Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Роэн Майкл Скотт / Спираль: " №02 Полуденные Врата " - читать онлайн

Сохранить .
Полуденные врата Майкл Скотт Роэн

  Спираль #2
  Приключения английского джентльмена Стивена Фишера продолжаются. Джунгли Бали и притоны Бангкока раскрывают ему свои объятия. Запад и Восток сходятся, а такие встречи носят, как правило, запоминающийся характер. Мир высоких технологий противостоит темным силам древних балийских культов. Вдобавок время ведет себя весьма неординарным образом…
  «Полуденные врата» - это яркий образец литературного направления, в котором сочетаются традиции классического романа, магического реализма, fantasy и триллера.

  Майкл Скотт РОЭН
  ПОЛУДЕННЫЕ ВРАТА

  Меж утром лазурным и мраком багровым,
  Меж смертью минутной и вечной мечтой,
  Свой слух затворив для победного грома,
  Стоит на горящем мосту часовой. [1 - Флэкер Джеймс Элрой (1884 —1915) - английский поэт и драматург. Перевод стихов В. Мещей.]
    Флэкер. Огненный мост.

  ГЛАВА 1

  Я так разозлился, что не стал дожидаться скрипучего лифта, а, стуча башмаками, бросился вниз по пыльной лестнице и даже обогнал Дейва. Не обращая внимания на тихие приветствия дежурной, я прошествовал через вестибюль и тотчас оказался на залитом солнцем тротуаре, не успев даже набрать воздуха в легкие. Это было не слишком остроумно. Молва приписывает здешней атмосфере наименьшее содержание кислорода по сравнению с любой другой точкой земного шара, и после прохладных, снабженных кондиционерами помещений судоходной конторы солнце било в лицо с неистовством металлического гонга. Меня оглушил городской шум - рычали и глухо кашляли автобусы, повизгивали маленькие рикши-такси, называемые tuk-tuk, громыхали мопеды. Тысячи резких запахов защекотали мне ноздри: дым, выхлопные газы, пот и прочие свидетельства работы человека и его организма. На этой улице они ощущались особенно сильно - судоходная контора располагалась в районе с низкой арендной платой, недалеко от тянувшихся вдоль реки верфей. Контора была затрапезным заведением, которое, будь все нормально, лезло бы из кожи вон, лишь бы заключить контракт с
нами - агентством с мировым именем.
  Будь все нормально.
  Меня буквально трясло от бешенства и негодования. И тошнило от их конторы! Хотелось только одного: скорей убраться подальше - подальше от этой жары, вони и несговорчивости. Я повернулся и врезался в текущую навстречу толпу. Море голов, и все едва достают мне до плеча. Я с трудом поборол желание броситься вплавь. Но, невзирая на толкотню, сумятицу, трубные звуки пластмассовых инструментов неизбежных уличных музыкантов-японцев, толпа тут была гораздо спокойнее, чем в Гонконге - не оглушала бесконечная болтовня, - и приветливее, чем на Западе, где непременно наткнешься на ругань. Вообще, здешний народ отличается вежливостью и спокойными манерами, только вопли детей и рев рок-групп соперничают с шумом транспорта. Правда, я то и дело ощущал прикосновение гибких пальцев, обшаривавших мою куртку, и радовался, что догадался спрятать всё во внутренние карманы, закрывающиеся на молнии. Но скорей всего это было характерно только для здешнего района. Постепенно толпа стала редеть, и меня догнал Дейв.
  - Ну что ж! - угрюмо сказал я. - Все именно так, как ты мне и говорил! Можно податься ещё куда-нибудь? Или это предел?
  - Податься больше некуда, - так же угрюмо ответил он. - Пойми, я просто хотел, чтобы ты увидел всё своими глазами, ясно? Я в этом деле новичок, и мне не улыбалось, чтобы ты - именно ты - считал, будто я не сумел справиться с заданием. Ведь с тобой идти в ногу трудновато! Тем более что отчёт я должен давать тебе!
  Я упорно шагал дальше, от злости даже не оценив комплимента. Гневно попирать ногами тротуар доставляло мне удовлетворение.
  - Черт побери, Дейв! Но это же самая обычная сделка! Простая консигнационная отправка товара в Индонезию! Только и всего!
  - Вот именно! Такая простая, что никто и не хочет ею заниматься.
  - Господи помилуй! Но почему?
  Мы отскочили, спасаясь от грязных брызг, летящих из-под колес стаи мопедов. Затем снова врезались в толпу, чтобы под её защитой перейти улицу.
  Так почему все они против? Все - и крутые дельцы, и мелкая сошка - решительно все здешние тупоголовые подонки! По морю, по суше, по воздуху - неважно как, но мы ухитрились сюда добраться и вот уперлись в эту идиотскую стену!
  Я сверлил глазами Дейва.
  - Уж чего мы только не делали, чтобы оказаться здесь! Так как же тебе удалось за неделю потерять все, чего мы достигли?
  - Ты несправедлив, - тихо сказал Дейв. Щелкнув зажигалкой с золотым колпачком, он закурил сигарету, прикрыв её темными пальцами, потом аккуратно спрятал зажигалку во внутренний карман и застегнул его. Это свидетельствовало о том, что о здешних нравах он знает не понаслышке.
  - Послушай, я уже сколько времени занимаюсь рассылкой грузов по всему Востоку, и не возникало никаких проблем. Ты мог в этом убедиться, если просматривал мои отчёты за месяц. Все контракты без сучка без задоринки. Ни разу никаких осложнений. Но здесь! И дело-то ведь плёвое - ты сам это говоришь. С чего же все они так упёрлись? Мы же не играем в темную, а? Не оружие у нас, верно? Не наркотики?
  - Опомнись, Дейв! Ты сам прекрасно знаешь, я на такое никогда… - Я осекся и овладел собой. - Слушай, извини, ладно? Конечно, мне известно, что ты отлично справляешься с делом и работаешь ничуть не хуже меня. Потому-то я и не понимаю, как ты умудрился не справиться с этой плёвой, как ты её назвал, сделкой! Не справился, даже когда сам сюда прилетел. Этого я никак не мог понять - вот поэтому я и здесь.
  - Ну да! И тоже не справляешься! Так что, может, вообще лучше плюнуть на эту затею? На самом деле - неужели это такой уж важный контракт, чтобы сам заместитель директора примчался расхлебывать кашу?
  - Ну…
  - Да брось! Не забудь, я же работаю под твоим началом. Отчего ты так заинтересовался именно этой сделкой? Такое впечатление, что ты в ней лично заинтересован…
  Я пожал плечами и глубже засунул руки в карманы своего лёгкого шелкового костюма.
  - Слушай, в этой сделке нет ничего такого - ничего особенного, понимаешь? Просто я оказываю любезность одному из моих друзей-политиков. Он уговорил меня поддержать Доброе Начинание. Знаешь, приходится время от времени взваливать на себя чужое бремя, чтобы остаться у друзей на хорошем счету. Если всё лопнет, буду краснеть. Для пиара это плохо. Вот и всё.
  Наступило молчание. Но молчали только мы, рев делового Бангкока, этого цементного комка, брошенного в брюхо Азии, тут же заполнил брешь.
  - Слушай, Стив, мы ведь с тобой друг друга насквозь видим, - вернулся Дейв к своей обычной, якобы простецкой, манере. Отвернувшись, он небрежно выпустил струйку дыма. - Так что брось мне вкручивать. Я же тебя знаю, по крайней мере по работе. Знаю, сколько ты будешь возиться с каким клиентом - при обычных обстоятельствах. И как часто выходишь из себя, тоже знаю, - нечасто! Нет, ты сейчас так бьёшься, чтобы сделка не сорвалась, вовсе не из-за твоих дружков-политиков, не заливай! Из-за чего-то, что важно для тебя самого. То-то ты и увиливаешь от ответа, и злишься - это на тебя похоже. - Он пожал плечами. - Да не волнуйся! Мне даже приятно, что ты способен забыть, будто состоишь из колесиков, часового механизма и криогенных чипов, и готов порой причислить себя к роду человеческому. Тебе это идет.
  Как не раз бывало в разговорах с Дейвом, я слегка опешил.
  - Ну знаешь… Что ты несёшь? Прямо какого-то филантропа из меня делаешь.
  - Именно. Как бы мне не подпортить тебе репутацию.
  - Спасибо. Я хочу сказать, что эта сделка прямо упала мне в руки! Между прочим - в сортире Ротари-клуба. Один человек предложил нам оказать помощь некоему начинанию, с которым кто-то там связан - знакомые чьих-то знакомых, знаешь, как это бывает. Ну, я немного разобрался в этом проекте, и он меня увлек, что ли. С Барри мы пришли к согласию - как раз наш профиль, дело проще простого, все детали можно обсудить за чаем, в десять минут. Почему бы не взяться? Ну и плата, конечно. Так что мы ничего не теряем.
  - Ага, и ты сразу послал менеджера по заключению контрактов за тридевять земель на реактивном самолете, а затем и сам помчался следом. Знаешь, друг, у тебя ни стыда ни совести. Да не беспокойся, никому я твоей тайны не выдам, если, конечно, ты соизволишь выдать её мне.
  Я был в нерешительности. Не потому, что не хотел откровенничать с Дейвом, нет. Но он задал вопрос, который я сам беспрестанно задавал себе последние дни. Почему этот проект меня так интересует? Не просто же потому, что в основе его доброе дело. Такими добрыми намерениями вымощено каждое начинание, но всегда очень скоро приходится забывать про добросердечность. Если бы мы руководствовались лишь благородными соображениями, то уже через месяц стали бы банкротами. Так почему же именно этот проект увлек меня? Я не находил ответа на этот вопрос, разве что, как я подозревал, тут крылась причина, в которой я не хотел признаться даже самому себе.
  Внезапно мне пришлось замедлить яростный темп ходьбы. Даже с закрытыми глазами я непременно остановился бы перед стеной зловония, выросшей перед нами, - зловония куда более мощного, чем если бы все здешние городские запахи соединили в один. Дейв сморщил нос.
  - Фу! Стоит миновать этот перекресток, и, похоже, мы окажемся по уши в…
  Улица упиралась в один из узковатых klongs[2 - Klong - канал (индонез. ). Здесь и далее перевод с голландского и восточных языков С.Дубровского.], знаменитых уличных каналов Бангкока, служащих для бедного люда всем - и местом жительства, и средством сообщения, и водопроводом, и канализацией, причем не обязательно в перечисленном порядке. По каналу, чавкая, тащилось туристское суденышко, переполненное экскурсантами, снимавшими не слишком стеснительных обитателей хибарок, выстроенных на его берегу. К чести местных жителей надо отметить, что им не приходило в голову всем вместе наброситься на туристов-фотографов и пустить их ко дну. Напротив, туземцы, улыбаясь, с любопытством наблюдали за этими всеядными любителями достопримечательностей, которые, жужжа камерами, проплывали мимо. Улыбались они и нам, хотя украдкой косились на Дейва: в здешних краях африканцы встречаются редко, да ещё африканцы с оксбриджским выговором и в костюмах из шелка-сырца. Дейв швырнул окурок в зловонную коричневую воду, и та, жирно чмокнув, поглотила его.
  - Экая мерзость! - заметил Дейв.
  - Верно, - согласился я. - Но на этой мерзости зациклено все окружающее - и здесь, и где угодно. Вода!
  - Ты отваживаешься называть это водой?
  - Для многих мест и здешняя вода была бы целительной влагой. Да сейчас ей обрадовались бы даже в Калифорнии. Ну а на Бали… Знаешь, на этом острове…
  - Который как раз и является пунктом назначения нашего груза. Мне ещё не приходилось бывать в этом тропическом раю. Туда меня не посылали.
  - Я и сам там не был. Пока. Но ты-то ведь родился тоже в тропическом раю.
  - Считаешь пригороды Кано раем? Ничего себе рай!
  - Ну, рай раю рознь. И тропики тоже. Все дело в том, что на Бали почти нет собственной воды - из-за этого и возник наш проект. Бали питается в основном дождевой водой - она стекает с возвышенности в центре острова, и этой воды не так уж много. От её справедливого распределения и зависит, будет на Бали рай или голод. Такое положение длится уже столетия, и туземцы разработали довольно хитрую ирригационную систему, справедливо распределяющую воду. Эта система скроена из множества местных традиций - общественных, религиозных и прочих. Рисовыми плантациями там ведают общества, называемые subak, своего рода храмы воды, у них свои сложные законы, и за выполнением их следят не то судьи, не то священники. В известном смысле демократия, и она работает. Пока.
  Дейв кивнул.
  - У нас в Нигерии кое-где тоже был такой порядок. Но довольно деспотичный. Шаман, или вождь племени, или старейшины собирали под деревом совет и решали дела. Ну а с тех пор, как у нас появились вы, их заменяет окружной чиновник. Звучит более цивилизованно.
  - Да. В общем, всё это чертовски сложно. А порядки на Бали меняются, как и всюду в мире.
  - Понятно - туристический бум восьмидесятых и девяностых. Звезды рока теперь справляют там свадьбы и всё такое прочее.
  - Дело не только в этом. Рост населения требует лучшей гигиены, лучшей медицинской помощи, - словом, как и везде. И потом, количество осадков, черт его знает почему, сокращается - то ли из-за глобального потепления, то ли из-за уменьшения лесов, или ещё по каким-то причинам. В общем, всё меняется к худшему. Система subak доживает последние дни - её священники, klian subaks[3 - Служители системы «субак» (индонез. ).], и сейчас-то с трудом справляются, а скоро и совсем не справятся. Несколько лет назад один американский колледж разработал проект по поддержке острова - решили перевести всю их несчастную систему на персональные компьютеры! Но надо браться за дело основательнее - и скорей! Могу тебе сказать, что их правительство сильно обеспокоено. Острову требуется кардинально новая ирригационная система: заводы по опреснению морской воды, как в странах Персидского залива. А ты представляешь, сколько это стоит! Плюс более эффективный сбор воды, её хранение, распределение - всё это должно контролироваться централизованным компьютерным управлением. Выжать максимум из каждой, капли воды - наша задача!
  - Да, от этого и зависит - рай или голод, - задумчиво повторил Дейв. - Ну а как они собираются оплачивать всё это?
  - По обычной схеме - возьмут в долг у Всемирного банка, попросят помощи у государств Персидского залива, у Европейского сообщества, да мало ли где ещё? Только после последнего кризиса с деньгами у всех туго, средства на опреснительные заводы уже выделены, но они начнут работать лет ещё через десять. Они собираются обходиться пока нынешней своей системой, а это может привести к восьми-девяти очень трудным кризисным годам, - возможно, даже к голоду. Страдания, детская смертность, гибель окружающей среды и, не дай бог, эпидемии. И уж в любом случае конец туризму, а стало быть, и притоку твердой валюты. Центральное правительство не захочет вкладывать туда деньги. Понимаешь, как будут развиваться события?
  - Ещё бы, - угрюмо сказал Дейв. Он сам рос в годы нигерийского голода, на себе испытал все прелести такого состояния. - Ну и кто-нибудь что-нибудь предпринимает?
  - Удалось заинтересовать одну из ассоциаций американских колледжей. Они разработали проект, ухитрились привлечь ещё кое-какие частные и общественные средства, - у них хороший пиар. И начали приобретать в США и в Европе самое дорогое оборудование, планировать создание искусственных водоводов и контрольных систем, вербовать рабочих и специалистов. Но средств уже не хватает. Наш проект экологически чист: вкладывать в него большие деньги нет смысла - высоких прибылей не будет. Он на пользу только жителям острова Бали, и правительство за него горой. Насколько нам известно, ни с какой политикой он не связан. Тем не менее впечатление такое, что мы повсюду натыкаемся на препятствия.
  - Это ты мне рассказываешь? - склонил голову набок Дейв.
  Я слегка смутился. Ведь я до сих пор был уверен, что мы с этим противодействием справимся.
  - Видишь ли, сначала я не придавал этому значения. Мне ведь сказали только одно - что у авторов проекта возникли трудности с отправкой оборудования. Когда я увидел, как они собираются расплачиваться, я понял, откуда взялись эти трудности. Так что мы приосанились, назвали нашу цену, и вот мы здесь.
  - Да! Всё равно, что по шею в этом вонючем klong'e. Выходит, ты кое-что узнал про эти таинственные препоны?
  - Да ни черта! Только то, на что наши здешние друзья и сотрудники - наши обычные сотрудники - намекали, когда отказывали в помощи. И намекали-то потому, что мне они доверяют, а тебя ещё не знают. Какие-то слухи, какое-то пугливое бормотание, ничего определенного. Но каждый из них решительно гробил проект. А тебе ничего не удалось услышать?
  Мы уперлись в какие-то лачуги и машинально свернули, стремясь уйти подальше от канала.
  - Ну сейчас, когда ты заговорил об этом… - задумался Дейв. - Я подумал, что, может, кое-что и слышал, но тогда с нашим делом не связал. Например, старик Ли Ван Чжи из «Тайваньской звезды» помянул как-то в разговоре, что яванская партизанская война может перекинуться и на Бали. Больше он ничего не добавил.
  - Ну а Бунсерб из Тихоокеанской компании сказал больше. Намекнул, что проект могут сорвать террористы. А сам, между прочим, несколько лет назад отправлял грузы в Джакарту и в Сулавеси [4 - Сулавеси - о-в Целебес.] в самый разгар беспорядков. Это его не останавливало. Я поизучал, что происходило на Бали - просто-напросто какие-то стычки, ничего похожего на партизанскую войну. Может, их яванские беженцы спровоцировали. Но не в этом же все дело!
  Мы шли молча, погрузившись в размышления. В конце концов Дейв остановился и полез за сигаретами.
  - Выходит, фирмы, занимающиеся перевозками, просто ищут предлога для отказа. А так как я - представитель проклятого третьего мира, то не могу отказаться от воспитанного во мне недоверия. По-моему, всякое противодействие, да ещё такое всеобщее, носит политический характер. Может быть, какая-нибудь оппозиция…
  Меня охватило чувство глубокой безнадежности. Над этим вопросом я без конца бился все последние дни.
  - Какая? Бога ради, оппозиция? И кто из них выиграет, застопорив проект? Бали едва ли не самое спокойное место в Индонезии. Мирные жители, красивая природа, прибыльное сельское хозяйство, превосходный серфинг. Вот тебе полный перечень ресурсов острова. Никто никому не угрожает, вторгнуться на него практически невозможно… - Я вздохнул и пнул ногой землю. Тотчас взметнулся фонтан грязи. - Не знаю, Дейв! Ну не схожу же я с ума?
  - Разве что мы оба… - Он наконец закурил сигарету и выдохнул облако дорогого дыма. И тут мы оба обнаружили, что тротуара у нас под ногами больше нет.
  - Господи! Куда это нас занесло?
  Мы огляделись. Как-то незаметно узкие, переполненные народом улочки остались позади, а мы стояли в грязном, глухом и непривычно пустом переулке. Нас окружала странная чересполосица заборов и стен. Ряды подгнивших досок, залатанных бамбуком и ржавой проволокой, примыкали к элегантной старинной каменной стене, испещренной трещинами. Рядом поднималась стена из дешевого желтого кирпича с осыпавшейся светлой штукатуркой. Известка висела хлопьями или, смытая жидкостью, струившейся из проходившей по стене старой трубы, стекала, образовывая у подножия вонючие лужи. Из окон, по большей части забитых досками, качаясь как пьяные, спускались железные пожарные лестницы. Прочие окна, будто акулы, пялились на нас остатками грязного битого стекла. В детстве я любил гулять в заброшенных районах, разглядывать такие окна и слушать, как на сильном ветру их стеклянные зубы выстукивают едва слышные звуки, похожие на перезвон сосулек. Время от времени такой стеклянный зуб отрывался и с дребезгом валился вниз в кучу себе подобных, незамеченный оставшимися. Но здесь, в Бангкоке, эти осколки шевелились под мягким бризом,
обдававшим нас горячим дыханием, и издавали чуждую моему уху музыку.
  Мы обернулись. Позади виднелся сплошной лабиринт переулков, разбегающихся в разные стороны, тонущих в грязи и нечистотах. Поблескивали мерзкие зловонные лужи.
  Дейв брезгливо взглянул на свои элегантные ботинки.
  - Неужели мы топали по этому безобразию и ничего не замечали?
  - Мы, наверное, не там свернули, - ответил я и уверенно обогнул следующий угол. - Сейчас…
  Я уперся в стену густого тумана. Именно в стену - туман не стлался, не висел клочьями, перед нами внезапно выросла стена, как бывает в поздний час на ночной автостраде, когда перед тобой неожиданно возникает преграда и ты резко тормозишь, доводя колеса до визга. Только что был клонящийся к вечеру день, и вдруг я врезался в белесый сумрак, где и звуки-то казались другими, и даже зловонные лужи, которые я тщательно обходил, куда-то исчезли. В тумане было жарко, душно и трудно дышать. Даже шаги звучали непривычно.
  - Дейв! Ты здесь?
  - Хотел бы я знать, где это «здесь»? Но я действительно где-то тут!
  - Ты видишь что-нибудь? Что у тебя под ногами?
  - Как что? Грязь! Хотя нет! Камни! Наверное, развалины каких-то старых зданий. Черт побери! Вон впереди что-то вроде колонны! Господи! Только что она была здесь - и вдруг исчезла!
  - Где ты её видел?
  Не успев получить ответ, Дейв врезался в меня. Затем, уже вдвоем, мы налетели на эту колонну. В спину мне впился какой-то торчащий камень. Здесь туман был немного реже, и, опустив глаза, я увидел, что стою на неровных серых каменных плитах, покрытых трещинами и мхом. На плитах виднелся рисунок, напоминающий гирлянды из листьев. Я посмотрел вверх. Сквозь туман маячили другие колонны - высокие, сужающиеся кверху, казалось, они стоят просто так, ничего, кроме клубов тумана, не поддерживая. Я хотел было что-то сказать, но Дейв схватил меня за руку. Мог и не предупреждать: между двумя колоннами зашевелилась ещё одна тень - чуть намеченная, изменчивая. Я не сразу различил, что у неё очертания человека, - тень слегка повернулась туда, сюда, вытянулась, будто во что-то вглядываясь. Вдруг она двинулась, похоже, в нашу сторону, и я замер, сдерживая дыхание, отчаянно надеясь, что неведомое существо нас не заметит. Но тень в конце концов ускользнула обратно в туман.
  Ничего не случилось, но появление этой тени оставило неприятный осадок. Отвратительное ощущение, что нас преследуют, обволокло, словно холодный липкий лишай. Такое необъяснимое, сковывавшее всего меня напряжение я уже вроде бы испытывал, но где? Я посмотрел на Дейва. Кожа у него стала сероватой, будто туман проник и под нее.
  - Уходим! - одними губами выговорил я.
  Он лихорадочно закивал.
  Очень медленно, тихо, крепко держась друг за друга, мы обогнули колонну. За ней возвышались новые ряды колонн, а ведь когда мы сюда шли, их не было, следовательно, мы свернули неверно. Если здесь применимы нормальные рассуждения…
  Почему вдруг я так подумал? Когда и где такие рассуждения были бы неприменимы?
  В памяти шевельнулось что-то неясное, как тень в тумане. Что-то, от чего я до сих пор просыпаюсь перед рассветом в холодном поту. Просыпаюсь в смятении, раздираемый противоречивыми чувствами, словно крутясь в искрящемся колесе. Последние годы это случается реже, но однажды, не так давно, когда я, задыхаясь, сел в постели, девушка, с которой я проводил ночь, приложила к моей щеке руку и удивленно воскликнула:
  - Да ты весь в поту! У тебя жар?
  Ну с чего эта безмозглая дурочка так поразилась?
  - Стив, никак ты плакал?
  Будь это несколькими годами раньше, я бы просто выставил её за дверь, да и тогда такое искушение у меня возникло. Но острее всего я испытал чувство потери. Только непонятно какой? Потери чего-то определенного, потери, с которой я не мог смириться, потери чего-то, что я не хотел уточнять. Моя квартира, огромная, похожая на сарай, тонула в темноте, но в гостиной, под галереей, что служила мне спальней, я заметил какое-то свечение, свет будто висел в пустоте. Я вылез из постели и прошлепал по ступеням мимо разбросанной (что не говорило в пользу её обладательницы) одежды моей девицы. Оказалось, что это всего-навсего луна освещает каминную полку из серого портлендского мрамора и висящий над ней старинный меч. Дизайнер просто рыдал, глядя на него, настолько меч не вписывался в созданный по его постмодернистскому вкусу интерьер. Большинство моих гостей было на стороне творца интерьеров, но я расставаться с мечом не желал. Я коснулся совершенного по форме и холодного, как застывшая вода, клинка. Я порывисто прижался к нему горячим лбом, и смятение, казалось, стихло. Потом я приготовил коктейли и понес их в
спальню. У девицы хватило ума не приставать ко мне с расспросами, так что до восхода солнца мы провели время с приятностью. Но ощущение чего-то мрачного после того смутного сна не оставляло меня. И сейчас я каким-то образом понял, как бывает с давно забытым запахом или вкусом, что все происходящее здесь надвинулось на нас из того темного сна.
  Обнаружив колонны, мы поспешно повернули назад, пугливо озираясь по сторонам, ибо каждый шорох в тумане звучал угрожающе. Мы завернули за угол, надеясь, что возвращаемся…
  И вдруг нас залил свет, словно его неожиданно кто-то включил, вокруг опять было тепло и светло, та же самая липкая грязь под ногами, та же многослойная вонь. После бесформенной пустоты, в которой нам только что довелось побывать, мы чуть ли не обрадовались этому. Во всяком случае, грязные стены здесь были устойчивы и неподвижны.
  - Слава Богу! Тот самый закоулок! - Дейв с облегчением улыбнулся. - Давай скорей отсюда!
  Но когда мы обернулись, оказалось, что улица теперь отнюдь не безлюдна. Ещё мгновение назад я бы обрадовался кому угодно, но эти…
  По сравнению со мной и даже с Дейвом они были не велики ростом, но их набежала целая толпа. Все были явно местные, но странно неопределенных национальностей, лица цвета светлой бронзы напоминали осклабленные маски, и, вероятно, даже родные матери не дерзнули бы назвать их славными: сломанные носы, шрамы, рты, в которых виднелось всего по несколько зубов, похожих на старые могильные плиты. И все они были в допотопных синих мешковатых робах, перехваченных черными поясами, что неприятно напоминало военную форму, хотя сами они казались грязными и оборванными. На некую военизированность намекали и длинные ножи с волнистыми лезвиями в их руках. Выразительно и угрожающе размахивая ими, они медленно надвигались на нас, злорадно покачивая головами. Так же молча мы с Дейвом стали пятиться. Я видел, как покрылось каплями пота его лицо, чувствовал, что пот стекает мне за воротник. Нападавшие безжалостно, ровной поступью приближались, тесня нас к страшному углу.
  - Неужели ты не можешь что-нибудь сделать? - прошипел, не разжимая губ, Дейв.
  - Я?
  - Ты же общепризнанный стратег! С секьюрити сколько каши съел, всё же только и говорят, какой ты отважный боец…
  - Да был бы у меня хоть несчастный пистолет для игры в пейнтбол! Так ведь даже такого нет!
  - Возьми мою зажигалку! Они решат…
  - Не думаю, что её огонек смутит этих мальчуганов! Нам бы сейчас хороший пулемет!
  Но даже когда я произносил эти слова, перед моими глазами маячил никак не пулемет, а мой меч! Вот он бы мне пригодился! Ведь однажды я им уже пользовался. Но где? Когда? Где я вообще подобрал эту штуковину? Где, как, когда? Где-то в районе старых доков? Лет восемь назад…
  В доках!
  Летом во время шторма я увидел, как взмывает над береговой стенкой в порту высоченная волна. Казалось, она состоит сплошь из брызг, но волна с грохотом обрушилась на набережную, где было множество лавок, магазинчиков, припаркованных машин, и когда водяное полотнище потянулось назад, там, откуда оно отступило, остались сумбур и хаос. Так и в моей голове смерчем пронеслись воспоминания, путаные и неясные воспоминания о морских боях и чувстве нестерпимого ужаса, о звездах, несущихся облаках и парусах, об океане и пожаре, о звоне клинков, о неведомой, светящейся изнутри женщине с волосами, клубящимися словно дым. О том, как однажды на темнеющем поле в мою ладонь по-собачьи ткнулась рукоятка меча. Всё это когда-то было. Невероятно, непостижимо, но было! Уверенность, что я это пережил, проникла в меня с твердостью и яркостью алмаза. А из этой уверенности, точно запоздавший росток, засветилась догадка, что делать сейчас…
  С леденящим кровь воплем вожак стаи подпрыгнул, взмахнув ножом, нацеленным мне в горло. Чтобы испугаться, требуется время - у меня его не было. Я инстинктивно вскинул руку в тщетной попытке защититься, но испытывал при этом только гнев, яростный гнев, потому что мне, как назло, помешали в то самое мгновение, когда я вдруг понял, что надо делать. Вспыхнуло темное пламя. Быть убитым, уничтоженным именно сейчас - этого допустить нельзя! И словно водоворот, меня подхватило всепоглощающее стремление отразить атаку.
  От нехватки кислорода в голове зашумело, глаза застлал красный мрак, а потом все почернело. Крохотная светлая точка вспыхнула в этой черноте где-то далеко-далеко, блеснула на фоне крутящегося тумана и стала медленно поворачиваться, словно тяжелое колесо. Вспышки света на спицах этого колеса больно били по глазам под закрытыми веками, свет становился все ближе, все ярче, все резче… Вдруг мои веки распахнулись. Время будто остановилось. Бандит все ещё, ощерившись, нависал надо мной. Нож уже опускался, но тут в мою раскрытую ладонь что-то с силой впечаталось.
  От удара мои пальцы сжали упавший в руку предмет и крепко в него вцепились. Нож бандита, звякнув, ударился о мощный клинок, который я прижимал к груди. Лезвие скользнуло по стали и уперлось в рукоятку. Я с такой яростной силой повернул свой клинок, что выбил нож из руки нападавшего, а сам он, не удержавшись на ногах, рухнул лицом в грязь. Нож отлетел в сторону. Я взревел, ринулся на упавшего, наступил ему на спину и едва успел вонзить в неё клинок, как надо мной нависла сплюснутая рожа следующего бандита. Он тоже упал в грязь, подняв фонтан брызг. Я выдернул клинок и прыгнул вперед, расчищая себе дорогу круговыми взмахами меча. Бандиты отступали и пятились до тех пор, пока не уперлись в дальний конец тупика. Тогда я с воинственным воплем наскочил на них и одним бешеным взмахом меча разметал в разные стороны.
  - Дейв!
  - Да!
  - Беги и не оглядывайся!
  Он так и поступил, правда бросив взгляд назад, чтобы убедиться, что я рядом.
  Но я довольно скоро отстал от него. Дейв был моложе и легче; если бы не животный страх, я бы и сразу не смог за ним угнаться. Впрочем, и ему страх придал прыти. И конечно, от страха мы и думать забыли, куда бежим. Нас устроил бы любой закоулок, только бы в нем не было тумана и притаившихся бандитов. И не меньший страх внушал мне меч, неведомо откуда появившийся у меня, и кровожадные, не менее убийственные, чем меч, мысли, бурлящие в моей голове. Мысли, которые я в последние годы довольно ловко научился прогонять прочь, но всё же не смог, а может, и побоялся совсем позабыть. Когда я в последний раз был в «Иллирийской таверне»? Три года назад? Или четыре?
  Чихая и задыхаясь в едкой духоте, я завернул ещё за один угол и чуть не налетел на Дейва, который вдруг остановился как громом пораженный. Перед нами была мрачная дыра - здесь сходились две боковые улочки, и шаткие строения склонялись над пенившейся ямой с нечистотами, края черепичных крыш почти соприкасались, будто старясь спрятать от неба свой позор. Под образованной ими аркой в тропических знойных сумерках клубились тени, они были чернее наступающей ночи. Среди этих теней над нашими головами что-то шевельнулось.
  Это была маска, одна из тех, которые используют по всему Востоку во время праздничных шествий, - жуткая звериная морда, треугольная, длиннозубая, прототипом ей, вероятно, послужил ночной охотник - пучеглазый тигр. Окраска маски была более естественной, чем принято в восточном искусстве: вместо кричащих красных и желтых полос - сочные полутона от ржаво-осенних до зеленых оттенков листвы; блестели клыки из слоновой кости, а между ними свисал малиновый язык. Вокруг раззявленной пасти сверкали позолоченные узоры, а гладкая грива отливала серебром. Зрелище было удивительное, и я не мог понять, как такое редкостное произведение искусства могло оказаться в этом забытом богом квартале.
  Вдруг вытаращенные глаза сузились, изо рта закапала слюна, и малиновый язык подобрал её с желтоватых львиных клыков. Голова чудовища угрожающе качнулась, позолота зашуршала и зазвякала. Раздалось тихое рычание, как будто совершенно не связанное с телесной оболочкой и от этого ещё более устрашающее. Для нас с Дейвом, только что избежавших объятий тумана и спасшихся от головорезов, это было уже чересчур. Мы оба завопили благим матом и пустились со всех ног. Меня занесло в маленькую улочку слева, под ногами чавкали помои и кое-что похуже, потом я свернул за угол и наткнулся на ящики с пустыми бутылками и какие-то безобразные картонные коробки. Передо мной возвышалась старая бетонная стена, глухая и гладкая. В ней была только одна дверь, обитая оцинкованной, изъеденной дождями жестью, покрытая царапинами и вмятинами, но ещё очень, очень прочная.
  Я нажал на дверную ручку, она легко повернулась, но дверь не открылась. Я забарабанил по ней кулаками, жесть загудела, но ничего не последовало.
  - Бесполезно, Дейв… - задыхаясь, произнес я, но ещё когда говорил это, даже не оглянувшись, догадался, что Дейва рядом нет. Улица за мной была пуста; пуста и тиха, слышалось только мое натужное дыхание. Но пока я вслушивался, я различил сзади чьи-то мягкие, легкие шаги, осторожно крадущиеся по застывшей грязи. Я уже хотел подать голос, когда что-то в звуке этих шагов меня остановило. Я стиснул зубы, пот струйкой пробежал по спине. Кто бы там ни крался, он крался на четырех ногах. Я снова отчаянно заколотил в дверь, начал пинать её ногами, да так, что на обивке оставались следы, а рукояткой меча лупил по бетонной стене. Хорошо, хоть меч был при мне. Дейв, видно, бросился в другую сторону, и он вне опасности. Понадеявшись, что эта нечисть последовала за мной, я медленно повернулся навстречу опасности и прижался спиной к негостеприимной двери.
  Внезапно дверь, открывавшаяся наружу, распахнулась, да так, что я едва устоял на ногах. Кто-то схватил мою взметнувшуюся руку и потащил к себе. Беспомощный, я ввалился внутрь, в темноту, и дверь за мной с грохотом захлопнулась.
  Я оперся о неё спиной, тяжело дыша в потемках. Послышался звук поворачиваемого ключа, громко щелкнули засовы - верхний и нижний, потом наступила тишина. Я прислушивался и ждал, что в оцинкованную дверь последует толчок или загадочное царапанье. Но все было тихо. Вдруг длинные ногти проехались по моей руке, я вздрогнул, но пальцы были явно женскими, и они потянули меня прочь от двери. Я очутился в непроглядно темном коридоре, теплый воздух в нем хранил тяжелый сладковатый аромат духов, а под ногами угадывались мягкие соломенные циновки. Впереди узкие светлые щели обрисовывали приоткрытую дверь, и рука, сжимавшая мою, влекла меня туда. Блеснуло тонкое запястье, дверь отошла в сторону. На фоне слабого розового света возник стройный силуэт, и меня молча втащили в комнату.
  Дверь тихо закрылась, и над ней, прошелестев, спустился занавес из бусин. А комната…
  Я вгляделся. Комната была с низким потолком, бедная, чересчур пестро украшенная, как дешевый китайский ресторан, с пластмассовой покрытой лаком «лепниной» и отстающими от стен бамбуковыми обоями. Правда, такую «лепнину», равно как и картины, что тут висели, ни в один приличный китайский ресторан не допустили бы - это было очевидно. Тяжелые благовония заглушали слабый зверушечий запах, смешанный с мускусным запахом гниения.
  - Здесь ты в безопасности, - проговорил тихий голос. - Можешь не бояться никаких преследователей. Не хочешь ли присесть и отдохнуть?
  Всё это было произнесено на превосходном английском, с чуть заметным оттенком восточного стаккато. Я повернулся, но то, что я хотел сказать в ответ, замерло у меня на губах. Она оказалась поразительно хороша собой, но этого было мало. Вероятно, она прочла по губам имя, которое я чуть было не выговорил, - сделав странно витиеватый, вежливый жест рукой, она поклонилась мне в пояс. От этого я и вовсе лишился дара речи. На секунду мне показалось, что я вызвал к жизни часть прошлого, словно нежный призрак моих студенческих дней явился выручить меня из беды.
  Нежное восточное лицо. Нежное, но властное, правда, цвет кожи был светло-медовый, как у загорелых европейцев, а грива волос, обрамляющих это лицо, - светло-пепельная и ровная от корней до кончиков, того удивительного оттенка, который ясно говорил, что краска тут ни при чем. Даже сильные гибкие плечи и мягкие округлости под накидкой из батика свидетельствовали о странном смешении восточных и западных черт - они были необычны, прекрасны и влекущи. Словно передо мной снова стояла девушка, которую я когда-то знал, почти сумел полюбить и давно бросил по причинам, признать которые не желал даже сейчас. Девушка, чье имя (а может, это была лишь однофамилица) сразу бросилось мне в глаза в списках участников «проекта, связанного с островом Бали». Оно-то ведь и втянуло меня в это безумное предприятие.
  Но хотя у меня в голове не укладывалось, что кто-то может до такой степени походить на нее, - всё же это была не Джеки. Но девушка, похожая на неё до того, что совершенно потрясла меня, отбросила назад, в прошлое - на сколько? - лет на пятнадцать, шестнадцать, растревожила во мне кровь, затруднила дыхание, сковала горло. Будоражащая, влекущая - и всё-таки не Джеки. У этой лицо было чуть смуглее, черты мельче, четче, китайского в них было меньше, европейского почти ничего. Но и к тайской народности отнести её было трудно. В её ласковых глазах светился острый ум, однако когда она поклонилась, под одеянием, которое её покрывало или, скорее, открывало, я увидел, что на ней черное бикини, бывшее униформой для всех девушек, обслуживающих бары Бангкока. Она повторила свое приглашение, и я наконец обрел голос:
  - Очень вам благодарен. Очень любезно с вашей стороны. - Мой ответ казался напыщенным и нелепым. - Ведь вы меня спасли. За нами гнались какие-то… головорезы с ножами, а потом…
  Что было потом, я не мог ей объяснить, так как и сам не понимал, что это было.
  Она ласковым жестом остановила меня.
  - Я рада. На этих улицах, случается, находят убитых. Я рада, что сумела тебе помочь. Может быть, всё-таки присядешь? Что будешь пить? Виски?
  Только тут я заметил, как дрожат у меня ноги. Я прислонил меч к стене, она на него даже не взглянула.
  - Виски? Спасибо! Выпью с удовольствием.
  Она улыбнулась и, держа меня за руку, подвела к старенькой тростниковой кушетке, над которой висела картина в якобы золоченой раме. Светящимися красками на черном бархате была изображена альковная сцена. Картина являла собой типичную имитацию классического китайского искусства - эротическая иллюстрация в духе династии Мин, но обнаженным фигурам были приданы сугубо современные, даже западные, черты, и выписаны они были очень тщательно. Мужчина и три женщины застыли в таком немыслимом переплетении рук, ног, голов и бедер, что оно казалось вряд ли осуществимым, не говоря уже о том, что едва ли могло быть приятным.
  Подавая мне двойную порцию желтоватой жидкости, девушка поймала мой взгляд и сдержанно улыбнулась. Я отпил из стакана и удивился - это был настоящий солодовый напиток, а совсем не «Chivas», принятый в подобных местах.
  - Чудесно! - благодарно выдохнул я.
  Девушка снова улыбнулась и села рядом со мной, вытянув ноги, отчего полы халата упали с них. Она посмотрела на меня выжидательно.
  - Э-э… между прочим, меня зовут Стив. Стив Фишер.
  - А меня Рангда. - Когда она произносила последний слог, её белоснежные зубы очаровательно блеснули, а губы снова изогнулись в улыбке.
  Я внимательно посмотрел на нее.
  - Красивое имя и идет тебе. Но оно ведь не тайское, верно?
  - Нет. - Она опустила глаза.
  Настала моя очередь ждать объяснений, но их не последовало. Я уже собрался спросить, откуда у неё такое имя, но она неожиданно рассмеялась, схватила мой стакан и отпила из него. Я понял намек - не лезть с расспросами.
  - Можно? - спросила она.
  Пока она не начала гладить мои волосы, я не был уверен, на что она просила разрешения. В этих краях голова считается священной, касаться её без спроса нельзя, только с чего бы обыкновенной проститутке быть такой внимательной, да ещё к иностранцу? Нет, она была не так проста. Определить её возраст казалось трудно, и всё же видно было, что она постарше обычных хихикающих девушек-подростков, обслуживающих бары Трех Улиц, хотя в городе - а как правило, это были крестьянки - они взрослели быстро.
  Я посмотрел кругом, неловко поерзал на грязновато-коричневых вышитых подушках. Они казались слегка засаленными, и мне тут же захотелось сжечь свой костюм, но дело было не в этом: неловкость я испытывал от бушевавших ко мне противоречивых чувств. Я остро ощущал близость девушки, теплоту её кожи, исходящий от неё аромат - томный, как запах орхидей в джунглях, он был гораздо свежее и устойчивей, чем унылый запах, витающий вокруг. Все, что нас окружало, говорило о сексе, но это была вульгарная сексуальность, присущая барам. Девушка же вызывала… несколько иные чувства. Да, от неё веяло сексуальностью, даже доступностью, но это была сексуальность другого рода, и определить её было трудно. Я не знал, что о ней и думать, единственно, как я мог объяснить себе ситуацию, - это что я сижу в комнате обычного борделя и встретил здесь девушку, о которой можно только мечтать. Казалось, она никак не вписывается в эту обстановку.
  - Ты, значит… работаешь здесь?
  Она саркастически приподняла бровь.
  - Когда захочу. - Она снова потянулась, и полы халата разошлись ещё шире. - Я ничем не обязана, хочу - прихожу сюда, хочу - не прихожу: как мне нравится. - Изогнувшись, она поднесла стакан с виски к моим губам. - И выбираю, кого хочу. Не обязательно в интересах дела. - Она произнесла эту сложную фразу с милым кокетством, и мы засмеялись.
  Девушка прислонилась лбом к моей голове, и белокурые волосы скользнули по моему плечу, её губы коснулись моего уха.
  - А вообще-то, я здесь дома. И ты можешь оставаться здесь сколько захочешь. Нам никто не помешает.
  Она поднесла мою руку к поясу халата, секунду её теплый живот трепетал под моими пальцами, потом узел пояса распался, и халат распахнулся. Почти бессознательно я обнял её за талию и притянул к себе. Почти бессознательно, поскольку хотя мое сердце бешено билось, так же бешено работал мой мозг. «Колесики, часовой механизм и криогенные чипы» - как сказал про меня Дейв. Другие говорили ещё хуже, особенно женщины, и, возможно, они были недалеки от истины. Но случалось, этот самый часовой механизм выручал меня, заставлял взглянуть на вещи циничным взором, с настороженностью и недоверием к иллюзиям, которые по большей части были моими собственными. С женщинами у меня обычно не было сложностей, но я прекрасно знал, что неотразимым меня назвать нельзя.
  А эта девушка, казалось, хотела убедить меня в обратном. Если ей это было нужно не из-за денег, то из-за чего-то ещё, чего-то она явно от меня хотела, но после пережитых страхов я не был уверен, что смогу соответствовать. Я не терплю, когда кто-нибудь играет на моих чувствах; неважно, секс ли это, деньги, проявление власти или ещё что-нибудь, я не выношу, когда меня хотят прибрать к рукам. А Рангда каким-то образом, несомненно, к этому стремилась.
  Вдобавок меня беспокоил Дейв; куда он-то подавался? Может, ему кто-нибудь тоже помог?
  - Нет, - прошептал я, так как дышать мне было трудновато, и осторожно отсадил девушку обратно на подушки. - Не сейчас… Мне нельзя задерживаться.
  - О, пожалуйста! - выдохнула она, тогда как, будь она обыкновенной девушкой из бара, она начала бы хныкать и называть меня «душкой». - Пожалуйста, останься. Ты мне нужен, я тебя хочу…
  Я попробовал осторожно высвободиться.
  - Там остался мой друг, ему грозит опасность.
  Она кокетливо надулась, изображая нетерпение, и, откинувшись назад, совсем распахнула халат, раздвинула ноги и, стараясь удержать меня, закинула свою ногу на мою. Схватив мою руку, она заскользила ею по гладкому бикини, пока рука не оказалась у неё между ног. Сквозь тонкую ткань я чувствовал все - возбуждающее, ликующее тепло, намек на влагу. Она прижала мою руку к себе и изогнулась. Другой рукой она…
  Я проглотил застрявший в горле комок - это был обычный прием проститутки, но в нем ощущалась властность, настоятельный призыв к неведомым глубинным чувствам, более мощным, чем любые запреты. Часовой механизм, колесики, чипы… а за ухом у меня, словно издеваясь над ними, отчаянно бился пульс. Я притянул её к себе, сжал в объятиях, сгорая от желания и гнева, гнева на то, что мою волю испытывают…
  - Нет! - снова прохрипел я и тут же пожалел об этом. - Я тоже хочу тебя! Ты даже не представляешь, как хочу! - «Не представляешь, потому что не знаешь, до чего ты похожа на Джеки», - пронеслось у меня в голове. - Только не сейчас… Понимаешь… я бы… Ты такая красивая, но я не могу. Не должен.
  Неожиданно она отпрянула от меня, вскочила так быстро, что я вздрогнул, испугавшись, что она сейчас закатит истерику или вызовет парней из бара. Но она только медленно, без выражения оглядела меня с ног до головы и завернулась в халат.
  - Если ты говоришь правду, - выговорила она, - то вернешься сюда.
  - Вернусь! - воскликнул я, испытывая огромное облегчение, и заправил рубашку в брюки.
  - Ты у меня в долгу. Верно?
  - Разумеется, конечно!
  Но когда я полез за кошельком, она остановила меня.
  - Для меня это не работа. Я открыла тебе дверь, впустила тебя, ты стал моим, теперь ты дашь мне обещание, и оно снова приведет тебя ко мне. Обещай, что вернешься. Скоро. - Она улыбнулась и поправила мне галстук. - Видишь, я не назначаю тебе ни дня, ни часа. Это ни к чему. Я чувствую, что нужна тебе. Ты ещё много чего найдешь во мне, а я в тебе. Ты мне откроешься. Обещай!
  Я смотрел на неё в смятении. Много ли она разглядела во мне и каким образом? Но она была права. Какая-то часть меня уже принадлежала ей. Она её присвоила. Этого она достигла.
  - Я должен тебе не только обещание. Я должен больше, - сказал я. - Договорились. Я вернусь. Скоро. Обещаю. Больше ты от меня ничего не хочешь?
  Она улыбнулась и сдержанно кивнула.
  - Пока хватит. Я выпущу тебя через другую дверь. На шумную улицу.
  Она взяла меня за руку, и мы уже готовы были выйти из комнаты, но я вспомнил про меч.
  - Да, я должен взять это, - испытывая неловкость, сказал я и удивился - таким нетерпеливым, чуть ли не злобным взглядом наградила она меня. - Объяснять долго, но я не могу выйти на людную улицу с такой штукой. Нет ли у тебя чего-нибудь, во что его можно завернуть?
  Она огляделась, потом схватила со спинки стула тонкий шарф или шаль и накинула на меч.
  - Спасибо. Я верну.
  Она кивнула, словно не сомневалась, что так и будет. И, наверное, была права.
  Она снова вывела меня в темный коридор, мы поднялись по лестнице, потом спустились, перешли по скрипучему мостику через дурно пахнущий маленький двор, где в загородке рылась черная свинья, вошли в узкую дверь и снова пустились в путь по коридорам, слабо освещенным только окошками, затянутыми промасленной бумагой. Под одним таким окном храпел темнокожий мужчина. Девушка недовольно поморщилась и, к моему удивлению, сильно его пнула. Из дверей, мимо которых мы проходили, доносился шум, но, кроме спавшего в коридоре, мы не встретили никого, пока не вышли в большой грязный холл, содрогавшийся от пульсирующей музыки диско. В конце холла была дверь, а с другой стороны, за аркой, завешенной пластиковыми ленточками, виднелось просторное, слабо освещенное помещение, заставленное столами и разделенное на кабинки; в глубине на крошечной сцене извивались и корчились смуглые фигуры. Оттуда несло потом, пивом и дешевыми сигаретами, да ещё дезинфекцией.
  - Бар, - кивнула Рангда, её пластиковые босоножки постукивали по растрескавшемуся виниловому полу. - Дорогие напитки, дешевые девочки. Переберешь одного - поневоле отдашь деньги за другое. Так или иначе, всё равно окосеешь. Когда вернешься, спроси меня, выпьем вместе.
  Я ещё раз пристально всмотрелся в нее.
  - А когда ты здесь бываешь?
  Она усмехнулась.
  - Придешь, спросишь, и меня найдут. А теперь ступай! Иди!
  Сильным, снова удивившим меня рывком она распахнула дверь и вытолкнула меня на улицу. Моргая и задыхаясь оттого, что снова оказался на жаре и на свету, я вылетел и наткнулся на группу смеющихся туристов, едва не сбив с ног толстого европейца в розовых шортах, снимавшего что-то на видеокамеру.
  - Sauvertrunkener! [5 - Пьяная свинья! (нем. )]- прорычал он, брызгая слюной и распространяя запах пота. Я оглянулся посмотреть, что он снимает. Обрамляя двери, из которых я выскочил, вдоль всего фасада, оформленного под пагоду, красовались большие розовые плакаты с примитивными изображениями девиц, раскинувших ноги. Тот же мотив воспроизводился во вспыхивающей розовыми огнями рекламе на краю крыши и в выставленных рядом порнографических фотографиях. На вид девушкам было не больше четырнадцати.
  «Бар - кабаре - эротическое шоу - Киски Джима».
  Почти все городские бары и бордели с юными проститутками сосредоточивались в районе Трех Улиц, и всеми ими заправлял магнат, известный под кличкой Патпонг, а этот бар почему-то находился на отшибе. Улица была, даже по меркам Бангкока, узкая и пустая, если не считать этих дурацких туристов. Бар выглядел не таким уж убогим, но здание было старое, даже древнее, края крыши по традиции загибались вверх, всё свидетельствовало о том, что здесь испокон веку был бордель. Может быть, потому-то его и терпели в неположенном месте, к тому же недалеко отсюда были верфи.
  Не в силах напустить на себя уверенный вид, я проковылял мимо туристов, всё ещё ощущая, какими липкими стали пальцы от прикосновения к подушкам на кушетке, и мысленно посылая к чёртовой матери этот проклятый город.
  И конечно, все опять воззрились на меня, когда, расталкивая зевак, ко мне с воплями бросился Дейв:
  - Стив! Стив! Где ты был, черт тебя побери? - Он схватил меня за плечи. - Ах ты, стервец! Цел и невредим! Но что случилось? Я хочу сказать, только мы с тобой… как вдруг… Ух! Ну ты и мерзавец - снова благополучно приземлился, как ни в чем не бывало!
  Он потеребил болтающийся конец шарфа, который дала мне Рангда, и присвистнул при виде украшавшего его узора. А я на этот узор и не обратил внимания. На шарфе был рисунок, заимствованный с фризов какого-то храма, возможно храма в Ангкоре, или из каких-то подобных мест. Фигуры весело изгибались в эротически-атлетических бесконечно разнообразных сочетаниях. Дейв поднес шарф к своим широким ноздрям и с нарочитым шумом благоговейно втянул в себя воздух.
  - О, какой аромат! Поистине дышит восточными обещаниями - лошадь с ног собьет! Так! Откуда он у тебя? Подумать только, я мечусь по этим проклятым улицам, места себе не нахожу от беспокойства, а ты в это время развлекаешься на всю катушку! Ну давай рассказывай, какая она?
  Я выхватил шарф из рук Дейва и обвязал им меч. Мне было не до шуток.
  - Ты прекрасно знал бы, где я, если бы не сбежал и не бросил меня! - прорычал я.
  - Ну знаешь! - возмутился Дейв. - Последнее, что я видел, - тебя рядом с собой. Это когда мы оба улепётывали, помнишь? - Он содрогнулся и поднес руку к виску, будто желая прогнать неприятное, но уже смутное воспоминание. Теперь в его речи явно слышался акцент. - А что мы могли ещё сделать? Только бежать - единственное разумное решение. Кто же знал, что у них тут по улицам рыщут львы? Наверное, надо заявить куда-то.
  Голос его звучал нерешительно.
  - Так считаешь, мы видели льва? - спросил я.
  - Ну а кого же ещё? Конечно льва. Правда, на нём было что-то вроде сбруи, будто он из цирка, но… - Дейв старался подобрать объяснение. - Господи! Ну я и перетрусил! В глазах помутилось. Но знаешь, что я тебе скажу? Это было здорово! - Он внезапно расплылся в улыбке. - А ты как? Только не говори, что не испугался!
  Сердиться на него долго было невозможно. Я себя не помнил от радости, что он жив и здоров.
  - Намекаешь, что твой начальник - жалкий трус?
  - Да нет, хочу сказать, что он разумный человек. Слушай, ты не поверишь, как все было - ведь я вылетел, будто ужаленный, на эту улицу, и тут увидел, что тебя рядом нет! Тогда я кинулся тебя искать. Верней, попытался. Но понимаешь, можешь думать, что я спятил, только… - Дейв помотал головой. - Да ну, к черту! Всё равно ты не поверишь!
  - Посмотрим, - сказал я, и, видно, мой голос прозвучал как-то не так, потому что он внимательно посмотрел на меня.
  - Я не смог вернуться! Просто не смог! За какой угол я ни сворачивал - я оказывался не на той улице. Я уже рвал на себе волосы. Те переулки… казалось, их просто никогда и не было!
  Я осмотрелся и направился к главной улице, подальше от туристов. Солнце садилось, и в раскаленном воздухе висела дымка пыли и сажи. У меня саднило горло, я ужасно устал, но, несмотря ни на что, внимательно прислушивался к возникшей внезапно идее. Надо было отдохнуть, найти тихое и спокойное местечко, хорошенько подумать и дать этой идее вызреть из безумных, перепутанных воспоминаний. Но больше всего мне хотелось выпить.
  - Да были эти переулки, как же иначе! Но вот когда? Пятьдесят, а может, и сто лет назад! До того, как после вьетнамской войны сюда нахлынули солдаты и превратили здешние чайные домики в бары… Эти переулки были здесь ещё до того, как несчастная Энн Леоновенс [6 - Леоновенс Энн Гарриет (1834 —1914), уроженка Канады, была нанята королем Сиама (нынешнего Таиланда) в качестве гувернантки для его детей. Её биография легла в основу популярного мюзикла «Король и я» и одноименного фильма.], да и все мы приобщили здешние края к прелестям западной цивилизации. Но улочки эти не исчезли. Они все ещё тут. Ты искал их при свете, Дейв, а надо было всматриваться в тени, в сумрак.
  Пока я произносил эту тираду, Дейв сделал попытку вставить слово, да так и остался с раскрытым ртом. Теперь он его захлопнул и промолчал. Я сочувствовал ему - несколько лет тому назад я и сам был в подобном состоянии. Но ничего объяснять мне не хотелось. На углу я поймал проезжающего мимо рикшу, samlor , и началась неизбежная торговля относительно платы за проезд. Мы забрались на сиденье, уселись под маленьким навесом, провисшим от душного предзакатного зноя. Меч, закутанный в шарф, звякнул о стальные перильца, и маленький жилистый рикша с удивлением взглянул на меня.
  - Сувенир, - объяснил я, что было сущей правдой, причем сувенир из мест - не чета этим.
  Рикша высадил нас перед надежно затененной террасой отеля, на которой располагался бар. Мы сидели на террасе, потягивая джин, и лишь через пару часов, медленно опустошив несколько банок, смогли оторвать усталые тела от тростниковых кресел и побрели в холл.
  - Четыреста пятый? Пожалуйста, миста Фишах, - с американским акцентом сказал клерк и протянул мне телеграмму. - Только что принесли, - добавил он.
  - Неужто наша фирма нашла перевозчика? - заметил я Дейву и распечатал телеграмму. Но она была от компании, ведающей моим домом. Выяснилось, что кто-то разбил окно и сработала сигнализация.
  - Но ты ведь живешь чуть ли не в стратосфере, - удивился Дейв. - Как могли разбить окно в пентхаузе на четырнадцатом этаже?
  - Здесь говорится, что охранник и управляющий больше никаких повреждений не обнаружили. И ничего не пропало.
  И тут я сообразил. За мной все ещё волочился причудливый шарф Рангды, к вящему удивлению всех, кто был в холле, - я ведь уже научился читать по бесстрастным лицам тайцев. Но с пояса свисал только шарф, кусок пестрого шелка - легкий, как пушинка. Где же меч? Я в панике забегал глазами по сторонам. Уронил в коляске рикши? Оставил на террасе гостиницы? Нет, я слишком хорошо помнил, как меч мешал мне, когда я вылезал из коляски, как прислонил его к стулу, а потом осторожно взял, когда мы собрались уходить. Дейв тоже уставился на шарф, и на его подвижном лице, сменяя друг друга, промелькнули все оттенки недоумения. Закончилась эта смена выражений крайним негодованием. По молчаливому согласию, отдыхая на террасе, мы не касались наших недавних приключений, но долго так продолжаться не могло. Я скатал шарф, сунул его в карман и поспешил к лифту.
  - Бандиты! - тихо брюзжал шедший за мной Дейв. - Дремучие декойты, или как их там называют?
  - Это бирманское слово.
  И тут я прямо-таки услышал, как лопнуло долго сдерживаемое терпение Дейва.
  - Ну хватит! То декойты, то львы! Секс-бары! Переулки! То они возникают, то фр-рр - и их как не бывало! Ищи их среди теней, как ты выразился. Среди теней столетней давности! А может, и ещё древнее. Ты все про это знаешь, так твою мать! И снисходишь лишь до того, чтобы посмеяться надо мной! Только учти - с меня довольно. Слышишь? Ты обязан дать мне объяснения, а не дашь - я их из тебя добуду!
  Я понимал, в каком он состоянии. Если я ему ничего не объясню, то как бы мне снова не понадобился меч. Правда, насчет меча я перестал беспокоиться: управляющий знал, как он выглядит, и не будь меча на месте, на выкрашенной серой краской стене остался бы явный след. Если бы меча не было, управляющий это заметил бы. Я не сомневался, что когда вернусь домой, меч будет по-прежнему висеть над камином и упрямо портить интерьер.
  - Да не смеюсь я над тобой! - сказал я Дейву. - Поговорим. Только у меня в номере, где нас никто не услышит. А сначала надо пообедать. Я могу попросить, чтобы нам принесли еду наверх.
  - Ты все знаешь! - повторил неумолимый Дейв. Это явно оскорбляло его, он глядел на меня с воинственным скептицизмом. - А меня небось собираешься кормить небылицами? Про духов вкручивать или про что-нибудь ещё?
  - Про что-нибудь ещё, - покачал я головой.
  Лифт со вздохом открылся, и мы ступили на толстую ворсистую подстилку, тут же, конечно, зарядившись статическим электричеством, которое сразу ощутится, стоит только дотронуться до чего-нибудь металлического.
  - Про что-нибудь ещё, - повторил я, вставляя ключ в замок. - Про то, что случилось со мной несколько лет назад. Про то, что не так-то просто объяснить, а ещё труднее принять на веру. Поэтому я понимаю, как тебя разбирает.
  Из широких стеклянных дверей балкона на нас глядела ночь. Тремя шагами я пересек комнату и широко распахнул двери. Так высоко уличная вонь не поднималась, а свежий речной ветер разогнал дневную жару. В черном стекле неба мерцали звезды и длинная рука Млечного Пути дугой изогнулась над городом, словно прозрачный шелк. «Рука Спиральной Галактики», - подумал я, и тут меня словно пронзило - мне показалось, что я увидел наложенным на тот образ, который с благоговейным страхом хранил в душе, облик куда более могущественной, нематериальной Спирали пространства и времени. Бурлящий водоворот, в котором наша собственная реальность, упорядоченная и строго контролируемая, являлась твердой Сердцевиной, а вдоль витков Спирали располагались бесконечные вариации этой реальности, всё, что только может вообразить человек, и даже много сверх того. В туманных пределах этих витков дремлют силы, способные играть человечеством, как детской игрушкой. Странствуя по этим виткам, не ведая ни смерти, ни времени, человек может превратиться в нечто большее, достичь полного выражения своей сути. И в конце этих странствий, если он
уцелеет, человек сможет сам соперничать с могущественными силами Спирали, подняться над самим собой, как когда-то удалось этим силам.
  Подняться или упасть! Мне доводилось видеть и то, и другое. Я видел и дрожал от ужаса и благоговения перед тем, каких крайних пределов эти падения и подъемы достигали. Дрожал, сознавая свою полную беспомощность перед ними. Долгие годы грандиозность этих образов угнетала меня, и в то же время воспоминания о них манили, терзали плоть, стучались в душу - в душу, которая увядала из-за стремления к успеху. Я пытался подавить эти воспоминания - не слишком усердно, ведь, порожденные пребыванием за пределами Сердцевины, они не имели корней. Но теперь-то я понял, почему просыпался со следами слёз на лице.
  Показав мне мою слабость, меня предупредили. Этим предупреждением я попытался пренебречь. Похоже, Спираль решила напомнить о себе - и напомнила не слишком дружелюбно. Правда, противодействуя мне, Спираль продемонстрировала нечто новое - показала, как я сам могу использовать её возможности. Вызов меча был, конечно, пустяком, но этим пустяком я зато всегда мог воспользоваться, и кто знает, вдруг в моей власти ещё что-то. И пригодиться мне оно может при совершении хороших дел, важных начинаний, в сферах, где большое значение имеют мотивы. Ведь мне нужна будет помощь, и теперь я знаю, как её найти, по крайней мере мне так кажется.
  То, что одни называют Спиралью и Сердцевиной, другие - в прежние времена - называли Колесом и Втулкой. Что ж, может быть, пора мне начать крутить это колесо, крутить в свою сторону. И я поднял руки, будто хотел обнять это парящее надо мной видение. И заметил, что Дейв молча наблюдает за мной, словно увидел меня впервые.
  - Сейчас начну объяснять тебе, Дейв. Понять мои объяснения будет нелегко. Но если тебе покажется, что я спятил, вспомни, что ты сегодня видел, и попробуй объяснить увиденное как-нибудь иначе. И не упускай увиденное из памяти, не старайся рассуждать рационально! Не лги себе. Не отступай. Ты скоро обнаружишь, что воспоминания о таких вещах стираются быстро - быстрей, чем другие. А тебе они нужны! Знаешь почему? Потому что они смогут в конце концов пробить дорогу для наших контейнеров!



