг царила тишина и покой. Нарушаемая только грубыми выкриками этой самой подпитой братии.
        Они юморили, сами смеялись над собственными шутками и чувствовали себя царями ночного города.
        И тут навстречу им иду я. Вроде бы знакомый, но какой-то молчаливый. Не поддерживающий общего веселья.
        - Эй, Борька, это ты что ли? Чего не здороваешься? - начал один из них.
        Рыжий, всклокоченный и весь какой-то разбитной, гулявый.
        Мне лень было отыгрывать их товарища. Особенно после беседы с по-настоящему умными людьми. А тут какая-то чернь лезет пообщаться, руку тянет. Да ещё в привычной для хмельных наглой и панибратской манере.
        Проигнорировав выкрик, я прохожу сквозь эту шумную ватагу и уже в спину слышу, что следует меня проучить.
        Неужели они просто не могут без этого? Доказать, унизить, ощутить себя главным? Животные инстинкты всегда выходят на первый план у простолюдинов. Особенно, когда у них снимаются кандалы адекватности. А пойло, которым они себя накачивают, как нельзя лучше помогает им в этом. Раскрепощает, освобождает и даёт свободу. Правда в их узком и невыносимо гадком понимании. Свобода делать, что хочешь без оглядки на других.
        И, к сожалению, в такие моменты они понимают лишь язык силы.
        Что ж, я дам и то, чего они хотят.
        Успокоения. И немного боли, что протрезвит их.
        Останавливаюсь и, не поворачиваясь, жду того, кто нападёт первым. Он будет показательной жертвой.
        Но в мой план вмешивается парочка, шедшая поодаль. Парень, видя, что намечается драка, спешит ко мне на помощь, отослав свою даму за подмогой. Поистине, высокий поступок. Особенно для человека. Другой бы просто прошёл мимо и ещё ускорил шаг. Но, видимо, у некоторых людей всё же есть чувство милосердия и сострадания. Жаль, что не у всех. Или хотя бы большинства.
        Вон, этим пропитым мордам точно не помешала бы капелька взаимопонимания и уважения к другим.
        Машу парню рукой, показывая, что всё нормально и лучше ему не вмешиваться. Но уже поздно. Парочка из компашки видит его и сразу же будто срывается с цепи.
        Придётся теперь и его спасать. Лишняя кровь мне на руках не нужна. Пусть это и всего лишь человек.
        Прыгаю на дорогу и, развернувшись, в лету снимаю из наручных самострелов двойку, которая уже замахивается на парня. Попадания, как всегда, точно в цель. Пьянь падает, как подкошенная. Наконечники всё ещё ношу тупые, так что пока они только без сознания.
        А вот и остальные пожаловали. Четыре, нет, пять тел двигаются на меня, беря в кольцо. Будто и не видели, что произошло с их товарищами. Или не слышали. Выстрелы-то бесшумные. Главное, что вот прямо перед глазами этот наглец Борька, что не здоровается и проходит мимо. Надо ему показать, что так нельзя поступать. Уважать заставить. Сейчас мы кулаки об его лицо и почешем. Я буквально читал их мысли, ощущал эмоции и знал, о чём они думают.
        Вот те трое, кто стоят по центру, хотят броситься одновременно. От такого никто не устоит. Какой-бы сильный боец не был. Но это, если говорить про людей. Эльфы же привыкли биться против превосходящего числом противника. Там, где враг давит количеством, перворождённые берут качеством.
        Шагаю назад, будто собираюсь сбежать, и провоцирую их рвануться вперёд. Предсказуемо срабатывает. А мне всего лишь нужен небольшой разбег, чтобы изящно взмыть в воздух и провести сложнейший удар, с пробежкой по головам противника.
        Обычно такие многофакторные связки редко срабатывают. Те же самые орки, перехватили бы меня уже на втором скачке. А гномы даже и не заметили, как кто-то пробежался по их массивным котелкам.
        Но люди… люди со своей золотой серединой просто не приспособлены к серьёзным битвам. Так, драки в кабаках или вот, как сейчас, по пьяни, на улицах.
        Даже воины из милиции, встретившиеся мне, оказались не готовы к моей скорости и силе. А у них должна быть боевая подготовка, хороший опыт в подобных делах.
        Да и «торпеды» Салавара только огнестрелом махать горазды. Легли в первые полминуты.
        Что уж тут говорить о какой-то подпитой швали, шатающейся по ночному городу. У них понимание честного сражения вообще отсутствует. А про уровень владения собственным телом в схватке я уже молчу. Дёргают руками бестолково туда-сюда, да толпой задавить хотят.
        Вот и сейчас, уже пролетая над ними, я, особо не спеша, выбрал точки, куда ударят мои ноги. Лоб первого, висок второго и затылок третьего. Наверное, для них всё произошло очень быстро. Но останавливаться я не намерен.
        Оставшиеся двое поняли, что связались с непростым противником и вытащили ножи. Хотя, скорее ножики. Размерами не больше моей финки, но формой напоминавшие кухонные приборы, а не нормальное оружие.
        Я даже не стал уравнивать шансы, доставая свою сталь. С них хватит и пары пинков.
        Уже на бегу, чуть приседаю и резко выкидываю ногу вперёд. Пользуясь инерцией, перевожу движение в широкий мах, и подсечкой сбиваю сразу обоих. Матерясь, они падают на землю. Мне же остаётся лишь подойти и закончить поток их ругательств хорошим пинком в грудь каждого. Как обещал. Мужики хрипят, пытаясь заново вдохнуть, а я прохожу мимо, чтобы посмотреть, что там с моим «спасителем».
        Всё это время он стоял столбом, выпученными глазами смотря, как я расправляюсь с этой грязной пьянью.
        Хотя всё закончилось довольно быстро, секунд двадцать по обычному времени, для меня будто прошло минут пять. Во время боя, я, словно, вхожу в свой собственный хронопоток, где мгновения растягиваются и замедляются, когда мне этого захочется.
        Разумеется, ощущения эти субъективные. Так, во всяком случае, говорили мои наставники. Но чем выше твой уровень, как воина, тем лучше ты можешь контролировать это состояние.
        Я себя к сверхбойцам не причислял. Понимая, что моя сильная сторона магия. А умение использовать своё тело, как оружие, присуще каждому уважающему себя эльфу с самого рождения. Собственно, как и невероятная меткость вместе с практически идеальной координацией. Недаром, Зелёный легион внушает страх и уважение по всему Альказару.
        - Эй, товарищ, с тобой всё хорошо? - успел спросить я, как услышал пронзительный звук свистка.
        Таким обычно пользуются патрульные милиционеры. А значит, убежавшая подруга успела привести помощь. Причём, довольно быстро. Не прошло и полминуты с начала драки.
        Общаться мне с ними не хотелось совершенно, поэтому убедившись, что с парнем всё хорошо, и он просто слегка ошалел от увиденного, я быстро ретировался.
        Добравшись до дома уже без каких-либо эксцессов, я понял, что жутко устал. Ведь даже перворождённым иногда нужно отдыхать.
        Сон пришёл быстро и забрал меня в чертоги Сеханин, богини грёз и сновидений.

* * *
        Целый день, я занимался магическими изысканиями и теоретическими исследованиями особенностей мира Земли. Всё ещё смутно и размыто мне виделось понимание отсутствия эфириума в этом слое реальности. Должна же быть какая-то замена этого важнейшего столпа мироздания. Как в физическом, так и духовном плане.
        Ну, не может целая реальность существовать только благодаря голой науке и обычным законам природы. Где-то здесь кроется подвох. Я определённо это чувствовал.
        Будем надеяться, что вечерняя встреча принесёт мне хоть немного понимания этой проблемы.
        И когда солнце стало клониться к закату, я, ни секунды не медля, ринулся к месту встречи. То же самое кафе-ресторан, что и накануне.
        В этот раз слуга встретил меня более внимательно. Учтиво поклонился и после моих слов, что меня ждут, вежливо сопроводил к столику, где уже дожидались Константин Евгеньевич и Клементий Семёныч.
        Похоже, в этот раз он принял меня за близкого друга этих учёных мужей и сразу же сменил снисходительный тон на более учтивое отношение. Особенно после того, как я положил ему в руку десять рублей и сказал, чтобы нас не беспокоили. Ну и намекнул, что если обслуживание будет качественным и незаметным, то после закрытия счёта, он получит ещё. Сегодня, я взял на себя все траты. Жест не только уважительный, но и благоразумный. Я, как бы, намекал мудрецам, что для меня главное знание и общение с ними, а не какие-то шкурные интересы. А значит, они могут не отвлекаться на всякие материалистичные проблемы, а полностью погрузиться в науку.
        - Что-то, Аркаша, вы сегодня сами на себя не похожи. Осунулись будто, похудели. Да и бледность нездоровая появилась. С вами всё хорошо? - вежливо поинтересовался Клементий Семёныч.
        Без алкоголя их критическое мышление вернулось на прежний уровень. А значит заклинание мимикрии работало немного по-другому. Но пока они принимают меня за человека, этого будет достаточно.
        - Да, всё нормально, просто не выспался, - коротко ответил я и сразу же перевёл разговор на нужную мне тему.
        После моих намёков о том, что окружающая нас действительность не одна, а всего лишь часть из множества, они переглянулись и будто подмигнули друг другу.
        - Молодой человек, мы уже давно ведём, так сказать, свободные изыскания в области мироустройства и строения вселенной. Пусть, конечно, это и не основной вектор нашей специальности, но плох тот учёный, который не старается постигнуть непостижимое. Как бы высокопарно и тавтологично, это не звучало.
        Так что, ваши слова о множественности реальностей для нас не новы. К сожалению, мы не можем полноценно обмениваться опытом и информацией с нашими зарубежными коллегами. Но по крупицам, что до нас доходят, мы видим, что не только нас одних мучает этот вопрос. Многие из учёного сообщества пытаются проникнуть в тайны мироздания. Причём, именно с этой стороны. Уникальна ли наша Вселенная или она одна из бесчисленного количества её параллельных версий?
        Вдвойне иронично, что наша прекрасная и великая страна, по сути, является вещью в себе. Миром внутри мира. И мы можем проводить некоторые аналогии, пусть и целиком умозрительные с многомировой интерпретацией товарища Хью Эверетта в контексте Советского союза, - Клементий Семёныч скупо улыбнулся и вновь вернулся к меню.
        - Полагаю, сегодня не стоит повторять вчерашние возлияния. Всё же мы не молоды, а секрета бессмертия ещё никто не открыл. Так что не будем создавать проблемы нашим замечательным эскулапам, а ограничимся безалгокольными напитками. Благо, здесь внушительный выбор отличных лимонадов и соков, - хитро поглядывая на нас, предложил Константин Евгеньевич.
        Мне ничего не оставалось, как согласится. Спорить и убеждать маститых учёных, что может всё-таки стоит сегодня выпить, было ниже моего достоинства. Может, в общении они и становились свободней, но уровень интеллекта алкоголь безусловно понижал. А сегодня я хотел подвести наш разговор к определённой точке. И, возможно, даже провести небольшую демонстрацию «альтернативной сверхфизики». Или правильней назвать её метафизикой? Не хотелось бы пугать старцев такими словами, как магия и волшебство. Всё же мы не собираемся сегодня пить, а значит, критическое мышлению будет превалировать.
        Поэтому будем играть словами. Но не смыслами.
        Истина, даже спрятанная под сенью образов и метафор, остаётся единой и непоколебимой. Так сказал Ракот Гневающийся, мой дальний предок по тёмной линии. Говорят, после этого он сжёг Дальние острова и забрал жизни почти у миллиона живых существ. И всё это ради истины. Пусть и настолько ужасной, что за неё необходимо расплачиваться кровью.
        - Как пожелаете, уважаемые. В любом случае, плачу сегодня я. Не хочу озадачивать вас такими мелочами, - вежливо сообщил я.
        - Аркаша, вы, конечно, человек хороший, но помилуйте, откуда у обычного студента такие деньги? Даже мы, получающие хорошую зарплату, не можем себе позволить ходить по ресторанам каждую неделю. Да и не в правилах советского гражданина заниматься чревоугодничеством и неумеренным возлиянием, - тактично спросил Константин Евгеньевич.
        - Разумеется! Я никак не хотел задеть вашу мораль и высокие нравственные нормы. Просто, так сошлись звёзды. У меня появились лишние деньги, и вчера я случайно встретил вас. Вот мне и захотелось продолжить наиинтереснейшую беседу, - ответил я, усмехнувшись про себя после слов о хорошем человеке.
        Знали бы эти профессора, кто на самом деле сейчас вместе с ними сидит за одним столом. Как минимум, у них появились бы сомнения в собственной адекватности, а потом и в реальности происходящего.
        Но это ещё подождёт. Подводить нужно аккуратно. А пока неспешный разговор перед закусками.
        Сделав заказ, профессора начали расспрашивать меня о студенческой жизни. Мол, им интересно, чем сейчас живёт молодёжь.
        Конечно, я старался не углубляться, а отделываться расплывчатыми фразами. И пусть я сам когда-то был студиозом, но прошло почти девять веков и многое позабылось. Ну, и отличия между обучением на Земле и в моём мире никуда не делись.
        Хотя какие-то общие моменты должны быть обязательно.
        Например, глупость и наглость. Юный ум всегда ставит под сомнения авторитеты. Стремится сбросить с пьедестала мэтров и показать, что свежая кровь лучше и продвинутей. Только забывая, что стоит ещё и правильно преподносить свою точку зрения. Без хамства, вызывающего поведения и в пределах допустимых рамок.
        Но какие границы у эльфа, что пересёк черту в сто или двести лет? Он же всё ещё ребёнок. Наивный и всё ещё познающий мир. Пусть и обладающий невероятной чародейской силой. И от этого ещё более опасный.
        Обуздать, научить управлять, и, самое главное, понимать, вот к чему стремятся преподаватели магической академии.
        Нам же, молодым перворождённым кажется, что нас во всём ограничивают, ущемляют и постоянно держат за малых детей. Это бесит, злит и заставляет совершать необдуманные поступки.
        И если некоторые ограничиваются нелепыми шутками или глупыми подколами, то другие стараются показать себя в более серьёзных делах. Зачастую не понимая, насколько это опасно для них самих.
        Вспомнить хотя бы тот случай с химерой.
        О нём я, кстати, и расскажу Константину Евгеньевичу и Клементию Семёнычу. Разумеется, иносказательно, и, заменив, химеру на какое-нибудь местное опасное животное. Хотя это существо обладает определённым, пусть и чудовищно извращённым разумом, но чаще его воспринимают, как зверя. Пусть и дьявольски хитрого с особыми инстинктами, воспитанного на безумии и пожирании чужих пороков. Но именно тот случай показал, насколько умной может быть тварь, если ей дать хорошую мотивацию. Например, заразить личинками Хаоса всю магическую академию.
        Вот пусть и послушают господа уважаемые человеческие учёные, как с такими проблемами справляются эльфы. Правда, вместо них придётся упоминать обычных земных студентов, но суть истории я постараюсь сохранить.
        Надеюсь, это их развлечёт и натолкнёт на правильный лад.
        Главное, не забывать, что всё это случилось здесь, в советской реальности.
        Химера, Король, которого не было и два студиоза с манией величия, решивших изменить кое-какие правила.
        Глава 15
        - Вы, Аркаша должны понимать, что наука не может полагаться на фантазии и неподкреплённые выдумки. Воображение, это, конечно, хорошо, но факты ещё лучше. Безусловно, теоретизировать можно о чём угодно. Пробовать, раскрыть принцип работы ступы у Бабы Яги. Или биологически обосновать бессмертие Кощея. Но пока это всего лишь сказки, без физических подтверждений. А значит, относиться к ним серьёзно может лишь очень наивный человек, либо откровенный профан. Обе разновидности в серьёзной науке долго не задерживаются, - вещал Константин Евгеньевич.
        Одновременно он покручивал на вилке крохотный сопливый грибочек, словно размышляя, есть или не есть. И только закончив последнюю фразу, будто в подтверждение своих слов, отправил закуску в рот. Мол, и вас так же распробуют, а потом употребят.
        - Но позвольте, а как же знаменитая работа одного американского коллеги, запамятовал его имя, о воздействии фиктивного знания на объективную реальность? Там как раз сфабрикованные доказательства подтверждали очень спорную теорию о возможности антигравитации, - возразил Клементий Семёныч.
        - Дорогой друг, вы путаете с фантастическим рассказом, написанном по такому же принципу. Там группе учёных показали видеосъёмку с работающим антигравитационным ранцем. Мол, какой-то гений из глубинки изобрёл. На первом испытании он парил над землёй без использования каких-либо привычных устройств. Микропропеллеры, реактивная струя или что-то подобное зафиксировано не было. Лишь небольшой рюкзак с торчащими проводами на спине. И уже во время приземления произошёл взрыв.
        Военные, которые всю кашу и заварили, клялись, что всё по-настоящему и у них, кроме визуального подтверждения, есть ещё и фрагменты этого уникального движителя.
        Собственно, после этих демонстраций всем и дали задание повторить успех неизвестного таланта. Вроде как, психологическое обоснование есть. Мотиваций полные штаны.
        И что вы думаете? В финале повествования всё получилось, как и задумывали. Группа создала-таки работающий прототип антигравитатора, - сделав глоток вишнёвого сока, профессор продолжил, - Разумеется, в реальном мире всё происходит немного по-другому. И увиденной или услышанной сказки недостаточно, чтобы создать или открыть что-то новое. Нужна кропотливая и планомерная работа. Десятки, если не сотни экспериментов. Проверка всего и вся. И тогда, возможно, вы сделаете шаг в верном направлении. А не какая-то мистика вперемешку с псевдонаукой.
        - Да, да, кажется, припоминаю. Но каков замысел? Какая острота идеи! Ведь всё начинается именно с неё. Мысль, которая рождает действие. Логическая цепочка, ведущая нас к познанию вселенной.
        - Главное, чтобы эта дорога не оказалась тупиком. Взять хотя бы древних алхимиков, которые столько времени возились с философским камнем. Потрачено море сил, ресурсов, да и жизней, в конце концов. Трансмутация вот-вот! Где-то там! Случится и всё возместится. А что в итоге? Очередная фантастическая байка, - возразил Константин Евгеньевич.
        И тут я аккуратно решил вставить свою мелкую монету.
        - Уважаемые, а что если у вас будут прямые доказательства существования неизвестных науке феноменов. Уверит ли это вас в их реальности? Или вы до последнего будете искать опровержения увиденному?
        - Аркаша, я, безусловно, люблю инициативу. Особенно от подрастающего поколения. Но всё чаще и чаще я наблюдаю обычные фокусы, а не действительно подтверждённые явления. Так что моя вера в неизведанное слегка подугасла. И даже извечное любопытство учёного начинает давать сбои, - ответил математик.
        - В кои-то веки соглашусь с вами коллега. Я хоть и сторонник новых и необычных идей, но последнее время даже с ними какой-то кризис. Всё уже где-то было. Поэтому удивить меня сложно, - поддержал его Клементий Семёныч.
        - Ваш подход мне понятен. Значит, факты и только факты? - с тонкой ноткой юмора подначил я их.
        - А как же иначе? Мы учёные, а не собиратели всякой паранормальщины. Хотя, большинство обывателей не делает различий между нами и какими-нибудь шарлатанами, которые советуют заряжать воду или прикладывать иконы к больному месту. И там, и там непонятно. Одни прикрываются формулами, другие заклинаниями.
        Вот раньше! Каждый советский человек радел за науку и её достижения. Стремился получить высшее образование. Двигать вперёд горизонты познания и критически мыслить. А сейчас что? Бесовщина и без попов возвращается, - сокрушённо закончил физик.
        - Хорошо. А как вы отнесётесь к небольшой демонстрации?
        - Демонстрации чего?
        - Раз уж мы сегодня говорили об иллюзии и всяких фокусах, то скажем левитации. Та самая пресловутая антигравитация, но с биологической основой. Никакой техники, только голый разум и тело. Вас это убедит, как тех учёных из фантастической истории? Заставит искать обоснование? - перейдя на серьёзный тон, спросил я.
        - Аркаша, вы точно сегодня не пили? Может до нашей встречи немного приложились? Иначе, я не понимаю вашей шутки, - строго сказал Константин Евгеньевич.
        - А я и не шучу. Единственным важным моментом будет полная конфиденциальность нашего «наглядного эксперимента». То, что вы увидите, должно оставаться только между нами.
        - Хм, заинтриговали, так заинтриговали. Я, конечно, уверен, что здесь кроется какой-то подвох. Но почему бы не попробовать. В конце концов, что мы теряем? Ведь так, Клементий Семёныч?
        - Согласен. Заодно можно и прогуляться. Погода сегодня великолепная. Да ещё и луна полная, - подтвердил он.
        Закончив ужин, мы вышли из «ресторана» и, неспешно прогуливаясь, направились к городскому парку. Место мне знакомое и после захода солнца достаточно уединённое. Особенно, если отойти подальше от аттракционов и асфальтированных дорожек.
        И выбрал я его не случайно. Лишние глаза мне не нужны. Особенно, после того, как я сниму заклинание мимикрии и стану самим собой.
        Конечно, здесь существует определённый риск. Господа профессора могут не просто удивиться моей смене внешности, но и запаниковать. Убежать со страху, начать кричать, звать на помощь. Для меня такое внимание просто опасно. Может примчаться пресловутая стража, а снова вступать в конфликт на ровном месте глупо. Тем более, милиция, скорее всего, уже ищет именно меня. После того, как распался «зеркальный двойник», ко мне возникнет множество вопросов. Особенно, как я это сделал?
        Так что пока будем стараться сохранять таинственность и загадочность.
        Для начала, не показывать свою прекрасную внешность истинного эльфа. Натяну капюшон посильнее, повернусь спиной и аккуратненько так полевитирую секунду-другую. Потом снова использую мимикрию и, уже потом спрошу у старцев, изменил ли я их точку зрения или нет.
        Сказано - сделано.
        Мы останавливаемся на краю крохотной полянки. Отойдя на пару шагов, я накидываю капюшон и становлюсь к учёным полубоком. Одним импульсом снимаю заклятье и сразу же активирую «Сапоги Поднебесья». Вещь довольно простая и используется не для полноценного полёта, а, скорее, чтобы достать какую-нибудь книгу с верхней полки. Впрочем, на другую версию заклинания у меня просто не хватило бы сил. Всё же эфириум пусть и возобновляем, но в наличии у меня крохотная его крупица. Так что и магия будет миниатюрная.
        Но, будем надеяться, и этого хватит, чтобы пошатнуть скептицизм мудрецов.
        Лениво взмываю на человеческий рост вверх и, попарив там какое-то время, медленно опускаюсь вниз. Смотрелось, наверное, эффектно. Высокая фигура зависла в воздухе на фоне сияющей полной луны. И всё это под аккомпанемент цикад и редкие вскрики ночных птиц.
        Заново «надеваю» мимикрию и только после этого поворачиваюсь к профессорам.
        - Занятный оптический фокус. А что с вашим ростом и одеждой? Почему они тоже изменились. Какое-то особое преломление света? - пожевав губами, совершенно спокойно спросил Клементий Семёныч.
        Что ж, вот именно такой реакции я не ожидал. Но всё лучше криков и беготни. А значит, работаем дальше.
        - Можете проверить окрестные кусты, здесь нет никаких зеркал, - возразил я.
        - Помилуйте, милейший, какие зеркала? Это же прошлый век. В проецировании изображений чаще используют лазерные лучи. Нужно лишь хорошее открытое пространство. Чтобы без искажений. Есть ещё вариант модулируемого светового поля. Наши ребята на кафедре оптики и не таким балуются, - усмехаясь, ответил он.
        - Тогда обыщите хоть весь парк! Нет тут никаких приборов и скрытых механизмов! - начиная закипать, вскрикнул я.
        - Но-но! Давайте без фанатизма. Согласен, шутка вышла достойная. Я почти поверил в то, что обычный студент Аркадий Тёркин смог побороть гравитацию и взлететь вверх. Но вас подвела обычная проблема, которая возникает при подобных «показательных выступлениях».
        - И как я же? - не сдерживая сарказм, спросил я.
        - Место и время. А ещё отсутствие измерительной техники. Слишком много этой ненужной таинственности. Привели нас в лес, ночью, никого вокруг нет. Вот и думай, фокусник это, который нагоняет мистики и загадочности или действительно необъяснимое явление, которое удаётся увидеть лишь избранным, - не применил сыронизировать он, ответив мне той же монетой.
        Я уже хотел бросить что-то едкое и эмоциональное, но вовремя себя остановил. Негоже аристократу и перворождённому идти на поводу у человека. Пусть мудрого и культурного. Но всё ещё варвара, хотя бы в плане магии.
        Совсем уже тут со своей технологией с ума посходили. Собственным глазам не верят.
        Ну, ничего, сейчас я им помогу. Уверовать!
        Применять «Сапоги Поднебесья» можно не только на себе. Вот как раз пусть эта парочка и полетает чуть-чуть. Конечно, поднимутся в воздух они совсем немного. Всё же масса играет роль. Но необычные ощущения я им обеспечу точно.
        Отхожу в тень и, не обращая внимания на удивлённые взгляды учёных, творю ворожбу.
        Мгновение и, испуганно ойкнув, они вдвоём начинают отрываться от земли, медленно планируя, смещаются влево. Под ногами Константина Евгеньевича и Клементия Семёныча пустое пространство. Никаких зеркал, прозрачных верёвок или каких-то лазеров. Только простая и понятная магия.
        Подержав их в воздухе ещё с десяток секунд, чтобы они точно прониклись важностью момента, осторожно деактивирую заклинание и возвращаю их в привычное положение.
        - А вот это уже наглость! - отдышавшись, обратился ко мне математик.
        Подойдя ближе, я вопросительно поднял бровь.
        - Предупреждать же надо! У меня вот сердце слабое. Раз и всё. Левитировал бы тут мой труп, а вам его ловить потом пришлось, - возмущался он.
        - Действительно. Аркадий, если вы так уверены в своих силах, то зачем проявляете всё это так неожиданно, да ещё и с пожилыми людьми? Давайте соберём консилиум, проведём опыты, измерим ваши способности, найдём обоснование, - поддержал его физик.
        Я лишь нахмурился. Не рассказывать же им о том, что меня разыскивает, как милиция, так и местные лиходеи. Замкнутый круг получается. Приду я к ним в институт, считай, сразу в лапы законников сдаюсь.
        Нет, тут нужно аккуратней, хитрее.
        - Можно и так, уважаемый Клементий Семёныч. Но подумайте, сколько это привлечёт ненужного внимания и шума. Этим обязательно заинтересуются компетентные органы, и уж они не будут церемониться. Отнимут у вас «открытие» и даже спасибо не скажут. Потому и обратился к вам напрямую, чтобы оставить знания науке, а не каким-то солдафонам.
        Переглянувшись, профессора какое-то время молчали.
        - В ваших словах, есть доля истины. Просто так заниматься исследованиями нам никто не даст. Боевая мощь страны важнее всего. А сейчас, во время «холодной войны», так вдвойне. Уверен, ваши умения сразу захотят поставить на военные рельсы. И там уже к изучению феномена будут подходить с другой стороны. Причём, используя совсем не гуманные способы, - произнёс Константин Евгеньевич.
        - Вот-вот! Тогда, может, стоит задуматься о дальнейшем нашем с вами общении, но в более закрытой форме? Не ходить по ресторанам, а заняться планомерной работой по выявлению основы моих способностей, - подтвердил я.
        - Постойте. Вы всё время говорите о них во множественном числе. Что ещё вы умеете? - настороженно спросил физик.
        - О! Много чего! Но не всё сразу, уважаемые, не всё сразу. Рад, что мне удалось заинтересовать вас. Значит, можно надеяться на ваше молчание и понимание нашей ситуации?
        Учёные почти синхронно кивнули. Я понял, что зацепил их. Теперь, главное, довести дело до конца. А для этого действительно понадобится лаборатория, технические ресурсы и знающие люди. Пытаться научно объяснить магию, это та ещё задача.
        Причём делать всё это предстоит в тайне. Лишних контактов с местными властями мне совершенно не хотелось. Первый опыт показал их примитивность, грубость и откровенно низкий уровень интеллекта.
        В конце концов, что с них взять? Стража, она и есть стража. Это даже не полноценные воины, так охрана.
        Конечно, я могу ошибаться, и советская армия - это концентрат острого ума и великолепной подготовки. Но пока всё говорит об обратном. Из людей бойцы, так себе.
        Что-то среднее между орком, болеющим чумой и медвейлем, который вместо палицы взял в руки меч. Хилое, медленное, глуповатое создание, идущее напролом без какой-либо тактики и стратегии. Спасают их лишь как раз творения механиков и учёных. Огнестрелы, различные машины и приспособления. Будто костыли для немощного.
        В любом случае, лишнее внимание с этой стороны мне было совершенно не нужно.
        - Что ж, тогда предлагаю продолжить наши «эксперименты» завтра на свежую голову и в более удобном месте, - предложил Клементий Семёныч, - у меня как раз есть ключи от нашей институтской лаборатории и если правильно договориться со сторожем, то о нас даже не вспомнят.
        - Насколько я понимаю, «договориться», это значит дать ему денег на выпивку? - показал я знание местной культуры.
        - Что вы, Аркадий! Деньги, это взятка. Здесь лучше бартером, по старинке. Пару бутылок и крепкое рукопожатие, - усмехнулся физик.
        Мне оставалось лишь пожать плечами. Водка, так водка. Похоже, здесь существовал ещё один эквивалент валюты, её жидкая версия. Универсальная и подходящая для всех.
        - Хорошо, тогда решёно. Встретимся возле института в девять вечера. Тогда уже самые ретивые студенты и преподаватели отправятся по домам, а уборщицы закончат свою работу. А значит, нам никто не помешает, - подытожил математик.
        Попрощавшись, мы разошлись в разные стороны.
        Уже подходя к своему жилищу, я почувствовал лёгкий укол интуиции. Предчувствие редко обманывало меня, впрочем, как и любого эльфа.
        Что-то было не так.
        Колкие мурашки пробежали по всему телу и заискрились холодной волной на висках.
        Опасность!
        Проверив, на всякий случай, самострелы, я сменил болты на левой руке. Теперь там стояли боевые острия. Не сказать, чтобы я боялся, но приготовился.
        Плюс ещё «повесил» в готовность одно из малоприменяемых заклинаний «заморозки». Разновидностей их множество, но количество эфириума у меня мизерное, так что пришлось остановиться на «Полярном Сиянии». Эффект там больше заградительный, чем обездвиживающий или уничтожающий противника. Температура падает лишь чуть ниже точки замерзания воды и всё вокруг пестрит разноцветными всполохами. Минимальный урон, зато бьёт по площадям. А так как я не знал, с какой стороны придёт угроза, то лучше обезопаситься таким способом. Как минимум, отвлечёт врага и слегка его замедлит. А уж дальше, я сам закончу начатое.
        Подниматься на лифте я не стал. Пусть этот механизм привычен для людей, но для меня он оставался всего лишь коробкой, подвешенной на тросе. А в ограниченном пространстве вести бой сложновато. Тем более, если ты не можешь самостоятельно оттуда выбраться.
        Да и быстрее по лестнице. А в моём случае ещё и безопасней.
        Бесшумно ступая, я тенью пронёсся через несколько этажей и остановился за один лестничный пролёт от своей квартиры.
        Там кто-то был. Копошился грузной фигурой, громко и тяжело дышал, позвякивая чем-то металлическим.
        Меня ждали.
        И стоило выйти из лифта, как сразу бы приняли в горячие объятья. Знать бы ещё кто это? О моём новом месте жительства знал только Хорёк. Но я его благополучно отправил отдыхать. Если, конечно, кто-то не перехватил Сашку по дороге. Тогда всё сразу становится понятным.
        Салавар и его дружки. Это вероятней всего.
        Вот сейчас и проверим, научились его «торпеды» чему-нибудь? Или так же и будут лезть напролом, получая болтом в лоб.
        Неслышно ступая, я поднялся на пару ступенек и чуть выглянул вверх. Переминаясь с ноги на ногу, двое, одетых в странные доспехи, воинов косились на створки лифта.
        Один из них отвёл взгляд и посмотрел на лестницу. Я оказался быстрее, успев спрятаться.
        Что ж, давайте поиграем.
        Эльф против лиходеев. Круг первый. Начали!
        Глава 16
        Первый выстрел попал в цель. За ним сразу же второй. И вот я мчусь по лестнице, чтобы сделать контроль. Всё же на них доспехи, пусть и непривычного для меня вида. Тёмные, будто из кожи, но с матовым оттенком. Да и шлемы с прозрачным забралом. Выглядит хлипко, но кто их знает. Люди хитры на выдумку.
        И вот первая проблема. Мои болты только слегка оглушили их. Потряхивая головой, они поднимались с колен и уже направляли на меня автоматы. Короткие, размером не больше руки, выглядящие совсем неопасно.
        Но я знал, что их пули легко могут пробить мой плащ. Пусть он и сделан из кожи василиска, но всё же имеет предел прочности. Клинки и любое другое холодное оружие не причинят ему особого вреда. А вот огнестрелы, пусть даже и не гномьи, вполне могут оставить дыру. Да и во мне наделать лишних отверстий.
        Поэтому заканчивать эту схватку нужно быстро.
        Вот только у богини Фатаэль на этот счёт оказались другие планы.
        Для начала, им на подмогу выскочила ещё одна боевая двойка, которая дожидалась меня в квартире. Те, к счастью, были без брони, но в руках тоже держали оружие.
        Не давая им ни секунды, я прыгаю вперёд и практически в упор разряжаю оба своих арбалета в живот каждому. Я всё ещё не хочу убивать, так что стреляю не в голову или сердце. Болты с тупым наконечником отскакивают от доспехов, а вот острия, выпущенные с левой руки, остаются торчать.
        Судя по их телодвижениям, рана, как я и рассчитывал, не смертельная. Инстинктивно каждый из них хватается за древко, выпуская автоматы из рук. Отличный шанс, чтобы убрать этих двоих с горизонта.
        Хватаю их за шлемы и раскатисто бью друг об друга. Сил не жалею. Стучу так, что трескаются забрала. Воины обмякают и сползают на пол.
        Теперь другая двойка.
        Они всё ещё стоят у двери, в шоке от происходящего. Только, только поднимают огнестрелы, а я уже мягким движением скольжу к ним. Запах человеческого пота и страха. Хватаю их за руки и резко дёргаю вниз. Гремит выстрел. Рефлекторно кто-то из них нажал на спусковой крючок. Второго шанса я не дам. Выкрутив кисти по максимуму, слышу знакомый хруст. Здесь работаю на полную. Захотели драки, получайте настоящую битву. С болью, кровью и страданиями.
        Они не успевают кричать. Вижу открытые в вопле рты, но звука нет. Я быстрее их. По телу будто пробегают молнии, и, рвущаяся наружу, мощь высвобождается в невероятном ударе плечом, что впечатывает противников в стену.
        По закатившимся белкам глаз, понимаю, что они потеряли сознание.
        Где-то за спиной слышу возмущённый голос, грозящий вызвать милицию. Доносится он от соседней двери и на мгновение отвлекает меня.
        Этого достаточно, чтобы с верхней лестничной площадки начали стрелять.
        Дробным грохотом рассыпаются выстрелы, и одна пуля находит свою цель, зацепив моё левое бедро. Чиркнув по касательной, она оставляет кровоточащую царапину и заставляет меня поморщиться.
        Не всё так просто, с этими людишками. Подготовились, продумали засаду.
        Слышу топот снизу.
        Значит, группу собрали внушительную. Знали за кем идут.
        Биться по-честному бессмысленно. Особенно в таком крохотном пространстве. Нет свободы манёвра. Сомнут и не заметят. Только сначала расстреляют, как живую мишень.
        А значит, пришло время магии.
        Шагаю в открытую дверь своего жилища. Всё же ворожба требует времени. Пусть я и подготовил заклинание заранее. А колдовать под летящими пулями, занятие так себе.
        Встряхиваюсь. Концентрируюсь. Складываю пальцами четыре последовательных жеста и пропеваю короткую фразу на древнеэльфийском. Параллельно снимаю с себя мимикрию и вливаю освободившийся эфириум в «Полярное сияние».
        Эффект мгновенный. Ярко вспыхивают разноцветные ленты и, кружась, мечутся в разные стороны. Кожу холодит, и я ощущаю, как морозная сфера начинает стремительно расширяться.
        Теперь у меня есть буквально пара секунд, чтобы пробить заслон, поднимающийся снизу и вырваться на свободу.
        Температура стремительно падает, а сияющие всполохи, просачиваясь сквозь стены, начинают обволакивать весь дом.
        Не уверен, что остальным жильцам понравится такая внезапная иллюминация, вместе с резким похолоданием. Но заклятье держится недолго, так что через полчаса всё вернётся на свои места. Мне же не стоит долго задерживаться, эффект неожиданности нужно использовать по полной.
        Вылетаю из квартиры и одним диким прыжком оказываюсь на площадку ниже. Там уже собралась целая толпа воинов, что покрывшись тонкой коркой инея, не понимают, что происходит. Они всё ещё настроены агрессивно и держат в руках оружие, но моё появление застало их врасплох.
        Понимаю, что протолкнуться сквозь них практически невозможно. А значит нужно прокатиться.
        Не останавливаясь, бью ногами в грудь ближайшего. Он срабатывает первой костяшкой домино и начинает заваливаться назад. Добавляю ещё и вижу, что вся ватага скользит и падает друг на друга.
        Теперь дело за малым. Чуть присев, с разгона ныряю вперёд и качусь по их телам. Кто-то пытается меня схватить, ещё один направляет в мою сторону оружие, но скорость слишком высока. Да и крохотная ледяная сыпь вокруг мешает. Им, но не мне.
        Проскользив дальше, я кувырком гашу инерцию и, уже вскочив на ноги, бегу вниз по лестнице.
        Выскакиваю из подъезда, готовый ко всему. Но вокруг пусто. Только вдалеке стоит машина с включёнными фарами, но в ней лишь водитель. Который, увидев меня, сразу же стал что-то наговаривать в чёрную коробочку. Я знал, это местная дальнесвязь. Рация называется. В фильмах таким способом вызывают подмогу.
        А это уже лишнее.
        Биться с превосходящими силами противника, конечно, по-геройски. Но остаётся ещё такая вещь, как глупость. И между ними очень тонкая грань. Чувство личной чести подсказывало мне, что сейчас лучше переждать. Накопить сил, продумать и уже после наказать наглецов, что посмели охотиться на меня, будто я какая-то дичь.
        Не замедляя бега, я помчался прочь. Мне предстояла долгая ночь.

