Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Егорлык / Боевой 1918 Год: " №02 Боевой 1918 Год " - читать онлайн

Сохранить .
Боевой 1918 год 2
        Егорлык
        Боевой 1918 год #2
        Опять попаданец. Опять в прошлое. Только, все уважающие себя герои, попадают в точки бифуркации истории. Этот же, попал в то время, когда уже все решено и ничего нельзя изменить. Территория бывшей Российской Империи. 1918 год. И что делать, если ему не нравятся ни белые, ни красные, ни даже, прости господи, зеленые. Анархисты, монархисты и прочие «исты», тоже не прельщают. Нацистов (которые еще толком и не вылупились) он вообще не переваривает. Как же быть, в этом случае? Кто его знает…
        Егорлык
        Боевой 1918 год 2
        Глава 1
        Я задумчиво смотрел на возвышающуюся передо мной громаду бронепоезда PZ 12, а в голове почему-то навязчиво звучало: «Наш паровоз вперед летит…» При этом, зараза, крутилась всего одна строчка, что сильно раздражало. Тем более, что вот этот данный, конкретный, «паровоз» никуда не полетит. Вес у него не тот, чтобы летать. Сами посудите - два броневагона с орудиями и пулеметами. Еще один, чисто с пулеметами. Присутствовала даже зенитная платформа с высокими металлическими бортами, в которой, на станках, солидно направив стволы в небо, было установлено два здоровенных изделия Хайрема Максима. С калибром аж тридцать восемь миллиметров. Это уже, блин, не пулемет. Это пушка. В принципе, англичане ее так и называли - скорострельная автоматическая пушка. Или в просторечии «пом-пом». Как эту хрень называли немцы, я даже не знаю. Да и плевать, потому что до меня только сейчас стала доходить вся пикантность возникшей ситуации.
        Нет, мы герои. Без вопросов! Молодецким наскоком захватили целенький вражеский БеПо[1 - БП - бронепоезд. PZ - немецкое название бронепоезда.]!
        А вот дальше, что с ним делать? Еще пару часов назад, у меня подобных мыслей не возникало. Выпучив глаза и капая слюной думал, что вот завладеем этим трофеем и я развернусь во всю ширь своей нескромной души. Угу… сейчас! Только теперь дошло что эту штуку, помимо угля надо еще и водой заправлять. Водой! Не знаю уж с какой периодичностью, но вот большущие гусаки для заправки, торчали на каждой станции. И это, не считая постоянного ТО. Я что-то сильно сомневаюсь, что нынешняя техника обладает большим запасом надежности. Недаром, на всех остановках, вдоль составов ходят мужички с молотками и постукивают в районе колес. Да и буксы смазывают периодически. Причем, есть подозрения, что это только видимая часть обслуживания. А если учесть, что вес бронепоезда несравненно выше, чем у обычного состава, то и шаманить его надо вообще безостановочно.
        Вот и получается - что мы имеем? Мощную и грозную боевую единицу к которой есть экипаж (мои матросики точно разберутся со здешним вооружением). А если что - капитан Васильев им поможет. Но при этом, мы оказываемся отрезанными от технических специалистов и необходимого обслуживания. А что нас ждет? О-о-о… Думаю, что ожидает нас просто море незабываемых впечатлений. Сейчас всё тихо, потому что немцы не знают о захвате. А вот как до начальства сия весть дойдет, то полетят клочки по закоулочкам! Сдается мне что германский генералитет предпочел бы, чтобы противники им десять PZ сожгли, чем подобный конфуз. У них ведь не мешок картошки свистнули, у них целый бронепоезд отжали. Над такими вояками, даже турки ржать будут. И это залет столь грандиозного масштаба, что известие о случившимся эпичном фэйле, обязательно, в конечном итоге, дойдет до самого кайзера. Тогда полетят головы всего здешнего начальства.
        А значит, что местное командование, предчувствуя размеры возможной экзекуции, гонять нас начнет страстно и самозабвенно. Сразу, без раскачки. Задействовав в этом все что можно, включая артиллерию и авиацию. Я даже допускаю применение химии (тем более что сейчас она вовсе не под запретом). Нам же и уйти некуда. Ведь как пел один телевизионный повар - «поезд проедет, лишь там, где проложен путь». Поэтому сейчас, чувствовал острый дискомфорт, осознавая себя мужиком, поймавшим медведя. Да и прорезавшаяся интуиция, весьма тревожно попискивала, подавая панические сигналы в подкорку. Дескать, начнем просто так прорываться, устраивая стрельбу на станциях - фиг у нас это получится.
        Так… и что же мы можем сделать? Ухватив кончик мысли, я закурил и стал обдумывать постепенно складывающийся план. По мере обдумывания, настроение повышалось, а задолбавшая вконец мелодия, про «паровоз до коммуны», неожиданно сменилась на «звенели колеса, летели вагоны». Мда… с железнодорожной тематики соскочить не получилось, хорошо эта хоть не раздражает. Я ее даже машинально насвистывать начал, но был отвлечен Трофимовым, ловко соскочившим с высокого порога броневагона. Заместитель, вытирая руки какой-то тряпкой, хлопнув по серому борту, удовлетворенно констатировал:
        - Полна коробочка! И БК и все остальное… Представляешь, у них даже огнетушители комплектные и полные! Эх, как же я по «железу»[2 - Железо - жаргонное название корабля.] соскучился! Вот теперь развернемся!
        Покачав головой, я возразил:
        - Не развернемся.
        И выложил заму все свои опасения. Глядя на унылого командира, Гришка тоже растерялся:
        - Так что, все зря? Теперь нам эту красоту подрывать и самим уходить?
        Я вздохнул:
        - Вообще, у нас есть два варианта. Первый - снять все что можно с этой бронедуры и валить из города. Разумеется, предварительно подорвав БП. И второй вариант - прорываться на нем к своим. Тут же сравнительно недалеко - меньше сотни километров. Но чтобы узнать, есть ли хоть какая-то возможность этого прорыва, мне нужны здешние железнодорожники. Вы же там кого-то из них прихватили? Вот и хорошо. Пойдем пообщаемся. А потом уже будем решать, что делать.
        По пути, отдав кое-какие распоряжения, мы двинули в здание вокзала.
        Задержанных оказалось четверо. Заместитель начальника станции (или как сейчас говорят - «товарищ начальника»), двое хмурых обходчиков и прилизанный, трясущийся словно осиновый лист, билетёр. Оставив для беседы начальство, остальных отпустили и приступили к предметному разговору. Зам, мужчина лет сорока в форменном мундире и с рыжеватыми «английскими» усами, вид имел несколько испуганный, но на контакт шел охотно. Он же сразу и указал на главную проблему, которая оказалась даже не только в воде или обслуживании, а в стрелочных переводах. И если они будут переведены куда-то не туда, то нас могут или загнать в тупик или направить на другие пути. Особенно это актуально для станции Обилово. А так - имея в наличии два немецких паровоза (один бронированный, а второй для тяги вне боя) нам должно хватить ресурсов, экономичным ходом и с опытными машинистами, добраться до своих.
        Хотя лично он, несколько беспокоится из-за воды. Топлива нам хватит с большим запасом. Но вот водой, все-таки очень желательно заправиться где-то километров через пятьдесят. Вернее, окончательно переставший меня бояться Игорь Ильич, категорически настаивал на этой заправке. А то выкипит паровоз как чайник, и встанем мы посередине перегона. Еще был поднят вопрос расписания движения составов на этой ветке. Но до утра, насколько он знает, плановых рейсов не ожидалось, а насчет внеплановых сказать невозможно, потому что нет связи.
        Так, про воду понятно - будем решать на месте. Но вот стрелки, или как их назвал профессионал - стрелочные переводы, это геморрой… На мой резонный вопрос - кто может быть в курсе, что и куда переводить на всем протяжении пути, Ильич, пожав плечами ответил, что обычно люди знают лишь свой участок работы.
        Охреневая от возникающих одна за другой проблем, я уже было решил плюнуть на все и просто подорвать БП к чертовой матери, как железнодорожник, хлопнув ладонью по лбу, вспомнил про одного здешнего пенсионера - Василия Августовича Комаровского. Тот служил инспектором путей и когда вышел в отставку, начальство локтем перекрестилось. Перекрестилось из-за того, что Августович, при активной рабочей жизни был ярым трудоголиком и лез вообще во все дела, отличаясь при этом крайней скрупулёзностью и вздорностью характера. Вот он, скорее всего, мог решить наш вопрос. Единственное препятствие, которое может перед нами возникнуть это, как говорилось выше, возраст и характер пациента. Уточнив адрес, дал указание ребятам доставить сюда (особо уточнил, что со всем вежеством и любовью) заслуженного пенсионера. После чего перешел к решению следующей задачи.
        Для моей задумки, было необходимо чтобы вместе с нами уходило половина взвода разведки. Но с имеющейся техникой, такого не получится. Лошади тупо не влезут на БП. Поэтому, нам были нужны два вагона (те, где сорок человек или восемь лошадей), цистерна и паровоз. Паровоз был необходим чтобы не перегружать свои, так как чем больше нагрузка, тем больше расход. Ну а цистерна для воды, потому что на станциях, нам заправляться будет вовсе не с руки. Для этого планировалось останавливаться на перегоне и использовать ручную помпу, которую думал экспроприировать у здешних пожарных. Когда казарму тушили, я у них три штуки видел. И наверняка, в загашнике что-то имеют. Так что огнеборцев, совсем уж без инструментов не оставим…
        Но дальше разговор прервался, так как через часовых (которые выполняли мое распоряжение пропускать работников железной дороги) прошел еще один носитель мундира. При его появлении зам тут же вскочил, а тот, царственно кивнув, брезгливо отряхнул платочком сидение стула и поддернув штанины форменных брюк, уселся. После чего, окинув нас непонятным взглядом, выдал:
        - Здравствуйте, господа. Я начальник станции Дьяково - Геннадий Поликарпович Тучнов. Чем могу быть полезен?
        Гриня не утерпел и поправил:
        - Не господа, а товарищи. Господ еще в прошлом году отменили!
        Тучнов фыркнул:
        - Конечно, конечно. Так что же «товарищам» здесь понадобилось?
        При слове «товарищи» он так кривил губы, что было понятно - красные ему где-то сильно занозили. Ну или просто человек имеет с ними столь сильные разногласия, что прямо кушать не может.
        Честно говоря, его сексуальные, в смысле политические предпочтения, мне были глубоко по барабану. Главное, чтобы подсобил. А там пусть хоть весь искривиться. Тем более, что сейчас мы действуем против немцев и по логике, любой гражданин страны должен стремиться помочь в борьбе с оккупантами. Невзирая на собственные цветовые предпочтения. Но Геннадий Поликарпович, очевидно считал по-другому, так как на мои запросы он категорично выдал, что ни вагонов, ни паровозов на станции нет. Вот нет и все тут. И угля нету. Может предложить лишь дрова. Правда, они несколько подгнившие, но уж чем богаты…
        Его помощник при этом лишь вздыхал, глядя куда-то в сторону. Очевидно, что Тучнов здесь всех держит в ежовых рукавицах, поэтому при нем подчиненные предпочитают помалкивать. Я уже было собрался выставить начальника вон и плотно поговорить с его замом, как распахнулась дверь, а на пороге появился сияющий комиссар. Щурясь в свете керосинок (во дворе уже были густые сумерки) Лапин объявил:
        - Нашел! В депо сейчас стоит два паровоза! У оного крышка котла снята, а второй на вид вполне целенький! И теплушки за забором видел. Штук пять.
        Я вопросительно посмотрел на Тучнова, но тот лишь бровью повел, лениво пояснив:
        - Это подвижной состав, находящийся на плановом ремонте. И паровозы, и вагоны. Поэтому вам было сказано, что ничего нет. Просто не уточняя насчет того, что ремонтируется.
        Нутром чувствуя, что этот хмырь в чем-то врет, вежливо поинтересовался:
        - Возможно ли как-то ускорить ремонт? Понимаете, нам очень нужны эти вагоны и паровоз. В противном случае, шансы перегнать трофейный бронепоезд в расположение наших войск, будут исчезающе малы.
        Начальник, чуть прищурившись уточнил:
        - Говоря - наших войск вы имеете в виду красные отряды?
        Не став уточнять различие между отрядами и той силой что советы собрали под Таганрогом, я кивнул. А Геннадий Поликарпович, вздохнув с фальшивым (это я точно ощутил) сожалением, развел руками:
        - Поверьте, всем сердцем желаю вам помочь, но плановый ремонт обычно длится от десяти дней, до двух недель. Даже прилагая все силы, быстрее чем за неделю, нашим ремонтникам не справиться. Но, насколько я понял, столько времени вы ждать не сможете?
        Во дает! Так рисково и тонко троллить «лапотников» не каждый решиться. Ишь ты - подождать. Понимает ведь, гад, что у нас задница горит и каждый час на счету. Но формально поводу к придиркам не дает. Ладно… значит будем воздействовать по-другому. Уныло глядя на собеседника, я согласился:
        - Не сможем… - и уже совсем другим тоном обратился к комиссару - Угольные склады проверили?
        Лапин кивнул:
        - Да. Нашли один почти полный, так что насчет топлива можно не волноваться.
        Все, попался козлина! В принципе я и не сомневался в наличии нормального топлива на станции. Сюда целый немецкий PZ пригнали и что, его дровами кормить станут? Ага - сейчас! Поэтому, когда важный начальник ляпнул что у него нет угля, я внутренне возрадовался, но виду не подал. Зато теперь, он у меня на крючке и можно давить саботажника без оглядки.
        В общем, когда я после слов комиссара глянул на Тучнова, тот, откинулся на спинку так, что стул протестующе затрещал. Трофимов же, взглядом себя не ограничил и пойдя красными пятнами зашипел:
        - Только дрова, говоришь? И те гнилые? Да я тебя, сука…
        Гришка уже потянулся к пистолету, поэтому пришлось вмешаться:
        - Отставить! - и глядя в переносье побледневшему начальнику станции, размерным тоном продолжил - Судя по всему, из опасения, что красные могут применить этот бронепоезд против белых, вы предпочли, чтобы он вообще остался у немцев. Если первое опасение я еще могу понять, то второе желание неприемлемо. Более того - преступно. В военное время это называется «саботаж» и карается без жалости. Поэтому сейчас мы возьмем пленных машинистов и пойдем в депо. Не желают русские своим помогать, значит помогут немцы! Эти парни очень жить хотят, поэтому, будут стараться изо всех сил. И если у них получится завести паровоз, то я лично присобачу тебя к передней тележке и поедешь ты как свадебный пупс, до самого Таганрога. По пути нам наверняка предстоят бои, так что не обессудь - что доедет то доедет! Если паровозы действительно в хлам, займемся чисто вагонами. За каждый найденный целый вагон, буду стрелять тебе в ногу. Патроны у меня девять миллиметров, с хорошим останавливающим действием. Поэтому ты вряд ли выдержишь больше двух-трех попаданий. Сдохнешь от болевого шока.
        Помощник начальника, после этих слов икнул, а я, глядя как по щеке Тучнова, несмотря на прохладный вечер, одна за другой побежали капли пота, продолжил:
        - Есть альтернатива. Ты сейчас выворачиваешься наизнанку и через три часа, мы перед собой видим паровоз с двумя вагонами и цистерной. Тогда я тебя просто отпускаю домой. Твое решение?
        Уже вовсе не блестящий, а какой-то внезапно помятый Геннадий Поликарпович, молитвенно сложил руки:
        - Позвольте, но у нас действительно нет цистерн! Совершенно!
        Покладисто кивнув, я откорректировал:
        - Тогда две платформы на которые нагрузят бочки с водой. Платформы блиндировать шпалами, чтобы нам бочки пулями не пробили. И еще - тот паровоз, что в депо, он на ходу? И теплушки нормальные?
        Начальник потерянно кивнул, поясняя:
        - Овечка[3 - Овечка - паровоз серии Ов.], действительно была в ремонте. Только завтра должна выходить на ходовые испытания… Ну и в вагонах, необходимо смазку поменять. - тут он вскинул на меня начавшие косить глаза и практически возопил - Но ведь для подготовки всего этого нужны люди! Специалисты! Да и бочки… У нас же не бондарная мастерская!
        Я согласился:
        - Конечно. Вот вы и соберете нужных людей, и необходимые материалы. В помощь вам определят конвой, а у вас будет целых три часа для сдачи работ. И мой вам совет - не теряйте времени!
        Тучнов после моих слов подскочил и ломанулся было на выход, так что пришлось придержать внезапно воспылавшего трудовым энтузиазмом начальника. Как и обещалось - к нему был приставлен конвой в составе половины отделения. И чтобы сам Геннадий внезапно не растворился в ночной тьме, и чтобы вопросы ему помогали решать, если кто-то где-то заартачится. Помощник, что характерно, не бросил шефа в беде, а удалился вместе с ним.
        Трофимов же, лишь сплюнул вслед поблекшему повелителю семафоров и, закуривая, с чувством сказал:
        - Чур, но ведь это же враг! А ты его отпустить пообещал. Как же так? Такого ж не переделать. Он до конца своих дней нам гадить будет. Шлепнуть гада и вся недолга!
        Я вздохнул:
        - Согласен - враг. Но как сказал один умный человек: враг со временем может стать другом. Или враги будут мешать друг-другу. А мертвец, он бесполезен…
        Гриня от неожиданности закашлялся и сморщив лицо, произнес:
        - Вот ты иногда как скажешь… Но спорить готов - этот господинчик, точно другом не станет… - после чего, задумчиво затягиваясь, продолжил - Интересно, на что он вообще рассчитывал, когда нам про паровозы и уголь, турусы на колесах разводил?
        Вместо меня, ответил комиссар:
        - На нашу лень и некомпетентность. Тут ведь рядом два склада почти пустыми стояли. Так - только дров немного. А который с углем, он самый дальний отсюда. Мы пока до него через рельсы топали, чуть ноги в сумерках не переломали. Поленились - ничего бы и не нашли. Ну и еще начальник не учел, что немецких машинистов для проверки транспорта задействуем. Мы то сами в паровозах ни бум-бум, поэтому он смело говорил, что они не в порядке. Как проверить? Только если искать местных рабочих-ремонтников. А где их искать, когда уже ночь во дворе? Кто нам их адрес подскажет? И если даже подскажет - пока их еще найдем… Да вроде и смысла не было Тучнову нам врать. Так что для себя, этот человек все правильно рассчитал.
        Гришка припечатал:
        - Гнида он! Командир, может, все-таки, к стенке контру?
        Я отрицательно качнул головой:
        - Не выйдет. Ему жизнь обещана, если ко времени управиться. Да и вообще - расстрел гражданских без суда и следствия, очень сильно скажется на нашем имидже.
        - На чем?!
        Сделав значимое лицо, я поднял палец и учительским тоном произнес:
        - Образно говоря - светлый облик пламенного революционного бойца от этого сильно пострадает. Сейчас мы кто? Правильно - беззаветные борцы за дело революции и люди, воюющие с немецко-фа… э-э-э… с немецкими оккупантами. Вот народ к нам и тянется. Даже те, кто до этого колебался. А начни мы расстреливать налево-направо, потеряем их поддержку. Понял?
        Трофимов на какое-то время задумался, а потом неожиданно выкатил претензию:
        - Знаешь, Чур, когда ты начинаешь говорить словно комиссар, про «беззаветных бойцов» или «светлый облик» нутром чую, что ехидничаешь. У него это от души получается, а ты явно что-то другое имеешь ввиду.
        Я отмахнулся:
        - Просто пафоса не люблю, поэтому и ёрничаю. А насчет «к стенке», объясняю на пальцах - если мы начнем стрелять всех, кто нам не нравится, то в глазах людей, ничем не будем отличаться от бандитов. Не взирая ни на какие лозунги. А это тупо обидно. Да и чревато нехорошими последствиями. Поэтому, надо придерживаться правил. Все-таки мы государственные люди, а не романтики, мля, с большой дороги…
        Гриня ехидно оскалился:
        - Да? А как же «пастушок», про которого ты рассказывал? Да и этого контру, тоже обещал к паровозу привязать. Он ведь чуть не обделался. У тебя настолько суровый вид был, что я и сам в это поверил.
        - Ты теплое с мягким не путай. «Пастушок» - это суровая военная необходимость, от которой зависит выполнение задачи и жизнь всего отряда. А запугивание при нежелании сотрудничать, является нормальной практикой. Тем более, что его заместитель все видел и слышал. А когда завтра увидит целенького начальника, то выводы свои сделает. И другим расскажет, что мы даже явного саботажника не кокнули, а отпустили живым и здоровым.
        В этот момент, за дверями послышался шум голосов и вошедшие в помещение взводные, автоматически прекратили нашу беседу. Ну а когда все разместились, я стал выкладывать свои мысли о будущей операции. Изначально задумка была такая - батальон разделяется. С бронепоездом уходит не более пятнадцати - двадцати человек в самом БП и половина взвода разведчиков. Разведку думал задействовать в проверенном деле - валить телеграфные столбы. А двадцать человек, чисто для того чтобы можно было отбить попытку захвата бронепоезда какой-нибудь шальной группой противника. Говорю про шальную группу потому, что если мы влетим не случайно, а засада будет подготовлена, то всего батальона не хватит чтобы отбиться. Тогда останется лишь подорвать боезапас (саперы должны заложить взрывчатку прямо сейчас, так чтобы оставалось лишь поджечь огнепроводные шнуры) и попытаться валить на своих двоих.
        Уже на этом этапе начались корректировки. Ранее, я дал распоряжение обыскать трупы тех немцев, которые легли при прорыве из горящей казармы. Там штук пять было в характерных кожаных куртках, и я вполне резонно посчитал что это командный состав PZ 12. Как выяснилось - не ошибся и мне притащили документы с планшеткой. Пользуясь тем, что народ начал между собой спорить относительно плана, я занялся быстрой проверкой бумаг. Особо порадовала карта с отметкой конечного пункта и бумага, где было сказано, что завтра, к двенадцати часам дня, гауптман Фольге (командир бронепоезда) должен прибыть в распоряжение оберста Герста. То есть, времени у меня было даже несколько больше, чем рассчитывалось.
        Но когда я говорил, что смотрел бумаги, это не значит, что выпал из процесса обсуждения. Нет, слушал вставлял реплики и потихоньку стало вырисовываться нечто более-менее удобоваримое. Наглое, нахальное, но вполне в духе моих сорвиголов. А главное, что при этом интуиция перестала подавать панические сигналы. Не было ощущения, как тогда на территории красновцев - двинем степью, там и останемся. Нет. Лишь легкое беспокойство не более того что ощущалось при взятии Дьяково.
        В общем решили - все, кто пойдет с БП будут во вражеской форме. Второе - Берг в обязательном порядке едет с нами, так как знает язык противника в совершенстве. Барона будем использовать для общения с фрицами. Остальные (это отделение автоматчиков, два грамотных пулеметчика Михайловского, пара саперов и трое морпехов, которые в свою бытность были комендорами на корабле) будут сидеть внутри и не высовываться. Разве что пара автоматчиков нужна для контроля немецких машинистов. Но они тоже, из кабины выходить не будут.
        Ну а разведчики вовсе не понадобятся, так как проскочить необходимые километры, мы собирались быстро и тихо. Не нарушая спокойное течение жизни, обрывами связи. При этом, заправку водой планировали вполне официально получить на одной из станций. Документы-то у нас на руках, а то, что идем без расписания, так это внезапная служебная необходимость.
        А весь остальной батальон временно переходит под командование Михайловского. Просто Трофимов, так орал и пучил глаза, что я даже не особо возражал, когда он собрался ехать со мной. Не возражал в основном, потому что у Гришки шило в заднице и десять дней (срок ожидания нас в той балке, где мы до этого останавливались) он не выдержит. Обязательно куда-нибудь влезет.
        Михайловский же, парень дисциплинированный и на пару с комиссаром сделают все как надо. В общем, решили, что батальон, забрав добытые на складах ништяки, уйдет к точке ожидания. Так же решили, что Виктор прямо сейчас заменит часть наших пулеметов на трофейные, сняв их с БП. Тогда и с патронами вопрос отпадет. Все менять не стоило, так как по возвращении к нашим, где мы для «MG 08» боеприпасы искать будем? Там и русские патроны дефицит, а уж немецкие… Еще я хотел, чтобы один «пом-пом» забрал себе Васильев. Да тяжелый. Да неудобный. Но поставим его на грузовик и с этой хреновиной, нам никакой «железный капут» не страшен.
        Пленных решили взять с собой. Их-то и было человек тридцать. В основном - кладовщики, недобитая часть перегонной команды, да жалкие остатки гарнизона. В расход пускать фрицев вроде не с руки, а так - свяжем и заткнув рты, упакуем в артвагон. За три-четыре часа, (столько займет дорога по моим оптимистическим прикидкам) с ними ничего не случится.
        Тут может возникнуть вопрос - а какого хрена командир бросает свое подразделение и сам отправляется вояжировать? Хм… здесь, скорее, политическая необходимость. Понимаю, что так поступать неправильно, но Седой, при каждой встрече, настойчиво говорил, что я должен как можно быстрее делать себе имя. Такое, блин, чтобы народ песни слагать начал. И если у меня это получится, то в дальнейшем работать станет проще. Несравненно проще, так как самые разнообразные партийные члены, да прочие деятели революции, десять раз подумают прежде, чем начнут катить бочку на прославленного героя войны.
        А катить начнут обязательно, потому что в низах остаться у меня не выйдет, а наверху грызут друг друга чище скорпионов. Жилин аж, по-моему, опять седеть начал, с безостановочных разборок между соратниками. Поэтому и надо сделать так, чтобы ни у кого из этих хмырей, не возникало вопросов типа - «ты кто вообще такой»?
        Вот поэтому, я должен присутствовать при передаче бронепоезда красным. Ради такого дела наверняка и фотографы будут и кинохроника. Про газетчиков, вообще молчу. Так что обязательно надо лично лицом на публике поторговать. Ведь одно дело, когда сообщат - «батальоном товарища Чура был захвачен и переправлен Советскому командованию, кайзеровский бронепоезд». И совсем по-другому звучит - «товарищ Чур, со своими героическими морскими пехотинцами, привел захваченный германский бронепоезд в расположение наших войск». Вот вроде одно и тоже, да не то.
        Ну и не менее важное - как я уже говорил, люди сейчас настроены так, что личная храбрость ценится даже выше общей военной грамотности. Поэтому, необходимо соответствовать чаяниям. Ведь ни у кого из моих ребят, во время обсуждения даже не возникло вопроса - куда ты прешь, командир? Наоборот, если дело опасное, то командир на лихом коне должен воодушевлять людей примером! А если бы я сейчас не планировал ехать, то и смотреть стали бы подозрительно - не струсил ли комбат? Иди потом доказывай, что ты не верблюд…
        В общем, план был принят к исполнению, и все занялись делом. Пока Михайловский сотоварищи чуть не с урчанием меняли свое вооружение, я объяснял безлошадному шОфферу, как водить мотоцикл. Не хотелось бросать столь замечательное средство передвижения только из-за того, что им рулить кроме меня никто не умеет. Тем более, что горючего хватало. Техники на станции больше не обнаружилось (кроме трех велосипедов) а вот горючее нашли. Так что и мотик, и грузовик, у нас еще долго кататься смогут.
        В самый разгар обучения, когда я уже стал подумывать, что запрячь лошадь к байку будет наиболее верным решением, в гомон окружающей суеты, ворвался скрипучий голос:
        - Хватит меня подгонять, пся крев! Я и так быстро двигаюсь!
        Оглянувшись, увидел, как с нашей подъехавшей пролетки, соскакивают два бойца и чуть не под руки выводят какого-то старикана, с шикарной раздоенной бородой. Бородач, ступив на землю, царственным движением отмахнулся от бойцов и глядя на Лапина (который в этот момент выглядел наиболее представительно) спросил:
        - Это к вам меня должны были доставить, вон те нетерпеливые сопляки?
        Я, оттряхнув руки шагнул вперед и четко козырнув, представился:
        - Командир подразделения Красной Армии - Чур. А вы, судя по всему, Василий Августович Комаровский?
        Дед, окинув меня изучающим взглядом подтвердил:
        - Вы не ошиблись. - после чего решил уточнить - Красная Армия, сиречь армия России? Или это название какого-то уездного формирования?
        Улыбнувшись, ответил:
        - Никак нет. Не уездное. Мы являемся боевым подразделением Российской Советской Социалистической Республики. Той самой, которая от Малороссии до Дальнего Востока[4 - Если что - независимость Польши была признана временным правительством 16 марта 1917 года. Поэтому Чур, чтящий законы реальности, сказал не про Польшу, а про Малороссию.].
        Комаровский задумчиво пожевал губами, пробурчав:
        - И вот приспичило же этим идиотам, во время войны разгонять одну армию, чтобы после набирать другую…
        А потом, уставившись на громаду бронепоезда одобрительно хмыкнул и продолжил:
        - Хм… видя этот новенький немецкий БП и вас возле него, я кажется догадываюсь зачем меня выдернули из постели. В связи с этим, господа, возникает вопрос - куда именно вы хотите перегнать сей бронепоезд? Надеюсь, в ваших военных головах не возникло желания кататься на нем у немцев в тылу? Сразу скажу - это глупость. И продлиться она, максимум пару дней. А может и лишь до завтра.
        Понизив голос, я ответил:
        - Что вы, какой тыл? Нам его надо перегнать в Таганрог. Там сейчас находится основной центр сопротивления оккупантам на юге России.
        Старик, привычным движением вспушил бороду и машинально одёрнув китель, замолчал секунд на тридцать. При этом, что-то соображая, шевелил губами и загибал пальцы. Мы, так же застыв, молча смотрели на него. В конце концов он наконец очнулся:
        - Ну что же, господа. В принципе ничего невыполнимого нет. Но придется ехать не на прямую, а после Дмитриевки уйти на северную ветку. Просто, следующая за Дмитриевкой станция - Обилово. Довольно крупный узел, почти как у нас. И начальник там, полнейший негодяй. Настолько, что может и немцев кликнуть. Кстати, вы со здешним начальником еще дел не имели? А то смотрю - вон он стоит, весь поблекший… О! И Игорь вместе с ним. Но вы, господа, зря Игоря Ильича в ту гнусную компанию определили. Вполне достойный молодой человек. Кстати, он мне нужен будет. Нам с ним необходимо будет кое-какие вопросы обсудить.
        Тучнов, которого уже сняли с забега, действительно стоял под конвоем в конце перрона. И вид имел довольно бледный. Ну да. После произошедших перипетий, хорошо еще что штаны сухие оставил. А теперь, небось гадает, чем же для него все закончится. Надо, кстати, сказать, чтобы пара человек, этого типа до утра из-под контроля не выпускала. А то фиг его знает - рванет еще на лошади к соседней станции, немчуру предупреждать. Дав распоряжение относительно начальника, я так же сказал привести к нам его зама.
        Пока ждали, искоса глянул на Трофимова. Вот интересно - когда к нам здешний чин обратился «господа», Гриня сразу взвился. А когда дед нас так называл, повел себя, будто ничего не происходит. Даже не морщился. И меня не может не радовать тот факт, что отмороженный революционный матрос, в нужных ситуациях, умеет держать себя в руках.
        А дело тем временем двигалось и к часу ночи, все было готово к выезду. Собраны и проинструктированы люди. Комиссар сказал речь. Похлопали друг друга по плечам. Магомед, рвавшийся прокатится на бронированном поезде, был остановлен фразой про контроль распределения командирской «долы». Приводимые до этого аргументы на него не действовали. Зато этот, сработал безотказно.
        Правда, неожиданностью стало то, что Комаровский возжелал ехать с нами. Оказывается он уже успел смотаться домой, собрал в саквояж необходимые вещи, предупредил соседей и был на старте. Мы ему пытались объяснить, что у нас есть документы и что на станциях нас направят куда нужно. Поэтому его помощь, вроде как уже и не нужна. Но, старик был непреклонен. Заявив, что на железной дороге он всех знает и что все его знают, поэтому лишним присутствие точно не будет.
        Тем более что его жена, как уехала месяц назад к сестре, проживающей в Ростове так там и застряла. Поэтому надо собственноручно возвращать заблудшую супругу домой. А подвернувшийся в виде нас удобный случай, упускать было бы глупо. На наши слова об опасности, Августович лишь хмыкнул, сказав, что пока он с нами, российские сотрудники железной дороги окажут нам всяческую поддержку, даже вопреки указаниям немцев. А если начальники побояться помогать, то это всегда сделают простые работники. Что будет ничуть не хуже, так как именно от рабочих «на земле» все и зависит.

* * *
        И вот, в час десять, лязгнув сцепками, бронепоезд двинулся на восток. Через сорок километров будет Дмитриевка. Там заправимся водой, после чего рванем уже без особых остановок. Их будем делать лишь для того, чтобы показать документы и предупредить о литере. Да… надо было видеть глаза Трофимова, когда под руководством Комаровского, я печатал дополнения к трофейным бумагам, аргументирующих наше движение вне графика. Точнее говоря, те, что на русском печатал я, а вот для немецких документов, понадобилась помощь Берга. Источником печатей и штампов при этом, служила захваченная документация.
        Вот Гриня и стал глаза таращить, когда я затребовал сырые яйца, кастрюлю с водой и примус. Просто, человек до этого не подозревал, что яйцо можно не только сожрать, или весело биться им на Пасху. Открыв рот, он наблюдал как я лихо, меняя яйца, перевожу штампы и печати с оригиналов на нашу «липу». А когда все было закончено придирчиво осмотрел результат и вынес вердикт:
        - Якорь мне в клюз![5 - Солдаты и матросы матом не ругаются. Они на нем разговаривают. Чтобы не засорять книгу обсценной лексикой, маты не пишу. Просто каждый может подставлять их в любую фразу по мере надобности.] Они же как настоящие выглядят! - и заинтересованно уточнил - Так это что - любой так может сделать? И откуда ты это знаешь? Или с подполья навыки остались?
        Я пожал плечами:
        - Может и с подполья. А сделать, как видишь, может любой, только все зависит от размеров печати. Вон, та же российская гербовая, она ведь здоровенная и никакого яйца не хватит чтобы ее отштамповать. Разве что страусиное искать… Ну и многое зависит от давности пропечатки. Вот тут оттиски - свеженькие и жирные. А были бы давнишние, то яйцо не подошло. В случае со старыми печатями, нужно сырую картошку и уксус использовать. Но там минус есть - запах уксуса остается…
        Трофимов с большим уважением посмотрел на командира, произнеся лишь одно слово:
        - Очешуеть…
        При этом, в его интонации явственно чувствовался коронный вопрос Жоржа Милославского, - «вы и в банке так же стену приподнять сможете?»
        Тогда я лишь улыбнулся, хлопнув зама по плечу. Они у меня и так оторвы, поэтому учить народ еще и мошенническим приемам я пока не собирался. В будущем - скорее всего. Для работы за линией фронта никакое умение лишним не станет. Но не сейчас.
        От воспоминаний меня отвлек довольный голос зама:
        - А хорошо идем! Тьфу-тьфу! Узлов двадцать делаем, не меньше!
        Интересно как он скорость определил? Ведь за заслонками амбразур, лишь тьму видно. Но спрашивать не стал, погрузившись в раздумья.
        Шустрый старикан Комаровский (и чего говорили, что у него характер не тот? Нормальный у деда характер) предположил, что на линии боевого соприкосновения немцев и красных на рельсах может быть завал. Или просто пара рельсов снята. Он слышал, что на западе так делали, опасаясь прорыва вражеских войск и десанта прямо с колес. До этого никаких завалов я не видел, но его предположение, показалось вполне логичным. Да и взводные мои подтвердили, что это вполне возможный вариант.
        И вот я думаю, что немцы точно рельсы снимать не будут. Им же бояться особо нечего, да и бронепоезд завтра ожидается. Так что даже если что-то и сняли, то уже восстановили (для работы своего PZ12). Значит, завал может быть лишь со стороны красных. И что делать в этом случае - хз… Одна надежда, что путь завалят не на линии окопов (чтобы зазря не попадать под вражеский огонь) а чуть дальше, в тылу. Пусть даже в километре. Тогда можно быстро раскидать завал и пока враг не очухался, свалить дальше.
        Да у меня вообще весь план строится, с надеждой на ночь. Коменданты, ведь тоже люди и в это время спят. То есть, на станциях, ночью, будут присутствовать лишь дежурные. Скорее всего - унтера. А Бергер у нас целый гауптман, с пакетом документов. Так что тут заморочек быть не должно. Конечный пункт назначения - Новогарьевка где нас ожидает оберст Герст, находится где-то в пятнадцати - двадцати километрах от позиций красных. Ну, это если линии окопов красных никуда не сдвинулись за время моего отсутствия. В чем я сомневаюсь, так как фрицы скорее всего и ожидали бронепоезд, чтобы начать наступление.
        И дальнейшее мне видится так - часа в три ночи мы проскакиваем Новогарьевку. Там путь один и стрелок на выезде нет. Что делает дежурный? Он сообщает коменданту что PZ 12 вместо того, чтобы остановиться, резво учухал куда-то на юго-восток. Комендант чешет репу, не понимая столь странных действий камрадов и выходит на командование. Командование просыпается, врубается, после резонно интересуется - что вообще происходит и почему они ездят ночью? Но потом снимает неактуальный вопрос и дает распоряжение чтобы передовые части, находящиеся возле железки, как-то предупредили команду бронепоезда, что эти олухи поехали не туда. То есть, выслали людей с фонарями.
        Сколько на эти движняки времени уйдет? Ну никак не менее двадцати минут (это при наличии между всеми заинтересованными лицами телефонной связи). Если курьерами, то еще дольше. А к этому времени мы уже будем подъезжать к нашим позициям и за боротом только-только начнет брезжить рассвет.
        Да блин даже если наши там и сделали завал, то у нас вполне хватит времени его разобрать самостоятельно! И никто нам помешать просто не успеет! Главное, на промежуточных остановках не накосячить. А так как Берг, в этом вопросе будет являться главным действующим лицом, то надо еще раз поговорить с парнем и обсудить детали. Да и вообще поговорить. Благо, время есть.
        Я встал, поправил мышиного цвета мундир, и тронув за плечо напряженно кусавшего губу Евгения, кивком показал ему в дальний конец вагона. Дескать - пойдем пройдемся…
        Глава 2
        Берг, несколько удивил. До этого он сидел и имел такой вид, будто напряженно обдумывает детали поведения при встрече с представителями немецкой администрации. Во всяком случае, лично меня напрягал именно этот момент, поэтому и считал, что будущий напарник озабочен тем же самым. Но как оказалось, барона волновало несколько другое. Когда мы с ним остановились, он даже рот мне открыть не дал, сразу наехав. Волнуясь и нервно дергая подбородком (прямо как контрразведчик Овечкин в «Неуловимых»), поручик заявил:
        - Гос… товарищ Чур, я после вашего инструктажа подумал и пришел к выводу, что вы мне не доверяете. Только вот никак не могу определиться - это недоверие как к бывшему офицеру Российской армии, или как к немцу по крови?
        Несколько опешив, я почесал затылок и с теми же интонациями с какими обращался к Грине, когда тот косячил, протянул:
        - Евгений Генрихович… - после чего перейдя на нормальный тон продолжил - как же я могу вам доверять, если я вас практически совсем не знаю? Но это недоверие вовсе не того рода, о котором вы тут нафантазировали. И как офицер по духу и как немец по крови, вы себя уже проявили за три года войны. Хорошо проявили - награды просто так не дают. Так что я вовсе не опасаюсь, что ты бросишься на шею первому же немецкому солдату с криком - «камрад, спаси меня от красных варваров»!
        Берг, хмуро ухмыльнувшись, решил уточнить:
        - Тогда почему вы собираетесь постоянно сопровождать меня при демонстрации документов? Если не опасаетесь того, что я решусь на предательство?
        Я пожал плечами:
        - Именно, потому что не знаю, как ты будешь вести себя в стрессовой ситуации. Вдруг произойдет что-то, от чего ты растеряешься, или еще как накосячишь? Это ведь не минутный прием доклада у фельфебеля из перегонной команды. Тут куча нюансов в поведении может быть, о которых ты просто не догадываешься. И у немцев эти несоответствия вызовут подозрения. Тогда надо будет наглухо валить всех окружающих, ломать телеграфный аппарат и прорываться обратно на броню. В одиночку, этого может не получиться. Вот поэтому и иду с тобой. И как человек немного знающий язык и как боец. Так что барон, не множь сущностей сверх необходимого…
        Евгений пару секунд переваривал сказанное. И было видно, что человека отпускает. Во всяком случае, из взгляда ушло унылое недоумение, а сам поручик, уже гораздо более бодрым тоном спросил:
        - А у вас что - большой опыт поведения в этих самых ситуациях? Просто вы настолько уверенно говорите, будто каждый день, стоя с противником лицом к лицу, выдаете себя за другого…
        Ухмыльнувшись, ответил:
        - Евгений, вот ты наверняка уже пообщался с Михайловским. Дорога до Дьяково была длинная и я уверен, что взводный поделился с тобой не только личными и семейными новостями. Меня вы тоже в беседе зацепили. Значит, ты должен быть в курсе о потере памяти. Ну а теперь включи мозги и подумай - перед тобой опытный подпольщик. Как считаешь - общаясь с жандармами, полицией и прочими представителями репрессивного аппарата, как я себя чувствовал? Да, я этого не помню, но инстинкты - я поднял палец - инстинкты и навыки остались. Наверное, поэтому, голову сильными опасениями не забиваю. Так что - выше нос боец! Прорвемся! Наглость, она города берет!
        Берг фыркнул:
        - Кажется, в первоисточнике говорилось про смелость?
        - А что есть смелость, без здоровой доли наглости? Так - просто готовность к самопожертвованию. Но вот вместе с наглостью…
        Поручик задумчиво почесал щеку и как-то отойдя от темы, неуверенно сказал:
        - Знаете, Чур, честно говоря, вы как-то совершенно не походите на революционера. Ни манерой поведения, ни словами, ни поступками…
        Я удивился:
        - А ты что, их так много видел, чтобы сравнивать?
        Собеседник посуровел:
        - Достаточно, чтобы понять, что тот же Тучнов был бы ими повешен. Что они вряд ли будут знать такие слова, как «стрессовая ситуация». И попавшихся в руки «офицериков», они бы сразу пустили в расход, а не приняли в свой отряд. Да и вообще…
        Отмахнувшись, я лишь хмыкнул:
        - Это ты, небось, местечковых революционеров наблюдал. Там же совсем разные люди встречаются. И пролетарии от сохи, которых все достало и у которых свое представление о справедливости. И авантюристы, чувствующие себя сейчас как рыба в воде. Да и просто дорвавшихся до власти бывшие мелкие служащие, умеющие красиво говорить. Вот последние, самые страшные, потому что идей у них море, а удержу они не ведают. Себя при этом считают пупом земли, поэтому, любое слово поперек, затыкают пулей.
        Тут я вовсе не врал. Наибольшие зверства творили как раз не «лапотники» или заводчане, а вот такие серые мышки, в прошлой жизни, ничем особо не выдающиеся. Работающие клерками или приказчиками за небольшую копеечку и живущие, в основном, на деньги родителей. Им совершенно не нравилась окружающая действительность, но, честно говоря, вовсе не из-за угнетенного народа. Плевать они на него хотели. Мышек сильно задевало, что им, столь ярким и самобытным для того, чтобы хоть чего-то добиться, приходилось пахать на обрыдлой работе. А ведь они видели тех, кому все жизненные блага доставались без всяких усилий. Разные там купцы, спесивая аристократия и даже владелец лавки или начальник конторского стола, в которой вынуждена была прозябать «яркая» личность. Виноват во всем, разумеется, был прогнивший царский режим. Поэтому в частых тесных междусобойчиках, они все являлись ярыми карбонариями, а наиболее смелые, имели даже приводы в полицию (откуда после больших хлопот, их извлекали родственники).
        Но вдруг грянула революция. И вот такой «мальчонка, тридцати неполных лет» почувствовал, что пришло его время. Читать-писать он умеет. Язык подвешен хорошо. Идеи революции поддерживает всем сердцем. Даже кружки революционные посещал. Кому как не ему доверить пусть и небольшую, но власть на местах? И наступил пипец… Просто недовольных он стрелял походя. Зато тех, кому когда-то завидовал в прошлой жизни… О-о… Накачанные кокаином балтийские матросы, по сравнению с его извращенными фантазиями в деле уничтожения «контриков», просто щенки. Разумеется, так случалось не везде. Но случалось…
        Евгений же, пользуясь затянувшейся паузой, взглянув в глаза, прямо спросил:
        - А вы, значит, не «местечковый»?
        Было понятно, что именно он имел в виду, но сейчас просто времени не оставалось для серьезного разговора. Поэтому, растянув губы в улыбке, шутливо протянул:
        - Не-е… у меня даже докУмент об этом есть. Во - гляди!
        И достав из кармана бумагу, протянул для ознакомления свой самый первый в этом мире мандат. В другом кармане лежала корочка помощника председателя ВЦИК с красной сафьяновой обложкой. Но ею я пользовался довольно редко. Зато мандатом, в который из хулиганских побуждений мною было дописано «по России» - постоянно. И теперь с удовольствием наблюдал как расширяются баронские глаза. В начале он с недоумением разглядывал пулевую дырку и темные потеки по низу листа. А потом прочел, что товарищ Чур, является уполномоченным агитатором по России и охренел от масштаба. Судя по всему, человек еще не встречал столь непонятных фигур с не менее непонятными полномочиями. А я, добавил маслица в огонь:
        - Вот видишь? Ни о какой местечковости речи и не идет. Должность у меня - исключительно в масштабах всей страны. А командир рейдового батальона, это так - каприз художника.
        Барон тряхнул головой и неуверенно улыбаясь, уточнил:
        - Эту бумагу вы тоже сами сделали? Как давеча - немецкие документы?
        - Обижаешь! Чин по чину официально выданный мандат. С занесением в журнал учета.
        Собеседник еще раз всмотрелся в лист:
        - А кровь?
        Я успокоил:
        - Не… не моя. Это как раз-таки, местных революционеров. Плохо себя вели, скандалили, подозревали невесть в чем. Пришлось шлепнуть «несгибаемых борцов» прямо во время проверки документа. Вот они его и испачкали.
        Барон, открыв рот смотрел на меня, не зная верить или не верить. Видно, Михайловский, ему далеко не все про комбата успел рассказать. Поэтому фон и завис.
        Из ступора его вывел вовремя появившийся Трофимов. Сосредоточенный Гриня найдя нас возле пулеметной площадки, объявил:
        - Братва на местах. Пленные под контролем. Минут через десять подойдем к Дмитриевке. Вы как - готовы?
        Я кивнул:
        - Вполне. Ты главное смотри чтобы никто не накосячил. И еще - немецкие фразы, что я давал, все выучили?
        Заместитель, обряженный в немецкую форму, вытянулся:
        - Яволь, херр лейтнант!
        - Угу… хорошо. Как будет - «стой»?
        - Хальт!
        - А «назад»?
        - Цурюк!
        Еще раз кивнув, напомнил:
        - За машинистами чтобы пригляд непрерывный был. Мы их конечно запугали, ободрили, приставили автоматчика, но все равно…
        Вошедший в раж Гришка, опять вытянулся:
        - Цу бефель херр лейтнант!
        Хлопнув по плечу поймавшего кураж Трофимова, я повернулся к Бергу:
        - Ну что, герр гауптман? Готов? Уточняю твое внутреннее состояние - ты рассчитывал провести спокойную ночь в Дьяково. С застольем у коменданта. Но переданный нарочным приказ, с корнем вырвал тебя из-за стола и заставил, собрав личный состав, выдвинуться ночью. У русских железнодорожников что-то случилось со связью, поэтому у коменданта не было возможности сообщить на другие станции о срочном выезде. Поэтому ты вынужден сделать это лично. От всего этого у тебя легкое раздражение и мигрень. Вот отсюда и пляши…
        Евгений улыбнулся и опустил голову. А когда поднял это был уже несколько другой человек. Вот типичный фриц, не взирая на общую брюнетистость. Морщась и потирая двумя пальцами висок он выдал по-немецки:
        - Господин лейтенант, говорите тише. У меня и так болит голова, а тут еще и предстоящие разговоры с комендантом Дмитриевки заранее вызывают повышенное раздражение…
        Я, щелкнув каблуками, коротко кивнул, отвечая на том же языке:
        - Понимаю ваше состояние, господин гауптман.
        Гриня, глядя на нас веселыми глазами, констатировал:
        - Как есть - германцы! Обоих бы, недрогнувшей рукой стрельнУл!
        А барон, саркастично ухмыльнувшись и обращаясь ко мне, добавил:
        - Только вы, все-таки, старайтесь побольше молчать, а то произношение у вас, лишь немногим лучше, чем у ваших товарищей.
        Машинально поправив - «у наших товарищей» - я на секунду задумался о том, как можно скрыть свой рязанский говор? А потом, решительно полез в планшетку и достав оттуда блокнот, вырвал один листик. После чего сунув его в рот пожевал и поместил получившийся комок за щеку. Щупая образовавшуюся припухлость, пояснил:
        - Вот так. Я маюсь зубом, но гадский гауптман не в ладах со своим лейтенантом и поэтому не дает ему спокойно поболеть. А ты Женя, внеси корректировки в поведение. И поглядывая на меня, добавь спеси и пренебрежения в командирский взор.
        В этот момент бронепоезд стал ощутимо тормозить и я, одергивая китель, прошепелявил:
        - Ну фто народ? Офетинились!