  ГЛАВА 2

  - Имей в виду, приятель! - Дейв погрозил пальцем у меня перед носом. - Тебе не удастся - повторяю ещё раз - не удастся так просто от меня отделаться!
  Я пристегнул ремень безопасности.
  - Надо было мне оставить тебя на Дальнем Востоке! Слушай, Дейв, я знаю, что ты человек спортивный, но тут тебе придется и вправду нестись со всех ног, чтобы угнаться за мной.
  Он ухмыльнулся. И помахал передо мной чем-то позвякивающим, отдернув руку, когда я попытался это схватить.
  - Спортивный взломщик, вот я кто! Подцепил, когда мы спускались в лифте.
  Я стукнул по рулю.
  - Слушай, ты, дуралей! Отдай ключи. Дело вовсе не в том, что я не хочу брать тебя с собой.
  Ну, подумал я про себя, это не совсем так. По правде говоря, я ревниво относился к таверне и её завсегдатаям и ко всему, что она для меня значила. А значила она очень много. Она составляла совсем другую часть моей жизни, ничем не похожую на четко работающий холодный мир международной торговли со всеми его сверкающими атрибутами. А уж сверкать ярче, чем Дейв, было трудно. Хотя он и очень мне нравился, знакомить его с открытым мною миром не хотелось. Я боялся, что из-за Дейва этот мир сразу скукожится, поблекнет, утратит очарование. Даже если Дейв не станет этот мир осмеивать - а уж посмеяться над чем-то Дейв был великий мастер, особенно когда лучшая часть его души помалкивала, - даже если он сдержится, само его присутствие, сверхмодный пиджак, его сигареты, купленные в шикарном магазине, способны лишить таверну всей её теплоты и заманчивости - она станет казаться облезлой и даже унылой. Конечно, и я носил джинсы от Келвина Кляйна и ездил не на какой-нибудь таратайке, но дело было не в этом. И, кроме того, передо мной стояла главная задача.
  - Помнишь, как вчера ты не мог найти дорогу обратно в эти улочки? Так же трудно найти и то место, о котором я говорю.
  - Но ты сказал, что приходил туда и после первого раза, когда оказался на этой самой Спирали.
  - Да, но уже много лет там не бывал. Я не переставал искать таверну, но это становилось всей трудней. Из десяти попыток удавалась только одна. Никак не мог найти дорогу, носился взад-вперед по улицам, пешком и на машине, все надеялся - вдруг найду. Ужасно противное состояние. Порой казалось, вот, вижу её вдали или что-то похожее мелькнуло на боковой улице. Я возвращался к тому месту, а там какая-нибудь старая, заброшенная лавка или ещё что-нибудь в таком роде. Начинало казаться, что ты рехнулся. Ничему не веришь, всё вызывает сомнения.
  - А ты никогда не думал, что тебе это не кажется? Может, ты и впрямь рехнулся? Ладно, ладно! - встревоженно заверещал он. - Все в порядке. Я тоже видел эти закоулки, видел льва, или что это там было, и дейкотов тоже видел. Так что если ты рехнулся, то и я заодно. Видишь свои ключи? Хорошенькие ключики, да? Но, - прибавил он, когда я схватил их, - сначала выслушай, почему я рвусь ехать с тобой, у меня на то два соображения.
  - Слушаю.
  Дейв долго, театрально вытирал пот со лба шелковым платком.
  - А ты не слышал, что тебе идет злиться? Ты хорошеешь! Итак, соображение первое: ты сказал, что на этот раз Спираль, как ты именуешь эту штуковину, до тебя дотянулась сама. Может случиться, она опять тебя вспомнит, а может, нет. Допустим, вспомнит - и тогда будет лучше, если ты окажешься не один. Соображение второе: если на пути в эту таверну мы влипнем в серьезные неприятности, брось меня на первом же углу, я как-нибудь попытаюсь сам выбраться, а ты поезжай искать дорогу. Ну что, возражения есть?
  Я поерзал за рулем.
  - Кто знает, может, у меня будет всего один шанс, но… - Я посмотрел на Дейва - вид у него был на зависть самоуверенный и фанфаронский.
  Но я-то все его позы изучил и знал, что за ними скрывается острый ум. А вот такой храбрости я от него не ожидал. Он всегда издевался над моими пристрастиями к скалолазанию, фехтованию, парусному спорту, утверждая, что это свидетельствует лишь о не уснувших первобытных инстинктах. Его же увлекали коллективные виды спорта - футбол, баскетбол, не говоря уже о беге трусцой. Наверное, он никогда в жизни не был так напуган, как во вчерашних закоулках, и всё же - вот он стоит передо мной и просит, если понадобится, оставить его на растерзание чему-то, что совершенно явно угрожает только мне.
  - Пошёл ты к черту! Садись! И пристегнись хоть раз в жизни.
  - Слушаю и повинуюсь, о заместитель моего директора-распорядителя! Уж сегодня рисковать так рисковать!
  Понемногу увеличивая скорость, я вывел свой «морган» со стоянки, повернул направо в сторону кольцевой дороги, круто поворачивая, объехал площадь и свернул в улицу направо. Лучше всего искать дорогу в таверну перед заходом солнца, а наши препирательства нас сильно задержали. Я слегка нажал на педаль газа, хоть с ней следовало обращаться осторожно. Эта моя машина и выглядела, и вела себя куда более вызывающе, чем все мои прежние элегантные спортивные автомобили.
  Она была открытая, что мне ужасно нравилось. Даже несмотря на густой поток транспорта, чувствовалось, что воздух посвежел и стало прохладнее, и я с радостью приглядывался к признакам близкого дождя. Я ощущал, как раскрываются мои ссохшиеся поры в предчувствии влаги - ведь в Бангкоке я просто спекся. Движение стало не таким плотным, я прибавил скорость и с улыбкой повернулся к Дейву. Однако у него был не слишком радостный вид, он сидел поджав ноги и придерживал на груди полы яркой куртки, а его галстук развевался в вихре, идущем поверх лобового стекла. Меня этот холодный воздух бодрил и даже возбуждал, тем более что слегка повеяло морем. Впервые светофоры мне благоприятствовали, и я не имел времени взглянуть вверх, на облака, но краем глаза, казалось, заметил в сумеречном освещении первые слабые намеки на забытый ландшафт, словно различил в холмах и заливах вечернего неба воспоминания о нём. Внезапно меня охватило волнение, я снова увеличил скорость, машина полетела вперед, я свернул в улицу налево, готовый влиться в поток одностороннего движения: это был ближайший путь к старым докам. Сперва машину
вынесло в конец Гаванской улицы, а оттуда в сумрачное устье Дунайской. Здесь, среди массивных стен, уже царила ночь, но в потрескавшихся окнах высокого склада отражались оранжевые и пламенно-красные облака, словно окна решили заменить собой газовые лампы, горевшие здесь в давние времена. Шины знакомо загремели, и я понял - булыжники так и остались здесь, как было когда-то - когда?
  Прошло три, нет, четыре года с тех пор, как я был тут в последний раз. «Запоминай - доки, Дунайская улица, а дальше таверна!» - так наставлял меня Джип-штурман. И я старался запомнить. Я пускался на поиски таверны много раз, но попасть туда удавалось редко. Чаще всего я искал её, когда мне было плохо, трудно, когда в жизни моей наступал кризис. И в таких случаях иногда находил. Обычно я встречал в таверне какой-то особый покой и хорошую компанию. Меня кормили и поили, я слушал рассказы, которых в других местах не услышишь, у меня и самого всегда была припасена какая-нибудь замысловатая история. В те времена мне начинало казаться, что найду я или нет путь в таверну, зависит от моего состояния, что попасть в неё можно, когда я больше всего в ней нуждаюсь.
  Но бывало и по-другому. Тогда я не мог найти даже запертых дверей. Вокруг были только низкие стены викторианской эпохи склада и фабрики, а то и засыпанные мусором пустыри или унылые улицы, застроенные вульгарными кафе, отживающими свой век лавками, а иной раз в глаза бросались свидетельства обновления: отреставрированные и приукрашенные фасады нежилых домов, сахариновая мешанина из сувенирных магазинов, дискотек, испанских баров или бистро с оплетенными соломой бутылками в витринах и складчатыми маркизами, - и всё это пестрое, элегантное и безжизненное, как бабочки из дутого стекла. Правда, неуспех в поисках постигал порой и в тех случаях, когда я был в таком же взвинченном состоянии, как когда я её находил, - по крайней мере, мне так казалось. Было ли мое состояние условным знаком для выхода на Спираль? Инстинкт подсказывал мне, что это не так, а в путешествиях по Спирали, когда кругом был хаос, я привык доверять инстинкту. Впрочем, смысл всего этого был выше моего понимания.
  А сейчас, когда я завернул на улицу Тампере, меня будто током ударило - она ничуть не изменилась: свежий ветер гнал по сточным канавам те же обрывки газет, так же зловеще шелестели, скользя по мостовой, клочья полиэтилена. Дейв наконец прервал долгое молчание.
  - Гак это и есть твоя романтическая гавань? - воскликнул он.
  Однако я был слишком занят, стараясь разобраться в маленьких закоулках и двориках.
  - Следи за крышами! - бросил я Дейву и повернул в левую, что-то вызвавшую в памяти улицу.
  - И что я должен увидеть? - спросил Дейв.
  - Увидишь - поймешь!
  Я опять свернул направо. Двигаться надо было в сторону моря, это казалось самым разумным. Мне эта улица показалась знакомой, я вспомнил и эту заброшенную фабрику на перекрестке - ещё один добрый знак. В прохладном, неподвижном воздухе с пронзительными криками кружились чайки, их крики подгоняли и одновременно настораживали. По обеим сторонам улицы, такие же загадочные и гибкие, легли вечерние тени. Куда же свернуть? Позади автомобилей не было, и я сбавил скорость, машина едва ползла, пробираясь вперед, а я внимательно глядел по сторонам.
  - Ну что? Пока ничего примечательного, - скучающе проговорил Дейв. - Тихо, как в сточной канаве. Им следовало хотя бы проложить тротуары, а то каково тут по вечерам. Неудивительно, что все так присасываются к телевизорам.
  - То есть?
  - А ты глянь на эти антенны. Наверное, живя здесь, окосеешь.
  Я резко затормозил, и рот у меня раскрылся сам собой.
  - Эй, Стив! Теперь я понимаю, почему ты так донимал меня с ремнем! - жалобно проскулил Дейв. - Я чуть не вылетел через лобовое стекло. Чуть сигарету не смял.
  - Так ты ведь любишь турецкие.
  Я снова прибавил скорость, и машина поскакала по булыжникам к перекрестку, а там свернула направо. Неподалеку эту улицу пересекала другая, а в конце её виднелись игольчатые тени, напоминавшие гигантскую паутину.
  - Дейв, балда! Разве это похоже на телеантенны?
  - Ну, не знаю. Здесь ведь порт недалеко, может, это радары?
  - Антенны! - расхохотался я, будто опьянев от радости и облегчения.
  Круто свернув ещё за один угол, мы с ревом понеслись вниз, к морю. Теперь Дейв мог всё видеть сам, и когда увидел, обомлел, молча откинулся на спинку сиденья, и рот у него раскрылся, а глаза расширились и поглупели. И даже я, предвкушающий, что мы сейчас увидим, невольно сбавил скорость и медленно въехал на забарабанившие под колесами доски набережной, и тут остановился. Мы оба молча поднялись и, встав на сиденья, опершись о ветровое стекло, с немым восхищением смотрели на старинную пристань, созерцали то, что должно было исчезнуть ещё два столетия назад. Меня охватила безудержная радость - теперь я знал, что это не галлюцинация, не плод моих фантазий, эти воспоминания, которые я так долго носил в себе, - перед нами высился целый лес без корней и листьев: вместо них виднелись лишь просмоленные канаты и лини, целый лес мачт, теснивших друг друга, великолепная флотилия кораблей с прямыми парусами на фоне пылающего архипелага туч, подсвеченных заходящим солнцем.
  Сотни типов судов, их было невероятно много. Они стояли тесными рядами, покачиваясь на волнах, и терлись шканцами о прибрежную стенку, напоминая огромных морских чудовищ, лениво почесывающих бока. Небольшие рыбацкие лодки с изогнутыми носами стояли рядом с клиперами, очертания которых напоминали акул, мощные борта галеонов заслоняли палубы одномачтовиков с косыми парусами. Но в основном здесь были суда георгианской эпохи или похожие на них корабли, какие строили с конца XVIII до середины XIX века, - красавцы последней поры парусного флота. Жерла пушек на каперских кораблях кровожадно взирали на округлые борта купцов, а тут и там темнели четкие очертания тяжелых военных кораблей, с грозным властным видом стерегущих более мелкий флот. Все эти корабли доставляли в порты, расположенные в крайних точках Сердцевины, грузы со Спирали - странные грузы, о назначении которых зачастую можно было лишь догадываться. Даже военные корабли тоже перевозили товары, причем едва ли добытые честным бартером или полученные в награду за конвойную службу. Всем им скоро предстояло вернуться на Спираль, слишком долгое
пребывание вне которой таит в себе опасность. А пока они тут, их команды наверняка отправились на поиски развлечений, и мы можем последовать за ними.
  Я улыбнулся Дейву, вполне понимая, что до сих пор, сколько бы я ему ни втолковывал о Спирали, он упрямо отмалчивался, не спешил соглашаться, не веря ни единому моему слову, несмотря на пережитое им в Бангкоке.
  - Какие-нибудь комментарии, мистер Ошукве?
  Дейв поежился. Его голос, потерявший обычную насмешливость, казался тонким и глухим.
  - Не знаю, что и думать! Так ничего и не понимаю. Все вижу, но всё равно не беру назад своих слов, что ты тронулся. Просто я и в себе не слишком-то уверен.
  - Со мной было так же. Но разве это не фантастическое зрелище? Разве не красота?
  - Красота? А то, что налетело на нас в Бангкоке, по-твоему, тоже красиво? Господи! - Он провел по губам тыльной стороной ладони. - Я-то считал, что живу в ладу с миром. Нигде не растеряюсь, на меня как сядешь, так и слезешь. Но если каждый раз, когда неверно завернешь за угол, тебя поджидает неизвестно что, можно ли жить спокойно? На что я могу нарваться у себя в Кано? Или возвращаясь домой с работы? Разве придёт кому-нибудь в голову ожидать таких сюрпризов? Разве можно быть к этому готовым? Я всегда знал, что ты довольно странный, Стив, но если, увидев это, ты приходишь в восторг, то, значит, ты во сто раз более странный, чем я думал.
  - Благодарю за лестную характеристику, - усмехнулся я. - Ты ещё привыкнешь, Дейв! Но в одиночку мы действовать не можем. Мы нуждаемся в помощи и за ней сюда и прибыли.
  Я разглядывал кирпичные стены бывших портовых зданий, на которых ещё виднелись давно нанесенные краской знаки, выцветшие от соленого ветра. Над дверями самого высокого здания красовалась витиеватая надпись на медной дощечке, прикрепленная к плите красного песчаника, стершаяся так, что лишь с трудом можно было прочесть: «Верфь Парамарибо».
  - Тут я ничего не знаю. Нам нужно попасть на улицу Мелроуз, за Данцигским причалом. Это где-то здесь. Пошли, найдем какой-нибудь указатель или спросим у кого-нибудь.
  Дейв с величайшей неохотой вылез из машины и поморщился, когда его ноги коснулись трухлявых досок, словно боялся, что они развалятся под ним и он окажется в покрытой маслянистой пленкой воде. Что поделаешь, видно, воображение у него было богатое.
  Мне-то самому говорили, и отнюдь не в порядке комплимента, что я потому так легко со всем свыкся, что воображение у меня было совершенно неразвито. Может быть, и так, но, когда я всматривался в здешние сумрачные улицы, куда редко заглядывало солнце, мне нетрудно было представить, что здесь встречаются призраки.
  Однако сейчас тут не было ни души. Корабли казались безлюдными, но на них, наверное, осталась охрана. Правда, я не рискнул бы проверять, так это или нет. Вдруг нарвусь на корабль волков или ещё на что-нибудь похуже. Мне намекали, что на Спирали есть существа пострашней волков, но, о ком шла речь, догадаться было трудно. И теперь, когда первоначальная эйфория прошла, я стал думать, не слишком ли легко мы сюда проскочили? В этих зыбких и сумрачных отрогах нормального мира вряд ли стоило доверять внешнему виду.
  Неподалеку я с удивлением заметил отражающийся в лужах слабый свет. Нет сомнения, где-то рядом светились окна, неяркий, красноватый и тусклый свет отражался в вывеске, которая, поскрипывая, болталась туда-сюда, словно труп на виселице.
  - Черт побери! - выругался Дейв, когда мы направились туда. - Ну и видок! Хуже автостанции на большой дороге.
  - Да ещё в праздничные дни! Ты прав. Впрочем, может быть, мы здесь что-нибудь узнаем.
  - Не уверен, - пробормотал Дейв. - Меня от этого места оторопь берет.
  Открыв дверь в заведение, я готов был согласиться с Дейвом. Пахло дешевым табаком и пригоревшим жиром, но потом стали долетать и другие ароматы - пахло застоявшимся спиртным, блевотиной, немытыми телами и чем-то ещё похуже. Так что табачному дыму следовало только радоваться. Внутри помещение было тесное и темное, в нем горело несколько ламп с воткнутыми в них дымящими свечами, низкий почерневший потолок впитывал летящую от свечей копоть. За столами, сутулясь, сидели мужчины. Темнокожие и белые, но больше ни о ком из них я ничего не мог сказать, кроме того, что глаза у всех блеснули, когда они повернулись и посмотрели на нас. Разговор притих, слышался только тихий ропот. Здоровенный толстобрюхий детина в рваной рубахе и шароварах, подпоясанный черным поясом, медленно поднялся из-за ближайшего стола и смерил нас взглядом.
  - Que quereis? [7 - Чего скалитесь? (исп. )] - Испанским он владел не лучше, чем я, и вопрос свой только что не выплюнул нам в лицо.
  Собрав силы, чтобы сохранить достоинство и мягкую кротость, я раскинул руки и спросил:
  - Perdoneme, senor, queremos descubrir la «Taverna Illyrica», por favor? [8 - Простите, сеньор, не скажете ли, как отыскать «Иллирийскую таверну»? (исп. )]
  Даже в здешней полутьме было видно, как он побледнел.
  - No se! [9 - Не знаю! (исп. )] - рявкнул он с тем вызывающим видом, какой бывает у человека, сознающего свою слабость.
  К моему удивлению, он выставил в нашу сторону два пальца наподобие рогов, что было заклинанием от дурного глаза, и плюнул мне на ботинок. Случись это в другое время, я бы тут же повернулся и ушел, но душа у меня все ещё пела от впечатления, произведенного лесом мачт на фоне заката, и воспоминаний, которые меня одолевали. Я поднял ногу и довольно сильно пнул обидчика, обтерев таким образом башмак о его штанину. Он взвыл, подскочил на месте и схватился за пояс. «Полез за ножом», - догадался я. Собрав в горсть его рубаху, я швырнул парня на стол. И только тогда повернулся к выходу. Дейв за рукав буквально выволок меня на улицу.
  - Господи, что на тебя нашло? Скорей убираемся, пока нам не перерезали горло! А то ещё похуже что-нибудь придумают! Да ты что, ошалел?
  - Не беги! - скомандовал я. - Ты их только раззадоришь. Держись спокойно!
  Глядя в грязное окно напротив, я увидел в нём словно в зеркале, как дверь харчевни распахнулась и в проёме, освещенные красным светом, воздвиглись фигуры - одна, две, три. Но на улицу они не вышли. Я равнодушно оглянулся. Кто-то из них издевательски помахал нам и выкрикнул:
  - Buenos noches, senor! Nos respetamos a los bultos! [10 - Спокойной ночи, сеньор! Передайте привет мешкам! (исп. )]
  Дверь захлопнулась.
  - По-испански они говорят паршиво! - сказал Дейв; его голос лишь слегка подрагивал. - Хуже меня! Почему они полагают, что мы должны передать привет кому-то? А ведь это слово означает «свертки», «мешки», верно? Так кто же это?
  - Ну, эти-то точно не испанцы, но вот с чего они решили, что мы из Испании? - Я оглянулся на вывеску. - «Den Vijnkeller» [11 - «Винный погребок» (голл. ).], «Marrowijnse». Похоже на голландский. А, ведь Нидерланды когда-то принадлежали Испании, были одной из её колоний! Может, эти мужланы говорили с нами по-испански, желая оскорбить… A «bultos»… Да, по-моему, это «узлы», «свертки», «кульки». Бог знает, при чем тут это. Может, какое-то ругательство. Ладно, пошли, поищем местечко погостеприимней.
  Но пока мы возвращались в сгущающихся сумерках в гавань, в голове у меня что-то насчет этих «кульков» всплывало. Где-то я вроде бы слышал это слово или что-то похожее. От кого? От Джипа? Пожалуй, и произносилось это слово отнюдь не шутливо. Оно обозначало что-то скверное. И в эту секунду я услышал в потемках впереди чье-то хихиканье.
  Вполне, казалось бы, человеческое хихиканье, но очень уж пронзительное, похожее на писк. А потом послышались сухой шорох и шуршание, будто кто-то тихо передвигается с места на место, и это уже решительно напоминало насекомых. Дейв тоже услышал эти непонятные звуки.
  - Неужели опять проклятые дейкоты?
  Его шепот был едва слышен из-за шума прибоя.
  - Не думаю, - тихо сказал я. - Но что бы это ни было, оно находится между нами и гаванью. Правда, на темной стороне улицы. Если бы нам удалось проскользнуть мимо, мы бы добежали до машины.
  Мы двигались быстро, тихо, бегом пересекли улицу и бросились в тень от стены напротив. Но пока переходили на другую сторону, последний сверкнувший луч света дал нам возможность разглядеть, кто же это хихикает в темноте. Сперва существо показалось человеком - круглая фигура на тонких, очень тонких ножках, в странноватом облачении, скрывающем голову и руки. Но в следующую минуту, когда существо повернулось, пытаясь найти нас, я понял, что ни рук, ни головы у него нет - что это шар, вокруг которого развеваются при движении какие-то веревки. Больше всего непонятная фигура напоминала старинный джутовый мешок. Потом рядом с ней возникло ещё одно такое существо. Я услышал, как Дейв заскрипел от волнения зубами. Но ещё несколько шагов, и мы их минуем.
  Леденящее кровь хихиканье раздалось у самого моего уха.
  - Беги! - завопил я, но мог и не тратить сил, сберечь дыхание. Дейв уже несся со всех ног, я помчался за ним и тут же услышал за собой чей-то бешеный бег - когда-то прежде я уже слышал нечто подобное. Мы свернули за угол, и я устремился к гавани и к машине. В ту ночь, когда я впервые очутился здесь, кто-то тоже тихо преследовал меня до машины, а потом яростно за мной бросился, но я так и не разглядел тогда, кто это был!
  Мы долетели до автомобиля, перемахнули через верх, не заботясь о том, что поцарапаем краску. На какой-то жуткий миг мне показалось, что я не могу найти ключи, но потом рев мотора взорвал тишину. Я повернул руль и помчал машину сквозь узкую арку к пристани.
  - Эй! Стой! - заскулил Дейв. - Ты что, опять туда?
  При повороте правые колеса чуть не соскользнули с бревен, но каким-то чудом удержались; машина едва не перевернулась. Я включил дальний свет, и лучи фар зашарили по пристани. Она была пуста. Мрачно улыбнувшись, я набрал скорость, и мы покатили по набережной.
  - Не думаю, что они рискнут броситься на машину! - улыбнулся я, но когда мы проезжали улицу, где они скрывались, они, тесня друг друга, устремились за нами.
  Кошмарные существа - бесформенные, закутанные в какие-то завязанные веревкой саваны и подталкиваемые бешеной энергией. Они прыгали и скакали вокруг машины, наталкивались на нее, и тогда раздавались глухие удары, и машина мчалась вперед, отчаянно виляя. Один из них вспрыгнул было на узкую подножку, отчего автомобиль чуть не перевернулся и не полетел вниз к причалу, но Дейв привстал и с такой силой лягнул эту нечисть, что она кубарем покатилась под ноги к своим собратьям. Видя их так близко, мы смогли разглядеть, что внутри этих мешков что-то крутится, бьется, клубится, словно вот-вот вырвется наружу из ветхих тряпок. Что это было - головы или конечности, - трудно сказать, и оттого казалось ещё более зловещим. Загадочные создания выплескивались изо всех улиц и бились о машину, как мошки о фонарь, из-за них мне не удавалось прибавить скорость. Лобовое стекло сотрясалось, я ненароком высадил его и как раз в этот момент увидел ступени, ведущие куда-то наверх. Я вывернул руль, машина рванулась, и мерзкие уроды разлетелись во все стороны. Одно мгновение переднее колесо крутилось в пустоте, но в следующую
секунду мы уже мчались, сотрясаясь, по узкой улочке.
  - Стив! Дальше она ещё уже! - Окрик Дейва, в котором слышалась нарастающая истерика, отражал и мои собственные страхи. Если нам придется остановиться, если мерзкие твари набросятся на нас - вдруг эти проклятые мешки взорвутся? Вдруг мы увидим то, что в них скрыто? И вообще, что будет тогда?
  Дейв завопил и показал в сторону. Слева приближалась ещё одна улица, и в её глубине расплавленным золотом мерцало какое-то пятно. Я снова вывернул руль, колеса взвизгнули на булыжниках - и, как назло, в этот самый момент на нас обрушилась целая стая этой нечисти. Крыло смялось, машина закачалась, вздернула нос, с треском осела на подвеске, но снова набрала скорость. Я вглядывался вперед через обломки ветрового стекла. Виляя по узкой улице, машина вдавила одну из мерзких тварей в стену, и через зеркало заднего вида я успел разглядеть, что веревки лопнули, мешок разорвался и его содержимое вывалилось наружу. К счастью, меня как раз в этот миг дернул за плечо Дейв, и я так и не увидел, что это было.
  - Смотри! - кричал Дейв. - Смотри! Что это? Красные деревянные двери, белые стены, яркая вывеска и приветливо светящиеся окна…
  - Неужели не ясно? - завопил я, несправедливо возмутившись тем, что Дейв не понял с первого взгляда, что это.
  На противоположной стороне дороги возвышалась «Иллирийская таверна». Моля Бога, чтобы на улице никто больше не объявился, я пустил машину вперед, с жутким скрежетом колес описал дугу и затормозил у самого крыльца. Не успел я дернуть за ручку, как тяжелая дверь с треском открылась. В проёме, придерживая полы красной накидки, стояла девушка, известная мне под именем Катика. В руке она держала тяжелый корабельный фонарь, и, когда мы замешкались на ступенях, она подняла его над головой, что-то громко крикнула и с шумом отодвинула штормовую заслонку.
  Яркий свет фонаря упал на неё сверху. Может, свет и не был таким уж ярким - не вспышка магния, не ацетиленовый факел, - но все рядом с ним сразу стало казаться сумрачным. В свете фонаря глаза Катики блестели, а на губах играла странная усмешка.
  - Осторожно, Катика! - крикнул я, но восклицание мое замерло на губах. Она знала, что за нами гонятся, она все поняла. Её взор был прикован к противоположной стороне улицы, где сгрудились отвратительные твари; они не двигались с места.
  В луче резкого света Катика спустилась на одну ступеньку ниже, фонарь бросал на её лицо безжалостные тени, превращая его в бледную неподвижную маску. Создания на другой стороне улицы, казалось, сбиваются в кучу.
  Катика спустилась ещё на одну ступеньку. Накидка развевалась и пылала, будто сотканная из пламени, и мерзкие уроды разразились громким устрашающим хихиканьем.
  Ещё шаг. Серые глаза Катики вдруг вспыхнули, сделались зелеными и хищными, точно глаза лисы, жесткие складки вокруг рта углубились, обнажились зубы, а изо рта вырвалось рычание.
  Когда она спустилась ещё на одну ступеньку, раздался истерический пронзительный визг и топот улепетывающих ног.
  Катика остановилась и, криво улыбаясь, огляделась. Она стояла, не дойдя одной ступеньки до земли, а загадочные существа скрылись.
  Привычным движением она потушила фонарь. Мы посмотрели друг на друга.
  - Добрый вечер, Стефан! - тихо выговорила она. - Рада, что ты опять к нам заглянул. Выглядишь хорошо, но чуть-чуть постарел.
  - Я же давно у вас не был, Катика. Очень давно.
  Она легко улыбнулась и пожала плечами.
  - Да? Но тебе это не повредило.
  Шаль съехала у неё с плеч. Я думал, что глаза у Дейва вот-вот выскочат из орбит. Её красная безрукавка, зашнурованная крест-накрест, и голубая юбка в сборку были чересчур цветастыми, а ложбинка груди слишком откровенной. Когда мы встретились в первый раз, я принял её за проститутку, обслуживающую таверну. Я не так уж ошибся, но Катика играла много ролей, и все они были непростые.
  - Хорошо, пожалуй, что ты приехал сейчас, не стал откладывать. Эти buttos — гнусные гадины. С чего это они за тобой гнались?
  - Не знаю. - Я с беспокойством посмотрел на нее. До сих пор я никогда не видел её такой грозной. - Я даже не знаю, кто они такие. Но они не первые, кто нас преследует.
  Она саркастически изогнула бровь.
  - Тогда тем паче входи скорей, а то ещё новые объявятся. А со своим другом ты не хочешь меня познакомить?
  По целому ряду причин меня беспокоило, как пройдёт знакомство Дейва с Катикой. Однако при встрече с ней от его обычно безудержной готовности сыпать малопристойными намеками, казалось, и следа не осталось, чего я не ожидал.
  Он обменялся с Катикой рукопожатием и улыбнулся, но при этом был необычно сдержан, только прищурил оценивающе всегда широко раскрытые веселые глаза. Пока Катика вела нас к двери, я мог заметить в них тревогу и глубокое недоверие. Словно в глубокий колодец, вглядывался он в теплый, благоухающий специями зал таверны, однако покорно последовал за нами в кабинку возле очага. Едва мы опустились на скамью с подушками, как к нам прямо влетел сам хозяин - Мирко. Пожимая нам руки громадными лапищами, он выражал свои восторги при виде меня так, будто приветствовал давно потерянного сына. Когда он выкатился прочь, отдавая громкие распоряжения, как накормить и напоить дорогих гостей, я почувствовал, что пережитые ужасы начинают меня отпускать. Дейв сидел, разглядывая соседние кабинки, но хоть народу в этот вечер в таверне было много, увидеть, кто там сидит, ему явно не удавалось. Такое было на руку посетителям, а Мирко старался им угодить. Под потолком, словно занавеси, клубились тени, хотя не видно было, что их отбрасывает, тени поглощали теплый золотистый свет керосиновых ламп и казались мягким, обволакивающим
бархатом. Ничего зловещего в них не таилось, не то что в холодном мраке улиц. Откинувшись на спинку скамьи, я с удовольствием оглядывал старинный зал, закопченные балки потолка, окорока, колбасы, оплетенные соломой бутыли на столах, охапки специй и сушеных морских диковин.
  - Ты и впрямь чувствуешь себя здесь как дома, - тихо сказал Дейв.
  - Уж такое это место, - отозвался я. - Такие люди. Они и для тебя в лепешку разобьются, стоит только о чем-нибудь попросить… Что с тобой? Тебе здесь не нравится? И Катика не нравится?
  Он поскреб ногтем древнюю столешницу, на которой не раз валялись брошенные в спешке мечи и пистоли, мешки золотых монет и всевозможные банкноты. Она была закапана вином, лившимся через край стаканов, когда их радостно сдвигали, желая успехов, или когда вино в гневе выплескивали на стол.
  - Это место, и эта Катика - она явно для тебя что-то значит… Господи, Стив, неужели ты не видишь в ней ничего такого?
  -  Какого?
  Дейв смущенно заморгал.
  - Ну потустороннего… - Но договорить он не успел: появилась Катика с подносом, на котором высились двухлитровая бутылка пива и маленькая фляжка наливки «туйка», более известной мне как «сливовица». Всё это она поставила между нами.
  - Уф! Ну, пейте! Пейте и рассказывайте, что вас привело сюда и с чего на вас накинулись эти сатанинские отродья?
  - Сатанинские? Что же это за гады? И откуда они здесь взялись?
  - А ты что, никогда про них не слыхал? Они из-за океана, эти bultos. Разрывают могилы в горах, где живут кондоры. Их даже тамошние короли-жрецы боялись, считали их душами незахороненных мертвецов. Может, так оно и есть.
  Мне вспомнились завернутые в свивальники мумии в могилах инков, и я содрогнулся.
  - Они что, из Южной Америки? - прохрипел Дейв и поставил на стол своё пиво. - Что им надо здесь?
  Катика серьезно посмотрела на него.
  - А что всегда надо злым силам? Какой-то жадный негодяй напустил их сюда, чтобы они всех стращали для его выгоды. Очень они похожи на дупий, что водятся на Карибах, - о них тебе Стив может рассказать. Правда, те куда страшнее.
  - Не вспоминай! - сказал я, чувствуя, как у меня зашевелились волосы на затылке. - Не здесь и не сейчас! Я думал, у вас тут следят, чтобы ничего подобного не было.
  Она кивнула, криво усмехнувшись.
  - Того, кто наслал сюда этих тварей, уже прихлопнули. И тварей в большинстве тоже повывели, но часть из них, как крысы, уцелела и до сих пор бесчинствует под малыми причалами. Только редко они выходят такими стаями, редко так нагличают, разве что их какая-то другая сила подзуживает? От них уберечься нетрудно. Я вот, например, даже сидя здесь, почуяла, что они разбушевались, и вышла вам навстречу. Мирко всем дал знать, что мешочники опять зашевелились, так что объявят на них охоту и живо повылавливают.
  - Мешочник? Черт побери! Теперь я вспомнил: Джип стращал меня ими. Только он не объяснил, какие они, - видно, не хотел чересчур запугивать. Да и я тогда ещё был совсем новичок во всех ваших делах.
  Украдкой я покосился на Дейва - тот запивал пивом вторую или третью порцию сливовицы.
  - Слушай, Катика! Будь другом, мне надо встретиться с Джипом или с Молл. Мне они позарез нужны!
  Катика покачала головой.
  - Разве этих бродяг отыщешь? На одном месте им не сидится. Сейчас их тут нет, и в обозримом будущем они вряд ли появятся.
  Сердце у меня упало. Если Катика говорит - «в обозримом будущем», она употребляет это выражение буквально. Значит, они могут не объявиться здесь ещё бог знает сколько времени.
  Катика улыбнулась, прислонилась ко мне и ласково потрепала меня по ноге.
  - Да не расстраивайся так, Стефан! Я распоряжусь, чтобы их искали. Конечно, это займет время. Но я всегда здесь, Стив. И я всегда тебе друг.
  Она озабоченно взглянула на меня своими широко раскрытыми глазами. Её рука на моей ноге лежала легко и неподвижно - что-то обещая, но не возбуждая. А что если она сама - это загадочное создание - может мне помочь? Во всяком случае, дать совет или свести с кем-нибудь? Я посмотрел на Дейва, но у того мысли были уже, видимо, далеко отсюда. Шок и сливовица сделали свое дело - он потягивал пиво, глядя в пустоту, не обращая внимания ни на нас, ни на что другое.
  - Понимаешь, - начал я, - дело вот в чем…
  И я рассказал ей все, ничего не пропуская, кроме эпизода с Рангдой. У Катики, конечно, не было оснований ревновать, но мне показалось, что разумнее о Рангде не упоминать. И то, когда я рассказал, что спастись мне помогла какая-то девушка, в Катикиных глазах вспыхнула ехидная насмешка. Но она серьезно дослушала меня до конца, рассмеявшись, только когда я рассказывал про телеграмму, - наши современные средства связи всегда её почему-то смешили.
  - Ну и что такое странное тебе пришло в голову?
  Я нерешительно грыз ноготь.
  - Да, странное… Понимаешь… Может, я просто сбрендил, но… раз перед нами какая-то необъяснимая преграда, то, может быть, повторяю - может быть… мы сумеем как-то её обойти? Раз преграда необычная, попробуем и мы преодолеть её необычным путем.
  Катика кивнула, насторожившись, словно лисица.
  - Ага! Через…
  - Да, через Спираль! Отправим наш груз к востоку от заката. Выйдем за рамки обычного времени. Конечно, это трудно, наверное даже опасно, но вдруг нам именно так удастся доставить шлюзовые механизмы и компьютерное оборудование куда надо!
  Я ещё не закончил, а Катика уже вытащила колоду карт, которые, видно, всегда носила при себе. На ощупь карты были такие же теплые и шелковистые, как её кожа. Она начала раскладывать их на столе. Три карты, которые я перевернул первыми, по-видимому, неприятно поразили её. Три картинки разных мастей, не было только пик. Катика снова перетасовала колоду и протянула мне. Я снял, как она велела, раз, другой и вздрогнул, когда Катика вдруг прижала карты к моим губам. Карты слегка попахивали ею. Я никогда не спрашивал Катику, откуда она родом, но догадывался, что оттуда, где моются редко, а мыло - роскошь. Когда-то я ухитрился всучить ей среди других подарков кусок дорогого туалетного мыла. Она приняла его благосклонно, но я подозреваю, что это сокровище ещё и сейчас собирает пыль в её спальне, в мансарде, ибо такой драгоценностью грешно пользоваться.
  Теперь карты должен был раскладывать я - опять по три, и Катика снова нахмурилась, увидев короля треф и бубновую даму. Когда на стол легла вторая, я и сам на неё уставился, мне показалось, что лица на картинках вдруг изменились, словно по ним пробежала дрожь, они ожили, и взгляд их стал осмысленным. И взгляд этот мне не понравился. Казалось, их нарисованные глаза обвиняют, обличают. Они смотрели непримиримо, враждебно, неумолимо. Я вздрогнул, и, будто почуяв мое присутствие, эти глаза грозно уставились на меня.
  Катика шлепнула по картам рукой.
  - Попробуем ещё раз, - тихо сказала она.
  Я снова стал сдавать карты, и первая же опять оказалась картинкой - валетом пик. Внутри у меня все похолодело. Когда-то я уже вытаскивал из Катикиной колоды валета - валета бубен - и увидел в нем страшного противника, с которым мне потом довелось столкнуться, что чуть не привело меня к гибели. Впрочем, этот валет был самым обычным веселым карточным валетом. Впрочем, обычным ли? Почему-то при взгляде на него приходила на память приоткрытая дверь или чуть отодвинутая занавеска, из-за которой виднеется чья-то нога; что-то в этом валете было затаенное, лукаво-зловещее. Так бывает с комнатой, под полом которой спрятан труп; пока вы этого не знаете - комната как комната, а когда узнаете про мертвеца, она сразу меняется, хотя ни одна пылинка не сдвинулась с места. Так было и с этой картой, но Катика наконец присоединила её к остальным и убрала колоду.
  - Нет, Стефан, ты не рехнулся, - тихо проговорила она. - В этом твоём деле против тебя объединились могучие силы. Это верно.
  Я со вздохом откинулся на спинку скамьи.
  - Так я и знал! Но кто? Конкуренты? Правительства других стран?
  Она удивленно склонила голову набок.
  - Нет, не они, Стефан. Я не могу поручиться, но, по-моему, тут что-то другое. Это не твои земные враги, с ними ты давно повстречался бы, ведь ты же сам мастер задавать загадки и хитрить.
  - Но тогда кто? Где? Откуда?
  Её ответ встревожил меня ещё больше. Подняв глаза к теням на потолке, она медленно описала рукой в воздухе круги - один над нами, другой вокруг нас. Дейв, будто его толкнули, очнулся, тихо выругался и сел прямо. Я его понял. Казалось, этим жестом Катика вызвала к жизни целый невидимый мир и он надвигается на нас.
  - Точно я сказать не могу, - начала Катика, - но сердце мне кое-что подсказывает. Может, против тебя ополчилось множество сил, а может - кто-то один. Но я чую, что твои враги там - за чертой, они прячутся в тени. Словом, эту стену, которую тебе надо пробивать, воздвигла Спираль.
  - О господи!
  Я откинулся на спинку скамьи, чувствуя, как тени обволакивают меня, но на этот раз не нашёл в них ничего умиротворяющего. Теперь я признался себе, что все время боялся чего-то подобного, но отгонял страхи, уговаривая себя, что это вздор. Ну какое дело силам, обитающим где-то за пределами пространства и времени, до моих ничтожных обыденных задач? Ни хорошего, ни плохого они желать мне не могут. А вот, оказывается, могут. Я схватил Катику за руку.
  - И кто же это? Или что? И ответь, бога ради, зачем им мешать мне?
  - Этого мне знать не дано. Одно скажу - чем дальше к востоку, тем сопротивление тебе сильнее; только мне туда взглядом никак не проникнуть. Не знаю, что или кто это. Может, и больше, чем кто-то один. Ты же вытягивал сразу по три картинки.
  - Значит, надо тебя так понимать, - я щелкнул пальцами, - потому мне и удалось наладить пересылку грузов только до Бангкока, но не дальше? Потому что на Западе они мне препятствовать не могли?
  - Может, и так, - кивнула Катика. - Только помни, Стефан, - они на многое способны.
  Тут принесли еду. Дружелюбная жабья физиономия Мирко расплылась в улыбке над огромным, уставленным мисками подносом. Дейв слегка ожил, когда запах принесённого защекотал ему ноздри, и начал наваливать себе на тарелку рис и всяческие морепродукты.
  - Стив, а ты разве ничего не хочешь? - опомнился он, набив себе рот. - Фантастически вкусно!
  - Нет, Дейв, - мягко ответил я, видя, чем он наполнил свою тарелку. Сам я взял себе маленькую шпажку с husarjenspijtz [12 - Гуляш (голл. ).] и огненное от перца овощное рагу. - Ешь, ешь!
  Дейв не раз издевался надо мной за то, что я не ем устриц, так пусть теперь полакомится морскими огурцами. Почему-то у меня не хватило духу предостеречь его.
  Во всяком случае, мне было о чём поразмыслить после того, как пожар, вспыхнувший у меня в желудке от первой же порции наперчённых овощей, немного затих.
  - Выходит, - горько заметил я Катике, - зря я надумал прибегнуть к здешним силам, чтобы переправить свой груз. Здесь меня тоже ждет провал.
  - Ты так думаешь? - подняла она брови.
  - Ну а как же? Если все беды идут от Спирали, переправлять с её помощью контейнер - это значит соваться врагу прямо в пасть. Иначе говоря, до встречи с тобой мне казалось, что моя идея прямо блеск! Но можно ведь придумать и что-нибудь другое. Например, мы можем за свой счет зафрахтовать обычное торговое судно и отправить контейнер на Бали. Это, конечно, будет накладно, просто разорительно, но можно воспользоваться перевозчиком из какой-нибудь страны третьего мира, их правительство придёт в восторг. Можно даже отправлять груз частями на самолетах, хотя это обойдется ещё дороже.
  - Ты что, всё-таки собираешься отправлять груз по Втулке - ну, по этой вашей Сердцевине? - Катика мрачно покачала головой. - Нет, если хочешь, чтобы твой корабль или са-мо-лёт, - она старательно выговорила необычное для неё слово по слогам, - уцелели и чтобы на твоей совести не было погибших моряков, то даже и не думай об этом! В открытом море с одиноким кораблем мало ли что может случиться, не говоря уж о машине, которая летает по воздуху.
  - Ничего не случится, если не будут знать, что везут. А мы наш груз замаскируем, запутаем следы, как это умеют военные. Я сам буду сопровождать и никакой промашки не допущу.
  - Нет! Никогда! - Катика в ужасе так затрясла головой, что русые волосы взметнулись. - Нет, нет, нет! Этого делать нельзя! Никак нельзя! Только не по Втулке! И не смей в одиночку! - Она впилась в меня встревоженными серыми глазами. - Да, ты стал старше, повзрослел, но всё равно внутри ещё такой пустой, что потусторонним силам ничего не стоит с тобой расправиться. И тебе нечем от них защититься, у тебя нет нужных знаний, нет приёмов. Пока ещё нет. Они ведь показали уже, что могут напасть на тебя и на Втулке, и на её отрогах. Если они забираются так далеко, твой груз они всяко отыщут, маскируй его не маскируй. - Она поколебалась. - Как бы это сказать… если ты сам поедешь с грузом, ты только будешь для них мишенью.
  Я расстроился.
  - То есть как было с волками? Господи! Я думал, такие страсти не повторяются.
  - Такие открытые, такие наглые - да, это редкость! Скорей всего, на тебя поведут атаку исподтишка, в каком-нибудь захолустье на отрогах Втулки, и, конечно, ночью. Но нападут обязательно, и тогда будет ужас что! - Она задумалась, уставившись в огонь очага, как будто там, в пламени, таились воспоминания о древних злых силах. - Нет, на Втулке ты ни в море, ни в воздухе не спасёшься от них. Здесь, на Спирали, конечно, они ещё сильней, но здесь такой простор, что им будет трудней искать добычу и энергии они затратят больше. Твой груз придётся охранять на каждом шагу - но к этому тебе не привыкать. А самое главное - здесь, на Спирали, у тебя найдутся и союзники, если только сумеешь их отыскать. Тебе понадобятся их помощь и советы - помощь тех, кто обладает умением и знанием.
  - Разве я уже не встретил такого помощника? - посмотрел я на неё.
  Катика улыбалась всегда, но смеялась редко. И сейчас её смех показался мне нервным, будто я бросил ей вызов.
  - Нет, в этом я тебе не помощник. Да, я кое-что умею, но это касается других вещей. Про Восток я ничего не знаю. Тут нужен кто-то помудрей меня.
  Я вспомнил о старике, которого откопал в свое время Джип.
  - А как насчет Ле Стрижа?
  - Нет! - Она обхватила себя руками и сердито передернулась.
  - Я знаю, он старый негодяй, даже убийца, - сказал я, - и от него пованивает, да что я говорю - он просто смердит. Но на всякие фокусы он мастер!
  - Нет! Я тебе сто раз говорила, что это страшный тип, а ты никак не возьмешь это в толк! Но его всё равно сейчас здесь нет. А если б и был, он не стал бы тебе помогать.
  - Но я мог бы ему хорошо заплатить.
  - Это я знаю. Но какой монетой? Придётся платить тем, чего тебе лишиться никак нельзя! Он помогал тебе раньше только потому, что был должником Джипа. Да ещё он боялся за свои владения. А тебе он ничего не должен, скорей наоборот! Во всяком случае он так посчитает. А твой долг он может востребовать сразу. Ты к этому готов?
  Я подумал с минуту, а потом отхлебнул сливового бренди.
  - Вот так-то, - проворчала Катика, и её акцент почему-то стал гораздо заметней. - Словом, выбрось этого мерзкого старика из головы, а то он тебе на шею сядет. Да и насчёт Востока он не силён. А тебе нужен тот, кто в восточных делах хорошо разбирается. Только таких знатоков здесь, на Западе, мало. - Она поразмышляла ещё. - Есть, правда, один, с кем можно посоветоваться. Несколько месяцев назад он сошел с судёнышка, приплывшего с Пряных островов. Он держится особняком, ничьих советов не ищет, но вроде бы довольно дружелюбный, да и Всеведающие о нем хорошего мнения. - Она усмехнулась. - Может, потому, что он не такой могущественный, как Ле Стриж. Но зато и не такой опасный.
  - Ну так ты сведёшь меня к нему?
  Она снова вздрогнула, обхватила себя обеими руками.
  - Даже к самым слабосильным из них являться - дело опасное, тревожить зверя в его логове. Но… - и Катика закрыла глаза, будто борясь сама с собой, - но ради тебя, Стефан, я пойду на риск. Когда вы поедите, мы поедем на твоём автомобиле искать его.
  Когда мы выходили из таверны, Дейв задержался на верхней ступеньке, воинственно оглядывая пустую улицу, и только после этого быстро скользнул в машину. Я с некоторой грустью оглядел помятое крыло и облупившуюся краску, гадая, что ещё могло пострадать. Но тут же решил, что, судя по всему, мне придётся отлучиться недели на две, а за это время все поломки исправят. Дверь таверны скрипнула, и к нам медленно спустилась Катика. На ней был поношенный плащ и берет. В этом одеянии она со своей физиономией лисички напоминала особ, которые в фильмах сороковых годов прогуливались под фонарями. Она тоже боязливо огляделась.
  - Прохладно, - проговорила она, хотя, по-моему, вечер был весьма теплый. - Нельзя поднять верх?
  Когда верх был поднят, я развернул машину, следуя её указаниям. Сидящий сзади Дейв вскрикнул с радостным изумлением, когда по её наводке мы снова оказались на Дунайской улице и устремились к району, где реставрировали старый порт.
  - Это далеко? - спросил я.
  - Для меня - очень, - только и сказала Катика тонким напряжённым голосом.
  Я вгляделся в неё. Она сжалась на сиденье, а её лицо в желтом свете мелькавших мимо фонарей казалось бледным и кожа напоминала туго натянутый пергамент.
  - Тебе нехорошо? - спросил я, вспомнив, с каким сомнением относился Джип к езде на машине. - Может, ехать помедленней?
  - Чем скорей, тем лучше. Просто я не часто выхожу. Почти не вылезаю из таверны. - Её голос упал до монотонного шепота, и она безразлично смотрела на проносившиеся мимо вульгарные лавчонки и бистро, будто пытаясь представить себе, как они выглядели когда-то в их прежнем существовании. Она ничего не говорила по этому поводу, иногда только коротко указывала, куда ехать, а я вместе с ней ощущал тягостный гнёт времени. Казалось, Катика всё такая же, но её как будто окутали пыльной паутиной все прожитые ею годы. Сперва я решил, что это шок от встречи с иной культурой - шок от перемен, какие произошли с тех пор, как она бродила здесь в последний раз, бог знает когда это было. И меня, окажись я на её месте, такие перемены повергли бы в шок и уныние. Но когда она пробормотала, куда повернуть, так неразборчиво, что я проскочил поворот и, миновав целый квартал, вынужден был вернуться, я заподозрил, что с Катикой творится неладное. В конце концов мы выехали на улицу, затенённую высокой мрачной стеной. В едком сумраке, точно красные мазки, мигали тусклые огни уличных фонарей. Катика, едва увидев эту стену, вся
сжалась в комок и не желала ни поднимать глаза, ни даже отвечать на самые пустячные вопросы.
  - Знаешь, что за этой стеной? - вылез с разъяснениями Дейв. - Сейчас здесь музей, а когда-то - три сотни лет назад - тут была тюрьма. - Он усмехнулся: - А во дворе вздергивали на виселицу ведьм.
  Катика неожиданно энергично выпрямилась.
  - Да, а немного дальше - в квартале отсюда - торговали черными рабами! - выкрикнула она прямо в лицо Дейву. Я дернулся, но Дейв был сам виноват, правда относительно ведьм он был особенно чувствителен, ведь общество, в котором он рос, долгие века занималось охотой на ведьм. Надо отдать ему должное, он никак не отозвался на Катикин выкрик, только уселся поглубже.
  Вероятно, он, как и я, был удивлён, обнаружив, что, следуя Катикиным указаниям, мы подъезжаем к центральному железнодорожному вокзалу. В шестидесятые годы все старые здания здесь были снесены, а на их месте выросли новые железобетонные громады, так что всё кругом было в неприглядных выбоинах. Я представить себе не мог, чтобы где-то здесь оказалось логово восточного мудреца. Ещё больше я удивился, когда краткие Катикины указания вывели нас на улицы, тянущиеся вдоль сортировочных станций.
  Больше половины здешних строений, относящихся ещё к эдвардианской эпохе, были совершенно заброшены. Мы ехали мимо пустующих паровозных депо - круглых крепостей из грязного желтого кирпича, на стенах которых до сих пор красовались яркие плакаты и разноцветные граффити, как на стенах нью-йоркского метро. Я вспомнил, откуда здесь реклама - когда-то в этом здании ненадолго устроили театр, потом этнический культурный центр. Потом директора растратили полученные ими гранты. После этого никто не решался вернуть к жизни старые здания сортировочной станции. Все они пришли в запустение, ожидая, когда отыщется какой-нибудь отчаянный подрядчик, чтобы модернизировать их.
  Мне так и чудилось, что где-то здесь ютится Ле Стриж, и я понимал, что скорей всего как раз тут мы и будем искать того, кто нам нужен.
  Но Катика велела ехать дальше по широкой улице в самый конец сортировочных станций. Дорогу тускло освещали редкие уличные фонари, по одной её стороне стояли административные здания из стекла и бетона, по другой тянулась бесконечная металлическая сетка, у подножия которой росла трава, а поверху была пущена колючая проволока. За нею виднелись железнодорожные пути, ржавевшие без употребления. Катика, очевидно, хорошо изучила эту проволочную изгородь, потому что вдруг махнула рукой, чтобы мы остановились.
  - Приехали! - сказала она и на миг закрыла глаза.
  Я выключил мотор и огляделся. Железнодорожные пути, здания контор и больше ничего. Однако, когда мы вылезли из машины, Катика направилась к дыре в проволочной изгороди, грубо замотанной более частой, сильно заржавевшей проволокой. Катика довольно неуверенно дотронулась до нее, и сетка откинулась назад. Подняв брови, я посмотрел на Дейва. Он на меня.
  - Владения железной дороги, - сказал Дейв. - Когда я был мальчишкой, мне запрещали играть на путях. Я и сейчас не уверен, что так уж хочу туда. Если ты не возражаешь, я предпочел бы подождать вас в машине и заняться самоусовершенствованием.
  Катика кивнула.
  - Так, пожалуй, будет лучше, - равнодушно проговорила она.
  Но Дейву, как всегда, требовалось оставить последнее слово за собой.
  - В конце концов, - добавил он, снова усаживаясь в машину, - надо же будет кому-то платить за вас выкуп! Или опознать трупы. Ну, желаю повеселиться!
  Осторожно, стараясь не зацепиться за торчащие концы проволоки, мы пролезли в дыру. За забором видно было ещё хуже, чем на дороге, - какие-то жалкие проблески света. Выделялись только развалины старого кирпичного виадука, к нему вело целое сплетение давно заброшенных железнодорожных веток. Теперь, когда виадуком никто не пользовался, фермы моста убрали, остались только две наклонные опоры, они одиноко возвышались в конце железнодорожного парка, среди деревьев и сорняков. Ржавые обломки рельсов и ферм моста заплел вьюнок, они заросли шиповником, крапивой и щавелем и напоминали колонны какого-то древнего храма, руины, скрытые в джунглях. Виднеющиеся за ними уцелевшие кирпичные опоры смотрели друг на друга, будто разрушенные ворота - таинственный проход в загадочное царство зелени.
  Переступая через рельсы, мы с осторожностью направились к этим воротам. Мне в детстве тоже запрещали играть на путях, но раз или два, подначиваемый другими, я рискнул ослушаться. Я помнил, как скрипел под ногами гравий, какими дряхлыми и полуразвалившимися казались стоявшие на сортировочной старые вагоны, какими ржавыми были рельсы и стыковые накладки; блестели только стрелки. Помню также, как я прыгал и скакал по ним, воображая, что при внезапном переводе стрелки моя нога застрянет и я услышу тихий рокот, металл подо мной задрожит, потом загудит земля и все заполнит оглушительный грохот. Я и сейчас почувствовал, как пот защекотал мне шею под воротником, хотя и понимал, что здешние стрелки уже никогда не сдвинутся с места, разве что их своруют и продадут скупщикам металла. Да и боялся я сейчас не ревущего, надвигающегося поезда, а чего-то непонятного, ужасного и бесформенного, что таилось где-то рядом. Я был достаточно знаком с этим миром, чтобы знать - Катика не преувеличивает: того, к кому мы идем, действительно рискованно тревожить в его логове; только знать бы кого?
  Для этого таинственного существа годилось лишь одно определение, но я тщательно его избегал. Ещё несколько дней назад, забыв среди обычных забот все страхи, с которыми я здесь столкнулся, я бы посмеялся над этим определением. Но сейчас оно ничуть не казалось странным. Оно было таким же темным, твёрдым и опасным, как здешние рельсы.
  Колдун.
  Когда мы миновали последний железнодорожный путь, Катика негромко прокричала что-то, и мы стали ждать. Никто не откликнулся. Она поколебалась, хлопнула в ладоши и пошла дальше. Дойдя до зеленых зарослей, мы ещё раз крикнули, уже вдвоем, но опять никто не отозвался, только где-то далеко, в той части сортировочной, которой ещё пользовались, раздался стук колес идущего поезда.
  Тут довольно скверно пахло, но мы смело прокладывали дорогу через заросли, раскидывая мусор. Заросли, как и казалось издали, были едва проходимы. Шиповник и утёсник цеплялись за мои джинсы, с листьев на голые ноги Катики капало. Две уцелевшие половины арки выросли перед нами, и, покричав ещё раз, мы прошли между ними.
  И тотчас врезались в стену тумана.
  Но где-то рядом кто-то выкрикнул всего одно непонятное слово:
  - Ayang!
  Мы с Катикой вздрогнули и чуть не потеряли друг друга. Я в ужасе стал тыкать рукой в воздух.
  - Катика!
  Её худая рука сжала мою.
  - Тихо!
  Туман рассеялся, и я увидел её серые глаза - опять живые и веселые, словно с них смыли усталость.
  - Вот этот туман и преследовал тебя на Востоке?
  - Похоже! Но что…
  В тумане взвилась узкая яркая полоска, и у самого моего уха, прежде чем я успел двинуться с места, что-то пропело - я даже не понял что. Прорезав туман, полоска с громким стальным звуком стукнулась о камень и задрожала. Стрела! Длинная стрела, унизанная яркими перьями.
  - Назад! - крикнул я и дернул Катику за руку. Но куда назад? В тумане пропело ещё несколько стрел, но уже не так близко. Туман продолжал клубиться вокруг нас, лишь изредка позволяя увидеть серые камни и клочки серого неба и тут же скрывая их, так что сориентироваться нам никак не удавалось. Свет был ровный, понять по нему, где мы, было совершенно невозможно. Бриз куда-то исчез. Вообще, куда делся мягкий теплый вечер? На нас навалилась жара и влажная духота. В Бангкоке я не замечал этих контрастов, а здесь они поражали. И вдруг камни подо мной дрогнули, словно рядом уронили что-то тяжелое, мешок с картошкой например, или грузно ступила чья-то чудовищная, массивная нога. Голова у меня закружилась от злости и страха, и я уже дернулся бежать, но Катика удержала меня.
  - Не смей! - тихо скомандовала она. - Мы пока не поднялись и на три ступени, путь к отступлению открыт. Но если мы сдвинемся с этого места, опять мы его вовек не найдем.
  - Но если мы не будем двигаться, то… Меня уже чуть не подстрелили.
  Я всячески старался внушить себе, что мне страшно нужен мой меч, очень нужен, прямо сейчас.
  Но ничего не случилось.
  Только опять запели стрелы. Казалось, их пучками выпускают просто наобум. Но вот ещё одна пролетела в неприятной близости. Камни у меня под ногами дрожали. Я нагнулся и выбрал один побольше, примерно с кулак. Подняв его, я с удивлением обнаружил, что это фрагмент какого-то барельефа и на нем изображена издевательски ощеренная физиономия. Неважно! Это может послужить неплохим оружием против местных шутников. И тут почва опять сотряслась - раз, другой… Господи! Чья же это такая мощная поступь?
  В облаках тумана возникла громадная сутулая фигура, вся в блестящей металлической чешуе, украшенной цветными ленточками, которые, как фантастические знамена, развевались в такт тяжкой, мерной поступи. Увидев эту фигуру, Катика поднесла ко рту сжатый кулак, но тут же широко раскинула руки и громко закричала. Она выкрикивала какие-то слова, но не на своем непонятном славянском языке, а на другом, похожем на звучный итальянский или на латынь. Туман вдруг резко раздвинулся, будто его размешала чья-то огромная рука, на мгновение стали видны каменные плиты - потрескавшиеся и зеленые от мха, серая стена, покрытая сложными рисунками, а дальше густая, переплетенная листва. И тут же туман снова накрыл нас, как волна прибоя.
  Однако сквозь него к нам что-то прорвалось. Не стрелы на этот раз, а две руки. Правда, назвать их руками было трудновато - каждая пятерня казалась вдвое больше ладони обычного человека. Тяжелые, поросшие волосами, сквозь которые просвечивала розовая кожа. Костяшки пальцев как бильярдные шары. Руки больно стиснули нас. Не успели мы и пискнуть, как нас схватили за плечи и, несмотря на наше отчаянное брыканье, подняли высоко в туман.
  А потом бросили. Я частично приземлился на Катику, что, во всяком случае для меня, было неплохо, а частично…
  Туман над нашими головами вспыхнул и стал розовым, что-то лопнуло, как будто раздался приглушенный взрыв. Туман совсем рассеялся, и перед моими глазами поплыла темнота. Я стал ощупывать землю под ногами - сыро, трава, никаких камней. Я поднял глаза - за покачивающимися кустами темнели рельсы, а по обе стороны от меня красовались два башмака необъятных размеров. Надо мной же, заслоняя небо и желтый свет натриевых фонарей, нависла удивительная фигура - грузная, квадратная и сутулая. Великан, вытянув над нами руки, прикрывал нас с Катикой. Мощные пятерни были те самые, что схватили и подняли нас, но только теперь над ними виднелись рукава - великан был одет в какую-то шинель. В каждой руке он держал по длинному прямому пруту, а на концах этих прутьев плясали бледные розоватые огоньки, но, пока я смотрел на них, они угасли.
  С минуту все было тихо, потом, глухо закряхтев, великан снял с покатых плеч большой длинный посох, который нес как коромысло.
  - Dood ok ondergang! [13 - «Смерть и погибель!» (голл. ), или «Гром и молния!», или просто «Проклятие!»] - прорычал он низким басом. - Теперь эти твари попрыгают! Ишь чего вздумали - выкидывать номера прямо на ступенях моего дома!
  Ещё раз утробно крякнув, он опустил плечи и дал посоху соскользнуть на землю. Раздался глухой удар, будто посох был из свинца. Великан обхватил нас, чтобы помочь подняться; руки определенно были те же самые, что вытащили нас из тумана, но так же определенно тогда они были голыми, хотя времени одеться у великана явно не имелось.
  - А! - загремел его голос. - Да это крошка Кэт! Как это тебя занесло так далеко от твоей таверны? - Толстый палец, величиной со средних размеров банан, игриво ткнул Катику под ребра. - А это что такое?
  Этим «что» был я.
  - Хороший человек, - чуть дрожащим голосом объяснила Катика. - Мой друг. Ему нужен твой совет. Я за него ручаюсь.
  - Человек? А я подумал - сушилка для белья. - Толстый палец подхватил мой галстук, им полюбовались, а потом галстук был закручен, как спагетти. - Такую пестроту я видел только раз, когда опрокинулась телега с канталупами. [14 - Канталупа - мускусная дыня.]
  - Он разрисован вручную, - несколько напряженно проговорил я, снова расправляя галстук на груди. Я очень им гордился. - Самим Говардом Ходжкином. [15 - Известный современный художник-модернист.]
  - Ты уверен, что он разрисован руками? Мне, черт побери, кажется, что этот Ходжкин пустил в ход другую часть тела! Ну да ладно, плевать! Пошли!
  Когда я стряхнул с себя пыль и выпрямился, я был поражен, обнаружив, что великан вовсе не великан. Если бы он расправил плечи, то всё равно оказался бы чуть ниже меня, но он так сутулился, что едва доходил мне до плеча, и двигался тяжело, как старик. Опираясь на свой посох, он провел нас через проход, образовавшийся из развалин виадука, и мы очутились в маленькой рощице. Наш хозяин приподнимал посохом тяжелые ветви на нашем пути, а мы, пригибаясь, продирались сквозь заросли и наконец оказались в месте, укрытом от посторонних взоров. Похоже, хозяин следил за порядком - здесь земля была кое-где возделана, на ней рядами росло что-то, и на табличках указывалось, что именно, а под деревьями над пятачком земли сплетали ветви шиповник и другие кусты, образуя надежную крышу. Под ней стояли полуразвалившиеся сиденья и диваны из старых железнодорожных вагонов, служившие, по всей видимости, стульями и кроватями, а посреди поляны, среди почерневших камней, пылал небольшой костер, тут же были сложены поленья и хворост. Все выглядело очень аккуратно и ничуть не напоминало обиталище бродяги.
  В свете костра я смог лучше рассмотреть нашего хозяина, пыхтя выбиравшегося из зарослей. Кого я ожидал увидеть? Какого-нибудь усохшего древнего сэнсэя? Гуру без единой морщинки на гладком лице? Востроглазого мандарина? Или монаха из Шангри-Ла? Никого из них наш хозяин даже близко не напоминал. Трудно было сказать, сколько ему лет, но во всяком случае даже в молодости красотой он вряд ли отличался, а сейчас выглядел этаким застарелым бедолагой. Раскачивающаяся походка напоминала поступь бывалого моряка, а может, он ходил так, потому что у него были кривые ноги и сутулая спина. Он не рядился ни в шафранного цвета халат, ни в пестрый камзол. Одет он был скорее так, как одевались старые моряки, - промасленный свитер с выцветшими полосами, холщовые штаны, побелевшие от соли, и что-то вроде длинного бушлата. На голове его красовалась остроконечная синяя брезентовая шапка; словом, его можно было принять за матроса, ставшего бродягой, только выглядел он аккуратней. И чем-то напоминал Ле Стрижа, хотя в то же время был совсем другим.
  - Вот и мой маленький домок, - ухмыльнулся он, обводя рукой свои владения, и вдруг круто повернулся ко мне. - Ну, «хороший человек», Катику-то я знаю, а как тебя зовут, ещё не слыхал. Как твое имя?
  - Стивен. Стивен Фишер.
  С минуту он смотрел на меня как-то оторопело, словно в нерешительности, потом кивнул и швырнул в костер охапку хвороста.
  - А моё имя, - сказал он, - во всяком случае то, которое тебе следует знать, Пендек. Но можешь звать меня Шимпом - меня все так зовут.
  Это имя подходило ему как нельзя лучше. Я приглядывался к нему, освещенному костром: большеголовый, с серовато-бледным лицом, курносый, с тяжелой, насколько я мог судить, челюстью - её скрывала косматая рыжая борода, поднимавшаяся от воинственно выдвинутого вперед подбородка до самых скул, - кустистые рыжие волосы торчали за отвислыми ушами. Для полного сходства с настоящим шимпанзе ему не хватало только тяжелых надбровий - их у него не было: над бровями начинался покатый лоб, на который из-под остроконечной шапки падала спутанная рыжая челка. Трудно было понять, откуда он родом, но одного взгляда на его глаза хватило, чтобы догадаться. Глаза были большие, но узкие, жители Запада ошибочно называют такие глаза раскосыми. Глубокие, точно пруд в джунглях, они холодно поблёскивали, в них светился ум. Ещё один евразиец, хотя ничуть не похожий ни на Джеки, ни на ту девицу - Рангду.
  Шимп подвел нас к скамьям.
  - Ну давайте седлайте эти стулья. Ха-ха!
  Когда он проходил мимо меня, я потянул носом - во всяком случае от него не несло так, как от Ле Стрижа. Я ощутил резкий звериный запах, смешанный с ещё более сильным запахом табака, - смесь эту нельзя было назвать неприятной в отличие от аромата, который распространял вокруг себя Ле Стриж. Однако вечерний бриз приносил сюда совсем другие запахи - ничуть не похожие на пропитанный металлом воздух сортировочной. Здесь, на полянке, пахло так, будто солнце совсем недавно перестало пригревать листву. До меня донесся аромат пряностей и древесного дыма - дыма какого-то далекого костра, не этого тихо потрескивающего перед нами. И, учуяв эти запахи, я уловил ещё что-то странное - откуда-то долетали едва слышные голоса, будто стоило только раздвинуть ветки деревьев, и я увидел бы дымки над крышами хижин и услышал громкий смех играющих детей.
  Шимп, видимо, заметил, что я прислушиваюсь. Он усмехнулся, борода раздвинулась, обнажив крепкие зубы, способные разгрызать грецкие орехи. Он вытащил короткую просмоленную трубку, сунул её в рот и покачал головой.
  - Мы здесь одни.
  Он прикурил от тлеющего сучка, и едкий запах табака тотчас заглушил все прочие.
  - Ну, «хороший человек» Фишер, что же привело тебя искать совета у Шимпа?
  Я осторожно подбирал слова, рассказывая ему то, что уже сообщил Катике. Сперва, услышав, кто я и что это за проект, он удивлённо поднял брови. Пока я говорил, он помалкивал, только выпускал изо рта сквозь сжатые зубы клубы дыма, но я всей кожей чувствовал, что атмосфера между нами становится холодней. Костер потускнел, огонь потух, только спекшийся табак в трубке вспыхивал под прикрывающим его большим пальцем, а в самой трубке булькал конденсат табачного сока. Когда я в своём рассказе дошёл до угрожавшей нам злобной маски, он выпрямился, сплюнул в угли костра коричневую струю, но не промолвил ни слова. Я досказал всё до самого конца - о том, как меня спасла девушка, о том, что нагадала мне на картах Катика, а Шимп всё молчал, только ещё дважды пыхнул трубкой, потом внезапно выбил её о каблук и засыпал искры землёй.
  - Не могу взять в толк, зачем я-то тебе понадобился, - сдвинув брови, проговорил он. - Да пошли они к Дьяволу, все эти проекты оказания помощи! Niteander [16 - Иностранцы (голл. ).] вечно лезут не в своё дело, суются в то, в чём ни черта не смыслят, и только хуже всё запутывают. И вечно эти проекты кому-то выгодны, а кто-то от них страдает. Народу они, видите ли, хотят помочь. Народу, а не тем жирным котам, которые на таких проектах наживаются, нет! И не конторским мальчикам, что вы! Чем они ласковей, чем более лилейно-невинными прикидываются, тем они опаснее. Так что, mynheer [17 - Мистер (голл. ).] Хороший человек, ответь мне вот на какой вопрос: почему это дело так интересует лично тебя? И назови мне хоть одну причину, почему я должен для тебя шевельнуть хотя бы одним пальцем?
  Если бы я легко выходил из себя, я не был бы профессиональным коммерсантом.
  - Что ж, в том, что вы говорите, есть доля истины. Некоторые проекты оказания помощи только масла в огонь подливают, ну, например, все эти гигантские плотины и тому подобное. Но наш - совсем другое дело. Я хорошо себе представляю альтернативы и понимаю, чем они грозят живущим на острове. И вот вам мой ответ: наш проект не сулит выгоды никому, кроме населения Бали, а уж мне и вовсе ничего. И это сущая правда.
  Великан саркастически хмыкнул, набил опустевшую трубку и принялся снова её раскуривать.
  - Ah, jawel. [18 - Ага, ну ладно (голл. ).] Такие, как ты, работают за деньги - хотят иметь быстрые машины, красивую одежду и девушек - nie? [19 - Не так ли? (голл. )] Такие мужчины внутри пусты, те, кто в этом разбирается, видят этих мужчин насквозь, как стеклянных, видят их мысли и чувства, которые никого не согревают. И вдруг такого вот человека обуревает жалость к бедным и неимущим - до того он их жалеет, что готов очертя голову пойти ради них на любые опасности, хотя и понятия не имеет, каковы они. Нет, erg moeilijk te gelofen, knuli! [20 - Трудно поверить, парень! (голл. )] Убери его отсюда поскорей, Кэт, не то я за себя не ручаюсь.
  Я расхохотался, наверное, довольно злорадно, потому что Катика предостерегающе взяла меня за руку. Но она боялась напрасно. Я знал, что ему ответить.
  - Ладно! - резко отрубил я. - Ладно! На этот раз вы правы - я в этом деле заинтересован лично, и даже по двум причинам. Во-первых, в этом проекте участвует человек, которого я знаю и которому желаю добра. Можно сказать, что я этому человеку обязан. Но дело не только в этом. Я заинтересовался проектом ещё до того, как увидел её… фамилию в списках.
  Катика бросила на меня более чем проницательный взгляд. Шимп хмыкнул, выпустил клуб дыма и ничего не сказал.
  - Значит, я совсем пустой, говорите? Это вы мне в лицо бросили. Не вы первый! Думаете, я не слышал этого от куда более прожжённых типов, чем вы? И я мог бы кое-что сказать о них. Но, может, вы правы - я добился успеха в своем деле, большого успеха. Не многие мои ровесники входят в правления фирм, не говоря уже о том, что я заместитель начальника. Но, наверное, за это я расплатился другими потерями, я видел, как такое случалось с людьми, которых я знаю. Может, я просто такой же упёртый трудоголик, как они. Но я не хочу идти их путём! А с другой стороны, отбросить всё, что я сделал, забыть всё, чему научился, - тоже нелепо. Я бы выбросил всё на ветер. Вот я и решил - если найду, где можно применить мой опыт, то выпутаюсь из этого клубка. Заключу договор, пущу в ход всё, в чём поднаторел, на доброе дело - действительно доброе.
  - Браво! - тихо зааплодировала Катика.
  Я взглянул на тучную фигуру Шимпа, сидевшего скрестив ноги, будто довольно потрепанный Будда под фиговым деревом.
  - И вы могли бы в этом деле поучаствовать, а не просиживать зад и брюзжать.
  Катика впилась в мой рукав, но Шимп будто меня не слышал, и всё же я почувствовал, что он колеблется, не знает, на что решиться. Он ещё раз затянулся, покопался рядом с собой и пригнулся к костру, словно хотел подкинуть в него полено.
  Только бросил он не полено, а пригоршню порошка, напоминающего белый песок. Язычки пламени взметнулись, костёр с рёвом вспыхнул, огонь рванулся к нам, как большая рука, протянувшаяся между нами. Трава побурела, нижние листья на деревьях затрещали и скукожились. Я чувствовал, как обжигающее дыхание костра касается моих щёк, и на меня пахнуло палёным. Я вскочил, но Катика ухватила меня, потянула вниз, усадила и не давала встать. Когда я снова сел, огонь ослабел, потом с треском, будто что-то взорвалось, снова полыхнул, ослепительно, точно фотовспышка, свет был сперва белоснежный, потом в нём заколебались какие-то радужные оттенки, но тут же пропали. В этом освещении на поляне произошло кошмарное смешение контрастов - резкий свет и мятущиеся, сумрачные тени. Лицо Катики, сидящей рядом со мной, вдруг изменилось, превратилось в удивлённое личико светловолосого ребёнка, потом черты снова затвердели, все линии на нём углубились, выступили, словно нанесённые резцом морщины - свидетельства прожитых лет и умудренности, волосы в свете сверкающего ледяным блеском костра казались жидкими, потерявшими цвет, и сама
Катика вдруг обрела облик дряхлой старухи, но огонь тут же замерцал, начал гаснуть, и старуха обернулась прежней Катикой - закаленной жизнью женщиной лет двадцати пяти - тридцати. Однако спустя мгновение огонь запылал с новой силой, и Катика осветилась изнутри, как статуэтка из молочного стекла, теперь она была видна насквозь. И всё это время она не спускала глаз с меня, и я понял по её взгляду, что такие же перемены происходят и со мной.
  Пламя немного ослабло, и я снова увидел Шимпа. Он сидел, так же откинувшись назад, как и прежде, внимательно глядя на нас своими острыми чёрными глазами. Одного его не коснулся разоблачающий свет. И вдруг он посмотрел вверх, на деревья у меня над головой. Катика тоже подняла глаза, и я скорее почувствовал, чем услышал, как у неё перехватило дыхание. Пламя метнуло мою тень на высокие стволы, но, качаясь под тёплым ветром, они разорвали её на две части - на огромные, неясные тени, неподвижные и не меняющиеся, несмотря на игру света. А между ними вдруг заплясала третья тень, поменьше и не такая отчётливая. Квадратная, скрюченная, это могла бы быть тень Шимпа, но тот сидел по другую сторону костра, и его тень была нам не видна.
  Он снова протянул руку и жестом сеятеля кинул в костер какие-то пыльные крошки. Огонь тотчас перестал потрескивать и погас. Снова стало тепло, и ветерок опять принёс пряный запах.
  Трубка у Шимпа потухла. Он выбил её о каблук и вдруг обратил на меня сосредоточенный, серьёзный взгляд.
  - Я увидел то же, что и Кэт, - пророкотал он. - И ещё кое-что. Это правда - силы Спирали против тебя и против твоего проекта. Верней говоря, тебе противостоят даже две силы. Обе весьма могущественные и независимые, но они объединяются, не давая тебе проникнуть на Восток. Одна с Востоком и связана, а другая, - он мрачно покачал головой, - другая обладает большой властью - может окутывать тебя туманом, заманивать туда, где царствует, там она может всласть давить и мять тебя. Но она - эта сила - не способна долго и слишком часто пользоваться своими чарами, иначе они подстерегали бы тебя за дверью всякий раз, когда тебе захотелось бы помочиться! Ха-ха! Она постаралась помешать тебе встретиться со мной, да ничего у неё не вышло. Но у неё хватит духу напасть на тебя даже в Сердцевине, она использует то, что у неё под руками. Она ведь уже пыталась перебросить своих подручных сюда, минуя Высших, — nee? [21 - Не так ли? (голл. )]
  - Пыталась, да ничего у неё не получилось, - воскликнула Катика. - Некоторые недоумки вечно норовят устраивать всякие глупости. Только их всех изловили и уничтожили. Так на путях сейчас никакой новой нечисти нет. Все те же мешочники, трупокопатели, канавщики — все, что уже водилось прежде.
  - Неизвестно, может, кто-то пробрался незаметно и остается невидимым, готовый в нужный момент нанести удар.
  Я тихонько присвистнул, чтобы стряхнуть навалившиеся на меня страшные воспоминания.
  - Что-нибудь вроде дупии?
  Шимп взглянул на меня, склонив голову набок.
  - А что ты про них знаешь?
  - Это длинная история. Когда-то я помог обнаружить одну такую тварь и расправился с тем, кто её притащил.
  Шимп посмотрел на Катику, та утвердительно кивнула, а он удивленно покачал головой.
  - Вот оно что! Но я думаю о менее опасных и менее мощных силах. Они не могут действовать самостоятельно. Иначе Высшие мигом выкинули бы их вон. Чем ты мельче, тем легче спрятаться. Но ночью, когда человек один и устал, даже мелочь опасна, особенно если ты не ждёшь встречи с этой дрянью.
  Шимп тяжело поднялся, порылся в кармане и вынул чешуйчатый кожаный кисет. Каждая чешуйка была крупнее ногтя на моём большом пальце. Он со скрипом растёр табак в заскорузлых ладонях, набил трубку и нагнулся, чтобы прикурить от костра.
  - Там ещё и третья тень была, - напомнила Катика.
  Шимп быстро выпрямился и задымил.
  - Заметила? И что это, по-твоему?
  Катика задумалась.
  - Это тоже опасный третий враг, Стефан, - наконец тихо проговорила она. - И он ближе, чем другие. Больше связан с твоим миром, со Втулкой, или, во всяком случае, он где-то рядом. Но пока - пока он затаился. И бездействует. Только нельзя о нём забывать.
  - Мне говорили о каких-то террористах, - сказал я. - Но пока о них не слышно было. Может, это они?
  - Может, - неопредёленно промолвил Шимп. - Очень даже может быть.
  - Вот террористов ещё не хватало, чёрт бы их побрал, - сжал я кулаки. - Ну как же переправить груз, да ещё без всякой помощи?
  - Никак, - коротко припечатал Шимп. - А моя помощь разве не сойдет?
  - Ваша? - раскрыл я рот, уставившись на него.
  - Именно, - отозвался он. - Не знаю, как там твой проект, но ты, мне кажется, парень искренний. Может, я помогу тебе советом, может, чем другим, - увидим. Так что давай сядем и всё обсудим, идет?
  Усевшись на скамьи, мы погрузились в беседу. Шимп отравлял вечерний воздух своим дымом и чертил корявыми пальцами в траве какие-то затейливые фигуры.
  - Я с Катей согласен, - рокотал он. - Твоим врагам поддерживать против тебя заслон трудно, отнимает много сил, много mana. [22 - Внутренняя энергия (голл. ).] Если раз через него прорваться, они дольше не выдержат. Их баррикада лопнет, как презерватив!
  - Что?!
  - Ну, как воздушный шар, knul! [23 - Парень (голл. ).] Самое умное, что ты можешь сделать, - не пытаться прорваться со всем грузом сразу. Действуй помаленьку, сперва возьми немножко и дуй на прорыв, прокладывай дорожку!
  - Начну с одного контейнера - это самое малое, что можно отправить. Наверное, контейнер с компьютерным оборудованием - он уже готов и ждёт пересылки. Но он хоть и маленький, а весит он о-го-го! Несколько тонн!
  - Тем труднее его выкрасть, пее ? - Шимп задумчиво расчесал пятерней бороду. - Главная опасность для тебя в двух местах - здесь, раз им известно, что ты тут и контейнер тоже тут. Скорей всего, они пронюхали о контейнере или знают, куда ты его отправишь. Может, они уже придумали, как захватить тебя или тебя с контейнером заодно. Но если это не так или задуманное у них сорвется, тогда они подождут, пока ты доберешься до Востока. Там в Бангкоке, например, им действовать легче.
  - А по пути они разве не смогут напасть на контейнер? - спросила Катика.
  Шимп ощерился, как щелкунчик.
  - Нет! Не смогут, если я спрячу его от них! Я окружу его такой решеткой, что они к нему и близко не сунутся. Но я не смогу защищать контейнер долго, а в их собственных владениях я и вовсе против них бессилен. Чем глубже мы будем забираться в их царство, тем легче им будет нас выследить. Да и в Сердцевине я не так уж силен - здесь у всех нас чары слабеют. Они могут найти контейнер и раньше, чем я займусь им… Так что, повторяю - первые опасности ждут здесь. Мы должны пробраться сквозь них, как угри, - вж-жж! Чтобы они потеряли наш след! Тогда мы пошлём груз в Таиланд, но не специальным рейсом. Мы запрячем его среди всяких других грузов, ты ведь это сумеешь, joengen? [24 - Мальчик, юноша (голл. ).] И хранить так будем, когда он дойдет до места. Пусть-ка они напрягут все свои силёнки и наберутся терпения, чтобы найти этот распроклятый контейнер!
  - Всё это просто устроить. Грузов здесь переправляют много. Один контейнер ничего не стоит упрятать среди сотни других в трюме, а то и в брюхе самолета.
  - Jazekez. [25 - Конечно (голл. ).] Уж там-то они твой контейнер не найдут, только тебе самому туда соваться нельзя. Лучше, чтобы и устраивал всё это тоже кто-нибудь другой.
  - Верно, - воскликнула Катика. - Вот и я говорила: тебе надо отправляться отдельно от груза, каким-нибудь безопасным способом.
  - А что делать потом, когда мы доберемся до Таиланда?
  - Вот это правильный вопрос! Там нам придётся искать корабль теней и стараться, чтобы он ушёл, когда они меньше всего этого ждут! - Его огромная рука впилась в мою, это была бессознательная мертвая хватка младенца, только в десятки раз сильней. - А вот до тех пор - ха! Главная твоя задача - доставить туда груз и себя самого в целости и безопасности. Я нутром чую, что первый твой враг устроит тебе сюрприз. Что он там готовит тебе, я не знаю, но не пожелал бы этого даже собаке своего злейшего врага. Твоя преданность этому проекту стоит того, чтобы подвергать себя таким опасностям?
  Тут бы как раз и дать геройский ответ, тут бы и выставить вперед подбородок, как подобает настоящему мужчине. Мне между тем, мягко говоря, мало улыбалась мысль о том, что по дороге на Восток меня будет преследовать какая-то безымянная мерзкая нечисть. Если же выражаться не столь мягко, то меня просто мутило от страха. Этот мир был мне чужим, и я теперь понимал, почему когда-то отказался от него. Но сейчас выхода не было. Только я знал, как важно довести этот замысел до конца. Куда важнее, чем я говорил об этом Дейву, Шимпу, даже самому себе. Только я один знал, каким неудачником на самом деле я оказался.
  За последние несколько лет я вроде бы добился большого успеха, причём даже завистники и сплетники не могли обвинить меня в том, что успех этот был незаслуженным. Но по утрам, когда надо было бриться, я никак не мог заставить себя взглянуть в зеркало, и теперь это повторялось всё чаще. Из зеркала на меня смотрел бездушный холодный эгоцентрист - таким я был, когда в первый раз отважился пуститься в странствие по Спирали и все те годы, когда так скверно обращался с Джеки. Если бы я остался на Спирали, не стал бы возвращаться в свой уютный обжитой мирок, там мне, вероятно, пришлось бы стать другим. Но когда я вернулся к прежней жизни, всё пошло по привычным рельсам. А поскольку рельсы эти я прокладывал сам, мне было легко и спокойно. Прежняя моя жизнь приучила меня только к одному - добиваться успеха, делать карьеру, а во всём остальном - в области человеческих отношений, человеческих эмоций - я оставался совершенным уродом. И постоянно терпел фиаско. Короткий роман с Клэр закончился довольно быстро, хотя мы и остались вроде бы друзьями и продолжали вместе работать; об ужасах, которые мы пережили и
которые по-настоящему скрепили нашу дружбу, она, по-видимому, не помнила. Были у меня за последние годы и другие связи, иногда даже начинал маячить призрак женитьбы, обзаведения семьёй, но каждый раз что-то разлаживалось. К счастью - или к сожалению?
  Так что я жил один, в большем одиночестве, чем прежде, и единственное, что приносило удовлетворение, - это возможность сурово и бескомпромиссно руководить персоналом и продолжать успешно делать карьеру.
  Такой проект, как этот, связанный с помощью другой стране, был редким шансом вовлечь в дело чувства, единственной терапией от болезни, так глубоко скрытой, что никто никогда её и не замечал. Отчасти, что меня слегка раздражало, заинтересованность моя в этом проекте проистекала из того, что в нём принимала участие Джеки. Но по-настоящему в помощи нуждался я сам.
  Однажды, теперь уже давным-давно, я на крыльях ночи пронесся над Землей и над звездами, спеша на помощь к Клэр. Я презрел тогда опасности, одержал победу во всех битвах и вернулся вместе с Клэр. Но теперь возникла куда более сложная задача - мне предстояло спасти кого-то, кому грозила опасность другого рода, но по-своему ещё более грозная.
  Тогда я отправился отыскивать ту, кому угрожала гибель. Теперь надо было искать в необъятном океане Вселенной самого себя.
  - Я рискну, - сказал я.
  Шимп так резко отпустил мою руку, что я чуть не опрокинулся.
  - Goed dan! [26 - Отлично! (голл. )] - Морщины на его хмуром лице не разгладились, но я понял, что мой ответ пришёлся ему по душе. - Так что помни - действовать будешь не в одиночку. Я помогу.
  - Вы? - Я не ждал этого. - Если вы и вправду так решили, тогда совсем другое дело, черт побери!
  - Может быть. Ты нажил себе могучих врагов, jongetje. Дела, по которым я был здесь, окончены. Мне пора восвояси. Я пробуду с тобой, может, часть пути, а может, и до конца. Ты, - он ткнул в меня пальцем, - оплатишь мне проезд, это всё, что я с тебя возьму. И будь уверен, мы попадём на этот остров Бали до третьего мая. А тогда мне надо будет спешить к себе. - Он опечаленно поглядел на свой огородик. - Придется поторопить эти растения. Жаль.
  Я посмотрел на Катику. Она казалась не менее удивлённой, чем я. Я понимал, что должен быть на седьмом небе от радости, по крайней мере хотя бы выглядеть таким. Но воспоминания о Ле Стриже умеряли мой пыл. Шимп, конечно, не был таким мерзким, но и он доказал, что может быть довольно неудобным компаньоном.
  - А что будет, когда мы окажемся в Бангкоке? - спросил я.
  - Мы наймём хороший корабль с опытным шкипером. Ты сможешь это оплатить? Прекрасно. Только помни - настоящим старым золотом.
  - Я знаю, мне уже приходилось так расплачиваться.
  - Хорошо. А потом мы двинемся на восток от восхода солнца - ха?
  И такое мне уже случалось делать раньше. Тут на меня накатила волна буйной радости, так что я даже ощутил порыв попутного ветра.
  - Здорово! - воскликнул я. - Но как мы найдем тех, кто нам нужен? С чего мы начнем? Я понятия не имею, кому там можно доверять.
  Шимп тряхнул головой - своеобразный, характерный для жителей Востока жест, я часто наблюдал его на Востоке, но не в Индонезии. Что-то вроде кивка головой.
  - Да, понимаю. Но я помогу тебе, - может, ещё до того, как мы окажемся в Бангкоке, может быть, уже там. Но прежде надо протолкнуть твой контейнер. А как это сделать? Придётся составить план.
  Мы пустились в обратный путь - туда, где нас ждал Дейв, - миновали заросли и оказались на пустынных просторах железнодорожного парка. От неожиданно холодного ночного воздуха на нас напала дрожь. Я оглянулся на раскачивающиеся от ветра деревья. Кому придет в голову, что под ними кто-то скрывается? И мне подумалось о судьбе других таких же заброшенных мест в районах, бывших прежде индустриальными, - может быть, в старых штольнях Швеции до сих пор обитают тролли, а в штате Делавэр среди куч шлака из питтсбургских сталелитейных заводов дремлют духи предков. Я ничуть не усомнился, что так оно и есть и повсюду в таких местах кто-нибудь скрывается. Ибо мир, созданный нами, никогда не принадлежал целиком нам одним.
  Вынырнув из дыры в проволочной изгороди, мы увидели, что Дейв, ничуть не изменив позы, так и сидит в машине.
  - Ну и чутко ты спишь, - заметил я. - Не беспокоился?
  - Чутко сплю? Ты что, шутишь, Стив? Когда мне было спать? Вас не было всего десять минут.



