Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Тарн Алекс: " Эль Таалена " - читать онлайн

Сохранить .
Эль-Таалена Алекс Тарн


        #
        От автора:
        Во избежание возможных недоразумений автор подчеркивает, что все без исключения образы и персонажи данного фантасмагорического триллера являются вымышленными и не имеют никакой связи ни с какими реальными людьми, на каковую связь может, в силу независящих от автора причин, указать извращенное воображение того или иного злонамеренного читателя.

        Алекс Тарн
        Эль-Таалена
        Фантасмагорический триллер в 9 частях

        Часть 1

        Прежде чем разлепить веки, Брандт на пробу подвигал глазными яблоками. Яблоки с предупреждающим скрипом перекатывались в брандтовых глазницах, как в облепленных песком корзинах.

«Черт,  - подумал Брандт.  - Опять чем-то отравили, садисты. Нет чтоб убить сразу. Ну ничего, я уж как-нибудь сам…»
        Не открывая глаз, он пошарил рукой сбоку, где должен был лежать девятимиллиметровый Беретта Кагуар с полной обоймой. Пятнадцать патронов. Должно хватить, чтобы застрелиться.
        Однако вместо рифленой рукоятки орехового дерева под ладонь попалось что-то мягкое, не похожее на пистолет. Что такое? Все так же вслепую Брандт озадаченно ощупывал незнакомый предмет. Его гладкая округлость завершалась твердым окончанием, тоже в какой-то степени рифленым, но явно не оружейного типа. Гм… что же это?
        Пространство сбоку хихикнуло и сказало женским блондинистым голосом:

«Дэвид! Прекрати меня щупать, хулиган! Взялся за грудь, ну говори что-нибудь!»

«Черт!  - снова подумал Брандт.  - Еще и подсунули кого-то. Как ее звать-то? И что с ней делать? Поговорить или задушить сразу?»

«Поговори со мною, пупсик,  - капризно пропели сбоку, словно подслушав его сомнения.  - Грубый секс без разговоров - как поносы без запоров…»

«Господи!  - ужаснулся Брандт.  - Она еще и поэтесса!»
        Он напрягся, попытался вспомнить какую-нибудь молитву, но не смог, и застонав от безысходности бытия, приоткрыл левый, противоположный женскому голосу, глаз. К плохому желательно привыкать не одним махом, а постепенно.
        Перед глазом расстилалась темнокоричневая равнина ковра с возвышающимися над ней горными хребтами, на скорую руку сооруженными из мятых брюк и скомканной рубашки. Двумя черными неприступными утесами стояли башмаки. На одном из них кокетливой снежной шапкой висели женские трусики. Между утесами, как и положено, текла река, представленная шелковым, в искру, галстуком. Позмеившись по равнине, галстук заканчивался петлей, и это снова навело Брандта на нехорошие мысли. Он вздохнул и оцарапав взгляд об острый пик каблука-шпильки, с неимоверным усилием передвинул его дальше, к мутному свету лондонского утра, неохотно сочившемуся в щель между портьерами.

«Мму-у-у!  - промычал он с отвращением.  - Лондон! Мму-у-у!»
        За спиной его раздался легкий музыкальный смех, каким всегда смеются блондинки в голливудских фильмах:

«Правильно, пупсик! Вот она, знаменитая дедуктивная логика Дэвида Брандта! Где нажрался ты вчера, там ты будешь и с утра!»
        Эх, пристрелить бы сучку… куда ж пистолет-то завалился? Брандт в отчаянии зашарил под подушкой.

«Утю-тю… Это чего ж мы потеряли?  - насмешливо продолжала невидимая блондинка.  - Зубную щетку? Или яйцемешалку?»
        Брандт почувствовал, как холодный ствол Беретты деликатно, но многозначительно тычется в его беззащитную мошонку.

«Отстань,  - сказал он сипло и прокашлялся.  - И без тебя на душе щекотно. Ты кто?»
        Блондинка возмущенно присвистнула и нажала пистолетом сильнее:

«Ну вот! Как трахаться, так „Милочка, лапочка“… а как зенки продрамши, так „ты кто“? Вы видали наглеца? Щас оставлю без яйца!»
        Брандт вздохнул.

«Слушай, ты меня лучше убей, но стихами не надо. Я, подруга, не раз пытки терпел, но чтобы так изощренно…»

«Ладно, живи…»
        Он почувствовал, что пистолет отодвинулся. Затем по движению матраца Брандт понял, что «поэтесса» поднялась с кровати. Сжав волю в кулак, он обернулся - как раз, чтобы успеть увидеть спину направляющейся в ванную девушки. К удивлению Брандта,
«блондинка» оказалась брюнеткой. Высокой, гибкой, голливудской, с развитым плечевым поясом, совершенно такой, как он себе представлял по голосу, но - брюнеткой. Брандт устало покачал головой - теряю квалификацию… хотя, может, крашеная? Нет, не похоже… зачем блондинке краситься? Нелогично. Тренированный мозг особого агента привычно отметил основные детали - вверху девяносто пять, в талии - шестьдесят, внизу - девяносто два… ээ-э… с половиной. Почти стандарт. Три родинки на правой ягодице… и одна под левой грудью,  - мысленно добавил он, мгновенно проанализировав мелькнувшее в зеркале ванной отражение. Отражение, заметив его взгляд, высунуло язык, погрозило кулаком и с треском захлопнуло дверь.
        Брандт сел на кровати, пытаясь восстановить в памяти события последних суток. Сначала все шло хорошо - он помнил каждую деталь, начиная с раннего утра в замаскированном под бунгало бункере на берегу небольшого карибского островка. Две замечательные мулатки… но они относились, скорее к предыдущей ночи, а не к утру. К утру относилась чудесная перестрелка с людьми местного наркобарона, обычная для него дуэль - один он против одной армии, все по-честному. Потом, покоцав кого надо, он вернулся попрощаться с мулатками, но к сожалению, не успел - на площадке перед бунгало уже переминался с колеса на колесо скоростной геликоптер, перемешивая своими неуклюжими лопастями влажный тропический воздух. Для настоящих удовольствий никогда не остается времени… Потом был быстрый прыжок во Флориду и последующий перелет из Майами в Лондон, потом снова вертолет, прямо из Хитроу… Это ж сколько тогда получается? Уже хорошо после полудня, пять ноль три, не меньше.
        Прищурив левый глаз, Брандт повнимательнее заглянул в свою фотографическую память, и та, потрепыхавшись, выдала достаточно четкий, хотя и несколько размытый по краям из-за нынешнего похмельного состояния, снимок кабинета лорда Мойна на минус восьмом подземном этаже Тауэр-бридж. Большие напольные часы в углу комнаты показывали пять ноль восемь. Брандт удовлетворенно вздохнул. Пять ноль два, ошибся всего-ничего. Часы лорда Мойна всегда спешили ровно на шесть минут. Это давало вредному старикану возможность распекать подчиненных за опоздание и таким образом сразу обеспечивать себе инициативу в разговоре. А о чем, кстати, был разговор?
        Ну конечно, новое задание. Репеи. Брандт прикрыл глаза, и скрипучий старческий голос лорда Мойна одноногой шарманкой зазвучал у него в голове.

«Езжайте к репеям, Дэвид. По нашим данным, они опять замышляют какую-то каверзу. Выясните, что к чему.»
        Лорд задрал острый подбородок и указал им на серую канцелярскую папку. Репеями старик называл евреев. Его неприязнь к ним была наследственной. А поскольку представители рода Мойнов с полным основанием гордились своей исключительной древностью, то исходные причины этой неприязни терялись в глубине истории. Скорее всего, евреи всегда раздражали благородных лордов своей странностью и замкнутостью, в то время как право на оба этих качества испокон веков принадлежало исключительно английским джентльменам. Вдобавок, евреи совершенно не понимали традиционного британского юмора, часто выражавшегося в сшибании в грязь их дурацких ермолок - с плеч вместе с головами.
        Так или иначе, многие поколения семьи Мойн посвятили свои усилия искоренению проклятого народца с зеленых холмов старой доброй Англии. Временами они даже праздновали успех, но увы - цепкие репеи неизменно заводились снова. Повидимому, они раздражали всех и везде, куда бы их черт ни закидал. А поскольку земное пространство грешило ужасной ограниченностью, то в своих скитаниях евреи неизбежно возвращались на прежние пепелища, хотя и успевшие уже основательно подзарасти свежей английской, испанской, германской, польской или любой другой травкой. Это наводило на очевидную мысль, что окончательное решение вопроса должно было носить по меньшей мере интернациональный характер.
        Поэтому, когда через Канал, из глубины континента начал наконец доноситься приятный запах горелого еврейского мяса, а дым крематориев повалил густым столбом вместо прежних тонких и кратковременных струек, тогдашний лорд Мойн, истинный английский джентльмен и дедушка нынешнего брандтова босса, решил, что не может оставаться в стороне от столь благого и многообещающего начинания. На сей раз дело обещало выгореть - и в прямом, и в переносном смысле - именно из-за своего общеевропейского характера. Впервые со времен крестовых походов за прополку репеев решительно взялись полтора-два десятка народов одновременно.
        Каждый вносил свою посильную, по способностям, лепту. Немцы и австрийцы, отличающиеся мощью статичных седалищных мышц и связанной с этим усидчивостью, занимались в основном планированием и организацией. Непосредственное исполнение требовало приложения динамической силы для заталкивания еврейской массы в газовые камеры. За эту работу охотно взялись плечистые украинцы, русские, литовцы, латыши и многие другие - ведь она была увлекательной, происходила на свежем воздухе и вообще доставляла немалое удовольствие. Быстроногие французы, бельгийцы и прочие непоседы, не способные на постоянное усилие, но зато весьма изобретательные, с головой окунулись в охоту за разбегающимися, как тараканы, евреями. Погоня за носатыми вредителями шла по всему континенту, погоня неопасная, а потому веселая и успешная. Даже тугодумы-голландцы ухитрились отловить почти всех, до последнего младенца. Да что там говорить - вся европейская семья, за исключением нескольких уродов, дружно и согласованно делала общее дело.
        Могла ли Англия в этой ситуации сидеть, сложа руки? Правда, существовала досадная помеха в виде военных действий, по полному недоразумению ведущихся между нею и остальными членами антиеврейской коалиции. С другой стороны, было совершенно ясно, что конфликт этот выгоден только евреям, ибо он представлял собою единственное препятствие на пути к окончательному решению вопроса. Поэтому тогдашний лорд Мойн не мог позволить столь незначительному обстоятельству, как эта нелогичная война, помешать нужному развитию событий. По его убеждению, задачей Англии - владычицы морей и его лично, как председателя Палаты Лордов и Министра колоний Его Величества, являлось герметичное закрытие Европы с моря, дабы ни один тамошний еврей не смог избежать процедуры, столь необходимой для общеевропейского здоровья. Благородный джентльмен и пэр Англии, лорд Мойн следовал своему долгу до последнего дыхания, испущенного им, кстати, в лужу собачьей мочи на грязной каирской улице, когда двое евреев казнили его выстрелами из пистолетов, предварительно вытащив из машины по дороге на обед из офиса, в коем он добросовестно и
неуклонно исполнял вышеуказанный долг.
        Это подлое убийство ознаменовало собою новую эпоху в отношениях между благородными Мойнами и коварными евреями. До этого обе стороны следовали неписаным правилам игры, согласно которым представители благородной стороны имели право без всяких для себя последствий лишать жизни представителей стороны коварной. Зато последним иногда удавалось убежать, тем самым, собственно говоря, и проявив свое немыслимое коварство. Таким образом, каирские выстрелы представляли собою беспардоннейшее нарушение всех и всяческих правил, и потому последним чувством издыхающего лорда, помимо чувства хлюпающей в носу собачьей мочи, было законное английское возмущение безграничной еврейской наглостью.
        Нынешнему лорду Мойну исполнилось к тому моменту всего три годика, но он хорошо запомнил то ни с чем не сравнимое потрясение, которое испытала семья при известии о мученической смерти деда. Это впечатление неотлучно сопровождало его в последующие шестьдесят лет жизни, наполненные, как и положено, бескорыстным служением Англии и королеве. Несколько месяцев назад лорд Мойн занял высокий, хотя и не слишком афишируемый пост начальника отдела сверхсекретных операций при Особом комитете Адмиралтейства и с тех пор не уставал досаждать своим подчиненным крайне неприятными, а главное, совершенно идиотскими заданиями. Канули в прошлое лихие набеги на колумбийские наркокрепости, ювелирные операции по свинчиванию прицелов с северо-корейских нейтринных пушек и опасные ультраадреналиновые рейды в спальню полковника Каддафи… Новый босс решительно сместил акценты в сторону крохотной ближневосточной страны, упрямой занозой впившейся в самое сердце мира.
        Отныне отделу приходилось заниматься нудными и бесперспективными проверками беспорядочной внешней торговли Израиля, структурой его ублюдочной промышленности и особенностями абсолютно непостижимой для постороннего взгляда политической системы. Самое обидное заключалось в том, что все эти усилия не давали никакого результата. Экспортируемые в Европу помидоры на поверку оказывались именно помидорами, предприятие под названием «Ядерный Центр» в Афуле оборачивалось киоском по продаже соленых орешков, да и стремление к мировому господству ограничивалось у местных политиков тривиальной мечтой о победе на выборах в поселковый совет.
        Вот и теперь Брандт взял папку, проглядел и с сомнением покачал головой.

«Импорт древесины? Что же тут подозрительного, Ади?»
        Вообще-то нынешнего лорда Мойна звали Адольф, но до поры до времени он предпочитал пользоваться уменьшительным именем. Старик еще выше задрал свой острый подбородок, выпятил черно-белую грудь с коричневым галстуком и многозначительно перекачнулся с пятки на носок. Ни дать ни взять облезлый австралийский страус, уныло подумал Брандт, готовясь выслушать скучную нотацию и проклиная себя за невыдержанность.

«Вы просто не знаете, с кем имеете дело, Дэвид,  - проскрипел лорд.  - Эта зараза кажется невинной только на первый взгляд. Поверьте моему чутью - что-то тут нечисто, с этими поставками. Зачем им вдруг понадобилось пять контейнеров леса, да еще и в таком секретном порядке? Наверняка деревяшки - обычное прикрытие. Но чего? Добудьте мне доказательства, Брандт…»
        Старик неожиданно громко хлюпнул носом и полез в карман за платком. Воспользовавшись паузой, Брандт подхватил папку и щелкнул каблуками, готовясь откланяться.

«Подождите,  - остановил его босс.  - На этот раз, ввиду сложности задания, вы будете работать с партнером.»

«С партнером? Это еще зачем? Вы же знаете, Ади, я всегда предпочитаю действовать в одиночку.»

«Я вас не спрашиваю, что вы предпочитаете. Это приказ.»
        Брандт вздохнул. «Слушаюсь, босс. С партнером. И кто он?»

«Не он, а она. Вы ее еще не видели. Новичок, но очень перспективна. Мила Павелич, хорватка, из хорошей семьи. Она найдет вас сама. Выполняйте.»


* * *
        Сидя на кровати в незнакомом гостиничном номере с видом на Темзу, Брандт продолжал восстанавливать ход событий. Что было дальше?.. Выйдя из «конторы», он перешел мост, твердо намереваясь немедленно направиться в свою кенсингтонскую квартиру. Накрапывал мерзкий лондонский дождик; все такси, как назло, куда-то запропастились; австралийский страус, невесть каким чертом назначенный Брандту в начальники, раскачивал гадкой морщинистой шеей перед его мысленным взором, и настроение от всего этого трудно было назвать превосходным. Поэтому как-то автоматически Брандт завернул в знакомый паб на Тауэр-Бридж Роуд, совсем недалеко от моста.
        Шел уже девятый час, по телевизору передавали игру, и в пабе было полно народу. Брандт взглянул на экран и выругался. В довершение ко всем бедам, «Челси» безнадежно проигрывал. Не везет, так до конца. Протолкнувшись к стойке, он заказал двойной «джеймисон» и выпил его залпом, чтобы смыть горячей волной спиртного неприятный привкус непрухи, прицепившейся к нему с самого начала этого проклятого вечера.
        Да-да, все было именно так. Потом… секунду… потом… Брандт озадаченно потер лоб. Начиная с этого момента, в памяти зиял провал. Как будто, прикрыв глаза после того замечательно проскочившего глотка виски, он сразу же ощутил посыпанные песком жутчайшего похмелья веки, перескочив таким образом прямиком в следующее утро, в незнакомый номер, к незнакомой брюнетке в незнакомой постели… вот, кстати, и она, легка на помине.
        Дверь ванной распахнулась, и девушка в алом махровом халате ступила в комнату. На голове у нее ловко пристроилось свернутое тюрбаном ярко-желтое полотенце. Сделав пару шагов, брюнетка остановилась и вскинула руки жестом мюзик-холльной дивы, не забыв при этом просунуть в прорезь халата бедро ослепительно безупречной формы.
«Оп-па-хей!» - воскликнула она и победным движением откинула назад голову, отчего полотенце спорхнуло на пол, как желтый китайский журавль, а черные волосы, празднуя свободу, тяжелой лавиной обрушились на спину и плечи. Брандт прищурился.

«Красиво,  - признал он.  - Но на мой вкус слишком пестро. Если надо выбирать между Матиссом и Дереном, то я предпочитаю последнего.»
        Брюнетка обиженно фыркнула.

«Подумаешь, эстет!  - сказала она и двинулась по комнате, собирая разбросанную одежду.  - Пестро ему, видите ли… пиво с водкой, с виски и с ромом ему не пестро… Метис… и дер кто? Дер Хрен? Слышать не слышала о таких модельерах. Я лично предпочитаю Армани, понял? Метис, видите ли… я-то думала, ты все больше по мулаткам.»

«Блондинка, натуральная блондинка,  - подумал Брандт.  - Зачем перекрасилась, дура? И откуда она знает про мулаток?»

«Вы, меня, конечно, извините, мисс,  - сказал он, вставая.  - Но мне хотелось бы познакомиться с вами поближе.»

«Куда уж ближе…» - отозвалась вредная брюнетка, разглядывая порванные трусики.
        Брандт не отреагировал на провокацию.

«Брандт,  - он протянул руку.  - Дэвид Брандт.»
        Брюнетка зло посмотрела на его руку и, закусив губу, рванула халат, вывалив наружу пару первоклассных грудей.

«Мила,  - проверещала она звенящим от ярости голосом.  - Мила Павелич. Чтоб ты сдох! Партнер, мать твою…»
        Брандт сел.

«Ах да,  - пробормотал он в полной растерянности.  - Мила Павелич… хорватка из хорошей семьи… теперь понимаю. Вы ведь мой новый партнер. Извините…»

«Ну наконец-то дошло!  - Мила стояла напротив него, уперев руки в боки и саркастически качая черной спутанной гривой.  - Может, по такому случаю уже перейдем на „ты“, а? А то ведь нехорошо получается - ночью тыкаешь, а утром выкаешь…»
        Брандт умоляюще поднял руку.

«Только не надо стихами, ладно?.. Знаешь,  - добавил он торопливо, не дожидаясь ответа.  - У меня вроде бы какие-то проблемы с памятью. Перенапрягся. Шесть лет без отпуска. Бьешься, как рыба об лед… Ты не могла бы мне напомнить, где мы вчера встретились?»
        Видимо, его беспомощный вид смягчил сердце брюнетки. Мила присела рядом и положила ему руку на плечо.

«Конечно, партнер. Мойн сказал мне, что после каждой встречи с ним ты непременно оказываешься в пабе на Тауэр-Бридж Роуд. Так оно и оказалось. К тому времени, как я тебя нашла, ты уже заканчивал свою вторую бутылку. Можно было окосеть от одного твоего дыхания.»

«Я был сильно пьян?»

«Пьян - не то слово. Ты был невменяем, дорогой. Неужели победа „Челси“ действует на тебя столь разрушительно?»

«А они что - выиграли?»

«Ты даже и этого не помнишь? Два гола Лэмпарда на последних минутах? Э?.. Ну знаешь… тогда не удивительно, что ты забыл, как меня зовут.»
        Брандт покрутил головой.

«Ты, наверное, мне не поверишь, но я никогда не напиваюсь, особенно в пабах. Ума не приложу, что там произошло… Значит, ты ко мне подошла. И что дальше?»

«Дальше ты схватил меня за задницу без лишних разговоров. Скорее всего, ты просто принял меня за проститутку.»

«О, Боже,  - простонал Брандт.  - Мила, ради всего святого…»

«Я с трудом убедила тебя, что трахаться прямо в пабе не стоит,  - продолжала Мила, как ни в чем ни бывало.  - Не потому что слишком людно - это соображение ты решительно отмел - если, конечно, слово „соображение“ было тогда к тебе применимо… а потому что барный табурет слишком высокий и позволяет от силы три позы.»

«Гм… три?»

«От силы. Короче, с этим ты согласился, но взамен потребовал немедленно отправиться ко мне. Я спросила - почему именно ко мне, и ты довольно-таки чопорно объяснил, что не водишь шлюх к себе домой.»

«О, Боже… и ты…»

«… приволокла тебя к себе. Не могла же я бросить своего нового партнера на произвол судьбы. Тем более, что в итоге партнером ты оказался весьма резвым, хотя и несколько грубоватым … в смысле… ну, ясно.»

«Нда…  - Брандт подавленно потер виски.  - А скажи, не видела ли ты случайно…»

«…серую папку? На стуле, под одеждой.»
        Они помолчали. Потом Брандт смущенно кашлянул и сказал:

«Мила, гм… я кругом виноват, и без сомнения обязан тебе по гроб жизни, если ты, конечно, согласишься и впредь иметь дело с такой чудовищной свиньей. Я не знаю, что могу такого сделать, чтобы хоть как-то загладить…»
        Мила остановила его движением руки.

«Насчет загладить, это, пожалуй, мысль. Так уж и быть, начинай гладить прямо сейчас. Только пожалуйста, Дэвид, делай это ласково и нежно. От дикого гамадрилла я уже успела устать этой ночью.»
        Она встала перед ним и медленно потянула за поясок своего алого халата.

«Мила, Мила…  - забормотал Брандт, зарываясь лицом в смуглое поле ее живота.  - Нам же надо… в Гамбург…»

«Ничего-о-о…  - протянула новая напарница, уверенно направляя его за затылок обеими руками.  - Успе-е-е-ем… ага… вот так… успе… ем…»
        Часть 2

        Контейнеровоз был относительно небольшой - по сравнению со многими другими судами, темные громады которых высились у стенки терминала Альтенвердер. Брандт остановил машину в двадцати метрах от трапа и посмотрел на Милу.

«Прогуляемся?»

«Куда?  - Мила зевнула и потянулась.  - Как ты думаешь искать эти пять контейнеров? На судне их полтысячи, не меньше…»
        Брандт пожал плечами:

«А ты что предлагаешь? Делать-то все равно больше нечего. Залезем, осмотримся… авось чего надыбаем.»

«Подожди… Осмотреться пока можно и так, из машины.»
        Брандт вздохнул. Проклятый Мойн! Пригнать в эту дыру его, Дэвида Брандта, одного из самых квалифицированных особых агентов на службе Ее Величества! И главное - зачем? Впустую торчать на темном гамбургском причале, среди наглых портовых крыс и облезлых помойных кошек! Уму непостижимо… Он крякнул, не в силах скрыть свою досаду. Мила вкрадчивым жестом положила руку ему на бедро, пошевелила умелыми пальцами.

«Не грусти, господин шпион… Хочешь, я немного скрашу тебе тягостные минуты ожидания?»

«Прекрати,  - оборвал ее Брандт.  - Ты вообще в состоянии думать о чем-нибудь другом, кроме секса?.. Смотри, смотри, вроде кто-то спускается.»
        И в самом деле, на судне зашевелились. Здоровый патлатый блондин в полосатом тельнике и сильно расклешенных черных брюках, дымя сигаретой, вразвалку сошел на берег и встал у трапа, широко расставив крепкие ноги. Какое-то время он курил, вглядываясь прищуренным взором в батареи контейнеров, громоздящихся на огромной площади терминала, затем повернулся и, задрав голову к борту, нетерпеливо крикнул по-русски:

«Эй, Котофеич! Ты идешь или как?»