* * *
        Как и предполагалось, комендант, как и любой уважающий себя человек ночью спал. Причем, спал не на станции, словно лишенец, а во вполне комфортабельном доме, где-то в центре Дмитриевки. Ну а ночью, его замещал дежурный унтер-офицер. При этом они, на пару с дежурным телеграфистом, баловались какими-то спиртосодержащими жидкостями. Во всяком случае, от суетливо выскочившего на перрон унтера, чувствовалось легкое амбре. И от связиста, к которому мы подошли уже все вместе, шел тот же духан. Похоже, служивые винишком пробавлялись. Но нам это было лишь на руку так как никаких вопросов от дежурного не последовало. Он лишь прочтя приказ, тут же развил бурную деятельность. Вызвав подчиненного, отдал приказ о заправке нежданно прибывшего БП. После чего, мы все двинули к телеграфисту.
        Стоя в помещении связи, я краем уха слушал как Женька негромко и лениво выговаривает дежурному за нарушение устава (пьянку на рабочем месте) а сам через окно с интересом наблюдал пополнение водой нашего транспорта. Да этого, сколько ездил, как-то внимание на сие действо не обращал. Думал, что просто подгоняют паровоз к паровозной колонке и открывают кран. Но оказывается, были и вариации. Во всяком случае сейчас, все выглядело совсем по-другому. Подъехала большая телега, влекомая парой лошадей. Внутри телеги было установлено что-то типа здоровенной пожарной бочки. После чего, два мужика расправив брезентовые шланги принялись ручной помпой перекачивать воду из емкости в паровоз.
        К слову сказать делалось все довольно быстро. И когда вышли из здания вокзала, самоходная бочка уже успела зайти на второй круг. Пока она опорожнялась, мы закурили, поглядывая по сторонам и в этот момент вдруг опять нарисовался дежурный унтер. Я было напрягся, но вокруг все оставались спокойными. И часовой на входе, и патрульные уходящие за здание вокзала. Да и рысящего к нам немца физиономия была не взволнованная, а самая что ни на есть деловая. Подбежав, он, козырнул, докладывая:
        - Господин гаутман! Сообщение для вас, со станции Обилово. Вот!
        И протянул барону ленту телеграфного послания. Тот прочел, кивнул и сунув ее в карман, коротко расписался в журнале, поле чего направился к открытой двери броневагона. А когда мы оказались внутри, возбужденно сунул сообщение мне, со словами:
        - Черт возьми. Что это значит и чего теперь делать?
        Послание было коротким и ничего особенного в нем не было. Там лишь говорилось, что в Обилово, гауптмана Фольге будет ожидать обер-лейтенант Тарген. Я озадаченно почесал затылок разглядывая непонятную писульку, а паровоз тем временем, дав гудок, дернул состав, и мы начали набирать скорость. Почти тут же нарисовался довольный как слон Трофимов. Но глядя на нас, улыбка у него сползла и Гриня недоуменно поинтересовался:
        - Эй! Что-то случилось? Вроде ведь нормально все прошло? Вы чего, как в воду опущенные?
        Пожав плечами, я тряхнул у него перед носом лентой:
        - Да непонятная хрень приключилась. В Обилово нас ждет какой-то обер-лейтенант. Зачем ждет и почему - неясно.
        Зам моментально предложил решение:
        - Хер бы на него, на этого лейтенанта. Пройдем без остановки и все дела!
        Берг возразил:
        - Если этот Тарген ночью не спит и для чего-то нас ожидает, он вряд ли угомониться если мы проедем мимо. Тут же побежит докладывать в Новогарьеву. А там штаб дивизии. И войск - не один комендантский взвод. Вдруг он своим докладом всех там переполошит?
        Я же напряженно думал. Хотя чего тут думать, при полном отсутствии информации? Есть только голимый факт - менее чем через час, встречи с нами ожидает какое-то немецкое мурло. И даже интуиция, сволочь такая, молчала словно рыба. Вовсе некстати вдруг вспомнился анекдот про ковбоя, который постоянно слушался советов своего внутреннего голоса. Что характерно - кончил он плохо. Ощущая себя тем самым ковбоем, плюнул на заткнувшуюся интуицию и попробовал уточнить:
        - Евгений, а что он вообще может такого ляпнуть, что в Новогарьевке все вдруг перевозбудятся и поднимут кипеж? Ну, хоть приблизительно?
        Барон задумался на несколько секунд и признался:
        - Даже вот так сразу и не скажу. Но привык, на войне, всегда предполагать худшее. Вот душа как-то не на месте из-за этого послания…
        Я буркнул:
        - Она у тебя не на месте, потому что ты в два укуса сожрал половину пирога хлебосольного Комаровского, а теперь бурчишь животом. Предусмотрительный старик первым занял санузел, вот ты и волнуешься, да предполагаешь худшее…
        Гришка на это хохотнул, а барон прищурился:
        - Ну а сами-то, как считаете, чем нам это может грозить?
        Махнув рукой, предложил:
        - Давай мыслить логически. Ответное послание пришло не сразу, а где-то через полчаса после нашего сообщения. Можно предположить, что летеха до этого где-то мирно дрых. Но люди знали, что он ожидает БП. А тут вдруг сообщение, что бронепоезд проедет станцию не утром, а ночью. Поэтому, пока его нашли, разбудили и получили указания, вот и прошло время. Мог он опоздать со своей телеграммой? Вполне мог. Нам ведь эту ленту вручили за пару минут до отправления.
        Евгений уныло вздохнул:
        - Но он успел. Да и я в журнале расписался. Если бы унтер опоздал, то он бы отстучал, что адресат выбыл. Тогда бы и вопросов не было…
        Я разозлился:
        - Их и сейчас нет! Может этот хмырь, с нами посылку передать хотел? Или обер лейтенант просто знакомый нашего гауптмана и возжелал с ним накоротке переговорить? В любом случае, ничего важного и срочного там быть не может. Не свежий же приказ командования он нам всучить желает?
        Берг ехидно сощурился:
        - В том то и дело! Связи с Дьяково нет с восемнадцати часов. Вполне может быть, что это курьер с приказом для БеПо. И был выслан после потери связи. Заночевал на станции. А тут сообщение, что идет бронепоезд. Вот он и предупредил, чтобы остановились.
        Цыкнув зубом, я констатировал:
        - Вот сука! - но потом взял себя в руки - Все складно, кроме звания. Целый обер-лейтенант курьером? Ладно - БП по документам проходит как отдельная воинская часть. Считай - отдельный дивизион. Только один хрен, для курьера из штаба дивизии в штаб дивизиона, звание высоковато… Да и в любом случае, нам на вокзале светиться не резон. Поэтому, Обилово проходим без остановок.
        Гриня кивнул:
        - Это верно! Сразу ведь так предлагал!
        Я же, поймав какое-то озарение, повернувшись к Женьке, продолжил:
        - Но офицерский ночной подъем, надо как-то компенсировать. Уважение так сказать проявить. Поэтому, бери конверт, бумагу и пиши письмо.
        Тот поднял брови:
        - Какое письмо? Кому?
        - Обер-лейтенанту Таргену. Вон стоит машинка, поэтому напечатай, что в связи со служебной необходимостью, бронепоезд не может сделать остановку в Обилово. Все возникшие вопросы он нам может задать нам в Новогарьевке. И еще - там, среди бумаг есть образцы подписи Фольге. Потренируйся, чтобы твоя подпись была похожей. Поставь печать бронепоезда. В ящике я видел сигнальную ленту. Надо закрепить ее к конверту и выбросить на ходу, на перроне.
        После чего, подняв глаза к потолку вагона, сделал «от локтя», прорычав:
        - Хрена лысого мне хоть кто-то задумку сломает!
        Трофимов, на этот рык среагировал уважительным «Ого!», а Берг, по-моему, хотел перекреститься, но быстренько передумав, уселся за печатную машинку.
        Само письмо барон наваял без задержек, а вот подпись у него все никак не получалась. Со словами - «даже фармазона из тебя толкового не выйдет» пришлось взяться за дело самому и минут через пятнадцать проб, клякс и помарок, мы имели на руках чистенький официальный документ.
        А еще через полчаса, состав начал сбавлять скорость перед станцией. Благо телефонная связь как между вагонами, так между вагонами и паровозами работала на отлично. Поэтому я приказал не лететь на всех парах, а идти на этом участке где-то десять-пятнадцать километров в час. Просто опасался, что вдруг зафинделю наш пакет в лоб ожидающему лейтенанту и он оскорбиться. А так - культурно сброшу под ноги ну и плюс из-за небольшой скорости, послание потоком воздуха не сдует.
        Когда уже подъезжали, я открыл дверь броневагона и в тусклом свете станционных фонарей принялся высматривать нашего лейтенанта. Даже если он нам какой-то приказ должен передать, то вряд ли станет сидеть в здании вокзала. Наверняка выйдет на перрон. И сомневаюсь я, что там будут толпы встречающих. Хотя, людей несмотря на глубокую ночь, хватало. Судя по вспыхивающим красноватым огонькам, несколько человек курили на лавочке. Разглядел заходящего в здание вокзала железнодорожника в форменной тужурке. Часовые опять-таки…
        Ну и на самом перроне, возле путей, увидел парочку. Стоящий впереди офицер и чуть сзади, солдат с чемоданом и саквояжем. Вероятно, денщик. Офицер, при виде приближающегося состава, затянулся сигаретой и щелчком отправив ее на рельсы, заложил руки за спину, разглядывая бронепоезд. А я внезапно решил поменять наш план. Ну в самом деле, не будет же у курьера чемодан приказов? Значит, это просто попутчик. Причем, чего-то да значащий в военной иерархии немцев, так как не каждый может возжелать иметь попуткой целый БеПо. Ну а я если ошибся, то просто всучу письмо офицерику и запрыгнув обратно, уеду. Максимум что будет в этом случае так это то, что командира бронепоезда, в кайзеровской офицерской среде посчитают хамом и скотиной. Но реальному Фольге, сейчас уже совершенно все равно, кем его назовут. Поэтому скомандовав Трофимову:
        - Передай - самый самый малый вдоль перрона.
        Дождался, когда еле двигающийся поезд поравняется с платформой спрыгнул и обгоняя вагон, рванул к офицеру. Еще подбегая, крикнул:
        - Обер-лейтенант Тарген?
        Тот кивнул, а я, подхватывая его под локоть, потащил в сторону приближающейся открытой двери, причитая:
        - Быстрее! Быстрее! Время!
        Лейтенант при этом даже не брыкался, только порывался что-то спросить на ходу. Солдат, видя такое дело, подхватив чемоданы шустро рванул следом.
        Первым в дверь заскочил офицер. Потом солдат сунул в проем барахло и при этом сам, почему-то остался на перроне. Я аж притормозил, спрашивая:
        - А ты? Ты денщик?
        Тот мотнул головой:
        - Никак нет! Просто помогал господину обер-лейтенанту донести багаж!
        Кивнув, принимая слова к сведению, в три длинных шага догнал вагон и запрыгнул внутрь. Все произошло буквально в течении пяти секунд, поэтому лейтенант только успел поставить вещи в сторонку и выпрямившись, недовольно буркнул:
        - К чему такая спешка? Неужели нельзя было нормально остановиться?
        Я же, с лязгом запирая дверь, в свою очередь поинтересовался:
        - А вы кто?
        Летеха, окинув меня пренебрежительным взглядом, повернувшись в Бергу (погоны которого были явно больше моих) представился:
        - Обер-лейтенант фон Тарген. Офицер для особых поручений при штабе генерал-лейтенанта фон Гёца!
        Женька удивился:
        - И что вы на станции делали? До штаба дивизии отсюда далеко…
        Лейтенант фыркнул:
        - Разумеется, выполнял задание командования. А вот вы почему ночью идете? Ведь бронепоезд должен следовать через Обилово в десять утра? - а потом разглядев в свете слабеньких ламп боевого отсека глумливо ухмыляющуюся Гришкину рожу и чинно сидящего в сторонке Комаровского, недоуменно нахмурился - И что-то я не пойму, чего тут вообще происходит?
        Вместо объяснений и не дожидаясь, когда Таргнен начнет дергаться, я сделал шаг вперед и просто приложил немца кулаком по затылку. Трофимов заботливо подхватил падающее тело и тут же избавил его от оружия. Василий Августович, наблюдавший всю эту картину лишь крякнул:
        - Эк у вас ловко получается. Первый раз в жизни воочию наблюдаю настоящую работу наших военных и качество этой работы мне нравится!
        Берг, связывающий свеженького пленного, на пару секунд отвлекся, несколько обиженно спросив:
        - Так вы что же - даже воинские парады не видели?
        Комаровский отмахнулся:
        - Ну что вы, голубчик. Парад - это скорее балет. Хореография-с. А здесь именно работа. И всегда приятно наблюдать за хорошо сделанной работой. А уж смотреть как господа офицеры, при минимуме исходной информации принимают предварительные решения, а потом изменяют их в зависимости от складывающийся ситуации, доставляет истинное удовольствие.
        Трофимов, заканчивающий обыск и положивший на столик, поверх разной карманной мелочи солидный портмоне, не вставая с корточек, страдальчески поморщился:
        - Ну Василий Августович… Ну не офицеры мы. И не господа. И не благородия. Мы - товарищи красные командиры.
        Старик пристукнул своей лакированной палкой:
        - Вздор! Не смейте себя принижать! Если кто-то относится к профессии с душой и делает свою работу «на ять», то этот человек, безусловно является благородным человеком! Независимо от того, слесарь это в деповских мастерских или землепашец в деревне! Ну или, как в вашем случае - военный. И неважно как он сейчас называется - офицер, либо красный командир!
        Гришка открыл и закрыл рот, молча переваривая неожиданно новый подход к благородству, а я наконец понял, почему разнообразное начальство счастливо выдохнуло, спровадив Комаровского на пенсию. Эдакие вещи декларировать в сословном обществе! Почему-то у меня не было сомнений, что инспектор путей свои принципы до революции не скрывал и работали они в обе стороны. Как по отношению к специалистам, так и по отношению к разгильдяям. При этом, невзирая на занимаемую должность и общественное положение этого самого разгильдяя…
        И как относится Василий Августович к своему делу, мы тоже оценили. Блин! Да у меня схема путей (в том числе объездных) на отрезке Дьяково-Таганрог, что он нарисовал и пояснил, навечно в башке отпечаталась. До самой последней стрелки, пардон, стрелочного перевода. И не у меня одного. Гриня, удостоенный старческого легкого подзатыльника за то, что отвлекся во время объяснений, тоже наверняка все накрепко запомнил.
        А поезд тем временем катил, бодро отстукивая уже привычный железнодорожный ритм. Бессознательный пленный чинно лежал в уголке. Берг просматривал документы, извлеченные из саквояжа. Я с интересом крутил трофейный Steyr M1912 который до этого видел, но в руках еще не держал. Ну а Трофимов, занимался знаменем. Точнее он занимался здоровенной красной скатертью, найденной на одном из складов. Похоже, кладовщик, это великолепие заныкал для себя, но теперь полотнище размером где-то полтора на два метра и обшитое золотой бахромой по периметру, оказалось у нас.
        У Гришки даже рука не поднималась портить сию красоту, но я настоял, чтобы тяжелые кисти по углам были срезаны. И бахрома, в месте крепления к древку, тоже должна быть сострижена. А то обилие золота резало глаз и отдавало чем-то помпезно купеческим. Само древко (жердина метра три длиной) было приготовлено заранее. И теперь оставалось лишь присобачить одно к другому, а когда проедем Новогарьевку, водрузить получившееся знамя на паровоз. А то увидят наши приближающуюся бронированную махину и сдриснут со своих позиций. Ну это те, кто потрусливей. А те, кто посмелее обстреляют, да еще и из пушки вдарят. Нафиг нам эта радость нужна?
        Хотя, в темноте, знамя один хрен видно не будет. Можно, конечно, его фонарем подсветить, но тогда есть шанс что немцы стрельбу начнут. А их я боюсь гораздо больше. Так что флаг поставим, а дальше уж - куда кривая вывезет.
        В Новогарьевке, невзирая на ее малые размеры, народу на вокзале шарилось гораздо больше, чем в Обилово. И судя по возникшей после проезда суете, нас встречали. При этом встречающие были сильно удивлены проскакивающим мимо БП. Руками замахали. Бегать начали. Чтобы их удивление вот так сразу не вылилось в нечто большее, мы, заранее подготовившись, пошли проверенным путем. На перрон был выкинут конверт с письмом в котором говорилось что, следуя полученным указаниям, мы должны провести предварительную разведку путей. И к пяти утра планируем вернуться обратно.
        Вот теперь пускай они и соображают, что к чему. Куда мы поперлись? Кто нам дал такие указания? Ведь то, что бронепоезд захвачен и в голову никому прийти не может. А у нас появится шикарная фора почти в два часа. За это время, мы до Таганрога добежать успеем!
        После этого, спокойно ехали еще минут тридцать. За это время успели переодеться в свою форму и вывесить самодельное знамя. А потом, паровоз вдруг стал резко тормозить. Машинально отметив время - без пятнадцати четыре я схватил трубку связи с машинистом:
        - Почему останавливаемся? Что случилось?
        Ответил автоматчик, контролирующий паровозную бригаду:
        - Там, на рельсах, куча бревен навалена. Пока не разберем не проедем!
        Спрыгнув с вагона и проскочив чуть вперед, в свете паровозного прожектора, метрах в ста дальше, увидел ту самую кучу. А вокруг, что характерно, была тишина. Только в паровозе что-то булькало да потрескивало. Какое-то время я растерянно крутил головой соображая, кто же сделал этот навал? В смысле, на каком языке мне сейчас начинать орать, чтобы не схлопотать пулю в ответ? Стоящий рядом барон, так же безрезультативно оглядевшись, озвучил мои мысли:
        - Интересно, кто это сделал? Германцы или наши?
        Склонный к быстрым решениям Гришка, рубанул рукой словно шашкой:
        - Да чо мы на это смотрим? Растаскивать надо, пока тихо!
        Я возразил:
        - Ага. А если там заминировано? Потянем бревнышко и раскинем кишками по округе…
        Помолчали, обдумывая перспективу. Потом один из автоматчиков предложил:
        - Товарищ Чур, а если веревками сдергивать? Там, в артвагоне, несколько бухт, саженей по пятьдесят лежат. Свяжем их и начнем растаскивать. Или сразу несколько бревен к паровозу привяжем, да дернем.
        Я кивнул:
        - Вариант. Давай Гриша займись, а я пока гляну, что там к чему.
        После чего включив фонарик (на бронепоезде были хорошие фонари со свежими батареями) потопал в сторону бревен. Те оказались не просто навалены, а еще и хорошо скручены между собой проволокой. Чисто визуально никакого заряда я в этой куче не наблюдал. С другой стороны, кто же его на виду оставит? Каких-либо проводов, уходящих в сторону, тоже не видел. Зато обнаружил три хвостика от самокруток. Хм… наши что ли перекуривали? В принципе и фрицы активно потребляли махру, поэтому окурок от самокрутки не показатель. Но вот развернув хвостики на двух газетных, увидел русские буквы. А еще один был сделан из листовки. Тоже с кириллицей. Поэтому, сдается мне, что мы-таки добрались до наших позиций.
        Мои ребята еще возились внутри, собирая веревки, как набегающий ветерок принес издалека короткий «блям» чем-то металлическим и не менее короткое приглушенное «мать!». Последние сомнения у меня исчезли и прячась за бревнами я, повысив голос, бросил в темноту:
        - Это кто тут на рельсах нагадил? Какая сволочь пути завалила? Кому мне гланды через жопу рвать?
        Шевеление вдалеке затихло, а потом хриплый голос спросил:
        - Кто таков?
        - Командир отдельного батальона морской пехоты Чур! Слыхал про такого?
        Голос не поверил:
        - Брешешь!
        Меня это возмутило:
        - Ты чувырла братская будешь перекрикиваться, или может подойдешь? А то мы сейчас всех немцев своим базаром переполошим!
        Голос продолжал осторожничать:
        - А что это за поезд на путях стоит?
        Я пояснил:
        - Это мой трофей. И если сейчас я на нем не поеду дальше, то сам огорчусь и всех вокруг огорчу до невозможности!
        И повернувшись к ребятам, которые уже бежали от БП крикнул:
        - Свет на флаг! Расправьте там чтобы виднее было! И кусачки сразу возьмите, а то тут все связано!
        После того как осветили флаг со стороны пришельцев раздался изумленный выдох:
        - Итить твою мать! Робя, это ж бронепоезд!
        А откуда-то сзади, сначала коротко татакнул, а потом залился очередью пулемет. Взвизгнули рикошеты от брони, и я заорал:
        - Гаси на хер всё! Свет гаси! А вы братва, давай, навались, а то сейчас немчура из орудий вдарит, никому мало не покажется!
        Пулемет лупил где-то с километра и из-за темноты особой опасности не представлял. Зато если вступит артиллерия, то будет плохо. Прицелиться у них не получится (ночь кругом) но если вокруг все пристреляно, то начнут садить по квадратам. А это пипец.
        Пока ребята кусали проволоку, приблизившиеся наконец красные бойцы, тоже вступили в дело. Их старший, представился как комвзвода Селиванов и на мой вопрос о минах ответил, что не знает. Завал не они делали, поэтому есть там что или нет, он не в курсе. Вот ротный, тот скорее всего знает… От такого подхода я несколько охренел, но выхода все равно не было (не искать же сейчас этого комроты?), поэтому, пока остальные таскали бревна я, прикрыв фонарь ладонью и пропуская свет сквозь щели между пальцами, пытался разглядеть закладку.
        И разглядел-таки! Мина представляла из себя деревянный ящик, от которого отходили провода. Раньше я их не увидел, потому что они оказались заботливо прикопаны. А так как ящик оказался заколочен, то мною был сделан логичный вывод, что взрыватель явно не нажимной. Да и вообще сильно сомневаюсь, что в это время нажимные взрыватели были изобретены. Так что, скорее всего, мы имеем дело с электрическим инициатором подрыва. Поэтому, как только появилась возможность, я ухватил этот ящик и резанув провода, просто откинул его под насыпь.
        Свиста снаряда, из-за гомона и шума от разбора завала, не было слышно. Поэтому, когда взорвался первый (буквально в ста метрах от рельсов), я на мгновение даже подумал, что это рванула выкинутая мина. Но потом дошло, что если бы это было так, то нам бы уже кирдык настал. А потом, в стороне, метрах в трехстах, почти одновременно шарахнуло еще два снаряда.
        Народ раскидывал последние бревна поэтому, не дожидаясь прилета очередных гостинцев я заорал:
        - Уходим! Быстро! Прожектор не включать!
        Потом, хлопнув по плечу Селиванова, добавил:
        - Спасибо, братишка! Уводи своих людей, а то сейчас здесь горячо будет! И если связь есть, пусть передадут нашим, что Чур, в Таганрог, отбитый у немцев бронепоезд гонит! Хорошо?
        Взводный кивнул:
        - Об чем разговор! И ротному, и комбату скажу! А они уж дальше всем передут! Пушшай люди порадуются! Это ж надо - такое дело провернуть! Еройские вы робяты!
        Тут мы резво залегли, пережидая взрывы (на этот раз, уже метрах в ста) и разбежались. Я не стал парню объяснять, что сообщение необходимо не для народной радости, а для того, чтобы наше внезапное появление, панику в красных тылах не навело. Не до объяснений было. Он нырнул куда-то в темноту а я, заскочив в уже подошедший вагон, захлопнув дверь застыл, напряженно прислушиваясь - попадут, не попадут? Не особо слышные через броню разрывы раздались где-то сзади и левее. А по мере увеличения скорости, они все больше и больше отдалялись. Ну а минут через пять, когда поезд плавно вошел в поворот, огибающий сопку, я выдохнул и победно ощерившись, сделал «йес». После чего, повернувшись к своим людям, выдал:
        - Ну что братва? Вроде проскочили! Мля! Проскочили!! Кто молодцы? Мы молодцы! Готовьте ладони для пожатий и жопки для поцелуев!
        Мужики при этом начали радостно пихать друг друга, а Женька, неуверенно улыбаясь уточнил:
        - Чего-то я насчет поцелуев недопонял… Чего готовить?
        Я охотно пояснил:
        - Если нас, командование, за такой королевский подгон, не начнет в задницы лобзать, то я уж не знаю даже, чего им, собакам, еще надо!
        Трофимов солидно подтвердил:
        - Во-во! И ордена нехай готовят! Мы же считай, орудийную батарею уничтожили. Со всем личным составом. Гарнизон города перебили. Пленных c трофеями захватили. Да еще и бронепоезд умыкнули у германца! Целенький! Новенький! С полным б\к, вооружением и даже с огнетушителями!
        Не знаю уж, чем Гриню так зацепили эти огнетушители, что он их постоянно вспоминает, но насчет орденов, мой зам прав. Сдается мне что на батальон в этот раз должен просыпаться наградной дождь. И я все силы к этому приложу, потому как люди реально заслужили.
        И тут подал голос Комаровский. Старик с улыбкой наблюдал за нашими плясками, а когда мы немного угомонились, задал простой вопрос:
        - Молодые люди, а вы уже подумали, как будет называться этот БеПо? Или это не в вашей компетенции?
        Я замер, а потом подняв палец, глубокомысленно произнес:
        - Точно! Как вы яхту назовете, так она и поплывет! Вопрос серьезный. И если что - краска у нас есть! Черная, но это лишь подчеркнет причастность морской пехоты к этому бронепоезду! Ну что - у кого какие предложения?
        Глава 3
        Народ действительно всерьез принял мое предложение поэтому в обсуждении принимали участие все находящиеся в данным момент в вагоне. И от пятнадцати человек (остальные занимались делом) гвалт стоял нешуточный. Я же, отвел себе роль критика и тоже веселился вовсю.
        - Красный пролетарий!
        Кивнув, очередному крикуну, прокомментировал:
        - Индейский слесарь? А что - и рабочий и краснокожий в одном флаконе.
        - Анархия-мать порядка!
        На это даже Трофимов отреагировал:
        - Не братва. Давай без указаний партийности. Люди ж разных взглядов за революцию воюют. Надо, чтобы для всех звучало!
        - Волжский пахарь!
        Тут даже я удивился:
        - А почему волжский?
        Внесший предложение белобрысый курносый парень застеснялся и тут же внес коррективы:
        - Можно не волжский. Можно просто - пахарь.
        Пока я обдумывал интересное название (пахарь не в смысле «землепашец», а в смысле «рабочий войны») парни накреативили еще десяток предложений. Но когда пошли сокращения, то не выдержал:
        - Тогда уж сразу - Даздраперма!
        Все озадаченно примолкли, а Берг, вытаращив глаза, спросил:
        - Это что еще за извращение?
        Я ухмыльнулся:
        - Не ну если уж в ход пошли «ВперПоКомы» то и «Даздраперма» имеет право на жизнь. Это всего то - «Да здравствует первое мая»!
        Но мое предложение было отвергнуто. Никто не хотел оказаться захватчиком бронепоезда со столь неблагозвучным названием. А когда первоначальный запал у ребят прошел, и они перестали, перекрикивая друг друга вносить свежие идеи, то я коротко произнес:
        - «Писец». Не через «е» а через «и».
        Гриня поднял бровь:
        - Уж больно на пиздец похоже… А что это вообще такое?
        Пришлось пояснять более развернуто:
        - На северах водится такой зверек - песец. Полярный лис. И название у него уж больно для нашего случая подходящее. Вот на какой участок БеПо придет, там врагу и наступит писец!
        Народ рассмеялся и принялся смаковать новое слова и так, и эдак. Но тут, сидящий за столом Комаровский, слегка кашлянув, привлек внимание. До этого старик, просто улыбаясь, слушал наши вопли. Но сейчас обратился ко мне:
        - Господин… извините, товарищ Чур. Ваше предложение достаточно интересное. Но уж больно хулиганистое. Понимаю, что сейчас, когда ломаются все устои это звучит свежо. Но вот когда-нибудь потом… Потом, когда в Российских школах станут изучать времена революции и ваши славные деяния, каково детишкам будет читать про «Писец»?
        В этом месте народ офигел и заколдобился. Никто настолько далеко не заглядывал. А уж про школы и детишек, вообще даже не предполагал. Дед же, тем временем продолжил:
        - А бронепоезд, это же словно сухопутный корабль. С пушками. С пулеметами. И имя ему надо подобрать чтобы всем было понятно - вот пришел надежный боевой товарищ, который всегда поможет и поддержит.
        Тофимов помолчав секунду, хлопнул рукой по столу и воскликнул:
        - Точно! «Боевой товарищ»!
        Все загалдели, одобряя название, но я, глядя на Комаровского, предположил:
        - Василий Августович, сдается мне, вы не закончили мысль?
        Тот кивнул и хитро глядя на нас, спросил:
        - Вот как вы друг друга обычно называете?
        Кто-то уверенно ответил:
        - Товарищи!
        Дед качнул головой:
        - За все время знакомства с вами, обращение «товарищ», я слышал раз десять. И это было в основном, во время отдачи или получения приказов. Или при обращении к незнакомым людям. Вот те мальчишки, что забирали меня из дома, обращались ко мне исключительно «товарищ». А все остальное время вы ко всем обращались - «братишка». Это почти то же самое что и «товарищ», но все-таки несколько ближе и теплее.
        Во Августович дает! Молодец дед, все учел! Я подхватил:
        - Плюс, это название подчеркнет, что бронепоезд передан Красной Армии именно балтийскими матросами, а ныне - морскими пехотинцами! То есть - «братишками»! И даже если мы уйдем в рейд, то «Братишка» всегда поддержит сухопутных в трудную минуту! - и повернувшись к внимательно слушающему народу предложил - Ну что, братва? Вариантов накидали много, так что давай голосовать?
        В общем, ради такого дела мы даже остановку сделали. Тем более что спешить вроде как не резон. Надо чтобы сообщение о бронепоезде успело дойти, а то заявимся в Таганрог все такие красивые, а народ с переполоха начнет или воевать, или убегать. Лучше постоим какое-то время, развлечемся выбором имени для трофея.
        И так как комиссар, могущий нас как-то вразумить, был далеко, а пафоса, как я уже говорил, не люблю, то на собрании всячески жег за понравившееся название. Поэтому и проголосовали почти единогласно и надпись с обоих сторон на бронированном паровозе нанесли. Благо уже почти пять утра, рассвело и света для художественной росписи вполне хватало. Так что теперь здоровенные буквы гласили что это не просто непонятно чей БП, а вполне себе военно-морской «Братишка». Чуть ниже был нарисован якорь и наш девиз полукругом - «Никто, кроме нас!». Теперь уж точно, красные не напугаются.
        Заодно поели и избавили истомившихся пленных от кляпов. Давно очухавшегося Таргена решили в общую кучу не помещать, а оставить рядышком с нами. Все-таки фигура солидная - офицер для особых поручений, поэтому и сдадим его отдельно. По новой прикрепили флаг, который уже обзавелся тремя пробоинами от осколков, став настоящим боевым знаменем и неспешно покатили дальше.
        Солнце уже стало потихоньку припекать, когда мы торжественно подъехали к большому двухэтажному зданию Таганрогского вокзала. И оно реально было здоровенным. Солидное сооружение, сделанное из красного кирпича, с большими окнами и декоративными балкончиками. Но все это великолепие разбивалось об отсутствие людей. Вот вообще никого не было видно. Только в дальней части перрона весело проводила время небольшая собачья свадьба.
        Выйдя из вагона, мы остановились, крутя головами, а потом Трофимов, почесав затылок, предположил:
        - Наверное не успели о нас сообщить вот люди и попрятались. Или еще спят. Время-то, еще шести нет.
        Закуривая, ответил заместителю:
        - Угу… Внутрь на всякий случай заныкались и глазам своим не верят. Но сейчас знамя разглядят, надпись прочтут, да появятся…
        Словно в подтверждение моих слов, большая резная дверь входа отворилась и оттуда вышли трое. Железнодорожник в форме и два типа явно военного обличия. О! А одного из них я знаю. В Ростовском ЧК видел. Фамилия у него еще такая… Вспомнил - Галомаха! Игорь Галомаха. Я там насчет беспризорников выяснял, а он пришел докладывать, что его ребята завалили каких-то давно разыскиваемых бандитов. Чекист тоже меня признал и улыбаясь, распахнул объятия, шагая навстречу:
        - Ну, товарищ Чур ты и выдал! Нам полчаса назад сообщение пришло, что дескать, чуровцы у немцев бронепоезд отбили. Мы, честно сказать, не особо поверили. Подумали - а вдруг ошибка и сейчас немцы на броне прикатят? Пришлось даже людей с вокзала убирать и артиллерию срочно готовить. А тут - на тебе! Но это же уму непостижимо! Как? Как вам это удалось?
        Гришка ухмыльнулся:
        - Долго ли умеючи?
        А я, похлопывая по обтянутой кожанкой спине возбужденного Галомахи, подтвердил:
        - Как видишь - удалось. - отстранившись добавил - там пленных целый вагон. Так что принимай их под охрану. Да учти - бригада машинистов в тяжелом паровозе, с нами сотрудничала. Так что к пленным их не суй, а я потом с ними сам разберусь. Есть немецкий офицер для особых поручений, от штаба дивизии. Он отдельно упакован. Так что забирай их к себе. И еще - мне надо срочно встретиться с Матюшиным.
        Второй военный заверил - убедившись в правдивости сообщения, Анатолий Иванович был сразу извещен (поэтому они и тормознулись в здании вокзала - донесение передавали) так что командующий, ожидает героев. Штаб группировки к сегодняшнему дню располагался в городе, поэтому ехать было совсем недалеко.
        А потом был доклад и о бронепоезде, и об остальных наших действиях. За ним последовал митинг. Ну не то чтобы сразу. Нет. Для начала нас покормили. Потом предоставили баню. К этому времени собрали здоровенную толпу. Сам Таганрог город небольшой, но сейчас он являлся базой юго-западной группировки войск, поэтому, народу было выше крыши. Ну и репортеры присутствовали, включая аж трех кинооператоров. Поэтому, пришлось блистать красноречием. Я обычно не говорун, но тут прямо несло. Правда, сильно не хватало микрофонов с усилителями, поэтому с непривычки, к концу, я охрип как сволочь. Эстафету подхватил непосредственно Матюшин. Говорил он по нынешним временам недолго. Минут тридцать. А вот когда внеплановый тимбилдинг единения «товарищей» закончился, началось то, чего я опасался.
        Командующий, таинственный словно Дракула, мягко завлек меня в свой кабинет и принялся охмурять. Не… ориентации он был вполне нормальной, но лучше бы оказался голубым, так как в этом случае все бы решилось сразу - хорошим ударом. Но сейчас у меня даже толком возразить не получалось. А Анатолий Иванович, играя голосом, жестами и интонацией, требовал с меня ни много ни мало, а экипаж для нового бронепоезда. И главное, гад такой, базу подо все подводил железобетонную! Дескать, кроме моих морячков никто с БеПо не справится. Можно, конечно, со стороны людей набрать и выдрессировать, но на это сколько времени уйдет? А у меня уже готовые обученные и технически подкованные люди. Плюс, благодаря моим усилиям являющиеся одной из наиболее дисциплинированных частей Красной Армии. Тогда мы сразу сумеем задействовать трофей и можно будет с большой долей вероятности сказать, что возможное наступление немцев на нашем участке, будет остановлено. Ну или, во всяком случае, переть вперед они станут не столь резво. И просит он у меня отдать вовсе не всех людей, а всего-то - человек шестьдесят.
        Вот охренеть, благодетель! Два взвода ему вынь да положь! И так просяще он со мною разговаривает исключительно потому, что у нас отдельный батальон центрального подчинения. Если бы мы непосредственно под ним ходили, то беседовали бы сейчас совсем по-другому. Хотя… не факт. Времена ныне такие, что перегни командующий палку, люди вполне могли его послать в далекий пеший маршрут. Не то что прямо вот в глаза, а к примеру, предоставив решение матросского комитета об отказе. И все. Ничего бы он сделать не смог. Только долго и упорно убеждать, взывая к совести, пролетарскому чутью и революционной сознательности.
        Но я сам понимал необходимость скорейшего ввода в строй «Братишки». И когда Матюшин, обеспокоенный моим угрюмым молчанием, уже начал намекать на привлечение к этому делу Жилина, просто кивнул и предложил позвать к нему в кабинет Гриню.
        Трофимов нарисовался буквально сразу, так как находился в здании штаба. Я же, глядя на своего зама вздохнул и обрисовал ему все получающиеся расклады. Глаза у зама в начале вспыхнули:
        - Меня? Командиром бронепоезда? И наша братва в экипаже? Ух-ты, как кучеряво вырисовывается!
        Но буквально сразу, бывший боцман погас и виновато глядя на меня, хмуро признался:
        - Не потяну. Месяц назад, даже и не раздумывал бы. Сразу согласился. А теперь понимаю, что не потяну и все тут! Да и как мы батальон бросим?
        Матюшин начал было убеждать что это не так, но я жестом прервал Анатолия Ивановича и обратился к заму:
        - Григорий Иванович (в этот раз интонации были нормальные поэтому Гришка удивленно уставился на меня) твои сомнения в том, что справишься с командованием «Братишки», говорят в твою пользу. Дурак бы согласился сразу. Но скажу, как человек достаточно тебя узнавший - ты за этот месяц столько опыта поднабрал, что реально на голову выше всех прочих, кого могут предложить. Тут ведь как - даже если попадется толковый командир, то с братвой может не управиться. Или с нашими матросами поладит, но сам при этом дуб-дубом. Поэтому я рекомендовал твою кандидатуру.
        Тут я Гришке безбожно льстил, но деваться действительно было некуда. Любого опытного офицера (а где еще грамотных на БП брать?) мореманы не примут. А насчет Грини, у меня был план. Поэтому, когда он вскинулся:
        - Товарищ Чур, но как же так! Я же…
        - Ша! - жестом прервал начавшего паниковать Трофимова и продолжил - Считай себя и людей временно прикомандированными на БеПо от нашего батальона морской пехоты. В экипаж со взводов отберешь всех комендоров и механиков. В отделение управления возьмешь пятерых с нашего взвода управления. Григоращенко не трогать! С ним только посоветуешься, он тебе подскажет кого брать. Возьмешь еще трех ружмастеров из рабочих путиловцев. Так же я отдаю тебе Васильева. Александр Михайлович, артиллерист от бога - он и поможет, и подскажет. Пойдет твоим заместителем. Сам понимаешь - держать целого штабс-капитана взводным, это чересчур жирно. А тут считай, должность - замком дивизиона. Думаю, он будет не против…
        Реакция последовала именно та, что и ожидалось. Зам был достаточно амбициозен, но при этом вполне отдавал себе отчет, что как командир он может накосячить. Да что там «может?». Обязательно накосячит! А тут я ему считай мозговой центр предоставляю, в виде Васильева. Товарища, проверенного и признанного самим Чуром. Такого даже прилюдно послушать не грех несмотря на то, что бывший офицер. И вообще - это он раньше был офицером, а сейчас свой в доску однополчанин - морпех! Поэтому, услыхав мои слова, Трофимов подскочил:
        - Ух ты! Михалыча даешь! Живем! Э-э… А как же сам?
        Я усмехнулся:
        - Он своих подчиненных надрочил от души, так что пока вместо него Саблин будет.
        Гриня кивнул:
        - Это, который, бывший прапорщик? Ну, тогда нормально. Толковый парень. А это… - было видно, что заместитель стесняется - Ну… пулеметчики…
        Тут он погас совсем, но я ободряюще улыбнулся:
        - Двоих получишь. Кузьмина - это отделенный второго отделения и Шашкина. Люди опытнейшие, но уже несколько в годах. Им по степям гулеванить, пусть даже и на тачанках, тяжеловато. А вот культурно ездить на поезде - вполне. Вот и считай, что у тебя командиры пулеметных вагонов уже есть. Ну а остальную братву, они на ходу подучат. А дорожных ремонтников, вам командование подкинет. Ведь подкинет?
        Я повернулся к внимательно слушающему нас Матюшину и тот радостно кивнул:
        - Подкинем. Обязательно подкинем! И ремонтную бригаду, и пехоту для десанта. Так-то людей у нас хватает. Специалистов вот почти нет…
        Вспомнив, я продолжил:
        - Да, еще нужны бригады машинистов на оба паровоза. - глядя на приподнятые брови командующего я пояснил - И в бронепоезде, и в паровозе бригады немецкие. В бронепоезде были военные железнодорожники, так мы их сразу повязали. А в паровозе - гражданские. Тех мы пуганули, вот они нас и привезли сюда.
        Анатолий Иванович деловито уточнил:
        - Распропагандировать их не пробовали?
        Я развел руками:
        - Смысла нет. Они же по-русски ни бум бум. - и прикуривая от бычка продолжил - Остался главный вопрос. Кто на «Братишке» будет комиссаром? Лапин мне самому нужен. Его помощник, из студентов, пока еще не в авторитете. А человек нужен не абы какой. Горлопан, с уклоном в мировую революцию не прокатит. Его мои ребята сразу зачмырят. Есть у тебя на примете кто?
        Политически подкованный Гриня, деловито подтвердил:
        - Да. Нам бы вот кого-то наподобие нашего Кузьмича или товарища Чура. Чтобы без завиральных идей, чтобы понятно все было, и чтобы вдохновить мог.
        Матюшин, пожевав губами кивнул:
        - Есть такой. Из наших, из жилинцев. Сам - из рабочих. В партии с двенадцатого года. Вот прямо от сердца отрываю…
        Выражение его физиономии подтверждало отрыв от души, но я решил возмутиться:
        - А я, мля, своих ребят от чего-то другого отрываю? Но на нашем участке это единственный бронепоезд! Ведь «Алая заря» сейчас Краснова тиранит, так что мы свой БеПо должны лучшим снабдить! И людьми, и снаряжением, и продовольствием!
        Анатолий Иванович быстро поправился:
        - Да нет. Я это сказал, чтобы вы поняли - действительно лучшего комиссара вам хочу дать. И чтобы его твои орлы там не э-э… как ты выражаешься «не зачмырыли». - тут немного отклоняясь от темы командующий решил уточнить - Вот откуда ты все эти словечки берешь? И главное, не знаю что это такое, но смутно чувствую, что лучше быть побитым, чем зачмыренным.
        Вместо меня пояснил Трофимов:
        - Это точно.
        После чего в меру своего понимание объяснил Матюшину значение термина. Я же, слушая их, просто улыбался, мысленно не переставая себя нахваливать. Вот насколько верно сделал, что с самого начала решил не косить под местного и говорил так, как привык разговаривать в своем времени. Начни маскироваться, все равно где-то бы да прокололся. Даже невзирая на то, что с революцией появилось множество разных новых слов и смыслов. Зато сейчас, мои словечки, обороты и интонации разошлись далеко за пределы батальона, и никто уже не задаст вопрос - а чего это Чур так странно гутарит? Кто-то считает, что это не я странный, а он темный, активно при этом перенимая новый лексикон. Кто-то принимает мою речь, за говор какого-то отдаленного региона, так же заимствуя наиболее смачные выражения. А кто-то (типа Матюшина) просто спрашивает значения незнакомых слов, не особо ударяясь в этимологию их происхождения.
        В общем, после Гришиных объяснений мы дальше стали обсуждать действия по поводу подготовки «Братишки» к боям. Но минут через двадцать в дверь постучали и после разрешения, телеграфист торжественно внес ленту сообщения. И оно было для меня. В начале шли поздравления от правительства РССР с блестяще проведенной операцией. А вот дальше была конкретика непосредственно от Жилина. Он предписывал, не позднее двадцать четвертого мая быть с батальоном в Таганроге (либо, если обстановка изменится, то в Ростове) для получения дальнейших распоряжений, которые он отдаст лично.
        Интересно девки пляшут… А если бы я не пригнал бронепоезд и не появился в расположении красных? Как бы Седой до меня эту весть донес? А главное, что в конце послания идут две точки и запятая. По нашей договоренности это значит, что дело очень важное. Чего же там у него такого приключилось что при первой возможности председатель ЦИК батальон из рейда выдергивает? С другой стороны - чего гадать? Меньше двух недель осталось до срока. Появится сам, да скажет.
        Ну а я, показав послание Матюшину занялся делом. Пролетку мне выделили без вопросов поэтому мы с Гриней вернулись к «Братишке». Комиссара к БеПо обещали подвезти ближе к вечеру, так как сейчас он был на позициях. Пленных к этому времени уже всех забрали, так что оставались только наши люди и растерянные машинисты с паровоза, которых Комаровский в данный момент поил чаем с сухариками.
        А мы начали решать кто прямо сейчас останется с Трофимовым. Трое морпехов и один сапер определились сразу в экипаж. Так же, для облегчения несения службы, до возвращения батальона, оставили пятерых автоматчиков и второго сапера. Во всяком случае, с таким составом уже можно организовать нормальный караул.
        Машинисту с кочегаром, было очень страшно и оставаться, и возвращаться. Оставаться, потому что язык не понимали, да и вообще не представляли как это будет выглядеть и к чему приведет… А возвращаться, это означало нарваться на расстрел. Парни не были идиотами и вполне представляли царящий сейчас кипеж, связанный с угоном бронепоезда. И если они появятся, то разгневанное немецкое командование не посмотрит, что это гражданские люди. Найдет на ком злость сорвать.
        В принципе, они были правы поэтому я посоветовал им пока остаться. Учить язык по мере возможности, а со здешними железнодорожниками их Торофимов сведет. Глядишь и получится на работу устроиться да паек получать.
        Тут влез Комаровский. Хоть старик и говорил, что это не понадобится, но я все равно выписал ему документы до Ростова. Так вот, Василий Августович сказал, что в Ростове несколько его знакомых инженеров-железнодорожников довольно хорошо знают немецкий и, если будет выписано требование смогут взять эту бригаду к себе. Я посмотрел на Гриню и тот понятливо кивнул:
        - Сделаем. И требование выпишем и послание соорудим от нас, ростовским рабочим. Так что примут этих парней нормально. А еще впишем немцев в проездной документ Василия Августовича. Вы же их проводите до места?
        Старик уверил, что и проводит, и поможет.
        Ну а у меня оставался последний вопрос. Оставив Трофимова для окончательных утрясаний проблем с Комаровским и немцами я, поманив за собой Берга, вышел на перрон. Там усевшись в теньке на лавочке, закурили. А потом я сказал:
        - Ну что, Евгений Генрихович, можешь определяться. Дело мы сдыбали большое. И ты здорово в этом помог… Кстати, ничего что на «ты» обращаюсь? Хотя, я сейчас командир, а ты рядовой боец, но вдруг твои благородные корни от этого обращения колбасит не по-детски?
        Барон фыркнул:
        - Последний раз их, как вы выражаетесь, «колбасило» почти год назад, при общении с солдатским комитетом. Тогда мне повезло отделаться лишь синяком. А ротмистр Сидорчук, получил штыком в живот. С тех пор я сильно поумнел…
        Я пожал плечами:
        - Не повезло ротмистру. Хотя… Просто ради интереса ответь - он сильно любил у солдат зубы кулаком щупать?
        - Ну… бывало…
        Затянувшись и выпустив пару красивых колечек, я подытожил:
        - Вот и ответ. Ты, похоже, держимородой не был поэтому и отделался бланшем.
        Опять помолчали, а затем Берг поинтересовался:
        - Вы начали разговор с того, что мне надо определяться. В чем?
        Вздохнув, собираясь с мыслями, ответил:
        - В том, кто ты, где ты и с кем ты? Сейчас тебя у красных держит, только твой друг Михайловский. Но у Виктора свой путь. Это грамотный и дисциплинированный командир с той небольшой авантюрной жилкой, которая как раз необходима для достижения громких побед. И как следствие - больших высот. И когда я говорю - «больших» это значит, что для нашего пулеметного начальника, звание командира полка вовсе не будет пределом. Он уже сейчас со мною обсуждает идеи, приличествующие какому-нибудь военачальнику-новатору.
        Барон удивился:
        - Витька? Нет, он всегда отличался тягой к военному ремеслу, но чтобы вот так… А если не секрет, что за идеи?
        - У него спросишь он и расскажет…
        Это действительно не было секретом просто, когда Михайловский стал делиться со мной своими мыслями дальнейшего развития тачанок, я даже офигел. Просто, потому что он пусть и несколько расплывчато, но достаточно чётко прописал концептуальную идею использования танков. Заметьте, даже не броневиков. И не нынешних неторопливых и огромных «ромбов» типа английского «Mark», от которых писаются кипятком все нынешние военачальники, а наоборот - небольших быстроходных машин с противопульной броней и легким вооружением типа малокалиберной пушки и пулемета. То есть, Витька, додумался пока что только до легких танков и вожделел о чем-то наподобие «Т-18» или даже (в самых смелых мечтах) «БТ»[6 - Т-18, БТ - советские легкие танки.]. При этом, пытаясь выстроить взаимодействие танков с пехотой. Еще корявенько, но какие его годы?
        А что особо мне понравилось, парень сразу продумал мысль о снабжении и ремонте техники. В этом он коренным образом отличался от Тухачевского, для которого танки были вещью в себе и могли существовать, как сферический конь в вакууме, практически без обслуживания и запчастей.
        При этом Михайловский был только в начале пути, но сдается мне, что со временем буду иметь удовольствие видеть превращение бывшего царского пехотного поручика в будущего советского бронетанкового генерала. Ну а я, разумеется, помогу, по мере сил…
        Тем временем, наш разговор с Бергом продолжался:
        - То есть Виктора, я вижу военным до мозга костей. А вот у вас барон, больше преобладает авантюризм. Посмотрел я на твое поведение и на допросе, и при общении с немцами. Да и наглый посыл командира, тоже о чем-то говорит. Невооруженным глазом видно, насколько вас сильно бодрит опасность и как вам нравится это чувство. Вам бы не в офицеры идти, а в какие-нибудь пионеры-первооткрыватели. Чтобы опасности на каждом шагу, чтобы ветер в лицо да неизведанное за каждым поворотом. А каждодневная рутина вас гнетет…
        Про адреналинового наркомана барону я ничего говорить не стал, так как сильно сомневался, что сейчас этот термин вообще известен. Но и того, что сказал вполне хватило так как Берг вытаращил глаза:
        - Чур, а вы с врагом рода человеческого никак не связаны? То, что Виктор обо мне такого рассказать не мог, я уверен. У него просто времени для этого не было. Вы же сейчас, почти слово в слово повторили слова моего ротного командира! И то ему для таких выводов понадобилось почти полгода! Вы же вот так сразу…
        Я ухмыльнулся:
        - С врагом не связан. Можно даже сказать, что наоборот. А насчет выводов… Просто есть такая наука - психология. Там все это очень хорошо объясняется. И исходя из нее, я могу сказать, что из-за импульсивности и тяге к риску, тебя необходимо постоянно контролировать. Поэтому больших постов тебе не добиться. Максимум - ротный. И это во время войны. В мирное время, таких как ты называют дерзкими наглецами и стараются спихнуть с глаз подальше, в самый дальний гарнизон.
        Барон удрученно кивнул:
        - Мне то же самое и раньше говорили… Но что поделать, если характер такой? Это отец настоял и пришлось идти по его стопам, обучаясь в Андреевском училище[7 - Напоминаю, что в этом мире цесаревича зовут Андрей.].
        - А кто у нас папа?
        Евгений не обратил внимания на фамильярность:
        - Отец служил преподавателем в том же училище. Умер от апоплексического удара еще в тринадцатом… А я ведь и не особо хотел быть военным. А уже после выпуска, даже в авиацию перевестись думал. Но рапорт не одобрили…
        Сочувственно кивнув, уточнил:
        - Чего не одобрили-то? Кстати, именно в авиации, ты бы себя тоже мог показать. Там твой характер очень бы в тему пришелся. Особенно в истребителях.
        Берг махнул рукой:
        - Мне не объясняли, почему прошение завернули. Только что теперь об этом говорить?
        Пришлось возразить:
        - Не скажи, не скажи… Просто я стараюсь следовать словам Козьмы Пруткова. Это насчет того, что каждый человек необходимо приносит пользу будучи употреблен на своем месте. Вот и соображаю, куда тебя приткнуть. Нет можно, конечно, оставить как есть. У Витьки ты быстро станешь командиром отделения. Но это нерационально. Ты образован, смел, физически развит, знаешь языки и занимать место отделенного в пулеметном взводе, для тебя, считаю не совсем верным.
        Парень криво улыбнулся:
        - И куда же вы меня пророчите?
        Я пожал плечами:
        - В том то и дело что пока не знаю. А сам-то ты к чему склоняешься? И я не только про войну говорю. Сейчас будешь служить, где прикажут. Но у самого, к чему душа лежит? Вот в принципе, чем бы хотелось заниматься?
        Евгений помолчал, разглядывая редкие облака, а потом выдал:
        - Сразу даже не скажу. У меня ведь с самой юности, все шаги были расписаны. И не мной. А сейчас даже как-то странно… «К чему душа лежит»… знаете - парень посмотрел мне в глаза - вы так про первооткрывателей сказали, что что аж детство вспомнилось. Тогда я мечтал быть как Ливингстон. Чтобы новые земли и неизведанное… Но я повзрослел, да и мир уже другой. Ну и войну исключать нельзя. Пуля она-дура. К чему сейчас загадывать?
        Какое-то время разглядывая собеседника я прикидывал варианты. Ну надо же - по складу характера Женька должен неплохо вписаться в мою группу будущих кладоискателей. Шестеро у меня уже есть (правда не знающие еще никакой конкретики). А этот, вроде шустрый и не дурак… Ладно, жизнь покажет, что он за фрукт. Еще раз оценивающе оглядев Берга, ответил:
        - Загадывать надо всегда. Во всяком случае, имея цель, есть куда стремиться. И насчет тебя я решил так - останешься при мне, командиром отделения автоматчиков. Ну и само собой, переводчиком на полставки. Не делай тут большие глаза - насчет ставки я шучу. А чтобы было куда стремиться, так скажу: готовься - покажешь себя нормально, после войны предложу тебе нескучную совместную работу. Почти как у Ливингстона, но с конкретной конечной целью и не только в Африке, а по всему шарику.
        Барон, от такого поворота растерялся:
        - Э-э… это вы серьезно? И что значит - «совместную работу» и «по всему шарику»?
        Опять закуривая, я ответил:
        - Совместную, это значит совместную. В составе небольшой группы единомышленников, станем работать на благо страны. Оплата… Хм… Оклад будет генеральский. С премиями по факту. А насчет «шарика», имеется в виду весь земной шар.
        Собеседник посерьёзнел:
        - Это как то связано с разведкой?
        Я мотнул головой:
        - Даже не рядом. Скорее, это ближе к занятиям Генриха Шлимана. Слыхал про такого?
        После моего вопроса глаза у Берга стали как у какающего ежика, но он быстро пришел в себя, воскликнул:
        - Да кто же про него не слыхал?! А вы хотите найти вторую Трою?
        Фыркнув, ответил подпрыгивающему парню:
        - Вот на хрена мне вторая Троя? Миру и одной вполне хватит. Но мысль у тебя идет в правильном направлении. Трою уже откопали, а у нас могут быть и древние пирамиды ацтеков, и потерянный храм в индийских джунглях, и забытый город ариев. Но при этом, ожидается противодействие самых разнообразных аборигенов. Поэтому мне и нужны люди, знающие как себя вести, по обе стороны от мушки.
        Барон несколько раз вхолостую открыл рот, пытаясь справится с нахлынувшими чувствами. Вскочил. Опять сел. Снова встал и отдернув китель звенящим голосом ответил:
        - Если вы сейчас шутите, то я вам этого никогда не прощу! Да я тебя просто пристрелю тогда, и плевать что потом будет!
        Откинувшись на спинку лавочки, жестом указал рядом с собой:
        - Ты сядь и не сепети. Стреляльщик… А я серьезен, как никогда. Война с немцами продлиться максимум полгода. Они уже сейчас на последнем издыхании, а к ноябрю союзники их додавят. Разнообразных белых… ну хер с ними, пусть еще на год хватит. А вот потом можно будет заняться тем, о чем тебе говорилось.
        Покрасневший Берг присел и виновато произнес:
        - Вы уж извините меня за эту вспышку… Просто… просто…
        - Да ладно. Я понимаю. Ты очень хочешь мне верить и так же сильно боишься, что это окажется фикцией. Не опасайся. Мне действительно нужны люди для работы. И подойдет далеко не каждый. Вот ты, вроде, подходишь.
        Перевозбужденный барон снова вскочил:
        - Господин… виноват! Товарищ Чур! Если все действительно так как вы говорите, то располагайте мной полностью! - после чего, весьма органично перейдя на язык простонародья, добавил - Я ваш со всеми потрохами!
        Улыбнувшись, я тоже поднялся и слегка двинув бывшего поручика в плечо ответил:
        - Вот и добре. Теперь дело за малым - выжить да победить. А там и своими хотелками заняться можно. Ладно… засиделись мы с тобой. Пора к личному составу возвращаться.
        Счастливо улыбающийся Женька лишь кивнул, но когда мы уже шли к броневагону спросил:
        - Товарищ Чур, вот на митинге, вас называли одним из лучших командиров Красной Армии. Да и я слышал и видел, как вы действуете. То есть, сейчас вам открывается прямая дорога в штаб-офицеры, а то и в генералитет. Неужели, имея такие перспективы, после войны вы думаете уйти в отставку?
        Я ухмыльнулся:
        - Узко мыслите, барон. Зачем же сразу «в отставку»? Мы что - хуже англичан? У них там вполне себе действующие офицеры, легко могут заниматься самыми разнообразными делами. Лишь бы на благо Родины. Вот и у нас отряд будет таким же. Со всеми государственными льготами, гарантиями и выслугой лет. Только мы не строем ходить будем, а заниматься тем, к чему душа лежит.
        У просто светящегося Евгения, судя по всему, было еще миллион вопросов, но мы уже дошли поэтому разговор пришлось прервать.
        А дальше… ну а дальше занялись делами. В первую очередь необходимо было достать пару верховых лошадей и транспортное средство в виде пролетки или телеги. Одна пролетка у нас уже была, но мы в нее не помещались. Все-таки десять человек возвращаются обратно к батальону. Не пешком же нам топать? Да и в начале, нам до Покровки надо добраться. Посмотреть, как там Григоращенко с делами управляется. Ну и рассказать ему об изменениях в батальоне. Все-таки Матвей Игнатьевич вовсе не последний человек, а помимо того, что взводный, так еще и председатель матросского комитета. Вполне закономерно, с нами хотел увязаться Трофимов. Но я приказал ему дожидаться комиссара. А с Григоращенко я переговорю и пятерых людей на БеПо, он выделит сам.
        В конце концов все нормально утряслось, и мы двинули в сторону Покровки, куда без всяких приключений и прибыли. Правда, уже в сумерках. Народу в деревне стало поменьше поэтому Матвей Игнатьевич разместил своих людей вольготно. Аж в пяти хатах. Ну и нам место нашлось.
        Слухи о проделках отдельного батальона морской пехоты дошли уже и сюда, поэтому встреча была бурной. Бывший боцманмат жадно выспрашивал подробности и попутно хвастался достижениями. Он рассказал, что балтийская братва официально взяла над нами шефство и в конце прошлой недели прислала для батальона груз и тройку авторитетных товарищей. Груз, это две сотни новеньких тельников и двенадцать пар не менее новеньких сапог. Уж не знаю почему не ботинок, но подарок был шикарным. Щепетильный Григоращенко не мог не отдариться, поэтому отбывшим позавчера товарищам, в виде ответного дара, были вручены три маузера (один из которых бывший Гришкин) в деревянных кобурах и три комплекта формы морских пехотинцев. В общем, все остались довольными друг другом, только сейчас, Игнатьич несколько опасался реакции командира на разбазаривание батальонного имущества. Тем более, что гостей встречали хлебосольно, поэтому пили практически беспробудно. Вот председатель с пьяных глаз и расщедрился. А теперь, Григоращенко смущенно шаркал ножкой, в ожидании моего решения.
        Но я успокоил взводного, сказав, что он сделал все правильно. Показал балтийцам что и мы не лыком шиты. Да и в дальнейшем надо будет слать братве разные ништяки, чтобы не забывали, и чтобы не думали, что мы тут словно бедные родственники. Хотя, после выхода завтрашних газет, так уже никто думать не станет.
        В общем, пообщавшись с сослуживцами, расположились на отдых. Матвей Игнатьевич, получив распоряжение о выделении пятерых морпехов на «Братишку», пообещал отнестись к делу со всей ответственностью и предоставить наиболее опытных бойцов. При этом он сам завтра собирался отправиться в Таганрог с целью и на бронепоезд посмотреть, и с Трофимовым переговорить.
        А утром, мы, распрощавшись с братвой неторопливо покатили на северо-запад, в обход немецких позиций. Судя по известным данным, тут крюк получится километров на тридцать в одну сторону. И покачиваясь в седле, я очередной раз, добрым словом вспомнил автотранспорт. Сами посудите - на машине, шестьдесят километров это час езды. Да фиг с ним - пусть даже полтора часа по этим грунтовкам. А вот гужевым транспортом, мы только объезжать фрицев будем два дня.
        Тут меня накрыло пофилософстовать и я подумал, что наверное именно из-за низкоскоростного транспорта, люди в этом времени настолько неторопливые. Это ведь у нас, если ты утром в Москве, а вечером в Пекине то и жить, и думать надо быстро. А здесь - если просто до соседней деревни доехать, это считай надо день потратить. Поэтому все делается очень и очень неспешно. Наверное, поэтому меня тут считают несусветным живчиком, который и сам метеором носится и других подгоняет, выбивая их из привычного неторопливого течения жизни.
        Глава 4
        Солнце, стоящее в зените, жарило совсем не по-детски. Вот что значит юг. Начало мая, а палит как будто середина августа. И главное, даже раздеться толком нельзя. Оводы, размером с откормленного воробья зорко бдят, ловя малейшую оплошность. Один меня уже саданул в спину да так, что я чуть с коняшки не свалился. Поэтому приходилось быть постоянно начеку, пополняя личный счет. Иногда, прямо на лету этих сволочей изничтожал. Только один фиг все тело зудело от пота и очень хотелось помыться. И главное, что вчера весь день небо было в легких облаках и дул ветер. Поэтому передвигались чуть ли не с комфортом. А сегодня вот такая бяка…
        Размышляя о том, что жизнь хороша, если у нас есть возможность раздражаться по поводу жары и оводов, я как сглазил. Потому что еще минут через сорок, выехав на небольшой пригорок (я как раз выполнял функцию передового дозора) увидел вдалеке каких-то людей. Тут же съехав вниз, предупредил остальных и вернувшись назад, принялся наблюдать за непонятными незнакомцами. Бинокль был хоть и цейсовский, но расстояние все равно достаточно большое для понимания деталей. А так, разглядел десяток телег и человек пятьдесят верховых. У всадников были винтовки и вроде как даже шашки, но точно не скажу так как все терялось в зыбком мареве. Примостившийся рядом Берг, попросил оптику и через пару минут констатировал:
        - Непонятно кто это. Но форма, точно не немецкая. Фуражки, вроде как наши. И похоже, в телегах раненые.
        Я поднял брови:
        - С чего такой вывод?
        Тот пояснил:
        - Слишком осторожно едут. Даже без дорог и по степи, можно двигаться быстрее. А у них сейчас скорость, как будто раненых растрясти опасаются.
        Лежащий с другого бока автоматчик, тоже вступил в разговор:
        - И хто ж це могёт быть?
        Еще раз глянув на далекую колонну я решительно отрубил:
        - Пофиг! Главное, что они нас не увидели. А то что-то их там до хрена. Если сагрятся, то нам солоно придется. Но вот то, что с ними раненые могут быть, это не хорошо.
        Барон глянул на меня:
        - Почему? И что такое - «сагрятся?»
        Пришлось пояснять:
        - Ну это значит - проявят агрессию и щелкая зубами, вздумают напасть. А насчет раненых… хм… ведь где-то же их ранили? Значит, был бой. Территория под немцами. И фрицы сейчас, из-за того, что пролюбили бронепоезд, нервные до невозможности. Так что за этими вояками вполне возможна погоня.
        - Может они и не с немцами воевали?
        Я кивнул:
        - Все может быть, но лучше уйти пока в сторону…
        В общем так и сделали. Забрали южнее чем нам надо и теперь двигались вообще без дороги, прямо по степи. Решение оказалось верным, так как еще часа через два, разглядел совсем вдалеке клубящееся облако пыли. Кто там был - вообще непонятно, но ясно, что такую пылюку могли поднять не менее нескольких десятков всадников. Я лишь морду беретом утер, размазывая пот и грязь и пробормотав «да ну нафиг» довернул свою группу подальше от этих странных движений.
        Из-за этой пугливой езды, к точке сбора добрались не после обеда, а гораздо ближе к вечеру. Еще и заплутал немного, но не суть - главное, что батальон нашел. Увидев знакомую балку, воодушевился и чуть было не погнал лошадь вскачь, но тут из кустов раздался радостный голос:
        - Здорово, товарищ Чур! Как добрались?
        Вот я же говорил, что Михайловский нормальный командир! Секреты вокруг оврага поставил. Которые не просто так валяются в теньке, а бдят. А то, что дозорные меня не совсем по уставу встретили, так еще и уставов-то как таковых нет. Поприветствовав своих ребят, мы поехали дальше и буквально через десять минут я был затискан комиссаром. Даже чтящий субординацию Витька, преодолев смущение, полез обниматься.
        А потом, ополоснувшись в ручье, мы рассказывали, как пригнали «Братишку» в Таганрог и что из этого получилось. Тут же, стали предварительно прикидывать, кто именно пойдет в экипаж бронепоезда. В процессе выяснилось, что помимо бойцов я еще теряю комвзвода-1 Липатова, потому как он тоже из комендоров, да еще и наиболее опытных.
        После чего, был разговор с Васильевым. Александр Михайлович, уже пообтерся в коллективе и больше не пугался развязных матросиков. Как обещалось в свое время - человек ко всему привыкает. Вот и он привык. И идти на должность заместителя командира я его (хоть и с некоторым скрипом) убедил. «Скрип» происходил из-за того, что бывший штабс-капитан остерегался общаться с незнакомыми красными, а ему, решая вопросы снабжения и боевого взаимодействия, придется это делать постоянно. Но я объяснил, что форма морского пехотинца, снимет вообще все вопросы, а если вдруг кто-то возбухнет, не уловив тонкости момента, то у него под боком всегда будет Гришка. Тот, за Васильева порвет вообще любого, невзирая на должность и положение. И даже не из-за великой любви к бывшему штабс-капитану, а из-за страха остаться без направляющего и подсказывающего мозгового центра.
        В общем Александр Михайлович успокоился и повел меня к технике - хвастаться. И реально было чем, потому что, они за эти три дня сумели присобачить крупнокалиберное творение «максима» на грузовик. Все необходимое заранее набрали в мастерских на станции и поэтому даже лист металла снизу кузова подложили, чтобы крепления при стрельбе не вырвало. Так что теперь «Прага», стала чисто артиллеристской техникой. Будет возить скорострельную пушку, запас снарядов и расчет. А при наличии эдакой бибики мы даже с «железным капутом» сможем потягаться. Не скажу, чтобы на равных (броня она и в Африке броня) но сможем…
        После того как командный состав удовлетворил свое желание общения с начальством, меня увлек за собой Мага. Я за всеми переживаниями уже и забыл с какой задачей его оставил, но абрек отнесся к поручению со всей ответственностью. И в этот раз «дола» не поместилась бы ни в какой мешок, так как была весом килограмм пятьсот, имела вороную масть, а общей ухоженностью, походила на мерседес представительского класса. Точнее - походил, потому что это был конь. А судя по тому, как в отдалении, вроде бы чисто случайно тусовались бойцы, то это походило на подарок от всего батальона. Мне ребята уже давно мозг сверлили, по поводу замены средства передвижения. Дескать, не к лицу лихому командиру героического подразделения передвигаться на какой-то невзрачной кобыле. А я к Дуньке привык. Характер незлобливый, сама выносливая, послушная. Этот же, сопит букой и косит лиловым глазом. Да еще и весь в мышцах, словно Шварценеггер. Такой лягнет - у меня позвоночник в трусы просыплется. Но отступать нельзя.
        Поэтому тайком вздохнув, я пожал Маге руку и приветливо махнув наблюдающим издалека мужикам, одним махом вскочил в седло. Ну и, под приветственные выкрики, поскакал в закатную степь. Лошадиный Шварц при этом пер как танк, лишь бока от дыхания раздувались. Ощущения будто с «шохи» на «тойоту» пересел. Моща просто запредельная. В общем «дола» мне понравился невзирая на какое-то смутное чувство тревоги. Ну да ничего - пару дней обкатки и привыкну. Тем более, что зверюга вроде послушная. Да и действительно, сколько можно ловить удивленные взгляды окружающих, рассекая на своей Дуньке? Ведь по нынешним раскладам хороший конь - это словно престижная машина в наше время. И в моем положении, просто невместно кататься на чем-то не престижном. Так что, необходимо соответствовать. А с этим «подарком» я еще найду общий язык. Вот дам ему морковки, или горбушку подсоленую - сразу и подружимся…
        Погоняв по степи минут двадцать, вернулся, поводил коня в поводу, дал вкусняшку, после чего, оставив средство передвижения у коноводов был позван к ужину, который плавно перетек в обсуждение дальнейших планов. Хотя какие тут планы? Мы просто продолжили делить людей на тех, кто останется, и тех, кого командируем на бронепоезд. Личный состав морского происхождения, принимал в этом живейшее участие. Сухопутным морпехам тоже было всё интересно и хоть их кандидатуры не рассматривались, зато они давали советы, поэтому гомон стоял - мама не горюй! Я же, учитывая специфику своего подразделения сие безобразие не прекращал, давая людям выговориться и принять хоть какое-то участие в решении своей дальнейшей судьбы.
        В конце концов, ближе к полуночи, развлекуха закончилась, и комиссар, построив подразделение, стал давать наказы отобранным. Типа «не посрамить», «с честью нести» «доблестно защищать» и прочую пургу. Хоть я и говорил, что пафос не люблю, но у Лапина это получалось очень даже органично, поэтому народ внимал его речам весьма благосклонно. Тем более, что общий фон получилась словно в театре - подсвеченные неровным светом костров суровые лица бойцов, отражающие красноватые блики штыки на винтовках, знамя батальона, периодически взлетающие искры (а вот за искры дневальных прибью). В общем получилось весьма торжественно. В конце, произошло практически самопроизвольное песнеизвержение. Народ, с чувством исполнил хоровую композицию про «голодных и рабов». Я, под занавес, чуть было не добавил «о, е-е-е» но смог сдержаться. Неудобно, гимн все-таки[8 - В реальной истории «Интернационал был гимном РСФСР с 1918 г по 1944 г.]…

* * *
        Утро выдалось шикарным. На небе опять были легкие облачка, дающие хоть какую-то тень. Да и ветер неплохо разгонял мелкую летающую сволочь, так досаждавшую нам вчера. Кстати про вчера. Помня непонятную встречу с не менее непонятными всадниками, я сразу повел батальон немного южнее. И где-то до полудня вообще все было замечательно. Правда, еще с утра я хотел двигаться на мотоцикле, но вмешался Кузьма, который попенял на пренебрежение к людям. Дескать, получил я вороной подгон от батальона и надо народ уважить. Погарцевать перед парнями туда-сюда. Морду сделать порадостней. Бойцов это вдохновит. А на своей воняющей дымом тарахтелке, я еще накатаюсь. Поэтому байк тянула лошадь, а я, верхом на черной неутомимой зверюге нарезал круги вдоль походной колонны.
        Но в начале первого, когда уже думали делать привал, со стороны где был боковой дозор донеслось несколько далеких выстрелов. Всем сразу стало не до отдыха и батальон начал разворачиваться в боевой порядок. Но минут через пятнадцать, вернулись посланные в ту сторону разведчики, которые и прояснили ситуацию. Они перехватили посыльного от дозора, и он рассказал, что наши ребята наткнулись на буденновцев. Прежде чем разобрались ху из ху, немного постреляли. А так как что мои, что казаки стрелять умеют хорошо, то есть раненые с обоих сторон. Но главное не это. Главное было в том, что людей Семена Михайловича, гонят немцы. Буденный, еще вчера, часть своего отряда отправил с раненными, а сам, с сотней всадников, начал отвлекать фрицев. Вот только немчура была опытная и конная, поэтому вцепились словно бульдоги. Целым эскадроном. А эскадрон, это что-то около полутора сотен рыл. Возможно, больше. Да еще сегодня с утра, появился броневик. Хорошо, что он застрял в промоине и отстал, а то бы их уже всех побили. И уйти толком не получается из-за того, что лошадки сильно устали.
        Мы с Лапиным переглянулись. Комиссар, смешно пошевелив носом, осторожно выразил свои пожелания:
        - Как-то оно не так выходит… Чур что скажешь? Помочь бы надо товарищам… Получится у нас?
        Я же, лихорадочно размышлял. Немцы о нас еще не знают. Но прямое столкновение, это сразу большие потери. С другой стороны, ухлопают сейчас Буденного и мне станет стыдно. Он ведь один из немногих нормальных людей, о которых народ и в моем времени хорошо вспоминает. Да и казаков, он очень даже неплохо объединил. Как там в песне было - «Едем мы казаченьки, едем краснозвездные, В конницу Буденного едем мы служить»… То есть, чубатые ехали ни к кому-нибудь, а именно к Семену. Личность, она знаете ли, огромную роль сейчас играет. Значит, его гибели допустить нельзя. Плюс, мои братишки станут очень косо смотреть если мы сейчас просто уйдем. Поэтому надо впрягаться. Но вот как именно? Хм… а чего я уперся в прямое столкновение? Ведь засада - наше всё! И пока противник о нас не догадывается, необходимо все правильно организовать и вывести фрицев на пулеметы. Правда без взаимодействия с Буденным этого не получится. А значит… Привстав на стременах, я заорал:
        - Командиры взводов ко мне! - и через пару минут уже раздавал ЦУ. - Васильев - готовься разворачивать свои «самовары» по вражеской коннице. Где именно, скажу чуть позже. Но тот крупняк, что на грузовике, не задействовать. Его держать на случай, если появится немецкий броневик. А вот как появится - весь огонь на него. И из крупняка и минометами. Ты понял? Весь огонь! Иначе нам броня, всю малину обосрет. А так глядишь испугаются разрывов, подумав, что у нас есть полноценная артиллерия, да и свалят. Михайловский - берешь свои тачанки и двигаешь за мной. Сразу на месте будет разбираться, куда сподручнее встать, чтобы фрицев на тебя вытянуть. Липатов - берешь тех, кого отобрали в сводный экипаж и вместе с обозом уходишь вон туда, на юго-восток. Не хватает чтобы мне сейчас людей набранных для бронепоезда побило. И не спорь! В бой вступать только в случае, если на вас кто-то случайно выскочит. Второй и третий взвод… вернее то, что осталось - идете вместе с тачанками Михайловского. Журбин - пятерых отправишь с обозом, для дальнего охранения. Остальные - за мной. Всё! Время всем - пять минут!
        И не став дожидаться, когда мои приказания станут доносить до личного состава, двинул в сторону обнаруженных буденновцев. Лапин едущий рядом решил уточнить:
        - Чего сам-то? Может, курьера послать?
        Отрицательно мотнув головой, ответил:
        - Нет. Надо или тебе, или мне. Нас Семен лично знает. Да и чую, что времени все меньше остается. Так что надо очень быстро решать.
        Предчувствия не обманули, так как минут через десять, выехав на сопку увидел всю картину целиком. И сотню Семена (вроде даже меньше сотни) и километрах в трех от них, большое облако пыли в котором была видна голова колонны конной немчуры. Выругавшись из-за того, что время кончилось, повернулся к комиссару:
        - Давай к Михайловскому. Скажи, пусть во-о-он от тех кустов атакует сходу. Как он там говорил - «с налета с поворота». Но ближе трехсот метров не подходит. Васильев сам разберется что и как. А я к Буденному. Скажу ему чтобы уводил своих людей туда.
        После чего, вместе с Магой и пятеркой разведчиков, во весь дух рванул к как-то неторопливо едущим казакам. Вот только пока скакал, увидел странную вещь. Наши конники, почему-то остановились и стали разворачиваться в цепь. Они что - идиоты и самоубиться об фрицев вздумали? Ведь дозорные наверняка доложили своему командиру что встретили отряд Чура! Или Буденный решил, что мы слишком далеко, чтобы ввязаться в бой? А может подумал, сейчас отвлечь боем немчуру с той целью, чтобы мы в самый ответственный момент внезапно ударили? Но один хрен надо как-то успеть согласовать действия. Я огрел коня плетью и тот вообще полетел как самолет, по-моему, даже повизгивая от злости и восторга. Вот почти успел. Семен даже увидел меня и приветственно махнул рукой. Но его лава уже начала разгон. Поэтому пришлось орать:
        - К кустам! К кустам вон тем доворачивайте! Доворачивайте!! Дово… Сука-а-а!
        Последнее слово относилось к тому, что я доскакал до буденновцев, но при этом внезапно потерял управление. Мой вороной педераст, влившись в общую лаву, закусил удила и напрочь перестав слушаться руля, со злобным визгом, вместе со всеми внезапно понесся в сторону немецких кавалеристов. И не просто понесся, а еще мудила такой, за счет резвости обогнал всех. Вот и получилось, что я как последний дебил, чуть смещенный к левому флангу, возглавил все это сумасшествие. На секунду оглянувшись, увидел подпирающих казаков, которые выставив длинные пики и разинув рты в вопле, неслись следом. Где-то там же, мелькнула черная Магина черкесска и его выпученные глаза.
        А впереди… Впереди все было очень плохо, потому что на меня стремительно накатывалась охрененная толпа немцев, тоже что-то орущая и размахивающая саблями. Мне как-то моментально стало не до целеуказаний и завопив - «бля-я-я!!» я вообще бросил бессмысленные поводья и дернул из-за спины автомат. Рассудил так - даже если сейчас свалюсь с лошади, то или покалечусь, или меня затопчут казаки. Значит надо как-то проскочить сквозь фрицев. Но проскочить можно лишь в том случае, если получится освободить проход. Поэтому, привстав на стременах, метров с двухсот открыл огонь. Расстояние сокращалось столь стремительно, что когда закончился магазин, до противника оставалось метров пятьдесят. Зато при этом, четыре лошади со всадниками упало, вызвав небольшую кучу-малу. Только этого было мало. Выпустив автомат, схватился за пистолеты. Успел несколько раз нажать на спусковые крючки и все. Пришлось резко наклоняться вбок, уходя от сабельного удара. Я-то ушел, а вот вороному этот удар пришелся по шее. Успев выдернуть ноги из стремян и улетая в сторону, даже позлорадствовать умудрился. Если бы не фриц, я бы этого
козла брюнетистого, сам прибил за столь неожиданную подставу!
        Упал удачно. Кувыркнувшись и прыгая из стороны в сторону, добил остатки магазинов в пытающихся меня достать кавалеристов. Хорошо еще, что они друг другу мешали, да и я ловко прятался за лошадиными трупами. Расчистив небольшое пространство вокруг понял, что перезарядиться не успеваю и схватил валяющуюся саблю. Ткнул в лошадь одному, потом рубанул по ноге второго. Срезал снизу третьего и сабля, выскользнув из руки, осталась в противнике.
        Нет, меня бы обязательно достали, но подоспевший Мага с несколькими казаками, оттеснили самых ближайших ворогов, что дало возможность выдернуть револьвер из кобуры ближайшего трупа (свои пистолеты валялись где-то в траве). Пятью выстрелами уложив их противников, я взлетел на бесхозную лошадь и заорал:
        - Буденновцы за мной! Ведем немцев под пулеметы! За мной!!! Влево прорывайтесь!
        Услышали, разумеется, далеко не все так как вокруг стоял ор, ржание, звон оружия и выстрелы. И не знаю, что бы из всего этого получилось так как ты еще попробуй выйти из драки. Вот только покажи противнику спину - тут же получишь удар. Но вмешался Михайловский. Витька быстро сообразил, что произошло и не стал дожидаться в засаде. Три тачанки выскочили сбоку и «максимы» загрохотали метров со ста. Я чуть было опять с лошади не кувыркнулся и лишь через секунду дошло, что очереди идут поверх голов. Конечно - как же стрелять, когда все перемешались? Следом за первыми, появились остальные пулеметные повозки набитые морпехами которые сразу начали орать «ура» и немцы дрогнули.
        Ну да - что именно происходит, дальние не видели. Зато слышали работу пулеметов и атакующий русский клич. Вполне резонно решив, что к казакам откуда-то пришла неожиданная подмога, противник попытался отступить. И вот тут «максимы» показали себя во всей красе. Пытающуюся отойти группу человек в сорок, срезали вообще за несколько секунд. А потом, в общую свалку врубился мой разведвзвод (пусть и не полного состава) и противник начал разбегаться, а после злых пулеметных очередей, задирать руки.
        Минут через десять, подъехал Буденный. К тому времени, мы, сидя вместе с комиссаром на дохлой лошади, молча курили. Лапин, когда прискакал ко мне, пытался что-то сказать, но я призвал к тишине и чуткий Кузьма просто уселся рядом. Взводные тоже не беспокоили, отдавая распоряжения чуть в стороне. А у меня, только-только перестали трястись руки. Мля… ведь реально, чудом выжил… И даже штаны сухими сохранил. Но чтобы я еще раз влез в подобную передрягу… Вспомнив блеск немецкой сабли над головой, передернулся всем телом, а потом, прищурившись (солнце било в глаза) глянув на подъехавшего, сказал:
        - Привет, Семен.
        Буденный же, ловко спрыгнув с лошади одним движением сгреб меня в охапку (вот вроде мелкий, но сильный!) и прижимая к бочкообразной груди прорычал:
        - Ну ты, казачина и выдал! Я ведь, когда лошадь под тобой пала, грешным делом решил, что все. Гаплык хлопцу! А ты четырнадцать германцев уложил! Мне робяты уже обсказали. Кому скажи - не поверят! В конную свалку, без шашки или пики як скаженный сунулся! Уж пошто меня за храброго человека держат, но и я бы не решился, чтобы вот так…
        Отцепляясь от командира казачьего отряда, я хмыкнул:
        - Ага… рассказывай. Сам то, чего полез на фрицев? Их же раза в два больше было. Я как дурак скакал, предупредить хотел, чтобы вы их на пулеметы выводили. Но ты мне ручкой красиво сделал и попер вперед, словно бессмертный.
        Семен захохотал:
        - Дык я и есть бессметрный! Мне одна сербиянка так и наворожила, шо ни пуля, ни сабля меня не возьмут! Вот и сейчас смотри - он махнул полой накидки - в бурке две дыры да три пореза, а сам без царапинки! - после чего, оборвав смех продолжил весьма серьезно - Но ты со своими орлами оченно вовремя появился. Размазали бы нас драгуны. К бабке не ходи - размазали бы… Так что мы, считай, жизнью вам обязаны…
        Я отмахнулся:
        - Брось. Одно дело делаем…
        В этот момент, подошедший Мага протянул мне мои пистолеты и я, рассовывая их по местам, благодарно кивнул «чеху», сказав:
        - О! Еще один типа «должник» … Ну что Магомед. Сегодня ты свой долг закрыл полностью. Так?
        Но абрек, у которого весьма довольно блестели глаза, запазуха черкесски явно топорщилась какими-то трофеями, а под мышкой были зажаты стразу три сабли, резко воспротивился:
        - Нэт. Сычас, я тэбе помог, а ты мнэ помог. Тот нэмца, который я дралса, сылный рубалка был. А ты его в башка - бах! И всо. Так что долга как был, так и ест.
        На это, я лишь хмыкнул, так как хитрого горца давно раскусил. Ну какой там долг жизни? Это лишь в возвышенных романах встречается и верить подобному я вовсе не собирался. Просто обладающий волчьим чутьем Мага, видит во мне удачливого предводителя большой банды, находясь в которой, можно поиметь очень даже нехилые дивиденды. И дивидендов у него, только с этого похода, уже две полные переметные сумы. А ведь как выйдем к нашим, словно бы ниоткуда появится парочка его родственников-земляков и трофеи убудут в сторону гор. Но меня пока все устраивает, тем более что Чендиев, боец неплохой, да и за спину я спокоен. Ему самому очень выгодно чтобы я был командиром, а он был при мне.
        И вообще у меня на него очень большие планы. Вернее, не на самого Магу, а на всех «чехов» скопом. Народ они весьма своеобразный и хоть как-то перевоспитать их, даже у Советской власти не получилось. Вот я и прикинул - а что, если не перевоспитывать, а просто направить их неуемную энергию в нужную для государства сторону? Разумеется, не национальные дивизии создавать (сия глупость сильно аукнулась еще в сорок первом) а предложить им то, что реально близко менталитету. Но для этого нужно, чтобы мой абрек обладал в их среде весом и известностью. Во всяком случае такой, чтобы по его рекомендации меня выслушали на Шуре.
        В это время Буденный снова завладел моим вниманием рассказывая, как два дня назад его отряд был обнаружен с самолета, и как их начали гонять немцы. Патронов у ребят уже тогда было - кот наплакал (пулеметы, из-за большого расхода боеприпаса, вообще исключили из расчета и распределили оставшиеся - по паре обойм на винтовочный ствол) поэтому пришлось уходить. Но германцы как сбесились, не отставая ни на шаг. И даже ночной изнурительный бросок буденновцев в сторону, не смог сбить немчуру со следа. Особенно солоно пришлось, когда по их походной колонне стала бить артиллерия. Тут я прервал усатого собеседника:
        - Говоришь, вчера утром это было? А сколько орудий по вам работало?
        Семен уверенно ответил:
        - Три орудия. Калибр, что-то навроде нашей трехдюймовки. И пощипали нас шрапнелью знатно…
        - А самолет и вчера и сегодня был?
        - Не… только сёдня с утра крутился гад, минут сорок. То прилетал, то улетал…
        Я расстроился. Воздушный разведчик путал все планы. Немцы, похоже, очень сильно обозлились на угон бронепоезда и поэтому бросят все силы на уничтожение обнаруженного отряда. Им сейчас пофиг - те это или не те. Главное перед начальством отчитаться. А имея под рукой воздушную разведку обнаружить нас в голой степи не составит труда. Правда, главных загонщиков мы уничтожили, но ведь это не последние кавалеристы у кайзера? Тем более что из допросов предыдущих пленных я знал, что в составе пятьдесят второй пехотной бригады, которая действует на нашем направлении, есть эскадрон уланского полка «Король Вильгельм 1». А вот эти, которых сейчас положили, судя по форме, вовсе не уланы, а драгуны. Значит, у фрицев на южном участке, произошло усиление войсками и те самые уланы из бригады, могут быть брошены против нас в полном составе.
        Хм… допустим, что самолет нас опять обнаружит. Сообщит - мол, красных стало значительно больше. Но при этом мобильность у них меньше. И начнут нас гонять, словно собак шелудивых, по всей степи. Значит, надо что-то придумывать. Поглядев на пленных, которых разгоряченные боем казачки сгоняли в большую кучу, я принял решение:
        - Командиры взводов ко мне! - а после того, как и мое и буденновское начальство собралось, стал до них доводить свои мысли - Так, казачины… Форма что у вас, что у фрицев пропылилась до состояния одинаковости колера. Поэтому надо, собрать все немецкие каски и одеть их вместо фуражек. Ну и взять их пики с флажками.
        Семен поднял брови:
        - Так ты шо, хошь выдать нас за германцев? А ты, хлопче ведаешь, что ежели во вражью форму переоденемся то станем считаться шпионами и подлежим расстрелу на месте?
        Я кивнул:
        - Знаю. Но не надо бздеть (тут казачня протестующе загудела). Это ненадолго. Сейчас у нас главная задача, перед их летуном покрасоваться. Летчик издалека должен увидеть, что бравые немецкие кавалеристы наголову разгромили красных и теперь гонят их остатки в тыл.
        Буденный аж хрюкнул от неожиданности:
        - В тыл?
        - Именно так. Вот сам посуди - сейчас у тебя… вернее уже у нас, на хвосте висит немецкий броневик и артиллерийская батарея. Которые в любой момент могут быть усилены пехотой и кавалерией. И учти, что немцы нас упускать не собираются. Для некоторых из них, это вообще вопрос жизни и смерти.
        Один из казаков поинтересовался:
        - Эт чегой-то так?
        Пожав плечами, спокойно ответил:
        - Да просто третьего дня я у них новенький бронепоезд угнал, вот они на уши и встали…
        Кто-то из буденновских командиров не выдержал:
        - Брешешь!
        - Базар фильруй. Не на завалинке сидишь!
        Тот, может, и не поняв моего перла, но догадавшись по интонации, сразу исправился:
        - Виноват, товарищ Чур.
        А охреневший от услышанного Семен, решил уточнить:
        - Дык как же тебя удалось такое провернуть?
        Я махнул рукой:
        - Потом расскажу. Факт в том, что БеПо мы захватили и хитростью перегнали до Таганрога. Часть людей осталась там, а я вернулся вывести батальон. Но только вышли, как на вас наткнулись. Такая вот петрушка получается. И больше всего, я сейчас боюсь воздушного разведчика. Немцы ведь никаких сил не пожалеют, чтобы нас прижать. Тогда у них хоть какое-то оправдание перед начальством будет.
        Буденный разгладил усы:
        - Понятно теперь, пошто германцы такую прыть явили. Ну ты, Чур и выдал! Когда про тебя в Покровке байки гуторили, не очень им доверял. Думал - прибрехивает народ. А теперь, думаю, шо преуменьшали твою лихость. Ну ты могЁшь!
        Я ухмыльнулся:
        - Не могЁшь а мОгешь! - и переходя на серьезный тон продолжил - Ладно, это все лирика. Сейчас у нас несколько задач вырисовывается. Первая - подманить летуна так чтобы он безбоязненно прошел над нами, как можно ближе. Чтобы гарантированно его сбить.
        Собеседник поморщился:
        - Да пробовали мы. Не получается…
        - Потому что он далеко крутился. А тут увидит каски, пики да толпу пеших пленных, которых гонят на запад и обязательно захочет нормально все рассмотреть для доклада. Тем более что его увеличение нашей численности смутит. Появившиеся телеги и пехота… Не-е… непременно поближе подлетит. Тут его и прищучим.
        - А ежели не сшибем?
        Обозлившись, я рявкнул:
        - Никаких «ежели», не может быть! У меня только ручников, восемь штук! Да и из винтарей бойцы крыть станут. Куда он нафиг денется?
        Буденный уважительно кивнул:
        - Ого! Бохато живешь… Восемь ручников… Лады. А потом что?
        На всякий случай, сразу пояснил:
        - Пулеметы все трофейные, так что ус на них не крути. Ну а потом, мы должны вынести артиллерию и броневик. Кстати - броневик это такая здоровенная дура, с кучей пулеметов?
        Семен мотнул головой:
        - Не… наш обычный двух башенный «Остин». Видать ишшо зимой захватили вот и пользуют… Но я чегой-то не пойму - а на пушки нам, за каким чертом лезть?
        Я пояснил:
        - У фрицев, орудий, тоже не полные закрома. И чем больше мы их выбьем сейчас, тем проще нам потом жить будет. И если у нас с самолетом… отставить. Не «если» а когда у нас с самолетом все получится, то на батарею выйдем под видом немцев. И там уже как выйдет. Либо пушки с собой захватим, либо подорвем на месте.
        Кто-то из буденновцев проявил опаску:
        - А ну как на броневик нарвемси? Тады что? Он ведь в степи нас хорошо покрошит.
        - Против броневика, у меня есть крупнокалиберный пулемет на грузовике. Так что все учтено.
        Тут не выдержал Буденный:
        - Да твою ж мать! Чур, откель у тебя столько всего?! Я знаю, что «максимы» у тебя были. И еще какие-то трубы, словно от самовара. Как их там - бомбометы? Но остальное-то откуда взялось? Грузовики, крупнокалиберные пулеметы… А броневика у тебя за пазухой нема?
        Я грустно вздохнул:
        - Нема. И это сильно гложет мою хозяйственную натуру. И артиллерии нормальной нету. А от вас я узнаю, что это всё здесь есть и почти ничейное. Вот как пройти мимо такой кучи добра? Да и вам те же пушки вовсе не помешают. Броневик если что - не отдам, у вас все равно механиков нет, а вот орудиями поделюсь.
        Семен, глядя на мою физиономию, сначала поперхнулся от неожиданности, а потом начал ржать. Через секунду остальные подхватили смех. А Буденный, тыкая в меня пальцем, выдавил:
        - Не, паря! Хучь ты память и потерял, да суть не спрячешь! Истинно говорю - с казаков ты! Наш! Это ж надо додуматься, в такой обстановке еще и дуван дуванить!
        - А что тут такого? Хочешь жить - умей вертеться! Ладно… посмеялись, пора делом заниматься.
        Ну и занялись делом. Разведчики (все с немецкими флажковыми пиками и в касках) были разосланы в дозоры. Весь пеший личный состав, тоже напялил каски (этого добра у нас после захвата складов вполне хватало). Пулеметчики очередной раз проинструктированы как себя вести при встрече с самолетом. Я их и так учил борьбе с воздушной угрозой, но лишний раз не помешает. Грузовик с «пом-помом» был утыкан ветками настолько, что превратился в передвижной куст. Это мой козырь и чем позже его обнаружат тем сильнее будет «удивление» противника. Пленные, ободранные почти до исподнего помещены на свое место в общем построении. Колонну возглавила сильно поредевшая сотня Буденного и мы двинулись в путь.
        Кстати, пленные действительно оказались драгунами, присланными на усиление для будущего наступления. Так что я оказался прав, когда думал, что БеПо не просто так на нашем участке появился. Но с его пропажей, у фрицев начался сумбур, и они решили, прежде чем наступать, сначала разобраться со зловредными партизанами у себя в тылу.
        Где-то с полчаса, двигались вообще беспрепятственно. А потом появился самолет. Личный состав, настропаленный моими матами да угрозами, изображал картину «улыбаемся и машем». Пленные, так же вели себя вполне прилично. А чего бы им не быть паиньками - сорок минут назад, когда четверо из них отказались надевать казацкие фуражки их тут же без затей зарубили. И вот только не надо тут рассказывать о разных конвенциях и гуманном отношении. Те же фрицы, как выяснилось из допроса свежих пленных, нас тупо объявили бандитами. Со всеми вытекающими последствиями. Ну а если на нас не распространяются правила ведения войны, то и мы их соблюдать не собираемся.
        Четырехкрылая этажерка (ну не разбираюсь я в нынешней авиации) пролетела сначала в стороне. Сделала круг с большим радиусом над растянувшийся колонной. Потом ближе. Еще ближе. Глядя на самолет, я неосознанно для себя бормотал - «гули-гули-гули» словно подманивая голубя. И вот наконец, судя по курсу, он собрался пролететь прямо над нами.
        Прицелы у всех уже были выставлены. И у пулеметчиков, и у пехоты. Все ждали лишь моей команды. И когда я рявкнул - «приготовиться… огонь!», секунды через три, наше построение словно взорвалось. Ручники лупили на расплав ствола. Выстрелы винтовок слились в один длинный рокот. И пусть говорят, что порох бездымный, но от этой канонады всех накрыло пороховой копотью. Разумеется, девять десятых стрелков все равно промазали, только и оставшихся вполне хватило чтобы самолет сначала рыскнул в сторону, а потом, слегка повернувшись на крыло начал падать. Прямо на нас. Во всяком случае, вначале показалось именно так. Но потом стало ясно, что я ошибался. Пролетев буквально над головами, биплан, брякнулся теряя крылья, метрах в пятидесяти от бойцов. При этом, даже не загорелся.
        К месту падения, немедленно побежала большая толпа, так что пришлось вмешаться:
        - Куда нах!? Он же рвануть может! Журбин, давай десяток своих туда. Посмотрите, не горит ли что? Если не горит, то летунов сюда с документами и машинку снимите! Да! И патроны не забудьте!
        А потом, повернувшись к Буденному, с нескрываемым самодовольством пояснил:
        - Ну где-то вот так я и добываю пулеметы с боеприпасами.
        Тот довольно разглаживая ус, кивнул:
        - Дык, я уже понЯл. Кстати, не поделишься от щедрот? А то у нас всего пара «максимов» была и к тем патроны уже через пять дней вышли. Я их с обозом да раненными отправил, чтобы лишнего не таскать…
        Я кивнул:
        - Само собой. Правда там скорее всего MG с воздушным охлаждением, но вам даже сподручнее будет так как он гораздо легче.
        А минут через пять пока мы переговаривались, притащили летчиков. Точнее наблюдателя, так как пилот был убит еще в воздухе. Да и притащенный здоровьем не отличался. Мало того, что еще в воздухе получил пулю в бок так еще и при аварии переломал себе ноги. Но после укола морфия, говорить он был вполне в состоянии и поведал нам нерадостные вести.
        Оказывается, что артиллерия и уланы ушли в погоню за буденновским обозом. Посчитав его за основные силы. И к вечеру вчерашнего дня, буденновцев перебили. Практически всех. А раненных просто повыкидывали с телег, оставив в степи. Все это наблюдатель узнал на сегодняшнем утреннем совещании. Добавив при этом что кое-кого из казаков захватили в плен и, они рассказали, что основные силы находятся в стороне. Эти основные силы пилоты нашли сегодня с утра, а затем, при помощи тубуса с донесением навели на них драгун. При этом немецкое начальство посчитало, что драгуны должны достаточно легко разбить и рассеять оставшихся буденновцев. Даже невзирая на то, что попавший в промоину броневик сломался и не мог участвовать в бою. А сейчас, летунов послали с заданием посмотреть, как там обстоят дела.
        Узнав о подобном отношении к раненым, Семен озверел и собрался порубать к чертям всех пленных. Его казачки, тоже схватились за шашки. Пришлось вмешаться и мне и комиссару. Немного охолонул он только тогда, когда я сказал:
        - Чего ты тут икру мечешь? Летун на карте хоть и приблизительно, но показал место где твоих бойцов оставили. Это километров сорок отсюда. Если двинем форсированным маршем, то к ночи дойдем до места. А там уже искать их начнем. Глядишь, кого и удастся спасти.
        Казаки воодушевились:
        - Да мы сейчас сами, аллюром…
        Я цыкнул зубом:
        - Хренюром! Если пойдем по частям и нарвемся на фрицев, они нас по частям и раскатают. Так что двигаться станем все вместе!
        - А пленные?
        Махнув рукой, ответил:
        - И чего - «пленные». Свяжем их до бросим как есть.
        Буденный набычился:
        - Свяжем? Просто свяжем?! После того, как они с моими хлопцами поступили? - но потом внезапно его лицо разгладилось, и он улыбнулся акульей улыбкой - Будь по сему! Только вязать станем, как Шамиль вязал!
        Мне был совершенно пофиг каким способом буденновцы станут связывать пленных, и я лишь отмахнулся, давая добро, а сам начал ставить задачу своей разведке. И лишь когда со стороны немцев стали доноситься разноголосые вопли, пошел посмотреть, что же там делается. От увиденного - охренел. В общем так скажу - при Шамилевском способе фиксации, веревки не нужны совершенно. У казаков были кинжалы. В ножнах этих кинжалов, в специальном кармашке находился небольшой разделочный ножичек. Размером чуть больше ладони. Вот эти ножи они и втыкали в ступни фрицев. И главное, все так быстро происходило, что когда я до них дошел, полсотни пленных валялись на земле завывая на разные голоса а чубатые уже рассаживались на коней. Довольно улыбающийся Семен, пояснил:
        - Горцы, исстари, так наших самых буйных пленных пользовали. Тех, кто даже из зиндана тикать норовил. Человек и не помрет, зато и ходить вообще не может. Так шо нехай германцы до своих, теперь на карачках ползут. А потом еще лечатся, месяца три. Ну шо, товарищ Чур, уважил я твою тонкую натуру?
        Надув щеки и с шумом выпустив воздух, я подытожил:
        - Опизденеть, как уважил… Ладно - пес с ними. Наплевать и забыть! У нас еще дел море. И я сильно надеюсь, что у немчуры тут лишь один самолет. Но один хрен, во время марша, каски не снимать! Все поняли?
        Строй ответил согласным гудением и уже очень скоро, морпехи с буденновцами, единым организмом, выкидывая щупальца дозоров, бодрым темпом двинули на северо-восток.
        Глава 5
        На первые трупы, мы наткнулись уже впотьмах. Вернее, наткнулся один из разъездов. Ну а я, распорядившись достать керосиновые лампы, приказал обыскивать округу. Ламп у нас было штук двадцать поэтому вскоре степь перед нами вся была в огнях. Ходили, смотрели, кричали. Кричали на тот случай чтобы раненные хоть как-то подали голос. Буденный же, увидев у меня лампы в очередной раз удивился:
        - Эвона как… Теперича я даже не удивлюсь, ежели у тебя и примусы окажутся…
        Мне эти стенания бедного родственника поднадоели, поэтому и ответил соответственно:
        - Само собой есть. И керосина, литров сто. Сам знаешь - в степи с дровами напряги, поэтому часто готовим на примусах.
        Собеседник удивился:
        - Не понял… На складах что ль получил? А нам там токмо кухни полевые всучить пытались…
        Я хмыкнул:
        - На складах мне тоже кухню втюхивали. А примуса… какие купили на отрядные деньги. Какие затрофеили у немцев. Керосин, так тот весь у фрицев умыкнули. Со всем остальным барахлом и снаряжением - так же. Ты же Сём, как не казак. В тылу у противника, находясь в рейде, нифига толкового не набрали. Ни патронов, ни оружия, ни ништяков. Видал я у твоих - то отрез ткани к седлу приторочен, то рулон кожи с дивана. А у одного так и вообще - мешок с походным офицерским немецким набором. Вот на хрена ему та же соусница нужна?
        Буденный, в сердцах махнул рукой:
        - Да знаю я. Просто не везло. Как-то так постоянно выходило, что у нас никаких трофеев взять толком не получалось. Токмо патроны тратили, да людей теряли. Ну и немчуру, само-собой, хорошо изничтожали. Что же касаемо ткани… Это тебе хорошо. У тебя матросики. Народ грамотный и понимающий. У меня тоже люди - золото, но ведь почти все из вчерашних батраков. Для него этот отрез бархата - богатство несусветное. Парень за него невесту себе выкупить сможет…
        Удивившись, ответил:
        - Не знал, что среди казаков настолько бедные есть…
        Семен невесело хмыкнул:
        - Казаков, из бедноты, у меня, хорошо ежели треть наберется. А остальные так же как и я - из иногородних…
        - Да ну! Ты ж вроде из станицы? Да и рубака лихой. Полный Георгиевский бант имеешь. У меня и сомнений не было, что с казачьими корнями.
        Усач фыркнул:
        - Крестьянские у меня корни. Но вырос-то в станице, поэтому с казачками сблизился. Я их понимаю, они меня понимают. Сам себя казаком ощущаю. М-да… И ишшо понимаю, что покеда старшИну нынешнюю не разгоним да хребет сословным различиям промеж казаков и иногородних не заломаем, замириться у нас с ними не получится. Они ж за свои земли да льготы, зубами грызть станут…
        В этот момент нас прервали и подскочивший казак (или, как выяснилось в свете последних сведений, может и не казак) позвал нас посмотреть на найденное.
        Там уже стояли трое с лампами, поэтому был хорошо виден неровный ряд лежащих на земле людей. Человек десять. Буденный, спрыгнув с лошади походил, наклоняясь то к одному то к другому а потом, вернувшись, зло бросил:
        - Вот так-то оно, паря… Энти казачки, сдались на милость победителя. А их попытали, сведения выбивая, да расстреляли. А мы тем сволочам, что у нас в руках были, лишь шкурку попортили!! Не-е-е Чур, ты как знаешь, а я теперича, токмо рубать стану. Негоже врагу милосердствовать, покуда он пленных штыками добивает. Негоже… Око за око, зуб за зуб!
        Я лишь кивнул, понимая правоту командира Революционного конного отряда. Понимая, но не особо принимая. С другой стороны, может просто еще не настолько ожесточился, чтобы отдавать приказ резать пленных? Хотя, если приспичит… Ну да, вспоминая наших партизан в Великую Отечественную, подумалось, что основная масса народа, в мои времена, просто не задумывалось как там дело обстояло. Немцы (так же, как и сейчас) объявили их бандитами и вешали всех пойманных бойцов. Пытали и вешали. А как поступали партизаны с пленными? Вот, если просто подумать? Могу даже предложить варианты. Первый - допрашивали и расстреливали. Второй - допрашивали и помещали в отрядный передвижной лагерь военнопленных (разумеется, с соблюдением всех норм требований Красного Креста), таская их с собой пару лет, до соединения с Красной Армией. Третий - допрашивали и отправляли самолетами на Большую землю (хотя, надо сказать, что такие случаи с особо ценными «языками» и случались). Ну и четвертый - просто отпускали, по-отечески отшлепав.
        И каков будет ответ? Вот так-то… Поэтому, пленных стрелять я хоть и не буду, но казачий способ «связывания», можно применять весьма широко. Хуже от этого точно не станет. Один хрен, при поимке нас повесят (кстати, эту тонкость надо обязательно довести до бойцов) а вот что касается войск на линии противостояния, то там будут действовать обычные правила ведения войны, и фрицы их не рискнут нарушать. Не потому, что настолько законопослушные, а потому что раненый или покалеченный военнопленный - это всегда гораздо больший геморрой чем здоровый сдавшийся боец.
        А еще минут через пять, нашли первых из оставшихся в живых раненных. Батальонный Пилюлькин тут же начал их обихаживать. Потом ему принесли еще троих. Потом еще. В общей сложности, нашли восемь человек. Остальные одиннадцать, умерли до нашего приезда…
        Народ хоть и сильно устал после долгого перехода, но все были несколько на взводе увидев, что немцы делали с их товарищами. Поэтому, при свете тех же керосиновых ламп комиссар провел митинг. В этот раз, даже я его поддержал в призывах не щадить врага. И от себя добавил сведения, полученные от летунов. В смысле о том, что нас в плен брать не будут. Порадовало, что бойцы на это отреагировали лишь мрачной решимостью. Ну а я, от себя, приказал освободившимся к этому времени медикам, задокументировать немецкое «обхождение» с пленными. Значит, они нас к бандитам причислили? Хорошо, а мы покажем какие фрицы гуманисты. Жаль, что фотоаппарата нет - в наших газетах статьи со снимками смотрелись бы нагляднее.
        Ну а потом выставив часовых батальон отбился. Я же засиделся, разглядывая трофейную карту летчиков, при этом прикидывая наиболее оптимальный завтрашний маршрут. В любом случае, надо к воде выходить, так как лошади у нас и так на почти безводном пайке, а коняшки этого сильно не любят. И судя по карте, не особо далеко (я просто никак не мог привязаться к своему местонахождению) должно быть озеро.
        Пока возился с картой ко мне подсел Буденный. Видно было, что его что-то распирает но усач пока не решается донести мысль. Поэтому в начале говорили лишь про завтрашние планы, а потом командир конного отряда решился:
        - Чур, слухай, я тут с хлопцами погутарил… И понял, что уж больно лихо у тебя воевать получается. И батальон твой в прибытке, и бойцы сытые да целые. Трофеи, опять-таки настолько бохатые, шо ум за разум заходит. Как по старым временам, в Егориях меня бы уже догнал… А главное - удачлив ты.
        Собеседник замолк, и я подбодрил:
        - Так Семен… Это понятно. Непонятно только, к чему эти дифирамбы?
        - Чё?
        - Я говорю к чему ты это ведешь? Не просто ведь, похвалить хочешь?
        И усач решился:
        - У меня от отряда, семьдесят пять сабель осталось. Энто почти из двух сотен, шо в начале было. Германцев мы, конечно, покрошили знатно, но теперь нам только под переформирование идти. Либо вливаться в какую другую нашу часть… Да хучь к тому же Думенко, в первый конный полк. Он и командир справный, и рубака отчаянный.
        Я кивнул:
        - Ну… Нормально же - у него конники и у тебя конники. Постепенно полк разрастется в дивизию, а там, глядишь и в конную армию. Думенко станет командармом, ты замом. Сам прикинь какой рост: за пару-тройку лет из унтеров в замкомармии. Считай, как по-старому - генеральская должность! Такое и Суворову не снилось.
        Собеседник крякнул:
        - Кхм, про подобное не думал… Хе! Говоришь - замкомармии?
        - Ну а что? Человек ты умный, идейный. В авторитете. Полный кавалер опять-таки. Кто если не ты?
        Буденный мечтательно прищурился, глядя в темноту, но потом встряхнулся:
        - Твои слова, да богу в уши. Но дело не в этом. Просто понял я - ты воюешь не так как все. Ну вот совсем не так. Да и в батальоне твоем все по-другому. Верхом глянешь - навроде, даже похоже, как в старой армии. А чуть глубже копнешь так и понимаешь - ан нет. Совсем всё по-другому. У тебя и дисциплина и воля вольная, больно хитро заплелись… Офицериков, опять-таки приваживаешь. Токмо у тебя получаются такие офицерики, что их даже матросня за своих держит. Да и вообще…
        Лежащий тут же Лаптев, приоткрыл глаз и отрывая голову от седла, используемого вместо подушки, поинтересовался:
        - А что - «вообще»?
        Усач смутился:
        - Ну дык… Короче, товарищ Чур, хотел бы я какое-то время у тебя поучиться. Вместе со своими хлопцами. С товарищем Матюшиным это дело обговорить, получить от него «добро» и действовать сообща. Сдается мне, что вся Красная Армия должна выглядеть как твой батальон вот и хочу даже мелкие мелочи понять. А после, эти знания уже в кавалеристских частях применять. Как ты на это смотришь?
        Мы сидели, сложив ноги по-турецки друг напротив друга и я, глядя на несколько смущенного Семена, широко улыбнулся:
        - Вопросов нет вообще. И покажу, и расскажу все что пожелаешь. Одно дело делаем. Но! - я поднял палец - ты сам сказал про дисциплину. И если начнете косорезить, то с вас спрос будет как с моих.
        Буденный задумчиво посмотрел на выставленный палец, инфернально подсвеченный красноватым светом керосинки, и осторожно спросил:
        - А как ты со своих спрашиваешь?
        Пожав плечами, ответил:
        - От ситуации зависит. Если в бою, то и до пули может дойти. Но это совсем крайний случай. А вот взять, к примеру, как ты со своими хлопцами намедни с пленными учудил, так приказал бы всему твоему подразделению рыть окопы для стрельбы стоя с лошади. Не сразу, конечно. Тогда времени не было для воспитания. А вот завтра, так в самый раз. Пока остальные бойцы у озера обихаживали себя и коней, вы бы творили фортификационные сооружения.
        Семен поднял брови:
        - Не понял, при чем тут окопы…
        Я пожал плечами:
        - Да просто все. Либо у нас дисциплина и ты слушаешь командира, либо вольница полубандитская. И если бы ты отказался рыть, значит до этого не случайность была. Значит, меня как командира, в грош не ставишь. Со всеми вытекающими последствиями…
        Собеседник оказался весьма сообразительным человеком:
        - Эвона как… Выходит, ежели что-то не так, то ты в рыло совать не станешь. Можешь и к стенке подвести…
        На это предположение я легко согласился:
        - Угу. Мы же не в царской армии, чтобы бойцов мордовать. Не… если понимаю, что человек сам вину осознал, то отхватит затрещину для порядка и на этом все. Ну а ежели он будет упорствовать в своих заблуждениях, то и получит на полную катушку без всякого рукоприкладства. Ты и сам знаешь, что в армии для этого есть десятки методов. Так что отеческую командирскую плюху еще заслужить надо. А окажется совсем невменяемым, ну так - по законам военного времени…
        Буденный покрутил головой:
        - Тю, так ты про это… Как солдатиков гнобить, это все знают. Ничего нового не открыл. Токмо в чем же тогда у тебя от старого режима отличие? Что там, что здесь - одно угнетение. А ты что, вообще в сознательность красных бойцов не веришь?
        Я фыркнул:
        - Еще как верю! Поэтому мои морпехи, как адмиральский чай - два в одном. И сознательные, и дисциплинированные. Так что тебе рассказывать стану именно про то, как сделать подобного бойца. Считаю, в этом главная командирская задача. Краском должен не водку жрать да по бабам бегать, а бойцов воспитывать. Ежедневно. Ежечасно. Тогда и отдача будет такая, что закачаешься. Да ты и сам о наших похождениях слыхал… Не думаешь же ты, что это я такой весь из себя военный гений? Нет паря, все дело в людях. Вот как воспитаешь своих, так сразу меня в военном деле далеко переплюнешь. У тебя ведь несколько лет войны за плечами, да полный георгиевский бант. И мне тебя воевать учить? Ты и сам, в этом вопросе, с усами!
        Внимательно слушающий меня Семен, машинально разгладил упомянутую растительность на лице и сдавленно хрюкнул. А я, глядя на его манипуляции рассмеялся.
        В общем на этом позитивном настрое с Буденным говорили еще часа два. И я в этом разговоре больше упор делал не на тактику со стратегией, а на людей. Ну и заодно с периодически вступающим в разговор комиссаром, политически просвещал будущего легендарного командарма. Он, кстати, в долгу не оставался, а тоже объяснял несколько наивному Чуру не совсем понятные, но интересные нюансы. Например, по отношению к тем же казакам. Я и до этого самых разных людей слушал, но лишь теперь сформировалось окончательное мнение - с тем казачеством что сейчас существует, договориться невозможно. И дело даже не в том, что они более зажиточные, более самостоятельные и поэтому на красным смотрят косо. Там и бедноты хватает… Дело в том, что они на всех, кто не казак, смотрят косо. Вот как бы понятнее объяснить… В общем, зачатки нацизма в казачьей среде цветут и пахнут. Говоря более современными понятиями, чубатые себя считают ариями. И это им с детства прививается, на самом низовом уровне. Они арии, а все остальные это унтерменши. Второй сорт. И даже самый никчемный казак, у которого из имущества лишь лампасные шаровары в
дырах да лошадка ледащая, считает себя несравненно выше любого русского крестьянина или прочего «иногородца». Причем, выше, просто по праву рождения.
        И из-за этого «права», в казачьи ряды, просто так не попасть. Тот же Семен Михайлович… С детства в станице жил. Шашкой и конем владел - любому на зависть. Трудился бок о бок с ними. В состязаниях участвовал. Выигрывал их. Но казаком так и не стал. Ибо чубатым невместно «иногородцев» привечать. Они - особая каста. Отдельное сословие.
        Не все, конечно. Вон, у Михалыча, треть отряда - казаки. Но «арийцев», реально очень много. Тут впору не только со старшИной бороться, но и общую денацификацию проводить. Кстати, в свое время у Советской власти это получилось. Сословия упразднили, лишнюю придурь из лампасников выбили и стали казаки тем, кем и должны были быть - подготовленными и умелыми защитниками Родины. Да, со своими тараканами. Но не нацистскими, а обычными - присущими любому профессиональному сообществу. Кстати, на этих «тараканов» они уже имели полное право. Как те же десантники в наше время. Право заслуженное кровью. И без всяких арийских замашек.
        Ну а те, кто не захотел расставаться с венцом «сверхчеловеков», так и ушли с Красновым в Германию. А в сорок первом вернулись, насаждать «новый порядок». Поэтому вооруженные близким их сердцу нацистским учением, резали бывших соотечественников самозабвенно да без жалости. И не «жидов с коммунистами», а самых обычных людей.
        Так что, сдается мне, сумасшедший градус противостояния в Гражданской войне новой власти с казачеством, связан, в первую очередь, именно с их сословным нацизмом. А привилегии казачьи, это уже вторично. Немаловажно, но вторично…

