Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Ёрш Ника: " Алхимия Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Алхимия любви Ника Ёрш
        День, который должен был стать лучшим в жизни Сабины, обернулся катастрофой и скандалом. В газетах вот-вот появятся подробности грязной истории, в которой она оказалась замешана, а отец настаивает… на браке с незнакомцем. «Хуже и быть не может!» - решила Сабина. Но судьба услышала ее и показала: может!
        ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
        - Согласны ли вы, мисс Сабина Хьюз, стать супругой мистера Вольта Краспера?
        Священнослужитель говорил тихо и размеренно, в привычной для него манере. Легкая добрая улыбка также была ему свойственна при проведении бракосочетаний. Каждое слово, каждое движение выверено до мелочей, отработано долгими годами службы и несет равновесие в души добропорядочных прихожан.
        Отец Стефан ничем не выдал своего расстройства, хотя внутри весь кипел от негодования.
        В тот роковой день все пошло кувырком.
        Начать хотя бы с того, что обрядов на ближайшие три дня запланировано не было. Но утренний гость, разбудивший отца Стефана назойливым стуком в дверь, заставил изменить планы. Это было отвратительно, ведь он рачительно подходил к делу, предпочитая расписывать все на неделю, а лучше на месяц вперед.
        - Отказа я не приму, - жестко сказал его утренний гость. Уперев обе руки в набалдашник тонкой трости, он чуть склонил голову, так и не сняв шляпу.
        - Но…
        - Вы ведь знаете, я не люблю давить на людей. Но если служба обязывает…
        Пришедший в столь ранний час мужчина вздохнул так устало, что отец Стефан почувствовал вину и слегка ссутулился.
        - Но служебные ли дела обязывают вас, сын мой? - все же решил постоять за себя служитель церкви. - Насколько понимаю, вы просите за вашу дочь.
        Руки пришедшего, затянутые в черные кожаные перчатки, сильнее сжались на голове льва, венчающей трость. Ткань неприятно заскрипела, а у отца Стефана свело скулы - до того мерзок оказался звук.
        - Знал бы я вас немного хуже, дорогой вы мой, решил бы, что вы намекаете, будто я, один из десяти сиртов при его величестве, пришел надавить на вас, пользуясь своим положением.
        Мужчина распрямил плечи и, медленно подняв руку, провел пальцами по идеально подстриженной бороде. При этом он разглядывал отца Стефана с такой нехорошей задумчивостью, что у того невольно зашлось сердце.
        - Я бы никогда… - начал оправдываться отец Стефан, ощутив себя слабым и несчастным. Но его снова перебил нежданный гость:
        - Вот и славно! Значит, обвенчаете их в полдень. Все данные я вам записал. А уже потом, закончив с делами, можете спокойно отправляться в паб и пригласить в номер Келли. Сегодня я оплачу ваше свидание лично, в знак благодарности за помощь.
        Отец Стефан схватился за сердце, пошатнулся, но… мужественно устоял на ногах. И даже сумел проблеять напоследок:
        - Как же я рад оказаться полезным сирту. И вам особенно.
        Сирт Хьюз одобрительно похлопал его по плечу, одарил пугающим обещанием скоро увидеться снова и ушел, тихо прикрыв за собой дверь.
        Вскоре раздался шум уезжающего автомобиля, но отец Стефан все еще стоял на месте, переваривая новость: сирту Хьюзу известно о его преступной связи с блудной Келли! Если кто-то в его приходе узнает, то наступит конец всему! Но беды можно избежать, всего лишь обвенчав тех, кого просит сирт.
        Сущая мелочь: заявление от них он лично внесет в журнал задним числом, там оставалось несколько мест свободных.
        Окрыленный надеждой, отец Стефан аккуратно раскрыл бумагу, врученную незваным гостем, и прочел имена жениха и невесты.
        Что ж, любящие сердца должны быть соединены!
        - Чтоб он сдох, - тихо пробурчала невеста, вырывая отца Стефана из мира воспоминаний. Он изо всех сил заулыбался, надеясь быстро разобраться с курьезом.
        - Что, простите?
        - Сабина! - мистер Хьюз напомнил о себе, умудрившись так произнести имя дочери, что даже у отца Стефана мурашки побежали по телу. - Соберись! Говори четко и по существу! «Да, согласна»!
        Мистер Хьюз обернулся к приглашенным гостям и широко улыбнулся худощавому рыжему мужчине, стоящему у стены. Тот остался спокоен, только быстрым движением поправил очки и записал что-то в маленький блокнот.
        «Следователь!» - догадался отец Стефан, быстро оценив характерный черный длинный плащ, фирменный прищур и ухмылку мужчины, после чего с силой вцепился в золотой подсвечник слева от себя.
        - Повторите вопрос, отец, - на этот раз обратился к нему жених: высокий скучающий брюнет в очках. - Пожалуйста.
        Невеста - миниатюрная красавица, обладающая шикарной копной светлых волос и огромными зелеными глазами, кивнула. Нервно перебирая пальцами оборки пышного белого платья, она сообщила:
        - Простите, это у меня впервые. В следующий раз буду собраннее.
        - Ну конечно, дитя мое, - ответил отец Стефан. И только потом понял, что было во фразе Сабины Хьюз нечто неправильное.
        Еще не раз до окончания брачного ритуала он задумывался о том, насколько допустимо венчать эту пару.
        Например, когда жених, замешкавшись с ответом, согласен ли он стать мужем мисс Хьюз, посмотрел на отца невесты. Тот показал ему большой палец. И вроде бы это хорошо, подбадривает. Вот только мистер Хьюз провел тем самым пальцем поперек своей шеи, словно бы намекая на расправу в случае отказа…
        А когда отец Стефан спросил, нет ли в зале кого-то, имеющего возражения против этого союза, брачующиеся с надеждой обернулись к гостям. Те молча переглядывались, пожимали плечами, качали головами. Кто-то со стороны жениха одиноко похлопал, а миссис Хьюз громко заплакала.
        - Значит, возражений нет? - старательно усыпляя муки совести, в последний раз уточнил отец Стефан.
        - Нет! - рявкнул мистер Хьюз с первого ряда. - Кончайте уже.
        - Как романтично, - пробубнила невеста, закатив глаза к потолку церкви. - Именно так я и представляла свою свадьбу.
        - Все пройдет, хватит ныть, - тихо ответил жених, пытаясь не то успокоить мисс Сабину, не то разозлить еще сильнее. - Чего вы ждете, отец? Знака свыше?
        - Объявляю вас мужем и женой! - почти злорадно выпалил отец Стефан, чувствуя, как совесть все-таки затихает. - Поцелуйте невесту!
        Молодые переглянулись, и на их лицах отразилась мука.
        - За что? - прошептала девушка.
        - Раньше надо было думать, - отозвался жених и быстро чмокнул ее в плотно сжатые губы.
        ГЛАВА 1
        За три дня до бракосочетания
        - Сабина, сюда! - Барбара Жорди, поманив сокурсницу, с хохотом побежала вперед и вскоре исчезла за поворотом длинного коридора.
        - Подожди!
        Сабина вздохнула, с грустью посмотрев на новые туфли, ноги в которых уже горели огнем. Решение пришло быстрее, чем она успела как следует подумать. Возможно, виной тому количество выпитого за праздничным столом, а может, просто задор подруги оказался заразным, но Сабина сняла обувь и побежала по коридору общежития, не в силах скрыть радостную улыбку.
        Свобода!
        Они окончили обучение в университете. Хотя впереди всех ждал обязательный год прохождения практики, Сабина была в шаге от мечты: стать первым лекарем в семье Хьюз. Ее упрямый отец, мечтающий о продолжении династии сиртов при его величестве, спал и видел, как выдает единственную дочь замуж за нужного человека. Нужный человек должен иметь родословную, стальной характер и желание продвижения по карьерной лестнице, а такие мелочи, как внешность или симпатии к Сабине, никого не волновали.
        Но сирту Роберту Хьюзу не повезло. Дочь родилась красавицей в мать и упертым бараном по характеру - в него. Хуже того, еще в детстве Сабина поняла, что станет лекарем, создаст новую династию и докажет всем в Ристарии, что женщины тоже могут быть прекрасными специалистами. И вот уже двадцать лет она шла к своей цели, точно зная, что никому не позволит заставить ее свернуть с намеченного пути!
        - Барб! - крикнула Сабина, завернув за угол и очутившись в квадратном холле западного крыла общежития. - Барбара!
        Откуда-то издали раздались голоса и заливистый смех сокурсников.
        - Саби? - Тони Фокс показался из противоположного коридора. - Это ты кричала?
        Даже идеально пошитый костюм сидел на долговязом рыжем парне немного мешковато, а галстук - последнее веяние моды Ристарии - развязался и болтался на груди неряшливой петлей.
        - Я потеряла Барб, - пожаловалась Сабина, бросившись через холл. - Вы не видели ее?
        - Нет, - теперь к ним присоединился Руни Рой, а следом и еще несколько ребят. - Мимо она точно не пробегала.
        - Странно.
        Сабина прикусила губу и осмотрела пустое помещение. Во время учебы здесь всегда многолюдно и шумно, но в день выпуска все столпились в восточном крыле.
        - Может быть, она вышла подышать? - предположил Тони. - Не стоит волноваться, Барб не из тех, кто теряется без выгоды для себя.
        Он переглянулся с Руни, и они заливисто расхохотались, стукнувшись кулаками в знак отличной шутки.
        Сабина раздраженно мотнула головой и поставила туфли на пол, собираясь обуться и продолжить поиски, но тут со стороны лоджии раздался сдавленный крик.
        Мгновенно повисшая следом тишина доказала - не почудилось.
        - Барб! - Опомнившись, Сабина бросилась к лоджии, но парни ее перегнали и распахнули двери первыми.
        - Помогите! - тут же закричала Барбара. - Слава богу! Он пытался меня изнасиловать!
        Сабина наконец увидела подругу - растрепанную, испуганную, в задранном кверху платье. Она жалась к стене, смотрела с надеждой и страхом. Рядом с ней стоял Дарт Пайм - простыш, как в Ристарии за глаза называли людей без магических способностей. С его нижней губы капала кровь, а на рубашке не хватало пары пуговиц.
        - Эй! - нагло сказал он. - Заберите эту дуру и…
        Договорить Дарт не успел: Тони врезал ему кулаком прямо в нос. Дарта откинуло назад, он ударился о балку головой и застонал. Но не успел сделать и пары движений, как получил новый удар, на этот раз от Руни. В живот.
        - Решил изнасиловать Барб? - схватив скулящего Дарта за волосы, Руни потянул его на себя и врезал уже коленкой наотмашь. - Я тебе покажу, сволочь!
        Дарт сдавленно охнул, упал на колени. Он тяжело дышал, а с его лица капала кровь.
        Сабина, все это время стоящая рядом, испуганно зажала рот рукой. Барбара, придя в себя, прошипела сквозь зубы:
        - Поставьте гаденыша на место, ребята. Чтоб он больше никогда и не думал вести себя… так!
        Сабина опомнилась и, обняв подругу за плечи, увела прочь от ужасного зрелища.
        - Как ты? Чем я могу помочь?
        - Пойдем выпьем, - ответила Барбара, гордым уверенным движением откидывая назад выбившиеся из прически локоны. - Я не позволю этому уроду испоганить такой вечер! И больше не будем думать о плохом!
        Пока девушки удалялись от лоджии, народ прибывал, радостно обсуждая случившееся и наращивая новые подробности на малоизвестные факты.
        Больше в тот вечер Сабина не заговаривала о случившемся, молча восхищаясь храбростью и железной волей Барбары и желая дать ей время для успокоения. Но когда на праздник вернулись однокурсники, Тони и Руни, она все же спросила о дальнейшей судьбе Дарта Пайма.
        - А кто его знает, - отмахнулся Тони Фокс, - валяется там, как отброс. Когда очухается, точно поймет, что с магичками вести себя как козел неприемлемо.
        - Звучит как тост! - обрадовался Руни.
        - Шампанского! - храбро поддержала Барбара.
        - Проверить бы, как он, - с сомнением пробормотала Сабина, не в силах понять, как подруга может оставаться настолько спокойной после такого инцидента.
        - Беспокоишься о насильнике? - упрекнула Барбара. - Думаешь, нужно было его по головке погладить? Побежишь его лечить?
        Честно говоря, Сабина впервые сомневалась, как следует поступить, и не знала, что думать. А потому решила положиться на мнение большинства и забыть случившееся как дурной сон. Хотя бы на время праздника.
        Следующие несколько танцев она не жалела ног и отрывалась на полную катушку, желая заполнить разрастающуюся внутри пустоту, заменить непонятное гнетущее чувство на радость. Но выходило ужасно…
        Уже на третьем танце она сдалась. Крадучись, словно воровка, Сабина пробралась к выходу из зала, тщательно следя за танцующими под медленную красивую музыку Барбарой и Руни, и со всех ног побежала к месту происшествия. Ее гнал вперед страх за жизнь человека, пусть и пытавшегося совершить насилие.
        За годы учебы она не раз встречала на лекциях Дарта Пайма - нападающего в футбольной команде университета, но никогда раньше он не вел себя настолько ужасно, как в этот роковой вечер. Понятно, что виной его поступку стал алкоголь.
        Дарт заслужил наказание, но только после лечения!
        К тому же Барбара не выглядела несчастной, отчего Сабина по непонятным причинам испытывала странные терзания и недопустимые для подруг сомнения… Могла ли Барбара солгать о случившемся?
        Нет! Только не она. С чего бы?..
        Как бы то ни было, Сабина решила тихонько помочь Дарту. Никто не узнает. Это будет их маленьким секретом…
        Так она размышляла, сбегая по широкой лестнице и направляясь к западному крылу университета.
        Но в центральном холле Сабина остановилась, едва справляясь со сбитым дыханием, хватая ртом воздух и пытаясь протолкнуть его в легкие. В то же время она с ужасом наблюдала, как на носилках мимо проносят бледного недвижимого Дарта. На красивом некогда лице теперь не было живого места.
        - О боже, - всхлипнула Сабина, прижав к груди руки. - Дарт…
        - Он пока жив, - раздался из-за лестницы жуткий скрипучий голос.
        Ректор университета, профессор Буревич, сделал несколько шагов в сторону, чтобы лучше видеть ту, с кем говорил. Она, в свою очередь, с ужасом разглядывала его. Невысокий, лысый, сутулый, с горбатым большим носом и кривыми пухлыми губами, он смотрел на нее своими маленькими черными глазками, внушая самые безрадостные мысли.
        - Здравствуйте, профессор.
        - Виделись уже, - проскрипел ректор, напоминая о торжественной речи несколько часов назад. Тогда он поздравлял выпускников, лично вручая всем дипломы и желая стать гордостью учебного заведения. - Что вы здесь делаете, мисс Хьюз?
        - Я… прогуливалась, - ответила Сабина, ухватившись руками за перила. Ноги держали ее все хуже.
        - Думаю, вы лжете, - без всяких прелюдий заявил ректор. - Вы спешили куда-то.
        - Нет. То есть да. Я собиралась идти домой. Уже поздно.
        - Домой? - ректор нарочито медленно сдвинул рукав и взглянул на дорогие часы - подарок от группы, в которой училась и сама Сабина. - А время-то и правда позднее. Знаете, думаю, не только вам пора домой.
        Она пожевала нижнюю губу, кивнула и сделала несколько шагов вперед, спускаясь с лестницы. Но, не выдержав, снова посмотрела на Буревича и спросила:
        - Что произошло с Дартом, профессор?
        - А вы не знаете? - ректор университета пристально смотрел на нее.
        Сабина отчаянно замотала головой, прикусила губу. Ее глаза покраснели.
        - Кто-то его избил, - проговорил профессор Буревич. - Состояние критическое, но жить парень будет. Обязан жить. Иначе…
        Он умолк и резким нервным движением дернул узел своего галстука, пытаясь ослабить петлю. Будто задыхался при мысли о возможных перспективах.
        Сабина хотела спросить о чем-то еще, но ее отвлекла хлопнувшая дверь. В здание вошли двое мужчин в длинных серых плащах и такого же цвета шляпах.
        - Идите домой, как собирались, - прохрипел профессор. - Быстро. И… передавайте привет своему отцу. Скажите, что мне нужно с ним встретиться. Как можно быстрее.
        - Профессор Буревич? - один из мужчин махнул рукой, привлекая внимание. - Вас-то нам и нужно. Где мы можем поговорить о нападении на парня, лишенного магического дара?
        Позже Сабина с трудом вспомнила, как добралась домой. Душевное состояние ее было столь плачевным, что действовала она, подчиняясь исключительно неведомым прежде инстинктам. Она шла по темным сумрачным улицам Соулдона, в одной руке держа свои туфли, а во второй - скомканный, сильно задранный подъюбник. Каким образом величайший праздник превратился в ужаснейшее событие, из-за которого может погибнуть человек? При мыслях об этом ее тоска плавно перерастала в истерию.
        Даже мужчина бандитской наружности, выскочивший навстречу Сабине и потребовавший от нее кошелек или жизнь, замер, с сомнением разглядывая невероятную красотку с совершенно сумасшедшими глазами.
        - Жизнь! - твердо ответила ему Сабина, а потом некрасиво разрыдалась, опасно потрясая туфлями с огромным каблуком перед лицом напрягшегося бандита. - Я хочу, чтобы он жил! Разве это много? Много?!
        - Нет, - неуверенно промямлил бандит.
        - Я даже не сделала ничего! Черт возьми, я ведь и правда ничего не предприняла-а! - продолжила она, смахивая слезы тыльной стороной руки, в которой висели туфли. Каблуки опасно взметнулись прямо у носа недоброжелателя.
        - Э, полегче! - посоветовал он, грозно сведя брови. - Ща почикаю!
        - Так мне и надо! Я не заслуживаю быть лекарем! И жизни не заслуживаю! Вы правы!
        - Кто? Я? - окончательно растерялся бандит.
        Он отступил, но Сабина не дала уйти далеко. Схватив ошалевшего мужика за ворот рубашки, она заявила в перекошенное от ужаса лицо:
        - Это божественное правосудие! Вы нашли меня и воздадите! Ну?!
        Бандит моргнул и пристально вгляделся в точеное личико с тонкими чертами. Большие глаза девушки были красными, воспаленными, но в то же время светились неестественным, волшебным зеленым светом. Ее трясло, а изо рта тянуло перегаром.
        «Не паленка», - оценил выпитое нападавший.
        Впрочем, теперь он превратился в жертву. Надо же было Кривому Когу напороться на поехавшую крышей девчонку…
        Такая хрупкая на вид, она крепко держала бандита, впиваясь в него чуть удлиненными коготками и собираясь добиться своего во что бы то ни стало.
        - Ну? Чего вы ждете?! Как вы это сделаете? - требовала ответа психованная.
        - Не-не, - забеспокоился Кривой, только утром вышедший на волю. - На мокруху магички я не подписывался. Отпусти, бешеная!
        - Но!..
        Бандит рванул прочь, на память оставив сумасшедшей клочок своей одежды. Он бежал в противоположную от Сабины сторону и горячо клялся господу, что встанет на путь праведный «вот прям завтра». Хватит с него. Это, видать, и правда божье правосудие - встретить такую придурочную ночью, сразу после отсидки. Как бы намек свыше: или ты возьмешься за честную жизнь, или конец тебе.
        - Возьмусь! - крикнул Кривой в небо, неумело крестясь на ходу. - Завязываю!
        * * *
        Спустя какое-то время, показавшееся вечностью, Сабина все же добралась домой.
        Огромный особняк, расположенный недалеко от центральной площади, встретил ее ярким светом ламп в шести окнах первого этажа. И все бы ничего, но именно там находился кабинет Роберта Хьюза - ее отца, одного из десяти верных советников его величества.
        По всему выходило, что сам хозяин дома занят делами, хотя собирался «помаяться бездельем и как следует выспаться» после длительного путешествия, из которого вернулся утром.
        Сабина нутром почуяла неладное и занервничала с новой силой. Особенно расстроил ее стоящий у гаражей черный автомобиль с прикрученной табличкой, возвещающей всех несведущих, что машина принадлежит полисмагической службе Соулдона.
        - Все будет хорошо, - шепнула Сабина самой себе, несмело вошла в дом и замерла мышкой, чувствующей приближение кота.
        Дверь в кабинет отца тут же открылась, вот только на пороге показался не он, а тщедушный рыжий мужчина в классическом черном костюме. Несвежего вида белая рубашка буквально кричала, что мужчина одинок и замучен работой, а нелепого вида очки придавали ему некую комичность.
        - Мисс Саманта Хьюз? - устало спросил он.
        - Сабина, - робко поправила та, отпустив наконец задранную с одной стороны юбку и отставив в сторону туфли. Она сложила руки перед собой, как примерная, но сильно потрепанная выпускным девушка, и покаянно спросила: - С кем имею честь говорить?
        - Оливер Лайонс, - со скупой улыбкой представился рыжий. Быстро поклонившись, он поправил очки и продолжил: - Служащий отдела по контролю за магическими нарушениями в Соулдоне. Не могли бы вы?..
        Что именно она не могла бы, Сабина не узнала: полисмага перебил появившийся рядом с ним сирт Роберт Хьюз.
        Даже в длинном синем халате, накинутом поверх домашнего костюма, отец выглядел куда весомее и серьезнее, чем следователь. От него буквально тянуло властностью и высокомерием, и именно его осуждающий взгляд пугал Сабину куда больше, чем все остальное.
        - Дочь?
        Сирт Хьюз мельком взглянул на грязный подол платья, на ее дрожащие руки, затем на заплаканное лицо. Его губы досадливо поджались не то от вида, в котором Сабина явилась домой, не то от чего-то иного, но он быстро взял себя в руки.
        - Праздник, насколько понимаю, закончился?
        - Да, отец, - смиренно ответила она, распрямив спину до хруста в позвонках. - Я решила вернуться домой пораньше.
        - Вы одна? - не выдержав долгого молчания, вмешался мистер Лайонс. - Без сопровождения?
        Сабина посмотрела на него внимательнее. На вид ему было слегка за тридцать, но лоб и уголки глаз следователя оказались испещренными мелкими морщинками, а губы постоянно кривились, будто привыкли выдавать лишь саркастические насмешки, да так и замерли в этом положении.
        - Да, я одна, - произнесла она, мечтая поскорее отделаться от мужчин и принять душ. Стоит обдумать случившееся и понять, как следует вести себя дальше.
        - Оркова голова! Мисс, вас же могли порешить! - Мистер Лайонс шокированно посмотрел на отца девушки, ожидая от того поддержки. Но, не дождавшись, продолжил сам: - Сейчас в центре вечерами какой только сброд не прохаживается! Вам по-настоящему повезло!
        - Ты в порядке, Сабина? - спросил мистер Хьюз, поняв, что иначе следователь не оставит тему. Засунув руки в карманы халата, он раздраженно повел плечами и взглянул на часы в углу холла.
        - Все… неплохо, отец, - холодно ответила Сабина, понимая, что все далеко не в порядке. Чем больше она думала о происшествии, тем сильнее ощущала мелкую дрожь внутри.
        - Отлично. В таком случае нам следует поговорить.
        С этими словами сирт его величества вернулся в свой кабинет, старательно не замечая перемен в настроении и поведении дочери. Она прошла следом. Босиком. Прихрамывая. Совершенно случайно задев следователя рукой, Сабина поспешно извинилась, даже не подозревая, чем обернется мимолетное действие…
        ГЛАВА 2
        Оливер Лайонс был зол: всего час назад его разбудил звонок из департамента магических нарушений, и он был вынужден сорваться из дома в ночь. Он терпеть не мог дела, в которых оказывались замешаны богатенькие влиятельные семейки - и тем более сыновья-дочери этих богачей.
        Элитные потомки, распущенные и наглые. Глумливые беспредельщики, которых он никогда не жалел.
        И вот снова.
        Кто-то из самоуверенных выскочек избил молодого перспективного врача только за то, что он не обладал магическим даром. Грызня по поводу владения даром набирала обороты в последний год. Простыши чувствовали себя все более уязвленными, от чего обстановка накалялась день ото дня, а в отдел по контролю за магическими нарушениями сыпалось все больше жалоб и угроз.
        Новый случай грозил обернуться еще большими проблемами. Избитый на выпускном вечере парень, Дарт Пайм, оказался не просто лишенным магии человеком, но и сыном крупнейшего торговца хлопком в Соулдоне.
        Теперь мистер Рук Пайм - отец жертвы - требовал крови, денег и извинений. Он был в бешенстве, управление магии - в ярости, а король Ристарии просто хотел получить виноватого. И побыстрее. Желательно вчера.
        Потому Оливер, разбуженный и сильно огорченный, едва ознакомившись с экстренным отчетом от коллег, отправился на допросы с пристрастием. И первым в его списке оказался дом Хьюзов, расположенный совсем недалеко от места происшествия.
        Хозяин встретил гостя неприветливо, на все вопросы о местонахождении его дочери отвечал неохотно и заверял Оливера в порядочности Сабины.
        «Нежное, воздушное существо, - пожимая плечами, говорил Роберт Хьюз без всякого намека на гордость. - Мечтает спасти мир от всего на свете. В голове розовый дым, понимаете?»
        Оливер кивал и записывал, понимая одно: здесь ничего интересного он не узнает и тратит время зря. Потому уже через несколько минут, распрощавшись с мистером Хьюзом, он собрался уходить.
        И обескураженно замер на пороге кабинета.
        Минутой ранее он чувствовал лишь ленивую злость, выполняя рутинную работу и желая хотя бы на пару часов вернуться в теплую постель, но теперь… теперь он не мог уйти. Никак не мог.
        «Нежное воздушное существо», вернувшееся домой, совсем не вязалось с той глупой куклой, что нарисовало воображение по рассказам Роберта Хьюза. Девушка ростом чуть выше среднего и правда напоминала белокурого ангелочка с огромными зелеными глазами. Вот только в глазах этих он видел страх, упрямство и несгибаемое желание сделать все по-своему. Синее яркое платье красавицы было сильно запачкано и смято, а прическа растрепалась, выдавая стремительный бег по темным улицам Соулдона.
        С любопытством следя за общением отца и дочери Хьюз, Оливер понял, что пришел не зря. В итоге, расположившись на диване недалеко от девушки, он слегка раскрылся, чтобы чувствовать отголоски эмоций как можно лучше.
        Он был эмпатом.
        Как и большинство служащих отдела по контролю за магическими нарушениями, Оливер Лайонс обладал секретным магическим талантом, скрытым за семью защитными печатями. И, как и большинство коллег, он устал. Смертельно устал от изматывающих, угнетающих, меркантильных эмоций, что приходилось пропускать через себя изо дня в день, дабы распутать очередное дело.
        И вдруг мисс Хьюз прошла мимо него, буквально опаляя чистой, вдохновляющей энергией. Она чувствовала страх, была угнетена чем-то, но свет внутри нее был настолько ярким, что ни одна плохая эмоция не могла его затмить. Это и стало той загадкой, что теперь не давала покоя следователю из магического департамента.
        Оливер не удержался и едва заметно задел руку сидящей рядом девушки. Этого хватило, чтобы напугать бедняжку чуть сильнее и получить ответ. Сабина мечтала нести людям облегчение и радость, потому и пошла в лекари. Вот откуда этот свет и вера в чудо. Она собиралась спасать жизни, видела в этом свое предназначение и твердо знала, чего хочет.
        - Чем я могу быть вам полезной, отец? - тихим, слегка срывающимся голосом спросила Сабина Хьюз, вжимаясь в спинку дивана и стараясь не показать, насколько неприятно ей соседство со служащим департамента.
        - Позвольте мне? - подался вперед Оливер, собираясь задать всего несколько наводящих вопросов.
        Сирт Хьюз кивнул и, заложив руки за спину, демонстративно повернулся спиной к присутствующим. Лицом он встал к камину, вглядываясь в огонь. Не нужно быть эмпатом, чтобы понять, что чувствует этот человек. Разочарование сквозило в каждом его движении. Он наверняка мечтал о сыне, но судьбе было угодно наградить его непокорной дочерью с кукольной внешностью.
        Оливер перевел взгляд на Сабину и снова снял заслон, блокирующий дар. Теперь, задавая первый вопрос, он мог чувствовать, как она.
        - Вы знакомы с мистером Дартом Паймом?
        В воздухе едва не зазвенело от непереносимого напряжения, заставляющего мышцы окаменеть. С колоссальным трудом он сохранял визуальное спокойствие, ожидая ответа от девушки.
        Она молчала дольше, чем следовало. Судорожно сжимая и без того смятую ткань платья, Сабина изо всех сил старалась вернуть себе присутствие духа. Но ее волнение лилось через край, отчего у Оливера пересохло в горле и свело скулы.
        - Да, я его знаю, - наконец проговорила девушка, не сводя с него глаз. - Мы вместе учились. То есть учимся. Хотя теперь мы закончили. Мы…
        Она растерянно посмотрела на спину отца, а Оливера захлестнуло страхом. На его висках появилась легкая испарина, дышать стало тяжелее.
        Он чувствовал все: нервозность, тревогу, смятение и… неописуемое сожаление с примесью жалости.
        Столько эмоций шло от Сабины Хьюз, совершенно не привыкшей замыкаться в себе, что Оливер невольно усомнился в своих прежних планах. Хватит ли его на несколько вопросов?
        - Вы знаете, что произошло с мистером Паймом этим вечером? - хрипло спросил он, после чего несколько раз звучно откашлялся в кулак. Пальцы слушались его плохо, голос не желал возвращаться.
        В следующий миг в груди следователя все сдавило от безотчетного неудержимого страха.
        - Я… видела его. И он…
        Сабина умолкла, схватившись за горло. Посмотрев по сторонам, она обнаружила графин с водой и, извинившись, резко вскочила. Пока девушка наполняла стакан и жадно пила, Оливер кивнул своим безрадостным мыслям и закрылся от чужих эмоций. Но прежде чем он успел составить мнение о прочувствованном, к ним все же соизволил обернуться хозяин дома.
        - Моя дочь училась вместе с этим парнем, - веско сказал он то, о чем и без того было известно. Однако следом задал очень верные вопросы: - Это преступление? Вы намерены обвинить ее в чем-то?
        Оливер задумался.
        Еще пять минут назад он был уверен в непричастности и невиновности милой девушки с чистой душой. Но теперь, подслушав ее эмоции, Оливер точно знал - девушка что-то знает о нападении на Пайма. Вряд ли она сама его избила, но подстрекать может и милашка.
        Посмотрев на Сабину Хьюз, Оливер настойчиво повторил:
        - Вы знаете, что произошло с Дартом Паймом этим вечером?
        - Вы обвиняете в чем-то мою дочь? - снова вмешался хозяин дома. Щелкнув пальцами, он привлек внимание Оливера и усмехнулся отразившейся на его лице злости. - Дальше мы будем беседовать только после предъявления официальных документов. Хотите устроить допрос Сабине? Предоставьте распоряжение из управления о том, что это необходимо.
        - Вот как? - взбешенный поведением сирта, он резко поднялся с дивана. - Тогда до завтра, мисс Хьюз. Я пришлю за вами полисмагов.
        И, намеренно забыв поклониться, он направился прочь.
        - Попробуйте только! - отозвался ее отец. - Вы не посмеете.
        - Звучит как вызов, - пробормотал Оливер себе под нос, широко улыбаясь. - И я его принимаю.
        Однако уже через пару часов от хорошего настроения не осталось и следа.
        За это время он успел сделать многое. Например, навестить не приходящего в сознание Дарта Пайма, встретившись в больнице с его отцом, требующим немедленно найти виновных. Кроме того, Оливер заехал в университет, где учился пострадавший, и пообщался с руководящим составом, уже собравшимся на месте по случаю происшествия. Ну и напоследок он ознакомился с показаниями выпускников, празднующих окончание обучения…
        Итог был плачевным: никто из руководителей университета ничего не знал, а не очень трезвые выпускники видели слишком много и называли все имена подряд.
        - Эти двое встречаются чаще других, - заметил Оливер, кинув очередной протокол допроса на стол и указав пальцем на одну из строк. - Тони и Руни. Кто они?
        Он поднял взгляд на ректора, ожидая ответа. И получил то, на что и рассчитывал.
        - Понятия не имею. Бога ради, я ведь не знаю всех их лично, мистер Лайонс.
        - Не знаете? - устало переспросил Оливер, снял очки. Подышав на тонкие стекла, он стал медленно протирать их краем рубашки.
        Ректор шумно дышал рядом, ерзал на стуле и то и дело смотрел на огромные настенные часы. Оливеру не пришлось обращаться к дару, чтобы понять: Виктор Буревич лжет. Само собой, он знает всех богатеньких выпускников не только по имени. Наверняка ректор подробно изучил родословную каждого из них до седьмого колена, собрал в личные дела подробнейшую информацию о финансовых возможностях их семей, болезнях и пагубных привычках… Он не зря занимал свой пост уже больше четверти века.
        - Послушайте, - Виктор Буревич развернулся к следователю всем корпусом и молитвенно сложил руки на столе, - давайте встретимся завтра? Уже очень поздно, а меня ждет дома жена. В самом деле, что решат для вас эти несколько часов сна? А я пожилой человек, мне необходимо четко соблюдать режим. Понимаете вы?
        - Все понимаю. Знаете, наверное, вы правы.
        Оливер, все это время видевший перед собой слегка размытый образ ректора, снова водрузил очки на нос и улыбнулся вернувшейся четкости зрения. Ректор смотрел на него радостно и вместе с тем недоверчиво, не без оснований ожидая подвоха. Оливер не заставил его ждать слишком долго. Взяв из стопки очередной протокол допроса, он сообщил:
        - Только есть одно веское но. Очень нервное. С именем и фамилией.
        - О чем вы? - Раздраженно дернув рукой, ректор вынул из кармана пиджака уже порядком измятый белый платок и, кажется, раз в десятый протер лоб, лысину и шею. - Что вы такое говорите? Какое но?!
        - Я говорю об отце пострадавшего, мистере Руке Пайме.
        Оливер бегло ознакомился с протоколом допроса и удовлетворенно хмыкнул, снова обнаружив замеченные ранее имена. Только к одному из них на сей раз прилагалась фамилия.
        - Да, его отец наверняка рассержен. А кто бы не был? Но это может потерпеть до завтра. Мальчику оказывается медицинская помощь, расследование ведется полным ходом…
        - Кто такой Тони Фокс? - перебил Оливер, опустив защитные щиты и внимательно вслушиваясь в эмоции сидящего перед ним мужчины.
        Тот побледнел. Уголок его губ дернулся, а взгляд метнулся к двери. Еще через пару секунд мистер Буревич вымученно вздохнул и привалился к спинке стула.
        - Один из выпускников. У нас таких много.
        - Таких? Можно более подробно? Я немного помогу вам: буду называть разные варианты, а вы остановите меня на самом верном. Договорились?
        - Нет, я не могу помнить каждого…
        - Агрессивный? Вспыльчивый? Высокомерный? Неуправляемый? Жестокий?..
        - Хватит! - выпалил ректор, стукнув ладонью по столу.
        - Жестокий? Остановимся на этом определении? - усмехнулся Оливер.
        - Нет же! Тони - весьма порядочный молодой человек! Из прекрасной семьи!
        - Вот как, значит, вы его вспомнили? Прелестно, замечательно. Тогда нам все же есть о чем поговорить. А вам, мистер Буревич, придется еще немного отклониться от режима сна…
        * * *
        Утро застигло Оливера врасплох.
        Не только потому, что у него все еще не было ответа на вечный вопрос: «Кто виноват?» На этот раз дело отягощалось давлением сверху. Отец жертвы дергал за все ниточки подряд, чтобы все вокруг прониклись его бедой. Родители выпускников, заигравшихся в разбойников, метались туда-сюда, пытаясь вытащить своих детишек сухими из болота.
        Покидая четвертый по счету дом, Оливер устало посмотрел в предрассветное небо и молча выслушал тихое проклятие себе в спину: мать Руни Роя никак не могла поверить в виновность своего крошки. Тот же оказался настолько пьян, что следователь не смог его разбудить. Пришлось довольствоваться опросом семьи и просьбой не покидать Соулдон в ближайшие дни.
        Спустившись по ступенькам, ведущим в дом семейства Руни, Оливер вынул из кармана черного плаща ключи от старушки Шип - так он называл свою машину - и, открыв дверь, сел за руль.
        Вдоль дороги, как обычно, стелился утренний туман. В это время он накрывал Соулдон, пряча многие его тайны и обнажая чуть позже, к завтраку. Тогда-то кто-нибудь непременно начинал вопить во все горло о краже, грабеже или трупе, срочно требуя подать следователя для выяснения обстоятельств трагедии. И плевать, что этот следователь уже несколько лет мучается от жесточайшего гастрита…
        - Что ж, подруга, пора вернуться в управление, - проговорил он, слушая мерное бормотание своего пустого желудка.
        Вырулив прочь от дома Руни, Оливер думал о том, что мог бы сейчас съесть даже слона. Но хватило бы и вчерашнего сэндвича. А еще он сопоставлял все, что услышал за ночь, перебирал в голове факты с домыслами, примерял разные роли тем или иным лицам и… едва не сбил выскочившего на дорогу молодого человека.
        - Эй! - неудавшаяся жертва стукнула по капоту ладонью. - Аккуратней, друг!
        Пригнувшись, молодой человек помахал рукой. Сквозь заляпанное лобовое стекло его было плохо видно, но все же Оливер сразу узнал негодника, чье лицо озарилось шальной улыбкой, в то время как сам Оливер окончательно поник.
        С тоской он смотрел за тем, как молодой человек обошел машину и, открыв дверь, плюхнулся на соседнее сиденье.
        Высокий, хорошо сложенный пассажир так же, как и сам Оливер, носил очки - вот только, в отличие от него, смотрелся в них до неприличия хорошо. Костюм - даже самый недорогой - отлично подчеркивал хорошую физическую форму парня, сидя на нем настолько удачно, насколько не сможет порой даже сшитая на заказ вещь.
        - Что тебе нужно, Вольт? - неприветливо спросил Оливер. - Мне не до тебя.
        - А если так?
        Вольт положил на колени небольшой кожаный портфель и жестом фокусника вынул из него свежий, еще хрустящий сэндвич с ветчиной и сыром. Не иначе, запах еды одурманил разум совершенно оголодавшего следователя - только поэтому он кивнул, позволяя Вольту остаться и ехать с ним дальше.
        - Плохо выглядишь, друг, - заметил тот, вынимая бутерброд и для себя. - Помотало тебя этой ночью?
        - Без комментариев! - бросил Оливер и с наслаждением откусил кусочек от подношения. Он бы даже глаза прикрыл от удовольствия, но, увы, ситуация не располагала - приходилось одновременно следить за дорогой и за тем, чтобы не сболтнуть лишнее наглому корреспондентишке, совсем потерявшему совесть.
        - Что-то мучает тебя, дядя, - Вольт, ничуть не смущенный хмурым видом следователя, нагло улыбнулся, - поделись со мной своей бедой, и ноша станет легче.
        Черты его лица слегка поплыли, переменившись.
        Оливер не без раздражения покосился на двоюродного племянника, лишенного природной магии, но не гнушающегося пользоваться дорогими артефактами для сокрытия реальной внешности. Разоблачить бы его прилюдно и спустить с небес на землю! Но Молли - мать Вольта - никогда не простит подобного. Ради нее приходилось терпеть многое…
        Кое-как Оливер нашел силы промолчать, оставив при себе едкое замечание о нежеланном обществе племянника и о том, куда бы он хотел ему засунуть его же советы.
        - Ты сегодня какой-то особенно угрюмый, - не унимался Вольт, дожевывая собственный бутерброд. Поелозив на сиденье, он вынул из-под себя кожаную папку, в которой Оливер хранил все собранные материалы нового дела и благоговейно ее погладил, приговаривая: - Многое бы я отдал, чтоб заглянуть туда одним глазком.
        - Положи на место! - рявкнул Оливер.
        - Дай мне минутку на просмотр и…
        - Не смей! Говори, зачем шпионил за мной?
        - Кто шпионил? Я?!
        В голосе и во взгляде парня сквозило настолько искреннее негодование, что, будь на месте Оливера Лайонса любой другой человек, тот мог бы легко поверить в несправедливость обвинений. Однако эти двое были знакомы вот уже двадцать семь лет.
        - Или говори, или выметайся, - приказал Оливер, чуть сбавив скорость. - Считаю до трех.
        - Брось, ты не станешь высаживать меня посреди ночи непонятно где, - Вольт снова погладил папку, не желая с ней расставаться, но и не рискуя ее открывать.
        - Сейчас утро, мы на площади Феоктилуса, и я не просто посмею, но сделаю это с огромным удовольствием. Один.
        Вольт нахмурился, и на краткий миг на его лице проступило неоспоримое сходство с дядюшкой, но черты тут же сменились, стерев любое напоминание о родстве.
        - Я просто проходил мимо того дома.
        - Совпадение? - усмехнулся Оливер. - И часто ты гуляешь у дома Бьюсов в предрассветный час? Два.
        - Бьюсы - мои лучшие друзья! - возмутился Вольт. - Мы отлично проводим время, и они, в отличие от родного дяди, рады видеть меня в любое время суток!
        - Двоюродного дяди, я тебе не родной. - Оливер резко крутанул руль и прижался к обочине, притормаживая. - А в том доме нет никаких Бьюсов. Я их выдумал только что. Три. Пошел прочь!
        - Хоть бы за сэндвич поблагодарил, - Вольт грустно вздохнул и полез на заднее сиденье, чтобы положить там папку с документами. - Ай, что это за?.. Тьфу, убрался бы ты в своей машине. Мало того, что здесь воняет, как в мусорном бачке, так еще и какая-то дрянь ко мне прилипла.
        - Передавай привет матери, - бесцветным тоном попросил Оливер, красноречиво посмотрев на племяша.
        Тот сразу уловил его переменившееся настроение, грозящее реальными неприятностями, и быстро вышел из авто, не забыв прихватить свой портфель. Только вот дверь закрывать не спешил.
        - Ну? Что еще?! - нетерпеливо спросил Оливер.
        - Хотел спросить, может, найдешь время встретиться со мной в булочной напротив вашего отделения? Скажем, через час. Она как раз откроется.
        - Вольт! Иди орку в… - Он отнял руки от руля и жестами обрисовал продолжение.
        - В любом случае я буду ждать тебя там. Вдруг передумаешь и захочешь…
        Оливер дернулся вперед, схватился за дверную ручку и резко рванул ее на себя. Еще миг, и он уже отъезжал от обочины, оставляя позади горе-корреспондента желтейшей прессы Соулдона. Брызги грязи, вылетевшие из-под колес машины, частично осели на светлых брюках Вольта Краспера, заставив того подпрыгнуть на месте, как кузнечика.
        Оливер, наблюдавший эту картину в зеркало заднего вида, зло улыбнулся и даже подло, совсем не по-взрослому хихикнул.
        - Сколько раз повторять, - проговорил он тихо, - не лезь в мои дела, парень. Совсем зарвался, наглец.
        Оттянув рукав пиджака, Оливер посмотрел на часы и выругался, поняв, что опаздывает на пятиминутку, которую сам же потребовал организовать. Прибавив скорость, он вдавил педаль газа и, забыв о племяннике, снова стал прокручивать в голове сведения по делу Пайма…
        Спустя еще минут десять Оливер наконец ворвался в кабинет начальника отдела по контролю за магическими нарушениями и, скупо извинившись перед пятью недовольными коллегами, встал у доски-экрана, собираясь отчитаться обо всем по порядку.
        - Доброе утро всем, - с издевкой начал он.
        Утро здесь явно никто не считал добрым.
        - Ближе к делу, Лайонс, - хрипло отозвался начальник отдела, Бон Сомерс.
        Со скрипом качнувшись в громоздком кожаном кресле, он вперился в вошедшего хмурым взглядом, ожидая новостей.
        Оливер кивнул и, включив экран, сообщил очевидное:
        - Все плохо.
        Чуть подавшись вперед, Бон - мощный седовласый мужчина с косматыми бакенбардами - схватил со стола стакан с водой и, кривясь, опрокинул его содержимое в себя.
        - Голова болит дико, - сказал он, потирая виски. - Всю ночь слушал угрозы и мысленно прощался с карьерой. Ты уж найди чем меня порадовать, дружище.
        И столько неприкрытой угрозы было в этом «дружище», что Оливер сразу передумал начинать рассказ с гадостей.
        - Я узнал имена тех, кто напал на жертву.
        Он открыл свою папку, собираясь зачитать краткую информацию из своего потрепанного блокнота, и замер, хмуро разглядывая ее содержимое.
        - Ну? - подбодрил начальник.
        - Давай уже рожай, Лайонс, - возмутился Тод - самый молодой следователь в отделе. - Что там такое срочное?
        Оливер чертыхнулся про себя, медленно закрыл папку и с самым невозмутимым видом повернулся к коллегам:
        - Есть четверо подозреваемых, - начал он, опираясь теперь только на свою память. - Все из богатых семей. Маги. Их родители уже в курсе дел и готовы нас порвать.
        - Я сказал порадовать, - прорычал Бон.
        - Одна из девиц, Барбара Жорди, согласилась сотрудничать со следствием, - спешно добавил Оливер, тут же записав ее имя на доске. - Она стала свидетельницей происшествия и, по ее словам, практически не участвовала в бойне. А вот ее подружка, некая Сабина Хьюз, похоже, подстрекала остальных на разбой.
        - Хьюз? Жорди?! - Тод едва не свалился со стула, на котором до этого раскачивался. - Родня тех самых сиртов?
        Бон стукнул кулаком по столу, призывая всех к тишине. Грозно осмотрев подчиненных, он кивнул Оливеру, требуя продолжения.
        - Еще свидетели подстрекательства есть?
        - Нет. Никто не знает, с чего все началось. Но когда народ стал собираться вокруг драки, все видели обнимающихся девушек - одна из них утешала другую - и двух парней, избивающих третьего.
        Следующие несколько минут в кабинете было тихо. Только по доске скрипел магический карандаш Оливера, выводя имена подозреваемых и основных свидетелей. Затем он рассказал предполагаемый вариант развития событий.
        - Итог? - спросил начальник.
        - Вариантов несколько, - отозвался Оливер. - Первый: возможная попытка изнасилования. Дарт Пайм, не потерпев отказа от девушек, напал, а проходящие мимо парни дали ему отпор.
        - Чуть не убив, - напомнил Тод.
        - Да. Есть и второй вариант: одна из девиц за что-то невзлюбила Дарта и натравила на него подвыпивших дружков.
        - И еще вариант, - вмешался Бон. - Он будет основным, Лайонс.
        - Слушаю вас.
        - Мы посылаем к орку в задницу все домыслы, вычеркиваем из списка девушек и четко отвечаем отцу потерпевшего, кто из двоих парней набил морду его единственному отпрыску, пока тот не исполнил свою угрозу.
        - Но сэр…
        - А угрожал Рук Пайм разгромной статьей в «Белом Вестнике Ристарии», в которой он затронет и без того острый вопрос обращения с простышами! - начальник грузно поднялся и, шумно дыша, окинул всех собравшихся взглядом разъяренного быка, вырвавшегося на волю. - Меня все поняли? Фамилии Хьюз и Жорди больше не должны звучать в этом деле! Рой и Фокс - основные подозреваемые! Найдите, кто из них нанес решающий удар, отрубивший Пайма. К обеду я должен знать ответ на этот вопрос. Ясно?
        - Да, сэр, - ответил Оливер вкупе с остальными.
        С доски-экрана спешно пропали никому не нужные, непричастные отныне к делу имена.
        Оливер, захватив свою папку, вылетел из кабинета одним из первых. Был ли он продажным полисмагом? Нет. Да и его босс никогда раньше так открыто не требовал замять факты…
        - Во бедолагу трясет! Все дело в простышах, - услышал он Зорга, также вышедшего из кабинета. - Эти ребята совсем озверели, качая свои права, и им давно нужен скандал. Если просочится информация о нашем случае, это может стать началом революционного движения.
        - Не мели чепухи, - оборвал его Оливер. - Обойдется.
        - Надеюсь.
        Зорг пошел быстрее и вскоре скрылся в курилке.
        А Оливер остановился, с трудом успокаиваясь. Он-то знал немного больше своих коллег, и эти знания теперь терзали его, не давая и секунды покоя.
        - Что же ты наделал, Вольт, - прошептал Оливер, посмотрев на свою папку, в которой с некоторых пор не хватало блокнота с краткой выжимкой всех событий ночи. - Хоть бы у него хватило мозгов не отдавать это в печать…
        ГЛАВА 3
        Сабина не могла успокоиться до самого рассвета, и лишь когда лучи восходящего солнца ласково коснулись подрагивающих ресниц, она на миг прикрыла глаза и моментально провалилась в глубокий сон.
        Безмятежность длилась до полудня. Дольше пребывать в блаженном забытье не дал отец. Ворвавшись в комнату ураганом, он громко хлопнул дверью и, дойдя до окон, распахнул гардины, впуская в комнату столько света, что Сабина невольно поморщилась и распахнула глаза.
        - Отец?
        - Время пожинать плоды удачной вечеринки! - излишне радостно сообщил сирт Хьюз. - Позволь поздравить тебя!
        Сабина сонно моргнула, потерла глаза и села в постели, недоверчиво глядя на отца. Поздравить с выпуском? Он серьезно?
        - Спасибо.
        Неуверенно улыбнувшись, она подумала, что, должно быть, все прежние проблемы решились сами собой. Теперь все непременно наладится.
        - Пожалуйста, - сирт Хьюз тоже улыбнулся, - вставай, дорогая. Пора представить тебя жениху.
        Сабина кивнула и даже успела свесить с постели ноги, когда поняла, что именно услышала.
        - Прости? - она обернулась. - Что ты сказал?
        - Ты все верно услышала, дочь, - обрадовал он. - Время жизненных перемен настало и в нашей семье. К тебе пришли свататься.
        - Ошиблись адресом, - категорично ответила Сабина.
        - А вот и нет, - сирт Роберт улыбнулся шире, и его лицо стало похоже на оскалившуюся маску.
        - Папа, я не выйду замуж. Мы уже обсуждали это. У меня есть своя четкая позиция о предназначении в этом мире и…
        Сирт Хьюз резко поднял вверх ладонь, прерывая речь дочери.
        - Заканчивай. Про все свои позиции будешь рассказывать жениху, мне это никогда не было интересно! Он ждет в сиреневой гостиной и полон нетерпения.
        Сабина нахмурилась и, сложив руки на груди, встала рядом с кроватью, демонстрируя упрямое нежелание поступать как велено. Она не для того училась в университете пять лет, чтобы теперь сдаться.
        - Так! - Сирт Хьюз раздраженно передернул плечами. - Милочка, слушай меня внимательно: ты обручишься с тем молодым человеком, что я для тебя выбрал. Сегодня. Сейчас же. Надень платье поприличнее, быстро порепетируй у зеркала поведение положительной во всех отношениях леди и приходи к нам. Соглашаться на его предложение нужно радостно и громко, чтобы вся прислуга слышала. Ясно? Теперь, прежде чем ты снова заведешь речь о своих мечтах и видах на будущее, скажу следующее: пока ты спала, наш мир начал меняться.
        С этими словами сирт Хьюз швырнул на кровать газету, которую все это время держал в руке.
        Сабина с опаской развернула газету и прочла название: «Вестник Соулдона». Желтая газетенка, которую за глаза называли «Сплетник Соулдона». Кричащий заголовок на первом же листе гласил: «Маги против простышей: 1:0. Кто станет следующей жертвой, ты?». Дальше было большое изображение улыбающегося Дарта Пайма, на котором крупными буквами бежала надпись: «Состояние критическое, так кто же в ответе?»
        Подавив приступ тошноты, Сабина подняла шокированный взгляд на отца и взволнованно сообщила:
        - Я не имею к этому отношения.
        - Следователь думает иначе, - заверил сирт Хьюз.
        Сабина покачала головой, быстро отбросив газетенку на кровать, будто та была ядовитой и вот-вот грозила ужалить.
        - Бред. Это глупость какая-то. Я правда не сделала ничего…
        - Барбара сказала следователю, что Дарт пытался тебя изнасиловать. И парни в попытке защитить тебя избили его.
        Сохранить внешнее безразличие сирту Хьюзу не удалось: на лбу залегла глубокая складка, а в глазах появилась злость. Когда он снова заговорил, в голосе послышался надлом:
        - Скажи мне… что из сказанного правда?
        - Ничего, - Сабина сделала шаг к отцу, всплеснув руками. - Она лжет! Это же ее он пытался… Папа, это Барбара позвала нас на помощь! Я успокаивала ее, а Тони и Руни действительно… они напали на Дарта.
        - Черт.
        Отец отвернулся от нее. Его напряженная спина закаменела, а взгляд устремился куда-то сквозь стены.
        - Я не обманываю! - Сабина все же подошла к родителю и осторожно положила ладонь ему на плечо. - Папа…
        Он резко повернулся, посмотрел так, что лучше бы ударил. Сабина снова отстранилась, сделав несколько шагов в сторону.
        - Почему ты не сказала мне? - спросил сирт Хьюз. - Про Барбару. Ты не говорила ни слова о ней, когда я спрашивал накануне.
        - Тема слишком щепетильная, - пробормотала Сабина, опустив глаза. - Ведь если кто-то узнает, то могут пойти нехорошие слухи и…
        Сирт Хьюз сам подошел к ней. Взяв ее за плечи, хорошенько тряхнул и прорычал, глядя в огромные испуганные глаза:
        - Я хотел помочь тебе, но ты снова решила сделать все по-своему! Теперь Барбара утверждает, что это ты подстрекала Руни избить парня! Ты хоть понимаешь, чем это грозит? В Сплетнике написали, что есть несколько подозреваемых среди магов, учившихся с жертвой. Имена пока не названы, но этот чертов журналист, Юан Филз, обещает раскрыть подробности дела в следующем номере еженедельника!
        Сабина снова покачала головой, будто это могло что-то изменить.
        Отец сильнее сжал ее плечи и продолжил говорить, словно вбивая гвозди в крышку гроба:
        - Я заплатил безумные деньги «Белому Вестнику Ристарии». Будем действовать на опережение. Статья выйдет этим вечером; в ней говорится о твоей добропорядочности, о дружбе с пострадавшим Паймом и о том, что ты обручена с простышом. Не крути головой! Мы на грани войны, Сабина. Не хватает только скандала для того, чтобы фитиль зажегся - рванет, мало никому не покажется! Я уже обговорил этот вопрос со знающими людьми - нам подобрали кандидата и надавили на него. Нужно просто обручиться и достоверно изобразить любовь.
        - Но папа…
        - В противном случае тебя лишат права врачевания и начнут долгое следствие. Прошу, Сабина, давай хоть в этот раз зароем топор войны и обойдемся малой кровью.
        Совсем потеряв дар речи от свалившихся на нее новостей, Сабина только и смогла, что кивнуть.
        Сирт Хьюз, получив ожидаемую реакцию, отпустил дочь и стал прохаживаться по комнате, обдумывая вслух, какими видит их дальнейшие действия:
        - Итак, вы обручитесь с неким Вольтом Краспером. Он преподает в Академии Семи Лордов. Историю. А что? Будет о чем поговорить во время прогулок на людях - язык у парня должен быть подвешен.
        - Преподает историю? - переспросила Сабина, силясь усвоить и принять услышанное.
        - Да. Нам нужен был относительно молодой человек без магических способностей, с непрезентабельной внешностью и скучной жизнью. В идеале - из нормальной семьи, но имеющий пару ненормальных родственников. Ничего особенного, но с изюминкой.
        - Изюминкой?
        - Да. Чтоб как у всех середняков: все вроде неплохо, но копни глубже, а там!.. В семье должны быть уроды.
        - Папа! Остановись! Я так не могу…
        - Тогда просто порви свой диплом, - парировал сирт Хьюз. - И давай продумаем, что ты будешь врать в суде.
        Сабина сжала виски руками, едва сдерживаясь, чтобы не завыть, и проговорила:
        - Это похоже на сон. На кошмар!
        - Да, но если все сделать правильно, то уже через полгода ты сможешь проснуться, дочь, - ответил сирт Хьюз, кивнув в подтверждение своих слов. - Так что одевайся и выходи к жениху. По версии «Белого Вестника» вы знакомы по переписке и вот уже месяц как тайно обручились. У вас головокружительный роман.
        - А письма? - тихо спросила Сабина. - Если у меня спросят…
        - Ты их сжигаешь. Но каждое из них запечатлено в твоем сердце.
        Роберт Хьюз подмигнул и вышел из комнаты дочери, тихо прикрыв за собой дверь.
        - Где тот смельчак, что отважился сделать предложение моей единственной дочери? - громко спросил он, начиная играть роль для прислуги. - Вольт, мальчик мой, покажись!
        Сабина поморщилась.
        - «Мальчик мой», - передразнила она, кривясь, и раздраженно открыла створки шкафа. - Не могу поверить! Это все не со мной…
        В дверь тихо постучали, заставив Сабину умолкнуть.
        - Можно? - раздался голос Тины, ее личной горничной.
        - Входи.
        В комнату вошла худощавая улыбчивая девушка немногим старше самой Сабины. Рыженькая простушка Тина отлично справлялась со своими обязанностями и крутила любовь с камердинером отца - это знали все в доме. Как знали и то, что брат Тины работает наборщиком текста в «Сплетнике».
        - Сирт Хьюз приказал помочь вам одеться, - сказала горничная, преданно глядя в глаза Сабине. - И прическу сделать.
        Тина радостно улыбнулась и вдруг, не дожидаясь ответа, добавила:
        - Там ваш жених приехал, мисс! Как же вы все это скрывали? Так романтично! - Она зажмурилась и обхватила плечи руками. - Он такой серьезный и совсем на вас не похож. Ну, по эмоциям. Одежда недорогая, весь такой…
        - Да-да, - перебила ее Сабина, отвернувшись, - любовь зла. А моя - так вообще убийственна!
        - Что вы имеете в виду?
        - Ничего, - отмахнулась она. - Помоги мне надеть это платье. Зеленое. А волосы заплети в косу.
        - И правильно! Так будет быстрее, он ведь ждет. Представляю, как вам не терпится увидеться…
        Горничная щебетала и щебетала, а Сабина молча думала. Ей не хватало информации и понимания: как могла Барб солгать следователю? Зачем? Наверняка ее убедил отец - такой же напыщенный и самоуверенный, как у самой Сабины. Родители всегда думают, что знают, как лучше, и порой творят ужасные вещи… Нужно поговорить с Барб и прояснить ситуацию, тогда все встанет на свои места.
        А газетенка… Кто вообще поверит желтой прессе?
        Она покосилась на горничную, которая со всем старанием доплетала необычную пышную косу. Тина явно хотела сделать Сабину максимально привлекательной - даже с простой, казалось бы, прической.
        Сабина перевела взгляд в зеркало. Черт! Даже в простеньком зеленом платье с закрытым декольте она выглядела отлично. А приглянуться этому самому Вольту не хотелось. Напротив - он должен разочароваться в Сабине и ретироваться из их дома как можно скорее. Так ли на самом деле необходима их помолвка? Или отец выбрал неявного, но все же наследника некой богатой семьи… Роберт Хьюз привык добиваться своего любыми методами.
        - Готово, мисс, - восхищенно сказала Тина, сделав шаг в сторону. - Вы как принцесса, клянусь. До чего хороша!
        - Спасибо.
        Сабина мельком глянула в зеркало и недовольно поджала губы - и правда хороша.
        «Что ж, - подумала она, - пусть жених восхитится в первые минуты знакомства, но позже все равно познакомится и с моим характером. Ха! Тогда посмотрим, нужна ли ему эта помолвка».
        В гостиной царила подозрительная тишина. Сабина шла с бешено колотящимся сердцем, изо всех сил вслушиваясь в окружающие звуки.
        Ей было некомфортно от нового статуса, приписываемого ей, и от того, что нужно изображать любовь с незнакомцем.
        - Вы так взволнованы! - Тина догнала Сабину и теперь шла с таким предвкушением на лице, будто сама собиралась встретить любовь всей жизни. Ее глаза лихорадочно сияли, а губы растянулись в улыбке. - Как же вам повезло, мисс!
        - Да, - лаконично ответила она, замерев у нужной двери и снова прислушавшись.
        - Они точно здесь? - спросила Сабина, обернувшись к горничной.
        - Точно, мисс. Наверное, полог тишины установили. - На личике Тины отразилось беспокойство. - Зачем только? Такая радость…
        - Радость, да, - Сабина разгладила несуществующие складки на платье. - Но если папа решил, что нужно поставить полог, то спорить с ним бессмысленно.
        - И правда, мисс, - Тина едва не плакала. - Так жаль…
        Сабина посмотрела на горничную, не зная, гнать ее прочь или сказать что-нибудь обнадеживающее. В голове была каша.
        - Идите, мисс, а то сирт Хьюз рассердится, - решила помочь ей Тина. Улыбнувшись, она поправила косу хозяйки, переложив ту со спины на плечо. - Вы прекрасны и заслуживаете этой большой любви!
        Сабина поджала губы, соглашаясь только с одним: она и правда заслужила это наказание. За свою беспечность. Повернувшись к двери, она расправила плечи и, постучав, потянула на себя ручку.
        Время словно замедлилось.
        Кажется, за следующие несколько шагов прошла целая вечность. Или пролетела еще одна жизнь.
        Сабина шла, старалась не забывать дышать, и рассматривала присутствующих. Безупречно красивую маму она обнаружила сидящей на любимом кресле у камина. Миссис Абигейл Хьюз, стройная, высокая женщина с большими синими глазами и золотистыми волосами, смотрела на дочь с долей жалости. Отец Сабины, сирт Роберт Хьюз, стоял рядом с женой, опершись на спинку кресла. А напротив них, на диване, обитом сиреневым велюром, сидел незнакомец.
        - Мисс Сабина? - спросил он, лениво поднявшись навстречу и бесцеремонно оглядывая ее с головы до ног.
        - Мистер Краспер? - не осталась в долгу Сабина.
        По ее оценке, молодой человек был выше нее на голову. Короткостриженый брюнет в очках, с правильными чертами лица и наглой самодовольной ухмылкой, будто приклеенной к губам. Вольт Краспер не был похож на посредственность. Его телосложение также оказалось вполне привлекательным. И даже серый мешковатый костюм сидел на нем неплохо, но все равно не так идеально, как мог бы сшитый на заказ. Белая рубашка подчеркивала чуть смуглую кожу, а надменно-скучающий взгляд карих глаз вызвал у Сабины недоумение: ей вдруг показалось, будто он ожидал увидеть кого-то посимпатичнее.
        Это задело за живое.
        И пусть еще минуту назад она хотела показаться жениху дурнушкой, теперь его откровенно разочарованное лицо страшно ее раздражало.
        Сабина так разгневалась, что выпятила грудь вперед и встала немного иначе - в более выгодное положение. Чтобы Вольт Краспер уж точно проникся красотой мисс Хьюз. Проникся, а потом проваливал из ее жизни! Только так.
        - Значит, мы с вами безнадежно влюблены, - задумчиво проговорил Вольт.
        Напоследок пробежавшись взглядом по ее дорогому платью, расшитому розами, он издевательски хмыкнул и повернулся к сирту Хьюзу, окончательно потеряв к невесте интерес.
        - И вы считаете, в эту историю кто-то поверит? - спросил Вольт, покачав головой. - Давайте будем откровенны, сирт Хьюз, это полная чушь. Посмотрите на нас. Вы видите нас парой?
        - Сомневаюсь, - заметила Сабина холодно, пытаясь вернуть внимание наглеца. - Вы не выглядите мне ровней.
        Она добилась своего.
        Вольт посмотрел на нее, и… Сабина покраснела. Это был необычный взгляд, в нем читалось презрение и даже некая брезгливость.
        Никто не позволял себе так на нее смотреть! Никто не смел!
        - Никаких сомнений, - вмешался отец. - Все должно быть прекрасно.
        - Но…
        - Выбора нет. Ни у кого из здесь присутствующих, - отрезал сирт Хьюз.
        - Выбор есть всегда, - упрямо возразил Вольт. Сжав кулаки, он тут же передернул плечами и, сунув руки в карманы брюк, саркастично продолжил: - Я не стану изображать любовь с вашей прекрасной дочерью. Потому как действительно недостоин. Взгляните на эту безупречную кожу, на блестящие локоны, которые прислуга наверняка расчесывает по сто раз на дню… А туфли! Сколько стоят такие? Мой костюм точно дешевле. Я простой парень, живущий с мамой, у меня за душой ни медяка.
        Он показательно вывернул пустые карманы брюк. На подкладке одного из них красовалась огромная дырка.
        - Признаю, что недостоин, - напирал Вольт. - Покоряюсь. Исчезаю.
        Он слегка поклонился, собираясь покинуть комнату.
        - Не так быстро! - проговорила молчавшая все это время Абигейл Хьюз.
        Успокаивающе коснувшись ладошкой руки мужа, она грациозно поднялась с кресла, мило улыбнулась, не размыкая губ, и двинулась на жертву. То есть на жениха дочери.
        Вольт, не подозревающий о коварстве этой прекрасной женщины, замер, как мышонок, восхищенно разглядывающий голодного удава.
        - Наш милый мальчик, - проворковала миссис Хьюз ласково. Остановившись рядом с Вольтом, она преданно заглянула в его глаза и трогательно похлопала длинными ресницами. - Не спешите, прошу. У нас с мужем есть к вам небольшой разговор, к которому прилагается родительское благословение на брак и… на ваши с Сабиной карьеры. Вижу, вы понимаете, как это важно, и надеюсь, что не откажете нам.
        - Слушаю вас, - кивнул Вольт, слегка нахмурившись.
        Сабина возликовала. Уж теперь этот голубчик точно никуда не денется раньше, чем ему разрешат.
        - О, мы непременно поговорим, но нужна более благоприятная атмосфера.
        - Не думаю.
        - Нет? - удивленно переспросила миссис Хьюз. И, подняв изящную ручку, потянулась к шее жениха.
        Тот сильно напрягся и едва заметно отшатнулся. По комнате разнесся тихий мелодичный смех его будущей свекрови.
        У Сабины мурашки побежали по коже.
        Миссис Хьюз тем временем резко схватила Вольта за узел галстука, потянула на себя, а после тремя легкими движениями поправила слегка замявшийся ворот его рубашки.
        - Так лучше, поверьте. Во всем нужен порядок и равновесие, дорогой наш мальчик, - сказала она, яростно сверкнув синими глазами. - Останетесь на бранч? Полагаю, нам уже накрыли на веранде. Ничего особенного, просто поздний семейный завтрак, для самых близких. Сегодня поистине восхитительный день, потому хотелось бы провести трапезу на воздухе. Мы, безусловно, не в силах уговорить вас сделать то, чего вы не хотите. Так что выбор только за вами.
        Она стояла, преградив ему путь к двери, и смотрела на жениха дочери не отрываясь. Сабина немного посочувствовала Вольту, потому что сама не понаслышке знала, как ее мать - потомок сильнейших ментальных магов - действовала на людей. Даже без всякого принуждения и воздействия ее взгляд может довести до истерики и заставить признаться в чем угодно…
        Вольт замялся всего на миг, после чего медленно кивнул:
        - Что ж, почему бы и нет? Я и правда очень голоден.
        - Чудесно, - ответила миссис Хьюз. Она повернулась к дочери, безмолвно напоминая, что дальше своим спасением та должна заняться сама.
        - Мы будем рады, - пробормотала Сабина.
        - Конечно, так рады, что сил нет. Милая, проводи нашего гостя на веранду. Мы с отцом сейчас к вам присоединимся.
        - Конечно, мама, - покорно согласилась она, стараясь вернуть себе присутствие духа.
        Взглянув на своего жениха, в глазах которого ей привиделся вызов, Сабина сильнейшим усилием воли подавила негодование и продолжила с напускным энтузиазмом:
        - Мистер Краспер, пройдемте? Я с огромным удовольствием сопровожу вас, устроив небольшую экскурсию по нашему жилищу.
        Вольт будто того и ждал: тут же сорвавшись с места, он быстро приблизился к невесте.
        - Все утро мечтал о такой экскурсии, - ответил он, предложив ей локоть. - Прошу, мисс Сабина, ведь ваше скромное жилище можно и за час не обойти. Позвольте быть вам опорой.
        - Вы так любезны. - От широкой фальшивой улыбки у нее свело скулы.
        - Наверное, вы не ожидали подобного от простыша. Понимаю.
        У Сабины дернулось правое веко. Со всей возможной любезностью она посмотрела на жениха.
        - Ну что вы, я не считаю простышей невеждами. И то, что вы - простой учитель истории, лишенный магии и проживающий с матерью в ваши годы, тоже ничего не значит. Я принимаю людей такими, какие они есть. Это называется «воспитание».
        Вольт замер, яростно посмотрел на невесту. Она смотрела с не меньшей ненавистью. Он чуть подался вперед, будто собирался выкрикнуть какую-то гадость, и Сабина, сощурив глаза, морально приготовилась дать достойный ответ. Но Вольт на удивление миролюбиво сказал:
        - Мамочка будет очень рада познакомиться с вами и принять вас, мисс Хьюз, в наш дом. Она плохо себя чувствует последние… лет десять и давно нуждается в такой милой, понимающей невестке.
        Почему-то вместо слова «невестка» она услышала нечто, похожее на «бесплатная сиделка». Сабину перекосило от таких перспектив, и она уже собиралась послать жениха в дальние дали, когда неподалеку откашлялся отец.
        И сразу перед глазами встала сцена вручения долгожданного диплома, а после предупреждение отца: «Лишение права заниматься врачеванием!» - как приговор.
        - Ах, мистер Краспер, - Сабина подалась вперед, больно схватив Вольта за локоть, - мне так радостно слышать о том, какой вы заботливый сын. Просто сердце поет.
        - А по звуку кажется, что скрипят ваши зубы, - ответил жених.
        - Нет же, это сердце, - припечатала невеста.
        Длинные сильные пальцы Вольта коснулись ее пальцев, пытаясь ослабить хватку Сабины, и той пришлось резко отдернуть руку. От неожиданности она даже умолкла, точно понимая - не магия была причиной небольшого разряда. Хмуро взглянув на такого же обескураженного жениха, Сабина слегка растерялась и никак не могла придумать, как бы продолжить их разговор.
        На помощь ей пришла мать.
        - Смотри, милый, между детками уже искры летят, - радостно заметила она. - Это так романтично…
        - Прошу сюда! - опомнилась Сабина, поспешно открывая дверь.
        - Позвольте мне, - Вольт пропустил ее вперед и вышел следом, стараясь больше не касаться - чтобы никого не провоцировать на неприятные шуточки о романтике.
        ГЛАВА 4
        Оливер попрощался с коллегой и как раз вошел в свой кабинет, плотно закрыв дверь, когда раздался телефонный звонок.
        - Алло, - ответил он, сняв трубку.
        - Мистер Оливер Лайонс? - проскрипел старушечий голос.
        - Да.
        - С вами хочет связаться некий мистер Незнакомец, соединить вас?
        - Да.