«Иду, иду…» - отозвались сверху. Щуплый пожилой шустряк в джинсовом костюмчике и бейсбольной кепке прогрохотал вниз по ступенькам.
        Брандт завел двигатель и подъехал к морякам. По-русски он говорил с мягким украинским акцентом, натренированным во время изматывающих практических занятий задолго до падения Берлинской стены, когда знание этого языка еще казалось совершенно необходимым качеством западного агента. Теперь приходилось переучиваться на арабский и, с более дальним прицелом - на французский…

«Здорово, мужики,  - сказал Брандт, опуская боковое стекло „мерседеса“.  - Вы нам дорогу не подскажете? А то я тут с телкой заблудился.»

«Заблудился?  - с сомнением повторил щуплый.  - Это как же? Сюда ведь так просто не пускают.»

«А я не так просто, я со шлангом,  - беззаботно улыбнулся Брандт.  - Ехал, ехал и приехал. Был вроде какой-то шлагбаум, даже кто-то там руками махал, да я по-ихнему не секу…»
        Щуплый ухмыльнулся и покачал головой. Он явно не верил ни одному брандтову слову.

«Ладно тебе, Котофеич,  - вмешался здоровяк, отодвигая товарища рукой.  - Ну чего ты прямо как мент? Как, да откуда… нам-то какое дело? Меньше знаешь - крепше спишь… Тебе куда надо, пацан?»
        Брандт неуверенно пожал плечами:

«Ну… это… выпить там, музыка, и чтоб ногами дрыгали.»

«Рипербан, значит,  - уверенно постановил блондин.  - Ну, это проще простого. Поехали, покажем. Мы ведь с Котофеичем туда же собрались.»

«Слышь, парень,  - сказал Котофеич, когда они, благополучно вырулив с терминала, въехали в пересекающий Эльбу туннель.  - А чего это у тебя телка такая молчаливая? Немая, что ли?»
        Брандт осторожно покосился на Милу. Та сидела, пяля пустые глаза на туннельные фонари и бессмысленно улыбалась.

        - «Не-а… говорящая. Только по-нашему ни бельмеса. И по-местному тоже ни бум-бум. Не то из Венгрии, не то из Албании. Чурка, короче говоря.»

«Ну и что?  - снова вмешался добрый блондин.  - Ей в ее профессии и одного языка хватает. Главное, чтобы подальше высовывался.»

«А я вот с чурками не могу,  - сказал Котофеич.  - Мне после траха поговорить хочется, спросить о том, о сем… Это тебе, жеребцу, все пофиг. Главное, чтобы подальше высовывался…  - передразнил он.  - Дурак ты, Параллелипипед. Похабный дурак.»

«На себя посмотри,  - беззлобно огрызнулся блондин и тронул Брандта за плечо.  - Тут налево, братан, и сразу ищи стоянку.»
        Пристроив машину, вернее, бросив ее где придется, они прошлись по мерцающим неоновыми вывесками улицам. Было уже сильно после полуночи, и по «веселому» району Гамбурга вовсю гуляла пьяная, толстогубая, ярко и грубо накрашенная ночная жизнь. Пестрые групки туристов разглядывали витрины секс-шопов, преувеличенно оживленно обсуждали размеры и формы, опасливо щелкали камерами и более всего на свете боялись потеряться в этом жутком греховном вертепе. У стендов с порножурналами трагически зависали подростки, впиваясь глазами в глянцевые складки, прижимая костяшки пальцев к пылающим щекам. Руки в брюки, нога за ногу, цепляясь к прохожим ощупывающим взглядом, плавали в толпе мелкие нарко-пушеры, а рыбехи покрупнее снисходительно наблюдали за ними, как из аквариумов, из-за тонированных стекол припаркованных тут же БМВ. Целеустремленно, по-двое, по-трое, вышагивали моряки, зажав в кулаках припасенные банкноты, а в чреслах - рвущуюся наружу, бунтующую похоть. И то и другое, и банкноты и похоть, выплеснутся этой ночью в бутафорскую розовую вагину Рипербана, извергнутся грубым, угрюмым, не приносящим
облегчения извержением.

«Ну вот,  - сказал Котофеич, останавливаясь на углу и указывая в темноту переулка, где красно светилось набранное из тонких неоновых трубок изображение подмигивающего зайца.  - Спасибо, что подвезли. Нам сюда, а вы…»

«Погоди, друг,  - перебил его Брандт.  - Я тут все равно ничего не знаю, и телка у меня тоже. Возьмите нас с собой, а? Я выпивку ставлю, бабки есть. Ну?»

«Гм…  - пожал плечами щуплый.  - Вообще-то это типа борделя… с телкой как-то не очень…»
        Брандт засмеялся:

«Да она же шлюха. Ей там самое место. Правда?.. как тебя… Фатьма?»
        Милин ярко раскрашенный рот расплылся в широкой бессмысленной улыбке. Она с готовностью кивнула и, незаметно опустив руку, впилась остро отточенными ногтями в брандтово бедро.

«Фатьма,  - подтвердила девушка, стукнув себя в грудь другой рукою.  - Фатьма Рубинштейн. Ага.»

«Вот видите,  - сказал Брандт, стоически перенося боль.  - Да она и не понимает ни черта. Глупа, как пробка от кефира.»
        Ногти, уже вроде бы ослабившие нажим, с новой силой вонзились в его несчастную плоть. Брандт улыбнулся и мстительно добавил:

«Половой станок. Помешанная на сексе дебилка.»
        Неоновый заяц зашипел и сочувственно подмигнул вне очереди.

«Ну подожди, скотина,  - ласково сказала Мила по-арабски.  - Я тебе это припомню. Ты со мной еще познакомишься…»

«Что она говорит?» - спросил блондин.

«Хочет познакомиться,  - перевел Брандт.  - Я, к примеру - Дима. А вы?»

«Зови меня Котофеич,  - представился щуплый.  - А это - Параллелепипед. Ладно, пошли, чего зря время терять. Вместе так вместе, ты ставишь. Только, чур, потом не жаловаться. Цены на выпивку здесь атомные…»
        По большому полутемному залу ходили на высоченных каблуках девушки в чулках и кокетливых клетчатых передничках. Кроме этих двух предметов одежды на них не было ничего, если не считать браслетов и ожерелий, призванных, видимо, смягчить впечатление от подчеркнутой скупости местного модельера. На высоком подиуме, как пьянчужка вокруг фонаря, задумчиво переминалась вокруг шеста высокая блондинка с мускулистыми руками и сильно выдающимися округлостями. Она была одета еще проще - в легкий газовый шарфик, отчего-то подвязанный в районе левой коленки. Скорее всего, шарфик символизировал особо лирическое настроение артистки - в такт негромкому французскому шансону, задушевно пришепетывающему из динамиков.

«Классно,  - восхищенно констатировал Брандт, усаживаясь за указанный звероподобным метрдотелем столик, расположенный под самой сценой.  - Стильное местечко. И музон хороший. Похоже на наше… как это… с одесского кичмана…»

«А я люблю, когда погромче. И побольше…» - сказал блондин, оценивающе вглядываясь в нависшие прямо над ним огромные окорока стриптизерши.
        Щуплый презрительно фыркнул:

«Ты бы уж лучше о культуре помолчал… У тебя ведь запросы какие, у дурака? Бабе вдуть, да нажраться. А того не понимаешь, что людям и для души надо. Одно слово - Параллелепипед.»

«Это что ж за погоняло у тебя такое странное?  - поинтересовался Брандт.  - Так сразу и не выговоришь.»
        Блондин на секунду оторвал взгляд от бритой артистической промежности и неохотно пожал плечами:

«Ага. Мне и самому не выговорить. На всем судне один только Котофеич и выговаривает. Он у нас суперкарго. Ему по работе надо всякие слова умные знать. Интеллигент, блин.»

«Врет,  - засмеялся щуплый.  - Он ведь как напьется, так только одно слово и говорит: параллелепипед и параллелепипед, и больше ничего. Ты у него, к примеру, спрашиваешь: куда пойдем? А он тебе в ответ: параллелепипед! Или: жрать хочешь? А он опять: параллелепипед! И так на все, чисто-конкретно. Надоедает - страсть… сам подумай, ничего от человека не добиться, кроме параллелепипеда этого сраного. Я его даже как-то чуть не убил из-за этого. Молотком. Тоже был поддатый. Взял молоток - щас, говорю, я тебя кончать буду, гнида, вместе с твоим параллелепипедом. Уже замахнулся, честное слово. И тут он говорит…»

«Оп-па!  - прервала его рассказ подошедшая к столу девушка в клетчатом переднике.  - Сколько лет, сколько зим… Котофеич!.. и Пар… Парапипед!.. А мы с Машкой, не поверите, вас еще вчера вспоминали. Что-то, говорим, ребята давно не заглядывали…»
        Котофеич радостно осклабился.

«Куда не заглядывали, Светочка?  - осведомился он, высоко задирая девушкин передник и демонстрируя собравшимся ее стриженный по последней моде лобок.  - Сегодня заглянем, бля буду!»
        Девушка с напускным возмущением хлопнула его по руке.

«Ох… охальник!.. Нет-нет, Клаус, все в порядке,  - остановила она по-немецки ринувшегося было к столу метрдотеля.  - Ты, Котофеич, того… не увлекайся. Сам знаешь… это тебе не Питер. Что пить-то будете?»

«Да вот…  - протянул щуплый, указывая на Брандта.  - Нас сегодня угощают. Знакомься
        - Дима. Чего хочет - хрен его знает, но пока разыгрывает лоха. Потом, может, расскажет. А не расскажет, так и черт с ним, главное, чтоб угощал. Что будем пить, Дима? Шампусика?»

«Ты меня уж совсем-то за лоха не держи, ладно?  - солидно кашлянул Брандт и обращаясь к Свете, добавил.  - Принеси водки, родимая. Два пузыря по литру. И закусить - такого, что не полнит.»
        Света улыбнулась с профессиональной готовностью и что-то черкнула в крохотном блокнотике.

«Что-то еще?»

«Кабинет с Машкой,  - сказал Котофеич.  - На двоих. Сначала я, потом - Параллелепипед. Ферштейн?»
        Света развела руками.

«Извини, Котофеич. Машка в отпуску. Хочешь Вику? Она сегодня еще свежая.»

«Вика - это классно,  - сказал Параллелепипед.  - У Вики есть за что подержаться…»

«Глохни, чмо,  - перебил его Котофеич.  - Если Машки нету, тогда сама приходи. На безрыбье и раком встанешь.»

«Чем ты мне всегда нравился, так это твоими комплиментами,  - Света захлопнула блокнотик.  - Просто начинаешь чувствовать себя человеком.»

«Видишь?  - сказал Котофеич Брандту, когда девушка отошла.  - Вот в чем наша проблема. Каждый хочет чувствовать себя кем-то другим. А зачем? Зачем чувствовать себя кем-то другим, если ты проститутка?»

«Ты мне лучше расскажи, что дальше было.»

«Когда?»

«Ну тогда, с молотком. Замахнулся ты, а он и говорит…»

«Аа-а…  - протянул Котофеич.  - А он и говорит: параллелепипед. И смотрит такими круглыми глазами, прям как курица на топор. Тут бы и убить его, гада, да вот не смог. Сам чуть со смеху не помер. Правда, Паря?»

«Как же, как же,  - равнодушно отозвался Параллелепипед, облизываясь на колышащиеся над ним ляжки.  - Куда бы ты делся, фраер. Я ведь тебя двумя пальцами придушить могу. Молоток, ебтыть… Зови быстрей Вику или кого там, а то ведь я за себя не отвечаю.»
        Принесли водку. Брандт щедро разлил по стаканам первую бутылку. Выпили. «Йй-ю…» - выдохнула Мила, ловя ртом воздух. Паленый «Абсолют» был исключительно гадок - хуже великолукского сучка, применявшегося на шпионских курсах в качестве пытки.

«Классно прошло,» - сказал Параллелепипед, занюхивая рукавом. Котофеич согласно кивнул.

«Не ослепнуть бы…» - подумал Брандт и разлил по-новой.

«А чего,  - сказал он нарочито заплетающимся языком.  - Куда путь держим?»

«Ты, блин, как нерусский,  - упрекнул его Котофеич.  - Сразу о деле… Сам-то ты откуда будешь?»

«Я-то? С Украины мы. С Харькова.»

«Ну-ну… Вижу, что не с Лондона. А чего ты тут делаешь, чудо в перьях?»
        Брандт с достоинством прихлопнул ладонью по столу.

«Торгую я.»

«Торгуешь? И чего ты такое торгуешь, интересно знать?»

«Все. Все, за что платят. Консервы, водку, древесину… все! Кроме нефти и металлов. Туда, брат, лучше не лезть. Там такие… такие…»
        Для пущей убедительности Брандт выпучил глаза и широко развел руки. Мила прыснула, не сдержавшись. Котофеич серьезно кивнул.

«Ага. И куда возишь? Сюда?»

«А куда придется. Сюда. В Португалию. В Израиль. В Штаты. Не так давно, не поверишь, березовые веники в Грецию экспортировал, во как! У них там береза хреново растет, а попариться-то хочется…»

«Веники?  - засмеялся Параллелепипед.  - Ну ты даешь!.. веники… Это ж надо!»

«А чего ты ржешь?  - важно сказал Котофеич.  - Мы вот пять контейнеров березового швырка везем? Везем. Для чего, ты думаешь? А для того же. Дима, вон, веники поставляет, а кто-то другой - дровишки, на растопку или там - огурчики на закусон. Глобализация, брат.»

«Ну разве что глыбулизация,» - согласился блондин, возвращаясь к созерцанию глобальных полушарий артистки.

«Погоди, погоди…  - горячечно зашептал Брандт.  - Котофеич, родной, знал бы ты, как это для меня важно - березовый швырок! У меня ж на него такие выходы, такие выходы… Знаешь, сколько его после веников остается? Девать некуда! Приходится дачникам за копейки отдавать, самовывозом. Слушай, будь другом…»

«Ну вот еще!  - отрезал Котофеич.  - Даже и не думай. Коммерческая тайна. Ишь ты, какой прыткий…»

«Да я ж тебя не тайны выдавать прошу,  - схватил его за рукав Брандт.  - Не хочешь документы показывать - не показывай. Мне бы только телефончик заказчика… ну и на товар хоть одним глазком глянуть, только глянуть, а? Ну чего ты уперся, как Штирлиц? Подумаешь, сверхсекретная информация… швырок! Тьфу!»

«Ну и что же, что швырок?  - стоял на своем Котофеич.  - Каждое знание имеет свою цену. Хоть швырок, хоть трипперок.»

«Так я ж и не прошу за бесплатно…» - немедленно отреагировал Брандт.

«Кто тут Свету заказывал?  - перебила его подошедшая к столику официантка.  - Трахать подано. Третья комната, справа.»
        Котофеич вскочил.

«Слышал, братан?  - сказал он, обращаясь к блондину.  - Наше время пошло. Я побежал.


«Почему ты всегда первый?  - мрачно спросил Параллелепипед.  - Как платить, так поровну…»

«Тебе же лучше,  - быстро ответил щуплый.  - Я ведь долго не вожусь… разгоню ее чуток, а потом и ты можешь за дело приниматься, сразу, без разминки. И времени тебе всегда больше остается, если уж ты про равную оплату заговорил… Ну? Разве не так?»
        Блондин махнул рукой и отвернулся. Котофеич исчез в глубине зала.
        Мила взяла бутылку и наполнила водкой пустой стакан Параллелепипеда. Над стаканом взметнулось и тут же исчезло легкое облачко порошка, подхваченное прозрачной струей.

«Мне ты это же сыпала?» - спросил Брандт по-арабски.
        Мила очаровательно улыбнулась: «Да, дорогой. Только вчетверо меньше.»

«Эй!  - она потрепала блондина по голове, отвлекая его внимание от сцены и подсовывая стакан.  - Выпьем за морских козлов!»

«Что она сказала?» - поинтересовался Параллелепипед.

«Предлагает тост за вас с Котофеичем,  - перевел Брандт.  - Похоже, вы ей оба сильно понравились. Хотя ты - больше. Ну, будем!»
        Они дружно выпили и закусили отвратительную водку сухими, слегка заплесневелыми маслинами.

«Классно прошло,» - сказал Параллелепипед и снова отвернулся к стриптизерше.

        - «Рад, что тебе понравилось,  - ухмыльнулся Брандт.  - Слушай, а вы из Гамбурга куда идете?»
        Блондин зевнул.

«В Марсель. Оттуда в Хайфу. А потом через Суэц в Сингапур и на Тайвань… Я тебе, Дима, так скажу: мужик ты хороший, но ко мне лучше не подъезжай. У нас всеми делами Котофеич заведует. Я кто? Я механик, рабочая кость. А он кто? Суперкарго, интеллигент. Вот с ним и говори.»
        Впервые за весь вечер он, казалось, потерял интерес к происходящему на сцене.
«Быстро действует,  - подумал Брандт.  - Даже чересчур быстро. Не окачурился бы.»

«Не бойся,  - сказала Мила, будто читая его мысли.  - Будет жить. Хотя и в качестве бесчувственного бревна. По крайней мере, в ближайшие двое суток. Теперь мы этому козлу Котофеичу нужнее мамы. Без нас ему не справиться.»
        Блондин с трудом перевел на нее налитые кровью глаза. Дурман тяжелым медведем наваливался на него, придавливая своими мохнатыми лапами последние вяло сопротивляющиеся мысли.

«Ты…  - блондин неуверенно погрозил полусогнутым пальцем.  - Ты…»

«Что, лапушка?  - весело спросила Мила по-русски.  - Что - я?»

«Ты… параллелепипед!» - удивительно ясно выговорил блондин и уронил лохматую голову на стол.
        Брандт засмеялся. Не соврал щуплый Котофеич. Кстати, почему Котофеич? Он потряс блондина за плечо.

«Эй! Друг! Почему твоего суперкарго Котофеичем кличут?»
        В ответ раздалось лишь бессвязное мычание, перемежаемое отчетливо произносимыми
«параллелепипедами».
        Котофеич вернулся минут через десять, взвинченный и злой.

«Эй, Параллелепипед!  - закричал он еще издали.  - Давай, твоя очередь. Да не спи ты здесь, на Светке поспишь. Она сегодня еле шевелится, сучка. Жаль, Машки нету… Эй! Да что это с ним?»

«Ууу-уа… параллелепипед…» - промычал несчастный механик, не открывая глаз.

«Нажрался твой приятель,  - насмешливо произнес Брандт.  - Как ты отошел, так сразу три стакана вдул и отрубился. По-моему, водка тут несвежая.»

«Ах ты, блин…  - растерянно сказал Котофеич, садясь к столу.  - Алкаш проклятый. Как же я его, гада, назад поволоку? Его ж не поднять…»
        Брандт сочувственно покачал головой и прихлопнул себя по коленям.

«Ладно, нам с Фатьмой пора,  - Он полез в бумажник и кинул на стол пять сотенных бумажек.  - Думаю, хватит, правда? Рад был познакомиться, счастливого пути, как говорится…»

«Погоди…  - голос Котофеича звучал умоляюще.  - Ты мне не поможешь, а? подгоним тачку, загрузим… мне бы только до трапа его доставить… Один я не потяну: он, знаешь, какой тяжелый?»
        Брандт солидно откашлялся.

«Знаю ли я, какой он тяжелый?  - с расстановкой повторил он.  - Что тебе сказать, Котофеич? Меня тут один умный человек научил, что каждое знание имеет свою цену. Хоть швырок, хоть трипперок. Так что…»
        Котофеич просветлел.

«Да заради Бога, Димочка… да я тебе все контейнеры открою - ройся в них по самое
„не могу“. И чего ты там еще хотел… телефончик?.. адресок?.. бери все, не жалко… ну? А хочешь еще Светку впридачу?  - он глянул на часы.  - У нас еще восемнадцать минут оплачены. Жалко, тело пропадает.»

«Ничего, пусть отдохнет…  - Брандт подошел к бесчувственному Параллелепипеду.  - Бери его с другого бока… а ведь и впрямь, тяжеленный, подлец…»


* * *

«Я одного не пойму - почему ты такая довольная?» - поинтересовался Брандт, заводя двигатель «мерседеса».

«Потому что твоей злобы на десятерых хватит,  - Мила устало вздохнула и ловко переделала зевок в очаровательную улыбку.  - И потом - чего горевать-то? Задание выполнено, так и доложи.»
        Брандт с сомнением покачал головой. От нового босса можно было ожидать чего угодно. Хотя, с другой стороны, трудно требовать от них больше того, что они сделали. Брандт вполголоса выругался. Битых два часа они с Милой вдоль и поперек исследовали пять облезлых вонючих контейнеров, доверху наполненных мокрыми свеженарубленными деревяшками. Даже на глаз было совершенно ясно, что ловить тут нечего, но тем не менее Брандт добросовестно отсканировал содержимое контейнеров при помощи компактной рентгеновской установки. Как и следовало ожидать, рентген не показал ничего, кроме проклятого березового швырка. Его выводы подтвердили инфракрасные приборы и аппаратура спектрального анализа. Швырок и ничего более, черт бы его побрал!
        Выругавшись еще раз, Брандт посмотрел на часы. Половина пятого утра. Он злорадно осклабился. Самое время побеспокоить шефа. Уж если задание такое важное… ну погоди у меня, ты, старый облезлый ублюдок… Они выбрались на автостраду и помчались на северо-восток, в сторону Любека, где на аэродроме местного значения их ждала дежурная «Чессна». По правой полосе сплошным потоком тянулись семитрейлеры-контейнеровозы. Брандт встал в левый ряд и набрал номер видеотелефона. К его удивлению, Мойн ответил почти сразу. Скупой на детали экранчик не позволял определить степень заспанности лорда, и потому брандтова жажда мести осталась неудовлетворенной.

«Доброе утро, Ади,  - жизнерадостно сказал Брандт.  - Я вижу, в Лондоне еще сумерки. А у нас тут вот-вот рассветет. Ранние пташки щебечут на ветвях берез. Солнышко…»

«Прекратите паясничать, Брандт,  - прервал его старик.  - В чем дело? Или вы оторвали меня от работы только для того, чтобы поговорить о природе?»

«Именно так, босс,  - ухмыльнулся Брандт.  - Потому что, кроме природы, в виде грязных идиотских деревяшек, на предложенном вами направлении разработки не оказалось ничего. Ничего. Передаю по буквам: Нужник, Идиот, Чурбан…»

«Я понял,  - поспешно вмешался Мойн.  - Ничего. Вы проверили приборами или только визуально? Мила с вами?»

        - «Конечно. Милочка, поделись с боссом своими впечатлениями, а то мне он, я вижу, не доверяет.»

«Доброе утро, босс,  - Мила повернула к себе объектив камеры.  - Конечно, мы проверили все вдоль и поперек. Копались не меньше трех часов. Все чисто. Березовый швырок в старых контейнерах.»

«Двойное дно?..» - с надеждой спросил Мойн.

        - «Исключено. Я же говорю, мы проверили все возможности. На всякий случай взяли образцы грязи и крысиного дерьма из каждого контейнера. Если хотите, можете отдать на радиоактивный анализ…»

«…или даже проверить на вкус,» - не удержался Брандт. Мила прыснула.
        Лорд Мойн помолчал, сокрушенно покачивая головой.

«Да…  - сказал он после некоторого раздумья.  - Хитры репеи, хитры. Но и мы не должны отчаиваться. Аушвиц не один день строился. Будет и на нашей улице праздник. Я надеюсь, вы установили получателей груза?»

«Конечно, конечно,  - закивала Мила.  - У нас есть копии накладной. Все чисто, босс, все наружу, и заметьте - никакой охраны. Расскажем при личной встрече. В полдень вас устроит?»
        Мойн в недоумении заморгал:

«При какой такой встрече? Что вы имеете в виду?»
        Чувствуя недоброе, Брандт повернул на себя объектив.

«Как это, что мы имеем в виду? Задание выполнено, Ади. Не расстраивайтесь: отрицательный результат - тоже результат. Мы сейчас по дороге в Бланкензее, на аэродром. Через четыре часа - в Лондоне, так что в полдень…»

«Чушь!  - прервал его старик.  - Кто вам разрешил? Что за самоуправство? Продолжайте задание!»
        Брандт почувствовал, как замешанная на неимоверной ярости кровь приливает к его голове. В таких случаях, дабы ненароком не разрушить мир, особый агент Ее Величества обычно надевал маску ледяной иронии. Вот и сейчас он даже снизил скорость до ста девяноста.