* * *
        Утро началось замечательно. Поднимающиеся солнце освещало светлые облака, говорящие о том, что дождя в ближайшее время не ожидается. Зато и сильной жары тоже можно не опасаться. Во всяком случае, до обеда. А это уже совсем неплохо. И до окончания утреннего туалета я пребывал в благодушном настроении. Но вот по окончании оного, меня внезапно настиг бич божий. Имя бичу было - Сергей Андреевич Бурцев. Нет после того, как я отдал студента Федору на воспитание, тот вроде стал исправляться. Взбрыки присутствовали, но так - в пределах нормы. Зато каллиграфический почерк у Бурцева оказался очень даже хорош и все это время, он подвизался помощником батальонного писаря. То есть, за ним зорко следил писарь. За ним продолжал наблюдать Федор. Поэтому я не ожидал никаких особых подвохов. А зря…
        Мага спокойно поливал мне из кружки, но стоило только умыться и начать вытирать морду полотенцем, как вдруг, сзади, послышалось:
        - Чур …ленович!
        Отчества не расслышал, потому что как раз в этот момент мизинцем из уха извлекал остатки воды. Но один хрен, меня это так потрясло, что я прыжком развернулся. Как вы помните, отчество мне досталось в детдоме от завхоза-алкоголика. И здесь, его вообще никто знать не мог! Даже Жилин! Седому я известен лишь по имени и фамилии. То есть, как Артем Чур. Без всяких Владленовичей!
        А развернувшись, увидел перед собой Серегу. Рядом с ним терся курносый и белобрысый парнишка в гражданской одежде, но при этом, в черном берете со звездой. Эдакий Че Гевара южнорусского разлива. К слову - здоровенький парнишка. Кровь с молоком да раза в полтора здоровее худосочного студента. Почему-то, мне не знакомый. Не помню я эту краснощекую физиономию. Но глаза у обоих горели настолько одинаково, что я как-то сразу понял насчет белобрысого - такой же малахольный, как и Бурцев.
        Студент тем временем радостно переглянувшись с белобрысым, повторил:
        - Чур Пеленович, я всех оббежал и посчитал расход керосина, продуктов и боеприпасов за прошедший день. Вот.
        Он протянул мне любовно обернутую газетой амбарную книгу, в которой вели учет. Я машинально ее взял, но потом спохватился:
        - Стоп. Ну как объясни мне, товарищ Бурцев - какой в жопу «Пеленович»? С какого хера ты так меня так обозвал и как в твоей башке это вообще появилось?
        «Бич божий», даже подпрыгнул от перевозбуждения:
        - Но ведь вы откликнулись! То есть, начали вспоминать! Значит, правильно Алексей предположил, что вы - аватара!
        Тут уж подпрыгнул я:
        - Кто?!
        Невозмутимый Магомед от моего вопля выронил кружку, а студент с жаром принялся объяснять:
        - Ну как же! Все сходится! Про Дориана Грея, я тогда действительно глупость сморозил! А Лешка мне рассказал, что у индийцев есть верование, что иногда на землю сниходит божество и поселяется в человеческом теле. И у древних греков так же было! Но у индийцев немного по-другому. У них, в начале, аватара гораздо слабее божества и почти ничего не помнит! Но при этом несравненно сильнее, умнее и лучше обычного человека. Во всем! Как и у вас! Не может обычный человек так стрелять, драться и мыслить. А вы как? Сразу с двух пистолетов в летящую бескозырку! Или одним ударом наповал валите! А как вы вчера, прямо с лошади на врагов прыгнули и давай их уничтожать? Ни у кого бы этого не получилось. Да и вообще… Так что теперь все сходится! Вы, в начале, были совсем старенький и немой. А потом резко помолодели, потому что аватара стал развиваться! И в России есть такое божество - Чур! Сын Пелена и внук Сварога! Значит вы - Чур Пеленович Сварогов! Вот! Начали что-то вспоминать?
        Мага опять уронил кружку а я, глядя в сияющую ожиданием божественных откровений физиономию студента, набрал воздуха и заорал:
        - Потапова, ко мне! Комиссара, ко мне!
        Названные появились почти моментально, и я стал раздавать указания:
        - Федя! Ты в конец забросил возложенные на тебя обязанности. Ослабил внимание и у этого индивида, снова кукуха слетела! Все от того, что у Сергея, появилось очень много свободного времени для идиотских мыслей, перенапрягших неокрепший мозг! Выдать Бурцеву пулемет! Он его сильно отвлечет от поиска мистических сущностей!
        Опытный Потапов не стал уточнять нюансы, лишь уточнил:
        - Разбитый?
        - Разумеется! Дашь ему целый и к вечеру у нас будет еще один не работающий пулемет!
        Федор уже ухватил остолбеневшего студента за шкварник и собрался его уволочь в сторону, но я их остановил:
        - Погодь. Еще не закончил - после чего, ткнув пальцем в краснощекого спросил - ты кто, чудовище?
        Тот браво выпятил грудь:
        - Боец отдельного батальона морской пехоты Балтийского флота Алексей Барметов!
        Я прищурился, вспоминая:
        - Барметов? Э-э… Хм… Ага! Это, который, Алеша Попович?! Сын отца Вениамина? Несовершеннолетний отрок, тайно сбежавший из дома? Мля! И в бескрайней степи, ты умудрился безошибочно найти второго такого же долбоеба?! Чтобы жизнь мне отравить?! Теперь понятно, откуда Бурцев эту бредовую идею подчерпнул! Да твою дивизию! Ты же вроде в православной семье рос! Откуда у тебя вообще термины и понятия индуисткой философии взялись?
        Блудный сын опустил глаза:
        - Ну… батяня разные разговоры с другими священниками вел…
        Повернувшись к Лапину, я подытожил:
        - Короче. Эти два ухаря, с глузду съехали и считают меня богом.
        Студент пискнул:
        - Аватарой…
        Глянув, как Потапов слегка двинул ему по шее, я удовлетворенно продолжил:
        - Поэтому ты, как комиссар, проводишь среди темных и несознательных бойцов в лице Бурцева, отдельную усиленную антирелигиозную пропаганду. Ибо сказано - «не сотвори себе кумира». То есть - тьфу! Наоборот… Э-э… Ну короче, ты меня понял! Нам и так его придури хватает, но если студент еще и в религию вляпается, то это просто пипец получится. Поэтому он теперь должен существовать исключительно между Потаповым и тобой. С перерывом на короткий сон. Что касается тебя - я повернулся к белобрысому - ты сдаешь винтовку, снимаешь берет, берешь лошадь, запас продуктов и ясным соколом летишь в родное село, к папе! Это вон в ту сторону, порядка пятидесяти верст!
        Попович, вроде как даже всхипнул, но тут неожиданно вступился Потапов:
        - Командир, может не стоит Ляксея гнать? Он парнишка соображающий. С оружием ладит. Пулемет уже со второго раза понял. Да и твою мотоциклу почти освоил. Пока тебя не было он даже ездить пробовал.
        Упоминанием о байке, Федор меня заинтересовал. Хм… если пацан научится гонять на моцике то это будет очень хорошо. Да и сам парнишка крепенький. Не скажешь, что несовершеннолетний. Поэтому переиграл, резюмировав:
        - Ну если ты и его на воспитание возьмешь, то пусть остается. Как - с двумя справишься?
        Бывший унтер кивнул и испросив разрешения, удалился, захватив обоих возмутителей спокойствия. А я, приходя в себя, продолжил готовиться к выходу. Мысли, правда, продолжили крутиться вокруг случившегося. Разговор-то наш слышали многие. Да что там «многие». У всего батальона, уши как локаторы были. Даже лошади, сука, не ржали и не звякали сбруей, поддерживая общую тишину. И чем мне это может грозить? Я усмехнулся. Да ничем! Просто появится очередная байка про героического Чура. На этот раз, с уклоном в мистику. И как это разрулить, я тоже знаю. Поэтому, когда уже выдвинулись и едущий рядом Буденный спросил:
        - Не понял… тебя тот хлопец, что - давно знает?
        Я усмехнулся:
        - Нет. Просто мы с ним в красновской контрразведке вместе сидели, а потом из-под расстрела ушли. Беляков перебили, да ушли. И вот у него, с тех пор, немного плохо с головой. Не критично, но сам понимаешь, не каждый после расстрела прежним останется… А из батальона его убирать не хочу. Пропадет мальчишка ни за грош…
        Семен понимающе кивнул и решил уточнить:
        - А чего он там про старичка говорил? Ты на вид, навродь помладше меня будешь. Так, ежели навскидку, то чуть за тридцать…
        Грустно сплюнув, пояснил:
        - К контрикам, я попал раненым. А потом еще, при допросе так обработали, что и мать родная бы не узнала. Поэтому, студент посчитал дедом. Я и не возражал. Да что там «возражал» - разговаривать и то толком не мог. Ну а позже, когда уже сбежали - очухался, отмылся, отъелся вот Бурцев и охренел от изменившегося вида. Чего тут говорить - ты в госпиталях такое наверняка не раз видел.
        Буденый вздохнул:
        - Это да… помню, землячка у меня как-то подранило. Дык оказия случилась, та я его на лечении навестил. Навестил и не признал бедолагу. Та же беда что и с тобой. А потом - ничего. Вернулся к нам, почти прежний. Токмо глаз дергается. Но один хрен, убило его после. «Чемодан» германский прямо под ним рванул. И ни Митяя, ни лошади…
        Собеседник машинально перекрестился, а потом, искоса зыркнув на меня, смущенно замолк. Я лишь хмыкнул, заметив:
        - Чего засмущался? В окопах атеистов нет, так что нечего тут стесняться. Все мы и крестимся и молитвы читаем. Особенно когда пулеметами прижмут или артиллерия накроет.
        Михалыч от этой сентенции, аж на стременах привстал:
        - Чо, прям все твои бойцы?
        - Ну… кто как. Я, в основном, матерюсь. Хотя иногда очень хочется помолиться. Не, ну а чего?
        Буденный усмехнулся:
        - Да так… ничего. Просто как-то странно… Чур и помолиться…
        - А по мне, так нормально. Так что ты своих тоже за это не гноби. Если людям так легче, то пусть их.
        - А комиссар твой, как к этому относится?
        Я удивился:
        - Комиссар, не человек, что ли? Нормально относится. Понимает, что сразу невозможно перебороть то, что тысячу лет до него было. К тому же, разделяет между собой сами понятия веры и религии. К слову сказать, это несколько разные вещи. Да и со священниками, если те нормальные, тоже нормально общается. Вон, с отцом того паренька, что я у нас оставил, Лапин в первую очередь мосты в Квашнино навел. И отец Вениамин нам сильно помог. Так что, к каждому подход индивидуальный нужен.
        Собеседник задумчиво тронул усы:
        - Навродь твоего, с офицериками? Ведь все диву даются, иде ты таких находишь? Ведь приходит к тебе, считай, полубеляк. А через какое-то время, глядишь и он уже краснее балтийского матроса!
        Я поднял палец:
        - О! Именно в этом и заключается первоочередная работа командира с личным составом. Вчера у нас просто времени не было, а так, каждый вечер, все, начиная от комбата и заканчивая отделенными, проводят эту работу. Ну ничего. Сегодня вечером сам посмотришь.
        Буденный заинтересовался нюансами и так мы беседовали до тех пор, пока нас не прервал посыльный с головного дозора. Резко осадив перед нами коня, боец доложил:
        - Товарищ Чур, немцы! В пяти верстах дале у озера. Три десятка верховых и броневик «Остин». Похоже, собираются встать на дневку.
        Я подобрался:
        - Вас заметили?
        - Никак нет - парень гордо задрал нос - мы попервой их дозорных увидали. А опосля уже схоронились и стали глядеть. Чуть позжа унюхали, а потом углядели малеха в стороне, в низинке, основные силы германцев. Те возле озера гуртоваться стали. Коней расседлывали. Костры разводили. Ить точно на дневку собираются встать. Ну а как мы это поняли, дык командир меня сюда и послал.
        Кивнув гонцу, я, привстав на стременах заорал:
        - Командиры взводов ко мне!
        По растянувшейся батальонной колонне в обе стороны потянулась череда дублирующих выкриков и вскоре я докладывал прибывшему комсоставу полученные сведения. После краткого, но бурного обсуждения было принято решение атаковать противника. Единственно, несколько различались подходы. Васильев предлагал накрыть их минометами и отполировать полученный фарш из пулеметов. Михайловский же, мыслил более прагматично и иногда поглядывая на молчащего командира, двигал идею: не вдаваясь в ересь глобализма, экономно причесать низину из пулеметов. А вот минометы использовать исключительно по броневику. Пока он стоит на месте. Если же вдруг поедет, то укантрапупить вражескую бронетехнику при помощи «пом-пома». И вроде все пришли к консенсусу, но идиллию нарушил взводный два - Данилов. Кашлянув, привлекая внимание, он произнес:
        - А командир, за броневик в батальоне гутарил… И ежели вы его из бомбомета или своей скорострелки разберете, то не будет у нас «Остина». Тады, товарищ Чур огорчиться. И с его огорчения, нам всем солоно покажется…
        Васильев язвительно оппонировал:
        - Угу! Но если у нас потери из-за этой жадности пойдут, то командир нас будет любить всем скопом и совершенно противоестественным образом!
        Я утверждающе кивнул:
        - Еще как буду. Во все щели. Но вы продолжайте…
        И еще через пару минут (опять-таки без моего участия) было выработано решение - принять идею Михайловского. То есть по спешенным и отдыхающим кавалеристам шарахнуть пулеметами. Авось под это дело и экипаж броневика получится положить. Но ежели с броником не выйдет, то расчет «пом-пома» должен ювелирно отработать по пулеметным башням чтобы вывести стрелков из строя. Главное при этом ходовку и двигатель не повредить. А уж обезоруженную бронекоробку с одним водителем, мы как-нибудь поймаем.
        После чего все замолкли и дружно уставились на меня. А я улыбался. Все-таки постепенно получается у меня из сборной солянки создать нормальную боевую единицу. Ведь не прошло и десяти минут после доклада разведки, а комсостав уже выработал и принял вполне нормальное решение. Да еще и нюансы учел. И что мин у нас довольно мало осталось. И что броневик отряду нужен. И что необходимо срочно доразведать округу, чтобы не вляпаться. Даже куда переместить и кем охранять неприлично разросшийся обоз, быстро решили. Молодцы парни!
        Конечно, сейчас прибудем на место и там уже своими глазами посмотрим, что да как. Возможно, планы придется менять. Но я не сомневаюсь, что ребята и в этом случае особо мешкать не станут.
        Буденный, находящийся рядом внимательно наблюдал за блиц-совещанием и когда я начал раздавать распоряжения лишь крякнул. А судя по его задумчивым глазам, отметку себе в мозгу сделал. В принципе, насколько я слышал о поведении будущего маршала, он поступал в будущем точно так же. Выслушивал идеи подчиненных, а потом, добавив свое видение отдавал приказы. В общем так и должен поступать любой нормальный командир. Имея авторитет, не давить этим авторитетом всех остальных, убивая здоровую инициативу, а давать каждому высказаться. Подобные традиции существовали во всех армиях (когда на совещании дают высказаться всем начиная с самого младшего). Но у сейчас это больше походило на мозговой штурм, который мне кажется более продуктивным для нашего дела.
        А дальше… Ну а дальше, мы выдвинулись к точкам наблюдения. Там уже пришлось спешиваться и двигаться чуть ли не по-пластунски, обходя немецкие дозоры. Точнее, с нашей стороны был конный дозор, который не торопясь переезжал от холма к холму обозревая окрестности. Незаметными к ним подобраться не получалось, поэтому наши стрелки просто следили за фрицами, готовые при малейшем признаке нервозности с их стороны, валить дозорных.
        Ну а я, добравшись до места и вооружившись биноклем, смотрел что же делается возле озера. Само озерцо было небольшим. Зато это была вода и растущие вокруг деревья давали тень. Вот в этой тени и расположился противник. Судя по всему, лошадей они напоили. Сами умылись и сейчас заканчивали обед. Наиболее шустрые уже успели пожрать, потому как я наблюдал мытье котелков. Но коняшки, пока расседланы. То есть, к выходу этот отряд будет готов минут через двадцать-тридцать, не раньше. Правда, фрицы, несмотря на общую идиллию, не расслабляются. Вон, винтовки не в козлы составлены, а находятся возле солдат.
        Броневик, тоже хорошо разглядел. Стоит метрах в двухстах от меня, кормой приткнувшись к веткам ивы. Боковая дверь и все бронежалюзи открыты. Ну это понятно - на жаре броня нагрелась, да и опасности нет никакой. Вот и проветривают.
        Кстати, судя по мокрому блеску, экипаж его еще и водичкой полил. Да и сам экипаж - вот он! Хоть и без своих кожаных курток (не та температура для кожанки) но вычисляются сразу. Один ковыряется в открытом капоте, второй стоит рядом, судя по жестам, давая ценные советы, третий сидит на колесе. А вот четвертого не видно. Но вряд ли он сейчас внутри торчать станет. Чего ему там париться?
        Хм… ну а мы тогда чего ждем? Сползя вниз по склону холмика, я отдал распоряжения, и посыльные исчезли, оставив меня с десятком охраны. Ну, а теперь ждем. В этот раз, первый выстрел не мой. В начале, должны снять дозор, который увидит выметнувшиеся из-за пригорка тачанки Михайловского. До этого они двигались медленно, скрываясь в складках местности и не поднимая пыли. А вот после выстрелов, рванут во весь опор. Тут же Васильев, по дальнему краю начнет долбить со своих «самоваров». Ну а мы попробуем проредить экипаж до того, как они нырнут в свою бронекоробку.
        Почти получилось. Почти - потому что спокойно сидевший на колесе броневика фриц, еще до первых выстрелов встал, отбросил в сторону окурок и, потянувшись, влез в открытую дверь. Я рассчитывал, что он там долго не задержится, но буквально сразу после его исчезновения, раздались первые хлопки выстрелов и пошла жара!
        Механика-водителя и его советчика удалось завалить сразу. А курильщик, так и сидел внутри, поводя торчащим из башни раструбом пламегасителя. Даже дверь не закрыл. Жаль, в этой двери мы его всеми стволами выцеливали…
        И эта сволочь, нам практически сломала всю задумку. Началось с того, что метрах в пятидесяти от нас, на дорогу вылетело две тачанки и почему-то не перескочили ее, скрываясь за кустами, с другой стороны, а резко остановились. Гад в «Остине» их засек, довернул ствол и влепил длинной очередью. Благо еще, не сразу нащупал, и основная часть пуль прошла мимо. Но один хрен, заднюю тачанку зацепил. Было видно, как от нее полетела какая-то щепа и одна из лошадей забилась в упряжке. Правда, я даже выругаться на идиотизм бойцов не успел, потому что, попав под огонь, самоходные пулеметчики тут же рванули в сторону, уходя за укрытие. Одна тачанка свалила, а там, где подстрелили лошадь, далеко не уехала. Второй очередью, немец, поправив прицел, прошелся исключительно точно. Возница успел нырнуть за упавших лошадей, но вот расчет пулемета, уже ничего не успели…
        Тут, наконец, появился наш артиллеристский грузовик. Точнее, я увидел его верхнюю часть, с подвявшими маскировочными ветками кустарника. Появился. Отъехал. Опять появился. Снова откатился. Ага - понятно. Водила криво выезжает и теперь пытается выровняться чтобы можно было нормально работать, не вылезая при этом целиком.
        Грузовик ерзал почти за нами и поэтому вражеский пулеметчик его пока не засек, развернув стволы в сторону подбитой тачанки, вполне благоразумно контролируя опасный сектор. Наконец «пом-пом» растопырился более-менее удачно и влепил первую пристрелочную.
        «Дум-дум-дум-дум-дум». Скорострелка своим баханьем заглушила даже разрывы мин, а возле «Остина» взлетели крупные комья земли. И опять - «дум-дум-дум-дум-дум». На этот раз затряслась ива, так как очередь прошла выше и броник засыпало узкими листочками, да срезанными ветками. И лишь от третьей порции снарядов на броне заплясали высверки попаданий. Пробило? В рикошет ушло? Разбираться было некогда. В любом случае сидящий внутри ганс охренел и какое-то время (даже если его не зацепило) будет приходить в себя.
        Пару секунд, я напряженно глядел на повернутый немного в сторону и застывший ствол пулемета, уже почти решившись на рывок к «Остину», но в последним момент передумал, опять припав к земле. Да ну его на фиг! Не командирское это дело, героически броневики захватывать. Если и не добили фрица, то можно будет снова по броне долбануть. Но сейчас, эти двести метров бежать - увольте. Там ведь, прочих недобитков хватает. Вон как активно пуляют. Их лошади (те, что живые) частично успели разбежаться, а вот солдаты, спрятавшись за конскими трупами сдаваться пока не желают. Уже третья серия мин пошла, а они все отстреливаются. Но ничего - минут через десять додавим…
        Прошло чуть меньше десяти минут, но сейчас, глядя как мои бойцы настороженно шныряют между деревьев, я потрусил к не подающему жизни броневику. Подойдя ближе, сразу оценил степень повреждений. Хм… Одна дырка в верхней части башни (чуть ниже амбразуры) и длинная вмятина с трещиной, на полукруглом боку. Надо же. Не думал, что снаряд «пом-пома» может в рикошет уйти от этой жестянки. Сколько там той брони - миллиметра четыре? Точно не больше. А вот, гляди ж ты…
        Осторожно заглянув в дверь, увидел сапоги. Точнее говоря, первыми увидел сапоги, а потом и обутое в них тело. Тело съехало на пол, не подавая признаков жизни. А когда парни извлекли фрица наружу, выяснилось, что убил его даже не пробивший снаряд, а осколки отлетевшей изнутри брони, получившиеся после ушедшего в рикошет попадания.
        Кстати, Михайловскому вот это дело надо будет обязательно показать. И жмурика и внутренние повреждения бронеавтомобиля. Даже интересно, как быстро Витька додумается о том, что в боевое отделение, должно быть не просто обклеено войлоком и фанерой (защищающей от совсем мелких пулевых сколов), а иметь слой жесткой резины. Как раз для предотвращения подобных случаев.
        Пока я крутился возле броника, взводные разбирались с потерями и трофеями. Потом, комсостав потянулся с докладами. Убитых у нас было четверо. Из них двое - расчет пулемета. Да еще трое раненых. Кстати, выяснилось почему тачанки повели себя настолько странно. Оказывается, на той стороне дороги, была скрытая травой длинная промоина. И ее увидали, лишь когда выскочили на проселок. Та заминка, стоила парням жизни… Ну а вторую тачанку сломали, уходя из-под огня, когда просто слетели со всего маха в ту канаву.
        Трофеями же, досталось полтора десятка хороших лошадей (остальные были или убиты, или их не удалось поймать), куча снаряжения с амуницией и неожиданно - неподъемный ручник на базе «максима» - MG 08\15. Откуда он взялся у кавалеристов, решительно непонятно. Ну и, конечно, как вишенка на торте - бронеавтомобиль «Остин». Русские пулеметы там были заменены на немецкие MG, а в остальном, все осталось неизменным. Во всяком случае, так мне сказал наш опытный, но пока безлошадный водила, который сейчас хищно обнюхивал новое приобретение. Ну и я тоже, проявил интерес.
        Пока батальон готовился к дневке я, вместе с любопытствующим людом внимательно осматривали трофей. Подобный тарантас видал лишь в музее, поэтому с энтузиазмом вникал в детали. Из пояснений понял, что это не просто «Остин» а «Остин - путиловец»[9 - Реально «Остин-путиловец» был запущен в серию в марте 1918 года (хотя по некоторым данным первые броневики именно этой серии были сделаны летом 1915 года и сведены в отдельный автоброневой отряд).].
        В девичестве, английский бронеавтомобиль прошивался даже обычными пулями из винтовки. А ижорцы, по чертежам путиловцев, сделали вполне нормальный броник. Усилили броню (с 4 до 8 мм) раму, рессоры, балку заднего моста. Колеса - не пневматика, а из гуссматика. Бронелисты расположили под наклоном. Уменьшили амбразуры. В них установили пуленепробиваемые стеклоблоки. Башни сместили по диагонали и теперь, оба пулемета могли работать в одном направлении. В общем, от английской задумки оставили лишь двигатель, да кое-что по мелочи. А так, вполне нормальная машинка у русских инженеров вышла. И хрен бы мы ее, без «пом-пома» расковыряли! Повезло еще, что водилу сразу шлепнули, а то бы укатила эта прелесть в далекие ебеня, да с концами. Там движок пятидесятисильный, который при пяти тоннах живого веса (ну, чуть больше) разгоняет броневик по грунтовке до шестидесяти километров в час. Тут ведь, никакая лошадь не угонится!
        Еще, внутри удивило освещение боевого отделения и наличие в корме рулевого механизма. Это для управления, при движении в бою задним ходом. Я в начале удивился столь извращенному подходу, но потом дошло, что зеркала заднего вида на броневик присобачить конечно можно, но вот вынос этих зеркал (из-за выступов башен) будет по метру в каждую сторону. А это несерьезно. Да и хрен там что увидишь в это зеркало, через узкую щель амбразуры. Даже в том случае, если их пулями сразу не раскоцают. Так что инженеры, нашли вполне нормальный выход из положения.
        Бачки с охлаждающей жидкостью в верхней части башен, соединенные шлангами со стволами, тоже порадовали. При их наличии, можно поливать из пулемета не особо опасаясь перегрева. В общем так скажу: если под прямой выстрел из орудия не попадать, то по нынешним временам, данный бронеавтомобиль - настоящая фундервафля! Даже лучше «железного капута». Тот монстр явно не пройдет там, где проскочит наш (уже наш!) броневичок! А два пулемета, любого не окопавшегося противника, с легкостью разгонят. Так что теперь осталось сформировать экипаж и - вперед, за орденами! Да, к слову, об экипаже. В «Путиловце» экипаж не четыре, а пять человек. Так что нам очень даже повезло что не один, а двое из прежнего состава, шлялись где-то вдалеке от своей машины.
        Чуть позже, с Михайловским, соображали, кто будет на пулеметах в бронике. У Виктора все первые номера асами были, поэтому он сильно переживал за потери в своем взводе. И резерва у него тоже не было. Но взводный обещал что-нибудь придумать, при этом плотоядно косясь на Берга. Я махнул рукой:
        - Ладно. Временно отдам тебе барона на броневик. Но только временно! Учти это! По возвращению к нашим, я Евгена сразу заберу. А ты, ищи нужных специалистов. Ну, или, воспитывай в своей среде. Из вторых номеров, возниц, подносчиков… да хоть из лошадей!
        Собеседник козырнул и сразу озадачил:
        - Есть, воспитывать в своей среде! Командир, разреши Барметова к себе забрать?
        Я опешил:
        - Поповича? Он же долбанутый? Не надо настолько перегибать. Про лошадей, я образно сказал, вовсе не имея в виду новое пополнение.
        Взводный возразил:
        - Никак нет. Не долбанутый. Просто молод еще. При этом - голова светлая, математику знает, к технике тянется. И главное - на него сейчас никто не претендует. Вы же все равно, никого из автоматчиков, или из расчетов ручных пулеметов, насовсем не отдадите? Вот видите… Ну а он, пока вас не было, постоянно в нашем взводе пропадал. Потапов его, опять-таки, хвалит. А мнение Федора, это как вы говорите - показатель! Я просто расчеты тачанок не хочу разбивать. Они хорошо сработались. На броневике же, все внове. Так что, буду сам парня учить, чтобы сразу знания получал на новой технике. Ну и Евгений, в этом деле поможет.
        Хм… интересный подход. Витяй, верно сообразил, что никого из автоматчиков я ему не отдам. Там ребята подобрались со своеобразным характером и складом ума. Поди еще таких найди. Я вот нашел и нефиг на мое претендовать. Это личная, так сказать, гвардия комбата. За легких пулеметчиков, обделенные взводные, Михайловского схарчат, не поморщившись. У нас, между взводами, негласное соревнование идет и перевод толковых людей из одного взвода в другой, будет воспринят с такими воплями и нытьем обиженных, что лучше не связываться. Временно, в ударный кулак сводить, это одно. Но, насовсем отдавать…
        А тут, совершенно ничейный парнишка. Образованный, да со светлой головой. Вот его Витька и заприметил. Поэтому, на предложение пулеметного командира, больше ничего не уточняя, ответил:
        - Добре. Действуй. Делай из щегла нормального бойца. Ну а если он еще и вождение машины освоит, то совсем хорошо будет… Передай - тогда я ему «Парабеллум» подарю.
        Создав материальную заинтересованность для будущего многостаночника, развернулся, собираясь идти в сторону волнительных запахов, доносящихся от кашеваров, но уткнулся в Буденного. Тот, молча стоя в двух шагах сзади, задумчиво разглядывал броневик. Я поднял брови, в молчаливом вопросе - дескать «чего застыл?» и будущий командарм, ухмыльнувшись, выплеснул накипевшее:
        - Говорил паря - везучий ты. Вот как тебе это удается? Токмо вчера, речь у нас про броневик шла. Я, каюсь, в душе, посмеялся твоими думками. От такого, в чистом поле, просто ноги унести уже за благо. Ты ж его, затрофеить возжелал. И вот он - стоит! Экипажа дожидается… Тебе ж теперь купаться нельзя, бо везет, как утопленнику! То бронепоезд, то бронеавтомобиль. А завтра что - самолет захватишь?
        - Ты что - забыл? Самолет был вчера. А так как прыгать на такую высоту я не умею пришлось его приземлять.
        Собеседник, хлопнув себя по «ушам» галифе, заржал:
        - От то-то и оно! Сознавайся, товарищ Чур: может ты и в самом деле - автара? Или как там тебя тот блаженный называл?
        Я ухмыльнулся:
        - Богом он меня называл. И ты можешь так же величать. Хочешь, я тебе свое фото дам?
        В красном углу повесишь, да молиться станешь. Не, ну а чо? Тебе все равно, а мне приятно!
        Буденный не переставая ржать, пихнул меня в плечо:
        - Ха, будь ты бабой сисястой, то вот те крест, фото бы взял. А так - мужик, грязный да небритый. Никакого естетИчного удовольствия. Поэтому, можешь оставить свой портрэт себе. Но вот удачей, делиться придется. Удачей, знаниями, да ухватками. Я ж ведь, теперь, с тебя не слезу, пока сам не пойму, что да как надо делать, чтоб жар-птицу за хвост непрестанно ловить.
        Глава 6
        С территории, контролируемой немцами, батальон вышел через день после захвата броневика. Без всяческих героических прорывов и прочего превознемогания. Мы просто обогнули противника по большой дуге и вышли к Володаеву. Во всяком случае, именно так, судя по карте, назывался этот небольшой, утопающий в зелени городок. Патриархальный и в корень провинциальный. Во всяком случае, в других местах я не видал, чтобы прямо посередине центральной улицы, небольшая свинья дралась с двумя собаками. Чего они там не поделили было непонятно, так как при виде нас, живность резко прекратила разборки, исчезнув под заборами на противоположных сторонах дороги.
        Местные жители, в основном, вели себя очень похоже. Увидав всадников, они на несколько секунд застывали, а потом, всячески стремились смыться. Хм… Судя по всему, общие потрясения, прошли мимо сего населенного пункта, но каким-то краем, горожан зацепили. Не станут непуганые люди днем ставни закрывать…
        Перед въездом на небольшую площадь (единственное замощенное брусчаткой место) обратил внимание на информационную тумбу. Исходя из сохранившегося призыва голосовать на выборах в Учредительное собрание, о второй революции здесь возможно и слыхали, но не совсем этому верили[10 - Чур несколько ошибается, так как подготовка к выборам началась после Февральской революции, а после Октябрьской революции Совет Народных Комиссаров это подтвердил и принял постановление о проведении выборов в Учредительное собрание.].
        Ну, это я так ерничаю. Мы же не сразу влезли в Володаев. Сначала мотнулась разведка, которая и доложила, что в городе отсутствуют немцы, зато присутствует Советская власть. Да и красный флаг над узким, но двухэтажным зданием администрации как бы на это намекает. Сама администрация, предупрежденная нашими разведчиками, встречала колонну перед зданием. Впереди стоял усатый мужик в блестящей кожанке и с наганом на боку. Рядом, не менее усатый, но с винтовкой и красной повязкой на рукаве пиджака. А вот за ними наблюдались какие-то странные персонажи. Паренек в гимнастерке и со студенческой фуражкой на голове, еще нормально вписывался в пейзаж. Но вот дедок, странном мундире явно невоенного образца сильно выпадал из образа. Да и еще один здоровенный мужчина, в полицейской форме без погон, но зато с саблей и совершенно монструозной револьверной кобурой, тоже был довольно странен.
        Ну а мы что? Спешились, да попутно знакомясь, стали выяснять обстановку. Кожаный, оказался председателем городского совета. Старичок - (бывший коллежский секретарь) заведовал коммунальным хозяйством. То есть, как начал, еще со времен папы последнего царя, так до сих пор и продолжает работать в коммунхозе. Тот что с красной повязкой - командир местного ополчения. Здоровяк с саблей и рукой на перевязи - заместитель начальника милиции. Ветеран Русско-Японской войны. После увольнения из армии, устроился работать в полицию городовым. Но был правильным городовым, поэтому сейчас (при полной поддержке трудящихся) продолжил работать по профилю.
        Тут же, в разговоре, выяснилось, что личный состав городской милиции (все пять человек) во главе с командиром, сейчас где-то на хуторах, ловит банду конокрадов некоего Блинчика. Те совсем обнаглели и вчера нагло увели двух лучших коней прямо из конюшни при горсовете. Терпение властей лопнуло, после чего, было решено изловить супостатов во что бы то не стало.
        Слушая председателя, я несколько обалдел от его спокойствия. Какие, нафиг, Блинчики? Он что не знает, что тут, в тридцати верстах, немецкая армия стоит? И наших войск, в этом промежутке нет. Вообще нет. Но оказалось, что знает. От его дальнейших слов я не то что обалдел, а охренел полностью. Обстоятельный мужик, вытирая лоб тряпицей (все-таки жарко ему в кожане), спокойно рассказал, что на прошлой неделе к ним немецкая разведка приходила. Три десятка конных. И местные приняли бой. Благо, все были на месте. Ну а потом, на звуки перестрелки и набата, подтянулся народ из городского ополчения.
        Немцы, видя, что их обстреливают со всех сторон, не стали усугублять и свалили. Понятно - это же разведка, которая не города брать должна, а нащупывать линии сопротивления. Нащупали, доложили начальству, которое отметило Володаев, как место где присутствуют красные и на этом пока все.
        А я совсем другими глазами стал смотреть на этих людей. До этого, только что на «хи-хи» не пробивало. Ну ведь, оперетка какая-то. Везде полыхает, а здесь - идиллия полупейзанская. Еще и Блинчик этот… Но слушая спокойный рассказ председателя, у меня аж спину холодом обдало. Эти люди отлично понимают, что к чему. И готовы стоять до конца. Понимая, что подмоги ждать, в общем-то, неоткуда. Хоть телеграф в городе и присутствует (в отличии от железнодорожной ветки) но кого сюда пришлют? И когда? Поэтому, мужики рассчитывают лишь на себя. Блин… я бы, наверное, так не смог…
        Алексей Геннадьевич (так звали председателя), тем временем, выяснив, что мы не являемся частями Красной Армии, прибывшей защищать город, лишь вздохнул и несколько стесняясь поинтересовался:
        - Товарищ Чур, а есть ли у вас возможность патронами поделиться? Или, может, оружие какое-никакое найдется? А то люди для ополчения у нас есть, но вот ни винтовок, ни патронов, почти нет. Особенно с патронами беда. Прохор Архипович - он кивнул в сторону бывшего городового - когда всё расстрелял, с саблей на германца пошел. Зарубил, но и сам пулю в руку получил. И еще один хороший хлопец погиб, когда пытался у убитого немца винтарь утянуть…
        Катнув желваками, я лишь хлопнул героического председателя по плечу:
        - Какое количество ополчения под ружье поставить сможете?
        Тот на секунду задумался:
        - Ну, сейчас, полтора десятка оружных будет. С «мосинками», револьверами, да охотничьими ружьями. А так, еще столько же, точно наберем. Тех, кто не дрогнет и не сбежит. - и несколько виноватясь, пояснил - Пролетариата у нас очень мало. Так-то народ нормальный, но не сознательный. Живут все больше по пословице - «моя хата с краю». Мы пропаганду ведем, но пока не очень-то получается. Правда, ночами в нас уже не стреляют и это хорошо…
        Хм… еще раз оглядев собеседника, задал вопрос:
        - А офицеры в городе есть? Ну и солдаты-дембеля? В смысле те, кто с фронта пришел?
        Алексей Геннадьевич кивнул:
        - Есть, как не быть? У нас десяток в дружине, это как раз бывшие фронтовики. А остатние сказали, что они уже по горло навоевались… Да и офицеры есть. Только они тоже: или «навоевались», или к вообще к Деникину лыжи вострят. Разговаривают эдак свысока… видать невместно им вместе голытьбой, город свой защищать.
        Я сплюнул:
        - Что прямо все?
        - Да нет. Двое, когда в набат ударили, прибежали на подмогу. Прапорщик бывший, с выбитым глазом. Я его знаю - маслозаводчика Павленкова сын. Всегда шебутным был и даже ранение его не угомонило. И еще один. Тоже калеченный - без двух пальцев. Тот не здешний. Недели две назад появился. Когда мы его проверяли, показал документы на имя поручика Брагина. Живет сейчас примаком у одной вдовушки. Но с револьвера стреляет - на загляденье! Вот как раз именно он, сзади к германцам каким-то макаром приблизился и сразу четверых застрелил. В общем-то, опосля этого, те и утекли…
        Почесав небритую щеку, я принял решение:
        - Понял тебя, товарищ Горохов. Дам тебе и патроны и зброю. ПолУчите тридцать винтовок «Маузер». По пять десятков патронов на ствол. ПолУчите ручной пулемет MG и четыре ленты к нему. Ну и россыпью отсыплю. Пулеметчики у тебя есть?
        Неверяще застывший председатель, кивнул:
        - Найдем! Есть у нас такие!
        А когда не теряя времени пошли к обозу, и он увидал телеги, груженные оружием то, ошарашенно спросил:
        - Это как же так? Сколько же вы германцев положили, что столько всего с них насобирали… Да тут, на полк хватит!
        Улыбнувшись ответил:
        - На полк не хватит. А положили много. Работа у нас такая. Мы же не просто так погулять вышли. Мы отдельный рейдово-диверсионный батальон морской пехоты Балтийского флота! И ты вот что Алексей Геннадьевич - собирай народ для торжественного вручения оружия. Комиссар наш, речь скажет. Объяснит, что к чему. Да и останемся, пожалуй, мы у тебя до завтра. Как - поможешь разместить людей?
        Собеседник с готовностью согласился, тут же принявшись раздавать распоряжения.
        Ну а потом был митинг, на котором Лапин так расписал боевой путь батальона, что даже я удивился. При этом комиссар почти ничего не преувеличивал, но в его устах, наш рейд сильно походил на сказочный поход былинных богатырей с Илюшей Муромцем во главе. Угу, это когда они дружиной малой, выдали знатных люлей всем окрестным супостатам, заодно надругавшись непотребно над Змеем Горынычем. И главное, не поверить ему было невозможно так как Кузьма, словно опытный менеджер-продаван, повествуя о том или ином боевом эпизоде, в виде доказательств, указывал на технику, снаряжение и вооружение, полученные в виде трофеев. Правда, бронепоезд живьем предъявить не получилось. Пришлось довольствоваться лишь ярким рассказом. Но зато, говоря про самолет, потрясал зажатыми в кулаке защитными очками и летным шлемом. Ха, а я все гадал - на хрена они ему нужны? Вот оказывается для чего. И сдается мне, что Лапин сейчас активно тренировался перед митингами в Таганроге и Ростове. Оттачивал так сказать мастерство жестов, точность формулировок и яркость образов.
        Местные, столь пылкого оратора, судя по всему еще не встречали, поэтому слушали, открыв рты. К слову, про местных - площадь в городе как я уже говорил была очень мала. Поэтому от батальона присутствовал сводный взвод, броневик с машиной и часть передаваемого Володаевцам обоза. Остальной личный состав (кроме дозорных и части разведчиков) был занят размещением по хатам. И даже вот этим кастрированным взводом мы занимали почти половину площади. С другой стороны, выстроилось ополчение. А обычные горожане, разместились кто где мог. Включая крыши зданий, окружающих наше построение.
        Ну а перевозбужденные городские мальчишки, просто рвались на части. Им было интересно посмотреть, как морские пехотинцы становятся на постой. Им было интересно посмотреть на тачанки. Им было интересно пощупать бронеавтомобиль. И им было интересно послушать, что говорят на митинге. От невозможности объять необъятное, некоторые даже впадали в шок, просто подпрыгивая на месте, рывками смещаясь в ту или иную сторону. И я их вполне понимал. Наверное, в последний раз, столько событий одновременно, происходило в Володаеве… да никогда не происходило! Вот их и прёт.
        После окончания митинга, было торжественное вручение оружия и снаряжения Володаевской дружине. Ну а чуть позже, я объяснял Горохову сотоварищи, дальнейшие действия по защите города. Те в начале брыкались, но потом согласились, что даже если сюда заявится хотя бы рота фрицев, то всех оборонщиков здесь и положат. Я, конечно, сомневался, что немцы сюда еще раз сунутся (чего им тут делать?) но этот вариант не исключал. Поэтому рекомендовал местным наладить разведку и при появлении превосходящих сил противника, организованно уходить к ближайшей части Красной Армии. Ну или партизанить по мелкому, сделав своей базой какие-нибудь дальние хутора.
        Под конец пояснил:
        - Пойми, Алексей Геннадьевич, ты ведь сам говорил, что сознательных в городе мало. А если вас перебьют, то что? Их вообще не останется. С кем тогда Советскую власть строить? Понятно, что если тебя убьют, то на замену обязательно кого-то пришлют. Другой вопрос кого, и как он с местным людом поладит? Ты человек спокойный, обстоятельный, не кровожадный. Здешний уроженец, опять-таки. Ну а появится кто-то чужой? Рьяный такой фанатик преобразований, со своим видением прекрасного будущего. И радикальными методами перевоспитания несознательных граждан. Он ведь тут всех раком поставит, да при малейшем недовольстве, кровью зальет. Так что думай - обведя взглядом его соратников, внимательно прислушивающихся к моим словам, добавил - И вы все думайте.
        Ну вот, где-то так. В таких городках, слухи расходятся моментально. Поэтому, местные, уже завтра к утру (край, к обеду) будут знать, что между спокойной (путь и несколько непривычной) жизнью и возможными революционными потрясениями, стоит всего один человек - Горохов. Он говорил, что поначалу в него даже стреляли ночами? Ну-ну. Теперь, я думаю, его всем Володаевым охранять станут, чтобы не дай бог, вместо него, никакого отмороженного революционера не прислали. Это я конечно преувеличиваю, но отношение точно измениться в более доброжелательную сторону. Люди ведь не дураки. Им просто подсказать вовремя надо, развернуть перспективы развития, ну и малость пугануть. А в остальном, сами справятся.
        Утром же, в первую очередь, едва продрав глаза, я наблюдал результат вчерашней всеобщей политинформации. В смысле, это когда проводил свой практически ежевечерний ритуал вопросов и ответов. В этот раз, помимо личного состава батальона с буденновцами, присутствовала толпа местных жителей. Расположились прямо вот так - под открытым небом. В начале Володаевцы стеснялись, но потом, поняв правила, вмешались в разговор, перетянув на себя львиную долю внимания.
        Ну и как результат, с утра я увидал разновозрастную толпу добровольцев, желающих присоединиться к нашему героическому соединению. Сразу отсеял несовершеннолетних. Потом, привлек одноглазого сына маслозаводчика (тоже рвущегося стать морпехом) к созданию из недорослей, городского подразделения разведки. А что? Воевать мальчишкам рано, зато глаза и ноги у них есть. Нехай шныряют по окрестностям и заранее предупреждают о появлении ворогов. Этим я сильно отвлек малолетних борцов за революцию. Плюс, смелый прапорщик будет при деле, да при пайке. Понятно, что при папе-заводчике ему этот паек никуда не уперся, но факт работы на Советскую администрацию, в самом начале становления власти, парню в будущем точно пригодится.
        Следующими по очереди, пошли бывшие солдаты-фронтовики. Из тех, кто вроде «навоевался по горло». Но после вчерашних разговоров, нашедших в себе силы снова повоевать. Аж девять человек. Возможно, их было бы больше, но ко мне пришли лишь бессемейные парни. Еще около двадцати семейных, выразили желание записаться в городскую дружину. Под них, пришлось выделить Горохову еще два десятка винтарей. Ха! Не зря я вчера расписывал прелести возможной оккупации! Прониклись мужики (невзирая на бабий вой).
        Ну а потом, батальонной колонной мы выдвинулись к месту дислокации. Чистые, сытые, довольные, бодрые. Правда не все. Ведь вчера у личного состава была и баня, и стол, и к столу. Некоторые… ну как «некоторые?», многие перебрали с гостеприимством, поэтому сейчас имели стеклянный взгляд, двигаясь при этом так, чтобы не растрясти организм. Ребят я вполне понимал, но сия невоздержанность мне не особо понравилось и от форсированного марш-броска, удержал лишь добросердечный комиссар. Из-за его потакания личному составу, шли медленно и печально. Поэтому, не дойдя до Покровки верст пятнадцать, опять заночевали в степи.
        Побеседовав еще раз с новым пополнением и пояснив, что их распределением займемся завтра, в пункте дислокации, кивнул одному из новеньких:
        - Товарищ Брагин? Пойдем, поговорим…
        Интерес к суперметкому бывшему поручику, у меня возник не случайно. Нет я и так бы говорил с каждым из новобранцев выясняя их мысли и побудительные мотивы. Только вот к беспалому стрелку, образовалось повышенное внимание. Началось с того, что еще на марше, меня догнал Трошкин. Это бывший прапорщик, а ныне отделенный у Васильева. И он, отведя командира в сторону, поведал интересную штуку:
        - Товарищ Чур, хотел бы уточнить - я утром увидел, что у нас появился новый боец - Брагин. Без двух пальцев на руке. И представился он, вроде как бывшим поручиком?
        Кивнув, я подтвердил:
        - Угу. По документам - поручик, вышедший в отставку по ранению. А что?
        - Да непонятно… у меня память на лица хорошая. А я его в прошлом году, в Питере один раз видел. Когда в сентябре, на Дворцовой площади, в патруле был. Тогда, у этого человека, были погоны капитана.
        Глянув на командира отделения, я выразил сомнение:
        - Может, обознался? Это ж не твой сослуживец, чтобы настолько уверенно говорить.
        Но Трошкин продолжал настаивать:
        - Нет. Я бы Брагина может и не запомнил, но с ним барышня присутствовала. Очень красивая. И одета необычно, словно иностранка. Поэтому, тогда и на капитана внимание обратил. Просто, с такими девушками обычно воркуют и ручки им целуют, а он говорил достаточно сурово. Словно ругался. О чем был разговор, я так и не понял - во французском, не силен. А когда хотел приблизиться, дабы пресечь грубияна, они сели на извозчика и укатили. Из-за того капитан в памяти и отложился. И запомнилось еще, что у него правая рука покалечена…
        Вот после этого разговора с бдительным отделенным, я плотно заинтересовался Брагиным. Поэтому и увлек его за собой для приватной беседы. Начал с того, что поинтересовался биографией поручика. Как выяснилось, сам он был из Лодзи. Не поляк - русский. Родители, почили в бозе. Есть сестра, которая ныне проживает в Варшаве, будучи замужем за владельцем нескольких доходных домов. С владельцем, у поручика отношения не сложились, поэтому он даже не пробовал связаться с сестрой после ранения. Тем более, что там сейчас немцы. Лодзь, с отчим домом, тоже под оккупацией.
        При этом, собеседник пояснил что помимо ранения в руку у него была контузия. Но когда он от нее почти очухался, то подхватил тиф. Поэтому, провалялся в госпитале в общей сложности около полугода. Соответственно, выйдя, не обнаружил ни своей части, ни даже страны, которой присягал. Вместо нее, появилось какое-то странное независимое федеративное образование с Центральной Радой во главе. А после странного перехода территории под контроль немецкой и австро-венгерсокй армии, понял, что ловить там нечего. Пришлось двигать на восток. Идти практически без денег, имея на руках лишь справку о ранении, было достаточно проблематично. Поэтому, когда вышел из-под немцев, решил немного передохнуть и прийти в себя. Вот, временно осел в Володаеве. А при первом же удобном случае, присоединился к частям, дерущимся с немцами. Пусть они себя называют не русскими, а Советскими, но германцев лупят любо-дорого, поэтому он, как гражданин и патриот, не смог остаться в стороне.
        Благожелательно кивая и вежливо улыбаясь собеседнику, я честно дождался, когда он замолкнет, после чего задал вопрос:
        - А вас за что разжаловали?
        Тот, в удивлении поднял брови:
        - Простите?
        - Хм… Видите ли в чем дело. Ваш шикарный рассказ, он ведь не проверяем. Все, кто могут его подтвердить, остались либо вообще за пределами России, либо на оккупированных территориях. Это не страшно. Сейчас много таких. Но в вашем случае, есть одна нестыковка. В то время, когда вы, по вашим же словам, лежали в госпитале под Киевом, вас видели в Петрограде. В звании капитана и в обществе прекрасной дамы.
        Брагин, только что не подпрыгнул в раздражении:
        - Глупости! Говорю же вам, что в сентябре семнадцатого я был в госпитале! И звания капитана, никогда не носил! А тот, кто утверждает, что видел меня в Питере, просто ошибается! И вообще, кто это сказал? Покажите мне его и тогда возможно все разъясниться.
        Я пожал плечами:
        - Какой смысл? Чтобы вы здесь спор начали? Один будет говорить одно, а второй утверждать другое… В принципе мне и так все уже ясно. Просто, вы несколько взволновались и бесконтрольно сентябрь упомянули. Заметьте не август, не октябрь, а именно сентябрь. То есть как раз то время, о котором говорил мой человек. Этого вполне достаточно, чтобы сделать соответствующие выводы.
        Увидав, что оппонент словно невзначай сунул левую руку в карман, добавил:
        - И вы зря наган тискаете. Даже если при извлечении большой палец на курок положить, то он все равно мушкой цепляется. То есть, рывком не вытащить. А через карман галифе стрелять не получится. Ствол просто не поднимется на нужный уровень. Да и вообще - Мага, прими оружие у гражданина. А то этот тип, с переполоха хозяйство себе отстрелит.
        - Сычас…
        Брагин, услыхав за спиной хриплый голос, дернулся от неожиданности, а я лишь головой покачал. Неужели этот «капитан-поручик» думал, что его, кроме меня, никто не контролирует? И что красный командир, вот так вот в ночную степь с ним в одиночку для острого разговора поперся? Зря он так думал. Я собеседника не опасался, но правила надо соблюдать. Поэтому, после того, как револьвер был передан вновь отступившему в темноту Магомеду, так же спокойно продолжил:
        - Мне вот только непонятно, чего вы к нам вообще прицепились? Шпион, затевающий что-то против моего батальона? Нет. Никакой шпион не мог знать, что мы зайдем в Володаев. Абстрактный шпион, желающий легализоваться в Красной армии? Возможно. Но проще было в каком-нибудь крупном городе записаться военспецом. Да и с более подходящей легендой. Поэтому, странно все как-то…
        Брагин продолжал мрачно смотреть на меня, а я, в последний раз попытался достучаться до человека:
        - Ну ты хоть пукни, колобок. А то молчишь, словно засватанный. Я тут голову ломаю, соображая, зачем ты себя в звании понизил, а от тебя помощи никакой…
        Офицер мрачно хмыкнул:
        - Чего говорить-то? Я уже все сказал, только мне не поверили.
        Не поверил, это точно. Но не стану же я сейчас говорить, про подарок Сатихаарли? Теперь я понимаю слова Седого, что этого не объяснить. Действительно, не объяснить. Просто появлялась уверенность, что человек врет. Почему? Черт его знает. Чую и всё. Хотя, честно говоря, в данном случае, и без того подарка можно было обойтись, так как оговорки насчет сентября вполне хватало. И что дальше? Даже не знаю. Вот есть человек, который чего-то срывает. Мало ли какие у него причины? Главное, что гнили в нем не ощущаю. Поэтому вздохнув, подытожил:
        - Ну и хрен с тобой, золотая рыбка. За то, что намедни ребятам в бою помог, благодарность тебе от лица Советской власти. Но из-за того, что правду говорить не хочешь… Хм, шинелка твоя с вещмешком, насколько я понял, возле костра осталась? Забирай вещи и топай обратно в… Да куда хочешь туда и иди. Только не вместе с нами. И в армию больше не суйся. Ты ведь у нас инвалид империалистической войны? Вот и осваивай гражданские профессии. Ну все - чао, Буратино - и обращаясь к Чендиеву добавил - Мага, верни ствол гражданину. Он нас покидает, а в степи сейчас опасно. Кого только не водится…
        Абрек невозмутимо уточнил:
        - Сы патронамы?
        - Угу. Нафиг эта железяка без патронов нужна?
        Брагин, получив оружие, на ощупь проверил барабан и сунув наган за ремень, удивленно уточнил:
        - То есть, вы, даже не доверяя, меня просто отпускаете? И в ЧК не сдадите?
        Я фыркнул:
        - Ну, сложно отпускать мы не умеем. А что касается ЧК, так вроде как и не за что. Поэтому идите Брагин, или как вас там на самом деле. Идите и не грешите.
        Тот, пожав плечами, направился к костру новобранцев, а мы, какое-то время поглядев ему вслед, пошли к себе.
        Минут черед десять, появился отделенный командир, который рулил новоприбывшими, с уточнением - действительно ли Брагин был отчислен из батальона? Получив подтверждение, убыл. Но на этом, история нифига не закончилась. Потому что еще через час, нарисовался «капитан-поручик». Мы с комиссаром, при свете керосинки, в это время разбирались с амбарной книгой, в которую были внесены трофеи. Поэтому, мельком глянув на подошедшего, приказал:
        - Минут через сорок подойди. Сейчас мы заняты.
        Брагин, не настаивая, козырнув изуродованной ладонью, исполнил отточенный поворот «кругом» и удалился.
        А когда, через назначенное время возник снова, я спросил:
        - Ну и чего ты бегал туда-сюда? Отделенный тебе ведь даже сухпай на дорогу дал. Так чего вернулся?
        Офицер вытянулся:
        - Гос… товарищ Чур. Прошу меня извинить за дезинформацию о себе. Я действительно не поручик, а капитан Брагин Максим Федорович. Но я готов все объяснить.
        Комиссар поощрительно кивнул:
        - Объясняй.
        Парень на секунду замявшись, дополнил:
        - Дело в том, что я не пехотный офицер, а служу… служил в Особой канцелярии при штабе русской императорской армии…
        Лапин удивился:
        - Это что за зверь? Что-то из корпуса жандармов?
        Но я, заинтересованно привставая с лежащего на земле седла, пояснил:
        - Нет. Это военная разведка. Штучный товар…И что дальше?
        А дальше, капитан пояснил что к чему. К началу войны, он работал, так скажем, «на земле». Но после ранения, в пятнадцатом году, был переведен на более спокойную должность. А в начале семнадцатого его отправили во Францию. Официально (для союзников) - офицером для особых поручений при экспедиционном корпусе Русской армии во Франции и Греции. Ну а реально… реально и так понятно, чем занимается разведка. Еще Брагин, помимо отчетов от командования корпусом, через посольство, слал свои отчеты в Особую канцелярию. В том числе и о том насколько безжалостно французское командование использует русские войска, бросая их на самые тяжелые участки фронта[11 - Русский экспедиционный корпус в рамках интернациональной помощи, посланный царем воевать во Францию под французским командованием. Численность почти пятьдесят тысяч человек (а планировалось вообще отправить четыреста тысяч). После Февральской революции корпус был расформирован.].
        Со стороны нашего руководства никакой реакции на это не было. Да и кто вообще будет жалеть «серую скотинку»? И так продолжалось до февраля. То есть, до первой революции. А вот когда в корпусе о ней узнали, то солдаты (да и многие офицеры) начали задавать вопросы, которые вылились в попытку бунта. Но французы, смутьянов быстро уестествили и корпус расформировали. После чего, наиболее горластых отправили в Алжир. Мелкими группами, да в разные места. Чтобы они там не скооперировались и опять чего-то не учудили. И не просто так отправили, а считай - на каторгу (включая даже младших офицеров). Остальным предложили либо вступать во французскую армию, либо идти чернорабочими на заводы.
        Около полутора тысяч, завербовались к местным воякам. Но остальной личный состав просто хотел домой. На официальные запросы из России никто толком не отвечал, вот Брагин и рванул разведывать обстановку да выяснять саму возможность переправки людей на Родину. Информацию о событиях они черпали из французских газет, которые прямо кровоточили ужасами, происходящими у «диких варваров», поэтому сразу ехать в Советскую Россию он откровенно опасался. Решил для начала двинуть к Деникину. Ну а что? Вроде все свои и должны подсказать что делать. Но не подсказали. Очень долго кормили завтраками, а потом, вообще предложили отложить вопрос до окончательной победы над красными.
        Брагин к этому времени уже несколько вник в обстановку и понимал, что данную победу можно ждать до морковного заговенья. Вот и решился (после долгих раздумий) пытать счастья у официального революционного правительства. Разумеется, об этом капитан не стал орать на каждом углу, ибо контрразведка могла на сие деяние очень косо посмотреть. Решил действовать самостоятельно.
        А из разговоров с деникинцами, вынес еще одно наблюдение. Офицеры говорили, что здешние красные, просто звери лютые. По слухам, матросня, полк того же Дроздовского не просто разгромила, а еще живому полковнику, уши отрезала. В назидание. То есть, в руки им попадать никак нельзя. А если вдруг попал, то чем выше звание, тем больше шансов что тебя тут же прислонят к стенке. Существовали, правда, и диаметрально противоположные мнения. Но их доносили все больше в пьяном виде и кулуарно.
        Капитан, будучи по натуре пессимистом, сразу настроился на худшее. Поэтому не пожадился и протратился на то, чтобы соорудить справку о ранении. За гражданского он выдавать себя не рискнул, так как выправку и привычки никуда не денешь. А так - получился бывший поручик. Инвалид, коих тысячи и тысячи. Чего с такого взять?
        В общем, вооружившись этой липой, он тайно перешел линию соприкосновения. Но сразу в большой город идти побоялся, решив на короткое время осесть где-нибудь в провинции и оглядеться. Ну вот и огляделся…
        А к нам примкнул в надежде на то, чтобы где-то недели через три-четыре, закосить на «старые раны» и уволиться, при этом, получив вполне достоверный документ о службе в Красной Армии. И уже с этой ксивой ехать в Петроград. Тут я его перебил:
        - Не в Питер ехать надо, а в Москву. Правительство сейчас туда перебралось.
        Капитан кивнул:
        - Я знаю. Но сначала рассчитывал в Петрограде найти хоть каких-то знакомых по канцелярии и действовать уже через них.
        Закурив, я оглядел путешественника, заметив:
        - Ну, в принципе понятно. Попробую помочь вам в этом деле. Но до этого времени уж не взыщи - будешь под контролем. Пока, временно, переходишь в подчинение Федора Потапова. Мага тебя проводит…
        А когда капитан уже собрался уходить, спросил:
        - Слушай, а в Питере что за барышня-то была?
        Парень повернулся и слегка скривившись, нехотя пояснил:
        - Невеста. Бывшая…
        Я поднял руки:
        - Понял. Больше вопросов нет. Можете быть свободны.

* * *
        К своим мы вышли перед обедом. А так как головной дозор послал гонцов, опередивших основную колонну часа на три, то нас встречали. Ух как нас встречали! Григоращенко расстарался настолько, что через небольшое время после прибытия, у меня от ассортимента установленных прямо на улице столов, глаза разбегались. Причем, там явно не пайковая номенклатура продуктов присутствовала. Те же жаренные поросята и курочки в паек точно не входили. Ровно, как и четверти, с загадочной мутноватой жидкостью. Но Матвей Игнатьевич, видя недоумение на командирском челе быстро прояснил ситуацию. Оказалось, что ушлый боцманмат, еще позавчера, в ожидании возвращения батальона, развил бурную деятельность. Узнав от меня о богатых трофеях, захваченные на немецких складах, он быстро вышел на одного таганрогского купца с которым и заключил сделку об обмене продуктов на тевтонские шинели. Соль сделки заключалась в том, что продукты купец давал прямо сейчас, а оплата планировалась в будущем. Я удивился:
        - И что? Тебе вот так вот, на слово поверил? Офигеть! Ты ему даже в нос револьвером не тыкал? Еще раз офигеть! И сколько шинелей пристроил таким макаром?
        Матвей Игнатьевич приосанился:
        - Командир, ну какие могут быть револьверы? Мы же не эти, как ты там говоришь… не беспредельщики. Тебя знают все. Наш батальон знают все. И все видят, как мы к людЯм относимся. Поэтому, нормально с тем купчиной поговорили. Поторговались и за двадцать пять шинелок - вот! - председатель матросского комитета сделал округлый жест указывая на столы - добавив - с меня даже расписки не попросили. Просто с Агафонычем по рукам ударили и все. Потому как, доверяют нам.
        Я лишь головой покрутил:
        - Круто… Но на хрена ему шинели понадобились? Я думал, что сейчас обувка в цене…
        - Дык он их распарывать собрался и обычные гражданские польта шить. Матерьял говорит там хороший. А за сапоги я сразу сказал, что они самим нужны.
        Меня это заинтересовало:
        - О! Так это не просто барыга купи-продай? Это производственник?
        Собеседник неопределенно покрутил ладонью:
        - Как же без купи-продай. Это ж купец. Токмо у него, еще цех швейный. Небольшой, но шьют, по слухам, хорошо. Только вот с матерьялом у него сейчас не ахти…
        Довольно улыбнувшись, уточнил:
        - А если ему заказ подкинуть, то панамки он нам сшить сможет? Тем более мы на тех складах и несколько рулонов материи ухватили.
        Игнатьич, аж остановился:
        - Не понял. Какие такие панамки? Зачем?
        - Да вот - указывая пальцем, пояснил - видишь ухо? Пара дней на солнце в степи, и оно обгорело. Облазит. А если еще раз обгорит, то болячка появится. Вообще, береты - это хорошо, но в них мы будем по городу форсить. В степи же, летом, нужна панама чтобы уши и шею от солнца прикрыть.
        Председатель фыркнул:
        - Это потому, командир, что вы и сами обстиглись и других заставили оболваниться почти в ноль. Ране волосья башку защищали, а теперича - всё. Нет защиты.
        Я поморщился:
        - Аполитично рассуждаете Матвей Игнатьевич. Волосы - это вши. Вши - это тиф. Тиф это пипец. Так что лучше мы сейчас потратимся на головной убор приемлемый для жаркого климата, чем станем дохнуть от тифа.
        Тот припомнил:
        - Навродь, в Туркестане, специальные платки к фуражкам пристегивали. Как раз для защиты от солнца. М-да… но у нас береты. К ним, не пристегнешь… А что за панамы-то?
        - Хорошие панамы. Продуманные. Сейчас объясню!
        Про смену головного убора я задумался еще пару дней назад, когда обнаружил, что верхушки ушей начали потихоньку саднить. А помня еще по своему афганскому опыту чем это чревато, решил сразу озаботиться проблемой. Это на гражданке, вроде ничего страшного в подобном обгорании нет. Помазал поврежденное место, пару дней поберегся и все. В армии, особо не побережешься и когда ожог наслаивается на ожог то и до санчасти дойти может. Вот я и стал обдумывать идею.
        При этом, можно было взять за образец обычную солдатскую панаму времен моей срочной службы. Но мне она тогда еще казалась слишком тяжелой. Не в смысле, что прям как каска и ее тяжело носить. Нет. Она избыточно тяжела, именно как защита от солнца. Понятно, что в армии все должно быть красиво и простеганная вдоль и поперек панама неплохо держит форму, являясь по армейски функциональной. Угу - и кондовой при этом. Так что хотелось чего-то более легкого. Наподобие того, что носят в двадцать первом веке на двести первой базе в Таджикистане. Только из более тонкого материала.
        Но наше обсуждение пришлось прервать из-за предстоящего праздничного обеда. Там, комиссар развил бурную деятельность и пришлось говорить речи. Хотя, честно говоря, сильно сбивали аппетитные запахи и почему-то присутствовало ощущение, что гуляю на деревенской свадьбе. Возможно еще из-за того, что личный состав, накатив на вчерашние дрожжи, сделался весел и игрив. Я особо не вмешивался (могли бы и не понять). При этом, лишь уточнил у Григоращенко:
        - Выпивки хватает?
        Умудренный жизнью боцанмат подтвердил:
        - Вполне хватат, чтобы самые прыткие в умат укушались. Во всяком случае, не будут опосля бегать в поисках баб.
        Убедившись, что проинструктированные взводные и младшие командиры, зорко следят за порядком, я кивнул и несколько расслабился. Ну а почему бы и нет? Дополнительные посты (помимо местных) выставлены. Те полвзвода управления, что изначально оставались на базе, сейчас вообще не пьют. Так что пусть бойцы после рейда пар выпустят. Сильно их пережимать тоже не дело. В остальных красных частях, вообще полуанархия царит, поэтому мне это тоже надо во внимание принимать. А так люди видят отношение командования и бухтеть насчет дисциплины не будут. Еще и хвастаться перед другими станут.
        А вообще, тфу-тфу-тьфу все пока чинно-благородно. В агрессию, вроде никто не впадает. С буденновцами махач, устраивать тоже не собираются. Вон, даже песни начали петь. Я сытый и умиротворенный, благосклонно наблюдал за посиделками, попутно ведя беседу с неугомонным Семеном.
        Позже, когда все доели и допили, было объявлено «личное время». Ну а вечером, я собрал старший комсостав, обсуждать завтрашние дела. Тем более что дел было реально много. Одна предстоящая передача людей для экипажа бронепоезда чего стоит. Хорошо еще, что Григоращенко, все «приданое» для них заранее приготовил. Но один фиг просидели почти до ночи.

