Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Скотт Манда: " Код Майя 2012 " - читать онлайн

Сохранить .
Код Майя: 2012 Аманда Скотт


  Прочитав зашифрованный текст в дневнике Седрика Оуэна, ученого XVI века, близко знакомого с Мишелем Нострадамусом, спелеолог Стелла Коди и ее муж Кит находят загадочный «живой камень» — голубой череп из цельного кристалла, спрятанный на дне подземной реки в древних Йоркширских горах. Этот удивительный предмет, обладающий мощной магической силой, связан с пророчеством древних майя о конце света, который должен наступить в 2012 году. Стелла узнает, что ей предназначено стать последним хранителем голубого камня и найти ключ к спасению человечества. Однако ей хотят помешать люди, которые видят в магическом камне лишь орудие для достижения своих целей и начинают настоящую охоту за ним.

  Аманда Скотт
  Код Майя: 2012

  Моим матери и отцу, с любовью

  Эта книга написана благодаря четырем женщинам. Кейт Мичак, вице президент и ответственный редактор «Бентам Делл паблишинг груп», однажды за обедом выслушала мои идеи и благословила меня на разработку этой темы. Джейн Джадд, мой исключительно терпеливый агент, провела меня через все сложности первого этапа работы и передала в надежные руки главного редактора Селины Уокер из «Трансуорлд паблишинг», без которой этой книги не было бы. Моя коллега Фейт Роупер обеспечивала мне постоянную поддержку и со свойственной ей дотошностью провела контрольную читку чернового варианта. Я благодарна им всем.
  Мой брат Робин Скотт дал ценные советы относительно геологии и спелеологии. Брайан Джент послал мне свои за метки о хрустальном черепе и о черепе Альбиона. Мой учитель Крис Латтичо поделился знаниями об индейцах майя. Всем им я глубоко признательна. А все ошибки, которые вы найдете в книге, остаются на моей совести.




  То, что ты ищешь, скрыто под белой водой. Камень на камне, оно спрятано в месте божественной красоты, чтобы не было найдено Врагом, мечтающим его уничтожить. Иди на север, а потом на восток, пятнадцать и двадцать, за нависающими колючими растениями, под радугой, слушая шум падающей реки.
  Входи без страха. Иди вперед, пока позволит мрак. Войди под арку ночи, и ты окажешься у храма земли. Взгляни в лицо встающему и заходящему солнцу, минуй завесу и остановись у колодца с живой водой, и тогда ты наконец найдешь погребенную там жемчужину.
  Найди меня и живи, потому что я твоя надежда в конце времен. Прижми меня к себе, как прижал бы свое дитя. Слушай меня, как стал бы слушать свою любовь. Верь мне, как своему богу — кем бы он ни был.
  Следуй по указанной тебе дороге и будь со мной в назначенное время и в назначенном месте. И сделай то, что предсказали хранители ночи. А после этого следуй велению своего сердца и моего, потому что они едины.
  Не подведи меня, потому что это будет означать, что ты подвел себя самого и все ждущие миры.
  Документ СО78.1.7 из архива Седрика Оуэна — первые два зашифрованных послания, обнаруженные в дневниках Оуэна докторами О'Коннор и Кода весной и летом 200 7 года.
  Тексты обоих зашифрованных посланий и цифровые снимки дневников с выделенными тайными знаками можно скачать в виде файлов pdf с сайта колледжа: http:// www.bedescambridge.ac.uk



  ПРОЛОГ

  «Профессору Барнабасу Тайту, колледж Беллиол, Оксфорд, написано 13 июля, в год тысяча пятьсот пятьдесят шестой от Рождества Господа нашего.
  Мой дорогой друг, я пишу в спешке и сожалею, что вынужден уехать, не попрощавшись как следует. Кембридж полнится обвинениями в ереси. Бедняга Том Гиллеспи уже привлечен к суду, и его ждет смерть на костре только за то, что он усомнился в способности молитвенника излечить сломанное запястье.
  Всем тем из нас, кто практикует медицину, используя высшие достижения науки, и отрицает суеверия церкви, грозит такая же участь. А моя тайна делает эту опасность вдвое серьезнее. Мне стало известно о существовании памфлета, в котором говорится, будто я владею "черепом, высеченным из голубого камня", и использую его, чтобы смотреть на звезды. В нашей теперешней ситуации одного этого хватит, чтобы меня отправили на костер, но я не сомневаюсь, что очень скоро кто-нибудь увидит связь между камнем и моим целительским даром и тогда мои опасения сбудутся — это приведет к утрате камня и моей смерти.
  Вот почему я покидаю вас во время вечернего прилива, в компании тех, кому так же, как и мне, угрожает опасность. Они ждут меня снаружи, и лошади унесут нас отсюда еще до того, как высохнут чернила в моем письме. Но прежде чем уехать, я должен рассказать вам, что в прошедшие три недели я много разговаривал с доктором Джоном Ди, который в прошлом был астрологом принцессы Елизаветы во время ее ссылки в Вудстоке и стал моим вторым учителем после вас.
  Как вам известно, я давно убедился в том, что своими успехами в медицине обязан исключительно вам. Именно вы открыли мне законы анатомии, а также важность наблюдений за пациентом. Но в эти прошедшие недели доктор Ди приложил немало сил, дабы показать мне, что единство двух наук — астрономии и медицины — следует использовать во благо страждущих.
  Он долго и внимательно изучал голубой камень, являющийся наследием моей семьи, и пришел к выводу, что он старше самых древних христианских реликвий. Доктор Ди считает, что он рожден вместе с многими другими подобными камнями в храмах наших языческих предков и отправлен в мир, чтобы нести человечеству великое благо. Кроме того, он придерживается мнения, что среди нас есть люди, которые боятся этого великого блага и потому жаждут уничтожить камни. Таким образом, у меня имеются неизвестные мне враги, которые стремятся отыскать меня, куда бы я ни направился, и угрожают самой сути моей жизни.
  К своему великому стыду, должен признаться, что я владею камнем вот уже десять лет, но до сих пор пребываю в неведении относительно его истинной природы, и это неведение может стать причиной моей смерти. Таким образом, не только страх, но и желание обрести знание заставляют меня покинуть Англию в надежде найти кого-нибудь, кто поможет мне и просветит относительно целей, с которыми камень появился в нашем мире, а заодно и моего собственного предназначения.
  Доктор Ди вычислил для меня точку Фортуны[1 - Точка (парс) Фортуны — астрологическая величина, определяющая благоприятное взаимоположение планет.]и позицию Солнца относительно катального положения и заверяет меня, что я вернусь в Англию, когда здесь будет не так опасно.
  Мне хочется ему верить, что я и сделаю, поскольку тогда могу надеяться еще раз вас увидеть. А пока я должен уехать и попытать удачи во Франции. Доктор Ди дал мне рекомендательное письмо к своему другу, которому он готов доверить свою и мою жизни.
  Я не знаю, что сулит мне это приключение, но меня радует расположение звезд: в этот день Венера находится в четвертом градусе Девы, почти в точном трине к Марсу, как было в то утро, когда я появился на свет. Все радостные события моей жизни происходили при благоприятных предзнаменованиях данной звезды, и ее нынешнее положение не может не помочь мне в моих начинаниях.
  С этой надеждой я уезжаю. Знайте, что я буду скучать по вам и вернусь в Бидз и к вам, когда позволят время и судьба.
  А пока остаюсь вашим самым скромным слугой, почтительным учеником и верным другом,
  Седрик Оуэн, лекарь, бакалавр искусств
  (колледж Бидз, выпускник Кембриджа 1543 г.)
  и доктор философии (1555 г.)».



  ГЛАВА 1

  У подножия горы Инглборо, Йоркшир-Дейлс
  Май 2007 года


  Это был свадебный подарок для нее, и потому Стелла выбралась из туннеля первой. Грязная, мокрая, дрожащая после тяжелого пятидесятиметрового подъема, она, согнувшись, рискнула отправиться в черную пустоту впереди.
  Она двигалась медленно, не выпуская страховочный трос, соединявший ее с Китом; сначала, наклонившись, нащупывала руками пол, затем делала шаг вперед, но ровно настолько, насколько хватало света от фонарика, закрепленного у нее на голове.
  Как и туннель, пещера была меловой. Руками в перчатках Стелла касалась камня, гладко отполированного вековыми стараниями воды. Фонарик высвечивал блестящие полоски влаги, стекающей по неровной поверхности известняка. За желтым кругом света лежала неизведанная территория, никем не исследованная и не обозначенная на картах, там вполне мог оказаться уступ, а дальше — или бездонная пропасть, или ровный пол пещеры.
  Онемевшими от холода пальцами Стелла вбила крюк в стену у входа в туннель, защелкнула замок, зацепила трос и дернула, чтобы показать Киту, что она остановилась и ему не нужно больше выпускать трос. В свете фонаря, закрепленного на голове, она проверила компас и часы, а затем восковым карандашом пометила на карте, которую держала в нагрудном кармане, место, где не смогла зацепиться за стену туннеля.
  Только после этого Стелла повернулась, подняла голову, а потом осмотрелась по сторонам и направила луч фонарика в огромное, похожее на просторный собор помещение, которое Кит для нее нашел.
  — Господи… Кит, иди сюда, посмотри.
  Стелла обращалась к самой себе, потому что он был слишком далеко, чтобы ее услышать. Она дважды дернула за трос, повторяя свои слова, и почувствовала, как он шевельнулся в ответ, а потом повис, когда Кит начал двигаться в ее сторону.
  Ее руки по привычке, неосознанно вцепились в страховочный канат. Выключив фонарик, Стелла стояла в оглушительной тишине, позволив подарку Кита окружить ее бескрайним, абсолютным мраком, стараясь запомнить свои ощущения, чтобы сохранить до конца дней.


  — Брак — это прекрасно для всего остального мира, но я хочу найти тебе подарок, который будет с нами навсегда, нечто такое, чтобы ты его помнила, когда волшебство этих мгновений сменится тихой, уютной семейной жизнью. Чего ты хочешь больше всего на свете, моя красавица, что позволит тебе любить меня вечно?
  Кит сказал это в своей Речной комнате, гордо возвышающейся над Кембриджем и зеленоватым глянцем реки, в то утро, когда они с двумя свидетелями отправились узаконить свои отношения в глазах остального мира.
  Стелла знала его меньше года; он работал в Бидзе и был ученым до мозга костей, а она — девушкой из Йоркшира, получившей диплом в столичном университете и не имевшей ни малейшего представления о башнях из слоновой кости. Несмотря на все различия, они сумели обнаружить общность, которая за девять головокружительных месяцев привела их от обсуждения теории связей к браку.
  В то утро она находилась в гармонии с самой собой и целым миром, и ей казалось, что Кит уже дал ей все, о чем только можно мечтать. Но день стоял великолепный, и она вспомнила о скалах и о том, как редко они встречаются в болотистой местности Кембриджа.
  — Найди мне пещеру,  — попросила она, не успев хорошенько подумать.  — Такую, какую еще никто никогда не видел. И за это я буду любить тебя вечно.
  Кит опустился на колени возле кровати и взглянул на нее своими необычными, карими с прозеленью глазами. Они был и совершенно спокойными, в тот момент скорее карими, чем изумрудными, с намеком на лето и зелень листьев. Он поцеловал ее в лоб и улыбнулся своей сдержанной и хитрой улыбкой.
  — А что, если я найду для тебя пещеру с сокровищем, в которую никто не входил четыреста девятнадцать лет?  — спросил он.  — Это подойдет?
  — Четыреста девятнадцать?
  Стелла быстро села, слишком резко для такого жаркого дня. Кит постоянно удивлял ее; именно поэтому она решила выйти за него замуж.
  — Ты нашел пещеру Оуэна? Храм земли? Почему ты мне ничего не сказал?
  — Потому что хотел быть уверен.
  — А сейчас ты уверен?
  — Настолько, насколько это возможно. Все описано в зашифрованном виде в дневниках: нависающие колючие растения, падающая река и радуга. Пещера должна находиться в таком месте, которое Оуэн знал как свои пять пальцев, и единственным таким местом является гора Инглборо в Йоркшире. Он там родился. Колючих растений уже нет, конечно, но я нашел упоминание о них в старом дневнике, а в Гейпинг-Гилл впадает река.
  Гейпинг-Гилл? Кит, это самая глубокая пещера в Англии, а туннели, которые из нее выходят, тянутся на многие мили.
  Совершенно верно. Некоторые из них еще не исследованы, и, возможно, мы найдем там храм земли, о котором Оуэн написал в своей поэме. Хочешь туда отправиться — в качестве подарка нам обоим? Найти хрустальную пещеру и белую воду и нырнуть в нее, чтобы отыскать спрятанную там жемчужину?
  Стелла поняла, что это подарок не только для нее, но и для него тоже. Драгоценный голубой камень Седрика Оуэна был мечтой всей его жизни, его главным проектом, Граалем, который Кит искал столько, сколько она его знала; величайшее сокровище его колледжа, за которым охотились на протяжении многих веков самые могущественные люди, но так и не смогли найти.
  Они не знали, где следует искать, не сумели прочитать между строк и увидеть потаенные слова и фразы, которые открылись Киту. Это было его главным достижением и самой великой тайной; став его женой, она стала и союзницей в деле всей его жизни.
  Но все равно… Стелла, нахмурившись, посмотрела в окно на библиотеку, выстроенную из песчаника, обширные лужайки колледжа Вида, за которыми старательно ухаживали на протяжении пятисот лот, и вспомнила легенды, связанные с ним. Теперь она их хорошо изучила.
  — Я думала, череп убивает каждого, кто к нему прикоснется.
  Кит рассмеялся. Полуодетый, он скользнул в постель и навис на локтях над Стеллой.
  — Только того, кто впадет в грех вожделения и алчности. А с нами этого не произойдет.
  Они глядели в глаза друг другу, соприкасались носами, чувствуя, как бьются в унисон сердца. Он перестал опираться на локти, и она удерживала вес его тела ладонями. Заглянув в его лицо, она сказала чистую правду:
  — Я могу впасть в грех вожделения, спускаясь первой в неисследованную пещеру. Ты даже не представляешь себе, какой это ценный подарок.
  — Очень даже представляю. Ты спелеолог, и для тебя это то же самое, что для меня возможность найти камень Оуэна. А потом мы сможем рассказать миру о наших находках.


  Она действительно обожала пещеры и была спелеологом; именно от нее зависело претворение в жизнь их мечты. Вот почему, когда они наткнулись на участок туннеля, засыпанный камнями, и небольшую щель, которая могла привести их туда, куда они хотели попасть, она настояла на том, что пойдет первой по длинному, давящему со всех сторон проходу. Воображая себя сначала змеей, потом угрем и напоследок червем, она огибала углы, ползла под нависающими уступами, дюйм за дюймом поднялась на пятьдесят метров по одной из десяти наклонных шахт и наконец оказалась у входа в пещеру.
  Стелла пометила шахту на своей карте, указав примерно длину и направление. Трос натянулся у нее в руках и обвис, когда Кит завернул за последний угол. Она включила фонарик, чтобы он видел, куда идти.
  Словно мерцающий свет кинопроектора, луч выхватывал сталактиты и сталагмиты, торчащие, как акульи зубы, снизу и сверху. Она достала из рюкзака фотоаппарат и принялась делать снимки пещеры от потолка до пола и от пола до потолка.
  Вспышка высвечивала разноцветные пятна кальцита и сияющие радужные пятна на покрытых водой поверхностях камня — будто ослепительные алмазы украшали каждую щель и каждый выступ в камне.
  Стелла делала снимки, наслаждаясь процессом и полностью отдавшись окружающей красоте. Только когда Кит выбрался из туннеля и встал рядом с ней, она повернулась к западу, откуда доносился оглушительный грохот, и осветила фонариком каскады водопада.
  — Боже праведный…
  — Храм земли. Ты умница, умница. Я уже решил, что камнепад, преградивший нам дорогу, означает конец нашего приключения.
  Она больше не была одна. Голос Кита согревал ее, муж обнял ее за талию, и она погрузилась в сладкую и одновременно горькую радость. Она слишком ценила состояние абсолютной уединенности и всегда с трудом из него выходила, а Кит оказался единственным в мире мужчиной, который понимал ее потребность в уединении и нарушал его, только когда ей самой этого хотелось.
  Стелла прижалась к мужу, гидрокостюм к гидрокостюму, и направила свет на его лицо. Все, что не скрывалось под неопреном, было грязным, но она видела, что Кит охвачен эйфорией — человек, предвкушающий осуществление своей мечты.
  — Не думаю, что Седрик Оуэн знал эту дорогу, туннель, по которому мы прошли; лекарь времен Тюдоров, в камзоле и обтягивающих панталонах, вряд ли полез бы сюда.
  — А также ни один здравомыслящий человек, если только он не следует за любимой женщиной.  — Кит изобразил рыцарский поклон и послал ей воздушный поцелуй.  — Миссис О'Коннор, я обожаю вас и все, что с вами связано, но не могу поцеловать, пока у вас на голове фонарик.
  Рассмеявшись, она одарила его ослепительной улыбкой, благодарная за нежные слова.
  — Я — доктор Коди, до тех пор пока не стану профессором Коди, и постарайся этого не забывать.
  Они были женаты сорок восемь часов, но эта тема уже стала для них камнем преткновения: Стелла категорически отказывалась расставаться со своей фамилией.
  — У тебя есть факел?  — спросила она.  — Хотелось бы разглядеть все как следует.
  — Есть,  — ответил Кит и принялся рыться в рюкзаке.  — А потом нам нужно будет выяснить, как сюда приходил Оуэн — наверняка более простым путем. Я очень надеюсь, что такой путь имеется. Спускаться вниз, а потом подниматься, одновременно заворачивая за углы, не слишком приятно.
  — Но возможно. Важно это помнить.
  Однажды она оказалась в пещере, из которой не смогла выйти тем же путем, которым вошла. И в самые худшие ночи, когда становилось слишком тяжело, она возвращалась туда в своих кошмарах.
  — Зажги факел и давай посмотрим на то, что еще не видели,  — предложила Стелла.
  — Ты только попроси — и все получишь.  — Кит закрепил факел в щели высоко на стене, так что он мог до него дотянуться, а Стелла нет; лишние шесть дюймов роста оказываются полезными в некоторых случаях, но иногда ужасно мешают.  — Отойди подальше.
  Он зажег факел, прикрывая рукой лицо, как Стелла его научила, и отошел назад, когда магний загорелся.
  Сплошная белизна! Стены пещеры ослепительно засверкали, сталагмиты оказались цвета нетронутого снега, а падающая вода представлялась каскадом живого льда. За острыми акульими зубами они наконец смогли рассмотреть потолок пещеры из светло-серого известняка, уходящий аркой ввысь.
  — Как ты думаешь, какая здесь высота?  — спросил Кит, его голос почти не был слышен из-за рева водопада.
  — Метров сто? Или немного больше. Если хочешь, можем забраться по одной из стен, чтобы проверить.
  — Когда это я добровольно отрывал ноги от земли без особой необходимости?  — Кит смущенно улыбнулся.  — Я бы лучше поискал череп.
  Он прислонился к стене, снял зубами перчатку, засунул руку в потайной карман рюкзака и вытащил драгоценный листок, распечатку расшифрованного послания Седрика Оуэна, результат трехлетней работы.
  — «То, что ты ищешь, скрыто под белой водой». Водопад белый.
  — А в воде до сих пор полно известковой крошки — вот одна из причин белизны. Прочитай мне еще раз, что там говорится после призыва идти вперед без страха.
  В душе Кит был поэтом, вот почему он посвятил свою жизнь шестнадцатеричным шифрам и компьютерным языкам. Он повернулся так, чтобы листок не был затенен, и громко прочитал:
  — «Входи без страха. Иди вперед, пока позволит мрак. Войди под арку ночи, и ты окажешься у храма земли. Взгляни в лицо встающему и заходящему солнцу, минуй завесу и остановись у колодца с живой водой, и тогда ты наконец найдешь погребенную там жемчужину».
  Затем он опустил листок и тихо проговорил:
  — Мы нашли храм земли.
  — Да, нашли. Теперь нужно взглянуть в лицо встающему и заходящему солнцу. Но чтобы сюда попасть, мы не прошли в арку ночи, мы ползли по туннелю, которого здесь не было до того, как полтонны камней упало на тропу Седрика Оуэна. Необходимо найти место, где он входил, прежде чем пытаться понять, куда он направился дальше.
  Стелла стояла на границе белого света факела и медленно поворачивалась вокруг своей оси. Луч ее фонарика отбрасывал прямую линию света на стены, выхватывая из темноты скопления сталактитов.
  — Вон там.
  Она побежала, мягко ступая по влажным камням. Арка больше походила на расщелину с неровными, асимметричными краями, выше ее вытянутых вверх рук и шире разведенных в стороны. Стелла осторожно шагнула в темноту, завернула за угол и оказалась в более узком проходе.
  — Стелла?
  Кит стоял у входа в туннель и заглядывал внутрь.
  — Это здесь,  — крикнула она в ответ, сложив руки у рта, чтобы не было эха.  — Засыпанная камнями тропа. Препятствие примерно двадцать футов шириной. Туннель, по которому мы проползли, делает петлю и выходит сюда, к этой стене.
  Стелла повернулась к нему и осветила стены прохода. Тут и там виднелись цветовые блики, едва различимые в луче фонарика.
  — Мне кажется, на стене какие-то рисунки,  — с благоговением произнесла она.  — Надо будет рассказать о них.
  Она вернулась в пещеру, где было достаточно света, и принялась разглядывать стены в поисках других признаков древней жизни.
  — Господи, Кит… Я беру все свои слова назад. Есть вещи получше пещеры, в которой еще никто не бывал.
  Она улыбнулась ему, чувствуя, как играет в жилах кровь.
  — Стелла?
  Факел быстро прогорал, и куски сгоревшего магния с шипением падали на землю. В тускнеющем свете Стелла увидела, как Кит снял с головы фонарик и сбросил черный неопреновый капюшон. Его волосы блеснули золотом в неверном сиянии ракеты, и она разглядела полоску белой кожи на том месте, где голову прикрывал капюшон. Его щеки, заросшие за полдня щетиной, были перепачканы грязью. Она поняла, что он собирается сделать, и стащила перчатки, а потом прикоснулась к своему лицу, радуясь, что оно тоже не слишком чистое.
  Кит наклонился вперед, снял с ее головы фонарик, а потом капюшон, как пару мгновений назад свой. Медные отблески света заплясали на ее волосах и отразились от воды. Он был таким близким и теплым, от него пахло потом, страхом и возбуждением, и она его любила.
  Они поцеловались в темноте, при погасших фонариках и ракете, и Стелла неожиданно испугалась за них обоих, подумав, что отсюда, с такой высоты, вниз ведет только один длинный спуск.
  Кит уловил ее мысли и хрипло проговорил:
  — Готова взглянуть в лицо встающему и заходящему солнцу?
  Она посмотрела на компас у себя на запястье.
  — Думаю, это означает, что нам нужно идти на восток от входа, а потом свернуть на запад. В северной стороне пещеры находится река. Ты не мог бы установить там еще один факел, чтобы освещались стена и вода одновременно?
  Всего у них было три факела. Стелла редко использовала больше одного во время своих походов в пещеры. Кит установил второй факел между сталагмитами, сбоку от канала, прорезанного водой в меловой породе, там, где она ему показала. Магний поплевался, но загорелся ровным пламенем, и черная лента реки превратилась в серебристую нить.
  — Мы не знаем, насколько она глубокая, а перепрыгнуть ее не удастся, слишком уж широкая,  — констатировала Стелла.  — Будем искать мост или камни, чтобы перейти на другой берег. Может быть, нам попадется место, где она сужается.
  Кит шел впереди и искал переправу. Он снова надел капюшон и закрепил на голове фонарь. Грязь на щеках делала его лицо более худым и изможденным, чем оно было на самом деле.
  — А зачем нам на другой берег?  — спросил он.
  — Потому что это единственный способ двинуться на восток, прежде чем свернем на запад. Водопад — это та самая завеса, а у его основания имеется пруд — уверена, что другого «колодца с живой водой» нам не найти. Кроме того, он находится на максимальном удалении от арки ночи. Оуэн спрятал свой драгоценный камень, желая сберечь его на будущее. Он хотел, чтобы найти его было нелегко, но возможно. Таким образом, он должен находиться на другом берегу реки, которую ты не станешь пересекать случайно или даже намеренно — только если в этом будет необходимость.
  — Тогда давай переберемся здесь,  — неуверенно проговорил Кит.  — По этим камням, похожим на куски мрамора.
  Камни действительно гладкостью походили на мрамор, поэтому, осторожно ступив на первый, Стелла попросила Кита остановиться, закрепила два троса для максимальной безопасности, а затем предприняла новую попытку. Она порадовалась, что сделала это, когда ступила на третий камень и почувствовала сильное течение.
  — Ты замерзла,  — добравшись до нее, сказал Кит.
  Она могла бы это отрицать, но его рука у нее на плече подрагивала в такт сильной дрожи, которая сотрясала ее тело. Она пожала плечами и попыталась стиснуть зубы, чтобы они не стучали.
  — В пещерах всегда холодно. Когда снова пойдем по суше, все будет в порядке. Зато теперь, если нам придется нырять за черепом, мы уже мокрые.
  — У тебя нет снаряжения для того, чтобы нырять.
  Она услышала в его голосе беспокойство; вода вывела его из равновесия больше, чем они оба могли ожидать.
  — У меня есть ты, Кит, что еще мне нужно?  — Банальные слова, но ей требовалось его тепло.  — Да и вообще, не будем же мы возвращаться, верно? Слишком далеко, и, должна тебе сказать, ни одна пещера в мире не доставляет большой радости, когда попадаешь в нее во второй раз. У меня есть маска и подводный фонарь. Этого хватит.
  — Нам может понадобиться третий факел.
  — Нет. Мы не знаем, что там впереди. Он может нам потребоваться, чтобы выйти отсюда. Идем посмотрим на водопад.
  Она уже пожалела о том, что истратила два факела.
  — «Взгляни в лицо встающему и заходящему солнцу, минуй завесу и остановись у колодца с живой водой, и тогда ты наконец найдешь…» И так далее, и тому подобное.
  Ее мир был ограничен двумя кругами света от фонариков у них на головах. Но, несмотря на окружавшую со всех сторон темноту, шум водопада рассказал ей о его размерах, мощи и глубине пруда у основания.
  Стелла откинула голову, чтобы взглянуть на водопад и оценить его высоту, но луч не доставал до того места, где воды уже не было. Поток бушевал за границей света, а летящие во все стороны брызги, пляшущие и посверкивающие, словно китайские фонарики, указывали на то, что ниже начинает свой путь река.
  Посмотрев вниз, Стелла увидела бурлящую ледяную воду, которая ниспадала в бездонный мрак. Она нашла камень размером со свой кулак и бросила в поток. Он завертелся на поверхности, точно листок, и тут же исчез.
  — Минуй завесу,  — сказал Кит.  — Боже праведный, как?
  — Я не знаю, но Седрик Оуэн сделал это четыреста девятнадцать лет назад, без факелов с магнием и неопреновых костюмов, и вышел оттуда живым. Давай будем считать, что все не так страшно, как кажется. Думаю, если мы…
  — Стелла!
  — …посмотрим на северную часть скал, где заканчивается водопад, то…
  — Стелла…
  — …сумеем найти за водой проход… Что?
  — Я не думаю, что у него получилось,  — ровным голосом, лишенным каких бы то ни было интонаций, сказал Кит.
  — У кого не получилось?
  — Я не думаю, что Седрик Оуэн вышел живым. Здесь лежит скелет без остатков одежды и плоти и огромная куча известняка. Даже на мой взгляд неспециалиста, он здесь уже очень давно.



  ГЛАВА 2

  У подножия горы Инглборо, Йоркшир-Дейлс
  Май 2007 года


  Скелет был ослепительно белого цвета; кости казались толстыми и неровными из-за мелового налета, засыпавшего его так, что видна была только верхняя часть.
  Стелла опустилась на колени и направила луч фонарика, высветив весь скелет от пальцев ног до черепа. В отдаленном уголке ее сознания звучали, как заклинание, фразы из учебника анатомии: «Пальцы ног соединяются с костями стопы. Кость стопы соединяется с…» Словно это помогало ей сдержать нарастающую панику.
  Она тряхнула головой.
  — Трудно что-нибудь разглядеть под таким толстым кальциевым налетом, но на первый взгляд кажется, что ничего не сломано: позвоночник в полном порядке, ноги не согнуты под необычными углами.
  Кит стоял по другую сторону, немного дальше от скелета, чем она. Его фонарик освещал только череп, самый настоящий, а не сделанный из цветного камня, который они рассчитывали найти.
  — Он кажется таким умиротворенным,  — сказал он.  — Будто рыцарь в гробнице, сплошные прямые линии, и руки сложены на груди. Не хватает только меча и…
  — А у него есть меч. Смотри.
  У Стеллы имелся многофункциональный альпинистский инструмент, восемь дюймов легкого алюминия, достаточно прочный, чтобы доставать застрявшее в камнях оборудование. Концом его Стелла принялась очищать предмет, похожий на меч, но он был покрыт слишком толстым слоем извести.
  — Может, он умер до того, как здесь оказался. Или пришел сюда умирать.
  — Раньше ты была не склонна делать предположения насчет пола. Ты уверена, что это «он»?
  — Я ни в чем не уверена. Не имею обыкновения смотреть беседы со всякими сексопатологами по телевизору. Но кем бы он ни был, он носил что-то на шее.
  Под возможным мечом лежал какой-то мягкий предмет, который не сгнил, а оброс известняком. Стелла вытащила его концом своего инструмента и помяла в руках, чтобы раскрошить оболочку.
  — Кожаный мешочек, покрытый чем-то, что не пропускает влагу.  — С трудом она раскрыла мешочек и вытряхнула содержимое на ладонь.  — Медальон. Бронзовый или, возможно, медный.  — Она стерла с поверхности грязь.  — Это твоя область. На обратной стороне нацарапан знак зодиака — Весы.
  В другое время и в другом месте они бы обязательно пошутили по поводу своей находки; их объединяло презрительное отношение к людям, верившим в подобные вещи. Но в присутствии мертвеца диковинный медальон обретал особую ценность.
  — Покажи.
  Свет от фонарика Кита скользнул по ее плечу.
  — Знак нацарапан гвоздем или острием ножа, видишь? Весы, а по обеим сторонам солнце и луна. Если мы его перевернем.  — Стелла перевернула медальон и принялась тереть большим пальцем.  — Герб. Одна из твоих таинственных средневековых печатей. Смотри.
  Кит взял медальон в руку, с которой снял перчатку, и поднес к свету. Поскольку он наклонился, чтобы разглядеть изображение, Стелла увидела, что он побледнел.
  — Что?  — спросила она.
  — Дракон, который смотрит на встающую луну.  — В его голосе вдруг появился сильный ирландский акцент, словно все английское в нем исчезло перед ликом смерти.  — Это герб колледжа Бидз. Такой же я видел на витражном окне перед моей комнатой, над воротами в Большой двор и на арке, ведущей в Ланкастерский двор, а еще на двери в апартаменты магистра. Подобные медальоны носили только магистры Бидза или их посланники, в те дни, когда у них были посланники.
  Он повесил медальон на палец, как четки.
  — Это не может быть Седрик Оуэн. Он никогда не был чьим-либо посланником.  — Кит повернулся вокруг своей оси, и луч света заметался в темноте.  — В любом случае он умер у ворот колледжа в Рождество тысяча пятьсот пятьдесят восьмого года, это всем известно. Интересно, может, кто-то еще здесь побывал в поисках черепа?
  — Каким образом? Ведь до нас никому не удалось разгадать шифр.
  — Мы думаем, что никому.  — Кит медленно выпрямился и вернул Стелле медальон, вложив ей в ладонь и сжав ее пальцы.  — Пусть он будет у тебя. Мы попытаемся выяснить, кому он принадлежал, когда вернемся.
  Сквозь перчатки Стелла почувствовала, какой медальон холодный.
  — Если это не Седрик Оуэн, значит, кто-то другой умер рядом с его камнем, совсем как утверждалось в легендах. «Каждый, кто когда-либо касался камня, умирал из-за него». Тони Буклесс сказал это на свадьбе. Я точно помню.
  — И ты по-прежнему хочешь отыскать этот камень?
  — Естественно.  — Стелла провела лучом фонарика по водопаду вверх, а потом вниз.  — Только давай попытаемся не увеличить статистику.


  В конце концов Стелла была вынуждена нырнуть, но далее порадовалась этому.
  Правда, после пугающего мрака пещеры вода оказалась еще одним испытанием: от холода пришлось сжать зубы, чтобы не закричать. Водоустойчивый фонарик отбрасывал луч в три дюйма шириной. Кит держал веревку и медленно ее отпускал. Стелла всплыла, чтобы набрать воздуха и выдохнуть весь накопившийся углекислый газ, и снова нырнула.
  В хороший день, в реке, когда светит солнце, она могла задерживать дыхание на целых три минуты. Под землей, да еще при такой низкой температуре, рассчитывала на половину. У нее появилась идея, но было очень мало воздуха, чтобы ее проверить. Стелла отправила луч фонарика на запад, мимо границы бурлящей воды туда, где под ее напором образовались ниши и отверстия в скале. Все вокруг было белым — белая вода, белый свет, белый камень, так что лишь на ощупь можно было отличить одно от другого, и ей оставалось рассчитывать только на свои руки.
  Однако идея продолжала ее преследовать, более того, чем ближе она подбиралась к цели, тем более усиливалось ощущение, будто ее кто-то ждет, приглашает, нашептывает ей, уговаривая не останавливаться, молит набраться храбрости, наполняет все ее тело жаром возбуждения, несмотря на ужасающий холод.
  Стелла три раза поднималась на поверхность, чтобы набрать воздуха. Три раза сильные водовороты отбрасывали ее в сторону, прежде чем она успевала добраться до места, где аномалия течения создала небольшой прудик с неподвижной водой и где лежал большой белый камень, похожий на котелок.
  У нее было правило: сделай три попытки, а затем остановись. Оно позволило ей оставаться в живых в пещерах, где еще одна попытка могла превратиться в десять и лишить ее сил повернуть назад и всплыть на поверхность.
  Она уже была готова отказаться от своей затеи, но ее удерживал шепот, толкавший вперед, его смутные обещания и настойчивые требования продолжать поиски, он заставил ее потянуть веревку, снова нырнуть и, напрягая последние силы, пробиться сквозь стену белой бурлящей воды к окутанному мраком участку дна.
  Там, в тусклом свете фонаря, она увидела камень с углублением внутри и, наклонив голову, направила на него луч фонарика, чтобы рассмотреть, что спрятал там Седрик Оуэн.
  Они пришли сюда в поисках голубого камня в форме человеческого черепа. В черной воде перед ней лежал бесформенный белый кусок камня с едва различимым намеком на глазницы, рот и нос. Но даже в таком виде он показался ей невероятно красивым. Она легла на живот и потянулась вниз.
  Голубой!
  Ослепительно яркий голубой цвет заставил ее вскрикнуть, и сердце, точно рыба на крючке, затрепетало в груди. Она захлебнулась, выплюнула воду и, отчаянно кашляя, всплыла на поверхность.
  — Стелла, ты слишком долго была под водой. Выходи. Никакой кусок камня не стоит того, чтобы ради него умереть. Давай оставим его там.
  Кит стоял у кромки воды, зажав в руке страховочную веревку.
  — Нет!  — Она помахала рукой.  — Он там! Я могу его достать. Еще разок…
  Она снова нырнула в темную воду, подобралась к белому камню и направила на него свет. Она так замерзла, что едва могла шевелиться, но все равно ее руки потянулись в водоворот мрака к бесценному живому камню, принадлежавшему когда-то Седрику Оуэну.
  Во второй раз голубой цвет показался ей не таким насыщенным, потому что она была готова к его сиянию. Череп скользнул ей в руки и пропел приветственную песнь.


  — Стелла, ты совсем окоченела. Мы должны двигаться, уйти отсюда, выбраться на солнце.
  — Дай мне шоколада, обними, и у меня все будет в порядке.
  Она невероятно, безумно замерзла. Ей казалось, что в голове у нее образовался большой кусок льда, а руки потеряли чувствительность. По опыту она знала, что через два дня начнется ангина, а через пять она будет задыхаться от кашля. Она сидела в поглощающем свет мраке, в десяти футах от скелета неизвестного пола, возраста, расы и имени, крепко держа в руках уродливый кусок извести, в котором лишь с большим трудом можно было распознать череп,  — и была счастлива, как никогда в жизни.
  Она не стала возражать, когда Кит обнял ее, прижавшись к ней всем телом, и старалась согреться его теплом и чувством безопасности.
  — Кит?
  — Да?
  Он выглядел несчастным, но не замерзшим, впрочем, иногда такое состояние гораздо хуже. Он так и не попросил ее показать череп, и это ее удивило.
  — Это самый лучший свадебный подарок в мире,  — сказала она.  — Спасибо тебе.
  — Мы еще отсюда не выбрались.
  — Не выбрались, но это не займет много времени. Вода течет с востока на запад. Если мы повернем налево от водопада, туда, где еще не были, могу поставить на кон кусок орехового пирога, или что там еще, что мы обнаружим дорогу, которая выведет нас к Белым скалам и к нашей машине.
  — Если бы все было так просто, люди валили бы сюда толпами.
  Он держал ее уже не так крепко, и теперь оба дрожали одинаково, что можно было расценить как сдвиг в лучшую сторону. Стелла высвободилась из его рук, взяла свой рюкзак и принялась засовывать в него череп, поближе к медальону, на котором был нацарапан дракон, смотрящий на встающее солнце. Она протянула Киту руку, чтобы он помог ей подняться, и усмехнулась в неверном свете его фонарика.
  — Ну ладно, придется немного покарабкаться наверх. А потом чуть-чуть проползти по узкому проходу, куда еще не забирался ни один болван. Но в дневнике говорится: «Найди меня и живи», так что придется именно это и сделать.
  — Смело и вместе?
  А она-то думала, что он про это забыл! Стелла поцеловала ого ладонь.
  — Именно. Знаешь, мы еще сделаем из тебя спелеолога.


  Они поднялись наверх, проползли по узкому туннелю и уже выбрались на второй уровень, когда Стелла услышала, как в темноте упал камень. Она сидела у страховочного крюка и сматывала веревку.
  Она подняла голову и осветила лучом своего фонарика ноги Кита.
  — Ты что-нибудь слышал?
  — Кроме шума крови в ушах и стука собственных зубов от страха, что мое тело свалится вниз на десять тысяч футов, к самое сердце земли, когда мы будем спускаться по этому дьявольскому склону, который ты создала словно по волшебству? Нет, больше ничего. А хотел бы я услышать рев машин и голоса живых, настоящих людей. Мне кажется, мы здесь уже целую вечность.
  — Два часа. Точнее, два часа с тех пор, как покинули пещеру. Четыре часа назад мы видели солнце. Кроме того, здесь нигде нет десяти тысяч футов. В Йоркшире вообще самая большая пропасть достигает четырехсот футов.
  — Этого хватит, чтобы отдать концы, свалившись вниз.
  — Мы не свалимся вниз.
  Там не было даже девятисот футов, но и простым спуск вряд ли можно было назвать. Кроме того, они ползли вниз, и это всегда труднее, чем подниматься. Для человека, который открыто заявлял, что он не любитель подобных развлечений, Кит справлялся на удивление хорошо. Да и настроение у него исправилось, что вовсе было похоже на чудо.
  Стелла встала у края уступа и натянула страховочный трос, но не слишком сильно, чтобы не сдернуть Кита со скалы.
  Сначала появились его ноги, потом руки, и вскоре он приземлился рядом с ней.
  — Куда теперь?
  Она направила луч фонарика на пластиковую карманную нарту.
  — Если карта не врет, этот уступ является частью комплекса Белых скал, только он находится в глубине. Мы на тропе, открытой всего девять месяцев назад. Неудивительно, что никто еще не нашел дорогу в пещеру; идти по этому уступу довольно трудно, а другие маршруты требуют специального снаряжения и команды, которая точно знает, что делает. С нами все будет в порядке, если мы не забредем в Гейпинг-Гилл.
  — Это пещера, в которую падает река?
  — Пещера с самым длинным водопадом в Англии, самой большой карстовой пустотой под ним, под которой находится громадный колодец. Чтобы оттуда выбраться, нужно преодолеть восемь уровней очень непростого подъема, когда мимо проносятся потоки воды. Ни ты, ни я к такому не готовы.
  Она хорошо знала эти места, именно из-за них полюбила пещеры так, что постоянно туда возвращалась, но не настолько, чтобы рисковать остаться в них навечно.
  Она провела указательным пальцем линию.
  — По моим представлениям, этот уступ тянется примерно на полмили, а затем разделяется на два. Мы пойдем налево. После этого уступ станет уже, а пропасть внизу глубже. Если нам повезет, мы сможем закрепить страховочные крюки и держаться за веревку, а если нет, нужно будет постараться не подходить к краю. Легкая прогулка.
  — Легкая прогулка…
  Кит провел лучом фонарика по боковой стене, по уступу, а затем направил его в пустоту под ними. В качестве эксперимента сбросил вниз камешек, и тот коротко стукнул о край, а затем упал в абсолютной тишине на дно, такое далекое, что они ничего не услышали.
  — И ты делаешь это ради удовольствия. Стелла Коди, ты совершенно безумна, но я не лучше, раз на тебе женился. Напомни мне развестись с тобой, как только мы увидим дневной свет. Это душевная жестокость. Никаких сомнений.
  Кит потянулся к ней и сжал ее плечо. Его акцент лишь отдаленно напоминал ирландский, он больше не дрожал от холода или страха. Стелла попыталась вспомнить свою первую пещеру, а также сколько ей потребовалось времени, чтобы научиться любить страх не меньше темноты.
  Он достал флягу с водой, напился и передал ей. Плеск воды едва не заглушил стук камня вдалеке.
  — Слышал?  — спросила она.
  — Что?
  — Камень упал.
  Больше она ничего не сказала. Как объяснить ему, что череп из голубого камня начал оживать и она чувствует его присутствие краем сознания, а еще — ощущает близкую опасность?
  — Чуть раньше я слышала еще один,  — все-таки проговорила она.  — Перед тем как ты спустился.
  — В самом сердце горы, состоящей из нагромождения камней, ты услышала, как упал один камень?  — Он посветил фонариком ей в лицо.  — Разве это необычно?
  Его веселье было заразительным, и ей хотелось парить на нем до самого дома. Но камень-череп заставлял ее нервничать. Она улыбнулась, чтобы не пугать Кита.
  — На самом деле да. В пещерах можно услышать, как падают камни, лишь когда кто-то их бросает, как это только что сделал ты. Думаю, у нас гости.
  — А мы против?
  — Может, и нет, но мы находимся в неизвестной части неисследованной пещеры, и у нас артефакт, за которым охотятся последние четыреста лет. С ним связано множество кровавых историй. Если кто-то отчаянно хочет его заполучить, в этой пещере могут появиться два новых скелета, и никто об этом никогда не узнает. Думаю, нам нужно двигаться вперед и стараться не особенно шуметь.


  — Стелла, это был всего лишь камень, который упал и ударился о другой камень.
  — Я его слышала. И тот, что упал чуть раньше. Они падают с интервалом в девяносто секунд.
  Уступ, по которому они шли, начал сужаться, и теперь его ширина достигала не более восемнадцати дюймов. Стелла направляла луч своего фонарика таким образом, чтобы свет падал ей под ноги, и продвигалась вперед, только когда видела, что там. Им не удалось закрепить страховочные крюки и воспользоваться веревками. Справа зияла черная пустота, наделенная особым притяжением, затягивающая в себя все живое. Эффект гравитации. Каждый спелеолог знает, что под землей она особенно сильна. Стелла никогда не говорила об этом Киту.
  — Тот, кто нас преследует, хочет, чтобы мы о нем знали,  — сказала она.  — Это входит в его планы.
  — И что мы станем делать?
  — Если я скажу, что череп советует нам бежать из последних сил, ты снова станешь угрожать мне разводом?
  Теперь в ее голосе появился ирландский акцент. Кит часто говорил, что со своей способностью к мимикрии она похожа на хамелеона и это хамелеонство возрастает по мере ее продвижения на запад, из Йоркшира в Дублин, с каждой новой волной адреналина.
  — Погоди, этот вопрос нужно хорошенько обдумать. А он не сказал, почему мы должны бежать?
  Кит изо всех сил старался, чтобы голос звучал спокойно, и она его за это любила.
  — Он не хочет встречаться с тем, кто нас преследует,  — ответила Стелла.
  — Охотник за этим камнем?
  — Самого мерзкого сорта.
  — Из тех, что оставляют за собой скелеты?
  — Вне всякого сомнения.
  — В таком случае побежали. Тот, кто последним выберется на свет, проиграл. А мы можем выключить фонарики и рассчитывать остаться в живых?
  — Ни в коем случае. И мы не сможем бежать. Можем только пойти быстрее.


  — Кит!
  Голос Стеллы прозвучал приглушенно, потому что Кит зажал ей рот рукой, другой он нащупал ее фонарик и выключил его. Его фонарик уже был погашен. Всем своим телом он прижимал ее к скале. Они стояли в кромешной темноте, а в восьми дюймах от них зияла пропасть, глубины которой они не знали. Где-то совсем близко, за левым поворотом на шестьдесят градусов, в пустоту улетел камень.
  — Говори шепотом,  — прошипел Кит ей в ухо.  — Нас куда-то загоняют, а не преследуют. Тот, кто за нами идет, хочет, чтобы мы пошли быстрее. Там, впереди, какая-нибудь ужасная ловушка, в которую мы можем угодить? Или этот уступ просто кончается и мы окажемся перед пустотой?
  Стелла прекрасно помнила карту.
  — Примерно в двухстах метрах начинается спуск. На карте не обозначено никаких подробностей, кроме того, что он очень сложный. Там должны быть страховочные крюки и веревки.
  — Но если мы пойдем слишком быстро, мы их пропустим и свалимся вниз.
  Губы Кита касались ее лба сразу под фонариком. Стелла чувствовала, что он больше не боится, теперь им овладел обжигающий гнев, который помогал сдвинуть с места горы.
  — Значит, вот что мы сделаем: я возьму запасной фонарик, чтобы сложилось впечатление, будто нас двое. Пойду вперед и постараюсь создавать как можно больше шума. Ты же подождешь, когда этот мерзавец пройдет мимо тебя, и догонишь меня. Если он попытается сбросить нас вниз, ему не удастся прикончить нас обоих, а если нам повезет, ты успеешь его разглядеть. Только не делай ничего здесь. Дождись, когда мы выберемся на свет.
  — Кит, это безумие. Кто из нас спелеолог? Если мы должны разделиться, давай я пойду первой.
  Он покачал головой, и она почувствовала, как дрогнули его плечи.
  — У меня будет два фонарика. Ты останешься в темноте.  — Он наклонился так, что их головы оказались на одном уровне, и она увидела, как заблестели его глаза.  — Стелла, неужели ты мне не доверяешь?
  Снова упал камень, на сей раз ближе.
  — Дело не в этом,  — быстро прошептала она.
  — Ну хорошо, но череп находится у тебя, и его нужно защитить. «Найди меня и живи» — помнишь? Если будет нужно, ты сможешь забраться вверх по стене, он тебя не увидит, и ты не окажешься у него на дороге. Я же не смогу сделать ничего подобного даже под страхом смерти.
  На это ей было нечего сказать. Он сжал ее руку, приняв молчание за согласие.
  — После того спуска сколько еще до выхода?
  — Примерно полмили нетрудного пути, и ты попадешь в Военный зал. Это одна из самых больших пещер Англии, которые показывают туристам: куча сверкающих сталактитов и доисторических илистых луж. Там бывает сотня посетителей в день, и они могут гулять с закрытыми глазами.
  — Отлично.  — Он слегка сжал руками ее лицо и потянулся к ней. Они столкнулись фонариками, но сумели поцеловаться.  — Я тебя люблю. А теперь дай мне подводный фонарик. Увидимся в машине.


  Стелла остро ощутила, насколько сильно любит этого человека. Она отдала ему второй фонарик и услышала, как он принялся шуметь за двоих, делая вид, что они пытаются не привлекать к себе внимания. Он был прав; один он мог передвигаться быстрее, чем когда шел за ней и беспрестанно оберегал ее.
  Камни на мгновение перестали падать, а затем застучали с удвоенной силой.
  «Если будет нужно, ты сможешь забраться вверх по стене, он тебя не увидит, и ты не окажешься у него на дороге».
  Это казалось настоящим безумием, но другого выхода у них не было. Стелла в темноте попыталась нащупать углубления в каменной стене, воображая себя гекконом, белкой, древесной лягушкой, прилепившейся к мокрому камню, чтобы не свалиться в засасывающую пустоту и мрак.
  Она отыскала упоры для рук и ног — маленькие выемки в камне, принявшие предложенный им неопрен и зацепившиеся за него. Она повернула голову набок и прижалась щекой к скале, дыша в сырой, жесткий камень, словно само дыхание могло ее удержать.
  Со всех сторон ее окружали мрак и пустота, и единственное, что сохраняло ей жизнь, это четыре углубления в мокром камне. В рот попал песок, соленый, с привкусом ила, но она не стала его выплевывать, а, наоборот, пошире раскрыла рот, используя еще один способ приклеиться к стене. Она не позволяла себе думать о том, как будет спускаться.
  Он появился очень скоро, кем бы он ни был; промелькнули очертания тела, и Стелла уловила шум дыхания, запах мужского пота, неопрена и тины. Он двигался быстро и уверенно, освещая себе путь игольно-тонким лучом света.
  Он не поднял головы и не увидел ее, хотя череп выкрикнул яростное предупреждение и испустил ослепительно голубое сияние, существовавшее, насколько она поняла, только в ее сознании.
  Стелла ждала довольно долго, цепляясь за сырой камень пальцами, онемевшими от холода и страха. Топот и шум стихли, Кит давно скрылся вдалеке.
  — Кит! Прошу Тебя, Господи, пусть у Кита все будет хорошо.
  Ответом ей была тишина, даже камни не падали.
  Стелла досчитала до тысячи, а потом еще раз и наконец рискнула включить свет. Уступ оказался более узким, чем она думала, а углубления в камне совсем крошечными. Дальше была черная, непроглядная пустота.
  Она пошевелила пальцами, засунула их в щель и начала спускаться, зацепилась за углубления, где до этого стояли ее ноги, и встала на уступ, оказавшийся шириной с ее стопу. Дальше луч фонарика уткнулся в темноту и ничего не высветил. Она рискнула наклониться вперед и послала луч света вниз, за край уступа. Его хватило на двести пятьдесят метров, но до дна свет не достал. Стелла повернула фонарик и начала выбираться из пещеры.
  Карта была верной, спуск оказался очень сложным. Впрочем, на карте не обозначалось, что уступ сужался до восьми дюймов и у него появился уклон с внешнего края, который медленно, мягко, незаметно пытался утащить ее в черную бездну. Стена у левого плеча, которая до сих пор была другом, поддержкой и надежной опорой в мире, жаждущем затянуть ее в свое брюхо гравитацией, тоже ее предала и теперь пыталась вытолкнуть наружу, переместив центр тяжести за край уступа.
  Стелле удавалось идти вперед только усилием воли. Когда она поняла, что больше не может передвигать ноги, то опустилась на четвереньки и поползла, ощупывая уступ, на котором едва умещались колени. Правой рукой она цеплялась за уходящий вниз край, и дважды он ускользал от нее, толкая вбок и в пустоту. Гравитация засасывала. Но ей удалось не свалиться вниз. Камень-череп тянул ее влево, чтобы удержать на уступе.
  — Кит… умоляю тебя, только не говори, что ты попытался здесь пройти.
  Когда и ползти уже не удавалось, она легла на живот, вытянула перед собой руки и, используя только левую, стала подтягивать свое тело вперед, прижимаясь к стене, сражаясь с темнотой, которая нашептывала ей, что легче всего перестать цепляться и мягко скатиться туда, где нет никакого сопротивления.
  «Найди меня и живи». Теперь эти слова звучали обещанием для нее — для них обоих.
  Наконец она добралась до безопасного места и встала на колени, всхлипывая от страха, говоря сама с собой. Слова лились безумным потоком сквозь стиснутые зубы, которые так сильно стучали, что разобрать что-нибудь было невозможно.
  Стелла глотнула воды и заставила себя успокоиться. С усилием она нарисовала мысленный портрет Кита, целого и невредимого, который ждет ее у входа в пещеру.
  При мысли о нем она не сдержалась и расплакалась.
  — Кит… умоляю тебя, пусть с тобой все будет хорошо.
  Стелла вспомнила его последние слова: «Я буду ждать тебя у машины».
  Она посмотрела на часы. Половина третьего. С того момента, как она вошла в пещеру, прошло ровно пять часов.
  — Я буду около машины в три часа,  — сказала она вслух.  — Мы перекусим в отеле. Нет, лучше закажем ланч в номер, никуда не будем выходить и отпразднуем свадебный подарок.
  Она стояла в широком туннеле, где ей совершенно ничего не угрожало. Камень был сухим и гладким и уходил полого вверх. Где-то вдалеке виднелось серое пятно на черном фоне. Стелла Коди посмотрела на компас, затем на карту и на часы, поправила рюкзак и побежала к свету.
  Очень тихо, так, что ей пришлось напрячься, чтобы расслышать, камень-череп пропел одну-единственную предупреждающую об опасности ноту.



  ГЛАВА 3

  Париж
  Август 1556 года


  Париж плавился в лучах летнего солнца.
  Дым от костров, на которых готовилась еда, висел, точно одеяло, над черепичными крышами, вонь канализации пропитала улицы. Жизнь почти остановилась. Улицы и переулки, вьющиеся по обоим берегам Сены, ждали дождя, или ветра, или, если на то будет воля Господа, и того и другого, чтобы очистить воздух и промыть канавы.
  Однако жизнь текла вне зависимости от холода или жары, существовали вещи более важные, нежели погода: например, смерть и рождение. Вот почему Седрик Оуэн, известный всем окружающим под именем месье Дэвида Монтгомери — якобы шотландца, ярого приверженца великого короля Франции и его союзника Папы,  — был вынужден принимать невероятно тяжелые роды.
  Четвертые с тех пор, как он приехал во Францию. Первые прошли прекрасно и создали ему репутацию среди уличных бродяг, которых он лечил. Вторые роды он принимал у жены портного, однажды пришившего шнурки с металлическими наконечниками к панталонам месье де Монпелье, какой-то мелкой сошки при дворе.
  На третьи роды его вызвали ночью, из постели, мужчина прискакал верхом, вооруженный шпагой. Женщина была его любовницей, она лежала на белоснежных льняных простынях, частично разорванных на полосы, чтобы остановить кровотечение. То, что она осталась в живых, считалось чудом и приписывалось тому, что Оуэн категорически отказался использовать пиявок. Выяснилось, что ее любовник являлся кузеном месье де Монпелье и занимал более солидное положение при дворе.
  Таким образом, без особого желания и усилий с его стороны, если не считать того, что он делал свое дело, днем двадцать шестого августа, меньше чем через три недели после прибытия во Францию, когда Венера находилась в средней точке Весов, а Юпитер в трине к Марсу, Седрика Оуэна позвали к придворной фрейлине, у которой начались схватки на месяц раньше срока, и, судя по охрипшим от воплей женщинам, она должна была произвести на свет кролика или еще того хуже.
  Конечно, не кролика, но кого-нибудь ненамного лучше. Обнаженный по пояс Оуэн лежал на полу у изножья кровати, закрыв глаза, чтобы лучше «видеть» пальцами, которые находились внутри роженицы, в том месте, где лежат младенцы. Он нащупал плохие новости.
  Он вполне прилично говорил по-французски, а его акцент обычно принимали за шотландский.
  — Мадам,  — сказал он,  — я нащупал две головки. Вам предстоит родить близнецов. Будут ли они жить, я не могу сказать, но точка Фортуны, если рассчитывать ее современными методами, сейчас находится в созвездии Близнецов, а это благоприятный знак.
  Ее лицо практически скрывал огромный живот, но она посмотрела ему в глаза, и он ответил ей самой сострадательной улыбкой, на какую был способен, зная, что этот момент важнее даже, чем само зачатие, и не желая его портить.
  Оба ребенка расположены на одинаковом расстоянии от выхода, поэтому мне придется отодвинуть назад одного, чтобы другой смог выйти. Могу ли я получить у вас и вашего мужа позволение решить, кто из них появится на свет первым?
  Это был совсем не праздный вопрос; судьбы строились и рушились на основании порядка рождения. Оуэн ожидал, что супруги будут колебаться или захотят принять участие в обсуждении. Он ощупывал головки, стараясь оценить все три элемента, составлявшие их природу, и отыскать признаки, которые позже можно будет выдвинуть в качестве доказательства, что один из детей сильнее.
  Ему показалось, что у одного есть небольшая шишка на макушке, которая могла указывать на влияние Меркурия, и он решил, что этого достаточно. Ощупывая другую головку, чтобы убедиться в том, что не совершает ошибки, он вдруг заметил, что вокруг него воцарилась глубокая тишина, вызванная вовсе не тем, что родители не могли принять решение.
  Снова открыв глаза, он огляделся по сторонам и увидел, что собравшиеся в комнате люди лихорадочно осеняют себя крестным знамением, особенно Шарль, юноша, совсем недавно ставший мужчиной и объявивший себя отцом детей. Его лицо посерело, он прислонился к оштукатуренной стене и безостановочно крестился.
  Оуэна никогда особо не впечатляло сочетание юности и богатства, так часто встречавшееся при королевских дворах. Он позволил себе заговорить более резко, чем обычно во время родов.
  — Сир, Бог может направить мою руку, но мне нужно получить ваше разрешение, прежде чем я начну действовать.
  Судя по реакции окружающих, его слова могли быть произнесены на португальском или английском. Наконец юноша проговорил тусклым, ничего не выражающим голосом:
  — В июне королева родила близнецов; девочку и мальчика. Девочка умерла во время родов. Мальчик, Виктор, поручен заботам лучших лекарей страны. Одни из них говорят, что он выживет, большинство в это не верят. Мы не можем произвести на свет близнецов. Король посчитает это дурным знаком.
  Оуэн вынул руку из узкого родового канала и посмотрел на мать, чьи глаза были едва видны из-за огромного живота. Он прочитал в ее взгляде страх, но причиной были не предрассудки двора, а опасение за детей и боль, которая терзала ее тело.
  Он положил окровавленные руки так, чтобы она их не видела, но почувствовала утешительное тепло, и обратился прямо к ней:
  — Мадам, вполне возможно, что внутри вас находятся трое детей. Такие случаи известны. Но даже если это и не так, мы должны позволить им увидеть свет дня. Король Анри человек разумный, и я сомневаюсь, что он посчитает появление на свет ваших детей дурным предзнаменованием для своего сына.
  Он увидел, как она пытается что-то сказать, но не смог различить слова. Она облизнула губы сухим языком и предприняла новую попытку:
  — Делайте то, что вы должны. Поступайте по собственному усмотрению.
  Решимость, читавшаяся в ее взгляде, была именно тем, что когда-то заставило Седрика Оуэна выбрать именно эту профессию и что не позволяло ему от нее отказаться, несмотря на идиотизм окружающих, предрассудки и чуму. В груди у него возникло диковинное и одновременно знакомое ощущение, и он послал самую сообразительную служанку за горячей водой и чистыми простынями, а сам обратился к живущему в его сознании голубому камню, который определял его дорогу в жизни и всегда помогал в выбранном деле. Завернутый в кусок мешковины драгоценный камень был надежно спрятан под одной из половиц в его комнате, но он чувствовал его присутствие с тех самых пор, как занялся медициной. Несколько мгновений он парил в чистом голубом небе и сверху смотрел на мир, где суетились похожие на муравьев люди. Среди этих муравьев выделялись, точно драгоценная золотая пыль, его пациенты, и он болел за них всей душой.
  Когда Седрик Оуэн вернулся в реальность, одновременно удерживая в себе все, что было далеко и рядом с ним, он обратил обостренное внимание на женщину и две новые жизни, которые ощущал под своими пальцами.


  — Месье де Монтгомери?
  Голос доносился до него словно издалека. Седрик сел на выскобленный пол, еще сырой после того, как его вымыли служанки, и прислушался к звукам, которые издавал выживший малыш, сосавший грудь матери. Точка Фортуны оставалась в созвездии Близнецов ровно столько, сколько понадобилось, чтобы младенец появился на свет при ее благословении, но изменила свое положение, прежде чем смог благополучно родиться второй ребенок, и Рак раздавил его своими клешнями. Мертвое тельце уже завернули в чистую ткань и отложили в сторону. Позвали священника, который произнес молитву на латыни, а затем на архаичной форме французского, понятной матери, и ушел, перекрестившись.
  Оуэн погрузился в мир за гранью усталости, где мучительная боль в руке стала сладостной наградой, а близость к новой жизни — даром, возвысившим его над страхами, надеждами и мелкими заботами тех, кто его окружал.
  А еще он забыл о своем вымышленном имени.
  — Месье де Монтгомери! Королева требует вас к себе.
  — Королева?  — Неожиданно он вспомнил, кто он такой и где находится. Терпение не было отличительной чертой Екатерины Медичи.  — Почему?
  Шарль, отец одной живой девочки и одной мертвой, побледнел как полотно. Он изобразил на лице подобие улыбки и ответил:
  — Королева узнала о нашей… радости. Она хочет взглянуть на молодого доктора из Шотландии, который сумел привести в мир живую девочку.
  Оба ребенка были девочками. Живую родители были вынуждены назвать Викторией, в честь больного принца, осчастливившего своим появлением на свет королеву Франции Екатерину и Генриха II, ее мужа.
  Здесь-то и крылась проблема. Сестра короля, вдовствующая королева-мать Шотландии, являлась самым могущественным союзником Франции в сложных политических войнах и воевала с Европой. Ее дочь Мария, официальная королева Шотландии, жила во Франции, вверенная заботам своего дяди, а при французском дворе находилось шотландцев ничуть не меньше, чем самих французов, и любой из них мог в первые минуты разговора догадаться, что шотландец с полосами морковного цвета и опасными для дам глазами, которые при определенном освещении казались карими, а порой становились зелеными, мало что знает о Шотландии, о ее народе и политике.
  Если они поймут, что он англичанин, его могут отправить в Англию, чтобы там предать суду за ересь. Или пригласить одного из представителей его преосвященства Папы Павла IV, чтобы он свершил правосудие прямо здесь. Инквизиция активно действовала во всей Европе, в том числе и во Франции. В любом случае он умрет на костре, если ему повезет, или под пытками, если удача от него отвернется.
  Седрик Оуэн поднялся на ноги и потянулся за своей рубашкой, которую аккуратно положил на комод в углу комнаты. Он никогда не придерживался моды, принятой в Лондоне и пробравшейся в Кембридж — двор в миниатюре.
  Французский двор даже больше английского славился своим трепетным отношением к одежде, а королева являлась законодательницей моды. Оуэн окинул себя придирчивым взглядом. Панталоны были чистыми, но это лучшее, что про них можно было сказать; ткань хоть и самая хорошая, какую удалось достать в Кембридже, но домотканая, она вряд ли могла произвести впечатление на самых роскошных аристократов Европы. Зато плащ из коричневого бархата отлично сочетался с костюмом такого же цвета. Оуэн вспомнил — и теперь пожалел,  — что поверил дочери торговца тканями, уверявшей его, будто этот цвет прекрасно подходит к цвету его глаз. Правда, плащ вместе со шляпой все равно остался у него дома.
  Он поднял глаза и обнаружил, что на него смотрит Шарль.
  — Королева будет снисходительна к вашему внешнему виду. Ей важны ваши умения, а не демонстрация мастерства вашего портного.
  Оуэн низко поклонился, потому что это было легче, чем говорить, и показал на дверь. На пути к ней они миновали маленький гроб, в котором лежало тельце младенца.


  Седрик Оуэн ни разу в жизни не был при дворе. Он шагал по коридорам, по сравнению с которыми коридоры его родного Кембриджа казались серыми и непримечательными, а ведь он считал их великолепными. Они поднялись по бесконечным лестницам, и в конце концов его завели в переднюю перед спальней маленького принца: обшитое дубовыми панелями помещение, где пахло серой и маслом розмарина и едва различимо — розовой водой и болезнью. Ставни на окнах были закрыты с одной стороны, чтобы не впускать внутрь вечернее солнце, и открыты с другой, так что в комнате гулял легкий ветерок, что само по себе показалось Седрику Оуэну чудом.
  В одном углу комнаты столпились несколько мужчин средних лет, которые, судя по всему, считали, будто длинные бороды и черные одеяния придают им ученый вид. Оуэн заметил их краем глаза и решил, что они не представляют для него опасности.
  Все внимание в комнате было приковано к королеве, облаченной в шелковое платье цвета слоновой кости, с бантиками на талии и по подолу; алмазы, чья стоимость вполне могла составить выкуп за императора, украшали ее волосы и шею. Оуэну хватило одного взгляда, чтобы понять, что ее величество недавно плакала, хотя фрейлины, занимавшиеся ее внешностью, постарались это скрыть при помощи косметики.
  Как профессионал, он не мог не восхититься выдержкой королевы. Прошло всего два месяца после родов, но Екатерина Медичи выглядела так, словно миновало два года. Весь двор знал, что ее муж, король Франции, обожает свою любовницу Диану де Пуатье, а с женой спит, исполняя свой долг, чтобы дать наследников короне. То, что брошенная женщина может выглядеть так царственно, как выглядела она в данных обстоятельствах, являлось очередным свидетельством ее воспитания в семье Медичи. Власть порождает власть, а Медичи никогда не страдали от ее отсутствия. Сейчас она окружала королеву ореолом, делая всех остальных маленькими и незначительными.
  Оставшись перед королевой в одиночестве, Седрик Оуэн низко поклонился и смущенно стоял, опустив глаза и сложив перед собой руки, не имея ни малейшего понятия, как вести себя в присутствии королевы.
  — Ты можешь на нас посмотреть.  — Она великолепно говорила по-французски, лишь с едва заметным итальянским акцентом.  — А затем ты осмотришь нашего сына и скажешь нам, какие еще можно использовать методы, чтобы его вылечить.
  — Миледи… Ваше величество…  — Неожиданно Оуэну отказало его знание французского.  — Я принимаю роды и даю лекарства, которые, по моим представлениям, могут помочь моим пациентам. Я обращаюсь к небесам за мудрым советом, а также изучаю сущности мужчин и женщин, чтобы вернуть их в равновесие. К сожалению, я не обладаю умением лечить детей. Ваше величество собрали в этой комнате гораздо более опытных и достойных лекарей, чем я.
  Среди одетых в черное мужчин, которые делали вид, что не слушают их разговор, пронесся легкий шорох. Оуэн понял, что вряд ли сумел завоевать их расположение.
  — Никому из этих людей так и не удалось избавить нашего сына от лихорадки, я уже не говорю о том, чтобы вылечить его совсем. Мы желаем, чтобы ты посмотрел на него свежим взглядом и оценил его состояние. Говорят, что ты не считаешь телесные жидкости главным показателем при постановке диагноза.
  Это было спорным заявлением и чуть не стоило Оуэну обучения в Кембридже. В комнате повисло напряжение, хрупкое, словно тонкий лед, что может проломиться от одного неверного движения.
  Где-то в глубине сознания Оуэна, неслышный для других, родился высокий, прозрачный звук — предупреждение голубого камня.
  Всякий раз, когда он это слышал, его жизнь круто менялась.
  Он вздохнул, вытер вспотевшие ладони о полу рубашки и сказал:
  — Ваше величество, я считаю, что Парацельс[2 - Парацельс, настоящее имя Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (1493-1541)  — знаменитый алхимик, врач и оккультист.] был прав и что жизнь определяется равновесием трех элементов: солей, серы и ртути. Я продолжаю полагаться на проверку шести пульсов на каждом запястье, но даю им объяснение другим, новым языком. Оценка качества телесных жидкостей играет свою роль, но не является единственным и полным объяснением законов жизни.
  Они возненавидели его за эти слова — похожие на воронов мужчины в черных одеяниях, и они не были глупы; они улавливали фальшь так же легко, как чувствовали запах разложения. По закону больших чисел по крайней мере один из них наверняка был шотландцем и, значит, мог раскрыть его обман.
  Оуэн уже собрался повернуться к ним спиной, когда один из них, моложе остальных лет на десять, посмотрел на него через всю комнату и едва заметно кивнул. Королева это заметила.
  — Мишель, друг мой, у вас появился союзник.
  — И я очень этому рад.  — Мужчина поклонился так низко, что Оуэн разглядел жирное пятно на его шапочке. У него оказался на удивление приятный голос.  — В таком случае, возможно, мы с ним могли бы начать…
  В спальне у них за спиной раздался стон, который перешел в крик, к нему присоединился еще один. Королева резко повернулась и покачнулась, она была в туфлях на высоком каблуке, увеличивавших ее рост, но не предназначенных для быстрой ходьбы.
  В спальне принца чей-то бас заставил крики стихнуть, но всего лишь на мгновение. Затем королева добралась до двери, распахнула ее, и наружу вырвалось горе, которое окутало всех присутствующих.
  Внутри царили неразбериха и страшный шум, понять можно было только то, что юный принц умер.
  Невысокий юноша с приятным голосом незаметно пробрался сквозь хаос и остановился, прижавшись плечом к плечу Оуэна, а затем отвел его назад, к дальней стене.
  — Мы уйдем, когда это будет можно. Вы живете неподалеку?
  — На южном берегу, дом Анжу.
  — Насколько я помню, это довольно невзрачное место, но там чисто. Вы сделали хороший выбор для человека, приехавшего в чужой город. Мы должны туда отправиться, только сначала сделаем небольшой крюк и зайдем ко мне. У меня есть письмо от некоего молодого человека, и в конверт вложена еще и рекомендательная записка от доктора Джона Ди, весьма знаменитого джентльмена. Вам что-нибудь о нем известно?
  Несмотря на страшную жару, внутри у Седрика Оуэна все заледенело.
  — Я отправил письмо еще более знаменитому врачу в Салон,  — сказал он.  — И ничего не посылал в Париж.
  С радостью отметив, что голос прозвучал ровно и спокойно, он посмотрел в глаза, которые смеялись и одновременно пытались его предостеречь.
  — Меня призвали сюда три дня назад из моего дома в Салоне. Ваше письмо догнало меня, а за ним второе, от моего друга доктора Ди, в котором он рассказал мне об очень талантливом молодом человеке, владеющем одним особенным камнем,  — сообщил Мишель де Нострадамус, врач, астролог и предсказатель.  — Возможно, нам следует…
  И снова ему помешали неотложные дела королевской семьи. Королева с грациозностью кошки вышла из спальни и принялась раздавать приказы всем, кто попадался у нее на пути.
  Все происходило очень быстро.
  Возле двери возник герольд в голубой ливрее, получил указания и исчез.
  Сквозь толпу прошел священник, словно пронеся с собой застоявшийся воздух, и присоединился к двум другим, которые уже находились в комнате принца. Одеяние этого служителя церкви было золотым, а распятие могло посоревноваться стоимостью с алмазами королевы.
  Появилась женщина с черным платьем и черными драгоценностями, а также гагатовыми украшениями и кружевами для волос королевы. После того как ее величество их одобрила, их отнесли в соседнюю комнату.
  Врачи, не сумевшие спасти принца, столпились в углу, похожие на овец в черных шапочках. От них волнами исходил запах страха.
  Екатерина Медичи окинула их взглядом и ледяным тоном сказала:
  — Вы пойдете с нами. Прямо сейчас.
  Предложение прозвучало довольно зловеще.
  Седрику Оуэну можно было и не слушать предостерегающий сигнал, прозвучавший у него в ушах, он и без того понял, как близко к нему подступила смерть. Волею судьбы и благодаря тому, что Мишель де Нострадамус вовремя отвел его в сторону, они оказались далеко от одетых в черное врачей. А королева, похоже, забыла об их существовании.
  Оуэн почувствовал, как кто-то потянул его за рукав. Приятный голос проговорил:
  — Думаю, нам лучше уйти. Я тоже не успел осмотреть юного принца и, значит, невиновен в его смерти. Я почту за честь, если вы согласитесь выпить со мной вина и пообедать у вас дома. Нам нужно поговорить о вещах, которые не стоит обсуждать при посторонних. Особенно я бы хотел взглянуть на камень, который вам принадлежит и является наследием вашей семьи.


  — А этому камню нужна ваша смерть?  — к концу трапезы спросил как бы между прочим Нострадамус.
  Голубой камень лежал на столе, этот третий участник необычного разговора успокаивал и одновременно тревожил.
  Вино было красным и не слишком кислым. Мадам де Руэн, хозяйка дома Анжу, хотя и содержала ничем не примечательный дом, но сделала из него нечто особенное, к тому же она превосходно готовила. Жареные голуби с миндалем и портвейном могли бы посоперничать с блюдами, которые подавали при дворе. Она сама принесла обед в комнату Седрика Оуэна на втором этаже, застелив белой льняной скатертью стол, а вино разливала в чаши из хорошо вываренной кожи.
  Теперь, когда вина осталось лишь на дне бутылки, оно немного помутнело. Седрик Оуэн вертел свою чашу в руках и раздумывал над вопросом гостя. Он до сих пор не знал, как относиться к Нострадамусу; молодой человек не был назойливым, как раз наоборот, демонстрировал безупречные манеры. И не пытался главенствовать, как это иногда позволял себе доктор Ди. Короче говоря, он не боялся камня и не пытался им завладеть.
  Оуэн решился показать свое сокровище только нескольким людям, которым мог доверить саму жизнь. Большинство из них, увидев сходство с человеческим черепом, в первый момент испытывали смущение. Некоторых охватывал страх, они старались отойти подальше и избегали разговоров о камне, но другие — и, по его мнению, они представляли самую серьезную опасность — смотрели на него, охваченные страстью, граничащей с вожделением, и их приходилось избегать.
  С врачом королевы дело обстояло иначе; Нострадамус аккуратно разложил свою салфетку, чтобы Оуэн смог устроить на ней камень, потом встал, проверил, хорошо ли заперта дверь, и открыл ставни окна, выходящего на запад, чтобы впустить прохладные лучи закатного солнца.
  Свет разбудил дремавший в глубине голубого камня огонь, который наполнил пустые глазницы и заострил идеальной формы скулы. В этой компании признавали мудрость и опыт древнего артефакта, и он ожил, ощущая доверие.
  — Можно его потрогать?  — спросил Нострадамус. Оуэн кивнул, и молодой врач положил руку на основание каменной идеи, а потом надолго замолчал. Убрав руку и подняв чашу с вином, он задал свой необычный вопрос:
  — А этому камню нужна ваша смерть?
  Оуэн задумался над ответом. Он не ощущал никакой опасности. Тревожный сигнал, который он услышал в комнате королевы, давно стих; какая бы возможная судьба ни ждала его тогда, сейчас все успокоилось, и перед ним лежала новая дорога.
  — Я получил камень от своей бабушки,  — выговорил он наконец.  — Мое первое осознанное воспоминание — голубой огонь в его глубине, который звал меня и которому я ответил; так всегда обстояло с избранниками. Я должен был получить его в свой двадцать первый день рождения, но мою бабушку убили по приказу советников короля Генриха, отца нынешней королевы.
  — За ересь?  — осторожно спросил Нострадамус.
  — За что же еще? Ее должны были повесить, но она вступила в схватку с мужчинами, пришедшими за ней, и погибла от удара меча. Мой двоюродный дедушка, который был хранителем до нее, умер точно так же, а его мать погибла от удара ножа, когда вор решил завладеть камнем. В нашей семье все знают, что хранитель голубого камня умрет из-за него, но жизнь с ним будет богатой событиями и долгой — никто из моих родных не умер раньше, чем достиг шестидесяти лет. Таким образом, получается, что камень является одновременно даром и проклятием, что он дает долгую жизнь, наполненную всевозможными радостями,  — и сулит насильственную смерть.
  Нострадамус сплел пальцы и посмотрел поверх них на Оуэна. Он несколько раз моргнул и так же мягко спросил:
  — И, несмотря на это, вы любите свой камень?
  Оуэн не ожидал такого вопроса и потому задумался. Но раньше, чем ответ созрел в мозгу, заговорило сердце.
  — Он суть и свет моей жизни, моя величайшая любовь,  — честно признался Седрик.
  Даже самому себе он никогда этого не говорил. Обнажив свою душу, Оуэн обхватил обеими руками камень, который так любил. Он был такого же размера и формы, что человеческий череп, какие врачу доводилось держать в руках во время обучения, с высокими, выступающими скулами и глубокими глазницами; казалось, они не были пустыми и череп следил за врачом, когда тот перемещался. Нижняя челюсть свободно двигалась, но была каким-то образом надежно закреплена и неотделима от черепа, в отличие от человеческой,  — только этим он отличался от своей модели.
  Поверхность камня была идеально гладкой, и на ней не оставляли следов ни пыль, ни грязь, ни человеческие пальцы. Сегодня в комнате на втором этаже дома Анжу он был теплым на ощупь, как уже случалось один или два раза после перехода к новому владельцу. Он вибрировал, и его песня звучала у Оуэна в ушах.
  От голубого цвета, который испускал камень, захватывало дух — бледная, пронзительная, холодная чистота рассветного неба над открытым морем. Глядя на него, можно было представить, будто смотришь в бесконечность, место, где нет ни потолка, ни стен, только вечный мир и покой.
  Оуэну потребовалось лишь небольшое усилие, чтобы полностью открыть камню свое сознание. У него возникло ощущение, будто он вошел в огромное помещение или читальный зал библиотеки, где его ждет старый друг. Это переживание всегда было для него личным, глубоко запрятанным. Теперь же он погрузился в него осторожно, опасаясь обнаружить Нострадамуса впереди. Облегчение, испытанное им, когда этого не произошло, лишило его сил и наполнило глаза слезами. Он потянулся к чаше с вином и почувствовал, как кто-то вложил ее ему в руку.
  — Нет ничего, постыдного в том, чтобы любить этот камень,  — сказал Мишель де Нострадамус.  — Он столь же великолепен, как и египетские пирамиды, такой же древний и наделен такой же мудростью. Но одновременно он намного уязвимее любого древнего памятника, потому что в нашем мире есть люди, готовые его уничтожить и лишить землю даров, которые он сулит. Хорошо, что вам удалось пройти такой длинный путь и сохранить жизнь.
  Еще ни разу до сих пор суть камня не была угадана так точно. Даже Джон Ди, обладавший удивительной проницательностью, не задавал своих вопросов с таким тактом и не соглашался с готовностью с тем, что есть вещи, о которых говорить нельзя.
  Ощутив свободу, какой он не знал в Кембридже, Оуэн сказал:
  — Доктор Ди считает, что этот камень не одинок, что есть еще и другие, они будут собраны вместе в далеком будущем, чтобы защитить мир от страшного зла. Вы с ним согласны?
  Собеседники, не отдавая себе в том отчета, перешли на греческий, язык врачей, который мало кто из окружающих знал. Это добавило значимости их разговору и углубило взаимопонимание.
  Задумчиво, по-прежнему на греческом, не сводя глаз с голубого сияния камня, Нострадамус сказал:
  — У меня есть еще бутылочка вина, которую я купил у милейшей мадам Руэн. Если вы нальете нам обоим, вероятно, мы сможем поговорить о том, что следует хранить в тайне.
  Они выплеснули остатки старого вина в очаг и налили в чаши другое, гораздо лучшего качества, и его фруктовый аромат наполнил комнату, соединившись с голубым сиянием камня.
  — Я согласен со всем, что сказал вам доктор Ди,  — удовлетворенно вздохнув, проговорил Нострадамус.  — И могу добавить то, что мне удалось узнать в Египте. Ваш камень — один из тринадцати таких же камней, созданных после наводнения, поглотившего великую Атлантиду. Те, кто остался в живых, хотели сохранить свою мудрость, чтобы противопоставить ее наступающему потоку невежества, грозящему натопить землю. Для этого они собрали со всего мира камни разных оттенков и мастерски вырезали из них прекрасные вещи. Девять камней имеют цвет и форму черепов человеческих рас. Четыре, прозрачные, точно стекло, изображают животных, которые ходят, ползают или летают.
  Он говорил правду. Об этом замерший в неподвижности камень сказал Оуэну. Тот внимал всем своим существом, кожей и сердцем, словам француза, рассказывавшего ему историю камня по-гречески.
  — Магия, с помощью которой вырезаны камни, и наполнившие их знания выше нашего понимания, но это было сделано. Через многие поколения, когда работа подошла к концу, камни-черепа разделили, как бусины с нитки. Каждый вернулся в место своего рождения на хранение до тех времен, когда возникнет нужда их объединить, чтобы предотвратить грядущую катастрофу. В каждой стране выбрали хранителей, чтобы они берегли знание о том, что следует сделать с камнями в случае необходимости.
  Несмотря на то что вечер был холодным, на лбу Оуэна выступил пот.
  — В таком случае я потерпел поражение в самом начале,  — сказал он.  — Моя бабушка умерла, не успев передать мне то малое, что знала. Слишком многие члены нашей семьи расстались с жизнью из-за этого камня. Если мы и обладали когда-то необходимыми знаниями, они до меня не дошли, и я ничем не смогу поделиться с теми, к кому камень перейдет после меня.
  — Вы ошибаетесь!  — Нострадамус стукнул рукой по столу.  — То, что утеряно, можно снова найти. Это дело вашей жизни. Перед вами стоят три задачи, Седрик Оуэн: понять, в чем состоит мудрость живого камня, записать свое знание так, чтобы оно не было снова утеряно или обнаружено теми, кто захочет использовать его в дурных целях, и спрятать камень, чтобы никто не наткнулся на него случайно или с порочными намерениями, до тех пор пока не возникнет необходимость его использовать.
  В самом начале Нострадамус произвел на Седрика Оуэна впечатление человека сдержанного, со спокойным, веселым голосом. Сейчас он больше не был таким. Он наклонился вперед в тускнеющем свете дня, и его лицо превратилось в зловещую маску, состоящую из теней и резких линий, голос звучал хрипло.
  Он потянулся через стол и схватил обеими руками ледяные ладони Оуэна.
  — Вы должны это сделать. Если один из тринадцати камней-черепов будет утерян до наступления решающего момента, невозможно будет составить целое и мир погрузится в такой мрак и отчаяние, что наше нынешнее печальное положение покажется раем по сравнению с ним.
  Выпустив руки Оуэна, Нострадамус приблизил ладони к камню, не касаясь его, но держа их совсем рядом, словно пытался передать ему свои слова или услышать послание камня, воспользовавшись заклинанием, которого Оуэн не знал.
  — Постарайтесь не совершить ошибки,  — продолжил он.  — Атаки на вашу семью не были случайностью. В мире действуют силы, которые не хотят, чтобы он стал лучше, их питают смерть и разрушение, страх и боль, они желают, чтобы так продолжалось и дальше, чтобы на земле правило царство зла. Они подчиняют людей своей воле; умных, думающих людей, уверенных в том, что они могут взять предложенную им власть и направить ее на служение добру. Но у этой власти иная суть, она ломает их всегда, а ее главная цель — сделать так, чтобы тринадцать камней никогда не соединились и не спасли нас от страшных страданий.
  — Вы имеете в виду церковь?  — шепотом спросил Оуэн.
  — Ха!  — Предсказатель королевы выплюнул вино в очаг.  — Церковью правят глупцы с извращенными умами шлюх и ревностью брошенной королевы. Они знают о существовании мест, куда не могут — и не смеют — попасть, и они будут сжигать нас на кострах, чтобы не признаваться в своей несостоятельности и не позволить тем из нас, кто путешествует между мирами, рассказать остальным о том, что мы видели, поскольку это не соответствует их убогому взгляду на вселенную.
  Словно под влиянием еретических слов, волосы его вздыбились, окружив голову ореолом, и он посмотрел на Оуэна диким, свирепым взглядом.
  — Да, я говорю о церкви, но она не всегда такой была и изменится в будущем. Церковь является инструментом для тех, кто стремится к власти. Через несколько веков государство станет таким же сильным, и жалкие священники лишатся своего влияния. Появятся люди, обладающие могуществом, о котором мы можем только мечтать, и вашему камню будет угрожать еще более страшная опасность. Вот почему необходимо положить конец роду хранителей, а камень спрятать, чтобы защитить его от алчности этих людей.
  — Я вас не понимаю.
  — Подождите.  — Нострадамус поднял руку.  — Нужно закрыть ставни, прежде чем мы поговорим об этом. Но сначала вы должны кое-что увидеть, чтобы понять, что находится у нас в руках. Доктор Ди показал вам, как в кристалле преломляется солнечный свет?
  — Да, показал.
  Это было последним уроком доктора Ди — дар, расширяющий границы духа и интеллекта. Оуэн до сих пор испытывал восторг от своего нового знания.
  — Прекрасно. Тогда приступим.
  В глубине души Нострадамус был магом. Он достал из кармана осколок прозрачного кристалла и широким жестом положил на стол в том месте, куда падали последние лучи заходящего солнца. Он пощелкал языком, сдвинул кристалл, а затем переместил белую льняную салфетку, чтобы свет, льющийся из кристалла, соединился с солнечным, не касаясь поверхности стола.
  Он помедлил мгновение, а затем убрал руку. На столе расцвела радуга в форме веера, красная с одной стороны и фиолетовая — с другой.
  Оуэн тихонько вскрикнул. Он уже видел такое однажды, но на столь безграничную красоту человек готов смотреть снова и снова.
  — Таким образом, становится ясно, что солнечный свет состоит из семи цветов,  — сказал довольный Нострадамус.  — Радуга возникает, когда свет встречается с дождем, вот на небе и появляется разноцветная арка.
  — Пятый — голубой цвет дневного неба, такой же, как у живого камня,  — подхватил Оуэн.  — Когда я был совсем маленьким, бабушка мне это показала. Мы носим с собой частичку радуги.
  На столе перед ним лежало доказательство, пятый цвет, находящийся между зеленым и темно-синим, точно такой же, как небесно-голубой цвет черепа.
  — А рассказала вам бабушка, почему ваш камень назван сердцем мира?
  Оуэн покачал головой. Нострадамус улыбнулся, довольный тем, что обладает знанием, которого не было у пожилой женщины.
  — В таком случае я вам покажу.
  Он ловко вытащил из кармана кусочек черного янтаря и белый камешек и положил их в конце радуги, сначала черный, потом белый.
  — Всего в мире девять цветов; семь цветов радуги, а также черный, принадлежащий темноте, и белый — свету. Голубой является пятым цветом из девяти, иными словами, центральным, точкой, вокруг которой все вращается, ключевым камнем в мировой арке. Древние это знали, а мы забыли. Голубому дано сердце зверя и сила вызвать остальные двенадцать частей духа и плоти, чтобы составить целое.
  — Какого зверя?  — нахмурившись, спросил Оуэн.
  — Уробороса,[3 - Уроборос, буквально «пожирающий свой хвост»,  — мифологический мировой змей, который обвивает кольцом Землю, ухватив себя за хвост. Считался символом бесконечности возрождения, одним из первых символов бесконечности в истории человечества. Также было распространено его изображение не в виде кольца, а в виде восьмерки. Алхимический символ.] о котором говорил Платон. Он обладает безграничным могуществом, а также воплощает в себе дух земли и восстанет, когда ей будет грозить смертельная опасность. Что еще может спасти мир от ярости Армагеддона?
  Увидев непонимание на лице Оуэна, Нострадамус встал, словно затем, чтобы придать весу своим словам.
  — Плоть великого змея состоит из четырех звериных камней. Мне неизвестна природа этих зверей, и я не знаю, как сделать так, чтобы собрать их вместе,  — вы должны это выяснить. Единственное, что я могу вам сказать: жизнедух змея рожден девятью камнями радуги, окружающими землю. Древние знали о струящихся вокруг нас потоках могущества, хотя мы их не видим и не чувствуем. Они их изучили и создали на основании своих знаний великие артефакты: пирамиды и каменные круги, а также гробницы, где мертвые охраняют источники великой силы. В девяти таких источниках они добыли камни. В назначенное время, при благоприятном расположении звезд, если будут собраны все девять камней, цветные камни радуги смогут соединиться со звериными камнями и превратиться в Уробороса.
  Оуэн смотрел на него, пытаясь представить себе, как такое возможно. Предсказатель королевы наклонился вперед, положив руки ладонями вниз на стол и прищурившись.
  — Тринадцать камней порождают змея. Вы понимаете?
  — Но зачем?  — спросил Оуэн.  — Зачем это нужно? Что может сделать змей?
  Нострадамус устало опустился на свой стул.
  — Этого мы не знаем и не можем знать, потому что ситуация, требующая его появления, еще не сложилась. Если человек действительно причина всего зла, тогда единственный ответ: змей очистит землю от нашего жалкого присутствия. Я надеюсь, что это не так, что великий змей сумеет найти в людях проблески добра и повернуть поток разрушений вспять, но наверняка ничего сказать нельзя.
  Солнце почти село, и радуга практически погасла. Живой камень притягивал свет огня и проливал его теплое сияние на стол.
  — В таком случае получается, что я, возможно, держу в руках судьбу человечества,  — с тяжелым сердцем проговорил Оуэн.  — Мне совсем не хочется брать на себя такую ответственность.
  — И возможно, от вас зависит его спасение. Не берите на себя роль судьи, потому что она не ваша.
  Нострадамус пробежался руками по столу, собирая свои камни, затем закрыл ставни, быстро достал кремень и трут и зажег две короткие сальные свечи, стоящие на столе. Новый свет и новые тени окутали камень-череп, и в его глубине засиял огонь.
  Нострадамус налил вина в чаши и, наклонившись вперед, чтобы его не подслушали, сказал:
  — А теперь давайте рассмотрим ваши задачи в обратном порядке. Когда придет время, вы должны спрятать камень так, чтобы его не нашли до наступления нужного момента. А до того вам следует восстановить знания, которыми владели ваши предки, и сохранить для тех, кто придет после вас.
  Оуэн в отчаянии опустился на стул.
  — Как? Вся Европа находится во власти инквизиции, из тех, кто мог бы меня чему-нибудь научить, никого не осталось.
  — Вы покинете Европу.
  Нострадамус развернул свой стул и сел, касаясь плечом плеча Оуэна. Затем переставил свечи так, что их свет пролился на безупречный голубой камень в тех местах, где должны были быть глаза.
  — Пришло время откровений, хотя и им есть предел,  — печально проговорил он.  — Вы, Седрик Оуэн, девятый член вашей семьи, носящий это имя, избраны для того, чтобы построить мост между прошлым, настоящим и будущим. Вы не можете этого изменить, так же как я должен исполнить свой долг и открыть вам правду. Камень действительно потребует вашей смерти, но он предлагает вам, и вы это знаете, долгую, наполненную жизнь, в которой великие радости уравновесят боль от потери в конце.
  Глаза предсказателя потемнели, руки лежали неподвижно, точно у мертвого, белее, чем кость. Его голос, казалось, доносился с другой стороны комнаты и был проникнут мощью, хотя и звучал не громче шепота. Позже Оуэн даже не мог вспомнить, на каком языке говорил Нострадамус. Но ему показалось, что это была латынь.
  — Вы отправитесь в местечко к югу отсюда, где когда-то правили мусульмане и где река впадает в океан. Там вы сядете на корабль и поплывете в Новый Свет, чтобы отыскать его древнейшую область и встретить тех, кто сможет объяснить вам природу войны, которая разразится в конце времен, а также расскажет, что мы должны сделать, если хотим выжить. Им известна природа и душа голубого камня. Они поведают вам, как лучше раскрыть его секреты и сохранить их навечно. Я всего лишь любитель в подобных вещах, и моя роль состоит в том, чтобы передавать провидения других, но я могу вам сказать, что в конце концов вы должны будете вернуться в Англию и найти место белой воды и камня. Спрячьте там вашу тайну, а затем позаботьтесь о том, чтобы те, кто придет после вас, смогли понять, что они получили и что должны сделать.
  Оуэн долго ждал, когда в глаза его собеседника вернется жизнь. Достаточно долго, чтобы подумать о том, как он поедет на юг, туда, где река впадает в море. Он слышал крики чаек и голоса рыбаков и не сомневался в реальности происходящего. Он почувствовал, как пол под ним закачался, словно палуба корабля, и уловил острый, соленый запах моря.
  И, будто издалека, увидел, что Мишель де Нострадамус пришел в себя, замер, посмотрел на него и коротко улыбнулся.
  — Хорошо. Дело сделано. Я выполнил свою часть сделки. А теперь я хочу задать вам вопрос, который, возможно, покажется вам странным. Вы целитель или хирург?
  — Я только целитель. Я не имею ничего общего с брадобреями, отворяющими кровь, и теми, кто работает ножами.
  — И тем не менее вам понадобятся кое-какие знания. У меня дома есть монография доктора Джованни да Виго, который был хирургом самого Папы, а также несколько работ мавра аз-Захрави, которого вы наверняка знаете как Абулкасиса. Я считаю, что он лучше остальных сумел соединить медицину, хирургию и астрономию. Вы говорите по-испански?
  — Да. Во время обучения я провел полгода в Кадисе, где изучал приемы мавританских врачей.
  — В таком случае у вас уже есть основа для того, чему я собираюсь вас научить. Великолепно.
  Нострадамус поклонился, и Оуэн снова увидел верхушку его шапочки.
  — Для того чтобы отправиться в путешествие, сейчас слишком жарко, а в Париже будет объявлен траур по юному принцу. Вы не сможете покинуть город по меньшей мере десять дней. Если вы придете ко мне завтра в шесть часов утра, я дам вам две книги, о которых говорил, и вы сможете прочитать их в моем присутствии, задавая мне любые вопросы. После этого вы будете знать достаточно для того, чтобы делать операции, если возникнет необходимость. Главным образом вы будете изучать ампутации.
  У двери он повернулся, и Оуэн заметил, что глаза его по-прежнему черны.
  — До завтра. Я оставляю вас наедине с вашим живым камнем. И желаю вам успеха в вашем предприятии. От вас зависит судьба миров и людей.