        Оливер усмехнулся. Придвинув к себе стул, он сел и стал терпеливо ждать. В трубке что-то заскрипело, запищало, затем повисла тишина, и после неожиданного щелчка он наконец услышал голос «мистера Незнакомца».
        - Лайонс, это вы? - сирт Хьюз говорил отрывисто и громко.
        - Я. Как наши дела?
        - Наши?! - в голосе Роберта Хьюза послышалось раздражение.
        - Хорошо, - устало исправился Оливер, - как ВАШИ дела? Молодые познакомились?
        - Да, - отец невесты явно нервничал, - но парень совсем не подходит под описание, что вы мне дали.
        - Вот как? - Оливер сделал вид, что удивился. - Он не молод? Не из простой семьи? Не учитель истории?
        - Он не прост! Как только я увидел его наглую физиономию, сразу понял: с ним что-то не так. Кого вы нам подсунули, мистер Лайонс?
        - Человека, способного спасти карьеру вашей дочери, - ответил он, ничуть не покривив душой.
        На той стороне молчали.
        Сирт Хьюз явно обдумывал услышанное и взвешивал возможные варианты развития событий. Оливер не стал дожидаться выводов и продолжил разговор сам:
        - Мальчик и правда не самый простой, - сказал он, тщательно взвешивая каждое слово. - Он упрям, немного своеволен и привык сам все решать. Вольт учит истории первокурсников, магией не обладает. И… он мой племянник.
        - Что? - сирт Хьюз закашлялся.
        - Племянник, - подтвердил следователь то, о чем отец невесты и сам без труда узнал бы несколькими часами позже. По сведениям Оливера, частный сыщик уже вовсю копался в жизни Вольта, собирая не только общие сведения, но и подноготную. - Сын моей сестры.
        - Значит, вы решили подсунуть своего протеже, - сделал вывод сирт Хьюз.
        Его голос теперь не выражал ровным счетом ничего, и это плохо. Очень захотелось оказаться рядом с собеседником и, сняв щиты, воспользоваться магией эмпата.
        - Алло, - сирт постучал по трубке телефона, заставив Оливера вздрогнуть от резкого звука и отпрянуть в сторону.
        - Черт! - выругался он. - Осторожнее.
        - Это вы осторожнее! - рявкнул взбешенный отец невесты. - Подсунули мне кота в мешке под видом благого деяния и рады? Да я вас…
        - Поблагодарите потом, - перебил его Оливер. - Вольт - идеальный кандидат. Поверьте, он подходит вам даже больше, чем можете представить. И потом, обручение ни к чему вас не обязывает. Помолвка сегодня будет спасением от скандала, а разрыв через месяц-два спасет их от неравного брака. Подберете тогда своей девочке подходящего мужчину, с двумя подбородками и тремя особняками в разных частях Ристарии, и забудете про этот фарс.
        - Я никогда ничего не забываю, - ответил сирт Хьюз. - Вы еще это поймете. До свидания, мистер Лайонс.
        Оливер повесил трубку и некоторое время продолжал задумчиво смотреть в пустоту. Правильно ли он поступил? Не подкачает ли Вольт теперь, когда оказался впутанным в эту непростую ситуацию? Мальчишка, конечно, взбалмошный и слишком обнаглевший в последнее время, но все-таки единственный племянник…
        Оливер поднялся и, быстро подойдя к окну, взглянул вверх. Он бы никогда в жизни никому не признался, что частенько сомневается в своих решениях и начинает тонуть, захлебываться в мыслях, не понимая, куда свернуть дальше. И тогда его спасало единственное верное средство: сумасшедшей красоты бескрайнее небо.
        Нет, Оливер Лайонс не был романтиком - профессия за долгие семнадцать лет вытравила из его головы много славного. Например, он почти разучился верить людям, принимая слова каждого со скепсисом, предпочитая проверять все услышанное и только тогда делать выводы.
        Да, Оливер повидал на работе много гадкого, даже отвратительного. И все же… Когда он смотрел в небо, его мысли очищались. И все как-то отлично складывалось в одну единственно верную цепочку вероятностей.
        Теперь, успокоившись, он смог вернуться за свой стол и, прикрыв глаза, вспомнил недавний разговор с племянником.
        * * *
        Оливер вошел в булочную, расположенную через дорогу от его работы, как и просил племянник. Тогда, в машине, он был слишком занят размышлениями о деле с избиением простыша, а потому не заметил странного поведения Вольта. Поняв, что парень стащил из папки блокнот с краткими выжимками сведений о потерпевшем и предполагаемых виновных, Оливер разозлился. Сильно.
        Следователю, привыкшему всеми силами выгораживать единственного племянника, очень не понравились его новые методы.
        - И где же ты, воришка? - пробормотал Оливер, осматривая небольшую булочную.
        Вольт сидел за столом слева. Как всегда, с измененной внешностью, но других подходящих по типажу молодых людей в помещении не нашлось.
        Вольготно устроившись и разглядывая новенькую официантку, разносящую заказы, он усмехался, демонстрируя самые откровенные намерения. Симпатичная девушка тоже бросала на него недвусмысленные взгляды, как бы намекая, что она вся неприступная, но крепость может пасть от малейшего напора.
        Оливер усмехнулся, качнул головой. Молодость… Сам он тоже еще не был стариком, но окружающих рассматривал только с одной целью - приметить интересные детали или, что лучше, не найти ничего необычного. Ему все больше нравилось, если не происходило ровным счетом ничего.
        Кому-то скука смертная, а Оливеру - радость.
        - Еще раз здравствуй, Вольт. - Он сел напротив племянника, сняв с себя серый плащ и откинув его на соседний стул.
        Моментально забыв о романтическом настроении, Вольт выпрямился и хитро улыбнулся.
        - Рад, что ты нашел время и все-таки пришел на встречу. Заказать тебе что-то? Я угощаю.
        - Нет.
        - Ты не голоден?
        - Я немного в бешенстве, - признался Оливер. - Поэтому просто не могу есть.
        - Так ты себе желудок прикончишь, - картинно расстроился Вольт.
        Черты его лица слегка поплыли, быстро меняясь, и как Оливер ни старался - прежних припомнить не смог.
        - Отличный артефакт искажения, - сказал он, сняв щиты, блокирующие дар. - Это дорогое удовольствие. Ты никак разбогател, малыш?
        Вольт поморщился. Он с детства ненавидел обращение «малыш».
        - Скажем так, на жизнь хватает, - бросил он, с вызовом посмотрев на Оливера. - Могу даже тебе немного подкинуть.
        - Просто так? - уточнил тот, чувствуя шальной кураж, исходящий от парня.
        - За разговор. - Вольт подался вперед. - Простой разговор по душам.
        Оливера захлестнуло пьянящим азартом, от которого даже сердце стало биться чаще. Захотелось срочно действовать. Вскочить порывисто и бежать куда-то, совершая что-то невероятное!..
        Он дернул узел галстука, ослабляя его, и вернул щиты, медленно возвращаясь в собственные эмоции.
        - Читал меня? - Вольт скривился и отсел подальше. - Думаешь, магам все позволено? Напомнить, что на это нужно разрешение обладателя чувств или ордер министерства?
        - Я помню все. А ты не зарывайся. Давай договоримся по-хорошему: отдай мне мою вещь, и я забуду о краже.
        - Какой краже? - Вольт усмехнулся и мотнул головой, снова меняя облик. Теперь черты его лица были даже слегка отталкивающими. - О чем ты, дядя?
        «Мальчишка, - подумал Оливер, стараясь себя успокоить, - все мы были когда-то такими - вздорными и отчаянными. Нужно быть с ним терпеливее».
        - Послушай, малыш…
        - Нет, это ты послушай. - Вольт сделал паузу, глядя на него полными ярости глазами, а затем заговорил тихо, но четко проговаривая каждое слово: - Я знаю, что ты накопал. Знаю про озверевших деток из богатых магических семей, налетевших на простого парня. Да, они говорят о попытке насилия, но как теперь услышать мнение второй стороны? Никак? Нужно принять слова богатых магов на веру?
        - Прими на веру мои слова.
        - Нет уж, - он сложил руки на груди, - я помню, как у вас относятся к расследованиям, в которых замешаны толстосумы. Уже наверняка отдали приказ слить это дело.
        - Думаешь, ты лучше знаешь, как надо?
        - Знаю.
        - Вольт… - Оливеру становилось все сложнее сдерживать ярость. - Не лезь в это дело. Просто верни мою вещь и выметайся. А я притворюсь, что не было наших встреч утром и теперь.
        - Ты так добр ко мне, - умилился племянник. - Значит, я должен просто забыть, что хороший парень умирает из-за богатой дуры и ее прихвостней? Дай-ка подумать… Хм… - Он демонстративно потер лоб указательным пальцем, но почти сразу вскинулся и покачал головой. - Нет. Боюсь, такого не будет. Вы не сможете это замять в своем гребаном управлении. И эта девчонка с ее дружками пойдут под суд.
        - Какая девчонка? - уточнил следователь.
        - Сабина, так ее зовут. Остальные имена тоже у меня. Я прочел все, от корки до корки.
        - Эта информация была не для тебя, - холодно заметил Оливер.
        - А для кого? Ты сообщил отцу пострадавшего, кто виновен в состоянии его сына?
        - Нет. И не стану. Ты многого не понимаешь, а потому не отдаешь себе отчет…
        - То, что они натворили, уже не скрыть!
        Теперь и без дара эмпатии можно было видеть каждую его эмоцию. Вольт был на взводе. Максималист и идеалист с самого детства, он искренне верил, что делает доброе дело. Наверное, думает, что сам Оливер продался с потрохами и старается прикрыть задницы богачей за отдельную плату. Что ж, проще согласиться с ним, чем что-то доказывать человеку, не желающему слушать.
        Вольт вскинул голову, и Оливер мысленно дорисовал вокруг нее нимб - просто святой!
        - Что ты наделал? - все еще цепляясь за надежду, спросил он. - Ты ведь не совсем полоумный и помнишь, что всему есть предел?
        Вольт самодовольно улыбнулся. Подняв свой портфель с пола, он вынул оттуда стартовый номер газеты. Оливер понял все мгновенно, даже до того, как рассмотрел заголовок на титульном листе «Вестника Соулдона».
        - Я ошибся. Ты полный идиот.
        - Зато меня не купить, - парировал Вольт сквозь зубы.
        - Хочешь сказать, тебе не заплатили за эту статью? Не на эти ли деньги ты предлагал меня угостить?
        - Стандартный гонорар, - пожал он плечами. - Я не просил ничего сверх… Для меня важно, чтобы правда восторжествовала.
        - Значит, это то, чего ты хочешь? - Оливер ощерился, чувствуя внутреннюю ярость, сметающую все на своем пути. - Чтобы правда торжествовала?
        - Да, - ответил Вольт, с удивлением и недоверием разглядывая его. - Будешь мне угрожать?
        - Нет, малыш, - он поднялся, - буду обещать. Я обещаю тебе, что ты ответишь за свой поступок и вынужден будешь с головой погрузиться в ту правду, которую заслужил. Мой блокнот!
        Оливер протянул вперед руку.
        Вольт вынул блокнот из портфеля и передал ему.
        - Я не боюсь никого и ничего.
        - Поэтому печатаешь статьи под вымышленным именем и носишь артефакт искажения?
        - То, что я не боюсь, не значит, что собираюсь играть в поддавки с теми, чьи грязные секреты раскрываю. У меня есть принципы, за которые я буду бороться всегда. Тебе в твоем продажном управлении этого не понять.
        - Куда уж мне, - усмехнулся Оливер, прихватив со стола стартовый выпуск скандальной газеты. - Когда этот тираж появится в продаже?
        - Через час.
        Он кивнул.
        - Что ж, не прощаюсь, малыш.
        Бросив на ни капли не раскаявшегося племянника последний взгляд, он вышел, уже обдумывая, как следует поступить дальше.
        Оливер Лайонс вернулся в управление, прошел в свой кабинет и отправил сразу несколько срочных запросов. Поразмыслив несколько минут у окна, глядя в небо, что затягивали сизые тучи, он кивнул сам себе и вернулся к столу.
        - Соедините меня с сиртом Робертом Хьюзом, - уверенно проговорил он, сняв трубку телефона.
        Разговор с отцом Сабины был быстрым и очень эмоциональным. Оливера трижды послали под хвост гоблинам, но все же встреча была назначена. В парке Святого Лудия через полчаса.
        Оливер отправился туда немедленно, прихватив с собой стартовый номер скандального еженедельника и надеясь, что отец Сабины не передумает.
        К счастью, Сирт Хьюз прибыл даже немного раньше. Его автомобиль с красной табличкой, символизирующей приближенного к королю, стоял у въезда в парк, а сам он прохаживался с самым надменным видом по набережной реки Ирши.
        Оливер подошел, ничем не выдавая присутствия, но сирт Хьюз все равно услышал его и, не оборачиваясь, сообщил:
        - У меня есть всего несколько минут.
        Оливер улыбнулся про себя, и без того понимая, что сирт его величества - весьма занятой человек. Однако вот же он, примчался в парк после одного звонка. Значит, чувствует, что дело плохо, и готов рассмотреть любые варианты.
        - Я не задержу напрасно, - с самым смиренным видом проговорил Оливер, остановившись в нескольких дюймах от собеседника. - Но прежде чем я предложу вам решение вашей проблемы, вам нужно кое-что увидеть.
        Сирт резко обернулся.
        Высокий статный черноволосый мужчина имел те самые породистые черты лица, что так привлекают женщин: длинный прямой нос, высокие, сильно выдающиеся скулы, четко очерченные губы, миндалевидные глаза, черные, как непроглядная ночь. Оливер с трудом удержался, чтобы не улыбнуться своим мыслям. Ему бы романы для девиц писать или вот грязные желтые статьи в «Вестник». Определенно ведь у него есть способности к этому делу…
        - И? - поторопил сирт Хьюз, крепче сжав набалдашник трости затянутыми в перчатки руками.
        - Вот, - вскинулся Оливер и протянул собеседнику свернутую в трубочку газету. - Этот номер еще не вышел, но остановить тираж уже не удастся. К моему сожалению. Но есть и хорошие моменты…
        - Серьезно? - сирт оторвал взгляд от газеты и посмотрел на него со злостью. - Просветите же меня.
        - Имен в этом номере нет. Репортер обещает раскрыть их в другой раз.
        Сирт Хьюз грязно выругался.
        - Согласен с вами, - кивнул Оливер. - И у меня есть для вас решение. Я позвонил своему другу в «Белый Вестник Ристарии», и тот согласился сделать одолжение. Он выпустит своеобразную статью-опровержение в сегодняшнем номере. Они выходят после обеда и ждут от вас текст.
        - От меня?
        - Да. Это я предоставил вам, как и оплату - сотня золотых.
        Роберт Хьюз склонил голову набок, пристально вглядываясь в него своими жутковатыми глазами. Весь его вид кричал о пределе терпения. Оливеру стало не по себе, но он постарался ничем этого не показать и даже добавил кое-что еще:
        - Я взял на себя смелость набросать черновик.
        Он протянул сирту сложенный вчетверо лист. Сирт Хьюз забрал его и вчитался, после чего подытожил:
        - Вы взяли на себя очень много, не только смелость.
        Оливер лишь пожал плечами. Теперь ему оставалось только ждать - пойдет ли сирт на эту авантюру? Или снова пошлет к гоблинам?
        - Здесь написано, что моя дочь давно имела связь с простышом, - медленно проговорил сирт Хьюз, - это правда?
        - Нет, конечно нет. Но это то, что сможет уберечь ее от…
        - И указано имя простыша. Я не знаю такого. Кто он и чем занимается?
        - О… Вольт - учитель истории. И он мне тоже кое-что должен. Я еще не говорил с ним, но смогу убедить его. Если вы согласны.
        - Значит, вы дергаете своих должников, чтобы помочь Сабине. Как великодушно.
        - Я не хочу войны, - устало сказал Оливер. - Мне очевидно, что она начнется, если этот репортеришка назовет имена… Ваша дочь лишится права заниматься своей деятельностью и будет опозорена, а простыши получат лакомый повод, чтобы затеять грызню с магами.
        Сирт молчал.
        Его глаза затянуло тьмой, а руки так крепко сжимали газету, что та безнадежно смялась, превратившись в мусор.
        - В этом номере написано, что девушку-подстрекательницу пытались изнасиловать, - наконец выдал сирт Хьюз. - Что из этого правда?
        - Я не знаю, - честно ответил Оливер. - Но подруга вашей дочери, мисс Барбара Жорди, утверждала то же самое.
        Сирт Хьюз кивнул и, отвернувшись, вновь уставился на воду, будто забыл о своем предупреждении, что у него мало времени.
        - Сирт…
        - Мне нужны контакты вашего друга из «Белого Вестника», - перебил он, повернувшись. Собранный, бесстрастный и абсолютно спокойный. - Я кое-что изменю в тексте номера, что выйдет сегодня. А вы пока поговорите с этим парнем, простышом. Мы согласны на обручение, на историю любви между ним и моей дочерью. С ней я договорюсь. И еще… пусть приедет сегодня к нам в дом. Скажем, через пару часов. Я хочу встретиться с ним, да и Сабина должна узнать этого Вольта в лицо.
        - Все сделаю, - заверил Оливер.
        Через минуту они уже попрощались. Он направился к своему авто, думая о том, как хорошо все должно сложиться. Даже если сирт Хьюз узнает, что репортер Юан Филз и Вольт Краспер - одно лицо, теперь он его не прибьет, потому что будет нуждаться в парне. И девушка не пострадает. И стычек простышей с магами удастся избежать… А еще его дорогой племянник получит свою правду из первых рук, как и мечтал, и убедится: не всегда то, что на поверхности, - истина в первой инстанции.
        * * *
        Роберт Хьюз, вернувшись в свое авто, приказал водителю ехать в центр Соулдона, на Порте-Санти, тринадцать. Там проживал и практиковал его давний приятель, с которым в последние годы у него не складывались отношения. Но, видимо, пришло время забыть о прежних разногласиях и нанести визит Роланду.
        Всю дорогу Роберт пребывал в глубокой задумчивости, анализируя случившееся с дочерью, и понимал одно: ему не хватает информации. Кто такой этот следователь, что так печется о мире во всем мире?
        Роберт до последнего ждал, что вот сейчас Оливер озвучит ему сумму за свою помощь, но тот был счастлив просто получить согласие на авантюру. Следом шел Вольт Краспер. Простой учитель истории, которого следователь пытался сунуть в женихи Сабине. Кто этот парень? Почему именно он? Родственник Лаойнса? Брат, сват, приятель? Надеется на рекомендации?
        И последнее, но не по значению: Барбара сказала следователю и репортеру о том, что пострадавший пытался изнасиловать Сабину. От этой мысли Роберта прошило болью, а затылок похолодел. Его едва не трясло от мысли, что какая-то падаль могла покуситься на единственную дочь. И тысячу раз плевать, кем был тот подонок, магом или нет, - если дочь скажет, что это правда, Роберт лично добьет этого…
        - Приехали, сирт Хьюз.
        - Спасибо, Билли.
        Роберт вышел на мостовую и осмотрелся. Ничего не изменилось с момента последней встречи с Роландом Сонерсби, лучшим частным сыщиком Соулдона.
        Двухэтажный дом номер тринадцать все так же зажат между одиннадцатым и пятнадцатым, а ярко-красная дверь встретила будущего клиента ручкой с кольцом, увенчанным головой льва. Сонерсби ненавидел резкие звуки и категорично отказался от звонка.
        Роберту открыла пожилая экономка сыщика, миссис Пип. Узнав визитера, она обрадовалась.
        - Сирт Хьюз! Роби! Уж и не думала, что доживу до того, как это случится! Входите, входите скорее, сейчас я позову мистера Сонерсби. Как же он обрадуется!
        Сирт Хьюз улыбнулся и вошел.
        ГЛАВА 5
        Вольт был зол и одновременно очень заинтересован происходящим.
        Знакомство с родителями «невесты» состоялось, и она сама вела его по богато обставленному дому, что-то щебеча про своих великих предков. Он кивал и шел вперед, думая о самом разном.
        Вольт собирался отстраниться от Сабины сразу по выходе из комнаты, но заметил милую рыжую девицу, с немым обожанием рассматривающую их из-за угла. Она была наряжена как горничная, но вела себя как начитавшаяся любовных романов глупышка.
        - Тина! - заметив рыжую, Сабина Хьюз нахмурилась и сильнее вцепилась в его руку. - Немедленно отправляйся на кухню и напомни миссис Голти, что мы с… женихом готовы к позднему завтраку.
        - Сию минуту, мисс! - откликнулась рыжая, стрельнув в гостя излишне любопытным взглядом. - Будет исполнено!
        Горничная двинулась по коридору и направо, а Вольта невеста повела дальше, озабоченно оглядываясь по сторонам.
        Он шел практически безропотно, понимая очевидное: хваленый дом Хьюзов напичкан ушами и ртами, готовыми сливать информацию. И если в своем жилище он бы такого никогда не допустил, то здесь, похоже, всех все устраивало.
        Кроме того, Вольт размышлял о встрече с сиртом его величества. Он ожидал увидеть зажиточного богача с наетым за годы сытной жизни пузиком и с огромным самомнением. Но Роберт Хьюз меньше всего напоминал напыщенного болвана. Скорее он выглядел человеком, привыкшим все продумывать и рассчитывать наперед, отчего становился в глазах Вольта интересным противником.
        Друзьями-то им точно не быть!
        Миссис Хьюз также оказалась под стать мужу: от нее за версту разило древней магией и внутренней силой. Такая жена и мать никогда не даст в обиду свою деточку, что бы та ни натворила.
        Сама же деточка изображала из себя радушную хозяйку, но то и дело косилась на Вольта с видом змеи, которая очень надеялась вскоре пригреться на его груди. Красивая, наглая, распущенная и избалованная. Недостойная дочь Хьюзов ему не нравилась, но выбора ему и правда не оставили.
        Тут как раз вспомнилось то, как к Вольту около часа назад снова заявился дядюшка Олли. Сам он работал в своем кабинете, когда услышал радостный голос матери, приветствующей родственника.
        - Молли, ты все хорошеешь, сестрица! А где твой паршивец-сын?
        - Не говори о нем так, Оливер, умоляю! И почему вы вечно надеетесь поддеть друг друга?
        - Это выше меня, милая, - ответил Оливер и, судя по звуку приближающихся шагов, быстро направился в сторону кабинета племянника.
        Дверь была приоткрыта, чем Оливер сразу воспользовался. Стукнув костяшками пальцев по притолоке, он вошел и, щелкнув затвором замка, присел на кресло у шкафа с книгами.
        - Какими судьбами? - не стал оттягивать неизбежный разговор Вольт, с удивлением отметив запертую дядей дверь. - Мне казалось, мы все обсудили. Ты получил свою вещь, я остался при своем мнении. Что еще?
        - Тебе не понравится, - признался Оливер, блаженно улыбаясь. - У меня новости по поводу твоего будущего.
        Вольт, почуяв неладное, отложил в сторону книгу и записи, сделанные по ней. Приподнявшись, он развернул стул и сел лицом к дяде, чтобы смотреть ему в глаза.
        - Слушаю.
        - Я больше не прикрываю тебя, Вольт, - будничным, немного уставшим тоном проговорил Оливер. - Больше не прошу своих друзей закрыть глаза на кое-какие пакости одного не в меру ретивого репортера. Больше не присматриваю за тобой. Ведь ты сказал, что правда всего дороже, правильно?
        Вольт повел плечами, изображая равнодушие.
        - Давно пора было прекратить эту нелепую опеку. Я сам в состоянии…
        - Так вот, - перебил его дядя, - хотя я и перестал следить за твоими делами, кое-кто по привычке продолжает сливать мне информацию о твоих достижениях и проколах, малыш.
        - С чего ты решил, что мне это интересно? - уточнил Вольт, демонстративно снимая очки и протирая стеклышки собственной рубашкой.
        - У меня предчувствие, - в голосе Оливера слышалось невероятное самодовольство.
        - Ну? - Вольт вернул очки на переносицу и уставился на него.
        - Сам Роланд Сонерсби наводил про тебя справки, малыш.
        - Ты будто в восхищении.
        - Тебе показалось, - отмахнулся дядя. - Так вот, этот Сонерсби когда-то работал в моем управлении. Был самым молодым начальником отдела по контролю за магическими нарушениями, но разоблачил не тех парней и вылетел со службы. Теперь он частный сыщик. Беспринципная сволочь, которая берется не за все, но уж если начал дело, то…
        Оливер красноречиво умолк.
        - Ну и зачем ему я?
        - На самом деле он интересуется Юаном Филзом, таинственным репортером, пишущим скандальные статьи с разоблачениями.
        - Может, хочет пожать мне руку? - усмехнулся Вольт.
        - Думаешь? Учитывая то, что они с Робертом Хьюзом друзья с колледжа, не очень верится. Но все может быть… Вижу, ты не очень впечатлен?
        - У меня с главным редактором заключен договор о неразглашении личности. Если он нарушит соглашение, то выплатит мне такую неустойку, что я смогу безбедно жить следующие лет… десять минимум.
        - Или Молли купит тебе отличный гроб. В последний путь, - поддержал беседу Оливер. - Ведь Роберт Хьюз лично размажет по стенке того, кто собрался очернить репутацию его единственной и - внимание! - ни в чем не виноватой дочери.
        - Я видел твой блокнот, - напомнил Вольт.
        - Тот, в котором я записываю показания? Да, там много важного - имена, события по минутам… И все со слов людей, склонных ко лжи. Каждый из них всегда стремится прикрыть свой тыл, малыш. Но домыслы и личные впечатления я в блокнот не записываю, а спросить ты не захотел.
        - Ты бы не ответил.
        - Это точно. Потому что я занимаюсь своей работой, а ты - лезешь не в свое дело. Но теперь, когда ты вляпался по самые уши, желая найти правду, я скажу тебе еще кое-что: Сабина Хьюз при нашей встрече была напугана и не ответила прямо ни на один вопрос. Мне помешал ее отец. Зато Барбара Жорди отвечала уверенно и точно, сразу поминутно разложив события того вечера, и без капли страха или сочувствия сообщила, что ее подружку пытались изнасиловать. Она постоянно смотрела на присутствующего в комнате отца, а тот невероятно нервничал, хотя внешне был спокоен как удав. Парни, избившие жертву, внятно ничего не объяснили - оба в ночь преступления оказались в умат пьяны. Другие свидетели избиения не могут сказать, с чего все началось. Теперь спроси меня, кто виноват, и я скажу, что не знаю. Но, полагаясь на чутье, думаю, это не Сабина. Теперь у меня вопрос: на каком основании ты хочешь обвинить во всем мисс Хьюз?
        Вольт молча смотрел на дядю. Насколько правдиво сказанное? Чутье эмпата - это практически стопроцентная гарантия правды. Но что мешает Оливеру солгать, дабы прикрыть магов?
        - Ты бы сказал мне все это еще в булочной, - нашелся Вольт, - если бы не думал, что Сабина Хьюз виновна.
        - Я пытался сказать, - усмехнулся Оливер. - Но ты не слушаешь, если тебе не интересно, малыш. И теперь основной вопрос: ты готов оклеветать невиновную девушку, лишив ее карьеры и выставив преступницей только потому, что гордость не позволяет признать ошибку?
        - Это не ошибка! - упрямо ответил Вольт, поднимаясь с кресла.
        - Предлагаю проверить, - удивил его дядя.
        - И как же?
        - Ты выдашь себя за ее жениха. Мистер Хьюз как раз подыскивает ей удачную партию, и я сказал, что лучше тебя ему не найти.
        - С ума сошел?
        - С тобой точно сойду, - кивнул Оливер. - Итак, вот как мы поступим…
        Вольт тряхнул головой, возвращаясь в действительность, где они с Сабиной замерли у стола, накрытого к семейному бранчу.
        - Нам нужно подождать родителей, - сухо проговорила невеста.
        - И пока мы их ждем, почему бы вам не показать мне ваш сад? - как можно вежливее спросил Вольт, бросив красноречивый взгляд на рыжую горничную, вновь замаячившую неподалеку.
        - Что ж… - Сабина раздраженно посмотрела в сторону Тины. - Хорошо. У нас чудесные розы, я покажу вам.
        - О, это мое любимое времяпровождение! - наигранно восхитился Вольт.
        - Да? И какой сорт ваш любимый?
        - Белый, - он постарался вежливо улыбнуться, но вышел лишь пугающий оскал. - Хотя красные тоже ничего.
        - Да вы знаток, - усмехнулась Сабина. - Прошу сюда.
        Она указала на дверь, ведущую в сад. Вольт галантно распахнул ее, пропуская девушку вперед, а после вышел сам, успев довольно-таки громко сказать:
        - Надеюсь, наше короткое уединение никто не нарушит.
        Какое-то время молодые люди молча шли по тропинке, выложенной плоскими каменными ромбами, и скучающе рассматривали разнообразные кустарники роз. Наконец, добравшись до яблонь, Вольт остановился, задержав тем самым и Сабину.
        - Вы не похожи на девушку, мечтающую о замужестве с простышом, - сказал он, задумчиво глядя в красивое лицо невесты. - Зачем вам эта афера?
        Сабина мешкала с ответом. Нахмурившись, она смотрела то на дом, то на собеседника, явно теряясь в догадках, как правильно себя вести.
        - Вы можете мне довериться, - подбодрил ее Вольт, - я ведь тоже жертва обстоятельств.
        - Жертва? - Красивые тонкие брови девушки чуть приподнялись, а глаза расширились. - Вас заставляют обручиться со мной?
        - Вы удивлены? - вопросом на вопрос ответил он.
        - Немного.
        Его губы искривились не то от презрения, не то в новой попытке улыбнуться ей.
        - Считаете, даже возможность брака с вами - это честь?
        - Скажем так, я не считаю себя ужасной кандидатурой в жены, - парировала Сабина. Сцепив перед собой руки, она пристально смотрела на жениха, и в ясном свете солнца ее глаза смотрелись особенно яркими, напоминая сочную зелень травы летом.
        - И все же ваш отец воздействовал на близкого мне человека, а тот, в свою очередь, надавил на меня… И все ради этого фарса. Вам приятно быть марионеткой в чужих руках, мисс Хьюз?
        Ее губы дрогнули, будто она собиралась ответить. Но она передумала и продолжила молча смотреть на него.
        - Мисс…
        - Хватит, - перебила его Сабина. - Если это все, о чем вы хотели поговорить, то нам лучше вернуться в дом. Можете думать обо мне все, что вам угодно; в любом случае этот, как вы изволили выразиться, фарс скоро кончится. И мы снова будем жить как прежде.
        - Вы в этом твердо уверены? - спросил Вольт.
        - Да.
        Он покачал головой.
        - Значит, считаете, обручения со мной хватит, чтобы закрыть людям рот? Думаете, они все решат, что раз уж вы связываете судьбу с одним простышом, то не можете быть виновной в причинении тяжкого вреда другому?
        Сабина дернулась, как от удара, отступила на шаг. Она совершенно не умела скрывать эмоций, и теперь на ее хорошеньком личике отражалось все - от ужаса до безуспешных попыток взять себя в руки. Девушка вздыхала, отворачивалась, мяла пальцы, прикусывала нижнюю губу и изредка слегка качала головой.
        - Да, я все знаю, - не вынес долгой тишины Вольт. - И осуждаю вас.
        - Осуждаете? - Она посмотрела в его глаза. - Да кто вы такой?
        - Тот, кого выбрали вам в женихи.
        - Я не нуждаюсь в вас, - выпалила Сабина. - И свое мнение можете оставить при себе. Оно меня не волнует!
        - Зато вас волнует мнение судьи и присяжных, не так ли?
        Вольт упивался победой. Он практически выбил признание из девицы.
        - Да, мне важно, что они подумают, - внезапно спокойно проговорила Сабина. - Потому что от них зависит моя карьера. А от вас не зависит ничего. Вы - пустое место для меня. Очередной простыш, с которым у меня не может быть ничего общего!
        Она распалялась. Щеки Сабины полыхали красным, а в глазах отчего-то добавилась желтизна, и теперь они забирали едва ли не все его внимание …
        «Ведьма!» - встрепенувшись, подумал Вольт.
        - Значит, эта помолвка вам не нужна! - постановил он вслух.
        - Нет! - выпалила она, сложив руки на груди и упрямо вскинув подбородок. - Катитесь к мамочке под бочок, мистер Краспер!
        - Не больно-то вы вежливая, - зло засмеялся Вольт. - Не боитесь, что приду свидетельствовать против вас в деле об избиении простыша?
        Ее глаза слегка увеличились, но она тут же мотнула головой.
        - Бояться вас? Ха! Тот же, кто заставил вас прийти и быть моим женихом, умело закроет вам рот! Уходите! И… я прикажу Тине проследить за вами, чтобы ничего из столового серебра не пропало!
        Вольт выпрямился до хруста в позвоночнике. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя настолько оскорбленным.
        - Серебро? - хрипло переспросил он. - Я украду у вас гораздо больше, мисс!
        - И что же?!
        - Вашу драгоценную карьеру! - Вольт дернул головой, одновременно оттягивая узел шейного платка и чувствуя себя так, будто его душат.
        - Не смейте даже говорить об этом! - Сабина разгневанно шагнула вперед и ткнула в него пальцем.
        - О, я посмею! - Вольт схватил ее за руку и заявил: - Вы ответите за то, что натворили! И я не побоюсь угроз вашего отца!
        - Да за что же мне отвечать? - Сабина выдернула руку из его захвата и прижала к груди. - За вашу оскорбленную гордость?
        - За вашу чрезмерную самовлюбленность и избалованность!
        - Ненавижу вас! - бросила она, пылая от ярости, и стиснула кулаки.
        - О, это между нами взаимно, - тихо и зло произнес Вольт.
        В тот же миг они услышали жидкие аплодисменты из-за спины Вольта.
        Он обернулся, а Сабина подошла к нему и встала чуть позади.
        - Как славно, что вы хоть в чем-то пришли к согласию, - хищно улыбаясь, заметил сирт Хьюз. Хлопать он перестал и теперь замер, опершись на свою неизменную трость.
        - Давно вы здесь? - спросил Вольт, как только пришел в себя от неожиданного появления отца невесты. Раньше он никогда не проявлял такой беспечности, но девчонка настолько завладела его вниманием, что весь мир мог провалиться в ад, а он и не заметил бы! Это его еще больше разозлило.
        - Какая разница? - пожал плечами обманчиво спокойный хозяин дома. - Главное, что вы поговорили и немного выпустили пар, а значит, за столом будете вести себя прилично и не заставите мою дорогую супругу переживать. Она очень волнуется из-за столь поспешного обручения Сабины, но я уверил ее, что сделаю все, чтобы дочь была счастлива. И Абигейл мне поверила. Подвести ее я не могу, потому, дорогие мои, будем стараться сообща.
        Сабина надрывно вздохнула, напомнив о себе.
        Вольт посмотрел на нее, а она на него. Упрямая и очень сердитая. Жутко раздражающая с первых минут знакомства! Но… сколько бы он ни вглядывался в нее, не выходило рассмотреть ту, что могла подстрекать людей на жестокое избиение. Слишком живой и открытой была ее мимика.
        «Так что же заставило меня кричать на нее и угрожать карьере вместо того, чтобы продолжить искать доказательства ее вины?» - поразился он сам себе.
        Дошло до того, что Вольт ощутил в груди укол совести! Такого он за собой припомнить не мог с самого детства.
        * * *
        Спустя час его отпустили.
        Именно отпустили: складывалось все более стойкое ощущение, что он муха, попавшая в паутину к здоровенному пауку, собравшемуся сначала вдоволь поиграть с пленником, а после съесть с потрохами. На этом сравнении Вольт задумался и на некоторое время ушел в себя, размышляя над глобальным вопросом: есть ли потроха у мух?
        А всему виной «чудесная домашняя наливочка», которой его угостила миссис Абигейл Хьюз. Она так смотрела на него, так мило улыбалась и говорила, будто женитьба на ее единственной дочери - дело решенное, и Вольт оказался добровольно-принудительно принят в семью Хьюзов. Эта странная женщина называла его «чудесным молодым человеком», уговорила пригубить во время бранча настойку для настроения и мечтала, чтобы у внуков был его подбородок.
        Вольт споткнулся и, сурово сдвинув брови, посмотрел на ни в чем не повинный камень. В это же время кто-то посигналил из проезжающего мимо авто, окончательно возвращая в реальный мир.
        - Чертовщина какая-то, - пожаловался Вольт камню. Плотнее запахнув пиджак, он быстро направился дальше, силясь избавиться от тумана в голове.
        Однако, даже добравшись до небольшого уютного дома Красперов, Вольт так и не смог совладать с усталостью.
        - Сынок? - услышал он голос матери, едва зайдя.
        - Да, это я.
        - Чудесно. Думала, ты не успеешь к обеду.
        Молли Краспер - невысокая полненькая брюнетка - появилась в холле, вытирая руки о передник. Ее улыбка, как всегда, заставила Вольта встряхнуться и отбросить в сторону все невзгоды.
        - Ты снова возишься на кухне, - заметил он, приближаясь и целуя женщину в щеку.
        - Мы с Руни как раз заканчиваем.
        Вольт покачал головой.
        - Ты ведь знаешь, милый, у меня от безделья начинается мигрень, - заметила Молли. - Кстати, вечером меня пригласили к Уилсонам. И ты мог бы…
        - Нет, мам.
        - Но у них совершенно очаровательная дочь, ты бы только…
        Вольт, хотевший было уйти к себе, передумал. Решительно схватив мать за плечи, он посмотрел в ее карие глаза и сообщил:
        - Я помолвлен!
        Молли не шевелилась и даже не моргала. Через какое-то время он заподозрил, что мать еще и не дышит, но тут раздался всхлип, а следом она засмеялась в свойственной ей манере: слегка откинув голову и вздрагивая всем телом. Хохотала до слез.
        Вольт терпеливо ждал.
        - Прости, милый, - наконец сказала она, - просто мне такое послышалось…
        - Не послышалось.
        Молли снова умолкла, на этот раз сверля сына возмущенным, полным непонимания взглядом.
        - Это правда, - нарушил тишину Вольт.
        - Ты, может, не знаешь значения этого слова? - нашлась Молли. - «Помолвлены» - это значит, что у вас есть намерение жениться, сынок. Значит, ты сделал предложение некой девушке, даже не познакомив меня с ней и с ее семьей! Ты! Которого я уже несколько лет уговариваю присмотреться…
        - Мама, - прервал он, - я сожалею, что не смог познакомить вас раньше. Но… нас захлестнули чувства. По переписке.
        - По переписке? - Молли округлила глаза, прижала пухлые ладошки к выдающейся груди.
        - Да.
        Лгать матери тяжело, но Вольт ничего не мог поделать. Когда он уходил из дома Сабины, ее отец вызвался проводить жениха и в весьма жесткой форме напомнил, что легенда должна выглядеть правдоподобно, ведь от этого зависит очень многое.
        - Я могу быть прекрасным другом, - сказал Роберт Хьюз, не выпуская руку Вольта после прощального пожатия. - Могу открыть перед вами десяток нужных дверей и провести в мир, о котором вы даже не мечтали. Понимаете? Вижу, что понимаете. Ну и… не дай бог вам ощутить, каким я могу быть врагом. Меня самого от себя воротит, когда представляю, какие ужасные вещи могу сотворить с таким замечательным, перспективным молодым человеком. Бр-р… Но мы же друзья?
        - Пожалуй.
        - Никаких «пожалуй», - сирт Хьюз покачал головой, - никаких оттенков, мой мальчик. Теперь только черное и белое. Только да или нет.
        - Да.
        Сирт Хьюз хищно улыбнулся, притянул к себе Вольта и хлопнул его по спине свободной рукой, а затем так же резко отстранился и выпустил беднягу из захвата.
        - Тогда вся Ристария должна в ближайшее время узнать и поверить, что ты безумно влюблен в Сабину. Не жалей искренности! Теперь ты самый счастливый парень.
        - Эм-м?
        - Посмотри, кто ты и кто Сабина, - напомнил сирт Хьюз. - Представляю, как вы волновались, даст ли ее отец разрешение на женитьбу! А я дал. Золотой я человек.
        - Платиновый, - пробурчал Вольт, разворачиваясь, чтобы уйти. - Я все понял.
        - Тогда всего доброго, мистер Краспер. Всего доброго…
        - Сын! - вернула внимание Вольта Молли. - Что за ересь ты несешь?! Я хочу знать, что происходит!
        - Происходит любовь, мама. Это так сложно объяснить, но уверяю тебя - я самый счастливый человек в Ристарии. Так и передай всем, к кому пойдешь на чай.
        * * *
        Сабина задумчиво воткнула иглу в белое льняное полотенце и тут же совсем не по-девичьи чертыхнулась. Дернувшись всем телом, она сунула в рот уколотый по неосторожности палец и горько вздохнула, глядя на мать.
        - Осторожнее, дорогая, - не поднимая взгляда от вышивки, проговорила Абигейл, - так ты испортишь и полотенце, и свои красивые ручки.
        Сабина фыркнула.
        Нервно сложив полотенце вокруг пяльцев, она воткнула сверху злосчастную иглу и переложила вышивку на журнальный столик. Посидев без дела какое-то время, Сабина почувствовала, что вот-вот лопнет от переполняющих ее чувств.
        - Это так глупо! - воскликнула бедняжка. Встав с кресла, она подошла к приоткрытому окну и демонстративно вдохнула воздух полной грудью. - Я устала сидеть взаперти!
        - Как скажешь, - покорно согласилась мать, которая вот уже второй день была еще и надсмотрщиком. - Сейчас закончу с красными нитками и прогуляемся в саду. Я как раз собиралась срезать несколько роз в столовую.
        - Давай это сделаю я? - с готовностью предложила Сабина.
        - Милая, у тебя отвратительный вкус, - не стала кривить душой Абигейл. - Ты выберешь не то, что нужно.
        - В таком случае я просто подожду тебя там.
        - Это ни к чему, - Абигейл бросила на дочь взгляд, полный понимания, но не сочувствия, - минутой позже отправимся вместе.
        - Ох, ну сколько можно? - Сабина быстро подошла к матери; неаккуратно прихватив юбки, приподняла их и села прямо на пол у ее ног. - Прекрати следить за мной. Это так унизительно.
        Абигейл по-доброму улыбнулась и, отложив вышивку, погладила дочь по щеке.
        - Унизительно, моя дорогая, ловить тебя среди ночи на пороге нашего дома.
        - Я просто хотела пройтись!
        - С дорожным саквояжем и документами.
        - Мама, это была минутная слабость, - Сабина картинно всхлипнула. - И она больше не повторится. Ведь теперь, обдумав все, я понимаю, что вы желаете мне только добра.
        - Значит, мне нужно просто довериться тебе? - спросила Абигейл, пристально глядя на дочь.
        Сабина предательски покраснела. Проклиная себя за абсолютное неумение врать, она с трудом проглотила ком, вставший в горле, и тихо ответила:
        - Да, мне можно довериться.
        - Хорошо.
        Совесть Сабины сжалась в несчастный пристыженный комочек.
        - Так просто?
        - Конечно. Я же твоя мама.
        Сабина должна была обрадоваться, но что-то в лице Абигейл Хьюз не давало ей расслабиться даже на секундочку. И не зря…
        - Вот только… - Мама нежно погладила дочь по голове и уточнила: - Скажи, милая, что за письмо от имени отца, на документе с его печатью ты отправила первым магическим классом в Грэми-Холл?
        Сабина забыла как дышать.
        Она чувствовала себя малышкой, перепачканной шоколадом и пойманной на краже конфет, но утверждающей, что ничего не ела. Благо мать не стала долго пытать ее своим мудрым всепонимающим взглядом.
        - Одним словом, дай мне минуту закончить с красной ниткой - и отправимся в сад. Если ты еще не передумала прогуляться.
        Абигейл снова принялась за вышивку. Сабина поднялась, зло одернула юбку и вернулась в свое кресло, понимая, что этот бой проиграла с треском.
        «И как только родителям удается все предусмотреть? - думала она. - Кажется, я еще только планирую что-то, а они уже в курсе моих замыслов и нависают над душой, рассказывая, почему так делать не стоит!»
        От понимания своего бессилия Сабина чувствовала себя униженной. Обида острой занозой засела в голове, не давая спокойно обдумать происходящее.
        Да, она немного вспылила, когда вчера за бранчем увидела искреннее намерение мамы принять Краспера в семью. Этого напыщенного выскочку с замашками вершителя судеб! А все из-за дурацкой искры, проскочившей между Сабиной и нахальным Краспером при соприкосновении их рук.
        Она недовольно мотнула головой, как делала это всякий раз, когда слышала семейную легенду о даре прапрадеда-алхимика своим потомкам: мистер Грэм Кейн имел репутацию сильнейшего мага своего времени. Он много экспериментировал и совершил несколько интересных открытий. Гораздо более интересных, чем то не доказанное никем действо, коим так гордилась Абигейл.
        И все же матери Сабины нравилось думать, что семейная легенда, передаваемая из поколения в поколение - правда, и теперь - о горе! - Абигейл была совершенно убеждена, что судьба ее дочери - выйти замуж за простыша Вольта Краспера.
        И все из-за какой-то искры при первом касании!
        Отец же, с которым Сабина надеялась поговорить наедине, вел себя странно и весь остаток дня провел в своем кабинете, принимая только жену и срочную корреспонденцию.
        К вечеру, осознав, насколько серьезны намерения матери и насколько наплевательски относится к ней отец, Сабина не придумала ничего лучше, чем осуществить побег.
        Как только отец покинул свой кабинет, она пробралась туда и отправила два письма на магических бланках сирта. Одно - в управление университета, с просьбой о распределении ее на практику в пригород близ Белфорта, где находится их старое имение Грэми-Холл. А второе письмо адресовалось управляющему самого имения, дабы подготовил для мисс Хьюз покои…
        Замуж Сабина решительно не хотела. Тем более за ужасного Краспера, посмевшего угрожать ей в саду! Оставалось лишь придумать новый план побега, только теперь делать это не спеша, с холодной головой… Благо времени было много.
        - Ну вот я и закончила, - радостно постановила Абигейл, поднимаясь с кресла. - Как ты смотришь на то, чтобы?..
        Резкий хлопок двери о стену прервал хозяйку дома, заставив ее и Сабину вздрогнуть от неожиданности и замереть, в ужасе разглядывая взбешенного сирта Хьюза.
        - Вот вы где! - Он стукнул тростью о пол, сорвал с себя шляпу и, глядя на дочь, прорычал: - Я рад поздравить тебя, дорогая моя, с назначением на практику! Значит, решила покинуть нас и погостить годик в Грэми-Холле?
        Кровь отлила от лица Сабины. Крепче вцепившись в подлокотники, она покачала головой, а потом, набравшись смелости, вздернула нос и кивнула.
        - Вот и молодец! - внезапно выдал сирт Хьюз. - А то я голову ломал, людей напрягал… А ты все сама решила. Так даже лучше!
        - Да? - удивилась Сабина, тут же забыв о гордости и ожидая подвоха - уж больно страшный вид был у отца.
        - Да! - подтвердил он ее худшие опасения. - Будете жить там с мужем душа в душу! Завтра после полудня выезжаете!
        - Кто? - не поняла Сабина.
        - Ты и твой супруг!
        - Но милый, - все же вмешалась Абигейл, - у Саби нет мужа. Она лишь обручена с…
        - Мы это поправим! - пообещал сирт Хьюз, злобно сверкнув глазами. - Звони своим портнихам, дорогая, пусть подгонят под нее что-то из готовых платьев! Свадьба будет завтра в полдень. Какую церковь предпочитаете?
        - Мне очень нравится та, что на Палм-Райт, - неожиданно спокойно отозвалась Абигейл. - Там так мило и уютно. А тебе, дорогая?
        Сабина не нашла в себе сил ответить, только неопределенно мотнула головой, тем самым говоря то ли «да», то ли «нет», то ли «прощайте, моя жизнь кончена».
        - Вот и славно! - сирт Хьюз снова стукнул тростью, напомнив Сабине судью с молотком, выносящего приговор. - Тогда всем готовиться к торжеству!
        - А как же жених? Он может… не понять такой спешки.
        В глазах Сабины забрезжил свет надежды.
        - К нему я поеду лично, - оскалившись, сообщил сирт Хьюз, - если хочешь кого-то воодушевить по-настоящему - делай это сам!
        Отец Сабины, как и обещал, устроил все. И с женихом договорился, и со священнослужителем, и даже с родственниками с обеих сторон!
        Портниха, подгоняющая свадебное платье, была в полнейшем восторге от истории, что рассказала ей миссис Хьюз «по большому секрету». Сабина иногда прислушивалась к словам матери и едва удерживалась, чтобы не застонать вслух.
        - Конечно, мы с Робертом были в шоке от такой новости, - заговорщицки шептала Абигейл, - мне даже пришлось пролежать весь день с мигренью - так повлияла на меня эта история. Но позже, увидев нашу девочку рядом с мистером Краспером, я не смогла сказать «нет». Это оказалось просто невозможно: так они смотрели друг на друга, так держались рядом. Что же касается Роберта…
        Она загадочно умолкла, выжидая положенное время, чтобы портниха и две ее помощницы прониклись. Грациозным движением Абигейл взяла чашку с чаем со стола и нарочито медленно сделала глоток, смакуя напиток.
        В итоге одна из помощниц портнихи с таким восторгом посмотрела на Сабину, что та покраснела до корней волос, не зная, чем ответить на такое коварное любопытство.
        - Что же сирт Хьюз? - не вынесла и сама портниха. Умело подколов лишнюю ткань на рукаве, она посмотрела на невесту и, ласково улыбнувшись, неожиданно мечтательно произнесла: - Ах, любовь, любовь…
        - Он разрешил молодым обвенчаться завтра же, - выстрелила в упор Абигейл, когда никто уже и не ожидал.
        - Как завтра? - поразилась портниха, озадаченно глядя на множество булавок, воткнутых ею в ткань. - Может, хотя бы послезавтра?
        - Нет-нет. Послезавтра они уже уедут в имение моих предков. Оба - молодые специалисты, а работа не ждет. Молодежь теперь другая, они не приемлют правил аристократии и норовят получить профессии!
        Абигейл покачала головой и вновь отпила чай.
        Портниха, придя в себя от первого шока, стала работать куда быстрее и вскоре отпустила Сабину, обещая рано утром прислать готовый наряд. Ее помощницы - две миловидные молодые девушки - уже горели от нетерпения поделиться секретом со всем светом, что было видно даже такой неискушенной интриганке, как Сабина.
        К утру третьего дня с момента происшествия в университете весь Соулдон знал о романтической истории любви между завидной невестой Хьюз и простышом (почему-то сиротой без образования из трущоб). Ну а к обеду, когда из автомобиля вышла бледно-зеленая от недосыпа невеста с замазанными, но все равно заметными синяками под глазами, ни у кого из гостей не осталось сомнений: девице скоро рожать!
        Сабина чувствовала себя раздавленной и готовой на любую глупость. Она металась между желанием упасть в обморок от бессилия и жаждой задушить кого-нибудь голыми руками. И если до бракосочетания в происходящее верилось с трудом, то после ее держало на ногах лишь обещание отца организовать молодоженам развод через полгода.
        - Я взял с него клятву защищать тебя и не делать ничего, что могло бы тебе навредить. И закрепил произнесенное магией, - сообщил ей сирт Хьюз в утро перед заключением брака. - Полгода будете жить в имении, занимаясь каждый своим делом, а как только я улажу все с делом Дарта Пайма, организуем развод.
        Сабина с недоверием и восторгом уставилась на отца.
        - Ты допустишь развод?
        - Допущу, - неожиданно мягко ответил сирт Хьюз. - Только… помни, что нужно воздержаться от… Не исполнять все, что положено супругам, если они хотят остаться супругами.
        Сабина нахмурилась и деловито уточнила:
        - Я не понимаю, что не исполнять?
        Ее отец округлил глаза, замялся и издал странный звук, затем беспомощно посмотрел на жену.
        - Аби! - взмолился он.
        - Главное - не исполнять супружеский долг, Сабина, - пояснила ей мать, широко улыбнувшись. - Иначе развод будет для тебя не просто пятном на репутации, а черной меткой. Все приличные семьи будут шарахаться от жены, делившей с мужчиной постель, а потом просто решившей сменить его на другого.
        - Что? Вы думаете, я с ним… Ох! Никогда! - заверила Сабина, смущаясь и злясь.
        - Никогда не говори «никогда», - тихо прокомментировала Абигейл, дав знак мужу, чтобы тот вышел из комнаты и оставил их наедине. - А теперь давай приведем тебя в порядок. Пора под венец, дорогая…
        И вот свершилось! Обряд закончился торжественным пожеланием от священнослужителя - он хотел, чтобы жених поцеловал невесту.
        Сабина в ужасе посмотрела на Вольта и прошептала:
        - За что?
        - Раньше надо было думать.
        Положив руку ей на затылок, он сделал шаг к невесте и быстро чмокнул ее в плотно сжатые губы.
        Она только и успела вскинуть ладони да упереться ими ему в грудь.
        - Спокойно, - прошептал Вольт, второй рукой схватив фату и прикрыв их от гостей. - Сейчас закончим.
        По телу побежали мурашки, а в висках громко застучало. Стоять на глазах у десятка родственников, прижимаясь к чужому мужчине, стыдно и неловко…
        - Ненавижу тебя, - шепнула Сабина.
        - Ты повторяешься, - ответил он отстраняясь.
        Натянув на лицо улыбку, Вольт посмотрел на гостей - те громко захлопали, загомонили десятком голосов.
        Идя по проходу, молодые старательно изображали счастье, а у выхода из церкви им пришлось некоторое время позировать для магических снимков «на долгую память». На дальнейшее празднество новоиспеченная супружеская пара не осталась: их ждала дальняя дорога. Но гостей это не сильно смутило - они рады были обсудить случившееся за хорошей едой и без самих виновников торжества.
        Все, что успела Сабина, - переодеться с помощью матери в дорожный костюм, а также тепло проститься с родителями, пообещав писать им каждую неделю. Отец лично проводил Сабину к новоиспеченному супругу и передал ее с рук на руки, уже в который раз грозно потребовав беречь единственную наследницу сирта.
        К автомобилю молодые люди отправились вдвоем, попрощавшись с гостями и лучась радостью из последних сил. Им обоим не терпелось покинуть сцену, на которой пришлось сыграть главные роли для родни, и поскорее отправиться в путь.
        Однако не все так легко поверили в их любовь.
        - Всего доброго, - пожелал супругам откуда-то взявшийся Оливер Лайонс, застав Вольта и Сабину уже у машины. - Надеюсь, этот брак пойдет вам обоим на пользу.
        Сабина испуганно посмотрела на супруга, но тот только усмехнулся.
        - Твоими стараниями, господин следователь, мы стали самыми счастливыми людьми в Ристарии. Видишь, как нас распирает от восторга? И это еще не предел.
        Мистер Лайонс нахмурился и, бросив на озадаченную Сабину негодующий взгляд, молча протянул запечатанный магией желтый конверт.
        - Что это? - уточнил Вольт, прежде чем принять подношение.
        - Это, конечно, не мой блокнот, но тоже может пригодиться, - холодно проговорил мистер Лайонс.
        Вольт передернул плечами и сильнее сжал челюсть, отчего скулы проступили острее.
        Подумав еще пару мгновений, он все же взял конверт и спрятал во внутренний карман классического черного фрака.
        Сабина, с огромным интересом следящая за странным поведением мужчин, неожиданно поймала себя на любовании Краспером. Ее мысли как раз витали вокруг наряда, идеально подчеркивающего фигуру Вольта, смуглый цвет его кожи и ясные карие глаза… Но, осознав, о чем думает, она устыдилась и отвернулась. И наткнулась на внимательный взгляд следователя, из-за чего смутилась еще сильнее.
        - Нам пора, - тем временем заявил Вольт.
        Он открыл дверь перед Сабиной, а после, стоило ей расположиться в салоне, повернулся к мистеру Лайонсу и что-то тихо сказал. Сабина не смогла расслышать ни слова и очень опечалилась по этому поводу.
        - Она будет вне себя и вряд ли скоро простит тебя, малыш, - внезапно ответил мистер Лайонс, не считая нужным понижать голос. - Да, и еще: письмо прочти при первой же остановке, там важная информация.
        Вольт чертыхнулся и попрощался с ним кивком головы, не считая нужным говорить что-то еще.
        Усевшись за руль, он погрузился в свои мысли, а Сабина, продолжавшая смотреть в окно на оставшегося снаружи рыжего мужчину, вдруг ясно поняла, кто именно был человеком, повлиявшим на Краспера и заставившим того стать ее супругом.
        А еще она невероятно, просто до ужаса, захотела узнать: кто же та женщина, что не сможет простить ее мужа?!
        ГЛАВА 6
        Путь на автомобиле от Соулдона до Белфорта занимал около сорока двух часов. Сабина знала это: отец несколько раз брал их с мамой с собой в такие поездки. В иных случаях они путешествовали всей семьей на поезде, что занимало чуть больше суток пути. Однако билеты на поезд необходимо было покупать загодя - следующий отправлялся в Белфорт лишь через неделю.
        Также был очень дорогой, зато самый удобный вариант - добраться до места порталом. Конечно, такой прыжок сквозь расстояние стоил как небольшой домик в пригороде, но у Сабины был счет, открытый отцом для ее прихотей, и именно с него она собиралась расплатиться за переход к месту практики.
        Удобство и комфорт она ценила с детства.
        Но все планы были испорчены ужасным обстоятельством, имя которому - Вольт Краспер.
        Ее спутник, временно исполняющий роль мужа, наотрез отказался тратить огромные деньги на «глупость» и заявил, что сам их довезет. На личном автомобиле!
        Сабина, услышав о поездке наедине, даже хотела оплатить переход для них обоих, позже поставив супруга перед фактом. И тут выяснилось самое прискорбное: отец закрыл счет, аргументировав свой поступок совершенно невероятным выводом: «Ты выходишь замуж, Саби. Теперь твои расходы с удовольствием оплатит муж. Кроме того, ты так мечтала стать самодостаточным специалистом, а не вот это вот все».
        Под «это вот все» сирт Хьюз имел в виду комфорт и уют, обеспеченные дочери его усилиями. А еще полное подчинение его планам на ее жизнь: выйти замуж за правильного человека, родить внука-наследника, не вмешиваться в его воспитание.
        Сабина передернула плечами и громко фыркнула, стоило вспомнить тот памятный разговор за несколько часов до свадьбы.
        Такое отношение больно ранило ее, но в то же время неожиданно раззадорило. Она ведь и правда мечтала доказать отцу, что может быть не просто марионеткой, но полезным обществу человеком! Довольно кивнув своим мыслям, Сабина почувствовала на себе взгляд супруга.
        - Что? - спросила она, посмотрев на него.
        - Я все гадал, чего это твои родители так спешат избавиться от единственной дочери, - ответил Вольт, - и вот понял. Ты не от мира сего, так ведь? Сидишь, ерзаешь, бормочешь что-то, улыбаешься странно… Говори прямо, Сабина, есть то, о чем я должен знать?
        - Например?
        - Может, ты буйная?
        - Может, - покладисто согласилась Сабина, внезапно понимая, что никогда раньше не получала полной свободы действий, живя под контролем властного отца. - Посмотрим!
        - Отлично, - пробормотал Вольт. - Мало того, что с уголовным прошлым, еще и крыша плавно уезжает в сторону.
        - Ну знаешь! Это уже просто хамство. И домыслы! Ты мне противен, Вольт Краспер! Этот брак - ужасная ошибка!
        - Полностью с тобой согласен, миссис Краспер, - отозвался Вольт, после чего посигналил слишком медленно плетущемуся впереди авто.
        - Как ты меня обозвал?! - шокированно переспросила Сабина. - Какая я тебе миссис?
        - Склочная и истеричная, - ответил Вольт, морщась.
        Машина, подчиняясь его манипуляциям, ловко обогнала идущий впереди транспорт, а Сабина, обалдевшая от заявлений Краспера, напротив, заглохла. Жаль только, ненадолго.
        - Ну все, - Сабина сдула лезущую на глаза челку и нервно поелозила на сиденье, - я объявляю протест! И отказываюсь говорить с тобой. Даже если ты будешь просить.
        Вольт не просил.
        Следующие несколько часов Сабина жутко мучилась от желания сказать ему еще несколько очень важных вещей, пока все же не уснула, утомленная дорогой и измотанная молчанием гнусного Краспера.
        Проснулась она от ругани. Открыв глаза, Сабина не сразу поняла, где находится и что случилось. Вольт громко и витиевато выражался, несколько раз с силой посигналил, а после вовсе вышел из машины и стал кричать кому-то: «Кыш, кыш, не подходите к машине!»
        Лишь тогда Сабина села удобнее и уставилась вперед, где и разглядела не только муженька, но и стадо овец.
        Они стояли напротив автомобиля и смотрели кто куда. Часть стада гнусаво бекала, часть просто замерла, часть жалась к Вольту.
        - Кыш! - продолжил разоряться тот, забавно раздувая щеки и размахивая руками.
        Овцы нехотя двинулись в разные стороны, кто-то из них стукнулся головой о капот. Три особо ретивых с упрямым видом пошли на Краспера.
        - Черт! Брысь от меня! Не подходите! - ругался он, отпрыгивая в сторону на манер горного козла. - А ну пошли, пока я вас!..
        Сабина засмеялась и тоже вышла из машины.
        Солнце уже катилось за горизонт, красиво разливаясь в небе красным и оранжевым светом и отбрасывая на землю причудливые тени. Дорога шла витой лентой среди бескрайнего зеленого поля. Лишь справа вдалеке рисовались смутные очертания фермы. Также неподалеку от дороги нашлись несколько невысоких чахлых деревьев, к которым девушка и отправилась, прекрасно понимая, что у стада должен быть пастух…
        - Куда ты?! - раздалось вслед. - Саби… Ай! Совсем обалдел?! Или ты самка? Прекращай, кем бы ты ни был!
        Сабина улыбнулась шире, слушая препирательство мужа с овцами.
        Обогнув первое дерево, она никого не нашла. Зато за вторым и правда полулежал, подогнув под себя одну ногу, молодой парнишка с зажатой в руке клюкой. На верхней части лица у него покоилась кепка, а изо рта торчала уже практически выпавшая соломинка. У его ног мирно спал огромный седой пес.
        - Кхм! - прокашлялась Сабина, глядя на пастуха.
        Тот нехотя шевельнулся, убрал кепку и, сонно прищурившись, посмотрел на девушку. Собака лишь лениво дернула ухом, предпочитая не отвлекаться на назойливого человека.
        - Твое стадо преградило нам путь, - проговорила Сабина, понимая, что парнишке перед ней в лучшем случае лет пятнадцать. - И теперь овцы не хотят уходить с дороги.
        - Сейчас я разберусь, мисс, - ответил тот, быстро поднимаясь и отряхиваясь от травы. Посмотрев на пса, он свистнул, и животное лениво встало на четыре лапы, продолжая спать на ходу. - Давай, Джек! Пора за работу. Надо же было так уснуть! Отец меня убьет.
        - Гав, - прокомментировал сложившуюся ситуацию большой лохматый пес и пошел вперед, вяло перебирая могучими лапами. - Рр-р…
        - Что такое, мальчик? - обратился парнишка к собаке.
        Источником беспокойства собаки оказался Вольт: он стоял перед псом, окруженный молчаливо взирающими на него овцами, и сурово смотрел на Сабину.
        - Нагулялась? - спросил он, отпихивая ногой здоровенную овцу, жмущуюся к его бедру. - Брысь! Чтоб ее… Ваша живность?
        Вольт посмотрел на парнишку-пастуха. Тот испуганно кивнул и принялся чмокать губами, одновременно взмахивая клюкой.
        - Домой! Ну? Домой все. Быстро! Джек, гони их слева! Простите, мистер… Всего хорошего, мисс!
        Стадо нехотя двинулось в сторону фермы. Пес несколько раз громко гавкнул на блеющих подопечных и просто пошел рядом с хозяином, видимой помощи больше не оказывая.
        Сабина, приложив ладонь козырьком ко лбу, провожала их взглядом и улыбалась.
        - Хороший парень.
        - Уснул на работе, - проговорил Вольт, суетливо отряхивая брюки, - а нам из-за него задержаться пришлось. Теперь скажи, какого орка ты помчалась в поле, даже не предупредив меня, куда и зачем идешь?
        - Разве я должна о чем-то тебя предупреждать? - поразилась Сабина, поворачиваясь к мужу. - Давай-ка проясним здесь и сейчас: я сама по себе, Вольт Краспер! Ты хоть и муж по документам, но мы оба понимаем, что это ничего не значит.
        - Я не откажусь прояснить, - кивнул Вольт, сложив руки на груди.
        Сабина только обратила внимание, что он снял смокинг, галстук и жилет, оставшись лишь в рубашке. Да и ту расстегнул, открыв обзор на голую грудь!
        - Ты меня слушаешь?
        Сабина вздрогнула и кивнула, уставившись супругу в глаза.
        - Так вот: твой отец взял с меня слово, что я буду заботиться о твоей безопасности. Это не входило в мои планы, поверь. Но сирту Хьюзу очень тяжело отказать. Мало того, слово это он закрепил магией! Поэтому теперь я должен оберегать тебя, даже если не хочу этого. А для этого мне нужно быть в курсе твоих дел! Ясно?
        - Это все не мои проблемы, - пожала плечами Сабина.
        - Не твои, значит? Хорошо. - Вольт потер ладони, нервно стащил с переносицы очки и стал протирать их краем рубашки, выправив ту из брюк. - А что, если бы сейчас здесь оказался не мальчишка-пастух, а пьяный громила с овчаркой? Ты могла бы пострадать из-за глупой самонадеянности. Это тебе не Соулдон, где все знают и остерегаются сирта Хьюза!
        Сабина вздохнула. Ее мысли, к великому сожалению, бродили совсем не там, где должны были. Закатанные до локтя рукава и смуглые запястья Вольта, на которых четко прорисовывался рисунок вен, казались ей невероятно притягательными. А оттого и дико неприличными!
        К тому же он говорил правильные вещи. И это раздражало еще больше.
        - Эй! - Вольт щелкнул пальцами прямо перед носом растерянной Сабины. - Ты здесь?
        Она фыркнула и с надменным видом сообщила:
        - Можно подумать, если бы здесь оказался громила, ты бы смог помочь. Ах, ну да, ты закричал бы на него: «Брысь! Кыш!» - и он бы испуганно сбежал.
        Несколько бесконечно долгих секунд Вольт молчал, и Сабина уже решила было отметить победу в споре с этим несносным типом. Но тут он устало проговорил:
        - Я бы просто не позволил тебе идти сюда. А до меня пастуху не было бы никакого дела, Сабина. Во мне нет ничего интересного, - он развел руки в стороны и слегка покрутился. - Ни груди, ни… Одним словом, я не во вкусе всякого сброда, а беззащитная молодая девушка - очень даже.
        Вольт отвернулся и отправился в машину, оставляя жену в полной растерянности. Она ждала чего угодно: новых подколок, шуточек над самонадеянностью, даже оскорблений, а он ничего такого не сказал. Немного постояв на месте, глядя ему вслед, Сабина от непонятной обиды едва не чертыхнулась сама. Куда проще иметь дело с хамом и грубияном! Вернее, не иметь с таким дел… А как быть с Вольтом Краспером, не пытающимся ее задеть, Сабина пока смутно представляла и от этого чувствовала себя уязвимой. Не благодарить же его за мнимую заботу, в самом деле?
        Перед тем как вернуться в машину, она снова посмотрела на заходящее солнце и пробормотала себе под нос несколько раз:
        - Не поддаваться его очарованию, он гнусный тип. Главное - моя практика. Все остальное - глупость.
        Слова немного помогли прийти в себя, но еще больше помог сам Вольт, крикнувший из машины:
        - Эй, если ты собралась там оскорбленно падать в обморок, то лучше все-таки сделай это в салоне авто, потому что нести тебя сюда я не собираюсь! Руки не казенные!
        Сабина, услышав его, даже огрызаться не стала, только улыбнулась довольно. Вот такие отношения с супругом ей понятны.
        К гостинице молодые люди подъехали уже в темноте.
        Притормозив на огромной площадке и высветив фарами три машины, Вольт сверился с картой и, кивнув, свернул ее.
        - Первая остановка перед Грэми-Холлом. Город Рашпуль. Никогда здесь не бывал, а ты?
        Сабина, потянувшись, с любопытством посмотрела на потрясающе красивое пятиэтажное здание, зажатое между двумя трехэтажными и освещенное высокими яркими фонарями.
        - Именно здесь - нет. Когда мы с отцом путешествовали в последний раз, останавливались совершенно в другом месте. Но, похоже, с тех пор город сильно разросся.
        - Пойдем, - бросил Вольт, покосившись на заднее сиденье, где лежало четыре чемодана и три коробки, обмотанные бечевкой. - Из багажа, думаю, возьмем только самое необходимое. Насколько понимаю, в саквояже есть все?
        Сабина кивнула и вышла первой.
        В лицо тут же ударил сухой прохладный ветер, растрепав остатки прически и прокравшись под жакет. Сабина повела плечами, сразу попрощавшись с мыслью немного прогуляться по окрестностям Рашпуля.
        - Похолодало. Нужно будет достать вещи потеплее, - озвучил ее мысли Вольт, показавшийся рядом.
        В руках он держал ее саквояж.
        - А твои вещи где? - нахмурилась Сабина.
        - Мне хватит тех, что уже на мне, - ухмыльнулся он и галантно предложил ей локоть.
        Сабина фыркнула и гордо пошла вперед одна. Ей казалось жизненно важным сохранять дистанцию с Краспером. Она не понимала и боялась его попыток сблизиться с ней. Может быть, он решил остаться ее супругом? Все-таки отец разрешил им жить в Грэми-Холле на правах хозяев - о таком простой учитель истории наверняка не смел и мечтать.
        «Возможно, все прежние треволнения были показными, - думала она. - Теперь этот тип решил избрать другую стратегию поведения - подружиться, а после и влюбить в себя наследницу Хьюзов? Хотя автомобиль у него из новой модели, да и свадебный костюм оказался вполне приличным… Или Вольт просто потратил все сбережения, чтобы покрасоваться?..»
        Сабина так себя накрутила, что едва не упала, споткнувшись о небольшой камень. Вольт, шедший следом, подхватил ее за талию, слегка прижал к себе, но тут же поставил на ноги и отошел.
        - Будь внимательнее! Или у тебя такое хобби: пытаться нажить себе приключений в каждом месте, где приходится побывать?
        - У меня хобби давать по рукам всем, кто их распускает! - заявила Сабина, все еще чувствуя на своем животе след его прикосновения и злясь на себя за столь бурную реакцию на этого негодяя.
        - Значит, любишь мстить всем, кто на тебя покушался? - будто невзначай спросил Вольт.
        - Да! - гордо заявила она. - С особой жестокостью. Запомни на будущее.
        - Ну, это я и так знаю, - кивнул он, посмотрев внезапно с таким холодом, что Сабина едва снова не сбилась с шага.