* * *
        Итак, для начала стоит вернуть мимикрию на место. Затем провести ревизию собственных карманов. Обычно, я всё своё ношу с собой, но лишний раз перепроверить стоит.
        В запасе у меня остатки советских денег, три бумажки по сто и груда мелочи. Ключ от, теперь уже потерянного, жилища. Разряженные наручные арбалеты и финка в голенище сапога.
        Да уж, не густо.
        Хотя, сюда я прибыл тоже не особо нагруженный вещами. Да и местные стражи хорошенько меня «почистили». Если о кинжале и поясном ремне я особо не сожалел, то фамильные перстни были дороги мне, прежде всего, как память. И вернуть их очень бы хотелось.
        К сожалению, пока такие эскапады мне недоступны. Брать штурмом отделение милиции идея вызывающая, но откровенно бредовая.
        Вот, если бы магия работала, как нужно, то тогда, да. Проблем никаких. Взял заклинание «Мифриловая кожа» вместе с «Гранью времени» и пошёл себе прогуливаться, покрытый непробиваемой бронёй по замершему в течении Хроноса зданию.
        Ну, или можно просто вызвать какого-нибудь демона, чтобы всё сделал за тебя. Тот же Пожиратель Душ второй степени справится на раз, два. Ещё и доволен останется, что накормили. Потом ещё просить будет, чтобы вызвали.
        Но это, к сожалению, пока только фантазии.
        Эфириума у меня, всего лишь капля. Да и ту приходится рециркулировать постоянно.
        Так что, даже с ночлегом мне придётся возиться самому.
        Я знал, что в городе есть гостиница, но прийти туда без документов бессмысленно. Великий советский паспорт с пропиской у меня отсутствовал. А та потрёпанная книжица, что была документом Штыря, осталась у него дома. Когда мне пришлось снять «зеркального двойника» надобность в нём отпала.
        Да и если б он был при мне, то воспользоваться им не получилось бы. Фотография стоит другая.
        Поэтому единственным вариантом где-то переночевать оставалось кладбище. Место спокойное и безлюдное. Да и лесок рядом. Хотя, как раз в нём, иногда обитают алкаши и всякие маргиналы. Так что лучше ограничиться мягкой травой возле какой-нибудь могилы.
        Комфорта, конечно, ноль, но в военных походах и дальних странствиях случалось спать и прямо на голой земле. Вот и вспомним былое.
        Решив так и сделать, я скорым шагом отправился на окраину города.

* * *
        Утро встретило меня ласковыми лучами солнца и вежливым покашливанием рядом.
        - Кхм, уважаемый, не будете ли столь любезны, чтобы немного подвинуться. Тут тара одна завалялась. Я ещё со вчерашнего дня приметил, - услышал я тихий голос.
        Сначала я удивился, как не заметил этого человека. Эльфы всегда спят чутко и настороженно. Но, открыв глаза, понял, почему моя интуиция не объявила тревогу.
        Передо мной, переминаясь с ноги на ногу, стоял самый обыкновенный нищий. Здесь их называли бомжами.
        Потёртый пиджачок с выцветшей тельняшкой, заплатанные коричневые брюки и разные башмаки. Вот и всё его скромное одеяние. На меня смотрели запавшие серые глаза все в паутинках морщинок. Всё остальное лицо скрывала кудлатая серо-седая борода.
        В руках бедняк держал, знакомую мне, авоську, в которой уже звенело полдесятка пустых бутылок.
        Поднявшись, я сделал шаг в сторону и понял, что до моего прихода здесь кто-то знатно пировал. Но аккуратно. Весь мусор после себя убрал, оставив лишь «добычу» для бомжа, прислонив её с другой стороны могилы.
        Жестом показав, что он может забирать тару, я на мгновение задумался, как низко пал. Аристократ, ректор магической академии, высокорожденный эльф и вот ночует на человеческом кладбище, да ещё и в компании нищего, собирающего бутылки.
        Смешно или грустно? Сложно сказать. Жизнь череда взлётов и падений.
        Что ж, теперь сидеть сложив руки? Или бороться? Выбор, особенно для эльфа, очевиден.
        - Товарищ! А не хотите ли вы немного подзаработать? - спросил я нищего.
        - Хм, не откажусь. Если только там нет ничего криминального, - осторожно ответил он.
        Отлично! План выкристаллизовался у меня в голове практически сразу.
        - Разумеется. Всё в рамках закона. Вам всего лишь нужно передать одному человеку записку. И, вернувшись обратно, рассказать, как он отреагировал.
        - Эээ, а мне по морде не дадут? Вдруг там что-то такое?! - испуганно спросил нищий.
        - Не волнуйтесь. Он как раз ждёт от меня весточки. Скажем так, он даже будет рад получить письмо от меня, - успокоил я его.
        - Ну, тогда можно. А сколько дашь? - в его глазах загорелся алчный огонёк.
        Я выгреб из кармана всю мелочь и показал ему.
        - Половину сейчас, остальное, когда вернётесь.
        - Ох, да тут рублей двадцать, не меньше! Я мигом, одна нога тут, другая там! - воодушевился бомж.
        - Вот и хорошо. Но сначала раздобудь мне писчие принадлежности. Бумагу, карандаш, что-то такое.
        - Так у меня всё с собой есть. Я тут недавно на помойке у канцтоваров рылся, штук пять тетрадок, почти новых, нашёл, чутка порванные, но сойдут. И ручка имеется. Только она почти кончилась. Но на страничку, думаю, хватит, - порывшись у себя по карманам, сообщил он.
        - Может, вы тогда и напишите? А то у меня почерк оставляет желать лучшего.
        Конечно, я лукавил. Особенности советской, то есть русской письменной речи мне так толком и не дались. Хотя, если быть честным, то я особо и не практиковался. Сигилы и руны чертить, конечно, посложнее, но там века практики, а здесь я нахожусь чуть больше недели. Так что помощь этого человека, мне просто необходима.
        - Ммм, ну давай. Рубчик за труды накинешь? - наглея, согласился нищий.
        - Хоть два, если всё точно изложишь. Готов записывать?

* * *
        Я ждал. Спокойно и уверенно. Знал, что он придёт. Такие не бросают дело на полпути. Жажда мести, чувство неудовлетворённости, всё это определённо не даст ему проигнорировать просьбу о встрече.
        Самое главное, чтобы он не взял с собой слишком много «торпед». В записке я указал, чтобы он пришёл один. Но такие люди, редко всё выполняют в точности. У них свой мир, свои законы.
        Вот только психология одинакова для всех.
        И Салавар купился.
        По словам бомжа, сначала «вор в законе» покраснел, как рак, потом сплюнул и, смяв бумажку, сказал передать, что он придёт.
        Место для встречи я выбрал людное. Чтобы не было соблазна сразу начать драку. Вроде, как поговорить, решить проблему встретились. А не сразу смертоубийством заниматься.
        Так что, уже знакомый мне парк, подходил идеально. Был тут один занятный аттракцион, который назывался «Зеркальный лабиринт». Иронично, ведь заклинание, составляющее основу моей задумки, носило почти такое же имя.
        В конце аллеи появилась фигура Салавара. Как я предполагал, пришёл он в копании четырёх «торпед». Массивные бойцы, держали своего хозяина, словно в защитном квадрате.
        Опасается меня «вор в законе». Понял, что просто так я не дамся. И не понимает, зачем вообще нужна эта встреча.
        Ну что ж, подержим немного интригу. Пусть поволнуется, посоображает, что да как.
        - Ну, здравствуй, Штырь или как там тебя? Миндарис! Новую маску на себя нацепил? - прищурившись, ехидно спросил он.
        Сразу понял, что, несмотря на знакомый вид из-за мимикрии, перед ним стою именно я.
        У самого главаря лиходеев лицо ещё хранило следы моей работы. Оплывшие синяки, куча ссадин и порезов. Ну и выправленный нос, как финальный аккорд.
        - Лучше, чем твоя морда, - холодно ответил я.
        Я знал, что он ненавидит меня. Унизить его перед своими же, причём два раза. За такое могут убить. Особенно в такой бандитской среде, где ценится только сила и воля.
        Его эмоции понятны и ясны для меня. Именно поэтому, я так аккуратно подводил его к следующему шагу.
        - Слышь, падла, ты не думай, что бессмертный! И на тебя пика найдётся! - прорычал Салавар.
        - Как вчера, например? Или, когда ты на квартиру Штыря ментов навёл?
        У «вора в законе» задёргался глаз. С трудом сдерживая себя, он сквозь зубы процедил:
        - С суками поступаю по-сучьи.
        Я усмехнулся про себя. Значит, он всё-таки сдал. Своими руками не смог, так к более сильным обратился. Хотя никогда не признает свою слабость. Что ж, это ещё раз подтверждает, что мой путь с этой «серой властью» расходится.
        У них нет понятия чести. А то, чем они прикрываются, только называется «законом», «понятиями» и «воровской честью». По сути, это просто правила в игре без правил. И выполнять их можно, только когда тебе удобно.
        - Что с Хорьком? - на всякий случай, спросил я, хотя уже знал ответ.
        - Жив, твой крысёныш, не ссы. Посидит пока у меня на хазе. А там решим, что с ним делать дальше, - брезгливо морщась, сказал Салавар.
        Хорошо хоть не убили. Теперь в моём плане появилось ещё одно звено. Случайное и болезненное.
        Что ж ты не убежал, Сашка, когда мог? Как подставился?
        Винить его в том, что он предал меня и рассказал, где я живу бессмысленно. Как можно надеяться на того, кто изначально не давал тебе никаких клятв? Но чувство сожаления, будто к домашнему животному, у меня все же появилось.
        Жалость к человеку. Сказать кому из Зелёного Легиона, засмеют или покрутят пальцем у виска.
        - Хорошо. Тогда давай к делу. Пройдёмся, лишние уши тут не нужны, - спокойно произнёс я.
        - Ага, знаю я, как ты руками и ногами машешь. Прихлопнешь и поминай, как звали, - словно бы, испугался Салавар.
        Значит и он, наконец-то, признал мою силу.
        - Хотел бы убить, закончил ещё тогда, на складе. А так, видишь, только помял слегка. Говорить будем, не драться. Или тебе лишнее золото не нужно.
        - Звучит складно. И слишком сладко. С какого перепугу ты вообще такую тему двинул? Мы ж вроде в контрах. А тут целую операцию замутить хочешь, - насторожился он.
        - Потому и хочу, чтобы всё на задний план сдвинуть. В этом городе я тебе не соперник. Сваливать отсюда буду, а для этого много денег нужно. Вот и весь сказ, - тихо сказал я, будто опасаясь, что нас услышат.
        - Это что ж, из Советов бежать хочешь?
        - Может и так. Ну, что мы нормально поговорим или нет? А то этот «квартет» начинает действовать мне на нервы, - сухо проговорил я.
        Секунду Салавар раздумывал. Будто решал, верить мне или нет. Затем коротко цыкнул, и «торпеды» отошли на приличное расстояние. Но всё ещё держа нас в поле видимости.
        - Пойдём, тут рядом местечко есть тихое. Никто не услышит, а главное не увидит, что мы с тобой общаемся. А то сам знаешь, теперь у милиции к тебе внимание особое.
        Хмыкнув, он согласно кивнул.
        - «Зеркальный лабиринт», знаешь такое? - продолжил я.
        - А как же. Тут, считай, полпарка мне принадлежит.
        - Вот и хорошо. Там спокойно и поговорим.
        Неспешным шагом мы двинулись вперёд. За нами на почтительном отдалении следовала четвёрка Салаварских бойцов.
        «Подвешенное» заклинание предупреждающе гудело внутри меня. Будто просилось на свободу. Или пыталось что-то сказать…
        Глава 17
        Всё оказалось гораздо проще, чем я думал. Салавар сам вошел со мной в «Зеркальный лабиринт», оставив свою охрану снаружи. Он справедливо предполагал, что если начнётся заваруха, то его ребята услышат и примчат на помощь. Это, если я нарушу своё слово и попытаюсь убить его.
        Но, как я и говорил до этого, хотел бы, уже сделал. Сейчас мне нужна только личина «вора в законе», а не его жизнь.
        Оказавшись внутри, я сделал пару шагов вперёд и завернул за угол. В пространстве, полном неверных отражений и мерцающих бликов, всё виделось иллюзией и фантомом.
        Кроме моей руки, которая схватила Салавара за горло, как только он повернул вслед за мной.
        А дальше уже дело техники. То есть, магии.
        Чуть придушиваю его, жду, когда потеряет сознание. Осматриваюсь, видел ли кто-нибудь нас. Тишина. Никого нет.
        Оттаскиваю тело вора чуть подальше, чтобы нам наверняка никто не помешал.
        Присаживаюсь рядом, поворачиваю ладони к моей будущей копии и полушёпотом произношу короткое напевное четверостишье. Пальцы сами выстраивают нужные фигуры. Тяну на себя облик Салавара, одновременно передавая ему свой внешний вид. Процедура эта безболезненная и вообще практически незаметная. Со стороны выглядит, будто мы, задрожав, как миражи в раскалённом воздухе, сливаемся в одно целое, чтобы после разделиться, обменявшись телами.
        А учитывая, что мы находимся в «Зеркальном лабиринте», то весь процесс протекает довольно «естественно». Вот нас двое, вот один и вот снова пара.
        Я поднимаюсь, уже приняв образ «вора в законе». Теперь нужно дать себе фору.
        Связываю главаря его же одеждой и засовываю в полутёмную комнату с надписью «техническое помещение». Судя по количеству пыли и мусора вокруг, сюда вообще редко заходят. В любом случае, мне и нужно всего несколько часов. А там механизм заработает сам. Потом вернусь за ним и заберу до утра в надёжное место.
        Выхожу, принимаю суровый вид и оглядываюсь. Щёлкаю пальцами, подзывая «торпед». Жест, который приметил у Салавара.
        Коротко и весомо говорю, что теперь с этим хмырём проблем не будет. Бойцы кивают, верят. Для них хозяин всегда прав. Сказал, значит так и есть, проверять, показывать неуважение.
        Выходим из парка, там нас ждут две машины. Сажусь в ту, которая, кажется, подороже. Вроде угадываю, пока не вижу косых или удивлённых взглядов. Значит, заклинание работает.
        Я выгляжу, как Салавар, говорю его голосом, даже пахну мерзким табаком и каким-то химическим одеколоном.
        - Куда едем, бугор? - спрашивает водитель.
        - На хазу, - говорю я.
        Он кивает головой и трогается с места.
        Приезжаем мы быстро. Место знакомое, тот дом, где я впервые с ним встретился. Значит, это и есть «хаза». Я, конечно, уже немного понимал местный воровской жаргон, но скорее интуитивно, чем полностью осмысленно. Поэтому и слегка напрягся, пока мы ехали.
        В незнакомом здании ориентироваться сложнее, да и о Хорьке забывать не хотелось.
        Поднявшись в «свой» кабинет, я приказал двум, сопровождающим меня «торпедам», «созвать всю кодлу».
        Поначалу они непонимающе на меня уставились, но потом один из них уточнил:
        - Типа, актив строчить будем?
        Не до конца поняв, что он имел в виду, я лишь многозначительно кивнул головой.
        Бойцы сорвались с места и побежали выполнять задание. Теперь дело за малым, объяснить всем, почему мы так резко выдвигаемся. Ну и успеть вовремя. Мой звонок в милицию был ранним утром, так что стражи должны успеть подготовиться.
        Вообще, принцип «анонимок» кажется мне очень странным и непонятным. Любой человек может донести на кого угодно, сам при этом оставаясь анонимным. Причём, любые его слова, даже самые бредовые будут проверены в полной мере.
        Сама логика этого процесса для меня абсурдна. Верить речам неизвестного, что ради своей выгоды может выдумать, что захочет, просто дико. И следуя этому наговору, ещё и что-то делать.
        Но здесь, в реальности СССР, всё будто пропитано паранойей. Вспомнить хотя бы, как меня вначале приняли за шпиона. Я знал, что вокруг «самой великой и свободной страны в мире» одни враги. Так, во всяком случае, говорили фильмы, книги и газеты. Может, это повлияло на ума граждан? Они везде видят страх и угрозу их образу жизни?
        Но тогда почему ищут проблему среди своих же товарищей? Или тоже считают их предателями?
        Да уж, психология советского человека не всегда мне понятна.
        Тем не менее, «анонимки» работают. Во время звонка мне клятвенно пообещали разобраться и подготовить спецотряд. Правда, постоянно пытались выяснить, кто я и откуда звоню.
        Скрывать я не стал и ответил, что меня зовут Миндарис, а говорю я с ними на углу Тверской и Коммунаров.
        Конечно, после этого сама суть анонимного обращения в милицию потеряла смысл, но главная задача была выполнена. Мою информацию услышали и зафиксировали.
        Так что теперь, мне оставалось только привести «всю кодлу» на точку сбора под видом похода на дело.
        Постепенно стали прибывать «бригадиры». Их оказалось целых семь человек. Суровые лица, если не сказать хари. Шрамы и татуировки у многих. Я в очередной раз заметил у одного из них «знак Хаоса» символичная гексаграмма с черепом посередине.
        Меня передёрнуло. Я всё ещё не мог понять, это просто какой-то знак бандитского отличия или здесь действительно обосновалась уродливая зараза.
        К сожалению, сейчас не время заниматься «чисткой» рядов. Тем более, скоро все эти люди окажутся в кандалах. А там, пусть стража сама разбирается адепты они или просто любят покрасоваться.
        - Пришла малява на жирный кусок. Дело срочное, и завтра уже клиент соскочит из города. Так что двигать будем сегодня под вечер, - весомо бросил я, оглядывая каждого из них.
        Уж не знаю, как с ними общался Салавар, но я строил свою модель поведения на основе его речей со мной. Будем надеяться, что и с остальными он такой же дерзкий и наглый.
        - Что за тема? - прищурившись, спросил ближний ко мне увалень с покрытым оспинами лицом.
        - Верняк. Рыжья и капусты вагон. Подарок друзьям из дружественной компартии, - произнёс я задуманную «легенду».
        - Узкоглазым что ли? Или черножопым?
        - Да хрен его знает. Главное, что было ваше, станет наше, - ухмыльнулся я.
        - Охраны, наверное, до черта? Раз вагон целый, - словно, сомневаясь в моих словах, сказал щуплого вида бритоголовый мужичок с порванным ухом.
        - Есть такое. Потому и всех собираю. Но с мусорами уже добазарились, они приедут на полчасика попозже. Да и место там глухое, пока доберутся, мы уже успеем соскочить, - подтвердил я.
        - Кучеряво базаришь, бугор. Кусок, конечно, сладкий. Но что-то мутно как-то…
        Я промолчал, продолжая сверлить взглядом, того, кто раздумывал над моим предложением.
        В конце концов, моя воля оказалась сильнее, и он, потупив взгляд, что-то пробормотал себе под нос.
        - Ну, раз вопросов больше нет, то газуем прямо сейчас. Нужны все свободные люди и парочка грузовиков повместительней. Через час жду всех внизу.
        - Эээ, может, не будем так палиться? Куча народу собирается в центре города и куда-то едет. Кто-нибудь шухер наведёт. Нужно в рассыпную, а там уже на месте собраться, - сказал кто-то, сидящий дальше всех.
        Разумная идея. Я не слишком-то разбираюсь в лиходейских делах. Но сейчас нужно держать авторитет. А значит, мысль принять, но выскочку наказать.
        - Это кто такой деловой? Дослушать никак нельзя?! - переходя на рык, ответил я.
        - Так, я думал, что уже всё. Амба. Стартуем, - начал оправдываться всё тот же голос.
        - Головой думать надо, а не языком трепать. Отсюда мы будем ехать. Остальные пусть уже на месте ждут. В километре от «железки», там отстойники есть. Вот возле них и стрелкуемся, - сообщил я координаты точки встречи.
        Больше никто не стал возражать. Всё же репутация Салавара даёт о себе знать. Лишние проблемы «бригадирам» не нужны. А значит, всё пока идёт по плану.

* * *
        Да уж, группировка лиходеев оказалась внушительной. Передо мной стояла почти сотня человек, готовых пойти на всё, что им скажет бугор. То есть, я.
        И пусть многие из них лично мне не причинили никакого вреда, но играть в бога и решать, кто чист, а кто запятнан, я не буду. Здесь все равны и все получат по заслугам. На мой взгляд, самая честная справедливость.
        Каждому из «бригадиров» я уже дал отдельные указания, что кому делать. Одни «снимают» несуществующую охрану, другие стоят на стрёме, кто-то будет грузить добро и так далее.
        Осталось дать команду «фас», а самому уйти в тень. Люди-псы мигом разорвут любого, кто помешает им забрать свой лакомый кусочек.
        Я махнул рукой, показывая, что операция началась. Большинство сразу же метнулось вперёд, пробираясь между старыми железнодорожными вагонами.
        «Бригадиры» остались рядом со мной. Не гоже им руки марать. Так, во всяком случае, посчитал я, когда раздавал указания. Кто-то из них напрямую сказал, что привалить сюда всей кодлой глупость. И ещё большей глупостью будет «бригадирам» возиться вместе с обычной братвой.
        Что ж, даже здесь, это звериная преступная иерархия. Хотя у животных, как раз, вожак первый идёт в бой.
        Проходит пара минут, и я отхожу, будто бы справить нужду. Никто не обращает внимания, все всматриваются вперёд, словно ожидая, что вот-вот вернётся братва с ящиками золота и денег на плечах. Сколько же алчности в этих людях. Даже у гномов такое редко можно встретить. Да, страсть к накопительству у бородачей несомненно присутствует. Но вот, чтобы именно жадность в своей истинной ипостаси. Такое редко.
        Удаляюсь от «железки» всё дальше и дальше. Вот уже и мост, а за ним промзона. Никто не окликнул, не погнался. Значит, не заметили.
        Неожиданно раздаётся выстрел. За ним ещё один. Спустя секунду, целая канонада прорезает ночной воздух. Далёкие крики, маты, грохот пальбы. Похоже, заваруха в полном разгаре.
        Но это уже не моё дело. Пока бьются мои «враги», лучше находиться поодаль. Случайная пуля может быстро закончить самый хитроумный план. Особенно, если его создатель окажется глупее своего детища.
        Так что пусть бегают, ловят друг друга, играются, как могут. У меня есть задачи поважнее. Например, забрать Салавара из «тайника», чтобы он был под рукой. Так надежней и спокойней. Не хочется, чтобы вся задумка развалилась из-за, некстати зашедшей, уборщицы или сердобольного техника, нашедшего бедняжку бандита и решившего его развязать.
        Поэтому оставим разразившийся фейерверк местным зевакам и самим участникам действа. А мне пора двигаться дальше.

* * *
        Оставшаяся часть ночи прошла спокойно. Я без особых проблем изъял тело Салавара из подсобки и, закинув себе на плечо, потащил в сторону кладбища. Причём это было именно тело. Лиходей слишком уж брыкался и что-то агрессивно мычал сквозь кляп. Пришлось его снова «усыпить». Тогда дело пошло гораздо легче.
        По городу я шёл под «Саваном Невидимости». Имея столь громкое название, заклятье, на самом деле, работает лишь, как расфокусировщик внимания. Этакий ореол, что делает вас незаметным даже для пристального взора. Разумеется, если наблюдатель не обладает хоть каким-то магическим чувством.
        Добравшись до кладбища, я решил не спать, чтобы не произошло непредвиденных случайностей. Всё же Салавар важен в следующем пункте моего плана. И потерять его после таких перипетий совершенно не хотелось. Так что, положив его с собой рядом, я решил немного помедитировать.
        Благо светила яркая луна и вокруг царил покой и тишина. Всё же человеческие кладбища уютные места. Если не обращать внимания на людей, изредка приходящих навестить усопших. Но делают это они, обычно, днём, так что ночь целиком в распоряжении тех, кто хочет умиротворения.
        Сняв плащ и распустив волосы, я сел в позицию Жемчужины на краю листа. Удобно и комфортно. Руки свободно лежат на коленях, ноги скрещены, шея расслаблена, глаза полуприкрыты.
        Мои глубинные вибрации плавно входили в унисон с окружающей реальностью. Шелест тёплого ветра отдавался дрожью в груди. Холодный свет ночного светила проникал сквозь кожу, замедляя тревогу, волнения и прочие лишние чувства. Я становился пустотой, а пустота наполнялась мной. Время перестало иметь значение, и мой внутренний голос, наконец, замолчал.