  ГЛАВА 4

  Гора Инглборо, Йоркшир-Дейлс
  Май 2007 года


  Стелла хотела вернуться в пещеру, но спасатели ее не пустили.
  Она добралась до машины в восемнадцать минут четвертого. К половине она сняла свой костюм и переоделась в шорты и чистую футболку, протерла руки и лицо влажной салфеткой, выпила половину бутылки воды, а остальное вылила себе на голову, затем нашла место, скрытое от дороги, чтобы облегчиться, съела бутерброды с сыром и томатом, которые слегка закисли после целого дня на солнце, но Кита так и не было. Она позвонила ему на мобильный телефон.
  Без четверти четыре, когда он ей не ответил, она позвонила в отель, колледж Бидз в Кембридже и двум его лучшим друзьям, с которыми познакомилась в Северном Йоркшире и которые не должны были запаниковать. Она сказала всем, что не может его найти. Она не стала говорить про череп и охотника за драгоценностями.
  В половине пятого, несмотря на то что солнце еще пригревало ей спину, у нее были такие ледяные руки, что она едва могла удержать мобильный телефон. В конце концов она позвонила в полицию, а те вызвали спасателей-спелеологов. Тут же я вился большой отряд — двенадцать мужчин и женщин, живших ради возможности спуститься под землю.
  Их было много, и в высшей степени квалифицированных, к тому же они привезли с собой кучу самого разного оборудования: коротковолновые радиоприемники, клинометры, приспособления для спуска и подъема, блоки и вороты, веревки, компасы и карты всего комплекса Белых скал, рядом с которыми ее нарисованная от руки карта выглядела детской мазней.
  Однако они были спелеологами и знали, что она принадлежит к их числу, поэтому сочувствовали ей и старались быть помягче.
  — Это хорошо… правда хорошо. Мы работали здесь в ноябре, и это было ужасно. Вполне понятно, как он мог свалиться в том узком проходе.
  — А проползти по этому уступу… просто фильм ужасов… нам следовало его закрыть, когда мы увидели его в первый раз. Он пошел туда, да?
  — Глубина не меньше четырехсот футов. Он ведь там упал? В том месте?
  — Внизу вода. Он мог остаться в живых…
  — Вы считаете, что в стене есть проход? Правда? И настенные рисунки в пещере? Может, завтра сходим посмотреть. Разумеется, вы будете считаться первооткрывательницей, но мы составим подробную карту. Энди! Где Энди? Кто-нибудь видел…
  — Хорошо, что вы не были связаны веревками. Это правильно. Это было вот здесь, в проходе, да?
  — Я не знаю!
  Эхо ее крика пронеслось над горами. Следом воцарилась мертвая тишина. Стелла чувствовала, как они обмениваются взглядами у нее за спиной, как закатывают глаза, а в следующее мгновение они занялись делом, собрали свое оборудование, переговариваясь при помощи сигналов, которые подавали руками и глазами.
  Они оставили ее на попечение молодой женщины, сержанта полиции, которая держала в руках радиоприемник и задавала правильные вопросы. И все это время камень-череп лежал в ее рюкзаке, сияющий, точно молния, и нашептывал ей бесконечные предупреждения.
  Из-за него, из-за его настойчивого шепота она рассказала полуправду и не стала говорить, чем закончилось их приключение. Ради камня и Кита, рискнувшего жизнью, а еще из-за опасности, которая была реальной, и она не знала, может ли сейчас чувствовать себя защищенной.
  Из-за всего этого она не сказала, что они делали в пещере и что там нашли, не сообщила, что их преследовали, что они разделились и что она не имеет ни малейшего представления о том, где он упал и упал ли вообще, потому что находилась слишком далеко позади; она только предположила, где это могло случиться, и молила Бога, чтобы ошиблась.
  — Мы проведем там час. Может быть, чуть больше. Вам нужно перекусить, хорошо?
  Неопреновая рука похлопала ее по плечу. Полдюжины лиц наградили улыбкой и отдали себя во власть мрака ради нее и ради глупой лжи. Она улыбнулась в ответ, стараясь выглядеть не слишком испуганной, и отправилась к своей машине.


  — Миссис О'Коннор?
  К ней направлялся другой полицейский — высокий мужчина в плоской шляпе и более впечатляющей форме, чем у молодой женщины, которую она оставила у входа в пещеру. Он вышагивал по склону и возбужденно размахивал руками.
  — Миссис О'Коннор…
  Среди папоротника паслись овцы; ярочки и ягнята с длинными хвостами резвились, забыв о сочной траве. В голубом небе пронесся канюк. Камень пропел высокую ноту, предупреждая об опасности, как это было в пещере.
  Стелла спросила себя, не сходит ли она с ума, и наклонилась, чтобы заглянуть в зеркало машины и убедиться, что она все та же женщина, которая проснулась сегодня утром с переполняющей сердце радостью. На нее смотрело ее собственное лицо, худое, с резкими чертами и таким количеством веснушек, что его никто не назовет изысканным, а сейчас на коже еще к тому же была грязь в тех местах, где она не стерла ее салфетками, и уродливые красные полосы, а под глазами залегла синева, говорившая об усталости. Призрак Кита поцеловал ее волосы. «Прекрасная женщина, я люблю тебя, в каком бы количестве грязи ты ни извалялась».
  — Кит…
  — Миссис О'Коннор…
  До нее наконец добрался запыхавшийся полицейский. Он наклонился и положил ладони на согнутые колени, пытаясь отдышаться.
  — Миссис О'Коннор… нам нужно, чтобы вы… поднялись на склон. Ребята из отряда спасателей… связались с нами по радио. Им кажется, они нашли…
  С громким стуком захлопнулась дверца машины.
  — Ее зовут Коди. Доктор Стелла Коди. От того, что вы станете принижать ее достижения, никому не будет лучше.
  — Тони!
  Стелла покачнулась, и у нее подогнулись колени. Тони Буклесс, высокий мужчина с короткими седыми волосами и в безупречном костюме, охватил ее за руку и удержал. Стелла заставила себя заговорить ради него.
  — Вам не нужно было приезжать… Я вам не звонила, чтобы вы приехали… это так далеко.
  Он прижал ее к себе, и его голос прозвучал где-то глубоко у нее в груди.
  — Я приехал не из Кембриджа. Я был в Харрогите, на конференции, а это совсем близко. Мне позвонили из офиса после того, как ты с ними связалась, и я выехал сразу, как только смог. Скажи, что мне сделать?
  Тони Буклесс, сорок третий ректор колледжа Бидз в Кембридже, надежный, уверенный человек с военной выправкой, полученной много лет назад, и отточенным научными занятиями умом, по возрасту годился Стелле в отцы. Он был одним из двух свидетелей на их свадьбе. Стелла взяла предложенную руку и наконец, впервые за последние часы, ощутила реальную поддержку.
  — Сделайте так, чтобы Кит был жив.
  Ее голос прозвучал слишком резко в неожиданно наступившей тишине.
  — О Стелла…
  Он прижал ее к своей груди, словно хотел укрыть от всяких опасностей. Через ее голову он протянул полицейскому руку и представился.
  — Профессор Энтони Буклесс, ректор колледжа Бидз, Кембридж. Доктор О'Коннор работал… работает у меня. И доктор Коди скоро будет работать. Если я могу чем-то помочь, прошу вас, скажите мне. Вы…
  — Детектив-инспектор Флеминг, сэр, из полицейского управления Северного Йоркшира. Команда спасателей выполнила очень точные указания миссис О'Конн… то есть доктора Коди, и они нашли… место, о котором она говорила. Они находятся на глубине четырехсот футов, и им кажется, что они обнаружили… то, что искали.
  Четыреста футов. Гравитация снова набросилась на нее: бездонный мрак, скользкий уступ, ведущий в зияющую пропасть.
  «Этого хватит, чтобы отдать концы, свалившись вниз».
  «Мы не свалимся вниз».
  Четыреста футов.
  Стелла подняла голову. Двое мужчин смотрели на нее, они ждали.
  — Что я должна сделать?  — словно в оцепенении спросила она.
  Флеминг смотрел под ноги. Он был умным и воспитанным человеком, но не обладал умением разговаривать с людьми, которым была наделена его коллега, женщина-сержант.
  — Нам потребуется… идентификация, но только когда они поднимутся на поверхность, через некоторое время. А пока, кажется, нам придется заняться… расследованием убийства. Сержант Джонс сказала мне, что вас кто-то преследовал в пещере… возможно, доктора О'Коннора столкнули с уступа. Вы дали показания на этот счет?
  Он говорил не слишком ясными фразами, словно ходил по кругу, но она сумела понять из его слов только одно.
  — Вы нашли Кита? С ним все в порядке?
  — Дорогая моя, мы редко просим идентифицировать живых людей.
  Тони Буклесс никогда не обращался с ней иначе как с равной. Пока Флеминг, поджав губы, пытался придумать новый способ запутать ее, ректор Бидза, наставник Кита, его начальник и друг, взял Стеллу за плечо и повернул к себе, глядя ей в глаза. В этом простом, спокойном акте сострадания была правда, которую она отказывалась увидеть и осознать.
  Впервые в жизни Стелла почувствовала, как вокруг нее рушится мир. Она как будто раздвоилась: стояла на склоне холма и смотрела на инспектора полиции, который хотел начать расследование убийства, и одновременно замерла в полной темноте на узком уступе, не отводя глаз от удаляющегося света фонарика. Только в этой реальности Кит был жив.
  Она видела, как Тони Буклесс открывает и закрывает рот, словно рыба под водой. Будто издалека она услышала, как он задал вопрос:
  — Инспектор Флеминг спрашивает, был ли еще кто-нибудь в пещере, кто-то, кто хотел причинить вам вред. Ты можешь вспомнить?
  Та часть ее, которая продолжала воспринимать окружающий мир, ответила:
  — Я смотрела на него сверху вниз. Перспектива творит странные вещи, но мне показалось, что это был крупный мужчина, вроде вас обоих.
  — Значит, это был мужчина, вы уверены? Вы его видели? Флеминг выхватил блокнот.
  Неожиданно Стелла поняла, что с нее хватит инспектора Флеминга и его клинического энтузиазма.
  — Нет, я его не видела,  — с трудом сдерживая гнев, ответила она.  — Да, я думаю, что это был мужчина, но уверенности у меня нет. Я находилась на стене над уступом. Кит забрал запасной фонарик и ушел вперед — он хорошо бегает и решил, что без меня сможет быстрее выбраться наружу. Я забралась на стену над уступом, чтобы не оказаться на дороге. Тот, кто прошел мимо, был подо мной. Я видела только фонарик у него на голове.
  — Ты забралась на стену в пещере в темноте, без света?  — Тони Буклесс посмотрел на нее с ужасом и благоговением.  — Стелла, это… невероятно опасно.
  Это был своего рода комплимент, и она почувствовала, что краснеет.
  — У меня не было выхода.
  Однако произвести впечатление на Флеминга оказалось не так просто. Он подошел к ней и положил руку на крышу машины.
  — Наверняка вы можете мне рассказать что-нибудь полезное. С тех пор прошло четыре часа. Время уходит, а с ним мы теряем улики. Вы ведь это понимаете?
  Она отошла в сторону, стараясь оказаться вне пределов досягаемости его взгляда.
  — У меня не было света. Я цеплялась за стену, которая находилась под углом в десять градусов к уступу. Больше всего на свете мне хотелось не упасть и остаться в живых.
  — Думаю, мы сможем отправить туда кого-нибудь, чтобы поискать следы, согласны?
  В кармане у Флеминга оказался маленький радиоприемник. Инспектор отвернулся и быстро в него заговорил.
  Тони Буклесс закатил глаза и сказал так, чтобы слышала только Стелла:
  — Перед нами человек, который верит тому, что показывают по телевизору. Могу спорить, он заставит целую команду работать всю ночь, чтобы они попытались воссоздать все, что тут случилось.  — Он не сводил глаз с ее лица.  — Ну, по крайней мере, ты улыбнулась. Я рад. Но я все равно не понимаю, зачем кому-то преследовать вас в пещере. Представить себе, что вы с Китом могли кому-то так досадить, просто невозможно. Кто угодно, но только не вы.
  — Он преследовал не нас. Мы нашли…
  Она сбросила рюкзак, чтобы показать ему камень. Слова уже начали формироваться у нее в голове, она хотела рассказать о сделанном открытии, объяснить, поделиться радостью, которую только такой человек, как Буклесс, мог оценить.
  Она так и не произнесла этих слов. В голубом уголке ее сознания живой камень отнял их у нее и подменил на свои.
  — У Кита был хрустальный череп. Живой камень Седрика Оуэна. В рюкзаке. Я уверена, что тот, кто нас преследовал, охотился за ним.
  — Живой камень Седрика Оуэна?  — Глаза Тони Буклесса неожиданно превратились в окна, распахнутые в его душу, и в них застыла боль.  — И рюкзак упал с уступа вместе с ним? Он пропал?
  Стараясь спрятать лицо у него на груди, она снова его обняла.
  — Мне очень жаль. Он не мог не пострадать после падения на камни с высоты четырехсот футов. Лучшее, на что мы можем рассчитывать, это что они найдут рюкзак. У нас будут осколки, и мы сможем объяснить, зачем туда пошли.


  Ее ложь, как и всякая, пустила корни и стала реальностью.
  Вместе с Тони Буклессом и инспектором Флемингом, которые шли за ней, Стелла вернулась к входу в пещеру, где сержант Цери Джонс выступала в роли радиооператора для команды спасателей. Она сидела рядом с приемником и вслушивалась в треск и шипение коротких волн, которые передавались на поверхность, потому что, какими бы продвинутыми ни были технологии, человеческие возможности ограниченны, когда речь идет об общении с теми, кто находится под землей.
  Сержант рассказала новости под треск статических помех, даря надежду и отнимая ее.
  — У основания стены обнаружили воду. До сих пор там никто не бывал. Они про нее не знали.
  Цери Джонс была жилистой, с крупным носом и очень доброй. Она обращалась к Стелле, не глядя на мужчин. Специалист по пещерам разговаривала со своей коллегой, уроженка Йоркшира — с другой уроженкой Йоркшира, и ее акцент сам по себе нес надежду.
  — Воду?  — переспросила Стелла.  — Не камни?
  — Воду.
  Надежда.
  Легкий ветерок примчался из-за холма, взметнул волосы, прогнал на мгновение летнюю жару. Стелла обхватила себя руками, она не сводила глаз с входа в пещеру и ничего не видела.
  Радио снова ожило, Цери наклонилась к нему и принялась крутить ручки.
  — Его поднимают на носилках. Врачи думают…  — Добрые глаза встретились с глазами Стеллы.  — Надежды не слишком много.
  — Его рюкзак у них?  — спросил Тони Буклесс, положив руки на плечи Стеллы.  — Извини, но ведь речь идет о камне Седрика Оуэна.
  Цери Джонс посмотрела на него совершенно спокойно.
  — Они не сказали. Скорее всего, это не было для них главным. Они будут здесь примерно через девяносто минут. До тех пор вам придется потерпеть.
  Прежде всего она была спелеологом; в ее мире главное место занимали те, кто мог проползти по наклонному уступу или вскарабкаться на стену. Профессор Энтони Буклесс не входил в число людей, достойных ее внимания, и она этого не скрывала.
  Стелла впервые в жизни увидела, что он волнуется. Он отошел от нее и сел на камень, сцепив руки на коленях.
  — Я не знал, что вы отправились за камнем. Я бы мог вам помочь: сделал бы бутерброды, остался снаружи с радиоприемником… ну, что-нибудь в этом роде.
  — Это был подарок Кита, мы хотели отправиться за ним вдвоем. После пятницы…
  В пятницу они поженились, и Тони Буклесс бросал пригоршни риса им на головы.
  — Понятно.  — Его улыбка получилась мимолетной и грустной.  — Только вы двое.
  — Кит думал, что вы догадались, когда после регистрации рассказали нам о смертях, тянущихся следом за камнем. Он решил, что проговорился и все испортил.
  — Правда? Извини, наверное, я был слишком рассеян. Я знал, что вы ищете живой камень, но даже подумать не мог, что найдете его. Наверное, я был слишком самонадеян, когда предположил, что Кит рассказал бы мне о нем.
  Профессор Энтони Буклесс прославился тем, что стал соавтором биографии Седрика Оуэна. Его имя, больше чем чье-либо, было связано с голубым живым камнем и всем, что представлял собой артефакт. Она видела боль в глазах Буклесса.
  — Кит хотел найти камень и сделать вам сюрприз,  — мягко проговорила Стелла.  — Вы так верили в легенды, рассказывавшие об опасностях, которые несет камень, и он подумал, что вы могли бы передумать, если бы…
  — Стелла…
  Буклесс встал с камня и уселся на вереск у ее ног. Затем взял ее руки в свои и посмотрел на нее.
  Он был таким вежливым, англичанином до мозга костей.
  — Что?  — спросила она.
  Он опустил голову и посмотрел на свои руки. Кольцо с печаткой на безымянном пальце украшал символ колледжа Бидз — вооруженный рыцарь с мечом искусной работы, стоящий перед драконом.
  — Дело не в том, что я мог передумать, дело в целостности знания. Седрик Оуэн для нашего колледжа является кем-то вроде святого. Он получил у нас степень, пролил кровь у наших ворот, чтобы передать нам свое весьма значительное состояние. Он оставил нам столько золота и бриллиантов, что мы смогли превратиться из второсортного учебного заведения Плантагенетов в колледж, занимающий равное положение с Тринити и Кингс, а также со старейшими университетами Новой Англии. Кроме того, он оставил нам свои дневники, которые вел исключительно аккуратно в течение тридцати двух лет, благодаря чему невероятно поднялся наш статус в академическом мире.
  — Тони, я в Бидзе уже год. Мне известна история…
  Он схватил ее за руку и снова ее выпустил.
  — Я знаю, но послушай меня. Камень-череп никто не видел с тех пор, как Оуэн умер. Сэр Фрэнсис Уолсингем, шпион при дворе Елизаветы Первой, человек, имевший такую разветвленную сеть информаторов, какой не видел средневековый мир, прочесал всю Англию в поисках камня Оуэна после его смерти. Но безрезультатно, найти не смог. Как и по меньшей мере три дюжины охотников после него. Пожалуйста, скажи, что такое сумел обнаружить Кит, чего не заметили ученые, упорно искавшие эту реликвию на протяжении четырехсот лет?
  Сказать правду было труднее, чем соврать. Стелла взяла бутылку с водой, напилась и потянулась к тому уголку своего сознания, где прятался голубой камень, точно кот перед прыжком или загнанный в угол зверь; она не могла определить, что с ним происходило.
  Ее ногти были по-прежнему грязными, она вычистила один и спрятала руки под коленями.
  — Стелла, ты можешь мне все рассказать,  — проговорил Буклесс мягко, своим безупречным, уверенным, кембриджским голосом.  — В любом случае это не будет хуже смерти Кита. Поверь мне, если бы его можно было оживить, я бы отдал за это свою кровь.
  Они находились на склоне холма, день близился к вечеру, и их разговор слушали как минимум еще двое. И тем не менее ее мир сократился до этого одного человека и той легкости, с которой она могла поколебать все его представления о мире.
  — Мы прочитали зашифрованный текст в дневнике Оуэна,  — спокойно, четко, не обращая внимания на треск помех и шипение приемника Цери, сказала она.  — Его автор не Седрик Оуэн. Кит считает, что эти записи сделал после его смерти Фрэнсис Уокер.
  — Уокер?  — нахмурившись, переспросил Тони Буклесс.
  — Дневники — фальшивка, Тони. По крайней мере часть, и если это так, то и остальные могут быть сфабрикованы.
  Способа смягчить ее слова не было, и она не стала даже пытаться. Буклесс молча уставился на нее. Его светло-карие глаза, цвет которых стал глубже в лучах заходящего солнца, изучающе смотрели на нее, словно ответ прятался под слоем грязи из пещеры.
  Говорить было легче, чем молчать.
  — Когда Кит наконец отладил компьютерную программу, он решил проверить ее на дневниках Оуэна,  — терпеливо начала объяснять она.  — Тридцать два тома, написанные одним человеком за тридцать два года, состоящие примерно в равном соотношении из текста и цифр. Кит подумал, что если с помощью алгоритмов можно разобраться в средневековом манускрипте, то легко будет справиться и с более современными документами.
  — Я знаю, он приходил ко мне за разрешением поработать в архиве.
  Прежде всего Тони Буклесс был ректором Бидза; он стремился к тому, чтобы мир знал историю его колледжа. Он посмотрел на Цери Джонс и Флеминга.
  — Колледж Бидз может похвастать одним из самых замечательных архивов в Европе. Манускрипты Оуэна — это дневники-отчеты, относящиеся к тому времени, когда он побывал в Новом Свете. Они являются нашим самым драгоценным научным источником, и мы храним их в закрытом архиве, оборудованном приборами для контроля температуры, влажности и состояния атмосферы. Процесс копирования занял очень много времени. Киту поручили написать программу, которая будет анализировать и сравнивать любые рукописи любых людей, написанные в разные периоды времени, на предмет их подлинности. Он приступил к анализу только в январе этого года. И с тех пор вел себя очень сдержанно. Я подумал — прости меня, Стелла,  — что его занимают другие проблемы.
  «Другие проблемы. Ты».
  Она попробовала представить что-нибудь, что могло бы отвлечь Кита от дела и радости его жизни, и не смогла.
  — Нет. Он пытался решить, как сообщить вам, что вся научная основа Бидза — это подделка,  — сказала она Тони Буклессу.  — Дневники были написаны за пять лет и двумя разными людьми. Седрик Оуэн написал примерно первые две дюжины томов, остальные шесть томов — кто-то другой. Этот кто-то старался копировать его почерк, и при обычном взгляде они очень похожи, но, когда Кит просканировал дневники, его программа выявила подделку. Возможно, Седрик Оуэн и написал первые тома, но последние полдюжины принадлежат не ему — их почерк совпадает с почерком в письме, отправленном Барнабасу Тайту после смерти Оуэна и подписанном человеком, называвшим себя Фрэнсис Уокер.
  — Зачем?  — Буклесс вскочил на ноги и принялся взволнованно расхаживать среди зарослей вереска.  — Эти дневники являются основанием, на котором стоит Бидз. Оуэн знал, что так будет, вот почему он спрятал их после своей смерти, чтобы приспешники Уолсингема их не уничтожили. Зачем, зачем он так поступил с колледжем, который любил?
  Они с Китом задавали себе этот вопрос, сидя в его Речной комнате, парящей между воздухом и водой. Зачем? Ответ родился из вопроса.
  — Чтобы спрятать череп в таком месте, где только человек вроде Кита сумеет его найти,  — просто сказала Стелла.  — В дневниках содержится шифр. На последних двадцати страницах последнего тома имеется запись, в которой используется шифр Джона Ди, астролога Елизаветы. Он рассказал нам, где искать камень-череп: в храме земли, под белой водой. Мы отправились туда и нашли его, он был у Кита, и если они не поднимут рюкзак вместе с ним, значит, он действительно потерян.
  «Найди меня и живи, потому что я твоя надежда в конце времен». Ей больше нечего было сказать. И они ничего не говорили. В тишине близящегося вечера зашипело и ожило радио. Цери наклонилась к своим наушникам и неуверенно улыбнулась.
  — Они выйдут через десять минут. Попросили прислать вертолет. Им кажется, у него есть пульс.



  ГЛАВА 5

  Гора Инглборо, Йоркшир-Дейлс
  Май 2007 года


  Кита вынесли к ней в лучах вечернего солнца. Его голова, руки и ноги были привязаны к алюминиевым носилкам.
  Руки были сложены на груди, словно он мирно отдыхал, ноги вытянуты, и она не видела перелома, о котором ей сообщила Цери. Солнце озарило его лицо, придав ему более живой цвет там, где его отняла вода. Глаза были закрыты. Кровь из огромной ссадины на одной стороне лица превратила волосы над левым ухом в кровавое месиво.
  Стелле очень хотелось к нему прикоснуться, но она не могла себя заставить и потому дотронулась до запекшейся крови у него на голове. За несколько часов на холоде она стала жесткой и похожей на пластмассу, и пальцы заскользили по поверхности.
  — Как?..  — не обращаясь ни к кому в отдельности, спросила Стелла.
  Один из членов команды спасателей, невысокий мужчина старше остальных, был врачом. Он говорил и одновременно разрезал костюм Кита, чтобы установить датчики для ЭКГ.
  — Мы думаем, что он ударился головой о боковую стену, прежде чем начал падать. Скорее всего, когда он упал в воду, то был без сознания. Его спас рюкзак: в нем лежала пластмассовая коробка для завтрака, в которой остался воздух, он его и поднял на поверхность.
  — А камня не нашли?  — спросил Тони Буклесс из-за спины Стеллы.
  Врач посмотрел сквозь него и ничего не сказал. Он подсоединил провода и установил монитор на краю носилок. Зеленая линия замигала… снова и снова.
  Стелла посмотрела на нее, задохнулась и засунула в рот кулак.
  — Так я и думал,  — сказал врач, потянулся к ее руке, похлопал и сдержанно улыбнулся.  — Ваш муж жив. Придет ли он в сознание и когда, это уже совсем другой вопрос. Нам нужно его согреть, подключить к кислороду и сделать томографию мозга. Если его мозг превратился в кашу, возможно, вы пожалеете, что он не остался на дне.
  — Обещаю вам, не пожалею. Никогда.
  У них за спиной рев лопастей вертолета разогнал ягнят, а от поднятого ветра полегла трава.
  — Можно мне полететь с вами в больницу?
  — Конечно.  — Врач посмотрел ей за плечо.  — Вашему отцу тоже можно, если он пожелает.


  Ложь всплыла на поверхность в больнице, поздно ночью, и слышал ее только Тони Буклесс.
  Кит лежал в белой комнате, под белой простыней, окруженный белой занавеской. Провода и капельницы опутывали его, точно паутина. Зеленые огоньки ритмично мигали, отбивая ритм его жизни, а цифры отмечали наполнение легких кислородом, пульс, давление и биение сердца. У него было белое лицо, только на левой стороне до самого подбородка расползся черный синяк. Он еще не открывал глаза и ничего не говорил. Врачи не знали, произойдет ли это вообще.
  Чудесным образом получилось так, что правая сторона его лица осталась нетронутой, и, если только она была видна, Стелла могла представить себе, что он просто спит. Когда Тони Буклесс ушел, чтобы позвонить, она сидела, держа Кита за руку, смотрела на правую сторону его лица и вспоминала все, что между ними было, от первой встречи до того момента, когда они расстались в пещере.
  Самым ярким и чудесным было воспоминание о первой встрече, и она вернулась к нему, когда все остальные унеслись прочь. Тогда он тоже спал, точнее, она так думала; один из полудюжины выпускников, он лежал на солнышке на Джезус-Грин. Была среда, середина весеннего семестра, вокруг студенты играли в лапту, а первые туристы катались на лодках по реке.
  Стелла совсем недавно приехала в Кембридж, еще не слишком хорошо изучила его географию и плохо понимала политику, пыталась разобраться в расположении скрытых минных полей этикета и была чересчур занята, чтобы валяться на траве в жаркий весенний денек, слишком волновалась по поводу завтрашней презентации своей работы, чтобы заметить, как длинная худая рука метнулась к ней и схватила за лодыжку.
  В Манчестере она бы завизжала и бросилась бежать. В Кембридже замерла на месте и посмотрела вниз. В одиннадцать часов утра мужчина, лежавший у ее ног, был небрит, волосы растрепаны, футболка в травяных пятнах.
  — Я присутствовал вчера вечером на вашем выступлении в Клубе спелеологов,  — сказал он нараспев с ирландским акцентом.  — Гордон говорит, что вы лучшая из всех, кого ему доводилось встречать. Если я приглашу вас сегодня на ужин с Мартином Рисом в Тринити, вы откроете мне на выходных чудеса пещер?
  Ее заворожили его голос и умные глаза и лишь потом то, что он сказал.
  — Мартин Рис? Тот самый Мартин Рис?
  Ее акцент показался ему нездешним, совсем как у него, таким глубинно йоркширским, что это могла быть другая страна.
  — Тот самый Мартин Рис. Королевский астроном, профессор космологии и астрофизики и президент Королевского общества, а также магистр колледжа Тринити. Тот самый. В Тринити есть общий зал, и я могу получить для нас приглашение. Точнее, я могу получить приглашение и привести с собой ту, кто в настоящий момент является моей подругой.
  — Вашей подругой?
  От этой мысли у нее закружилась голова. Три года в качестве старшекурсницы в Манчестере были академическим чудом, которое испортили катастрофы на личном фронте. Оказавшись в Кембридже, она обещала себе, что будет три года упорно трудиться и не отвлекаться на всякие пустяки. Сейчас шел ее второй семестр.
  Кит пожал плечами, и уже тогда она многое о нем поняла.
  — Это может быть временное соглашение, если вы того захотите. Потом мы поговорим про пещеры. По правде говоря, я боюсь темноты. Но Гордон и в самом деле сказал, что лучше вас еще никого не встречал.
  Гордон был лучшим спелеологом в стране. И оба это знали. Она пошла в общий зал Тринити на ужин и сидела в трех столах от Мартина Риса, но почти не замечала присутствия великого человека, а потом, на выходных, отвела Кита в маленькую пещеру, просто чтобы выполнить условия договора, и больше за много месяцев, насыщенных событиями, продуктивных и весьма отвлекающих от занятий, они не ходили в пещеры — до сих пор.
  «А что, если я найду для тебя пещеру с сокровищем, в которую никто не входил четыреста девятнадцать лет?»
  В пронзительном белом свете больницы она прижала его руку к своему лицу и почувствовала, какая у него холодная кожа, и не услышала шагов Тони Буклесса, который вернулся, поговорив с кем-то по телефону.
  Он легко коснулся рукой ее плеча.
  — Ты слишком много думаешь. Может, тебе станет легче, если мы поговорим?
  — Я считала себя спелеологом. Как я могла отпустить Кита, зачем позволила ему идти первым?
  — Но вы думали, что вас кто-то преследует, а он бегает лучше.  — Буклесс нашел стул и придвинул к кровати.  — Если ты, конечно, уверена, что там кто-то был. Старательный инспектор Флеминг не слишком серьезно к этому относится. Если повезет, он объявит случившееся покушением на убийство. Если нет, спишет на несчастный случай, а тебя выставит истеричкой, страдающей паранойей.
  — Там кто-то был, Тони. Он хотел получить камень Седрика Оуэна.
  Она почувствовала себя довольно глупо, когда произнесла эти слова, ведь вокруг все было таким ослепительно белым и безупречным. Она долго смотрела на кардиограмму. А подняв голову, увидела, что Тони Буклесс ждет продолжения.
  — А что он делал, этот… охотник?
  Они подбирались к правде. Окруженная последними достижениями техники, Стелла продолжала думать о камне, который заставлял ее быть настороже. Она отпила кофе из пластикового стаканчика, какие продают в автоматах.
  — Он швырял камни, чтобы мы его услышали; по одному каждые девяносто секунд, в этом был четкий ритм, так что приписать происходящее случайности было невозможно. Кит сказал, что он пытается загнать нас в опасное место и что, если мы разделимся, он сможет отвести опасность. Он взял запасной фонарик и побежал. Думал, что сможет выбраться.
  — По уступу?
  — Мы не знали, насколько он опасен.
  — И он упал, а вместе с ним череп. Еще одна жертва прибавилась к дюжинам других, причиной которых он стал.
  Буклесс без сил откинулся на спинку стула. Он перестал быть самим собой с того самого момента, как она сказала ему, что дневники Оуэна были фальшивкой, и Стелла хотела дать ему утешение. Она допила остатки кофе, чтобы заглушить предупреждения камня-черепа, и предложила ему единственный дар, который у нее имелся.
  — Нет. Он упал, но камень остался у меня. В этом и была хитрость. Кит отвлек нашего преследователя на себя.
  Ей потребовалось собрать всю силу воли, чтобы это сказать. Камень кричал так громко, что вскоре она слышала только его вопль; ей в мозг точно вгоняли гвозди.
  Она обхватила голову руками.
  — Что такое?
  — Череп. Он стал частью меня и сводит меня с ума. Раньше мне казалось, что он пытается помочь Киту — дотянуться до него, когда он находился в томографе, но сейчас он так ужасно шумит…
  Она прижала ладони к глазам, одновременно закрыв пальцами уши, но это не помогло.
  — Тони, нам нельзя было к нему даже прикасаться. Он сводит меня с ума, а где-то прячется безумец, готовый убивать, чтобы его заполучить. Что мне делать?
  — Хочешь услышать мой искренний и абсолютно честный совет?
  Тони Буклесс выглядел усталым. Его лицо прорезали морщины, которых она не видела прежде. Он печально улыбнулся.
  — Это, наверное, величайший из артефактов, который мог принадлежать нашему колледжу. Он бы превратил правду дневников в победу, а не в полное поражение. Но насколько нам известно, вся его история говорит о том, что всякий, кто к нему прикасался, умирал, включая и самого Седрика Оуэна. Ни один камень не стоит того, чтобы отдать за него жизнь, а на этом и без того уже слишком много крови. Избавься от него, Стелла.
  — Как?
  — Отнеси назад в пещеру, к тому месту, где Кит упал, и выброси в воду, куда ему следовало отправиться сегодня днем. Когда ты это сделаешь и миру больше не будет угрожать опасность, возвращайся ко мне, и я использую все свое влияние и добьюсь перевода Кита в Адденбрукс, где работают лучшие в мире специалисты по коматозным состояниям, а потом отвезу тебя в Кембридж, и ты будешь рядом с ним. Я переговорю с влиятельными людьми в институте Макса Планка, чтобы тебя туда приняли. Впрочем, тебя и без меня туда возьмут. Ты сможешь вести нормальную жизнь до тех пор, пока к тебе не вернется Кит, когда бы это ни было.
  Его тон подсказал ей, что этого может никогда не произойти, в то время как слова скрывали правду.
  — Я не могу…
  Он схватил ее за руку.
  — Стелла, ты специалист по пещерам. Ты можешь сделать все, что посчитаешь нужным. А Кит будет здесь, когда ты вернешься. Если тебе будет так спокойнее, я могу за ним присмотреть или поеду с тобой.
  — Дело не в этом. Я не могу сегодня вернуться в ту пещеру. Не смогу, и все, Тони. Сомневаюсь, что я вообще когда-нибудь сумею заставить себя войти в пещеру.
  Ему хватило ума с ней не спорить.
  — А есть еще какое-нибудь место… менее пугающее?
  — Может быть, Гейпинг-Гилл. Это первая пещера с водой, в которую я спустилась, а нынешний год первый за десять лет, когда я туда не возвращалась. Она самая глубокая в Англии, и вход находится достаточно близко, но я не хочу идти туда в темноте.
  — Тогда я отвезу тебя завтра утром, а потом займемся нашим возвращением в Кембридж.
  — А разве вам не нужно на конференцию?
  — Я должен председательствовать, но они справятся и без меня. Есть вещи поважнее, чем слушать, как сотня профессионалов с самым серьезным видом обсуждает правительство, которое целенаправленно отнимает у нас наши гражданские свободы. Если ты собираешься остаться здесь на ночь, нужно организовать тебе кровать. Или ты предпочтешь вернуться в отель?
  — Думаю, я не должна оставлять…
  Буклесс увидел сомнение в ее глазах и улыбнулся. Взяв ее за локоть, он помог ей встать.
  — Вычеркни из своего словаря слово «должна»,  — мягко проговорил он.  — Кит не придет в себя в ближайшие двенадцать часов. Доктора в этом совершенно уверены. Ты ничем не навредишь ему, если уйдешь, а если хорошенько выспишься, утром тебе будет легче принимать решения. Ты позволишь мне отвезти тебя в отель?
  Время для споров и возражений было неподходящим. Стелла наклонилась, поцеловала холодную, будто сделанную из пластмассы щеку Кита и позволила Тони Буклессу отвезти ее в отель. Ей дали другой номер, потому что он переговорил с менеджером, и они перенесли их вещи из номера, который Стелла занимала с Китом, в угловую комнату на нижнем этаже. Она была меньше, но из нее открывался великолепный вид на горы, если бы Стелла смогла заставить себя снова посмотреть на них и почувствовать себя там как дома.
  — Увидимся завтра. Не забудь, что я сказал.
  Он сжал ее руку, тихонько, успокаивающе. Стелла открыла дверь в спальню, пустую впервые за несколько месяцев. Спрятанный в рюкзаке камень, окутанный волнами голубого сияния, пел свою грустную песню.



  ГЛАВА 6

  Севилья
  Конец августа 1556 года


  — Сеньор Оуэн, мой корабль готов выйти в море с утренним приливом. Он доставит меня в Новую Испанию, где я разбогатею. На пути туда он войдет в состав небольшого конвоя, включающего два боевых корабля, которые будут защищать нас от пиратов, поэтому нам не понадобится вооруженная охрана. Вы хотите, чтобы я взял вас с собой, но того же желает половина Севильи. Однако я отказал многим, невзирая на их происхождение, если они не могли доказать мне, что будут полезны. Должен сказать, что до сих пор никто в этом не преуспел. Если ни один из благородных сыновей Испании мне не подошел, можете ли вы назвать хотя бы одну причину, почему я должен отдать вам предпочтение перед ними.
  — Я могу назвать вам целых три причины, а вы выбирайте ту, которая вам больше понравится,  — ровным голосом ответил Оуэн.
  Стояла страшная жара, а в его стакане с вином плавали две зеленые мухи. По его мнению, Фернандес Гарсиа де Агилар был разряженным хлыщом, он обожал дорогие камзолы, указывавшие на его чрезвычайно высокое мнение о себе, и золотые украшения в мочке левого уха.
  Ветер и прилив, а также легкое побуждение голубого живого камня привели Оуэна сюда, за стол с этим человеком, и он предполагал, что у него имеются все основания ожидать теплого приема. Он устал от пустой болтовни еще прежде, чем разговор начался, и только английские манеры вынуждали его остаться на месте.
  Навес из полосатого шелка защищал их от яркого солнца, справа его лучи отражались от серебряной поверхности реки, которая упрямо несла свои воды в море.
  За спиной Оуэна высились белые стены мавританской крепости; изогнутые, словно ятаган, очертания ее вырисовывались на фоне ослепительно голубого неба. Кто-то совсем недавно вырезал распятие в камне, и его линии были четкими и резкими; Севилья всего два века назад вернулась в лоно христианской церкви и еще похвалялась своими сражениями.
  Фернандес де Агилар, вне всякого сомнения, гордился историей своего города, его войнами, прошлым, настоящим и будущим. А еще он, возможно, не меньше гордился собой, своей семьей и своим кораблем, хотя Оуэну казалось, что главным образом — только собой.
  Испанец провел пальцем по идеальной линии своих губ и сказал:
  — Три причины, сеньор?
  — Во-первых…  — Оуэн намочил в вине палец и провел линию на видавшей виды дубовой поверхности стола.  — Я достаточно хороший врач, что доказывает рекомендательное письмо Мишеля де Нострадамуса, врача королевы Франции. Я готов бесплатно лечить больных на вашем корабле во время всего нашего путешествия.
  — Нашего путешествия?
  У испанца была безупречная, оливкового цвета кожа, как и у всех представителей его народа, и черные как смоль волосы, ниспадавшие крупными локонами на плечи. И лишь глаза отличались от глаз его земляков: большие, серо-голубые и вызывавшие вопросы касательно его происхождения. Сейчас их наполнило оскорбленное чувство собственного достоинства.
  — Вы слишком самонадеянны,  — объявил Фернандес де Агилар.  — И заносчивы. Говорят, что королева Франции потеряла обоих своих детей в течение нескольких месяцев после их рождения. Несмотря на то что подданные его наихристианнейшего величества короля Испании могут лишь радоваться, что французский козел Анри не произвел на свет живых козлят, их смерть не с лучшей стороны характеризует врача его жены. Я очень высоко ценю свою команду. И не хочу, чтобы человек вроде вас занимался ими, если они заболеют, да и в любом случае наш корабль гораздо больше нуждается в хирурге, а вы мне сами сказали, что не являетесь таковым специалистом, разве что в крайнем случае, когда возникнет нужда в ампутации, хотя и в этой области вы всего лишь ученик. Вам не удалось произвести на меня достойное впечатление. Вторая причина?
  — Отец моей матери плавал с адмиралом сэром Эдуардом Говардом, который служил королю Англии Генриху, покойному отцу нашей королевы. Мой дед был с Говардом, когда тот захватил испанского пирата Эндрю Бартона. В конце жизни он поселился недалеко от нас и часто об этом рассказывал.
  — В таком случае, возможно, вы возьмете на себя роль капитана моего корабля? Я могу сказать вам, что дядя моего отца, Херонимо де Агилар, плавал с Хуаном де Вальдивиа, хранителем священного кошелька его величества. Их корабль затонул неподалеку от берегов Новой Испании, и мой двоюродный дед стал одним из девятнадцати счастливчиков, которым удалось выбраться на спасательной лодке. Они провели под палящим солнцем и немилосердными ветрами две недели, пока не добрались до суши, где попали в плен к дикарям. Пятерых съели сразу — вы шокированы, не так ли, англичанин? Там, куда мы направляемся, едят людей.
  Его улыбка, обнажившая ослепительно белые на фоне смуглой кожи зубы, была насмешливой.
  — Мой дядя и еще один человек остались в живых, но их превратили в рабов. Лишь через восемь лет моему родственнику удалось бежать и вернуться в объятия христианства.
  Он стал переводчиком у великого Эрнана Кортеса, когда тот отправился покорять ацтеков, и разбогател. Он писал нам, своим родным, о том, какие там серые, скучные земли, и о нищете тех, кто на них живет, однако он остался и умер на чужбине, хотя мог вернуться домой и стать героем. Вам не кажется это странным, англичанин? Мне кажется. Вот почему я поведу туда корабль — хочу понять, почему он там остался, а еще хочу сделать себе состояние на зеленом золоте, которое он не оценил. Я пока так и не услышал причины, по которой должен взять вас с собой, в то время как ответил отказом стольким достойным и великим жителям моего города.
  Испанец медленно протянул длинную руку и, не предлагая Оуэну, налил себе вина. В Англии люди умирали за менее серьезные оскорбления, хотя и не от руки Оуэна: он стал настоящим разочарованием для своего наставника во владении шпагой, который прогнал его, сказав, что ему не следует ввязываться в дуэли.
  Де Агилар злобно ухмыльнулся.
  — Две названные вами причины меня нисколько не впечатлили. Надеюсь, вы не собираетесь сказать, что я должен вас взять, потому что мой король вот уже два года женат на этой уродине, вашей королеве? Его брак — настоящая катастрофа, и все истинные мужчины сочувствуют ему из-за того, что он стал жертвой необходимости ради блага своего народа.
  Седрик Оуэн встал из-за стола. Он собирался сказать именно это, хотя и другими словами, и почувствовал себя униженным, потому что эта мысль явилась ему в виде шутки во время его путешествия и он собирался высказать ее в хорошей компании, где ирония будет понятна тем, кто знает о превратностях судьбы королевских особ. Очевидным образом де Агилар был не в ладах с иронией, а его доброе отношение распространялось только на его земляков.
  В начале разговора Оуэн снял шляпу. Сейчас он ее надел, и она показалась ему жалкой по сравнению с шелковым, украшенным перьями произведением искусства, лежавшим рядом с де Агиларом. Он сдержанно поклонился, кивнув головой.
  — Сеньор, я трачу ваше и мое время. Я найду другой способ добраться до голых серых земель, о которых вы мне рассказали, хотя лично я слышал, что они представляют собой плодородные леса потрясающей красоты, где живут высокоцивилизованные люди. Прошу меня простить за то, что оторвал вас от дел и испортил вам настроение. Позвольте мне заплатить за вино…
  Он не ожидал, что его предложение будет принято. Тот факт, что де Агилар не стал возражать и что хозяин таверны попросил за вино примерно в десять раз больше, чем оно стоило, испортил ему настроение и заметно сократил его средства к существованию.


  Несколькими часами позже, когда спустился прохладный вечер, Седрик Оуэн нашел таверну, где его не слишком хороший испанский был встречен с добродушным пониманием, на которое он рассчитывал, приехав сюда. К тому же рыбный суп оказался густым, его было много, и материальное благополучие от него не пострадало.
  Оуэн разговорился со служащим, который когда-то работал в банке Медичи, и они обсудили Новый Свет, потом Старый и снова Новый, а затем способы разбогатеть и сохранить деньги, чтобы не стать жертвой налогов и монархов, считающих банки своей личной кормушкой.
  Они не касались «зеленого золота», о котором мечтал Агилар, но разговор получился интересным и возбуждающим и становился все более захватывающим по мере того, как вечер превращался в ночь.
  Оуэн выпил больше вина, чем, возможно, следовало, но ему впервые удалось расслабиться в приятной компании, с тех пор как он покинул Францию, и, когда хозяин таверны сказал, что им пора закрываться, ушел в прекрасном расположении духа и направился в свою комнату у мавританских стен.
  Севилья ночью нравилась ему больше, чем днем. Воздух был теплым, но не жарким, к тому же мухи пропали. На небе сияли звезды, казавшиеся ярче и ближе, чем те, на которые он смотрел с плоских, заросших папоротником равнин Кембриджа. Оуэн остановился на середине холма и, вытянув шею, стал смотреть на небо и звезды. Небесный свод перед его глазами медленно вращался, это его не удивило, хотя и несколько обеспокоило.
  — Помогите! Убивают! Помогите!
  Кричали по-испански, слева от Оуэна. Не раздумывая, он помчался на голос и, завернув за угол, оказался в узком крипом переулке, где он едва помещался, скорее это была канава между двумя виллами из белого известняка. Ни свечи, ни факелы не горели. Молочное сияние звездного света было практически скрыто нависшими черепичными крышами домов.
  Темнота пожрала его тень и превратила землю под ногами и черную неизвестность, и он не знал, что ждет его впереди, твердая поверхность или яма — или разлагающиеся рыбьи внутренности. Он поскользнулся и полетел на груду ящиков, которых не видел, потом наткнулся на бочонок с тухлой рыбой, тот перевернулся, и Оуэн в конце концов упал на землю, оказавшуюся такой жесткой, что он задохнулся от боли.
  — А-а-а-а-а!
  Крик сначала прозвучал не слишком громко, затем превратился в визг и неожиданно смолк. Тишину нарушали лишь глухие удары чего-то деревянного по человеческому толу.
  Оуэн поднялся на ноги, опираясь обеими руками о стену дома, чтобы не упасть и не потерять направление, и поспешил, насколько это было возможно, завернув за угол, на шум.
  И свете, струящемся из приоткрытой двери, он увидел скорчившегося на земле человека, над которым склонились двое. Стоны боли, издаваемые человеком на земле, были животными по своей природе, я Оуэн не смог сразу определить, кто это, мужчина или женщина, и к какому народу принадлежит жертва. Неожиданно шум избиения прекратился, и в тусклом свете блеснуло лезвие ножа.
  — Прекратите! Немедленно остановитесь!
  Один, без оружия, не слишком трезвый, забыв о наставлениях своего учителя по фехтованию, Седрик Оуэн бросился на того из двоих, кто держал нож.
  Схватка получилась короткой и болезненной, и первой мыслью, удивившей Оуэна, было то, что он не умер мгновенно.
  Вторым поразившим его открытием стало то, что, хотя он и лежал на земле в грязной канаве, с раскроенной головой, из которой текла кровь, заливавшая лицо, а тот самый нож был занесен над ним, он не испытал страха перед смертью. У него лишь возникло ощущение, будто в его сознании распахнулась дверь, ведущая к голубому живому камню, а за ней его ждало сияющее будущее, открытое и прекрасное, и он мог совершенно спокойно идти к нему, забыв об ответственности, возложенной на него Нострадамусом.
  И последним сюрпризом стало то, что нож так и не поразил его. Пока Оуэн заглядывал в будущее и пытался привести в порядок свои мысли, чья-то рука схватила его за плечо и заставила сесть.
  — Какая поразительная вещь, не так ли, сеньор Оуэн? На меня напали головорезы в моем родном городе, и единственным во всей Севилье, кто пришел ко мне на помощь, оказался подвыпивший, воняющий рыбой врач-англичанин.
  Покрытое синяками и перепачканное кровью лицо Фернандеса де Агилара смотрело, ухмыляясь, на Оуэна. Одной рукой испанец помог ему подняться на ноги, другая безжизненно висела вдоль тела, повернутая под неестественным углом. Кровь стекала из его запястья и капала на землю.
  Оуэн выплюнул свою собственную кровь на камни у себя под ногами и сквозь распухшие губы проговорил:
  — Вам нужно срочно вправить руку.
  — Нужно. А врачу такое по силам?
  — Да, я могу это сделать.
  Он послал безмолвную благодарность Нострадамусу за преподанные уроки.
  Испанец был возбужден, как это бывает с мужчинами, оказавшимися в трудном положении и победившими. Однако его глаза оставались спокойными, а сам он уже не выглядел самовлюбленным хлыщом, с которым Седрик Оуэн встречался днем.
  — Если вы сумеете мне помочь, возможно, позже мы пересмотрим наш утренний разговор. Вполне вероятно, ваша королева вовсе не мерзкое отродье сластолюбивого борова, коей я ее считал, а на «Авроре» отыщется место для врача, который умеет вправлять кости, а также сможет сказать, когда Луна будет находиться в противоположной фазе к воинственной звезде. Мы отплываем через две недели. Насколько я понимаю, теперь моя очередь платить за вино?



  ГЛАВА 7

  На борту «Авроры», третьего корабля конвоя короля Испании под управлением Фернандеса де Агилара, Атлантический океан, курс на запад
  Сентябрь 1556 года


  Рассчитывая точку Фортуны ночным методом, он понял, что она перешла из созвездия Козерога в созвездие Водолея и находится в квадрате с неблагоприятно расположенными Венерой и Сатурном. Соответственно, с неба лил бесконечный дождь, а рыба не клевала. Седрик Оуэн сидел на корме корабля, свесив ноги за борт, держал в руке бесполезную удочку, страдал от морской болезни и отчаянно себя жалел, когда его нашел Фернандес де Агилар.
  Дождь, который тихо и настойчиво стучал по палубе, был недостаточно сильным, чтобы прогнать Оуэна внутрь, но промочил насквозь шерстяной костюм, и вскоре ткань начала натирать ему кожу во всех местах.
  Теперь он уже не так страдал от морской болезни, чтобы оставаться в своей каюте, как это было в первые десять дней путешествия. Во время своего начального обучения медицине он дважды плавал на кораблях во Францию и Испанию и считал себя закаленным путешественником, но, когда они вышли в открытый океан, направившись к юго-западу от Севильи, он впал в полубессознательное состояние и его так часто тошнило, что Фернандес де Агилар пригрозил, что покинет конвой и повернет «Аврору» назад, а затем высадит врача в ближайшем порту, чтобы он выблевал все свои внутренности и не умер на палубе.
  Оуэн умолял его не делать этого, частично потому, что гордость не позволяла ему повернуть назад, но главным образом из-за того, что голубой камень еще никогда не был так счастлив. Он оставался спокойным в глубине его сознания, излучал удовлетворение, точно любовник, получивший бесценный дар, и Оуэн не мог лишить его радости ради такой тривиальной вещи, как свои собственные неудобства.
  Таким образом, он остался и умудрился выпить невероятное количество пресной воды, чтобы помешать солям своего тела поглотить ртуть и серу, и в это, десятое утро пути выбрался из каюты и с опаской уселся на корме «Авроры», свесив ноги в сапогах за борт и держа в руках длинную удочку. Он терпеливо дожидался, когда верткие блестящие рыбы, плавающие близко к поверхности воды, схватят наживку из вяленой говядины, но, похоже, они не собирались на нее клевать.
  Де Агилар, будучи капитаном корабля, совсем не страдал от морской болезни и не намеревался страдать от нее в будущем. Чувствуя себя совершенно комфортно, он поставил локти на перила и смотрел вдоль длинного серебристого хвоста вспененной воды, стелющегося за кораблем, одновременно демонстрируя свой идеальный профиль.
  Оуэн решил, что он скорее из романской расы, чем испанец, молодой, энергичный, сильный, ему не хватало, пожалуй, только бороды, чтобы выглядеть более авторитетно. Длинные густые волосы окутывали его плечи влажными прядями. Серые глаза оттенялись густыми, как у девушки, ресницами. Даже промокший до нитки, капитан умудрялся выглядеть великолепно. Определенному типу людей он показался бы красивым.
  Оуэн встречался с подобными людьми в Кембридже, но лишь издалека и старался их избегать. Усмехнувшись мысленно возникшей вдруг ассоциации, он попытался представить себе, кто из команды стал бы так смотреть на капитана, и осмелился бы кто-нибудь из них предпринять по этому поводу какие-то шаги, и как повел бы себя де Агилар.
  — Теперь, когда вам стало лучше, ходите босиком, так легче передвигаться по палубе,  — произнес де Агилар.
  Его слова оказались для Оуэна столь неожиданными, что ему потребовалось несколько мгновений, чтобы сообразить, что они обращены к нему.
  — А как насчет вас?  — сдержанно поинтересовался он.
  — Панталоны и сапоги — это наказание, которое должны нести капитан и первый помощник. Но для тех, кого не ограничивают рамки чина, в них нет никакой необходимости. Вас подобные вещи не касаются. Если вы расстанетесь с обувью и курткой, прочих деталей вашего коричневого костюма хватит на все случаи жизни: они согреют, когда станет холодно, быстро высохнут, если намокнут, и вам не будет жарко. Нужно только время от времени менять рубашку, и все будут думать, что вы одеваетесь просто роскошно. Таким образом вы не потеряете своего достоинства.
  — Понятно.
  Они погрузились в неловкое молчание.
  Де Агилар задумчиво смотрел на море и три корабля конвоя, которые были достаточно далеко, но оставались в поле зрения.
  — Вам еще не доводилось бывать в долгом морском путешествии?
  — Нет.
  Оуэн собирался закрепить удочку и снять веревку, которой был обвязан, когда что-то большое схватило его наживку и надежно зацепилось за крючок.
  Он бы выпустил удочку, но поскольку одолжил ее, то не хотел, чтобы корабельный юнга Доминик ее лишился. Он мог просто сидеть и смотреть, как рыба бьется в волнах, но в его представлениях об устройстве мира существовали определенные уровни глупости, до которых он не позволял себе опускаться. Ругаясь, он принялся тянуть на себя добычу, медленно перебирая руками, в ужасе ожидая момента, когда ему придется вступить в весьма неизящную схватку с рыбой, чтобы затащить ее на борт.
  — Вам это не нравится?  — неожиданно спросил де Агилар.
  — Ловить рыбу или наше путешествие?
  — И то и другое. Или что-то одно.
  Капитан не собирался помогать ему с ответом.
  — Я отправился в это путешествие не ради удовольствия, а потому что так угодно судьбе.
  Рыба, которая отчаянно билась на крючке, появилась на поверхности воды. Она была большой и сильной и не хотела покидать море. Оуэн расставил ноги, опираясь о борт, и вытащил ее, неожиданно почувствовав, что весь пропах рыбой, болезнью, морской солью и потому категорически отличается от де Агилара, который благодаря какому-то необъяснимому алхимическому процессу оставался свежим и выглядел безупречно.
  Рыба, продолжавшая сражаться за жизнь, упала на палубу. Крючок впился ей в щеку под глазом. Неожиданно Оуэна охватило чувство вины из-за того, что он вытащил это ни в чем не повинное существо из его родной, безопасной стихии и чужую для него среду и угрожает ему смертью.
  Он мог бы засунуть пальцы под плавники, вытащить крючок и прикончить свою добычу при помощи металлического с деревянной ручкой молоточка, оставленного ему юнгой.
  Вместо этого он сумел проделать очень ловкий маневр: принялся вынимать крючок и сделал вид, что пытается вытащить рыбу на палубу, но на самом деле позволил ей выскользнуть за борт. Она ударилась о белую воду, перевернулась и исчезла. Оуэн решил, что она осталась жива.
  В наступившей тишине было слышно, как волны бьются о борт корабля, а через несколько мгновений де Агилар задумчиво сказал то, что Оуэн меньше всего ожидал от него услышать:
  — Отлично проделано!
  Дождь почти прекратился, и сквозь тучи то и дело просвечивало солнце, разбрасывая тени по корме корабля. В этом сиянии было какое-то необъяснимое волшебство, и настроение у Оуэна немного улучшилось. Он отвязал удочку, а затем занялся мокрой веревкой у себя на поясе.
  Его действия разрушили очарование момента, капитан повернулся и прислонился спиной к лееру с таким легкомысленным видом, что Оуэну стало не по себе.
  — Если перила сломаются…
  — Тогда выяснится, что у меня ненадежный корабль, я свалюсь за борт, и мои золотые украшения утащат меня на дно вслед за вашей рыбой. Я знаю. Но будем надеяться, что я позаботился об этом, когда строил свой корабль, а мои многочисленные золотые украшения служат доказательством моей веры в прочность судна, а не указывают на мое легкомыслие.
  До того момента Оуэну не приходило в голову, что избыток украшений является чем-то кроме тщеславия. Мысль о том, что команда может смотреть на это иначе, заставила его вновь подумать о положении капитана, который считался здесь полубогом.
  — Когда мы обсуждали ваше путешествие с нами,  — внимательно глядя на него, проговорил де Агилар,  — мы не упомянули вашу семью и то, как оно на ней скажется. У вас есть жена, которая горюет о вашем отсутствии?
  — У меня нет жены.
  — У такого одаренного человека и нет жены? В это трудно поверить. Значит, любовница или что-нибудь похлеще?
  Он слишком близко подошел к истине, и Оуэн покраснел. С ним это редко происходило и было зрелищем, на которое стоило посмотреть. Так и сейчас алая краска залила его шею и лицо.
  — У меня нет любовницы и нет желания ее заводить,  — сдержанно ответил он.  — Я надеюсь, что в моей жизни наступит момент, когда я решу создать семью, но до этого еще далеко. А пока меня все устраивает. Возможно, это не популярно в Испании и, можете не сомневаться, совсем не характерно для Англии правления покойного короля Генриха, но я не имею ни малейшего желания вступать в интимные отношения с женщиной, если не намерен заключить с ней брак. Если это кажется вам смешным, я попрошу вас, пока мы находимся на корабле, держать свое мнение при себе. Врачу необходима определенная толика уважения его пациентов, иначе все, что он делает, не возымеет нужного результата. Вы, разумеется, являетесь исключением. От вас я не жду и не требую уважения.
  «Что бы ты ни делал, не ввязывайся в дуэль, если только это не состязание ума. Старайся, чтобы твои оскорбления были достаточно завуалированы для тех, кого ты собираешься обидеть, это единственный способ, который позволит тебе остаться в живых». Так говорил его наставник по фехтованию. Оуэн мысленно перед ним извинился.
  Он понял, что должен как можно скорее уйти. Его охватила такая ярость, что пальцы обрели какую-то противоестественную ловкость, он сумел развязать узел, который удерживал его в сидячем положении, и занялся последними петельками.
  — Прошу меня простить за то, что оскорбил вас,  — мирно проговорил де Агилар.  — Вы исключительно редкое явление, аристократ и благородный человек в настоящем смысле этого слова. Мне приходила в голову такая мысль, но я не был до конца уверен. Поэтому сегодня вечером я не стану присылать к вам в каюту Доминика. Уверен, он будет очень рад.
  — Вне всякого сомнения, как и тот, к кому он отправится вместо меня. Вы, возможно? Или это место отдано первому помощнику, чье плечо я вправлял вчера? Вам следует знать, что, как врач, я посоветовал Хуану-Крузу в течение полумесяца избегать тяжелой физической нагрузки. Приношу свои извинения, если это доставляет неудобства.
  Если не считать мелкого происшествия с такелажем, выбившим ему плечо, Хуан-Круз был весьма умелым моряком. И самым уродливым человеком на борту корабля, и предположение, что его может связывать с капитаном нечто подобное, являлось оскорблением. Оуэн сожалел о своих словах во всех отношениях. Он стоял, глядя на де Агилара, и его отчаянно трясло, он не сомневался, что сейчас умрет, но так же твердо знал, что ничто на свете не заставит его взять назад свои слова.
  Он так разозлился, что не сразу поднял голову и понял, что вместо ответа де Агилар громко расхохотался.
  — Я сказал что-то смешное?
  — Нет… да. Очевидно… Да.
  Тыльной стороной ладони капитан вытер свои необыкновенно красивые серые глаза, потом достал из рукава льняной платок и высморкал изящный нос.
  — Тяжелая физическая нагрузка? Господи, напомните мне, чтобы я никогда не пытался вас оскорбить. Уверен, что Хуан-Круз постарается избегать тяжелой физической нагрузки, если вы сказали ему, что это необходимо, а если нет, я буду совершенно в этом не виноват. А также ни я, ни он, ни кто-либо еще не обидит юного Доминика, если только в какой-нибудь не слишком удачный день его заикание не доведет кого-нибудь до исступления и его не вышвырнут за борт, чтобы немного полечить. Однако если вы им скажете, что это не поможет, я уверен, они вас послушают. Вас считают ангелом те, кто в них верит, и богом — все остальные, кто не верит ни во что.
  — Я бы предпочел, чтобы они считали меня человеком, который старается делать все, что в его силах, и далек от идеала в изучении медицины.
  Против воли его голос прозвучал холодно, и капитан пожал плечами.
  — Слишком поздно. Полезно знать правду о положении, в котором ты оказался, и получать от этого удовольствие. А еще лучше быть уверенным в том, что тебе не угрожает нежеланное внимание. На моем корабле такое не делается. Я стал причиной ваших страхов и приношу свои извинения, но я считаю, что необходимо говорить о подобных вещах вслух. Если в конце нашего путешествия Доминик лишится невинности, это произойдет по его собственной воле или не произойдет вовсе. Мне хотелось бы, чтобы вы это понимали.
  С этими словами де Агилар дружелюбно кивнул, отодвинулся от леера и пошел прочь.
  Оуэн снова сел. Он еще долго оставался на палубе, наблюдая за тем, как тихо опускается солнце, целуя море, а потом поднялся и ушел в свою каюту.
  Вечером он поел в одиночестве и плохо спал. На следующий день он расстался с чулками и крепкими ботинками и вышел на палубу босиком. Никто ничего ему не сказал, к полудню он обнаружил, что чувствует себя значительно увереннее, а когда спустились сумерки, понял, что может прогуливаться по кораблю с такой же легкостью, как по набережной реки Кем.


  Седрик Оуэн разбил губу на ходящей вверх-вниз палубе к почувствовал привкус теплой крови, приправленной морской солью.
  Ведро для отходов сорвалось с крючка, и вонь испражнений и мочи наполнила его каюту, а потом шторм ударил в корпус корабля, и все вокруг напиталось водой, холодом, запахом морских водорослей и резким, безжалостным воздухом.
  Он проснулся, задыхаясь, и поднес руку ко рту, но не обнаружил крови и не почувствовал боли. «Аврора» мягко покачивалась на волнах, как и в тот момент, когда он уснул. Ночь была наполнена сладкими ароматами мирного океана, а вовсе не мерзкой вонью, которая ему приснилась. Голубой живой камень, деливший с ним постель, слегка откатился в сторону, когда корабль покачнулся, и снова вернулся к нему, замерев около его бока — теплое присутствие в теплую ночь. Оуэн ощущал его, точно спящую рядом любовницу, но камень хотел ему что-то сказать, что-то срочное, и потому нарушил его ночной сон.
  «Этому камню нужна ваша смерть?»
  Голос Нострадамуса зазвучал у него в ушах в тот момент, когда он вскочил и начал одеваться. Его пальцы в темноте нащупали пуговицы, заправили рубашку в панталоны, чтобы он мог выглядеть как настоящий джентльмен. Он давно перестал носить куртку, но оставил рубашку, хотя ткань стала жесткой от морской соли и натирала кожу под мышками и на запястьях.
  Он зевнул, поморщился и вышел в бездонную черную ночь, озаренную светом звезд, имен которых он не знал, и круглолицей луной, проливавшей свое сияние на спокойное море.
  За ними плыли три других торговых корабля такого же размера, что и «Аврора», а вдалеке по левому борту — боевой корабль, оснащенный пушками, установленными, чтобы защитить их от пиратов одним своим наличием. Еще дальше виднелся второй боевой корабль, хотя все знали, что пираты нападают на богатые суда, возвращающиеся из Новой Испании, а не на те, что плывут из Старой.
  С самого начала Оуэн рассматривал боевые корабли как страховку, а не как необходимость. Голубой камень показал ему сейчас, что они являются ненужным балластом, от которого следует избавиться, причем как можно быстрее, только он не знал, почему и как это нужно сделать.
  — Сэр?
  Оуэн тихонько постучал в дверь капитанской каюты. Но все звуки заглушал шорох волн и скрип снастей. Он постучал сильнее.
  — Дон Фернандес, вы здесь?
  — Сэр Оуэн? Подождите… сейчас я выйду.
  Фернандес де Агилар обладал поразительным качеством — одним из нескольких,  — он с невероятной скоростью умудрялся натягивать на себя свои роскошные камзолы. Очевидно, он спал, не снимая золотых украшений, но не мог же он ложиться в камзолах и появляться на людях свежим, как сейчас, словно и не спал совсем.
  Несколько недель назад, когда их путешествие только начиналось, Оуэн дал себе обещание посмотреть, как капитан одевается, чтобы понять, каким образом он это проделывает. Но не сегодня ночью и не в такое время. В этот момент появился де Агилар, бодрый, в темно-синем костюме и с украшениями в ухе, которых хватило бы, чтобы заплатить выкуп за члена королевской семьи.
  — Прекрасная ночь.  — Де Агилар положил руку на леер правого борта и внимательно посмотрел на англичанина.  — Могу я спросить, что заставило вас покинуть каюту так поздно, а заодно и меня вместе с вами?
  — Надвигается шторм.  — Слова Оуэна прозвучали неубедительно, здесь, на палубе, под ослепительно сияющими звездами.  — Гораздо более страшный, чем-то, что было с нами до сих пор. Он разбросает конвой, возможно, потопит нас. Нам нужно…
  Оуэн пытался подыскать правильные слова. Его испанский был вполне приличным в начале путешествия, а через шесть недель стал таким же уверенным, как и у Доминика, но он не смог бы найти правильные слова на любом языке.
  — Нам необходимо что-то сделать, но я не знаю что. Уверен только, что вы должны это сделать, чтобы мы остались в живых и в конце концов перестали быть частью конвоя.
  — Перестали быть частью… Я не понимаю.
  По крайней мере, де Агилар его слушал, а не отправил назад, в каюту, посоветовав принять настойку опия, чтобы прогнать ночные страхи.
  — Мы не должны пытаться удержаться вместе с другими кораблями,  — сказал Оуэн.  — Потому что это опасно. Если мы сможем отойти от них как можно дальше, у нас появится шанс. Пиратов нет, но нам следует добраться до Новой Испании одним, без тех, кто может нам помешать или изменить наше решение.
  — Я уже сказал как-то, что вы можете попытаться управлять моим кораблем. На самом деле я не верил, что такое возможно,  — задумчиво проговорил де Агилар, без резких горделивых интонаций, присущих ему.  — Вы мне не объясните, откуда вы знаете про надвигающийся шторм?
  Пришла очередь Оуэна взглянуть на море. Нострадамус заверил его, что голубой камень является смертным приговором, если окажется в неверной компании, но Оуэн и сам это знал. Те, кто им владел на протяжении прошедших веков, полностью осознавали, что им принадлежит, и привыкли к необходимости скрывать правду.
  — Как я уже вам говорил, мой дед плавал с сэром Эдуардом Говардом. Когда я был ребенком, он рассказывал мне о необычном запахе, возникающем на море перед штормом: точно от раскаленного добела железа, опущенного в воду. Я почувствовал этот запах, он идет с левого борта. Шторм надвигается оттуда. Что же до остального, я сравнил вашу натальную карту с нынешним расположением звезд, обозначив, насколько возможно, наше положение в океане. Мне следовало увидеть это значительно раньше, и я глубоко сожалею, что не проявил дальновидности.
  Это, по крайней мере, было правдой.
  — Точка Фортуны на эту ночь находится в соединении с Сатурном и образует квинтиль[4 - Аспект двух небесных тел в астрологии — на расстоянии 72 градуса друг от друга по окружности.] к соединению вашей точки Фортуны и Луны,  — сказал Оуэн более уверенно.  — Если бы они находились в оппозиции, думаю, это означало бы смертельную опасность. А в данной ситуации мы можем одержать победу благодаря вашей храбрости и внутреннему чутью.
  Де Агилар смотрел на море по правому борту. Прошло довольно много времени, прежде чем он снова заговорил:
  — Возможно, наступит день, когда вы окажете мне честь и расскажете правду. А пока мы поверим вам, что надвигается шторм, я разбужу Хуана-Круза и его людей, они закрепят оснастку, а еще мы предупредим остальные корабли, чтобы сделали то же самое. Затем, если ничего не произойдет, я соберу команды всех шести кораблей, вы поведаете им свою историю о вашем дедушке, который верно служил королю Генриху, и я позволю вышвырнуть вас за борт, если она им не понравится.
  Произнося эти слова, он ухмылялся, оставляя надежду, что это шутка.


  Команда проснулась на удивление быстро. Хуан-Круз уже был наполовину одет, видимо, его сверхъестественная внутренняя связь с капитаном и кораблем предупредила первого помощника об опасности. На его лице ничего не отразилось, когда он выслушал придуманную Оуэном историю, он лишь взмахнул над головой своей больной рукой и занялся тем, чтобы подчинить «Аврору» воле капитана.
  Всего через несколько мгновений со свистом закреплялись снасти и были подняты флаги, штаги отчетливо выступали в залитой лунным светом ночи. Спящих матросов разбудили. С нок-рей полудюжины кораблей неслись проклятия на испанском в адрес ночи и сумасшедшего англичанина и ни одного в адрес капитана.
  Поскольку ему было нечего делать, Седрик Оуэн вернулся в свою каюту и сел на койку. Голубой живой камень лежал рядом с ним под одеялом. Он уловил новое возбуждение в его ожидании, похожее на беспокойство гончей перед ночной охотой на кроликов, он знал, что не увидит их в темноте, пока не почувствует в руках, теплых, мягких и мертвых.
  — Ты никогда не просил у меня того, что я не делал бы с радостью, но сейчас речь идет не только о моей жизни, но и о жизни многих других людей,  — тихо проговорил он.  — Ты поможешь нам благополучно добраться до земли, как я им обещал?
  Камень ничего ему не ответил; впрочем, он никогда не отвечал, но голубое сияние, возникшее в сознании Оуэна, было пронизано спокойствием и ощущением, что они почти добрались до места. Это походило на радость от возвращения домой после долгого и трудного путешествия. Оуэн лег на бок и стал смотреть на лунный свет, проникающий внутрь сквозь дверные щели.
  Вскоре после этого ветер с новой силой засвистел в снастях.



  ГЛАВА 8

  Водопад Инглборо, Иоркшир-Дейлс
  Май 2007 года


  Стелла стояла одна среди овец, на склоне Инглборо, каменный череп был с ней.
  Ночь выдалась прохладная, но не холодная, и облака тонкими линиями прореживали пространство между звездами. Наверху Фелл-Бек нес свою воду в черную дыру Гейпинг-Гилл. Стелла не ощущала веса камня в рюкзаке и уже начала понимать, что он умеет вызывать самые разные чувства. Здесь и сейчас ни ей, ни ему не угрожала опасность.
  Тропинка, вьющаяся по берегу ручья, выводила к подъему, расположенному слева. Стелла быстро прошла сквозь заросли кустарника, камень вел ее за собой, совсем как в тот момент, когда она проснулась в своем номере в отеле оттого, что в ее ушах бесконечно звучали слова Тони Буклесса.
  «Ни один камень не стоит того, чтобы отдать за него жизнь… Избавься от него, Стелла».
  Она заснула, слыша эти слова, и от них же проснулась глубокой ночью. Череп не протестовал; в ее сознании не вспыхнули ослепительные молнии и не зазвучал вопль боли, когда она поднялась с постели, оделась и поехала по неосвещенным улицам к парковке в деревне у начала тропы.
  Она шла, ни о чем не думая, чувствуя прикосновения ночного воздуха к коже и боль в натруженных накануне и еще не отдохнувших мышцах. Здесь, высоко над деревней, в воздухе пахло ночной росой, папоротниками и овечьей шерстью. Грохот падающей воды становился все слышнее, и она пошла осторожнее, проверяя, куда ставит ноги, прежде чем перенести на них вес.
  «Я не хочу идти туда в темноте…» Йоркшир был ее домом. Она побывала в Гилле столько раз, что уже сбилась со счета, но это происходило днем, когда хорошо видно тропу и пенящиеся струи водопада. Она не собиралась становиться очередной жертвой черепа.
  Сонные овцы уступали ей дорогу, когда она начала подниматься по последнему крутому склону, а затем, миновав резкий поворот, выбралась на более плоскую местность. Ее манило шипение водопада. Она остановилась около загородки для овец, которую смутно вспомнила, и сделала шаг назад. Прямо перед ней зияла пропасть. Фелл-Бек с грохотом падал и пустое пространство расположенной внизу пещеры.
  В мире всех оттенков серого цвета и глубокой, засасывающей черноты она села на склон, поросший зеленой травой, постаравшись оказаться как можно дальше от края пропасти. Прямо перед ней водопад швырял серебристую пену в звездное небо.
  Стало немного тише. Известняковая оболочка кое-где начала отваливаться у нее в рюкзаке, и ее ладони покрылись мелкой пылью, а сам камень стал более гладким. Звездный свет окутывал его едва различимыми тенями; Стелла провели пальцем по глазницам и рту, потом по треугольнику носа.
  В этом освещении, где царили белый свет и серые тени, череп стал похож на покрытое синяками лицо Кита, и она не могла ненавидеть его и разрушения, которые он нес в мир. Грохот воды заглушил голос Тони Буклесса. «На этом камне и без того уже слишком много крови. Избавься от него, Стелла…»
  И все же…
  Ей было трудно забыть о чувстве, с которым она впервые взяла его в руки. Даже под водой, несмотря на то что она смертельно замерзла и едва не утонула, ощущение возвращения домой, его радостного приветствия, воспоминание о заключенном договоре, о котором она забыла и только сейчас снова вспомнила, было всепоглощающим. Следы тех переживаний все еще оставались в ее сознании.
  Ночной ветерок поднял клочья пены с воды и бросил их ей в лицо и на руки. Она сорвала стебелек травы и принялась его жевать. Конец стебелька щекотал язык. От резкого, сладкого сока во рту образовалась слюна.
  Закрыв глаза, Стелла принялась искать в своем сознании присутствие камня в надежде услышать объяснение смертям, которым он стал причиной. Он был с ней всю дорогу, пока она добиралась до Фелл-Бека. Но сейчас каким-то непонятным образом исчез или вел себя так тихо, что она его не чувствовала.
  Она снова открыла глаза. Из-за какой-то необъяснимой игры света и тени ей вдруг померещилось лицо Кита, которое смотрело на нее из белого известняка, пустое, разбитое, неживое, словно кукольное. Голос Тони Буклесса гремел среди грохота падающей воды, мимолетная тень вернула воспоминание о промчавшемся мимо мужчине, пробежавшем под ней в пещере, твердо решившем убить Кита.
  «Избавься от него!»
  Гейпинг-Гилл находился совсем рядом, Фелл-Бек низвергался вниз, в пещеру, а дальше вливался в подземную яму, которую не решались исследовать далее спелеологи и опытные ныряльщики.
  Стелла взяла голубой череп в руки и подняла, приготовившись бросить вниз.
  Осколок голубого света у нее в сознании спрятался в самый дальний уголок, он так устал, был таким старым и измученным, он истратил почти все свои силы. Или, может, был слишком молодым, как ягненок, родившийся холодной зимней ночью, он плакал и плакал, но никто его не покормил, и он совсем ослабел от своих жалобных воплей.
  Стелла опустила руки. С удивившей ее саму нежностью она прижала камень к груди и почувствовала прикосновение грубого известняка сквозь тонкую футболку. Ее сердце билось для него, как билось только для Кита, но иначе; она никогда не хотела защитить Кита так, как мечтала защитить тот грязный кусок камня.
  — Мы должны тебя очистить, чтобы ты снова обрел целостность,  — сказала она вслух.
  Голубая искра вспыхнула и разгорелась, точно свеча от сквозняка, грозящего ее потушить. Прижимая к груди камень, Стелла поднялась и огляделась по сторонам.
  Близился рассвет, и овцы начали просыпаться. Небо стало светлее, а Гейпинг-Гилл окутали еще более мрачные тени, вода обрушивалась вниз все с такой же головокружительной скоростью. Они ждали, эти двое, наделенные той же древней мудростью, что и камень, который она держала в руках. Интуиция подсказывала Стелле, что их следует накормить.
  Она убрала каменный череп в рюкзак, предварительно завернув в полотенце, и принялась искать на утоптанной овцами земле камень того же размера и схожей формы.
  Ей пришлось сделать большой круг, перелезть через прополочное ограждение и подойти к болоту, прежде чем она нашла то, что искала.
  Когда она вернулась, трава на выпасе уже приобрела ярко-зеленый цвет, а в потоках воды то и дело возникали серебристые искры. Только пропасть перед ней окутывал такой же непроницаемый мрак. Стоя спиной к солнцу, так что ее тень падала на воду, Стелла размахнулась и швырнула только что найденный камень в зияющую черную пасть.
  Он исчез на удивление быстро, а через мгновение она услышала, как он раскололся о дно.
  — Молодец,  — послышался голос Тони Буклесса у нее за спиной.  — Я не был уверен, что ты сможешь это сделать.
  Стелла замерла на месте. Он только что закончил подъем, и его тень слилась с ее тенью, растянув ее в длину, а их головы нависли над пропастью.
  — Мне приснился Кит,  — сказала она.  — Мне показалось, что камень… что он хотел сюда попасть.
  Где-то в глубине ее сознания сущность, ставшая ее частью, замерла, ожидая продолжения.
  — Я слышал, как ты встала,  — сказал Тони.  — Когда ты не вернулась, я подумал, что тебе может понадобиться помощь.
  — Спасибо.
  Стелла снова лгала, но на сей раз камень был ни при чем, и она ни капли не сожалела о том, что сделала.
  Буклесс показал ей телефон.
  — Мне только что позвонили из больницы. Кит пришел в себя и спрашивал о тебе. Ты готова отсюда уйти и поехать со мной к нему?