        Дальнейшего разговора Вольт явно не желал. Перегнав ее, он кивнул портье, стоящему у входа в гостиницу, и вошел в открытую дверь, даже не удосужившись проверить, в порядке ли Сабина.
        Ее так возмутило его странное поведение, что даже в глазах защипало. Рассудив, что так сказывается усталость от долгого пути, она предпочла отвлечься на неожиданно богатое убранство холла: стены нежно-персикового цвета, украшенные растительным декором; высокие потолки, отделанные лепниной и увенчанные тремя огромными люстрами; две шикарные парадные лестницы, устланные дорогим красным ковром, а между ними - приемная стойка с портье… А еще Сабина заметила самые настоящие радиаторы, которые только-только стали устанавливать в домах Соулдона! Прогресс добрался до Рашпуля и очень гармонично вписался в интерьер его гостиницы, что не могло не радовать постояльцев.
        Сабина заинтересованно крутила головой, на время позабыв все обиды. Вот только у приемной стойки она снова оказались рядом с вечным своим раздражителем - мистером Краспером. Тот как раз предъявлял их документы и просил выделить два номера на одну ночь.
        - О, молодожены! - восторженно заявил портье, посмотрев в бумаги, а после - на пару перед собой. - Что же вы сразу не сказали? За вами уже закреплен номер люкс. Для новобрачных.
        - За нами? - переспросил Вольт. - Вы уверены?
        - Мистер и миссис Краспер?
        - Да, но я ничего не заказывал заранее.
        - О вас позаботились.
        - Кто же это такой внимательный? - Вольт посмотрел на Сабину, и она покачала головой, показывая, что не имела представления о подобных сюрпризах.
        - Миссис Хьюз, - прочел портье в книге для бронирования заказов. - С наилучшими пожеланиями! Кроме того, вам от нее магограмма. Минуточку.
        Он улыбнулся и отошел к стене, где были закреплены пронумерованные квадратные шкафчики на замках. Пока портье возился с посланием от миссис Хьюз, молодожены замерли у стойки, не зная, как быть дальше.
        - Мама никогда ничего не делает просто так, - прошептала Сабина.
        - Да, она наверняка преследует некую великую цель, пытаясь уложить нас в одну кровать, - так же тихо проговорил Вольт.
        - Что? Просто у мужчин мысли только об одном! - громче, чем собиралась, выпалила она.
        Портье тут же обернулся и показал им небольшой голубой шарик, внутри которого то и дело вспыхивали искры.
        - Уже нашел! Прошу. Это сообщение, а это ключи от номера. Стивен вас проводит, он сейчас подойдет к лестнице справа. И хотя кухня уже не работает, шампанское с поздним ужином доставят с минуты на минуту.
        - Нам не нужно шампанское! - возмутилась Сабина.
        Портье удивленно посмотрел на новобрачную, затем на ее мужа.
        - Несите, - кивнул тот, - у вас превосходный сервис.
        - Мы будем рады вашим отзывам, - засиял портье.
        - Вот уж не уверена, - продолжила бурчать Сабина, не в силах остановиться. Кажется, она теперь раздражала даже саму себя, но внутреннее негодование просилось наружу…
        Позже, оказавшись в большом красивом номере, оформленном в голубых и сиреневых тонах, при виде огромной кровати, где розовыми лепестками было выстлано сердце, ей стало невыносимо стыдно за свое поведение. И тут же она снова разозлилась на Краспера, доведшего ее до такого невменяемого состояния.
        Тот, к его несчастью, как раз решил высказаться по поводу номера.
        - Очень неплохо. - Не подозревая, что совершает роковую ошибку, Вольт еще и улыбнулся. - Оказывается, за пределами Соулдона тоже есть жизнь.
        - Да, есть, - кипя от гнева, проговорила Сабина. - И мой отец оплатит тебе это путешествие. А если будешь хорошо себя вести, то после развода еще и должность какую-нибудь выбьет. Мои родители всегда помнят хорошее. И плохое.
        - Отличные люди твои родители, да? - с непонятной Сабине интонацией спросил Вольт.
        - Да, отличные, - надменно усмехнулась она.
        - Тогда в кого ты такая мегера ненормальная? Клянусь, у вас в роду затесались гарпии, и на тебе, Сабина, это сказалось.
        - Ты!..
        - Я тот, кому суждено полгода терпеть тебя рядом! - перебил он, слегка повысив голос и неожиданно придав ему такую интонацию, что Сабина моментально передумала возражать. - Мне уже ясно, что у тебя с головой непорядок, самооценка зашкаливает, а предубеждение против всех, у кого в роду нет аристократов, превышает любые допустимые пределы. Ясно, что для тебя я был, есть и буду пустым местом. Что еще?
        Сабина передернула плечами, снова чувствуя себя побежденной, но не подавая вида, что ее задело каждое его слово.
        - Отлично, - кивнул ее муж. - Значит, на сегодня успокойся, а то у меня от твоего яда скоро несварение будет. Нам нужно как-то существовать вместе, хотя приятного в этом нет ничего. Так что или учись мириться с моим присутствием, или я тоже начну отравлять тебе жизнь, выпуская своих демонов. Хочешь познакомиться с ними?
        - Демонов? - Сабина не удержалась от насмешки. - Не слишком ли много пафоса? Или все учителя любят драматизировать?
        - Пафос - это скорее твое второе имя, дорогая!
        - В самом деле, какие у тебя могут быть демоны?
        - Будешь знакомиться? - Он зачем-то снял очки и стал расстегивать оставшиеся пуговицы на рубашке.
        - Не пытайся меня напугать! - Сабина отступила, наткнувшись бедром на кресло.
        - Начнем с того, что я сплю голышом, - продолжал гнуть свое Краспер.
        Он как раз справился с пуговками… и стал снимать рубашку!
        - Нет. Не хочу демонов. Вот приедем в имение - выпускай сколько хочешь!
        - А что с моим пафосом?
        - Беру свои слова назад, - Сабина широко улыбнулась и картинно заморгала, изображая полное покаяние.
        - Значит, временное перемирие? - Вольт протянул руку.
        - Пожалуй, - кивнула она, чувствуя, как учащенно бьется сердце.
        Ну зачем он разделся?! Отец даже дома не позволял себе ходить в таком виде! Последний, кого она видела вот так, был труп на практике по анатомии, и он был сложен намного хуже, чем ее муж…
        Сабина усилием воли перестала пялиться на рельефный живот супруга и подошла, подавая ему ладошку.
        - Только одежду на себя верни, - попросила непреклонно.
        Ей показалось, уголки его губ дрогнули в улыбке.
        - Как раз собирался.
        - И отдай мне послание от мамы, - потребовала Сабина, краснея. Еще не хватало, чтобы над ней смеялись. - И спать мы будем раздельно.
        Вольт закатил глаза, но не стал больше ничего комментировать и протянул ей магический шарик, активирующийся только в руках адресата.
        - Сабина Хьюз, - проговорила она, принимая магограмму, - готова принять сообщение.
        Шарик дернулся в ее руках и взлетел на уровень глаз, где стал таять в воздухе, при этом сообщая голосом миссис Абигейл Хьюз:
        «Саби, это письмо можно слушать лишь в присутствии твоего мужа. Убедись, что вокруг нет лишних ушей».
        Сабина озадаченно посмотрела на приближающегося супруга, проговорила тихо: «Исполнено», и они продолжили слушать сообщение плечом к плечу.
        «Надеюсь, у вас все хорошо, потому что у нас с папой снова плохие новости… Дело в том, что запрос о практике ты отправила на бланке сирта его величества, поэтому ответное письмо на него пришло в канцелярию королю. Мы не вдавались в подробности раньше, так как не считали, что тебе важно это знать. Но обстоятельства изменились.
        Ты и сама знаешь, что есть очень мало профессий, где женщины признаются специалистами. Столица наиболее благосклонна к попыткам женщин реализовать себя, а вот в отдалении все не так радужно… Потому университет уточнил - действительно ли ты, одинокая молодая девица, желаешь проходить свою практику в пригороде Белфорта? И тогда Роберту пришлось объясниться с его величеством, получившим донесение о запросе.
        Одним словом, вашу свадьбу и дальнейшую практику (а для Вольта - смену работы) одобрили свыше. И, казалось бы, все хорошо сложилось. Но сегодня «Вестник Соулдона» выпустил листовки с экстренной сплетней: Тони Фокс проболтался кому-то, что избил простыша по просьбе подружки, с которой учился.
        У самого парня нервный срыв, его отец запрещает общаться с Тони. А про тебя в обществе пошли слухи. Будто ты специально вышла замуж и уехала, а вся история вашей с мистером Краспером любви - выдумка. Следователь обещал добиться опровержения от желтой газетенки, а Роберт лично заверил его величество, что все это ложь.
        И что ваш брак - не фикция.
        История приняла гораздо более серьезный оборот, чем раньше, дочка. Теперь вам просто необходимо делать все, чтобы люди поверили в вашу любовь. Возможно, среди людей, с которыми вам предстоит общаться в Белфорте, будет кто-то из этих подлых желтых репортеров! Надеюсь, я не должна объяснять, как не любит его величество, когда ему лгут? Умоляю вас проявить максимальную осторожность и внимательность. Никто не должен решить, что этот брак - подделка. Люблю тебя, дочь».
        Голос затих, а голубоватый дым окончательно рассеялся. Сабина посмотрела на Вольта и прошептала:
        - Чертов Юан Филз.
        - Что? - нахмурился ее муж. - При чем здесь?.. Что ты имеешь в виду?
        - Очевидно же, что этот подлый репортеришка или его собрат втерся в доверие Тони и все выспросил, - печально сообщила Сабина. - Ненавижу репортеров!
        - Прекрасно! - всплеснул руками Вольт. - Сама-то ты - святая простота! Написала какое-то письмо на бланке сирта и окунула нас тем самым лицом в дерь…
        - Попрошу не выражаться!
        - Ой, прости, - его глаза потемнели от гнева. Повернувшись всем корпусом, он навис над ней. - Твои нежные ушки не могут выдержать плохих слов. И побить никого ты тоже не можешь - зачем марать хрупкие белые ручки? Можно же попросить друга, а потом свалить подальше, по пути сломав судьбу еще и мне!
        - Я никого ни о чем не просила! - Сабина отступила и уперлась в кресло. - И твоя судьба была в твоих руках, а не в моих! Ты сам пришел. Уж не знаю, какие грешки за тобой водятся, Краспер, но, видимо, они не самые простые, раз ты был вынужден поддаться шантажу! И не надо винить во всем меня!
        - А кого мне винить? - ледяным тоном спросил он. - Это твой отец и его репутация вмешались в мою жизнь. За три дня его манипуляций меня заставили жениться на тебе, бросить работу, бросить… другие важные интересы и ехать к орку в!..
        Сабина закрыла ладонями уши и начала громко петь песню, заученную ею еще в школе для благородных девиц:
        Если дождусь я тебя, весна,
        Если придешь ты за мной, любовь,
        То смогу я смеяться вновь,
        А пока мне не до сна:
        Думаю вечно о сердце своем,
        Что равнодушно ко всем вокруг,
        Где же ты, милый друг,
        Что заполнит пустоту в сердце моем?!
        Где же ты,
        Где же…
        Вольт, сначала просто замерший с открытым ртом, на припеве отмер и, картинно плюнув в сторону, ушел в ванную комнату, зачем-то прихватив фрак.
        Сабина, глядя на закрывшуюся за ним дверь, медленно опустила руки, чувствуя дикую слабость во всем теле. Она хотела уже прилечь и буквально минутку отдохнуть, но тут в номер постучали. Прибыло шампанское с поздним ужином.
        - Что ж, может быть, оно и не лишнее, - прокомментировала Сабина. И, сунув серебряную монетку в руку парнишке, принесшему заказ, попросила: - Откройте одну бутылку.
        ГЛАВА 7
        Вольт вошел в ванную комнату и с трудом заставил себя аккуратно прикрыть дверь. Срываться на вещах он всегда считал глупостью, на людях - совсем бредом. Но Сабина Хьюз выводила его из себя с таким завидным постоянством, что он стал переживать, насколько крепким окажется его терпение.
        Включив воду, он уперся руками в раковину и, опустив голову, стал уговаривать себя быть стойким. Но даже спустя минуту ему по-прежнему хотелось выскочить в комнату и хорошенько встряхнуть Сабину, чтобы закрыла хорошенький рот хоть на денек. А лучше навсегда.
        Пока девчонка молчала, он умудрялся забывать о ее гадкой, избалованной натуре. Но стоило ей начать говорить…
        Вольт поднял голову и посмотрел в чуть запотевшее зеркало. Отражение выглядело измученным и сердитым.
        - Ты справишься, - проговорил он, выпрямляясь. - Выбора все равно нет.
        Вольт отложил в сторону очки, разделся и принял наконец душ. Такой горячий, что кожу буквально обжигало. Лишь в конце он выкрутил кран с холодной водой до упора и, издав бодрое «Ух!», вышел одеваться.
        Вода прочистила голову и немного привела в порядок уставшее тело. Однако, промокнув тело полотенцем и надев брюки, он не спешил выходить к Сабине.
        - Что ж, удиви меня, дядюшка, - усмехнулся Вольт, вынув из кармана фрака письмо Оливера. - Пусть это будут хорошие новости. Для разнообразия.
        Увы, он прогадал.
        В целом дядя сообщил ему почти то же самое, что сказала в магограмме миссис Хьюз. Другими словами, но смысл не менялся: в имении за ним и Сабиной почти наверняка будут следить. Один человек или несколько, новые работники или старые, подкупленные репортерами, - никто не знал. Но если появятся доказательства фиктивности их брака, король будет весьма опечален. А грустить он страсть как не любит…
        Репортер, написавший статью, предпочел остаться неизвестным. Все закономерно заподозрили Юана Филза, начавшего развивать эту тему…
        Дочитав последние строчки, Вольт скомкал письмо в кулаке и вышел из ванной, собираясь незаметно сжечь послание. Но куда там! Сегодня фортуна окончательно от него отвернулась.
        Жена мало того, что не спала, так еще расположилась в кресле у камина и пила шампанское, заедая его виноградом. Услышав Вольта, она посмотрела в его сторону и отсалютовала бокалом, выдав совершенно потрясающую мысль:
        - Если ты внезапно погибнешь, я стану вдовой - и нет проблем. Правда здорово?
        Она лучезарно улыбнулась, а Вольт в который уже раз изумился, как странно создала природа эту девушку: при такой красивой внешности - и совершенная гадина внутри! Ядреное сочетание, ничего не скажешь.
        - Это что у тебя? - Сабина не желала умолкать. - Письмо от следователя? Спрятался и читал? А я тебе мамино дала послушать!
        - А я эгоист и негодяй, - ответил Вольт.
        - Тоже мне, удивил, - фыркнула она. - Что там еще? Плохие новости?
        Краспер хотел было ее проигнорировать и просто лечь спать, но, услышав пьяную икоту и гнусное хихиканье, нахмурился. Подойдя к ведерку со льдом, он обнаружил наполовину початую бутылку шампанского.
        - Это вторая? - спросил он растерянно.
        - Первая. Жадоба, - отозвалась Сабина, отпив маленький глоток из бокала. - И тебе достанется.
        - Тебя что, с пары бокалов так развезло? - не поверил Вольт.
        - Я не пьяна! - возмутилась Сабина. Неудачно взмахнув рукой, она едва не снесла блюдо с виноградом и фруктами. И, подумав над случившимся, пришла к новому выводу: - Меня от усталости разморило!
        - Вижу, - согласился Вольт. Только идиот спорит с пьяной женщиной. - Раз так устала, иди-ка полежи.
        - Тебе лишь бы в постель меня затащить. - Сабина выставила вперед руку и покачала указательным пальцем, сообщая истину, передающуюся женщинами друг другу из поколения в поколение: - Всем мужикам нужно от нас только одно!
        - Поня-ятно, - протянул Вольт, отступая. - Ты меня раскусила.
        Сабина довольно хмыкнула и поднялась, с укором глядя на мужа.
        - И не надейся, Краспер. Тут тебе не солнышко!
        - Эм?
        - То есть не светит! - спешно поправилась она. После чего гордо прошла к кровати. - Отвернись. Я буду раздеваться.
        Вольт, наблюдая за женой, вдруг подумал, что она невероятно очаровательна в таком виде. Не противна, не вульгарна, а наивна и непосредственна.
        - Отвернулся?! - спросила Сабина, стоя спиной к нему, и отложила снятый жакет на комод.
        - Да, - соврал Вольт.
        - Хорошо, - ее голос звучал глухо и устало. - О-очень хорошо.
        Что-то еще пробурчав, Сабина не вынесла пытки пуговками на блузке и присела на кровать. Вольт смотрел на нее и не знал, что предпринять. Бросаться на помощь? Или отвернуться, как она просила? Тем временем жена, проверив мягкость перины, удовлетворенно кивнула и… легла.
        - Посмотрим, удобно ли здесь.
        Наверное, удобно. Потому что когда Вольт не выдержал и присел перед ней на корточки, чтобы спросить, нужна ли помощь, Сабина мирно сопела, подложив под щеку ладошку.
        Некоторое время он наблюдал за спящей супругой и даже посчитал ее милой, когда она вдруг всхрапнула и перевернулась на спину. Теперь ее голова лежала немного повернутой вбок, рот оказался приоткрыт и перекошен, а на щеку налипли волосы.
        - Настоящая леди, - усмехнулся Вольт, поднимаясь и усаживаясь на кровать рядом с Сабиной. - Воплощение грации и воспитания.
        Он покачал головой; чертыхаясь, расстегнул маленькие блестящие пуговки и не без труда снял с супруги блузку, под которой обнаружилась полупрозрачная кружевная комбинация. На несколько секунд Вольт позволил себе забыть, что терпеть не может девушку перед собой, и засмотрелся на совершенные изгибы ее тела.
        Бюстье и трусики скрывали самое основное, но оттого прелести Сабины почему-то манили еще сильнее.
        Будто чувствуя неладное, жена снова всхрапнула и постаралась отвернуться.
        Вольт не дал. Опомнившись, он решил закончить со снятием верхней одежды, а позже… Что «позже», он забыл, как только лишил Сабину юбки. Оказалось, супруга носит не колготы, как большинство дам в Соулдоне, а чулки на подвязках.
        Снимать и их Вольт себе не позволил. Признаться, хотелось это сделать ужасно! Он даже потянулся к завязкам, но вместо того, чтобы прикоснуться к шелковым ленточкам, поправил задравшуюся комбинацию и спешно накрыл супругу одеялом.
        - Ведьма, - пробормотал Вольт, отходя от кровати. - Даже спящая и пьяная умудряется выглядеть соблазнительно.
        Он занял место Сабины на кресле у камина. Попробовал недопитое ею шампанское. Улыбнулся, вспоминая ее слова. И тут же нахмурился, пытаясь представить Сабину подстрекающей к нападению на простыша. Для лучшей образности сделал еще глоток и прикрыл глаза. Ничего не выходило. Миниатюрная хрупкая блондинка в его голове улыбалась, танцевала, веселилась… и никак не желала делать гадости.
        Вольт открыл глаза и съел пару виноградин, глядя в огонь камина.
        - Что же там произошло? - спросил он у танцующего пламени и припоминая детали из украденного блокнота. Четверо главных подозреваемых. Два парня, избивших простыша. Две девушки, одна из которых успокаивала вторую после попытки изнасилования. Барбара Жорди дала показания, где уверяла, что зачинщицей стала ее подруга…
        Вольт обернулся и посмотрел на заворочавшуюся во сне Сабину. Та легла на живот, и теперь ее рука свисала с кровати, а из-под одеяла призывно выглядывала нога в чулке.
        - Неужели я идиот? - пробормотал Вольт, прокручивая в руке тонкую ножку бокала. - Быть не может.
        Он вскочил с кресла, залпом допил шампанское и подошел к окну. Отдернув гардины, посмотрел на ночной город. Прижался лбом к холодному стеклу, продолжая размышлять, сопоставлять факты и поражаться: отчего не предположил раньше возможность невиновности дочери Хьюза? Вольт моментально принял на веру, что богатенькая наследница захотела прижать к розовому ноготку того, кто осмелился посягнуть на нее. Или отказать ей.
        А еще он дико обрадовался возможности как можно быстрее разоблачить магов. Настолько, что даже не проверил факты, как делал раньше.
        - Вот о чем говорил дядя Оливер.
        Вольт отодвинулся от окна, закинул руки за голову, сложив ладони на затылке, и припомнил визит взбешенного сирта Хьюза в вечер перед свадьбой.
        «Я знаю, кто ты! - с порога заявил тот. - И уничтожил бы тебя, парень. Если бы твой дядя - да, о вашем родстве тоже знаю! - не подсуетился раньше. Но теперь ты не отделаешься простым обручением с Сабиной. Ты на ней женишься! А потом можешь писать свою разоблачающую статью. О собственной жене. Поделишь с ней славу, Вольт. Или тебе больше нравится, когда тебя зовут Юан?!»
        Вольт был ошарашен.
        Он так и не понял, кто раскрыл его перед сиртом. Однако условия Роберта Хьюза пришлось принять, хотя внутри все бурлило от бешенства. Правда рвалась наружу…
        - Я не мог так ошибиться, - проговорил Вольт, замерев у кровати и глядя на спящую девушку.
        Подумав еще минуту, он кивнул своим мыслям и принялся одеваться. Рубашка, жилет, фрак. Пригладив волосы, Вольт проверил карманы и, нащупав кошелек, вышел из номера. Уже через несколько минут он стоял у стойки внизу и просил разбудить магографа для отправки срочного сообщения в Соулдон, обещая заплатить вдвое больше обычного.
        Когда Вольт вернулся в номер, то первым делом сжег наконец письмо Оливера. А затем улегся в постель, чтобы хоть немного поспать перед отъездом. Кровать оказалась не самой широкой, но на диване располагаться совершенно не хотелось.
        Теперь Сабина лежала очень близко, но в силу обстоятельств не возражала против соседства мужа - чем тот и воспользовался.
        Он предполагал, что утром она накинется на него с обвинениями в домогательствах, но настолько устал, что решил разбираться с проблемами по мере их поступления. И правильно сделал!
        Вольту повезло проснуться первым.
        Уже сделав зарядку, приняв душ и заказав завтрак, он услышал слабое ворчание с кровати, после чего его жена восстала. Выглядела она, как ни странно, даже привлекательнее, чем раньше: милая и растерянная после сна, со слегка припухшими глазами и в мало что скрывающей комбинации…
        - Как мне плохо, - сообщила Сабина, пытаясь принять вертикальное положение. Усевшись, она помассировала виски и пожаловалась: - Голова-а.
        Вольт, посочувствовав страждущей, подал стакан воды и уточнил:
        - Разве ты не маг-лекарь? Один взмах руки и…
        Она наградила его гневным взглядом и осушила стакан. После чего неожиданно смиренно ответила:
        - Увы, от глупости не лечат ни взмахами рук, ни взмахами ног.
        - Да, магам не рекомендуется пить. - Вольт не хотел, но прозвучало это все равно злорадно.
        - Это все ты меня довел, - тут же нашла виноватого Сабина. - Обычно я так не поступаю.
        Она указала на столик, судя по всему, подразумевая шампанское. Но, увидев там завтрак, поморщилась и отвернулась.
        - А как бывает обычно? - с интересом спросил Вольт, забрав из ее рук пустой стакан.
        Ответом стало недоброе выражение ее лица.
        Разговоры Сабине явно были в тягость. Вольт даже подумал, что буря миновала, и собрался перекусить, когда девушка что-то невразумительно пробормотала, вскрикнула и вскочила с кровати, прикрыв одной ладонью грудь, а второй - низ.
        - Что ты наделал, Краспер?! - сердито выпалила Сабина.
        - Помог тебе раздеться. - Вольт отвернулся, однако успел разглядеть слишком много. Чертова комбинация просвечивала на солнце, прекрасно обрисовывая кружевное бюстье и давая понимание о том, что там прячется его любимый размерчик… Да и бедра Сабины не оставили его равнодушным.
        - Кто тебя просил?! - Сабина ахнула, послышалось шуршание ткани. - Как я могу доверять тебе, когда ты… такой!
        - Какой? - Он налил себе чашку кофе, бросил в нее четыре кусочка сахара. Тщательно размешал, стараясь унять буйное воображение.
        - Наглый! Невоспитанный! Из… извращенец!
        От возмущения супруга начала заикаться.
        Вольт не утерпел и обернулся. Теперь Сабина стояла у кровати, завернувшись в одеяло.
        Он улыбнулся и отпил из чашки, наблюдая за тем, как краснеет от возмущения хорошенькое личико супруги. Оправдываться Вольт не спешил, больше того - стыдно ему не было ни капли.
        - Ты! Не смей этого делать!
        - Пить кофе?
        - Радоваться непонятно чему!
        - Но я знаю, чему радуюсь, - невозмутимо сообщил Вольт. - Понимаешь, хорошее утро выдалось. Я отлично выспался в компании весьма красивой девушки, собираюсь плотно позавтракать и… солнышко, похоже, мне все-таки светит.
        Сабина вспыхнула, поджала пухлые губки и дернулась вперед, едва не уронив одеяло. Опомнившись, она укуталась еще сильнее и только тогда спросила:
        - Где ты спал?
        - В кровати.
        - С… с кем?
        - С женой.
        - Свинья! Воспользовался моим… моей беззащитностью!
        - Твоей тягой к шампанскому, - поправил он.
        - Так ты?..
        - Спал.
        - А я?
        - И ты спала, Сабина.
        Нахмурившись, она шагнула к нему и собиралась сказать что-то гневное. Ее глаза полыхали от негодования. Вольт с несвойственным ему интересом ждал продолжения перепалки, когда Сабина вдруг отвела взгляд и тихо спросила:
        - Для чего ты меня раздел?
        - Чтобы тебе было удобнее, - последовал ответ.
        - И… я что, совсем не сопротивлялась? - Она быстро посмотрела на него и, выдавая свою растерянность, призналась: - Я не помню ничего! Уснула так крепко.
        Вольт молчал какое-то время, борясь с желанием дразнить ее и дальше. Глядя на жену теперь, он снова подумал, что вряд ли такая наивная и смешная девушка смогла бы манипулировать одногруппниками ради наказания того, кто ее отверг. Казалось, она не способна на сознательную подлость.
        - Ты не сопротивлялась, - подтвердил он наконец, наблюдая за супругой и отслеживая каждое ее движение, каждый жест. - Потому как я не сделал ничего, что могло бы показаться предосудительным, Сабина.
        Она едва заметно вздохнула.
        - Твои вещи висят в шкафу, - продолжил Вольт, - а вспоминать попросту нечего. Я помог тебе раздеться и лег на свою половину кровати.
        Он уже хотел отвернуться, когда Сабина вдруг широко улыбнулась, отчего на ее щеках появились озорные ямочки. Она все еще была смущена, потому улыбка вышла несколько виноватая, но все же вполне искренняя и задевающая за живое.
        - Спасибо, - тихо проговорила Сабина. - Я сама виновата, знаю. Думаешь, не понимаю? Повела себя как безответственная дурочка. Просто столько всего навалилось, и дорога такая долгая, а потом…
        - Все хорошо, - прервал Вольт. - Ты не должна мне ничего объяснять.
        - Нет, я должна, - горячо перебила она. - Вернее, я хочу. Чтобы ты не подумал, что я какая-то пьяница. Это второй раз за весь год, когда я позволила себе выпить больше одного бокала шампанского. А ведь должна была остановиться еще после первого раза…
        Сабина нахмурилась и умолкла, но Вольт не дал ей уйти от волнующей его темы.
        - Ты перебрала на выпускном, - сказал он, точно зная, что прав.
        В блокноте Оливера было записано, что девушка явилась домой в состоянии опьянения, говорила сбивчиво и прятала взгляд.
        - Это неважно.
        - Что там произошло? - не сдавался Вольт.
        - Какая тебе разница? - От прежней милой Сабины не осталось и следа.
        - Хочу знать.
        - Это дело только мое и моей семьи! - твердо заявила она. Глаза ее сверкнули злостью и подозрением. - И вообще я хочу принять душ перед дорогой.
        Вольт хотел бы остановить ее, вернуть, усадить за стол и потребовать ответов на все вопросы. Но он стоял и смотрел, как она неловко двигается к шкафу, вынимает свои вещи, достает что-то из саквояжа и уходит в ванную комнату.
        Перед тем как дверь закрылась, Сабина гневно сверкнула глазами и выбросила не нужное больше одеяло.
        - Значит, по-хорошему не хочешь, - сделал вывод Вольт. Усевшись за стол, он взял в руки газету и пробормотал: - Ладно, так даже интереснее.
        * * *
        Уже через час молодожены отправились в путь.
        И снова они хранили гордое молчание, позволяя себе лишь изредка смотреть друг на друга с загадочным видом. Несколько раз за день Вольт и Сабина останавливались для перекуса, предусмотрительно захваченного в гостинице, и для дозаправки авто.
        Рашпуль давно остался позади, за ним последовало еще два города. Дорога теперь петляла между горными хребтами, а воздух за окном авто становился более влажным и теплым. К ночи по крыше машины забарабанили первые капли, и Вольт сбавил скорость.
        - Думал, успеем в Форчистер до полуночи, но теперь кто знает.
        Сабина плотнее закуталась в жакет.
        - Знаешь, мы могли бы остановиться в предыдущем городе - и сейчас бы видели третий сон.
        - Могли бы, - кивнул Вольт, - но я решил максимально сократить наш путь. Нам не очень комфортно наедине.
        - И поэтому ты решил убить нас по дороге? Ехать в таких местах ночью под ливнем - лучше не придумать!
        Она отвернулась к окну, когда он посмотрел. Вольт предпочел ничего не отвечать. Крепче схватившись за руль, он осторожно свернул за очередной поворот и переключил все внимание на дорогу, больше не обращаясь к супруге.
        Судя по карте, которую он просматривал около часа назад, они были близки к пригороду Форчистера, от которого всего часов десять до Белфорта. Вольт действительно выжимал из автомобиля всю мощь, чтобы максимально сократить пребывание в пути с Сабиной. Он был уверен, что справится и с усталостью, и с управлением. До ее слов.
        Дорога вильнула вправо, дождь усилился, а в небе сверкнула молния, прошивая горизонт.
        Вольт притормозил у обочины и, не заглушая мотор, взял в руки карту.
        - Только не говори, что мы потерялись! - Сабина старалась выглядеть спокойной, но ее голос дрогнул.
        - Не скажу, - ответил Вольт, безошибочно находя место, в котором они тащились как черепахи. Быстро взглянув на жену, он все же решил ее успокоить: - Еще полчаса, и будем в пригороде.
        - Ты уверен?
        Нет, он не был уверен.
        - Безусловно.
        - Хорошо, - она вздохнула с облегчением.
        Вольт свернул карту и снова заставил авто двигаться, тщательно всматриваясь вперед. С такой скоростью и видимостью можно ехать хоть полночи. Кроме того, он сомневался, хватит ли топлива…
        Сабина же, удовлетворившись его ответом, уютнее устроилась на сиденье и, прикрыв глаза, тихо засопела.
        Спустя несколько часов пути дождь сменился мелким градом, а дорогу сильно размыло. Они добрались до пригорода Форчистера, где Вольт и нашел небольшую гостиницу. Выйдя на улицу, он попал под непрекращающийся дождь, вбежал внутрь и разбудил немолодого мужчину, дремавшего у стойки. Вскоре Вольт вернулся в машину, переставил ее во двор гостиницы и, разбудив Сабину, сообщил о прибытии.
        От усталости девушка с трудом понимала, что от нее хотят, и, оказавшись в номере, почти сразу улеглась спать.
        Вольт же еще некоторое время стоял у окна, глядя на разгулявшуюся на улице стихию. Сон никак не желал приходить, да и нервное напряжение не отпускало. Никогда раньше Вольт не уезжал далеко от столицы и никогда не нес ответственность за другого человека. Да, всегда была мать, которую он любил и которой старался обеспечить лучшую жизнь, как умел. Но Молли Краспер совсем не выглядела хрупкой и ранимой, и никогда открыто не показывала своих страхов, в отличие от случайной супруги.
        Вольт посмотрел на Сабину, умудрившуюся теперь раскинуться уже на всю постель, и подумал, что в будущем нужно более тщательно взвешивать все свои решения. С этой мыслью пришел и сон.
        Однако в новой гостинице Вольту повезло меньше: на этот раз Сабина проснулась первой. И вместо того чтобы пожелать доброго утра, или - что лучше всего - просто отстать от него, она раскричалась прямо в кровати:
        - Ты совсем обнаглел, Краспер! Что за привычка забираться в мою постель без спроса?!
        Вольт с трудом приоткрыл глаза. По ощущениям он их только что закрыл, но теперь в окна лился солнечный свет.
        - В твою постель? - переспросил Вольт, морщась.
        - Конечно.
        - Но это я оплатил ее. И этот номер.
        У Сабины от возмущения вытянулось лицо.
        - Значит, будешь попрекать меня этой дырой?!
        - Значит, буду спать в своей постели сколько и когда захочу, - ответил он, отворачиваясь и накрывая голову подушкой.
        - Хам!
        - Угу.
        - Грубиян!
        - Принято.
        - Наглец!
        - Да-да, со всем согласен, только говори тише!
        Сабина фыркнула и поднялась с постели, намеренно громко бурча:
        - Устал, бедняжка, ты посмотри. А ведь легли мы в одно время. И я уже на ногах, готовая к поездке, а он…
        Она затихла, зашуршала одеждой.
        Вольт лениво повернулся к ней лицом, облокотился на локоть и заинтересованно уточнил:
        - Что «он»?
        - Слабачок, - бросила Сабина радостно, будто только и ждала этого вопроса.
        - Вот как?
        - Да! Вчера ты гнал машину, намереваясь как можно скорее избавить нас от общества друг друга, а потом, стоило мне расслабиться, сразу прыгнул ко мне в постель.
        - Так не расслабляйся, - пожал плечами Вольт. - Ты ведь знаешь, что вышла замуж за негодяя. Что ты делаешь?
        - Хочу пройти в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок, - отозвалась она, несколько раз с силой дернув за ручку обшарпанной двери.
        - Здесь ее нет. Ты ломишься в смежную комнату, которая также сдана постояльцу.
        Сабина тут же прекратила попытки ворваться в другое помещение и в шоке обернулась.
        - Какая дыра! Хотя чему я удивляюсь, если платил ты!
        Вольт засмеялся, ничуть не оскорбленный, и лег на спину, закинув руки за голову. Он знал, что ночью им несказанно повезло добраться хоть до какого-то укрытия, а вот Сабине знать об этом необязательно.
        - Чему ты радуешься, Краспер? - негодовала она. - Вставай! Я хочу побыстрее оказаться в родном имении.
        - Тогда попроси меня по-хорошему, - посоветовал он, демонстративно закрывая глаза, - потому что «слабачок» намеревается спать как минимум до полудня.
        - Ты ведь не серьезно!
        Вольт не ответил, притворяясь спящим. Но и ухмыляться не перестал.
        - Какой идиотизм! - Сабина нервно прошлась по номеру, растирая пальцами виски и бормоча что-то об испытаниях, посланных ей всевышним.
        Когда наконец ей надоело бубнить, Вольт расслышал торопливые шаги. Она остановилась у постели и, чуть помедлив, проговорила:
        - Пожалуйста.
        Он приоткрыл один глаз.
        - Что?
        - Пожалуйста, вставай.
        - Вот видишь, ты можешь быть вежливой.
        Сабина кивнула и ни с того ни с сего рванула на себя одеяло, требуя:
        - Да поднимайся же и… ох!
        Сабина покраснела мгновенно, даже раньше, чем успела отвернуться.
        - Ты голый! - прокричала она, прижав ладони к лицу. - Мои глаза!
        Вольт удивленно посмотрел вниз и удовлетворенно кивнул, обнаружив ровно то же, что и всегда. Поняв, однако, что спать ему больше не дадут, он поднялся, потянулся за нижним бельем и уточнил:
        - Ты точно лекарь? Мне кажется, имея твое образование, странно так пугаться при виде голого мужчины.
        - Я не испугалась! - рявкнула его жена, по-прежнему не поворачивая головы.
        - Тогда что с глазами? - Вольт не мог сдержаться - пока он надевал брюки, его губы то и дело расползались в улыбке.
        - Ты застал меня врасплох, Краспер! Вот и все. Ясно?
        - Предельно. Можешь смотреть, штаны на мне.
        - А рубашка? - опасливо уточнила Сабина. - Хватит с меня разврата.
        - Может, мне и лицо прикрыть? - засмеялся Вольт. - У меня не слишком развратный подбородок? А губы?
        Она резко повернулась и посмотрела ему в глаза.
        - Напоминаю тебе, что мы - чужие люди. Так было, есть и будет. И когда мы разведемся, я хочу сохранить благочестие во всем. Это позволит мне выйти замуж за того, кто будет меня любить и на кого мне будет приятно смотреть!
        - Звучит так, будто это два разных мужчины. Один будет тебя любить, а на второго…
        - Даже если и два, тебя это не касается!
        Вольт развел руки в стороны, признавая:
        - Ты права. Не касается.
        Сабина обняла себя за плечи и, отведя взгляд, проговорила гораздо тише прежнего:
        - Я хочу есть.
        - В таком случае приглашаю тебя на завтрак, - согласился перевести тему Вольт. - А затем сразу в путь. Так что я пойду вперед и велю принести тебе воды для умывания. Когда будешь готова - спускайся.
        - Хорошо.
        Вольт кивнул жене и вышел из номера, едва ли не присвистывая.
        Однако стоило ему оказаться в коридоре, как насмешливая улыбка моментально сошла с его лица, а по скулам заходили желваки. Сабина разозлила его своим тоном и тем, как смотрела на него - будто он извалялся в грязи и теперь ей стыдно находиться с ним рядом. Истинная дочь Хьюза мечтала о равном браке и с нетерпением ждала прекращения вынужденного позора. Теперь он четко видел, кем был в ее глазах, и буквально кипел от внутренней злости.
        - Скорее бы оказаться в имении, - пробормотал Вольт, стремительно спускаясь по лестнице и трогая подбородок, заросший щетиной. - И пусть делает что хочет.
        ГЛАВА 8
        Вольт ушел, а Сабина, подкравшись к двери на цыпочках, дернула задвижку, чтобы никто не вошел в номер без ее ведома.
        - Ох, - выдохнула она, отвернувшись и прижавшись спиной к стене. Ее щеки все еще полыхали: надо же было так опозориться! Стащить с него одеяло! Для чего?!
        Сабина рванула вперед, яростно размахивая руками. Сжав кулаки, она прошла к окну, где с большим трудом удержалась, чтобы не разбить маленькую симпатичную вазочку.
        Она не находила себе покоя.
        Ей было стыдно. За свое поведение, за каждое слово, что она выкрикнула в порыве злости.
        А еще было неловко от собственной реакции на его голое тело. Она ведь действительно видела раздетых мужчин. Правда, все они были мертвы и предназначались для практических занятий по анатомии…
        Прижав к щекам холодные ладошки, Сабина едва не завыла в голос. Вольт дурно на нее влиял, обнажая все самое плохое. Защищаясь от его правды, не желая оставаться беззащитной, она говорила странные, недопустимые вещи, а потом и сама не могла понять, что с ней происходит.
        Взять хотя бы утро, когда она проснулась раздетой… Раньше чем Сабина отреагировала на столь возмутительный поступок супруга, он посмотрел на нее так, что все заготовленные речи пропали из головы. И все, о чем она могла думать дальше, был трусливый побег.
        Сегодня и вовсе скатилась в истерику, превратив себя в посмешище.
        Сабина прикрыла глаза, и голый супруг моментально всплыл в ее воображении. И все, что она смогла - снова обвинять его. Но ведь никто не просил ее тянуть на себя одеяло.
        - У-у-у, - Сабина схватилась за голову. - Что со мной?
        Как просто и легко жилось дома! Размеренная, устроенная жизнь, учеба среди благородных отпрысков Ристарии, все ясно и понятно! А что теперь? Последние дни стали настоящим испытанием, к которому невозможно было подготовиться. Это нелепое замужество, дальняя дорога наедине с посторонним мужчиной, ночевки в одной постели! Она старалась приспособиться, но Вольт Краспер совсем не облегчал ей задачу. Сабина никак не могла раскусить, чего он хочет на самом деле?
        Зачем лег раздетым в одну с ней постель?
        Почему в ответ на обвинения и грубость отвечал тактично? Говорил с ней как взрослый с неразумным ребенком, что лишь подстегивало ее гнев! Краспер явно не собирался сохранять дистанцию в отношениях, оставляя свои мотивы загадкой.
        Успокоиться удалось, лишь когда худощавая девочка с двумя жидкими косичками принесла ведро воды, ковшик и таз. Смущенно предложив помощь, она вошла и несколько раз сухо прокашлялась, прикрыв рот узкой ладошкой.
        - Простите, мисс, - попросила девочка, заметив внимание Сабины. - Я не больна, ничем вас не заражу. Этот кашель у меня каждую весну до середины лета.
        - И как ты с ним борешься?
        - Он сам уходит, - девочка шмыгнула носом и виновато улыбнулась, вытирая руки о передник.
        Сабина подошла к ней, заставив ту испуганно округлить глаза и опустить голову, будто в ожидании взбучки.
        - Простите, мисс, - повторила та еще более тоненьким голоском, - если вы хотите, я передам отцу, чтобы пришла другая…
        - Нет, я не хочу. - Сабина осторожно тронула подбородок девочки, заставляя поднять голову. - Как тебя зовут?
        - Кора.
        - У тебя красные глаза. Чешутся? И насморк, так ведь? - заметила Сабина, вглядываясь в болезненно-бледное личико. - Сколько тебе лет и как давно ты кашляешь? Какие еще признаки недуга ты испытываешь?
        - Мне двенадцать, - девочка едва не плакала. - А кашель не заразен, мисс.
        - Неужели я такая страшная? - поразилась Сабина, старательно улыбаясь. - Прекрати трястись от страха и отвечай на мои вопросы. Я тебя не обижу, Кора. Я лекарь.
        - Вы?!
        - Что тебя так смущает?
        - Вы же… женщина, - прошептала Кора, глядя на нее со смесью недоверия и восхищения. - К тому же мой папа откажется платить вам, мисс. Потому что я не болею. Кашель уйдет к середине лета.
        - А до тех пор ты предпочтешь мучиться?
        - Я привыкла, мисс.
        - Ну вот что, пройди сюда и присядь, - Сабина указала на единственный стул и нагнулась, чтобы поднять с пола саквояж. - Я тебя осмотрю, а с твоего отца не возьму ни медяка. Договорились?
        Кора пожала плечами, продолжая стоять на месте.
        - Давай же, милая, - Сабина снова вспомнила, что говорит с ребенком, и заставила себя широко улыбнуться. - Кроме того, если ты позволишь тебе помочь, получишь от меня небольшой подарок. Сущую мелочь, но тебе понравится, обещаю. Ничего ужасного не случится. Я всего лишь послушаю, как ты дышишь, и задам несколько вопросов. А после проверю кое-что магией, ты даже не почувствуешь. Разве это страшно?
        - Нет, мисс.
        - Тогда приступим. Когда начался твой кашель?..
        * * *
        К супругу Сабина спустилась немного запоздало. И, судя по недовольному лицу Вольта, тот устал ее ждать.
        - Завтрак остыл, - предупредил он, поднимаясь и забирая из ее рук саквояж. - Придется есть холодное.
        - Ничего, - беззаботно пожала плечами Сабина, усевшись напротив мужа и подвинув к себе тарелку с яичницей и тостами. - Выглядит аппетитно!
        Вольт не ответил. Вернувшись на свое место, он с подозрением смотрел на жену, не решаясь ни о чем ее спросить. Спустя какое-то время он позвал подавальщицу и попросил сделать для его спутницы теплый чай, а также упаковать им в дорогу немного вяленого мяса с хлебом.
        - Спасибо, - улыбнулась Сабина, стоило Вольту вновь на нее посмотреть. - Чай будет как нельзя кстати.
        - Кто ты? - спросил он, нахмурившись. - Неужели простая процедура умывания настолько подняла тебе настроение? Тогда я попрошу в дорогу бак с теплой водой.
        Сабина засмеялась и пожала плечами.
        - Мне просто нужно было время, чтобы прийти в себя.
        Подумав, Сабина подняла глаза на мужа и продолжила:
        - Прости за резкость моих слов. Усталость берет свое.
        Вольт медленно кивнул. Откинувшись на спинку стула, он наблюдал за женой, снова начиная смущать ее столь неприкрытым вниманием.
        - Что? - не выдержала она. - Никогда не видел раскаявшегося человека?
        - Я… - Вольт не успел договорить.
        Рядом со столиком остановился крупный рыжеволосый мужчина с пышными усами. Он хмуро смотрел на Сабину и держал в руках большой сверток и миниатюрную чашечку.
        - Чем мы можем вам помочь? - спросил Вольт, с любопытством глядя на подошедшего.
        - Простите, мисс, - мужчина мельком взглянул на Краспера и снова все внимание перевел на его жену: - Я отец Коры. Той девочки, что приносила вам воду.
        - Она мне очень помогла, - ответила Сабина, поднимаясь из-за стола. - Спасибо.
        - Нет, вам спасибо, мисс. Кора сказала, что вы лекарь и осмотрели ее. Я хотел спросить, сколько должен вам?
        - Нисколько, - Сабина покачала головой и объяснила: - У вашей дочери реакция на цветение, но вы ведь это и без меня знали. Я просто немного подпитала ее магией, чтобы у девочки были силы сопротивляться и побороть эту слабость.
        - И вы дали настойку.
        - Да. Настойка хорошая, ее хватит на этот сезон. Благодаря ей Кора перестанет постоянно кашлять. Там только травы, но некоторые из них - весьма редкое здесь явление, так что найти их вряд ли удастся. Их привозят под заказ.
        - Значит, вы и правда лекарь?
        - Сущая правда, - Сабина улыбнулась его неверию. - Мы с супругом едем в пригород Белфорта, где я поступлю под начало мистера Грэма Бифза. Мы будем вместе практиковать.
        - Вот как! - Глаза мужчины округлились. - Это прекрасная новость. Я знаю мистера Бифза. Позвольте пожелать вам успехов на новом месте, мисс.
        - Благодарю.
        - А это вам, - он протянул Сабине сверток и аккуратно поставил на стол чашку. - Здесь ваш чай, а это мясо и хлеб. И немного сыра. В дорогу.
        - О, наш заказ, - Вольт тоже поднялся. - Спасибо. Сколько мы вам должны?
        - Ну что вы, мистер, вы ничего не должны. Это за мой счет. Так славно, что вы остановились именно у нас!
        - Действительно славно, - не стал спорить он.
        - Всего вам доброго, - мужчина слегка склонил голову. - Я пойду.
        - И вам всего…
        Вольт смотрел на жену, а та не сводила взгляда с него.
        - Значит, это и есть причина? - наконец спросил он. - Девочка?
        Сабина пожала плечами.
        - Такая сезонная реакция, как у Коры, может быть очень мучительной. Особенно для ребенка, - ответила она, чувствуя странное желание оправдаться.
        - Я разве сказал, что ты сделала что-то плохое? - Вольт усмехнулся. - Пей чай и поедем. Не хочется снова блуждать ночью неизвестно где.
        Перед отъездом Вольт сверился с картой и, прикинув расстояние, предположил, что они окажутся в имении уже к полднику. Если погода снова не подведет.
        Для Сабины его стремление держать ее в курсе казалось удивительным. Она привыкла оставаться в неведении: ее отец всегда делал что хотел и как хотел, не объясняя причин и возможных последствий. Оставалось лишь следовать его указаниям, не задумываясь о том, могло ли быть как-то иначе.
        Вразрез с его планами Сабина пошла лишь однажды, отправившись учиться на лекаря вместо того, чтобы пойти замуж за выбранного для нее жениха. Дома разразился скандал, но, как ни странно, мать встала на сторону дочери. Тогда отец согласился дать ей время и даже оплатить образование, но всем было очевидно - это лишь отсрочка неизбежного.
        Знали бы тогда отец и мать, чем обернется выпускной в университете! Вернее, кем…
        Теперь Краспер вез ее прочь от дома, родителей и друзей. Сабина даже усмехнулась, поняв, насколько замысловатым способом сбывается ее мечта лечить людей.
        - Городов больше не будет, - снова заговорил Вольт, как только за окнами авто промелькнул последний домишко пригорода Форчистера. - Только несколько ферм. Есть еще какая-то забегаловка у дороги, но не знаю, насколько это безопасное место. Предлагаю туда не заезжать. Скажешь, когда проголодаешься; остановимся и перекусим прямо в машине.
        Сабина кивнула, продолжая смотреть на пейзаж вокруг. Голода она пока не чувствовала, только легкую скуку.
        - Ты снова без настроения, - заметил Вольт.
        - Нет, - она слегка улыбнулась, - просто задумалась. К тому же не терпится оказаться в Белфорте.
        - Поспи. Так время пройдет незаметно.
        - Пока не хочется.
        - Тогда наслаждайся путешествием и моим обществом, - усмехнулся Вольт, после чего зевнул и тряхнул головой.
        Сабина, собравшаяся было сказать колкость, взглянула на мужа и внезапно передумала вредничать. С ней случилось откровение. Какое-то время она рассматривала профиль супруга, впервые задумавшись: а не устал ли он сам?
        Под глазами Вольта залегли голубоватые круги, на лбу красовалась складка, выдающая напряжение - он как раз объезжал разбитый участок дороги. Он выглядел все так же уверенно, однако на лице отражалось утомление.
        От нового открытия Сабина крайне удивилась. Ее родители - одни из сильнейших магов Ристарии - никогда не жаловались на усталость и тем более не просили помощи. Впрочем, Вольт тоже не просил и ничем не выдавал слабости в течение всего их пути. Даже в град, когда Сабина благополучно уснула…
        - Если ты хочешь, мы можем остановиться.
        - Зачем? - Вольт посмотрел на нее.
        - Чтобы размять ноги, - пожала плечами Сабина. - Вокруг снова бескрайнее поле и много цветов.
        - У Грэми-Холла нет таких полей?
        - Есть. Но мне кажется, тебе нужен отдых.
        - Мне? - Брови Вольта взметнулись. - С чего бы? У меня все прекрасно.
        - Правда?
        - Абсолютная!
        - Хорошо, - задумчиво проговорила Сабина, отвернулась и прикусила губу. Теперь в ней зрела уверенность - Вольт утомлен дорогой. Но, видимо, признаваться в этом он не собирался. Может быть, считал ниже своего достоинства показывать хоть какие-то уязвимые места?
        Последнее никак не укладывалось в ее голове.
        У Сабины было много друзей и знакомых среди сверстников, и большинство из них легко признавали усталость. Светские красавцы, одевающиеся по последней моде, были неутомимы разве что на балах. Но стоило приступить к учебе, как у них начинала болеть голова и слабели конечности не хуже, чем у девиц. А ведь большинство из них считались неплохими магами, подпитывающими свои силы из родовых артефактов.
        Снова посмотрев на Вольта, Сабина заметила упрямо поджатые губы и передумала вновь спрашивать, не хочет ли он передышки. Она уже предвидела его ответ. В конце концов, если человек не хочет принимать помощь, то он в своем праве.
        Однако уже через несколько часов дороги Сабина заметила, что Вольт с трудом борется с дремотой: он все чаще передергивал плечами, зевал в кулак и все сильнее хмурился, глядя на дорогу как на врага, которого собирался победить.
        И тогда Сабина решила применить маленькую хитрость. Собравшись с силами, она захныкала не хуже своей пятилетней двоюродной племянницы:
        - У меня ноги свело, Краспер. И поясница, кажется, сейчас отвалится. Сколько еще нам ехать?
        Вольт тут же сбавил скорость, пристроил автомобиль к обочине и всмотрелся в карту.
        - Скоро будет ферма. Можем заехать туда и напроситься…
        - Да, - Сабина радостно улыбнулась, - я хочу на ферму. Это не займет много времени, и после перерыва я не буду доставать тебя жалобами остаток пути.
        Вольт на все согласился.
        Фермеры, вскоре встретившие их, оказались милой многодетной семьей. Больше того, хозяин Рик Пули узнал дочь самого сирта Хьюза, содержащего имение близ Белфорта, и с радостью предложил ей с супругом отобедать с ними.
        Как и ожидала Сабина, Вольта от еды и напитков быстро разморило, потому она заявила, что хочет прилечь.
        - Буквально на полчасика, для поддержания боевого духа в хрупком теле, - сказала она супругу, мило улыбаясь.
        Краспер, поворчав для вида, и здесь пошел навстречу. И задремал в кресле уже спустя пару минут.
        - Вы давно в пути, - шепотом заметила жена фермера. Передав Сабине покрывало, чтобы укрыла спящего супруга, она тепло улыбнулась. - Хорошо, что решили заехать к нам. Дождь собирается.
        - Разве? - удивилась Сабина.
        Осторожно накрыв Вольта, она подошла к окну и посмотрела в безоблачное небо.
        - Солнечно. Не похоже, что будет дождь. Или вы маг?
        - Какое там, - шире улыбнулась жена фермера. - Суставы в силу возраста ломит на перемену погоды, мисс, вот и вся магия. Скоро ливанет, помяните мое слово. Так что отдыхайте тоже, пользуйтесь случаем, пока не прояснится.
        Она вышла, тихо притворив за собой дверь, а Сабина с удивлением услышала далекий пока раскат грома. Вольт беспокойно зашевелился в кресле, и пришлось спешно закрывать окно, чтобы хоть немного приглушить шум.
        - Спи-спи, - пробормотала Сабина, намеренно прибавив голосу ворчливых ноток. Поправив на нем покрывало и осторожно сняв с него очки, она усмехнулась. - Тоже мне, неутомимый Краспер.
        Будто в ответ, Вольт тяжело вздохнул и что-то пробормотал, окончательно проваливаясь в глубокий сон.
        Сама Сабина тоже вскоре уснула и была разбужена супругом лишь спустя несколько часов.
        - Нужно ехать, - тихо проговорил он. - Надеюсь, успеем к ужину.
        Его горячие пальцы слегка сжимали запястье Сабины, а лицо показалось преступно близким, когда она сонно открыла глаза.
        - Все хорошо? - он склонился еще немного. - Ты бледная.
        Сердце Сабины дало сбой, а дыхание участилось. Ничего хорошего в такой реакции она точно не находила, потому выдернула свою руку из его захвата и кивнула.
        - Я в порядке. Сон пошел на пользу.
        - Да, мне тоже. - Вольт отошел и встал неподалеку, с нескрываемым интересом наблюдая, как Сабина потянулась и села. - Это была отличная мысль - заехать на ферму. Я… оценил.
        От его слов она ощутила сильнейшую неловкость. Показалось, будто он раскрыл ее хитрости и теперь осторожно благодарит за заботу.
        Молчание затягивалось. Не зная, что сказать, Сабина решила прикрыться шуткой:
        - Пришлось уложить тебя первым, чтобы иметь редкую возможность спать в постели одной.
        Вольт усмехнулся, хотел что-то ответить ей, но вдруг передумал.
        Прихватив ее саквояж, он вышел из комнаты, лишь бросив равнодушно:
        - Поторапливайся.
        Сабина не поняла столь резкой смены настроения, но долго гадать, что его задело, не стала. Уже завтра, если все сложится хорошо, можно будет встретиться с наставником, назначенным для нее университетом, и начать проходить практику. Мечта, которая всегда казалась призрачной, приобрела очертания!
        На улице вновь прояснилось, и теперь, когда Сабина вышла из домика семейства Пулов, о непогоде свидетельствовали лишь огромные лужи здесь и там.
        Тепло попрощавшись с фермерами, она села в машину и улыбнулась в предвкушении скорого свидания с родовым имением матери. Там Сабина провела много радостных месяцев детства и юности.
        - Я побеседовал с Риком о лекаре из Белфорта, - заговорил Вольт.
        Машина как раз отъезжала от фермы, и Сабина обернулась, чтобы помахать радушным хозяевам в открытое окно.
        - Они очень милые, - отозвалась она, снова обратив внимание на мужа. - Что сказал Рик про лекаря?
        - Похоже, в Белфорте есть несколько клиник. Но ты приставлена к той, где лечат бедное население, так?
        - Да.
        - Ею управляет Грэм Бифз. Единолично. В его ведении несколько акушерок, и все.
        - Наверное, он отличный специалист, - восхитилась Сабина. - И очень самоотверженный человек.
        Вольт скривился перед тем, как ответить.
        - Судя по тому, с каким лицом Пул о нем говорил, самоотверженность - это все же не про мистера Бифза. Плохого он, конечно, не сказал, но и хорошего тоже. Просто подтвердил, что есть такой старичок, лечит как умеет; а после быстро свернули разговор.
        - Это ничего не значит. Никогда не стоит судить о людях, исходя из чужого мнения. Многие не понимают, насколько важна и трудна работа лекаря, потому и не могут оценить ее по достоинству.
        - Значит, не веришь его мнению?
        - Ты не сказал, какое у него мнение. Выражение лица и нежелание говорить за спиной другого человека - это так себе аргументы.
        - У меня есть чутье на такие вещи, - покачал головой Вольт. - И я… почти никогда с таким не ошибаюсь. Может быть, и совсем никогда.
        - Есть сомнения по этому поводу?
        Вольт упрямо мотнул головой.
        - Проверить бы этого старичка.
        - Ну просто следователь под прикрытием! Чутье у него! - рассмеялась Сабина. - Ты учитель истории или кто, Вольт Краспер? Завтра мы познакомимся с мистером Грэмом Бифзом, и уверена, он нас приятно удивит.
        - Как скажешь.
        Она покачала головой.
        - Поверить не могу! Ты уже вбил себе в голову, что мой наставник - ужасное чудовище!
        - Я такого не говорил. Но признаю, реакция Рика меня насторожила. Его жена и вовсе прятала глаза, когда мы говорили о лекаре, а она не из молчаливых.
        - Несусветная чушь! - Сабина начинала злиться. - Это лишь твои домыслы. Кроме того, даже если Пулам не нравится мистер Бифз, что с того? Это всего лишь фермеры, живущие на отшибе, и их мнение. Они могут сказать что угодно!
        Вольт не отвечал.
        - Мне удалось тебя убедить? - спросила Сабина, не дождавшись от него ни слова.
        - Тебе с ним работать, - отозвался он. - Каким бы он ни был. Если мистер Бифз окажется хорошим человеком, я буду только рад.
        - Не похоже.
        Вольт посмотрел на нее и усмехнулся.
        - Сабина, нас с тобой обвенчали, а до этого твой отец взял с меня клятвенное обещание присматривать за его кровиночкой. Что бы ты там про меня ни думала, пока мы муж и жена - я на твоей стороне.
        - А потом?
        Он помолчал, затем сухо ответил:
        - Потом, как ты не раз повторяла, нас ждет развод, и наши пути снова разойдутся. Я снова стану тебе никем. А ты станешь никем мне.
        Их взгляды встретились, и Сабина почувствовала досаду. Да, она понимала, что он просто повторил ее же слова, но из его губ они отчего-то прозвучали гораздо обиднее.
        Резко отвернувшись, Сабина тихо проговорила:
        - Все правильно. Я тоже на твоей стороне. Пока.
        Дальше разговор не клеился. Несколько раз Вольт спрашивал о чем-то Сабину, но у нее не выходило поддержать тему, и все скатывалось в неудобную тишину.
        В пригород Белфорта машина въехала, когда солнце начало клониться к закату. На этот раз Сабина сама схватила карту и принялась искать название деревни, мимо которой они проезжали.
        - Ну что?
        - Скоро, - выдохнула она. - Проезжаем Флэйтон, на развилке влево, а затем через поле - и за небольшим парком будет Грэми-Холл. Я узнаю эту церковь!
        Она указала на большое старинное здание, особняком возвышающееся на холме. К нему вели каменные ступени, по краям которых росли ухоженные цветущие кусты.
        - А там, если прямо сейчас свернуть влево, будут аккуратные двухэтажные домики, один к одному. Сказочно красивые! - Сабина передала карту Вольту и, опуская стекло, попросила: - Снизь скорость. Правда здесь чудесно?
        - Неплохо, - отозвался он. - Я ждал чего-то более… деревенского.
        Сабина засмеялась, восторженно рассматривая до боли знакомую улочку, по которой они с матерью не раз прохаживались, заскучав в Грэми-Холле.
        - Чуть дальше будет домик, где живет чудесная портниха, - рассказывала она, не смолкая ни на секунду, - а ниже, вон там, два брата: кузнец и столяр. Прекрасные мастера своего дела, но ужасные охотники выпить! Рядом с ними и дом нашего дворецкого, мистера Эйсби. Кстати, если ты посмотришь вправо, вон туда, то заметишь небольшой дом с красной крышей. Если я правильно помню, там школа, в которой тебе предстоит преподавать.
        - Похоже на заброшенный сарай, - поделился мнением Вольт.
        - Ничего, приведешь все в порядок, - воодушевила его Сабина. - Хотя действительно странно, отчего школа в таком виде…
        Авто медленно свернуло на развилке.
        - Здесь нам на запад, - напомнил Вольт. - Сегодня нужно выспаться как следует, а завтра будем рассматривать достопримечательности.
        Он потянулся к карте, когда в небе снова громыхнуло. Первые капли дождя застучали по крыше, и Вольт прибавил скорость.
        - Не хочу снова петлять в темноте под градом.
        Сабина кивнула, понимая, что и сама устала в пути. Мысленно она уже просила подать чай в сиреневую гостиную и располагалась у камина в отцовском кресле-качалке. Однако стоило Сабине блаженно улыбнуться прекрасному видению, как пришлось возвращаться в суровую действительность.
        Машина внезапно дернулась вперед, подпрыгнула на кочке и опасно накренилась. Непривычная тишина резанула слух, после чего Вольт грубо выругался, ударив по рулю ладонью.
        - Давай! - потребовал он, снова и снова пытаясь привести мотор в чувство.
        Сабина испуганно посмотрела в окно - снаружи лило как из ведра.
        - Я уже вижу дом! - радостно сообщила она. - Мы почти приехали.
        - Отлично, - Вольт посмотрел на нее и очень странно улыбнулся. - Значит, идти недалеко.
        ГЛАВА 9
        Дождь не прекращался.
        Вольт с Сабиной просидели в машине еще около получаса, глупо надеясь на милость стихии. Но та и не думала сдаваться.
        - Нужно идти, - повторил Вольт фразу, которую произнес, кажется, уже раз десять. - Я туда и назад, а ты подождешь. В машине с тобой ничего не случится и…
        - Сейчас он закончится! - перебила Сабина, качая головой и кутаясь в жакет. - Одна я здесь не останусь.
        - Я ведь быстро вернусь.
        - А если что-то случится? Там темнеет!
        - Ничего не случится, если я пойду прямо сейчас. - Вольт снова всмотрелся в небо. - Медлить больше нельзя - рискуем остаться в сломанном авто на всю ночь. Думаешь, это лучше?
        Решив, что он собрался выйти из машины, Сабина схватила его за руку и заявила:
        - Я иду с тобой.
        - Тогда точно что-нибудь случится, - Вольт попытался отцепить ее пальцы от своего запястья, но куда там. - Пусти.
        - Только вместе! - Сабина придвинулась ближе. - Или сидим здесь, или пойдем вдвоем.
        Вольт еле удержался от ругательства.
        Уже не в первый раз он пытался убедить жену позволить ему сходить за помощью, чтобы вернуться на другом авто и с комфортом отвезти ее домой. Но все заканчивалось одинаково.
        «Не смотреть на нее, быть твердым в своем решении!» - проговорил он про себя. И сразу рядом раздался приглушенный всхлип.
        Огромные зеленые глаза смотрели с укором и надеждой, а пухлые, обиженно поджатые губы слегка дрожали.
        - Хорошо. Мы пойдем вместе.
        - Отлично! - Следы несчастья пропали с лица супруги подозрительно быстро. - Я накину жакет на голову.
        Вольт едва не застонал: надо же быть таким ослом! И как только ей удалось так легко обмануть его?!
        - Сабина, - он повернулся к ней, твердо решив доказать свою правоту. - Послушай меня…
        - Я готова!
        Она открыла дверь и шмыгнула под дождь за секунду до того, как Краспер успел схватить ее за руку.
        - Оркова задница! - не выдержал Вольт.
        Схватив ключи от машины, он выскочил следом и тут же попал под крупные холодные капли. Ежась от холода, запер машину и обернулся. Сабина стояла рядом, глядя на него своими глазами-блюдцами и прикрывая голову жакетом.
        Не говоря ни слова, он ухватил ее за локоть и осторожно повел вперед, к виднеющемуся вдали дому. Там уже зажгли ночные фонари, служащие теперь маяком двум несчастным новобрачным.
        - Ужасная тропинка, - жаловалась Сабина, то и дело спотыкаясь о комья грязи. - Вся разбитая! Нужно написать об этом отцу.
        - Обязательно, - проговорил Вольт просто ради поддержания беседы. Отфыркиваясь, он остановился, чтобы снять ставшие бесполезными очки, и посмотрел на брошенную прямо на дороге машину.
        - Нужно было оставить фары включенными, - подумал он вслух. - Из-за непогоды и темноты может выйти очень скверный случай.
        Супруги уже преодолели больше половины пути и как раз вошли в парк, от которого до имения было рукой подать. Капли дождя, застревая в кронах деревьев, реже доставали их, что дало возможность немного передохнуть.
        - Имение очень старое, но родители его любят, - услышал Вольт Сабину. За разговором она не обратила внимания на отставшего мужа и продолжила идти дальше. - Тебе здесь непременно понравится!
        Вольт как раз спрятал очки в карман и, тихо выругавшись, поспешил за женой.
        - Сабина! - позвал он. - Погоди.
        Она обернулась и, засмеявшись, крикнула:
        - Не отставай, Краспер! Снова устал? Догоняй, мы почти дома!
        Развернувшись, она поскользнулась и, вскрикнув, упала в грязь.
        - Нога-а, - Сабина посмотрела на подоспевшего мужа и уперлась лбом в его бедро. - Так больно!
        - И не видно ничего! - Вольт изо всех сил старался оставаться спокойным, подавляя злость и коря себя за мягкотелость. - Встать можешь?
        Она попыталась, но почти сразу жалобно заскулила:
        - Лодыжка. Подвернула…
        Вольт прекратил попытки поставить Сабину на ноги. Он отвернулся, сжал кулаки и, открыв рот, беззвучно закричал, так, что жилы на шее напряглись до предела. Жена не отвлекала его от попытки вернуть себе контроль, за что и была вознаграждена почти вежливым:
        - Надеюсь, я не наживу себе грыжу!
        С этими словами Вольт поднял ее на руки и предельно спокойно попросил:
        - Постарайся молчать до имения, потому что диалога у нас сейчас не получится, а монолог я слушать не смогу - сорвусь.
        Сабина саркастично хмыкнула, однако ее боевой настрой прошел, стоило Вольту поскользнуться и опасно накрениться вперед. Тонкие ручки жены тут же обвили его шею, а сама она теснее прижалась к его груди, гневно предупредив:
        - Уронишь меня - будешь потом сам выхаживать!
        - На это есть слуги и мистер Грэм Бифз. Так что держись крепче и не отвлекай меня разговорами, - не остался в долгу Вольт, тем не менее крепче обнимая хрупкое женское тело.
        Сабина хотела сказать что-то еще, но ее прервал дождь: они вышли из парка, оставшись без прикрытия деревьев.
        Фыркнув, она гордо отвернулась от стихии, упершись лицом в шею Вольта. Казалось бы, ничего такого, но теплое дыхание и легкое касание губ оказались настолько похожими на хитрую ласку, что в нем невольно пробудилось желание. Это и злило, и будоражило: кровь в жилах, казалось, стала горячее.
        Память моментально услужила, подкидывая без того ошалевшему воображению картинки со спящей Сабиной в прозрачной комбинации…
        Вольт настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как преодолел распахнутые кованые ворота. Опомнился он лишь от громкого окрика:
        - Кто идет?! Кто там?
        * * *
        Уоррен Эйсби, служивший в Грэми-холле всю свою жизнь, старался не показать, в каком ошеломлении он находился от появления новых хозяев. Нет, конечно, все их ждали и готовились! Но не ночью и не так! Словно чудовище, перепачканное грязью, они вышли из парка под аккомпанемент грома. Лишь когда на небе сверкнуло, Уоррен понял, что это не одно существо, а девушка на руках мужчины…
        Постаравшись создать молодым все удобства в самой прогретой гостиной, он приказал горничной закончить с приготовлениями их спальни и лично растопил камин. После этого мистер Эйсби разбудил кухарку, миссис Моес, дабы та сообразила поздний ужин для двоих, а сам отправился к гаражам отдавать новые распоряжения по поводу багажа прибывших.
        Имение стояло на ушах, проснувшись среди ночи, как от кошмара.
        Мистер Эйсби, привыкший планировать каждый новый день заранее, пребывал в растерянности и некотором расстройстве. Прием новых хозяев заметно выбивался из приличий и правил.
        А вот женская часть прислуги была настроена совсем иначе.
        - И что потом? - услышал мистер Эйсби, приближаясь к кухне. Голос младшей горничной выдавал крайнюю степень волнения. - Что он там увидел?
        - Оказалось, это молодые хозяева! - восторженно ответила вторая горничная. - Их машина сломалась на подъезде к имению. Рикона со Стэном послали оттолкнуть авто к обочине, чтоб не стояло посреди дороги.
        - И что ж они, шли под дождем? - спросила миссис Моес.
        - Он нес ее на руках! - отозвалась Лина - племянница мистера Эйсби, временно нанятая младшей горничной буквально на днях, как только стало известно о приезде хозяев. - Это было так трогательно! Так романтично!
        - И мокро, - фыркнула старшая горничная. - С них вода текла ручьем. Рикон должен привезти багаж из сломанной машины.
        - Как же они без одежды? - поразилась кухарка.
        - Закрылись в гостиной наедине, - хихикнула Лина, - укутались в пледы и ужинают. Даже от помощи дяди за столом отказались.
        - Молодость, - умиленно проворковала кухарка. - А сам-то хорош?
        - Очень даже! - Старшая горничная причмокнула губами. - Хоть и в грязи весь перепачкался, но нес мисс Сабину и даже не запыхался. И глазища как омуты! Была б я на десять лет моложе…
        - На десять! - расхохоталась кухарка. - Скидывай все двадцать! Тогда в самый раз была бы.
        - На себя посмотри! Сколько тебе сейчас?..
        Мистер Эйсби, стоявший все время разговора в дверях, но оставшийся незамеченным, больше был не в силах молчать.
        - Что здесь происходит? - вспылил он. - У вас что, работы нет, кроме как чесать языками?!
        Женщины тут же умолкли и суетливо разбежались кто куда, плохо изображая раскаяние.
        Лишь кухарка, оставшаяся на кухне, хитро улыбнулась и спросила у мистера Эйсби:
        - Так что, правда он ее на руках принес?
        Он сурово посмотрел на женщину, но она продолжала глазеть, даже не моргая, и явно не собиралась пугаться.
        - Правда, - сдался мистер Эйсби.
        - И через порог дома перенес?
        - И через порог.