* * *
        А с утра сразу началась суета. Готовили телеги для амуниции, снаряжения и просто разного барахла, передаваемого на «Братишку». Так же телеги готовились и для его совсем небодрого экипажа. Морячки, аргументируя алкогольную невоздержанность слезной горечью расставания, вчера так назюзюкались, что сегодня передвигались с трудом. Но это все было учтено, поэтому болезным вручалась фляга с рассолом, и они грузились на транспорт. Комиссар, в связи с невменяемым состоянием убывающих, урезал речь прощания до неприлично минимальных размеров, аргументировав это так:
        - Ладно. Пока до Таганрога доедем, они очухаются. В городе все равно митинг запланирован. Там и попрощаемся от лица батальона…
        А у меня было еще одно дело поэтому не став дожидаться окончательной загрузки, я вызвал к себе Матвеева.
        Бывший пленный подполковник, в роли рядового, за это время показал себя неплохо. От работы не увиливал. От боя тоже. Опять-таки, по личной инициативе, помогал младшим командирам обучать крестьянское пополнение. При этом нос от парней не воротил и брезгливые рожи не корчил. В повседневной жизни больше молчал и слушал, но если возникал какой-то разговор, то поддерживал его без снобизма, так свойственного «их благородиям». То есть, если бы в нем было какое-то внутреннее отвращение к «быдлу», то оно хоть как-то бы уже проявилось. Но ребята докладывали, что ничего такого не замечали. Единственно, что отметили, так это какую-то странно обостренную нелюбовь к Керенскому, которого офицер, иначе как «подлецом», не называл. Но по поводу причин, он особо не распространялся. А в остальном, Матвеев ничем не отличался от остальных бывших офицеров, принятых в батальон. Так что пришло время решать с ним вопрос.
        Вызванный ждать себя не заставил у уже через несколько минут доложил о прибытии. М-да… в рейде переодеть в нашу форму не получилось, поэтому подполковник до сих пор был в своем. Единственно - снял погоны и кокарду. Окинув взглядом подтянутую фигуру, я, козырнув в ответ, сказал:
        - Ну что, Игнат Тихомирович. Рейд закончен. Так что вы сейчас вольны в своих решениях. В моей власти выписать вам направление до Саратова. Там ведь ваша семья проживает? Или у вас какие-то другие мысли есть?
        Подполковник вопросительно поднял брови:
        - Другие мысли, это мысли по поводу ухода к Деникину?
        Я пожал плечами:
        - Или к Краснову…
        Офицер насупился:
        - Насчет Краснова, это даже как-то оскорбительно. Я просто физически не смогу служить у человека, сотрудничающего с врагом.
        - А с Деникиным? - спохватившись предложил - да вы присаживайтесь.
        Матвеев сел и как-то буднично ответил:
        - С Деникиным у меня тоже проблемы возникнут. - видя мое недоумение продолжил - Я понимаю ход ваших мыслей. Подполковник. Штабист. Вроде должен стремиться к своему окружению. Наиболее подходящее окружение сейчас у Антона Ивановича. Только видите ли, есть одна загвоздка. Подобных мне, там принимают крайне неохотно. Дело в том, что я монархист.
        От неожиданности я чуть папироску не проглотил и сплевывая табак пробурчал:
        - С ума сойти. Эк вас угораздило… А с виду, производите впечатление, вполне приличного и адекватного человека.
        Собеседник поспешил пояснить:
        - Нет. Вы несколько недопоняли. Я не из тех монархистов, что готовы голосить осанну государю-императору, кем бы он ни был. Вовсе нет. Как раз последний самодержец, на своем месте, вовсе не блистал. Просто, по моему глубокому убеждению, Россия может быть либо монархией, либо России не станет. Разнообразные социалисты, с их коллегиальным правлением, просто развалят страну. Что и показало Временное правительство. Все эти модные среди русской демократии президенты и назначаемые ими члены правительства, думают в первую очередь о своем кармане, являясь по сути именно временщиками. Теми, кому в общем-то плевать на страну. И лишь сильный монарх может сохранить Россию.
        Насчет коллегиального правления, подполковник несколько загнул. Ведь даже «лучший друг физкультурников» решений в одиночку никогда не принимал, а уж другие, так тем более. Но какой смысл, это сейчас объяснять? Поэтому я лишь фыркнул:
        - Ага. То есть у вас царь-батюшка еще и определенного сорта должен быть? И что - вот прямо обязательно царем должен называться? А если будет не царь, а к примеру диктатор? Хотя нет. Диктатор - это перебор. Электорат не поймет. Но к примеру, если это будет «генеральный секретарь»? Со сроком правления лет на двадцать пять - тридцать. Всенепременно ведущий народ типа к «светлому будущему». Зорко бдящий за границами страны и даже, при удобном случае, приращивающий ее размеры. Который всех министров будет в кулаке держать и регулярно сажать или стрелять зажравшихся элитариев? Ну и цены периодически снижать. На продукты, да промтовары. Как вам такое?
        Матвеев фыркнул в ответ:
        - Сего правителя народ при жизни в святые произведет и молиться на него станет. Но таких не бывает. Никто не решится стрелять приближенных к себе власть предержащих… Даже если они, как вы выразились - «зажрались».
        Сдержаться у меня не получилось:
        - Еще как бывает. И вы, батенька, получается не монархист, а - чуть было не ляпнул «сталинист» но вовремя прикусив язык, вывернулся - обычный государственник. Из тех, что ближе к большевикам-жилинцам. А к монархистам себя причисляете, от не полного знания ситуации. Кстати, вы с комиссаром не говорили на эту тему?
        Собеседник отрицательно качнул головой:
        - Знаете, как-то не пришлось. В начале, честно говоря, я сильно опасался признаваться в своих политических предпочтениях. Уж больно слухи нехорошие о красных ходили. Тем более, о красных матросах. Но потом понял, насколько эти слухи не соответствуют действительности. Да и вы, на вечерних собраниях такие вещи говорили, что я был просто поражен. Поэтому и решился открыться…
        Увидав в окно идущего к хате Лапина, я подытожил:
        - Хорошо. Сейчас у нас времени для нормального разговора нет. Мне надо уезжать. Но через пару-тройку дней вернусь, тогда продолжим. - и обращаясь к вошедшему Кузьме, сказал - Вон комиссар, обрати внимание на товарища Матвеева. Как с Таганрога вернемся надо будет плотно с ним пообщаться. В основном тебе.
        Деловито настроенный и скрипящий ремнями Лапин, не удивился, лишь уточнив:
        - По поводу?
        - Да он, только что, своими словами неофициальный партийный гимн исполнял. Акапельно, без рифмы и текст несколько переврал, но сдается мне, что вы друг друга поймете.
        Комиссар заинтересованно посмотрел на бывшего подполковника, а тот несколько растерянно спросил:
        - Что за гимн?
        - А это тебе помощник комиссара Шульгин пояснит. Скажи, что я приказал. И запевалу с гармонистом пусть подтянет. Для лучшего, так сказать, звучания. Ну а ты, боец особого батальона морской пехоты, после этого решишь, насколько тебе с нами по пути. Или, глядишь, может Саратов больше привлечет?
        И я пошел к мотоциклу, насвистывая - «Забота у нас простая…»
        Глава 7
        А в Таганроге на меня нагло и дерзко покусились. Э-э… нет не так. Звучит, будто я юная девственница, которую гопники в подворотне попытались того-этого… Посягнули? Хм… тоже не то. Ладно, в общем говоря казенным языком протоколов - в Таганроге на товарища Чура было совершено покушение. Разумеется, не сразу. Изначально все было просто замечательно. Хотя, наверное, надо по порядку.
        Батальон, как я уже говорил, остался на своей базе в Покровке. Я просто не видел смысла переводить его в город. Опять-таки, что в Покровке, что на хуторах, всегда можно оказать селянам посильную помощь (или совершить взаимовыгодный обмен) и иметь с этого приварок к котлу. А в городе, придется всем сидеть на невкусном пайке.
        Именно поэтому в Таганрог выдвинулся экипаж БП, отделение охраны, броневик и я с комиссаром на мотоцикле, возглавляющие все это шествие. По прибытии, доложился командующему. Матюшин, рассчитывая, что мы просто вернемся, никак не думал, что даже при возвращении можно столько наворотить. Особенно его впечатлил даже не сбитый аэроплан и не уничтожение вражеских кавалеристов, а то что мы усилили и вооружили верных людей в Володаеве.
        А уж когда мы вышли на улицу, при виде броневика, он весь изошел на слюну, но я суровым взглядом оборвал начинающиеся поползновения. Поэтому, Анатолий Иванович, задумчиво похлопывая ладонью по металлу боковой башенки, лишь спросил:
        - А вот эту трещину в броне и дырку заделывать будешь? И чем это вы его так расковыряли?
        - Такой же автоматической скорострелкой что на «Братишке» стоит. Мы ее на грузовик установили и теперь имеем мобильное средство борьбы с вражеской бронетехникой.
        Командующий восхитился:
        - Эк ты завернул! Сразу видно, что есть у тебя тяга к военному делу. Пояснил эдак по-армейски - коротко и понятно.
        Пожав плечами, я не стал комментировать данное заявление, а сразу поинтересовался городскими ремонтными возможностями. Матюшин заверил, что в железнодорожных мастерских мне окажут всю возможную помощь в починке броневика. Да и вообще - любую помощь. Ну еще бы - мы ведь ему целый бронепоезд с экипажем подогнали. Плюс с барского плеча отдали три пулемета. Это те, которые чинить надо. И я вовсе не разбазаривал достояние батальона. В конце концов, одно дело делаем.
        Но главная причина была в том, что сейчас у меня пулеметов больше чем пулеметчиков. И это проблема. Вроде бы что тут такого - взять и обучить работе с пулеметом. Ан нет, не скажите. Для этого нужен талант, куча времени и не меньшая куча патронов. С одной стороны, вроде любой может плюхнуться за «максимку» и начать поливать. Угу. Подобное лишь в кино возможно. В реальности, такой стрелок будет садить в белый свет, как в копеечку. Пока пристреляется, пол ленты уйдет. А если надо переносить огонь на разные цели? Или вдруг утыкание патрона, а то еще какая задержка? Поэтому мне и нужны обученные пулеметчики-виртуозы. Неумех обучать, никаких боеприпасов не напасешься.
        Еще Матюшину передавалось сорок пар сапог, полсотни винтовок «маузер» и столько же немецких сабель. К винтарям давали по одному БК на ствол. В итоге, Анатолий Иванович вконец обезумел и повел себя совершенно по-Брежневски. То есть, схватив не ожидающего подобной подляны Чура и чуть было не впился в его уста сахарные страстным поцелуем. От неожиданности, я ему чуть было по печени не пробил, но вовремя спохватился, успев подставить щеку. Просто, в это время подобное считалось вообще в порядке вещей, и целующиеся мужики вовсе не являлись символом принадлежности к гомосекам.
        Но один хрен, я-то к такому был непривычен, поэтому быстренько вывернувшись из объятий командующего призвал его следовать плану. А по плану у нас был общегородской митинг. Проходил он на вокзальной площади (чтобы «Братишка» был виден всем) и Лапин, поймав вдохновение, показал класс. Час. Целый час он играл чувствами огромной толпы словно знатный шоумен. Не отвлекаясь на вспышки фотокамер и стрекот киноаппаратов, Кузьма отжигал не по-детски. Жесты были выверенные. Слова зажигательные. Интонации пламенные. А уж экспрессии было столько, что партайгеноссе Адольф, на пике популярности, по сравнению с Кузьмой, показался бы просто жалким сопляком. Вот ей богу я бы удивился если б после такого, к нам в подразделение не началась бы запись всего городского населения, включая малых детей и домохозяек.
        При этом, комиссар периодически хватался за меня и выдвигая вперед, демонстрировал публике главного героя своего спича. В этим моменты, щурясь от вспышек, я махал ручкой и делал «чиз». В принципе, большего и не требовалось. Все и так впечатлялись до невозможности.
        Ответную речь Зайцева - комиссара «Братишки», я слушал в пол уха. Нет, видно было что человек тоже хорошо подкован в ораторском искусстве, но сразу после Кузьмы эффект был уже несколько не тот. Хотя… Может и ошибаюсь - вон как толпа ревет в нужных местах. Так что, возможно, я просто не совсем объективен и именно поэтому считаю Лапина лучшим комиссаром? Ведь свое оно завсегда лучше чужого. Может и так, но один черт, перед Кузьмой сейчас офигительные перспективы карьерного роста открыты. Сами прикиньте - быть комиссаром одной из первых (если не самой первой) части Рабоче-Крестьянской Красной Армии. При этом, наиболее боеспособной и на данным момент самой известной. Так что если Лапина не убьют в предстоящих боях (тьфу-тьфу-тьфу), то у него есть все шансы занять положение на самых верхах комиссарских структур. Ну а что? В прошлой истории, там Мехлис шашкой махал, при полной поддержке Сталина. А сейчас, возможно, станет Кузьма, при поддержке Жилина. И сдается мне, это будет гораздо лучше.
        После митинга, прямо из-под носа у командующего, меня утащил счастливый Гриня. Бурные обнимашки он устроил еще перед всеми мероприятиями, поэтому сейчас просто хвастался и спрашивал. Хвастался проведенными за эти дни работами и спрашивал, что и как делать дальше. Васильев же, моментально вписался в ревизию всего и вся, и краем глаза заметив с какой любовью артиллерист провел рукой по стволу орудия, я окончательно понял, что не ошибся с выбором. Жаль, конечно, отдавать столь грамотного командира, но на бронепоезде, бывший капитан, точно окажется на своем месте. Все-таки взвод в три миномета, это слишком мелко для него. А сейчас - орудия, пулеметы, зенитная установка… Поэтому, надеюсь, что Гришкин авантюризм и профессионализм Александра сыграют так, что противнику тошно станет.
        А на следующий день мы занялись броневиком. Благо в мастерских хватало самых разных станков и инструмент был в наличии. Правда, сильно вникнуть в броник у меня не получилось так как расщедрившийся Матюшин, неожиданно подогнал нам сразу два убитых напрочь грузовика. Вернее, убит был один (его притащили на конной тяге). А второй, дергаясь и попердывая, прикатился сам. Сидящий внутри «шоффер», прилагался к машине и так же передавался в батальон. Водила, внешне напоминающий сильно помолодевшего Козлевича, из фильма про Золотого теленка, поддерживал жизнь транспорта как мог, но на все его умений не хватало. Поэтому мне, в прямом смысле этого слова, пришлось закатать рукава.
        Местные работяги от такого подхода несколько офигели, так как по нынешним временам, простой люд, вообще не привык что начальство (тем более такого уровня) может с размаху нырнуть в говно. Зато мои ребята тут же распушили хвосты, поясняя, что их командир не просто героический рубака, а еще и инженер-моторостроитель, который не только ручки испачкать не боится, но и знает, что да как делать. В общем - круче только горы, да и то далеко не все. Так же мастеровые офигели от заданных темпов (а чего ходят, словно вареные?). А после нескольких особо ветвистых рулад, подслушанных мною у мореманов, народ зашевелился, и я, можно сказать, влился в коллектив.
        Грузовики, невзирая на импортное название «Fiat-15 ter» оказались нашими. В смысле, выпущенными по лицензии на заводе Рябушинского. И самое главное, что в кузове неработающего, лежала неопрятно-ржавая куча запчастей. Это внушало надежды что получится починить оба изделия Автомобильного Московского Общества.
        На следующий день, на артиллеристском грузовике мне в помощь прибыли наши водилы и работа закипела сразу по нескольким направлениям. Для начала, раскидали подарочных итальянцев. У «умершего», ко всему прочему вылез дефект на раме. Но я, обнаружив в цеху допотопный сварочный агрегат запустил его и заварил эту трещину. Честно говоря, затрахался, так как режимы и электроды были настолько непривычные, что пока приноровился, семь потов сошло. Зато, когда закончил, то увидел, что вокруг меня собрались все местные пролетарии, глядящие так, словно перед ними не человек, а Афродита пенорожденная.
        Сразу не придал этому значения, но заметил, что их отношение, стало каким-то загадочным. Токари, до этого важно выслушивающие наши задания, принялись просто-таки навязчиво предлагать свою помощь в любом деле, а цеховой мастер, с тамошним начальником, без затей пытались меня напоить. Ведя при этом туманные разговоры про то, что на войне любого могут убить, а хорошая профессия - это верный кусок хлеба с маслом. И что девушки в Таганроге очень красивые и их много на любой вкус. В принципе сразу догадавшись чего этим ухарям надо, я два дня честно терпел, а на третий спросил в лоб - чего конкретно им надо?
        Оказалось, что много чего. Только перечисление желаний, заняло минут пятнадцать. Оказывается, аппарат у них был, но вот самого сварщика, не было с прошлого года. И что характерно, реально умеющего варить, найти не могли нигде. Были разные самозванцы и неумехи, падкие на хороший паек, но они не оправдывали высокого звания. А после того, как оторвавшейся из-за плохой сварки балкой чуть не расхерачило станок, вместе с работающим на нем токарем, эксперименты решили прекратить и опять перейти на клепку. Но клепать выходит не везде и работы для сварщика накопилось много.
        Я лишь пальцем у виска покрутил, спросив, не попутали ли они берега? Но заключив меня в плотное кольцо, железнодорожники, взывая к Христу и революционной сознательности, продолжали настаивать. При этом, наиболее невоздержанные, намекали даже на попутное обучение ученика.
        Еще раз покрутив пальцем, от ученика я отказался, пояснив, что за неделю никого нормально научить просто невозможно. Но потом, под напором охреневших гегемонов и собственного комиссара, сломался. Поэтому, ткнув пальцем на остаток электродов, предложил показать наиболее необходимое к ремонту оборудование. Дескать, вот сожгу все электроды и на этом всё - баста.
        Из-за столь внезапной подработки, даже встречу с купцом пришлось провести прямо в ремонтных мастерских. Вернее, в пустующем кабинете на втором этаже административного здания.
        При этом, сам посетитель, как-то сильно выбивался из представляемого мною образа. Исходя из фильмов, купец должен быть в шелковой косоворотке, скрипучих сапогах и борода лопатой. Илья Агафонович предстал в пиджачной паре, очках и вместо неопрятной «лопаты» была аккуратная бородка клинышком. Вообще, он почему-то сильно смахивал на Чехова с того портрета, что у нас в школе висел.
        К банкам и внешней торговле таганрогский бизнесмен отношения не имел, поэтому национализация его не коснулась. Но прежние технологические цепочки были нарушены, поэтому сейчас, купец, вертелся как мог. И мой заказ на пошив, из материала и ниток заказчика, воспринял словно манну небесную. Обговорили с ним и панамы, и маскхалаты, и даже (оказывается у него и кожей работать могли) изготовление кое-какой амуниции. Так же заказал ему и примитивные разгрузки, для автоматчиков, расчетов ручных пулеметов, да пеших разведчиков. Остальному личному составу они не понадобятся. Им еще тупо пока нечего разгружать.
        Что характерно, торговался Мелешко, словно в последний раз. Показывая полное отсутствие страха перед грозным предводителем отмороженных матросов. Правда, не наглея и не кидая шапку (в данным момент - котелок) оземь, но, сука, весьма упорно. Причем, часть оплаты хотел деньгами, а часть - трофейным барахлом.
        Слушая купца, удивлялся про себя. Вот ведь как быстро люди в себя приходят. Я ведь знаю, что в начале февраля (то есть, всего четыре месяца назад) здешние революционеры собрали наиболее богатых людей города и затребовали с них пять миллионов. При этом, в виде альтернативы, предлагали расстрел. Ну не было у Советов денег и их где-то надо было срочно добыть, как для выплат зарплат, так и в принципе - для закупок продовольствия. Реквизировать на халяву это самое продовольствие у здешнего крестьянства, красные опасались. С одной стороны, пейзане социально близкие, а с другой, в деревнях и на хуторах столько оружия заныкано, что легко можно было получить большую бузу.
        В общем, решили тряхнуть городских толстосумов. Тем деваться было некуда и поэтому деньги они дали. Но после этого, рванули из города, кто куда. Ну и оставшиеся (в основном мелкие предприниматели) - затаили. Как по мне, так решение власти было хоть и вынужденное, но совершенно идиотское. Экспроприация блин, экспроприаторов. Грабеж, ничем не прикрытый! Можно ведь было это исполнить, хоть как-то по-другому. Да хоть в виде того же займа. Пусть так же под винтовками, но более культурно. Вон тот же Аль Капоне, тоже грабил, но делал это с уважением. Поэтому, настолько мерзкого осадка у людей не оставалось. Ведь могли же к примеру, оформить всё как займ, года на три. А через указанное время (исходя из предполагаемой инфляции) даже честно вернуть эти пять лимонов. Угу - пятью бумажками. Результат тот же, зато люди не так остро чувствовали бы, что новая власть - это полный и безоговорочный пиздец. Хотя, чего теперь говорить? Особенно, если учесть, что подобное проворачивали во многих городах.
        Да и вообще, пока Жилин в коме пребывал, разнообразные революционеры такого наворотили что разгребать и разгребать. Правда, сейчас Седой подобного уже не допускает, но реноме-то уже потеряно и восстанавливать его будет гораздо труднее.
        Но труднее это не значит, что невозможно. И как пример - приход наших войск и переход власти под начало Матюшина, показал местным делаварам, что красные, они тоже далеко не все одинаковые. Кто-то ударен на всю голову, а с кем-то можно иметь дело. И батальон морской пехоты, попадает под категорию вменяемых. Вот Мелешко и разошелся…
        В конце концов - с купцом мы поладили, но мне пришлось несколько дней подряд приходить для консультаций и пояснений к нему в цех. А на четвертый раз, Чура подловили…

* * *
        От железнодорожных мастерских, до пошивочного цеха, было минут двадцать неторопливым ходом. Поэтому я и ходил пешком. Не один - в сопровождении Магомеда. И сейчас, пройдя за ворота, ограждающие небольшую промзону, привычно направился обратно. Но при этом, обратил внимание на стоящий метрах в тридцати от нас экипаж. Вроде вообще обычнейшая картинка - парень и барышня поймали извозчика и сейчас уедут. Только вот как-то странно. Эта пара не договаривалась с водителем кобылы. Они просто стояли рядом и смотрели в нашу сторону. А завидев нас, парень в студенческой тужурке, что-то сказав дамочке, полез в коляску, а она осталась стоять, при этом копаясь в сумке. И это показалось странным.
        Нет, в городе, после митинга, я стал достаточно популярен. Со мною даже незнакомые люди раскланивались. И в гости зазывали. Можно было бы предположить, что эта парочка просто мои поклонники, желающие пообщаться. Но слишком уж у девахи физиономия напряженная, да сосредоточенная. С таким лицом не знакомятся. Вот это и настораживает, тем более, как по нынешним временам, женщина (особенно молодая) считается просто придатком к мужу или отцу. Да и парень, который вроде бы должен нас знакомить, (ибо самой девушке знакомится неприлично) сидит в коляске. Значит, вариант с общением отменяется.
        На секунду поймав холодный и оценивающий взгляд мамзельки, все сомнения улетучились. Похоже, мочить нас будут. И стрелять станет, именно вот эта коза. Тем более, что опасности от подобной фифы, никто не ждет. Хотя, та же Вера Засулич, чуть не пришившая цельного градоначальника, доказала обратное, но барышень все равно в расчёт не берут. Но я-то воспитан на других традициях! Поэтому, остро сожалея о бесполезном пистолете в кобуре (не взведенном и на предохранителе), просто широко улыбнулся мрачной девушке. Ту, от моей улыбки, аж слегка перекосило.
        Я же, не переставая улыбаться, лихорадочно прикидывал: так - между нами уже шагов десять, а у нее плечо пошло вверх и из сумки стала показываться кисть в белой перчатке. На фоне этой белизны, бросилось в глаза металлическое воронение зажатого в руке пистолета. Окончательно скривив лицо в какой-то странной ухмылке, со словами:
        - Сдохни, тварь!
        Она выдернула ствол и стала наводить его в мою сторону.
        Как я и говорил, мой пистолет был в кобуре (расслабился в городе, совершенно не ожидая подобных подлян). Это целых четыре секунды до приведения в боевую готовность. В данном случае считай - вечность. Начни я доставать «люгер» заранее, она бы и стрелять начала раньше. А мне расстояние между нами надо было уменьшить, потому что нож на бедре, не надо было ни снимать с предохранителя, ни взводить. И с восьми метров я вообще не промахиваюсь. Вот он и полетел в правое плечо долбаной террористки. Одновременно с этим, пригнувшись и уходя с линии прицеливания, метнулся к коляске.
        Для стороннего наблюдателя (а таких на улице вполне хватало), прилично одетая девушка громко говорит странные вещи, а потом вскрикивает, роняя непомерно большой для ее руки «Кольт 1911». А комбат Чур, в три длинных шага запрыгивает в экипаж и двумя ударами вырубает сидящих там студента и извозчика.
        Водителя кобылы я приобщил до кучи, исходя из того, что вряд при совершении покушения, рулить будет обычный человек. Наверняка и он при делах. Тем более - не бывает извозчиков с модельными стрижками. Правда, прическу я увидел уже после того, как от удара, с башки водилы слетел картуз.
        Выстрелов не было, поэтому не было и паники. Зато любопытствующие, быстро стали собираться в толпу, жадно разглядывая произошедшее. За это время, несколько охреневший от произошедшего Мага, подхватил валяющийся пистолет, проверил сумку нападающей и напряженно крутя головой во все стороны решил уточнить:
        - Это кито?
        Огорченно глядя на безвольно болтающуюся голову извозчика (похоже, с переполоха сильно переборщил с силой удара) я прекратил его обыскивать, отвечая:
        - Не знаю. Но сильно хочу узнать. Тем более, что два языка у нас есть.
        Горец удивился:
        - Дыва?
        - Ага. Я извозчику, с испуга шею перебил, но второй - живехонек. Так что давай, помоги дамочку загрузить. Нож только не трогай, а то в крови перемажемся, да и ее можем не довезти.
        Быстро подхватив сомлевшую барышню, усадили ее в коляску. Сам уселся рядом, придерживая довольно крепкое тело. Труп и бессознательного студента бросили между сиденьями. Мага взялся за вожжи и перегруженное транспортное средство, покатило по улице.
        А уже через сорок минут, перевязанная террористка была готова к допросу. Его проводили тут же, в больнице, куда, потрясенные новостью, прибыли все городские силовики. Для начала, объяснил что случилось, чекисту Галомахе, отдав ему очухавшегося парня. Он хотел забрать и девку, но по техническим причинам это было пока невозможно. Переговорил с Матюшиным. Потом еще и примчавшегося Лапина пришлось успокаивать. Тот появился не один, а в сопровождении наших автоматчиков. В общем, больничка на какое-то стала весьма оживленным местом.
        От всего этого переполоха, даже благообразный доктор без звука выделил помещение для допроса. Хоть и причитал, что барышня, после получения обезболивающего, (наверняка опиумом ее пичкал) несколько не в себе. Да и внешний вид у нее не совсем подходит для общения с мужчинами, так как для перевязки пришлось резать платье. На что я возразил:
        - Херня док. Простынкой ее накроете и приличия будут соблюденены. Поэтому, давайте в темпе! Цигель, цигель ай люлю!
        Тем самым, сопротивление было сломлено и через пару минут я уже созерцал несостоявшуюся убийцу. Та, томно лежала на койке, но услышав шум наших шагов, открыла несколько вздуренные от наркоты глаза. Сфокусиров взгляд на мне, с чувством выдала:
        - Ненавижу! Убийца!
        Такое начало, меня несколько возмутило:
        - Вы с ума сошли? Что значит - «ненавижу»? Вы меня даже не знаете, чтобы испытывать столь сильные чувства.
        Но та упорствовала:
        - Я тебя знаю вполне достаточно! Убийца! И разговаривать с тобой не буду!
        Комиссар, попытался было влезть, но я жестом остановил его. После чего опять обратился к этой ненормальной:
        - Ну, если вы желаете перейти на «ты», то пусть так и будет. Просто интересно, откуда столько экспрессии? Да, я убивал немцев. Но сейчас идет война поэтому с этой стороны ваши претензии беспочвенны. Что еще может быть? Как вариант - ты шмара ростовского урки Коськи Шмыги. Этого хмыря тоже шлепнул я, поэтому вполне понятна твоя личная неприязнь.
        Повернувшись к Лапину, добавил:
        - В принципе, тут все ясно. Эта бандитская подстилка, от кокса вообще сбрендила и решила мстить за своего любовника. Дело житейское. А за покушение на красного командира, её скорее всего шлепнут по решению ревтребунала. Пойдем Кузьма. Мне беседы с бывшими проститутками, ставшими воровками, совершенно никуда не уперлись. Брезгую я…
        Подследственная, во время моего монолога вытаращившая глаза, увидев, что мы собрались уходить, не выдержала:
        - Как вы смеете так говорить? Какая проститутка? Я честная девушка! А вы подлец! Вы убили моего отца и надругались над его телом!
        Я возразил:
        - Брехня. Не мог Шмыга быть вашим отцом. Молод слишком. И что значит «надругался»? Вы вообще соображаете, чего мелете? Может, в вашей уголовной среде и принято трупы имать, но не надо распространять свои больные фантазии на нормальных людей. Извращенка! Тьфу! Пойдем комиссар, а то меня от этой калишной шлюхи, сейчас вырвет!
        Лица у присутствующих, включая охранника от ЧК, выражали полное непонимание ситуации. Благо, этот наивный народ, держал рот на замке (о чем они и были строжайше предупреждены перед входом) не пытаясь влезть и испортить игру. И тут, наконец, возмущенная совершенно беспочвенными обвинениями деваха, поплыла. Со слезами на глазах, она выкрикнула:
        - Что за нелепость вы несете? Мой отец - подполковник Твердов! Алексей Федорович Твердов! Вы его убили там, в степи, вместе с господином Дроздовским и всем штабом! Но перед этим глумились над раненными, пытая их и отрезая уши!
        Народ несколько офигел от сказанного, а я, вздохнув, опустился на табурет. После чего, уже совершенно другим тоном произнес:
        - Алексеевна, не надо шуметь. Что-либо доказывать тебе я не стану. То, что подобные мероприятия, очень сильно разлагают личный состав, ты могла и не знать. Это вряд ли входит в круг твоих интересов. Но хочу спросить - хоть какие-то зачатки логики у тебя есть? Ведь если допустить, что мы звери, не имеющие тормозов, то даже у зверей есть инстинкт самосохранения. И неужели ты думаешь, что «красное быдло» стало бы так резвиться, зная, что в любую секунду могут появиться многократно превосходящие силы неприятеля? Так даже турки не делают. Поэтому, девочка, думай сама, зачем тебе эту ложь в голову влили…
        Отвернувшись от хлопающей глазами дамочки, я почесал начавший обрастать затылок и обратился к комиссару:
        - Вообще, странная вещь получается. За эту неделю, я уже второй раз слышу про то что Чуровцы в том бою, как-то не по-человечески себя вели. Но в первый раз, просто говорили, что мы уши трупам резали. А сейчас, что над раненными глумились…
        Кузьма, задумчиво выдал:
        - Ну, пропаганда она такая вещь… Очернить врага, это в порядке вещей. У беляков, с тем же успехом могут сказать, что ты младенцев на завтрак ешь.
        Я покачал пальцем:
        - Это понятно, но вопрос, у каких именно беляков? Среди деникинцев, просто слухи ходили. В которые, в основном, сами офицеры не верили. И рассказывались они, исключительно по пьяному делу, в виде страшилки. А запустить подобную шнягу могли лишь те, кто исключительно по себе меряет и сам не гнушается над пленными издеваться. Угадайте, кто это?
        Чекист, отряженный для охраны, напряженно слушающий наш разговор, выдохнул:
        - Красновцы, суки! Я разок видал, что казачки с нашими обозниками сотворили. Словно мясники поработали. У нас половина отряда, от одного токмо вида замученных, обблевалися… С тех пор мы зарок дали - казачню в плен не брать! На месте кончать ентих тварей!
        Лапин, кивнув в сторону молчащей террористки:
        - То есть, думаешь, она от красновцев?
        - Уверен. Но не профессионалка. Вот так вот, навскидку, могу сказать, что по каким-то причинам, барышня, осталась одна. Просто, будь она хоть при каких-то родственниках они бы подобного не допустили. Так что - одна. Скорее всего приезжая. Возможно - беженка. Не исключено, что с целью вспомоществования, обратилась к военной администрации за помощью. Вот ей и «помогли»…
        Всхлипнувшая мамзелька, внезапно подала голос:
        - Мы с тетушкой, в середине апреля, из Царицына ехали. В дороге, она тифом заболела. А когда тетя Маша умерла, я совсем отчаялась и решила опять обратиться к военным, чтобы они помогли найти папА. Я и до этого обращалась, но никто ничем помочь не мог. Так и ходила, пока не наткнулась на Анатолия Архиповича Жданова, сжалившегося надо мною и пошедшего навстречу. Он в контрразведке служит, поэтому сделав запрос по своим инстанциям и получив ответ, рассказал, что сталось с папенькой. Еще рассказал, кто его убивал и как. Говорил, что там свидетель оставался, которого красные не увидели…
        Кузьма встрепенулся:
        - А-а… так вот оно что. А я голову ломаю, что за Твердов? С Дроздовским тогда положили много офицеров, но только двух подполковников. По документам, один был Каслер а второй Нетребко. Никаких Твердовых там не было. А тут вона как… М-да, редкостный подонок, этот ваш Анатолий Архипович! Еще и свидетеля какого-то приплел.
        Я пожал плечами:
        - Согласен - говнюк. Но это нормальная работа опытного контрразведчика. У них ведь принципы морали отсутствуют по определению. А тут пришла дурочка, которой он за несколько дней мозги промыл и нацелил словно одноразовый выстрел на опасного врага. Получится? Хорошо! Не получится, так и черт с ней. Затрат ведь, практически никаких. Да и…
        Деваха же, похоже, услышала лишь то что хотела слышать. Поэтому, перебивая меня, она жадно спросила у Лапина:
        - Постойте! Постойте! Вы сказали, что там не было подполковника Твердова? Вы не лжете?
        Тот развел руками:
        - Барышня. Если бы он там был, то зачем нам это скрывать? Так и сказали бы, что был убит в бою. Но его там не было.
        У недотеррористки заблестели глаза:
        - Так значит, возможно, папА жив?
        - Может и живой. Кто же его знает?
        А я, пользуясь моментом, спросил:
        - Не подскажите, где вы милейшего Анатолия Архиповича встретили?
        Дамочка, переваривая ответ комиссара машинально ответила:
        - В станице Орловской.
        - И еще один вопрос - а вам сколько лет?
        Бросив косой взгляд, та буркнула:
        - Девятнадцать…
        На этом мои интересы заканчивались и когда мы вышли из палаты, комиссар, закуривая, протянул:
        - Да-а… Какой-же этот Жданов подонок. Ведь совсем еще девчонку с пути сбил. Может, с Голомахой поговорить, чтобы он не сильно на нее давил? Ведь…
        Тут я его перебил:
        - Ты прав. С Голомахой говорить надо обязательно. И прямо сейчас. А то еще щелкнет клювом и упустит вражину. И из больницы ее сегодня же надо в камеру перевести. Иначе она отсюда свалит этой же ночью. Даже, невзирая на покалеченную руку. Уж больно хитра змеюка.
        Лапин потрясенно открыл рот:
        - Да как же так? Ты же сам пять минут назад …
        Надув щеки и с шумом выдохнув, я пояснил:
        - Понимаешь Кузьма, все несколько не так, как ты думаешь. Я там пальцы гнул, изображая из себя великого дознатчика. Важности на себя нагонял, блистая дедукцией. То есть, полностью соответствовал образу удачливого красного командира, считающего себя самым умным. А она сделала вид, что я ее замечательно развел своей хитростью про любовницу бандита. Мол, не выдержала трепетная девичья душа столь мерзкого обвинения и она раскололась. Моментально подкинув слезливую версию, про несчастную и обманутую офицерскую дочь. Которую я очень удачно развернул и поддержал.
        Комиссар аж остановился:
        - Стоп. А на самом деле?
        - А на самом деле… Понимаешь, она вообще не волновалось перед покушением. Я ведь внимательно ее реакции отслеживал. Не было там волнения. Напряжение, сосредоточенность - это да. Но не волнение. Не ведет себя так человек с тем нервическим темпераментом, что она потом в палате изображала. Тем более, которая еще буквально пару недель назад была обычной домашней девочкой. - В этом месте, не удержавшись фыркнул - Ха! Девочкой! Этой крале, не менее двадцати пяти. Может больше. Там и сиськи уже подотвисли, и мимические морщины никак не тянут на малолетку.
        Собеседник удивился:
        - Ты когда ее общупать-то успел?
        - Когда в коляске ехали. Общупал, осмотрел. Заодно, забрал дамский пистолетик на подвязке. Что, кстати, тоже намекает… И еще обнаружил весьма характерный мозоль, на указательном пальце. Хорошо так загрубевший. Это означает, что дамочка пострелять любила. Да и само оружие покушения… Ты шмалял из Кольта? Нет? Так вот - это довольно тяжелый пистолет и к нему надо привыкать. Зато калибр такой, что валит практически гарантированно.
        Лапин продолжал недоумевать:
        - Но зачем тогда все это было? Ну, весь разговор?
        Я не стал ему говорить, что чужую ложь с каждым днем чувствую все лучше и лучше. Зачем смущать умы неискушенных людей? Мне и «Чура Пеленовича Сварогова» выше крыши хватило. К чему преумножать? Поэтому, бесхитростно ответил:
        - Ну а что, надо было прямо там, в лечебнице, из нее сведения выбивать? Ну так народ этого не поймет. Слухи пойдут. Зачем это надо? Да и расслабилась она сейчас. Считает, что навешала нам лапши на уши… э-э-э ловко обманула. А ее, такую всю тепленькую, через часик чекисты к себе уволокут и начнут там колоть по полной. Студентика-то, уже небось вовсю допрашивают.
        Комиссар задумался:
        - Слушай, ежели она настолько опасная, то вдруг сбежит пока мы ходим?
        - Не сбежит. Там, помимо чекиста, еще двое наших парней осталось. Думаю, если что, втроем с однорукой справятся. Хотя, мышцы у нее интересные. Не девичьи. Такое впечатление, что она какой-то борьбой занималась…

* * *
        Ночка выдалась бессонная. И если бы не мое участие, то развела бы эта стервь чекистов, словно кроликов. Не умеют они еще работать. Вот, практически нифига не умеют. А так, оказалось, что невинная барышня Твердова, не столь уж невинна и вовсе даже не Твердова. Настоящая анкетные данные этой фурии - Лидия Прохоровна Грубец. Вдова, двадцати восьми лет. Детей нет (то есть, был ребенок, но умер во младенчестве). Сама из мещан. С мая семнадцатого, была добровольцем в Кубанском женском ударном батальоне. Нынешнее звание - подпоручик. Служит в контрразведке Всевеликого Войска Донского. Меня, «всевеликие», решили шлепнуть, как ответ за уничтожение Дроздовского. Ведь после его смерти подразделение распалось, а офицеры разбрелись кто куда. Большая часть, при этом, осела у Краснова (я даже не удивился, что эти русофобы друг друга сразу нашли). Вот они и ели плешь, взывая к мести.
        В начале, Чура думали исполнить в Ростове, но пока собрались, выяснилось, что батальон убыл в Таганрог. Там, соответственно, его тоже поймать не получилось, поэтому пришлось возвращаться в Ростов. И тут их агент (студент по фамилии Лемако) сообщает, что искомый комбат чуть ли не в одиночку шляется по городу. Грубец вместе с напарником, который впоследствии исполнил роль невезучего извозчика, тут же рванули в Таганрог. Пару дней следили, а потом решили, что пора действовать.
        Ну а по результатам, получилось взять группу террористов, вскрыть красновскую агентуру в Таганроге (Лемако оказался достаточно осведомленным господином) и выяснить несколько интересных адресов в Ростове. Правда, таганрогские подпольщики частично успели разбежаться (что поделаешь, слухи в небольшом городе быстро расходятся) и невзирая на то, что уже ранним утром их поехали брать, захватили всего пять человек. Зато в Ростове, после телеграфного сообщения зацепили всех, кого указали. Но я думаю, что один фиг - в пустой след. Свеженазначенные сотрудники ЧК, образца восемнадцатого года, это вам не зубры ГУГБ НКВД времен войны. Ни черта у них не получится раскрутить цепочки дальше.
        Ну да это их дела. А меня, прямо там же на телеграфе, поймало сообщение, что сегодня, после шестнадцати часов, следует ждать гостей. В том смысле, что Седой прибывает даже раньше назначенного срока.
        Глава 8
        С Жилиным прикатила масса вооруженного народа. В начале, я даже офигел от количества охраны. Но оказалось, что охраны там как раз не особо много, а основная часть толпы, в количестве пятидесяти человек, это стажеры, отобранные в мой батальон. То есть, в начале я подумал, что мне их дают как пополнение, но Чура быстро поправили. Нет, это оказались именно будущие командиры подразделений регулярной Красной Армии, которые находясь в моем батальоне, должны изнутри прочувствовать все нюансы новых взаимоотношений, принятых среди морпехов. На живом, так сказать, примере. И перенести их в формируемую РККА.
        Из этих пятидесяти, восемнадцать человек, были бывшими офицерами, от прапорщика до капитана. Еще двадцать два, происходили из унтеров. Оставшийся десяток (в основном не служивых) являлись личинками комиссаров и переходили под крыло Лапина.
        Но это я узнал несколько позже. А по началу, все окрестное начальство, встречало председателя ВЦИК, на перроне. И там, поручкавшись со всеми, хитро блестящий глазами Седой, представил мне своего спутника. Матюшин, судя по приветствиям, его знал и до этого. А я даже сразу как-то и не обратил внимания на этого парня. Единственно отметил, что его усато-бородатая физиономия кого-то смутно напоминает и всё. А тут Иван, с прыгающими чертиками в глазах, сказал:
        - Вот, товарищ Арсений, знакомься. Это и есть сам Чур.
        Усатый, с большим уважением протягивая руку, представился:
        - Михаил. Михаил Васильевич Фрунзеэ - и добавил - Очень приятно познакомится со столь выдающимся человеком.
        Я, машинально пожимая ладонь, недоуменно посмотрел на обоих:
        - Э-э… не понял. Вы как-то определитесь. Так Арсений, или Михаил?
        Парень располагающе улыбнулся:
        - Арсений, это партийный псевдоним. А родители нарекли Михаилом.
        Кивнув, представился в ответ:
        - Чур. Но подозреваю, что это тоже псевдоним…
        Михаил покачал головой:
        - Да, я знаю. Товарищ Жилин рассказывал о вашем ранении. Но будем надеяться, что вы еще вспомните всё.
        Угу. Прямо как Шварцнеггер в том фильме. Вспомню и моментально устрою революцию на Марсе. Ну да ладно - это все хохмочки. Только вот пока непонятно зачем Иван сюда этого парня приволок? И с чего бы он представился как Фрунзеэ, а не как Фрунзе? Откуда у этого ухаря сей французский прононс в фамилии взялся? Хотя, возможно, это очередное отличие между нашими мирами? Кто ж его знает?[12 - Чур ошибается. До 1919 года эта фамилия (румынского происхождения) звучала именно как Фрунзеэ. И лишь потом Михаил Васильевич для простоты отбросил последнюю букву.]
        Ну а потом началась суета. Митинги (уже, честно говоря, утомившие), поздравления и награждения. Седой приволок целый чемодан Советских наград и после консультаций со мною, щедрой рукой распределял ордена и медали. Не обошли никого, а мне досталось даже две. «Знамя» за рейд с захватом БП и «Красная звезда»[13 - Относительно наград, не существующих в 1918 году в реальной истории - читайте первую книгу.], за уничтожение немецкого гарнизона в Дьяково. Ну и как вишенка на торте, весь батальон был награжден почетной грамотой от Советского правительства.
        Потом, было переформирование взводов, с учетом как стажеров, так и пополнения. В общем, нормально переговорить с Жилиным, у нас получилось лишь через два дня. А узнав зачем он так срочно возжелал встречи, я охренел:
        - Чего? Ты это серьезно? Что значить - не пустить противника в Крым? Как ты себе вообще это представляешь?
        Устало вытянувший ноги Иван, на этот крик души отреагировал странно:
        - Почти никак не представляю. Но если немцы вместе со своими подручными австрийскими «сечевыми стрельцами» возьмут Севастополь, то Черноморского флота у нас не останется. В прошлый раз, именно так и было. Пришлось самим топить свои корабли. Очень не хочется это делать и в этот раз…
        Я же, закусил удила:
        - И в чем проблема? Затопим. Потом поднимем. А еще лучше не поднимем, а новые построим. Лично для такого дела, пару десятков тонн золота выделю.
        Седой спокойно возразил:
        - Ты своими кладами не раскидывайся. Копейка рубль бережет. Слыхал такое? Постройка, это - время. А там, помимо кораблей, еще такие запасы сосредоточены, что если я тебе их перечислю ты слюной захлебнешься. Да и в принципе, нам флот в ближайшее время понадобится.
        Хм, знает бродяга, куда бить. Воинские запасы - это серьезно… Только вот насчет флота, я недопонял. Зачем он понадобится, тем более, в ближайшее время? Спросив об этом получил интересный ответ:
        - Я рассчитывал с Черноморского флота, часть кораблей перевести на Балтику. А с Балтийского, несколько единиц на север переправить. Годика эдак через два, когда инфраструктуру там более-менее подготовим…
        - Куда?! И зачем?
        Глава ВЦИК криво улыбнулся:
        - Не зачем, а почему. А на север это - в Романов-на-Муроме. Тебе это место больше известно, как Мурманск.
        Я насупился:
        - Там что - интервенты ожидаются?
        Иван отрицательно качнул головой:
        - Это вряд ли. Хотя всякое может быть и поэтому надо подстраховаться. У нас же север вообще не прикрыт, а соседушки беспокойные. Пока империя жива была, никто не дергался. Зато сейчас… Вот ты в курсе, что на нашем берегу, они тюленей миллионами уничтожали?
        - Тюленей?
        - Угу. Их самых. Драные потомки викингов - норвежцы, уж очень постарались. И если у нас там хоть небольшого военного флота не будет, то все повториться. А ты говоришь - затопить…
        - И что прямо действительно - миллионами? Кстати, чего они так вообще с бедными ластоногими? - я фыркнул - Личная неприязнь?
        Собеседник коротко ответил:
        - Бабки. Все как обычно упирается в деньги. Тюлени это - шкуры, мех, мясо, жир. Норги тогда к двум целям стремились. Хапнуть на халяву, а также уничтожить ресурсную базу конкурентов. И потеряли мы там столько, что если брать по деньгам, то несколько флотов отстроить можно. К слову сказать, соседушки тогда настолько постарались, что и в наше время их старание сказывается. То есть, спустя почти сто лет…
        Подняв руки вверх я согласился:
        - Ладно. Про котиков понял. Но я один черт не представляю, что можно сделать в Крыму. Я когда пленных тряс, попутно и окружающую обстановку узнавал. Так вот - ко входу в Крым готова пятнадцатая дивизия лендвера. Плюс австро-венгерские «сечевые стрельцы». Да будь я жидким терминатором, у меня быстрее батарейки закончатся чем их изничтожу! И вообще, что-то не понимаю - чего вы раньше-то не чесались? Ты сам где был? Или заподпрыгивал, только когда петух жаренный клюнул?
        Иван моментально озверел:
        - Я? Я в коме лежал! А эти мудаки, еще в конце семнадцатого заслали в Крым своего «надежного человека», который до последнего, тварь, бодрые рапорты слал! А когда я заподозрил неладное, то выяснилось, что эта сука там тупо сторчался, вообще не владеет обстановкой и ничего не контролирует. Совершенно! Жертва, мля, модного кокаина! Я, в прошлом месяце, когда доклад своих ребят получил - озвезденел полностью! Ну и сразу действовать начал. Поэтому, сейчас, Михаила с собой и притащил.
        Я удивился:
        - Кстати, зачем?
        Седой, остывая, лишь вздохнул:
        - Принято решение поставить его командующим Крымским фронтом. Согласования провели. С тамошними товарищами договорились. А это было тяжело. Там такое кубло… эсеры - левые, правые, центристы, анархисты, меньшевики, большевики, националисты… В общем мрак. А товарищ Арсений, вроде как устроил большинство. Ну а ты бы за ним приглядел и помог на первых порах.
        Побарабанив пальцами по столу, я спросил:
        - И много в Крыму надежных войск? Я имею в виду не сброда, а реально надежных?
        - Сложно сказать… Так-то людей хватает. Но там даже те, кто за Советскую власть, периодически меж собой грызутся. То есть, как в той басне - в товарищах согласья нет. Да ты и сам понимаешь.
        Это точно. Понимаю. Красные, так же, как и белые, ныне активно меж собой выясняют отношения, разве что без применения тяжелых орудий. И то только потому, что к ним снарядов почти нет.
        Жилин, при этом, продолжал говорить, описывая сложившуюся обстановку и по мере его рассказа, в моей голове стали появляться разные мысли. В конце концов - попытка не пытка. Ну не получится, значит не получился. Придется флот топить. Но из допросов тех же пленных я сделал вывод, что немцы не особо-то и хотели идти в Крым. Да они в принципе, сейчас, сильно вперед не рвались, переваривая уже захваченную Польшу с Малороссией и Прибалтикой.
        Поначалу, после нашей революции, наверняка у них были мысли триумфально войти в Петроград и там подписать капитуляцию, тем самым выбивая Россию из войны. Но на подступах к Питеру, их смогли остановить. А советское правительство, сделало финт ушами, переехав в Москву. Тут фрицы и задумались, что делать? Гоняться за правителями дальше, идя до Москвы? Или до Волги? Или до Урала? Кто знает, что эти дикие варвары еще придумают, лишь бы не сдаваться? При этом, собственные войска ненадежны. Им осточертела война и рядовой состав с удовольствием поддается социалистической пропаганде. А коммуникации уже растянуты до предела и в родном Фатерлянде, не то чтобы откровенный голод, но ощутимая нехватка продуктов. Тех самых продуктов, которые есть в Польше и Малороссии. Так чего надрываться? Надо быстрее окучивать то, что уже захватили. Тем более, что сопротивление русских растет с каждым днем.
        Поэтому и с Крымом тянули. Немецкое командование считало, что там слишком много русских войск и потери будут неприемлемо большими. Так же они предполагали, что укрепления на Перекопе, без тяжелых орудий не взять. Во всяком случае, именно так мне расписывали общую обстановку пленные.
        Угу… При этом, исторически подкованный Жилин, только что рассказал, что эту Сивашскую переправу, в нашем времени, еще в конце апреля, захватила дивизия «небратьев», под руководством какого-то полковника Болбочана. Открыв тем самым дорогу немцам.
        Но сейчас, вся эта дружная компания застряла под Мелитополем, из которого красные, усиленными темпами выводят вглубь полуострова массу интереснейших вещей, что скопилась в городе. Под термином «интереснейших» я подразумеваю самое разное, включая орудия, самолеты и даже броневики. Да и сама обстановка другая. Брестский мир не был подписан, поэтому УНР (объявившая себя вышедшей из войны стороной), не может вот так взять и выступить на стороне немцев. Опасаются шароварные, что им за это могут предъявить. И даже не ненавистные «москали», а Антанта. Так что немчура еще не в Крыму и есть шансы удержать их на перешейке. Но даже если и не удержим, то есть другие варианты.
        Например, тут почему-то никому не приходило в голову глобально, на всем её протяжении, портить железную дорогу. Опять-таки - колодцы. Это же старинная забава, изничтожать колодцы в степи, перед наступающим врагом. А там посмотрим, как они станут рыть новые для снабжения войск. Да и передвигаться пехом, растягивая коммуникации - тоже весьма интересное занятие. Но чтобы оно стало еще более интересным для врага, я сказал:
        - Ладно. Сколько у меня времени есть?
        Седой при этих словах аж расцвел. Но был краток:
        - Дней десять. Максимум две недели. Потом, немцы войдут в Крым станет поздно.
        Я ухмыльнулся:
        - Поздно, не поздно… Ты знаешь - я почему-то сразу исхожу из того, что Перекоп удержать не удастся. Вроде, такая мощная линия обороны, но судя по всему - то место, наверное, проклято. Ну, как земля под ВАЗом. Даже я (профан в истории) знаю что этот Перекоп брали все, кому не лень. И очень быстро. И немцы, и красные, и опять немцы.
        - А что предлагаешь?
        Начав рассказывать предварительный план действий, я сразу пояснил что это именно первые наметки. Но даже для их исполнения мне нужно кое-какое обеспечение. Иван кивнул:
        - Все, что в моих силах.
        - Ну тогда, начнем с раций.
        Собеседник удивился:
        - С раций? Они же вроде размером с телегу. Да и ненадежны…
        Я широко улыбнулся:
        - Эх ты! Целый, мля, председатель! Второй человек в партии! А в натуре, лох не лучше меня. Хотя я и сам несколько дней назад считал так же. Но так получилось, что сбили мы намедни самолет. Ну, ты знаешь. На митингах про него тоже говорили. Так вот в этом самолете была установлена рация! Благо еще, фрицы ничего передать не успели. А когда я начал этому удивляться, то полковник Матвеев, очень удачно находившийся рядом, просветил командира во всем разнообразии ныне используемых средств связи. Ты знаешь - оказывается еще семь лет назад рации уже ставили на самолеты[14 - Действительно в реальной истории летом 1911 года на двухместном аэроплане «Блерио» был установлен и успешно испытан аппарат для беспроволочной телеграфии системы лейтенанта Тучкова с дальностью связи 50 - 70 верст. О чем 14 октября этого же года было доложено Великому князю Александру Михайловичу.]! А в шестнадцатом году, было заказано уже под двести станций! Разной мощности. И вес у того же передатчика «Радио-Электрик» всего около двадцати килограммов! При дальности связи, почти десять километров! Я, когда это услыхал, себя полным
идиотом почувствовал!
        Жилин от моей информации несколько опешил и задумчиво почесывая затылок признался:
        - Вот ведь как… Даже и не задумывался, что такие интересные штуки уже существуют. Думал все это только к тридцатым годам во что-то нормальное разовьется…
        Я скривился:
        - Ага. Это только у нас, к тридцатым. А во всем мире, вояки быстро сообразили, что к чему. И те же немцы, прямое этому доказательство. На каждую единицу бронетехники рацию впихнули. Наши же, до начала войны, флажками сигналы подавали. Так что, душевно прошу, займись этим вопросом глобально. И чем быстрее, тем лучше. Пока грамотные спецы по миру не разбежались. Что там надо? Людей, фонды и прочее. Дело это достаточно муторное, но уже пускай сейчас начинают изобретать. И нормальные средства связи, и чтобы два раза не ходить, сразу системы РЭБ. Ну а прямо сейчас, мне нужны четыре самолетные рации и к ним расчеты радиотелеграфистов в комплекте.
        Седой, прекратив делать записи в блокноте, покусывая карандаш признался:
        - Кхм… Не гони лошадей. Тут может быть проблема. Я же о них только что услышал. Так что пока найдут… В общем сразу скажу, что это дело не быстрое. Распоряжения отдам и пинать ежедневно буду, но неизвестно как пойдет. Где их искать - ума не приложу? Может, эти рации вообще куда ни будь за Урал загнали? - тут он оживился - Слушай, а может тебе те, что сейчас в штабе стоят подойдут? Понятно, что здоровенные, но…
        Одним движением брови, я обозначил отношение к сему волюнтаризму, и председатель ВЦИК затух. Но почти сразу встрепенулся:
        - Кстати насчет изобретений. Я там тебе, помимо всего прочего, привез триста панцирей Чемерзина. Сто легких и двести тяжелых.
        - Это еще что за хрень?
        Иван воодушевился:
        - Ты же про штурмовые отряды в Отечественную слыхал? Во! Так вот, оказывается панцири у этой пехоты были как раз слизаны с панциря полковника Чемерзина. Он еще в пятом году изобрел сплав и сделал что-то типа бронежилета. Легкие, весят около двух кило и держат пистолетную пулю практически в упор. Тяжелые - почти пять и не пробиваются из винтовки с пятидесяти шагов[15 - Источник - «Каталог панцирей, изобретенных подполковником А. А. Чемерзиным» - так называется брошюра, изданная типографским способом и вшитая в одно из дел, хранящихся в Центральном государственном военно-историческом архиве. В ней приводятся такие сведения: «Вес панцирей: самые легкие 4 фунта 75 золотников (фунт - 409,5 г), самые тяжелые 8 фунтов. Под одеждой незаметны. Панцири против ружейных пуль, не пробиваемые 3-линейной военной винтовкой, имеют вес 8 фунтов. Панцири закрывают: сердце, легкие, живот, оба бока, позвоночный столб и спину против легких и сердца. Непробиваемость каждого панциря проверяется стрельбой в присутствии покупателя».].
        Я усомнился:
        - Что-то уж очень фантастически звучит… Два кило… Так не бывает. Тебя где-то обманули.
        Седой фыркнул:
        - Никакого обмана. Лично читал заключение комиссии. Потом, проверил на практике. И сам его теперь ношу. - увидав мой скептический взгляд, поправился - ну не прямо сейчас. В основном, когда на митингах выступаю или на встречи хожу. Легкий, и под курткой вообще незаметен.
        Оттопырив губу, я задумался:
        - Все равно какой-то гон. Это что же они - лучше большинства современных броников? Если так, то в чем засада? Почему распространения не получили?
        Жилин вздохнул:
        - Потому что в том же девятьсот пятом году стоимость комплектов, была от полутора до двух тысяч рублей. А индивидуальные, сделанные по мерке фигуры заказчика, до восьми тысяч. Вот и прикинь…
        Потрясенный грандиозностью суммы, я поперхнулся:
        - Их что - из цельного куска золота вытачивали?
        А собеседник невозмутимо произнес:
        - Типа того. Платина, серебро, иридий, ванадий и много еще чего. Да и сам процесс плавления хромоникелевой стали под давлением, тоже очень сложен. Поэтому и сделано было чуть меньше пяти тысяч. Ну, так по документам выходит. Мне же удалось обнаружить на складе всего полторы тысячи. Пока остальные не прочухали, я их тут же в свой фонд прибрал. Заодно дал указание, этого полковника найти… Ну а ты как- доволен?
        Туманно пошевелив кистью, ответил:
        - Надо смотреть. Если всё как ты говоришь, то просто замечательно выйдет. У меня еще и пара сотен немецких касок есть. Так что, нормально снарядить ребят получится. Но ладно. Вернемся к нашим баранам. Насчет раций я понял. Но вот тебе дальнейшие хотелки: мне еще нужны четыре самолета. Два маленьких для разведки и два больших. Как их там? Вроде «Ил» называются?
        Настала очередь Жилина ронять окурок:
        - Илов точно еще нет! Это я тебе гарантию даю! И что значит - «больших»?
        Я покладисто согласился:
        - Может и не «Ил». Но они точно есть. Четырехмоторные. И именно в России. Я даже плакат с ним видел - здоровенная такая дура.
        На секунду задумавшись, Иван выдал:
        - Может ты, «Илью Муромца» имеешь в виду. С-22?
        - О! Точно! Я же говорил там что-то с Ильей было связано! Вот таких две штуки надо. Только их придется немного испортить.
        - Э-э… зачем?
        Собеседник был так удивлен, что пришлось пояснять:
        - Думаю, сделать из них эрзац-ганшип. Как бомбардировщики они мне пока не интересны. А вот как летающая пулеметная батарея, очень даже очень. - оживившись, стал пояснять свою задумку - Понимаешь, буденновцы, целой сотней по фрицевскому разведчику стреляли и не могли попасть. Просто, потому что их этому не учили. И летел он сбоку от них. Да и мои архаровцы, хоть и обученные, его сшибли, лишь когда он прямо над батальонной колонной прошел. То есть сейчас, пехотинец просто не сообразит, что в летящий в пятистах метрах самолет упреждение надо брать чуть ли не в целый корпус. Вот и думаю поставить в «Муромца» пару «максимов» с одного борта и нехай он походные колонны рассеивает, летая по кругу. Ну и панцири эти твои, использую для защиты людей. Выдам каждому по две штуки, чтобы не только торс, но и зад был прикрыт.
        Седой задумался:
        - Ну-у… вариант интересный. Я в этом слабо понимаю, но если ты так говоришь, то попробовать можно. То есть - самолеты будут. Что-то еще надо?
        Я кивнул:
        - Да. Нужны два броневика с экипажами и шесть трехдюймовых орудий. В принципе все. Ах да! К орудиям надо двух спецов-комбатов типа Васильева.
        - Кхм, а зачем так много комбатов? И куда ты Васильева дел?
        - Александр Михайлович сейчас зам. командира на «Братишке» и отзывать его оттуда считаю не верным. На нашем направлении, немчура тоже к наступлению готовится. А так: один комбат-виртуоз у меня есть. При минометах. И еще двоих нужно, потому что собираюсь орудия разделить на две батареи по три трехдюймовки. В случае необходимости, их можно сливать в дивизион. Ну а броневики, необходимы для непосредственной защиты артиллерии от отрядов вражеской конницы. Вернее, немного не так. Орудия и броневик будут приданы каждому взводу, а потом… Хотя чего сейчас говорить? Я там на месте сам всё решу. Но для этого необходимы очень толковые артиллеристские командиры.
        Мда… комбатами я озадачил Жилина не менее чем рациями. Дефицитная профессия. Оружейной обслуги хватает. Вот как раз с кораблей флотилии выделят. Но командиров… Тем более, мне ведь не абы какие нужны. Да и специфика подразделения… Ведь так получилось, что хороший арт. командир, это нынче завсегда офицер. И нам подойдет далеко не всякий офицер, даже если он и спец в своем деле. Ляпнет что ни будь не то матросне и все - уноси готовенького. Но мне, клятвенно обещали найти подходящих. Правда, не прямо сейчас. Я было возмутился, но быстро понял, что Жилин людей действительно не рожает и тут или ждать, или брать кого придется. Да и в конце концов - те артиллеристы, что сейчас дают, они ведь не в первый раз орудие видят? Так что, как ни будь вывернемся.
        Потом я поинтересовался положением дел вообще и в частности на Кавказе. А то новости оттуда, больно уж непонятные приходили. Седой, вздохнув, сказал, что пока он лежал с ранением, все нормальные варианты были упущены. Солдаты, еще после февральской революции, стали постепенно покидать свои части. А уж после сентября, началось повальное дезертирство. Личного состава осталась горстка. Хорошо еще, генерал Лебединский, согласился в феврале этого года принять комиссара с Петрограда, и они смогли уговорить часть офицеров и солдат продолжать сопротивление. Но один черт, идет постоянное отступление. А основной боевой силой, на этом фронте, является Армянский добровольческий корпус. Благо, что турки не особо напирают, потому как помогать еще и там, у нас сил практически нет.
        Дела-а-а… Закурив очередную папиросу я спросил:
        - А в Финляндии что? По сводкам, там какие-то добровольцы и латышские стрелки, во главе с «товарищем» Троцким вовсю геройствуют? Эти то как туда попали?
        Жилин, крайне самодовольно надулся, но потом сдулся, потер лицо рукой и сказал:
        - Эх, знал бы ты, чего мне это стоило. Сколького времени, нервов и бабок… Но зато теперь, наиболее радикальные красные отморозки, вовсю режут националистически настроенных финских отморозков. Что по официальной задумке, должно обеспечить советизацию Финляндии, но в реальности, скорее всего, просто долгую «любовь» между финнами и прибалтами.
        Я удивился:
        - Что значит «в реальности»? И не понял - «Суоми наш», или как?
        Иван лишь рукой махнул и честно ответил:
        - Вряд ли. Там французы вякают, да из Швеции и Норвегии толпы добровольцев в помощь финнам прут. Так что, в конце концов, «стрелков» и тамошних революционеров задавят. Но и самой финке, после локальной гражданской войны, переходящей в мясорубку, станет вовсе не до территориальных претензий. Население-то, или вырезается, или разбегается. Зато одно можно сказать точно - хрен им, а не Петсамо! Да и от Питера до финской границы будет не менее двухсот-двухсот пятидесяти километров по прямой. Финляндия, как суверенная страна, наверняка состоится, уж больно Антанта за это ратует, но будет несколько поменьше по территории, чем мы с тобой привыкли видеть.
        Почесав затылок, я неожиданно вспомнил:
        - Слушай, я как-то читал что там, вот эти националисты, не коренное гражданское население активно уничтожали. Семьи морских офицеров, да и просто обычных людей.
        Седой опять задрал нос:
        - Все учтено могучим ураганом. Была разработана операция и мы вывозим всех желающих в Россию.
        - А кто не желает?
        Собеседник пожал плечами:
        - Тот сам себе злобный буратино. Там ведь, помимо националистов, Троцкий развернулся в лучших своих традициях. Уж очень человек хочет пронести знамя революции в Европу. Поэтому, только щепки летят…
        Я взволновался:
        - Э! А потом его оттуда вышибут и все эти выкрутасы на нас повесят! Ты об этом думал?
        Жилин, ткнув меня пальцем, словно дядя Сэм с американского плаката, выдал:
        - В корень глядишь! Поэтому сейчас, специальная команда там применяет новинку - подготовку полной документации преступлений националистических банд, по отношению к мирным жителям. Протоколируют всё, ну как ты, с теми раненными, что немцы убили, сделал. Только еще, включая фото и киносъемку. А лишь кто-то вздумает разевать рот, вот этими материалами рот и заткнем. Ну и заодно, так же документируются все «подвиги» Льва Давидовича, с его орлами. Чтобы при нужде, всегда можно было прижать. Не у нас. А так скажем, перед «лицом мировой общественности», если он за бугор лыжи вдруг навострит. Троцкий, жук очень хитрый, но у меня удачно получилось ему мозги запудрить и теперь у него обратного хода нет. Так что никогда не быть Лейбе наркомом по военным делам. Пока он в Финляндии «геройствует», время уйдет. А потом уже станет поздно дергаться, пытаясь хапнуть власти. Но даже если и начнет, то ледоруб давно запасён…
        Несколько ошарашенный столь вопиющим отходом от канонов, я какое-то время помолчал, переваривая ситуацию. Блин… Все-таки Иван, глубоко либеральный человек. Столько телодвижений, вместо простой пули в башку. С другой стороны, еще в первый раз, когда я предлагал без затей ликвидировать «политическую проститутку», Жилин отказался, сказав, что Троцкий входит в какие-то его далеко идущие планы. Вот значит, что там за планы были…. Настолько прополоскать мозги «Демону Революции», это надо уметь! Такого ни Ленин, ни даже Сталин сделать не смогли. А Седому удалось… Но как это у него вообще вышло? Он что, мля, колдун что ли?
        Тут у меня мысль вильнула в нужную сторону. А ведь так и есть! Именно что колдун, такой же, как и я. Только он здесь дольше трется и подарки Сатихаарли у него развернулись в большей степени. Поэтому, спросил прямо:
        - Как у тебя это вообще получилось? Возможностями «зеленого гробика» воспользовался?
        Жилин сморщился, словно от зубной боли:
        - Да чуть не сдох. Два месяца, почти каждый день, с ним, под видом совещаний работал. И это я еще его внутренние базовые установки и воззрения почти никак не цеплял! Пару раз чуть не спалился, когда носом кровь идти начинала. Хорошо, отмазывался последствиями ранения. Так что меня теперь совсем больным считают…
        Этот ответ меня несколько успокоил, а Седой, невесело усмехнувшись спросил:
        - Что? На себя примеряешь? Зря. Процесс внушения очень долгий и очень муторный. И я сильно сомневаюсь, что на тебя это вообще подействует. Все-таки, в одних «гробиках» лежали… Да и незачем мне подобной херней, по отношению к тебе заниматься. Я все-таки целым замдиректора был и в людях разбираюсь. Ты ведь не врал, когда говорил, что власть тебя особо не привлекает. Что там, надо быть либо прошаренным трудоголиком с высочайшим скилом интригана, либо кончить, как Коля номер два. А тебе больше интересна техника. И чтобы при этом, никто не мешал, так как интриганов и мешальщиков будешь просто отстреливать. В целях недопущения массового геноцида, мы договорились что каждый станет заниматься своим направлением, и я тебе дам полное прикрытие сверху. Договоренности в силе?
        Я улыбнулся:
        - В силе. Просто меня твои новые умения, несколько напрягли…
        Собеседник пробурчал:
        - Понятное дело. С другой стороны, я о твоих способностях почти ничего не знаю. И ничего, не напрягаюсь.
        - Вот тут, батенька, соврамши. Ты же не идиот, чтобы даже гипотетическую опасность недооценивать. Просто понимаешь, что мы друг другу не конкуренты. В одной упряжке бежим. А прикинь, если бы я оказался либерально настроенным общечеловеком? Истово поклоняющимся светлому граду на холме? Вот было бы «весело»!
        Жилин отмахнулся:
        - Откуда в Сирии общечеловеки? Это же не офис «Новой газеты». Там стреляют, поэтому подобные не водятся.
        Мы, поглядев друг на друга рассмеялись и пользуясь моментом, я решил уточнить:
        - Кстати, про кадры. Что там за новый нарком по военным делам нарисовался? Некто Чибисов. Вообще про него раньше не слыхал. Чего из себя представляет?
        Седой, посерьёзнев, коротко ответил:
        - Геннадий Аристархович, наш человек. Я его еще в тринадцатом нашел. Тогда же он и в партию вступил. Грамотный, волевой, преданный - и видно сообразив, что находится не на заседании партайгеноссе, проталкивая нужную кандидатуру, закруглился - В общем, еще раз скажу - наш человек. Без закидонов.
        Я понимающе кивнул, а собеседник неожиданно вспомнил еще об одном персонаже:
        - Слушай, тут мне охрана с утра доложила о каком-то кадре, рвущимся встретится. Говорит, что с Чуром пришел. Но при этом, приехал из Франции. Не просветишь, кто таков и чего ему надо?
        Коротко поведав эпопею французского путешественника, я поинтересовался:
        - И что думаешь?
        Председатель ВЦИК особо не размышлял:
        - Чего тут тянуть? Надо людей вытаскивать. В первую очередь тех, кто в Алжире. Вернусь в Москву, дам распоряжение - пусть маршруты продумывают. Денег на это выделим. Ну и с посольством свяжемся. Вопросы зададим - чего это они как рыбы молчали? А то, оборзели лягушатники… - Выдав ответ Иван решил уточнить - Сам-то, какие-то виды на него имеешь?
        - Имею. Мне его связи во Франции нужны будут. Не сейчас, позже, но понадобятся. И не только его, а в принципе, какие найду. Нам ведь еще, подставных фирм по миру, десятки и сотни открывать. А твои фармакологические конторы, тут никак замазывать нельзя. Они должны быть вне подозрений. Солидными и респектабельными. Санкции против нас введут, это к бабке не ходи. С обширнейшими «стоп-листами». И к этому времени у нас должны быть готовы обходные пути. Мы же это обсуждали. Вот я и решил начать потихонечку…

* * *
        Как обычно, с Жилиным мы просидели до утра. А потом начались гонки со скачками. Распределял стажеров и пополнение по взводам. Отсылал суровых гонцов в Ростов, за обмундированием. Суровых, потому что ребята везли деньги в оплату и были накручены до невозможности. В принципе, форму пошить брался и мой Таганрогский делавар, но он не успевал по времени. А в Ростове, на фабрике и выкройки есть да и руку они уже набили. Так что, Мелешко оказался в пролете.
        Потом, занимались пристрелкой десятка винтовок с оптическим прицелом, привезенных Иваном. Оказывается, оптика на винтари уже вовсю производилась и теперь я в спешке формировал снайперские пары. Позже, уже в узком кругу, проводил испытания глушителей, сделанных собственноручно в таганрогских мастерских. Глушаки были исключительно для «наганов» и получились типа БраМитов[16 - Модель глушителя братьев Митиных разработана в 1929 г.], но представляли собой «жалкое подобие левой руки», по сравнению с современными.
        Поэтому, как их можно использовать, я пока не представлял, так как звук выстрела конечно уменьшался и искажался только один хрен, звучал как громкий щелчок хлыста. То есть не «пук, пук» словно на дорогих глушителях моего времени, а «ШЛЕП, ШЛЕП», будто я из АК с ПББС[17 - Прибор беспламенной бесшумной стрельбы.] шмаляю. Хотя, это я так больше с расстройства говорю. Реально получилось несравненно тише чем с ПББС, но все равно, конструкцию еще надо доводить до ума.
        Попутно, знакомился с приданными мореманами-комендорами и смотрел, какими кораблями батальон будет переправлен в Крым. Точнее, десантными «Эльпидифорами», которые в свое время делались для высадки десанта в Босфоре. Но десант так и не состоялся, а несколько единиц стояли без дела. Вот ими и решено было воспользоваться. Сопровождать нас должны были боевые корабли и вот на одном их них, увидел прелестные компактные пушечки. Увидел и пропал. Я их облизывал и обнюхивал, а ничего не подозревающие хозяева орудий, активно поясняли что это такое.
        Мля-я… сорока семимиллиметровая пушка Гочкиса это вещь! Скорострельность - пятнадцать выстрелов в минуту! Дальность - 4.6 км! Вес всего 450 килограммов! Ну и станок 213 кг. То есть, встанет на грузовик как родная. Да еще и расчет весь туда же поместится! И гаплык всем немецким броневикам! Я, честно говоря, их очень опасался, так как против того же «железного капута» крупнокалиберный пулемет мог и не сыграть. А я сомневаюсь, что «капут» на фронте в единственном экземпляре катается. Возможно их в каждой немецкой дивизии штатно по несколько штук?[18 - Чур ошибается. Бронеавтомобиль «Бюссинг» в тех местах реально был в единственном экземпляре.]
        Но при этом подозревая, что сию цацу мне просто так не отдадут (тем более что я хотел, как минимум две штуки) решил задействовать сторонние силы, в виде Григоращенко, который к этому времени навел хорошие мосты со здешней корабельной братвой. И все получилось! Причем, даже проще чем рассчитывалось. Оказывается, ничего демонтировать не надо было, так как на здешнем складе, после ремонта, находилось аж четыре пушки Гочкиса. При этом пара из них была установлена на колесные лафеты, для возможности боевых действий на суше. И снарядов к ним вполне хватало! Так что, по распоряжению Матюшина, я их и получил. Правда не все, а лишь две, потому что местные вояки, легли грудью на остальные и по решительности их физиономий, было понятно, что биться за них будут даже с легендарным Чуром. Чтобы не портить отношения, настаивать я не стал и оказался совершенно прав, так как в процессе последующих дружеских посиделок мне дали интересную наводку. Крепкий мужик, в бескозырке с надписью «Евстафий» услыхав о моих поисках командира батареи, крякнул:
        - Да браток. Толкового комендора найти непросто. Наши-то «драконы»[19 - Презрительное название флотских офицеров.], все поразбежались. Ну, кого мы сразу не успели макнуть. А те из братвы, шо с одного орудия хорошо палят, командование цельной батареей не потянут. Для этого, наука нужна. - многозначительно разгладив усы он продолжил - Но вот помню, у нас старший лейтенант был - Холмогоров Вадим Саныч. В голове все расчёты за пару секунд делал и поправки, считай, сразу выдавал. «Гебену», в том бою у мыса Сарыч, от всей широкой моряцкой души насовал. И к матросикам душевно относился. Лишний раз зуботычины не раздавал. Завсегда объяснял, что непонятно. А вот ежели совсем тупой попадался, тады да - зверел и старался его куда нить побыстрее перевести. Ну это-то понятно… Но в шестнадцатом его ранило, ногу ниже колена отпилили, да списали вчистую. Живет сейчас с матушкой, да сеструхой в Таганроге. Мы ему, по старой памяти, нет-нет да продуктов подкинем, а то на пансион инвалидский сейчас не очень протянешь…
        При этом, мореман, хитро поглядывал на меня, и я принял его намек:
        - Знаешь, Серега, если это действительно грамотный специалист, то мне по фигу, есть у него нога или нет. Я ведь и с Матюшиным говорил. Из разговора понял, что на нашем участке артиллеристов мало, и командир любого подразделения скорее на говно изойдет, чем отдаст своего человека. Так что, надо искать ничейных. А то что без ноги - ничего. Главное, чтобы голова была, а придется - и на себе таскать станем. Не переломимся. Тем более, что это временно. Мне обещали чуть позже нужных людей прислать.
        Кондуктор с «Ефстафия» вздохнул:
        - Комендор-то он от бога, но вот революцию человек не принял. Говорит - «власть мерзавцы с прохвостами захватили» Эт он так про Февральскую. А про Сентябрьскую и того хлеще - а теперь грит, во власть лиходеи пролезли, для которых кровь людская, что водица. И они всех ею умоют. И своих, и чужих. - Сергей снова вздохнул - мы его тогда токмо из большого уважения не шлепнули. Поэтому и навещать прекратили. А опосля, как-то встретили на улице - худющий, одни глаза хлопают. Вот и стали понемногу продукты заносить да матушке ейной передавать. Сам бы он не взял. Гордость в нем, вишь ли, играет…
        Я, офигевший от верности формулировок, данных старшим лейтенантом обеим революциям, хлопнул себя по колену:
        - Всё! Беру! - и поясняя мысль добавил - Понимаешь браток, мне фрица бить придется малыми силами. Поэтому каждый человек на счету и потеря даже одного бойца, это вот такенный шрам на сердце. А этот старлей, потери поможет снизить до минимума. Так что на его политическую ориентацию, в данный момент, можно закрыть глаза. Немцев-то он не любит?
        Собеседник ухмыльнулся в усы:
        - Вот германцев, он точно не переваривает. Токмо попробуй еще одноногого-то убедить на войну итить. Хотя у тебя, товарищ Чур, язык подвешен - ты и мертвого уговоришь. Бывал я на твоих вечерних митингах. Слыхал, как ты все непонятное, доступно объясняешь. Кстати, в этом вы с Холмогоровым похожи. Поэтому его и вспомнил сейчас.
        Кивнув, я подытожил:
        - Вот, ты мне его адресок дай. Схожу, переговорю с инвалидом. Может и получится чего дельного.