  ГЛАВА 9

  На борту «Авроры», оказавшейся в одиночестве в Карибском море, в половине дня пути от Замы[5 - Древнее название города Тулум, Мексика.], Новая Испания
  Сентябрь — октябрь 1556 года


  Со всех сторон расстилалось спокойное море. Впервые за педелю, прошедшую после шторма, «Аврора» расправила паруса и мчалась полным ходом. Воздух наполняли шипение и грохот волн, ударяющих о нос корабля, хлопанье парусов на трех мачтах, пение веревок и штагов, где-то вдалеке слышался печальный крик птицы.
  Седрик Оуэн поднялся до рассвета и стоял, прислонившись спиной к фок-мачте, порывы ветра играли его волосами. У него под ногами палуба равномерно поднималась и опускалась, а мирное море облизывало нос корабля пенными волнами.
  Ночь была почти такой же, как в первый день шторма, если не считать того, что теперь они плыли в полном одиночестве. Как и предсказывал голубой камень, «Аврора» отбилась от конвоя в разразившемся хаосе ветра и дождя.
  Команда «Авроры» видела только один утонувший корабль, остальные исчезли в потоках дождя и порывах дикого ветра. Против всякого здравого смысла де Агилар два дня водил судно кругами в неспокойном море в надежде увидеть флаг или кусок паруса, рассчитывая разглядеть живых людей среди обломков, мечущихся в волнах.


  Ничего и никого не обнаружив и понимая, что сильные порывы ветра могут сорвать мачты, он в конце концов неохотно отдал приказ взять курс на запад, не имея ни малейшего представления о том, ищут ли их так же, как он искал тех, кому удалось выжить, или все остальные стали жертвой ярости стихии. Каждый, кто находился на борту, испытывал боль расставания, гораздо более мучительную, чем то, что они чувствовали, покидая Севилью пять недель назад.
  Плыть в одиночестве было совсем не то же самое, что являться частью конвоя, все равно что идти под порывами сильного ветра по скалистому уступу без ограждения. Вначале ощущение изоляции пугало Оуэна, но неделя покоя и уверенность, с которой де Агилар управлял кораблем, все изменили, и вскоре он уже чувствовал восторг, радовался свободе и не хотел, чтобы это когда-то закончилось.
  Только вот голубой живой камень желал большего. Его настойчивые призывы разбудили Оуэна еще до рассвета и привели сюда, на это место, к мачте, откуда он мог наблюдать, как бесконечные черные просторы моря сливаются с небом на далеком, неразличимом горизонте.
  Никогда еще он не видел такой абсолютной ночи. Граница между светом и тьмой отсутствовала, и горизонт исчез, превратив небо и море в единое целое. Бесчисленные созвездия отражались в океане, их сияние возвращалось обратно в небо, и Оуэна со всех сторон окружали яркие точки света в темноте, которой не было конца.
  Лишь в одном месте, впереди и немного в стороне по левому борту, возник свет, более оранжевый, чем сияние звезд, и мигающий время от времени, точно пламя костра.
  Оуэн наблюдал за ним, пытаясь понять, что это такое, когда ночной мрак разорвали первые лучи солнца, пролившиеся на воду.
  Этот момент, наполненный чистым восторгом, принадлежал только ему одному — в одно короткое мгновение чернильная таинственность ночи уступила место ослепительно голубым и золотым краскам рассвета на море.
  От такой красоты замирало сердце. Поскольку Оуэн не верил в божью благодать, он последовал своей многолетней привычке и открыл сердце, чтобы поблагодарить голубой камень, который, несмотря на все препятствия, привел его сюда.
  — Ради таких мгновений стоило столько пережить, верно?
  Тихий голос испанца прозвучал слева от него, куда рассвет еще не добрался. Фернандес де Агилар умел очень тихо ходить по своему кораблю.
  Оуэн вздрогнул и вдруг понял, что рад возможности разделить с ним это мгновение.
  — Если бы мне было суждено умереть прямо сейчас, увидев это, я бы не стал жалеть о том, что моя жизнь слишком рано подошла к концу,  — сказал он.
  — Вам следует быть осторожнее в словах,  — пожурил его де Агилар.  — Не стоит легкомысленно относиться к смерти и звать ее. К наступлению ночи мы доберемся до земли. Вы об этом знали?
  — Догадывался. А вам известно, куда мы направляемся после того, как шторм заставил нас так сильно изменить курс?
  — Я был бы плохим капитаном, если бы не знал, куда привел свой корабль, верно?
  Испанец сел, прислонившись к мачте спиной и подтянув к груди колени. Впервые за все время их знакомства он был одет довольно небрежно; белая рубашка навыпуск, манжеты и воротник расстегнуты. У него еще болела сломанная рука, но повязка стала тоньше, и Оуэн был уверен, что к концу месяца с ней можно будет расстаться.
  — Мы направлялись в Кампече,  — сказал де Агилар.  — Это к северу отсюда, на западном побережье полуострова. Но нам не хватит еды и воды, чтобы туда добраться, поэтому мы зайдем в город Тулум, так назвал его мой двоюродный дед из-за окружающей его со всех сторон стены. Местные жители называют его Зама, что означает «рассвет», и мы только что увидели почему. Ночью аборигены предупреждают корабли о скалах, и плавать здесь достаточно безопасно. Если вы отвернетесь от солнца и посмотрите по левому борту, то увидите огонь, который горит в башне, стоящей на берегу моря.
  — Значит, это огонь? А я все пытался понять, что это такое. Не думал, что дикари имеют представление о маяке.
  — У них есть много того, что мы даже представить себе не можем по рассказам о них. Королю выгодно, чтобы мы считали их примитивным народом и могли демонстрировать им свое презрение. Мой дед сначала думал, что они невежественные дикари, пригодные лишь для того, чтобы стать рабами во славу христианства. Его товарищ Гонсало Герреро раньше его понял, что это не так, и тридцать лет сражался вместе с местными жителями против Испании.
  — И тем не менее вы приплыли сюда, чтобы покорить их?
  Де Агилар покачал головой.
  — Ничего подобного. Я хочу, чтобы мы и они стали богатыми в новом мире, который уничтожит старый. Те, кого вы называете дикарями, совсем не глупы. Они выкрасили весь свой город в кроваво-красный цвет в качестве предупреждения соседям, чтобы те на них не нападали, а с другой стороны обезопасили побережье при помощи таких инженерных достижений, что наши архитекторы заплакали бы от зависти. Маяк, огонь которого вы видите, представляет собой вовсе не грубую колонну, какие встречаются вдоль берегов Англии и Испании, это пирамида с квадратом в основании, размерами и красотой не уступающая нашим соборам. Резьба и настенная роспись своим великолепием и сложностью превосходят египетские. Их письменность так же недоступна нашему пониманию, как и картины на стенах пирамид. А главное, люди, создавшие все это, живы и могут рассказать нам, что означают их рисунки, в то время как египетские древности остаются за гранью нашего понимания.
  — А они станут нас учить? Или намерены с нами сражаться, как это произошло с Эрнаном Кортесом?
  Де Агилар вычистил грязь из-под ногтя и, подняв голову, сказал:
  — Я надеюсь, что они не станут с нами воевать, но уверенности у меня нет. Зама находится на берегу океана, обращена к востоку, и жители города каждое утро видят красоту, которая благословила нас только сейчас. Мне бы хотелось думать, что, купаясь каждый день своей жизни в сиянии восходящего солнца, они больше расположены к фермерству, а не к войне, но я могу ошибаться.
  — В таком случае, если вы ошибаетесь, нам следует приложить усилия и воспользоваться тем, что у нас есть сейчас.
  Оуэн скользнул вниз вдоль мачты и сел лицом к солнцу. Откинув голову назад, он закрыл глаза, и привычное голубое сияние неба исчезло. На мгновение в его сознании вспыхнул не имеющий границ внутренний свет живого камня, а затем его края окрасились в красный цвет, едва различимый, но этого хватило, чтобы Оуэн уловил предупреждение.
  — В какой бы цвет местные жители ни красили свои стены,  — сказал он, не открывая глаз,  — мне кажется, что они не единственная опасность, которая нам угрожает.
  — Совершенно верно. Если мне сказали правду, в Заме есть священник, который уступает лишь епископу Юкатана в своем желании установить власть инквизиции в Новой Испании. Он иезуит и видит снижение влияния его родной церкви в Европе в том, что немцы, шведы и англичане грабят монастыри и забирают у них золото. Он мечтает наполнить церковные сундуки сокровищами Нового Света. Естественно, он не говорит об этом открыто; в своих письмах домой он пишет, что стремится привести языческие души к Богу и таким образом спасти их от вечного пребывания в адском пламени. Чтобы добиться своей цели, он готов подвергнуть смерти на костре столько безбожников, сколько потребуется, ради очищения их священным огнем.
  Де Агилар замолчал, и Оуэн услышал шорох одежды, когда капитан к нему повернулся.
  — Соблюдайте осторожность, друг мой,  — проговорил он тихо своим красивым голосом.  — Многие из тех, кто встретил смерть на костре, не владели черепом из чистого хрусталя, который могли бы прихватить с собой на казнь.
  Его слова поразили Оуэна своей неожиданностью. Он открыл глаза и взглянул на невообразимо голубое небо.
  — Как давно вы знаете?
  — Почти неделю. Если вы помните, перед вторым, еще более страшным тайфуном выдалась спокойная ночь. Во время обеда я извинился и вышел. Я не жду от вас прощения, но вам следует понимать, что я не готов рискнуть своим кораблем и людьми и пуститься в незапланированный, да к тому же не слишком хорошо разведанный путь, не зная, для кого или чего это делаю.
  — И потому вы отправились в мою каюту и нашли там камень?
  — Он лежал на видном месте, словно ждал, что я его найду. Я к нему не прикасался; это было бы святотатством, но я почувствовал его расположение, какое до сих пор встречал только со стороны Глухого Педро, который научил меня всему, что я знаю про море, и который до сих пор радуется мне, точно любимому внуку, когда я его навещаю.
  Оуэн немного повернул голову, чтобы видеть своего собеседника.
  — Все люди, кого я встречал, за исключением Нострадамуса, либо боялись этого камня, либо мечтали им завладеть. Являетесь ли вы еще одним исключением или камень растерял свою силу и больше не может влиять на умы людей?
  Между ними повисло молчание, которое нарушал лишь шорох волн, ударяющих в борт корабля. Наконец де Агилар сказал:
  — Если бы у меня была жена, наделенная исключительной красотой и мудростью, такая, в которой вы бы видели все, что мечтали увидеть в женщине, вы бы захотели забрать ее у меня?
  — Я бы ничего не желал у вас забрать, в особенности свободное сердце, отданное по доброй воле.
  — В таком случае почему я должен поступать иначе? Камень, вне всякого сомнения, принадлежит вам, во всех отношениях. Это не означает, что я не хотел бы им владеть, но я не позволю себе этого хотеть.
  — Ваша честность заставляет меня устыдиться самого себя,  — смущенно проговорил Оуэн.  — Вы капитан этого корабля, и я обязан вам жизнью. Более того, я видел, как вы обращаетесь со своими людьми, и уважаю все, что вы делаете. Я ни за что не стал бы утаивать от вас правду, но…
  — Но всегда трудно понять, кому можно доверять, а кому нет, я знаю. А возможно, дело в том, что вы не хотите отягощать своих друзей таким знанием.
  Оуэн не рассматривал Фернандеса де Агилара как своего друга и не представлял себе, что тот может относиться к нему именно так. Но сейчас, когда слова были произнесены, после всего произошедшего сию минуту он понял, что это правда, и даже сумел увидеть, как развивалась их дружба из серии ничего не значащих разговоров, которые, однако, имели огромный смысл и были пронизаны искренностью, и как он медленно, постепенно научился уважать этого человека.
  Произошло то, чего он когда-то боялся: он пал жертвой интереса, который проявлял к нему де Агилар, но ни капли об этом не жалел.
  — Зачем вы это сделали?  — спросил он и с благодарностью обнаружил, что де Агилар не стал притворяться, будто не понял вопроса.
  — Вы спасли мне жизнь, разве это не достаточная причина?  — Испанец пожал плечами.  — За вашей внешней наивностью, в которую так легко поверить, кроется сила, превосходящая дюжину тщеславий.
  — Я никогда не смогу полюбить вас, как мужчина любит женщину.
  — Я знаю. И не стану вас об этом просить. Более того, мне это не нужно. Я тоже когда-нибудь найду себе жену. Но есть такая вещь, как единение умов между мужчинами, наделенными одинаковой отвагой, это не менее ценно, чем постельные утехи, и гораздо долговечнее дней плотской любви. Я надеялся, что нас объединит такая дружба и что вы, возможно, захотите рассказать мне, хотя бы частично, историю вашего голубого камня, ровно столько, сколько посчитаете безопасным.
  — Возможно… вполне возможно.  — Оуэн закрыл лицо руками, не имея ни малейшего представления, что этот жест показал, как он еще молод и как невинен.  — Этот камень со мной всю мою жизнь. Я люблю его и все, что он с собой несет, но я не готов с легкостью возложить столь тяжкую ношу на другого человека, в особенности на того, кем восхищаюсь. И тем не менее… в тот вечер, когда я отправился на обед, я не оставлял его на виду — он был надежно спрятан, как и всегда.
  — Камень сам позволил мне его увидеть?
  — Похоже на то.
  На некоторое время воцарилась тишина, корабль почти бесшумно разрезал воду. Крики птиц, более настойчивые, чем прежде, зазвучали громче, хотя сами они оставались едва различимыми черточками на горизонте.
  Де Агилар засунул руку под рубашку и достал из потайного внутреннего кармашка какую-то блеснувшую золотом вещицу.
  — Священника из Замы зовут отец Гонсалес Кальдерон. По всем сведениям, он настоящий фанатик, получает наслаждение от страданий других людей, и я думаю, нам нужно соблюдать в его присутствии крайнюю осторожность. По меньшей мере мы должны выглядеть добропорядочными христианами. Если вы не посчитаете мою просьбу оскорблением, возможно, вы согласитесь принять от меня это?
  Маленькое золотое распятие изумительной работы раскачивалось у него на пальце.
  — Оно принадлежало моей матери,  — просто сказал Фернандес де Агилар.  — Но его вполне может носить мужчина.
  Солнце коснулось креста, медленно качающегося в набирающем силу ветре, и во все стороны рассыпались ослепительные лучи света, значительно превосходящие по красоте металл, из которого был сделан крест. Оуэн потянулся к нему, и голубой камень, не принимавший никаких других религиозных артефактов, не стал возражать.
  — Благодарю вас,  — сказал Оуэн.  — Для меня это огромная честь.



  ГЛАВА 10

  Зама, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  По спокойной воде, сверкающей в лучах полуденного солнца, «Аврора» медленно вошла в естественную гавань, чуть ниже города Зама, названного так благодаря рассветам, которые можно было из него наблюдать.
  Белые известняковые скалы, точно стражи чистоты, вздымались по обе стороны от корабля, приближающегося к городу из удивительного кроваво-красного камня. С трех сторон городские постройки были окружены стенами, с четвертой высилась громадная красная башня в форме пирамиды, служившая маяком.
  Команда собралась на палубе, по левому и правому борту от носа до кормы, и пыталась с помощью навощенного лотлиня измерить глубину и оценить природу морского дна под ними.
  Тихие голоса докладывали результаты де Агилару, который стоял вместе с Хуаном-Крузом около штурвала; левый борт, корма, третий матрос, пять фатомов,[6 - Мера длины для измерения глубины воды. 1 фатом равен примерно 1,8З метра.] песок; левый Порт, нос, четвертый матрос, четыре с половиной фатома, песок исчез, наверное, камень. Правый борт, нос, первый матрос, три фатома, водоросли и грязь.


  Из этой неизвестности дюйм за дюймом капитан осторожно привел свой корабль в место, где смог спокойно бросить якорь и спустить маленькую лодочку, чтобы вместе с соратниками ступить на землю.
  Их появление не осталось незамеченным. В течение последних нескольких часов, с того самого момента, как они смогли разглядеть гавань, они видели растущую толпу местных жителей, которые ждали их на берегу, разодетые в яркие, словно оперение птиц, наряды, в украшенных огромным количеством зеленых перьев шляпах, так что Седрик Оуэн, проведший много дней в море, с удовольствием представил себе, что это женщины и им есть что продать.
  Впрочем, теперь его радостное предвкушение померкло, потому что отсюда, с близкого расстояния, стало ясно, что все до единого на берегу — мужчины, причем с оружием в руках. По крайней мере дюжина в передних рядах держали ружья с таким видом, будто умели с ними обращаться. Остальные по большей части были вооружены копьями или длинными деревянными дубинками с черными сторонами.
  — Они называют их макуавитль,  — тихо проговорил де Агилар, который стоял рядом с Оуэном на носу маленькой лодочки, держа в руке моток веревки и готовясь спрыгнуть на берег.
  У него за спиной шестеро матросов сидели на веслах, с привычной и уверенной синхронностью поднимая и опуская лопасти в воду.
  — Мой двоюродный дед объяснял мне, что это величайшее из ручного оружия, какое он когда-либо видел в действии. Их делают из твердого дерева, в которое вставляют острые обсидиановые лезвия. Воины из племени майя не отличаются крупным телосложением, поэтому они держат его двумя руками, что позволяет сделать широкий замах и придает дополнительную силу удару. У Педро де Морона, который сражался вместе с Кортесом, одним ударом такого оружия снесло голову лошади. Кортес предложил тем, кто перешел на его сторону, железные мечи, но они заявили, что обсидиан надежнее и острее. Он им поверил, только когда увидел обезглавленную лошадь.
  — А теперь они собираются доказать то же самое нам,  — заключил Седрик.  — Они так столпились, что их трудно сосчитать, но, думаю, они превосходят нас числом в соотношении по меньшей мере три к одному, и я не вижу радушия на их лицах, несмотря на яркие одежды и перья.
  Де Агилар спокойно кивнул.
  — Тогда мы умрем быстро, успев увидеть восхитительный восход солнца. Я бы предпочел это другому варианту. Человек, который идет сквозь толпу, весь в черном, с серебряными украшениями на шее,  — отец Гонсалес Кальдерон. В его присутствии нам остается надеяться, что, если местные жители нас невзлюбят, нам грозит быстрая смерть от черного обсидиана, а не та, что принята в Европе,  — от пыток и огня. Что говорит ваш голубой камень?
  — Что он возвращается домой и с нетерпением ждет момента, когда окажется на земле,  — сказал Оуэн, которому с трудом удавалось собраться с мыслями, так громко звучала дикая песнь у него в голове.  — Он ничего не говорит о том, как нас примут, когда мы доставим его туда. Вы собираетесь бросить веревку священнику?
  — А кому еще?  — ухмыляясь, спросил де Агилар.  — Смотрите внимательно и учитесь правильно разговаривать с туземцами.


  Деревянная пристань была такой новой, что еще не успела обрасти ракушками. Священник в черном одеянии остановился на краю и ловко поймал веревку, которую ему бросил капитан. Двое местных жителей замерли в двух шагах у него за спиной. У них единственных из всех собравшихся на берегу штаны и куртки были из простой ткани, и они были без оружия.
  Священник налег на веревку, и она натянулась. Лодка стукнулась о причал, а в следующее мгновение Фернандес де Агилар ловко выпрыгнул на деревянную пристань и остался стоять, слегка раскачиваясь, словно море еще не выпустило его из своих объятий. Затем на глазах у всех он отвесил самый низкий и изящный поклон, какой Седрик Оуэн когда-либо видел в жизни.
  — Позвольте представиться, сэр, я Фернандес де Агилар, простой капитан корабля, но я привез с собой сэра Седрика Оуэна, нашего корабельного врача и сведущего астролога. Он приехал с рекомендациями самой Екатерины де Медичи, королевы Франции. Я представляю его вам и вашим друзьям. Вы, разумеется, отец Гонсалес Кальдерон, служитель нашей церкви в Заме, в Новой Испании. Мы только сегодня утром говорили о вас и о том, как вы будете рады познакомиться с нашим уважаемым пассажиром. Подождите немного, мы положим доску, чтобы доктор смог сойти на землю.
  — Нет.
  В следующее мгновение вокруг воцарилась гробовая тишина, даже чайки перестали кричать.
  Священник оказался крупным мужчиной, широкий в корпусе и мускулистый. На шею его свешивались многочисленные подбородки. На груди красовалось распятие из необработанного серебра, самое большое и тяжелое из всех виденных до сих пор Оуэном.
  Одно произнесенное им слово заставило гавань замереть. На глазах у всех, кто находился в лодке, на корабле и на земле, он свернул веревку и с размаху швырнул ее точно к ногам Седрика Оуэна.
  — Вам следует знать, что у нас здесь была эпидемия оспы,  — сказал он громко, чтобы все его услышали.  — Она закончилась, но прежде Господь забрал к себе половину мужчин, женщин и детей города. Поэтому мы опасаемся чужестранцев, которые могут привезти к нам что-нибудь подобное. Может ли ваш знаменитый врач поклясться именем Господа, что вы не принесете нам никакой болезни?
  Священник обращался к де Агилару, но его глаза, остановившиеся на Оуэне, метали сердитые молнии, словно оспа держала его сознание в плену.
  Неожиданный вопль, раздавшийся в голове Оуэна, был таким пронзительным, какого он еще никогда не слышал. Пытаясь унять его, он посмотрел мимо священника в черном одеянии на двух туземцев, стоявших позади…
  …и оцепенел, потому что внезапно утратил способность двигаться.
  Мужчины, сопровождавшие священника, были одеты очень просто, в самые обычные штаны и куртки из неотбеленного хлопка; оба гладко выбриты, с широкоскулыми лицами, большими глазами и густыми волосами до плеч. Тот, что слева, гладил пальцами маленький деревянный крест, висевший у него на груди, и без особого интереса посматривал на «Аврору» и ее команду.
  Другой же не сводил глаз с Седрика Оуэна — и тому показалось, что его взгляд проник сквозь него и достиг голубого камня.
  Никогда до сих пор Оуэн не чувствовал себя так, словно ого вдруг выставили напоказ. Резкий, холодный ветер жалил так, будто с него сорвали всю одежду, а вместе с ней и половину кожи.
  В это бесконечное, парализовавшее его мгновение Оуэн неожиданно сообразил, что в отличие от своего товарища этот туземец выглядит и держится как воин. Широкий зигзагообразный шрам шел через всю левую щеку и казался искусственным. Глядя Оуэну в глаза, воин коснулся шрама двумя пальцами и отвернулся.
  И тут же пронзительный вопль, оглушавший Оуэна, стих. Он снова был в состоянии слышать окружающий мир и слова священника:
  — Сеньор Оуэн? Вы врач, а также астролог. Вы можете поклясться именем Господа, что ваш корабль не принес нам никакой болезни?
  Священник отбрасывал такую тень, словно был громадной горой. Глядя на него и его могучее тело и понимая, какую опасность он собой представляет, Оуэн сразу забыл о том, как один-единственный взгляд туземца со шрамом сначала раздел его догола, а потом снова вернул ему одежду.
  Они ждали его ответа.
  — Нет,  — проговорил Седрик Оуэн.  — Я не могу ничего гарантировать и уж, вне всякого сомнения, не стану клясться именем Господа. Я могу лишь сказать, что провел с этими людьми два месяца в море, и за это время мне пришлось иметь дело лишь с обычными желудочными расстройствами и вывихнутым плечом, когда матрос слишком долго держался за трос. Еще я могу сообщить вам, что мы заходили в Панаму, чтобы взять на борт еду и воду, а также местного юношу, который решил посвятить свою жизнь морю. Мне представляется, что, если бы на борту нашего корабля была какая-нибудь болезнь, он бы ею заразился, и так же точно, если бы он принес болезнь к нам, мы бы уже заболели. Ввиду всего этого я могу дать любую клятву, какая вас устроит, в том, что не видел никаких признаков, указывающих на наличие болезни, но не более того. Если вы хотите, чтобы мы снова вышли в море, несмотря на то что наши трюмы заполнены ружьями и порохом, свинцом и сталью, вы можете так нам и сказать. Я уверен, что подданные короля Филиппа в Кампече с радостью нас примут.
  Он не собирался говорить ничего подобного, слова срывались с его губ, и он слышал их одновременно со всеми остальными и с таким же удивлением.
  Фернандес де Агилар метнул в него изумленный взгляд, который тут же стал задумчивым, когда священник склонил голову, будто бы в молитве, а потом проговорил:
  — Прекрасно сказано, англичанин. Если бы вы поклялись именем Господа, что ваши люди совершенно здоровы и не несут в себе никакой заразы, я бы приказал вас пристрелить, а ваш корабль сжечь в открытом море. Пристань тоже была бы уничтожена — именно так мы поступили с предыдущей, через которую к нам пришла болезнь.
  — И совершенно напрасно,  — заметил Оуэн.  — Вы стоите достаточно близко к дону Фернандесу, чтобы стать источником болезни, если бы он был болен. Вы вернулись бы к своему народу, распространяя болезнь повсюду, куда ступила бы ваша нога.
  — Только я бы не вернулся к своему народу. Мой служитель, Диего…  — священник махнул рукой в сторону воина со шрамом,  — получил приказ перерезать мне горло, а потом и свое собственное. Доминго…  — он показал пальцем на другого, более сдержанного служителя,  — вышел бы в море, он выбрал именно такую смерть. После нашей смерти воины, стоящие во втором ряду, подожгли бы огненными стрелами ваш корабль. Ни один сын не станет охотно убивать своего отца, но они бы выполнили мой приказ, и я в это верю.
  Оуэн заметил, как напрягся Фернандес де Агилар.
  — Эти люди считают вас своим отцом?  — спросил он.
  Лицо Гонсалеса Кальдерона оставалось непроницаемым.
  — Я считаю себя их отцом во имя Бога,  — ответил он.  — Я уверен, что, если я скажу им, что вы не принесли с собой болезнь, а пришли с дарами и знанием, которое поможет нам восстановить потерянное, они позволят вам высадиться на берег. Дальнейшее в руках Бога. Я могу гарантировать вашу безопасность не больше, чем доктор гарантировал здоровье ваших людей.



  ГЛАВА 11

  Колледж Бидз, Кембридж
  Июнь 2007 года


  Единственная ветка лилий, оставшаяся после свадьбы, стояла в комнате Кита, на низком столе из ясеня.
  Благодаря мастерству архитектора тюдоровских времен примерно половина комнаты нависала над рекой Кем. Окна с трех сторон впускали внутрь яркое летнее солнце, внизу катила свои зеленые воды река. В открытое окно вливался запах почти неподвижной воды, который смешивался с мимолетными ароматами цветов, принесенных друзьями по случаю возвращению Кита домой из больницы и расставленных по всей комнате.
  Поскольку они были его друзьями, им хватило такта не присутствовать при том, как он вернулся, с помощью Стеллы выбрался из машины «скорой помощи», опираясь на две палки, и поднялся вместе с ней по лестнице в большое, светлое пространство, которое называл своим домом.
  Кит стоял, слегка покачиваясь, около стола с цветами, но смотрел на реку, текущую внизу; движение серо-зеленой воды было еле заметно, а мерцающий над ней воздух и диковинная игра света на стекле создавали впечатление, будто та часть комнаты, что выступала над рекой, становилась больше и парила, «подвешенная между небом и водой», как и задумали архитекторы времен Тюдоров.
  Кит повернулся вокруг своей оси, глядя на небо, тонкие полоски облаков и опаленную солнцем траву Мидсаммер-Коммон; река, заполненная туристами в плоскодонных яликах и студентами, празднующими сдачу экзаменов; идеальная лужайка Ланкастерского двора с ее оградой и бронзовой статуей Эдуарда III, Плантагенета, чей сын основал колледж Бидз в порыве сыновней благодарности по случаю победы отца над французами в Креси, в 1346 году.
  Стелла наблюдала за тем, как Кит вернулся в комнату и в свою жизнь и вспоминал о том, кем он был и кем стал. Его палки замерли и остановились.
  Он встретился с ней глазами, каре-зелеными, беспокойными, наполненными новыми чувствами, которых она не понимала.
  — Я помню лилии,  — сказал он.
  — Кит…
  Она не могла сдвинуться с места, и по спине у нее пробежал холодок. С того самого момента, как она встретилась с ним в больничной палате, он держался холодно, казался далеким и совсем не таким, каким она его знала.
  Сейчас она видела, как он собирается с силами, чтобы сказать что-то заготовленное заранее, то, чего она слышать не хочет.
  Его лицо походило на маску клоуна — одна сторона неподвижная, сплошной зеленый синяк, другая — живая и очень бледная. Он заставил себя улыбнуться этой половиной.
  — Ты должна от меня уйти. Сейчас, пока у тебя есть только хорошие воспоминания.
  Его чудесный, глубокий голос прервался и словно пролился через край, он услышал это и поморщился. Он смотрел ей в глаза и не отводил взгляда.
  — Не нужно…  — Стелла заплакала, хотя обещала себе не делать этого.  — Я от тебя не уйду. Ты не можешь меня заставить.
  — Я могу тебя попросить. Ради нас обоих.
  — Зачем ты так? Ты женился на мне меньше месяца назад. Я вышла за тебя замуж. Сейчас не время сдаваться.
  Он нахмурился и покачал головой. Его руки, державшие палки, дрожали. Ей хотелось подойти к нему, подхватить его, найти ему стул, привезти электрическое кресло-каталку, подготовить для него, чтобы он мог сидеть на нем и спать, и почувствовать себя дома, и больше ни о чем не беспокоиться. Она не могла сделать ничего этого до тех пор, пока они не договорятся о будущем, в которое оба смогут поверить.
  Тело не слушалось его так, как ему того хотелось. Он приподнял здоровое плечо.
  — Я не хочу быть с тобой таким, какой я сейчас. От меня мало что осталось.
  — Господи, Кит…
  Стелла вытерла лицо тыльной стороной ладони и попыталась отыскать в кармане шортов бумажный платок.
  Бесспорно, он изменился и больше не был таким, как прежде. Однако дела обстояли не так плохо, как говорили врачи после первого обследования. То, что он вообще мог ходить, являлось чудом современной медицины и доказательством терапевтической ценности внутривенных инъекций дексаметазона, дозами, достаточными, чтобы утопить слона. Так ей сказал врач-консультант в йоркширской больнице и в более сдержанных выражениях невропатологи в Адденбруксе в Кембридже, которые сделали ядерно-магнитный резонанс и компьютерную томографию и пришли к выводу, что либо им прислали не те пленки, либо боги пещер оказались исключительно благосклонны к доктору Кристиану О'Коннору, позволив ему так быстро и практически без потерь выйти из комы.
  Однако они были не в состоянии совершить еще одно чудо и вернуть ей его таким, каким он был прежде. Они отправили его домой лишь наполовину здоровым, мужчину, который мог неожиданно заснуть, улыбался половиной лица, не мог полностью управлять своей левой ногой и только частично владел левой рукой. Они отпустили его с палками, инвалидным креслом и списком упражнений, составленным физиотерапевтом, таким длинным, что он занял бы все его свободное время и, возможно, ускорил бы излечение. Они считали, что со временем он сможет отказаться от одной из палок.
  Они не могли сказать, будет ли он нормально ходить или бегать и вернется ли на его лицо прежняя настоящая улыбка, которую сейчас заменила жесткая неподвижность, сковавшая всю левую половину его тела.
  Кроме того, они не знали, вспомнит ли он о храме земли, каменном черепе, прячущемся в скорлупе из белой извести, о том, как он пробирался вдоль уступа, освещая себе путь двумя фонариками, а потом упал с него, о том, что все эти события заставили детектива-инспектора Флеминга снова открыть дело о покушении на убийство. В тот момент он едва помнил подробности собственной свадьбы.
  «Я помню лилии».
  По-настоящему живыми оставались только его глаза. Стелла никогда не могла до конца разобраться в их выражении, но в них всегда присутствовало ясное, отточенное чувство юмора, которое и привлекло ее в его жизнь. Теперь же они были от нее закрыты; она посмотрела на него и не смогла понять, о чем он думает и что чувствует.
  — Ты знаешь, что я прав,  — тихо проговорил он.
  — Нет.
  В отчаянии она потянулась к рюкзаку, который положила под стол. У нее были совсем другие планы.
  Одной рукой она развязала его, достала и положила на стол осыпающийся белый камень, который был целью жизни Кита, хоть и невзрачный, даже отталкивающий с виду, сбрасывавший хлопья белой перхоти на голый деревянный пол.
  Она ничего не почувствовала, никакого послания; голубая молния, обжигавшая ее сознание, не вспыхнула, и она не уловила вновь рожденную и одновременно древнюю незащищенность, тронувшую ее так сильно около Гейпинг-Гилл. Камень оставался в рюкзаке три недели, невидимый и неслышимый. Она не могла заставить себя взглянуть на него. На самом деле ничего не изменилось, она по-прежнему не хотела на него смотреть.
  — Я его не выбросила,  — сказала она.
  — Очевидно.
  Его лицо превратилось в неподвижную маску и на мгновение стало симметричным.
  — Пожалуй, мне лучше сесть.
  Кит покачнулся, опираясь на палки, выругался и, с трудом передвигая ноги, побрел к инвалидному креслу.
  Стелла хотела, чтобы он с радостью принимал ее помощь. Он мирился с ней, но не скрывал своего неудовольствия, хотя и позволил ей довести себя до кресла и устроить там так, как ее научили в больнице. Кит не спорил, когда она положила каменный череп ему на колени, а потом долго смотрел на артефакт в холодном молчании.
  Когда она уже решила, что напряжение прикончит их обоих, он поднял голову и в сопровождении стонов и скрипа новых колес подъехал на кресле к окну, где мог смотреть на воду.
  Стол из ясеня остался между ними; их свадебный подарок друг другу, купленный в другом веке и другими людьми. Она присела на его край.
  — Если ты его так сильно ненавидишь, мы можем выбросить его в реку прямо сейчас.
  — А это гарантирует нашу безопасность?
  — Дело только в этом? В нашей безопасности? Мне кажется, все гораздо сложнее.
  Он резко развернул свое кресло.
  — Кто-то пытался убить меня из-за него, Стелла. Куда еще сложнее?
  — Так выброси его.
  Они уже и раньше ссорились по этому поводу. Переход от ледяного холода к внезапному резкому раздражению был новым в нем, неожиданным и пугающим.
  Стелла обнаружила, что сжимает руки, и заставила себя опустить их.
  — Тони Буклесс сказал мне, чтобы я это сделала,  — проговорила она.  — Я пыталась, но не смогла.
  — Но ты заставила его поверить, что сделала это. И меня тоже.
  — Получается, что кроме всего остального я еще и врунья.  — Она повернулась к нему, не скрывая своей обиды.  — Я думала, ты будешь рад. Решила сделать тебе сюрприз, когда ты вернешься домой. Ты собираешься бросить меня из-за этого? В этом все дело?
  Она не могла усидеть на месте, повернулась к нему и принялась расхаживать вдоль окна, наблюдая за студентами, игравшими в мяч на Коммон, мечтая вернуться назад и сделать все иначе. Она трижды прошла двенадцать шагов, прежде чем он заговорил, и его голос прозвучал так тихо, что его почти заглушал шум, доносившийся снаружи.
  — Ты плохо умеешь врать. Тони не поверил, что ты его выбросила. Он считает, что ты влюблена в камень. Очевидно, он способен делать такое с людьми. И поэтому они умирают.
  Звук его голоса, а не произнесенные слова заставил ее замереть на месте; он прозвучал тихо и хрипло, она никогда такого не слышала. Стелла повернулась. Его глаза покраснели, но он заставил себя посмотреть на нее.
  — Ты плачешь?
  — Пытаюсь не плакать.
  — О господи, Кит…
  Ей пришлось приподнять его из кресла, чтобы как следует обнять, В этом долгом, безмолвном мгновении было больше близости, чем за три недели, прошедшие после несчастного случая. Недостаточно, но уже кое-что.
  Сквозь больничный дух пробивался его такой знакомый, привычный запах, который она любила. Она расстегнула его рубашку, прижалась носом к мягкой коже у него на груди и заговорила, обращаясь к его плоти, костям и сердцу:
  — Когда Тони тебе сказал?
  — Вчера вечером. Он вернулся, когда ты ушла домой. Он погладил ее по волосам, она сделала новую стрижку перед его возвращением домой, короче, чем раньше; меньше пальца на макушке. Он взъерошил их и поцеловал ее, и она почувствовала лишь половину его рта, которая действовала как нужно.
  — Я обещал ему убедить тебя уничтожить камень,  — сказал Кит.
  — Кит, я…
  — Я знаю, это было глупо, нужно было сначала поговорить с тобой. Но я не хочу, чтобы ты умерла, Стелла. Я слишком многого лишился, гоняясь за собственной мечтой. Я не хочу потерять еще и тебя. Мне этого не вынести.
  Она подняла голову от его груди.
  — Почему ты должен меня потерять?
  — Потому что Седрик Оуэн написал свои строки не только из любви к поэзии, это наставление и предупреждение.
  Он закрыл глаза и по памяти процитировал:
  — «Найди меня и живи, потому что я твоя надежда в конце времен. Прижми меня к себе, как ты прижал бы свое дитя. Слушай меня, как стал бы слушать свою любовь. Верь мне, как своему богу — кем бы он ни был».
  Он открыл глаза, сине-серые и прозрачные.
  — «Прижми меня к себе, как ты прижал бы свое дитя. Слушай меня, как стал бы слушать свою любовь». Ты именно так поступаешь?
  Она ничего не ответила; впрочем, в этом не было необходимости: Кит по-прежнему отлично ее понимал, даже не смотря на то, что она перестала понимать его. Он взял ее за руки, притянул к себе и прижал к груди, так что она видела только его глаза, широко раскрытые и серьезные.
  — Стелла, каждый, кто когда-либо брал в руки этот камень, кого он не оставлял равнодушным, умирал. Я бы тоже умер, если бы в пещере не оказалось воды. Тебе грозит еще более серьезная опасность, потому что ты его полюбила.
  Сильнее прижав ее к себе, он провел кончиком пальца по одному ее уху, потом по другому, и по ее спине пробежал обжигающий огонь, который проник в самую глубину ее существа.
  В три прошедшие недели она отдала бы все, чтобы почувствовать это, сейчас же схватила его за запястье и сжала.
  — Кит, послушай меня. Людей убивает не камень. Убивают люди, чтобы завладеть им или уничтожить его.
  — Ты так думаешь?
  Его рука неподвижно лежала в ее руке.
  — Я не знаю. Возможно и то и другое. В пещере охотник за сокровищами хотел уничтожить камень, а не тебя. Я так считаю.  — У нее все плыло перед глазами. Она посмотрела в окно и увидела пятна разных оттенков зеленого цвета.  — Только полиция нам не верит. Они свели все к несчастному случаю. А спасатели думают, что мы парочка туристов, которые заблудились в новой пещере.
  Кит нервно рассмеялся.
  — Так что тот, кто это сделал, все еще на нас охотится. Он совершенно точно знает, кто мы такие, зато нам вообще ничего о нем не известно. Господи, я все испортил, верно?
  — Ты не…
  — Испортил. Из-за меня все случилось. Моя дурацкая мечта, мое стремление найти камень, моя идея свадебного подарка. Прошу тебя, давай не будем спорить. Если хочешь и дальше идти этой дорогой, можешь взять на себя ответственность с нынешнего момента, а до того она моя. Договорились?
  — Договорились.
  — Спасибо.
  Он неуклюже развернул Стеллу, и теперь оба смотрели в окно, а потом Кит прижал ее к груди.
  Внизу студент в соломенной шляпе катал в лодке группу туристов. Хвастаясь своей ловкостью, он греб одной рукой, а в другой держал полный бокал шампанского. До них долетели голоса американцев, восхищавшихся Речной комнатой, когда они проплывали под ней.
  Они мгновение молчали, и Стелла окунулась в тепло произнесенных им слов, за которые могла ухватиться.
  «Я слишком многого лишился, гоняясь за собственной мечтой. Я не хочу потерять еще и тебя. Мне этого не вынести».
  Она немного откинула голову назад, ровно настолько, чтобы видеть его, а он увидел ее.
  — В пещере, когда мы нашли камень, ты сказал, что мы должны следовать за тем, что говорит нам сердце, куда бы оно нас ни привело. Это и есть главное. А вовсе не камень.
  Он ничего не сказал, только положил подбородок ей на макушку, продолжая смотреть в окно. Лодка проплыла мимо, и чужие голоса стихли. Чувствуя, как холод сковывает все у нее внутри, Стелла проговорила:
  — Если ты останешься здесь, а я уеду, чтобы побольше узнать про череп, это не будет означать, что я тебя не люблю. И что ты меня теряешь. Ты же ведь знаешь это, знаешь?
  — Знаю. И хочу, чтобы ты тоже знала, что, если я поеду с тобой, это не будет означать, что дело в камне.  — В его голосе прозвучала искорка веселья и что-то еще, но ей пришлось напрячься, чтобы это услышать. Он поцеловал ее в макушку.  — Ты очень храбрая женщина. Кстати, я говорил, что люблю тебя?
  — После пещеры ни разу.
  Стелла прижималась щекой к его груди, чувствуя, как бьется его сердце. Она подняла голову, и Кит медленно, не слишком точно наклонился, чтобы ее поцеловать.


  Вскоре после этого его сморил сон, хотя он всего лишь ее поцеловал. Он лежал в своем кресле, и его лицо стало во сне похожим на лицо ребенка. Стелла сидела, скрестив ноги, на голом дубовом полу, смотрела на реку и пыталась ни о чем не думать. Каменный череп лежал на низком столе из ясеня между ними; ничем не примечательный, скучный кусок известняка, который мог быть человеческим черепом.
  А мог быть и обычным камнем, который достали из богатого известью подземного озера.
  В ее сознании больше никого не было, оно принадлежало только ей одной; смутное присутствие мысли или ощущения, покинувшее ее около пропасти в Йоркшире, превратилось в воспоминание, но даже и оно постепенно таяло, и она временами думала, что это всего лишь игра ее воображения, разбуженного страхом перед пещерой.
  Она подвинула камень так, что на него падало яркое летнее солнце, а тени казались особенно четкими и резкими. Ветерок принес запах реки, лениво катящей свои воды, беспечное кряканье уток и уверенный голос молодого гида, проводящего экскурсию для группы ученых, которые гостили в университете.
  — …Речные комнаты, как будто подвешенные над рекой, являются уникальным примером достижений архитектуры эпохи Тюдоров, их строительство оплачено по распоряжению в завещании доктора Седрика Оуэна, самого крупного благотворителя и автора дневников Оуэна. В прошлом комнаты одно время занимал драматург и шпион Кристофер Марлоу, а также, по слухам, короля Карла Первого прятали здесь в течение восьми ночей в последний период Гражданской войны. Отсюда мы пройдем к маленькому камню у внешних ворот в большой двор, которым отмечено место, где Седрик Оуэн умер в день Рождества тысяча пятьсот восемьдесят восьмого года. Его похоронили в общей могиле где-то поблизости от ям, куда сбрасывали тела больных чумой, но перед смертью он…
  Голос смешался с обычными звуками летнего дня. Стелла поставила локти на колени, а подбородок пристроила на сплетенные пальцы и опустила голову так, что ее глаза оказались на одном уровне с глазами черепа.
  «Перед смертью Седрик Оуэн спрятал тебя в таком месте, где время и вода могли хранить твой секрет вечно. Но кто-то так сильно хотел, чтобы мы тебя нашли, что они воспользовались его манускриптами, в которые вставили свое шифрованное послание. "То, что ты ищешь, скрыто под белой водой". Зачем они это сделали?»
  «Зачем?»
  Кит первым задал этот вопрос, когда проанализировал дневники и обнаружил, что они написаны двумя разными людьми. Тогда впервые почти за целый год знакомства она видела его невероятно взволнованным, он расхаживал около огромного окна и без конца запускал руки в волосы.
  «Почему? Все, что нам известно про Седрика Оуэна, говорит о том, что он был хорошим, благородным человеком. Он так тщательно все спланировал; спрятал деньги и дневники и отправил письмо адвокату с распоряжением вскрыть его через сто лет после его смерти, чтобы корона не могла конфисковать его состояние. Он оставил указания, чтобы дневники были доступны общественности в любое время, велел "оберегать их от всевозможных бед и предоставлять каждому, кто захочет их увидеть для личных и академических целей". Он знал, как они повысят статус колледжа. И если они фальшивка, на это должна быть причина».
  В тот день шел дождь, и над Кемом висел туман. Речная комната балансировала над рекой, окутанной серо-зеленым сиянием, под гипнотический стук капель дождя по воде.
  Внезапно, под влиянием даже не оформившейся до конца мысли, Стелла сказала:
  — В тексте должно быть спрятано что-то еще. Ты криптограф. У тебя ведь весь текст записан на диск. Почему бы тебе не сопоставить ряды и не посмотреть, что из этого получится?
  Он промчался по комнате и поцеловал ее в лоб; сухое тепло его губ оставалось с ней еще долгое время после того, как стих смеющийся голос с ирландским акцентом.
  — Я говорил тебе, что ты гений?
  Стелла была знакома с ним уже год и половину этого времени любила его, но лишь совсем недавно начала понимать человека, прячущегося за голосом, и ум в его глазах. Она предложила Киту помочь с поисками, чтобы получше его узнать, и, конечно, из любопытства, которое вызывал у нее текст.
  Она была астрономом и плохо знала историю, но как раз недавно сдала свою письменную работу и теперь ждала, когда ее вызовут на устный экзамен. Времени у нее было не слишком много, но за прошедшие недели она узнала про английскую историю больше, чем на уроках в школе, которые слушала не очень внимательно, и обнаружила, что ей это нравится. Пока Кит сражался с колонками цифр, Стелла взяла отпечатанные оригинальные тексты и научилась разбирать трудные, переплетающиеся между собой буквы.
  Несколько недель спустя после бесконечных — и бесплодных — попыток провести нумерационный анализ, когда ей каждую ночь, стоило закрыть глаза, снился неразборчивый почерк человека, жившего в Елизаветинскую эпоху, Стелла увидела на последних страницах последнего дневника пятна и ошибки, которые не являлись, как все считали, результатом того, что дневник писался на борту корабля, а были сознательной попыткой скрыть известный стенографический шифр.
  Ей потребовалось менее двух часов, чтобы его перевести, еще час она провела в библиотеке, где нашла записи современных переводов шифрованных записей Джона Ди.
  «То, что ты ищешь, скрыто под белой водой».
  Стелла нашла текст, который они искали. Кит сумел в нем разобраться и понял, что он указывает дорогу к утерянному живому камню Седрика Оуэна. Кит, который много дней подряд изучал биографию сэра Седрика Оуэна, догадался, где искать места, о которых говорится в зашифрованных записях. Он исследовал карты и ранние геодезические отчеты, именно он рассматривал карты в Интернете, пока у него глаза не начали вылезать из орбит. Кит все организовал и взял на себя ответственность теперь, когда за ними по пятам шла смерть.
  Но в белую воду нырнула Стелла, и она отыскала там уродливый кусок белого известняка, Стелла полюбила его, и Стелла пыталась отыскать ответы на вопросы, мучившие ее по ночам и омрачавшие дни. Она, не понимая, что происходит, смотрела на камень.
  — Я что-то пропустила?
  Ноутбук Кита лежал под низким столом из ясеня; хранилище всего архива Седрика Оуэна плюс сотни файлов неудавшихся расшифровок и один — с успешной. Она вывела его на экран и перешла к строфе, которую Кит вспомнил.
  «Я твоя надежда в конце времен. Прижми меня к себе, как ты прижал бы свое дитя. Слушай меня, как стал бы слушать свою любовь. Верь мне, как своему богу — кем бы он ни был.
  Следуй по указанной тебе дороге и будь со мной в назначенное время и в назначенном месте. И сделай то, что предсказали хранители ночи. А после этого следуй велению своего сердца и моего, потому что они едины.
  Не подведи меня, ибо это будет означать, что ты подвел себя самого и все ждущие миры».
  Она принялась грызть кончик ручки.
  — Я прижимала тебя к себе, как прижимала бы дитя. И слушаю тебя во всем. Я готова тебе поверить, если ты дашь мне то, во что я должна верить. И я не бросила тебя в Гейпинг-Гилл, а это должно означать, что между нами возникли определенные отношения. Я готова идти по дороге, на которой ты мне покажешь что-нибудь полез…
  В этот момент в ее сознании не вспыхнул голубой свет, но ее пронзила неожиданная мысль.
  — Стелла Коди, ты идиотка. И к тому же слепая.
  Она вскочила на ноги и помчалась к письменному столу, стоящему в углу, туда, где Кит с патологической аккуратностью хранил все свои бумаги, а значит, она могла найти то, что надо, если знала, что ей требуется.
  Сейчас она совершенно точно знала это; она вытащила коробку с отпечатанными копиями первых трех дневников, блокнот и новую ручку и отнесла все к окну, остановившись лишь на мгновение, чтобы поцеловать тыльную сторону руки Кита.
  — Если я когда-нибудь снова решу сказать тебе, что ты настоящая задница, напомни мне о том, что сейчас произошло.
  Она произнесла это тихо, и он не проснулся, впрочем, он проспал почти целый день, пока она сидела, обложившись горами бумаг, изучала картинки на мониторе компьютера и задавала себе вопрос, который не приходил ей в голову раньше, постепенно подбираясь к ответу.


  — Привет. Кто-нибудь есть дома?
  Солнце клонилось к западу, и его янтарный свет проливался на реку. Ветерок стал холоднее и больше не пах так сильно водой. Гид и его подопечные давно ушли. Утки уплыли вверх по реке, где их подкармливали туристы, отдыхавшие в череде кафе и баров у моста Магдалены. Стелла сидела, скрестив ноги, грызла кончик ручки и в мягком вечернем свете делала записи в большом блокноте.
  — Меня тут не ждут?
  В дверях появился приземистый мужчина, и сквозняк разбросал бумаги.
  — Гордон? Конечно ждут, входите…
  Профессор Гордон Фрейзер, бакалавр, магистр, член Геологического общества, член Королевского общества и основной претендент на пост ректора колледжа Бидз в том маловероятном случае, если бы Тони Буклесс когда-либо отказался от него, был геологом и специализировался на осадочных породах, а еще спелеологом с мировым именем.
  Это был невысокий плотный мужчина с морковного цвета бородой и выступающими канатами сухожилий на предплечьях. Волосы обрамляли его голову шапкой роскошных завитков, на зависть всем женщинам мира. Одет он был в футболку Клуба спелеологов и скалолазов Кембриджа, со списком своих первых спусков на груди, который мог бы показаться невероятным, если бы Стелла не принимала участия в последнем и не знала, что все остальное чистая правда.
  В его речи ясно слышался акцент жителя северо-западной Шотландии, и рассказывали, будто он носит килт, хотя сама Стелла видела его в шотландском одеянии только один раз, три недели назад, когда Гордон Гном выступал в роли второго свидетеля на их свадьбе.
  Сейчас он смущенно замер на пороге с букетом фрезий в руках и заглядывал в дверь. Каменный череп оказался вне поля его зрения, и Стелла, прежде чем встать, быстро накрыла камень своим рюкзаком.
  — Извините, я увлеклась дневниками. Давайте сделаю нам кофе, а потом попробуем разбудить Кита. Он расстроится, если не повидает вас.
  — Кит не спит,  — откликнулся Кит со своего кресла, стоящего у окна.
  Он произнес это, слегка растягивая слова, так что было непонятно, проснулся он три часа назад или еще находится в полудреме. Колеса, работающие на батарейках, начали со стоном поворачиваться, и он пожал своим здоровым плечом.
  — Извини,  — ответил он на ее немой вопрос.  — Я должен был бы признаться раньше. Но это было такое удовольствие — наблюдать за тем, как ты работаешь.
  Его чуть отстраненный взгляд встретился с ее взглядом и сказал ей яснее слов, что ему тоже необходимо побыть одному, просто посидеть и подумать; что какая-то часть его существа хочет оставаться закрытой от всех и он просит у нее за это прощения.
  — Мне нужно в туалет,  — весело проговорил он.  — Если ты сделаешь кофе, я буду готов к тому моменту, когда он сварится, и ты сможешь показать, что тебе удалось найти в дневниках Оуэна.
  Кухня пристроилась в углу комнаты, остатки планировки времен Тюдоров, когда архитекторы не видели причин защищать спальню и кабинет от тепла, идущего от плиты.
  Когда он ушел, Стелла не спеша занялась приготовлением кофе, поручив Гордону молоть зерна, пока сама кипятила молоко в кастрюльке с толстым дном. Они разговаривали о пещерах, которые оба знали, и ни словом не обмолвились о несчастном случае. Они уже все обсудили у постели Кита за те три недели, что предшествовали его возвращению домой.
  За это время другие спелеологи прошли их маршрутом в обе стороны и составили карту; в Интернете появились фотографии храма земли с его великолепными люстрами из влажных камней. Антропологи уже изучали настенные рисунки, давали им имена, классифицировали, разгадывали их тайны.
  Кресло Кита со скрипом катилось из спальни и расположенного за ней туалета. Он переодел футболку и смочил водой волосы, но они все равно торчали в разные стороны и стали скорее каштановыми, чем золотыми. Она заметила все это, как заметила бы месяц назад, но совершенно с другим чувством.
  — Итак?  — Он пристроился у трехстворчатого окна и подвинул ногой низкий столик.  — Ты провела целых три часа, без помех изучая дневники Седрика Оуэна. Что тебе удалось найти?
  Стелла оказалась не готова к такому вопросу. Ее академическая выучка требовала продолжить исследования, собрать результаты, возможно, разгадать тайну.
  Они терпеливо ждали; двое из троих мужчин, которым она доверяла больше всех остальных в мире.
  — Мне очень не хочется это говорить,  — сказала она.  — И я не уверена, что смогу посмотреть Тони Буклессу в глаза, но он тоже должен здесь присутствовать.
  Зная, что она ему соврала, Тони все равно подтвердил, что она получит стипендию для написания диссертации через неделю после возвращения домой. Теперь укоры совести не оставляли Стеллу в покое.
  — Он застрял на заседании в Старых Школах,[7 - Название первых собственных помещений, возведенных в университете Кембриджа в 1350 году.] — сказал Гордон.  — И освободится только после «официального ужина».  — Он обхватил толстыми пальцами кружку с кофе, которую ему дала Стелла, и кивнул головой на записи.  — Я наблюдал за тобой в окно со стороны Джезус-Грин. Ты была погружена во что-то такое, что, судя по всему, не дотерпит до окончания ужина.  — А потом, когда она не ответила, добавил: — Что тебе удалось найти, девочка?
  Стелла поболтала кофе в чашке, посмотрела на Кита и постаралась забыть про Тони Буклесса.
  — Я нашла в дневниках еще одну разгадку. «По указанной дороге».
  Это следовало сказать под пение фанфар и мерцание вспышек. А вместо этого ее слова сопровождались криками селезней, гоняющихся за уткой, и тонким жалобным плачем ребенка, заблудившегося на берегу.
  А еще Кит широко улыбался той стороной лица, которая могла улыбаться.
  — Вот почему томов тридцать два, а не всего один. Ты настоящая умница. Я всегда считал, что двоим людям совершенно незачем было тратить столько сил, чтобы оставить нам всего один листок с весьма жалким стихотворением. И что там говорится?
  — Я не знаю. Иероглифы какие-то. Я провела полдня в Интернете, пытаясь понять, что это такое. Смотри…
  Она сложила свои записи в стопку и устроила их на столе.
  — Похоже на стенографию; на каждой странице около полудюжины пометок, которые выглядят так, будто у того, кто писал, просто соскользнуло перо, только вот эти лучше спрятаны, а кончики более витиеваты. Это есть во всех дневниках. Видишь, вот здесь, внизу страницы.
  Она взяла первый попавшийся ей том и провела пальцем под строкой.


  «21 августа 1573 года. Имаджио, сыну Диего. По поводу: 2 пары дичи: 2д».


  — Если посмотреть внимательно, под цифрой «три» в обозначении года, потом под «с» в слове «сыну», а также «р» в «пары» можно заметить завитки и линии. Если их скопировать через бумагу…  — Она положила листок тонкой копирки поверх страницы и перенесла на нее значки, которые обнаружила.  — А потом сделать то же самое со следующей строкой…


  «22 августа 1573 года. Отцу Кальдерону. По поводу: комната на двоих, а именно для меня и дона Фернандеса».


  Стелла говорила и одновременно находила значки, которые копировала.
  — Это последняя запись на странице. Но пока ничего не понятно.
  — Какая-то ерунда.  — Кит взял страницу и, держа ее на вытянутой руке, нахмурился.  — Здесь нет ничего похожего на стенографию или шифр.
  Он уже окончательно проснулся, и слова звучали более четко.
  — Потому что это не стенографическая запись.  — Стелла забрала у него страничку и взяла три другие.  — Мы имеем дело с составным текстом. Если мы объединим страницы группами по четыре, а потом посмотрим на точки в нижних левых углах…  — Она высунула кончик языка и принялась раскладывать страницы.  — Возникает магия человеческой коммуникации. Видите?
  Когда она соединила четыре листка переводной бумаги, возникли диковинные извивающиеся символы, фигурки людей и животных с вытаращенными глазами и раскрытыми ртами, солнца и деревья, луны и свернувшиеся кольцами змеи и ягуары — все едва различимые.
  — Боже праведный!
  Стелла не часто видела, как Гордон теряет дар речи, и была довольна.
  — Во всех дневниках, с первого до последнего, имеются значки и точки для совмещения. Я не понимаю, почему мы не заметили их раньше.
  — Мы не искали,  — проговорил Кит.  — А теперь обратили на них внимание. По крайней мере, ты обратила.  — Он наклонился вперед и начал перебирать бумаги, лежащие на низком кофейном столике.  — Хотя лично меня все это сбивает с толку настолько, что я не вижу очевидных вещей. Ничего. Гордон, который умнее меня, да еще его мозги не превратились в бесполезную пыль, вне всякого сомнения, добьется успеха там, где я терплю поражение. Гордон?
  Он довольно ловко подтолкнул к потрясенному шотландцу четыре странички текста, и тот принялся их изучать, каждую в отдельности.
  — Может быть. А может, и нет.  — Гордон вернул странички Стелле.  — Можешь мне еще раз показать?
  Она взяла другие четыре страницы, с другими значками, которые казались ей четкими и ясными. Толстым фломастером она быстро провела линии на каждой странице, а потом соединила их, получив в результате изображение фигур.
  — Они расположены блоками двенадцать на двенадцать,  — сказала она.  — Я сканировала их и проверила в Интернете. Мне кажется, это значки майя. Может быть, они ольмекские,[8 - Ольмеки — название племени, упоминающееся в ацтекских исторических хрониках.] но ведь Седрик Оуэн прожил в землях майя тридцать два года, так что, думаю, я права.
  — А ты можешь их прочитать?  — спросил Гордон.
  — Вы шутите? Ни единого шанса. Наверное, я могла бы научиться, но потребуются годы. Нам нужен специалист в этой области.
  — И их, как я полагаю, считанные единицы, а в Англии еще меньше, особенно таких, кто не станет поднимать шум на весь мир прежде, чем мы будем к этому готовы.  — Кит смотрел на нее таким знакомым ей взглядом.  — Но тебе удалось найти человека, который в состоянии нам помочь?
  — Может быть,  — ухмыльнувшись, ответила Стелла.  — Я ввела в Google запрос на «череп» и «майя» и получила полмиллиона дурацких рассуждений насчет конца света. Тогда я добавила в запрос «Седрик Оуэн», и ответ занял две страницы. Все, что там написано, имеет непосредственное отношение к профессору Урсуле Уокер из Института изучения цивилизации майя, являющегося частью Оксфордского университета. Это потрясающая женщина; институт базируется в Оксфордшире, в ее доме, который представляет собой сельский особняк времен Тюдоров. Ее семья владела этими землями со времен Вильгельма Завоевателя. Кстати, дневники Оуэна найдены именно там. Так что можно сказать, что у нее к ним фамильный интерес. Она бакалавр первого класса по антропологии…
  — Степень она получила в Бидзе?
  — Разумеется, а затем, если сведения в Google точны, после окончания университета она четыре года писала подробную биографию Седрика Оуэна — с Тони Буклессом.
  Гордон с силой треснул себя по голове.
  — То-то я подумал, что мне знакомо это имя.
  — Вот именно. Но она не особенно болталась у всех на виду, и ее забыли. Они с Тони получили свои степени, а дальше их пути разошлись; он пошел служить в армию и стал военным историком; а она — действующим антропологом. Судя по тому, что я про нее узнала, она потратила гораздо больше, чем мы, времени на поиски камня-черепа и попытки понять, что он такое и какую роль играет. Единственная проблема состоит в том, что по ходу дела она переняла образ жизни туземцев.
  — Каких туземцев?  — спросил Кит, закатив глаза.
  — Всех, какие только есть. Назови каких-нибудь и получишь положительный ответ. Как я понимаю, она проводит по меньшей мере половину жизни в экспедициях. Вот, посмотри…
  Стелла подняла крышку ноутбука и повернула экран так, чтобы оба его видели. На них смотрела женщина за шестьдесят с суровыми глазами и обветренной загорелой кожей. У нее за спиной виднелись густые зеленые заросли.
  Гордон повернул к себе экран, чтобы получше рассмотреть картинку.
  — Больше похоже на джунгли.
  — Это ее последняя экспедиция на Юкатан в июне две тысячи пятого,  — пояснила Стелла.  — К сожалению, я не смогла найти фотографию две тысячи шестого года, который она провела среди ледяных просторов арктической тундры, где напивалась до потери сознания оленьей мочой в компании с саамами.[9 - Саамы — самоназвание народа саами. Живут в Норвегии, Швеции, Финляндии, России (Карелия и Кольский полуостров).]
  — Стелла!
  Впервые с тех пор, как они побывали в пещере, Стелла увидела, что Кит смеется, и у нее немного полегчало на душе.
  — Кстати, это широко известная практика в современной культурологической антропологии,  — с непроницаемым лицом заявила она.  — Олени поедают грибы, вызывающие галлюцинации, и их моча имеет высокое октановое число. Пастухи едят желтый снег, а потом их шаманы что-то там делают, чтобы все были счастливы.  — Она не выдержала и широко улыбнулась.  — А что еще делать, когда в сутках тридцать секунд светлого времени, а средняя температура воздуха такова, что котов не нужно кастрировать, у них яйца сами отваливаются.
  — Может, стоит сидеть дома в безопасности и тепле, как это делаем все мы?  — тихо проговорил Гордон.
  Стелла рассмеялась, ее смех получился довольно глупым и беззаботным, но ей было все равно.
  — Будучи человеком, который в одиночку забрался на вершину Гризпейнт-Чимни, вы не имеете никакого права рассуждать о том, что нужно сидеть дома в тепле и безопасности, Гордон Фрейзер.
  — Справедливое замечание.  — Ухмыляясь, он принялся покусывать большой палец.  — Итак, если в настоящий момент она не находится под воздействием этого уникального горячительного напитка, она сможет разобраться в новом шифре?
  — Думаю, да. Я послала ей электронное сообщение. Мы получили приглашение навестить ее завтра. В институте проводится конференция, но к вечеру она закончится.
  «Мы». Стелла наблюдала за Китом, когда это говорила; несмотря на то что он смеялся, она по-прежнему не понимала его. Он заметил ее взгляд и криво улыбнулся. Потом очень осторожно потянулся через стол и сорвал цветок с ветки белых лилий.
  Она сидела совершенно неподвижно, а Кит медленно объехал стол и засунул цветок ей за ухо. Положив руку ей на плечо, он сказал:
  — «Следуй по указанной тебе дороге и будь со мной в назначенное время и в назначенном месте». Вместе и без страха. Мы уже прошли большой путь. А вообще мы хотим быть «в назначенное время и в назначенном месте»?
  «Вместе и без страха». Ей захотелось завопить от радости.
  — Только сначала нужно понять, что это такое,  — откликнулась она.  — Вот почему мы навестим Урсулу Уокер.
  — Зная, что кто-то будет идти за нами по пятам?
  — Нам уже известно, что нужно соблюдать осторожность. А камень нас предупредит, если нам будет угрожать настоящая опасность. Придется в это верить.
  Она еще ни разу не упоминала о камне в присутствии других людей, и Кит удивленно взглянул на нее.
  — Итак… мы можем показать Гордону, что у нас есть?
  — Не вижу причин этого не делать.  — Стелла решила бросить пробный шар в сторону Гордона.  — Гордон, думаю, мы можем вам кое-что показать.
  На мгновение воцарилась тишина, и Гордону хватило здравого смысла ничего не говорить, а Стелла приготовилась к протестующим воплям камня — но они так и не зазвучали.
  Более того, где-то в далекой голубизне летнего вечера шевельнулось узнавание; осознание, пробуждение и слабые, неуверенные эманации любви.


  — О… какая чудесная штука.
  Гордон сел на пол напротив Стеллы, касаясь ее колен своими коленями, но не дотрагиваясь до камня. Она протянула каменный череп к нему, словно показывала новорожденного ребенка, а потом принялась медленно поворачивать, чтобы он смог рассмотреть артефакт со всех сторон. Она не позволила ему прикоснуться к камню; новая связь была слишком хрупкой для этого. Он и не пытался, лишь сидел, подсунув под себя руки, и смотрел на камень с безмолвным благоговением.
  — Вы могли бы его очистить?  — спросила Стелла.  — Можете снять налет извести и не повредить камень, чтобы он снова стал таким, каким его видел Седрик Оуэн?
  Гордон бросил на нее взгляд из-под бровей, похожих на гусениц.
  — Мы можем попробовать. Однако ты должна понимать, что после этого его будет труднее прятать, зато он станет очень красивым.
  Он посмотрел на часы, потом на солнце, затем на обоих супругов и наконец — только на Стеллу.
  — Мы с тобой можем прямо сейчас пойти в лабораторию, все уже ушли.



  ГЛАВА 12

  Геологическая лаборатория, Кембриджский университет
  Июнь 2007 года


  На факультете геологии ранним субботним утром царила тишина. Стелла спустилась за Гордоном на три пролета лестницы, оставив за спиной утреннюю прохладу, и оказалась в сухом помещении, где работали кондиционеры и пахло как в лабораториях всего мира — неизвестными кислотами и щелочами и гелем для хроматографии; человеческие запахи, не имеющие никакого отношения к земле.
  Пройдя по этой подземной пустыне, они наконец оказались в выложенной белой плиткой лаборатории со стальными столами, расставленными по периметру, и огромным вытяжным шкафом у одной из стен. В передней части располагалась электронная панель, похожая на приборную доску истребителя.
  — Это Мейзи. Она классная.  — Гордон с любовью погладил переднюю панель из стекла. Его акцент, который никогда не был английским, превратился в раскатистый шотландский выговор.  — Если бы у нас не появилась эта крошка, то запланированная нами работа заняла бы месяцев шесть. Пришлось бы ждать, когда известь растворится в кислотной ванне. Смотреть, как высыхает краска, волнующее приключение по сравнению с этим. Теперь же благодаря гению парочки моих друзей мы можем засунуть твое сокровище в нашу сверкающую новую машину,  — и все будет сделано в одно мгновение — более или менее. Хочешь поставить его туда?
  Он раскрыл раздвижную стеклянную дверцу, и Стелла поставила камень на пластиковую подставку на дне шкафа.
  Когда она убирала руки, посыпались хлопья извести, но их затянуло в вытяжку, прежде чем они упали на пол. В сиянии белых ламп становилось особенно видно, что камень пришел из другого века.
  Гордон попал в свою стихию. Он что-то насвистывал сквозь зубы, но получалось скорее шипение, а не какой-то определенный мотив.
  — Так, а теперь посмотрим, что могут сделать ультразвук и кислота под высоким давлением при двухстах градусах, чтобы уничтожить гадость, налипшую на камень. Надеюсь, ты понимаешь, что это эксперимент, поскольку мы не оповестили широкую публику, но я не думаю, что, если внутри кусок кварца, мы ему навредим.
  — А мы думаем, что это кварц?  — спросила Стелла.
  — Если это живой камень Седрика Оуэна, тогда он не может быть ничем другим.
  Передняя дверца шкафа с глухим стуком закрылась. Гордон пробежал руками по кнопкам, реагирующим на легкое прикосновение, вспыхнул свет, к камню приблизилось несколько трубок, и раздалось пронзительное гудение. На его фоне Стелла почувствовала едва различимый напевный шепот; камень еще больше проснулся, и в голове у нее снова возникло голубое сияние, внимательное и настороженное. Она уловила мгновение страха, не своего, когда на камень полилась кислота. Она обещала, что все будет хорошо, и была услышана.
  — Сколько это займет времени?  — спросила она.
  — Может, пару часов.
  — Значит, я могу вернуться к Киту? Если есть какой-то способ доставить его сюда, вниз, я бы хотела, чтобы он увидел результат, когда все будет закончено.
  — Я тебе позвоню. Ты можешь воспользоваться лифтом. Я его не очень люблю.  — И это сказал человек, который водил группы в самые сложные пещеры в Великобритании.  — Слишком там мало места. Клаустрофобия.
  Кит снова спал, когда она вернулась. Она сделала салат и срезала верхушки с нескольких клубничин, а потом поставила рядом с ним, чтобы он поел, когда проснется.
  Она сидела на голом дубовом полу около кофейного столика, пила зеленый чай и наблюдала за солнцем, которое скользило за деревья, когда ей на мобильный телефон позвонила сержант Цери Джонс, молодая женщина, что держала связь по радио со спасательной командой, отправившейся на поиски Кита.
  — Я снова у Инглборо.  — На расстоянии двухсот миль ее акцент был заметнее, чем при личной беседе.  — Нам наконец удалось собрать полицейский отряд, чтобы заглянуть в вашу смертоубийственную пещеру. Мы только что оттуда вышли. Я решила, что вам это будет интересно.
  — Спасибо.
  — Как ваш муж?
  Стелла повернулась, чтобы взглянуть на Кита. Его лицо стало более естественного цвета и обрело симметрию во сне.
  — Сегодня утром его отпустили домой. Думаю, это хорошие новости.
  — Я очень рада.  — Она замолчала, и Стелла услышала голос ветра, проносящегося над вересковыми пустошами, крики ворон и гудение машин на заднем плане.  — У меня тут есть интернет-камера. Вы можете ко мне подсоединиться.
  — Могу,  — ответила Стелла.
  В крышке ноутбука Кита имелось устройство, помогавшее установить видеосвязь. Цери появилась на экране, ее лицо было перепачкано грязью, жесткие темные волосы облепили голову, и Стелла поняла, что она стоит на сильном ветру. Сержант смотрела прямо на нее, внимательно, и Стелла видела, что она едва держит себя в руках.
  — Что вы нашли?  — спросила она.
  — Две вещи. Во-первых, самое простое, скелет. Помните, там, в пещере с древними настенными рисунками лежал скелет человека с мечом?
  — Храм земли. В жизни не видела ничего красивее. Я слышала, что антропологи помешались на этих рисунках?
  — Окончательно и бесповоротно,  — ухмыльнувшись, ответила Цери.  — Они пытаются решить, как расчистить завал, чтобы подбираться к ним не ползком на брюхе. В нашем отряде есть патологоанатом. Таким образом, я могу вам сообщить, что ваш скелет был мужчиной, ростом пять футов десять дюймов, примерно шестидесяти лет. Незадолго до смерти он сломал левое запястье, но перелом заживал. Важнее всего то, что, по их представлениям, телу около четырехсот лет, получается, что он умер примерно во времена Седрика Оуэна. Его меч удалось очистить и рассмотреть. Вот, взгляните…
  Экран моргнул, и Цери исчезла. Вместо нее появился меч, снятый со вспышкой на фоне белой скалы. Рукоять была из бронзы или латуни, клинок — заржавевшее железо. На следующей картинке, появившейся через пару секунд, была изображена гарда с едва различимыми буквами.
  — Это инициалы на рукояти?
  На экране снова появилась Цери.
  — Там написано «РМ», а потом «двенадцать» римскими цифрами.
  — Мне это ни о чем не говорит.
  — Мне тоже, но я решила, что вам это будет интересно.
  — Спасибо. Если это самое простое, тогда как же насчет остального?
  Цери нахмурилась и дважды оглянулась, прежде чем снова заговорить. Медленно, подбирая слова, она сказала:
  — Мы только что снова прошли по тому кошмарному уступу. Мы установили страховочные веревки, так что теперь там безопасно, но нам пришлось пройти по нему дважды, чтобы все сделать. Сначала там нужно ползти, а потом начинается и вовсе ужасный участок, но нет такого места, где человек мог бы раскроить череп, как это произошло с Китом.
  Она замолчала, а когда Стелла ничего не сказала, добавила:
  — Это доказывает, что вы были правы: в пещере был кто-то еще.
  — Он мог разбить голову, когда падал.
  — Нет. Под уступом, с которого он упал, на стене нет никаких выступов. Патологоанатом уверен, что о несчастном случае не может быть и речи. В общем, пока остальные фотографировали, я немного поднялась к развилке на Гейпинг-Гилл, чтобы осмотреться. И нашла вот это…
  Картинка на экране снова поменялась, и на месте головы Цери появилась ее грязная рука с пластиковой бутылкой. Экран моргнул, и снова появилась Цери.
  — Ее купили на заправке на Шестом шоссе, на боку штамп с датой, так что нам удалось до определенной степени сузить временные рамки. Если бы у нас были деньги, мы бы могли сделать анализ слюны и проверить ДНК по базе данных, но с финансами проблема. На настоящий момент бутылка лишь доказывает, что в пещере кто-то был примерно тогда же, когда и вы. Парни в черном ломают головы, пытаясь отыскать мотив убийства. Если им удастся его определить, возможно, мы убедим их просмотреть записи камеры наблюдения на заправке, чтобы выяснить, кто купил бутылку в тот день, когда Кит упал в пропасть.
  В ее словах прозвучал вопрос, и Стелла развела руки в стороны.
  — Если кому-нибудь из нас удастся найти правдоподобную причину, почему кто-то захотел убить в пещере Кита, детектив Флеминг узнает об этом первым. Вы можете передать ему это от меня.
  — Непременно. Спасибо. А я буду сообщать вам обо всем, что нам удастся узнать.
  Они разъединились. Солнце красным шаром повисло на западе. Бары и пивные у моста Магдалены начали постепенно оживать, расцвечивая реку разноцветными огнями. Утки смолкли, должно быть, уснули. Некоторое время спустя в вечерней тишине снова зазвонил телефон Стеллы.
  — Твой камешек готов,  — взволнованно проговорил Гордон.  — Надеюсь, ты тоже.


  Но ничто не могло подготовить ее к тому, что ей предстояло увидеть.
  Непривычно тихий Гордон встретил их с Китом у двери лифта и провел в сверкающую тишину лаборатории.
  Кит первым проехал на своем кресле по коридору, быстро заворачивая за углы. Стелла следовала за ним, отстав лишь у последнего поворота.
  — Боже праведный…
  Он прошептал это внезапно охрипшим голосом, с благоговением или страхом, Стелла не могла определить, что это было. Она налетела на спинку его кресла и выругалась. А в следующее мгновение она тоже замерла на месте.
  — Господи.
  Голубой. Она видела только прозрачный, безупречный, ослепительный небесно-голубой цвет и поняла, что в языке нет подходящих слов, чтобы описать его невероятную красоту. Она сделала шаг вперед и прижалась носом к стеклянной поверхности шкафа.
  Гордон оставил камень на пластиковой подставке, на которой он стоял, когда она уходила. Белый свет в лаборатории был таким же резким и пронзительным, но его подчинило себе сияние камня.
  Все пространство помещения заливал насыщенный, ослепительный, прозрачный голубой цвет, который принес сюда, под землю, сияние утреннего неба, добравшееся до самых дальних углов, разогнавшее пыль и заставлявшее забыть о самых современных приборах, стоявших вокруг.
  Стелла присела, и ее глаза оказались на одном уровне с глазницами черепа. Без оболочки из известняка он был совершенен; сделанный из безупречного кристалла, он вбирал в себя свет, и внутри его вспыхивало мягкое, приглушенное сияние.
  Снаружи гладкая линия черепного свода переходила в две глубокие глазницы над высокими скулами. Нос представлял собой идеальный треугольник. Нижняя челюсть была соединена с верхней как будто с помощью шарниров, чтобы рот мог открываться и закрываться, если кому-то захочется немного развлечься.
  Впрочем, Стелла не собиралась играть ни в какие игры.
  — Кит, у тебя есть сумка?  — тихо спросила она.
  — А ты уверена, что хочешь это сделать?  — спросил ее Гордон, который стоял в дальнем конце комнаты, белый, как полотно, с широко раскрытыми глазами; он так и не подошел к ней.  — Лично я, прежде чем возьму эту штуку в руки, предпочел бы убедиться в том, что смогу положить ее на место,  — сказал он тем же дрожащим голосом, каким разговаривал с ней по телефону.
  — В каком смысле?
  — Не знаю. Просто он из тех вещей, что могут украсть твою душу, а я не хочу лишиться своей. Он слишком красив. Он умоляет тебя взять его в руки, а когда ты это сделаешь, расстаться с ним уже очень трудно, почти невозможно. Если честно, я думаю, для тебя будет лучше, если ты положишь его под пресс. У нас есть, если нужно.
  В лаборатории воцарилась тишина. Стелла смотрела на Кита, который прислонился к стене и старался избегать взгляда жены.
  — А ты как считаешь?  — спросила она у него.
  Он пожал здоровым плечом.
  — Тони говорит, что он убивает всякого, кто возьмет его в руки. Что бы ни происходило, конец всегда одинаков. Либо ты веришь в то, что он Тайт в себе смертельную опасность, а на свете нет камня, ради которого стоило бы умереть, либо думаешь, что он сможет нас чему-то научить, и тогда следует рискнуть. Мы уже ходили по этому кругу. Если ты передумала, я с радостью соглашусь на пресс.
  — Ты считаешь, что он украл мою душу?
  — Честно?  — Кит на мгновение взглянул на нее, и она увидела в его глазах борьбу: ему нелегко давалось непредвзятое отношение к вопросу, на который раньше он ответил бы не задумываясь. Он заставил себя улыбнуться.  — Я думаю, что ты для этого слишком сильная. Если бы дело обстояло иначе, мы бы сейчас не вели этого разговора.
  — Ты его боишься?  — спросил Гордон.
  Кит поджал губы.
  — Не могу этого сказать. Он… поразительный… но я не вижу, чего нужно бояться.
  — В таком случае ты сильнее меня. Может, в глубине души я настоящий трус.
  Гордон расправил плечи — Стелла не раз видела, как он делал это в пещере в начале тяжелого спуска,  — и прошел вперед, чтобы открыть для нее шкаф.
  — Как специалист, скажу вам, что ваша безделица сделана из цельного куска голубого кварца, известного под названием сапфир,  — произнес он без выражения.
  — Что?!
  Он широко улыбнулся.
  — Перед вами, наверное, самый большой драгоценный камень, когда-либо найденный в Северном полушарии.
  — И сколько он стоит?  — спросил Кит.
  — Забудь, приятель. Больше, чем ты или я получим в университете за много-много лет. Если ты ищешь мотив для убийства, не думаю, что ваш камень из тех вещей, которые крадут, чтобы разрезать на куски, а потом продать женам футболистов. Он наделен каким-то поразительным свойством, заставляющим человека желать его сохранности и никогда с ним но расставаться. Ну вот, он весь ваш…
  Он раздвинул двери шкафа, и Стелла достала камень. В то же мгновение ее окутал голубой свет, и ощущение приятия, радости от возвращения домой, вновь вспыхнувшей дружбы натопило душу.
  Словно издалека она слышала, как Кит сказал:
  — А откуда он?
  — Из Шотландии,  — ответил Гордон.  — Мне довелось видеть парочку камней точно такого же цвета в базальтовых слоях у Лох-Роуг на Льюис, но ни разу такого большого и безупречного образца. Если это важно, мы можем проанализировать полосы цвета, которые подскажут нам более точно, откуда этот камень, хотя указаний на то, что череп изготовили там, нет. Его вполне могли отвезти на другой конец света, прежде чем к нему прикоснулись руки мастера. В любом случае, его вырезали против граней кристалла, а это очень трудно сделать, не раздробив на мелкие куски. Вне всякого сомнения, немцы не приложили к нему руки, они не смогли бы справиться с такой работой, не разбив камень.
  Стелла слушала его объяснения вполуха; все ее внимание было сосредоточено на камне-черепе, который она держала, согнув локоть и прижимая его к себе.
  «Я твоя надежда в конце времен. Прижми меня к себе, как ты прижал бы свое дитя. Слушай меня, как стал бы слушать свою любовь. Верь мне, как своему богу — кем бы он ни был».
  Гордон был прав, камень, который она держала в руках, захватил ее душу; но геолог ошибся в другом — в этом не было никакой опасности. Она доверяла камню, и он доверял ей. Сейчас их связывали более ровные отношения, словно в тот момент, когда его освободили от известняковой оболочки, открылся канал, по которому камень смог направить ей свое расположение.
  В новых, неизвестных доселе частях ее сознания появилось открытое пространство сродни ясному голубому небу, одаривая ее миром и покоем, каких до сих пор она не знала. Стелла нырнула в него, как шагнула бы в пещеру, охваченная страстным желанием познать неизведанное и не зная, что она там увидит.
  Кит, судя по всему, задал еще вопрос, потому что Гордон на него ответил.
  — Немцы настоящие мастера, когда речь идет о резке кварца.
  Он закрыл шкаф и выключил свет, и теперь лишь внутри черепа горел глубокий голубой цвет.
  — Где-то в самых глубинах темного леса есть деревня, где вырезают из кристаллов черепа и продают доверчивым янки. Но я могу поставить на кон свою карьеру, что этот не из их числа.
  Он показал своим коротким пальцем на камень, который Стелла прижимала к груди.
  — Видишь, как скулы притягивают свет? А глазницы, словно линзы, направляют его на сам череп. Мастера двадцатого века не способны на такое, сейчас уже не осталось тех, кто знает, как это делать.
  Гордон прошел по комнате к своему компьютеру и пробежал толстыми пальцами по клавиатуре.
  — Очевидным образом место происхождения камня многое объяснит, поэтому я взял на себя смелость сделать несколько фотографий до того, как им занялся. Если ты посмотришь на большой экран вон там…  — он показал рукой на дальнюю стену, где висел огромный экран, как в кино,  — увидишь изображение трещины в скале.
  Трещина ослепительно белого известняка сияла голубым пламенем у основания, качество картинки было потрясающим. С такого близкого расстояния и при таком высоком разрешении даже известняк выглядел впечатляюще. Гордон махнул в его сторону лазерной указкой, и по извивающимся наслоениям побежала красная точка.
  — Это последовательные залежи. Глубина и плотность зависят от сезонных циклов. При таком разрешении результат получается не совсем точный, но, если не обращать внимания на грубое приближение, можно с уверенностью сказать, что ваш камень пролежал в воде с высоким содержанием карбоната кальция четыреста двадцать лет, плюс-минус пять процентов.
  — Значит, он точно принадлежал Оуэну,  — сказал Кит.
  — Временные рамки верны. Это все, чем способна помочь нам геология. Остальное уже ваша область, но я не думаю, что есть какие-то сомнения.
  — Получается, что мы не слишком продвинулись вперед, верно? По-прежнему пытаемся остаться в живых, чтобы определить «назначенное время и место», только не имеем ни малейшего представления, о чем речь,  — с горечью сказал Кит.  — Проще некуда.
  — Тут я не могу вам ничем помочь,  — пожал плечами Гордон.  — Я бы сказал, что мне жаль, только не хочу врать. Лично я за пресс. Так, по крайней мере, никто не умрет.
  — Нам нужно понять, кто будет первым,  — сказала Стелла, которая продолжала сидеть на полу.
  — Знакомый голос.  — Кит развернулся в своем кресле, чтобы лучше ее видеть, и веселье мгновенно исчезло с его лица.  — Что такое?
  Стелла покачала головой.
  — Не знаю.  — Ей было трудно объяснить; она видела удивительное соединение тумана, пламени, света и кристалла, которое было структурой более сложной, чем все эти детали по отдельности.  — Я постоянно вижу лицо, оно появляется и исчезает, когда я смотрю на камень.
  — Лицо обладателя черепа?
  — Мне так кажется. Это из области ощущений. Есть ли какой-нибудь специалист, которому мы можем доверять и который сможет по костям воссоздать лицо?
  — Это не моя область.  — Кит поднял голову.  — Гордон?
  — Мне известен только один такой человек.  — Маленький шотландец с сомнением посмотрел на Кита.  — Ты знал, что доктор Дейви Лоу занялся судебной медициной, после того как уехал отсюда?
  На мгновение в лаборатории воцарилась тишина, которой Стелла не понимала.
  — Нет,  — наконец ровным голосом сказал Кит.  — Только не он.
  Гордон покраснел, что не меньше удивило Стеллу.
  — Он из Бидза и знает, что делает.
  — Пожалуйста!
  — Мальчики?
  Стелла переводила взгляд с одного на другого, чувствуя, как в голове у нее зазвучал предупреждающий сигнал, и лицо, окутанное туманом, отступило на задний план.
  Кит решительно вздохнул.
  — Дэвид Лоу учился на медицинском факультете и бросил его, решив заняться чем-нибудь не таким тяжелым. Поганый коротышка с зубами как у нутрии, нажравшейся стероидов, и волосами, похожими на крысиные хвосты. Он управлял первой лодкой в тот год, когда Бидз занял последнее место.
  Стелла расхохоталась и поднялась на ноги.
  — Ну, вряд ли это преступление заслуживает смертного приговора.
  — Он изнасиловал загребную из женской команды вечером накануне гонки.
  — Что?!  — Стелла резко развернулась.  — Гордон, это правда?
  — Нет, чистой воды вранье, и тебе ли это не знать, Кристиан О'Коннор.
  Теперь Гордон покраснел от гнева. Он посмотрел в пол, а потом снова поднял голову.
  — Такой слух ходил, однако доказательств никаких не было. Но даже слух разрушил карьеру Дейви. Он бросил клиническую подготовку и записался в отряд организации «Врачи без границ». Он работал в палестинских лагерях беженцев, где с утра до ночи перевязывал пулевые раны и лечил детскую диарею. Вернувшись, он занялся судебной медициной.
  — Значит, теперь он все свое время посвящает тому, что копается в костях мертвецов?  — Кит глухо рассмеялся.  — Как раз для него занятие.
  — Последние пять лет Дейви доводит до исступления правительство в Анкаре, идентифицируя останки в курдских массовых захоронениях, а это далеко не всякий будет делать,  — наградив его мрачным взглядом, сказал Гордон.  — Он возглавляет отделение судебной медицины в больнице Рэдклифф в Оксфорде. Можешь сколько душе угодно цепляться за свои заблуждения, но если Стелле нужен человек, который не будет болтать, восстанавливая лицо с ее камня-черепа, Дейви тот самый человек, который требуется. А кроме того, думаю, он один из немногих, кто не побоится это сделать и не захочет прикончить вас из-за него. Другого такого вам будет совсем не просто найти.
  Кит взъерошил здоровой рукой волосы, и на мгновение у него сделался такой вид, словно он собрался что-то возразить, но в следующий момент он расслабился и сказал:
  Это не мне решать. Стелла, что будем делать?
  Стелла собралась было отреагировать на вспышку, предупреждающую об опасности, но тревожный сигнал тут же исчез. Тогда она убрала череп в рюкзак и застегнула его. Казалось, в комнате сразу же стало темнее. Когда она встала, камень прижался к ее спине, совсем как тогда, в пещере.
  — Тони уже, наверное, вернулся,  — сказала она.  — Пора мне очистить свою совесть. Мы можем пойти к нему и все ему рассказать? Он писал биографию с Урсулой Уокер, а еще он должен знать, что на самом деле произошло с Дейви Лоу. Если он посчитает, что обращаться к нему не стоит, мы не станем. Если же нет, завтра утром мы сначала отправимся к нему, а затем навестим Урсулу. Договорились?
  — Договорились.
  Только благодаря тому, что она хорошо знала Кита, Стелла уловила легкое колебание в его голосе.