«Нет проблем, Ади,  - сказал Брандт приветливо.  - Мила поставит меня в угол и вызовет родителей. Может, даже отшлепает. У нее это прекрасно получается. Но не могли бы вы заодно объяснить, чего именно вы от меня хотите? Чтобы я нанялся истопником русских бань в Израиле и проводил в последний путь каждую березовую чурку?»

«Именно так!  - сварливо парировал лорд Мойн.  - Если понадобится, то поработаете истопником. Для такой примадонны, как вы, это будет только полезно. А пока что, будьте добры немедленно отправиться по адресу получателя. Жду вашего доклада.»
        Видеотелефон щелкнул и погас. Брандт заскрежетал зубами.

«Ну не дерьмо ли?» - сказал он, поворачиваясь к Миле. Но Мила будто не слышала его. Она молча сидела, сжав кулаки и уставившись мрачным, незнакомым взглядом в мутный голштинский пейзаж.
        Часть 3

        Пить хотелось - страшное дело. Ах, сейчас ее хотя бы чашечку, хотя бы разогретой, пусть даже не прямо из вены… Засер мечтательно причмокнул и цыкнул зубом. Серый неприятный рассвет упрямо проталкивался сквозь щели в глухих пуленепробиваемых ставнях председательского компаунда. На окруженную врагами Рамаллу с неотвратимостью израильского танка накатывался новый день. Пойти прилечь, что ли?
        Подавляющее большинство вампиров не переносят прямого солнечного света, и Засер Мардафат не являлся исключением. Поэтому он работал исключительно по ночам, время от времени подкрепляясь свежатинкой, поставляемой ему особым продовольственным отрядом. Обычно еды было навалом, но в последние недели наблюдался затык, так что даже приходилось пробавляться немилым сердцу истинного вампира людоедством.
        Засер вздохнул и поднес к глазам веснушчатую морщинистую руку с длинными, обгрызанными с голодухи ногтями. Рука дрожала намного сильнее обычного. Вот он голод, сказывается. Так и помереть недолго. Эх, как пить-то хочется… Он плеснул в стакан немного гранатового сока из стоявшей на столе бутыли и начал глотать, морщась от отвращения. Подбородок дрожал еще сильнее, чем руки, и оттого стук зубов о стекло стакана приобретал в тишине комнаты неподобающий характер джазовой импровизации. Мардафат влил в себя последнюю каплю сока, отшвырнул пустой стакан в угол и сплюнул длинным блатным плевком. Тьфу, пакость!..
        В дверь постучали. Председатель, кряхтя, полез в кобуру и не без труда вытащил здоровенный облезлый «Магнум» 44-го калибра. Держа оружие на отлете, чтобы ненароком не пораниться, он прижал локоть к столу и, громко сопя, стал просовывать указательный палец в дужку спускового крючка. «Магнум» содрогнулся и выстрелил… еще и еще… пули звонко шлепались в рябые от стрельбы стены. Палец трясся, как припадочный трус на морозе, так что пока Засер смог наконец осуществить задуманное, обойма была уже пуста. Он удовлетворенно кивнул и снова тряхнул револьвером - на этот раз уже преднамеренно, на всякий случай. «Магнум» молчал, злобно и опустошенно.

«Входи, открыто!» - закричал Мардафат громким командирским фальцетом. Из всех органов изношенного в сражениях тела только голос подчинялся Председателю в полной мере.
        Тяжелая бронированная дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась вислощекая голова Махлюда - личного секретаря.

«Чего надо?» - крикнул Мардафат еще громче прежнего, потрясая пистолетом. Секретаря он не любил за то, что он так назывался. Из дружбы с сильными мира сего Засер вынес, что во многих случаях секретари ценятся больше председателей, и потому рассматривал помощника как потенциальную угрозу.
        Махлюд расплылся в подобострастной улыбке. Он уже давно привык к манере вождя размахивать пистолетом. Плюс к этому он специально научился считать до восьми, чтобы точно определять, сколько патронов осталось в «Магнуме». Прежний секретарь умел считать только до пяти, за что довольно быстро поплатился жизнью, войдя в председательский кабинет на три пули раньше положенного времени.

«К вам посетители, раис,  - доложил Махлюд и тряхнул щеками, подобно верному бульдожке.  - Урино Гавнери с женой… и с подарочком…»
        Последнее слово он произнес с игривым намеком, от которого сердце Мардафата сначала на секунду замерло, а потом принялось метаться, радостно и беспорядочно, как голодный вурдалак в детском саду. Заметив волнение босса, секретарь еще сильнее затряс щеками и в который раз пожалел об отсутствии хвоста или чего-нибудь другого, чем человек мог бы в полной мере выразить свою из ряда вон выходящую преданность исламской революции и ее вождям.

«Зови!» - хрипло выхаркнул Засер, справившись с непослушным дыханием. «Магнум» ходуном ходил в его трясущейся руке. Надо было бы засунуть оружие назад к кобуру, но шансов справиться с этим самостоятельно у Мардафата не было, а времени терять категорически не хотелось. Он облизнулся и часто-часто зашлепал толстыми фиолетовыми губами. Слюна пузырилась в углах председательского рта, как грязевая пена вокруг сероводородной лужи. Махлюд скрылся за дверью, предварительно поклонившись так низко, что щеки его подмели усыпанный битой штукатуркой пол.
        Десять секунд ожидания показались Председателю вечностью. Наконец дверь упруго распахнулась, и благообразный седовласый вурдалак вступил в комнату, сопровождаемый морщинистой дамой в малиновом бархатном берете и пышной девицей в джинсах и футболке с надписью «Долой оккупацию!» Раздался стук. Это «Магнум» выпал из вконец ослабевшей мардафатовой руки и с грохотом обрушился на столешницу красного дерева. Вслед за ним изо рта Засера, на этот раз беззвучно, стекла туда же прозрачная ядовитая струйка и зашипела, разъедая лак. Мардафат с трудом приподнялся и героическим рывком выпростал из кресла свое бесформенное тело с тяжелым задом и многочисленными жировыми складками, свисающими с боков и со спины. Выйдя из-за стола, он двинулся навстречу посетителям. Выпученные, налитые черной кровью глаза Мардафата были прикованы к розовой девичьей шее, где пульсировала тоненькая синяя жилка, выдавая нешуточное волнение молодой активистки пацифистского движения. В течение всей своей сознательной жизни девушка мечтала об этой встрече. И вот мечта становилась явью. Неземная музыка - «Интернационал» в исполнении Джима
Моррисона звучала в ее ушах. Глядя на Председателя, она видела, что и он волнуется и даже пританцовывает в такт воображаемой мелодии. На самом же деле все обстояло несколько проще: ноги у Засера дрожали, и оттого со стороны казалось, что он исполняет чечетку в честь дорогих гостей.
        Не доходя нескольких шагов до Мардафата, седовласый остановился и отвесил низкий поклон.

«Дорогой Председатель,  - начал он проникновенным тенорком.  - В эти трудные дни мы…


«Потом, потом…  - остановил его Мардафат, продолжая продвигаться вперед.  - Сначала поцелуемся…»
        С этими словами он раскрыл объятия и, игнорируя протянутую руку Гавнери, а также выставленные для поцелуя губки старухи, протанцевал прямиком к девице. Бедняжка смутилась и покраснела. Это еще больше возбудило Мардафата. Он даже слегка застонал от предвкушения несказанного удовольствия и ощутил в моче-половой системе давно забытые импульсы, оправдывающие вторую часть ее названия.

«Иди ко мне, моя голубка,» - пропел Председатель. Девушка опустила коротко стриженную голову. Мардафат взял в обе руки ее потные ладошки и залюбовался. Активистка выдалась рослой и упитанной.

«Экая ты некошерная - кровь с молоком… литра четыре, не меньше,  - подумал Засер.  - Все мое… все сам выпью… ни с кем делиться не стану…»
        Слюна ручьем текла по его небритому подбородку. Теперь, когда наслаждение было так близко, опытному сладострастнику хотелось максимально оттянуть волнующий миг удовлетворения.

«Ну что,  - произнес он севшим от вожделения голосом, прислушиваясь к приятному шевелению изъеденного сифилисом стручка в форменных военных штанах.  - Борешься за мир, девочка? До последней капли… гм… крови?»
        На последнем слове Мардафат жирно причмокнул губами. Не в силах более контролировать себя от переизбытка чувств, Председатель расслабил мочевой пузырь, и комнату заполнил острый запах подворотни.

«Как он прекрасен, наш Засер!  - прошептал Гавнери.  - Взгляни, Рахель…»

«Да, да…  - восторженно закивала старуха в берете.  - Вот оно, величественное лицо палестинской революции! Жаль, что я не захватила фотоаппарат…»
        Председатель хлюпнул носом, закатил глаза и, привстав на цыпочки, потянулся ртом к девичьей шее. Увы, активистка была выше него на целую голову, и поэтому Мардафат, как слепой кутенок, тыкался то в плечо, то в растянутое на упругой левой груди бунтарское слово «Долой», безнадежно далеко от заветной артерии.

«Эй, Анат!  - сердито прикрикнул Гавнери.  - Что ты стоишь, как столб? Наклонись, быстрее!»
        Девушка вздрогнула. Она была в полном смятении. С одной стороны, она испытывала непреодолимое отвращение к этому мерзкому существу, стоявшему перед нею в луже мочи и тянущему к ее шее свою небритую, мокрую от соплей и слюней харю со слезящимися глазами навыкате, крючковатым клювом и толстыми фиолетовыми губами. С другой - перед нею все-таки был лучший друг израильских борцов за мир, Нобелевский лауреат и страдалец, вождь и учитель. Так ее учили с самого детства. Ей, одной из многих членов движения, была подарена невероятная честь предстать сегодня перед этим выдающимся человеком.
        Она даже написала специальную приветственную речь, с которой планировала обратиться к Председателю… если, конечно, ей предоставят такую возможность. Она не спала всю ночь, бесконечно повторяя про себя взволнованные слова приветствия и сожалея, что нельзя поделиться этой великой радостью ни с кем, даже с родителями и младшей сестрой. Ведь глава движения Урино Гавнери специально предупредил ее, что дело необходимо сохранять в строжайшей тайне, дабы не пронюхали осадившие Председателя сионистские оккупанты. Он даже продиктовал ей адресованное родителям письмо, в котором она сообщала, что уезжает к повстанцам в Колумбию - сражаться с американскими глобалистами. Конечно, письмо было написано просто так, на всякий случай, для отвода глаз, и теперь лежало себе на тумбочке рядом с кроватью, в розовом конверте с красивым вензелем «Анат». Она заказала себе сотню таких конвертов пять лет тому назад, на бат-мицву, когда была еще совсем глупой девчонкой и интересовалась такими глупостями, как день рождения, беготня за парнями и розовые конверты с вензелями.
        Зато теперь она уже большая, на нее можно рассчитывать, она активная и важная представительница движения за мир… а иначе разве заметил бы ее такой человек, как Урино Гавнери? И ведь не просто заметил, но еще и оказал столь великую честь. И вот она стоит перед самим Засером Мардафатом, вождем и лауреатом… и он хочет поцеловать ее, ее - простую киббуцную девчонку, а она еще имеет наглость сомневаться! Девушка задержала дыхание, чтобы не чувствовать исходящего от Председателя смрада, и наклонилась.
        Она заботилась прежде всего о том, чтобы перебороть проявлявшие полную несознательность органы чувств, которые делали все, чтобы отвратить ее от великого человека. Сначала Анат закрыла глаза и таким образом отключила зрение. Дышать можно было ртом, что частично решало проблему обоняния. С осязанием дело обстояло хуже, но тут, в конце концов, речь шла всего лишь о кратковременном прикосновении. Титаническим усилием воли она удержала себя от содрогания, когда фиолетовые подушки мардафатовых губ коснулись ее шеи под самой скулой, и мокрая колючая щетина оцарапала ключицу.

«Молчать!  - приказала она осязанию.  - Терпи! Это сейчас кончится…»
        Но беда совершенно неожиданным образом пришла со стороны четвертого чувства - слуха. Ужасное рычание раздалось под самым ухом. Анат отчаянно дернулась, но Мардафат держал ее с неожиданной силой. Девушка почувствовала моментальную, похожую на ожог боль, тут же, впрочем, утихшую. Рык Председателя тоже изменился к лучшему, перейдя в грубое, но ровное урчание.

«Вот видишь,  - сказала себе активистка.  - Все будет хорошо…»
        Она открыла глаза и посмотрела на Гавнери и его жену. Те стояли в прежних позах и глядели на нее со странным, незнакомым выражением, одинаково облизывая губы, как будто обоим вдруг одновременно захотелось пить. Ей даже показалось, что Рахель тихонько урчит, совсем как Председатель, и это совсем успокоило Анат. Потом она пожалела, что не взяла кофточку, потому что кондиционер тут очень сильный, и она уже замерзла. И не только замерзла, но еще и ужасно устала и вот-вот начнет зевать… ну да… оо-о-о… вот стыдоба-то!.. Девушке стало очень неловко за то, что она такая соня, но бороться с внезапно нахлынувшей слабостью не было никакой возможности. Она закрыла глаза и бессильно обмякла в цепких когтях Вождя Палестинской Революции. Последнее, что Анат испытала в жизни, был вялый ужас от того, что она начисто забыла начало заготовленного приветствия.
        Минут через пять Мардафат оторвался от мертвенно бледной девичьей шеи и разжал руки. Тело активистки мешком опустилось на пол, неестественно разбросав по сторонам коченеющие конечности.
        Председатель сыто рыгнул.

«Не хотите ли подкрепиться?  - обратился он к гостям тоном радушного хозяина.  - Там еще осталось. Дородный экземпляр. Это где ж таких разводят?»

«В основном в киббуцах…  - отвечал Гавнери.  - Свежий воздух, знаете ли, здоровая пища, правильное анархистское воспитание. Готовим вам достойные кадры.»
        Нобелевский лауреат снова рыгнул и отхаркнулся смачным кровавым плевком.

«Хвалю!  - сказал он одобрительно.  - Дам-ка я вам орден. Или медаль за особые заслуги.»

«Спасибо, Председатель,  - поклонился Гавнери.  - Надеюсь, вы понимаете, что мы делаем наше общее дело не ради орденов и медалей. Ваша благодарность станет для нас лучшей наградой… Дорогая,  - он повернулся к жене.  - Что же ты стоишь? Ведь свернется…»
        Старуха покачала малиновым беретом.

«Благодарю, дорогой, я сыта. Кушай, не стесняйся.»
        Гавнери развел руками.

«Видите ли, Председатель,  - сказал он, становясь на четвереньки рядом с телом и примериваясь к зияющей ране на шее.  - Рахель часто предпочитает пищу духовную: через прессу или через су-у-уд… уу-урр-р-р…»
        Последние слова борца за мир плавно перешли в довольное урчание. В отличие от хриплого рыка Мардафата, гавнериевское урчание отличалось приятным интеллигентным оттенком. В нем слышались философские раздумья новых историков, беспечный звон бокалов в шенкинских кафе, эхо страстных дискуссий о благе человечества и обличительный пафос постсионистов.
        Рахель, вздыхая, ласково смотрела на мужа. Конечно, она бы тоже не отказалась от глоточка-другого, но чем не пожертвуешь ради любимого? На самом деле, суррогатная кровь уничтоженных через прессу и суды людей не шла ни в какое сравнение с живой, пульсирующей в вене струей… Госпожа Гавнери непроизвольно облизнулась.

«Ээ-э… господа… Так по какому вы, собственно, делу?» - Мардафат уже стоял возле своего стола. Он выглядел совершенно преображенным. Глаза Председателя сверкали. Руки, хотя еще и тряслись, но заметно меньше - настолько, что Мардафат оказался в состоянии открыть ящик стола и, вынув оттуда коробку с патронами, медленно, но верно заряжать пустую обойму.
        Гавнери тем временем, хлюпая и посвистывая зубом, досасывал последние капли. Мардафат оставил совсем немного, и Урино не только не насытился, но напротив, всего лишь раздразнил аппетит. Он встал с четверенек, отряхнул с коленей штукатурку и промокнул губы белоснежным платком. Засер насмешливо наблюдал за этими интеллигентскими ужимками. Его собственный подбородок был красен от запекшейся крови, но это скорее нравилось ему, чем мешало. Председатель запихнул последний патрон, и со щелчком загнал обойму в «Магнум». Сунув пистолет в кобуру, он нажал на кнопку звонка. Щекастый Махлюд вбежал в комнату и предупредительно застыл, опустив голову и высоко приподняв зад.

«Чего встал, как Гейлин?  - добродушно осведомился Мардафат.  - Убери объедки.»
        Махлюд подбежал к телу активистки и, ухватив ее за обе ноги, поволок к выходу. Перед тем, как захлопнуть дверь, он обернулся: «Не надо ли подмести?»

«Потом!  - нетерпеливо отмахнулся Засер и повернулся к Гавнери.  - Ну? Говорите. У меня еще уйма дел. Посол Испании и так далее.»
        Седовласый вурдалак церемонно поправил прическу. Он не стал говорить издали, но сделал несколько шагов и, оглядываясь на дверь, наклонился над самым председательским столом. Мардафат удивленно смотрел на старого соратника.

«Да ты что, Урино?  - сказал он, усмехаясь.  - Зачем такие церемонии? Говори прямо, тут никто не подслушивает.»
        Но это отнюдь не успокоило Гавнери. Он сделал умоляющий жест, и еще настойчивее потянулся к заросшему седым волосом уху Мардафата.

«Вы меня знаете, Председатель,  - проскрежетал Гавнери негромким напряженным полушепотом.  - Я не стал бы беспокоить вас по пустякам. Но на этот раз дело и вправду нешуточное. Позавчера убили нашего человека из прокуратуры.»
        Мардафат слегка отодвинулся.

«Ну и что?  - спросил он в крайнем изумлении.  - Я читал об этом в газетах. Мне докладывали. Конечно, жалко честного упыря, но с кем не бывает? Полиция утверждает, что убийство совершено на романтической почве. Что тут такого?»

«И в самом деле, что тут такого?  - Гавнери выпрямился с видом оскорбленного достоинства.  - Речь, между прочим, идет о моем ближайшем соратнике. Знали бы вы, сколько ведер вражеской крови мы выпили с ним на пару… Когда Шабак ликвидирует какого-нибудь заштатного вурдалака из Фатха, вы устраиваете десятитысячную демонстрацию! А тут - ерунда… подумаешь… какой-то еврей из израильской прокуратуры…»

«Молчать!  - заорал Мардафат, брызгая слюной.  - Что вы такое несете, Гавнери? Еврей… араб… Фатх… прокуратура… При чем тут все это? Вы что, забыли? У вурдалаков нет национальности!!»
        Воцарилось короткое молчание. Пристыженный Гавнери опустил голову и смахнул непрошенную слезу. Жена его тоже прослезилась и промокнула глаза краем своего малинового берета. Глядя на них, всхлипнул и Мардафат.

«Не будем ссориться, братья,  - выговорил он надтреснутым голосом, сморкаясь в клетчатую кафию.  - Поверьте, я разделяю ваше горе… а теперь извините, мне пора…»

«Еще только одну минутку, Засер,  - тихо сказал Гавнери, обходя стол.  - Прокурора не просто убили. Он…» Он наклонился к Мардафату и что-то зашептал ему в самое ухо.
        Лицо Председателя вытянулось. Теперь оно выражало сильнейшее волнение.

«Вы совершенно в этом уверены?  - еле слышно прошелестел Мардафат.  - Может быть, все-таки случайность? А?..»
        Он с надеждой посмотрел на супругов. Борец за мир скорбно покачал седой головой:

«Я понимаю ваши сомнения. Такого не происходило в здешних краях более века. И все же… случайность исключена. Откуда здесь взяться…»
        Рахель Гавнери поспешным жестом закрыла мужу рот.

«Чч-ч-ч…  - прошипела она.  - не стоит произносить это слово вслух.»

«Не стоит, не стоит…  - поспешно подтвердил Мардафат.  - Но кто это сделал?»
        Гавнери пожал плечами:

«Пока неизвестно. Но мы уже задействовали своих людей в полиции и в еврейской секции Шабака. Рано или поздно узнаем.»

«Рано или поздно…  - сварливо повторил Мардафат.  - Да вы понимаете, какая смертельная опасность нам угрожает? „Поздно“ нас не устраивает. Давайте уж лучше рано…»

«Можно подумать, что мы в этом кровно не заинтересованы,  - сказал Гавнери радраженно, делая особое ударение на слове „кровно“.  - Помимо всего прочего, необходимо было принять срочные меры, чтобы пресечь распространение. Сами понимаете: пойдут слухи, то да се…»
        Мардафат судорожно вцепился в край стола.

«Милосердный аллах…  - прошептал он.  - спаси и помоги…»

«Пока все тихо,  - успокоил его Гавнери.  - Следователь - наш человек. А остальные, похоже, не обратили внимания. Особо зверское убийство и все тут…»

«Спаси и пронеси…» - снова прошептал Мардафат.

«Вот, собственно и все,  - сухо сказал Гавнери и взял за локоть жену.  - Мы будем и в дальнейшем держать вас в курсе дела. Но было бы хорошо, если бы и вы, по своим каналам…»
        Он церемонно поклонился, прощаясь. Рахель, щелкнув суставами, сделала книксен и качнула своим малиновым беретом. Мардафат поднял голову. В бараньих глазах его метался панический заячий страх.

«Конечно, конечно…  - проблеял он дрожащим голосом.  - Держите… и я тоже… по каналам… Постойте, постойте!..»
        Уже взявшийся за ручку двери вурдалак удивленно обернулся. Неустрашимый Председатель звучал так, как будто боялся остаться один в комнате.

«Постойте…  - Мардафат перевел дух.  - Гавнери, я хочу попросить вас об одной услуге… возможно последней…  - глаза Председателя наполнились слезами, он всхлипнул.  - Задержите, пожалуйста, разговором посла Испании. Мне нужно время, чтобы прийти в себя… и, кстати, скажите Махлюду, чтобы подмел. Прощайте…»


* * *
        В ста метрах от блокированного израильскими танками компаунда Мардафата старший сержант Коэн прислонился к мощной бетонаде огневой позиции, вытянул ноги и закрыл глаза. Перед его мысленным взором медленно и беззвучно проплыли события прошедшего отпуска, начиная с дискотеки и заканчивая бурной ночью с новой подружкой, оказавшейся, кстати, замечательно шустрой. Между этими событиями, как между скобками, маячили две пьянки с друзьями, бешеные гонки на родительских автомобилях, драка со штабными «джобниками», ссора с папашей, удачное бегство от военной полиции и еще много чего. Самое странное, что все это удивительное многообразие умещалось в какие-то смешные тридцать шесть часов.

«Эх,  - сказал он мечтательно.  - Щас бы вздремнуть часиков сорок… Евгений, братишка, дай сигарету, не будь сукой.»

«Возьми сам… там, в бронежилете,» - откликнулся Евгений, коэновский закадычный друг и напарник. Евгений на этой неделе в отпуск не ходил по причине испорченных отношений с командиром, а потому, в отличие от товарища, был зол, бодр и собран. Сейчас он смотрел в бинокль на тесную площадь перед компаундом, где перед театрально разложенными мешками с песком вперемежку кучковались машины с дипломатическими номерами, штатские люди в галстуках и мардафатовские бандиты в камуфляже с «калашниковыми» наперевес.

«Ты бы бронежилет надел…  - лениво посоветовал Коэн.  - Неровен час, Ленский придет, застукает. Он теперь, гад, тебя на каждой мелочи ловить будет. Может, все-таки извинишься?»
        Ленский был тем самым командиром, который не пустил Евгения в отпуск.

«Хрен ему в зубы, чтоб не болтался,  - свирепо отвечал Евгений.  - Буду я еще извиняться перед всякими салагами. У меня уже дембель тикает, а он кто? Извиняться… Да его пристрелить мало, этого Ленского…»

«Надень…  - сказал благоразумный Коэн, закуривая.  - Мало ли…»

«Отстань, жарко…  - отмахнулся Евгений, не отрываясь от окуляров.  - Смотри-ка, там вроде как испанцы к нашему прикатили. Машина с флагом и вообще.»
        Коэн пустил кольцо дыма и сощурился, ловя ослепительное солнце в его серую трепещущую рамку.