* * *
        Этим же вечером, я выдвинулся по указанному адресу. От сопровождения охраны, удалось отбрыкаться. После покушения, Лапин, будь его воля, меня бы по городу пускал исключительно в сопровождении броневика. Но я пресек его поползновения, поэтому на мотоцикл уселись втроем. Кузьма разместился в коляске, а Мага, на которого возлагалась бдение за оставленным на улице транспортным средством (а то ребятня его живо разберет) плюхнулся на багажник.
        До нужного места доехали довольно быстро и вскоре, уже стояли перед длинным двухэтажным домом из красного кирпича. Вот на первом этаже и находилась квартира Холмогоровых. Вход в парадное был со двора, поэтому оставив байк на улице (к нему сразу стали стекаться здешние пацаны) мы прошли через ворота, направляясь к подъезду. Правда, по пути, были остановлены бдительным дворником, который дополнительно указал нужный адрес и тут же отвлекся на какую-то бабу, тянущую большое корыто к сараям, стоящим в глубине двора. Пройдя по коридору до двери, покрутил механический звонок с выпуклой надписью: «Прошу крутить» и на женский голос, осторожно вопросивший:
        - Кто там?
        Ответил:
        - Здравствуйте. Мне нужен Вадим Александрович Холмогоров.
        Дверь открыла худенькая старушка в накинутом на плечи платке и удивленно глядя на нас (в основном, на ремни портупей с оружием, выдающих в нас действующих вояк), еще раз уточнила:
        - Вы к Вадиму? Но зачем?
        Из глубины квартиры донеслось:
        - Мама, кто там?
        После чего что-то упало, мужской голос коротко чертыхнулся и под стук костыля из комнаты появился мужчина c длинной шевелюрой и в халате до пят. При этом, что характерно, одна рука у него была в кармане этого самого халата. Окинув нас недружелюбным взором, одноногий спросил:
        - Кто такие?
        Козырнув, мы с комиссаром представились.
        Визави убрав руку из сразу отвисшего кармана (вот ствол там у него, зуб даю) удивился:
        - Слыхал я про Чура. Только непонятно, я-то вам зачем понадобился. Хотя чего уж тут - проходите, коль пришли.
        В квартире было чисто, поэтому мы, невзирая на причитания старушки - «да что вы, не надо разуваться! У нас и тапочек нету» скинули сапоги и шлепая босыми ногами (ну не в портянках же ходить, а насчет носков, мы как-то не подумали) двинули за хозяином. Тот уже гордо восседал за круглым столом с застиранной скатеркой и когда мы уселись, ненавязчиво поинтересовался:
        - Так что, господа? Чем обязан?
        Переглянувшись с усмехнувшимся комиссаром, я тоже хмыкнул. Пациент, своим «господа», явно нас прощупывал, и чтобы долго не рассусоливать, решил сразу бить в лоб:
        - ТОВАРИЩ старший лейтенант, не могли бы вы ответить на вопрос - насколько сложно уже вторым залпом, с закрытой позиции, накрыть движущуюся механизированную колонну врага, с постепенным переносом огня вдоль колонны? А потом быстро перенести огонь на приближающееся конное охранение противника? При этом учитывая, что предварительной пристрелки не было.
        Одноногий озадаченно крякнул:
        - Кхе… вообще это стандартная задача для любого грамотного офицера. Тут нет никакой сложности. Но офицер, подчеркиваю, должен быть опытным. Скорее, дело будет упираться в подготовку нижних чинов. - после чего, сделав ехидную физиономию уточнил - И вы лишь за этим ко мне пришли?
        Не обращая внимания на ехидство, я продолжил:
        - А вы эту «стандартную задачу» сможете выполнить?
        Хозяин безразлично пожал плечами:
        - Когда-то мог. Но мне все равно непонятен ваш интерес.
        - Интерес мой прост и безыскусен. Сейчас вы днем сидите в будке и занимаетесь ремонтом керосинок, примусов, зонтов, да и вообще всего, что под руку попадется. Имея большую конкуренцию, как со стороны мехмастерских так и со стороны прочих частников. Получая копейки. Выживаете, в основном, продажей вещей - я кивнул в сторону стены, на которой остался невыгоревший след от часов, или большого барометра. - Мы же хотим предложить вам должность командира батареи в нашем батальоне. С испытательным сроком, потому как если с личным составом не поладите, то нам придется расстаться. Низкий профессионализм тоже категорически не приветствуется и ведет к расставанию. Это кнут. Пряником является ежемесячный оклад в двести пятьдесят рублей[20 - В реальной истории, в мае 1918 года, Дроздовский, офицерам вербуемым в свое подразделение давал 200 рублей в месяц. Красные (что характерно) так же получали и денежное и вещевое довольствие.] и еженедельный дополнительный продуктовый паек красного командира.
        Холмогоров чуть не выронил незажженную трубку, которую крутил в руках:
        - А вы вообще обратили внимание, что у меня не все конечности в комплекте?
        - Естественно. Но это не помеха. Тому же Джону Сильверу это - указав взглядом на костыль - вовсе не мешало жить и работать. И ещё как работать! Понятно, что «Окорок», персонаж насквозь литературный, но наверняка взят из обычной жизни. В дополнение скажу - хорошо покажите себя в боях, я буду ходатайствовать о пенсии вам, именно как красному командиру. Обучите троих бойцов до своего уровня, или близко к нему, обеспечу место преподавателя на артиллеристских курсах в столице.
        Хозяин, ошарашенно кашлянув, прищурился:
        - Мне всё это кажется настолько вздорным, что в голове не укладывается. Прийти к одноногому инвалиду и предложить ему идти на войну… Бред какой-то. Я что - последний артиллерист в стране? Почему вы явились именно ко мне? Да и с кем, позвольте спросить, вы воевать собираетесь?
        Я кивнул, принимая правомерность вопросов:
        - Отвечу по пунктам. Воевать с немцами. Артиллеристов в стране хватает, но все, кто находится в пределах доступности, заняты на своих участках и командуют своими подразделениями. А нас сейчас, очень сильно поджимает время. Через месяц, необходимые люди будут, но у нас нет этого месяца. К вам появились, после слов кондуктора с броненосца «Евстафий» - Сергея Хижняка. Именно он порекомендовал вас как высококлассного профессионала.
        Было видно, что слова насчет «профессионала» бальзамом пролились на инвалидную душу, но Холмогоров, оказался крепок:
        - А насчет моих политических воззрений, он вам тоже рассказал?
        Тут вступил комиссар:
        - А как же! После этого товарищ Чур и решил с вами говорить.
        Я добавил:
        - Мня заинтересовала ваша общая оценка произошедшего в России и дальнейший прогноз ситуации в целом. Что говорит о трезвом мышлении и аналитическом складе ума. Да и вообще…
        Как-то неожиданно, меня вдруг поперло, и я высказался и о белых, и о красных, и о серо-буро-малиновых. Офицеров, отсиживающихся у Деникина в то время, когда мы для войны с немцами, инвалидные сусеки скребем, тоже припомнил добрым тихим словом. Отдельно прошелся по «мудрым» Советским вождям. Кузьма, привычный к моим вывертам, лишь тихо улыбался, зато Холмогоров, находился в стадии полного охренения. Ну никак у старшего лейтенанта, не вязалась наша форма и содержание. Он отрывал и закрывал рот, порываясь что-то сказать, комкал скатерть и в конце не выдержал:
        - Позвольте, а вы действительно - Чур? Тот, которого все газеты называют лучшим красным командиром? Пламенным борцом за власть Советов и дело революции? В честь которого митинги проводятся и как я уже слышал, детей называют?
        Новость насчет детей меня удивила, но не подавая вида я лишь хмыкнул и достав документы, протянул их для ознакомления.
        Хозяин, возвращая бумаги ошарашенно произнес:
        - И вправду - Чур. А вас в ваших же словах ничего не смущает? Я ведь и за газетами следил и программы всех этих революционеров читал… Вы как-то сильно выбиваетесь из образа борца за «правое дело».
        - Ничуть. Просто ситуация с сентября семнадцатого, меняется с каждым днем и радикально настроенных кровожадных персонажей во власти, становится все меньше и меньше. Вот комиссар не даст соврать.
        Лапин кивнул и неожиданно уже для меня, выдал на-гора краткую выдержку программы Жилинцев. Это убило летеху наповал. Какое-то время он переваривал информацию, но потом, отморозившись, стал засыпать нас вопросами. Минут через сорок, утолив первое любопытство, угомонился и пробормотав - «похоже я катастрофически сильно отстал от жизни», поднял на нас глаза:
        - Потрясающе… Значит, не все потеряно? Есть еще надежда? - и тихо добавил - Неужели, даже я вам настолько нужен? Вот такой - безногий калека?
        Я кивнул:
        - Надежда есть всегда. И мы будем делать всё, чтобы будущее стало таким, каким видим его мы, а не как грезят разные «лиходеи». И нужны нам все. Переделка страны, она огромных сил потребует. Ну а сейчас, пока война и что касается конкретно вас то - да. Нужны. Не то чтобы край, но ваше участие позволит сохранить жизни моих ребят. Это дорогого стоит. Поэтому с вами разговариваю, соблазняя разными плюшками. Ну и добавлю - остановка немцев на том направлении, позволит сохранить российский Черноморский флот.
        Холмогоров аж привстал:
        - Постойте! Так вы что - в Севастополь идете?
        - В Крым. А там уж, как получится…
        Парень окончательно встал и придерживаясь рукой за стол, выпрямился:
        - Я с вами! Что для этого надо делать?
        Улыбнувшись, я ответил:
        - Для начала, привести себя в порядок. А то вы своей гривой, напоминаете сельского батюшку. - и выкладывая на стол купюры продолжил - Здесь аванс. Можете сразу оставить его в семье. Еще, в прихожей стоит вещмешок с продуктами. Это паек. Тоже можно оставить дома. Ну а завтра, к одиннадцати часам утра, за вами придет транспорт и отвезет в наше расположение. Там уже предметно поговорим. Ну и познакомим вас с личным составом. Кстати, я подозреваю, что большинство из них вам и так знакомы. Эти братишки, в основном, комендоры с флотилии. А сейчас, если уж вы решились, то - счастливо оставаться, товарищ старший лейтенант! У нас еще дела на сегодня запланированы.
        А когда уже шли к мотоциклу, довольный Кузьма заметил:
        - Ты обратил внимание, насколько быстро Холмогоров, воспринял нашу платформу? Платформу жилинцев? - и хитро глянув на меня, добавил - Только я немного сомневаюсь - это учение у нас настолько верное, или голодная жизнь так на старшего лейтенанта повлияла? Как считаешь?
        Я фыркнул:
        - Именно поэтому, мы всегда ратуем за комплексный подход. И правильная пропаганда, вкупе с парой банок тушенки, зачастую значит гораздо больше, чем просто правильная пропаганда. Так что не забивай голову. Главное, что сейчас, в самый нужный момент, человек с нами, а дальше - время покажет…
        Глава 9
        В Крыму творился полный пипец. Нет немцев там не было. Пипец происходил сам по себе, так как аборигены отлично справлялись без всякого постороннего вмешательства. И его последствия, мы ощутили практически сразу же, после высадки. Жилин, как мог расписал прелести тамошней политической жизни, только вот его слова совершенно не передавали реальности момента. В общем что сказать? Советской власти, в Крыму было не больше, чем в дальнем кишлаке Горного Бадахшана году эдак в девяносто втором.
        Хотя, честно говоря, такая обстановка была по всей стране. Просто здесь мне это бросилось в глаза наиболее зримо. Ну вот сами посудите: начиналось все чинно-благородно - в ноябре семнадцатого прошли выборы во Всероссийское Учредительное Собрание. Там места уверенно взяли социал-революционеры и анархисты. Вроде вот она, легитимная власть. Так? Хрена лысого! Свежеизбранные депутаты, только начали принимать решения, как моментально перегрызлись между собой. Консенсус у них никак не ловился, несмотря на общие левые взгляды. Но это еще ничего - обычный рабочий процесс.
        Гораздо интереснее стало, когда их с трудом утвержденные указания, пошли в народ. Разумеется, тут же нашлись недовольные решениями этой власти. И я вовсе не говорю про офицеров, буржуев и прочих монархистов. Этих не устраивало вообще все, поэтому мнением «бывших» никто не интересовался. Но недовольными оказались прочие революционеры и началась политическая борьба. Мало того, что официально выбранные, делились на непримиримые группы и группировки внутри себя, так еще и не вошедшие во власть партии, принялись активно мутить воду. В конечном итоге приключился полный раздрай и появилось аж три центра, считающие себя самыми легитимными. Это Совет народных представителей - те, которым в основном не нравились большевики. Курултай крымскотатарского народа - этим не нравился никто кроме крымских татар, и они топили за отделение Крыма от России. Ну и Военно-революционный комитет, в котором шишку держали те, кто вроде как за Советскую власть. Но с некоторыми местечковыми нюансами.
        Столь дивное разнообразие не могло существовать мирно и постепенно, по нарастающей, в Крыму началась рубка. А если сюда добавить почти три тысячи бывших офицеров, а также массу агентов от УНР, страстно желающих заполучить флот и прицепом включить Крым в территорию этой самой УНР, то стало вообще весело.
        В столице (тогда еще в Питере) почесали репу и решили для усиления послать туда надежного и проверенного товарища. Некоего Слуцкого Антона Иосифовича. Не одного, а с замечательным балтийским матросом по фамилии Нетребко, в виде поддержки. Но хлипкий «надежный товарищ» умудрился заболеть воспалением легких накануне отъезда. Поэтому бравый моряк поехал один.
        Братки черноморцы, встретили братка балтийца, как родного. Ну и пошла жара. В принципе, черноморцы себя и так не особо сдерживали, устроив в канун нового года, для офицерства, «еремеевские ночи». Но потом, на время, подзатихли. А приезд Нетребко вновь всколыхнул матросню. Мешая просто водку «балтийским чаем»[21 - Балтийский чай - водка с кокаином.], братва лихо проводила экспроприации на всей территории полуострова. Экспроприируемые, от столь широкого размаха охренели. А СНП с Курултаем, решили этим охренением воспользоваться, начав выступления против Советской власти. При этом, очень рассчитывая на помощь со стороны как немцев, так и УНР. Матросы, которых в Крыму было около сорока тысяч, это приняли как вызов (тем более немцев пока видно не было) и прошлись по «контрреволюционерам» со всей молодецкой страстью. А чего бы не пройтись, когда даже просто численно, они крыли всех словно бык овцу.
        И все бы хорошо, но при этом, флотские (да и сухопутные), еще активно грабили и разлагались. Что в итоге получилось, коротко описал человек Жилина, выяснявший там обстановку - «На данный момент, в Крыму армии нет. Есть банда мародеров, подчиняющаяся только своим главарям»[22 - Слова из реального доклада Слуцкого на собрании делегатов береговых и судовых частей 17 апреля 1918 г.].
        И вот в этот «цветник», прибыл наш отдельный батальон морской пехоты. Поддерживало меня лишь одно - жизненный опыт который говорил, что природе не может быть такого, чтобы в одном месте собралось сорок тысяч полных мудаков. В конце концов, это ведь не пароход с проститутками из анекдота? То есть, буйных отморозков с подпевалами, там будет хорошо если тысячи две. А остальные, вполне вменяемые люди, которые повинуясь стадному инстинкту, просто следуют за вожаками. Вот и будем нормальных приводить в чувство. А ненормальных… ну, тут уж как придется. Если чел берега потерял, то кто ему доктор?
        Судьбоносная встреча c представителем местных «паханов», состоялась на четвертые сутки пребывания батальона в Севастополе. Дни выдались просто сумасшедшие, поэтому совещания, переговоры и договоры шли с утра до вечера. Фрунзе работал по своей линии, комиссар, c толпой помощников, гнал митинги с пояснениями, в режиме нон-стоп. Остальные тоже не сидели без дела. Поэтому выйдя с Буденным с очередного скандального собрания, я даже не сразу понял, что некто в форменке обращается к нам. Вернее, к Семену.
        Матрозен, в парой кентов, стоя перед толпой поддержки человек в двадцать, громко заявил:
        - Ось, гляньте! Вправду баяли - даже казачня сюда притащилась. Душители народные, окрас задумали сменить! Но, ничо! От нашего глаза, ни одна лампасная гнида не сховается! Ты что, усатый, думаешь звезду нацепил и сразу - всё? Забудем, как вы нас нагайками полосовали?
        Дружок, так же громко подхватил:
        - Дык, они, навродь, завсегда с гнильцой были. А энти, даже офицеришку с собой притащили. «Дракона» одноногого. Видать, хочут, чтоб мы ему вторую ходилку оторвали.
        Наезд был совершенно тупой и какой-то бессмысленный. Хотя и предполагалось, что здешние неформальные шишки «народных масс», видя, что появился некто серьезный и могущий приструнить власть здешней вольницы, не будут сидеть сложа руки. Их посыльных разведчиков-агитаторов, уже два раза гоняли на херах в батальоне. Еще разок отметились приданные нам буденновцы. Вот теперь они решили прощупать на «слабо» непосредственно командование. Моряков тут все «сухопутные» боялись и поэтому, в подобных случаях, всегда старались сгладить углы, уступая требованиям и не обращая внимания на наезды. Поэтому пока все идет, по накатанной ими схеме.
        Но здесь и сейчас уступать никак нельзя. Это невосстановимая потеря лица. На Чура-то, эти ухари, вроде никак не наезжают. Только, на совершенно незнакомого им Буденного. Хитренько действуют, исподволь разделяя нас. Но сами смотрят на мое поведение - позволю я опустить своего человека или как? И вообще, что буду делать?
        Тем более, постепенно, морской народ на площадь стал прибывать, с интересом прислушиваясь к словам провокатора и не меньшим интересом поглядывая на нас. Как поведут себя новенькие - утрутся сразу, или ругаться начнут, взывая к сознательности и давя на совесть?
        Вот только я не собирался ни взывать, ни давить. Демонстративно ощерившись в кривой ухмылке, расстегнул ремень с портупеей, скинул китель и передавая всё стоящему за спиной Маге, громко произнес:
        - Смотри, Семен. Вот этот, судя по всему, здешний хер. А те двое, по бокам, это его яйца. Бывает два типа яиц - здоровые, смелые яйца и маленькие, педарастичые яйчишки. - с этими словами я, сойдя с крыльца направился к толпе, несколько сожалея, что расстояние не позволяет выдать этим хмырям, весь монолог Тонни[23 - Слова Тонни «пуля в зубах» из фильма «Большой куш».]. Из-за этого пришлось его сильно сократить - И теперь эти яйчишки постепенно сморщиваются и хер опадает. Знаешь, почему?
        Идущий следом Буденный (который так же демонстративно скинул оружие) не сплоховал, громко спросив:
        - Почему?
        - Потому что за базар надо отвечать и эти вялые, сифилитичные гениталии, сейчас пожалеют, что не родились бабой!
        К слову, надо сказать, что заводила, несмотря на некоторую оторопь, не стал дожидаться, когда мы подойдем в упор, а начал действовать раньше и со словами:
        - Урою падлу!
        Бросился на меня. Я тоже немного ускорился и буквально через секунду, буйный мореман, получив сокрушительный удар в ломкую челюсть, опал. Парочка его друзей не стояла на месте, поэтому на следующем шаге, таким же макаром на брусчатку осел второй. А третьего приголубил Семен. Буденный, он хоть и небольшого роста, но силы в нем как в хорошем тракторе, да и удар - словно лошадь лягнула. Вот и получилось так, что, не сбавляя шага, мы срубили главаря с его подручными и направились к группе поддержки стоящей метрах в десяти за ними. Пока шли я опять-таки не молчал:
        - Ну, а вы что? Так и будете глазки строить, или поговорим по-мужски?
        Вызов был моментально принят и на нас наскочили, человек восемь. Остальные сразу не полезли лишь потому, что только помешали бы.
        Вот теперь пришлось покрутиться. В основном я смотрел, чтобы никто из матросни не достал чего-нибудь колющего-режущего ну и чтобы не прибить кого-то ненароком. Смерти нам сейчас вообще не нужны. А стрельбы со стороны противника не опасался. Именно поэтому мы столь демонстративно и сняли оружие. Ведь среди матросов, драки с разборками не редкость. Нормальный вариант и использовать в нем оружие считается настолько не комильфо, что не поймут свои же. А на случай совершенно непредвиденного развития ситуации - пятеро наших автоматчиков на крыльце и парочка с ручными пулеметами на чердаке, клювом щелкать не станут. Но вот этого совершенно не хотелось бы и пока (тфу-тьфу-тьфу), все идет как планировалось.
        Ну не думаете же вы в самом деле, что мы с Буденным, словно два дебила, бросились махаться с толпой, чисто на эмоциях? Нет, нам еще вчера доложили (а я говорил, что нормальных людей здесь гораздо больше) о готовящейся провокации. Вот мы и прикинули свои возможные действия. Арестовать провокаторов? Но что им предъявлять? Тем более что через полчаса после ареста, к месту их узилища заявится толпа в несколько сотен вооруженных морячков и потребует выпустить товарищей (что кстати, неоднократно уже происходило еще в прошлом году). Взывать к революционной сознательности? Так они этого и ждут, чтобы вступить в перепалку с переходом на личности. Судя по всему, послушав нашего комиссара, эта братия поняла, что аргументированно на нас наехать не получится. Да и личный состав целыми экипажами склоняется на нашу сторону. Вот эти ухари и нацелилась, не затягивая переходить к оскорблениям, с целью подрыва авторитета нового командования. Ведь по их задумке, что им приехавшие сделать могут? Да ничего. Только обтекать.
        Поэтому, нами было принято решение - сразу ломать сложившиеся стереотипы и жестко ставить себя. Так, как никто еще до этого не делал. Было бы время (хотя бы месяц) мы действовали бы по-другому. Но времени у нас не было, потому пришлось воспользоваться истинно народными способами.
        Поначалу, наши ребята были против. Тот же Фрунзеэ, не привычный к подобным экзерсисам, после длинного перечня своих контраргументов, устал и лишь рот вхолостую открывал, пытаясь донести до нас всю абсурдность и опасность замысла. Но Семен просто взял и махом согнул в узел кусок дюймовой трубы, а я посоветовал Лапину вспомнить, что из себя представляет Чур в драке. В общем, убедили соратников и теперь выполняем задуманное.
        А тем временем, крутясь юлой, подпрыгивая и припадая к самой земле (все это под восторженный свист, вопли и улюлюканье зрителей из «нейтральной матросни», окруживших нас плотным кругом) я уложил восьмого. Семен, тоже времени зря не терял и на его счету было три лежащих противника. Но чувствуя, что казак выдыхается (в драке дыхание сбивается очень быстро, а силы расходуются так, словно вагоны разгружаешь) я резко отпихнул очередного сунувшегося под удар морячка, рявкнув:
        - Ша, барбосики!
        Так как до этого даже не матерился, то оставшиеся супостаты от моего вопля притормозили атакующий рывок, позволив продолжить:
        - Вас тут всего девять осталось. И уложим мы вас в минуту. А кто потом это говно в госпиталь потащит? - жест в сторону лежащих тел - Уж точно не мы. Так что собирайте своих друзей и волоките в больничку. Не доводите до греха, а то вон - Семен Михайлович, мордой покраснел. А я его знаю - это значит в раж вошел и теперь сдерживаться не станет - будет просто убивать. Сейчас-то он вас, словно папаша нерадивых сынов учил. Но терпение у человека кончилось, и он превратился в злобного дядьку, которому по фигу ваша жизнь.
        Отдышавшийся Буденный согласно рыкнул, показав в оскале испачканные кровью зубы (губу ему разбили) и противники впечатлились.
        Нет, они были готовы рубиться до конца, так как морские, просто так из драки не уходят. Но здесь все было против них. Быстрота расправы (драка длилась менее пары минут), резко отрицательное отношение остальных зрителей, и моя лучившаяся бодрой радостью физиономия. Поэтому, провокаторы вступили в переговоры. Одни из них, крепыш среднего роста со злыми глазами, уточнил:
        - Так робяты чо - живы?
        Я пожал плечами:
        - Сказано же, что учили вас вежеству по-батьковски. Так что живы. Поломаны малость, да вот у тех четверых - кивнув в сторону тел, которых вырубал ударами в голову - мозги стряслись. Поэтому, как очухаются, блевать станут, будто после сильной контузии. Ну а остальным - кашкой питаться, пока челюсти не срастутся.
        Зрители со смаком комментировали мои слова, а мы, повернувшись, пошли сквозь расступающуюся толпу к своим ребятам. Но дошли лишь до высокого крыльца, потому что, отвечая по пути на какие-то вопросы и подначки остановились и уже минут через пять, действо вылилось в импровизированный митинг.
        Я уже несколько приноровился орать, не срывая горло, поэтому продлился он почти час. Вообще, народ в Крыму газеты читал. Читал он и о достижениях первого отдельного батальона морской пехоты. Но эти достижения были таковы и расписывались настолько ярко, что часть людей в них просто не верила. Слишком фантастически всё звучало. Зато теперь, после банальной драки, уверовали все. В принципе, кто такие матросы? Это те же дети, только с большими херами. И вот сейчас, на глазах этих «детей», два обычных человека, не особо вспотев, уделали толпу противников. Играючи. Произошедшее было настолько необычным (особенно всех добили спокойные слова, насчет отеческого поучения) что зрители обалдели.
        И, разумеется, немалую роль сыграла моя тельняшка. Ага - именно вот это нательное белье в полосочку. Если бы мы оба были в казачьей или простой пехотной форме, то невзирая на первоначальное благожелательное отношение, «соленые» зрители могли бы и вступиться за своих. У них ведь разделение очень четкое идет - моряки и все остальные. Вот завопил бы кто на инстинктах - «полундра, наших бьют» и неизвестно чем бы кончилось. А так, народ знает, что я из морпехов. Народ видит родной тельник. Инстинкты молчат, так как, вроде, происходит обычное выяснение отношений между своими. Ну, правда, не совсем обычное, потому что «на кулачках» бьётся не свой брат-кочегар или марсовой, а тот самый командир, о котором лишь в новостных выпусках читали. Да еще как бьётся!
        Моментально был сделан вывод, что слухи, газеты и прибывшие с батальоном комиссары, ничего не преувеличивали, рассказывая о Чуре и боевом пути подразделения. Толпа прониклась, поэтому, посыпались уточняющие вопросы. Пришлось отвечать - да, почти без потерь мы разгромили Дроздовцев. Да - малыми силами захватывали города. Да - отбили и угнали немецкий бронепоезд. Да - сшибаем с неба самолеты и противников уничтожаем не меньше, чем эскадронами (тут несколько прибрехал, но кто ж проверит?). Да - ликвидируем вражеские батареи вместе с личным составом и поездами на которых они едут. Да - в батальон добровольцев принимаем. Но! В моей части царит железная дисциплина! Та дисциплина что прописана в требованиях к бойцу Красной Армии. Именно за счет нее и получается добиваться столь ошеломляющих успехов. А из этого следует уже все остальное - и усиленный паек с повышенным денежным содержанием, и ордена с медалями от Советской власти и Всероссийская слава. В общем разорялся целый час, до тех пор, пока дежурный не позвал к телефону. Горло уже саднило, поэтому, посоветовав напоследок почаще посещать митинги,
проводимые Лапиным, удалось закруглить это сборище.

* * *
        На следующий день, словно рухнула стена отчуждения. Оно как-то совпало - и усилия Фрунзеэ, и работа комиссаров, и наше сольное выступление. Началось формирование флотских боевых отрядов. В моем же батальоне, мелким ситом просеивали толпы добровольцев, выбирая наиболее подходящих. Я в этом лишь краем участвовал, занимаясь решением интересной задачи, связанной с артиллерией. Ну как, артиллерией - просто почему-то никто не додумался ставить орудия на железнодорожные платформы и таскать их до нужного места паровозом. По слухам, еще во время русско-японской нечто подобное делали, только вот к этому времени забыли.
        Ну а я напомнил, тем более что орудия здесь были. И артиллеристов хватало. Правда вот, командования к ним не было. Ну да ничего - даже если они просто в сторону противника несколько снарядов кинут, это снизит темп наступления. Ну а если уж вдруг попадать начнут, тут просто слов не будет. Единственно, Холмогоров, самое вкусное зарубил. То есть, когда я нацелился на 152мм корабельные орудия Канэ, старший лейтенант (оставивший костыль дома, а вместо него ходивший на протезе и с тростью) пояснил, что при выстреле, платформа, скорее всего опрокинется. Особенно если стрелять не по ходу движения, а в бок. Максимум, что можно воткнуть, это 120мм. И то - надо проводить испытания, перед этим, солидно усилив саму платформу. Но не успели мы толком заняться столь увлекательным делом, как пришло сообщение о скором прибытии самолетов. Поэтому пришлось бросать все и ехать на аэродром.

* * *
        Глядя как два «Ильи Муромца» по очереди, заходят на посадку, я лишь выругался сквозь зубы. А все потому, что за передним тянулась струйка дыма и винт одного из двигателей не крутился. Удивленный Лапин, вглядываясь из-под ладони на летящих гигантов, удивленно повернулся ко мне:
        - Не понял. Он там что - горит?
        Сплюнув, я мрачно ответил:
        - Не совсем. Но вот как сядет, так и загорится - после чего заорал, трущимся на летном поле Качинского аэродрома людям - Эй, готовьте ведра с водой! И вон ту бочку на колесах, сразу цепляйте! Воды может много понадобиться!
        Но народ тут был подготовленный поэтому сам понимал, что надо делать. Пусть летуны-офицеры, вместе со своими самолетами, к этому времени практически все разбежались, но вот техников и прочей наземной обслуги, вполне хватало. Поэтому, справились быстро. А я, глядя на общую суету, мысленно погладил себя по голове. Вот как знал! Дело в том, что в Таганроге, на заводе «Руссо- Балта», собирались делать эти самые С-22. И почти собрали две штуки. Но в конце февраля этого года, на заводе случился пожар, в котором недостроенные самолеты и сгорели. При этом, не установленные еще на технику двигатели, находились на складе. Где я их и нашел. Новенькие, в заводской упаковке отечественные «РБВЗ-6», по сто пятьдесят лошадок каждый. Но, почему-то, семь штук. Куда делся восьмой, никто не знал. Даже быстрое расследование ничего не дало. Но и семь двигателей оказались словно манна небесная. Поэтому, не особо раздумывая, я их забрал с собой. И вот теперь, похоже, моя предусмотрительность пригодится.
        Дождавшись, пока бравые огнеборцы ликвидируют возгорание, я подошел к самолету. Да-а… на плакате он смотрелся несколько миниатюрнее. А тут махина с размахом крыльев сравнимым с АН-24. Здоровенная лайба. Сюда не два «максимки» впихнуть можно, а побольше. С другой стороны, меня даже сомнения взяли - нужно ли? У него и так во все стороны торчали пулеметные стволы. Вот, не менее десятка![24 - Вооружение С-22 составляло до 8 пулеметов.]
        Угу… теперь бы еще сообразить, как всю эту красоту перетащить на один борт. Или ничего не надо перетаскивать? Просто заменить ручники (толстые стволы «Льюисов» я приметил особо) на станковые? Сколько там выйдет? Ну… четыре штуки получится. И забронировать места стрелков и пилота. Да хоть обычным котельным железом, миллиметра в два. Учитывая, что на людях еще будут панцири - хватит выше крыши. Обстрел с земли, в этом случае, скорее движки повредит, чем экипаж.
        Кстати, насчет горевшего двигателя. Оказалось, что там ничего особо страшного не произошло. Перетерся бензопровод и бензин, попав на горячую головку, загорелся. Но подачу горючего тут же перекрыли, двигатель остановили, и в воздухе мы наблюдали лишь последствия произошедшего.
        Ну а я вместе с прибывшими командирами экипажей полез осматривать самолеты. По мере обнюхивания, общупывания и постукивания, военлеты Данилов и Матушевский (как мне представились эти парни) давали пояснения с рекомендациями. Из этих пояснений я понял, что блиндировать борт только с одной стороны, конечно, можно, но им будет несколько неудобно вести самолет из-за нарушения центровки. Да и вообще, в этом особого смысла нет. Проще из этого же металла организовать по три стрелковых места с каждой стороны. Так же, прикрыть самих пилотов снизу и с боков. Ну и очень желательно дополнительно забронировать бензобаки.
        В общем, облазив аэропланы (особо поразившись круглым автомобильным баранкам вместо штурвалов и огромным обзорным окнам) и сделав в блокноте отметки о необходимых изменениях, отправился звонить Михайловскому. Просто, именно сейчас, до меня вдруг дошла мысль, что все может оказаться не так хорошо, как задумывалось. И дело даже не в том, куда мы поставим пулеметы, а в самих пулеметчиках. Вот как бы помягче сказать… В общем, люди в этом времени об аэропланах слыхали. Некоторые их даже видели. Но летали, лишь летчики да бортстрелки. Для остальных, подняться в воздуси, было сродни немысленному. Это как для людей моего времени, в космос слетать. А теперь представим, что внутрь «Ильи» запихнем орлов Михайловского. И они сразу впадают в ступор. Кто-то начнет блевать, из-за того, что укачивает, кто-то от страха высоты впадёт в неконтролируемую панику. И что? Да в общем-то и все, потому что в таком состоянии, бойцам будет не до выполнения задачи.
        От осознания проблемы, на какое-то время завис, но потом, взял себя в руки. Блин! Чего я туплю? Нафиг нужны земные стрелки, когда есть воздушные! Пусть их меньше, чем рассчитывалось, исходя из увиденного количество пулеметов, натыканных в «Муромце». И квалификация неизвестна. Но неужели не получится отобрать хотя бы троих для моего дела? Я ведь, с переполоха, уже был даже согласен на то, чтобы самолеты действовали не парой, а по одному.
        Чтобы долго не рассусоливать, приказал вести экипажи в учебный класс. Все-таки здесь целая летная школа была, поэтому помещений с досками и мелом хватало. И к слову сказать, судя по тому как прилетевшие здоровались со встречающими, они друг с другом знакомы. Может мои летуны тут когда-то и учились. Было бы неплохо, так как работать станет легче. Или тяжелее? Ведь кто его знает какие раньше были взаимоотношения между офицерами-пилотами и наземным персоналом? Хотя, вряд ли плохие, так как видимое мною общение, было вполне доброжелательно.
        Под эти мысли, времени не терял, разрисовывая на доске свою задумку, обозначив самолетик, атакующий вражьи войска и тянущиеся от него пунктиры пуль. Пока рисовал, очередной раз сожалел о малом количестве стрелков. Ведь экипаж «Муромца» состоял из пилота-капитана, второго пилота, пилота-штурмана и механика. А пулеметчиков, как таковых, было всего четверо. Двойное количество пулеметов при этом, объяснялось просто - во время атаки вражеских истребителей бортстрелки бегали от точки к точке. Ну в самом деле, не таскать же оружие с собой, при атаке с другого направления?
        Как раз к окончанию моих художеств в помещение зашли экипажи. Я предложил садиться и сообщил:
        - Товарищи, я вам уже вкратце рассказал о предстоящей задаче. Но, жизнь, мля, внесла свои суровые коррективы. До меня слишком поздно дошло - нет никакой гарантии, что наши земные пулеметчики, поднявшись в воздух, не впадут в панику. Понятно, что человек ко всему привыкает, но этого времени у нас нет. Да и горючего, чтобы их катать до появления иммунитета, не так много. Поэтому, я обращаюсь к вашим бортстрелкам - у вас есть навыки обстрела наземных целей? Хотя стоп - откуда они у вас возьмутся? Спрошу по-другому - на сколько вы сами себя оцениваете? Хватит ли вам навыков, в том случае, если самолет будет ходить по кругу радиусом метров пятьсот, качественно поражать наземный цели?
        Парни начали переглядываться, а потом поднялся Данилов:
        - Товарищ Чур, сейчас об этом говорить преждевременно. Как вы верно заметили, такого опыта у нас нет. Да и ни у кого его нет. Ведь ваша идея, выходит вообще за все рамки известной нам стратегии применения летательных аппаратов.
        Летун задумался, подбирая слова, а я его не подгонял. Ну да. До того, чтобы использовать самолет как штурмовик, еще никто не додумался. Тем более, сейчас речь идет даже не о штурмовике, а о ганшипе. То есть, об очень узкой нише применения, возможной только в том случае, когда противник не обучен борьбе с авиацией и у него отсутствуют нормальные средства зенитной обороны.
        А парень, тем временем, продолжил:
        - Так что, тут лишь практические испытания покажут. Надо сделать мишенное поле и совершить несколько пробных вылетов. Но я думаю, что наши товарищи не подведут. Если уж они по аэропланам попадали, то мимо целей на земле, точно не промахнуться. А в их умениях вы даже не сомневайтесь, ведь эти люди прошли тщательнейший отбор среди обычных пулеметчиков. В авиацию брали только лучших. И без бахвальства скажу, что каждый из моих подчиненных, роспись одной очередью поставить сможет!
        Хм… про это я даже не подумал. В смысле - про отбор. И по логике, получается, что сейчас передо мною стоят специалисты уровня парней Михайловского. Те тоже, показывая умения работы с пулеметом, крестики и круги на стене выписывали. Ладно, посмотрим на этих виртуозов в деле. Но комментировать ничего не стал, лишь кивнул:
        - Добро. Мишени сделают и установят уже сегодня. Они будут изображать немецкую ротную колонну на марше. Горючего у нас пока хватает. Патроны вам подвезут. Так же доставят панцири Чемерзина. Поэтому, с завтрашнего дня, приступайте к тренировкам. Далее - достав из планшетки карту я развернул ее на столе - Командиры экипажей и штурманы подойдите сюда. Вот видите, как железка от Симферополя идет? Поэтому где-то вот здесь и здесь, необходимо будет создать аэродромы подскока. Туда будут завезены боеприпасы, горючее и наиболее необходимые расходники. Выставлена охрана.
        Матушевский, удивленно переспросил:
        - Аэродромы подскока?
        Я кивнул:
        - Они самые. Временные места базирования, расположенные в непосредственной близости от предстоящего театра боевых действий. Не думали же вы к Армянскому Базару[25 - Старое название г. Армянска.] летать от Севастополя? Так никакой горючки не напасешься. Да и со связью могут возникнуть проблемы. А так - на каждом аэродроме будет взвод охраны, который и вас и самолеты, и техперсонал прикроет.
        Данилов нанес точки на свою карту и поинтересовался:
        - Кто будет подготавливать поле к нашему прилету? Ну и все остальное для нормальной работы?
        Я лишь развел руками:
        - Кто лучше вас знает, что именно нужно? Никто. Так что - сами. Всё сами. Правда, сейчас там работают летные специалисты, но последнее слово все равно за вами. Поэтому, можете воспользоваться частью личного состава Качинской школы. В том смысле, что можете взять с собой необходимое количество специалистов. Еще будет придано два взвода моряков-черноморцев.
        Летун скептически глянул на меня:
        - Черноморцев?
        - Их самых. Вы не беспокойтесь. Вполне нормальные ребята. - глянув на часы, добавил - К вечеру должны прибыть ваши коллеги. Василий Ремезюк и Михаил Ефимов. Они как раз площадки для подскока и подбирали.
        Матушевский обрадовался:
        - О! Василия я знаю! И о Ефимове слыхал.
        В принципе, это ожидалось. Авиаторов сейчас очень мало так, что они все напрямую или опосредственно, друг с другом знакомы. Тем лучше. Поэтому лишь кивнул:
        - Вот и хорошо. Ремезюк сейчас является командиром авиации Красного Крыма. Так что с ним станете плотно сотрудничать. Он вам тут всё подскажет. Ну а для информации - комиссар революционного Севастопольского совета у нас Филипп Задорожный. Он в Каче служил. Знаете такого? - пилоты кивнули, а я на всякий случай уточнил - В прошлые времена у вас конфликтов с ним не было? Вот и хорошо. Поэтому, можете относительно матросов не напрягаться. К летчикам у них вообще никаких претензий нет. Скорее, даже наоборот, невзирая на ваши прошлые офицерские звания.
        Тут я сказал чистую правду. Матросня к летунам относилась с пиететом. Ну это понятно - профессия редкая с которой еще не сошел флер романтичности. Да и вообще как-то так получилось, что летчики своим механикам морды не били и к остальному обслуживающему персоналу не цеплялись. Вот и не было у людей к ним никакой злобы.
        Потом, с авиаторами стали обсуждать вопросы связи и взаимодействия. В эти времена, вся связь с воздухом, сводилась к системам наземных сигналов и цветных ракет. Это если снизу. Сверху же, просто кидался вымпел с сообщением. И да - ночью они не летали. Так же, как и в ненастную погоду. Так же, как и при достаточно сильном ветре. В общем, чтобы воспользоваться своей воздушной вундервафлей, у меня должны сойтись все звезды. То есть, воздушная разведка должна обнаружить выдвижение вражеских войск (что само по себе уже удача). После этого в нужный квадрат выдвигается ганшип, который в свою очередь начинает искать колонны противника. Что, кстати, вовсе не гарантирует, что они кого-то найдут. Так как надо выйти точно в нужный квадрат, да и противник не стоит на месте. Особенно если это кавалерийские части. Ну и плюс вся эта зависимость от погоды-природы…
        Короче, даже если у нас пару раз получится прищучить немцев на марше, это будет очень хорошо. Значит, уже не зря с самолетами время теряли. Сейчас у фрицев каждый солдат на счету и если получится нанести врагу достаточные в их понимании потери, то они точно откажутся идти в Крым.
        Я вообще лелеял надежду, что противник сюда не сунется. Все эти дни. И когда доукомплектовывал свой батальон. И когда формировали ударные отряды из правильно распропагандированных комиссарами матросов. И когда направляли на север сборные батареи на железнодорожном ходу. И когда минировали ключевые участки этой самой ж.д. на всем протяжении, от Перекопа до Симферополя. И когда готовили к подрыву колодцы вдоль дорог. Но двенадцатого июня восемнадцатого года, надежны развеялись.
        Дело происходило в штабе фронта, который разместился в Армянском Базаре. Фрунзеэ к которому перешла вся власть на полуострове, вошел в комнату, где собралось остальное командование и мрачно оглядев всех сказал:
        - Мне только что сообщили - немцы начали наступление и взяли Мелитополь. Так что товарищи, началось. Давайте еще раз, прикинем наши дальнейшие действия.
        Народ загомонил, но быстро взял себя в руки и пошли доклады о том, что уже сделано и чего не успели. Ору хватало, но к слову сказать, он был конструктивным. Потом, большинство отбыло к своим войскам, а мы с командующим, отошли в соседнее помещение. Там, закуривая очередную папироску, я ободряюще пихнул его в плечо:
        - Не журись, Михаил Васильевич. На нас прет пятнадцатая дивизия ландвера. То есть, солдаты второй категории. Бойцы не плохие, но далеко не самые лучшие. А у нас, почти все готово к их встрече. И корабли в заливе, и минные ловушки на пути, и мотивированные матросы. Да и остальные наши придумки их сильно удивят. Так что, пусть идут.
        Собеседник вздохнул:
        - Эх… я даже не столько их опасаюсь, сколько волнений в тылу. Этих «мотивированных», набралось в общей сложности, около одиннадцати тысяч. При очень скудном обеспечении боеприпасами. А почти тридцать тысяч, остались там - в глубине полуострова. Что им в голову может взбрести? Ведь кто-то вообще бандитом стал, которого лишь стенка образумит. Кто-то, в сторону УНР глядит. Большинство, просто воевать не хочет.
        Я криво усмехнулся:
        - Ну, вот это большинство, сейчас нормальные комиссары вовсю обрабатывают. И никуда они в конечном итоге не денутся. А остальных, разъясним со временем. И бандитов, и поклонников цветов шведского флага.
        Товарищ Арсений, помялся, опять вздохнул и просительно глядя, выдал:
        - Слушай, Чур, может, на хер этот твой рейд, а? Может, все-таки останешься? Ведь вы реально наиболее боеспособная часть. Да и вообще… ведь только от одного твоего имени, все здешние горлопаны сразу шелковыми становятся. А этот рейд… нет я понимаю рвать коммуникации противника, но пытаться уничтожить штаб дивизии… Там ведь одной охраны будет больше трех твоих сотен. И что это вообще даст? Или ты думаешь, что у немцев это последние генералы?
        Хм, собеседника можно понять. Сейчас у него вроде все есть - и люди, и техника, и общая (неоднократно проговоренная) стратегия. Но все равно, оставаться без моей поддержки ему несколько бздливо. Вот и надеется человек, в последнюю секунду, изменить уже принятые планы. Но смысла в этом не было, поэтому ответил, о чем говорилось не раз:
        - Вовсе нет. Не последние. Но ты сам понимаешь - уничтожение командования, вкупе с нарушением снабжения, сразу замедлит темпы наступления. Да и новое начальство, может оценить сложившуюся обстановку по-другому и вообще отказаться от дальнейшего продвижения. А нам сейчас, каждый месяц на счету. Помнишь, что товарищ Жилин говорил насчет того, что в Германии ведется плотная работа? Ну вот. Глядишь, и они у себя своего кайзера скинут. А там уже совсем другие песни начнутся.
        М-да… когда Иван мне рассказал о том, что в нашем времени немцы еще в конце сентября начали переговоры с Антантой, понимая, что положение Германии безнадежно я был несколько удивлен. Просто думал, что сначала вышибли кайзера, а потом капитулировали. Оказалось - был не прав. Пятого ноября, немецкое правительство приняло четырнадцать пунктов президента Вильсона, как основу для мирных переговоров. А одиннадцатого ноября, была подписана капитуляция. При этом еще десятого, Вильгельм сдернул в Нидерланды, откуда чуть позже и подписал отречение.
        Только вот вся фишка была в том, что сейчас события могут развиваться несколько по-другому. В нашем времени (как, впрочем, и сейчас) фрицам приходилось очень туго. И существование к восемнадцатому году они вели совершенно полуголодное. Но народ, ради победы, был готов был терпеть все лишения. И подписание Брестского мира, воодушевило население рейха до невозможности. Казалось - вот оно! Еще чуть затянуть пояса и все закончится! На этой волне энтузиазма, они протянули еще восемь месяцев.
        Только сейчас, все происходило совсем не так. Да, Россия практически не оказывала сопротивления, но ведь и победы никакой не было! Не было, так сказать, никаких крупных позитивных новостей. Ну наступают бравые тевтонцы на востоке и что? С других сторон Антанта как давила, так и давит. И жрать практически нечего. Поэтому Жилин предполагал, что капитуляция немцев может произойти гораздо раньше. Не осенью, а в середине, или даже в начале лета. То есть буквально полтора-два месяца и немчура сдуется. А если учесть, что кайзер заболел испанкой[26 - Вильгельм 2 в 1918 году реально переболел испанкой.] события могут еще и ускориться.
        Именно поэтому, я Фрунзеэ говорил о месяцах. Тот лишь повздыхал, принимая мою правоту. А уже вечером, перед моих уходом к батальону (рейд намечался с утра), пожимая руку командующему фронта, решил его немного отвлечь:
        - Михаил Васильевич вопрос есть. Интимный.
        Тот удивился:
        - Да?
        - Ты вот буквально каждой буквой своей фамилии дорожишь?
        Собеседник прищурился:
        - Поясни.
        Я улыбнулся:
        - Просто, каждый раз называя тебя по фамилии, я ощущаю себя немножко грузином. Вот сам послушай товарищ Фрунзе - Э!
        Михаил улыбнулся в ответ:
        - И что предлагаешь?
        - Убери последнюю букву и останется - Фрунзе. Коротко и хлестко, словно удар клинка. Понимаю, что не мне с трехбуквенным ФИО подобное рекомендовать, но ты подумай. Ведь звучит!
        Комфронта на пару секунд замолк, обкатывая идею и кивнул:
        - Я подумаю. - после чего притянул к себе и похлопывая по спине пробурчал - ты там сдуру сгинуть не вздумай. Ты нам всем очень нужен.
        Что ответить? Остается только благодарно хмыкнуть в ответ:
        - Я знаю!
        Глава 10
        Привстав на колено, я наблюдал в бинокль за ротной колонной кайзеровский войск, размеренно топающей по проселку. Наблюдал и радовался - хорошо идут. Не растягиваясь, соблюдая заложенные в уставе требования дистанций на марше. А это значит, что наши задумки были верными и основное ядро роты (может, за исключением обоза) сразу должно попасть под удар. Михаил, сосредоточенно сопящий рядом подтвердил мои мысли:
        - Вроде, правильно рассчитали. Только, офицеры что-то сильно вперед вырвались.
        Часть комсостава, едущего на коняшках в голове роты, действительно слегка увлеклась, но это не представляло никакой угрозы планам. Чего нам эти пять человек? Главное, что головной дозор уже проскочил дальше, а боковые нас не увидели. И соответственно, буквально через минуту мы будем наблюдать как сработает первая в этом мире полноценная минная засада. Хотя, наверное, надо по порядку…
        Как я уже говорил, после наших сольных выступлений добровольцы в батальон поперли косяками. Мне было не до собеседований, но некоторые, все-таки, проходили через мои руки. Вот одним из них и стал бывший мичман - Пташкин Михаил Анатольевич. В первую секунду, от вида этого морячка в офицерской тужурке, я аж опешил. Уж очень у него физиономия характерная была. Особенно доставлял шрам на брови и верхней части щеки, делающий рожу добровольца совершенно бандитской. Ей богу, встреть такого в темном переулке, стрелять бы стал сразу и без предупреждения. Но начавшаяся беседа, почти сразу переломила все предубеждения. А когда Пташкин первым заговорил о минной войне, я понял - это то, что мне нужно.
        Ведь те же мины, как концептуальную идею, придумали давно. Только порох освоили, так сразу начали соображать, как бы половчее его применить в деле смертоубийства? Но с порохом получалось не очень. Эффект был лишь в случае использования очень больших объемов. Да и капризен он: чуть подмок и всё - толку не будет. Зато после изобретения взрывчатки, дело сразу сдвинулось и первые мины (в более-менее привычном нам понимании слова) начали использовать еще американцы в своей гражданской войне[27 - Мина Рейнса.].
        Но там, скорее, был пробный шаг, с невнятным результатом. Поэтому, на какое-то время все затихло. Как раз, до начала первой мировой. Вернее, до первого применения танков. Тут, внезапно, отличились немцы. Потрясенный видом плюющихся огнем самодвижущихся английских «цистерн», сумрачный тевтонский гений моментально разродился гениальной идеей - если корабли на море можно топить при помощи мин, то почему это же нельзя сделать с сухопутными линкорами? И выдали на-гора идею противотанковых мин.
        После чего, был сделан следующий логичный шаг, насчет мин противопехотных. Правда, поначалу, изобретатели чесали репу относительно способа применения. Вот мы установили мины перед своими окопами. А как наступать? Ладно - установили с проходами для наступления. Но война шла позиционная и артиллерия на западном фронте долбила так, что после пары артналетов, мины надо было устанавливать снова. С другой стороны, они стоили достаточно дешево, зато прибавляли командованию спокойствия и отличнейшим образом дополняли противопехотные рогатки с проволокой. То есть, полностью выполняли задачу - сбивать атакующие вражеские порывы, останавливая темп наступления до тех пор, пока под огнем пулеметов, противник не побежит назад. Сим мировая военная мысль была полностью удовлетворена и дальше, в этом направлении, уже никто не рыл.
        Поэтому, когда Пташкин, несколько стесняясь, и готовясь к возражениям, стал рассказывать свою идею минных засад, я его поддержал категорически и безоговорочно. После разговора, сразу дал распоряжение о принятии и его и его людей в количестве двадцати пяти человек, в батальон морской пехоты. Так что теперь мы будем наблюдать, как у нас все получится на этом проселке.
        А мою идею с самолетами, пока пришлось похерить. По чисто климатическим причинам - мы почти неделю в рейде и все это время, каждый день, идет дождь. Хоть по полчаса, но идет. В остальное время просто облачно. Вернее: солнце - ветер - облачно - дождь. И так по кругу. Благо, грязь успевала подсыхать и дороги не развезло, но авиацию, один фиг не используешь. Жаль. Просто у меня к этому уже все было готово. Включая даже рации вкупе с радистами.
        Кстати, со связью все произошло достаточно интересно. Оно как вышло - уже находясь в Крыму, узнал, что тут отираются несколько представителей дома Романовых. Ну отираются и отираются. Мне они не мешают. Единственное что заинтересовало - а как эти ухари вообще умудрились выжить? Матросики-то, своих офицеров резали, только шум стоял, а этих почему-то не тронули. Хотя, вроде сам бог велел, заземлить «проклятых кровопийц.»
        И тут узнал интересную штуку - оказывается, Александр Михайлович Романов, был не просто дядей последнего царя, а еще и являлся шефом российской авиации. При этом, настолько хорошим шефом, что авиационная братия, в прошлом году, не дала его в обиду. Летуны, как я уже говорил, пользовались авторитетом среди матросни, вот Романовы и выжили.
        В начале, узнав эту историю, лишь пожал плечами, но потом посетила дельная мысль. Так как Жилин, по своим каналам, все еще продолжал поиски радиостанций на необъятных просторах страны, я прикинул - они ведь предназначались для самолетов? При этом, товар эксклюзивный. И возможно, бывший главный авиатор, может подсказать в каком направлении их искать? Наверняка, именно он продавливал столь недешевую покупку. Поэтому, решил съездить в «Ай-Тодор», где сейчас обитала банда Романовых.
        Те, от жизни ничего хорошего не ждали, поэтому мой приезд поначалу их сильно переполошил. Но узнав кто я такой - несколько оттаяли. Газеты они тоже читали, вот и были в курсе что из себя представляет Чур. Сам Александр Михайлович, оказался мужчиной небольшого роста с явно прослеживающимся сходством с профилем на золотом червонце. При этом, в личном разговоре, он особо не гоношился. Пальцы не гнул, зато реально помог, указав куда могли загнать купленную аппаратуру. Я, как культурный человек, поблагодарил и уже уходя, лишь выдохнул сквозь зубы. М-да, пообщались… Нет, так-то получил все что хотел. Заодно избавился от иллюзий. Это ведь в нашем времени, люди напрочь забыли, что значат сословные различия. Многие, (особенно этим грешат американцы), вообще считают, что царь, это такой парень, который залез на трон и напялил корону. А в свободное от работы время, ничем не отличается от других граждан. Всегда готов бахнуть по пивасику, или поболеть в толпе фанатов за любимую футбольную команду. Ну и другие сановники, ему под стать.
        Мягко говоря, это совершенно не так. Разумеется, что-то зависит и от самого человека, но сейчас, абсолютное подавляющее большинство сословной элиты, относятся к «подлому сословию», как к говорящему скоту. Реально. Именно как к скоту. Ну вот чтобы было понятнее сами прикиньте - как будет относиться мажорный сынок, пропихнутый папой в члены совета директоров Газпрома, к работяге на ржавой «девятке»? Как к ровне? Ага - щаз! При этом, учтите, что «сынок» относится к элите лишь в первом поколении. И не надо думать, что тут играет поговорка про «из грязи в князи» и, дескать, потом все сгладится. Нет. С каждым поколением, разрыв лишь увеличивается.
        Просто, если «сынок» еще может позволить самостоятельно сказать - «пшел вон, быдло» то в десятом поколении, они с тобой даже не говорят. Легкий изгиб брови покажет слугам что надо делать с оскорбившей взор хозяина чернью. А теперь представьте, что эта самая «чернь» по безумному стечению обстоятельств, обрела власть в стране. Попробуйте ощутить внутренние чувства «мажора», низвергнутого с небес на землю. Весь этот запал, кипящего в душе дерьма.
        Я ощутил и могу с уверенностью сказать - верхушка элиты, не смирится со своим положением и с нами сотрудничать не будет. А если и будет, то продаст, в самый ответственный момент. Продаст даже не за деньги, а потому что им, одним воздухом с нами дышать, уже невместно. Это чувствовалось в каждом движении, в каждом взгляде, во всех интонациях. Обычный человек возможно этого бы не почувствовал, но я ведь, не совсем обычный.
        Жаль… а ведь думал, Александру Михайловичу административную должность в авиации предложить. Объективно говоря, он в этом вопросе на сегодняшний день самый продвинутый. Да и летуны, не зря так хорошо к нему относятся. Видно, что человек «болеет» небом. Но, похоже, не судьба. С другой стороны, рации нашел и это уже очень хорошо…
        Так вот, относительно средств связи - после пополнения добровольцами, батальон по численности стал более-менее соответствовать своему названию. До этого, мы тянули, максимум, на усиленную роту. А сейчас, нас почти три сотни (не считая конников Буденного). Броневики, артиллерия, автомобили, мотоциклы. Да-да помимо гужевого транспорта подразделение конкретно прибарахлилось передовыми новинками автопрома. Ведь красные, успели целую кучу техники и снаряжения эвакуировать из Мариуполя. Теперь, у нас, помимо водителей, есть даже отделение автомехаников. Ну и, разумеется, зампотех при нем. Удалось сманить романтикой и финансово-вещевыми ништяками молодого, неженатого инженера с СевМорЗавода.
        Соответственно, бывшие взводные выросли до ротных, а наиболее толковые из отделенных - до взводных. Появился штаб, со своим начальником - Матвеевым. Решив, что держать на должности рядового целого подполковника это полный маразм, предложил должность Игнату Тихомировичу. Тот, не будь дураком, не отказался. А что касается его тяги к монархизму… ну, во-первых, она изначально сильно напоминала тягу государственника к «сильной руке», а во-вторых, как там сказал ухажер из фильма «В джазе только девушки» - у всех свои недостатки.
        А к рациям, организовал взвод связи, так как от жадности хапнул их аж два десятка и вследствие этого, решил ставить аппаратуру не только на самолеты. Теперь у нас для каждого отдельно действующего крупного подразделения, по две рации (одна из них запасная, ибо хрупки сии изделия до невозможности). Про отдельно действующих сказал, потому что мы немцев, сейчас, вовсе не всем батальоном гасить собрались. Нет. Лишь половиной. Вторая половина - в основном буденновцы с частью людей Михайловского, идет рейдом выбивая германские опорные пункты по деревням. В города пока не суются (нафиг нам лишние потери), а вот нарушить немцам поставки продовольствия и шалить на «железке», это милое дело.

* * *
        Вдохнув сырой воздух, пахнувший полынью, я обратил внимание что до приметного дерева голова колонны практически уже дошла. Да и Пташкин зашевелился:
        - Ну что, товарищ Чур? Не пора?
        - Почти. У тебя все готово?
        Взводный саперов кивнул:
        - Так точно!
        - Тогда даю обратный отсчет. Пять… четыре… три… два… один. Рви!
        Глядеть на результат я не стал, предпочтя сразу залечь. Ну и что что до дороги, метров триста? Там, в четырех минах, почти по десять кило взрывчатки. И это только в тех, что на деревья подвешены. А еще в двух, которые на дороге прикопаны, почти по пуду. Да не простой взрывчатки, а какой-то смеси, что наколдовали минеры-мореманы. А они те еще затейники… Изобретатели-виртуозы, мля.
        Шарахнуло нехило! В начале бахнули «недомонки» с мелким железным хламом в качестве поражающего элемента, которые мы присобачили на деревья. И почти сразу, долбанули оба фугаса. Проселок на несколько секунд затянуло черным дымом, из которого доносилось истеричное лошадиное ржание. А через пару секунд, раздались человеческие вопли.
        Одновременно с этим, два наших броневика, рыкнув моторами, выбрались из укрытий, и роняя ветки маскировки, шустро покатили к дезориентированной вражеской колонне. Не доезжая метров пятьдесят, остановились и в четыре пулемета причесали шевеления. В смысле, по лежащим даже не стреляли, а вот по мечущимся туда-сюда солдатам стегануло свинцовыми струями. Кого-то зацепили, кто-то просто залег, но незапланированная беготня прекратилась.
        Ну что - наша очередь. Добежав до броневика и под его прикрытием приблизившись еще метров на двадцать, я кивнул Бергу, который взяв большой жестяной рупор, начал вещать:
        - Солдаты, сопротивление бесполезно! Сдавайтесь! Если с вашей стороны прозвучит хоть один выстрел, то мы просто расстреляем всех лежащих на дороге! Но нам не нужны ваши жизни! Нам надо чтобы любой, кто в состоянии стоять на ногах и имеющий офицерское звание, подошел к нам. Время для исполнения приказа - одна минута!
        Не прокатило. Не знаю, может из-за воплей, стонов и ржания его толком не расслышали. А может, кого-то контузило и настолько переклинило, что действительность уже не воспринималась. В общем, какие-то недобитки, в ответ стрельнули из нескольких стволов. Пули бесполезно дзинькнули по броне, а наша засада, не дожидаясь дополнительных приказаний, приступила к окончательной зачистке остатков немецкой роты. Тут уж было не до сантиментов. Ведь основные силы немецкой дивизии двигались к Перекопу параллельными дорогами. И до них было около двенадцати километров. А вот батальон, в состав которого скорее всего и входила эта рота, топал сзади, всего километрах в пяти. То есть, клювом щелкать было нельзя, поэтому сопротивление давилось безжалостно.
        Через несколько минут, редкая стрельба с добиванием боевитых неадекватов прекратилась и в дело вступили группы зачистки с трофейщиками. Обозников, не попавших под взрывы и пытающихся под шумок сбежать, тоже тормознули. Поэтому трофеи были особо впечатляющими. Ну так еще бы - снаряжение и вооружение целой роты. Только пулеметов, было аж девять штук. М-да… развернись они, и нам бы мало не показалось. Но MG были в транспортном положении на телегах (аллилуйя уставам и уставникам!), да и взрывы сразу дезориентировали большую часть солдат.
        Трофейщики, довольно споро собрали что нас интересовало. Группа зачистки приволокла пару чудом выживших офицеров, и мы стали в темпе грузиться, оставив толпу солдат сидеть на дороге. Живых там, включая контуженных и легкораненых, было человек сорок. Еще столько же, с более тяжелыми ранениями. А остальные, оказались двухсотыми. Причем фрицы, до последней секунды не могли понять, что с ними будет дальше, со страхом глядя на броневики. Но пулеметы так и не отработали по пленным. Броники просто развернулись, выпустив клубы сизого дыма и устремились вслед за остальной колонной.
        Немцев не добили сознательно. Даже вязать их, как завещал Семен Михайлович, не стали. Зачем? Там у них в войсках и так разброд и шатания среди личного состава. Война уже поперек горла стоит. А тут, при встрече со своими, выжившие пояснят, что русские на них напали и постреляли тех, кто сопротивлялся. Но остальных, даже в плен не стали брать, просто порекомендовав возвращаться домой. Будет это способствовать дальнейшему разложению немчуры? Думаю, что да. Тем более, что те полтора-два десятка целых солдат которых можно сразу в строй поставить, вообще никакой погоды не сделают.