  Они медленно двигались по теплым вечерним улицам Кембриджа, где студенты, еще не уехавшие на каникулы, смешались с бесконечным потоком туристов, из кафе на улицы проливался яркий свет, такси мчались на большой скорости в обе стороны по односторонним улицам пешеходного района.
  Для того чтобы Киту было легче управлять своим креслом, они выбрали наименее людный маршрут, проходивший мимо крупных колледжей Кингс, Тринити и Джонс, проехали по булыжникам перед книжным магазином «Хефферс», свернули влево перед Раунд-Черч и направо, не доезжая до моста Магдалены, и оказались на дорожке, идущей вдоль берега реки.
  Неподвижная черная река казалась бездонной, лишь тут и там ее расцвечивали разноцветные пятна огней из баров и пивных, сгрудившихся у моста.
  Кит уже начал осваивать свое кресло и, оказавшись за пределами города, рискнул и поехал быстрее, чтобы сбежать от шума и огней.
  Они проехали по краю Джезус-Грин, где редкие парочки изучали друг друга, лежа на серо-зеленой траве. И около Мидсаммер-Коммон остановились под деревьями.
  — Его нет дома,  — сказала Стелла.
  Прямо перед ними на другом берегу реки раскинулся колледж Бидз, выстроенный из гранита и песчаника, соединивший в себе экстравагантность эпохи Тюдоров и строгие линии времен короля Георга. Библиотека высилась над часовней, а та, в свою очередь, терялась на фоне квадратной башни, где находилось жилище магистра.
  В незанавешенных окнах тут и там горел свет, но в кабинете Тони Буклесса было темно.
  Кит потянулся и взял Стеллу за руку. Тени и звездный свет приглушили разноцветные синяки на его лице, он выглядел моложе и казался совершенно здоровым. Кит поцеловал костяшку ее большого пальца.
  — Давай поедем на геометрический мост Джона Ди и немного подождем. Если он будет возвращаться из Старых Школ, то обязательно пройдет здесь.
  Мост состоял из одного арочного пролета, был построен из дерева без единого гвоздя и держался исключительно благодаря законам геометрии. Для Кита это был храм на открытом воздухе, место, где царило равновесие и где земля возвышалась над водой более гармонично, чем его комнаты, где сила мысли встретилась с желаниями сердца и красота соединилась с функциональностью.
  Здесь исцелялись старые обиды, восстанавливались утерянные связи, здесь можно было просто молча посидеть, что они всегда и делали, поскольку им не нужно было обращаться к прошлому.
  До сих пор прошлое не было населено чудовищами, которые бросали тень на настоящее.
  Стелла сидела, просунув ноги между прутьями решетки и болтая ими над черной шелковистой водой. Камень-череп тихонько ударялся ей в спину. Она снова уловила легкие уколы, напоминание об опасности; короткие вспышки желтой молнии, проносившиеся в ее голове, словно предупреждение о надвигающейся грозе.
  — Если мы собираемся отправиться к Дейви Лоу,  — сказала она,  — я бы хотела побольше о нем узнать.
  Кит смотрел на окна кабинета Тони Буклесса.
  — А мне больше нечего тебе рассказать. Он уехал. И не возвращался.
  — А до этого?
  — До этого он разрушил свою карьеру. Конец истории.
  — И управлял лодкой, которая проиграла.
  — И это тоже.
  Кит проехал на своем кресле вперед и остановился у ограды, глядя в воду. Через некоторое время он повернулся и, потянувшись к Стелле, провел рукой по ее волосам. Она вопросительно вздернула бровь.
  — И?
  — В этом не стоит копаться, Стелла, можешь мне поверить. Это отвратительная и давняя история, но вполне возможно, что Гордон прав и Дейви Лоу стал другим человеком. Давай на этом остановимся и посмотрим, что произойдет, когда мы встретимся с ним завтра.
  — Если вообще к нему поедем. Тони может посчитать, что нам лучше этого не делать.
  — Он ничего такого не скажет. Он повторит слова Гордона: что Дейви учился в Бидзе и знает, что делает.
  — Верность колледжу всего важнее?
  — Верность колледжу важнее всего, даже крови. Если ты еще этого не поняла, я женился не на той женщине.  — Широко ухмыляясь, он схватил ее за руку.  — Привратники, хранители информации, наверняка на месте. Предполагается, что они не должны сообщать о передвижениях ректора никому, кроме полиции, но могу поставить поцелуй против чашки кофе, что, если я покажу им свои синяки, они мне скажут, когда он должен вернуться.
  Ей было трудно не последовать за ним, когда у него было такое настроение, и она, несмотря на предупреждающие вспышки голубого света, быстро обняла его.
  — Если ты победишь, что я получу — поцелуй или кофе?
  — И то и другое.  — Он устроился в кресле поудобнее.  — Давай кто быстрее доберется до домика привратника.
  — Кит… Нет!
  Стелла потянулась к ручкам, но он уже сорвался с места. Она впервые узнала, какую скорость может развить его кресло. Он выиграл гонку.


  За синяки, инвалидное кресло и репутацию, которая была у Кита в колледже, привратники действительно рассказали ему все, что им было известно; что возвращения ректора ждали полчаса назад, но он не пришел. Они просто не представляли, где он может быть.
  Они предложили Стелле и Киту кофе или чай, а также возможность посидеть и послушать последние сплетни. Кит расслабился в их компании, раскрылся и разговорился и рассказывал о пещере так, словно это было восхитительное приключение и все, что ему требуется, это пара недель, чтобы немного прийти в себя, а потом он снова туда вернется, чтобы повторить спуск.
  Стелла была готова сидеть так всю ночь и слушать, если бы ей позволил череп. Она держалась, сколько могла, а когда осколки желтого страха начали ее слепить, потянулась и постучала Кита по тыльной стороне запястья.
  — Что случилось?
  Вся его враждебность и холодность улетучились, она услышала беспокойство в его голосе и обрадовалась этому.
  — Стелла?
  Она тряхнула головой, пытаясь собраться с мыслями, и не смогла.
  — Что-то не так, но я не знаю что. Мы не должны здесь находиться, нам нужно быть…  — Она наконец поняла, в чем дело, и резко встала.  — Нам нужно немедленно вернуться в Речную комнату.
  Кит не мог бежать. Она оставила его на попечение привратников, а сама помчалась вперед, следуя указаниям камня, лежавшего в рюкзаке у нее на спине. Пробегая мимо монастыря Тюдоров в сторону Речной комнаты, она отсалютовала бронзовой статуе Эдуарда III, проскочила через лужайку, по которой запрещалось ходить, нырнула под арку в Ланкастерский двор, ведущий к лестнице, и наконец остановилась на площадке перед комнатой Кита, где дракон из цветного стекла смотрел на невооруженного воина, залитого светом луны.
  При дневном свете она множество раз разглядывала разноцветные радуги, резвящиеся на картине и высвечивавшие отдельные детали сложного искусства тюдоровских времен. В ночной темноте одинокий уличный фонарь отбрасывал на дракона бесцветный свет, а луна проливала свое грустное сияние на пол в коридоре, в том месте, где Кристофер Марлоу вырезал свое имя на одном из столбиков лестницы. Сломанный замок и распахнутая дверь не сказали Стелле ничего нового — она уже знала, что обнаружит в комнате.
  Закрыв глаза, она прислонилась к дверному косяку и стала ждать, когда исчезнет отвратительный привкус во рту и пройдет ослепляющая ярость на бессмысленное разрушение красоты и древности.
  — Кит, мне так жаль…
  — Стелла?  — Кит был рядом с ней, один, привратники остались ждать внизу. Он схватил ее за руку.  — Что он сделал?
  Она открыла рот, попыталась ответить и не смогла. Голову у нее сжало словно тисками, заболели глаза и напряглись вены на шее.
  — Стелла?  — Кит протянул руку, собираясь к ней прикоснуться, но опустил снова.  — Что?
  Камень-череп затих, давая ей возможность подумать. Она перешагнула через обломки.
  — Кислота,  — сказала она.  — Негодяй использовал кислоту.  — Она огляделась по сторонам.  — И он знает, какие вещи нам дороги.
  Ей нравилась комната Кита, и она чувствовала себя здесь как дома, но вместе они купили только две вещи, которые очень любили; серо-зеленый шелковый коврик с белыми журавлями и кофейный столик из ясеня, ручной работы, округлый, без прямых и параллельных линий, смягчавший строгое убранство комнаты. В этом хаосе открытых ящиков, рассыпанного кофе и разбросанных бумаг только коврик и стол были уничтожены.
  Но остатки их виднелись на своих местах, в то время как другие вещи исчезли. Стелла снова огляделась по сторонам и заметила небольшие изменения, которые, если сложить их вместе, создавали пугающую картину.
  — Он не просто искал камень. Исчез твой компьютер и бумаги. И все, что я сделала сегодня днем.
  Кит страшно побледнел, и синяки стали заметнее. Он сделал на своем кресле полный круг и без всякого выражения проговорил:
  — У нас страховка, купим новый компьютер.
  — А какая от него польза, если нам нечего туда ввести? Дневники, шифры и записи исчезли. Ничего не осталось.
  Кит приподнял здоровую бровь и криво улыбнулся.
  — Милая, ты разговариваешь с компьютерным маньяком. Я дублировал все данные трижды в день на сервер в библиотеке и один раз на сайт в Интернете. У нас имеются резервные копии всего. И копии копий. Я могу скачать последние записи завтра утром, и мы возьмем их с собой в Оксфорд.  — Он искоса взглянул на нее.  — Если мы туда поедем?
  — Непременно.  — Она сумела справиться с яростью, которая парализовала ее несколько мгновений назад, но теперь ее подхватили бушующие волны океана страха.  — Мы поедем в Оксфорд и непременно узнаем, что же такое этот череп. Тогда нам обязательно удастся выяснить, кто это сотворил, и мы заставим его горько пожалеть.


  Только поздно ночью, когда они лежали вместе впервые после несчастного случая, ее начало трясти. Они устроились на односпальной кровати, которую им нашли привратники в гостинице для приезжавших в Кембридж ученых. Стелла думала, что Кит спит, и поняла, что это не так, только когда он медленно повернулся и взял ее за руку своей здоровой рукой.
  — Стелла…
  — Ммм?
  — Гордон был прав.
  — В чем?
  — Череп проник в твою душу. Ты больше не та женщина, на которой я женился.
  Не переставая дрожать, она прижалась к нему, чувствуя, что лишь голубое сияние в ее сознании помогает ей сохранить спокойствие.
  — Это плохо?  — спросила она.
  — Я не знаю.  — Он поцеловал ее, коснувшись губами бархатистой кожи на шее.  — Ты прекрасна, когда ты в ярости. Но я за тебя беспокоюсь.
  — Знаешь, это палка о двух концах. Ты тоже не тот мужчина, за которого я выходила замуж, и мне не хватает слов, чтобы рассказать, как я за тебя волнуюсь.
  Она почувствовала, как он ухмыльнулся, что уже начало становиться нормой.
  — А тебе не нужно мне ничего говорить. Это написано жирным шрифтом у тебя на лбу. Но я пострадал только физически, и, если я не поправлюсь, это не будет концом света. Хотя ты, кажется, думаешь иначе.
  — Я могу увидеть конец света?
  — Ты можешь увидеть конец своего мира, что явится и концом моего мира тоже. Я хочу, чтобы ты дала мне обещание. Поклянись не ходить в такие места, откуда есть опасность не вернуться.
  Дать такое обещание было совсем не трудно. Стелла обняла его, и он прижал ее к себе, потом они поцеловались, а когда она перестала сильно дрожать, то сказала:
  — Я клянусь, что не пойду никуда, если не буду уверена, что смогу вернуться.
  Это было не совсем то, о чем он просил, но близко, а он уже засыпал. Кит притянул ее к себе, она положила голову ему на грудь, он погрузил пальцы здоровой руки в ее волосы, и они уснули. И только уносясь в заоблачную синеву сна, Стелла увидела зияющую пропасть, разделявшую то, о чем он попросил, и то, что она обещала, но менять что-либо было уже поздно.



  ГЛАВА 13

  Зама, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  — В своем невежестве мои дети верят в то, что мы не первое творение Бога, а пятое и последний народ, поселившийся на земле. Их произведения, вроде того, на которое вы сейчас смотрите, являются доказательством их заблуждений. Я сохранил его в точности таким, каким увидел, когда впервые сошел с корабля и сделал их храм своим домом. Это убогое место, но дворец по сравнению с жилищами моей паствы, кроме того, тут прохладно в самое жаркое время дня. Не соизволите ли войти? Диего подаст вам вино, имеющееся в наших запасах, если только вы не привезли с собой… Благодарю вас. Я так и думал.
  Не вызывало сомнений, что, несмотря на внешность наемного убийцы, отец Гонсалес Кальдерон, священник туземцев, живших в Заме, обладал умом и манерами прелата. Оуэну было так же очевидно, что он пригласил капитана «Авроры» и его врача в свой дом во исполнение долга, а не ради удовольствия. Огромное количество изображений распятого Христа в самых разных стадиях мучений украшало стены его жилищи, а спартанская обстановка говорила о том, что этот человек не признает плотских удовольствий.
  Да и чрезмерная пышность костюма де Агилара явно не вызывала у него восторга, что было очень некстати, учитывая, что испанец вел себя исключительно несдержанно. Он принялся изливать свои восторги с того самого момента, как пришвартовал «Аврору», и замолчал только сейчас, когда присел на корточки в центре дома священника, который когда-то был туземным храмом, и начал изучать разноцветную мозаику, занимавшую половину пола, то и дело вскрикивая от удивления и восхищения.
  Он делал все это совершенно сознательно, стараясь отвлечь внимание и все вопросы от своего врача на себя, и добился поразительного успеха. Оуэн видел, что священнику пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы оторвать взгляд от невероятно вульгарных серег де Агилара, и почувствовал угрызения совести.
  Если все, что говорили про священника, соответствовало истине, капитан напрасно позволял себе выплескивать избыток чувств, это могло грозить ему серьезными неприятностями, а Оуэн не хотел, чтобы его новый друг пострадал из-за него. Пытаясь завязать безопасный разговор, он сказал:
  — Ваш дом, в отличие от остальных, не выкрашен в красный цвет. Вы сами так захотели?
  — Разумеется. Как только решил здесь поселиться, я попросил об этом Диего и Доминго. Они покрасили его известковым раствором, приготовленным по моему собственному рецепту, и подновляют каждый год в один и тот же день.
  — Но все остальные дома в городе продолжают красить в цвет крови. Это напоминание о человеческих жертвоприношениях или…
  Оуэн не имел в виду ничего плохого, он лишь повторил то, что говорила вся Испания про жителей этих земель, но лицо священника неожиданно потемнело и стало пугающе грозным.
  Тихо, ядовито Кальдерон сказал:
  — Мои дети не убивают и никогда не убивали других людей, чтобы умилостивить своих богов. Они невежественны, но не варвары, в отличие от их врагов, живущих на северо-западе, племени калхуа-мексика, известных тем, кто сюда приезжает, под именем ацтеков, которых так успешно привел к Богу его светлость Кортес и чье золото теперь принадлежит его элегантнейшему испанскому величеству.
  Двенадцать лет, проведенных Оуэном в Кембридже, научили его тому, что искреннее проявление невежества — лучшее средство против гнева тех, кто любит всегда быть главным. Поэтому, слегка склонив голову набок, он спросил:
  — В таком случае почему они выбрали столь ужасный цвет для своих домов?
  Священник наградил его не слишком любезным взглядом. Громадный серебряный крест задрожал на его необъятной груди.
  — Будучи более предусмотрительными и не такими дикими, как их соседи, жители Замы решили, что, если они выкрасят свои дома в кроваво-красный цвет, все будут думать, что они ничем не отличаются от туземцев, поклоняющихся дьяволу, чей путь залит человеческой кровью, которую они проливают на жертвенных алтарях. Имитируя их обычаи, мои дети рассчитывают удержать врагов от нападения на город… Спасибо, Диего. Входи, пожалуйста.
  По его приказу туземец со шрамом — Оуэн не верил в то, что имя Диего дано ему было при рождении,  — скользнул, словно тень, сквозь занавес из травы, висевший на двери. В руках он держал поднос, на котором стояли три глиняные чашки и открытая бутылка вина.
  Священник обращался с ним, как лорд со своим слугой, как с упрямым ребенком, которого видят, но не желают слышать. Оуэн был бы рад вести себя так же, но пронзительные глаза прожигали дыры в его мозгу и заглушали звучавшую в нем песню голубого камня.
  Он с усилием взял свою чашку с подноса и снова посмотрел на священника.
  — У них получилось?  — спросил он.  — Им помогло то, что они выкрасили дома в красный цвет?
  — Я здесь уже почти десять лет, и единственный враг, с которым нам пришлось сразиться, это оспа. Таким образом, можно сделать вывод, что они добились того, чего хотели,  — совершенно нелогично ответил священник.  — А сейчас нам нужно поднять вашего капитана с колен, иначе нам не удастся найти на полу свободного пространства, чтобы поставить стол. Ну, вам удалось разгадать тайну мозаики, сеньор?
  — К сожалению, нет.
  Фернандес де Агилар поднялся с колен с видимой неохотой. Его глаза сияли возбуждением, которое было лишь слегка преувеличенным.
  Отойдя на шаг от рисунка на полу, он сказал:
  — Думаю, я начал что-то понимать, но пока у меня в голове полный туман. Сеньор Оуэн, не могли бы вы использовать свою логику врача и попытаться вникнуть в эти картины, прежде чем наш хозяин раскроет нам их тайну?
  Седрик Оуэн, в голове у которого царила полная неразбериха из-за неприятного взгляда необычного мужчины со шрамом, не слишком охотно и думая о другом, подошел и встал перед изображением, изменившим навсегда его жизнь.
  Издалека картинка напоминала работу ребенка, выполненную из камешков; случайная коллекция мелких камней, собранных из-за чистоты их цвета, а затем разложенных на площади примерно в четыре квадратных ярда в виде разных фигурок. Мужчины с выпученными глазами и диковинные животные извивались, сражаясь друг с другом, глаза горели огнем, зубы были оскалены, конечности переплетены в вечном противостоянии.
  При ближайшем рассмотрении картинка оказалась более сложной. В центре был выложен костер из красных и желтых камней, очень похожий на настоящий. Его окружал тонкий круг из зеленых листьев. По периметру тянулась широкая полоса с изображением карты небес; созвездия и планеты располагались таким образом, что при внимательном рассмотрении становилось ясно, что в них заключен глубокий смысл.
  Посередине, между огнем и небом, стояли две человеческие фигуры, застывшие в вечном равновесии. С одной стороны конфликт, война и страдание были изображены при помощи яростно сражавшихся между собой фигур. С другой — антитеза войне, летний луг с разноцветными цветами, слишком красивыми, чтобы давать им названия, и слишком многочисленными, чтобы пытаться сосчитать. В его центре стоял на коленях ребенок, окутанный мирным покоем уединения.
  Эти две части разделяла тончайшая неровная линия, выложенная белыми и черными плиточками, вдоль нее шла другая линия из крупных жемчужин семи цветов радуги, с белой и черной, вместе, в самом конце.
  В памяти Оуэна вдруг всплыла комната на верхнем этаже в парижском доме, запах жареных куропаток и груш и мягкий голос.
  «Всего в мире девять цветов; семь цветов радуги, а также черный, принадлежащий темноте, и белый — свету. Голубому дано сердце зверя и сила вызвать остальные двенадцать частей духа и плоти, чтобы составить целое».
  Именно в этот момент, захваченный воспоминанием, Оуэн совершил ошибку и поднял голову. Диего стоял в углу комнаты, словно невидимая тень, вооруженный безжалостными глазами-кинжалами, которые сверкали и вспыхивали не слабее, чем яркие камешки мозаики.
  Под его взглядом было невозможно не увидеть правду, которая с такой очевидностью открылась ему.
  — Мой Бог…
  Это не было произведением ребенка. В одно короткое жуткое мгновение изображение превратилось в нечто совершенно иное.
  — Что вы увидели, друг мой?
  Фернандес де Агилар спросил это очень тихо, тем же голосом, каким разговаривал с ним на борту своего корабля утром. Он больше не рисовался и не устраивал представлений. Возможно, священник это заметил, возможно, его удивила перемена в испанце и его враче-англичанине, возможно, он планировал отнять у них жизнь, отправив на костер,  — им было все равно.
  Вопрос капитана заставил Оуэна заговорить.
  — Я вижу мгновение перед концом света; последний вздох перед наступлением Армагеддона. Я вижу карту небес, где указана точная дата и время. И еще я вижу способ, при помощи которого можно надеяться остановить всемогущее зло.
  Он поднял голову и посмотрел на священника. В Европе его сожгли бы на костре только за одни эти слова. Однако в глазах отца Кальдерона появилось задумчивое выражение, в них еще не зажглась ненависть или жажда мщения. Он поднял свой серебряный крест и поцеловал его.
  — Прошу вас, продолжайте.
  Оуэн сделал глубокий вдох.
  — Я вижу Солнце, величайшее светило из всех, оно сияет в длинном темном туннеле, ведущем к тому месту, где родилась вся материя. Я вижу Венеру, утреннюю звезду, в объятиях Меркурия, вестника, они стоят в оппозиции к Юпитеру, золотому благодетелю. Я вижу Юпитер, он находится на вершине Перста Божьего,[10 - Конфигурация планет в астрологии.] но одну его сторону Сатурн и…
  Слова застряли у него в горле.
  — Я вижу созвездия и планеты, замершие в положении, которого не будет во время моей жизни и в течение многих последующих.
  Туземец с лицом, изуродованным шрамом, продолжал за ним наблюдать, но заговорил священник, отец Гонсалес, который тихо сказал:
  — Этот рисунок появится на Божественных небесах через четыреста пятьдесят шесть лет. А что говорят звезды и планеты?
  Оуэн снова наклонился над чудесным изображением, представшим его глазам.
  — Здесь запечатлено остановившееся во времени мгновение, словно мир замер на грани катастрофы, и есть лишь едва различимый намек на спасение. С западной стороны мы видим проявления окончательного Опустошения. Здесь мужчины сражаются со всеми творениями, и каждый захвачен жадностью, похотью, корыстолюбием, равнодушием к остальным людям, страстным желанием причинять боль — даже получать от этого удовольствие — вне зависимости от того положения, которое они занимают, а в конце растоптать все сущее. Именно эта сила приведет к уничтожению всего, что есть хорошего не только в людском сообществе, но и в мире в целом.
  — И нет никакого спасения?  — спросил священник.
  — Оно возможно, потому что участку, где царит ужас, противостоит место, наполненное миром.  — Оуэн положил руку на южный квадрант.  — Здесь, на востоке, на летнем лугу сидит маленькая девочка, которая сама с собой играет в бабки, правая рука против левой. Она является воплощением невинности, незапятнанной человеческой души, которую еще можно спасти, а вместе с ней и будущее мира.
  — Это девочка, не мальчик?
  — Мне так кажется.
  — И следовательно, не юный Христос. Явная ошибка. Мы это, возможно, исправим когда-нибудь.
  Священник стиснул свой серебряный крест. Длинный конец торчал из его сложенных пальцев, точно указка. Он ткнул им в мозаику, по одному разу в каждую сторону.
  — Вы рассказали только о фоне. А как насчет четырех чудовищ, занимающих большую часть картины?
  — Ах…
  Что он мог об этом сказать? Оуэн не сразу их увидел, такой необычной была мозаичная картина, где одни образы скрывались за другими. И лишь под взглядом туземца со шрамом начали ясно вырисовываться их очертания. Теперь же четыре зверя своим могуществом и великолепием ослепили его. Они казались живыми, наполненными силой, светом, озаряющим самые темные уголки мира. Оуэн медленно подбирал слова, пытаясь описать чудо, представшее его глазам.
  — Я говорил вам о луче надежды в этой картине, и, по правде говоря, большая ее часть посвящена тому, чтобы показать нам возможность спасения. Вот четыре зверя, одновременно соединенных и разъединенных. Наверху, в северном углу, изображен пятнистый лев с гладкой шкурой и сверкающими глазами, самый могущественный из всех охотников в мире. Дальше, к юго-востоку, помещена змея, длинная, как корабль, и толстая, точно мужской торс, окаймленная изумрудами и рубинами. Напротив них, на северо-западе, сидит орел с ослепительно золотыми глазами и громадными, словно дом, крыльями, которому под силу поднять в воздух волка. И наконец, в юго-западном углу мы видим ящерицу размером с лошадь, с громадными зубами, способными разорвать человека на части. Когда эти четверо соединятся вместе…
  Он говорил, а в это время четыре зверя вырвались из мозаичной картины; плоский камень не мог сдержать их мощи. Они встретились, все четверо, в вулканическом единении плоти. Конечности переплелись с крыльями, головы с сердцами, когти с хвостами.
  На одно ослепительное, жуткое мгновение они превратились в одно существо, и на свет появился зверь, превосходящий могуществом всех четверых по отдельности.
  Картинка была слишком яркой, и Оуэн прикрыл глаза, защищаясь от слепящего света. Когда он снова их открыл, ужасный змей исчез, а вместе с ним и очертания тех, из кого он состоял.
  Мозаика снова превратилась в детскую картинку. Не в силах справиться с головокружением, Оуэн опустился на колени на полоску звездного неба, стараясь не касаться большой картины, и провел ладонью по цветным камням. Его бы не удивило, если бы осколки ослепительного света вонзились ему в пальцы или он услышал бы песню своего голубого камня.
  Однако ему суждено было испытать разочарование: жизнь, наполнявшая мозаичную картину, ушла. Он рискнул бросить взгляд в окутанный тенями угол за спиной священника, где находился туземец со шрамом, и без особого удивления увидел, что тот исчез. В месте, где он стоял, на полу лежало одинокое зеленое перо, которое указывало на самое сердце мозаики.
  Оуэн встал, чувствуя себя немного глупо, у него кружилась голова. Де Агилар молча на него смотрел, и такого пронзительного взгляда Оуэн никогда у него не замечал. На них обоих упала тень, разрушив напряжение момента. Отец Кальдерон стоял в дверях, своим приземистым, мощным телом преграждая как вход, так и выход. Он сложил на груди руки, совсем как когда встретил их на пристани.
  — Нам суждено умереть, святой отец?  — едва слышно спросил де Агилар.
  — Возможно, но не от моей руки. Пока — нет. Может быть, никогда. Брат Бернардино де Сагуин советует нам, своим детям, изучать обычаи туземцев, чтобы было легче вывести их на дорогу Христа. Я прожил в Заме почти семь лет, а в этом доме четыре, однако лишь недавно увидел то, что ваш корабельный врач разгадал с первого взгляда. Пользуясь своими обширными знаниями, могу вам сказать, что пятнистый зверь — это не лев, а ягуар, священное животное для моих детей, майя, так же как и три остальных зверя; орел олицетворяет собой воздух, змея — огонь, крокодил — воду. Ягуар, разумеется, владеет могуществом земли. В соответствии с учением этого народа, когда наступит конец света, четыре зверя объединятся и появится одно существо. Вы в состоянии представить, что может родиться от союза этих четверых?
  Присутствие Нострадамуса охладило сверкающий свет в сознании Оуэна, и он смог спокойно говорить о том, что увидел.
  — Платон назвал его Уроборос,  — сказал он.  — Разноцветный змей, который опутывает своими кольцами землю, даря ой сострадание, которому нет конца, и глотает свой хвост, чтобы никто не смог его разделить. В моей стране его бы назвали драконом или крылатым драконом, существом с телом и когтями ягуара, головой крокодила, хвостом змеи и крыльям и изяществом орла. Меня прислали сюда, чтобы я узнал, как эти четверо могут соединиться и образовать единое целое, но, увидев то, что увидел, я обо всем забыл.
  — Возможно, он восстанет из пламени, как феникс?  — спросил де Агилар.
  Оуэн бросил на него взгляд и понял, что он не шутит.
  — Возможно.  — Священник сдержанно улыбнулся.  — Или Господь призовет его к себе. Нам не дано знать подобные вещи, хотя мы можем молиться о том, чтобы они произошли. В землях моих детей четверо-в-одном — это змей с телом, покрытым перьями, известный под именем Кукульканили Кетцалькоатль, пернатый змей, который мог бы стать подходящим скакуном для Христа, если бы Он вернулся, чтобы спасти нас от наших собственных разрушительных деяний.
  Священник изящно поклонился обоим и отошел от двери.
  — Я только что произнес не менее еретические вещи, чем слышал от вас, и теперь мы в долгу друг у друга. Думаю, это поможет нам свободнее чувствовать себя во время ужина, который нам уже несет Доминго. Здесь обычно едят бобы с перцем и чили. Еда покажется вам очень острой после простой пищи, которой вы питались на море. Но, поверьте мне, если она вам понравится, все остальное по сравнению с этими блюдами будет казаться скучным и слишком пресным. А пока я рекомендую вам запивать их водой.



  ГЛАВА 14

  Зама, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  — Это, друг мой, зеленое золото, которое сделает нас самыми богатыми людьми в Европе, а за нами наших детей и внуков.
  Фернандес де Агилар присел на корточки в пыли и грязи на голой равнине. У него за спиной замер мул, который шевелил ушами и махал хвостом, сражаясь с насекомыми. Он был подарком, точнее, его дали им на время, в кожаной сбруе, сделанной туземцами, с серебряными пуговицами на соединениях и изображением распятого Христа на груди.
  Оуэн наклонился и принялся изучать растение, которое привлекло внимание его спутника. Оно отличалось от всех остальных, растущих в здешней сухой пустыне: пучок длинных кожистых листьев, похожих на клинки, торчал из толстого стебля. Это растение было невысоким, примерно до колена, но иногда достигало роста взрослого человека, и ходить среди его зарослей было рискованно: существовала опасность лишиться глаза, если в него попадет острый лист. На вид листья были совершенно несъедобными для человека, животного или даже насекомого.
  Седрик воспользовался представившейся возможностью спешиться и встал в тени, отбрасываемой подаренным ему мулом. Мух здесь было меньше, чем в городе, зато пыли больше. Он уселся на плоский камень, повернувшись спиной к стоящему в зените палящему солнцу, и, размахнувшись, швырнул камень. Он попытался представить себе, как станет богатым, и не смог.
  — И как у нас это получится?  — спросил он.
  Жара научила его экономить слова,  — чего Кембриджу так и не удалось добиться.
  Де Агилар опять пришел в возбуждение. Он обвел рукой горизонт и спросил:
  — Вы видите, чтобы здесь еще что-нибудь росло?
  Оуэн демонстративно оглядел раскинувшийся перед ними пейзаж. Куда ни посмотри, всюду камни и бесконечная пыль. А между ними тут и там торчали растения с острыми листьями, которые привели в такой восторг де Агилара.
  — Почти ничего,  — сухо проговорил он.
  Ухмыльнувшись, испанец встал и в очередной раз продемонстрировал свою экстравагантность, шляпой стряхнув пыль с панталон.
  — Большую часть своей жизни мой двоюродный дед считал, что его пребывание в Новой Испании доставило ему больше страданий, чем оно того стоило; что туземцы никогда не позволят нам жить тут в мире, а земля дает только пыль, перец и чили, которыми кормил нас священник вчера вечером и которые вызвали у вас такое раздражение. Здесь не столько серебра, чтобы об этом стоило говорить, и очень мало золота. Все сокровища находятся к югу отсюда, во владениях ацтеков, и Кортес забрал большую их часть. Искусство местных жителей вызывает восхищение, но картины нарисованы на стенах или вырезаны в камне, да и в любом случае, это языческое искусство, и церковь уничтожит его произведения, как только поймет, что не может ничему у них научиться. Все члены моей семьи поверили ему, и никто никогда не покидал Севилью.
  — Кроме вас,  — заметил Оуэн.  — Почему?
  — Потому что я внимательно слушал, когда мои родные читали вслух его письма, и увидел вещи, на которые мой дед не обратил внимания, рассказывая о пустынных растениях с острыми листьями. Существует два вида таких растений, друг мой. Одно из них можно подвергнуть очистке и перегонке и получить спиртной напиток крепче самого лучшего бренди; от одного стакана мужчина лишается способности здраво мыслить, а после двух жалеет, что родился на свет. Из другого вида туземцы делают веревки, похожие на пеньковые. Кортес использовал их на своих кораблях во время путешествия домой.
  Де Агилар подошел к мулу и взял свернутую веревку, висевшую на седле.
  — Вот что можно сделать из этого растения. Они называют такое волокно «сизаль». Пощупайте…
  С точки зрения Седрика Оуэна, который не слишком разбирался в веревках, она была самой обычной. Он пропустил ее между пальцами и спросил:
  — Это хорошая веревка?
  — Великолепная. Сизаль во всех отношениях превосходит пеньку, он крепче, грубее, жестче и гораздо больше подходит для нужд кораблей, путешествующих по морю, чем все, что мы производим в Европе. Мы будем выращивать это растение так, как туземцы выращивают бобы, а потом делать из него веревки, которыми обеспечим флот не только христианского мира, но и всех прочих миров. Поверьте мне, мы станем самыми богатыми людьми в Европе. Взгляните на мой гороскоп и скажите мне, что меня не ждет великая судьба.
  Только очень уверенный в себе человек мог бросить вызов судьбе с таким высокомерием. По правде говоря, гороскоп де Агилара действительно указывал на блестящее будущее, его портила всего лишь одна точная квадратура между Меркурием и Юпитером, на куспиде третьего дома. Соединение Солнца с Венерой, восходящее в Овне менее чем в одном градусе от асцендента, противостояло опасному влиянию этого аспекта.
  Туземцы кое-что знали про астрологию, и Оуэн уже понял, что они придают Венере образ мужчины и называют ее «утренней звездой» и «воином». Будь у него время, он бы спросил их мнение относительно положения Венеры на карте Фернандеса. Но времени у него не было, и ему пришлось полагаться лишь на свои классические знания, преподанные ему доктором Ди и Нострадамусом. По его представлениям, звезды указывали на опрометчивые поступки и, возможно, великое будущее, если удастся обуздать импульсивность.
  Ничего этого Оуэн не сказал вслух и не собирался говорить. Он откинулся на камень, надвинул шляпу на глаза, чтобы хоть как-то защитить их от яркого солнца на безоблачном небе и отвратительно вида красного города вдалеке.
  — Фернандес, я доверил вам мою жизнь, но не готов доверить деньги. Чтобы вырастить это растение в таких количествах, о которых вы мечтаете, вам понадобится очень много воды, а ее здесь нет. Сегодня утром, пока вы занимались разгрузкой корабля, я обошел поля вокруг города. У здешних жителей воды едва хватает, чтобы их перец не сох на корню.
  — Нет, друг мой, все это потому, что мой дед не был их советником. В свое время он объехал эти земли, когда находился в рабстве у туземцев, и рассказал мне вещи, о которых даже они забыли,  — во внутренних землях, где джунгли задушили города, или на границе этой голой равнины туземцы издревле строили города около естественных подземных резервуаров. Под слоем земли находится слой мела, а под ним проходит водоносный слой, удерживающий воду. Моему деду не удалось объединить эти два знания — о воде и о растениях. Моей семье тоже.
  Камень был теплым, но не горячим. Оуэн лениво растянулся на нем, стараясь прогнать боль в спине.
  — Звучит неплохо,  — сказал он наконец.  — Вы можете использовать воду, чтобы поливать растения, а если нам удастся убедить отца Гонсалеса, который уже стал наполовину туземцем, помочь нам получить монополию на производство веревок во всей Новой Испании, вы сумеете…
  — Седрик! Не шевелитесь!
  Впервые за все время их знакомства де Агилар назвал его по имени. Оуэн замер и посмотрел на него. Пот стекал по его вискам и так быстро промочил рубашку, что он почувствовал прохладу на груди.
  — Что?
  — За камнем змея,  — ровным голосом проговорил Фернандес.  — Из тех, про которых нам вчера рассказывал отец Гонсалес, очень опасная, желтая с красными и черными полосами. Она вас еще не увидела. Если вы не будете шевелиться, я прикончу ее шпагой… не дышите, мой английский друг, и все будет прекрасно. Как хорошо, что вы вылечили мне руку, потому что теперь я могу воспользоваться шпагой… а вы лежите спокойно, пока я… вытащу шпагу из ножен и направлю ее… так… а потом я… О! Нет!
  — Фернандес!
  Оуэн вскочил на ноги и резко развернулся.
  «Желтое с красным для людей опасно». Накануне вечером, прежде чем они отправились спать, священник предупредил их о змеях, даже прочитал по-английски стишок, чтобы они лучше запомнили.
  Оуэн потешался над его предупреждением, когда они остались одни. Теперь же пожалел об этом, а главное, корил себя за место, на котором решил посидеть, и за свою возмутительную невнимательность. Змея была кораллового цвета, с красными и черными полосами. Дико извиваясь, она висела, вцепившись зубами в манжет белой льняной рубашки испанца, который он закатал, спасаясь от жары, примерно посередине его недавно сломанной руки. Маленькие капельки алой крови, похожие на ягоды рябины, перепачкали манжет. Змея умудрилась прокусить не только ткань, но и руку.
  Де Агилар замер в неподвижности, а его глаза побелели. Шпага с грохотом упала на землю.
  «Яд змеи действует на мышцы человека, они перестают работать — сначала замедляется речь, затем он не может есть. Через некоторое время он уже не в состоянии ни ходить, ни стоять, после этого перестают действовать мышцы груди, и останавливается сердце. Это происходит неминуемо. Единственная возможность спасти человека — это отсечь конечность. Мало кто остается после этого в живых. Ах, спасибо, Диего, если ты будешь так любезен и уберешь тарелки, мы выпьем снаружи, где уже прохладно, портвейна…»
  Оуэн схватил шпагу, и в этот раз голос его наставника в фехтовании не зазвучал у него в голове. Да и голубой камень не пел свою песню, слышалось лишь приглушенное бормотание, возникшее сразу после того, как они ступили на эту землю.
  Не думая о собственной безопасности, он поднял шпагу высоко над головой, а затем опустил ее так близко от руки де Агилара, что отсек кусок рукава льняной рубашки.
  Но главное, его удар рассек голову змеи, тело упало, извиваясь, на землю, и из него потекла тонкая струйка темной крови. Передняя часть головы, с зубами и содержащимся в них ядом осталась на запястье де Агилара под легкой повязкой, еще не снятой с руки после перелома.
  — Фернандес, будьте любезны, сядьте, пожалуйста. Я не могу ее вытащить, пока вы стоите, мне нужно, чтобы рука была опущена, как если бы я доставал головку стрелы. Прошу вас, сядьте.
  Точно марионетку из дерева и кожи, он усадил де Агилара на камень. Употребив свой кухонный нож вместо скальпеля и оторванный от рубашки кусок льна вместо жгута, он воспользовался приемами военно-полевой хирургии, о которых читал в книгах Нострадамуса, думая, что ему никогда в жизни не доведется прибегнуть к ним.
  Змея глубоко вонзила зубы в плоть испанца, и Оуэну пришлось отделить нижнюю челюсть, чтобы ее оторвать. Он засунул кончик ножа в кожу под мертвым глазом и принялся шевелить им, чтобы раскрыть челюсти. Они медленно отделялись друг от друга под ругань Оуэна.
  Де Агилар сидел с белым, как полотно, лицом. В конце он посмотрел на четыре дырочки, оставшиеся у него на руке от укуса.
  — Я мертв,  — сказал он равнодушно.
  Глаза у него блестели, но страха в них не было. Кожа приобретала зеленоватый оттенок, а в уголках рта пожелтела.
  — Нам нужно вернуться в Заму. Я должен многое сделать, раз не поведу «Аврору» назад, домой. Если отец Гонсалес не ошибся относительно описания действия яда, у меня есть полдня, когда я останусь полноценным человеком, и я не намерен зря терять время. Хуан-Круз будет приличным капитаном при обычных обстоятельствах, но под его командованием «Аврора» никогда не станет великой. Вы бы могли с этим справиться, но, думаю, ваш камень не позволит вам уехать отсюда в скором времени, а корабль должен отплыть немедленно, пока команда еще не поняла всей прелести жизни на берегу… А позже мы примем решение. Пока же…  — Он встал.  — Не поможете мне сесть на мула? Жизни во мне осталось на один день. Завтра…  — Он замолчал, и его взгляд остановился на море за известковыми скалами.  — Я бы хотел еще раз увидеть восход солнца. Они говорят, что с маяка в ясный день можно разглядеть край мира и что у них все дни ясные. Вы посидите со мной в мой последний рассвет, Седрик Оуэн?
  — Нет.
  Оуэн плакал, чего не делал с тринадцати лет, тех пор, как голубой камень стал принадлежать ему. Он отпихнул ногой безжизненное тело змеи и подтащил поближе сопротивлявшегося мула де Агилара.
  — Это не будет ваш последний восход солнца,  — хрипло проговорил он.  — Отец Гонсалес сказал, что ампутация может спасти вам жизнь.
  — А еще он сказал, что это всего лишь предположение и никому не удалось выжить.
  — Так говорят туземцы. Они не являются врачами, прошедшими обучение в Кембридже.
  — А вы множество раз повторяли, что не являетесь хирургом.  — Де Агилар сказал это мягко, без злобы, так старший брат упрекает младшего за излишнее рвение.
  Оуэн снова выругался.
  — Вы не понимаете. Нострадамус заставил меня прочитать книги по хирургии, которые у него были. И провести десять дней траура по принцу Франции в его вонючей гостинице, читать учебники и отвечать на вопросы, касающиеся вещей, о которых я в жизни не думал и не собирался думать. Он приказал мне сделать записи и взять их с собой. Он предвидел эту ситуацию, но не предупредил, что она разобьет мне сердце. Таким образом, я сделаю операцию, и вы не умрете.
  — Но, Седрик, со всем моим уважением…
  — Молчите. Просто молчите… забирайтесь на своего мула, мы поедем назад, в город. Вы потеряете правую руку и не сможете размахивать шпагой, но я не позволю вам лишиться жизни. По крайней мере, не тогда, когда вы собрались сделать меня самым богатым человеком в Европе.



  ГЛАВА 15

  Лаборатория судебной медицины, Оксфорд, Великобритания
  Июнь 2007 года


  Стелла одна прошла по выложенному белой плиткой коридору с бетонными стенами, миновала алюминиевые двери и оказалась в лаборатории со стальными столами и стеклянными стойками. Здесь пахло химикатами, сигаретным дымом и смертью.
  Доктор Дэвид Лоу встретил ее у двери. Он оказался совсем не таким неприятным, каким его описал Кит, но она сразу поняла, что имел в виду ее муж. Она смотрела на маленького жилистого мужчину с торчащими в разные стороны волосами, похожими на мышиные хвостики, и выступающими вперед зубами, из-за чего приподнималась верхняя губа. Типичные зубы англичанина; они пожелтели от многолетнего употребления чая и табака. Стоило ему улыбнуться, как запах его дыхания распространился до самого коридора.
  — Доктор Коди.  — Он вытер руку о белый халат и протянул ее Стелле.  — Профессор Фрейзер позвонил мне и предупредил о вашем приходе. Я готов принять друзей Гордона в любое время.
  Его рукопожатие оказалось более сильным, чем Стелла ожидала; не возникало сомнений, что он действительно провел пять лет, изучая массовые захоронения курдов. Ну а если бы у Стеллы остались какие-то сомнения, на стенах висели фотографии — снимок за снимком, на которых были изображены выложенные в ряды, пронумерованные кости вместе с обрывками волос, одежды и маленькими кусочками драгоценных металлов на лишившихся плоти пальцах.
  Дейви Лоу присутствовал почти на всех фотографиях, в обрезанных джинсах и грязной футболке, с неизменной сигаретой в зубах или между пальцами. А еще он выглядел более естественно в горах, чем в оксфордской лаборатории.
  Он перехватил взгляд Стеллы.
  — Не слишком приятная работа. Но кто-то должен ее делать.  — Его взгляд переместился к двери.  — Кит не пришел с вами?
  — Он спит в машине,  — ответила Стелла.
  Это было правдой, но прозвучало как извинение.
  — Понятно.  — Он поджал губы, и его взгляд скользнул по Стелле, не задержавшись ни на мгновение. Он пошел вперед, продолжая говорить на ходу: — Гордон сказал мне, что у вас есть череп и вы хотите восстановить лицо человека, которому он принадлежал?
  Он повернулся к ней и бросил выразительный взгляд на висевший у нее за плечами рюкзак. Голубой череп не просыпался. С тех пор как предупредил Стеллу в комнате Кита, череп помалкивал. Она потянулась к нему, но вновь ничего не почувствовала. Стелла не знала, уйти ей или остаться. Да и образ лица, который привел ее сюда, исчез. Она посмотрела в пол, ею овладела мучительная неуверенность.
  Стелла молча последовала за доктором Лоу. Он подошел к застекленному шкафчику у дальней стены. Внутри находилась уменьшенная копия гипербарической кислотной ванны, которую она видела в геологической лаборатории.
  — Речь идет не об обычном черепе,  — объяснила Стелла.  — Он вырезан из камня. Гордон сказал, я могу рассчитывать, что вы проведете исследование без огласки.
  — Он так сказал? Я тронут.
  Опираясь плечом о стену, Дейви Лоу покатал сигарету в пальцах, потом прикурил. В воздухе повис синеватый дым. Прежнее беспокойство исчезло, теперь взгляд антрополога стал острым и пристальным — хотя, казалось, он смотрел сквозь Стеллу, не видя ее.
  Стелла с легкостью могла себе представить, как этот человек нарушает границы дозволенного, совершенно не тревожась о последствиях. Стелла начала понимать, почему Гордон доверял Лоу, а Кит презирал его.
  Стелла стянула с плеч рюкзак и расстегнула молнию, а затем без всяких церемоний вытащила голубой череп на яркий свет лаборатории. Он больше не кричал, в ее сознании не сверкали вспышки желтого света; они исчезли, как только она вошла в Речную комнату Кита. Череп пребывал в мире, однако оставался в состоянии боевой готовности, так что все чувства Стеллы обострились.
  Она показала его Дейви Лоу, и голубые отсветы смягчили холод лаборатории.
  — Мы его нашли, разгадав шифр в дневниках Оуэна,  — объяснила Стелла.
  Она ожидала какой-то реакции со стороны Лоу — он мог затаить дыхание или выразить свое удивление вслух. Но она никак не предполагала, что черты уродливого лица доктора Лоу исказит такое сильное чувство — ярость, горе или боль, она не могла сказать точно. И еще в его глазах сверкнуло дикое, животное желание обладания.
  — Дейви?
  — Уберите это!
  Он отскочил от Стеллы к дальней стене и присел на корточки, прижав колени к груди, потом, отчаянно дрожа, обхватил себя руками. Довольно долго тишину нарушало лишь его хриплое, прерывистое дыхание.
  — Мне уйти?  — наконец спросила Стелла.
  — Наверное.
  Он долго смотрел в пол. Когда было поздно уходить или что-то говорить, он с трудом поднял свой налившийся кровью, ошеломленный взгляд на Стеллу и остановил его на ее лице.
  — Но вы остались. Благодарю вас.  — По его губам промелькнула быстрая напряженная улыбка.  — Кто еще это видел?
  — Кроме меня и Кита? Только Гордон. Тони не захотел на него смотреть.
  — А как Гордон… Он сказал, какие чувства испытывает?
  Она вспомнила, как хрипло прозвучал тихий голос шотландца, когда он звонил в первый раз. «Твой камешек готов». И позднее. «Он слишком красив. Он умоляет тебя взять его в руки…»
  — Он считает, что мне следовало бы стереть его в пыль при помощи пресса. Он даже предложил свою помощь.
  — Мудрый человек.  — Теперь улыбка Лоу стал а шире, она была полна ядовитой иронии.  — Он не предупредил меня о том, что вы принесете. Лишь немногие способны держать такие вещи в тайне.
  — Он хороший друг.
  — А это дорогого стоит в нашем мире, полном дружелюбия.
  Лоу отбросил почти докуренную сигарету. Трясущимися руками он свернул себе новую и затянулся, глядя на ее красный кончик.
  — Это живой камень Седрика Оуэна, верно?
  — Мы так считаем.
  Лоу в первый раз посмотрел ей в лицо долгим взглядом.
  — Люди убивали за обладание этим камнем, Стелла. Они убили Седрика Оуэна, а также его бабушку и всех тех, кто держал камень в руках, всех предков Оуэна.  — Он поджал губы, не сводя взгляда со Стеллы.  — За вами следили, когда вы шли сюда?
  — Не думаю. Однако я не уверена, что заметила бы слежку.
  — Стелла!..  — Он был рассержен на нее, но не знал, может ли показать ей свой гнев. Лоу прикусил сигарету.  — Скажите, вы понимаете, насколько серьезна грозящая вам опасность?
  — А опасность с вашей стороны мне грозит?
  — Нет.  — Теперь он смог даже рассмеяться, но его смех тут же превратился в кашель.  — Не сейчас. Я видел красоту и однажды в жизни попытался ее ухватить. Я не совершу такую ошибку дважды.
  В его голосе, как и в голосе Кита, чувствовалось напряжение.
  — Так вы с Китом разошлись именно по этой причине?  — осторожно спросила она.
  Он собрался ответить честно, но в последний момент передумал и вяло пожал плечами.
  — Он ваш муж. Я не могу отвечать за него.
  — Но он был вашим другом? Хорошим другом?
  — Когда-то. Но не сейчас.
  Он не отвел своих покрасневших глаз. Потом посмотрел на висящие за спиной Стеллы фотографии.
  — Повсюду в мире есть люди, которые видят нечто настолько желанное, что им кажется, будто они могут это взять, и цена, которую придется заплатить остальным, не имеет значения. И всегда берут мужчины, а платят женщины и дети.
  — Довольно странный подход к проблеме, Дейви Лоу.
  — Может быть, но я еще ни разу не производил раскопок массовых захоронений, где жертвы пали от рук женщин. Обещаю вам: как только столкнусь с таким явлением, о нем узнают все средства массовой информации.
  Теперь, оказавшись на знакомой территории, Лоу почти полностью себя контролировал. Он сидел, опираясь спиной о стену, и выпускал дым, заполнявший пространство между ними. В первый раз с того момента, как Стелла достала череп из рюкзака, он посмотрел на него прямо.
  — Ваш череп несет в себе сердце мира. Какой человек не станет убивать ради обладания им? В этом голубом камне содержится все, о чем мы когда-либо мечтали: великолепие, благородство и страсть, сведенные воедино. Им хочется владеть до боли, так что только самые сильные мужчины или те, чья жизнь разбита окончательно, способны от него отвернуться. Живущие среди нас слабые люди хотят его уничтожить, растоптать то, что они не в силах контролировать. А люди хищные и жестокие желают обладать им, забрать его себе, насладиться обладанием, не понимая, что им такое не по силам. А еще, быть может, если все так, как я думаю, существуют люди, хотя их очень мало, знающие, на что он способен, те, кто хочет это остановить и заполучить камень.
  В горле у Стеллы пересохло, кожа зудела.
  — На что он способен, Дейви?
  — Я и сам не до конца уверен. Возможно, я ошибаюсь.  — Его сигарета превратилась в горизонтальный столбик пепла. Лоу бросил ее в пустую кофейную чашку и скрестил руки на груди.  — Он разговаривает с вами?
  Никто не задавал Стелле этого вопроса, даже Кит.
  — Он… поет. И я кое-что ощущаю; он сам нуждается в заботе и проявляет такую же заботу обо мне.
  — Заботу?
  — Или, возможно, любовь.  — Она слабо улыбнулась.  — Но дело не только в этом. Он обладает…  — Стелла пыталась найти подходящие слова.  — Неизвестным мне знанием. Создается впечатление, что в те моменты, когда он рядом, у меня появляются новые, недоступные прежде возможности. Я могу лучше видеть и слышу то, чего в обычных обстоятельствах не слышу, например шорох собственной одежды. Словно я только что родилась и очень стара — и все это одновременно. Да, камень именно таков, он наделен древней мудростью, точно буддистская статуя, вырезанная в склоне горы и живущая недоступной нам жизнью. И одновременно это только что рожденный ягненок, потерявший свою мать, а я единственное, что у него осталось.  — Она прижала ладони к лицу.  — Почему я? Я понятия не имею, как о нем заботиться.
  — Но у вас нет выбора.  — Дейви Лоу печально улыбнулся.  — Вы законный хранитель камня, каким был когда-то Седрик Оуэн. И всем остальным, кому хотелось бы наложить на камень руки, придется принять это как данность.
  — Мне показалось, вы говорили, что не хотите владеть камнем?
  Лоу тихо рассмеялся.
  — Когда-то хотел, но только не сейчас. Я полагаю, что я из тех немногих людей на земле, кто не представляет для вас опасности. Молодая женщина по имени Джессика Уоррен очень многому меня научила. И мне не хватит жизни, чтобы ее отблагодарить.
  Наконец Лоу поднялся на ноги. Стоя, он больше походил на профессионала. Его взгляд дважды переместился со Стеллы на голубой череп и обратно.
  — За основу взят череп белой женщины,  — сказал он.  — Вы хотите знать еще что-нибудь?
  — Если вы сумеете мне рассказать. Я иногда вижу лицо — не совсем четко,  — и мне кажется, что представить его таким, каким оно было, важно. Если, конечно, это возможно.
  — А потом?  — Теперь он не отводил от нее взгляда.
  — А потом, мне кажется, я смогу понять, почему за этот камень люди готовы убивать. И кто пытается нас уничтожить.
  — И?
  Он понял то, что Стелла не произнесла вслух. И она почему-то ему поверила.
  — И у меня появится лицо, которое будет связано с событиями, которые предстают перед моим мысленным взором.
  — Отлично.  — Дейви Лоу тщательно затушил сигарету и засунул ее во внешний карман своего лабораторного халата.  — Давайте попробуем воссоздать лицо — и посмотрим, о чем оно вам расскажет.


  Во второй раз за последние два дня каменный череп стоял на залитой светом подставке. Здесь освещение было не таким ярким, как в геологической лаборатории Гордона Фрейзера, и работа велась не под высоким давлением. На череп под самыми разными углами были направлены тонкие красные лучи.
  Дейви Лоу надел защитные очки и тонкие перчатки и принялся обдувать череп потоками сухого льда, чтобы иметь полное представление о расположении и движении лучей.
  Работая, он объяснял Стелле через плечо:
  — Обычно это делается лазерами. Сканирование занимает полчаса, но важно правильно снять показания приборов. Иногда это занимает больше времени — тут многое зависит от структуры кварца. Прежде я работал только с костями, поэтому точно не знаю, какое влияние может оказать прозрачность камня на коэффициент преломления. Кит мог бы моментально написать для нас специальную программу, чтобы обойти эту проблему. А в его отсутствие нам остается надеяться, что существующие программы сумеют учесть это различие. Довольно скоро мы все узнаем.
  Он закрыл дверцу резервуара и снял защитные очки.
  — Монитор стоит на моем столе в соседнем помещении. А еще у меня там есть кофейный автомат. Он варит не самый лучший кофе, но пить можно. Или, если хотите, подождите в машине.
  Он сказал это, ни на чем не настаивая, предоставляя своей посетительнице принять решение самостоятельно. Стелла обнаружила, что ей начинает нравиться нежелание Дейви Лоу руководствоваться социальными нормами.
  — Я выпью кофе,  — сказала она.
  Он улыбнулся, показав свои отвратительные зубы.
  — Благодарю вас.


  Лоу оказался прав — кофе был не слишком хорошим, и она почему-то почувствовала благодарность. Аромат жареных зерен мешался с запахом табака и почти заглушал вонь формальдегида.
  Кабинет Дейви Лоу был совсем небольшим, в нем едва хватало места для двух огромных мониторов и телефона. На стенах висели свидетельства других массовых убийств, но далеко не все они были связаны с Турцией. Босния занимала половину смежной с дверью стены, а дальше шли фотографии, сделанные в Руанде и Дафуре, имелся даже один снимок массовых захоронений в Ираке.
  С чашкой кофе в руке Стелла подошла к последней фотографии, чтобы посмотреть на кости.
  — На некоторых скелетах видны переломы, которые уже начали заживать.
  — Гордон не говорил мне, что вы медик.
  — Нет, я астроном. Точнее, астрофизик. Но мне известны основы патологии, и я вижу, что вокруг переломов образовались костные мозоли.
  Дейви Лоу уселся за монитор и закурил новую сигарету. Запах табака был сладким до приторности и щекотал Стелле горло.
  Он снял крошку табака с языка и сказал:
  — Ирак переполнен гневом. Некоторые жертвы умирали очень долго.
  Она продолжала смотреть ему в глаза, что удивило их обоих. Он первым отвел взгляд.
  — Мне не следовало задавать вопросы?  — спросила она.
  — Мне все равно, если вы способны принять мой ответ.
  — Результат будет таким же, когда я увижу лицо каменного черепа?
  — Весьма возможно.
  — Но вы уже знаете, как оно выглядит?
  Он откинулся назад на своем кресле, переплел пальцы на затылке и молчал так долго, продолжая смотреть на Стеллу, что она уже не ждала ответа, когда он заговорил.
  — Я могу ошибаться.
  И прежде чем она успела задать новый вопрос, он потянулся вперед и наклонился над клавиатурой.
  — Но я так не думаю. Черепа — это моя мания. А поскольку нам обоим придется подождать, пока лицо сформируется, можно попытаться узнать что-нибудь интересное, вспомнив самые известные легенды о черепах. Что вам известно о пророчестве майя относительно две тысячи двенадцатого года?
  Стелла никак не ожидала такого вопроса. Взяв свой стаканчик с кофе, она села за стол напротив Дейви Лоу.
  — Я получила полмиллиона ссылок, когда сделала запрос в «Гугле» на «майя» и «череп». В заголовках большинства фигурировал две тысячи двенадцатый год. И ни в одной я не увидела ни малейшего смысла.
  Лоу приподнял похожую на крысиный хвостик бровь.
  — Культурный империализм в ответе за многое.
  Он выпустил в сторону Стеллы струю дыма и обратил свое внимание на стоящий перед ним монитор, словно ее здесь не было.
  Стелла посмотрела на второй монитор. Каменный череп вращался по часовой стрелке, он уже не был голубым, а стал темно-серым на светлом фоне, и его пересекали тысячи кривых всех цветов радуги — от алого и пурпурного до пронзительно ярких зеленого и желтого.
  Прямо у нее на глазах серая поверхность постепенно заполнялась плотью под цветной линией волос.
  — Рыжее перекрестье показывает вогнутости, желтое — выпуклые участки, верно?  — спросила она.
  — Да, а зелень соответствует горизонтали.  — Лоу подошел к ней сзади, оперся о ее стул и выпустил в сторону дым. Несколько мгновений он смотрел на экран, а потом добавил: — Большинству людей требуется потратить полдня, чтобы это понять. Если вы сумеете догадаться, кто появится в конце, я могу предложить вам работу.
  — Женщина белой расы? Жившая во времена Седрика Оуэна?  — Польщенная Стелла порылась с памяти, выбирая подходящую историческую фигуру.  — Королева Елизавета Первая.
  Он хитро ухмыльнулся, как лис.
  — Хорошая попытка.
  — Но работу я не получу?
  Он покачал головой.
  — Извините. Черепа были сделаны по меньшей мере за три тысячи лет до рождения Елизаветы. Из чего не следует, что у них не может быть одинаковых черт; лица из поколения в поколение сохраняют поразительное сходство, однако у всех детей Генриха Восьмого были высокие выпуклые лбы, узкие подбородки и почти полностью отсутствовали брови. Нет, это не она.
  — Черепа?  — Стелла резко развернулась к Лоу.  — Вы сказали: «Черепа были сделаны». Во множественном числе. Значит, есть и другие?
  — Так говорят.
  — Но откуда вы знаете?
  Он вновь выпустил струю дыма у нее над головой.
  — После того как я загубил свою медицинскую карьеру, я получил степень в антропологии. И мне довелось изучать странные вещи.
  — И вы заинтересовались черепами?
  — Интерес присутствовал всегда.
  — Какое у вас было завораживающее детство.
  Стелла вновь бросила взгляд на монитор.
  Лицо сейчас лишь отдаленно напоминало человеческое; размытые черты на светлом фоне. Впрочем, ей не удавалось различить не только цвет отсутствующих глаз, но и форму подбородка.
  Лоу вернулся к своему месту перед другим монитором и положил руку сверху, готовясь повернуть его к Стелле. В его карих глазах появилось серьезное выражение.
  — Вы все еще можете уйти,  — сказал он.  — Возможно, так вам было бы легче.
  Изменившееся настроение Лоу смутило Стеллу.
  — Дэвид, кто-то пытался убить Кита в пещере, когда мы нашли камень. Кто-то другой — или это был тот же человек — все перевернул в комнате Кита и оставил записку с угрозой убить нас, если мы не разобьем каменный череп на кусочки. Я не могу уйти. И даже если вы будете утверждать, что это самый опасный предмет на нашей планете, я не готова поднять молоток, чтобы его уничтожить.
  — Дейви,  — рассеянно поправил он.  — Не Дэвид; Дейви. И не отказывайтесь от молотка так быстро. Когда на кону стоит ваша жизнь, всегда полезно иметь запасной план.
  Он одновременно допил кофе и докурил сигарету, потом крутанулся на своем стуле.
  — Скажите мне, что вы видите.
  Монитор повернулся к Стелле. Она рассчитывала увидеть мандалу,[11 - Сакральный символ, используемый при медитациях в буддизме, ритуальный предмет.] богов майя или другие черепа. Однако перед ней возникли символы майя, ряд за рядом, похожие на те, что она нашла в книгах Седрика Оуэна.
  Стелла наклонилась вперед, положив обе ладони на стол.
  — Где вы это нашли?
  — В сети. Есть сайт, откуда это можно скачать.
  Дейви Лоу вновь встал у нее за спиной, от него пахло дымом и кофе.
  — Это Дрезденский кодекс, один из священных текстов майя. За сотни лет они написали тысячи таких текстов, но осталось лишь четыре — остальные уничтожены иезуитами. Этот оказался в Дрезденской библиотеке, где собирал пыль до тысяча восемьсот восьмидесятого года, пока кто-то не сумел понять, что в нем написано. Конечно, можно было спросить у майя, но к тому времени почти все, кто умел читать их письмена, умерли, в результате тексты назвали в честь места, где их перевели, никак не связав с народом, который их создал.
  — И вновь культурный империализм?
  — Именно. Есть еще три таких же документа: Мадридский, Парижский и Гролье, впрочем, последний может быть подделкой. Это все, что осталось от цивилизации, по сравнению с которой мы находимся на ранней стадии развития. Так вот, если верить этому документу, то конец мира должен наступить двадцать первого декабря две тысячи двенадцатого года.
  — Очень смешно.
  Стелла ощутила странный металлический привкус во рту и вместе с креслом повернулась к Лоу спиной.
  Он схватил кресло за подлокотник и резко развернул его обратно.
  — Послушайте меня. Я не шучу. Это продукт деятельности цивилизации, способной изобразить расположение планет с такой точностью, что НАСА позеленеет от зависти.
  — Я астроном. Не пытайтесь подавить меня наукой.
  Стелла не хотела быть резкой, но и смягчать свою реплику не стала.
  — Стелла, я пытаюсь открыть вам глаза. Послушайте… Он принялся нажимать на клавиши и открыл другие страницы. На экране появлялись все новые и новые символы.
  С неожиданной живостью он сказал:
  — Ну, раз вы астроном, так слушайте. Дрезденский кодекс — это таблицы движения Венеры и Марса, сделанные с поразительной точностью. На них основан календарь майя, по сравнению с которым наш напоминает «Нодди отправляется в игрушечную страну».[12 - Название книжки английской детской писательницы Энид Блайтон. Главный герой — кукольный персонаж, напоминающий Пиноккио.] Во времена Седрика Оуэна, когда всех еще волновал переход от юлианского к григорианскому календарю и люди пытались найти систему, при которой Рождество не приходилось бы на середину лета, майя уже тысячи лет пользовались календарной системой, определявшей даты лунного затмения с точностью до одной семидесятитысячной доли секунды на восемь тысячелетий как назад, так и вперед. Когда мы были на такое способны? В прошлом году? Может быть, восемнадцать месяцев назад, если бы нам очень повезло?
  — К двухтысячному году мы легко справлялись с этой задачей.  — Стелла налила себе еще кофе.  — Какое это имеет отношение к нелепым пророчествам Армагеддона?
  Стелла не заметила, когда Лоу успел скатать и закурить новую сигарету. Он смотрел на нее сквозь облако дыма.
  — Дрезденский кодекс — это ключ к космогонии майя. Они разделили время на циклы по пять тысяч сто двадцать пять лет. Мы живем в пятом цикле. Согласно легендам, каждый из предыдущих циклов заканчивался катаклизмом, уничтожавшим существующие расы людей: огонь, землетрясения, бури или, как произошло в последнем случае, наводнение.
  — Вы цитируете Библию?
  — Совсем не обязательно. Существует сто тридцать семь независимых друг от друга легенд, кроме той, где животные спасаются парами; все цивилизации, обитающие сейчас на планете, помнят, что они родились из вод потопа. Однако только майя оставили нам предупреждение о времени наступления следующего катаклизма. Конец пятого цикла не будет похож на концы других циклов, это будет завершение эры и произойдет в преддверие зимнего солнцестояния. Эра продолжается двадцать шесть тысяч лет, и каждая из них начинается и заканчивается, когда Солнце лежит над галактическим центром под двадцатью восемью градусами от Стрельца, это место майя называют Ксибалба би, Дорога в Преисподнюю. Когда Солнце начнет движение по этому пути, нам конец; мы станем свидетелями грандиозной катастрофы. Речь уже не пойдет о таких мелочах, как огонь или потоп; нас ждет полнейшее уничтожение — Армагеддон, как вы его называете,  — и оно будет вызвано людьми, а не явлениями природы, как в прежние времена. Дата получена при переводе Дрезденского кодекса. По календарю майя это тринадцатый бактун.[13 - Один бактун в календаре майя равнялся 144
000 дней (приблизительно 394 года). Тринадцать бактунов составляли величину общего цикла, после которого должна наступить новая эра.]
  Дейви Лоу обмакнул палец в остатки кофе и написал дату на столе.
  — В нашем календаре — двадцать первое декабря две тысячи двенадцатого года.
  Он затушил сигарету и положил руки на затылок, не сводя глаз со Стеллы.
  Она сделала несколько глотков кофе и после паузы сказала:
  — И что же произойдет? Всеобщее потепление? Экологическая катастрофа? Атомная аннигиляция?
  — Все из перечисленного, так мне кажется. Майя уничтожили сами себя в течение пятидесяти лет; их культура исчезла в результате войны и чрезмерного использования природных ресурсов. Мы ведем себя аналогичным образом, но на планетарном уровне. И результат будет таким же.
  — Я не понимаю, какое это имеет отношение к черепам.
  — Согласно легендам, майя — точнее, их предки из конца четвертого цикла, что соответствовало третьему тысячелетию до нашей эры,  — создали тринадцать хрустальных черепов. Если их собрать вместе, они укажут нам способ избежать катастрофы, которую мы сами на себя навлечем. В ваших руках оказался один из таких черепов.
  — Черепа остановят Армагеддон?
  Стелла не могла поверить.
  — Нет, они его не остановят, а лишь покажут способ его избежать. Мы увидим врата, если вам так больше нравится.
  — Вы в это действительно верите?
  Стелла смотрела на него широко раскрытыми глазами, напрочь забыв о приличиях.
  Он не стал улыбаться, а лишь пожал плечами и снова застучал по клавишам, однако ничего не произошло.
  — Я лишь рассказываю вам о содержании старых текстов. Люди, которые их создали, верили в то, что писали.
  — Не уходите от ответа, Дейви.
  Он слегка повернул свой стул и приподнял одно плечо, словно извиняясь.
  — Да, верю. Эти люди обладали знаниями, которые мы давно утратили, когда выбрали неправильное направление развития. И я не одинок. Многие люди думают так же.
  — Ой, перестаньте.  — Стелла вскочила на ноги и принялась расхаживать по маленькой комнатке, выразительными жестами подчеркивая свои слова.  — Очень многие верят во второе пришествие Христа, в ночные появления Зубной феи,[14 - Сказочная фея, которая оставляет монетку взамен выпавшего зуба, спрятанного ребенком на ночь под подушкой.] а также в то, что у Саддама Хусейна было оружие массового уничтожения, спрятанное в иракской пустыне. Все они безумны в одинаковой степени. Куда подевалось чувство реальности? Где наука, основанная на фактах? Видит бог, вы же медик. Вы имеете дело с плотью, кровью и костями, а не с… безумным трансцендентальным бредом.
  Стелла остановилась перед фотографией, сделанной в Боснии. За спиной у мрачно улыбающегося Дейви Лоу лежали ровные ряды черепов. Она закрыла глаза, но черепа не исчезли.
  Его тихий голос прозвучал у нее из-за спины.
  — Я не получил диплома медика. Меня выгнали.
  Гнев Стеллы утих так же быстро, как появился, и она села на прежнее место.
  — Извините.
  — Да ничего. Это не имеет значения. Стелла, что привело вас ко мне?
  Теперь он больше не шутил, его взгляд стал цепким и жестким.
  — Я хотела увидеть лицо черепа.
  — Но вы его уже видели, не так ли? Именно поэтому вы и пришли. «Я вижу лицо». Так вы сказали. И он поет для вас. Вы слышите пение камня. А теперь скажите, что это безумный трансцендентальный бред.
  Она ничего не ответила; ей было нечего возразить. Он наклонился вперед, вцепившись в ручки кресла, и их лица оказались совсем рядом.
  — Что еще? Неужели череп, который привел вас сюда, не явился причиной многих других событий? Неужели череп — это лишь красивый кусок камня, из-за которого люди готовы убивать?
  Стелла посмотрела на монитор, заполненный символами. Они все еще не имели ни малейшего смысла.
  — Череп сообщил мне об опасности, когда мы находились и пещере,  — тихо сказала Стелла.  — Именно по этой причине мы с Китом разделились. В результате с карниза сбросили только моего мужа. Прошлой ночью он предупредил меня о том, что произошло в комнате Кита, но я тогда не поняла. И… в книгах Оуэна есть шифр. Мне кажется, никто, кроме меня, не способен его увидеть, но он очень похож на этот.  — Она ткнула в сторону монитора.  — Здесь изображены символы майя. Еще один кодекс.
  — Вы хотите сказать, что в книгах Седрика Оуэна содержится зашифрованный текст?  — Страсть, появившаяся на его лице, при других обстоятельствах показалась бы смешной.  — Стелла, пожалуйста, вы должны позволить мне…
  Он находился так близко к ней, что Стелла ощутила жар, исходящий от его тела. Его рука легла на ее плечо. Слова застряли у него в горле, он никак не мог закончить фразу.
  Прежде чем слова были произнесены, раздался металлический стук в дверь и послышался резкий напряженный голос.
  — Я не помешаю? Вы можете сказать. И я уйду.
  — Кит?
  Он стоял у двери, опираясь на две палки. Стелла никогда не видела, чтобы его лицо искажала такая отвратительная гримаса. Он перевел взгляд с нее на Дейви Лоу.
  — Развлекаетесь?
  — Кит! Он пытается помочь.
  — Я вижу. И в чем состоит твоя помощь на этот раз, Дэвид?
  — Не в том, о чем ты думаешь.
  Лоу отступил на несколько шагов к дальней стене кабинета. Стелла видела, как он втянул в себя воздух, а потом начал медленно выдыхать его через нос.
  Он бросил на нее взгляд и коротко кивнул.
  — Насколько я понимаю, вы уходите? Возможно, вам сначала стоило бы выяснить, удалось ли нам определить, как выглядит лицо черепа.
  Второй монитор был отвернут в сторону, так что никто из них не мог его видеть. Лоу обошел стол и быстро повернул монитор. В результате Стелла осталась одна. С монитора на нее смотрело лицо.
  — Этого не может быть.
  Стелла затрясла головой. Она трясла головой и не могла остановиться, с трудом сдерживая тошноту.
  — Что?
  Кит не мог двигаться быстро, чтобы сразу оказаться рядом с ней. Дэвид Лоу из жалости к ним обоим повернул монитор так, чтобы оба могли его видеть.
  Кит был поражен не меньше Стеллы. Он несколько раз переводил взгляд со Стеллы на экран и обратно.
  — Это какая-то шутка?
  — Программное обеспечение не обладает чувством юмора,  — сказал Дейви Лоу.  — Череп обретает плоть — и с этим ничего нельзя поделать.
  У них не могло быть ни малейших сомнений; с экрана на них смотрело спокойное лицо Стеллы, которая, казалось, спит. Стелла вспомнила, как глаза Дейви Лоу метнулись к ней, стоило ему увидеть череп.
  Она повернулась к нему.
  — Вы знали, что это я, в тот момент, когда я показала вам череп.
  Он устало улыбнулся.
  — Я очень давно этим занимаюсь.
  — Однако вы добавили волосы и глаза. У вас нет никаких доказательств, что они должны быть именно такими.
  — Конечно нет. Вы могли иметь черные волосы и голубые глаза, но все равно остались бы собою.
  Он нажал три клавиши. Ее волосы мгновенно превратились из рыжих в черные, а глаза из зеленых стали голубыми. Эффект получился странным, но не менял главного: на них по-прежнему смотрело ее лицо.
  — Я могу предложить вам других специалистов, но от этого ничего не изменится. Как и кость, камень не может лгать. Тот, кто создал этот череп, взял за модель женщину, обладавшую такой же структурой костей, как вы. Учитывая, что черты лица передаются по наследству, я бы сказал, что это ваш дальний предок. У каждого из нас они есть, в этом нет ничего удивительного. Если рассмотреть промежуток времени, равный циклу майя, то у них был выбор из тысяч образцов.
  Стелла покачала головой и подняла руку. Ей требовалось время, чтобы осмыслить происходящее и немного подумать, но сейчас у нее не было такой возможности. Она посмотрела на Кита, тот был потрясен и рассержен.
  — Дейви, что будем делать?  — спросила Стелла.
  Он пожал плечами, казалось, его покинули силы. Он смотрел куда-то в сторону, словно пытался вспомнить нечто важное. Стелла с удивлением обнаружила, что испытывает обиду и боль.
  — Спрячьте череп. Берегите себя,  — наконец сказал Дейви Лоу.
  — Мы намерены встретиться с Урсулой Уокер. Ей можно доверять?
  Он повернулся и посмотрел Стелле в глаза. Его кривая улыбка была полна горечи.
  — Насколько это вообще возможно. Вы можете показать ей череп, если вас интересует именно это. Она из немногих живущих людей, кому удалось увидеть один из других черепов.
  Он прошел между ними и открыл дверь в лабораторию.
  — Я помогу вам вынуть череп. А потом вам лучше уйти.


  Стелла выезжала со стоянки, а Кит молча сидел рядом, когда из здания выскочил Дейви Лоу. Стелла притормозила. Белый халат развевался на ветру, пока Лоу бежал к ним. Он наклонился в окну, и Стелла вновь уловила сильный запах кофе и табака. В руках Дейви держал визитку со своим именем и тремя телефонами.
  — Здесь мой домашний номер и два мобильных — один местный, другой для междугородних разговоров. В течение ближайших трех недель я никуда не собираюсь уезжать. Если вам потребуется моя помощь, звоните.
  Она взяла визитку и с сомнением спросила:
  — Это нужно вам или мне?
  — Просто возьмите визитку. Вы не обязаны мне звонить.



  ГЛАВА 16

  Зама, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  — У нас нет льда,  — сокрушался Оуэн.  — А также мандрагоры, семян салата-латука, болиголова или других растений, которые Ибн Сина считал необходимыми для того, чтобы человек мог перенести отсечение руки.
  — Но у тебя есть настойка опия, которую тебе вручил Нострадамус. Быть может, этого будет достаточно?
  Фернандес де Агилар сидел в единственной комнате бывшего каменного храма, где повсюду висели изображения распятого Христа. Лучшего места для проведения операции найти не удалось — с одной стороны, это было освященное Богом место, однако главная причина состояла в том, что каменные полы и стены можно было держать в чистоте, как предписывал аз-Захрави перед серьезной операцией.
  Но самое главное, внутри все было выкрашено в белый цвет, что создавало хорошее освещение. Два широких окна являлись источником света. По просьбе Оуэна часть крыши сняли, чтобы свет проникал внутрь еще и сверху, а внутри было не так жарко.
  Никто не говорил про мозаичный пол с ягуарами, и Седрик Оуэн забыл о нем; все его внимание было приковано к пациенту. Де Агилар прижимал к груди укушенную руку, которая успела немного распухнуть, и, если бы не уверенность священника, они могли бы подумать, что его укусил москит.
  Оуэн перечитал свои записки и покачал головой.
  — Я не понимаю. Венера расположена благоприятно — а это важно для твоей карты, да и точка Фортуны находится в созвездии Скорпиона, в седьмом доме, лучшего не приходится желать. Тем не менее у нас нет того, что необходимо. У Нострадамуса имелся запас мандрагоры, но он дал мне лишь смесь мандрагоры с опием. Нам потребуется и то и другое. Кроме того, нужен лед: как писал аз-Захрави, данную операцию нужно проводить тщательно и без спешки. Твой разум и душа должны на некоторое время уйти. В противном случае мы превратимся в мясников или цирюльников-хирургов, которые полагают, что могут отсечь конечность за полминуты — в результате девять больных из десяти умирают. Я не стану делать ничего подобного.
  — А я не стану просить тебя жить дальше с руками, обагренными моей кровью.
  Де Агилар встал.
  Он был лишь в свободных штанах Доминго, а сверху до пояса обнажен. Без золотой серьги в ухе его лицо обрело необычную пропорциональность.
  Он подошел к столу, двигаясь с уверенной грацией умелого фехтовальщика; яд еще не начал действовать на его мозг и не повлиял на изящество движений.
  — Мы выполним наш первоначальный план. Сначала пообедаем вместе, а потом проведем ночь на вершине башни, откуда будем наблюдать за великолепным восходом солнца. Я не знаю лучшего способа умереть.
  — Фернандес, не теряй так быстро веру в меня.
  Седрик Оуэн прижал ладони к лицу и с открытыми глазами принялся всматриваться в созданный им мрак. После некоторых усилий чернота превратилась в синеву, и возникла едва слышная песнь живого камня. Он потянулся к ней, но его отвлек шум в углу комнаты.
  В ярко освещенной комнате священника, украшенной иконами и мозаикой, только в одном углу сгустились тени.
  Оуэн успел опустить руки и увидел поднявшегося с пола человека в одеждах из светлого неотбеленного хлопка.
  — Диего. Почему-то… я не удивлен.
  Покрытый шрамами туземец поднял руку и коротко бросил:
  — Подожди.
  Затем он быстро вышел.
  — Тигр заговорил,  — с некоторым удивлением сказал де Агилар.  — Я подозревал, что он на это способен.
  — Мне было бы спокойнее, если бы он сообщил, что у него на уме,  — задумчиво ответил Оуэн и высунулся наружу, чтобы посмотреть на полуденное солнце, но тут же повернулся к де Агилару.  — Он отправился за священником. Если они предложат тебе соборование, ты согласишься?
  Фернандес де Агилар посмотрел на тыльную сторону своей ладони.
  — В данный момент я бы не стал отказываться. Если мы с тобой ошибаемся, а священник прав, это принесет мне пользу. Если же правы мы, а отец Гонсалес и церковь ошибаются, я не думаю, что это причинит мне существенный вред, разве что я немного замараю душу лицемерием, но сейчас меня это не особенно пугает. Я не так далеко зашел в своем неверии, чтобы… Отец Гонсалес!  — Он вскочил на ноги.  — Мы говорили о вас, и вы уже здесь, вы поспешили сюда. Грозит ли мне скорая смерть, если вы так торопитесь?
  — Думаю, нет.
  Громадной фигурой епископ Гонсалес Кальдерон заполнил дверной проем своего дома, точно бык стойло, но сейчас и его поведении появилась откровенность, которой они не замечали прежде.
  — Диего решил, что вам кое-что нужно — растение, лекарство или нечто подобное,  — то, что хорошо сочетается с опием, чтобы операция прошла успешно. Он не ошибся?
  — Он совершенно прав,  — ответил Оуэн.
  — Хорошо, тогда мне все понятно. Я не был уверен. Священник быстро заговорил со своим помощником на диковинном, напоминающем птичьи трели языке туземцев.
  Диего ответил на том же языке. Он даже взмахнул руками, чтобы подчеркнуть смысл своих слов. Глаза Диего метались между Оуэном, де Агиларом и обеденным столом, который принесли в комнату для проведения операции.
  Отец Гонсалес поднял руку, требуя тишины.
  — Мой помощник испытывает стыд из-за того, что такой благородный посетитель, как дон Фернандес, подвергается риску, в то время как он прибыл сюда, чтобы помочь жителям Замы. Он предлагает вам лекарство — возможно, «питье» будет более подходящим словом,  — местный народ использует его, чтобы приблизиться к… Богу — так, как они его понимают. Прежде это питье никогда не предлагалось белому человеку, но он верит, что в сочетании с опием оно даст тот эффект, к которому вы стремитесь, и…
  Диего прервал священника и о чем-то оживленно заговорил, глядя на Оуэна. Очень скоро священник также повернулся к врачу.
  Когда Диего замолчал, чтобы перевести дух, священник сказал:
  — Он хочет, чтобы вы знали: его предложение сделано без всяких условий, но оно последовало в том числе и потому, сеньор Оуэн, что вы сумели правильно понять смысл мозаики, которая показывает Конец Дней, а также привезли с собой в Заму нечто не названное и никем не виденное. Вам следует знать, что это… питье — не самое подходящее слово, но я не могу подобрать ничего лучше — используется только во время самых священных церемоний перед лицом Бога. Диего считает, что ваша попытка этого достойна, и верит, что вы понимаете суть предлагаемого вам. Это так?
  Седрик Оуэн думал довольно долго — за это время он успел войти в контакт с голубым камнем и получил от него одобрение.
  — Да,  — наконец ответил он.  — Я понимаю, о чем он говорит.