* * *
        - Вы по какому вопросу гражданин? - спросил меня страж на проходной.
        Решив долго не церемониться, я эффектно щелкнул пальцами и снял «зеркального двойника». Еле стоявший рядом со мной Салавар принял свой истинный облик, а ко мне вернулась настоящая внешность высокородного эльфа.
        Не успел я сказать, что привёл известного на весь город лиходея, как заверещала сирена, а охранник рванул из стеклянной будки, на ходу доставая пистолет.
        - Стоять! - заорал он, направляя на меня оружие.
        Да уж, не сильно вежливо. Но я уже понял, что местные хранители порядка не слишком заботятся о манерах. Служба такая. Или, как говорил Хорь, с волками жить, по-волчьи выть.
        - Стою. Руки поднять не могу. Держу Салавара, «вора в законе». Он пришёл, чтобы сдаться.
        На этих словах главарь бандитов встрепенулся и будто выбрался из забытья. Уж слишком велико в нём отторжение даже такой мысли. А тут сдают и не спрашивают, хочет или нет.
        Так, во всяком случае, я воспринял его дёрганья.
        Чуть прижав шейный нерв, на всякий случай снова обездвижил лиходея.
        - Сейчас наряд прибудет и во всём разберётся. А ты пока стой и не шевелись, - процедил страж.
        Видно было, что он напуган от непонимания происходящего. Лицо Салавара, безусловно, знакомо всей местной милиции, так что в его личности никто не сомневался. Но вот, кто я такой, у него определённо вопросы были. Да и явился я, считай, в облаке дыма и свете зеркал. Магия ещё не привычна советскому человеку. Так что будет думать, что загипнотизировал или это какой-то фокус.
        Раздался топот ног, и в вытянутое помещение проходной ворвались с десяток мужчин в полном вооружении. Видно было, что эта ночь далась им не просто. Шутка ли, поймать, задержать и разместить почти сотню преступников, взятых по моей наводке. Тут и недели не хватит. Так что их усталый и в тоже время лихорадочный вид говорил сам за себя.
        Удивительно, но они не бросились на меня, чтобы по привычке заломать, обезоружить и уложить мордой в пол. Некоторые из них рефлекторно дёрнулись, но, стоящий впереди, милиционер остановил их рукой и что-то тихо сказал. Затем вытер пот со лба, и, поставив пистолет на предохранитель, вернул его в кобуру.
        - Товарищ «шпион», это вы что ли? - спросил он, обращаясь ко мне.
        - Моё имя Миндарис Решающий. Но вас я помню… старший сержант Лавров, - холодно ответил я.
        - Так что же получается, это он вчера звонил? - вставил дежурный.
        - Да, это был я. А вот и финальный аккорд всей интермедии. Главный отрицательный герой по имени Салавар, - произнёс я, протягивая «вора в законе».
        - Охренеть! То есть, взять арестованного под стражу. Обыскать, допросить, сообщить в главк, - переходя на сухой казённый тон, рявкнул Лавров.
        - А с этим что? - спросил один из милиционеров.
        - Ну, раз пришёл с повинной, то пока в мой кабинет. А там разберёмся, - приказал старший сержант.
        Меня сопроводили, причём довольно вежливо, без рукоприкладства и вообще старались даже не касаться. Неужели обо мне уже ходит какая-то слава?
        Через минуту в комнату вошёл и сам Лавров. Скинув верхнюю часть доспехов, он сел за стол напротив меня и так и не успел ничего сказать. Зазвонил телефон.
        Насупившись, милиционер взял трубку и долго кого-то слушал. Изредка вставляя «есть!» и «так точно!». Лицо его хмурилось всё сильнее и сильнее, пока, наконец, он не выматерился беззвучно и положил трубку.
        - Приказано доставить вас в управление комитета государственной безопасности. Прямо сейчас, - сообщил мне он.
        Я лишь пожал плечами. Этого и следовало ожидать. Что такое КГБ, я знал лишь в общих чертах. Слишком много страха вилось вокруг этой аббревиатуры. Но, насколько я понял, это ближайшая ступень власти к верховному правителю СССР. А значит, мне просто необходимо познакомиться с ними поближе.
        И с позиции равного, а не просящего.
        Именно для этого задумывалась вся эта заваруха. Пусть Константин Евгеньевич и Клементий Семёныч немного подождут. В этом мире правит сила, а не разум. Он лишь подчиняется, стоит в услужении.
        И чтобы попасть на приём к власть держащим стоит показать и свою мощь. Разумеется, в строго фиксированных рамках и лояльно к правящей партии.
        Что я и сделал.
        Теперь их ход. Игра продолжается.
        Глава 18
        - Ну, что, товарищ Миндарис, сразу во всём сознаетесь или «беседовать» будем? - начал серьёзного вида мужчина в костюме, когда за моей спиной закрылась дверь.
        Доставили меня в «застенки НКВД» довольно быстро. Между приказом по телефону и входом в эту комнату прошло, в лучшем случае, десять-пятнадцать минут. Когда нужно, доблестные «стражи» всё делают быстро.
        Конечно, теперь я понимал примерную иерархию советской власти. И сейчас мне удалось подняться на уровень повыше, но до вершины всё ещё далеко. К тому же, попав в «кровавые руки КГБшников», многие просто не возвращаются назад. Какое там движение вперёд.
        Так, во всяком случае, говорил собирательный образ этой «ужасной и таинственной конторы». От многих товарищей, начиная с Хорька и заканчивая профессорами, я слышал, что этих людей стоит опасаться. И пусть никто никогда не говорил напрямую, что они палачи и чудовища, но аура страха вокруг аббревиатуры КГБ определённо витала.
        Так что сейчас мне на своей шкуре придётся проверить, где здесь миф, а где реальность.
        Ну, и первое знакомство уже давало повод для размышления.
        - Приветствую, уважаемый. К сожалению, не знаю вашего имени, - выразительно посмотрел я на него, - сознаваться, как и беседовать готов. Вы, главное, задавайте вопросы и отвечайте на мои. Тогда у нас будет продуктивное общение.
        - Значит, по-плохому хотите. Что ж, у нас и для таких «интеллихентов» есть особые методы воздействия, - продолжал он давить, игнорируя мой намёк про его имя.
        - Уверен, с людьми это срабатывает. Но я, к счастью, не вашей расы. Так что давайте сразу перейдём к финалу, где вы уже не пугаете, а нормально идёте на контакт, - спокойно ответил я.
        - Юмор, это хорошо. Иногда помогает не сойти с ума. Хотя в вашем случае, мне кажется, уже поздно. Значит, человеком себя не считаете?
        - Мне казалось, что в КГБ набирают умных людей. Ну, или хотя бы зрячих. Моя внешность, физические данные, владение магией вам ничего не говорит? - с лёгкой издевкой произнёс я.
        Мне казалось, что после этих слов допрашивающий взорвётся, начнёт браниться или как-то ещё проявит агрессию.
        Но нет.
        К моему удивлению, мужчина полностью контролировал свои эмоции и на мой выпад только хмыкнул.
        - И что же? Это ещё не доказательства. Пусть и пошумели вы в этом городке знатно. Да, у вас нестандартное лицо и тело, про уши я вообще молчу. Прыгать высоко и хорошо драться тоже не относится к уникальным талантам. А что касается вашей «магии», то мне, как человеку, рождённому в СССР, просто смешно такое слушать. Мы ещё разберёмся гипноз это или какие фокусы. Так что ваши нелепые намёки только усугубляют вашу ситуацию, - чуть наклонившись и глядя мне прямо в глаза, сказал он.
        Какой упорный в своём невежестве человек. Настолько закрытый рамками привычного и объяснимого, что даже представить себе не может чего-то другого. Есть действительность и знакомая картина мира, а всё, что в неё не укладывается, безжалостно вычёркивается.
        Где-то я уже такое видел. И слышал. К сожалению, столь узколобым существам, даже, если прямо перед ними совершить чудо, ничего всё равно не докажешь. Они найдут тысячи оправданий и миллион объяснений, но свою парадигму восприятия не изменят никогда.
        С такими срабатывает только один вариант. Авторитет. Пусть они не верят собственным чувствам, но мнение более уважаемого и вышестоящего «авторитета» примут безоговорочно.
        - Я вас понял. Может, тогда сразу пытать начнёте, чтобы я всю правду рассказал? - уже откровенно насмехаясь, бросил я.
        - Зачем же так грубо. Мы всё-таки ещё не закончили наш разговор. Так что «альтернативные методы дознания» оставим на потом. Хотя, если вы настаиваете…
        - Ничуть. Спешить действительно некуда.
        - Тогда давайте начнём сначала. С того момента, как вы появились в нескольких километрах от колхоза «Заря». Или правильнее сказать высадились?
        Дальше он почти целый час выслушивал мою историю, иногда вставляя наводящие вопросы или что-то уточняя. Странным образом, но я будто сам заново переживал случившееся. Будто произошло это не за прошедшую неделю, а спустя почти сотню лет. Не знаю, что на это повлияло, количество событий на единицу времени, адаптация к новому миру или моё личное восприятие. Слишком много всего произошло и теперь, оглядываясь назад, я вижу, что многое мог сделать по-другому. Но, к сожалению, плыть по реке Хроноса можно только в одну сторону.
        - Многие моменты действительно совпадают. У вас хорошо проработанная легенда. Пусть и немного сказочная. Значит, вы эльф из другой реальности и просто хотите вернуться домой. Так? - подытожил он.
        - Если чудовищно сократить и сделать концентрированную выжимку, то да, - решив особо не спорить, ответил я.
        - А все эти ваши взаимодействия с криминальными слоями и участие, как минимум, в трёх преступлениях, просто случайность?
        - Постойте, а где три? Два раза, мне пришлось помогать лиходеям. Но это была необходимость, а не осознанное желание, - возразил я.
        - Две кражи с применением физического насилия и сопротивление сотрудникам милиции.
        - Так они сами устроили на меня засаду. Мне, что просто нужно было лечь на пол и ждать пока оденут кандалы?
        - Именно так. И тогда мы бы с вами встретились гораздо раньше, - подтвердил дознаватель.
        Что ж, определённая логика в его словах есть. Со стороны власть держащих, каждый, кто осмелится им перечить, должен сам понять свою ошибку и сразу же сдаться.
        Удобно.
        Спорить я не стал. Уже понял, что бесполезно.
        - Получается, что вы попали на территорию Союза Советских Социалистических Республик неизвестным образом и сразу же вступили в конфликт с законными представителями власти. После сбежали из КПЗ, вступили в местную банду, совершили два преступления, а затем попытались залечь на дно. Вас поймали на «лёжке» и, проигнорировав требования милиции, вы сразу начали драку. Снова сбежали. И, руководствуясь личными мотивами, решили заработать себе «помилование», сдав главаря и его подручных. Теперь вы сидите передо мной и рассказываете какие-то сказки, - кратко изложил мою «историю» кгбшник.
        Вывернул, так вывернул.
        И вроде бы нигде не соврал, но, с его слов, я получаюсь злостным рецидивистом и хитрым преступником, решившим выторговать себе свободу.
        Я лишь пожал плечами, показывая, что с его точки зрения, всё итак понятно. Но вот истина, она где-то посередине.
        - Ну что ж, раз вы продолжаете упорствовать. То стоит продолжить разговор завтра. Уже немного в другом антураже. Как раз у вас будет время подумать и сделать правильный выбор, - закончил он, поднимаясь и выходя из комнаты.
        Ну, ну, самое время испугаться и попросить пощады. Правда, я так и не понял, чего именно он от меня хотел. Признать его версию произошедшего единственно верной и настоящей? Или просто покаяться, опустив голову и принять на себя все грехи, какие есть?
        В любом случае, такие методы со мной не работают. Пытки, так вообще смешная вещь. Самоконтроль любого эльфа настолько силён, что нейтрализация болевых ощущений в нём, просто детские игрушки.
        Редко, очень редко, перворождённые всё же попадают в плен. И там уже в зависимости от расы и садистских наклонностей палача проверяют силу воли и устойчивость очень разными способами. От обычных раздробленных костей и снятия кожи, до более изощрённых, с применением магии и демонических существ.
        И даже тогда, эльф всегда может отправиться в Серую долину, если почувствует, что и его сил недостаточно. А мучителю останется лишь смотреть на груду окровавленного мяса, что когда-то была прекрасным и изящным созданием высокого порядка.
        Так что примитивные умения людей в пыточном мастерстве, никак не могут повлиять на моё спокойствие.
        Хотя, я почему-то уверен, что до таких низких поступков они не опустятся. Всё же советские люди, пусть и из столь мрачной конторы. А настоящий коммунист никогда не причинит вреда просто так. Разве, что перед ним будет классовый враг или акула империализма.
        Пропаганда, так долго звучавшая вокруг меня, наконец, нашла выход, и на мгновение я стал думать, как настоящий патриот. То есть, человек. Или это одно и то же? Путаница между выдуманной реальностью и происходящей действительностью стала слишком явственной.
        Мои размышления прервали. В комнату вошли четверо субъектов, которые должны сопроводить меня в «камеру отдыха». Сопротивляться я не стал. Всё же сам сюда пришёл.
        Пройдя несколько коридоров и спустившись, как минимум, до уровня подвалов, меня завели в небольшое помещение без окон и с невероятно низким потолком. Чтобы войти внутри, мне пришлось согнуться в три погибели и передвигаться чуть ли не на корточках.
        Наверное, в понимании кгбшников, это должно было воздействовать на меня психологически. Давить, создавать ощущение замкнутого пространства и всячески напрягать. Но проблем с клаустрофобией у меня никогда не было. Так что я решил использовать момент и спокойно помедитировать.
        Интуиция подсказывала, что раньше утра меня трогать не будут.

* * *
        - Можете остановить пулю? - наводя на меня пистолет, спрашивает пожилой мужчина в военной форме.
        Меня это начинало утомлять. Уже четвёртый час из меня пытались вытащить уровень моих магических возможностей. Конечно, я не собирался показывать всю свою силу. Да и количество эфириума просто не позволило бы. Всегда нужно опережать соперника на один ход.
        Даже сейчас, находясь в укреплённом здании, под надзором десятка вооружённых людей, я мог в любой момент исчезнуть отсюда. На такой случай у меня припасён «запретный козырь», когда нужно пожертвовать собственной кровью. Использовать его мне пока не хотелось, но тонкая нитка «подвешенного» заклинания всегда вилась вокруг моих пальцев.
        Но пока я ещё мог терпеть глупость и варварскую настойчивость безопасников. Или, как их называл Сашка, бесов. Что, на мой взгляд, очень им подходило. Особенно, учитывая полную антирелигиозность советского общества. Очередная порция человеческого лицемерия от тех, кто постоянно упоминал то какого-то Иисуса Христа, то чертей с их адским повелителем.
        Кстати, Хорёк таки остался жив.
        И даже дал показания. Правда, я так и не понял против меня или как-то по-другому. Но очередной следователь давил на этот момент моей «земной» биографии очень уж сильно. А на мой вопрос, как его спасли, ответил, что после зачистки основных сил банды, начались повальные обыски. Так Сашку и нашли. Избитого и привязанного к батарее. Ломаться он не стал и сразу всё выложил.
        Конечно, его версия событий может отличаться от моей. Так что оправдываться я не стал. Сказал и сказал. Всего лишь ещё один крохотный винтик в механизме следствия.
        И, насколько я понял, сейчас меня проверяют на правдивость моих умений. Всё ещё не веря в реальность магического воздействия, все эти эксперименты походили на цирковое выступление.
        Сделай то, сделай это. А так умеешь? Вот здесь сможешь?
        Наверное, потому что их всё же проводили не люди науки, а обычные кгбшные бесы.
        - Нет, не могу. Обычно, я поступаю по-другому, - мне уже начали надоедать эти нелепые опыты, так что я решил немного развлечься.
        Заодно и подтолкнуть «наблюдателей» к определённым действиям.
        Одним слитным движением ухожу с биссектрисы выстрела, одновременно хватая руку с оружием и заводя её за спину «противнику». Всё это быстро, так что человеческий глаз, скорее всего, увидит только размытую фигуру.
        Секунда и я стою позади него, выворачивая конечность почти до затылка. Кисть расслабляется, и пистолет падает в мою, заранее подставленную, ладонь.
        Великодушно отпускаю мужчину и картинно выбрасываю пистолет в самый дальний конец помещения. Где попадаю прямо в мусорное ведро.
        Ещё одна секунда тишины и, наконец, осознавшие, что сейчас произошло, люди бегут ко мне, на ходу доставая оружие.
        Чего они хотят? Зачем им сейчас пистолеты, особенно на таком близком расстоянии? Не знаю. Скорее всего, это просто рефлексы, вбитые кровью и потом. Вот только с эльфом они не работают.
        Кто-то кричит, чтобы я не шевелился. Другие приказывают поднять руки. Третьи вообще что-то хрипят в рацию, вроде, «объект вышел из-под контроля». Как будто я когда-то под ним был.
        Жду ещё несколько секунд, замерев, как статуя. Не хочу лишний раз провоцировать. А то ребята нервные, могут и выстрелить. Тогда и мне придётся работать в полную силу, а травмировать кого-то из кгбшников глупо. Они итак вон, как все волнуются.
        Наконец, в помещение входит человек, по-настоящему обличённый властью. Это видно по его поведению, как перед ним все расступаются, и он сам себя держит. Сухо, хладнокровно и аристократично. Выше всех, но напоминает об этом, только когда нужно.
        - Отставить. Разойтись, - коротко приказал он.
        Все молча бросились исполнять указания.
        - Ну что ж, товарищ Миндарис. Приятно познакомиться. Многое о вас наслышал, но своими глазами, как говорится, увидеть лучше. Значит, вы у нас маг, эльф и бандит, - с лёгкой усмешкой произнёс он.
        - Почтеннейший, рад знакомству, если вы, конечно, назовёте своё имя. Насчёт эльфа и мага, вы, безусловно, правы, а вот к бандитам, я имею лишь косвенное отношение. Но думаю, вы и так знаете. Допрашивают меня ещё со вчерашнего дня. Так что, как минимум, одна папка уже набралась, - в тон ему ответил я.
        - Старший полковник Валерий Сукнов, - представился он, - ваша история мне, конечно, известна. Но, как вы сами понимаете, слишком уж она фантастично звучит. Хотя пока все факты подтверждают ваш рассказ. Но вот, что делать с вами дальше, это уже другой вопрос.
        Я молчал, ожидая продолжения. Раз уж такой высокий чин пришёл по мою душу, то, как минимум, мной уже заинтересовались. А значит, полдела сделано. Теперь нужно правильно построить разговор, чтобы меня ещё и воспринимали всерьёз.
        - Безусловно, личность вы противоречивая. То помогаете криминалу, то сдаёте его с потрохами. Ваши личные знакомства тоже необычны. Антон Городецкий, собравший вам уникальное оружие, уже взят под наш контроль. Константин Евгеньевич и Клементий Семёныч, профессоры из городского университета, так же плотно нами прорабатываются. Ну, и ваш подельник, Александр Хорченко, тоже даёт показания. Пока они сходятся в одном. Вы действительно странный и удивительный чело… эльф, так, кажется? - Сукнов внимательно посмотрел на меня, - Но слова это одно. Мне же нужны факты. Так что, не будете ли вы против, если мы проведём небольшое медицинское исследование? Врачи возьмут анализы, пробы, так сказать, поработают с вами.
        Опять становиться лабораторной мышью. Как же мне претило идти у них на поводу. Но другого выбора не было. Откажись я сейчас, то меня воспримут лжецом, выдумщиком или того хуже шпионом-неудачником.
        А раз демонстрация моих возможностей, пусть и физических, никого не удивила, то, может, стоит показать этому старшему полковнику, что я умею в плане магии?
        Или он тоже воспримет это, как гипноз или обычное шарлатанство?
        Да уж, дилемма. И правильный выбор, как всегда, неочевиден.
        - Разве сегодня мы весь день этим не занимаемся? Я левитировал, менял свой облик, поджигал ваши мишени, поражал молнией манекены, даже заморозил вон тот бак с водой, так что его разорвало. Не это ли подтверждение моих способностей? - стараясь оставаться хладнокровным, сказал я.
        - Согласен. Ваше показательное выступление сегодня было очень эффектным. И это действительно материальное подтверждение ваших возможностей. А значит и укрепление вашей версии произошедшего. Но, чтобы быть до конца уверенным, что вы не человек и прибыли из другого мира, не хватает одной сущей мелочи.
        Я удивлённо приподнял бровь.
        - Кровь, нам нужна ваша кровь, - спокойно ответил старший полковник Валерий Сукнов.
        Глава 19
        Что-то подозрительное слышалось мне в словах Сукнова. Будто некий намёк.
        И дело тут не в излишней «кровожадности» старшего полковника.
        Нет… здесь крылась тайна. Секрет, которой мне ещё предстоит разгадать.
        Кровь, в итоге, я сдал. Один её цвет уже удивил научных сотрудников. Золотистая, чуть переливающаяся на свету, она маслянистыми каплями скользила в пробирку.
        Закончив процедуру, мне перевязали руку и оставили наедине с кгбшником.
        - Расскажите о своём мире, - вдруг попросил полковник.
        Такого вопроса я от него совершенно не ждал. Это никак не вязалось с первым впечатлением, которое я получил от общения с ним. Суровый, сухой, прагматичный, отношение к окружающему миру сугубо материалистичное. А тут интересуется другой реальностью. Причём наедине. Он будто специально всех отослал, чтобы остаться со мной вдвоём.
        - Хм, это долгая история. Эпос длинною в десятки тысяч лет, полный героизма, великих свершений и ярких открытий. Эльфы, как перворождённые, пришли в мир, чтобы созидать и охранять жизнь. Вся наша культура устлана подвигами и примерами доблести во имя чести, - пафосно начал я.
        Разумеется, я специально начал свой рассказ столь высокопарно и расплывчато. Делиться полной информацией о своей реальности не только глупо, а ещё и опасно. Человеческая жажда к завоеваниям сквозила буквально везде. Мне это стало понятно чуть ли не с первых дней моего пребывания здесь. И с каждым моментом, я всё больше убеждался в превосходстве агрессии и культа силы в людском сообществе.
        Да, они прикрывались моралью и этикой. Добавляя мешанину из законов, культурных особенностей и пожеланий мирного неба над головой. Но всё это иллюзия. Тонкий слой благородства на злобной морде завоевателя.
        Конечно, не все хотели убивать и поглощать другие территории, расы, цивилизации. Скорее всего, большая часть населения, как раз и были миролюбивыми. Но те, кто стояли у руля, имели на этот счёт своё собственное мнение.
        И сейчас я, буквально, видел, к чему ведёт вопрос Сукнова.
        Он прощупывает почву. Хочет узнать, что с военным потенциалом, численностью народов, взаимоотношениями между ними, смогут ли они встать под одно знамя и прочее, столь необходимое для полноценной рекогносцировки. Пусть пока только на словах.
        Но, кто сказал, что благодаря мне у них не получится создать двусторонний портал постоянного действия?
        Я! Я так сказал. И если будет нужно, я пожертвую своей бессмертной жизнью, но не допущу нашествия орд людей на Альказар.
        А кгбшник, словно, почувствовав мой настрой, чуть сменил тему, завуалировал вопрос.
        - Звучит занимательно и интригующе. Но давайте сосредоточимся на том, что у вас происходит сейчас. Мне было бы интересно узнать о том, как устроено ваше общество. Его особенности, плюсы и минусы, с вашей точки зрения.
        Я задумался. Что следует рассказать, а что утаить? Неизвестно, какие факты могут оказать влияние на всю эту кгбшную контору. Да и теперь мне стало казаться, что полковник хочет узнать больше о моём мире, не чтобы его захватить, а наоборот. Уберечься от вторжения с нашей стороны.
        Очень запутанный человек. Непонятный мне.
        Все остальные знакомства с людьми сразу показывали их истинную сущность. Не скажу, что я видел их насквозь, но мотивы их поступков и основы поведения были для меня ясны и понятны. Здесь же, будто внутри у Валерия Сукнова прячется кто-то ещё. Кукловод, что дёргает за ниточки старшего полковника КГБ, приказывая и направляя его.
        Далёкое чувство предупреждающего холодка плотно поселилось вдоль позвоночника, искрясь всполохами опасности на семейных лабретах. Я понял, что разговор нужно заканчивать. Во всяком случае, пока не пойму, кто на самом деле этот Сукнов.
        - На мой взгляд, оно устроено идеально. Нет бедности, нужды или других подобных проблем. У каждого есть права и обязанности. И, чем выше ты в иерархии, тем больше чувство долга перед Зелёным легионом. Так что быть аристократом, не значит просто купаться в неге и наслаждаться высоким положением в обществе. Это, прежде всего, труд на благо расе, - расплывчато ответил я.
        Но старший полковник и здесь увидел то, за что можно уцепиться.
        - Хм, вот вы упомянули Зелёный легион. Это что-то вроде армии? Вы с кем-то воюете?
        - Здесь, скорее, оборонительные формирования. Мы редко проводим операции на чужих территориях. Так что Зелёный легион, это самоназвание всех боеспособных эльфов, готовых постоять за честь и спокойствие рода, - выкрутился я.
        - То есть, ваше государство не обладает конкретными военными силами? И сколько вы можете единовременно поставить под штык, таких «ополченцев»? - продолжал он сыпать вопросами.
        Какой неуёмный вояка. Придётся ему подыграть.
        Но, не успел я ответить, как распахнулась дверь и в комнату вошла целая делегация «белохалатников». Они, восторженно переговариваясь, окружили полковника и стали ему что-то горячо втолковывать.
        - Отставить! Докладывать по форме, - не выдержав, гаркнул он, - а товарища Миндариса увести. Мы продолжим разговор чуть позже.

* * *
        Прошло почти трое суток. Меня перевели в комнату покомфортней, где был собственный душ и туалет. Правда, кроме кровати, стола и стула из обстановки больше ничего не наблюдалось. Но и проводил я в ней не больше нескольких часов, необходимых для сна. Остальное время со мной «работали» учёные и дознаватели. Если первые сменяли друг друга, чтобы ускорить и углубить процесс, то вторых было всего лишь двое. Сам старший полковник и, так и не представившийся человек, «проверяющий из Москвы», как он сам себя называл. Вот этот-то «москвич» и давил на меня больше всего. Ловил на противоречиях, несостыковках и прочих «проблемных местах» моего рассказа. Причём концентрировался он больше именно на истории моего пребывания в земном мире.
        А вот Сукнов, что не разговор, то уводил меня в прошлое и допытывался, как обстоят дела в моей реальности.
        Я всё ещё не мог понять кто он, и что из себя представляет. Скрытный и подозрительный, он старался проводить наши встречи в более неформальной обстановке, без лишних ушей. Предлагал мне чай, кофе, а потом перешёл и на более крепкие напитки.
        Задумка проста, как мелкая монетка. Так что, я, особо не расслабляясь, постоянно следил за собой и старался контролировать темы наших разговоров.
        Вот и сейчас, подливая себе коньяк в еле надпитую рюмку, старший полковник вещал о том, какие параллели можно провести между нашими мирами.
        - Вы же не можете отрицать некое сходство поведенческих особенностей. Советский человек полностью свободен в своём выборе. И, несмотря на это, он всегда действует во благо своей родины. Так и подлинный эльф волен поступать, как захочет, но основным императивом всё равно остаётся верность своей расе и обществу.
        Я лишь пожимал плечами. При желании везде можно найти взаимосвязь, между чем угодно. Таким обычно грешат алхимики и другие любители натурфилософии. Но, чаще всего, это логический тупик, самообман. Поиск ради подтверждения собственных идей. Подгонка фактов и прочее.
        Мне уже давно стало понятно, что Сукнов ведёт какую-то свою… двойную игру.
        И сейчас, главное, не мешать ему. Всё же хочется увидеть его настоящие мотивы. А такие люди рано или поздно показывают свою истинную природу.
        Кроме того, первый намёк, я получил уже сейчас, когда встал, чтобы налить себе свежей воды.
        На столе стоял только алкоголь и нехитрая закуска. Так что, взяв пустой стакан, я направился к графину, что находился в дальнем конце комнаты.
        Полковник не стал поворачиваться, а продолжил говорить, будто убеждая меня в чём-то. Я же, набрав воды, повернулся и случайно бросил взгляд на него. Что-то зацепило, укололо. И в ту же секунду пришло понимание.
        Стараясь делать вид, что ничего не произошло, я снова сел за стол. Но теперь поддерживать «светскую» беседу стало сложнее. Ведь передо мной сидел самый настоящий хаосит.