* * *
        Отойдя километров на десять, в сторону, встали на ночевку. В этот раз, все было по-взрослому, поэтому мы не шарились в поисках подходящего места, ориентируясь по плохой карте. Нет. Обо всем позаботились заранее и батальон обзавелся несколькими зачетными проводниками. Два грека (отец с сыном) сейчас были с нами, а крепенький, цыганистого вида мужик, с бритой наголо головой, водил группу Буденного-Михайловского.
        И после боя, мы рванули не абы куда в сторону, а целенаправленно прикатили в этот распадок. Тут и вода, и деревья. Технику замаскировали, а комсостав, ближе к вечеру, уселся держать совет. В начале, разобрали детали и нюансы проведения минной засады. Тут все были в полнейшем восторге, единственно, Пташкину, не давала спокойно жить мысль относительно МОН[28 - МОН - противопехотная осколочная мина направленного поражения.]. Я как-то позавчера при разговоре ляпнул, что по идее можно сделать такие мины, воздействие которых будет чем-то похоже на работу суперпулемета, который в секунду может выпустить пару лент по врагу. Разумеется, не прицельно, а просто в направлении противника. Но даже это, столь глубоко запало в душу пироманьяка, что он реально вынес весь мозг, остро сожалея о невозможности приступить к изготовлению и экспериментам немедленно.
        Вот и теперь, держа в руке уже затертый (всего за два дня-то!) рисунок МОН-50 бывший мичман возжелал отдачи моей команды зампотеху, для помощи в изготовлении правильно изогнутого корпуса. Остальное, дескать, они сами сделают. Но я этот порыв погасил словами:
        - Ша, друзья-товарищи! Игры кончились. Мы допросили немецких офицеров и вот что узнали - к Крыму выдвигаются украинские части корпуса генерала Натиева. Точнее - группа под командованием полковника Сикевича в которую вошли третий Гайдамацкий полк, а также, первый и третий Запорожские полки.
        Народ, после этого известия озадаченно примолк, а я подумал: странно - Жилин говоря о Крыме, постоянно вспоминал какого-то Болбочана, только вот сейчас, об этом хмыре ничего не слышно. Может, кто-то раньше пристрелил урода? События-то идут, с огромными отличиями от нашего времени. С другой стороны, у небратьев, уроды, судя по всему, размножаются почкованием и вместо одного, тут же появляется другой. Теперь, вон, какой-то Сикевич[29 - В реальной истории Владимир Васильевич Сикевич (полковник Генштаба Русской императорской армии он же генерал-хорунжий армии УНР) действовал в районе Донецкого бассейна. И как вы понимаете, вовсе не на стороне России.] вылез…
        Ротный два, первым нарушил молчание:
        - Чёт я не понял. А за каким хреном они сюда идут?
        Я невесело ухмыльнулся:
        - Ну уж точно, не лобзать нас по-братски. Могу лишь предположить, что эти деятели, почитав себя самыми хитожопыми, решили опередить немцев в деле взятия полуострова и наложить лапу на Черноморский флот.
        Народ матерно выразил свое отношение к желаниям шароварников, а комиссар сплюнул:
        - Предатели!
        Ротный, удивленно спросил:
        - Почему, предатели? Это ж, вроде… ну даже не знаю, как назвать… Просто враги.
        Ощерившись, обычно спокойный Лапин, помахал перед носом краскома пальцем:
        - Ты, Мартын, не путай. Враги - это немцы. И когда мы их побьём, они уберутся обратно к себе домой. А эти… Ведь почти триста лет назад, Гетманщина страстно желала быть принятой в состав России. Ибо, Речь Посполита, угнетала тамошний народ, как хотела. С резней, вернее, как говорит в таких случаях товарищ Чур - показательным геноцидом. И вот, их приняли в российскую семью. Провоевали из-за них, почти тринадцать лет, но отстояли бедолаг. Привечали всячески. Даже, Магдебургское право даровали. С тех пор, разницу между русским и малороссом, никто никогда не делал. Но теперь, Россия ослабла малость. Ей тяжело. А что творят эти проститутки? Наиболее шалавистые, объявили себя не малороссами, а украинцами[30 - Напоминаю - именно из-за того, что УНР открыла фронт перед немцами и был подписан Брестский мир в том виде, который все знают.] и вместе с врагом, кинулись рвать тело защитившей их страны. Так что это - именно изменники, предавшие братство, заложенное предками. И если врага можно разбить и выгнать со своей земли, то предателей, необходимо уничтожать. Именно поэтому, никто никогда ни с УНР, ни с
красновцами ни о чем договариваться не станет. Их просто будут давить, словно клопов…
        Угу… Слушая комиссара, даже удивился, насколько жилинцы сурово настроены. Сам я в этих делах, изначально, не очень-то разбирался. Это исторически подкованный Иван, просветил. И про политику коренизации (это когда большевики, в приказном порядке, заставляли всех учить украинский язык и вести на нем документацию), и про присоединение Новороссии к Украине. И про присоединение Крыма. Да и про саму Украину…
        А чего бы не заставлять и не присоединять, когда решения по этим вопросам, большинством голосов, принимали именно украинцы? Плюньте в глаз тем черносотенцам, кто шипит, будто Советская власть состояла из евреев. Нет ребята. Большинство там - выходцы с Украины. Кстати, включая тех же самых евреев, которые тоже, вовсе не из не существующего пока Биробиджана приехали. То есть, народец подобрался, с соответственным менталитетом. И лишь Сталин, в конце тридцатых, смог хоть как-то эту веселую камарилью приструнить[31 - Реально - подавляющее большинство «руководящих товарищей», на самых разных партийных должностях, как в ранние годы Советской власти, так и до самого распада СССР, были выходцами с Украины. Тот же Л.И. Брежнев, в довоенных документах, в графе национальность писал - украинец. Про Хрущева, не снимающего вышиванку даже на приемах, можно и не говорить.].
        Тогда, слушая Ивана, я несколько охренел от столь неожиданного поворота и с ехидной мордой поинтересовался - дескать, а чего тогда, все «мировое сообщество», катило бочку исключительно на русских? Если в основном, именно украинцы, после революции власть хапнули? Жилин юмор не принял и вполне серьезно ответил, что основная задача этого самого «сообщества» не выяснять, кто именно у нас рулит, а захватить контроль над ресурсами. Коих, именно в России просто немеряно. В общем, говорили мы с ним тогда долго…
        А под конец, почему-то вспомнилась современная мне российская оппозиция, в которой «великороссов», днем с огнем не сыщешь. И подумалось - жаль нет интернета, а то бы я проверил Жилинскую теорию, просто посмотрев, откуда в Москву или Питер прикатили в начале прошлого века предки наших неистовых либералов. Было бы приколько получить подтверждение насчет Украины…
        Ну а для себя, расставил последние точки, просто спросив у Григоращенко, о его национальности. Тот, ни секунды не задумываясь, идентифицировался, как русский малоросс. В просторечии - хохол. И удивленно глядя на меня, уточнил: а кем еще может быть сын крестьянина, родом из-под Винницы? Тогда я копнул дальше, спросив, кто такие украинцы? Матвей Игнатьевич, ничтоже сумняшеся пояснил, что в основном, это греко-католики. Потом, перейдя на военно-морской язык, причислил к ним так же часть малоросской либеральной интеллигенции и тех, до которых эта самая интеллигенция дотянулась, распропагандировав. Ну и, попутно припомнил усилия исконного врага - Австро-Венгрии, в раздувании этой темы.
        Своего взводного, я вполне резонно посчитал экспертом в данном вопросе. Сами посудите - кто еще вот так, без всякой шелухи, определит внутренние взаимоотношения внутри людей, проживающих на той территории? И его ответа мне вполне хватило.
        Поэтому сейчас, закурив, обвел взглядом придавленных вспышкой Лапина командиров, констатировав:
        - Вот так-то, братва… Комиссар, возможно и прав. Но в любом случае, советую четко разделять врагов и предателей. Враг, он ведь даже может стать ситуативным союзником, зато прощенный предатель, обязательно предаст вновь.
        Зампотех, растерянно почесав затылок, решился задать вопрос:
        - А в Польше, получается, тоже предатели?
        Я мотнул головой:
        - Нет. Эти в своем праве. У них было сильное государство, которое москали, в свое время, тупо завоевали. Именно поэтому, неугомонные поляки, постоянно восстания устраивали, невзирая на целую кучу плюшек и послаблений от России. Но в девятьсот семнадцатом, им фарт попер, и они, неожиданно, опять стали суверенными. Так что, считай, просто повезло людям - после чего хлопнув себя ладонями по коленям, закруглился - Ладно, заканчиваем политинформацию. Со всеми дополнительными вопросами - к Кузьме Михайловичу. Он подробно разъяснит, что к чему. А сейчас к делу: докладываю - по метеоданным, из заслуживающего доверия источника, с завтрашнего дня устанавливается хорошая погода.
        Неопытный Михаил удивился:
        - Это что за метеоданные?
        Комиссар, под смешки окружающих пояснил:
        - Самые надежные. От товарища Григоращенко. Вернее, от его когда-то сломанной ноги. Сегодня она ноет особым образом и это значит, что на ближайшее несколько дней, точно ожидается ясное небо.
        Взводный, со своей ногой, еще не разу не ошибался в предсказаниях, и я ему, в этом вопросе, вполне доверял. Так что, переждав гогот, добавил:
        - И поэтому, в связи с полученным разведданными, батальон переключается на новую задачу. У товарища Фрунзеэ, должно хватить сил и средств, сдерживать фрицев в районе Перекопа. Тем более, что мы подорвали два моста, нарушив противнику снабжение. А нам, сейчас, главное - постоянными ударами с земли и воздуха обескровить подразделения идущих сюда частей УНР. Чует мое сердце, что они, огибая линию соприкосновения с немчурой, рванут через Сиваш и сразу двинут к Севастополю, перерезая фронтовые коммуникации, имея конечной целью захватить корабли флота. Не зря же ЧК, после нашего пинка, столько агитаторов шароварных там отловило. Готовились, значит…
        После моих слов, уже ни на что не отвлекаясь, стали обсуждать предстоящее дело. Бить противника решили, пока они движутся поездами да походными колоннами. Но легко сказать - бить. Для начала, их надо было найти. И желательно, на дальних подступах. С другой стороны, направление, откуда враги идут известно, а в остальном, должны помочь авиаразведка и хорошо организованная серия засад. На немцах получить практику не вышло - непогода помешала. А сейчас, фрицы закопались в землю, развернули артиллерию с зенитным прикрытием, так что применять против них «ганшипы» себе дороже. Зато гайдамаки в степи, да на проселочных дорогах, станут замечательной мишенью для авиации.
        Для начала, на вечернем сеансе связи, в штаб фронта было отправлено сообщение о новом противнике. Туда же ушло и распоряжение для авиаторов. К большой удаче, получилось даже связаться с группой Буденного-Михайловского, назначив им место встречи. Дождавшись от радиста получения подтверждения, я с довольной улыбкой хлопнул парня по плечу. Блин, реально - связь это наше всё! Главное, к ней подойти с умом! Ну и чтобы специалисты грамотные были.
        Ведь сейчас, от нас до Перекопа, более пятидесяти километров. Дальность уверенного приема моих радиостанций чуть меньше двадцати. Вроде, положение безвыходное? Ан нет! На хуторе, недалеко от Семилетовки, был размещен радиопост, выполняющий роль ретранслятора. Так же, как и в деревне Малый Пруд. Тройного запаса аккумуляторов (при разовом суточном выходе в эфир) им железно хватит еще дней на десять. Даже, если учесть саморазряд банок. С каждым связистом, находилось два человека для охраны. Ребята имели приказ - если вдруг, (именно «вдруг» так как пеленгаторов пока не изобрели, а стукачей из местных мы не опасались, потому что парни работали под хорошо оплаченной крышей местных контрабандистов) на них выйдет противник, то хватать «маркони» в охапку и быстро уходить.
        Приоритетом при этом ставилась целостность связиста, а не аппаратуры. Раций у меня пока в достатке, чего не скажешь о грамотных специалистах. Ну и конечно же, сообщения шифровались. Причем, хитро. Точнее сказать - гнали без всякого шифра, просто на чеченском языке. С этой стороны у меня был Мага. Промежуточные посты, передавали сообщение как есть. А у Фрунзеэ, при штабе, находился младший брат Магомеда. Так что фрицы (без сомнения, слышащие нашу морзянку) мозг себе сломают, пытаясь дешифровать передачу. Ну а с Буденным, пришлось поизвращаться. Сделали небольшую таблицу условных сообщений, которых вполне хватало чтобы понять, где он находится и чего уже натворил.
        В общем получив все подтверждения о доставке сообщений я, очень довольный собой пребывал в отличном настроении. Ну а что? К завтрашнему маршу почти все готово (механики еще чего-то подкручивают в технике, но часа через два закончат). Люди сыты и бодры. Больных нет. Трофеи освоены. Их излишки спрятаны во временный схрон.
        Общую приятность вечера, несколько портила легкая свара сапера с зампотехом, но это так - рабочие моменты. На очередной, особо громкий вопль из-за деревьев, я прислушался. Ага - Пташкин, зажав инженера в виртуальный угол, напористо требовал от него помощи в изготовлении корпуса для мины. Причем - немедленно. Но Игнат Анатольевич, несмотря на молодость и гражданское происхождение, весьма успешно оборонялся от настырного морячка. И под занавес выдал такую тираду, что я лишь уважительно покачал головой, а Пташкин, прочувствовав, наконец, несвоевременность своих хотелок, гордо удалился.
        Ну да - сапера можно понять, но сейчас, в данном вопросе, я поддерживал инженера. Завтра нам предстоит дальний марш. Причем, настолько дальний и быстрый, что весь гужевой транспорт двинет даже не с нами, а в указанную промежуточную точку. Лошадки просто физически не сумеют за день отмахать почти сотню километров. Зато, машины, смогут. Ведь задумка у меня была какая - разрушить железнодорожные пути, по дороге следования гайдамаков. Они ведь, наверняка, по железке думают проскочить. Может, даже, до Геническа. А мы им эту малину обломаем. Если очень повезет, то успеем какую-то часть под откос пустить. Ну а остальных, которые двинут своим ходом, станем кусать, в привычном нам стиле.
        Но для этого, нам надо их встретить, как можно дальше. И зампотех, весьма проникся словами, что каждый человек будет на счету, а поломка даже одной единицы техники на марше, меня весьма огорчит. Инженер, уже наслушался страшилок про «огорченного» Чура, поэтому сейчас, без балды, все силы бросил на подготовку машин к завтрашнему дню. А Пташкин, просто сдуру влез под горячую руку… В общем, убедившись, что вчерашний гражданский, проявив необходимую волю, отбил лихой наскок моремана, я со спокойной душой пошел дальше, заниматься своими делами.
        Потом был ужин, потом обход батальона, а когда уже почти стемнело, меня отловил комиссар. Причем, не один, а с нашим аккордеонистом. Хм… значит хвастаться будут и сейчас произойдет очередная демонстрация вокала. В принципе, это началось довольно давно, еще когда мы к ростовскому параду готовились. Тогда у меня появилась идея, наладить нормальную музыку в батальоне, а то исторгаемые трубачами звуки, заставляли седеть волосы на ногах. Но позже, стало не до того.
        Зато комиссар ничего не забыл, взяв дело в свои руки. Под его руководством, организовался весьма приличный оркестрик, который, где-то раз в пару недель выдавал очередной, выдавленный из командира шедевр. Шишку в оркестре, держал аккордеонист Всеволод. Так-то он был бывшим студентом, ставшим ныне бойцом морской пехоты. При этом, у парня, вкупе с домашним музыкальным образованием, присутствовал шикарный голоc. Вот боец и зажигал.
        Поэтому сейчас, после некоторых уточнений, мы отошли в сторонку и Севка, пробежавшись пальцами по клавишам, негромким баритоном запел:
        Эх дороги, пыль да туман
        Холода, тревоги, да степной бурьян
        Знать не можешь доли своей
        Может, крылья сложишь
        Посреди степей.
        Дождавшись последнего аккорда, я выставил большой палец:
        - Во! То, что надо! Можно запускать в народ!
        Лапин согласно кивнул:
        - Это да… я вот тоже, уже несколько раз слушал как он репетировал и все равно, постоянно заслушиваюсь… Интересно, кто автор? Ведь, будто про нас написано!
        Пожав плечами, я честно сознался:
        - Не помню.
        Кузьма, пытливо глянул в глаза:
        - Чур, признайся, может, это все-таки твоих рук дело?
        Рассмеявшись, ответил:
        - Я что - похож на поэта песенника? Мой максимум это - «Шел Кузьма гулять на речку, перепрыгнул через овечку». Так что, не надо на меня наговаривать.
        Комиссар лишь хмыкнул. И мода такая хитрая, что сразу видно - мои слова его явно не убедили и Михалыч, по-прежнему подозревает командира в грехе стихоплетства. А Севка, поймав кураж, решил воспользоваться отличным настроением командира, застенчиво поинтересовавшись:
        - Чур Пеленович, а вы больше никаких песен не вспомнили?
        Опять услыхав про «Пеленовича», я лишь грозно цыкнул зубом. Ну да, осведомители меня уж просветили о внутренних шевелениях в батальоне. Ведь Бурцев, как подвижник с крестом, три недели таскался с тяжелым телом нерабочего пулемета. Правда, постоянно находясь под недремлющим надзором комиссара и Федора, свою антинаучную, языческо-религиозную деятельность, прекратил. Но один хрен, упорствовал в отрицании, настойчиво величая меня (выбирая момент, когда я этого точно не услышу) исключительно по имени-отчеству.
        Народ в батальоне, подобрался хоть и отмороженный, но при этом, вполне лояльно относящийся к юродивым. Видно, воспитание, заложенное с детства сказывалось. Студент с пулеметом, подходил под определение «юродивый», как никто другой. Ему сочувствовали (обычные бойцы), подкармливали внепайковыми вкусняшками (повар) и даже давали вещевые ништяки (баталер, оторвавший от собственной души, почти новый ремень).
        Подвиг ротного баталера стал последней каплей и поняв, что всё заходит куда-то не туда, я распорядился оружие у мученика изъять, передав ружмастерам на починку, а хорошо подкачавшегося за это время Серегу, по уши загрузил писарской работой. Только, как оказалось, было уже поздно.
        Мои ребятки, вполне справедливо, считали себя лучшими из лучших. Да и сам я постоянно их в эту сторону накачивал. Но ведь у лучшего подразделения и командир должен быть самый лучший? Можно даже сказать - легендарный. Я со всех сторон этому соответствовал, кроме одной, независимой от меня, незначительной малости - у командира не было нормального, полноценного имени.
        И поэтому сейчас, когда я набрал воздуха в грудь чтобы рявкнуть на потерявшего берега музыканта, вмешался Лапин:
        - Чур, ты, главное, не горячись. Ну что такое, в самом деле? Тебя уже во всем батальоне так кличут. Довольно давно. Вот как в Крым прибыли, так и пошло. И я решил, с мнением народных масс не бороться. Зачем? Ведь ничего обидного, или оскорбительного в этом нет. Вот вспомнишь ты свое настоящее имя - хорошо. А вдруг нет? Так и будешь, до конца жизни, словно цуцик, с кличкой ходить? Не правильно это.
        Выдохнув, я хмуро спросил:
        - То есть, значит, просто Чур, это кличка. А Чур Пеленович Сварогов, это по-твоему нормально? Ты, сам, соображаешь, что говоришь?
        Комиссар хладнокровно кивнул:
        - Вполне. И Чур Пеленович, ничуть не хуже других имен. Считай, что батальон тебя крестил. Тем более, мы с товарищами из матросского комитета посовещались и решили общее собрание провести по этому поводу. Только пока как-то не складывалось - или тебя нет, или какой-то взвод в разгоне. Но вот, как с остальными нашими бойцами соединимся, так первым делом тебе фамилию с отчеством и присвоим. Официально, как положено - с занесением в протокол и печатью подразделения!
        Меня это развеселило:
        - Я вам что - бронепоезд? Общим голосованием имя подбирать?
        Собеседник, горячо возразил:
        - Ты лучше! Тем более - ничего подбирать не надо. Уже все подобрано. Только ты не вздумай скандал устраивать, потому что предстоящее действие здорово вдохновляет людей.
        - В смысле?
        Кузьма потупился:
        - Ну, будущее решение комитета, оно как бы не тайна. Да, в общем-то, все про это знают. Так что, народ готовится…
        Я заржал:
        - Ты еще скажи - к таинству! - последнее слово я произнес многозначительным шепотом и перейдя на нормальный тон продолжил - Но сам подумай - ведь херня какая-то получается! Ладно бы решили, что буду Иван Ивановичем Ивановым. Так нет - послушали идиота и ударились в религию.
        Комиссар вскинулся:
        - Наоборот! Никакой религии! Я тут, в Севастополе, на всякий случай, к священникам, с ребятами из комитета наведывался. Так вот - церковь выступает категорически против даже упоминаний старинных языческих верований. А наших парней, этот церковный запрет, очень сильно подзудил и вдохновил. Сам знаешь их отношение к попам. Так что, всё как-то один к одному сложилось. Тем более, что Ивановых много, а Чур один. Его ведь, вся страна знает! И церковникам это имя поперек горла, что в свою очередь очень нравится бойцам. Поэтому, никуда ты не денешься, Чур Пеленович!
        Кузьма набычился, готовясь отстаивать свое мнение, а я молча смотрел на него. Ну-ну… можно подумать, для меня это известие - неожиданность. Нет, разговор я так построил, что вроде как я удивлен, только на самом деле, знал об этих шевелениях, с момента их появления. Какой же я командир, если не буду в курсе происходящего в батальоне? В начале, думал прекратить самодеятельность, но потом решил - какого черта? Действительно - хожу с кликухой, словно барбос. Пора уже остепениться. Правда, сам, изначально, на что-то столь вызывающее не рассчитывал. Думал, что ни будь обычное взять. Навроде - Чур Атрёмов. То есть, тупо поменять имя с фамилией, включив любое рандомное отчество (ну не Владленовичем же называться?). Но если уж так повернулось, то пусть идет как идет.
        Тем более - решение батальона, принятое в боевой обстановке, заткнет рот всем будущим недоброжелятелям. А они обязательно будут. Назовись я так самостоятельно, всенепременнейше появятся «товарищи», страстно желающие потыкать носом товарища Чура в его сомнительное ФИО. Но теперь, никто и вякнуть не посмеет.
        К слову, насчет будущих «вякальщиков». Как я уже говорил, в дальнейшем, вращаться планирую в самых верхах. Как раз там, где «товарищи», жрут друг друга денно и нощно. И для того, чтобы не давать им повод цеплять Чура туманным прошлым, была разработана «легенда».
        По ней, мы с товарищем Жилиным, плотно работали еще с четырнадцатого. В нашей группе, из пяти человек, была строгая конспирация, поэтому даже Седой не знал настоящих имен. Общались исключительно по партийным псевдонимам. Занимались, в основном, «эксами».
        При этом, такая группа, реально существовала. Вообще, Иван, помимо остальной работы, курировал несколько подобных, никак не контактирующих между собой ячеек. Но лишь одна, была уничтожена полностью. Причем, у него на глазах - во время попытки захвата денежного фургона. Двое, случайно подорвались на самодельной бомбе, еще двоих застрелили полицейские. Жилину, тогда, удалось уйти чудом. А полиция, долго искала пятого налетчика. Вот, по легенде, я и стал тем самым пятым, из разгромленной группы. И в марте восемнадцатого, Иван меня чудесным образом «нашел».
        Скажу больше - боевика Чура, вспомнил даже главарь пролетарской Революции. При этом, как говорил Седой, ему даже свои способности к воздействию применять не пришлось. Так - чистая психология. Пару раз, в разговоре с Ильичем о прошлых свершениях, он упомянул мое имя. А дальше, вождь, уже самостоятельно Чура в пример на собраниях ставил, как лично знакомого старого подпольщика, заслуженного и проверенного товарища, который сейчас творит чудеса на фронте.
        Поэтому, я очень сильно сомневаюсь, что кто-то, после слов Владимира Ильича и Ивана Николаевича, захочет копать, пытаясь прояснить мои детские и юношеские годы. В этом, просто не будет смысла. Ну, разве если что будущие биографы начнут стараться…
        С другой стороны, интригующих идиотов всегда хватало и обязательно найдутся те, кто решит палочкой потыкать Чура, подозревая его невесть в чем. Проявляющих, так сказать, «пролетарскую бдительность». Ну да ничего. Как найдутся, так и потеряются.
        Но, это все дела далекого будущего, а сейчас, хлопнув по плечу застывшего в ожидании ответа Лапина, сказал:
        - Ладно не напрягайся. Я тебя понял и против народа не пойду. Так что хрен с ним - Сварогов, так Сварогов! В конце концов, это же не Синежопов или Задрыгайло? Короче - сойдет!
        Глава 11
        Рейд начался еще затемно. А часам к семи утра, уже встретились в условленной точке с буденновцами. Забрав у них часть техники и людей, передали весь гужевый транспорт, определили куда двигаться остальной кавалерии, после чего рванули дальше.
        Головной мотоциклетный дозор (у меня было уже три мотоцикла с умеющими рулить байкерами) вооруженных пулеметами и одетых в немецкую форму, катил впереди. Остальная колонна, держа положенные интервалы, резво двигалась следом. И резво, это значит реально резво. Скорость держали около тридцати километров час. А если вспомнить, что даже в двадцать первом веке армейские колонны движутся где-то сорок-шестьдесят в час (в зависимости от состояния дороги) то сейчас это просто ого-го! Угу, учитывая, что даже на бричках и тачанках, для преодоления ста километров, нам бы требовалось около трех дней. Ну, если все бросить и сильно постараться, то, загнав лошадок вусмерть, можно управиться и за полтора. Но после этого, еще день надо отходить.
        В общем, сейчас мы просто летели, двигаясь приблизительно параллельно железке, отойдя от нее километров на двадцать. Ведь в этом районе батальон уже крепко пошалил, а я все никак не мог сломить вбитые правила, относительно ухода рейдовой группы, при проведении противником контрдиверсионных мероприятий. И ротных своих тоже накручивал, поясняя, что сейчас немец расслаблен и несколько инертен в мышлении. Но если найдется у него умный командир, то нам станет солоно. При этом поясняя, что бы я сам делал для поимки вражеского подразделения у себя в тылу.
        Мои парни, слушая варианты способов их обнаружения, задержания и уничтожения, делали круглые глаза да локтем крестились, чтобы у фрицев не появился тип, подобный зловредному Чуру. При этом, я конечно же рассказывал и способы противодействия врагу. Иногда, даже чуть забегая вперед. Вот, например с теми же рациями. Пояснил, что сейчас, противник, поймав нужную волну просто слышит писк нашей морзянки. Но уже в самом ближайшем будущем, сделать передвижной пеленгатор и с трех точек засечь место выхода в эфир, это как два пальца об асфальт. Именно поэтому необходимо, чтобы связисты, в рейде, для передачи сообщения отходили как можно дальше.
        Тут грузовик, в кабине которого довольно удобно устроился, подпрыгнул на кочке и я, поправляя лежащий на коленях автомат, огляделся. Все та же степь, с холмами и редкими купами деревьев. Иногда появлялись деревеньки с хуторами. Но что-то более-менее крупное мы объезжали, а остальные населенные пункты, проскакивали без остановки.
        Потерев надавленную противопыльными очками переносицу, я, в конце концов сдвинул их на лоб и просто прикрыв глаза, опять устроился поудобнее. При этом мысль вильнула в сторону и почему-то вспомнились неоднократно читанные слова про то, что весь опыт гражданской войны моментально обнулился двадцать второго июня сорок первого. Тогда я в это не особо вдавался, зато сейчас отлично понимал, почему так произошло.
        Ну правильно - ведь как сейчас действуют? Исключительно вдоль железных дорог. Пехота (во всяком случае пехота Красной Армии) двигается в основном пешедралом. Ну или на телегах. Конница, при этом, чувствует себя королевой. Она вполне может совершить «невиданный» по скорости маневр, километров на тридцать в сторону. Авиация, используется пока исключительно как разведка. Связь с войсками осуществляется посыльными делегатами связи. Что такое танки, тут практически не ведают. Броневики это да. Отличная вещь, сильно нужная в хозяйстве. Правда, несколько замороченная в плане обслуживания. То ли дело - лошадка. Ее покормил, напоил и, если что - ветеринар обиходил. А в броневике какие-то моторы, шестеренки, смазки и горючее. Но вещь все равно хорошая, поэтому, лихим краскомам приходилось терпеть.
        Про мины, находящиеся в зачаточном состоянии, я уже говорил раньше. Что у нас еще остается? Ну, артиллерия. Тут мнения у всех сходились. Она активнейшим образом применялась во время Гражданской. И именно поэтому к началу Великой Отечественной войны артиллерия у нас была довольно неплохая. А вот все остальное… Нет, энтузиастами делались просто шикарные вещи. Те же тридцатьчетверки взять. Но основная масса красных командиров (тех, что прошли Гражданскую) и тех, кого они потом обучали, просто толком не понимала, как надо всем этим пользоваться. Да и вообще, нафига это нужно? Вот та же радиосвязь - сплошные шипы и хрипы. То ли дело посыльный - прибежал, да принес понятное донесение. А технике, все команды можно отдавать флажками и не заморачиваться. Всё это можно подытожить одним словом - ретроградство[32 - Разумеется, были и гениальные подвижники. Тот же Триандафиллов, в своих работах, намного опередил немцев с их идеей блицкрига. Но прогрессоры давились массой «героев гражданской», у которых был свой опыт и свое собственное видение того, как надо воевать.].
        Поэтому мы и хапнули в начале Отечественной, по самые гланды. И лишь в процессе войны, учась на своих ошибках, переломили ситуацию. Ну а я своих гавриков, сразу учу мыслить гораздо масштабней. Нет сейчас у противника штурмовиков? Так завтра появятся. И наш «ганшип» вам в пример. Нет у фрицев нормальных мин? Завтра точно будут. Посмотрите в горящие глаза Пташкина и подумайте, что враг ведь вовсе не глупее нашего сапера. Телефонно-телеграфная связь в войсках, это в ближайшем будущем не новинка, а почти устаревшее изобретение. Видели, чего можно добиться, пользуясь рациями у себя, у соседа и на технике? Вот к этому и надо стремиться!
        И так, по десяткам и сотням позиций, готовил ребят к будущим войнам. Ведь лет через двадцать, те, кто останется в армии, минимум полками командовать станут. И мне хочется, чтобы они командовали хорошо…
        В этот момент, водитель вдруг удивленно крякнул:
        - Эвона! Никак разведка наша сюда пылит?
        Открыв глаза, я натянул на них «консервы» и тоже увидал быстро скрывшегося за соседним холмом мотоциклиста. Действительно, наши катят. Интересно - зачем? К этому моменту мы проехали уже километров семьдесят, постепенно забирая все ближе к железной дороге. И теперь, вдруг, появились разведчики с сообщением.
        Вынув из зажима красный флажок на длинном древке, я вскинул его вверх, давая тем самым сигнал к остановке колонны и кивнул водиле, в сторону показавшегося на горке гонца:
        - Возле него тормози.
        Буквально через несколько минут, уже принимал доклад. Оказалось, что следовавшие впереди, километрах в семи парни, сделали остановку на предмет размяться и пописать. И пока журчали, в наступившей тишине, услыхали звуки начавшийся далекой, перестрелки. Причем, звук шел откуда-то со стороны железки. Быстренько прекратив свои грязные дела, разведчики ломанулись на выстрелы. И там, особо не приближаясь к месту столкновения, наблюдали бой между какими-то спешенными всадниками, сильно похожими на обычный патрульный разъезд и людьми в погонах. Как объяснил посыльный:
        - Кто-то там офицерье прищучил возле озерца. Но, непонятно кто. Плохо видно. Не немцы. Цвет формы другой. А то, что офицерье, это мы точно в бинокль разглядели. Мундиры наши и все при погонах. Где-то, с дюжину их. Токмо, почему-то стреляют не все. Видать, винтарь, там, не у каждого имеется. Малость в сторонке, возле камышей, обоз стоит. И тама тоже какие-то люди мельтешили, но кто и сколько - не разглядеть. Петро, опосля этого приказал, шоб мы к вам пулей летели и усё обсказали.
        Я почесал стриженный затылок. Мда… понятно, что ничего не понятно. Кто там кого обстреливает? И откуда здесь русские офицеры взялись? Но в любом случае надо смотреть. Поэтому, свистнув ротных, пересказал им слова разведчика и обговорив дальнейшие действия, мы опять покатили вперед. Единственно, что оба головных броневика оторвались еще дальше.
        Пока ехали к месту боя я прикидывал, кто тут вообще может шуметь? Ну, немцы и их союзники - это понятно. Так же, войска УНР. Еще разнообразные банды и отряды всяких «батек». Офицеры, в эту картину не вписывались вообще. Тем более, в таком количестве, да еще и при обозе. С другой стороны, Дроздовский, совсем недавно тоже шел в этих краях организованным войском. Но вот по пути, он ни с кем не воевал. Во всяком случае германцев его люди обходили и лишь иногда цапались с представителями «незалежной» власти.
        Но не успели мы приблизиться к месту боя, как вновь появился мотоциклист. Накрученные мною разведчики вели себя правильно и не кучковались в одном месте, а старались контролировать как можно большую округу. Поэтому сейчас к колонне подлетел один из байков, боец которого доложил:
        - Товарищ командир, там, дале, верстах в пяти, колонна идет. Ить, штыков сотни под две. Три «максимки» в телегах с собой тащат. Не германцы - форма другая. Такая же как у тех, кто сейчас офицериков давит. Конных с десяток. И фуражки на командирах странные. Вот такие…
        Разведчик, приложив рогами два пальца ко лбу, показал в чем именно странность. А я понял кто это. Те самые «небратья», на которых мы охоту объявили. Чего с ними не поделили русские офицеры по-прежнему не ясно, но вот тех ухарей, надо быстро гасить пока они сюда не добрались. И гасить, желательно, в походной колонне. Тем более что мы удачно встали - слева, километрах в трех, то озеро, где идет бой, а справа железка, откуда прут две сотни врагов. И идти им, еще минут сорок. Поэтому я заорал:
        - Командиры ко мне!
        Дождавшись прибытия краскомов начал отдавать распоряжения:
        - Два взвода со второй роты и броневик номер четыре, выдвигаетесь к озеру и смотрите, чтобы нам в тыл, никто из этой шоблы не сунулся. При этом, иметь в виду, что УНРовцы это враги и их по любому надо уничтожить. Если золотопогонники как-то на вас дернутся, то и тех мочите без жалости. Но пока я их не разъяснил, офицеры считаются условным союзником. Не зря же они с нашими врагами сцепились? Поэтому, по возможности, их в этом бою надо поддержать. Пулеметами, издалека. Понятно? Действуйте. Остальные - за мной!
        Быстро проехав где-то километра полтора, основные силы батальона рассыпались, занимая оборону, имея целью оседлать идущую со стороны железной дороги грунтовку. А я, прокатился с разведчиками еще дальше, откуда, с холма, стали видны приближающиеся силы противника.
        Улегшись с биноклем, стал рассматривать, что там да как. Вдалеке, помимо пехоты, хорошо были видны всадники. Судя по всему, командиры. Но, не только командиры. Опережающая всех метров на пятьсот четверка, явно работала головным дозором. Причем один из этой четверки, невзирая на жару, щеголял в двурогой белой папахе с «хвостом».
        Увидев это, я лишь сплюнул - действительно, УНРовцы. Тут точно не спутаешь. Я такие головные уборы и в своем времени видал. Как никогда остро сожалея об отсутствии артиллерии (нынешние пушки, были просто не приспособлены для буксировки с большой скоростью, поэтому двигали вместе с гужевой частью батальона) я махнул разведчикам, давая сигнал к отходу. А когда вернулись к нашим, стал раздавать уточняющие распоряжения. Под конец добавил:
        - Главное, раньше времени не вспугнуть головной дозор. А то основная колонна успеет развернуться - гоняйся потом за ними… Поэтому, все лежат тихо. В идеале, их основные силы должны успеть втянуться между сопкой и теми деревьями.
        Народ понимающе «угукнул», а я, глядя как наш последний небронированный транспорт скрывается за сопкой, уточнил:
        - Станкачи с грузовиков сняли?
        Михайловский, командирской волей оставшийся без своих тачанок, которые сейчас пребывали вместе с обозом батальона, ну и, соответственно, без большей части пулеметов, вытянулся:
        - Так точно! Вон, уже маскируют. - и предупреждая дальнейшие вопросы, продолжил - Отделения ручных пулеметов, распределены в пехотных цепях. Броневики, так же готовы к выполнению задачи.
        Я кивнул:
        - Броня, сразу с началом боя уходит вперед в степь и работают по флангам, не давая пехоте расползаться. Ты с ними?
        - Нет. Там экипажи грамотные - сами разберутся. Я буду рядом с левофланговыми «максимами».
        - Добре.
        И переключаясь на другого, спросил:
        - Саблин, твои уже развернулись?
        Минометчик кивнул:
        - Так точно. Вон в том овражке.
        - Тогда, в первую очередь - отработать по телегам с пулеметами. Нам вовсе не надо чтобы их успели снять.
        Ротный-один, сожалеюще вздохнул:
        - Да, жаль, что наши тачанки и пушки отстали. Сейчас бы мы этих гадов за пять минут покрошили. Никто бы не ушел…
        Закуривая, я хмыкнул:
        - И так покрошим. Ну, чуть дольше получился. Учти, нас тут никто не ждет. Поэтому, удар будет сокрушительный.
        Ротный кивнул:
        - Ясное дело. В начале мы прижмем, а потом броневики их до костей зачистят. Непонятно только, что там за офицерики у нас за спиной воюют?
        - Не знаю. Вот как гайдамаком побьём, так и спросим, чего они не поделили.
        Комиссар ухмыльнулся:
        - А если не захотят с нами разговаривать?
        - Тогда и их положим.
        Горячий Городецкий вскинулся:
        - Так чего ждать? Сразу беляков укантропупить да всех делов! Разговаривать еще с ними…
        Затянувшись, я выпустил струю дыма в небо и подытожил:
        - Мы не знаем беляки это или нет. Так что - в начале говорить будем. А сейчас, хватит трындеть. По местам!
        Комсостав разбежался по подразделениям, а я прислушивался к далекой, постепенно затихающей перестрелке у нас в тылу. Судя по пулеметам, мои ребята уже вовсю действуют. Но долго слушать не получилось, так как еще автоматчиков охраны надо проинструктировать и место нужное занять. Метрах в двухстах, перед нашими позициями. В конце концов, не зря же я глушаки делал? И если у меня сейчас все получится, то эти две сотни гайдамаков, мы размотаем очень быстро…
        Успели вовремя, так как лишь распределились за кустами, на дороге показались всадники дозора. Они оторвались метров на пятьсот от основных сил, и сейчас переговаривались на ходу, прислушиваясь к далекой стрельбе. Пулеметы, что характерно, к этому времени замолкли и лишь изредка доносились редкие хлопки винтовочных выстрелов.
        А колонна показалась уже почти целиком, вывернувшись из-за поворота, скрытого редкими деревьями. Правда, до них еще довольно далеко, зато дозор, подошел к нам почти вплотную. Автоматчиков в высоких кустах фиг они разглядят, но просто чудо, что пока не заметили остальных бойцов батальона (не зря я дрочил своих морпехов по маскировке). Только это может произойти в любую секунду. Поэтому, кивнул Бергу, который понятливо поднял наган, оснащенный трубой глушителя. Я взял в руки такой же и глядя сквозь ветки кустов, привстал.
        Так - вражин перед нами четверо. Двое едут бок о бок, а еще пара, на насколько метров их опережает. Красномордый тип в папахе (судя по всему, главный), отвлекся, что-то втолковывая едущему рядом парню. Зато передние, активно крутят головами. При этом у всех винтовки не за плечами, а поперек седла.
        Я же ждал, пока высокая купа кустиков, скроет дозорных с глаз остальных УНРовцев. Есть! Визуальный контакт пропал. Не мешкая, встав на колено, прицелился и открыл огонь. ЩЕЛК! ЩЕЛК! ЩЕЛК! ЩЕЛК! Довольно громкие щелчки моих выстрелов, переплетались с огнем барона, а расстреливаемые падали один за другим. Первым получил пулю усатый парняга, едущий впереди. За ним, царапая пальцами грудь, завалились красномордый с собеседником. Четвертый, какую-то секунду держался в седле (я даже хотел ему добавить), но потом и он обмяк, оседая на бок, так же как остальные.
        Тут же из кустов метнулись мои ребята охраны и ухватив лошадей под уздцы, помогли им избавится от скоропостижно отдавшего концы груза. Мертвецов быстро уволокли в кусты, а четверо, вскочив на освободившихся лошадок, так же неторопливо, как это делал дозор, поехали дальше. При этом, вся четверка, сменили свои панамы на трофейные головные уборы.
        Барон, от слаженности действий, аж языком прицокнул в удовольствии. Ну еще бы - вот что могли увидеть от колонны? Их дозорные скрылись за кустами и через несколько секунд, опять появились в поле зрения. То есть, никаких заминок не было. Щелчки уже со ста метров вообще не слышны, а то, что цвет у формы несколько другой, так попробуй еще это разглядеть с такого расстояния. Главное, что общие силуэты те же самые, включая острохарактерную папаху.
        Ну а мы, убедившись, что все прошло нормально, пригибаясь и прикрываясь растительностью рванули к своим. Рысили столь резво, что даже опередили наших липовых дозорных. Те же, через несколько минут проехали сквозь залегших морпехов и стали удаляться в сторону редких далеких выстрелов.
        А колонна тем временем приближалась, не ожидая подвоха. И когда расстояние сократилось до двухсот метров, по ней, после моего свистка, кинжальным огнем ударили свинцовые струи. Выстрелы винтовок и пулеметов слились в один сплошной грохот. Сзади, добавляя звукового сопровождения захлопали минометы и сбоку от дороги, расцвели султаны разрывов. Ковыряя оглохшее от стрельбы ухо, я, исключительно для себя, но от этого не менее злобно, заорал:
        - За каждую мину спрошу! Мазила!
        Нет, было понятно, что с первого выстрела попасть нереально и пристрелка в любом случае нужна, но вот хотелось поорать, выплескивая адреналин. Слишком уж картина получалась фееричная. Передние несколько рядов УНРовоцев, смело будто косой, в первые секунды. Похоже, пули там не по одному человеку пробивали… И пока остальные порскали в придорожные кусты, на дороге, осталось валялось не менее полусотни солдат. А может и больше. Кстати, телепатия однозначно существует, потому что уже вторым залпом, достойный ученик Васильева влупил почти точно, куда надо. А потом стал гвоздить так, что в воздух летели какие-то доски и даже обломки тележных колес.
        Уже после первого хлопка минометов, взревели моторы броневиков, которые, выкатились из-за деревьев и набирая скорость, поехали на сближение с противником. Я же, приникнув к биноклю стал смотреть, что предпримут влипшие в засаду вороги.
        Те, повели себя довольно предсказуемо. Увидав прущую в их сторону броню, вооруженные лишь винтовками, залегшие под огнем люди, резко подхватились и чесанули туда, откуда пришли. Но броневики ездили быстрее, чем они бегали. Поэтому, очень быстро сблизившиь, начали стрельбу практически в упор. Да и наши не самоходные пулеметчики не спали… Гайдамаки, снова залегли. На этот раз, похоже, окончательно. А я, поднявшись во весь рост, дунув в свисток махнул рукой, приказывая ударным взводам, идти на сближение с противником. C такого расстояния перестреливаться можно долго. При этом, лишь боеприпасы зря пожжём. Тем более ворогам, пока явно не до нас. Все их внимание приковано к плюющимся огнем броникам.
        В принципе, мои командиры, это тоже поняли, поэтому, штурмовые группы, еще до свистка, рывками стали выдвигаться вперед, увлекая за собой остальных. Сойдясь с солдатами метров на пятьдесят, опять залегли и стали пугать шароварников, своим любимым криком «полундра!». Тех, кто с испугу пытаться отстреливаться, тут же брала на свинцовую заметку порыкивающая моторами броня.
        Но продолжалось сопротивление совсем недолго. К тому времени, когда я с охраной дошел до передовой цепи, враги стали сдаваться. В смысле те, кто выжил, потому что три броневика - это шесть пулеметов, успевших натворить дел еще до подхода штурмовиков. Нет, какие-то наиболее быстроногие и сообразительные единицы успели удрать в степь, скрывшись за пологими холмами (в этот момент сильно не хватало Буденного с его казачками) но основную массу мы покрошили.
        Наши еще выковыривали из кустов пытавшихся спрятаться, а хозяйственный Михайловский, уже производил ревизию телег, в которых везли пулеметы и боеприпасы. При этом, подняв гнутый щиток, с непредусмотренной заводом рваной дырой, явно матерился, вспоминая нехорошими словами минометчиков. Ну да ничего. Боеприпасы, думаю, мы трофеями компенсируем, а то, что «максимки» разбиты, так это пустое. Главное, что их против нас не успели применить.
        Сидя на броневике, я осмотрелся, соображая, что же у нас получилось. А получилось хорошо. Несколько десятков пленных согнали в общую кучу, попутно освобождая их от оружия и амуниции. Трофейщики, в сопровождении групп зачистки, активно обдирали убитых. Санитары, на легких брезентовых носилках, трусцой тащили кого-то из наших к появившимся из-за холма медицинским машинам. Вернее, к той где базировался хирург. У батальонного Пилюлькина, в специально расширенной будке, целая операционная ездила. Со всеми клистирами, склянками, инструментами и операционным столом. Что-то можно было делать прямо в самодельном КУНГе[33 - Кузов Универсальный Нормального Габарита.], а в случае необходимости, ставилась отдельная медицинская палатка.
        Но судя по тому, что палатку пока не разворачивали, особо серьезного ему никого не принесли. Да и не мудрено - не зря же я ребят штурмовых групп, в панцири одел. Правда, темный народ в начале пытался было бухтеть, не желая на тренировках таскать дополнительную тяжесть. Но наглядная демонстрация его полезности, а самое главное, озвученная цена изделия (в золотых рублях), заставила всех недовольных моментально замолчать. А баталеры, закатывая глаза, поставили изделия Чемерзина на особый учет.
        Тут я обратил внимание на то, что от группы пленных (которых навскидку было человек тридцать) отделили двоих и погнали в мою сторону. Ага. Похоже, старших вычленили для допроса. Ну ладно, поговорим. Когда сладкую парочку подвели ко мне, я, уже закурив, стоял возле «Остина» и окинув взглядом понурых парней, приказал:
        - Представьтесь.
        Мужик постарше, лет тридцати с бланшем под глазом и полуоторванным воротом на кителе, вытянулся:
        - Бунчужный Савенко.
        Его более молодой спутник, чуть заикаясь выдавил:
        - Подхоружний Павлив.
        Форму УНРовцев видел в первый раз, поэтому с интересом окинул взглядом знаки различия. Хм… подхоружний, судя по одинокой сиротливой полоске, это что-то типа младлея? Или как сейчас говорят - прапорщика? А второй, скорее всего, сержант или старшина. Вон на нем сколько мелких звезд. Смотрятся внушительно, прямо как старшинская «пила» в РККА тридцатых годов. Да и сам он, общей матеростью и угрюмостью взгляда, вполне соответствует. Но, насчет конкретизации званий выясню потом, а сейчас, чтобы не затягивать паузу задал следующий вопрос:
        - К какому подразделению относилась ваша часть?
        Отвечать взялся Павлив:
        - Мы из четвертой роты первого, имени Петра Дорошенко, Запорожского полка.
        - Кто командир полка?
        - Полковник Загродский.
        Хм… не слыхал про такого. Сделав отметку в памяти, продолжил допрос, узнавая, какого хрена они вообще тут делали. И выяснилась интересная штука. Оказывается мы чуть-чуть не успели и передовые части соединения уже успели проскочить до Снигиревки. А говоря конкретнее, вот как раз три роты первого Запорожского полка. И эти вояки, ожидали своей очереди, но тут выяснилось, что подвижной состав закончился. Покойный ныне ротный, у них был карьеристом, поэтому принялся бегать и скандалить, напирая на то, что у него приказ. Но транспорт от этого не появился. Зато какой-то железнодорожный чин, утомленный воплями, посоветовал ему своим ходом выдвинуться на следующую станцию (там расстояние всего километров двадцать пять) где по слухам, уже завтра, должны были починить паровоз, стоящий в ремонте. И если туда успеть до того, как его перехватят, есть все шансы выполнить приказ начальства в срок.
        В этом месте я хмыкнул, так как уже немного понимая специфику ж\д, был почти уверен, что ротного, мягко говоря, накололи, просто побыстрее желая избавиться от шумного раздражающего фактора. При этом, что характерно, Савенко с интересом глянув на меня, непроизвольно кивнул. Ха, похоже, бунчужный, познал дзен и понимает жизнь лучше, чем можно ожидать от обычного сержанта.
        Короче, наивный ротный на это повелся и в темпе реквизировав несколько телег с лошадьми, быстрым маршем повел свое подразделение к указанной цели. А час назад, они встретили всадника, который сообщил, что конный патруль наткнулся на каких-то офицеров и ведет бой. Так как все происходило по пути, командир принял решение помочь патрулю. Вот и помог…
        Про поставленные стратегические задачи пленные толком ничего не знали, ну кроме того, что подтвердили общую цель насчет Крыма. Я же, жестом показав, что разговор закончен, кликнул своих командиров. А уже минут через двадцать, все двинули к озеру, где уже давно затихла стрельба.
        Ротный-два Данилов, встретил меня с нескрываемой радостью, доложив, что противник, при начале обстрела опешил, а когда увидал приближающийся броневик (который в начале боя минут на двадцать замешкался, ища возможность проехать) так и вовсе обратился в бегство. Но зато, со стороны золотопогонников, начались шевеления и теперь у ротного есть сразу два «языка». Это они лазутчиков офицерских повязали. И даже без особой стрельбы. Обращались, как я и просил, со всем вежеством.
        Матрын Никодимович, подвел меня к большой иве и делая широкий жест рукой, оповестил:
        - Вот.
        Пленные (у одного из которых оказался разбитым нос), сидели в траве, мрачно поглядывая на стоящих радом морпехов. Глядя на помятых парней, я скептически пробурчал:
        - Нехилое у нас «вежество».
        Мартын возразил:
        - Да уж больно шустрые офицерики попались. Представляешь, командир, вот этот, с носом, Игнату глаз подбил и чуть не утек собака.
        Покачав головой (так как Игнат Фадеев был одним из первых драчунов батальона) я удивленно посмотрел на прыткого прапорщика, лицо которого постепенно становилось похожим на морду панды и спросил:
        - С какой целью вы пытались напасть на моих людей?
        Прапорщик, сплюнув кровавую юшку промолчал, зато сидящий рядом поручик ехидно выдал:
        - Мы пытались? Мы просто спокойно прогуливались вокруг озера, когда на нас навалились эти мордовороты. И даже не представившись, сразу начали крутить руки.
        А его спутник злобно добавил:
        - Трясця твоей матери! Вашему Игнату, вообще надо ноги выдернуть! Это же надо додуматься - живого человека, по хозяйству, сапожищем пинать! А если бы попал?
        Фыркнув, я приказал:
        - Развяжите этих клоунов.
        А когда тех освободили от веревок, коротко козырнув, представился:
        - Командир отдельного батальона морской пехоты Чур. Вы кто?
        Первый, с тремя звездочками на погонах, оттряхнув и надев на голову лихо обмятую фуражку, козырнул в ответ:
        - Поручик Малышев.
        Второй, стоящий без головного убора, просто пожал плечами:
        - Прапорщик Зверев.
        Я же, отступив чуть в сторону ткнул пальцем себе за спину, где стояла техника батальона предложил:
        - Посмотрите туда. Вы, конечно, ребята веселые, но времени у меня мало, поэтому шутить больше не стоит. Судя по тому, что вы столько времени валандались с тем разъездом, оружия и патронов у вас мало. Так что мы с вами даже воевать не станем. Просто пустим броневики, которые вас размажут. Согласитесь: это очень обидно - погибнуть впустую, не нанеся врагу даже царапины? И в связи с этими обстоятельствами, у меня вопрос - кто вы такие, куда следуете и чего не поделили с гайдамаками?
        Кто конкретно был в конном патруле я не знаю, да и неохота в сортах говна разбираться, поэтому всех УНРовцев скопом, решил называть гайдамаками (так же как наши деды, во время войны, самых разномастных украинских националистов, называли бандеровцами) Проникнувшиеся моей речью парни, лишь переглянулись, и тяжело вздохнувший Малышев, ответил:
        - Мы принадлежим сводному офицерскому отряду капитана Филатова. Идем в центральную Россию. По домам. Здесь, возле озера, встали на дневку. Но чуть позже, сюда же прибыл конный патруль армии УНР. В результате их крайне хамских требований возникла ругань, а после дошло и до перестрелки. Потом, неожиданно, подключились ваши пулеметы, и господин капитан послал узнать, что там за союзник появился.
        Зверев, осторожно щупающий нос, язвительно добавил:
        - Вот и узнали, мать иху через семь колен… - и выдержав небольшую паузу, задумчиво выдал - Вернее, так и не узнали. Что за батальон морской пехоты? Какой армии? Не просветите? А то уж больно форма на вас непривычная…
        Наша одёжка, действительно, кое-какими своими элементами, несколько выбивалась из общепринятых стандартов. Китель «афганки», чем-то походил на английские мундиры, поэтому особых вопросов не вызывал. Разве что, капюшон, да тельник, видневшийся за расстегнутым воротом, привлекали внимание. Брюки - прямые, а не галифе. Но это тоже, не особо бросается в глаза. Зато остальное… Наколенники с налокотниками из толстой кожи, сделанные еще в Таганроге, сразу приковывали взгляд. Держались они не на резинках (которых сейчас было практически не найти) а просто на завязках, продетых через шлицы в штанинах и на рукавах. Поясные ремни, опять-таки. Сам кожан был от немецкого, зато бляха с якорем и серпасто-молоткастой звездой (это уже в Севе делалось) точно ни в одной армии мира не использовалась. Одинаковые ножи, типа «Вишни»[34 - «Вишня» - нож разведчика образца 1943 года.], только с деревянной рукояткой. И в завершении - странный мешковатый жилет с не менее странной панамой. То есть общий вид, действительно, не позволял нас хоть как-то идентифицировать. Было понятно, что это явно какая-то форма, но совершенно
непонятно чьей именно армии.
        Поэтому я, ухмыльнувшись и указывая пальцем в звездочку на панаме, пояснил:
        - Отдельный батальон морской пехоты, является подразделением регулярный частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Так что поздравляю господа, мы - красные.
        Невоздержанный прапорщик на это известие витиевато выматерился, а Малышев лишь cкрипнул зубами, глухо сказав:
        - Ясно… детей только не трогайте. Душевно прошу. Тем более, что они все были на казенном коште. То есть, дворян там нет…
        Судя по реакции, ерничество с поздравлением было явно излишним и меня как-то не так поняли. Поэтому, подняв руки, попытался исправить положение:
        - Стоп! Никто никого трогать не собирается. Не для того гайдамаков били, чтобы и вас рядом положить. Тем более, что врагами вас не считаю. И кстати - что за дети?
        Поручик несколько секунд недоверчиво смотрел мне в глаза, но видно поняв, что прямо сейчас их стрелять не будут, пояснил:
        - С нами идут одиннадцать воспитанников Проскуровской кадетской школы. Возрастом от десяти до двенадцати лет. И двое преподавателей из этой школы.
        Стоящий рядом комиссар, на это растерянно пошлепав губами, культурно спросил:
        - Э-э… вы идиоты? Ребятишек-то, зачем с собой тащите?
        И Малышев поведал историю о том, что в Проскурове, была кадетская школа, относящаяся к Одесскому кадетскому корпусу[35 - В августе 1917 года кадетские корпуса переименовались в гимназии военного ведомства.]. И до начала восемнадцатого года, там все было нормально. Даже создание Украинской Народной республики, на ее существовании почти никак не сказалось. Правда часть учеников, разъехались по домам. Ну а потом, постепенно, началось то, что я наблюдал еще в своем времени - от «кацапы наше сало зъили» до «москалей на ножи»! Закоперщиком в этом деле, оказался бывший учитель сельской школы, ставший главным идеологом украинской власти в городе. Он же и предоставил кадетам новую программу обучения в которой, в частности говорилось, что главным врагом «вильной и незалэжной», является Россия. А когда ученики и преподаватели возмутились, школу просто сняли с довольствия. Тут уж все, у кого были родители, тоже рванули по домам. Остались сироты, которым некуда было деваться. И две недели назад, школу просто закрыли. Мальчишек хотели передать в приют, но те были резко против. А двое офицеров-преподавателей,
приняли решение, взяв учеников, выдвинуться в сторону Одессы. Так сказать, к головной альма матер. Но на полпути, всех пассажиров поезда из вагонов выгрузили, реквизировав состав для военных нужд. Там, за станцией, они и встретили небольшую группу офицеров, под командованием капитана Филатова.
        Тот, вполне резонно предположил, что и в Одессе может найтись свой «сельский учитель», после чего предложил двигаться вместе с его людьми к Де…
        Тут поручик закашлялся, и я, хмуро ухмыльнувшись, подбодрил:
        - Не боись. К Деникину, так к Деникину. С Антоном Ивановичем, Советская власть, сейчас ведет вполне успешные переговоры о сотрудничестве. У нас ведь война с кайзером в полный рост, да помимо оккупантов, еще разные «самостийные» ушлепки, кусок страны стараются откусить. Мы как можем отбиваемся, но профессионалов не хватает. А у него их, вполне достаточно…
        Малышев недоверчиво посмотрел на меня:
        - Вы хотите сказать, что у красных могут служить офицеры Русской Императорской армии?
        Я поправил:
        - Бывшие офицеры. И что значит - «могут»? У меня, половина комсостава из таких. Начштаба - бывший подполковник. А уж прапорщиков, да поручиков… Единственно что должности у нас дают не по званию, а по умению. Так что полковник, плохо знающий свое дело, может стать рядовым в пехоте. А продвинутый прапорщик, получить роту. То есть, практикуется индивидуальный подход. Сечешь?
        Поручик, судя по его ошарашенной физиономии сёк плохо. А меня, честно говоря, уже несколько заколебало работать просветителем офицерства. Вот как вернемся из рейда, лично в политотдел пойду и спрошу почему они вообще ворон не ловят? Ладно хрен с ним - подпольщики на оккупированных территориях, может к ним и не относятся (хотя тоже вопрос, а к кому они вообще относятся, не к ЧК же?). Но работу все равно вести надо! И не только через подпольщиков. Да хоть с самолетов листовки разбрасывать поясняя текущее положение.
        В той же Малолроссии, сейчас очень много офицеров находится. Часть из них самодемобилизовалась. Часть служит УНР (в основном, не по убеждениям, а потому что кушать чего-то надо). Ну и часть, желает присоединиться к частям русской армии, под руководством Деникина. При этом, их всех сильно пугают красные. Ведь, пока Жилин в коме отлеживался, «товарищи» такого наворотили, что еще разгребать и разгребать. То есть, имидж Совдепии, за это время, опустился ниже плинтуса. И если сейчас, на нашей территории, ведется правильная активная пропаганда, то за линией фронтов, похоже, и конь не валялся. Ведь уже второй раз встречаю «благородий», которые ни сном ни духом не знают ни о переговорах, ни вообще о нововведениях, продвигаемых жилинцами. Вот и прут, выпучив глаза, в Добровольческую армию.
        Тут меня отвлек Берг. Подойдя ближе и бросив быстрый взгляд на офицеров, козырнул:
        - Товарищ Чур. Там, помощник комиссара, с пленными поговорил…
        Закуривая, я пробурчал:
        - И что?
        - Так, уже четыре человека, хотят к нам присоединиться.
        Было видно, что Женька крайне удивлен этим фактом и его распирает прямо сейчас начать задавать вопросы, но воспитание не позволяет. Я лишь пожал плечами:
        - Фигня, барон. Это до них еще Лапин не добрался. После него - половина захочет с нами плечом к плечу воевать. Но это еще заслужить надо…
        Кузьма на мои слова улыбнулся и неопределенно махнув рукой, сказал:
        - Я, пожалуй, пойду. Действительно, с людьми пообщаться надо.
        И уже отходя, многозначительно кивнул Бергу, показав глазами на меня. Дескать - присмотри за командиром, а то чую, что он сейчас всего с парой охранников к этим непонятным офицерам рванет. Евгений, поправляя автомат, понимающе ощерился - мол будьте покойны, все под контролем. Хмыкнув по поводу этой секундной пантомимы, я не стал ее комментировать. Тем более что комиссар ошибался. Не та ситуация, чтобы ехать к золотопогонникам. Как говориться - обед за брюхом не ходит. Поэтому, помедлив пару секунд, приказал:
        - Сопроводить эту сладкую парочку до границ лагеря. Оружие вернуть. - и обращаясь к освобождённым пленным, добавил - Вашего капитана жду здесь через час. Возле того броневика… Да, и еще - если у вас в результате боя раненные образовались, то можете тащить их к нам. Доктор у нас толковый, так что поможем, чем сможем. Всё - свободны!
        Поручик, на секунду замялся:
        - Господин капитан ранен. Если на встречу придет кто-то другой, вас это устроит?
        Я кивнул:
        - Без разницы.
        После чего повернулся и пошел смотреть, как Лапин будет охмурять щирых запорожцев. Я уже видал, насколько виртуозно, он с матросней севастопольской общался. Но там были пусть и условно, но союзные бойцы. А здесь же - безусловные враги. Вот меня интерес и разобрал.
        М-да… буквально через сорок минут, уже полтора десятка пленных, прямо-таки в голос требовали, чтобы их приняли в ряды Красной Армии. Остальные вели себя потише, но слушали с большим интересом. А я лишь улыбался во весь рот, наблюдая за работой профессионала. Причем, комиссар, даже особо не сыпал лозунгами. Для начала, он на пальцах объяснил ближайшее будущее УНР и последствия этого «будущего» лично для каждого из сидящих здесь. Пленные сильно озадачились. Потом, Лапин, усугубил негатив. И озадаченность перешла в озабоченность. Ну а в завершении, будто между делом, осветил принимаемые для трудящихся законы в советской России. «Запорожцы», будучи в основном селюками, крайне заинтересовались последним. Нет, еще в прошлом году они слыхали про «землю крестьянам», но сейчас их интересовала конкретика. Вопросы сыпались безостановочно, а я с сожалением глянув на часы, вынужден был отвлечься от столь занимательного зрелища, направляясь к броневикам, возле которых назначил встречу капитану.
        Ждать представителя сводного отряда не пришлось, так как уже на подходах, я увидел, что двое бойцов, сопровождают в нашу сторону, человека в офицерской форме. Тот оказался усатым хмурым мужчиной, лет тридцати пяти, среднего роста, с маленькими серыми глазами и прической ежиком. Вскинув руку к фуражке, он представился, при этом, с интересом разглядывая меня:
        - Штабс-капитан Нетребко.
        Представившись в ответ, спросил:
        - Что - раненых нет? Вроде говорили, что вашего начальника зацепило…
        Капитан сухо известил:
        - Благодарю. С ними управились своими силами.
        Я равнодушно пожал плечами:
        - Дело хозяйское. Сколько у вас бойцов?
        Помявшись, Нетребко быстро понял, что мои разведчики наверняка уже все что надо высмотрели, поэтому ответил честно:
        - В строю девять активных штыков. Имеем на руках еще двоих раненных, и одиннадцать воспитанников Проскуринской школы военного ведомства.
        - Хм… то есть людей осталось только-только до первого боестолкновения? А чем ближе к линии фронта, тем шанс этого столкновения выше…
        Капитан, на этот риторический вопрос отвечать не стал. Помолчали, потом я подытожил:
        - Мальчишек отдайте мне. Вместе с преподавателями. Я их, хотя бы до безопасного места, целыми доведу…
        Офицер поджал губы:
        - Из преподавателей, после боя, остался лишь один. И тот ранен. А кадеты… Честно говоря, есть у меня опасение, что они будут категорически против передачи их красным. Воспитаны-с не так.
        Закурив, я усмехнулся:
        - Знаешь капитан, за этих кадетов, не с меня, а с тебя на том свете спросят. Я, конечно, сомневаюсь, что когда вас, в следующей стычке положат, то и ребят тронут. Но время сейчас настолько поганое, что надо быть готовым ко всему. А насчет «против - не против» так скажу - если бы им было лет по пятнадцать, то согласился бы с тобой. Но это дети. Просто объясните им, что мы рейдовый отряд российской армии. Без уточнения цветовой дифференциации. Ну и препода c ними передайте. Он там как- говорящий, или ранение тяжелое?
        «Благородие», после моих слов, покатал желваками, но ответил без психа:
        - Господин штабс-капитан, ранен в ногу. В сознании, но ходить не сможет.
        Я обрадовался:
        - О! Вообще хорошо! Пока определим их к медикам. Так что будут в безопасности. И не волнуйтесь - при первой возможности передадим пацанов в севастопольский кадетский корпус.
        Нетребко насупился:
        - Очевидно вы не в курсе - там морской корпус. Где сухопутчикам придется очень несладко, даже невзирая на защиту офицеров-воспитателей. Дети злы…
        Поняв, о чем он говорит, я выругался:
        - Вот ведь мля… Согласен. Ладно, переиграем! Ведь это же не младенчики, в конце концов? Попки им вытирать уже не нужно? Поэтому, передам их в Качинскую летную школу. Пусть с детства к технике привыкают. Глядишь, может кто из них, вторым Нестеровым станет.
        Капитан, тронув ус, удивленно протянул:
        - Неожиданное решение… Я, конечно, не знаю, как там у красных дела обстоят, но вы уверены, что командный состав школы к вам прислушается? Все-таки это воинская часть, а не специализированное учреждение…
        - Уверен.
        Видно было, что Нетребко поплыл, так как понимал, что пацаны для его отряда - это обуза. И я во всем прав. Только чувствуя ответственность за них, еще сомневался, как поступить. Мне эти сомнения импонировали, но затягивать разговор не хотел и думал уже надавить на собеседника. Но тут из-за броневика, вырулил мой начштаба, с амбарной книгой в руках. А увидав штабс-капитана застыл, удивленно воскликнув:
        - Тарас Григорьевич, вы ли это?
        Нетребко не менее удивленно захлопал глазами:
        - Господин полковник?[36 - В личном обращении, приставка «под», обычно опускалась.]
        Возглас и интонации Матвеева, мне почему-то сильно напомнили эпизод из «Гусарской баллады» поэтому непроизвольно фыркнув, я гундосо-картаво произнес:
        - Корнет - вы женщина? - но тут же извинился и спросил у Игната Тихомировича - Вы что, знакомы?
        При этом подумав, что получается интересная вещь - раньше считал, только у морских офицеров подобное присутствует - чтобы каждый знал, или слыхал о другом. Похоже и у сухопутчиков, служащих приблизительно в одной части страны, та же картина. Я не беру младших офицеров производства военного времени, но вот старые кадры, да еще и приблизительно одного звания, если и не прямо знакомы, то наслышаны друг о друге.
        Матвеев кивнул:
        - Так точно! В штабе восьмой армии, работали бок о бок. Штабс-капитан Нетребко, был заместителем начальника отдела контрразведки. Специалист, каких поискать!
        Офицер, при этих словах машинально схватился за кобуру (наверное, думал, что его, как ненавистного всем красным «контрика», прямо сейчас вязать начнут). Но тут же вынужден был опустить руку, так как в лоб ему смотрел ствол моего «парабеллума», а за спиной мягко клацнули затворами автоматчики охраны. Не опуская пистолета, я сурово приказал:
        - Не шали! - и повернув голову к опешившему начштаба, заинтересованно уточнил - Что, прямо, настолько хороший спец?
        Матвеев выпав из ступора, горячо пояснил:
        - Еще бы! Вы ведь слыхали в девятьсот шестнадцатом, о деле Груинберга? Все газеты писали… - тут видно вспомнив о моем «недуге» замялся - Ах да… - но быстро взяв себя в руки продолжил - На счету Тараса Григорьевича, две вскрытых сети австро-венгерских и германских шпионов. Не считая дел поменьше. А также, постоянные контакты с «охотниками», непосредственно на передовой. И орденов столько, что любой позавидует!
        Сунув «люгер» в кобуру, я задумчиво оглядел капитана и глянув на часы, повернулся к Матвееву:
        - Так, Игнат Тихомирович. Ты наши потребности и требования знаешь. Сорок минут у тебя есть, поговори с человеком. Если до чего-то договоритесь добро пожаловать ко мне. Ну а на нет и суда нет…
        И оставив бывших сослуживцев беседовать дальше, пошел заниматься своими делами. При этом соображая, что неплохо было бы, если б НШ склонил контрика к сотрудничеству. Только не надо удивляться. Мы уже стали действовать на таком уровне, что чем дальше, тем больше, контрразведчик становится необходим. До этого справлялись своими силами, но грамотный специалист был бы вовсе не лишним. Вопрос лишь - кого брать? Сознательного рабочего из ЧК? Толку-то… Пока он еще хоть чему-то научится. Выдвигать своего? В общем-то так и я делаю, обучая пару надежных парней. Но не всегда времени на них хватает. А здесь, вроде как опытный человек, который моих ребят натаскает. Да и они за ним в оба глаза приглядят. Хотя, Тарас мне глянулся. У меня чуйка в последнее время работает просто на заглядение. И она говорит, что Нетребко мужик нормальный и мы вполне сработаемся. Если только получится его убедить.
        А убедить получилось. Уже через час, часть «благородий», влилась в наш отряд. Говорю «часть», потому что шестеро из девяти офицеров (включая их командира с перевязанной рукой), решили искать счастья у Деникина. Ну и флаг им в руки. Оставили отколовшимся весь обоз (в смысле - лошадей с телегами) и прочее барахло. Ну а нам достался Нетребко с пацанами, их преподаватель и уже знакомые мне прапорщик с поручиком.
        Новенькие считались на испытательном сроке, поэтому их пока не вливали ни в какое подразделение, а временно распихали по машинам, как придется. Но перед этим я имел беседу с Тарасом Григорьевичем. Пока свежеприбывшие крутили головами, наблюдая подготовку батальона к передислокации, отведя штабс-капитана в сторону, я спросил:
        - Товарищ Нетребко, а ваши спутники, в курсе последней вашей должности? В смысле, насчет службы в отделении контрразведки?
        Тот тонко улыбнулся:
        - Они знают, что я служил в штабе восьмой армии. Офицером по особым поручениям. В принципе, для всех, за исключением малого количества осведомленного старшего офицерского состава, оно так и было. И это безумная случайность, наткнуться здесь на одного из этих «осведомленных»…
        Кивнув, я только что руки не потер:
        - Отлично! Тогда и мы не станем по этому поводу распространяться. Народ у меня горячий и так получилось, что к вашим коллегам относится с большим предубеждением. Просто они не понимают разницы между армейской контрразведкой на фронте и той же контрразведкой, к примеру, у Краснова. Вот и не будем лишний раз людей нервировать. А просто штабист, он и есть штабист. Тут никаких вопросов не возникнет.
        Капитан поднял бровь:
        - А как же те солдаты, которые слышали слова господина подполковника?
        - Это мои ближники. И болтать не станут.
        Тут я совершенно не кривил душой. Так получилось, что автоматчиками охраны, после некоторых пертурбаций, стали все те, кого я планировал использовать после войны. В смысле, которые в будущем, составят компанию, в погоне за сокровищами. А людей я туда отбирал, весьма тщательно и скрупулёзно. Поэтому, им вполне было достаточно моих слов, о нераспространении информации.
        Ну а в дальнейшем, если Нетребко притрется и станет окончательно своим, я его предыдущую должность и озвучу. Долго таить подобное чревато (мало ли какие еще случайности произойдут?), а так, на одном из собраний, просто скажу, что у нас служит настоящая звезда военной контрразведки, о котором еще царские газеты писали. Правда, писали, не называя фамилии обозначив капитана просто буквой «Н». Что, мол, мы тут все ого-го и поэтому в батальон могут попасть лишь лучшие из лучших. Вот контрразведчик на своем поприще и был лучшим, типа нашего Михайловского. То есть, расскажу обязательно. Но не сейчас.
        А потом мы, отошли в сторону километров на десять и занялись подготовкой к приему самолетов. Ну, что значит - подготовкой? Пока повара готовили еду, личный состав, стройными рядами, вооружившись лопатами (кому хватило) выбрав место поровнее, вытаптывая траву, ровнял бугорки и засыпал ямки на будущей ВПП. Грузовик с радистами и сопровождением я отправил почти сразу (они только сухпаем успели перекусить), так что часа через три, парни прибудут туда, где появится устойчивая связь с нашими промежуточными станциями. Дождутся времени вечернего сеанса и передадут сообщение. Сегодня, конечно, никого не ждем, так как пока послание дойдет до летунов, уже начнет темнеть. Вернее, пока они соберутся и долетят, начнет темнеть. А ведь нас еще найти надо будет. Так что все - завтра.
        То, что нас найдут не сомневаюсь так как точка указана в квадрате на карте, а ориентироваться летуны будут исключительно по железной дороге. То есть, до моста, а уже потом от него, поворот в сторону на девяносто градусов и полет в степь до тех пор, пока мы их не услышим и не начнем пускать ракеты черного дыма. Сама взлетная полоса у нас обозначена не только вытоптанной травой и выровненной землей. Нет, под руководством специально выделенного для рейда представителя Качинской школы, на высоких шестах, были установлены полосатые конусы-ветроуказатели и приготовлена большая полотняная буква «Т». Установили, посмотрели, как обвисшие «колдуны» колышатся на слабом ветру, после чего, все опять сняли. А то мало ли кто тут летать сегодня будет (особенно после разгрома гайдамаков), так что не стоит привлекать внимание к месту стоянки батальона.
        Ну а после, бойцы занялись приведением себя в порядок, а старший комсостав, взялся за тех бывших «запорожцев», что решили сменить масть. Таких набралось четырнадцать человек, включая, к моему удивлению и умудренного жизнью бунчужного. А на кого слова Лапина не подействовали, так и остались возле озера.
        Комиссар, тогда, относительно них, какое-то время мялся, но потом отведя меня в сторону, решительно выдал:
        - Вот только не считай меня за трепача, но я против расстрела пленных. Да - они предатели России. И как ты говоришь - «небратья». В бою бы, недрогнувшей рукой всех положил. А сейчас… вот, с души воротит. Тем более, что офицеров, которые к Деникину идут, мы отпустили. Как-то несправедливо выходит. Мне бы просто времени побольше, я бы и этих «самостийных» распропагандировал.
        Он хотел еще что-то добавить, но я, просто кивнув, пихнул совестливого политвожака кулаком в плечо:
        - Хороший ты мужик, Кузьма.
        Ну и приказал связать пленных, уложив тех в теньке, возле кустов. Просто связать - веревками, а не «как Шамиль вязал». А уже перед отъездом, подойдя к ним, сказал:
        - Слухайте сюда, панове. Вам сегодня бог помогал, изо всех сил. И сдается мне, что удачу свою, вы до самого донышка вычерпали. Поэтому просто совет - не надо опять брать оружие в руки. Просто идите домой. Это не так денежно, но точно живыми останетесь. Вы, конечно, парни все взрослые и можете меня не послушать, но тогда все закончится как для тех - ткнув пальцем в сторону, где лежала их рота, добавил - и хорошо если сразу наповал убьют. А то будете медленно промирать, руками дырку затыкая да в небо синее глядючи…
        Голос, к середине речи, у меня при этом как-то странно завибрировал, отдаваясь щекоткой в верхней части черепушки, а пленные, глядя расширенными глазами, почему-то принялись истово кивать. Подивившись внезапно прорезавшемуся тембру и морщась от откуда-то появившегося запаха деревенского сортира, я повернулся чтобы идти к грузовику, но тут обратил внимание на застывшего Берга, стоявшего все это время за плечом:
        - Эй, барон, ты чего застыл?
        Тональность к этому времени стала нормальная, но Евгений почему-то размашисто перекрестившись и идя следом, тихо спросил:
        - Чур Пеленович, что это было?
        Ни хрена себе. Эк его торкнуло! Собрания батальона насчет ФИО еще не проводили, да и Берг себе никогда подобного не позволял, но вот сейчас что-то произошло. Именно во время моего обращения к пленным. Причем такое, что проняло даже невозмутимого Женьку. Да и у меня присутствовало какое-то необычное ощущение во время речи. Непонятно… Неужели, какой-то из подарочков Сатихаарли, неожиданно прорезался? Честно говоря, я и сам несколько охренел, но не подавая вида, буднично спросил:
        - А что такое? Что-то не то?
        Барон то ли икнул, то ли хмыкнул:
        - «Не то»? Да у меня кишки в комок скрутило и ноги подгибаться стали! А после ваших слов, кто-то из пленных, явно обосрался. Может и не один… И вы знаете - есть твердая убежденность в том, что возьмись они за оружие - им не жить. Это у меня. А вот они что почувствовали? Ведь бледные стали, будто привидение увидали. Вот я и спрашиваю - что это было и как вы это сделали?
        Подивившись собственной крутизне (эх, еще бы осознанно так действовать научиться!) я небрежно отмахнулся:
        - Это всё НЛП. То есть, нейролингвистическое программирование. Откуда знаю? Честно скажу - не помню. Да и вообще, сейчас случайно получилось. Сам не ожидал. Так что особо об этом распространяться не стоит. А то люди захотят демонстрации фокуса, я начну пыжиться и ничего не получится. Неудобно выйдет. Договорились?
        Несколько пришибленный Берг согласно кивнул, и мы молча пошли к машине. А я про себя прикидывал, что надо будет провести пару экспериментов и вообще - потренироваться. Только вот на ком?
        Глава 12
        Распропагандированных «запорожцев», мы терзали часа два, пытаясь выяснить может кто из них что-то видел или что-то слышал относительно сроков и маршрутов движения их дивизии к Крыму? Понятно, что рядовые мало что могли сказать, но одно дело допрос и совсем другое обычная беседа, где из людей пытались добыть хоть крохи информации.
        И это дало свои плоды. Кто-то вспомнил слышанную беседу офицеров. Кто-то разговор железнодорожников. Кому-то земляк, из другой части, что-то рассказывал. В общем, картина, более-менее сложилась. При этом, присутствующий тут же Нетребко, уже через полчаса стал поглядывать на нас с явным уважением, для себя, видно, пытаясь понять, зачем нам нужен контрразведчик если мы и сами вполне можем добывать нужные сведения?
        А когда новеньких распределили по подразделениям, я ему и пояснил, что мы, разумеется, и сами с усами, но вот каждый должен заниматься своим делом. То есть, эти два часа, я мог бы посвятить совершенно другому, просто озадачив данной работой своего штатного контрика. Или как он сейчас будет называться - второго помощника начальника штаба. И разумеется, поначалу, за ним будут приглядывать, да постоянно контролировать. Бывший штабс-капитан на это вполне понятливо кивнул, принимая мои аргументы. А я еще мягко намекнул, чтобы не было непоняток - мол, недели через две мы закончим рейд. И у него еще будут все шансы добровольно уйти из батальона. Без каких-либо репрессий. Но если он решит остаться, то у нас вход рубль, выход два. И окончательно влившись в подразделение, выход (особенно с его должности) возможен лишь вперед ногами. Нетребко, закуривая, на это вполне спокойно ответил:
        - Я вас понял. Это вполне ожидаемо. И две недели мне вполне хватит, чтобы понять обстановку. Но, предварительно, хочу спросить, почему вы совершенно не похожи на тех красных, о которых я весьма наслышан? Лично не сталкивался, но уже уйдя с фронта, неоднократно слышал рассказы, о самых разнообразных революционных отрядах. Так вот: ни речами, ни поведением, ни дисциплиной, вы не можете быть к ним отнесены. Атмосфера у вас скорее сильно похожа на ту, что бывает в хорошем отряде охотников[37 - Помимо общепринятого, есть еще два значения этого слова. Первое: охотники - люди освобожденные от призыва но пришедшие в армию добровольно. Второе - команды войсковых разведчиков. В 1910 году это понятие окончательно разделили на добровольцев и разведчиков. Но старое наименование «охотники» тоже сохранилось. В данном случае речь идет именно о разведчиках.]. И от этого я нахожусь в некотором недоумении. Персоны, которые говорили о красных, весьма достойны доверия. Но в то же время, я вполне доверяю своим глазам и ушам. Вот здесь и возникает нестыковка…
        Я ухмыльнулся:
        - Угу… ваше состояние называется когнитивный диссонанс. Возник он, потому что в семнадцатом, на улицах стали беспредельничать революционеры из почти десятка партий. Какие-то были либеральные. Какие-то террористические. Плюс, разных юродивых идеалистов, повылазило просто немеряно. Не считая откровенных бандитов, прикрывающихся красивыми лозунгами. Именно о них вам и рассказывали достойные доверия люди.
        Тарас задумчиво нахмурился:
        - М-м-м… речь шла вроде только о представителях Социал-Демократической Рабочей партии…
        Фыркнув, ответил:
        - Это от незнания реалий. В семнадцатом году, на всю Российскую империю, было менее двадцати пяти тысяч большевиков[38 - Чур несколько приврал, так как в период от февраля 1917 года и до июля 1917 численность РСДП выросла до 240 тыс. То есть, возможное количество неадекватов, возросло в той же пропорции, если не больше. Просто в то время, очень большую роль играло именно число членов в организации. Вот и брали всех, кто хоть слегка декларировал принятие линии партии. Потом, это сильно икнулось (особенно, приравнивание стажа, при переходе из другой партии).]. И сотни тысяч представителей других партий. Так что сами в логике подумайте, кто там у вас в основном барагозил. Особенно, если учесть, что всякие «ревкомы», решения принимали большинством голосов. И что там могли сделать пара членов РСДРПб против десятка, к примеру, тех же эсеров? Или анархистов? Да и в самой РСДРП столько фракций, грызущихся промеж себя… Нет, и среди большевиков мудачья вполне хватает, но чисто физически, их просто гораздо меньше.
        Нетребко поднял брови:
        - Так ваш батальон, что же, получается, весь из большевиков состоит?
        Я развеселился:
        - Процентов на шестьдесят, из буйных матросов-анархистов. Эсеры есть. Меньшевики. Коммунистов чутка. Беспартийных куча. Есть даже свой монархист.
        Штабс-капитан явно офигел:
        - Монархист? У вас?! У красных?!!
        - Не у «вас», а у «нас». И вы его знаете - это Матвеев. Мой НШ. Но они там с комиссаром чего-то мутят и сдается мне, что Игнат Тихомирович вскоре к РСДРПб примкнет. И я считаю вполне правильным, когда нормальные люди к нормальным тянутся. - посмотрев на несколько растерянного собеседника добавил - Вон, вы сами, несмотря на фамилию, почему-то к гайдамакам и прочим «запорожцам» не пошли. Хотя, наверняка, вас бы там приняли с распростертыми объятьями.
        Контрик, внезапно заледенел взглядом:
        - Попрошу впредь воздержаться от подобных сравнений. Я русский малоросс. Патриот своей страны - России. А для чего были придумано и из каких стран продвигалось само понятие «украинец», в силу специфики профессии, знаю очень хорошо. Так что, меня эти выкидыши Австро-Венгрии, обязательно бы приняли. До ближайшей стенки…
        Удрученно хмыкнув, я искренне сказал:
        - Извините. Вашу позицию понял. Учту на будущее.
        Помолчали. А потом Нетребко, внезапно перевел тему:
        - Госпо… товарищ Чур, вы первый красный офицер, с кем мне удалось вступить в беседу. И я просто, как человек, хочу спросить у вас - насколько вы сами верите в свои лозунги? Ну вот в эти - «земля крестьянам», «заводы рабочим», «власть советам»? Про другие, вроде того, что «все люди братья и поэтому границы не нужны» даже не спрашиваю. Это абсурд. Но вот зачем нужны рабочим заводы? Как они ими будут управлять?
        Я почесал затылок, признаваясь:
        - Ну, вообще, лозунги они и есть лозунги. Не надо воспринимать их буквально. Считайте это просто декларацией о намерениях. Мелкая мастерская, вполне может остаться в частном владении. А вот крупный завод государственного значения, обязательно будет национализирован. Ведь от его функциональности, зависит безопасность страны. И, к примеру, тот же Путилов, обязательно станет саботировать решения правительства, останься он на своем месте. Зачем нам это нужно?
        Тарас улыбнулся:
        - А что же тогда изменится для рабочих? Ведь они как трудились на этом заводе, так и продолжат трудится.
        Я улыбнулся в ответ:
        - В смысле токарных, фрезерных, слесарных и прочих работ ничего не изменится. Но появятся профсоюзы, плюс, работяги смогут принимать участие в решениях заводской администрации. И, разумеется, изменятся условия жизни… Планируется восьмичасовой рабочий день. Двадцатичетырехдневный оплачиваемый отпуск. Оплачиваемые дни по болезни. Страховки и пенсии. Профсоюзные путевки к месту отдыха. Школы. Бесплатные детские сады. Детские летние оздоровительные лагеря… Да там, все нововведения перечислять устанешь…
        Штабс-капитан задумчиво протянул:
        - М-да-а… вашу карту, всем прочим, тяжело будет перебить. Только вот где же вы финансы на все эти удовольствия возьмете?
        Пожав плечами ответил:
        - Финансы будут. Тут лишь один снятый с довольствия великий князь, компенсирует затраты на содержания целого завода. А сколько их таких? Не считая персон поменьше. Вот то-то…
        Собеседник скептически поджал губы:
        - Извините, но в вас, похоже, тоже толика романтизма есть. Просто я достаточно хорошо знаю человеческую натуру и могу с уверенностью сказать, что вот этих ваших нововведений, хватит буквально на десяток лет. И то, если будете их вводить постепенно. А потом, люди привыкнут и захотят большего. Человек ведь такая скотина, что быстро привыкает к хорошему и ему становится мало. Или вы считаете, что «сознательный» работник удовлетвориться имеющимся?
        Слово «сознательный» Тарас произнес с такой интонацией что было понятно - относительно этой стороны взаимоотношений общества и личности, у капитана есть глубочайшие сомнения. У меня, в принципе, тоже. Поэтому ответил, как думал:
        - Как говорил один мой знакомый: когда за душой нет ни копейки, рубль тоже капитал[39 - Несколько переиначенная фраза Бернандо О'Рэйли из к. ф «Великолепная семерка».]. И даже десять лет - большой срок. Ну а в дальнейшем… Ленин как-то сказал, что государство, это аппарат принуждения. Так что, в этом смысле, для тех, кто начнет зажираться, будет не только пряник, но и кнут.
        Нетребко съехидничал:
        - Как? Неужели своих, классово близких…?
        Я кивнул:
        - Недрогнувшей рукой. Тут в другом дело. Вы сами сказали про десять лет. Вот давайте и прикинем. Сейчас вводить все это просто нереально. Война, потрясение всех устоев, ну и так далее. Нет, что-то начнем делать уже в ближайшее время. Это будет касаться и земли, и фабрик. Но основные положения, пойдут в дело лет через пять-семь. И очень постепенно. Так что растянется, еще лет на восемь-десять. Ну, чтобы народ в бодром тонусе держать, каждый год делая какие-то послабления. И какой там у нас год в итоге получится?
        Заинтересованно слушающий меня собеседник, на секунду задумавшись, ответил:
        - Где-то тридцать пятый-тридцать шестой.
        - Ага. И к этому времени, у нас подрастет целое поколение, воспитанное на совершенно новых отношениях. Которое к Советской власти, станет относится как к матери родной. Так что, речь пойдет не о «сознательности» нынешних людей, а о правильном воспитании будущих трудящихся. И поверьте - государство приложит к этому все силы. Только вот проблема вылезет совершенно в другом…
        Несколько сбитый столку Тарас, удивленно спросил:
        - В чем?
        - А подумать? Годы-то я вам назвал… Что вполне ожидаемо произойдет чуть позже?
        Тот задумался на какое-то время, но потом, тряхнул головой:
        - Варианты есть, но смущает столь жесткая привязка ко времени. Было бы очень любопытно послушать ваш ответ.
        Криво ухмыльнувшись, я предложил:
        - Давайте мыслить логически. Иностранные буржуи, из промышленно развитых держав, в ужас придут от подобных послаблений для народа. И у них останется лишь два выхода. Или в ближайшее время идти на нас войной, чтобы в зародыше задавить все социальные начинания, или вводить у себя такие же законы. Вводить похожие правила, просто немыслимо - это огромные и, как они пока считают, бессмысленные финансовые потери. Объявить войну, они были бы рады, но не сейчас. Сейчас, их свои же подданные, уставшие от бойни, не поймут. При этом, что-то делать все равно надо. Поэтому, они нас попытаются задавить самыми разными санкциями и прочими эмбарго. Ну а в конце концов - нападут. Соберутся всем скопом и повалят на Русь, как это уже не раз бывало. Так что, тяжело придется…
        Нетребко почесал подбородок:
        - Хм…Под таким углом я ситуацию не рассматривал… - а потом, хмуро глянув на меня, спросил - То есть вы думаете, что давить будут, а потом и войну объявят? Непонятно только, почему вы говорили про середину тридцатых годов?
        - Потому что, к тому времени, мы только-только жить нормально начнем. Всей страной нормально, а не отдельными личностями. А буржуи начнут активно готовится, так как буквально лет через пять, у них в призывной возраст войдут парни, для которых война, это что-то далекое, можно сказать - былинное. Закончившееся задолго до их рождения. И которые будут жаждать реванша. Вот, к тридцать девятому и надо ждать нападения. Еще хотя бы потому, что нынешняя мировая бойня, вообще никаких поставленных задач не решила.
        Капитан мрачно покивал и вскинувшись, заговорил:
        - А если…
        Но я его перебил:
        - Даже если представить сказку с воцарением самодержца и возвращением «как было», то ничего не изменится. Только хуже станет. Я даже не буду говорить про народ, уже хлебнувший воли и его отношение к внезапно вернувшимся хозяйчикам. Про предстоящие вечные бунты и прочую смуту, со стрельбой да взрывами. Нет, оставим это все за скобками. Просто, без кардинальнейших изменений, никакой царь, за двадцать лет страну не перестроит. Так ведь мы уже начали перестраивать! И смысл тогда менять шило на мыло? Да еще и при резко отрицательном отношении, подавляющего большинства населения?
        Собеседник лишь крякнул, а я продолжил:
        - Что касается европейцев, те поняли, что внутри себя, воевать совершенно невыгодно. Это ведь не восемнадцатый век. Оружие другое, потери другие и профит какой-то околонулевой. В лучшем случае, лишь покрыть издержки. И это для выигравших! Проигравшие же, попадают в полнейшую задницу. Зато под боком, есть огромная страна с не менее огромными ресурсами и более-менее развитой инфраструктурой. Страна, которую они искренне считают слабой. Так что царь у нас будет, парламент, диктатор, или Советская власть - роли не играет. Попрут в любом случае. Одна надежда, что люди горой встанут за Советы, и война получится народной. Отечественной. Когда поднимутся все, от мала до велика, невзирая на пол и возраст. Тогда Европа умоется. Другой вопрос что…
        Тут мне пришлось прерваться, так как я еще с начала разговора, наблюдал странные шевеления за кустами. Зачем-то на ВПП выгнали броневик и личный состав, постепенно собираясь в круг, стал кучковаться возле него. Мелькнула мысль - митинг что ли готовится? Но увидев приближающегося ко мне Лапина (а шел он торжественно, словно архиерей на приеме) я кажется стал догадываться, к чему все эти телодвижения. И не ошибся.
        Важный комиссар, приглашал командира на общее собрание батальона, для выдачи героическому краскому полного имени (в этот момент, надо было видеть глаза Нетребко). Я лишь уточнил - а как же остальные? Сейчас ведь чуть больше половины бойцов с нами. На что Кузьма успокоил, сказав, что остальные, еще при утренней встрече, делегировали доверенным людям свои полномочия. Так что все условия соблюденены.
        А после сорокаминутной речи стоящего на броневике комиссара (прямо, мля, как Ленин, только в кулаке при этом держал не кепку, а панаму) и моих ответных слов, было принято единогласное решение. Так что я теперь официально стал Чуром Пеленовичем Свароговым. С итоговым документом общего собрания и подтверждающими печатями. Студент же, пользуясь моментом, ходил гордый, свысока поглядывая на окружающих, получая одобрительные возгласы и дружеские похлопывания. Ловя краем глаза его слегка заматеревшую фигуру, брюзгливо подумал, что если этот кадр, вдруг назовет себя мои крестным, то точно в бубен схлопочет.
        Потом был торжественный ужин (тут уж повара расстарались) но без спиртного. Просто, обрётший отчество Чур, ласково улыбаясь, посулил бойцам свое огорчение, если вдруг завтра он увидит человека с бодуна. Народ проникся.
        Я-то знаю - один хрен на грудь примут, но после моих слов, пить станут немного и с большой опаской. Рассчитываю, с утра, они будут бодрячками. Разве что, с легким амбре…