        - Надо же! Как все предки Кейнов! - Кухарка сняла с себя передник и, аккуратно его сложив, спросила: - Может, тогда правда между ними искра была? Иначе с чего такой скоропалительный брак? Миссис Хьюз и сама знает, каково это…
        - Миссис Моес! - взмолился дворецкий. - И вы туда же! Знаете что? Идите спать.
        - Вот и пойду.
        Она продолжала улыбаться, когда выходила из кухни. Однако задержавшись рядом с мистером Эйсби, женщина попросила:
        - А вы передавайте привет супруге, Уоррен, пусть забегает к нам завтра на чай. Я приготовлю пирог с черникой.
        - У нее работа в городе.
        - Так после работы! Сейчас любые руки в имении не помешают, вы же понимаете. Заодно и повидаемся.
        Прекрасно понимая, что его жена и сама примчится, он лишь кивнул. Без того уже несколько дней в пригороде, да и в самом Белфорте, только и разговоров, что о поспешном замужестве мисс Сабины Хьюз.
        «Что? Как? Где? Почему? Зачем?» - слышалось со всех углов.
        Будто других забот у людей нет!
        Сердито мотнув головой, мистер Эйсби отправился на улицу, собираясь встретить водителя и конюха, отправившихся за багажом молодых. Больше делать пока нечего, ведь от его помощи во время ужина супруги отказались, попросив лишь принести теплых покрывал и свежий номер «Известий Белфорта».
        О местной газете он до этого упомянул сам - ведь именно из нее все вокруг узнали о бракосочетании Сабины Хьюз с неким Вольтом Краспером. Еще пока они шли к дому, мистер Эйсби вспомнил трогательные слова, прочитанные в «Известиях»: сирт Хьюз поздравлял молодоженов и желал здравия на долгие лета…
        Вскоре Рикон со Стэном доставили багаж новых хозяев и подняли его в их спальню. От услуг камердинера и горничной молодожены вновь отказались, поблагодарили всех за работу и пожелали спокойной ночи.
        Молодую хозяйку мистер Краспер вновь пронес на руках до самой спальни, что не укрылось от зорких глаз горничных.
        Мистер Эйсби, наблюдая за всем этим, лишь покачал головой, понимая: уже к обеду следующего дня весь Белфорт вновь будет гудеть как улей, ожидая подробностей из жизни дочери сирта Хьюза.
        Но особенно его волновала одна-единственная пчелка - миссис Эйсби. Вот уж кто не даст ему покоя, пока не узнает, как все было на самом деле.
        * * *
        - Я первая в ванную! - сказала Сабина, стоило им оказаться в спальне наедине. - Это та дверь.
        Вольт посмотрел на указательный пальчик перед своим носом, на демонстративно вытянутую вперед больную ногу и покорно отнес жену к ванной.
        - Спинку потереть? - спросил он, прекрасно понимая, что разозлит ее.
        - А как же без этого? - Сабина мило улыбнулась. - Все себе потри, когда твоя очередь придет. А то от тебя пахнет!
        Она завозилась в его руках, и Вольт осторожно поставил ее на пол.
        - И все же зови, если что! Вдруг передумаешь.
        Взгляд Сабины был красноречивее любых ругательств: не позовет.
        Дверь за ней закрылась, и Вольт отвернулся, качая головой. Он отчего-то не мог прекратить дразнить блондинистую гордячку, хотя прекрасно понимал, что это ее лишь отталкивает.
        Стоило задуматься о том, как подружиться с Сабиной, но каждый раз, когда она смотрела своими огромными зелеными глазищами, что-то щелкало в его мозгах, подталкивая к глупым поступкам.
        Тряхнув головой, он с интересом осмотрел квадратную комнату, в которой им полагалось проводить неприлично много времени наедине. Вольт пришел к выводу, что спальня выглядит весьма неплохо. Он никогда не был прихотлив к условиям проживания, однако наличие двух больших окон и огромной кровати у стены напротив его очень порадовало. Вольт любил свежий воздух, много света и хорошо высыпаться.
        Также здесь была и другая мебель: два больших гардероба, комод и письменный стол с кожаным креслом.
        - Очень недурно, - проговорил Вольт, стаскивая с себя дубовые брюки, пересушенные Сабиной с помощью магии. Почти тут же на его губах появилась ухмылка от накативших воспоминаний.
        Это происходило всего час назад. Перед глазами всплывали картинки: гостиная, камин, треск огня и газета. Он и жена. Наедине.
        Вольт тогда попросил дворецкого, мистера Эйсби, заняться доставкой багажа, а горничную - выдать им несколько покрывал и принести немного еды в качестве позднего ужина. Как только все скрылись, Сабина горестно спросила:
        - Что нам теперь делать? За что они с нами так?
        - Они? - уточнил Вольт, сняв с себя грязные ботинки и вытянув окоченевшие ноги к огню.
        - Мои родители, - она ткнула дрожащим пальцем в газету, - напоминают нам об опасности и о том, что кто-то может устроить слежку. Нам действительно придется притворяться влюбленными! Я надеялась, мама преувеличивает… Ты ведь читал это.
        Вольт задумчиво кивнул: он и правда прочел, а после передал «Известия» супруге. Та статья, что разместил сирт Хьюз в местном издании, оказалась завуалированным напоминанием о необходимости сохранять веру окружающих в их любовь. Отец Сабины желал молодым всегда быть опорой друг другу и всеми силами беречь выпавшее им счастье - ведь не зря их союз благословил сам король!
        Иными словами, толковать послание можно так: «Если его величество узнает, что его обманули, не поздоровится всем».
        - Что делать? - повторила Сабина, встав рядом с Вольтом и обняв себя за плечи.
        - Для начала стоит просохнуть, - ответил он, посмотрев на дрожащую супругу. - Иначе рискуем заболеть и отправиться на тот свет раньше, чем придумаем, как решить проблемы здесь.
        Сабина насупилась, но кивнула.
        - Ты прав.
        - Что? - Он приставил указательный палец к губам. - Тише! Не говори больше таких слов, не то град никогда не прекратится.
        - Отвернись! - проговорила она, сделав вид, что не услышала его слов, и начала расстегивать блузку.
        - И не подумаю, - Вольт развернулся всем корпусом. - У меня ощущение, что тогда непременно пропущу нечто важное.
        - Краспер!
        - Кроме того, я волнуюсь, - не унимался он, - вдруг ты упадешь без чувств, а я не успею прийти на помощь?
        Вольт и сам не понимал, что толкает его на подобное поведение, но удержаться был просто не в силах. Сабина закатила глаза к потолку и заговорила тем же тоном, каким он сам объяснялся со своими учениками:
        - Не выводи меня! Я, может, и выгляжу не очень сильной, но в отчаянии за себя не ручаюсь! Одежду проще сушить, когда она снята с тела. Это менее энергозатратно, понимаешь? И для быстрой сушки мне нужен живой огонь. Поэтому…
        - Хорошо, - Вольт отвернулся от нее и облокотился на камин. - Сушись, я не смотрю, обещаю.
        - Лучше бы ты ушел, - сказала она настойчиво.
        Он выставил вторую руку перед огнем, демонстрируя, что тоже намерен погреться.
        Сабина притихла, но все же принялась быстро раздеваться. С блузкой все вышло быстро, а вот с нижней частью одежды - хуже. То и дело постанывая от боли в ноге, Сабина ругала свою юбку, и Вольт уже собирался предложить ей помощь, когда эта неуклюжая магичка едва не упала.
        Не удержавшись на ногах, она все же пошатнулась и… со всей силы уперлась супругу чуть ниже живота.
        Куда попала - туда попала…
        Согнувшись в три погибели и тихо костеря всех родственников жены до седьмого колена, Вольт все же медленно отошел от камина, признав, что тупое детское упрямство до добра никогда не доводит.
        Сабина попыталась неуклюже извиниться, но Вольт только отмахнулся и принялся яро стаскивать с себя одежду.
        - Чем это ты занимаешься?! - услышал он, как только в сторону полетели испачканные в грязи штаны. - Не смей снимать исподнее!
        Вольт обернулся и зло сообщил:
        - Напоминаю, что ты в первую очередь лекарь, Сабина. И то место, которое сначала пытался отморозить дождь, а потом - отбить ты, мне еще очень пригодится! Поэтому я собираюсь его отогреть. А так как я сам не маг, то для этого мне нужна сухая одежда или…
        - Я высушу! - Сабина, стыдливо комкающая комбинацию, с тоской посмотрела на собственную мокрую юбку, лежащую на полу. - Иди сюда. Только не очень близко. И дай мне одно из покрывал.
        Вольт не стал спорить.
        Подхватив покрывало и брюки, он передал все ей.
        - Я могу чем-то помочь?
        - Не смотри на меня!
        Обмотавшись с ног до головы, она приступила к сушке брюк.
        На этот раз Вольт не стал испытывать судьбу и нервировать Сабину. Вместо этого он перечитал поздравление в газете и сделал мысленную пометку: узнать у дворецкого, есть ли среди прислуги люди, устроившиеся в имение совсем недавно.
        - Теперь ты, - отвлекла его Сабина, подзывая к себе и объясняя: - Я высушу твое белье прямо на тебе.
        - Сначала займись собой.
        - Я уже все сделала. Иди, не бойся. Сначала исподнее, а потом примусь за рубашку.
        Вольт подошел и с опаской уточнил:
        - Будут какие-то неприятные ощущения?
        - Будут, - ответила Сабина с самым серьезным видом, растирая ладони, - если продолжишь отпускать глупые шуточки! А от магии почувствуешь лишь тепло. Не шевелись.
        Он посмотрел на ладонь Сабины, которой та провела над одной из самых важных частей его тела. Их разделяло всего полтора-два дюйма, когда на кончиках пальцев Сабины показались серебряные искорки, а с приоткрывшихся губ стали срываться тихие непонятные слова.
        Смотрелось это завораживающе и пугающе одновременно: все же Вольт волновался за свое мужское достоинство и не совсем представлял, насколько жена знает, что делает.
        Однако уже через пару секунд он почувствовал приятное тепло и передумал отказываться от ее помощи. Он даже решился посмотреть Сабине в глаза и только тогда понял, что она зажмурилась.
        Боясь случайно прикоснуться к нему, супруга то и дело приоткрывала один глаз, подглядывая за происходящим. Щеки ее становились все розовее, и Вольт вдруг подумал, что отдал бы многое, чтобы заглянуть в ее голову и подсмотреть мысли.
        - Повернись, - попросила Сабина тихо. - Задом.
        Вольт покорно выполнил требование и почти сразу почувствовал тепло на бедрах. Вспомнились ее слова о том, что сушить вещи на человеке тяжелее, и он решил остановить супругу, чтобы она совсем не обессилела. Повернувшись, он понял, что Сабина по-прежнему не смеет открыть глаза, и подался вперед, собираясь поймать ее за руку, но тут… произошло непредвиденное.
        - Ой! - Сабина, коснувшись его, испуганно отпрыгнула. - Что случилось?
        Не в силах сдержать рвущееся на волю ехидство, Вольт прикрылся руками и покачал головой.
        - Так и знал! Не стоило тебе доверять, ты такая же, как все остальные!
        - Что? - Сабина окончательно раскраснелась. - Я не такая же! Это случайно! Это все ты сам!
        - Да, так всем и говори. Но мы-то с моим дружком будем знать правду. - Вольт несколько раз осуждающе цыкнул. - Не пытайся ввести меня в заблуждение, девушка. Больше так просто доступ к этому телу ты не получишь!
        - Я? К твоему телу? - От шока Сабина уронила свое покрывало, продемонстрировав прекрасные ножки и округлые бедра, едва скрытые полупрозрачной комбинацией. А уж когда она нагнулась, из-под блузки стала видна и ложбинка груди…
        - Давай я, - предложил Вольт, перестав паясничать, и тут же получил кулаком в плечо.
        Сабина, поняв все и забыв о покрывале, бросилась на него, обвиняя во всех смертных грехах. Нога хоть и болела, но злость на Вольта явно пересилила все остальное.
        - Я тебе покажу доступ к телу! - кричала она. - Дурак! Гад!.. Я ему как лучше, трачу на него потенциал! Неблагодарный…
        Вольт вяло защищался, прикрываясь от кулаков, и дожидался возможности вставить хоть слово. Благо налет прекратился раньше, чем хрупкая, но слишком распалившаяся жена повалила его на пол.
        В дверь постучали.
        Воспользовавшись этим подарком небес, Вольт быстро прижал к себе разъяренную Сабину и разрешил горничной войти. Та принесла подогретый пирог с мясом и свежезаваренный чай. Смотрела она вроде как на стол, но косилась на молодоженов так, что могла остаться инвалидом до конца дней.
        - Вы свободны, - сказал Краспер, устав от внимания пришедшей. - Спасибо.
        Горничная поклонилась и быстро ушла, а Сабина, прижатая к нему, на удивление кротко попросила:
        - Пусти.
        Вольт помедлил: слишком приятным оказалось столь близкое соседство с мирной Сабиной. Несмотря на все их злоключения, от нее пахло чем-то нежным и сладким, а теплое дыхание, вновь щекотавшее его шею во время вынужденных объятий, родило море приятных ощущений.
        Все же он ее отпустил. Но лишь для того, чтобы подхватить на руки и отнести в кресло к камину.
        - Я могла дойти и сама! - упрямо заявила Сабина, отстранившись и холодно взглянув на мужа.
        - Не беспокой ногу лишний раз, - ответил он, задетый ее желанием побыстрее отстраниться. - Мне не нужна жена-хромоножка.
        Ужинали они в молчании.
        Сабина ела плохо и мало, а позже магичила над своей ногой. На этот раз Вольт разглядел не только серебряные, но и золотые искорки. А еще - стройные белоснежные ножки. Помощи он больше не предлагал, прекрасно понимая, куда будет послан.
        Когда наконец в комнату постучал дворецкий, сообщив о готовой спальне и доставленном багаже, супруги выдохнули с облегчением.
        - А что с моей машиной? - спросил Вольт.
        - Оттолкнули к обочине, мистер Краспер, как вы и велели. Позвольте проводить вас в ваши покои?
        Вольт кивнул, надел плохо просохшую рубашку и снова подхватил Сабину на руки. Она охнула, плотнее закуталась в покрывало, но не возмутилась. Только пробурчала мужу в самое ухо:
        - Не знаю, как мы проживем эти полгода, Краспер.
        - Надо верить в лучшее, - так же тихо ответил он. - Ну или кто-то из нас останется счастливым вдовцом…
        Все это Вольт вспоминал, испытывая теперь жгучий стыд за свое поведение. Сабина не зря говорила с ним как с глупым мальчишкой. Имела право. Размышляя, как вести себя дальше, он вынул из чемодана чистые вещи и уселся в кресло, ожидая, пока жена освободит ванную комнату. Завтра им предстояло начать новую жизнь, в которой они должны выглядеть счастливой парой. А значит, пришло время оставить придирки позади.
        Но сделать гораздо тяжелее, чем подумать.
        - Оденься, пожалуйста! - попросила Сабина, стоило ей выйти из ванной.
        Вольт обернулся и, широко улыбнувшись жене, сообщил очевидное:
        - Тебе пора привыкать видеть меня таким. Мы здесь надолго.
        - Я подарю тебе пижаму! - Сабина отвернулась и направилась к постели. - Прошу, оставь мне хоть какую-то загадку в отношении тебя!
        - О, поверь, у меня их столько, что скучно не будет, - отмахнулся Вольт, разглядывая румяную жену, укутанную в огромное махровое полотенце. - Нам нужно поговорить.
        - Завтра, - она села на кровать и посмотрела на него с мольбой. - Я без сил.
        Он стремительно приблизился и, встав перед ней, протянул руку.
        - Но перемирие заключим сегодня.
        - С чего бы это? - Сабина с опаской посмотрела на его ладонь. - Что ты задумал?
        - Всего лишь дружбу, - улыбнулся Вольт. - Обещаю вести себя достойно и поддерживать тебя в этой новой жизни. Пока не вернем себе прежние.
        По личику Сабины было видно, сколько сомнений ее терзало. А еще в ней явно жила обида на предыдущие его слова.
        - Так что? - не выдержал он. - Я не привык стоять с протянутой рукой, дорогая. Ты согласна стать моей союзницей на ближайшие месяцы и действовать сообща? Или продолжим холодную войну, как только остаемся наедине?
        - Согласна, - она вложила в его ладонь свои тонкие длинные пальцы. - Но не жди от меня ничего кроме дружбы. Это мое условие.
        - Ты имеешь в виду?..
        - Постель! Я не стану ее с тобой делить.
        Вольт посмотрел на огромную кровать и покачал головой.
        - Так дело не пойдет. Посмотри, сколько места! Да я могу привести еще несколько дам, уложить их сюда, и все мы рискуем разминуться.
        - Что?
        Она попыталась отнять свою руку, но Вольт не позволил.
        - Спать мы будем вместе, - твердо сказал он. - Другой кровати в комнате нет, а на полу тебе будет неудобно.
        Сабина вскочила и, вскинув подбородок, спросила:
        - Это так ты проявляешь обещанное достоинство?
        - Достоинство чахнет, если об него вытирают ноги, - пожал плечами Вольт. - Так что не забывай об ответном благородстве. Ну а насчет постели… Если ты имела в виду занятие любовью, то, разумеется, я не стану навязываться.
        - Но и любовницу не заведешь! - выпалила внезапно Сабина, свободной рукой подтянув полотенце.
        Вольт заметил этот жест, проследил взглядом за тканью, скрывшей показавшуюся было ложбинку груди, и с трудом вернулся к разговору.
        - В первое время мне будет не до любовниц, - ответил он, отворачиваясь. Как бы ни старался Вольт убедить Сабину, что готов с ней только дружить, тело говорило ему, что они могли бы провести время с большей пользой.
        - Ты должен обещать не заводить отношений с другими женщинами, пока мы женаты.
        - Это долгий срок. - Вольт подошел к окну, делая вид, что заинтересован вышивкой на гардинах. - Но я могу пообещать, что буду крайне аккуратен, если заинтересуюсь кем-то на стороне.
        - Отвратительно! - Сабина подошла к нему и вцепилась в плечо, заставляя обернуться. - Ты не должен никем интересоваться. В ответ я тоже дам слово не изменять.
        Вольт засмеялся.
        - Крайняя степень великодушия! А что, если сделаем наоборот? Я дам тебе право искать свою любовь, даже будучи в браке со мной. Зачем терять время? Все равно нас ждет развод в будущем.
        - Ты просто бесстыжий тип! - вспылила Сабина. Ее глаза блеснули гневом. - Я отказываюсь от такой дружбы!
        - Как скажешь! В таком случае все останется как прежде и мы зря потратили время на этот разговор. Я отправляюсь мыться, а ты пока можешь согреть мою половину постели.
        - Хам!
        - А мог бы быть тебе другом.
        - Видала я таких друзей у орка в заднице! - выпалила она, взмахнув руками, и едва не лишилась полотенца. Тут же покраснев, Сабина вернулась к кровати и, присев на край, напомнила: - Ты хотел идти в ванную. А мне нужно одеться.
        Вольт жизнерадостно улыбнулся, подхватил приготовленные заранее чистые вещи и отправился мыться.
        Он отсутствовал не больше пяти минут. Все это время Вольт сильно злился - и в первую очередь на себя. Что ему стоило сказать Сабине, что он принимает ее условия? В конце концов, Вольт не собирался заводить в этой дыре отношения, а если таковые и случатся - Сабине он об этом точно не сказал бы. Меньше знает - крепче спит.
        Выходит, он дразнил ее просто так. Снова! Вместо того чтобы согласовать мир.
        Остыв и обдумав все как следует, Вольт быстро оделся в домашнее и вошел в комнату, собираясь сказать Сабине, что согласен на все. Он не хотел иметь за спиной обиженную жену.
        - Я поразмыслил над твоими словами… - начал было Вольт, но умолк, с удивлением глядя на лежащую у края кровати жену.
        Одетая в более закрытую, чем прежде, и совсем не просвечивающую комбинацию, она не подавала никаких признаков бодрствования.
        - Да быть не может, - пробормотал Вольт.
        Тихо подойдя к Сабине, он присел напротив и задумчиво покачал головой:
        - Клянусь, никогда не видел столь быстро засыпающих людей. Это своеобразный дар, видимо.
        Протянув руку, он осторожно заправил за розовое ушко золотистый локон, упавший на лицо Сабины, и усмехнулся, вспоминая, как пылало гневом ее лицо всего несколько минут назад. Так и не скажешь, что этот ангелочек может столь сильно злиться и даже сыпать ругательствами.
        Поднявшись, Вольт быстро потушил свет и лег сам.
        Его половина кровати оказалась снабжена заботливо подложенными грелками, но все равно это было не то тепло, о котором он думал засыпая.
        ГЛАВА 10
        Сабина проснулась и некоторое время не могла понять, что не так.
        Кутаясь в теплое одеяло, она спала в уютной постели, на свежем, вкусно пахнущем белье. И должна была проснуться отдохнувшей, с прекрасным настроением.
        Наконец-то дом!
        А вот храп, ввинчивающийся ей в уши, совсем не вписывался в идеальную картину мира. Громкий и раскатистый, он ужасно раздражал Сабину, заставив сесть в постели и гневно уставиться на Вольта Краспера, развалившегося рядом.
        Он спал на спине, раскинув руки и ноги в стороны, не прикрытый ничем, кроме нижнего белья!
        Сабина открыла рот, собираясь разбудить супруга ругательствами, но забылась.
        Ее взгляд сам собой стал нахально блуждать по мужскому телу: Вольт и правда оказался неплохо сложен. Он не был грузным или мощным, скорее крепким и жилистым. В нем угадывалась сила, она таилась под его смуглой кожей и притягивала не только взгляд Сабины. О нет. Просто смотреть ей вдруг стало мало, отчего-то ужасно захотелось коснуться его плеча, провести тонким пальчиком до локтя. Едва касаясь, чтобы он никогда не узнал о ее постыдном любопытстве!
        От этих странных мыслей у Сабины даже во рту пересохло. Облизнув губы, она решила уже отвернуться и прекратить заниматься глупостями, но тут поняла, что больше не слышит храпа. Снова посмотрев в лицо Вольта, Сабина почувствовала, как краска стыда заливает ее лицо. Тот же совершенно не желал делать вид, что ничего не заметил.
        - Я могу изменить положение? Или пока рано?
        - Ты храпел! - выпалила Сабина первое, что пришло в ее голову.
        - Это у меня случается.
        Он все же перевернулся на живот, спрятав руки под подушкой и уткнувшись в нее лицом.
        Теперь Сабине открылся отличный вид на потрясающую спину мужа - рельефную, мускулистую.
        Быстро отвернувшись, она вскочила с кровати и подошла к окну.
        - Там уже совсем светло! - посетовала она, покачав головой, и от растерянности продолжила размышлять вслух: - Мне необходимо послать письмо мистеру Бифзу. Или наведаться к нему без предупреждения? Да, не буду терять время зря. Все документы при мне, и я могу приступать к практике хоть завтра.
        Вольт зашевелился в кровати. Когда Сабина обернулась, он сел и недовольно высказался:
        - Какая ты шумная. Я бы мог еще немного поспать, мне спешить некуда.
        - А знаешь, - задумчиво проговорила Сабина, - я вдруг поняла, что даже любящие пары часто предпочитают жить в раздельных покоях. У моих родителей отдельные спальни.
        - Они уже не так молоды.
        - Дело не в их молодости! - Сабина затихла, подбирая слова. О том, что своей спальней отец почти не пользуется, предпочитая проводить ночи с миссис Хьюз, она умолчала. - Многие люди ценят личное пространство. И никто их за это не осуждает.
        - Нет, - Вольт пристально посмотрел на нее, - только не здесь и только не мы. Ты что, не слышала вчера дворецкого? Мистер Эйсби сразу сказал, что мы - главная новость в городе и близлежащих поселениях. Сейчас не время искать личное пространство.
        - Но…
        - Сабина, безумно влюбленные молодожены, решившие спать раздельно, вызовут слишком много вопросов. Ты и сама это понимаешь.
        Вольт поднялся и стал делать разминку. Несколько раз пожал плечами, развел руки в сторону и покрутил ими то в одну сторону, то в другую. Размяв шею, он обернулся и выдал назидательным тоном:
        - Или присоединяйся, дорогая, или одевайся и прекращай так смотреть. Твоя сорочка толком ничего не скрывает, а что скрывает - мое воображение с охотой дорисовывает. В итоге у меня вся кровь не к тому месту приливает. Мешаешь.
        Сабина могла бы поклясться, что не собиралась смотреть, куда именно у него прилила кровь. Но ее глаза словно жили своим умом!
        - Ты!.. Я точно подарю тебе домашний костюм! - возмущенно проговорила она, прикрыв грудь руками. - Это отвратительно! Как можно с тобой соседствовать полгода?!
        Подхватив с кресла халат, Сабина быстро накинула его на себя, затянула пояс потуже и опрометью вышла из комнаты в поисках горничной. Весь ее вид должен был показать Вольту, насколько ей неприятно его общество. Гордая и неприступная - такой она мечтала быть в его глазах!
        Однако как только дверь закрылась, Сабина остановилась, чтобы отдышаться, и продолжила путь гораздо медленнее. Степенно и уверенно, как и положено хозяйке дома.
        Первым, кого она встретила, оказался дворецкий.
        - Мистер Эйсби, - обрадовалась Сабина, - вы-то мне и нужны. Видите ли, я не знаю, кто из прежней прислуги остался, кроме вас и миссис Моес. А мне очень нужна горничная.
        Дворецкий понимающе кивнул.
        - Как только вы скажете, я представлю вам всех. А для начала позвольте порекомендовать в помощницы Лину. Мисс Пикет весьма сообразительна и исполнительна.
        - Я доверяю вашему мнению, - улыбнулась Сабина. - Пришлите ее в нашу с мужем спальню. И распорядитесь подать завтрак в малой гостиной.
        - Будет исполнено, миссис Краспер, - дворецкий склонил голову и уточнил: - А мистер Краспер не нуждается в камердинере?
        - Не знаю, в чем он нуждается, - раздраженно повела плечом Сабина, но, опомнившись, махнула рукой и добавила: - Он пока не поест, ужасно зануден. До неприличия. Думаю, мы все проясним немного позже.
        Дворецкий снова поклонился и ушел в сторону кухни исполнять приказы новой хозяйки. Сама же Сабина отправилась обратно в спальню, надеясь, что он давно оделся и теперь уйдет, дав ей прийти в себя без его присутствия.
        Как выяснилось, Вольт действительно успел привести себя в порядок и встретил супругу уже на пороге комнаты.
        - Уходишь? - спросила Сабина, стараясь скрыть радость.
        - Только намекни, и я останусь, - усмехнулся он. - Помогу тебе застегнуть блузку.
        - Для этого у меня будет горничная, - отрезала Сабина. - Вдвоем мы справимся.
        - Как я рад, что тебе не придется снова самой застегивать пуговки и завязывать ленточки! - Каждое слово супруга сочилось сарказмом, но на его бесстрастном лице не дрогнул ни один мускул.
        Сабина пропустила все колкости мимо ушей. Обойдя мужа, она сообщила:
        - Мистер Эйсби распорядится о завтраке для нас. Еду подадут в ту же гостиную, что отогрела нас вчера. Встретимся там?
        - Да. Благодарю за заботу, дорогая, - не меняя тона, отозвался Вольт.
        Он вышел из комнаты не оборачиваясь. Холодный и отстраненный, но предельно вежливый. Таким она и желала видеть его в их супружеской жизни. Даже дружеские отношения стали бы ошибкой, потому как неизбежно могли перерасти в ненужную привязанность.
        Сабина кивнула своим мыслям и нервно разгладила полы халата, поймав себя на том, что до боли прикусила нижнюю губу.
        - Неудивительно, что я переживаю! - тут же проговорила она вслух, стараясь оправдать свою нервозность. - Этот брак кого угодно до истощения мог бы довести! И потом!..
        Что «потом», она решить не успела - в дверь тихонько постучали.
        Это была горничная. Сабина приметила ее еще вчера из-за необычайно синих глаз. Сама по себе Лина Пикет была миловидной серой мышкой, ничего особенного. Но вот ее глаза неминуемо приковывали внимание.
        - Я так рада, что вы выбрали меня, - восторженно проговорила Лина, и ее лицо осветилось широкой жизнерадостной улыбкой.
        Сабина, глядя на девушку, точно поняла: это и есть шпионка. Да, наряд у Лины был бедный, и манеры, прямо сказать, не самые вычурные, но все это вполне могло оказаться напускным. А вот очарование, исходящее от мисс Пикет, не удалось бы затмить, даже облив ее грязью с ног до головы, - она словно светилась изнутри.
        «Простая прислуга? - подумала Сабина. - Не смешите меня! Лазутчица от газетчика!»
        - Вы позволите распаковать ваши вещи, мисс? - не унималась Лина. - Какой наряд сегодня предпочтете? Я умею делать прически, а у вас такие шикарные волосы! Вы позволите?
        Сабина снисходительно улыбнулась.
        - Конечно. Мне нужен костюм для прогулки в город в сопровождении мистера Краспера. Прическу сделай незатейливую, хочу посмотреть уровень твоего мастерства.
        - Хорошо, мисс! Я вас не разочарую!
        «Еще бы, наверняка ее натаскали, чтобы втерлась в доверие перед тем, как начать подглядывать и подслушивать, - подумала Сабина, продолжая мило улыбаться. - Нужно предупредить Вольта».
        * * *
        Лина и правда оказалась удивительной умелицей. За весьма малое время она умудрилась уложить волосы Сабины наверх так аккуратно и элегантно, будто та просидела у зеркала не меньше часа. А потом выяснилось и вовсе невероятное - у девушки был минимальный магический дар.
        Лина, вынув костюм Сабины, провела над ним ладошкой, читая бытовое заклинание, и ткань стала выглядеть идеально. Ни тебе складочек, ни замятий.
        - Вот так! - Лина погладила сиреневый твидовый костюм и белую батистовую блузку к нему. - Теперь вы будете выглядеть превосходно!
        И странное дело - Сабина, следуя к малой гостиной, где ждал ее супруг, действительно чувствовала, что выглядит прекрасно.
        - Сон в своем доме определенно идет тебе на пользу, - заметил Вольт, на миг оторвавшись от газеты и посмотрев на Сабину. Он уже сидел за столом и наслаждался завтракам.
        - Приму это за комплимент, - проворковала она, присаживаясь на отодвинутый для нее стул.
        Посмотрев на дворецкого, она улыбнулась, стараясь при этом выглядеть счастливой влюбленной леди.
        Одно плохо: она не представляла, как именно играть такую роль. Любить мужчин Сабине раньше не приходилось, а посему опираться на личный опыт невозможно. Припомнив своих родителей, Сабина поморщилась: отец и мама предпочитали все важное обсуждать наедине, а на виду ограничивались незначительными беседами о сплетнях в городе. Вернее, папа больше молчал, а мама говорила. Много-много говорила.
        Сабина перебрала в уме прочитанные любовные романы. Героини там всегда были чрезвычайно романтичными и ранимыми пташками, а еще они не боялись проявления чувств.
        Вздохнув, Сабина прокашлялась и вдохновенно начала разговор:
        - Надеюсь, погода сегодня нас порадует, - она постаралась смотреть на мужа с обожанием. Уж как смогла. - И новости в газетах тоже не заставят грустить. О чем ты читаешь, дорогой мой муж?
        «Дорогой» посмотрел на Сабину, закашлялся.
        Выглянув из-за газеты, он покосился на дворецкого и сухо ответил:
        - Просто новости, ничего сверхважного.
        - И? Как дела в городе? - Сабина сложила руки в замок, опершись на них подбородком. Всем своим видом он демонстрировала предельное внимание.
        Вольт нахмурился, явно не понимая столь пылкого интереса
        - Насколько понимаю, все идет своим чередом.
        - Восхитительно! Если «своим чередом», значит, в мире стабильность. Как хорошо, когда нет перемен к худшему, правда, милый? - Сабина уже собиралась приступить к завтраку, но, заметив совершенно обескураженный взгляд Краспера, вошла в азарт и решила еще немного поизображать любовь.
        Съев несколько ложек каши, она снова обратилась к мужу:
        - После ночи с тобой наедине, единственный мой, у меня воистину зверский аппетит!
        Вольт сложил газету и теперь не сводил с нее глаз.
        - Я вижу, настроение у тебя тоже разыгралось, - наконец сказал он. И, широко улыбнувшись, слегка подался вперед. - Так я порадую тебя еще больше, зайка моя: автомобиль починили. Некий Рикон, работающий здесь водителем, оказался к тому же умелым механиком. А потому, ненаглядная моя, мы можем ехать знакомиться с твоим наставником по практике сразу после завтрака.
        Сабина передернула плечами, услышав столько комплиментов в свой адрес. Играть в эту игру вдвоем ей не понравилось. Чувствуя себя ужасно неловко, она пробормотала: «Замечательно», после чего с осуждением посмотрела на супруга, надеясь, что тот прекратит нежничать.
        - Я тоже так считаю, ласточка моя, - не понял он ее намеков.
        Сабина в ярости принялась пить чай. Если бы могла дотянуться, она бы непременно ткнула супруга ногой под столом, но увы - расстояние позволяло лишь метать молнии глазами.
        - Твои аппетиты и правда возросли, лебедь моя, - не унимался Краспер. - Может ли так статься, что ты уже ждешь нашего сына и потому так налегаешь на еду?
        Чашка громыхнула о стол. Сабина посмотрела на мужа и со злостью проговорила:
        - Не думаю, что это проявилось бы столь быстро! Просто я соскучилась по уюту и вкусной горячей пище, пока путешествовала с тобой. И еще… возможно, тебе не стоит ехать со мной в город? Занимайся своими делами, не отвлекаясь на мои. Дорогой.
        - Но ты - моя жена, а значит, нет больше моего и твоего, пупсик, только наше.
        Вольт так широко растянул губы в улыбке, что Сабине показалось, будто его щеки вот-вот треснут от усердия. А в довершение этот тип послал ей воздушный поцелуй.
        Сабина закрыла глаза, помолчала немного и, вспомнив о дворецком, ответила:
        - Конечно. Только без предубеждений, дорогой. Помнишь наш разговор об этом?
        - Разве ты дашь забыть, любовь моя? - Вольт в последний раз прожег ее взглядом и, немного помедлив, снова уткнулся в газету. - Приятного аппетита, Саби.
        Посмотрев на него, она поняла, что утратила желание кокетничать, нежничать и жеманничать на долгие годы. Вместо этого Сабина плотно поела, передала благодарность кухарке и попросила уведомить всех в доме, что после обеда новые хозяева желают познакомиться с прислугой.
        Мистер Эйсби пообещал, что все исполнит в лучшем виде, и пожелал Сабине с супругом счастливого пути. Вольт все это время молчал и вроде бы изредка хмурился, сильнее сминая газету. Мыслями он явно был далеко и в не самом приятном месте.
        Сабине не терпелось остаться с Краспером наедине и выведать, что же такого он прочел, а заодно потребовать больше никогда не называть ее иначе, кроме как по имени. Никаких заек, пупсиков и прочего ужаса! И про горничную-шпионку рассказать, конечно…
        Но выяснилось, что Вольт уступил роль водителя Рикону. Тот самый мужчина, по его же словам, знал Белфорт и его пригород как свои… девять пальцев. На удивленный взгляд Сабины мужчина показал правую руку, где не хватало мизинца, и сообщил:
        - Раньше знал как десять, но потом случилась неприятность.
        - Ох, сочувствую вашему горю, - пробормотала Сабина.
        - Разве это горе? - удивился Рикон. - Пальцев еще много, как и дорог впереди! Ну что, в путь? Первая остановка - лечебница мистера Бифза.
        - Звучит… вдохновляюще, - пробормотала Сабина, забираясь на заднее сиденье автомобиля и невольно присаживаясь ближе к задумчивому Вольту.
        * * *
        Белфорт сильно отличался от Соулдона и даже от Рашпуля, что неприятно поразило Сабину. Всего несколько лет назад, когда они приезжали в эти места с родителями в последний раз, он выглядел более цветущим и перспективным. Теперь же она с трудом узнавала места, где любила гулять.
        Рикон остановил машину, так и не добравшись до центра города. В небольшом районе среднего класса, где господствовали двухэтажные частные дома, нашелся один трехэтажный.
        - Вот мы и на месте, - оповестил Рикон, обернувшись к пассажирам.
        - Это лечебница? - удивилась Сабина. - Весьма недурно!
        - Это дом мистера Бифза, а принимает он в пристройке. От ворот сразу налево, среди деревьев.
        Рикон махнул рукой в сторону высокого забора.
        Сабина кивнула, не зная, как реагировать на подобные странности. Вольт же вышел из авто и открыл перед ней дверь, заявляя:
        - Какой интересный городок. Ждите нас здесь.
        Сабина заметила, как пристально, недобро он осматривался по сторонам, и сама невольно окинула улицу подозрительным взглядом.
        Старые здания едва выглядывали из-за деревьев, густо растущих вокруг. Несколько женщин торопливо шли куда-то с другой стороны дороги. Без улыбки, без желания рассмотреть приехавших к лекарю незнакомцев. Слишком тихо, даже неестественно как-то.
        - Сколько отсюда до центра? - спросил Вольт у Рикона, приоткрыв дверь авто и заглянув внутрь.
        - Около пяти минут езды.
        - Хорошо. Я хочу посмотреть, что там и как. Проехаться. Сразу после знакомства с лекарем.
        - Как скажете, мистер Краспер.
        - Пойдем, Сабина, - Вольт предложил ей локоть. - Посмотрим на этого благодетеля.
        Она хотела было напомнить о непредвзятости, но посмотрела на огромный особняк перед ними и промолчала.
        - Каким же должен быть его заработок, если он может содержать такую домину, - озвучил ее мысли супруг.
        - Может, он лучший специалист в здешних местах, - предположила Сабина из чистого упрямства. - Или дом достался ему по наследству, а так как бесплатной лечебницы не было, он великодушно выделил место здесь.
        - Наверняка так и есть, - усмехнулся Вольт.
        - Почему ты все подвергаешь сомнению?!
        - Вовсе нет. Напротив, я верю и даже представляю, как такое стало возможным.
        Сабина вопросительно посмотрела на него.
        - Ну как же? - Вольт погладил ее по руке и совершенно серьезно пояснил: - Ведь теперь в город приехал еще один лучший специалист. И дом у тебя тоже о-го-го, даже лучше этого. Вполне вероятно, что и этому человеку так же повезло! Надеюсь лишь, что ты не станешь устраивать из Грэми-холла приют для обездоленных.
        - Кто знает? - в тон ему ответила Сабина. - Ты подал мне отличную идею!
        Неизвестно, сколько бы еще они препирались, но тут на тропинку вышел пожилой мужчина.
        На его голове красовалась обширная лысина, а оставшиеся редкие волосы сплошь были седыми. Как и пышные бакенбарды с усами. Низкого роста, коренастый, с крупным пузом, едва умещающимся под белой рубашкой, с короткими кривыми ногами, он смотрелся скорее комично, нежели презентабельно. Однако гордая поза, в которой мужчина замер, говорила о его желании произвести неизгладимое впечатление на гостей.
        - Чем обязан? - спросил он, залихватски подкрутив усы.
        Сабина запоздало улыбнулась и хотела было представиться, но Вольт ее опередил:
        - Нам нужен лекарь. Некто мистер Бифз.
        - Вы его нашли. К вашим услугам. - Мужчина уже успел пройтись цепким взглядом по одежде Вольта - он поморщился, а затем смягчился, разглядев неброские, но отнюдь не дешевые украшения Сабины, и теперь скупо улыбался, изображая радушие. - Что у вас стряслось, молодые люди? Рад буду оказаться полезным.
        - Мы слышали, здесь у вас лечебница, - снова заговорил Вольт, не дав Сабине вставить ни слова.
        - От кого слышали? - маленькие черные глазки мистера Бифза заинтересованно блеснули.
        - От друзей, - Вольт растянул губы в стороны, не показывая зубов. - Они очень вас рекомендовали.
        - Что ж, в таком случае следуйте за мной, - лекарь указал куда-то себе за спину и двинулся вперед. - У меня здесь все очень скромно. Местная власть, увы, не сильно помогает тем, кто работает бескорыстно, так что приходится довольствоваться малым. Чем богаты, как говорится…
        Глаза Сабины открывались все шире по мере того, как они приближались к маленькому домику, спрятавшемуся среди кустов роз и деревьев. Она насчитала всего четыре окна, рассмотрела и слегка покосившуюся крышу, и битые ступени. Крепче сжав пальцы на локте мужа, Сабина очень старалась больше ничем не выдать родившегося в душе смятения. С этим человеком, в этом месте ей предстоит работать целый год. Каким бы он ни был, она должна подчиняться ему, учиться и набираться опыта, чтобы в будущем самой стать полноправным лекарем.
        - Входите. - Мистер Бифз вошел первым, излишне громко топая сапогами и оповещая кого-то внутри: - Эсма! У нас гости.
        Оказалось, лекарь предупреждал об их визите темноволосую женщину лет тридцати. Высокую, стройную и весьма привлекательную. Мисс Эсма смотрела на вошедших большими карими глазами, нервно завязывая белый передник в розовых разводах.
        - Вы на осмотр? - спросила она, остановив внимание на Сабине. - Без записи?
        В маленькой серой комнатке пахло чем-то кислым, а из всей мебели нашлась лишь напольная вешалка, на которой болтался застиранный белый халат.
        - Мисс Торинс - одна из акушерок при клинике, - представил Эсму мистер Бифз.
        - Очень приятно, - Вольт улыбнулся, не размыкая губ. - А сколько стоят ваши осмотры?
        - Мы работаем бесплатно, - поспешно ответила мисс Торинс и быстро посмотрела на лекаря.
        - Наша деятельность оплачивается из казны, - одобрительно кивнул он. - Так что вам это не будет стоить ничего.
        - Вот как? - Вольт погладил Сабину по руке, лежащей на сгибе его локтя. Похоже, он хотел, чтобы она прекратила попытки вмешаться в разговор. - А если понадобятся дополнительные анализы? Скажем, если болезнь окажется более сложной, чем простая простуда?
        Вольт обернулся к двери, словно опасаясь, что их могут подслушать.
        На лице лекаря появилась предвкушающе-понимающая улыбка, когда он заговорил:
        - Дополнительные анализы, увы, придется оплатить. Но мы гарантируем вам конфиденциальность. О причинах вашего появления здесь никто не узнает, ведь работа лекаря сродни работе пастыря в церкви. Ничто не выйдет из этих стен.
        - Сущая правда, - Эсма покаянно сложила руки на переднике и кивнула.
        Вольт посмотрел на Сабину и широко улыбнулся.
        - Милая, теперь я полностью спокоен за тебя. Все же очень волнительно вверять тебя в руки незнакомца, но мистер Бифз совсем как пастырь. Мои треволнения были напрасны.
        После такого выпада Сабина едва удержалась, чтобы не ударить мужа кулаком в плечо. Маленькие глазки лекаря с подозрением прищурились, в них отразилась работа мысли и разного рода подозрения.
        - Ты прав, дорогой, я тоже больше ни капли не волнуюсь. Но мы так и не познакомились, - проговорила Сабина, протянув руку мистеру Бифзу. - Безмерно рада знакомству с будущим наставником. Я дочь сирта Хьюза и ваша практикантка из Соулдона. Сабина Краспер.
        - О! - только и ответил лекарь.
        Помешкав несколько секунд, он все же пожал ее руку и вопросительно посмотрел на ее мужа.
        - Вольт Краспер, - представился тот, также пожимая руку пораженного мистера Бифза. - Мы прибыли, чтобы получить от вас инструкции о том, как будет проходить практика моей драгоценной жены.
        Некоторое время в маленькой серой прихожей стояла тишина, которую нарушила, как ни странно, мисс Торинс.
        - Что же мы стоим на пороге? - она всплеснула руками. - Пройдемте в приемную, я заварю чай.
        - Да-да, - опомнился мистер Бифз, - в ногах правды нет. Следуйте за мной.
        Узкий коридор с обшарпанными стенами вел всего в две комнаты. Гостей провели в дальнюю.
        - А там у нас процедурная, - махнул рукой лекарь. - Осмотры, приемы и по необходимости даже операции. Сюда, прошу.
        Сабина с опаской вошла в прямоугольную комнату, окрашенную в серый цвет, с серой же мебелью. Более безвкусное и невзрачное оформление сложно было придумать.
        Два пузатых шкафа у одной из стен были набиты пожелтевшими папками, в углу стоял продавленный, видавший виды диван. С другой стороны были стеллажи, на полках стояли разные пузырьки и коробки, а также миниатюрная магическая плита с подогревом от накопителей. Последнее несказанно удивляло и слишком выделялось среди бедной обстановки.
        - Присаживайтесь, - мистер Бифз торопливо развернул один из трех стульев, стоящий у большого письменного стола посреди комнаты. - Эсма, ты обещала чай.
        - Не стоит, - Вольт жестом остановил женщину. - Нам не хотелось бы отнимать много вашего времени, мистер Бифз. Представляю, сколько у вас работы! Вы ведь единственный бесплатный врач в городе?
        - Не только в городе, но и в близлежащих поселениях! - горестно согласился он. - Дел хватает!
        - Значит, лишние руки вам не помешают, - обрадовалась Сабина.
        Мистер Бифз с энтузиазмом кивнул, но, посмотрев на нее, понял, чьи руки имелись в виду, и скис.
        - Вы, значит, закончили университет при Буревиче?
        - Да.
        - И как он?
        - В добром здравии. Я была одной из лучших учениц на последнем курсе, поэтому вам не стоит переживать и…
        - Переживать! - перебил лекарь, всплеснув пухлыми ручками. - Скажете тоже! Ни мне, ни вам волнение ни к чему. Я уже не в том возрасте, чтоб нервничать по пустякам, а вы, мисс, должны и вовсе думать о другом.
        - О другом? - Сабина нахмурилась, не понимая, куда клонит ее наставник.
        - Вы ведь только что вышли замуж. Ваша цель - рождение наследника. А моя - сохранение жизней страждущих. Обе цели благие! Так ведь?
        Он посмотрел на Вольта, и тот пожал плечами.
        - Жена жаждет стать вашей помощницей. Я не противлюсь.
        - Ну конечно, понимаю: прихоти любимых нужно исполнять, - ехидно заметил лекарь. - Но здоровье людей - это не баловство. Тут скорее подошло бы иное хобби. Скажем, вышивка?
        Сабина вскочила со стула, не желая слушать, что на это ответит Вольт.
        - Я все еще здесь, - напомнила она, чувствуя, как лицо заливает краской гнева. - И все еще жду инструкций о том, когда смогу приступить к практике. Наследники и вышивка подождут.
        - Вот как? - Мистер Бифз несколько раз удивленно моргнул, но быстро взял себя в руки. - Тогда приезжайте, когда пожелаете. У нас всегда найдется работенка.
        - Я приеду завтра.
        - Как вам будет угодно, - он скупо улыбнулся, показав мелкие зубы. - Выспитесь, поешьте хорошенько - и милости просим. Правда ведь, Эсма?
        - Конечно, - отозвалась мисс Торинс, о которой Сабина уже позабыла. - Зои открывает лечебницу в восемь. Это вторая акушерка, она работает до полудня, а позже отправляется по вызовам на фермы и в пригород. Я же обслуживаю женщин из города.
        - Одним словом, приезжайте, - встрял мистер Бифз, - мы всегда здесь. К вашим услугам, миссис Краспер.
        От его тона у Сабины дернулось веко - показалось, будто наставник воспринимает ее как балованного ребенка, подкинутого богатым родителем. Поборов растущее раздражение, она все же нашла в себе силы поблагодарить мистера Бифза и довольно-таки тепло с ним попрощаться. И лишь на улице, следуя за мужем, на несколько секунд дала волю чувствам.
        - Я еще докажу ему!
        - Непременно докажешь, - внезапно отозвался Вольт. - С твоим напором и принципиальностью, мне уже жалко этого старичка.
        ГЛАВА 11
        После знакомства с лекарем Вольт немного пришел в себя и попросил Рикона проехаться по центру города.
        - Мне нужно попасть на прием к губернатору Белфорта, - добавил он, когда авто двинулось вперед. - И получить магограмму.
        - Это все - одно место, - ответил Рикон. - Господин губернатор принимает теперь в Флиор-Холле. Там же разместили все самые важные структуры. Для удобства, так сказать.
        - Для чьего удобства? - усмехнулся Вольт.
        Рикон повел плечами.
        - Для народного, полагаю. Его превосходительство только о народе и думает.
        Вольт нахмурился, уловив в голосе водителя не просто ироничные интонации, но что-то большее, почти враждебное. Однако стоило их взглядам встретиться в зеркале заднего вида, как Рикон снова весело улыбнулся.
        - Вам понравится наш город, мистер Краспер, - сказал он, - сейчас как раз въезжаем в центр. Красота!
        Вольт и правда впечатлился. Перемена оказалась слишком разительной по его меркам: дорога превратилась в идеально гладкую, по обе ее стороны выстроились фонарные столбы, а чуть поодаль росли аккуратно стриженые деревья, усыпанные красными и белыми цветами. Здания здесь были не ниже двух этажей, с однотипными невысокими заборами, обвитыми декоративным плющом; выглядели они словно игрушечные - настолько милые и аккуратные, что Вольт невольно посмотрел на свои грязные ботинки. В таких стыдно показываться в Белфорте - неудобно! Он усмехнулся своим мыслям и ощутил знакомый азарт, разгоняемый кровью по всему телу.
        - Клянусь, минуту назад мне казалось, будет дождь, - призналась Сабина, также рассматривающая город в окно. - Здесь даже небо голубее, чем в других местах. Может ли такое быть?
        - Может, - кивнул Вольт. - Но стоить должно баснословно дорого.
        - Ты намекаешь на магическое вмешательство? Не думаю, что это в самом деле так.
        - Господин губернатор - противник плохой погоды, - заметил Рикон. - У него слабые суставы, и ему рекомендовано себя поберечь. Любыми средствами.
        Вольт снова уставился в зеркало заднего вида, надеясь хоть что-то разглядеть на непробиваемом лице водителя. Но тот выглядел абсолютно серьезным, ничем не выдавая негатива.
        Флиор-Холл Вольт узнал без всяких обозначений. Это оказалось просто. Внезапно они выехали на огромную площадь, посреди которой обнаружился здоровенный фонтан в виде ангелов с дудочками, из которых струилась вода. А слева от площади скромно стоял миниатюрный дворец. Белый, в классическом стиле, со множеством деревьев по бокам и широкой парковкой впереди.
        - Это что такое?! - услышал Вольт дрожащий от волнения голос жены. - Здесь же раньше были старинные дома, гостиница «Звезда» и музей истории.
        - Музея больше нет, а гостиницу построили новую. Взгляните направо, - Рикон жестом фокусника ткнул в окно с противоположной от себя стороны. - Там селят дорогих гостей.
        Сабина прижала руки к груди, увидев здание со множеством лепнины и позолоты. Она дважды насчитала в нем пять этажей. В первый раз не поверила своим глазам, так что пришлось повторить.
        - А витрины? Что это? Левее гостиницы.
        - Дорогие лавки с новомодными товарами и рестораны. А если проехать немного дальше, справа по улице будут более дешевые лавки. Выбор огромный, мисс, были бы деньги.
        - Так, а где я могу получить магограмму? - уточнил Вольт.
        - В Флиор-Холле, мистер Краспер. Вся почта проходит через главное отделение и потом распределяется по участкам. А магограммы остаются здесь и вручаются под личную подпись. Только так, да.
        - Тогда почему ты остановился здесь?
        - Так знак висит, - Рикон пригнулся и ткнул пальцем в свое окно, - вон тот красный круг с машиной. Над ней надпись. Отсюда не видно, но там сказано, что въезд только для служащих Флиор-Холла.
        Краспер посмотрел на притихшую Сабину. Та сидела с приоткрытым ртом, но, заметив взгляд мужа, быстро сжала челюсть и постаралась выглядеть невозмутимой.
        - Местный губернатор старается облагородить город, - сказала она, старательно делая вид, что все в порядке. - Сначала наводит порядок в центре, среди власти, а после и до пригорода доберется. Скоро везде будет красота! Он молодец.
        Рикон подавился и сильно закашлялся. Вольт постучал водителя по спине и уточнил:
        - Скажи мне, друг, сколько лет губернатор у власти?
        - Кажется, он был с нами всю жизнь, - сипло ответил тот.
        - И все же?
        - Через месяц вторая годовщина. Он собирается отмечать ее с размахом, даже налоги снова поднял.
        - И… как на это реагируют люди?
        - А что люди? - Рикон обернулся и пристально посмотрел на Вольта. - Это же все для нас. Чтобы Белфорт был впереди всей Ристарии, а его жители могли гордиться местом, в котором родились. Мы все понимаем, мистер Краспер. И вы обязательно поймете. Вот встретитесь с его превосходительством, и сразу вопросы отпадут. Он лично расскажет и покажет, что захотите.
        - Я пойду с тобой, - внезапно вызвалась Сабина.
        - Может быть, по магазинам пока пройдешься? - поморщился Вольт. - Уверен, будет еще масса поводов познакомиться с господином губернатором.
        - Хочу сейчас, - Сабина капризно надула губки. - Или ты от меня устал, дорогой?
        Вольт заломил левую бровь, поняв, что супруга не просто так изображает из себя прелесть какую дурочку.
        - Что ты, любимая, просто не хотел тебя утомлять. Как скажешь, пойдем. Рикон, ждите нас здесь.
        - Будет сделано, - отозвался водитель.
        Заглушив двигатель, он натянул на лицо кепку и откинул голову на сиденье авто, моментально потеряв к хозяевам всякий интерес и погружаясь в дрему.
        - Ну? В чем дело? - спросил Вольт, стоило им отойти от машины на приличное расстояние. - Зачем тебе тащиться со мной?
        - Я боюсь Рикона, - призналась Сабина. - Он странно себя ведет и явно настроен против его превосходительства. А я, знаешь ли, дочь сирта его величества. Отец - один из тех десяти человек, кто проголосовал за назначение местного губернатора.
        - То есть Рикон странный, а губернатор тебя не пугает? - улыбнулся Вольт, указывая на миниатюрный дворец. - Посмотри на этот шедевр архитектуры. Тут же явно постарался управленец с огромными комплексами и такого же размера амбициями. Дороги везде, кроме центра, ни к черту, бесплатные школа и больница - развалины, вместо музея и исторической части города стоит дворец, а чтобы народ не роптал, им устраивают праздник за их же счет. Я хочу видеть этого человека! И знаешь, Сабина, тоже задаюсь вопросом: какого орка сирты направили его сюда?
        К удивлению Вольта, жена не стала горячо спорить или защищать отца. Она промолчала. Вцепившись в его локоть, Сабина с подозрительным интересом рассматривала все вокруг, предпочитая делать вид, что слишком увлечена новой местностью.
        К ее счастью, посмотреть там было на что, и Вольт, поняв, что к теме она возвращаться категорически не желает, решил оставить жену в покое.
        По поводу замка, выросшего среди города, у Вольта в голове роилось с десяток вопросов, не желающих уйти без ответов. Он даже потянулся к карману, проверить, с собой ли артефакт для изменения внешности, но вовремя опомнился, сделав вид, будто поправил пиджак. Страшно хотелось разведать, что здесь, как, зачем и с какой это стати?! А затем написать разоблачающую статью.
        Что же касается людей, все оказалось прозаичнее. Дамы и их кавалеры, прогуливающиеся по тропинкам, были одеты по последней моде, двигались неспешно, при этом разглядывая молодоженов с такой жадностью, будто годами не видели здесь незнакомцев.
        Вольт вежливо улыбнулся нескольким дамам, и те ответили взаимностью, но Сабина тут же сильнее сжала его локоть.
        - Ни одна, ни другая тебе не подошла бы, Краспер.
        - Вот как? Отчего же?
        Он ждал шпильки, касающейся его материального благополучия или неблагородного происхождения, но Сабина выдала нечто совсем другое.
        - Потому что они явно старше тебя и не очень хороши собой. То ли дело вон та, рыженькая. Смотри, у фонтана с рыбками. Слева.
        Вольт послушно уставился в указанном направлении. Рыжая девушка и правда была там. Совсем юная, лет четырнадцати-пятнадцати. С россыпью веснушек на вытянутом лице, с сильно выдающейся челюстью, она смотрелась гадким утенком среди прекрасных лебедей. Конечно, велика вероятность, что спустя пару лет девушка округлится в нужных местах, черты ее лица слегка изменятся, сделавшись более мягкими и женственными, и малышка станет вполне себе прелестью. Но сейчас у фонтана стоял угловатый ребенок.
        Рассмотрев ее, Краспер весело улыбнулся.
        - И правда, она… моложе других. Думаешь, мне нужна такая?
        - Да, она для тебя идеальна! - Сабина явно была очень довольна собой. - А мне в партию подошел бы такой, как мужчина рядом с ней.
        И снова Вольт посмотрел в сторону рыжей. Раньше он и внимания не обратил на статного господина, стоящего в нескольких дюймах от девчонки.
        - Как он тебе? - нетерпеливо спросила Сабина.
        Раздражение едва не сыграло с Вольтом дурную шутку. Он хотел ответить резко: «Мне интереснее женщины!» - но внезапно понял - чего-то подобного от него и ждут.
        Огромные зеленые глаза женушки были полны восторга от затеянной игры, и стоило Вольту разглядеть это, как азарт захватил его с головой.
        - Неплохой мужчина, - произнес он задумчиво. - В возрасте, конечно, но зато наверняка уже имеет некий статус. Ему есть что предложить молодой супруге.
        - В возрасте? Ха. Да он немногим старше тебя!
        - Ну, скажем, лет на десять, - прикинул Вольт. - И костюм у него лучше. И лицо солиднее моего.
        - Да, - довольно улыбнулась Сабина. - С ним молодая жена получит весь невероятный набор! Опыт в любви, красивый дом с прислугой и безбедное существование…
        - И падчерицу, - включился в ее монолог Вольт, - а еще упреки в том, что сама она в любви далеко не так опытна. Как итог - полное безразличие. Ведь мужчина ближе к сорока годам уже повидал так много, что с девушкой чуть старше его собственной дочери ему будет попросту скучно.
        - А может, это не его дочь! - возмутилась Сабина.
        - Да? - Вольт сделал вид, что его озарила идея. Заговорщицки кивнув, он склонился к розовому ушку супруги и шепнул: - Тогда он негодяй с очень странными предпочтениями, и рыженькую стоит предостеречь.
        - Ой, прекрати!
        Сабина надула губы и повела плечами. Ее глаза блестели от злости, и Вольт невольно залюбовался столь эмоциональной женой. Любование это, однако, продолжалось недолго, ведь очень скоро она вновь заговорила:
        - И вообще - почему ты не спросишь, каких мужчин предпочитаю я?
        - Это и без того ясно. - Вольт стал загибать пальцы, перечисляя: - Он должен быть старше тебя в два раза.
        - Вовсе не в два!
        - Хорошо, в полтора. Дальше - он не обязательно красив, но обязательно при деньгах.
        - Ты так это говоришь, будто я - меркантильная дурочка!
        - Что ты, Сабина, я вовсе не считаю тебя дурочкой. Но продолжим. Твой мужчина должен иметь массу любовниц…
        - Это еще почему?! - От возмущения Сабина даже сбилась с шага. - Про любовниц я ни слова не говорила.
        - Да, но ты ведь столько пела о необходимости опыта. А как же бедолаге им запастись, если не во время долгих и упорных практик в объятиях других дам? - поразился Вольт.
        - От… от случайных связей!
        - Это и есть любовницы.
        - Ну хорошо, может быть. Но все они должны были случиться до меня!
        - Минуточку, - Вольт остановился, заставив замереть и ее. - Ты хочешь сказать, что твой муж должен был иметь множество связей до встречи с тобой, но после ты его настолько поразишь, что он забудет обо всех остальных женщинах?
        - Конечно!
        - Я хочу знать подробности, Сабина! Что ты такое умеешь?
        Она покраснела мгновенно.
        Озираясь по сторонам, словно воришка, встала ближе к нему, прижавшись плечом к плечу, и горячо зашептала:
        - Прекрати так кричать, Краспер! Мне за тебя стыдно.
        - За меня? Тебе?! - Вольт прижал руку к груди и чистосердечно признался: - Я понял, что женился на девушке, познавшей нечто такое, что теперь не даст мне покоя ни днем ни ночью!
        - Краспер! - Сабина дернула его за рукав. - Прекрати паясничать. Ничего такого я не знаю. Просто… мой муж, он влюбится - и все.
        - Что все?
        - Перестанет смотреть на других.
        - Почему? Ты думаешь, из-за любви он ослепнет и оглохнет?
        - Именно так об этом чувстве и пишут в книгах! - сердито ответила она, сверля Вольта недобрым взглядом.
        - Наверняка речь идет о каких-то признанных медицинских трудах, а не о банальных любовных романчиках. Ты ведь лекарь с дипломом и не стала бы верить в глупости!
        Заметив, с какой яростью Сабина кусает нижнюю губу, Вольт не смог больше сдерживаться и засмеялся, чуть сжав ладошку супруги в своей руке.
        - Хорошо-хорошо, я понял: ты поразишь будущего правильного мужа в самое сердце одним своим появлением в его судьбе.
        - Паяц! - Сабина ткнула его кулаком в грудь и тут же опасливо огляделась. - Ох! На нас все смотрят, Краспер. Нужно идти.
        - Как скажешь.
        Она вцепилась в его локоть, и, опустив взгляд, пошла рядом, больше не стремясь поддерживать беседу. А Вольт вдруг понял, что ему приятно общество жены. Несмотря на все их перепалки, на ее острый язык, несмотря на демонстративную холодность и осуждение любого его решения.
        Вопреки.
        Присутствие Сабины рядом заставляло его улыбаться, отпускать тревожные мысли и особенно ярко чувствовать вкус жизни. Она словно открывала в нем новые грани, о которых Вольт прежде и не подозревал.
        Вот и теперь, после легкой размолвки, он ясным взглядом посмотрел на все вокруг, четко поняв, что местный губернатор, кем бы он ни пытался казаться, - мечтатель и вор. Он создал для себя и ближайшего окружения собственный маленький мир, пытаясь приручить природу огромным количеством магии. Его превосходительство явно вложил во Флиор-Холл все имеющиеся средства. Причем имеющиеся не только у него, но и у всего Белфорта. Но почему молчали недовольные? Или их не было?.. Или они требовали справедливости, но натыкались на стену отчуждения от власти?!
        Столько вопросов! И как же хотелось поскорее узнать ответы.
        Домик-замок отгрохали с размахом. Он занимал огромную площадь, а в высоту достигал трех этажей. Вольт приложил руку козырьком ко лбу и поднял глаза: у западной части здания он увидел леса, по которым перемещались рабочие. Строительство миниатюрного мира для губернатора и всей его свиты продолжалось.
        Солнце ослепило Вольта. Он снова уставился вперед и услышал раздраженный голос жены:
        - А знаешь, Краспер, я передумала. Не воображай, что ты победил! Мне не нужен будет муж с высоким положением в обществе. Достаточно просто очень талантливого человека с важной профессией.
        - Например? - уточнил Вольт.
        - Архитектора! Такого человека, как тот, кто проектировал Флиор-Холл. Мне никогда не нравились колоннады, но здесь они настолько к месту, что захватывает дух! Здание будто парит над землей. И скульптуры на фасаде необычные, и окна такие длинные, узкие - совсем не в моем вкусе. А здесь это не смотрится странным. Напротив, все весьма гармонично.
        - Да, выходит чудесно. И пугающе одновременно.
        - Пугающе? Что ты имеешь в виду? - нахмурилась Сабина.
        - Слишком сложно, торжественно и очень-очень дорого. И это в городе, где единственная бесплатная больница разваливается на части.
        - О, ты все не можешь оставить в покое мистера Бифза!
        - Могу, - пожал плечами Вольт, - но сначала надо понять, почему он принимает больных в той лачуге. Поговорить бы с владельцем всего этого. А ты тем временем можешь поискать для себя архитектора.
        - Ох, Краспер, давай все будут заниматься своим делом. Почему тебе не живется спокойно? - Сабина взмахнула свободной рукой. - Посмотри, как здесь прекрасно. Уличные фонтаны и скульптуры так прелестно сочетаются с архитектурой здания, что даже дух захватывает. Все в одном стиле. И дорожки такие милые! А газоны! Даже в западной резиденции его величества менее красиво. Разве может человек с таким вкусом оказаться негодяем?
        - Я не называл его негодяем, Сабина.
        - Вот и правильно. Сначала нужно познакомиться с человеком, а уж потом делать выводы - мы это обсуждали.
        Она указала на небесно-голубые пышные цветы в клумбе, мимо которой им пришлось пройти.
        - Прелесть какая. Но разве хризалюты должны расти в этой части Белфорта?
        - Без сомнений, нет.
        - Волшебство, - в голосе Сабины послышалось восхищение.
        - Или необоснованное расточительство, - тихо возразил Вольт.
        Сабина строго посмотрела на него, и он добавил:
        - Но мое суждение не исключает твоего, дорогая жена. Любое волшебство в наше время требует огромных вложений. И иногда оно в итоге совсем не окупается.
        * * *
        - Во Флиор-Холле посетители, ваше превосходительство.
        - Кто? - Уильям лениво отложил газету и посмотрел на вошедшего помощника.
        - Новые хозяева Грэми-Холла, - ответил Харт. - Молодожены из Соулдона.
        Лицо помощника, как всегда, выглядело абсолютно безучастным. Уильям же не скрывал недовольства.
        - И чего они хотят так скоро?
        - Он пытается попасть на магпочтамт, чтобы получить несколько посланий на свое имя. Кроме того, питает надежды на встречу с вами.
        - Я ждал их через несколько дней, не раньше. - Уильям неприязненно поджал губы и некоторое время обдумывал, как поступить. - Пусть моя дражайшая супруга познакомится с дочерью сирта и покажет ей нашу галерею. А ты, Харт, приведи ко мне ее мужа. Как там его? Пожалуй, не стоит откладывать разговоры с ним в долгий ящик, очень уж он прыткий малый.
        - Будет исполнено, ваше превосходительство.
        Дверь за Хартом закрылась.
        Уильям нехотя поднялся с кресла и неспешно подошел к зеркалу, чтобы поправить без того идеально сидящий костюм. Из отражения на него смотрел уверенный в себе темноволосый мужчина средних лет. Высокий, худощавый, в меру хорош собой. Идеально прямой нос, острые скулы и слегка выступающий вперед подбородок выдавали не только упрямую натуру, но и хорошее происхождение, а внимательный немигающий взгляд часто заставлял нервничать собеседников Уильяма Флебьи.
        - Слишком много гордыни, - критически заметил он, пристально рассматривая себя в зеркале, после чего тонко улыбнулся и с негодованием покачал головой. - Нет, нужен кто-то более располагающий к себе.
        По кабинету разнесся добродушный смех Уильяма. Под нижними веками появился ряд мелких морщинок, а сами глаза превратились в щелочки.
        - Хорошо, - похвалил себя Уильям. - Пожалуй, такой тактики и стоит придерживаться. Свой парень!
        Недобро оскалившись, он подмигнул отражению, еще раз смахнул с галстука несуществующие пылинки и вернулся к столу. Присев на место, Уильям приложил палец к одному из выдвижных шкафчиков, шепнув хитрое защитное заклинание, и вынул серую невзрачную папку, принесенную ему несколькими часами раньше.
        - Ну-с, посмотрим, из какого вы теста, дорогие гости.
        Уильям как раз дочитывал материалы, обошедшиеся ему в очень круглую сумму, когда в дверь постучали.
        - Войдите, - приказал он, не отрываясь от статьи из недавнего выпуска «Вестника Соулдона», вложенной в папку.
        На пороге возник Харт. Поклонившись, он чинно сообщил о желании некоего мистера Краспера увидеть губернатора.
        - Он по записи? - громко уточнил Уильям.
        - Нет, ваше превосходительство, но настаивает на приеме ввиду неотложных обстоятельств.
        - Неотложных? Вот как? - Тонкая ироничная улыбка на миг исказила лицо губернатора. - Тогда конечно. Пригласите его, Харт. У меня как раз есть пять минут свободного времени.
        - Вас примут, - донеслось из приемной. - Прошу.
        Чуть откинув голову, Уильям наблюдал за появившимся человеком. Взвешивал его на воображаемых весах, решая, кто пожаловал в вотчину Флебьи. Просто неудобный мальчишка? Опасный тип? Или все же тот, с кем можно договориться? Приходилось подмечать малейшие детали в одежде, в движениях, в мимике и в том, как мистер Краспер реагировал на губернатора.
        - Мое почтение, - он улыбнулся одними губами, продолжая напряженно рассматривать Уильяма, медленно поднявшегося и вышедшего ему навстречу. - Позвольте представиться, меня зовут Вольт Краспер. Я прибыл в Белфорт вместе с супругой, и мы намерены…
        - Давайте оставим намерения на потом, - отмахнулся Флебьи, выдав заранее отрепетированный смех. - Не будем торопить события. Харт, вы можете быть свободны.
        Послушной тенью помощник выскользнул за дверь.
        - Так лучше, правда? - Уильям улыбнулся.
        Вольт не ответил взаимностью, и играть в радушие перехотелось.
        - Что ж, вы, как вижу, человек дела: не успели приехать в мой город, как тут же решили познакомиться со мной. Это похвально.
        - Благодарю, - Вольт усмехнулся. - Но дело не только в знакомстве, господин?..
        - Уильям Флебьи. К вашим услугам, мистер Краспер.
        - Большая честь для меня.
        Краспер, одетый в дешевый костюм и стоящий на дорогом паркете в грязной обуви, даже не старался скрыть сарказм. И оттого окончательно разонравился Уильяму.
        Его превосходительство ожидал увидеть туз в рукаве сиртов. Личность, имеющую двойное, а то и тройное дно; умелого игрока, а не простую пешку, брошенную кем-то на растерзание.
        Ему стало грустно и обидно за потраченное время.
        - Так что вы хотели? - спросил Уильям, теряя интерес к гостю.
        - Я был направлен в эти места для ведения преподавательской деятельности, - ответил Вольт. - Однако школа в пригороде Белфорта превратилась в руины.
        - Преподавать?! Вы? - Уильям не стал скрывать сарказма.
        - Именно так.
        - И… что за важный предмет, позвольте узнать?
        - Историю, ваше превосходительство. В бесплатной школе для бедных. Но она…
        - Руины, да, - перебил Уильям. - Прискорбно. Так уж вышло, что туда некому было ходить, и школа пришла в негодность.
        - Хотите сказать, в пригороде Белфорта нет детей? - наигранно поразился Вольт.
        - Тех, кто нуждается в обучении истории, нет, - равнодушно пожал плечами Уильям. - Детишки помогают родителям дома и на работе. Это их хлеб. Понимаете ли, мистер Краспер, у бедного класса мышление развито немного иначе, нежели у более состоятельных личностей. Не стоит на них сердиться: они считают, что часы в школе - пустая трата времени, а вот лишняя пара рук никогда не помешает. А что ваша жена? Тоже преподает?