* * *
        Моё открытие сыграло дурную шутку с моим восприятием. Теперь я не верил никому. Дело дошло до настоящей паранойи. Я задействовал даже свои магические умения.
        Старое заклинание, используемое ещё при войне с Язвой Хаоса, пришлось как никогда кстати. Оно меняет взор мага, помогая ему, буквально, видеть сквозь стены, если где-то присутствуют частицы хаотической силы.
        И пусть у старшего полковника я заприметил знак случайно, только благодаря моей чувствительности к магии. Остальные же адепты культа могли скрывать его более тщательно.
        На шее Сукнова несмываемым пятном горела гексаграмма с черепом посередине. Только на этот раз к одноцветному изображению добавились всполохи красного в глазных провалах. И, судя по тому, что больше никто на эту «татуировку» внимания не обращал, я понял, что она нанесена магическими чернилами. Их видят только те, у кого есть предрасположенность к управлению эфириумом.
        Умно.
        Учитывая, что в кгбшной конторе я не встречал ни одного человека с какими-либо нарисованными символами на теле.
        К тому же багровые огни в глазницах черепа показывали, что это уже не просто адепт, а посвящённый. Гораздо более высокий ранг в проклятой иерархии хаоса.
        Теперь я полностью уверен, что зараза проникла и в этот мир.
        Кстати, не может ли такого быть, что именно приход Язвы в земную реальность спровоцировал отказ от магии? Ведь, по сути, это единственная возможность противостоять тлетворному влиянию хаоса.
        Хитрый, далеко идущий план, лишающий защиты всё человечество.
        А эльфы? Гномы, кобольды, фейманы и прочее? Были ли они в этом мире раньше? Тысячу лет назад, две или более?
        Вопрос, на который у меня пока нет ответа.
        Но то, что хаоситы проникли в самую секретную службу СССР, наводило на определённые мысли. Учитывая, что я встречал их адептов в криминальной среде.
        Теперь мои взаимодействия с учёными и кгбшниками стали гораздо более продуманными. Если раньше я предпочитал показывать и рассказывать, а не учить и объяснять. То теперь моя «экономная» подача информации сократилась вдвойне.
        Мне не хотелось давать шанс Язве Хаоса укрепится в этом мире ещё сильнее. Особенно, если они поймут, как использовать мои умения себе во благо.
        Так что, не смотря на то, что мне, наконец, поверили, особой радости это не принесло. Я всё ещё стоял на первых ступенях моего восхождения к местной власти.
        Мною пользовались, но ничего не давали взамен. Я понимал, это, скорее всего, переходный этап. Ведь не может умный правитель использовать своих поданных, как рабов. Прежде всего, это непродуктивно. Раб, не будет работать в полную силу, если знает, что его всё равно ждёт только кнут.
        Так что стоит немного ускорить события и дать понять, что я здесь не просто опытный экземпляр для научных исследований. Если для этого нужно будет показать свою лояльность советскому обществу, то почему бы и нет? Тем более, сидеть в четырёх стенах мне уже надоело.
        О чём я и высказался «москвичу». Предлагать такую сделку старшему полковнику хаоситу мне показалось опасным. Уж он-то точно вытянет из меня всё и даже больше.
        - Я уже сообщил о вашем желании помочь Советскому Союзу. И пока там, - он показал пальцем на потолок, - обдумывают ваше предложение. Всё же персонаж вы не проверенный, так сказать, идеологически не подкованный. Так что прежде, чем поручить вам выражать принципы СССР, где бы то ни было, нужно узнать, как вы будете себя вести в более контролируемой обстановке.
        Что он имел в виду, я понял уже к вечеру. Когда меня пригласили для выдачи «задания».
        - Учитывая, что вы обладаете нестандартным набором спецспособностей, то было принято решение использовать их «в полевой обстановке». Вас отправляют в северные регионы нашей страны, там вы ознакомитесь с подробностями предстоящей операции, - подытожил «москвич».
        Видя, как на мгновение хмурится лицо старшего полковника, я понял, что он очень недоволен решением товарищей из Москвы. Но перечить им он не стал. Разница в рангах или что-то ещё? Наверное, не хотел «светить» свою личную заинтересованность в моём вопросе.
        Что ж, теперь у меня появилась прекрасная возможность доказать, что я настоящий советский эльф. И готов на всё ради страны и её народа.
        После этих мыслей, мне ничего не оставалось, как рассмеяться. Разумеется, тоже мысленно. Важные чины вокруг не поняли бы глубины моей иронии.
        Как же, аристократ из рода самого Вергилиоса Светоносного, ректор магической академии Миндарис Решающий, становится поданным «Красной Империи» из параллельной реальности и отправляется выполнять приказ каких-то чинуш из столицы.
        Смех, да и только.
        Если не учитывать тот факт, что особого выбора у меня и не было. Вариант с криминалом я отбросил, как тупиковый. Учёные, без поддержки властей, могли бы сотрудничать со мной только тайно. А значит, рано или поздно нас бы всё равно «накрыли». Остался самый жизнеспособный вариант, пусть и затрагивающий мою гордость и чувство самоуважения.
        Но плоха та ива, что не гнётся под порывами ветра. Рано или поздно стихия её сломает. Упругая же ветвь, всегда разогнётся обратно.
        Слова древних мудрецов сами всплыли в моей памяти, умиротворяя и давая спокойствие бушующему разуму.
        - Я готов, - таков был мой ответ.
        Хотя, уверен, другого они от меня и не ожидали.
        - Вам выдадут новую форму, более подходящую к сложившейся ситуации. А то, пока вы своим внешним видом напоминаете киноактёра, сбежавшего со съёмочной площадки или стилягу, который подвержен веяниям западной моды, - зачем-то уточнил невзрачного вида мужчина, сам одетый достаточно странно.
        Я лишь кивнул в ответ. Конечно, расставаться с привычной одеждой очень не хотелось, но тут уже начинает работать иная прерогатива. Если идти, то до конца. А не выпрашивать себе какие-то поблажки.
        Хотя, последнее слово я всё равно оставлю за собой. Плох тот эльф, который не имеет чувства вкуса. Как минимум, в своих одеяниях. Поэтому посмотрим, что там предложат местные портные, и решим где и как нужно поменять.
        Встреча закончилась, и меня снова отвели в «мою комнату».
        Не знаю, как так получилось, но полковник уже меня там поджидал.
        - Ничего, что я так без спроса? - имитируя вежливость, спросил он.
        Выгонять его было бы глупо, так что я лишь пожал плечами. Мол, чего уж тут, раз пришёл, располагайся.
        - Рад, что вы нашли общий язык с руководством и вас отправляют на такое важное задание. Надеюсь, это не последняя наша встреча и мы ещё увидимся, - словно бы даже дружелюбно, продолжил он.
        Мне нечего было сказать. Я особо не понимал, зачем весь этот фарс. Или здесь опять кроются какие-то, одному Сукнову понятные, намёки.
        Или это проверка?
        Вдруг я разоткровенничаюсь и выложу что-нибудь полезное для этих проклятых хаоситов.
        Похоже, меня уже порядком заразила, окружающая всех паранойя.
        И, словно прочитав мои мысли, старший полковник добавил, что уверен в благополучном исходе моей миссии, а зашёл он ко мне просто поболтать. Напоследок, так сказать. Без каких-либо подвохов и провокаций.
        Как человек с человеком, пусть я и эльф.
        Разговор этот надолго не затянулся. Я больше молчал, понимая, что теперь мне не обязательно напропалую общаться с этим посвящённым товарищем. И полковник, почувствовав с моей стороны холодную отстранённость, понял, что ничего путного из меня сегодня не вытащить.
        - Ну что ж, понимаю, что вам нужно отдохнуть перед поездкой. Дорога предстоит длинная. А силы вам ещё понадобятся. Так что желаю вам хорошего пути и тихих попутчиков, - произнёс он, изображая дружелюбную улыбку.
        Вот только за этой маской, вновь вспыхнули багровые огни черепа на его шее.
        Намёк или просто случайная фраза?
        Уж не решили ли хаоситы избавиться от меня, если я не иду на контакт?
        Или это опять на меня влияет всеобщее помешательство, замешанное на страхе и подозрительности?
        Сложно сказать.
        В одном, я уверен точно. Врасплох меня не застанут. Тем более, какие-то люди. Пусть у них и будет в руках сила хаоса, но эльфы сражались с ней сотни лет. И победили!
        Так что, пусть задумывают и планируют, что захотят. Я всё равно буду на шаг впереди. И когда момент настанет, сам нанесу ответный удар.
        Мой предок, Ракот Гневающийся, словно проснулся где-то глубоко внутри меня и одарил своего потомка волной понимания и уважения. В давние времена, именно благодаря ему, Язва Хаоса не проникла в святая святых любого эльфа, центр Золотой Эльфийской короны, под кронами Вселенского Древа.
        Хотя многие и считают, что именно он призвал её на наши земли.
        Но, наши семейные манускрипты говорят другое. И пусть эта боль останется лишь на страницах древних фолиантов. Мне не хотелось идти по его следам и повторять подвиг, который после превратили в предательство.
        Тем более, что люди, хоть и стали мне чуточку понятней, но всё равно остались всего лишь варварским племенем из соседнего слоя реальности.
        В любом случае, пока нет моего прямого столкновения с хаосом в этом мире, влезать в ненужные мне дрязги, я не намерен.
        Но, если они первыми поднимут мечи… то мой ответ не заставит себя ждать.
        Глава 20
        Чего у людей не отнять, так это их тяги к изобретательству. Ну, вот кому вообще могло прийти в голову создать поезд? Здоровенная стальная махина, движимая силой огня, мчится по двум направляющим, везя сотни пассажиров из точка А в точку Б.
        Сама мысль, скорее всего, произошла от обычной колеи, что остаётся на дорогах после проезда множества повозок. Кто-то решил облегчить труд и увеличить скорость, вот и пошло, поехало.
        Но сам момент эволюционно-механического скачка для меня удивителен. Прогресс проделал путь от лошади до многосильного железного монстра, буквально, за полтора века. Невероятная скорость. Учитывая, что эльф, в среднем, за это время только-только входит в подростковый возраст и начинает взрослеть. А люди уже оседлали силу пара и вовсю на ней разъезжают.
        Так что перед тем, как отправиться в путешествие на этом гениальном средстве передвижения, я хорошо ознакомился с его историей и современным состоянием.
        Ехать мне предстояло несколько суток в поезде дальнего следования номер 906-Н служебного пользования. Вагон СВ уже удивил меня своей комфортабельностью и удобством. А когда я зашёл в своё купе и поезд тронулся, то ощущение спокойствия и уюта накрыло меня тёплой и ласковой волной. Никогда бы не подумал, что тысячелетнему эльфу так понравится путешествовать по железной дороге.
        У меня был опыт езды на похожем устройстве. Во время дипломатической встречи в гномьем царстве, нас с помпой сопроводили к местной станции железной дороги. Наверное, хотели показать, насколько высоки их технологии. Но там стояла чуть улучшенная вагонетка с деревянными сиденьям, накрытая нелепым балдахином. Внутрь помещалось не больше десяти пассажиров, а из удобств присутствовал лишь внушительный бочонок пива, что стоял посередине. Задумка гномов, конечно, не отдавала изяществом. Едешь себе по пещерным закоулкам в темноте, только изредка фонари подземных посёлков пролетают мимо. Попиваешь пиво и отдавливаешь зад на жутко неудобных и твёрдых лавках.
        Идеал!
        Так, наверное, казалось самим бородачам. Но лично я воспринял ту поездку, как вызов моему терпению и проверку на крепость рассудка. Не каждому понравится мчаться во тьме под горой, пригибая голову, чтобы не расшибить её о случайный сталактит.
        Так что улучшенное изобретение людей мне пришлось по вкусу гораздо больше. И пусть купе не такие обширные, как мои палаты в магической академии, но в них присутствует та толика изящности и прагматичного удобства, что встречается крайне редко.
        А когда мне принесли чай, земной напиток, к которому я уже успел пристраститься, то путешествие стало ещё приятней.
        Даже мой попутчик капитан Зверобуев, которого направили меня сопровождать, чуть расслабился, когда мы тронулись.
        - Товарищ Миндарис, прошу предупреждать меня, когда вы будете выходить из купе. По любым причинам, даже в туалет. Пусть поезд и служебный, но мне были даны чёткие указания, - отрапортовал он после нашего знакомства.
        Соглядатай, так соглядатай. Главное, чтобы не докучал своими «случайными» разговорами, где будет стараться общаться «по душам».
        Но кгбшник соблюдал все возможные правила приличия и проявлял себя, лишь, когда я выходил из купе. В остальное время он молчал, читая какую-то потрёпанную книжку. Или пил чай, поглядывая в окно под мерный перестук колёс.
        Вскоре и меня стала убаюкивать ритмичная «мелодия» путешествия по железной дороге.
        Я задремал, прекрасно расположившись на небольшом, но удобном диванчике. Конечно, он был рассчитан на существ более скромного размера, так что мне пришлось слегка подогнуть ноги. Но в остальном его мягкость и одновременная упругость компенсировали этот маленький недостаток.
        В сознании проносились лёгкие видения, обрывки воспоминания и запутанные образы. Я словно бы снова ощутил аромат полевых цветов, когда в детстве гулял на окраине эльфийского леса. Запах будоражил и тянул к себе, так что я не выдержал и коснулся рукой массивного алого бутона, что источал сладковатые ноты опасности. И в ту же секунду, спрятавшаяся внутри, пчела ужалила меня.
        Опасность!
        В сон пробилась реальность, предупреждая меня, кто-то задумал недоброе.
        Открываю глаза, уже собранный и готовый защищать свою жизнь. Но вокруг тишина.
        Только позвякивает ложечка в полупустом стакане капитана Зверобуева. Правда, вместо кгбшника передо мной сидит совершенно другой человек.
        Нет, лицом и телом, это всё ещё мой провожатый. Молчаливый и невыразительный человек средних лет с небольшим шрамом на левой щеке. Короткая стрижка с начинающей сединой и серые, прищуренные глаз, вот и вся внешность капитана.
        Но сейчас я явственно чувствовал, что это другое существо. И не факт, что человек.
        - Почуял, значит. Ну что ж, Упырь редко ошибается. И в этот раз он оказался прав вдвойне, - вдруг тихо произнёс «Зверобуев».
        Я молчал, ожидая развития событий.
        - Значит, ты эльф. Остроухий поборник добра и света, - мерзко хихикнув, продолжил он, - а чего к нам заявился? Видишь, тут и без тебя «добрых» советских людей хватает. Так и тянем всю страну к светлому, коммунистическому будущему.
        Создание, овладевшее телом капитана, задумчиво на меня посмотрело.
        - Не думаю, что помогать кому-то явился или наоборот свои порядки наводить. Скорее случайность. Не зря мы столько работали над местной реальностью, чтобы даже сама мысль о магии, казалась смешной и нелепой. Да и барьер никто не отменял. Тут, как минимум, чьё-нибудь божественное вмешательство нужно, чтобы к нам пробраться. Так кто же ты? И как смог сюда попасть? - словно бы с самим собой разговаривал «кгбшник».
        Перед тем, как вступить с ЭТИМ в беседу, я решил, на всякий случай, кое-что проверить.
        Два крохотных заклинания, используемые вместе, давали редкий и необычный эффект. Эфириума у меня как раз хватит на два таких воздействия.
        Первое, под названием «Ясное Око», давало возможность видеть сквозь любую иллюзию или фантомный облик.
        Второе, «Разделяй и властвуй», больше использовалось в алхимии, когда нужно было из одного вещества выделить его основные ингредиенты. Причём, работало оно и на эфемерных субстанциях.
        Но сейчас мне важна их другая «взаимопроникающая» особенность, которая возникает при наложении одного заклятья на другое.
        «Глубинная суть», так называли его мои учителя. Она показывает истинную основу любого живого существа или предмета даже, если он, буквально, изменён физически. У нас бывали проблемы с големами, в которых разные недальновидные маги вселяли живые души, и вот с ними такие заклинания работали отлично.
        Вот сейчас и посмотрим, кто вселился в тело капитана Зверобуева.
        Пара почти незаметных пассов, один звуковой вокабуляр и влитая сила буквально сдирает по очереди слои кгбшника. Перед моим взором он становится сначала голым, потом без кожи, после исчезают мышцы, сухожилия, всполохи ауры, тонкая тень забившейся в угол человеческой души и после остаётся ОНО.
        Тварь, чей вид, я помню по древним писаниям.
        Разумеется, такие существа могут принимать любой облик, изначально они вообще энергетический слепок, проекция Хаоса в нашей реальности. Но по каким-то, только им известным причинам, со временем они обретают устойчивую форму, наиболее близкую их содержанию.
        Сейчас передо мной, распластав свои многосуставные лапы, сидел насекомоподобный монстр с мордой, полной копошащихся червей, каждый из которых обладал своим собственным «лицом». Где-то крохотный клювик, там безглазая пасть, здесь, наоборот, всё покрыто крохотными буркалами, вот копошится топорщащийся иглами слизняк. Форма и фактура пестрят разнообразием. Вот она истинная свобода, о которой постоянно говорит Хаос.
        Хочешь быть чудовищем, будь им.
        - Ну как я тебе? Правда, красавчик? Хочешь задом повернусь, чтобы ты лучше разглядел? - откровенно издеваясь, прошипело адское создание.
        Разумеется, оно почувствовало моё магическое воздействие. И не преминуло показать своё знание. Мол, я всегда на шаг впереди. Смирись и преклони колени.
        - Если честно, не очень. На старых гравюрах выглядело пострашнее. А здесь, будто не доедаешь, - ответил я той же монетой.
        - Вроде, наоборот, должен растолстеть. Здесь с «пищей» проблем нет. Сами своих же в жертву приносят. Только выбирай: мужиков, баб, детишек невинных или вообще зародышей сами матери тащат. И все что-то просят взамен. Привыкли, понимаешь, по бартеру жить. Они мне души, страдания и боль, а я им…, что там обычно смертные просят? Вроде стандартный набор, по типу, богатства, красоты, вечной молодости и тому подобной чуши. Скукота!
        - Так, может, ты наоборот зажрался? Нужно на диету сесть, контролировать себя научиться.
        - Ты смотри, какой заботливый эльф? А спинку мне почешешь? Тут сколько не жри, а ещё придётся. Вон, как людишки расплодились. Кто ж ожидал, что корм так в рост пойдёт. Теперь вон вся планета тонким человеческим слоем покрыта. Хотя, нам оно и нужно. Легче всех под одну гребёнку. Возьмём количеством, а не качеством, - ухмыльнулась тварь.
        - Так почему ещё не взяли? Вроде как, пару тысяч лет здесь точно обитаете, - вроде бы с подначкой, но на самом деле осторожно спросил я.
        Сейчас любая информация, вытянутая из создания хаоса, будет на вес золота.
        - Хитрый остроухий. Всё тебе расскажи, да покажи. Раз ты такой любопытный, то давай баш на баш. Ты мне вопросик, и я тебе. Только, чур, отвечаем честно, без всяких там!
        - Идёт. Никто врать не будет. Ведь Хаос - это сама честность! - саркастически заметил я.
        «Капитан» омерзительно засмеялся, подхлюпывая и каркая, будто у него перерезано горло.
        - Да, да! Абсолютно! Ну что, тогда я начну. Как ты попал в наш мир?
        - Случайно. Неудачный эксперимент и вот такой побочный эффект, - ничуть не кривя душой, ответил я.
        - Ага, случайно! Это глупая шутка или тупая «легенда»? А в Советском союзе ты тоже оказался случайно? И контакт с КГБ тоже наладил случайно? Что дальше, откроешь портал для остальных своих товарищей эльфов? Причём, тоже случайно, - плеснул хаосит.
        - Ты можешь мне не верить. Но, как тебе известно, эльфы редко говорят неправду.
        - Ну, да, так и есть. Вы те ещё поборники чести и справедливости. Чтобы соврать, это нужно белый плащик вашей души запятнать. Чистюли, драть вас во все щели. Да только, когда нужно, с теми, кого не считаете равными себе, очень даже врать получается. Прав я, а? Прав! - тварь начала распаляться, - А строите из себя! Спасители, охранители! Да, вы просто высокомерные ублюдки! Вам же нравится чувствовать себя нужными, необходимыми. Мол, последний бастион света и всё такое. Уж сколько мы таких миров видели. Все, как на подбор. Эльфы, защитники порядка и стабильности. А что сами иногда геноцид устраиваете, это так, мелочи! Всё ж ради великой цели. Кто-то спросит, что это за цель такая, что целые народы уничтожаются? А вы, конечно, морду кирпичом и ногой беднягу отпихиваете. Мол, не тебе чернь собачья в высокие дела лезть. Правильно? Можешь даже не отвечать, сам знаю, что правильно.
        Будто выдохнувшись, он сменил позу и уселся как-то ещё более ломано. Было видно, что управлять этим телом ему неудобно, что-то мешает. Да и в глазах, словно, чернотой плеснули.
        Серо-стальные до этого, теперь они медленно наливались тьмой, которая постепенно заполоняла всё глазное яблоко.
        Похоже, этот эффект проявлялся, когда Хаос слишком долго находился в чьём-то теле. Нужно запомнить. Не каждый же раз использовать «Глубинную суть». Да и телодвижения у носителя становятся специфические. Нечеловеческие, дёргано-импульсивные.
        - Всё так. Мы монстры, которые сами хотят править миром. А сказки про добро и свет, просто чтобы затуманить мозги другим расам. Но позволь теперь и мне вопрос. Куда из этой реальности делась магия? - делая вид, что соглашаюсь с ним, спрашиваю я.
        Тут не стоит начинать бесполезный спор. В словесных баталиях Хаос давно превзошёл сам себя. Да и глупо это. Существу из Тьмы объяснять, что существует равновесие, что у каждого должен быть выбор. Но не безумный в извращенной версии свободы, что даёт он в своём перевёрнутом восприятии. А истинный и открытый. Редкость и, оттого, драгоценность ещё более великая.
        - Хм, поймал, поймал. Ну, давай, и я тебе посочиняю. Вроде как, мы даже не причём. Люди сами попросили помочь им, подсобить. А то страшно, волшебства вокруг кучи, маги, что хотят то и делают. Ещё всякие другие расы пугают до усрачки. Эльфы, гномы, тролли, и ещё с десяток таких же «особенных». А простому человеку что? Сырым железом с ними биться? Порох, вон только изобрели. Да, вот огнешар или молния в морду посильнее будут. Никакие доспехи не защитят. Вот и подумали, те из обычных смертных, что магией чуток владеют, помогут забрать её у всех. Мол, ни себе и никому. На том и порешили.
        Сначала, правда, кутерьма какая-то началась с Новыми Богами. У одного пророк выискался, а у другого целый сын. Или там, наоборот? В общем, создали сами, а что делать не знают. Ну, мы и помогли. Направили, так сказать, энергию в мирное русло. Оставили только себе ручеёк, да магию крови, которой все сторонились и брезговали.
        Всё остальное подчистую выкачали, куполом обетованное накрыли и кушаем потихонечку славный мирок.
        А тут ты вылез непонятно откуда! Вот что с тобой делать? Убить, как-то сильно просто, вдруг ещё понадобишься. На свою сторону перетащить… ну тут уж я сам пришёл и вижу, что невозможно это. Ты же самый натуральный упёртый, как баран эльф на 110 %! Таких, не переубедишь, что им не показывай или объясняй. Хаос и есть Хаос. Вы все ублюдки, а мы на коне и в белом плаще, - закончил он свою тираду и снова отвратительно задёргался.
        Неужели душа капитана Зверобуева продолжала сопротивляться и рваться наружу? Или срок нахождения этой твари в чужом теле ограничен?
        - Представим, что я поверил. Хотя, звучит не очень правдоподобно. И что, за всё это время вы так и не смогли поработить этот мир? - продолжил настаивать я.
        - Эй, ну что за наглость? Или ты забыл правила игры? Один вопрос, один ответ. Теперь моя очередь, остроухий. Так что давай продолжим откровенничать, - хохотнуло тёмное создание, - а обратно ты, как собираешься возвращаться? Не вечно же здесь тебе куковать.
        - О, тут сложный вопрос. Мне, как раз начинает здесь нравиться. Так что, может, и задержусь побольше. Посмотрю, что, да как. Познакомлюсь с культурой. Может, мне вообще, люди начинают нравиться.
        - Хехешиихоааасссаахххх! - задёргалась тварь в припадке шипящего смеха, - Точно, понравились. Особенно на вкус. Шсххааахиииш!
        - Это уже моё личное. Но насмешил, так насмешил. Они же для вас, как скот. Примитивный, низкий, но иногда полезный. Вон коровы молоко дают, а здесь люди технику всякую, взамен магии двигать вперёд начали. Вон ты и присматриваешь, что для вашей великой и несравненной расы подрезать можно. А потом словами высокими прикрываться начнёте. Мол, для вашего же блага. Знаем, видели, нюхали и доедали, - отсмеявшись, закончило оно.
        - Ты, наверное, путаешь меня с какими-то другими эльфами. Тёмными, например. В любом случае, когда решу, тогда и вернусь. И ты мне ничем не помешаешь, - нагло ответил я.
        - Ох, сколько понтов и самоуверенности! Узнаю старых, добрых ушастиков. Сначала все такие милые, помогают, уговаривают, а если, что не по их указке, то раз и голова с плеч. Но здесь ты не на того нарвался. В этом мире, мы цари и боги! Местные правители делают то, что захочет Хаос. И в любой момент! Слышишь?! В любой! Ты можешь разлететься кучкой пепла так, что даже костей не останется.
        Хотя нет…
        Нам может понадобиться твоя кровь. Уж больно с ней можно интересных магических штук придумать. Да и эфириума в ней полно. Так что будем доить тебя, пока не сдохнешь. Усёк?! - переходя на криминальный жаргон, заверещал хаосит.
        - Пока я вижу, что ты можешь только кричать, как девственница в первую брачную ночь. Но вот силы, я пока не увидел, - брезгливо бросил я.
        - Ну что ж, эльфийская падаль! Придётся преподать тебе хороший урок. Как себя вести с твоим будущим господином, - захрипел «капитан» и изогнулся так сильно, что, казалось, вот-вот сломается пополам.
        Глаза его уже полностью заволокло чёрным, а губы окрасились красным.
        Похоже, твари Хаоса было напевать, что станет с носителем после её вторжения. Главное здесь и сейчас наказать наглого эльфа.
        Я вскинул руки и приготовился защищаться. Не зная магического потенциала противника, идти в атаку неосмотрительно. Пусть сначала покажет, что у него есть.
        И Хаос не заставил себя ждать…
        Глава 21
        Магический поединок вещь скоротечная. Почти, как настоящая дуэль. В обоих случаях всё может решить один удар, одна секунда, одна ошибка. Разница лишь в выборе оружия. У магов арсенал не ограничен. От банального выплеска чистой силы, до многоуровневого заклинания с трансформацией времени и пространства вокруг противника. В обычном же бою используют максимум два-три вида.
        И, конечно, многое решает мощь применяемой магии.
        Когда в бою сходятся два воина, разрушения, которые они могут принести окружающим, разнятся от сломанного забора, до случайно выбитого зуба у зеваки, что подошёл слишком быстро.
        Чародеи же не щадят никого. Особенно юные, ещё не понимающие, к чему может привести бездумное использование собственной силы.
        Сжечь целую деревню, испарить озеро, обрушить гору или навести мор на всю страну?
        Запросто! Я - маг и значит, повелеваю реальностью! Что мне, какие-то смертные, мельтешащие вокруг? Мелочь, насекомые, на которых не стоит обращать внимание.
        Так было, пока Высший Совет Зелёного Легиона не решил, что такой необузданной силе нужен контроль. Тогда-то и ввели Закон Уровня. Пакт, который подписали все значимые школы магии по всему Альказару.
        К сожалению, хаоситам плевать на всякие договорённости, как в нашем мире, так и в этом. Но вот я продолжал следовать, пусть не букве закона, но его духу. Причём не по своей воле.
        Количества «свободного» эфириума мне хватило бы на воздействие первого-второго уровня.
        В то время как тварь Хаоса могла использовать всё и вся, что придёт в её червивую голову. Не удивлюсь, что она без проблем могла бы развеять в прах весь поезд, если бы пожелала.
        Но, видимо, сейчас в её планы не входило такое внушительное «представление». По каким-то причинам Язва всё ещё не захватила этот мир. Что-то её будто сдерживало.
        Вот и в нашем магическом поединке она показала лишь каплю своего могущества. Это-то меня и спасло.
        Первым в ход пошло «Ломанное покрывало» или какая-то из его версий. Заклинание, зависящее от влитой в него силы. Может и синяков наставить, и обездвижить, а может и все кости переломать, превратив в мясной фарш.
        Здесь эфириума не пожалели, и если бы не моя реакция, то валяться бы мне сейчас на полу, корчась от невыносимой боли и похрустывая выворачиваемыми конечностями.
        А так, я успел применить «Корень Мантары», что, по сути, является контр-заклятьем для любых «накрывающих» воздействий. Шипастые, невероятно прочные, иссиня-чёрные побеги рванулись будто изнутри меня, разрывая призрачный саван, формирующийся вокруг.
        Понимая, что времени на рециркуляцию эфириума мне никто не даст, вкладываю оставшиеся крохи в уже готовое воздействие, лишь чуть меняя его структуру. Теперь проекция Мантары переходит в атакующий режим.
        Метнулись дрожащие, будто в яростном порыве ветви. Сливаясь в едином движении, пробить, насадить, прорасти изнутри, они почти уже коснулись восковой кожи «капитана Зверобуева». Но что-то вдруг остановило их, стало пожирать в ответ и ринулось по тёмным стволам обратно ко мне.
        «Мертвоеды»!
        Но теперь эти существа из отражений Нави готовы употреблять в пищу всё, что угодно. Хаос трансформировал старое заклятье, предав ему новый облик. Дополнил, улучшил и поставил себе на услужение.
        Теперь тысячи крохотных жуков ринулись ко мне, чтобы съесть и переварить свежую плоть.
        А защититься мне было нечем. Весь оставшийся эфириум всё ещё влит в «Корень Мантары». Ещё пару секунд, и «мертвоеды» доедят растения, а после примутся за меня.
        Я вскочил, чтобы разорвать расстояние, выбежать из купе, сделать хоть что-то! Но магия оказалась быстрее.
        Полчища прожорливых насекомых ринулись вперёд. Некоторые уже забирались на край плаща. Хорошо, что кожа василиска не сразу поддалась их кислотным жвалам, это и подарило мне ещё несколько мгновений.
        Рванув дверь в бок, я вывалился в коридор, где на меня удивлённо уставились двое солдат, дежуривших в конце вагона.
        Увидев, что происходит нечто, выходящее за рамки привычного, они, тем не менее, проявили выдержку и дисциплину. Один побежал ко мне на помощь, второй же снял с плеча винтовку и приготовился стрелять. Только вот в кого? На каждого жука пуль не напасёшься, да и стрелять нужно сверхточно, чтобы не попасть в меня. Эльф, конечно, с этим справился бы, но вот человек не уверен.
        Один из «мертвоедов» пробрался через одежду и начал кромсать мою кожу, проникая всё глубже и глубже. Я чувствовал, что его сородичи ещё чуть-чуть и тоже прогрызут плащ. Чтобы после впиться в вожделенную для них плоть.
        Стало больно. Будто кислотой плеснули на бедро. Собственно, так и есть. Пищевой аппарат инфернальных насекомых постоянно выделяет реактив, расщепляющий органику на составляющие.
        Гниющий труп или бегающий эльф? Плевать! Мы переварим всех!
        - Петька, огнетушитель давай, тут хрень какая-то ползающая! - заорал солдат, который подбежал ко мне.
        Его напарник не стал задавать глупых вопросов и через секунду они уже поливали меня белой пенящейся жидкостью из красного баллона. Уж не знаю, что за вещество в нём было, но алхимики душу бы отдали, чтобы получить его для своих экспериментов.
        Шутка ли, оно самым активным образом подействовало на «мертвоедов». Заставив жуков трепыхаться и схлопываться внутрь себя, вновь возвращаясь во тьму Нави.
        Когда пена закончилась, я, убедившись, что на мне и внутри меня никого не осталось, сразу же шагнул обратно в купе. За моей спиной толпились взбудораженные бойцы, которые были готовы продолжать сражение.
        Но нас встретил спящий капитан Зверобуев, который уже никак не напоминал чудовище, пришедшее из-за грани реальности. Перевернувшись на другую сторону, он никак не отреагировал на наше вторжение. Только причмокнул и что-то забормотал во сне.
        - Ээ, а что случилось? Может тревогу объявить? - спросил один из солдат.
        Совсем ещё молодой паренёк, продолжая держать огнетушитель, был готов сражаться с кем угодно. В его горящих глазах я увидел не страх, а смелость и рвение защищать всех и вся.
        Неужели люди способны и на это? Героизм или глупая бравада?
        - Постой. Видишь, вон капитан спит. Зачем его будить? Да и что, собственно, произошло. Ну, вылезли какие-то кусачие букашки, так вы уже с ними и справились. Потом просто пусть почистят вагон, проверят, чтоб не размножались больше, - неся откровенную чушь, успокоил я их.
        - Хм, ну да. Дезинфекцию здесь устроить нужно. Первый раз таких жучищ вижу. Только что-то ничего после них не осталось, - удивлённо произнёс второй.
        От «мертвоедов» действительно ничего не осталось. Вернулись к себе во тьму и всё своё забрали с собой. В том числе и кусочек моего мясца. Объяснять, что произошло на самом деле, я, разумеется, не стал. Несколько общих слов и уверенность, что начальство, когда проснётся, разберётся.
        - А, огнетушитель куда девать? Надо же отметить, что использовали. Мол, по служебной необходимости, - вставил державший баллон парень.
        - Ну да, у нас тут завхоз мужик строгий, у него даже салфетки наперечёт. Товарищ Миндарис, вы, если что, выступите свидетелем, что не продали куда-то огнетушитель, а по делу использовали, - спросили меня.
        Я не стал спрашивать, откуда они знают моё имя. Уверен, сплетни есть в любой среде. Даже в такой секретной и неприступной, как КГБ.
        Коротко кивнув головой, я выпроводил ребят обратно в коридор, а сам уселся на своё место.
        В купе царила тишина, и пахло, будто бы, свежей травой. Пост-эффект «Корней Мантары» или я уже медленно схожу с ума?
        Действие магии здесь всё ещё мне не до конца понятно. Длительность, сила, побочное влияние и прочее. Вот и сейчас, заклинание уже снято, а аромат зелени остался.
        Но лучше так, чем вонь от «мертвоедов».
        Удивительно и то, что после нашей схватки, в купе, будто ничего и не происходило.
        Конечно, мы не использовали что-то сверхактивное и мощное. Молниями не перебрасывались, пространство не сворачивали. Но я точно помню, что ветви Мантары, «выстреливая» в хаосита, порвали занавески и сбили пустые стаканы чая со стола.
        Теперь всё было в норме. Ни следа каких-то магических или физических воздействий. Даже кгбшник лежит живой и невредимый, хотя создание Хаоса, что овладело его телом, особо свой «сосуд» не жалело.
        Похоже, всё-таки хаоситам пока не очень хочется обнаруживать своё присутствие в этом мире. Либо у них здесь есть противник, о котором я ещё не знаю, либо что-то другое, скрытое от моих глаз.
        В любом случае, скорее всего, прежде чем уйти Саридактор использовал какое-то заклинание, возвращающее всё на круги своя. Заодно и капитана подлечил. Уверен, Зверобуев ещё и помнить ничего не будет.
        Но это узнается утром. Сейчас пытаться разбудить его не имеет смысла. Я сам слишком выдохся, да и рана на бедре продолжала дёргать и ныть.
        Так что, обеззаразив и наскоро перевязавшись, я тоже улёгся спать.
        Если бы Хаос хотел убить меня, то непременно закончил начатое. А так, меня просто припугнули. И ждать продолжения банкета ночью не стоит.
        Поэтому я даже не стал выставлять охранных заклинаний, полностью положившись на интуицию, которая сегодня уже выручила меня.
        Тем более, что из-за моих проволочек с возвратом эфириума после развоплощения «Корней Мантары», ещё одна его часть вернулась в исходное состояние.
        Если так пойдёт и дальше, то скоро я лишусь магии полностью.
        А значит стану практически беззащитным перед хаоситами и их приспешниками.
        Значит, срочнее всего стоит озаботиться поиском источника эфириума в СССР. А это очень и очень непростая задача.
        С такими невесёлыми мыслями я и уснул. Богиня Сеханин приняла мой метущийся дух в свои чертоги сновидений и подарила несколько часов покоя и расслабления.