  ГЛАВА 3

  Через три недели я снова увидел эти деревья, только теперь я смотрел на них с другого, дальнего конца сортировочной станции, сидя на грузовой платформе. Единственные зеленые представители растительного царства, они раскачивались на ветру, словно приветствуя надвигающийся ливень. Весь этот месяц был на удивление дождлив, и сейчас молочно-белые пухлые облачка скользили на фоне огромной, темной, грозовой тучи, предвещавшей дождь. Товарный вагон медленно продвигался вперед, и большой серый контейнер на нем заслонил от меня деревья. Вагон стали переводить на запасной путь, где он должен был дожидаться, когда сформируют состав. Представитель транспортной фирмы уже бежал ко мне со своим блокнотом, чтобы завершить последние таможенные формальности.
  - Здорово вы перегрузили мой контейнер, аккуратненько, - похвалил я его. - Хорошо бы, со всем нашим добром так обходились!
  - Ну, если вы все свои грузы станете сами сопровождать, так и будет, - заговорщически улыбнулся он мне.
  Я улыбнулся в ответ. Фирма, где он служил, имела добрую славу, потому мы и прибегли к её услугам, но всё равно его следовало поощрить.
  - Понятно! Будем смотреть на этот груз как на легковоспламеняющийся или как на отравляющее вещество; значит, надо доплатить, верно? - Пряча бумажник, я небрежно спросил: - Никаких осложнений по дороге не было? Никаких странностей?
  Он прищурил блестящие глазки-пуговки.
  - А что, должны были быть?
  - Да нет, я просто так спросил.
  Он пожал плечами.
  - Всю дорогу тучи бродили, и ливануло несколько раз довольно сильно, даже погремело немного. Предсказывали-то без дождя, верно? Парень на заправочной станции сказал, что, пока меня не было, солнце светило. Видно, я им этот дождь привёз.
  Я усмехнулся.
  - Когда мы начнем развозить в контейнерах погоду, с тобой первым заключим договор, только мы ещё не готовы к таким перевозкам.
  - Пока, значит, отступаете. Ну ладно, держите нас в курсе. Мне пора. Пока!
  Я с облегчением вздохнул. Так, значит, с первым контейнером всё обошлось. Шимп не сомневался, что когда его будут доставлять с завода, об этом пронюхают, но говорил, что с грузом ничего не случится, если его повезут днём. Однако мне не понравились разговоры о дожде, и я решил доложить об этом Шимпу.
  В общей сложности нам предстояло переправить около тридцати контейнеров от разных европейских поставщиков - в них должно было находиться специальное оборудование для шлюзов, управляющие сервосистемы и другие устройства, которые в Индонезии не производились. Часть контейнеров не была готова, остальные, кажется четырнадцать, пока хранились у поставщиков, но держать их там до бесконечности было нельзя.
  Если за один-два месяца мы эти грузы не переправим, нам предъявят счета за неиспользованное оборудование, за зарплату служащим, вынужденным бить баклуши, придется платить за аренду, за простой, страховку - страшно даже подумать, за что! Моя-то фирма непосредственно не пострадает, но виновной будут считать её. Неважно, что никто другой с этой задачей всё равно бы не справился, - такие соображения в расчёт не принимают. Следовало браться за дело быстро.
  Отправлять сразу весь груз было бы неразумным риском, да и выбор судна тогда сужался, пришлось бы нанимать самое большое. Поэтому мы с Шимпом решили сначала попытать счастья с одиночным контейнером. Выставленный перед нами заслон был уникален, на поддержание этой блокады даже у всемогущих сил Спирали наверняка уходила масса энергии. Но если нам удастся прорваться в одном месте, весь заслон может рухнуть. Что будет потом, лучше не гадать, но во всяком случае на время от нас отстанут.
  Поэтому, как я и ожидал, решили, что сначала будем отсылать компьютерное оборудование. Механизмы и обычную электронику, составляющие отдельный груз, в крайнем случае можно отправлять под другим названием или с вымышленным пунктом назначения. Правда, долго ли мы сможем вводить таким образом в заблуждение наших врагов, сказать трудно, но тем не менее по международным правилам компьютерное оборудование вообще подлежит строгой охране. Весь наш груз был аккуратно помещён в небольшой стандартный контейнер, снабжённый такими упаковочными средствами, что выдержал бы любые напасти, исключая разве что атомный взрыв. Его можно было отправлять любым известным человеку видом транспорта. По совету того же Шимпа решили переправлять контейнер по воздуху, при условии, что я стану передвигаться отдельно и не буду присутствовать при отправке. Самым трудным оказалось доставить контейнер в аэропорт. Решили отправлять по железной дороге, но под охраной. В душе у меня надежда на успех сменялась опасениями.
  В последние недели ничего необычного не происходило - никакие ворота, ведущие в туманы Спирали, внезапно не распахивались, но меня била внутренняя дрожь: нарастало нервное напряжение. А может быть, такое состояние объяснялось приближающейся бурей.
  Пока платформу с контейнером отцепляли, ко мне поспешил железнодорожник, ведающий погрузкой, - высокий энергичный пакистанец с портативным компьютером в руках.
  - Вы представитель грузоотправителя? Привет! Меня зовут Джамаль Адан.
  Мы пожали друг другу руки.
  - Стивен Фишер. Привет!
  - Господи! Сам директор-распорядитель! Ну конечно, я вас узнал, видел по телевизору, верно? Вы ещё выступали в защиту лобби железнодорожников! Здорово. Ну и сюрприз, сэр, встретить вас здесь, на скромной пересылочной станции. Я рад, конечно, но не означает ли это, что случилась какая-то неприятность?
  - Решительно ничего. Между прочим, я только заместитель директора. Просто переправка этого небольшого груза представляет для меня личный интерес.
  - Ну ясно, можете быть уверены, мы с него пылинки будем сдувать. - Он стал лихорадочно делать какие-то записи на мониторе компьютера.
  Может быть, мы и впрямь на пороге безбумажной жизни, но без бланков и документов в деловых отношениях всё равно никуда не двинешься, даже теперь, когда на смену бумаге пришли электронные духи на жидких кристаллах.
  - Вам придётся подождать, пока закончится передача груза. Так не выпить ли вам чашечку кофе у меня в конторе? Я кофе сам покупаю, так что не бойтесь, не какое-нибудь пойло.
  Я оглянулся на контейнер. В конце сортировочной ещё суетилось много людей. Всё равно оттого, что я буду тут торчать, толку мало.
  - Спасибо. Прекрасно, пойдемте.
  Кофе действительно был замечательный, и, сидя у шипящей газовой плитки, мы листали бесконечные отпечатанные на компьютере бланки. Я рассказал Джамалю о проекте, и он подтвердил, что наверняка бюрократия, царящая в третьем мире, доставит нам много хлопот.
  - Во всяком случае, - сказал он, - начало пути будет спокойное - мы отправим вас прямым поездом из пункта А непосредственно в пункт Б. Никто вас нигде не задержит и на запасной путь не переведёт. Да такое и вообще-то редко бывает! - поспешно добавил он. - Но если уж груз особо важный - зелёная улица ему обеспечена, верно?
  - Отлично! И там, в конце пути, пусть недолго болтается, а то ещё потеряем его. Расписание у нас разработано тщательно.
  - Ну, у вашей фирмы иначе и не бывает, мистер Фишер. Теперь подпишите, пожалуйста, здесь и здесь. Прекрасно. Ну, вот и всё. Если вы уже покончили с кофе…
  Мы направились обратно к платформам с грузами, и я решил в последний раз взглянуть на контейнер. На самом деле это, конечно, будет не последний взгляд, но здешнему распорядителю об этом знать незачем. Он усмехнулся при виде моего озабоченного лица.
  - Я же вам говорю! Ни одна пылинка на него не сядет. Вот увидите!
  И тут мы завернули за угол.
  Контейнер мы действительно увидели сразу. Ещё бы! В сером от надвигающихся туч сумраке виден был только он - он сверкал на всю сортировочную. Джамаль, правда, не потерял дар речи, но от ярости мог повторять только два слова, будто его заклинило:
  - Что это? Что это? Что это?
  А я только глупо ухмылялся, не веря своим глазам. Казалось, за то короткое время, что мы отсутствовали, над контейнером потрудилась целая шайка вандалов. Сверху донизу он был испещрен головоломными закорючками и знаками, нанесенными аэрозольной краской. И такими яркими, что от них глаза слезились. Не пощадили даже креплений контейнера к платформе. Мой груз устрашала теперь смесь росписей в стиле диско семидесятых годов и раскраски вагонов нью-йоркской подземки, плюс всё это смахивало ещё на причудливое малайское письмо. Я невольно стал искать свои чёрные очки.
  Менеджер разразился целой тирадой на урду, и хотя я урду не знаю, но понял, что это набор изысканных проклятий. Его как будто прорвало.
  - Маленькие стервецы! Я их наизнанку выверну! Кишки выпущу! Родителей надо штрафовать - не смотрят за своим отродьем! То они таскают что попало, то камни на рельсы наваливают! То в футбол гоняют под проводами высокого напряжения! Ух! Да ещё расистские лозунги на воротах ляпают, эти скинхеды! Я им… - Но тут он вспомнил обо мне. - Ох, сэр, извините, - какой позор! Но вы не беспокойтесь, не беспокойтесь. Сейчас же сообщу транспортной полиции, вызову бригаду с галлонами - да, именно с галлонами пятновыводителя! Это вас задержит не больше чем на несколько минут!
  Мне с трудом удалось вставить слово.
  - Нет, нет! Ничего не надо! Послушайте, я думаю, ребята здесь ни при чем…
  Стив Фишер - мастер врать в глаза, не тратя ни секунды.
  - Помните, я рассказывал вам о нашем проекте? Ну и, понимаете… те, кто с ним работает… несколько человек… словом, мы собрались, выпили на прощание, и они пообещали устроить нам проводы по-балийски… Так сказать, благословить нас… Я не знал, что они имеют в виду… Вот, верно, они так и благословили: пробрались сюда тихонько и устроили сюрприз…
  Джамаль выглядел глубоко оскорбленным.
  - Ничего себе сюрприз, - наконец проговорил он. - Ну да ладно, отмоем всё дочиста.
  - Нет, нет, не нужно! - весело отмахнулся я. - Вреда ведь это ничему не принесет, мы всё равно накроем контейнер брезентом, так что только с боку будет видно, не страшно! А то они обидятся, что мы соскребли все их труды!
  - Но подумайте, мистер Фишер, - взмолился, ломая руки, Джамаль, - как я могу разрешить, чтобы в моём составе ехало такое?
  - Ну, по крайней мере, ничего непристойного в росписи нет.
  - Откуда вы знаете? Вы разбираетесь в этих знаках?
  - Нет, но если я не разбираюсь, то, вероятно, и никто не разберётся. Во всяком случае, не беспокойтесь - отвечаю за всё я, правда?
  В конце концов мне удалось его успокоить.
  - Хорошо хоть, что поезд ночной, - с облегчением вздохнул он, - и идёт без остановок. - Он ещё с минуту изучал отвратительное зрелище. - Значит, говорите, это благословение? Ничего себе!
  - Балийское благословение, - напомнил я.
  - Гм! - Казалось, он всё-таки сомневается. - Но ведь там, в Индонезии, все мусульмане? Вроде меня.
  Я порылся в памяти.
  - По-моему, да. Но помнится, на Бали сохранились ещё разные древние религии - буддизм, индуизм, какие-то доморощенные верования, там все вперемешку!
  - Да, - согласился он, вложив в это короткое словечко много чувства. - Могу только сказать, что если, по-ихнему, это благословение, то не хотелось бы мне познакомиться с их проклятиями. Всего хорошего, сэр! - И он чуть ли не в буквальном смысле отряхнул пыль с ног.


  - Нам нужно подмазать их, Дейв.
  - Ясное дело. Местных парнишек следует улещивать. Как обычно?
  - Письмо с извинениями. Твой секретарь получит его завтра. Но обычной бутылки шотландского виски посылать не будем, верно?
  - Пожалуй. А что вместо нее?
  - Не знаю даже. Кто в конторе правоверный мусульманин? Джилдерим? Поговори с ним, может, он что-то посоветует.
  - Нет, лучше я спрошу Рафи. Ты же знаешь Джилдерима - порекомендует какую-нибудь турецкую дрянь.
  - Это точно. Эй!
  Поезд вдруг ожил и пополз, будто громадная серо-коричневая гусеница. Я включил зажигание, и мы тоже медленно двинулись с места - немного впереди электровоза, но стараясь придерживаться той же скорости.
  - Всё пойдет так, как твой приятель объяснял?
  - Похоже. Но я на этот счёт и не беспокоился.
  - Хорошо тебе. Ты не беспокоился. А я вот очень даже. По-моему, этот твой новый друг чокнутый, да они все чокнутые, и самая чокнутая - эта девица из бара! Ума не приложу, как такой разумный и трезвый человек, как ты, мог связаться с подобным сбродом? Карты, чайные листья, столоверчение - увлечения прошлого века. Кончится тем, что будешь плясать голым вокруг костра и тебя за это схватят! Воображаешь, какие будут вопли в газетах! Или тебе снесет башку эта потусторонняя шпана, что гонится за нами.
  Я посмотрел на Дейва в легком замешательстве, к которому даже примешивалось восхищение. Передо мной был пример того, о чём предупреждал меня Джип и зачатки чего я сам ощущал когда-то, но во мне эти зачатки почему-то не развились. Дейв ухитрился за несколько недель, прошедших после его истерического столкновения с первыми проявлениями Спирали, полностью вычленить из них всё сверхъестественное, всё, что не было характерно для Сердцевины. То, что никак нельзя было объяснить, он попросту выкинул из головы. Всё, что случилось, превратилось в шляние по припортовым кабакам, мешочники преобразились в каких-то идиотских головорезов, скоро он про них и вовсе забудет. Я помнил, что было на первых порах со мной, как я проснулся утром после знакомства со Спиралью, чувствуя тошноту и смятение от пережитого, - этакое похмелье. Я никак не мог примириться с тем, что помнил, и потому воспоминания начали бледнеть, расплываться, растворяться в объяснениях. Но я всё-таки не смог расстаться с воспоминаниями полностью, словно предчувствуя, что нуждаюсь в них, что в них заключено нечто, крайне мне нужное, а Дейв и люди
вроде него ощущают, что пережитое им ничего не даёт, не приносит никакой выгоды, и поэтому отодвигают воспоминания на дальний план, а затем и вовсе избавляются от них. А я…
  Осознание того, как близок я был к тому, чтобы всё забыть, сколь многого я мог лишиться, словно обдало меня холодом. Ведь я мог потерять последнюю возможность изменить свою жизнь.
  Я прибавил скорость, мчась туда, куда двигался поезд, свернул вниз по боковой сельской дороге, пустой в этот поздний час. Перед нами замаячил мост. Я затормозил и вышел из машины.
  - Всего хорошего, Дейв! - Я взял с заднего сиденья сверток. - Спасибо, что подвез.
  - О чем говорить! И послушай, держи ухо востро среди своих придурковатых!
  - Да не волнуйся ты так! - рассмеялся я. - В крайнем случае ты меня заменишь. Кроме тебя некому.
  Он потряс головой.
  - Только не с этим проектом! Уж лучше я подожду, когда ты займешь место Барри. Нам без тебя не обойтись, приятель! Возвращайся скорей!
  Он хлопнул меня по плечу, пересел за руль, и машина с тихим урчанием двинулась с места, на прощание посигналив своим траурно звучащим клаксоном. Я смотрел вслед Дейву. Не всякому подчинённому, разделяет он ваши взгляды или нет, можно довериться в столь необычном деле. Даже не всякому другу. Но размышлять было некогда. Я перебросил свой пакет через ржавую решетку моста, перелез сам и пустился бегом вниз по высокой траве. Бежать было довольно противно - кругом валялись пластиковые бутылки, всякий мусор и кое-что похуже, но это ничуть не умеряло моего пыла.
  Под комбинезоном для скалолазания на мне был обтягивающий пиратский костюм, долго провалявшийся в шкафу. Когда-то это был выходной наряд Джипа - он подарил его мне на память. Я уже успел забыть, что это за чудо: костюм был из гладкочерной материи, плотной, чуть пушистой, невероятно прочной и греющей или охлаждающей, смотря по тому, чего требовали обстоятельства. К тому же дышалось в нем легко, гораздо легче, чем в моём комбинезоне из специальной пористой ткани. Этот костюм сшит из шкуры морской лошади, объяснил Джип; я всё собирался узнать у кого-нибудь, что это за зверь такой.
  С каждым шагом во мне оживали давно забытые, потускневшие впечатления и воспоминания - грохот морского боя, шум ночного леса в бурю, в памяти всплывали лица и голоса друзей. Моя фирма была от меня теперь за миллион миллионов миль. В ушах снова звучал сухой смешок Джипа, губы ощущали прикосновение губ Молл, и я видел взмахи её разящего меча. Я снова жил настоящей жизнью.
  Но ни Джипа, ни Молл рядом не было. Мне страшно их не хватало. Может, я и жил сейчас полной жизнью, но уж очень был одинок. Даже Катика не захотела, а может, не смогла надолго покинуть свою таверну. Так что вершить дело предстояло мне с Шимпом. А уж если говорить о неизвестных величинах, то Шимп являлся для меня живым примером этого понятия. Он, правда, пошёл мне навстречу, но, как все колдуны, внушал опасения. Он согласился помогать мне, потому что это его устраивало, но я чувствовал: стоит мне сделать один неверный шаг, или наш проект вызовет у него вдруг подозрения, или вообще что-то ему не понравится - и он так же быстро, как согласился мне помогать, станет моим противником. Катика считала его менее могущественным, чем Ле Стриж, но я полагал, что это не совсем так. Менее злобным - может быть.
  За поворотом показался поезд. Вскоре за мостом пути раздваивались и перед ними горел сигнал «Замедлить ход»: все, как предсказывал Шимп. Электровоз стал снижать скорость, и я увидел в плохо освещённой кабине машиниста, энергично говорящего что-то в микрофон. Притаившись в траве, я дал электровозу и нескольким вагонам, ползущим за ним, как змея, проехать, затем глаза мои нашли платформу с контейнером, я напрягся, кубарем скатился с насыпи, забросил на платформу свой пакет и вспрыгнул сам. Я приземлился как раз над стыком вагонов, здорово ударился и стал отчаянно скрести руками, ища, за что схватиться. Мощные руки, не хуже подъемного крана, подхватили меня и без усилия перенесли на узкую горизонтальную площадку за контейнером. Сидящая на корточках фигура, глухо чем-то звякнув, с удовлетворенным вздохом откинулась назад. Я хмуро уставился на торчащие из карманов Шимпа и выглядывающие из его рюкзака баллончики с красками.
  - На кой черт вам понадобилось уродовать контейнер? - резко спросил я.
  Посмотрев на меня, Шимп глухо пророкотал:
  - Подожди до полуночи, может, тогда поймешь.
  - Но вы же сами требовали, черт подери, чтобы контейнер не привлекал внимания! А теперь он сразу бросается в глаза, как карнавальная колесница!
  - Он не должен привлекать внимания других сил, не тебе подобных, knul, - презрительно прохрипел Шимп. - Я ещё мало его разукрасил.
  - А мне-то как пришлось изворачиваться с объяснениями, прямо вспомнить страшно. Как вы успели обтяпать это дело, ведь я отошёл всего на несколько минут?
  Постукивание колес по рельсам слилось с тихим смешком.
  - Легче легкого, jongetje! Я же пользовался моим временем!
  Я промолчал и начал развязывать свой сверток. Меч, лязгнув, ударился о бок контейнера. Маленький пакет с питьём и бутербродами я отложил в сторону. Поезд всё быстрей двигался по главной магистрали и скоро должен был набрать максимальную скорость. Я поднялся и, хоть ноги мои все ещё дрожали, примерился и взмахнул мечом; блеск стали разрезал ночные тени. Шимп одобрительно посмотрел на меня.
  - Отличный меч, - заметил он. - Где это ты его купил?
  - Я не покупал его, что вы! Я его выиграл в обмен на боевой топор, а топор так и остался у его последнего владельца. Это был проклятый волк-пират.
  - Ого! Ну, такой твари мне и топор-то было бы жалко подарить.
  - А мне нисколько - я всадил топор ему в голову!
  Шимп хмыкнул, и это походило на одобрение.
  - О, ja? Ну тогда это, пожалуй, был выгодный обмен! А меч-то, мне думается, не волк смастерил. Он очень древний, и годы его закалили. - Но тут же в голосе Шимпа снова зазвучали скептические нотки: - Впрочем, даже самое лучшее оружие зависит от того, в чьих руках находится. А ты, парень, годишься ли ты, чтобы орудовать этой штуковиной?
  Я проглотил обиду.
  - Несколько лет тому назад меня учили этому, правда у меня давно не было практики. А первые уроки мне давали на Спирали, и моя учительница чуть не спустила с меня шкуру, - такое не скоро забывается. - Я размахнулся и срубил сучок с мокрой от дождя ветки, обсыпавшей нас каплями. - Ну а что вы сумеете за себя постоять, в этом я не сомневаюсь. Но одно меня действительно беспокоит…
  - Что?
  Я смотрел в ночную темноту. Небо было в тучах, но кое-где пробивался лунный свет.
  - Меня беспокоит нападение в чисто земном понимании, - сказал я, выражаясь языком Сердцевины. - Вы предположили, что, если эта нечисть нападет на нас, мы прорвемся. Но мы оба имели в виду всякие колдовские приёмы. Однако если эти таинственные враги обладают такой громадной властью, почему бы им не использовать силы Сердцевины? Наёмных бандитов, террористов, даже какую-нибудь тайную полицию - их же полным-полно, только нанимай. И тогда мы будем выглядеть довольно нелепо - я с этим мечом против «Узи». Если только вы знаете, что это за штука.
  - Ясное дело, знаю, - хладнокровно ответил Шимп. - Нет, на такое они не решатся. А если и решатся, у меня и против этого средства найдутся, да и у тебя тоже. Ты ещё не все свойства своего меча знаешь. Он проворней, чем ты думаешь, - в умелых руках, конечно.
  Я проглотил и это. В чем-то он, мерзавец, был прав.
  - Я понимаю, что вы хотите сказать. Я видел, как моя учительница одним ударом меча рассекла пулю, выпущенную из ружья, правда ружье было кремневое и выстрел одиночный. Однако, если начнут палить из пистолетов-пулеметов типа «Узи» и «Инграм», это уже будет как струя из шланга. Думаю, ни Молл, ни Джип такому противостоять не сумели бы. - Я опять присел на корточки и обхватил колени. - Ох, как бы я хотел, чтобы кто-нибудь из них был здесь, а ещё лучше оба!
  - Так твоей учительницей была Молл? - удивился Шимп.
  - Ну да! Неистовая Молл Фрайт. Вижу, о ней вы наслышаны. И Джип-штурман тоже кое-чему меня научил. Я и попал на Спираль оттого, что помог ему. И как же мне их обоих не хватает!
  Шимп хмыкнул.
  - «Не хватает»! Да считай, это лучше, чем если бы тебя бриллиантами осыпали, - раз тебе удалось подружиться хоть на короткое время с такими героями. Да не с одним, а сразу с двумя! Даже за пределами Сердцевины многие ищут их помощи, только где уж… Это не те люди, кого встретишь, завернув за угол.
  - Забавно, что вы так выразились, - засмеялся я, - но я именно так их и встретил: сначала наткнулся на Джипа, потом на Молл.
  Шимп придвинулся ко мне, так что в темноте я ощутил на своем лице его дыхание. На секунду я замер - мне стало неприятно, хотя в его близости ничего угрожающего не было…
  - В самом деле? - спросил он. - Неужто они прямо так взяли и объявились? И кому - такому, как ты?
  - Знаю, знаю! Пустому, неполноценному! Можете не повторять! Однако мне и правда выпало такое счастье - хоть недолго, но чувствовать себя вполне полноценным!
  - Ну, тебе повезло. Большинство за всю свою долгую жизнь этого не испытывают! - серьезно сказал Шимп. - Но я о другом говорю. Слушаю тебя, и становится всё занятней и занятней… И на простое совпадение не похоже. А эти твои друзья - Молл и Джип, - они никак не объяснили, зачем ты им понадобился? Не намекали, что такого они в тебе нашли?
  Я задумался.
  - Ну… может, и намекали… Раз или два. Только я тогда не обратил внимания, у меня были другие заботы. О чем-то и Ле Стриж бормотал, но он вечно втолковывал, что карты обо мне говорят плохо.
  - Да, картам он верит, - заметил Шимп, и я впервые не услышал в его голосе высокомерия. - Ни на что другое он и внимания не обращает, разве что лбом упрется. Да, что-то во всём этом есть, о чём ты ещё не знаешь. Ну, доживешь - выяснишь.
  Поезд, стуча колесами, несся в ночь, следуя своему маршруту. Небо было ещё не сумеречным, но от линии горизонта к сверкающей синеве тянулась, словно некая огромная черная рука, туча. Только в просветах между её короткими пальцами просвечивало сияние, отчего казалось, что туча покачивается над нами, подсвеченная снизу красными огнями городов, и влечёт за собой серые вуали ливней, падающих на мрачные холмы, мимо которых мы проезжали. Под тучей ветер гнал темные клочки облаков, они мчались так, будто боялись, что их догонят и выжмут досуха. Поднимавшаяся луна, подсвечивая эти облачка, превращала их в призрачные трассирующие снаряды. Они розово поблескивали, будто прикидывались живыми. Время тянулось, рельсы громыхали, мы пролетали мимо унылых маленьких станций с одинокими фигурами на плохо освещенных платформах и снова устремлялись в темноту, а все часы - и на экранах мониторов, и старомодные наручные - доказывали, что время почти не движется. Наступила и прошла полночь, черные тучи сгрудились над головами, совсем затмив светлые края неба. Я допил кофе, посмаковал бренди, ещё сохранившийся на дне
бутылки, а сандвичи с семгой и сыром были уже давно прикончены. Холод и монотонный стук колес брали свое, внимание притуплялось, но подремать на тесной платформе было негде. Начал накрапывать дождь.
  Я почувствовал, как поезд замедляет ход, но, взглянув на часы, увидел, что до конца пути времени ещё хоть отбавляй; видимо, мы приближались к очередной станции. Она пронеслась мимо - пустая, безликая: несколько фонарей, окруженных в каплях дождя мутными ореолами, отражались в мокрой платформе. Всё было недвижимо, только когда мы доехали до самого конца платформы, где под мигающим фонарем висел большой почтовый мешок, раздался глухой тяжелый стук - это автоматически сброшенный мешок упал в последний вагон нашего состава.
  - Черт возьми! Впервые с тех пор, как мы тащимся на этом поезде, в него что-то погрузили, - заметил я Шимпу, который давил пальцами орехи и отправлял их в рот.
  - Что погрузили? - пробормотал Шимп.
  - Да большой мешок в почтовый вагон сбросили.
  Шимп только хмыкнул, не проявляя никакого интереса. Но вдруг, выплюнув струйку разжеванных орехов, с трудом поднялся на ноги.
  - Что ты несешь? Тут нет никакого почтового вагона! Там второй электровоз. И почту здесь не отправляют автоматически уже давным-давно!
  Наши взгляды встретились. Мы разом повернулись и уставились в конец теперь уже набравшего скорость поезда.
  Я различил громадный бугристый мешок, тяжело привалившийся к борту последней платформы. Он был похож на упавший с дерева подгнивший плод. Сходство это усилилось, когда на наших глазах мешок стал расползаться по краям, оттуда появились какие-то малютки, которые тут же начали продвигаться вдоль вагонов. Шимп, видно, сразу все понял.
  - Kuro-i! [27 - Темные силы! (индонез. )] Het smaakt slecht, jongen! [28 - Это дурно пахнет, парень! (голл. )] - присвистнул он.
  - Это ещё что?
  Шимп тихо фыркнул.
  - Это беда! Хочешь узнать подробнее?
  - Я имел в виду, кто они - человекоподобные?
  - Если не слишком придираться, можно посчитать их чем-то вроде людей. Злобные маленькие вонючки. Верные слуги наших главных противников.
  - И что, по-вашему, они могут нам сделать?
  Шимп смотрел на приближающихся карликов. Между нами и первыми из них оставалось всего два вагона, малявки без усилия скользили по металлическим краям платформ.
  - Похоже, хотят отцепить платформу с контейнером и утащить его.
  - Как такое возможно, когда поезд идет?
  - Будешь стоять и рассусоливать, когда у нас из-под задницы уже тянут твой контейнер? - рявкнул Шимп. - Ну-ка лезь на контейнер, jongetje! Сейчас посмотрим, по праву ли тебе достался этот пиратский меч, - nee? Xa!
  На контейнер! Легко сказать! Никаких боковых лесенок, как в фильмах, на контейнере не было, одни ребристые бока. И отрезок пути, как назло, был не самый прямой - поезд то и дело поворачивал то влево, то вправо, и при каждом повороте нас швыряло из стороны в сторону. Проворные малютки между тем подползали, будто гусеницы по веткам, и при одной мысли, что они, словно пауки, попадают мне на голову, становилось тошно. Засунув меч за пояс под безопасным углом, я схватился за скользкое металлическое ребро у дверцы контейнера. Выпуклые мазки шимповской разрисовки оказались кстати, и я закинул ногу на люк. Закинул слишком высоко, поезд тряхнуло, и весь мой вес пришелся на согнутую ногу, мышцы так напряглись, что я чуть не заорал от боли. Поезд опять тряхнуло, и я, воспользовавшись этим, подтянулся и в лучших традициях альпинистов выпрямил обе ноги. Голова моя сровнялась с верхушкой контейнера, я точно крюком вцепился рукой в скользкое пластиковое покрытие и быстро вскарабкался по ребру. Не будь я скалолазом и яхтсменом, я бы ни за что не осилил этот подъем. Поезд опять сильно тряхнуло, и на секунду я
почувствовал себя высоко на рее, так как мои ноги повисли над пропастью. Но тут же, весь дрожа и обливаясь потом, я забрался на крышку контейнера, вытащил меч и пополз по скользкому от дождя пластику, чтобы помочь взобраться Шимпу.
  Полез напрасно - он в помощи не нуждался: быстро перебирая руками, он поднялся на контейнер с такой скоростью, что ему позавидовали бы прославленные альпинисты, и вот уже его улыбка-оскал появилась над краем контейнера. Я поднялся, балансируя, чтобы не упасть, и моля Бога, чтобы впереди не было туннелей. Я старался не слишком втягивать голову в плечи от страха перед проводами высокого напряжения. Над ними, в небе, виднелись две-три птицы, летящие за нами, будто вороны, почуявшие скорую добычу. Что-то в этих птицах было странное, но я не мог понять что.
  Резкий выкрик Шимпа вернул меня к действительности.
  - Господи! - Во рту у меня пересохло.
  На крыше следующего за нами вагона сгрудились kuro-i. Именно сгрудились - иначе не скажешь. Вереща, они влезали друг на друга, подобно лемурам, на которых сильно смахивали. Не то они и вправду были приматами в самом жутком, отвратительном варианте, не то какими-то древнегреческими демонами. Их шишковатые, похожие на большие орехи головы поражали наличием человеческих черт; выпуклые глаза таращились на нас с маниакальным упорством. На уродцах были какие-то бесформенные мешки из грубой ткани, и все они сжимали в руках пучки стрел или копий и какие-то маленькие орудия, напоминающие каменные топорики, не более грозные с виду, чем пчелиные жала. Меня бы даже рассмешил их вид, если бы эти пучеглазые не впивались в нас таким яростным взглядом. Их наглость пробудила во мне неудержимый гнев.
  - Ну что? - гаркнул я. - Не ожидали нас тут увидеть? Пошли вон! Прочь! Убирайтесь! Здесь вам делать нечего! Кыш!
  Шимп одобрительно хмыкнул, вертя в руке свою дирижерскую палочку - нет, скорее, короткую дубинку. Но kuro-i плевать хотели на мои предостережения. Они продолжали на нас таращиться. Один раз они неожиданно все разом моргнули, что выглядело устрашающе. И вдруг оскалили острые, как у грызунов, зубы, черные губы оттянулись, жидкие усишки в углах ртов задергались, а уродцы разразились диким визгом. Этот писк, словно удесятеренный крысиный, прямо пригвоздил меня к месту. И тут же воздух ожил от летящих маленьких стрел и копий, и лемуры ринулись в бой.
  Одно копье я отшиб мечом, второе пролетело мимо, третье чуть щекотнуло ухо, я даже не почувствовал укола. Против таких малявок не хотелось пускать в ход меч, поэтому первого приземлившегося на нашу платформу я просто сшиб ботинком. Но эта мелкая пакость зацепилась ручонкой за край контейнера и даже не подумала падать. Зато вторая тварь повисла на моем башмаке с поразительным упорством и пыталась вонзить зубы мне в щиколотку, но Шимп обрушил свою палку на её голову, и она, визжа и кувыркаясь, полетела вниз. Шимп снова размахнулся дубинкой и легко сбросил двух следующих, но трое других, увернувшись от ударов, схватили его за ноги и повалили у самого края контейнера. Они накинулись на него, размахивая копьями с каменными наконечниками, которые почему-то больше не казались смешными. Я взмахнул мечом, копья переломились, а их владельцы с писком попадали в темноту. Я едва не свалился за ними следом, поскользнувшись на снующих у меня под ногами скользких, юрких и цепких маленьких уродцах.
  Тут уж я отбросил все церемонии. Я рубил, сек и молотил мечом, боясь только, что ненароком отрублю что-нибудь у самого себя. Но мне удалось отбиться, не пострадав, я обернулся, ища глазами Шимпа. Тому приходилось плохо, маленькие гады кишели на нем, словно муравьи, колотя его своими каменными топориками и цепями; не успевал он отодрать от себя одну дрянь, как тут же на её место влезала другая. Я подскочил к этому муравейнику, размахивая мечом, так что Шимп получил секунду передышки и выкарабкался из-под врагов. А они тем временем набросились на меня. Шимп отскочил назад, подбросил свою дубинку, а когда поймал её, в руках у него оказался уже знакомый мне тяжелый посох. Шимп повернулся и прикоснулся тупым позолоченным концом к масляному пятну на пластиковом покрытии. Раздался глухой взрыв, шипение, и когда Шимп поднял посох, на его конце пылал огненный шар. Шимп стал размахивать посохом из стороны в сторону, и воющий вокруг нас ветер подхватывал и разносил пламя. Оно обрушивалось на гадов, и они с визгом и воем бросились врассыпную, так что я был освобожден.
  - Я буду их держать на дистанции! - прокричал Шимп. - А ты рази тех, кто пробьется!
  Советовать легче, чем делать. Несколько мерзких тварей уже прорвались. Один из уродцев сделал выпад цепью в мою сторону, я сшиб его вниз и увидел, что второй вложил свое тонкое копье в какую-то выдолбленную палку, забросил палку на плечо, потом резко опустил.
  Раздался щелчок, свист, и что-то впилось мне в бок. Если бы я не видел когда-то в кино, как метают копья, я бы не успел вовремя отклониться и удар пришелся бы прямо в сердце. Мой удар мечом даже не задел мерзавца, он снова прицелился в меня, но огонь слизнул его с крыши контейнера, и он метеором полетел вниз. Меня же ударило по виску каменным топориком, пущенным откуда-то снизу; другим таким же топориком в меня запустили с другой стороны, его рукоятка больно ударила по голени. Я махал мечом налево и направо, рубил, не думая о фехтовальных правилах, молотил по этой кишащей нечисти, словно старался прогнать дурной сон, и всё боялся поскользнуться, потому что тогда в меня впились бы сотни этих маленьких копий и топориков, что означало бы конец. Моя кровь смешалась бы с их кровью, и они растоптали бы мои останки. А что с Шимпом?
  Я бросил взгляд в его сторону, и это оказалось роковой ошибкой. Твердая голова с размаху ударила меня в пах, и я чуть не свалился вниз - непременно свалился бы, если бы он точнее прицелился. Я молча согнулся и схватил дрянное создание за горло; негодяй попытался впиться зубами мне в бедро, но я отодрал его и прикрылся этим корчащимся и дрыгающим ногами ублюдком, как щитом, от его приятелей, а сам оперся на меч, чтобы передохнуть. Однако не тут-то было - копья, пролетая мимо моей руки, впивались уродцу в бока, топорики стучали по его телу рядом с моими пальцами - его кровожадные родичи надеялись достать меня, а он визжал и корчился, пока я, словно дубинкой, колошматил им его собратьев, а затем швырнул мерзавца в них. Он упал между вагонами, и тело его, гулко звякая, запрыгало на железном буфере. Это как будто послужило сигналом к отступлению для остальных злобных тварей: оглядываясь через плечо, они кинулись прочь.
  Пламя преследовало их, будто паутина, оно подползало тонкими нитями к тем, кто упал. Толкая и пиная друг друга, маленькие уродцы спешно отступали, а я упал на колени, стараясь отдышаться.
  На мое плечо опустилась тяжелая рука; тонкий язычок пламени плясал на конце посоха, который стал гораздо короче…
  - Убрались, думаю, что не надолго. Тебе не очень досталось? Nee?
  Я готов был огрызнуться, но только покачал головой и, прежде чем ответить, перевел дыхание.
  - Попали бы на два дюйма левее, и не играть мне больше на виолончели. А так все в порядке.
  - Ты разве играешь на виолончели?
  - Да нет, я просто так образно выразился. В основном отделался порезами и синяками.
  Что-то мешало мне слева между ребрами, я засунул руку в изуродованный комбинезон и извлек копье; комбинезон помешал ему войти в тело.
  Шимп повертел копье в руке и выбросил вон.
  - Не отравленное! Обычно они смазывают копья ядом, но яд могло и дождем смыть. Это, во всяком случае, безвредное. А вот укусы этих тварей - хуже змеиных!
  - Приятно слышать! Я весь искусан. Ты же говорил, они вроде как человекоподобные.
  - Не придирайся! Ты из рода Homo sapiens, а они - другой сорт. Ты что, думал, что человекоподобные все вроде нас?
  - Да нет, я знаю. Волки, например, мутанты…
  - И таких тьма тьмущая! А у этих далекие предки были кровожадными дикарями, охотниками за головами, поэтому многострадальные соседние племена объединились и загнали их подальше - в самую гущу джунглей. Там выжить трудно, ну и, наверное, от долгих лишений они делались все меньше. Но, видимо, и там все обстояло не так-то просто, и они почему-то попали с Сердцевины на Спираль. А оттуда вернулись… - он быстро нарисовал в воздухе пальцами фигурку, - уже совсем другими.
  - Господи! Значит, вроде волков!
  - Не такие продажные, зато дико злобные, их в узде не удержать. Если рядом с ними живут люди, эти уроды их всяко преследуют, мучить людей для них - одно удовольствие. А тем, кому они подчинены, ничего не стоит натравить kuro-i на своих врагов. - Шимп говорил без прежней уверенности, голос его звучал глухо и мрачно. Я напряг мышцы, потому что наша платформа качнулась на повороте, и тут увидел, как луна осветила соседний вагон.
  - Опять ползут! - безнадежно и устало выдохнул я.
  Шимп рыкнул и стал оглядывать заляпанный кровавыми следами пластик, покрывающий контейнер.
  - Не видишь больше пятен бензина? Nee? Verdom! [29 - Черт побери! (голл. )]
  - Ну вот есть такое пятно… От него небось не загорится?
  - Мы же в Сердцевине! Чтобы у меня что-то получилось, мне надо отталкиваться от подобного! Чтобы получить пламя, нужно что-то воспламеняющееся. Того, что здесь, мало, надо больше. Я думал использовать краску в баллонах, она хорошо горит, но баллоны-то посваливались все.
  Я окинул взглядом наш контейнер.
  Да, спас нас, конечно, огонь. Но должно же найтись что-то горючее!
  - Вместо горючего только мокрое дерьмо, - отрезал Шимп, оглядываясь. - Готовься, jongen. Сделаем, что сможем!
  И тут как из ведра полил дождь. За поворотом путей повис черно-серый занавес. Дождь, будто стальной цепью, молотил по поезду, громко шуршал на платформах с углем, барабаня по подножкам. Наши спины словно кнутом хлестало, под напором струй мы не в силах были даже распрямиться. И сквозь этот водяной заслон на нас, визжа, как бешеные, снова ринулись kuro-i!
  Шимп размахивал своим посохом с такой ловкостью, что ему позавидовали бы тамбур-мажоретки. Он сшибал это гоблинское отродье на лету, швырял их на рельсы, а я старался поразить мечом всех, кто успевал-таки пронырнуть под его посох. Поднимавшиеся к нам твари отступали под тяжестью валившихся на них тел их собратьев, это давало нам выигрыш во времени. Дождь дочиста вымыл пластик, что тоже было нам на руку. Темная кровь струилась теперь по Шимповой живописи на боках контейнера.
  - Водоустойчивая краска! - похвалил он. - Ах вот ты как? На тебе! На тебе! Лови гада!
  Гад корчился и верещал на кончике моего меча. Я высоко поднял меч, чтобы швырнуть врага вниз, и вовремя стремительно пригнулся - сверху, едва поезд повернул, на нас ринулась громадная тень. Гигантское крыло заслонило струи дождя и чуть не сшибло меня с контейнера. Это была одна из замеченных мною ещё раньше птиц, я с трудом верил своим глазам: черные перья при вспышках молний переливались всеми цветами радуги, над свирепо изогнутым клювом сверкали, словно драгоценные камни, хищные глаза. Шимп поднял пылающий посох, и чудище с хриплым карканьем, похожим на скрип мела на классной доске, только десятикратно усиленный, взмыло в небо.
  - Так-то! - прорычал Шимп.
  Но другие стервятники ждали своего часа: свободно и небрежно взмахивая крыльями, они неслись, не отставая от поезда.
  - Ничего себе! - проорал я. - Эти пташки не меньше истребителя!
  - Это гаруды! [30 - Гаруда - в индуистской мифологии царь птиц, на нем ездит Будда. В буддистской интерпретации гаруды - огромные птицы, движение их крыльев порождает бурю.] - хрипло засмеялся Шимп. - На Спирали ещё не то увидишь!
  - Уже видел! Там я ничему не удивлюсь, но здесь… откуда они здесь-то взялись? Здесь же Сердцевина!
  Шимп молча воззрился на меня. Воспользовавшись этим, маленькие уродцы вновь рванулись на нас, но он быстро отразил атаку. С их стороны это был только маневр, чтобы не давать нам передышки. Главные их силы держались на позициях, удобных для метания копий. Дрожа и сверкая глазищами, они висели на стенах вагона, а к ним присоединялись все новые и новые уродцы. Первая атака была слишком скоропалительной, а эти покуда медлили и готовились обрушиться на нас, словно прибой. И они сметут нас вниз в два счета, если Шимп не добудет огня. Он же присел на корточки, глядя на птиц.
  - Черт побери! Ты прав. Судя по гарудам, мы уже где-то между Сердцевиной и Спиралью! Запустить их сюда было, наверное, трудновато, но этим дьяволам в радость бить своими проклятыми крыльями!
  - Так что же, нам с ними не справиться?
  - Не забывай, jongen: чем ближе к нам они, тем ближе к ним я! - рассмеялся Шимп. - Я-то ведь тоже на Спирали дома, мне она тоже придает силы! - Тут улыбка его потухла, и он, стуча по блестящей рукоятке посоха, отчеканил: - Но всё равно мне нужна энергия!
  - Да тут энергии кругом сколько хочешь, - сказал я, - если только ты сумеешь совладать с ней.
  Я показал рукой наверх. Его лицо выразило крайнее удивление, и он задумался.
  Но как следует подумать ему не удалось. Kuro-i, все ещё толпившиеся на линии, с которой метали свои копья, вдруг разом выставили изогнутые луки, натянули тетиву, и в нас полетели бамбуковые стрелы. Шимп взревел, вскочил и, как только лавина уродцев обрушилась на нас, высоко воздел посох. В последний момент я сообразил, что он задумал, и закричал:
  - Только не на землю! Иначе обоих нас зажаришь!
  Но мои слова потонули в оглушительном треске и шипении. Огромная искра спрыгнула с проводов на золотой набалдашник посоха. А сам посох перевернулся в толстых пальцах Шимпа, так что другой его конец, описав полукруг, оказался как раз в гуще атакующих уродцев. Молния от этого разряда, потрясшего поезд, была шириной с небольшую реку. Она разлетелась на миллионы тончайших волокон-канальцев, по которым бежал ток, и эти канальцы уходили как раз к самому скопищу kuro-i. Ток заструился через их тела - страшная неудержимая паутина иссиня-белого огня. Через задний пантограф [31 - Пантограф - токоприемник.] ток уходил в землю. Каким чудом не взорвались все самоотключающиеся аварийные системы поезда, я не знаю. Я видел, как замигали огни в вагонах, а из пантографа вырываются струи дыма. Для нашей оголтелой мелюзги мощный удар тока стал роковым - бедняги дергались, корчились, визжали и верещали в этом адском огне, плясали, как марионетки, управляемые не нитками, а пронзающими их искрами. Стало ещё страшнее, когда вслед за этим мы на мгновение почти ослепли, причём ноздри ел едкий дым и запах жареного, и нельзя
было понять, что ещё обрушится на нас, когда мы прозреем.
  Однако ничего больше не произошло. Этот единственный громовой разряд положил конец атаке наших врагов. Когда глаза перестали слезиться и беспрерывно моргать от боли, я увидел, что крыша следующего за нами вагона опалена и дымится, но ползучей нечисти на ней нет. Несколько уродцев в бессильной ярости таращилось на нас из дальнего конца поезда. В огне и под нашими ударами они потеряли половину своего состава, остальные в страхе отступили к последним вагонам.
  Однако…
  Шимп ничуть не пострадал. Даже не обжегся. Он стоял, широко расставив ноги, отдувался как паровоз и прицеливался посохом, чтобы снова, если понадобится, грохнуть по проводам. Я почтительно посмотрел на него.
  - Собрались ещё подзарядиться? - задыхаясь, выговорил я. - Здорово тряханули! Ничего не скажешь!
  Но Шимп был мрачен.
  - Не ожидал такой подлости и коварства, редко такое видел, клянусь тебе! На Спирали-то я бы и своими силами с ними управился, а вот эти искристые чудеса, которыми вы ваши машины заводите, мне не нравятся. Больше их не трону, слишком опасно! Мне ещё повезло - вот и все! Да и тебе тоже. Но радоваться рано. Ручаюсь, они ещё что-нибудь придумают. - Он посмотрел вверх, на птиц. Одну он бы, наверное, без труда одолел. Но их было по меньшей мере четыре…
  Но тут я заволновался по другому поводу. Почему машинисты не остановили поезд? Они, правда, далеко впереди и могли не слышать, какой тут был бедлам. Но должны же они были заметить, что с последними вагонами что-то творится, а увидев, как взметнулись стрелки на приборах во время этого жуткого разряда, должны были заподозрить неладное с электрооборудованием. А что бы началось, если бы они остановили поезд? Но тут я сообразил, почему они этого не сделали, и, взглянув на часы, окончательно успокоился.
  - Слушай, Шимп, у этой дряни времени уже не осталось! До аэропорта считанные минуты езды!
  Но не успел я договорить, как раздался треск, и я поехал куда-то вниз. Пластиковое покрытие уходило из-под ног и обвисало на контейнере.
  - Они режут веревки! - заорал я.
  На лице Шимпа был такой же ужас, как, вероятно, на моём, мы оба представили себе, как нас накрывает внезапно отвязанное тяжёлое покрытие и, крутя, волочит за собой… к гибели.
  - Слушай! - прорычал Шимп. - Слезай и руби их в крошки, иначе мы пропали!
  В нём самом не осталось почти ничего человеческого, когда он замер, скорчившись над своим посохом. Он злобно искал глазами kuro-i. Как только я спустил ноги, птицы тут же взметнулись и приготовились ринуться вниз. Мы с Шимпом окаменели. Здесь, на верхушке контейнера, от птиц он, может быть, и сумел бы отбиться, но кто прикроет его со спины от kuro-i? Да и мне придётся сражаться с этой нечистью в одиночку, на узком краешке платформы.
  Мы оказались в западне, нас явно перехитрили. Но размышлять было некогда. С пронзительными криками на нас обрушились птицы. Шимп попытался опять дотянуться посохом до проводов, но когтистая лапа опрокинула его на крышку контейнера. Я вскочил и, спотыкаясь, так как поезд начал тормозить, ухитрился ударить мечом в занесенную над поверженным Шимпом голову птицы, туда, где начинался смертоносный клюв. Кровь фонтаном брызнула на перья, и хищница с пронзительными криками улетела. Я облегченно вздохнул. Ещё бы минута…
  Однако в пылу сражения с птицей я забыл о её товарках. Глаза Шимпа округлились, он отчаянно замахал рукой, пытаясь что-то крикнуть. И я, как ни устал, сумел вовремя повернуться и заметить, что небо закрыто другим черным крылом. Меня словно дверью в лоб хлопнуло, когда оно хлестнуло по мне. Оглушенный, я слетел с контейнера и кубарем покатился вниз, в пустоту.
  Перед глазами все мелькало и крутилось…
  Я с грохотом куда-то приземлился и лежал распростершись, отчаянно пытаясь вздохнуть, а спину жгла дикая боль. Наконец способность дышать вернулась, и я, стараясь не завопить от боли, перевернулся на живот. Когда я занимался альпинизмом, меня учили падать, и тут это умение пригодилось - я падал сгруппировавшись и расслабившись, защищая живот и голову. Заросли, в которые я угодил, тоже сыграли свою роль, - бывало, они спасали жизнь даже летчикам, падавшим с самолета без парашюта.
  Но где же поезд? Я боялся, что увижу только его исчезающий вдали хвост, однако он оказался всего в ста ярдах от меня и при этом двигался всё медленней. Ещё и благодаря этому я, падая, не сломал себе шею. Как только я смог двигаться, я принялся искать меч. Лёжа на насыпи, я увидел сквозь заросли сорняка, как драгоценное оружие слабо поблескивает пониже, в гравии. Я повернулся. Мне опять-таки повезло, что я упал на насыпь; свались я туда же, куда попал меч, что бы от меня осталось? Я съехал с насыпи, поднял меч, осмотрел клинок - ни единой царапины!
  Темнота всё быстрее сменялась серым сумраком. Над поездом все ещё реяли огромные крылатые тени, но вдруг они взмыли в небо и исчезли. Как там Шимп, подумал я, бьется там небось в одиночку. Нет, я не могу его бросить! И, держась за бок, зажмуриваясь от боли при каждом вздохе, я заковылял за поездом.
  Когда перед глазами у меня прояснилось, я увидел за поворотом железнодорожную выемку, а за ней, впереди, показалась целая сеть разветвляющихся путей. Неудивительно, что поезд замедлил ход. Наверное, мы уже у самого аэровокзала - а там свет, там безопасность.
  - Joengen!
  Я чуть не столкнулся с Шимпом, бегущим по рельсам мне навстречу.
  - Ты не расшибся, nee? - схватил он меня за плечи.
  - Nee, я хочу сказать, не слишком. А ты-то как?
  - Тут задели, там тяпнули, но gezond [32 - Здоров (голл. ).]! Я не видел, как ты упал, слишком был занят, но вдруг они все разом отстали, я оглянулся - тебя нет! Я соскочил и побежал вдоль путей, испугался, что мы тебя обронили.
  - Что значит «они отстали»? Ты больше не…
  - Если б мог, спалил бы их всех дотла!
  - Что это? - Я в ужасе уставился на поезд. С него водопадом сыпались квадратные фигурки и мчались по путям к нам. Шимп столкнул меня в кусты, и я грохнулся не хуже, чем только что с поезда, он сам нырнул за мной, пронзительное карканье прорезало воздух, и длинные желтые когти начали прочесывать заросли.
  - А теперь бегом! - рявкнул Шимп и, не дожидаясь, пока я встану, рывком поднял меня на ноги. - И несись что есть мочи, joengen! Теперь они уже охотятся не за твоим ящиком, а за тобой!
  Я не стал терять времени на вопросы. Задыхаясь, мы карабкались по крутому косогору, в основном на четвереньках, у Шимпа это здорово получалось. Под ногами хрустели битые бутылки, за одежду цеплялась трава и ветки шиповника.
  - Наверх! Наверх! - кричал Шимп. - Мне бы только дотянуться до проводов…
  Но заросли вдруг кончились. Мы с минуту поколебались, затем бросились со всех ног через открытый участок. Однако тут нас уже поджидали, выстроившись в шеренгу, маленькие дряни. Они натягивали тетиву луков, вставляли копья в свои копьемёты. Их собратья ползли вдоль путей и копошились в кустах, норовя окружить нас. А в небе на фоне серых туч парили, спускаясь, хищные тени.
  Шимп покрутил рукой посох:
  - Черт его знает, что было в этих бутылках, через которые мы скакали, может, алкоголь или керосин. Надо было посмотреть…
  - Ну чего там! Очень сожалею, что втянул тебя в эту переделку, Шимп!
  - Сожалеть надо о тебе. Мне они особо плохого ничего сделать не могут. А вот задачу мою - охранять тебя и твой груз - я, выходит, выполнить не сумел. Если бы нам задержать их ещё на несколько минут…
  - И что тогда?
  Маленькие негодяи сжимали круг, злобные черные тени реяли на фоне бледного светлеющего неба.
  - Рассвет. Но солнце ещё не поднимается.
  - Шимп, но ведь мы же в выемке!
  С минуту он недоумевал, потом разразился громким смехом и внезапно высоко поднял свой посох, крутя его так, что это напоминало замедленную съемку. И золотые кончики поднятого посоха вспыхнули и заблистали, как зеркала, отражая пылающий край солнца, поднимающегося из-за горизонта. И от этого солнечного пламени посох запылал тоже, a kuro-i завопили и зашатались, словно их ослепили. На них дождем посыпались искры, а каждая капля ещё моросившего дождика вспыхивала всеми цветами радуга.
  Над головой проскользнули размахивающие крыльями тени. Я содрогнулся, поднял глаза - и ничего не увидел. Ничего, кроме четырех темных грозовых туч, подсвеченных красным по нижним краям. Свежий ветер гнал их вдоль целого архипелага черных и золотых облаков, пробужденных рассветом. А на путях и на насыпи, на крышах вагонов - ни одного отвратительного гнома, только тот же свежий ветер играет какими-то сухими, лохматыми листьями.
  Еле дыша, мы с Шимпом добрались по путям до сомнительного прибежища - пустой сигнальной будки - и смотрели оттуда, как платформа с нашим грузом медленно вползает в грузовой терминал аэропорта. Там её должен был встретить Дейв, ему предстояло наблюдать за разгрузкой и ускорить сопутствующие ей формальности.
  - Думаешь, теперь контейнер в безопасности? - спросил я.
  Шимп ответил загадочным восточным кивком.
  - В большей, чем прежде. Спираль израсходовала свои силы. Думаю, они потратили больше энергии, чем можно, и все попусту. Теперь они надолго замолкнут. И ведь всё это, - он бросил на меня острый взгляд, - и всё это из-за тебя. Ни стрелы, ни копья не были отравлены, нас атаковали, но не пытались убить. Конечно, они похитили бы контейнер, если бы смогли. Но из двух добыч они выбрали тебя. Знаешь, о чём это говорит?
  Я до того устал, что не то что думать - говорить был не в состоянии.
  - Не имею ни малейшего представления!
  - Они полагают, что при твоей помощи так или иначе получат контейнер, а может, получат и ещё что-то. Видно, они знают, как заставить тебя повиноваться им, каким-то чудом они заставят тебя делать то, что им нужно. Им важно заполучить тебя - so? [33 - Так? (голл. )]
  Он поддел концом посоха крутящийся сухой лист и пригвоздил его к земле. Я взглянул на этот листок - длинный, тонкий, до того увядший, что и узнать его было трудно, - узкий лист гигантского бамбука.