        - Она лекарь и прибыла для прохождения практики. Но, похоже, в Белфорте бедные люди и лечение считают пустой тратой времени, - Краспер зло ухмыльнулся. - Вы знаете, в каком состоянии находится больница? Или люди здесь не калечатся? Не простужаются?
        - Я здесь знаю все. И всех, - проговорил Уильям тихо, но веско. - Поэтому ни о чем не волнуйтесь. Что же касается людей в Белфорте - они действительно крепче и здоровее столичных. Труд помогает им превозмочь любые мнимые болячки. Кстати, о труде… Если вам нужна работа, просто оставьте заявку.
        - У меня есть работа, - покачал головой Вольт, - и я намерен ее выполнять. Меня направили сюда обучать детей, а мою жену - лечить их. Этим мы и займемся, ваше превосходительство. А после непременно отчитаемся в Соулдон. Отцу моей жены - сирту его величества - будет очень интересно узнать, как мы устроились в этом… чудо-городке.
        Уильям едва удержался, чтобы не расхохотаться.
        «Нет, этого сопляка точно не могли прислать, чтобы доносить на меня. Только не такого прямолинейного самодура», - подумал он, подняв со стола серую папку и раскрыв ту на середине.
        - Значит, хотите преподавать, мистер Филз? - спросил Уильям задумчиво, следя за реакцией Вольта.
        Тот улыбаться перестал, но больше ничем себя не выдал.
        - Мое имя - Вольт Краспер, - напомнил он невозмутимо. - Не Филз.
        - Да? Странно, - покачал головой Уильям. - Я, знаете ли, увлекающийся человек, мистер Краспер. Как уже говорил, знаю все и всех в Белфорте. И не только здесь. Такое у меня хобби - коллекционировать знания о своем окружении. И вот я попросил принести ваше дело, а принесли информацию по некоему Юану Филзу. Двадцать семь лет, пять из которых он активно подрабатывает репортерскими расследованиями, прикрываясь чужим именем. Насколько понимаю, молодые девушки весьма симпатизируют столь романтичному образу. Только представьте: днем он учитель, а в ночи - вершитель справедливости! Или просто сплетник? Тут у всех разное мнение. Знаю одно - многие люди не слишком жалуют этого Юана Филза, и есть даже парочка весьма неприятных типов, которым пришлось покинуть Соулдон из-за его статей. Они бы дорого заплатили за настоящее имя парня. Не понимаю только, как могли мои люди вас с ним перепутать?
        Краспер молча пожал плечами.
        - И вы не знаете? О! Есть идея, - Уильям швырнул папку на стол и хлопнул в ладоши, с удовольствием отмечая, как Вольт нервно моргнул. - Я думаю, вас перепутали именно из-за профессий! И вы, и эта темная личность преподавали историю в Соулдоне, вот и произошла ошибка. Может такое быть?
        - Безусловно, - подтвердил Вольт, хмуро глядя на губернатора.
        - Хорошо, что мы быстро с этим разобрались. - Уильям благосклонно улыбнулся. - А что касается ваших отчетов для отца жены… Вы ведь понимаете, сколько дел у сиртов? Не нужно их отвлекать пустяками. Ну не нашлось у нас бедных детей, желающих учиться, так что же? Принуждать их насильно? Зато есть место в нашей газете. Хорошее место, смею вас заверить, и с неплохим жалованьем. Вы могли бы попробовать себя на новом поприще.
        - В газете?
        - Вместо школы, - кивнул Уильям. - А жене лучше просто отдыхать. Неужели мистер Бифз не зачтет девушке практику? Он хоть и выглядит вредным стариком, но на самом деле душа-человек.
        - Понимаю, - Вольт потер подбородок, глядя на Уильяма в упор. - Мне нужно подумать над вашим предложением.
        - Оно будет актуально неделю.
        - Что же касается моей жены, она настроена решительно. Мечтает помогать людям. Не думаю, что отдых придется ей по вкусу.
        - Тогда пусть работает с мистером Бифзом, мы не станем препятствовать, - согласился Уильям. - А когда наскучит - пусть смело бросает рутину и возвращается к истинно женским делам. Насколько могу предполагать, сирту Хьюзу нужен наследник. А лучше два или три.
        - Все правильно предполагаете, - Краспер наконец улыбнулся, - если жена надумает бросить карьеру по своей воле, никто возражать не будет.
        Он первым шагнул навстречу губернатору, протянул ему ладонь для пожатия. Уильям ответил взаимностью и заметил быстрый взгляд гостя на серую папку.
        - Тогда всего вам доброго, мистер Краспер. О, чуть не забыл! Мне сказали, вы хотели получить магограммы на свое имя? Передайте, я дал разрешение, но впредь знайте, что нужно писать письменную заявку за день до отправки послания или его получения. У нас тут есть правила, к которым нужно привыкнуть, но как только мы станем друзьями, я смогу отменить для вас ряд условностей.
        - До свидания, ваше превосходительство, - сквозь зубы ответил Вольт и покинул кабинет.
        Глядя ему вслед, Уильям все сильнее сомневался в том, что их дружба может состояться.
        А врагам в его городе места нет.
        * * *
        Вольт шел, чеканя шаг с такой силой, будто вбивал гвозди по пути.
        Его трясло от злости. Впервые в жизни он встретил человека, столь откровенно показывающего, насколько у него все схвачено и куплено. Он знал даже о Юане Филзе! Где губернатор Белфорта мог так быстро достать закрытую информацию?
        Вольт повидал разных личностей: многие ему угрожали, некоторые сразу нападали, но мало кто из них был обременен властью. Люди, сидящие на «службе народу», обычно более благоразумны и скрытны. Его превосходительство Уильям Флебьи переплюнул всех своей наглостью.
        В какой-то момент, стоя в кабинете губернатора, Вольт даже испытал самый настоящий страх. И тем интереснее теперь виделась ему игра против этого нечистого на руку мерзавца.
        В голове медленно зарождался план. Артефакты для изменения внешнего вида он прихватил не зря, как и другие полезные магические штуковины, часть из которых еще ни разу не использовал. От предвкушения нового расследования у него чесались руки и сбивалось дыхание.
        Свернув за угол, Вольт быстро спустился по крутой лестнице и вышел в длинный широкий коридор-галерею, где и прогуливались две дамы. Там он их оставил, когда отправился на прием к его превосходительству.
        В обществе жены губернатора, Марты Флебьи, Сабина выглядела цветущей и весьма довольной жизнью. Вольт даже поморщился, услышав, как заливисто смеется его супруга - бедняжка совсем не представляла, в какое паучье логово они попали. Впрочем, он не собирался ее просвещать - пусть помогает больным и страждущим! Опасную затею копаться в сомнительных делишках местной власти он приберег для себя.
        - Ах, дорогой! - Сабина заметила мужа и помахала ему рукой. - Ты вернулся!
        Вольт улыбнулся. Приблизившись, он с удивлением почувствовал, с какой силой вцепилась в него жена.
        - Я скучала, - добавила она, преданно заглянув ему в глаза. - Ты закончил с делами? Мы можем отправляться домой?
        - Встреча с его превосходительством состоялась, - ответил Вольт, стараясь ничем не выдать замешательства, - осталось посетить магический почтамт, и можем возвращаться.
        - В таком случае я оставлю вас, - проворковала миссис Флебьи, подзывая стоящего неподалеку лакея. - Жоржи проводит вас на почтамт. Этот дом так велик, что с непривычки можно заблудиться.
        - Вы очень любезны.
        - Выполняю долг хозяйки всего этого великолепия, - с напускной усталостью протянула она и широко улыбнулась. - Что ж, всего доброго. И помните о приглашении на бал-маскарад в конце недели. Оно остается в силе.
        - Спасибо, - Сабина изобразила на лице подобие признательности, но больше было похоже, что у нее разыгралась мигрень, - так чудесно будет познакомиться со всеми…
        Еще какое-то время они раскланивались и прощались, а Вольт наблюдал за поведением жены. Она по-прежнему совсем не умела притворяться, а потому плохо скрывала странную нервозность.
        На магпочтамте, куда их проводил навязанный женой губернатора Жоржи, Вольта обслужили по первому классу, отдав послания на его имя сразу после волшебных слов: «Его превосходительство приказал…»
        Лишь на улице, без сопровождения лакея, Сабина облегченно вздохнула и выдала в несвойственной ей манере:
        - Очень странные дела здесь происходят. Я должна передать сообщение отцу, Краспер. Он обязан вмешаться.
        - Что именно тебе показалось странным? - уточнил Вольт. - И о чем ты хочешь написать отцу? Насколько помню, при входе в имение тебя все устраивало.
        - А теперь я изменила мнение. То, как нас встретили, как не оставляли наедине, как наблюдали… И эта миссис Флебьи! Она устроила мне настоящий допрос, по два раза спрашивая одно и то же. Кто я, почему вышла замуж так поспешно, как с тобой познакомилась, отчего уехала из столицы, чем планирую заниматься?.. К нам несколько раз пытались подойти другие дамы, но она останавливала их одним взглядом. Будто предостерегала. Понимаешь?
        - Значит, теперь ты веришь в мое внутреннее чутье? - довольно спросил Вольт.
        - Что? - она фыркнула. - Конечно нет! Но я верю в свое!
        Он лишь рассмеялся.
        - Тогда быстрее пиши отцу: «На меня странно смотрели и много о чем спрашивали. А еще здесь мало помогают бедным. Срочно разберись!» Думаю, он оценит.
        Сабина стрельнула в него злым взглядом и некоторое время молча шла рядом.
        - А что твоя встреча с губернатором? - наконец спросила она. - Чего он хотел?
        - Поговорить, - туманно отозвался Вольт. Как много можно рассказать супруге? По всему выходило, что вмешивать ее в политику и интриги не стоило - уж слишком она нежное и доверчивое создание.
        С другой стороны, замалчивать некоторые вещи он просто не мог.
        - О чем поговорить? - не унималась Сабина. - Зачем мы здесь? Он это хотел знать?
        - Сабина, как ты относишься к репортерам? - ответил он вопросом на вопрос.
        В голове мелькнула крамольная мысль рассказать ей все. О Юане Филзе, от имени которого приходилось писать в столице; о статье, приведшей к скоропалительному браку. Возможно, она смогла бы понять и даже прояснить многое?
        - Репортеры? Все они негодяи! Продажные сволочи. Сплетники и интриганы! А что?
        «Не смогла бы», - понял Вольт.
        - Думал устроиться в местную газету по протежированию губернатора, - усмехнулся он, окончательно осознав, что пропасть из множества тайн между ними так и будет расти.
        - Что ж, тебе, несомненно, подойдет такая профессия, Краспер!
        - Спасибо, дорогая. С учетом всех предыдущих красочных ее описаний, я прямо польщен.
        - Мне казалось, ты считал губернатора вором, когда мы приехали сюда, - напомнила Сабина. Ее глаза сверкали от ярости. - А теперь собираешься идти у него на поводу?
        - Ты советовала не быть предвзятым. Да что там, ты требовала. И вот я отпустил ситуацию.
        - Тебя купили! - ахнула Сабина.
        - Еще нет, - покачал головой Вольт. - Сумма гонораров не была озвучена, так что о покупке пока говорить рано. Но я и правда намерен выбить хорошую оплату, приняв предложение нашего благодетеля.
        - Это мерзко, - Сабина остановилась, ее лицо зарумянилось от негодования. - Он не наш благодетель. Ты же видел больницу, Вольт. Неужели в тебе нет ни капли благородства? Потому тебя и пригласили в газету - писать сплетни и строить козни вместе с остальными ворами.
        Вольт задержал дыхание, чтобы победить растущее внутри бешенство. Передернув плечами, он заговорил тихо, но вкрадчиво, неотрывно глядя в огромные зеленые глаза:
        - Мне казалось, как раз тебя все устроило, дорогая. Помнишь свои слова? Суди о людях после знакомства, или как-то так. Но ты ведь даже не представлена его превосходительству. А он меж тем очень приятный мужчина - по твоим меркам. Само благородство и элегантность. Талантливый и при хорошей профессии. Жаль только, женат, а иначе подходил бы под все твои требования к будущему мужу. Вполне возможно, он сам проектировал это имение, представляешь? Твоя мечта во плоти, Сабина.
        Она хотела что-то сказать, даже дернулась вперед, выставила указательный палец и ткнула им Вольту в грудь. Но промолчала.
        Прошло всего несколько секунд, однако они показались ему безумно долгими.
        - Ты прав, Краспер, - выдала наконец Сабина, когда он уже настроился на прилюдный скандал. - Мое дело - практика в больнице, а все остальное - глупости. Забудем этот разговор.
        Скупая улыбка мелькнула на ее лице, после чего она снова ухватилась за локоть Вольта и направилась к автомобилю.
        И так она это все сказала, что сразу стало понятно: будет копать! Под губернатора, под его жену и под самого Вольта. А потом настрочит папочке отчет и лично отнесет через портал, если понадобится.
        Новая трудность, которую предстоит решить!
        Всю дорогу домой Вольт вяло переговаривался с водителем о незначительных мелочах. Сабина же делала вид, что задремала, но выдавала себя частым ерзаньем на сиденье, тихими печальными вздохами и дрожащими ресницами. Вольт притворялся, что верит в ее сон, потому как общаться не хотелось: как бы ни старался он найти с женой общий язык, все заканчивалось ссорой.
        Единственное, о чем мечтал Вольт, - добраться до Грэми-Холла и отправиться на прогулку. Подальше ото всех, наедине с ветром. Ему нужно было решить, как быть дальше. Но стоило авто припарковаться, как все мечты превратились в тлен…
        - Заносите аккуратнее! Это вам не картошка в мешках! - донесся до него зычный женский голос.
        - О, кажется, у вас гости! - озвучил очевидное Рикон, выходя из машины.
        - Кто эта женщина? - Сабина, забыв о притворстве, мигом проснулась и прижалась к Вольту, с любопытством разглядывая приехавшую. - Она с чемоданами… Думаешь, это проверка?
        - Еще какая, - хрипло ответил он.
        - Но разве такое законно? Мы ведь можем выселить ее из Грэми-Холла.
        - Ну, попробуй, - прошептал Вольт, грустно вздохнув. - Но мама это вряд ли потерпит.
        ГЛАВА 12
        - Как мама?! Я не помню ее на нашей свадьбе.
        - Потому что я ее не звал, - ответил Вольт сухо. - Не хотел вмешивать родного человека в этот фарс. Все-таки у нас развод через пару месяцев…
        - Будет скандал? - испуганно шепнула Сабина.
        - Сейчас узнаем.
        Вольт вышел из машины, придержав дверцу для жены, а после картинно раскинул руки и направился к матери.
        - Какой сюрприз! - проговорил он громко, с широкой улыбкой на пол-лица.
        «Ну и притворщик!» - поразилась Сабина, которой никогда не удавалось скрыть истинные эмоции за ложными.
        Несколько безумно долгих секунд миссис Краспер медлила. Смотрела на сына пристально, в упор, и никак не реагировала. Но потом все же засмеялась и нырнула в его объятия.
        Полная и невысокая, с открытым честным лицом, она выглядела совсем простушкой. На первый взгляд.
        - Дорогой мой мальчик! Я не смогла остаться в стороне! - Миссис Краспер оторвалась от него и строго добавила: - И пусть я не присутствовала на свадьбе по причине болезни, зато теперь здорова и полна желания быть полезной!
        - Не бережешь ты себя, мама, - Вольт все так же улыбался, но теперь казалось, что у него свело лицо от усердия. - Стоило бы еще неделю провести в постели, а не отправляться так далеко.
        - Ты так заботлив, сынок.
        Миссис Краспер чуть прищурилась и растянула губы в тонкой улыбке. Подняв руку, она медленно поднесла ее к лицу Вольта, заправила волосы ему за ухо. И не сводила с него взгляда, от которого у Сабины мурашки побежали по телу.
        Нет, эта дама точно не так проста, как могло показаться.
        - Так беспокоишься обо мне, - продолжила миссис Краспер, поправляя галстук на сыне. Ну как «поправляя»? Она нежно затягивала петлю на его шее. - Сразу видно, не зря я столько ночей не спала.
        - О, мама, теперь ты припомнишь мне детский возраст, - Вольт засмеялся и аккуратно взял ее за руки. - Я давно вырос.
        - Кто говорит о детстве, дорогой? - удивилась она. - Я имею в виду всю последнюю неделю.
        Вольт прокашлялся.
        - Будь здоров, милый! - Она похлопала сына по спине, оказавшись отнюдь не слабой женщиной: Вольт от такой помощи едва не выплюнул легкие.
        - Что ж, - он отступил, - теперь ты здесь. Преодолела свои головные боли и нелюбовь к путешествиям и примчалась. Помогать.
        - Конечно. К чему мне быть там одной, когда моя невестка - лекарь, а ее родители щедро предложили оплатить портальный переход? - поразила их обоих миссис Краспер. - Ты ведь рада мне, милая?
        Мать и сын уставились на Сабину. Слуги, уносившие багаж свекрови в дом, стали двигаться настолько медленно, будто их ноги вязли в болоте. Кажется, они ловили каждое слово действа.
        - Я очень вам рада, - сказала Сабина, недовольно покосившись на Вольта. - Добро пожаловать, миссис Краспер.
        - Зови меня «мама», деточка, - проворковала миссис Краспер, приближаясь к невестке. - Спасибо тебе за радушие, Сабина. Мне было так одиноко в пустом доме, без сына.
        - Понимаю, - кивнула Сабина, решительно ничего не понимая. - Здесь вам будет куда лучше. И скучать не придется.
        - Надеюсь!
        Свекровь обняла ее. И надо сказать, Сабина не почувствовала в этом ее поступке фальши. Но эти Красперы так хорошо притворялись, что полагаться на одно лишь чутье не стоило.
        Ей так и не удалось поговорить с Вольтом о случившемся: он вызвался проводить маму до ее комнаты, а после ушел на прогулку в поле. Попросту говоря, сбежал!
        Сабина видела его в окно и ругала изо всех сил, а после еще и магическую затрещину послала.
        Вольт резко склонил голову, прижал к затылку ладонь, едва не упав от неожиданности. Быстро обернулся, но заметил лишь шевелящиеся занавески - Сабина гордо удалилась.
        Когда же пришла Лина, чтобы помочь переодеться к столу, настроение ее окончательно упало.
        - Мистер Краспер уже ожидает внизу, - сообщила горничная радостно. - Он сказал, что не станет переодеваться, и послал за вами.
        - А его матушка уже там?
        - Нет. К ней отправили Риту, чтобы помогла с багажом и вообще. Вы не против? Мой дядя распорядился.
        - Дядя? - Сабина удивленно посмотрела в зеркало, на отражение горничной, как раз поправляющей ей прическу.
        - Дворецкий. Мистер Эйсби.
        На щеках Лины появился легкий румянец.
        - Простите, мисс, я недавно работаю в этом доме и все время забываю, что нужно называть его иначе.
        - Так ты племянница мистера Эйсби? - Сабина все-таки повернулась к девушке. - Я и не знала, что у него есть родные. Всегда казалось, он одинок. Разве что жена…
        - Да-да, именно жена, - подхватила Лина. - Моя мама была ее троюродной сестрой. Но родители погибли несколько лет назад, и тетя забрала меня сюда. Теперь я живу у них.
        - Вот как, - Сабина слегка поджала губы и нахмурилась, понимая очевидное - эта девушка не могла быть шпионкой. Ее в дом привела судьба, а не желание написать разоблачающую статью в газету.
        - Меня взяли сюда не из-за родства, мисс, - внезапно залепетала Лина. Упав на колени перед Сабиной, она молитвенно сложила руки. - Клянусь вам. Дядя - очень честный человек, он взял меня за трудолюбие и некоторые умения. Я хорошо убираю, ухаживаю за вещами и делаю прически, мисс. Мама учила меня всему! И…
        - Поднимись немедленно! - прервала Сабина, ухватив ее за локти и потянув вверх. Сама она также вскочила и строго потребовала: - Никогда больше так не делай, у меня чувство, будто я монстр какой-то. Мне нравится, как ты справляешься, Лина, я просто не думала, что ты местная. Это меня удивило, вот и все.
        - Моя прабабушка была местной, мисс, - улыбаясь, ответила Лина. - Но позже она вышла замуж и жила севернее Белфорта, в Нью-Пассе. Так мы и жили там, пока родители не погибли. И единственные родственники, согласившиеся меня пригреть после их смерти, оказались отсюда. Тетя Роза и дядя Уоррен.
        - Ясно. Что ж, я рада, что теперь ты здесь. Помоги надеть другие серьги…
        Перед самым выходом Сабина поднялась со стула и критически осмотрела себя в зеркале. Она вдруг поняла, что побаивалась этой новой странной жизни, в которой рядом не было отца и матери, зато появился муж. И даже свекровь.
        Вольт встретил Сабину в малой гостиной. В брюках и рубашке, с закатанными по локоть рукавами, он сидел в кресле у окна и смотрел куда-то вдаль.
        - Вот и ты. - Заметив ее, Вольт стремительно поднялся и, подойдя, зачем-то взял за руки. - Выглядишь прелестно.
        Он мельком посмотрел в дверной проем и снова на жену.
        - Спасибо, - настороженно ответила Сабина. Она хотела спросить его, что значит это странное поведение, когда супруг совершил и вовсе неприемлемое: поцеловал ее.
        Их губы встретились легко и нежно, а рука Вольта в это время по-хозяйски легла на ее талию, притянув ближе.
        Сабина так растерялась, что не сразу вспомнила о необходимости протеста. Хуже того! Она подалась вперед, положив руку на плечо супруга, но не для того, чтобы оттолкнуть, а для опоры. Ее ноги ослабели, а сердце сбилось с привычного ритма, забыв, что должно стучать тихо и размеренно. Теперь оно неслось вперед, словно сумасшедшее, разгоняя горячую кровь по телу Сабины.
        Ей стало жарко, а внутри пробудился трепет.
        - Ах, вы здесь, дорогие! - откуда-то издалека, будто сквозь вату, услышала Сабина. Тогда же Вольт нехотя оторвался от нее, внимательно посмотрел в пунцовое от смущения лицо. Кажется, он хотел что-то сказать: его губы шевельнулись, но с них не слетело ни звука. - Мне пришлось немного задержаться, простите.
        Миссис Молли Краспер неторопливо вошла в малую гостиную, придерживая длинную юбку и улыбаясь молодоженам.
        Сабина все еще цеплялась за мужа, теперь понимая, для чего он поцеловал ее - заметил мать в дверном проеме. Вольт, как никто, умел скрывать истинные чувства. А она не умела. Вот и теперь Сабина все еще не чувствовала в себе сил отпустить его; ей требовалось время, чтобы прийти в себя и осознать - ничего особенного не случилось.
        Сам Вольт выглядел спокойным и уверенным в себе, продолжая обнимать Сабину и изображать перед матерью пылко влюбленного мужа. Ради правдоподобия он даже поглаживал ее поясницу, не осознавая, какой поток самых противоречивых чувств вызывал у молодой супруги.
        Она была зла на него! Обижена! А еще смущена и напугана тем, что испытала во время поцелуя. И потому пребывала в сильнейшем смятении.
        Все в его поступке было правильно: он изображал любовь при слугах и матери, умело притворяясь за них двоих. Но отчего-то Сабина готова была налететь на мужа с кулаками прямо здесь и сейчас.
        Глупость какая…
        - Моя горничная сказала, у вас здесь просто превосходно готовят, - снова вмешалась в мысли невестки миссис Краспер, - так что я вся в нетерпении. Сабина, милая, ты хорошо себя чувствуешь?
        - Да, да. - Она поспешно опустила руку, так и лежавшую на плече мужа, и сердито посмотрела на него, потому что он - словно издеваясь! - не сразу разжал объятия. - Простите за… за это. Мы…
        - Мы недавно поженились, - пришел ей на помощь Вольт, стоящий теперь позади. - Как я тебе уже говорил, мама, это не просто сиюминутная страсть, а самая настоящая любовь. Никак не можем насладиться друг другом, потому и хотели уединиться здесь.
        - Я все понимаю, - отмахнулась миссис Краспер, подхватив Сабину под локоть и направляясь к выходу из гостиной, - сама когда-то была молода. И я так рада за вас! Но любовь любовью, а есть нужно по расписанию. Посмотри, какая у тебя худенькая жена. Одними поцелуями сыт не будешь! Где тут у вас столовая?
        Это был очень странный обед.
        Вольт бросал на Сабину пронзительные испытующие взгляды, был задумчив и напряжен. Сама она старалась делать вид, что все прекрасно, однако смотреть на мужа оказалась не в силах - в ее воображении вновь всплывал поцелуй, после чего Сабина теряла над собой контроль: то злилась, то кусала губы, то краснела…
        Сабина не хотела есть, но свекровь умудрилась уговорить ее попробовать буквально все, приготовленное миссис Моес, чтобы они могли сравнить вкусовые предпочтения. А еще миссис Краспер бесконечно восхищалась внешностью невестки, ее манерами и воспитанием. Кроме того, она делилась воспоминаниями о детстве сына и предвкушала, какие чудесные детишки у них появятся.
        - Он был такой сорванец, - миссис Краспер закатила глаза к потолку и мечтательно улыбнулась, жестикулируя при этом вилкой, - шустрый, веселый. Ему нужно было знать все! Только и успевай отлавливать, представляешь, дорогая? Я так хотела еще детей, но у нас с покойным мистером Краспером ничего не получилось. Ты ведь тоже единственная дочь у своих родителей, Сабина?
        - Да.
        - А почему так вышло?
        - Меня больше волнует другое, мама, - вмешался Вольт, наконец отвлекшись от еды. - Ты говорила, что именно чета Хьюзов великодушно оплатила для тебя портал. Как это вышло? Вот что в самом деле интересно.
        Она беззаботно рассмеялась, не торопясь с ответом. Попросила мистера Эйсби, прислуживающего за столом, подать ей еще немного салата и только тогда пояснила:
        - Ах, милый, они просто вошли в мое положение. Больше того - Абигейл просила передать вам еще один свадебный подарок, но я на радостях от встречи совсем забыла о нем.
        - Они уже достаточно нам подарили, - недовольно проговорил Вольт.
        Сабина бросила на него любопытный взгляд, но сразу отвернулась, не желая, чтобы он заметил ее интерес.
        - Ах, сын, что еще остается родителям, кроме как баловать любимых детей? - продолжала как ни в чем ни бывало щебетать миссис Краспер. - Абигейл открыла счет на ваше имя здесь, чтобы вы могли обставить дом по своему усмотрению. Велела все здесь менять, как вам заблагорассудится, дорогие. Разве вам не хочется обустроить это гнездышко по своему вкусу? А мистер Хьюз даже порекомендовал потрясающего мастера, сведущего в этом деле. Он живет где-то здесь, в Белфорте, но является затворником и в последнее время мало показывается людям.
        - Затворник? - нахмурился Вольт. - Чудесный, видимо, человек.
        - Да, - миссис Краспер рассмеялась, - в этом что-то есть, согласна. Мистер Хьюз передал ему магическое послание с личной просьбой прийти к вам на помощь при реконструкции дома, потому он точно не откажет. Как же его… кажется, Виго Заерс. Он еще не появлялся у вас?
        - Нет.
        - Значит, скоро появится. Не понравятся его идеи - просто откажетесь. Хотя, как по мне, в этой столовой стоит кое-что обновить…
        С трудом дождавшись окончания обеда, Сабина приняла предложение свекрови прогуляться вместе перед ужином и, выслушав ее жалобы на быструю утомляемость, проводила до спальни и пожелала хорошо отдохнуть. Вольт, шедший за ними, также пожелал матери хороших снов, после чего взял Сабину за руку и повел в их комнату.
        - Ты и сама выглядишь уставшей, дорогая.
        Сабина хотела освободить руку из его хватки, но заметила Лину, поднимающуюся по лестнице. Горничная поклонилась и спросила, нуждается ли мисс в ее услугах.
        - Нет, благодарю, - ответила Сабина.
        - Мы хотим побыть наедине, - вставил Вольт, притянул ее к себе и снова поцеловал - уже второй раз за этот бесконечный день! Скользнул губами по ее губам, от их середины к уголку. Затем легко коснулся щеки и посмотрел с таким обожанием, что горничная покраснела и предпочла сбежать, опустив голову.
        Сабина заметила романтическую улыбку на ее губах, в то время как у нее самой от гнева даже руки затряслись.
        - Прошу, - Вольт пропустил жену вперед, после чего вошел сам. - Тебя что-то терзает, дорогая жена?
        - Ты поцеловал меня! - выпалила она, едва дверь за ними закрылась. - Прямо в губы! Дважды!
        - Поразительная наблюдательность! - Вольт нагло улыбнулся. - Но я слышу возмущение в твоем голосе, дорогая. Хочешь, в следующий раз поцелую в другое место? Я открыт для предложений.
        - Хочу! Поцелуй меня в зад, Краспер! - Она буквально полыхала от гнева.
        - На глазах у моей мамы и слуг?! Я, конечно, подозревал, что в тихом омуте всякое водится, но не ожидал, что ты настолько затейница.
        - Не смей больше этого делать! - Сабина хотела подойти к нему и для большей весомости слов ткнуть пальцем в грудь, но он сам настолько стремительно преодолел расстояние между ними, что ей пришлось отшатнуться.
        - Давай присядем и поговорим как взрослые люди? - предложил Вольт, стоя так близко, что ей пришлось поднять голову. Ведь пока она смотрела перед собой, то упиралась взглядом прямо в его наглые губы!
        - Хорошо. - Сабина сделала несколько шагов назад, нащупала ногой кресло и села, вжавшись в его спинку. - Этого я и хочу.
        - Значит, ты противница поцелуев? - Он прислонился бедром к столешнице. - И все во мне тебя раздражает, так?
        - Не все.
        - Что-то все-таки устраивает?
        Она пожала плечами. Не говорить же ему, что ее раздражает как раз то, что устраивать стало слишком многое?
        Вот он стоит перед ней, весь такой высокий, с хорошей фигурой, с сильными горячими руками… в одних брюках и рубашке с закатанными по локоть рукавами, хотя так не принято в обществе, где Сабина выросла. И ее это более чем устраивает. Ей даже нравится смотреть на его смуглые запястья и невольно вспоминать, с какой легкостью Вольт нес ее, как крепко удерживал в своих объятиях.
        Она порывисто вздохнула и, отведя глаза, уставилась на кровать. Где им предстоит спать вдвоем. Долго. Безумно долго.
        Сложив руки на груди, Вольт ждал ответа, но не выдержал и продолжил говорить сам:
        - Ты жаждешь свободы, Сабина, это я помню. Сам согласился на все условия. Но, слушая твоего отца, я полагал, будто вся эта наша афера с браком не принесет проблем. Помнишь, как сладко пели твои родители? Теперь я думаю, что все далеко не так просто, как казалось.
        - Почему? - Сабина снова посмотрела на него. - Из-за приезда твоей мамы?
        - Нет, здесь как раз все ясно. Вполне в ее стиле рвануть за единственным сыном к орку на хвост, лишь бы убедиться, что я в порядке. Твоим родителям проще было оплатить ей переход, чем выдержать испытание под названием «Молли Краспер».
        - Она любит тебя, - Сабина улыбнулась и тут же нахмурилась. - Ты настоящий негодяй, Вольт. Как ты мог не сказать ей про свадьбу? Пусть даже такую… Она ведь не знает, что наши отношения - выдумка для газетчиков.
        - Только не нужно нотаций, - он отвернулся. - Я оставил ей письмо, в котором сообщил о скоропалительной свадьбе и невероятно выгодном предложении работы, из-за чего вынужден срочно уехать. Обещал непременно пригласить ее к нам, как только устроимся на месте.
        - Ты отвратительный сын.
        - Мама сказала то же самое, - кивнул Вольт. - Видимо, у всех женщин мысли развиваются примерно в одном направлении. Это занимательно. Но знаешь, какой вывод я сделал?
        - Понял, что не заслуживаешь прощения, но будешь стараться его вымолить?
        Он вскинул брови, помолчал и весело улыбнулся.
        - Почти. Я понял, что останусь для нее малюткой Вольтом до самой старости, и это ужасно. Давно нужно было съехать от нее, но раньше я не осознавал эту материнскую опеку настолько четко. Потому, как только мы разведемся, найду себе подходящую милую девушку и сделаю для мамы внука. А лучше сразу нескольких внуков.
        - Для мамы? Отличное решение.
        - Спасибо, дорогая.
        - Ох, Краспер! - Сабина закрыла ладонью глаза. - Я еще не видела более эгоистичного негодяя. Слава богу, не мне с тобой мучиться до конца дней.
        - Да-да.
        Вольт подошел ближе, присел рядом, и Сабина быстро убрала руку, чтобы с подозрением посмотреть на него.
        - Но до того, как мы радостно разойдемся кто куда, нужно понять, как быть дальше. Повторюсь, не все так просто, как рисовал мистер Хьюз. Ты помнишь те магические послания, что я получил из столицы?
        - Да.
        - Так вот, там очень неспокойно. Простыши готовы к новой волне недовольства, и его величество требует кардинально жестких мер для тех, кто провоцирует нарушение порядка. По городу прокатилась волна арестов, там творятся очень странные дела, Сабина. И меньше всего сейчас нам нужно светиться с истинной историей нашего знакомства. Прошу, сделай вид, что тебя ничто не волнует, кроме бурного романа между нами.
        - Я и без того стараюсь, - вспыхнула Сабина, - но целовать тебя у всех на виду больше не стану. Хватит с меня этой примитивной страсти!
        - Примитивной, значит? - он пожевал нижнюю губу, будто что-то обдумывая. - Что ж, тогда ты развязываешь мне руки. Придется воспользоваться другим планом.
        - Каким это другим? - нахмурилась Сабина.
        - Я буду козлом в наших отношениях, - спокойно пояснил Вольт. - Как ты считаешь, что говорят люди о нашем браке? Не романтично настроенные барышни, а нормальные люди.
        - Нормальным людям нет дела до сплетен, - отчеканила Сабина. Настроение ее стремительно портилось - в словах мужа она чувствовала огромный подвох.
        - Всем есть дело до сплетен, дорогая. Тебе, мне, слугам, королю. Ему - больше всех: от сплетен и донесений иногда зависит его жизнь.
        Вольт резко поднялся, больше не глядя на нее. Он отошел к окну, выглянул наружу; прищурившись, посмотрел в небо и задумчиво продолжил:
        - Так вот, что касается нас. Я - бедный простыш без знатного происхождения, без связей, без стремлений. Учитель истории, проживающий с мамой. И ты…
        Он посмотрел на Сабину, прошелся по ней взглядом, будто прицениваясь, и холодно перечислил:
        - Красивая, высокородная, богатая, с отличным приданым. Твой отец наверняка выбьет хорошее место зятю, голодными нас не оставит.
        Вольт улыбнулся, но глаза его оставались серьезными. Он смотрел пристально, без тени восхищения или страсти.
        Сабина не удержалась и обняла себя за плечи, чувствуя озноб.
        - Так почему такой, как я, решил жениться на такой, как ты? - спросил Вольт.
        - Потому что влюбился, - шепотом ответила она.
        Откинув голову, он расхохотался. Громко и фальшиво.
        - Хорошо! - Она вскочила с кресла и яростно двинулась на мужа, не понимая, на кого больше злится - на него или на себя? - И что ты предлагаешь?!
        - Я покажу всем, дорогая, какой на самом деле гад. Тебя я получил, наследство тоже… - Он осмотрел комнату, снова бросил взгляд за окно. - Пришла пора устать от глупых нежностей.
        - Мы договаривались, что не станем изменять, - тихо напомнила Сабина.
        - Нет, ты требовала быть тебе верным, - возразил он. Его карие глаза стали почти черными, он шумно дышал и явно был зол не меньше, чем она. - Но раз между нами ничего быть не может, а игру в семью нужно продолжать, будет по-моему. Я организую тебе повод развестись. Общественность поймет.
        - Ты не оставляешь мне выбора.
        - Это ты его нам не оставила, дорогая. К слову, напомни, как зовут твою горничную?
        - Не смей! - прошипела Сабина.
        Он странно усмехнулся, вышел из комнаты и громко хлопнул дверью, сообщая тем самым, что начинает новую игру, уже по своим правилам.
        Немного постояв у двери, желая нагнать и остановить мужа, Сабина все же вернулась в кресло. Ее гордость буквально вопила от недовольства, а в груди жгло огнем. Мысли о Вольте не покидали Сабину, а потому она буквально приказала себе думать о ком-то другом.
        - Этот бестактный, нетерпеливый, вспыльчивый негодяй недостоин моих переживаний! - произнесла она, снова поднявшись. - У меня есть дела поважнее, чем глупые споры с ним!
        Однако дел оказалось не так уж и много.
        Спустя час Сабина снова ужасно грустила по непонятному ей поводу. К тому времени она утвердила меню на следующий день, попросила дворецкого все же представить их слугам перед ужином и уведомила водителя, что завтра с утра намерена отбыть на место прохождения практики. Лечить людей!
        И теперь, стоя на втором этаже Грэми-холла, Сабина с неудовольствием смотрела на подъезжающего к дому Краспера. Верхом на вороном жеребце Вольт смотрелся настолько мужественно и привлекательно, что Сабина снова начала на него злиться. Особенно в тот момент, когда он спешился рядом с горничной, Линой.
        Девушка, шедшая куда-то по своим делам, остановилась и весело рассмеялась на то, что сказал ей Вольт.
        - Как невоспитанно! - вознегодовала Сабина, прижавшись к окну едва ли не вплотную. - Возмутительно!
        - Это твоя горничная, милая? - тут же раздалось сзади.
        Свекровь стояла чуть в стороне от Сабины, поднеся к глазам очки, до того висевшие на серебряной цепочке. Она щурилась, вглядываясь в парочку во дворе, и неодобрительно качала головой:
        - Где это видано, принимать в приличные дома таких неумелых девиц на службу? Молодой девушке всегда принято было подбирать женщину постарше, чтобы и словом помочь могла, и делом. Нет ли в Грэми-холле кого-то более… опытного? Да вот хотя бы моя Рита - не промах. Хотя можно найти и кого-то еще.
        - Меня вполне устраивает Лина, - ответила Сабина, задетая тем, что была застигнута за подглядыванием. - Она прекрасно справляется со своими обязанностями.
        - Да? - Теперь свекровь посмотрела на нее, оставив очки свободно болтаться на пышной груди. Сабине казалось, что миссис Краспер разразится тирадой о нежелательном совращении ее бедного сына, но тут лицо ее озарилось очаровательной улыбкой. - Ну, раз тебе все нравится, Сабина, то мне и подавно. Пойдем вниз? Встретим нашего дорогого Вольта?
        Сабина безропотно согласилась, не придумав достойного повода отказаться и сбежать.
        А тем временем Краспер, вошедший в дом, громогласно потребовал собрать прислугу через четверть часа, потому как они с женой изволят понять, кто же создает для них все те прекрасные условия, в которых придется жить до конца дней.
        Тут их с Сабиной взгляды встретились, и Вольт широко улыбнулся.
        - Дорогая, ты прекрасно выглядишь! Не устаю любоваться тобой, ангел мой.
        - Благодарю. - Растерянной Сабине не пришлось делать вид, что она смущена: краска залила щеки в ту же секунду.
        - Что ж, а теперь я все же приму душ и переоденусь, после чего с удовольствием присоединюсь к вам, дамы.
        Пробегая мимо, Вольт схватил Сабину за руку и мазнул губами по ее длинным пальцам. Мать он бесцеремонно чмокнул в щеку, а после стремительно взбежал по лестнице, скрываясь из виду слуг и удивленных женщин.
        - Как, однако, взбодрила его прогулка на лошади, - наконец произнесла миссис Краспер, посмотрев на Сабину. - Давно не видела сына столь… воодушевленным.
        Та лишь кивнула, сжав в кулак руку, на которой еще ощущалось прикосновение губ Вольта. Она не понимала поступков супруга, не понимала его настроения, и оттого смятение захватило ее с головой.
        Он ведь обещал ей быть негодяем, чтобы все поняли, ради чего они сошлись. И вот назвал ее «ангел мой», глядя при этом так, словно и правда не мог налюбоваться.
        Миссис Краспер вывела Сабину в сад и долго водила между деревьев и кустов, рассказывая забавные истории из жизни и даже не замечая, что ее не слушают. Отвлеклась от собственных мыслей Сабина лишь однажды.
        - …еще и что-то про искру приплели! Но я не стала разубеждать твою маму. Если ей спокойнее думать, что вы сделали правильный выбор из-за проскочившей при пожатии рук искры, то пусть так и будет. Кто я такая, чтобы опровергать ее веру? Мне же самой достаточно было взглянуть в ваши светящиеся нежностью глаза.
        - В наши глаза? - Сабина едва умудрилась сдержать улыбку.
        - Конечно, - миссис Краспер остановилась и неожиданно обхватила ладонями лицо Сабины. - Едва я увидела, как он смотрит на тебя, деточка, мое материнское сердце так обрадовалось! Я уже и не ждала, что этот… мой любимый сын все же остепенится и остановится на одной-единственной.
        Плечи Сабины слегка поникли, стоило ей вспомнить о ссоре в спальне. Нет, Вольт ясно дал понять, что поиски его «единственной» будут продолжаться.
        «Но его мама не должна тревожиться по этому поводу», - подумала она. И постаралась ответить со всей возможной искренностью:
        - Вы воспитали прекрасного сына, миссис Краспер. Признаюсь, при первой нашей встрече я недооценила его, но позже он раскрылся мне с новой стороны, и это позволило взглянуть на него совершенно иначе.
        - Да, так обычно и начинается путь любви, - романтично вздохнув, выдала миссис Краспер, отпустив Сабину и развернувшись к дому. - Думаю, Вольт уже ждет нас, дорогая.
        ГЛАВА 13
        Поднявшись в спальню, Вольт осторожно прикрыл дверь, отошел на пару шагов и, сжав кулаки, выругался. Громко, с рычащими нотками. Сколько бы времени он ни размышлял - все равно разозлился, увидев Сабину. Вспомнил ее слова и вспыхнул как спичка.
        И ведь ходит по дому как ни в чем не бывало, улыбается, даже не подозревая, как задевает его за живое. А смотрит так, что хочется немедленно подойти, наплевав на взгляды вокруг, и доказать, что не так уж плохо их супружество!
        Вольт готов был прибить жену немедленно, задушить ее голыми руками! Она настолько его бесила, что даже во сне не давала покоя! Правда, там он ее не душил, да и она была гораздо сговорчивее, чем наяву… Податливее, горячее, искушеннее.
        Посмотрев на кровать, в которой они вынуждены спать вдвоем, Вольт поморщился и поправил неудобные брюки. Полгода спать рядом с этой колючкой и не позволить себе даже поцелуя? Увольте!
        Слишком многого она хочет. Вернее, не хочет…
        Он схватился за низ рубашки, стянул ее через голову, откинул в сторону и бездумно уставился перед собой. Женитьба на Сабине, сначала казавшаяся забавной игрой, начала страшно раздражать. И связано это было, как ни странно, с тем, что у супруги почти нет недостатков. Красивая, умная, справедливая… Да, избалована, но она ведь единственная дочь в семье сирта. Даже удивительно, что в ней совсем нет наглости.
        Если бы ему дали возможность выбирать, он бы выбрал именно такую. Ухаживал бы за ней, влюблял в себя постепенно, срывал бы робкие поцелуи, заставляя хотеть его не меньше.
        Но их с Сабиной история была другой.
        Никто не предоставил выбора. Их толкнули навстречу друг другу, предупреждая: это ненадолго. Она приняла правила игры, а вот он оказался слабаком.
        Вольт чертыхнулся и стал яростно стягивать штаны, прогоняя прочь мысли о жене. Он сам виноват, что позволил себе поцелуи. Не смог сдержаться - так хотелось подразнить ее еще немного. Вспыльчивая натура Сабины не давала ей просто промолчать или уйти; она напоминала Вольту робкий огонек, готовый разрастись в пламя от малейшего его приближения. Ее яркая реакция на его присутствие, на его слова стала необходимостью. Всего за несколько дней он прикипел к маленькой избалованной колючке. И это грозило стать началом конца.
        Зря она обнимала его там, в малой гостиной, вместо того чтобы оттолкнуть! Как можно остановиться теперь, попробовав ее губы и ощутив ответное влечение?
        Вольт пробыл в ванной комнате дольше, чем обычно. А последнюю пару минут вовсе простоял под ледяной водой и только после этого сумел трезво оценить ситуацию. Вывод не обрадовал: ему безумно хотелось воплотить сны о Сабине в реальность.
        Следом пришли злость и непонимание - что делать? Спать с другими Вольт не собирался, хоть и пригрозил этим жене. В огромной столице ему хватало разовых интрижек, и ни к одной из согласных на большее дам он не прикипел душой. Но заводить отношения в пригороде Белфорта, где все друг друга знают, - глупость. К тому же была проблема повесомее - он не хотел другую.
        Единственное, что его сдерживало от немедленного совращения собственной жены, - сомнения в том, что ждет их дальше.
        Влечения тел достаточно для мужчины, но у женщин мозг устроен как-то иначе, им подавай большее: разговоры после совместной ночи, общие интересы, романтику. Неважно, аристократка она или нищая; попробуй не подарить цветы или не оценить при всех новую прическу - и можешь искать другую, прослыв черствым грубияном.
        Вольт решил действовать осторожно, попутно распутывая и другие интересные загадки, связанные с полученными магограммами и собственными домыслами.
        Заканчивая одеваться, он вынул из шкафа сюртук и напомнил себе заказать кое-какую одежду, после чего быстро спустился вниз для знакомства с прислугой. Кто-то из них легко мог оказаться доносчиком - а врагов, как известно, нужно держать близко и знать в лицо.
        - Где дамы? - спросил Вольт у мистера Эйсби.
        - Еще не вернулись с прогулки, мистер Краспер. Прикажете позвать их?
        Он ненадолго задумался и покачал головой.
        - Где в этом доме рабочий кабинет?
        - В западном крыле. Желаете привести его в порядок?
        - Желаю, - Вольт широко улыбнулся. - Покажите-ка, в каком он состоянии? Мне нужно будет место, чтобы работать в уединении. Дверь там запирается на ключ?
        - Боюсь, замок давно сломан, мистер Краспер. Но мы можем вызвать мастера на завтра.
        - Так и поступим, - кивнул Вольт, следуя за дворецким. - Скажите, мистер Эйсби, как обстоит дело с подпиской на местные газеты? За последние годы сюда что-то доставляли?
        - Да, сирт Хьюз отдельно распорядился не прекращать подписку.
        - Отлично, - Вольт удовлетворенно потер ладони, предвкушая начало очень интересной работы, - принесите сюда всю прессу за последнюю пару лет.
        Дворецкий быстро взглянул на Вольта, заверил, что все будет исполнено, и остановился у массивной деревянной двери. Открыв ее, он отступил в сторону, пропуская нового хозяина.
        Вольт вошел, щурясь от сумрака. Окна в кабинете сирта Хьюза были плотно задернуты тяжелыми гардинами. В единственной тонкой полоске света, умудрившейся проникнуть в комнату, переливалось множество хаотично движущихся пылинок, приветствующих нового хозяина нелепым танцем.
        - Здесь следует навести порядок, - виновато проговорил дворецкий.
        - И давно следует! - отозвался Вольт.
        Он не стал уточнять, что речь не только о кабинете.
        * * *
        Мистер Эйсби постучал в открытую дверь кабинета и, дождавшись разрешения Вольта, вошел.
        Вольт ждал вопроса или просьбы, но дворецкий бросил взгляд на Лину, убирающую кабинет по его приказу, и ненадолго застыл. Его племянница старалась изо всех сил, но не в борьбе с пылью, а в попытке привлечь внимание нового хозяина. Вольт ухмыльнулся, поняв недовольство дворецкого, но сделал вид, будто не заметил, как мистер Эйсби свел седые брови, явно задумав душевный разговор с Линой.
        - Слушаю, - проговорил Вольт, устав ждать.
        Сидя за громоздким письменным столом, Вольт посмотрел на прессу вокруг и устало вздохнул. Его полностью обложили газетами, они были всюду: перед ним, позади, на полу, на соседнем кресле…
        Дворецкий опомнился и, откашлявшись, наконец доложил причину своего визита:
        - Миссис Краспер велела известить вас, что они вернулись с прогулки. Слуги ждут моего распоряжения, чтобы собраться в холле.
        - Чудесно! - Вольт просиял, отложил в сторону газету, которую начал читать, и поднялся, отряхиваясь от осевшей на нем пыли. - В таком случае не будем заставлять их ждать. Собирайте всех, мистер Эйсби.
        Как Вольт и полагал, почти со всей обслугой уже пришлось познакомиться до официального представления. Из тех, кто проработал в доме почти всю жизнь, нашлись трое: конюх Стэн Филч, кухарка Дора Моес и дворецкий. Кроме того, имелись три горничные: старшая среди них - Мэрайя, жена конюха, она же экономка, проработавшая в имении больше двадцати лет; Рита - горничная, устроившаяся на работу больше пяти лет назад, и Лина - племянница дворецкого, взятая для временной помощи по случаю приезда новых хозяев. Оказывается, был еще лакей - Винс, но он серьезно заболел больше недели назад и лечился на ферме у сестры, так как нуждался в постоянном уходе. Ну и водитель Рикон, появившийся в доме относительно недавно вместе с автомобилем. Сирт Хьюз прикупил машину в имение - это теперь считалось насущной необходимостью и просто было модно.
        - Негусто, - пробормотал Вольт, как только знакомство завершилось. Он снова удалился в свой кабинет, где и составил по памяти список всех домашних. - Проверить бы каждого…
        - Ох, простите, мистер Краспер, вы заняты? Не беспокоить вас сейчас? - на пороге мялась горничная, Лина. Вольт взглянул на нее, и в первый момент ему почудилось, что он смотрит на собственную жену. Большие глаза горничной так же лучились магическим светом, маленький нос оказался чуть вздернут, а широкая улыбка придавала лицу шкодливое выражение.
        Вольт присмотрелся - и морок исчез.
        «Не такая, как Сабина, конечно, - подумал он. - Эта намного проще, но…»
        - Какой у вас потенциал?
        - Четвертый, - без тени смущения ответила Лина. - Раньше был пятый, но после пережитой трагедии - смерти родителей - потенциал внезапно возрос.
        - Я слышал о таком, - Вольт кивнул, - вот только он не мог взяться ниоткуда. Значит, с вами просто не занимались должным образом. Кто знает, магом какого уровня вы могли бы стать.
        - Ой, что вы, мистер Краспер, - Лина звонко, совсем по-простому засмеялась, - кто бы со мной занимался? У нас же и магов в родне не было, это я такой уродилась. Зато теперь со мной занимается тетя Роза.
        - Жена дворецкого?
        Лина кивнула, и Вольт быстро сделал пометку на листе с фамилиями работников.
        - Она тоже здесь бывает?
        - Тетя? Да, приходит иногда. Если нужна помощь.
        Лина вдруг покраснела, отвела взгляд, будто поняла, что ляпнула что-то не то, и сразу начала сбивчиво оправдываться:
        - Это бывает очень редко, мистер Краспер. И она никогда не отвлекает от работы. Никогда. И потом…
        - Они ведь всю жизнь женаты? - перебил ее Вольт. - С мистером Эйсби.
        - Да.
        - И она тоже маг, раз учит вас.
        - Да, но ее потенциал самый низкий, пятый. Выше развить не удалось. У тети бакалейная лавка в Белфорте, мистер Краспер, и она очень много времени проводит там. Раньше и я с ней работала, помогала во всем, но когда пришло известие, что вы приезжаете, дядя позвал меня сюда. Я умею кое-что из бытовой магии, а потому легче и быстрее справляюсь с работой по дому.
        - Понимаю, - Вольт поднялся, взяв с собой лист с записями. - Скажите, Лина, а где я могу найти вашу тетю?
        Горничная испуганно заморгала. Схватив юбку, она стала безжалостно теребить ткань и явно задумалась, чем могла подставить близкого человека.
        - Не волнуйтесь, - попросил Вольт, - дело вот в чем: мы с женой - люди пришлые и совсем никого здесь не знаем. Я не привык к такому в столице, а потому хотелось бы поговорить с человеком, всю жизнь прожившим в Белфорте. Спросить у нее, что здесь и как. Понимаете?
        - О, конечно, - она облегченно выдохнула. - Ее лавка находится недалеко от центра, сейчас я расскажу вам…
        Когда Вольт наконец вышел из кабинета, он улыбался. Ему удалось узнать у Лины не только адрес тети, но и местонахождение лакея Винса, которого он также намеревался посетить как можно скорее.
        - Хорошо проводишь время? - услышал Вольт, прикрыв за собой дверь, за которой Лина приступила к уборке.
        Обернувшись, он встретился взглядом с женой. Сабина была зла, хоть и старалась выглядеть равнодушной.
        - Значит, исполняешь свои угрозы? - продолжила допытываться она, не дождавшись ответа.
        - Какие угрозы? - Вольт сложил лист с записями и быстро убрал во внутренний карман сюртука.
        - Не делай вид, что не понимаешь! - Сабина всплеснула руками и, подойдя к нему, встала на цыпочки, чтобы заявить в лицо: - Впрочем, мне все равно!
        Вольт рассмеялся.
        - Что смешного?! - Сабина отступила, изящно откинула в сторону выбившийся из прически локон.
        - Ты смешная. Так спешила мне навстречу, чтобы сказать, что тебе все равно. У аристократов так принято?
        - Самодур! - бросила Сабина, отворачиваясь, но не спеша уходить. Сложив руки на груди, она ждала, что он скажет дальше.
        - Есть немного, - согласился Вольт. - Иногда все мы занимаемся самообманом. Вот как ты сейчас. Только послушай себя: обвинила меня незнамо в чем, обиделась и ждешь оправданий, а я даже не понял, о чем мы говорим.
        - Все ты понял, - она снова смотрела на него. Зеленые глаза сверкали от ярости, на щеках пылал румянец. - О ней!
        Сабина ткнула указательным пальцем на дверь кабинета. Вольт вновь рассмеялся, чем окончательно вывел жену из себя.
        Сабина ринулась прочь, но он удержал ее за локоть, потянул на себя и попросил:
        - Выслушай, не беги.
        - Оставь меня в покое, Краспер! Смейся над другими дурочками.
        Он собирался объяснить, что это не она смешная; что его губы сами растягиваются в стороны, когда Сабина так открыто демонстрирует собственнические замашки, и ничего он не может с этим поделать.
        Но тут открылась дверь, и Лина, выглянув наружу, спросила:
        - Мистер Краспер, я не уточнила, во сколько мы завтра выезжаем? Это будет рано утром?
        Сабина замерла, затихла, положила руку ему на плечо, делая вид, будто они просто обнимались.
        - Утром, Лина. Я думаю, сразу после завтрака, - ответил Вольт, уже предчувствуя бурю.
        - Хорошо, я буду готова!
        Она снова исчезла за дверью. А Сабина залепила ему звонкую пощечину.
        - Не понимаешь, о чем я? - прошипела она. - Решил показать всем, какой ты негодяй? Что ж, дерзай, Краспер, я больше не стану тебя останавливать. В конце концов, мы оба - свободные люди.
        Он так и стоял, оглушенный ее оплеухой. Столько раз Вольту угрожали (и почти всегда - за дело), но он умудрялся избегать последствий, ведь был предупрежден, а значит, предусмотрителен. А тут пощечина по надуманному обвинению! За попытку разобраться в махинациях губернатора и его дружков!
        Лишь услышав мать где-то вдалеке, он опомнился и бросился вдогонку за беглянкой.
        - Что с тобой, милая? - заботливо спросила миссис Краспер. - Заболела?
        - Да, хочу побыть одна! Простите…
        Вольт уже шел на голос.
        Его щека все еще горела от оплеухи, а раненая гордость требовала немедленного отмщения. Какого именно - он сам не представлял. Подошли бы извинения, но разве их дождешься от самой Сабины Хьюз!
        С матерью он столкнулся в коридоре, ведущем в западное крыло. Она хотела что-то спросить, но затем передумала и просто кивнула ему.
        Вольт был благодарен ей за понимание.
        - Где? - спросил он, стараясь выглядеть сдержанным и спокойным, однако правое веко то и дело нервно дергалось.
        - Кажется, в библиотеке, - ответила миссис Краспер, сразу поняв, о ком он спрашивает. - Но она хотела побыть одна, дорогой.
        - Раньше надо было хотеть, теперь она замужем, - процедил он сквозь зубы, уже порядком отдалившись от матери.
        Ворвавшись в библиотеку, Вольт с любопытством осмотрелся. Здесь он еще не бывал. Приглушенный свет заставил подслеповато прищуриться. Много стеллажей с книгами, камин и два кресла, небольшой комод у окна. И девушка с идеально прямой спиной, смотрящая на него неестественно яркими зелеными глазами.
        - Тебе здесь не место, - проговорила Сабина, как только он уперся в нее взглядом.
        Вольт усмехнулся и нарочито медленно закрыл дверь, придержав ее, чтоб не хлопнула. Он снова посмотрел на жену, после чего не спеша направился к ней.
        - Я сказала, убирайся! - Она попятилась, уперлась задом в комод и на миг растерялась, но быстро собравшись, продолжила, гордо задрав подбородок: - Отправляйся в кабинет, Краспер, тебя там ждут! Твоя ровня!
        Он остановился. Склонил голову вправо, осмотрел Сабину, не скрывая презрения, и уточнил:
        - А кто ровня тебе? Те парни, что избили невиновного простыша на выпускном? Любой из них мог бы стать достойным мужем, правда? Фамилия рода обеспечила бы вам счастье… Или доктор, из-за бездействия которого сотнями умирают люди? Он хорошо бы смотрелся рядом с тобой у алтаря?
        Она побледнела, сжала губы.
        - А, нет, прости, - Вольт распалялся, чувствуя, что не может остановиться: - Доктор все же слишком стар. Губернатор и его приближенные - вот идеальное для тебя общество. Или папочка сирт обещал тебе лично найти достойного кандидата, пока ты здесь мучаешься со мной? Будет тебе компенсация за то, что вынуждена терпеть простыша рядом.
        - Пошел вон, - холодно проговорила Сабина.
        Он поступил ровно наоборот - сделал еще шаг вперед, оказавшись совсем близко, и глаза ее стали огромными.
        - Ты мне противен, - прошептала она, глядя почему-то на его губы.
        - Я понимаю. - Еще шаг. Теперь он замер, почти касаясь ее. Положил руки на комод так, что она оказалась в ловушке между ними. - Не о такой партии ты мечтала. Зато для сирта Хьюза все складывается неплохо. Он приволок меня к тебе под венец, выставив кучу ультиматумов и требований, приказал тебе сказать «да» и при этом остался в стороне, строя из себя спасителя. Очень талантливо, но немного безжалостно. Папа подсунул тебе жуткую свинью. Меня.
        - Ты путаешься в определениях, - усмехнулась Сабина, вздернув нос. - Всего пару часов назад был козлом, теперь свинья. Предлагаю остановиться на скотине.
        Она попыталась отодвинуть его руку и уйти.
        Он не дал. Побагровел от злости, схватил ее за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза, и заговорил холодно:
        - Дорогая моя, острая на язык жена, прошу в последний раз: будь благоразумней, не разочаровывай меня окончательно. Я здесь не для того, чтобы терпеть твои нападки и капризы, и поверь - еще одна незаслуженная пощечина может плохо для тебя обернуться.
        - Ударишь меня в ответ?
        - Уеду. Потребую расторжения этого брака. И пусть твой отец воплощает свои самые коварные угрозы - мне все равно. Сейчас все его разоблачения кажутся сущим пустяком.
        Он не шутил, и, кажется, она почувствовала это.
        - Это была пощечина за дело! - сказала Сабина, все же выворачиваясь из его рук. - Я чувствую себя глупо из-за того, как ты себя ведешь! Не хочу быть посмешищем в глазах людей, Краспер!
        - Так не будь! - Он прошелся по комнате, запустил пятерню в волосы, взъерошил их и обернулся. - Спроси меня, что значит моя поездка с горничной.
        - Там все и так ясно.
        - Спроси!
        - Хорошо. Я спрашиваю! - Она сложила руки на груди. - Зачем Лина едет с тобой? И куда?
        - Я попросил ее показать мне, где живет миссис Эйсби, жена дворецкого, - не без удовольствия принялся перечислять Вольт. - Та знает город и его жителей и может помочь мне понять, что здесь происходит. Кроме того, Лина покажет мне ферму, где живет бывший лакей, Винс. По слухам, парень болен, но, возможно, он всего лишь сбежал, узнав о нашем приезде. Вот для чего горничная будет меня сопровождать. А теперь скажи, дорогая, за что я получил пощечину от тебя?
        Сабина несколько раз моргнула, приоткрыв рот, нахмурилась и уточнила:
        - А почему ты не взял водителя? Он тоже знает дорогу!
        - Потому что ты заняла Рикона, попросив его отвезти тебя на практику. Это первое. И потому что не хочу объяснять ему, зачем мне эти визиты. Это второе. Парень не внушает доверия, тогда как Лина и ее история вполне безобидны.
        Сабина устало вздохнула, чмокнула губами и, понурившись, кивнула.
        - Ладно, ты прав. Наверное.
        - Наверное.
        - Просто прав! Я немного перегнула палку…
        - Немного?
        - Это всего лишь пощечина!
        - И много нехороших слов вдогонку! А я оказался весьма чувствительным и обидчивым. Раньше не замечал, а тут…
        Он прикрыл глаза и сокрушенно покачал головой.
        - Хорошо, я ведь признала вину! Чего ты еще хочешь, Краспер?
        - Две вещи. Первое - больше никакого рукоприкладства. Это вообще нормально, что лекарь калечит близких?
        - Ты мне не близкий!
        - Милая, ты спишь со мной в одной постели, ешь за одним столом и носишь мою фамилию, - услужливо напомнил Вольт.
        - Что еще?! Ты сказал: «две вещи».
        - Да, вторая - это поцелуй по моему желанию.
        - Что?!
        - Когда я скажу заветное слово, например… «скукота», ты меня поцелуешь. Где бы мы ни были, кто бы ни присутствовал рядом.
        - Ни за что.
        - Тогда это не настоящее раскаяние!
        - Слушай, - Сабина сама подошла к нему, - ну перестань шутить и скажи серьезно, чего бы ты хотел? Может быть, купить тебе что-то?
        - Купить? Мне? - нахмурился Вольт.
        - Ну ты ведь потратился на путешествие сюда и на свадебный костюм. И это при твоем среднем достатке. Может, ты что-то сильно хочешь, и я могла бы…
        - Сабина, остановись! - Вольт склонился к ней, заглянул в глаза и спросил, стараясь, чтобы голос не сильно звенел от ярости: - Ты слышишь себя?! Если твой способ извиниться - это оскорбить еще сильней, то поздравляю, удалось! И знаешь что? Хватит с меня на сегодня твоего высочайшего общества! Иди-ка ты лесом!
        - Но я ведь от всей души!
        - Я тоже.
        Он вышел из библиотеки и стремительно направился в кабинет, по пути приказав встреченной им горничной, Рите, принести ужин для него туда же. Ни видеть, ни слышать Сабину пока не хотелось, иначе он рисковал стать вдовцом.
        Но побыть одному и поработать Вольту тоже не удалось. Не прошло и получаса, как в кабинет явилась его мать.
        - Работаешь, милый? Не мешать тебе?
        И так она на него посмотрела, что сразу стало ясно: лучше оставить дела на потом и выслушать.
        - Ты мне не мешаешь, - ответил Вольт сдержанно, сложив очередную газету. - Что случилось?
        - Почему непременно что-то должно случиться, чтобы ты уделил мне время? - улыбнулась миссис Краспер. - Просто хочу побыть с тобой, посмотреть, чем ты занят, пока твоя жена горько плачет одна в библиотеке.
        Последние слова она произнесла с нажимом, посмотрев настолько осуждающе, что Вольту вспомнились все мелкие и крупные промахи, за которые стоило бы попросить прощения.
        - Сабина плачет? Сабина? - он недоверчиво покачал головой. - На нее не похоже.
        - Ты думаешь, я обманываю тебя, сын?
        Миссис Краспер присела на краешек стула и не мигая уставилась на Вольта. Так, должно быть, удав смотрит на кролика перед тем, как проглотить бедолагу целиком. Вот только сам он давно не ребенок!
        - Мама, - Вольт поднялся, - я уверен, ты приехала сюда лишь для того, чтобы нести свет и тепло в этот дом. Быть нам с Сабиной опорой, поддержкой, мудрым советчиком и все такое… Но поверь, сейчас нет необходимости вмешиваться в наши отношения.
        - Нет?
        - Нет. Мы немного повздорили из-за мелочей, но вскоре помиримся, как все другие пары. Волноваться не о чем.
        - Ну вот и замечательно, - она взмахнула руками и засмеялась, - а то я уж подумала, что ты женился, увез девочку из семьи, где ее холили и лелеяли, притащил в эту глушь, довел до слез и заперся в кабинете, делая вид, что ужасно занят. Как хорошо, что все это - лишь плод моего воображения. Тогда тоже попрошу доставить ужин ко мне в комнату - есть одна в огромной столовой я могла и в Соулдоне.
        - Сабина составит тебе компанию в столовой, - хмуро ответил Вольт.
        - О, нет, - миссис Краспер, несмотря на весьма округлые формы, поднялась удивительно легко и направилась к двери, - она отказалась от ужина. Сказала, что не голодна, и уединилась, чтобы плакать… от счастья, что замужем за тобой. Но ты говоришь, что у вас легкая размолвка, - значит, завтра же вы оба будете радоваться при виде друг друга, правда? Спасибо, что успокоил меня, сын! Хороших снов.
        - Хороших снов, мама.
        Как только дверь за ней закрылась, Вольт снова рухнул в кресло, оперся на стол руками и закрыл ладонями лицо.
        - Да чтоб вас… - пробормотал он.
        Как быть с Сабиной? Ломиться в кабинет и успокаивать ее после всего, что она же наговорила, - глупость. Это стало бы приглашением к раздаче новых пощечин и оскорблений. Но ее слезы не давали ему покоя.
        Он еще размышлял, когда в дверь снова вошли, предварительно стукнув несколько раз.
        - Что еще? - спросил Вольт, не отнимая рук от лица. - Я проникся твоей пламенной речью, можешь идти спать. Мы ведь уже пожелали друг другу спокойной ночи.
        - И чья же речь тебя так впечатлила?
        Он резко вскинулся, посмотрел на Сабину. Та стояла напротив, заложив руки за спину, и смотрела с подозрением. Следов слез на лице жены Вольт не обнаружил, как и следов раскаяния.
        - Я говорил с матерью, - он не стал снова вводить Сабину в заблуждение. - Она говорила, ты горько плачешь. Решила, это я тебя довел.
        - Я не плакала!
        Сабина гордо вскинула подбородок, и Вольт сразу понял - врет.
        - С чего тогда она это взяла?
        - Понятия не имею. - Сабина осмотрела кабинет и скривилась. - Здесь ужасно пыльно. Почему ты не прикажешь?..
        - Предлагаешь позвать горничную? - Вольт улыбнулся в ответ на ее гримасу. Сабина была для него открытой книгой, и теперь он читал по ее лицу - ей неприятно говорить о Лине, пусть все обвинения и оказались надуманными. - Я сказал, чтобы здесь убирали завтра, пока меня не будет дома. И хотел предложить тебе поехать с нами.
        - Я не ревную тебя! - выпалила Сабина и тут же прикусила губу. - Просто боялась оказаться в глупом положении. И все. Ты говоришь, что все в порядке, я верю, не нужно считать меня женщиной, которая теперь всюду будет видеть попытку измены!
        - Тем более что у нас с тобой ничего не было.
        - Что ты имеешь в виду? - вскинулась она.
        - Измена - это нарушение верности в супружестве, - напомнил Вольт. - А как я могу нарушить что-то, если мы даже ни разу не…
        - Ох, не продолжай, будь добр! - Сабина уперла руки в бока и заходила по комнате, глядя куда угодно, только не на него. - Я пришла извиниться за свои слова. И все. Я погорячилась.
        - И не в первый раз.
        - Не сбивай меня!
        - Прости, извиняйся дальше, мне нравится.
        - Ты невозможный тип, Вольт Краспер! - Их взгляды встретились, и Сабина передернула плечами. - И рядом с тобой я стала такой же!
        - О, так это я виноват?
        - Да!
        - Так ты просишь прощения, Сабина?
        - Ох!
        Она быстро прошла к двери, замерла, сжав ручку, и проговорила, не оборачиваясь:
        - Ты не даешь мне и слова сказать, все время выводишь из себя. Но это не значит, что твоя мама должна быть свидетелем наших размолвок. Прошу тебя, через десять минут приходи в столовую и сделай над собой усилие - сыграй роль мужчины, которому я небезразлична. Ты ведь отлично притворяешься. Сделай это ради нее.
        - Значит, все ради мамы?
        - Да.
        - Нет, Сабина.
        Она повернулась так резко, что даже юбка взметнулась, и тогда Вольт договорил:
        - Мама уже взрослая и все понимает. Но я сделаю это ради тебя. Хоть я и из среднего класса, очень неприятно сознавать, что я стал причиной твоих слез, Сабина.
        Она открыла рот, собираясь что-то сказать, но покраснела и ограничилась кивком. А затем быстро вышла и осторожно закрыла за собой дверь.
        Вольт широко улыбнулся и тихо добавил:
        - «Ради мамы», тоже мне, манипуляторша. Ну, ужин так ужин.
        ГЛАВА 14
        Сабина не находила себе места.
        Она поговорила с Вольтом, но облегчения это не принесло: он снова заставил ее чувствовать себя виноватой. Печалило еще и то, что извиниться не удалось, хотя перед приходом в библиотеку она трижды отрепетировала свою речь. Но этот несносный Краспер ужасно на нее влиял!
        К ужину Сабина так и не смогла успокоиться, потому не имела особого аппетита. А вот Вольт ел с удовольствием, хвалил блюда и даже умудрился поддержать видимость перемирия перед своей матерью. Та была очень довольна и снова раздавала незаслуженные комплименты Сабине, вынуждая ту смущаться.
        - Мне очень нравится, как ты влияешь на моего сына, дорогая, - проговорила миссис Краспер, безмятежно улыбаясь. - Он ведь такой упрямец! Уж я-то знаю.
        Сабина долго возила вилкой в тарелке и наконец наколола кусочек тушеного мяса.
        - Ну что вы, он очень… приятный.
        - Спасибо, - Вольт усмехнулся. - Видишь, мама, я приятный. Это ли не чудо? А теперь я хотел бы попросить тебя вот о чем: ты много лет занималась бухгалтерией в нашем доме и весьма недурно с этим справлялась…
        - Недурно? - в голосе миссис Краспер послышалась обида.
        - Я так сказал? - Вольт словно бы удивился. - Странно! Хотел ведь сказать - превосходно. Так вот, у меня есть кое-какие дела и очень не хочется отвлекаться еще на что-то, а Сабина должна уделить много времени практике. Однако проверить хозяйственные книги и посмотреть, что здесь к чему, необходимо как можно скорее. Ты могла бы заняться этим, ма?