* * *
        Оставшиеся дни пути прошли тихо и без происшествий. Всё шло своим привычным чередом, чай, обед, ужин, снова чай и несколько партий в шахматы с капитаном Зверобуевым. Всё под уютный перестук колёс и короткие остановки, на покрытых снегом станциях.
        - Да что ж такое, уже третьи сутки всё тело ломит, будто марш-бросок с полным обвесом пробежал, - изредка жаловался кгбшник, потирая то шею, то поясницу.
        Я не стал ему говорить, что скорее всего это остаточный эффект после «лечения» Хаосом. Обычно, они особо не заботятся о здравии своих носителей, но здесь, видите ли, немного соизволили. Да и то сделали это, так топорно, что человек всё равно жалуется и страдает.
        С другой стороны, лучше так, чем валяться переломанной грудой иссушённого мяса, вопя от невыносимой боли.
        - Что ж вы так, товарищ эльф, не осмотрительны? Мой конь тут уже два хода стоял и ждал, пока вы пешечку уберёте. Кто-то скажет провокация, но мы-то знаем, что это продуманная часть плана, - усмехнулся, передвигая фигуру вперёд, Зверобуев.
        Через пару дней мы всё же нашли общий язык, который выражался в шахматах и неспешной беседе за ними.
        Земная игра, оказалась очень похожа на гномью «драконы и подземелья», только без драконов и подземелий. Но суть осталась та же. Есть определённый набор фигур, которые передвигаются по квадратной доске с нарисованными чёрными и белыми клетками. У бородачей же пространство игры, прежде всего, трёхмерное и заполненное случайными событиями. И главной задачей является не захват/свержение короля, а получение главного артефакта, спрятанного где-то на «доске».
        А так, в принципе, всё похоже. Битвы, стратегия, тактика, просчитывание ходов противника и множество самых различных вариаций развития событий.
        Есть время подумать, насладиться глубиной игры и оценить интеллектуальный потенциал противника.
        Собственно, быстро освоившись в правилах, я всё равно чаще ещё проигрывал капитану, чем побеждал. Но его это, похоже, никак не смущало. Наслаждаясь процессом, он настолько погружался в партию, что для него в этот момент ничего вокруг не существовало. И неважно было, проиграет он или выиграет.
        - Вот и всё, попался ваш ферзь в ловушечку. Теперь дело за малым, - бормотал он себе под нос, выполнив удачную комбинацию.
        Я же скромно улыбался и подмечал про себя, что через три хода мне поставят мат. Наверное, любому другому эльфу такое не пришлось бы по нраву. Как же это, взять и проиграть в нелепую игру, ещё и какому-то человеку?
        Но, наученный опытом, я понимал, что не всегда победа в сражении означает выигранную войну.
        Я учился, стремился понять логику игры и самих людей.
        И к концу моего путешествия у меня стала получаться, как минимум одна из этих вещей.
        Победы и поражения теперь шли вровень. Так, что даже сам капитан признал во мне серьёзного соперника.
        А вот, что касается второго… тот тут, я всё ещё блуждал в сумраке.
        - Ну что ж, товарищ Миндарис. Моё задание выполнено, вы доставлены на пункт назначения в целости и сохранности. Передаю вас в руки нашего местного отдела и прощаюсь, - Зверобуев пожал мне руку и, козырнув, запрыгнул обратно в вагон.
        Я остался стоять на заснеженном перроне в компании троих бравых солдат и одного кгбшника, который представился майором Пострегаевым.
        - Нечего сопли на кулак наматывать. Руки в ноги и короткими перебежками, едрить тебя в коромысло, - раздал он противоречивые указания и двинулся к видневшейся неподалёку машине.
        Ступая с ним рядом, я всё равно каким-то образом оказался окружён стражами. Видимо, здесь на земном Севере немного другие порядки и боевая подготовка.
        Одна только манера изъясняться у майора чего стоит. Половину слов я понимал в виде посыла. Главный же смысл часто ускользал от меня.
        Что, например, означает выражение «гребанные пассатижи тебе в гузно, камикадзе хренов!»?
        Высказал его товарищ майор, когда наш автомобиль занесло на, покрытой льдом, дороге. Уже тогда я удивился его эмоциональности и вспыльчивости. Да и ко мне он не проявлял особого уважения, всё величал «ушастым», «блондинчиком» и «шпалой».
        В конце концов, мне это надоело и когда мы приехали в местное управление КГБ, я высказал ему несколько своих пожеланий.
        Мы стояли на удивительно чистом плацу, где кроме нас находилось ещё парочка человек. Сверху падала снежная крупа, и я чувствовал себя непривычно. Всё же эльфы больше теплолюбивые создания. Нам нужен свет и зелень вокруг с журчащими ручейками, а не ледяное безмолвие с минусовой температурой.
        А тут ещё и какой-то, много возомнивший о себе, вояка наглеет и откровенно хамит. Будто, я служу под его началом и должен подчиняться ему.
        - Отставить разговорчики. Разворот на сто восемьдесят и бегом к бумагомаракам, сдать документы и стать на довольствие, - рявкнул он, даже не выслушав меня до конца.
        - Я не буду этого делать, - спокойно ответил я.
        Пусть на самом деле мне и хотелось поскорее оказаться в тепле.
        - Перечить будешь, салага желторотый! От мамкиной сиськи оторвали и мужиком себя почувствовал. Ну-ка, упор лёжа и полтинник отжиманий, быыыыстраа! - переходя на командирский тон, гаркнул он.
        Я молча стоял и смотрел, к чему приведёт эта сцена.
        Майор, видя, что я не выполняю его приказ, медленно багровел и будто бы надувался. Казалось, ещё чуть-чуть и у него из ушей пойдёт пар.
        - Значит, указания вышестоящего по званию не выполняем. На губу захотел, ушастый?! - он чуть повернул голову к вытянувшимся в струнку солдатам, - взять, проверить и на гауптвахту. Пусть недельку посидит, поймёт, как себя вести нужно.
        Вот уж неожиданный поворот.
        Везли, чтобы помог, проявил себя, а в итоге хотят в казематы отправить. А я ведь даже не на службе.
        Опять, что ли на кулаках объяснять, что такое уважение? Варвары, что с них взять?
        Устало вздохнув, я сделал шаг вперёд и чуть согнул колени, готовясь к «показательному выступлению». Но в этот раз, что-то пошло не так…
        Глава 22
        Громыхнул выстрел, и прямо перед моими ногами взметнулось облачко снежной пыли.
        - А ну стоять, бабуины! - раздался чей-то окрик.
        Решив пока не провоцировать невидимого стрелка, я застыл.
        Бойцы же, наоборот, расслабились. Видимо, такая ситуация у них не впервые. Один даже что-то шепнул другому, от чего тут улыбнулся и ответил, что прав тот, у кого яйца больше.
        И, спустя секунду, я понял, что они имели ввиду.
        К нам быстро приближалась массивная фигура, на ходу пряча пистолет в кобуру.
        - Майор, ты вообще страх потерял? - сразу в лоб бросила она.
        И тут я понял, что передо мной стоит женщина. Внушительного вида, с пронзительными голубыми глазами и сурово поджатыми губами.
        - Никак нет, товарищ подполковник. Обучал новоприбывшего уставу и правилам поведения, - изменившись в лице, отчеканил Пострегаев.
        - А я вижу, что у тебя опять горит желание помериться с кем-нибудь своим прибором. Размер компенсируешь?
        - Никак нет, товарищ подполковник. Досадное недоразумение, - снова отрапортовал майор.
        - Так-то лучше. Свободен, дальше я сама, - она повернулась ко мне и коротко представилась, - подполковник Лисицына. Теперь вы официально находитесь под моим руководством. Все приказы принимать лично от меня.
        Вот как. Неожиданно. Чтобы мной командовал человек, да ещё и женщина. Тем более, я вроде на службу не нанимался.
        - Позвольте, уважаемая товарищ Лисицына. Но с каких пор я состою в вашем ведомстве? Желания не изъявлял, бумаг не подписывал.
        - Отставить пререкания. Все вопросы после. На данный момент вы вневедомственный сотрудник управления КГБ по Красноярскому краю, - буравя меня взглядом, ответила она.
        Я понял, что сейчас действительно спорить бессмысленно. Да и мороз налетел такой, что уши в трубочку сворачиваются. Особенно у меня. Теперь, я понял, что имел ввиду «москвич», когда говорил про новую форму. Здесь в эльфийском плаще особо не побегаешь. Застынешь, как статуя и будешь окрестную живность пугать. Потом ещё и экскурсии водить начнут. Мол редкий экземпляр эльфа теплолюбивого, случайно оказавшегося в сибирских лесах.
        Видя, что с моей стороны возражений нет, подполковник Лисицына развернулась и скорым шагом направилась к видневшемуся неподалёку центральному зданию.
        Сохраняя достоинство, я не бросился сразу за ней, а степенно отряхнувшись, повременил. И только после, спокойно двинулся в том же направлении.
        Окунувшись в тепло, я первые пару минут ничего не соображал. То есть, конечно, контролировал обстановку. Всё же управление КГБ, серьёзная контора по земным меркам. Но ощущения были настолько приятными, что внимание немного расфокусировалось.
        Так что, когда я «очнулся», то, сам того не заметив, оказался в кабинете подполковника, на довольно удобном диване и с кружкой горячего чая, сдобренного изрядным количеством сахара и ломтиком лимона.
        Не спеша пригубив ароматный напиток, я понял, что для счастья много не нужно. Вот, как сейчас. Пришёл со стужи, на диване развалился, чаю напился и всё получше стало, подобрее.
        Оттаяв и начав связанно соображать, я первым делом прозрачно намекнул, что за служебными рангами особо не гонюсь и вообще приехал сюда «помочь», показать свою лояльность советскому народу. Мол, я к вам с открытой душой и сердцем, и вы тоже.
        Но всё оказалось не так-то просто.
        - Лишних людей, - Лисицына смерила меня взглядом, - и не людей тоже, здесь не бывает. Прислали, значит так нужно. И пока вы под моим командованием, будьте добры следовать уставу. Вернётесь к себе домой, хоть голым в лесу пляшите.
        Насчёт плясок, это она хорошо попала. У нас действительно есть праздник единения с природой «Сваааркуни Нол-А-Дарис», когда обнажённые юные девы и юноши показывают в танце свою близость ко всему живому. Но здесь, в Сибири, такая затея кончилась бы очень плохо. И быстро. Очень быстро.
        - Я свободный эльф Зелёного Легиона и никогда не буду подчиняться простому смертному. Тем более, человеку, - высокомерно заявил я.
        - Теперь я понимаю, почему Пострегаев на вас так взъелся. Уверена, вы себя с ним так же вели, - задумчиво проговорила она.
        Я молчал, делая вид, что сосредоточился на чае.
        - Сейчас у меня совершенно нет времени, чтобы заниматься вашими причудами. Так что, давайте так. По бумагам вы будете проходить, как вневедомственный сотрудник, а в жизни просто постарайтесь никуда не вляпаться. У нас и так тут проблем хватает, - подполковник потёрла виски и, нахмурившись, продолжила, - Вообще не понимаю, зачем прислали кого-то со стороны. Мы бы и сами справились, просто нужно время. А тут торопят, подстёгивают, быстрее-быстрее. В общем, не путайтесь под ногами и всё будет хорошо. Даю вам сутки на акклиматизацию. В курс дела вас введут завтра. Тогда и назначат «сопровождающего».
        В ответ я пожал плечами, особо не соглашаясь, но откладывая вопрос на потом. Гордость, это, конечно, хорошая штука. Но в земном мире я всё чаще замечаю, что для выживания она не всегда нужна.
        Дальше меня отправили получать новую форму, становиться на довольствие, определили спальное место и прочие бытовые «мелочи». Хотя, как я понял, для советского воина, это как раз не мелочи, а направляющие факторы дисциплины и аскетизма. Всем всего не хватало, а то, что было, редко подходило по размеру или имело ещё какие-то недостатки. Это касалось не только вещей, но и предметов первой необходимости, вплоть до мыльно-рыльных принадлежностей. Хорошо, хоть с оружием был полный достаток. Хватит, чтобы вооружить весь Альказар, вплоть до последнего орка. А потом ещё столько же останется.
        Его, кстати, я брать не стал. Все же не по нутру мне огнестрел. Шумный, громоздкий и не очень точный.
        Прапорщик на складе переубеждать меня не стал, а, хмыкнув себе в усы, предложил использовать универсальное оружие настоящего сверхбойца. На мою просьбу показать это смертоносное изобретение советского гения, он с самым серьёзным видом достал небольшую лопатку, которую с воодушевлением охарактеризовал, как «МПЛ-50 или идеальный инструмент для всего».
        Поначалу я даже не понял, что он шутит. Особенно, когда прапорщик продемонстрировал её боевое применение.
        И только после того, как он, уже не сдерживая себя, смеясь, спросил какое количество мне необходимо, я понял его юмор.
        Что ж, вещь действительно хорошая и полезная. Но мне пока удобней работать с чем-то более привычным. Так что, я ограничился штык-ножом, и то, потому что весёлый прапор не хотел меня отпускать пустым.
        После мне показали место для сна и объяснили распорядок дня. Если с первым вопросов не возникло, это была отдельная комната для офицерского состава с двумя кроватями и личным санузлом. То, вот следовать какому-то нелепому расписанию «для взрослых», я просто не хотел.
        Тем более, он нужен скорее для обычной солдатни, я же на особом положении. Так что пусть сами встают по звонку, едят, когда скажут и наслаждаются прочими «радостями» военной службы.
        За такими житейскими заботами пролетел весь день. Темнеет здесь рано, так что вечер, а за ним и ночь наступили незаметно.
        Улёгшись спать, я, на всякий случай, решил поставить лёгкое охранительное заклятье. Новое место как-никак, ещё не известно, что за люди и, как ко мне настроены.
        Тот же самый Пострегаев, встретившись мне пару раз, зыркал так, будто хотел во мне дыру прожечь. Обиделся человек, что его перед подчинёнными на место поставили. А кто виноват? Ну не начальник же. Этот остроухий непонятный тип, вот корень проблемы.
        Так что иллюзий я не строил и понимал, что рано или поздно майор найдёт способ со мной поквитаться.
        - Отбой! - глухо прозвучало из коридора.
        И сразу настала тишина. Прекратилась беготня, разговоры за стенкой. Даже дежурный свет будто бы немного притух.
        Я закрыл глаза и почти сразу заснул.

* * *
        - Знакомьтесь, Роман Гаврилов, младший лейтенант и ваш сопровождающий, - коротко отрекомендовала мне «напарника» Лисицына.
        Молодой парень стоял, вытянувшись в струнку и молча ел глазами начальство. Похоже, ему сказали, что это дело государственной важности и к нему следует отнестись очень серьёзно. Так что, судя по его внешнему виду, он хоть сейчас готов пройти лёд и пламя, но выполнить приказ командира.
        - Вольно. Садись, Гаврилов. Что произошло на объекте номер 5, ты знаешь. Так что введи товарища Миндариса в курс дела и начинайте работать. Доклад мне лично, каждый день. Если будут сдвиги, то чаще.
        - Так точно, товарищ подполковник. Могу выполнять?
        - Обожди минутку. Тут у нас недопонимание вышло с товарищем Миндарисом. По поводу его положения, ответственности и умения выполнять приказы. Так что, если и у тебя будут проблемы, ты мне сразу сообщай, - остановила его подполковник.
        - Виноват. Не понял. Прошу пояснить, - стараясь подавить изумление, ответил младший лейтенант.
        - А пояснять особо нечего. Прислали, на нашу голову, какого-то странного субъекта, вроде даже и не человека, мол, спец во всяких запутанных делах. Уверена, преувеличили. Столичная контора это любит. Только сам товарищ ЭЛЬФ, - сделав упор на этом слове, она продолжила, - почему-то исполнять задание старшего по званию не хочет. Говорит, я вообще у вас не на службе и с меня все взятки гладки. Вот и думай, как с ним поступать.
        - Значит, он гражданский? - всё ещё пытаясь понять мой статус, спросил Гаврилов.
        - Вневедомственный сотрудник, который одет в нашу форму, ест нашу еду, спит в тепле, тоже благодаря нам, а ответственность на себя брать не хочет, - холодно произнесла Лисицына.
        Всё это время я заинтересованно слушал их разговор, ожидая к чему же они всё-таки придут. Но тут во мне вновь взыграла гордость.
        - Благодарю вас, что предоставили мне все эти «удобства». Но это не значит, что я автоматически становлюсь вашим подчинённым. Скорее, это взаимовыгодное сотрудничество. Партнёрство на равных, - вставил я.
        - Вот видишь, Гаврилов. Товарищ совсем не понимает куда и зачем попал. Но, думаю, всё скоро станет на свои места. А пока ознакомьте его с ситуацией и съездите на объект. Свободны, - перестав на нас обращать внимание, товарищ подполковник вновь вернулась к документам, разложенным перед ней на столе.
        Выйдя в коридор, младший лейтенант повернулся ко мне и шёпотом восторженно спросил:
        - Ты, что бессмертный? С Лисой так себя никто не ведёт. Она тут всех строит. Перед ней даже Стрига на цырлах ходит.
        - А кто такой Стрига? - на всякий случай, уточнил я.
        - Пострегаев, кто ж ещё? Тот ещё вояка контуженный.
        Качнув головой, я не стал подтверждать, что действительно бессмертный. Зачем лишний раз будоражить парня? Он итак после моего «представления» в кабинете подполковника не до конца отошёл.
        - Куришь? Может пойдём выйдем, там тебе всё и расскажу?
        Похоже, о секретности здесь и не слышали. Или относятся к ней спустя рукава. Я уже понял, что задача мне предстоит не тривиальная. А значит лишний раз распространяться о ней не стоит.
        Но, похоже, Роман был другого мнения.
        Или полагал, что вокруг все свои, а в курилке так и подавно нет чужих ушей.
        Курить, я разумеется не хотел, о чём прямо «напарнику» и сказал. Да и стоять просто так на холоде, пусть и в тёплой одежде, идея так себе. В итоге, мы отправились в моё жилище, и там уже Гаврилов вкратце рассказал всю суть дела.
        В тридцати километрах от нас располагался посёлок золотодобывающей артели. Проживало в нём от пятидесяти до девяноста человек, в зависимости от сезона. Обычное предприятие, задачей которого являлась добыча и продажа золота государству.
        Но в какой-то момент в артели стали происходить странные вещи. То пропадёт кто-то, а потом сам выйдет из леса без памяти, что с ним было все эти дни. Звуки какие-то слышат постоянно, видения непонятные, будто призраки. В общем, атмосфера мистики и загадочности.
        И всё бы ничего, ну бывает, народ тёмный, дремучий, да и выпить любит. Надумают себе всякие сказки, представят, мол, духи леса и прочее. Вот только потом всё вышло на другой уровень. Золото, добытое в артели начало фонить. Скупщики быстро это заметили и сообщили, куда следует.
        Дальше, больше. Покупают драгоценный металл, а пока довозят до города, он в свинец превращается.
        И всё это происходит только в одной артели. Куда, собственно, мы сейчас и отправимся.
        - Сначала, думали на местных зэков. Тут рядом лагерь стоит, может, сбежал кто, вот и промышляет таким образом. Но нелогично как-то. Там бы просто воровали, да грабили. А тут целая мистификация прям. Как в детективах, - говорил Роман, - вот и вызвали нас. Но мы уже, как месяц, топчемся, всё сдвинуться никуда не можем. А милиция, так вообще, когда это дело передавала, сказала, что нечисто тут что-то. Вот вы, товарищи из КГБ, и разбирайтесь.
        Я задумался. Всё это действительно попахивало магическим воздействием. Эксперименты по превращению свинца в золото при помощи философского камня давно будоражили алхимиков моего мира. А здесь, вроде бы, найден путь к обратной трансформации. Что, как бы, показывает возможность подобного изменения.
        В любом случае, лучше увидеть всё собственными глазами и уже на месте определиться, что делать дальше.
        - Да, звучит всё и правда загадочно. Что ж, давай съездим на этот ваш объект номер 5 и сами всё разузнаем. Кстати, почему его так назвали? - подытожил я.
        - Так там неподалёку какие-то испытания проводили. Научники даже передвижную лабораторию ставили. Называлось всё объект номер 5, вот и оставили, как есть, - ответил младший лейтенант.
        - Понял. Дань традициям.
        - Вроде того, - вдруг хихикнул он.
        Закончив разговор, мы наскоро собрались и двинули к выходу. Там уже нас ожидал служебный автомобиль. Взрыкивая на холостом ходу, машина выглядела так, будто только что хорошенько окунулась в болото. Поначалу я даже не мог разобрать это её естественный цвет или всё действительно заляпано грязью.
        Дилемму решил водитель, который, открыв дверь и посмаливая папиросу, сказал, что еле вытащил одного дурака из ямы на окраине леса.
        - Вот, какого спрашивается хрена, он по просёлку поехал? Рядом же нормальный асфальт был. Нет нужно сократить, срезать, вот и попал. А мне потом спасай его жопу. Хорошо, хоть вообще услышал, как он орёт. Из-за деревьев выбежал, так сначала думал, что опять кто-то из артели напился и белку поймал, - делился впечатлениями водитель, пока мы загружались внутрь.
        - Савелич, ты, конечно, ангел ещё тот, людей вон спасаешь. Но лучше тебе машину помыть. А то знаешь, как у нас Стрига к чистоте относится, - предупредил Роман мужика.
        - Ещё бы. Всю плешь проест, пока все по-ихнему не будет, - согласил тот, сплёвывая в окно и выкидывая туда окурок, - вернёмся, помою, а пока всё равно шарашиться в кущерях до ночи будем.
        - Да ну, может, и к ужину обернуться успеем, - возразил младший лейтенант.
        - Ага, не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Это ж за Нахимовкой будет. А там, как после войны было, так всё и осталось. Главное, чтобы мы сами не встряли. Вытаскивать нас некому будет, - с сомнением произнёс Савелич.
        - Может тогда рацию взять?
        - Ага, едем уже. Итак, час времени с этим олухом, застрявшим потерял. В артели, если что, связь есть. Коли будут проблемы оттуда сообщим.
        Гаврилов кивнул, соглашаясь и, зябко передёрнув плечами, попросил включить печку.
        - Так она сейчас и шпарит вовсю. Подожди, ещё согреешься, - ответил водитель.
        Скептически оглядев, полную щелей и продуваемую почти насквозь, машину я понял, что поездка будет та ещё.
        Фырча и подпрыгивая на колдобинах, автомобиль выехал на заснежённую дорогу, направляясь к чернеющему на горизонте лесу.
        Глава 23
        Когда я окончательно замёрз и уже хотел использовать заклинание «Внутреннего огня», мы, наконец, приехали.
        С трудом выбравшись из машины на негнущихся ногах, я ещё пару минут отходил от поездки. Слишком уж несоразмерным оказался этот военный автомобиль для моего тела. Так и ехал, скрючившись, продуваемый постоянным сквозняком.
        Хвалёная печка лишь изредка взрыкивала тёплым воздухом, который попадал только на сидящих впереди. Сзади же царила вечная мерзлота.
        Так что, первым делом, я сделал быструю разминку, чтобы хорошенько согреться.
        Гаврилов же с Савельичем, словно совсем не чувствуя холода, просто вылезли из машины и сразу же начали дымить.
        Как я понял, в военной среде курили все. Эта привычка заменяла им повальный алкоголизм, как у гражданских.
        Вот и сейчас, не выкурив по сигаретке, никто к работе не приступал.
        Я же, разогнав кровь по жилам, отправился к самому большому дому посёлка. Собственно, выбора особого и не было. Вокруг стояли ещё три покосившихся хибары и какие-то производственные помещения. Так что мой путь лежал ровно на крыльцо, с висевшим над ним транспарантом: «Каждый грамм золота для Родины». Чтобы, наверное, не забыли, куда всё сдавать нужно.
        Внутри меня встретило плотное облако табачного дыма и застоявшийся запах перегара. О нём я уже почти успел забыть, но, похоже, здесь обитают люди, которые и выпить могут, и покурить. А ещё, не очень щепетильно относящиеся к чистоте. Третьей частью вездесущего амбре была вонь немытого тела и грязных носков.
        Об особенности человеческих носков я узнал ещё во время «проживания» с Хорьком. Тот вообще не считал нужным их как-то менять или просто постирать.
        - Пока на мне не трескаются, то чего запариваться? - хихикал он на мои претензии к его нечистоплотности.
        В итоге, пришлось отпустить ему пару оплеух, чтобы научился уважать чужое обоняние. После этого, он хотя бы стал мыть ноги. А носки просто перестал носить.
        - Товарищи! Кто здесь главный? - спокойным тоном спросил я.
        На кровати лежало несколько мужчин, а за столом собралась компания из десятка человека, которые увлечённо играли в карты.
        На меня никто не обратил внимания.
        - Всем встаааааать! Поворот крууууугом! - перешёл я на командирские интонации.
        Вот тут на меня взглянули. Правда, никто даже не дёрнулся, чтобы подняться. Парочка повернула головы, посмотрела на меня с ленивым любопытством, и только один, не отрываясь от карт, предложил мне «закрыть орало и дать мужикам отдохнуть».
        Похоже, здесь работают какие-то странные взаимоотношения.
        Но, уже привыкший к человеческим закидонам и особенностям поведения, я перешёл на второй уровень общения.
        Физический.
        Сделав шаг вперёд, хорошенько пнув стол, переворачиваю его. В воздух взлетают карты, стаканы, бутылки и нехитрая закусь. Сразу же раздаются возмущённые крики, и подпитые артельщики грозятся сделать со мной множество плохих вещей.
        - Первому сломаю палец. Второму руку. Следующему ногу, - коротко объяснил я будущее развитие событий.
        Разумеется, меня никто не послушал.
        Самый бородатый и здоровый бросился почти сразу. Раскрыв руки, будто пытаясь меня обнять, он вразвалку побежал на меня.
        Попадать в его грязные, во всех смыслах, объятья мне совершенно не хотелось. Да и вообще касаться этого косматого чудовища. Даже медвейлям до такого животного расти и расти. А уж те любят уподобляться своим тотемам. Волки, медведи, паучьи львы и прочие хищники лесов Альказара.
        Так что я снова воспользовался ногой, но теперь взял на вооружение приём, который мне когда-то показывали выжившие эльфы с Дальних островов. «Секущая плеть» использовала длину рук и ног бойца, как оружие. В основном, там, конечно, работали нижними конечностями, делая замахи практически из любых позиций. Чтобы в финале передать основной импульс на край рабочего «тела». Получалось действительно что-то, вроде работы кнута. Гибкость, инерция и конечный аккорд с выплеском всей энергии в заданную точку.
        В моём случае это оказался большой палец бородатого артельщика. Уж очень удобно он стоял вдалеке от всех и прямо-таки манил, чтобы в него попали.
        Тихий шелест рассекаемого воздуха, звонкий шлепок и сразу почти неслышный хруст суставов.
        Мужик продолжает двигаться вперёд, но уже понимает, что-то пошло не так.
        Боль доходит не сразу, сказывается алкоголь.
        Я же отхожу в сторону и даю противнику врезаться в стену за моей спиной.
        Грохот, маты и вот он лежит, сжимая повреждённую конечность, что-то нечленораздельно хрипя.
        - Ах, ты, сука красная! - орёт второй и, схватив табурет, прыгает на меня.
        Орудие у него, конечно, массивное, но совершенно не опасное. Плавным движением ухожу от удара и, сместившись в сторону, снова бью ногой. В этот раз выбираю локтевой сгиб. «Щелчок» попадает снизу, выворачивая руку нападавшего в другую сторону. Вот здесь звук ломаемой кости слышен громче. Так, что все в доме скривились, как от зубной боли.
        Он падает. Табурет приземляется рядом, попав ему по лицу.
        - Кто следующий на операцию? - холодно спрашиваю я.
        - Слышь, Филин, он и вправду Санычу палец сломал, а Витьку руку. Я третьим не пойду, - проговорил кто-то за спинами оставшихся артельщиков.
        - Хорош ныть, ссыкло. Сейчас всем скопом навалимся, никакие ногодрыжества не помогут, - ощерившись, ответил стоявший впереди мужик с перебитым носом и половиной одного уха.
        - Во-во! Вместе навалимся! Давай, давай! - загомонили все разом.
        - А ну стоять, оглоеды! - орёт сбоку Гаврилов, одновременно доставая пистолет, - первый предупредительный, второй на поражение!
        Никто не двигается. Уж его-то они знают. И что за контору представляет. А то пришёл тут непонятный, остроухий, да наглый, порядки свои наводить. Примерно так мне виделось, бурлят мысли в голове у этих людей.
        Мои предположения оказались правдивыми.
        Все как-то понурились, притихли. Оттащили раненых, налили им водки для обезболивания и обеззараживания, как внутри, так и снаружи. Подняли стол и дружно за него уселись.
        - Ну что за кипиш? К нам тут в помощь человека прислали, - на слове человек, младший лейтенант слегка поперхнулся, - а вы, быдлятина тюремная, сразу морду чистить кинулись. Или формы не видели?
        - Так, это… мало ли, кто форму напялить может? Украл или ещё что, для своих целей. А мы потом виноваты будем, - оправдываясь, прошмякал мужик без половины зубов.
        - Может, тебе ещё и удостоверение каждый раз показывать? Ты Дятел, не борзей, а то опять в «санаторий» загремишь, - рявкнул в ответ Гаврилов.
        - Понял, понял, молчу.
        - Итак, Филин, ты, где там спрятался, «смотрящий» блин недоделанный?! Как вообще такую заваруху допустил? Ты ж сам здесь на «птичьих правах», - осматривая сидевших за столом, продолжил кгбшник.
        - Здесь я начальник. Так правильно Дятел сказал, откуда мы знаем, кто он и откуда? Быканул, получил от братвы на орехи, - насупившись, ответил тот.
        - Ага, получил. Теперь у вас двое поломанных валяются, которые на орехи дать хотели. Так что, понты ты свои брось. Лучше расскажи ещё раз, что у вас тут твориться. Мы ж помогать приехали, а не в «стенка на стенку» играть.
        - Так уже раз сто всё по полочкам раскладывал. Одних бумажек на моих историях записали целую папку. Что ещё говорить?
        - Вот сто первый раз и повторишь. И чтобы детально, ничего не пропустив. Усёк?
        Глава артельщиков сверкнул глазами в его сторону и сразу же понурил голову, соглашаясь с приказом.
        - Вот и хорошо. Вы, товарищ Миндарис, особо на их говор внимания не обращайте. Тут половина сидевших, так что культуры и вежливости в них ни на грамм. А если опять бузить начнут, то зовите нас. Мы пока обойдём окрестности, может, заприметим что необычное, - напутствовал мне Гаврилов, выходя из дома.
        Подняв всё ещё валяющуюся табуретку, я сел на неё и, приняв максимально бесстрастный вид, приготовился слушать.