«Ага,  - подтвердил он.  - По радио говорили. Засера сегодня испанский посол навещает, в знак солидарности.»

«Ишь ты…  - протянул Евгений, исследуя в бинокль группу людей у самого входа.  - Снюхались, кровососы… А кстати: кто там в малиновом берете с послом испанским говорит?»
        Коэн вздохнул. До конца смены было еще пилить и пилить.
        Часть 4

        Йоси Гейлин выгнулся и, максимально вывернув шею, изо всех сил скосил глаза вниз и влево, чтобы получше рассмотреть свою затянутую в розовое трико попку. Как и положено попке, она кокетливо уклонялась от любопытного йосиного взгляда, завлекательно поигрывая ямочками на обеих ягодицах. Ах, проказница! Йоси взял круглое зеркальце на длинной ручке и посмотрел на себя, томно полуприкрыв густо накрашенные глаза. Ну вот… Помада и в самом деле оказалась слишком бледной. Какая он противная, эта продавщица из «Версаче»! Йоси притопнул ножкой. Противная, противная, противная!.. Он ведь совершенно ясно попросил самый яркий оттенок!
        Но нет, мы не дадим какой-то глупой ревнивой девчонке испортить наше настроение, правда, Йоси? Нет, не дадим… Гейлин обворожительно улыбнулся самому себе. Что за душка, что за лакомый кусманчик! Он повернулся спиной к большому настенному зеркалу и, используя маленькое, стал разглядывать свою замечательную розовую попку. Да, конечно, так было видно намного лучше. Но все-таки хуже, чем в том женевском отеле. Там-то был оборудован целый зеркальный угол с поворотными плоскостями, и можно было без всяких ухищрений рассматривать себя под самыми разнообразными углами.
        Ах, Женева!.. Ах, какие интенсивные ээ-э… контакты были у него там с этим усатым ловеласом Ясером Ебу-Вдупу! Йоси вздохнул, чувствуя, как сладостное томление разливается по всему телу, особенно - в области попки. Он даже раскраснелся, вспомнив кульминационный момент переговоров, когда Ясер, щекоча йосину спинку своими удивительными усами, шутливо шлепал его по попке и спрашивал притворно сердитым голосом:

«Аль-Кудс от-дашь?»

«Конечно…» - страстно шептал Йоси, млея от любовного восторга.

«А Хей-фу?.. а Хей-фу?..» - ритмично нажимал Ебу-Вдупу.

«Бе-ри… бе-ри…» - вскрикивал Йоси в такт переговорным усилиям.

«А Тель-Авив?» - рычал йосин партнер, подходя к пику переговоров.

«Все бери, все!.. только не останавливайся!  - кричал Йоси в пароксизме страсти.  - Все! Все! Все!»

«Все…  - содрогаясь от наслаждения, бормотал Ебу-Вдупу.  - Все мое…»
        Да, это были поистине изматывающие переговоры… Йоси снова полюбовался на свою мордашку, особенно очаровательную, когда раскраснемшись. Ух ты, душка!.. так бы и съел… Он наградил свое отражение поцелуем, оставившим на зеркальце жирный помадный след. И ведь подумать только, многие в Израиле до сих пор осмеливаются утверждать, что среди арабов не найти подходящего партнера! Это Ясер-то не партнер! С такими-то усами!
        На туалетном столике зазвенел телефон. Гейлин бросился животом на кровать и, болтая ногами, снял трубку.

«Але-але…»

«Алло! Мистер Гейлин?»
        Настроение у Йоси мгновенно испортилось. На другом конце провода был лорд Мойн, мерзкий старикан, шовинист и гомофоб. Увы, по совместительству лорд председательствовал в Европейской комиссии за демократический Израиль при Совете Объединенной Европы и от него напрямую зависело выделение средств на нужды красивой йосиной жизни. Так уж получилось…

«Да…  - напряженно ответил Гейлин.  - Рад вас слышать, ваша светлость.»

«Черта с два ты рад!  - насмешливо проскрипел Мойн.  - Надеюсь, я не помешал твоему макияжу?»

«Чтоб у тебя задница заросла!» - мысленно пожелал своему собеседнику Йоси, а вслух сказал, стараясь звучать как можно солиднее:

«Вообще говоря, вы действительно несколько не ко времени, лорд Мойн. Я как раз готовлюсь к параду.»

«К параду? Это в честь чего же? Только не говори мне, что евреи одержали какую-то победу.»
        Гейлин жеманно рассмеялся и сделал ручкой.

«Ах, что вы, что вы, дорогой лорд! Какая победа? На этот счет вы можете быть совершенно спокойны - ваш покорный слуга и другие верные друзья Европы не дадут такому случиться… Я говорю о другом параде - параде мира и гордости, о чудесном празднике с радужными флагами, с торжественными шествиями геев и лесби…»

«Ладно, ладно…  - грубо перебил Мойн.  - Не думай, что мне интересны твои заднепроходные шествия. Ты лучше объясни, почему до сих пор не готов финансовый отчет? Опять проворовался?»
        Гейлин обиженно и в то же время виновато шмыгнул носом. Эти проклятые финансовые отчеты были его постоянной головной болью. Конечно, некоторую часть деньжонок Йоси ээ-э… ну в общем… да… но в конце концов, разве не имел он право на какую-никакую награду за свою неустанную деятельность? Разве красивая шмотка тут и там, тачка с мужественным усатым водителем, вилла с мужественным усатым телохранителем… разве все это не стоит денег? Стоит и еще как! Проклятые европейские бюрократы! Пусть еще скажут спасибо, что Йоси берет так мало на собственные нужды, вбухивая львиную долю в организацию идиотских демонстраций и конференций.
        Попробовали бы сами согнать на огромную площадь одуревших от марихуаны пофигистов-пацифистов! Вот вышли бы, просто так, ради интереса, на улицу в своем драном Брюсселе да и проверили бы - готов ли кто-нибудь набить им косяк задарма или нет? Дудки! Разве что писающий мальчик в руку надует. А тут надо целую демонстрацию обслужить… Пофигистам по затяжке не дашь - фиг они в следующий раз соберутся. А рок-музыкантам забашлять? А автобусы нанять для киббуцных лентяев? Это ж денег прорва! А реклама? А газетчиков купить? А телевидению заплатить? Эх…

«Так что с отчетом-то?» - прервал Мойн течение невеселых йосиных мыслей.

«Отчет, отчет!  - заверещал Йоси, потеряв самообладание.  - Да вы мне всю плешь проели со своим отчетом! Работать не даете! Будет вам отчет… вот разгребусь чуть-чуть и сделаю.»
        Выдав эту чересчур независимую тираду, Гейлин испуганно замолчал, ожидая жесткой отповеди. Обычно лорд Мойн не терпел подобных вольностей. Но на этот раз, в противоположность йосиным опасениям, старик предпочел сбавить обороты.

«Ладно,  - примирительно сказал он.  - Так уж и быть, подождем. Но - услуга за услугу. Придется тебе кое-что разнюхать. Лично для меня.»
        Мойн помолчал, как бы подчеркивая важность последующего разговора и внушительно продолжил:

«Из Санкт-Петербурга вышел груз в Хайфу, морем. Пять контейнеров с необработанным лесом, именуемым на профессиональном жаргоне „березовый швырок“. Порт приписки судна - Джорджтаун, идет под флагом Малайзии, команда русская, название арабское -
„Эль-Таалена“. Получатель - Грегори Задов, город Ришон-ле-Цион. Я хочу, чтобы ты дискретным манером разузнал что к чему: кто он, этот Грегори, на кой черт ему сдались березовые чурки, и какую пакость весь этот балаган прикрывает. Даю тебе три дня.»
        Гейлин слушал, наливаясь гневом. Неожиданная уступчивость, проявленная собеседником минуту назад, настроила Йоси на агрессивный лад.

«Вы меня с кем-то путаете, лорд Мойн,  - сказал он с достоинством, возмущенно отклячивая попку и с удовольствием глядя на себя в зеркало.  - Йоси Гейлин - борец за мир и за права сексуальных меньшинств, а не шпион. Йоси Гейлин - признанный лидер влиятельной израильской партии, а не агент Евросоюза. Так что я бы по…»

«Молчать!  - яростно заорал Мойн.  - Молчать, ты, жирный зажравшийся коксинель! Забыл, кто ты есть? Забыл, кому ты обязан? Так я ведь напомню!..»
        Йосина душа рухнула из попки, где она пребывала обычно, прямиком в пятки. У лорда Мойна и впрямь было о чем напомнить.

«Нет-нет…  - поспешно забормотал Гейлин.  - Вы меня неправильно поняли, ваша светлость. Я, со своей стороны, конечно же, только рад… да о чем речь… да я… да мы…»

«Да я… да мы…  - передразнил его старик.  - Смотри у меня, подлец! Еще раз позволишь себе такое - уволю к чертовой матери! Думаешь, на твое место других желающих не найдется?.. Не агент он, видите ли… а кто ж ты, по твоему? За что деньги берешь? Чей хлеб жрешь, пидор?»
        Йоси скривился от грубых слов, но надо было срочно выправлять ситуацию.

«Ваш… конечно, ваш…  - покорно признал он.  - Все сделаю, все… клянусь честью…»
        Лорд рассмеялся противным дребезжащим смешком, похожим на кашель.

«Чем-чем? Честью?..» - Он выдал еще несколько полузадушенных кхеков и, не прощаясь, повесил трубку.
        Йоси еще некоторое время постоял, сжимая в руке розовый, украшенный кокетливыми кружавчиками телефон, будто недоумевая: как это из столь приятного на вид предмета могут исходить столь неприятные вещи? Затем он осторожно положил трубку на рычаг и принялся задумчиво расхаживать из угла в угол. Проходя мимо зеркала, он каждый раз поглядывал на себя, сначала скорбно и обиженно, затем скорее томно, чем печально, а под конец уж и вовсе одобрительно и задорно. Все-таки насколько помогает человеку вид его собственной симпатичной попки! Поправив таким образом настроение, Гейлин позвонил своему близкому другу Урино Гавнери и изложил суть дела.
        Гавнери слушал, да. кая настолько рассеянно, что под конец Йоси не выдержал.

«В чем дело, Урино?  - обиженно спросил он.  - Ты совсем не слушаешь своего закадычного дружочка.»
        Гавнери виновато вздохнул:

«Извини, Йоси. У нас тут большие проблемы, голова напрочь забита. Извини. Что ты конкретно от меня хочешь?»

«Да я ж тебе об этом уже десять минут кукую.  - изумился Гейлин.  - У тебя, я знаю, есть люди в полиции… да что там в полиции… повсюду. Пусть навестят этого Грегори, пощупают. Скорее всего, ничего там нет… я бы и не просил, да европейцы, суки, пристали, как с ножом к горлу: проверь да проверь. Вот ты и проверь, ладно?»
        Гавнери снова вздохнул:

«Европейцы… с ножом… березовый швырок… Мне бы твои заботы, Йос. Ладно, посмотрю. Как фамилия, говоришь? Задов?»
        Он черкнул что-то на листке бумаги, положил трубку и повернулся к Рахели. Та сидела у компьютера и, плотоядно урча, писала разоблачительный донос в центральную газету.

«Совсем сдурел Гейлин,  - сказал Урино жене.  - Представь себе, просит проверить, кто именно получает здесь необработанный швырок. Дел невпроворот, а теперь еще разыскивать этого ришонского банщика. Ну хочет он дрова из России выписывать, так что? Совсем сдурели.»
        Рахель кивнула, продолжая бойко выцеливать клавиши. Вдруг рука ее замерла на полпути. Она обернулась к мужу.

«Дрова? Здесь все сауны на электричестве… Урино…»
        Гавнери смотрел на нее остановившимися глазами. Челюсть у него отвисла, и длинный красный язык свешивался изо рта, как огонь из зажигалки поэта Вознесенского, близкого друга тихих чеченских чабанов.
        Часть 5


«Вроде здесь,  - сказала Мила, останавливаясь у входа в пассаж районного торгового центра, более напоминающий подворотню.  - Теперь говори по-русски. Только будь другом, не зови меня Фатьмой.»

«О'кей,  - согласился Брандт, перешагивая через толстого ленивого кота, невозмутимо вытянувшегося на прохладном полу поперек прохода.  - Будешь Людмила. Ну а я, понятно, Руслан.»
        В пассаже не было ни души. Они прошли несколько метров вдоль слепых витрин пустующих лавок и оказались перед небольшим - два на полтора - окном, на котором крупными неровными буквами значилось: «У Гриш» и пониже, помельче: «и настоящая русская баня».
        Крупная надпись была полна внутреннего драматизма. Видимо, художник приступал к работе полным сил и желания осчастливить человечество великим шедевром рекламного искусства. Поэтому буква «У» вышла большой, уверенной и ужасно оптимистической. Закончив с разгона букву «Г», график нежданно-негаданно обнаружил, что, если он будет продолжать в том же духе, то места, пожалуй, не хватит, и придется идти на компромисс. Таким образом, следующие две буквы, а именно: «ри» хранили явный отпечаток мятущегося артистического сознания, вынужденного втискивать себя в тесные обывательские рамки. Буква «ш» знаменовала собою кульминацию творческого конфликта художника с косной средой, ибо сразу же вслед за нею шел оконный переплет, и пространства для несчастной последней «и» решительно не оставалось. Но, как это часто случается с истинными творцами, сопротивление тупого материала, ударившись, как кремень, об огниво артистического таланта, высекло искру гениальности. Не убоявшись революционности своего решения, художник смело перенес заблудшую букву из верхней надписи в нижнюю, обеспечив таким образом не только
обыденную смысловую, но и глубинную метафизическую связь между ними.
        Изнутри витрина была наглухо занавешена тяжелой темной портьерой. Рядом с окном помещалась дверь, на которой колыхался плохо приклеенный листок с надписью от руки. Надпись гласила: «Приходите к нам! Заодно и помоетесь!»
        Брандт потянул на себя дверь и посторонился, пропуская Милу вперед. Они оказались в небольшом помещении, более похожим на бар, чем на предбанник. Под единственным окном теснились два столика и стулья. Но главными тут были, конечно, не они. Здесь царила барная стойка. Она вырастала из левой стены и уверенно шла дальше, вдаваясь в комнату, как в море, наподобие мощного причала. Высокие барные табуреты толпились вокруг нее, как суда на погрузке.
        За стойкой возился с пивным краном хозяин заведения, плотный дядька неопределенного возраста с круглым улыбчивым лицом.

«Как тут насчет помыться?» - спросил Брандт, водя глазами по стенам, скупо украшенным несколькими фотографиями.

«А як же!  - весело ответил хозяин, обласкав Милу оценивающим взглядом истинного любителя.  - И помыться тоже. Вы по записи?»
        Он достал из-под стойки растрепанный гроссбух.

«Нет, Гриша…  - томным голосом произнесла Мила, залезая на табурет и кладя свою увесистую грудь на стойку перед хозяином.  - Вы ведь Гриша, правда? Нет, мы не записывались. Мы просто шли мимо и нам вдруг оо-очень захотелось помыться. Ну прямо мо-о-о-чи нету…»
        Гриша всплеснул руками.

«Нет проблем, дорогие мои! В такое-то время, днем…  - он на всякий случай заглянул в гроссбух и расцвел еще ярче.  - Можете мыться аж до шести вечера. Три часа вам хватит?»

«Хватит,  - сухо ответил Брандт.  - Сколько?»
        Притворный ужас исказил гришино лицо.

«Сколько - что? Денег? Денег? Обижаешь, друг. Гриша денег не берет. Гриша собирает взносы от благодарных членов клуба. Ко мне знаешь какие люди ходят? Вон, смотри…  - он указал на фотографии.  - Узнаешь? Нет? Да это же Щелянский, министр! Да! А вот актриса, Уточкина. Она тут с подружкой парится. И еще… А как же! Гришу все знают…»
        Брандт кивнул и ухмыльнулся. Хозяин был явно не прост. Нет ничего дороже бесплатных услуг…

«О'кей,  - сказал он.  - Давай, показывай свою баньку.»

«Это мы сейчас,  - засуетился Гриша, с таинственным видом совершая какие-то манипуляции под прилавком.  - Но сначала билетики. Как же без билетиков? Без билетиков хода нету…»
        И он жестом фокусника выставил на стойку три стаканчика с янтарной жидкостью. На краю каждого из них балансировала долька лимона.

«Давайте, ребятки,  - Гриша благоговейным жестом поднял один из стаканчиков. Дольку он держал на отлете во второй руке, наготове, как мухобойку.  - Я угощаю. Со знакомством!»

«Опять даром…  - подумал Брандт.  - Интересно, во сколько же все это обычно влетает?

        Против всех его ожиданий бренди оказался неплохим.

«Что, понравилось?  - спросил наблюдательный хозяин.  - Наш коньячок, кармельский… Ну вот, дорогие мои, не буду вас задерживать, пойдемте, так сказать, на место преступления.»
        Покачиваясь, он вышел из-за стойки, и только тут Брандт понял, что Гриша совершенно пьян. В два часа дня… можно было только представить себе, что здесь происходит ближе к вечеру.
        Собственно баня состояла из двух отделений: одно для большой компании и второе - кабинет на двоих. Гриша открыл дверь в малый, как он выразился, «комплекс», включавший маленький предбанник со столиком и продавленным пружинным диваном, а также мыльную с сауной, душем и большим кубом, наполненным холодной водой.

«Вот,  - сказал он гордо, указывая в основном на диван.  - Удачно вам помыться, ребятки. Сауна у меня горячая, за сто двадцать заходит. В большой, правда, получше, но туда я вас пустить не могу - там у меня заказано, через часик-полтора люди придут. Но и тут неплохо, честное слово… Вот венички эвкалиптовые, простынки, полотенца, чаек. А потом я и пивка подкачу. Ну, легкого пара!..»
        Подождав, пока Гриша выйдет, Брандт заглянул в сауну. К его удивлению, дровами там и не пахло - отопление было электрическим. Странно… зачем же тогда дрова? Может быть, для большого отделения? На всякий случай Брандт еще раз обошел мыльную - нет, никаких дров… Что за чушь такая? В полном недоумении он позвал Милу.

«Да, милый?» - послышалось у него за спиной. Брандт обернулся. Голая Мила стояла в шаге от него и улыбалась самой невинной из своих улыбок.

«Этого еще только не хватало…» - успел подумать Брандт, прежде чем Мила, присев на корточки, уверенной рукою взялась за ремень его брюк. Потом мысли особого агента Ее Величества потекли уже совсем в другом направлении.
        Деликатный стук опытного Гриши раздался исключительно вовремя - когда гости, завернувшись в простыни, расслабленно прикидывали план будущих действий.

«Да?»
        В раскрывшуюся дверь медленно вплыл поднос, на котором громоздились две кружки пива, соленые сухарики, маслины и вяленый лещ. Тут же притулились «билетики»: три знакомых стаканчика с бренди и лимонными дольками. Гришу заметно качало, поэтому одной рукою он держался за стену, в то время как поднос вопреки всем законам физики балансировал на другой.

«Вот!  - сказал Гриша, скромно потупясь и удивительно ловко, не расплескав ни капли, метнул поднос на столик.  - Гриша угощает! Пиво, между прочим, свежайшее, рекомендую. И лещик костромской. Но сначала - для подкрепления сил…»
        Он подхватил свою стопку и подкрепил силы. Брандт и Мила последовали его примеру. Сил и в самом деле прибавилось.

«Отличная у тебя баня, Гриша,» - похвалил Брандт. На самом деле, сауну он терпеть не мог, но Мила вынудила его просидеть в невыносимо жарком закутке до полубессознательного состояния.

«Ага,  - подтвердила Мила.  - Он у меня любит это дело - прямо не вытащить.»

«Это дело все любят,  - понимающе кивнул Гриша.  - А насчет вытащить - это смотря на каком этапе…»
        Он подмигнул всем своим круглым лицом и качнулся в сторону двери.

«Ладно, ребятки, я пошел. Сейчас компания припрется, надо билетики выдать… Если чего надо - вы только кликните. За Гришей не заржавеет.»
        Уже почти выйдя, он обернулся и указал на пиво.

«Пейте, пока холодненькое. Отстоено и до. лито, все как положено. Помните, что в Союзе на пивных ларьках написано было? Нет? Эх, молодежь…  - „Требуйте отсоса после отстоя!“ - Гриша прыснул, жмурясь и прикрывая рот рукой.  - Шутка… Но ты, парень, все равно требуй!»
        Он снова подмигнул - на сей раз исключительно Брандту и тщательно затворил за собой дверь.

«А что,  - задумчиво сказал Брандт.  - Мысль неплохая. Правильные вещи большевики на ларьках писали.»
        Мила презрительно фыркнула.

«Кто-то обвинял меня в том, что я всегда о сексе думаю. Не слишком ли ты разогнался, партнер? Мы, между прочим, сюда посланы задание выполнять, а не использовать служебное положение в неподобающих целях, не так ли?  - Она скинула простыню и стала надевать джинсы.  - Ты, так уж и быть, посиди тут, а я пока проверю большое отделение - действительно ли он его дровами топит.»
        Брандт отрицательно покачал головой и потянулся к своей сумасшедшей партнерше:

«Иди сюда. Потом сходим…»
        После ударной обработки Милой, сауной и бренди, агент Ее Величества чувствовал необыкновенную легкость во всех членах, кроме одного.
        Мила засмеялась и ласково щелкнула его в нос.

«Потом будет труднее. Ты же слышал: к нему сейчас люди приходят. Потерпи, милый. Я быстро.» Она натянула футболку и вышла.
        С некоторым разочарованием Брандт обратился к пиву.

«Надо же, какое служебное рвение!  - подумал он, хрустя соленым сухариком.  - Что-то до этого за моей крутобедрой партнершей такого не замечалось… Не иначе - сказывается благотворное влияние Дэвида Брандта. Ладно, черт с ней, пусть поработает. Пиво, если разобраться, не хуже…»
        Брандт с удовольствием саданул сразу полкружки холодненького и благодушно откинулся на диван. Эх, славно! Не в одном только сексе счастье, как выясняется…
        Он слышал, как хлопнула входная дверь и бар снаружи наполнился гулом голосов. Потом влетела улыбающаяся Мила, с порога сдирая через голову прилипшую к телу футболку.

«Все, дорогой! Теперь мы свободны, как Куба! Есть дрова! Березовые чурки, на профессиональном жаргоне именуемые швырком. Так и расскажи своему идиоту-начальнику,  - она прижалась грудью к плечу Брандта.  - А сейчас самое время заняться делом… Реализую любые спецфантазии господина спецагента. Ну?..»

«Гм…  - неопределенно хмыкнул Брандт, пережевывая леща.  - Фантазии?.. Я, знаешь ли, в твое отсутствие успел прийти к выводу, что пиво лучше секса. Так что, извини. Тебя не затруднит передать мне кружечку?»

«Что-о?!  - воскликнула Мила, яростно набрасываясь на него.  - Да как ты смеешь? Да кто тебя спрашивает? Да я тебя…»
        Одним плавным кошачьим движением она оседлала Брандта, близко придвинула смеющиеся, чертовским огнем играющие глаза.

«Загрызу хама! Кружечку он захотел…»
        Снаружи что-то упало с длинным ступенчатым грохотом, как при обвале. Затем послышался яростный нечленораздельный крик и негромкий хлопок.

«Господи, какая же я дура,  - пробормотала Мила, вскакивая с дивана и хватая одежду.  - Дэвид, быстро…»
        Но Брандта не надо было торопить. Он тоже узнал этот звук - цокающий хлопок выстрела, произведенного из пистолета с глушителем. Агент Ее Величества впрыгнул в брюки и потянулся к рубашке, в нагрудном кармашке которой торчал замаскированный под шариковую ручку пятизарядный самострел. Увы, было уже поздно. Дверь распахнулась, чуть не слетев с петель, и здоровенный амбал ввалился в комнату, держа на уровне глаз пистолет с глушителем.

«На пол! Лежать!  - заорал он, подкрепляя свой крик выстрелом. В мыльной с жалобным звоном рассыпалась стеклянная дверь душа.  - Руки за голову! Пошевелитесь - урою!»
        Брандт и Мила подчинились.