  ГЛАВА 4

  Дежурный клерк в отеле сразу узнал меня. Он ухитрился каким-то образом сделать элегантный приветственный жест в индийском стиле и одновременно выложить на стойку ключи и почту.
  Посыльный - тайский паренёк, с виду умирающий от голода, - подскочил с тележкой и стал грузить мои чемоданы, но длинный, изящно упакованный сверток с наклейками «Бьющийся антиквариат» я оставил при себе. Не знаю, как бы я пронёс меч без подобной упаковки через таможенников и охрану аэропорта. Но наклейки сделали своё дело.
  Как и большинство тайцев, посыльный только выглядел таким хрупким. Он лихо сгрузил мои чемоданы, словно это были перышки, налил мне прохладительный напиток, сунул в руки приглашение в самое непристойное кабаре и гордо сообщил, что подрабатывает ещё и в Тайском боксерском клубе, но уж не официантом, конечно, так что я могу прийти и сделать на него ставку. Внушительные чаевые избавили меня от него, и, оставшись один, я тотчас принялся за почту. Приветствия от наших бангкокских агентов, факс из моей конторы, сообщавшей, что никаких новостей нет, извещение от Дейва, подтверждающее наш телефонный разговор, - он звонил, когда я ещё был в воздухе: контейнер благополучно прибыл. Больше ничего. Я сел поудобнее, залпом выпил пиво и взял другую бутылку. Все прекрасно, но того извещения, которое я ждал больше всего, не было - ни звука от Шимпа.
  Он уверял меня, что в самолете я буду в полнейшей безопасности.
  - Они на время потеряли контейнер из виду. А значит, заполучить его они могут, только заполучив тебя, jongetje! Сейчас им нет никакой радости убивать тебя. - Он хихикнул. - Ты будешь не то что в безопасности, а просто весь ватой обложен! Во всяком случае пока не доберёшься до Бангкока.
  - Ну и что? - С тех пор, как он спрыгнул с поезда, чтобы найти меня, я проникся к нему большим доверием, но всё равно уж слишком он был загадочен - непонятны причины, ради которых он мне помогал, неясно, насколько сильны его чары, можно ли на них полагаться. - Ну и что? Почему бы тебе тогда не полететь вместе со мной?
  Он пожал плечами, постарался изобразить смущение и перешел на голландский:
  - Reis niet so graag met de vliegtuig, hoor - het is niks voor mij! [34 - Я не так уж охотно пользуюсь самолетами, или как их там называют, - это не для меня! (голл. )] Найду корабль, который подбросит меня до Офира. [35 - Офир - знаменитая в древности страна, богатая золотом, упоминается в Библии - с ней вел торговлю царь Соломон.]
  - До Офира? - удивился я.
  - Ну да, через Тартессос [36 - Тартессос - древнее королевство и морской порт в Испании.] и Ашкелон. [37 - Ашкелон - древний порт в Палестине, сейчас - руины древнего города.]
  - А, понятно, как это я, дурак, сразу не догадался! Надо думать, повезёшь слоновую кость, мартышек и павлинов.
  Шимп крякнул и с насмешкой посмотрел на меня.
  - Вот именно, только не слоновую, а моржовую, мамонтовую и кость единорога. А павлинов как раз не будет - тебя-то ведь я с собой не беру.
  - Touche! [38 - Туше (фр. ) - в классической борьбе означает, что противник положен на лопатки.] - изящно, как на карикатурах Тербера [39 - Тербер Джеймс (1894 —1961) - американский писатель-юморист и карикатурист.], остановил я его. - А тебе не трудно будет вывезти оттуда того, кого ты найдешь?
  - Nee, это древний торговый путь на Восток. Если там ничего не удастся, мне никто не мешает махнуть в Багдад. Но я хочу найти корабль до возвращения в Бангкок.
  На самом деле, что бы там ни выдумывали целые поколения рассказчиков и режиссеров, Багдад отстоит от моря на сотни миль и никакого порта в нем нет, во всяком случае в нынешнем, известном мне Багдаде. Однако я промолчал. Тот Багдад, о котором говорил Шимп, как раз и породил длинную тень легенд. То ли он был в равной степени обязан традиции и реальности, то ли сам был источником традиции. На Спирали у истины всегда две стороны.
  - Но это же очень длинный путь, - возразил я. - И сколько же мне прохлаждаться в Бангкоке?
  Шимп улыбнулся.
  - Да скорей всего я прибуду в Бангкок раньше тебя, knul! И успею там осмотреться. А ты не вылезай из своей гостиницы и жди! Ничего от меня не получишь - ступай вот по этому адресу, в указанное здесь время и только таким путём, как написано. - Он сунул мне в руки клочок бумаги - этикетку от консервной банки из-под сардин; края её были чистые, - видно, на банку её никогда не клеили. На обороте красивым старомодным почерком было выведено: «Место вроде таверны, на отрогах Спирали. Если меня там не будет, тогда начинай волноваться. Но главное - не приближайся к контейнеру, hoor? [40 - Слышишь? (голл. )]
  Так что здесь, в Бангкоке, мне надлежало сидеть как пришитому и любоваться пейзажем. И ждать, когда объявится Шимп, если объявится. Я переместился к огромному окну моего роскошного номера - на сороковом этаже, почти пентхауз - и уныло уставился на башни небоскребов из стекла и бетона, среди которых затесались шпили Большого Дворца. Даже на такой высоте за окном стояла дымка от пыли и выхлопных газов, которые не рассасывались в воздухе тропиков, и в мое обслуживаемое кондиционером пристанище проникали грохот, зной и влажная духота. Чем заняться в те несколько дней, пока не будет Шимпа? Может, он правда прискачет раньше? Куда себя девать? Я часто бывал здесь, но разыгрывать из себя туриста обычно времени не было, а сейчас - пожалуйста. Но мне ничего не хотелось. У меня даже мелькнула мысль, не включить ли телевизор, но до такого падения я ещё не дошел.
  Мои мрачные размышления прервал деликатный стук в дверь. На пороге опять стоял тот несчастный посыльный с пригласительной карточкой какого-то эротического таиландского бара, и, словно немного поразмыслив, он протянул мне ещё один конверт. Я нетерпеливо надорвал его, но сообщение было не от Шимпа. На послании красовался логотип нашего проекта - они узнали от Дейва, что я нахожусь в здешнем отеле, и представитель местного филиала хотел бы в ближайшее время связаться со мной, чтобы взять на себя роль личного посредника при организации перевозок на Бали, если, конечно, меня это устроит.
  Я вздохнул. Очень мило с их стороны, но личный посредник был мне нужен как рыбе зонтик, особенно в данный момент. Хорош бы я был, объясняя присланному мне серьезному помощнику, что предполагаю переправлять их драгоценное компьютерное оборудование не то на испанском галеоне, не то на меланезийских каноэ. А может, ещё более оригинальным способом. Даже мысль о таком объяснении отозвалась резким сбоем в моем организме, будто я только что слез с реактивного самолета. Шаркая ногами, я добрёл до огромной кровати в спальне и растянулся на ней. И даже созрел для того, чтобы включить тайское телевидение.
  Однако меня одолел голод. Можно было позвонить, чтобы мне что-нибудь принесли, но я вспомнил про ресторан в нижнем этаже и решил, что там накормят лучше.
  Вдосталь насладившись веселым satay и kaeng keow warn kai[41 - Названия индонезийских блюд.] и запив всё это тайским пивом, я уже направлялся к лифту, когда меня перехватил дежурный клерк. Осторожно покашливая, он сказал, что какие-то джентльмены с Бали просят меня оказать им честь и дать интервью - так он это назвал. Они ждут сейчас в восточном холле. Значит, местные репортеры уже объявились; я чертыхнулся в душе, но сказал, что и сам их ожидаю. И удивился, почему в ответ клерк посмотрел на меня озадаченно. Я чуть было не распорядился, чтобы ко мне в номер прислали спиртное, но вспомнил, что гости, может быть, мусульмане.
  Сунув в рот мятную жвачку из корзиночки на стойке, чтобы от меня не несло пивом, я поправил галстук и прошел в восточный холл с таким видом, будто жду не дождусь этих сующих свой нос куда не надо представителей наших клиентов.
  Но, увидев их, я застыл на месте. Поднявшиеся мне навстречу мужчины в костюмах, отдаленно напоминающих индийские, никак не могли быть представителями международного проекта. Их лица, одежда, весь их облик совершенно не вписывались в обстановку этого оснащенного кондиционерами филиала западного рая. Будто клочок подлинного Востока, словно замшелый корявый корень, высунулся из паркета. Именно замшелый, так как молодых людей среди них не было. Серьезные, солидные мужчины в белых или темно-синих хлопчатобумажных сюртуках и - нет, не в брюках, но в элегантно облегающих их ноги саронгах, хлопчатобумажных или шелковых. Под их аккуратными белыми шапочками вряд ли скрывались темные шевелюры. Те волосы, что были видны, белоснежные или стального оттенка, у всех оказались оттянуты назад, что подчеркивало резкие черты лица и строение черепа, и завязаны в тугой узелок либо на макушке, либо на шее. У некоторых из них были маленькие усики или короткие редкие бородки, а у самого древнего длинные седые усы топорщились на морщинистом лице, как взъерошенные перья. Цвет кожи у них был смуглее, чем у тайцев, лица круглее.
Да, эти уж точно прибыли с Бали, сомнений нет.
  Они все разом склонились в таком глубоком поклоне, вытянув правую руку и придерживая короткие посохи, что и я вынужден был поклониться тоже. И тут старший из группы - со взъерошенными усами - взял инициативу на себя.
  - Selamat malam! Добрый вечер! Вы будете tuan … [42 - Господин (индонез. ).]- он поколебался, - Фии-ша? Меня зовут pemangku[43 - Священник, но не самой высшей касты.] Вай-ян Садья. Я премного благодарен вам, tuan, что вы так любезно согласились принять нас.
  Он произносил все английские слова так же странно, как и мое имя, поэтому я не сразу разобрал, что он хоть и не соблюдает грамматические правила, но говорит по-английски вполне сносно. Деваться мне было некуда - я пробормотал какие-то обычные банальности и предложил прохладительные напитки. Большинство из моих гостей выбрало кока-колу, кто-то индийское пиво и мехонское виски - жуткий напиток из сахарного тростника, а один господин - высокий и седовласый, привольно раскинувшийся в кресле, тогда как другие аккуратно примостились на краешках стульев, - заказал ирландский портер. Кланяясь и благодаря, он заглянул мне в глаза с насмешливой улыбкой, что в Индонезии равносильно плевку в лицо, и откинулся в кресле с видом отдыхающего льва. Его седые со стальным отливом волосы обрамляли жесткое лицо с высокими скулами, аккуратными усиками и короткой бородкой. Из-под тяжелых бровей смотрели глубоко посаженные желтоватые глаза. Я сразу решил, что он брамин, а может быть, какой-нибудь аристократ - родственник раджи или сын султана, кичащийся тем, что знаком со всеми западными обычаями. Несомненно, он задавал тон
в этой компании.
  В почтительном молчании мы потягивали напитки и приглядывались друг к другу. В конце концов я взял инициативу в свои руки.
  - Что ж, господа, по-моему, вам пока не за что благодарить меня, я ведь ещё не знаю, кто вы и какова цель вашего визита.
  - Разве это не ясно, tuan? — возразил седовласый, выступавший первым. - Мы - священнослужители с Бали, приехали в Бангкок как делегация конференции всех священников острова. Всех священников - не только pedan-das, то есть браминов, но и pemangku — каким являюсь я, мы служим храмам, и sunguhu — священников более низкого ранга, даже balians usada и dalangs - священников для простого народа, но больше всего на конференции было klian subaks, то есть священников, служащих воде.
  Я вежливо кивнул, хотя все сказанное мне мало понравилось.
  - Я о них слышал. Чем я могу вам помочь?
  Старик расправил плечи.
  - Нас выбрали потому, что мы самые старшие по возрасту и по рангу, а также потому, что мы можем разговаривать с теми, кто служит этому «проекту управления водными ресурсами», на ingerrish[44 - Английский (индонез. ).], который вы понимаете. И мы просим выслушать то, что мы приехали сказать.
  Я развел руками.
  - Спасибо. Конечно, я выслушаю все, что вы хотите сказать. Только лучше бы вы заранее связались со мной, тогда вам не пришлось бы тратить силы на поездку - я сам скоро приеду на Бали.
  Старик снова поклонился.
  - Благодарим. Мы это знаем. Но вы должны выслушать нас здесь. Это очень, очень важно. Такого большого совещания священников у нас ещё никогда не бывало. Столько народу собралось, чтобы защитить то, чем мы так дорожим! Мы пришли просить вас - нет, умолять, tuan, любой ценой остановить этот проект !
  Он не подчеркивал последние слова, они были чуть ли не пропеты - тихо и с мягким акцентом. Тем не менее они, как ножи, вонзились между нами да так и застряли, все ещё дрожа.
  Я выпрямился, с трудом сдерживая желание прямо спросить: почему? Надо было пускать в ход весь мой дипломатический опыт.
  - В таком случае, господа, я тем более не понимаю, почему вы обращаетесь ко мне. Я же не вхожу в состав осуществляющих проект. Моя фирма только помогает ему на контрактной основе. Надо апеллировать к вашему правительству, к управлению проекта…
  Старик поднял посох.
  - Много, много раз мы обращались к правительству Явы. Они притворяются, что слушают нас, но это не так. И к создателям проекта мы обращались - нас все слушают, но всё зря. Потом мы узнали, что им никак не удается доставить их машины на Бали, и мы возликовали. Но появились вы и привезли эти машины сюда. Без вас никто с этими машинами ничего сделать не сможет, так что все зависит от вас.
  - Не могу с вами согласиться, - быстро, но не резко, чтоб это не прозвучало оскорбительно, возразил я. - Моя фирма действительно может отказаться от перевозок, правда, при этом мы пострадаем в финансовом плане - придется платить штрафы; ну, впрочем, это неважно. Но больше пострадаю я, пострадает положение - и моё, и моей фирмы. А я знаю, как в вашем обществе много значит потерять лицо или положение - называйте это как хотите, так что вы должны меня понять. Чтобы решиться на такой убийственный для меня шаг, я должен знать, за что я буду так жестоко расплачиваться. Пока вы мне не объяснили, какие причины вынуждают вас обращаться ко мне с такой просьбой. Не объяснили ничего. Мы же, в моей фирме, приняли решение помочь проекту, так как считаем его осуществление важным добрым делом.
  Священники обменялись мрачными взглядами и тихо загудели, так тихо, что я не мог ничего разобрать. Они всё прекрасно поняли. У старика от разочарования исказилось лицо, и он собрался что-то сказать, но развалившийся в кресле старый лев вдруг выпрямился и постучал по полу своим посохом. У посоха на конце, как и у двух-трех других, был хрустальный шарик, но только у него этот шарик держала искусно сделанная золоченая лапа. На когтистые лапы были похожи и его руки - такой удивительной длиной отличались его ногти, а это говорило о том, что он вёл праздный образ жизни и трудиться ему нужды не было. Наверное, он принадлежал к высшей касте священнослужителей Бали - pedanda, исповедующих своеобразный индуизм. К тому же, судя по виду, он был очень богат. Старик и остальные сразу примолкли.
  А он встал с кресла и поклонился мне, поклонился чопорно, будто считал, что я такой обходительности не заслуживаю. Он был очень высок для жителя Бали - с меня ростом. Длинным худым лицом он тоже отличался от сородичей, будто в нём сильнее проявлялась кровь древних индийских повелителей Бали. У него был сильный, крутой подбородок и узкий горбатый нос, с продолговатых мочек ушей, полускрытые волосами, свешивались золотые побрякушки. Они казались скорее данью сану, чем украшениями. Это было суровое лицо, невозмутимое, без единой морщинки, не тронутое - словно оно принадлежало животному - сильными переживаниями: лицо фанатика.
  - Мое имя Ида Пагус Мпу Бхарадах, - сказал он, и, хоть акцент у него был сильный, по-английски он говорил лучше, чем старик, четко, сжато и точно. - Следует ли нам понимать вас так, что вы даже не подозреваете, какие интересы кроются за этим якобы добрым делом, которое вы намерены поддерживать? И не понимаете, что проект несёт ни больше ни меньше как гибель нашему острову?
  Он говорил спокойно - откровенно выражать гнев в этой части света считается унизительным. Открытое оскорбление, пусть даже нанесённое раджой последнему подметальщику улиц, здесь явление необычное.
  Я сам с трудом удерживался в рамках.
  - С моей точки зрения, сэр, для вашего острова гибельно, если проект не осуществится. Единственная цель проекта - других я не вижу - сохранять и справедливо распределять драгоценную пресную воду.
  - «Сохранять»! «Справедливо распределять»! - фыркнул Бхарадах. - И вы ещё говорите, что слышали о нашей древней системе subak ! Да уже сколько веков благодаря храмам subak на нашем острове поддерживается Божественное Равновесие! А вы хотите всё это уничтожить своими машинами, которые везёте к нам через море! Погибнут не только храмы subak, погибнет всё! Все наши освященные временем обычаи, наша связь с богами и нашими предками! Всё это будет исковеркано! Мы должны будем жить под контролем чужаков, нами будут управлять продажные ставленники враждебного нам правительства, которое издавна стремится превратить Бали в презренный слепок с Явы!
  Пронёсся одобрительный гул. Мы вступили на скользкую почву. Как говорил управляющий железнодорожными перевозками грузов, большая часть Индонезии и её центральное правительство исповедуют ислам. До сих пор они сохраняли разумный нейтралитет по отношению к верованиям острова Бали. Однако ходили слухи, что фундаменталистские группировки жаждут это изменить. И нетерпимость, видимо, проявлялась не только с их стороны - представители Бали отвечали тем же.
  Я медленно взвешивал каждое слово:
  - Сожалею, если дело обстоит таким образом, но не имею права вмешиваться, это уж вам и правительству решать. Но, хотите вы того или нет, мир меняется. Чтобы ваш остров уцелел, необходимо пойти навстречу новому, навстречу прогрессу.
  - Необходимо?
  Все, кроме этого Бхарадаха, молчали, но хотя комната была просторной, он, казалось, заполнял её всю, даже давил на стены.
  - Всё, что ново, есть зло! Правительство тянет к нам свою руку с kelod , с моря, а море - рассадник зла. Их проклятые школы так учат детей индонезийскому языку, что молодые люди не знают разницы между высокой и низкой речью, не знают, к какой касте как следует обращаться, и говорят на идиотском наречии, которое никому не нравится и всех оскорбляет. Нашу молодежь учат неприлично наряжаться, хотя раньше одежды на нас было мало или мы ходили обнаженными, как того требует наш климат. Наших детей учат забывать предков и жить сегодняшним днем, презирать мудрость прошлого и предпочитать ей сомнительную теперешнюю науку. Нынче они не знают своего места в жизни; радость жизни общиной, святость desa[45 - Desa - деревня (индонез. ).] навсегда подорваны. - Он презрительно взмахнул головой.
  Кого-то мне этот жест напомнил. Кого? Уж не Шимпа ли?
  - Для вас, рождённого безликим, бесчеловечным городом, - продолжал он, - всё это ничего не значит, но если бы вы побывали в нашей стране до того, как решили диктовать нам, что хорошо и что плохо, то поняли бы, где кроется истинная мудрость. Наши храмы - это наша страна в миниатюре, вся страна - от раскрытых ворот, candi bentar - к морю, до усыпальницы Гунунга Агунга в самом северном конце острова на Священной горе. Так и каждая община, каждый дом - это вселенная для тех, кто в них обитает. Вот это - правильный образ жизни, так положено, это порядок, не изменившийся с древнейших времен.
  Он холодно улыбнулся и проследовал к окну, за которым под напоминающим гигантский оранжевый зонт заходящим солнцем кипел и шумел Бангкок. Бхарадах, словно перечеркивая этот вид, взмахнул своим посохом. Солнце отразилось в стеклянном набалдашнике, и солнечный зайчик стрельнул мне в глаза.
  - Вот он! Вот ваш прогресс! Ваша новая жизнь! И ради этого ты хочешь предложить нам пожертвовать нашим древним укладом?
  - Нет конечно! - воскликнул я, отчаянно моргая, так как перед глазами у меня до сих пор плясали огненные круги. - Я имею в виду рост населения, туристов, средства массовой информации, климат… Всё ведь меняется, хотите вы этого или нет. Дело не в нашем проекте или каком-то другом. Вам необходим прогресс, но не оборотная его сторона, а лучшая - современная медицина, современное образование, современная ирригация…
  - Ничего этого нам не нужно!
  - Но без этого вас ждёт падение урожаев, голод, эпидемии. Люди начнут вымирать!
  - Для наших людей есть вещи пострашней, чем смерть! - Он круто повернулся, но вовремя вспомнил о чувстве собственного достоинства. Опустив посох, он прочертил на паркете волнистую линию. - Когда-то мы чурались моря, в его тёмную глубину смывало все зло с благородных вершин нашего острова. Мы не смотрели в его сторону, мы обращали глаза к небесной чистоте над нами, туда, где обитают наши боги. Но теперь! Теперь туристы научили наших детей стыдиться обычаев своей родины. Наши дети подражают чужакам и теряют душу и время, катаясь на нечистых морских волнах.
  Я улыбнулся.
  - Вы говорите о серфинге? Да, я слышал, что ваши переняли эту моду у австралийцев. Конечно, спорт довольно шумный и смысла в нем мало, но и вреда тоже нет.
  - Нет вреда? Да наши молодые люди клянчат, воруют, торгуют собой - все ради того, чтобы купить у австралийских и американских туристов старые рубашки и подержанные доски для катания на волнах, а у японцев - радиоприёмники, которые для тех просто мусор. Нет вреда, что наши дети исполняют для туристов наши древние танцы и ритуальные пляски, искажая и коверкая их, и кривляются, как обезьяны, на потеху иностранцам? Разве такой жизнью можно гордиться? Наш остров превратился в проститутку, выплясывающую перед чуждым миром! - Он оперся на свой посох, и его лицо стало ещё более жестким и мрачным. - Знает ли tuan Фишер, что значит слово puputan? [46 - Ритуальное самоубийство (индонез. ).] Я объясню.
  Меньше ста лет тому назад, в начале тысяча девятисотых годов, когда армия Orang blanda — голландцев - готовилась захватить Бадунг, наше самое большое королевство, навстречу захватчикам вышел раджа и вывел за собой своих наследников, жен, родных и слуг - всех вместе с их домочадцами. И на глазах у врагов они вынули священные ножи крисы и, согласно ритуалу, убили друг друга - слуги хозяев, отец сына, муж жен. Так же вскоре поступили и раджи королевств Таханг и Клугклунг. Только в одном Бадунге покончили с собой за один-два часа больше трех тысяч пятисот человек. Вот что такое puputan - благородное окончание собственной жизни. - Он помолчал, чтобы я мог переварить услышанное. - Тиап Фишер, у нас есть люди, есть целые общины, готовые умереть таким образом, только бы не нарушался баланс, установленный нашей древней культурой, и освященные временем обычаи, только бы их не вырывали из рук наших древних богов и не передавали в алчные руки недоброжелательных правительственных чиновников. Такое самоубийство может произойти и сегодня. - Шар на посохе опять сверкнул мне в глаза. - Готовы ли вы нести
ответственность за подобные трагедии?
  Никто никогда не упрекал меня в избытке воображения, но всякий, кто много путешествует, и видит много! Обрубки человеческих тел после налета боевиков ИРА, прошитые пулеметными очередями трупы восставших африканцев. И слишком отчётливо звучал в моих ушах вопль волка с отсечённой рукой, который корчился у меня в ногах, слишком хорошо помнил я тёмную кровь, льющуюся по нашей широкой палубе, дымящуюся и разъедающую мне руки, пока мы прокладывали себе путь к свободе, и все ещё не забылся визг kuro-i и сражение на крыше контейнера во время недавнего злополучного путешествия.
  Мной овладел ужас, перед моими глазами возникли горы тел, корчащихся, содрогающихся, - всё, что я видел когда-то, слилось в устрашающую картину, и по этим поверженным телам, давя их, как триумфальные колесницы, двигались грузовые машины с эмблемой проекта. И во всех кабинах за рулем сидел я…
  Я стукнул кулаком по подлокотнику. Священники вздрогнули, будто и они были заворожены этим пугающим зрелищем.
  Да, Бхарадах умел говорить, но его речь была не чем иным, как грубым эмоциональным шантажом. А я эту низость ненавидел лютой ненавистью, где бы ни сталкивался с подобным - в рекламе ли, в проповедях или в деловых переговорах. Я считал такой приём насилием, манипулированием моими чувствами, чем-то вроде атаки на мою душу. Язык у меня чесался дать ответ, и я упёрся взглядом в pedanda. Он смотрел на меня спокойно, но в его старых, неумолимых глазах можно было заметить огонь, который сжигал его изнутри.
  Мне было нелегко, но я отвечал спокойствием на спокойствие, хотя, казалось, в воздухе так и слышался лязг наших скрещенных клинков.
  - Какую ответственность вы имеете в виду? Я отвечаю только за обслуживание клиентов моей фирмы, и то до тех пор, пока имею доказательства, что эти клиенты не делают ничего дурного. А вы и не пытались представить такие доказательства. Вместо этого вы воспеваете прежние времена и старые порядки, не задумываясь о том, можно ли при этом и дальше поддерживать жизнь людей на вашем острове. Я не вижу в ваших речах даже намёка на понимание, на стремление к разумному компромиссу. Вы оскорбительно отзывались о намерениях людей, желающих вам помочь, и при этом не смогли привести никаких доказательств, подтверждающих ваши обвинения в наш адрес. Вы даже прибегли к угрозам… - Тут меня затрясло от ярости. - Так что, друг мой, если вы собираетесь склонять ваших сородичей к какому-то дурацкому величественному самопожертвованию - ответственность за это падаёт только на вас и на них, если они настолько безумны, что вас послушаются. Но я-то советую вам сначала сесть и как следует подумать, о ком вы на самом деле заботитесь - о вашем народе или о собственном статусе? Если вам знакомо это выражение.
  Я поднялся, стараясь сбросить с себя тяжесть взгляда этих желтоватых глаз. Я ощущал её физически. Посмотрев на других священников, я убедился, что, как я и ожидал, они все устремили глаза на первого седовласого старца, но даже тот неуверенно поглядывал на Бхарадаха.
  - Поверьте, я понимаю вашу позицию, - продолжал я, обращаясь скорее к ним, чем к pendada, — и даже в какой-то мере сочувствую. И мне не всегда нравится, каким становится наш мир. Но голод и смерть страшат меня ещё больше! И никакие верования, как бы они ни были возвышенны и благородны, не склонят меня к тому, чтобы губить из-за них людей. Это я говорю лично о себе. От лица же фирмы я могу дать только один ответ. Проект официально одобрен. Так что теперь вопрос должен решаться только населением острова и национальным правительством, и тут фирма не имеет права вставать на чью-то сторону. Тем не менее в тексте договора имеется пункт, согласно которому мы можем выйти из игры, если будет доказано наличие коррупции или других злонамеренных действий с чьей-либо стороны. Так вот, представьте нам такие доказательства - юридические, заметьте! - и мы серьёзно подумаем над ними. И изложим своё мнение письменно, если вы сообщите, в адрес какой компании или организации его следует направить. Благодарю вас за то, что вы удостоили нас возможности ознакомиться с вашей точкой зрения.
  Мпу Бхарадах снова гневно взмахнул головой. От ярости кожа на его скулах натянулась, зубы оскалились. Он с такой силой вцепился в свой посох, что тот задрожал, а мне показалось, он запустит его сейчас мне в голову; пальцы скрючились, и длинные ногти стали похожи на когти. Теперь уже в голосе его явственно слышался сдавленный рык.
  - Вы просто-напросто представили всё так, как вам это выгодно. На самом деле вы именно служите одной из сторон! Выступаете против объединенных сил священнослужителей, против неподкупного народа острова Бали! Ну что ж, за последствия я не отвечаю!
  - Мпу Бхарадах, моей фирме не впервой сталкиваться с угрозами, и, как всегда в таких случаях, фирма сделает всё, чтобы выполнить свои обязательства. Что касается меня, то я терпеть не могу, когда мне угрожают! - И моя улыбка, когда я посмотрел на него напоследок, превратилась в оскал. - Думаю, что и вы тоже! Bukan adat kami! [47 - У нас это не принято! (индонез. )] Вот и все. Maaf saya harus pergi sekarang! [48 - Извините, сейчас я должен уйти! (индонез. )]
  Они были ошеломлены тем, что я знаю индонезийский. Заявив, будто должен их покинуть, я, по моим представлениям, ничем не унизил их достоинство, они не сделают попытки меня удержать, как раз это было бы для них унизительно. Старики автоматически поднялись и вежливо поклонились, мне пришлось ответить тем же, только Бхарадах стоял в стороне, не шевелясь, и весь кипел от ярости. Чтобы подкусить его, раз он съел собаку на западных обычаях, я не удержался и добавил:
  - Selamatsiang !- что приблизительно означало: «Приятного вам дня!»
  Я устремился к ближайшему лифту. Стенки у него оказались стеклянными, он выглядел эффектным и двигался медленно - такой лифт я видел здесь впервые. Стеклянные стены меня не испугали - я не боюсь высоты но перспектива любоваться видами Бангкока не показалась мне соблазнительной. И всё же зрелище меня захватило.
  До самого горизонта тянулись ненавистные мне бетонные громады с вкраплениями неоновых огней. Сначала всё заслоняли рекламы шириной с улицу, как любят в Токио, но потом я начал различать и старинные постройки - храмы с их белостенными башнями и позолоченными, крытыми черепицей крышами, группу зданий Большого Дворца, окруженного тщательно ухоженными садами, элегантные дома в викторианском стиле, сохранившиеся от девятнадцатого века. Сначала казалось, что старые постройки выглядывают то тут, то там, пробиваясь сквозь бетон, словно древесные корни, но потом обнаруживалось, что их множество, а весь этот блестящий модерн только видимость. И что же это - корни или ростки? Вдруг эти уцелевшие останки продолжат расти и зреть, чтобы в один прекрасный день прорвать бетон и пышно расцвести снова?
  Чувствовалось, что за стеклянными стенами лифта царит невыносимая жара и духота, пыль давно переставшей быть плодородной земли прозрачным ядовитым облаком плыла над городом. В лифте же кондиционер обдувал меня прохладным чистым дыханием. Жаль, что он не может таким же образом охладить мой разгоряченный мозг, подумал я.
  А в голове была каша - местные аятоллы сделали своё дело. Неужели в том, что утверждали эти грозные старики, есть доля истины? В Индонезии я был только раз, до того как пришло к власти нынешнее правительство. О её внутренних политических делах я знал мало - только то, что отражалось на торговых отношениях, но до меня доходили слухи, что существуют разногласия между центральным правительством и местными. Ничего удивительного, иначе и быть не могло в стране с одним из самых многочисленных в мире населением, которое к тому же продолжает расти. Экономические факторы, факторы религиозные… И конечно, террористы. Как бы я ни храбрился, они не выходили у меня из головы. Вдруг между ними всеми существует связь? Ну, с этими священниками и главным старцем вряд ли, а вот с таким свирепым воякой, как Мпу Бхарадах, все может быть. Но одно для меня оставалось бесспорным - без новой ирригационной системы для острова Бали наступит тяжелое десятилетие, и, возможно, не одно! А может быть, остров даже никогда и не воспрянет! Как бы то ни было, надо обсудить всё это с представителем проекта, когда тот объявится.
  Вернувшись в номер, я с облегчением запер дверь, отгородившись от внешнего мира. Нервы у меня слишком расходились, о сне нечего было и думать, поэтому я опустошил бар и стал искать что-нибудь мало-мальски удобоваримое на спутниковых телеканалах. После часа переключений с канала на канал я остановился на прославленном голливудском детище, вышедшем на экраны в 1933 году. Герой с каменной челюстью только-только начал любовную сцену на палубе старого фрегата, как вдруг зазвонил телефон. Я нырнул к трубке. Но нет, это был не Шимп. Снова дежурный клерк, он сообщал, что меня ждёт представитель проекта. Я застонал про себя, но встретиться было необходимо, и лучше здесь, в номере, учитывая, что эти Дети Солнца, вполне вероятно, до сих пор болтаются внизу в холле. Я сказал клерку, чтобы он попросил посетителя подняться, и удивился, услышав, что это его позабавило. Быть может, по здешним правилам хорошего тона мне следовало спуститься самому? Да ну, пошёл он к черту! Мне понадобилось время, чтобы снова надеть галстук и пиджак, не говоря уже о краткой уборке комнаты - повсюду были разбросаны носки и бутылки
из-под пива. Я собрал их и забросил в спальню. Едва я закончил, в дверь постучали. К этому моменту я уже вполне владел собой. Пока дверь не открылась.
  Случись это в другое время - в какое угодно другое, - я повел бы себя с максимальной холодностью. Может быть, даже оскорбленно-холодно. Но в этот вечер я испытывал один шок за другим, так что справиться ещё с одним уже не мог. Не думаю, что я стоял разинув рот, как дурак, - нет, я просто застыл на месте. Во всяком случае, на лице Джеки удивления не выразилось. Тяжёлые веки - единственная явная примета неевропейского происхождения на её лице - даже не дрогнули.
  - Добрый вечер, Стивен, - спокойно сказала она. - Можно войти?
  - Конечно! - ответил я, чувствуя… а что я, собственно, чувствовал? С меня, будто луковая шелуха, сползали слой за слоем шестнадцать лет приобретенного опыта, рушились все возведённые мной линии обороны, рвалась колючая проволока, ограждающая минные поля, и осыпались окопы, используемые для укрытия от опасных знакомств, не говоря уже о том, что на меня кучей сыпались осколки - следы многочисленных одноразовых ночных встреч. И когда всё это с меня обвалилось, что же осталось внутри?
  Ошеломленный, машинально бормоча любезности, я пропустил Джеки к себе, глядя на её по-прежнему стройную, впрочем, нет, слегка округлившуюся фигуру; но осанка осталась такой же, как раньше. Джеки казалась деловой, энергичной, что подчёркивал темно-серый костюм, вероятно, от Версаче, а может быть, купленный на рынке из-под полы. У ворота кремовой блузки красовался широкий бант. Ничего общего с просторными, разлетающимися одеяниями, которые любила Джеки раньше. Она изящно скользнула в кресло и откинулась на спинку, скрестив ноги, затянутые в какую-то прозрачную паутинку. Подстриженные волосы рассыпались по плечам - всё та же пепельно-белокурая грива, но теперь строго приглаженная. Джеки выжидательно улыбнулась, и я уже по привычке приготовился спросить, что она будет пить, как вдруг мой язык сорвался с тормозов, и я ляпнул:
  - Господи помилуй, Джеки! Это уж чересчур!
  Она вежливо приподняла тонкую, выщипанную бровь.
  - Что чересчур?
  - Да всё! Не хочешь же ты сказать… Чёрт побери, я отказываюсь верить своим глазам, вот и всё! Появилась как гром среди ясного неба! На простое совпадение это никак не похоже!
  Джеки нахмурилась.
  - Разумеется! Какое уж тут совпадение! - резко сказала она с чисто китайской интонацией. - Я увидела твою фамилию в списках, убедилась, что это ты, а не кто-то другой, и попросилась к тебе в помощницы. Так или иначе мне надо установить в Бангкоке кое-какие контакты для подыскивания спонсорских фондов. Вот и всё.
  Я поразился ещё больше.
  - Ты сама напросилась в помощницы ко мне? Ну, Джеки… - я не знал, что сказать, - честно говоря, я потрясён тем, что тебя это привлекло.
  Она пожала плечами и расставила пальцы на руках - длинные пальцы с овальными ногтями цвета бледного персика.
  - Почему же? - деловито осведомилась она. Можно было подумать, что речь идёт о какой-то малозначащей детали договора. Элегантная, светская, такая же красивая, как была студенткой, она не желала признавать моё недоумение. - Мы расстались, будучи взрослыми, зрелыми людьми, верно? Договорились, что останемся друзьями. О чём ещё говорить? Может быть, ты всё-таки предложишь мне выпить? Мне вермут с тоником - лучше французский, если в здешних барах такое имеется.
  «Остались друзьями». Вот как мы это изображали, вот как мы лгали друг другу! Мне довольно неплохо удалось себе это внушить, пока Молл не выбила у меня почву из-под ног, и благодаря ей я понял, что дурачить Джеки такими сказками нельзя. Но так ли это? Я привел мой притупившийся мозг в действие, во всяком случае нажал на кнопки светского обхождения.
  - Хочешь «Шамбери»? Когда я приехал, мне его приносили. Здесь знают, что я его люблю.
  - Превосходно. Спасибо. - Она сдержанно улыбнулась. - Так что мы по-прежнему друзья, верно? Жаль, что тебе так и не удалось выбраться в Сингапур, как ты обещал.
  Я налил себе джин с тоником.
  - Да, жалко! Всё дела! В те края мне никак было не выбраться. Позор на мою голову!
  Я был в Сингапуре много раз, леди, только не собираюсь в этом признаваться!
  Встреча с Джеки сама по себе была для меня шоком после всех событий этого вечера. Но встретить такую Джеки, какой она стала, - холодную и непроницаемую, ничем не похожую на прежнюю веселую, искреннюю, радостную девушку, - это было ужасно. Время, конечно, всех меняет, но почему её оно изменило так сильно? Неужели она всегда теперь такая деловая и суровая? И если да, то что, черт возьми, могло её так изменить?
  Я?
  - Действительно позор! - повторила она за мной.
  Я не понял, с иронией ли это было сказано или с гневом, направленным на меня. В Джеки на треть скандинавской крови приходилась четверть китайской, и, когда ей хотелось, она могла стать такой же непроницаемой, как те и другие.
  - В общем, я не вижу причин, почему бы нам теперь не работать вместе. - Она улыбнулась натянутой, манерной улыбкой, похожей на улыбку маски и точно такой же невыразительной. - Верно?
  Я сжался в кресле, уставившись на стакан джина с тоником. Боже! Слишком поздно! Слишком поздно!
  - Конечно, - согласился я, и мне самому было ясно, как принужденно звучит мой голос.
  Джеки слегка склонила голову набок. Пожалуй, её голос несколько смягчился.
  - Стив, с тобой все благополучно?
  - Если ты имеешь в виду, не стал ли я пить, - поморщился я, - то после приезда была пропущена всего лишь пара кружек пива. Все дело в этих проклятых священниках, - пробормотал я.
  Джеки подавила удивленный смешок.
  - В священниках?
  И тут, спотыкаясь, продолжая отпивать джин из стакана, я выложил ей все про сегодняшнюю встречу.
  - Вот я и считаю, что ты, то есть проект, должна быть в курсе. Этот любитель произносить речи ещё тот фанатик, я таких не встречал. Что там толкуют про мусульманских фундаменталистов - этот Бхарадах любому аятолле даст сто очков вперед.
  - М-да, - рассеянно, будто в задумчивости, кивнула Джеки, но на самом деле она изучала меня.
  - Слушай! - взорвался я. - Что ты пялишься на меня, как социальный обследователь на клиента? Я ничего не придумал, и то, что я говорю, не бред алкоголика.
  Она улыбнулась слегка смущенно и опустила глаза.
  - Прости, пожалуйста. Я знаю, что ты ничего не придумал. Я специализируюсь на пиаре и со священниками часто имею дело. В основном с этим маленьким старичком Вайяном Садья. Правда, он трогательный? Чего о Мпу Бхарадахе не скажешь. По-моему, я с ним встречалась, мне это имя знакомо… - Она слегка пожала плечами, словно изящно поставила точку на данной теме. - Но я… Ладно, я действительно… всматривалась в тебя. Прежде чем поехать сюда, я много думала. Я слышала о тебе от тех, с кем ты вместе работал. Мне интересно было увидеть, каким ты стал, это ведь вполне естественно, правда? Изменился ли. И если изменился - сильно ли? - На секунду её улыбка стала искренней - осторожной, с оттенком цинизма, но искренней. - Ну давай, признавайся! Тебе ведь тоже было интересно, какая я теперь!
  Я с некоторым недоумением смотрел на неё.
  - Я не мог себе представить, что ты изменилась. Никак не мог. И сейчас… честно говоря, Джеки, даже не знаю, что сказать. Я гадал, все такая ли ты красивая. Такая же. Даже ещё более красивая, чем раньше.
  Её улыбка опять заледенела.
  - Ты всегда был негоциантом. И что, ты всем своим клиентам так льстишь?
  - И не думаю льстить! - вспыхнул я. - Говорю то, что вижу. Ничего, между прочим, плохого не сказал!
  На это она не отозвалась и подперла рукой подбородок - знакомый жест.
  - А ты, - сказала она, - изменился. Не могу понять как, но совершенно точно изменился.
  Я выдавил из себя улыбку.
  - В каком плане?
  - Ну, хотя бы… я не представляю себе, чтобы раньше на тебя так подействовала встреча с этими несчастными священниками!
  Настал мой черед задуматься. Она произнесла это низким голосом, вложив в свои слова нетерпение. Кому-то она подражала. Кому?
  - А… Что ж… Возможно. Ну а ты? Как поживаешь? Как твой муж?
  Будто этот субъект меня интересовал!
  - Не знаю, - рассеянно сказала Джеки, - и не особенно интересуюсь. Значит, ты не слышал, что мы разошлись? Через два года после свадьбы. По моей инициативе. Потому-то я и вернулась на Восток, к родным, а тут занялась этим проектом. - Она опустила глаза, разглядывая стакан, и слабо улыбнулась. - Кстати о нём…
  - Да-да, сейчас закончим, время позднее. Налить тебе? Того же самого? Отлично! - В нахлынувшем на меня смущении я старался собраться с мыслями. Чуть не ляпнул что-то слезливое и неискреннее, обычную банальность, что-то вроде того, как мне жаль… Пустая личность опять проявила себя. Джеки изящно предвосхитила неловкость, заговорив о делах. Может быть, она сделала это специально, а может быть, сама не хотела обсуждать дальше наши личные проблемы. Всё равно…
  Всё равно передо мной стояла другая срочная и трудноразрешимая задача - как объяснить ей, на что я в данное время решился. Сказать, что волосатый колдун, с которым я связался, договорился о перевозке груза на «Арго». [49 - Название корабля аргонавтов, на котором, согласно древнегреческому мифу, было доставлено золотое руно из Колхиды.]
  Подлинная ситуация вряд ли выглядела более правдоподобно. Или всё дело в том, как о ней рассказать?
  - Что ж, дело обстоит так, - начал я. - Не буду скрывать, с первой же партией я натолкнулся на те же неприятности, что и другие фирмы. Но я каким-то образом преодолел их, и мы сумели отправить груз. В настоящее время он находится в полной безопасности в Дон-Муанге, в аэропорту.
  - Ага, - кивнула она. - В новом комплексе? Считается, там охрана на высшем уровне. Сплошная электроника. А оттуда как? На самолете?
  - Ну… не совсем. Придется везти груз по морю, окольным путем. Чтобы избежать тех проблем, которые возникали у других. Один из наших местных экспертов сейчас улаживает этот вопрос. Я как раз жду от него сообщений.
  - Превосходно. Ты сообщишь нам, с кем следует, связаться?
  - В этом нет необходимости. Я сам буду сопровождать груз. Всю дорогу.
  У Джеки округлились глаза.
  - Ты? Сам Главный Босс? Лично? Ну, тебе действительно не зря деньги платят! А я-то удивлялась, что ты сюда сам полетел. Видимо, чувствуешь большую ответственность.
  - Не такую уж большую, - пожал я плечами. - В конторе две недели без меня обойдутся. А если что, так там остался ещё более Главный Босс - Барри. Он за всем присмотрит, он это обожает. А мне просто захотелось поразмяться. Что может быть лучше небольшой морской прогулки?
  - О да! - восторженно подхватила Джеки. - После того как помаринуешься в этом Бангкоке, ух! - Она потянулась, закрыла глаза, потом резко выпрямилась, будто её осенила какая-то идея. - Стив! Слушай, наверняка там можно заказать ещё каюту, на этом пароходе. Ну, на том, который повезёт первый контейнер. Я бы тоже хотела поехать. Приглядела бы там за всем. - Видимо, она догадалась по моему лицу, как мало мне это понравилось, потому что, не закрывая рта, продолжала тарахтеть: - Понимаешь, мне так и так надо скоро возвращаться на Бали. Естественно, я заплачу за билет и все такое…
  Я потер шею - начинался хорошенький приступ головной боли. Приглядеть она, видите ли, хочет! Меня это её намерение сильно обеспокоило.
  - Слушай, я, конечно, ничего не имею против… Я бы очень хотел, чтобы ты поехала с нами, мы же старые друзья; но… дело в том, что это будет трудное путешествие: судно грузовое, команда - подонки. Ни одной приличной каюты, не говоря уже о палубе, где можно позагорать.
  Взгляд её разил и замораживал.
  - Да, ты ничуть не изменился! Воображаешь, что я не отиралась в сомнительных местах? Ради одного проекта меня отправили в трехдневное плавание на старой вонючей шаланде, а командой были премилые мальчики, скажу я тебе. Они меня в грош не ставили, а я даже двигатель чинила, когда горючее потекло. Я на этих двигателях собаку съела.
  Посмотрел бы я на неё среди острозубых гомункулов kuro-i с их первобытными стрелами!
  - Ты уж извини, я действительно как-то неудачно высказался, покровительственно, что ли… Я знавал женщин, которые справлялись с трудностями куда лучше, чем я!
  И чуть не перерезали мне горло, когда я полез с объятиями к ним. Во всяком случае, одна из них точно готова была меня прирезать.
  - Но… видишь ли, всё зависит от тех, кого Шимп… мм… мой помощник сумеет нанять. Что они скажут. Ты же знаешь, с фирмами, которые занимаются перевозками, нам на этот раз не повезло. Поэтому приходится прибегать к услугам не совсем обычных… типов.
  - Ага. - Её лицо снова омрачилось, и она с подозрением спросила: - Ты имеешь в виду контрабандистов, торговцев оружием?
  - Я этого не говорил. Пока я ничего не знаю. Мой агент…
  От Джеки повеяло холодным недоверием.
  - Проверь хорошенько, можно ли ему доверять… Если в дело замешаны наркотики… здесь за это вешают, сам знаешь.
  Я развел руками.
  - Слушай, перестань беспокоиться! Все чисто. Просто я решил… воспользоваться задней дверью.
  Она озабоченно покачала головой:
  - Будь осторожен, Стивен. В здешних местах встречаются скверные типы. Ни проекту, ни твоей фирме радости не будет, если ты с ними свяжешься. Однако, вообще-то, это твоё мероприятие, тебе лучше знать. Но о намеченном времени прибытия ты нам сообщишь? Последнее время нам стали угрожать, так что надо знать, как ваши дела.
  - Террористы?
  Она вздохнула и подняла глаза к потолку.
  - Ты, значит, слышал?
  - Да, какие-то слухи до меня доходили, а по твоей реакции и догадаться нетрудно.
  - Ну хорошо, что ты, по крайней мере, о них знаешь. Сказать-то о них особенно и нечего. - Она потерла рукой бедро - этот жест тоже отбросил меня на шестнадцать лет назад. Во мне она, однако, знакомых черт не замечала. - Это несколько яванских экстремистов, они постараются привлечь к себе жителей острова. Изображают нечто вроде Робин Гудов - защитников угнетенных. Ну, ты знаешь эти приемы…
  - Защитники? - Я вскочил на ноги. - Слушай, что происходит с этим треклятым проектом? Я все штаны просидел, изучая его, и не нашёл ни одной позиции, которая могла бы вызвать возражения! А тут ещё эти святоши объявились! Вот и скажи мне - есть хоть какая-то причина, из-за которой против него восстают?
  - Нет! - На миг маска соскользнула с её лица, она взволновалась, заговорила с жаром: - Во всяком случае, ни одной такой, которую ты мог бы посчитать серьезной.
  - Ага, а ты, значит, могла бы!
  Джеки пожала плечами. Она по-прежнему вела себя сдержанно, жесты были заученные, но за маской чувствовалось откровенное беспокойство.
  - Понимаешь, я не знаю… Когда я ознакомилась с проектом, он казался великолепным и своевременным! Да и сейчас, впрочем, он именно таким кажется, иначе бы я сюда не приехала! Но ведь говорят же, что за прогресс всегда надо платить. А то, что твердят эти священники… я им не верю, но всё же они посеяли в моей душе сомнения… Террористы говорят, что наш проект - это замысел империалистов, стремящихся распространить центральную власть на Бали. Это, конечно, чушь, наш проект к политике отношения не имеет. Но в конечном счете я уже ни в чем не уверена. У меня тоже возникли кое-какие опасения. Проект может открыть администраторам, бюрократам и прочим чиновникам новые возможности для злоупотреблений. Эти администраторы почти все яванцы. - От нетерпения Джеки даже тихо присвистнула. - Но, с другой стороны, без проекта обойтись нельзя. Засуха, истощенная почва, голод - это все усугубится, а отсюда больше страданий, больше умирающих детей. - Она потрясла головой, будто отгоняя вставшее перед глазами мрачное видение.
  - Но есть же в проекте что-нибудь притягательное для жителей острова?
  Джеки помигала глазами.
  - Есть… хотя ты вряд ли это поймешь.
  Я пожал плечами.
  - С чем-то подобным я и раньше сталкивался. Что-то где-то должно дать слабину. Надо только выждать. - Я потянулся и вздохнул. Мне показалось было, что я сбрасываю с себя бремя, а теперь на меня навалилась ещё большая тяжесть. Ладно, хватит с меня!
  - Как бы то ни было, - решительно заявил я, - это не мои проблемы. Мы делаем то, что сказано в контракте, верно? Я сообщу тебе наши сроки, как только сам их узнаю. И… обещаю быть предельно осторожным.
  Джеки кивнула и посмотрела на часы.
  - Ой! Мне пора, Стив! Я должна бежать. - Персиковые ногти подтолкнули ко мне визитную карточку. - Звони мне в отель, как только появятся новости.
  - Хорошо! Но послушай, Джеки, пока мы тут сидели, настало время ужина, а я опять умираю от голода. Наверное, виновата смена часовых поясов. На Сукхумвит есть одно шикарное местечко, да и на Силом-роуд тоже. - Я заметил, что Джеки колеблется. - А можно заказать ужин в номер.
  Джеки улыбнулась - опять той же непроницаемой улыбкой - и покачала головой:
  - Нет, я правда должна бежать.
  - И оставишь старого друга ужинать в одиночестве?
  - Бедный Стивен! - Она деликатно усмехнулась и мило добавила: - Ты же в Бангкоке! Уверена, в одиночестве ты пробудешь недолго.
  Она поднялась и потрепала меня по щеке. Дружески. Нежно? Вряд ли.
  - Должна мчаться. Sawaddee kha! [50 - До свидания! (индонез. )]
  Казалось, её пронесло мимо меня какое-то невидимое течение. Тяжелая дверь захлопнулась, я прижал ладони к её холодной деревянной поверхности и прижался к ним лбом. Очень хотелось что-то сказать, но что? Этого я не знал. Говорить, наверное, надо было шестнадцать лет назад. И что за идиотство тогда в меня вселилось? Сейчас Джеки стала ещё красивее, если только такое возможно. Её черты приобрели восточную безвозрастную загадочность, а юношеская неуверенность исчезла. Может, и жаль, что исчезла. Этот её теперешний лоск навевал грусть. Но он не был постоянным, он слетал с нее, как маска. Видно, она просто вырабатывала в себе эту бесстрастность. Но зачем? Чтобы отваживать мужчин?
  И тут у меня засосало под ложечкой. Она сказала, что говорила обо мне с кем-то из моих коллег. Представляю себе, что ей наговорили! И лучшие друзья, и завистники - все! И может, их мнение обо мне не так уж ошибочно! Вдруг их характеристика прекрасно совпала с тем Стивом Фишером, которого она помнила? Я интересовал её, внушал беспокойство, тревогу. Потому-то она и прикрылась этой защитной маской: все эти улыбки, манеры - всё это, так сказать, ради меня! Хотела поразить меня, а может, поставить на место. Выходит, виной всему, что мне в ней не понравилось, я сам!
  А самым противным было сознание того, что, не знай я Джеки раньше, не ожидай я увидеть её прежнюю, я обманулся бы этой её нынешней блестящей внешностью. И в жизни не догадался бы, что в каждой грани этой холодной маски отражаюсь только я сам.
  Срочно следовало выпить! И поесть! А моё свидание с Шимпом должно было состояться между десятью и одиннадцатью вечера. Я глянул на часы, накинул пиджак и решил перекусить в гостиничном буфете. Ничего хорошего ни буфет, ни компания не сулили - придется ужинать наедине с ненаглядным самим собой, а этого мне меньше всего хотелось.
  За едой я проглядывал указания Шимпа, и чем внимательнее в них всматривался, тем яснее становилось, что указаний-то, собственно, и нет. Названия улиц отсутствовали - только завернуть туда-то и повернуть там-то. Причем во всех этих поворотах я никакой логики не видел. Но делать было нечего, идти надо! Я нацарапал на счете номер своей комнаты, приложил чаевые за обслуживание, и стеклянные двери, захлопываясь, проводили меня грустным синтетическим вздохом. Я сразу попал в жаркие объятия ночи.
  Очень скоро мои подозрения насчет шимповских указаний подтвердились. Начертанный им маршрут сперва привел меня на кишащий народом ночной уличный рынок, потом, когда я с облегчением вздохнул, выбравшись из этой потной, мельтешащей толчеи, оказалось, что, следуя проклятому маршруту Шимпа, мне надлежит снова погрузиться в это месиво карманников, задир и сутенеров. Не зря, подумал я, маршрут расписан на обратной стороне наклейки от банки с сардинами! Однако теперь очередной поворот привел меня в узкую улочку, раньше я не заметил её, так как мое внимание отвлёк заслонявший её на редкость вонючий ларек с сушеной рыбой. Место было как раз подходящее для всяческих потасовок или чего похуже. Я пожалел, что не захватил меч, но носить его в открытую я избегал. Может, мне удастся снова его вызвать, но поручиться трудно… Шум рынка постепенно затихал вдали, улочка была длинная, поворотов и зигзагов на ней хватало. В голове у меня словно туман клубился… и вдруг на стене впереди я увидел розовые отблески. Почему-то я сразу вспомнил красноглазую маску, моргавшую тяжёлыми веками…
  Я продолжал идти - путь был указан Шимпом, свернуть я не мог. Но я прижался, вернее, приблизился к стене, боясь о неё запачкаться, и осторожно огляделся. Но когда я увидел, что это за свет, я громко рассмеялся, однако, взглянув в бумажку Шимпа, смеяться перестал. Здесь! Я пришел!
  Конечно, и надо было ожидать, что на границах Спирали существуют самые разные места для встреч, как и самые разные типы людей. Хорошо, что у таверны были свои светлые стороны, например, Катика. Но вот это заведеньице…
  Даже для Бангкока местечко было препохабное. И ничего вневременного, сколько я ни всматривался, в нём не было заметно, разве что извечный запах порока. Я оперся о стойку, она была чище, чем табуреты перед ней, и попросил пива: не потому, что оно было дешевле спиртного, а потому, что его наливали из закупоренных бутылок, свою я даже и открыл сам. То и дело я отгонял назойливых несовершеннолетних проституток и заклинал себя не думать о Джеки. То, что курам на смех называлось «кабаре», не веселило душу, хотя если бы это зрелище именовалось «секс-шоу», вряд ли бы это соответствовало истине. Даже пузатые немцы в обрезанных джинсах, качающие на коленях девочек из бара, наблюдали за сценой вполглаза, надеясь, наверное, увидеть какой-нибудь новый трюк - что-нибудь этакое с горящей сигаретой или бананом. В настоящий момент на сцене упражнялись ни больше ни меньше как с бритвами. Допотопный магнитофон выдавал дешевый рок со старых изношенных пленок, потная толпа вокруг меня захлебывалась от садистского плотоядного исступления, а мне казалось, что человеческая раса находится за миллион миль отсюда. Не самое
весёлое место для размышлений, особенно когда образ Джеки не идёт из головы.
  Последнее само по себе было ненормально. Ведь я же не только что её встретил! Она - мое прошлое, закрытая книга, сам же я её и закрыл, да ещё хлопнул дверью как следует. Так что мне теперь до неё? Чего ради я распускаю нюни?
  Может, потому, что после разрыва с ней все пошло наперекосяк, любые связи кончались ничем? Будто я пропустил самую важную страницу, разъясняющую, как все должно идти, перестал понимать, как управлять чувствами. Меня окружал холод. Чем меньше привлекала меня женщина, чем более пустой была связь, тем больше это мне подходило. В результате за последние два года у меня было всего-навсего два свидания, каждое на одну ночь, практически анонимные. И как же логически может окончиться это? Может, конец прямо передо мной?
  Я разглядывал кабаре. Полуголые танцовщицы отдыхали между номерами, извиваясь вокруг пластмассовых шестов и неумело изображая возбуждение. Дальше в поисках пустоты идти было некуда, мне это должно было нравиться. Может, тем бы и кончилось, но Молл и Клэр, каждая сама по себе, снова зажгли в моей душе искру жизни. Только мы с Клэр с самого начала знали - наша связь долгой не окажется. Мы нравились друг другу, работали вместе, мы были слишком большими друзьями и поэтому не могли долго оставаться любовниками. К тому же Клэр не отличалась глубиной. В чем-то она была столь же пустой и сосредоточенной на своей карьере, как и я. Хоть мы и были близки, мы двигались параллельно друг другу и не могли соединиться. Вот с Джеки было иначе. Однако понял я это слишком поздно.
  Она стояла у меня перед глазами, а за ней, словно дразнящая доступная замена, маячила девушка по имени Рангда. Ведь именно здесь, в этом месте, которое выбрал Шимп, я впервые её и встретил, к задней двери этого заведения я прибрел несколько проклятых недель назад.



  ГЛАВА 5

  Я выпил пиво и заказал вторую бутылку. Может, подействует, утишит головную боль, душа перестанет корчиться. Если сегодня Шимп не объявится, мне придётся вернуться сюда завтра, потом послезавтра. Не знаю, выдержу ли я это. На сцене началось второе действие, я закрыл воспаленные глаза… И снова открыл их от внезапного грохота, от почти звериного рычания.
  В двери ворвалась ватага мужчин, они рвались к бару, опрокидывали столы, валили посетителей на пол, хватали девиц из бара, сидящих на коленях у клиентов. Их было человек шесть-семь, в основном верзилы, судя по акценту, австралийцы. Они окружили маленького официанта, который выбежал их угомонить, и, поскольку он не переставал кричать, один из ворвавшихся обрушил на него громадный кулак, и тот отлетел в сторону. Стаканы, дребезжа, разбивались, девицы и танцовщицы визжали, толпа вся как-то подобралась, будто зверь, готовящийся к прыжку.
  Я нырнул в конец зала, прижался к стене, да так и замер. Мне не впервой было присутствовать при драках. Это только на экране выглядит забавно, а попасть в такое месиво - не дай бог, особенно в закрытом помещении. Кулаки, не останавливаясь, разили направо и налево, нанося бессмысленные удары, поначалу не слишком страшные, но зато поле боя все расширялось. Падали столы, через весь зал летели стаканы и бутылки из-под пива, поливая всех на лету липкой жидкостью. Одни, ударяясь о стены, разлетались на сотни кусков, как метеоры, другие с оглушительным грохотом крушили стробоскопические светильники. Все заволакивал дым. О стойку бара бутылки стали бить вполне осмысленно - из них спешно делали холодное оружие. Словом, на мой вкус, здесь слишком явственно пахло смертью, а я предпочитаю по возможности иметь в этом вопросе право выбора. Я потрогал один из упавших столов - слишком хрупкий и при этом слишком неудобный; пришлось схватить табурет, стоявший у стойки, - рассчитанный на то, чтобы выдерживать мощные зады европейцев, он тем более сгодится, чтобы проламывать их черепа… Какой-то громко вопящий герой
ринулся на меня, но я огрел его табуретом, раздался треск, атакующий зашатался, и толпа, бушующая у него за спиной, всосала его обратно. Но эта же толпа отрезала мне путь к выходу. Сражающийся осьминог вытянул свои бесформенные щупальца и втягивал меня в пучину своего брюха.
  Я стукнулся об одного из австралийцев и был потрясен его видом: с огромной бородой, в сюртуке, с шейным платком и в высоком помятом старом цилиндре, он словно сошел со старых фотографий, сделанных в Юконе или Калгурли. [51 - Районы золотых приисков и «золотой лихорадки»: Юкон - в Канаде, Калгурли - на западе Австралии.] Его кулак мог бы сбить меня с ног, но напоролся на стальную основу табурета, я повернул свое оружие, врезал ему по уху и ударил в живот. Цилиндр, как приклеенный, остался у него на голове, а сам он взвыл от боли и упал. Я пролез мимо, ища глазами дверь, но она была недоступна, между ней и мной, словно тени, возникли ряды маленьких фигурок. Я круто повернулся, размахивая табуретом, но фигурки оказались и сзади, и с боков, их круг быстро сужался. Блеснул нож, за ним показались и другие: странные темные зазубренные лезвия - не металлические, а из вулканического стекла. Быстрее молнии меня окружили kuro-i.
  Не задумываясь, охваченный паникой, я сделал табуретом выпад и свалил одного из уродцев. Кинулся было к образовавшейся в их рядах бреши, но мне приставили к животу нож, я обрушил табурет на сморщенную, ощеренную физиономию, и тут все они набросились на меня; забыв о ножах, они молотили меня кулаками, лягались, кусались, пытались сбить с ног. Я зашатался и рухнул на грязный линолеум, дюжина маленьких мерзавцев сразу мертвым грузом повисла на мне.
  Холодные костлявые пальцы сжимали мои руки и ноги. Из-под нависающих над бровями черных прядей на меня злорадно пялились выпученные, в кровавых прожилках глаза. С тонких черных губ бежали слюни, стекали вниз по скудной темной щетине, покрывавшей до скул эти грязные, щербатые рыльца. Один из уродцев взгромоздился мне на грудь, и я ощутил прикосновение острого стеклянного лезвия к кадыку. Знавал я подобные мгновения и прежде, но, слава Господу, не часто.
  И вдруг в воздухе что-то просвистело, послышался резкий шипящий звук, и злобное маленькое чудовище, только что торжествовавшее победу, исчезло, будто его смело ураганом. Раздался треск, словно лопнула перезрелая дыня. Надо мной, как парящее облако, возникло что-то белое, колышущееся в разные стороны. Ещё один kuro-i с визгом отлетел под напором этого внушающего ужас существа. Вместо лица у него была страшная, разрисованная, ухмыляющаяся маска. Она казалась сделанной из лакированного красного дерева, расцвеченного разноцветными полосами. Маска выкатывала глаза, высовывала разрисованный язык. В воздухе снова что-то пропело и послышался мощный удар. Блеснуло нечто вроде большого клинка, покрытого невероятными узорами и завитушками. Клинок повис надо мной, но не угрожающе, а, наоборот, обороняя, и в затихающем шуме схватки я увидел, что это не совсем клинок, скорее заостренная палица из темного дерева, до того испещренная резьбой, что её можно было счесть произведением искусства. Однако пятна, темневшие по её краям, говорили о том, что палица не раз была в употреблении, и отнюдь не в декоративном
качестве. Kuro-i попятились, резко выпялили глаза, палица-меч просвистела ещё раз, другой, и отвратительные уродцы, вереща, разлетелись в разные стороны.
  А ко мне протянулась рука. Огромная лапища, тоже как будто из красного дерева, украшенная той же татуировкой, что превратила лицо в маску. У меня у самого руки не маленькие, но они потонули в этих ручищах, напоминавших боксерские перчатки прежних дней. Меня, как перышко, подняли на ноги. Белое облако зашуршало. Оказалось, это гигантский жесткий плащ, накинутый на нечто вроде майки и джинсов - своеобразную матросскую форму. Если бы не размеры незнакомца, он был бы самым обычным человеком. На меня смотрели большие ласковые коровьи глаза.
  - Черт! Ничего не скажешь, здорово позабавились! Ты как, парень? В порядке? Все кости целы? - Голос звучал, будто эхо в глубине пещеры, но слова он выговаривал как-то в нос.
  - Спасибо! Цел! Слегка помяли. Цел благодаря вам, а то бы они меня прикончили.
  - Не за что благодарить, друг! Не терплю, когда все наваливаются на одного! И притом в этом ведь виноват я!
  Я насторожился.
  - Вы?
  Он пожал плечами.
  - Ну да! Не доглядел! Ты ведь Стивен Фишер, верно?
  - Ничего подобного! А ты-то сам кто? Далеко же тебя занесло от дома! Маори [52 - Маори - представитель коренного населения Новой Зеландии.], да ещё с квинслендским [53 - Квинсленд - штат на северо-востоке Австралии.] акцентом!
  Представьте, как бултыхается лягушка в лохани с дождевой водой. Вот так и смеялся мой новый знакомец.
  - Здорово различаешь на слух, парень! Звать меня Тоа Те Киоре. - И добавил без особого энтузиазма: - Можешь для удобства звать меня Тед.
  - Нет уж, по мне, так лучше Те Киоре.
  - Тоа Те Киоре - это означает крыса-чемпион из буша. [54 - Австралийский буш.] И не вздумай острить насчет моего имени, это очень почетный титул. Понимай так, что я нахожусь в авангарде боевой части, ясно? Такие, как мы, сражаются, не зная страха, но при этом все примечают. Вот и сегодня я должен был приглядывать за тобой. А я немного отвлекся - шоу, сам понимаешь. А потом эти бродяги-австралийцы! В этом кабаке держи ухо востро. Не так уж, правда, эти маленькие дряни страшны, вдарь им что есть мочи, и они пустятся наутек, как тараканы! - Снова лягушка забултыхалась в ведре с водой. - Не kai ha te aki ! Знаешь, что это значит? В старину они нахлебались всякого !
  -  И, наверное, не зря! - ответил я, разглядывая кучку последних, прибежавших на выручку другим гоблинов, валяющихся у моих ног. Меч-палица расколошматил им башки, но я ничуть не жалел об этом. Только с чего бы это их трупы начали сразу раздуваться, становиться отвратительно серо-желтыми и разлагаться прямо на глазах?
  - Да, видок у них не товарный! - будто подслушал мои мысли Те Киоре. И тут руки одного трупа вскрылись, выпустив облако газа; мы, кашляя, отскочили назад.
  - Фу, дрянь! - Те Киоре похлопал в ладоши, сразу вызвав в памяти землетрясение. - Эй! Ребята!
  К нам подскочили маленькие жилистые вышибалы, помогавшие выпроваживать вояк-австралийцев за дверь. Увидев трупы, они остановились, остолбенев от отвращения.
  - Выкидывайте этих гадов через заднюю дверь!
  Свалив трупы на старую пластиковую скатерть, предназначенную, как я догадывался, именно для подобных процедур, вышибалы потащили останки гоблинов к выходу.
  - Ну, с этими мы разделались. А теперь двинулись, да?
  Гигантская рука обхватила меня за плечи, но я не тронулся с места.
  - Куда двинулись? И кто тебе велел приглядывать за мной, то есть за каким-то Фишером?
  Он хлопнул себя по лбу, - достанься этот хлопок мне, я бы уже лежал в больнице.
  - Вот дерьмовая башка! Я же должен был сразу сказать! А я?! Шкипер меня к тебе послал - и твой друг Шимп. Сидят там и сосут рисовую водку!
  - Шкипер? Так ты моряк?
  - Ну да! Тебе же нужен корабль, верно? Ну вот, у нас он и есть! Пошли, а то они уже заждались.
  Я посмотрел на него. Он улыбнулся, как он полагал, ободряюще, но мне его улыбка напомнила вход в аттракцион «Поезд призраков», - того и гляди, заглотит и сжует всех и каждого; наверное, дело было в его татуировке. Маори, вообще-то, спас мне жизнь. И если уж на то пошло, с какой стати ему меня умасливать - он вполне мог сгрести меня, сунуть под мышку и отправиться, куда ему надо.
  - Ну что ж, Те Киоре, веди меня, - сказал я.
  - Я вот по этой части и работаю, - усмехнулся он, подталкивая меня в темную глубину бара. - Я и первый помощник, и рулевой, и штурман - один в трех лицах. А ещё «главный миротворец» на корабле.
  - А я думал, главный миротворец - это кок, - заметил я, а он разразился громоподобным хохотом.
  - А я, когда запасы кончаются, его замещаю. Кстати, тебе за еду придется платить. Так что смотри не скупись, ясно?
  - Ясно, что кто-нибудь, кто со мной не согласен, может меня и съесть. Ладно, учту.
  Мы вошли в полутемный коридор, который я узнал, прошли мимо лестницы, по которой Рангда провожала меня вниз, и свернули в ещё более темный коридор - от него ответвлялись бесчисленные боковые коридоры.
  - Ну и лабиринт! - заметил я.
  - Точно, - прорычал маори, его стоящий колом белый плащ на каждом шагу цеплялся за стены. - Я когда-то думал, что нарвусь тут на себя самого. Но со мной не заблудишься, я ещё нигде и никогда не терял дорогу.
  - Да? Неужто маори и в Таиланде чувствует себя как дома?
  - А что? - презрительно отозвался он. - Да вы просто нас, новозеландцев, не знаете. Мы порядочно всюду поплавали, ещё на наших старых лодках-каноэ. Просто мы сидим у себя дома, так как лучше нашей Новзелы ничего нет!
  - А зачем же ты оттуда уехал?
  - Слишком одолели проклятые pakahes[55 - Иноземцы (маори ).]- о присутствующих не говорю. Два года пас овец в Раукумасе, где вечно льёт дождь. А когда шестнадцать сравнялось, послал всё к черту и сбежал в Таурангу, отправился в море.
  - Вот, значит, откуда у тебя квинслендский акцент.
  Он смущенно покашлял.
  - Да нет, там я застрял. Лишился корабля.
  - Напоролись на риф?
  Он опять кашлянул.
  - Да нет, по пьянке. Я просто забыл, где мой корабль, и даже название его забыл. Впрочем, пока бы я добрался до Брисбена, мой корабль всё равно ушел бы! На другие меня не брали, так что я завернул в горы, опять пас овец, два года любовался на овечьи зады, а ещё пять лет провел в Диамантине. Потом два года прослужил в Бонди телохранителем. После этого-то акцент и прилип ко мне. Не выношу prawns, кстати, хотя… А вот и мы, босс!
  Не замедляя шагов, гигант рванул какую-то дверь и впихнул меня в нее. Горло перехватило от дыма, глаза заслезились, однако я сумел разглядеть, что попал в какой-то укромный зальчик, обставленный в том же духе, что и обиталище Рангды, - дешевая плетеная мебель и восточный вариант оформления низкопробных баров. Красный пластиковый китайский фонарь освещал группу людей, сидящих за столом, заставленными пустыми бутылками и жестяными пепельницами, заваленными окурками. Ноги одного из сидящих лежали на столе. Он откачнулся на стуле и махнул мне горящей сигарой.
  - Dag, jongentje! [56 - Привет, парень! (голл. )] Видишь, мы снова встретились, и без помех! Nee?
  - Черта лысого! - крикнул я. - По-твоему, конечно, стая этих kuro-i не помеха? Набросились на меня в этом твоём проклятом притоне! Ты же говорил, они не станут убивать меня, я, мол, им нужен, чтобы найти контейнер! Как бы не так! Если бы не Те Киоре, не видать бы мне…
  Шимп выглядел удивленным, но угрюмо кивнул лохматой головой.
  - Ты же больше не в Сердцевине, тут их территория. Тут им напасть ничего не стоит. Не думал я, что так случится, но разве угадаешь? Я и послал Те Киоре присмотреть за тобой. Всегда лучше подстраховаться, верно? Разве я не твержу это день изо дня? Ладно. Они хотели похитить тебя, а вовсе не убить. Им это ни к чему.
  - Не пори чепуху! Они едва не перерезали мне горло!
  Шимп сдвинул брови и взглянул на Те Киоре. Тот кивнул.
  - Нет, босс, они не шутили! Главный вонючка уже навострился провести крисом по его кадыку. Ещё хорошо, что он примеривался, как бы поаккуратней сработать, а то бы я не успел вмешаться. Чистая была бы работа!
  Шимп выпустил зловонную желтую струю дыма.
  - Зачем им это? Какой смысл? Разве что… - он нахмурился, - разве что, если бы они тебя здесь, на Спирали, убили, очень аккуратно убили, они смогли бы тебя и мертвого приспособить - заставили бы искать контейнер, может, им это и удалось бы.
  - То есть сделали бы из меня зомби… Господи!
  Я встречался с зомби, даже слишком близко, так что не мог вспоминать об этом без дрожи, - это были оболочки, оставшиеся от живых людей, причем кое-кого из них я даже знал ещё живыми. При одной мысли, что и меня могла постичь такая участь, меня прошиб холодный пот.
  - Хорошего мало, - согласился Шимп. - Впрочем, и для них тоже. Слишком рискованно, слишком ненадежно. Не знаю, что и думать… Похоже, ты им очень насолил, обидел насмерть, они потеряли веру в себя, потеряли твердость. Вот они и поставили себе целью тебя прикончить. А то с чего бы ещё? - повторил он и так взъерошил корявым пальцем бороду, что показалось, будто кто-то продирается сквозь кусты.
  Внезапно он выпрямился.
  - Как бы там ни было, - рявкнул он, - Те Киоре тебя раздобыл, а я раздобыл корабль, как и обещал! - Он ногой подтолкнул ко мне стул. - Садись и выпей по этому случаю арака! Тиап Батанг Сен, имею счастье представить вам mynheer Стивена Фишера, причем он не такой уж маменькин сынок, как кажется. Он наводит страх на волков и на кой-кого ещё.
  Из-за стола поднялся и недоверчиво поглядел на меня маленький старичок с лицом, напоминающим засохший грецкий орех.
  - Selamat datang! [57 - Добро пожаловать! (индонез. )]- пропищал он.
  - Selamat malam! [58 - Добрый вечер! (индонез. )]- ответил я и поклонился низко, по-индонезийски, после чего он, открыв в широчайшей улыбке потемневшие от бетеля зубы, совершенно по-европейски протянул мне руку и сжал мою так, что хрустнули кости. Не так уж он и стар, подумал я, незаметно массируя пострадавшую кисть. Ещё больше я поразился, когда он добавил в лучших традициях оксфордских студентов:
  - Страшно рад познакомиться, старик! Если ты побеждал волков, тебя здесь всегда примут с объятиями! Плеснуть арака?
  Он налил и придвинул мне огромный стакан. На самом деле я ненавидел этот адский напиток: огненную рисовую кашицу, настоянную на соке пальмовых листьев. Но ясно было, что отказываться нельзя. Нельзя нарушать законы гостеприимства.
  - Тиап Батанг - знаменитость, - пробасил Шимп, отхлебывая из своего стакана. - Его-то я и надеялся заполучить для нас. Он обошел все здешние воды на местных шхунах - prahu.
  - Минутку! - прервал я его, поперхнувшись араком. - У нас ведь здоровенный контейнер, помните? Местные шхуны я видел, ни одна prate его не выдержит, там он даже на палубе не поместится!
  - Верно, - осклабился Шимп. - Но у Батанга давно уже не prahu, он приобрел большое судно. - Шимп перегнулся ко мне и оглушительным шепотом, слышным на всю комнату, пояснил: - Только не спрашивай, как приобрел. Наш капитан - боеги [59 - Боеги - народность с острова Целебес (Сулавеси), одновременно английское слово «страшила», название таинственных существ, которыми в Англии пугали детей.]. По-вашему - страшила.
  - Что?!
  Те Киоре захохотал.
  - Ну конечно, он не прячется под кроватью, никого не пугает! Но он из боеги, понимаешь? Слыхал о таких?
  Я щелкнул пальцами.
  - А! Понял! Это островитяне, прославленные мореплаватели. Их район обитания - Малайский архипелаг. Торговцы и… - Я замялся.
  - И пираты. Точно! - добавил Батанг Сен и хихикнул: - Английские моряки нас боялись, пугали нами своих детей: будешь плохо себя вести, боеги тебя заберет! - Он снова хихикнул и долил мне в стакан; видимо, ему нравилась его роль. - Только ни у кого из этих пиратов нет такого корабля, как мой. «Икан-Ю» [60 - «Акула» (индонез. ).] выстроен в Массачусетсе, парусник, да ещё с паровым котлом в придачу. Да ещё четыре пушки. Шик! Поверь мне! Стальной деррик [61 - Подъемная стрела (мор. ).] может поднять целых два контейнера!
  По описанию корабль походил на суда, что плавали у берегов Ньюфаундленда, но был перекроен по хозяйской прихоти. Подняв бровь, я посмотрел на Шимпа, тот энергично закивал.
  - Звучит привлекательно, - сказал я. - А как с оплатой?
  Шимп придвинул мне грязную бумажонку.
  - Можешь не беспокоиться. Однако надо представить гарантию на возмещение ущерба.
  Сумма оказалась довольно внушительной, но даже при пересчете на золото перевозка и все прочее обошлись бы всего в несколько тысяч, что вполне укладывалось в наш бюджет.
  - Прекрасно! Где я должен расписаться?
  Батанг Сен поднялся и вежливо по-европейски поклонился.
  - Сэр! В расписке необходимости нет. Вы джентльмен, вы оставляете залог, а дальше действует джентльменское соглашение, так?
  Бесконечно удивленный, я только и мог, что подняться и поклониться в ответ, хотя мои синяки и возопили.
  - Очень благородно с вашей стороны, tuan kiap. [62 - Господин капитан (индонез. ).] Я польщен. Вы настоящий джентльмен!
  Опять обмен поклонами, и снова он подлил мне в стакан.
  - Когда-то я состоял на службе у знаменитого ingeriss джентльмена - раджи Саравака. У него я и выучился так бегло говорить по-английски.
  - Раджа Сара… А, вспоминаю! - Но я заморгал от изумления. - Это, значит, был Огастес Брукс? - Но если это так и даже если Батанг был при нем ещё ребенком, всё равно выходит, что старику никак не меньше восьмидесяти. Последний из «белых радж», Саравака, правил во время Второй мировой войны.
  Батанг покачал головой, лукаво блеснул глазами.
  - Не при Огастесе. При tuan'e Гарри. При первом из Бруксов, не при последнем.
  Я одним махом осушил стакан. Гарри Брукс основал династию в середине девятнадцатого века, следовательно… Вот откуда у Батанг Сена викторианские обороты! Впрочем, к такому на Спирали приходится привыкать. Во всяком случае, все убеждали меня, что привыкну. Но я не был в этом уверен.
  - Goed dan [63 - Ну хорошо (голл. ).], - пророкотал Шимп. - Завтра вечером, на закате, надо перебросить контейнер на речную пристань. Сможешь это устроить? Я тебя там встречу. Но до тех пор к контейнеру и близко не подходи, понял?
  - Ну, как раньше, - сказал я. - А ты что будешь делать?
  - Постараюсь, как смогу, прикрывать корабль от чужих, а может, и вражеских глаз.
  - Прекрасно. А мне куда деваться?
  - Обратно в Сердцевину, да поживей! Там им трудней напасть на тебя. Отправляйся в свой отель тем путем, который я тебе обозначил, оставайся там, пока ночь не кончится, и тогда тебя никто не достанет. Те Киоре, проводи его до дверей, ладно? Если что не так, зови на помощь. И осмотрись хорошенько, прежде чем его выпускать.
  - Яснее ясного! - Гигант поднялся и запахнул свой негнущийся плащ. - Допил арак, парень?
  Какой-то слепой демон, подзуживающий мужскую гордость, вынудил меня залпом осушить полный стакан. После выпитого до этого пива нутро мое этому не особенно обрадовалось, и мне пришлось, вставая, напрячь ноги, чтобы они не разъезжались как резиновые.
  - П-порядок, - старательно выговорил я, чувствуя, что внутри у меня все полыхает. Одно хорошо - это воздействовало, как анестезия, на ушибы, полученные в схватке с kuro-i. Я даже ухитрился, пошатываясь, поклониться шкиперу: - Значит, до завтра! Selamat tidur! [64 - Доброй ночи! (индонез. )]
  Те Киоре, приподняв плащ, закрывавший меч, висевший у него на поясе, выглянул в коридор.
  - Никогошеньки! - весело доложил он. - Пошли, рвем когти!
  Мы пустились в путь по темным запутанным коридорам борделя. Те Киоре, не задумываясь, поворачивал в нужном направлении, каким бы запутанным ни казался лабиринт, впечатление было, что он твердо знает, куда идти. Может, он был прирожденный штурман, как мой друг Джип-штурман, первый мой наставник и защитник на опасных тропах Спирали. Те Киоре и впрямь напоминал мне Джипа, хотя и был столь же неповоротлив, сколь Джип подвижен. И тот и другой отличались легкостью и душевностью в общении. Время от времени, когда впереди раздавались голоса, Те Киоре взмахом толстенной руки давал мне понять, что следует притаиться. Но за поворотом никого не оказывалось. Правда, один раз он быстро затолкал меня в темный угол под лестницей и сам застыл, затаив дыхание, рядом, знаками показывая, чтобы я молчал. С минуту стояла зловещая тишина. Затем послышались шаги - легкая поступь девушки и более медленные, словно бы шлепающие по воде, шаги её спутника. Прозвучал тихий смех и низкий рокот, напоминающий урчание в животе. Потом все стихло, и Те Киоре поманил меня дальше. Наш путь пересекала полоска сырости, пахло застоявшейся
морской водой, как на заплеванном пляже. На полосе четко отпечатались следы босых ног девушки, а рядом с ними виднелись большие, широкие и какие-то треугольные следы, и точки перед ними обозначали когти. Я схватил Те Киоре за руку и показал на странные следы, но он только вздрогнул, дернул головой и быстро потащил меня за собой. Когда мы свернули в очередной коридор, я заговорил о другом.
  - Красивый у тебя плащ, - тихо сказал я. - Я думал, он из овечьей шерсти, но потрогал… что-то не то… Не из перьев же он? Весь целиком из перьев?
  - Точно! - снова повеселев, отозвался маори. - Очень я расстарался, добывая его. В Танараки изготовлен, там самые лучшие делают.
  - Ну так из чего все же? Из перьев киви? Или какой-то другой птицы?
  - Почти угадал. Крылья моа, птицы-альбиноса, а подкладка из льняной кудели. В общем, шик!
  - Перья моа! Но ведь эта птица вымерла ещё в…
  - Точно! Я же сказал тебе, что мне пришлось расстараться. Никак не мог раздобыть эту моа.
  Я застонал, а он рассмеялся.
  - Сдается, ты и представить не можешь, где мне довелось побывать!
  Мы дошли до выхода. Те Киоре осторожно приотворил дверь и несколько минут вглядывался в улицу, присматриваясь ко всем затененным углам.
  - Пусто, будто языком вылизано, - бодро объявил он. - Но вот что, парень, послушай меня, я бы на твоем месте, как выйдешь отсюда, жал будто ошпаренный. Сдается мне, твой приятель Шимп зря так уверен, что во всем разобрался. Он, может, и не расчухал, какая вокруг тебя игра ведется.
  Я посмотрел на него. Обычно, чтобы незнакомый человек мне понравился, требуется время. Но этот великан почему-то сразу внушил мне доверие. Он и правда напоминал Джипа, как будто все люди, наделенные даром угадывать верный путь, обладают сходными характерами. Если Джипа что-то тревожило, к его чутью всегда стоило прислушаться. Голова у него варила куда лучше, чем можно было ожидать, глядя на него. Очевидно, и с Те Киоре тот же случай.
  - Почему ты так считаешь? - спросил я.
  - С одной стороны, Шимп прав. Чего им было так тебя мордовать? Никакого смысла. Ну а вдруг смысл всё же есть? А вдруг они хотят кому-то ещё помешать? Шимп - парень мозговитый, но об этом не подумал.
  - Черт возьми! Куда ты гнешь?
  - Ну, не знаю, Шимп нам мало чего сказал, но дал понять, что у тебя не один враг, ещё кому-то охота прищемить тебе хвост. - Он быстро огляделся. - Может, эти твои враги не слишком жалуют друг друга. Может, каждый хочет заполучить тебя первым и сам желает захватить контейнер? А другие поэтому стараются тебя прикончить. Чтобы тем насолить, понимаешь? Собаки на сене.
  Во рту у меня пересохло, я мигом забыл про свои синяки и ушибы. Мне припомнились зловещие тени, которые отбрасывал странный костёр Шимпа. Сейчас они вытягивались и вытягивались, чуть ли не огибая половину земного шара. Эта загадочная третья тень - на чьей она стороне? И кто представляет её в этой игре?
  - Здорово продумано! - сказал я. - Ты, я вижу, в таких вещах собаку съел!
  Те Киоре подмигнул мне.
  - А это у меня в генах! В старину у нас, у маори, самым лихим воином считался тот, кто мог сыграть такую штуку - пригласить к себе своих врагов на праздник примирения, оружие оставлялось у ворот, и всё такое, а чуть праздник начинался, гостям разбивали башки вдребезги. Этому у нас сам Аль Каноне мог бы поучиться. Вот какой-то малюсенький ген и сидит у меня внутри и подсказывает, как и что может быть.
  - Ну спасибо тебе, - сказал я. - Помчусь как ошпаренный, но сейчас, пока я с тобой, мне сам черт не страшен, ни полулюди, ни воскресшие мертвецы!
  Те Киоре покивал головой.
  - Счастливо, парень! До завтра - так я надеюсь! - Лягушка снова забултыхалась в кадке с дождевой водой, и дверь захлопнулась.
  С минуту я стоял неподвижно. Больше всего мне хотелось нырнуть обратно за дверь, в безопасность. На крыльце действительно никого не было, теплый ветер играл промасленными обертками от гамбургеров и прочим мусором. Три-четыре девицы на краю тротуара, видно, не вызвали у Те Киоре опасений, так же как и несколько других у стоянки рикш или те, что прогуливались взад-вперед под фонарями. Этих и я не боялся, с опасностью такого рода я справляться умел. Я пошарил в кармане, намереваясь достать бумажонку Шимпа с указанием маршрута, но только я её вытащил и начал разворачивать, как порыв горячего ветра подхватил бумажку и погнал по грязному тротуару. Неуклюже пригнувшись, я кинулся следом, понимая, что привлекаю к себе внимание. Так оно и оказалось: направляясь ко мне, застучали острые каблучки. Я схватил записку, выпрямился - и увидел перед собой лицо Джеки.
  Но нет, не Джеки!
  - Sawaddee !- Голос был мягче, но чуть хрипловатый. Да и лицо было смуглее, в нем больше ощущался Восток, черты казались мельче, хотя не настолько, как мне запомнилось. Однако не только лицо поражало сходством, но и густые светлые волосы, обрамлявшие его, гибкие плечи, полная грудь, стройные бедра, чуть надменная посадка головы, - до чего же похожа на Джеки; в первый раз я не так остро ощутил это.
  - Привет, Стивен, - проговорила девушка по имени Рангда. - Очень рада, что ты вернулся. Ты ведь и собирался вернуться, ты же мне слово дал!
  Она взяла мои руки в свои, обтянутые тонким черным кружевом. Я не мог произнести ни слова. Передо мной была Джеки. Даже пахло от Рангды, как от Джеки, или это были просто модные духи? На Рангде был черный шелковый китайский cheongsam[65 - Чонсам - женский китайский халат.]- он ничем не походил на строгий костюм Джеки: ткань искрилась и переливалась, как вода в порту, в которой отражается яркий свет реклам, - но несходство костюмов лишь подчеркивало сходство девушек. Передо мной была Джеки, но доступная, горячая, готовая стать моей игрушкой, как любая из девиц в этом проклятом кабаре. Может, не надолго, может, только пока денег хватит, - ну и что? Не беда! Какая разница теперь, когда настоящая Джеки потеряна для меня навсегда? Может, эта Джеки как раз из моего мира, отвечающая моим требованиям?
  Я пошатнулся, ведь я все ещё не протрезвел. Нет, мне нужна настоящая Джеки! Её образ искушал меня весь вечер, пока длилась эта дурацкая пародия на секс-шоу. Но разве у меня есть надежда вернуть её, исправить ошибку шестнадцатилетней давности? Ведь тогда мне представлялось, что, по-свински бросив Джеки, я поступил правильно - так требовали обстоятельства, казавшиеся мне тогда крайне важными. Я поступил не грубо, не по-хамски, говорил я себе, мы расстались спокойно, как взрослые зрелые люди, без слез, без суеты. Просто произошло постепенное, спокойное охлаждение, медленное отдаление друг от друга. Может быть, не без легких сожалений, но такое расставание было к лучшему, только к лучшему. И вдруг теперь, спустя годы, потрясающая, блестящая женщина пробудила меня, как неожиданно пробуждает свет луны, льющийся на лицо. Открыла мне глаза на то, кто я и что я наделал, - я понял это с пронзительной ясностью.
  И встреча с ней заставила меня обнаружить, что я вовсе не хотел расставаться с ней. Мне стало понятно, что, как бы тяжело я ни ранил её, в десять раз больше пострадал я сам, и никакая карьера, никакая гордость - ничто не может возместить потерю той Джеки, и, сколько ни пей, горя не заглушишь. Но что же побудило меня на тот роковой шаг? Молодость, раздутое самомнение. Я обрубил наши отношения просто так, не задумываясь о том, как это отразится на моей жизни. А ведь можно было сообразить, чем все обернется. Вот что было потешно, ну просто смешно до чертиков!
  Избитый, ещё не протрезвевший, истерзанный муками совести, сожалениями и откровенной тупой похотью, я сбросил с себя, как груду кирпичей, все запреты и ограничения и в смятении чувствовал, как, падая, они освобождают меня. Я не испытывал надежд, не подыскивал оправданий, я запутался в паутине горькой потерянности, в которую затянуло меня это кабаре. Раз я себя обманывал, если у меня не хватало сил выбраться из того эмоционального водоворота, в который ввергла меня Рангда, внезапно появившись передо мной, если я не могу вернуть Джеки, то по крайней мере попробую забыться.
  - Привет, Рангда, - ответил я, улыбаясь, - ты была права, шоу у вас ни к черту не годится, а вот снова увидеть тебя - очень приятно.
  Она ответила мне томной улыбкой.
  - По этому поводу следует выпить. Отпраздновать встречу.
  Продолжая улыбаться, она сжала мою руку, закинула её себе на плечо и, увлекая меня за собой, двинулась назад, к дверям кабаре. Но я был не настолько пьян.
  - Нет, Рангда! Только не туда!
  Она снова улыбнулась, немного печально, подняла на меня большие и мудрые глаза - не глаза, а озера. Утонуть в них озабоченному человеку ничего не стоило. Она опустила мою руку к себе на грудь и мягко прижалась ко мне.
  - Нет, Рангда! - хрипло воспротивился я. - Мне надо вернуться в гостиницу.
  Аромат, исходивший от нее, обвил меня, как облако, голова закружилась.
  - Мы можем выпить… там. Если захочешь поехать со мной…
  Она крепче прижалась ко мне и пробежала пальцем по моим губам, будто намечая место для поцелуя. Ногти были не нежно-персикового цвета, а сверкали свежим кроваво-красным лаком.
  Откуда ни возьмись, появилось такси, не samlor, a вполне пристойная закрытая машина, и мы поехали в гостиницу. Всю дорогу, сидя на заднем сиденье, мы, как пара тинейджеров, обнимались и целовались, не в силах оторвать руки друг от друга. Рангда сразу распалилась, я ещё не встречал девушек, проявлявших такую мгновенную готовность; под моими жадными руками она дрожала и сама обследовала меня, прикасаясь то нежно и щекочуще, то по-звериному откровенно. Я запустил руку ей под колено и водил пальцами вниз-вверх, с каждым разом забираясь все дальше, поднимаясь по скользкому склону…
  Дым. Жара. Стиснутые тела, переплетенные руки и ноги. Мелькание бритв.
  Я выкинул это видение из головы и, добравшись до влажных натянутых кружев, принялся их массировать, а Рангда крепко сжимала ногами мою руку, потом вдруг убрала её и подсунула свою. Её пальцы, ласкавшие мое бедро, то сжимали его, то пробегали снизу доверху, как пальцы флейтистки. Я приник лицом к её шее и заметил, как напряглись её соски под черным шелком. Едва придя в себя, когда такси остановилось, мы, шатаясь, выбрались из него, пересекли пустой холл, притом что дежурный за конторкой подчеркнуто нас не видел, и, словно в агонии, впились друг в друга в летящем лифте. Руки у меня так тряслись, что я никак не мог открыть дверь, но вдруг она распахнулась, и мы ввалились в номер. Я старался сорвать с Рангды облепивший её шелк чонсама, но она, сильная, как пантера, отбросила меня, присела, выпрямилась и одним змеиным движением сбросила черный шелк, как кожу, оставшись в обрывках залитых потом кружев, которые единственно для того и существовали, чтобы их срывать.
  Я задохнулся от благоговения, смешанного с ужасом, мир отступил куда-то, я весь был во власти того, что открылось моим глазам. Я сделал шаг вперед, и её руки стали сдирать с меня одежду. Её глаза были будто большие зеленые озера, я ощущал их свежесть, целуя её губы. Мне страстно хотелось одного - окунуться в эти озера, погрузиться в них, потонуть и послать к черту все на свете! Я целовал её груди, с жарким обожанием уткнулся головой меж её ног и отрешился от всего - словно зарылся в зеленые листья, смоченные дождем. Мы перекатывались по прохладным чистым простыням, и я чувствовал, как меня затягивает все глубже. Я прижимал её к себе так, как ей хотелось, прижимал все теснее и крепче, отчего кожа наша будто плавилась, а мы прорастали друг в друга. Последнее, что я ещё ясно помнил, было её лицо, когда она нависла надо мной во время секундной передышки, хотя наши бедра уже снова ходили ходуном, и медленно прошептала:
  - Любимый, меня зовут - мое настоящее имя - Кала Наранг!
  Потом все застлало бархатом. Остались только ласкающий бархат и острые когти.
  Когда спустя вечность я открыл глаза, я обрел лишь власяницу и пепел. Власяница обжигала меня огненными нитями боли, пепел обсыпал ещё не потухшими углями. Глаза болели. В висках стучало - мне казалось, они распухли от боли. Во рту был такой вкус, будто меня несколько раз начинало рвать и эту рвоту я заглатывал. Я закостенел, замерз, все тело налилось свинцом, при малейшей попытке шевельнуться занемевшие мышцы отчаянно ныли. Но лежать дольше было невозможно - так холодно и такой шум…
  Шум терзал меня, как ленточная пила. Я заставил себя открыть один глаз и увидел противный серый свет. Огромное окно в центре стены было широко раскрыто, вопреки всем предупреждениям о том, что работает кондиционер. И в окно, несмотря на то, что я находился на сороковом этаже, врывались шум и грохот Бангкока и доносились запахи начинающегося дня. Я застонал, схватился за голову и попытался разглядеть, который час. Половина шестого. Замечательно!..
  И тут меня как обухом ударило. Я лежал поперек кровати, а рядом никого не было. Я чуть приподнял голову. С кровати мне была видна ванная - и там тоже никого. Я перевернулся на другой бок. Дверь в гостиную тоже была открыта. Конечно, Рангда могла растянуться там на тахте, и тогда её не было бы видно, но я знал, что её нет. Это чувствовалось по всему, тишина, царившая в номере, была значительней, чем молчание.
  - Джеки… - прохрипел я и тут же в ужасе поправился: - Рангда!
  Но мне было ясно, что я зря трачу время.
  Я попытался приподняться на локтях, но взвыл и упал обратно на кровать. Когда адская боль утихла, я увидел, что локти мои изодраны до крови, которая засохла и запеклась, смешавшись с каким-то песком, - так мои локти выглядели, когда я в детстве падал с велосипеда. Это было ужасно, но ещё ужасней выглядел живот. Господи, да что же я вытворял ночью? Мне запомнилась только звериная неистовость происходившего. При одном воспоминании об этом на меня опять накатила тошнотворная волна боли. Надо мной надругались - меня истерзали, изъели, унизили! Попользовались и сравняли с грязью - вот, наверное, как чувствуют себя проститутки! И она даже не задержалась после этого…
  Приступ гнева заставил меня забыть о слабости, и я подвинул столик, стоявший у кровати, но тут же завопил от боли. На столике лежала небольшая кучка оберток из фольги; значит, ночью я ещё что-то соображал. И часы мои лежали рядом, а они стоили много дороже содержимого моего бумажника. Где он, кстати? Снова вскрикнув, я перекатился на живот; колени болели ещё больше локтей. Хотя, как ни странно, на простынях почти не было крови.
  Морщась от боли, я свесился с кровати и ухватил валявшийся на полу пиджак. Все на месте - и бумажник, и кредитные карточки, и деньги, и чековые книжки, и паспорт. Я обрадовался, насколько мог в таком состоянии радоваться, но был несколько озадачен. Значит, она встала и ушла, не прихватив ничего!
  Кожа у меня блестела, и её жгло от высохшего пота и других выделений. Внутри тоже всё, мягко говоря, было не на месте. В комнате уже делалось жарко и её наполняли ядовитые выхлопные газы. От постели разило, от меня разило. Комната провоняла. Нечего было и думать заснуть снова. Трясясь и содрогаясь, я заставил себя встать на сопротивляющиеся ноги. Окно было слишком далеко, и я побрел в ванную. Шаг за шагом, опираясь о стену, я добрался до неё. Удовлетворив самую насущную нужду, я ухитрился встать под душ. После того как боль от отмывания болячек прошла, я почувствовал себя немного бодрее. Стоя под душем, я предоставил горячей воде выпарить и вычистить всю грязь изнутри и снаружи. И конечно, как только я начал приходить в себя, зазвонил телефон. Чертыхаясь, я схватил трубку. Если это клерк вздумал шутить… Но звонили из города, и взволнованный тайский голос прокричал: «Khun[66 - Господин (тайск. ).] Фишер?» Я ответил.
  - Говорит капитан Суванафонг из охраны аэропорта Дон Муанг. Контейнер для пересылки был зарегистрирован за вашей фирмой? - И он произнес какой-то бесконечно длинный номер.
  - Да, - начал было я, но тут же воскликнул: - Что значит «был»?
  - Khun, приезжайте, пожалуйста, немедленно, за вами уже послали автомобиль. Контейнер украли!
  Я отшатнулся, сыпля проклятиями, будто телефон вдруг укусил меня, потом, всё ещё ругаясь, выбрался из душа и принялся искать полотенце. Не прочищенный кондиционером воздух облепил меня, и я бросился к окну. На подоконнике были пятна и следы ног. Неужели мы упражнялись и здесь? На высоте сорокового этажа? Но об этом думать было некогда. Кто украл? Рангда? Вдруг она воспользовалась каким-то моим документом? Но у меня ничего такого при себе не было. Все, что касалось контейнера, было занесено в компьютер, а он находился в городе, в нашей конторе. Какие бы документы вы ни представили, компьютер вам всё равно не выдали бы. Теперь уже голова разламывалась, словно в ней работал дробильный молот.
  Она продолжала раскалываться, когда спустя два часа я приехал в аэропорт.
  Поездка в Дон Муанг не смогла облегчить боль - сирена беспрерывно гудела, и два худых мрачных офицера в форме всю дорогу засыпали меня вопросами о контейнере, о проекте, обо всем. У них были значки туристской полиции, но я с первой же минуты уверился, что это просто маскировка для оправдания их отличного английского. Плохо было и то, что в списке, кого известить в экстремальной ситуации, я упомянул и контору проекта. Когда я, щуря воспаленные красные глаза, ввалился в управление охраны, к зданию подъехала маленькая машинка. Из неё выскочила Джеки в джинсах, хлопчатобумажном жакете и полосатом джемпере, и последовал новый каскад вопросов, к которому, конечно, примкнули и полицейские.
  Нас провели в кабинет капитана, посадили за стол напротив него, и туристская полиция укоризненно взирала на него, опираясь на стену за нашими спинами.
  - Охрана в нашем аэропорту считается одной из лучших в мире, - доказывал капитан, глядя на них. - Правительство уделяет этому большое внимание и для безопасности торговых операций, и ради борьбы с наркотиками. В три часа восемнадцать минут наша центральная сигнализация отметила помехи - не буду вдаваться в подробности, но в инфракрасном освещении что-то неясно просматривалось, возможно, очертания мужской фигуры. Вооруженному охраннику склада сразу по радио был передан приказ разобраться, и когда он просигналил тревогу, на помощь ему бегом помчался офицер. Его чем-то ударили сзади, он потерял сознание и ничего не видел. К тому времени, как подоспели другие, дверь была взломана и один контейнер похищен, остальные на месте. Порядок на складе был почти не нарушен, мы даже не сразу поняли, была ли кража. Пришлось сверяться с описью, и только тогда мы убедились, что пропал контейнер. Охранник… - Капитан в нерешительности замялся. - Может, его тоже ударили, мы не знаем, хотя признаков повреждений нет. Но он в шоке. Бормочет какие-то сказки про каких-то странных существ, я вам даже пересказать не могу эти
бредни.
  Я снова почувствовал, что внутри у меня все оборвалось. Бумажная чашка плохого растворимого кофе с порошковым молоком не слишком подкрепила меня после разрушительной ночи. Одному Богу известно, какое я производил впечатление.
  - Этот охранник говорит по-английски? Я бы сам хотел выслушать, что он рассказывает. Могу я с ним увидеться?
  Капитан барабанил пальцами по столу.
  - Мы пока перестали его допрашивать. Он нуждается в медицинской помощи. Мы вызвали «скорую». - Он встал. - Но, впрочем, попробуем. Может, он вспомнит какую-то подробность. Пройдемте, пожалуйста.
  Он взял небольшой магнитофон и повел нас по коридору. Комната, где находился охранник, видимо, была лазаретом, но снаружи её охранял один офицер, другой сидел внутри. На носилках в позе эмбриона лежал мужчина. Капитан осторожно потряс его.
  - Тран!
  В ответ раздался стон.
  - Говори по-английски, Тран. Джентльмен, чей груз украли, хочет послушать, что случилось.
  Я склонился над лежащим.
  - Если для вас это не слишком трудно…
  Голова судорожно вздернулась. Блеснули глаза. На губах выступила пена, зубы оскалились. Я вдруг вспомнил, что мне рассказывали о тех, кто впадает в амок.
  Он издал леденящий кровь вопль:
  - Poo'chai farung! Farung bpleu'ay bah! — и, спрыгнув с носилок, бросился к окну. Но офицер перехватил его, и он, бормоча и рыдая, врезался в ставень.
  - Европеец! - тихо сказала, глядя на меня Джеки. - Он кричит: «Безумный голый европеец».
  - Да, - угрюмо подтвердил капитан, когда мы снова сели на пластиковые стулья. - Смысл его бреда сводится вот к чему: на него напала стая привидений или духов под предводительством европейца. Европеец был бледный, заторможенный и двигался, как ходячий мертвец. Да, и ещё - он был абсолютно голый. Призраки схватили охранника, а европеец сам управлялся на складе - нашёл и вывез контейнер, водрузив его на какую-то старую скрипучую тележку. Когда они вышли со склада, сторож побежал за ним.
  «Ну и храбрец», - подумал я.
  - Но едва завернул за угол, как заблудился в тумане. А ведь у нас международный аэропорт, khun Фишер. И тумана прошлой ночью не было. Вот всё, что он нам рассказал. Но вообще-то он добавил ещё кое-что.
  - Что?
  - В том европейце, khun Фишер, он узнал вас.
  Последовавшая за этим пара часов была весьма неприятна. Капитан признал, что, конечно, я был первым европейцем, представшим перед сторожем после случившегося, но всё равно, в интересах следствия, мне было предложено не отказать в любезности и рассказать, что я делал этой ночью.
  И агенты полиции были здесь, и Джеки сидела рядом, излучая горькое недоверие, и не скрывала своего самого скверного мнения обо мне и моих замыслах. Ей даже ни к чему было указывать на меня обличительным перстом и восклицать: «Это всё твоя вина, твой грязный план извлечь из проекта выгоду для себя». А я имел вид потерпевшего крушение негодяя, вполне способного действовать самым подлым образом. Меня засыпали неприятнейшими вопросами, и я уже предчувствовал, что скоро познакомлюсь с резиновыми дубинками и другими местными орудиями пыток, пока вдруг кого-то не посетила здравая мысль свериться с моим отелем.
  И тут всё перевернулось с головы на ноги. Да, дежурившие той ночью клерки видели, как khun Фишер вернулся после полуночи в некотором возбуждении и был он один. Да, он поднялся к себе в номер и, да, оставался там всю ночь. Уверены ли они в этом? Абсолютно уверены. У главных дверей отеля после полуночи всегда стоит надежная охрана, проверяющая всех входящих и выходящих. Постоянно работают видеокамеры. После полуночи khun Фишер больше не выходил из гостиницы и не входил в неё.
  - Разве что, - захлебнулась смехом телефонная трубка, - разве что он ухитрился сползти с сорокового этажа, ха-ха-ха!
  - Ха-ха-ха, - отозвался я, а сам, подавляя тошноту, представил себя, совершенно обнажённого, карабкающегося на рассвете по стене небоскрёба. Ещё, чего доброго, спускающегося вниз головой! А потом ползком обратно наверх! Кинг-Конг в образе ободранного кролика. Повязки и пластыри на моих локтях и коленях виновато засвербили.
  - Примите мои извинения, khun, — покачал головой капитан и развел руками. - Вы же понимаете… Наш охранник, конечно, совершенно не в себе, в тяжелейшем состоянии. И к тому же вы, европейцы, для нас все на одно лицо. Он прекрасный охранник. Будем надеяться, что он поправится и опомнится. А мы пока будем вести расследование.
  - Да, пожалуйста, - поддержал его я. - Ваш служащий пытался спасти наш контейнер. Я хочу, чтобы ему была оказана лучшая медицинская помощь, обеспечен наилучший уход. И хотелось бы, чтобы его семье тоже помогли. Моя фирма за всё заплатит. Пожалуйста, оговорите это с нашими агентами сегодня же.
  Капитан с благодарностью кивнул.
  - Очень благородно с вашей стороны. Ну что же, khun, из-за всей этой истории вы остались без завтрака, не говоря уже о чём другом. Я распоряжусь, чтобы вас на нашей машине сейчас же доставили в отель.
  - Спасибо, не надо, я возьму такси. Мне нужно разыскать моего… главного помощника, связаться с ним немедленно.
  Смогу ли я только найти его до условленного времени?
  - Разумеется, - сказал капитан и повернулся к Джеки: - А вы, миссис Квен-Свенсен?
  Джеки встала, губы её были твердо сжаты.
  - Я иду с мистером Фишером. Я представляю здесь его руководство, и мы тоже крайне озабочены происшедшим. Пока я нисколько не удовлетворена. Куда бы и с кем ни отправился мистер Фишер консультироваться, я иду с ним, а вы, джентльмены, - свидетели, что мы ушли вместе, на случай, если я не вернусь. Слышишь, Стивен? Я иду, чтобы услышать объяснения!
  Черт побери, ну что я мог сказать в ответ? Нечего было и пытаться что-нибудь объяснять ей, а главное, как ей скажешь, что, если она пойдет со мной, выйти на моего советника будет просто невозможно. Присутствие Дейва мне, правда, в свое время не помешало отыскать путь в таверну, но, может быть, это было просто дурацкое везение, а может, мне подсказывали дорогу воспоминания. Здесь же мне не на что было рассчитывать.
  Переправляться с Сердцевины на Спираль, со Втулки на Колесо удобнее всего утром и вечером. Потому что в легких сумерках нам труднее судить, что и как мы видим. Но рассуждать не приходилось. Сейчас был сияющий ясный день, и даже возвращаться в город было трудновато, а уж о других, да ещё потусторонних перемещениях и думать не хотелось. Два часа мы зря крутились по городу, истратив кучу денег, но нужного нам бара так и не нашли, а водитель такси сказал, что и не слышал о таком; в результате я решил вернуться в отель поесть и передохнуть.
  Всё это время Джеки была, как затаившаяся грозовая туча, но чуть заметным кивком головы согласилась поесть вместе со мной. Когда я сказал, что хотел бы ненадолго прилечь, она отрезала:
  - Я пойду с тобой!
  И когда я усмехнулся, наградила меня взглядом потяжелей оплеухи. Войдя в номер, где опять царил безукоризненный порядок, она обошла все углы, ко всему внимательно приглядываясь, и объявила, что ляжет в гостиной, а я могу отдыхать в спальне. Я лежал в кровати, разглядывая потолок, и то проваливался в сон, то выплывал на поверхность. Устал я смертельно, но тревога и мелькание мыслей в голове не давали заснуть.
  К счастью, кучка оберток была убрана со стола. Эта кучка усиливала моё беспокойство. Не до такой же степени я растерял тогда мозги, чтобы совсем ничего не помнить? И клерк сказал, что я вернулся в гостиницу один, а он не кривил душой, желая быть тактичным. Я готов был держать пари, что и видеокамеры засвидетельствуют то же самое - я ввалился в холл, обнимая кого-то невидимого. Счастье, что камеры не были установлены на стенах отеля. Что заставило меня совершить такой едва ли возможный для человека, а главное, безумный поступок? И почему я чувствую себя совершенно больным? Не так, как после сильного похмелья, нет! Меня как будто отравили, и отрава разъела не только мои внутренности, но и мозг, причем яд не какой-нибудь слабодействующий, он вроде ядов елизаветинской поры - жгучий, полыхающий огнем. Меня будто выжгли изнутри или промыли дочиста, и я остался пустым, как незапломбированный зуб…
  И тут я сел. Именно так я чувствовал себя, когда некто заполонил меня, можно сказать, завладел мной. Меня предупреждали, что, если я ещё вернусь на Спираль, я буду предрасположен к повторению подобного. В тот раз, когда это кончилось, я чувствовал себя прескверно, но всё же не так ужасно, как сейчас. А ведь тогда я сам согласился на это обладание и спасся таким образом от страшной опасности. Но сейчас меня принудили действовать против моей воли, вопреки рассудку и инстинкту самосохранения. Я содрогнулся, и меня затошнило. Ну ясно, клерк Рангду не увидел! Та, что прошлой ночью пришла в отель вместе со мной, была порождением Спирали, она преследовала много целей, но главным образом свои собственные. И значит, она заманила, соблазнила меня, читая во мне, как в открытой книге, и сыграла на моих слабостях. А соблазнив, пробралась под мою оболочку, сломав все защитные средства моего организма. Я упал обратно на прохладные подушки. И всё это она совершила при помощи секса. Использовала. Обработала. В сущности, меня изнасиловали.
  Дверь распахнулась. На пороге стояла Джеки.
  - Что с тобой? Что ты сказал?
  Я тупо смотрел на нее.
  - Мне показалось, - медленно проговорила она, - мне показалось, что ты что-то выкрикнул.
  Она поглядела на меня, и я увидел, как она убеждает саму себя: «Да нет, такие отпетые негодяи, как Стивен, не станут казниться». Она закрыла дверь, но тут же снова распахнула её, услышав, что я выбираюсь из кровати.
  - Куда это ты собрался?
  - В душ! - ответил я возмущенно, так как стоял совершенно голый. Конечно, мой вид был ей когда-то хорошо знаком, но я не люблю публично обнажаться. - В душ, если ты ничего не имеешь против!
  Она ахнула.
  - Что с твоими руками? И с коленями? - Она вглядывалась в пластыри и повязки, местами пропитавшиеся кровью. Затем перевела взгляд на окно, затем снова на меня. Глаза у неё расширились. Ещё бы! Сороковой этаж! Даже отпетые негодяи не часто на такое решаются.
  - Если ждёшь разъяснений, - сказал я, - приучайся верить в невероятное. И вот первое: ничего преступного я не совершил.
  Она фыркнула.
  - На твой взгляд, это, разумеется, так. Просто обделал дельце. С кем ты связан? С торговцами наркотиками? Нет, на это ты бы не рискнул, слишком явный криминал. Махинации со страховкой? Проделал ловкий номер, можешь теперь похвастаться перед друзьями-собутыльниками. Да что я тебя упрекаю? Всё равно, что упрекать глухого за то, что он глух. Ты же просто понять не можешь, что это значит - болеть за дело.
  - Ты так считаешь?
  Вся кипя, она пошла за мной в ванную.
  - Надо мне было сразу всех предупредить, как только я увидела твою фамилию в списках. Если Фишер взялся за то, от чего отказались другие, значит, у него личный интерес, что-то он на этом хочет нажить. А я подумала - да ладно, лишь бы он сделал дело. Пусть себе наживется, бог с ним. Уж так он устроен, подумала я. Другие ещё хуже!
  Я молчал, да и что я мог сказать? Повернув ручку душа, я влез в ванну, заранее морщась оттого, что сейчас вспыхнет боль в ранах.
  - Я думала, ты хоть немного изменился, мне было просто интересно! Вот я и решила - если не изменился, значит, мне следует за ним приглядеть! А когда встретилась с тобой, мне показалось, что ты… - Она потрясла головой. - Я чуть было не поверила, что ты и действительно изменился. Но мне даже на секунду не пришло в голову, что ты и не собирался доставлять наш груз по назначе…
  Её упреки оборвались на полуслове, так как я в мыльном облаке выскочил из ванны и схватил её за плечи. Горячая вода хлестнула меня по ранам, и я потерял самообладание.
  - Слушай, ты! Все эти обвинения, которые ты выкладываешь… У тебя есть хоть какие-нибудь доказательства? - Я потряс её и вытянул вперед руку, развернув ладонь. - Никаких! Да что даёт тебе право в чём-то меня обвинять? То, что я бросил тебя сто лет назад? То, что ты слышала обо мне от моих коллег по бизнесу? Господи, да я тебе о них ещё больше расскажу! И не буду при этом преувеличивать! А ты…
  Продолжать я не мог. Я снова потряс её. И потом увидел её лицо и всё, что на нём было написано, - бешенство, сомнения, беспокойство, - всё вперемешку. Может, она и права. Может, я и правда не умею так, как она, болеть за дело?
  - Все, что я делаю, - уже более спокойно сказал я, - делается ради того, чтобы контейнер с компьютером и оборудованием попал на Бали, и попал вовремя. И все остальные компьютеры тоже. Сейчас можешь мне не верить, но скоро убедишься. Следуй неотступно за мной, если тебе охота, но при этом попробуй мне довериться, по крайней мере, на время, усомнись в своей абсолютной правоте. Тогда нам будет легче. - Я поглядел на солнце. - Скоро вечер. До ранних сумерек мы всё равно ничего не сможем. Используем время, чтобы поесть как следует. - В расползающемся по моей руке мыле пробежала струйка крови. Я поморщился. - А после того, как я приму душ, мне придётся сменить повязки. На это уйдет время.
  - Я тебе помогу, - сказала Джеки. - Так будет быстрее.
  На некоторое время было достигнуто перемирие. Я обнаружил, что записка Шимпа все ещё у меня в кармане, Рангда или не заметила её, или не придала ей значения. Так что на этот раз мы отправились тем же путем, только вдвоем. Однако теперь та же дорога, по которой я шёл раньше, выглядела по-другому.
  - В пространственном отношении все то же, - сказал я, - но словно внутри пространства произошли перемены…
  - Какие ещё перемены? - возмущенно спросила Джеки.
  Вероятно, мы блуждали из-за того, что она не видела смысла в бесконечных повторениях и возвращениях. Да кто бы чувствовал себя иначе на её месте?
  - Просто тут трудно разобраться, - ответил я, обходя всякие неприятные сюрпризы посреди узкой улочки, - Сейчас придём, где-то здесь за поворотом!
  - Фу! - ехидно воскликнула Джеки. - Ну и вкус у твоего друга! Вряд ли даже забулдыгам по душе это местечко.
  Через несколько минут я всерьёз задумался, не из-за Джеки ли со встречей не ладится. Бар был тем же похабнейшим кабаком, только специализированные представления ещё не начинались, и в зале сидело всего несколько тёмных личностей, они явно скучали. Тени в конце зала были самыми обычными тенями, а задние двери крепко закрыты. Все мои попытки разговорить бармена оказались напрасными, ни о чём он говорить не желал, даже когда я пообещал ему чудовищные чаевые.
  - Лучшее страхование жизни в наших местах - крепко закрытый рот, - весело заявил он.
  Устав ждать, мы вышли и отправились бродить по порту, но кого бы мы ни спрашивали, никто ничего не знал. Только когда я назвал Батанга Сена, на меня посмотрели так, будто я спрашивал, где найти «Летучего Голландца». Джеки, естественно, всё больше теряла терпение и замыкалась в своей ледяной китайской скорлупе.
  Я попытался вглядеться в prahus; здесь их было полным-полно - изящные маленькие судёнышки с длинным бушпритом и массой парусов. Белые и быстрые, словно чайки, они как чайки же скользили по взбаламученным водам гавани, но среди них не было ни одной шхуны, пригодной по размерам для перевозки контейнера, не говоря уже о двух.
  - Всё это очень интересно, - проворчала Джеки. - Но я хотела бы напомнить, что наступает вечер и этот район не самый безопасный для европейцев и даже для такой помеси, как я. Не лучше ли нам отправиться в твой чистый и уютный отель, где ты сможешь сочинить все свои объяснения?
  Я окинул взглядом заброшенные дощатые тротуары, ведущие к старой деревянной набережной. Солнце стояло уже почти на линии горизонта, и его длинные лучи, протянувшиеся над водой, только подчеркивали тени.
  Кое-где в порту уже зажглись фонари, и маленькие лодки возвращались к причалам.
  - Нет, надо обязательно попасть в этот проклятый бар. Я обещал доставить контейнер сегодня, сюда, в это время, и вот на тебе! Мне надо разыскать их, рассказать обо всём и добиться помощи.
  Джеки, едва сдерживаясь, прикрыла глаза.
  - Стив, - начала она, но тут же широко их открыла и уставилась на что-то за моей спиной. Я обернулся и увидел трех парней, материализовавшихся из боковой улицы. Они посмеивались и, перекатывая во рту жвачку, работали челюстями. На них были не то американские, не то итальянские шорты и рубашки. Один протянул мне руку, будто предлагая что-то, но, когда он разжал пальцы, раздался щелчок, и в руке у него блеснул нож. Однако парню не повезло, - видимо, он слишком понадеялся на свое оружие и, приняв меня за обычного туриста, решил, что я оцепенею от ужаса. Терпение моё лопнуло. Я схватил его руку с ножом и дал ему в зубы, вложив в удар весь свой гнев и досаду. Нож провалился в щель деревянного настила. На меня бросились остальные, но Джеки изо всех сил лягнула одного в голень, да ещё заехала ему в челюсть. А я двинул третьего, затем, схватив их за штаны и за шиворот, одного за другим сбросил в канал, так что только грязные брызги разлетелись.
  Первый парень вдруг вскочил с четверенек, как игрок, отбивающий мяч, и столкнул нас с Джеки с тротуара на невысокий склон. Я вывернулся, схватил его за горло и стал тыкать лицом в мелкую воду у берега.
  - Kiap Батанг Сен! - рявкнул я, поднимая его за волосы. - Где он? Здесь? Как его найти? Говори!
  Говорить он не мог, только мычал. Я собрался было швырнуть его обратно в воду, но поднял глаза и посмотрел вдаль поверх голов наших барахтающихся в канале противников. Солнце село, и в гавани сразу зажглись огни, хотя небо ещё не потемнело. А в облаках, плывущих в бесконечность, я увидал горный пик, мыс, полуостров и маленький остров, образованный ярким облачком, края которого блестели, словно золотистые берега. Над ними нависали серые утёсы - всё это было как архипелаг в море огня. Огонь этот пролился в отражающие небо воды, в воды прямо под нами, и рассыпался рябью в волнах, устало бьющихся о берег. Но с обеих сторон этой огненной дороги море тонуло в сумерках, и тем ярче отражались в тёмной воде фонари, горящие в гавани.
  Я выпустил парня, вскочил обратно на мостки, протянул руку Джеки, втащил её, и мы побежали. Наши каблуки стучали по дощатому настилу, и вокруг всё стремительней вечерело. Мостки становились всё более шаткими, казалось, эту часть порта никогда не обновляли. Миновав несколько причалов, я остановился у полусгнивших ворот и вытянул вперед руку.
  - Что? - с трудом проговорила запыхавшаяся Джеки. Её голос дрожал, в нём не было прежней, свойственной ей уверенности. - Они гонятся за нами? Ещё другие появились?
  - Да нет! Я о них и забыл, мы не потому бежим. Смотри!
  Она посмотрела, но не туда, куда я указывал, а на меня.
  - Что там? На что ты глядишь, Стив?
  - И ты смотри! Да не на меня, а в воду! Что ты там видишь? Что там отражается?
  Она удивленно всмотрелась.
  - Непонятно - какие-то огни. Слишком много огней, будто отражается что-то очень высокое, но ведь в гавани ничего такого нет?
  - Есть! Нет, нет, не отрывай глаза, смотри на воду пристальней, пристальней. Ну, видишь?
  - Да что-то такое поднимается - мачты? Две, три, не понимаю, что это? И огни горят.
  - А я понимаю! Две мачты, нет, три, да ещё вроде труба! Фонари на снастях! О боже, смотри, какой огромный корабль! Бежим!
  И, увлекая Джеки за собой, я промчался через открытые ворота и побежал к причалу, но почему-то доски деревянного настила вдруг кончились, и под ногами гулко зазвенели ровные каменные плиты. Я услышал, как, дернув мою руку, вскрикнула Джеки, но в водовороте густого белого тумана, окутавшего нас, потерял её из виду.