* * *
        - Значит, на этом участке чаще всего и происходят всякие странности? - уточнил я у Филина.
        Мы уже второй час пробирались по чащобе, и глава артели был совсем не рад, что его потащили на холод просто так.
        - Да, я же всё чётко пояснил. Работаем все трезвые, я за этим конкретно слежу. Но голоса мужики слышат, фигуры всякие светящиеся видят. Потому, как дневную норму намоем, так сразу в посёлок и бежим. Ночью, так вообще только похезать и выходим. Народ боится, духи лесные, мол, не хотят, чтобы мы это золото у них забирали. Потому и хренячат с ним всякие штуки. То в свинец превратят, когда уже на завод везут, то этой, как его… радио. ахтивностью наполняет, - ответил он.
        - Ладно. Иди пока погуляй, тут рядом. Я позову, когда нужно будет обратно идти, - отослал я его.
        Конечно, найти дорогу обратно для меня не составило бы особых проблем. Но зачем выдавать лишний раз свои козыри. Тем более, каким-то полузэкам.
        Дождавшись, когда Филин уйдёт, я быстро снял шапку и сбросил форменный бушлат. Сейчас мне необходим, как можно более открытый контакт с окружающим миром.
        Кусачий мороз мигом начал свою работу, подгрызая мои многострадальные уши и ледяным наждаком кромсая моё лицо.
        Я терпел. Всё должно выясниться быстро. Скорее всего, я не успею замёрзнуть до состояния сосульки.
        Скорее… всего.
        Участие в этом «загадочном» деле волшебных существ, я сразу поставил под сомнение.
        Нет, меня не укусил советский учёный, я всё ещё мыслил, как истинный эльф. Но мой опыт пребывания в земной реальности говорил, что, если здесь нет магии, то и живущим, благодаря ей, созданиям адаптироваться будет сложно. И, скорее всего, они, либо ушли в спячку, либо полностью развоплотились.
        Разумеется, остаётся ещё вариант с хаоситами. Но, не думаю, что они будут отвлекаться на такую мелочь. Пугать мирных работяг, пусть и с криминальными наклонностями. Да и трансмутация веществ тоже требует определённых затрат энергии. А я уже понял, что у Хаоса здесь та же проблема, что и у меня.
        Отсутствие эфириума.
        Вот только, похоже, его они с успехом заменяют кое-чем другим. Запретным в моей реальности. Магия крови, вещь не только опасная, но ещё и чудовищно привлекательная. Минимум затрат, при максимуме выходной мощности. Не нужны умения, тонкий просчёт или какие-то хитроумные заклинания.
        Нет.
        Ты можешь просто лепить из неё всё, что захочешь. Без каких-либо последствий. Даже отката или какой-то слабости не будет, как при использовании сложных или «великих» заклинаний.
        Но сам способ её добычи неприемлем, как по моральным, так и по этическим соображениям.
        Меня передёрнуло, когда я вспомнил примеры, что приводили учителя для наглядности применения магии крови.
        Уже после, став ректором магической академии, я постарался вывести этот курс, как можно дальше от основного потока студиозов. Чтобы к его изучению приступали только по крайней необходимости. И только с моего разрешения. Больно эта тема была для меня гадка и омерзительна.
        Но, похоже, здесь Хаос возвёл добычу сырой силы на новый уровень.
        Во всяком случае, в битве с Саридактором, я увидел, что энергии он не жалел. Плескал ей направо и налево, а значит недостатка в эфириуме, пусть и в «грязной» версии, он не имел.
        Поэтому, собираясь использовать одно из заклинаний поиска, я почти был уверен, что ничего магического не найду.
        Да и по пути сюда все мои обострённые эльфийские чувства молчали. Я не ощущал, как магии, так и опасности. Даже местные дендроиды не подавали хоть каких-то признаков жизни. Стоят себе, качаются на ветру, трещат иногда от дикого холода и всё.
        Ни мысли, ни сознания. Всё на низком уровне растительного существования.
        Что ж, сейчас и проверим прав я или нет.
        В Советском союзе я научился многим полезным вещам. И одна из них, это экономность.
        Конечно, я и раньше не страдал особым сибаритством и потребностью в роскоши, но СССР показали мне совершенно другой уровень рачительности и бережливости.
        Ничто и никогда не может быть выкинуто на помойку просто так. Если есть ещё хоть малая возможность использовать предмет вторично, его оставят. От сломанных игрушек и до неработающего телевизора. Всё, что можно починить или как-то по-другому применить оставляют у себя. И хранят, передавая из поколения в поколение.
        Правда, иногда, доходя до маразма.
        Я в этом отношении был более продуктивен и контролировал, прежде всего, уровень доступного мне эфириума. Берёг и ценил каждую его частицу, стараясь использовать только в крайних случаях.
        И пусть сейчас немного другая ситуация, но из-за погодных условий приходится пожертвовать ещё одной каплей силы. Пусть и «миндарийский круговорот» возвращает её практически полностью.
        Присев на разложенный на снегу бушлат, я раскрыл руки, занимая позицию «необъятности». В воздухе звенящим колоколом пронеслись два коротких четверостишья, а пальцы изогнулись в знаках силы и призыва.
        Я использовал «Пронзающий взор», плюс которого состоял в том, что заклятье работает по объёму, создавая сферу всевидения для любого магического вмешательства.
        Теперь, если здесь в ближайшее время хоть кто-то творил любую магию, я это увижу и почувствую.
        Волшебные создания самим своим существованием уже искажают обычную реальность. Источая из себя «пары» эфириума, они постоянно оставляют за собой след. И при должной сноровке, ощутить его пара пустяков.
        Пространство вокруг меня замерцало и стало будто полупрозрачным. Грани окружения размазались и перестали быть чёткими и понятными. Затем постепенно откуда-то изнутри пришла глубина. Она дала действительности новое измерение, словно проникая внутрь себя.
        Не открывая глаз, я огляделся.
        Дрожащие контуры деревьев теплились изнутри далёкими искрами разума, а земля под ногами пронизывалась тонкими линиями магнитного поля. В небесах царила пустота и только где-то в вышине кружили голодные птицы.
        Ни следа магии.
        Набрав полные лёгкие морозного воздуха, я добавил ещё гран эфириума и расширил сферу «Пронзающего взора». В запасе у меня оставалось совсем чуть-чуть энергии. Заклинание итак работало на пределе.
        И снова ничего.
        Вокруг жил своей жизнью лес, сновали мелкие животные и прогуливался неподалёку один человек. Но магические возмущения отсутствовали.
        Выдыхаю, концентрируюсь и добавляю последние оставшиеся крохи силы в заклятье.
        Поле расширяется и цепляет даже посёлок артельщиков. Моё всевидение простирается на несколько километров вокруг, но я всё ещё нахожусь в магической пустоте.
        Что ж, похоже, как я и предполагал, здесь замешаны не волшебные существа. Духи леса, кобольды или потомки местных гномов непременно попали бы под мой взор.
        Я медленно расслабляюсь и уже готовлюсь снять заклинание, как на самом краю моего восприятия мелькает какой-то отблеск. Мгновение и снова тишина.
        Хм, что это может быть?
        Возвращаю концентрацию и чуть сдвигаю сферу в сторону замеченного возмущения.
        Особо с ней «играться» я не могу, всё же моё тело источник заклинания. Поэтому деформировать поле получается совсем немного. Но и этого хватает, чтобы понять, я что-то нащупал.
        Какой-то всплеск магии или изменения действительности. Что, в принципе, одно и тоже.
        Теперь осталось понять, что же это!
        А для этого нужно «распустить» заклинание, запомнив направление, откуда пришла зацепка. И уже после, на своих двоих подойти поближе. Чтобы затем вновь активировать «Пронзающий взор» и уже точно определить место искажения.
        Снимаю заклятье, рециркулирую эфириум и только тогда возвращаюсь в реальность. Понимаю, что жутко замёрз и сейчас неплохо бы горячего чаю.
        Одеваю бушлат, натягиваю шапку по самые брови и поворачиваюсь лицом в сторону магического всплеска. Мысленно провожу линию движения и примерно рассчитываю расстояние. Как минимум, вдвое больше, чем сейчас до поселения золотоискателей.
        Лучше всё же проехать на машине. Тем более, солнце уже цепляет край леса, а значит не за горами ночь.
        Спешить не стоит. Вернусь сюда завтра и уже со свежими силами узнаю, что же это всё-таки было.
        - Эй, Филин, я закончил. Возвращаемся обратно, - крикнул я в надвигающийся сумрак чащи.
        Через пару минут, громко топая и втихую матерясь на холод и странного ушастого шамана, глава артели показался из-за деревьев.
        - Ну что, нашли что-нибудь? - спрашивает он, похлопывая себя руками по плечам.
        Отмахнувшись от вопроса, молча иду обратно к посёлку.
        - Ээ, товарищ Миндарис, так заприметили непонятки какие или нет? - «прилип» Филин.
        - Не твоего ума дело, - грубо ответил я.
        Злобно рыкнув что-то мне вслед, он, тем не менее, замолчал.
        Я же шёл по темнеющему лесу и думал, кто или что могло здесь поселиться… в мире без магии.
        Глава 24
        После ужина ко мне зашёл Гаврилов. Вроде бы, по делу, но я сразу понял, что он у него есть и другой мотив.
        Мялся товарищ младший лейтенант минут десять, пока я, не выдержав, напрямую спросил, что его гложет.
        - Да понимаешь, Миндарис. Тут, как бы о таком не принято говорить. Вроде, все салаги должны через это пройти. Но ты-то не желторотый какой-то! Видно, что боец бывалый, хоть и выглядишь щупловато. Но мы с Савеличем видели, как ты одного за другим артельщиков укладывал. Да и вообще, мужик ты свойский, я сразу это понял. Не подставишь, не предашь. А то, что уши торчком, да волосы по лопатки, так это ж не главное. Главное, что внутри! А у тебя там стержень ого-го! - постепенно раскрываясь, захваливал меня он, - вот я и не выдержал, пришёл рассказать. В общем, задумали тебе сегодня «тёмную» сделать. Так что готовься.
        Я удивлённо посмотрел на него. Судя по тону, эта ночная «встреча» не предвещала ничего хорошего. Но разузнать поподробней, что же всё-таки значит эта самая «тёмная», мне не помешало бы.
        - Ну, это навроде посвящения. Так новичков обычно стращают. Вот только с тобой эти приколы никто и не думал устраивать. Но Стрига подсобил. Намекнул младшему офицерскому составу, что неплохо бы эту «ушастую шпалу» проучить, чтобы права лишние не качал. Ну и понеслось.
        - Вот теперь всё стало гораздо ясней. А сколько народа намечается? - уточнил я.
        - Ну, сам Стрига, конечно, не пойдёт. Да и остальные из наших тоже. А вот простую солдатню напрягут без проблем. Разумеется, самых борзых вперёд двинут. И чтобы наверняка, то человек десять пришлют. Позовут, вроде как, поговорить, в спортзал там или ещё куда, а там уже ждать будут. Ну, или внаглую наволочку натянут, пока спишь, и понесут подальше. В общем, считай, что я тебе этого не говорил, но эту ночь тебе лучше поспать где-нибудь в другом месте, - откровенно волнуясь, рассказал Роман.
        Я молча качнул головой, мол, понял, спасибо за совет. Но про себя уже решил, что прятаться и пережидать не буду. Это так каждую ночь придётся не спать и ждать подвоха. Лучше сделать всё сейчас и сразу. Эльфы не бегут от проблем, они их решают.
        Ещё раз поблагодарив Гаврилова за информацию, я попрощался с ним и договорился ранним утром снова выехать в посёлок артельщиков. Он кивнул, но лицом остался пасмурным и волнительным. Видимо, опасался, что какой бы сильный я воин не был, но против десятерых не выдюжу. Знал бы он, как однажды мне пришлось в одиночку сражаться с отрядом орков, что «случайно» забрели на эльфийскую территорию.
        Правда, там я был во всеоружии. С магией, отличным именным луком и прекрасной рапирой с мифриловым покрытием. Но последних клыкастых я добивал руками и ногами, уж слишком их много оказалось в одном месте.
        Так что десяток каких-то людей, причём без оружия, не доставит мне особых трудностей. Пусть у них и будет рукопашная подготовка. Но что это значит без почти тысячелетнего опыта?
        Поэтому, я, особо не напрягаясь, лёг спать пораньше. Правда, на всякий случай, поставил одно простенькое охранное заклинание. Скорее, даже не оборонительное, а предупреждающее. Интуиция, это, конечно, хорошо, но лучше подстраховаться.
        «Звенящая нить» полностью оправдывала своё название. Тонкая энергетическая нить не заметна обычному глазу. Натянешь парочку таких в проходах и, если придёт незваный гость, то сразу услышишь. Причём только ты, для остальных звона, как бы и нет.
        Единственное, что стоит добавить, так это «регулятор количества». А то будет будить меня каждый раз, когда мимо проходит дежурный или ещё кто, кому ночью не спится. Так что я поставил на три человека. Редко, кто после отбоя ходит больше, чем парой.
        Закончив приготовления, я хорошенько потянулся и улёгся на кровать. Надеюсь, сегодня мне удастся хоть немного поспать.

* * *
        В сознание ворвалось ощущение недоброго. Кто-то идёт ко мне и несёт с собой опасность.
        Я открыл глаза и поднялся, будто и не спал. Взглянул на часы, что висели на стене. Три часа утра. Вздремнул я так неплохо. Почти полночи провалялся.
        В дверь тихо постучали.
        Я громко предложил войти.
        Замешкавшийся посетитель будто сначала не понял, что я бодрствую. Хотя, его можно понять. Какой нормальный «человек» не будет спать в такое время? Только особенный, эльфийского происхождения.
        В открывшуюся щель просунулось напряжённое лицо совсем ещё молодого солдата.
        - Эээ, товарищ Миндарис вас тут приглашают для индивиду-ду-ду-дуальной бе-бе-беседы, - заикаясь и жуя слова, произнёс он.
        - Уже иду. В спортзал или подсобку? - усмехаясь про себя, спросил я.
        - А, как вы… то есть да, в спортзал. Там ребята с вами поговорить хотят.
        - Чай, надеюсь, будет? - уже откровенно издеваясь, сказал я и вышел наружу, отодвигая парня.
        Пройдясь по тёмному коридору, я с удивлением отметил, что дежурного или вообще хоть кого-нибудь на моём пути нет. Что ж, хорошо подготовились. Значит, чтобы никто не мешал.
        Потому и «звенящая нить» не сработала. Идёт какой-то человечек, ну, и пусть себе идёт. Один же. Ну, что плохого он может сделать?
        Вот теперь и я сам иду на «встречу». Хищникам в пасть.
        Или, наоборот, это хищник идёт к своим жертвам…
        Сама абсурдность ситуации вызывала у меня нездоровое чувство юмора. Значит, поняли, что всей толпой в маленькой комнатке на навалиться, только мешать будут. Вот и «пригласили» на ночное рандеву.
        Ну, что ж, сами выбрали своё наказание.
        По дороге я снял заклятье и вернул себе эфириум. И снова крохотная частица бесценной магии растворилась в окружающем пространстве.
        Перед входом в спортзал стояла пара внушительного вида парней, один из которых почти доставал до моего подбородка. Среди людей такое редко встречается. Посмотрим, как его рост повлияет на боевые качества. В то, что эта парочка впустит меня внутрь и, закрыв двери, присоединится к веселью, я не сомневался.
        Полутёмное помещение подсвечивалось лишь фонарями с улицы и тонкой полоской света, что пробивалась из коридора. Мне, конечно, этого освещения хватало с лихвой, но вот, сразу же ставшие вокруг, противники чувствовали себя не очень уверено.
        - Ну, что, допрыгался, салага? Пришёл значит расфуфыренный, как павлин и понты кидать начал. Тут так себя не ведут. А значит, придётся тебя проучить, - нагло бросил, стоявший ближе всех.
        Комплекцией он напоминал гнома, только без бороды. Поперёк себя шире, с ручищами, размером с мою ногу, он уже наклонил голову, будто собираясь сразу же броситься вперёд.
        Значит, главный заводила у них.
        Учтём, учтём.
        Я молчал. Все эти слова нужны только для собственного оправдания. Вот посмотрите, мы не просто вдесятером одного бьём, мы его учим, объясняем, что он не прав. Но это всего лишь прикрытие. Ложь для совести, если она ещё осталась.
        Так что, я просто ждал, когда эта «церемония» закончится, и бравые ребята перейдут к сути дела.
        Долго мне скучать не пришлось, заводила, помолчав пару секунд, будто ожидая ответа, чтобы уцепиться за него, злобно хрюкнул и кинулся вперёд.
        Остальные, став в широкий круг, ждали быстрой победы «командира» и пока не вступали в драку.
        Медленно и неуклюже он бежал ко мне целых три шага. За это время я успел хорошенько осмотреться, посчитать собравшихся, оценить их потенциал и заприметить одинокую фигуру в дальнем углу зала, что безмолвно наблюдала за происходящим.
        Итак, против меня работало тринадцать человек, это, если не считать «зрителя». Похоже, Стрига решил действовать наверняка.
        Первый пошёл комом.
        Конечно, в этом я ему очень хорошо помог. Отходя в сторону, сделал резкую подсечку, жёстко добавив локтём в лицо. «Гном» покатился дальше, пятная пол кровью из разбитого носа. Пока о нём не стоит беспокоиться.
        И тут же из круга ко мне вышли уже пара бойцов. Знакомые, стоявшие у двери.
        Вот и посмотрим зачем тебе длинные руки и умеешь ли ты ими пользоваться. Видно было, что работать вдвоём они умеют и это дело тренировали. Бросились синхронно, один заходя в бок, другой прямо в лоб. Рассчитывают, что не успею сообразить. С человеком такое, может быть, и прокатило, но эльфы двигаются и ощущают всё быстрее и чётче. Так что для меня они, будто прогуливаясь тёплым летним утром, неспешно фланировали навстречу.
        Одним рывком оказываюсь между ними и сразу же задаю другой темп боя.
        Удар под колено, одному и другому. Затем оглушающий по ушам и уже привычный мне приём после встречи с «рыцарями» на съёмной квартире, голова об голову.
        Глухой звук и оба падают вниз без сознания.
        Готово. Следующие!
        Тут, похоже, у остальных сработал стадный рефлекс, и они, не сговариваясь, бросились на меня одновременно.
        Вот и хорошо, не придётся много тратить времени, гоняясь за ними по залу.
        Прыгаю вверх и, выполнив изящный кульбит, приземляюсь на плечи, ближнего ко мне. Стоять я там долго не намерен, так что бью пяткой по затылку и, выключив его, двигаюсь дальше.
        Второй прыжок приводит сразу к трём бойцам, которые заблаговременно вытягивают руки, пытаясь меня схватить в лету. У одного даже получается коснуться ладонью моего сапога. Правда, это не спасло его от последующего удара в кадык и добавочного в висок. Он падает, давая мне новую точку опоры.
        Его напарники пытаются навалиться, затормозить меня, но слишком уж неуклюже и несработанно. Выскальзываю из их «объятий» и двумя короткими тычками, пониже копчика, отправляю их немного отдохнуть. Ближайший час ходить они не смогут.
        А вот и оставшаяся шестёрка. Увидев, что произошло с их товарищами, они изменили тактику. Теперь бросались не всем скопом, а, кружа вокруг, по очереди делали выпады, отвлекая внимание, чтобы другие могли напасть со спины.
        Знакомо. Такие штуки любили использовать медвейли при охоте на какую-нибудь опасную и большую живность.
        Но с эльфами такое не срабатывает. Всё же мы немного поумней зверей в лесу.
        Так что, дав им напоследок почувствовать себя хитрыми и почти победившими, я сделал вид, что действительно потерял концентрацию. Парни воодушевились и стали проводить атаки всё более бесшабашные и наглые.
        Вот и пришло время расплаты.
        Тот, кто шёл со спины, получает размашистый удар носком в челюсть и сразу, продолжая движение, бью двух стоявших впереди. Импульс настолько силён, что они катятся кубарем, хватаясь один за другого.
        Дальше рывок в сторону и каждый из оставшихся получает укол в нервный узел. За ухом, в подмышку и прямиком в солнечное сплетение.
        Корчась, отходят, пытаясь понять, что же произошло.
        Из дальнего конца зала кто-то начинает насмешливо хлопать в ладоши. Уже не глядя туда, знаю, что это Пострегаев. Кто ещё мог прийти сюда, чтобы лично наблюдать за экзекуцией? Правильно, только майор с излишне хрупким мужским достоинством.
        Усмехнувшись про себя от двойственного каламбура, я, отряхнувшись, направился к нему навстречу.
        - Значит, каратист у нас появился. А пулю ногами отобьёшь? - сказал он, выходя на крохотный пятачок света от уличного фонаря.
        В руках майор действительно держал пистолет. И мне сразу вспомнился другой кгбшник, который спрашивал тоже самое.
        Мне и самому стало интересно, успею ли уклониться от пули.
        Но проверять это сейчас совсем не хотелось.
        Вот успокою Стригу и в более комфортной обстановке проведу эксперимент. От обычных стрел уворачиваться приходилось, ничего сложного. Даже, если их летит по пять сразу. Против гномьих огнестрелов тоже опыт имеется. Но там полегче. Бородачи сами не очень поворотливые, да и сама конструкция оружия у них такая, что перед выстрелом, нужно ещё кучу движений совершить.
        Так что людское оружие, вещь особенная. И узнать свой предел по работе с ним, не просто интересно, но и жизненно важно.
        Тем временем, майор поставил пистолет на предохранитель и вернул его в кобуру.
        - Конечно, пристрелить тебя сейчас, плёвое дело, ядрёна вошь. Спишу потом на неосторожность при обращении или нелепую случайность. Но не по-мужски это как-то. Верно, драть тебя в гузно? Так что давай посмотрим, как ты машешься против равного себе. А то молокососов раскидал и рад, - он расстегнул портупею и положил её на пол.
        Потом повел плечами и сделал несколько ударов по воздуху, разминаясь. И сразу же без остановки рванул вперёд.
        Признаюсь, он почти поймал меня на неожиданности. Такой скорости движений у людей, я ещё не видел. Особенно, старшего поколения. У майора уже существенно пробивалась седина.
        Но факт налицо, он уже в одном шаге от меня с занесённой для удара рукой, вторая умело прикрывает челюсть и бок.
        Сразу видно, профессионал, прошедший не одну сотню боёв.
        Отступаю назад, ставя блок и пока присматриваюсь к манере боя кгбшника. Бился он скупо, умело. Не делая размашистых движений, особо не открываясь, и всегда заходил в атаку резко и с нестандартных углов.
        Ммм, да. Это, по крайне мере, будет любопытно.
        Оценив потенциал майора, я, выйдя из защиты, сам перешёл в атаку. И тут меня снова ждало удивление. Пострегаев уходил почти от всех моих ударов. Я пока не мог понять, делает он это инстинктивно или у него близкая к моей реакция. Но два из трёх моих ударов приходились на блок. Двигаясь, будто танцуя, он напоминал мне одного из моих учителей. Полукровка, смесь Тёмного эльфа и орка, он был невероятно проворен и уникален в своём стиле ведения битвы. Гретхаль Кромсающий, так, вроде, его звали.
        Вот и здесь быстрые, экономные движения, плавно перетекающие стойки и мгновенные переходы в контратаку, если видит, что противник хоть немного открылся.
        Помнится, тогда, Гретхаль сказал, что против таких необычных бойцов, как он, хорошо работает что-то примитивное, почти предсказуемое.
        Тогда, у меня так и не получилось его победить в честной схватке. Опять разгорячившись, я использовал магию. Но сейчас его слова мне вспомнились, и я, наконец, понял, что он имеет в виду.
        Начинаю работать классическими «двойками», левой, правой и снова повтор, только по немного другой траектории. Держу ритм, изредка уходя в защиту. Постепенно Стрига привыкает и, уже не задумываясь, блокирует только голову и верхнюю часть туловища.
        Тут-то и срабатывает «примитив».
        После очередной пары, левый прямо, правый боковой, обрываю движение наполовину и бросаюсь ему в ноги, обхватывая бёдра и заваливая на спину.
        Ошеломленный Пострегаев не успевает среагировать и, молотя меня по позвоночнику кулаками, падает вниз.
        Ну, тут уже ничего выдумывать не нужно. Оказавшись сверху, без остановки вбиваю Стригу в пол. Он ещё пытается защищаться, взбрыкивает, словно заправский жеребец, пытаясь меня скинуть. Но вес и доминирующее положение дают о себе знать.
        Крепкий мужик.
        Бьётся до последнего и ещё даже успевает материться на своём особом военном жаргоне.
        Но вскоре и его силам приходит конец. Он обмякает и, залитый кровью рот, перестаёт изрыгать ругательства.
        На всякий случай, прощупываю пульс. Не хочется вот так убивать человека. Наказать, да. Убийство же - это крайняя мера.
        Жилка бьётся, сердце стучит. Значит жив, просто в отключке.
        Слышу за спиной восторженный шёпот.
        - Надо же, Стригу положил. Такого ещё никто не делал.
        - Ага, он нас пятерых раскидывал, как котят.
        - А тут, этот ушастый, и нам навалял и его уработал. Вот это уровень!
        Поднимаюсь, игнорируя восхищённые возгласы, иду к двери.
        - Спасибо, за отличную тренировку, товарищ Миндарис, - слышу дружный хор уже на выходе.
        Поворачиваюсь и козыряю, видел этот жест у многих военных. Мол, так и задумано, никто не в обиде.
        Уже в коридоре замечаю, что за окнами наступает рассвет.
        Да уж… вот и выспался хорошенько.
        А теперь - труба зовёт!
        Глава 25
        К посёлку подъезжал, так толком и не выспавшись. Причём, не я один. Уж не знаю, что в эту ночь делал Гаврилов с такими красными глазами, но вот Савелич определённо пил. Плотный запах перегара стоял на всю машину. Даже извечный табачный дым не мог его извести.
        Я морщился, но ничего не говорил. Пусть начальство решает проблемы с пьющими по ночам водителями. Да и нет у меня особых прав, критиковать образ жизни местных служивых. Ранг не тот. Вневедомственный.
        Раньше, я безусловно бы прямо сказал, что терпеть такое амбре не намерен. Вон сколько Хорька стращал с его бытовым алкоголизмом.
        Но время идёт, я постепенно вливаюсь в советскую жизнь и начинаю понимать, как живут люди.
        А Гаврилов не выдержал и ляпнул, что кое-кому закусывать надо и вообще лучше перед рабочим днём себя хоть немного контролировать.
        На что Савелич, как мужик с опытом, ответил резко. По его словам, и генералов возил, и кое-кого повыше. Мол, нечего бочку катить, если не знаешь, что за обстоятельства. Сейчас-то трезв, как стёклышко? А вообще не тебе, желторотик, батьку учить. Молоко ещё на губах не обсохло.
        Выслушав их перепалку, я раздражённо попросил обоих прикрыть рты и дальше ехать молча. Если перегар, это физиологическая необходимость, то вот трепать языком, вещь совсем не обязательная.
        Оба недобро на меня зыркнули, но замолчали.
        То ли мой авторитет сработал, то ли слухи о «тренировке» в спортивном зале уже успели разойтись.
        В любом случае, до места мы добрались в полной тишине.
        - Куда дальше? - пожёвывая очередную папиросу, спрашивает Савелич.
        Восстановив в памяти вчерашнее «откровение», я наметил точное направление магического всплеска.
        - Туда, - указал я рукой, чуть левее домов артельщиков.
        - Ага, понял.
        Проехав ещё с полчаса по еле видной из-за снега дороги, мы остановились.
        - Дальше не поеду. Детишек ещё хочу, - тихо сказал водитель.
        - Савелич, да куда ж тебе ещё? Итак, вроде, двое есть, - хихикнул младший лейтенант.
        - Куда надо. Яйца свои берегу и вам советую. Радиация вообще вещь не очень полезная, - отрезал он в ответ.
        - Что не так? Почему стоим? - задал я резонный вопрос.
        - Сказал же, радиация. Вон уже два знака проехали. Испытания там проводили. Подземные, вроде. Помню, видел карту, так там эти области оранжевым закрашены, - объяснил Савелич.
        - И что это означает? - продолжал допытываться я.
        - Вы вот, товарищ Миндарис, вроде, умный, а когда нужно не очень. Фонит там, радионуклиды во все стороны хлещут, долго находиться нельзя. Здоровью хана будет. Или вы это в школе не проходили? - съязвил водитель.
        Проигнорировав его выпад, я задумался.
        В школе мы действительного этого не проходили. Эльфийской школы вообще не существует. Наша система образования больше напоминает индивидуальное обучение по семейным лекалам. Это, если мыслить в земных категориях. На самом деле, там всё гораздо глубже и тоньше. Даже процесс социализации юные эльфы проходят только в университетах и прочих высоких домах знаний.
        Хотя уверен, даже там мало кто разбирается в терминах человеческих учёных.
        Вот и сейчас, несмотря на мой культурно-эрудированный багаж, полученный через книги, кино, телевидение и общение с людьми, что такое радиация я понимал слабо.
        Но выспрашивать у Савелича тоже несвоевременно. Так что, похоже, сегодня придётся ограничиться разведкой и более точной фиксацией «феномена».
        - Значит, стойте пока здесь. Я пойду немного прогуляюсь. Вернусь через час, - раздал я указания и, не обращая внимания на выразительный взгляд обоих, вылез из машины.
        Скорее всего, они посчитали меня сумасшедшим. Ну, или слегка глуповатым храбрецом.
        Идти в «гости», к этой самой РАДИАЦИИ, да ещё и по своей воле! Это ж надо до такого додуматься.
        Но спорить с ними или что-то объяснять бессмысленно. В конце концов, я и сам особо не представляю, что это за пугало такое.
        Да, я слышал про силу атома и его опасность. Видел даже хронику Хиросимы, Кокуру и Ниигаты, куда сбросили три бомбы под странным именами «Толстяк», «Мистер» и «Малыш». Последствия, конечно, ужасны, но в чём именно опасность радиации, кроме мощности взрыва, мне так и не понятно. Хотя и здесь я, скорее всего, путаю причину со следствием.
        Разобраться в этом можно будет позже. Но и просто так рисковать, я не намерен. Заходить далеко особо не буду. Всё же у «Пронзающего взора» довольно широкий охват. А я теперь нахожусь гораздо ближе к точке аномальной магической активности.
        Единственным существенным минусом будет снятие одежды. Мороз уже вплотную подобрался ко мне, и давать ему фору мне совершенно не хотелось.
        Но придётся.
        Без этой, казалось бы, мелочи, заклинание будет работать чуть хуже.
        Скидываю бушлат и шапку, закатываю рукава и, не обращая внимания, на резкие порывы холодного ветра иду вперёд. Теперь мне нужна статичная позиция. Я сам буду детектором, который движется к источнику магии.
        Активирую «Пронзающий взор», закрываю глаза и иду вперёд.
        Мне не нужно зрение, чтобы увидеть.
        Не нужен слух, чтобы услышать.
        Не нужно осязание, чтобы ощутить.
        Всё это даёт мне эфириум, сплетённый в особую форму воздействия на реальность. Кто-то скажет, что это божественная сила. Другие назовут чудом. Третьи воскликнут, что волшебство - это происки Тьмы. Но для меня это естество. Понятное и привычное. Без окраски, чёрного или белого. Поэтому, я сам задаю цвет своим деяниям.
        Вспышка. Ещё одна. Сливается с первой, мерно пульсируя и расширяясь.
        Двигаюсь дальше.
        По коже бегут мурашки. Растаявший снег стекает вниз, ещё сильнее холодя тело.
        Не чувствую этого. Просто знаю.
        Накатывает неприятная волна. Будто что-то знакомое, но исковерканное, изломанное.
        Концентрируюсь, пытаясь понять.
        Светящийся поток накрывает меня. Сначала ноги будто ступают по призрачному прибою, затем он поднимается выше, и вот я уже с головой иду внутри астрального моря.
        Оно мерно вздымается и опадает щекоча меня своими бесплотными щупальцами. Близкое и одновременно невероятно далёкое.
        Идти становится труднее, но странным образом я чувствую прилив сил.
        Нет, не физических. Магия… будто кто-то разлил эфириум и смешал его с какой-то неизвестной мне субстанцией.
        Снова Хаос? Или что-то другое?
        Неожиданно ко мне возвращается ощущение внешнего мира.
        Я стою посреди какого-то белого поля, и вокруг кружит снег. Вижу вдалеке полуразрушенные постройки и металлический скелет покосившегося сооружения.
        Там! Эпицентр потока, его исток!
        Делаю ещё шаг вперёд и слышу, как кто-то меня зовёт. Еле слышно, долетает лишь эхо.
        И тут, я понимаю, что еле стою на ногах. Будто кто-то выдернул из меня стержень. Несмотря на это, внутри колышется магическая сила. Кажется, вот-вот и я начну поглощать эфириум из окружающего пространства, как делал это дома.
        Но слабость становится сильнее, и меня невыносимо тянет спать.
        Я опускаюсь на ледяную землю, сворачиваюсь клубочком и закрываю глаза.
        Уютно и спокойно.
        Только где-то на краю сознания всё ещё слышатся эти раздражающие крики.
        Плевать, я просто хочу немного вздремнуть. Совсем капельку.
        - Ну, ты нас и испугал! - пытаясь напоить меня водкой из фляжки, причитал Гаврилов, - думали всё, кони двинул.
        Я слабо оттолкнул его руку. Только этой гадости мне сейчас не хватало.
        - А ты не кобенься, не кобенься, пей, когда дают. Оно сейчас самое то. Чтобы, значит, согреться, - влез в разговор Савелич.
        Он сосредоточенно крутил «баранку» и постоянно чем-то щёлкал на приборной панели.
        - Вот я сейчас печку на максимум врубил. Пришлось ради такого покопаться и убрать лишние заслонки. Теперь работает на полную. Правда, ещё выхлоп теперь в салон идёт. Но тут потерпеть придётся. Тебе тепло нужно, - бубнил он себе под нос.
        Я особо не вслушивался в их болтовню. Везут куда-то ну и ладно. Тем более, вокруг действительно было тепло. На меня навалили бушлаты обоих кгбшников и сверху добавили какого-то тряпья. Вот только внутри всё ещё холодилась крохотная искра сломанной магии. Я будто увидел нечто до боли знакомое, но одновременно и чуждое мне.
        Всё ещё не веря себе, я решил во чтобы-то ни стало добраться до центра этой аномалии и узнать в чём там дело.
        Но сначала, поесть! Хорошенько так, чтобы много, горячего и сытного.
        От таких мыслей во рту появилась слюна и я, не выдержав, спросил у Гаврилова, есть ли у них что-нибудь съестное.
        - Хм, да у меня вроде и нет. Так пара «взлётных» карамелек есть и всё, - ответил он.
        - Эх, молодёжь. Всему-то вас учить нужно. Залезь под моё сиденье, там сухпай есть, - не оборачиваясь, бросил Савелич.
        Что такое сухой паёк я себе примерно представлял. Но вот пробовать, никогда не доводилось.
        - Сейчас, сейчас. Я быстренько. Вот тебе пока галеты, похрусти, а я тушёнку вскрою, - вытащив приплюснутую коробку, бормотал младший лейтенант.
        Он суетился, ронял что-то на пол и пытался приладить нож к чуть помятой консервной банке. Сделать это было сложновато, особенно в постоянно трясущейся машине. Савелич не жалел автомобиля и гнал его на полной скорости.
        Взяв предложенные Романом хлебцы, я жадно закидывал их в рот и глотал, почти не прожёвывая. Сухие и получёрствые, они царапали нёбо и глотку, но мне было наплевать.
        - Вот, держи! - протянул мне он коряво открытую банку тушёнки.
        Увидев содержимое, я сначала скривился, но голод взял своё. Спеша и стараясь не думать, что это мясо, я в пару минут опустошил всю консерву.
        - Эй, я тебе забыл вилку дать. Ой! - воскликнул Гаврилов, протягивая мне вилку, спаренную с ножом.
        Ни капли не стесняясь, я вытер жирные руки о собственную одежду и спросил, что есть ещё съестного.
        - Да вот тут повидло, сахар ещё и какая-то овощная штука.
        - Давай всё.
        Уничтожив весь сухпаёк и вдоволь напившись горячего чаю, припасённого запасливым Савеличем, я, наконец, почувствовал себя лучше.
        - Вот и приехали, - сообщил водитель, когда мы, изрядно подскочив на очередной выбоине, затормозили у ворот управления.
        - Открывай, чего стоишь! У нас тут раненый! - заорал он, кому-то в каптёрке.
        Дальше было полчаса суеты и неразберихи.
        Меня отправили в санчасть, Гаврилов помчался на доклад к Лисицыной. Я совсем забыл об этой ежедневной обязанности. А Савелич отправился куда-то поправлять здоровье.
        Так что, я остался один в палате с немного ошарашенной медсестрой и молодым парнем, который представился доктором.
        - Эээ, товарищ Миндарис, я… эээ, не очень понимаю, - он мялся и пытался что-то сказать, - в общем… моей квалификации и знаний недостаточно, чтобы помочь, такому… эээ, гражданину, как вы.
        - Не волнуйтесь, доктор, мне уже гораздо лучше. Просто принесите побольше одеял и горячего чаю, - успокоил я его.
        - Но, у вас может быть обморожение. Хотя по первичному осмотру, ваш кожный покров в порядке, - он снова запнулся, волнуясь, - Эээ… если честно, то не понимаю, зачем вас сюда доставили. Ммм… Да, лёгкая слабость присутствует, но выглядите вы обычно. Разумеется, для своих стандартов. Пульс ровный, дыхание стабильное, температура чуть выше обычной, человеческой.
        - Мы быстро восстанавливаемся. Бесценный дар природы, - коротко ответил я.
        - Ммм….эээ, ну хорошо. Тогда не будем вас беспокоить. Варвара сейчас принесёт чай и одеяла.
        Кивнув, я закрыл глаза. Хотелось тишины и спокойствия.
        Но отдохнуть мне дали не больше часа.
        - Значит, вот, где ты отлёживаешься, ядрёна вошь! На больничке съехать захотел, тунеядец, - услышал я знакомый голос.
        Слишком уж хорошо зная обладателя таких присказок, общаться я с ним не хотел. И вообще, зачем он сюда пришёл? Неужели вчера мало было и захотел реванша?
        - Ты дурачка из себя не строй. Вижу, что не спишь. А даже, если б спал, то пара хороших оплеух разбудят кого угодно. Верно говорю, лещ ты вяленый? - не унимался он.
        Я понимал, что просто так он не уйдёт. Придётся поговорить.
        - Товарищ майор, зачем вы здесь? - задал я вопрос прямо в лоб.
        - А чтоб тебе сладко не жилось, - ухмыльнулся он всё ещё разбитыми губами.
        Судя по его физиономии, поработал я над ним вчера нещадно. Но, похоже, Пострегаева это ни капли не заботило.
        - Прошлой ночью, ты себя хорошо проявил. Настоящий боец. Истинный воин. Нам такие нужны. А если б ты моих ребят ещё натаскал, то вообще цены тебе бы не было, едрить-колотить!
        - Спасибо, конечно, на добром слове, но я пока немного не в форме. Давайте чуть отложим наш разговор, - всё ещё пытался я его вежливо выпроводить.
        - Слышал, слышал. Вы там, в запретную зону почти на два километра влезли. Яйца что ли свинцом покрыты? Или башка пробита, что такие тупые? Но не ссы, солдат! Командир в бою не бросит, подсобит, поможет. Вижу, что промёрз сильно. Так хорошая русская банька мигом тебя на ноги поставит! - упорно не замечая моих намёков, сообщил он.
        - Ещё раз спасибо, но я уж как-нибудь сам, - вновь возразил я.
        - Отставить! Это не обсуждается! Зайду за тобой через пару часов, поедем к моей тёще. Попарю тебя знатно, мигом все хвори выйдут, драть их через три колена, - отрезал он и, поднявшись, чуть ли не строевым шагом вышел за дверь.
        Спорить с таким можно только через мордобитие. Но махать кулаками мне сейчас совершенно не хотелось. А если говорить по-русски, то и не моглось.
        С другой стороны, может и вправду сходить со Стригой в баню? Может, узнаю чего полезного про этот объект номер 5? Он-то здесь побольше моего обитает. Судя по рассказам Гаврилова, чуть ли не сначала местного управления.
        Да и не лишним будет действительно немного передохнуть. Сколько слышал про знаменитую русскую баню, теперь вот сам попробую.
        Самое главное, что я о ней знал, что там тепло, даже жарко. А в этой холодной Сибири так этого не хватает.
        Значит, решено, пойду, схожу, попарюсь, да с майором пообщаюсь. Раз уж он пошёл на мировую и сам протянул руку дружбы.