«Что за дела такие?  - думал Брандт, прижимаясь щекой к прохладному кафелю.  - Грабители?.. Рэкетеры?.. Нет, непохоже. Парень, по всему видать, профессионал. Вон как стоит… и оружие держит… все по науке. Интересно…»

«Моше!  - крикнул амбал через плечо, ни на секунду не сводя взгляда с пленников.  - Эта шлюха тут с клиентом. Сладкая парочка. Разменять их обоих?»

«Погоди, не надо. Может, еще пригодятся.» - отвечал невидимый Моше. Между собой они разговаривали на иврите.
        Амбал с сомнением покрутил головой.

«Нельзя, Моше. Надо разменять. Они меня видели, оба. А шлюха так и вообще всех запомнила.» - Он хищно повел пистолетом.

«Черт подери,  - подумал Брандт.  - Аргументы и в самом деле весомые. Я бы на месте Моше спорить не стал.»

«Погоди, братан,  - сказал он вслух.  - Не гони коней. Я тебе про Гришу такого порассказать могу - закачаешься…»
        Ствол пистолета с тяжелой бульбой глушителя дернулся и замер.

«Как поплавок,  - подумал Брандт.  - Клюнула рыбка.»

«Моше,  - крикнул амбал.  - Паренек тут на исповедь просится. Прямо изнемогает.»
        В дверном проеме возник пожилой, поджарый, смуглый тип среднего роста с бобриком седых курчавых волос над жестким неприятным лицом. Он мельком глянул на Милу и длинным изучающим взглядом обследовал прижатый к полу чеканный брандтовский профиль.

«Ну что ж,  - сказал он наконец.  - Если просит, то надо выслушать. Даже кстати - сделаем очную ставку. Тащи его сюда, а шлюху…»

«Людку тронете - хрен чего скажу,» - перебил его Брандт и для верности закрыл глаза, придав лицу мученическую покорность неотвратимой смерти.
        Моше кхекнул, что, видимо, должно было изображать смех.

«Гляди-ка… Ромео и Юлия. Ладно, тащи обоих, а там посмотрим.»
        Встав на четвереньки, Брандт умоляюще взглянул на амбала.

«Дай хоть рубашку надеть, братан… неудобно так, голышом.»

«Насрать мне на твое неудобство,  - равнодушно отвечал амбал, не сводя с него черного глазка пистолета.  - Ползи как есть, да не вставай, блин!.. на четырех!.. так и ползи, сука!»

«Вот и чудненько,  - радостно отметил про себя Брандт.  - Чем больше презрения, тем меньше бдительности…»
        Проползая мимо дивана, он решительно схапал оттуда рубашку. Как и следовало ожидать, амбал не среагировал. Брандт скомкал рубашку, и, по-собачьи зажав ее в зубах, оптимистически боднул ползущую перед ним Милу в круглый джинсовый зад. Зад виновато дрогнул и прибавил скорости.

«Что, не додолбил?  - заржал амбал откуда-то сверху.  - Хреном не дожал - башкой не достукнешь…»
        Пол разгромленного бара был залит спиртным и усыпан осколками стекла; поэтому приходилось ползти осторожно, чтобы не пораниться. Видимо, Миле это не удалось: она ойкнула, остановилась и поднесла руку ко рту. Брандт воспользовался задержкой и скосил глаза, оценивая обстановку. Гриши не было видно; на стуле возле входной двери сидел смертельно бледный человек, держа на коленях пистолет с глушителем и баюкая неестественно вывернутую руку.

«А Гриша-то, оказывается, боец,  - удивился Брандт.  - Пьяный-пьяный, а разливает с толком. Значит, одной рукой меньше. Сколько их всего, интересно бы узнать?..»
        Предбанник «группового комплекса» оказался не столь уж большим. Вдоль двух стен стояли диваны; на одном из них, скучающе разглядывая собственные ногти, сидел уже знакомый Брандту Моше. Вход в мыльную закрывал широкоплечий парень с пистолетом. У ног его, на полу лежал Гриша, скорчившись и обхватив обеими руками левую ногу. Краем глаза Брандт успел заметить замах амбалова ботинка и отпрянул, смягчив таким образом удар, угрожавший сломать ему по меньшей мере пару ребер. Отлетев ко второму, незанятому дивану, он завозился, пытаясь снова встать на четвереньки.

«Сидеть!  - зарычал амбал.  - И ты, сучка, тоже… рядом с ним! Рядом!»
        Ногою он пнул в бедро замешкавшуюся Милу.
        Моше поморщился и издал какой-то свистящий звук.

«Зачем ты так, Гади? Все-таки женщина, хоть и шлюха…»

«Была женщина…  - злобно пробурчал амбал, подшаркивая огромным ботинком, как будто снова замахиваясь для удара.  - Уу-у… так бы и вмазал…»

«Оставь,  - устало сказал Моше.  - Не время…»
        Он повернулся к Грише.

«Я тебя в последний раз спрашиваю: кто получатель? Лучше сам расскажи. Больше слов
        - меньше боли. А то ведь мы твоего приятеля спросим. Ты, дурак, геройствуешь, а он все расскажет. Правда… как тебя там?»

«Руслан,» - подсказал Брандт.

«Во-во, Руслан. Руслан нам и так все распишет. Так что лучше говори, сэкономь себе вторую ногу…»
        Гриша обратил к Брандту скомканное болью лицо.

«Какой Руслан?  - простонал он.  - Что ты мне горбатого лепишь, чурка марокканская? Я его впервые вижу, и он меня тоже. Я ж тебе ясно сказал: не знаю я покупателя. По телефону сговаривались, что груз придет на мое имя. Я им свое имя, они мне - свой кусок баксов, и все про все. Ничего больше не знаю. Что там - дрова, не дрова… хоть пулеметы ядерные - мне-то какое дело? А тебя, чурка поганая, я еще достану. За Гришей не заржавеет. Гришу Задова во Львове всякий знает, до сих пор помнят. Я вам, гадам, руки-ноги переломаю… из под земли…»
        Моше кивнул парню с пистолетом, и тот, наклонившись для верности, вогнал Грише пулю в коленную чашечку. Гриша взвыл.

«Заткните ему пасть,  - все так же устало скомандовал Моше.  - Вообще-то тут вокруг пусто, но вдруг кто услышит. Полицию вызовут…»

«Полицию?  - засмеялся амбал, затыкая пистолет за пояс.  - Мы и есть полиция.»
        Он сунул руку в карман и, вытащив короткий кусок липкой ленты, принялся заклеивать ею гришины стоны. Моше повернулся к Брандту.

«Ты что-то сказать хотел? Тогда давай, самое время.»
        Брандт часто-часто закивал, имитируя крайний ужас и в то же время оценивая ситуацию. На Моше оружия видно не было; амбал уже не держал их под прицелом, занятый заклеиванием гришиного рта. Пистолет широкоплечего был по-прежнему обращен стволом вниз, в сторону Гриши. Лучше не придумаешь.

«А-ба-ба…» - плаксиво замямлил Брандт, теребя рубашку и расправляя ее на коленях.

«Ну вот еще…  - усмехнулся Моше, цыкнув зубом.  - Нехорошо плакать такому большому мальчику. Что ты в рубашку-то вцепился? Будь паинькой, надень рубашечку и расскажи хорошему дяде о плохом хулигане Грише Задове. Давай, дорогой, давай…»
        Все так же всхлипывая, Брандт натянул на себя рубашку и вынул из нагрудного кармана ручку.

«Может, я лучше напишу?» - проговорил он с робкой надеждой в голосе.

«Да где ж ты писать-то будешь?  - участливо спросил Моше.  - Бумаги у нас нету.»
        Брандт неопределенно пожал плечами и ткнул ручкой в пространство.

«Да вот…» - сказал он, нажимая кнопку и выпуская два заряда иголок в сторону широкоплечего парня с пистолетом.
        В следующее мгновение кулак Брандта уже пришел в сокрушительное соприкосновение с гладко выбритым подбородком Моше. Мила тоже не подкачала. Невозможным образом выпрыгнув из сидячего положения, ударом ноги она свалила потянувшегося было за пистолетом амбала, приземлилась на бок и, подхватив выпавшее оружие, дважды выстрелила в оторопевшего у входной двери сторожа. Брандт перевел дыхание и наклонился над Моше. К его удивлению, тот пришел в себя почти сразу.

«Неважно на чем писать, Моше,  - сказал Брандт почти по-дружески.  - Было бы что. А что - есть.»
        И он снова нокаутировал Моше, на этот раз посильнее, чтобы оставить себе время осмотреться.
        Широкоплечий парень был мертв, увы, вместе с Гришей. Отравленные иголки сделали свое дело, но парень успел таки нажать на спусковой крючок. Пуля вошла Грише в висок. Брандт вышел в бар и проверил четвертого. В глаз и в сердце… покойник. Ай да Мила! Он вернулся в комнату. Мила, подбоченясь, и поигрывая пистолетом, стояла над поверженным амбалом. Тот сплюнул кровь и с ненавистью взглянул на нее.

«Стреляй, шлюха! Стреляй! Надо было вас тогда разменять. Знал я… стреляй!»

«Ну вот…  - нараспев сказала Мила.  - Заладил: шлюха да шлюха… а это слово для женщины обидное, да. Или как ты сказал?  - „была женщина“? Была, да? Я-то женщиной была и осталась, а вот ты мужчиной снова не станешь. Не веришь? А вот…»
        Она дважды выстрелила, целясь в амбаловы гениталии. Амбал взвизгнул неожиданно тонко и скорчился у милиных ног. Брандт поморщился.

«Зачем, Мила? Больно ведь.»

«Ничего,  - сказала Мила мстительно.  - Страдание облагораживает. Смотри, он становится все больше и больше похож на человека. С каждой секундой. Даже удивительно, как иногда кастрация помогает мужику…»
        Брандт подобрал второй пистолет и положил пытке конец.

«Ладно,  - он повернулся к Моше.  - Хватит пока трупов. Вон сколько намолотили… С этим надо бы поговорить - кто они, да откуда. Жаль, я его так сильно вырубил. Теперь жди пока очухается.»

«Ну-ну…  - Мила с сомнением покачала головой.  - Он уже очухался, Дэвид, посмотри повнимательнее. И вообще, не спускай с него глаз. А я пока поищу кой-чего.»
        Она вышла из комнаты. К удивлению Брандта, Моше и в самом деле приходил в себя. На памяти особого агента Ее Величества никогда еще люди не оправлялись так быстро от фирменного брандтовского правого хука… даже от двух хуков подряд! Странно, очень странно… Конечно, мужичок коренастенький, жилистый… но ведь в летах - хорошо за пятьдесят, а то и к шестидесяти. Брандт с недоумением и упреком посмотрел на свой недоработавший кулак. Тот обиженно пожал фалангами пальцев: мол, чего ты от меня хочешь?.. я свое дело делаю… а не нравится - дерись головой, она у тебя все равно на большее не способна. Ну вот… Не желая усугублять ссору, Брандт сунул руку в карман.
        Моше тем временем молча оглядывал комнату, как бы свыкаясь с новой для себя ситуацией. Брандт присел на диван и по-приятельски хлопнул его по колену.

«Ну как он, пейзаж после битвы? Нравится?»
        Моше молчал.

«Да чего ж ты стал такой нелюдимый?  - огорчился Брандт.  - Нехорошо так, невежливо. Или обиделся на что? Тогда тем более выскажись. Не держи обиду в животе, а то, неровен час, сам отравишься.  - Брандт назидательно воздел указательный палец и изрек: - Откровенность - основа дружеских отношений.»
        Моше продолжал молчать. Но в нем явно произошла какая-то перемена. Теперь он сидел, напряженно согнувшись, сжав колени волосатыми руками и пристально глядя в пол. Брандту даже показалось, что он издает какой-то низкий утробный звук, похожий на рычание. Хотя, при чем тут рычание? Наверное, бурчит в животе у старика… газы и так далее; а может, и вовсе не от него эти звуки: просто трубы водопроводные шумят, трубят отбой бывшему гришиному королевству…

«Ну так что?» - продолжил Брандт и осекся, уставившись на кисти рук своего неразговорчивого соседа.
        С руками Моше происходили медленные, но заметные изменения. И прежде волосатые, они волосатели еще больше, прямо на глазах; черные жирные ростки, ощутимо шевелясь, выползали наружу, и оттого вся тыльная сторона ладони походила на кусок кишащей червями падали. Ногти загрубели и выросли, скрутившись внутрь, на манер собачьих… собачьих?  - волчьих когтей, отличаясь от них разве что более острыми окончаниями. Большой палец, наоборот, уменьшался, одновременно отступая вверх по руке… по руке?  - по лапе… в направлении локтя. Брандт потряс головой, отгоняя наваждение. «Что за чертовщина?» - подумал он, поднимая глаза.
        Моше… Моше?  - незнакомое, ужасное существо, прежде называвшееся этим именем, уже глядело прямо на него хищным, немигающим взглядом налитых кровью, гноящихся глаз. Кожа на ли… кожа на морде шевелилась, обрастая, как и руки, черным лоснящимся волосяным покровом. Приоткрытая гнилозубая пасть источала невыносимый смрад. В кожистых слюнявых углах ее пузырилась зеленоватая пена. Чудовище угрожающе подняло когтистую лапу и зарычало хриплым утробным рыком.
        Это вывело Брандта из столбняка. Он вскочил и ударил правой, левой и снова правой, вкладывая в отработанные годами движения всю силу и вес своего тренированного тела. Каждый из этих ударов мог убить человека, но чудовище только мотнуло мордой из стороны в сторону. Не переставая рычать, оно поднялось на задние лапы, поражая своими устрашающими размерами и, даже не замахиваясь, каким-то ленивым движением отбросило Брандта в дальний угол. Брандт успел поставить защиту, но удар был настолько силен, что он отлетел на добрых два метра, рухнув между стеной и диваном. Самое неприятное заключалось в том, что чертов пистолет вывалился из-за пояса и теперь лежал вне пределов досягаемости. Потрясенный агент Ее Величества принялся барахтаться, пытаясь встать. Но чудовище явно не собиралось предоставлять ему такую возможность. Рыча, оно сделало два шага и занесло над поверженным Брандтом свою когтистую лапу. Впервые в жизни Брандт пожалел, что не выучил ни одной подходящей молитвы.
        Но удара не последовало. Рычание смешалось с треском выстрелов. Это Мила, стоя в дверном проеме, открыла беглый огонь сразу из двух пистолетов. Поразительно, но чудовище держалось на ногах, даже получив несколько восьмимиллиметровых зарядов, и только потом рухнуло на пол, дергаясь и испуская зловоние из всех своих дыр и отверстий - как естественных, так и благоприобретенных в результате интенсивной милиной работы. Мила стреляла, пока не вышли обе обоймы.

«Ничего себе…  - пробормотал Брандт, выбираясь наконец из своей щели и потирая ушибленные ребра.  - Преклоняюсь перед израильской биологией. Вывести такую сокрушительную разновидность спецназа… и ведь, главное, никто ни сном ни духом… никто ничего не знает - ни мы, ни штатники, ни русские, ни китайцы… Просто супер!»

«Заткнись!  - оборвала его Мила.  - Это еще не конец. Взгляни…»
        Чудовище и в самом деле проявляло признаки жизни. Изумленный Брандт поднял пистолет.

«Нет, не так…» - Мила нагнулась и подобрала с пола короткую и толстую суковатую палку - в точности такую же, какие Брандт во множестве видел в пяти грузовых контейнерах судна «Эль-Таалена»… такую же, только заостренную с одного конца.

«О!  - воскликнул Брандт.  - Приятно встретить в такой глуши старого знакомого. Господин березовый швырок!»
        Мила закатила глаза и вздохнула.

«Дэвид!  - сказала она устало.  - Я всегда знала, что ты придурок, но не настолько же… Принеси-ка сюда кадушку из мыльной.»

«Кадушку? Зачем?»

«А ты что, видишь здесь молоток? Ну быстро! Не видишь - он приходит в себя!»
        Недоумевающий Брандт подчинился. В мыльной он быстро нашел тяжелую деревянную кадушку, и вытряхнул их нее мокнущие веники.

«Какую воду налить? Холодную?»

«Кретин! Пустую! Неси сюда! Быстрее!»
        Брандт вернулся в комнату. Мила уже сидела на корточках возле поверженного чудовища и держала палку заостренным концом вниз.

«Слушай внимательно,  - сказала он скороговоркой.  - И я очень надеюсь, что твоего прославленного интеллекта хватит на то, чтобы попасть по колу, а не по моей голове. Я буду держать, а ты забивай - кадушкой, как молотком. Понял?»
        Брандт пожал плечами. Чудовище шевельнулось.

«Бей!» - благим матом заорала Мила.
        Брандт занес кадушку и ударил. Кол вошел с одного удара, гладко, как в масло. К потолку взвился фонтан вонючей зеленой жидкости. Электричество мигнуло и откуда-то сверху послышался тихий стон, почти вздох.

«Все,  - сказала Мила, поднимаясь.  - Еще один.»

«Еще один кто?» - спросил Брандт.

«Потом…  - устало махнула рукой его партнерша.  - Потом. Кстати, кадушку можешь положить. Больше не понадобится.»
        Она подошла к Грише, закрыла ему глаза, ласково погладила по щеке.

«Бедный Гришенька… видишь как… не уберегли мы тебя. Это все я, дура… вовремя не сообразила. Ты уж прости меня, ладно?»

«Мила,  - решительно сказал Брандт.  - Может ты мне все-таки объяснишь всю эту чертовщину? Зачем ты мне наврала про дрова? Нету тут никаких дров… И с Гришей ты, выходит, знакома? И что это за чудовище?»

«Какое чудовище?»

«Ну как…» - Брандт посмотрел вниз и осекся. Двухметрового волосатого существа как не бывало. На полу, в луже самой обыкновенной крови лежал Моше - среднего роста, коренастый пожилой мужчина со смуглым неприятным лицом. Из груди его торчал кол, а тело было изрешечено множеством пулевых ранений. Брандт наклонился и посмотрел на его руки. Надо же, и там не осталось никакого следа от страшных когтей и червивого волосяного покрова. Даже желто-зеленая жидкость, еще минуту назад гадкими зловонными пятнами блестевшая на стенах, потолке и на его собственной одежде, куда-то испарилась, вместе с запахом. Ничто не напоминало о недавней чертовщине… если, конечно, не считать кола, по-прежнему торчавшего в нашпигованной пулями груди мертвеца.

«Мила!» - повторил Брандт еще решительнее.

«Ну что ты заладил, как машинка: Мила, Мила…  - отозвалась она из „малого комплекса“.  - Я же тебе сказала: все объясню. Но не сейчас, ладно? Сейчас надо
„стереть пальчики“ и уматываться. Наших приятелей скоро хватятся, так что давай, помогай…»
        Как бы в подтверждение ее слов, зазвонил мобильник. Брандт достал из кармана мертвеца телефон и нажал кнопку.

«Моше?  - говорили по-арабски.  - Есть результат? Кто заказчик?» Голос показался Брандту смутно знакомым. Где он мог его слышать?

«Моше?  - сказала трубка менее уверенно.  - Моше?..» Брандт дождался гудков, но так и не вспомнил.

«Старею,  - подумал он грустно.  - То чертовщина всякая мнится, то сумасшедшая нимфоманка вокруг пальца водит, то память отказывает… Пора на покой.»
        Брандт вздохнул и, подхватив полотенце, начал «стирать пальчики».


* * *
        Машину вела Мила. Не доезжая до Бейт Дагана, она свернула направо.

«Куда ты? Зачем?» - попытался было протестовать Брандт, но Мила лишь молча покачала головой: мол, не мешай, и он махнул рукой. Уверенно ориентируясь в путанице грунтовых дорожек, Мила объехала Институт Вулкани и углубилась в безлюдный район фруктовых посадок и апельсиновых рощ. Наконец она остановила машину.

«Ну? Что теперь?  - с улыбкой спросил Брандт.  - Сначала завезла в укромное место, а теперь изнасилуешь и убьешь?»
        Мила хмыкнула.

«Насчет изнасилования - не надейся, а с остальным посмотрим.»
        Лицо девушки было необыкновенно серьезно. Брандт тоже перестал улыбаться, неожиданно ощутив все возрастающее чувство тревоги.

«Надо держать ухо востро,  - подумал он.  - Что я о ней знаю? Мила Павелич… как сказал Мойн, „из хорошей хорватской семьи“… что, кстати, за семья такая? В отделе без году неделя. Превосходно стреляет. Владеет массой языков. Активно пользуется ядами и прочими дурманами. Классно дерется ногами. Трахается, как крольчиха… замечательно, надо отметить, трахается, со вкусом, желанием и доскональным знанием вопроса. Что еще?»
        Волнующие воспоминания о последнем в списке выдающихся качеств Милы резко снизили уровень брандтовой тревоги. Он снова заулыбался и обнял девушку за плечи.

«Не бойся, Милочка. Дядя Дэвид не даст тебя в обиду. Может, все-таки передумаешь насчет изнасилования? Смотри, место безлюдное…»
        Мила вздохнула и высвободилась.

«Господи, какой же ты дурак, Дэвид! Я просто удивляюсь, как ты ухитрился дожить до столь преклонного возраста.»

«Преклонного?  - обиделся Брандт.  - Мне всего тридцать шесть.»

«Вот-вот. С таким уровнем дурости умирают еще в детстве. Максимум - подростком… Тебе никогда не приходило в голову, что ты обо мне ничего не знаешь?»

«Ну-у… пр-р-иходило…  - промурлыкал Брандт, упорно не желающий выходить из романтического настроения.  - Хотя „ничего“ это слишком сильно сказано. Могу побиться об заклад, что расположение родинок на твоих ягодицах мне известно намного лучше, чем тебе самой. Сто фунтов против одного.»
        Милины губы дернулись и почти разъехались в непрошенной улыбке, но на полпути передумали.

«Дэвид Брандт!  - строго сказала девушка.  - Ваше мнение о том, что женщину можно узнать посредством подсчета родинок на ее заднице, страдает непростительной одностороннестью, и уж во всяком случае, решительно противоречит вашему же прославленному дедуктивному методу.»

«Глупости,  - уверенно парировал Брандт.  - В моем преклонном возрасте я успел познакомиться с, без преувеличения, очень многими женщинами, и ни разу… вы слышите, леди?  - ни разу осмеянный вами метод подсчета родинок не подводил вашего покорного слугу. Для меня карта родинок на женской, как вы неполиткорректно выразились, заднице - все равно, что звездное небо для ученого астролога.»
        Мила прыснула.

«Ну и что же такого ты вычитал на моей карте?»

«Пожалуйста…  - небрежно произнес Брандт.  - Ты врешь мне с самого начала, бессовестно и по большому счету. Дорогая, ты фальсифировала буквально все, исключая, может быть, несколько оргазмов, но и в этом я, честно говоря, не уверен. Сначала я полагал, что тебя подослал Мойн, чтобы следить за мною, но после Гамбурга я понял, что ты врешь и ему. Особенно трогательным был спектакль на судне. Ты и впрямь считаешь меня неспособным отличить осину от березы?»

«А кто тебя знает,  - смущенно сказала Мила.  - Здоровый безмозглый самец с телячьими глазами… Многие не отличают.»

«Ты так активно поддерживала меня в этом моем якобы заблуждении, что мне было просто неприятно разочаровывать столь очаровательную леди,  - продолжил Брандт.  - Я решил играть в твою игру… тем более, что в определенном смысле успел к тебе привязаться.»
        Мила молчала.

«Ты просто уводила меня от этого груза, как птицы уводят охотника от гнезда, так ведь? Только в моем случае приманкой были твои прелестные родинки на ягодицах. Как же! Здоровый безмозглый самец с телячьими глазами… надо просто хорошенько оттрахать его, а когда он размякнет, подсунуть нужную дезинформацию и закрыть дело. И все. Так?»
        Мила молчала.

«Да что это со мною сегодня никто разговаривать не желает!  - сокрушенно покачал головой Брандт.  - Ладно еще этот чужой и неприятный Моше, так теперь еще моя же собственная нежная возлюбленная… Только, пожалуйста, не превращайся в когтистое волосатое чудовище, хорошо? Этого я просто не переживу. Преклонный возраст, сама понимаешь… Эй, Мила!.. Госпожа Павелич!»

«Я не Павелич,  - тихо сказала девушка.  - И не Мила. Зови меня Хефи. Я израильтянка.»