        - Я? - миссис Краспер сделала вид, что задумалась. - А как ты смотришь на такой расклад, дорогая?
        Сабина устало улыбнулась.
        - Признаться, Вольт прав: я должна завтра же приступить к практике, потому присоединяюсь к его просьбе. Но это, конечно, большой труд, и если вы откажетесь - я пойму.
        - Не откажусь, - поспешно ответила свекровь. Ее глаза засияли от счастья и предвкушения. - Завтра же вызову Мэрайю в библиотеку и примусь за сверку. Здесь нужна волевая рука! К тому же я сразу заметила, в каком неприглядном виде многие помещения - это тоже следует исправить.
        - Чудесно, мама, ты просто наше спасение, - проворковал Вольт, расправляясь с едой в тарелке.
        Сабина же, так толком и не поев, внезапно ощутила обиду: ее задело то, как тепло и обходительно муж говорил с матерью. Такая глупость! Конечно, он заботился о ней, как и полагается. А сама Сабина была в его жизни временным явлением. Сегодня они едят за одним столом, а завтра… Кто знает, что будет завтра?
        Чуть позже, пожелав миссис Краспер чудесных снов, она собиралась отправиться к себе и поскорее уснуть, дабы перестать обдумывать те нелепости, что крутились в ее голове. Но Вольт внезапно пожелал подняться с ней, объявив, что завтра у всех удивительно много важных дел.
        - Надеюсь, ты пошел со мной не ради очередной ссоры? - спросила Сабина, как только они оказались наедине в их спальне. - Я очень устала.
        - И ничего не ела, - кивнул Вольт.
        Сабина непонимающе посмотрела на него.
        - При чем здесь это?
        - Ты просила меня прийти на ужин и показать матери, как я к тебе отношусь. Я пришел, но, кажется, сделал этим только хуже, - он остановился напротив. Сунув руки в карманы брюк, Вольт пытливо посмотрел на нее и прямо спросил: - Скажи мне, чего ты хочешь на самом деле? Моя мама смущает тебя своим присутствием? Или дело только во мне? Мне стоит избегать тебя? Скажи, и я сделаю все как попросишь. Обещаю. Я устал ругаться. Могу стать тебе другом. Могу стать тенью и не отсвечивать рядом. Не проблема, только скажи уже, что нужно сделать?
        Сабина отвела взгляд и собиралась промолчать, не в силах подобрать слов, чтобы объяснить ему все, что ее волнует. Она и себе-то этого объяснить не могла! Но когда Вольт тихо пробормотал: «Вот и поговорили», собираясь выйти из комнаты, она удержала его за руку.
        - Я не в своей тарелке здесь, - выпалила Сабина. - Дело даже не в тебе и уж точно не в твоей маме. Это я.
        Он не говорил ни слова, ожидая какого-то пояснения. И Сабина, обхватив себя за плечи, продолжила:
        - Этот брак слишком внезапный. У меня было столько планов, Вольт. Совсем не таких, как… - Она обвела рукой комнату. - Не это. Я должна была стать лекарем в Центральной Лекарне Соулдона, практиковать там, а после - работать. Выбрать себе мужа, а не выходить замуж по приказу. Пройти через ухаживания, букеты и первые поцелуи украдкой. Влюбиться, долго выбирать ткань для свадебного платья, нервничать из-за списка гостей и подбора длины фаты… Не знаю! Все пошло кувырком в один миг! Прости, я не знаю, зачем вываливаю все это на тебя!
        Она прикусила нижнюю губу, опустила голову, чувствуя себя совсем разбитой и потерявшейся, а еще понимая, что, скорее всего, снова обидела его.
        Но Краспер внезапно шагнул вперед и притянул Сабину к себе. Одной рукой он обнял ее за плечи, а второй погладил по голове, как маленькую.
        - Все правильно сказала, - проговорил он куда-то ей в макушку, - я понимаю.
        И она разрыдалась, как глупая девчонка, прижимаясь к его груди, некрасиво всхлипывая и отчаянно цепляясь за его рубашку. Все сожаления, что копились последнюю неделю, хлынули градом слез и глупых жалоб на отца, на мать, на горничную и на весь мир в целом.
        Она и сама не поняла, как Вольт довел ее до кровати, помог раздеться до сорочки, кивая и успокаивая, напоил водой и, уложив в постель, целомудренно накрыл одеялом до самого носа. Сабина все еще всхлипывала, пытаясь немного раскрыться, но Вольт не дал, сказав, что так надежнее. А после он сидел рядом, вытирал ее слезы своим безупречно белым платком, бездумно поглаживая кончиками пальцев от виска до скулы и ожидая, пока Сабина придет в себя.
        Наконец ее дыхание выровнялось, и судорожные спазмы ушли вместе со слезливым настроением. Она хотела извиниться за свое поведение, но, так и не сделав этого, провалилась в крепкий, удивительно спокойный сон.
        * * *
        Разбудила Сабину, как ни странно, свекровь. Миссис Краспер стояла над кроватью, широко улыбаясь.
        - Завтрак уже подан в малой гостиной, - радостно объявила она, - а ты все спишь, дорогая.
        - Что? - Сабина никак не могла взять в толк, что происходит. Ее глаза, казалось, стали меньше, а свет, проникающий в окна, страшно раздражал.
        - Сын сказал, ты соня и ни за что не встанешь сама, потому просил тебя разбудить, - объяснила миссис Краспер. - Сам он уже час как уехал в город, а вернуться обещал лишь к вечеру.
        - Вольт? - Сабина посмотрела на его половину кровати, и краска смущения тут же залила ее лицо. На соседней подушке вместо головы мужа лежала шикарная красная роза на длинной ножке, а сама Сабина лежала на кровати, раскинув руки и ноги, оголив все, что только можно, и немного того, что нельзя.
        - Ох! - Она вскочила с постели, одернула сорочку и оглядела комнату в поисках халата. На миссис Краспер Сабина не смотрела - дикая неловкость не давала даже подумать об этом.
        - Я подожду тебя внизу, дорогая, - поняв все без слов, проговорила свекровь, не скрывая того, что вполне счастлива увиденным. И быстро ретировалась.
        Какое-то время Сабина в смятении смотрела ей вслед, вспоминая свою вечернюю истерику, объятия Вольта сквозь сон… Она шумно втянула воздух носом и ощутила аромат его туалетной воды. Он словно окутал ее всю: запах свежести, леса и чего-то пряного.
        Сабина улыбнулась.
        Повернувшись к постели, она медленно присела и взяла в руки розу. Шипы на стебле были заботливо обрезаны, а сам цветок пах одуряюще сладко.
        - Надо же. Ни к чему было… - прошептала она, все еще улыбаясь как ненормальная.
        Приняв душ, Сабина магией убрала с лица последствия долгих слез. Быстро одеваясь к завтраку, она то и дело посматривала на розу, чувствуя, как внутри разливается тепло. Приказав горничной, Рите, поставить цветок в воду, Сабина с удовольствием поела в обществе свекрови и с полным удовлетворением отправилась на первый день практики в лекарню мистера Бифза.
        Ничто не могло омрачить ее прекрасного настроения. Даже дождливая серая погода с хмурящимся небом и угрожающе частыми раскатами грома оказалась Сабине в радость.
        - Как свежо, - сказала она, глядя в окно. - Хорошо сегодня.
        - Как скажете, мисс, - учтиво ответил Рикон, посмотрев на нее, как на блаженную. - Скажите, а мне нужно будет ждать вас у лекарни?
        Сабина удивленно посмотрела на водителя.
        - Понимаете, - затараторил он, - миссис Моес просила забрать новой утвари на кухню, если вдруг останется время. Так вот, если вы там надолго, я мог бы…
        - Конечно, заберите. А потом приезжайте за мной, - кивнула Сабина. - Сегодня я поговорю с мистером Бифзом и узнаю точно, до какого часа буду работать. Так что впредь будет легче планировать время.
        - Спасибо, мисс, - Рикон прибавил скорости, - я туда и назад.
        Вся дорога до Белфорта так и сопровождалась дождем, однако, как и в прошлый раз, стоило подъехать к самому городу, как небо стало проясняться, а из-за туч радостно выглянуло солнце. Размышляя о таком совпадении, Сабина нахмурилась, окончательно уверяясь: непогода - дело рук губернатора.
        - Мне бы хотелось отправить магограмму отцу, - проговорила она, посмотрев на водителя. - Это можно сделать где-то, кроме Флиор-Холла?
        - Нет, мисс, - водитель криво усмехнулся, - все сосредоточено в центре Белфорта. Но я мог бы отвезти вас туда.
        - Неужели больше нигде? - поразилась Сабина. - Это ведь огромная территория.
        - Только там, мисс.
        - А портальная почта?
        - Тоже там, мисс. Есть обычная почта, она уходит поездом раз в семь дней. Кажется, очередная отправка завтра.
        - Семь дней?! Вы шутите, Рикон?
        - Никак нет, - водитель покачал головой и притормозил у калитки, ведущей к лекарне. - Мы приехали. Если захотите завтра что-то отправить, но не магическим почтамтом, нужно будет сделать это до десяти утра.
        - Пожалуй, я так и поступлю. Спасибо. Можешь ехать за заказом миссис Моес.
        - Я скоро вернусь, спасибо.
        Сабина посмотрела вслед удаляющемуся автомобилю и перевела взгляд на тропинку. Невдалеке виднелся огромный дом с роскошным садом, и, стоило ей это увидеть, снова вспомнились слова Вольта о том, что лекарь для бедных не мог позволить себе такого жилья.
        - Сначала нужно узнать человека, - упрямо проговорила Сабина и пошла в нужную сторону. - Человек, вызвавшийся лечить людей бесплатно, не может быть плохим.
        Твердо убедившись в правильности своих суждений, она постучала в дверь лечебницы…
        Однако уже через несколько часов все прекрасное настроение Сабины испарилось, будто и не было. Мало того, что помощница лекаря, Эсма Торинс, встретив ее, не нашла ничего лучше, чем поручить Сабине мытье пробирок и многоразовых шприцов, так еще и доктор, пришедший на работу с большим опозданием, посоветовал чаще оставаться дома.
        - Ни к чему вам мараться, мисс, - увещевал он, присев за свой стол и сложив ладони домиком. - Если очень хочется стать полезной обществу, то есть у благородной женщины гораздо более важная роль. Рожать. Много и часто! Вы ведь знаете, Сабина, что суть женщины - материнство? Ваш организм предназначен для этого самой природой, а против нее не попрешь.
        Сабину очень задели его слова, но она прекрасно понимала, что первое время к ней будут относиться именно так. Увы, подобное суждение более-менее искоренили лишь в Соулдоне и близлежащих крупных городах. Потому она решила проявить твердость и настойчивость, показав на деле, насколько полезной может быть.
        - Со всем уважением к вам, мистер Бифз, я сюда приехала не за советами, как лучше распорядиться годом практики, - ответила она. - Мне бы хотелось слышать от вас наставления исключительно по поводу лечебной деятельности, и, уверяю вас, вы не пожалеете о своем решении принять меня в качестве помощницы.
        Эсма насмешливо фыркнула, но мистер Бифз, строго посмотрев на нее, проговорил вполне добродушно:
        - Конечно, милая, хотите трудиться - устроим. Только… захотят ли люди довериться вам? Эсму и Зои здесь знают, и довольно давно, а вы у нас новичок. Так что не обессудьте.
        - Я не боюсь трудностей! - заявила Сабина, радостно улыбаясь.
        - Какая прелесть, - умилился лекарь. - Ну, давайте посмотрим. Сегодня у нас семь пациентов. Один из них придет как раз сейчас. Вы действительно готовы проявить себя, мисс?
        - Готова как никогда.
        * * *
        Водитель забрал Сабину после обеда.
        Она сама вышла к автомобилю. Обнаружив Рикона на месте, села в салон, приказала ехать домой и ни о чем ее не спрашивать. Сама она тоже больше не произнесла ни слова, до самого дома предпочитая молча глазеть на унылый пейзаж пригорода.
        На улице все так же лил дождь, к тому же поднялся ужасный ветер. Когда Сабина побежала к дому, ее шляпку сорвало с головы и унесло в лужу. И без того отвратительное настроение испортилось вконец.
        Она пробежала в их с Вольтом спальню, приказав попавшейся по пути Рите не беспокоить ее в ближайшее время. Сабине не хотелось никого видеть, не хотелось говорить - и тем более не хотелось рассказывать, как мучительно стыдно прошел ее первый рабочий день. Лишь оказавшись в комнате наедине со своими мыслями и с чудесно благоухающей розой, она смогла немного успокоиться.
        Выйти из комнаты Сабина осмелилась лишь через несколько часов, когда за ней пришла свекровь.
        - Дорогая, я понимаю, что ты очень устала на практике, но, увы, вынуждена просить тебя пойти со мной.
        - Что-то случилось? - поинтересовалась Сабина, закрыв книгу, которую читала в надежде отвлечься от плохих мыслей.
        - Много чего! - улыбнулась миссис Краспер.
        Как выяснилось, она уже проверила работу Мэрайи: произвела сверку хозяйственных книг и, к счастью, не нашла недостач.
        - У вас очень хорошая прислуга, добросовестная и ответственная. Кстати, я познакомилась с супругой дворецкого, миссис Розой Эйсби. Чудеснейшая женщина! Просто кладезь информации, знает все обо всех.
        - Она здесь? Но именно к ней сегодня поехал Вольт.
        - Да, именно так, - миссис Краспер улыбалась. - Он произвел на нее самое приятное впечатление. Миссис Эйсби так хвалила моего мальчика, что даже удивительно.
        - Она приехала с ним? - спросила Сабина, с надеждой посмотрев на дверь.
        - О нет. Вольт отправился на какую-то ферму - навестить бывшего лакея. Не понимаю, зачем ему это. А миссис Эйсби привез Рикон. Как и мистера Заерса. Ох, собственно, поэтому я здесь, дорогая! - Миссис Краспер взмахнула руками. - Нас ведь ждут внизу. Тот самый мастер, которого рекомендовал твой отец. Он специально прибыл, чтобы обговорить с вами, какие изменения планируются в поместье.
        - Но я не ждала его, - нахмурилась Сабина. - Разве что Вольт…
        - Нет, это его инициатива. Он и сам не собирался приходить так рано, но получил послание от вашего отца и решил навестить нас. Такой чудесный мужчина! Хоть и очень хмурый. Я оставила его пить чай в малой гостиной. Спускайся же, дорогая! Как раз и расскажешь мне, как прошел первый день практики.
        - О, право нечего рассказывать, - откликнулась Сабина, пряча взгляд. - Давайте не будем заставлять гостя ждать, особенно если его так настоятельно рекомендует мой отец.
        После этих слов Сабина поймала себя на том, что тоскует по родителям. Не видела их всего ничего, но их уже не хватает.
        Она решила непременно написать отцу. Сегодня же. Но не для того, чтобы жаловаться, а чтобы узнать, как они поживают.
        От мыслей о родителях отвлек гость.
        Мистер Виго Заерс оказался высоким серьезным мужчиной с крепким телосложением. Одет он был в старомодный костюм, в руках держал потрепанный портфель, но при этом смотрел свысока, даже немного надменно.
        Сабина вежливо поприветствовала мебельщика, но он ответил лишь кивком головы, после чего продолжил пялиться с такой жадностью, что ей стало неприятно. Но стоило Сабине попросить мистера Заерса рассказать о цели его визита, как тот очнулся, кивнул и… нагло сообщил, что у него очень мало времени, а потому он хотел бы видеть всю семью в сборе. Немедленно.
        - Всю семью? - Сабина, опешившая от такого напора, беспомощно посмотрела на свекровь, но та лишь присела на диван и предложила остальным последовать ее примеру.
        - Мне некогда рассиживаться, - мебельщик недовольно покачал головой и указал на свой портфель. - Я приехал, отложив дела, дабы обсудить перемены в доме и составить план работ.
        - Вот как? - Сабина все же решила сесть в кресло. - Нам очень лестен ваш визит и, без сомнений, жаль вашего времени, однако мы с мужем пока ничего не решили.
        - Так давайте решим сейчас, - безапелляционно заявил мистер Заерс. Он стоял недалеко от Сабины, и она вдруг озадачилась: всего минуту назад ей казалось, что у Виго зеленые глаза, но нет - они оказались карими, да и нос словно бы стал длиннее.
        Мотнув головой, Сабина смущенно проговорила:
        - Если бы вы сообщили заранее, в какой день мы могли бы встретиться вновь…
        Мистер Заерс смотрел на нее внимательно и недовольно. В какой-то момент он просто поднял руку, заставив ее замолчать, и выдал:
        - Это никуда не годится. Я уже здесь. Где ваш муж?
        - Он… работает, - ответила Сабина, чувствуя зреющий внутри протест из-за столь странных манер визитера. - Скажите, а откуда вы знаете моего отца? При вас есть его рекомендации?
        - Работает?! - Мистер Заерс пропустил мимо ушей ее вопрос, хмыкнул и начал степенно расхаживать по гостиной.
        Когда же он повернулся к ней и оказался поблизости, Сабина едва не вздрогнула: теперь глаза мужчины снова были зелеными.
        - Насколько я знаю, у вашего мужа нет работы, - снова заговорил мистер Заерс. - И я очень надеялся застать его здесь, рядом с вами, чтобы обсудить дом! Но, видимо, у мистера Краспера есть более важные дела, чем…
        - Кто тут упоминал мое имя?
        К счастью Сабины, в комнату ворвался Вольт. Стянув на ходу плащ и передав его идущему следом дворецкому, он с интересом рассматривал гостя.
        - Не имею чести быть с вами знакомым, вы?..
        - Мистер Виго Заерс! - чинно ответил мебельщик.
        Вольт удивленно вскинул брови, еще несколько секунд совершенно неприлично вглядывался в лицо незнакомца, а после быстро подошел к Сабине. Присев прямо на подлокотник, он положил руки ей на плечи, слегка сжал их и спросил:
        - Все хорошо?
        Сабина светло улыбнулась в ответ.
        - Да, все прекрасно. Вот и мистер Заерс пожаловал.
        - Разве мы договаривались о встрече? - спросил Вольт, кажется, совершенно забыв о госте, стоящем в нескольких шагах от них.
        Сабина покачала головой. Тогда Вольт посмотрел на мать, но и та лишь пожала плечами.
        - Я приехал сам, - подтвердил мебельщик. - По договоренности с сиртом Хьюзом. А потому требую…
        - Требуете? - Вольт поднялся с подлокотника, склонил голову и снова въедливо уставился на гостя.
        - Требую, прошу - какая, в сущности, разница? - раздраженно проговорил мебельщик.
        - Сирт Хьюз здесь не живет! - в голосе Вольта появились стальные нотки. Он говорил холодно, чеканя каждое слово. - И если отец моей жены приглашал вас, то, должно быть, не сюда, а в Соулдон. Это в четырех днях пути отсюда. Или можно отправиться поездом, как вам будет угодно. Но сначала через дверь. Я провожу.
        В комнате повисла напряженная тишина.
        - Что ж, - Виго Заерс отмер и внезапно заговорил намного более спокойно: - Пожалуй, сегодня мне и правда пора. Я дождусь, пока вы обсудите план изменений, и тогда приду снова. По приглашению от вас.
        - Мы не…
        - Чудесно! - Миссис Краспер, все это время тихо наблюдавшая за ними с дивана, широко улыбнулась сыну. - Как прекрасно все разрешилось, правда?
        В то время как Вольт удивленно взирал на мать, прервавшую его, Виго Заерс пытливо взглянул на Сабину.
        И его карие глаза заставили ее прижать руку к груди. Что-то было не так с этим человеком.
        - Всего доброго, - проговорил Виго, чуть склонив голову.
        - Я вас провожу, - настоял Вольт и вместе с мебельщиком направился прочь из комнаты.
        - Зря он так резко, - поморщившись, высказалась миссис Краспер, едва шаги мужчин затихли. - Можно было обойтись более подобающим приемом.
        - Но этот мистер Заерс вел себя отвратительно, - не согласилась Сабина. - Я бы и сама попросила его уйти, если бы ваш сын не появился так вовремя. Кроме того, с ним явно не все в порядке.
        - Да, он не очень приятен, но прислан твоим отцом, дорогая.
        - Вот именно. Мог бы более уважительно отнестись ко мне, к вам и к Вольту, - парировала Сабина. - Я определенно не хочу, чтобы этот человек занимался нашим устройством здесь. Мы найдем кого-то более воспитанного и… нормального!
        - Как скажешь, дорогая, как скажешь, - закивала свекровь, потянувшись за глотком чая. Отчего-то Сабине показалось, что она прячет улыбку.
        Спустя несколько минут тишины, так и не дождавшись мужа, Сабина решительно поднялась и направилась к двери.
        - Пожалуй, я поищу Вольта.
        - Не торопитесь, дети, - беззаботно ответила миссис Краспер, - увидимся во время ужина.
        Сабина нашла Вольта на крыльце дома.
        Он смотрел, как Рикон отъезжает со двора, и, услышав шаги, проговорил:
        - Водитель повез мебельщика домой.
        - Наш водитель? - поразилась Сабина. - Это ты приказал?
        Вольт не ответил. Он был задумчив и молчалив.
        - Что-то случилось?
        Сабина не знала, что и думать. Глядя на мужа, она гадала, стоит ли мешать ему?
        Совсем недавно, в гостиной, ей казалось, он рад их встрече, но теперь Вольт снова был далек мыслями и неразговорчив. Оставалось лишь гадать, что в его поведении было искренним, а что - игрой на людях.
        Сабина уже собиралась уйти, чувствуя себя очень неловко рядом с мужем, но он внезапно остановил ее.
        - Я был у лакея Винса. Он очень плох. Болен, на самом деле.
        - Чем?
        - Какая-то странная напасть. Он истощен, но отказывается от еды.
        - А что говорит лекарь? - спросила Сабина.
        - Ничего. Лекарь перестал приезжать, как только у отца Винса кончились деньги. До этого от него тоже не было толку. Я знаю, ты ярая защитница этого Бифза, но…
        - О! Я больше не собираюсь защищать этого напыщенного негодяя!
        - Вот как? Он тебя обидел? - Вольт взял Сабину за руки, склонился к ее лицу. - Что произошло?
        Она смотрела на мужа как завороженная, обдумывая, стоит ли рассказать ему правду. Или это унизит ее в его глазах и отвратит?
        - Сабина, что он сделал?! - теперь Вольт злился.
        - Ничего такого, - она передернула плечами, не решаясь открыться. - Просто… поставил меня на место.
        - Каким образом?
        Сабина мешкала с ответом, подбирая правильные слова. Она не хотела жалости мужа и тем более не хотела его насмешек.
        - Он оскорблял тебя?
        - Нет же, - она грустно вздохнула. - Мистер Бифз лишь предлагал всем пациентам выбор. Понимаешь?
        - Нет.
        - К нему за помощью приходили люди, и он каждому представлял меня. Рассказывал, что я из столицы, дочь сирта Хьюза, отличница и все такое. Предлагал, чтобы именно я взялась за их лечение, а не он сам. И…
        - Вот свинья! - выпалил Вольт. - Он выставил все так, будто твое образование куплено. Естественно, никто не захотел лечиться у тебя.
        Сабина кивнула.
        - Никто. Больше того, они просили выйти на время осмотра, не желая становиться игрушками для богатой леди. Впрочем, я сама виновата.
        - Ты? И в чем же?
        - Во всем, - Сабина улыбнулась одними губами. - В выборе профессии, в нашем браке, в том, что думают обо мне люди…
        - Давай прогуляемся? - внезапно предложил Вольт. - Погода в кои-то веки неплохая, заодно и обсудим…
        Он увлек ее за собой, так и не сказав, что именно хотел обсудить. Какое-то время они шли в тишине, слушая трескотню насекомых в траве и щебет беспокойной птички, названия которой Сабина не знала. Вольт снял с себя пиджак и накинул ей на плечи.
        - Так почему лекарь? С чего вдруг?
        Она улыбнулась ему и сама не заметила, как начала рассказывать:
        - Я всегда знала, что не хочу замуж по расчету. Смотрела на своих родителей и понимала: хочу как они. Понимаешь? Только мой отец этого не одобрял. У меня очень высокий магический потенциал, я могла бы стать достойной партией любому. Папа повторял это так часто, как только мог. А я… В четырнадцать лет я увидела, как столкнулись автомобиль и экипаж. Я находилась в центре города с гувернанткой; у нее были дела, и я ждала ее у лавки с тканями. Так вышло, что некому было увести меня с места происшествия, хотя все благородные дамы разбежались в стороны, стараясь не смотреть на ужасное зрелище.
        Сабина ненадолго умолкла, погрузившись в воспоминания.
        - Кто-то погиб? - спросил Вольт.
        Она вздрогнула и покачала головой.
        - Мог погибнуть кучер, он упал рядом со мной и был очень плох. Я не знала, чем помочь, и с ужасом понимала: сейчас на моих руках умрет человек! Но рядом оказался лекарь и спас его. Как рыцарь! Меня попросили отойти и не вмешиваться. Я стояла и смотрела, как мужчина, выглядевший вроде бы ничем не лучше тебя и меня, совершал чудо - спасал чужую жизнь. И все, я пропала.
        - Захотела быть как он, - Вольт кивнул.
        - Лучше него! - засмеялась Сабина. - Чтобы женщине разрешили лечить, нужно делать это лучше всех. И я сделала все, чтобы отец разрешил учиться. Он думал, это блажь, но просчитался. Меня приглашали проходить практику в Соулдоне, представляешь? Если бы не тот ужасный случай…
        - Когда избили простыша, - тихо закончил за нее Вольт. - Расскажи.
        Сабина посмотрела на него пронзительно, опустила голову и прошептала:
        - Это такой стыд…
        - Я пойму, - твердо ответил он. - Что случилось?
        Она больше не сомневалась. Только смотреть на мужа было неловко. Подойдя к яблоне, Сабина остановилась, провела ладонью по шершавой коре и начала вспоминать. Слова лились нескончаемым потоком, а Вольт стоял рядом и слушал, ни разу не перебив.
        Когда Сабина закончила, то услышала прерывистый вздох. А обернувшись, наткнулась на непонимающий, растерянный взгляд супруга.
        - А стыдно-то за что? - спросил он. - Я не понимаю.
        - Ну как же? Я ведь не помогла Дарту Пайму сразу, хотя понимала, что все неправильно. Я виновата не меньше остальных.
        - Саби-и-ина, - протянул Вольт, внезапно хлопнув себя ладонью по лбу, - твою ж мать!
        Она округлила глаза, не понимая, чем именно вызваны такие слова.
        - Презираешь меня? - тихо уточнила она.
        Он молчал. Смотрел на нее так, будто видел впервые, а потом схватился за голову и, скривившись, снова выругался. Даже кулаком махнул в пустоту.
        Сабина прижалась спиной к яблоне, не в силах пошевелиться.
        - Какая гадина! - наконец проговорил Вольт, замерев.
        - Я?
        - Твоя подруга! Какая незамутненная, наглая, мерзкая…
        - Вольт!
        - Прости. Я тебя пугаю. Я… - он посмотрел на Сабину и покачал головой. - Если бы ты знала, как мне жаль. Какой же я идиот.
        - Ты? - Сабина робко шагнула вперед. - Вольт, тебя использовали, чтобы прикрыть мой ужасный поступок. Ты не виноват.
        Он молчал.
        Стоял напротив, сверля ее взглядом, словно бы превратившись в каменное изваяние - подобие себя прежнего, и Сабина двинулась прочь, понимая, что отпугнула его своим признанием.
        Вольт остановил ее спустя несколько шагов. Догнал, развернул к себе и ледяным тоном проговорил:
        - Я один виноват в том, что дело не удалось замять. Я виноват в том, что отцу Барбары пришлось прикрывать зад дочери и подставлять тебя. Это из-за меня тебе пришлось выходить замуж и отправляться сюда, Сабина. Из-за меня ты сегодня терпела насмешки Бифза.
        - Что ты говоришь? - она покачала головой, пытаясь вклиниться в пламенную речь мужа, но он не дал прервать себя.
        - Хотелось бы скрыть все от тебя, Сабина. Но нужно отвечать за свои поступки, так ведь? Я не хочу, чтобы ты узнала правду от кого-то еще, - он не сводил с нее глаз, не отпускал, вынуждая слушать. - Это я тот корреспондент.
        - Не понимаю.
        - Я - Юан Филз, тот, кто написал первую статью, в которой обещал раскрыть имена магов, избивших простыша. За это твой отец и мой дядя вынудили меня идти к алтарю с тобой.
        - Ты? - она покачала головой.
        - Я думал, это твоя вина, Сабина. Думал, ты подговорила друзей избить Дарта Пайма за отказ…
        - Ты ведь учитель, - прошептала она, чувствуя, как глаза наполняются слезами.
        - Учитель, - согласился Вольт. - И корреспондент. У меня есть артефакты, они… Сабина, выслушай меня.
        Она вырвалась из его захвата и побежала прочь, закрывая уши ладонями. Его пиджак упал куда-то в траву, а голос Вольта ввинчивался в уши, призывая вернуться и понять, за что он так поступил с ними. С ней.
        - Нет, все неправильно, - твердила Сабина, вбегая в дом и поднимаясь в спальню, - это все сон. Страшный сон. Так не должно быть! Не может быть.
        Закрыв дверь спальни, она прижалась к ней спиной и поняла, что горько рыдает, больше не в силах держать обиду внутри. Вольт и есть Юан Филз. Тот, кто разрушил ее мечты.
        Сабина сморгнула слезы и наткнулась взглядом на шикарную одинокую розу напротив. Цветок стал символом их примирения и понимания, а еще надежды. Теперь его стебель слегка согнулся, а головка поникла, символизируя скорый конец всему.
        Приблизившись к цветку, она принюхалась. Надо же, доверие к Вольту рассыпалось в один миг, а аромат розы, подаренной им, все еще дурманил голову.
        - Юан, - проговорила она вслух, внезапно озаренная новой мыслью. - И мой отец знал об этом! Знал, но все же выдал замуж за Вольта, отпустил далеко от дома. И мама наверняка была в курсе - отец не стал бы скрывать от нее… И следователь! Все знали, кроме меня.
        В задумчивости Сабина коснулась розы, и сердцевина бутона засветилась, получив магическую подпитку. Стебель распрямился, и даже лепестки точно стали ярче прежнего.
        - Вот так, - прошептала она, - я не готова с тобой расставаться…
        ГЛАВА 15
        Он стоял у двери, как последний дурак, и гадал, что делать дальше.
        «Угораздило же рассказать ей правду! Нужно было подождать пару дней… или недель, а лучше лет! - думал Вольт, сжимая и разжимая кулаки. - Но как можно лгать, глядя в ее глаза? Это невозможно. Жаль только, вся эта романтика до добра не доводит: теперь мы вернулись к тому, с чего все начиналось!»
        - Мистер Краспер?
        Он резко обернулся на голос и увидел миссис Розу Эйсби, жену дворецкого. Вольт неприятно поразился тому, что за собственными мыслями не услышал ее приближения и теперь выглядел полным идиотом.
        Отступив от двери, он кивнул миссис Эйсби, надеясь, что та быстро придумает причину уйти. Но не тут-то было. Высокая, худощавая, с тонкими чертами лица и большими миндалевидными глазами, жена дворецкого все еще была красива и изящна, хотя по возрасту годилась Вольту в матери.
        Удивленно глядя на него, миссис Эйсби остановилась буквально в паре шагов и участливо спросила:
        - Нужна помощь? Вам нехорошо?
        - Нет, благодарю. Я просто задумался, - Вольт наигранно улыбнулся. - Рад видеть вас здесь. Решили навестить мужа?
        - Племянницу, - она устало вздохнула. - Спрашивала у Лины, как чувствует себя Винс. Бедняжка сказала, что он совсем плох, а ведь они были очень дружны. Ей тяжело видеть его таким, но она не оставляет надежды на поправку старого приятеля.
        Последние слова жена дворецкого произнесла с нажимом, как бы подчеркивая, что между ее племянницей и лакеем ничего личного не было и быть не может.
        - Да, мне жаль, - Вольт вспомнил измученное болью лицо парнишки и бледную Лину у его постели. - Если бы я знал, что Винс настолько плох, то не позволил бы ей ехать со мной. Она и правда дорожит им.
        - Не то чтобы дорожит, - миссис Эйсби поморщилась, - но мечтает снова увидеть его здоровым. Как и мы все.
        - Пожалуй, вы были правы, когда настаивали, чтобы она не ездила со мной. Ваша племянница слишком мнительная для подобных зрелищ.
        - Вы так заботливы, мистер Краспер, - женщина улыбнулась ему и, мельком взглянув на дверь спальни, хотела что-то добавить, но так и не осмелилась. А ведь она явно уже составила мнение о том, почему Вольт не решался туда войти.
        «Только сплетен про наши с Сабиной недомолвки не хватало!» - подумал он, хмурясь.
        И в этот миг его озарило идеей.
        Вспомнив, что говорит с главной сплетницей Белфорта, он сам подался вперед и заговорщицки сообщил:
        - Знаете, миссис Эйсби, мне кажется, вам вскоре не о чем будет волноваться.
        - Не о чем? - переспросила она, моргнув.
        - Да. Я имею в виду мистера Винса.
        Ему показалось, что миссис Эйсби слегка побледнела.
        - Право, я о нем не так сильно и переживаю, - проговорила она, теряясь.
        - Вот и правильно. Потому что завтра же к нему отправится Сабина.
        - Зачем? - совсем оторопела она.
        - Моя супруга - лекарь, одна из лучших на своем курсе, - гордо выдал Вольт. - И она обязательно поможет бедняге.
        Миссис Эйсби недоверчиво смотрела на него, будто решая, шутит он или говорит правду.
        - Вот как, - наконец произнесла она, и уголок ее рта слегка дрогнул, - лучшая на курсе? В Соулдоне?
        - Да. И ее приглашали остаться там на практику, но моя Сабина так мечтает помогать людям, что сама уговорила отправить ее сюда.
        - И вас. Вам ведь пришлось поехать вместе с женой. Не жалеете?
        - Все решилось спонтанно, - ответил Вольт. - Мне везде хорошо, где она. Мы вместе - это главное.
        - Любовь-любовь, - пропела миссис Эйсби. - Все молодые так подвержены этому чувству. И это замечательно, должна сказать! Когда еще идти на поводу эмоций, как не в молодости? Если мисс Сабине удастся облегчить жизнь Винса - случится чудо! Я не преувеличиваю. Его ведь посещал наш лекарь, мистер Бифз, но ничего не вышло. Поэтому вы уж сразу не обнадеживайте супругу, чтобы потом сильно не расстраивалась.
        - Вы правы, но попытаться стоит. Отправлю ее с Риконом прямо с утра.
        - Ваше право, - миссис Эйсби прижала руку к груди и тихо проговорила: - Если бы вы знали, как жаль мальчишку Винса… Но иногда остается лишь смириться.
        - Все наладится, - пообещал Вольт.
        - Вы просто заражаете оптимизмом, - усмехнулась жена дворецкого. Ее губы растянулись в тонкой улыбке. - Не зря Лина говорит о вас столько хорошего, мистер Краспер.
        - Что ж, благодарю. И всего доброго, - Вольт решительно повернулся к двери в спальню и потянул ручку вниз. - Увидимся завтра в центре, миссис Эйсби, как и договаривались.
        - Конечно, мистер Краспер. Всего хорошего.
        В спальне царила тишина. Сабина сидела спиной к мужу и писала что-то за столом. Стоило ему войти, она слегка повернула голову и замерла.
        - Я хочу поговорить, - сказал Вольт, медленно приближаясь. Он будто оказался на охоте, и перед ним выпрыгнул кабан, но тут выяснилось, что ружье не заряжено.
        Конечно, нехорошо даже мысленно сравнивать жену с диким кабаном, вот только мысль уже ворвалась в голову и прижилась как родная. Сабина шумно дышала, продолжала сидеть и той же позе, явно готовясь в любой момент сорваться и пойти в атаку.
        - Прошу, попробуй понять меня, - продолжил Вольт, стараясь не делать резких движений. - Если бы я знал, что ты невиновна, то никогда бы не…
        Стул под Сабиной скрипнул. Сама она еще немного повернула голову, прислушиваясь.
        Вольт стал выбирать слова аккуратнее, понимая - от сказанного зависят их отношения.
        - В ночь происшествия я украл блокнот у следователя, Сабина, - проговорил он, отринув тактику оправданий. - Оливер доверял мне, и я этим воспользовался, чтобы разоблачить богача, решившего уйти от закона с помощью денег. Я считал, что делаю хорошее дело. Сейчас это звучит глупо, но тогда мне казалось, я открываю миру правду.
        Вольт остановился в паре дюймов от Сабины, уставился на ее красивую шею с идеально-белой кожей. Из высокой прически выбился маленький вьющийся локон, и Вольту дико хотелось убрать его. А после - поцеловать Сабину. Хотелось вновь ощутить вкус ее безупречной кожи, и ее руки на своих плечах, и…
        Она отвернулась, принялась складывать бумагу, на которой писала до этого, и Вольт поторопился с рассказом:
        - Позже я дал ход статье, но не назвал имен, потому что хотел нарыть больше доказательств. Меня разозлило, что в деле замешаны две богатенькие наследницы. Я хотел помочь отцу простыша наказать вас. Чтобы люди узнали… Я зациклился на идее разоблачения двух негодниц.
        - Ты все это время думал, что это я подстрекала парней избить Дарта Пайма? - перебила Сабина. Ее голос звенел от негодования. - Каждый день в столице и все дни нашего путешествия ты думал, это я?
        - У меня были сомнения в том, что это ты одна, но… да, я винил тебя, - признал Вольт.
        Она отодвинула стул, и тот со скрипом проехал по паркету.
        - А сегодня в саду ты просил рассказать все.
        Сабина поднялась и повернулась к нему. Огромные зеленые глаза смотрели на него, требуя ответов и выворачивая душу наизнанку.
        - Ты все еще считал меня виновной, но сказал, что поймешь. Обманул? Хотел узнать все из первоисточника?
        Вольт вдруг увидел в хрупкой, нежной супруге отражение ее отца, сильного и властного сирта. Сабина и правда могла бы быть достойной партией любому мужчине, однако досталась ему. По глупости, из-за роковой случайности, но ему! Отпустить ее через полгода? Теперь, когда он глаз от нее отвести не может?! Когда знает вкус ее губ и то, как страстно она реагирует на его прикосновения?.. Нет, вряд ли это возможно.
        - Не обманул, - возразил он. - За последние дни я придумал тебе сотню оправданий, Сабина. Знаешь, до чего дошел? Даже если бы ты подтвердила, что была одной из тех, кто бил парня, я нашел бы из-за чего. Он мог оказаться редкой сволочью и заслуживать своей участи - вот самый банальный ответ. И чтобы проверить такую теорию, я посылал запрос по поводу этого дела своим друзьям в Соулдон еще из Рашпуля. Уже тогда я осознал: ты слишком светлый и открытый человек, чтобы намеренно причинить вред кому бы то ни было. И чем больше мы общались, тем четче я понимал свою ошибку и больше не мог тебя осуждать. Себя корил - да. Я виноват в поспешности выводов. Виноват в краже блокнота Оливера. Виноват во многом другом. Тебя винить перестал, даже не зная, что ты ни при чем.
        Сабина тихо вздохнула и перевела взгляд на свои руки, сцепленные в замок.
        - Зачем ты рассказал мне все? Про статью и свою причастность? - спросила она чуть слышно. - Даже мой отец не счел это важным.
        - Я устал от тайн. - Вольт поднял руку, растрепал волосы на затылке. Он больше не находил слов, и ему казалось, Сабина вот-вот отвернется от него навсегда. - Слушай, я не прошу взять и простить по щелчку пальцев, но хочу, чтобы между нами сохранилось хотя бы то хрупкое равновесие, что было эти дни.
        - Но если это не ты написал вторую разгромную статью, то кто?
        Сабина снова посмотрела ему в глаза.
        Вольт не выдержал, подался вперед и, взяв ее за руку, накрыл сверху второй ладонью.
        - Думаю, это отец Барбары Жорди, - проговорил он, радуясь как мальчишка, что Сабина не отнимает у него своей руки. - Он устраивает травлю тебе. Нам. Старается отвести подозрение от дочери. И у меня есть доказательство: за последние недели всего два человека пытались надавить на главного редактора газеты и получили мое имя. Один из этих людей - отец Барбары.
        - А второй? - проговорила Сабина едва ли не шепотом. - Мой отец?
        - Нанятый им сыщик, - Вольт погладил руку Сабины и продолжил: - Похоже, этот же сыщик слил информацию губернатору Флебьи. Что касается твоего отца - он очень умный человек, не зря стал сиртом. Разоблачив меня в считанные дни, Роберт Хьюз рассудил правильно: я бы не стал писать о тебе гадости, будучи женатым на тебе же. А вот отец Барбары решил действовать иным, более грязным путем. Теперь он сам пишет якобы разоблачающие статьи под псевдонимом Филза. Или нанял кого-то для этого. Но нам не стоит опасаться его, Сабина.
        - Почему?
        - Скажем так, у Филза много недоброжелателей, и завтра же я отправлю в столицу письмо, в котором по секрету расскажу паре людей, кто скрывается под этим именем. Так что отцу Барбары будет чем заняться.
        - Ты натравишь на него своих врагов, - выдохнула Сабина. - Это ведь тоже грязная игра!
        - Он сам взял чужое имя, - пожал плечами Вольт. - Кроме того, дорогая жена, у меня есть отличная идея, как помочь тебе завоевать расположение местных.
        - Я еще не сказала, что простила тебя, - напомнила она, вздернув подбородок.
        - Да, но это не значит, что я должен прекратить думать о тебе. - Вольт осторожно поднял ее ладонь к губам и поцеловал. - Ты переживаешь, потому что не можешь проявить себя как лекарь.
        Сабина мельком взглянула на его губы и сразу отвернулась к стене.
        - Предположим, я поверю в твою заботу и попробую снова довериться. Что же ты придумал?
        - Ты вылечишь лакея! - выдал Вольт, широко улыбнувшись. - Винса.
        - Что ж, если он действительно сильно болен, я осмотрю его и попробую помочь. Но при чем здесь людское доверие?
        - Его пробовал лечить Грэм Бифз. И все безуспешно! - Вольт просто светился от счастья. - Теперь представь, что будет, когда Винс пойдет на поправку.
        - Ты так говоришь, будто я уже все сделала, - Сабина покачала головой. - Скажи хотя бы, чем именно он болен?
        - Никто не понимает. Парень просто медленно угасает.
        - Как это? - опешила Сабина. - И ты так просто об этом говоришь?! Может, у него сыпь? Или боли? С чего все началось?
        - Ни сыпи, ни болей, насколько я понял. Он просто стал терять интерес к жизни. Меньше есть, меньше ходить. Потом совсем слег… Бред какой-то! Но ты непременно разберешься.
        Сабина вырвала свою ладонь из его рук и прошла к окну. Постояв там немного, вернулась к Вольту и уточнила:
        - Ты ведь понимаешь, что я вряд ли смогу помочь, если мистер Бифз не смог? Он настоящий лекарь с многолетним опытом и…
        - Сдаешься? И пусть парень медленно мучительно умирает?
        - Ничего не сдаюсь, но голос разума…
        - Винса уже списали. Даже родные говорят о нем как о доходящем. Если не попытаться вылечить, он вскоре умрет.
        - Отправляемся завтра с самого утра! - твердо заявила Сабина. - Однако это не значит, что ты прощен.
        - Отлично, - Вольт продолжал улыбаться, глядя на жену. Но, заметив надменно вскинутую бровь, понял, что рано праздновать полную победу, и принял серьезный вид. - Я хотел завтра отправить пару писем в Соулдон, но раз такое дело, попрошу маму отвезти их, а сам отправлюсь с тобой. После фермы поедем в город и еще раз побеседуем с миссис Эйсби. Она обещала навести справки о нашем таинственном мебельщике.
        - Мое письмо тоже нужно отправить, - спохватилась Сабина. Пройдя к столу, она взяла с него аккуратно сложенный бумажный лист. - Это для моего отца.
        Вольт тут же напрягся по-настоящему.
        - Просишь его ускорить расторжение нашего брака? - спросил он, с силой сжимая челюсти.
        Сабина помедлила, но после сердито проговорила:
        - Вот еще! Я не собираюсь больше вмешивать отца в наши размолвки, Краспер. Здесь лишь краткий рассказ о том, что мы добрались до места и хорошо устроились, а также мои сомнения по поводу законности действий губернатора.
        Вольт кивнул, стараясь сохранить внешнее спокойствие, но все же не выдержал и, сделав шаг вперед, осторожно поцеловал Сабину в щеку. Смешной подростковый поступок заставил его сердце биться быстрее и вызвал желание немедленно продолжить по-взрослому, с размахом. Но она точно не оценила бы такого напора. Потому, призвав на помощь железную силу воли, Вольт отступил.
        - Я больше не обману твое доверие, обещаю.
        Наградой ему стал ее удивленно-восторженный взгляд и яркий румянец на щеках.
        - Уж постарайся, - как можно более строго потребовала Сабина, при этом пряча смущенную улыбку и глядя куда-то в сторону, лишь бы не ему в лицо. - Я что-то проголодалась. Думаю, пора составить компанию твоей маме и ложиться в постель.
        После этих слов она густо покраснела и, испуганно посмотрев на Вольта, пробормотала:
        - Спать. Я имела в виду… лечь пораньше. Потому что нам завтра рано вставать.
        Вольт не ответил, хотя на языке так и вертелась парочка острых фраз. Вместо того чтобы смущать супругу еще сильнее, он предложил ей опереться на его локоть и послушно отправился в столовую.
        Вечер удался на славу. Миссис Краспер на удивление быстро расправилась с едой, согласилась доставить их письма и вскоре ушла к себе, сославшись на усталость. При этом глаза ее лукаво поблескивали, а уголки губ явно подрагивали в попытке скрыть прекрасное настроение.
        - Как хорошо, когда в семье мир и любовь, - словно бы невзначай заметила она. - Сразу на душе спокойнее. Добрых снов, дети. Не провожайте меня, у вас впереди еще десерт.
        Вольт, услышавший в словах матери очередной совет, решил внять ему и отпустил дворецкого, предложив Сабине выпить чай в малой гостиной. Она согласилась, но сурово напомнила, что времени у них совсем немного.
        Там, у камина, они снова говорили. Ни о чем и обо всем. Сабина вспоминала детство в Грэми-Холле, и Вольт вдруг попросил рассказать об искре, что упоминала ее мать в столице.
        - Искра истинной любви, - проговорила она тихо. - Моя бабушка, правнучка Грэма Кейна, великого мага, славящегося любовью к алхимии, часто рассказывала байки о знаменитом предке. Он много где побывал, видел всякое, любил изобретать и вводить новшества. До сих пор существует мнение, что он опережал свое время. Сам же Грэм говорил, что нет большего несчастья, чем жить без любви, а потому он создал некий артефакт и встроил его в кровать. В свою спальню.
        - Отличное место для определения истинности любви, - похвалил Вольт. - Одобряю. А что за артефакт?
        Сабина покачала головой.
        - Никто не знает. Это осталось тайной.
        - Хорошо устроился алхимик. Мне бы кто-нибудь так же на слово верил.
        Сабина рассмеялась.
        - Грэм очень любил свою жену и без всяких подтверждений магией считал ее своей единственной, - сказала она, продолжая улыбаться и мечтательно глядя перед собой, - но своим потомкам он подарил счастливый шанс найти половинку. Дал подсказку.
        - То есть его дети, которых он зачал на той кровати, обретали способность найти любовь с помощью прикосновения?
        - Да, - она пожала плечами. - И дети, и внуки, и правнуки… Мама клянется, что при первой встрече между ней и отцом проскочила искра. Тогда она была помолвлена с другим, а он совершенно не задумывался о браке и слыл жутким повесой. Можешь себе представить?
        - Легко.
        Сабина посмотрела на Вольта и покачала головой.
        - А я нет. Не представляю их порознь.
        - Годы и привычка взяли свое. Люди, прожившие вместе столько лет, даже внешне становятся похожи.
        - Значит, считаешь, искры нет? - с интересом спросила Сабина. Она отставила чашку с остатками чая на поднос и задумчиво посмотрела на собственные пальцы.
        И Вольт вспомнил их первую встречу. И прикосновение ее руки. И тишину, последовавшую за этим, а после - безропотное согласие родителей Сабины отдать единственную дочь ему в жены. Чем они руководствовались тогда? Рассудком и пониманием, что он не станет писать статью о собственной жене? Или вера в алхимию любви, когда-то практиковавшуюся неким Грэмом Кейном, настолько сильна?
        - Наверняка, это пустое, - Сабина посмотрела на него и легко взмахнула рукой. - Но когда я была малышкой, безумно любила слушать именно эту сказку.
        - Да, в ней что-то есть, - согласился он.
        - А теперь точно пора спать, - зевая, решила Сабина.
        Позже, когда она уже мирно спала, Вольт дописал третье по счету письмо и, подойдя к постели, внимательно всмотрелся в прекрасное лицо супруги.
        - Искра там или нет, неважно, - прошептал он, - важно только то, что между нами сейчас. И сейчас я не готов отпускать тебя, Сабина…
        * * *
        Утром Вольт, как всегда, проснулся раньше жены.
        Открыв глаза, какое-то время он просто любовался ангельским личиком и не верил, что еще пару месяцев назад не знал ее. Не думал о ней. Не беспокоился за нее. Не хотел обнять ее, ощутить вкус ее губ, увидеть радость от встречи в ее глазах.
        Одеяло она давно скинула, и теперь Вольту открывался потрясающий вид на стройные ножки супруги. Он задержал дыхание, поднял руку, поднес к ее лицу и убрал локон, упавший на глаза. Провел кончиками пальцев по ее щеке.
        Этого оказалось преступно мало. Подтянувшись на локте, Вольт едва ощутимо коснулся губами ее губ. Сабина улыбнулась во сне и что-то тихо пробормотала.
        Он отстранился, понимая, что вот-вот не сможет отказать себе в большем. Она тихо вздохнула и, перевернувшись на другой бок, принялась шарить рукой в поисках одеяла.
        «Чудо как хороша, - думал Вольт, глядя на супругу, - нежная, милая, молчаливая. Моя жена».
        И сразу вспомнились ее слова о том, как не хватает ей внимания, комплиментов и красивых ухаживаний.
        Укрыв ее, он быстро убежал в душ, затем оделся и устремился в сад за очередной розой. В спешке срезав первую попавшуюся, обтесал колючки садовыми ножницами и хотел вернуться в спальню, но встретил Лину.
        - Простите, мистер Краспер, я… - она мялась, преградив ему путь.
        - Что не так? Говори.
        - Я узнала, что Рикон сегодня отправляется в город, на почту. Могу я отлучиться с ним на несколько часов? Тетя очень плохо чувствовала себя, когда уезжала, и теперь мы волнуемся.
        - Хорошо, - Вольт кивнул, - отвезете письма, а потом поезжайте к твоей тете.
        - Спасибо вам огромное! - Лина радостно всплеснула руками, прижала их к груди, неуловимо напомнив Сабину. Та столь же искренна в выражении эмоций. - Тогда я скажу Рикону и дяде?
        - Скажи. Но сначала пойдем со мной, я дам тебе письма и деньги на отправку.
        Он уже обогнул горничную, так что она поспешила за ним.
        В спальне Вольт приложил палец к губам, веля ей вести себя тихо. Аккуратно пристроив цветок на свою подушку, он улыбнулся спящей Сабине и передал Лине письма для отправки.
        - Отправишь первым классом, - шепнул он, - вот деньги.
        - Все сделаю, мистер Краспер, - Лина широко улыбнулась, покосившись на цветок в кровати. - До свидания.
        - До свидания, - ответил он и внезапно замер.
        Под ребром кольнуло от нехорошего предчувствия. Дверь за горничной закрылась, а по спине у Вольта пополз неприятный холодок.
        - Чертовщина какая-то, - пробормотал он, двинувшись за Линой. Но до двери не дошел, услышав характерный шорох на кровати.
        Сабина проснулась. Она нашла розу рядом с собой и теперь очаровательно улыбалась, с благодарностью и восторгом глядя на мужа. Впрочем, он отвечал тем же.
        Все страхи и предчувствия были забыты в тот же миг, а внимание Вольта целиком перешло на Сабину.
        Ее восхитительные шелковистые волосы разметались по плечам, сорочка сползла, открывая изумительный вид на часто приподнимающуюся белоснежную грудь, а хрипловатый голос жены, когда она заговорила, пробудил в нем такое яростное желание остаться в спальне на весь день, что он и сам поразился.
        - Мне нравится находить цветы в постели. - Сабина осторожно села, подтянула одеяло выше и понюхала цветок, прикрыв глаза от удовольствия. - Пахнет божественно. Думала, вчерашняя роза - самая красивая в нашем саду, но эта ее превзошла. Представляю, сколько ты ее искал!
        - Да уж, - он запустил пятерню в волосы и усмехнулся.
        - Спасибо, - Сабина посмотрела на Вольта, повела плечами и спросила: - Только зачем ты делаешь это?
        Он пожал плечами.
        - Мне нравится твоя улыбка.
        - И все? - она хитро прищурилась.
        - Этого недостаточно? - Вольт подошел, присел рядом с ней и признался: - От твоего настроения зависит и мое. Когда тебе плохо, я чувствую, что делаю что-то не так, но не всегда понимаю, как это исправить. Опыта маловато. Помнишь, как ты сказала у алтаря? «Это у меня впервые, в следующий раз буду собраннее».
        Щеки Сабины порозовели.
        - Ты помнишь те слова, - проговорила она, глядя на розу, - они обидели тебя?
        - Тогда - нет.
        - Тогда? - Сабина украдкой посмотрела на него.
        - Теперь я делаю много выводов из прежних ошибок. Каждый день. Но иногда они могут быть неверными, и… ты могла бы направлять меня.
        Сабина прикусила нижнюю губу, и Вольт заметил, что ее плечи напряглись.
        - Это чтобы мы прожили полгода, отведенные твоими родителями, в мире и согласии, а не бросались друг на друга из-за ерунды, - торопливо добавил он. - Я помню о твоем желании быть свободной и самостоятельно выбрать того, с кем провести остаток дней.
        - Да, - шепнула она, отворачиваясь, - и ты наверняка мечтаешь о том же.
        - С тех пор как я встретил тебя, мне некогда мечтать о ком-то еще, - засмеялся Вольт. - Жизнь бьет ключом, требуя всего моего внимания. Кстати, об этом… нам уже пора ехать на ферму, повидать лакея. Завтрак я соберу с собой, а ты пока одевайся, договорились?
        Внимательно на него посмотрев, Сабина кивнула.
        Вольт уходил, чувствуя, что она не спускает с него глаз, но так и не сумел разгадать, что именно таилось в их глубине. Вот бы хоть на несколько минут научиться читать ее мысли, чтобы суметь лучше узнать Сабину. И чтобы понять, как быть с теми чувствами, которые крепли с каждым днем. Растоптать? Или дать свободу, надеясь на взаимность?
        Спустя полчаса они отправились в путь.
        Прихватив с кухни сэндвичи и бутылку с теплым чаем, Вольт подогнал машину к входу как раз ко времени выхода Сабины. Миссис Краспер еще спала, а Рикон с Линой уехали в город, потому провожал молодоженов лишь дворецкий.
        - Собирается дождь, - хмуро сказал он.
        - Как и всегда в этих местах, - беспечно отозвалась Сабина. - Передайте миссис Краспер, что мы приедем к ужину.
        Дорога до фермы семьи Бохт должна была занять несколько часов, но стоило супругам преодолеть большую часть пути, непогода действительно усилилась. С неба падали крупные капли, а вокруг, как из-под земли, расползался густой молочно-белый туман. Вольт снизил скорость авто, внимательно вглядываясь вперед, а Сабина, призвав магию, пыталась усилить свет фар. Но выходило плохо.
        - Прости, я училась на лекаря и совсем не понимаю, как использовать потенциал в таких случаях.
        Вольт лишь качнул головой.
        - Ерунда, справимся. Видно, его превосходительство губернатор решил устроить в центре города особенно солнечный день, вот и пошла вся хмарь на окраины. Так, вот и нужный поворот, кажется. Ты можешь расчистить туман на пару секунд, чтобы я прочел табличку?
        Он указал куда-то влево, и Сабина принялась старательно плести заклинание. В итоге ей удалось создать небольшого светляка. Тот подлетел к табличке, и Вольт издал боевой клич, обрадованный подтверждением: они почти прибыли на место.
        Завернув в нужном направлении, он заметил, что туман там стал реже, а потому решил отвлечь Сабину разговором.
        - У тебя ведь высший магический потенциал, так?
        - Да.
        - Но ты с трудом плетешь элементарные заклинания.
        - Да, потому что для всего нужна практика. Для лечения пациента я магичу не задумываясь, потому как нужные знания и навыки плотно вбили мне в голову за время обучения. Но во всех иных случаях…
        - Разжечь костер, например? - уточнил Вольт.
        - Нет, - она качнула головой. - Смогу, но буду возиться так долго, что кто-то за это время точно найдет спички.
        - А как насчет дать кому-то подзатыльник на расстоянии?
        - О, это я могу, - улыбнулась Сабина, - во время учебы такое часто… Ох!
        Она смущенно улыбнулась, вспоминая, как совсем недавно проделала это с супругом, наблюдая за ним из окна.
        - Ясно-понятно, - засмеялся Вольт. - Значит, мне не показалось. Хорошо, ну а постоять за себя ты смогла бы? Скажем, нападет на тебя кто-то.
        - Ну, я могу попытаться убедить его не делать зла. Всегда можно договориться, если…
        Вольт расхохотался.
        - Я понял, ты за мир во всем мире. Но, Сабина, должно быть хоть что-то полезное от твоего потенциала. Та же Лина умеет многое в быту, значительно облегчая себе жизнь.
        - Меня этому не учили, - в голосе Сабины послышалась обида. - Подразумевалось, что мне такие знания не понадобятся. Готовка, уборка, защита себя или кого-либо еще…
        - Как все же интересно все устроено у аристократии, - поразился Вольт. - Казалось бы, родилась очень одаренная девочка в богатой семье - научите ее всему дозволенному и даже немного больше!
        - Не принято, - со злостью ответила Сабина.
        - А что принято? Для чего тогда тебе этот дар?
        Помолчав, ледяным тоном она произнесла:
        - Думаешь, я никогда не задавалась этими вопросами? Меня растили, чтобы я составила кому-то идеальную партию и передала свой потенциал потомкам мужского пола. Да, меня не отдали бы старику, а постарались бы подобрать более-менее сносного мужчину…
        - Сносного? - Вольт снова свернул. Теперь он уже неплохо видел дорогу и узнавал места. - То есть, когда мы разведемся, так оно все и будет? Отец найдет тебе богатого холостяка среднего возраста? Не слишком некрасивого, не слишком пьющего, не слишком строгого… Сносного?
        Сабина повернулась и посмотрела на него, ничего не отвечая. Но как только Вольт тоже посмотрел на нее, она выпалила:
        - Где уже эта твоя ферма?! Сколько можно?
        - Мы почти на месте, - спокойно проговорил он.
        - Отлично! Тогда дай мне сосредоточиться перед встречей с больным, - попросила она, отвернувшись к окну. - Разговоры меня сильно сбивают.
        Вольт улыбнулся, глядя на ее растрепавшуюся в пути прическу, на пальцы, вцепившиеся в саквояж мертвой хваткой.
        - Как скажешь, - сказал он. И, не сумев скрыть сарказма, добавил: - Я ведь не хочу попасть в число несносных, так что постараюсь больше тебя не отвлекать.
        Сабина фыркнула и до самой фермы больше не произнесла ни слова, изображая обиду. Однако стоило Вольту припарковать авто рядом с двухэтажным домом, она обернулась и, взглянув на него огромными зелеными глазами, прошептала:
        - А что, если я ничем не смогу ему помочь? Может быть, следовало оплатить услуги мистера Бифза?
        Вольт покачал головой и сжал ее руку.
        - Давай так: если ты не сможешь, тогда и будем думать, что дальше. А пока просто осмотри парня и сделай выводы. Я буду рядом и во всем поддержу.
        - Разве ты смыслишь в медицине? - дрожащим голосом спросила она.
        - Конечно. Главное в вашем деле - все дезинфицировать. Снаружи или внутри, а лучше комбинированно.
        Она засмеялась.
        - Ты редкостное трепло, Вольт Краспер.
        - А ты - специалист своего дела, лучшая ученица курса и гордость родителей, - подмигнул он. - Так что не робей, Сабина, дерзай. Я буду за твоей спиной, оберегать прекрасные тылы.
        - Краспер!
        - Говорю, просто за спиной постою, чтобы не мешать. Пойдем.
        ГЛАВА 16
        - Иметь в Белфорте ферму - это выгодно, - гнусаво говорил отец Винса, мистер Купер Бохт. - У нас всегда хоть какая-то монетка да водится.
        Он стукнул себя по бедру, где на старых штанах был неаккуратно пришит карман; внутри что-то тихо звякнуло.
        - Это хорошо, - выдал дежурную фразу Вольт.
        - Замечательно, - вторила ему Сабина. - Но мы бы хотели…
        - И, что важно, - мистер Бохт не стал ее слушать, продолжив говорить, - на здешних фермах вы не найдете чужаков. Мы трудимся тут семьями, из поколения в поколение. А если и нанимаем кого, то только из местных. У нас к посторонним относятся настороженно. Всегда так было.
        - Ясно, - кивнул Вольт. - Это правильно. Традиции - всегда хорошо.
        Сабина раздраженно посмотрела на мужа, но он продолжал уделять все свое внимание владельцу фермы. Только она хотела напомнить о себе и о цели визита, как Вольт продолжил:
        - Моя жена, к слову, одна из ваших. Ее родня живет здесь очень давно и сделала много полезного.
        Старик Бохт перевел взгляд на Сабину.
        Прямой и худой, как палка, он выглядел нелепо в просторных одеждах. Его сероватая кожа была испещрена множеством морщинок, а губы плотно сжаты в одну тонкую линию, по обеим сторонам загнутую вниз. Насмотревшись на Сабину, он снова уставился на Вольта и покачал головой.
        - Нет, мистер, своих мы знаем. И лекарь к нам приходил достаточно раз, чтобы понять - Винса пора отпустить.
        Позади него горько всхлипнула полная женщина. Сабина заметила, что у нее и самой очень нездоровый вид: глаза красные, нос распух, губы слегка трясутся. Она мяла в руках клетчатое полотенце и смотрела куда-то в пустоту, явно переживая личную трагедию.
        - Я ведь был у вас вчера, - настаивал Вольт, - и вы дали нам повидать вашего сына. Что изменилось сегодня?
        - Вчера вы приезжали с Линой. Они с Винсом до всего этого собирались пожениться. Ей мы всегда рады. Но делать из нашей беды представление не надо, мистер.
        - Представление? - Вольт выгнул бровь.
        - Мистер Бифз приезжал к нам вечером того же дня, что и вы. Он снова осмотрел Винса и не взял с нас ни гроша. Сказал… сказал, что с безнадежного брать нечего. И предупредил, что у нас объявился еще один лекарь.
        Сабина вспыхнула от гнева.
        - Предупредил?! - переспросила она. - Звучит так, будто вам нужно опасаться.
        Старик ничего не ответил, только вздернул крючковатый нос и сложил руки на груди, по-прежнему преграждая путь в дом.
        Сабина беспомощно развела руками и посмотрела на мужа; тот беззаботно улыбнулся ей и сообщил:
        - Мистер Бифз, кажется, очень боится конкуренции, раз лично объезжает тех, на ком уже поставил крест, не находишь? Какой же нужно быть свиньей, чтоб лишать парня шанса на выздоровление, лишь бы не прекращался поток монет в лекарский кошелек? Впрочем, если родные Винса против его выздоровления, тут мы точно ничего не поделаем. Этим, наверное, мы отличаемся от местных, Сабина, ведь болей наш ребенок - мы бы использовали любые возможности, чтобы поставить его на ноги. Но мистер Бохт предпочитает отдавать дань традициям. Поехали, мы зря потратили время.
        Сабина хмуро посмотрела на фермера, но тот не шелохнулся с места. Очевидно, спектакль Краспера не подействовал. Все зря!
        - Вы и правда учились в столице? - услышала она голос женщины, до этого плачущей за спиной Бохта.
        - Ола, не вмешивайся! - сурово рявкнул тот.
        - Отойди, Купер! - не менее грозно ответила женщина, легко отодвигая его в сторону и ступая на порог дома. Растрепанная, изможденная и все равно полная надежды.
        - Я была лучшей на курсе, - ответила ей Сабина. - И если позволите, я хотела бы взглянуть на Винса, чтобы понять, чем таким страшным он болен. Если не разберусь сама, то пошлю запрос знакомым профессорам в столицу и попрошу их помощи. Все-таки он работал лакеем именно в нашем доме. Я хочу помочь.
        Ола закивала, вытерла руки о передник и поманила к себе Сабину.
        - Хуже точно не станет! - громко сказала она, едва мистер Бохт попытался возразить. - Пойдемте, милая. Я вас проведу к сыну. Ему теперь совсем плохо, он уже не может вставать сам.
        Она шмыгнула носом, быстро вытерла глаза передником.
        - Сюда, за мной.
        Посмотрев на кивнувшего ей Вольта, Сабина последовала за Олой. Минуя несколько проходных комнат и длинный коридор, она вошла в небольшую комнату с открытым настежь окном.
        Вопреки ожиданиям, в помещении было свежо и совсем не пахло болезнью. На подоконнике стоял букет из полевых цветов, кружевной тюль развивался на сквозняке, у стены напротив стояли пузатый шкаф и деревянное кресло-качалка. А вот сбоку от входа обнаружилась постель, в которой спал неестественно худой мужчина. Теперь не было ясно, насколько он молод: желтоватая кожа плотно обтягивала лицо, волос на голове Винса не было вовсе, а его руки, лежащие поверх одеяла, выглядели не менее плачевно, чем все остальное.
        - Вот и мой мальчик, - неожиданно жизнерадостно пропела Ола, подходя к кровати больного. - Как ты, сынок? А у нас снова гости.
        Веки мужчины тяжело поднялись, и Сабина увидела неожиданно ясные синие глаза. В них не нашлось поволоки боли, не было злобы или усталости, свойственной лежачим больным. Винс перевел взгляд на Сабину и, осторожно разлепив сухие губы, прошептал:
        - Добрый день.
        - Действительно добрый, - задумчиво ответила она, приближаясь, и отставила свой саквояж на стул рядом с кроватью.
        - Что такое? - сразу заподозрила неладное Ола.
        - Пока не понимаю. - Сабина наклонилась к Винсу и всмотрелась в его лицо. - Но… Как странно.
        Она и сама не знала, сколько простояла так, призвав на помощь свою магию и активировав заклинание Ортовиарова зрения. Этому их обучили на последнем курсе и заставили сдавать несколько зачетов, дабы убедиться, что выпускники университета смогут с легкостью распознать, где истинная болезнь, а где… проклятье.
        - Мисс, - не выдержав, позвала Ола.
        Сабина вздрогнула и посмотрела на женщину. Та отшатнулась, прижав пухлые руки к груди.
        - У вас глаза светятся, мисс, - прошептала она.
        Сабина моргнула несколько раз, мотнула головой и широко улыбнулась матери Винса.
        - Ваш сын не болен. Но он перешел дорогу магу, за что и сгорает живьем.
        - Что?
        - Это проклятье, - убежденно кивнула Сабина. - И я смогу его снять. Оно очень простое и невероятно эффективное. Наслать такое может даже самый слабый маг, вот только знания есть далеко не у каждого.
        - Но как же… - Ола посмотрела на сына и снова на Сабину. - У нас ведь был мистер Бифз. Он сказал, что все безнадежно.
        - Ерунда, - отмахнулась она, повернувшись к своему саквояжу и открыв его, чтобы найти нужное снадобье. - Только вам придется выйти. Я позову вас, как только мы закончим.
        Ола все еще мялась, стоя на месте.
        - Я понимаю ваши сомнения, - заверила Сабина, посмотрев на нее, - но уверяю, ваш сын снова встанет на ноги уже через пару дней. А через неделю-другую начнет восстанавливаться его внешний вид. Тут понадобится терпение, все-таки случай запущенный.
        Ола всхлипнула и посмотрела на сына. Винс медленно кивнул матери, и та все-таки вышла.
        Сабина открыла бутылочку со снадобьем и, выпив содержимое, практически сразу ощутила силу на кончиках пальцев.
        - Ну, приступим, - сказала она, повернувшись к мужчине и усаживаясь на кровать рядом с ним. - Дайте мне ваши руки, Винс. Вот так. Не бойтесь, я уберу недуг, а позже вы расскажете моему мужу, с чего все началось. Такое нельзя оставлять на произвол судьбы. Чувствуете тепло? Хорошо. А теперь смотрите мне в глаза и слушайте все, что я скажу…
        * * *
        Из комнаты Винса Сабина вышла совершенно измотанной.
        Парень остался в кровати; она убедила его не вставать какое-то время, набраться сил. Хотя это было сложно: как только проклятье удалось снять, Винс почувствовал себя лучше и даже смог сесть. Его руки и плечи тряслись от напряжения, но глаза так сияли от счастья, что Сабине пришлось быть снисходительнее. Правильный лекарь отругал бы столь непослушного больного, но она всего лишь уговаривала не перетруждаться.
        - Вы истощены, Винс, - произнесла Сабина, поглаживая его по плечу, - дайте себе время, не перегружайте организм. Может стать хуже, понимаете?
        - Да, мисс, - он кивнул, и из синих глаз выкатились две огромные слезы. Сухие губы треснули, растянувшись в широченной улыбке. - Я не верю! Вы сделали это.
        - Как и обещала, - Сабина тоже улыбнулась, помогая ему лечь обратно. - А вы обещали слушаться меня. Пожалуйста, сегодня не нужно строить из себя здорового.
        - А завтра? - Улегшись, он крепко сжал ее ладонь узловатыми пальцами, удерживая Сабину рядом.
        - Завтра будет новый день, и вы поймете, на что способны. Главное, прислушивайтесь к себе.
        Сабина чувствовала себя неважно и хотела скорее уйти, чтобы отдохнуть. Но Винс не отпускал ее, держа так крепко, будто вместе с ней боялся потерять и обретенное облегчение.
        - Оно не вернется, мисс?
        - Нет, - терпеливо ответила Сабина. - Но вам здорово досталось. Кто бы ни был тем магом, что так поступил с вами, он не просто пошутил, а обрек вас на долгую, мучительную смерть. Я считаю, нужно вызвать полисмагов.
        Винс смотрел на нее не мигая, потом медленно покачал головой.
        - Не думаю, что полисмаги что-то предпримут, мисс. Они скорее поверят, что вы случайно вылечили меня от какой-то заразы, - Винс хрипло вздохнул, но продолжил: - Им лишь бы ничего не делать.