  — О мой Бог… человек должен очень хотеть приблизиться к своей вечной душе, чтобы выпить это. Оно отвратительно.
  — Как ты себя чувствуешь?
  — Больным. Невероятно, чудовищно больным. Как в первый раз, когда оказался на палубе корабля в открытом море. Диего говорил, что так будет. Но еще и очень… умиротворенным. Сейчас мне кажется, что если меня не вырвет прямо тебе на сапоги, то я засну, даже несмотря на вид твоих черных каменных ножей, что уже само по себе настоящее чудо.
  Здоровая рука де Агилара потянулась к Оуэну, но он промахнулся, и она упала на стол. В глазах испанца промелькнуло разочарование.
  — Спокойной ночи, друг мой. Сделай все, что в твоих силах. И знай, что я ничего не имею против тебя и…
  — Фернандес…  — Оуэн взял здоровую ладонь друга и сжал ее.  — Фернандес?.. Бог на небесах, Он спит. Я и думать не мог…  — Он опустил вялую руку на стол.  — Сколько у меня времени?
  Диего пожал плечами.
  — Один лишь Бог знает,  — сказал священник.  — В любом случае, если вы хотите, чтобы он ничего не чувствовал во время операции, вам следует действовать быстро, сеньор. Вам потребуется помощь, чтобы наложить жгут?


  Кровь перчаткой распространялась от кончиков пальцев к локтям. Оуэн чувствовал, как она засыхает.
  Ему удалось отделить руку Фернандеса де Агилара. Он бросил ее в корзину, выстланную листьями, а Диего накрыл руку черно-красно-желтой тканью, напоминавшей цвета смертельно опасной змеи, и унес корзину.
  Обрубок оставался розовым выше жгута из мягкой ткани. Зато плоть ниже, на рассечении, стала бело-серой. Оуэн зашил последний кусок кожи при помощи острой иглы кактуса, которую сам приготовил перед операцией, когда мысль о том, что он сумеет рассечь кость, казалась ему почти невозможной.
  Однако он рассек кость и плоть при помощи набора ножей и пил, доставленных с корабля, а также черных каменных ножей туземцев, которые оказались острее любой бритвы.
  Седрик Оуэн не верил, что совершил чудо с помощью этих инструментов, но осмеливался надеяться, что оно еще может произойти. Он притронулся к жгуту и бросил взгляд на песочные часы, которые священник перевернул, когда жгут был завязан. Прошел почти час. Оуэну казалось, что миновал год.
  Под его рукой Фернандес де Агилар пошевелился и застонал — впервые с того момента, как его коснулось лезвие ножа.
  Оуэн быстро спросил:
  — Диего, ты можешь дать ему еще немного твоего напитка?
  Покрытый шрамами дикарь все это время сидел в тени.
  Он встал и подошел к столу, держа в руках тыквенную бутыль.
  — Нет,  — неожиданно проговорил де Агилар. Его взгляд оставался чуть отрешенным — сказывалось посещение далеких стран, где побывала его душа. В голосе переплетались боль и дурманящее действие настойки из диковинных растений.  — Пожалуйста.
  — Самая сильная боль возникает, когда снимают жгут,  — предупредил Оуэн.  — Я бы хотел защитить тебя от такой боли.
  — Я не испытываю… боли. Действие опия продолжается. И если сейчас кровь польется из раны и я умру, несмотря на все твои усилия, я хочу умереть, оставаясь в сознании.
  — Хорошо.
  Оуэн осторожно снял жгут. Он ждал, считая биения сердца, наблюдая, как меняет цвет часть руки ниже того места, где находился жгут.
  Очень скоро кровь добралась до того места, где раскаленное железо Диего прижгло сосуды, закрывая их один за другим. Теперь они были скрыты под кожей, оставаясь невидимыми. Четверо мужчин затаили дыхание. Священник, Диего, Оуэн и его пациент наблюдали, как розовеет аккуратно зашитая кожа и жизнь возвращается к ней вместе с кровью.
  Струйка крови вытекла из кожного лоскута. Оуэн промокнул ее последним кусочком чистой ткани и досчитал до тридцати. Крови больше не было. Надежда на чудо укреплялась. Он обошел стол, чтобы проверить пульс в трех точках на здоровой руке. В целом все три его порадовали, что уже само по себе было удивительно.
  — Фернандес? Как ты себя чувствуешь?
  — Живым, на что я не слишком рассчитывал. Моя рука… чешется, словно она все еще принадлежит мне, но боли я не чувствую. Мне трудно говорить, но этого и следовало ожидать, ведь так?
  Голос испанца звучал не слишком внятно.
  — Да, опий оказывает именно такое действие на человека. Скоро ты будешь говорить так же, как прежде. И еще тебе нужно будет научиться фехтовать левой рукой. Я бы мог предложить тебе свою помощь, но в мире и без того слишком много хаоса.
  — Верно.  — Де Агилар туманно улыбнулся, и его взгляд устремился за пределы комнаты. Потом он проговорил отсутствующим голосом: — Быть может, Диего сумеет меня научить. Мне кажется… он сможет научить нас многому.
  И как только Фернандес произнес последнее слово, он сразу же заснул. Его здоровая рука была теплой, а пульс ритмичным. Культя правой руки также оставалась теплой, и Оуэн не почувствовал в ней жара.
  Седрик Оуэн посмотрел в темный угол, как делал не раз но время операции, и снова встретил спокойный взгляд черных глаз.
  — Он будет жить?
  Из темноты последовал хриплый ответ Диего на ломаном испанском.
  — Пока питье будет оставаться в нем, он не умрет. А то, что случится потом, зависит от него самого и его богов. И твоих богов.
  Оуэн решил, что в последних словах Диего заключен вопрос, но не знал, как на него ответить.
  — В таком случае нам остается только ждать,  — немного смущенно сказал он.
  Темные глаза продолжали смотреть на Оуэна. В них не было укора, они лишь внимательно его изучали.
  — Тогда будем ждать.


  Солнце дважды вставало у дальней кромки моря, проливая золото на ослепленные волны.
  И дважды солнечный диск пересекал небосвод, бросая удлиняющиеся тени на стены Замы, огромную башню и менее высокие храмы с множеством резных украшений.
  Дважды кроваво-медный шар посылал расплавленную руду вдоль западного горизонта и охлаждающиеся просторы равнин, где, встречая наступающий сумрак, стрекотали цикады, и каждый раз наступала странная тишина, которую не могли победить ни ночные животные, ни шорох ветра.
  Фернандес де Агилар продолжал спать, а рядом сидел его друг и хирург Седрик Оуэн, который так и не сумел заснуть за все это время.
  Поначалу Оуэна радовала способность его пациента отдыхать и набираться сил; во всех прочитанных им научных текстах рекомендовался сон как лучшее средство исцеления после операции.
  Обрадованный Оуэн осторожно менял повязки, изо всех сил стараясь не разбудить пациента. Но на второй день Агилар по-прежнему ничего не пил и даже не мочился, и Оуэн решил проверить расположение созвездий и движение звезд. В процессе он выяснил, что Диего — лучший источник информации, чем записные книжки. Диего знал, как движутся по небосводу три исцеляющие планеты: Меркурий, Венера и Марс.
  Изучив вновь нарисованные круги планет, он обнаружил, что их положение все еще остается благоприятным. Кроме того, у его пациента был ровный, сильный пульс. В конце концов Оуэн решил, что необходимо разбудить Агилара, чтобы заставить его напиться воды.
  Но все его усилия оказались напрасными. Фернандеса де Агилара разбудить не удалось. Разочарованный Оуэн прекратил свои попытки и с помощью Диего нашел способ приподнять пациента и влить немного воды ему в рот, массируя шею, чтобы тот не задохнулся.
  Половину ночи Оуэн посвятил тому, чтобы де Агилар выпил достаточно воды, стараясь не дать соли и сере нарушить естественный баланс в его теле. Еще через некоторое время он сумел найти способ так приподнять пациента, чтобы при легком давлении на мочевой пузырь моча выходила наружу — с помощью Диего ее собирали в тыквенную бутыль.
  Они закончили этим заниматься к вечеру второго дня. В углах комнаты тускло мерцали три дымные лампы, красноватые отблески света падали на потоки серебра, которыми наполняла комнату луна сквозь щель в соломенной крыше.
  Седрик Оуэн сидел на границе света и тени и ел местное блюдо, приготовленное из бобов, перца и маиса. Вкус уже не казался ему таким необычным, как в первую ночь; теперь эта пища нравилась ему гораздо больше.
  Подкрепив силы, он вышел справить нужду. В первый раз после операции он вернулся в свою хижину и взял в руки мешок, в котором хранился голубой живой камень.
  Как и всегда, первые мгновения встречи вызвали противоречивые чувства опустошенности и целостности. Нострадамус сказал: «Вы ведь немного влюблены в этот камень?» Он лишь слегка коснулся сложной алхимии, связывающей человеческую плоть и кровь с холодным камнем, обладавшим безупречностью, которой так часто не хватало людям.
  Когда Оуэн вернулся, Диего уже не было в храме. Облегченно вздохнув, Оуэн вытащил голубой камень из мешка и поставил его на стол возле головы де Агилара так, чтобы глазницы черепа были обращены к телу испанца. Он нашел две свечи и маленький каменный светильник, который задымил сильнее, как только его передвинули. Как учила его бабушка, Оуэн поставил свечи с разных сторон черепа так, чтобы два луча были направлены на тело де Агилара.
  Закончив с этим, он принес стул и сел у ног испанца так, чтобы смотреть в глазницы каменного черепа. Некоторое время он сидел неподвижно и слушал. Снаружи доносился стрекот насекомых, но признаки человеческого присутствия не улавливались.
  Положив левую руку на левую ногу де Агилара, Оуэн сказал:
  — Друг мой, сделанное нами находится за пределами твоих знаний. Если ты мне веришь, я сумею тебя найти и вернуть обратно. Если ты не захочешь, чтобы тебя нашли, это твой выбор, и я отнесусь к нему с уважением.
  Он смолк, закрыл глаза и вновь отправился на поиски неподвижной яркой голубизны, где на одной ноте пел живой камень.
  — Подожди.
  Одно слово, произнесенное на хриплом испанском. Рука коснулась руки Оуэна.
  — Диего!
  Оуэн открыл глаза.
  Это действительно был Диего, а не епископ Гонсалес, что порадовало Оуэна, но не слишком. Он сердито стряхнул руку.
  — Неужели это необходимо?
  — Это не то место.
  Черные глаза Диего пристально посмотрели на Оуэна. В них не было вожделения или страха, читалось только спокойное уважение к камню, к которому он относился как к равному. Диего поклонился, прижал руки к груди, а потом широко развел их в стороны, указывая на раскрашенные тела распятого Христа, висящие на каждой стене.
  — Прежде здесь было место, где мы могли говорить в мире с богами,  — заговорил Диего на своем не слишком уверенном испанском.  — Теперь это место пыток, боли и потери. Твой камень будет сильнее в другом месте.
  И в тихой ночи Оуэн услышал шепот Нострадамуса:
  «Вы отправитесь в местечко к югу отсюда, где когда-то правили мусульмане и где река впадает в океан. Там вы сядете на корабль и поплывете в Новый Свет… и встретите тех, кто сможет объяснить вам природу и душу голубого камня».
  Диего молча смотрел на него и ждал. Кожу на голове Оуэна начало покалывать. Он ощутил, как задрожали руки, которые недавно так уверенно орудовали ножами из черного камня, отсекая кисть де Агилара.
  — Куда нам нужно отправиться?  — спросил он.  — И как далеко идти?
  — Я хорошо знаю это место. Мы можем взять мулов. Два дня, может быть, три.
  Диего показал на пальцах, чтобы не возникло никаких сомнений относительно названных им цифр.
  — Три дня путешествия? Похоже, ты лишился разума! Фернандеса нельзя сдвинуть и на двести ярдов без серьезной опасности для его жизни. Он умрет на исходе первого дня.
  — Он умрет, если ты оставишь его здесь. Спроси свой живой камень, прав ли я.
  Диего переполняла спокойная уверенность. Потрясенный Оуэн закрыл глаза. И встреча с камнем произошла. Он его ждал. Никогда прежде Оуэн не видел мир с такой ясностью. И он не услышал предупреждения об опасности, потере или горе.
  Оуэн открыл глаза. Обе свечи догорели и погасли. Маленький светильник чадил, давая совсем немного света, так что голубой взгляд живого камня потускнел. И как это было однажды в присутствии Нострадамуса, когда Оуэн услышал крики чаек и уловил ароматы моря, теперь он оказался в таком месте, где ночные звери ревели, выйдя на охоту, а ветер гнул кроны деревьев и шелестел в высокой траве.
  — Что ты слышишь?  — тихо спросил Диего.
  — Летучие мыши,  — ответил Оуэн.  — Я слышу, как тысячи летучих мышей взлетают в воздух с пирамиды, по сравнению с которой ваша башня кажется детской игрушкой.



  ГЛАВА 17

  Новая Испания, Южная низменность
  Октябрь 1556 года


  Летучие мыши. Повсюду. Верещащие потоки, перелетающие с одного дерева на другое, закрывающие полуденное солнце и приносящие такую тьму, которая была бы непереносимой, если бы душа живого камня не пела хвалебную песнь возвращения, заглушавшую шум, и не отбрасывала голубой свет, разгоняющий фальшивые сумерки, так что мир вокруг обретал рассветную четкость и прозрачность.
  Седрик Оуэн пошатнулся под воздействием оглушающего шума и опустил Фернандеса де Агилара на землю. Полдня Оуэн тащил испанца, а впереди шагал Диего, прорубавший им дорогу в стене кустарника.
  Де Агилар не проснулся, когда Оуэн осторожно уложил его на мягкую траву поляны; его ничто не могло разбудить — ни пронзительные крики птиц в течение дня, ни рев ягуара и отчаянный крик испуганного мула, заставивший подняться в воздух летучих мышей. Три дня продолжалось изнурительное путешествие к этой поляне, находящейся в сердце джунглей, где почему-то не росли деревья, зато кишмя кишели летучие мыши, а живой камень был так умиротворен.
  — Мы пришли,  — сказал Оуэн, расправляя плечи.  — Я чувствую.
  — Тогда разобьем лагерь.
  Диего уже присел на корточки, срезая круг дерна, чтобы развести костер. Карлос и Санчес, его братья, которые сопровождали их в этом путешествии, привязали мулов и отправились на поиски хвороста. Они молча прошли мимо Оуэна, однако ему показалось, что они начали бросать на него одобрительные взгляды после того, как он поднял де Агилара и понес его сам, но полной уверенности у него не было. Удивительно другое — и Оуэн обратил на это внимание,  — оказалось, что для него их отношение имело значение.
  Чтобы занять себя чем-нибудь, Оуэн нащупал пульс на шее де Агилара и на запястье левой руки. Из трех пульсов на запястье тот, что соответствовал печени, оставался слабым, а сердечный — неровным, что не сказало Оуэну ничего нового. С самого рассвета он нес испанца на плечах и слышал, как становится тяжелее его дыхание. В легких собиралась жидкость, и в течение нескольких часов легкая пневмония грозила превратиться в нечто серьезное, но тут Оуэн ничего поделать не мог, он лишь массировал шею де Агилара, чтобы тот проглотил немного воды с настойкой валерианы и ивовой коры. Все это Оуэн делал для себя, чтобы не чувствовать собственного бессилия — но не особенно рассчитывал, что сможет помочь испанцу.
  Убедившись, что в траве нет змей, он положил сумку с живым камнем и вытащил из маленького мешочка лекарства, которые взял с собой. Между тем стая летучих мышей вновь уселась на деревья, продолжая шуметь, как и в предыдущие дни. Меж ветвей порхали разноцветные маленькие птички, наполняя воздух своими трелями. Из глубин джунглей доносился шум погони — там расправлялись со своей добычей хищники.
  Послышался хрип ягуара. Оуэн решил не обращать на него внимания. Живой камень спокойно лежал в сумке, не пытаясь предупредить Оуэна об опасности. Мимо прошел Диего с охапкой хвороста в руках. Оуэн задержал его.
  — Мы нашли место,  — повторил он.  — Нужно действовать, пока у нас есть такая возможность. Фернандес умрет, если мы будем тянуть.
  Диего покачал головой.
  — Время еще не пришло. Сначала нужно разжечь костер. Потом поедим маиса и выпьем остатки воды. И будем ждать.
  — Но почему? Когда наступит нужное время? Ты, наверное, не понимаешь природу смерти, раз обращаешься с ней так бесцеремонно?
  Диего, задумчиво глядя на Оуэна, принялся вертеть в руках свой топор из черного камня. По его губам скользнула улыбка, раньше Оуэн не видел, чтобы этот человек улыбался.
  — Седрик Оуэн, ты знаешь, куда идти или что делать с твоим живым камнем? Нет? И я не знаю. Но придет тот, кто знает, а до тех пор мы ничего не станем делать. Нам нужно ждать.


  Ягуар появился ранним вечером, когда тени деревьев легли на поляну длинными полосами, похожими на прутья клетки.
  Седрик Оуэн сидел у костра, немного одурманенный дымом. Летучие мыши возвращались — парами и по одиночке. Над головой периодически мелькали их тени.
  Сгущающиеся сумерки каким-то непостижимым образом делали все вокруг более четким и выразительным. Рычание охотящихся хищников становилось громче; мулы, испуганные криками погибающих животных, били копытами и пытались сбросить путы, и даже Диего выглядел встревоженным.
  Покрытый шрамами туземец сидел рядом с братьями по одну сторону от разведенного ими костра. Оуэн устроился напротив, держа на коленях сумку с живым камнем. Рядом лежал бесчувственный де Агилар.
  Они ждали. Костер едва горел, и вскоре пламя погасло, остались лишь тлеющие угли. Оуэн понемногу пил воду, осторожно поил де Агилара, а потом, когда ожидание стало невыносимым, встал и сделал несколько дюжин шагов к центру поляны, куда его привлекло желтое пятно.
  Оно лежало в траве, почти живое. Он отодвинул мертвые листья и живую траву ногой и увидел нечто твердое и яркое, цвета чистотела. Опустившись на четвереньки, он поплевал на пальцы и осторожно сгреб в сторону песок. Небольшой неровный прямоугольник маслянистого камня подмигнул ему, отразив луч вечернего солнца.
  Рядом оказались другие, самых разных оттенков желтого, некоторые более темные у края, кроваво-красные, огненно-оранжевые, кое-где виднелись прожилки зеленого. Он начал работать энергичнее, стараясь очистить их от земли. Вскоре все оттенки солнца уже искрились под его руками, улавливая лучи света. Он присел на корточки. Перед ним лежал полный круг мозаичного огня, окаймленный красно-голубыми змеями.
  — Мой бог…
  Оуэн встал и провел две черты ногой, оставляя глубокие следы в земле. Перед ним возникли очертания людей и животных, мозаика здесь была куда больших размеров, чем в доме священника в Заме; эта заполняла всю поляну, возможно, простиралась и дальше.
  Если первая мозаика, меньших размеров, больше напоминала детский рисунок, это было произведение искусства, послужившее той оригиналом. Изощренность деталей, мастерское использование цвета и тени, отражение яркого света от ослепительных осколков камней на фоне полной черноты превращало мозаику в удивительное творение жизни.
  Тем не менее Оуэн узнал тот же образ; он затаил дыхание — перед ним был Армагеддон. Видна была лишь малая часть, но Оуэн не сомневался, что, хотя его глазам открылась мерзость запустения, на южном лугу в окружении диких цветов сидела невинная девушка-дитя.
  Пока он не видел ни одного из четырех зверей, но очень хотел их разглядеть. Для этого ему требовалось сделать метлу из ветвей, но у него не было ножа.
  — Диего?..
  И хотя Седрик Оуэн был в высшей степени возбужден, он заметил, как изменилось молчание. Медленно обернувшись, он понял, что перестал воспринимать окружающие джунгли и живой камень и что, пока он изучал мозаику, вокруг наступила мертвая тишина. Трое туземцев стояли спиной к костру, глядя в бархатные тени между деревьями.
  Внутри у Оуэна все сжалось, и он бросился к костру.
  — Диего?!
  — Тихо.
  Он был ребенком, которого заставили смолкнуть взмахом руки.
  Оуэн проглотил резкий ответ, готовый сорваться с губ, и повернулся, чтобы проследить за взглядами братьев…
  …и увидел морду ягуара на высоте собственного лица, ощутил его яростное звериное дыхание, посмотрел в блестящие глаза, невероятным образом похожие на человеческие. Глаза, которые его знали и понимали так, как Диего даже не снилось.
  Ягуар зарычал и широко открыл пасть. Седрик Оуэн смотрел смерти в лицо. Он попытался закричать, но не смог; голос куда-то пропал, а ноги стали слабыми, как у новорожденного младенца. На одно ужасное мгновение ему показалось, что он сейчас обмарается, как случалось с некоторыми мужчинами перед сражением,  — прежде он не верил, что такое возможно.
  Он сумел поднять одну руку и зачем-то прижал ее к мягкому, украшенному узорами меху. Из его горла вырвался глухой визг полнейшего ужаса.
  — Добро пожаловать,  — сказал ягуар по-испански.
  Седрик Оуэн потерял сознание.



  ГЛАВА 18

  Институт Уокера, ферма в Нижнем Хейуорте, Оксфордшир, Великобритания
  Июнь 2007 года


  — Почему мы остановились?  — спросил Кит.
  — Потому что я хочу выяснить, действительно ли за нами следят люди в зеленом «ауди» — они едут за нами уже двадцать минут.
  Стелла свернула в ворота. По обе стороны тянулись заросли ореха с высохшими поздними сережками. Дальше расстилалось желтое пшеничное поле. Над их головами пронеслась стая ласточек и спустилась на землю. Птицы принялись быстро поедать осыпавшееся зерно. Над ними пролетел сокол, и ласточки тут же притихли. Откуда-то доносились звуки музыки, играло несколько невидимых оркестров, нарушая пасторальную английскую тишину.
  Мимо почти беззвучно промчался блестящий зеленый «ауди». У перекрестка автомобиль притормозил и свернул налево.
  — Скажи мне, что мы поворачиваем направо,  — после небольшой паузы сказал Кит.
  — Мы поворачиваем направо,  — ответила Стелла.  — Во всяком случае, так поступлю я. А тебе это делать совсем не обязательно. Я могу отвезти тебя на станцию и посадить на поезд в Кембридж, если хочешь.  — Она повернулась к нему.  — Чего ты хочешь, Кит?
  — Стелла…
  — Ты не сказал ни слова с тех пор, как мы вышли из лаборатории Дейви Лоу.
  Он закрыл свой ноутбук.
  — Я работал. И я подумал…
  — Работал?
  Она рассмеялась.
  Час ледяного молчания помешал ей забрать свои слова обратно.
  Он покраснел. Румянец медленно распространялся по неподвижной части его лица.
  — Я написал для тебя программу, которая обработает закорючки в книгах Седрика Оуэна и приведет их в соответствие с символами майя. Если ты сумела расшифровать графические таблички, то моя программа вдвое ускорит разгадку второго шифра.
  Он двумя руками поднял компьютер, словно молчаливо предлагал мир.
  Стелла ничего не ответила; она по-прежнему сидела, прислонившись к двери.
  Он покачал головой.
  — Я не хочу с тобой ругаться. Не сейчас. И не из-за Дейви Лоу.
  — Он сказал, что вы когда-то были друзьями.
  — Да, были.
  — Но не настолько близкими, чтобы ты мне рассказал о ваших отношениях? Ты уже дважды уходил от ответа. Это нехорошо, Кит. Мы должны быть заодно.
  Ее гнев прошел, но на его месте возникла пустота, которая пугала Стеллу ничуть не меньше. Кит отвернулся и посмотрел в окно.
  — Если для тебя это имеет какое-то значение, то он сам ненавидит себя гораздо сильнее, чем его ненавидишь ты,  — сказала Стелла.
  — Весьма возможно.  — Он взял ее за руку и неловко попытался переплести ее пальцы со своими. Она не стала ему мешать, но и не помогала.  — Давай сейчас не будем говорить об этом. Я не увиливаю, но…
  — Именно так ты и поступаешь.
  — Ладно, ты права. Тебя это тревожит?
  — Кит, кто-то пытается нас убить. Я стала обладательницей драгоценного камня в виде черепа, у которого черты моего лица, и я даже не могу рассказать тебе, как сильно это меня пугает. Дейви Лоу известны вещи, которых не знаем мы. Он дал мне свой номер телефона. Не исключено, что я захочу им воспользоваться. Но не смогу этого сделать, если между вами продолжается какая-то борьба из-за событий, произошедших десять лет назад, о которых мне ничего не известно. Я не хочу знать подробности, но мне необходимо иметь представление о том, что произошло между вами.
  Кит выпустил руку Стеллы, провел ладонью по волосам и тяжело вздохнул.
  — Мне почти нечего добавить к тому, что рассказал Гордон, и это немногое не имеет особого значения — можешь мне поверить. Были совершены ошибки, грехи деяния или недеяния, а также самая примитивная глупость, в результате пострадал близкий мне человек. Несомненно, часть вины лежит на моих плечах, а я тогда видел только вину Дейви. Я был молод и самонадеян, меня охватил гнев. Мне бы следовало промолчать тогда или хотя бы простить его сейчас, но, боже мой, Стелла, иногда так трудно все время быть взрослым.
  Он вновь повернулся к ней. Теперь, когда половина его лица оставалась неподвижной, Стелла не могла читать по нему. Она протянула руку и разгладила спутанные волосы у него на лбу.
  — Тони Буклесс посоветовал мне выбросить из моего словаря слово «должна».
  — Очень похоже на Тони.  — Кит опустил голову на подголовник и посмотрел вверх.  — Я стараюсь преодолеть страх. Стараюсь сделать вид, что все нормально и я случайно упал с уступа в пещере, таща в рюкзаке кусок камня, в котором запечатлено твое лицо. А потом ты останавливаешь машину, опасаясь, что за нами следят, и…
  — Кит. Это вполне разумно.
  — Помолчи.  — Он приложил тыльную сторону ладони к ее губам; кончики его пальцев легко их коснулись, а Кит продолжал говорить: — Мне страшно, вот и все. Я хотел тебе об этом сказать. Мне с трудом удается сохранять спокойствие. И вести себя прилично, когда речь идет о Дейви Лоу, мне сейчас просто не по силам.
  Он убрал руку от ее губ, но Стелла все еще ощущала призрачное прикосновение его пальцев.
  — И если мы еще раз вернемся к обсуждению этой проблемы, то я бы не хотел, чтобы это происходило в тот день, когда любой из нас может умереть еще до заката. Видит ли камень здесь какую-то опасность для нас?
  — Нет.
  Живой камень лежал в ее рюкзаке за сиденьем. Он чувствовал себя хорошо, как кошка возле теплого камина, и наблюдал за окружающим миром с той же мудростью новорожденного, которую она впервые ощутила возле водопада Инглборо. От камня исходило спокойствие, которое помогало ей справляться со страхом.
  — Здесь ему лучше, чем в лаборатории Дейви Лоу.
  На лице у Кита появилась довольная улыбка.
  — У камня хороший вкус. Он мне нравится все больше. Мы едем в черно-белый дом в стиле Тюдоров, стоящий в сотне ярдов после поворота?
  Она узнала интонации.
  — Вполне возможно,  — осторожно ответила Стелла.
  — В таком случае ты можешь заглянуть в дыру в изгороди. Мне кажется, я знаю, откуда доносится музыка.
  — Это не музыка, а крики тысяч кошек, которым кто-то наступил на хвост.
  Стелла наклонилась направо, чтобы взглянуть туда, куда смотрел Кит.
  Там, на полях, раскинувшихся вокруг черно-белого дома, шел поп-фестиваль, повсюду были расставлены палатки и шатры, прямо на поле стояли машины. На деревянных помостах под навесами играли оркестры. Еще немного, и появятся миражи, как часто бывает, когда собирается столько народу и в воздухе висит ужасный шум.
  Стелла осторожно приоткрыла дверцу и тут же захлопнула ее, чтобы защититься от чудовищной волны шума.
  — Кит?..
  Кит осторожно приложил руки к ее ушам и сквозь свои пальцы сказал:
  — Я бы мог отправиться на разведку, но боюсь, что мне далеко не уйти без посторонней помощи. Ты можешь сходить одна, но если мы поцелуемся и помиримся, то ты захочешь, чтобы я тебя сопровождал.  — Он наклонился и поцеловал ее в щеку.  — Кстати, я говорил, что люблю тебя?
  — Говорил. И я до сих пор не могу поверить в свою удачу.  — Стелла взяла его за руку.  — Я повезу твое кресло, если ты будешь моим рыцарем в сияющих доспехах и сумеешь не подпускать близко музыкантов-маньяков. Вместе и без страха. Не бросай меня одну.


  Особняк оказался очень старым, во все стороны торчали черные балки, виднелись слои белой штукатурки, перед домом был разбит небольшой сад с воротами, увитыми розами. Узкая тропинка вела к дубовой входной двери, по обе стороны от которой водопадом свисали из корзин огненные цветы тунбергии.
  На бронзовой табличке слева от дубовой двери было написано: «Институт Уокер, Оксфорд. Директор доктор Урсула Уокер».
  Ниже красовалась покрытая прозрачным пластиком надпись:


  «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА СЪЕЗД "2012"!
  ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАВЬТЕ ВСЕ МОТОРИЗОВАННЫЕ СРЕДСТВА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ВМЕСТЕ СО СВОИМИ ПРЕДРАССУДКАМИ НА ПАРКОВКЕ НАПРОТИВ!»
  Парковка представляла собой заросшее травой поле, которое они проехали, и была полностью забита машинами. Дальше на зеленых лужайках расположились многочисленные шатры и палатки, а вокруг них гуляли толпы людей. Далеко не все гости были молодыми, но все старались молодо выглядеть в своих линялых футболках, с пирсингом в носу и гончими на поводках. Они переходили от одного шатра к другому, слушали музыку, а потом двигались дальше. Воздух был полон дымом марихуаны и гашиша, шум стоял невообразимый.
  Стелла с ужасом смотрела на царящий вокруг хаос.
  — Урсула сказала, что здесь должна проходить конференция. Я ожидала, что все это будет выглядеть несколько более академично.
  — Не думаю, что хиппи интересует академическая наука.  — Кит развернул свое кресло, чтобы посмотреть на надпись.  — А что означает «съезд "две тысячи двенадцать"»?
  Стелла скорчила гримасу.
  — Только не спрашивай.
  На клумбе возле входа в дом лежала записка. Стелла наклонилась и прочитала вслух несколько строк, написанных четким, красивым почерком:


  «Стелла и Кит! Фестиваль заканчивается в час дня. Я буду произносить заключительную речь на центральном помосте в 12.55. Если вы прибудете немного раньше, можете погулять».


  Она посмотрела на часы.
  — Уже половина первого. Попробуем найти помост?


  Яркий, как инкрустированная самоцветами паутина, фестиваль подхватил их и понес на своих крыльях.
  Они прошли всего десять ярдов по первой заросшей травой дорожке и остановились, чтобы купить замороженный ананасовый йогурт у юноши с множеством коротких косичек, затем их уговорили попробовать новый сок из пырея — «Он с каждым разом получается все лучше»,  — а еще через десять ярдов они купили по корзинке клубники у двух полных энтузиазма подростков в алых футболках и с отшлифованными улыбками, взявших с них в два раза больше, чем на любом рынке Кембриджа.
  Кит неожиданно развеселился. Развернувшись в своем кресле, он указал на царящий вокруг хаос.
  — Сколько же здесь людей? Тысяча? Четыре дня фестиваля, две корзинки с клубникой на человека в день, так что по самой скромной оценке они получат около…  — Он склонил голову набок и посмотрел на Стеллу.  — Марсианин и два голубых яблока. Ты меня не слушаешь.
  — Нет, слушаю.  — Она протянула ему клубничину, чтобы это доказать.  — Ты говорил о нашей бедности и о том, что мы никогда не разбогатеем, если не начнем вымогать деньги за ягоды. Но я только что слышала, как женщина с необычными светлыми волосами, стоящая у микрофона, дважды в одном предложении упомянула «солнечный ветер». Как в этом сумасшедшем доме кто-то мог вспомнить об астрономии?
  Она развернула инвалидное кресло так, чтобы Кит оказался лицом к небольшому лугу, где всеобщее внимание было приковано к женщине со светлыми волосами.
  — А теперь она что-то говорит о магнитных полюсах и землетрясениях. Это я должна послушать.
  — А я нет.  — Кит затормозил кресло.  — Я засну через десять секунд, а день слишком хорош, чтобы спать. Там, справа, палатка с книгами.  — Он указал на тропинку, ведущую к бело-голубой палатке, над которой развевался флажок с изображением раскрытой книги.  — Каждый из нас сможет предаться своему любимому занятию. Через двадцать минут встретимся. По рукам?
  Они вновь общались так же легко, как до спуска в пещеру. Стелла наклонилась и поцеловала его в лоб.
  — По рукам.
  Она немного постояла, наблюдая, как Кит катит в своем кресле через толпу, пока он не оказался возле палатки с книгами, а потом повернулась к нему спиной и начала проталкиваться через метеоритное облако детей, которые не могли оторвать взглядов от покрытого татуировками молодого парня, жонглирующего девятью сырыми яйцами. Наконец она добралась до женщины с разноцветными волосами, над головой которой развевалось знамя,  — теперь Стелла сумела прочитать надпись: «АПОКАЛИПСИС: КАК?»


  Она успела услышать последние пять минут лекции, но не стала дожидаться ответов на вопросы. Кит превратился в невидимку, разноцветная толпа окончательно их разделила. Стелла решила добраться до него более легкой дорогой, медленно продвигаясь по пустому пространству, которое образовалось на том месте, где выступал жонглер, к прилавку, где продавались кожаные пояса ручной работы с пряжками из застывшей акриловой смолы в форме цветка или радуги, а потом спустилась к книжному киоску.
  Стелла брала книги в руки и пролистывала их, стараясь извлечь какой-то смысл из того, что только что слышала, когда слева раздался низкий мелодичный голос, выдававший человека с классическим образованием:
  — Розита Ченселлор говорит и не может остановиться с того самого дня, как родилась. Не нужно думать, что все мы верим в то, что она вещает. Я Урсула Уокер. А вы, должно быть, доктор Коди.
  Стелла резко развернулась. Профессор Урсула Уокер была высокой и стройной. У нее оказались более темные волосы, чем на фотографии. На ней был кремовый льняной костюм, который сразу же выделял ее среди людей с коротенькими косичками и кольцами в носу. Ее лицо покрывал ровный загар, какой бывает у серьезных садовников, а не у любителей летних солнечных ванн. Стелла обратила внимание на изящные выразительные руки, когда Урсула подняла их, чтобы поправить волосы. В правом ухе блеснула единственная золотая сережка, намек на солидарность с фестивальным народом. Она улыбалась Стелле так, словно они знакомы много лет. В серых спокойных глазах Урсулы Уокер светился ум.
  — Уж не знаю, чего стоит моя убежденность, но мне кажется, что нечто очень серьезное должно случиться в конце две тысячи двенадцатого года. Мы постоянно наносим нашей планете значительный урон. Однако я не слишком доверяю людям, которые все сваливают на порывы солнечного ветра, сбивающие планету с пути и вызывающие прибойные волны огромных размеров. Подобные предположения не подтверждаются законами физики.
  — Мой первый профессор назвал бы эти теории псевдонаукой,  — ответила Стелла.  — Нас учили немедленно убегать прочь при встрече с такими людьми.
  — Очень мудрый совет,  — раздался голос у них из-за спины.  — Вот видишь? Я же говорил, что у нее весьма рациональный склад ума.
  Они повернулись одновременно. В тени под навесом висел гамак. На нем устроился мужчина с серебристыми волосами, который просматривал кипу бумаг. У него были такие же ясные серые глаза, как у Урсулы Уокер. Несмотря на жару, он был в рубашке и галстуке.
  Урсула вздохнула.
  — Стелла, познакомьтесь с моим кузеном, Мередитом Лоуренсом. Мередит, это доктор Стелла Коди, и я буду тебе весьма признательна, если ты не станешь нам мешать.
  Мередит, продемонстрировав удивительное чувство равновесия, легко перекинул ноги через край гамака и встал. Он был высоким человеком, научившимся занимать не много места. Он тут же принес два складных стула и низкий белый столик, на который поставил фляжку с чаем.
  Усевшись на стул, он уже не так бросался в глаза. Слегка поклонившись, он сказал:
  — Извините. Быть может, нам лучше начать снова. Доктор Коди, если я предложу вам чаю, посидите ли вы со мной до тех пор, пока Урсула не произнесет заключительную речь, без которой никак нельзя завершить это утомительное мероприятие?
  Стелле уже не раз приходилось встречать людей, которые охотно подшучивали над собой, но среди них попадалось совсем не много таких, кто обладал острым умом.
  Она все еще держала в руке стаканчик с соком пырея. Бросив на него испытующий взгляд, она аккуратно поставила его на траву возле входа в палатку.
  — За чай я готова на все,  — заявила Стелла.
  — Благодарю вас обоих.
  Урсула быстро поцеловала кузена и ушла.
  Оставшись вдвоем, они не сразу нашли тему для разговора.
  — Вы работаете в Бидзе?  — спросила Стелла.
  Волосы Мередита производили обманчивое впечатление; он был не старше Урсулы, мужчина в расцвете академической карьеры.
  Его серо-черные брови приподнялись, и он покачал головой.
  — Кто может соперничать с Тони и Урсулой? Они сияют так ярко, что все остальные остаются в тени. Нет, я лишь знаю, откуда дует ветер. Я человек Оксфорда: Модлин,[15 - Модлин-колледж, мужская привилегированная частная средняя школа в Оксфорде.] классическое отделение. Из чего следует, что теперь вам известно обо мне больше, чем когда-либо потребуется, поскольку выбор колледжа определяет юношу, а выбор предмета — мужчину. Нельзя сказать, что в наши дни глобализации есть нужда в людях с классическим образованием, но существуют способы, позволяющие помешать расставанию души с телом. Молоко или лимон?
  — Лимон, благодарю вас,  — ответила Стелла.
  Сегодня был день экспериментов.
  Рукопись Мередита лежала в гамаке. Ветерок шевелил страницы, и Стелла заметила, что там не только текст, но и рисунки. Один из них она сразу узнала.
  — Витражи в Бидзе?  — спросила она.
  — Да, вид со стороны реки.  — Мередит скорчил гримасу.  — За свои грехи я получил должность приглашенного экзаменатора для аспирантов. Маленькие милашки полагают, что сложные знаки в правом верхнем углу изображают вовсе не Солнце и Луну, как было принято считать прежде, а реликвии древних тамплиеров, символизирующие две мировые сферы до и после падения человечества. Это чепуха, но в век всеобщего равенства и экспериментов нам следует помалкивать.
  — Я всегда считала, что это чаши весов, на которых сравниваются Солнце и Луна, чтобы показать, что тяжелее,  — сказала Стелла.  — Однако я не получила классического образования.
  — Да, вы всего лишь астроном.
  Мередит бросил на нее ничего не выражающий взгляд, протянул длинную руку к гамаку и вытащил из пачки сложенный листок.
  Аккуратно расправив его, он положил листок на стол. Фотография была сделана в полдень, в ярких лучах солнца, и все цвета получились резкими.
  Как и всегда, доминировал дракон, от кончика хвоста в левом нижнем углу до гордой головы в правом верхнем. При таком освещении он не был ни золотым, ни серебряным, а переливался почти всеми цветами радуги, словно ртуть. Рыцарь поднял вверх свой меч, или копье, или посох — Стелла никогда не знала, что именно,  — в безнадежной попытке защититься. Над восточным горизонтом сияло солнце. В зените висела половинка луны.
  Стелла коснулась большим пальцем солнца и луны.
  — Солнце встает на востоке, оставаясь в тени дракона. Луна в зените, в созвездии Девы. В действительности это четвертушка прибывающей Луны, достигающей зенита на рассвете, что физически невозможно, но я полагаю, что это поэтическая вольность, которая должна показать нам, что Земля затеняет Луну, а свет исходит от солнца. Вот здесь, в правом порхнем углу, находится знак, о котором вы говорите, очень похожий на весы Фемиды, вот только Солнце лежит на более низкой, тяжелой чаше, а Луна выше, она почти ничего не весит. Относительно, конечно.
  Мередит Лоуренс так долго смотрел на Стеллу, продолжая держать в руке свою чашку с чаем, что ей показалось — он будет молчать вечно.
  — Если это детский лепет, так и скажите,  — попросила Стелла.
  — Если бы это было так, я бы не стал вас обманывать.  — Он поставил чашку.  — Я мог бы показать вам немало научных работ, написанных об этом окне, и несколько различных интерпретаций каждой из деталей, ни одна из которых не дает той ясности, я бы даже сказал, прозрачности, предложенной вами.
  — Мне помогли,  — ответила Стелла.  — Я имею в виду медальон.
  После того как она побывала в пещере, маленький бронзовый диск стал ее постоянным спутником, Стелла брала его с собой в душ и в постель, надевала, как только просыпалась. Он стал для нее такой же необходимой вещью, как часы, и она почти перестала о нем думать. Сейчас она вытащила его из-под футболки и положила на стол, освещенный косыми лучами солнца.
  На овальном диске дракон был изображен лишь контуром и совсем не походил на великолепное искрящееся существо на витражном стекле. Человек был едва намечен, в его руке мог быть зажат как посох, так и меч.
  На обратной стороне был начертан знак Весов с Солнцем и Луной, на которые сразу же обратил внимание Кит, когда передал ей медальон.
  — Здесь меньше деталей, а потому изображение легче интерпретировать. И весы изображены как знак зодиака, что является подсказкой.
  — Можно взглянуть?
  Дождавшись кивка Стеллы, Мередит взял медальон и поднял его на цепочке, так что он закачался в косых лучах солнца, проникавших под навес.
  — Вы знаете, что окно — это творение Седрика Оуэна?  — задумчиво проговорил Мередит.  — Эскизы нашли вместе с его книгами и бриллиантами, которые вознесли Бидз на вершину в иерархии Кембриджа. Дракон стал символом колледжа только после того, как обнаружились бриллианты. А до тех пор таковым был стоящий на задних ногах дикий кабан или нечто еще больше соответствующее Плантагенетам, но одним из пунктов завещания Оуэна являлось условие, по которому дракон должен был стать гербом колледжа, а витраж — пребывать в окне «до скончания времен». Возможно, до этого момента остается четыре с половиной года — если мы верим в то, что сейчас здесь происходит.
  — А вы верите?  — спросила Стелла.
  Он грустно усмехнулся.
  — Я не верю Розите Ченселлор с ее угрозами глобального таяния ледников, но мне очевидно, что человечество вступило на путь самоуничтожения. Мы культура, севшая на нефтяную иглу, а нефть на планете быстро иссякает. Поэтому не имеет особого значения, каким именно образом мы уничтожим себя — отравим среду обитания химическими отходами или взорвем землю, вступив в войну из-за последних танкеров с черным золотом. В любом случае останется слишком мало людей, чтобы собрать осколки.
  — Кое-кто уже говорил мне нечто похожее сегодня утром; майя уничтожили себя за пятьдесят лет, а теперь мы делаем то же самое.
  — Совершенно верно. А у них были города с населением в полмиллиона в те времена, когда в Лондоне едва ли насчитывалось двадцать тысяч человек. И выродились не только майя. Все городские цивилизации исчерпывают свои ресурсы еще с тех пор, как Гильгамеш вырубил кедры в Ливане, превратив землю в пустыню. Совершенно очевидно, что история нас ничему не научила. Эта мысль угнетает. В то время как это…  — Мередит потер большим пальцем медальон.  — Уже очень давно я не испытывал такого приятного волнения. Здесь не может быть никаких сомнений — на обороте изображен знак Весов, не так ли? И солнце весит больше, чем луна, что соответствует истине, хотя откуда Оуэн мог это знать, остается тайной. А дракон великолепен в своей простоте. Я бы даже сказал, он лучше витражного — во всяком случае, в нем больше скрытого смысла.
  Он вернул медальон с такой осторожностью, словно это было яйцо с треснутой скорлупой или хрупкая птица.
  — Вы можете рассказать мне, где нашли этот медальон?
  — В пещере, в Йоркшире,  — ответила Стелла, удивившись собственной откровенности.  — Медальон был надет на шею скелета. Я спросила у полицейских. Они разрешили мне его забрать.
  Цери Джонс сказала, что она может оставить его себе, так что это было близко к правде.
  — Понятно.
  Мередит потер переносицу.
  Стелла чувствовала, что ему хотелось бы о многом ее расспросить, но он решил не делать этого. Она перевела взгляд на бурлящую толпу. Люди стали собираться вокруг трех обнаженных по пояс молодых людей, чьи тела от ключиц до пупка покрывали татуировки. Троица начала мимическое выступление — они показывали различные варианты конца света.
  Стелла разглядела в толпе одинокое кресло на колесах. И ей вдруг на мгновение показалось, что Кит стал един в двух лицах: один сидит в своем кресле и смеется до слез, а другой стоит, с трудом сдерживая гнев, способный раздавить их обоих. Темная угроза уничтожения, висевшая над ним в дверях лаборатории Дейви Лоу, не исчезла.
  Стелла заморгала, и видение исчезло. Она могла бы о нем забыть, но Мередит Лоуренс тихо сказал:
  — Молодой человек воюет с самим собой.
  — Он потерял внутреннее равновесие.
  Заметно похолодало.
  — Я астроном,  — сказала Стелла, поскольку ей вдруг показалось, что это имеет значение.  — И не верю в астрологию, но Кит родился под знаком Весов, и внутреннее равновесие ему необходимо даже больше, чем воздух и вода. Если так будет продолжаться и дальше, это его убьет.
  — Или вас.
  — Или меня.  — Она отвернулась.  — Я не знаю, как сделать его прежним.
  — Только он сам на это способен.  — Мередит сложил листок с изображением дракона и отодвинул его в сторону.  — Быть может, вы сумеете кое-что сделать для себя? Мне, как независимому наблюдателю, представляется, что в вас также имеется некоторая несбалансированность, которую хотелось бы уравновесить, прежде чем ваш друг, рожденный под знаком Весов, сможет обрести спокойствие.
  Она вспомнила сдержанный и осторожный голос Кита. «Если я поеду с тобой, это не будет означать, что дело в камне». И еще раньше. «Ты подвергаешься большей опасности. Ты в него влюблена». Стелла посмотрела на него. Кит умудрился заснуть посреди веселящейся толпы.
  — Может быть.
  Откуда-то издалека донесся бой церковных часов, перекрывший шум фестивальной толпы. Час дня. Стелла встала.
  — Я пойду на выручку Киту, пока они не начали использовать его как реквизит для своей пантомимы. Спасибо за разговор. Это было… интересно.
  Мередит поднялся на ноги вслед за Стеллой и протянул ой руку для формального прощания. В его голосе она уловила легкую насмешку — скорее над самим собой, чем над ней.
  — Можете считать это накоплением опыта, и тогда следующие несколько дней будут для вас не такими трудными. В наших попытках всегда есть надежда; вера и надежда вместе могут сдвинуть горы или хотя бы кротовую кочку. Не забывайте об этом. Я уверен, вы оба справитесь с вашими трудностями.



  ГЛАВА 19

  Институт Уокер, ферма в Нижнем Хепуорте, Великобритания
  Июнь 2007 года


  — Именно здесь найдены дневники Седрика Оуэна. Один из моих предков обнаружил их в стене, заложенной кирпичами, справа от камина, вместе с бриллиантами, которые принесли процветание Бидзу. Его сын написал первую научную работу по содержанию дневников в тысяча шестьсот девяносто восьмом году. С тех пор вся семья на них помешана. Присаживайтесь. Я приготовлю нам что-нибудь выпить, чтобы отвлечься от здешнего хаоса.
  Кухня Урсулы Уокер оказалась раем, в котором царила прохлада; просторное помещение с высоким потолком, выложенным каменной плиткой полом, когда-то белой керамической раковиной и каменными стенами в три фута толщиной, не пропускавшими внутрь жару.
  Стелла уселась за огромный дубовый стол, за которым могли бы со всеми удобствами устроиться двенадцать человек. Кит спал в своем инвалидном кресле. Окна в кухне были открыты. Шум, доносящийся снаружи, изменился, когда семь сотен мужчин, женщин и детей начали складывать свои прилавки и собираться по домам.
  Урсула неторопливо вернулась к столу с подносом, на котором стояли кувшин с домашним лимонадом и бокалы. Она разложила кубики льда по трем бокалам, налила лимонад, подвинула один из них к Стелле, а сама уселась между ней и спящим Китом.
  За прошедшие пять минут она сумела избавиться от льняного пиджака, а вместе с ним и от облика строгой женщины, хозяйки фестиваля. На лицо Урсулы упал луч света, и она сразу же стала выглядеть на десять лет моложе. Она подняла бокал.
  — Не думаю, что фестиваль — самое лучшее время для знакомства. Быть может, начнем сначала, как будто раньше ничего не было?
  — А вы не могли бы объяснить, почему фестиваль проходит именно здесь?  — спросила Стелла.  — Вы не похожи на человека, которого привлекают подобные вещи.
  — Ну, все не так ужасно, как Розита Ченселлор. Кое-что имеет прямое отношение к реальности.  — Урсула слегка качнула бокалом, и лед мелодично застучал по стенкам.  — Сегодня утром я председательствовала на дискуссии между двумя антропологами и археологом. Надо признаться, что нам пришлось отвлечься на десять минут из-за одного жулика, который хотел обсудить, не является ли потерянный череп Седрика Оуэна Голубым Черепом Альбиона, ведь всякий знает — или не знает,  — что череп Альбиона похоронен вместе с Артуром на Авалоне и вернется вместе с ним, чтобы бороться за возрождение Англии. А в остальном обсуждались научные проблемы.
  — И о чем же шла речь?  — спросила Стелла.
  — О взаимосвязях между легендами о хрустальном черепе и апокалипсисом две тысячи двенадцатого года.
  Стелла рассмеялась.
  — И это антропология?
  — Думаю, да,  — кивнула Урсула.  — В мире слишком много легенд о черепах, чтобы в них не содержалось зернышка правды, и все они указывают на две тысячи двенадцатый год, и не только майя. В Северной и Южной Америке туземные племена готовятся к чему-то очень серьезному, что должно произойти через четыре или пять лет. Ходи[16 - Племя североамериканских индейцев.] созывают свой народ в течение последних трех лет, готовясь именно к этой дате. Многие уважаемые научные журналы готовы печатать материалы на данную тему.
  Она прикоснулась к зубам ногтем большого пальца.
  — Гораздо труднее заставить их взглянуть на наше собственное общество, но я готова потратить жизнь на то, чтобы понять вещи, сделанные Седриком Оуэном, и если его вдохновлял череп из голубого камня, значит, он вдохновляет и меня. Если вы хотите знать причину, по которой я стала такой, какая есть, то в ответе за все голубой камень Седрика Оуэна.
  — И вы не отступитесь, даже если придется пить мочу северного оленя?  — спросила Стелла.
  Урсула Уокер некоторое время смотрела на свой бокал с лимонадом, потом встала и повернулась к стене с книжным шкафом. Она взяла с полки тонкий блокнот и вытащила из него фотографию размером с альбомный лист. Положив фотографию на стол, она закрыла ее руками и села.
  — Я отправилась в Лапландию, чтобы кое о чем спросить. У живущих там людей приоритеты отличаются от наших, и нужно принять участие в определенных ритуалах, прежде чем задавать подобные вопросы. Церемонии, описанные в моем отчете, были необходимы для понимания ответа. Я ученый. Иногда мне бывает трудно поверить в то, что представляется невозможным. Различные вещи, к примеру вот эта…
  Она убрала руки от фотографии и подтолкнула ее по поверхности стола к Стелле.
  На фотографии была изображена Урсула Уокер, которая находилась на заднем плане, ее частично скрывали шкуры северных оленей, а над левым плечом виднелось усыпанное звездами небо, но взгляд Стеллы приковало совсем другое.
  Единственно важным для нее предметом был каменный череп в руках очень старого человека, с лицом, покрытым глубокими морщинами, похожими на трещины на коре древнего дуба. Он был в одежде из кожи северного оленя и головном уборе с гладкими, покрытыми бархатом рогами. Его нос походил на нос корабля, рассекающего равнину лица. Глаза старика были белыми из-за катаракты — такими же белыми, как камень, который он держал в руках. Но смотрел он прямо в объектив фотоаппарата и дальше, на Стеллу.
  Из глазниц черепа изливался белый свет, мимо Стеллы, на рюкзак, висевший на кресле Кита. Стелла ничего не говорила о нем Урсуле ни сейчас, ни когда-либо раньше.
  — Это белый камень — душа народа саамов. Мне не разрешили к нему прикоснуться. Однако позволили сделать один снимок, чтобы показать его новому хранителю голубого живого камня и она могла узнать лицо хранителя белого камня на случай, если им предстоит встретиться. Его зовут Кайкаам. Это один из самых могущественных людей, которых мне посчастливилось знать. Я видела, как он исцелил ребенка при помощи лучей света, исходящего из глазниц белого камня-черепа. Вы когда-нибудь пытались сделать что-то подобное при помощи своего?
  Наступило долгое молчание. Стелла смотрела в свой бокал. От лимонада исходил едва заметный запах кошачьей мочи, но вкус у него был приятный, освежающий. Белые лепестки бузины, такого же цвета, что и череп на фотографии, плавали на поверхности напитка. Когда Стелла подняла взгляд, она увидела, что лучи из глаз черепа направлены на нее. Ее собственный камень молча лежал в рюкзаке, висевшем на кресле Кита. Однако сейчас он был настороже, обостряя восприятие Стеллы, так что звуки стали более резкими, а цвета насыщенными.
  — Как вы догадались?  — спросила Стелла.
  Урсула пожала плечами.
  — Удачная догадка?  — Она стала на пальцах считать доказательства.  — Вы из Бидза. Замужем за Китом О'Коннором, одной из ярчайших звезд на небесах колледжа, а он интересуется живым камнем и всем, что с ним связано, с того самого момента, как узнал о его существовании. Вы неожиданно позвонили мне и сказали, что обнаружили необычные значки в дневниках. А когда я вчера вечером связалась с Тони Буклессом, чтобы выяснить, кто вы такая — кстати, он весьма лестно о вас отозвался, это ваш преданный поклонник,  — так вот он попросил меня сделать для вас все, что в моих силах, чтобы помочь расшифровать документы, попавшие недавно в ваши руки. Первым догадался Мередит, если вам так будет легче. Он обладает удивительно острым умом. Она откинулась на спинку стула и подняла свой бокал, продолжая смотреть на Стеллу.
  — Расскажете?
  Стелла поняла, что затаила дыхание, и выдохнула. Подняв взгляд, она дважды пересчитала лучи на потолке. Их оказалось по девять с каждой стороны от центральной балки.
  — По меньшей мере однажды Кита пытались убить. Они — или кто-то другой — обыскали его комнату и забрали компьютер. У меня есть все основания считать, что нас бы убили, если бы мы оказались дома. Насколько мне известно, все люди, когда-либо видевшие голубой живой камень, либо хотели им обладать, либо старались его уничтожить. Поэтому мне представляется разумным скрывать тот факт, что он находится у нас. И еще одно. У черепа мое лицо. Вы не можете себе представить, как сильно это меня пугает.
  Стелла думала, что Урсула спросит у нее, как она об этом узнала. Однако та лишь сказала:
  — Вот и хорошо. Значит, вы истинный хранитель черепа. И мы должны защищать вас до тех пор, пока не будет сделано то, что необходимо.
  — И что же это?
  Лед в бокале Урсулы зазвенел.
  — Саамы полагают, что вы должны положить свой камень в сердце мира в тот момент, когда будет всходить солнце в день расплаты, что, в свою очередь, активирует другие двенадцать камней, каждый из которых займет собственное место; и все они будут объединены, поскольку хранители поместят их в нужные места в тот же самый миг. И как только будет создана такая цепь, вернется к жизни дракон зимних снегов, который освободится для схватки с источником мирового зла, и в результате все беды человечества и земли будут предотвращены.
  — Дракон зимних снегов?  — Стелла хрипло рассмеялась.  — И вы говорите о научном подходе?
  Урсула провела языком по зубам. По ее лицу Стелла не смогла определить, какова ее реакция — то ли гнев, то ли обида, то ли ей просто стало смешно.
  — Ты можешь называть его Уроборосом, или Кетцалькоатлем, пернатым змеем, радужным змеем, или северным драконом Ермунгандом,[17 - Согласно «Младшей Эдде», Один забрал у Локи троих детей — Фенрира, Хель и Ермунганда, которого бросил в окружающий Мидгард (обитаемую землю) океан. Змей вырос таким огромным, что опоясал всю землю и вцепился в свой собственный хвост. За это Ермунганд получил прозвище «змей Мидгарда» или «мировой змей». Мидгардорм — вечный противник Тора. В последней битве перед гибелью мира они с Тором убьют друг друга.] а еще он носит имя дракона Артура из Альбиона, огненного китайского дракона, водяного дракона индусов, который опоясывает слонов, держащих мир на своих спинах. Кстати, сравнительный анализ легенд сделан в дюжине научных журналов. Для саамов это часть устной легенды, неизменной на протяжении четырехсот восьмидесяти семи поколений. В начале церемонии Кайкаам взывал к каждому из хранителей и создателей черепов по имени, упоминая всех его предков. Человеку, не побывавшему при этом, очень трудно понять, насколько могущественны эти силы.
  — Извините.
  Стелла закрыла глаза и прижала большие пальцы к векам. Так поступали ее мать и бабушка, когда хотели расслабиться. В окно с гудением влетела оса и уселась на кувшин с лимонадом. Стелла открыла глаза и принялась наблюдать за тем, как насекомое балансирует на тонком сладком краю.
  — В дневниках Оуэна есть стихотворение, которое привело нас к живому камню,  — тихо заговорила Стелла.  — Если прочитать его правильно, то можно извлечь ряд инструкций. В нем говорится, что нам следует найти «назначенное место и назначенное время», в точности как в легенде Кайкаама. Только не упоминается, куда следует пойти и когда.
  — А разве череп вам не сказал?
  — В таком случае я бы не приехала к вам.
  Стелла повернулась и посмотрела в окно.
  Фестиваль закончился, и его участники успели собрать свои вещи с удивительной быстротой. Она и представить себе не могла, что такое возможно. На полях наступила почти полная тишина. Стелла взяла в руки свой рюкзак. Казалось, Урсула Уокер не испытала ни страха, ни вожделения. Она положила руки на стол, оперлась на них подбородком и долго смотрела на череп, оказавшись с ним на одном уровне. Урсула не двигалась и ничего не говорила, а череп не пел, но между ними что-то происходило — о чем Стелла могла только догадываться.
  Через некоторое время Урсула выпрямилась.
  — Есть один способ проверки, который мне показал саам, хранитель черепа. Может быть, нам стоит им воспользоваться?
  — И что мы будем проверять?
  — Вашу связь с камнем.
  Урсула уже встала и приступила к действиям. Она сняла небольшое зеркало со стены и поставила его на пол, куда падал свет из открытого окна, выходящего на выгороженный участок земли. Затем она взяла коробок спичек и подложила его под зеркало так, чтобы оно отражало поток света вертикально вверх.
  Довольная результатами своей работы, она встала возле стены.
  — Если вы возьмете свой живой камень и встанете здесь так, чтобы солнечный свет проходил через затылок — основание черепа, где к нему подходит шея — вот так, благодарю, немного левее. Так…
  Стелла встала посреди кухни, и череп оказался в полосе света. Ничего не происходило, если не считать того, что она чувствовала себя очень глупо, и одновременно ее охватило отчаяние, словно она провалила экзамен, который не хотела сдавать.
  — Урсула, я…
  — Вы не могли бы немного сдвинуться влево?
  Рука легла на ее плечо и слегка подтолкнула.
  — Урсула, это не… Ой!
  У Стеллы не нашлось слов, когда в ее руках запульсировала жизнь, а через мгновение два луча мягкого голубого света зажглись в глазницах.
  И в голубом участке ее разума, который теперь принадлежал живому камню, появились открытые врата или протянутая рука; приглашение, которое она не смогла понять и на которое не знала, как ответить.
  Стелла ненавидела, когда ее испытывали. А еще больше ненавидела ситуации, когда не понимала, зачем эти испытания нужны, и не знала, как добиться результата. Она закрыла глаза, стараясь добраться до открытых врат, вновь потянулась к песне камня — она целый день пыталась ее услышать,  — но только сейчас ей удалось полностью сосредоточиться.
  Удивительное дело, песнь становилось все труднее слышать, мешало все более громкое гудение осы, тонущей в лимонаде. Не открывая глаз, Стелла видела, как оса сползла в кувшин и теперь раскачивалась на кубике льда, а одно ее крыло погрузилось в липкую воду. Она бы хотела, чтобы оса умерла, так ей мешало ее гудение, но та часть ее разума, что была связана с голубым камнем, не могла этого допустить, поэтому Стелла лишь пожелала, чтобы оса выбралась из воды, и смолкла, и не мешала ей слышать песнь камня.
  Оса перестала гудеть. Одновременно смолк камень. Стелла открыла глаза.
  — Мне очень жаль, но я не чувствую никаких…
  — Стелла, посмотрите на осу.
  Оса сидела на краю кувшина и чистила крылышки. Голубой цвет живого камня смягчал желтый оттенок ее грудки до нежной зелени лета.
  — Я думала, она тонет.
  — Так и было,  — сказал Кит.
  Он только что проснулся; она определила это по его глазам. Двойственность у него внутри не исчезла, и Стелла не могла ее не видеть. Она не знала, что сказать и как поступить.
  Наконец Урсула прервала затянувшееся молчание.
  — Я видела, как белый камень Кайкаама исцелил ребенка.
  Урсула не смотрела на Кита, когда произнесла эта фразу. Стелла медленно перевела взгляд на мужа. Живой камень пел почти безмолвную песнь. Стелла повернула мягкий голубой свет в сторону Кита.
  — Стелла, не нужно. Пожалуйста,  — попросил Кит.
  Она остановилась. Голубой свет парил рядом с ним, отбрасывая диковинные тени на стол. Кит побледнел и напрягся, новые тени легли на его лицо. Даже в больнице он не выглядел таким больным. Она хотела, чтобы он поправился, и камень хотел этого вместе с ней; камень тянулся к темным уголкам в его существе, словно они были обрывками нитей, которые следовало сплести воедино. Стелла закрыла глаза, чтобы не позволить желанию разорвать ее сердце.
  А Кит повторил:
  — Пожалуйста.
  Стелла ощущала сопротивление как присутствие стеклянной стены; толстой и неподвижной, однако ее было так легко разрушить! Она втянула в себя воздух, стараясь представить себе, как стена разбивается.
  Словно с другого континента, до нее донеслись слова Урсулы.
  — Не исключено, что это не поможет, но вреда точно не будет.
  — Дело не в этом,  — хрипло сказал Кит.  — Я не хочу вновь обрести способность ходить благодаря помощи Стеллы и жить с этим до конца своих дней. Я слишком многим ей обязан. Стелла! Ты меня слышишь? Прекрати!
  — Я перестала.  — Ей пришлось повторить еще раз, чтобы убедиться в том, что Кит ее услышал.  — Я уже прекратила.
  Стеклянный барьер исчез, а вместе с ним и тени. Стелла не знала, что произошло — то ли отступил камень, то ли она заставила их уйти, а может быть, это сделал сам Кит.
  Руки Стеллы горели, словно она держала лед в одной ладони, а раскаленные угли в другой. Она вышла из полосы солнечного света. Камень тут же смолк. Стеллу отчаянно трясло. Грудь мучительно болела, как будто она рыдала несколько часов и только сейчас перестала.
  Сзади находилась прохладная каменная стена. Она скользнула по ней спиной и опустилась на пол, так что колени оказались на уровне подбородка, а камень был прижат к животу, словно ребенок.
  Сквозь ослепительный, причиняющий боль глазам свет она смотрела на Кита.
  — Я ничего не стану делать, если ты не хочешь.
  — Но ты могла бы это сделать.
  — Не я, камень. Я ничего не делала, лишь держала его в луче света. Это удалось бы любому человеку.
  — От этого не легче, Стелла.
  — О, перестань.  — Она закрыла лицо руками, чтобы отсечь свет и не видеть обвиняющих глаз мужа.  — Это всего лишь камень. И если он тебе поможет, неужели это будет иметь такое большое значение?
  Кит ничего не ответил, и она заставила себя вновь посмотреть на него.
  — Неужели будет так ужасно, если ты освободишься от этого?
  Он превратился в ребенка, пойманного в ловушку социальных условностей в окружении незнакомцев. Кит бросил выразительный взгляд в сторону Урсулы.
  — Давай не будем это обсуждать.
  — Не нужно обращать на меня внимание,  — попросила Урсула.
  — Возможно, но будет лучше поступить иначе.
  Что-то плотное и холодное возникло в животе Стеллы, и ей стало трудно вспомнить, почему она так беспокоилась о Ките и его исцелении.
  — Можно ли утверждать, что я прошла испытание?
  — Несомненно.
  — Хорошо. Я не знаю, какую часть нашего разговора слышал Кит, но пока мы не особенно продвинулись вперед, если не считать того, что нам удалось получить подтверждение факта, что это камень Седрика Оуэна, один из тринадцати камней, которые необходимо собрать в определенном месте на рассвете определенного дня, но нам не известно ни время, ни место.
  Неприятные ощущения у нее в животе слегка отступили, но сердце все еще мучительно сжималось. Однако к Стелле возвращалась способность ясно мыслить.
  — Неужели хранители остальных камней знают так же мало, как мы, или они имеют более четкие представления о том, что делать?
  — У меня есть основания считать, что один камень находится в Венгрии и еще один в Египте, и хранящие их семьи знают, каково их предназначение и что требуется делать. Я бы хотела думать, что и остальные хранители понимают, что к чему. Однако я не имею ни малейшего представления о том, как войти с ними в контакт.
  — Значит, саам может сказать нам, когда и куда нужно направиться?
  — Хотелось бы в это верить,  — ответила Урсула.  — Проблема состоит в том, как задать вопрос, не отправляясь туда. Когда вы позвонили мне вчера, я послала электронной почтой письмо в Лапландию с просьбой о помощи, но не слишком рассчитываю на ответ. От пастбищ до интернет-кафе в Рованиеми семьсот миль, и лишь один из правнуков Кайкаама научился пользоваться персональным компьютером.
  — Сколько времени потребуется, чтобы добраться до Финляндии?  — раздраженно спросил Кит, словно задал этот вопрос только для того, чтобы на него обратили внимание.
  — Слишком много. Камень не стал бы рисковать и не вышел бы из тени, если бы до Конца Дней не осталось мало времени.
  — А мне казалось, что мы так умны, раз отыскали код к шифру.
  Теперь ирония в его улыбке была искренней.
  Кит определенно нравился Урсуле. Ее улыбка была полна тепла.
  — Так и было,  — сказала она.  — Если бы не нашлось людей, наделенных достаточной силой сердца и разума, то камень оставался бы скрытым до конца времен и дуга девяти никогда бы не зажглась. Наша проблема состоит в том, что мы не имеем понятия, как искать ответы, не зная последнего срока.
  — У нас есть старинная рукопись, найденная среди дневников Седрика Оуэна,  — напомнила Стелла.  — Именно из-за нее мы и пришли сюда. В ней обязательно должны содержаться ответы.
  Она решила, что стоило пережить последние мучительные полчаса, чтобы увидеть изумление на лице Урсулы.
  — Я не понимаю.
  — Вот.
  Кит поднял свою сумку и протянул ее Стелле.
  Она вытащила из нее и аккуратно разложила на полу копии дневников, поэму в прозе, которую они нашли в заключительном дневнике, и собственные бумаги с попытками воспроизвести символы майя, обнаруженные в других томах дневника.
  — Я говорила вам по телефону, что нам удалось найти ряд записей, сделанных при помощи каких-то символов. Они являются частью шифра — мы сумели в нем разобраться благодаря некоторым записям в дневниках. Они представляют собой матрицу двенадцать на двенадцать.  — Стелла разложила листы на полу.  — Вы можете их прочитать?
  Урсула уже опустилась на четвереньки и почти сразу же стала читать вслух.
  — «Я, друг… женщины ягуара… я пишу эти… записки о моей жизни, о том, что знаю…» Тут не совсем понятно, мне нужно кое-что уточнить, сложное место. «Я начну в… городе с великой рекой» — должно быть, это Париж. Он никогда не бывал в Лондоне — «и с моей встречи с созерцающим звезды и предсказателем… истинных будущих». Вероятно, это Нострадамус, мы знаем, что они встречались в Париже. О боже…
  Урсула задрожала; страницы трепетали в ее пальцах, в глазах загорелся лихорадочный огонь.
  — Стелла, это Эльдорадо, главная жила всех золотых жил. Седрик Оуэн прожил тридцать два года в Новом Свете среди майя. Если он записывал то, чему они его учили, этого будет более чем достаточно. Где-то здесь должно быть написано, куда и когда мы должны доставить камень. Как быстро вы сможете подготовить всю рукопись?
  — Теперь, когда у нас есть написанная Китом программа, довольно быстро.
  — Так чего же вы ждете?  — Урсула покраснела, как школьница.  — Вы пишите, а я стану переводить. Если мы не будем отвлекаться, то закончим перевод всех тридцати двух тетрадей за неделю.



  ГЛАВА 20

  Южные земли майя, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  Седрика Оуэна разбудил дождь, который не был дождем. Над ним стоял Диего и брызгал ему водой в лицо. Живой камень, лежавший в заплечном мешке, давил ему на спину. Оуэн вспомнил, что потерял сознание и упал. Перекатившись на бок, он увидел, что ягуар присел на задние лапы и с любопытством на него смотрит.
  Теперь Оуэн мог разглядеть, что страшная морда ягуара являлась всего лишь частью шкуры, надетой на туземца, линии, идущие от оскаленных зубов, были вовсе не усами, а шрамами на щеках смуглого лица, а огромные белые зубы ягуара — всего лишь ожерельем, украшавшим вместе с двумя передними лапами фигуру туземца… под ними он увидел два изящных холмика…
  Слишком поздно Седрик Оуэн понял, что так сильно напугавший его зверь является женщиной и что под пятнистой шкурой хищника она совершенно обнажена.
  Он провел много времени на корабле, где его окружали лишь мужчины. Его взгляд скользнул от головы женщины к ее ногам, а потом вернулся к груди, прежде чем Оуэн взял себя в руки и вспомнил, что он врач и человеческое тело не содержит для него ни тайн, ни соблазна.
  Из того места, куда он более не осмеливался смотреть, послышался низкий хриплый голос, в котором трепетал смех.
  — Седрик Оуэн, хранитель голубого живого камня, ты боишься смотреть на меня?
  Он боялся, но совсем не так, как недавно, думая, что видит живого ягуара. Теперь он боялся за свою гордость и за умение держать себя в руках, а не за тело и душу. Однако он сумел справиться с собой.
  Оуэн встал и заставил себя посмотреть на нее. Женщина-ягуар оказалась на голову ниже, чем Диего, который был невысок ростом, но держалась с такой уверенностью, какой Оуэн не видел ни в одной женщине, даже в Медичи, королеве Франции.
  Он рассмотрел ее более внимательно — ее тело оказалось мускулистым, как у воина, выделялись лишь более широкие бедра, мягкий изгиб живота и грудь… На его профессиональный взгляд, у нее было никак не меньше троих детей.
  В свете заходящего солнца он попытался оценить ее возраст. Поначалу он решил, что она почти его ровесница и ее возраст лишь немногим превышает два десятилетия. Но теперь она подошла поближе, чтобы получше его разглядеть, и он за уродливыми шрамами на ее лице увидел морщины вокруг глаз, огрубевшую кожу шеи и серебрившиеся на висках волосы. В конце концов он пришел к выводу, что ей ближе к сорока, чем к двадцати. Однако от этого женщина-ягуар не показалась ему менее ужасной и одновременно красивой.
  Он молча смотрел на нее, что было не слишком приличным. Наконец, стиснув зубы, Оуэн отвел взгляд. Она взяла его за подбородок и повернула к себе.
  — Ты меня не знаешь?
  — К сожалению, нет, мадам.  — Смущение заставило его говорить официально. Он неловко поклонился — мешала ее ладонь — и покраснел, когда она рассмеялась.  — Я пришел за помощью для моего умирающего друга.
  — И только?
  «В том числе и для того, чтобы встретить тех, кто откроет тайну камня. Они расскажут, как лучше всего их узнать и сохранить в вечности».
  — Нет, мадам. Я пришел сюда для того, чтобы отыскать то, что потеряно: знание, как правильно использовать мой голубой живой камень. Мне дали понять, что здесь я смогу решить обе проблемы: исцелить друга и узнать тайну моего камня, которая была известна прежде, но моя семья ее утратила.
  Женщина-ягуар приподняла бровь и сделала шаг назад, чтобы получше рассмотреть Оуэна. Откровенность, с которой она его изучала, вновь вызвала у Оуэна смущение, и его сердце отчаянно заколотилось в груди. Он ужасно не хотел, чтобы эта женщина разочаровалась в нем.
  — Я не имел чести быть вам представленным, в то время как вы все обо мне знаете. Могу ли я просить о приведении весов в равновесие?
  — Седрик Оуэн, девятый с таким именем.  — Она провела языком по зубам, и это движение вызвало у него ужас и желание одновременно.
  Оуэн почувствовал, как шевельнулось его естество, и обратил молитву к небесам, чтобы она ничего не заметила. Она оказала ему услугу и не стала смотреть вниз.
  — Я знала тебя еще до того, как ты был рожден,  — сказала она.  — Я знала тебя до того, как ты в последний раз умер, когда ты не был Седриком Оуэном, и до того, задолго до того. Я знаю, кем ты станешь, когда будешь в следующий раз ходить по земле.
  Он ничего не смог ответить. И что-то в его молчании помогло ей принять решение. Она склонила голову, как это только что сделал он. Только в ее движении было больше изящества.
  — Я Наджакмал. Ты можешь называть меня Долорес, если так тебе будет легче,  — это имя дал мне испанский священник, когда еще верил, что купание в холодной воде может приблизить меня к его богу, сотворенному руками людей.
  Она имела не больше отношения к Долорес, чем человек, который привел его сюда, к Диего.
  — Я бы предпочел называть вас Наджакмал.
  Она кивнула. Ее взгляд уже не был таким обжигающим, как прежде.
  — У нас мало времени. Ты готов?
  — Я не знаю.
  — Мои сыновья не рассказали тебе, что потребуется?
  — Ваши сыновья?  — Оуэн резко повернулся, его гордость была уязвлена.  — Диего?!
  Покрытый шрамами туземец робко пожал плечами.
  — Как я мог тебе сказать — ты бы все равно не поверил. Среди вашего народа женщины не имеют силы. Они не могут говорить с богом облаченных в черные одеяния священников, они не могут говорить с королями и генералами, возглавляющими армии. Даже среди моего народа в Заме и Мериде женщины значили меньше, чем мужчины, еще до прихода испанцев. Лишь те из нас, что все еще живут в джунглях, знают, что самка ягуара сильнее, самка орла больше, а укус самки змеи несет в себе больше яда.
  — И ваша мать?
  — Воплощает в себе все эти качества.  — Диего широко улыбнулся, показав белые зубы. На его лице появились любовь и глубокое благоговение.  — Когда она говорит, мы слушаем. И мы даем ей то, в чем она нуждается.
  — Конечно.  — Оуэн повернулся к Наджакмал, снял воображаемую шляпу и поклонился.
  Даже Фернандес де Агилар не сумел бы это сделать с большим изяществом. Сейчас он лежал на земле у их ног и тяжело дышал. Оуэн опустился рядом с ним на колени и взял руку своего спящего друга, чтобы все вспомнили, зачем он сюда пришел.
  — Быть может, теперь вы мне скажете, что нужно сделать, чтобы исцелить моего друга?
  Женщина-ягуар, подобно кошке, трижды обошла вокруг него, а потом опустилась на колени с другой стороны от де Агилара и приблизила к нему свое лицо. Глаза Наджакмал засияли светом луны, ослепляя Оуэна.
  — Ты можешь зажечь огонь, Седрик Оуэн, хранитель голубого живого камня?
  На этот вопрос он мог ответить.
  — Я умею зажигать костер с тех пор, как мне исполнилось шесть лет.
  — Тогда зажги его сейчас.
  — Диего уже…
  Она покачала головой, и на ее губах появилась суровая усмешка. Он повернулся и увидел, что Диего растоптал остатки дымящихся углей.
  — Ты хранитель голубого живого камня. Ты должен разжечь огонь сам.
  Наджакмал увидела, как он потянулся за своим огнивом и трутом, и вновь покачала головой, протягивая ему лук со спущенной тетивой и обгоревший прут, которыми туземцы разжигали огонь. Седрик Оуэн никогда прежде ими не пользовался.
  — Нет, не здесь, а там,  — сказала Наджакмал, указывая на нужное место,  — Над огненным кругом мозаики. Именно там ты должен зажечь свой живой огонь.


  Под суровыми взглядами Наджакмал и трех ее сыновей он сел на корточки и вставил прут в тетиву лука, стараясь повторить ловкие движения Диего.
  Никто из них не стал смеяться, за что он был им благодарен. Оуэн потел и ругался, раз за разом перехватывал тетиву лука, проклинал все на свете, но, когда садящееся солнце осветило край пирамиды, ему удалось извлечь тонкую струйку дыма, а потом он заметил, как расцветает крошечное пламя, начинает жадно пожирать волосы на его склоненной голове, а также мелкие кусочки сухого мха и травы, которые он осторожно подкладывал в огонь. Оуэн испытал невероятное удовлетворение, поскольку успел забыть детскую радость овладения новым умением.
  Дым от костерка был полон ароматами джунглей. Глаза Оуэна начали слезиться. Диего и его браться собрались у него за спиной, откуда дул легкий ветерок. Под защитой их тел пламя наконец начало набирать силу. Казалось, желтые плитки мозаики приняли огонь в себя, и теперь пламя пылало глубоко в земле и на вечернем небе.
  В какой-то момент огонь стал ярким, словно тускнеющее солнце, и Диего наклонился через плечо Оуэна и вложил в его руки пучок травы и листьев.
  — Сожги это. Выпей дым.
  Пучок ярко вспыхнул и загорелся высоким голубым пламенем, цвета живого камня. Дым получился тонким и едким, он скользнул в его горло, наполняя сердце и растекаясь в груди, согревая и делая легким, поднимая к небесам. Он пил и пил, а когда дым кончился, Оуэн об этом пожалел.
  — Встань. Смотри. Слушай.
  Он встал. Он смотрел. Он слушал мир, в котором каждый вздох каждого животного в джунглях становился ему понятен, словно его уши всю жизнь были забиты ватой и открылись только сейчас.
  Со всех сторон доносилось пение разноцветных птичек, чистое, как звон хрусталя; слева и высоко над головой он услышал шелест крыльев бабочки, подобный шуму оперения летящего ворона; он слышал шорох чешуи ползущей по стволу дерева змеи.
  И еще Оуэн понял, что прежде его зрение было крайне примитивным. Раньше он думал, что джунгли ослепляюще радужны. А теперь он видел оттенки цвета внутри оттенков и был действительно ослеплен. Он мог бы навсегда потеряться в единственном лучике света, отразившемся в глазу птицы, в прожилках свисающего листа или в бесконечных плитках мозаики, которые уже воспринимал как единое целое, как живой образ, затаивший дыхание перед концом мира.
  У него закружилась голова, и он начал опускаться на колени, чтобы получше разглядеть одинокий голубой цветок, пробившийся сквозь бирюзовые камни на лугу Невинности.
  Однако он сразу потерял равновесие. Заботливые руки подхватили его, поддержали голову, слегка отклонили ее назад. Послышался негромкий голос Диего:
  — Пока не нужно смотреть вниз, Седрик Оуэн, чтобы мы не потеряли тебя навсегда в других временах.
  Он испугался и направил свой взор на запад, в сторону заходящего солнца и голубого неба, где уже были начертаны цвета приближающейся ночи.
  Он мог устремиться к шафраново-желтому и темно-красному потокам, исходящим от солнечной сферы, покинув границы своего бренного тела, но тут раздался кашель Фернандеса де Агилара, хаотичный звук, рассекший алые, белые и черные потоки.
  Оуэн услышал, как воздух втягивается в легкие, он знал о скопившейся в них жидкости и об ослабевающем уже давлении крови в легочных артериях.
  Он потянулся к запястью друга, нашел его и узнал правду за три биения пульса.
  — Он умирает. Мы должны действовать немедленно!
  Его голос метнулся к кронам деревьев и отразился от них.
  С противоположной стороны костра Наджакмал ответила:
  — Тогда посмотри на меня, Седрик Оуэн, хранитель голубого живого камня. Время пришло.
  Она сидела в тени. Из ее ладоней вырвались два луча света, словно она потянулась к небу и дважды сняла солнце, чтобы оно сияло для него.
  Оуэн прищурился — свет был очень ярким,  — но не отвел взгляда от ее тонких пальцев. Медленно возникала форма; серебристые очертания черепа ягуара, вырезанного из безупречно чистого бесцветного кристалла, впитавшего в себя мерцающий свет пламени и слабое сияние далекого лунного света, пробивающегося сквозь полог джунглей: они сплелись в два серебряных луча света, запевших на такой высокой и чистой ноте, что его разум чудом не распался на части.
  Вот так, в пульсирующей ночи, когда все его чувства были невероятно обострены, Оуэн впервые в жизни увидел другой череп, высеченный из камня руками, знавшими тайны звезд. Он был почти столь же безупречен, как его камень. Почти.
  — Как странно видеть другой череп, не так ли?  — тихо спросила Наджакмал.
  — Это разбивает мое сердце.
  Оуэн ощутил, как его душа поднимается к глазам; никогда еще она не казалась ему столь обнаженной.
  — Что вы со мной сделали?
  — Открой глаза и уши твоего сердца. Теперь ты можешь видеть так, как видим мы, слышать так, как слышим мы, и так же чувствовать. Теперь ты способен пройти по разлому между мирами, связать четыре звериных камня и объединить камни различных рас людей.
  Полузабытая тень поднялась к нему от мозаики, и он вспомнил слова священника.
  «Когда наступит конец света, эти четыре зверя объединятся и появится одно существо. Вы в состоянии представить, что может родиться от союза этих четверых?»
  Волосы зашевелились у него на голове, и в теплой ночи вдруг повеяло холодом. Оуэн, охваченный страхом, спросил:
  — Вы хотите, чтобы я разбудил дракона Кукулькана, радужного змея? Ведь конец времен еще не наступил?
  Наджакмал покачала головой.
  — Еще нет. Целое можно создать из суммы частей. Девять камней нужно объединить в обруч, который опояшет землю. Но мы не знаем одной вещи. И только ты способен открыть эту тайну. Вот тогда четыре зверя станут единым целым.
  Наджакмал наклонилась к огню. Густой дым окутал ее голову, но она не закашлялась.
  — Поверишь ли ты мне, Седрик Оуэн, если я скажу, что время есть тропа, по которой ты сможешь пройти, если мы откроем врата и пошлем тебя туда?
  Что-то в выражении ее глаз насторожило Оуэна, и он задал простой вопрос Нострадамуса:
  — Сопровождает ли такую попытку смерть?
  — Смерть сопровождает все.
  — И все же, если мне будет сопутствовать успех, отступит ли смерть, идущая по пятам за Фернандесом де Агиларом, и будет ли он жить?
  Она кивнула, но ее движение больше походило на поклон.
  — Если ты сумеешь это сделать, возможно, твой друг будет исцелен. Если ты потерпишь поражение, это приведет не только к вашей смерти, но и к тому, что разрыв между мирами будет преодолен и на земле наступит Опустошение, а у нас не останется никаких надежд на прощение. Ты готов к этому? Готов рискнуть всем ради жизни одного человека, который тебе дорог?
  — Да.
  Он ответил с уверенностью, которая поразила их обоих. И тут же послышался тихий смех Наджакмал.
  — Тогда опусти взгляд, Седрик Оуэн, чтобы наконец увидеть мир у своих ног.