«Хефи? Пусть будет Хефи…  - согласился Брандт.  - А как же хорошая хорватская семья? Это для лорда Мойна?»
        Девушка мрачно кивнула:

«Ага. Фамилия и впрямь знаменитая. Анте Павелич - слыхал про такого? Его еще называли „Поглавник“ Павелич, фюрер хорватских фашистов-усташей. Большой друг Гитлера и тогдашнего Папы Римского. В сороковые вырезал полмиллиона сербов. Сбежал, как и многие, в Аргентину, к Перону под теплое крыло, даже партию свою там возродил. По легенде я его родственница, идейная последовательница и прочая бла-бла-бла. В аккурат для твоего лорда Мойна - у него от такого досье только что слюнки не потекли…»

«Можно поверить,  - усмехнулся Брандт.  - Босс и в самом деле питает непонятную слабость к продолжателям дела своего тезки Адольфа.»

«Вот-вот. Но сербы - что, сербы для твоего босса ерунда. До сербов Мойну и дела-то особого нету, ни тогда, в сороковые, ни теперь, в девяностые… Ему, понимаешь, важно, что попутно с сербами усташи Павелича вырезали всех окрестных евреев, до которых только смогли дотянуться. Не так много - какие-то тридцать тысяч, но зато без газовых камер, ножичками да топориками, да еще и с особыми выкрутасами, так что даже привычных ко всему немецких эсэсовцев рвало. Ручная работа, она и ценится по-особому. В общем, большой сентимент у лорда Мойна к этой фамилии.»
        Девушка замолчала, и какое-то время они сидели в тишине, нарушаемой лишь шумом автомобильного кондиционера да приглушенным бормотанием радио. Наконец Брандт решил, что пауза излишне затянулась.

«Так-так…  - сказал он, деликатно подталкивая свою партнершу к продолжению рассказа.  - И потому, учитывая настроения Мойна, Мосад подсаживает к нему в отдел…


«Нет,  - покачала головой Хефи.  - Мосад здесь не при чем. Я работаю на безымянную неправительственную контору. А за Мойном действительно требуется глаз да глаз. Нюх у него, у гада, как у освенцимской овчарки. Как он про колья узнал - ума не приложу…»

«Ладно,  - терпеливо сказал Брандт.  - Но почему эти чертовы колья настолько важны, что твоя безымянная контора решила рискнуть тобою? Фамилия фамилией, но обеспечить такую легенду стоит немалых денег и уйму времени. И вот теперь, когда ты уже внутри, швырнуть все коту под хвост ради груды осиновых деревяшек? Как-то не вяжется.»
        Хефи вздохнула.

«Я понимаю, тебе трудно поверить в эту чертовщину. Нормальная реакция нормального человека… Но Дэвид, ты ведь менее часа тому назад видел одного из этих уродов своими собственными глазами. Даже не только видел - дрался с ним. Ты вспомни - он ведь едва не убил тебя. И убил бы, если бы я не подоспела. Разве не так?»

«Так. Но при чем тут колья?»

«Экий ты все-таки тугодум!  - всплеснула руками Хефи.  - А я уж было начала верить в твой хваленый интеллект… Вампиры. Слышал когда-нибудь такое слово? Хотя бы в кино? Ну?»
        Брандт рассмеялся.

«Вампиры? С Томом Крузом в главной роли? Послушай, Милоч… ээ-э-э… Хефи, ты и в самом деле…»

«Боже!..  - застонала Хефи.  - Да ты же сам его видел, это чудовище… ты что, забыл? А кол осиновый помнишь? Который ты своею рукой в него вогнал? Или тоже забыл?»

«Да, но…»

«Что - „но“? Забудь про эти свои „но“, понял? Тут происходит война, Дэвид Брандт. И сейчас тебе придется определить, на чьей ты стороне - людей или вампиров. Со мной ты или со своим сушеным боссом Адольфом…»

«Погоди-погоди…  - удивленно сказал Брандт.  - Ты меня что - перевербовываешь, что ли?»
        Хефи молчала.

«Знаешь,  - продолжил Брандт, покраснев.  - Это даже интересно. Меня еще никогда никто не пробовал перевербовывать. Ни у кого наглости не хватало. Не зря говорят, что израильтяне по этому делу чемпионы.»

«По перевербовке?»

«По наглости!  - Брандт возмущенно фыркнул.  - Если ты думаешь, что…»
        Неожиданно он осекся и прибавил громкости бормочущему радио. Передавали последние известия, и из динамиков несся захлебывающийся подвывающий арабский голос. Брандт тут же узнал его. Там, в разгромленной гришиной бане, в трубке, принадлежащей убитому вампиру, этот голос звучал намного менее театрально, но тем не менее, нельзя было не узнать те же интонации, ту же неприятную манеру пришлепывать губами и слегка цыкать зубом…
        Затем голос оборвался на полуслове, и солидный ивритский диктор произнес толстым расслабленным баритоном:

«Вы слушали фрагмент сегодняшней пресс-конференции Председателя Засера Мардафата. По сообщениям нашего коррес…»
        Брандт механически протянул руку и выключил радио. Они молча сидели в мерно урчащей машине, одни, запрятанные от всего мира посреди этой непроницаемой апельсиновой рощи, невесть какими судьбами уцелевшей в асфальтовом муравейнике Гуш Дана. Девушка, сменив имя, отбросила и «милину» легкомысленную бесшабашность - фирменный знак прежней брандтовой партнерши. Она напряженно смотрела в сторону, ожидая брандтова решения. В уголках рта застыли незнакомые складки.

«Что ж…  - сухо сказал Брандт, глядя прямо перед собой.  - И чего же ты от меня хочешь? Простого молчания или какой-то другой помощи?»
        Хефи осторожно выдохнула.

«Молчанием тут не обойтись, Дэвид. Нужна помощь. Теперь, когда они знают о судне…»

«Кто - они? Вампиры?»

«Подожди закатывать глаза. Я понимаю, что тебе трудно принять это знание. Ты привык оперировать совсем другими понятиями: банда, партия, мафия, организация, шпионская сеть, корпорация, государство… А тут все на порядок выше. У вампиров нет национальности; они могут быть гражданами различных стран, шпионами и контрразведчиками, ворами и полицейскими, министрами и боссами мафии. И при всех этих различиях они всегда действуют вместе.»

«Но зачем? С какой целью? Чего они хотят?» - простонал Брандт. Он не мог отделаться от чувства, что произносит текст дурацкого голливудского фильма.

«Как это - „чего“?  - удивилась Хефи.  - Чего может хотеть вампир? Понятное дело - крови. Чего же еще? А для этого необходимо устраивать войны, революции, смуты и прочий балаган. Так и будет, пока мы их всех не перебьем, до одного.»

«Всех - это сколько?»

«Точно неизвестно,  - серьезно сказала Хефи, игнорируя насмешливый тон Брандта.  - Несколько тысяч наберется. Понимаешь, их число может только сокращаться. Когда вампира убивают, он просто переселяется в другое человеческое тело. Единственный способ воспрепятствовать этому - вогнать в него осиновый кол.»

«Погоди-погоди… А как же с этой байкой насчет укуса? Что, мол, укушенный вампиром сам становится таким же?»

«Чушь…  - Хефи пренебрежительно фыркнула.  - Подумай сам: в этом случае все люди на Земле уже давно стали бы вампирами.»

«А что?  - засмеялся Брандт.  - Разве этого не произошло?»

«Очень смешно…  - обиженно сказала Хефи.  - Знаменитый английский юмор. Что-то там, у Гриши, ты такого утонченного остроумия не демонстрировал. Особенно, когда зубы вампира, существование которых ты в настоящий момент оспариваешь, были всего в нескольких дюймах от твоей упрямой шеи… Зря я тебя спасла, дурака.»
        Брандт устало вздохнул.

«Ладно. Я согласен. Но с одним условием: ты тоже продаешь мне одну свою страшную тайну. И Боже упаси тебя соврать на этот раз. Помни: я читаю по родинкам, как астролог по звездам.»

«Какую тайну?»

«Признайся, ты ведь блондинка, правда?»

«Правда,  - улыбнулась Хефи прежней, „милиной“ улыбкой.  - Перекрасилась. По легенде понадобилось. Та павеличевская правнучка - брюнетка. Вернее, была брюнеткой…»

«Ну и чудненько,  - сказал Брандт, включая радио.  - Поехали. Блондинкам я помогаю охотнее. И выброси уже… что ты там в руке держишь…»

«Извини, дорогой,  - виновато пробормотала Хефи, разжимая фаланги среднего и безымянного пальцев левой руки и стряхивая на пол крохотный обломок безопасной бритвы.  - Мера предосторожности. Ты ведь и в самом деле мог не согласиться…»
        Они уже выехали на автостраду, когда музыка сменилась экстренным выпуском новостей. Говорили о зверском убийстве в ришон-ле-ционской бане. Четверо погибших оказались полицейскими, во главе с командиром следственного отдела полковником Моше Устрахи. Диктор и сменившие его обозреватели вспоминали громкие дела, которые вел Устрахи в последнее время, перечисляли его многочисленных врагов в политическом и уголовном мире. Потрясенные полицейские начальники клялись найти и покарать убийц. Министр внутренних дел указывал на недопустимую атмосферу подстрекательства, создаваемую некоторыми безответственными кругами общества, атмосферу, в которой только и возможны подобные отвратительные убийства. Ему вторил министр юстиции, предупреждая, что гибель Устрахи является прямой угрозой демократии, а потому необходимо принять жесткие меры для ее - демократии - защиты. Корреспонденты передавали исчерпывающие подробности с места событий. Всё, в общем-то, соответствовало истине, за исключением одного - осинового кола. Об этой живописной детали не упомянул никто. Как будто его там и не было, осинового кола. Не было.
        Часть 6

        Министр юстиции Йосеф (Толи) Глупид любому внешнему непредубежденному наблюдателю представлялся не более чем бесформенной расплывшейся жабой, время от времени выквакивающей что-то, не заслуживающее внимания. Но впечатление это было обманчиво, как и большинство впечатлений внешних непредубежденных наблюдателей. Дело в том, что, если наблюдатель действительно взыскует истины, то он просто обязан быть предубежденным, причем, чем больше, тем лучше. Вот и в случае с Глупидом непредубежденные наблюдатели попадали прямиком впросак, где и ворочались, нелепые, смешные и далекие от реальности, как и все несносные снобы. Потому что внутри Йоси Глупид был вовсе не жабой и уж во всяком случае не бесформенной. Наоборот, устройство Глупида было весьма жестко структурировано.
        На самом деле, он представлял собою аппарат, известный в позапрошлом веке под названием «органчик». Умные мастера давно знали, что диск с колышками, крутящийся под действием пружины, может извлекать удивительные звуки - при условии, конечно, что эти колышки вовремя дергают за соответствующие струны или нажимают на соответствующие клавиши. Более того, меняя диски, хозяева органчиков добивались совершенно разных мелодий и тем. Увы, менять диски было ужасно дорого вследствие неоправданно завышенной стоимости ручного труда при их изготовлении. Поэтому большинство органчиков довольствовались одной-единственной темой, именуемой в таком случае «темой жизни». Глупиду повезло намного больше. У него имелось несколько пластинок. Главная, любимая, пела песню о людях в черных сюртуках.
        Собственно говоря, изготовивший ее мастер намеревался соорудить песню о людях в белых халатах, восславив таким образом благородный труд врачей и медсестер. Но накануне, как назло, случился праздник, и мастер, будучи, как и все мастера, большим любителем спиртного, загулял, собака. Домой он попал чисто случайно, обстукав головой по дороге все стены, за что утренний его синдром и получил впоследствие название «об-все-стенного». В дополнение ко всему прочему, мастер, по свойственной всем мастерам беспечности, забыл позаботиться об утренней опохмелке. Так или иначе, но результатом этого сложного стечения обстоятельств явилась неспровоцированная и совершенно необоснованная ненависть ко всему сущему, коию безымянный мастер ощутил в себе, продрамши зенки, утром указанного дня.
        Другой бы взял, да и обгадил бы заданную ему заранее тему. Но истинный художник осознает свою ответственность перед Всевышним. Мы-то, дураки - кто… мы-то все схаваем… а вот Всевышний - хрена!.. Всевышний не то что в кости не играет, он и пивом коньяк не запивает, во как! И мастер, пьян-пьян, обвсестентен-обвсестентен, но понимал это вполне, как это и свойственно истинным мастерам. И боялся. Нет человека, более богобоязненного, чем настоящий художник. Он и богохульствует-то потому, что страшно бедняге до невозможности. Но это - ладно, это - неважно. Важно же то, что мастер, сублимируя, так сказать, свою обвсестенную отрицательную энергию, постарался отвести удар как можно дальше от несчастных медиков.
        В самом деле, что может быть дальше от белых халатов, чем черные сюртуки? Но, поскольку черные сюртуки все-таки существуют, а вредить не хотелось бы никому, то художник постарался добавить к ним что-нибудь совсем уж невообразимое… ну, например - меховую шляпу колесом… и при этом что-то еще более нелепое… ну, допустим,  - белые нитяные чулки под широкими, но короткими штанишками. Действительно, дураку понятно, что никто не станет носить одновременно меховую шляпу и описанные нитяные чулки… потому что первое - для холодов, а второе, наоборот, для полных мудаков на жаре… или уж, с большой натяжкой - для обвсестенных пережравших алкашей… ну, и так далее, без конца, потому что нет предела совершенству.
        Так она и возникла, эта песня ненависти. Ни к кому конкретно не адресованная и оттого страстная и ядовитая, как разговор двух без памяти влюбленных. Виноват ли несчастный мастер-алкаш в том, что эта песня в точности описывала ни в чем, в свою очередь, не повинных иерусалимских хасидов, с их разнесчастными чулками, сюртуками и шляпами? Да он, пропади пропадом, и думать не думал об их предвечном хасидском существовании… потому что никому, даже инопланетянину, не придет в голову вообразить столь фантастичную форму одежды! Более того, они ведь именно потому так и одеваются, что никому не придет в голову… черт бы побрал ихнюю непонятную логику!
        Так или иначе, но попал наш безымянный мастер органчиков в капкан невообразимой Божьей реальности, в точности, как самоуверенный космополитический миллиардер попадает на иссякший рулон туалетной бумаги в собственном, утепленном, ультраглобалистском, суперохраняемом сортире. Надо бы позвать кого… да уж больно неловко, с голым-то задом… уж лучше как-нибудь потихоньку… вот так… и забудем, забудем… все равно никто не узнает. А вот и узнает, милостивый государь!.. еще как узнает! Про моменты высшего напряжения духовных ваших сил, может, никто и не узнает, а вот про то, как вы в туалете без бумаги застряли, еще как узнают,  - с гарантией узнают, с толкованиями двадцати пяти мемуаристов и мемуарами ста двадцати пяти толкователей!
        Ага… вот-вот… Оттого-то, протрезвев, ужаснулся мастер делу рук своих. Но, по понятной слабости творца, не разбил он неудачное творение. Уж ежели Главный Творец свое не разбил, так чего же нашего глупого пьянчужку шельмовать? Жалко живое-то губить… вот оно, дышит, смердит, клеймит почем свет стоит людей в черных сюртуках и меховых шляпах над нитяными чулками… Вот и сделал мастер, во имя исправления неблагоприятного результата, два дополнительных диска для ущербного органчика.
        Первый представлял образ абстрактного интеллектуала. У самого мастера, как и у всех прочих мастеров, интеллект особенной глубиной не отличался. Мастера, они ведь все больше божественным чутьем пробавляются, и, если насчет «дважды два» божественное чутье еще худо-бедно срабатывает, то уже на уровне «шестью шесть» возникает тяжелая онтологическая проблема… в общем, садись, Вася, двойка, вон из класса и без родителей не приходи! Чутье подсказывало мастеру, что интеллектуалом именуется тот, кто сидит у стола, гордо откинув назад и вверх благородную голову и презрительно щурясь, изрекает убийственно умные, в основном, обличительные максимы, приправленные некоторым количеством непонятных слов и имен знаменитых мыслителей прошлого. С посадкой головы и прищуром особых проблем не возникло, а максимы старательный художник одолжил из трехтомника «В мире мудрых мыслей».
        Второй дополнительный диск безымянный мастер сконстролил для собственного удовольствия. Дело в том, что он любил шахматы, но играл плохо, а потому вечно испытывал недостаток в партнерах. Теперь же всегда было с кем подвигать фигуры - для этого требовалось всего лишь вставить в органчик диск «шахматиста». Играл органчик еще хуже своего создателя, что, впрочем вполне устраивало последнего.
        Шли годы, мастер умер от старости, усугубленной чрезмерными возлияниями и нереализованными мечтами о мировой шахматной короне. Органчик вышел в самостоятельную жизнь. Благодаря частой смене дисков он быстро заслужил репутацию чрезвычайно разностороннего человека - интеллектуала и эстета, непримиримого борца с религиозным засильем и к тому же обладателя необыкновенно экзотического хобби, как оно и положено истинному снобу и джентльмену. Окружавшие Глупида люди и органчики, имевшие всего-навсего один диск, поначалу нередко конфузились богатством его трехмерной натуры.

«Гм…  - говорили они смущенно, вглядываясь в органчик, который еще минуту назад бодро передвигал коня буквой „Г“, а теперь уже цитировал Платона.  - Кто же это? То ли Глупид… то ли не Глупид…»
        Так и привязалось к Йосефу Глупиду его новое прозвище: Толи Глупид, или просто Толи.
        Ясно, что столь богатый набор достоинств не мог остаться незамеченным обществом. Умело пользуясь двумя дополнительными дисками, Глупид сделал головокружительную карьеру в журналистике, а также занял почетный пост председателя шахматной федерации. Но истинную славу ему принес именно антисюртучный вариант. Известно, что люди ужасно любят, когда им рассказывают о врагах, в особенности, если эти враги оказываются виноваты во всех бедах и неудачах. В итоге на одной этой пластинке Толи ухитрился выстроить целую политическую партию, пройти в кнессет и даже стать министром юстиции.
        Войдя в кабинет, Гейлин и Гавнери остановились у входа, пытаясь издали определить, какой именно диск является у министра рабочим в настоящий момент.

«Здравствуй, Толи…  - приветливо произнес Гейлин и по привычке отклячил попку, хотя кокетничать с механическим органчиком было по меньшей мере бесполезно.  - Как дела? Я пришел рассказать тебе, как прошел наш замечательный парад в Меа Шеарим. Представляешь, эти противные сюртучники чуть не сорвали нам праздник! Хорошо еще, что ты разрешил пустить в дело конную полицию.»
        В нутре у Глупида что-то звякнуло, он дернулся вбок и замер.

«Толи?  - с тревогой сказал Гейлин.  - Ты плохо себя чувствуешь? Может, нам прийти попозже?»

«Чепуха…  - шепнул ему Гавнери.  - Не обращай внимания. Иногда заедает у старика.»
        Он подошел к скособоченному органчику и сильно хлопнул его по плечу.

«Ук!..  - крякнул министр юстиции и, дернувшись, выправил осанку.  - Квек!..»

«Я говорю - спасибо за конную полицию!» - напомнил Гейлин неестественно громко, как глухому.
        Глупид резко поднял голову.

«Конь!  - твердо провозгласил он.  - Офицер бьет коня!»

«Что ты, что ты…  - испугался Гейлин.  - Бить коня… да как можно… никто лошадок и пальцем не трогал. Били только этих противных сюртучников. Ты бы только видел! Меховые шляпы так и катились вдоль ихних гадких клоповников! Есть там у них один, по имени рав Шах, так его…»

«Шах?!  - отчаянно возопил министр и схватился за сердце.  - Шах?! Не может быть! Здесь только что стояла моя ладья!»
        В груди у него заскрежетало, обе руки взметнулись вверх, и Глупид застыл с выражением ужаса на лице.

«Что такое?» - пролепетал Гейлин.

«Ничего, Йоси,  - успокоил его Гавнери.  - Не бери в голову. Это шахматная пластинка. Погоди, сейчас сменим.»
        Зайдя сзади, он резким движением наклонил Глупида. Лоб министра юстиции с деревянным стуком впечатался в стол. Спереди одежда Глупида выглядела обычно - пиджак, рубашка, галстук… но сзади все было на тесемках, для вящего удобства операторов - членов профсоюза. Гавнери уверенно развязал тесемки и открыл дверцу в спине органчика.

«Ну вот…  - сказал он, вынимая диск и кладя его на стол рядом с двумя дополнительными пластинками.  - Теперь угадать бы - которая наша…»
        Гавнери поднял диски и принялся внимательно их разглядывать.

«Должно быть написано…» - робко вмешался Гейлин.

«То-то и оно, что нет,  - снисходительно пояснил Гавнери.  - В этом, Йоси, весь секрет. Никто никогда заранее не знает, какой именно текст он запузырит и с какого именно места. Способность удивлять - ценнейшее качество политика и журналиста! Как же понять-то?.. Ладно, посчитаемся. Эн-дэн-дино-в-шею-в-руку-в-спину… эн-дэн-духло-веночка-набухла. Вот!»
        Он взял диск и ловко вставил его в органчик. Глупид вздрогнул и выпрямился.

«Всех в армию!» - закричал он страшным голосом и стукнул кулаком по столу.

«Как?  - в ужасе прошептал Гейлин.  - И меня тоже? Мне нельзя, я пацифист…»

«А, черт, не угадал,  - досадливо пробормотал Гавнери.  - Это антисюртучный.»
        Он снова загнул министра к столу, поменял пластинку и для верности несколько раз крутанул заводной ручкой.
        Глупид снова вздрогнул и выпрямился.

«Как дела, Толи?  - заботливо спросил Гавнери, заглядывая в лицо органчику.  - Теперь в порядке?»
        Министр презрительно фыркнул, высоко запрокинул голову и сощурился.

«Невелика беда - услужить неблагодарному,  - назидательно произнес он.  - Но большое несчастье - принять услугу от подлеца!»

«Надо же!  - восхитился начитанный Гейлин.  - Цитата из Ларошфуко! И главное, к месту, в самую точку!»

«Глупости…  - насупился Гавнери.  - Давайте не забывать о нашей цели.»

«Боится презрения лишь тот, кто его заслуживает!» - неумолимо припечатал органчик.
        Гавнери скрипнул зубами.

«Господин министр,  - сказал он, стараясь звучать официально.  - Мы пришли к вам с важным сообщением, касающимся безопасности государства.»

«Деньги суть артерия войны,» - заметил Глупид многозначительно.

«Об этом не беспокойтесь,  - замахал руками Гейлин.  - Европа все оплатит!»

«Конечно!  - подхватил Гавнери.  - Главное сейчас - остановить заговор врагов мира и прогресса. К нашим берегам движется судно с биологически опасным грузом: так называемым березовым швырком. Мы постараемся перехватить его еще по дороге, но если, паче чаяния, противнику все же удастся прорваться к Хайфе… Короче, мы просим у вас санкции на арест… а в случае необходимости - и на более решительные меры в отношении означенного корабля.»

«Промедление смерти подобно?» - задумчиво осведомился министр.

«Именно так!» - поклонился Гавнери.
        Органчик скрипнул и нажал кнопку. Вбежал секретарь с блокнотом.
        Глупид кашлянул и встал.

«Для отечества сделано недостаточно, если не сделано все!» - начал он. Секретарь восторженно подпрыгнул и застрочил карандашиком.
        Министр кашлянул еще внушительнее, прищурился в историческую даль и закончил: «Не будем следовать ропоту тех, кто предпочитает спокойное рабство свободе, обретенной ценою некоторых жертв!»
        Секретарь застонал и содрогнулся в оргазме. Глупид воздел перст, открыл рот, да так и застыл.

«Завод кончился…  - заметил наблюдательный Гавнери.  - Но это ничего. Главное, как мы слышали, сказано.»

«Да, но…» - нерешительно замямлил секретарь, тиская блокнот и поглядывая на застывший органчик.

«Никаких „но“, любезнейший…  - твердо проговорил Гавнери, беря молодого человека за талию и плотоядно поглядывая на его полную розовую шею.  - Пойдемте. Я введу вас в курс дела. Принципиальное разрешение получено, а детали можно обговорить на низшем уровне. Зачем попусту беспокоить министра?»
        Уже на улице, провожая Гавнери к машине, Гейлин недоуменно спросил:

«Одного не пойму, Урино. Зачем вы меня сюда притащили? Вы бы прекрасно справились и без моей помощи.»