        Он закашлялся, шумно вздохнул и откинул голову назад, испуганно глядя в потолок. Его грудь тяжело вздымалась, но пальцы все так же цеплялись за ее ладонь.
        - Все хорошо, Винс, - Сабина снова погладила его по плечу, - вам просто нужен отдых. Вы не говорили нормально много дней, а теперь сразу решили наверстать упущенное. Так не получится. Будьте к себе снисходительны. Я помогу вам.
        Отцепив его руку от своей, она дотянулась до саквояжа и нашла в нем еще один пузырек.
        - Вот. Оставлю это вам. Нужно принимать по одной ложке три раза в день, но не больше. Иначе сердце может не выдержать. Ясно?
        - Да, мисс.
        Он посмотрел на нее с каким-то отчаянием.
        - Проклятье не вернется, - заверила Сабина. - А вот новое заработать вы можете. Потому я попрошу ваших родителей временно ограничить круг ваших посетителей и никому не говорить о поправке.
        - Ко мне и ходила только Лина, - горько ответил он и сразу улыбнулся. - Ей нужно сказать.
        - Нет. - Сабина посмотрела в глаза Винса и твердо сказала: - Простите, но лучше сейчас перестраховаться.
        - Лина никогда не причинила бы мне вред, - он нахмурился, сжал слабые пальцы в кулаки.
        Сабина хотела было вслух усомниться в непричастности горничной, тем более что именно она была самой частой гостьей в этом доме, но решила, что спорить с влюбленным себе дороже.
        - Конечно, она очень милая девушка и сильно за вас волнуется. Но вы ведь можете уступить мне? Я избавила вас от проклятья и волнуюсь за ваше самочувствие. Давайте договоримся: как только вы твердо встанете на ноги, то расскажете все ей. Да и самой Лине будет приятно видеть вас сильным, а не немощным.
        - Пожалуй, вы правы, - он кивнул, облизал треснувшие губы и поморщился.
        Сабина подала ему стакан с водой и какое-то время наблюдала за жадными глотками, а затем помогла Винсу устроиться поудобнее.
        - Что ж, пойду сообщу вашим родителям, что вам легче, - наконец произнесла она. - Думаю, они очень волнуются.
        - Благодарю вас, мисс. Я ваш вечный должник!
        - Должник, это правда, - подтвердила Сабина, - так что помните о нашем уговоре: щадить себя и не рассказывать никому.
        - Даю слово.
        Она улыбнулась и вышла из комнаты.
        Идя к выходу из дома, Сабина еле переставляла ноги. На нее навалилась дикая слабость, такая, что саквояж едва держался в ее руках - он казался неподъемным. Преодолев вторую проходную комнату, она услышала голос Вольта:
        - Никуда вы не пойдете. Моя супруга велела не мешать, значит, так нужно.
        - Пропустите меня, мистер Краспер, а не то я за себя не ручаюсь! - заявил старик Бохт.
        Сабина как раз вышла к ним и положила руку на спину мужа, загораживающего проход. Вольт обернулся и хотел о чем-то спросить, но она пошатнулась.
        Он сразу обнял ее за плечи, забрал саквояж и подвел к креслу. И только тогда с нескрываемой злостью проговорил:
        - На тебе лица нет! Что такое? Как ты?
        - Все хорошо. - Сабина посмотрела на мужа, чувствуя все грани его беспокойства, и благодарно улыбнулась. Затем перевела взгляд на родителей Винса, вставших прямо за спиной Вольта, и ответила на их молчаливый вопрос: - Проклятье удалось снять, ваш сын будет жить и уже чувствует себя значительно лучше.
        Ола и Купер переглянулись и одновременно бросились к комнате Винса.
        - Даже спасибо не сказали, - покачал головой Вольт, проследив за ними и раздраженно цыкнув. - Эти местные - клубок нервов! Сплошное подозрение и недоверие!
        - И ты как нельзя лучше вливаешься в их среду, - кивнула Сабина, тихо рассмеявшись.
        Вольт усмехнулся, погладил ее по щеке.
        - Ты уверена, что все нормально?
        - Да, но мне нужно поесть. Как считаешь, будет очень бестактно попросить миссис Бохт накормить меня?
        - Шутишь? Они тебе должны гораздо больше! И потом, о каком проклятье ты говорила, Сабина?
        - О, я должна тебе рассказать!
        Усевшись удобнее, она взяла Вольта за руку и пояснила:
        - Винс Бохт не был болен, его съедала чужая злоба. Все его силы уходили на борьбу с чьим-то бытовым проклятьем, представляешь? Поэтому он так медленно угасал.
        - Сабина, разве лекари снимают такое? - Вольт округлил глаза. - Не много ли ты на себя взяла?
        - Этому учат в университете, - беспечно отозвалась она. - С нами были очень строги, пока мы все не усвоили ряд отличий болезни от магических происков и тому подобного. А после нас научили снимать элементарные проклятья. Но я уже забыла, сколько сил уходит на подобное. Ничего страшного, скоро приду в себя.
        - Уверена?
        - Да. Честное слово.
        - Хорошо. - Вольт облегченно вздохнул и задумчиво почесал переносицу. Сняв очки, он подышал на стеклышки и протер их краем рубашки. - Но почему тогда мистер Бифз не смог распознать проклятье? Его же тоже должны были учить подобному. Неужели он сам это и сделал?
        - Нет, - категорично ответила Сабина. - Мистер Бифз - кто угодно, но не проклятийник, Вольт. Лекарь не может обрекать живое существо на страдания.
        - Как у тебя язык поворачивается называть его лекарем? - поразился Вольт. - Этот человек приезжал сюда и не помог бедолаге. Представь теперь, сколько людей он так сгубил? Не будем отметать теорию, что он сам причастен!
        - Ты не понимаешь, - Сабина улыбнулась, поясняя: - Прежде чем разрешить лекарю работать по профессии, с него берут клятву о милосердии, о непричинении вреда… Ее закрепляют магией, завязанной на жизни самого лекаря. Вот я клятву еще не давала, потому что мне предстоит год работать под руководством более опытного специалиста. Если докажу свою пригодность - тогда…
        - Хорошо, наслать проклятье он не мог. Но отчего тогда предпочел не замечать, что парень умирает вовсе не от болезни? Как ты это объяснишь?
        - Никак. Здесь я не в силах понять, что им руководило.
        - Зато я, кажется, понимаю. - Вольт вернул очки на нос и прошелся по комнате, заложив руки за спину. После чего выдал: - Нужно немедленно ехать в город и поговорить с миссис Эйсби. Я попрошу, чтобы тебе упаковали с собой что-то из еды. Или хочешь остаться? Я могу вернуться за тобой, когда придешь в себя.
        - Нет-нет, я хочу с тобой, - Сабина поднялась с кресла и схватила его за руку. - Поедем вместе.
        - Договорились. - Вольт замер напротив нее, по его губам расплылась мягкая улыбка. Он отвел прядь волос с ее лица, убрал за ушко. - Ты просто умница, Сабина. Никогда не сомневайся в себе.
        - Спасибо. Ты меня вдохновил.
        На несколько мгновений время словно бы замерло только для них двоих. Странное чувство умиротворения и счастья накрыло Сабину просто оттого, что они могли стоять вот так, держась за руки, глядя друг другу в глаза и не ругаясь. Но кто-то деликатно прокашлялся, и волшебство развеялось, заставив Сабину стесняться ее эмоций.
        - Простите, - в комнату вошла Ола Бохт, - я не хотела мешать.
        - Вы и не помешали, - заверила Сабина, недовольно покосившись на Вольта - тот не желал отпустить ее руку. - Как Винс?
        - Прекрасно! - Ола неожиданно рванула вперед и заключила оторопевшую Сабину в крепкие объятия, приговаривая: - Вы настоящая волшебница! Что сотворили, мисс! Он говорит, садится, встать хочет, но вы не велели. А сын слушается! Он есть попросил, представляете? Сам.
        Сабина, совершенно не привыкшая к столь бурному выражению чувств, осторожно погладила мать пациента по спине и беспомощно посмотрела на Вольта. Тот понимающе улыбнулся ей, кивнул и, осторожно взяв Олу за локоть, потянул на себя со словами:
        - Кстати, про «есть попросил»: Сабина потратила массу сил…
        - Мы заплатим! - выпалила Ола, отпуская Сабину и вытирая выступившие на глазах слезы передником. - Любую цену, любую! У нас есть что продать, вы не волнуйтесь. Мы же отчаялись уже…
        - Что? - У Сабины кровь отхлынула от лица. Гордо вздернув подбородок, она качнула головой. - Я не возьму с вас денег, мы не для этого сюда приехали!
        - Но… - Ола несколько раз моргнула и уставилась на Вольта. - А зачем вы приехали?
        - Вылечить Винса, конечно. Сабина просто имеет в виду, что не возьмет за это плату. Она у меня бескорыстная, - пояснил Вольт. - И очень голодная. Собственно, об этом я и пытался сказать вам. Ей бы поесть.
        - Поесть? И все? - словно в бреду повторила Ола. Медленно переведя недоуменный взгляд на Сабину, она смотрела на спасительницу сына. И вдруг ее полные губы растянулись в широкой понимающей улыбке. - Так это я быстро! Сейчас стол накрою, дайте мне пару минут, мисс! Худенькая-то вы какая, конечно нужно поесть!
        - Нет-нет, миссис Бохт, - Вольт снова встрял в монолог счастливой матери, - вы нам заверните что-нибудь с собой. Сабина перекусит в дороге - у нас масса дел на сегодня. Сможете?
        - В дороге? Неудобно же, мистер Краспер! Посмотрите на жену, как же вам не совестно?!
        - Это моя просьба, миссис Бохт, - вмешалась Сабина, испугавшись, что женщина убедит Вольта оставить ее наедине с фермерами. А ведь она совершенно не представляла, о чем им говорить и что делать. - Я бы хотела сопроводить мужа в город, чтобы помочь еще в одном деле.
        - Ох, ну тогда ладно, мисс, тогда я соберу вам с собой немного еды. Запросто!
        - Вот и прекрасно, - ответил за нее Вольт. - И еще я хотел бы поговорить с вами, миссис Бохт. Задать вам пару вопросов про круг общения вашего сына до предполагаемой болезни и после. Если вы не возражаете.
        - Какие возражения, мистер Краспер! Пойдемте со мной в кухню, я приготовлю еды в дорогу и все-все расскажу. А вы, деточка, отдохните пока. Бледненькая какая, конечно, нужно накормить вас, куда это годится? Присядьте, мисс, здесь вам будет удобно.
        Ола едва не силком усадила Сабину обратно в кресло и погладила пухлой рукой по голове, приговаривая:
        - Какая же вы умница, мисс, даром что такая молоденькая. Вот она, столица, каких нам специалистов присылает - а мы уж думали, забыл нас его величество! Отдохните, я все сделаю.
        Вольт стоял чуть позади хозяйки дома и смотрел на Сабину с легким прищуром, наверняка догадываясь о ее смятении. Она не привыкла к столь фамильярному обращению, а потому раздумывала, не стоит ли ей оскорбиться или сделать хозяйке фермы замечание?
        Но глядя на женщину, наконец поспешившую в кухню, она пришла к единственно верному выводу: обижаться на Олу точно не за что, а вот ей самой придется привыкнуть к новому стилю общения, если хочет остаться здесь на все время практики. «Деточка» - это еще не самое страшное, что можно услышать аристократке. Гораздо страшнее слышать отказы людей от лечения только из-за того, что Сабина родилась женщиной.
        Так, обдумывая все произошедшее, она и не заметила, как задремала. Очнулась Сабина только от шепота Вольта:
        - Пора ехать. Но я по-прежнему предлагаю тебе остаться и хорошенько отдохнуть.
        - Я с тобой, - упрямо, хоть и очень сонно заявила она, протянув ему руки, чтобы помог подняться. - Высплюсь ночью, все хорошо.
        Родители Винса провожали их до самой машины. Даже мистер Бохт, сменивший наконец гнев на милость, а предвзятость - на расположение. Именно он донес до авто огромную корзину, прикрытую сверху материей, и, сунув ее на заднее сиденье, пожелал хорошей дороги. Кроме того, мистер Бохт попросил у Сабины прощения за свое неверие и пообещал в честь ее следующего приезда к ним устроить настоящий праздник.
        - Посмотрите, как у нас привечают своих, мисс! - сказал он, пожимая ее руку. - Мне не следовало говорить то, что я говорил. Вам здесь понравится, вот увидите. Еще уезжать не захотите!
        Покидая ферму Бохтов, Сабина несколько раз оборачивалась и смотрела на супружескую пару, упрямо стоящую на дороге, пока авто не скрылось за поворотом. Тогда она прижалась к спинке сиденья, закрыла глаза и счастливо улыбнулась, впервые за долгое время понимая, что все не зря. Не зря ее упрямство, не зря учеба, не зря вера в то, что сумеет преодолеть чужие предрассудки и принести пользу не только рождением детей.
        Открыв глаза, она посмотрела на Вольта, внимательно следящего за дорогой, и поняла еще одно: он никогда не был ее наказанием. Именно с Вольтом Краспером она стала раскрываться и понимать, что значит жить и чувствовать по-настоящему. Судьба столкнула их вовсе не ради злого умысла - теперь Сабина твердо в этом убеждена.
        * * *
        Город, как всегда, встретил солнечной погодой. Именно от луча света, ударившего в глаза, Сабина и проснулась.
        - Уже приехали? - спросила она, сонно потягиваясь. - Так быстро.
        - На самом деле долго. Снова был дождь, так что половину пути пришлось едва тащиться.
        Сабина кивнула и с интересом посмотрела в окно. Дома нарядные, люди степенные, хорошо одеты, много зелени и цветов - просто мечта! Если не знать, что за пределами Белфорта природа чахнет, отдавая все силы и погибая, то можно счастливо улыбнуться.
        Когда Вольт припарковал автомобиль рядом с несколькими лавками, выстроившимися в цепочку, Сабина обернулась к нему и удивленно заметила:
        - Это, должно быть, очень престижное место. Миссис Эйсби не бедствует, если может позволить себе содержать лавку настолько близко к дворцу губернатора.
        - Возможно, но она и работает много. Нам в бакалею, - ответил Вольт выходя. Открыв Сабине дверь, он подал ей руку. - Миссис Эйсби - удивительная женщина, знает все и про всех. Она родилась и прожила в Белфорте всю жизнь. И ее предки тоже жили здесь. Очень здорово найти такой кладезь информации, готовый к тому же говорить без умолку на любую интересующую тему.
        - Ты думаешь, она расскажет что-то новое о лекаре? - усомнилась Сабина, с тоской посмотрев на полную еды корзину от семейства Бохтов. Ей удалось съесть всего пару пирогов, а после она сразу уснула; теперь же голод вернулся с новой силой.
        - И про Винса, - кивнул Вольт. - У меня в свете недавних событий появилось много новых вопросов. Посмотрим. Обещаю, мы быстро поговорим, и я отвезу тебя домой. Тебе определенно нужен нормальный отдых.
        - Не беспокойся, - как можно беззаботнее отозвалась Сабина, - я не буду мешать или торопить.
        Они как раз вошли в бакалею миссис Эйсби, когда следом за ними туда же ворвалась полная женщина в широкополой шляпе на старый манер. Дама трясла перед собой сложенным зонтиком и требовала дать ей пройти как можно скорее. Вольт с Сабиной благоразумно уступили такому напору, остановившись чуть в стороне от стойки продавца и ожидая, когда женщина закончит со своими срочными делами.
        - Миссис Эйсби! - пророкотала дама, позвонив в колокольчик на стойке. - Роза!
        Тут же из подсобного помещения вышла и сама миссис Эйсби. Сабина обратила внимание на замученный вид миссис Эйсби и устыдилась своего недавнего выпада в ее адрес. Очевидно, она и правда много работает, силясь удержать свое дело на плаву.
        - Миссис Жоули? - тем временем удивилась хозяйка бакалеи, не заметив остальных посетителей. - Что случилось?
        - Страшное, Роза! Случилось такое несчастье! Ох, мне так жаль, милая!
        Пришедшая сделала театральную паузу, дабы все прониклись ее словами. Миссис Эйсби нахмурила брови.
        - Да говори ты по существу, Регина, что произошло? Я неважно себя чувствую сегодня.
        - Машина! - Миссис Жоули шумно дышала, то и дело тряся сложенным зонтиком перед стойкой. - Она перевернулась!
        - Какая машина?
        - Автомобиль из имения. Из Грэми-Холла! Сказали, что жизнь водителя на грани смерти, а девушка…
        Сабина зажала рот левой рукой, а правой, которой держалась за локоть Вольта, ощутила, как он напрягся.
        - Девушка? - прошептала миссис Эйсби едва слышно.
        - Да, Роза. Она сильно ушиблась, и, кажется, что-то с ногой… Ты не волнуйся так! Если бы не ее магия, они бы точно оба разбились, Роза! Хорошо, что ты научила Лину всему!
        - Лина, - миссис Эйсби говорила едва слышно.
        - Она спасла их от верной смерти, говорю тебе!
        - Где они сейчас? - не выдержав молчания, Вольт шагнул вперед. - Что случилось с машиной?
        - Что с Линой и Риконом? - спросила Сабина.
        - Я не понимаю, - прошептала миссис Эйсби, с ужасом глядя на них. - Как это… И вы… здесь? Где моя Лина?!
        Она пошатнулась, ухватившись за стойку. С ее лица исчезли все краски, даже губы побледнели.
        Сабина оттолкнула Вольта, рванувшего было к женщине, и оказалась рядом с ней. Аккуратно усадив миссис Эйсби на пол, она посмотрела ей в глаза и твердо проговорила:
        - Все будет хорошо. Слушайте мой голос, я помогу.
        - Ты? - прошептала миссис Эйсби. - Как?..
        Ее глаза закатились, а тело обмякло.
        - Скорее принеси мой саквояж! - потребовала Сабина. - Немедленно! Вольт, скорее!
        - Сейчас.
        Он побежал к авто, хлопнула входная дверь.
        Сабина осторожно уложила миссис Эйсби на пол, сняла с себя пиджак, откинула его в сторону и принялась тереть ладони друг о друга.
        - О, так вы тоже маг? - послышалось от стойки.
        Регина Жоули, о которой все успели позабыть, никуда не делась. Продолжая глазеть на происходящее, она шумно дышала и явно старалась запомнить каждый момент душещипательной сцены.
        Сабина, будь у нее время, могла бы разозлиться или нагрубить, потребовав покинуть помещение. Но времени не оставалось, а все мысли сосредоточились вокруг новой пациентки. Вот уже второй человек за этот безумный день нуждался в немедленной помощи.
        Пальцы начало покалывать от магии; тогда Сабина прижала руки к груди миссис Эйсби и начала шептать заклинание. Это еще не была помощь - сначала ей пришлось проверять состояние женщины. Оказалось, дело плохо: судя по магическому осмотру, ей грозило полное магическое иссушение.
        - На что же вы истратили столько сил? - поразилась Сабина, нервно посмотрев на дверь в ожидании Вольта. Ей нужны были снадобья из саквояжа.
        - Она со вчерашнего вечера такая, - снова заговорила миссис Жоули, которую никто ни о чем не спрашивал. - Вернулась из Грэми-Холла в ужасающем состоянии. Я знаю, потому что мы с мужем прогуливались и видели ее. Мистер Жоули предложил вызвать лекаря, но Роза всегда предпочитала лечиться сама. Она отчего-то не доверяет лекарям. У нее и книг полно, от бабки достались. Та была первоклассной ведуньей…
        Наконец стукнулась о стену распахнувшаяся дверь. Вольт в несколько шагов пересек помещение и поставил перед Сабиной саквояж.
        Больше она никого не слушала и не обращала внимания на присутствующих. Ей пришлось повозиться, чтобы вернуть миссис Эйсби в сознание. Когда же наконец та открыла глаза и спросила, где она, Сабина сама едва не падала с ног от усталости. Обычная лекарская работа представлялась ей гораздо спокойнее и понятнее, но так вышло, что ее первые серьезные пациенты оба получили именно магические болезни. И оба оказались весьма беспокойными.
        - Где моя Лина? - едва очнувшись, спросила миссис Эйсби, ухватив Вольта за руку. - Отведите меня к ней.
        - Единственное место, куда он сможет вас сейчас отвести, - на тот свет! - холодно, с нотками злости проговорила Сабина, осторожно поднявшись. - Вам нужен постельный режим. Лавку мы закроем, а вас отвезем к мужу в Грэми-Холл. После этого Вольт выяснит, где и в каком состоянии наш водитель и ваша племянница.
        - Нет!
        - Да! - Сабина сверкнула глазами, и несколько искорок осыпались с ее подрагивающих пальцев. - Ваша племянница не обрадуется, узнав, что вы умерли в попытке навестить ее.
        - Но эти лекари ничего не смыслят в лечении! Они лишь калечат! - провыла миссис Эйсби.
        - Отчего же? Мистер Гуфу прекрасный специалист, - снова вклинилась в диалог так и не ушедшая Регина Жоули. - Их отвезли к нему в платную клинику, так как сразу поняли, чей автомобиль разбился.
        Миссис Эйсби прикрыла глаза и тихо заплакала.
        - Я должна быть с ней, - шептала она вздрагивая.
        Но вместо того, чтобы испытать сочувствие, Сабина ощутила лишь раздражение.
        - Отведи ее к нам в машину, Вольт, а я закрою лавку, - велела она тоном, не терпящим возражений. - Где здесь ключи?!
        Краспер взял связку из-под стойки и потряс ею в воздухе.
        - Здесь. Я видел, где миссис Эйсби положила их в прошлый раз. Пойдемте. Сабина, оставь саквояж, я сам донесу его. Миссис Жоули, вам тоже пора.
        - Но я хотела еще помочь…
        - Вы и без того уже перевыполнили план, - сухо заметил Вольт. - Выходите.
        Спустя всего несколько минут он уже отъезжал от бакалеи, с сочувствием поглядывая на Сабину.
        - Что? - спросила она, покосившись назад, на погруженную в легкий магический сон миссис Эйби. - Думаешь, я была с ней слишком груба?
        - Думаю, ты была и есть великолепна. И лекарское дело - это определенно твое. Но знаешь, Сабина, я понимаю и твоего отца, который желал для тебя другого.
        - Тоже считаешь, что женщина должна лишь рожать и растить детей?
        Вольт покачал головой.
        - Дело не в том, что ты женщина и потому не должна работать.
        - В чем же тогда?
        - Глядя на тебя сегодня, видя, чем ты занимаешься и сколько сил отдаешь, я едва не поседел, Сабина. Ты должна ставить себе рамки, за которые не станешь выходить. Спасать людей - это прекрасно, но не забывай и о себе. И о тех, кому ты небезразлична.
        Дальше они ехали молча. Сабина так и не нашла что ответить Вольту, зато после его слов гнев улетучился вмиг, как не бывало. И засыпала она с улыбкой.
        ГЛАВА 17
        Вольт отнес Сабину в постель, бережно прижимая к себе. По пути он встретил дворецкого, сообщил тому о болезни миссис Эйсби и направил за ней в автомобиль.
        - Сабина помогла ей, исчерпав все силы, - заметил Вольт. - Но ваша жена очень слаба, ей нужно в постель.
        Дворецкий растерялся всего на несколько мгновений, но собрался почти сразу и без лишних вопросов ринулся к машине.
        Сабина сонно посмотрела на Вольта, пока он поднимался по лестнице; провела кончиками пальцев по его лицу и прижалась сильнее. Он, не выдержав, осторожно поцеловал ее и тут же услышал суровое бормотание о правилах приличия.
        - Ты ставишь меня в неловкое положение, Краспер, - шептала она, зажмурившись. - Дама должна идти своими ногами, и эти поцелуи у всех на виду… Куда это годится? Я же не немощная. Что о нас подумают? Так не пойдет…
        Чтобы ей угодить, он со всем соглашался, обещая больше никогда так не делать и стараться соответствовать людским ожиданиям. После чего сам уложил ее в постель, осторожно сняв верхнюю одежду и обувь. Укрыл одеялом и снова прижался губами к губам.
        - А обещал не делать так, - проговорила она, не открывая глаз.
        - Так это на людях, - ответил он тихо. - А здесь нас никто не видит. Приличия соблюдены, как ты любишь.
        Сабина улыбнулась и прошептала:
        - Ну хорошо. Я минуточку полежу и встану. Вместе проведаем Лину. Она мне нравится.
        Вольт осуждающе покачал головой, понимая, что нужно заставить ее быть более снисходительной к себе. Благо Сабина настолько устала, что моментально провалилась в крепкий сон. Побыв с ней рядом какое-то время, Вольт убедился, что жена не собирается пробуждаться, и, тихо выйдя из спальни, осторожно прикрыл за собой дверь.
        Поспешно сбежав по ступенькам в холл, он громко позвал дворецкого. Тот явился бледный и сгорбленный, будто разом постаревший на десяток лет.
        - Я к вашим услугам, мистер Краспер, - сказал мистер Эйсби, глядя на Вольта так, словно и не видел его вовсе.
        - Как ваша супруга? - испытав приступ жалости, спросил тот. - Ей лучше?
        - Она… Ей плохо. Роза ненадолго пришла в себя, но снова уснула. Ей просто нужен крепкий сон, спасибо, мистер Краспер.
        - Значит, вы расстроены не только из-за нее?
        - Да, - голос дворецкого дрогнул. - Скажите, это правда, что Лина?..
        - Я не знаю, - Вольт снял очки и нервно протер их краем рубашки.
        - Тогда почему Роза так сказала? Она уверена, что наша девочка пострадала в ужасной аварии.
        Вольт вздохнул, нацепил очки на нос и доложил как есть:
        - Некая миссис Регина Жоули - возможно, вы ее знаете - утверждала, что случилась авария. И что наш водитель с вашей племянницей пострадали. Сейчас я собираюсь ехать в лечебницу некоего мистера Гуфу и все разузнать. Вы должны внятно объяснить мне, где она находится.
        - Да, разумеется, я расскажу. Лина там?
        - По словам миссис Жоули.
        Дворецкий шагнул было в сторону двери, но его повело, и Вольту пришлось придерживать мужчину, чтобы отвести к креслу.
        - Спокойно! - грозно сказал он, усадив мистера Эйсби. - Ваша племянница не сильно пострадала. Насколько я понял, больше всего досталось водителю. Но если вы сейчас надумаете умирать, помочь вам будет некому. Я не маг и не представляю, как оказывать помощь в таких случаях, а моя жена сегодня и без того сделала больше, чем в ее силах. Так что будьте мужчиной, мистер Эйсби! Объясните мне, как добраться в лечебницу, и ступайте к жене. Да! И где моя мама? Странно, что она еще не вышла на шум.
        - Она уехала с мебельщиком, - ответил дворецкий, вынув из нагрудного кармана платок и проведя им по взмокшему лбу. Вцепившись в подлокотники, он медленно поднялся и выпрямил спину. - Мистер Заерс заехал за миссис Краспер несколько часов назад. Они поговорили и уехали вместе.
        - Вместе? - поразился Вольт. - Моя мать - с мебельщиком?! Куда? Зачем? Она оставила для меня какое-нибудь сообщение?
        - Ничего. Лишь сказала, что прибудет к ужину.
        - Вот как.
        Он сунул пятерню в волосы на затылке, разворошил их в задумчивости и пробормотал:
        - Хорошо. К мебельщику тоже заеду. Отправьте к моей жене Мэрайю - пусть присматривает за ней неотрывно. А сами следите за своей супругой. И заберите из моего авто еду - мы приобрели кое-что у фермеров сегодня. Пойдемте, мистер Эйсби.
        * * *
        Вольт ехал в город так быстро, как только мог, но все равно был не в силах избавиться от ощущения, что куда-то опаздывает.
        Лечебница мистера Гуфу оказалась совсем недалеко от лавки миссис Эйсби, и Вольт легко нашел ее. Это было красивое двухэтажное здание, выкрашенное в яркий зеленый цвет. В окнах он заметил множество занавесок, а внутри пахло чем-то приятным, смесью сладких ягод и фруктов. Одним словом, платная лечебница выгодно отличалась от бесплатной, и даже персонал приятно удивил Вольта. Молоденькая медсестра, одетая в аккуратную белую униформу, мило улыбалась, всем видом изображая радушие. Однако сразу после приветствий и озвучивания цели визита случилась заминка: медсестра, назвавшаяся мисс Свит, отказалась пускать его к пострадавшим, аргументируя это тем, что пройти могут только родственники.
        - Я даже не уверен, что у Рикона есть в городе родня, - с сарказмом заметил Вольт.
        - Значит, его никто не побеспокоит, - ответила медсестра с милой улыбкой.
        - Вот как? - Вольт улыбнулся, подражая ее манере говорить, и снисходительно заметил: - Звучит отлично, но боюсь, вы не учитываете одного но. Если нет родственников, то кто будет оплачивать его лечение?
        Мисс Свит грациозно повела плечами и многозначительно заметила:
        - Он водитель одного из сиртов его величества. Так что…
        - Понимаю, - кивнул Вольт, - сирт Хьюз - очень щедрый мужчина и не оставит работника в беде.
        Медсестра заулыбалась шире.
        - Я это знаю на собственном опыте. Когда мы с его дочерью поженились, он подарил нам с супругой целое имение. Представляете? Здесь. Вы, должно быть, слышали о Грэми-Холле? Отличное место для медового месяца и для жизни в целом. Мы с женой еще думаем, останемся ли здесь.
        - Так вы…
        - Тот единственный человек, кто мог бы оплатить лечение прислуги в моем имении, - подтвердил Вольт. - Не родственник Рикона или Лины, конечно, но тоже сгожусь, ведь так?
        - Я… Да, конечно. Простите меня, мистер Краспер, пройдемте за мной.
        Кокетливо поправив чепчик, медсестра ринулась показывать Вольту дорогу, виляя бедрами так сильно, будто она шла по палубе корабля в сильную качку.
        - Палата номер пять. - Остановившись, медсестра картинно развернулась и указала на белую дверь. - Здесь находится девушка. Мужчиной все еще занимаются, его состояние очень тяжелое, но наш лекарь славится золотыми руками.
        - Спасибо, - кивнул Вольт, толкнув дверь палаты номер пять. - В таком случае повидаю для начала Лину.
        - Ее нельзя утомлять, - припомнила медсестра, фамильярно положив руку на запястье Вольта и тем самым задерживая его. - Мне велено обеспечить покой пациентки. Как бы я ни хотела… - Она облизнула верхнюю губу кончиком языка и с грустным вздохом продолжила: - Начальство есть начальство. Я люблю свою работу, мистер Краспер-р.
        Последнюю букву медсестра слегка растянула, придавая имени Вольта рычащую, игривую и какую-то до безобразия неприличную интонацию. В былые времена он бы обрадовался фривольности девушки и даже закрутил бы небольшую интрижку, но только не теперь. Помня реакцию Сабины на простой разговор с горничной, Вольт лишь холодно улыбнулся мисс Свит. Двумя пальцами сняв ладонь медсестры со своего запястья, он деликатно и в то же время твердо ответил:
        - Я вас услышал. Постараюсь не задерживаться. Теперь можете заняться любимой работой.
        Не дожидаясь новых пассажей от девицы, он вошел в палату и закрыл дверь.
        В маленькой комнате пахло спиртом и разнотравьем. Света было мало, весь он шел из неплотно закрытого шторами окна. Прямо перед входом стояла кровать, на которой лежала Лина; рядом с ней нашлись стол и стул.
        Голова Лины была перевязана, на скуле виднелся крупный, пока еще светлый синяк. Правая рука оказалась обмотанной бинтами. Видеть молодую цветущую девушку в таком состоянии было печально.
        Вольт подошел к постели и тихо позвал горничную по имени.
        - Мистер Краспер, - слабо отозвалась Лина, слегка повернув голову. - Это вы?
        - Я. Хотел спросить, как ты, но вижу, что не очень.
        Ее губы чуть дрогнули в попытке улыбнуться, но лицо тут же исказила мука.
        - Как же это случилось? - Вольт присел на единственный стул. - Что произошло, Лина? Рикон не справился с управлением?
        - Нет, - она громко сглотнула и покосилась на стол, где стояла чашка с водой.
        Вольт помог ей попить и замер, ожидая продолжения.
        - Спасибо, - прошептала Лина. - Это не Рикон, мистер Краспер. Это машина. Она словно взбесилась, клянусь вам.
        Лина сделала перерыв, снова облизнув губы и шумно дыша.
        - Поломка? - предположил Вольт. - Отказали тормоза?
        - Да. И тормоза, и руль, и рычаг… не знаю, как он называется. - Ее глаза лихорадочно блестели. - Рикон не мог ничего сделать со всем этим, и тогда я призвала магию. Исчерпала себя до дна, пытаясь остановить железного монстра. Но мы все равно врезались в дерево.
        Она всхлипнула. Вольт подал ей платок из нагрудного кармана.
        - Спасибо. - Лина неловко промокнула выступившие на глазах слезы, вытерла нос левой рукой и, глядя перед собой, спросила: - Скажите, мистер Краспер, Рикон жив?
        - Да. С ним все будет хорошо, - приукрасил правду Вольт.
        - А мистер Норберт говорил иначе, - Лина с надеждой посмотрела на него. - Ему правда лучше?
        - Кто такой мистер Норберт?
        - Следователь. Он появился в палате сразу, когда меня сюда определили. Спрашивал, куда мы ехали, зачем, что произошло…
        - Что случилось с письмами, Лина? - перебил Вольт, чувствуя, как от напряжения начинает болеть затылок. - Где они сейчас?
        - Ох, мистер Краспер, я… сожгла их.
        - В каком смысле?
        - Перед тем как мы перевернулись, письма лежали у меня на коленях, а после оказались перед глазами. В траве, у разбитого окна. Вы говорили, там что-то важное, к нам спешили люди, а Рикон не двигался, да и сама я чувствовала, что вот-вот потеряю сознание. И тогда я подтянула остатки магии…
        Она вытянула дрожащую левую руку, шепнула что-то - и на кончике указательного пальца возник едва заметный огонек.
        - Ничего себе, - пораженно выдал Вольт. - Сабина говорила, это сложно без практики.
        - Так и есть. - Огонек исчез с тихим щелчком, и Лина устало уронила руку на кровать. - Даже с практикой нелегко. Но тетя Роза очень старалась развить мою магию, много со мной занималась и требовала тоже немало. Я каждый день разжигала камины в доме, а после - в вашем имении.
        - Значит, писем больше нет?
        - Я надеюсь, - выдохнула она. - Потому что сознание покинуло меня, как только они принялись гореть. А потом я очнулась уже здесь.
        - Следователь, который приходил, спрашивал о них?
        - Да. Он узнавал цель поездки, и я ответила, что везла письма, но они сгорели во время аварии. Тогда он еще сказал, что это странно, потому что в других местах аварии огня не было. Но я лишь пожала плечами. Простите, мистер Краспер, я не думала, что так получится.
        Она устало зевнула, глаза ее стали закрываться.
        - Ничего, Лина, все обойдется. Ты молодец, отдыхай. Завтра я заеду снова, привезу твоих тетю и дядю.
        - О нет, - Лина распахнула глаза и качнула головой. - Не говорите им обо мне. Тетя и без того очень плохо чувствовала себя в последнее время. Я за нее волнуюсь, она сама не своя.
        - Боюсь, они уже знают, - не стал скрывать Вольт.
        - Что? И как?..
        - Миссис Эйсби действительно переволновалась, но Сабина была рядом и помогла ей. Сегодня я велел им прийти в себя, пообещал навестить тебя лично и все разузнать. Только поэтому они еще не примчались. Не волнуйся, они сильные, а я, как только вернусь, успокою их. Главное, поправляйся скорее.
        - Я постараюсь, мистер Краспер, - она вяло улыбнулась, но почти сразу застонала от боли и закрыла глаза.
        Тихо выйдя из палаты, Вольт позвал мисс Свит и, отсыпав ей несколько монет, попросил проверять Лину почаще. Та дружелюбно выставила вперед грудь, и он, рассудив, что так медсестра выразила согласие, спешно распрощался с ней, собираясь наведаться к мебельщику.
        Однако на улице Вольта ждал неприятный сюрприз - встреча с губернатором Флебьи и неким светловолосым мужчиной в полисмагической форме.
        - Как мы вовремя! - обрадовался его превосходительство, расплывшись в хищной улыбке. - Вот и тот, о ком я говорил.
        Позади губернатора маячило сразу несколько крепко сбитых мужчин с очень суровыми взглядами, и Вольт усмехнулся: его превосходительство не может выйти из своего замка без охраны, потому что опасается за свою жизнь.
        - Мистер Краспер? - незнакомец в форме привлек внимание Вольта, протянув ему руку для пожатия. Тонко улыбнувшись, он продемонстрировал щербатые зубы. - Наслышан. Уделите мне несколько минут? Мое имя - Серж Норберт, я следователь, которому поручено разобраться в сегодняшней аварии.
        - Вот как, - Вольт пожал протянутую руку, пристально глядя на полисмага. - У вас всеми авариями занимаются следователи?
        - Только теми, что подстроены с умыслом.
        Вольт удивленно присвистнул.
        - Значит, вы уверены, что это происшествие - не несчастный случай?
        - Уверен, - кивнул мистер Норберт. - Машина претерпела магическое вмешательство: на нее было наложено мелкое проклятье с отсроченным действием. Я вынужден спросить - кто в Грэми-Холле обладает магией, кроме пострадавшей? Всех одаренных необходимо допросить.
        Вольт все еще осмысливал услышанное, потому не спешил с ответом.
        «Значит, снова проклятье, - думал он, - с отсроченным действием. Кто-то знал, во сколько машина отправится в путь? Такое нельзя предположить точно …»
        Следователь спросил у Вольта о чем-то, но тот так погрузился в свои мысли, что не расслышал и вынужден был переспросить.
        - Вас тоже необходимо проверить, - все с той же неприятной улыбкой повторил Серж Норберт. - Господин губернатор в ходе конфиденциальной беседы сообщил мне, кто вы, мистер Краспер. Я имею в виду ваше хобби в столице и множество артефактов, которыми вы пользовались для сокрытия своей личности. Вы любите сплетни и происшествия, так почему бы самолично не организовать одно из них?
        Вольт посмотрел на его превосходительство Флебьи. Тот повел плечами и напустил на лицо тоску.
        - Все во благо следствию! Не терплю в своем городе тех, кто играет в собственные игры. Понимаете, мистер Краспер? Будь вы моим человеком, работай вы на меня, я бы мог поручиться за вас с таким жаром…
        - …что все аргументы обвинения сгорели бы, - договорил за него Вольт, усмехнувшись. - Но, насколько помню, мне было дано время подумать, стану ли я работать в газете.
        - И оно еще есть, - подтвердил губернатор, - но вы сами видите, какие жуткие события творятся вокруг. Они словно торопят нас с вами скорее подружиться.
        Вольт нахмурился, сделал шаг вперед и, не сводя с собеседника гневного взгляда, зло проговорил:
        - Знать бы еще, кто стоит за всеми этими событиями. Не представляю, кто мог желать неприятностей прислуге сирта Хьюза? Только самоубийца. Вижу, вы тоже ужасно заинтересованы в случившемся, раз приехали лично.
        - Отсроченное проклятие в моем городе, - Флебьи широко улыбнулся, но глаза его смотрели холодно. - Конечно, мой интерес понятен. Я хочу непременно найти негодяя и очистить Белфорт от скверны. Я очень волнуюсь за каждого, это мой долг.
        - В этой машине должна была ехать Сабина, - как бы между прочим сказал Вольт, теперь посмотрев на следователя, - но мы передумали. Этим утром она отправилась со мной.
        - Куда? - Мистер Норберт вынул из кармана блокнот. - И где ваша супруга теперь?
        - Дома. Куда поеду и я, чтобы оберегать ее от событий, которые торопят меня принять решение работать на вас.
        Краспер снова вперил взгляд в губернатора. Тот моментально подобрался, от улыбки не осталось и следа.
        - Вы забываетесь, - сказал он тихо, но с особой интонацией, подчеркивающей вескость каждого слова. - Возможно, мистеру Норберту стоит задержать вас и допросить уже в следственном отделе. Мне не нравится ваше настроение, мистер Краспер.
        - Увы, на мое настроение сильно повлияло происшествие, - Вольт криво улыбнулся и вытянул руки в сторону Норберта, - но если вы считаете, что это я виновен, то делайте свое дело.
        - Вы доиграетесь, - пригрозил губернатор.
        - Я? - опешил Вольт. - В моем доме случилось несчастье, и я навестил пострадавших слуг. А стоило выйти из лечебницы, как ваше превосходительство пригрозило задержанием по… кстати, какова будет формулировка обвинения? Ведь я не маг, а простыш. Представляю заголовки газет и гнев моего тестя… Ему вряд ли понравится случившееся. Советую к тому времени придумать артефакт, с помощью которого я бы действительно смог создать отсроченное проклятие, потому что иначе…
        - Вы угрожаете мне? - губернатор окончательно бросил играть роль «почти друга». - Я здесь не первый год, мистер Краспер. Должностью меня наделил его величество лично, и он доволен моей работой. Понимаете? А кто вы такой? Племянник следователя из столицы? Зять сирта? Смешно. Сами-то вы достигли хоть чего-то, кроме написания грязных слухов в посредственной газете? Что вы можете сами, мистер Краспер? Вы - ноль!
        - Я могу многое, - Вольт сжал кулаки и злобно оскалился. - Если еще хоть что-то произойдет в Грэми-Холле или что-то случится с моей женой, вы ответите. Не перед королем, не перед сиртом…
        - Норберт, ты видишь, что происходит? - перебил Вольта губернатор.
        - Угроза жизни, - флегматично отозвался следователь. - Вот и формулировка для обвинения.
        - Именно, - губернатор демонстративно покачал головой, а после устало вздохнул. - Но! Мы сегодня простим этого молодого пылкого корреспондента за его отвратительное поведение. И за домыслы простим. Потому что только полный идиот решит, что я мог бы покуситься на имущество сирта его величества, на его прислугу или тем более на его дочь только ради того, чтобы он быстрее принял мое предложение. У меня другие методы, мистер Краспер. Информация в наше время решает все, вам ли не знать?
        Вольт не ответил, чувствуя, как внутри все дрожит от едва сдерживаемого гнева.
        - На автомобиле было проклятье - это факт, - примирительно заметил следователь. - И оно бы растаяло без следа, мистер Краспер, убив пассажиров. Не воспротивься проклятью ваша горничная, по счастью оказавшаяся магом, мы бы не обнаружили магическое вмешательство. А потому на днях я приеду в Грэми-Холл для проведения допросов.
        - Я, пожалуй, присоединюсь к вам, друг мой, - пропел губернатор, снова войдя в роль добряка. - Лично представлюсь дочери сирта Хьюза.
        - В особняке не так много магов, - заметил Вольт.
        - Значит, мы не задержимся надолго. До встречи, мистер Краспер.
        Вольт кивнул и, не говоря больше ни слова, отправился в свой автомобиль, где какое-то время сидел не двигаясь. Он обдумывал услышанное и увиденное; и то, что в результате пришло на ум, заставило его неверяще покачать головой.
        - Глупость какая-то выходит, - пробормотал он, все-таки заведя автомобиль. - Зачем?!
        * * *
        К мебельщику Вольт подъехал не сразу - сначала пришлось петлять среди одинаковых домов, сделанных один к одному, будто близнецы.
        По третьему кругу проехав мимо одного из них, он все же догадался достать артефакт, временно снимающий магическое искривление, и… сразу нашел нужный адрес!
        - Просто мебельщик, - хмыкнул Вольт, быстро поднимаясь по ступенькам.
        Стук в дверь вышел громким, но открывать никто не спешил. Даже после того, как Вольт пнул дверь.
        - Откройте! - прокричал он. - Мама, ты там?!
        Дверь открылась так резко и тихо, что Вольт пошатнулся и едва не упал вперед. Удержавшись рукой за притолоку, он хмуро посмотрел на мебельщика.
        - Где моя мать?
        - Уехала, - ответил мистер Заерс. Выглянув наружу, он осмотрел улицу и добавил: - Сам я занят, так что…
        Вольт резко рванул вперед, вошел в холл и осмотрелся. Никакой мебели не нашлось и в помине. Зато на вешалке висело несколько плащей. В том числе красный, принадлежащий миссис Краспер.
        - Где она? - повторил Вольт, сняв плащ.
        - Не хочет, чтобы нас беспокоили, - на этот раз губы Виго разъехались в широкой издевательской улыбке. - Так что будь хорошим сыном…
        - Кто вы такой? - перебил Вольт. - Подчиненный сирта Хьюза? Работаете на него? Вы ведь не мебельщик. Я вижу, как плывет ваша внешность, у меня в этом опыт имеется. И магический фон искажен, чтобы люди проезжали мимо, даже зная точный адрес.
        - Тебе пора, - прогудел Виго, кивнув на дверь, которую все еще держал слегка приоткрытой. - Разговора у нас не выйдет, я без настроения. Так нужна миссис Краспер? Я приведу ее, и уезжайте.
        - Жду.
        - Она подойдет к машине, отправляйтесь туда.
        - Вы должны поехать с нами, - твердо заявил Вольт.
        - Не понял.
        - У нас в доме творится чертовщина, и вы как человек сирта должны мне кое в чем помочь. Это вопрос жизни и смерти.
        - Человек сирта? - Мебельщик пожал плечами. - Что за глупости? Вы видите заговоры и интриги там, где их нет и быть не может, мистер Краспер. А теперь…
        - Сегодня кое-что случилось. Произошла авария.
        - Я слышал, - он оставался безучастным. - И меня это не касается.
        - В той машине должна была ехать Сабина, - Вольт злился и говорил отрывисто. - Дочь вашего нанимателя.
        Заерс не изменился в лице, продолжая стоять и безучастно смотреть на него.
        Вольт сжал кулаки, решая, как быть. Он понимал, что нужно спешить в особняк, но надеялся убедить мистера Заерса посодействовать, ведь тот явно что-то понимал в магии.
        - Если бы Сабина села в авто с водителем, то наверняка погибла бы. Из всего выходит, что на то и был расчет, понимаете? У меня есть кое-какое предположение и объяснение, но нужна ваша помощь.
        В комнате слева, закрытой от посторонних глаз, что-то упало. Виго покосился на дверь и мотнул головой.
        - Сейчас позову Молли, а завтра приеду. Расскажешь.
        - Сегодня! - настаивал Вольт.
        - Нет.
        - Я не уеду без вас.
        В комнате скрипнули половицы.
        - Кто там? Моя мать?
        Вольт двинулся вперед, но Виго захлопнул входную дверь и встал перед ним, сложив руки на груди и сурово глядя из-под косматых бровей синими глазами. Минуту назад они были карими.
        - Что ж, позовите ее сами, - предложил Вольт.
        - Я говорил, жди ее в машине, - приказал мебельщик непререкаемым тоном, сжав кулаки.
        Брови Вольта взметнулись: он понял, кто перед ним. Слишком знакомая интонация, слишком похожие жесты. Не хватало только трости и кожаных перчаток. Скользнув взглядом по камзолу «мебельщика», он нашел то, что искал: небольшая булавка с черным камнем крепилась головкой вниз на боковом шве. Это и был артефакт для изменения внешности, не иначе. Сам он все чаще носил небольшую брошь в виде паука с брюхом-изумрудом.
        - Что ж, как прикажете, - проговорил Вольт, сделав вид, что собирается уйти. Но в следующую секунду он резко подался в сторону и рванул булавку на себя. На ней остался кусок ткани, а с «мебельщика» спал морок.
        - Ах ты, ругхий сын! - выпалил сирт Хьюз, ухватив Вольта за грудки и притянув к себе. - Что ты за идиот?! Всюду суешь свой длинный наглый нос!
        - И все-таки я рад вас видеть, - усмехнулся Вольт. - Это даже лучше, чем ваш помощник. Теперь нужно ехать в имение.
        У сирта дернулось веко.
        - Ты… непрошибаемый тип! - он медленно разжал руки, отпуская Вольта и пытаясь вернуть самообладание. - Разве я неясно сказал, Краспер? Проваливай!
        Его глаза сверкали от бешенства, ноздри то и дело шумно раздувались.
        Вольт протянул ему булавку, и сирт Хьюз выхватил ее назад.
        - Испоганил вещь! - выругался он, посмотрев на испорченный сюртук. - У тебя что, призвание такое - портить всем планы?
        - Надеюсь, вы ошибаетесь, - смиренно проговорил Вольт. - Потому что у меня и у самого есть план, который нужно воплотить сегодня же. Боюсь, завтра может быть поздно.
        - Ты обнаглевший выскочка, который никогда никого не слушает!
        - У меня правда мало времени. Но если бы вы прошли ко мне в машину и продолжили кричать там, было бы отлично.
        - Отлично для кого?
        - Для всех.
        Сирт Хьюз промычал что-то невнятное, прижал ладонь ко лбу и простонал:
        - Ты меня убиваешь, Краспер! Без ножа режешь! Лайонс!
        Вольт вздрогнул, услышав знакомое имя. А уж когда та самая дверь, за которой все время кто-то скрипел половицами, распахнулась и к ним вышел дядюшка Оливер, все совсем запуталось.
        - Что происходит? Как вы все здесь?..
        - А я говорил! - перебил его приближающийся Оливер. - Нужно было сразу ему все рассказать. Или раскрыть хотя бы часть правды, пока он сам не додумал невесть что и не утащил девушку за собой в болото!
        - Никого я никуда не тащил! - привычно ощетинился Вольт. - Наоборот! Я здесь, чтобы…
        - Сейчас не время и не место, малыш, - вновь перебил дядюшка. - Давай-ка забери Молли и езжай домой. А завтра к вечеру, в худшем случае - послезавтра, увидимся все вместе.
        Вольт посмотрел на сирта Хьюза. Тот дышал и смотрел как разъяренный бык, вырвавшийся из заточения и готовый напасть в любой момент. Переведя взгляд на дядюшку Олли, Вольт заметил нехороший прищур, означающий одно: он все решил и слушать не станет. Никто из них не собирался помогать. Они задумали намного более масштабную игру, в которой нет места отклонениям от курса.
        А дома ждала Сабина, оставшаяся без защиты и без сил.
        - Да и черт с вами. - Вольт махнул рукой. - Я буду в машине. Скажите матери, пусть выходит как можно скорее. Тоже мне, вершители мира.
        Он вышел ни разу не обернувшись.
        Даже когда из загадочной комнаты послышалось еще несколько мужских голосов. Вольт запретил себе думать о чужих планах и замыслах, сосредоточившись на жене и ее безопасности.
        Снова и снова обдумывая, как стоит поступить дальше, он дождался, пока его мать подошла к авто и молча села на заднее сиденье. Но как только Вольт собрался отъехать от дома, открылась соседняя дверь. Рядом с ним сел некий мужчина, черты лица которого плыли, стоило попытаться их запомнить. Этот был ниже, субтильнее Хьюза и смотрел с легким прищуром.
        - Дядя? - догадался Вольт.
        - Я, малыш. Решил все же прокатиться с вами, раз ты так уверенно послал нас к чертям. Значит, дело серьезное?
        Вольт кивнул.
        - Расскажи по дороге.
        - Начни с последних дней, - заговорила миссис Краспер сзади, - обо всех предыдущих я уже рассказала.
        - Мама, ты шпионила за нами?! - поразился Вольт, посмотрев в зеркало дальнего вида на милую и безобидную женщину с самыми невинными глазами на свете.
        Та смущенно улыбнулась и пожала плечами.
        - Совсем немного, сынок. Просто чтобы родители Сабины были спокойны.
        Вольт устало вздохнул и повел машину к Грэми-Холлу, понимая, что обижаться и выяснять отношения просто нет времени.
        - Ладно, слушайте, - после недолгой паузы начал он. - Есть один парень, он работал лакеем, но потом свалился от неизвестной болезни…
        ГЛАВА 18
        Сабина проснулась, чувствуя себя немногим лучше прежнего. В кресле неподалеку сидела Мэрайя. Она читала книгу, но, кажется, задремала. Сабина улыбнулась, глядя на женщину и понимая: это Вольт озаботился личной сиделкой для нее.
        Осторожно свесив ноги с постели, она потянулась и хотела уже встать, чтобы привести себя в порядок, а после найти мужа, когда дверь спальни тихо открылась.
        Вольт вошел осторожно, явно стараясь не разбудить ее. Крадучись сделал несколько шагов и замер.
        - Ты не спишь? - Вольт быстро посмотрел на Мэрайю. Та вздохнула и повернула голову в другую сторону, продолжая видеть сны.
        Он нахмурился, открыл рот, но Сабина приложила указательный палец к губам и, поднявшись, тихо спросила:
        - Ты был дома все это время?
        - Почти, - Вольт улыбнулся и, предвосхищая новые вопросы, поманил ее за собой. - Прогуляемся?
        - Мне нужно переодеться и поправить прическу, - опомнилась Сабина, с ужасом представляя, насколько растрепана и помята.
        - Ерунда, здесь все свои, - отмахнулся муж, подняв с пола ее туфли и выходя из комнаты. - К тому же мы пойдем в библиотеку, тебя никто не увидит.
        Сабина на миг задумалась, насколько это прилично, но все же решила не тратить время на смену одежды.
        - Отдай туфли, - шепнула она в коридоре, подарив мужу осуждающий взгляд.
        Вольт не проникся. Дождавшись, пока она обуется, он легко подхватил ее на руки и крепко прижал к себе.
        - Что ты делаешь?! - возмутилась она.
        - Ты еще очень слаба, к тому же нам некогда задерживаться, - ответил он, быстро следуя по коридору к библиотеке.
        Определенно следовало возмутиться. Сабина даже рот открыла, собираясь прочесть супругу мораль о нравственности и воспитании. Но в итоге только сладко зевнула и положила голову на его плечо, с удовольствием вдыхая приятный аромат мужского парфюма. В конце концов, поговорить можно и позже. Тогда она непременно выберет самый строгий тон и напомнит о правилах приличия, стараясь ничем не выдать, как ей нравится его сумасбродство.
        Вольт тем временем осторожно открыл нужную дверь и внес Сабину в обитель знаний, тайн и пыли.
        - У вас отличная библиотека, - похвалил он, остановившись у кожаного кресла, и несколько раз чихнул, отвернувшись в сторону. - Но убирать здесь нужно чаще.
        - Дом в запустении, - согласилась Сабина, нехотя перебираясь с его рук в кресло и осматривая большую комнату, с трех сторон уставленную книгами от пола до потолка. - Отец слишком давно не приезжал сюда, а без твердой руки хозяина…
        - Кстати, о твоем отце, - перебил Вольт. Он как раз подошел к окну и открыл его настежь, впуская внутрь прохладный вечерний воздух. - Кажется, он бывает здесь чаще, чем ты думаешь.
        - Что ты имеешь в виду? - уточнила Сабина, глядя на вновь приближающегося супруга.
        Он снял с себя сюртук, накинул ей на плечи и только после этого сообщил невероятное:
        - Сейчас сирт Хьюз в городе.
        - Мой отец?
        - Да, я говорю о нем. - Вольт мягко улыбнулся и, неожиданно вновь подняв Сабину на руки, переместил себе на колени со словами: - Ты позволишь?
        - Я не сказала «да»! - возмутилась Сабина по привычке.
        - «Нет» ты тоже не сказала, - засмеялся Вольт.
        Его смех вызвал в ней ответное желание веселиться. Уголки губ предательски дрогнули, и она поспешила отвернуться.
        Сабина бездумно смотрела на полки с книгами, стараясь не обращать внимания на руку мужа, что поглаживала ее талию. Ведь если внимание обратить - придется осудить… А если осудить, то руку он уберет.
        - Так что с моим отцом? Он решил навестить нас?
        - Я понятия не имею, что он решил, - ответил Вольт, проведя кончиками пальцев по ее шее.
        Сабина поежилась и все-таки засмеялась от щекотки. Повернувшись к мужу, она посмотрела в его глаза с легкой улыбкой.
        - Ты говоришь загадками, - посетовала она, будто невзначай поправив выбившуюся из прически прядь.
        Теперь Сабина жалела, что не успела даже в зеркало взглянуть. А что, если она ужасно выглядит?!
        - Думаю, у сирта Хьюза какие-то глобальные планы, не связанные с тобой или со мной, - тем временем выдал Вольт, после чего поймал ее руку, осторожно сжал в своей и начал поглаживать большим пальцем тыльную сторону ладони. - Помнишь мебельщика?
        Сабина кивнула, едва улавливая смысл беседы.
        - Это твой отец. Он прячется за артефактом и явно готовится к чему-то серьезному.
        - Кто? - она моргнула, стараясь вернуть себе ясность ума. - Что ты сказал?
        - Твой отец прятался за артефактом, - терпеливо повторил муж. - И наверняка не один месяц. Потому что его знают в городе.
        - Вольт, это правда? - Сабина неверяще покачала головой. - С чего бы отцу прятаться? И зачем скрываться от нас?
        - Спросишь у него лично, когда он снова нас посетит, - ответил Вольт и поцеловал ее запястье, чем вызвал прерывистый вздох. - Я был сегодня в его доме и точно знаю, о чем говорю. Он был очень зол из-за разоблачения.
        - А зачем ты ездил к нему? - поразилась Сабина. - Заподозрил что-то?
        - Я хотел попросить помощи, - неожиданно проговорил супруг. - Надеялся получить совет, а в идеале привезти сирта Хьюза к нам, чтобы решить одну щекотливую проблему.
        - Ты знал, что мебельщик - мой отец?! - Сабина негодующе нахмурилась. - И не сказал мне?!
        Она попыталась отнять свою руку, но Вольт не позволил.
        - Нет, я не знал, - ответил он хмуро. - Но решил, что это кто-то из его помощников, присланный следить за тобой. Слишком вольно он вел себя в этом доме и распоряжался прислугой. Одним словом, я решил проверить догадку. Впрочем, это неважно, Сабина. Важно другое: у меня есть плохие новости, и я хочу, чтоб ты была в курсе. Все самые ужасные вещи чаще всего случаются из-за того, что кто-то решает недосказать правду. Из чего непременно следуют ложь, путаница, недопонимание и…
        - Что случилось?
        Вольт снова нежно погладил пальцы Сабины и посмотрел в ее глаза так проникновенно, что она на миг забыла, для чего они здесь и о чем шла речь.
        - Мое предположение несколько безумно, и мне бы очень хотелось, чтобы его абсурдность подтвердилась как можно скорее, но… Сабина, я полагаю, тебя хотели убить.
        - Меня?! У-убить?
        - Да. Та авария, что была сегодня в городе, - не просто случайность. Теперь этим делом занимается следователь, а все потому, что на автомобиле нашли отсроченное проклятие. Оно было рассчитано на смертельный исход после того, как машина тронется и проедет достаточное расстояние. Это не случайность, а чей-то умысел.
        - Откуда у тебя такие мысли, позволь спросить? - она усмехнулась. - Это не может быть правдой.
        - Почему?
        - Потому что… с чего кому-то делать такое?! Это же ужасно.
        - Да, но хочу напомнить тебе о Винсе. Не ты ли совсем недавно потратила кучу сил на снятие бытового проклятия?
        - Снова твои домыслы! Винс здесь ни при чем.
        - Возможно, - покорно кивнул Вольт, - но авария была подстроена, и это не выдумка. Завтра сюда приедет следователь и проведет ряд допросов. С ним прибудет его светлость Флебьи.
        - Ты не шутишь, - прошептала Сабина.
        Рука Вольта скользнула по ее шее, зарылась в волосах на затылке.
        - Даже не думал. Я и сам не предполагал, что авария могла быть подстроена, пока следователь не сказал.
        - Вот как, - Сабина прикрыла глаза, прикусила губу, чувствуя, как кровь отливает от лица. Опомнившись, он посмотрела на мужа. - Но почему ты решил, что это на меня покушались?
        - Потому что вечером я думал ехать в город и лично отправить письма. И тогда же мне пришла в голову мысль показать Винса тебе. Я даже обмолвился, что утром водитель непременно отвезет тебя на ферму.
        - Обмолвился? Кому?
        - Только одному человеку, - Вольт грустно улыбнулся перед тем, как продолжить: - Это была миссис Эйсби. Мысль о том, чтобы ты осмотрела лакея, пришла мне в голову во время нашей с ней беседы. А позже мы поговорили с тобой, и я решил, что тебе не помешает моя компания…
        - И в поездку отправилась Лина, - прошептала Сабина.
        - Да. Отсроченное проклятие сработало, когда они прибыли в город. И будь на месте горничной ты, ничто не смогло бы помешать аварии. Ведь ты сама говоришь, что любые бытовые заклинания нужно практиковать.
        - Вольт… - Сабина говорила одними губами, потому что голос пропал. - Миссис Эйсби?
        - Я перечислил тебе факты, но меньше всего хочу ошибиться и снова обвинить невиновного человека. Потому нам придется проверить догадку.
        - Что ты предлагаешь?
        - У меня есть план. Но сначала скажи: это правда, что для действенного проклятия нужна частица человека - его волосы, ногти или…
        - Можно обойтись и дорогими сердцу вещами, - покачала головой Сабина. - Или даже собственноручно сделанным портретом того, кого хотят уничтожить.
        - А если нужно, чтобы человек умер быстро? Скажем, в течение пары часов?
        Сабина вскинула брови.
        - Вольт, что происходит?
        - Ответь, - с нажимом попросил он.
        - Тогда лучше всего подойдет яд, - сказала она, хмурясь. - Я не знаю проклятья, которое может убить столь быстро. Но меня не учили подобному, и я могу ошибаться.
        - Отлично! - обрадовался ее муж непонятно чему. - Дядя Оливер говорит так же. Значит, яд. К тому же миссис Эйсби истощена и все равно не сможет провести сильный ритуал, даже если знает что-то, чего не знаем мы.
        - Вольт, дорогой, - Сабина подалась вперед, обхватила его лицо ладонями. - Ты ведь не провоцируешь бедную женщину на мое убийство, правда?
        Он широко распахнул свои бесчестные глаза и удивленно спросил:
        - Как ты могла такое подумать, дорогая?
        Но не успела Сабина облегченно вздохнуть, как Вольт добавил:
        - Это не я провоцирую, а дядюшка Олли.
        * * *
        - Прошу, - горничная поставила перед ним поднос и вопросительно посмотрела, взявшись за ручку заварника.
        - Оставьте, - отмахнулся Оливер. - Благодарю.
        Горничная кивнула и бесшумно удалилась, успев, однако, бросить на миссис Эйсби вопросительный взгляд.
        Оливер так же с особым вниманием смотрел на женщину, сидящую перед ним. Худощавая, с идеальной прической и чопорным лицом, она аккуратно расправила складки на слегка помявшейся юбке.
        - Простите за мой внешний вид, - проговорила миссис Эйсби, одарив Оливера мимолетной улыбкой, - я все еще прихожу в себя после ужасных известий об аварии.
        - Понимаю, - он участливо покивал, напустив на себя скорбный вид. - Это очень печально, но, к счастью, никто не умер. А значит, все еще может наладиться.
        - Только этими мыслями и живу, - заверила его жена дворецкого.
        Прижав к носу платок, она всхлипнула и зажмурилась.
        Оливер устало вздохнул, слегка прикрыл глаза и выпустил свой дар на свободу. Голова заболела почти сразу - слишком много магии ему приходилось использовать в последнее время. Ужасно захотелось в отпуск, желательно до конца жизни.
        Страх, отчаяние, смятение и… ненависть. Чужие чувства затопили его, наполнили до краев. Миссис Эйсби явно была нестабильна, ей требовалась помощь мага-лекаря. Эмоции шли внахлест, одна за другой: от робкой радости до глубокой печали, переходящей в жесточайшую тревожность. Но было среди всего этого что-то еще, привлекающее внимание и манящее, как огонь манит мотылька.
        Оливер поспешно закрылся и передернул плечами. Потянувшись вперед, он налил себе чай, предложив и миссис Эйсби. Та отказалась.
        - Скоро ужин, - удивительно спокойно сказала она, - вам тоже не стоит перебивать аппетит.
        Оливер криво улыбнулся и осушил чашку.
        Его поражало, насколько миссис Эйсби контролировала внешние проявления своего состояния.
        «Нет, такую нужно ловить за руку, - подумал он, - иначе доказать что-то весьма проблематично…»
        - Вы себя не жалеете, - снова заговорила миссис Эйсби, улыбнувшись следователю, - такой бледный, и вид у вас уставший. Тяжелая работа?
        - О, вы не представляете насколько, - вздохнул Оливер, внезапно ощутив потребность поплакаться на слишком сложную жизнь. - Ни днем, ни ночью покоя нет.
        - А как же жена? Она не против такого режима?
        - Нет жены, - Оливер подлил себе чаю, но пить не стал - только смотрел в чашку и размышлял вслух: - Да и как ей появиться? Служба ведет меня то в притоны, то в публичные дома, то в следственный изолятор. Там невест не ищут.
        Он усмехнулся.
        - Там - нет, но всегда есть друзья и знакомые, готовые познакомить такого завидного холостяка со своей дочерью или племянницей.
        Оливер приосанился, вдруг подумав, что не все потеряно: он ведь и правда ничего. Дом в столице есть, заработок неплохой, сбережения имеются…
        - Я бы познакомила вас со своей племянницей, - вкрадчиво продолжила миссис Эйсби, - она чудесная девушка. Как лучик света.
        - Племянница? - Оливер завороженно посмотрел на нее.
        - Да, Лина. Она сирота, родители погибли, но мы с мужем забрали ее к себе.
        - Лина, - повторил Оливер. Моргнув, он будто сбросил с глаз пелену и тут же повторил громче: - Лина. Это ведь она попала в аварию сегодня.
        - Она, - миссис Эйсби снова загрустила, плечи ее опустились, взгляд потух. - Девочка моя… Такая хрупкая, совсем не готова к превратностям жизни.
        Оливер продолжал молча смотреть на жену дворецкого, пытаясь осознать, что с ним произошло минутой ранее. Он что, действительно жаловался на одиночество этой женщине?!
        - За ней нужен присмотр, - не унималась миссис Эйсби, - ведь в этой жизни, помимо хорошего, столько всего плохого валится на голову. Кто убережет мою Лину от ошибок, если не хороший муж? Нас с Уорреном она уже почти не слушает.
        Оливер тихо вздохнул и снова снял с себя щиты, желая проверить одну невероятную догадку. Неужели эта странная, потенциально опасная женщина - та, кого в их мире называют светочем? Маг, способный увеличивать потенциал дара, воодушевлять на невероятные свершения и исцелять от самых страшных болезней одним своим присутствием и искренним желанием помочь?! Быть не может. Светочи - редкость, каждый наперечет…
        Снова навалились горечь и сомнения, но на этот раз он постарался не сильно вникать в эмоции женщины и быстро проговорил:
        - Вы так хорошо рассказали про мисс Лину, но… боюсь, я стар для вашей племянницы, миссис Эйсби.
        Она посмотрела на него удивленно и вдруг искренне рассмеялась.
        - Старый? Вы? Ну, мистер Лайонс, насмешили. - Ее глаза снова сверкнули, она грациозно всплеснула руками. - Моей девочке нужен как раз такой мужчина: с опытом, со знаниями и с правильными убеждениями. Вы бы направляли ее, а она дарила бы вам уют. К ней вам хотелось бы возвращаться, с ней вам стало бы теплее в собственном доме.
        Оливер сидел не шевелясь.
        Он купался в золотистом сиянии, исходящем от собеседницы. Почти исчерпанный за последние дни, магический резерв восстанавливался с небывалой скоростью, а головная боль прошла, как не было.
        - Так что не наговаривайте на себя, - покачала головой миссис Эйсби, - просто позвольте себе открыться и стать счастливым.
        Оливер опустил щиты, скрывая свою магию и продолжая восхищенно-неверяще смотреть на сидящую перед ним женщину.
        «Светоч, - думал он с трепетом, - самый настоящий, хоть и нестабильный».
        - Миссис Эйсби, - тряхнув головой, Оливер откашлялся в кулак, потому как голос охрип. - Я ведь здесь как раз из-за вашей Лины.
        - Вот как?
        - Да. Наш губернатор, его сиятельство Уильям Флебьи, приказал разобраться с аварией, случившейся сегодня. - Оливер сделал паузу, чтобы женщина осознала и пропустила сказанное через себя, после чего продолжил, наблюдая за каждым изменением в ее лице: - Я представляю, как тяжело вам будет это услышать, но… на автомобиль было наложено отсроченное проклятье.
        Она побледнела.
        - Что?!
        - Именно так. Мне жаль, что я вынужден рассказать вам такое, но работа обязывает. Как вы считаете, кто мог желать смерти вашей племяннице или водителю?
        Она покачала головой и усмехнулась.
        - Не понимаю. Этого не может быть. Какое проклятье?
        - Не очень серьезное, но крайне действенное. Такое обычно начинает работать с того момента, когда автомобиль трогается. То есть проклятье наложил кто-то, проживающий в этом доме, уже после того, как водитель прибыл из последней поездки. Если бы ваша племянница не дала отпор, то они с водителем могли разбиться. Насмерть, понимаете?
        - Не очень, - тихо ответила она.
        Прищурившись и поджав губы, миссис Эйсби смотрела на него, ожидая продолжения.
        - В этом доме, насколько нам известно, проживают только два мага с уровнем дара, позволяющим создать проклятье, - продолжил Оливер вкрадчиво. - Ваша племянница и миссис Сабина Краспер. Лина стала жертвой, а значит…
        Их взгляды скрестились.
        Оливер старался выглядеть простачком, желающим разобраться со всем как можно скорее. Из тех, что мечтают отработать и пойти домой. Он посмотрел на часы, вздохнул и добавил:
        - Скажите правду, миссис Эйсби: у хозяйки этого дома мог быть зуб на вашу племянницу?
        Она подняла брови. Откинулась на спинку дивана, расправила юбку.
        Посмотрев снова на Оливера, миссис Эйсби заговорщицки прошептала:
        - Значит, вы считаете, что это мисс Сабина?
        - Нет, нет, - покачал головой Оливер, - пока у меня нет объективных причин считать ее виновной. Но сами понимаете, факты…
        - Факты, - кивнула миссис Эйсби, облизнув пересохшие губы. - А ведь мисс Сабина действительно очень ревновала мою девочку к своему мужу.
        - Вот как? - Оливер вынул из кармана блокнот и карандаш. - Продолжайте.
        - Лина - красавица. Она такая светлая, как солнце. И одаренная. Ну и конечно, мистер Краспер не мог не заметить это. Он хвалил мою девочку за хорошую работу, приглашал ее с собой в город…
        - В город? - переспросил Оливер, чиркая карандашом в блокноте.
        - Да. Лина показывала ему, что у нас и как. Она очень открытый и светлый человек.
        - А мисс Сабина?
        Оливер посмотрел на миссис Эйсби, и та чуть скривила губы.
        - Мисс Сабина - типичная дочь сирта. То есть в этом нет ничего дурного, разумеется. Она… милая по-своему. Кто-то может решить, что она заносчивая и холодная и что мистеру Красперу с ней плохо. Но я не люблю все эти сплетни между слугами на кухне.
        - Значит, слуги говорят разное, - кивнул Оливер, продолжая записывать. - Думаете, это только сплетни?