  ГЛАВА 21

  Южные земли майя, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  Ночь еще не успела вступить в свои права, когда де Агилара положили в середину мозаики, изображающей конец времен. С правой стороны царили опустошение, горе, уничтожение и смерть, они были такими реальными, что Оуэн ощущал страх, видел цвет слез, слышал, как умирают души тех, кто тщетно пытался уцелеть.
  Слева, там, где вставала луна, девушка-дитя играла в бабки на летнем лугу, заросшем дикими цветами.
  А в разрыве между этими двумя мирами была нить разноцветных жемчужин; тонкая связующая линия надежды для Фернандеса де Агилара и для всего мира.
  С противоположной стороны костра Наджакмал сказала:
  — Их нужно соединить при помощи песни твоего камня.
  Его камень томился в сумке у бедра. С нежностью отца, берущего в руки своего первенца, Оуэн вытащил голубой камень.
  Сначала его смущало присутствие второго камня, а потом он ощутил гордость, поскольку увидел, как в глазах Наджакмал отразилась ее душа.
  Меняя положение рук, Оуэн напитал свой камень светом огня и луны, они сплелись, и возник луч, направленный к чистому кристаллу ее оскалившегося ягуара.
  Во время их встречи произошли алхимические процессы изменения тонов и света, каких ему не доводилось видеть прежде. И, наблюдая за тем, как они сплетались друг с другом, чтобы создать нечто третье, большее каждого из них по отдельности, Седрик Оуэн понял, как могут слиться воедино связующие линии песни девяти черепов, а потом создать из четырех зверей одного. Вопрос состоял лишь в том, способен ли он на это.
  — Ну что ж.  — Он поднял череп и повернул его так, что сияние из глазниц и нить песни были направлены вниз, на выложенный плитками разрыв в мозаике.
  Он начал с юга, с красного камня, цвета сердечного огня. Разрыв расширился, когда Оуэн послал в него голубую песню живого камня, чтобы он обратился в красную жемчужину, стал черепом темного сердолика, и то, что прежде казалось линией черных камушков из обсидиана, превратилось в широкую полосу ночных теней и тихого ждущего дыхания.
  Влекомый собственным камнем и звериным камнем Наджакмал, он двигался все дальше и дальше.
  Теперь разрыв стал долиной, ведущей в обширную песчаную пустыню. Оуэн босиком шагал по теплому грубому песку, щекотавшему пальцы ног. Он ощущал аромат горько-сладкого дыма, отличавшегося от того, что окутывал его прежде. Взглянул в бодрящее ночное небо, полное звезд, которых он и представить себе не мог, названий которых не знал.
  Красный огненный камень держала женщина его возраста с кожей черной, как смола. Она сидела перед ним совершенно обнаженная. Свет костра огненно-алым водопадом ниспадал по атласной коже ее груди. Она кивнула в сторону бревна, где мог сесть гость. Когда Оуэн наклонился, принимая ее приглашение, он услышал шум у себя за спиной.
  Голубой камень пропел высокую ноту предупреждения и приказа. Время исказилось и замедлилось в том месте, где стоял Оуэн. Он неторопливо развернулся на одной ноге, подцепил большим пальцем другой ноги черную змею с алым брюхом, собравшуюся на него напасть, и отбросил ее в ночь.
  Оуэн не испытывал страха, его охватило растущее возбуждение. И в отдаленном уголке разума он принес извинения своему другу Фернандесу де Агилару за то, что не смог двигаться с такой же быстротой, когда змея напала на них.
  Обернувшись назад, он увидел, что чернокожая женщина встала. Ее каменный череп был цвета крови, рождения, ревущей смерти с красными клыками, цвета брюха змеи. Он вбирал в себя свет костра и направлял его в алую линию песни, которая проходила по земле, как путеводная нить, и не отклонилась, когда хранительница чуть отошла. Оуэн направил свой голубой камень в ту же сторону, и тропинки сплелись воедино, создав нечто большее, чем каждая из них по отдельности.
  — Идем,  — сказал Седрик Оуэн.  — Наше время, наша радость, наш долг.  — То были не его слова; они пришли из ночи и земли, из того места, где крадутся огненные тени.
  Они молча следовали по красно-голубой тропе, уходящей в темноту, и вскоре подошли к скале, возвышающейся в пустыне, огромной и гладкой, точно китовый горб. С одной стороны виднелось углубление размером с человеческую голову.
  — Мы должны создать целое из частей,  — сказал Оуэн.  — Твой камень должен соединиться с душой земли.
  Женщина уже подняла руки вверх.
  Ее камень скользнул на свое место в корнях земли со звуком, подобным рождению звезды,  — ослепляющий, оглушающий взрыв, потрясший Оуэна до самых пяток. На несколько мгновений он лишился всех чувств, а потому не заметил второй змеи, которая пришла за темнокожей женщиной.
  Она умирала, когда он открыл глаза в следующий момент, но умирала с радостью. Ее улыбка озарила ночь. Она помахала ему рукой, и он упал на землю, которая открылась и позволила ему погрузиться в темноту.
  — Это был первый камень,  — сказала Наджакмал.  — Ты видел змея и остался жив.
  А Оуэн уже находился в новом месте, когда сообразил, что она обращается к нему.


  Всего восемь раз он бросал песенную линию вдоль разрыва, сдерживающего опустошение. Восемь раз он встречал хранителя черепа, владеющего камнем своего цвета, и всякий раз хранитель отдавал камень земле, чтобы его песня могла соединиться с песнями, попавшими туда прежде, и стать чем-то большим, сохранив все прежние качества.
  Восемь раз он лицом к лицу встречался со смертью в разных обличьях; от скорпиона у входа в пирамиду до атакующего кабана в лесах влажных, продуваемых ветрами равнин, или камнепада в удивительно красивой речной долине — Оуэн плакал, когда ее покидал. Восемь раз он видел, как хранитель камня принимал ту смерть, которой самому Оуэну удавалось избежать, после того как камень занимал свое место в земле.
  Так он исполнил пророчество Нострадамуса, который показал ему семь различных оттенков цвета в форме веера на столе в своем доме в Париже, а потом Оуэн увидел, что вслед за ними идет черный цвет, не имеющий света, и белый, абсолютный свет, объединяющий их в гамму девяти цветов.
  В конце концов он пришел к абсолютному свету. Невероятно древний человек с крючковатым носом, в головном уборе с оленьими рогами держал белый каменный череп в месте, полном снега и льда. Сзади Оуэн увидел оленя в грубой шкуре и молодую женщину, сплетавшую нить песни у себя в горле. Смерть пришла за Оуэном в виде лавины, от которой он сумел убежать, чтобы вернуться, глубоко проваливаясь в снег. Углубление, куда следовало уложить череп, находилось в нетронутом льду скалы, старику пришлось спуститься вниз на веревке, а когда белый камень занял свое место, старика вытащили обратно.
  А потом старика унесла лавина — он даже не пытался спастись.
  Оуэн остался один посреди черной ночи, окруженный бескрайними белыми просторами, и его голубой камень пел для него, сплетая и удерживая вместе сложные нити восьми цветов, окружавших землю.
  Только восемь.
  Тень Нострадамуса прошептала ему в ухо:
  «Это девять камней, сделанных первыми создателями черепов похожими на людей. Помните об этом. Вам еще понадобится это знание».
  Оуэн посмотрел на голубой камень. Осмысливая то, что с ним произошло, он понял, что прошел, не останавливаясь, от зеленых, заросших лесом равнин с высокими пенными водопадами до голубых гор, где монах с бритой головой и молитвенной мельницей[18 - Колесо или валик, содержащий молитвы и мантры.] установил камень глубокого голубого цвета в резное место на алтаре, таком старом, что алтарный камень почти весь стерся. Не оставалось ни единого шанса, что они оба отправятся в Англию, откуда пришел голубой камень и куда он должен был вернуться.
  Через тысячи лиг снега и льда долетели обрывки голоса Нострадамуса, с трудом преодолевшего сопротивление яростного ветра.
  — Вы должны заставить себя отправиться туда.
  — Но куда? Я не знаю места,  — ответил Оуэн.
  — Место само вас позовет. Пусть впереди идет забота о вашем друге, а вы следуйте зову своего сердца.
  К своему стыду, Оуэн совсем забыл о Фернандесе де Агиларе. Теперь он о нем вспомнил — лишившийся руки испанец лежал на мозаике, и жидкость в легких его убивала. Оуэн ощутил идущий от костра дым, неожиданно ставший более едким, прежний сладковатый привкус исчез.
  Он чихнул. Наджакмал сказала:
  — Пей и помни. Он заботится о тебе. Ты поставил на это свою жизнь. Думай и помни.
  Оуэн вновь чихнул и увидел, как содрогнулись звезды на небесах.
  «Думай».
  Теперь он сказал это, обращаясь к самому себе, без помощи Наджакмал. С огромным усилием он поискал в своем разуме и обнаружил то, за что мог ухватиться; образ де Агилара, который сидел у мачты своего корабля, смотрел на рассвет Замы и предлагал ему дружбу без всяких обязательств или условий.
  «Возможно, дело в том, что вы не хотите отягощать своих друзей таким знанием».
  Тихий голос настиг Оуэна, преодолев пустоши, солнечный жар, морской ветер, хлопанье парусов и вкус морской соли на губах и раскачивающуюся под ногами палубу.
  Постепенно качка ослабевала. Ветер становился более теплым, он уже не ранил кожу. Пронзительные крики далекой чайки приблизились, придя на смену боязливому зову коричневато-желтых совят, которые жили не в тундре северных оленей и не во влажных джунглях ночного ягуара Наджакмал.
  Оуэн открыл глаза — только теперь он осознал, что все это время они были закрыты. Он находился в Англии; он понял это по запаху влажного дерна, тихому шелесту ветра и поскрипыванию дубов в лунном свете. Но окончательно в этом убедился по молчанию голубого камня, который наконец вернулся домой.
  Он не знал, в какое место его привели. Со всех сторон Оуэна окружали вертикальные серые камни в полтора человеческих роста, которые отбрасывали узкие темные тени.
  Они стояли перед земельной насыпью такой же длины, как ширина корабля де Агилара. В ее конце, напротив Оуэна находился вход с каменной перемычкой, за которым начинался туннель, охраняемый четырьмя камнями-часовыми и еще несколькими менее высокими и приземистыми, с острыми краями, покрытыми резными рунами, которые озарял лунный свет. Нечитаемые слова тихо шептали в ночи.
  Земля была такой же; со всех сторон шли призрачные тропы, устремляющиеся к центру насыпи, находящейся внутри круга стоящих камней. Они издавали негромкие звенящие звуки, и Оуэна захватила паутина света, сплетенная луной; он чувствовал, как его влечет, хочет он того или нет, к прямоугольной темной пасти в насыпи.
  Это была могила; он слышал вздохи людей, которые жили когда-то и сейчас находились поблизости.
  Вновь закричала сова, только теперь громче и резче. Оуэн почувствовал, как побежали мурашки у него по спине от непонятной угрозы. Голубой камень ни о чем его не предупреждал, как делал это перед бурей, но чего-то ждал, затаив дыхание.
  «А этому камню нужна ваша смерть?»
  Сова прокричала в третий раз. Оуэн поднял голубой камень так, чтобы он отражал лунный свет и освещал ему дорогу.
  Впервые он излучал цвета всех девяти человеческих рас, сплетенные так, чтобы они мерцали на поверхности воды или на льду высоко в горах, разделяясь и изменяясь, превращаясь в цвет, не имевший имени, но непостижимо бесценный.
  Он перемещался вперед по дуге, словно перевернутая радуга, красный вдоль внутренней кромки и бриллиантово-белый снаружи. И вместе с этим прозрачным светом Седрик Оуэн вошел в склеп, открывшийся, чтобы его принять, и зашагал по туннелю вперед.


  Мрак поглотил свет. Оуэн стоял у дальней стены склепа. Внутреннее помещение выглядело обширнее, чем ему показалось снаружи. Он ощущал, что его окружает камень. Макушкой и плечами он задевал стены и потолок туннеля. Если он вытягивал обе руки, то мог коснуться обеих стен. Вскоре его пальцы нащупали что-то металлическое — брошь или монету. Он потер предмет большим пальцем, чтобы очистить его от пыли и грязи, но не сумел разглядеть, что на нем написано. Оуэн бросил предмет в свою сумку и принялся искать углубление, в которое следовало поместить живой камень. Несмотря на то что его окружала смерть, он не чувствовал опасности.
  Шум заставил Оуэна оглянуться; гул голосов, споры. Прижавшись спиной к стене склепа, он обнаружил там нишу и втиснулся в нее. Затем двумя руками прикрыл глазницы своего живого камня, чтобы испускаемый ими свет его не выдал.
  В полнейшей темноте его глазам предстало диковинное зрелище. Мимо прошла причудливо одетая молодая женщина, говорившая на незнакомом Оуэну языке. Она приблизилась к дальнему концу склепа, огляделась по сторонам и, в свете своего фонаря, увидела углубление, в которое следовало уложить голубой череп.
  Оуэн невольно ахнул.
  Она повернулась, и он во второй раз не сумел сдержать крик — женщина, как младенца, прижимала к груди голубой камень, точную копию его собственного. В изогнутом зеркале черепа он увидел собственное отражение, только волосы у него были седыми. Он был так поражен — появлением камня и цветом своих волос,  — что потерял дар речи.
  Женщина посмотрела на него и нахмурилась. Он узнал в ней свою бабушку и понял, что также узнан. Теперь он уже был готов заговорить, но тут она обернулась и с тревогой посмотрела назад, а потом бегом устремилась к концу туннеля и опустилась на колени, чтобы уложить камень в углубление.
  Оуэна охватила тревога, и он довольно громко сказал:
  — Поторопись.
  Пораженная женщина обернулась. Он потянулся вперед, чтобы помочь ей, как помогал другим. Но прежде чем его руки коснулись ее плоти, Оуэна окружил такой плотный туман, что он разом скрыл и женщину, и камень. Со стороны входа, откуда появился туман, послышался крик, за ним последовал оглушительный треск, подобный грому. Оуэн услышал сдавленный вопль, а потом стук падающего тела.
  Оуэн не был уверен, что женщина сумела положить камень так, как требовалось. Ослепленный туманом, он ощупью двинулся к тому месту, где она только что находилась. Вскоре его пальцы отыскали углубление, и он уже собрался положить туда свой собственный камень, как у него на глазах происходило восемь раз, но тут ощутил предупреждающие покалывания на коже.
  Оуэн обернулся. И уловил легкий сквозняк с левой стороны. Там, в темноте, где прежде находилась сплошная стена, теперь появилось открытое пространство. В его центре лежал на мозаике Фернандес де Агилар, озаренный пламенем гаснущего костра. От него исходил так хорошо знакомый запах гниющих легких. Дыхание с хрипом вырывалось из его груди. В носу пузырилась кровавая пена.
  — Фернандес?
  Оуэн опустился на колени, чтобы пощупать трепещущий пульс. За последнее время он успел возненавидеть это движение.
  — Фернандес, нет!  — Он наклонился к нему, готовый прийти на помощь, но было слишком поздно.
  Находясь совсем близко к другу, он увидел момент, когда душа отделилась от тела де Агилара. Оуэн поднял голову. Тень де Агилара поклонилась ему.
  — Не скорби обо мне, мой друг. Смерть не такая уж плохая вещь, если ей предшествовала радость, а я не раз познал ее в твоем обществе.
  — Нет! Ты не можешь умереть!  — Оуэн чувствовал себя ужасно, он не раз видел, как мучаются другие люди, когда умирают их близкие, но сам никогда не испытывал ничего подобного, даже когда умерла его бабушка.
  Он все еще держал в руках голубой камень, и тот пел для него. Полный решимости, Оуэн поставил его на землю у своих колен. Его пальцы наткнулись на разбросанные кости. Он откинул их в сторону и повернулся так, чтобы его спина уперлась в стену, а острые камушки впивались в тело, давая дополнительную фиксацию.
  Граница между жизнью и смертью стала осязаемой, тонкой мембраной мерцающего мрака, формирующего воздух перед ним. Держа голубой камень и ощущая острые неровности стены спиной, Оуэн просунул свободную руку сквозь барьер в то место, где тело де Агилара лежало в мирах смерти.
  Он ощутил обжигающий жар, словно засунул руку в печь. И тут же руку охватил леденящий холод, превративший его изувеченные пальцы в железные гвозди, которые утратили способность сгибаться.
  Оуэн разразился проклятиями, но продолжал тянуть руки вперед, чтобы прикоснуться своей собственной жизнью к темному месту смерти де Агилара.
  И смерть пришла к нему, стремительнее змеи или скорпиона, сокрушительнее лавины или обвала. Обретенная им благодаря дыму быстрота не помогла ее избежать. И когда его рука стала покрываться темным льдом, который устремился к его сердцу…
  …Он встретился с непреклонным зовом голубого камня, исходящим из самой сердцевины его души.
  И мир разорвался на осколки голубого, черного и алого.
  Седрик Оуэн упал на спину, ударившись головой о камень. Огонь обжег его с одной стороны, холод с другой. Какая-то часть его напуганного разума подсказывала, что он очутился в аду, что священники были правы и теперь ему целую вечность предстоит сожалеть о своей гордыне.
  Однако другая часть его разума говорила, что голубой живой камень тяжелым грузом лежит у него на груди и что его сейчас вырвет.
  Он перекатился на колени, и у него началась страшная рвота, которая не прекращалась до тех пор, пока у него не возникло ощущение, что из горла сейчас начнут вываливаться куски внутренностей. Кто-то вложил в его руку сосуд, сделанный из листа, свернутого в конус и сшитого тонкими древесными побегами. Он выпил густую горькую жидкость без слова жалобы.
  Оуэна вырвало трижды. И трижды ему помогали выпить отвратительной горькой жидкости. Наконец он сумел открыть глаза, чтобы выяснить, бог, дьявол или какой-нибудь монстр управляет теперь его судьбой.
  Его взгляд обратился к похожему на призрака человеку в белой рубашке, сидящему возле костра, положив на колени одну руку. Он заморгал, но фигура в белом не исчезла.
  — Добро пожаловать обратно,  — спокойно сказал Фернандес де Агилар.  — Похоже, я снова перед тобой в долгу, ты опять спас мою жизнь.
  И во второй раз за последние несколько дней Седрик Оуэн потерял сознание.



  ГЛАВА 22

  Южные земли майя, Новая Испания
  Октябрь 1556 года


  Он проснулся уже после того, как рассвело, в те часы прохлады, когда приятно иметь под боком горящий костер.
  Он лежал в траве, а не на мозаике, над головой шелестели кроны деревьев, полные разноцветных птичек и пушистых зверьков, которые висели на ветках и смотрели на него ленивыми черными глазами.
  Он больше не слышал их дыхания, не мог заблудиться в искрящемся отражении блистающего оперения птиц. Оуэн горевал о своей потере, как горевал бы, если бы лишился слуха или зрения.
  Он сел, и его тут же вырвало; теперь его тело даже не пыталось сопротивляться. На сей раз его поддерживала Наджакмал. Она дала ему напиться все той же черной жидкости; он ощутил прикосновение ее груди к своей спине, вздрогнул и отстранился.
  — Седрик Оуэн?
  Она слегка придерживала его за плечи.
  Он не смотрел на нее; Оуэн не мог забыть, как она всю ночь просидела на границе между Невинностью и Опустошением.
  — Я не оправдал ваших ожиданий,  — сказал Оуэн.
  Она выглядела изможденной; он увидел на ее лице глубокие морщины, которых не было прежде. Наджакмал с трудом улыбнулась, словно ее лицо забыло, как это делается.
  — Нет, ты все сделал правильно.
  — Но я жив, а все остальные погибли.
  — И ты полагаешь, что это неудачный исход?
  Она улыбнулась, как будто не могла поверить, что он действительно так думает.
  Однако у Оуэна было неподходящее настроение для шуток.
  — Я думал только о Фернандесе. Я не сумел вернуть голубой живой камень земле; он до сих пор со мной.
  Камень не только был зажат в его руке, он оставался в его сердце. Что-то изменилось, так что теперь он не мог потянуться к камню как к чему-то существующему отдельно от него; камень стал Оуэном, или Оуэн стал камнем; теперь его песнь звучала в каждом биении сердца, а биение сердца стало песнью.
  — Не ты должен был положить его туда, твоя задача состояла лишь в том, чтобы найти это место. И твой друг жив, значит, ты не потерпел неудачу. А это принадлежит тебе как доказательство твоего успеха.
  Наджакмал вложила в его ладонь монету. Внимательно присмотревшись, он обнаружил, что это скорее бронзовый медальон с драконом, выгравированным на одной стороне. У него были орлиные крылья, гибкое тело ягуара, мощные челюсти крокодила и хвост змеи. У него за спиной вставало солнце, а высоко в небе плыла половинка луны. Перед драконом стоял человек; маленькая незначительная фигурка рядом с могучим зверем.
  К медальону был приделан кожаный ремешок, сделанный из шкуры неизвестного Оуэну зверя. Наджакмал взяла подарок из рук Оуэна и надела ему на шею, и он подставил медальон лучам солнца.
  — Это Кукулькан?
  — Совершенно верно; именно он возникнет из союза четырех зверей, когда замкнется дуга из девяти камней. И лишь хранитель голубого камня может носить такую вещь до самого конца времен. Ты должен оставить ее себе и позаботиться о том, чтобы она была вместе с камнем.
  Он нахмурил лоб.
  — Но как я могу…
  — Ты слишком много думаешь. Выпей это и спи. Поговорим позднее.
  Она поднесла к его губам конус из листьев. Отвратительное черное питье ударило ему в голову и похитило разум. Он заснул. Когда же проснулся, наступила ночь, а потом вновь настал день, солнце уже клонилось к западу, озаряя совсем другую поляну; на этот раз Оуэн лежал под навесом из ветвей, и листья свисали прямо к его лицу. Сквозь прореху в навесе он видел горный пик; они находились на склоне, неподалеку от вершины.
  Над ним склонилась Наджакмал, она прижала пальцы к его губам, заставляя открыть рот. Он почувствовал горечь и с трудом удержал рвоту. Однако теперь она дала ему воды. Никогда он не пил с такой радостью.
  Оуэн сел, и его не стошнило.
  — Мне очень жаль,  — сказал он.
  Он помнил, что уже произносил эти слова, но забыл, что ему ответила Наджакмал. Она молча протянула запеченное на огне мясо, и он сразу же почувствовал голод. Оуэн поел и ощутил, как тепло разливается по всему его телу, до самых кончиков пальцев. Мир перестал вращаться, хотя его истинные цвета не вернулись, как и песни, сопровождавшие их.
  Его пальцы нащупали медальон.
  — Воцарится ли опустошение на земле?
  Она присела рядом с ним на корточки, убрала волосы со лба и приложила к нему ладонь. Ее глаза были теплыми, темными и усталыми, но усталость эта уже не казалась такой всепоглощающей.
  — Время опустошения не придет еще четыреста лет,  — ответила она.
  — Тогда зачем было класть остальные камни в землю? Все, кроме этого?  — Его пальцы стали шарить у бедра, нащупывая сумку. Кто-то засунул туда голубой камень и застегнул пряжку.  — Я не сумел положить в землю свой камень. Дуга девяти не замкнулась. Кукулькан не восстанет.
  — Не ты должен положить камень. Да и время еще не пришло.
  — Твои слова не имеют смысла.
  Она развела колени, сидя рядом на корточках. Он начал привыкать к ее обнаженному телу.
  — Ты преодолевал не только мили во время своего путешествия, Седрик Оуэн, ты двигался через столетия. То, что ты видел, происходило не здесь и не сейчас. Ты путешествовал вдоль линии песни своего камня, перемещаясь не только в пространстве, но и во времени. Именно по этой причине ты не положил на место свой живой камень. В то далекое время — нас отделяют от него многие и многие годы — другой человек должен будет это сделать, и он справится с этой задачей, если ты сумеешь оставить для него истинное слово, указывающее, куда он должен прийти и когда.
  — Тогда почему…
  Ее рука взяла его за подбородок, и покрытые шрамами щеки оказались так близко, что ему пришлось скосить глаза, чтобы видеть Наджакмал. Потом их глаза встретились, и он не смог отвести взгляд.
  — Выслушай меня и постарайся понять,  — сказала она.  — Твоя задача состояла в том, чтобы найти место, куда следовало положить живой камень. И больше ничего. Я могу сообщить тебе день и время, в которое следует призвать Кукулькана, но место можешь узнать лишь ты. А когда это произойдет, тебе необходимо найти способ сообщить о дате и месте своему преемнику так, чтобы эти сведения не пропали во второй раз, но их не обнаружили бы те, кто может использовать их во вред. Таково твое предназначение, именно для этого ты и рожден.
  — В таком случае я потерпел сокрушительную неудачу, поскольку понятия не имею, где это место находится.
  Он прочитал ужас в ее глазах. Она отчаянно затрясла головой. Однако потом нахмурилась и сказала:
  — Но ты узнаешь это место, если вновь его увидишь?
  — Конечно, оно навеки запечатлелось в моей душе. Однако я могу долгие годы провести в Британии в безуспешных поисках.
  — Ты его найдешь.  — Она кивнула, чтобы придать убедительности своим словам.  — Это второе из трех важнейших дел твоей жизни. Ты завершил первое: узнал тайну живого камня. Второе состоит в том, чтобы выяснить, куда следует положить камень в конце времен. Ну а потом ты должен спрятать камень вместе с указаниями преемнику, чтобы он знал, куда ему нужно отправиться к тому моменту, когда придет час Кукулькана. Ты оказался достоин доверия камня. Значит, обязательно найдешь место. Так должно быть.
  — И я умру, когда все мои задачи будут выполнены?
  — Хранитель всегда умирает. Если ты жил ради камня, то умрешь, отдавая его.  — Она прищурилась.  — Лучше умереть, испытывая радость от сознания выполненного долга, чем просто ждать конца жизни. Камень придает твоей жизни цель. Большего дара не существует.
  Оуэн посмотрел на зажатый в руке голубой камень, теперь ставший его неотъемлемой частью. Это ощущение было новым, и он еще не успел им насладиться. Он увидел свое отражение в гладкой поверхности черепа и вспомнил, что уже видел себя в нем.
  — Когда я находился в пещере, у меня были седые волосы. Наджакмал наклонилась к нему так, что их лбы соприкоснулись.
  — Покажи мне.
  — Но я не…
  — Представь себе свое отражение и покажи его мне в камне.
  Он не мог ясно мыслить, но это было только к лучшему.
  Он постарался вспомнить свое отражение в голубом камне: одну щеку пересекал шрам, которого у него сейчас не было, волосы оставались столь же густыми, но стали серебряными, почти белыми. Поскольку камень теперь был его частью, он разделял воспоминания Оуэна. И на гладкой поверхности черепа появилось отражение, которое он постарался удержать.
  — Достаточно.
  Наджакмал выпрямилась, двумя руками взяла лицо Оуэна и поцеловала его в лоб. Прикосновение Наджакмал потрясло его до самых глубин существа. Он почувствовал, как краснеет от радости ребенка и наслаждения мужчины.
  — Молчи. Тебе нужно спать. Ты прошел долгий и трудный путь.
  Он уже почти засыпал. К нему пришли воспоминания, призрачные, словно сны.
  — В том времени, которое еще не наступило, я видел женщину в пещере,  — с трудом проговорил Оуэн.  — Она держала в руках голубой камень, но я не знаю, удалось ли ей положить его на место. Меня окутал туман, и все исчезло. Больше она не появлялась.
  Наджакмал пожевала губу и задумчиво кивнула.
  — Значит, еще неизвестно, удастся ли ей добиться успеха. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы ей помочь. От этого зависит возвращение Кукулькана к жизни.
  Она взяла палку и ткнула ею в костер; к небу полетели искры.
  — Ты превзошел себя, и мы гордимся тобой. Мы, которые привели тебя сюда. По нашим понятиям о времени ты без отдыха работал четыре дня и четыре ночи и сумел вернуть душу своего друга. Ни один из нас не сумел бы сделать больше.
  — Четыре дня?
  — И четыре ночи. Вот почему ты так устал и нам пришлось тебя кормить, чтобы ты смог вернуться обратно.
  Она протянула ему еще один кусок мяса.
  — И все это время ты сидела рядом со мной?  — спросил Оуэн, энергично разжевывая мясо.
  Она усмехнулась, показав белые зубы.
  — Я была рождена именно для этого. И еще я должна отослать тебя домой, когда придет время. Спи и наслаждайся в своем сердце единением с камнем. Ждать пришлось долго, и тебе нужно все хорошенько осмыслить.


  В следующий раз его разбудил мочевой пузырь. Солнце переместилось в обратном направлении, из чего он сделал вывод, что проспал всю ночь и часть следующего дня.
  Он лежал на постели из травы. Вокруг никого не было. Рядом стояла тыквенная бутыль с водой. Он напился, а потом встал и отошел в сторонку, чтобы облегчиться.
  Наджакмал больше не следила за ним. Он увидел, как Диего и его братья возятся с мулами. Рядом находился де Агилар, одетый в белую льняную рубашку, которую захватил для него Оуэн, один из рукавов был аккуратно закреплен. Фернандес вырезал себе длинную палку и тренировал фехтовальные выпады левой рукой. Увидев Оуэна, он отбросил палку, подошел к нему и присел возле костра, разведенного у входа в шалаш.
  — С возвращением. Я уже начал думать, что ты будешь спать до тех пор, пока не выпадет снег. Хочешь поесть? Я научился печь кукурузные лепешки.
  — Спасибо, я действительно хочу есть. А разве здесь идет снег?
  — Такое случается. Да и на вершинах гор лежит снег.  — Де Агилар одной рукой принялся выкладывать на сковороду лепешки.
  Он двигался легко и уверенно, видно было, что испанец делал это уже не раз.
  — Как долго я спал?  — спросил Оуэн.
  — Лучше не спрашивай. Ты сделал удивительную вещь, хотя я и не понял, как тебе это удалось.
  — В тот момент мне так не казалось.
  — Значит, заносчивость тебе не угрожает, я рад. Я бы не перенес, если бы оставался в долгу перед высокомерным человеком.
  В глазах де Агилара появилась новая уверенность, когда он перевернул лепешку и передал ее Оуэну.
  — Ты изменился,  — заметил Оуэн.
  — Я видел смерть и переступил через нее. Теперь мне нечего бояться.
  — Что ты теперь будешь делать?
  — То, о чем ты меня попросишь. Я твой оруженосец. Нет…  — Он поднял руку.  — Ты не можешь со мной спорить. Я буду сопровождать тебя и выполнять твои просьбы, но я не уйду, даже если ты станешь меня умолять, так что давай не будем унижать друг друга.
  Де Агилар выглядел удивительно расслабленным, но одновременно от него исходила сила, как в ту темную ночь в Севилье, после того как на него напали. На него было приятно смотреть.
  Оуэн ощутил теплое прикосновение к груди серебряного дракона. Он взял медальон и слегка погладил его большим пальцем.
  — Наверное, нам нужно вернуться в Англию и начать искать место, где находится каменный круг.
  Он потер руками лицо. Оуэн любил Англию, но ему совсем не хотелось покидать недавно обретенные джунгли, где жили ягуары. Де Агилар осторожно спросил:
  — Ты хотел бы вернуться на родину богатым человеком или бедным?
  — А у меня есть выбор?
  — Думаю, да. Наджакмал позвали в джунгли, чтобы она помогла женщине, которой пришло время рожать, но она дала мне понять… что во время твоего путешествия у тебя были седые волосы.
  — Да, мои волосы серебрились, как пьютер.[19 - Сплав олова со свинцом.] Выглядел я довольно странно.
  — Она так и сказала. Камень требует от тебя многого, но он также обещает огромный дар. Нам дали возможность отдохнуть и насладиться обществом друг друга здесь, с этими людьми, перед тем как отправиться в Англию, чтобы ты мог выполнить свое предназначение.
  — Отдохнуть? И как долго? Неделю? Месяц? Сезон?
  — До тех пор, пока в твоих волосах не появится серебро, друг мой.  — Де Агилар наклонился вперед и, приподняв прядь волос Оуэна, с преувеличенным интересом принялся разглядывать корни.  — Ну, если тебе не придется пережить серьезных потрясений, у нас есть… около тридцати лет…
  — Тридцати…
  Оуэн посмотрел на него, а потом расхохотался.
  Он продолжал хохотать, понимая, что ведет себя глупо, но он наслаждался шелестом листьев и ароматами джунглей, голосами Диего и его братьев, которые успокаивали мулов, напуганных безумным англичанином.
  — Половина жизни, а потом ты поедешь со мной в Англию? В самом деле?
  Де Агилар несколько мгновений сохранял серьезное выражение лица, а потом расплылся в широкой улыбке.
  — В Англию, где незапятнанная добродетель моего короля соединилась со строптивостью твоей королевы. Да, я на этом настаиваю. Но еще не сейчас. Сначала мы проживем лучшую часть нашей жизни в раю, а заодно разбогатеем.



  ГЛАВА 23

  Ферма в Нижнем Хейуорте, Оксфордшир, Великобритания
  Июнь 2007 года


  На экране стоящего перед Стеллой ноутбука осталось две строки до конца страницы.
  «3 июля 1586 года, от Паоло ван Риита, купца: три корабля лубяного волокна «сизаль» для производства веревок и один корабль готовых веревок: бриллианты стоимостью ?100 (сто фунтов).
  3 июля 1586 года, также от Минхеера ван Риита, один меч для мужчины-левши, выполненный с большим искусством братьями Галуччи из Турина, Италия, стоимостью ?5, подарок».
  Расшифровка дневников стала страстью Стеллы и доставляла ей радость. Она брала две строки и вызывала на монитор их изображение, нажимала на клавиши, чтобы сформировались символы, а потом откидывалась на спинку кресла, дожидаясь, когда техномагия сделает свое дело.
  Она находилась в кабинете Урсулы Уокер с дубовыми балками под потолком и известковой побелкой. Два двустворчатых окна, расположенных в задней части кабинета, выходили в сад, где ничего не менялось со времен средневековья.
  Сама Урсула работала снаружи под яблоневыми деревьями. Стелла видела ее ноги, торчащие из травы. На лугах вокруг царила тишина, коричневые участки земли, на которых стояли палатки, уже почти заросли травой.
  Со стороны кухни послышались неуверенные шаги. Стелла продолжала смотреть на экран.
  — Кофе?  — спросил Кит.
  — Спасибо.  — Она не взглянула на него.  — Который час?
  — Половина шестого. Ты работаешь уже одиннадцать часов. Тебе нужно сделать перерыв.
  — Скоро. Я уже почти закончила.
  — Звонил Гордон,  — сказал Кит.  — Он сделал анализ. Камень определенно из Лох-Роуг, это в Шотландии.
  — Я знаю. Спасибо тебе. Как идет перевод?
  — Медленно.
  Кит раскачивался на костылях. С тех пор как они перебрались сюда, он старался избегать инвалидного кресла. Он стал лучше ходить, но все равно передвигался с трудом. Он все еще нуждался в помощи Стеллы, чтобы одеться или раздеться, и с каждым разом проявлял все меньше терпения.
  Сейчас он прислонился спиной к стене, чтобы не потерять равновесия.
  — Седрик Оуэн находится в землях майя и пьет дым в джунглях вместе с женщиной-ягуаром. Я думаю, что мы забыли о том, каким непостижимым может быть елизаветинский почерк даже при том условии, что он не искажен древними символами майя. Урсула призвала на помощь Мередита Лоуренса.
  — Я знаю, он зашел поздороваться, когда приехал.
  — Конечно. Я забыл.
  Они беседовали как незнакомые люди и ничего не могли с этим поделать. За четыре дня, что прошли с того момента, как Стелла попыталась исцелить Кита при помощи черепа, тонкая трещина между ними превратилась в непреодолимую пропасть. Они говорили друг с другом только в тех случаях, когда это было необходимо, да и то обменивались короткими отрывистыми предложениями, словно стесненные требованиями вежливости.
  Но больше всего Стеллу поразило то, как быстро и легко они стали чужими. Она еще могла вспомнить, что любила Кита, но уже не понимала, как это произошло и почему она испытывала такие чувства. Холод в глазах Кита превратился в стальную стену, и он более не делал вид, что готов впустить Стеллу в свой внутренний мир.
  А еще он больше не пытался скрывать свою ненависть к голубому черепу. Стелла достала его, когда появился Мередит, и Кит сразу вышел из кабинета. Теперь он даже не входил в кабинет, если Стелла не прятала череп в письменном столе.
  Им было больше нечего сказать друг другу. Стелла нажала на клавишу, чтобы перевернуть следующую страницу, и начала рисовать линии, которые могла разглядеть только она. Услышав, как за Китом закрывается дверь, она испытала облегчение.


  Мередит Лоуренс зашел к ней позднее, когда она находилась в середине очередного тома, и прислонился к подоконнику двустворчатого окна. Мередит снял галстук, закатал рукава рубашки и выглядел расслабленным.
  — Вы можете прерваться?  — спросил он.
  — Только если у вас найдется веская причина.
  — Боюсь, совсем не та, на которую вы рассчитываете,  — с извиняющейся улыбкой сказал он.  — Нет ни даты, ни времени. Однако появились кое-какие подсказки, которые могут направить нас в нужную сторону. Если вы согласны присоединиться к нам и выпить чаю со льдом, мы сможем показать, что нам удалось найти.
  Сад был маленьким и неухоженным, на лужайке кто-то небрежно скосил траву, рядом росла съедобная зелень, чахлые ветки помидоров тянулись по веревкам, кое-как прикрепленным к стволам диких яблонь. Урсула работала на клетчатом одеяле под поздно зацветшими яблонями. Она разложила бумаги возле себя полукругом, прижав их мелкими камушками, чтобы не унес ветер.
  Увидев приближающуюся Стеллу, она расчистила для нее место на одеяле.
  — Извините, что у нас тут без особых удобств. Я разучилась работать за столом в землях северных оленей Кайкаама. Хотите стул?
  — Одеяло меня вполне устроит. Я и так скоро приобрету форму стула.
  Стелла вытянулась на красно-черном клетчатом одеяле, прикрыв ладонями глаза от яркого солнца. Кита поблизости не было, и Стелла вновь испытала облегчение.
  Вскоре она почувствовала, что на нее упала тень Мередита, который принес чай. На солнце Стелла согрелась, и настроение у нее улучшилось. Продолжая прикрывать одной рукой глаза, она спросила:
  — Что вам удалось отыскать?  — В ее голосе оставались ирландские интонации; эта часть влияния Кита еще не исчезла.
  — Собака и летучая мышь,  — сказала Урсула.  — Точнее, у нас есть пара повторяющихся символов, не имеющих прямого отношения к повествованию. Один изображает голову собаки, глядящей влево, а на другом летучая мышь, несущаяся на нас. В отдельности они могут означать множество вещей, от верности, охоты, снов до определенных членов классической династии майя, возглавляемой Двумя Ягуарами. А взятые вместе, они, вне всяких сомнений, Ок и Соц,[20 - Ок — десятый день внутри месяца в календаре майя, Соц — название месяца в календаре майя (соответствует периоду 2-21 июня).] часть даты в длинном счете[21 - Непрерывный счет времени, которым пользовались несколько культур Центральной Америки.] лет.
  Стелла убрала руку от глаз.
  — А как это будет на английском?
  Теперь Мередит находился в поле ее зрения. Он развел руки в стороны.
  — Если бы я знал, пришел бы к вам в куда более веселом настроении.
  — Без чисел символы теряют смысл.  — Голос Урсулы парил под жарким полуденным солнцем.  — С тем же успехом можно сказать, что сегодня вторник июня. Если я не уточню, что речь идет о вторнике девятнадцатого июня две тысячи седьмого года, нам это ничего не даст.
  — Так проблема именно в этом?
  — Пока да. Мы над ней работаем.
  — Замечательно.  — Стелла перекатилась на живот.  — Четыре дня работы ради вторника в июне! Почему Оуэн не сообщил нам дату прямо в тексте?
  — Он не знал, каким календарем воспользоваться,  — ответил Мередит, а когда Стелла вопросительно на него посмотрела, добавил: — Оуэн пережил настоящий хаос, возникший при переходе с юлианского календаря на григорианский; в этот период некоторые — но не все — католические страны Европы вычеркнули девять дней в своих календарях, а в протестантских странах, в том числе и в Англии, приняли решение проигнорировать решение католического Папы. Половина Европы запуталась, и никто не мог предсказать, какой календарь будут использовать пять веков спустя — или вообще перейдут на какой-нибудь третий? У него не оставалось выбора, и Оуэн использовал единственную систему, которая, как он знал, верна.
  — Календарь майя имеет точность до одной семидесятитысячной доли секунды на протяжении полумиллиона лет как назад, так и вперед, поэтому он придерживался именно его,  — объяснила Стелла.
  Дейви Лоу говорил ей об этом. Ее слова произвели большое впечатление на Урсулу и Мередита. Она даже несколько мгновений позволила себе насладиться своим маленьким триумфом.
  — Ну и что же мы будем делать дальше?  — спросила Стелла, когда тишина затянулась.
  — Попытаемся мыслить как Оуэн.
  Урсула протянула руку к стопке бумаг и разложила их на траве веером. Парные символы встречались на каждой странице и были выделены желтым.
  — Взглянем на нашу проблему логически. Если мы предположим, что Оуэн знал дату, время и место, куда следует отнести живой камень, у него возникла практически неразрешимая задача передачи этой информации в неизмененном виде нам, миновав Уолсингема или любого другого, кто захотел бы уничтожить череп или использовать его в своих собственных целях. И Оуэн поступил так, как считал правильным.
  — В такой ситуации самый очевидный способ состоял в том, чтобы разбить информацию на фрагменты и спрятать каждую часть в разных местах,  — сказал Мередит.  — Во всяком случае, так бы поступил я на месте Оуэна. И мы снова обращаемся к найденному в пещере медальону, на оборотной стороне которого изображены Весы.
  — Вы о нем?
  Стелла сняла медальон и протянула Мередиту.
  Урсула склонилась над плечом Мередита, и ткань ее платья слегка зашуршала.
  — Никаких цифр,  — сказал Мередит.  — Нет ни арабских, ни римских цифр, отсутствуют символы системы счисления майя, нет даже отметок на ребре. Мне казалось, что здесь должно быть нечто, не замеченное мной, но я не нахожу ничего необычного.  — Он оперся спиной о ствол дерева.  — Проклятье!
  Урсула взяла медальон и принялась вертеть его в руках.
  — И нет ничего, что связало бы нас с Весами, если только мы не сумеем найти дату в октябре, соотносящуюся с Ок и Соц. Но до тех пор еще пять месяцев, слишком долго. Кайкаам сказал, что камень рискнет появиться только за несколько недель до наступления срока.
  Она приподняла медальон, развернув его к свету, и солнце придало бронзе медовый оттенок.
  Последовала пауза, а потом у них перехватило дыхание. Стелла села.
  — Мередит,  — тихо заговорила Урсула,  — когда ты в последний раз видел дракона, смотрящего вправо, а не влево?
  — Если не брать все вертикальные поверхности в Бидзе?  — Он наклонил голову.  — Так сразу и не вспомнить. Подавляющее большинство драконов, согласно канонам европейского искусства, смотрят налево, где обычно стоит рыцарь.
  — Но не на склоне горы, которая находится в получасе езды отсюда?
  — Ага.  — На его лице появилась широкая улыбка.  — Лошадь может вовсе и не быть лошадью. Впрочем, я так никогда не думал. И если мы уберем крылья у дракона Стеллы, он будет очень похож на лошадь. Хорошая работа, кузина. Я знал, что мы сумеем что-нибудь найти.
  Взволнованный открытием, Мередит стал похож на мальчишку. Он провел двумя руками по волосам.
  — Стелла, вы когда-нибудь видели Уффингтонскую Белую лошадь?
  — Первый раз о ней слышу.
  — Вы ее узнаете.  — Он довольно усмехнулся.  — Это памятник эпохи палеолита, ему по меньшей мере пять тысяч лет, скорее всего, даже больше. Наши предки высекли очертания лошади на склоне холма, его называют холмом Дракона, а потом сняли дерн, чтобы обнажить белый мел. Лучше всего смотреть на изображение с воздуха, но и вблизи зрелище завораживающее. В это время дня можно припарковаться неподалеку и подняться туда. Возьмите с собой медальон и череп, нужно выяснить, как они отнесутся к этому месту. И прихватите Кита.
  — Я не могу…
  — Очень даже можете. Вы опережаете нас на четыре тетрадки. И заслужили пару часов передышки.
  Урсула сознательно сделала вид, что не поняла намека. Стелла могла бы возразить, но Кит стоял возле двустворчатого окна, и ей пришлось бы пройти мимо него, чтобы попасть в кабинет. Сначала она подумала, что это могло быть случайностью, но потом вспомнила, как долго ходил Мередит за чаем со льдом. С тех пор она ни разу не смотрела в сторону дома.
  Чувствуя, что ее бросает из жара в холод, она встала. Да, они не оставляют ей выбора. Стелла не смогла придумать никаких возражений.
  — Я уже бывал там много лет назад,  — без всякого выражения сказал Кит.  — Я знаю дорогу, но вести машину будешь ты.
  — Ты хочешь туда поехать?
  Он пожал плечами.
  — А ты?
  — Ради бога, перестаньте,  — вмешалась стоявшая у нее за спиной Урсула Уокер.  — Поезжайте. Поднимитесь по склону холма вместе и постарайтесь поговорить о чем-нибудь, кроме погоды, когда доберетесь до вершины. Оно того стоит, верьте мне.


  — Там ступеньки,  — сказала Стелла.  — Тебе не придется карабкаться по склону холма.
  — Я не хочу идти по ступенькам. Они оскорбляют природу. Просто иди вперед и перестань поглядывать на меня. Это не помогает.
  Солнце уже превратилось в синяк цвета лаванды на западном горизонте, укрытом оранжевыми вуалями. Восковая половинка луны висела у них над головами, и ее цвет больше походил на янтарь, чем на ртуть.
  Машина была припаркована на дороге, в запрещенном месте. Небольшой холм с плоской вершиной находился рядом с шоссе. Вдоль его склона были недавно вырублены ступеньки. Кит стал подниматься с другой стороны, там, где довольно крутой склон зарос травой. Стелле пришлось помогать себе руками, она старалась изучать траву и белые луговые цветы, с трудом подавляя желание обернуться на Кита и помочь ему.
  Однако он довольно успешно передвигался на четвереньках, к тому же подниматься вверх было легче, чем спускаться. В самом конце он пополз быстрее и добрался до вершины первым. Затем молча протянул ей руку, чтобы помочь сделать последний шаг. Его руки вновь стали мягкими; три недели, проведенные в постели, помогли избавиться от мозолей, полученных в пещере. У него были длинные изящные пальцы.
  Она неуверенно взяла его за руку и взобралась наверх. Трава на вершине холма была выжжена, а в одном месте остался меловой след в форме лунного серпа. Здесь оказалось достаточно места, чтобы сесть двоим людям. Волей-неволей они уселись рядом. Молчание затянулось надолго.
  — Ты уже посмотрела на лошадь?  — спросил Кит.
  — Пока нет.
  Ей показалось, что и Кит еще не успел на нее взглянуть.
  Ими овладело странное упрямство, обоим не хотелось, чтобы Мередит оказался прав.
  Кит улегся на траву. Длинные косые копья заходящего солнца золотом окрасили его лицо. Зеленые клоунские синяки на его лице поблекли.
  — Это то самое место?  — спросил Кит.
  — Нет. Мне очень жаль.
  — Так говорит череп?
  — Да. Он чувствует себя здесь в безопасности, как и в загородном доме Урсулы, но не более того.
  Рюкзак с черепом лежал рядом со Стеллой.
  Все это время Кит не обращал на него внимания. Стеллу удивило, что он заговорил о камне сейчас. Она не сказала мужу, что чуть раньше камень проснулся и чувствовал угрозу, для которой не находилось ни имени, ни направления; она знала лишь, что сейчас они в безопасности.
  Прошло довольно много времени, и когда Стелла так и не нашла что сказать, она улеглась на траву и стала смотреть в небо. Из пылающего солнца вынырнул самолет и медленно, словно муравей, начал перемещаться с запада на восток. И еще долго после того, как он исчез из виду, оставался белый пушистый след, одинокая линия, рассекающая купол неба, столь же идеально голубого, что и каменный череп.
  Стелла ощущала тепло тела Кита. Она чувствовала его дыхание и прикосновение руки, вспомнила другие летние дни, когда они лежали на другой траве и голубизна неба не причиняла такой боли.
  — Мне нужно было выбросить камень, как советовал Тони Буклесс!
  — Я так не думаю. Если только Урсула и Мередит не сошли с ума одновременно и…
  — Они довольно странные люди.
  Она почувствовала, как Кит улыбается.
  — Несомненно, но вряд ли страдают галлюцинациями. Значит, ты являешься хранителем камня со всеми вытекающими последствиями. Я не хочу стать причиной конца света только из-за того, что не могу переносить твое отношение к камню.
  — Значит, все дело в камне? Или в камне и во мне? Я больше не та женщина, на которой ты женился. Ты так сказал в ту ночь, когда вышел из больницы, и я уверена, что с тех пор ничего не изменилось. Вероятно, это достаточное основание для развода. Если ты хочешь именно этого, я не стану возражать.
  — Стелла…
  Он попытался приподняться на локте, но она лежала с той стороны, которая плохо его слушалась, и в руке не осталось силы. Он, словно форель, перевернулся на живот, перекинув одну руку на Стеллу. Она лежала совершенно неподвижно, пока Кит устраивался поудобнее. Наконец он улегся на бок, так что их тела больше не соприкасались. Кит смотрел на нее сверху вниз.
  — С чего ты взяла, что я хочу развестись?
  — Ты не произнес, обращаясь ко мне, ни одного длинного предложения с тех пор, как мы приехали к Урсуле. Точнее, с того момента, как мы побывали в лаборатории Дейви Лоу. Если ты ревнуешь меня к нему, то между нами все кончено.
  Они находились так близко друг от друга, что Кит не сумел скрыть промелькнувшую в его глазах панику.
  — Ты его любишь?
  — Дейви Лоу?  — Она рассмеялась.  — С чего бы это? Он не так ужасен, как ты говорил, но Дейви Лоу один из самых неприятных мужчин, с которыми мне доводилось встречаться. Он обладает редкой прямотой и цельностью, свойственной лишь действительно уродливым людям, и за это я его уважаю. Я бы могла с ним дружить, но я его не люблю. Я не уверена, что сейчас вообще способна кого-то любить. Наши с тобой отношения будет очень трудно повторить.
  Она не собиралась этого говорить. Взгляд Стеллы был устремлен в небо, и она надеялась, что Кит не станет на нее смотреть.
  Он же погрузился в собственный мир. Отвернувшись от Стеллы, он сказал:
  — Джессика в него влюбилась.
  — Джессика Уоррен? Он говорил мне.  — Что-то в молчании Кита заставило Стеллу резко повернуться к нему.  — Неужели сначала она была с тобой? Так вот в чем дело? Оскорбленная гордость из-за потерянной подруги, о которой ты мне ничего не рассказывал?
  — Она не была моей подругой. Но я этого хотел. Мне казалось, что она слишком красива для таких, как я. Я даже не осмелился пригласить ее на свидание.
  — Кит, ты рехнулся…
  — Дейви подобные вещи не беспокоили. Он не стеснялся, его не волновали социальные условности. Он пригласил Джессику, и она согласилась, и все у них получилось, словно они были предназначены друг для друга. Она, как и ты, считала, что он светится изнутри. Тогда я очень повзрослел.
  — А потом он попытался ее изнасиловать? Или ему это удалось?
  — Так все говорили. Его версию того, что тогда произошло, я не слышал. Многие были готовы рассказать мне подробности, но Дейви молчал. Он не произнес ни слова. Я пытался с ним говорить, можешь мне поверить, пытался не раз. Я стучал в его дверь, подсовывал под нее записки, в которых писал, что друзья нужны именно в трудные времена и ему следует позвонить — обычное дело, когда тебе двадцать лет и ты думаешь, будто знаешь ответы на все вопросы. Я отправлял ему послания по электронной почте и наговаривал на автоответчик. Он не отвечал. Он больше никогда со мной не встречался, не звонил и не писал — а ведь ему было совсем нетрудно написать три строчки о том, что он сожалеет и что свяжется со мной, когда дела пойдут лучше. В течение трех недель я каждый день пытался до него достучаться. А потом бросил. И с тех пор его ни разу не видел.
  — До предыдущей пятницы.
  — Когда он умудрился почти забраться к тебе на колени — у Дейви Лоу был такой вид, словно он хотел тебя съесть. И он сделал так, что твое лицо появилось на мониторе его компьютера. Я бы мог его убить. До сих пор не совсем понимаю, почему тогда этого не сделал.
  — Потому что не хотел, чтобы я навещала тебя в тюрьме раз в неделю в течение следующих тридцати лет. Почему ты не рассказал мне об этом раньше?
  — Ревность отвратительна, Стелла. Неужели у меня не может быть гордости?
  — Конечно. Не просто глупая, идиотская, бессмысленная,  — она перекатилась так, что ее рука не давала ему отвернуться,  — разбивающая сердце гордость. Но такая, чтобы я не могла добраться до тебя сквозь возведенную тобой стену.
  — Ты почти сумела.
  Он был совсем рядом, на расстоянии поцелуя, но она не осмелилась.
  Его глаза были вратами, через которые она могла бы пройти, но этот момент еще не настал.
  — При помощи камня? Мне так жаль, Кит. Я все ужасно испортила.
  — Вовсе нет. Ты просто…
  — Я просто не думала. В моих руках оказался череп, и я знала, что нужно делать, и не задавала никаких вопросов до тех пор, пока ты не предложил мне остановиться. Фантастическая глупость.
  — Но ты знала, что нужно делать? Ты можешь меня вылечить?
  — Мне так показалось.  — Она коснулась губами его щеки.  — Мне очень жаль. Все должно было быть иначе.
  — Но произошло именно так.
  Он немного помолчал. Лучи солнца сделали янтарный цвет еще более насыщенным. С ним мешался яркий свет высоко стоящей луны.
  — Я пытался представить себе, что должно произойти, чтобы наступил конец света, и как жуткий кусок голубого кристалла может что-то изменить. У меня ничего не получалось, пока я не вспомнил осу, которая так и не утонула. И тогда мне все показалось возможным, даже вспышки на Солнце, глобальное таяние ледников и драконы, восстающие для борьбы с первичным злом. Если только сам дракон не есть то самое зло, а мы выпускаем его на свободу, что будет ужасной ошибкой.  — Он целомудренно поцеловал Стеллу в губы.  — Солнце уже почти зашло. Может быть, нам следует взглянуть на лошадь, пока она еще видна?
  — Хорошо.  — Стелла откатилась, давая возможность Киту сесть. Потом перевела взгляд.  — Мой бог…
  Это была всего лишь лошадь, белая лошадь, высеченная летящими линиями на зеленом склоне холма так, что обнажился белый мел. Лишь волей случая смешались солнечный и лунный свет, так что белое запылало жидким огнем. И всего лишь канюк спикировал вниз, чтобы поднять добычу, упавшую на лошадь, но он посмотрел прямо в глаза Стелле, прежде чем поднялся к высокому куполу неба.
  И совсем не случайно лошадь на склоне холма, полная дикой живой грации, была похожа на дракона с медальона Седрика Оуэна. Ей не хватало лишь крыльев.
  — Кит, ты видишь?..
  Он поднес ее руку к губам и поцеловал.
  — Не говори. День и ночь оказались в равновесии, и никто не сумеет отнять это у нас. Мир безупречен. Пожалуйста, ничего не говори.
  В течение долгих тридцати секунд Стелла молчала, но внутри у нее бушевал океан.
  — Кит, повтори,  — наконец прервала она молчание.
  Он улыбнулся и сделал вид, что разочарован.
  — Мир безупречен. Пожалуйста, не…
  — Нет, до этого. Относительно равновесия.
  Он нахмурился, его взволновал тон Стеллы.
  — Я не помню.
  — «День и ночь оказались в равновесии». Равновесие. На медальоне вовсе не знак Весов. Это и есть весы. И в окне Бидза они вовсе не взвешивают луну и солнце. Мы все ошиблись.  — Она одной рукой начала вытаскивать из-под рубашки медальон, а другой достала сотовый телефон.  — Почему мы не понимали этого раньше? Мередит был прав. Оуэн действительно оставил нам подсказки в разных местах.
  — Стелла, я не улавливаю в твоих словах смысла.
  — Подожди.
  Она взмахнула рукой, набирая телефон Урсулы, которая взяла трубку после первого гудка.
  — Урсула, это летнее солнцестояние! Оно будет послезавтра!
  Она говорила быстро, слова цеплялись одно за другое. Кит жестом показал, чтобы она успокоилась и говорила медленнее.
  Стелла вздохнула и начала снова, делая паузы между словами:
  — Весы на витраже в Бидзе и знак Весов, начертанный на обратной стороне медальона, показывают одно и то же. Они взвешивают день и ночь, а не солнце и луну. В самый длинный день свет максимально превосходит тьму. Как это соотносится с собаками и летучими мышами?
  — Подожди, я проверю.
  Прошло несколько напряженных секунд, Стелла слышала, как стучат клавиши, гудит компьютер, Урсула что-то крикнула Мередиту, а потом наступила пауза.
  Наконец Урсула охрипшим голосом проговорила:
  — Девятый Ок, восемнадцатый Соц — это двадцать первое июня две тысячи седьмого года. Иными словами, послезавтра. Я не понимаю, почему мы не разгадали это раньше.
  — Не важно, теперь дата у нас есть. И время. На витраже дракон встает на рассвете того дня, когда половинка луны находится в созвездии Девы. Таким образом, у нас есть тридцать шесть часов и около двадцати минут. Остается лишь найти место.
  — И это не Белая лошадь?
  — Череп так не думает.
  — Тогда мы застряли, поскольку в рукописи ничего нет, а мы перевели все, что ты успела расшифровать.  — В первый раз Стелла уловила панические нотки в голосе Урсулы.  — Мередит уехал в город, в Бодлианскую библиотеку,[22 - Библиотека Оксфордского университета; вторая по значению в Великобритании после Британской библиотеки. Основана в 1598 г.; названа по имени основателя Т. Бодли.] чтобы проверить некоторые символы, но я не питаю особых надежд. Оуэн не знал места до того, как отправился в Новый Свет, он сам это написал в своих дневниках.
  — Значит, он нашел его до своей смерти. У нас осталось еще четыре тетради. Я вернусь домой и закончу расшифровку. Мы обязательно найдем ответ.


  Было десять часов вечера за день до солнцестояния, и Стелле оставалось расшифровать еще одну страницу.
  Она была одна в кабинете; Кит ушел спать, Урсула продолжала работать в своей спальне; если они находились рядом, то мешали друг другу.
  Снаружи уже было темно. Взошла луна в первой четверти. Половина лунного диска виднелась над дальней линией горизонта, ярко выделяясь в слабом сиянии звезд.
  Последняя страница подрагивала на экране.


  «12 марта 1589 года, от Фрэнсиса Уокера, который прежде был другим человеком, моя благодарность за все, что вы сделали…»


  Она не могла сосредоточиться. Череп стоял на письменном столе на всеобщем обозрении; Кит попросил, чтобы она поставила его именно здесь. Голубые глаза наблюдали за ней с неизменной внимательностью и казались такими живыми, что ей было немного не по себе.
  — Ты похож на моего деда,  — сказала Стелла вслух. Это не вполне соответствовало истине, но из всей семьи именно дед по материнской линии был на нее похож. В течение шестидесяти лет он выращивал овец в Инглборо, летняя жара сменялась зимними снегами, и в самом конце, когда Стелла была еще совсем маленькой, а он старым, ей казалось, что погода забрала у него всю плоть, и лишь сморщенная коричневая кожа покрывала череп.
  Из туманных глубин ее памяти дед ей ответил:
  — Тебе нужно проснуться, дитя. Сейчас не время спать.
  — Я не сплю. Я работаю. Это только кажется, что я сплю.
  — Нет.
  Теперь это был другой голос. Стелла заморгала. На месте деда появилась молодая женщина, похожая на нее. Но все же другая, темные волосы заплетены в косы, свисающие до локтей, а кожа скорее коричневая, чем белая.
  — Ты спишь, и тебе нужно проснуться, в противном случае все было напрасным. Проснись немедленно!
  Она хлопнула в ладоши.
  Кабинет был заполнен дымом, ползущим по полу, клубящимся возле ножек ее стула. Каменный череп оставался в темноте, в его глазницах не мерцал свет. Плоский экран компьютера потемнел, он отключился.
  Стелла потерла глаза и глубоко вздохнула. В голубой части ее разума череп выпал из глубокого сна.
  Желтая пелена его паники встретилась с ее собственным ужасом. Она схватила ноутбук, побежала к двери и во всю силу легких закричала:
  — Пожар!



  ГЛАВА 24

  Тринитпи-стрит, Кембридж, Англия
  Канун Рождества 1588 года


  Доктор Барнабас Тайт, ридер[23 - Второй по старшинству преподаватель университета после профессора.] физики и философии, заместитель ректора колледжа Бидз в Кембридже, наслаждался теплом камина в благословенном одиночестве собственных покоев, когда в дверь постучали.
  Он не отреагировал, поскольку полностью погрузился в размышления относительно письма. Постепенно он все больше привыкал к одиночеству. Его жена умерла так давно, что он вспоминал о ней лишь ночами, когда город спал, окутанный тишиной, а он сам лежал, не в силах спрятаться за пологом сна. Боль потери все еще не отпускала; Элоиза была его другом и доверенным лицом, а не только партнером в постели, но теперь на смену острому горю пришла тупая щемящая тоска, ставшая частью его существования.
  Прежде он сетовал на отсутствие детей и даже подумывал о том, чтобы жениться еще раз, но ни одна из знакомых ему женщин не могла сравниться с Эллой умом или остроумием — а те, что могли бы стать неплохими подругами, неизменно выбирали мужчин более известных — во всяком случае, с более высоким доходом. Так или иначе, но он понял, что любит свой бессмертный колледж больше, чем мог бы любить другую смертную женщину. И он принял решение служить камням и зданию, студентам и преподавателям, и с тех пор его жизнь стала более счастливой.
  Когда Тайта назначили проректором, начались разговоры о том, что без жены мужчина не может быть полноценным — кто будет следить за домом?  — но теперь, через три года после вступления его в должность, те, кто любил брюзжать, обратили свое внимание на других, а он, в отсутствие подходящей женщины, которая могла бы приглядывать за слугами и следить за разнообразием его меню, вернулся к старой практике. Теперь он брал к себе на постой студентов, и по мере того, как переходил от среднего возраста к почтенному, ему все больше нравилось общество молодых людей.
  И все же он наслаждался спокойствием праздников, да и с проблемами по дому справлялся легко. Вот почему он отпустил тех слуг, которым хотелось вместе с родственниками посетить мессу, чтобы возблагодарить Господа за то, что английские войска под предводительством лорда Говарда и знаменитого Дрейка сумели разгромить испанскую Армаду короля Филиппа, освободив тем самым Англию от армии герцога Пармского.
  Тайта не призывали в армию для защиты королевства. Он был одним из известных врачей Англии, к тому же возраст и ранение левого колена не позволяли ему носить меч, которым он пользовался не слишком умело. Его друзья, коллеги и студенты отправились в армию, и в знойной жаре на южном побережье, не слишком хорошо вооруженные и плохо подготовленные, ждали встречи с прекрасно организованной профессиональной армией, которая так успешно покорила Нидерланды.
  Ушел Арчибальд Гарлинг, студент-медик, два года спавший в прихожей перед спальней Тайта, и забрал с собой своего друга, несчастного Джетро Миссала, чье изуродованное плечо сделало его объектом столь жестоких шуток, что он с детства заикался. Однако Миссал превосходно знал право, и Тайт, как его наставник, отчаянно возражал, когда понял, что все эти замечательные знания могут погибнуть под ударами клинков армии Пармы.
  Тот факт, что сам Тайт не владел клинком, не придал силы его аргументам, и в конце концов он вынужден был уступить и признать, что право, которое они все так любили, исчезнет из католической Англии, если ею будет править Испания. И молодой Джетро, хромая, ушел на войну, намереваясь встать на пути испанской волны, пусть только для того, чтобы немного ее задержать, когда она перешагнет через его труп.
  Однако случилось чудо, и армия не пришла, а двое друзей возвратились в Кембридж. Физически они не пострадали, чего нельзя было сказать об их разуме. Они рассказывали о пищевых отравлениях и холере, об отсутствии провианта и воды, о непорочных прежде женщинах, открыто предлагающих свое тело, чтобы удержать мужчин от дезертирства, рассчитывая получить защиту от испанских убийц, которые, по слухам, доходящим из Нидерландов, были много страшнее дизентерии.
  Они даже во сне говорили об ужасе, который испытывали перед блистающей Армадой испанского флота, плывущего с невиданным великолепием в английских водах.
  Они видели размеры испанских пушек и предчувствовали неминуемую гибель, но потом появился пират Дрейк, направивший свои маленькие, но быстрые, подобные горностаям, суда на неповоротливых быков Медины-Сидонии, а Бог послал благоприятный ветер на помощь англичанам, и всем показалось, что пуританская религия ему ближе, чем католическая, поскольку Парма развернул свою армию и вновь принялся убивать фламандских крестьян, а остатки сожженной и разбитой Армады поплыли в Шотландию, которая, как говорят, была закрыта льдами, так что им пришлось вернуться с другой стороны. И даже когда Арчи и его друзья отправились на западное побережье, чтобы отбросить врага, у испанцев не хватило мужества, чтобы высадиться и дать сражение. Ветер Господень отбросил их на ирландские скалы, где они потеряли еще больше кораблей.
  Из ста тридцати кораблей, покинувших Испанию, обратно вернулось менее семидесяти. Дома на них обрушился гнев монарха, чья гордость вместе с католической церковью была жестоко уязвлена на глазах у всей Европы.
  Арчи, Джетро и их друзья вернулись домой, чтобы отпраздновать победу, но никто не вел разговоров об английских моряках, которым не заплатили, или о бессмысленно погибших из-за недостатка продовольствия солдатах.
  Вскоре на смену лету пришла прекрасная и богатая осень, полная облегчения и удовлетворения, и всем казалось, что близок конец учебе — даже до того, как наступил осенний триместр. В то время мало кому удалось чему-то научить или чему-то научиться, но в том не было большой беды. Потом начались праздники, а вскоре после наступления Рождества выпал снег, и все с радостью вспоминали, что Бог любит пуритан больше католиков, и королева Елизавета осталась на своем троне в сиянии славы.
  И никто в те дни не восторгался сэром Фрэнсисом Уолсингемом, секретарем и главой шпионов королевы, главным творцом, по мнению Барнабаса Тайта, победы над Испанией.
  Никто, за исключением самого Уолсингема и его обширной сети шпионов, без устали питавших жадного паука, который ткал свои интриги из центра паутины.
  Никто не знал, сколько шпионов работало на Уолсингема, но было широко известно, что многие агенты шпионили друг за другом, благодаря чему большинство сохраняло честность и усердие.
  Однако у них были и другие, более веские причины проявлять усердие. Все знали, что случалось с людьми, вызвавшими неудовольствие секретаря королевы; ни один человек в здравом уме не рискнул бы закончить свои дни в лондонском Тауэре, на дыбе, пытаясь найти несуществующие ответы на бесчисленные вопросы.
  Вот почему получение письма, написанного рукой самого Уолсингема, вызвало у Тайта тревогу и потребовало совершить невозможные действия. Даже просить об этом было безумием. Три фута снега и наступление Рождества давали ему возможность обдумать ситуацию, в которой он оказался. Тайт занимался этим вот уже два дня, с того самого момента, как пришло письмо и начался снегопад. Однако за это время не сумел приблизиться к ответу.
  Он наклонился вперед, чтобы подбросить еще одно полено в огонь, и прочитал письмо в пятый или шестой раз за вечер, потягивая хорошую греческую мальвазию и покачивая головой.
  Второй удар в дверь потряс ее до основания. Голос, которого он не слышал много лет, прошипел:
  — Барнабас? Барнабас Тайт. Если ты не хочешь, чтобы мы погибли у твоего порога от холода и голода, то открой дверь и впусти нас.
  Мальвазия пролилась в камин, и воздух наполнился винными ароматами. На кубке осталась отметина — городскому серебряных дел мастеру придется изрядно повозиться, чтобы привести кубок в порядок. Однако Тайт не обращал на такие мелочи внимания, его взгляд оставался направленным на зажатое в руке письмо, и он пытался понять, как сэр Фрэнсис Уолсингем мог все это предвидеть заранее.
  Тайту не нравились ответы, которые пришли ему в голову, да и прогнозы на его ближайшее будущее не выглядели особенно оптимистичными. Черная тень Тауэра вдруг нависла над ним со всей неотвратимостью, протянувшись на сотни миль к Кембриджу и к колледжу Бидз.
  Вскоре после третьего удара в дверь проректор встал и заковылял к двери.


  — «Написано в 20-й день декабря, в год Господа нашего, и так далее, и так далее… сэру Барнабасу Тайту от сэра Фрэнсиса Уолсингема привет. Самый важный год нашей истории приближается к концу. Нам удалось отразить испанское зло и удержать суверенные границы нашей страны и права нашей возлюбленной королевы». Он же ее презирает, разве ему не известно, что все об этом знают? «Но паписты никогда не отдыхают, а значит, и мы не должны знать отдыха. У меня есть серьезные основания полагать…» Какие основания? Кто мог знать, что вы придете сюда? «…что Седрик Оуэн, с которым вы были прежде знакомы, путешествует в компании испанца, а уже одно это дает нам основания считать его врагом королевства. Более того, он носит с собой определенные колдовские предметы, которые необходимо отобрать у него для дальнейшего изучения. Я полагаю, что по причине вашей прежней дружбы с ним — дружбы, за которую вы не несете никакой ответственности…» Для Уолсингема не существует людей невиновных. Он готов зарезать собственную дочь, если это послужит к его выгоде. «…Он постарается встретиться с вами в последние дни этого года. Вам
следует задержать его, пусть даже и с применением силы, и со всей возможной быстротой доставить живым в Лондон. Если вам потребуется помощь, поднимите собственное знамя над своим домом, и ваши друзья немедленно придут к вам на выручку».
  Барнабас Тайт опустил письмо, которое читал вслух, и посмотрел на друга.
  — «Доставить живым в Лондон…» Я бы предпочел умереть нищим в колонии прокаженных, чем доставить тебя живым в Лондон к Фрэнсису Уолсингему. Уж не знаю, почему ты стал врагом этого человека, Седрик Оуэн, но тебе следует это исправить, если такое в твоих силах, или бежать из Англии — нет, бежать из Европы,  — чтобы спастись от него.
  — Несомненно, это один из возможных путей решения проблемы. Однако мне бы хотелось думать, что существуют и другие, прежде чем мы отправимся обратно в Новую Испанию без всякой пользы.
  Быстро спустилась ночь, усилив нереальность происходящего. Возле камина, в облаке пара от влажных костюмов для верховой езды, стояли двое мужчин.
  Первому было ровно шестьдесят лет. Барнабас Тайт это хорошо знал, поскольку присутствовал на праздновании двадцать первого дня рождения Седрика Оуэна тридцать девять лет назад. Вот почему он с некоторым беспокойством смотрел на Оуэна, который выглядел таким молодым и полным сил и здоровья, хотя считалось, что тридцать лет назад он был убит во французской портовой таверне.
  И он привел с собой сообщника, который заговорил на приятном, но странном английском:
  — Разве я не говорил, что Уолсингем агент Врага? Тебе бы следовало слушать своего бойца, мой друг, ведь именно я должен оберегать твою жизнь и уловил опасность еще до того, как мы покинули Слюис.
  Еще больше, чем появление потерянного много лет назад друга, о чьей смерти он все еще горевал каждую двенадцатую ночь, его беспокоил тот факт, что уверенно двигающийся однорукий человек с огромной золотой серьгой в ухе и в роскошном бархатном камзоле был не только испанцем, но и другом Седрика Оуэна.
  Между тем испанец, папист, подданный проклятого Богом Филиппа Испанского, пил его лучшее вино с пряностями в канун Рождества, в тот самый момент, когда подданные ее британского величества от всей души праздновали полную победу над Испанией и всем, что за ней стояло.
  Толпы молодых людей сжигали портреты Филиппа в начале рождественского поста. А по прошествии недели мужчины постарше, которые должны были быть умнее, сдирали с живых кошек кожу и распинали их, чтобы показать Папе, что фальшивая религия обречена. Никто в здравом уме сейчас не стал бы принимать в своем доме испанца, как бы роскошно он ни был одет, несмотря на его превосходное владение английским языком и дружбу с человеком, которого все считали умершим.
  И еще не следовало забывать о письме Уолсингема, и от мыслей о нем все внутри у Тайта сжималось. Однорукий щеголь только что упомянул Слюис, находившийся в Нидерландах и являвшийся одним из последних важнейших торговых городов, который должна была взять армия Алессандро Фарнези, герцога Пармы, верного слуги Филиппа II Испанского и величайшего врага Англии.
  А теперь еще испанец назвал сэра Фрэнсиса Уолсингема Врагом.
  Тайт не был слабым человеком и трусом. Тем не менее все тело у него заломило, а душу охватили сомнения. Особенно сильно болело левое колено. Грудь отказывалась подниматься, дыхание с хрипом вырывалось из горла.
  Однажды он побывал в Тауэре и уловил там смрад такого полнейшего отчаяния, какого не встретишь в покойницкой или на скотобойне, объединенных вместе. Тогда он себя опозорил — его вырвало, и с тех пор призраки Тауэра его преследовали. Сейчас он вновь уловил этот запах, хотя находился в приятном тепле собственного дома, наполненного ароматами мальвазии, пролитой в камин. Сэр Фрэнсис Уолсингем был рядом, когда Тайта вырвало. Уолсингем улыбнулся. И та его улыбка вместе с пристальным взглядом заставила солидного гражданина Барнабаса Тайта трястись, как женщина в приступе лихорадки.
  — Седрик,  — сказал он,  — я любил тебя как сына, но сейчас прошу тебя уйти. Пожалуйста. Я умоляю. Уходи, пока улицы пусты, а падающий снег скроет твои следы. Клянусь, я никому не расскажу о твоем визите.
  Он ощутил, каким жалким был его голос, и прикусил губу.
  — Барнабас…
  Седрик Оуэн легко согнул колени — ни малейшего намека на ревматизм — и сел, скрестив ноги, возле камина.
  Оуэн улыбнулся, и Тайт вспомнил брызжущего весельем студента, который был младше его всего на пять лет и принес столько радости в годы его молодости. От камзола Оуэна поднимался едва заметный пар, как и от его плаща, все еще засыпанного снегом. В комнате запахло прачечной и влажным теплом.
  — Барнабас, сейчас канун Рождества, идет снег. Мы бы не пришли сюда, если бы тебе грозила опасность. Мы можем оставаться в твоем доме в течение двух дней — за это время никто не захочет тебя навестить — к тому же я не сомневаюсь, что ты можешь доверять людям Бидза.
  — Нет, в этом все и дело. Ты не понимаешь. Роберт Мейплторп уже два года является ректором Бидза. Он человек Уолсингема, впрочем, как и я. Даже в большей степени, если уж быть честным до конца.
  Вот оно. Менее чем за пять минут в компании мертвеца он сказал больше, чем за долгие годы…
  — Барнабас?
  Седрик Оуэн удивленно заморгал, как делал, когда они вместе выпивали в «Старом быке» на Тринити-стрит. Тайт подумал об Элоизе и попросил Бога даровать ему стойкость духа.
  — Можем ли мы предположить, что сэр Фрэнсис, самый фанатичный пуританин из всех пуритан, не знает, что ты все еще католик в глубине своего сердца?
  В ответ Барнабас Тайт хрипло закашлялся. Разодетый испанец тихо сказал:
  — Это было не слишком по-товарищески, друг мой. Теперь еще одному твоему другу стало плохо от страха. Ему кажется, что он оказался в компании колдунов или по меньшей мере шантажистов.
  Он сделал широкий жест единственной рукой.
  — Я католик, сеньор, возможно, не самый набожный, и, когда мы получше узнаем друг друга, вы поймете, что тут нет колдовства. И никакой угрозы для вас. Мы не причиним вреда тому, кто однажды сделал нам добро.
  Барнабас Тайт хотел заявить, что он не делал добра испанцам, но на бедре щеголя висел меч — и отсутствие украшений на нем многое говорило о человеке, который имел такой странный вкус в одежде. Оуэн никогда не был бойцом, однако сумел выбраться живым из Нидерландов. Значит, следовало уважать его защитника и воздержаться от любых оскорблений. Между тем Оуэн открыл свою сумку и принялся разворачивать запасной плащ. Тайт ужасно боялся, что сейчас на свет появится свидетельство настоящего колдовства.
  Он оказался прав. Край плаща упал на пол, и янтарный свет камина слился с ледяным голубым сиянием. Прошло тридцать лет с тех пор, как он в последний раз видел нечто подобное, и то зрелище до сих пор преследовало его в снах — нечто вдохновляющее и вызывающее страстное томление, но в не меньшей степени и отвращение.
  Он застонал и с трудом поднялся на ноги.
  — Только не голубой живой камень. Пожалуйста, Господи, Седрик, неужели за тридцать лет у тебя не хватило ума избавиться от него? Королева Мария и этот идиот Папа хотели тебя сжечь, но Уолсингем поступит много хуже; он пожелает использовать камень в собственных целях. Уолсингем может оставаться общепризнанным пуританином, но он без колебаний свяжется с чертом, если это поможет ему достичь желаемого.
  — Ха!  — У испанца были глубокие темно-карие глаза, а волосы — длинные и гладкие, как у девушки. Когда он закинул голову и расхохотался, Тайт увидел зубы, белые, словно зимний снег.  — Друг мой, твой второй друг прав: нам следует отсюда уйти. Если Уолсингем знает, что мы здесь, ничто не помешает ему добраться до нас.
  — Верно, ничто, кроме снега. И у нас появилось время, чтобы все спланировать. В любом случае я богаче, чем он.
  Сэр Фрэнсис Уолсингем был одним из самых богатых людей в Англии. Поэтому Тайт решил, что Оуэн говорит в аллегорическом смысле, и хотел уже процитировать слова о том, как искра восходящего солнца наполняет его душу величайшими богатствами, о которых не может даже мечтать глава английских шпионов, набивший золотом свои сундуки.
  Но в этот момент, когда приподнялся другой край плаща Седрика Оуэна, Тайт увидел вспыхнувший бриллиант, в котором не было ничего аллегорического. Более того, когда Тайт подошел поближе, в его руках как-то незаметно оказался слепок женского лица, отлитый из золота, уши украшали такие бриллианты, что одежда испанца показалась вдруг Тайту неподобающе скромной. Вся маска весила никак не меньше пяти фунтов. Он попытался оценить ее стоимость, сравнивая со своим ежегодным доходом, но тут же отказался от этой мысли — то были вещи несравнимые.
  — Седрик…  — Барнабас Тайт обнаружил, что во рту у него пересохло.  — Где ты это взял? Эта маска запятнана человеческой кровью?
  — Да. Эта маска снята с женщины, к которой я питал глубочайшее уважение. Ее сын отлил маску, когда она умерла, и подарил нам на прощание. Мне бы не хотелось ее потерять, но если и существует на свете человек, способный смутить Уолсингема, то это Наджакмал.
  — Но почему? Эта вещь могла бы купить твою свободу, если бы ты распорядился ею разумно.
  Оуэн улыбнулся.
  — Если бы я искал свободу и если бы эта маска была всем, чем я обладаю. Но я ищу нечто большее, а потому мне повезло, что я располагаю солидными средствами.
  Тайт разинул рот.
  — Солидными?
  — Верно. И я не намерен унести их с собой. Остальное мое богатство — это драгоценные камни, которые гораздо легче спрятать. Они находятся в фальшивых днищах бочек с вином, в погребах рядом с портом в Харвиче, которыми владеет голландский контрабандист, обязанный мне жизнью. Я уверен, что он не тронет принадлежащие мне товары, пока знает, что я жив. Учитывая, что меня ждет скорая смерть, мы должны сделать так, чтобы ты побыстрее до них добрался, а потом нашел им надежное хранилище до того времени, когда Уолсингем и подобные ему уйдут.
  Вино вдруг показалось Тайту кислым.
  — Я не понимаю. Почему ты должен умереть?
  — А как еще Уолсингем может оставить меня в покое? Он выписал приказ о моем аресте. Я предатель, которого следует немедленно задержать и живым доставить в Тауэр. Он прекратит преследовать меня только после моей смерти.
  — Но если ты предатель и тебя ждет смерть, то все твое состояние перейдет короне. Если у тебя так много золота, как ты утверждаешь, Елизавета найдет способ отобрать Новый Свет у Испании и Португалии, она…
  — Вот почему мне следует умереть нищим, а мое состояние должно быть надежно спрятано на многие годы. Что ты больше всего любишь, Барнабас?
  На этот вопрос ему было нетрудно ответить.
  — Бидз,  — ответил проректор.  — Мой колледж — это моя жизнь.
  — Значит, ты готов помочь мне передать мои бриллианты колледжу так, чтобы Уолсингем не сумел наложить на них руки?
  — Господи, да!
  — Даже если это приведет к моей смерти?
  Тайт почувствовал, как у него сжимается горло.
  — Ты готов упасть на свой меч из-за этого человека?
  — Ну, я упаду на чужой меч. Мой собственный Уолсингема не устроит, а мне не стоит его разочаровывать.
  Оуэн усмехнулся, но потом его лицо стало серьезным, в нем возникло напряжение, он стал похож на сокола, увидевшего добычу, и даже напомнил Тайту Уолсингема. И Тайт вдруг понял, что не хотел бы стать врагом этого человека, который когда-то был его другом.
  — Кто еще находится на содержании у Уолсингема?  — резко спросил Оуэн, и в его голосе появилась незнакомая Тайту твердость.
  — Кроме Мейплторпа, я никого не могу назвать наверняка. Но сомневаюсь, что существует магистр колледжа в Кембридже или Оксфорде, который бы в какой-то форме не брал деньги от Уолсингема. После лютеранской ереси в двадцатых годах человек, который отказывался помочь королеве, тем самым признавался в измене. Должны быть и другие. Но мне не известны их имена; хозяин не сообщает слугам о своих тайнах.
  — Тогда мы должны их выманить.
  Теперь, когда голубой камень был полностью освобожден от плаща, Оуэн держал его в руке, и сидящему рядом Тайту показалось, что свет исходит из самого центра черепа.
  Оуэн мгновение смотрел на череп, а потом повернулся к однорукому испанцу, который, похоже, был его телохранителем. Между ними произошел безмолвный разговор, в конце которого Седрик Оуэн набросил свой плащ, чтобы скрыть голубой камень, повернулся к Тайту и сказал:
  — Барнабас, сегодня Рождество. Если я предложу тебе должность ректора Бидза в качестве рождественского подарка, что ты мне ответишь?
  Тайт невесело рассмеялся.
  — Я отвечу, что тебе лучше лечь спать и принять настойку опиума, чтобы завтра мы могли начать разговор с чистого листа.
  — Ты не хочешь стать ректором Бидза?
  — Конечно хочу. Я отдал всю жизнь колледжу и достаточно тщеславен, чтобы принять в ответ главную почесть. Я бы предпочел ее званию короля Англии, впрочем, даже думать об этом небезопасно. Мейплторп принадлежит к таким людям, которых не стоит задевать. У него трое крепких слуг, и один из них способен победить лучших бойцов Лондона. Он называет их своими мастифами в человеческом облике, и они не раз убивали людей темными ночами, так что никому и в голову не приходило призвать их к ответу. Он скрывается под маской аскетизма и благочестия, но уничтожает тех, кто встает на его пути. Именно по этой причине он и избран ректором; никто из нас не осмелился выступить против.
  На лице испанца появилась свирепая улыбка.
  — Вызов! Наконец! Англия хорошее место, сеньор Тайт.
  Седрик Оуэн не обратил ни малейшего внимания на слова своего телохранителя, что позволило обрадованному Тайту поступить так же. Он уже собрался перевести разговор на более безопасную почву, когда Оуэн встал и допил вино в своем кубке.
  — Что ж, значит, сейчас самое подходящее время сходить к Роберту Мейплторпу и рассказать ему о неожиданных гостях, посетивших твой дом. Покажи ему письмо и попроси у него совета как у ректора Бидза, а не как у шпиона Уолсингема, Скажи, что мы измучены и просим тебя о христианском милосердии. Сейчас Рождество, и все дороги непроходимы. Нас невозможно доставить в Лондон, и ты просишь у него совета.
  — Он тебя убьет,  — коротко сказал Тайт.
  Оуэн поклонился.
  — В таком случае ты исполнишь свой долг и Уолсингем будет хорошо к тебе относиться. Если я не смогу сделать тебя ректором Бидза, то лучшего рождественского дара не придумаешь. Пожалуйста, иди. Если кто-то видел, как мы к тебе пришли, у тебя будут неприятности, если ты задержишься с докладом Мейплторпу.