  ГЛАВА 6

  На нас, будто клетка, опустилась тишина. Её нарушало только громкое неровное дыхание Джеки. Я сжал её руку и прошептал:
  - Не вздумай ничего…
  - Пусти! - выкрикнула она и ловко ударила меня по бицепсу: таким приемам обучают на курсах самозащиты. Наверное, насильника такой удар не остановил бы, но я-то его не ожидал. Джеки вырвала руку, и её легкие шаги быстро затихли в тумане.
  Я бросился за ней, проклиная - нет, не Джеки - себя! Я нисколько не осуждал её за эту выходку. У неё было достаточно причин считать меня свихнувшимся, а то и похуже - вовсе безумным, а тут ещё такое! Конечно, она решила, что я всё это сам подстроил. И побежала она туда, куда и я на её месте кинулся бы, - налево, обратно, но туман там был такой же густой, и под ногами всё ещё звенели каменные плиты. Впереди послышался приглушенный шум, Джеки вскрикнула, у меня оборвалось сердце, но вот снова зазвучали её шаги, - видно, она просто споткнулась. И тут же я чуть не споткнулся сам. Передо мной оказалась ступень - широкая каменная ступень, отполированная множеством ног, скользкая от сырости. Лестница! Куда она ведет? Может, вверх, туда, где кончается туман, а может быть, приводит в пустоту! Я поднимался очень осторожно, вытянув вперед руку, и надеялся, что Джеки тоже ведёт себя осмотрительно. Окликнуть её я не решался, я ещё помнил о стрелах, да и Джеки мой окрик мог только испугать.
  Лестница была крутая, и через некоторое время я начал различать ступени - неясные мазки в тумане, а вокруг меня и надо мной темнели огромные тени, напоминающие колонны и купола.
  И вдруг, неожиданно, как пловец на яркий свет, я вынырнул из тумана. Поднял глаза и замер в изумлении. Лестница поднималась к башням и галереям, они высились на фоне ослепительного синего неба - украшенные резьбой колонны из коричневатого древнего камня, купола в виде колоколов из каменных решеток, за которыми укрывались какие-то скульптуры, едва различимые в облаках пара, - это солнце, стоящее в зените, подогревало туман, и он курился, как при жертвоприношении. Солнце в зените! Оно так пекло, что мне казалось, будто у меня на затылке лежит тяжелая рука. Один шаг, всего один шаг через ворота перенес нас из вечера в полдень!
  Несколькими ступенями выше на лестнице стояла Джеки - недвижимая, как окружающие её статуи, она смотрела куда-то в сторону, не замечая меня. Туман все ещё доходил мне до пояса, но я повернулся и тоже поглядел туда, куда глядела Джеки, и так же, как она, застыл на месте.
  Туман редел. Теперь он окутывал только это громадное мрачное сооружение из холодного камня, изъеденного временем и покрытого мхом. К этому камню и льнули струйки тумана. А дальше они призрачными белыми лентами плыли между верхушками деревьев в непроглядную чащу джунглей, в бескрайний сверкающий зеленый океан, спокойно простиравшийся, насколько хватало глаз, до самого горизонта, где возвышались горы.
  Я пустился бегом вверх по лестнице. Джеки отступила было в сторону, но медленно и всего на шаг или два. Рот у неё приоткрылся, и она только переводила глаза с меня на представший перед нами немыслимый пейзаж.
  - Я здесь ни при чем! - задыхаясь, воскликнул я, схватив её за руку. - Я ни при чем! Это те подстроили! Те, кто против проекта, только как они ухитрились - не представляю! И зачем, и где…
  Джеки рассеянно высвободилась и стала рассматривать окружающие нас строения. За нашими спинами высилась ещё одна галерея, и Джеки вдруг протянула руку к рельефам на камне:
  - Смотри!
  Время основательно разрушило их, но тем не менее я сразу понял, почему они произвели на Джеки такое впечатление. На потемневшем от старости камне, словно на широком киноэкране, разворачивалась целая эпопея, героем которой был некто, весьма напоминающий человека; его постоянно окружала толпа сражающихся клыкастых чудовищ с выпученными глазами. Я вспомнил о встрече с маской и содрогнулся. Изображения казались слишком свирепыми для усыпальницы или места поклонения, чем, по-видимому, являлось это сооружение, но Джеки не могла оторвать глаз от рельефов.
  - Я знаю, что это, - сказала она. - Здесь рассказывается история Будды: вот его атакуют армии демона Мары, а вон там внизу - это «Джакката», народная сказка о Будде, в ней рассказывается о короле обезьян, это нечто вроде Ханумана из «Рамаяны». [67 - «Рамаяна» - букв. «Путь Рамы» (санскр. ) - древнеиндийская эпическая поэма, героями которой являются. Рама (представляющий собой одно из воплощений Вишну, верховного божества в индуизме), его жена Сита и многие другие персонажи индийской мифологии. Xануман - повелитель обезьян, помощник и сподвижник Рамы.]
  - Из этой эпической поэмы? Когда ты набралась всей этой премудрости?
  - О, всё это я читала давным-давно, - она медленно улыбнулась, - когда изучала свои восточные корни. А на Будду и «Рамаяну» здесь натыкаешься на каждом шагу, ведь буддизм и индуизм здесь уживаются бок о бок. На танцах и кукольных представлениях и «Рамаяна», и приключения Будды всегда обыгрываются.
  - Так же как и на стенах храмов. Понятно. А ты случайно не помнишь, в каком из храмов Бангкока или поблизости от него вот так же изложена, то есть вырезана вся биография Будды?
  - О! - засмеялась Джеки. - Ничего похожего нет ни в самом Бангкоке, ни где-то рядом с ним. - И тут она прижала руку к губам. - Господи!..
  - Вот именно! - проговорил я.
  - Я вела себя по-дурацки, я не верила…
  - Ты пережила потрясение, вот в чем дело. - Я не отрывал глаз от рельефов, будто они могли объяснить мне что-то. Но тщетно. - Не брани себя, Джеки, на меня эта чертовщина тоже подействовала. С тех пор как я связался с этим проклятым проектом, со мной постоянно происходят такие странности.
  - Ах вот как? С тобой такое уже бывало? Но где же мы всё-таки?
  Раздался какой-то шум, далекий, но внушительный, от глухих ударов задрожали каменные ступени.
  - Не представляю, где мы, но задерживаться здесь наверняка не стоит!
  Я спустился на ступень ниже и застыл как вкопанный. В море тумана, прямо под нами, блестя чешуей, плавало что-то вроде гигантской рыбы. Таинственное существо поднималось всё выше, направляясь к лестнице, и вот уже из тумана выступил громадный акулий плавник. Глядя, как существо покачивается, я сообразил, что ещё раньше различил в тумане этот блестящий бугор. На нём возвышалось что-то широкое и основательное вроде башенки. Нет, это не рыба, скорее смахивает на всплывшую подводную лодку. Наконец чудовище достигло нижней ступени, и его голова стала отчётливо видна. Закованная в блестящую чешуйчатую броню, она медленно покачивалась, а по бокам её развевались какие-то громадные серые лопасти, и правда похожие на плавники. Но, конечно, это были не плавники, а уши, из-под брони же выдавались вперед два длинных изогнутых белых бивня, на каждом из которых был острый стальной наконечник, превращавший бивень в гигантское копьё. На покатой спине тоже была броня - зубчатая как пила пластина заканчивалась целым каскадом заостренной колючей чешуи. А роскошно украшенная кольчуга бренчала и звенела в такт сотрясающей
землю поступи. Башенка на спине оказалась восьмиугольной клеткой из металлических пластин с узкими прорезями, а над ней развевался на ветру флаг.
  Боевой слон! Грозное оружие индусов - завоевателей Южной Азии. Таких огромных слонов я никогда не видал, рядом с ним слоны из наших зоопарков показались бы гномами. Боевой слон в полном боевом снаряжении! Хлопая ушами, чудовище, как кошмарное видение, приближалось из тумана прямо к нам. Его уши тоже были защищены серебряной сеткой, а с них, позванивая и приплясывая, свисали серьги из драгоценных камней в форме черепов. Невиданную эмблему фантастической власти и роскоши являло собой это колоссальное животное, медленно и величаво двигавшееся к нам, более грозное, чем танк. А из паланкина на спине слона со свистом летели пучки длинных ярких стрел. Ударяясь о камни, они падали вокруг нас.
  Одна просвистела прямо у моего уха. Не слишком близко, но устрашающе. Не будь этой стрелы, я, наверное, так и стоял бы в оцепенении. И тогда спасаться было бы уже слишком поздно. Что происходит? На таком расстоянии пронзить нас стрелами ничего не стоило. Но в нас целились специально, чтобы промахнуться, чтобы испугать и взять в плен. Я осмелился бросить взгляд наверх, там была ещё одна терраса, но мне показалось, что там, между куполами, что-то двигается. И тут же ещё одна стрела, просвистев у нас над головами, впилась в верхнюю ступень. Я понял намек: скоро они начнут целиться прямо в нас; куда бы мы ни направились, стараясь выбраться отсюда, скорей всего мы снова оказались бы в тумане. За спиной мерно шагавшего слона покачивались пики и копья. Наши преследователи намеревались отрезать своей добыче путь к спасению. Нам оставалось одна возможность, и воспользоваться ею надо было как можно скорей. Джеки стояла, вытаращив глаза, и хватала ртом воздух, как будто тонула. Вот-вот она могла забиться в истерическом припадке, что было бы неудивительно. Я схватил её за руку, и она уставилась на меня.
  - Вниз! - закричал, а может, и завизжал я. И потащил Джеки за собой. Понесся очертя голову вниз по ступеням так, что чуть не потерял равновесие и не покатился кубарем, но всё-таки мы мчались вниз со скоростью, которая немногим уступала скорости падения. А иначе нас прикончили бы: лучники не теряли времени зря, стрелы, жужжа, дождем падали на ступени вокруг нас. Однако наконец мы добежали до места, где стрелы не могли нас достать, - мы укрылись прямо под бивнями слона. Но он был хорошо выучен - он быстро опустил тяжелую голову, чтобы облегчить лучникам задачу, бивни-копья зловеще поднялись, и, задрав хобот, он вызывающе затрубил. Потом сделал шаг, другой, ещё один, и я отскочил в сторону, дернув Джеки за собой. Она споткнулась, охнула и пригнулась, хобот прошелся над её головой и ударил в стену, слон поднял ногу, блеснули длинные шипы, он топнул и стал клониться набок, стремясь раздавить нас своей тушей. Но мы уже проскользнули мимо него, избежав копья, брошенного mahout[68 - Погонщик слонов (инд. ).] со своего насеста. Он начал поворачивать слона, тыча в него палкой с шипом на конце. Но грузные,
подобные столбам, ноги животного не давали ему быстро развернуться на ступенях лестницы. Погонщик стал орать, слон затрубил, а мы кинулись в туман. На пути неожиданно возникла фигура, она издала воинственный клич и занесла копье. Но я уже подскочил вплотную к противнику и принялся молотить кулаками по невидимому в тумане лицу. Он повернулся, закричал и загрохотал вниз по лестнице, на него свалился ещё кто-то. И вдруг ступени кончились, дальше вели вперед плоские плиты. На меня набросился ещё кто-то, но тут же полетел вниз с отчаянным воплем. Джеки прикусила губу и поджала ногу. Это она подсекла его.
  - Здорово! - похвалил я её, сгреб в охапку и быстро, как только мог, кинулся обратно на террасу, - как мне показалось, в том же направлении, откуда мы пришли. Крики и вопли позади становились всё громче.
  И почти тут же перед нами выросла ещё одна громоздкая тень, сквозь клубы тумана было видно, что это нечто высокое, с жесткими краями; сооружение оказалось так близко, что мы чуть не врезались в него. В какой-то страшный миг мне почудилось, что это ещё один боевой слон, но, когда я вытянутыми руками уперся в торчащий передо мной бок, на меня посыпалась засохшая краска. Уж лучше бы это был слон; мне стало ещё страшней.
  - Это наш проклятый контейнер! - закричал я.
  Он был водружен на старый, ржавый, полуразвалившийся грузовик - реликвию тысяча девятьсот двадцатых годов. Казалось, контейнер вот-вот его раздавит. Я бросился к кабине, раскрыл дверь.
  - Ключей нет, а как его раскочегарить? По-моему, у него даже электрического стартера нет!
  - Что же делать? - воскликнула Джеки.
  - Что делать? Мы же не можем его поднять! Даже этот проклятущий зверь вряд ли смог бы.
  И точно накликал: плиты затряслись под быстрыми шагами чудища - слон почти бежал, насколько для него это было возможно. Нас обнаружили.
  - Прочь! - крикнул я, оттаскивая Джеки от контейнера, но она стряхнула мою руку и помчалась сама, обогнула контейнер и скрылась в редеющем тумане. Я так и ждал, что сейчас меня начнут хлестать ветки, а лианы и корни обовьются вокруг щиколоток и вернут на тропу, сотрясавшуюся от зловещей поступи. Но нет, я ощутил под ногами что-то пружинящее - не плиты, не засасывающую грязь: под ногами скрипели деревянные мостки. И тут же туман разорвала слепящая розовая вспышка, раздался громкий треск и шипение, будто в гигантском костре выстрелило громадное полено. Я кинулся к Джеки, схватил её за руку, поскользнулся, упал, увлекая её за собой, и мы покатились по деревянному настилу. Над нами, там, где только что пекло сквозь туман полуденное солнце, небо было чистым и сияли звезды. На фоне неба торчал столб, но не каменный - деревянный, с расщепленной верхушкой: она все ещё дымилась и тлела, бросая розоватые отблески. Это были остатки старой арки, и горящие стружки, падающие с неё, обжигали мне руку. Я перевел глаза - напротив высился такой же обгоревший столб. От верхней перекладины и следа не было, ворота
превратились в обгорелые обрубки.
  Джеки, моргая, приподнялась на локте. По настилу к нам катился Шимп, закинув на плечо свой посох.
  - Черт побери! - гремел его голос. - Зелёные, как протухший advocaat [69 - Advocaat - яичный ликер (голл. разг. ).]!
  - О чем ты?
  - Да о ваших паршивых физиономиях!
  Я со сладким облегчением вздохнул. Взрыва мы не слышали, но воздух ещё дрожал.
  - Не волнуйся, - успокоил я Джеки, - он свой.
  - Звучит обнадеживающе, - сухо отозвалась она, изо всех сил стараясь сделать вид, что владеет собой, но углы её рта вздрагивали. - А что, собственно, значит «свой»? Чей?
  Я опять глубоко вздохнул, - но тут красный от с трудом скрываемой ярости, запыхавшийся Шимп набросился на нас:
  - Nou, Mynheer Idiot? Что ты ещё натворил? Постарался, чтобы все наши труды, всё, чего мы добились, полетело к черту? Да ещё дал им запустить лапы в себя самого? - Он оглушительно захрипел, как разъярённая ломовая лошадь. - Я тебя чудом нашёл, понимаешь, чудом! Ни тебя, ни контейнера, а мы ждём! Я не знал, что и думать, выхожу на берег и что же вижу? - Он смачно сплюнул на настил. Доски скрипнули. - Ты преподнёс им контейнер на блюдечке, да ещё и себя самого в придачу! Надо было оставить тебя выпутываться из той каши, что ты заварил. В другой раз я так и сделаю!
  - Хватит! - возмущенно крикнула Джеки. - Стив тут ни при чем!
  Я уставился на неё. Что-то она запела совсем по-новому. Шимп склонил голову набок, разглядывая её.
  - Wat, - пренебрежительно спросил он, - is deze? [70 - А это что такое? (голл. )]
  Она взвилась от гнева.
  - Это Джеки, - поспешно пояснил я. - Она представитель проекта.
  Лицо Шимпа несколько смягчилось.
  - Вот как, - задумчиво сказал он и поднял мозолистый толстый палец к косматым волосам. - Dag, mevrouw. [71 - Добрый день, сударыня (голл. ).] Говорите, он ни при чём? И всё-таки без него тут не обошлось. Я полагаю, ему следует объяснить, как было дело, nie? - Он вскинул посох, и в небе вспыхнул розовый отблеск. - Те Киоре и его люди тоже ждут. Я сообщил им. Идём на корабль и выпьем стаканчик, а то и полдюжины стаканчиков. Похоже, вам это пойдет на пользу.
  - На какой корабль? - с подозрением спросила Джеки, вся подобравшись.
  Шимп махнул рукой. Джеки обернулась и ахнула. Вся гавань была, как пылающий занавес, расцвечена огнями, они отражались в тихой темной воде, а над их отражением, будто переплетение теней, возвышался большой парусный корабль. Джеки схватила меня за руку так же неожиданно, как несколько минут назад отбросила её.
  - Так это… - начала она, - то самое, что ты видел, а я нет?
  - Ну, как сказал Шимп, необходимы объяснения.
  Джеки в изумлении покачала головой, и когда прислонилась ко мне, я почувствовал, что она дрожит. Круглыми глазами она взглянула на меня, и я кивнул. Я знал, что она сейчас испытывает, через это прошёл и я сам, прошёл Дейв, - она переступила через порог, ведущий в более обширный мир, и её до глубины души потрясает увиденное, наверное, мурашки бегут по коже от изумления.
  - Да, - чуть дрожащим голосом произнесла она. - Конечно, надо всё объяснить… но сперва…
  - Что?
  - Выпить.
  Потом она посмотрела через моё плечо, и её лицо окаменело. По деревянному настилу рысцой бежал Те Киоре, его палица-меч бил его по боку, а он махал рукой и выкрикивал совершенно неразборчивые приветствия. Его любимого плаща из перьев на нём не было, отчего шея и грудь оставались открытыми. В туманном свете уличных фонарей, стоявших довольно далеко друг от друга, татуировка превращала его в какого-то странного, в буквальном смысле изрешечённого урода.
  - Стив, друг! Мы вертимся на корабле туда-сюда, все тебя высматриваем. Ну ты нас и напугал, чёрт тебя подери! А куда ты запустил своего озорника-переростка? - Тут он увидел Джеки и поперхнулся. - Оу! Хей! Кто эта прелестная леди? Добрый день, мисс, вы плывёте с нами? Шикарно! Тут где-то рядом вельбот - впрыгнете в него, и мы вас вмиг домчим, быстрей покатитесь, чем плевок с горячей плиты!
  - Мне бы лучше выпить чего-нибудь, - устало перебила его Джеки.
  Шайка головорезов всех национальностей помогла нам спуститься к воде и чуть ли не на руках внесла в лодку. Я заметил, как быстро и слаженно, несмотря на свой бандитский вид, гребцы взялись за весла и, как только Те Киоре отвязал фалинь и вскочил на борт, дружно начали грести.
  - Бывалые моряки, - бросил я Те Киоре, когда вельбот, описав дугу, поплыл по темным спокойным водам гавани.
  - Это точно! - Он внимательно посмотрел на меня. - Да и ты, я вижу, не первый день на море, верно? - Он повернулся к носу. - А вот и он! Ну не красавчик ли?
  Мы подошли поближе, и перед нами из густой пены начали вырисовываться внушительные очертания корабля. У Джеки, сидевшей рядом, вырвался полусмешок.
  - Я себе не верю!
  Я и сам был поражён. Словно гравюра сошла со страниц старинной книги. Корабль, как я прикинул, не меньше ста тридцати футов длиной, стройный корпус, как у старинных клиперов, гладкие ровные палубы, если не считать небольшого полуюта, рулевой рубки и внушительного люка, ведущего в трюм, где вполне мог поместиться наш контейнер. Снасти на трёх мачтах напоминали допотоптное палубное вооружение, а между фок-мачтой и грот-мачтой оставалось достаточно места для четвёртой мачты, и, возможно, когда-то она здесь и была, но теперь на её месте возвышалась длинная тонкая труба, чёрная и блестящая, украшенная извилистыми полосами позолоты, а наверху, как на трубах старых локомотивов, красовался узор в немыслимом восточном стиле. А рядом с ней ровная линия корпуса нарушалась - там вырисовывался низкий округлый кожух, напоминающий крыло старомодного автомобиля, кожух прикрывал нечто, похожее на колесо водяной мельницы.
  - Колёсный пароход! - изумилась Джеки. - Господи! Разве он надёжный? Ему лет сто, не меньше.
  - Ни за что поручиться не могу! - ответил я. - Но, между прочим, это не совсем колёсный пароход, колёса слишком маленькие. Они, вероятно, только вспомогательную роль играют, а вообще-то это парусное судно. Верно, Те Киоре?
  - Верно! - согласился тот. - Мы со старым Батангом нарочно такое выбрали. Ветер - дармовой, а уголь - дороговат. Одни эти старые мельничные колеса далеко корабль не уведут, но из гавани без буксира могут вывести, и по глади спокойно покатят, и в бурном море удержат. И даже помогут обогнать пиратов. А это в нашем деле дорого стоит, дороже проклятой золотой пыли.
  Джеки, не веря своим ушам, покачала головой.
  - Колеса? Пар? А почему не дизель или гребной винт?
  Татуировки на добродушном лице Те Киоре заколыхались.
  - Потому что ни в Тир-нан-Ог [72 - Мифическая кельтская страна вечной молодости.], ни в Аркадии [73 - Древняя идиллическая страна в Греции.], ни в Терра Аустралис [74 - Древнее название Австралии.] дизели и гребные винты не продаются. А если такой винт выйдет из строя, ныряльщики пресвитера Иоанна [75 - В средневековых европейских легендах христианский король-священник одной из восточных стран, хранитель сокровищ.] достать его не смогут, и нигде ближе, чем у циклопов [76 - Мифические одноглазые великаны, подручные Гефеста - бога огня и кузнечного ремесла.], его не починишь. А цены у них о-го-го! То ли дело лопасть такого колеса, её можно в два счёта починить и к востоку, и к западу от солнца. Вот так-то, красавица!
  Джеки в смятении переводила глаза с меня на него:
  - Аркадия? Циклопы? О чем вы? Наверное, решили меня разыграть? Оба? Если так, то вы просто последние негодяи.
  - Дождись моих объяснений, - оборвал её я.
  Вельбот подошел с подветренной стороны к изящно изогнутому носу корабля, ничуть не напоминавшему пузатые неустойчивые суденышки, на которые мне приходилось взбираться, иной раз и под огнём.
  - Хочешь - верь своим глазам, Джеки, хочешь - не верь, но мир, в который мы попали, куда более странный и многообразный, чем тот, который большинство людей видит.
  Те Киоре крикнул, и нам спустили трап.
  - Мне этот мир приоткрылся когда-то, много лет назад. Но потом я не мог найти в него вход. Уж не знаю, хорошо это или плохо, но после знакомства с ним всё для меня пошло совсем по-другому.
  Я помог Джеки перейти на трап, который поражал роскошью - красное дерево, медные отполированные перила, прямо как на яхте времен королевы Виктории. А может, этот корабль именно такой яхтой и был.
  - Совсем по-другому, - повторил я.
  Джеки посмотрела на меня, потом оглянулась на берег. Он был недалеко, но в неясном свете разбросанных там и сям огней казался призрачным, недосягаемым. Не произнеся больше ни слова, Джеки стала подниматься на борт.


  Салон «Икан-Ю» превзошёл все наши ожидания. Я думал, что увижу грубоватую претензию на комфорт в духе малайских пиратов, но нет! Батанг Сен уютно расположился, поджав под себя ногу, в огромном глубоком кресле, затянутом дорогой красной парчой. Он улыбался нам и курил длинную немецкую трубку на серебряной подставке. Перед ним на стареньком столике из розового дерева стоял хрустальный графин с араком, а в медной чаше лежали листья бетеля и лимон. Под ногами у нас был выношенный персидский ковёр, стены, обшитые кленовыми панелями, говорили об их родине - далеком Ньюпорте в штате Род-Айленд. На стенах висели унылые оленьи головы или покрытые пылью чучела небольших крокодилов, кое-где виднелись выцветшие пейзажи, крашенные серебром лампы мягко позвякивали, когда волны вздымали корабль, а горящее в них масло благоухало какими-то травами. В свете ламп волосы Джеки отливали золотом, она медленно покачивалась в вытертой, но элегантной старинной качалке, наверное служившей когда-то жене какого-нибудь ост-индского купца или капитана. В длинных пальцах Джеки держала уже второй стакан подслащенного джина. Здесь
подавали роскошный джин со специями. Стюард Батанг Сена мог бы кое-чему научить Гарри из бара. Джеки помалкивала, только мурлыкала что-то себе под нос, и глаза её были устремлены в пространство.
  Меня это беспокоило. Я пытался рассказать ей про Спираль, и после сердитых, недоверчивых возгласов и изумлённых вздохов она, казалось, уверовала наконец в мои объяснения. Но я помнил, какое впечатление первая встреча со Спиралью произвела на Клэр, как она погрузилась в мечтательную дрему, сбросив с себя всякую ответственность за что-либо и в результате стала совершать поступки, никак не вязавшиеся с её английским воспитанием. Джеки, разумеется, была старше и гораздо умнее, но события дня, видимо, полностью вывели её из равновесия. Они и меня-то хорошенько перетряхнули, а ведь я знал, на что иду.
  Теперь Джеки слушала, как я давал объяснения Шимпу, и меня это отнюдь не радовало. В присутствии Джеки я всячески старался замять эпизод с Рангдой.
  - Ну, меня подозвала одна девушка из бара, вот и всё. В первый раз я встретил её ещё после драки с дакойтами.
  Шимп снова набросился на меня.
  - И в ту пустую тыкву, что у тебя на плечах вместо головы, не стукнуло, что она - приманка? - прорычал он.
  - Нет! Во всяком случае пойми - я был не в себе! Меня поколотили, потом навалились эти священники, вовсе сбили меня с толку, к тому же я немного перебрал… ну и… были всякие другие совпадения. В общем, я был не в себе!
  - Понятно, - и пошёл искать дамочку подешевле! - уничтожающе произнёс Шимп. - До того упростил дело, что сам вручил врагам ключи!
  - Да никого я не искал! И не думал даже! Она меня сама подцепила! Уж не воображаешь ли ты, что я пошёл бы с любой дешевкой? Она… - Тут я замолчал.
  - Да? - усмехнулся Шимп. - И что же? Чем она была так замечательна, что ты обо всём позабыл?
  Я злобно посмотрел на него.
  - Пошел ради того, чтобы ты мог позлорадствовать!
  Он стукнул мозолистой рукой по столу.
  - Злорадствовать? Я ни над чем не злорадствую, а меньше всего над тем, что ты выкинул! Я хочу понять, что же с тобой произошло! Чтобы я мог предостеречь тебя на будущее, чтобы вернуть то, чему ты так по-дурацки дал ускользнуть. Так что говори! Или я умываю руки и больше не занимаюсь ни этим делом, ни тобой!
  Я даже попятился, такие молнии метали его полуприкрытые тяжелыми веками глаза.
  - Ладно, ладно, слушай! Я уже один раз встречался с ней, она была со мной очень мила. Я чувствовал, что ей понравился, а может, мне только так показалось. Но главное, почему я к ней потянулся… ну, в общем, она была удивительно похожа на одну мою знакомую. Вот и все. - Я взглянул украдкой на Джеки, но та по-прежнему, тихо напевая, смотрела в пространство. Не мог же я встать перед ними и объявить: «Эта женщина привлекла меня потому, что она - вылитая Джеки, а Джеки я обладать не могу». Между тем это была бы чистая правда. - На одну знакомую, по которой, как я тогда понял, я очень тоскую. Эта девушка из бара была рядом, а контейнер, как я полагал, находится в полной безопасности.
  - Что же ты, Шимп, не предупредил его? - заметил Те Киоре.
  - Ну правильно, надо было ещё предупредить его, что нельзя совать в мясорубку голову или кое-что другое! - огрызнулся Шимп. - Надо было! - Он запустил толстые пальцы в волосы и заговорил спокойнее: - Ну ладно, хватит. Это-то я и хотел узнать. Выходит, твоя девица знает, чем тебя пронять, знает, где в тебе незаполненная пустота. Она этим воспользовалась, и в тебя что-то проникло и полонило тебя, подчинило и твою душу, и твоё тело своей воле. Не знаю, какой силе служит твоя девица, только сила эта заставила тебя украсть контейнер, который ты изо всех сил старался сохранить. - Он ткнул меня в грудь пальцем с толстым ногтем. - Вот и получилось, что по команде этого «чего-то», которое сидело внутри тебя, ты голый сполз по стене с сорокового этажа и взобрался потом обратно. Да ещё привёл в аэропорт толпу чёрт знает кого, то ли призраков, то ли духов, - в общем какой-то мелкой нечисти, а может, кого и похуже. Это-то сторож и видел, и рассказал всё, как было. В тебя вселился злой дух. Ты был одержимым.
  Меня передернуло и замутило, будто по моим внутренностям ползали улитки и оставляли в кишках свои слизистые следы.
  - Как же я не догадался! Вот сучка!
  - Вряд ли она из людей, - высказал своё мнение Батанг Сен и затянулся трубкой.
  - Надо же, я - одержимый! - прохрипел я, зажимая рукой рот, чтобы справиться с подступающей тошнотой. - Да я даже думать об этом не могу, до того противно! Аж рвёт!
  - Конечно одержимый, - согласился Шимп. - Кто к этому не склонен, теми злые силы не интересуются. А с тобой ведь такое уже бывало?
  - Но не против моего желания! С моего согласия!
  - Хотел кому-то помочь, да? - Теперь уже Шимп говорил не так резко. - Но и этой девке ты тоже сам поддался, хоть и не сознавал этого. Она сыграла на твоём одиночестве, на том, что тебе самому твоя жизнь кажется пустой.
  Позади меня скрипнула качалка.
  - Она проникла в тебя, сыграв на твоих желаниях, она их усыпила и тем сломила твою самозащиту. - Шимп вздохнул. - Да, я, конечно, не знал, что тебя так одолевают желания, иначе я бы тебя предостерёг. Эта девица не сучка, нет! Она троянская продажная тварь, знать бы только, кому она служит. Но сейчас нам это выведать не под силу.
  - А я вот чего не возьму в толк, - проговорил в наступившей напряженной тишине Те Киоре. - Зачем понадобилось этим гадам вывозить контейнер на какой-то машине, которой в утиль пора? У них же есть гаруды и прочая нечисть?
  Шимп казался таким же отрешенным, как Джеки.
  - Гаруды? - повторил он. - Нет, это из другой оперы. Не забудь, против нас борется несколько сил, не одна. Первой не удалось даже с боем вырвать у нас контейнер. Другая сила хитрее, она действовала украдкой. - Он передернулся. - Похоже, они знают, что делают!
  Боясь, что от злости раздавлю стакан, я очень медленно и аккуратно поставил его на стол. Со рвотой мне справиться удалось, но теперь меня одолевал гнев, перед глазами плыл красный туман.
  - Хочу сказать тебе только одно, Шимп: какие бы это силы ни были, пусть хоть все силы ада, вместе взятые, - но я контейнер верну!
  - Молодец! - завопил Те Киоре и захлопал громадными ручищами. А Батанг Сен шевельнулся, нагнулся и сплюнул в серебряную пепельницу красную струю жеваного бетеля.
  - Тиап Стивен, - заговорил он мягко, но серьезно, смущённо сморщив усохшее лицо, - вы заключили с нами сделку с оплатой золотом, и мы отступать не собираемся. То, что предстоит вам, предстоит и нам. И пусть тут, как вы говорите, хоть все силы ада замешаны, главное, что мы с вами будем действовать сообща!
  - Ох, Стив, какой смысл зря болтать! - встрепенулась Джеки. - Понятно же, что контейнер просто разобьют, пока мы или ещё кто-то до него доберется. Кто может остановить эти силы?
  - Я, mevrouw! - вдруг оскалил свои похожие на осколки камня зубы Шимп. - Я их остановлю! С контейнером ничего нельзя сделать, пока на нём мои заклинания. Даже тащить его им было ох как трудно! Потому-то они и погрузили его на этот старый грузовик. И потому они заволокли его в такое место, где дожди и туманы смоют мою работу. А пока мои заклинания действуют, пусть его хоть в море бросят, - он не потонет, и мы его найдем! А как - это я знаю! - Он зыркнул на меня из-под сведенных бровей. - Ну так ты серьёзно готов помериться с ними силами? Тогда ладно, так и быть, дам тебе ещё один шанс! Стюард!
  На его рев прибежал маленький толстый индус. Шимп пнул ногой капитанскую плевательницу.
  - Принеси и мне такую же, да не чашку, а целый ночной горшок, и чтоб чистая была! И воды побольше! Maar en sehiet op we hebben hast! [77 - Да смотри, быстро, мы торопимся! (голл. )] А то я из тебя живо бабуина сделаю!
  Стюард подмигнул нам и испарился, он, видимо, не больно-то принимал всерьёз угрозы Шимпа. Вернувшись, он принёс на удивительно красивом подносе затейливо украшенную серебряную чашу для пунша и большой кувшин. Надпись на чаше разобрать было почти невозможно, виднелось только что-то похожее на название корабля, начертанное, казалось, в XVIII веке. Я взглянул на капитана, тот лучезарно улыбнулся.
  - Подарок старого друга, давно умершего.
  - Могу себе представить… Ох! - Пальцы Шимпа вдруг впились в мои запястья. - Ведь ты наверняка трогал контейнер? - пророкотал он.
  - Трогал, вон у меня под ногтями краска, видишь? Ну и что?
  Он кивнул.
  - Значит, от тебя-то мы и узнаем, где он! - Продолжая держать мои руки, он налил немного воды в чашу и с минуту что-то бормотал над ней.
  - Что он задумал? - шепотом спросила из-за его спины Джеки.
  - Не знаю! Я только видел, как старик Ле Стриж проделывал что-то вроде этого, но не совсем так.
  Шимп резко шикнул на неё и забормотал снова. Он подставил чашу под мои руки и, схватив другой рукой кувшин, проговорил:
  - Теперь вспоминай! Где ты был, что первое увидел, и думай о контейнере!
  С тихим шипением он медленно вылил оставшуюся воду на мои пальцы. Я изо всех сил старался восстановить в памяти испытанное мной потрясение, когда мы наткнулись в тумане на контейнер и поняли, что это он. Некоторое время ничего не происходило, потом, нетерпеливо ворча, Шимп нагнулся над чашей и подул на воду. И она тут же вскипела! Поверхность её застлал пар, и я сразу представил бесформенную, зловещую молочную белизну, которая поглотила нас с Джеки.
  - Старайся! - задыхаясь, приказал Шимп, у него самого лоб был в поту. - Напрягись так, чтобы мозги треснули! Ну!
  А я чувствовал только, будто бьюсь обо что-то, будто всё моё тело дрожит от напряжения, будто через меня, сменяя друг друга, проносятся какие-то несочетаемые энергии, дергая меня из стороны в сторону.
  Из-за уха у меня вытекла капля пота и упала в чашу. По ней тут же разлилось что-то вроде масла, туман рассеялся, и я ясно увидел не дно чаши, а верхушки деревьев в лесу, дымящиеся под ливнем, а на самом краю кусочек серого камня, на который из пасти горгульи струится вода. Холодные капли падали и на мои пальцы, но вдруг они стали горячими, как кипяток, и полетели наискось, будто струю отнесло невидимым ветром. Она лилась на край чаши под немыслимым углом, разбивалась об этот край и распадалась на капли пара.
  И вдруг все исчезло. Шимп выпустил мои руки, оттолкнул меня и снова откинулся в своем кресле. Из чаши вырвался столб пара и ударил в потолок. Когда пар рассеялся, я осторожно глянул в чашу. Она была пуста и совершенно сухая.
  - Осторожно! - воскликнула Джеки. - Она, наверное, раскалена, как сковородка!
  Шимп снова ухмыльнулся, схватил опять мертвой хваткой мою руку и прижал ладонь к краю чаши. Она оказалась приятно прохладной. Шимп повернул чашу: в одном месте все ещё оставались капли, скопление капель. Шимп глянул на Те Киоре.
  - Вот здесь! Ну, что скажешь, штурман? Какое это направление? Юго-юго-восток?
  Те Киоре пожал плечами.
  - Скорей просто юго-восток. Индонезия. Может, и Бали. Поточнее нельзя?
  Шимп отпустил мою руку.
  - Об этом спроси mynheer Стивена. Он же даёт нам знать. Уж как эта нечисть ни старалась отвести нам глаза, ничего у них не вышло. Видно, плохо старались.
  - Да, я тоже так подумал, - согласился с ним Те Киоре и поглядел на мокрое пятно, на потолке. - Хорошо, что ты не по кишкам гадаешь! Нет, всё же юго-восток, больше ничего не могу предположить. Есть там что-то, что уточнило бы твое описание? Храмов в Индонезии пруд пруди.
  - Нет, такого, как мы видели, нигде нет, - неуверенно заявила Джеки, хмуря лоб. - Он слишком большой и расположен в полном уединении. Я подумала было, что это Ангкор-Ват, но его я видела, он совсем в другом стиле и расположен юго-восточнее…
  Она восприняла как должное все происходящее - и гадание, и ворожбу. Легко освоилась в этой обстановке. Ни Дейв, ни Клэр так не смогли бы. Интересно, как она воспримет Спираль? А Спираль - её?
  Батанг Сен молча выбрался из своего глубокого кресла и прошел к шкафу в углу салона. Он принес оттуда что-то вроде двух палок с головками, украшенными резьбой; эффектным жестом он бросил их на стол, и перед нами растянулась огромная старинная карта на полотне, с надписями на голландском языке. Вероятно, она относилась к викторианской эпохе, эта карта Юго-Восточной Азии. Мы склонились над ней: значит, юго-восточнее Бангкока…
  Три голоса воскликнули одновременно, нестройным хором. Три пальца ткнули в одну точку - палец Джеки был как лилипут рядом с толстыми лапами мужчин. Глядя друг на друга, они вместе вымолвили одно слово: «Ява!»
  - Храмов там не пересчитать, - кивнул Батанг Сен. - Храм Будды, храм Шивы, Борободур, Прамбанам… [78 - Знаменитые храмы Будды - памятники, относящиеся к X веку. Борободур - один из крупнейших памятников пластики Востока.]
  - Борободур! - ахнула Джеки. - Храмовый Холм! Скорей всего, это он! Я о нем читала, только никогда не видела. Наверное, он. Огромный, и он «ступа» [79 - Ступа (санскр. ) - монументальное культовое сооружение. Борободур - это грандиозная ступа, состоящая из уменьшающихся кверху площадок: шесть квадратных внизу, три круглых наверху.] - ну, знаете, в форме колокола, так обычно прикрывают статуи Будды. Но только там, где мы были, кругом джунгли, значит, это не Борободур! Чёрт побери, как обидно! Да на Яве сейчас вообще нет таких зарослей.
  - «Сейчас»! - отозвался Шимп, его обычно рыкающий голос на этот раз звучал, как ласковое воркование. - Что такое «сейчас» - жизнь мошки-однодневки, а прошлое огромно. Леса окружали храм Борободур много веков, это уже потом его обнаружили и сделали доступным для иностранцев. Так что лес и сейчас окружает истинный храм, его вечную сущность, и он отбрасывает длинную тень на Спираль. И не только в лесу он сокрыт, а ещё и в тумане. Борободур всегда славился обилием туманов. Часто туман там не рассеивается даже в полдень.
  Джеки снова посмотрела на карту.
  - Подождите-ка. Борободур, Ява… - Голос её стал немного испуганным. - Но Ява - остров. В Индонезии. В сотнях миль отсюда, на полпути к Бали. Правда? Выходит, час или два тому назад мы были там? А как же мы вернулись?
  Я кивнул:
  - Да, странновато получается.
  Джеки отошла от стола и тяжело опустилась на стул. Она поднесла ко рту подрагивающие пальцы.
  - Кто же мог нас перенести? Оттуда… сюда?
  - Не знаю. Шимп говорил, такие штуки отнимают массу энергии. - Я склонился над её креслом, чуть покачивая его, и провел рукой по её волосам. Джеки, видимо, даже не обратила на это внимания. - Но, может, как раз он сам нас и перенес.
  - Не верь ему, - поднял лохматую голову Шимп. - Борободур - это такое место… - Он тяжело стукнул кулаком и утробно хмыкнул: «Ммпх»! - Последний памятник старой веры за пределами Бали. Там и буддисты, и индуисты, а между ними самые древние - прапредки. Кто решается использовать Храмовый Холм, с тем лучше не тягаться. И это их «ммпх» тоже, верно, не одолеть. Только и у них нет сил снять тебя с того места, где ты сидишь, и куда-то перебросить. Для этого они должны открыть для тебя проходы, через которые ты пройдешь, и Врата тоже, а часто этим пользоваться они не могут. Я и вовсе не могу. - Он помрачнел. - Но и у их власти есть предел. И во времени, и в пространстве. Нам надо действовать быстро. - Он снова склонился над картой.
  А я поймал себя на том, что гадаю, каковы же на самом деле возможности Шимпа. Все мне твердили о могуществе Ле Стрижа, однако если вспомнить его ворожбу и сравнить её с действиями Шимпа, то манипуляции Шимпа, во всяком случае, производили более сильное впечатление. И таких непосредственных результатов, как взрыв ворот, я за Ле Стрижем не помнил. В общем, я был склонен считать, что Шимп действительно могучий волшебник, второй после Ле Стрижа. Но может быть, я не видел, как Ле Стриж работает в полную силу? Меня снова передернуло.
  - Действовать быстро? - повторила Джеки за Шимпом. - Но… что мы будем делать?
  - Отправимся туда, - ответил я, - и заберем у них контейнер.
  Она с подозрением посмотрела на меня, склонив голову набок.
  - Отправимся - то есть ты и, конечно, я?
  Шимп злобно посмотрел на нас:
  - Ну да, вы оба, если вам жизнь надоела! Теперь, когда контейнер у них, на черта им нужен живой mynheer Фишер? На кой чёрт им снова эта возня с блокадой? Им куда выгоднее убить его. Platch! [80 - Раздавить! (голл. )] Раздавить, как муху!
  - До чего ободряюще! - заметил я. - Что ещё новенького?
  - Стив! - резко сказала Джеки. - Он не шутит!
  - Ещё бы! И не только Фишера прикончить. Вам тоже лучше убираться отсюда haarstens. [81 - Срочно (голл. ).] Вы же участвуете в проекте, и, если они увидят, что вы с Фишером заодно, вас тоже убьют.
  У Джеки дрогнули веки, с минуту она не поднимала глаз от стола.
  - Я не боюсь.
  - Слушай, Джеки!
  - Я не боюсь! Ты подключился к проекту месяца два назад, и я до сих пор не знаю, зачем он тебе…
  - Как «зачем»?
  - А я работаю над ним уже полтора года! Я съездила на Бали, я полюбила этот остров, и у меня свои счёты с теми, кто устроил нам последний маленький эпизод. И если уж ты неизвестно почему собираешься рисковать своей драгоценной головой, чтобы довести дело до конца, то у меня причин для этого куда больше! Понял?
  - Ветер поднимается, а? - нарушил звенящую тишину Те Киоре.
  Но никто не отозвался.
  - Итак, - резко заявила Джеки, - если нам надо отбыть туда как можно скорей, кому-то нужно заняться организацией отъезда. Я беру на себя договоренность насчёт авиарейса. А может быть, заказать чартерный самолет? Могу даже попросить реактивный. У тебя хватит на это средств, Стив?
  - О чем ты говоришь! Опомнись, Джеки!
  Опять она вернулась на свои старые позиции, то поддерживает меня, то рассуждает с холодным цинизмом. Я никак не мог в ней разобраться, и в данную минуту заниматься этим мне было некогда.
  - Джеки, ты так и не поняла ни меня, ни ситуацию! Пойми: это, - я топнул ногой, - это быстрей всего доставит нас на Яву. Только это. - Вдруг я почувствовал страшную усталость и даже страх. Я повернулся к капитану. - Tuan Батанг, вы сказали, что не отказываетесь от нашей сделки. А нам грозят неприятности. Чтоб найти и вернуть контейнер, придётся высаживаться на берег, отправляться на поиски. И по всей вероятности, нас ждут схватки, скорей всего кровавые.
  Батанг улыбнулся мудрой змеиной улыбкой и выплюнул в плевательницу бетель.
  - Не в первый раз, старина! Договор дороже денег!
  - А команда, как они к этому отнесутся?
  - Шайка разбойников! - весело вмешался Те Киоре. - Заплати побольше, и они на всё пойдут, любого прикончат. Да за десять процентов прибавки они собственные головы отрежут.
  - Это мне под силу! - усмехнулся я. - Мой друг Дейв занимается финансовыми вопросами, он на таких делах собаку съел! Из того, что он оставил мне в сейфе гостиницы, я могу посулить им и побольше, чем десять процентов.
  - Покажи им денежку, - посоветовал Те Киоре, - пусть увидят, что у тебя есть наличные. Этих отпетых молодчиков вид денег лучше всего взбодрит. Только давай не медли. Если мы собираемся нагрянуть на проклятых похитителей, надо поймать предрассветный ветер, верно, шкипер?
  Я встал.
  - Тогда нас с Джеки нужно спустить на берег, чтобы мы без лишних хлопот вернулись в Сердцевину! И чтоб больше никаких Ворот! Я съезжу в отель и вернусь сюда, на берег, - это займет часа четыре. Пошли, Джеки, я заброшу тебя по пути, куда тебе нужно.
  Она медленно поднялась, сжав губы и сузив глаза. Голос звучал ровно и холодно, и от неё как никогда веяло Востоком.
  - Стив Фишер, я ведь тебе объяснила, разве нет? Пока ты не вернёшь контейнер, я от тебя не отойду ни на шаг. Куда бы ты в этом непонятном мире ни отправился, с кем бы ни предстояло иметь дело - с Богом, дьяволом, колдунами… и какую бы ты сам цель ни преследовал. Я ведь тебя когда-то хорошо знала и сейчас вижу: у тебя всегда на уме собственный интерес! - Как ни странно, губы у неё задрожали, и она запнулась. - Я не знаю, какую игру ты затеваешь, плохую или хорошую. Может, ты считаешь её и безвредной. Но одно помни: ты играешь целым островом, его народом, его культурой. А я в проекте отвечаю за пиар. Может, я только мелкий винтик, но здесь я представляю весь проект. И потому, пока ты не вернёшь нам собственность проекта, я от тебя не отстану. Понятно, мистер Фишер?
  - Получил, парень? - дружелюбно усмехнулся Те Киоре, подкатываясь к дверям салона. - Послушайся меня, не спорь, а делай то, что говорит леди. Команда, шлюпку! Быстро, вы, ленивые обормоты! Двое на берег! - Он улыбнулся нам через плечо, в тенях от лампы его лицо казалось кошмарной маской. - И спорю на свою задницу, скоро мы будем опять двоих поднимать на борт!