        - Ну, не принимать же всерьез пощечину, которую отвесила мисс Сабина мужу после того, как застала его в кабинете вместе с Линой? - напоказ поразилась миссис Эйсби. - Я-то знаю, что моя девочка никогда бы не позволила себе лишнего. Она всего лишь сметала пыль с мебели. Но скандал вышел знатный. Слуги стали свидетелями, ну и… рот им не закроешь, сами понимаете.
        - Понимаю. Как хорошо, что вы сегодня здесь и нам удалось поговорить. Завтра старший следователь собирался ехать в лечебницу к вашей племяннице и устроить ей допрос с пристрастием, но благодаря нашей с вами беседе все уже и так очевидно. Скажу ему, чтобы ехал прямо сюда и поговорил с мисс Сабиной по душам. Если это действительно она, то наказание будет соответствующим, не смотрите, что она дочь сирта. И позор на их семью ляжет такой!..
        Миссис Эйсби кивнула, затравленно посмотрев на дверь.
        - Будут допросы?
        - Конечно, - подтвердил Оливер. - Не волнуйтесь, мы не дадим очернить невиновного. За проклятие, что должно было привести к смерти, наказание - казнь через расстрел. Это серьезно, а потому разбираться будем вдумчиво и кропотливо. Сейчас я отправлюсь на кухню и осторожно допрошу слуг о наличии ревности между мисс Сабиной и мистером Краспером, а завтра доберемся и до нее.
        - Почему не сегодня? - как-то безжизненно спросила миссис Эйсби.
        - Сегодня она полностью измождена. Мне так сказали, - Оливер делано поморщился. - Мистер Краспер придумал что-то про магическое истощение и запретил к ней подходить. Что ж, мы люди не гордые, завтра с ордером вернемся!
        - Да-да… Понимаю.
        - Отдыхайте, - Оливер поднялся, - я вижу, что встревожил вас. Простите. Всего вам доброго.
        - И вам, - она вяло повела плечами. - Простите, не могу вас проводить - слабость ужасная. Так, должно быть, и приходит старость.
        - Ну что вы, что вы. Отдыхайте.
        Он вышел, сохраняя на лице дежурную улыбку, осторожно закрыл дверь и сразу отправился к черному ходу, где уже должен был ждать Вольт.
        - Лошадь у ворот? - спросил Оливер, стоило увидеть племянника.
        Тот стоял под покровом дерева, опасливо посматривая по сторонам.
        - Да, - Вольт шагнул навстречу. - Удалось?
        - Кажется, да. - Оливер положил руку на плечо племянника. - Ты молодец, малыш. Мы с сиртом слишком увлеклись поимкой более крупной рыбы. Когда долго смотришь вдаль, пропускаешь много важного у себя под носом.
        - Я рад, что ты поверил мне, - улыбнулся Вольт.
        - А я рад, что ты научился просить о помощи и решил для себя, что важнее. Значит, взрослеешь.
        - В каком смысле - «что важнее»? - нахмурился он.
        - Ты выбрал жену, а не полез разбираться в заговоре против губернатора. Хотя прежний Вольт непременно бросил бы все дела и сунул нос куда не просят. Ради статьи.
        Вольт нахмурился, но Оливер неожиданно притянул его к себе, сжал в отеческих объятиях и хлопнул по спине.
        - Правильно Молли говорила: давно надо было тебя женить!
        - Свадьба здесь ни при чем…
        - Хорошо-хорошо, я заранее согласен со всеми твоими протестами. - Оливер отпустил племянника и, оттянув рукав, посмотрел на циферблат часов. - Пора ехать. Ты все сделал?
        - Да.
        - Поговорил с Сабиной?
        - Я же сказал, - Вольт раздраженно кивнул.
        - Молодец, малыш, все будет как надо. Иди, теперь твоя очередь.
        Оливер кивнул на дверь, ведущую в дом, а сам устремился к месту, где Вольт привязал для него лошадь. Наездником он был так себе, да и привык уже обходиться автомобилем, но иных вариантов не оставалось.
        - Дядя!
        Оливер обернулся, и Вольт, тревожно глядящий ему вслед, проговорил:
        - Будь осторожен.
        - Это я всегда, - отмахнулся Оливер. - Ты там тоже…
        Вольт кивнул и ушел в дом.
        * * *
        - Твою ж… чтоб ее…
        Кряхтя, Оливер сполз с коня, понимая одно: больше он на это животное ни за что не залезет! После долгой скачки болело все! Даже руки слегка тряслись, а что уж говорить про ноги и походку враскоряку…
        - Тихо-тихо, - он погладил морду нервно дернувшегося коня; стиснув зубы, подвел его к дереву и крепко привязал, приговаривая: - Ты уж прости, дружок, за такого наездника, но выбора не было. Я постараюсь тебя больше не мучить. Жди пока здесь. Уф…
        Оливер оперся о дерево, чуть согнувшись и шумно дыша. Погладив место чуть ниже поясницы, он медленно, как столетний старик, побрел вперед, вслух размышляя о своей роли в новом деле:
        - А мог просто спать дома. Может, прав сирт Хьюз, и пора переходить на кабинетную должность, а не скакать по злачным местам самому. И жениться. Хотя это нужно было делать вовремя, сейчас бы уже детишек нянчил…
        Его воображение услужливо нарисовало картину в голове: молодая красивая женщина со слегка растрепанными волосами и нежной улыбкой встречает его у двери, обнимает и целует в губы. И он жадно целует в ответ. А вокруг толкутся дети. Пятеро. Или нет… Двое. Или один?
        Да, один - хорошо. И чтоб уже взрослый, не меньше шести лет. Тогда и жена вовсе не растрепана, а ухожена и мила. Она встречала бы его с радостью, интересовалась самочувствием, подавала горячий ужин на стол и строила бы для них планы на выходные… Он бы бурчал, что хочет отдохнуть, но все равно с удовольствием посетил бы парк или просто погулял с ними. С семьей.
        Оливер кивнул своим мыслям, споткнулся о камень и, грязно выругавшись, вновь схватился за поясницу.
        - Неужели нельзя лучше улицу подсветить?! - гневно закончил он свою пламенную речь, злясь, конечно, не из-за сумрака, а от осознания: и жена, и дети, и выходные - лишь выдумка, которую никогда не удастся воплотить.
        Он обречен на одиночество.
        Зато Вольт, кажется, нашел ту самую девушку, что сможет сделать из него настоящего мужчину - ответственного, смелого и рационального.
        Оливер огляделся и сосредоточился, заметив на другой стороне дороги нужную лавку. Остановившись на пару секунд, он позволил себе передышку, бормоча под нос:
        - Нет, я слишком стар для этого. Теперь только автомобили!
        Хотелось еще немного постоять, дать мышцам отдохнуть, но где-то вдали послышался звук приближающейся машины. У Оливера моментально открылось второе дыхание. Он рванул вперед и быстро преодолел расстояние до лавки, стараясь не обращать внимания на боль - та отошла на второй план, уступив место концентрации на деле.
        Активировав артефакт, способный рассеять внимание нежелательных свидетелей его ночного вторжения, он вынул из кармана выданные Вольтом отмычки, стараясь не думать о том, сколько раз малыш пользовался ими прежде, нарушая закон.
        Открыв замок с третьей попытки, Оливер ввалился внутрь лавки. Проверил, не осталось ли следов на пороге, и быстро закрыл дверь, придержав звенящий над головой колокольчик. Щелкнул замком уже изнутри. Отступил от окон, осмотрелся, привыкая к темноте. Нашел вход в подсобное помещение, ринулся туда. Спрятался быстрее, чем услышал звук колокольчика вновь.
        Замер, прикрыв глаза и слушая, как бьется о ребра бешено стучащее сердце.
        Голос миссис Эйсби заставил его тихонько вздохнуть и самодовольно усмехнуться. Успел!
        - Подождите здесь, мистер Краспер, прошу вас, - проговорила женщина. - Я возьму свои лекарства, кое-какие вещи - и сразу вернусь к вам.
        - Не торопитесь, - ответил Вольт громко. - Я пока выйду на улицу, подожду вас там. Такая погода чудесная.
        - И правда, воздух просто упоительный. Ступайте, чего пылью дышать.
        Снова звякнул колокольчик, и на какое-то время лавка погрузилась в тревожную тишину. Оливер с трудом подавил желание сильнее вжаться в стену, опасаясь, что выдал себя чем-то. Он давно не испытывал столь бурных эмоций. Разве что в молодости, когда совершал невероятные вещи, не думая о последствиях. И вот снова! Надо же, вломился в чужой дом, прячется, как воришка…
        - Чудесная ночь, - внезапно услышал он голос миссис Эйсби - совсем рядом с тем местом, за которым нашел себе пристанище.
        Показалось, что вот сейчас она отодвинет в сторону плотный балдахин и обличительно скажет: «Вы не имеете права здесь находиться! Я вызываю полисмагов!» Вот тогда точно позора не оберешься…
        Секунда.
        Вторая.
        - Да где же ты? - снова заговорила женщина. Что-то тихо скрипнуло, и она довольно засмеялась. - Ага. Не думала, что ты пригодишься, но наши жизненные пути так непредсказуемы…
        Оливер сглотнул и осторожно отодвинул балдахин, открывая вид на сидящую на полу миссис Эйсби. Сняв одну из паркетных дощечек и отложив ее в сторону, она с совершенно безумным видом вынимала из открывшейся щели бумажный пакет, бормоча себе под нос:
        - Ничего личного, деточка, но ты не на своем месте, и я это исправлю.
        Придвинув ближе масляную лампу, миссис Эйсби заглянула в пакет. Губы ее исказились в злой улыбке. Тени легли на ее лицо так причудливо и жутко, что даже всякое повидавшего Оливера перекосило, и если поначалу он хотел опустить щиты, дабы понять ее эмоции, то теперь передумал. Женщина явно была не в себе и готовилась совершить нечто необратимое.
        - Так-так, хорошо, - пробормотала миссис Эйсби. Облизнув пересохшие губы, она закрыла дырку в полу и, прижав к груди сверток, стала подниматься. - И вещи. Нужно взять что-то с собой. Где же саквояж?
        Оливер вернул балдахин на место и прижался затылком к стене. Его знобило. Даже не опуская защиту, он ощущал безумие, поселившееся внутри этой женщины. А ведь миссис Эйсби должна была нести свет и тепло, воодушевляя людей на самые лучшие свершения. Такова природа светочей в их мире.
        - Этого хватит, - слышал он ее голос в отдалении. - И настойку баристия. Вот так.
        Она снова чем-то скрипнула и затихла. Оливер вновь выглянул из убежища.
        Миссис Эйсби стояла у старого комода и держала в руках чей-то портрет.
        - Все будет хорошо, Лина, я все сделаю, - проговорила она с грустью. - Моя бедная девочка, ты должна занять свое место. Заслуженное! Я же чувствую, твое время на счастье пришло. Верь мне, верь мне.
        Отставив портрет, она взяла в руки лампу, саквояж и двинулась к выходу. Вскоре звякнул колокольчик.
        Оливер простоял в своем укрытии еще несколько секунд и тихо вышел. Перед тем как покинуть комнату, он не удержался и взглянул на портрет, с которым беседовала миссис Эйсби. Поначалу в неверном свете луны ему почудилось невероятное. Он нахмурился и, подойдя к окну, снова посмотрел на изображение.
        - Привидится же, - сказал он с облегчением, разглядывая открытое улыбающееся личико молодой милой девушки. - Ничего же общего, кроме открытой улыбки и…
        Вернув портрет на место, он покачал головой и быстро направился к выходу из лавки. И только на пороге снова замер, озаренный внезапной догадкой.
        - Может ли такое быть?! - недоверчиво спросил он у стен бакалеи. - С другой стороны, если она вообразила, что чувствует, как правильно, то могла решиться…
        Опомнившись, он посмотрел в окно, придержал колокольчик и тихо вышел. Оказавшись на улице, снял булавку, меняющую его внешность. Теперь она была не нужна.
        Вольт как раз ехал назад, приближаясь к лавке. Тогда-то Оливер и вышел к дороге, приветственно взмахнув рукой.
        Авто остановилось, проехав немного дальше. Тут же из него выбежал озадаченный Вольт.
        - Дядя?!
        - Я, - кивнул Оливер, прекрасно понимая смятение племянника от смены плана на ходу. - Прости, малыш, но еще одной скачки моя спина просто не выдержит.
        Вольт озадаченно посмотрел на необычную походку Оливера и глупо уточнил:
        - А где лошадь?
        - Осталась на привязи неподалеку. Позже пришлю кого-нибудь за ней.
        Вольт кивнул и указал на машину, не зная, как поступить дальше.
        - Все в порядке, - заверил Оливер, - дело сделано.
        Племянник слегка выпучил глаза, хотел спросить о чем-то, но передумал. Быстро развернувшись, он открыл дверь авто.
        На пассажирском месте сидела растерянная миссис Эйсби. Она прижимала к груди сумку с вещами и переводила испуганный взгляд с Вольта на Оливера.
        - Добрый вечер, - вежливо поклонившись, сказал он.
        Миссис Эйсби молчала. Глядя на него, она задумчиво пробормотала:
        - Как странно: внешность иная, но я уверена, что мы уже здоровались сегодня.
        - Вы абсолютно правы, - кивнул Оливер, даже не пытаясь разубедить ее. - Я так и думал, что, взглянув на меня, вы сразу все поймете - артефакты не могут вас обмануть.
        Она побледнела, еще сильнее вцепившись в сумку.
        - Что происходит? - спросил Вольт.
        - Насколько могу судить, миссис Эйсби - светоч, малыш, - не стал тянуть с пояснениями Оливер. - Говорят, они видят ауры людей, даже не переходя на магическое зрение. Очень талантливые, магически одаренные люди, способные на самые замечательные вещи, в народе именуемые чудом. Если сильно захотят - могут силой убеждения поднять с постели смертельно больного.
        - Светоч? - Вольт шокированно посмотрел на жену дворецкого. - Но разве среди простолюдинов рождаются светочи? Для дара такого уровня требуется огромная концентрация светлой магии, полученная от многих поколений самых прославленных аристократических семей…
        Оливер улыбнулся и обратился к миссис Эйсби:
        - Хотите сами ответить на его вопрос?
        Женщина высокомерно вздернула подбородок и отвернулась.
        - Ничего не понимаю, - Вольт хмурился все сильнее, - вы серьезно?!
        - Да.
        Он фыркнул, развел руками и снова с удивлением уставился на свою спутницу. Та медленно повернулась и посмотрела на него, слегка склонив голову набок, будто ожидая, что он скажет теперь.
        - Это правда? - спросил Вольт тихо. - Вы та, о ком говорит мой… мистер Лайонс?
        - Кто он вам? - вопросом на вопрос ответила она. - Вы родственники?
        - Мистер Лайонс - брат моей матери.
        - Дальнейшее не имеет смысла, - вмешался Оливер. Медленно приблизившись к миссис Эйсби и протянув руку вперед, он попросил: - Отдайте яд.
        Она нервно дернулась, уставилась на него огромными глазами, полными осуждения и злости. И ни капли раскаяния.
        - Я не понимаю, о чем вы.
        - Сирт Хьюз живет неподалеку, миссис Эйсби, - проговорил Оливер раздраженно, - и если вы отрицаете свою вину в попытке убийства его единственной дочери, сейчас мы отправимся к нему. Я хотел понять ваши мотивы, разобраться, действительно ли вы устроили аварию, но теперь понимаю - все и без того очевидно. А тратить время на сбор доказательств - глупо. Вас не казнят, мы оба это понимаем. Как только станет известно о даре светоча, вас начнут использовать так, как скажет король. Вы станете его собственностью, и плевать, сколько людей погибло от ваших рук. Никто не станет судить ту, что может улучшить условия жизни его величества. Но служба на короля будет отнимать очень много сил и энергии. Думаю, полное выгорание случится не позже чем через пару лет. Он, конечно, постарается вас беречь, но соблазн стать сильнее и смелее так велик…
        - Никакого короля! - выпалил Вольт. - Не имеет значения, какой у нее дар, если она пыталась убить Сабину! Дядя Оливер, это просто чушь!
        - Милый мальчик, - внезапно усмехнулась миссис Эйсби, - с большим потенциалом. В вас столько тяги к добру, к справедливости, столько бунтарства и готовности идти вопреки бюрократии. Так жаль, что время и опыт вас непременно испортят.
        - Не испортят, но отшлифуют, - возразил Оливер. - Он станет лучше. Аккуратнее. Научится лавировать, но все так же будет следовать своим принципам. Я знаю своего племянника и не позволю сбить его с пути.
        Миссис Эйсби вскинула на него взгляд. Долго и пристально она смотрела в глаза Оливера, а потом кивнула.
        - Да, возможно, вы правы. И знаете, что еще? Я не ошибалась, говоря вам о необходимости обзавестись семьей. Иногда я просто вижу людей и говорю то, что им должно услышать. Так было и с вами, мистер Лайонс.
        - Это все неважно…
        - Важно. И вскоре вы поймете насколько. Оливер, - она проговорила его имя, словно попробовала на вкус, и вдруг горько вздохнула: - Так жаль! Мне не следовало торопиться. Совсем немного времени - и вы прибыли сами, а я обманулась из-за вашего с мистером Краспером родства. Решила, что это он…
        - Что вы несете? - Вольт растрепал волосы на затылке, подался вперед и, прищурившись, спросил: - Миссис Эйсби, вы признаете, что пытались убить мою жену?!
        Она смотрела на него и тоскливо улыбалась.
        - Признаете? - напирал Вольт.
        - Малыш, послушай… - Оливер тряхнул племянника за плечо, и вдруг тот обернулся: злой, почти не контролирующий себя.
        - Ты покрываешь ее?! - спросил он, прищурившись.
        - Ни в коем разе, - Оливер покачал головой, - но сейчас ты ничего не добьешься. Поедем к сирту. Теперь он точно найдет время выслушать тебя, Вольт! Посмотри на меня. Ты молодец, нашел опасность, нейтрализовал ее и уберег Сабину. Теперь нужно поступить разумно. Поверь мне, как я всегда верил тебе, несмотря на все твои выкрутасы.
        Пару мгновений ему казалось, что Вольт взбрыкнет, как всегда, и сделает по-своему, а потом будет сожалеть о содеянном. Но вот тот вздохнул, отступил и, бросив быстрый взгляд на миссис Эйсби, проговорил недовольно:
        - Я только надеюсь, ты действительно знаешь, что делаешь, дядя. Поехали.
        ГЛАВА 19
        Сабина не находила себе места.
        За ужином она почти не ела, отвечала на вопросы свекрови невпопад и много размышляла о том, сколь резкий поворот случился в ее жизни сразу после окончания учебы.
        Всего за несколько недель все изменилось до неузнаваемости. Но если тогда, сразу после происшествия с Дартом Паймом, она мечтала повернуть все вспять, то теперь… Теперь Сабина боялась, что время слишком быстротечно, и оно вот-вот промчится, лишь на миг остановившись во время их с Краспером развода.
        Конечно, расторжение столь странного и скоропалительного брака - это самое верное. Но стоило Сабине начать представлять себе будущее без Вольта, у нее начинала болеть голова, а настроение неизбежно портилось.
        - Я буду у себя, - сказала она свекрови сразу после ужина.
        - Уверена, что не хочешь компании? - уточнила та.
        - Лягу пораньше. Не беспокойтесь обо мне.
        На самом деле Сабина хотела компании, но не Молли Краспер была ей нужна.
        В спальне пахло розами. В тонкой хрустальной вазе их было три: последнюю Вольт подарил перед отъездом. Миссис Эйсби внезапно понадобилось некое лекарство, хранившееся в лавке…
        Сабина осторожно погладила лепестки цветов, вливая в них частичку своей магии. Ей было грустно и одиноко без Вольта. Не то чтобы она к нему так уж привязалась, но рядом с ним легче радоваться жизни. Раньше Сабине требовалось уединение для возвращения душевного равновесия, а теперь уединение раздражало.
        - Он со всем разберется и скоро приедет, - проговорила она, обращаясь к розам. - И тогда все мне расскажет.
        Составив такой нехитрый план, она немного успокоилась и позволила себе заняться рутинными делами. Приняв душ и переодевшись ко сну, Сабина заплела косу и нанесла на лицо крем, чтобы кожа сияла красотой. Подумав, капелькой сладких духов помазала запястья и нервно бьющуюся жилку на шее. Улыбнувшись своему отражению, она взяла книгу со столика и переместилась в кресло, решив немного почитать перед приездом супруга.
        Но по мере того как стрелка часов двигалась по кругу, настроение ее все больше портилось. Вольт не появился ни через час, ни через два.
        Книгу Сабина отложила, поняв, что трижды прочла одну и ту же страницу, но так и не уловила содержания. Мысли ее блуждали далеко, голова болела все сильнее, а страх нарастал.
        - Что-то пошло не так, - пробормотала она, посмотрев на гардероб, и всерьез подумала переодеться для ночной конной прогулки.
        Однако в тот же миг, когда Сабина поднялась с кресла, полная решимости отправиться на поиски супруга, за дверью спальни послышались уверенные шаги.
        Не успев даже обдумать свои действия, она погасила свет и упала в кровать, делая вид, что там и была все это время. Не хватало еще, чтобы он решил, будто она волновалась и ждала, не находя себе места!
        Сердце Сабины все еще колотилось словно сумасшедшее, когда в комнату вошел Вольт. Замерев на пороге, он постоял какое-то время, а после тихо вошел и позвал ее по имени.
        Сабина поджала губы, злясь на него за задержку.
        - Спишь?
        Кровать с его стороны немного прогнулась. Сабина тихо вздохнула.
        - Вот странно, - судя по звуку, Вольт усмехнулся. - Клянусь, минуту назад, когда я шел сюда, в спальне горел свет.
        - А теперь не горит, - упрямо пробормотала Сабина, поняв, что ее разоблачили. - Я устала и решила лечь спать, Краспер.
        - Не мешать тебе? Мне уйти? - спросил он все с той же насмешливой интонацией.
        - Попробуй только! - резче, чем хотелось бы, ответила она, поворачиваясь к нему. - Где ты был так долго?! Думаешь, мне больше делать нечего, кроме как волноваться?
        Этот наглец посмел ей улыбнуться.
        - Так ты волновалась?
        Сабина покраснела и решила сделать вид, что не поняла вопроса.
        - Тебя не было больше двух часов, - напомнила она. - Что произошло? Твоя машина снова сломалась?
        - Нет, машина ни при чем, - Вольт стал серьезнее. - Но пришлось задержаться у твоего отца.
        - Ты был с моим отцом? - Сабина села удобнее, желая разузнать подробности. - Что случилось? Где он?
        - Остался в городе. И мне придется ехать туда с утра пораньше.
        - Это еще зачем?
        - Он просил помочь, - ответил Вольт, и Сабина заметила, как медленно соскальзывает его взгляд.
        Теперь он смотрел не ей в глаза, а на ее губы, на шею и наконец в ложбинку груди.
        Не зря она надела одну из самых красивых своих сорочек, позабыв о халате. С трудом подавив самодовольную улыбку, Сабина подтянула к себе одеяло и не спеша прикрылась.
        - Мое лицо выше, Краспер. Так чем ты должен помочь моему отцу?
        - Он просил не распространяться об этом, пока дело не будет сделано.
        Вольт снова уставился на ее губы и совсем не к месту проговорил:
        - Знаешь, спать с тобой в одной постели, когда ты в закрытых наглухо сорочках - это одно. Но сегодня ты предлагаешь мне настоящее испытание.
        - Я ничего не предлагаю, - вспыхнув, заявила Сабина. - Наш союз - временная мера, мы оба это знаем.
        Их глаза встретились, и Вольт стал абсолютно серьезен.
        - Спасибо, что напомнила, - сказал он сухо. Вздохнув, он поднялся с постели и стал стягивать с себя одежду. - Засыпай, Сабина. Все хорошо, тебе больше ничего не грозит. Кроме того, насколько я понял твоего отца, как только мы разберемся с его делом, он разрешит тебе ускорить наш развод.
        - Что значит «ускорить»? - поразилась она, замерев от боли, кольнувшей в самое сердце.
        - Думаю, через пару недель ты снова будешь свободной женщиной, - ответил Вольт, стянув теперь и штаны.
        Сабина не без удовольствия смотрела на его фигуру, на мускулистые ноги и крепкие жилистые плечи - и только когда он обернулся, вспомнила, что положено стесняться. Быстро отвернувшись, она уточнила с деланым безразличием:
        - С чего вдруг такая спешка? Это ты попросил его ускорить процесс?
        - Нет, - Вольт прошел мимо, к ванной комнате, бросив через плечо: - Но он сказал, что ты очень просила.
        - Это когда было! - возмутилась Сабина.
        - Что? - Вольт обернулся.
        Она испуганно умолкла, не желая признаваться в своем истинном отношении к ситуации.
        - Все равно будет скандал, если сделать это так рано, - выпалила она поспешно.
        - На фоне других скандалов, которые скоро разыграются, до нас никому не будет дела.
        Он скрылся за дверью, почти сразу послышался шум воды. Вольт принимал душ, а Сабина так и сидела, с ужасом глядя на стену перед собой. Как это - развод? И что, он даже ничего не предпримет? Не попробует ухаживать? Уговорить ее?..
        Она посмотрела на розы и непонимающе моргнула. Несколько слезинок, скопившихся в уголках глаз, упали на сорочку, скользнув по пылающим щекам. Мотнув головой, она вытерла мокрые глаза ладонями, легла в постель и накрылась одеялом с головой.
        - Ну и пусть, - прошептала Сабина в темноту. - Сколько их еще будет, таких Красперов…
        Вот только стоило Вольту вновь войти в комнату, как она поняла: таких не будет. Будут другие, но совсем не похожие на него. В кругу ее общения иные мужчины: более сдержанные, надменные и эгоистичные.
        А ее муж - эмоциональный, заботливый и понимающий. И когда он смотрит на нее, хочется быть самой красивой для него одного…
        - Сабина, ты чего?
        Она и не заметила, как хлюпнула носом, но он услышал и подошел, вмиг сорвав с себя маску безразличия и холода.
        - Сабина…
        Вольт потянул одеяло на себя, и она хотела по привычке оттолкнуть его, сказав, чтобы не лез не в свое дело. Но вдруг прикусила язык, поняв - это дело точно его!
        - Это все ты виноват! - выпалила она, как только оказалась у него на виду. - Видишь, до чего меня довел?
        - Я? - поразился Вольт.
        Она кивнула и снова всхлипнула, уже не скрываясь.
        - Что я сделал на этот раз? - миролюбиво спросил он, погладив ее по щеке.
        - Вот это все, - она схватила его за руку. - То пытаешься быть откровенным и милым, то вдруг говоришь, что нужно побыстрее развестись. Так и скажи, что устал от меня. И не надо прикрываться моим отцом, Краспер!
        Он слушал внимательно, не сводя с нее удивленных глаз, и не спешил как-то комментировать услышанное.
        Что было в его голове, Сабина не знала, а предполагать боялась. Вдруг он и правда ищет слова, чтобы сказать, что устал от ее нытья?!
        В конце концов, она смутилась и потянулась за одеялом, чтобы снова спрятаться там, ожидая своей участи в спасительной темноте. Только Вольт не дал ей этого сделать.
        - Сабина, от тебя невозможно устать, - сказал он, взяв ее за руку и посмотрев тем самым взглядом, от которого у нее внутри все трепетало.
        Только Вольт так умел, только на него она реагировала подобным образом.
        - Да, будь моя воля, я бы никогда не согласился на этот брак. Знаю, как относятся в твоей среде к мезальянсам такого рода: для тебя союз со мной стал бы вечным испытанием на прочность.
        Он опустил голову и замолк. Сабина распахнула глаза шире, понимая: это конец! Он и правда откажется от нее. Вот сейчас. И тогда ей придется жить дальше одной, без него, без его поддержки и внимания. И никто не оставит ей розу на подушке… Конечно, она приложит все силы, чтобы изобразить, насколько ей все равно. Но на самом деле это так больно!
        - Значит, ты решил прекратить это, - сказала она ровным голосом, стараясь выглядеть спокойной. Ну или хотя бы не жалкой.
        - В том то и дело, что нет, - ответил он, снова посмотрев на нее. - Понимаешь, Сабина, я ужасный эгоист, это знают все мои родные. Будь во мне хоть немного больше благородства - сказал бы, что готов исполнить свой долг и отказаться от нашего брака, подарить тебе свободу и уйти в закат, помахав рукой.
        - Но? - поторопила она, облизнув пересохшие губы.
        Вольт проследил за ее языком, и уголки его губ слегка дернулись.
        - Но я тот, кто есть. Невыносимый вспыльчивый тип, принимающий решения, основываясь лишь на эмоциях. И сейчас я понимаю, что не могу тебя отпустить.
        - Не можешь? - Сабина слегка подалась вперед.
        - Никак, - он покачал головой. - Даже несмотря на то, что едва не оклеветал тебя. К слову, Дарт Пайм, с которого и началась наша история, пришел в себя и дал показания против твоей подруги. Дядя Олли рассказал мне сегодня, заставив снова стыдиться моего поступка и последующего поведения.
        - Поделом тебе, - кивнула Сабина. - Стыд еще никому не помешал.
        Вольт улыбнулся и, погладив ее по щеке, спросил уже вполне серьезно:
        - Ты меня когда-нибудь простишь?
        Она пожала плечами.
        - Давно простила.
        - Мы вместе всего несколько недель.
        - А кажется, целую вечность, - прошептала она.
        - Хотелось бы целую вечность, - поправил он, подался вперед и коснулся губами ее губ. Легко, нежно, почти невесомо, чтобы тут же слегка отстраниться и посмотреть, как она отреагирует.
        Сабина улыбнулась.
        Вольт слегка заломил бровь, снял с себя очки, небрежно отбросил их куда-то на постель и снова потянулся к ней.
        На этот раз поцелуй был настоящим, горячим и чувственным. Сабина и сама не заметила, как обняла мужа за шею, тесно прижалась к его груди. Она таяла от его осторожных прикосновений, от их близости, от запаха его одеколона, окутавшего ее. Когда ее голова коснулась подушки, а Вольт навис сверху, Сабина, тихо вздохнув, позволила себе невероятное. Ее руки переместились на грудь мужа, расстегнули пуговки на рубашке и скользнули по разгоряченной коже.
        Вольт замер на мгновение и вдруг, не отпуская ее губы из плена своих, скинул рубашку, после чего переместил поцелуи на шею, скользя все ниже. Его руки коснулись ее груди, и Сабина выгнулась вперед. Внутри нее разгорался пожар. Желание быть еще ближе к Вольту стало столь невыносимым, что с губ сорвался тихий стон - просьба о чем-то, чего она сама еще не понимала. Откинув голову назад, Сабина вцепилась пальчиками в его плечи, наслаждаясь прикосновениями губ к шее, к ключицам и - о небо! - к вершинке ее груди. Сквозь тонкую ткань она ощутила, как он прикусывает нежную кожу, и, прижавшись к нему, потерлась о его тело, словно умоляя не прекращать этого никогда…
        Тут же пришло наказание за смелость: Вольт с невнятным мычанием прервал поцелуи, уткнулся носом ей в висок и, шумно дыша, пробормотал:
        - Нужно это прекращать. Не то я и правда не оставлю тебе выбора.
        - Но… - Сабина распахнула глаза, все еще пребывая в омуте страсти, захватившей с головой, и неверяще посмотрела на мужа.
        - Не шевелись, умоляю, - простонал он, после чего перекатился на свою сторону кровати и… сел к ней спиной. - Ох, Сабина, что я делаю.
        Ее грудь все еще горела, не желая расставаться с ощущением его губ на коже, а внизу живота разлилась сладкая нега, требующая немедленного продолжения.
        - Вольт, - тихо позвала Сабина.
        Притянув к себе одеяло, она тронула его спину, и он моментально обернулся. В жадном взгляде мужа плясало пламя, и у Сабины не осталось сомнений - он не меньше нее хотел этой близости.
        - Прости, - Вольт вернулся в постель, осторожно подоткнул одеяло вокруг Сабины и только после этого обнял ее, прижал к себе и продолжил говорить: - С ума по тебе схожу, и это контролировать сложнее, чем все остальное.
        Она счастливо улыбнулась, уткнувшись в его грудь. Страшно хотелось снова прикоснуться к мужу, ощутить, как гулко бьется его сердце рядом с ней. Но он не дал.
        - Сабина, не мучай меня, - прошептал Вольт ей в макушку, не позволяя выпутаться из одеяла, - я хочу, чтобы все у нас было правильно.
        - У нас? - она запрокинула голову, испытующе посмотрела в лицо супруга.
        Он кивнул.
        - Не могу отпустить тебя, но и без возможности отступления не могу оставить.
        - А говорил, что не благороден, - улыбнулась Сабина.
        - Где-то в моем роду определенно затесался аристократишка, - пожаловался Вольт, - если бы не он…
        Он потянулся вперед и одарил ее нежным поцелуем.
        - Что ж, - прошептала Сабина, как только ее губы освободились, - я очень благодарна твоему предку. Теперь, по здравом размышлении, стало очевидно…
        - Что? - напрягся Вольт.
        - Ты ведь так и не ухаживал за мной как следует. Сразу пробрался в мою постель, будто так и нужно.
        - Сабина…
        - Три розы - не в счет! - патетично закончила она, просияв. - Спасибо, что сохранил за мной право выбора, Краспер! Ну и… у тебя есть еще несколько недель, чтобы заслужить право остаться моим мужем!
        Она думала, он начнет спорить или пустит в ход соблазнение, но… тот орков аристократишка, что затесался в его род, явно был даже слишком благородным!
        - Принято! - с улыбкой сообщил Вольт, в последний раз поцеловав ее в приоткрытые от удивления губы. - Ты не устоишь, Сабина!
        - Мне бы твое самомнение, Краспер! - шокированно выдохнула она.
        Муж только засмеялся и тихо проворковал:
        - Не переживай, оно достанется нашим детям вместе с твоей неземной красотой.
        * * *
        Утром Сабина проснулась в постели одна - Вольт, как и предупреждал, умчался по таинственным делам. На соседней подушке розы не нашлось, зато обнаружился сложенной вчетверо листок бумаги.
        «Бесконечно скучаю по твоим глазам, по твоим губам, по твоим объятиям. Твой В.», - прочла Сабина, жмурясь от счастья, накатившего волной.
        - Скучает, - прошептала она, раскинув руки в стороны и глядя в потолок с шальной улыбкой. - Так вот как это бывает… Мой В…
        Бросив взгляд на его половину кровати, она прикусила палец, на миг смутившись от того, что вытворял с ней Вольт. И от того, что позволяла себе сама. Но, тряхнув головой, Сабина великодушно простила себя и его за эту милую слабость. Больше того, она осознала, что произошедшее - далеко не все, что ждало ее в спальне в дальнейшем, и улыбнулась в предвкушении. Нет, ее не пугало такое будущее. Оно будоражило кровь, оно заставляло чувствовать себя по-настоящему живой.
        Сабина рассмеялась и легко вскочила с постели, решив привести себя в порядок. Мало ли когда Вольт появится? Хотелось поразить его, заслужить очередной восхищенный взгляд и бережно отложить в копилку своих воспоминаний…
        Но увидеть мужа ей удалось лишь в полдень.
        Сабина уже отчаялась дождаться Вольта и, безумно скучая в обществе свекрови, думала отправиться на прогулку верхом, когда дворецкий объявил о прибытии мистера Краспера с гостями.
        - С гостями? - спросила она удивленно, откладывая книгу в сторону. - И где они?
        - В кабинете, - последовал ответ.
        - В таком случае стоит накрыть на стол для большего количества персон, - вмешалась свекровь. - Пригласим их к обеду. Ты согласна, дорогая?
        - Да, конечно, - Сабина кивнула, вернув себе внешнее спокойствие.
        Хотелось как можно скорее увидеть мужа и расспросить его обо всем, но она быстро поняла, что среди спутников Вольта наверняка есть и отец. А это значит, им предстоит разговор о будущем. Сегодня или завтра, или через несколько недель - теперь не имеет смысла откладывать. Вот только… хватит ли ей духу противостоять отцу? Ведь он, услышав ее мнение, наверняка будет вне себя. У сирта Хьюза всегда были свои планы на будущее единственной дочери.
        - Прошу простить меня, я вас оставлю, - сказала Сабина, посмотрев на свекровь, - хотелось бы прогуляться перед обедом.
        - Составить тебе компанию, дорогая?
        Миссис Краспер поднялась, собираясь последовать за Сабиной, но та остановила ее, выставив перед собой руку:
        - Нет, прошу вас, отдыхайте. Не стоит беспокоиться. Я пройдусь одна.
        И пока свекровь не настояла на сопровождении, Сабина быстро вышла из комнаты.
        Она шла в сад, решив затеряться среди растений и напитаться их силой перед тем, как начать новое противостояние с отцом.
        Запах цветов и трав одурманивал, а тропинка вела все дальше, под кроны старых дубов, посаженных, должно быть, еще прапрадедом. Сабина дошла до одного из деревьев и коснулась шершавой коры, прикрыв глаза. Но стоило попытаться отрешиться от проблем и нехороших мыслей, как сбоку раздался шум, говорящий о приближении незваного гостя.
        - Ты любила гулять здесь в детстве. Вижу, кое-что не меняется.
        Обернувшись, она широко улыбнулась отцу. Сирт Хьюз раскрыл свои объятия, и Сабина нырнула в них, позволив себе минуту слабости.
        - Папа! - она прижалась к широкой груди сирта и тут же, вскинув голову, сурово спросила: - Как ты мог не сказать мне сразу, что приехал?
        - Я ужасный человек, - поспешно признал отец. - Нет мне прощения. Или есть?
        - Что с тобой делать, - она засмеялась. - Снова дела? Снова тайны? Когда настанет время отпуска?
        - Враги короны не берут отпусков, - наигранно взгрустнул сирт, - а я очень от них зависим.
        - Ужасная работа, - посетовала Сабина.
        - Не хуже твоей, - заметил сирт Хьюз, и на лбу у него залегла складка. - Скажи-ка, дочь, давно ли я читал тебе лекцию об осторожности и о возможности магического истощения?
        - Вольт сдал меня! - поразилась она, моментально догадавшись, откуда отец знает о ее приключениях.
        - Не уверен, что он рассказал все - этот парень решил потакать всем твоим прихотям и прикрывать промахи. Странно, я был уверен, что вы не очень ладите.
        Сердце екнуло от услышанного: Вольт защищал ее, был на ее стороне. С трудом подавив довольную улыбку, она обвиняюще напомнила:
        - И все же ты разрешил нам пожениться, а после отправил сюда.
        - Я собирался быть рядом, - пожал плечами отец. - Присматривать осторожно. Кроме того, взял с него клятву о том…
        - Знаю.
        Сабина отошла от отца и прикусила губу, обдумывая, как вывести разговор в нужное ей русло.
        Вот и настал миг новой ссоры. И кто знает, сколько сил придется потратить, чтобы им с мужем дали шанс на счастье?
        - Ты озадачена чем-то, - прокомментировал сирт. - Краспер обижал тебя?!
        - Нет, - поспешно выпалила она, сверкнув глазами. И, опомнившись, добавила тихо: - Не обижал. Он не такой.
        - Не такой? Что ж, славно. Мне, знаешь ли, этот парень даже нравится. Хочу приспособить его к службе. Он очень неплохо соображает, когда включает мозги, а не руководствуется эмоциями. Ну а ты…
        - И я с ним, - сказала Сабина, сжав кулаки. - Мы ведь супруги, ты помнишь?
        Сирт Хьюз умолк, глядя на нее и ожидая продолжения.
        - Я хочу сказать, он - мой муж, и нас венчали в церкви, - залепетала Сабина, сцепив руки в замок. - Ну и нам положено быть вместе.
        - На месяц, - веско напомнил отец.
        - Ну-у…
        - Он тебя соблазнил? - в его голосе послышался скрежет металла.
        - Нет. - Грустно вздохнув, Сабина посмотрела на особняк и добавила: - Но обещал…
        - Что?!
        - Ухаживать, папа.
        Сирт Хьюз саркастично хмыкнул и закатил глаза, но промолчал.
        - И мне бы хотелось, чтобы это продолжилось! - заявила Сабина, упрямо сжав губы.
        - Потому что?.. - подбодрил ее отец.
        Она хмуро посмотрела на него, начиная злиться.
        - Что ты хочешь услышать?
        - Ну, хотя бы то же самое, что слышал от него, - сирт Хьюз неожиданно широко улыбнулся. - Что любишь. Что видишь свое будущее только рядом с ним. Что не хочешь развода.
        Какое-то время Сабина пораженно молчала, осознавая услышанное. А после…
        - Он так сказал? - Она подалась вперед, схватила отца за руку и спросила громче: - Не молчи, папа! Он правда сказал это тебе?
        - Правда, - тихо ответил он, глядя на нее как-то по-новому, любопытно и немного грустно.
        - А ты? - Она даже дыхание задержала, чувствуя, как надежда заполняет все ее существо.
        Роберт Хьюз погладил ее по голове и тяжело вздохнул.
        - Я напомнил, что уже дал свое согласие на ваш брак, дочь. Если бы мы с Абигейл не думали, что у вас все сложится, он бы никогда не получил тебя. Это же очевидно, Саби. А вот как теперь удержать тебя - только его забота. Пусть старается. Иначе!..
        - Папа! - Сабина бросилась отцу на шею, обняла его крепко-крепко, не желая отпускать. - Ты самый лучший.
        - Знаю, - усмехнулся он, гладя ее по голове, совсем как в детстве, - но ты все же не сдавайся так быстро, девочка моя. Твоя мать мучила меня достаточно долго, чтобы я до сих пор боялся ее потерять!
        - Ох, па! Она призналась тебе в чувствах едва ли не в первый день знакомства, - рассмеялась Сабина. - Мама так верит в искру любви, что ни капли не сомневалась в твоей взаимности.
        Сирт Хьюз покачал головой.
        - Все же будь благоразумной, дочь.
        - Обещаю.
        Сабина подхватила родителя под локоть и направила к дому.
        - Уже не терпится увидеть этого Краспера, - ворчливо заметил он. - Хорошо, пойдем. Но, Сабина, мне придется ненадолго омрачить твое счастье. Не смотри так, это не касается ваших отношений с Вольтом.
        - В чем тогда дело? - спросила она настороженно.
        - Сейчас из лекарни привезут девушку - Лину. Племянницу жены дворецкого…
        - Да, я знаю, кто такая Лина, - нетерпеливо перебила его Сабина.
        - А вот это вряд ли, - хмыкнул сирт Хьюз. - Но мы это исправим. Пора знакомиться заново.
        Отец привел ее не куда-нибудь, а в кабинет, где действительно были гости. Оливер Лайонс, некий мужчина в форме полисмага. И старый архивариус, мистер Велье, которого Сабина знала с самого детства.
        Там же был Вольт.
        Увидев Сабину, он поднялся навстречу и замер, пытливо глядя на нее. Она улыбнулась ему и тут же услышала, как недовольно фыркнул отец.
        - Что я говорил? - тихо напомнил он. И продолжил уже громче: - Господа, позвольте представить вам мою дочь, миссис Сабину… Краспер.
        Сирт стрельнул взглядом в Вольта, явно рассчитывая если не убить, то хотя бы ранить. Но тот оказался слишком непрошибаем! Вместо того чтобы насторожиться, он широко улыбнулся.
        - Добрый день, - вежливо поздоровалась Сабина, не сводя глаз с супруга.
        - Безмерно рад знакомству, - перед ней возник полисмаг. Склонив голову, он представился, но Сабина не запомнила его имени.
        Следующие несколько минут ушло на разговоры ни о чем и на переглядки с мужем, от которых у Сабины мурашки бежали по телу. Она даже успела позабыть цель визита в кабинет, так увлеклась заигрыванием с собственным мужем. Однако стоило дворецкому постучать в дверь и сообщить, что прибыла мисс Лина Пикет, как обстановка вокруг стала совсем иной: строгой, серьезной и напряженной.
        - Пригласите, - велел сирт Хьюз, подобравшись. - И сами останьтесь, Уоррен. Присаживайтесь, прошу.
        - Как ты? - спросил Вольт, внезапно оказавшийся рядом. Поцеловав ее пальчики, он с беспокойством спросил: - Все хорошо?
        - Это ты мне скажи, - ответила Сабина, переведя взгляд с мужа на бледную девушку, вошедшую в кабинет в сопровождении еще одного полисмага.
        - Не бойся, это… интересные новости. Нехорошее уже позади.
        Сабина крепче сжала его руку и, кивнув, приготовилась слушать.
        Как ни странно, слово дали архивариусу, благодаря которому и удалось узнать массу подробностей об интересующем всех деле. Старик, возраст которого Сабине было тяжело представить еще в детстве, говорил на удивление четко и осмысленно. Он помнил, кажется, мельчайшие детали всего и обо всем.
        А дальше… дальше Сабина узнала необычные вещи из жизни своего очень знаменитого и слишком идеализированного предка.
        Итак, знаменитый Грэм Кейн - тот самый, кем так гордилась мать Сабины, оказался не таким уж чудесным человеком. Всю свою сознательную жизнь он действительно проводил ритуально-магические опыты, в которых действия сопровождались заклинаниями по его же формулам. Он был великим алхимиком, опережающим свое время. Но, как многие великие люди, оказался рассеянным, неприспособленным к быту и - что больше всего поразило Сабину - не слишком озадаченным соблюдением морали.
        Его жена Жаннет, о которой почти никто из потомков не упоминал, руководила всем, что касалось ведения хозяйства, а сам Грэм работал, прославляя их славный род.
        - Сейчас всем хочется говорить об этом человеке как о достойном во всех отношениях мужчине, - вдохновенно вещал архивариус, - но правда в том, что он не был таковым. Он не был идеальным мужем и отцом, не любил отвлекаться от работы и - да простит меня мисс Сабина - ложился в постель с любой женщиной, пришедшейся ему по вкусу. Единственное, о чем он действительно заботился, - чтобы они предохранялись. Жена Грэма, прекрасная Жаннет, на все закрывала глаза, довольствуясь тем, что его открытия приносили доход, позволяя ремонтировать дом, выдавать жалованье прислуге и оплачивать учебу детей.
        И все бы ничего, но однажды, уже будучи пожилым мужчиной, он потерял голову от новой экономки, нанятой его женой. Их роман был недолгим, но ярким. Жаннет застигла их за занятием любовью на супружеском ложе, в котором был спрятан артефакт, «искра истинной любви». Тогда их брак едва не распался, и Грэм, опомнившись, быстро выгнал экономку, признав любовницу величайшей ошибкой. Та ушла без всяких скандалов, а вскоре вышла замуж за лекаря, и о происшествии забыли. Но бесследным оно все-таки не осталось…
        Архивариус умолк, посмотрел удивительно ясными голубыми глазами на сидящую неподалеку Лину Пикет.
        - Кто бы мог подумать, что старик Кейн все же успел сделать ребенка на стороне? - заключил архивариус, устало вздохнув. - Но он и тут удивил.
        Тишина в комнате повисла оглушительная.
        - Мисс Роза Эйсби - прямой потомок Грэма, Сабина, - не вынес молчания Вольт. - Вот о чем тебе следует знать. А Лина…
        - И Лина тоже, - кивнул сирт Хьюз. - Больше того, они обе унаследовали неплохие магические способности.
        - Но…
        Горничная испуганно посмотрела на мистера Эйсби, и тот сжал ее руку в своей, скорбно повесив голову.
        - Вы знали?! - выпалила Сабина обвиняюще. - Все это время вы знали?
        - Мистер Эйсби знал, - сказал за него сирт Хьюз. - Но не придавал этому такого значения, как его супруга. К слову, встретились они совсем молодыми, и при первом прикосновении между ними проскочила искра. Юная Роза сразу сказала, что станет его женой.
        - Она была совсем другой, - внезапно заговорил сам дворецкий. Теперь он выглядел гораздо старше своих лет - сгорбленный, уставший, подавленный. - До появления нашей Лины она и сама не считала свое происхождение чем-то особенным, понимаете? Но потом… Ты заменила ей детей, которых у нас так и не случилось…
        Мистер Эйсби с мольбой посмотрел на Лину.
        - Дядя, - прошептала она, прижав свободную руку к груди, - что ты говоришь?
        - Он говорит как есть. - Сирт Хьюз вынул из нагрудного кармана платок и подал его девушке, по щекам которой катились слезы. - Состояние вашей тети усугубилось не просто так, Лина. Она обладает магией, способной…
        - Я знаю, что тетя - светоч. - Лина не приняла платок от сирта. Шмыгнув носом, она отодвинулась подальше и смахнула слезы рукой. - Это значит лишь то, что тетя - светлая и добрая женщина, неспособная причинить вред.
        - Все так. - Сирт убрал платок в карман брюк и отошел. - У миссис Эйсби есть редкий магический дар, который ей удавалось скрывать долгие годы. Вот только вы вывели ее из равновесия. Она так мечтала подарить вам иной мир, полный уважения и любви, что пробудила в себе способность к видениям. И в одном из них узрела вас с будущим мужем.
        - Меня?
        - Вас, Лина. Вернее, ваши ауры. И последнее сыграло с ней злую шутку. Так вышло, что Вольт, приехав сюда, сразу заявился к вашей тете, чтобы узнать, кто чем живет в этом городе…
        - Она ошибочно решила, что он - моя судьба, - прошептала Лина, после чего закрыла рот ладошкой и вскочила с кресла.
        Девушку повело в сторону, но Оливер подался вперед и успел удержать горничную.
        - Вам лучше вернуться в кресло, - миролюбиво попросил он.
        - Нет, я… - Она хотела оттолкнуть его руку, и в тот же миг между ними проскочила искра.
        Лина вскрикнула и отшатнулась, а Оливеру пришлось удерживать ее повторно.
        - Да, ваша тетя видела во сне ауры, - тихо проговорил сирт Хьюз, - а их так легко спутать с аурами ближайших родственников…
        Лина испуганно посмотрела на Оливера и покраснела как маков цвет.
        - Это всего лишь поверье, - улыбнулся ей мистер Лайонс. - Оно ни к чему вас не обязывает.
        - Конечно, - с готовностью кивнула Лина.
        Сабина внезапно поняла, что какое-то время сидит с открытым ртом. Быстро его захлопнув, она посмотрела на мужа и чуть слышно спросила:
        - Ты видел?
        - Искра, - кивнул он.
        - Миссис Роза Эйсби зациклилась на том, что Лина достойна большего. - Оливер все же усадил Лину на место и сам закончил рассказ: - Быть лишь прислугой - это не та судьба, что ждала ее единственную девочку. А потому ей пришлось убрать с пути Винса, лакея, которому симпатизировала ее племянница. Дальше, дождавшись появления Вольта, она уверилась в правильности своих суждений и решила ускорить события. Но тут ее ждал первый страшный удар…
        - Авария, - вспомнила Сабина, - должна была ехать я.
        - Именно так. А поехала Лина.
        Девушка снова всхлипнула, и теперь уже Оливер подал ей платок. Она приняла его и смущенно отвернулась.
        - Девочка моя, я не понимал, что с Розой, - дворецкий совсем поник. - Я не понимал. Если бы только она поделилась со мной…
        - Она знала, что вы не поддержите ее, - покачал головой Оливер. - И боялась разочаровать вас.
        - Но почему мистер Бифз не снял проклятье с Винса? - встряла Сабина.
        - А, это, - Оливер сокрушенно вздохнул. - Миссис Эйсби знала, что местный лекарь не сможет определить причин неизвестной болезни: в его годы при обучении лекарскому делу не считалось нужным проходить тему проклятий.
        - Где она теперь? - вскинулся мистер Эйсби. - Что ее ждет?
        Сабина с жалостью посмотрела на него, прекрасно понимая, что ничего хорошего они не услышат - за покушение на убийство полагалось лишь одно наказание… Но она ошиблась.
        - Ваша жена - прямой потомок самого Грэма Кейна, - ответил сирт Хьюз, - кроме того, она светоч. Поэтому… к ней применят особые меры, Уоррен. Миссис Эйсби будет жить, но совсем не так, как прежде.
        * * *
        Ее привезли в монастырь на рассвете.
        Он стоял на возвышенности и омывался морем с трех сторон. Единственным входом служили массивные деревянные ворота, напитанные магией.
        Серые каменные стены пугали своим величием и мощью, изредка они прерывались узкими окошками, что были закрыты коваными решетками. Внутри горел неяркий желтый свет. Монастырь утопал в зелени и цветах: все ухоженное и аккуратное. Но такое незнакомое, чужое…
        Роза передернула плечами, понимая, что это теперь и ее дом. Навсегда.
        Чем ближе ее подводили к монастырю, тем сильнее от стен веяло холодом. Дверь открылась со скрипом, на пороге возникла женщина в серой рясе. Улыбнулась, пригласила пройти с ней.
        Сопровождающие Розу стражники оставили ее в покое. Они выполнили свою работу - привели ее в темницу, где ей предстоит научиться жить иначе.
        Роза шла за монахиней, слушая ее тихий голос и гулкое эхо их шагов. В ее душе все было так же пусто и запутано, как в коридорах монастыря. Их путь освещали факелы, огонь тихо потрескивал, настраивая на умиротворение и рождая причудливые тени на стенах.
        - Сюда, - позвала монахиня, поднимаясь по винтовой лестнице мимо вытянутого окошка с решеткой.
        Роза посмотрела в него. Там была воля. Бескрайнее синее море билось о скалы, в небе кричали чайки.
        Они поднялись и вышли в новый коридор, из которого вело множество дверей.
        - Это кельи, - продолжила монахиня, - здесь живут наши воспитанницы.
        - Что здесь было раньше? - спросила Роза, впервые решившись заговорить.
        - Лечебница для душевнобольных. Впрочем, в правом крыле по-прежнему живут несколько пациентов. Мы ухаживаем за ними. После пострига вы также сможете помогать этим бедолагам. Сюда.
        Она остановилась перед высокой деревянной дверью, потянула за ручку и пригласила Розу войти.
        - Оставьте обувь здесь.
        Роза кивнула и сняла туфли, аккуратно отставила их в сторону, после чего вошла в большой прямоугольный зал. Ее голые ступни ощущали холод и шероховатость камней, захотелось обхватить себя руками за плечи. Но Роза лишь выпрямилась, приближаясь к статуе в центре помещения. Это было весьма искусно выполненное дерево. Высокое, в потолок, тонкой работы.
        И чем ближе к нему подходила Роза, тем сильнее ее охватывало раскаяние, жгучее, как огонь факелов, что горели в пустых коридорах. Ноги ее ослабели, подкосились. Она упала на колени, больно ударяясь о серый камень; из ее глаз потекли слезы, смывая с лица маску холодного безразличия.
        Древо откровений подарило ей видение. Оно было столь ярким, что ослепляло, а счастье, в котором купались его участники, заставило сердце Розы дрогнуть.
        Она словно бы смотрела в окно старого особняка, в котором так долго работал ее муж. Просторный зал Грэми-Холла был наполнен смехом и теплом, в нем собрались родные люди, чтобы отметить приход первого снега. Первенец Вольта и Сабины как раз проснулся, и нянечка принесла его к родителям. Малыш скуксился и потребовал внимания, которое тут же получил с избытком. Раньше родителей к нему успела подойти Молли Краспер, а Лина - ее дорогая девочка! - с умилением погладив свой большой живот, спросила у стоящего рядом Оливера:
        «Неужели и у нас скоро будет такое же чудо?»
        Он обнял Лину, прижался щекой к ее виску и уверенно прошептал:
        «У нас будет другое. Свое!»
        Дворецкий откупорил бутылку с шампанским и стал разливать напиток по бокалам, а Вольт предложил тост:
        «За любовь! И за алхимика, сумевшего вывести каким-то невероятным образом формулу, позволившую нам найти друг друга!»
        «За любовь!» - вразнобой повторяли присутствующие, разбирая бокалы.
        «За любовь», - грустно проговорил Уоррен Эйсби, с тоской посмотрев в окно. Розе показалось, что он видит ее, что смотрит прямо в ее глаза, проникая в самую душу. Но тут его позвала Лина, отвлекая объятиями от нелегких мыслей…
        …Видение развеялось, а Роза лежала на полу, обняв себя руками за голову, прижав сбитые в кровь колени к животу, и выла, как раненое животное. Понимание и раскаяние пришли к ней так поздно! Ей всего-то и надо было, что нести в душе свет, озаряя им путь любимых людей, но она решила сделать больше, решила, что знает лучше… И вернуть назад уже ничего нельзя. Можно только попытаться искупить, день за днем стараясь быть полезной тем, кто истинно нуждается в этом. Только так ее жизнь можно оправдать…
        Через три дня мистеру Эйсби пришла магограмма из Приобучного монастыря. Роза просила у него прощения и сообщила о добровольном постриге, желая любимому и единственному Уоррену быть здоровым и радоваться каждому дню - ведь отныне она будет неустанно молиться за их с Линой будущее.
        ЭПИЛОГ
        Рита выглянула из-за угла, чтобы посмотреть, как справляется новенький лакей. Тот чинно прошел между столами, удерживая в руках поднос с напитками.
        - Выпендрежник, - фыркнула горничная, покачав головой.
        - Что ты здесь делаешь?!
        От окрика нового дворецкого, мистера Хулла, у нее чуть сердце не оборвалось.
        - Ты где должна быть? - грозно спросил он, сверкнув глазами.
        - Иду-иду!
        Она подхватила юбки и понеслась помогать кухарке, миссис Моес. Из коридора тянуло такими вкусными запахами, что моментально скрутило живот.
        - Есть хочу, умираю, - пожаловалась Рита, вбегая в кухню. Там царил хаос: всюду стояли блюда, которые следовало относить наверх. Где-то чаны еще закипали, а жара стояла такая, что даже магия не помогала ее развеять.
        - С ума они там посходили, - бурчала миссис Моес, подавая Берте - новой помощнице - сотейник с подливой. - Скорее, передай лакею! Это нужно поставить рядом с индейкой! А ты что расселась, Рита? Велено помогать!
        - Что делать? - горничная завистливо посмотрела на мясную запеканку рядом с собой. - Когда уже нас накормят?
        - Не болтай, на-ка ложку и мешай крем!
        Миссис Моес сунула в руку Рите большой деревянный половник и подтолкнула ее к печи.
        - Где это видано, с таким размахом отмечать месяц супружеской жизни? - едва не хныкая, спросила Рита, помешивая белое варево. - Столько гостей пригласили! Там будто вся аристократия города.
        - Вся аристократия сейчас на допросах, - хмыкнула миссис Моес, осторожно вынимая из печи новое блюдо. - И поделом! Хорошо, что губернатора арестовали, плохо, что так долго с этим тянули!
        - Папа говорит, это все политика, - вмешалась в разговор Берта, новая помощница по кухне, - они специально тянули с его арестом, чтобы потом арестовать во время бунта простышей. Это очень показательно, когда казнят такого сильного мага и его приспешников.
        - Политика! Тьфу, - Рита покачала головой. - А людей сколько хороших за это время пострадало? Он же всех несогласных со свету сживал или заставлял плясать под свою дудку.
        - Не наше это дело! - веско заметила миссис Моес. - Сирту виднее, как помогать королю управляться с народом… А мне виднее, какие вы никчемные хозяйки! Кто резал буженину?! Руки бы оторвать за такое кощунство!
        - Так вы и резали.
        - Да?! Тогда зовите лакея, пусть несет наверх блюдо, чего оно зря место занимает?
        Рита хихикнула и ненадолго затихла, вспоминая нечто странное, увиденное совсем недавно. Она шла сменить белье в спальне господ, когда услышала голос мистера Краспера. А дальше… дальше горничная увидела невероятную картину: хозяин встал на одно колено перед женой и попросил ее руки, говоря много таких красивых слов, что у Риты сердце сжалось от восторга. Потом хозяйка завизжала от счастья, и наваждение рассеялось.
        Странная парочка так поразила Риту, что она тут же разболтала все на кухне. Миссис Моес, вечно знающая чуть больше остальных, только засмеялась и сказала: «Значит, быть большому празднику!»
        И ведь угадала! Хозяева и правда закатили пир на весь город, пригласив всю новую верхушку власти, что появилась после ареста прежнего губернатора.
        - Рита! Ты что ж делаешь, тетеха! - Миссис Моес отняла огромную деревянную ложку и стала сама мешать крем. - Чуть не сожгла! Что ж за руки у тебя! Ладно, иди наверх, проверь, все ли гостевые покои готовы. И смотри среди гостей не крутись, не то мистер Хулл тебя точно заработка лишит.
        Горничная грустно вздохнула и поплелась наверх, обдумывая план, как еще немного подсмотреть за пришедшими. Может быть, удастся увидеть там и Лину? Та никогда не задирала нос и наверняка готова будет посплетничать где-то в укромном уголке!
        * * *
        - Я почти никого здесь не знаю, - пожаловалась Сабина, обняв мужа за шею.
        - Ты сама хотела пышную свадьбу, - напомнил он.
        - Да, но ты мог меня остановить, - она игриво повела плечиком и засмеялась, как только муж слегка прикусил нежную кожу. - Прекрати, нам пора вернуться к гостям.
        Сказала и поняла - лукавит. Куда более охотно она осталась бы с ним здесь до конца праздника.
        - Еще минутку, - Вольт посмотрел на нее, как смотрят только по-настоящему влюбленные мужчины, - с обожанием, с восторгом. - Я уже говорил сегодня, что ты самая прекрасная девушка на свете?
        - Всего пару раз.
        Она потянулась навстречу, и на какое-то время их просто не стало. Сабина тонула в его объятиях, плавилась от прикосновений, растворялась в поцелуях…
        - Дочь! Ты здесь? Их нет, дорогой. Снова где-то уединились.
        - Это в их стиле, - недовольно отозвался сирт Хьюз. - Пригласить в дом половину города и сбежать.
        - Совсем как мы в молодости, - неожиданно пропела Абигейл.
        Послышался звук поцелуя, тихий смешок.
        Сабина округлила глаза, глядя на мужа. Тот глупо усмехнулся, прижав ее к себе сильнее. И все это за тонкой ширмой!
        - Что значит «в молодости»? - сирт Хьюз добавил в голос осуждения. - Я и теперь кое на что сгожусь.
        - Не зна-аю, - протянула его супруга, - вот уже несколько дней ты это не доказывал.
        - Потому что ты готовилась к торжеству, Аби, и была похожа на разъяренную фурию. Зато теперь…
        - Нет! - Сабина выскочила из укрытия, вытаскивая за руку смеющегося мужа. - Только не при мне! Я не хочу всего этого слышать!
        - Это вы! - Абигейл даже не думала смущаться. - Как вам не стыдно прятаться? Там, между прочим, твой новый наставник прибыл - тот, что должен сменить мистера Бифза.
        - Ох!
        Сабина посмотрела на Вольта. Он понятливо кивнул, потянул ее к двери и сказал на ходу:
        - Если что, дверь закрывается изнутри. Не допускайте нашей ошибки, миссис Хьюз!
        - Вольт! Шш-ш! Это же мои родители! - Сабина округлила глаза. - Они уже внуков хотят и…
        За ее спиной тихо щелкнул замок.
        Вольт расхохотался, а Сабина возмущенно закатила глаза.
        - И эти люди пытаются призвать мою совесть к ответу! Ты можешь в такое поверить? Ладно, как я выгляжу?
        - Ты самая обворожительная девушка из всех, - напомнил Вольт, - но… прическу лучше поправить.
        Они как раз проходили мимо зеркала, и Сабина остановилась, в ужасе разглядывая свое отражение: волосы растрепались, губы припухли, щеки раскраснелись…
        - Как я покажусь новому наставнику в таком виде?! Вольт, что ты наделал?
        - Я виноват, мне и исправлять! - с готовностью отозвался он. - Заплести тебе косу, дорогая? Эти руки умеют многое…
        - Прекрати паясничать! - она все же усмехнулась и даже слегка покраснела, понимая подтекст его слов.
        - Отправляйся в розовую гостевую, а я разыщу Лину.
        - Она больше не горничная.
        - Но может помочь по-родственному, - пожал он плечами. - Лучше нее этого никто не сделает, а Рита провозится не меньше часа, сама знаешь.
        - Хорошо, попроси Лину. Надеюсь, она не обидится на меня.
        Вольт подарил ей быстрый поцелуй и ушел искать новую родственницу.
        Сабина проводила супруга счастливым взглядом, снова посмотрела на отражение и коснулась припухших губ. Его поцелуи… ей всегда будет их мало.
        С улыбкой она прошла к гостевой спальне и, присев в кресло, стала ждать свою спасительницу.
        С того дня, как открылась правда, Лина и ее дядя больше не работали в Грэми-Холле. Они продали лавку миссис Эйсби, получили весьма приличное выходное пособие от сирта Хьюза и приобрели небольшой дом в городе, где теперь жили вдвоем. Бывший дворецкий после осуждения его дорогой Розы сильно сдал, но старался держаться. Почти каждый день он отправлял супруге настоящие бумажные письма, ведь магограммы в монастыре были запрещены. А она писала ему ответы. Их любовь продолжала жить, несмотря ни на что.
        Сабина знала, какую меру наказания избрали для Розы, и первое время ей казалось, что заточение в монастыре хуже казни - оставаться живой, но не иметь возможности обнять родных, увидеть их, просто быть рядом… Но отец, когда она к нему обратилась, был категоричен:
        - Эта женщина хладнокровно пыталась убить. Сначала лакея, затем тебя. Вас спас только случай, Саби, а ее спасло происхождение. Потомка твоего прадеда, да еще и светоча, никто бы не отправил на плаху, но мы просто обязаны были сделать так, чтобы она осознала содеянное и держала за это ответ. В монастыре Роза Эйсби спасает людей, дарит им веру, возрождает к жизни. Она искупает вину за то, как бесчестно, отвратительно использовала свой дар.
        Сирт был непреклонен, впрочем, как и Вольт. Он полностью вставал на сторону Роберта Хьюза почти во всех решениях и часто сопровождал его по неким жутко таинственным делам, становясь все более серьезным и решительным. Однако стоило Вольту переступить порог их дома, увидеть Сабину, и… он снова становился собой: признавался в любви, оказывал знаки внимания, поддерживал во всем.
        - Тук-тук, - послышалось сзади.
        Сабина обернулась и улыбнулась новой родственнице.
        - Лина! Прости, что пришлось тревожить тебя, но…
        - Я все понимаю, - засмеялась девушка, приближаясь. - Давай посмотрим… Что ж, ничего ужасного с твоей прической не произошло. Сейчас исправлю немного, и будет идеально.
        Сабина радостно улыбнулась, полностью доверяя Лине.
        - Как тебе наши гости?
        - Я почти никого не знаю, да и не ровня я им, чтобы обсуждать, - ответила она с легкой грустью. И тут же не удержалась, защебетала: - Твой отец столько новых людей привез! Все вокруг него бегают, кланяются. А губернатор какой! Ты видела?
        - Красавчик, - кивнула Сабина. - Вольт во время нашего представления так вцепился мне в руку! Думала, отдавит.
        - Ревнует, - заключила Лина. - Оливер тоже… то есть…
        Она осеклась и покраснела, а Сабина засмеялась.
        - Говори-говори, всем известно, что мистер Лайонс все свободное время обивает пороги вашего дома.
        - Ох, Сабина, скажешь тоже… Ну вот, ты готова.
        Она отошла на несколько шагов, любуясь своей работой. Сабина посмотрела в зеркало и восторженно ахнула.
        - Как у тебя это получается?! Стало даже лучше, чем было изначально! А ведь Рита столько трудилась…
        - Это просто магия, - улыбнулась Лина. - В тебе она тоже есть.
        - Совсем иная, - пожаловалась Сабина. - Бытовые вещи мне совсем не даются. Ох и повезло мистеру Лайонсу, не зря он так тобой увлечен.
        - Ну что ты! - Лина совсем раскраснелась. - Он теперь руководит Белфортовской полисмагией, а я всего лишь бывшая горничная. Случись между нами роман, будет ужасный скандал. Такой мезальянс…
        Сабина рассмеялась.
        - Ты мне говоришь? Поверь, Лина, слухи утихают, скандалы забываются, а любовь вечна. Доверься себе и следуй за мечтой.
        - Не знаю…
        - Пойдем! - Сабина схватила ее за руку и повела к гостям, радостно сообщив: - Я предчувствую белый танец! Даже самые стеснительные дамы будут приглашать кавалеров!
        - Нет, я не смогу…
        - В танце ведет мужчина, - напомнила Сабина. - От тебя как от женщины потребуется лишь сделать первый шаг. Пригласить его или нет? Решай.
        Стоило им появиться в зале, как Сабину увлекли гости. Сначала новый лекарь, затем несколько знатных семей, перебравшихся из столицы… Хорошо, что она успела шепнуть Вольту просьбу, а муж вовремя ее исполнил, передав музыкантам особое пожелание.
        Когда наконец объявили белый танец, Сабина попросила прощения у очередного представителя знати и отошла в сторону. Она поискала взглядом Лину, но нигде не нашла ни ее, ни Оливера.
        - Выглядишь расстроенной, - прошептал подкравшийся сзади муж. - Не знаешь, кого пригласить? Так я к твоим услугам.
        Сабина улыбнулась.
        - Пожалуй, я приглашу тебя, - сказала она, немного волнуясь, - но чуть позже и не на танец.
        Кажется, он сразу понял, что она имеет в виду.
        Последние недели они спали в разных комнатах, потому как совместная постель оказалась слишком серьезным испытанием. Но теперь, когда они действительно женаты, когда повторили свои клятвы на маленькой церемонии, где были только их родители и священник, когда все стало всерьез и по-настоящему… пришло время сделать последний шаг.
        Взгляд Вольта стал жадным, предвкушающим.
        - Я принимаю приглашение.
        - А пока давай выйдем на свежий воздух. Здесь стало жарко, - улыбнулась ему Сабина.
        Вольт согласился. По пути он снова спросил о причинах ее тоскливого настроения, а услышав о нерешительности Лины в отношении Оливера, тихо выругался:
        - Руркова пустошь! Я думал, боишься того, что должно случиться между нами дальше, - посетовал Вольт, - а ты переживаешь за других. Одно слово - лекарь!
        - Прости, дорогой, но я правда не боюсь, - смущенно ответила Сабина.
        Она хотела добавить что-то еще, однако стоило им выйти в сад, как мысли вылетели из головы, а на лицах расплылись одинаково довольные улыбки.
        Лина и Оливер были там. Они завораживающе медленно кружились в танце. Окутанные ароматом цветов, под открытым звездным небом, почти без свидетелей…
        - Она все же пригласила его, - прошептала Сабина, ощутив щемящую нежность.
        - Дальше дело только за ним, но, по-моему, он отлично ведет в этом танце, - согласился Вольт и поцеловал жену.
        Они тихо ушли из сада, дабы не мешать влюбленным. И чтобы достойно исполнить совсем новую для них роль - хозяев Грэми-Холла, в котором они планировали остаться навсегда. Началась новая глава в книге их судеб, где место было лишь счастью. Потому что горести не имеют привычки задерживаться там, где живет любовь.
        Конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к