* * *
        Сломанные рога Ариделя! Лучше бы я остался в больнице! Кое-как выползши из бани, я с превеликим удовольствием упал в снег. Ещё никогда мороз не казался мне таким приятным.
        Зарывшись в снежный наст, я всё ещё не мог остыть. Всё тело горело и одновременно кричало от восторга. Такая двойственность ощущения была для меня дико непривычна.
        А начиналось всё так хорошо.
        Уютная, как здесь говорят, изба. Ну, или деревянный дом. Из трубы валит дым, через запотевшие окна ничего не видно. Удивительно гостеприимный Пострегаев проводит меня внутрь, показывает, где можно раздеться.
        Оголяться перед незнакомыми я особо не привык. Но, похоже, здесь такие традиции. В итоге, я снял с себя одежду, но оставил нижнее бельё и обмотался простынёй.
        Скептически оглядев меня, майор лишь осуждающе цыкнул, но ничего говорить не стал.
        Вскоре, я сам понял, что любая вещь в бане вскоре становится лишней.
        После первого захода, мне даже пришлось снять семейные лабреты. Они мгновенно раскалились до какой-то сумасшедшей температуры. Проявляя чудеса ловкости, я в секунду снял мифриловые стержни и окатил себя ведром холодной воды.
        - Нет, дорогой товарищ, так дело не пойдёт. Водичка колодезная, это полумеры. Вот попаримся хорошенько, ты в снежочек прыгни, тогда и поймёшь, что такое хорошо, а что такое баня! - проявляя чудеса вежливости, сказал Пострегаев.
        Тогда, я подумал, что это он так странно шутит. Но уже через полчаса, задыхаясь под непрекращающимися ударами дубовых веников, я мечтал поскорее запрыгнуть куда-нибудь в битый лёд.
        И майор, будто поняв, что теперь самое время, стеганув меня последний раз, произнёс:
        - А теперь лети, голубь сизокрылый.
        Упрашивать было не нужно. Спотыкаясь и падая, я вырвался на волю, чтобы окунуться в приятный сибирский холод. Никогда бы не подумал, что такое скажу. Приятный холод. Ну, люди, ну, выдумщики! Надо же было придумать баню! Что-то среднее между пытками и величайшим наслаждением для тела и разума.
        Уже после, сидя за столом и попивая вкуснейший чай из чабреца с брусничным вареньем, я, наконец, познал истинное спокойствие и отчуждение от всего мира.
        Равновесие, вот что я ощущал. Между собой и окружающей реальностью. Я больше не был её лишним элементом. Она дополняла меня, а я её.
        В голове царила приятная пустота. А тело… тело просто говорило спасибо.
        - Ну что, хороша оказалась русская банька? - подождав пока я вернусь к действительности, спросил Пострегаев.
        И дождавшись моего утвердительного кивка головой, продолжил.
        - А теперь давай поговорим об объекте номер 5. И твоих приключениях с этими артельщиками золотокопателями. Лучше тебе больше туда не ездить.
        Я вопросительно на него посмотрел.
        - Совет. Просто совет. Случилась там одна история. Давным-давно. Я тогда ещё салагой сопливым был, только на службу поступил. И, значит….
        Глава 26
        - Товарищ Миндарис, как вы объясните вчерашнее происшествие? - сурово глянув на меня, спросила подполковник Лисицына.
        Вызвали меня к ней с самого утра. Как сказал Гаврилов, «на ковёр». Что он имел в виду, я так и не понял. Пол в кабинете был обычный деревянный. Но вот разговор пошёл неприятный, с претензией, и я, как всегда, отвечал честно, без прикрас. Что, обычно, не очень нравилось людям. Я вообще заметил, что искренность и правда здесь не в почёте.
        - Какое именно? Вчера произошло много необычного. Например, я впервые посетил баню. Сам процесс довольно специфический, но в целом…
        - Прекратите ёрничать. Вы прекрасно понимаете, что я имею ввиду, - прервав меня, сухо сказала она.
        - Разумеется. Но для меня оба этих момента оказались довольно впечатлительными. Насчёт объекта номер 5 пока ничего определённого сказать не могу. Мало информации. Вот как раз хотел у вас попросить защитные костюмы для выполнения задания. Младший лейтенант сказал, что в них он и несколько проверенных бойцов смогут сопровождать меня, - откровенно ответил я.
        - Вот это вы и объясните! Зачем вообще было туда соваться? У вас чёткий приказ оказать помощь в расследовании на золотых приисках. А вы ринулись чёрт-те куда, считай за полсотни км от посёлка артельщиков, - продолжая буравить меня взглядом, чуть повысила голос Лисицына.
        - Как раз расследованием и занимался. Вы, наверное, в курсе, что у меня есть, так сказать, нестандартные возможности, одна из них, наподобие, сверхчутья, её я и применил. След вывел меня именно к объекту номер 5.
        - Что-то такое вчера и говорил Гаврилов на докладе. Но смутно и расплывчато. Значит, вы считаете, что там есть какие-то зацепки?
        - Так точно, - специально переходя на военный тон, коротко ответил я.
        Подполковник замолчала, обдумывая мои слова. После вчерашнего рассказа майора Пострегаева, я знал, что для «работы» в тех местах нужен особый допуск. Не так прост этот объект номер 5. И, боюсь, там проводились не только ядерные испытания, а кое-что ещё. Опасное и секретное. Так что, даже спустя почти четверть века, стараются об этом не вспоминать.
        - Хорошо. Вам выделят защитные костюмы. Но пойдёте вы вдвоём. К чему вам солдаты? От кого защищаться? Там только радиация, да чистое поле вокруг. Даже леса толком нет, - наконец, сказала она.
        Я молча кивнул головой. Всё справедливо. Постоять за себя я смог бы и сам. Да и действительно, кого там опасаться? Диких зверей? Диких людей? И те, и те сами нас испугаются.
        - Свободны. Доклад завтра в 8.00.
        Выйдя за дверь, я сразу же отправился к Гаврилову с «радостной» новостью. Он ещё вчера показывал своё неприятие к этой затее. Мол, сколько свинца не навешай, а хотя бы рентгенчик, да один, но проскочит.
        Я, конечно, без проблем мог бы справиться и один. Но кто ж меня отпустит? Я теперь птица подневольная, советско-кгбшная. Пусть и не по содержанию, но по форме, так уж точно. С бушлатом и прочими элементами военной формы я уже практически сросся. Есть в ней какой-то утончённый шарм с брутальным оттенком. И пусть эта одежда не очень похожа на то, что я носил дома, но всё равно я вижу в ней стиль и, пусть грубоватую, но изящность. Тем более, многое зависит от того, кто носит. А мне в этом уверенности не занимать.
        Так что, по сути, мне и защитный костюм не нужен. Сознание я тогда потерял от переохлаждения и нестандартного воздействия какой-то странной версии эфириума.
        Сначала у меня проскочила мысль, что радиация по идее и является природной версией магической силы. Но слишком уж это просто. Получается, взорви рядом ядерную бомбу, и я смогу впитать от неё энергию, став местным полубогом.
        Проводить подобный эксперимент меня пока не тянуло.
        Но вот взаимосвязь между радиоактивным излучение и магией, я видел плотную. И объект номер 5 мог мне поведать о ней много интересного.
        Хотя, после рассказа Пострегаева, я стал по-другому относиться к этому месту. Не сказать, что с опаской, но внимательней во время сегодняшней экспедиции буду точно.
        По словам майора, там проводились не только подземные ядерные испытания, но и опыты по созданию нового вида вооружения. Секретные настолько, что когда там всё пошло наперекосяк, то никого эвакуировать не стали, а просто взорвали внеочередную атомную бомбу. Только не под землёй, а на ней. Причём практически на самом объекте номер 5.
        Случилось это в середине пятидесятых, через шесть лет, после создания самого комплекса.
        Этот последний год Стрига и застал в качестве рядового охраняющего территории. И то, что он там увидел, навело меня на мысль об экспериментах в области альтернативной науки. Или, проще говоря, магии.
        Что-то там такое наворотили сумрачные советские учёные, смешав технологию, эзотерику и наработки немецких учёных из Аненербе.
        - Я вот никогда во всякую мистическую чушь не верил. Но когда собственными глазами увидел, как труп недельной давности встаёт и ходит, то понял, где-то мы свернули не туда. Раньше среди солдатни только слухи ходили. А в этот раз было моё дежурство, вот и свезло. Случайность, конечно. Да и меня после этого перевели почти сразу. Но это мгновение я не забуду никогда, - нахмурившись, будто заново переживая увиденное, вещал Стрига.
        Он ещё много говорил, но всё остальное было лишь фоном к этому событию.
        Так что теперь мне предстояло самому проверить правдивость его слов. Конечно, прошло без малого почти двадцать лет, но что-то должно было остаться. Тем более, все эти происшествия с золотоискателями безусловно связаны с объектом номер 5. Как именно, я ещё не понимаю, но обязательно узнаю.
        Может быть, даже сегодня.
        Гаврилов и вправду не очень обрадовался известию, что мы с ним едем прямиком на заражённую радиацией территорию, пусть и в защитных костюмах.
        - Да, что нам, эти «резинки»?! Дырочка одна или трещина где, будет и всё! Хана! А я не женат даже ещё! - причитал он.
        Игнорируя его нытьё, я отправил младшего лейтенанта за необходимым оборудованием, дав дополнительные указания насчёт горячего чая и еды. Так, на всякий случай. Вдруг придётся подзадержаться. Себе же я выбрал утеплённый комплект одежды для полярников. Прапорщик снова только хмыкнул в усы, но, справившись у Лисицыной, без лишних разговоров выбил мне требуемое.
        Теперь-то я уж точно был во всеоружии.
        Причём, магический арсенал я подготовил тоже. Чуть модернизировал «миндарийский круговорот» для возможного поглощения «сырой» версии эфириума, которой фонила вся область вокруг разрушенного комплекса. Разумеется, его ещё предстояло проверить в полевых условиях. И не факт, что всё сработает, как надо. Так что активировать буду аккуратно.
        А на крайний случай, у меня «подвешено» две простеньких защитных заготовки. На другое у меня пока сил нет. Итак, энергия расходуется слишком быстро. Там заклятье, здесь воздействие. По крупинке всё и утекает.
        Наконец, мы загрузились в машину и тронулись. Путь предстоял неблизкий, и я хотел успеть вернуться до заката. А так как выехали мы почти в обед, то следовало поспешить.

* * *
        - Вроде, на учениях эту хрень одевал, но тут, будто другая конструкция, - задумчиво проговорил Роман.
        - Что тут сложного? Я в своё время за 4 минуты справлялся. Рекорд среди нашей части был, - лениво покуривая папиросу, сообщил Савелич.
        Идти с нами он наотрез отказался.
        - У вас своя служба, у меня своя. Я баранку кручу, а вы вон ползайте в ОЗК, раз так хочется, - ответил он на вопрос Гаврилова, - да и вдруг не вернётесь, я и за помощью сгоняю, и место точно, куда ушли, покажу.
        - Типун тебе на язык. Вернёмся, ещё как. Ты главное не расслабляйся сильно, вдруг быстро уходить придётся.
        - Ты ещё через левое плечо сплюнь. От кого бежать собрались? Тут крупнее зайца ничего не водится. Всех человек перебил, да разогнал, - прищурившись, ответил водитель.
        Остановив их болтовню, я посоветовал младшему лейтенанту быстрее собираться. Лишние проволочки мне не к чему.
        - Так точно, товарищ Миндарис, - уныло ответил младший лейтенант и действительно, через пять минут оказался готов выдвигаться.
        Противогаз он пока не стал одевать, но держал его наготове.
        Шли мы не быстро, Гаврилов чувствовал себя не очень удобно и постоянно жаловался, что тут ему натирает, а в другом месте наоборот болтается.
        Постепенно он стал отставать и нагнал меня только тогда, когда мы вышли на уже знакомое мне поле с видневшимися вдали полуразрушенными постройками.
        Ориентиром нам также служила покосившаяся металлическая конструкция, которая возвышалась над развалинами.
        - Ух, что-то я себя уже не хорошо чувствую, - глухо проговорил младший лейтенант из-за одетого им полчаса назад противогаза.
        - Так, может, тебе эта штуковина дышать мешает? Вон, пыхтишь, как паровоз, - остановившись, сказал я, осматривая окрестности.
        - Лучше я пострадаю чуток, зато не заражусь ничем.
        - Это точно. Вы люди чудовищно хрупкие. Но что странно, одновременно и дико живучие. Парадокс.
        Он что-то промычал в ответ, но я его уже не слышал. На меня вновь накатило.
        Но теперь я был готов.
        Сжался внутри, убрал «лишние» магические чувства и пропустил мимо себя этот распаренный энергетический поток. И сразу же понял, что он действует приливами.
        Раз, и с тихим шипением лижет ноги, поднимается выше и накрывает, два, медленно отходит, оставляя после себя горьковато-солёное послевкусие. Секунда, и всё по новой.
        Жду, когда начинается отлив и запускаю «миндарийский круговорот». Заклинание начинает работать, но как-то странно, то ускоряясь, то замедляясь, выламывая стройные ряды астральных формул и мгновениями, будто проваливаясь внутрь себя.
        Процесс идёт нестабильно, но я всё же чувствую, как окружающий меня, «сырой» и искажённый океан силы, по каплям начинает приходить в привычную для мага форму.
        Медленно и с перерывами, но расширяя свою «воронку» воздействие даёт мне буквально по капле чистого эфириума в минуту.
        Где-то за краем сознания, в обычной реальности пищит Гаврилов, о чём-то спрашивая. Но ответить ему я не могу. Стоит на мгновение расслабиться и всё полетит в хаос.
        Держу контроль и по крупицам собираю драгоценную магическую энергию. Время мчится мимо меня, наращивая свою скорость.
        Я не замечаю этого. Всё моё естество сосредоточено на поддержании непрерывности заклятья. Словно жаждущий в пустыне, я, наконец, нашёл оазис и, не обращая ни на что внимания, припал к его бьющему источнику, упиваясь свежестью и прохладой.
        Но рано или поздно всё должно заканчиваться. Откуда-то издали я слышу уже крики и грубые толчки. Возвращаться не хочется… я всё ещё не «напился». Но рывки из действительности становятся всё жёстче и навязчивей. Я понимаю, что пора возвращаться.
        Осторожно сворачиваю «круговорот», стараясь не упустить ни грана энергии. Капсулирую полученную силу и удивляюсь, насколько её всё же мало удалось собрать.
        Открываю глаза и вижу, как солнце медленно клонится к закату.
        Неужели я, застыв в магическом стазисе, пробыл здесь несколько часов?
        - Твою мать, Миндарис, что за чухня?! Я уж думал обратно к Савеличу за помощью бежать! Застыл, как вкопанный и вообще не шевелишься, - надрывался Гаврилов, - кричу тебе в ухо, толкаю, ноль реакции!
        От волнения младший лейтенант сорвался на хамский тон, но поправлять я его не стал. Сам ещё не до конца отошёл от «погружения».
        - Сколько прошло времени? - задал я главный вопрос.
        - Два часа и четырнадцать минут. Я каждую секунду на «командирские» глядел, - будто оправдываясь, ответил Роман.
        - Вот что, товарищ младший лейтенант. Панику отставить. Продолжаем выполнение задания.
        - Да ты что? Тут до ночи, считай, час остался, мы никак обернуться в срок не успеем. Я итак уже думал костёр разводить, весь продрог в ОЗК, - он действительно стоял, постоянно притопывая и хлопая себя плечам и спине.
        - Отставить. Тепло тебе организую, да и мне не помешает согреться. Но задачу на сегодня выполнить нужно обязательно, - невольно переходя на военные формулировки, ответил я.
        Гаврилов удивлённо посмотрел на меня, словно удивляясь моей глупости. Наверное, он считал, что я сейчас начну разводить костёр или что-то подобное. Это потратит время и силы. А значит, мы не успеем дойти к развалинам до темноты.
        Но я же всё-таки маг, пусть и с ограниченным запасом энергии. Тем более, сейчас мне удалось немного «подзарядить свой аккумулятор». Так что пожертвовать немного эфириума, ради выживания я могу. И тут мне поможет старый добрый «Внутренний огонь». Заклинание лёгкое и малозатратное. Особо не скрываясь от Романа, я произнёс нужную фразу на древнеэльфийском и, сделав несколько пассов руками, активировал магическое воздействие.
        Сразу же откуда-то изнутри поднялась ласковая волна тепла, которая постепенно окутала всё тело. Похожие ощущения сейчас были и у младшего лейтенанта. И судя по его ошарашенным глазам, он никогда такого не испытывал.
        - Ох, ничего себе! Это прям, как водки выпил. Или нет… чаю с малинкой, да на печи у бабушки полежал. Вроде и жарко даже стало, но приятно всё равно, - восхищённо сообщил он.
        Я немного подрегулировал заклинание, слегка уменьшив его силу.
        - Ну что, теперь идём?
        - Так точно, товарищ Миндарис, - уже откровенно радуясь, ответил Роман, - а это… вы значит, и вправду эльф? Ну и ещё волшебник в придачу?
        - А до этого ты значит сомневался?
        - Ну, вроде да. Может, особенность у вашей народности такая, уши, белая кожа, да рост здоровенный. Вон глаза, как у бурятов наших, только разрез слегка другой. Я ж человек особо не верующий, так что везде ищу логическое объяснение, - от волнения переходя на вы ответил он.
        - Вера тут причём? Реальность, она многогранна. И если ты ещё чего-нибудь не встречал, то это не значит, что такого не существует. Верить и знать, это всё же две разные вещи. Вот теперь ты знаешь, - чуть улыбнувшись, сказал я.
        - Ну да… тут есть над чем подумать.
        - Вот и подумаешь, пока дойдём. Тут, на глазок, примерно, с полторы сотни арков, до заката должны успеть.
        - Эээ, сколько?
        - Хм, на ваши километры это около пяти получается, - быстро посчитав в уме, прикинул я.
        - Тогда чего стоим? Родина сказала - надо, комсомол ответил есть! - бодро произнёс он какой-то лозунг и чуть ли не строевым шагом двинулся вперёд.
        Теперь мне ничего не оставалось, как догонять его. Шёл младший лейтенант быстро.

* * *
        - Ух, уже не могу в этом противогазе дышать. Прям душит.
        - Ну так сними.
        - Ага и рентген нахватаю сразу же!
        Спорить я не стал. Хотя определённо чувствовал, что пресловутой радиации вокруг становится всё меньше и меньше. Я будто находился в оке урагана, где, несмотря на кружащие вокруг с безумной скоростью воздушные потоки, середина была тиха и спокойна.
        Мы действительно подошли к развалинам, когда солнце уже почти коснулось края дальнего леса. Наскоро обшарив всё вокруг, убедились, что место нежилое и здесь кроме груд битого кирпича и куч ржавого металла ничего нет.
        Но я не сдался. Что-то тут определённо было. И есть.
        Не зря я ощущал исток потока именно здесь. Но без помощи магии найти магию будет сложно. Так что придётся по старинке применить заклятье «Ясное Око». Оно не только даст возможность видеть сквозь любые иллюзии, но и покажет любые замаскированные объекты. В общем внесёт ясность, как и сказано в названии.
        Несколько секунд и вот мой взор становится чётче, детальней и будто убирает лёгкую дымку вокруг. Вижу несколько звериных нор неподалёку, какую-то тропинку, которую усердно каждый раз снова засыпают снегом и дверь в земле.
        Что-то похожее я видел у гномов в их подземных хранилищах. Там тоже округлый вход и массивная поворачивающаяся на внутренних шарнирах створка.
        Здесь механизм другой, но принцип такой же. Спуск вниз.
        Осторожно подхожу к хорошо спрятанному входу и понимаю, что даже находясь в паре шагов от него, без заклинания, я бы и не понял, что здесь есть какой-то проход.
        За мной аккуратно ступает притихший Гаврилов. Он уже понял, что я что-то нащупал.
        Исследую «крышку» и пытаюсь найти, как её открыть. Но, похоже, мастера, сотворившие это чудо, спрятали замок очень умело. Либо он открывается только изнутри.
        Простукиваю створку, стараясь на слух определить пустоты. Магией пока пользоваться не хотелось. Всё же драгоценный ресурс.
        Ничего. Всё будто в одной слитной массе.
        Похоже, придётся ломать.
        Но тут раздаётся протяжный скрип, и из чуть приоткрывшейся «двери» звучит дрожащий старческий голос.
        - Товарищ Филин, это вы?
        Глава 27
        Мы сидели в бункере на глубине с десяток арков и неспешно пили чай. Гаврилов, наконец, смог снять свой защитный костюм и противогаз. Правда, перед этим он полазил вокруг с каким-то пищащим прибором.
        - Хм… чисто, - удивлённо сказал он, пощёлкивая кнопками.
        - Ещё бы. Я тут живу почти двадцать лет и, как видите, рога не выросли, - усмехнулся профессор.
        Хотя себя он именовал академиком Алексеем Васильевичем Кропоткиным, но мне виделся именно профессором. Возможно, потому что внешне и по манере общения, он очень уж напоминал мои старых знакомых Константина Евгеньевича и Клементия Семёныча. Вот и наложилось. Но вслух я старался произносить его имя правильно. Уважение к старшим и более мудрым у меня впиталось с детства.
        А вот у Гаврилова простейшие правила вежливости, похоже, особо не привились. Он постоянно перебивал, обращался к Алексею Васильевичу на ты, а иногда и просто хамил.
        В конце концов, мне это надоело, и я его приструнил. На что младший лейтенант шёпотом ответил.
        - Да что с ним цацкаться? Видно же, что из одной банды. Филина знает. Значит, вместе повязаны. А ещё академиком зовётся. Знаем мы таких балаболов начитанных.
        Предложив ему помолчать, пока Кропоткин не расскажет всё полностью, я вновь вернулся к нашему разговору.
        - Значит, вы здесь находитесь в полном одиночестве двадцать лет и всё ещё занимаетесь научными изысканиями, - спросил я.
        - Ну, последние полгода ко мне иногда заходит товарищ Филин. Видите ли, запас продуктов уже на исходе, так что я решил обезопасить себя поставками свежей провизии. И артельщик любезно согласился мне в этом помочь, - спокойно ответил академик.
        - Разумеется, не просто так! - снова влез младший лейтенант.
        Он, конечно, сразу замолчал, напоровшись на мой суровый взгляд, но Алексей Васильевич подтвердил, что действительно они договорились о своеобразном бартере.
        - И что же вы давали ему взамен? - решил уточнить я.
        - О, пустяки. Отходные результаты некоторых экспериментов.
        - А можно поконкретней?
        - Да, конечно. Думаю, тут особых секретов нет. Фактически это мусор, остающийся после процесса трансмутации. Я пытаюсь найти новые химические элементы и некоторые вещества, проходя весь курс манипуляций, они дают вот такие нестабильные конфигурации, - протерев очки, ответил он.
        - Навроде, золота, которое через некоторое время превращается в свинец? - снова решил я удостовериться в цепочке своих умозаключений.
        - Регресс металлов в моих опытах вещь довольно частая. Я, конечно, стараюсь наладить безотходное производство, но пока не выведен чёткий алгоритм, приходится жертвовать некоторым количеством исходного сырья, - сообщил Кропоткин.
        - Понял вас. Значит, раз в несколько дней вы встречаетесь с Филином, он отдаёт вам еду, а вы взамен своё золото, которое совсем не золото?
        - В общих чертах всё верно. Иногда я прошу его принести свежих газет или кое-какие книги. Хочется, знаете ли, быть в курсе происходящего снаружи. Да и просто отдохнуть, иногда не помешает. Не всё же время грызть гранит науки, - скромно улыбнулся он.
        - Тогда позволите один вопрос? - осторожно спросил я.
        - Безусловно. Я, вроде как, не очень избалован общением с представителями своего вида.
        - Почему вы всё ещё здесь? Разве вам не хочется выйти на поверхность и жить нормальной жизнью?
        Он грустно вздохнул и подлил всем нам чаю. Затем сделал один глоток и долго смотрел перед собой. Наконец, будто решившись признаться в чём-то самому себе, произнёс:
        - Привык я. Чего уж тут скрывать. Хотя тут много чего понамешано. И страх, что к стенке поставят, как в тридцать седьмом, раз подвёл Родину. И ощущение собственной ненужности. Здесь я почти царь и бог! Двигаю науку вперёд, открываю новое. А там? - он ткнул пальцем наверх, - обычный учёный, пусть и академик. Но один из многих. В общем, если и выходить, то сразу надо было, а сейчас уже поздно. Да и должен же кто-то следить за всем этим. Чтобы, значит, снова чего не произошло.
        Он замолчал. Выпил ещё чаю. Закусил сладким сухарём с изюмом. Подождав немного, я всё же решился спросить.
        - Так чем же вы таким здесь занимались, раз на вас бомбу скинули? Неужели не было другого выхода.
        Алексей Васильевич снял очки, снова протёр их, на этот раз медленно, даже чересчур. Будто оттягивал ответ.
        Я умышленно не торопил его. Возможно, от этого человека зависело, вернусь я домой или нет. Всё же во мне жила уверенность, что они проводили эксперименты с магией. Пытались нащупать другую сторону мироздания. И, судя по рассказу майора Пострегаева, у них получилось нащупать хотя бы некромантию. Самую простую область магического воздействия. Но, быть может, их прогресс двинулся дальше? И тогда есть шанс, что остались хоть какие-то наработки.
        - Понимаю ваш интерес. Но, к сожалению, ничего сказать не могу. Подписку о неразглашении давал. А там всё строго. Я держу ответ, прежде всего перед собой. Да и вы люди военные, понимаете, что просто так, без особого допуска, я ничего говорить просто не буду - наконец, ответил он.
        Спорить не имело смысла. Если уж двадцать лет просидел в полном одиночестве, проводя всякие, одному ему понятные эксперименты, то разговорить такого человека очень сложно.
        Конечно, я мог применить магию и заставить его говорить правду, но тут уж главную роль сыграл бы Гаврилов. Мало того, что вся моя положительная репутация полетит под откос. Так ещё и карательные меры применить могут. Товарищ непроверенный, первое задание получил и сразу стал секреты выискивать. Может, он всё-таки шпион? Или просто неблагонадёжный? Особенности советской системы я знал не понаслышке. И испытывать их на себе мне совершенно не хотелось.
        Так что пока я решил не рисковать, выбивая из него нужные мне сведения. Может быть, они окажутся не таким уж и важными?
        К тому же, насколько я понял, в СССР существовали ещё подобные комплексы. Всё же поиск новых видов вооружения и наращивание военной мощи первостепенная задача Советского союза.
        А значит, у меня ещё будет шанс узнать, какого уровня достигли учёные в этом, скрытом от многих, направлении науки.
        - Что ж, уважаемый Алексей Васильевич, боюсь вашему добровольному заточению пришёл конец. Вы, безусловно, понимаете, что нам придётся сообщить руководству о вашем забытом бункере, - сообщил я академику.
        - Это, конечно, прискорбно, но, думаю, мы сумеем найти общий язык с проверяющими. Всё же у меня имеются определённые успехи и наработки, - нахмурившись, ответил он.
        - Пусть так. Наше дело маленькое, - вставил Гаврилов.
        Коротко попрощавшись, мы с помощью Кропоткина выбрались наружу. Сам бункер имел внушительный размер и огромное количество всяческих коридоров и переходов.
        На самом деле, я подозревал, что, возможно, никто не забывал про этот подземный комплекс. Просто не учли, что там может остаться кто-то в живых. Подковёрные интриги вещь для меня знакомая. И думаю, такая громадная бюрократическая машина, как СССР просто могла не заметить пропажи одного винтика. Или специально сделать такой вид.
        В любом случае, делать мне здесь больше нечего. Считай, дело раскрыто, готовь дырку на погонах под новое звание. Это я уже нахватался от Стриги и Гаврилова. Всё же армейский жаргон въедается так же быстро, как и бандитский. Достаточно провести немного времени в обществе подобных.
        - Блин, опять этот ОЗК напяливать. Да и страшновато ночью по лесу идти, - вновь заныл младший лейтенант.
        - Не волнуйся, тебя в обиду не дам, - полупошутил, полуправдиво сказал я.
        Быстро собравшись, мы направились обратно к Савеличу.
        Не удивлюсь, если он уже уехал за «помощью», так нас и не дождавшись.