  ГЛАВА 25

  Колледж Бидз, Кембридж, Англия
  Канун Рождества 1588 года


  Лишь эхо ударов ночного колокола нарушало тишину на совершенно темных улицах Кембриджа.
  Снегопад ослабел, адский ветер стихал. Молодая луна упала за край земли, оставив лишь далекие звезды, которые тщетно пытались разогнать мрак.
  Однако на сей раз Седрику Оуэну не требовалось зрение, чтобы определить, куда идти. Его вели инстинкт и воспоминания, а когда и они перестали помогать, он вытянул перед собой обе руки, следуя за Барнабасом Тайтом по дороге от Магдален-стрит и вдоль реки к Мидсаммер-Коммон.
  Костяшки его пальцев задели дерево, и он свернул налево, под арку геометрического моста Джона Ди. По тому, как изменился хруст снега под ногами и потеплело у него на сердце, Седрик Оуэн понял, что пришел домой.
  Он сжал руку старого наставника. Тайт не был бесстрашным человеком по своим инстинктам; его мужество было другого происхождения, он продолжал действовать, несмотря на охвативший все его существо ужас.
  — Мы будем ждать здесь,  — сказал Оуэн.  — Пока ты в безопасности. Держись подальше от схватки, и с тобой ничего не случится.
  — А если уловка с факелами не сработает?  — спросил Тайт дрогнувшим голосом.
  — В Слюисе у нас получилось,  — ответил Оуэн.  — Сработает и здесь. Люди сражаются намного хуже, когда не знают, сколько у них противников. Темнота наш союзник и их враг.
  — У него трое охранников, да и сам он фехтует не хуже любого из них. Возможно, даже лучше.
  — А в Реймсе их было шестеро. Все они мертвы. Если и можно верить чему-нибудь в нашем мире, так это быстроте клинка Фернандеса.
  — Ты не будешь сражаться?
  — Мне не потребуется.
  Оуэн постарался, чтобы его голос прозвучал уверенно. Он наблюдал, как Тайт набрался мужества и шагнул в темноту ночи. Пламя факела, который нес старик, медленно продвигалось к воротам колледжа и вскоре исчезло внутри.
  В холодной рождественской ночи остались двое мужчин. Вытянув руку, Оуэн ощутил на ладони знакомый бархат темно-желтого камзола де Агилара. Он услышал скрип железа по смазанной жиром коже и в свете звезд разглядел слабое свечение полированного клинка.
  — Тридцать лет приготовлений, чтобы добиться успеха сейчас,  — тихо сказал де Агилар.  — Теперь кажется, что времени прошло не так уж и много.
  Его дыхание стало глубоким, напряжение, которое он ощущал в доме Барнабаса Тайта, исчезло.
  — Оно было долгим,  — заметил Оуэн.  — Живой камень подарил нам три десятилетия. Остается лишь выяснить, способны ли мы выполнить поставленные перед нами задачи, ведь если мы потерпим неудачу, все окажется напрасным.
  — Ничего еще не определено, друг мой.  — Оуэн почувствовал, что испанец на него смотрит.  — В Слюисе было всего пять человек, и двое из них настолько пьяны, что едва держались на ногах. Мейплторп запрещает пить своим людям. Наше положение здесь намного сложнее.
  — Я знаю. Но Тайта следовало подбодрить. У тебя и у меня есть все, чтобы добиться успеха.


  Они ждали, как люди, умеющие терпеть и способные переносить холод.
  Голубой камень негромко пел. И перед тем как появился свет, его напев изменился.
  Из домика привратника колледжа не доносилось ни звука, но маленькая боковая дверь распахнулась, и появилось сразу три факела.
  — Только три. Мейплторп не пришел,  — прошипел де Агилар.
  — Он придет. Я знал его, когда был студентом. Уже в те времена он травил медведей для развлечения. И сейчас не упустит шанс поучаствовать в убийстве. Подожди, и ты увидишь, он обязательно появится.
  Они ждали. Факелы, выстроившись в линию, приближались. В определенный момент, когда песня голубого живого камня вновь изменилась, свет вспыхнул, дверь в домик привратника распахнулась, и двое мужчин вышли в темноту. Дверь тут же закрылась.
  — Пора,  — сказал Оуэн.
  Де Агилар высек искру, чтобы зажечь сначала один факел, а от него и два остальных. Они с Оуэном вышли из-под деревьев, которые росли у реки, и двигались вдоль берега боком, чтобы создавалось впечатление, будто трое людей один за другим перешли маленький мостик и оказались на территории колледжа.
  Подойдя к двери привратницкого домика, Оуэн выругался с шотландским акцентом и погасил свой факел. Затем уже другим голосом, без малейшего акцента, спросил:
  — Проклятье! Неужели ты не мог выбрать факел получше в такую ночь?
  — Давай потише. О работе мастера лучше помалкивать.  — За тридцать лет де Агилар овладел английским, как родным языком. На борту шхуны голландского контрабандиста он довел до совершенства шотландское протяжное произношение и гнусавость при выговаривании гласных. Перейдя именно на такую речь, он добавил: — Думаю, стоит погасить факел, нам потребуется не больше одного, ведь мы охотимся на однорукого человека и щеголя.
  — Вам не потребуется и одного, поскольку у нас есть три.  — Из домика донесся властный голос, который не мог принадлежать привратнику.
  Роберт Мейплторп вышел на затоптанный снег у ворот колледжа. В тусклом свете сверкнула сталь его клинка, привлекая к себе взгляд Оуэна. Лишь через мгновение Оуэн посмотрел на небритое лицо ректора Бидза.
  За ним появились трое мужчин, каждый держал высоко поднятый факел. Все факелы были превосходного качества, так что смола не могла попасть на их хозяина. В другой руке каждый из них небрежно сжимал обернутую шерстью дубинку из железного дерева, чтобы избивать людей и ломать им руки и ноги.
  Барнабас Тайт остался стоять в дверном проеме, слегка наклонившись влево, чтобы облегчить нагрузку на больное колено. Через головы Мейплторпа и трех его головорезов он громко сказал:
  — Это ты, Джозеф?
  — Угу,  — ответил Седрик Оуэн и смачно сплюнул в снег.  — К вашим услугам, мастер Тайт Мы пришли по вашей просьбе и привели всех, кого сумели найти. Ваши враги остались у вас в комнатах, пользуются вашим гостеприимством.
  Он сунул свой факел в снег, и темнота тут же его поглотила; благодаря случаю, удаче или умению он и де Агилар стояли в стороне от полукруга света, падающего от факелов людей Мейплторпа.
  Де Агилар выругался, сделал вид, что споткнулся, и шагнул в сторону.
  — Да ты пьян!  — прошипел Мейплторп с такой злобой, что рядом с ним его люди показались кроткими, как молочницы.
  — Не-ет, магистр.
  Де Агилар продолжал стоять, слегка пошатываясь, на границе света и тени. Подняв руку, он отступил еще на пару шагов, явно охваченный ужасом. Создавалось впечатление, что он не вооружен.
  На лицах троих мужчин, стоящих за спиной Мейплторпа, появились понимающие улыбки, когда их господин поднял свой меч. Он был в хорошей форме. В два шага он оказался вне круга света факелов, а еще через мгновение превратился в серо-серебристую тень, как и человек, которого он преследовал.
  — Стой! Я не потерплю, чтобы мои люди пили, даже в канун Рождества Господа нашего.
  Мейплторп говорил без малейшей иронии. Трое его слуг закатили глаза. Из темноты послышался хриплый голос Седрика Оуэна:
  — Сэр, разве мы не хотим схватить испанца? Вы же не желаете смерти вашим верным слугам?
  — Я не стану его убивать, а только… преподам… небольшой урок.
  Его слова дважды прерывались свистом клинка, рассекающего воздух.
  После второго удара послышался глухой стон, а потом пронзительный предсмертный крик. И глухой удар падающего тела. Ни один из присутствующих не был столь наивен, чтобы поверить, что несчастный получил урок — если не считать урока, который извлекает каждый, когда предстает перед Создателем.
  — Жаль, но урок он получил,  — послышался голос Мейплторпа. Из темноты появилась его массивная фигура, за спиной развевался плащ.  — И зачем нам весь этот фейерверк? Неужели мы не доберемся до дома Тайта в свете звезд?
  Трое головорезов быстро затушили факелы. Человек, которого они принимали за Мейплторпа, подошел к ближайшему из них — тот успел заметить, что его противник сражается левой рукой, но клинок уже пробил его кожаный жилет и грудину и вошел в сердце.
  Он упал на спину, захлебываясь кровью. Из двух его товарищей только один успел с проклятием прыгнуть вперед.
  Барнабас Тайт, проявив неожиданное мужество, ударил другого ножом в спину и сделал ему подсечку, так что тот упал лицом в снег.
  В результате на ногах остался только третий из мастифов Мейплторпа.
  Его совершенно не тревожило, что он оказался в окружении врагов. Сообразив, что главная опасность исходит от де Агилара, он двинулся в его сторону. Тяжело дыша, он сделал обманное движение невооруженной рукой и тут же нанес сильнейший удар дубинкой.
  Дубинка ударила по мечу — и клинок сломался. После мгновенного замешательства де Агилар нырнул в сторону, перекатился по земле и вскочил на ноги, одновременно одной своей рукой срывая с плеч плащ и сворачивая его для защиты. Он легко двигался по снегу, ловко уворачиваясь от тяжелых ударов дубинки. После полудюжины неудачных попыток достать де Агилара его противник выругался и вытащил кинжал, сверкнувший серебром в звездном свете.
  Теперь его атак стало труднее избегать. Несмотря на большой вес, он двигался проворно. Да и освещение ему помогало. Звездный свет был совсем тусклым, но привычным для того, кто дружит с ночью. К тому же он гораздо чаще дрался на снегу. И у него были кинжал и дубинка, а однорукий де Агилар лишился своего оружия, у него остался лишь свернутый плащ.
  События развивались стремительно. Головорез сделал три быстрых шага и вонзил кинжал в бедро де Агилара, одновременно ударив его по голове дубинкой. Оуэн видел, как испанец распростерся на снегу.
  Человек с дубинкой шагнул вперед, чтобы его прикончить.
  — Нет!
  Много лет назад Седрик Оуэн обещал Фернандесу де Агилару, что никогда не будет обнажать свой меч в гневе. Когда иезуиты устроили резню в Заме, которая привела к гибели Наджакмал, в Реймсе, в Слюисе, в порту Харвича, где их едва не захватили агенты Уолсингема, он пользовался ножом, или дубинкой, или — в Заме — голландским мушкетом, предоставляя испанцу использовать свою поразительную быстроту владения клинком. Он столько раз видел, как его друг наносит удары из темноты, нападая на превосходящие силы врага и оставаясь невредимым, что начал верить в неуязвимость друга.
  И все же однажды ночью в Севилье он использовал свой клинок для защиты де Агилара. Сейчас у него не было меча, а от ножа было мало толку, но у его ног валялась дубинка убитого головореза. Он поднял ее и побежал по снегу, предоставив тяжелому дереву сделать всю работу.
  Нет, он не опоздал. Так думал Оуэн, оценивая расстояние до врага; он не опоздал, и однажды ему уже удалось использовать оружие для спасения де Агилара.
  Он думал об этом, когда человек с дубинкой нанес удар. Первый раз противник попал ему по ребрам, и Оуэн почувствовал, как несколько из них сломались. Пока он пытался оценить серьезность повреждений, второй удар пришелся ему по голове, такой сильный, что Оуэн упал.
  Падение длилось очень долго, и Седрик Оуэн еще успел услышать, как Барнабас Тайт выкрикнул его имя, и вообразил, что видит, как его старый наставник, припадая на одну ногу, устремляется к нему и вонзает кинжал в спину его врага — точнее, убийцы, поскольку Оуэн уже не сомневался, что умирает.
  И прежде чем снег принял его в свои объятия, он успел подумать, что скоро встретит Наджакмал и она узнает, что он потерпел поражение.



  ГЛАВА 26

  Оксфордшир, Великобритания
  Июнь 2007 года


  В маленькой палате блока интенсивной терапии больницы Рэдклифа в Оксфорде врач-консультант в белом халате беседовал со старшей медсестрой, не обращая внимания на Стеллу и Кита, сидевших возле постели.
  От них пахло дымом, болью и страхом, но они не нуждались в медицинской помощи. А вот Урсула Уокер, вся забинтованная, лежала без сознания. Ее выразительное лицо под воздействием сильного снотворного потеряло свою обычную энергичность. На фоне бело-серой кожи проступили синие вены, руки и лоб покрывали красные царапины.
  Из уголка рта торчала эндотрахиальная трубочка. Все это время шло переливание крови. Рядом стояли капельницы с лекарствами.
  Дренаж отсасывал жидкость из легких. Медленно наполнялся мочой прикрепленный к ногам кровати резервуар. На мониторе фиксировались частота и наполнение пульса. А также выводились параметры электрокардиограммы.
  Врач подписал указания и ушел. Медсестра задернула полог вокруг кровати.
  Оставшаяся вместе с Китом Стелла прижала пальцы к глазам. Череп, после того как он ее предупредил, успокоился. В том месте ее разума, где прежде царил голубой мир, теперь бушевало пламя, пахло дымом и горелой плотью. Когда она открыла глаза, пламя уменьшилось, но не исчезло. Остался запах дыма и сгоревших волос.
  — Почему я позволила ей вернуться?
  — Ты не могла ее остановить,  — сказал Кит.
  В его дыхании чувствовался дым. Он говорил с трудом.
  — Но я даже не попыталась. Она сказала, что осознает опасность, и я ей поверила. Я хотела ей верить.
  — Я также ее не остановил, Стелла. Если уж мы начнем обвинять себя, то следует разделить вину на двоих.
  — Ты был практически без сознания. Не думаю…
  Неожиданно появилась медсестра, она отдернула полог в сторону и негромко сказала:
  — Миссис О'Коннор? Пришел ваш брат.
  — Мой брат… Дейви?
  Он быстро ее обнял, а потом пожал руку потрясенному Киту.
  — Вам не следует упрекать себя. Никто не смог бы остановить маму, если она приняла решение что-то сделать, вы знаете это не хуже меня.  — Он кивнул медсестре.  — Благодарю вас. Мы можем немного побыть наедине?
  Она тут же отступила на шаг.
  — Я сообщу вам результаты анализа крови, когда они будут готовы.
  Он был в белом халате. И улыбка, адресованная ему, была совсем не такой, какая предназначалась для Стеллы и Кита.
  Дейви остановился возле кровати и некоторое время изучал мониторы. На его лице появилась недовольная гримаса.
  — Она повредила эндотел… выстилку легких. Дым содержал хлор. Это был не просто поджог, они хотели убить всех, кто находился в доме. Моя мать… Урсула догадалась об этом. Не думаю, что пожарные все поняли, когда вынесли ее из дома, но она успела прикрыть лицо полотенцем, смоченным лимонадом, чтобы оно действовало как кислотный барьер. Только поэтому она до сих пор жива.
  Он говорил совершенно автоматически, тоном, характерным для врачей, и при этом неотрывно следил за мониторами. Стелла встряхнула его за плечи, отвела к стулу и усадила.
  — Какие прогнозы?  — спросила она.
  — Если она переживет сегодняшнюю ночь, то поправится. Возможно, ее дыхательные пути очень сильно повреждены, она станет инвалидом и будет вынуждена постоянно пользоваться кислородным баллоном, прикрепленным к ходунку, но она останется жива. Впрочем, я не уверен, что она будет нам благодарна за такую жизнь.
  — Не все так плохо, как кажется,  — вмешался Кит.  — Всегда остается надежда.
  Наступило долгое напряженное молчание. Дейви Лоу отвел взгляд от монитора и в первый раз посмотрел на постель. Его глаза заметно покраснели. Даже курдский загар не мог скрыть желтизны кожи. Руки у него тряслись — то ли от никотинового голода, то ли из-за несчастья, случившегося с его матерью, то ли из-за присутствия Кита.
  — Я слышал о том, что произошло в пещере. Я сожалею,  — сказал Дейви.
  — Я тоже,  — ответил Кит.  — Но предпочитаю быть здесь в качестве объекта всеобщей жалости, чем не быть вовсе.
  Стелла вдруг ощутила близость колена Кита; только по одной этой причине она хранила молчание. Стелла наблюдала, как Дейви Лоу втянул в себя воздух, а потом медленно выдохнул и потряс головой.
  — Пожалуй, я бы предпочел, чтобы меня ненавидели, а не жалели,  — заметил он.  — Но труднее всего бывает в тех случаях, когда эти чувства смешиваются.
  — Я никогда не жалел тебя, Дейви.
  — Но ты меня ненавидел?
  — А что еще мне оставалось?
  И только после этого они посмотрели друг другу в глаза, так что прошлое — Стелла так и не смогла понять, что произошло когда-то,  — вновь встало между ними в полный рост.
  Их со всех сторон закрывал белый полог, мир казался далеким, а нечто сломанное становилось целым… или нет; Стелла не знала. Грудь Урсулы Уокер ритмично поднималась и опускалась, аппарат искусственного дыхания неустанно делал свою работу.
  Стелла ощутила, как изменилось положение колена Кита, прижатого к ее бедру.
  — Но почему мы не знали, что Урсула твоя мать?
  Дейви Лоу криво улыбнулся, показывая испорченные зубы.
  — Мы почти об этом не говорили, и ты не увидел семейного сходства.
  — Его попросту нет.
  — Оно есть.  — Он наклонился над кроватью и повернулся так, что его голова оказалась рядом с головой Урсулы. С огромной осторожностью Дейви приоткрыл веко материнского глаза, чтобы они смогли увидеть сталь серо-голубой радужной оболочки. Теперь стало заметно, что у них одинаковые глаза.  — Нас выдают глаза.
  — Нам бы следовало догадаться,  — заметила Стелла.
  Дейви пожал плечами.
  — Это никому еще не удавалось. Но если вы хотите упрекнуть себя еще и в этом, я не стану вам мешать.  — Он вернулся к своему стулу и сел.  — Но в остальном вы правы, я был кошмаром моей матери. Она хотела иметь красивого, замечательного, умного ребенка, продолжающего линию, которая не прерывалась с того момента, как здесь высадились римляне, а получила карлика с зубами как у нутрии, нажравшейся стероидов, и волосами, больше похожими на крысиные хвостики.
  Стелла посмотрела на него. Он состроил гримасу.
  — Я сам все это выдумал. И если Кит тебе говорил нечто подобное, он занимался плагиатом.
  — Виноват,  — отозвался Кит.
  Дейви махнул рукой.
  — Однако она разрешила мне вернуться в загородный дом, когда моя карьера в Кембридже была окончательно испорчена и я больше не мог заниматься медициной. Она открыла для меня двери в антропологию, и все кончилось тем, что я пошел по ее стопам.
  Он протянул руку и осторожно провел пальцем по щеке Урсулы.
  — Она взяла меня с собой в Лапландию. Пожалуй, это единственное место на земле, где не судят о книге по ее обложке. Моя мать и я обнаружили больше почвы для взаимного уважения, когда нас окружали лед, снег и моча северных оленей. Я бы очень не хотел, чтобы мы лишились его сейчас.
  Теперь, когда ирония исчезла и осталась лишь скорбь, его профиль изменился.
  — У меня живой камень,  — глухо сказала Стелла.  — Если есть хоть какая-то возможность…
  Он покачал головой.
  — Вы можете сделать только одно — найти сердце мира и вовремя положить туда камень. Вся ее жизнь была посвящена этому.
  — Назначенное время наступает завтра на рассвете, но мы до сих пор не нашли места. Если кто-то не переведет последние две тетрадки дневников, все кончено. Ты можешь читать на языке майя?
  Возле кровати находилось окно. Дейви выглянул наружу. Там царила темнота.
  — Могу, но только при помощи словарей, а они сгорели в загородном доме. Такие словари есть в Бодлианской библиотеке, которая откроется только утром.
  Резервуар с мочой наполнился почти до краев. Дейви заменил его, и в палате на несколько мгновений повис острый запах.
  Он посмотрел на риску, отмечающую объем, и сделал запись в карте.
  — Я пойду это вылью, а потом мы обдумаем наши дальнейшие планы…  — Он замолчал, услышав звонок телефона.  — Пожалуйста, скажите мне, что вы выключили мобильные телефоны. Вы не представляете себе, в какую ярость впадет медсестра отделения интенсивной терапии: она думает, будто мониторы подвергаются опасности. Она нас прикончит, впрочем, мы ничего другого и не заслуживаем… Стелла?
  — Это не у меня,  — ответила она.  — Это твой телефон. Текстовое сообщение.
  Его телефон лежал в кармане пиджака, который он повесил на спинку ее стула. Стелла вытащила телефон из кармана и протянула его Лоу, он посмотрел на него, и кровь отхлынула от его лица.
  — Дейви?  — Она потянулась к его руке.
  Он тяжело опустился на стул.
  — Это от матери. Я не знал, что у нее есть номер моего телефона.
  — Кто-то другой воспользовался телефоном твоей матери?
  — Нет, не похоже.  — Он нажал на несколько клавиш.  — Письмо отправлено в семь пятьдесят три сегодня вечером. Вы вызвали пожарных в семь сорок восемь, а они вытащили мою мать из дома в восемь часов восемь минут. Должно быть, она отправила послание, когда находилась на кухне.
  Он говорил монотонно, не сводя взгляда с лица Урсулы, по которому скользили уродливые отсветы мониторов.
  — Что в нем, Дейви?  — мягко спросил Кит.
  — «Пришло время открыть то, что было скрыто в сердце огня. Пожалуйста».  — По его щекам текли слезы. Но Дейви этого не замечал.  — Я должен вернуться в загородный дом.
  — Это невозможно. Там настоящий ад. Все небо было оранжевым, когда мы уезжали.  — И там полно пожарных.
  — Они уже уехали. Я слушал радио по дороге сюда.  — Дейви потянулся к своему пиджаку.  — Я должен попасть туда.
  — Тогда мы поедем с тобой,  — заявила Стелла.  — Ты должен узнать, что произошло с дневниками.


  Когда они подъехали к загородному дому Урсулы Уокер, там действительно уже не было пожарных, оранжевого неба, да и огонь давно погасили. Вокруг царил ночной мрак, нарушаемый лишь светом звезд и половинки луны. Сильно пахло дымом и пеплом.
  Стелла припарковала машину в том же месте, что и в первый день. Она и Дейви Лоу помогли Киту выбраться наружу, а потом все вместе спустились по склону холма. По мере того как они приближались к дому, воздух становился все более горячим и плотным.
  Белая известковая побелка отливала серым сквозь сажу и пепел, но каркас здания сохранился. Они остановились у ворот; вход закрывала черно-желтая лента. Там, где прежде висели постеры с рекламой фестиваля, появилась новая надпись: «ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ, НЕ ВХОДИТЬ».
  — Нам нужно попасть внутрь?  — спросила Стелла.
  — Я должен войти,  — сказал Дейви.  — А вы можете остаться здесь, наверное, так будет безопаснее.
  Стелла видела, как сильно нервничает Дейви. Глядя в темноту, он спросил:
  — Как вы думаете, за нами следили?
  Кит стоял между ними, опираясь на их плечи.
  — Нет, я смотрел по сторонам,  — уверенно сказал он.  — Урсула находилась на кухне, когда ее нашли пожарные.
  — Тогда лучше попытаться войти через заднюю дверь.  — Дейви вымученно улыбнулся.  — В таком случае нам на головы рухнет меньшая часть дома.
  Они медленно прошли по тропинке, мимо куч мусора, валявшегося вдоль ограды. Из темноты Дейви спросил:
  — Никто не захватил фонарик?
  — Воспользуйся телефоном,  — посоветовала Стелла, включая свой мобильный.
  Два слабых луча света озарили почерневшие от сажи розы и куски черепицы. Им удалось без особых проблем обойти дом. Задняя дверь исчезла. Дверной проем сильно обгорел.
  Дейви Лоу провел ладонью по почерневшему дереву.
  — Тот, кто устроил поджог, знал, что делает.  — Он вытер руки о джинсы. Его лицо оставалось застывшей маской.  — Старайтесь не дышать глубоко. Если почувствуете себя плохо, сразу же выходите наружу.
  Стелла вслед за Дейви переступила порог, провела слабым лучом света и увидела остатки дубового столика, стульев, обгоревшие стены и развороченный камин.
  Вслед за ними вошел Кит, он двигался медленно и осторожно, стараясь не оступиться, потом остановился в полосе лунного света.
  — Дейви, тебе лучше этого не видеть. Почему бы тебе не объяснить нам, зачем ты приехал. А пока мы это будем искать, ты бы подождал нас в машине.
  — Вот уж нет. Ты забыл, что я провел пять лет в зонах военных действий.
  — Однако они не сжигали дом, в котором ты вырос.
  — Все равно… Есть вещи, которые могу сделать только я.  — Он прошел вперед и остановился возле стола. Потом тихо добавил: — Я провел здесь не так уж много времени. Мы слишком скоро поссорились.  — Он развернулся, стараясь что-то найти.  — Вы можете немного подождать,  — рассеянно сказал он.
  И с этими словами Лоу исчез, словно призрак. Они ждали в темноте, а вокруг, подобно фейерверку, потрескивало дерево.
  — Тебе страшно?  — спросил Кит.
  — Я просто в ужасе,  — ответила Стелла.  — Ты доверяешь Дейви?
  — Да. А ты?
  — Я всегда ему доверяла.
  — Он уже здесь. Дейви, что это?
  — Плотницкий молоток. Он лежит в сарае с тысяча пятьсот восемьдесят восьмого года. Марта Уокер построила этот дом, женщина, которая вышла замуж за Фрэнсиса Уокера и основала династию. Моя прапрапра… бабка, она оставила довольно странные инструкции в своем завещании, в котором говорилось, что молоток всегда должен находиться неподалеку от кухни. У меня возникла одна идея, объясняющая это, когда я еще был подростком. Когда я попытался реализовать свою идею, моя мать была… не слишком довольна. С тех пор я переехал жить к кузену Мередиту.
  — Мередиту Лоуренсу?  — удивленно спросила Стелла.  — Он помогал расшифровывать дневники.
  — Конечно. Все в семье подвержены этой мании. Вы, наверное, и сами заметили.  — Дейви развернул обертку на молотке. В слабом свете телефонов его металлическая головка испускала тусклое голубоватое сияние.  — Рядом с ним было хорошо расти, а спустя некоторое время мы даже научились разговаривать друг с другом. Я взял половину его фамилии. Мне казалось, что мать так мне этого и не простила. Возможно, я ошибался. За всю мою предыдущую жизнь она ни разу не сказала мне «пожалуйста».
  — Что ты собираешься делать?  — спросил Кит.
  — Именно то, о чем она меня попросила,  — открыть то, что скрыто в сердце огня. В ее словах есть смысл, но чтобы его понять, нужно знать семейную историю. Именно по этой причине она смогла доверить свое послание телефону. Только я мог понять, что она имела в виду.  — Он поднял голову, и на его лице появилась настоящая улыбка.  — Вы можете посветить мобильными телефонами сюда, на каменную плиту перед камином?
  Молоток трижды отскакивал от камня. Но когда Дейви ударил в четвертый раз, звук получился иным, камень ударил о камень. Дейви перевернул молоток и при помощи рукоятки расширил трещину, вновь перевернул инструмент и принялся наносить быстрые, точные удары по постоянно увеличивающемуся отверстию.
  — Это и есть… вторая тайна огня,  — говорил он между ударами.  — Дневники Седрика Оуэна… были найдены в печи, но… никто не вскрывал камин… по той простой причине, что история моей семьи требовала не делать этого до тех пор, пока не наступит время… окончательной расплаты, а моя мать… явно решила, что такое время пришло… Проклятье. Вы не можете сделать свет немного ярче?
  — Нет,  — ответила Стелла.  — Мобильник скоро совсем отключится. Кит, выключи свой телефон, нам нужно сохранить батарейки.  — Они оба выключили телефоны, и теперь свет давали только звезды.  — Дейви, а где у вас хранились свечи?
  — Под раковиной. Слева, вместе с тряпками. На полке должна быть коробка спичек. Если нам повезло, то раковина защитила их от огня. Если нет, у нас проблемы.
  Стелла нащупала коробку с шестью свечами и спички, которых не коснулся пожар.
  — Нам повезло,  — сказала она, взяла три свечи, расположила их в виде треугольника и зажгла.  — Ты видел, как это делали в Лапландии?
  — Не думаю.  — Впервые в голосе Дейви Лоу появилось некое сомнение.
  Живой камень затрепетал в ее руках даже сильнее, чем в тех случаях, когда на него падали лучи солнца. Она поднесла его к тройному пламени свечей, и голубой свет полился из глазниц.
  — Господи,  — с благоговением произнес Дейви Лоу.
  Стелла постаралась, чтобы голубой луч падал не на Дейви и Кита, а в то место каменного пола, куда ударял молоток.
  — Давай покончим с этим,  — сказала Стелла.
  Он нанес еще несколько быстрых ударов.
  — Дело сделано,  — объявил Дейви.
  Теперь запахло не только дымом, но и кирпичной пылью. Дейви трясло. В густой тени, под камином, открылась черная прямоугольная дыра. Он осторожно надавил на край камня.
  — Мне бы следовало быть джентльменом и пропустить леди вперед, но только не в данный момент… Ты не могла бы немного посветить вниз?
  Послышался стук камня о камень. Дейви осторожно шагнул вперед и направил в дыру луч своего телефона.
  — О да. Очень даже да!
  Из сгустков мрака, пыли и пепла и разбитого камня он вытащил свиток пергамента, перевязанный кусочком льна, и маленькую записную книжку.
  — Скажи, что это карта!  — нетерпеливо попросила Стелла.
  Желтое пламя свечей изменило цвет ночи.
  — Думаю, да. Надеюсь.  — Дейви опустился на колени и начал очищать небольшой участок пола.  — Мы можем навести здесь порядок? Может быть, стоит заглянуть в кладовую?
  Там есть пластиковые мешки на полу, под каменной полкой. Если там остался хотя бы один целый, мы его разорвем и расстелем на полу. Я думаю, это…  — Он поднял пергамент.  — Было древним уже во времена Седрика Оуэна, и если это не карта или указания, куда нам следует отправиться, я готов съесть кухонный стол. Ну а это…  — он поднял записную книжку,  — было спрятано не просто так, и мне ужасно хочется узнать, что там такое.
  Стелла нашла несколько мешков, не пострадавших от огня. Расчистив место на полу, они расстелили их, и она потянулась к пергаменту.
  — Надень перчатки,  — сказал Кит.  — Если свиток такой старый, нельзя, чтобы на него попал жир с пальцев.
  — Но…
  — Ты найдешь перчатки под раковиной на кухне,  — сказал Дейви.
  Теперь трясло всех троих.
  Стелла нашла перчатки, вернулась и принялась возиться с узлами. Наконец они поддались, и Стелла осторожно попыталась развернуть свиток.
  — Я боюсь его сломать.
  Из темноты слева послышался голос Дейви Лоу.
  — Стелла, до рассвета меньше шести часов. Если мы сумеем разглядеть то, что там изображено, остальное не будет иметь ни малейшего значения.
  Она действительно сломала пергамент, но только в одном месте. Когда оба куска уложили рядом, получилась вполне понятная картина. Сделанный углем набросок ландшафта частично стерся. Линии стали едва заметными, тем не менее можно было разобрать круг камней с поляной, заросшей травой, посередине и сложенными из камней воротами. Позади виднелись деревья, в небе — четвертушка луны, над горизонтом вставало солнце. Стелла прищурилась, а потом подняла взгляд на Дейви Лоу, который так сильно побледнел, что его лицо стало похоже на меловую маску.
  — Ты знаешь, где это место?  — спросила она.
  Он едва слышал Стеллу.
  — Кузница Виланда,[24 - Виланд (Вейланд, у скандинавов Велунд)  — мифический древнегерманский кузнец. С его именем англичане связывают погребальный курган в Оксфордшире, находящийся рядом с холмом Дракона, где высечено изображение Белой лошади.] — тихо сказал Кит.  — Она появилась еще до прихода римлян. Саксы верили, что если оставить там на ночь лошадь с серебряной монетой, то бог-кузнец Виланд к утру ее подкует.
  — Это погребальный курган,  — хрипло проговорил Дейви Лоу.  — Куда еще ты можешь отнести камень, копирующий голову твоего предка?
  — Он близко?
  — В десяти минутах.  — Его глаза сияли.  — Никаких проблем, мы доберемся туда еще до рассвета. И у нас останется время заглянуть в записную книжку.
  Он положил записную книжку рядом со свитком. Как и дневники Седрика Оуэна, она была переплетена в матовую красную кожу. Но в отличие от дневников на ней виднелась надпись: «ВТ, Рождество, 1588», сделанная витиеватыми заглавными буквами. Дейви открыл книжку, коснувшись кончиком пальца уголка страницы. Внутри оказались записи, едва ли более разборчивые, чем символы языка майя.
  — Они так и не нашли первый дневник Барнабаса Тайта,  — сказал Дейви.  — Прочитай его для нас, Стелла. Из нас только ты умеешь читать елизаветинский почерк.
  Так она и сделала в свете мобильного телефона Дейви Лоу, стоя на коленях посреди развалин загородного дома его матери, начав с первой же записи.


  «Двадцать шестое декабря 1588 года от Рождества Господа нашего, в правление нашего суверена, королевы Елизаветы, монарха Англии, Франции и Ирландии.
  Я, Барнабас Тайт, стал в этот день ректором колледжа Бидз, Кембридж, заняв одну из самых почитаемых должностей в нашей стране. И начал я свою деятельность со лжи, поскольку устроил похороны живого человека. Седрик Оуэн не умер».



  ГЛАВА 21

  Меблированные комнаты, Тринити-стрит, Кембридж
  28 декабря 1588 года


  «Писано в 26-й день декабря, 1588 года от рождения Господа нашего. Сэру Фрэнсису Уолсингему от сэра Барнабаса Тайта, ректора колледжа Бидз, Кембридж, мои приветствия.
  Сэр, с великим прискорбием сообщаю вам о смерти не только вашего верного слуги сэра Роберта Мейплторпа, но также и предателя Седрика Оуэна.
  Он действительно посетил мой дом, рассчитывая, что я окажу ему помощь, как вы и предполагали. Я тотчас отправился к ректору моего колледжа за содействием, чтобы захватить Седрика Оуэна. Профессор Мейплторп пришел вместе с вооруженными людьми, намереваясь взять Оуэна живым, но тут нас подстерегала неудача; он сражался с удивительной яростью, очевидно, он прошел очень хорошее обучение. Человек, который его убил, был наказан за безрассудную смелость, но пал он не от нашей руки — Оуэн еще истекал кровью, а смельчак уже умер от полученных ран.
  Испанец, о котором вы писали, был ранен. Его тело вынесено с территории Кембриджа и сожжено. По приказу властей колледжа, в котором я теперь стал ректором, тело Оуэна похоронено вместе с телами нищих на перекрестке дорог возле Мэдингли. Я лично обыскал его, но не нашел ничего, что могло бы подтвердить его личность, однако я отыскал в его седельных сумках предмет — он прилагается для вашего изучения — прекрасной работы и сделанный, как мне кажется, из золота.
  Оуэн был предателем и умер, сражаясь с верными слугами ее величества, а потому все его имущество теперь принадлежит королеве. Я посылаю это вам и не сомневаюсь, что вы знаете, как лучше всего поступить.
  Однако мне бы хотелось — ради доброго имени нашего колледжа,  — чтобы в будущем о Седрике Оуэне вспоминали как о хорошем человеке. Репутация колледжа пострадает, если станет известно, что мы воспитали предателя, пусть даже сами того не желая. Я бы не хотел давать нашим врагам оружие, которым они могли бы воспользоваться против нас в будущих столетиях.
  Ожидаю ваших инструкций по всем вопросам.
  Остаюсь вашим самым почтительным и верным слугой перед Господом нашим.
  Профессор Барнабас Тайт, избранный ректор колледжа Бидз,
  Кембридж».


  — Ты уверен, что хочешь ему это отдать?
  Погребальная золотая маска лежала на плаще Седрика Оуэна. Пальцы Барнабаса Тайта скользили по груде бриллиантов.
  — Конечно, Уолсингем не ждет, что я пришлю ему такой подарок, к тому же он в нем и не нуждается. Я могу переписать письмо — в новом варианте будет сказано, что твои седельные сумки оказались пустыми, если не считать нескольких золотых монет из Новой Испании.
  Сидевший в кресле возле камина Седрик Оуэн ответил:
  — Да, это риск. Но если Уолсингем думает, что за нашей историей стоит нечто большее, он способен проследить наш путь из Слюиса, и одному голландскому контрабандисту, плавающему под португальским флагом, может не поздоровиться. А я и так в большом долгу перед Паоло ван Риитом, мне совсем не хочется пускать по его следу псов Уолсингема.
  Оуэн говорил тихо; его лоб стягивала повязка, остановившая кровотечение; но за три дня, прошедших после ранения, он обнаружил, что стоит ему начать говорить громко, как головная боль становится невыносимой.
  — Маска позволит Уолсингему купить множество информации. Я надеюсь, что он использует всю оставшуюся у него энергию, чтобы потратить полученные средства, и не станет копать глубже. Как его здоровье? Я слышал, он серьезно болен.
  Тайт пожал плечами.
  — Он умирает, но нас всех это ждет. Единственным утешением для тех, кто продолжает страдать из-за его деятельности, является тот факт, что сэр Фрэнсис постоянно испытывает острую боль из-за камней в почках, а его вера не позволяет ему умереть от собственной руки. Некоторые из нас считают, что так Бог наказывает Уолсингема за его злодейства.
  Тайт до сих пор опасался, что правда о кровавых событиях в Рождество раскроется. Когда схватка возле ворот колледжа закончилась, Тайт не сомневался, что Оуэн мертв. Лишь Фернандес де Агилар считал иначе, однако тревога о жизни друга не помешала ему завершить начатое дело. Именно Фернандес нанес третьему подручному Мейплторпа несколько ударов по голове его собственной дубинкой, а потом протянул оружие Барнабасу Тайту и предложил ему нанести три удара, чтобы кровь осталась у него на руках и штанах.
  — Для правдоподобия,  — сказал испанец.
  Потом де Агилар так разложил тела, чтобы всякому, кто разбирается в фехтовании, стало ясно, что Оуэн, виртуозный боец, убил Мейплторпа и двух его подручных, после чего его меч был сломан дубинкой. Затем он якобы поднял оружие с земли, что позволило ему прикончить последнего из людей Мейплторпа, и наконец главный герой схватки, Барнабас Тайт, вытащил свой нож и убил предателя.
  Им повезло, что единственный человек, умерший от удара ножа, обладал некоторым сходством с Оуэном, а несколько дополнительных ударов дубинкой сделали опознание невозможным. Они быстро переодели мертвеца в плащ и сапоги Оуэна, а непрекращающийся снегопад помог замести все следы, которые могли бы вызвать подозрения.
  Только после этого де Агилар отнес Оуэна в безопасное место, отправив Барнабаса Тайта поделиться с коллегами сразу двумя хорошими новостями: они наконец освободились от Мейплторпа, а Седрик Оуэн, враг Уолсингема, а значит, и государства, убит.
  Пока Барнабас Тайт укреплял свою власть в колледже, который он так любил, Фернандес де Агилар снял свою одежду щеголя и золотую серьгу, наложил повязку на ногу и тщательно вымыл единственную руку, после чего принялся ухаживать за потерявшим сознание Оуэном.
  Для человека с одной рукой, не имеющего медицинской подготовки, он с такой удивительной быстротой и ловкостью наложил повязку на сломанные ребра и череп, что вернувшийся Тайт ему даже позавидовал. Тайт рассказал, что теперь ему никто не помешает стать ректором Бидза и что ему удалось выдать одного из убитых громил Мейплторпа за Седрика Оуэна.
  Тут им повезло; рождественские праздники уже начались, хор готовился к выступлению в часовне Бидза, а членам совета колледжа хватало других дел — никто не хотел торчать в морге и изучать останки в день Рождества.
  На Мейплторпа они, конечно, зашли посмотреть, прикрывая лица от вони, наполнявшей морг. Они должны были исполнить свой долг. Тайт рассчитывал, что они расскажут всем о единственной ране в его груди — и таком же отверстии в теле одного из его слуг. Большего от них не требовалось; остальные тела скрывались в темноте, свет факелов не достигал дальних уголков морга.
  Впрочем, они могли увидеть изувеченное лицо Седрика Оуэна и подивиться его богатому плащу, но никто из них не захотел пачкать свои сапоги, чтобы более внимательно осмотреть предателя. Когда сам Тайт, единственный врач из присутствующих, намекнул, что существует риск заразиться, находясь поблизости от тела, они с радостью ухватились за возможность заняться организацией похорон.
  Оставалось как-то решить проблему третьего громилы Мейплторпа — ведь кроме тел Мейплторпа и Седрика Оуэна у них имелось только два трупа. Они прочитали последние записи в дневнике погибшего ректора, как того требовал закон колледжа, и обнаружили, что в них говорится о пропавшем серебре и упоминается имя исчезнувшего слуги в качестве возможного подозреваемого.
  Тайт отправил в дом вышеназванного слуги своего человека, который выяснил, что тот исчез в канун Рождества и больше его никто не видел. Чтобы не бросать тень на репутацию колледжа, было решено не поднимать шума. Вора следовало схватить, как только он объявится в городе. Тайт снарядил собственных слуг на поиски, и они достаточно скоро обнаружили тело — сам Тайт опознал в нем испанца, сопровождавшего Оуэна.
  Все двенадцать человек, составляющие совет, дружно вздохнули с облегчением, когда стало ясно, что ужасную историю удалось благополучно замять, согласились на том, что следует выпустить меморандум о «всеми любимом и уважаемом» погибшем ректоре, и тут же выбрали забрызганного кровью героя, Барнабаса Тайта, новым ректором Бидза.
  Тот факт, что он не держал при себе здоровенных громил и не был сторонником особых строгостей в колледже, сыграл свою роль. Они подняли бокалы, обеспечив ему новый статус, и разошлись по домам под продолжающимся снегопадом, чтобы собраться вместе с семьями в часовне. Священник, которого пришлось вытащить из постели ранним утром, успел сочинить небольшую речь, чтобы произнести ее на предстоящих похоронах.


  — И что мы будем делать теперь?  — спросил у своих гостей новый ректор Бидза.
  — Ждать,  — ответил Оуэн.  — Поедим и постараемся не шуметь, когда кто-нибудь будет проходить по улице мимо твоих окон, а также станем отчаянно надеяться, что оба сможем сесть в седло, когда прекратится снегопад. У тебя еще много гусятины?
  Тайт состроил гримасу.
  — Хватит на три хорошие трапезы, а также есть бульон для твоего друга. Ее величество приказала нам есть гусей в честь разгрома Армады, но ей не приходится питаться гусем четыре дня подряд, пока у нее не возникнет желания прикончить всех гусей в христианском мире.
  — Может быть, у нее возникло именно такое желание; может быть, она именно по этой причине приказала есть гусей на Рождество; в результате в стране изведут всех гусей и ей больше не придется их есть. А вам известно, что гусей привозят из Нидерландов, чтобы подданные ее величества не страдали из-за недостатка гусятины?
  — Меня уже ничто не удивляет,  — мрачно заявил Тайт. Тут ему пришло в голову, что он не получил ответа на свой вопрос, более того, так случается довольно часто, когда он говорит с Оуэном.
  — Возможно, нам стоит решить более существенные проблемы и не тратить время на обсуждение судьбы гусей? Я, к примеру, должен начать вести ежедневный дневник, как положено ректору Бидза, и, если я буду писать в нем правду, меня повесят, как только он попадет в руки правосудия. Что намерены делать вы, когда прекратится снегопад?
  — Я не знаю.
  Это признание нелегко далось Седрику Оуэну. Он откинулся назад, сложил руки на коленях и стал смотреть на дрожащие холодные тени над камином, где стоял его голубой живой камень.
  Наконец Оуэн продолжил:
  — Я должен был выполнить ряд дел в этой жизни — сначала отправиться в Новый Свет, узнать там тайны камня и записать их так, чтобы только человек, имеющий с ним истинную связь, сумел их прочитать. При помощи магии племени ягуара мы с Фернандесом сумели это сделать; мы оставили в Харвиче записные книжки, которые смогут связать прошлое с будущим, а теперь нам необходимо найти место, чтобы как можно надежнее их спрятать.
  — Я думаю…  — начал Тайт.
  — Только не здесь, друг мой, мы не станем злоупотреблять твоим гостеприимством.  — Оуэн сжал кулак, исключая такую возможность.  — Придет время, и мы найдем ответ на этот вопрос, но прежде нам необходимо решить более сложную задачу: остаться в живых до тех пор, пока мы не найдем одно очень старое место, почитавшееся нашими предками священным задолго до того, как наступило время Христа. К моему стыду и великому огорчению, я не знаю, где его искать. Я надеялся, что камень укажет мне путь, но этого не произошло. А без его помощи мы подобны кораблю, который лишился руля во время шторма.
  — Но как вы узнаете место, которое ищете?
  — Мне оно приснилось. Первый раз это произошло тридцать лет назад, но с тех пор сон повторялся.  — Прядь волос упала на глаза Оуэна.  — Это дикое место, находящееся на заросшей лесом равнине. Оно окружено стоящими вертикально камнями, среди которых завывает ветер. Во сне я видел черные силуэты лишенных листьев деревьев, сгибающихся под его порывами, в небе сверкали молнии. Однако такой круг может оказаться в сотнях мест от южного побережья Корнуолла до дальнего севера Нидерландов. Мы не можем сейчас отправиться на поиски. Уолсингем почти наверняка перестанет за нами следить, но Фернандеса очень нелегко спрятать. Если охота на однорукого испанца продолжается, нам нельзя свободно разгуливать по улицам.
  Тайт прижал пальцы к губам. У него появилось смутное воспоминание, неуловимое, как форель. Он пытался материализовать его, когда заметил, что стоящий на каминной полке голубой камень начал испускать свет. Прошло всего несколько мгновений, и характер света изменился — голубое сияние приблизилось к Тайту.
  Барнабас Тайт смотрел на это чудо, чувствуя, как встают дыбом волосы у него на руках. Он увидел, что Седрик Оуэн с сомнением повернул голову, подобно псу, услышавшему далекое эхо свистка своего хозяина, а потом тело Оуэна дернулось, словно сигнал прозвучал вновь, только теперь стал оглушительным.
  Тайту показалось, будто он что-то слышит; ускользающую мелодию, которую исполняет то ли незнакомый музыкальный инструмент, то ли чей-то голос.
  — Барнабас,  — сказал Оуэн.  — Ты что-то забыл?
  — Даже не знаю,  — ответил Тайт.  — Есть что-то… кто-то… но я не могу вспомнить…
  Ему показалось, что голубой камень повернулся и его огненные глаза сфокусировались только на нем. Завороженный неземным взглядом Тайт почувствовал, как разбегаются его мысли, словно тучи перед бурей, и остается лишь голубое небо, где прежде царили неразбериха и хаос. Теперь песнь камня превратилась в зов. Врата распахнулись, и ускользающее воспоминание возникло перед ним, четкое и яркое.
  И он сказал в заполненное песней молчание:
  — У меня есть недавно осиротевший кузен, который живет на ферме возле Оксфорда. Мы не встречались после смерти королевы Марии, но дважды в год обмениваемся письмами, в которых обсуждаем дела семьи. Это мой родственник по материнской линии, но перед тем, как умерший король уничтожил монастыри, отца моего кузена нанял за один золотой в год покойный Ричард Уайтинг, настоятель Гластонбери — да хранит Господь его несчастную душу — следить за состоянием древних дорог и священных тропинок наших предков, которые проходили через монастырь, а также ближайшие церкви. Католическая церковь не столь невежественна в подобных вещах, как пуритане, и отец кузена был одним из тех, кто прекрасно разбирался в древних обычаях.
  Глаза Оуэна стали огромными, как у филина. Он неотрывно смотрел в лицо Тайту.
  — Отец вашего кузена нам бы помог?
  — Если он еще жив. В июне ему будет девяносто три года, так что он мог давно умереть. Но если он жив, то во всей Англии не найдется человека, который знает больше о кругах стоящих камней и обычаях драконов.
  Тайт резко встал, разом освободившись от песни камня и внимания своих гостей.
  — Если вы хотите туда отправиться, то я дам вам письмо, чтобы мой кузен вас принял. Вы сможете уехать, как только прекратится снегопад, лучше всего сегодня ночью, И если вы поедете быстро, то доберетесь до Оксфорда прежде, чем мое письмо к Уолсингему доставят в Лондон.



  ГЛАВА 28

  Ферма в Нижнем Хейуорте, Оксфордшир, Англия
  30 декабря 1588 года


  Англия лежала под влажным покрывалом тающего снега. На размокшую дорогу с деревьев капала вода. Лошади часто спотыкались и скользили по скрытому под водой льду. Даже луна стала темной, словно наступили сумерки; путешествие ночью получилось невероятно опасным, и Оуэн рассчитывал, что ни один человек в здравом уме не окажется на дороге без крайней надобности.
  Они подъехали к ферме, когда уже начало темнеть. Дом был построен недавно, да и хозяйство выглядело процветающим, хорошее дерево, камень, соломенная крыша — по последней моде. Все вокруг тонуло в сером тумане. С псарни доносилось довольно мелодичное подвывание двух английских гончих. Зарычал мастиф, но пока он еще не привлек внимания к непрошеным гостям.
  Вымощенная камнем дорожка вела к толстой дубовой двери, способной выдержать натиск целой армии. Из трубы поднимался дымок, влажный воздух был наполнен ароматом жарящегося мяса.
  Седрик Оуэн с некоторым трудом спешился. Он промок до нитки и дрожал от холода. Де Агилар с посиневшими губами остался сидеть в седле. Он поплотнее запахнулся в плащ, чтобы скрыть отсутствующую руку и хоть немного согреться. Он стиснул зубы от холода и от боли в ноге.
  — Постучи,  — сказал де Агилар.  — Нам нечего терять. Если кузен Тайта не впустит нас в дом и мы будем вынуждены провести под открытым небом еще одну ночь, мы оба умрем.  — Он слабо улыбнулся.  — Жар ада будет благословением после этих мучений. Или ты думаешь, что те, кто умер зимой, попадают в холодный ад?
  — Мы проделали такой долгий путь не для того, чтобы умереть,  — сказал Оуэн, пытаясь поверить в собственные слова.
  Он вытащил кинжал и постучал рукоятью в дверь нового дома, где жил кузен Барнабаса Тайта.
  Он слишком замерз, чтобы двигаться быстро, к тому же ему мешали упавшие на лоб влажные волосы, а потому он не сумел увернуться от удара дубинки, обрушившегося на его голову. Он услышал хриплый крик де Агилара на испанском, по дорожке застучали конские копыта, но тут его колени подогнулись, а мозг обратился в воду.
  Он так и не почувствовал, как его подхватили тонкие руки, не увидел удивленного, изящно вылепленного лица, которое склонилось над ним.


  Когда Оуэн пришел в себя, он ощутил тепло в ногах, невероятную роскошь сухости и покалывающего жара, о которых мог лишь мечтать в предыдущие три дня, когда потерял веру в то, что мир вокруг когда-нибудь перестанет быть холодным и мокрым.
  Он постарался сосредоточить все свое внимание на нижней части тела, чтобы не чувствовать острой боли в голове. Но тут сознание вновь оставило его.
  Потом ему стало немного лучше и показалось, что он слышит ласкающую слух испанскую речь, что было, конечно же, невозможно. Когда он вынырнул на поверхность в следующий раз, Оуэн попытался привести в порядок свои мысли и оценить состояние четырех конечностей, ребер и головы. Ему удалось слегка привстать, и он открыл глаза.
  — Ага, сеньор Оуэн проснулся. И очень вовремя.
  Говорил вовсе не Фернандес де Агилар; за тридцать лет, проведенных рядом с ним, Оуэн изучил его голос лучше собственного. Вопреки протестам своего тела он пошире открыл глаза и заставил себя повернуться на голос.
  Он находился в большой удобной кухне, где пол был вымощен каменными плитками, а в огромном камине горело столько дубовых поленьев, что на растопку, наверное, пошло целое дерево. В помещении было изумительно тепло. За новеньким дубовым столом сидел Фернандес де Агилар, который впервые после ранения в ногу выглядел вполне прилично. Рядом с ним сидел кто-то, одетый в черное. «У меня есть недавно осиротевший кузен…»
  Кузен Тайта поднялся и подошел к Оуэну, лежавшему на раскладной кровати.
  — Прошу меня простить, сэр. Я живу со своим овдовевшим отцом, а Англия в такую погоду не совсем то место, где следует путешествовать честным людям. Я приняла вас за разбойников, заявившихся к нам, чтобы отобрать у нас то немногое, что нам удалось скопить. Если бы ваш друг не закричал на испанском, я бы причинила вам более серьезный вред. Скажите спасибо, что он устал, лишь поэтому вы сохранили свои конечности. Если бы он не был смертельно измучен, он бы закричал по-английски, и, боюсь, это стало бы концом для вас обоих.
  Оуэн таращился по сторонам, пытаясь поставить на место перевернутый мир. Лицо, на котором он с таким трудом сосредоточил взгляд, выдавало острый ум и немалую закалку; широкое во лбу и щеках, оно сужалось к овальному твердому подбородку, нависавшему над тонкой шеей. В темно-серых кошачьих глазах горел насмешливый и яростный огонь. Идеальной формы губы, окруженные глубокими морщинами, говорили о том, что этот человек много смеется — пожалуй, их владельцу было ближе к пятидесяти, чем к сорока.
  На Оуэна смотрело лицо сильного и мудрого человека, в волосах которого было поменьше седины, чем у Барнабаса Тайта. Тут только Оуэн сообразил, что перед ним кузен (точнее, кузина) Барнабаса Тайта, дочь сестры его матери, чей отец был геомантом[25 - Геомантия — магическая система предсказаний, основанных на прочтении шестнадцати символов-элементов, различаемых на земной поверхности] монастыря Гластонбери до Реформации.
  У него тут же возник важный вопрос: почему Тайт ничего не сказал о том, что речь вовсе не о кузене, а о кузине, а также о том, что она поразительно красива или что Фернандес де Агилар, который большую часть своей взрослой жизни благополучно игнорировал прелести прекрасного пола, может неожиданно — хотя на то имелись серьезные причины — влюбиться в нее.
  Возможно, не так уж неожиданно?
  — Сколько времени я проспал?  — поинтересовался Оуэн.
  — Не очень долго,  — ответил де Агилар.  — Сейчас поздний вечер того дня, когда мы приехали. Марта поговорила с отцом. Он знает, что мы спасаемся от людей Уолсингема и что наше появление может быть для них опасным. Однако он настоял на том, чтобы мы остались, более того, попросил разрешения взглянуть на камень. Мы ждали, когда ты проснешься, чтобы показать ему сокровище.
  «Марта…» «Мы…» Самые большие изменения произошли не в речи де Агилара, хотя она звучала иначе, а в самом тембре голоса, который стал мягким и сочным, подобным мальвазии, выпитой летом на берегу теплого моря.
  Он не должен был бы испытывать такую боль. Не следовало забывать о тридцати годах с Наджакмал — и ни разу ее присутствие в жизни Оуэна не встало между ним и испанцем, чью жизнь он спас.
  И все же…
  — Могу ли я узнать, с кем говорю?
  Оуэн сел слишком быстро, и ему пришлось прикрыть глаза — такой сильной стала головная боль.
  Последовала ощутимая пауза. Оуэн решил, что женщина задала безмолвный вопрос де Агилару своими серо-стальными глазами и тот ответил ей кивком.
  И голос, говоривший на благозвучном испанском, ему ответил:
  — Мои извинения, сэр. Я Марта Хантли, дочь Эдуарда Уэйнрайта, сидящего у огня, и жена сэра Уильяма Хантли, который умер этим летом на борту корабля, защищая Англию от врага.
  Оуэн открыл глаза. Женщина стояла на расстоянии вытянутой руки и смотрела на него. Он пожалел о своей чувствительности.
  — Вы совершенно свободно говорите по-испански. У вас не возникло проблем с соседями, когда появилась угроза вторжения Армады?
  Она была очень похожа на Наджакмал; в ее глазах вспыхнул новый огонь.
  — Мои соседи знают, что я не предательница и сохраняю верность королеве и стране. Наша семья бежала в Испанию в годы моей юности, когда королева Елизавета вступила на престол. Я была молода, а у моей матери было слабое здоровье, и родные боялись, что жечь будут уже не протестантов, а католиков.
  — Вы вернулись потому, что ошиблись?
  Марта развела руки в стороны — возможно, научилась этому жесту у де Агилара — но, скорее всего, знала его с детства.
  — Мы были англичанами в Испании, не самый лучший вариант. Там мы были бы предателями, во всяком случае, в своих сердцах. Королева показала, что она и в самом деле не намерена ранить души людей. Мой отец тосковал по земле, на которой вырос, а мать хотела здесь умереть. Ей было даровано исполнение этого желания.
  — Я приношу свои соболезнования,  — сказал Оуэн.  — Вы потеряли сразу двух близких людей, мужа и мать.
  В ее глазах он увидел благодарность за сочувствие, однако Марта показала ему, что не нуждается в жалости.
  — Моя мать умерла много лет назад. Сейчас меня гораздо больше заботит то, что мой отец быстро приближается к встрече с Создателем. Он все еще привязан к жизни, поскольку не хочет оставлять меня одну, чтобы мне не пришлось выходить замуж для сохранения доброго имени и дома.
  Оуэн перевел взгляд с нее на де Агилара, а потом вновь посмотрел на Марту и прямо спросил:
  — Вы боитесь его надвигающейся смерти?
  Она покраснела, но не отвела взгляда.
  — Боюсь, но совсем по другим причинам. У него есть другой повод, чтобы цепляться за жизнь: его посещают сны о камне, который он должен увидеть перед смертью, о голубом сапфире, имеющем форму человеческого черепа.
  Оуэн не стал отвечать сразу, он ждал, когда камень заговорит с ним,  — и ждал тщетно, поскольку тот необъяснимо молчал. С того самого момента, как они покинули Кембридж — точнее, с того мгновения, как они отплыли из Новой Испании,  — камень вел Оуэна и де Агилара, хотя и не всегда по кратчайшему пути, именно сюда. И в каждый момент их путешествия песня присутствовала, начинала звучать громче, когда они делали правильный поворот на перекрестке дорог, и затихала, когда они допускали ошибку. Когда они убили Мейплторпа, песня едва не достигла крещендо, а в тот момент, когда Барнабас Тайт предложил отправить их сюда, камень превзошел себя. Теперь, когда песня смолкла, мир вокруг казался поблекшим.
  Оуэн рискнул и повернул голову.
  — Седрик, твои сумки здесь,  — послышался слева голос де Агилара.
  В течение тридцати лет Фернандес де Агилар предугадывал желания Оуэна еще до того, как тот успевал о чем-то попросить. И вновь он оказался рядом, и в руках держал седельные сумки из коричневого бархата, отделанные золотом. Его длинное худое лицо больше не отдавало синевой от холода и боли, в нем появилось легкое оживление; морщины, оставленные солнцем Новой Испании, смягчались смехом, в глазах читались безмолвные извинения и сомнения, но главное — зажглась надежда. Он хотел, чтобы Оуэн понял: ничего не изменилось и вдова Марта Хантли не встанет между ними, но в его жизни взошло новое солнце, и ему необходима свобода, чтобы им насладиться.
  Терпеливо, как ребенку, Оуэн сказал:
  — Фернандес, ты испанец. Англия воюет с Испанией. Как только ты расскажешь, кто ты такой, тебя ждет смерть.
  Испанец широко усмехнулся и развел руки в стороны.
  — Но я уже мертвец; мое тело найдено и сожжено. Если мы хотим, чтобы нам больше не угрожали люди Уолсингема, то Фернандес де Агилар должен прекратить свое существование. Если я сумею осветлить волосы и найти новую, патриотическую причину, по которой потерял руку, то смогу стать другим человеком и никто не докажет, что это не так.
  — И ты оставишь за спиной свое прошлое?
  — Да, оставлю — у меня нет выбора. Но еще не сейчас. Я все еще человек, которому ты спас жизнь. Я связан с тобой и выполню свой долг.
  Внутри у Оуэна все сжалось, словно в предчувствии недоброго.
  — Я считал, что речь идет о чем-то большем, чем долг.  — Так и есть.  — Левая рука де Агилара легла на плечо Оуэна. Черные глаза испанца нашли глаза Оуэна.  — Это чистая правда. Я люблю тебя не меньше, чем любил других. Но у меня останутся сыновья, которые будут жить после моей смерти. И дело не только в этом…
  За тридцать лет де Агилар ни разу не терял дара речи. Новизна ситуации несколько снизила напряжение, к тому же все в нем говорило о вновь обретенном внутреннем спокойствии, которое невозможно описать словами.
  — Тогда давай перенесем голубой камень на свет,  — мягко предложил Оуэн.  — Быть может, сумеем узнать, почему он замолчал.
  Камень спал; по крайней мере, Оуэн так решил. Он казался тяжелым и вялым в руке, когда Оуэн вытаскивал его из седельной сумки, точно заснувший возле камина кот, который просыпается с большой неохотой.
  Прошло некоторое время, но камень так и не проснулся, и Оуэн решил, что голубой череп исчерпал свои силы. Он считал камень бессмертным и неуязвимым для людских болезней. Камень говорил в его сознании в течение нескольких десятилетий, но сейчас Оуэн ощущал оцепенение безмерной усталости, медленное возвращение в мир людей. Сейчас песня камня превратилась в одинокую ноту, доносящуюся из вечных пространств, где он нашел укрытие.
  Оуэн никогда не считал себя хозяином камня, способным приказывать ему. Камень пассивно лежал между его ладоней, так что свет огня с трудом проникал сквозь него, а цвет исходившего наружу луча был скорее янтарным, чем голубым.
  — Извини,  — сказал Оуэн, обращаясь к едва слышной ноте, звучащей в его голове.  — Здесь есть тот, кто хочет с тобой встретиться. И я должен нарушить твой отдых.
  — Благодарю вас,  — прозвучал голос в ответ на мысль, произнесенную лишь в сознании.
  Оуэн начал поворачиваться, но был вынужден замереть из-за вспыхнувшей в голове боли.
  Огонь скрывал Эдуарда Уэйнрайта. Он сидел так близко к камину, что пламя должно было поглотить его даже раньше, чем дубовые поленья. Он расположился в кресле, завернувшись в шерстяные одеяла — оживший скелет, едва цепляющийся за жизнь. Сквозь туго натянутую кожу проглядывали синие прожилки вен. Сухожилия так сильно выступали наружу, что Барнабас Тайт мог бы проводить уроки анатомии на этом едва дышащем теле, не делая ни единого рассечения. Его слезящиеся глаза были затянуты катарактой, и дочь не стала стирать слезы, чтобы не беспокоить его.
  Однако он был совсем не так слаб, как казалось. Старик потянулся к запястью Оуэна, и костлявые пальцы сжали его крепко, точно змея, собравшаяся задушить свою жертву.
  — Разрешите взглянуть на ваш камень?
  — Конечно.
  Камень не возражал и ни о чем не предупреждал Оуэна. Тогда он положил его на тощие колени, покрытые толстым желтым одеялом.
  — Если хотите, можете к нему прикоснуться.
  Несколько мгновений старик лишь смотрел на камень. На его лице застыло выражение благоговения, словно у ребенка, получившего желанный подарок после долгих лет разочарований.
  Череп смотрел на него, пустые глазницы были устремлены к его лицу. Камень продолжал сонно поглощать идущий от огня свет и так же сонно его испускать. Медленно и осторожно руки Эдуарда Уэйнрайта сомкнулись на идеально гладких висках черепа.
  В момент их встречи камень заплакал; во всяком случае, так Оуэну показалось; в мягком свете огня он ощутил, что камень погрузился в сентиментальное настроение — никогда прежде такого не случалось.
  Между тем не вызвало сомнений, что плачет старик. Редкие слезы оставляли дорожки живого золота на его щеках, словно он сберегал оставшуюся в теле жидкость именно для этих мгновений.
  Но взгляд его сохранял ясность, когда он вновь посмотрел на Оуэна.
  — В нашей земле есть место, предназначенное для этого камня, и там он должен пребывать до скончания времен. Вам известно, где оно?
  Оуэн ощутил, как его сердце остановилось, а потом вновь неровно забилось.
  — Мне снилось это место каждую ночь из последних тридцати лет, но я там никогда не бывал и не знаю, где оно находится. Меня направили в Англию, чтобы я его нашел.
  — Значит, мой последний год прошел не зря.  — На лице Уэйнрайта появилась улыбка, озарившая лицо, и он сразу помолодел.  — Я ждал счастья моей дочери и вашего появления, и сегодня оба мои желания выполнены. И все же ваша задача не так проста, поскольку нам, идущим по древним прямым путям, никогда не говорят, какое из пяти охраняемых нами мест является главным. Вы можете описать мне место, которое вам снится?
  Кровь потекла быстрее в жилах Оуэна, подобно потоку разлившейся реки.
  — Если мне дадут перо и бумагу, я могу попытаться.
  По просьбе отца Марта принесла гусиное перо, чернила и лист хорошей плотной бумаги, превосходно удерживающей чернила.
  — Я использую эту бумагу для звездных карт,  — сказал Эдуард Уэйнрайт.  — Если я доживу до утра, то после того, как вы сообщите мне время и место вашего рождения, я сделаю такую карту для вас.
  Оуэн вежливо поблагодарил, он не стал говорить, что сам делал такую карту для себя множество раз.
  Он сидел у огня, положив деревянный поднос на колени. В танцующем оранжевом свете пламени, полузакрыв глаза, он набросал место, которые увидел первый раз в джунглях, более трех десятилетий назад.
  Он рисовал и говорил.
  — Это место окружено туманом; когда я побывал там впервые, я сумел запомнить неясные очертания буковых деревьев, растущих с одной стороны. Тем не менее, когда это место озаряет неполная луна, тени стоящих камней получаются достаточно четкими.
  — Значит, там есть камни? Вы их опишете для меня?
  — У меня нет полной уверенности.
  Когда Оуэн начал рисовать, он обнаружил, что некоторые детали не в состоянии себе представить.
  На бумаге появились неясные очертания буковых деревьев, а также начало круга камней, несущее собственную магию, однако это были не те подробности, которые требовались Эдуарду Уэйнрайту. Оуэн наклонил поднос, чтобы улучшить освещение.
  — Когда я приближаюсь, то вижу ряд вертикально стоящих камней, каждый из которых выше человека, в основании камни в два раза толще, к вершине сужаются. Они окружают низкую насыпь чашеобразной формы, перед которой расположены камни пониже и более округлые. Основа насыпи каменная, но сверху она покрыта землей и дерном, скрывающими туннель. Там есть перемычки, обтесанные по краям так, чтобы соединялись вместе, подобно тому как плотник обрабатывает дерево, чтобы сделать дверной проем.  — Он поскреб подбородок обратным кончиком пера.  — К своему стыду, должен признаться, что не сумел сосчитать камни в круге. Я пытался, но всякий раз их число оказывалось разным.
  С другой стороны камина ему ответил Эдуард Уэйнрайт:
  — Тут нечего стыдиться. Еще никому не удавалось сосчитать камни в древних кругах, они созданы не для наших глаз. В своем сне вы входили внутрь могильного кургана?
  Оуэн поднял голову.
  — Так это могила? Мне приходила в голову такая мысль; внутри я видел кости людей и лошадей. И в каждом сне я входил в туннель. Там царила полнейшая темнота, тем не менее я все видел словно днем; так сон и голубой камень меняли мое зрение.
  Он начал делать другой рисунок, теперь Оуэн пытался изобразить курган изнутри.
  — Могила, как вы ее называете, длинная и узкая, если не считать два тупиковых ответвления у самого входа. Если смотреть сверху, получится крест с короткой горизонтальной перекладиной. Ниша, предназначенная для живого камня, находится в дальнем конце, внутри стены. Мне ни разу не удалось разглядеть ее как следует, но у меня создалось впечатление, что она именно такого размера и глубины, чтобы живой камень находился возле поверхности земли, оставаясь под защитой скалы.
  Он закончил рисунок кургана как снаружи, так и изнутри, начертил стрелу, направленную в сторону ниши, и написал возле нее короткую фразу. Потом повернул поднос и показал рисунок Эдуарду Уэйнрайту.
  — Я бы не хотел торопить вашу смерть, но если это поможет вам завершить главный труд вашей жизни, для вас это будет благом.
  — Так оно и есть.  — Глаза Уэйнрайта загорелись новым огнем. Он посмотрел в сторону Марты Хантли.  — Для этого мы жили, ты и я. Пришло время откровения.
  Марта молча встала и со свечой подошла к камину, где продолжали пылать огромные дубовые поленья.
  Чтобы ослабить такой огонь, требовалось немалое умение, которое приходит только с практикой. Наконец, когда ей удалось отодвинуть в сторону поленья, Марта поплотнее запахнула подол юбки, опустилась возле камина на колени и устроила маленькое чудо, просунув руку вниз, в полость между камнями. Оуэн поднес свою единственную свечу поближе и в ее свете понял, что все обошлось без всякого чуда — просто у Марты была очень тонкая рука. Единственный камень внутри камина уравновешивал рычаг — стоило его убрать, и один конец рычага поднимался вверх, а другой опускался, оставляя проем, в который можно было просунуть руку.
  Марта вытащила из тайника пергаментные свитки, перевязанные бечевкой из конского волоса. Она несла их так, словно у нее в руках были кости давно умершего святого, которые могли в любое мгновение рассыпаться в прах. Присев рядом с отцом, она с благоговением положила свитки ему на колени.
  Он быстро их рассортировал, а потом кончиком гусиного пера поднял один и передал Оуэну.
  — Вы не окажете мне честь, вскрыв этот свиток?
  — А вдруг я его испорчу? Свиток выглядит ужасно древним, у меня нет опыта работы с такими вещами.
  — Он создан для таких, как вы. Даже если свиток рассыплется от вашего прикосновения, он сослужит свою службу. Однако будет лучше, если вы проявите осторожность. Чтобы им смогли воспользоваться те, кто придет после вас.
  Оуэн затаил дыхание, но понял это только после того, как открыл свиток. Нетвердой рукой он развязал бечевку и развернул пергамент. Тот оказался более мягким, чем Оуэн предполагал, и не ломался на сгибах, а развернулся в лист длиной с его предплечье. Перед его глазами появился начертанный углем пейзаж.
  Первым все понял Фернандес де Агилар, наклонившийся над плечом Оуэна.
  — Это то самое место… Седрик, это же воплощение твоего сна!
  Рисунок был сделан углем и подкрашен охрой и известью, а также оксидом меди, разведенным в воде, или белке яйца, или в чем-то подобном, из-за чего краски со временем потускнели.
  Это было то самое место, которое пытался изобразить Оуэн. Как и прежде, число камней сосчитать не удавалось, словно свет от камина колебался всякий раз, когда Оуэн на них смотрел. Взгляд его привлек курган, поскольку он не был пустым и тихим, каким он его увидел в первый раз,  — здесь его окружала толпа, а какой-то мужчина поднял зажатый в руке посох. Оуэн наклонился поближе к огню, а потом отодвинулся назад.
  — Сколько лет этим свиткам?  — хрипло спросил Оуэн.
  — Они находятся в моей семье немногим больше ста поколений,  — сказал Эдуард Уэйнрайт.  — Я мог бы назвать имена предков, но боюсь, что моя жизнь закончится прежде, чем я завершу чтение списка. Когда-нибудь, если у вас возникнет такое желание, Марта это сделает для вас.
  — В нашей семье мы также можем назвать имена наших предков, владевших голубым камнем. Это было первое, что я узнал от своей бабушки. Повторение всех имен занимало полдня.
  — Конечно, ведь вы хранитель, и ваша линия не прерывалась, как и наша. Мы — ходящие по тайным тропам. Нам выпало сохранять жизнь в древних местах. Так почему же вы спросили о возрасте рисунка?
  Произошло маленькое чудо, и Оуэн сумел ответить.
  — Мне показалось, что я узнал себя. Теперь я посмотрел более внимательно и увидел лишь человека с седыми волосами — им мог быть любой с моим ростом и сложением. Приношу свои извинения.
  Он положил два рисунка рядом, свой и более древний.
  — Не вызывает сомнений, что здесь изображено одно и то же место, но даже сейчас непонятно, где именно оно расположено.
  Уэйнрайт изумленно взглянул на него.
  — Конечно нет! Если бы вы знали, то могли бы невольно его назвать. Только в том случае, если камень и знание о месте находятся отдельно, мы остаемся в безопасности в мире, где огонь и пытки используют, чтобы добыть правду у тех, кто не желает с ней расставаться.
  Он взял старый рисунок и принялся аккуратно его сворачивать.
  Вам, как и прежде, не нужно ничего знать. Пройдет много лет, прежде чем камень нужно будет туда доставить, чтобы сформировать сердце зверя, который восстанет из земли. Так мы поступали еще до рождения Христа, мы, кто ходит по тайным тропам, сохраняя знание до тех пор, пока людское зло не вынудит защищать землю. Ваша задача состоит в том, чтобы спрятать череп настолько надежно, чтобы всякий, кто захочет его уничтожить, отчаялся его отыскать, однако вам следует оставить подсказки, которые позволят нужным людям найти его и доставить сюда.
  Глаза у Эдуарда Уэйнрайта были такими же серо-стальными, как и у его дочери. Он использовал их, как фехтовальщик свою шпагу, чтобы удерживать Оуэна.
  — Вы знаете, что живой камень следует положить на каком-то расстоянии отсюда?
  — В том месте, где белая вода. Моя бабушка описала его мне, а мудрый француз говорил о нем очень давно, в лето моей юности, чтобы я мог понять, почему она так поступила.
  — Оно недалеко отсюда? Вы можете отправиться туда прямо сейчас?
  — Если потребуется, хотя путь туда будет нелегким, если нам придется путешествовать тайно. Нам нужно в Йоркшир, туда, где я вырос, а это десять дней пути.
  — Тогда мы оба можем выполнить наше предназначение. Я вновь спрячу карту, которую хранит моя семья, а вы должны отправиться в Йорк, чтобы завершить ваше последнее дело с камнем. Марта! Положи свитки в тайник.
  Дочь Уэйнрайта выполнил а его просьбу, закрыла тайник и позволила огню запылать с новой силой. Жар был уже не таким сильным, как прежде, но на кухне вновь стало тепло.
  — Благодарю вас.
  Эдуард Уэйнрайт с трудом поднялся на ноги.
  Без всяких сожалений он протянул камень Оуэну, а потом низко поклонился ему и Фернандесу де Агилару.
  — Господа, я испытал огромную радость, увидев камень и вас в последние дни моей жизни, и моя благодарность безмерна. Мне бы следовало немедленно отослать вас для выполнения вашей последней задачи, но сегодня совсем неподходящая ночь для путешествия, и я уверен, что вы вполне можете отправиться в путь утром. А мы постараемся нагреть вам постели и приготовить ужин на четверых, если вам еще не надоел вкус жареного гуся.



  ГЛАВА 29

  Ферма в Нижнем Хейуорте, Оксфордшир, Англия
  31 декабря 1588 года


  Неподалеку церковный колокол пробил полночь.
  Седрик Оуэн лежал в постели и смотрел в потолок. Простыни были холодными и влажными и такими накрахмаленными, что он не мог в них завернуться. В комнате пахло запустением, на потолочных балках виднелась паутина. Из матраса торчал конский волос и больно колол спину. Тем не менее такая постель казалась ему роскошью после ночей, проведенных под открытым небом. Он отодвинул ноги от нагретого кирпича, завернутого в его собственные шерстяные носки и уже потерявшего почти все тепло, и прислушался к медленным биениям сердца нового дома и к дыханию человека, лежавшего на соседней кровати.
  Он знал все особенности этого дыхания не хуже, чем своего собственного; за последние тридцать лет они множество раз спали рядом, хотя и не в одной постели.
  — Фернандес, если ты все равно не можешь спать, почему бы тебе не пойти к ней?  — спросил Оуэн в темноту.  — Наверняка она не спит.
  В наступившем молчании ритм дыхания де Агилара сменился дважды. Наконец он сказал:
  — Она леди. Я не стану пятнать ее доброе имя.
  — А если завтра явятся люди Уолсингема и нас убьют? Почему бы тебе не предоставить ей решать, что делать со своим добрым именем? Вы можете пожениться в самое ближайшее время, если оба этого захотите.
  — А если она не захочет?
  — Тогда ты получишь ответ. Иди к ней. Тебе нечего терять.
  В темноте заскрипела кровать. Оуэн услышал шорох накрахмаленных простыней. Де Агилар отбросил одеяло в сторону и начал одеваться, но вдруг застыл в сомнении.
  — Тебе не нужно надевать камзол. Если она не любит тебя в темно-желтом бархате, то и синий не поможет. А если ее чувства схожи с твоими, то одежда тебе не потребуется.
  — Я хотел надеть что-нибудь почище, но ты прав, нет нужды никого обманывать.  — Для человека, никогда не терявшего уверенности, его голос звучал непривычно.  — Если она меня не хочет, мы сможем отправиться в путь еще до наступления рассвета.
  — В таком случае нам не придется больше есть гуся. Иди и не думай возвращаться до первого крика петуха.
  Бесшумно шагая, де Агилар ушел. Оуэн лежал без сна в темноте, прислушиваясь к приглушенным голосам, потом понял, что разжигают камин. Он уловил запах дыма и аромат корицы, которую добавляют в подогретое вино, и начал понемногу засыпать, ему совсем не хотелось помешать другу, которого он так любил.


  Через некоторое время он проснулся от яростного лая собак — звуков, способных разбудить луну и заставить ее покинуть небесный свод. Вместе с собаками пел живой камень, то была песнь тревоги, пробившая тучи его снов, вспыхнули желтые зигзаги молний — такого предупреждения камень не давал ему за все тридцать лет, которые они провели вместе.
  Оуэн резко сел в постели, одной рукой нашаривая кинжал, а другой пытаясь найти де Агилара, и только после того, как ему не удалось нащупать ни оружия, ни плеча друга, он вспомнил, где находится и зачем.
  Он скатился с постели, и перед его мысленным взором пронеслись события вчерашнего вечера. Лишь в самый последний момент он сообразил, где сможет найти де Агилара и в каком расположении духа.
  Барнабас Тайт дал ему меч. Оуэн прицепил его к поясу для устрашения и побежал по коридору к комнате, где спала хозяйская дочь.
  — Фернандес! Фернандес, где ты? На нас напали!
  Они встретились возле камина, где еще тлели угольки. Фернандес успел проснуться, и в его глазах горела обретенная любовь.
  — Уолсингем?  — спросил он.
  — Думаю, да. Живой камень предупредил меня, а еще собаки.
  — Кто еще способен выйти из дома в темные предутренние часы последнего дня года?  — Де Агилар оглядел комнату.  — Дом хорошо построен. Мы можем подпереть двери и закрыть ставни, но долгой осады нам не выдержать. Будет лучше, если мы с тобой выйдем наружу и встретим врага на открытом месте, чтобы наш хозяин и его дочь не пострадали…
  — Нет.
  Эдуард Уэйнрайт и его дочь произнесли эти слова вместе. Старик выглядел на удивление бодрым для своего возраста и такого времени суток. Он стоял в дверном проеме, не входя на кухню.
  — Я не сомневаюсь ни в вашем мужестве, ни в умении сражаться, но сейчас, когда вы так близки к выполнению главной задачи своей жизни, вам нельзя рисковать. Голубой камень не должен попасть в руки врага, как и тайна места, которое ему следует занять через много лет. Потеря будет невосполнимой.
  — И что вы можете нам посоветовать?  — Де Агилар был вежлив и внимателен, что не мешало ему закрывать ставни и готовить сосуды с водой на случай пожара.
  — Я останусь здесь. А вы вместе с хранителем черепа должны уйти. Моя дочь может поступить так, как пожелает; уйти с вами или остаться здесь. В любом случае ей грозит серьезная опасность, и я не стану навязывать ей свой выбор.
  — Отец…  — Марта разрывалась на части; со стороны это было очевидно.
  Голубой камень продолжал посылать тревожные сигналы. Набравшись мужества, Оуэн сказал:
  — Отправляйтесь с Фернандесом, он сумеет вас защитить. Я покину дом первым и пойду на север. Тем самым я уведу их за собой, а когда они последуют за мной, вы сможете вернуться к отцу.
  — Нет.  — На сей раз де Агилар говорил один. Подойдя поближе к Марте, он добавил: — Седрик, ты все еще хранитель голубого камня, и я поклялся выполнить свой долг, за которым, как ты справедливо заметил вчера, стоит нечто большее. Твоя жизнь, а также сохранность голубого камня доверены мне, а вместе с ними надежды всего человечества. Вот почему я хочу, чтобы ты охранял Марту и ее отца, точнее, она будет охранять вас, поскольку она владеет клинком гораздо лучше тебя, а я постараюсь отвлечь врага. Марта и ее отец расскажут мне о тайных путях, какими я могу пройти, чтобы сбить с толку преследователей, а пока они будут гоняться за мной, вы трое отправитесь на север. Пожалуйста, мы больше не можем терять время, у нас нет выбора.
  Он поднял руку, останавливая споры. За несколько мгновений де Агилар вновь стал человеком, которого помнил Оуэн,  — капитаном «Авроры», ведущим свой корабль сквозь шторм к чужим землям; уверенным в себе и не слушающим никаких возражений. Он принялся расхаживать по кухне, отдавая распоряжения. Как и много лет назад, Седрик обнаружил, что подчиняется старому другу, не думая о последствиях.
  — Возьмите с собой то немногое, что сможете унести, остальное придется оставить. Прихватите достаточное количество бриллиантов, чтобы хватило на полгода нормальной жизни, а остальное спрячьте. Оставьте немного золота так, чтобы его смогли найти; возможно, этого будет достаточно, чтобы купить нам свободу. Если мы выживем, то сможем вернуться обратно. Седрик, бери мою лошадь, я сяду на твою; если нас узнали, это поможет обмануть преследователей — ты ехал на сером мерине, и его масть смогут рассмотреть в свете наступающего утра. Я заберу всех свободных лошадей, которых нам выделит Эдуард, и воспользуюсь ими, чтобы отвлечь преследователей.
  Они бросились выполнять его приказы. Когда все было сделано, они вернулись к нему, и де Агилар поочередно обнял их своей единственной рукой.
  — Я вовсе не ищу смерти,  — продолжал он,  — а лишь хочу спасти нас всех. Вы оба должны мне верить.
  Марта оказалась проворнее остальных. Она уже успела завернуть в дорогу хлеб, твердый сыр, а также кусок медовых сот. Девушка прижалась к де Агилару и получила короткий целомудренный поцелуй. Отступив на шаг, она сказала Оуэну.
  — Назови место, где он мог бы встретить нас, когда избавится от преследователей.
  Так было принято окончательное решение.


  Они двигались быстро, подгоняемые усиливающимся лаем собак и напоминаниями голубого камня. Свечи успели прогореть менее чем на четверть дюйма, когда они обнялись в последний раз. Бриллианты и большая часть золота были спрятаны в камине; меньшую часть золота оставили так, чтобы его нашли без особых трудов. Оуэн, Эдуард Уэйнрайт и его дочь не мешкая собрались в путь. Де Агилар запомнил название места, где им предстояло встретиться, если все закончится благополучно.
  Де Агилар сел в седло серого мерина, на котором скакал Оуэн с того самого момента, как они покинули Кембридж. Оуэн протянул руку к уздечке. В темноте его друг казался неясным силуэтом на фоне холодного темного неба.
  — Мы будем тебя ждать три дня, считая от сегодняшней ночи, и каждый второй день в течение месяца. Если ты приедешь и нас не будет, завяжи льняной платок на кусте боярышника рядом с бродом, и мы будем приходить туда каждую ночь перед рассветом. Если тебя схватят и заставят говорить, скажи, чтобы они привязали белую шерсть — тогда мы будем знать, что нам необходимо бежать.
  Де Агилар наклонился вниз, не покидая седла. Его дыхание белым облачком выделялось на фоне серого утреннего воздуха.
  — Меня не возьмут. Ждите меня там. Я присоединюсь к вам, как только появится возможность.
  Его расставание с Мартой было коротким и трогательным. Оуэн отвернулся, чтобы им не мешать. А потом Оуэн и Марта молча стояли рядом в холодной конюшне, слушая, как де Агилар поднимает шум, чтобы привлечь к себе внимание.
  Собаки лаяли, а живой камень пел тихую песнь прощания, от которой сердце Оуэна сжалось сильнее, чем в тот момент, когда умерла Наджакмал в джунглях возле Замы. Марта Хантли не могла слышать эту песнь, и он не стал объяснять, почему плачет, чтобы не усугублять горечь расставания. В свете одиноко мерцающей свечи он увидел на пальце ее левой руки дорогое обручальное кольцо.
  Очень скоро он услышал крик и стук копыт множества коней, а потом раздался свист — условный знак де Агилара, что его заметили. Железные подковы лошадей зазвенели на камнях, звук погони стал громче, а потом постепенно стих во мраке ночи.
  — Нам пора,  — хрипло сказал Оуэн Марте и ее отцу.  — До Йорка десять дней пути, а нам нужно двигаться с осторожностью, не привлекая к себе внимания.