* * *
        Солнце летом в степи поднимается рано, поэтому уже с шести утра, наблюдатели смотрели и слушали небо. А где-то через полчаса, один из них заполошно завопил:
        - Вона! Вона летит! Махонький и два поболе!
        Ну, если «два поболе», то это точно наши. А то мало ли, кто тут порхает, включая вражьих наблюдателей от разозленных вчерашним боем гайдамаков? Взяв бинокль и посмотрев на слабо различимые силуэты, летящие несколько в стороне, я поднял ракетницу и пустил в небо сигнал. Ракета, оставляя за собой черный, расползающийся в синеве след, взмыла вверх, а самолеты довернули в нашу сторону. Полосатые «колдуны» и полотняная «Т» уже были на местах, так что минут через пятнадцать, первым приземлился истребитель-разведчик. А за ним, солидно заходили на посадку «Муромцы».
        Ну так чего бы не солидно? Мало того, что это тяжелые бомбардировщики, так еще и под завязку груженные бочками с ГСМ. Летуны, даже двоих техников с собой притащили. Те нужны для устранения возможной внезапной поломки, а вот горючее - для наших автомобилей и пары боевых самолетовылетов.
        Вообще, когда я изначально задумывал идею «ганшипов», то не учел одной вещи. В наше время, на подобных машинах, помимо пулеметов были установлены нормального калибра пушки. И боеприпасов к вооружениям таскалось по несколько тонн. Плюс, самолеты, обрабатывали противников в основном в джунглях или горах. И зачастую, все происходило ночью (приборы ночного видения рулят). То есть «ганшип» находил место стоянки каких-нибудь повстанцев и обрушивал на них просто море огня. При этом, за счет скорости и ограниченной видимости, выскакивая на врага внезапно.
        Что имеем мы? Вот идет колонна войск. По степи. Издалека наблюдают неторопливо приближающийся самолет. И начинают разбегаться (сейчас команды «воздух» нет, но все и без этого понимают, что надо делать) и залегать. Разумеется, пакости в виде пулеметного огня они не ждут, залегая просто в ожидании редкой, неприцельной бомбежки. В это время, наши бравые военлеты, не торопясь, выбирают позицию для стрельбы, начиная штуромовку. Ага - по рассредоточенным и залегшим солдатам. Вот здесь у меня и возникает вопрос - где же столько патронов взять? Мало того, что промахов немеряно будет (ведь ни о каких стабилизированных прицелах речи не идет) так еще и не понять - человек лежит из-за того, что его зацепили, или он, гад, просто залег?
        С кавалерией, с одной стороны несколько сложнее, а с другой проще. Сложнее, потому что испуганные лошади с наездниками, станут очень быстро удирать, сбивая прицел. А проще, потому что коняшки притворятся не умеют и, если она лежит значит уже всё - отбегалась. Но и в этом случае, расход боеприпасов будет просто бешенный.
        Вот, в связи с постоянным дефицитом патронов, я и решил несколько поменять концепцию. Гасить гайдамаков станем, пока они упакованы в эшелонах. Согласен - тут уж их вообще видно не будет, но в данном случае никого выцеливать и не надо. Лупи по вагонам и все. И чтобы это сделать, не замочив ненароком обычный гражданский поезд, нужны разведчики-наблюдатели и рации. Все это в наличии у меня было.
        А сейчас, после приемки самолетов, батальон выдвигался к тому самому мостику через речку, что служил ориентиром для летчиков. Было решено рвать мост с первым же воинским эшелоном. Расхерачить находящихся в нем солдат и отходить.
        Мост (ну как мост, скорее именно мостик) починят достаточно быстро. Местные вообще очень шустро навострились восстанавливать то, что касается железной дороги. Скорее всего, после починки, на время переброски войск поставят возле него усиленную охрану. Возможно, пустят конные патрули.
        Только наши наблюдатели, будут за пределами зоны охраны. У них ведь задача - просто засечь воинский эшелон да передать сообщение на аэродром. После чего, самолеты начнут гасить проходящие поезда. Но вряд ли эта радость продлиться больше одного дня. Просто тупо сядут батареи, в стоящей на приеме рации. Невзирая даже на большой запас элементов. Ведь в этом случае, о времени сеанса связи говорить не придется, так как разведчики будут включать передатчики и радировать сообщения, по мере поступления информации. Летуны же, должны быть постоянно на приеме. Был бы передвижной генератор, было бы проще. Но генератора у меня нет. Так что один, максимум два дня…
        Да и противник, он ведь тоже не дурак. Опасаясь повторения штурмовки, перейдет на ночные перевозки. А ночью самолеты не летают. Так что без авиации придется работать. Ничего - справимся. Ведь главная задача не столько уничтожить гайдамаков, сколько сбить их дурной порыв. Какие там потери им нанесем - бог весть, но когда до них дойдет что если уж на подходах столь неласково встречают, то в самом Крыму их вообще писец может ожидать. Глядишь и отставят мысль о захвате Севастополя с флотом. Но нам, пока, больше ничего и не нужно…
        Ну а я посмотрю насколько удачно у нас получится использовать самолеты и поведу батальон, на соединение с нашей гужевой частью. Где вместе с артиллерией и кавалерией устроим гайдамакам настоящую рельсовую войну.

* * *
        Возле моста, мы были уже минут через сорок. А там, прямо пастораль. Птички щебечут. Деревья вдоль речки растут. Трава зеленая, а не начинающая выгорать, как в остальной степи. Даже воздух, кажется, немного попрохладнее. И в эту пастораль, с размаху, влезли морпехи своими сапожищами. Выбирались места для установки пулеметов и размещения стрелков. Минировались опоры. Обратная сторона полотна (куда могли бы выскочить атакованные гайдамаки) тоже не была обойдена вниманием. Туда воткнули несколько оставшихся «недомонок».
        При этом, я почему-то предполагал, что ждать придется долго. Может, даже, целый день. Исходил из того, что еще вчера командир четвертой роты запорожцев был послан на фиг в связи с отсутствием подвижного состава. С другой стороны, мы не спешим, тем более что место тут просто замечательное. Речка, тенек. Оводов почти нет.
        Но видно чего-то не учел, так как буквально через два часа, наблюдатель увидал на дальнем холме сигнальщика, который резво размахивал флажками. К слову, про флажки - я ведь раньше как-то не задумывался, что в пределах прямой видимости (а это несколько километров) мореманы легко могут передавать сообщения. Короткие, но от этого не менее информативные. Эдакий эрзац-пейджер. И именно вот так - флажковым семафором. А бывших корабельных сигнальщиков, у меня в батальоне хватало. Так что через пять минут, я принимал доклад о том, что в нашу сторону движется воинский эшелон. Две платформы с броневиками, платформа с повозками, четыре теплушки и пассажирский вагон.
        Я поскреб щеку… Блин! Здоровый состав получается. Но какой-то непонятный. Экипаж броневика, максимум - пять человек. То есть, всего, бронеходчиков, около десятка. Ладно - добавляем туда столько же разных автомобильных ремонтников. Значит, на полтеплушки народу набирается. А остальные три кем заняты? Кто там едет? Да еще и пассажирский вагон… Может, к броневикам прицепили пехотную часть? Хм… три теплушки, это сто двадцать человек. Но там еще повозки есть. Не на себе же их таскают? Значит, минимум, в одном «столыпине» - лошади. Для тяги обоза и для командиров. А в пассажирском вагоне, с комфортом движется командование, которое может быть разбавлено младшим комсоставом. Вроде складно разложил? Ладно. Начнем работать, а потом посмотрим был ли я прав.
        Личный состав, пока я еще получал доклад, разбежался по своим местам и минут через пять, показался неторопливо приближающийся паровозный дым. Самого паровоза пока видно не было, зато вот этот демаскирующий фактор был заметен издалека.
        А вскоре можно было наблюдать весь состав. Со скоростью километров тридцать в час, тот пыхтя сокращал расстояние и когда локомотив въехал на мост, раздался сдвоенный взрыв. Блин, поторопились рвать. Из-за маленькой скорости там даже вагоны с рельсов не сошли. Только броневик на передней платформе сорвало с креплений, и он смачно влепился в тендер. А cам паровоз, подпрыгнул и накренился, зависнув над образовавшимся проломом.
        Тут же в работу вступили стрелки и пулеметчики. Двери теплушек, как и в том немецком поезде, были открыты, но никто из гайдамаков выскочить не успел. В начале, люди там попадали от резкого торможения, а потом, самых прытких, свинцовые струи просто впихнули обратно. Хотя, судя по взрывам мин, на обратную сторону путей, кто-то все-таки умудрился выбраться.
        Огневой налет продолжался буквально минуты три. В смысле, вот как все станкачи выпустили по ленте, так вперед чесанули штурмовые группы. Внутри теплушек забахали гранаты. В них наверняка остались раненые и даже целые противники, поэтому, чтобы не получить шальную пулю от какого-нибудь недобитка, тех и глушили взрывами. От пары гранат в небольшом замкнутом объеме, любой офигеет. Ну а заскочившие после взрывов штурмовики, проводили окончательную зачистку штыками.
        Потом я обратил внимание Михайловского. Этот бронефетишист, в окружении кучки морпехов, уже стоял на платформе с целым «Остином» и разве только что не целовал запыленное железо боковой башенки. Подойдя ближе и оценив расстояние от платформы до насыпи, я поинтересовался:
        - Виктор Евсеевич, ты зачем туда залез? Эту бандуру ведь оттуда не снимешь. Если что только ронять…
        Пулеметный воевода, с каждым днем все больше превращающийся в опытного бронекомандира, ловко соскочил на землю и с ходу возразил:
        - Никак нет! «Остин-Путиловец» весит он всего ничего - меньше трех тонн. Мы сейчас с теплушек двери снимем, доски подложим и пандус сделаем. У нас же время есть? Тут буквально полчаса нужно!
        Я задумался:
        - Насчет времени не знаю… Но ладно - приступайте. Только в темпе! А с разбитого сразу снять вооружение и боеприпасы. После чего - сжечь.
        Тут меня, сзади, за рукав, стал дергать еще плохо знающий уставы зампотех:
        - Товарищ командир, не надо сразу жечь! Позвольте, пока будут спускать целый «Остин», мы с разбитого, все что можно снять, снимем. Нам же запчасти нужны!
        Дав «добро» на это крик души, уже минут через пять наблюдал слаженную суету, сильно напоминающую деловитую работу муравьев.
        Одна группа, облепив не поврежденный броневик, принялась его кантовать, враскачку поворачивая поперек платформы. Технари, под руководством зампотеха, лихо раскулачивали тот у которого от удара броня на морде треснула и колесо подогнулось (как будто шаровая опора вылетела). Но долго смотреть не получилось так как от пассажирского вагона притащили троих офицеров. Один, правда, помер еще до того, как я у него хоть что-то успел спросить. Второй, с простреленной грудью и животом, тоже на ладан дышал. Зато третий, по сравнению с ними, прямо как огурчик. Раненые ноги ему перетянули, так что нашлось с кем поговорить.
        Гайдамак, (а это оказался именно офицер третьего гайдамацкого полка), что характерно, партизана из себя не корчил, моментально выдав все, что знал. Немного, но мне вполне хватило. Оказывается, сейчас, на станции, стоят два эшелона с пехотным батальоном. И их отправка планировалась в течении двух часов. В скором времени (это буквально завтра-послезавтра) так же ожидается прибытие основных сил сводной дивизии Сикевича.
        И еще одно - про нас знали. Ближе к вечеру, к станции вышли недобитки из того конного патруля, что сцепился с офицерами. И которых мы слегка покрошили. Поэтому с утра, на поиски возмутителей спокойствия, был выделен целый полуэскадрон. В принципе, это ожидалось, но я рассчитывал, что жалобщиками выступят «запорожцы». Только о тех, пока не было слышно. Получается, противник до сих пор не в курсе, что была потеряна целая рота. Потому что, если бы дошли «запорожцы», то полуэскадроном, дело бы точно не ограничилось.
        Ну да ладно. От озера до аэродрома, километров десять. А в охране самолетов - один броневик и два взвода с первой роты. Так что если на них вдруг случайно выйдут, то ребята отобьются. Тем более, им там совсем недолго оставаться, так как я, узнав время отправления эшелонов, начал писать приказ для летунов.
        А в нем было сказано, чтобы уже к одиннадцати утра, они поднялись в воздух и барражировали вдоль железки, в поиске ожидаемых поездов. Думаю, долго искать не придется. И тому, что летчики могут накрыть какой-то гражданский состав я не опасался. Во-первых, сейчас, «небратья» на этом участке отжали себе все паровозы, а во-вторых, разница между пассажирскими вагонами и теплушками с платформами, набитыми военным имуществом, видна очень хорошо, так что, спутать их невозможно.
        После штурмовки, самолеты должны вернуться для дозаправки. Мы, к этому времени, тоже прибудем к аэродрому. Ну а там, по итогам, поймем, что дальше делать.
        Ну что сказать? Ободрав (вернее обобрав) поезд до нитки, батальон собрался к месту вчерашней ночевки. Правда, при выезде от насыпи, грузовик технарей чуть не застрял. Ну еще бы. По-моему, от битого броневика, домовитый зампотех оставил лишь треснутый корпус, и гнутую раму. А нет - еще в кустах валяется лопнувший от удара, разобранный моторный блок. Остальное он скрутил и даже спилил что-то не скручиваемое. Сам же Збруев, восседая на своих железяках выглядел даже более счастливым, чем обрётший новую броне единицу Михайловский. У того тоже некоторая заминка произошла, так как ввиду отсутствия опытных водителей, Виктору пришлось лично усесться за руль «Путиловца». Вот тоже незадача… С одной стороны, трофейный броник это просто шикарно, но вот с другой, у нас образовался дефицит водил. То есть для грузовиков, пара безлошадных имеется, но на броневик простого шофера сразу не посадишь. Там свои нюансы… Хорошо еще хоть пулеметчики в загашнике присутствуют, а то был бы совсем обидно.
        Пока колонна катила обратно к ВПП я все терзался мыслью, сожалея о том, что не увижу своими глазами штурмовку эшелона. Но с земли это сделать практически невозможно, ведь нельзя предугадать на каком именно участке пути «ганшип» найдет поезд. Ну да ничего. Летуны косноязычностью не отличаются, так что в красках распишут, что и как там было. По есть, картину получу полную.
        А потом после доклада и последующей заправки, самолеты улетят в Крым, а мы, пообедав, тоже пойдем южнее, на соединение с остальной частью батальона. Здесь ловить уже нечего, так как после наших вчерашних и сегодняшних выступлений, вся округа будет наводнена конными разъездами противника. Повоевать, конечно, можно, только зачем? Потери пойдут. А из засад мы и набьём больше, и без двухсотых-трехсотых обойдемся. Ну а пока «небратья» нас здесь ищут, мы в другом месте подготовимся, слегка изменив тактику. Повторяться не хотелось, так как враги ведь тоже не дураки и уроки из полученного извлечь смогут.
        Тут ведь элементарно можно вывернуться - просто пустить сразу пару эшелонов с дистанцией в километр. И все. Никакая засада такой участок охватить не сумеет. И если влипнет кто-то один, то люди со второго поезда, через десяток минут приходят ему на помощь. Нет, мы и от них отобьемся, но если у них будет с собой легкая скорострелка, типа нашей, то броневики нам могут раздолбать. А этого очень не хотелось бы.
        Значит что? Правильно! Пора задействовать то, что еще не использовалось. То есть - артиллерию. Вижу это так: дистанционный подрыв состава с последующим артналетом с дистанции в пару километров. А потом, быстрое сворачивание орудий, ноги в руки и - алга! Пусть ловят конский топот. И, к слову, про ловлю. Искать нас будут (а искать станут старательно) в основном, по селам да хуторам. Сейчас, почему-то, никому в голову не приходит, что достаточно крупная воинская часть может прямо в степи жить. Для местных это дико. Одно дело при передвижении из пункта «А» в пункт «Б» переночевать в поле. Пусть даже не раз и не два. Но неделями не заходить в населенные пункты, для этого времени, просто немыслимо.
        Ведь большую массу людей надо чем-то кормить. Не говоря уже о лошадях, которым и кузнец нужен, и ветеринар. Да и бойцам нужен нормальный отдых под кровлей. Желательно с баней. Но все это необходимо, в основном, для пеших воинов, которые, сделав в день несколько десятков километров, остро нуждаются во всем вышеперечисленном. У меня же конно-моторизованная группа, где на своих двоих идут, только лишь с целью размять ноги. То есть люди устают несравненно меньше. Спят на кошмах, под пологами. Моются в речках, да озерах. Ну а общение с пастухами, вносит разнообразие с питанием. Разведчики в немецкой форме, коверкая русское произношение, просто покупают барашков из отары. И попробуй таким возрази. Тем более, что не отбирают, а именно покупают. Ну а потом, повара, выдают свои шедевры.
        Вспомнив про поваров, я приосанился. Тут и моя заслуга есть. Просто, нынешние полевые кухни, это какой-то ахтунг. Тяжелые, неудобные, да еще и приспособленные лишь к лошадиной тяге. А нам, на СевМорзаводе, сделали что-то наподобие КП-2-48[40 - КП-2-48 - кухня полевая на два котла образца 1948 года.]. Не то чтобы прямо совсем её, но довольно неплохой девайс получился. Одноосная, подрессоренная, с колесами от грузовика. И буксироваться может машиной, не разваливаясь при этом на ходу. Да и готовит за раз сразу на три сотни человек. Это, если полный обед. А если только кашу и чай, то на пятьсот.
        В общем, данная кухня, является предмет моей гордости. Я, как настоящий «попаданец», наконец-то занялся прогрессорством. Не знаю, может более умные, за это время уже самолет бы изобрели, но у меня лишь кухня получилась.
        Ну и один из трофейных автоматов сейчас на том же заводе слегка переделывают. Уж очень отвратным оказался существующий магазин. Или как там этот кривой кругляш назвать - улитка? Барабан? В общем- гадость. Поэтому, на заводе делают (вернее еще при мне сделали) обычный коробчатый магазин на тридцать два патрона. Угу - сразу внеся в конструкцию еще не изобретенную задумку Шмайссера, для перехода патронов из двух рядов в один. Тоже не «айс» но это гораздо лучше, чем было. Ну и горловину приемника, соответственно, переделывают. И если все получится нормально, то отдам им остальные автоматы на доводку, получив на выходе что-то вроде MP-28.
        При этом Токарев (гадский папа), по слухам, забил на изготовление шикарнейшего ППС и сейчас вовсю пилит Браунинг HP. Нет дело конечно хорошее, но мне же автоматы нужны! Надо будет Жилина накрутить по этому поводу. Или самостоятельно оружейнику грозную телеграмму отправить. Ибо - нефиг!
        Под эти мысли мы и доехали до места стоянки. Старший отрапортовал, что происшествий не случилось, самолеты вылетели чуть больше часа назад, а обед вот-вот будет готов. Пока чистили оружие и готовились к приему пищи неслышно нарисовался Мага с командирской «долэй». Я с хитрым «чехом», по этому поводу говорил еще после того, как мне подогнали чуть было не убившего меня вороного «Шварнеггера». И теперь в «долу» входит в основном что-то небольшое, вроде часов или портсигаров, которые я активно использую, для внутрибатальонных награждений. Ну а что? Часы сейчас редкость. Пусть даже не золотые (хотя и эти есть) а серебряные, или стальные. Правда, наручных еще не встречал. Все карманные.
        Но зато, сколько понтов у человека после их получения! У меня ведь, для поощрения, отложены не какие-то дешевки, с плохим ходом, а очень даже качественные «котлы». В основном, швейцарские или немецкие. А среди технарей ремвзвода, оказался человек умеющий гравировать. Так что все цацки, в обязательном порядке, были снабжены надписями, поясняющими, кто и за что наградил бойца такого-то.
        Разнообразная оптика, к слову сказать, так же сразу отходила в командирский фонд. Но биноклями я не награждал. Они просто вручались тем, кому это было необходимо. И если в некоторых красных полках было по два-три бинокля на всех, то у меня уже штук двадцать. То есть у каждого ротного, взводного, у разведчиков, артиллеристов и у командиров бронемашин.
        Как сказал, глядя на всё это Буденный: - «Бохато воюешь». Я тогда лишь кивнул, так как по сравнению с остальными действительно - «богато». Зато люди целее будут. В моих морпехов уже столько сил, средств и времени вложено, что мама не горюй! Зато по умениям, выучке и стойкости, мы однозначно уже переплюнули самых опытных солдат регулярной императорской армии. И любого нашего рядового бойца, можно смело ставить на взвод, а то и на роту, в обычных красных частях. Парни это понимают и мое отношение видят. Поэтому, вызывающие изумление у других занятия по физо, тактике, медицине и так далее (ведь в это время можно спокойно поспать, прошвырнуться по бабам, или прибухнуть) не встречают никакого противодействия даже у самых ленивых. Вернее, (исходя из знании психологии) лентяи предпочитают помалкивать и быть как все, чтобы ненароком не огрести по щам. Понимая, что в этом случае, даже матросский комитет встанет против них.

* * *
        Крик наблюдателя:
        - Летят!
        Раздался, когда мы только поели. После чего народ с интересом стал подтягиваться к взлетке. Самолеты были еще огромной редкостью и даже просто посмотреть на них уже считалось достижением. А уж глядеть на посадку с первых рядов, так и вообще. «Антара», выполняющая роль разведчика первая скользнула к земле и слегка подпрыгивая на мелких кочках, покатила в дальний конец полосы, где была поймана за крылья аэродромными техниками. «Муромцы» же, поблескивая остеклением, солидно гудя, сначала сделали круг и лишь после этого начали снижаться. Многочисленные зрители, восторженно ахали, живо комментируя каждый маневр бомбардировщика.
        А после приземления я принимал доклад военлетов. Данилов, уже сменивший шлем на фуражку, построил экипажи и сделав шаг вперед, лихо козырнул:
        - Товарищ Чур, задание выполнено! Найдены и обстреляны оба эшелона. На одном из них поврежден паровоз! При возвращении, так же была замечена кавалерия противника. До полусотни сабель. В результате атаки, всадники рассеяны по степи. Их потери, визуально определить не представилось возможным. Но наблюдали более десятка лежащих лошадей. С нашей стороны раненых и убитых нет. Техника в порядке!
        Вместо ответа, я просто обнял летуна и хлопая его по спине, радостно воскликнул:
        - Ну, братишка, поздравляю c первым штурмовым вылетом! - и видя что он пытается что-то возразить перебил - Я понимаю что у вас экипажи обстрелянные. И на бомбежку летали и на разведку. Но вот на штурмовку, это ведь в первый раз? Да еще и удачно! Поэтому и поздравляю! А теперь давайте, шуруйте обедать. И после обеда поговорим уже предметно. Какие были проблемы? Какие нюансы? Какие выводы?
        Через полчаса, сытые летуны в чем-то подтвердили мои мысли. Данилов рассказал, что одни эшелон они поймали километрах в пяти от моста. Машинист, не обращая внимание на пролетающие в стороне самолеты, спокойно вел паровоз до начала обстрела и лишь услыхав перестук пулеметов, принялся тормозить. Визуально, наибольший урон был нанесен, когда солдаты стали покидать остановившийся поезд. Матушевский, подтверждающе кивнул:
        - Да, в тот момент здорово их покрошили. А потом, кто под вагоны спрятался, а кто под деревья с кустами. Мы эти места обстреляли, но каков результат - бог весть. То есть, гарантированно можно сказать, что выбили около тридцати-сорока штыков в момент высадки. После этого, просто шел расход боеприпасов. К этому времени появился наш пилот на «Антаре» который показал, что он увидел второй эшелон, поэтому было принято решение лететь за ним.
        В общем с другим поездом было почти то же самое, с одним отличием - в начале обстрела, паровоз вдруг окутался белыми клубами. Пулеметная пуля, котельное железо котла не пробивает, но, наверное, случайным попаданием повредили какой-то клапан вот он и выбросил пар. Так же покрутились над разбегающимися людьми и когда крупных групп не осталось, сочли задачу выполненной, взяв курс на аэродром. А потом, увидав отряд кавалерии под «жевто-блакытным» вымпелом, отработали по ним.
        Данилов же, подытожил:
        - Пулеметная штурмовка эшелонов, дает несколько больший эффект чем бомбежка. Но ненамного. При наличии укрытий, в виде деревьев, результативность сходит на нет. Так же предполагаю, что в степи, будет очень хороший результат против кавалерийских отрядов. Во всяком случае, кавалерию можно лишить подвижности, просто перебив лошадей. Еще считаю, что наиболее эффективным будет комбинированный подход. То есть - обстрел из пулеметов с последующей бомбежкой. Особенно, по позициям артиллерии.
        Я улыбнулся:
        - Ну что же товарищи, ваши мысли понял. У нас ведь задача - не пустить противника в Крым. Точнее, в Севастополь. А если учесть, что с деревьями в Крыму напряженка, то значит тактику мы выработали верную. И даже практику получили, где первый блин вышел не комом. Вот в дальнейшем, так и станем работать.
        Летуны довольно загалдели, но тут я их прервал:
        - Но получается, что на самое ближайшее время вы свою задачу выполнили. Поэтому сегодня, берете пассажиров и перебазируетесь на аэродром подскока за Перекопом.
        Насчет пассажиров, летчики не удивились, так как это еще утром было обговорено. Они забирали трех раненных и всех мальчишек-кадетов, снабженных сопроводительным письмом к Фрунзе.
        Кстати, про пацанов, Нетребко оказался несколько не прав. Никто из ребятишек не быковал и пальцы не гнул. Даже обращение «товарищ», приняли без возражений, особенно после моих слов что в армии «господ» быть просто не может, так как все мы, от рядового до фельдмаршала, являемся боевыми товарищами. Плюс, Лапин с ними поговорил. А уж узнав, куда их собираются отправить и кем они станут в будущем, мальчишки пришли в полный восторг. Ну еще бы - быть пилотами, пацаны даже не мечтали. И как вишенка на торте - предстоящее путешествие на настоящем самолете, лишила кадетов сна и заставила писаться от перевозбуждения. Наверное, поэтому, на правах будущих коллег, они уже все аэропланы излазали вдоль и поперек…
        А после того, как наша авиация нас покинула, мы выдвинулись на соединение со своими. По прямой до них было около тридцати километров. По дороге несколько больше, но в любом случае, через два часа будем на месте. Это ведь не пёхом и не на лошадках целый день пилить. Тут сказать можно лишь одно: техника - вещь! Одно в ней плохо - заправки отсутствуют как класс. А у меня три бочки горючего осталось и потом фиг его знает где брать. Мысли по этому поводу есть, но там бодяжить придется. Хотя движки сейчас такие, что хоть ослиную мочу заливай… Во всяком случае, для авто, бензин идет хуже, наверное, чем А-56, о котором я только в легендах слышал. Утешает одно - Жилин уже подсуетился и озадачил каких-то российских химиков этой задачей. Причем, некоторых, успел поймать буквально за фалды. Грамотные мужи, охреневшие от творящегося в стране беспредела, навострили лыжи в эмиграцию. Но Иван их утешил, приголубил и озадачил. Так что теперь у нас может и А-72 массово появится. Дай-то бог.
        Уже привычным порядком мы катили по степи, быстро удаляясь от места проведенных диверсий. Правда, грузовики оказались перегруженными как людьми, так и трофеями, но движки не насиловали, так что доедем. Тем более, по уже знакомой дороге. Я вот помню, что за тем холмом, в низинке, бочажок есть. Где можно будет, долить воду в радиаторы. А вообще - хорошо идем. Солнце, запах степи, птички порхают. Легкий ветерок сдувает пыль в сторону. В общем - ляпота.
        Правда, перед бочажком, получилась небольшая заминка. Наша мотоциклетная разведка, поймала там местных пейзан, в количестве шести человек на двух телегах. И не просто поймала, а выстроив в шеренгу, держала их под прицелом колясочных пулеметов. Когда мы подъехали, один из разведчиков, передавая мне тонкую стопку документов, доложил:
        - Вот, товарищ командир, говорят, что они сезонные рабочие. Что на заработки едут. А вон у того, востроносого, наган за голенищем был. А в телегах, под мешками, пять винтарей. Можа, бандиты какие?
        «Востроносый», при словах разведчика вскинулся и недоверчиво разглядывая звездочку у меня на панаме (разведка, напомню, вся в немецкой форме была), попытался сделать шаг вперед, осторожно уточняя:
        - Вы сказали «товарищ». Вы что - красные?
        Но поднятый ствол и окрик Берга, быстро вернули его назад.
        Я же молча смотрел на стоящих передо мной парней. Одежка на них крестьянская, но добротная. Парочка, в солдатских гимнастерках. Все в сапогах. Возраст от двадцати, до тридцати. Вообще, очень похожи на одну из многочисленных банд, немерянно расплодившихся в последнее время.
        Повернувшись к разведчикам, спросил:
        - Что в мешках - смотрели?
        - Не, ишшо не успели. Токмо один опорожнили - парень кивнул в сторону кучки вещей, лежавших возле телеги - тама рубаха, пинжак со штанами, мыло, полотенце, да споднее.
        - Ну, проверьте остальные…
        В этот момент подошел Лапин. Глянув на стоящую шеренгу, поинтересовался:
        - Это что за субчики?
        Ответить не успел так как опять вмешался «востроносый». Крутя башкой, он отслеживал суетящихся в стороне бойцов и их гомон. А когда кто-то крикнул ротного два, сопроводив вопль словом «товарищ» он не выдержал:
        - Так вы все-таки красные? Товарищи, мы ведь тоже за Советскую власть, немцев да буржуев бьём!
        Я лишь ухмыльнулся наивной попытке бандитов примазаться к борцам. Они сейчас расскажут, что лично Зимний брали, лишь бы их тут на месте не шлепнули. Видно, моя ухмылка совсем не понравилась говорливому носителю нагана, потому что тот неожиданно добавил:
        - Да поверьте вы! Мы не банда! Вы хоть на винтовки гляньте! Там только одна «мосинка» и четыре трофейных «маузера»! Это мы, третьего дня, за Крутилихой, немецких фуражиров отловили. И вон в том мешке, ремни германские, да прочая амуниция!
        Хм, интересно… Кивнув, чтобы проверили указанный мешок я машинально открыл верхнюю бумагу из поданных мне документов. Открыл и застыл, пытаясь понять, не обманывают ли глаза. Ведь такого просто не может быть. Ладно - Буденный. С ним все понятно. Он изначально где-то в этих местах действовал, и встреча была предопределена. Но вот уж кого не ожидал встретить так это легендарного в будущем партизана, известного во времена Великой Отечественной как «Дед». Надо же, оказывается, он немцам нозить начал с самой молодости. А позже, просто оттачивал полученные навыки. Улыбнувшись этой мысли, громко спросил:
        - Кто из вас Сидор Ковпак?
        «Востроносый» сделал шаг вперед, а я, подойдя ближе протянул ему руку:
        - Командир отдельного батальона морской пехоты Рабоче-Крестьянской Красной Армии, Чур Сварогов! Приятно познакомится!
        Сидор от такого несколько растерялся:
        - А вы что, меня знаете?
        - Угу. Ты же с этого - я пощелкал пальцами - Андалузского полка?
        Меня вежливо поправили:
        - Асландузского. Сто восемьдесят шестого пехотного Асландузского полка.
        - Во! Точно! Твой сослуживец мне рассказывал про кавалера, которого лично царь награждал. И который после, в полковой комитет входил. А запомнил из-за смешной фамилии - Ковпак. Я еще переспросил - Колпак? А тот говорит: не-е Ковпак!
        А потом, повернувшись к Лапину, добавил:
        - Знакомься комиссар. Георгиевский кавалер, участник Брусиловского прорыва, член полкового комитета Асландузского полка - Сидор Артемьевич Ковпак! И cудя по джентельменскому набору в телегах, товарищ не просто дома не сидит, а партизанит помаленьку. То есть - наш человек!
        Глава 13
        Девять дней мы кошмарили войска Сикевича не давая ему двигаться, пользуясь железной дорогой. Один эшелон, раздолбали старым проверенным способом. Потом, противники спохватились и (как я и предполагал) стали пускать их попарно. Вот эта пара, была накрыта артиллерией. Там правда, обошлось вообще без трофеев, так как близко к железке даже не подходили. Слишком густо и часто стали мотаться конные патрули УНРовцев. Хотя это название уже месяца полтора как устарело. В конце апреля, Скоропадский[41 - Скоропадский Петр Иванович - генерал-лейтенант Российской императорской армии. Главнокомандующий войсками юго-западного фронта. Верховный главнокомандующий. Гетман Украинской Державы.], при помощи немцев спихнув Грушевского, захватил власть и теперь они называются не Республикой, а Украинской Державою.
        Как по мне, хрен редьки не слаще, но называть всяких гайдамаков «державниками» это опошлять само слово «держава». И кстати Ковпак более подробно рассказал мне о том, что сейчас в Киеве происходит. Я был в курсе, но хотелось узнать из первых уст, а не из сухих разведсводок двухнедельной давности. Поэтому, уточнив, правда ли, что гетман при воцарении сразу отменил законы о земле и труде (то есть землю - помещикам, а рабочим - двенадцатичасовой рабочий день и запрет на стачки) поинтересовался как к этим радужным нововведениям отнеслось население? Оказалось, что население обрадовалось до невозможности и теперь, в Звенигородском и Таращанском уездах Киевской губернии, полыхает полноценное восстание.
        Так что, в «державе» все нормально. Как и должно быть. Ну а у нас, гайдамаки, почесав репу решили идти пехом. Но после двух авиационных и трех арт налетов, сильно задумались. В принципе, по моим подсчетам, из трех полков на данный момент у них осталось два неполных. Так что, было о чем подумать.
        Правда и у меня образовались большие проблемы с горючим и снарядами для орудий. То есть, мы уже не могли лихо перехватить вражин в полусотне километров, а потом уйти в степь путая следы. Да и люди устали от постоянного напряжения. Правда, со вчерашнего дня, лишь разведчики шустрят. Остальные приходят в себя, очухиваясь от постоянных боевых рейдов.
        И именно разведчики принесли весть о том, что в Маловодном, были взяты заложники. А на площади зачитан указ Сикевича: если красные банды продолжат подло бесчинствовать, препятствуя продвижению войск и убивая доблестных украинских воинов, то пособники этих самых банд, находящиеся в городе, будут уничтожены. В пособники, бывший полковник записал тех, на кого указала левая нога (ими оказались в основном подсобные рабочие из бедноты). В данном случае схватили пятнадцать человек. И сегодня с утра, двое из них были повешены.
        Молча выслушав эту новость, я сильно задумался. Мля! Ведь собирался, дав людям передохнуть, завтра уже уходить на соединение к своим, так как ресурсов почти не осталось. Но вот теперь… И дело даже не в городских «пособниках», которых у меня сроду не было. Нам вполне хватало обычного опроса обывателей для прояснения обстановки. Нет, дело в создании возможного прецедента. Ведь после этого, каждая сволочь может захотеть решить свои проблемы подобным способом.
        А в Маловодном сейчас стоит штаб группы, большая часть бронедивизиона и третий запорожский полк. То есть сил - до хрена. Я и в лучшие времена их бы атаковать не стал. Тем более, сейчас… Снарядов к орудиям, осталось буквально по несколько штук на ствол. А если только со стрелковкой на них переть, это нарываться на большие потери. Там от батальона ничего не останется. Но мерзость ситуации в том, что оставлять такую заявку без ответа, никак нельзя.
        Краскомы, слушающие вместе со мной доклад разведки, подавленно молчали. Первым подал голос комиссар, который сначала молча курил, глядя как я чешу репу, а потом не выдержал:
        - Что делать-то станем?
        Отобрав у него самокрутку, откусил и сплюнув бумажный кончик, затянулся. Чуть не сдох (и где он столь ядреный горлодер берет?) а прокашлявшись, ответил:
        - Батальон туда не погоню. Сам пойду.
        Лапин от такой заявки остолбенел, командиры возроптали и в этот момент, Кузьма взвился:
        - Как это - «сам»?! Совсем с ума сошел? Не смей!
        Ковыряя в ухе, я мрачно спросил:
        - Чего орешь? «Сам» это не значит, что в одиночку их штурмовать пойду. Возьму с собой десяток парней.
        Но угомонить Кузьму было непросто:
        - Десяток? Против полка и бронедивизиона? - после чего обращаясь к гомонящим командирам добавил - Чур точно с глузду сьехал!
        Тут вообще поднялся вселенский хай. Даже одноногий Холмогоров (показавший себя за время боев великолепным спецом), подпрыгивая на протезе, орал об идиотизме. Остальные, так вообще, в выражениях не стеснялись. В запале, кто-то из горячих хлопцев (ну Семен, я тебе это припомню), даже предложил меня связать, чтобы дурью не маялся.
        Послушав их какое-то время, рявкнул:
        - Тихо!
        И дождавшись окончания воплей, пояснил свое видение ситуации. Ну насчет того, что уходить нам теперь никак нельзя. Народ задумался и через какое-то время посыпались предложения. В основном все сводилось к тому, что дерзкие конники Буденного, выманят врага из города, а батальон, плюнув на экономию, вступит с ними в бой. При этом, часть кавалерии и одна рота, обойдя Маловодное с другой стороны, прорываются к городской тюрьме, где освобождает взятых в заложники горемык. После чего, все быстренько отступают.
        На это я лишь вздохнул:
        - Братва, вы немного не в том видите проблему. Нам ведь нужны не те, кто сейчас в камерах сидит. Это обычные обыватели. Тем более - кто помешает гайдамакам наловить новых? Нет! Нам нужно сделать так, чтобы никому и в голову больше не приходило, подобными вещами баловаться. Поэтому я и говорю - наказывать надо конкретно тех, кто это придумал. То есть, Сикевича, с ближайшим окружением.
        Ротный-три поинтересовался:
        - Дык как же его накажешь, когда он в окружении войск сидит, паскуда?!
        Я отмахнулся:
        - Пусть сидит. Один черт, за жабры возьмем. И для этого, вовсе не надо устраивать великие сражения. Разведка доложила, что штаб расположен в здании городского собрания. Сам Сикевич, квартирует в доме купца Пиминова, находящегося рядом. С ним адъютант, еще два штабных офицера и охрана. Количества охраны местные мальчишки не знают, но рассказали про пост у собрания, и пост у дома купца. А также несколько пеших патрулей на улицах. Получается, что нам надо просто заземлить буквально несколько патрульных и можно брать генерал-хорунжего тепленьким.
        Буденный скептически прищурился:
        - Отож! А остальные его гаврики, разявив чавки, будут на все это молча глядеть?
        - Именно на это я и рассчитываю! Но как это сделать, надо думать. Поэтому, предлагаю прекратить неконструктивные вопли, а сесть и прикинуть варианты.
        Народ был несколько ошарашен, но бурча, постепенно включился в работу. И минут через двадцать стало что-то вырисовываться. Причем, что характерно - про снайпера, никто даже не подумал. Инерция мышления, наверное. А сам я молчал, так как вовсе не собирался светить столь удобный способ ликвидации хорошо охраняемого врага. Зачем мне это сейчас надо? Это потом понадобится, когда за границей, разных деятелей отщелкивать начнем. А то ведь, считай, до самого убийства Кеннеди, ликвидаторы извращались как могли. И бомбы, и яды, и всякие там уколы отравленным зонтиком. Хотя, уже целые подразделения снайперов существовали. Но тяму их применить в обычной жизни, хватило только у продвинутых америкосов. Так что не станем торопиться.
        Тем временем, я отверг последнюю идею:
        - Пройти ночью, минуя патрули? Угу. А с собаками что делать будем? Там ведь в каждом дворе по шавке, которые такой лай поднимут что - мама не горюй!
        На что Буденный возмутился:
        - Да ты уже все предложения обхаял! Так что же - днем идти, у всех на виду? Тогда бобики, точно гавкать не будут!
        Подняв палец, я обвел разгоряченных соратников взглядом:
        - Именно. Именно днем и у всех на виду. И чтобы нас там приняли как родных. Вот в эту сторону и думайте.
        Но думалось как-то плохо (точнее, гнали какую-то голимую фантастику) поэтому, я вздохнул:
        - Игнат Тихомирович, проверьте пожалуйста у нас пишмашинка с латинской клавиатурой рабочая? Ничего в ней не стряслось пока возили? Хотя подождите. Вместе пойдем. Может это и не понадобится…
        После чего пошел претворять в жизнь то, что пришло в голову в начале в виде слабой идеи, но по мере обдумывания, нравилось все больше и больше.

* * *
        А еще через два часа от места базирования батальона, в сторону Маловодного, направилась телега, в которой находились довольно странные люди. Правил транспортом мужик, одетый в полувоенную одежду обычного дембеля. То есть - штаны и сапоги солдатские, зато косоворотка и картуз с треснутым лаковым козырьком, вполне гражданские. При этом, вид у возницы был несколько ошалевший. Ну еще бы не ошалевший - после того как Буденный орально настоял, что он, как наиболее подготовленный боец пойдет с нами, я ему приказал подстричь острохарактерные приметные усы до нормальных размеров. Будущий маршал, почти лишившись лицевого украшения, впал в прострацию, из которой до сих пор не вышел.
        Ну а мы с Бергом выглядели и того страннее. Одетые в драные, да еще и не по размеру крестьянские штаны и рубахи (похоже их баталеры на ветошь держали) но при этом с гладкими физиономиями, мы смотрелись откровенно ряженными. Обувь тоже доставляла, потому что иначе как «опорками» это не назвать. В ногах лежал небольшой саквояж с полуоторванной ручкой. В саквояже находились: две пары носков на резиновых подтяжках, месячной давности экземпляр газеты «Berliner Illustrite Zeitung», сломанный карандаш, накрахмаленная манишка, манжеты, несколько металлических пфенингов, криво разорванная половинка от листа командировочного предписания и галстук с отпечатком пыльного каблука.
        Вот в таком виде, уже в послеобеденное время, мы и подъехали к блоку на въезде в Маловодное. Удивленный постовой, сначала внимательно выслушал наши объяснения на ломанном русском, переходящим в маты на немецком и испанском языках, а потом обратился за помощью к Семену:
        - Эй, шой-то там эти нехристи балакают? И хто вы такие?
        Буденный, сплюнув, с неудовольствием оглянулся на нас:
        - Вон тот, с фингалом, то корреспондент немецкой газеты - херр Раух. А второй - евоный фотограф с той же газеты - херр Гарсия. А я - Семен Будя. За возницу у них.
        Старший поста удивился:
        - Тю! Немцы? А шо они в таком виде, будто их собаки драли?
        И Буденный, под наши косноязычные реплики коротко озвучил «легенду». Дескать, эти два господина вышли к его хутору и посулили хорошую сумму, если их довезут до ближайшего города. А еще лучше, до позиций немецких войск. Тогда размер оплаты увеличится. Иностранцам он поверил, хоть и вид те имели совершенно отвратный - босиком, да в одном белье. А поверил, потому что Гарсия, немного лучше балакающий по-русски, объяснил, что их ограбили какие-то вооруженные всадники. Отобрали тарантас вместе с лошадью, одежду, документы и даже фотокамеру. Хорошо еще не прибили, а просто бросили посреди степи. Бедолаги, очухавшись от потрясения дошли до хутора, где и сговорились с Будей о транспорте.
        Старший, после этого критично окинул нас взглядом, поинтересовавшись:
        - А шо ж ты им такую рванину дал?
        На что Семен, домовито возразил:
        - Не маем мы лишнего барахла. Бельишком не сверкают и будя. Да и сомневаюсь, я, добродию, шо оне у германцев сразу деньгу найдут. Это ж ведь, одалживаться надо. Не каждый незнакомцу одолжиться, пусть тот и газетчик. А немчура - известные скопидомы. Посему опаску имею, что опрокинуть могут с оплатой.
        Постовой, понятливо хмыкнув, уточнил:
        - Так германцы ж далече. До самых ближних больше дня пути…
        Буденный кивнул:
        - Отож! Потому прикидку имею, шо еще верст десять проедем, да на ночь у кума остановимся. А к завтрему вечору их до места и доставлю…
        Старший, почесав побитую оспинами щеку, принял решение:
        - Тоди так зробимо. Я те провожатого дам, он вас до штаба довидэ. У нас, паны офицеры, навродь, с германцами добре общаются. Глядишь, прямо тут и допоможуть.
        Семен кивнул:
        - Добре. Нехай садится.
        И уже буквально минут через двадцать, возле штаба, имели беседу сначала с каким-то подхорунжим, который нас быстренько передал вышедшему на крыльцо поручику. А уже тот препроводил к целому сотнику, с которым мы и остались. Сотник оказался профессионалом и уже при рукопожатии, оценил ровно подстриженные ногти и отсутствие мозолей на наших ладонях. Во всяком случае, именно так я понял его быстрые взгляды. Потом, потекла вроде как непринужденная беседа. Офицер достаточно хорошо шпрехал по-немецки и заминок в разговоре не было. Берг же, в ответ, разливался соловьем, рассказывая, как его вместе с фотооператором, направили в командировку по частям Кайзеровской армии на востоке. Поведал какой мы сделали репортаж в Киеве, для своей «Berliner Illustrite Zeitung». И как потом, решили добраться до передовых войск, которые вот-вот войдут в Крым.
        Взяли билеты на поезд, но в (тут он назвал станцию, где спешились мальчишки-кадеты) нас высадили, реквизировав состав для военных нужд. Его фотограф, Гарсия, обладая чрезмерно авантюрным характером предложил купить или арендовать повозку и добраться до доблестных немецких солдат своим ходом. По пути, делая фотозарисовки экзотического востока. И все было хорошо до тех пор, пока сегодня утром, нас не остановили какие-то вооруженные казаки и не ограбили до нитки. Когда мы пытались возмутиться, они очень страшно принялись размахивать своими саблями, поэтому напуганные иностранцы, предпочли покориться силе. А потом, босиком и в одном белье, добрели до ближайших домов, где местный пейзанин согласился нам помочь и даже выделил кое-какую одежду, дабы прикрыть срам.
        Контрразведчик задавал разные вопросы, но было видно, что он нам поверил. Да и чего бы не поверить? Красные, за редчайшим исключением, знаниями иностранного языка не блещут. Тем более, столь экзотического для России, как испанский. Мордально и по поведению, мы тоже никак не походили на пролетариев. Хотя, в работе на красных он нас изначально даже не подозревал. Ему было просто интересно. Ну и попутно убедился, что мы не какие-то аферисты, пытающиеся сшибить денег (ага типа - «сами мы не местные…»).
        После чего, вызвав давешнего поручика, распорядился нас покормить и как-то одеть. Так же, снабдить временным документом, удостоверяющим наши личности. А уже возле двери добавил, чтобы нас и на постой определили. Дескать, смысла нет под вечер дальше ехать. А сегодня, мол, нормально переночуете и завтра с утра двинете. При этом я, взволнованно путая русские, испанские и немецкие слова спросил:
        - А тот человек, что нас привез? Вдруг он уже уехал?
        На что контрик усмехнулся и кивнув в сторону окна, утешил:
        - Никуда он не делся. Вон, в телеге спит. Вы же с ним об оплате договорились? Ну вот. Так что можете не беспокоиться. - а потом, на пару секунд задумавшись, неожиданно вынул портмоне и достав оттуда несколько мелких купюр, протянул Бергу со словами - Вот возьмите. Вам это будет не лишним.
        Переждав поток благодарности и подтвердив, что это не займ, а вспомоществование, сотник нас отпустил под опеку поручика. Тот оказался весьма говорливым, но дело делал хорошо. Для начала, оформил лист сероватой бумаги с печатью, коим удостоверялись наши личности. Потом, под заинтересованными взглядами солдат, нас покормили возле полевой кухни. Чуть позже, после быстрых переговоров с каким-то хорунжим, нас препроводили к повозкам, где расторопный роевой, покопавшись в шмотье, подобрал более-менее нормальную одёжку. В смысле, выдал солдатские штаны и кителя чем-то похожие на английские. Все уже ношенное, но по сравнению с тем, что у нас было, это земля и небо. Даже ботинки с портянками нашел. Правда ему тут же пришлось демонстрировать гражданским интуристам, как эти тряпочки правильно накручивают. Ну а под занавес, под сопровождающее хихиканье глазеющих на все это гайдамаков, мы были препровождены для определения на постой.
        При этом, Буденный, оглядев избу (видно оценивая возможное количество клопов) начал договариваться с хозяином, что спать мы будем на сеновале. Я оживился:
        - О! Экзотика!
        И дернувшися было поручик, лишь махнул рукой. А перед уходом, пояснил, что в Маловодном, с десяти вечера наступает комендантский час и чтобы мы, позже этого времени, зря на улице не маячили.
        Понимающе хмыкнув, уведомили любезного сопровождающего, что репортеры хоть и не солдаты, но отлично понимают слово «орднунг». И если такое распоряжение есть, то оно, разумеется, будет выполнено. А сейчас, мы бы хотели прогуляться и осмотреть городскую церковь. Это возможно? Получив заверения поручика, что до двадцати двух часов все вольны ходить где угодно, сердечно раскланялись.
        А уже сидя на пустой завалинке, улыбаясь, слушал тихое бурчание Семена:
        - Ну ты, Чур и жучила! Точно говорю - черт тебе ворожит! Как там сказал - «чтобы словно родных приняли?» Мля, да вас одели, обули, накормили и денег дали! Да еще и мандат в придачу! А теперь можно свободно шляться по городу, не опасаясь, что патруль достебется. Попутно все ходы и пути отхода посмотреть. Вот как это у тебя получается?! И главное, с такой лёгкостью и подвывертом! Это же надо додуматься, спрашивать у поручика, где тут у них общественный ватерклозет? И ведь даже покраснел при этом, стервец! Бедный офицерик, аж растерялся. Ну не будет же он говорить иностранцу, что у нас и в столице эти заведения еще поискать надо, а уж в маленьких городках…
        Я фыркнул:
        - Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка. А касаемо туалета - что мне, прямо на людях нужду справлять? Нашел же он сортир в конце концов? Пусть и частный, но нашел. - после чего перевел разговор в деловое русло - ты стволы из телеги забрал?
        Семен ответил:
        - Угу. Только почистить их надо.
        Кивнув, принял информацию к сведению. Вообще, два нагана, легли в срочно изготовленные тайники, как родные. Туда же поместили и заткнутые тряпицами глушители. Только вот извращались мы зря. Телегу никто даже толком не досматривал. Так - немного пошерудили слой сена и на этом все.
        И теперь я приказал:
        - Вот и займись оружием. Хозяин вряд ли на сеновал припрется, но все равно работай с оглядкой. А мы с бароном по городу прогуляемся. Посмотрим, что тут и как.
        Ну да - втроем ходить было бы весьма странно. С чего бы вдруг обычный мужик, являющийся на данный момент наемным работником, стал таскаться с журналистами? Я уж про разницу в социальном положении молчу. Поэтому Семен остался типа спать, а мы пошли «в люди».
        Сам уездный город ничем не отличался от десятков и сотен ему подобных. Жителей - тысяч пять. В центре присутствуют кирпичные дома частных лиц и административные здания. Ближе к окраине, здания деревянные и общая обстановка больше походит на деревенскую (включая самую разнообразную живность во дворах). Есть вокзал, на котором сейчас собралось несколько эшелонов. Собрались они по причине того, что мы напрочь расхерачили пути на достаточно большом протяжении. А попытку их починить, пресекали орудийным огнем издалека. Гражданские ремонтники от такого пердимонокля разбежались и теперь отказываются приступать к работе. В принципе из-за этого, собственно, и произошел конфликт между вояками, гражданской администрацией Маловодного и службой железных дорог. То есть, не все так просто и своими действиями гайдамаки хотят, чтобы их боялись больше, чем бегающих за городом красных. А повесив сегодня с утра двоих подсобных рабочих, окончательно показали серьезность своих намерений. При этом, гарантировать отсутствие обстрела они тоже не могут. Да и с ремонтным материалом довольно туго. Слишком уж много надо
чинить, поэтому ни шпал, ни рельсов не хватает. Вот ситуация и приняла столь неприятный характер.
        Все это мы узнали во время прогулки, просто прислушиваясь к разговорам обывателей. Ну и, конечно, осмотрели дом купца Пиминова. Небольшой двухэтажный особнячок с высоким крашенным забором и массой хозяйственных построек в глубине двора. Сам купец, вместе с семьей отсутствовал, а за домом вот уже месяца три присматривал один из его приказчиков. Исходя из наличия будки, собака во дворе была, но судя по бочке, закрывающей выход из этой будки, ее выпускали только на предмет пожрать. Ну да - бобик, после появления постояльцев и постоянного поста на входе, наверное, офигел от количества посторонних и гавкал безостановочно. В результате чего, был лишен права голоса.
        В общем, осмотрев все что нам было нужно мы вернулись обратно. Балагурящий Буденный к этому времени уже обаял наших арендодателей, и они вместе с хозяином, какой-то лесиной, подпирали небольшой сарайчик на задах двора. Иностранные журналисты, некоторое время поглядев на их потуги, тоже включились в работу. В результате чего, были приглашены к столу, накормлены кашей и снабжены большим кувшином молока.
        Ну а часам к девяти вечера, сидя на той же завалинке, мы обсуждали дальнейший план действий. Тот был довольно прост. Через полчасика скажем хозяевам, что уходим спать, и чтобы они нас не беспокоили. А сами, до начала комендантского часа, пройдем к дому купца, где и затаимся среди хозпостроек. При этом Берг, поглядывая на меня, задал неожиданный вопрос:
        - Чур, ты какой-то задумчивый. Что-то не так?
        Я почесал начавший зарастать щетиной подбородок:
        - Не-е… все так. Только одно непонятно. Похоже, я стал плохо разбираться в людях. Вот сам смотри - в эту дыру, с приключениями, попадают два берлинских журналиста. Тот сотник, обязательно доложит Сикевичу о нашем появлении. Пусть даже в виде курьеза. Доложит, так же, о предпринятых им мерах. И о том, что мы завтра с утра, уже поедем дальше. Понятно, что днем «Батько Атаману»[42 - Одно из прозвищ Владимира Васильевича Сикевича.] не до нас. Но неужели он вообще нами не заинтересовался?
        Евгений не успел ответить так как, словно в опровержение моих слов, появился давешний поручик, который и доложил, что пан командующий ждет господ журналистов к себе на ужин. И что офицер прислан, чтобы нас сопроводить до места. Успев шепнуть Буденному, чтобы тот оставался на месте и никуда не дергался, мы, на пролетке отправились к дому купца. Ехать было всего ничего (тут и пешком буквально пятнадцать минут), но понты есть понты и гости должны понять, что их приглашает не абы кто, а большой начальник.
        Сам «большой начальник» оказался не таким уж и большим, но обладал довольно приятной внешностью. Высокий с залысинами лоб, аккуратные усы с бородкой умные глаза и вежливая улыбка сразу располагали к себе. Генерал, после доклада поручика, встретил нас на пороге большой комнаты, и широким жестом предложив проходить, начал представлять находящихся там людей. В помещении присутствовал уже знакомый сотник - глава контрразведки и полноватый подполковник, являющийся начальником штаба. Похоже, должность толстого, Сикевич назвал чисто машинально, так как сотника он никак кроме имени-фамилии не обозначил. После чего, все были приглашены за уже накрытый стол, главным блюдом которого являлся здоровенный, потеющий золотистой корочкой гусь.
        При этом, сразу нас никто не начал пытать, требуя немедленного рассказа об утреннем приключении. Нет все было чинно благородно. Под гуся и вишневую наливку шел неторопливый разговор о последних новостях, о погоде в Берлине, о ситуации на Западном фронте. Офицеры достаточно хорошо владели немецким, поэтому никаких затруднений в беседе не случалось. Ну может быть один раз, когда я принялся расписывать прогресс в деле фотографии, произошедший в связи с переходом на компактные фотокамеры (вот буквально одной рукой удерживать можно!) с целлулоидной пленкой. Там шли технические термины, которые я без зазрения совести, приводил по-испански. Но общую канву беседы, это не сильно нарушило.
        Потом ординарец и какой-то мужик (наверное, управляющий) убрали со стола, оставив лишь графин с вишневкой, легкие закуски и пепельницы. Нас угостили папиросами, после чего и попросили рассказать историю своих злоключений. Пока барон, играя интонациями, живописал о встрече с бандитами (мой испанский акцент, окружающими воспринимался несколько с трудом, поэтому приходилось больше помалкивать) я, поглядывая по сторонам прикидывал расклады.
        Вот что мы имеем на теперешний момент? Перед зданием, парный пост, с неизвестной нам частотой смены. У нас просто времени не хватило это выяснить. Но зато увидели, как в девятнадцать часов, караульные с разводящим уходили к зданию штаба. То есть, сам штаб и дом купца, охраняется одним нарядом. При этом, здания вроде рядом (буквально в полусотне метрах друг от друга) но прямой видимости между ними нет, так как мешает забор, кусты и деревья. В самом доме, находится управляющий, адъютант и ординарцы. Ординарцев, скорее всего, трое. Ну, судя по количеству проживающих тут офицеров. Получается, что в самом доме находится восемь человек. Минимум. Я могу еще кого-то не учесть. Мля… херово. Когда ночью сунемся, можем нашуметь с фатальными последствиями.
        Тут часы на стене проявили себя кукушкой. Встав из-за стола и подойдя ближе, я какое-то время разглядывал выскакивающую деревянную птичку, а обратив внимание на время, обеспокоенно заявил:
        - Херр генерал! Время sperrstunge[43 - Комендантский час.].
        На что улыбнувшийся Сикевич, успокоил:
        - Не волнуйтесь. Вы же наши гости. А через час, мой адъютант вас проводит.
        Понимающе кивнув в ответ, я направился обратно и проходя мимо сотника, с силой врезал ему кулаком по затылку. И тут же, слегка присев, в едином движении, ребром ладони перебил гортань сидевшему рядом толстому подполковнику. Вся соль была в том, что опешивший барон машинально продолжал свой рассказ, а вытаращивший глаза Сикевич, от удивления просто приоткрыл рот. Не дожидаясь пока из этого рта, исторгнется крик, одним прыжком подскочил к генерал-хорунжему и резким движением сворачивая гайдамаку шею, мягко опустил его вместе со стулом на пол.
        Берг, наконец заткнулся и поймав заваливающегося, тихо хрипящего подполковника, гулко сглотнул, сказав одно слово:
        - Неожиданно…
        Я подтвердил:
        - Ага. И хватит с ним обниматься. Следи только, чтобы он ногами дробь по полу не выбил.
        Видя, что Женька несколько заморозился, добавил:
        - Вот так же, его вместе со стулом положи. И продолжай, продолжай рассказывать!
        А сам, подойдя к двери, прислушался. Угу - тихо. Но я не сомневаюсь, что в нескольких шагах, дальше по коридору, сидит адъютант или ординарец, чутко прислушивающийся не раздастся ли призывный звон колокольчика, коим генерал уже пару раз вызывал прислугу. Потом, вернувшись проверил сотника. Хорошо. Добивать не понадобилось. После чего, под монотонный бубнеж охреневающего от происходящего Берга (фиг его знает, насколько звуконепроницаемость у этих дверей хорошая, так что пусть пока говорит), ухватил лист бумаги со стоящего в углу столика и огрызком карандаша написал короткое послание.
        Положив письмо на труп Сикевича, выглянул в открытое по летнему времени окно. Пусто. Лишь беседка, деревья и забор. Центральный вход с часовыми находится в торце здания, поэтому отсюда не виден. Да и сами караульные наверняка начинают ходить по кругу, лишь с наступлением темноты. А сейчас еще довольно светло… Кинув Женьке:
        - Всё. Выключай диктора. Уходим.
        Перепрыгнув через подоконник, оказался во дворе. Потом, мы быстренько преодолели забор и двинули в сторону нашего временного дома. На улице уже было пусто, но я пресек желание барона, по-шпионски красться вдоль заборов. Тот слабо возмутился:
        - А если на патруль налетим?
        Пришлось подбодрить:
        - Обязательно налетим. Поэтому, бери за установку - мы сытые и пьяные идем после ужина с генералом. Сопровождающий нас адъютант, как его там - Данило Витальевич? Так вот, он, проводив гостей до ближайшей улицы, просто махнул рукой сказав, что если патруль остановит, доложить от кого мы топаем и нас отпустят. При этом, указал сослаться на него.
        - И что - отпустят?
        Я фыркнул:
        - Нет, мля, вязать начнут людей, которые только что ужинали с Батькой Атаманом.
        Берг лишь вздохнул, покоряясь судьбе и постепенно приходя в себя, попытался спросить о другом:
        - Послушайте, Чур, а почему вы там настолько неожиданно действовать начали?
        Пришлось оборвать:
        - Потом объясню. А сейчас, настрой не теряй. Помни - сытые, пьяные, приближенные к начальству.
        Оборвал, потому что и сам пока не мог сформулировать свое столь спонтанное решение. Там несколько факторов слилось. Просто, чем дольше в доме у купца сидели, тем сильнее я понимал, что ночное проникновение добром не кончится. Слишком уж там народу много обосновалось. Управляющий и при нем какая-то баба с ребенком. Я ее мельком видел, когда нас в залу провожали. Плюс, как минимум трое совершенно неучтенных ранее денщиков. Туда же добавим адъютанта. Ну и начальственная троица. Которая, к слову сказать, неизвестно в каких комнатах почивать станет. А с каждым новым человеком, шанс нашуметь, возрастает все больше и больше. Возможно поэтому, когда Сикевич сказал, что адъютант нами займется через час, это и стало спусковым крючком. То есть, он рассчитывал на еще один час общения. Возможно, и адъютант был в курсе этого времени. Ведь генерал, вполне мог заранее выдать что-то типа - «посидим часов до одиннадцати, а потом ты их проводишь». Видно, подсознательно сложив все эти факты, во мне что-то щелкнуло, и я начал работать.
        Тем временем постепенно оживающий барон начал издавать кряхтящие и хмыкающие звуки. Ну понятно - слегка отпустило и теперь его удивление разбирает. Не каждый день увидишь, чтобы голыми руками, буквально за пять секунд, были убиты три человека. Тем более, что ударам я их учил, а вот как шеи сворачивать, еще не показывал. Но хмыканье продолжалось недолго, так как немного не доходя до нужного нам дома, столкнулись с пешим патрулем. Что характерно - те нас сразу узнали, так как уже были наслышаны о странных иностранцах. А слова откуда мы идем и особенно упоминание Данило Витальевича, заставило старшего козырнуть, да пожелать счастливого пути. Улыбаясь покивав гайдамаку и похлопав его по плечу, продолжили движение.
        А когда зашли во двор были моментально отловлены истомившимся Буденным. Тот, чуть не подпрыгивая от возбуждения выпалил:
        - Ну что? Все там посмотрели? Когда «в гости» пойдем?
        Барон на это издал странный придушенный смешок, а я ответил:
        - Ша! Уже никто никуда не идет. Завалили мы и генерала, и его штабиста с контриком, до кучи. Судя по тому, что не слышно воплей и выстрелов, об этом еще не знают. Но узнают, с минуты на минуту. Так что сейчас, огородами уходим за околицу. А потом степью, не выходя на дорогу, и - ноги, ноги уносите наши жопы!
        Семен, неверяще застыл:
        - А-а…
        - Михалыч, не время тормозить. Оружие к бою и погнали! За мной!
        После чего, подавая пример, ломанулся на зады двора.
        Перемахивая плетни и спотыкаясь на грядках, мы неслись к выходу из города. Благо, что было совсем недалеко. При этом, собаки даже толком не успевали нас обгавкать. А уже почти выбравшись и форсируя заросший колючим кустарником овраг, отделяющий окраину от степи, я услыхал выстрелы. Крики на таком расстоянии не доносились, но в их наличии совершенно не сомневался. Поэтому вытянув исцарапанных спутников наверх, уже не скрываясь прокричал:
        - Ходу парни, ходу! Они нас теперь всей дивизией ловить станут! И не посмотрят на то, что уже совсем темно!
        Вообще бег по ночной степи чрезвычайно утомительное занятие. В начале были просто густые сумерки поэтому бежалось более-менее. Но потом, под светом звезд, ход пришлось сбавить. Еще через какое-то время, очередной раз споткнувшись, Семен, в сердцах сплюнул:
        - Да мать-перемать, так мы ноги себе переломаем. Давай шагом? Оно сподручнее будет.
        Поняв, что это у меня обзор более-менее (работают инопланетные подарочки!), а мужики почти ничего не видят и уже раз по десять упали, согласился:
        - Давай шагом.
        И когда тяжело сопящие спутники более-менее выровняли дыхание, потопали дальше. По пути я прикидывал:
        - Мы вышли с западной стороны Маловодного. Значит, ближайшая точка, где нас будут ждать наши, это возле старого колодца. Хм… верст пятнадцать отсюда. И хрен мы ночью найдем этот колодец. Значит, надо сначала выйти на дорогу что между Маловодным и Старыми Прудами. И уже от нее можно будет сориентироваться. Так что ребятки, нам этой ночью придется много километров намотать.
        Буденный лишь крякнул и ответил:
        - Это понятно… Вы лучше скажите, что же там произошло?
        Тут неожиданно вступил барон. Подобрав темп, чтобы не сбивать дыхание от быстрого шага, Евгений буквально поминутно принялся расписывать наш званный поход на ужин. Я молчал, так как было интересно оценить все глазами стороннего наблюдателя. Как оказалось, я вел себя несколько более раскованно, чем это принято в приличном российском обществе. Например - вместо того чтобы культурно отрезать гусиную ножку, вырвал ее с корнем, не прерывая при этом беседы. Потом, пристал к бедному подполковнику, с пояснениями тонкостей фотодела. Один раз, уже во время перекура, позволил себе рыгнуть, при этом громко рассмеявшись. В общем, показал себя истинным европейцем, оказавшимся в кругу своих соплеменников.
        Барону пришлось даже тихонько извиниться перед генералом, пояснив, что я хоть и дикий испанец, но зато хороший фотограф. Сикевич на это понимающе кивнул, сказав, что в бароне сразу чувствуются поколения родовитых предков, а у наседающего на подполковника идальго, в роду, явно проскакивали карибские пираты. То есть они меня еще и оборжать успели втихаря. Ну-ну. Ничего Женя, я тебе еще это припомню…
        Закончил Берг, как-то неожиданно:
        - Ну а потом, Чур Пеленович встал из-за стола, подошел к часам, посмотрел на выскакивающую кукушку и повернувшись обратно, всех убил.
        Хмыкающий и подхихикивающий во время его рассказа Буденный, поперхнулся:
        - Чем? Часами с кукушкой?!
        На что получил правдивый ответ:
        - Нет. Просто руками. Два удара - два трупа. А генералу шею сломал. Только хрустнуло на всю залу, тот ногами задрыгал и завоняло гадостно… Чур Пеленович его еще так нежно на пол опустил и мне сказал, чтобы я подполковника придерживал.
        Пытающийся осознать происходящее Семен, уточнил:
        - Ага! Так это ты подпола удавил?
        - Нет. Чур тех двоих так быстро убил, что они упасть со стульев не успели. Вернее, контрразведчик, просто на стол навалился, а начальник штаба, вбок оседать стал. Вот и пришлось его ловить…
        Было темно и глаз не видно, но ошарашенный взгляд Буденного я почувствовал. А уж восхищенно-недоверчивую интонацию расслышал бы и глухой:
        - Ну ты, казачина, могёшь!
        Фыркнув, отшутился:
        - Не могёшь, а мОгешь! И я тебе про это уже говорил!
        Барон же, тем временем, решил разузнать, с чего я вообще настолько резко и без предупреждения действовать начал. Пришлось пояснять свои мысли, предчувствия и догадки. Пообсуждав нюансы, пришли к выводу, что данное спонтанное решение было наиболее верным. В общем, под беседу, еще часа через два вышли к дороге. Сильно надеясь, что это нужный нам тракт, повернули на лево и чутко вслушиваясь в черную степь, порысили дальше, благо что теперь можно было не идти, а бежать. Ну а во время бега, стало совсем не до разговоров.
        Зато ничего не мешало размышлять. И размышления были все больше философские, так как я отстраненно прикидывал, сколько же конфликтов возникает из-за неумения правильно формулировать свои мысли? И живой тому пример - гайдамаки. Ведь что они написали в своем воззвании? Мол - если красные банды не прекратят бесчинствовать на железке, то их пособники будут уничтожены. И пипец. Для нас это явилось триггером.
        А если бы Сикевич, дебила кусок, не выделывался и написал как есть - что за саботаж и отказ выполнять ремонтно-восстановительные работы, отказники будут подвергнуты репрессиям, было бы все по другому. Генерал не остывал бы сейчас со свернутой шеей и обгаженными штанами, а мы, спокойно, как и собирались, ушли из этого района.
        Хотя, вряд ли он сам составлял текст. Скорее всего какой-нибудь дивизионный спичрайтер (тут почему-то перед глазами встала усатая физиономия современного мне пресс-секретаря и краткая характеристика его действий - «несет пургу») напыжился, выдав откровенный бред. А начальник, не подумав, его подмахнул. В итоге, как говорит умудренный жизнью Григоращенко - «маемо, шо маемо»…