  Нас снова окутала жаркая, душная ночь, и фонари горели словно в дымке, а наше одинокое такси медленно ползло по району доков, обдавая выхлопными газами неровную мостовую. Водитель откинул голову, и его лицо исказила гримаса, ничуть не похожая на улыбку.
  - Вы не против, если я поеду быстрее? Здесь чего только не случается…
  Я переложил самолетную сумку, от тяжести которой у меня затекла нога.
  - Теперь уже близко. Я только боюсь пропустить нужное место. А потом можешь мчаться на какой хочешь скорости.
  Он ударил ладонью по рулю и в знак протеста замахал другой рукой в воздухе.
  - Не выходите тут! Вы турист! Вы не понимаете! Тут кого только нет - и наркоманы, и бандиты, и психи! Я местный, я крутой, но сюда не суюсь! Здесь нет ни баров, ни девочек, ни музыки - ничего! Давайте я отвезу вас в хорошее место, безопасное! Хозяин там мой друг, он вам плохого не сделает.
  - Сюда, - сказал я, - сворачивай в этот переулок. Он нажал на тормоза, но успел схватить протянутую мной банкноту.
  - Khun, я вам правду говорю! У меня жена, ребенок - как я вернусь домой и лягу спать, если высажу вас с леди в таком месте? Отвезу вас, куда хотите, бесплатно! Ну?
  Он говорил искренне, и я был тронут. Джеки, судя по её лицу, тоже.
  - Мы знаем, что делаем, - сказала она. - Но всё равно, большое тебе спасибо. Езжай домой и не беспокойся о нас.
  - Да, поезжай, - подтвердил я. - Сдачи не надо. С нами все будет в порядке.
  Водитель немного поколебался, стреляя вокруг глазами.
  - Здесь не только плохой народ, - неохотно проговорил он и сморщился, ожидая, что мы поднимем его на смех. - Здесь ещё нечистая сила пошаливает.
  Я улыбнулся и потянулся за нашим багажом. Пальцы нащупали длинный предмет, завернутый в бумагу, я разорвал её, и у меня в руках оказался меч, я поднял его, и он заблестел куда ярче далеких электрических фонарей, вспыхнул и засверкал, как холодные звезды, которые ни за что не желали показываться у нас над головами. Джеки задержала дыхание, словно прикоснулась ко льду, и не отрывала от меня глаз, а водитель уставился на меня с благоговейным ужасом.
  - Ты слышал, что сказала леди? - тихо проговорил я и рассек мечом воздух - раз, другой… - Мы знаем, что делаем. Мы отсюда выберемся, только тебе ни в жизнь не догадаться как.
  К моему удивлению, он вроде бы догадался. Рот у него открылся, но глаза вдруг стали отстраненными, безмятежными, будто он вглядывался в неведомую даль или в давно забытые воспоминания. Словно всё поняв, он быстро кивнул.
  - Возвращайся к жене и ребенку! И спи спокойно, - сказала Джеки. - Не тревожься. Sawaddee kha![82 - Спокойной ночи! (тайск. )]
  Он кивнул, развернул машину и с рёвом умчался прочь, выпустив в знак протеста струю выхлопных газов. Мы смотрели ему вслед. Интересно, думал я, какие давно забытые впечатления мы в нем пробудили, обрывки каких воспоминаний о других странных пассажирах, подобранных здесь и едущих в ещё более странные места; воспоминания, стершиеся в памяти, оставившие только слабый тревожный след. Джеки перевела взгляд на темную улицу за нашими спинами.
  - Ну что ж! Мы же сказали водителю, что знаем, что делаем. Так давай приступим. - Её голос только чуть-чуть вздрагивал.
  Мы взвалили на себя свой небольшой багаж и внимательно огляделись, готовые при первых признаках тумана броситься прочь, затем окунулись в душную темноту улицы. При каждом шаге ремни тяжёлой, как свинец, сумки врезались мне в плечо, оставалось надеяться, что они не лопнут. Вокруг поднималась вонь из люков. Я слышал, как закашлялась Джеки, но сама она, видно, была занята своими мыслями.
  - Слушай, когда ты поднял этот меч…
  - Да?
  - Ты показался мне… даже не знаю, как сказать… не то что другим, наоборот, - как будто настоящим, самим собой. Как будто на самом деле ты и есть такой, каким кажешься, - борец… паладин.
  Тут и я, в свою очередь, поперхнулся. Я сам когда-то в шутку наградил этим званием кое-кого, кто вызывал у меня восхищение, к кому меня влекло. И тот, а вернее, та была чрезвычайно польщена. А теперь и я удостоился такой оценки! И кто же меня так именует… Чтобы скрыть, как мне это приятно, я постарался отшутиться:
  - Премного благодарен за добрые слова, мисси!
  - Ну! - (Я так и видел, как нетерпеливо изогнулись её губы.) - Не стоит благодарности. Я же понимаю, что это всё только внешность. Однако было бы здорово, если бы ты хоть иногда соответствовал этому образу. Смотри, по-моему, гавань!
  Только что никакой гавани не было, и вдруг - она перед нами. Может, я просто плохо вглядывался, но на границах Спирали и Сердцевины вечно происходят такие штуки. Темный конец улицы не слишком изменился: не то чтобы минуту назад была сплошная темнота, а теперь вдруг вспыхнули огни. Скорее казалось, что поблескивающая морось перед нашими глазами постепенно превратилась в подернутую рябью воду, над которой вился легкий туман, и сквозь него проступал свет фонарей. Может, так все время и было, теперь уже гадать трудно. А через секунду под ногами у нас застучали доски мостков, и мы увидели поджидающую нас у причала шлюпку. С воды доносилось тихое поплёскивание, а между мачтами слабо поблескивал подсвеченный красным дым. «Икан-Ю» готовился к отплытию.
  Мы окликнули тех, кто был в шлюпке, наш багаж мгновенно был ловко погружен, а вслед за ним погрузили и нас. Боцман по имени Уолан, огромный детина с Новой Гвинеи, бросил взгляд на мой меч и посмотрел на тёмный причал.
  - Что, столкнулись с кем-то, kiap?
  -  Нет, просто вооружился на всякий случай.
  - И правильно! Отчаливай!
  Шлюпка бесшумно, будто весла были чем-то обмотаны, заскользила по серой глади к темной тени корабля.
  Те Киоре и Батанг Сен ждали на корме, пока мы поднимались по громыхающему трапу. Его сразу подтянули наверх, а шлюпку водрузили на шлюпбалку. Капитан, дымя трубкой, облокотился на медную крышку нактоуза [83 - Ящик для хранения компаса.], в котором хранились компас, рупоры и телеграф машинного отделения. Те Киоре поднялся со скамейки рулевого и затопал по палубе нам навстречу.
  - Точно прибыли, приятель! А мы уж боялись, не придётся ли бедному Шимпу опять рыскать, искать вас по свету! - Он подошёл к нам вплотную и тихо добавил: - Слава богу, не понадобилось, а то твой друг что-то на себя не похож.
  - Шимп? Что с ним такое?
  - Да ничего особенного. Просто приуныл немного. Настроение плохое, и нетерпение его разбирает, будто ему надо скорей что-то сделать, а он не может, и это грызет ему душу. Совсем как с або[84 - Прозвище австралийских аборигенов.]- на них нападает такая лихорадка, им надо обязательно куда-то идти, всё равно куда, только бы идти шататься. А если им никак не вырваться, ну, если их посадили в тюрьму или ещё что, они просто заболевают. - Он покачал головой. - Этих або много умирает в тюрьмах у белых людей. Ну, твой-то приятель, конечно, не умирает. Просто он… - Те Киоре пожал могучими плечами.
  - Пойду поговорю с ним. Скоро мы отплываем?
  - Скоро, скоро, - вмешался капитан, принюхиваясь к туману. - Совсем скоро! И пусть боги пошлют нам ветер.
  - Хорошо, а есть у нас время собрать команду?
  Те Киоре посмотрел на капитана.
  - Есть! - Батанг Сен поднес ко рту металлическую переговорную трубу и завопил: - Все наверх! Все наверх! Пошевеливайтесь, вы, вшивые лежебоки! Вот намажу вам задницы дёгтем и буду жечь вместо ламп! Быстрее!
  И раньше, когда я увидел команду впервые, она показалась мне довольно подозрительной. Но сейчас, как только они, толкаясь, разместились под перилами полуюта, их вид нагнал на меня страх. Джеки даже отпрянула, увидев, с кем ей предстоит путешествовать, и я вполне разделял её чувства. Малайцы в ярких рубашках и мешковатых штанах, с волосами, перевязанными у кого тряпкой, у кого золотой тесьмой; полинезийцы в лава-лава[85 - Набедренная повязка или юбочка.], представители разных индонезийских племен в саронгах, блещущие подпиленными зубами; тут были и новогвинейцы, такие как Уолан, - чернокожие, с мелкими завитушками на голове, выряженные кто во что горазд - от цветастых сорочек и бриджей восемнадцатого века до передничков, сплетенных из травы. Индейцы в набедренных повязках и золотых украшениях, японцы в рубахах из грубых бумажных тканей, здесь были даже европейцы, хотя отличить их от прочих было уже трудно - от загара кожа у них задубела и стала коричневой, а одежда представляла собой причудливую смесь. И у каждого из матросов был при себе по меньшей мере один кинжал, а на поясах красовались целые
наборы ножей, к которым то и дело тянулись их руки. Кое у кого за спинами висели небольшие арбалеты, один заросший седой щетиной европеец опирался на огромный лук, а над его плечом торчал целый сноп стрел. У некоторых новогвинейцев были копья, там и сям мелькали какие-то мушкетоны, кремневые ружья, хотя на Спирали огнестрельное оружие считалось такой же роскошью, как и паровые котлы, - в её лабиринтах не могли развиваться отрасли промышленности такого рода.
  Но какими бы ни были члены этой команды - черные, коричневые или желтые, выражение их лиц было одинаково. И мне оно совсем не нравилось. Нахмуренные, искаженные гримасами или шрамами, зловещими отметинами их буйного прошлого, эти лица слишком хорошо сочетались с их оружием. Не нравились мне и их кошачьи позы, выражающие готовность в любую минуту наброситься на первого попавшегося или, наоборот, отразить любую атаку. Словом, Те Киоре охарактеризовал их точно: шайка отъявленных головорезов. Я порадовался тому, что они на нашей стороне, и понадеялся, что так оно дальше и будет, поэтому я готов был улещивать этот сброд. Но что если они прервут мое выступление, и в меня полетят стрелы?
  Ничего не поделаешь, нужно было добиться, чтобы они с охотой и готовностью несли свою службу. Они рисковали жизнью, но на Спирали без этого не выжить, а когда живешь долго, надо есть, а денег ни у кого на всю жизнь не хватит. Так что если нашим матросам предстояло подвергать себя риску, лучше им знать, во имя чего они рискуют. Размышляя об этом, я понял, что передо мной обычная проблема менеджера, в принципе ничем не отличающаяся от необходимости убедить целое учреждение или уломать одного торговца. И вообще, я понял, что эти субъекты во многом напоминают кое-кого из коммерсантов, с которыми мне приходилось сталкиваться. Вряд ли вы имеете представление о хищниках, если вам не приходилось выступать перед залом, набитым агентами по продаже.
  По знаку, поданному Батангом, я вышел вперед. В руке у меня все ещё был меч, и, когда я положил его на перила, ропот команды сразу замер.
  - Да! - громко объявил я. - Мне предстоит сражаться! Какая-то сволочь похитила груз, который вам надлежало везти этим рейсом. От этого груза зависит, жить или умереть населению целого острова, островитянам, каких, наверное, и среди вас много. Украв мой груз, грабители выставили меня дураком. Вернуть груз для меня дело чести. Но я нуждаюсь в помощи - в вашей помощи! Искать груз будет нелегко. Мои враги - враги мощные, нам придется иметь дело и с ворожбой, и с мечами. В сделке, которую мы заключили с вашим капитаном, об этом не упоминалось, поэтому каждому, кто согласится помогать в этом рейсе, положена особая плата. Премия! - Я расстегнул сумку, надорвал лежащий в ней пакет и достал монеты - талеры, кроны, флорины, цехины, испанские унции и маленькие китайские слитки, - с тихим мелодичным звоном я начал пересыпать их между пальцами. - Золото!
  По команде словно волна прошла, все сгрудились поближе, чтобы лучше видеть, и слышался только гул возбужденных голосов.
  - За участие в том, что нас ждёт, каждому будет заплачено вдвойне! Каждому - от капитана до последнего матроса! - (Голоса загудели громче, и возбуждение, охватившее толпу, передалось даже мне.) - А если мы вернём похищенное, - прокричал я, - и доставим по назначению в целости и сохранности, тогда я заплачу всем столько же ещё раз! Вот, глядите!
  Я схватил две пригоршни удивительно тяжелых монет и поднял их высоко над головой. Видимо, это возымело действие, так как в глазах матросов вдруг вспыхнул огонь и зажёг их сердца и души; им важны были не только деньги, их взбудоражил вызов и плата за страх - ведь только ради этого и стоит жить! Вызов сверкал в моих поднятых руках ярким пламенем, затмевающим первые лучи стремительного тропического рассвета.
  - Боги! - вскричал Батанг Сен и, молитвенно сложив старчески искривленные руки, поднял их, как и я, над головой. Потом резко опустил и, ударив по ящику для компаса, словно в гонг, хриплым слабым голосом начал выкрикивать команды: - Все по местам! Мистер первый помощник, поднять якорь! На полных парах!
  - Якорная команда! - зарычал Те Киоре, шагая по мостику. - Поднять якорь! Матросы - на мачты, кочегары вниз! За дело! Не то засуну в паровой котел и буду на вашем жире рис варить! Быстрей крутите ворот! Нагнулись и поднялись! Нагнулись и поднялись!
  Шум начался невероятный, выкрикивались команды, по добела выскобленным доскам палубы с грохотом топали ноги, от этого топота палуба под нами сотрясалась и стонала. Лязгающую якорную цепь подняли и якорь укрепили на кат-балке. Стройная труба вдруг загудела и выплюнула сажу и пепел, выплюнула так высоко, что налетевший бриз подхватил и унес их, не дав им запятнать палубу. Звонил колокол, стучал телеграф из машинного отделения.
  - На полных парах, шкипер! - крикнул Те Киоре.
  Батанг Сен что-то прокричал в ответ и дернул за таль-реп. Труба оглушительно засвистела. Джеки, заткнув уши, попятилась и чуть не упала, когда палуба качнулась. Я подхватил её, обнял, и мне стало хорошо - от близости Джеки и от всего вместе меня, как когда-то, охватило веселое возбуждение. Пароход зачавкал, потом вдруг медленно запыхтел, а когда колеса завертелись и вспенили воду, откуда-то сверху спустился туман. Медленно, величаво громадная шхуна поворачивалась носом к восходящему солнцу, словно к нему из гавани вела дорога.
  Я крепко прижимал к себе Джеки, она стояла, прислонившись ко мне спиной, и мои руки охватывали её гибкую талию. Пульсация колес отдавалась в нас обоих одновременно, словно мы были одним целым. Нос шхуны опускался и поднимался, опускался все глубже и поднимался все выше - мы выходили из гавани, включаясь в бесконечное покачивание, вписываясь в древний ритм всех морей в мире и за его пределами. Но вот мы повернулись носом к открытому океану, этому бесконечному пространству, держащему в своих объятиях все моря Земли, в нем небо встречается с морем, они перенимают цвет друг у друга, отражаясь друг в друге, так что всякая граница между ними стирается в блеске рассвета.
  А потом над бушпритом (ведь паруса ещё не были подняты) перед нами открылось небо, путь в облаках туда, где море и небо соединяются. Мы увидели архипелаг островов и пылающие просветы между ними. Это был не тот архипелаг и не те острова, вдоль которых я когда-то проплывал, - эти были ярче, менее серые, сотни пастельных оттенков сверкали на фоне сапфирового блеска, который слепил глаза. Берега островов были залиты золотым светом, об них бился прибой, над волнами с ликующими криками носились морские птицы. Ветры, обдувавшие нас теплым, ласковым дыханием, несли густые пряные запахи кедра и корицы, кардамона и гвоздики, перца, имбиря, куркумы и тамаринда, тяжелый мускусный аромат орхидей, острый запах дорожной пыли и высохшей земли. Джеки в кольце моих рук напряглась, глаза у неё расширились от изумления. Я вспомнил, как потрясло меня это зрелище, когда я увидел его впервые: головокружительная бесконечность, волнующее ощущение безграничных возможностей, холодящий ветерок вечности - он пронизывает до костей, но и пробуждает от тревожного сна, призывая к искрящейся жизни. Я вспомнил слова, которые
выкрикивал Джип. Я повторил их, а за мной и Те Киоре, и кое-кто из команды. Ибо ни один человек, сколько бы он ни жил на свете, не может не поддаться очарованию того мгновения, когда палуба вдруг поднимается под его ногами все выше и больше не опускается и вы плывете на волнах света дорогой восходящего солнца, в море лазури, в бесконечные просторы Спирали.
  Мы плывем! За пределы рассвета! Покидаем пределы земли!
  И как бы в ответ, на фок- и грот-мачтах раскрылись паруса, натянулись, расправились с такой силой, что корабль даже вздрогнул. На бизань-мачте [86 - Фок-мачта - передняя мачта на судне, грот-мачта - вторая спереди и самая высокая, бизань - самая задняя мачта.] поднялся гафель [87 - Гафель (голл. Gaffel, букв, «вилка») - рангоутное дерево, нижним концом упирающееся в мачту, а верхним подвешенное к ней под углом; служит для прикрепления верхней кромки паруса.] и взмыл треугольный парус, сияя белизной на фоне дыма, который стлался за нами, пока ветер не уносил его в небытие. И я чувствовал себя таким же легким, бесплотным, как этот дым, словно и меня может куда-то унести порыв ветра, но ко мне прильнула отнюдь не бесплотная Джеки, её тело подрагивало от каждого глубокого вздоха, казалось, я обнимал завернутый в шелк коралл. Вдруг она, как строптивая кошка, изогнулась, разжала мои руки и, высвободившись, уцепилась за перила, а когда я собрался взять её за плечо, меня коснулась тяжелая рука.
  - Привет вам обоим от шкипера, - пророкотал Те Киоре, - и после того, как стюард покажет вам ваши каюты, не согласитесь ли вы зайти к нему и выпить стаканчик-другой за успешное плавание?
  Я поймал взгляд Джеки и кивнул. В этих широтах церемонии и ритуалы имеют первостепенное значение, ну и хорошие манеры тоже.
  Джеки слабо улыбнулась.
  - Передайте ему, что мы с радостью принимаем приглашение, придём через минуту. С удовольствием выпьем - только не арак, если это возможно!


  Джеки одернула рубашку, подтянула джинсы, пригладила волосы. Всё это, не глядя на меня. Я её не торопил. Нам о многом надо было поговорить, но не здесь и не сейчас.
  На кормовой галерее расставили складной стол, за ним уже сидели Батанг, Те Киоре и Шимп. Когда вошла Джеки, капитан и маори встали и поклонились: Батанг в классической малайской манере, Те Киоре совершенно в викторианском стиле, так что я даже задумался, когда и где он получил образование. А Шимп только поднял глаза и пробормотал что-то, скорее всего по-голландски. Он был не похож сам на себя - всегда пышущего энергией, что я решил сначала, будто у него морская болезнь. Однако, когда Джеки проявила по этому поводу беспокойство, он несколько ожил и заверил всех, что совершенно здоров.
  - Gezond bin ik! [88 - Я здоров! (голл. )] Просто время наступает, вот и всё. У меня ведь назначено время, когда я должен вернуться!
  - Не беспокойся, - сказал я, - мы тебя доставим к сроку.
  Он кивнул.
  - Нет, я понимаю, но всё больше и больше тревожусь, каким-то будет это возвращение. Я и так уже слишком далеко заехал, а впереди у меня важное дело. Так что хочешь не хочешь - приходится волноваться.
  Больше он ничего не объяснил, но вскоре взял себя в руки и приободрился, так что мы позабыли о его прежнем унынии.
  Вдруг Джеки подняла глаза, прижала руку ко рту и воскликнула:
  - Темнеет!
  Те Киоре отставил большой палец.
  - Ничего удивительного - так всегда и бывает, когда солнце садится. Если вы недовольны, обращайтесь к небесной администрации.
  - Да… конечно, но ведь только что, меньше часа назад, был рассвет! Вы снова надо мной смеётесь!
  - И со мной точно так же было! - усмехнулся я. Я не мог удержаться от смеха, Батанг хихикал, как начинающий упырь, и даже Шимп фыркал в бороду. - И мне точно так же отвечали, когда я удивлялся. Помнишь поговорки «Восточнее солнца и западнее луны», «Минуя рассвет, погружаемся в ночь»? Предупреждать тебя смысла не было, ты всё равно не поверила бы, пока не увидела это собственными глазами. Опять же точно так, как в свое время я.
  Джеки одним глотком прикончила свой джин и встала - медленно и с достоинством.
  - Кажется, у меня начинает болеть голова. Пойду в каюту, прилягу. Мне всё равно, по какую сторону солнца мы очутились, но вы-то четверо - сборище типичных самодовольных мужланов! Вот и всё, что я хотела вам сказать напоследок.
  Её плечи напряглись, когда она постаралась подавить подступающую икоту и, осторожно ступая, проследовала по корме к трапу. Я пошёл за ней - вдруг ещё свалится со ступеней, но она уже шествовала через салон. Дверью, ведущей к каютам, она хлопнула с такой силой, что, наверное, испугалась сама.
  - Да, - потягиваясь, заметил Те Киоре, - леди решила вправить мне мозги. Как насчет ещё одного захода? Эй, стюард!
  - Ну, во всяком случае она отдохнёт, у вас такие удобные каюты…
  - Верно? Шикарные! Этому парню, который построил пароход, следовало отвалить немалые деньги. Небольшое судёнышко, но до чего же роскошно отделано - все эти мраморные головки и прочее! Впрочем, владелец судна правильно поступил, что расстался с ним.
  - Почему же?
  Батанг улыбнулся, и улыбка эта мне не очень понравилась.
  - А вот по той поговорке, которой Те Киоре меня научил, - «На тот свет с собой не унесёшь». Понятно?
  - О да! - задумчиво произнес я. - Понятно!
  К ночи поднялся ветер, колёса стали не нужны, и машина замолкла. Мы шли полным ходом, и Батанг экономил топливо. Спать мне не хотелось. Я спешил насладиться вновь обретённым богатством этого мира - пением снастей, звездами над головой, причудливыми картинами облаков, тонущих в тени под ярко сверкающей луной. А под нами до невидимого горизонта распростерлось море, призрачное, словно во сне, - спокойно вздымающаяся пелена тумана. Под ней, скорей всего, блестела неподвижная вода, а может быть, мы и вправду плыли над Землей. Сейчас это не внушало мне беспокойства, как когда-то. Сейчас, когда рядом была Джеки, все мои сомнения и удивление словно бы перешли к ней, а мне реальность представлялась только как выцветшие разрозненные воспоминания о когда-то любимой книге. Эта ночь была всего лишь ночью, следующей за каждым рассветом, обычная тень наступающего дня, который ещё бредет по миру, тень всех дней, которые предстоит прожить, если сумеешь. Это была тень самого времени - бесконечный морской путь по Спирали.
  Уолан, стоя у руля, тихо напевал - песню тробриандцев [89 - Тробриандские острова - коралловые острова в Соломоновом море (Тихий океан).], как он сказал мне, воспевающую их легендарную праматерь Имдедую:


  - Имдедуя, успокой меня у своей груди.
  Я - Полуночное Солнце,
  Я зачахло, исхлестанное волнами моря.
  И день и ночь я стремлюсь к тебе, Имдедуя!


  Я облокотился о перила и задумался: что бы было, если бы я решил остаться на Спирали и вернуться домой неизвестно когда или вообще не возвращаться? Кем бы я тогда, интересно, стал? Я так глубоко погрузился в эти мысли, что, когда кто-то оперся о перила рядом со мной, даже подпрыгнул.
  - О! - удивился я. - Это ты! Я не ожидал, что ты так скоро проснешься.
  Джеки вздохнула.
  - Проклятые колеса! Сначала я не могла заснуть из-за их стука. Потом он стал меня даже убаюкивать. И вдруг - на тебе! - стук прекратился! Их что, остановили, да? И теперь я снова не могу заснуть.
  - Тебе всё равно лучше побыть здесь, на свежем воздухе. Красота, правда?
  В этот раз её вздох прозвучал по-другому.
  - Да! Хотя красота тревожная! Никогда не думала, что такой, как ты… впрочем, нет, это несправедливо. Просто я никогда не думала, что на тебя такие вещи действуют. Мне казалось, что ты к такому равнодушен.
  - Мне тоже так казалось. А выходит, внутри у меня это сидело.
  - Интересно, - проговорила Джеки с неожиданной кротостью. - Послушай, Стив, может, я спрашиваю глупость, но ты говорил, что здесь - за пределами Втулки, или Сердцевины, или как вы там это называете, - витают тени множества разных мест.
  - Ты правильно подобрала слово - «тени». Можно, правда, называть это проекциями - отражениями, которые Сердцевина отбрасывает во вневременное пространство. Часто они накладываются друг на друга, так что разные времена соседствуют друг с другом или переплетаются между собой. Я плавал однажды с капитаном семнадцатого века, утверждавшим, что он может водить автомобиль.
  - Звучит дико! Какая путаница!
  - Хотя я здесь не так уж много видел, я бы этого не сказал, никакой путаницы нет. Говорят, что тень места часто выглядит более реально, чем само место.
  - Более верной духу этого места?
  - Ты схватываешь быстрей, чем я. Да, вроде бы в отражении сконцентрированы все характерные черты. Всё, что составляет особенность данного места. Это, так сказать, его архетип. Возможно, такого места в действительности даже никогда и не существовало.
  - Именно так, - задумчиво проговорила Джеки. - Видишь ли, я размышляла: может быть, и с людьми здесь происходит то же? С теми, кто сюда попадает. Вот, например, ты, - по-моему, ты как раз иллюстрация к этому. Ведь ты бываешь таким отъявленным хладнокровным эгоистом.
  - Знаю, нечего это повторять. Я был таким когда-то давно. А теперь я, как и ты, совсем другой.
  - Не по отношению ко мне, я не это имею в виду. Я хочу сказать, что ты никогда не был только эгоистом, иначе с чего бы, если уж на то пошло, я в тебя влюбилась? И здесь я вижу тебя таким, какой ты есть, но чего-то в тебе больше, чего-то меньше. О… черт! - Она облокотилась на перила и подперла руками голову. - Нет, всё не так просто. Но чем больше я пытаются докопаться до смысла…
  Я поднял бровь.
  - В Спирали veritas [90 - Истина (лат. ).], ты это имеешь в виду?
  Джеки встряхнула головой, да так, что светлые волосы чуть не хлестнули меня по лицу.
  - Вот в этом ты весь! Ты и дома не преминул бы свести все к чему-нибудь в этом роде. Лишь бы не ломать себе голову.
  - Не знаю! - возразил я, ощущая, как где-то что-то зачавкало, словно снова заработали колеса. - Я изменился, я это сам ощущаю с тех пор, как мы… Черт! С тех пор, как я тебя бросил! Но ведь, ясное дело, за столько лет человек должен измениться - ведь шестнадцать лет прошло! Ещё хорошо, что я изменился в лучшую сторону, - наверное, на меня Спираль подействовала. Я стал гораздо больше, чем раньше, думать о других. Но и тогда я попал сюда из-за того, что кое о ком слишком много думал.
  В лунном свете волосы Джеки отливали серебром. Стоя рядом, она скосила на меня глаза.
  - Знаешь, Стив, дорогой, я понятия не имею, о чем ты говоришь.
  Я глубоко вздохнул.
  - Вот о чём… Ты, наверное, права. Здесь, на Спирали, люди меняются, их сущность проявляется ярче. Я видел, как это бывает, причем меняются кто в лучшую, а кто в худшую сторону. И поэтому я, пожалуй, решусь сказать тебе кое-что, чему ты должна поверить. При других обстоятельствах я бы тебе этого не сказал.
  Джеки пожала плечами.
  - Давай. Попытка не пытка.
  - Ну ладно! Я… - Я задохнулся. Давай, давай, парень, говори! - Я был безголовым, свихнувшимся болваном, оттого и расстался с тобой. Я уже давно понимаю, какую дурость совершил, может, и всегда понимал. Но не мог сознаться самому себе, боялся ощутить себя полным выродком. Ну и пустился в рассуждения. И дорассуждался до того, что разучился чувствовать. Я ушёл в себя. Потом заледенел. Я страшно обидел тебя, но и с себя содрал кожу. Почти разучился общаться с людьми, растерял друзей.
  Джеки, отвернув от меня лицо, все ещё стояла, опираясь на перила. Она опустила голову, и лица не стало видно из-за упавших на него волос. Инстинктивно я потянулся, чтобы их погладить.
  - Я не прошу у тебя прощения. Что сделано, то сделано. - И снова я, поддаваясь какому-то порыву, провел рукой по её волосам, погладил шею, моя рука скользнула по её лопаткам вниз, по спине. Джеки внезапно выпрямилась, и моя ладонь очутилась на её талии. Джеки дала притянуть себя ближе - уже во второй раз за этот день. Подняв глаза, она смотрела мне в лицо, дышала моим дыханием. Светлые волосы, бледная кожа, белая блузка - в жемчужном свете луны Джеки казалась искрящейся статуей, вылепленной из блестящего снега. При этом грудь её нежно прижималась к моей, её тепло проникало в меня сквозь странный Джипов кожаный костюм. Моя рука лежала на поясе её джинсов, я привлек её теснее к себе, другой рукой отстраняя с её лица, с приоткрытых губ пряди светлых волос, я прижимал её к себе все сильнее, как бы формуя её мягкое, стройное, податливое тело, и она сама медленно обхватила меня руками. Я приник губами к её губам, ощутил касание кончика её языка, но…
  - Эй, на палубе! - раздался крик. - Паруса! Паруса!
  Мы отшатнулись друг от друга и принялись оглядываться. Но не успели и слова сказать, как на палубу высыпала, казалось, вся команда. Тревожный крик впередсмотрящего взволновал всех.
  - Что ты орешь? - прокричал Уолан. - Где паруса?
  - За нами! Не то три паруса, не то четыре!
  - Чёрт побери! Парень прав! - встревоженно проговорил Те Киоре. Он слегка взмахнул подзорной трубой. - Даже снизу, отсюда, я вижу два, да вот вроде и третий. Как назло, луна так шпарит! Две мачты, это кеч[91 - Небольшое парусное судно (индонез. ).] с марселями [92 - Марсель - парус трапециевидной формы], а вон ещё три кливера! Будь все проклято! Знаю я, чем это пахнет! Что скажете, шкипер?
  - Не повезло! Вот что! - пролаял Батанг Сен ещё более отрывисто, чем обычно. - Видите? Pinisi![93 - Пиратские шхуны (индонез. ).]
  - Что? - воскликнула Джеки.
  - Pinisi! - с яростной настойчивостью повторил Батанг и сунул подзорную трубу прямо в лицо Джеки. - Boegis! Pinisi!
  Те Киоре кашлянул.
  - Он хочет сказать, что эти парусники за нами - местные шхуны, prahus. Только не простые шхуны, они все Boegisprahus, их ещё называют pinisi, понятно?
  - Ах вот оно что! - с облегчением вздохнула Джеки - А я уж встревожилась. Но ведь наш капитан тоже из этих боеги? Верно?
  - К сожалению! В том-то и соль. Они все мусульмане, а Батанг человек старой веры - он всё ещё держится за индуизм.
  - Да! В том-то всё и горе! - закивал Батанг. - Может, это мои двоюродные братья, может, просто друзья. А может, отъявленные негодяи-пираты. А может, и то и другое вместе! К востоку от солнца до сих пор есть старые боеги, сохранившиеся от плохих времен. Хорошо, если они следуют за нами случайно. А вдруг нет?
  - Но они такие маленькие по сравнению с вашим кораблем, - вставил я. - Разве мы не можем просто обогнать их и уйти или победить в бою, если дойдет до этого?
  - Может, у них большие команды, много оружия!
  Я кивнул и вздрогнул - во мне взыграл адреналин.
  - А выстрелить в них для острастки вы не можете? Пока не узнаете, кто они?
  Ветерок принёс глухой звук удара.
  - Может, и выстрелим.
  Но в воздухе что-то с громким треском взорвалось, как раз над правым бортом.
  - Фейерверк! - рявкнул Батанг.
  - Что это, СОС? - удивился Те Киоре.
  - Эй, на палубе! - крикнул впередсмотрящий. - Сигнал бедствия по правому борту! Pinisi остановились!
  Мы и сами это видели, даже без подзорной трубы, - белая точка замерла на фоне серого пустого неба.
  - Наверное, другие поплывут ему на помощь! - воскликнула Джеки.
  - Похоже на то, - согласился Те Киоре.
  - Но мы-то ближе, мы можем подоспеть к ним скорее.
  - Да, если раздуть пары. Я вот только думаю, шкипер…
  Батанг нетерпеливо облизал губы.
  - Шимп, ты же волшебник! Посмотри!
  Шимп со стонами приковылял и остановился рядом со мной, кляня все на свете, возмущенный тем, что его разбудили. Когда я рассказал ему о показавшихся prahus, он угрюмо уставился в сгущающуюся темноту и понюхал воздух.
  - Что-то с ними не совсем чисто, но они тоже плывут к востоку от солнца. Сильных враждебных чар не чувствую - больше ничего не могу сказать.
  Батанг с минуту поразмышлял, потом схватил переговорную трубу и повернул рукоятку машинного телеграфа.
  - Разводи пары! Идем проверить! Осторожно!
  Колеса снова захлюпали, Уолан медленно повернул руль, а над головами у нас потрескивали от свежего рассветного ветра паруса. Мы с Джеки стояли, тесно прижавшись друг к другу, и помалкивали, захваченные своими переживаниями и тем, что происходило вокруг. Мы вглядывались во все приближавшуюся пострадавшую prahu. Она, видно, на самом деле терпела бедствие, одна мачта сильно кренилась при малейшем покачивании. Шхуна тяжело переваливалась, как будто в неё набралась вода или оторвался груз в трюме. Становилось все светлей, и я вдруг со щемящей остротой вспомнил странное мимолётное ощущение, которое испытываешь, когда прыгаешь с корабля на корабль, и кажется, что под тобой сама бесконечность, хотя это всего лишь море.
  Мое беспокойство усиливалось, и в конце концов я, погладив Джеки по плечу, попросил её подождать меня и спустился вниз. По двум причинам. Во-первых, надо было вооружиться мечом, во-вторых, здешние каюты для гостей были оборудованы всеми личными удобствами, столь же роскошными, хоть и несколько облезлыми, как и все прочее на судне. Возвращаясь и с удовлетворением чувствуя, как меч постукивает по ноге, я столкнулся с Те Киоре, вооруженным его палицей-мечом. Мы смущенно улыбнулись друг другу, как гости, сбегающие с вечеринки.
  - Скорей всего, у страха глаза велики, - извиняющимся тоном проговорил он, - но кто знает, подстраховаться никогда не мешает, верно?
  Я кивнул, и мы поднялись на палубу. Было почти светло, небо серело, рваные клочья тумана поднимались вверх какими-то странными витками. Теперь уже хорошо видны были высокие, похожие на плавники акулы паруса терпящей бедствие шхуны, они быстро приближались к нам. Только один человек у нас на борту не принимал участия в общем беспокойстве: Шимп по-прежнему сидел на палубе в позе лотоса, привалившись к перилам, скрестив ноги и упираясь башмаком одной ноги в колено другой. Он казался грубой, лохматой пародией на Будду, но, судя по тому, как подрагивала от храпа его рыжая борода, он отнюдь не предавался медитации. У руля стоял сам Батанг, бормоча неразборчивые команды, похоже было, что он описывает большой круг, подходя к шхуне не самым коротким путем. А шхуна качалась с боку на бок, и команда, цепляясь за реи и планширы, махала нам руками и звала на помощь.
  Батанг отдал какую-то команду, колеса остановились, и на палубу выбежали матросы с линями, но капитан приказал ещё что-то, и я почувствовал под ногами знакомое сотрясение.
  - Что это? - испуганно воскликнула Джеки.
  Я показал на палубу. От перил откатывали длинный лафет, ярко раскрашенный зеленым и красным, ствол из позеленевшей бронзы был покрыт золочеными чешуйками, а две рукоятки имели вид крыльев, жерло же казалось широко раскрытым ртом какой-то рептилии. Вокруг возилась команда.
  - Не очень-то капитан доверяет своим родичам!
  - Наверное, судит о них по себе. Итак, мы приближаемся, но почему с наветренной стороны? Странно! Эй, Держись!
  Нас подняло на большой волне, матросы начали крутить линями с крюками на конце.
  И вдруг словно ад разверзся.
  Шум был невероятный. Сперва я подумал, что раньше времени выстрелила пушка, но оказалось, она свалилась набок, придавив кричащего матроса, а дым поднимался с нижней палубы. Матросы соседней шхуны, только что беспомощно цеплявшиеся за реи, с дьявольским визгом влетали к нам на борт на веревках; прибой из людских тел бился о наш корабль, атакующие лязгали саблями и стреляли из пистолетов. Нападение пиратов казалось внезапно нахлынувшим кошмаром.
  Джеки закричала, Те Киоре выпустил струю замысловатой брани, я, наверное, тоже орал, а Батанг Сен дергал ремень свистка. Но при этом он ещё и решительно налег на руль, так что мы круто повернулись. Ветер наполнил наши паруса и понес вперед, волны вздымали корабль, и мы сразу оставили пиратскую шхуну далеко позади, оборвав их тросы, отчего половина бандитов, не завершивших прыжок к нам на борт, оказалась в море. Батанг совершил блестящий маневр, видно, он держал его в уме, когда подходил к зовущим на помощь с наветренной стороны. Победные кличи пиратов сменились криками ужаса, когда несчастные боеги попадали - куда? Над блестящим, нестерпимо голубым морским простором сиял рассвет, а тумана как не бывало. Колеса снова заработали с прежней силой, поднимая фонтаны брызг.
  Не сделай Батанг этого решительного поворота, нас одолели бы в несколько минут или во всяком случае завязали бы с нами бой, пока не подоспели остальные. На этой шхуне было, как видно, не меньше сотни пиратов - весьма внушительное количество, если учесть ещё и пушки. И половина этой братии оказалась у нас на борту, где шла настоящая баталия.
  - Если они попортят колеса или перережут крепления, мы трупы, - проорал Те Киоре. - Пошли!
  Мы вместе бросились к ограждению полуюта, но там уже кишели пираты, наобум палившие из пистолетов. Я крикнул Джеки, чтобы она укрылась внизу, размахнулся мечом и сбросил сразу троих за борт, потом перегнулся через перила и начал рубить видневшиеся внизу головы. Те Киоре добрался до трапа и прокладывал себе путь дальше, разя врагов налево и направо. Лезвие его палицы-меча, поднимая фонтаны искр, разбивало на куски сабли. Он добрался до палубы, пираты подались назад, и я, перемахнув через перила, прыгнул на освободившееся место, не прекращая рубить мечом всех, кто попадался под руку. Конечно, это было не по правилам, но сразу изменило положение дел. Те Киоре врезался в толпу пиратов, награждая их глухими ударами, он крушил их тела и черепа, отбрасывая вражеские сабли, словно соломинки, прокладывая широкую дорогу по всей палубе. Крича и вопя, он собрал за своей спиной целый хвост из раскиданных в разные стороны членов нашей команды, а по мере того, как мы продвигались вперед, к нам присоединялись и остальные. Конечно, выстрелы из пистолета могли остановить маори, но пираты успели выстрелить только по
разу, а затем у них уже не было времени перезаряжать пистолеты. Я двигался вперед рядом с Те Киоре, рубя и коля мечом в обе стороны, и вдруг увидел, как один из пиратов, засевших на наших реях, целится в нас из пистолета. Но просвистевшая откуда-то сзади стрела аккуратно сбросила его с насеста. По трапу полуюта карабкался высокий стрелок из лука, наметивший себе новую цель, но на него налетел орущий пират и ударил его топором в живот; лучник рухнул.
  И тут я увидел, как Джеки, так и не ушедшая с палубы, держа обеими руками пистолет, целится во владельца топора. Пистолет выстрелил и вылетел у неё из рук, пират круто повернулся и упал. Я услышал, как засмеялся, точно гиена, Батанг. К моему ужасу, Джеки, встряхивая онемевшими после выстрела руками, сбежала с полуюта прямо в кашу на палубе. Я повернулся было, чтобы броситься к ней, но один из пиратов замахнулся на меня саблей, в ответ я ударил его мечом раз, другой, повалил на колени и рубанул мечом по горлу. Джеки тем временем подняла лук убитого.
  - Оставь, дурочка! - гаркнул я. - С этим не справишься, это тебе не пистолет.
  И замолчал. Джеки ловко вставила стрелу, уперла её в свой большой палец, натянула тетиву и отпустила. Захлебнувшись криком, упал ещё один пират, из горла у него торчало оперение стрелы. Джеки застрелила ещё одного, бросившегося от неё бежать.
  Но вот Те Киоре со своей свитой обогнул люк и двинулся в обратный путь, тесня пиратов к правому борту, к леерному ограждению, за которым было только море. Однако в море оставался шанс на спасение - вдруг кто-то их подберет, палуба же являла собой сущую мясорубку. Большинство пиратов предпочло море.
  Но увы, они забыли о колесах. А их шум вдруг странно изменился, крики, смешавшись с их глухим чавканьем, замерли, а потом колеса заработали на свой обычный лад. Лицо Джеки исказилось, она выронила лук, и внезапно её начало неудержимо рвать.
  Я подскочил, оттащил её в сторону, хотел обнять. Она затрясла головой, но я не выпустил её.
  - Джеки! Что с тобой? Ты не ранена? Я и не думал, что ты умеешь управляться с луком!
  - Сто лет в руках не держала, - хрипло ответила Джеки, дыхание её от испуга и отвращения было несвежим. - Никогда не стреляла, кроме как в мишень. А тут меньше десяти ярдов - промахнуться невозможно. И попала прямо в горло, надо же!
  Она покачала головой, будто в панике, но я крепко прижимал её к себе. На секунду она закрыла глаза, и по телу её пробежала судорога. Легкая, вытянутая, как струна, Джеки казалась просто статуэткой из бальзы!
  Вдруг нам на плечи легли чьи-то тяжелые руки и развели нас в разные стороны.
  - Жаль разлучать такую счастливую парочку, - сказал Те Киоре. - Ловко вы пальнули из этой однострунной арфы, мисс! Вооружайтесь ею, бедняге Игроку она больше ни к чему. А вам пригодится. Мы ещё по самое горло в неприятностях. Вон, оглянитесь!
  За нами гнались три большие шхуны. Их паруса белели, как огромные акульи плавники. Наш маневр дал им возможность настичь нас. А на «пострадавшей» шхуне поспешно выпрямляли мачту, чтобы принять участие в погоне. Все мы вздрогнули, когда вдруг что-то с визгом пронеслось между мачтами, ветер взъерошил волосы у нас на головах, что-то с шипением бухнулось в залитую солнцем воду.
  Те Киоре смачно выругался:
  - Черт побери! Мы уже в зоне обстрела! Эй, у пушки!
  Но ни пушки, ни её команды больше не было. Заряд крупной картечи, выпущенный пиратами, в щепки разнес лафет, исполосовал командора и матросов, стоявших с одной стороны, и опрокинул саму пушку на тех, кто находился с другой. Попавших под пушку, окровавленных, с переломанными костями, вытаскивали их товарищи, и вид их надежды не внушал. В моей душе поднимался протест. Эти люди, которые, наверное, пережили в пять раз больше моего, теперь уничтожены, как жалкие отбросы, и во имя чего? Ради меня? Ради доброго имени нашей фирмы? Или ради того, чтобы зеленели леса и рос рис на полях острова Бали и не погибла его древняя мудрая культура?
  - Так! - завопил Те Киоре. - Четыре человека с левого борта! Катите вашу несчастную пушку на правый борт и укрепляйте её там!
  - Пушку с левого борта? Так у вас их всего две? А я-то ещё считал, что «Непокорная», на которой я плавал, слишком скудно вооружена!
  Те Киоре выкатил на меня глаза.
  - Мы же грузовой корабль, а не какой-нибудь бандит-капер! Для нас двух двенадцатифунтовых пушек на носу и на корме и то много. Эти паршивые пиратские шхуны, видно, вооружены до зубов! Всё равно мы им устроим веселую жизнь! - Он подозвал к себе одного из матросов: - Бугай, да-да, ты! Будешь командиром орудия. А Чен, Баг О'Нейл, Рукус… надо бы ещё одного…
  - Те Киоре, - неуверенно окликнул его я, - я состоял одно время при пушке…
  - У старика Пирса? Ура! По местам! Ну, черти! Чего встали? Вперед, заряжайте, палите, сколько эта чертова пушка выдержит! Матросы - на реи! Прибавить паруса! Боцман - вниз! Несите мушкеты! Да бегом, вы, черти полосатые!
  Можно было не подгонять нас, выстрелы гремели слева и справа, и сыпавшаяся градом картечь прошила парус над кормой. Когда мы мчались по палубе, я прихватил прибойник, и пока пушку принайтовывали к месту, стал забивать заряд в её драконью глотку, а вслед за ним и небрежно скрученные в жгуты куски пакли, которые затем увенчали огромным ядром. Я добавил ещё пакли, и старый китаец, назначенный командиром, навёл пушку на первую преследующую нас шхуну, взял рожок и начал было сыпать порох в затравник, но вдруг повернулся и упал спиной прямо на пушку. Я поймал падающий рожок и увидел, что китаец раздирает руками грудь и кашляет кровью; ветер донес слабое потрескивание.
  - Из мушкетов палят, сволочи, - пробормотал европеец по имени Баг О'Нейл и схватил прибойник.
  - Из такой дали?
  - Ну, если стрелки меткие, им это нипочем. А эти, наверное, не только на одни прицелы полагаются, знаю я их! Пригнись, ребята!
  Пальник убитого Вутая - кусок тлеющего фитиля - покатился по палубе, я поймал его, подул, помахал, боясь, как бы он не погас. Сколько ещё надо сыпать затравки? Я покосился на остальных, но никто не горел желанием подать совет. Я высыпал с маленький стакан и, затаив дыхание, пытался поймать момент, когда наши суда, качающиеся на волнах, окажутся на одном уровне. В конце концов я решился и боязливо поднес фитиль к запальнику.
  Взметнувшееся пламя едва не опалило мне ресницы. Я скорее почувствовал, чем услышал выстрел, воздух вздрогнул, а я был так ошарашен, что даже не видел, куда полетело ядро. Словно кто-то гигантским кулаком стукнул в дверь сарая, послышались радостные победные крики, и я как сквозь туман увидел, что парус на фок-мачте пиратов обвис, его сразило ядро. Желтоватую шхуну закрутило, сорванные паруса беспомощно трепыхались, a prahu, послужившая приманкой, ближайшая к лидеру, вышла из-за его кормы и оказалась впереди всех. Но подбитый парус тут же водрузили на место, и пираты возобновили погоню. Раздался резкий свист, треск, градом посыпались щепки, и Чен, раненный в ногу, с криком упал, а мы все едва успели отскочить от пушки, которая, сорвавшись с креплений, словно колесница Джаггернаута [94 - Колесница, на которой во время празднеств вывозили гигантскую статую Вишну и под которую бросались фанатичные верующие.], с грохотом покатилась по палубе, набирая на ходу скорость и устремляясь прямо к люку, ведущему в трюм. Баг О'Нейл ухватился за волочащийся канат, я повис на другом, и пушка потащила нас, изрыгающих
проклятия, за собой; к нам на помощь бросились и другие матросы. Если эта махина рухнет в пустой трюм…
  Уолан схватил брошенный прибойник и сумел всадить его между колесом и лафетом, как останавливают на ходу телегу. Пушка со скрежетом замедлила ход, постепенно останавливаясь; теперь она уже не могла бы нырнуть в трюм.
  Мы вздохнули с облегчением, но набежавшая волна качнула корабль, и пушка покатилась назад, мы едва успели шарахнуться в сторону. Остальные матросы бросились её останавливать, но с меня этого было довольно, и я на непослушных ногах вернулся на корму.
  - Если мы ещё раз пальнем из этой развалюхи, она просто свалится за борт! - крикнул я Те Киоре и капитану. - Или пробьёт днище.
  Маори посмотрел на Батанга.
  - Сколько надо времени, чтобы усилить крепления?
  - И установить пушку? Да уж часа два, не меньше, - пожевал свой ус Батанг. - А они - рядом!
  - Ну, всё ясно, - пробормотал Те Киоре. - Получим ещё подарочек! Только теперь с двух сторон! Да ещё и сзади поддадут! Жаль, что я не человек-змея в цирке!
  - С чего вдруг? - спросила Джеки, все ещё прижимая к себе лук.
  - Тогда бы я чмокнул себя в задницу на прощанье! Всё! Больше в башке никаких мыслей.
  - У меня тоже никаких, - угрюмо сказал я.
  Батанг Сен пробормотал себе под нос, как мне показалось, очередную непристойность.
  - Вы что же? Решили сдаваться? - вскричала Джеки. - Должен же быть какой-то выход, надо что-то попробовать придумать!
  За нашими спинами раздались громкие рулады сладкого храпа. Мы разом обернулись. У перил всё так же в позе лотоса, мирно, как дитя, почивал Шимп, его усы подрагивали от храпа. Джеки с воплем кинулась к нему и начала трясти за плечи, мы с Те Киоре аккуратно, по-военному подхватили соню под мышки и поставили на ноги. Но храп не прекратился. Ни пушечная пальба, ни битва на палубе не пробудили Шимпа. С неожиданной силой Батанг Сен поднял бочонок, стоявший у штурвала, и плеснул водой в широкую физиономию Шимпа. Глаза у того сразу распахнулись, и он воззрился на нас со зверским видом, словно индийская маска: зрачки скошены, зубы оскалены, выражение лица свирепое. Он напряг руки, и мы с Те Киоре полетели на палубу.
  - Dood ok ondergang! — прорычал он. - Да как вы смеете, вшивые вонючки!
  - Молчи! - крикнула Джеки. - Посмотри кругом! Оглянись!
  Светлые глаза Шимпа округлились, он разом оценил и приближающиеся паруса, и разбитые борта корабля, и залитую кровью палубу.
  - Так! - пробормотал он. - Ну и что вы от меня хотите?
  - Не можешь ли ты заговорить попутный для них ветер? Или что-нибудь в этом роде? - спросил я.
  Он сердито зыркнул на меня.
  - И как ты предлагаешь мне это сделать?
  - Не знаю! Ле Стриж такое устраивал. Но он, видно, настоящий волшебник!
  - Он настоящий… не скажу кто! - сплюнул Шимп. - Раз он тебе так нравится, иди зови его! У меня свои способы! - И, круто повернувшись, он спокойно спустился в салон, а мы так и остались с разинутыми ртами.
  Снизу сразу послышался грохот опрокидываемых стульев и хриплая ругань, перешедшая в конце концов в удовлетворенное рычание. Я с беспокойством подошёл к люку и заглянул вниз. И тут же застучали ступени, раздался быстрый топот, и, словно взбесившийся бегемот, из люка вынырнул Шимп, он отбросил меня в сторону, и я снова упал. А Шимп бегом ринулся на корму, возбужденно крича и размахивая чем-то над головой. Казалось, он решил самолично разгромить наших преследователей, вооруженный только… чем? Я едва успел разглядеть у него в руке что-то неопределенное - коричневое и сморщенное, а он размахнулся и бросил эту штуку за борт. Я испугался, что он и сам прыгнет за нею следом, но он только уцепился за гакаборт [95 - Верхняя часть кормовой оконечности судна.] и нагнулся далеко вперед с видом крайнего нетерпения. Мы, естественно, поспешили присоединиться к нему, но дружно присели, так как мушкетные пули свистели вокруг, впиваясь в деревянную обшивку. А пираты орали дурными голосами и вызывающе мяукали. Только Шимп стоял неподвижно, и ветер играл его лохмами; вдруг он протянул вперед длинную руку и лениво показал
нам на что-то.
  В зеленой крутящейся воде у нас в кильватере что-то плавало под самыми увенчанными пеной гребнями волн. Что-то длинное, чрезвычайно длинное, покрытое бороздами и зубцами, блеснувшими, когда существо на секунду показалось на поверхности. Существо передвигалось ленивыми гребками, и ясно было, что оно обладает огромной силой. Вероятно, с первой преследующей нас шхуны его было ещё лучше видно, чем с нашей. Издевательские крики переросли в крики ужаса, и высокие мачты накренились, когда рулевой сделал отчаянную попытку отвернуть в сторону. Правильное решение, но выполнить его пиратам не удалось.
  Мы ясно видели, как нос шхуны прошелся по плавающему в воде чудовищу, как согнулись мачты, как дрожь пробежала по парусам, слышно было, как затрещала обшивка судна. Впереди образовался какой-то водоворот из воды высунулся громадный чешуйчатый хвост и уже отнюдь не лениво хлестнул по незащищенному борту шхуны. Послышался такой оглушительный треск, что сомневаться в результатах не приходилось. Вода неудержимо хлынула в трюмы шхуны. Prahu несколько минут покачивалась на волнах, теперь уже действительно терпя бедствие, но с поднятыми парусами она не могла долго оставаться в наклонном положении. Тяжелая оснастка уходила в воду и тянула за собой весь корабль. Команда с криками и воплями барахталась в бурлящем море, почти у самой пасти опрокинувшего их корабль чудища. А оно ныряло среди своих жертв, челюсти раскрывались и закрывались, обнажая острые, как копья, зубы. Казалось, оно кувыркается среди гибнущих пиратов, взбивая над водой розовую пену. И только тут мы ясно увидели, что это такое.
  - Bttjang Senang! — воскликнул Батанг Сен. - Bujang Senang Raja![96 - Раджа Веселый Холостяк! (индонез. )]
  Его морщинистое лицо позеленело, он упал на колени и стал бить лбом о палубу.
  На второй пиратской шхуне, отставшей от первой, лишь несколько секунд не могли видеть, что произошло. Быть может, они решили, что мы подбили шхуну, так как резко повернули руль, сумели обойти гибнущее судно, надеясь, видимо, пустить в ход свои пушки. Но тут, рассмотрев, что творится в волнах, и явно придя в ужас, повернули судно по ветру - самое простое, что можно предпринять на паруснике, желая прибавить скорость. Однако они неслись так быстро, что не сумели сманеврировать и по инерции вылетели на самое страшное место, где столкнулись с гибнущей шхуной. Шум, должно быть, насторожил чудовище, уже переваривающее добычу, оно с жуткой быстротой метнулось вперед, и челюсти раскрылись, как капкан. Столкновение погубило вторую prahu - фок-мачта треснула, будто её снесло выстрелом, и упала поперек палубы, смахнув кричащих пиратов в залитое кровью море. Где-то на корме трещали мушкеты, но напрасно несчастные старались - свинцовые пули для этой мощной, как броня, чешуи были всё равно что комариные укусы. Гигантские челюсти разевались и захлопывались, слышался отвратительный хруст, чудовище чуть повело головой
и откусило громадный кусок борта. Я видел, как хлынула в пробоину вода. Вторая шхуна стала тонуть.
  - Глазам своим не верю! - были единственные разумные слова, которые я смог произнести. С каким-нибудь морским змеем и то легче было бы смириться, чем с этим чудищем, щелкающим челюстями.
  - А ты поверь глазам-то! - подрагивающим голосом посоветовал Те Киоре. - В этих водах встречаются такие соленыши, я сам их пару раз видел. Но такого гиганта… никогда!
  - Crocodylus porosus, - хрипло проговорила Джеки. - Крокодил, обитающий в соленых водах. Они водятся в океане повсюду - от Северной Австралии до Саравака. В прошлом году один такой откусил часть рыбачьей лодки у побережья Квинсленда, в нём было восемнадцать футов, я читала об этом случае. Самый крупный такой крокодил достигал сорока футов. Наверное, они ещё увеличились в размерах, ведь им приходится сталкиваться с людьми и пушками.
  - Понятно, - сказал я. - Понятно.
  Наш корабль уже поспешно уходил, когда на театре военных действий осторожно показалась третья prahu, a за ней следовала четвертая. Трудно было понять, огорчены ли находящиеся на них пираты трагедией, происшедшей с их товарищами, или радуются предлогу не связываться с добычей, которая может навлечь на них такие ужасные последствия.
  - Но как вам удалось так быстро вызвать это чудовище? - пристала к Шимпу Джеки. - А! Я догадалась! Вы всё это время притворялись спящим, а на самом деле творили заклинания.
  Шимп загадочно улыбнулся.
  - Zoals je segt, mevrouw. [97 - Как скажете, сударыня (голл. ).] Ваша правда.
  Вторая шхуна погружалась всё глубже и глубже, хотя кто-то догадался обрубить паруса, тянувшие её ко дну. Со шхуны пытались спустить спасательную шлюпку, но так же, как и на шхуне-приманке, на этой было слишком много народу, и все они дрались за право спастись; в ход пошли ножи, кулаки и даже зубы, но в результате, когда шлюпка двинулась, она оказалась настолько переполненной, что её опрокинула первая же волна. Я с содроганием смотрел, как пираты один за другим с воплями исчезали в запятнанной воде - пятен на ней становилось все больше; да и жадных челюстей прибавилось или должно будет прибавиться. Нас, как всякий большой корабль, сопровождала стая акул, и в компанию к ним спешили со всех сторон новые острые, как кинжалы, плавники. Я был очень рад, что мы уходим отсюда на всех парусах.
  Вдруг донесся глухой удар, затем второй, поднялись столбики воды, мы инстинктивно присели. Но ядро упало далеко от нас - это оставшаяся в стороне prahu пыталась расстрелять из пушки гигантского крокодила.
  - Они его прикончат, - печально сказала Джеки.
  - Думаете? - с сомнением покачал головой Те Киоре. - А я ставлю на соленыша! Этого чертяку убить трудно. Десять против одного, что он ещё долго будет плавать, прежде чем из него сумочки понаделают.
  - Пари не принимаю, - отозвался я. - Все зависит от того, как скоро вода доберется до опилок.
  - Что? - ахнула Джеки.
  - До опилок! - повторил я. - Думаю, что у него внутри именно опилки. Может, конечно, солома, или здесь, на юге, канок. [98 - Вата из семян канка - южного дерева.] Но чаще используют опилки.
  - О чем ты говоришь? - затрясла головой Джеки. - Где используют? В чем?
  - При набивке чучел, разумеется. Я имею в виду чучело крокодила, висевшее в салоне. Ведь Шимп именно его бросил в море, только до меня не сразу это дошло. Потому-то я и сказал раньше, что не верю своим глазам.
  - Господи! - тихо простонала Джеки. - Но тот был маленький, не больше двух футов. Крокодилёнок! Не хочешь же ты сказать, что он…
  - Может, всё же он вызвал сюда гиганта соленыша, как мисс сказала, - предположил Те Киоре.
  - А маленького крокодила использовал как приманку? Вряд ли!
  Те Киоре поглядел на все ещё бьющего поклоны Батанг Сена.
  - Видно, он догадался, как Шимп это проделал. Уж не помолиться ли и мне с ним на пару?
  Я взглянул на Шимпа - он все ещё стоял у поручней и напевал себе под нос какую-то унылую песенку.
  - Здорово у тебя получилось, Шимп! Спасибо большое! Но как ты это сделал?
  Шимп фыркнул. Морщины у него на лице углубились, он казался расстроенным, и голос его звучал сердито.
  - Спроси Ле Стрижа, когда его встретишь, - тихо посоветовал он мне. - Но будь я на твоём месте, что, к счастью, невозможно, jongetje, я бы отложил встречу с ним на возможно более долгое время. Ну что? Теперь все в порядке?
  И, не дожидаясь ответа, он ссутулившись пошёл, шаркая ногами, к трапу, ведущему в салон. Никто за ним не последовал. Но позже вечером, когда мы закончили помогать команде отмывать, скрести и латать корабль и спустились в салон, мы обнаружили, что посредине стола, опять же в позе лотоса, скрестив ноги в башмаках и вывернув розовые ладони, мирно спит Шимп.