  ГЛАВА 30

  Оксфордшир, Англия
  21 июня 2007 года, 4 часа утра


  — За нами следили.
  Стелла повернулась, чтобы выглянуть в заднее окно. Где-то далеко в темной ночи виднелись одинокие точки света. На мгновение она ощутила запах влажного камня, вкус земли, и на нее накатил жуткий страх, который она испытала в пещере. Гнев унес его прочь, а камень сделал голубым.
  — Охотник за драгоценностями,  — тихо и яростно проговорила она.  — За нами охотятся.
  Кит, сидевший на заднем сиденье машины, наклонился вперед.
  — Дейви, ты не можешь ехать, выключив свет?
  — Нет, если только ты не хочешь умереть еще до рассвета.
  Дейви знал, как добраться до кургана, поэтому за рулем сидел он. Они и так ехали слишком быстро.
  — Сколько нам еще осталось?  — спросил Кит.
  — Две или три мили.
  — Тогда остановите машину и выпустите меня. Я вас догоню.
  — Кит…  — Стелла повернулась и взяла его за руку.  — Ты не можешь идти пешком.
  — Ходить я могу, только бежать мне не по силам. А вы можете, и именно вам необходимо туда попасть. Дейви знает, куда нужно добраться, а у тебя камень. А меня оставьте.  — Он наклонился вперед и коснулся запястья Дейви.  — Ты знаешь, я прав. И не нужно спорить. Просто высади меня, и дело с концом.
  Дейви продолжал смотреть на дорогу. Потом сказал:
  — Мы приближаемся к перекрестку. Сразу за поворотом поле, там, за изгородью, мы сможем припарковать машину. Стелла, в отделении для перчаток лежит фонарик. Он нам потребуется. Кит, старайся держаться дороги. Поднимайся к холму, к большой парковке, и сверни направо в сторону Риджвея. Дальше иди в сторону буковых деревьев, это еще четверть мили. Ты не пропустишь это место.
  — А я и не намерен что-нибудь пропустить,  — ответил Кит.  — Кроме всего прочего, я ожидаю увидеть фейерверк. Или восставшего дракона.
  — Надеюсь, до этого не дойдет,  — мрачно заметил Дейви.  — Кайкаам, хранитель черепа саамов, сказал, что, если мы когда-нибудь увидим дракона, это будет означать, что все мы мертвы. Держитесь. Сейчас будет поворот.
  Он выключил фары и габаритные огни и резко рванул руль. В кромешной темноте их могли спасти лишь надежда и удача. Стелла нашла фонарик и посветила сквозь ветровое стекло. Дейви заглушил двигатель. В ночной тишине машина по инерции прокатилась вперед по неровному полю.
  — Выходим,  — сказал Дейви.  — Быстро.
  Он бывал в зонах боевых действий, и сейчас это сказывалось в том, как он двигался вдоль изгороди, скрываясь от серого света звезд.
  Стоя по колено в нескошенной пшенице, Стелла отдала Киту фонарик и свой телефон. Они замерли в темноте, звезды высвечивали очертания их лиц и рук и глаза. Где-то неподалеку притормозила машина.
  — Все как в пещере, только теперь вперед побежишь ты,  — сказал Кит.
  — Мне некуда падать.  — Она почувствовала, как он споткнулся и сел.  — Кит…
  — Я в порядке. Посижу немного, а потом вас догоню. Иди. Сегодня только ты и камень. Потом мы найдем равновесие.
  Она отыскала в темноте его плечи, лицо, губы и поцеловала его.
  — Я говорила тебе, что люблю тебя?
  — Не сегодня.  — На его глаза навернулись слезы, но он заставил себя улыбнуться.  — Спасибо тебе.
  — Я не выбираю между тобой и камнем.
  — Я никогда так не думал. Пожалуйста, иди.  — Теперь его голос прозвучал увереннее. Кит слегка отодвинулся от нее, и она смогла увидеть его лицо. Он развернул ее и подтолкнул в спину.  — Я вас догоню, обещаю.
  Дейви схватил Стеллу за руку.
  — Бежим, иначе мы потеряем преимущество. Ты в хорошей форме?
  — В прошлом году участвовала в парижском марафоне.
  — Отлично. Но постарайся сначала размяться. Подъем будет довольно долгий.
  Стелла побежала, стараясь контролировать дыхание. В темноте, в тусклом свете звезд, ночной воздух холодил лицо, она ощущала первую предутреннюю росу. Вскоре воздух стал жечь горло, она почувствовала вкус крови во рту, в боку закололо, потек пот, живой камень, лежавший в рюкзаке, постукивал по спине, побуждая бежать быстрее, и она следовала за Дейви вверх по бесконечному склону холма; путь стал ровным, только когда они свернули на дорогу, ведущую к Риджвею. Стелла не видела света фар преследующей машины.
  — Дейви…
  Ей пришлось остановиться. Она наклонилась вперед, упираясь руками в колени и сплевывая кровавую слюну на землю. Он остановился рядом, дыхание с хрипом вырывалось из его груди.
  — Сколько еще?  — спросила Стелла.
  Он молча показал. Впереди, на пшеничном поле, виднелся круг деревьев, закрывавший звезды.
  — Мы уже почти на месте,  — сказал Дейви.  — Теперь можно не бежать. До рассвета еще час.
  Оставшуюся четверть мили они прошли по дороге, ведущей вдоль пшеничного поля к оазису деревьев и зеленой травы. Стелла ужасно устала, перед глазами плыли черные и красные круги. Она осторожно нащупывала ногами путь. Постепенно на темном фоне начали выделяться темные же тени, над головой различались булавочные головки звезд. Пшеничное поле волновалось, подобно серому морю. Буковые деревья что-то шептали в ночи. Над ними пролетела сова. Где-то протявкала лисица. Со стороны долины донесся ранний крик петуха. Однако Стелла не слышала шума автомобиля.
  — Мы пришли.
  Они пробирались между деревьями, глядя на место, нарисованное на древнем пергаменте Седрика Оуэна, который он спрятал в сердце огня много лет назад. Когда она увидела рисунок, у нее по спине пробежала дрожь. А теперь, когда она оказалась здесь, мир вдруг стал гораздо старше и тихие голоса камней показались ей такими же реальными, как утренние песни птиц.
  Впереди возвышался круглый плоский курган, заросший травой. Он был по периметру окружен камнями — четыре вертикальных камня с заостренными верхушками, вздымающиеся в черноте ночи. Между ними виднелся низкий проход с каменными стенами, который вел к окруженному валунами входу. Внутри была лишь чернота.
  Само по себе это место не производило особого впечатления; ему не хватало величественности Стоунхенджа и изящества скачущей лошади на холме Дракона, но в самой его простоте чувствовалась сила, которой не было у других столь значимых мест.
  Дейви встал рядом с ней, и она ощутила его теплое плечо. Наконец Стелла сказала:
  — На рисунке было больше вертикальных камней.
  — Вероятно, его нарисовали очень давно, когда курган был только что воздвигнут. Камни слишком ценный строительный материал, чтобы оставлять их без дела, а церковь не станет охранять место, посвященное дьяволу.
  Дейви задержал дыхание, и в его голосе появилось уже знакомое Стелле напряжение. Он шагнул к проходу, ведущему к низкому проему; три камня, образовавшие проем, были идеально подогнаны друг к другу, обеспечивая на долгие столетия защиту от ветра, дождя и бурь.
  По обе стороны от входа стояли четверо каменных часовых высотой с человека и такой же ширины, но внимание Стеллы привлек резной камень меньшего размера. В свете звезд по нему скользили серые тени, колеблющиеся подобно пшеничному полю. Он заговорил с ней на том же языке, на котором пел живой камень, но она не понимала слов.
  — Мне казалось, что здесь должен быть более длинный туннель,  — сказала Стелла.
  — Когда потребуется, он откроется.  — Дейви встал перед ней, не давая войти внутрь.  — Сейчас еще слишком рано класть камень на место,  — предупредил он.  — В Лапландии я понял, что время играет ключевую роль. Если положишь камень до рассвета, это будет совершенно бесполезным. Но мы можем войти. Однажды я уже это делал, когда был ребенком; внутреннее помещение имеет крестообразную форму — два коротких боковых ответвления, и далее прямой туннель ведет к дальнему концу. Тогда я не заметил ни какого углубления, куда можно было бы положить череп, но я и не искал такое место. Однако камни производят впечатление. Невозможно себе представить, что человек смог создать нечто столь прекрасное, положив один камень на другой.
  — А как мы выйдем наружу?  — спросила Стелла.
  — Тем же путем, что вошли. Вход только один.
  — Тогда это смертельная ловушки.
  У Стеллы возникла какая-то мысль, еще более неясная, чем в машине; наверное, нечто похожее испытывает бегущий по следу пес. Камень был подобен охотящемуся коту, затаившемуся перед атакой. Сейчас Стелла не ощущала исходящего от него страха, казалось, камень напряженно прислушивается к течению времени.
  — За нами следили. Если мы войдем внутрь склепа и не сумеем выйти, то мы мертвы. И не спрашивай, откуда я это знаю.
  Дейви оставался совершенно спокоен.
  — И что ты намерена делать?
  — Найти место среди деревьев, откуда можно наблюдать за происходящим, пока не наступит рассвет.
  Они вошли под шелестящие буковые деревья. Дейви смахнул палую листву с камня и лег, подложив под голову руку. Стелла присела, опираясь спиной о ствол дерева, прижав колени к груди, чтобы было теплее. Она вытащила живой камень из рюкзака, положила его себе на живот, а сама села на рюкзак.
  Камень притаился, наблюдая и прислушиваясь. В кургане пробудилась древняя жизнь. Зрение и слух Стеллы неожиданно обострились, она видела мир вокруг себя совсем другими глазами, слышала самые поразительные звуки, ощущала, как растут деревья, узнавала маленьких существ, кормящихся у корней пшеницы, свела вместе созвездия, чтобы появились слова, которые она могла попытаться прочитать.
  Стелла заморгала, и обостренность чувств исчезла, если не считать того, что камень и курган оставались на своих местах и продолжали беседовать между собой, если не с ней. Стелла подняла голову и посмотрела в небо, где застыли в неподвижности звезды.
  — Почему мы здесь, Дейви? Мы с тобой ученые. Мы не верим в истерические бредни Розиты Ченселлор, утверждающей, что через четыре с половиной года солнце спустится в преисподнюю и земля улетучится, превратившись в перегретый пар. Такого просто не может быть.
  Из темноты донесся саркастический голос Дейви.
  — Мы и не думаем, что все произойдет именно так. Саамы сказали бы иначе. Они ничего не говорят о перегретом паре, но Кайкаам может ночи напролет рассказывать, как неразумный белый человек уничтожает планету в своем желании владеть всем.
  — Так что же будет?
  — Понятия не имею, но готов поставить пенсию, которой у меня нет, что приближается нечто очень серьезное, а мы слишком слепы, чтобы это увидеть.
  — Культурный империализм?
  — Культурное высокомерие — тут у меня нет сомнений.  — Дейви был охвачен гневом и совсем забыл о надвигающейся угрозе.  — Саамы говорят, что мы поддались на уловки Врага. Боги создали нас способными размышлять, чтобы мы могли оценить красоту их творения, а вместо этого мы используем свой разум, чтобы превратить землю в ад. Саамы считают, что в тот момент, когда девять черепов разных рас соединятся с четырьмя зверями, чтобы вызвать к жизни дракона, то почти наверняка наступит ядерная зима и конец истории человечества. Они готовы к гибели своего народа, если в результате это очистит землю от скверны. Вопрос лишь в том, насколько они искренни, но всякий раз, когда я включаю радио, чтобы послушать новости, мне кажется, что нам очень повезет, если мы сумеем дожить до две тысячи двенадцатого года.
  Стелла прикусила кончик ногтя.
  — Мы не можем взять и зачеркнуть всю человеческую расу. Большинство из нас достойные, мирные и честные люди, которые проживают свою жизнь, не угрожая другим.
  Он пожал плечами.
  — Ты не поняла главной идеи. По сравнению с другими культурами мы отвратительны. Мы не заботимся о наших стариках, не чтим землю, творим культ из молодости и делаем вид, что смерти не существует, в то время как смерть — это единственное, что не вызывает сомнений. Мы уничтожаем древние места, которые могли бы нас спасти,  — если послушать некоторых из самых экзальтированных друзей моей матери, выяснится, что мы специально строим станции автосервиса в тех местах, где расположены самые священные памятники, чтобы превратить их в прах. Кайкаам скажет тебе, что мы раса падших людей, а его народ все еще пребывает в Эдеме. И если бы в Лапландии не было так чертовски холодно, я бы с ним согласился.
  — Ты бы предпочел жить в шатре из шкур северного оленя, а не в загородном доме матери?
  — Я бы предпочел жить среди тех людей, которые не считают, что массовые захоронения — неизбежный побочный эффект столь же неизбежного насилия. Или что убийство моей матери — печальный, но важный шаг на пути к святости.
  И вновь голос Дейви изменился; горечь была знакомой, но сейчас к ней добавилось презрение, которого Стелла не слышала прежде.
  — Дейви, ты знаешь, кто за нами охотится?  — медленно проговорила она.
  Становилось светлее, и, хотя рассвет еще не наступил, серый свет зажег его глаза и сгладил резкие черты лица, неожиданно подчеркнув сходство с матерью. Он не стал отводить глаза.
  — Я могу ошибаться,  — ответил он.
  Она ощутила тошноту. Камень полностью проснулся, обострив все чувства Стеллы. У нее мучительно заныла кожа. Она слишком хорошо слышала звуки ночи.
  — Кто, Дейви?
  Он пожал плечами.
  — Что толку, если я назову имя? Все массовые захоронения, которые мне приходилось изучать, были осквернены людьми, переступившими черту, когда цель начинала оправдывать средства, и цена одной жизни, или десяти, или тысячи становилась приемлемой ради достижения какого-то результата, который казался для них важным. Посмотри на людей, которые нами правят, если хочешь понять, что происходит с теми, кто слушает шепот зла. Они продают свою душу вовсе не в интересах человечества, но, видит бог, они убеждены в своей правоте.
  — Я читала перевод дневников, сделанный твоей матерью. Если она не ошиблась, то Нострадамус сказал то же самое Седрику Оуэну, когда они встретились в Париже; существует сила, которая питается смертью и разрушением, страхом и болью, и этой силе необходимо, чтобы все закончилось Армагеддоном.  — Она закрыла глаза, вспоминая.  — «Они подчиняют людей своей воле; умных, думающих людей, уверенных в том, что они могут взять предложенную им власть и направить ее на служение добру. Но у этой власти иная суть, она ломает их всегда, а ее главной целью является сделать так, чтобы тринадцать камней никогда не соединились и не спасли нас от страшных страданий».
  — Ты выучила перевод наизусть?  — спросил он.
  Стелла недостаточно хорошо видела лицо Дейви, чтобы понять, появилась ли на нем ирония.
  — Он произвел на меня впечатление,  — ответила она.  — Но не помог понять, о ком речь.
  — О, перестань.  — Дейви повернул голову и внимательно на нее посмотрел.  — Кто знал, где вы намерены искать череп? Кто знал, что вы собирались заехать ко мне? Кого моя мать знает, как ей кажется, слишком хорошо и даже помыслить не может, что этот человек потратил всю свою жизнь на то, чтобы голубой живой камень никогда не был найден?  — Он оперся на локоть, его лицо оказалось так близко от Стеллы, что она ощутила запах сигарет в его дыхании.  — Кто та большая рыба в маленьком пруду, которая всегда старается держаться в тени? Кто служил в Северной Ирландии, кто посоветовал устроить бойню в Ираке и знает, как делать бомбы с хлором, которые уничтожили загородный дом моей матери, и отправил ее в больницу? Кто?
  — Тот, кто идет по Риджвею в нашу сторону?  — спросила Стелла. Ей не потребовалось дожидаться отчаянного предупреждения камня, чтобы узнать о том, что охотник ее нашел; сам курган корчился в беззвучной агонии.  — Дейви, ты готов рискнуть ради камня Седрика Оуэна?
  — Я готов отдать за него жизнь,  — сказал он, и Стелла ему поверила.
  — Тогда отнеси его в курган. А я останусь снаружи и постараюсь их задержать. До рассвета не более получаса. Ты знаешь, что необходимо сделать, не хуже меня.
  — Нет.
  Он улыбнулся так, что ее кровь заледенела. На одно страшное мгновение ей показалось, что она совершила серьезную ошибку и что Дейви Лоу и есть главный охотник.
  Она ощутила запах сигарет в его дыхании и подняла рюкзак — свое единственное оружие.
  — Стелла, не нужно.  — Он поднял руку.  — Я сказал, что готов умереть за него, и я не солгал. Однако только ты можешь положить камень на место. На нем запечатлено твое лицо, и он говорит только с тобой. Кайкаам сказал мне восемь, может быть, даже девять раз: «Только хранитель может положить камень в сердце мира в конце времен». Ты должна войти в курган. А я сделаю все, что возможно, чтобы враг остался снаружи. Иди. У нас нет времени на споры.
  — Но они ищут именно меня. Они пройдут мимо тебя, и я окажусь в ловушке. До рассвета осталось полчаса.
  — Они?
  — Их двое, и у них есть пистолет. Если ты не станешь входить в курган, то отправляйся в лес, который находится позади кургана, и оставайся там. Я скажу, что ты ушел. Уходи! Ты наш последний козырь.
  — Хорошо.
  И в эту удивительную ночь произошло еще одно удивительное событие — Дейви Лоу обнял Стеллу и исчез.
  Он двигался бесшумно, еще раз поразив Стеллу. Она пошла вперед вдоль рощи буковых деревьев к узкой зеленой аллее, пересекающей пшеничное поле. По дороге медленно ковыляла одинокая фигура.
  — Кит!  — Она с улыбкой потянулась к нему.
  — Привет.  — Он оперся на ее плечо и взъерошил волосы. Она видела его раздвоение так четко, словно он был двумя разными людьми.  — Где Дейви?
  Ложь далась ей на удивление легко.
  — Он вернулся в больницу. Он беспокоится об Урсуле, а я теперь знаю, куда нужно идти, и больше в нем не нуждаюсь. Курган на поляне. Он удивительный. Пойдем, сам увидишь.
  Она повернулась и потянула его за запястье. Он медленно зашагал вперед, пользуясь обоими костылями. Живой камень пел все ту же тревожную песнь.
  — Ты идешь с трудом, что-нибудь повредил, когда забирался по склону?
  — Нет. Я бы не сумел дойти сам. Меня подвезли.  — Он остановился, чтобы опереться о первый из стоящих камней и перевести дыхание.  — Меня привез Тони. Я знаю, что ты думаешь, но ты должна ему верить. Он приехал помочь. Он только припаркует машину и придет. Я жду его с минуты на минуту.
  — Он уже здесь,  — сказала Стелла.
  Тонкий луч фонарика запрыгал по заросшей травой тропинке. Из предутреннего тумана, встающего над пшеничным полем, показалась фигура, совсем не похожая на сэра Энтони Буклесса. Голубой свет замер в тревожном молчании.
  — Тони?
  — Нет, не Тони,  — мрачно ответил Гордон Фрейзер.
  Он остановился на краю поляны, коренастый карлик; лучший спелеолог Британии. Копна рыжих волос стояла дыбом.
  Забыв страх, Стелла приветственно подняла голубой камень, и Гордон застыл на месте. В его глазах появился тот же ужас, который она видела в лаборатории, когда он очищал камень от известняка.
  — Все в порядке,  — сказала Стелла.  — Это друг. Он нам поможет.
  — Да?  — Гордон Фрейзер угрюмо покачал головой, как-то боком подошел к ним и уселся на камень.  — Тони Буклесс тоже друг, который поможет нам всем. Он отстает от меня на пару ярдов. Будет грандиозное воссоединение, когда взойдет солнце, а потом нас ждет впечатляющий фейерверк?



  ГЛАВА 31

  Скирвит-Виллидж, рядом с горой Инглборо
  Апрель 1589 года


  Пасха уже прошла, лишения Великого поста остались позади, белые овечки паслись в нолях, по краям которых желтели примулы.
  Поздние заморозки прикрыли инеем вспаханную землю; в тех местах, куда солнце могло добраться, выпала роса. Седрик Оуэн, теперь он носил имя Фрэнсиса Уокера, купца и будущего фермера, наклонился и положил венок на могилу отца своей жены. Над вересковыми пустошами Йоркшира разнесся звон треснутого церковного колокола.
  Рядом с ним стояла Марта Хантли, теперь Марта Уокер, находившаяся на четвертом месяце беременности, что уже становилось заметным. Она также наклонилась, чтобы положить только что собранные маргаритки на могилу. Именно о такой простой могиле и попросил ее отец, когда наступили его последние часы.
  Некоторое время они стояли рядом, слушая, как начинается день, мужчина и его жена, с которой он никогда не спал в одной постели и не имел намерения поступать так в дальнейшем. Наконец Марта сказала:
  — Его нет с нами уже неделю. Мы дали слово, что живой камень будет доставлен в безопасное место в течение десяти дней после его смерти. Нам больше нечего ждать.
  — Если не считать того, что Фернандес может вернуться.
  — Он не вернется,  — резко сказала она, безуспешно пытаясь скрыть горе, из-за которого все еще плакала каждую ночь во сне.  — Мы не станем больше ждать.
  — Тем не менее путь к пещере лежит мимо зарослей боярышника. Мы можем туда заглянуть.
  Он придержал их единственного мерина, чтобы она могла сесть в седло. Из трех хороших лошадей, которых они взяли с собой на север, одна умерла от колик вскоре после того, как они прибыли на новое место, а гнедая кобыла, подарок Барнабаса Тайта, изрядно удивила их и родила хилого жеребенка во время последнего весеннего снегопада, за неделю до смерти Эдуарда Уэйнрайта. Жеребенок до сих пор оставался слабым.
  Марта поправила платье и пустила лошадь вперед. Седрик Оуэн молча зашагал рядом. Они не выбирали друг друга, но их общая скорбь из-за потери Фернандеса, а также забота Седрика Оуэна об Эдуарде Уэйнрайте в последние дни его жизни свели их вместе, как брата и сестру, так что теперь они понимали друг друга без слов.
  Дорога вела их из маленького дворика приземистой церкви, мимо особняка, построенного из серого камня, домиков крестьян, крытых соломой, мимо колодца и одноэтажного постоялого двора, отмечавшего конец деревни. Теперь они оказались на серо-зеленых вересковых пустошах, где могли пастись лишь овцы.
  Оуэн все еще не успел привыкнуть к окружающим ландшафтам, В силу привычки он отмечал места, где на берегах ручьев росли ивы, и новые дыры кроличьих садков. Трое молоденьких упитанных кроликов бросились прочь при их приближении, сейчас было еще рано их ловить, но он взял их на заметку, заранее испытывая удовольствие при мысли о предстоящей охоте. Оуэн с самого детства не охотился на кроликов и только недавно понял, как ему хочется вновь этим заняться.
  Из-за его плеча Марта сказала:
  — Мы можем начать понемногу продавать бриллианты, будем говорить, что они достались мне от отца. Думаю, особых вопросов не возникнет.
  — До тех пор, пока к нам не проявит интерес Уолсингем, мы будем в безопасности. Мне бы очень не хотелось еще раз бежать, как той ночью.
  — Согласна.  — Марта содрогнулась и поплотнее запахнулась в плащ.  — С одной лошадью нам придется очень нелегко.
  Путешествие убило ее отца. Эдуард Уэйнрайт так и не сумел оправиться от холода и лишений десяти дней, проведенных на дорогах под январскими снегопадами. Они не говорили об этом; оба не опускались до взаимных упреков, но смерть старика разделила их.
  Что бы ни случилось с Фернандесом, Оуэн не слишком рассчитывал, что из их брака может получиться нечто позитивное. Просто так им будет легче справляться с трудностями. Он много думал о еще не родившемся ребенке, к которому должен будет относиться как к своему, в надежде, что наступит день, когда он сможет рассказать ему правду о его настоящем отце.
  Они ехали по тропе, которая все круче поднималась в гору. До Инглборо было уже недалеко. Они выбрали другую реку и двигались вдоль ее берега, пока не оказались у брода, который Оуэн знал с детства. Боярышник, служивший для них вехой, искривился и наклонился к земле, и они не нашли на нем ни льняной ленточки, ни белой шерсти, так что судьба Фернандеса де Агилара оставалась неизвестной.
  Оуэн увидел, как тень надежды пробежала по лицу Марты, потом она стиснула зубы и повела плечами — еще одно разочарование. Оуэн боялся, что однажды она не выдержит, и сожалел, что не в силах ничего изменить.
  Он слабо улыбнулся Марте, ему вдруг показалось, что у нее могут возникнуть такие же мысли о нем.
  Она отъехала от куста.
  — Нам нужно отправиться к пещере,  — сказала она.  — Я захватила с собой свечи, клубок шерсти и смоляной факел. Тебе нужно что-нибудь еще?
  — Только мужество,  — ответил Оуэн,  — Никогда не любил темноту.
  Он отвечал в ее удаляющуюся спину; Марта пустила лошадь рысью, и ему пришлось прибавить шаг, чтобы не отстать. Потом она придержала мерина, пожалев Оуэна, и дальше они двинулись рядом.
  Вскоре, когда запели жаворонки, Марта сказала:
  — Нам больше не нужно сюда возвращаться. Мы можем отправиться на запад, в сторону побережья. После Испании я полюбила морской воздух.
  — К западу отсюда расположен Алверстон. Мы сможем купить немного земли и заняться фермерством. Морской воздух не слишком этому способствует, но там очень красиво ранним утром.
  Они поговорили еще немного — только чтобы слышать свои голоса, а потом замолчали. Мерин уверенно шагал вперед, и Оуэн предоставил ему выбирать путь к вершине холма. Вьюга лениво кружила снег. В полумиле справа от них несколько ворон вылетели из-за кустов можжевельника и начали медленно набирать высоту, обмениваясь недовольным карканьем.
  — Мертвый ягненок,  — не подумав, сказал Оуэн.  — Или овца…
  Он смолк.
  — Умершая при родах,  — закончила за него Марта.  — Я и сама так подумала.
  А тебе не кажется, что вороны слишком рано прекратили свое пиршество — ведь мы еще далеко от них?
  — Похоже, не мы одни в этот ранний час решили подняться по склону.
  Оуэн остановил мерина.
  Голубой живой камень тихо грел его бок. Оуэн ощутил предупреждение, но оно было каким-то неуверенным.
  — Возможно, это пастух, но мы не должны рисковать. Тебе лучше вернуться. Если нас предали, то нельзя нам обоим оказаться на открытом месте.
  — Если нас предали, то я бы предпочла умереть под открытым небом, а не в постели. И не в Тауэре, доставляя удовольствие Уолсингему.  — Марта содрогнулась, и он подумал, что ее сейчас снова стошнит, как после пробуждения.  — Обещай мне: если на нас нападут и ты поймешь, что нам грозит смерть, ты дашь мне возможность уйти быстро.  — Марта увидела, что он колеблется.  — Фернандес выполнил бы такую просьбу; он так сказал в ту ночь, когда мы…
  Марта была благородной женщиной, Оуэн ни разу не видел, чтобы она лгала. Вопреки всем своим убеждениям, он сказал:
  — Я даю тебе слово: если на нас нападут, я сделаю все, что в моих силах, чтобы обеспечить твою свободу. А если это будет невозможно, я не позволю увезти тебя в Лондон. Ты подождешь меня здесь?
  Она упрямо выставила вперед подбородок.
  — У тебя живой камень. Ты рискуешь больше.
  — Однако он ни разу не подверг меня ненужному риску. Пожалуйста, ты носишь ребенка Фернандеса, которого нужно защитить. Все равно лошадь дальше идти не сможет. Здесь нам придется спешиться.
  — Тогда мы пойдем вместе. Фернандес оставил нас заботиться друг о друге.
  Он уже пытался спорить с ней и раньше — и обнаружил, что Марта почти всегда остается непреклонной. Ему пришлось согласиться, и он помог ей слезть на землю, после чего спутал лошади ноги, чтобы не ушла далеко.
  — Тогда пойдем. Вход в пещеру находится выше и правее. Если ты видишь желтый можжевельник на фоне серого камня, то вход справа от него. Лезь наверх, не поднимая головы. Нас в любом случае увидят, но так есть шанс, что они не узнают, сколько нас.


  Живой камень не хотел оказаться в пещере, тут сомнений не было. Оуэн ощутил горе, похожее на чувства женщины, умирающей от родов; она знает, что результатом ее страданий станет рождение маленького чуда, вот только сама не доживет, чтобы это увидеть.
  И это удивительным образом отличалось от двух недавних смертей его друзей, при которых он присутствовал. Эдуард Уэйнрайт и Наджакмал прожили долгие достойные жизни и приняли смерть даже с некоторым удовлетворением.
  И оба постарались его убедить в том, что совершенно необходимо принести камень сюда и оставить здесь. И оба предупреждали, что камень этого не захочет.
  Только сейчас, оказавшись у входа в пещеру, Оуэн понял, как сильно сопротивляется камень. Последнюю половину мили Оуэну пришлось преодолевать мощную силу, подобную земному тяготению, а в его сознании звучало то ли предупреждение о смертельной опасности, то ли отчаянная горечь.
  — Здесь мы немного подождем,  — сказал Оуэн.  — Если кто-то нас преследует, мы его заметим прежде, чем он увидит нас.
  Вход в пещеру был косой щелью в каменной стене, частично скрытой зарослями колючего кустарника. Оуэн взял Марту за локоть и отвел ее в сторону, за деревья, где было сухо и откуда они могли незаметно наблюдать за склоном. Они стояли, тяжело дыша после подъема и вглядываясь в сумрак.
  У них за спиной вздымалась наклонная каменная стена. Слева, по пустошам, медленно перемещались лучи солнца, высвечивающие вереск и папоротник. Справа туннель уходил в темноту. Поначалу он был достаточно широким, так что они могли пройти по нему вдвоем, но Оуэн знал, что потом коридор сужается.
  Он ждал, пока глаза привыкнут к тусклому свету. Постепенно он уже мог различить старые гнезда ласточек. Из одного вылетел вьюрок — красочное пятнышко в полумраке. Наконец, когда Оуэн понял, что никто больше не появится и у него не остается причин для задержки, он поступил как в детстве, когда блуждал по этим пещерам; вспомнил бабушку и ее заботу о голубом живом камне.
  Он очень хорошо помнил то время, когда бабушка начала показывать своему внуку-подростку нрав живого камня. Одним теплым осенним вечером, когда груды красно-коричневых листьев горели в садах и для вечернего пирога варилось варенье из крыжовника, бабушка отвела его в тихую комнату, находившуюся в северной части дома, и показала, что можно сделать со свечами, чтобы свет исходил из глазниц черепа.
  Он практиковался под ее руководством до тех пор, пока не овладел этим умением, радуясь, что может провести столько времени в ее обществе. В конце он едва не направил голубой луч света на бабушку, но она подняла руку и остановила его, заявив, что ее вполне устраивают ее серебристые волосы и она не хочет, чтобы они вновь стали черными. Он решил, что она шутит, и опустил череп, а сам поднял вверх две свечи, озарившие ее лицо. Оно было красивым и умиротворенным.
  Позднее, этим же вечером, она описала ему пещеры и рассказала, как найти храм земли. Она не просила Оуэна туда отправиться, лишь объяснила, как их найти. Бабушка считала, что он должен обязательно там побывать, несмотря на свой страх перед замкнутым пространством.
  Однако его страх был куда более сильным, чем думала бабушка. Он не пошел в пещеры той осенью, а дождался весны и так и не сумел рассказать ей о той красоте, которую там нашел,  — бабушка уже умерла.
  В качестве подарка ей он отправился в лабиринт туннелей, а чтобы защититься от страха, прихватил с собой воспоминание о ее прекрасном и мудром лице, озаренном золотым светом свечей.
  Лишившись поддержки, которую давал ему голубой камень, он вновь обратился к тому воспоминанию, хотя сейчас это было сложнее, поскольку ее лицо сливалось с лицом Наджакмал. Так или иначе, но он использовал их облик в качестве якоря своего мужества, когда закреплял конец шерстяной нити, чтобы сохранить надежду найти обратный путь к свету.
  Марта находилась рядом, наблюдая, как он тщательно завязывает узел вокруг выступа, чтобы кончик не оторвался. Как и все беременные женщины, она держала руку на своем округлившемся животе.
  — Если хочешь, можешь остаться здесь, я постараюсь вернуться как можно быстрее.
  — Я бы с радостью согласилась, но не могу нарушить обещание, которое дала отцу. Мне необходимо увидеть место, где будет лежать живой камень,  — мрачно сказала она.  — Мы, ходящие по древним путям, должны подчиняться своей судьбе.
  Она была мужественной, как его бабушка. Когда они повернули в темноту, Оуэн заметил, как последнее пятнышко света исчезло с ее щек и резче обозначились морщины вокруг глаз.
  Он быстро и целомудренно обнял Марту.
  — Это стоит увидеть,  — сказал он.  — Первая часть путешествия достаточно проста, представь себе, что ты идешь по коридорам своего дома без свечи.
  Путь оказался не таким трудным, каким рисовали его детские воспоминания, но ему совсем не хотелось повторять его еще раз.
  Наконец они оказались бок о бок на плоском участке земли, потолок терялся где-то в вышине, руки больше не касались стен. Со всех сторон их окружал шум падающей воды, казалось, они попали внутрь водопада.
  — Здесь мы можем зажечь свечу и лампу,  — сказал Оуэн, а потом, как ребенок, обожающий тайны, добавил: — Ты закроешь глаза?
  Он захватил с собой кремень и трут. Даже на того, кто уже видел это зрелище, оно производило ошеломляющее впечатление. Оуэну пришлось напомнить себе, что нужно зажечь лампу и поднять ее над головой. Только после этого он с неожиданным смущением сказал:
  — Если ты не против, то можешь открыть глаза.
  — О Седрик…
  Ради такого зрелища стоило вытерпеть темноту, холод и страх. Марта даже на миг забыла о том, что они должны были прийти сюда втроем. Когда спутница повернулась к Оуэну, он увидел в ее глазах открывшуюся душу.
  Он подошел к ней и вновь обнял одной рукой, как это делал Фернандес.
  — Не нужно ничего говорить. Достаточно смотреть и запоминать, чтобы и после того, как сменятся поколения, люди знали, что трудный путь до храма земли стоит проделать.  — Он передал ей лампу, оставив себе свечу.  — Если ты подождешь здесь, я положу живой камень на предназначенное ему место.
  — Мне бы следовало пойти с тобой…
  — Нет.  — На короткое мгновение боль сжала его сердце.  — Я должен проделать это сам.
  Он зажег еще четыре свечи и поставил их на козырек над входом, чтобы Марта не оставалась в темноте, а потом прошел на восток двадцать шагов, после чего перебрался через реку по камням, опасаясь, что они могут перевернуться под его ногами. Однако они стояли надежно. Снова свернув на запад, он зашагал вдоль берега реки к ошеломляющему своей красотой водопаду.
  Пойманная слабым светом лампы вода, словно жидкое золото, низвергалась в широкий каменный плавильный тигель, где на воде белой скалы золото превращалось в ртуть.
  Бабушка описывала это место, назвав его колодцем живой воды, и он не сумел придумать лучших слов.
  Пристроив лампу на колене, Оуэн, не обращая внимания на брызги, присел на край и вытащил живой камень из сумки, с которой пропутешествовал через половину мира.
  Камень отдыхал под его руками, теперь, когда конец был близок, он молчал. Оуэн ощущал его горечь как тяжесть на сердце. Потом он опустился на колени на холодном полу пещеры.
  Возбуждение исчезло, пропали красота и даже радость от успеха. В сердце пещеры его мир лишился света и цвета, запаха и осязания, песни и любви. И в наступившем мертвящем оцепенении он впервые ощутил, что его жизнь закончится, когда из нее уйдет живой камень. Он не мог этого перенести.
  — Но почему так должно быть?  — крикнул он, и его вопрос упал в колодец живой воды и исчез.
  Больше Оуэн не говорил, он замер в темном пространстве своей души и смотрел на собственную жизнь с горьким удивлением — ну почему он не задавал этот вопрос раньше?
  В далеком детстве бабушка рассказала ему об этом месте отдохновения камня, и он принял ее слова без всяких вопросов, как и все, что она ему говорила. Когда Оуэн был еще молод, Нострадамус говорил о его предназначении, а он лишь удивлялся, откуда тот мог это знать. То же самое повторила Наджакмал, только она выражалась яснее. Он прожил рядом с ней тридцать лет в раю и ежедневно благодарил ее за это, а потом приплыл в Англию, чтобы оставить здесь свои записи для тех, кто придет через многие годы.
  Более того, Фернандес де Агилар, человек, которому было ради чего жить, отдал свою жизнь для того, чтобы череп попал сюда, в это безопасное место. И чтобы его смогли найти будущие поколения, когда в нем возникнет нужда.
  Седрика Оуэна не интересовали нужды мира. Он плакал от собственной боли, плакал о Фернандесе, Марте и о камне.
  «Ты готов уничтожить все, что сделано нами?»
  Он прекрасно знал этот голос, в противном случае не поднял бы глаз. Внутри водопада стояла Наджакмал. Она протянула к нему руку.
  «Если я скажу тебе, что камень будет там, где нахожусь я, это облегчит тебе горечь расставания? Тебе предстоит обходиться без него совсем недолго».
  Легчайшая струйка воды коснулась Оуэна.
  «А ты спрашивал камень, чего он от тебя хочет?» — сказала Наджакмал.
  Он не задавал камню этот вопрос. Оуэн думал, что их желания совпадают, что сердце камня принадлежит ему. Тихая голубизна, идущая из недр его души, потянулась к нему. Камень скорбел. Однако он не ставил под сомнение свою судьбу или судьбу Оуэна. И он подтверждал правоту Наджакмал.
  Сквозь каскады падающей воды она заговорила снова.
  «Отдай его живой воде, сын моего сердца. Работа твоей жизни почти завершена».
  «Сын моего сердца». Так Наджакмал называла его в последние дни своей жизни. Именно эти слова дали Оуэну мужество встать и поднять живой камень вверх, чтобы он в последний раз насладился светом свечей и видом серебряных каскадов воды.
  Колодец белой воды кипел внизу, он открылся, как открывается сердце, чтобы показать неподвижную черноту внутри.
  — Седрик!
  Яркий желтый свет полоснул сознание Оуэна, голос Марты доносился из дальнего конца пещеры. На противоположном берегу пещеры, в свете четырех пылающих свечей, он увидел, как Марта борется с одним или двумя противниками.
  И вновь он балансировал на самом краю, два долга пришли в противоречие. Проявив ни с чем не сравнимое мужество, Седрик Оуэн бросил камень, несущий его душу, в чашу колодца. Белая вода поднялась вокруг него, точно корона. Последняя голубая вспышка еще долго стояла у него перед глазами, после того как камень исчез.


  А он уже бежал с лампой в одной руке и столовым ножом — совершенно бесполезным — в другой. Бежал к реке, на противоположном берегу которой Марта Уэйнрайт билась с двумя мужчинами за свою жизнь и за жизнь своего нерожденного ребенка.



  ГЛАВА 32

  Кузница Виланда, Оксфордшир, Англия
  21 июня 2007 года, 5 часов утра


  В Оксфордшире рассвет наступает медленно. Первыми обрели цвет камни кургана; участки серого мха на глазах у Стеллы начали приобретать зеленый оттенок. Петух в долине запел увереннее. С высокой ветви бука прокаркал ворон. Через мгновение ему ответил вьюрок.
  Рядом с дорогой затрещали ветви. Тони Буклесс бесформенным пятном приближался по аллее к Кузнице Виланда, посылая вперед свой голос, маяк слабого света.
  — Стелла, ты здесь!  — Он, задыхаясь, пробежал последние несколько ярдов, продираясь сквозь кустарник, и оказался на открытом пространстве перед курганом.  — И Кит. И Гордон. И камень-череп. Это хорошо.
  Он называл их, как при перекличке, но его глаза оставались прикованными к Стелле и голубому камню, освещавшему пространство вокруг нее. Правая рука Тони была неловко вывернута и оставалась в кармане. Можно было сосчитать костяшки его пальцев.
  — А где Дейви?
  Где-то справа замерла шевельнувшаяся ветка.
  — Вернулся в Оксфорд,  — ответила Стелла.  — После того как Дейви показал мне курган, он мне больше не был нужен. К тому же он беспокоится за мать.
  Теперь она могла лгать со спокойной совестью. И это придавало вес ее словам.
  — Конечно.  — Он торжественно кивнул: что ж тут поделать, плохая новость.  — Кит рассказал мне, что произошел несчастный случай.
  Несчастный случай? Стелла посмотрела на Кита. В его глазах она прочитала безмолвное предупреждение. «Верь мне. Опасность! Пожалуйста, верь мне!»
  — Да, несчастный случай,  — бесстрастно ответила она.
  Она больше не знала, кому верить. Гордон находился совсем рядом, почти на расстоянии вытянутой руки. Его страх перед камнем был почти ощутимым, тем не менее он встал, как только появился Тони Буклесс, и сделал шаг к Стелле, словно хотел ее защитить.
  Кит не испытывал гнева, однако страдал — казалось, он попал в сети, которые был не в силах разорвать. Он находился чуть в стороне от кургана и слегка покачивался.
  Так или иначе, но он и Тони Буклесс о чем-то договорились. Оба начали двигаться, медленно, по кругу, казалось, без особой цели, если не считать того, что Буклесс приближался к Стелле и камню, а Кит уходил все дальше.
  Камень даже не пытался помочь. Теперь, когда конец был так близок, он ничего не предлагал. В нем осталось лишь отчаянное желание побыстрее войти в туннель Кузницы Виланда. Курган также звал ее к себе, словно любовник, оказавшийся по другую сторону тюремной решетки, которого можно увидеть, но нельзя обнять.
  Спиральные отметины на камнях у входа стали более заметными; если бы Стелла находилась ближе, она могла бы провести пальцами по канавкам. Их магия ослабела, но притяжение оставалось таким же сильным, так магнит притягивается к магниту, теперь Стелла уже точно знала, что нужно делать и когда; не глядя на часы, она могла сосчитать уходящие минуты: шесть, может быть, пять до рассвета.
  Тони Буклесс находился менее чем в десяти шагах от нее. Стелла не видела, сжимает ли его рука в кармане пистолет, но в отблесках приближающегося рассвета могла хорошо разглядеть лицо Тони. Он не спускал с нее жестких, серых, как бледное небо, глаз. В них не было дружелюбия, осталась лишь одна угроза.
  В сознании Стеллы прозвучал голос Дейви: «Они продают свою душу вовсе не в интересах человечества, но, видит бог, они убеждены в своей правоте». А еще раньше, когда она знала Дейви гораздо хуже: «Твой череп несет в себе сердце мира. Какой человек не станет убивать ради обладания им?»
  Стелла заставила себя смотреть на Буклесса, а не на деревья слева от нее, где рассветный ветер шевелил ветви. Она полагала, что там прячется Дейви Лоу.
  Стелла подняла череп так, что он оказался на одном уровне с ее головой. Серый свет вокруг тут же стал голубым. В горле у Гордона что-то заклокотало. Неожиданно Тони Буклесс остановился.
  — Тони, что вы делаете?  — спросила Стелла так, словно была охвачена любопытством.
  — Пытаюсь сохранить тебе жизнь.  — Он улыбнулся так хорошо знакомой улыбкой. Однако улыбка не смогла смягчить выражение его глаз.  — Я уже говорил тебе, хранитель черепа всегда умирает. Всю жизнь я верил, что Урсула станет хранителем и я сумею ее защитить. Очевидно, я ошибался, поэтому сейчас должен все исправить.
  Он сделал еще один короткий шаг в ее сторону, указывая рукой на курган.
  — Я знаю, ты полагаешь, что судьба мира зависит от того, что здесь произойдет, но я продолжаю верить, что нет такого камня, из-за которого стоит умирать. Я обещал Киту, что сохраню тебе жизнь. И я делаю все, что в моих силах, чтобы ты осталась в живых.
  Все его слова казались правдой. Хрупкая безопасность утра теперь зависела только от того, поверит ли ему Стелла. Слишком поздно. Стелла втянула в себя воздух, чтобы ответить и еще некоторое время сохранить видимость нормальных отношений между ними. Но стоявший справа от нее Гордон Фрейзер потерял остатки терпения.
  — Ты сделал все, что в твоих силах, чтобы убить Урсулу Уокер, лицемерный мерзавец. Только не притворяйся, что хочешь помочь.
  — Что-о?  — В голосе Буклесса послышался лед, который должен был поглотить жар ярости Гордона.
  Он был таким высоким, спокойным и уверенным. Рядом с ним маленький шотландец казался сгустком ярости, не поддающейся контролю.
  Тони Буклесс не обращал на него внимания.
  — Стелла, что конкретно случилось с Урсулой?  — спросил он, четко произнося слова.
  — Только не делай вид, что ты ничего не знаешь, Энтони чертов сэр Буклесс. Я раскусил тебя несколько дней назад. Ты хладнокровный убийца, который прячется за фальшивым обаянием. Ты…
  — Гордон, прекрати.
  Но маленького шотландца уже было не остановить. Он сплюнул на землю. Ведомый яростью, он встал несокрушимой стеной между Тони Буклессом и Стеллой. Он был ее другом, наставником, человеком, который сохранял мужество даже в самых темных уголках земли. В глубине своей души она поблагодарила его, но взяла за руку, чтобы заставить замолчать.
  — Вы очень добры, но не нужно сражаться за меня,  — сказала Стелла.  — Я и сама справлюсь.
  Она спокойно улыбнулась Тони Буклессу.
  — Урсула находится в отделении интенсивной терапии в больнице Рэдклифф. Она получила серьезное отравление хлором, который содержался в дыме. Полиция ведет расследование — они считают, что это была попытка убийства.
  — Хлор?
  Буклесс был превосходным актером. Стелла видела, как черные зрачки его глаз увеличились, почти поглотив радужную оболочку. Потом он начал медленно бледнеть.
  — Кит, почему ты мне ничего не сказал?  — повернув голову, спросил он.
  Теперь все смотрели на него. Наступил самый подходящий момент, чтобы действовать. Стелла отправила беззвучный зов и получила ответ, у нее за спиной зашелестела листва. Неожиданно запела птица.
  — Стелла, подойди к Киту, немедленно.
  Никогда прежде она не слышала, чтобы Тони Буклесс говорил так. Исчез характерный для него доброжелательный тон, в котором всегда искрился смех. Остался человек, служивший в Северной Ирландии, побывавший советником в Ираке, привыкший отдавать приказы, которым все подчиняются. И Стелла даже почувствовала облегчение. Наконец все маски сброшены.
  Больше не нужно прикидываться. Стелла не пошевелилась.
  — Зачем?  — спросила она.  — Чтобы вы могли убить нас обоих, как пытались убить Урсулу?
  — Как раз наоборот, чтобы сделать все возможное, чтобы сохранить тебе жизнь… Дейви Лоу, не делай этого! Ты ошибся!
  Он вытащил руку из кармана. В его кулаке оказалась связка ключей, а не пистолет. Он с силой швырнул их в Стеллу, которая умудрилась увернуться с такой быстротой и ловкостью, какой от себя не ожидала. Она упала на бок, перекатилась и уже через мгновение вновь стояла на ногах, крепко держа в руках камень.
  Тони Буклесс заполнил вращающийся вокруг нее мир вместе с бросившимся вперед Гордоном. Наконец появился и Дейви Лоу, который бежал совсем с другой стороны, откуда его никто не мог ждать.
  Спокойное утро закончилось, когда произошло жесткое столкновение двух тел и прозвучал выстрел. Кто-то попытался выхватить камень. Стелла прижала его к себе, лягнула врага ногой, но тут ее оттащили за локоть в сторону.
  Дейви Лоу стоял над ней, дыша никотином и гневом. Одна рука бессильно висела вдоль тела. Другой он подтолкнул Стеллу в спину.
  — Наступает рассвет. Курган ждет. Иди!
  — Оставайся на месте!  — закричал Гордон Фрейзер с жутким абердинским акцентом.
  — Нет, Стелла, вперед!
  Она доверила Гордону свою жизнь, но не стала бы останавливаться из-за него, что бы он ни кричал. Однако непонятный ужас в голосе Кита, призывавшего ее бежать к кургану, пробился сквозь зов камня. Стелла остановилась на расстоянии вытянутой руки от входа в курган и обернулась.
  Кит застыл на месте. К его виску было прижато дуло пистолета. Все вокруг превратились в статуи. Гордон Фрейзер, ее друг и верный товарищ, держал этот пистолет в руке.
  — Отойди от туннеля,  — сказал Гордон, когда увидел, что она повернулась к нему.  — Положи камень, и никто не пострадает.
  — Гордон?
  Стелла смотрела на него, не веря своим глазам.
  Рыжие волосы торчали во все стороны. Лицо было бледным и слегка зеленоватым. Глаза неотрывно смотрели на череп, но теперь в них горел не страх, а жар обладания, какого Стелле не доводилось видеть ни в одном человеке.
  — Это шутка?  — запинаясь, спросила Стелла.
  Стон заставил ее повернуться. Тони Буклесс лежал на земле, прижимая руку к телу. На траву медленно стекала струйка крови. Его глаза были широко раскрыты. Он повел плечами — возможно, извинялся.
  — Первое правило ведения боевых действий,  — сухо сказал он.  — Всегда делай то, что приказывает человек с пистолетом.
  — Верно,  — сказал Гордон.  — Так что положи камень на землю и отойди в сторону.
  Стелла не могла; камень не позволил бы, даже если бы ее разум принял такое решение.
  — Я думала, вы здесь, чтобы помочь,  — оцепенело пробормотала она.
  — Иногда помочь невозможно.  — Он злобно усмехнулся.  — Таким образом ты не спасешь мир, что бы ни говорил тебе Дейви Лоу. Это время давно прошло. Теперь каждый человек сам за себя, впрочем, так было всегда.
  — Чего вы хотите?  — спросила Стелла.
  — Камень, что же еще?
  Она разинула рот.
  — Но вы же его боитесь. Вы даже не могли к нему подойти в тот день, когда смывали с него мел.
  На его щеках появились красные пятна.
  — Просто нам необходимо время, чтобы получше узнать друг друга.  — Его рука оставалась твердой, хотя голос слегка дрожал.  — Все будет иначе, когда пройдет сегодняшний рассвет и он потеряет все надежды. Тогда он не будет таким диким. Тебе не следует входить внутрь кургана до тех пор, пока солнце окончательно не взойдет, и тогда все будут счастливы.
  Между тем наступал рассвет. После выстрела птицы примолкли, но бритвенно-острая линия света расплавила горизонт.
  — Почему ты думаешь, что после рассвета камень не станет всего лишь куском аляповатого сапфира?  — спокойно спросил Дейви Лоу.  — Если ты не позволишь камню попасть в курган, то уничтожишь его душу — и что тебе останется?
  По губам Гордона промелькнула быстрая презрительная улыбка.
  — У меня будет самый большой драгоценный камень в западном мире, и я заполучу его без малейшего риска для себя. Однако я не думаю, что все будет так, как ты говоришь; камень не откажется от своего могущества легко. И даже не пытайся говорить, что на моем месте ты бы так не поступил, Дэвид Лоу. Ты уже взял свою долю красивых вещей, и тебе известно могущество этой. Ты бы поступил так же, если бы у тебя хватило смелости.
  — Я бы не стал никого сталкивать со скалы ради обладания камнем,  — сказал Дейви, слегка перемещаясь к Стелле.
  Гордон рассмеялся. Однако в его смехе не слышалось безумия.
  — Я искал голубой живой камень Седрика Оуэна с тех пор, как пришел в колледж тридцать лет назад. Искал во всех пещерах Англии и во многих других. Я рисковал жизнью больше раз, чем ты имел женщин; намного больше. Кит О'Коннор не бывал в настоящих пещерах. Какое право он имел найти камень после одного дня поисков? Спасатели — это сборище жалких гомиков. Они бы никогда не нашли камень, если бы он упал со скалы вместе с Китом. Я бы отыскал его позже, не возникло бы никаких проблем, ни один спелеолог в Европе, кроме меня, не способен это сделать в одиночку. И я бы заполучил камень, и раз в жизни справедливость восторжествовала бы.
  И, словно одобряя слова Гордона, солнечный луч на востоке пробился сквозь тонкую полоску облаков. Гордон бросил быстрый взгляд на восток, коротко кивнул и расправил плечи — Стелла множество раз видела, как он это делает перед трудным спуском в пещеру.
  — Дейви Лоу, если ты еще раз шевельнешься, Кит умрет. А следом умрешь ты,  — отрывисто проговорил Гордон.  — Если не веришь, то можешь попытаться. Стелла, положи камень на землю на счет три, или Кит умрет. Раз…
  — Не делай этого, Стелла.  — Неожиданно на лице Кита появился румянец. Не обращая внимания на пистолет, он повернул голову.  — Он не успеет убить нас обоих и остановить тебя.
  — Можете попробовать. Два…
  — Стелла, у тебя есть выбор: я или камень. Мы с самого начала к этому шли. Ты знаешь, что важнее.
  И неожиданно она поняла.
  — Тр…
  Не обращая внимания на царящий в голове шум, она наклонилась и поставила голубой камень Седрика Оуэна на землю перед курганом. Шум не уменьшился, когда Стелла выпрямилась, но его заглушила какофония птичьих голосов, приветствующих восход солнца.
  Смотреть на вожделение в глазах Гордона Фрейзера было невозможно. Крик камня вонзался в сознание Стеллы. Однако она решила терпеть до конца.
  — Тогда возьми его.  — Стелла отступила назад.  — Он не даст тебе того, чего ты ждешь… Кит! Нет!
  Он едва стоял на ногах, ведь выздороветь окончательно еще не успел; но Кит сделал выбор за нее. Стелла увидела, как он рванулся влево, услышала выстрел, прозвучавший громче грома, увидела кровь, но не знала, кому она принадлежит, Киту или Гордону, когда они упали на землю.
  Кит закричал:
  — Стелла, беги!
  Он был жив; больше ей ничего не требовалось. Она уже бежала, как заяц от волка, проскочила мимо камня с письменами и оказалась в коротком темном туннеле. Как и говорил Дейви Лоу, каменная стена расступилась, пропустив ее внутрь.
  Стелла вновь услышала выстрел, потом крик, но ее уже окутала темнота, а лучи рассветного солнца сияли у нее за спиной, и для нее пел курган, так что она уже не могла не двигаться вперед, навстречу огненному свету, поджидавшему ее в конце туннеля.



  ГЛАВА 33

  Гора Инглборо, Йоркшир
  Апрель 1589 года


  Оуэн не знал, что у Марты есть кинжал, но, пока переходил реку, он увидел, что ей удалось удачно им воспользоваться.
  У него не оставалось ни малейших сомнений, что на нее напали люди Уолсингема; требовалось лишь выяснить, сколько их здесь и видели ли они, как голубой камень упал в водопад.
  А кроме того, он собирался выполнить свое обещание: Марта Уокер не должна была попасть живой в Лондон и Тауэр, чтобы ее мучениями насладился Уолсингем.
  Именно это обещание заставило Седрика перепрыгнуть реку, совершив деяние, которое прежде казалось ему невозможным. Он приземлился на противоположном берегу и даже не замедлил бега, крича на той самой ноте, которую испускал голубой камень, и звук, словно копье, исходил из его головы и отражался от стен.
  И все же он подумал, что опоздал. С Мартой сражались по меньшей мере двое, и лишь один из них был ранен ударом ее кинжала. Он держал ее за волосы здоровой рукой и тянул ее голову на себя, в сторону туннеля. Другой рукой он собирался подхватить ее ноги, но она так отчаянно отбивалась, что у него ничего не получалось. В тусклом свете свечей Оуэн увидел, как нападавший бросил свои попытки и потянулся к висевшему на бедре мечу.
  — Марта!
  То ли звук ее имени, то ли близость голоса Седрика заставили Марту перестать сопротивляться, что на время позволило ей избежать смертельной опасности. Обладатель меча повернулся, чтобы встретить новую угрозу. Увидев Оуэна с трехдюймовым ножом в руке, он рассмеялся.
  — Они сказали, что ты не боец. Однако я даже не надеялся, что это правда.
  Бородатый черноволосый мужчина говорил с девонширским акцентом. Он держал свое оружие с той небрежной свободой, которая всегда отличала Фернандеса де Агилара. Оуэн сразу это понял и остановился, заскользив на влажном известковом полу пещеры.
  — Бросай нож, доктор.  — Последнее слово чернобородый произнес как насмешку.  — Прояви благоразумие, и мы оставим тебе жизнь.
  — В Тауэре? Уж лучше я умру.
  Мужчина ухмыльнулся, показав белые зубы. Его сложение и уверенная манера обращения с оружием напомнили Оуэну мастифов Мейплторпа.
  — Ну тогда присоединяйся к своему другу, однорукому испанцу. Впрочем, он умер медленно. Нам нужен только один из вас, и нас вполне устроит жена, если мы не сумеем заполучить мужа.
  При упоминании Фернандеса Марту разом оставили силы. Оуэн сразу это понял, хотя не мог видеть. Прежде чем чернобородый успел обернуться к ней, Оуэн бросил нож. Шум водопада заглушил звук удара клинка о пол пещеры. Оуэн поднял обе руки ладонями вверх.
  — Отпустите ее, и я пойду с вами.
  Мужчина начал приближаться к Оуэну, приподняв черные брови.
  — Мы заберем вас обоих, раз уж ты сделал нам такое предложение. Так у нас появится возможность сравнить ваши ответы.
  Нож был теперь совершенно бесполезен. Оуэн отшвырнул его ногой, он заскользил по влажному полу пещеру и с тихим плеском упал в реку, что на мгновение отвлекло внимание чернобородого — этого времени хватило, чтобы Оуэн успел наклониться и поднять камень величиной с кулак.
  Он не был фехтовальщиком, но тридцать лет играл в Новой Испании с детьми в «поймай и брось». В Англии такая игра была бы для детей отличным развлечением. А в Заме помогала учиться охоте. У Оуэна оказались неплохие способности. Из-за спины чернобородого вновь послышался шум. Оуэн решил, что Марта опять начала сопротивляться.
  — Значит, Фернандес посоветовал вам прийти сюда?  — спросил Оуэн.
  Чернобородый ухмыльнулся.
  — Он ответил на все наши вопросы.
  Оуэн не хотел ему верить, но Барнабас Тайт рассказывал им о том, что Уолсингем способен разговорить любого.
  — Когда он умер?  — спросил Оуэн.
  Чернобородый принялся считать на пальцах.
  — В феврале,  — ответил он.  — Ближе к концу месяца.
  Он опасался зажатого в руке Оуэна камня и принялся двигаться по кругу, оттесняя своего противника от света свечи в более темную часть пещеры, где пол был не таким ровным. Он держал меч перед собой, клинок тускло блестел, освещая его даже после того, как они отошли от входа в пещеру.
  Оуэн отступил в сторону и нырнул за выступ скалы. Правой рукой он нащупал стену позади себя, скользнул влево и понял, что и здесь выхода нет. Он был в ловушке.
  — Выходи, доктор!  — прокричал чернобородый.  — Не заставляй меня калечить тебя, ведь ты можешь отправиться в Лондон в целости и невредимости.
  Оуэн ощутил под ногами мелкую гальку. Он сгреб побольше камней и швырнул их в лицо противнику. Нацеленный ему в грудь меч немного опустился. Тогда он изо всех сил запустил зажатый в руке камень.
  Но попасть в цель ему не удалось.
  Чернобородый увернулся, ожидая, что в него снова полетит галька; пламя свечей качнулось от потока воздуха и создало обманчивый эффект, в результате чего Оуэн прицелился в то место, где противник стоял секунду назад. Камень врезался в плечо чернобородого, рассек плоть и переломил кость, но не задел голову.
  Некоторых людей ранение заставляет отступить, некоторых приводит в особенную ярость. Чернобородый принадлежал к последним. Он выставил перед собой меч наподобие пики и ринулся на Оуэна, заглушая своим ревом шум водопада.
  Словно во сне Оуэн смотрел, как приближается к нему смерть. Потом он услышал, как Марта выкрикнула его имя, тут же раздался вопль мужчины, а в следующий миг чернобородый оказался совсем рядом, холодная сталь пронзила рубашку, кожу, плоть, легкое, и, задолго до того, как пришла мучительная боль, Оуэн ощутил, как брызнула его горячая кровь.
  Тело Оуэна ударилось о стену. Он почувствовал, как ломается рука в левом локте, и в своем новом состоянии, словно бы сверху, даже сумел сосчитать число осколков и сразу же понял, что рука не заживет никогда. Его колени подогнулись, он начал сползать вниз по стене и с удивлением обнаружил, что чернобородый падает на землю рядом с ним.
  И тогда он понял, что действительно умирает, поскольку увидел стоящего перед ним Фернандеса де Агилара с зажатым в руке окровавленным мечом и лицом, искаженным от гнева.
  Его вдруг посетило далекое воспоминание. С мрачным юмором Оуэн произнес:
  — Не горюй из-за меня, друг мой. Смерть не такая плохая вещь, если ей предшествует радость.  — Он попытался поднять руку, но у него не получилось.  — Твое присутствие дает мне огромную радость. Я не предполагал, что смерть окажется такой милосердной и сведет нас вместе.
  — Седрик…
  Де Агилар плакал, не скрывая слез, чего Оуэн никогда не видел в жизни. Он сумел поднять руку и коснулся его кожи, которая оказалась на удивление теплой для мертвеца. Между тем де Агилар продолжал:
  — Я спешил изо всех сил. Четыре месяца я следовал за Джеком Демпси и его братом, а они пытались добраться до меня — мы играли в кошки-мышки по всей Англии. Я не мог оставить вам знак, потому что он привел бы их к вам. Я потерял их перед тем, как они вошли в пещеру. Только зов голубого камня помог мне найти тебя. Прости, прости меня!
  Мир начал раскачиваться. Прямые линии превратились в кривые, воздух стал плотным, точно вода. Оуэн нахмурился. Значение произнесенных слов никак до него не доходило. Он уцепился за них, как за проплывающую мимо рыбу.
  — Фернандес? Ты… жив?
  — Да, жив и даже не ранен, хотя дал клятву тебя защищать.
  — Я должен был проверить… могу ли сражаться… хотя бы один раз.  — Оуэн попытался улыбнуться, но тут же улыбка исчезла, когда он увидел, какое действие она производит на Фернандеса. Ему удалось поймать еще одну проплывающую мимо рыбу.  — Марта?
  — Она ранена, но не слишком серьезно. Я сумею ее вылечить. А вот тебя я вылечить не в силах, друг мой. Мне так жаль. Ты не должен был умереть теперь, когда тебе удалось выполнить задачу всей жизни.
  Появилась большая рыба, она чего-то ждала.
  — Я не… закончил. Нужно… дописать… дневники. Оставить указания тем… кто придет потом.
  — Я закончу дневники, клянусь. Марта поможет. Мы доведем до конца все, что планировали ты, я и Барнабас. Колледж получит наследство, а мир увидит дневники и поймет их смысл, но только не сейчас, пока жив Уолсингем. Все это будет сделано.
  — Благодарю тебя.
  Оуэн уже не чувствовал пальцев.
  Его голова ударилась о каменную стену, но боли не было. Оуэн ощущал, что голубой живой камень ждет его, задержавшись на линии, разделяющей жизнь и смерть, ждет, чтобы перевести на другую сторону. И его душа метнулась вперед, как лосось в стремнине.
  На несколько мгновений к нему вернулось сознание. Он вновь схватил Фернандеса за руку. Только теперь там оказалось две руки. Оуэн нахмурился и увидел, что вторая рука принадлежит Марте. На ее лице появились темнеющие синяки, платье было запачкано кровью. Он хотел сказать, как ее следует лечить, но не сумел. И тогда из последних сил он проговорил:
  — Продайте бриллианты… для себя. Пусть ваша… дочь будет… богатой женщиной.
  — Так и произойдет. Уокеры продолжат хранить тайные пути. Мы закончим дневники и постараемся их надежно спрятать, как ты и просил. А когда придет время, их получит следующий хранитель, я клянусь. Прощай, друг мой. И не забывай обо мне в твоих странствиях; я встречусь с тобой, если нам будет позволено.
  Оуэн больше не мог говорить. Он почувствовал теплую руку на лбу и пальцы на веках, которые сделали мир черным и принесли ему покой, чтобы он мог повернуться и увидеть выбеленный мелом склон холма, на котором под цветной аркой ждали четверо зверей, готовых соединиться в одного.
  Там была и Наджакмал, как она ему и обещала, великолепная и величественная. Она распахнула ему объятия, и он ощутил себя избранным и принятым.



  ГЛАВА 34

  Кузница Виланда, Англия
  21 июня 2007 года, 5 часов 12 минут


  Ведущий внутрь кургана туннель не был длинным. И он не заглушал звуков, доносящихся снаружи; шум схватки сливался с птичьими трелями.
  Прозвучал второй выстрел, а потом третий. Та часть сознания Стеллы, которая могла ясно мыслить, знала: Гордон Фрейзер освободился и теперь сможет последовать за ней. И та же часть сознания горевала о Ките, однако Стелла сжимала голубой камень и понимала, что Кит сделал правильный выбор, когда она его сделать не смогла; камень должен оказаться в сердце мира в момент восхода солнца — и это значило больше, чем ее жизнь или жизнь Кита.
  У нее не осталось времени для скорби. Золотые лучи солнца уже потянулись вдоль восточного горизонта. Стелла это чувствовала из абсолютного мрака кургана. Песнь камня была пением птиц, они стремились к общему крещендо. Стелла определяла течение времени по биениям сердца.
  В конце туннеля горел огонь, вокруг него столпились тени. Одна казалась более четкой, чем другие; стройный мужчина с насмешливой улыбкой и золотой сережкой в ухе. Поклонившись, он сказал:
  — Миледи, мы охраняем вас, мы ваши стражи, но мы не можем оставаться здесь долго. Вы знаете место, не соблаговолите ли вы положить туда камень?
  В своей единственной руке он держал меч, который Стелла узнала. Она поискала взглядом медальон у него на шее, но не нашла.
  В ее сознании горели слова, написанные много лет назад, слова, которые привели ее сюда. Она произнесла их вслух:
  — «Следуй по указанной тебе дороге и будь со мной в назначенное время и в назначенном месте. И сделай то, что предсказали хранители ночи. А после этого следуй велению своего сердца и моего, потому что они едины. Не подведи меня, потому что это будет означать, что ты подвел себя самого и все ждущие миры».
  — В самом деле.
  Мужчина улыбнулся улыбкой бога, свободного от любых тревог.
  Его сережка была жемчужиной солнечного света, посланной, чтобы вести ее и охранять.
  Ниша в задней стене сияла собственным голубым светом. Негнущимися пальцами Стелла начала укладывать голубой камень в углубление, сделанное на заре всех времен. Она больше не ощущала предупреждающих толчков, в сознании не возникало вспышек, оставалось лишь обуревающее ее желание, которое невозможно выразить словами. Камень был словно влюбленный юноша, а курган — его возлюбленная, ждущая и томящаяся. И Стелла на мгновение задержалась, чтобы насладиться их воссоединением и экстазом.
  У нее за спиной фигура из плоти и крови заблокировала вход в туннель.
  И голос, которого она никогда не слышала прежде, заговорил из самой земли:
  — Не теряй времени.
  Стелла Коди переступила через огонь и опустила камень, несущий в себе изображение ее лица, на то место, которое дожидалось его в течение пяти тысяч лет.
  Потом, или даже раньше, раздался выстрел, Стелла не знала, когда он прозвучал, однако ее мир взорвался голубым светом и еще более голубой пронзительной болью.
  На мгновение она была ослеплена огнем и сиянием сережки, рядом оказался Гордон Фрейзер, выглядевший ошеломленным, и старик с кожей, подобной коре дуба, и огромным носом. Старик стоял, подняв посох, и все они застыли на месте — вот почему она увидела дракона зимних снегов, поднимающегося над горой Уффингтон, раскрывающего свои крылья, закидывающего голову назад и ревущего изо всех сил, чтобы обратить вспять поток зла и спасти мир от разрушения.
  Тем не менее он не мог взлететь: лишь восемь цветов создавали его форму. Не хватало небесной голубизны живого камня.
  Стелла посмотрела вниз. В землях мертвых она держала камень, как держала его при жизни. Здесь в камне оставалось больше жизни, чем в ней, он вибрировал так, как прежде, только раньше она этого не видела.
  На склоне холма двенадцать человек стояли, образуя дугу вокруг дракона. Их возглавлял старик с короной из рогов северного оленя, чье лицо она знала. Кайкаам сказал:
  — Присоединишься ли ты к нам, последняя из хранителей, и вернешь ли камень в сердце земли?
  — Конечно.
  Она двинулась вперед.
  Но из другой части ее сердца послышался тихий голос Кита:
  — Стелла… пожалуйста, не уходи.
  Она остановилась. Кайкаам тоже остановился.
  Воздух словно раздвинулся в стороны и вновь сомкнулся. Слева, там, где прежде был лишь дракон, стоял мужчина среднего роста с седыми волосами. На его груди висел знакомый медальон. Его улыбка была древней, как время, и такой же мудрой. Он был поразительно похож на ее деда.
  — Ты последняя и самая молодая,  — сказал он.  — Твоя жизнь не подготовлена для этого. Если хочешь, я отнесу камень в сердце дракона. У тебя есть выбор.
  Дракон позвал ее, он мечтал о камне. Из другого, не такого яркого места донесся тихий голос Кита:
  — Стелла?
  — Кит.
  Слово вырвалось из глубин ее души — то был ответ и выбор. И холод, собравшийся у нее внутри, начал уходить вверх.
  — Благодарю тебя. Мы следовали зову наших сердец, ты и я. Всегда должна быть любовь, как и долг.
  Седрик Оуэн потянулся к ней и к камню.
  Его рука была чистого небесно-голубого цвета.
  И в центре сердца Стеллы ледяной кулак встретился с песней голубого камня. Ее мир взорвался осколками голубого, черного и алого.


  — Стелла?
  Она лежала на траве, в лучах солнца, вокруг пели птицы. Ее плечо жгло огнем.
  Над ней склонился Кит. На его лице тревога смешалась с удивлением.
  — Стелла, господи, Стелла.
  Он поднял ее двумя руками. Боль в плече была такой ослепляющей, что она поняла не сразу.
  — Ты поправился!  — наконец воскликнула она.  — Ты можешь ходить.
  Он нес ее на руках туда, куда падали лучи солнца.
  — И ты жива,  — сказал Кит.
  Его улыбка получилась немного кривой, она совсем не подходила для такого рассвета. И тогда он улыбнулся снова, теперь по-настоящему.
  — В тебя стреляли, но кровотечение прекратилось, рана изменилась. И твой медальон стал другим.
  Он поднял медальон. На одной стороне остался лишь дракон, человек исчез. А на обратной стороне больше не было весов, уравновешивающих луну и солнце.
  — Как ученый,  — нетвердым голосом произнес Кит,  — я не стану спрашивать, как такое могло случиться.  — А потом, поскольку Стелла должна была знать, но не могла сейчас спросить, он добавил: — Гордон Фрейзер мертв; Тони завладел пистолетом и застрелил его. Дейви в порядке.
  — А Урсула?
  — Мы пока не знаем. Дейви звонит в больницу.
  Она позволила Киту помочь ей сесть. Курган не изменился, если не считать того, что камни больше не пели.
  — «А после этого следуй велению своего сердца и моего, потому что они едины». Я следовала своему сердцу. Я вернулась к тебе. У меня был выбор.
  — «Не подведи меня, потому что это будет означать, что ты подвел себя самого и все ждущие миры». Я почувствовал, как ты это сделала. Не могу описать, как я рад.
  Ослепленная болью и солнцем, она держала его руку.
  — Мы справились. Мы оба.
  Кит вновь улыбнулся, и мир, освещенный солнцем, стал безупречным.
  — Я знаю.



  ЭПИЛОГ

  «Профессору сэру Барнабасу Тайту, ректору колледжа Бидз, Кембридж, с нижайшим поклоном.
  Сэр, благодарю Вас за Ваше письмо и жемчуг, который Вы прислали в подарок нашей дочери Фрэнсис Элизабет по случаю ее крещения. Она здорова и спокойна, какой и была с самого рождения. Марта также здорова и вновь управляет фермой. Мы завершили нашу общую работу и тщательно спрятали ее, как мы и договаривались, чтобы ее могли открыть через многие годы. Как Вы советовали, я отправил письмо Вашему адвокату в Оксфорд.
  Остается решить один вопрос. Наш покойный друг просил, чтобы мы передали в Ваши руки драгоценности, прилагаемые к сему письму. Если их продать, то, по моим подсчетам, они принесут по сто фунтов, поскольку они безупречны и имеют хорошую огранку. Если же Вы захотите их разделить, то я знаю человека в Слюисе, с которым имело бы смысл войти в контакт. У него имеются регулярные связи в Харвиче, и он был знаком с милордом Уолсингемом до его преждевременной смерти в прошлом месяце, о чем мы все приносим свои соболезнования семье и королеве.
  Надеюсь, что Вы остаетесь в добром здравии и Ваш колледж ждет процветание.
  Ваш, и прочее,
  Фрэнсис Уокер, эсквайр.
  Писано в десятый день мая тысяча пятьсот
  девяностого года от Рождества Господа нашего,
  на ферме в Нижнем Хейуорте, Оксфордшир».


  Перевод Энтони Буклесса и Урсулы Уокер в их «Новой полной биографии Седрика Оуэна», 1972 год, Кембридж Юниверсити-пресс. Отрывки можно посмотреть на сайте http: //www. bedescambridge. ас. uk


  «С огромным прискорбием ректор и совет колледжа Бидз, Кембридж, сообщают о смерти профессора Гордона Фрейзера, последовавшей после непродолжительной болезни. По его собственной просьбе его тело будет кремировано, а пепел развеян в пещерах горы Инглборо в Йоркшир-Дейлс.
  Поминальная служба, на которую приглашаются все нынешние и бывшие его коллеги по колледжу, состоится в часовне Бидза 3 августа 2007 года, куда вы и приглашаетесь. Пожертвования следует отсылать казначею колледжа.
  Подпись: сэр Энтони Буклесс, магистр искусства, доктор философии, кавалер ордена Британской империи, ректор Бидза, Кембридж».


  «Дейви, Урсула, вы не могли бы приехать? Стеллу выписали из больницы. У Тони будет время пообщаться с нами после церемонии. Буду рад вас видеть. И Джесс здесь. Она хочет встретиться. Напиши.
  Кит».



  ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА

  Я пишу, а вы читаете во времена «конца света», когда миру угрожает катастрофа, за которую ответственны люди.
  Переводы Дрезденского кодекса оспариваются в деталях, но общая картина является общепризнанной: древние майя, народ удивительно далеко продвинувшихся астрономов и математиков, чья культура процветала в 200-900 годах нашей эры, снабдили свой календарь «нулевой датой» — 11 августа 3114 года до нашей эры, полагая, что последней датой станет 13 бактун (приблизительно через 5125 наших лет) — 21 декабря 2012 года.
  Это дата зимнего солнцестояния, когда Солнце вернется в галактический центр, черную дыру в центре Млечного Пути. Мы знаем, что это место находится в созвездии Стрельца. Для майя это было «Ксибалба би», Дорога в Преисподнюю, считающуюся чревом Галактики.
  Таким они сделали свой календарь, чтобы отметить момент смерти Солнца и его возрождения в галактическом чреве — событие, которое случается лишь однажды в 26 тысяч лет. Для майя оно представляет собой конец пятого, последнего цикла существования человечества.
  Это время окружено множеством мифов, пророчеств и легенд, принадлежащих не только майя. Если Джефф Стрей прав (смотри «После 2012» в библиографии), «И Цзин»[26 - Книга Перемен.] можно читать как лунный календарь, который также указывает на некий конец — или трансформацию сознания столь огромную, что ее можно считать концом,  — в 2012 году. Другие нашли подобные указания в «Ведах»[27 - Священные книги брахманов.] и египетских традициях, тогда как третьи связывают расположение в одну линию Венеры и Плеяд с теологией христиан и иудаистов и предсказанием Армагеддона.
  Среди изобилия мифов и легенд, связанных с концом света 2012 года, самыми колоритными представляются легенды про хрустальный череп — но все они лишь бледная подделка по сравнению с реальным предметом.
  Эта книга родилась из поразительного, прекрасного, неотразимого, вдохновляющего хрустального черепа в натуральную величину, выставленного в Британском музее. Он находится в тихом углу главной галереи, напротив трогательной статуи мальчика и лошади (чью историю я однажды опишу). Вы можете верить или не верить в истории о происхождении черепа и его предназначении, но впечатления он не может не произвести.
  Из множества историй его происхождения я выбрала ту, в которой говорилось о пирамидах майя и о том, что это один из тринадцати черепов, которые необходимо собрать вместе, чтобы предотвратить конец света либо как-то его пережить.
  Неизвестно, кто его создал, но работа превосходна. Вырезать череп в натуральную величину с такой высочайшей точностью из единого кристалла даже по современным стандартам является грандиозным достижением. Если череп был действительно создан во времена майя, путем полировки его песком — они должны были понимать, что любая ошибка может испортить результаты трудов многих поколений,  — то это просто невероятно.
  Музейный череп не одинок. Из всех остальных наиболее известен череп Митчелла-Хеджеса, который находится в Канаде. Как и голубой камень Седрика Оуэна, этот череп вырезан из единого кристалла, с нижней челюстью на шарнирах.
  Он также обладает способностью пропускать через себя свет, фокусируя его в глазницах.
  Были проделаны попытки воссоздать лица, соответствующие этим черепам. Говорят, что все эти черепа производят умиротворяющее действие и меняют жизнь тех, кто входит с ними в контакт. (Более подробно об этом в «Загадке хрустальных черепов» Криса Мортона и Сери Луизы Томас.)
  Вот два основных источника этого романа: 2012 год как дата конца света и легенда о тринадцати черепах. Я также использовала известные исторические факты правления Кровавой Марии Тюдор,[28 - Мария I Тюдор (1516-1558)  — королева Англии с 1553 г., старшая дочь Генриха VIII от брака с Екатериной Арагонской. Также известна как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри).] достигшего своей кульминации весной 1556 года, когда был сожжен Томас Гранмер, бывший архиепископ Кентерберийский.
  Весной того же года Екатерина Медичи, оклеветанная королева Франции, родила близнецов, один из которых умер сразу, а второй прожил до середины августа. Мишель де Нотрдам, более известный как Нострадамус, знаменитый своим умением врачевать, был приглашен во дворец летом и присутствовал при смерти второго близнеца.
  История не сохранила причин, по которым его призвали, но мне представляется, нет ничего невозможного в том, что королева надеялась с помощью нового целителя спасти жизнь сыну.
  То было время стремительного развития медицины, хотя западные нации относились к хирургам — в отличие от получивших университетское образование врачей — как к мясникам.
  А вот в арабском мире с давних времен описывались сложные хирургические техники, которые сочетались с использованием обезболивания. Как бывший анестезиолог, я могла бы погрузиться в долгое описание ампутаций, мастэктомий и энуклеации, поражаться умению тех, кто работал в далекой древности, и возносить жалобы относительно нашей культурной слепоты, из-за которой мы в течение столетий игнорировали эту часть врачевания как грязную и недостойную. Как писатель, я решила обойтись без лишних профессиональных подробностей.
  Остальные персонажи в основном являются вымышленными, хотя мнимый предок Фернандеса де Агилара Херонимо де Агилар был пленен местными жителями вместе с Гонсало Герреро в 1511 году. Последний действительно перешел к майя и долго возглавлял сопротивление испанским захватчикам, пока не погиб во время сражения в 1535 году. Де Агилар так и не сошелся с дикарями. Он сбежал в 1519 году и присоединился к экспедиционным силам Кортеса в качестве переводчика. В дальнейшем он остался в Новой Испании и женился на местной женщине. Он не сколотил состояние, продавая веревки в Европе, но множество его потомков именно так зарабатывали себе на жизнь на землях современной Мексики.
  Зама теперь носит название Тулум, но храмы и стены сохранились. До сих пор зрелище восхода солнца с вершины храма-маяка потрясает.
  В Англии Уффингтонская Белая лошадь и Кузница Виланда считаются важными местами средоточия силы, которые следует обязательно посетить, они связаны через Риджвей, ныне отнесенный к длинным путям, но являвшийся частью главной магистрали Британии гораздо дольше, чем полагают нынешние бюрократы. На самом деле невозможно увидеть одно место, находясь в другом, но мне они представляются связанными во всех других смыслах, и ради художественного эффекта я это изменила в финальных сценах романа. Кроме того, не существует туннеля, ведущего внутрь Кузницы, хотя по свидетельствам местных археологов во время раскопок такой туннель был найден. Оба эти места стоит посетить и выказать уважение к нашим предкам, которые их построили.
  Колледж Бидз выдуман мною. Он расположен на берегу реки Кем, где сейчас выстроены современные дорогие квартиры, и было бы намного лучше, если бы на их месте находился древний колледж, построенный из песчаника. Зерна его истории прорастают из колледжей четырнадцатого века; Клэр, к примеру, был основан в 1326 году внучкой Эдуарда I, а Тринити-Холл — в 1350 году епископом Нориджа для «поощрения развития религии, военной и гражданской наук и государства». Тем самым я хочу подчеркнуть, что ни один из колледжей Кембриджа не может быть описан как «второсортный проект Плантагенетов» и не был спасен от разорения крупным пожертвованием, полученным в результате предательства. Академические нравы, внутренняя структура и политика, как и верность выпускников своей альма-матер, взяты мной из реальной жизни.
  Описание Кембриджа и его колледжей и студентов основано на моих собственных воспоминаниях — ведь я несколько счастливых десятилетий провела совсем рядом.
  Для тех из вас, кто интересуется астрологией, я попыталась, насколько это было возможно, верно отражать движение планет в своем тексте. Я составила схемы для каждого из главных героев и старалась ими руководствоваться.
  Правы были древние или нет, вопрос спорный, и если мы все еще здесь в Хогманей (канун Нового года у шотландцев), то можем посмеяться над всеми предсказаниями, как это произошло после истерии в конце второго тысячелетия, когда все опасались, что компьютеры одновременно выйдут из строя — если не считать того, что дата конца света есть результат приблизительный и древние не пытались указать точные двадцать четыре часа, в которые начнется конец света. Впрочем, уже сейчас нет никаких сомнений, что мы живем в период катастроф, вызванных деятельностью человека.
  Вы можете просыпаться каждый день, дожидаясь новостей о новых достижениях человека. А я склонна считать, что если это лучшее, на что мы способны, то человечество переживает глубочайший кризис. Остается надеяться, что правы те люди, которые верят, что следующий эволюционный шаг развития будет духовным — и что наступить он должен как можно скорее.
  Если тринадцать черепов сойдутся вместе и подтолкнут нас к переменам в сознании, которые сделают нашу жизнь более осмысленной, я буду первой в очереди, чтобы сменить мировосприятие.
  Летнее солнцестояние, 2007. Шропшир, Великобритания.

  notes


  Примечания

  1

  Точка (парс) Фортуны — астрологическая величина, определяющая благоприятное взаимоположение планет.



  2

  Парацельс, настоящее имя Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (1493-1541)  — знаменитый алхимик, врач и оккультист.



  3

  Уроборос, буквально «пожирающий свой хвост»,  — мифологический мировой змей, который обвивает кольцом Землю, ухватив себя за хвост. Считался символом бесконечности возрождения, одним из первых символов бесконечности в истории человечества. Также было распространено его изображение не в виде кольца, а в виде восьмерки. Алхимический символ.



  4

  Аспект двух небесных тел в астрологии — на расстоянии 72 градуса друг от друга по окружности.



  5

  Древнее название города Тулум, Мексика.



  6

  Мера длины для измерения глубины воды. 1 фатом равен примерно 1,8З метра.



  7

  Название первых собственных помещений, возведенных в университете Кембриджа в 1350 году.



  8

  Ольмеки — название племени, упоминающееся в ацтекских исторических хрониках.



  9

  Саамы — самоназвание народа саами. Живут в Норвегии, Швеции, Финляндии, России (Карелия и Кольский полуостров).



  10

  Конфигурация планет в астрологии.



  11

  Сакральный символ, используемый при медитациях в буддизме, ритуальный предмет.



  12

  Название книжки английской детской писательницы Энид Блайтон. Главный герой — кукольный персонаж, напоминающий Пиноккио.



  13

  Один бактун в календаре майя равнялся 144 000 дней (приблизительно 394 года). Тринадцать бактунов составляли величину общего цикла, после которого должна наступить новая эра.



  14

  Сказочная фея, которая оставляет монетку взамен выпавшего зуба, спрятанного ребенком на ночь под подушкой.



  15

  Модлин-колледж, мужская привилегированная частная средняя школа в Оксфорде.



  16

  Племя североамериканских индейцев.



  17

  Согласно «Младшей Эдде», Один забрал у Локи троих детей — Фенрира, Хель и Ермунганда, которого бросил в окружающий Мидгард (обитаемую землю) океан. Змей вырос таким огромным, что опоясал всю землю и вцепился в свой собственный хвост. За это Ермунганд получил прозвище «змей Мидгарда» или «мировой змей». Мидгардорм — вечный противник Тора. В последней битве перед гибелью мира они с Тором убьют друг друга.



  18

  Колесо или валик, содержащий молитвы и мантры.



  19

  Сплав олова со свинцом.



  20

  Ок — десятый день внутри месяца в календаре майя, Соц — название месяца в календаре майя (соответствует периоду 2-21 июня).



  21

  Непрерывный счет времени, которым пользовались несколько культур Центральной Америки.



  22

  Библиотека Оксфордского университета; вторая по значению в Великобритании после Британской библиотеки. Основана в 1598 г.; названа по имени основателя Т. Бодли.



  23

  Второй по старшинству преподаватель университета после профессора.



  24

  Виланд (Вейланд, у скандинавов Велунд)  — мифический древнегерманский кузнец. С его именем англичане связывают погребальный курган в Оксфордшире, находящийся рядом с холмом Дракона, где высечено изображение Белой лошади.



  25

  Геомантия — магическая система предсказаний, основанных на прочтении шестнадцати символов-элементов, различаемых на земной поверхности



  26

  Книга Перемен.



  27

  Священные книги брахманов.



  28

  Мария I Тюдор (1516-1558)  — королева Англии с 1553 г., старшая дочь Генриха VIII от брака с Екатериной Арагонской. Также известна как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к