* * *
        К моему удивлению, Савелич, не только нас встретил, но и заранее разжёг костёр, чтобы нам удобней было его найти. Да и на самом огне, что-то заманчиво скворчало.
        - О, явились - не запылились! Я уж думал до утра тут куковать буду, - стараясь скрыть истинные чувства от нашего возвращения, сказал он.
        Насупив брови, что-то кряхтя, ругался себе под нос, но по глазам я увидел, что он по-настоящему рад тому, что мы вернулись целыми и здоровыми.
        - Тут уже и картошечка скоро подоспеет. А сальцо, вы, наверное, сами уже почуяли. Сейчас бы, конечно, по сто грамм, но ещё полночи ехать. Так что, давайте пока так, насухую, - проговорил Савелич, ковыряясь в углях и что-то из них вытаскивая.
        Через полчаса мы, сытые и согревшиеся, двинулись в путь.
        Прибыли почти на рассвете, жутко вымотанные и усталые. Коротко козырнув дежурному, зашли в здание и разбрелись по своим спальным местам.

* * *
        Утро встретило, ставшим уже привычным, сигналом к подъёму, который я благополучно проигнорировал бы, если б не влетевший в комнату Гаврилов.
        - Давай, давай, просыпайся. Нас Лисицына с докладом вызывает.
        Сначала я хотел заморозить его или просто наслать сонный паралич, но вспомнил, что фактически он мой подчинённый, да и эфириум нужно беречь. Каждый раз ходить в радиоактивное поле и накачивать энергию в минус тридцать по Цельсию мне не очень хотелось.
        Так что, переборов себя, я довольно быстро собрался, и уже через пятнадцать минут, мы стояли у кабинета подполковника.
        Войдя внутрь, сразу перешли к делу.
        Пересказав основные моменты всего действа, я упомянул, что академик не имел злого умысла и действовал во благо Родины и науки.
        - Это уж, мы сами решим для чего и как он там закрылся. Надо же двадцать лет взаперти просидел и хоть бы хны. А у нас тут мужики жалуются, что в увольнительную не отпускаем, - она потёрла лицо руками, видимо, эта ночь тоже для неё была бессонной, - а что насчёт всех этих мракобесий с голосами и призраками в лесу?
        - Так всё же просто, товарищ подполковник. Выдумки и только. Дайте мне этого Филина на часик, он всё сам быстро и выложит. Как артельщиков подговорил, как к бункеру лазил. Там значит, брал это, как его… транш. трансмуфа, тьфу ты. В общем, волшебное золото, его, значит, и сдавал государству. А себе и подельникам оставлял настоящее. Вот и вся история, - влез в разговор младший лейтенант.
        - Возможно, вы и правы, Гаврилов. Факты, как говорится на лицо. Значит, пока разбираемся. Если всё подтвердится, то официально вас поздравлю и отправлю домой. А пока свободны, - отправила отдыхать нас Лисицына.
        - Служу Советскому союзу, - гаркнул Роман и, не скрывая счастливой улыбки, вышел за дверь.
        Я вёл себя более спокойно и, коротко попрощавшись, отправился вслед за ним.
        Теперь у меня появилось немного свободного времени, чтобы проверить ещё одну теорию. И для этого мне был необходим местный архив. Если меня, конечно, туда пустят. Я уже понял, что здесь без бумажки с тобой особо никто не считается. И желательно, чтобы на ней было как можно больше печать и подписей.
        Но! Всегда оставался человеческий фактор. И немного магии.
        Так что я скорым шагом направился в подвал, там и обитал кгбшный архивариус.
        Встретила меня закрытая дверь с надписью: «обед». Я прикинул время и удивлённо вскинул бровь. Похоже, что у них завтрак растянулся на полдня. На всякий случай, толкнув дверь и постучавшись в неё, я подождал еще пару минут.
        Тишина. Ни шороха.
        Значит, придётся искать, этого владельца манускриптов по всему управлению. Если, конечно, эту должность вообще не упразднили.
        Побродив по зданию с пару часов и вежливо интересуясь, где я могу найти хранителя архивов, мне стало понятно, что личность эта, скорее, мифическая, чем реальная.
        Никто не знал, никто не видел. И самое смешное многие даже не подозревали, что у них вообще есть архив.
        Единственным человеком, который хоть как-то развеял туман над этими странностями, оказался майор Пострегаев. Он предложил зайти в его кабинет, выпить чаю и кое-что обсудить.
        - Ну что ж, наслышан о твоём раскрытии дела. Поздравляю, с ним почти полгода возились. Никто и подумать не мог, что здесь всё так обернётся, едрить их всех под хвост. Сначала самих артельщиков крутили, а те в отказ. Мол, не мы и всё. А тут вон, как обернулось. Они всё же, собаки бешеные, оказались. Пусть и с помощью этого жука подземного. И, как он там вообще за такое время с катушек не слетел? - Стрига глотнул чаю и продолжил, - с другой стороны, теперь будет втык вышестоящему начальству. Как не усмотрели, почему не знали, кто виноват и что делать. В общем, взбудоражил ты наше управление. Теперь, может вообще, проверки какие запустят. И, скажу честно, многие тебе за это спасибо не скажут.
        Я хмуро посмотрел на него. Значит, ты людям помогай, а потом ещё и плохим останешься. Да уж… занятная психология поведения. Прямо, как у орков. Тем тоже, сколько не дай, всё равно мало. Наглые, клыкастые морды.
        - А ты что думал? - превратно истолковав мой взгляд, произнёс майор, - тебе все пятки целовать будут, грёбанные пассатижи? Тут знаешь, какой змеиный клубок. Это я вояка до мозга костей, мне главное результат. А у других и мозги по-другому направленны. Звание новенькое получить, премию урвать, кому надо лизнуть, где нужно укусить и себе чьи-то заслуги приписать. Так что не удивляйся, если вернёшься к себе, а окажется, что не ты всё телегу толкал, а просто сбоку стоял и смотрел.
        - Интриги, вещь мне знакомая. Так что, я озабочусь, чтобы совершенно случайно мои заслуги не оказались забыты, - коротко ответил я.
        - Ага, ты уж постарайся. Парень толковый, далеко пойдёшь. Если б, конечно, не морда твоя, с ушами этими. У нас, вроде, равенство, но народ иногда дремучий и всё равно оглядываться будет, да за спиной шептаться. И, кстати, зачем тебе в архив нужно? Неужели ещё хочешь в этой истории с «волшебным» золотом покопаться? - спросил он.
        Я сразу понял, что, либо кто-то подслушивал наш разговор в кабинете Лисицыной, либо у кого-то слишком длинный язык.
        - На самом деле, да. Есть там пара спорных моментов, вот и хотелось их разъяснить. Академик-то подземный давал этот ваш договор о неразглашении и стоит на своём, будто тролль на куче навоза. А я всё привык доводить до конца, - чуть съехав на привычные обороты, искренне ответил я.
        Ну не чувствовалось мне в майоре никакого подвоха. Простой он мужик, открытый. Со своими тараканами в голове, но всё равно честный и справедливый.
        - Это-то понятно. Каждый хочет докопаться до истины, едрить её в колено! Но с нашим архивом не всё так просто. Есть там кое-какие материалы, которые вообще никто видеть не должен. Их ещё с пяток лет назад уничтожить должны были, да, как всегда, забыли, забегали, а потом вообще дверь закрыли, да печать ляпнули. Мол, вечный обед, - чуть задумавшись, произнёс Пострегаев.
        - Хотя, знаешь, если тебе очень горит, я готов бартером тебе помочь, - продолжил он.
        Я заинтересовано поднял бровь. Неужели от несгибаемого и волевого майора я слышу что-то меркантильное и жадное?
        - В общем, хорошо ты тогда наподдал моим ребятам, да и мне тоже. А главное, без грубостей и выпендрёжа. Всё чётко и по делу. Мне такое нравится. Да и манера боя у тебя нестандартная. Никогда такой не видел. Так что предлагаю тебе провести для нас несколько тренировок, а я тебе ключи от архива пробью и в белы рученьки положу. Идёт, в рот компот? - высказал Стрига своё предложение.
        Заманчиво. Очень заманчиво. Порыться в местных манускриптах без надзора мне страсть, как хотелось. А провести обучение у парней для меня особых проблем не составит. Главное, успеть до отъезда.
        - Идёт! Только давай сначала ключи, а тренировки с завтрашнего дня.
        - Хех, деньги утром, вечером стулья, - произнёс майор непонятную присказку, - по рукам. Будет тебе доступ в архив. Но после отбоя, чтобы лишних глаз и ушей не было.
        Мы пожали руки. Я уже почти привык к этой странной традиции приветствия или согласия с чем-то у человеческих мужчин. Вроде, как открытая ладонь символизирует, что в ней нет оружия.
        Теперь осталось только дождаться вечера, чтобы порыться в тайнах местных кгбшников. Быть может, удастся найти что-то полезное для моего возвращения. Какой-то намёк, ниточку. Я всё ещё уверен, не всё так просто с этим объектом номер 5.
        Глава 28
        Я будто снова оказался дома. Спустился к корням Древа академии, прошёлся, пахнущими лесными, травами коридорами и вновь очутился в магической библиотеке. Уходящие в мерцающую полутьму ряды манускриптов и древних фолиантов тянулись бесконечно. Ты мог встать на левитирующий помост и подняться на второй или третий ярус. Запустить заклятье поиска и в мгновение ока найти нужный тебе опус. Присесть в удобное кресло и, не спеша, погрузиться в чтение.
        Так и здесь.
        Почти…
        Только вместо летающего помоста лестница-раскладушка, вокруг пахнет пылью и мышами, а не лесными травами, да и книги выглядят, как неопрятный ворох бумаги, упрятанный в папку, кое-как перевязанную грязной бечёвкой. А в остальном, всё очень похоже.
        Знания, память предков, секретные донесения и куча всевозможной информации. Всё структурировано и чётко разложено по полочкам.
        Правда, насчёт последнего, я не уверен. Слишком уж хаотично выглядят эти груды документов и прочая канцелярщина.
        Да, всё по алфавиту и годам. Но, если углубиться, то окажется, что не всё так дисциплинированно и точно.
        Там пробел, здесь повтор, а тут вообще кто-то погрыз целый ящик в труху.
        То, что в архиве мне придётся повозиться, я понял сразу. Пусть майор вручил мне ключ и даже какую-то бумажку с его подписью.
        - На случай, если кто-нибудь поинтересуется, что ты делаешь в хранилище секретных документов ночью, - пояснил он, протягивая её мне.
        Спорить я не стал. Надо, значит надо.
        И вот, зайдя внутрь и плотно закрыв за собой дверь, я понял, что ночь мне предстоит бессонная. Да и без магии точно не обойтись.
        Это я тоже понял, порывшись в подходящих по году папках. Там оказались досье сотрудников, расписки и перечень требуемого оборудования для какой-то спецоперации.
        Не совсем то, что мне было нужно.
        А значит, придётся использовать драгоценный эфириум. Без заклятья поиска здесь не обойтись.
        Зажигаю, припасённую ради этого случая, масляную лампу. Пользоваться электричеством Пострегаев запретил строго настрого. Сказав, что не стоит будить лихо, пока оно тихо, драть его в гузно.
        Так что ориентируюсь, благодаря эльфийскому зрению. В принципе, я вообще мог обходиться без света, хватило бы и лунного сияния. Но окон в архиве не было, поэтому приходится пользоваться таким раритетом.
        Хотя в моём мире, у гномов, такие штуки считаются вполне себе современным технологически продвинутым прибором. Ещё и хвастаются, что каменного масла их чудо-освещение тратит на порядок меньше, чем раньше.
        - Прогресс! - вещал, гордый за своё изобретение, рыжебородый крепыш.
        Значит, и я не сильно деградирую, если такой вещицей воспользуюсь.
        Поставив её на стол, я присел на чудовищно скрипящий стул и приготовился колдовать.
        Чародейство обещало быть лёгким. Всё же поисковые заклинания не слишком хитры и многослойны. Да и тратят энергии сущий пустяк.
        Другой вопрос в правильной настройке. Чтобы ко мне не слетались кучи ненужных бумаг и папок. Так что с этим моментом придётся попотеть.
        Я ориентировался на ключевые слова, определённую дату и возраст самих документов. Все эти тонкие моменты нужно внести в формулу заклинания и хорошо скомпоновать, чтобы они дополняли друг друга и усиливали точность поиска.
        Пришлось потратить на подготовку около часа.
        Наконец, я активировал магическое воздействие и приготовился слегка подождать. Процесс поиска сам по себе достаточно быстрый, но вот дальнейшее «просеивание» будет зависеть только от меня.
        И вот полетели первые «птицы». Стол передо мной неспешно, но планомерно заполнялся бумажным озером. Затем морем. А под конец и целым океаном, льющим свои водопады на стол.
        Пришлось остановить работу заклинания и сначала разгрести первый поток.
        Потянулись минуты, а за ними и часы просмотра, чтения и анализа найденной информации.
        Здесь подходит только дата, тут совпадения по словам, но общий смысл совершенно о другом. Тут видно, что старая папка, но в ней расход и приход каких-то горюче-смазочных материалов. И ещё, ещё, ещё.
        Не знаю, сколько прошло времени и сколько раз я перезапускал поиск, но вскоре передо мной остался голый стол и где-то на краю сознания тревожно затренькало, намекая, что всё впустую.
        Я устало вздохнул и потёр слипающиеся глаза. Даже у эльфов есть предел утомляемости и концентрации. Похоже, я его слегка превысил.
        Разочарованный собственной неудачей, я поднялся со стула и направился к выходу. Стоит придумать что-то ещё, если эта ниточка никуда не привела.
        Открываю дверь и вижу, как мне прямо в лицо уставились дула десятка автоматов.
        - Ну что голубок хитрозадый, думал, всё так просто будет? Зашёл, взял, что нужно и вышел, ядрёна вошь? Нет, у нас так не получится, товарищ Миндарис. Или лучше сказать мистер?
        Пострегаев?
        Он-то что здесь делает? И почему рядом с ним стоит хмурая Лисицына и растерянный Гаврилов?
        - Ногами махать даже не думай. Мои парни проверенные, сразу свинцом нашпигуют. Так что руки за голову и медленно так ложись на пол, чтобы без фокусов, - прищурившись и тоже держа меня на прицеле, посоветовал майор.
        Дёргаться сейчас действительно было бесполезно. Слишком маленькое пространство. Может парочку я и успею уложить, но остальные в это время меня просто изрешетят.
        Конечно, остаётся последний шанс прорваться с магией. Но и здесь есть проблема. Готовых к активации боевых или защитных заклинаний у меня не было. А если бить чистой силой или ставить щит, то эфириума хватит на совсем крошечное воздействие.
        Так что, остаётся только следовать их воле. Пусть мне и хочется рвануть вперёд, чтобы героически принять свою участь.
        Но что-то внутри уговаривает подождать, посмотреть, к чему всё выведется. Может, будет ещё один шанс. В любом случае, умереть я всегда успею. Каждый эльф сам чертит свою линию жизни. И сам решает, когда её оборвать и стереть.
        Медленно выполняю их указания. Бойцы действуют быстро, но осторожно. Кажется, парочка из них дралась со мной в том спортивном зале.
        - В камеру его. Пусть передохнёт немного, - ухмыльнулся Стрига, отдавая приказ.
        Меня окружили и, не убирая оружие, повели по коридору. Вот так майор, настоящий мужчина. Проявил себя со всех сторон сразу. И как я ему поверил?

* * *
        - Значит, вы утверждаете, что майор Пострегаев сам выдал вам ключи и разрешение на работу с архивными документами? - продолжал задавать одни и те же вопросы лысый массивный кгбшник.
        Мы сидели в крохотной комнатушке с одним, забранным решёткой, окном и вяло дискутировали.
        Мне пытались доказать, что я по злому умыслу проник в архив и пытался вынести оттуда секретную информацию, чтобы потом передать её неким злым империалистами.
        Я же, в свою очередь, указывал на неоспоримые факты, что, как минимум, взяли меня без каких-либо бумаг с тайными сведениями. Вошёл пустым и вышел так же.
        - Думаю, у тех, кого отправляют на такие задания, с памятью проблем нет. Вы могли банально всё запомнить.
        - Зачем? Объясните мне, зачем?
        - Это уж не мне знать. Но, если вы расскажите на кого работаете, то наша беседа будет проходить на более лёгком уровне. Пойдите нам навстречу, и вы увидите, что мы тоже можем быть людьми.
        После этих слов, я чуть не рассмеялся ему в лицо.
        Как же, именно человеческую сущность Стрига и показал. Да и остальные ничуть не лучше. Уверен, если не знали об этой западне, то, как минимум, догадывались. А Лисицына, так вообще, скорее всего, её и санкционировала.
        - В который раз повторяю. Я просто хочу вернуться домой. После общения с академиком Кропоткиным на объекте номер 5, мне показалось, что научные изыскания его группы могут мне в этом помочь. Потому и решил покопаться в архиве, - я потёр переносицу, стараясь правильно подбирать слова, - попросил помощи Пострегаева, он дал ключ и бумажку с разрешением. В архиве провёл всю ночь. Ничего полезного не обнаружил. Вышел и меня сразу встретил десяток автоматов, направленных в лицо. Вот и вся история.
        Пытаться изощряться и говорить неправду, было просто бессмысленно. Кгбшники итак знали всю мою подноготную с момента первого контакта. Поэтому единственным вариантом оставалось держаться за свою версию и идти до конца.
        - Что ж, товарищ Миндарис. Вижу, вы всё ещё упорно стоите на своём. К сожалению, тогда нам придётся искать другие способы наладить с вами контакт. А пока вы побудете в камере «отдыха», чтобы никто не мешал вам хорошенько подумать. Встретимся с вами снова через сутки, - холодно глядя на меня, произнёс лысый и, не прощаясь, вышел.
        Меня снова под надзором целого отряда воинов ответили в местные казематы и оставили одного.
        Сейчас я действительно мог подумать и выбрать дальнейшее развитие событий.
        Например, как насчёт, сбежать отсюда?
        Мысль, несомненно, хорошая и даже интересная. В принципе, я даже могу её осуществить. Продуманное магическое воздействие, немного хитрости и сноровки, вот всё, что мне нужно. И уже этой ночью, я могу оказаться на свободе.
        Вот только, что дальше?
        Постоянно скрываться бессмысленно. Рано или поздно, как бы я не менял внешность, используя иллюзии или мимикрию, меня поймают. И тогда разговор пойдёт по-другому. Со мной будут обращаться, будто я действительно преступник.
        Да и мне не просто нужна свобода. Она, как бы, приятное дополнение. Мне необходимы ресурсы. Человеческие, технологические, магические, в конце концов.
        Убежать и жить до конца своих дней в людской личине, удовольствие так себе. Ну, буду я вместе с СССР строить доброе и вечное в коммунистической окраске ещё с десяток веков. Для настоящего эльфа это просто невыносимо. У меня другой путь. И для того, чтобы его продолжить, мне, для начала, нужно вернуться домой.
        Так что бежать, пока не стоит. Меня ещё не пытают, хотя всячески на это намекают. И даже дают еду и питьё.
        Комфорт, правда, такой себе.
        Не кривя душой, скажу, что уже немного привык к некоторым человеческим удобствам. А здесь койка, отхожее ведро и постоянно моргающая лампочка под потолком.
        Настоящему аскету и такое истинная роскошь. Но мне хочется ещё и свободно передвигаться. В конце концов, подышать свежим воздухом меня не выводят. Хотя прогулки, даже ярым лиходеям, положены.
        Боятся, значит.
        Опасаются!
        Вот такую, я себе репутацию заслужил. Только не очень понятно, хорошо это или плохо.
        В любом случае, сейчас стоит немного отдохнуть. Всё же эти, наполненные событиями, дни измотают кого угодно, а меня после архива постоянно таскают с допроса на допрос.
        А значит, стоит воспользоваться ситуацией и банально поспать.
        Утро вечера мудренее, вспомнил я очередную человеческую мудрость, которую здесь называли пословицей.
        Завалившись на койку, я прикрыл глаза и попросил у богини Сеханин спокойного сна.

* * *
        Ко мне в камеру постучали.
        Не вломились или распахнули дверь, чтобы начать приказывать, а вежливо и тактично обозначили своё присутствие.
        Я удивился. И сразу почувствовал, что что-то нет так.
        Снова стук. На этот раз чуть более громкий.
        - Войдите, - поднимаясь с койки, сказал я.
        Тихо щёлкнул замок, и внутрь вошла девушка.
        Миловидная, кареглазая, с короткой стрижкой, она застенчиво улыбнулась и поздоровалась.
        - Здравствуйте, Миндарис. Меня зовут Зоя. Рада с вами познакомиться, - голос у неё нежный, приятный, будто летний ветерок ласкает слух.
        - Приветствую вас, Зоя. Чем обязан вашему визиту?
        - На самом деле, мне просто хотелось на вас посмотреть. Столько слухов ходит, что вы эльф, волшебное создание. А я вот лично смотрю и вижу, что вы совсем не создание, а очень даже красивый, статный мужчина, - млея, ответила она.
        - Ммм… то есть, вы пришли просто познакомиться и полюбоваться? - немного ошарашенный, уточняю я.
        - Ну, не сразу для любований, ещё пока рано. Я не слишком хорошо вас знаю, - явственно краснея, сказала она.
        Я не знал, что сказать. Ночью ко мне в казематы приходит в гости прекрасная дева и всячески намекает на своё особое отношение. Тут будет от чего задуматься.
        Но моё чутьё подсказывало, что здесь всё не просто так. Билась, звенела предупреждающая жилка. И, спустя секунду, я понял почему.
        - Вы, наверное, уже встречались с кем-то из наших. Уверена, они были грубы и самоуверенны. Что поделать, бич нашего поколения. Всего-то пара тысяч лет, а чувствуют себя почти всемогущими. От того и хамят, ломают всех под себя. Но поверьте, мы не все такие, - она скромно потупила взор и, волнуясь, стала разглаживать складки на форменной юбке.
        - А, если не секрет, про кого вы именно говорите? Кто эти, ваши-наши? - уже зная ответ, спросил я.
        - Если честно, то мне иногда стыдно об этом говорить. Называют-то нас все по-разному. В одном мире так, в другом этак. Но, чаще всего, используют это, набившее оскомину имя… Хаос. Мы - хаоситы, - тут она резко подняла голову и буквально вонзила в меня свой взгляд, - будто мы самое плохое, что есть во Вселенной. Ад и тьма, зло во плоти. Да, только это не так! У нас тоже не все одинаковые. Да и Хаос, это, прежде всего, сила и свобода, а не какие-то свихнувшиеся демоны и божки.
        Зоя выдохнула, будто сбросив с плеч невидимый груз, и замолчала.
        Вот что тут сказать? Хаоситка рассказывает, что хаос не такой уж плохой. И вообще бывает разный. Это у них новый подход такой? Навроде, человеческого кнута и пряника? Что ж, признаю, для меня весь этот пассаж необычен. Но и просто так вестись на эту странную провокацию я не намерен.
        - Это всё, конечно, прекрасно, но как касается меня? Я, безусловно, польщён вниманием к моей персоне, но навряд ли сейчас могу вести с вами светские беседы, выясняя, кто прав, а кто виноват. Видите ли, я в тюрьме, - показывая на стены вокруг, проговорил я, - и сейчас у меня первостепенная задача отсюда выйти. И желательно не к расстрельной стене.
        - Да, да. Я поэтому и пришла. Предупредить! Завтра вас будут переводить. Вернее, отвозить. В Москву. Там у них какие-то махинации и вас решили использовать. Подробностей я не знаю. Всё же мой ранг не позволяет столь глубоко забираться. Но молчать я не могу. Мы стали будто пугало для всех и вся. В общем, я надеюсь, мы с вами ещё встретимся. Не в этом облике, так в другом. А сейчас прощайте, я не хочу своим пребыванием наносить лишний вред этой девушке. Всего хорошего и будьте осторожны! - после этих слов глаза Зои неожиданно посветлели и стали блекло-зелёными.
        Она поднялась, словно сомнамбула, и деревянной походкой вышла из камеры, не забыв закрыть за собой дверь.
        Щёлкнул замок, и я остался один.
        Шокированный и поражённый.
        Что ж, впереди у меня почти целая ночь, чтобы хорошенько обдумать случившееся и проработать правильную стратегию. Хотя, что именно будет правильным в этой нестандартной ситуации, я совершенно не знал.

* * *
        Утро застало меня невыспавшимся, хмурым и откровенно злым. Я так ничего толком и не решил. Как себя вести, какой план будет работать, а какой нет? Придётся импровизировать. И смотреть по обстоятельствам.
        После побудки меня вывели в коридор, и дальше, в окружении всё той же многочисленной охраны с оружием, проконвоировали в кабинет Лисицыной.
        - Что ж вы за личность загадочная такая? - задала она, скорее, вопрос в пустоту, чем обращаясь конкретно ко мне.
        Я стоял в наручниках под прицелом пары автоматчиков и смотрел в окно за её спиной. Что-либо говорить или отвечать совершенно не хотелось.
        - Сначала одно, потом другое. Будто эти, - она ткнула пальцем куда-то в потолок, - сами не могут решить, что с вами делать.
        Я продолжал упорно молчать.
        - Что ж, товарищ Миндарис! Поступил приказ о вашей передислокации в столицу. Там с вами поработают другие специалисты. Мы, в свою очередь, свою задачу выполнили. А значит, задерживать вас больше права не имеем. Разумеется, переезд будет осуществляться под надзором и в служебном транспорте. Вернее, перелёт. Вас почему-то хотят видеть уже вчера, - подполковник поднялась, повернулась к окну и еле слышно произнесла, - чёрте что творится. Меняют одного генсека на другого, как перчатки. Сталина на вас нет.
        Затем повернулась и уже привычным командным рыком приказала отвезти меня на аэродром в сопровождении майора Пострегаева.
        Уже едя в машине, я услышал, как сидящие впереди бойцы что-то обсуждают. Невольно прислушался и понял, что в стране намечаются какие-то перемены.
        - Вчера по телеку новости видел, что партия, вроде как, свой курс меняет. Будем двигаться к развитому социализму через капитализм с человеческим лицом, - гыгыкнул один из солдат.
        - Ага, этот новый генсек, который с пятном на лысине, на заседании весь день про это трындел. Мол, умер Брежнев от инсульта своего, и значит, чтоб страну из застоя вывести, нужна молодая кровь, - поддержал его другой. - Вот, значит, и двигаемся вперёд. Перестраиваться будем. На новые рельсы.
        - Парни, а что это вообще значит? Ну, сменят одного на другого, нам-то что? - спросил ещё кто-то.
        - Эээ, ну ты Олежа совсем дурной. Страдает-то всегда первым народ, - снова ухмыльнулся первый, но на этот раз грустно.
        - Ага, песец может прийти быстро и незаметно.
        - Отставить разговорчики. Лучше за остроухим внимательней следите, ядрёна вошь! - рявкнул майор Пострегаев.
        Все мигом затихли. Дальше ехали молча.
        А я всё пытался понять, что значат эти странные слова о перестройке и новом пути. Неужели всё действительно будет так плохо, как сказал один из солдат?
        ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
        Читайте вторую часть романа по ссылке: 158007

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к