«Не прибедняйтесь, Йоси,  - осклабился вурдалак.  - Все знают, что вы - это европейские деньги. Государственные механизмы нуждаются в подмазке, особенно такие ветхие, как наш уважаемый Глупид. Слышали, как бедняга скрипел своими шестеренками? Так что звоните своим друзьям в Брюссель. Пусть раскошеливаются. Для дела мира и так далее… ну, не мне вас учить.»
        Выехав со двора, Гавнери набрал номер прямой линии Мардафата. Засер сразу взял трубку. «Беспокоится, старик,  - ласково подумал Гавнери.  - Да и кто бы на его месте не беспокоился?»

«Не волнуйтесь, Засер,  - сказал он вслух.  - Ситуация под контролем. Действуем, как и планировали. Если ваши головорезы все же опростоволосятся в море, то мы арестуем судно прямо в Хайфе. Разрешение у меня в кармане.»
        Мардафат обиженно цыкнул зубом.

«Почему это мои ребята должны опростоволоситься? Старая гвардия, проверенные бойцы, еще с Бейрута. Я ручаюсь за них, как за самого себя.»

«Гм…  - с сомнением хмыкнул Гавнери.  - Старая, говорите? Это-то меня и беспокоит. Я бы, честно говоря, предпочел более свежие кадры.»

«Свежие, они и стоят дороже,  - сварливо отрезал Председатель.  - А денег нету. Ваш Гейлин меня уже полгода одними обещаниями кормит. Да и вы, дорогой мой, еще не перевели пацифистские взносы за прошлый месяц…»

«Ладно,  - примирительно сказал Гавнери, игнорируя упрек.  - Вам виднее. Ваши люди, не мои. Из Бейрута, так из Бейрута. В конце концов, много бегать там не придется.»

«На что вы намекаете?  - тихо спросил Мардафат и угрожающе пришлепнул губами.  - Мои бойцы еще ни от кого не бегали.»

«Конечно, конечно…  - торопливо поправился Гавнери.  - Как вы могли подумать? Я имел в виду: не придется много бегать за командой. Корабль, в море… небольшая перестрелка, и концы в воду…»
        Он помолчал и добавил:

«Ну а если все-таки случится фадиха, тут уже мы подстрахуем, в Хайфе.»

«Не случится!» - раздраженно отрезал Председатель и, не прощаясь, разъединился.
        Гавнери вздохнул. Тяжело приходится старику, ох тяжело… осада, слежка… поставки продовольствия нерегулярны: пока доставят к нему через все блокпосты кусок очередного шахида или просто убитого подростка - уже, глядишь, и выпить там нечего, свернулось. Вот и приходиться давиться чуть теплыми внутренностями на старости лет. Это с такими-то заслугами! Надо бы снова привести к нему какую-нибудь активисточку пожирнее. Хотя арабскую кровь Мардафат любит заметно больше. Интересно, почему?.. Ах… неужели расизм?.. Нет-нет, глупости!  - Гавнери решительно отогнал от себя еретическую мысль.  - Подобного рода подозрения в отношение столь выдающегося борца за мир и лауреата Нобелевской премии представлялись совершенно неуместными.
        Часть 7


«Вот так всегда…  - жалобно проныл Параллелепипед.  - Разок оступишься, а потом всю жизнь расплачиваешься. Это что, по-твоему, справедливо? Ну дай глотнуть, Котофеич, не будь гадом!»

«Не могу, друг, извини…  - отвечал безжалостный Котофеич, щелкая язычком запотевшей пивной банки.  - Человек за все должен платить сам.»
        Он запрокинул голову, на неподвижном кадыке влил прямо в душу прохладную пенистую струю, тряханул банку на предмет последних капель и наконец швырнул ее, бесполезную, за борт, в пенистую струю кильватера. Параллелепипед сглотнул и облизнулся. После гамбургского конфуза, когда бедняга пролежал в полном отрубе без малого двое суток и пропустил несколько вахт, капитан посадил его на бессрочный сухой закон. До Марселя Параллелепипед послушно терпел, отрабатывая штрафные вахты и уныло вздыхая в ответ на издевательские замечания товарищей. Но в самом Марселе, когда ему, единственному из всей команды, запретили сойти на берег, и после, когда выяснилось, что безусловный запрет на спиртное все еще в силе, неизвестно на сколько дней и даже более того - неизвестно, не навсегда ли, проштрафившийся механик принялся взывать к справедливости, сначала робко, а затем все громче и громче.

«Что ж мне, так теперь и засохнуть?» - горько спросил он приветливое голубое небо Средиземноморья. Небо ласково улыбнулось в ответ и легким ветерком погладило дурака по круглой небритой щеке. Можно ли переживать по выпивке при такой погоде? А погода и впрямь стояла чудесная: ясная, тихая, с еле заметной попутной волной и бесплатным дельфиньим цирком по правому, африканскому борту. Ночью они обогнули Сардинию и теперь шли Сицилийским проливом, приближаясь к Пелагийским островам.

«А не надо было нажираться,  - назидательно произнес Котофеич, открывая вторую банку.  - О товарищах ты подумал? Петька-маслопуп за тебя, алкаша, три лишних вахты отстоял.»

«Так я ж отдал! Еще и с процентами!»

«Отдал…  - передразнил Котофеич и звучно отхлебнул, после чего сглотнули оба: он - пиво, а несчастный Параллелепипед - слюну.  - Отдал… А вера в дружбу? В товарищество? В отношения между людьми? Этого, брат, не вернешь.»
        Он отхлебнул снова, еще громче. Глаза у Параллелепипеда сузились.

«Сволочь ты, Котофеич,  - сказал он, смахивая злую слезу.  - И садист. Ты, небось, при Советах замполитом ходил. Слыхал я о таких, как ты… ребята рассказывали…»
        Котофеич напрягся и дернул щекой.

«Ладно, Паря, не бери в голову…  - он воровато оглянулся и протянул механику початую банку.  - На-ка, пока никто не видит. Мне-то что, сам понимаешь… по мне - хоть залейся. Просто с „папой“ ссориться не с руки. Он ведь как сказал: замечу, что кто-нибудь дает Параллелепипеду хотя бы глоточек - спишу нахрен обоих… Или не помнишь?»
        Параллелепипед молчал, расплывшись в блаженной улыбке. Он сидел на палубе, прислонясь спиною к фальшборту и, закрыв глаза, прислушивался к драгоценным ощущениям.

«На, зажуй,  - Котофеич бросил ему жевательную резинку.  - Не ровен час, учует…»
        Облокотившись о планшир, он посмотрел в сияющий простор, расчерченный сварливыми вертикалями птичьих криков.

«А яхта-то за нами так и идет. Как привязанная. С самого, почитай, Марселя.»

«Ну и пусть идет…  - ублаготворенно пробормотал Параллелепипед.  - Тебе-то что? Может, людям скучно в одиночку.»

«Ага. Скучно. Их там двое, мужик с бабой. Я сегодня все утро их в бинокль изучал. Загорает, сучка, в чем мать родила. Думал, может, перепихиваться начнут… нет, не стали…»
        Параллелепипед открыл глаза.

«Эх, Котофеич… нет, чтоб меня позвать… Друг, называется… А то давай сейчас посмотрим, а? Вдруг она опять загорает? Тащи бинокль!»

«Вот еще,  - степенно сказал Котофеич.  - Тебе надо, ты и тащи.»

«И притащу, что ты думаешь…» - механик загрохотал вниз по трапу.
        Котофеич зевнул. До вахты было еще далеко. Пойти, что ли, поспать?.. Со стороны Туниса нарисовался маленький гидросамолет, сделал круг, другой, покачал крыльями, как бы пробуя на прочность исполосованный чайками воздух, да и улетел восвояси. Зачем прилетал? Или сказать чего хотел? Механик не возвращался. Не иначе, еще кого-то на пиво раскрутил… а, может, наоборот, сидит с биноклем где-нибудь на мачте. Бедняга… до Светки-то он так и не добрался, а в Марселе «папа» на берег не пустил. Котофеич снова зевнул. Спускаться в каюту не хотелось; он привалился спиною к теплому фальшборту и задремал, сладко и неглубоко.
        Его разбудил вернувшийся самолет. Солнце уже стояло прямо за кормой, поглядывая на ленивое море, как будто примериваясь, стоит ли нырнуть прямо сейчас или все-таки лучше подождать до наступления сумерек. Котофеич снова зевнул - на этот раз в порядке освежающей гимнастики и приподнялся над фальшбортом. Яхта по-прежнему висела у них на хвосте, не далее мили. Но теперь она была уже не одна. Справа по борту, с тунисского траверса, к «Эль-Таалене» приближался быстроходный катер военного типа. Котофеич напрягся, пытаясь рассмотреть флаг. Вроде что-то черно-красно-зеленое… арабы?.. не арабы? Самолет тем временем продолжал кружить над контейнеровозом, как надоедливая муха. Задрав голову, Котофеич рассмотрел черно-белую клетчатую кафию под рыбьими пилотскими очками. И, хотя опасаться было совершенно нечего, он отчего-то пожалел, что на судне нету никакого оружия. Пираты? Не водятся тут пираты… еще у берегов Албании - куда ни шло, но здесь, между Италией и Тунисом?
        Да и что с них взять? Вроде и грабить-то нечего… Может, контрабанда какая? Котофеич быстро перебрал в голове зарегистрированный груз: цветной металлолом, листовой прокат, пиломатериалы, рыбные консервы, запчасти к танкам старого образца, березовый швырок… Нет, ничего… разве что «папа» загрузил какой-нибудь левый товар без его ведома. Котофеич озадаченно покрутил головой и пошел в рубку, к «папе».
        Капитан, попыхивая трубкой, напряженно изучал в бинокль приближающийся катер.

«Что такое, Иосиф Виссарионович?  - спросил Котофеич, стараясь звучать беззаботно.
        - Я вижу, у нас рандеву с кем-то намечается.»

«Какое рандеву?  - раздраженно пробурчал капитан, не отрываясь от бинокля.  - Вы, товарищ Жуков, думайте, что говорите. Никаких рандеву у нас не назначено до самой Хайфы.»
        Из всей команды капитан единственный называл Котофеича на «вы» и по фамилии.

«Тогда что же?  - недоуменно спросил Котофеич.  - У нас и взять-то нечего… если, конечно…»

«Что - „конечно“?  - зловеще протянул „папа“, отрываясь от бинокля и характерным жестом вытаскивая изо рта трубку.  - Договаривайте, товарищ Жуков, договаривайте…»

«Похож-то как, ядреный корень…  - подумал Котофеич, зажмуриваясь и робея.  - Когда так - еще ничего, а как сердиться начинает, так прямо хоть беги. Даром что полный тезка…»
        Он осторожно покашлял и, глядя в пол, выдавил: «Я думал, может, какой груз неучтенный…»

«Нет у меня неучтенных грузов, товарищ Жуков,» - тяжело припечатывая каждое слово, проговорил капитан и снова взялся за бинокль. Но в бинокле уже не было необходимости. Катер, не доходя двух кабельтовых до «Эль-Таалены», сбавил ход и заложил широкий вираж, выруливая борт к борту.

«Самый малый!.. Стоп машина!» - скомандовал «папа», сунул в рот потухшую трубку и, одергивая китель, пошел на бак. Котофеич двинулся следом.
        На баке уже толпились свободные от вахты члены команды. Они расступились, пропуская капитана. Через несколько минут катер уже покачивался вплотную к высокому борту «Эль-Таалены». На палубе его стояли пятеро живописных усачей, одетых кто во что горазд. Эта разнокалиберность позволяла сделать заключение о неофициальном характере визита, ибо армейский или даже таможенный коллектив обычно характеризуется известным стандартом формы. Впрочем, некоторые общие элементы одежды все же имелись: головы всех усачей были покрыты черно-белыми клетчатыми кафиями, на ногах телепались стоптанные шлепанцы, а на плече у каждого болтались совершенно одинаковые автоматы Калашникова. Шестая кафия торчала над рубкой, где был установлен блестящий от смазки крупнокалиберный пулемет времен Второй Мировой войны.
        Капитан вынул трубку изо рта и громко объявил, ни к кому особенно не адресуясь: «Я солдата на генерала не меняю!»
        Богатый жизненный опыт научил его сразу переходить к делу.
        Арабы на катере зашептались и вытолкнули вперед одного, в потрепанном халате, сером от времени и неблагоприятностей судьбы.

«Я - Абдулла!  - сообщил он на почти чистом русском языке.  - Мы ничего менять не собираемся, капитан. Спускай трап по-хорошему, а то стрелять будем.»
        Ни один мускул не дрогнул на рябом лице капитана. Он обернулся и поискал глазами Котофеича.

«Товарищ Жуков! Пожалуйста, объясните нашим братским зарубежным друзьям, что они посягают на суверенную территорию исламской республики Малайзия, и мы будем…»
        Что именно собирался сделать «папа», так и осталось неизвестным, потому что араб в халате без лишних проволочек поднял автомат и пустил длинную очередь прямо в капитанскую белокительную грудь. Капитан выронил трубку и сел на палубу.

«Готово…  - пронеслось в голове у Котофеича.  - То-то теперь Параллелепипед напьется!»

«Спускайте трап!  - донеслось снизу.  - А то ведь у нас и РПГ есть.»

«Что стоите?  - закричал Котофеич. После смерти капитана он автоматически становился старшим на судне.  - Быстро спустить трап! Хотите, чтобы они нас тут всех перестреляли?»
        Поднявшись на судно вместе с четырьмя своими помощниками, Абдулла подозвал Котофеича.

«Значит, так,  - сказал он, отдуваясь от физического усилия и вытирая пот со лба.  - Зови сюда всю команду. Сколько вас тут всего?»

«Двадцать три… было, вместе с ним,» - Котофеич указал на тело капитана.

«Сам виноват,  - кивнул Абдулла.  - Думал, он тут начальник. А начальник теперь я. У кого автомат, тот и начальник… А ты, значит, старпом. Погоди, погоди… кого-то ты мне напоминаешь…»
        Абдулла закинул оружие за спину и взяв Котофеича обеими руками за плечи, развернул его к заходящему солнцу. Суперкарго «Эль-Таалены», потупившись, послушно ждал конца этой идиотской процедуры. Откуда он может быть знаком пожилому тунисскому пирату? Чушь какая-то…

«Валла!..  - Абдулла вдруг всплеснул руками и закружился на месте, приседая и восторженно хлопая себя по ягодицам.  - Ну конечно! Это же Котофеич! Котофеич, друг сердечный! Ты что, Абдуллу не узнал? Ну?.. а в профиль?.. а так? Мы ж с тобой в общежитии на одном этаже жили… На Новоизмайловском, четвертый этаж! Неужели не помнишь? Ты мне еще шпоры продавал. А как Ольку на пару драили - тоже забыл? Эх!..

        Но Котофеич уже вспомнил. Хотя и в самом деле было почти невозможно узнать в этом толстом расплывшемся дядьке насморочного худого Абдулку, ошивавшегося в питерском институте на нехилых казенных харчах в порядке оказания братской помощи героическому народу Палестины. Это ж сколько времени прошло? Лет двадцать пять, не меньше… Он ведь тогда был важная птица, Абдулка, иностранец. Валюта там всякая, магазин «Березка», виски-дубленки, диски-кассетки… Жил как король. Все девки под него ложились, замуж хотели, за границу. И Котофеич тоже пристроился. А к дармовому что ж не пристроиться? Заодно и куму донесения пописывал, совмещал приятное с полезным: куда конкретно гуляет героический борец, с кем выпивает, кого тискает в скрипучей панцырно-пружинной койке? Куму-то все интересно… а Котофеичу - что ж, рука-то, чай, не отвалится. Как ни смотри, а славно он тогда при Абдулке гужевался. Перед экзаменами курсовые продавал, шпаргалки… хорошо наваривался.

«Абдулка!  - вскричал он, широко улыбаясь и раскрывая объятия.  - Сколько лет, сколько зим!»

«Котофеич! Брат!  - еще громче возопил Абдулла, прижимая к себе институтского приятеля, соратника и собутыльника, свидетеля сладих пяти лет жизни, лучше которых не было, нет, да и не будет уже никогда.  - А где ж твои усы знаменитые? Неужели сбрил? Какой же ты без них Котофеич?»

«Сбрил,» - выдавил из себя Котофеич, сдерживая тошноту от острого запаха абдулкиного халата - запаха пота, воглой овечьей шерсти, гнилой требухи и ослиной мочи. Сбрил, а как же… Поди не сбрей нынче усы-то. С усами нынче нехорошо, любой мент привязывается, потому как произрастают теперь усы в основном на лицах кавказской национальности. Чтобы как-то отвлечься от вонючего абдулкиного плеча, Котофеич скосил глаза, любопытствуя происходящим вокруг.
        А вокруг ничего и не происходило. Все, открыв рот, наблюдали за трогательной сценой вновь обретенной дружбы: команда - с надеждой, абдулкины друзья - с недоумением.

«Да…  - сказал Абдулла, отрываясь наконец от старого друга и смахивая непрошенную слезу.  - Вот ведь, где довелось… Ты Снежанку помнишь? Я ее еще в жены взял, сюда привез. Помнишь? Жива еще баба! Ага! Девятерых сынов мне родила, а сколько девок - не помню, девок я не считаю. Теперь уже не рожает, пришлось еще двух взять… Эх, Котофеич, жаль, что так получается, а то посидели бы втроем, как тогда, я, ты и Снежанка. Вспомнили бы институт, общагу, Питер…»

«А чего ж не посидеть?  - осторожно возразил Котофеич.  - Я ведь теперь знаю, где тебя найти, заверну на обратном пути. Оставь телефончик…»

«Нет, братишка,  - покачал головой Абдулла, отстраняясь и вытирая ладонью влажные от избытка чувств глаза.  - Не получается. Мы вас всех на дно пустим, вместе с кораблем. Абу-Комар приказал. Делать нечего.»
        Котофеич почувствовал, как палуба уходит из-под ног.

«Погоди, Абдулла,  - пролепетал он.  - Зачем тебе нас убивать? Разве тебе плохо с твоими женами, Абдулла? Снежанка, Гюльчетай…»

«…Гульнара,  - прочувствованно закончил Абдулла.  - Извини, дорогой. Абу-Комар приказал…»
        Он отошел в сторону, взял автомат наизготовку и перешел на арабский.

«Ну что? Все наверху? Саид, пересчитай. Должно быть двадцать три, вместе с трупом.

        Толстый Саид принялся считать, шевеля губами, путаясь где-то в районе восемнадцати и начиная сызнова. С пятой попытки у него наконец сошлось. Абдулла облегченно вздохнул.

«Окей,  - сказал он, снимая автомат с предохранителя.  - Ну, Аллах ве…»
        Истошный вопль, и всплеск, идущие откуда-то снизу, прервали запланированную им эффектную итоговую речь. Арабы бросились к борту. Их шестой товарищ бесследно исчез: на опустевшей огневой позиции сиротливо покачивал хоботом видавший виды крупнокалиберный пулемет Дегтярева.

«Йа, Мустафа! Где ты?» - тревожно закричал Абдулла.
        Но Мустафа молчал, быстро погружаясь в зеленые глубины и густо дымя перерезанным горлом - к вящему удовольствию небольшой, но бодрой компании серых акул, обычных для этого района Средиземноморья. Вместо Мустафы заговорил штурмовой автомат, зачастил быстро и неразборчиво, зато громко и уверенно, длинными фразами, лишь на секунду остановившись перевести дыхание, а заодно уж и сменить магазин. Пятеро ветеранов у борта даже не успели по-настоящему понять, что же произошло. Разве что Саид, еще находившийся под действием тяжелой травмы устного счета и оттого не побежавший смотреть вместе со всеми на исчезновение Мустафы, а, наоборот, продолжавший коситься на многократно обсчитанную команду неверных… разве что Саид заметил на мостике неизвестно откуда возникшего парня с грохочущим короткоствольным оружием в руках. Он даже попытался ответить, повернуться и лихо вскинуть «калач» навстречу врагу, как тогда, в пригородах Бейрута… но, как назло, не сложилось. Шлепанец подскользнулся в луже капитанской крови и соскочил… нога поехала, а автомат безнадежно зацепился за полу галабии. В этот момент Саид подумал,
что надо бы уже начать бояться, но тут сразу несколько пуль толкнули его в грудь маленькими злыми кулачками, он упал и перестал быть.
        Ошалевшая команда «Эль-Таалены», по-овечьи сбишись в кучу, испуганно взирала на компактную кучу трупов, громоздящуюся у лееров, на парня с автоматом и, в особенности, на загорелую бикинную красотку с окровавленным ножом-коммандо в зубах, ловко вскарабкавшуюся на борт без всякого трапа. Не теряя времени, красотка споро принялась выбрасывать в море арабские «калачи». Нож она с понтом продолжала держать в зубах.
        Котофеич пригляделся и ахнул. Да это же их гамбургские знакомые… как их?  - Дима и Фатьма! Ну точно!
        Вон он, Дима - спрыгнул на бак и ленивой походкой подошел к своей подруге.

«Ты бы ножик-то как-нибудь по-другому, а? Чего зря людей пугать?»
        Девушка вытерла лезвие халатом Абдуллы.

«Ножны слетели,  - объяснила она смущенно.  - Недорезала я того Мустафу. Как за борт падать стал, так за ножны и уцепился. Вместе с ними на дно пошел, идиот… а зачем ему там ножны?»

«Действительно…  - улыбнулся Дима и повернулся к остолбеневшей команде.  - А вы, ребята, чего такие замерзшие? Давайте-ка за дело… Нехорошо Мустафу в одиночестве оставлять. Эй, Котофеич! Не стой, как пень, мобилизуй товарищей на уборку территории. Акулы заждались…»


* * *
        Через час Брандт собрал всю команду.

«Вот что, парни,  - сказал он серьезно.  - Слушайте диспозицию. Влипли вы в эту историю не по своей воле, да что уж тут сделаешь. И капитана вашего не вернуть… А все по причине одного груза, который вы должны были доставить в Хайфу. Я говорю
„должны были“, потому что теперь мы этот план слегка подправим. Дело, не скрою, продолжает быть опасным. Кто-то очень хочет вас потопить вместе с этим злосчастным грузом. Это всё, что называется, плохие новости. Перехожу к хорошим.»
        Брандт обвел взглядом моряков. Все сидели молча, опустив головы, подавленные неожиданно свалившимися на них проблемами. Только Параллелепипед выглядел совершенно беззаботным. Смену власти он справедливо воспринял, как полную амнистию, и уже успел где-то основательно нагрузиться. Теперь он сидел, привалясь к переборке, и восторженным взглядом ощупывал выдающиеся хефины прелести.
        Брандт ободряюще улыбнулся и продолжил:

«Первая хорошая новость - вы живы. Хотя, не подоспей мы с Людочкой, кормить бы вам сейчас акул вместо Абдуллы. Вторая хорошая новость: как только вы сгрузите эти пять контейнеров на израильский берег, вы тут же перестаете интересовать кого бы то ни было. Так что, если вы действительно хотите оказаться в безопасности, то надо непременно довезти груз до места. Кто-то особо сметливый спросит: а почему бы не избавиться от груза прямо сейчас? К примеру, выбросив в море. Отвечаю: потому что, увы, вопроса это никак не решит. Ведь плохие дяди об этом вашем героическом поступке все равно не узнают, а, значит, будут, как и прежде, за вами гоняться. Кроме того, нам с Людочкой такое развитие событий сильно не понравится. А когда Людочке что-то не нравится, то она тут же берет в свои ровненькие зубки свой крохотный маникюрный ножичек и начинает ужасно скандалить. И тогда, боюсь, даже мне уже не удастся вас защитить…»
        Скромно сидящая в углу Хефи как раз закончила мастерить импровизированные ножны и, примотав их к длинной точеной голени, на пробу вставляла и вновь молниеносно извлекала свой устрашающий «коммандо». Услышав брандтову тираду, она подняла голову и очаровательно улыбнулась, в основном, Параллелепипеду. Брандт вздохнул.