* * *
        Вот сколько времени надо обычному человеку чтобы пройти пятнадцать километров? Ну пусть двадцать? Четыре часа прогулочным шагом. Но ночью по степи, это не днем по дороге, поэтому к старому колодцу мы вышли, когда над горизонтом уже появилась светлая полоса. Опознались без эксцессов. Нас там ожидали десяток всадников, две пулеметные тачанки и фаэтон, в котором разместилась пара расчетов с ручниками. Автотранспорт из-за недостатка горючего я запретил использовать, поэтому, в двух противоположных местах за городом, на стреме, находились эти гужевые мобильные группы. Заранее ведь невозможно было сказать, как и куда мы выйдем.
        Ну а сейчас, после радости встречи и быстрых вопросов - «Ну что там? Ну как все прошло?» нам подали заводных лошадей, верховые буденновцы рванули обеспечивать дозор, а мы, экономной рысью, покатили на соединение со своими.
        Пару раз приходилось уходить с дороги в степь, так как один раз дозорные заметили броневик с сопровождением, а во второй, достаточно большую (около тридцати сабель) конную группу. Так что мои предположения о том, что при нашем поиске гайдамаки будут носом землю рыть, вполне подтвердились. Вон - солнце считай только взошло, а они уже рыщут. Но мобильная группа так и осталась незамеченной и часам к семи, мы благополучно подъехали к месту базирования. При этом, часовые в ближних секретах, вместо уставного: «Стой, кто идет?» принялись орать - «Братва, командир вернулся!» чем переполошили весь батальон. Поэтому, уже буквально минут через пять, нас сопровождала целая толпа. Потом налетел комиссар, сдернул меня с лошади как джигит невесту и под радостные вопли взбодренных морпехов, принялся обнимать (хорошо еще не целовать). Хотя и такие попытки были. Не обошел он вниманием и Буденного с Бергом. Благо, те хоть сами спешиться успели. Я же, отойдя от объятий, коротко свистнул, призывая к тишине и громко сказал:
        - Товарищи, через час соберем митинг, на котором будут доложены итоги операции. Но предварительно хочу сказать: всё получилось. - и поднимая правый кулак вверх проорал батальонный девиз - «Где мы - там победа!».
        Окружающие взревели, напугав птиц, а я подумал - хорошо, что у нас дальние посты есть, которые мониторят обстановку за несколько километров от лагеря. А то, блин, эти крики на пол степи слышны…
        Ну а потом, мы рассказывали подробности комсоставу. В начале по очереди, а потом и дополняя друг друга. А так как набежали еще и все стажеры (как командирские, так и комиссарские) то все стало напоминать какой-то тимбилдинг на пленэре. Еще через какое-то время, личный состав, глядя на эту толпу, стал подтягиваться ближе и ближе. Вскоре даже раздались крики:
        - Громче говорите! Не слышно ничего!
        В конце концов я прекратил это безобразие, кивнув Лапину:
        - Ну что комиссар - давай! Доноси до масс все, что мы тут говорили.
        Тот попытался увильнуть:
        - Может сам? От первого лица все и расскажешь! Вон как бойцы подробностей хотят! Ну! - и склонившись к уху тихо добавил - Надо Чур. Надо. Понимаю, что вы устали как собаки, но такой момент упускать нельзя!
        Почесав затылок и принимая его правоту, кивнул Семену с Евгением:
        - За мной!
        После чего, полез в кузов стоящего рядом грузовика. В самом деле, я же не Ленин чтобы с броневика речи толкать. Да и втроем на нем стоять неудобно. А грузовик, вполне себе трибуна. И понеслось…

* * *
        Выход батальона было решено отложить на пару дней. Предполагая, что после уничтожения командования группировки, вражеских патрулей и дозоров будет просто немерено, решили не нарываться. Зачем? Внезапные стычки - это незапланированные потери. Так что пусть гайдамаки слегка угомоняться.
        Следующий день прошел совершенно спокойно. Только разведка докладывала о том, что количество противника за пределами города, начало резко снижаться. Я лишь плечами удивленно пожал, думая насколько быстротечна жизнь. Еще вчера ты генерал и любимец публики, а уже послезавтра, на тебя свои же забили и даже местью не особо горят…
        А на утро второго, меня, сразу после завтрака, принялся терроризировать Пташкин. Пользуясь случаем, он все-таки выдавил из зампотеха изготовление корпуса для мины. Потом, в стороне, за оврагом, минеры что-то мудрили со взрывчаткой. И теперь, на оценку было предоставлено готовое изделие, внешне очень похожее на МОН-50. Правда по весу тяжелее раза в полтора и место для взрывателя лишь одно. Глядя на счастливо играющего бровями моремана, почему-то в голову пришли слова: «двигатель был очень похож на настоящий, но не работал[44 - Цитата из «12 стульев».]». Хотя в данном случае, про «не работал», это лишнее. Бабахнет по любому. Другой вопрос с каким эффектом. И это сильно тревожило. Я всегда бздел таких вот самоделок. Но покорно пошел в овраг, где уже были установлены мишени из досок. Ну еще бы - после давешнего митинга, в представлениях бойцов, уровень бесстрашия командира находился несравненно выше Эвереста и может только чуть ниже самой высокой звезды. Поэтому, необходимо было соответствовать чаяниям.
        С опаской поглядывая на устанавливающего мину Пташкина и остро желая убежать, пересилив себя, спросил:
        - Сколько там поражающих элементов?
        Тот, вкручивая взрывать (в этот момент тикануть хотелось просто нестерпимо) не отрываясь от своего занятия, ответил:
        - Двести штук. Чуть меньше, чем патронов в ленте пулемета.
        Угу, и это против полутысячи в нормальной… Но комментировать ничего не стал и вскоре с облегчением выбрался из оврага. Где все и залегли. Михаил, улыбнувшись совершенно дьявольской улыбкой (ну и рожа!) громко предупредил:
        - Готовы? Взрываю! Три, два, один!
        После чего, дернул за бечевку. В овраге бабахнуло и поднялось облако черного дыма. Ну а мы пошли смотреть, что получилось. Как по мне - херня полная. Ветерок постепенно протягивал сладковатую вонь и стало видно, что мишени покоцало так себе. В десяти метрах еще более-менее, а уже в тридцати, почти нет попаданий. Зато, отметины обнаружились на земляной стене, с обратной стороны мины. Немного, но есть. Да и сбоку тоже. То есть, о направленности говорить не приходилось. Пташкин же, вместе с окружением, просто светились счастьем. Тыкая пальцами в отметины на досках, он радостно матерился:
        - Ух ты! Твою мать! Клюз… Селезенку… Командир, вы только посмотрите какая прелесть!
        Я лишь вздохнул:
        - Слабое подобие левой руки. - и пояснил - У тебя взрывчатка не вся сдетонировала. Вон, похоже, кусочек валяется. Глазами видимый. А сколько просто в пыль разнесло? Поражающих элементов мало. Да и вообще, без гексогена с пластификаторами, эта хрень «не взлетит».
        Михаил задумался:
        - Гексоген… что-то слышал. Точно! Помню мне знакомый провизор говорил, что из него лекарство какое-то делать хотели. Но потом отказались…
        - Правильно отказались. Потому что в натуре это яд. Но врывается, несравненно мощнее тротила.
        Взводный заинтересовался:
        - Да-а-а? А что вы еще про него слышали? И что такое - пластификаторы?
        Я насупился:
        - Забудь. Про пластификаторы, помню только это слово. А из гексогена, наш химик из подполья, сделал бомбу. Шарахнула просто замечательно. По его словам, мощность в несколько раз выше чем у любой другой взрывчатки. Но когда делал вторую, то помер. И он и его помощник. Похоже, или вдохнули, или как-то в кровь порошок попал. А может просто накопился в организме[45 - Здесь Чур нагло преувеличивает опасность гексогена.]. Короче - на коленке из него ничего не сделаешь. Тут надо с химиками плотно контачить.
        Но фестивальное настроение минера сбить мне так и не удалось. Тут сработала поговорка насчет: «слаще морковки ничего не видел» и Мишку вполне удовлетворила поражающая способность новой мины. Поэтому, поговорив еще с полчаса и попутно записывая что-то в свой блокнот, этот маньяк от меня отцепился.
        А уже после обеда, начальник разведки Журбин, принес странную новость. По словам батальонных наблюдателей, которые плотно законтактировали с пацанами из Маловодного (несколько складных ножей с нашей стороны и двое повешенных со стороны гайдамаков, безоговорочно склонили мальчишек в сторону красных), среди войск противника, начался некий разброд. Причем как со стороны рядового, так и со стороны офицерского состава. Из подслушанной беседы двух офицеров, стоявших на постое у родителей парнишки, тот понял, что вчера вечером, по телеграфу было передано немецкое недовольство наполеоновскими планами Украины относительно Крыма. То есть, они не против действий союзников, но на Севастополь те могут не рассчитывать.
        Угу как и говорил Жилин. В нашей истории, когда Болбочан прорвался в Крым, открыв дорогу немцам, те моментально выставили жесткий ультиматум и в течении нескольких дней просто выгнали шароварников с полуострова. Похоже, что и сейчас история повторяется. Пусть о наступлении на Крым речи пока нет (наши там плотно окопались и в основном полевой и корабельной артиллерией, сдерживают все немецкие попытки прорыва) но фрицам наверняка не понравилась полностью перерезанная линия снабжения. Сикевич ведь, своими войсками сначала забил ж. д, рассчитывая перебросить все части буквально за несколько дней. И немчура на это готова была закрыть глаза. Но потом вмешались мы, и железка намертво встала. Судя по всему, германцы от этого пришли в крайнее негодование. Хотя, может быть, еще какие-то причины были. Не знаю. Но факт остается фактом - немцы высказали «фе» своим украинским партнерам.
        Это новости, которые были узнаны со стороны офицеров. А со стороны солдат, все было гораздо интереснее. Журбин немного помявшись, доложил:
        - Товарищ Чур, после того как был ликвидирован командующий группой, вас там нижние чины заморочником называют.
        Я вытаращил глаза:
        - Кем?!
        Казак попытался перевести:
        - Ну… это галдовник, или характерник…
        - Мля. Ясности не добавилось… Ты по-русски можешь сказать, что это за зверь и в каком месте мне оскорбляться надо?
        Иван, на пару секунд задумавшись, выдал:
        - Э-э… это как колдун, но не колдун. Точнее, больше колдун[46 - Колдун в русской мифологии - всегда отрицательный персонаж (не путать с ведуном, волхвом и т. д).], но для своих хороший. Он и исцелять может, и будущее предсказывать, и людей вдохновлять, и личины менять. А тех, кого этот характерник поддерживает, победить невозможно… Вот среди солдат и пошли разговоры что воевать с вами не след. Что проще сразу руки поднять, тем более, что вы сдавшихся не убиваете, а отпускаете говоря при этом, чтобы больше оружие в руки не брали.
        Многозначительно пихнув сидящего рядом комиссара, я встрял:
        - Ага. Вот видишь Кузьма, не зря мы тех пленных «запорожцев» отпустили. Так что, прав ты был насчет непрямой агитации!
        Тут разведчик опять замялся, но глядя на мои вопросительно поднятые брови, продолжил:
        - И еще… Как раз про тех, кого мы возле озера оставили. Солдаты бают, что по слухам, один из них, невзирая на запрет, все-таки взял винтовку в руки. Засмеялся, сказав, что не действуют на него проклятия. Но на втором шаге, даже не успев «мосинку» на плечо закинуть, споткнулся и так неудачно свалился, что штык ему шею распорол. Окружающие бросились помогать, да куда там - помер.
        Поймав странный взгляд стоящего в стороне Берга, я решительно возразил:
        - Ну это уж совсем байки. Сам подумай - винтарь со штыком, он ведь, вот такенной длины. Это ж как надо извернуться, чтобы на свой же штык налететь? Не-е, совсем брехня. Тем более, что сами они этого не видели и пользуются лишь слухами. А людская молва она такая…
        Иван пожал плечами:
        - Я тоже так думаю. Но солдаты - верят.
        Тут вступил комиссар:
        - И пусть верят! Нам любые сомнения врага, на пользу! И если они еще до боя бояться станут, то считай мы победили, даже не стреляя.
        На сей оптимистической ноте доклад и закончился. А потом пришлось отводить в сторону измаявшегося барона. Для приватного, так сказать разговора. Уж очень у парня глаза больные были. Тот безропотно пошел в сторону оврага и уже там, закурив, пытливо заглядывая мне в лицо попросил:
        - Чур, скажи, что это было? Я ведь рядом с тобой тогда стоял и слышал, что ты им говорил. Что помирать, станут дырку зажимая да в небо синее глядючи. Ведь так и вышло.
        Тоже закурив, я вздохнул:
        - Евгений, ну ты ведь взрослый и образованный человек. Офицер, в конце концов! А сейчас услышал голимую байку, в которую моментально поверил, словно деревенская несовершеннолетняя девица. У меня просто слов нет. Ну посмотри - неужели я похож на этого… как его там… галдовника?
        И тут собеседник меня напрочь убил:
        - Очень похож. Я, правда, о характерниках лишь в легендах слыхал, но ты по всем параметрам подходишь.
        - Ага! Вот, мля, скажи еще, что личину менять умею или будущее предсказывать!
        Ехидство из меня так и перло, но после ответа барона чуть не подавился:
        - А кто нам на занятиях рассказывает о будущих вооружениях? О будущей тактике и стратегии?
        Повертев пальцем у виска, ласково поинтересовался:
        - Евгений Генрихович, а вам что-нибудь говорит такое слово - логика? Ну и далее - событийная логика развития? Мозги-то включи. Не расстраивай меня! То есть если я скажу, что не чищенный «люгер» в конце концов заклинит, то это тоже колдовское предсказание? Если скажу, что будущее за быстрыми танками, а не за теми огромными чемоданами, что сейчас катаются, опять в колдуны запишешь? Тогда и Михайловского пиши! В основном, это его идея. Кстати туда же и Холмогорова добавь, с его мыслями о самоходной высокомобильной артиллерии. И Пташкина с его придумками. И Збруева. Блин, хорошо, что ты не великий инквизитор! Ты б весь батальон под эту лавочку уже спалил!
        Под конец речи я что-то разошелся и уже чуть ли не кричал. Но это возымело свой эффект. Собеседник, получив небольшой командирский разгон, заметно посвежел лицом и вроде как оказался от оккультных подозрений, но когда уже возвращались, неожиданно радостно выпалил:
        - А вот насчет смены личины, я кажется понял, как оно было! И без всякой мистики!
        - М-м?
        На мой молчаливый вопрос, Женька воодушевленно продолжил:
        - Скорее всего, никто ни в кого не превращался. Просто они действовали так же как мы - полностью живя в образе того, кого представляли. Как вы учили - надо просто создать нужный настрой и проникнуться этим. Ведь когда вы себя за Гарсию выдавали, никому и в голову не пришло, что вы не испанец.
        Я кивнул:
        - Так же как и насчет тебя, в образе Рауха. Получается, и ты колдун. Только начинающий.
        Барон польщенно хмыкнул и я, видя, что его окончательно отпустило, пошел заниматься другими командирскими делами. При этом думая, что Бергу хорошо. Он успокоился. А вот мне как быть, если слух окажется верным и тот «запорожец», действительно на штык налетел? Ведь подобных случайностей просто не бывает. И что я тогда сотворил возле озера, непонятно. А главное, совсем неясно как именно это произошло и чего надо сделать чтобы повторить? Или наоборот - ни в коем случае не повторять. В общем - вопросы, вопросы и всё без ответа…
        А наутро, когда батальон готовился к рейду на соединение со своими войсками, опять появилась разведка. Ребята еще затемно укатили проверить обстановку, а теперь, вернувшись, принесли сногсшибательную весть. Войска гайдамаков из Маловодного уходят. По слухам, куда-то под Киев, на подавление разрастающегося восстания. Вот так-то. Я и сам офигел. Но никаких митингов по этому поводу устраивать не стали, а просто собрав командиров подразделений, сделали короткое сообщение, после чего, загрузившись в машины и повозки неспешно двинули в сторону моря. Через хорошо укрепленные позиции на Перекопе прорываться бессмысленно (немцы там знатно окопались). Через Сиваш невозможно было бы протащить технику. Поэтому связавшись со штабом фронта, обеспечили себе эвакуацию «Эльпидифорами» из небольшой бухточки с причалом, куда нас сопроводят греки-контрабандисты.
        Глава 14
        Загрузка на корабли, вопреки моим опасениям, прошла нормально. Даже никого и почти ничего не утопили в процессе. О высадке в Севастополе, можно не говорить. Потому как разница между узким деревянным и полноценным, приспособленным для приема техники причалом, это земля и небо.
        Только выпала возможность, сразу связался с Фрунзеэ который, как оказалось, успел сменить фамилию став полноценным Фрунзе. На фронте, за эти несколько часов пока мы ходили по морю (отметьте, не плавали, а именно ходили, потому что этим вопросом мне весь мозг вынесли) ничего не происходило. Немцы вообще, в последние дни вели себя как-то вяло. Поначалу пробовали атаковать, но попав под сильный артиллерийский огонь, как окопались, так и замерли в ожидании неизвестно чего.
        Поэтому батальон был размещен в казармах и бойцы, получив все положенные выплаты, готовились к получению увольнительных. Кстати, вот интересно, раньше никогда нигде не читал и не слышал о том, как решался женский вопрос в Красной Армии во времена революции. Максимум могло проскользнуть что-то невнятное, насчёт «сговорчивой вдовушки» или «истомившейся солдатки». А в остальном - все как один были бесполыми ангелами, думающими лишь о счастье для трудового народа. Ну разве что песня про черта, из детского фильма «Неуловимые мстители», навевала интересные мысли.
        Но реальность оказалась гораздо более прозаичнее. Ангелами, а тем более бесполыми, бойцы становиться категорически не собирались и поэтому личный состав, попав в город, тут же принялся чистить перышки и подсчитывать наличность, готовясь в забег по бабам. Комиссару пришлось даже речь толкать, потрясая пачкой презервативов, с призывом к безопасному сексу. Ну и хмурый командир добавил, что если кто-то пренебрежет словами Лапина и «намотает на винт», то командир этот «винт» оторвет под самый корешок. Ну а вылет с батальона гарантирован автоматически, потому как мне сифилитики среди сослуживцев не нужны. Тем более, что резиновых изделий с немецкого склада (еще при захвате бронепоезда) мы умыкнули более чем достаточно. Часть оставили Грине, а несколько коробок, мудрый Григоращенко приберег для батальона. И вот теперь, перед gross походом по Севастопольским проституткам, вся эта резина пришлась в тему.
        Потом, была бурная встреча с руководством города, газетчиками и хроникерами. Дня через два, состоялся здоровенный митинг, где помимо прочего, зачитывалась поздравительная телеграмма батальону морской пехоты от Советского правительства. При этом, открытым текстом, сулился очередной наградной дождь.
        Еще пару дней заняли митинги поменьше, встречи, рассказы, споры, консультации и прочие утрясания. В общем, своими делами (мне очень надо было попасть на завод) получилось заняться лишь к началу недели.
        А на СевМоре сразу, после посещения заводского комитета, проторенной дорогой, двинул к токарям, чтобы посмотреть, как обстоят дела с отданным на модернизацию MP-18. Зайдя в цех и вдохнув запах окалины, масла и нагретого металла улыбнулся подошедшему мастеру. Радушно поздоровавшись, уже заранее, по хитрой физиономии Георгия Архиповича понял, что дела обстояли неплохо. И не ошибся. Получив в руки пистолет-пулемет с удовольствием оглядел тщательно зашлифованные швы горловины приемника, и мягко вогнав в него прямой магазин (как родной вошел), прикинул как с него целиться. М-да… не очень, но по сравнению с тем, что было, просто шикарно! Потом я возжелал испытать машинку в деле. Там, за цехом, для этого было вполне подходящее место. Но тут Архипыч развел руками:
        - Извини товарищ Чур, но патронов у нас больше нет.
        Такому заявлению был очень удивлен:
        - Ититская сила, я ж вам два цинка оставлял? Вы их что - расстреляли?
        Полный недобрый предчувствий, быстренько сделал разборку автомата, заглянув в ствол. Странно - нарезы вполне нормальные. Можно даже сказать новенькие. Удивленно оглянулся на мужика, но тот лишь пожал плечами, не переставая хитро улыбаться. Ладно… повыщелкивали патроны, взяв «бубен» у одного из охранников и переснарядили их в новый. Потом, начались испытания. Шмалял по дощатому щиту, прислоненному к кирпичной стене и короткими и длинными очередями. Правда особо разогнаться не получилось, так как магазин быстро закончился. Но задержек не было. И это показатель. Стоящий за спиной Георгий Архипович, поинтересовался:
        - Ну как?
        Показал большой палец:
        - Шикардос! Спасибо огромное! А вы когда отстреливали, задержки или перекосы были?
        Архипыч, разгладив усы, солидно ответил:
        - Поначалу немного были, но напильником подработали и все заработало. И еще там, где патроны из двух рядов в один переходят, трение большое, поэтому могут быть задержки на последних выстрелах. Но это не исправить. Либо надо переделывать систему досылания патронов. Вот, как на другом автомате сделано…
        Довольно улыбаясь, кивнул:
        - Про трение знаю. Но не беда! Главное, что всё получилось. Тогда мы остальные автоматы тоже на переделку принесем. За нед… - тут до меня дошли последние слова мастера, и я осторожно уточнил - Это на каком - «другом»? Вы что, еще где-то машиненпистоле добыть умудрились?
        Архипыч ухмыльнулся:
        - Не… таких трещоток, мы, кроме как у тебя, ни у кого больше не видали. А другой… Помнишь, когда эти автоматы обсуждали, ты нам еще один чертеж показывал? Ну того, что с металлическим складным прикладом? Потом, на тебя еще инженер с металлообработки насел - Кургузов Василий Васильевич? Молодой такой, вихрастый.
        Еще ничего не понимая, кивнул:
        - Помню Кургузова.
        Еще бы не вспомнить - я этому парню с горящими глазами и очень умными вопросами, оставил чертежи ППС. Причем, сразу, с пересчетом под патрон 9мм. И вписал Кургузова в общий список работающих с оружием, по заказу краскома Чура (это для ребят из ЧК, которые могут начать задавать вопросы).
        Мастер же, многозначительно поднял палец:
        - Вот. А ентот инженер, тягу к оружию большую имеет. Он ведь ищщо со своим батяней, ружья богатеям на заказ делал. И тут, вцепился в твои бумаги, да начал что-то мастерить. Потом, у чекистов, через военпреда, немецкий «парабел» добыл, артиллерийской модели. Ствол с него скрутил и на свою машинку присобачил. Только вот стреляла она поначалу плохо. То есть, поначалу, вроде ничего, но потом заедать начинала. Но мы покумекали, на кое-каких деталях марку стали поменяли и все заработало! Василий Васильевич, тогда даже свой золотой «Брегет» заложил, чтобы заказы оплатить…
        Офигевая от слов собеседника, я тряхнул головой. Да ну, не может быть. Ладно, я видал как в Пакистане, говна и палок, местные бородатые умельцы на коленке «АК» делают. Да что там «Калаш» они тебе и «Desert Eagle» из цельного куска железяки выпилят. Внешне, изделия прямо как настоящие получаются, но в натуре - полный отстой. Нет, они даже стрелять могли. Но недолго и неточно. Да и страшно таким «оружием» пользоваться. Во всяком случае, мне было страшно, когда редкозубый мастер, радостно улыбаясь, предложил опробовать свежеизготовленного «Пустынного орла». Думал - или в руках рванет, или вылетевшим затвором прибьет на хрен. Но тогда всё обошлось.
        С другой стороны, тут целый инженер руку приложил. На нормальном заводском оборудовании, пусть даже и начала двадцатого века. Да еще с каким никаким опытом (не зря же Архипыч про ружейную мастерскую его отца сказал). И ствол он заводской использовал, что в общем-то тоже внушает…
        Поэтому, сейчас, придя в себя от неожиданности, осторожно поинтересовался:
        - А где это изделие?
        Георгий Архипович, повернувшись заорал в сторону какой-то каптерки, стоящей у нас за спиной:
        - Митяй, тащи вторую трещотку!
        И выскочивший оттуда довольный паренек приволок… Ну, внешне это сильно напоминало ППС. Только ствол короче. С другой стороны, чего бы ему по-другому выглядеть, если я именно чертеж ППС оставлял. А ствол короче, потому что у артиллеристкой модели «люгера» он двести три миллиметра, а у «Судаева», двести пятьдесят один. То есть, у оригинала, почти на пять сантиметров длиннее. И при более коротком стволе, надо ход затвора пересчитывать. Но похоже, Кургузов, прежде чем начать делать автомат в металле, этим озаботился. Не зря мне этот парень, еще при первом разговоре, грамотным показался.
        И теперь я взвешивал в руках его изделие. По весу, вроде нормально. Разобрав, заглянув внутрь. На первый взгляд, все как в ППС. Глянул в ствол и оценив нарезы, понял куда ушли все патроны. Нет, не то чтобы все плохо (все-таки ресурс ствола «люгера» двадцать пять тысяч выстрелов) но видно, что автомат поработал. Откинув приклад, подняв оружие, прицелился. Хм. Горловину магазина Кургузов немного удлинил и теперь получается довольно удобный хват. Правда, вместо штамповки, во многих местах, в основном использовались фрезерные работы. Но на это пока можно забить. Главное проверить как работает.
        Опять пришлось распатронивать (в прямом смысле этого слова) охрану. На этот раз отстрелял два магазина на тридцать пять патронов. Что сказать - темп вроде чуть выше, чем у оригинала, но одиночные, все равно можно достаточно легко отсекать. А в остальном…
        Повернувшись к мастеру, спросил:
        - А почему самого Кургузова нет? Он что стесняется? Или чем-то занят?
        Архипыч помрачнел:
        - Горячка у него. Уже второй день. Дохтур сказал, что пневмония. Тут уж либо помрет, либо кризис переживет и выздоровеет.
        Я лишь сплюнул в сердцах. Ну что такое? Не понос, так золотуха! Токарев, на автоматы забил большой болт, а тут какой-то никому не известный Кургузов, сделал ППС. Уточню - вполне годный ППС! Кстати, может он неизвестный потому как помер в достаточно раннем возрасте? Ну да ничего, у меня от воспаления легких он точно не крякнет. Присланный Жилиным пеницилин у Айболита есть. Схемы применения тоже.
        Поэтому обращаясь к мастеру сказал:
        - Значит так. Сегодня же вам пришлют немецкие автоматы на переделку. Девять единиц. Оплата прежняя. Плюс премия. За сколько справитесь?
        Собеседник задумался:
        - Ну дык, дело уже знакомое, оснастка есть, поэтому, дня за два сделаем. Но все едино - лучше с запасом брать. Так что к четвергу, точно будет готово.
        Удовлетворенный сроками, ответил:
        - Понятно. Теперь мне нужен домашний адрес Сдобина. Или он в больнице лежит?
        Георгий Архипович отрицательно мотнул головой:
        - Дома. Чего ему в лечебнице делать? А уксусом протирать, чтобы жар сбить и дома смогут.
        - Ну вот - тогда давай адрес. И еще вопрос - ты не в курсе в какой ломбард он свои часы заложил?
        Про ломбард мастер не знал. Как итог разговора - оставив на заводе Збруева с Холмогоровым, сам заехал за батальонным медиком, после чего все двинули по указанному адресу.
        Сначала немного заплутали на узких наклонных улочках, но в конце-концов, нужный дом был найден. Дверь открыл колоритный старик. Даже не спрашивая «кто там?». Высокий, сухой, одетый невзирая на домашнюю обстановку в пиджачную пару, он, с недоумением в усталых глазах посмотрел на нас:
        - Господа… хм, или судя по вашему виду - товарищи, вы к кому?
        - К Василию Васильевичу Кургузову. Он тут проживает?
        Старик кивнул:
        - Да, это мой сын. - пожевав губами и опустив плечи добавил - Но он болен. Воспаление легких… Сейчас в бреду, так что извините, принять вас не сможет…
        Козырнув, я представился:
        - Командир отдельного батальона Чур. Вернее - Чур Пеленович Сварогов (в этот момент, глаза у дедка расширились). Я знаю, что инженер Кургузов болен. Поэтому и прибыл к вам с доктором. Сейчас лечить будем.
        Собеседник тяжело вздохнул:
        - Это не лечится… - а спохватившись, представился в ответ - Извините, меня зовут Кургузов Василий Сергеевич.
        Я же, делая шаг в квартиру, весело ответил:
        - Это у них не лечится. А у нас, все лечится. Мне позарез нужен оружейник, так что пусть готовит ягодицы для уколов. Сейчас Бронислав Вацлович ему первый всандалит, а там посмотрим. Скорее всего заберем к себе, потому что, судя по схеме, колоть надо сутками и днем, и ночью. А сюда к вам не наездишься.
        Василий Сергеевич, растерянно глядя как доктор, быстренько осмотрев невменяемого больного, извлек из блестящего бокса шприц и уже прицелился, неверяще спросил:
        - Подождите… Но как же? Хотя… Хм… Еще полгода назад я читал, что где-то в Швейцарии, изобрели новое лекарство. Под названием «Панацея». Что оно лечит все болезни, включая даже чахотку, но и стоит просто запредельно дорого. Не хотите же вы сказать…
        Пришлось перебить:
        - Нет не хочу, а прямо говорю - именно «Панацеей» сейчас и радуют худую задницу вашего отпрыска. Он мне нужен здоровеньким, при этом, как можно быстрее.
        Старик бессильно опустился на стул и помолчав, сдерживая слезы, глухо произнес:
        - «Здоровеньким и как можно быстрее»… Господи… я ведь его практически похоронил… - после чего, промокнув глаза платком твердо произнес - Господа, если у вас получится, моя благодарность вам, будет просто безмерна.
        Бросив быстрый взгляд на дока и получив его утвердительный кивок, я шутливо возмутился:
        - Что значит - «если?» То есть, начинающуюся гангрену от сквозного пулевого, Бронислав Вацлович остановить смог, а какое-то вшивое одностороннее воспаление легких не сумеет? Не смешите мои тапочки! А что касается благодарности, так младший Кургузов, своей работой и своим талантом, все возможные счета закрыл. Да, кстати - вы, не знаете, в какой ломбард он свои часы заложил?
        Василий Сергеевич машинально кивнул:
        - Знаю… Погодите! Так всё дело в том маленьком пулемете, стреляющим пистолетными патронами? И это вы ему тот чертеж дали?
        - Ага. Просто мне срочно нужны еще хотя бы два десятка ППС. Пусть даже без стволов. Я их у оружейников закажу.
        Немного пришедший в себя собеседник, подхватил:
        - И длиннее, на сорок восемь миллиметров. Как на вашем чертеже. А разрешите спросить - ППС это что за аббревиатура?
        Я улыбнулся:
        - Пистолет-пулемет складной.
        Старик удивился:
        - Хм… обычно оружие называют по имени изобретателя. Поэтому я думал, что «С» это - «Сварогова».
        Замотав головой, ответил:
        - Ну не один же я его придумывал? Да и сын ваш, как я понимаю, вместе с вами, получили просто чертеж. Пусть со всеми размерами и допусками. А кто марки стали подбирал? Кто делал? В конце концов, кто пересчитывал под другой ствол? Так что, если всех в название вставить, то оно неудобочитаемым получится. Вот и получается: ППС - само то! И кстати - доктор уже знаки подает что он окончательно закончил. Поэтому сейчас, мы Василия упакуем и ребята его в пролетку отнесут. Кстати - рекомендую поехать с нами. Место в санчасти у нас есть, да и вы меньше дергаться будете, имея сына перед глазами. Много вещей брать с собой не надо. Вы же в любой момент, сможете домой заскочить.
        В общем, пока занимался Кургузовыми, пока перевооружал охрану, пока отправлял автоматы на переделку, день и закончился.
        А наутро, вместе с артиллеристом и зампотехом, мы опять терроризировали заводчан. Подчиненные еще вчера это дело начали, а сегодня всё продолжилось, но уже с непосредственным участием командира. Дело было в том, что меня совершенно не устраивала скорость передвижения артиллерии. Смысл в наших лихих рывках на большие расстояния просто терялся, так как «бог войны[47 - Крылатая фраза «Артиллерия - бог войны» принадлежит В. И. Сталину.]», при этом, оставался далеко позади. И кстати, сейчас, оказывается, еще не знают этого выражения про «богов», поэтому когда я один раз ляпнул, то пушкарям это настолько понравилось, что иначе они себя и не называют.
        Так вот, мне совершенно не нравилось, что при проведении рейдов, «боги», в самый ответственный момент, оказываются где-то в заднице. Поэтому, командирской волей, решил заменить колеса на орудиях. Ну, чтобы они не разлетелись при транспортировке за грузовиками. Колеса думал воткнуть автомобильные и радовался гениальной придумке минут десять, пока не поговорил с Холмогоровым. Артиллерист меня внимательно выслушал и разнес план, буквально одной фразой.
        Оказалось, что дело вовсе не в колесах, а в лафете. Само крепление ствола, все эти откатники, накатники, механизмы наводки и прочая халабуда, просто не выдержат быстрой транспортировки. И замена колес, ничего не решит. Тут же приведя пример, что мол даже «максим», при перевозке на неподрессоренной телеге, необходимо разбирать, отделяя тело пулемета от станка, чтобы сберечь его механизмы от повреждения. Но я упорствовал, предложив все это еще и снабдить рессорами.
        Вадим Алексеевич, морщась и потирая культю (протез, при долгой носке, создавал ему массу неудобств) пояснил что вот так, с наскоку, ничего сделать не получится. Не зря при изобретении орудия, расчет и конструирование лафета, занимает чуть ли не половину всего времени. Но я оказался упорен и в результате общего мозгового штурма, было найдено решение.
        Полевая трехдюймовка, весит чуть больше тонны. Грузоподьемность «Праги» пять тонн. И в прицепе можно разместить еще пять тонн. Но это по шоссе. Поэтому урежем осетра, чтобы не насиловать движок на проселке, оставив половину[48 - Грузоподъемность «PRAGA V» по проселку - 2 тонны.].
        Даже в этом случае получается, что само орудие с боезапасом и расчётом, грузовик потянет играючи. В смысле, непосредственно в кузове (грузовика или прицепа). А для того, чтобы трехдюймовку опускать-поднимать, необходимо присобачить простейшую механическую лебедку и сделать какие-то сходни.
        Вот, насчет этого и договаривались. Ну а еще поговорил относительно наливняка. В смысле - машины с цистерной для горючего. Или нескольких прицепных двухосных бочек, для того же самого. Просто, как показал опыт войны с «державниками», бензина, в виде трофеев, нам тупо не доставалось. Поэтому, чтобы не встать с сухими баками в самый ответственный момент, с собой лучше возить хороший запас горючки. Так же, нам сделают просто прицепы к грузовикам. А то хабара бывает столько, что люди выпадают из кузовов на ходу.
        В общем, этой интереснейшей работой занимались еще дней пять. Денег при этом, улетела просто куча. Ну а что вы думали, что пролетариат на голом энтузиазме будет вкалывать исключительно за пайку? Зря думали. Если хочешь получить качественное изделие, то за это изделие надо хорошо заплатить. Тогда и электроды найдутся и листовой металл, и пряморукие специалисты и дефицитные детали, которых вроде как и нет на заводе.
        Но зато работая головой и руками я получал полное душевное расслабление. И даже время нашлось, большой компанией на пляж сходить. Народа у моря было не особо много, но как же я там ржал! Захлебываясь и запихивая полотенце в рот, чтобы не распугать окружающих. А все от вида купающихся. Точнее от их «пляжных костюмов».
        Вообще-то мелкие мальчишки, не заморачивались и плескались голышом. Пацаны постарше, щеголяли в штанах от нательного белья. Девчонок не было вообще. Зато присутствовали дамы и кхм… джентельмены.
        Так вот, при виде дам я познал дзен и пришло полное понимание песни - «На морском песочке, я Марусю встретил в розовых чулочках, талия в корсете». Увидав, что женщина при полном параде (то есть - в платье, в шляпе в каких-то гольфах и туфлях) заходит в воду, чуть было не бросился ее спасать так как подумал - «топиться идет»! Хорошо еще, что обратил внимание на спокойствие окружающих, и почти сразу увидал еще несколько дам, в подобных нарядах, бродящих по колено в воде. Это они вот так вот «купались». Ну понятно, что глубже заходить страшно, потому что в таких одеяниях даже мастер спорта по плаванию не выплывет. Как по нашему времени, такой вот «купальник», больше подошел бы строгой училке в школе. Там даже самые рьяные поборники нравственности не нашли бы к чему прицепиться.
        А вот когда из кабины для переодевания вышел солидный, пузатенький мужик, вот тут меня и пробило. Даже ребята всполошились, посчитав что Чуру плохо. С огромным трудом, сквозь смех, удалось объяснить, что мне хорошо. Столь бурная реакция, произошла из-за того, что подобный пляжный костюм в полосочку, я видел исключительно в мультфильме «Каникулы Банифация». Общей прелести увиденной картине, добавляло солидное пузико гражданина, туго обтянутое тканью. Вот я и ржал до икоты.
        В общем, подводя итог, можно сказать, что прошедшая неделя была, наверное, лучшим временем с момента попаданства. Море, солнце, завод, интересная творческая работа…
        А потом, пришлось прерваться из-за приезда Фрунзе. С моей подачи, командующий фронтом научился пользоваться самолетом (разумеется, в виде пассажира) и теперь, пользуясь полным затишьем на Перекопе, на один день прибыл в Севастополь, для массового награждения героических морпехов.
        Вернее, как получилось - в Севу, кораблем, было доставлено несколько ящиков с орденами и медалями. И пока я заполнял наградные листы (вернее, писари работали по спискам), все это держалось под охраной, в отдельном помещении. А когда прибыл командующий, настал долгожданный, для предвкушающего личного состава, день «Х». Действо обставили весьма торжественно - с оркестром, огромным столом, накрытым красной скатертью, приглашенными гостями и большой трибуной.
        В начале говорил Фрунзе. Потом высказался я. Ну а далее уже взял слово комиссар. Вот что сказать - певец! Слушая Лапина, я очередной раз восхитился его владению словом и умению зажигать народ. Сами прикиньте эффект, если даже для такого циника как я, его часовая речь пролетела совершенно незаметно. Ну а потом, приступили непосредственно к раздаче заслуженных плюшек. Меня, с Кузьмой, Буденным и ротными, награждал Фрунзе. А потом, уже мы подключились, так как орденов и медалей было больше, чем на половину батальона. Чего тут говорить - даже Бурцев поймал на грудь «За боевые заслуги», потому что, проявив несвойственную себе прыть, умудрился (пока батальон штурмовал очередной эшелон) взять в плен четырех гайдамаков. Те, сдуру убегая не туда, чудом обойдя дозорных, попали в лапы кровожадного писаря.
        Ну а ближе к вечеру, состоялся банкет. Точнее сказать - большое застолье, где бойцы с гостями пили как не в себя и уничтожали разные непайковые вкусняшки в огромных количествах. И все шло хорошо, но где-то через пару часов веселья, посыльный неожиданно выдернул командующего фронтом на узел связи. Меня это несколько насторожило. Неужели фрицы решили в очередное наступление пойти? Выбрали же момент, суки! Хотя вряд ли. Если бы там что-то началось, то штабные не тянули, а сразу телеграфировали. То есть, через десять минут, сообщение было бы у нас. Но ведь уже вечер, а ночами сейчас никто не воюет. Так что, вряд ли что-то на линии фронта произошло. Скорее, это какие-то общие дела.
        Но еще через полчаса, появился тот же посыльный с сообщением, что товарищ Фрунзе вызывает меня с комиссаром. Пришлось, взяв охрану, ехать. На узле, застал нервно курящего Михаила, который увидев прибывших, расталкивая находящихся там взволнованно гудящих людей, бросился навстречу с длинной лентой сообщения в руках.
        Так что у нас там? Ого! Даже ого-го! В сообщении говорилось, что председатель Совета народных комиссаров РССР, Владимир Ильич Ленин, сегодня, в девятнадцать часов, во время бандитского нападения на автомобиль, в котором он ехал вместе с женой и сестрой, был ранен. В тяжёлом состоянии доставлен в больницу. На данный момент, врачи борются за его жизнь.
        Охренеть! Нет я что-то слышал о том, как вождя ограбил какой-то бандит. Но это вроде позже должно было произойти. Да и Ленин, вроде, без сопротивления отдав все что у него с собой было, тогда отделался легким испугом[49 - В реальной истории остановку машины и ограбление пассажиров совершил Яков Кошельков (Кузнецов) 6 января 1919 года.].
        Но сейчас что-то пошло не так. Зараза! Как же не вовремя! Мы с Жилиным планировали, что сей авторитетный товарищ, должен протянуть на своем посту еще года два. То есть, до начала болезни. А потом, его постепенно Иван отодвинет. Зато теперь… Блин, теперь начнется такая свара, что лишь клочки по закоулочкам полетят! С другой стороны, может еще и откачают Ильича? Жилин, наверняка к этому все силы приложит. Так что тут все от врачей будет зависеть. Поэтому, пока ударяться в панику рановато. Нужно хотя бы несколько дней для того, чтобы оценить шансы.
        В принципе где-то так и сказал Михаилу, отведя его в соседнюю пустую комнату. Пояснил, что Иван приложит все силы к выздоровлению вождя. Что организм у Ильича не старый и что хоронить Ленина рановато. Ну а тем, кто сейчас попытается, пользуясь его немощью, поднять голову и начать вякать что-то против политики, проводимой ленинцами-жилинцами, мы эту головенку моментом открутим. Не вступая в долгие политические дискуссии с оппортунистами, демагогами и прочими волюнтаристами. И что я к этому вполне готов. Переставший подпрыгивать Фрунзе, в свою очередь, так же подтвердил готовность к сворачиванию голов, и мы пошли в зал, чтобы успокоить остальных.
        Ну а потом, восемь дней народ напряженно следил за информационными листками, в которых описывалось здоровье вождя. Включая даже пульс, дыхание и температуру. Бойцы тиранили наших медиков, требуя пояснений и толкований. Но, судя по всему, Ильич стал постепенно очухиваться, перейдя из тяжелого, в состояние средней тяжести. Только вот на девятый день, мне стало несколько не до этого, так как в батальон пожаловали гости. Я был в канцелярии штаба, когда в дверь постучали и появившийся боец объявил:
        - Товарищ командир. К вам тут трое из Москвы. Говорят, что проверяющие от ВЦИК.
        Поначалу, несколько не въехал. Проверяющие? Да еще и от ВЦИК? При этом, никакого сообщения от Ивана не было. Да и никто не мог меня «проверять» кроме самого председателя. Значит это липа. Возможно, даже, кто-то опять хочет покуситься на нежное тельце комбата. Уже хотел дать распоряжение чтобы этих «проверяющих» скрутили, но остановился. Хм… а если это действительно представители комитета? С какой-то своей миссией, о которой председатель может даже и не знать. Тогда неудобно получится.
        Больше всего в этом деле, меня смутило слово «проверяющие». Интересно, кто же это настолько прыткий, что по собственной инициативе, решил проверить самого Чура? Ладно. Как говориться - будем посмотреть. Отдав распоряжения Бергу и на всякий случай загнав патрон в патронник, я распорядился пропустить приехавших.
        И уже через несколько минут, стоя перед столом, окинул взглядом посетителей. Все модные, в блестящей коже. Ну а их новенькие хромовые фуражки, сидели на голове так, что почему-то сразу вспомнилась «Полицейская академия» с баром «Голубая устрица». Даже мелодия соответственная в голове зазвучала и представив эту сладкую парочку в танце, непроизвольно улыбнулся.
        Но главными были не они, а какая-то возрастная баба, которая и начала разговор. Сурово сдвинув брови на бледном, вытянутом лице, дама резко уточнила:
        - Товарищ Чур?
        Я кивнул:
        - Так точно!
        Тетка, от уставного ответа поморщилась, но шагнула вперед, протягивая руку:
        - Меня зовут товарищ Роза. Это - товарищи Лившиц и Кравчук. Мы прибыли из Москвы, для проверки состояния вашего подразделения. Вот наш мандат!
        Взяв протянутую бумагу, вчитался. Ух ты! Действительно, указанные товарищи направлялись из столицы с целью проверки военно-политического состояния батальона. Все печати на месте. Метки так же на месте. То есть - документ реальный. И подпись какого-то члена ВЦИК - Абрама Захаровича Каменского. Отдавая мандат, махнул рукой:
        - Проходите. Присаживайтесь.
        При этом, «донна Роза», оглянувшись на стоящего за их спиной Берга, попробовала вякнуть:
        - Разговор предстоит конфиденциальный.
        Я улыбнулся:
        - Ничего. Это проверенный товарищ. Но прежде, чем мы начнем разговор, хотелось бы узнать у вас о здоровье Владимира Ильича.
        На что получил суровый ответ:
        - Мы убыли из Москвы, на второй день после покушения. Так что знаем всё, из тех же информационных бюллетеней, что и вы. Но я надеюсь, что товарищ Ленин уже идет на поправку. Поэтому, давайте займемся тем, для чего мы сюда прибыли.
        Она была столь убедительна, что пришлось покладисто кивнуть:
        - Давайте.
        Какое-то время все помолчали. Очевидно, от меня ожидали вопросов, но не дождавшись Роза продолжила:
        - До нас дошли данные, что в первом батальоне морской пехоты, служит слишком много бывших царских офицеров. И нам…
        - Краснознаменном.
        От моей реплики тетка сбилась и вынуждена была уточнить:
        - Поясните.
        Я пожал плечами:
        - Чего тут пояснять? По возвращении из рейда, помимо прочих награждений, первый отдельный батальон морской пехоты был награжден орденом «Красного Знамени». То есть, высшим орденом Советской республики. И в этом заслуга всех его бойцов, включая и бывших офицеров.
        Роза заледенела скулами:
        - Вы не понимаете! У вас эти офицеры вводят свои порядки! Те, которые были в царской армии! Даже вы, наш товарищ, мне ответили своим «так точно» будто вы не старый подпольщик, а какой-то унтер-держиморда! Если так пойдет, то у вас вскоре и «под ружье» ставить начнут! А потом и телесные наказания введут! Неужели вы сами не замечаете, как перерождаетесь под влиянием этих «благородий»?
        Вздохнув, ответил:
        - Ничто не делается просто так. Вы просто не в курсе. Выражения «так точно» и «никак нет» необходимы для понимания, дошел ли приказ. Представьте - вокруг бой. Стреляют. Снаряды рвутся. То есть, очень шумно. И если человек будет отвечать «да» или «нет» то его могут не расслышать. Особенно, при разговоре по полевому телефону. Например, с орудийной батареей. А вот если в словосочетании «так точно» ты услышал хотя бы отдельные буквы, то все равно поймешь, что тебе ответили. Просто по темпоритму.
        Чиркнув спичкой, выпустившей при этом целое облако вонючего дыма, закурил и продолжил:
        - Что касается стояния «под ружьем», так это тоже имеет свое объяснение. Мы, данный способ, конечно, не применяем, но я вам поясню - у человека, в зависимости от профессии, наиболее хорошо развиваются определенные группы мышц. У пахаря одни. У сталевара другие. Но когда они попадают в армию, необходимо задействовать те мышцы, которые позволяют хорошо удерживать винтовку во время прицеливания. Вот «стояние» их и разрабатывает. Другое дело, что при царе, это могли использовать как наказание. Совмещали, так сказать, приятное с полезным.
        Баба опять сморщилась, будто лимон куснула:
        - Это все демагогия, пытающаяся оправдать угнетение человека человеком, которое вы практикуете в этом воинском формировании! Запомните - только истинно свободная личность сможет защитить революцию! А привлечение буржуазных военных специалистов, дискредитирует саму идею новой, народной, коммунистической армии!
        Пока она говорила я, взяв бумагу и карандаш черкнул несколько слов. И когда собеседница стала набирать воздуха в грудь для следующего перла, жестом подозвав бледного от ярости Берга, сунул листик ему со словами:
        - Передай Григоращенко.
        Роза сбилась и подозрительно посмотрев вслед барону, спросила:
        - Это вы что сейчас написали?
        Я отмахнулся:
        - Не обращайте внимания. Служебная необходимость.
        Но баба закусилась:
        - И вот этот человек… Это же явный офицер! У вас они тут просто кишат! Мы пока до казарм шли, штук пять недорезанных золотопогонников видели! Пусть даже и в этой вашей странной форме, но я их сердцем чую! Поэтому мы и прибыли чтобы разобраться в чем дело! Образумить и предупредить потерявшего бдительность товарища о недопустимости подобной близорукости!
        Мне постепенно стала надоедать эта сумасшедшая. В принципе, только прочтя подпись на мандате я понял, что данные персонажи относились к так называемой «военной оппозиции»[50 - И такое тоже было в реальной истории…]. То есть к той группе партийцев, которые ратуют за партизанский метод управления войсками. Выступают категорически против строительства регулярной армии. Вот, даже чтобы намека на нормальную дисциплину не было. Ну и соответственно, готовы лично гнобить офицеров перешедших на сторону красных, видя в них исключительно душителей ростков свободы, должных прорасти в воинских формированиях. А выстраданный мной и другими подвижниками устав, называли пережитком самодержавно-крепостнического порядка.
        Да уж… тут Жилину можно лишь посочувствовать, так как с подобными ебанатами, он каждый день имеет дело. Но я думал, что он их уже заборол. Оказалось, что леваки просто затаились. А как только «смотрящего», в смысле Ленина, подстрелили так моментально кинулись наверстывать упущенное. Блин! Если эти ушлепки сорвут почти закончившиеся переговоры в Деникиным я лично их кастирую и в передовых шеренгах воевать погоню.
        Но морда у меня оставалась спокойной и даже доброжелательной, поэтому кивая, я слушал поучающую и взывающую к бдительности речь. Минут двадцать. А на очередное требование этой ненормальной, мягко спросил:
        - Так что же, мне их всех выгнать что ли?
        Та задрала нос:
        - Зачем же «всех»? Можно оставить несколько наиболее лояльных, в виде советников. А остальных, вполне могут заменить социально близкие и политически верно настроенные товарищи.
        Я кивнул на парочку кожаных «геев»:
        - М-м… они?
        - А что вас удивляет?
        Интересно девки пляшут, ловко сиськами крутя. Я-то думал, что эти гаврики просто ДББЛ (как говорил культурный Лавров, арабским журналистам). Но оказывается, они еще и с претензией. То есть, не просто хотят проредить мой любовно собранный комсостав, так еще и занять его место. Приобщившись, соответственно, ко всем плюшкам и имеющейся всероссийской славе морпехов. Ну-ну… Пожав плечами, задал вопрос Лившицу (или Кравчуку, я их как-то не запомнил):
        - Хорошо. Какое упреждение при выносе прицела должен брать наводчик пулемета при атаке кавалеристов в ракурсе в три четверти и на расстоянии до них в шестьсот шагов?
        Вопрошаемый насупился:
        - Это должен знать пулеметчик! А командиру, достаточно, лишь указать цель!
        Шумно выдохнув, печально подытожил:
        - Угу… а кто пулеметчика научит? Про артиллерию вас спрашивать даже не стану…
        Тетка возмутилась:
        - К чему эти нюансы? Я вам совершенно про другое говорю! Про старорежимные порядки и засилье золотопогонников!
        - Хорошо. А как вы будете останавливать бегущих в панике бойцов?
        - Сознательный боец, не поддается панике!
        Пипец… а пони какают радугой. Мля, теперь я понимаю, почему у Жилина глаз начал дергаться. Это же уму непостижимо! Как? Как вот эти долбоклюи вообще умудрились Гражданскую войну выиграть? Восемнадцатый, сука, год во дворе, а у них в мозгах сплошные завихрения. Хотя, с другой стороны, нормальных людей все-таки больше и эту «военную оппозицию» получается держать в рамках. Но вот сколько они офицерских судеб искалечили, за время своего существования? Сдерживая поднимающуюся ярость, спросил:
        - А сколько вас всего из столицы приехало?
        Баба, почуяв неладное, осторожно ответила:
        - Товарищ Каменский направил в батальон морской пехоты только нашу группу. Но к чему этот вопрос?
        Фух, аж от сердца отлегло. Значит, больше, никто не успеет напакостить. Они там у себя привыкли дискутировать, но есть вещи, в которых дискуссии недопустимы. И армейская дисциплина относится к ним в полной мере. Так что, поднявшись и окинув взглядом посетителей спокойно предложил:
        - Ну что граждане. Поговорили, а теперь пройдемся.
        Роза удивилась:
        - Куда?
        - Как - куда? Через двадцать минут начнется заседание военного трибунала батальона. Будет суд над организованной контрреволюционной группой, которая проникла в расположение нашей части с целью разложения личного состава, лишения боеготовности самого результативного подразделения Красной Армии - в этот момент один из кожаных рванул клапан кобуры, но получив стеклянной пепельницей в лоб, упал вместе со стулом, а я закончил - и покушение на его командира.
        «Донна Роза» растерянно взглянув на павшего товарища, тут же начала орать. Правда, за револьверы, ни она, ни второй «москвич» уже не хватались. А я, передав «проверяющих» охране, выйдя из канцелярии, двинул к Григоращенко где уже собрались он и несколько краскомов, являющихся по совместительству и составом трибунала.
        Народ был в совершеннейших непонятках по поводу сбора. А увидев скрипящего зубами Чура, вообще охренел. Ну, пришлось доводить до мужиков, причины такого состояния. Матвей Игнатьевич, услыхав мою интерпретацию разговора и общих побуждений приехавших варягов, лишь крякнул:
        - От ведь как оно обернулось. Какие зловреды… Хм… А ведь еще месяца четыре назад, мы бы их в чем-то поддержали… Сами почти такими же были. Вы, Чур Пеленович, хоть нашу первую встречу вспомните…
        Я ухмыльнулся:
        - А теперь?
        Григоращенко вздохнул:
        - Оно и козе понятно - ошибаются товарищи. Смертельно опасно ошибаются. Ведь будь по-ихнему, они и людей положат и все наши революционные достижения просрут. Надо с ними поговорить, твердо указав на ошибки.
        Криво оскалившись, я пояснил:
        - С ними и Ленин разговаривал. И Жилин. И прочие люди из правительства. Я, вот, намедни поговорил. Как о стенку горох. Вот и смотрите - эти «товарищи» своими действиями развалят все воинские части, до которых дотянуться. Похерят переговоры с Деникиным. Отвратят от нас всех грамотных офицеров. И получим мы в итоге - фронт с немцами, фронты с самыми разнообразными беляками и полное отсутствие понимания что со всем этим делать, потому что войск у нас не будет. Будет просто толпа, наподобие той, что мы нашли в Крыму, когда только сюда прибыли.
        Ломая спички закурил, продолжив:
        - И сам прикинь - крымскую вольницу, мы за несколько дней распропагандировали так, что ребята сейчас успешно фронт держат. А этих, ничто не берет. Вот я и делаю вывод, что словами их остановить не получится. А вреда они приносят - куда там немцам с Красновым! Это мы, люди опытные и можем их бреду противостоять. Но если вот такие «Розы», на фронт попадут? Он ведь просто рухнет! Поэтому, выступаю за расстрел провокаторов!
        Комитетчики от такого пассажа округлили глаза, но ответить никто не успел, так как наконец-то появился Лапин. Он решил свои вопросы в городе и теперь, ввалившись к нам, обвел собрание очумелыми глазами:
        - Чур, там под конвоем, Роза Зильберт с товарищами стоит! Бойцы сказали, что арестовали их по твоему приказу! Тут, наверное, какая-то ошибка? Я ведь ее лично знаю. Это же старая большевичка!
        Жестом остановив возбужденного Кузьму, я предложил ему присесть и вывалил все свои мысли по поводу «старой большевички» сотоварищи. Просто перечислил все их хотелки и дал свои выводы с прогнозом на будущее. Комиссар от всего происходящего, мягко говоря, охренел. Потом, тоже попытался влезть со своим «надо поговорить». На что я, открыв дверь крикнул в коридор - «Заводите арестованных» и обращаясь к трибуналу, громко подытожил:
        - Да не вопрос! Вот эти контрики. Говорите. И насчет дисциплины и насчет военспецов, и насчет того, что из себя должна представлять Рабоче-Крестьянская Красная Армия. Два часа вам на беседу даю. Все-таки, жизнь людская на кону. Но если убедить не получится, то повторюсь - решать судьбу провокаторов будем мы. Здесь и сейчас. И если они не осознают глубину заблуждений, то шлепну их, по приговору трибунала, недрогнувшей рукой.
        Я специально говорил громко чтобы москвичи все услыхали. «Кожаные» аж с шага сбились, но вот «донна Роза» и глазом не моргнула. В принципе я так и думал - или фанатичка, или просто не верит, что ее (такую заслуженную и знакомую с самыми известными людьми) вот так запросто могут пришить. Эх дамочка… Это сейчас у вас не принято своих партайгеноссе к стенке ставить. Знала бы ты, как развернётся твой усатый товарищ, в нашем времени, в конце тридцатых… Хотя, честно говоря, я сейчас как никогда стал понимать Сталина. Вот как можно хоть о чем-то с такими уродами договариваться? Это же пипец какой-то. Даже современные «небратья», на фоне подобных «революционеров», кажутся эталоном вменяемости.
        Ну ничего. Это просто значит, что сталинскими методами мы начнем работать раньше. И чем быстрее совершенно отмороженных террористов (а большинство революционеров, я считал именно террористами), помножим на ноль, тем лучше станет житься всем остальным людям в стране. Ведь сама идея социального государства очень хороша. Но подобные персонажи, в самых разных областях, выступают не то что ложкой, а целым ведром дегтя в нашей бочке меда.
        Стоя в конце длинного казарменного коридора и глядя в окно, я даже отсюда слышал доносящиеся из-за двери визгливые вопли Зильберт, прерываемые неразличимым бубнежом мужских голосов. Слушая, думал при этом, что вот я и вляпался в большую политику. Теперь, как бы с трибуналом не повернулось, появятся враги на самом верху. Ну, то есть, не на самом-самом, но довольно весомые персоны. Да и ладно. Я ведь не Жилин и долго дискутировать с «товарищами» не стану.
        Закурив, ухмыльнулся, представив смертельные разочарования тех революционных деятелей, кто решит всерьез занозить Чуру и почему-то вспомнился наш давний разговор с Иваном. Я ему тогда доказывал, что пришедшие к власти люди, в основном, по сути, очень мало чем отличаются от тех же игиловцев. А уж по методам, так вообще один в один. Поэтому у меня и отношение к ним «не фонтан». Жилин, на мой пассаж, как-то отстраненно и вроде даже невпопад ответил, что в России, все происходит в строго необходимое время. Я в начале не понял, к чему это, но он пояснил, что не будь революции, объединенные европейцы, во время второй мировой, уничтожили бы страну. Что Еврорейху, могла противостоять лишь социалистическая держава с соответственно воспитанным и переформатированным населением.
        - Даже если представить фантастику, что царь успел бы провести точно такую же индустриализацию как при Сталине, один черт - проиграли бы. Невозможно было бы эвакуировать в таком темпе частные заводы. Невозможно было бы приобрести такое количество продовольствия у помещиков. Невозможно было бы переориентировать массу частных производств на войну. И пусть в армии, были бы сплошные военные гении, сражающиеся как львы, подвел бы тыл. Да и общие настроения в народе… Не встали бы дети и женщины к станкам…
        Я попробовал возразить:
        - Так, может, накала такого не было бы? Фрицы ведь пошли в крестовый поход против коммунизма?
        Жилин, криво ухмыльнулся:
        - В плане «Ост», не говорилось про коммунистов. Там говорилось про народы, населяющие Восточную Европу. И участь покоренных «унтерменшей» была бы вовсе незавидной, независимо от их политических предпочтений. Как показывает опыт будущего, запад нас хочет уничтожить не за тип общественно-экономической формации в стране, а просто потому, что мы существуем. Слишком уж их наши пространства влекут. Только вот, на беду евробанды, в России случилась революция, социализм и Сталин. Поначалу, многим людям казалось, что это ужас. Но, как выяснилось со временем, этот ужас был необходим, чтобы уберечься от гораздо более страшного кошмара.
        Заинтересовавшись гипотезой, я спросил:
        - Тогда, по твоей логике, после победы в Великой Отечественной, большевизм должен был плавно закончиться. Ведь угроза пропала.
        Иван покачал пальцем:
        - Шалишь! Там, почти сразу, подоспели операция «Немыслимое» и план «Дропшот»[51 - «Немыслимое» - план нападения союза Британии, США и взятых ими в плен гитлеровских войск на СССР весной-летом 1945 года. «Дропшот» - план массированных ядерных бомбардировок СССР 1949 года.]. Про «Totality», «Чариотир» и «Флитвуд» я даже не говорю. Поэтому, опять пришлось напрягаться всей страной, в темпе делая ядерное оружие с носителями. А вот к семидесятым, был достигнут паритет. Держава полностью обезопасила себя. Тут-то и начался закат коммунистов. Постепенно, а потом все быстрее и быстрее они деградировали как в своем кругу, так и в глазах окружающих.
        Развеселившись, ответил:
        - Ну ты и мистик! Хотя, не ты один. В свое время еще Миних сказал, что - «Россия управляется непосредственно господом богом. Иначе, невозможно представить как это государство до сих пор существует». А еще, исходя из твоей теории, можно сказать, что в нашем будущем войны не ожидается. Я верно понял?
        Жилин, тогда, в ответ тоже хихикнул:
        - Где-то так. Но, кажется, там тоже всё на грани балансирует. Правда и мы готовы к любому повороту. Включая войну. Не зря же умные люди говорят, что России, чтобы опять уйти в социализм, нужно буквально несколько указов, немного времени и пара-тройка тысяч арестов. Так что, получается словно в той песне - «Мы мирные люди, но наш бронепоезд, стоит на запасном пути»!
        Я согласился с собеседником:
        - Ну да. Страна из дерьма вроде вылезла, только западники на все пойдут, чтобы конкурента удавить. И вообще я думаю, что у государств, всё так же, как и у людей - зачмыриться легко, но вот обратно, добиться хоть какого-то нормального положения, можно лишь через кровь. Большую или малую, тут уже роли не играет, потому что просто слова, никто не услышит. Поэтому лично мне, как нормальному человеку, на очередной их высер в сторону России, очень хотелось вмазать с ноги, а не «выражать озабоченность».
        Иван возразил:
        - Плохая идея. Вон, Германию, в двадцатых, опустили ниже плинтуса. Она решила вернуться через кровь. И что? До сих пор, силуэт в их каске, ненависть по всему миру вызывает. Тоньше надо работать. Тоньше!
        Не найдя слов, я лишь крякнул. Ну да - политиком не являюсь и это «тоньше», как серпом по яйцам. Но смутно понимая правоту Жилина (особенно после примера с Германией) лишь кивнул.

* * *
        В общем, пока вспоминал наши разговоры и соображал, что же делать сейчас, время и прошло. В принципе, меня устраивало любое решение трибунала. Постановит расстрелять - шлепнем бесов. Главное, что все будет законно оформлено. Захотят обойтись без расстрела - тоже неплохо. Тогда удастся избежать особо острой конфронтации с долбанутыми партайгеноссе. Зато они поймут, по какому тонкому льду прошлись и что с Чуром, лучше не шутить.
        А итог заседания меня удивил. Когда я вошел в комнату, Роза, молча, но яростно свернула в мою сторону глазами, а комиссар протянул бумагу. Угу - как и предполагалось, «кожаные», не привыкшие отвечать за базар, сломались, но вот «старая подпольщица», упорствовала в отрицании. Поэтому (тут я ошарашенно почесал затылок, поражаясь неожиданному юридическому выверту), была приговорена к расстрелу с рассрочкой на три месяца. Этот срок ей давался для изменения своих взглядов. И все это время она должна находиться в батальоне. Для осознания, так сказать, сути возникшей проблемы.
        При этом, народ, напряженно смотрел на меня, а я офигевал от того, насколько хитрожопые люди здесь собрались! Вроде как сурово обозначили свои позиции, а с другой стороны - за три месяца в наших условиях или ишак сдохнет, или падишах. Но если прикинуть - довольно неплохой вариант вырисовывается. Эту дуру, за выделенное время, свои единомышленники должны вытянуть. Может быть, даже через Жилина. А мы еще повыкобениваемся, пугая сторонников армейской демократии, насколько это возможно. Столкнем, так сказать, поборников «сферических коней в вакууме» с суровой действительность и покажем любителям дискуссий, то что отвечать надо за каждое слово. В перевоспитание этих типов я не особо верил, но вот в возможность загнать их в жесткие рамки, (где они уже пребывали до ранения Ильича) твердо рассчитывал.
        Поэтому сейчас, прочтя бумагу, возражать не стал (от чего трибунал облегченно просветлел лицами), а приказал строить батальон. Где и доложил братве, что произошло, чего хочет добиться военная оппозиция и как ее победа, может сказаться лично на недолгой жизни каждого. При этом, что-то сильно завелся и во время речи, вновь (как и тогда на озере) почувствовал в темечке какую-то непонятную вибрацию. От чего изменился тон и слова стали падать особенно весомо. Причем настолько, что из строя начали раздаваться массовые выкрики, с призывом к немедленному линчеванию москвичей.
        Пришлось быстренько заткнуться, выпить воды из поданной фляги и успокаивать людей. Вибрация, тем временем, пропала (мля, как же сделать, чтобы этот эффект по желанию появлялся?), голос стал нормальным, и я уже спокойно зачитал решение трибунала. После чего, распустил бойцов, занявшись подсудимыми. Раскаявшимся и подписавшим покаянную бумагу Лившицу с Кравчуком, после напутственных слов, выдал виртуального прощального пинка в сторону столицы.
        Ну а «донну Розу»… Ха! В общем, «гражданке Зильберт», было разрешено частичное перемещение по расположению батальона, с запретом выхода в город. А в конвойные ей определил Бурцева. То, что дамочка сбежит (особенно при таком конвоире), не опасался. Захочет свалить - и хер бы на нее. Баба, как говорится, с возу… Но я не верил в побег. Фанатики не бегают. Скорее, она возжелает охмурить, обратив в свою веру студента. Он ведь постоянно рядом с ней находиться будет. И мне очень интересно, что получится, если между собой закусятся два полнейших ебаната, с прямо противоположными взглядами? И достаточно хорошо зная Серегу, я бы поставил на Бурцева. Тут, скорее мадам Роза крышей поедет, чем студент сменит позицию. Ну и комиссар, за всем процессом станет приглядывать. Ибо сказано - «береженного бог бережет».

* * *
        А еще через три дня пришла телеграмма от Жилина. Поначалу я думал, что это «кожаные», с невиданной скоростью успели добрались до Москвы и принялись там плакаться. Но оказалось, всё не так. В послании говорилось, что товарищ Жилин И.Н. на время выздоровления вождя становится ВРИО председателя СНК. И в связи с государственной необходимостью, командиру отдельного Краснознаменного батальона морской пехоты, надо со всей возможной скоростью, прибыть в столицу. Батальон при этом, остается в месте расположения.
        Еще раз перечитав текст, передал ленту Лапину. Тот, пробежал ее глазами и удивленно-радостно спросил:
        - Это что же получается - товарищ Жилин стал главой правительства? Вот это да!
        Я кивнул:
        - Выходит так. Но это временно. Пока Владимир Ильич от ранения не оправится. Меня другое интересует - что там такого случилось, из-за чего срочно в столицу вызывают?
        На что Кузьма резонно возразил:
        - Если бы что-то случилось, то весь батальон дернули. Но требуют лишь тебя. - а немного подумав, продолжил - Возможно, Иван Николаевич хочет сообщить что-то настолько секретное что даже шифрованному телеграфу доверить нельзя. Вспомни, обычно он сам приезжал, а теперь видишь - стал ВРИО председателя СНК. Сейчас уж ему точно не до поездок.
        Обдумав ответ, пришлось согласится:
        - Скорее всего так и есть.
        Комиссар же, сразу внес рацпредложение:
        - Может, с собой, первый взвод у Данилова возьмешь? На всякий случай. Ведь на путях чёрти что творится.
        Я съехидничал:
        - А чего сразу не роту? На фиг. Десятка охраны, выше крыши хватит!
        И отбив ответ, в котором говорилось, что товарищ Сварогов сегодня же постарается выехать, мы пошли в горсовет договариваться насчет какой-нибудь посудины, который отвезет меня на материк.
        Транспортное средство нашлось быстро. Потом, правда, пришлось возвращаться на узел, чтобы дать сообщение Фрунзе. Но оказывается, он уже был в курсе, что я убываю в столицу. После чего вернулся в батальон и стал раздавать распоряжения, писать приказы и инструктировать Буденного, который, пока командир будет гулять по злачным местам первопрестольной, оставался за старшего. Замом к нему шел Михайловский. Заодно озадачил всех ротных. И сразу после обеда, стоя на палубе или маленького корабля, или большого катера (но с пушкой) глядел на удаляющийся крымский берег.
        Солнце, слепя глаза, играло бликами на мелких волнах, а в голове постоянно крутилось - все ли я сделал и ничего ли не забыл? Оказывается, за эти месяцы прирос к батальону и теперь испытывал ощущения папаши, который вдруг оставил вроде вполне самостоятельного, но не совсем разумного ребенка, без присмотра. Хотя понимал, что волнуюсь совершенно зря (там и Семен, и комиссар, и ротные) но вот поделать ничего не мог.
        Только долго переживать мне не дали так как нарисовавшийся рядом морячок, уважительно сообщил, что капитан корабля приглашает пассажиров в кают-компанию, на чаепитие. Подозревая, что чаек может оказаться адмиральским (ну дык - морское гостеприимство!) улыбнулся и кивнув, пошел следом за провожатым.
        КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ
        notes
        Примечания
        1
        БП - бронепоезд. PZ - немецкое название бронепоезда.
        2
        Железо - жаргонное название корабля.
        3
        Овечка - паровоз серии Ов.
        4
        Если что - независимость Польши была признана временным правительством 16 марта 1917 года. Поэтому Чур, чтящий законы реальности, сказал не про Польшу, а про Малороссию.
        5
        Солдаты и матросы матом не ругаются. Они на нем разговаривают. Чтобы не засорять книгу обсценной лексикой, маты не пишу. Просто каждый может подставлять их в любую фразу по мере надобности.
        6
        Т-18, БТ - советские легкие танки.
        7
        Напоминаю, что в этом мире цесаревича зовут Андрей.
        8
        В реальной истории «Интернационал был гимном РСФСР с 1918 г по 1944 г.
        9
        Реально «Остин-путиловец» был запущен в серию в марте 1918 года (хотя по некоторым данным первые броневики именно этой серии были сделаны летом 1915 года и сведены в отдельный автоброневой отряд).
        10
        Чур несколько ошибается, так как подготовка к выборам началась после Февральской революции, а после Октябрьской революции Совет Народных Комиссаров это подтвердил и принял постановление о проведении выборов в Учредительное собрание.
        11
        Русский экспедиционный корпус в рамках интернациональной помощи, посланный царем воевать во Францию под французским командованием. Численность почти пятьдесят тысяч человек (а планировалось вообще отправить четыреста тысяч). После Февральской революции корпус был расформирован.
        12
        Чур ошибается. До 1919 года эта фамилия (румынского происхождения) звучала именно как Фрунзеэ. И лишь потом Михаил Васильевич для простоты отбросил последнюю букву.
        13
        Относительно наград, не существующих в 1918 году в реальной истории - читайте первую книгу.
        14
        Действительно в реальной истории летом 1911 года на двухместном аэроплане «Блерио» был установлен и успешно испытан аппарат для беспроволочной телеграфии системы лейтенанта Тучкова с дальностью связи 50 - 70 верст. О чем 14 октября этого же года было доложено Великому князю Александру Михайловичу.
        15
        Источник - «Каталог панцирей, изобретенных подполковником А. А. Чемерзиным» - так называется брошюра, изданная типографским способом и вшитая в одно из дел, хранящихся в Центральном государственном военно-историческом архиве. В ней приводятся такие сведения: «Вес панцирей: самые легкие 4 фунта 75 золотников (фунт - 409,5 г), самые тяжелые 8 фунтов. Под одеждой незаметны. Панцири против ружейных пуль, не пробиваемые 3-линейной военной винтовкой, имеют вес 8 фунтов. Панцири закрывают: сердце, легкие, живот, оба бока, позвоночный столб и спину против легких и сердца. Непробиваемость каждого панциря проверяется стрельбой в присутствии покупателя».
        16
        Модель глушителя братьев Митиных разработана в 1929 г.
        17
        Прибор беспламенной бесшумной стрельбы.
        18
        Чур ошибается. Бронеавтомобиль «Бюссинг» в тех местах реально был в единственном экземпляре.
        19
        Презрительное название флотских офицеров.
        20
        В реальной истории, в мае 1918 года, Дроздовский, офицерам вербуемым в свое подразделение давал 200 рублей в месяц. Красные (что характерно) так же получали и денежное и вещевое довольствие.
        21
        Балтийский чай - водка с кокаином.
        22
        Слова из реального доклада Слуцкого на собрании делегатов береговых и судовых частей 17 апреля 1918 г.
        23
        Слова Тонни «пуля в зубах» из фильма «Большой куш».
        24
        Вооружение С-22 составляло до 8 пулеметов.
        25
        Старое название г. Армянска.
        26
        Вильгельм 2 в 1918 году реально переболел испанкой.
        27
        Мина Рейнса.
        28
        МОН - противопехотная осколочная мина направленного поражения.
        29
        В реальной истории Владимир Васильевич Сикевич (полковник Генштаба Русской императорской армии он же генерал-хорунжий армии УНР) действовал в районе Донецкого бассейна. И как вы понимаете, вовсе не на стороне России.
        30
        Напоминаю - именно из-за того, что УНР открыла фронт перед немцами и был подписан Брестский мир в том виде, который все знают.
        31
        Реально - подавляющее большинство «руководящих товарищей», на самых разных партийных должностях, как в ранние годы Советской власти, так и до самого распада СССР, были выходцами с Украины. Тот же Л.И. Брежнев, в довоенных документах, в графе национальность писал - украинец. Про Хрущева, не снимающего вышиванку даже на приемах, можно и не говорить.
        32
        Разумеется, были и гениальные подвижники. Тот же Триандафиллов, в своих работах, намного опередил немцев с их идеей блицкрига. Но прогрессоры давились массой «героев гражданской», у которых был свой опыт и свое собственное видение того, как надо воевать.
        33
        Кузов Универсальный Нормального Габарита.
        34
        «Вишня» - нож разведчика образца 1943 года.
        35
        В августе 1917 года кадетские корпуса переименовались в гимназии военного ведомства.
        36
        В личном обращении, приставка «под», обычно опускалась.
        37
        Помимо общепринятого, есть еще два значения этого слова. Первое: охотники - люди освобожденные от призыва но пришедшие в армию добровольно. Второе - команды войсковых разведчиков. В 1910 году это понятие окончательно разделили на добровольцев и разведчиков. Но старое наименование «охотники» тоже сохранилось. В данном случае речь идет именно о разведчиках.
        38
        Чур несколько приврал, так как в период от февраля 1917 года и до июля 1917 численность РСДП выросла до 240 тыс. То есть, возможное количество неадекватов, возросло в той же пропорции, если не больше. Просто в то время, очень большую роль играло именно число членов в организации. Вот и брали всех, кто хоть слегка декларировал принятие линии партии. Потом, это сильно икнулось (особенно, приравнивание стажа, при переходе из другой партии).
        39
        Несколько переиначенная фраза Бернандо О'Рэйли из к. ф «Великолепная семерка».
        40
        КП-2-48 - кухня полевая на два котла образца 1948 года.
        41
        Скоропадский Петр Иванович - генерал-лейтенант Российской императорской армии. Главнокомандующий войсками юго-западного фронта. Верховный главнокомандующий. Гетман Украинской Державы.
        42
        Одно из прозвищ Владимира Васильевича Сикевича.
        43
        Комендантский час.
        44
        Цитата из «12 стульев».
        45
        Здесь Чур нагло преувеличивает опасность гексогена.
        46
        Колдун в русской мифологии - всегда отрицательный персонаж (не путать с ведуном, волхвом и т. д).
        47
        Крылатая фраза «Артиллерия - бог войны» принадлежит В. И. Сталину.
        48
        Грузоподъемность «PRAGA V» по проселку - 2 тонны.
        49
        В реальной истории остановку машины и ограбление пассажиров совершил Яков Кошельков (Кузнецов) 6 января 1919 года.
        50
        И такое тоже было в реальной истории…
        51
        «Немыслимое» - план нападения союза Британии, США и взятых ими в плен гитлеровских войск на СССР весной-летом 1945 года. «Дропшот» - план массированных ядерных бомбардировок СССР 1949 года.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к