«Третья замечательная новость заключается в том, что немедленно после разгрузки каждый член команды получит по два куска баксов наличными. Тут же, на месте. Ну и наконец, последнее: я не думаю, что наши супостаты подготовили нам какую-нибудь дополнительную бяку. Уж если у них не нашлось никого кроме инвалидной команды Абдуллы… Скорее всего, теперь нас будут ждать только в Хайфе. Но на всякий случай идти придется сторонкой, не высовываться. И, конечно, быстро. Короче, полный вперед. Есть вопросы?»
        Потрясенная команда молчала. Конечно, приятное известие о долларах несколько изменило общее унылое течение мыслей, но, тем не менее, люди чувствовали себя неуютно, вспоминая только что пережитый страх неминуемой смерти… В наступившей тишине завозился на своем месте Параллелепипед. Он извлек из-за спины плоскую фляжку и сделал большой глоток. Затем механик крякнул, рыгнул и оптимистически заметил: «Параллелепипед!»

«Ну вот!  - сказал Брандт с облегчением.  - Думаю, товарищ выразил общее мнение. Котофеич, принимай команду.»
        Часть 8

        Глава Правительства Коврик Бен-Шарион положил трубку и устало потер виски. Мало ему обычных проблем, так теперь еще какое-то судно. Все-таки нет на земле более несвободных людей, чем властью облеченные… Всем чего-то от тебя надо, все о чем-то упрашивают, все давят - кто силой, кто жалостью, кто старой дружбой. И только ты никого ни о чем не попроси. Потому что, если, не дай Бог, попросишь,  - всё, пиши пропало, поминай как звали: сожрут с потрохами. Хорошо, когда можно послать просителя куда подальше или просто пообещать, а потом забыть… но ведь не со всеми получается. К примеру, Дружественного Президента хрен пошлешь; то есть, конечно, можно попробовать, но себе дороже.
        Когда-то, в самом начале премьерской каденции, Бен-Шарион попытался было поставить Дружественного Президента на место. Сказал ему что-то гордое, вроде: «Я вам не коврик, чтобы об меня ноги вытирать!»

«Как это - не коврик?  - несказанно удивился тогда ДруПрез.  - А вот мы сейчас проверим…» И вытер. Самым натуральным образом вытер. Еще и поплевал для блеску. С тех пор все и стали называть Главу Правительства этим обидным прозвищем «Коврик». Так что лучше уж не выпедриваться. С сильным не рядись, с богатым не судись… О-хо-хо…
        А боевые друзья? А строительные подрядчики? А дети? Никому ведь просто так не откажешь… особенно, детям. Мальчишки, они мальчишки и есть, что с них возьмешь? Пока не подросли, спокойные были, все быков доили да козлов седлали. А как повзрослели, так и запросы выросли. И тут уже только держись. То остров им подай, то миллион, то власть, то славу… Ну, хочет ребенок в жизни продвинуться… как такое не поощрять? А забавы у них все-таки детские, как ни крути. Вон, младшенький… вошел с Мардафатом в долю; такое казино отгрохали - не хуже Лас-Вегаса! Казалось бы, греби себе потихоньку… Ан нет! Рассорился с партнером, разругался в пух и прах, морду Засеру набил, все бутылки переколотил.
        Рассорился-то сам, а жаловаться к кому прибежал?  - К папе, к кому же еще! Бен-Шарион уж его и так увещевал и эдак: мол, что ж ты так, сынок… нельзя, это же партнер! А он кричит, руками размахивает: нет, мол! Никакой это не партнер! Он меня жирным обозвал! Ты теперь, папенька, всему свету объяви: «никакой Мардафат не партнер!» Ну что тут сделаешь? Дите просит, слезами обливается… как не дать? Пришлось запереть Мардафата в Рамалле, казино - ракетами, чтоб неповадно было маленьких обижать! «Жирный», видите ли! Хамло!
        Пристроил младшенького в парламентарии, чтоб не скучал и повышал самооценку. А ему и там не неймется… непоседа такой… уу-у-у, карапуз! Опять с Засером сдружился, решили по новой казино восстанавливать. Видать, с деньгами туго у обоих. Ну и ладно, ну и хорошо, главное, что ребенок при деле. Так нет ведь, и тут не ай-я-яй! Потому что у Мардафата-то свои просьбы имеются, и тут уже вынь да положь, потому как он теперь опять партнер! А иначе сынок закапризничает. Ну какого черта ему, спрашивается, это малайское судно помешало? Ну каприз ведь, каприз, по-другому и не скажешь…
        Коврик набрал номер начальника Генштаба.

«Ты вот что…  - сказал Глава Правительства, безуспешно пытаясь вспомнить имя своего собеседника.  - Как тебя там… короче, это судно, ну, за которым я распорядился следить еще вчера… как его там?»
        Память у старика в последнее время отказывала: слишком много просьб.

«Эль-Таалена?  - пришел на помощь начштаба.  - Корабль малайский, трехмачтовый, приплыть к Михморету готовый. На нем…»

«Всех утопить,» - прервал его Бен-Шарион.

«Как утопить?  - опешил начштаба.  - Мирное ведь судно… неудобно…»

«Маа-алчать!» - оглушительно высоким фальцетом завизжал Глава Правительства. Это слово ему всегда удавалось лучше прочих. На столе лопнула и рассыпалась мелкими осколками лампочка.

«Есть еще силы, не все профукал…» - удовлетворенно отметил про себя Бен-Шарион. Настроение у него резко улучшилось. Начальник Генштаба подавленно молчал.

«Ладно,  - сказал Коврик примирительно.  - Ты, как тебя там, не тушуйся. Я не очень-то и сержусь. Так… вспомнил молодость… Но корабль ты все-таки потопи.»

«Слушаюсь, господин Премьер-Министр. Сейчас же распоряжусь насчет бомбардировщиков.»
        Бен-Шарион поморщился.

«Зачем бомбардировщики? Слишком шумно. Сделай как-нибудь потише, по домашнему, чтобы не так официально…  - он задумчиво почесал голову.  - Знаешь что? Пошли-ка туда пушку.»

«Какую пушку?»

«Святую. У нас ведь сохранилась та самая Святая Пушка?»

«Гм…  - оторопело промямлил начштаба.  - Вроде сохранилась. Где-то в музее, в отделе зверств сионизма.»

«Вот ее и выкати. Если что, скажем - фильм снимаем об „Альталене“. Кстати, и имена у кораблей похожие, так что все сходится… И вот что: направь туда командиром кого-нибудь подходящего… исполнительного, но не слишком умного. Лучше всего, чтобы был совсем дурак. А пьяный дурак - еще лучше.»
        Начштаба ненадолго задумался.

«Есть у меня один такой,  - сказал он наконец.  - Генерал-поручик Ицхак Ржевский. Совершеннейший жлоб, но исполнителен, как робот. Одно у него плохо - трусоват. Чуть где порохом запахнет, так он сразу бух!  - и в отключку. Засыпает.»

«Ничего,  - успокоил его Глава Правительства.  - В самый раз подойдет. Стрелять-то с берега, да и судно безоружное, никакой опасности. А хотя… дай ему кого-нибудь в помощники, чтобы разбудил, если что.»


* * *
        Генерал-поручик Ицхак Ржевский стоял на берегу моря и, широко расставив ноги в ярко начищенных хромовых сапогах, презрительным взглядом смотрел на приближающееся судно. Ему было очень страшно. Ицхак никогда не отличался храбростью. Он и в армию-то идти не хотел, имея в душе неистребимую склонность к сельскому хозяйству. С детства он мечтал стать асенизатором и все свободное время копался в навозных кучах на задворках родного киббуца. Увы, домашние, не разделяя его любви к восхитительному запаху удобрений, затыкали нос, а то и вовсе убегали, едва лишь Ицхак переступал порог отчего дома. Кончилось тем, что деспотичная мамаша силком вытащила сына из теплой уютной кучи и услала от греха подальше в армейский интернат. Так началась военная карьера Ржевского.
        В армии не было навоза, и приходилось все время бояться. Потом мамаша умерла, и Ицхак, облегченно вздохнув, подал прошение об уходе со службы. Он твердо намеревался вернуться к родственным ему по духу кучам, но произошло непредвиденное. На невзрачного офицера по необъяснимому стечению обстоятельств положила глаз некая деваха, не менее деспотичная, чем покойная мама. Деваха намеревалась делать карьеру посредством мужа, и для этого ей требовался послушный, исполнительный и глуповатый материал. Не прошло и месяца, как бедный Ицхак был повязан и окручен. Жены своей он боялся до безумия. Про уход из армии пришлось забыть. Иногда, взяв служебный джип, Ицхак уезжал к своим единственным друзьям, пасущимся на лугах изреельской долины, и со слезами на глазах жаловался: «Вы себе не представляете… она даже страшнее войны…» Буренки сочувственно кивали, пережевывая жвачку, и в знак солидарности, дружно задрав хвосты, вываливали под ноги невезучему приятелю свежие груды отборнейшего навоза.
        Теперь, направляемый уверенной жениной рукой, Ицхак быстро продвигался по службе. Но, увы, страх перед военными действиями продолжал преследовать его даже в кондиционированном офисе Генерального Штаба. Бедняга начал пить. Чтобы справиться с этой неприятной проблемой, жена наняла специального психолога. Психолог подумал и сказал, что для того, чтобы решить вопрос в корне, необходимо вернуть Ицхака в навозную кучу, но, поскольку это, видимо, неприемлемо, то можно исправить ситуацию лишь внешне, а это чревато опасным раздвоением личности и потому угрожает душевному здоровью уважаемого пациента.

«Внешне будет вполне достаточно,  - решительно заверила жена.  - А насчет душевного здоровья нам беспокоиться нечего.»
        Отныне Ицхак ежедневно по часу вырабатывал перед зеркалом особое, презрительное выражение лица. Согласно рекомендациям психолога, чем больший страх он испытывал, тем презрительнее должна была быть гримаса. Впрочем, иногда и это не помогало, и тогда неудавшийся асенизатор просто бухался в обморок, который выдавался смущенными сослуживцами за особый вид сна, являющийся непроизвольной реакцией организма на запредельную усталость.
        Вот и теперь, глядя на приближающееся к берегу судно, генерал-поручик Ицхак Ржевский чувствовал себя на грани обморока. Вспомнив совет специалиста, он еще презрительнее наморщил нос и еще ниже опустил уголки подрагивающих губ. Нет, все впустую… страх нарастал, превращаясь в неконтролируемый ужас, противно подвывая в низу живота. Ицхак судорожно выхватил из револьверной кобуры плоскую фляжку и сделал большой глоток. Виски весело хлынул внутрь, задорно пощипывая переборки дрожащего организма. Ржевский перевел дух. Может быть, уже можно открыть огонь? Нет, рановато… чересчур далеко. Какого, спрашивается, черта, не разбомбили эту посудину еще в море? Но приказ есть приказ; надо выполнять, а не задавать вопросы. А то ведь накажет. Наказаний от армейского начальства генерал-поручик нисколько не боялся… а вот жена… жена… Он снова полез в кобуру.
        Сзади кто-то осторожно кашлянул. Ицхак вздрогнул всем телом и обернулся. Рядом стоял высокий полковник.

«Разрешите доложить,  - вполголоса произнес он, слегка сутулясь, чтобы приблизиться к плюгавенькому генерал-поручику.  - Полковник Вейцман. Прибыл на случай внезапного засыпания Вашего превосходительства.»

«Превосходно…  - облегченно вздохнул Ржевский.  - Как вы полагаете, не пора ли открывать огонь?»

«Далеко,  - отвечал Вейцман, меряя взглядом расстояние.  - Из такой развалины не дострелить. Но если вы хотите дать предупредительный выстрел…»

«Нет-нет…  - поспешно возразил Ржевский.  - Зачем давать им лишнюю возможность подготовить контрудар?»
        Полковник недоуменно пожал плечами.

«Контрудар?.. По данным разведки, они вообще не вооружены… если, конечно, не считать ножа-коммандо на голени девицы, которая голышом загорает на юте. Кстати, а зачем их топить?»

«Приказ,» - коротко отрубил Ицхак.

«Приказ-шмиказ…  - пренебрежительно фыркнул Вейцман.  - Дают идиотские приказы, а потом весь мир вопросы задает, репортеры крутятся…»

«Подумаешь, крутятся… Пусть крутятся, как пропеллеры. Нам-то что? Нам главное, чтобы приказ был выполнен точно и в срок.»
        Генерал-поручик резко одернул гимнастерку и вызывающе посмотрел на младшего по званию. Вейцман молча поднял к глазам бинокль.


* * *

«Как это, никого?  - изумленно переспросил Брандт.  - А кто же, по-твоему, все эти деревяшки выгрузит? И куда?»
        Хефи ласково погладила его по щеке.

«Не волнуйся, Дэвид… Заплатим ребятам лишние баксы, они и выгрузят. Прямо на берег, кучей. За час управимся. А потом я грузовичок подгоню… Да не делай ты из мухи слона! Дэвид!  - она обняла Брандта и, тесно приблизив лицо с сумрачными глазами, принялась водить губами по его щеке.  - Ну не надо, милый… Ты так хорошо все делал до этого… Потерпи еще чуть-чуть, нам и осталось-то совсем немного.»
        Брандт пожал плечами, послушно размякая от ее ласки.

«Ладно, ладно… делай, как знаешь. И все-таки, как-то это странно. Где же вся твоя шайка-лейка? Столько усилий затратили, а теперь даже судно встретить некому…»
        Подошел Котофеич.

«Слышь, Димон, ближе к берегу нельзя. Сядем.»
        Брандт кивнул на Хефи: «Делай, как она скажет.»
        Он тревожно вглядывался в берег, чересчур пустынный для такой прекрасной погоды. За линией дюн, на прибрежном шоссе что-то мелькнуло. Что? Не красно-синий ли фонарь полицейской машины? Брандт повернулся к Хефи, которая тем временем деловито инструктировала Котофеича.

«Хефи…» - начал он и запнулся. Над берегом взвился характерный дымок, а затем примчался и запыхавшийся от опоздания звук выстрела. На баке «Эль-Таалены» разорвался первый снаряд, взметнув в воздух обломки и клочья угольно-черного дыма.

«Это что ж это…  - с какой-то детской интонацией сказал Котофеич, удивленно приоткрыв рот и шаря рукою где-то у себя за спиной.  - Это что там у меня, Димон, а?..»
        Котофеич стал поворачиваться, чтобы показать, но ноги у него подкосились, и он упал лицом вниз, даже не пытаясь смягчить падение, с безразличной неразборчивостью неодушевленного предмета. В спине у него торчал обломок стального прута из разлетевшегося леерного заграждения.
        Второй снаряд угодил в рубку. На палубу стали выскакивать растерянные моряки. Брандт схватил Хефи за руку.

«За борт!  - закричал он.  - Все - прыгайте за борт! Плывите к берегу!»
        Повернувшись к Хефи, он увидел выражение застывшего полуобморочного безразличия на ее лице, очень похожее на предсмертное безразличие Котофеича. «Неужели ранена?» - подумал он с отчаянием, попутно успев удивиться этому отчаянию. Третий снаряд ударил в борт чуть выше ватерлинии. «Эль-Таалена» вздрогнула и накренилась. По палубе с криками метались ошалевшие люди. Из обломков рубки свешивался мертвый штурман, болтая неестественно вывернутой ногой с торчащей обнаженной костью.

«Цела?  - закричал Брандт, ощупывая девушку и с ужасом ожидая увидеть кровь на своих руках.  - Плыть сможешь?»

«Смогу,  - спокойно ответила Хефи.  - Да не мельтеши ты так. Цела я, жива и здорова. Ничего со мною не случится, не волнуйся.»
        Она явно пришла в себя. Прежнее безразличие сменилось какой-то странной задумчивостью; глаза ее светились.

«Что ты стоишь?  - закричал Брандт.  - Прыгай! Угодит в машину - сгорим!»
        Он потащил ее к борту.

«Не здесь,  - деловито остановила его девушка.  - Прыгнем с другого борта. Поплывем параллельно берегу, на юг, не меньше мили. Прямо к берегу нельзя, застрелят…»
        Пулеметы они услышали, когда уже отплыли на несколько сот метров к югу от гибнущего судна. Моряков с «Эль-Таалены» расстреливали прямо в воде.
        Когда все было кончено, Вейцман брезгливо сплюнул на лежащего без чувств генерал-поручика Ржевского и подозвал автоматчиков.

«Отнесите генерала в машину,  - сказал он.  - Пусть доложит в штаб об успешном исполнении… когда проснется.»
        От передвижного командного пункта, размахивая руками, бежал радист.

«Полковник!  - закричал он еще издали.  - Рапорт от группы оцепления! Кому-то удалось вырваться! Двое полицейских убиты! В двух километрах южнее! Машина похищена!»
        Вейцман снова сплюнул и вздохнул.

«Жаль, далеко не уйдут…  - пробормотал он про себя.  - Сучий Коврик…»
        Часть 9

        Они ехали молча. После Умм-эль-Фахма Хефи вздохнула и тихо сказала:

«Все. Здесь мы расстанемся. Высади меня на ближайшей автобусной остановке. Потом ты должен ехать один. Это недалеко. На перекрестке Меггидо повернешь налево и дальше по указателям.»

«По каким указателям?»

«Маунт Меггидо. Хар Меггидо. Гора Меггидо. Армаггедон.»
        Брандт резко свернул на обочину.

«Послушай, Хефи,  - сказал он раздраженно.  - Это уже переходит все границы. В какой-то момент я полагал, что понимаю тебя, но теперь вижу, что ошибался. В чем дело, ты можешь объяснить? Почему мы должны именно сейчас расставаться? И на кой черт мне нужно переться одному на эту самую гору? И где все твои товарищи? Организация? Группа?»
        Хефи снова вздохнула, глубоко и прерывисто. В глазах у нее стояли слезы. Брандт впервые видел ее плачущей. Девушка протянула руку и погладила его по щеке. Рука слегка дрожала, и оттого вышло особенно нежно.

«Милый, милый Давид,  - прошептала она.  - Ты еще ничего не понял? Даже своей прославленной дедуктивной логикой Дэвида Брандта? Мы с тобой одни. Нет никакой организации, никого. Только мы, я и ты. Хефциба и Давид. И наш ребенок, сын.»

«Сын?» - ошарашенно выдавил Брандт.

«Сын. Он еще не родился, но у него уже есть имя. Его назовут Менахем. Твой сын, сын Давида. Машиах бен Давид. Он-то все и закончит. Не мы, он.»

«Машиах?..  - потрясенно прошептал Брандт.  - То есть, мессия? Ты что, совсем сбрендила?.. Аа-а… наконец-то я понял… ты сумасшедшая… просто сумасшедшая! Господи! Это ж надо так попасть! Ты, сумасшедшая одиночка, затеяла всю эту историю?.. заварила всю эту кашу? Ты, одна?!»
        Хефи печально улыбнулась.

«Конечно, одна. Человек, в конечном счете, всегда все решает сам, один. Машиах бен Давид, твой сын, тоже будет один. Но он-то победит. Он-то все устроит, в лучшем виде. Он-то их всех передавит: и вампиров, и убийц, и всю их темную армию. И все будут счастливы. Все, до одного! Разве это не прекрасно? Ты только подумай: Машиах!»
        Брандт перевел дыхание.

«Так,  - сказал он сам себе.  - Сосчитай до десяти и приди в себя. Главное - спокойствие. Я ведь об этом где-то читал… это называется „иерусалимский синдром“ или как-то похоже… Типичная шизофрения, причем описанная и, видимо, поддающаяся лечению. Но я-то, я-то какой кретин! Сразу не разобрать, в чем тут дело!.. столько людей погибло…»

«Ладно,  - произнес он как можно более терпеливо.  - Допустим, что ты беременна. Допустим даже, что ты беременна Мессией. Но при чем здесь я, Дэвид Брандт? Ты ведь охотилась именно за мной, не так ли? Иначе, зачем тебе вообще было пробираться в Особый Отдел?»

«Конечно…  - ласково прошептала Хефи.  - Конечно, за тобой. Ты не думай, я все проверила. Все сходится. И твой отец Джозеф, и дед, и прадед… всё. Ты - это он, без сомнений…»

«Я - это он…  - выкатив глаза, повторил Брандт.  - Кто - „он“?»

«Он, Машиах…»

«Как?! Теперь я - Машиах?.. Та-ак… Но ты ведь всего минуту назад сказала, что Машиах - у тебя в животе…»
        Хефи тихонько засмеялась.

«Какой ты глупый! Есть два Машиаха. Один, предварительный, Машиах бен Йосеф, его еще называют Машиах Войны, это ты. А другой, настоящий, последний, Машиах бен Давид,  - это он, наш с тобой сын. Все просто.»

«Да уж…  - согласился Брандт, вытирая пот со лба.  - Куда уж проще.»
        Они еще немного помолчали, потом Хефи приподнялась и поцеловала Брандта.

«Знаешь, а ведь я в тебя даже влюбилась,  - сказала печально.  - Никогда не думала, что мне будет так тяжело уйти. Но делать нечего, милый. Прощай…»
        Девушка быстро открыла дверь и выскользнула из машины.

«Подожди!» - крикнул Брандт. Он чувствовал себя, как человек, у которого только что оторвали ребро.
        Хефи наклонилась к окошку. Лицо ее было мокро от слез.

«А что с ним должно случиться?» - спросил Брандт как можно небрежнее.

«С кем?»

«Ну с этим… с Машиахом бен Йосефом…»
        Хефи шмыгнула носом.

«Он погибнет,  - сказала она тихо.  - В битве на горе Меггидо. Это называется первый Армаггедон. Прощай, милый, мне пора.»
        Брандт видел, как она махнула притормозившему у остановки автобусу, ловко вскочила на подножку; автобус дернулся и уехал, напустив облако вонючего дизельного дыма.
        Брандт остался сидеть без движения в похищенной полицейской машине. Так. Ничего себе… Он тряхнул головой, отгоняя наваждение. Не хватит ли дурью маяться, господин особый агент Ее Величества? Брандт тронул машину и поехал вперед, в направлении перекрестка Меггидо. Машину, кстати, наверняка ищут, если уже не нашли. Вертолет над головой, небось, неспроста шумит… ох, неспроста. Надо бы заехать под крышу вон на ту заправку, да и уйти себе потихоньку. Так и сделаем… или нет?.. нет, не сделаем: будут и другие заправки с крышами, наверняка будут. Брандт проехал мимо заправки.
        Да… избавимся, значит, от машины и - домой. Немедленно домой. Первым делом доклад начальству. Мол, нечего беспокоиться, дражайший лорд, опасности от ваших настырных репеев нету никакой, потому как сбрендили они окончательно и бесповоротно, лупят друг друга почем зря… и не только лупят, но еще и жрут поедом. А те, кто не лупит и не жрет, тем самое место в тихом доме с санитарами, да… Впереди показался перекресток. Тот, где она говорила взять налево. Ага, держи карман, не такой я дурак, чтобы брать налево. Сейчас развернусь и поеду на заправку, под крышу, а там… впрочем, это я уже говорил. Зажегся зеленый, и Брандт повернул налево. Вертолетного шума над головой прибавилось. Давайте, ребята, шумите… мне с вами заводиться не с руки… у меня своя свадьба, у вас - свои похороны… Вот сейчас развернусь…
        Он увидел указатель «Гора Меггидо» и свернул по нему. Потом он ехал еще некоторое время, пока дорога позволяла. На середине склона Брандт вышел из машины. Вот она, гора-горушечка. Ну, что дальше, Машиах бен Йосеф? Он открыл заднюю дверцу и вынул полицейский М-16 и бронежилет с кармашками. В кармашках было еще пять обойм. Ничего, жить можно. Ты вообще, в своем ли уме? Что ты тут делаешь? Давай-ка, быстренько, положи автомат на сиденье и шустренько, шустренько… еще можно успеть. Не, уже не успеть… вон они внизу, с машинами… и вертолеты… Успеешь, успеешь! Еще времени навалом. И не из таких переделок выходили. Ну? Ну?!
        Брандт подтянул ремень автомата, приладил его поудобнее на плече и двинулся вверх по склону. Вот, смотри, подходящий овражек… Для чего подходящий, идиот? Ты что, и в самом деле собрался тут подыхать? Ради чего? Зачем? Да, действительно, зачем? Брандт улегся в овражек на мягкие хвойные иглы. Земля была теплой и приняла его ласково, по размеру. Как она сказала, Хефи? Человек, в конечном счете, всегда все решает сам. К примеру, быть ему Машиахом или нет… В конечном счете. Ну вот.
        Между деревьями перебежками замелькали фигуры. Брандт поставил поудобнее локти и открыл огонь первого Армаггедона.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к