  ГЛАВА 7

  В этом пропитанном влагой тумане все происходило неожиданно. Казалось, нас всюду подстерегают опасности: покосившееся дерево угрожающе клонилось над нашими головами, свисавшие с веток плети и извивавшиеся, словно змеи, корни преграждали путь.
  Так всё и было. Мы спотыкались о молодую поросль, она то и дело норовила поставить подножку. А теперь, когда мы ползли, ей явно хотелось опутать нас с головы до ног. Пользоваться парангами [99 - Паранг - большой малайский нож.] приходилось с большой осторожностью: все ползли на четвереньках, плечом к плечу, полускрытые влажной зеленью, и, взмахнув тяжелым ножом можно было разрубить не только преграждавшую путь лиану. Так что продвигаться вперед было дьявольски трудно, мы быстро покрылись потом, а мелкая морось проникала сквозь всё, что было на нас надето, и, испаряясь, уносила с собой тепло. Удивительно, но замерзнуть можно даже в подобном горячему пару тумане. Снадобье, которое нам дал знахарь, чтобы мы намазались, таяло и растекалось по телу, тонкие липкие струйки попадали во все трещинки и царапины на коже, ощущение было отвратительное. После свежего морского воздуха дышать в этом тяжёлом, вязком тумане было почти невозможно. Но ничего не поделаешь. Мы приближались к цели, так, во всяком случае, утверждал Те Киоре, и следовало соблюдать осторожность.
  - Во всем надо искать хорошую сторону, - прошептал маори, быстро подползая к Джеки, чтобы помочь ей миновать колючий корень.
  Убедившись, что мы с ней заняли разные каюты, он стал оказывать ей неуклюжие знаки внимания. Я старался сдерживаться, - в конце концов, чего мне раздражаться? Он обнял её огромной рукой, якобы стараясь освободить от вцепившейся в неё ветки.
  - Хорошо, что хоть холодно, москиты не вылетают.
  - Да, - сердито буркнула Джеки, не менее сердито сбрасывая с себя его руку. - У них, по крайней мере, есть мозги. А как насчет пиявок?
  Но на Те Киоре её раздражение, по-видимому, ничуть не подействовало.
  - Да нет, в этих краях они ютятся футов на тысячу выше и вас не тронут. Но будьте уверены, мазь, которую нам дали, и с ними справится. И со всей прочей мелкой гадостью, которая гнездится в земле и впивается в кожу.
  - И кровососущие личинки? - переспросила Джеки, коснувшись меня плечом, и я почувствовал, что оно у неё мелко дрожит. - На них она тоже действует? Из чего же это зелье состоит?
  - И не спрашивайте. Успокойтесь пока хоть насчет пиявок… Хей!
  Пиявки и личинки сразу были забыты. Испуганные его тихим возгласом, мы вскочили на ноги, всматриваясь в то, что было впереди. Какое-то время, пока глаза не привыкли к мутной белизне, нам казалось, что Те Киоре просто что-то померещилось. Потом постепенно мы разглядели в глубине этой белизны какие-то серые пятна. Но то, что открылось нашим глазам, было чересчур большим. Мы ожидали увидеть здание, пусть даже очень внушительное, ведь, в конце концов, мы с Джеки взбирались на самый его верх. Но когда ожидаешь увидеть дом, а видишь высокий холм, невольно начинаешь рассматривать все вокруг него и над ним. Сквозь медленно плывущий туман перед нами на мгновение мелькнула башня - коническая, украшенная резьбой, потом угол каменных блоков, разрушающаяся ступа, оплетенная лианами, остатки фриза, статуя без рук. Казалось, всё это постепенно выдвигается из облаков тумана: сначала возникало одно, потом другое на расстоянии нескольких сот ярдов от первого, словно какой-то озорной призрак, желая нас запутать, подсовывает нам случайно выхваченные детали. Но стоило понять, что всё это - части одного ансамбля, и можно
было оценить и симметричность его контуров, и его размеры. Это действительно был тот самый холм.
  Так из тумана на нас неожиданно надвинулся Борободур. Его нижняя терраса была скрыта от нас, она парила в тумане, словно какой-то фантастический остров, - огромная масса потемневших от времени камней. Башня и шпиль вырастали из нее, как деревья, - симметрично расположенный каменный лес уводил взгляд ввысь, к тонкой, словно игла, верхушке центрального шпиля, теряющегося в облаках. Массивность здания угнетала, мы это почувствовали сразу. Казалось, в любую минуту его внушающая страх тень может соскользнуть, обрушиться на нас всей своей тяжестью и в мгновение ока стереть с лица земли. И всё же эта каменная громада не таила в себе угрозы. Храм был построен не для того, чтобы внушать ужас. Он не дразнил вызывающим блеском Всемирного торгового центра, не подавлял угрюмостью глухих стен Кремля. Его отличала лишь обособленность, погруженность в себя, величественная неподвижность и божественный покой, свойственный каменным Буддам, взирающим сверху вниз на волнующуюся белизну тумана. Я почувствовал, что именно мы с нашими страхами, заботами и ничтожными проблемами можем, как торопливая волна, нарушить этот
величавый покой и одной только своей энергией поколебать равнодушие Нирваны. Борободур был задуман, чтобы внушать благоговение, скорее благоговейный страх. Даже если бы нам не грозила здесь опасность, мы всё равно приглушили бы голоса и стали настороженно ко всему приглядываться. От храма веяло могущественной силой.
  Я взглянул на Джеки и шепнул ей на ухо:
  - Это то место, правда? Сюда они нас заволокли?
  - Да, да! Я и тогда чувствовала, что это должен быть Борободур… а теперь ясно вижу. Тут такое ощущение…
  - Всё так, - словно лягушка проквакал Те Киоре. - Посмотрите, что вам здесь знакомо? Узнаёте какое-нибудь место, чтобы мы поняли, где именно вы были?
  Я посмотрел вперед, назад, желая заметить хоть какие-то признаки движения. Но если сейчас здесь и было нечто живое, то оно очень умело затаилось.
  - Может, и есть следы, но при таком дожде трудно сказать с уверенностью. Мы ведь могли подойти и с другой стороны, правда?
  - Нет. Вы же сказали, что видели перед собой сплошные джунгли. А с другой стороны - холмы. Так ведь? Значит, это где-то здесь.
  - Верно. Мы бегом спускались по какой-то узкой лестнице, убегали от слона… Потом шла широкая терраса, шире, чем верхняя, потом мы бежали по большой лестнице, действительно широкой.
  - Угу. А над ней арка с какой-то рожей наверху?
  - Я не заметил. Но в таком тумане…
  - Ну да, похоже, здесь должны быть главные ворота. Лучше нам не бродить вслепую, раз вы говорите, что они такие сильные.
  - Но тогда был полдень, - неуверенно проговорила Джеки. - И было сухо.
  - Сейчас тоже скоро полдень, - сказал Те Киоре. - И пока мы шли сюда, дождь вроде стал поменьше. Минут через пятнадцать, наверное, совсем прекратится. Затаимся тут ненадолго и понаблюдаем.
  Прижавшись друг к другу, мы разглядывали величественное сооружение, стараясь представить себе, в какой его части мы тогда оказались. Но каждый всплеск тумана открывал нам в лабиринте ещё одну террасу, ещё один пролет лестницы, всё это было симметрично, все похоже одно на другое, только кое-где пятно зелени говорило о зарослях, покрывших разрушенную террасу, а сквозь растрескавшуюся резьбу иногда выглядывал куст или высовывалась ветка плюща. Все стены были покрыты серыми пятнами лишайника, слабо светившимися в моросящем дожде. Однако то тут, то там среди резных украшений я замечал более яркие пятна - желтые, малиновые или сильно выцветшие фиолетовые. Значит, когда-то стены были покрашены. Эта мысль заставила меня вспомнить о красках на контейнере. Хорошо ли они держатся? Не потеряли ли силу магические знаки, которые оставил на контейнере Шимп?
  - Интересно… - смущенно проговорила Джеки. - Я даже не могу соотнести всё это с какой-нибудь книгой или картиной. Борободур восстановили много лет назад. А это?
  - А это - его дух, помнишь? Это не знающая времени сущность, его тень. Ну, как Сурабая [100 - Город в Индонезии.], мы ещё в неё заглянули. Она ведь не принадлежит современности…
  Деревянные пристани, пыльные немощеные улицы, глухие стены из высохших глиняных кирпичей и ни одного белого лица, кроме наших, только высокомерные голландцы, как тот, с важным видом восседавший с женой в европейском экипаже, взмахами рук они прокладывали себе путь сквозь шумную толпу на рынке и воротили носы от оживленных женщин в ярких саронгах, с ничем не прикрытой грудью. В зданиях - от каменных башен до деревянных хижин - не было ничего европейского. А при этом у нанятой нами большой повозки, запряженной быками, оказались стальные оси, грубо выточенные, но вполне пригодные подшипники, а упряжь, хоть и украшенная плетением, напоминавшим куклы Вайанга [101 - Театр теней (индонез. ).], явно было заимствована у европейцев. Здесь смешались прежняя и более поздняя Ява, и если бы я знал, за какой угол завернуть, я, наверное, увидел бы очертания Явы будущей.
  - Да, странно, - кивнула Джеки. - Я думала… Борободур мог бы быть ещё живым, посещаемым. Но, выходит, от него отказались, как только закончилось строительство. Значит, то, что он так зарос, это и есть его истинная суть. Даже не то что заросло, а ещё хуже… Похоже… - Она не договорила.
  - Да?
  Джеки взглянула на меня своими спокойными глазами.
  - Только не смейся. Похоже, в нём обитают духи.
  - Я и не думаю смеяться, поверь мне. А кстати, когда Борободур был построен? И кем?
  - Когда? О, в девятом веке. Его построили принцы Салиендра [102 - Индонезийская династия Салиендра правила на Яве с 750 по 830 г. Во время правления одного из представителей династии был построен храм Борободур.], буддисты, принесшие сюда новую религию, когда здесь уже царил индуизм, смешавшийся с местными верованиями. Примерно в это время земляки моего отца как раз плыли из Швеции, чтобы разграбить британский берег и похитить женщин. - Она вдруг усмехнулась. - Может, и твоих предков в Линдисфарне тоже поприжали…
  - Разве что предков матери. А предки отца, должно быть, жили тогда вдоль цивилизованного берега Рейна. Возможно, они продавали негодные сапоги и доспехи шарлеманской армии. Они пришли из Германии с Георгом Первым, а может быть, и раньше.
  - Вот как! А я и не знала. Но в шарлеманские времена они не строили ничего подобного этому, правда? Большие соборы появились позже. Но и они не были такими огромными.
  Я улыбнулся про себя. Нет, Джеки совсем не изменилась, она не упускала возможности восславить Восток, словно хотела оправдать текущую в её жилах восточную кровь.
  - Да, наши соборы не такие громадные. Но и без призраков зато! И потом, они служат нам до сих пор, разве не так? А почему эти принцы, построившие Борободур, оставили всё это гнить? Ведь возвести этот храм, наверное, стоило им целого состояния?
  - Никто не знает. Просто они воздвигли его, и всё.
  На нас опустилась завеса молчания. Было слышно только, как шумит дождь и стучат капли. Горгульи, ещё более безобразные, чем их западные собратья, по капле источали воду, она падала на камни, и без того уже растрескавшиеся и разрушающиеся, ведь горгульи трудились уже много-много лет.
  Туман, словно прозрачными усиками, коснулся моей щеки. Значило ли это, что ветер переменился? Дождь, во всяком случае, стал утихать. Вдруг подлесок зашумел и закачался. Размахивая тощими руками, из него появился Батанг Сен, своей энергией и длинными худыми ногами он напоминал быстрого паука. По дороге сюда я беспокоился, как этот старый, слабый человек выдержит такой тяжелый переход. А сейчас усы у Батанга Сена молодцевато топорщились, маленькие черные глаза весело блестели, и выглядел он в десять раз бодрее, чем я.
  - Ветер меняется! - прошипел он. - Шимп говорит, приближается что-то странное! Так что будь осторожен, старина!
  Я согласно кивнул.
  На случай каких-нибудь неприятных неожиданностей Шимп замыкал нашу процессию. У нас у всех было оружие, а он захватил с собой только свой необыкновенный посох. Насчёт ветра он оказался прав. Сейчас туман, напоминая соблазнительницу-танцовщицу, покачивался, кружился, обнажая верхнюю часть башни, круглые террасы, находившиеся в середине Борободура, и высокую ступу, являющую собой его сердце. Внезапно стала видна похожая на иглу верхушка шпиля, находящаяся метрах в сорока от земли, а за ней всего на мгновение показался клочок сияющего неба. Однако тут же более тяжелый туман внизу лениво заклубился и закрыл собой все, но при этом он на секунду обнажил нижние террасы. И тут я увидел то самое место, по которому мы с Джеки бежали, прыгая через лужи, по скользким каменным плитам, потом по ступенькам под покосившейся аркой, так что казалось, будто звериная морда с раскрытой пастью наверху просто висит в воздухе, подобно улыбке Чеширского Кота. [103 - Персонаж из сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес».]
  - Это же Кала [104 - Кала - бог утекающего времени.] - пожирающий время! - вскрикнула Джеки. - Ворота - это его пасть. Если ты в них войдешь, значит, он тебя проглотил! Чтобы ты мог духовно возродиться…
  - Вот как? А мы выбежали как раз этим путем, когда Шимп взорвал арку. Так что контейнер должен быть где-то здесь! Смотри!
  Клубы тумана раздвинулись, и мы увидели на расстоянии чуть больше длины футбольного поля одиноко стоящий и совершенно неуместный здесь старый, потрепанный грузовик с прицепом. А на нём уже несколько полинявший и облезлый, но всё равно яркий, покрытый каплями росы контейнер.
  Было решено, что лучше всего совершить стремительный налет - ворваться на террасу, захватить грузовик и на буксире оттащить его на какую-нибудь лесную дорогу подальше от храма. Какие бы силы ни таились в храме, за его пределами они будут слабее - это показало наше бегство, так что в лесу нам будет легче защитить контейнер; если нам не удастся завести мотор, мы впряжем в грузовик быков. Но из-за ауры, окружавшей храм, из-за его гигантских размеров никто не спешил сделать первый шаг. Батанг Сен присел, нахмурился и яростно жевал собственный ус; Те Киоре, строя гримасы, переводил взгляд с него на меня, с меня - на Джеки. Я собирался с силами, чтобы отдать приказ, когда все внезапно обернулись, услышав, как сзади затрещали деревья. Руки рванулись к оружию, но тут мы увидели Шимпа. Оправдывая свое прозвище, он где бежал, где перемахивал через густые кусты, огромные руки раздвигали, заросли, словно паутину.
  - Ну?! - чуть ли не кричал он. - Чего ждете? Что орехи с неба посыплются? Vorwaerts! [105 - Вперед! (голл. )]
  Он пронёсся между нами подобно комете, одной рукой схватил за шиворот меня, другой - Те Киоре и швырнул нас вперед. Мы летели, размахивая руками; окажись у нас на пути какой-нибудь валун, остановиться мы не смогли бы. А если бы попытались, то, наверное, свалились бы и напоролись на собственные мечи; поэтому мы мчались со всех ног, чтобы не потерять равновесия. А за нами, подстёгнутые энергией Шимпа, повскакав с мест, с гиканьем и визгом бросились головорезы из нашей команды. Среди них, подпрыгивая и хохоча, бежал и Батанг Сен.
  Ничто так не способствует выделению адреналина, как победа над страхом; мы преодолели эту сотню ярдов с олимпийской скоростью, перепрыгивая через валявшиеся на пути камни, и запыхавшейся толпой остановились у грузовика.
  - Богом клянусь! Это же старый «холден»! [106 - Марка австралийских грузовиков.] - отдуваясь, выкрикнул Те Киоре, прыгая в кабину. - Я же их с детства знаю. Заводная ручка, где же она, проклятая?
  Ручка оказалась на месте, она выступала из решетки радиатора. Я попробовал крутануть её, спина напряглась, но двигатель чихнул, кашлянул и заглох. Я повторил попытку, но результат был тот же. Те Киоре оттеснил меня и так рванул ручку, что грузовик едва не перевернулся. Двигатель астматически захрипел и снова заглох. Те Киоре пнул ногой решетку.
  - Всё ясно! Надо отсоединить прицеп!
  Руки схватились за сцепное устройство, стали бить по нему рукоятками ножей и дубинками. С протестующим визгом прицеп наконец отцепился, его обвязали веревками, как следует закрепили их, все дружно навалились на него, и махина стала медленно разворачиваться, направляясь к джунглям и к свободе. Но как только под ней заскрежетали камни, вдруг снова заклубился туман, и по спине у меня пробежал холодок. Видно, это почувствовали и остальные и вздрогнули, как вздрагивают, роняя все из рук, люди, застигнутые на месте преступления. Все, даже Шимп, подняли глаза к небу, как будто ждали, что сейчас грянет гром. Но блеснул всего лишь солнечный луч. Клубившийся туман словно фокусировал и направлял его, стрела солнечного света коснулась камня центральной ступы, скользнула вниз по все ещё находящемуся в тени фасаду, пересекла террасу и по ступеням спустилась на камни, где стояли мы.
  Солнечный луч? А может быть, какое-то страшное сверхсовременное оружие - лазерный луч, тонкий, как волос, или поток элементарных частиц, способный без дыма разрезать скалу на гладкие ломти? Ведь пока луч скользил посредине всего этого огромного сооружения, за ним возникала светлая линия - нить или шов, деливший, как медиана, и башню, и лестницу, и ворота ровно пополам. И тут же раздался громкий треск, резкий, как взрыв, - кр-р-рах! И наступила тишина.
  С величавой торжественностью весь фасад здания вместе с башней аккуратно разошёлся по этому шву и распался на две части, словно раскрылись врата ада. Полоса света стала шире. Если бы оттуда вырвалось и поглотило нас пламя, я бы нисколько не удивился. Но в открывшихся глубинах засиял яркий дневной свет, нездешний свет, лившийся с иного неба, ясного и безоблачного, без малейших следов тумана.
  И только где-то далеко-далеко был едва виден багряный склон, а с его убеленной вершины поднималась тонкая струйка дыма. Я узнал этот склон, хоть никогда его не видел, узнал по фотографиям. Судя по тому, как сдавленно ахнула Джеки, она тоже его узнала. Это была знаменитая, ни на какие другие не похожая святыня местных жителей, приманка и предел мечтаний туристов. Гунунг Агунг - Пуп Земли - Священная гора и спящий вулкан. Но он же был не здесь, даже не на Яве. Гунунг Агунг находился в самом центре тех мест, куда мы стремились и куда нас так злобно не пускали. Он был священной горой острова Бали. А сам Бали находился от нас на расстоянии добрых двухсот миль; и тем не менее Гунунг Агунг и земли, его окружавшие, предстали перед нами за разверзшимися вратами Борободура.
  Потрясённые невероятным зрелищем, мы вдруг ощутили, как нас обуревают безумные надежды, словно сухие листья, вылетающие из костра, вспыхивающие и тут же падающие обратно. Пройти в эти ворота нечего было и мечтать. Они открылись перед нами, как соблазн, как насмешка, как вызов. За ними простиралась ещё одна каменная терраса, возвышавшаяся над видневшимся вдалеке пейзажем; и на неё, заполняя её всю, словно мощный прибой, заливавший её ступени, поднимался наводящий ужас строй воинов. Под ярким солнцем блестели развевающиеся шелковые знамена, солнце слепящими вспышками отражалось от копий и лат, от инкрустированных шлемов и расписных щитов. Боевые генералы в масках демонов с седыми торчащими усами оглядывали сверху шеренги своих солдат - стену из щитов и вскинутых копий; их лучники уже вытянули из колчанов украшенные лентами стрелы и приготовились стрелять; первую шеренгу составляло сборище бандитов в грубых синих одеяниях и красных тюрбанах, и каждый держал в руках крис - малайский нож с волнистым лезвием. А над всеми шеренгами колыхались паланкины, защищенные щитами, и огромные, одетые в броню боевые
слоны с презрительным вызовом поднимали хоботы между острыми как бритва бивнями.
  - Я знаю, чьи это знамена! - услышал я шепот Шимпа. - Матарам и Вармадева! Члены древних жестоких кланов - раджи с островов Бали и Ява. Духи войны и тирании, когда-то овладевшие этим островом, снова пробудились. Они жаждут крови, им не терпится опять начать войну. - Голос Шимпа дрожал от гнева. - Кто это сделал? Кто посмел это сделать?
  Но я его почти не слышал, в первой шеренге бандитов я уже разглядел пригнувшуюся, почти незаметную в этой грозной живой картине хрупкую фигуру с необычными здесь светлыми волосами. Она слегка выпрямилась, и, несмотря на разделявшее нас расстояние, наши глаза встретились. Это была Рангда. Я схватил Шимпа за плечо.
  - Это она! Та девушка из бара, их приманка! Сукины дети, они поставили её прямо в первую шеренгу!
  Медленно, как мне показалось, неохотно Рангда вышла из ряда окружавших её воинов. Её взгляд был устремлен в одну точку, лицо оставалось непроницаемым. Даже в этот напряженный момент при виде её мое сердце учащенно забилось. Волосы у Рангды блестели, кожа золотилась на солнце, на ней почти ничего не было, только простой, едва прикрывавший тело белый саронг, ожерелье из крупных жемчужин, петлями спускавшееся по упругой обнаженной груди и по животу, да белая лента вокруг шеи. И из глубин моей памяти всплыло воспоминание о том, что во время ритуальных убийств puputan - даже после попытки переворота 1965 года - и жертвы, и палачи надевали церемониальные белые одежды. Интересно, к кому она принадлежит - к палачам или к жертвам?
  Рядом со мной раздалось изумленное восклицание:
  - Как? Это она? Твоя девица из бара… - Джеки переводила взгляд с меня на Рангду и снова на меня. Вдруг её щеки вспыхнули от гнева, и она отвесила мне оплеуху. - Ну ты… ты просто… мерзкий ублюдок…
  Ещё в колледже Джеки подрабатывала в качестве фотомодели высокого класса, что и послужило главной причиной нашей ссоры. Она видела себя не только в зеркалах, она видела своё отражение в глазах рисовавших и снимавших её художников и фотографов. Она лучше любого из нас знала, как выглядит.
  И сейчас, когда я видел ту и другую в одинаковом резком слепящем свете, их сходство пугало, казалось противоестественным. Остальные тоже заметили, как похожи девушки, и обменивались изумлёнными взглядами. И вдруг Шимп, не сводивший с Рангды глаз, схватил меня за шиворот, да с такой силой, что я чуть не задохнулся, его глаза, словно он обезумел, метали молнии.
  - Это и есть твоя девчонка? Эта?!
  Задыхаясь, я вцепился в его пальцы, в ушах уже застучала кровь, но с тем же успехом я мог бы отдирать от себя стальные щипцы.
  - Д-да! Ну и что? Что, чёрт возьми? Это что, уголовное преступление? Карается смертью?
  Шимп слегка разжал руку. Я услышал глухой смешок.
  - Я и помыслить не мог, что такое случится! Idiot, неужто ты не знаешь, кто это?
  - Знаю, как её зовут.
  - Ничего ты не знаешь. Niks. [107 - Ничего (голл. ).] Она с Бали, хотя родилась не там. Значит, ты считаешь её девочкой из бара? Ну-ну! А она - принцесса-воительница! Когда-то её звали Махендрадатта. Океан выбросил её на берег Бали, как выбрасывает всю нечисть. Принцесса - предводительница войска призраков. Царица ведьм, воинствующая разрушительная сила древних времен! Ну что? - Его маленькие глазки ещё больше сузились. - Но по крайней мере, она сродни людям.
  - Да о чём ты толкуешь? Принцесса? Сродни людям? Ясное дело, она нам сродни, черт возьми!
  - Ну так ты хочешь знать, кто она такая? - В напряжённой тишине голос Шимпа, казалось, иссяк, стал тонким, как нитка. - Её прокляли и сослали в дикие страны и в зараженный злом океан. Она несёт с собой опустошение и зло, угрожает порядку и расцветает там, где царят распри, она всё пожирает и уничтожает. Она - дух пустыни, обожжённый кусок грязи из высохшей реки, сухие листья на ветках, горячий ветер, который эти листья срывает. Она - жалобные вопли детей!
  - Да ты с ума сошел!
  У Шимпа блеснули глаза.
  - Я? Возможно. Но зато я не делю постель с такими! Когда-то давным-давно она прошла мимо того, чем была, и стала частью того, чем могла стать. Её звали Махендрадатта, пока ноги не привели её на дорогу, ведущую к Спирали, - от одного зла к другому и дальше! Она Кала Наранг, соблазнительница! Её зовут Рангда!
  - Да! - сердито выпалил я. - Она сказала мне, как её зовут. Так и что с того?
  Шимпа передернуло.
  - Значит, на тебе она учится говорить правду. Это она умно делает, ведь правда придаёт власти силу, а ложь только ослабляет её. Ну так знай, ты - младенец, пойми, что среди сил, противостоящих тебе, она - из самых могущественных!
  Он кричал так громко, что Рангда вполне могла его слышать. Я увидел, как она, словно польщённая, вздёрнула голову, а может быть, услышанное её позабавило.
  - Она - хозяйка преисподней, принцесса оживших трупов, сама дочь Шивы - Господина-разрушителя. Она - охранница кладбищ! Царица ночи. Беловолосый, белокостный демон!
  Тут я начал понимать, как на Востоке воспринимают пепельных блондинок. Но Рангда всего лишь откинула назад голову и расхохоталась; это был высокий, пронзительный восточный смех. И я мог бы тоже рассмеяться, если бы некогда не слышал точно такой же смех из уст другой женщины и не знал его силу.
  Никто не рассмеялся ей в ответ, ни её воины, ни один человек из наших, - они стояли словно оглушённые, в округлившихся глазах застыл ужас. А этот зловещий смех, отражаясь от каменной ступы, рассыпался по изукрашенным террасам, словно осколки стекла, становился всё громче, и уже не верилось, что он мог исходить из столь нежного горла. Кусочки стекла резали нам уши, невыносимо больно кололи подобно иглам, заставляя затыкать уши, трясти головами и содрогаться, лишая способности думать и действовать. Этот безжалостный смех, становясь всё громче, не позволял нам сдвинуться с места. Мы стояли будто приклеенные и вдруг заметили, как хрупкая девушка начала меняться.
  Она стала расти. Не то чтобы вытягиваться в длину или неестественно раздуваться, нет, она росла пропорционально, как растёт любое живое существо. Так могло бы расти тело ребёнка, превращаясь во взрослого человека, но росло бы оно не так быстро, не так странно. Словно высвобождаясь из каких-то оков, Рангда росла на глазах, светлые локоны рассыпались, обвивая каждый изгиб её тела, закрыли лицо. Саронг соскользнул с талии, съежился, превратившись в крошечную набедренную повязку под гладким животом, скрывавшую лишь пучки светлых волос. Бронзовая кожа туго натянулась на сильных мышцах, стройные ноги напряглись, носки вывернулись наружу, будто у танцовщицы. На руках проступили вены, а пальцы скрючились. Нитки жемчуга зловеще подпрыгивали на обнаженной груди и глухо позвякивали. Оказалось, это и не жемчуг вовсе, а старые, пожелтевшие от времени человеческие черепа, на них ещё сохранились куски высохшей плоти. А блестящая нить, на которую они были нанизаны, липкая и ярко-красная, была сделана из свежих кишок.
  Став в два раза выше человеческого роста, Рангда стояла, опустив голову, пряча лицо, её гибкая фигура так же поражала красотой, как фигура той девушки из бара, какой она была когда-то, но теперь от неё грозно веяло такой злой силой, что у меня сердце дрогнуло. Я поймал себя на том, что отчаянно молю: только бы она не подняла лицо, не открыла глаза. Но завеса из светлых волос заколыхалась, приподнялась, и то, что я увидел под ней, потрясло меня до глубины души. Лица в нашем понимании вообще не было. Из-под завесы волос высунулась длинная звериная морда, обтянутая бледной кожей, с огромными, пристально глядящими, налитыми кровью глазами с большими тусклыми черными зрачками. Под глазами были темные круги. И рот стал звериной пастью. Черные губы изгибались над жёлтыми клыками, а между ними свисал длинный красный заостренный язык.
  Мне хотелось завизжать, броситься прочь со всех ног, биться головой о стволы деревьев, только бы не видеть то, что открылось моим глазам. Подумать только, и это Рангда! Это существо, этот чудовищный выродок - это Рангда? И всё-таки в её облике сохранялось что-то человеческое, что-то, напоминавшее о принадлежности к роду людскому, и от этого становилось ещё страшнее. Похожие существа я видел на Мадагаскаре - это были ночные лемуры, ai-ais с мордами вампиров: вот кого она напоминала больше всего. Эти лемуры, казавшиеся, с одной стороны, оборотнями, нечистью; с другой стороны, их и чудищами язык не поворачивался назвать - в них было своеобразное достоинство представителей особой породы, в чём-то даже схожей с людьми, то же самое чувствовалось и в Рангде, но это было ужасно, словно она выражала какую-то устрашающую правду о нас, какую-то тенденцию, доведённую до отвратительной крайности.
  Но страшней всего была излучаемая ею властная сила - торжествующая, приковывающая к себе, подавляющая волю. Потому что иначе ничто не смогло бы удержать меня на месте, когда так хотелось бежать без оглядки, я даже ощущал боль в дрожащих ногах, мышцы моего сфинктера едва поддавались контролю, и у меня возникали серьезные сомнения, сумею ли я контролировать их дальше. Никто из нас не закричал, никто не убежал. Взгляд Рангды пригвоздил нас к месту.
  А это создание продолжало стоять в позе местной танцовщицы - носки вывернуты наружу, руки уперты в бока. И вдруг она разжала кулаки, на концах пальцев засверкали огромные ногти, они раскручивались, как стальные пружины, пока не превратились в жесткие подрагивающие длинные металлические когти, вспыхивавшие и переливавшиеся под солнцем Бали. И тут это существо сделало широкий шаг из тамошнего вечного полдня, из ослепительного света, потом шагнуло ещё раз. Под ступнями Рангды терраса загудела и сотряслась, как будто по ней тащили тяжёлые камни. Слоны вскинули головы и громко заревели в страхе, а знамена за спиной Рангды слегка склонились, будто устремлялись вперед.
  А она, по-прежнему как танцовщица, продолжала двигаться к нам, покачиваясь в такт какому-то неслышному ритму. Но под её ногами звенели камни, каждый шаг был тяжелее, чем шаг слона, и ступени под ней стонали и трескались. За ней шеренги воинов нерешительно качнулись вперед, будто не смели подойти к ней слишком близко. Металлические когти у неё на ногах высекали искры из каменных ступеней. Статуя Будды, стоявшая на ступе, наклонилась и упала, ударившись своим улыбающимся лицом прямо об пол. Я невольно содрогнулся от ужаса, от ярости, которые внушало мне присутствие Рангды. И это она влекла, манила, соблазняла меня, владела мной! И от одной этой мысли меня чуть не вырвало прямо там, где я стоял. Я чувствовал себя оскверненным внутри и снаружи, униженным, потерявшим мужское достоинство. А Рангда приближалась к контейнеру. Способны ли заклинания Шимпа остановить её или они уже потеряли силу? Всё может быть! И тогда она, наверное, просто схватит контейнер и убежит с ним, а то и просто раздавит его своими ручищами. Сломает стенки контейнера, выбросит его содержимое - бесценную электронику - из
противоударных упаковок и усеет ими землю, как сорняками. А оставшееся разобьет вдребезги у меня на глазах. Или бросит мне прямо в лицо. Меня объял неприятный холодок: ведь если контейнер будет уничтожен, у неё на пути останемся только мы. А с нами она, используя меня, справится!
  При этой мысли я пришёл в такую ярость, что забыл обо всем. Теперь я был готов свернуть шею этой лживой гадине, попадись она мне в руки. Я все ещё слишком четко представлял себе, какая она, какое у неё тело - тело, похожее на тело Джеки, - и сейчас ещё оно издевательски маячило передо мной. От этих мыслей напряжение немного отпустило меня, я стал думать о ней как о смертной, как о зависимой, даже слабой. Какой я знал её и какой она тогда, возможно, и была. Изящная, маленькая, хрупкая, словно бабочка, и не более опасная. Её так легко было раздавить…
  Широко раскрытые глаза метнулись в мою сторону. Но слишком поздно: я уже сбросил с себя их чары, и если несколько мгновений назад я был готов бежать отсюда сломя голову, теперь я закричал, изливая в этом вопле всю свою ярость и отвращение. Выхватив из-за пояса меч, я кинулся между Рангдой и контейнером, на случай если она посмеет подойти ближе, и, бросая ей отчаянный вызов, стал рубить мечом по воздуху и по блестящим и будто поддразнивающим меня солнечным лучам.
  И вдруг мой меч рассек что-то упругое, словно натянутый канат, обе половины отскочили в разные стороны с такой силой, что воздух задрожал и загудел. За моей спиной, вскрикнув, упала на колени Джеки. Шимп споткнулся и стал тереть глаза, словно его ослепило. И все члены нашего экипажа разразились негодующими криками, даже Те Киоре присоединился к ним. Наши матросы попятились, скучились за грузовиком, готовые обратиться в бегство. Осуждать их мне и в голову не приходило.
  Шимп рявкнул:
  - Не! Waar zouden ju'gaan, hoor? [108 - Эй! Куда бежите? Послушайте! (голл. )] Хотите, чтобы вам было от чего бежать? Так я, черт возьми, вам это устрою! Я! Не обрадуетесь!
  - Aduh! Orang bebal! [109 - Ах! Ну и глупец! (индонез. )] - прокричал Батанг Сен, потянув меня за руку. - Укроти этого болвана. Сражаться нельзя! Нам их не одолеть.
  - Гони его прочь! - прохрипел и Те Киоре. - Что толку тут стоять? Его же раздавят в лепешку! И девушку гони прочь, и сам уходи! Ясно?
  - Нет! - огрызнулась Джеки, она тоже хрипела. - Это наш последний шанс! Не можем же мы просто…
  - Стой! - приказал Шимп, его голос внезапно прозвучал громче, чем когда-либо. Даже знамена у стоявших на верхних ступенях воинов заколыхались и затрепетали, как будто неожиданно переменился ветер.
  Вдруг из верхних шеренг со свистом вылетела украшенная лентами стрела и устремилась вниз, вроде бы лениво описывая дугу. Предназначалась она не мне, а Шимпу. Никто и рта не успел раскрыть, чтобы предупредить его, как она уже попала в цель. Он вскинул руку - всё произошло так быстро, что больше я ничего не разглядел, - смачно выругался, покрутил что-то в ладони. Стрела блеснула, как свет в зеркале, и, оттолкнувшись, отлетела назад, в шеренги уже спустившихся на несколько ступеней воинов. Раздался грохот, будто упал котел, и по ступеням за спиной Рангды покатился вниз один из одетых в латы офицеров. Тело крутилось и подскакивало, руки и ноги одна за другой отделились от туловища и покатились сами по себе, часть доспехов свалилась, и, наконец, когда падавший ударился о ступеньку прямо под ногами у ведьмы, с него свалился шлем и запрыгал по лестнице. А из него, встряхивая прядями жидких волос, выкатился усохший череп и остался лежать, как будто скаля зубы над собственным омерзительным видом.
  - Niet zo gezond [110 - Не так уж здоровы (голл. ).] твои вояки, принцесса, - ухмыльнулся Шимп, - здоровьем не блещут. Тебе, чёрт тебя побери, следует получше их кормить!
  Сильно приободренный, я поймал себя на том, что тоже смеюсь, и услышал, как ко мне присоединяется вся наша команда. Внезапно глухо зазвякали мечи и паранги.
  - Они все у неё такие? - изумился Те Киоре.
  - Ещё хуже, чем ты думаешь, - спокойно ответил Шимп. - Какими они были когда-то, она показала нам. А какими стали - посмотрим!
  Напрягая глаза, я всматривался в пестрые ряды, стараясь разглядеть пятна ржавчины на латах, голые кости, сжимающие древки знамен, безглазые лица под устрашающими масками, скалящиеся рты, с которых не сходит вечная ухмылка. Даже слоны представлялись мне разлагающимися тушами, едва ли способными тащить на себе тяжелую ржавую броню, боевые слоны - трогательные печальные реликты, которых и беспокоить-то было грешно.
  И тут на моих глазах всё это начало меняться: яркие знамёна поблекли, строй их смешался, а потом они и вовсе растаяли в воздухе. Такая же участь должна была, очевидно, постичь и всё остальное, и Рангда, зная это, действовала быстро. Издав отвратительный вопль, она взмахнула рукой с длинными, как когти, ногтями, и все её мощное древнее войско, словно быстро набегающий на берег прилив, скатилось с лестницы прямо на нас. Костлявые пальцы натягивали тетиву полуистлевших луков со ржавыми, украшенными рваными лентами стрелами, копья, взятые наперевес, были прижаты к иссохшим бокам.
  Те Киоре прорычал команду, и наш экипаж успел окружить нас плотным кольцом за несколько мгновений до того, как на нас обрушилась первая волна призраков.
  Будь они живые и крепкие, всё обошлось бы без боя: мы были бы разбиты в первые же секунды. Но этим костлявым пугалам не под силу было сражаться, несмотря на их роскошные доспехи; многие расползались на куски при нервом же прикосновении, а некоторые из этих вояк разрубали друг друга в беспорядочной спешке. Но нашлись среди них и менее ветхие, и мы вступили с ними в ожесточенную рукопашную, чтобы не дать подавить нас численностью. Вокруг росла гора тел; но иногда и их ржавые копья и зазубренные боевые топоры тоже попадали в цель, и кое-кто из наших падал наземь. При первой же возможности мы относили пострадавших или, вернее, оттаскивали за ноги подальше, иначе они бы задохнулись в массе разлагающихся тел. Но чем больше мы видели черепов и полуистлевшей плоти, тем легче было поверить, что мы воюем с мертвецами, и тем слабее становились эти вояки. Мы скрестили мечи с блестящим капитаном, которого за минуту до этого я заметил в задней шеренге. Сейчас он сражался как заводная игрушка, у него не хватало сил ни парировать, ни наносить удары, а ржавый нагрудник его кирасы гнулся, и края его прогибались даже
от самого слабого моего удара. Один удар, другой, и вот уже мой кулак протаранил его забрало и врезался в маску дьявола. Она распалась, он закачался и развалился, как куча сухих листьев. Ещё один вояка, выглядевший посвежее, перепрыгнул через него, размахнулся булавой, но я не успел схватиться с ним, меня опередила Джеки, она выступила вперед и сильным ударом паранга снесла ему голову, которая так и покатилась по земле. Сомнений не было - мы побеждаем. По крайней мере, в тот момент нам так казалось. Сквозь толпу живых трупов просачивались все новые бандиты, и отличить их от других было нетрудно. Может, они умерли недавно, а может, даже были живые. Одно было заметно - они действовали более самостоятельно: не обрушивались на врага сразу, а использовали для прикрытия древних воинов. Шимп схватил за плечи меня и Батанга.
  - Осторожно! Это её личная гвардия, они дали обет жертвовать собой ради нее, как делают теперешние террористы, они очень опасны! Пора, верно, ударить по ней самой. Будьте готовы вступить в дело, как только я дам команду!
  Он потянулся, вертя в пальцах маленький стержень, и вдруг в его руках оказался посох футов двенадцати в длину, а то и больше. На концах посоха блестели круглые золотые набалдашники. Шимп повертел посох в руке, и он зажужжал, а потом неожиданно устремился на подбиравшегося к нам воина, и тот словно взорвался от удара. Шимп шагнул вперед, выйдя из круга собравшейся возле нас команды, какой-то бандит напал на него, схватился за конец вращающегося посоха и тут же отлетел. Шимп закинул руку за голову, золотой набалдашник запутался в ветвях старого развесистого дерева на опушке леса и оборвал одну ветку. Оборвал не случайно. Шимп взял её за середину, прикоснулся к ней губами и с поразительной силой швырнул прямо в Рангду. Ветка полетела, как пущенное копье, но, описав дугу, с шумом упала на груду камней у ног Рангды. Разочарованный, я растерялся, но Шимп снова медленно взмахнул посохом и ударил по каменным плитам перед собой.
  Сначала мне показалось, что он вызвал к жизни змей, червей или ещё каких-то подобных тварей. Извиваясь, они вдруг стали стремительно подниматься из всех трещин, из каждого углубления между стертыми камнями. Но уже через секунду я понял, что это ростки и побеги с невероятной скоростью буквально вырываются из-под земли вдоль линии, напрямую ведущей от Шимпа к Рангде, от нас к тому месту, где упала ветка. А сама ветка вдруг с такой бурной силой стала расти, что, пустив корни, взметнулась в воздух, и на ней, словно на пружинах, появлялись ветви, веточки и усики. Прямо перед Рангдой ветка выросла в большое дерево, и тут же его ветви крепко обвились вокруг ведьмы, листва становилась все гуще, а Рангда визжала, пытаясь вырваться из цепких объятий.
  - Пора! - закричал Шимп и посохом расчистил нам путь.
  Готовый к кровавой битве, я бросился вперед, за мной по пятам бежали Батанг Сен, Те Киоре и все остальные, тесня в сторону вяло сопротивлявшихся врагов, сомкнувшихся вокруг своей связанной по рукам и ногам повелительницы. Но когда я приблизился к ней, то увидел, как приоткрылись звериные челюсти и высунулся язык, и в ту же минуту на меня пахнуло ужасающим холодом, таким убийственным, что я едва успел прикрыть руками глаза. Дыхание мгновенно замерзало и на моей верхней губе превращалось в лед. Потом я перестал ощущать холод, поднял глаза и увидел, как серебристые ногти Рангды сдирают обвившуюся вокруг неё листву, ставшую серой и ломкой, как стекло, и позвякивающую льдинками. Она заморозила листья своим дыханием.
  Одна рука освободилась, в ней Рангда держала длинный белый шарф, который носила на шее. Мне показалось, что он наплывает на меня, словно дым, подгоняемый ветром, я заметил на нём какие-то странные знаки - белые на белом. А когда шарф полностью развернулся, он щелкнул, как щелкает хлыст, и от этого щелчка, казалось, содрогнулся весь мир.
  И тут сошёл с ума мой меч, прямо у меня в руке он задергался, завертелся, словно живое существо, стараясь высвободиться. Я поспешно подпрыгнул, когда он чуть не рассек мне голень. Ошеломлённый, я пытался справиться с ним и краем глаза увидел, что то же происходит с остальными. Сейчас для меня существовало только одно - эта угроза, поблескивающая на расстоянии вытянутой руки, стремящаяся выйти из повиновения; мне казалось, что я держу за горло кобру, разозлившуюся кобру, однако глаза говорили мне, что меч вовсе не двигается, что он так же верен мне, как всегда, а вертят им мои же пальцы, словно зажившие своей, отдельной от меня жизнью.
  И вдруг, как будто всё это время меч просто приноравливался, стараясь занять нужную позицию, он и в самом деле круто повернулся у меня в руке. А может быть, рука сама повернула его, но я этого не почувствовал. Он просто сделал выпад, намереваясь поразить меня в грудь. Если бы им управлял сам невидимый Бэзил Рэтбоун [111 - Актер, исполнявший роль Шерлока Холмса в серии фильмов, начавшейся в 1939 г. «Собакой Баскервилей».], меч не мог бы разить более злобно и более метко. Я едва успел оттолкнуть его вытянутыми руками, мои ладони упирались в рукоятку, но клинок был длиннее моих рук и слегка уколол меня. Одно неосторожное движение, и он легко проткнул бы меня насквозь. Я качался из стороны в сторону, стараясь освободиться от силы, которая управляла им, норовя сбросить невидимую руку, но всё было напрасно. И неудивительно - руки у меня тряслись от напряжения, мышцы сокращались и дрожали. Они и оттягивали и подталкивали меч одновременно. В отчаянии я громко закричал. Я сражался с самим собой.
  Когда я понял это, огромный белый занавес опустился между мной и внешним миром, отделив меня от моего внутреннего «я». Я был сбит с толку, изолирован. В слепом бешенстве я бился о невидимую стену. Где-то там, где-то за этой стеной укрывался негодяй, стянувший меня во всё это, - тот,
  кто запутал меня в эту поганую паутину опасностей…
  кто заставил меня прожить полжизни без всякого толка, а вторую половину лишил смысла…
  кто погубил меня, сделал из меня получеловека, урода, лишенного способности чувствовать…
  кто подсунул мне дешевый случайный секс и ничего не значащий успех вместо настоящих человеческих отношений…
  кто повлек меня по неверному пути, по пути ошибок…
  Он где-то там…
  И я жаждал только одного - только это мне и оставалось: я хотел наброситься на этого негодяя и уничтожить его. Одна часть моего «я» была где-то там, за фасадом, который я сам воздвиг, за которым прятал все свои слабости, все свойства, над которыми издевался, если обнаруживал их в ком-то другом. Но я знал, что этот негодяй - я сам, и мне хотелось пронзить его, искалечить, убить, заставить навсегда замолчать, стереть всё, что мне ненавистно, раздавить всё, что я так презирал, плюнуть и растереть, а потом очистить подошвы ботинок…
  Я сам услышал, как кричу, и крик мой подхватили другие голоса. Как безумный, я размахивал руками, стараясь освободиться от этой колеблющейся белизны, разделившей мой мозг пополам. Что-то больно ударило меня в спину, и перед глазами прояснилось. Кто-то из матросов случайно наткнулся на меня, он хрипло кричал по-малайски, стараясь отвести в сторону лезвие паранга, который норовил перерезать горло своему хозяину. Одна рука матроса, трясясь от напряжения, пыталась отвести лезвие, другая голой ладонью удерживала лезвие у горла, из ладони хлестала кровь. Другой матрос бессильно опустился на колени - его сабля глубоко вошла ему в живот, он согнулся над ней, его рвало. Батанг воткнул свою саблю в дерево и тщетно силился вытащить её из ствола. Те Киоре кружился в кошмарном танце, отбиваясь от своего меча-палицы, который как вихрь налетал на него, целясь то в живот, то в грудь, то в лицо. Джеки каталась по камням, кричала от страха и гнева, двумя руками она сжимала свой паранг, а он, мелко дергаясь, подбирался к её горлу. Шимп, которого всё это не коснулось, прыгнул к ней и посохом выбил паранг у неё из рук;
зазвенев, тот покатился по камням, не причинив Джеки вреда, но её руки продолжали неистово наносить удары по её же телу. Внезапно какая-то тень затмила солнце. Рангда нависла над нами, она уже освободилась от опутывавших её веток, и рядом с ней даже древняя рукотворная гора казалась карликовой. Шимп, застигнутый врасплох, сделал выпад, направил на Рангду посох, но её похожая на клешню рука парировала удар. Она качнулась назад, а посох ударил Шимпа, и тот покатился по земле. В отчаянии я стал поворачивать меч, но совсем потерял над ним контроль. Руки у меня судорожно задергались, и кончик лезвия вонзился мне в грудь. Я закричал от боли и страха, выдернул меч и осел, чувствуя, как из раны брызнула кровь. Меч, звеня, покатился по каменным плитам, а у меня не было сил поднять его. Ослабев от потрясения, я свалился к ногам Рангды. Она прошествовала мимо, даже не взглянув на меня с высоты своих четырнадцати футов, как будто я был всего лишь жалкое насекомое. И все же, когда это ужасное создание проходило мимо меня, я по-прежнему видел тело стройной девушки из бара, склонившейся надо мной в ту ночь. Я громко
взвыл от боли, вызванной жуткой смесью из обрывочных воспоминаний, желания, ужаса и стыда.
  Теперь между Рангдой и контейнером находился только Шимп, кривоногий, напряженный, он крутил в толстых пальцах посох, словно это была легкая, как перышко, дирижерская палочка. Рангда чуть помедлила, как-то странно поворачивая голову, словно изучала его. Внезапно он сделал выпад, но хоть это движение и было быстрым, её огромная рука оказалась ещё быстрее. Розовое пламя вдруг рассыпалось по камням, дождь горящих, шипящих искр обрушился на деревья, серебряные ногти испустили языки огня. От удара, который Рангда нанесла Шимпу, тот перелетел через грузовик и врезался в переднюю линию кустов, они громко затрещали под его тяжестью.
  Я схватил меч и попытался подняться на колени. Гнев заслонил собой страх, но меня все ещё трясло. Один стремительный бросок, один удар - если бы у меня хватило на него сил! Веки безвольно опускались. Я заставил себя подняться на ноги, но Рангда была уже возле контейнера. И тут из-за грузовика появилась какая-то новая фигура. Я подумал было, что это Шимп, и удивился, как быстро он пришёл в себя. Потом я разглядел, кто это, и от изумления у меня отвалилась челюсть. Высокий старик, аккуратно одетый - на нем были белая рубашка и брюки, - с холеной эспаньолкой и усами, с седыми волосами, завязанными в маленький пучок. В руках он держал посох с хрустальным набалдашником, тот самый, которым он угрожающе размахивал у меня в гостинице. Рангда вдруг остановилась как вкопанная, не сводя глаз со старика: Мпу Бхарадах - вот кто это был! Он поднял свой посох, повертел его в пальцах, похожих на когти, и я вздрогнул, представив, как сейчас ведьма прихлопнет его, словно муху.
  Но старик всего лишь махнул рукой, это был резкий жест, в значении которого ошибиться было нельзя: «Вон отсюда! Убирайся! Оставь нас!»
  При этом не было сказано ни слова. После страха и истерик предшествовавших минут это произвело сильное впечатление. Но это было не всё. Он опять как-то странно вскинул голову. Точно так же покачивал головой Шимп - это был типичный восточный жест, означающий отказ, отрицание. Только на сей раз он был более красноречив - в нём выражалась и агрессивность, и категоричность. Именно в этот момент я обратил внимание на то, что внезапно воцарилась полная тишина, в которой неестественно громко звучало дыхание, с мучительным трудом вырывавшееся из множества глоток. Оружие больше не сражалось со своими владельцами, а по каменным ступеням к нам больше не бежали ни воины, ни бандиты.
  Рангда так и не двигалась с места, зато двигался я. Прихрамывая, я бросился к ней, чуть не упал, но нацелился нанести ей убийственный режущий удар. Однако она обернулась, я промахнулся, зашатался, отчаянно стараясь восстановить равновесие, пока Рангда не снесла мне голову с плеч. Но она даже не взглянула на меня. Внезапно издав яростный вопль, полный отчаяния, она круто развернулась и широкими, размашистыми шагами направилась обратно к шеренгам своих приспешников, раскидывая их на ходу, как соломинки. Они устремились за ней - муравьи, трусливо убегающие в свой муравейник. Спешили вверх по ступеням, отшвыривая ногами обломки ржавых доспехов и поднимая тучу пыли. Но не успели они исчезнуть, как раздался треск и скрежет. Медленно, но неумолимо разделившиеся стены храма Борободур, мягко поскрипывая, словно двигаясь на мраморных катках, стали смыкаться, как края заживающей раны, закрывая от нас сияние балийского полудня, словно догорающую свечу. Обе стены, встретившись, соединились с такой силой, что последние клубы тумана взметнулись в блеклое яванское небо. Но на серой кирпичной кладке не осталось
никаких следов, никаких швов.
  Мы были одни.
  Мы стояли на древних камнях Борободура, и нас заливало светом яркого полудня. Горы разлагающихся трупов, груды брошенных лат и оружия вдруг исчезли. Сидевшие наверху каменные Будды безмятежно улыбались - все, кроме того поверженного, который лежал, являя собой свидетельство совершенного здесь насилия. Вокруг стонали матросы, - видимо, многие были серьёзно ранены и не могли встать. По крайней мере двое лежали раскинувшись и не шевелясь, у одного прямо из диафрагмы торчала рукоятка сабли. Большинство, в том числе и мы с Джеки, отделались легкими ранениями, но тоже утирали сочившуюся из ран кровь. Однако Джеки довольно бодро поднялась и, прихрамывая, подошла к контейнеру, с расплющенных и поцарапанных боков которого стекали нанесённые Шимпом шестиугольные знаки.
  - Что ж! - весело произнесла она. - Мы его всё-таки вернули!
  В голове у меня по-прежнему была полная путаница. Эта ведьма… И с таким чудовищем я провёл ночь! С ним ли, с ней ли - не знаю! Боже мой! С кем же я в ту ночь занимался любовью? Господи, что же мы вытворяли! Я плохо помнил, но достаточно было и нескольких отрывочных воспоминаний, как мы, оба в поту, сплетались, переплетались, обволакивали друг друга, какой чувственный солоноватый вкус был у меня во рту. Что я тогда делал с ней? Меня охватила паника, я покрылся потом, стало трудно дышать. Неужели я причинил себе какой-то серьезный вред? Может быть, нужно показаться врачу? Я испытал чуть ли не благодарность за то, что ранен в грудь, боль отвлекла меня от этих мыслей. Грудь болела, но могло быть и хуже. Меня защитили ребра, но, будь клинок чуть-чуть длиннее, и они не спасли бы. Но теперь рану уже закрыл сгусток запекшейся крови.
  - А как остальные? - спросил я у Те Киоре, чью симметричную татуировку нарушал синяк под распухшим глазом.
  - Двое погибли. Двое других вряд ли дождутся помощи. А человек пятнадцать, включая, я бы сказал, и вас, нуждаются в основательной штопке.
  - У меня все не так плохо, как кажется, чёрт возьми!
  Те Киоре пожал плечами.
  - Ну что, вернули ваш ящик, правда? И мы ещё легко отделались. Не знаю, что за штука этот шарф, который она применила против нас, но наши держались чертовски хорошо и выстояли.
  - Это anteng, - прогремел голос позади нас. Шимп, хромая, ходил вокруг контейнера, осторожно ощупывая шею, челюсть и потирая широкую спину.
  - Ну и влепила она вам! - с чувством воскликнул Те Киоре. - Хорошо ещё, что все на месте! Так как вы назвали эту штуку?
  - Anteng, — рассмеялся Шимп своим странным дребезжащим смехом, жутковатым, без тени юмора. - Единственное оружие, которым владеет Рангда, но никакого другого ей и не нужно. Им она разрушает мозги, творит свое колдовство. Хотя это слово обозначает всего лишь детскую люльку.
  - Представляю себе этих детей, - фыркнул маори. - Разрушает мозги, говоришь? Занятно! У тех двоих, что погибли, ещё при жизни только половина мозгов и была, вот что я скажу… Они и были с приветом. И тяжелораненые тоже. Тёмные личности, вечно всем недовольные. Можно сказать, сами себе злейшие враги. - Те Киоре насмешливо покосился на меня. - Из тебя ведь тоже выпустили малость крови. И из мисс Джеки. Забавно, правда? А мы - балбесы - отделались ерундовыми царапинами. Шкипер-то оказался осмотрительным - сразу вонзил свою саблю в дерево. И старый Шимп вон тоже ничуть не пострадал. Я же говорю вам - всё это очень занятно. - Он ухмыльнулся, хотя ему явно было больно. - Ладно, выше голову! Нечего винить себя. Мы же все знали, на что идём, и готовы были к проигрышу. Золото - прекрасный бальзам для ран, а к тому же здесь есть такие лекарства, которых дома днём с огнем не сыщешь. Вот только бы добраться до дому! - Он взглянул на грузовик и нахмурился. - Не думаю, что имеет смысл спрашивать миледи насчет ключей? Как по-вашему?
  - Нет. Может, привяжем его к телеге и потащим на буксире?
  - Такую тяжесть - грузовик и всё остальное - мы будем тащить этак неделю. Тут нужна лебедка. Хотя тогда для нас самих места не останется. Всем, кроме тяжелораненых, придётся шагать на своих двоих до берега. Восемнадцать миль.
  - А может, послать кого-нибудь за транспортом? - Я щелкнул пальцами. - Этот священник, он же как-то сюда попал? Может, у него есть какая-нибудь повозка? Кстати, где он?
  - Какой священник? - удивился Те Киоре.
  - Но… вы что, не видели его? Местный священник, в обычном облачении. Ну, этот… он ещё приходил ко мне в гостиницу, угрожал мне. Он же просто подскочил к Рангде, не дал ей приблизиться к контейнеру. Отогнал, и всё. Хотел бы я знать как?
  - А я думал, это ты её отогнал, - сказал Те Киоре. - Или Шимп придумал какой-то трюк. Может, она испугалась, что он опять что-то вытворит, и дала дёру. Я наблюдал внимательно. К тому времени я уже вполне пришёл в себя. Не видел я никакого священника.
  - Но… - Я перевел взгляд с Джеки на Батанга, потом на Шимпа.
  Глаза у Шимпа запали, они были прикрыты, но почему-то смотрел он настороженнее, чем всегда.
  Шимп пожал плечами.



  ГЛАВА 8

  Ночь влажным занавесом липла к лицу. Казалось, тебя душат, и каждый вздох давался с трудом. Москиты уже прекратили свои атаки. А вот цикады надрывались на каждом заросшем сорняками пятачке вокруг верфей, и какие-то неведомые мотыльки упорно старались вышибить себе мозги, если только таковые у них имелись, о наши тусклые фонари. Берега видно не было, трап прятался в глубокой тени, из которой доносились, как ненужные воспоминания, едва слышные странные звуки. Ещё более странные звуки раздавались в трюме, где Шимп старался восстановить и усилить защитные колдовские знаки на контейнере. Доносились и какие-то незнакомые запахи, время от времени обнаженные мачты освещались розовыми вспышками, при этом прятавшиеся в тени караульные вскакивали и хватались за кремневые ружья и арбалеты. На рассвете мы должны были отплыть, но до рассвета оставалось ещё несколько часов.
  Я ждал его с нетерпением. Тогда я смогу улизнуть от Джеки; но сейчас даже мысль о душной каюте или о прокуренной кают-компании была невыносима. Нас просили не сходить с корабля, главным образом из-за того, что мы могли не найти обратную дорогу и не вернуться вовремя; я-то в таких предупреждениях не нуждался. Куда бы я ни подался, Джеки наверняка увязалась, бы за мной, и тогда я оказался бы связанным по рукам и ногам. Так что мы с ней слонялись по палубе, набрасываясь друг на друга, как акулы. Джеки была так же раздражена, как и я, и ела меня поедом.
  - Ты! - шипела она. - А я-то думала, ты хоть немного изменился! Ничего подобного! Все такой же лживый, самовлюблённый подонок, как и пятнадцать лет назад! Тогда мне казалось, ты такой красивый! О, ч… - Она сердито махнула рукой, словно сгоняя ругательство с губ, и с шумом втянула в себя воздух. Она и прежде не любила бранные слова. - Ты ужасно оскорбил меня, хоть это ты понимаешь?
  Я старался молчать, но тут не выдержался и повернулся к ней.
  - Каким образом? Чем я тебя оскорбил? Слушай, Джеки, прошло пятнадцать лет, как ты сказала. Предположим, я спросил бы тебя, с кем ты спала за это время? Ты бы ответила, что это, чёрт побери, не моё дело. И была бы совершенно права! Мы друг другу не принадлежим и ничем теперь друг другу не обязаны. Вот что ты сказала бы! Разве не так?
  - Да! - выпалила она. - Но я и не стала бы бегать за кем-то, кто похож на тебя, правда?
  - Почём я знаю? Я не искал эту Рангду, она сама меня нашла. И теперь понимаю зачем! Это не моя вина!
  - Ну да, и держу пари, ты не вырывался от неё, не визжал и не отбивался!
  - А знаешь, в первый раз именно вырывался.
  - В первый раз? В первый раз! Значит, одного раза тебе показалось мало! А сам говоришь, что не хотел этого! Ну, милый мой, по тебе действительно плётка плачет!
  - Послушай, я спал с ней один раз, всего один, понятно? У меня уже язык стерся до крови объяснять тебе, что я был тогда пьян. - По ухмылке Джеки я понял, как неубедительно это прозвучало. - Да, пьян и сбит с толку! Принял её за тебя… и до некоторой степени она помогла мне очухаться.
  - Да уж, наверное помогла, держу пари! И ты сражался с ней без отдыха, так ведь! - (Я услышал очень китайский металлический смешок.) - Так и вижу тебя! Да-да!
  Я резко повернулся к ней и схватил её за плечи.
  - Нет, конечно нет, черт возьми! Я даже не знаю, чем она меня привлекла, но, нечего говорить, без секса не обошлось!
  Снова тот же выводящий из терпения смешок.
  - И она тебя, беззащитного, одолела?
  - Ну и что? Что, чёрт возьми, если всё так и было? Может, когда-то я и поступил с тобой плохо, мне жаль, что так вышло, но это не даёт тебе никаких прав на меня! Мне не за что отвечать перед тобой! Сейчас во всяком случае!
  В тусклом свете Джеки пристально смотрела на меня.
  - Ты меня целовал!
  - Это уже потом, чёрт подери! Потом, когда я почувствовал, что ты… когда…
  - Да, потом. Когда ты получил от неё всё, что хотел. Но получил ты больше, чем ожидал, правда?
  - О господи… всё было совсем не так! Может быть, меня все ещё тянуло к тебе, но разве хотя бы раз ты поощрила меня, хотя бы раз намекнула, что и сама ещё питаешь ко мне хоть какие-то чувства? Ты оказалась здесь только потому, что решила, будто я работаю своего рода менеджером в этом твоем драгоценном проекте, будь он проклят! Ведь так? «Ни на минуту не выпущу тебя из поля зрения» - так ты, кажется, заявила? Что бы я ни сделал потом, тогда я только это от тебя и слышал. Верно?
  Джеки пожала плечами и пнула ногой лежавший на палубе канат.
  - Пожалуй, да. И ты считаешь, это даёт тебе полное право вести себя, как тебе заблагорассудится, и ждать, что Девушка, которую ты вычеркнул из своей жизни шестнадцать лет назад, тут же ляжет с тобой в постель, стоит ей снова тебя встретить?
  - Джеки…
  - Считаешь себя вправе возмутительно напиваться, потому что ты якобы такой одинокий, такой отвергнутый и так утомлён! Ах, бедняжка, бедняжка!
  - Джеки, ты делаешь совершенно дикие выводы…
  - Но это лучше, чем то, что делаешь ты, мой мальчик! А хуже всего то, что ты взял… и решил все свои неприятности таким образом, когда я не проявила к тебе никакого интереса!
  - А я тебя об этом и не просил!
  - Вот и хорошо! - воскликнула она. - Хорошо для тебя! - Она вздохнула и выдохнула воздух сквозь сжатые зубы: раздалось типично восточное шипение - презрительный знак осуждения. - Да как ты мог? Использовать… так другую девушку! Использовать как замену, как сосуд! Использовать вместо меня! Господи! Да вам, мужчинам, всё мало!
  Меня затрясло от ярости. Я чувствовал, как кровь отхлынула от лица, ощущал только холод. Казалось, кожа натянута не на скулы, а на ледяной металл.
  - Тебе следует признать, - со спокойной жестокостью заявил я, - что у тебя мужчин тоже было достаточно.
  - Всего один. Все остальные были второстепенными фигурами. Знаешь, я думала, ты будешь этим гордиться!
  И тут, не успел я и глазом моргнуть, как Джеки скользнула мимо меня. Я услышал недоумевающий возглас кого-то из караульных. Не говоря ни слова, она спрыгнула на трап, светлые волосы взметнулись, как хвост кометы, сбежала вниз и скрылась в темноте. Я окликнул её, но лёгкие шаги постепенно затихли. Я крикнул, чтобы она не глупила. В ответ - молчание.
  На какой-то миг я застыл от возмущения. Её ведь предупреждали. Пусть сама отвечает за последствия. Но тут же моё упрямство дало трещину, раскололось и рухнуло. Её предупредили, что она может опоздать к отплытию, но сейчас её это вряд ли сильно волновало. Правда, никто не побеспокоился растолковать ей, с какими опасностями она может здесь встретиться. Все считали, что объяснять это никому не надо. Мне, во всяком случае, после той долгой ночи в Новом Орлеане. Никому, кроме Джеки. И об этом должен был вспомнить именно я.
  В отчаянии я огляделся и бросился к трапу. Караульные уже были на ногах и обследовали территорию верфей.
  - В какую сторону? - крикнул им я.
  Они пожали плечами. Я сбежал с трапа, немного постоял и в жуткой нерешительности оглянулся на корабль. Розовая вспышка в трюме чуть не ослепила меня. За светящимися иллюминаторами кают-компании взад и вперед раскачивалась какая-то фигура. Кричать, объясняться - это было слишком долго. Если я сразу пойду за ней, то шансы ещё есть… Это ведь не Новый Орлеан. Сейчас я знаю, что делаю. У меня есть меч. Я пусть плохо, но говорю на здешнем языке. Караульные снова закричали, когда я спрыгнул с трапа и нырнул в темноту, но я не стал обращать на них внимания. Если кто-то или что-то преследует Джеки, пусть сначала он нападёт на меня.
  Ночью реальность и тени сливались в одно. Границы между Сердцевиной и Спиралью становились размытыми. Прибой потусторонних событий набегал на берега Сердцевины, смывая и унося с собой обломки, снова возвращал их, перебрасывая туда-сюда, из одного мира в другой. Я бежал, как мне казалось, в ту сторону, куда скорее всего должна была пойти Джеки; она не стала бы спускаться к верфям, что было к лучшему. По крайней мере, это могло бы привести её назад в Сердцевину, где она была бы в большей безопасности. Брошенная на произвол судьбы, без денег, без документов, без каких-либо объяснений, в состоянии, которое может показаться подозрительным, - всё так, однако там она была бы в большей безопасности, чем здесь. Я легко бежал в направлении, которое казалось мне самым верным, туда, где вроде бы маячили огни современного города; это, естественно, должно было привлечь её. То тут, то там я видел, как в застоявшихся лужах и в грубых окнах старых, покрытых штукатуркой стен отражаются высокие здания, ярко освещенные окна, а однажды увидел даже неоновую рекламу. У меня под ногами древний дощатый настил постепенно
сменялся мощеными тротуарами, и когда я заметил в каком-то переулке мерцание одинокого фонаря, я сразу свернул туда, как должна была бы свернуть туда Джеки, подобно мотыльку привлеченная светом. Наш повседневный мир притягивает нас. Когда мне попались на пути неоновые вывески и яркие витрины магазинов, когда я услышал шум транспорта, я почувствовал, как меня одновременно охватывают радость и страх - такое ощущение, будто меня, разрывая, тянут в разные стороны.
  В нерешительности я остановился на углу какого-то переулка. Набрал воздуха в легкие и громко закричал: «Джеки! Джеки!» Стайка проходивших мимо школьниц сбилась в кучку, ища поддержки друг у друга, и громко расхохоталась, оглядев меня с головы до ног. Я догадывался, кем я им показался - одним из туристов-европейцев, вызывающих у индонезийцев и восхищение, и подозрение. Во всём остальном мире хиппи уже можно заносить в «Красную книгу», а в Индонезии они процветают до сих пор. И вот этим школьницам явился я - весь в черной коже, небритый, с вышитой золотой повязкой на голове, которую когда-то мне подарила Молл и от которой волосы у меня стояли торчком. К тому же при мне был меч, но, возможно, они и не заметили его, пока я не привлек к нему их внимания.
  - Джеки, вернись! - прокричал я. - Здесь чертовски опасно! Вернись, говорят тебе, чёрт побери! Прости меня!
  Но улица была запружена толпой. Когда я закричал, люди обернулись и уставились на меня, машины загудели, заглушая мои крики. Проходивший мимо пешеход столкнулся с другим, тот уронил пакет, содержимое которого рассыпалось. Сердито жестикулируя, оба забормотали что-то, глядя на меня. Это отвлекло водителей, завизжали тормоза, раздались крики и проклятия. Вокруг меня стали собираться люди, стремясь узнать, что происходит, на тротуаре яблоку негде было упасть. Я возвышался над ними, словно башня.
  - Джеки! - снова прокричал я, но ответа не последовало. Отозвался только одетый в хаки полицейский патрульный, стоявший в дальнем конце улицы. Он выступил вперед, желая прекратить возникшую неразбериху, но в автомобилях все показывали пальцами на меня. Когда он меня увидел, его миндалевидные глаза расширились, и он быстро зашагал между машинами прямо ко мне, его пальцы привычно коснулись кобуры. Среди местных властей западные идиоты не пользовались особой любовью. Делать нечего, я повернулся и нырнул обратно в переулок, укрывшись в тени. Если этот коп последует за мной, то он рискует пережить сегодня ночью удивительные приключения.
  Где бы я ни выглянул из укрытия, где бы ни оказался - везде было одно и то же. Я расспрашивал встречных насчет светловолосой евро-азиатской девушки, кто-то предложил показать мне места, где девушек с любым цветом волос сколько хочешь, выбирай, какая понравится. Я это предложение отклонил. Кроме всего прочего, оно грозило мне тем, что я снова наткнусь на Рангду. Всё это крайне обескураживало. Если Джеки и проходила здесь, никто её не запомнил. Сурабая - шумный портовый город, её население превышает миллион, и евро-азиаты, даже красивые блондинки, здесь не такая уж редкость. А может, Джеки и боялась выходить из тени. Значит, никакой зацепки, а без неё в таком огромном городе человека можно искать месяцами. Мне не хотелось слишком удаляться от гавани, иначе, даже если я и встречу Джеки, ни один из нас не найдет дороги назад. Я напрягал мозги, стараясь что-нибудь придумать, но шум, огни машин и веселый гомон оживленных толп мне мешали. Я нашёл темный и прохладный переулок, не слишком шумный, и осторожно зашагал по нему. К моему изумлению, он привёл меня к конюшням в совершенно европейском стиле (должно
быть, в голландском). Здесь никого не было, и вечерний шум доносился сюда в виде вполне терпимого глухого гула. Я прислонился затылком к какой-то разукрашенной ограде, металл приятно холодил мою измученную голову.
  Но никакие идеи в неё не приходили. Спустя какое-то время я различил на фоне далекого транспортного шума ритмичный металлический гул с легким позвякиванием и звоном колокольчиков. Я прислушался внимательнее и уловил определенный мотив. Понял, что это может быть, и впервые ощутил слабый трепет надежды. Я вышел из конюшен на улицу, вдоль которой тянулся ряд больших домов, явно голландских, судя по высоким, щедро украшенным остроконечным крышам. Шум, казалось, стал ближе, но всё же звучал где-то в отдалении, как будто стены его заслоняли. Пройдя чуть дальше и повернув налево, я подумал, что свернул напрасно, так как попал в чей-то сад; я стоял под деревьями - развесистыми деревьями, как в Европе. А за ними возвышался ещё ряд домов, они были даже больше оставшихся позади, некоторые показались мне слегка обшарпанными, но и они сохраняли достойный вид. У одного или двух, украшенных колоннами, над воротами на флагштоках имелись флаги, безжизненно повисшие в полном безветрии, так что установить их государственную принадлежность я не смог. Дома тянулись во всю длину нескончаемой улицы, а за деревьями, под
которыми я стоял, параллельно ей шел ещё ряд домов. Должно быть, я попал в какой-то чуть ли не элитный квартал с официальными резиденциями, консульствами небольших государств, отсюда и флагштоки. Даже в Индонезии рядом с ними не могло быть панельных магазинов. Я остановился, прислушался, услышал взрывы безудержного смеха и понял, что был прав. В конце ряда деревьев сквозь листву просвечивало что-то жёлтое. Оттуда и доносился смех, и я быстро направился туда.
  Тротуар был вымощен потрескавшимися плитами. По мягкой, пружинящей земле под деревьями идти было куда легче. К тому же здесь я оставался в тени, что меня очень устраивало. У консульств обычно стоит охрана, и ей вполне мог не понравиться мой вид. Я тихо шёл под деревьями, меня, как мотылька, привлекал тёплый свет и несмолкаемое тихое позвякивание, напоминающее журчание реки, текущей по бронзовому руслу. Высокий тонкий голос что-то выкрикнул, и снова раздался смех - хохотали дети и взрослые, смех был такой простодушный, что к дальнейшему я никак не был готов. В центре жёлтого сияния взметнулось что-то черное и с быстротой кобры, как мне показалось, ринулось прямо ко мне - бесформенное чудище, всё в переплетающихся узорах и со скелетоподобным туловищем. У меня перехватило дыхание, сердце екнуло и лихорадочно забилось.
  Я подскочил, потянулся к мечу, споткнулся об корень и, хватая ртом воздух, упал на колено. Но тут в жёлтом круге запрыгало другое чудище, похожее на паука. Снова заверещал высокий голос, звон колокольчиков стал громче, деревянные загородки задребезжали; раздались восторженные возгласы. Посмеиваясь над своим испугом, я старался выровнять дыхание. Я уже узнал звучание гамелана - индонезийского оркестра из ударных инструментов: гулкие ритмичные удары двойного гонга, которые я услышал сначала, бренчание demung и ketuk[112 - Индонезийские национальные музыкальные инструменты.], напоминающее звучание бронзового ксилофона и металлических тарелок. Эти-то звуки я и принял за лязг металлообработки. Правда, мне легко было ошибиться. До сих пор я слышал только тихую рафинированную игру гамелана. А эта музыка была резкой, драматичной, неожиданно она начинала звучать нестерпимо громко, удары барабана учащались, и всё это объяснялось просто: здесь происходило то, чего я никак не ожидал. Оркестр сопровождал представление Wayang kulit — чрезвычайно популярного в Индонезии кукольного театра теней. Шипящий фонарь
освещал желтым светом кусок материи, свободно висящей между двумя деревьями, он служил экраном.
  Раньше я никогда такого театра не видел, и меня поразила необыкновенная живость теней, отбрасываемых всего лишь куклами из кожи, которыми управляли с помощью тонких палочек из рогов буйвола. Тени болтали, тузили друг друга, причём каждый персонаж отличался убедительной индивидуальностью, а кукольник выпевал за них реплики неестественно высоким голосом на таком архаичном языке, что я едва мог разобрать одно или два слова, - так, наверное, звучит Шекспир для яванцев, приблизительно знающих английский. Однако этот театр был куда популярнее Шекспира: дети и взрослые, полукругом расположившиеся на корточках перед пятном золотистого света, дружно смеялись над проделками теней на экране.
  Я так и стоял в тени, прислонившись к толстому старому дереву, и наблюдал за происходящим. Медлил я сознательно. Чем больше я думал о Джеки, тем всё больше сомневался, что в своём теперешнем настроении она решится выйти на яркий свет. Может, и она выглядывала сейчас из какого-нибудь укрытия, ибо не могла не понимать, насколько неуместной оказалась бы она на освещенных улицах. Я ясно представил себе, как она прячется в темноте, чтобы быть одной. Громкий театральный оркестр было слышно далеко, в этом я убедился сам; если она заблудилась и теперь бродит где-то поблизости, скорее всего её привлечёт его игра, думал я.
  Но медлил я здесь ещё и потому, что зрелище было действительно замечательное.
  Сначала я не понимал ничего, но постепенно заметил, что, пожалуй, начинаю разбираться в происходящем. При всей карикатурной стилизации кукол я стал отличать в них положительных героев с их стремительной поступью от неуклюжих грозных демонов. На экране разворачивалось представление одного из восточных эпосов. Не то чтобы у меня было много времени для знакомства с такого рода литературой, но когда-то давно Джеки очень серьезно и подробно рассказывала мне о них. Думая об этом, я вдруг поймал себя на том, что одну из кукол я узнаю: это был особенно любимый детьми персонаж - горбатая длиннорукая фигура, раскачивавшая головой и хвостом и ходившая вперевалку. Каждое её появление зрители встречали радостными криками. Кукловод кудахтал и невнятно тараторил, озвучивая дурачества и ужимки своего героя. Значит, разыгрывали «Рамаяну», с безумным героем Рамой и его женой - добродетельной Ситой, которую похитил их демонический враг. Здесь же был Хануман - король обезьян и малопривлекательный союзник Рамы, который пожертвовал собственным хвостом, чтобы доставить огонь в обиталище демонов. Я разделял симпатии
зрителей, вместе с ними восхищался его своевольными выходками и замирал от ужаса, когда на экране возникал безобразный угрожающий ракшаса. [113 - Ракшаса - индийский демон.] С этими персонажами индонезийцы знакомы с малых лет, они с ними росли, для них эти герои так же всесильны и мгновенно узнаваемы, как Джеймс Бонд и Супермен на Западе. И в тот скупо освещенный вечер у меня появилось ощущение, будто я коплю силы для вечной, как мир, борьбы добра со злом, которая не становится менее страшной оттого, что исход её предопределен.
  Несмотря на то, что я был захвачен представлением, у меня возникло вдруг какое-то странное чувство: казалось, только что в тёмном ночном воздухе не было ничего подозрительного - вились мотыльки, звучал смех, играла музыка, пахло специями и потом, а уже в следующее мгновение я ощутил присутствие чего-то совсем иного; это смутное ощущение делалось все определеннее, усиливалось, как бывает, когда вам глядят в затылок. Правда, у меня не возникало желания обернуться, каковы бы ни оказались последствия. Я боялся шевельнуться, хотя сам себя убеждал, что лучше всё-таки узнать, что происходит. Я в это верил, а вот тело мое верить отказывалось. Я слышал рядом с собой чье-то холодное дыхание, волосы на моих голых руках и на шее встали дыбом. Я чувствовал, как напрягаются мышцы спины, словно стремясь улизнуть от чего-то, что находится всего в дюйме от них. Я положил руку на пояс рядом с мечом; до него я, конечно, не дотронулся, на это у меня ума хватило. Но если бы я мог… если бы только у меня достало мужества повернуться и в тот же миг вытащить из ножен меч… Однако я осмелился только чуть-чуть повернуть голову.
Там, справа от меня, кто-то стоял, кто-то, кого я сразу узнал. И это потрясло меня; сердце быстро заколотилось, стало трудно дышать. Очарование нарушилось или изменилось окружавшее меня энергетическое поле? Я всё-таки повернулся к стоявшему рядом человеку, он опирался на посох с хрустальным набалдашником и внимательно присматривался к происходящему на экране, глаза у него живо блестели.
  - Что, tuan Фишер, наслаждаетесь зрелищем? Я и не подозревал, что вы любитель подобных представлений.
  Дыхание у меня восстановилось. Но я ответил не сразу, тщательно взвешивая каждое слово:
  - Да нет, Мпу Бхарадах. Я никогда ничего подобного не видел. Но мне нравится. Очень живо.
  Его тонкие губы изогнулись в сухой улыбке.
  - Обычное дело - всё хорошо в своё время, на своём месте. Представление неплохое. Но у нас на Бали бывают и получше. Вообще на Бали многое лучше.
  Вместо улыбки у меня на лице появилась гримаса.
  - Включая целую кучу проблем. - Мне хотелось к списку проблем добавить и его имя, но что-то в его холодном взгляде подсказало мне, что он понял мою мысль. - Вспомните хотя бы, что случилось в Борободуре…
  - Да, tuan…
  - Я видел, как вы прогнали Рангду. Не думайте только, что я не благодарен вам за это… однако… чего ради? Почему вы так старались? Разве она не собиралась сделать как раз то, что хотелось вам? Вы же угрожали мне…
  Я ожидал, что pedanda станет протестовать, хотя бы ради того, чтобы не потерять лицо. Но он совсем по-западному покачал головой.
  - Нет, она хотела завладеть устройствами из вашего железного ящика и… заразить их. Хотела управлять ими для своих целей, как управляла вами в ту ночь, ведь вы слушались её, как слушаются кукловода эти куклы на палочках. Тот, кто контролирует распределение воды на Бали, тот получает контроль над всем этим прекрасным островом. А Рангда добивается такой власти уже много-много долгих веков.
  - А вы? Вы чего добиваетесь? Или мне нельзя спрашивать?
  Бхарадах невозмутимо провел костлявым пальцем по седым усам, щегольски подстриженным, как у военного.
  - Спрашивайте, почему же нельзя? Всё это время и другие, кто думает так же, как я, боролись с ней, как и вам пришлось с ней бороться. Она принадлежит kelod — берегу и морю, куда стекает все зло. И по морю она всегда посылала зло на земли, которыми хотела владеть. Когда-то Бали был всего лишь частью её империи. Все острова в наших краях должны были стать ступенями к её триумфу, золото солнечных восходов - её драгоценностью, а пурпур заката - её роскошным нарядом. Чтобы осуществить эти непомерные желания, она всегда притягивала сюда чужеземцев - англичан, голландцев, японцев, - они владели этими землями, и всегда это было гибельно для нас, да зачастую и для неё самой. Но её это не останавливало. Она и до сих пор жаждет овладеть нашей землей.
  Я с издёвкой посмотрел на него.
  Он повернулся ко мне, и от его взгляда я попятился.
  - Чего хочу я? Ах ты, невежественный дикарь, да как ты смеешь предполагать, чего хочу я? Ты даже догадываться об этом не можешь! Так слушай, ты, дитя прогнившего Запада: я хочу вернуть минувшее, вернуть прежний образ жизни, я мечтаю о древней стране, не разбуженной беспорядками, не израненной временем. Если я стремлюсь к власти, то только ради блага людей, ради образа жизни, который сложился в согласии с природой, в гармонии с ней. - Он смотрел на меня с каким-то насмешливым скептицизмом, и его голос помягчел. - Слушай, tuan, ты задал мне вопрос. Теперь я тоже спрошу тебя. Ведь таких, как ты, называют капиталистами; так что предпочитаешь ты - естественно сложившийся порядок вещей, основанный на согласии, или перемену, навязанную извне? - Он ангельски улыбался, не отрывая от меня пристального взгляда.
  Я смотрел на него, выпучив глаза: каково, черт побери! Задать такой провокационный вопрос честолюбивому политику! Но именно поэтому надо суметь ему ответить. И что-то подсказывало мне, что лучше так и сделать. Но на наших дискуссиях в конторе никогда не было так жарко, как сейчас, я не был таким усталым и голодным, а тут ещё в ушах звенит этот гамелан и что-то нечленораздельно с самозабвением тараторит кукловод! В такой обстановке подобного весьма серьезного вопроса я никак не ожидал.
  - Ну… - промямлил я, - вы имеете в виду капитализм против марксизма, не так ли? Или социализма? Но никто не придумывал систему, которая называется «капитализм», она развилась сама, так уж устроен мир, все страны развиваются примерно одинаково. Ну хорошо, иногда это развитие оборачивается неудачей, так и с человеком бывает. Или процесс заходит слишком далеко, или на него влияют какие-то другие события. Тогда приходится проводить корректировку, восстанавливать равновесие. Изнутри, если возможно, это всегда лучше. А уж если невозможно, то перемены…
  - Но если те, кто существует в этой системе, не хотят никаких перемен? - перебил меня священник. - И если такие перемены угрожают разрушить саму систему?
  - Ну… - Я совсем запутался, по спине струились ручейки пота, это было неприятно.
  Он не дал мне сформулировать возражения, а страстно заговорил, подчеркивая отдельные слова и неотрывно глядя мне в глаза:
  - Перемены, корректировки, равновесие - это одно, а анархия - совсем другое. Установившийся веками порядок, старый образ жизни, каковы бы ни были его недостатки, он всё равно лучше анархии, ведь так? Поэтому перемены надо ограничивать, тщательно взвешивать, обдумывать, учитывая вред, который они могут принести, правда?
  Неожиданно для себя я кивнул, словно в такт гремящему оркестру, но тут же сердито одернул себя. Его слова были не лишены смысла, но мне не хотелось с ним соглашаться. Не то чтобы я полностью не разделял его точку зрения, но я опасался скрытых в его словах подвохов, которые грозили сбить меня с толку.
  - Но ведь вы признаете, ведь признаете же, - он вежливо склонил голову, - что временами какие-то перемены оказываются в конце концов неизбежными. Конечно, тогда, чтобы не возникло катастрофических изменений культуры, лучше всего аккуратно осуществлять их под сдерживающей рукой старого порядка.
  Я отрицательно покачал головой, но сказать мне было нечего. Со многим я хотел бы поспорить, сказать о стагнации и ритуалах, об упадке и репрессиях. Но я устал, мысли у меня путались, к тому же мой хладнокровный, хорошо владеющий собой собеседник внушал мне известный страх. Почему-то я не мог найти слова. А он продолжал настаивать:
  - Конечно, разве не лучше, если те, чей привычный образ жизни подвергается опасности, будут решать сами? Разумеется, если у них хватит мудрости понять необходимость перемен, то не лучше ли, чтобы осуществление этих перемен… было доверено им самим?
  Я проглотил подступивший к горлу комок. С этим трудно спорить, хотя… то, на что он намекал. Чувствуя, что меня загнали в угол, я неуверенно кивнул. У него немного подобрело лицо.
  - He думайте, что я вам не сочувствую, tuan, — серьёзно произнес он. - Вас поставили в такое неловкое положение, вы оказались между силами, которых не понимаете. Да и как вы можете их понять? Мы живём в гармонии с природой, эту гармонию мы создали сами, мы в согласии друг с другом, а главное, в гармонии с самими собой - такое вам даже представить себе трудно. Вы там, на Западе, со всем вашим материальным богатством, со всеми вашими обширными знаниями, разве вы достигли такой гармонии? А ведь именно в ней - лекарство от многих болезней, которые донимают вас: от неудовлетворенности, от страхов, от тревожного разлада с самими собой, от душевной опустошенности. - Его голос упал до шепота, между пальцами поблескивал окутанный золотой сеткой хрустальный набалдашник посоха. - И нельзя не задать вам ещё один вопрос. Какую пользу принесёт человеку то, что он завоюет весь мир, но потеряет собственную душу?
  Его глаза не отрывались от меня. А у меня в голове, словно мечущиеся светлячки, вибрировали звуки оркестра, а над головой, в ветвях деревьев, ныряла, выписывая круги, большая летучая мышь. Свет потускнел, казалось, представление теперь стало едва слышно, голоса, смех, куклы на палочках куда-то отдалились; в тени под деревьями остались только свирепый старик да я, глаза у него блестели, голос звучал решительно и настойчиво:
  - Глядя на вас, я вижу, как сильно не хватает такой гармонии вам самому. Всю свою жизнь вы посвятили работе. И куда это вас привело? Одиночество, усталость! Успех в глазах всего мира, а в вашем сердце, в вашем доме - горечь неудач. У вас нет жены, нет детей, нет семьи; в нашей среде вас сочли бы жалким инвалидом, как если бы у вас не было конечностей или вас лишили бы разума. Вы ощущаете этот недостаток, но не совсем сознаете, какое огромное значение он имеет. Вы не сможете, да и не будете помогать тем, кто станет разрушать наш образ жизни. Может быть, вы откроете нам свое сердце, откроете мне - и вас просветят.
  - Стив!
  Это был голос Джеки. Он прорвался ко мне, прорезав ночь, прорвался сквозь прикованный ко мне взгляд священника, сквозь мои мысли. Мир перевернулся. Наступило внезапное пробуждение. Никакой вежливой беседы со старым священником не происходило; я оказался прижат спиной к дереву, я задыхался, пот заливал мне глаза, двумя руками я высоко занес меч под неумолимым напором посоха с хрустальным набалдашником. В некотором отдалении, освещённая золотым светом внезапно отступившего экрана, стояла Джеки с округлившимися от ужаса глазами. Но ужас, поднявшийся у меня в душе, был куда страшней - я чувствовал сотрясавшую всё моё тело тошноту, теперь уже хорошо мне знакомую. Покойный неоплаканный Дон Педро пытался использовать меня, играя на моих коммерческих амбициях, пытался и потерпел неудачу. Рангда использовала секс и до некоторой степени преуспела, а может быть, она нащупала какую-то другую, более глубоко спрятанную болевую точку? А теперь этот старый дьявол хочет использовать меня, зная мои убеждения и мои слабости. Действительно, это был дьявол, ибо я сомневался, что кто-то, оставаясь человеком, попытался бы
таким образом обрести власть надо мной. Но против Дона Педро я нашёл средство, которое позволило мне защититься сразу на двух уровнях. И тут меня осенило! Так вот почему старик изменил линию поведения и стал действовать, взывая к доброте и здравому смыслу! Только на этом уровне я и был уязвим.
  - Ах ты негодяй! - закричал я достаточно громко, так что оркестр сбился с ритма, а завывающий кукловод запнулся. Со всем отвращением, которое накопилось у меня, я выпрямился, пнул священника прямо в тощий живот и кинулся на него. Пинок отбросил старика назад, к дереву, растущему напротив, и он стукнулся так, что посыпались листья; посох выпал из рук и укатился в рощу. Пошатываясь, священник отделился от дерева и наклонился, чтобы поднять посох. В слепой ярости, издав бессмысленный вопль, я, держа меч обеими руками, размахнулся, чтобы нанести священнику сокрушительный удар. И попал в ствол древнего кедра, меч глубоко врезался в него, так что я еле устоял на ногах.
  И чей-то голос хрипло зашептал мне в самое ухо:
  - Berhati hati orang pemboros![114 - Осторожно, расточитель! (индонез. )] Берегись, никчемный разоритель, бездельник! Ты ещё даже не приблизился к границам моего царства! Между нами не один барьер.
  Но когда я в гневе огляделся, никого рядом уже не было. Старик растаял словно дым.
  Я услышал, как застучали по усыпанной листьями земле шаги Джеки. Она подбежала, обняла меня, прильнула ко мне. Задыхаясь, она с трудом выговорила мое имя, я - её, больше мы не смогли произнести ничего членораздельного. От пережитого потрясения нас била дрожь. Меня - от того, что только что произошло, её - от её блужданий.
  - …просто хотела уйти…
  - …он пробирался прямо в мой мозг…
  - …хотела немного проветриться…
  - …я не думал…
  - …запомнила дорогу, но та изменилась. Изменилась…
  - …чувствовал, что вынудил тебя…
  - …я тебя искала…
  - …я тебя искал…
  - …время шло, и я подумала…
  - …проклятый я идиот…
  - …простишь меня?
  - …а ты простишь?
  - Нет, меня, меня!
  - …и меня тоже!
  Мы стояли, прижимаясь друг к другу, пока где-то далеко, может быть на расстоянии в шестнадцать лет от нас, в темноте не обрушилось огромное количестве ржавчины и доспехов. Хорошо, что было темно, в темноте маски не нужны, все кошки серы, а лица одинаково безлики. Наши лица ощущали только прикосновения - пылающую щеку Джеки, прижавшуюся к моей щеке, легкое прикосновение её губ к моему уху. Я склонился и поцеловал изящный изгиб её шеи возле плеча и сразу ощутил, как напряглись наши тела.
  К Джеки к первой вернулась её обычная практичность.
  - Лучше нам убраться отсюда, - пробормотала она.
  Я огляделся в тревоге. Представление продолжалось, но такие представления часто длятся всю ночь.
  - Верно, - выдохнул я, - по-моему… нам сюда…
  Все ещё дрожа и прижимаясь друг к другу, мы заковыляли через маленький парк. Я мучительно соображал, где деревья погуще, где улица, по которой я пришел, и с беспокойством понимал, что не уверен, та ли это улица. Тени снова сгустились вокруг нас, и оркестр остался далеко позади. Ночь была тихая, такая тихая, что в густом воздухе шелест наших шагов казался оглушительным. Вдруг у нас из-под ног что-то вспорхнуло и, резко прокаркав, захлопало крыльями. Какая-то птица, но нервы у нас были так напряжены, что мы приняли её чуть ли не за кобру. Мы ещё теснее обнялись, чувствуя, что оба дрожим, начали шептать нежные слова и обмениваться поцелуями.
  Испуг, однако, быстро прошел, но мы продолжали ласкать друг друга, пока ощущения, в которых невозможно ошибиться, не заставили нас осознать, что именно мы делаем.
  - О господи! - воскликнула Джеки, у неё перехватило дыхание, но она не остановилась. Мои руки уже забрались под её измятую кофту, я провел пальцами по её ребрам, животу и стал красться выше, пока у меня в ладонях не оказались её груди. Джеки запустила руки за пояс моих брюк.
  - Нельзя! - сказал я, придя в ужас. - Я хочу сказать… не здесь… может быть…
  - Так и перестань сам, - пробормотала она. - Ну не надо…
  Я перестал. А она с такой силой прижалась ко мне, что выбора у меня не осталось.
  - Прекрати! - прохрипел я.
  Джеки слегка отодвинулась, но не отпустила меня.
  - Мне надо на что-то опереться! - пробормотала она. - Я не могу стоять.
  Мои руки скользнули вниз, чтобы поддержать её, и застыли на её ягодицах. И что в этом было плохого? В конце концов, мы же не подростки, мы можем просто немного задержаться и всё-таки успеть на корабль. Но мешали её джинсы, пояс был слишком тугой. Я расстегнул его; почувствовал, как она, переминаясь с ноги на ногу, прижалась головой к моей груди, губы полуоткрылись, я ощутил её горячее дыхание. Под нажимом молния подалась, её джинсы опустились на щиколотки, теперь на ней оставались только трусики из прочного хлопка, и я заскользил по ним пальцами. Почувствовав теплоту и запах её тела, я опустил руки ниже и нащупал напрягшиеся мышцы. А руки все скользили и скользили, пока не наткнулись на первые нежные волоски. Джеки вскрикнула, как-то осела, словно ноги отказывались её держать; но если она лишилась сил, то как же её руки оставались у меня в брюках? И куда, черт побери, подевался мой меч, ведь если всё это будет продолжаться, мы упадем прямо на него…
  Это продолжалось, но мы не упали, скорее Джеки просто потянула меня за собой. И мягкая, покрытая листвой трава оказалась удивительно теплой, когда мы, запутавшись в почти совсем сброшенной одежде, опустились на нее, продолжая сжимать друг друга в тесных объятиях. Опьяняющий коктейль воспоминаний и обманчивая темнота разом смели все запреты, мы забыли об опасности, об осторожности. Мы утопили себя и наши чувства друг в друге, не замечая ничего вокруг. Для меня в мире осталась только Джеки, я вдыхал теплый аромат обвившегося вокруг меня тела, и все перестало существовать, все страхи отступили. Только раз мы вынырнули на поверхность, и то это была своего рода уловка, предлог, позволяющий продлить возбуждение, оттянуть кульминацию до того, как наступит окончательное погружение.
  - Неужели… тогда… годы назад… было так же хорошо? - задыхаясь, проговорила Джеки.
  Я изогнулся, чтобы поцеловать её щиколотки, теперь уже покоившиеся у меня на плечах.
  - Нет. - Только это я и смог выжать из себя. - Тогда я и не подозревал, что такое возможно… сколько же мы потеряли… - Я страстно прижался к ней, её пальцы впились мне в бедра, и темнота вдруг взорвалась ослепительным светом.
  А потом мы отстранились друг от друга, отпрянули в стороны; и, конечно, больше это уже не продолжалось. Внезапно мы почувствовали опустошение, нас облепили листья, оказавшиеся в самых неподходящих местах, мы промокли, локти у меня покрылись ссадинами, во рту был неприятный вкус, и в какой-то момент острый камешек аккуратно рассек мне кожу на левом колене.
  - Наверное, думаешь, что у тебя возникнут проблемы? - поежилась Джеки. - Я ведь не пользуюсь пилюлями и вообще ничего не предпринимаю…
  - Да? Хм-м… Слушай…
  - Не твоя вина. Не беспокойся, все обойдется. Как ты думаешь, почему я не спешила снова выйти замуж? Эта перспектива мне ничего не сулила.
  - Да? - повторил я и крепко обнял её.
  - Спасибо, - проговорила она. - Но я не очень сокрушалась по этому поводу. Не очень.
  Усталость навалилась на нас, и несколько минут мы просидели молча. Слабо мерцая сквозь листву, луна придавала нашей коже нездоровый блеск.
  Прижимавшийся ко мне бок Джеки стал совсем холодным.
  - Не так уж и тепло, - опять поежилась она.
  - Да… Похоже, ветер переменился. - Я вдруг поперхнулся.
  Ветер! И луна! Значит, тучи рассеивались. Если приближается рассвет…
  - Боже! Нам же надо возвращаться на корабль!
  Джеки ахнула, попыталась подняться, но запуталась в джинсах, все ещё болтавшихся на одной ноге, и упала на меня. Со мной случилось то же самое, так что получилась настоящая куча-мала.
  - Прямо как дураки подростки, - проворчал я, нащупывая свой пояс; мне не хотелось натягивать одежду, кожа казалась грязной, словно пол в нью-йоркском такси. - Совсем спятили…
  - Господи! Набросились… друг на друга, как бездомные кошки! И… и… черт побери, как противно во рту… в зубах волосы застряли…
  - И у меня!
  Мы замерли. Оба. Внезапно растерялись, и я почувствовал, как Джеки, словно пробуя, можно ли, дотронулась до моей руки. Я промолчал, потянулся к ней и снова крепко обнял её.
  - Глупо, конечно, - проговорила Джеки, оглядываясь. - Что если бы он вернулся, этот старик, и нашел бы нас…
  - Он был бы сражен. Но он не вернулся. И знаешь, здесь, на Спирали, чувства, как и многое другое, - могущественная штука, если, конечно, они достаточно сильны. Так, во всяком случае, мне говорили. Любовь сама по себе может стать надежной защитой.
  - Любовь?
  Я не сразу ответил, шаря вокруг в надежде найти меч. Хотел было прицепить его к брючному ремню, но одумался и сжал в руке.
  - Нам лучше свернуть вон туда. Видишь эти крыши? Похоже, что туда.
  - Выходит, ты пришел сюда другой дорогой.
  Я взглянул на нее, но её лицо оставалось непроницаемым.
  - Слушай, ты идешь или не идешь?
  Раздался короткий смешок.
  - Сейчас. Так ты говоришь, это любовь. Только Бог знает какая, Стив. Ладно, пошли.
  Я взял её за руку, и мы двинулись вперед, размахивая руками, как когда-то, когда были студентами. Только вел ли я себя тогда так? Я ведь остерегался подобного мальчишества, очень пекся о том, чтобы ничем не запятнать образ невозмутимого человека, - вот педант несчастный!
  - Какая у нас любовь? Подержанная. Возрожденная. Отреставрированная.
  Джеки рассмеялась.
  - Ну да, заново переписанная, заново перекроенная, заштопанная? С незаметной штопкой. - Она тихо вздохнула. - Только ведь так не бывает, правда? Заплаты всегда видны.
  - Но значит, кто-то всё-таки позаботился и починил любовь, вместо того чтобы её выбросить.
  Джеки не ответила, но всю дорогу по длинному переулку и потом по узкой улице, которая должна была вывести нас к конюшням, она не выпускала моей руки. Однако улица нас никуда не вывела. Нам открылась другая улица, похожая на первую, но идущая под прямым углом к ней.
  - Может, мы прошли поворот? - предположил я, стараясь скрыть беспокойство. - Наверное, надо было свернуть где-то раньше, в одну из боковых улиц…
  - Нам лучше поторопиться, - бесцветным голосом заметила Джеки. - Смотри, луны уже почти не видно. Ночь скоро кончится.
  - Да знаю я, знаю!
  Мы повернули и пошли обратно, до поворота, который пропустили. Переулок выглядел точно так же, как и все прочие, а когда я раньше проходил здесь, было гораздо темнее. Куда же сворачивать? В этот переулок или в следующий? Или надо идти ещё дальше?
  - То же самое было и со мной, - призналась Джеки, в её голосе прозвучала тревога. - Я не хотела уходить далеко и очень старалась запомнить дорогу, но та изменилась! Изменилась!
  -  Знаю, - рассеянно ответил я, рассматривая боковую улочку в надежде увидеть там что-нибудь знакомое. - Со мной тоже так бывало.
  - Да? - переспросила она. - Я тоже считала, что иду… Как же ты тогда выбрался? Как тебе удалось?
  - Мне помогли. Но как бы то ни было, я бы и сам справился. А может, и нет.
  - Стив, как они поступят? Шимп и остальные? Отплывут и бросят нас?..
  Вдруг её пальцы впились мне в ладонь, она тихо вскрикнула. Но предупреждать меня не было необходимости. Я уже увидел их - неуклюжие, изломанные тени на оштукатуренной стене высотой в три этажа, а то и больше. Огромные уродливые чудовища, напоминающие троллей, они крались вперед и в то же время оставались на месте, словно чего-то ждали.
  Нет, не их я высматривал здесь!
  - Назад! - скомандовал я. - Укроемся под деревьями! Быстро! Бог их знает, что… - И я пустился наутек. И тут же, не в силах сдержаться, громко расхохотался.
  Джеки в изумлении уставилась на меня.
  - Да ты приглядись к ним, - пробормотал я. - Они же не объемные, видишь? Посмотри, как двигаются их руки и ноги! Это же кукольный театр теней! Куклы. Их проецируют на стену. Значит, опять идет представление.
  Джеки радостно рассмеялась.
  - Да, конечно! Только… - Она огляделась. - А где же музыка? На таком расстоянии мы бы услышали оркестр. И голос кукловода…
  Она была права. Мы остановились, прислушались. Стояла зловещая тишина. И вдруг одно из чудовищ повернулось и вытянуло руку. Рука, как и положено в таком театре, была как у паука, однако никаких признаков управляющей ею палочки не оказалось. Тогда я осознал - чудовище повернулось само! Тень явно сдвинулась, её очертания изменились. Это существо было сделано совсем не из растянутой кожи буйвола; хоть это и казалось невероятным, но чудовище было трехмерным! Высокие, как деревья, под которыми мы стояли, они чертовски быстро приближались.
  Джеки тоже это поняла. Мы обменялись испуганными взглядами и, не сговариваясь, бросились бежать. Но едва различимые в тусклом свете луны другие гротескные тени вдруг метнулись по фасадам домов, словно кто-то сильно толкнул их сзади, и, меняя очертания, помчались вдоль улицы. Мы не видели, кто именно их толкнул, но они приближались к нам.
  Потом мы услышали голос:
  - Бежать не имеет смысла. Kalas[115 - Kalas - злые духи (индонез. ).]двигаются быстро, несмотря на свою громоздкость. — Это был голос старого священника Мпу Бхарадаха, только странно изменившийся. Он не кричал, но казалось, голос доносится откуда-то издалека, откуда-то из-под наших ног, и отдается гулким эхом, как будто он вещает из-под земли. - Вам не найти защиты под деревьями. Ведь меня зовут Банаспати Раджа, Господин Леса.
  У нас над головами зашевелились, зашуршали ветки, как будто нечто огромное прокладывало там себе путь. Но что бы это ни было, я не мог ничего разглядеть, кроме веток и очень густой черной тени, она, словно сеть, окутывала нас, становясь все гуще по мере того, как опускалась луна.
  - Не надо бояться. Только скажите мне, где спрятан этот ваш ящик с устройством и как он защищен. И тогда вы в то же мгновение будете свободны, и ты, и девушка, и вас никто не тронет.
  - А если мы не скажем? - громко спросила Джеки, стараясь перекричать поднявшийся ветер. - Если вы нас убьете, проект, всё равно не остановится!
  - А вы помогите его сорвать, отговорите тех, кто его затеял. Этого достаточно. И припугните ваших презренных сообщников, которые жиреют, обгладывая кости тех, кому сулят помощь!
  Угроза и оскорбление - вот что это было. Я поглядел на Джеки, рискующую жизнью, чтобы помочь людям, которых она никогда не видела; я подумал о том, что мог бы остаться у себя в офисе, сосредоточив усилия на заключении безопасных легких сделок, вспомнил, каким дорогим для моей фирмы было мое время. Тяжелый меч в руках успокаивал, но против этих чудищ он был так же бесполезен, как вязальная спица. От него до сих пор пахло кедром, и этот пряный аромат подсказал мне, что делать. Слова можно толковать двояко, и против силы можно применить некоторый хорошо продуманный обман.
  Я прокричал в стремительно уходящую ночь:
  - К черту тебя, Господин Леса! По-моему, ты просто досаждаешь деревьям. А знаешь, кто является подлинным господином любого леса в любом месте? Человек, вот кто! То есть я! Во всем мире с того времени, как мы начали ходить на двух ногах, мы готовы встать лицом к лицу с природой, да! И мы очищаем её от мусора. Ты назвал меня капиталистом; что ж, подумай об этом. Подумай! О том, как из-за вонючих химикатов с твоих драгоценных деревьев осыпаются листья! Подумай об истошно визжащих цепных пилах, безжалостно срезающих с них ветки! О гигантских тракторах, вспахивающих почву, когда они терзают лес, чтобы получить древесную массу! О том, как высыхает коричневая земля, превращаясь в пыль, а её уносит ветер, пока не приходим мы, оплетаем стальными корнями, а потом заливаем бетоном! Ну как, священник? Остановят ли всё это твои угрозы?
  Ответа не последовало. Гигантские тени придвинулись ближе. Джеки переводила глаза с них на меня, не произнося ни слова. Я бешено соображал, припоминая все совершавшееся у меня на глазах, странные и зловещие ритуалы, к каким прибегали люди, желая призвать на помощь загадочные силы. Вспомнил Ле Стрижа, который колдовством изменил направление ветра, наполнявшего паруса. Я до сих пор не мог забыть жестокость, с которой это было проделано…
  Я взмахнул мечом и попал в соседнее дерево, лезвие с певучим звуком глубоко вонзилось в морщинистую кору старого тиса. Я вывернул меч, освободил его, снова ударил в то же место, сделав зарубку, словно собирался свалить это дерево прямо сейчас.
  - Ты слышишь, священник? - прокричал я, стараясь изо всех сил, чтобы в моем голосе не прозвучало и намека на отчаяние. Я ударил по дереву ещё раз. - И это дерево, и любое другое, это и все остальные! Все деревья на твоем паршивом вонючем острове. - Я сделал шаг назад, поднял меч и ударил по листьям. Я думал, что на меня прольется дождь из листьев и сучьев, но почувствовал, что меч наткнулся на что-то твердое. Что-то затрещало, началось стремительное движение, очертания дерева изменились, и я едва успел отпрыгнуть в сторону, когда между мной и Джеки со страшным грохотом рухнула огромная ветка. Ветер, бушевавший среди деревьев, вдруг сменился легким бризом, и казалось, что деревья шепчутся, обсуждая что-то между собой.
  В ужасе Джеки открыла было рот, хотела что-то сказать. Я отчаянно замахал на неё руками и показал на стены домов. Тени больше не приближались. Подобрав ветку, я стал размахивать ею, насколько хватало сил, выкрикивая угрозы:
  - Демоны, великаны или как там вас зовут! Вы с деревьев, не так ли? Тогда вы рискуете свалиться вместе с ними! И свалитесь, так и знайте, если сейчас же не уберетесь отсюда!
  Я поднял меч так, что клинок оказался у меня перед глазами, и забормотал что-то, как это делали Ле Стриж и другие, какую-то старую чепуху, включая несколько строк из стихотворения времен Первой мировой войны; стишок этот неделю или две назад случайно попался мне на глаза в «Тайме», и я посчитал, что сейчас он вполне уместен:


  Железо, золото и мед,
  Они в гармонии живут,
  Кто мед и злато уберет,
  Тот хлад мертвящий обретет.


  Потом я снова прицелился в дерево, готовый нанести удар.
  - Слышите? - прокричал я. - Начнем с этого дерева, а за ним все остальные!
  - Остановись! - раздалось сразу два голоса - один доносился откуда-то из-под земли, другой принадлежал Джеки. И тут же тени осели, словно из них выпустили всю их темную силу. Ветер засвистел в деревьях и стих, темнота волной накрыла верхушки деревьев и пронеслась дальше. Тени с фасадов исчезли, боковая улица опустела, Я схватил Джеки за руку.
  - Бежим туда!
  Первые несколько шагов я почти тащил её за собой. Скользя и спотыкаясь, мы побежали к конюшням, помчались дальше, наталкиваясь друг на друга в узком переулке, и выскочили на другую улицу, тонувшую в глубокой тени, но деревьев на ней не было. Мы не останавливались, пока не добежали до угла, который я помнил, обогнули его и, задыхаясь, прислонились к стене.
  - Надо бежать дальше, - прохрипел я.
  - Погоди! - простонала Джеки, согнувшись пополам, как олимпийский спринтер. - Иначе меня вырвет!
  - Не произноси это слово!
  Она выпрямилась, потирая бок, потом снова прислонилась к стене.
  - Что ты собираешься делать, когда вернешься? - спросила она с облегчением, но в то же время словно обвиняя меня.
  - Откуда мне знать, черт возьми?
  - Ты не думаешь… ты ведь не мог бы…
  - Я вывел нас, не так ли? - взорвался я. И добавил, остывая: - Ну ладно, я не так уж и горжусь собой. Но я сыт по горло, все обвиняют меня то в том, что я гублю окружающую среду, то ещё в чем-то. А я всего лишь агент по перевозкам! Не я придумал этот проклятый проект! Я только стараюсь помочь!
  - Я знаю, - тихо ответила Джеки.
  - Вот и хорошо. Ладно, я подумал, что, может быть, удастся обмануть старикана, убедить его, что я владею магией. Этот священник… он, похоже, поверил, что все его самые страшные опасения исполнятся. Разумеется, я вовсе не хотел того, чем его припугнул. Черт побери, я же люблю деревья! Я даже оплатил посадку дерева на тротуаре перед офисом. И что бы я ни говорил, я вовсе не собирался причинять кому-то вред, да разве и мог бы? Я ведь не Шимп, правда? Не какой-то проклятый колдун!
  Джеки сгорбилась, втянула голову в плечи.
  - Но эта ветка… Почему она вдруг свалилась?
  Я пожал плечами.
  - Должно быть, уже была надломлена. А может быть, я недооценил силы удара.
  - Может быть, - тихо ответила она. - Ты не пригляделся к ней как следует. Все листья были зеленые, так что ветка ещё мгновение назад была живая. А конец - мягкий и гнилой.
  Я ничего не ответил. Часто оглядываясь, мы быстро шли вперед, нас никто не преследовал. Улицы словно сами указывали нам дорогу, как будто рады были от нас избавиться. Тени все ещё оставались глубокими, черными. Вдруг мы услышали хриплое приветствие и от неожиданности так и подскочили. Но это оказались стоявшие на углу, к которому мы приближались, Шимп вместе с Те Киоре и несколькими самыми отпетыми из наших матросов. Мы поспешили к ним и увидели вдали огни нашей шхуны.
  - Только до этого угла я и осмелился дойти, - прогремел Шимп. - Дальше не решился с такими-то врагами за спиной. На это у меня ума хватило. А вы, - сердито фыркнул он, глядя на нас, - мне некогда объяснять, что я о вас думаю, ни слова не скажу! Но если кто-то из вас снова хоть на шаг удалится от корабля, не спросив меня, я умываю руки! Ищите себе тогда другую знаменитость, у которой в голове больше двух мозговых извилин, а между ног вообще ничего, goed begripten? Goed zo. [116 - Всё поняли? Вот и хорошо (голл. ).] Итак, что случилось?
  Мы рассказали ему про то, как возвращались на корабль, и повествование наше сопровождалось крепкой бранью Те Киоре и матросов. Когда мы дошли до теней, помощник капитана буквально подпрыгнул на месте.
  - Kalas? Вот чертовы куклы! Чтоб им пусто было! - Он обернулся с такой быстротой, что чуть не свернул себе шею, а матросы столпились вокруг нас.
  - Вы уверены, что они за вами не увязались? - спросил боцман Дайак. - Это же банда подлых мерзавцев, матери родной не пожалеют, вы и заметить не успеете, как они вас с землей сровняют. Так вы уверены, что они не крались за вами?
  - Нет! Я уверен.
  - Я бы это почувствовала, - еле слышно добавила Джеки.
  - Тогда, черт возьми, как вам удалось удрать? - прорычал Шимп.
  Мне не хотелось рассказывать ему, пока мы не оказались в безопасности на борту. Шимп молча выслушал меня, присев на корточки у ограждения, но лицо у него все мрачнело и темнело, он потирал свой квадратный подбородок и теребил бороду.
  - Чтоб ты провалился! - пробормотал он, когда я закончил рассказ. - Разве я не говорил, что эти силы… они пугают меня? Но тебя, jonge, и таких, как ты, я боюсь в тысячу раз больше.
  - Помилуй! Ты что, не слушал меня? Я же сказал дважды: у меня и в мыслях не было выполнять свои угрозы. Нельзя даже представить себе хотя бы на мгновение, что я стал бы…
  - Даже если счел бы, что это необходимо? - спокойно спросил Шимп. - И с самыми лучшими намерениями? Ты что, перестал думать? Ты воспользовался этим обманом, чтобы спасти свою жизнь? А не подумал, что вы и на самом деле творите это, помогая проекту?
  Потрясенный, я изумленно вытаращил на него глаза.
  - Шимп, но я полагал, что ты преодолел свое предубеждение против проекта. Ведь в конце концов, ты же помогаешь нам с самых первых шагов!
  Он искоса взглянул на меня, глубоко посаженные глаза блеснули. Этот взгляд обеспокоил меня.
  - Потому что такую силу, которая содержится в вашем ящике со всякими там трюками, лучше держать под контролем участников проекта, чем отдать её в руки ваших противников на Бали. Потому что я знаю, кто противостоит вам сейчас, и они крайне опасны, эти двое. Когда-то они были духами всей это расположенной на островах страны, её религий и верований, которые служили мостом между островами. И хотя теперь эти духи выдворены на один остров и уступили место чуждой религии, на прочих островах их влияние все ещё велико, ведь их образ остался в сердцах людей. Когда-то давным-давно, наверное задолго до того, как индуистские боги, смеясь, ездили по странам на своих сверкающих колесницах, до того, как украли Ситу, до того, как стали играть в эту гибельную игру - в кости. Эти духи - мужчины и женщины. И даже больше, чем просто мужчины и женщины, ведь они с легкостью принимают любой облик. Говорят, Рангда - порочная принцесса Махендрадатта, другие говорят, что она ведьма Кала Наранг, а ещё говорят, что она Дурга - жена самого господина Шивы. И может быть, она соединяет в себе всех их, ибо в бурлящем на Спирали
водовороте могут сливаться даже лица и души.
  - Ты мог бы этого и не говорить, - содрогнулся я, вспоминая, какие планы строил на мой счет Дон Педро.
  - Да, но кем бы они ни были, они давным-давно вышли за пределы Края, и там они изменяются, или их изменили какие-то силы, проникающие внутрь. В общем, они родом отсюда и в этой стране они выросли. На их разногласиях страна формируется, на их напряженных отношениях зиждется стабильность. Они - залог её равновесия, они яростно отрицают созерцательность и анархичны по отношению ко всему внешнему. В общем, принцесса все ещё противостоит священнику.
  - Kelod и Raja, — мягко вставила Джеки. - Так говорят об этом сами балийцы. Они руководят тем, как ориентировать храмы и дома, следят за содержанием молитв, даже за тем, как лежат люди в своих постелях. И в основе всего этого - вода, вытекающая из сердца страны в океан. Приток воды - зло, истечение - добро. Вода, всегда вода.
  - Agama tirta, — кивнул Шимп. - Религия воды, так они сами называют свою веру. Но такого равновесия может и не быть. Вытекать должно больше, чем втекать. Более спокойный из этих двух извечных врагов делает остров сильнее, более неистовый не дает угаснуть островному духу. И тут появляется этот великий и благородный проект - и что же? Поток можно повернуть в одну сторону, в другую, и уже не по воле деревенских subaks, а по приказу машины, привезенной из чужих стран. Естественно, обе противоборствующие стороны стараются не допустить на остров такую машину. А когда это уже невозможно, что тогда? Что? Тогда каждый стремится контролировать происходящее. Если позволить какой-то одной из этих сторон наложить лапу на привезенные машины, она получит такую силу, какая ей раньше и не снилась. Эта сила будет использована против другой стороны - иначе и быть не может, ведь и та сторона, и другая - пленники порядка, сложившегося давным-давно. А другая сторона - как она поведет себя? Рано или поздно она постарается отплатить тем же самым, только это ей и остается. И в сердцах людей развяжется гражданская война,
будущее острова окажется под угрозой. Эти бандиты, эти партизаны уже сейчас чувствуют себя вольно на Бали, где их отродясь не бывало. Разве это не первый признак?
  Джеки буквально ломала руки.
  - Но никто из участников проекта не хочет такого! Ничего подобного! Мы… просто хотим помочь, только и всего! Помочь старикам и детям, которые первыми погибнут от засухи… Неужели нет никакой возможности использовать нашу систему для добрых дел?
  - Насколько я понимаю, нет. - Шимп встал, расправил плечи, и внезапно оказалось, что он чуть-чуть ниже меня. - И не в моих силах что-то предпринять. Даже если все у нас пройдет с успехом. Если мы прорвем блокаду, если не отдадим проект в руки этих двух сил-близнецов, всё равно изменения произойдут. Руководить всем будет интеллект машины, старые обычаи окажутся ненужными, и молодые просто отшвырнут их. Распространится одна общая культура, и остров ещё больше выйдет из тени, в которой он пребывает много лет и которая сделала его таким, как есть. Он глубоко вплетется в комок плотно сбитых человеческих судеб, который вы называете «Сердцевиной», из которой истекает все меньше и меньше и все меньше и меньше вливается. Это означает, что остров удалится от добра и зла и цвета его жизни, древние и яркие, поблекнут и станут серыми. Со временем остров будет все больше похож на все остальные страны, - вы не наблюдали, как такое происходит? Народу, наверное, будет жить легче со всеми этими иноземными машинами, которые моют посуду, автомобили, стирают белье и, может, даже задницы подтирают. Всё это прекрасно,
даже, может быть, полезно для здоровья, но воде они поклоняться перестанут. Материально они будут жить лучше, а духовно - фу, из рук вон плохо. Они будут оторваны от древних традиций, верований и прочего, а ведь это определяло их самобытность и судьбу и в Сердцевине, и за её пределами - на бесконечных дорогах Спирали. Раньше они жили своей судьбой, теперь будут разделять чью-то чужую. - Подвижные губы Шимпа сложились в гримасу, выражавшую презрение, а потом он, даже как-то булькнув, глубоко вздохнул. - Но это всё-таки лучше, чем голодная смерть или гражданская война, разрывающая страну на части. Но чему быть, того не миновать.
  - А разве обязательно управлять должен кто-то один? Они же, эти силы, диаметрально противоположны друг другу. Ведь люди и раньше находили пути, как примириться с переменами, разве не смогут балийцы примириться и с этой?
  - Я уже сказал, что не могу представить себе как, - устало пожал плечами Шимп. - Я в ваших мозгах, подобных часовому механизму, плохо разбираюсь. Не знаю, на что они способны. Но если я правильно истолковал все признаки, то принять окончательное решение можешь только ты.
  - Что? - изумился я. - Почему, черт возьми, ты так считаешь? Я даже никогда не был на этом несчастном острове! Господи! Зачем взваливать такую ношу на меня? Я не готов ни к чему подобному! Ты так любезно объяснил мне, что я собой представляю, ты должен это понимать! Ну ладно, скажи мне тогда, что следует сделать? Что же я должен? Блокировать проект так же, как его блокируют другие? Это-то я смогу, это в моих руках! Может быть, нам просто сбросить контейнер в океан и убраться восвояси?
  Сразу подурневшее лицо Джеки выражало протест. Я увидел, что она с трудом сдерживает слезы, и отвернулся.
  - Может быть, мы и должны… - с трудом проговорила она, - может быть! Если всё это… все надежды, весь наш тяжкий труд… все преданные проекту люди… Если всё это приведет к тому, что страна развалится и в любом случае пострадает бедный балийский народ… Тогда будь он проклят, этот проект! Пошлем его к черту! Разгоним инженеров, компьютерщиков, конструкторов. Пусть возвращаются домой, пусть подметают свои лестницы и даже не пытаются помогать другим!
  - «…Надо возделывать свой сад» [117 - Вольтер. Кандид. Перевод Ф. Сологуба.], - неожиданно процитировал Шимп и ещё более неожиданно положил свою толстенную руку на плечо Джеки. - Но нет, я с этим не согласен.
  - Не согласны? - подняла голову Джеки.
  - Welnie. [118 - А вот и нет (голл. ).] He согласен, иначе зачем бы я зашел с вами так далеко? Бали - это остров в пространстве и во времени, но общее течение не всегда будет проходить мимо него. Рано или поздно такие перемены произойдут. Так уж лучше, чтобы они произошли под нашим наблюдением, чтобы мы могли управлять и руководить ими, чтобы их не приняли вслепую, пережив много страданий.
  С мостика раздался крик, и палуба задрожала от бегущих по ней ног. Мы подняли головы. На фоне сереющего неба, бесцветного и безрадостного, четко вырисовывались голые мачты. Мир казался однообразным, без всяких различий, без пристрастий и несправедливости. И кто может сказать, на чьей он стороне? Трап с грохотом подняли, и мы повскакали на ноги, но тут же пришлось пригнуться, чтобы увернуться от гика грот-мачты, который, раскачиваясь, пронесся над нашими головами. Шимп мягко потрепал Джеки по плечу.
  - Следуй своему представлению о добре. Правда в этом. Ибо только на Спирали сыщется абсолютное добро и абсолютное зло, хотя и там сталкиваться с ними для обыкновенных людей опасно. А в Сердцевине есть только варианты выбора, они различаются по важности. Ты сделала хороший выбор. Защищай его, как защищала до сих пор, и мы будем делать то же самое. Но, наверное, этого будет мало. Мы должны бороться, чтобы найти лучшее решение, или взять на себя бремя последствий. - Он повернулся и легко, что оправдывало его прозвище, сбежал вниз по трапу.
  Паруса затрещали, наполняясь ветром, словно раздался громоподобный глас судьбы. Нос корабля приподнялся, и ветер погнал нас из гавани, от всего, чем угрожала нам эта суша. Но мое настроение при этом не улучшилось. Две соперничающие силы против нас. И какая-то загадочная третья? Я огляделся, желая спросить Шимпа о ней, но тот был уже внизу. Наступил сияющий тропический рассвет, в блеске красного исчез серый цвет. Перед нами в потоках света расстилался огромный архипелаг. Но мне казалось, что вместо золотистых берегов каждый остров очерчен красным, что берега испещрены пятнами крови и все венчает разгорающийся пожар. Это чудилось не только мне; стоявшая рядом Джеки выразила словами мои неясные мысли:
  - Что ты почувствуешь, Стив, когда вернешься в удобный офис на другом конце света и прочитаешь в утренней газете об очередной гражданской войне местного значения? Только на этот раз мы знаем, что каким-то образом… каким-то образом… можем предотвратить её.



  ГЛАВА 9

  Переход из Сурабаи до Бали был короткий, всего каких-то сто миль или немногим больше. Однако Батанг Сен не хотел рисковать. Он знал, что за нашим отплытием наблюдало множество глаз - человеческих и не только, - и повел нашу шхуну по курсу, напоминавшему подкову, в Яванское море вокруг северного побережья острова Мадура в надежде, что, сделав крюк, он собьет со следа боеги - своих родственников-пиратов или других, чьи суда могут рыскать в окрестностях. Но, к сожалению, не все блестящие идеи воплощаются в жизнь.
  - Вот подонки! - сплюнул Те Киоре в сторону белых парусов pinisi, появившихся на выходе из порта. - Неужели они так и не уймутся? Небось лежали, гады, в засаде и следили за этой проклятой гаванью, пока мы там стояли!
  - Или у них на борту есть свои мудрецы, - пробормотал Батанг Сен, многозначительно покосившись на Шимпа, который, сидя в сторонке, угрюмо молчал, положив длинные руки на колени.
  - Мудрецы говорят иногда много полезного!
  Джеки ловко управлялась с длинной бронзовой подзорной трубой Те Киоре.
  - Смотрите-ка! Их там не меньше дюжины!
  Помощник капитана кивнул.
  - Можно подумать, кто-то поднял ставки за наши головы, кто-то вроде той ведьмы и вашего Чарли Чена. [119 - Чарли Чен - герой серии детективных романов американского писателя Э. Биггерса.]
  - Похоже на то. Или третья сила, кем бы она ни оказалась, - погладил я рукой отполированный за годы поручень. - Они перережут нам путь.
  Те Киоре взглянул на Батанг Сена.
  - А может, и нет, - с сомнением сказал он. - Мы попробуем обойти их с фланга и возьмем курс на север…
  - К Макасарскому проливу, - добавил Батанг, - к югу от острова Сулавеси. Там мой дом. Там этих боеги просто тьма. Здесь мы встретили дюжину, там встретим сотню. Веселенькое дельце!
  - Да уж! Так что же будем делать?
  Маори задумался.
  - Ладно, может, мы их перегоним. Можно пойти кружным путем через проливы и подойти к острову с юга. Это чертовски долго, но не невозможно.
  - Так долго, что мы придем туда недели через три, - мрачно протянул Шимп, но никто не обратил на него особого внимания.
  Батанг Сен открыл в улыбке испещренные пятнами зубы.
  - Отважные вступают в бой.
  Я изумленно уставился на него.
  - У нас было достаточно проблем с тремя или четырьмя шхунами, а тут их дюжина!
  От улыбки лицо Батанг Сена сморщилось, как грецкий орех.
  - Я же сказал «отважные», я не говорил «умные». Что до меня, то я скорее умный. - Он повернулся к стоявшему у штурвала боцману. —Sebelah kanan kapa![120 - Принять вправо! (индонез. )] Ползем, как клопы!
  Раздался щелчок - это Джеки сложила подзорную трубу.
  - Ну и манера выражаться!
  Итак, мы удалялись от Бали и шли между островами Мадура и Ява, как и планировали, но внезапно повернули назад и пошли на запад вокруг мыса Пангках, вдоль побережья, время от времени то направляя шхуну к берегу, то резко меняя галс и выходя в открытое море, всегда неожиданно, чтобы сбить со следа преследующие нас паруса. Не раз мы теряли их из виду, но не проходило и часа, как они неизменно снова появлялись на горизонте. Ночью паруса поблескивали в свете тропической луны, а мы пытались потерять их в бесконечных океанах Спирали, в волнах не знающего границ тумана, который бился о берега бессчетных реальностей; но с рассветом мы снова видели пиратские паруса, часто они приближались, но с этим мы ничего поделать не могли, они стремительно неслись у нас в кильватере, напоминая светлые плавники акул.
  В конце концов мы увидели мыс острова Бантенан и мыс Мерак, обогнули их, как лиса, загоняемая в нору, и прошли мимо зеленых холмистых берегов в Селат-Сунда. Пройдя между Суматрой и Явой, мы вышли в безбрежные просторы Индийского океана. На Спирали ветер был такой же, как в Сердцевине, он дул навстречу, и нам приходилось медленно лавировать, чтобы выбрать наилучший курс, и мы то и дело попадали на опасные мелководья и проходили между острыми выступами скал. Какое-то время казалось, что белые паруса окончательно потеряли нас. Но когда наступал следующий рассвет, их верхушки, ставшие красными, словно кровавые наконечники смертоносных стрел, снова маячили на горизонте, и, увидев их, наши матросы громко чертыхались. Потом Батанг Сен воспользовался последним имевшимся в его распоряжении козырем - размерами нашей океанской шхуны. Мы вырвались из проливов, оставив их за кормой, и ушли далеко на юго-запад, прочь от берега, в открытые воды. Мы надеялись, что если на преследующих нас судах большие экипажи, то у них могут возникнуть трудности с продовольствием или иссякнет желание нас преследовать. Но пираты
упорно шли за нами, и скоро мы заметили, что они приближаются, медленно, но неуклонно догоняют нас, постоянно оставаясь в поле нашего зрения, если не считать серых сумерек, когда видимость ухудшалась, да рассветов. И с каждым днем мы удалялись от цели нашего плавания.
  Шимп, казалось, ощущал это особенно остро. Он редко появлялся за столом, а иногда даже забывал съесть и выпить то, что приносили ему в каюту. Время от времени он там и скрывался, но большей частью проводил время сидя, скрестив ноги на своем любимом месте на корме, мрачно, созерцая собственные ступни или ещё что-нибудь столь же интересное, например палубные швы. Иногда он поднимал голову и поглядывал на солнце, а по ночам долго всматривался в звезды, и на его лице была невыразимая тоска. Мы слышали, как он, когда ему становится особенно тошно, напевает себе под нос какие-то странные песни, а если он не пел, то был молчалив, углублен в себя и угрюм.
  На второй вечер во время обеда я осмелился самолично принести ему поднос с едой. Он поблагодарил меня, как положено, но охоты общаться не выразил.
  - Слушай, - попробовал я подбодрить его, - что тебя терзает? Эти пираты остались далеко позади, стоит ли расстраиваться? Я понимаю, тебе не терпится попасть домой, но днем раньше, днем позже - какая разница…
  - Большая, - вдруг выпалил он с такой горечью, что я был поражен. - Откуда такому, как ты, знать, что важно, а что нет? И где путешествие кончается, а где начинается? - Он резко поднял огромную руку, схватил меня за куртку и рывком посадил рядом. - Слушай, ты, дитя ограниченного мира и фиксированного горизонта! Однажды Аматэрасу [121 - Богиня солнца в синтоизме.] схватила меня так, как я только что схватил тебя. Только рядом с ней я был маленьким пятнышком! Потом она устремила на меня такой строгий взгляд, что, к своему стыду, я сбежал. До конца своих дней я буду бежать от этого взгляда сквозь облака Спирали, через ночные океаны. После долгих мук, после долгих приключений я пришел к тем самым столбам, что поддерживают Вселенную, и там никто не смел меня преследовать. И там я стал дразнить Будду, на самом высоком столбе я углем написал свое имя, а у подножия столба - помочился. А когда повернулся, собираясь уйти, увидел в бесконечном пространстве, что сверху все ещё смотрит Будда. Я отпрыгнул и стал выкрикивать оскорбления. Разве я не убежал, не стал недосягаем для Его осуждения и Его ярости? Неужели
мне так никогда и не удастся вырваться от Него и избежать Его глупых, ограничивающих меня законов? - Тут Он медленно покачал головой и, глядя мимо меня, величественно поднял руку. - И Он улыбнулся. Его улыбка была необыкновенно ласковой и необыкновенно страшной, и, хотя мне пришлось целое тысячелетие пролежать придавленным горой, момента ужаснее, чем этот, я не переживал. Потому что на среднем пальце, возле самой ладони, были выведены буквы моего имени. А под ним на ладони я увидел маленькую лужицу мочи. Все, что я делаю, все обширное пространство, которое я пересекаю, - это всего лишь перемещение с одной стороны Его могущественной руки на другую. - Шимп фыркнул в усы и тяжело поднялся на ноги. - Так что не говори мне об уходах и приходах. Человек находится там, где ему назначено, где он должен быть ради какой-то цели. А если такой цели нет, все места одинаковы. Потому что как бы далеко человек ни убежал, от своей судьбы… он никогда убежать не сможет.
  Оставив меня в полном изумлении, Шимп, еле волоча ноги, поплелся по палубе к своей каюте. В руках у него не было подноса, это я заметил, но когда я вспомнил о подносе, его нигде не оказалось. Полночи я пытался разгадать маленькую притчу, рассказанную Шимпом, но к утру не сделался ни на йоту мудрее. После этого я прекратил попытки переубедить его.
  Через день мне пришлось переубеждать самого себя. Тогда мы уже были в открытом море, и беспокоившие нас белые гончие, четко вырисовываясь в прозрачном, как стекло, свете, продолжали идти у нас в кильватере, становясь все ближе и ближе. Я смотрел, как поднимаются и опускаются бушприты у идущих первыми судов, и мне казалось, что они уже прицеливаются по нашей корме из пушек.
  - От этой проклятой гонки никакого прока не будет! - пожаловался я.
  - Просто ветер слабеет, - ответил Те Киоре, стоявший на вахте.
  - Прекрасно. И что же с нами будет?
  Те Киоре сделал красноречивый жест. Я возмутился.
  - Неужели мы не можем перехитрить их?
  - А что, есть какие-то блестящие идеи? - прорычал Те Киоре. - Хотелось бы послушать! Например, как перехитрить двенадцать судов, когда любое из них может дать нам бой, а четыре или пять могут просто нас сожрать. - Он прищурился и приник к подзорной трубе. - А может, их тринадцать. Там сзади виднеется что-то вроде ещё одного паруса. И парус большой, может такой же, как наш. При таком раскладе капитан не захочет с ними связываться. И я тоже.
  - Но они же меньше, легче, чем наша шхуна. Если мы попробуем перегнать их, а ветер стихнет, им придется долго нас догонять.
  - Да, но стоит нам допустить хоть один промах, и они приблизятся к нам на расстояние выстрела. Сейчас не время рисковать! Просто молись, кому хочешь, кто, по-твоему, согласится не успокаивать ветер.
  Наверное, по чистому совпадению в этот момент ветер совсем стих.
  - Скажи, кому ты молишься, - пробормотал Те Киоре, - я пойду и плюну ему в морду.
  - Встанешь в очередь, - ответил я. - Но, может быть, это временное затишье?
  - Может быть… - начал было великан, но Джеки резко прервала его:
  - Неважно! Посмотрите вперед!
  - Что вы там обнаружили? - усмехнулся маори. - Айсберги? - Но тут же, пробормотав какое-то ругательство, схватил подзорную трубу, навел её и, замерев, смотрел в неё некоторое время, потом, стуча сапогами, бросился бежать по палубе к Батанг Сену, который дремал в подвесной койке.
  - Kapten! - громко кричал он. - Juragan Batan!Ara-aral Скорей! Надвигается туман!
  Под общие тревожные возгласы я схватил подзорную трубу и посмотрел сам. Сомнений не было: пухлые клубы вздымались, извиваясь как змеи, надвигались на нас по зеркальной глади океана. Нам надо обойти их, иначе туман поглотит нас и мы потеряем то небольшое преимущество, которое у нас есть. Белое впереди, белое сзади, одно подгоняет нас к другому. А что за этим белым впереди?
  - По крайней мере, им это тоже не принесет ничего хорошего, - вздохнула Джеки, её пальцы нервно расправляли складки на юбке. - Они близко, но не могут нас догнать.
  - Да, но они почти на расстоянии пушечного выстрела. И это ещё не все! Посмотрите, что за ними! Такой косой дымок, видите? Вон над той последней мачтой? На судне с большим парусом? Они могут не беспокоиться, есть ветер или нет. Не узнаете? Потому как приготовили нам сюрприз! Послали ещё и пароход за нами!
  Батанг Сен, оцепенев, вглядывался в океан. Его старческие глаза слезились, веки покраснели, но он и не думал смотреть в подзорную трубу; поглядев на меня, он кивнул.
  - Да, пароход. Да, tuan Фишер. И довольно мощный, вон какие пары развил. Теперь выбора у нас нет. - Он повернул голову к надвигающемуся облаку тумана. - Теперь этот туман не враг нам, а добрый союзник. Мистер боцман, так держать! - Он взял в руки потрепанный рупор. - Всей команде! Быть наготове! Убрать паруса!
  Те Киоре вздохнул с облегчением.
  - Да, это все, что мы можем сделать. Медленно войти в туман и попытаться сбить их со следа. Но мне это не очень нравится.
  - Почему? - удивилась Джеки. - Здесь что, опасные места? Мели или ещё что-нибудь?
  Когда туман холодным поцелуем коснулся нашей кожи, Те Киоре обхватил себя руками, потирая татуированные бока.
  - Нет, на карте нет никаких указаний; в конце концов, шкипер ведь не дурак. Но могут встретиться странные вещи, и не нанесенные на карту. Ведь никто из несчастных не мог и дожить до того, чтобы сообщить о них.
  - Подводные камни?
  - Да кто знает. Ведь это Спираль, не забывайте. Здесь облако может скрывать не только подводные камни, а что-нибудь и похуже.
  Батанг Сен бросал вокруг быстрые взгляды, видно, что-то прикидывая. Он щелкнул пальцами и крикнул Те Киоре:
  - Мистер помощник!
  - Есть, есть, капитан, - отозвался Те Киоре и тоже проорал в потрепанный рупор: - Всем матросам! Kendur loyar![122 - Поднять паруса! (индонез. )]Всем наверх и быть наготове! Tukang apt![123 - Кочегары! (индонез. )]Кочегары, все вниз и бросать уголь! Пять минут, чтобы поднять давление, а то самих сброшу в котел. - И с горечью добавил: - Если только у нас есть эти пять минут! Времени в обрез!
  Мы молча наблюдали, как витающие в воздухе ленточки тумана начинают утолщаться, как они, словно пальцы, сжимаются вокруг штагов, взбираются выше, оплетая паруса, стараются втащить шхуну в туман, словно в морскую анемону, засасывающую мелкую рыбешку. Матросы молча сидели на реях, не было слышно обычной болтовни. Снизу доносилось ритмичное позвякивание и скрежет: это кочегары загружали топку углем, хриплый напев смешивался с хриплыми же вздохами, как будто там нечем было дышать; не прекращался и стук лопат о край топки.
  - Сколько у нас топлива на борту, Те Киоре? - спросила Джеки.
  - А я-то надеялся, что никто об этом не спросит, - ответил тот. - Немного больше обычного, ведь груза-то у нас - только ваш контейнер. Но всё равно маловато.
  Снова наступило молчание. Батанг Сен тонким голосом мрачно напевал что-то, в такт постукивая пальцами по ограждению. Наступил почти полный штиль. Паруса вяло обвисли, на бронзовых частях компаса появились капли росы. Почерневшая дымовая труба внезапно изрыгнула неровный столб дыма, он задержался у нас над головой, словно не зная, что делать дальше, и устремился прочь, высоко поднявшись в плотном воздухе.
  - Вот это зря! - пробормотал Те Киоре. - Они его увидят…
  Не успел он договорить, как раздался глухой взрыв, не под нами, а за кормой, и тут же пронзительно взвыло ядро. Мы напряженно вглядывались в темноту, словно надеясь разглядеть эту свистящую смерть. Потом где-то за кормой раздался смехотворный всплеск, и мы облегченно вздохнули, смущенно посмеявшись, как бывает с людьми, вместе пережившими испуг. Батанг Сен поднял руку, призывая всех к молчанию, и ему мгновенно повиновались. Далеко в тумане появились темно-серые пятна, едва различимые в плотном влажном воздухе, они приближались к нам, слышались резкие сердитые голоса, гул снастей, скрип: это какое-то судно пыталось не потерять управление во внезапно воцарившемся безветрии. Но никто на нем даже не подумал стрелять, и медленно, безумно медленно оно прошло мимо. Однако неизвестно было, нет ли других судов поблизости, вдруг какая-нибудь шхуна выплывет из тумана и протаранит нас.
  Батанг Сен постукивал ногой с величавой отрешенностью жителя Востока. Но когда из переговорной трубы раздался свист и чей-то голос, а потом зазвонил и бронзовый телеграф, Батанг Сен подскочил, как и все мы. Из люка высунулась чья-то голова, человек принялся что-то объяснять. Капитан закричал в трубу и сильно стукнул по телеграфному аппарату. Шхуна вздрогнула, а за бортом раздался медленный плеск гребных колес. Те Киоре прорычал что-то матросам на реях, те тут же быстро опустили паруса, оставив только спенкер для устойчивости.
  - Клянусь богом, так-то лучше! - с облегчением вздохнул Те Киоре, когда гребные колеса вывели нас на новый курс. Матросы быстро спустились с реев. - Теперь мы оторвемся от них, если повезет!
  - Сколько нужно времени, чтобы они наверняка отстали? - спросила Джеки.
  Те Киоре величественно пожал плечами.
  - Придется немного попетлять, этак, наверное, с час. И возможно, восточнее мы выйдем в чистые воды. Если, конечно, эти подонки до того не разнесут нас в щепки или нас не захватит тот пароход.
  Час тянулся бесконечно долго. Шимп провел его так, как он проводил и другие часы. Свернувшись косматым клубком, он медитировал, прислонившись к кормовому ограждению. Батанг Сен закурил дешевую манильскую сигару и дымил так, будто задался целью сделать туман ещё гуще. Те Киоре, явно терявший терпение, вдруг, ни слова не говоря, пустился в haka[124 - Танец маори.] по кормовой палубе: он скакал, выделывая курбеты, закатывал глаза и гримасничал, - в общем исполнял классический маорийский воинственный танец, высунув свой чудовищно татуированный язык. При других обстоятельствах это, возможно, выглядело бы забавно, но сейчас, в холодном тумане, с преследующими нас шхунами, полными пиратов, этот первобытный танец производил тревожное впечатление и вовсе не казался смешным. Мы с Джеки попробовали удалиться в кают-компанию и, положив ноги повыше, подремать после бессонной ночи, но, проведя полчаса на подпрыгивающих от работы паровой машины стульях, не сговариваясь встали и вернулись на палубу. Мы облокотились на ограждение и стояли бок о бок; мы не касались друг друга и не держались за руки, но всё равно
наслаждались тем, что находимся рядом.
  Те Киоре все ещё судорожно подергивался, а Батанг Сен был невозмутим, как скала. Он стоял у штурвала и, прислушиваясь к чему-то, время от времени жестами показывал угрюмому боцману, куда поворачивать руль. Мощность нашей паровой машины хоть и была небольшой, всё же обеспечивала нам некоторое преимущество в скорости и маневренности в этом безветренном спокойствии, но работала машина слишком громко, поэтому мы не могли идти прямым курсом, нельзя было рисковать, иначе кто-нибудь мог начать стрельбу, целясь на звук.
  И когда мы решили уже, что оторвались от преследователей, когда этот час минул и мы готовы были успокоиться, я сообразил, что в нас стреляют. В тумане вдруг вспыхнуло красное пятно, и через мгновение раздался удар, как будто кто-то открыл дверцу топки и тут же с силой захлопнул её. Что-то с визгом пролетело в тумане ярдах в пятидесяти от нашего носа - стрелявшие промахнулись.
  - Я засек их координаты, - злобно прорычал Те Киоре. - Шкипер, мы могли бы попасть прямо в жерло их проклятого ствола!
  - Нет! - покачал головой Батанг Сен. - Никакой стрельбы! Если ответим, выдадим себя. Они только этого и хотят, верно?
  - Да, да, шкипер, - уныло согласился помощник капитана.
  Он хотел что-то добавить, но тут в тумане зажглось ещё одно красное пятно, потом ещё одно, раскат грома сотряс ленивый туман, разметав его в клочья. Потом раздался страшный треск, послышались громкие, на этот раз истерические, вопли. У нас за кормой что-то вспыхивало, гремело, но выстрелов мы так и не услышали.
  Батанг Сен злобно загоготал и, пританцовывая, стал переступать с ноги на ногу.
  - Хи-хи-хи! Ну и дурачье! Они же сейчас перестреляют друг друга!
  Вдруг раздался ещё более страшный взрыв, потом поистине ужасный грохот и громкий, душераздирающий крик.
  - Черт возьми! - вскричал Те Киоре, резко прерывая свой боевой танец. - Это вам уже не пиратские пульки, клянусь! Тут уже фунтов восемнадцать, да их было два! Клянусь! Быть мне иначе papa te paka he![125 - Маорийское ругательство.]
  - Это с парохода! - хрипло воскликнул Уолан.
  Капитан мрачно кивнул, бросил взгляд на компас и отдал боцману какую-то краткую команду. Тот повернул штурвал на полный оборот, и грохот остался позади, его сразу поглотил туман.
  Теперь мы шли на восток, туман, казалось, никогда не кончится. То ли он покрывал собой необычно широкое пространство, то ли он двигался вместе с нами. Мне не нравилось ни то, ни другое. Мы с Джеки ушли спать, и, несмотря на некоторые признаки восстановившихся отношений, имевшие место в узком коридоре, каждый отправился в свою каюту. Мы устали, как собаки, и во многом были не уверены - больше всего в самих себе.
  Однако ни один из нас не мог как следует заснуть, и часов через пять я отчего-то пробудился: может быть, наша паровая машина стала работать как-то иначе. Казалось, она шумит гораздо тише, и хотя под палубами и всегда было душно, сейчас моя каюта напоминала прачечную. Я наскоро оделся и, протирая глаза, выполз на палубу. Оказалось, что туман стал ещё гуще, а палуба выглядела как место кровавой бойни, прямо на ней валялись, словно трупы, выбившиеся из сил матросы. Капитан и Те Киоре взволнованно обсуждали что-то на корме, и даже Шимп проявлял к происходящему некоторый интерес. Из главного люка к борту тянулся длинный шланг, пульсировавший по мере того, как по нему качали воду. Снизу поднимались клубы пара.
  - Что случилось? - спросил я.
  - Да пропади всё пропадом! - резко ответил Те Киоре. - И этот пар тоже! Мы шли медленно, на коксе, тимберсы перегреваются, кочегары валятся с ног от усталости, а котел течет, как ржавая овечья поилка. Давления только и хватает на то, чтобы колеса вертелись по инерции. А ты вовремя явился, пора пить кофе, присаживайся. - Он задумчиво почесал себе зад. - Да и конечно, ещё эта милая мелочь - туман. Он уберег нас от беды, но сам стал опасным, смотри, какой густой. Нипочем не угадать, где мы находимся, - ни одной зацепки. Вот бы нам сюда этого твоего друга штурмана!
  - Ты же сам, по-моему, обладаешь даром определять направление? - задал я бестактный вопрос.
  Гигант злобно зыркнул на меня и тут же сник.
  - Да, конечно. Я в этом разбираюсь, что верно, то верно. К тому же у меня есть интуиция. Когда точно ничего не известно, как сейчас, без неё не обойтись. Но дайте мне ориентир, дайте мне для начала хотя бы кусочек суши, и я доставлю вас, куда надо. А сейчас… - Те Киоре залпом выпил кофе и снова наполнил чашку. - Мы не там, куда хотели попасть, это ясно, но какой курс нас вывезет… - Те Киоре озабоченно пожал плечами. - Только не падай духом! Я чую, приближается ветер, вряд ли я ошибаюсь. А тогда мы, может быть, что-нибудь и увидим.
  - Прекрасно, - это было все, что я сумел из себя выжать.
  Кофе пах мокрым брезентом. И воздух тоже. Других запахов я не ощущал… Я глядел на окружавшую нас воду, но и её почти не было видно.
  - А может быть, напоремся на мель и окажемся в Шангри-Ла [126 - Шангри-Ла - рай в тибетской долине, утопическая страна из романа английского писателя Джеймса Хилтона (1900 —1954) «До свидания, мистер Чипс» (1934).], - тяжеловесно пошутил я.
  - Это уже будут чудеса навигации, - сухо проговорила Джеки у меня за спиной. - Шангри-Ла находится на горе, неужели не помнишь?
  - Если все будет, как сейчас, то я ничему не удивлюсь. - Я показал рукой на воду, вернее, на то, что удавалось разглядеть. - Смотри сама. За двадцать ярдов от борта уже ничего не видно, а завеса эта может быть бесконечна. Возможно, так и есть.
  - Я знаю. Спираль. Почему её так называют?
  - Не все. Некоторые философы называют её «Колесом», а Сердцевину - «Втулкой». Вращающееся Колесо. Я слышал, что об этом говорят ещё как о сферах. Концентрических. В центре - Сердцевина, для всех сфер она является сердцем, но чем дальше от неё уходишь, тем более отдаленной и расплывчатой она становится. Или, в других версиях, чем ближе к ней подходишь. Так и двигаешься, пока не попадаешь в сферу абсолютов, не достигаешь Края или чего-то вроде этого, но прежде с тобой самим произойдут существенные изменения. Никогда не слышал, чтобы кто-то достиг пределов этого Колеса, во всяком случае никто оттуда не возвращался. Но, похоже, все точки зрения сходятся на идее такого движения. Спираль не является статичной. Чем больше двигаешься по ней, тем больше шансов, что тебя не затянет назад, в Сердцевину. - Я вздохнул. - Временами меня такое вполне устраивало.
  Джеки обняла меня за плечи. На меня пахнуло теплым ароматом, заставившим забыть об окружающей промозглости. Это был запах сна, запах женщины, только что вставшей с постели. Моих волос коснулось легкое прохладное дуновение; похоже, Те Киоре был прав.
  - Ты простудишься, - сказал я.
  - Ты тоже.
  - Не думаю. Во всяком случае не там, куда я собираюсь. Те Киоре, ты сказал, кочегары выбились из сил?
  - Да, они там совсем зажарились. А что, хочешь предложить ещё парочку рук?
  - Больше ничего полезного предложить не могу.
  - И я тоже. Слоняюсь тут без дела. А чувствуете, подуло?
  Теперь уже сомнений не было - поднимался ветер, довольно сильный. Это сразу стало ясно по туману. Сначала ветер закрутил его, словно размешал в кастрюле, потом начал вычерпывать огромными пригоршнями, как бы вытягивая его из воды, отчего по спокойной поверхности разбегалась мелкая трепещущая рябь. Внезапный порыв ветра наполнил обвисший парус, послышался легкий, подстегивающий удар, корабль вздрогнул, и сонный боцман чертыхнулся, так как штурвал дернулся у него под руками, проявив первые признаки жизни за несколько часов. Я бросился помогать боцману, и вместе мы накинули тяжелые канатные петли на рукоять руля, чтобы удержать его в нужном положении. Боцман усмехнулся, показав подпиленные зубы, и принюхался к ветру.
  - Aduh![127 - Восклицание удивления (индонез. ).] Свежий ветер! Ишь, как зашатало нас, как пьяного слона!
  - Прекрасный образ! Уж не собираешься ли ты заняться пиаром!
  Внезапно посветлевший воздух никого не оставил равнодушным. Только Шимп, казалось, не проявил к ветру никакого интереса, хотя и не вернулся к своим размышлениям. Он внимательно смотрел за борт, как будто что-то слышал. И капитан, начав было раскуривать свою сигару, вдруг остановился, склонил голову набок и тоже прислушался. Он бросил на меня встревоженный взгляд.
  - Вы слышите? Как будто барабаны. Медленный стук?
  - Сейчас, когда вы об этом сказали…
  Едва различимый барабанный бой раздавался где-то вдали, глубокий, еле слышный, медленные гулкие удары, усиливавшиеся шумом самого океана. Джеки тоже прислушалась, кивнула. Почти инстинктивно она снова придвинулась ко мне и взяла меня за руку.
  - Неужели? - воскликнул я. - Подождите, но… Это что… прибой?
  - Ну да, - ответил Те Киоре. - Так я и думал.
  - Какой гулкий… Но я не слышу шипения, как бывает на берегу.
  - Да, а это значит, что волны разбиваются о риф.
  Некоторое время мы молчали, спинами ощущая сильные порывы ветра, и вдруг туман сделался прозрачным. Белые стены за нами рухнули, и шхуна, качнувшись, радостно подчинилась первой же набежавшей волне.
  Те Киоре присвистнул; Батанг Сен откусил кончик сигары и отчаянно закашлялся. А мы с Джеки схватились друг за друга, ища поддержки. Прямо перед нами неожиданно возникла земля, как будто за минуту до этого она вынырнула из морской пучины. Она предстала перед нами, словно предостерегающий часовой, опасно огромная и опасно близкая.
  Когда туман рассеялся, шум бурунов внезапно приблизился; их уже было видно - белую полосу между кораблем и неожиданно, как последний Левиафан, возникшим впереди островом. Из этой полосы разлетались во все стороны клочья пены. Батанг Сен пролаял какую-то команду, боцман стянул с руля канаты. Сильный, порывистый ветер не позволял уверенно управлять кораблем, и его несло прямо на рифы. Пока корабль рыскал туда-сюда, искаженная туманом перспектива гор перед нами исчезла, потом, довольно медленно, стала возникать снова. Процедив сквозь зубы целую серию ругательств, боцман с натугой повернул руль.
  - Ну вот! - слегка дрожащим голосом воскликнула Джеки. - Корабль не повернет назад, правда?
  Батанг Сен швырнул свой окурок на палубу и растер его ногой. Он прокричал команду, Те Киоре проревел что-то в ответ, схватил бронзовый молоток, висевший возле корабельной рынды, и изо всех сил ударил по ней. В мгновение ока неподвижно растянувшиеся на палубе матросы повскакали на ноги и, как могло показаться, суетливо, а на самом деле в строгом соответствии с командой, торопливо полезли на ванты.
  - Вот это хорошо… Может, нам и удастся… - И тут я увидел то, что уже заметил капитан. - Нет, ради Бога! Нас же тащит на рифы!
  Те Киоре пробежал по палубе.
  - Ты вроде предлагал помощь, приятель…
  - Иду! - отозвался я.
  - И я! - задыхаясь, проговорила Джеки, поспешая за нами в сторону кают-компании.
  - Вы? - изумился Те Киоре и остановился как вкопанный. - Не получится, леди! Я хочу сказать - спасибо, но работа нам предстоит тяжелая.
  - Ну и что? - спросила Джеки. - Я занималась тяжелой атлетикой. Допустим, я продержусь всего десять минут, но и тогда мы выиграем целых десять минут!
  Те Киоре уже готов был ответить ей категорическим отказом, но, заметив мою предостерегающую гримасу, сдался.
  - Ну ладно, так и быть, - прорычал он. - Спорить некогда. Хотите испытать, что будет на том свете, леди, - тогда пожалуйста.
  Когда мы добежали до трапа и посмотрели вниз, мы поняли, чтО он имел в виду. Машинного отделения как такового на шхуне не было, был всего лишь огороженный настил, положенный на поперечные брусья прямо над трюмной водой. Там, внизу, было относительно сухо, но тем не менее оттуда несло: вонь, смешиваясь с клубами пара, поднималась наверх. Свет в кочегарку падал только из открытой топки, в красных бликах кочегары то низко нагибались, то выпрямлялись, словно прислужники, стремящиеся задобрить голодного бога. Кожа у них сделалась полосатой от пота и угольной пыли. Пар поднимался от подрагивающего шланга, который поливал перегревшиеся брусья, смывая угольную пыль, чтобы она не воспламенилась. То и дело кто-нибудь из работающих у топки бросался к тоненькой струйке, прыгал там с минуту, потом хватал лопату и снова забрасывал уголь в топку; всё это изрядно напоминало преисподнюю.
  - Manawa-nui![128 - Маорийское ругательство.]- выругался Те Киоре, скатываясь вниз. - Надо срочно поднять давление! Давай!
  Четверо кочегаров с удивлением наблюдали, как я спускался следом за Те Киоре, и уж совсем выпучили глаза, когда показалась Джеки. Все как один стали протестовать, но Те Киоре просто раскидал их пинками и вручил нам лопаты. Мы принялись за дело, хватая ртом воздух и кашляя, когда нас в очередной раз обдавало паром. Могучие плечи Те Киоре то выгибались, то распрямлялись, он загребал полную лопату кокса с примесью, как мне показалось, бурого угля и швырял её в пасть топки. Я изо всех сил старался не отстать. Джеки даже не пыталась тягаться с маори, она набирала небольшие порции угля, но работала лопатой с такой быстротой, что результат получался почти такой же, как у нас. Через некоторое время и я, не выдержав, последовал её примеру.
  - Здорово! - тяжело отдуваясь, прохрипел маори. - У нас в деревне кое-кто из vahines … [129 - Женщина (маори ).] таскает такие тяжести, что и мужчинам за ними не угнаться. Моя старая матушка… у неё были руки, как у хорошего стригаля с Барку… [130 - Река на востоке Центральной Австралии.]
  Нас обдавало волнами жара, а порой и потоком горячей золы, отгонявшей нас к самому шлангу. Джеки скоро взмокла и завязала свою кофту под грудью, оставив открытой соблазнительную полоску кожи на талии, отчего у Те Киоре взлетели брови, а на губах заиграла гнусная ухмылка. Я ничего не мог сказать, и негодяй прекрасно это понимал. Котел тем временем сотрясался и крякал, и струи пара вырывались из самых немыслимых углов и щелей. Мы удвоили усилия, но стрелка манометра, вздрагивая, упорно ползла вниз. В моем воображения риф вырос до размеров горы, стал похож на пасть чудовищной акулы, нацелившейся на такую с виду хрупкую обшивку трюма, находившуюся всего в футе от моей головы. В конце концов Те Киоре, невнятно выругавшись, опустил лопату.
  - Черт! Этот проклятый котел испортился. - Гигант сплюнул в сердцах. - Мы сожгли в три раза больше угля, чем нужно. Наверняка котел дал течь. - Он повернулся к старшему кочегару. - Ибрагим, хватит швырять! Направь шланг на дверцу. Не на сам котел, понимаешь? Абдулла, подними задницу, иди, доложи капитану.
  - Но что мы можем сделать? - спросил я.
  Те Киоре порылся в огромном ящике с инструментами в конце настила и, торжествуя, принес оттуда огромный ворох промасленного тряпья, который он развернул, и нашим глазам предстало нечто отвратительное, серо-зеленого цвета, похожее на замазку.
  - Что сделать? - переспросил он. - Быстро залезть туда и заткнуть дыру, вот что.
  - Залезть? В топку? Да ты спятил, парень!
  На лице Те Киоре снова зазмеилась прежняя ухмылка.
  - Я что, pakahe?[131 - Маорийское ругательство.] Пойдешь со мной?
  Не успел я сообразить, что происходит, как кочегары завернули нас обоих в огромные куски вонючей мешковины, влажной от трюмной воды. Мешковина была именно влажная, ровно настолько, чтобы не загореться. Будь она совсем мокрая, нас бы обожгло паром. Кочегары, поливая из шланга широкую дверцу топки, засунули туда длинные лопаты и разгребли горящий уголь в разные стороны. Меня удивило, что огонь был поверхностный и поднимался не больше, чем до половины камеры, а дальше была темнота, из которой с шипением вырывались струи пара.
  - Что я говорил? - прорычал Те Киоре, разминая замазку в пальцах. - А теперь, ребята, направьте шланг на пол… вот так!
  Сначала вода отскакивала от раскаленного металла крупными каплями, не желая на нем оставаться, но скоро успокоилась и превратилась в пар. Те Киоре обвязал свои башмаки оставшимися двумя тряпками и щелкнул пальцами. Джеки, ссутулившись и закусив губу, напряженно наблюдала за этой сценой. Я знал, что упади кто-нибудь из нас (а особенно если упаду я), она тут же с быстротой молнии бросится на помощь.
  - Порядок? - осведомился Те Киоре. - Тогда вперед! Заткнем дыру - и обратно. Если кто упадет, другой его вытащит. Только не касайся металлических частей! Хорошо, что здесь ты, - добавил он, продолжая разминать замазку в огромной ладони, - иначе я бы поволновался. Пять минут - и вылезаем, удастся заткнуть или нет. Идет?
  Громко стуча сапогами, по трапу сбежал кочегар по имени Абдулла.
  - Пяти минут у вас нет. Шкипер сказал, если через пять минут колеса не заработают, мы налетим на риф!
  Те Киоре взглянул на меня, пожал плечами и без лишних слов нырнул в топку. Оттуда раздалось ужасающее шипение, и Ибрагим сунул туда шланг. Я схватил лопату и проскочил прямо сквозь струю, но даже не заметил этого; под ногами захрустел парующий уголь, я неуверенно покачнулся и почувствовал, что жар сомкнулся вокруг меня, как нечто вполне осязаемое.
  Внутри топка оказалась больше, и тлеющие угли слегка освещали её. Нам не пришлось слишком сгибаться, но и встать во весь рост мы не могли, оба были высокие и понимали, что стоит коснуться металлического потолка, и у нас вспыхнут волосы. Пока снаружи нас поливали из шланга, мы подобрались к горке угля у задней стенки. Он сгорел всего наполовину. Те Киоре напряженно кивнул, потом стремительно нагнулся, так что его кудлатая грива скользнула по какому-то выступу и угрожающе зашипела. Я плеснул на него водой, Те Киоре подмигнул и жестом показал на угольную горку. Я вонзил в неё лопату, раза два отшвырнул уголь в сторону и заметил, что уголь, лежавший слева, совершенно черный и липкий. Я снова зачерпнул его лопатой, обнажил заднюю стенку и увидел, что возле её нижнего конца, у самого края, вьется тонкая-тонкая струйка пара и тут же растворяется в воздухе. Этого было достаточно. Те Киоре оторвал кусок своей замазки, двумя сильными движениями рук расплющил его и, когда я отгреб оставшийся уголь, изо всех сил энергично шлепнул замазку на слегка разошедшийся шов. Затаив дыхание, мы немного подождали, Те Киоре
стоял, крепко вцепившись в накинутую на него влажную мешковину, но пара больше не было. Те Киоре кивнул мне, я перекидал уголь на прежнее место, мы повернулись и стали быстро уходить. Те Киоре шел впереди; дойдя до места, где горка угля заканчивалась, он поскользнулся, машинально выпрямился, тут же резко пригнулся, чтобы не коснуться потолка головой, и рухнул на колени. От боли он закричал, одежда на нем зашипела. Я вышвырнул за дверцу лопату, схватил его за шиворот и за штаны и поднял на ноги. Я так испугался, что даже не почувствовал, какой он тяжелый. Одним махом мы добрались до дверцы, бормоча что-то нечленораздельное и проклиная все на свете. Матросы протянули руки, вытащили его, потом меня. Концы надетой, на меня мешковины загорелись, но не успел я коснуться подметками пола, как другие матросы уже забрасывали в топку ведра горячих углей, которые они тщательно сохранили, и сгребали оставшийся по краям уголь в середину.
  - Три минуты! - ликовал Абдулла. - Поддать жару!
  Ибрагим обливал из шланга ноги Те Киоре, а Джеки срывала с него мешковину; они улучили минуту, чтобы потушить и мою одежду. Я уже думал, что вместе с последними кусками мешковины у Те Киоре отвалятся и коленные чашечки, но ничего страшного не произошло, просто его хорошенько обожгло паром, это было мучительно, но поправимо. Матросы вынесли его на палубу, а оставшиеся вернулись к работе. Через некоторое время я присоединился к ним, но меня так трясло, что лопата чуть не убила Ибрагима и уголь с неё рассыпался по всему настилу. Джеки велела мне уходить. Ей пришлось сопровождать меня до трапа, она помогла мне подняться на палубу. Там я чуть не упал, до того меня поразило, как придвинулась к нам гора, как она нависла над нами. При моих пропаренных мозгах я принял неровные отроги горы за гигантский оскалившийся череп и легко представил себе, что рифы - это его зубы.
  К моему удивлению, Те Киоре был в полном сознании, он лежал на палубе, и матросы смазывали и бинтовали ему ноги. Он весело помахал мне.
  - Отлично, Стив, мой мальчик! Между рифами есть проход, и довольно широкий. Ещё немного, и мы минуем его без сучка и задоринки!
  Зазвонил машинный телеграф, и гребные колеса, зачавкав, стали неуверенно оживать. Все, естественно, обрадовались. Уолан мелкими дугами поворачивал штурвал взад-вперед, высвистывая сквозь зубы какой-то монотонный мотив. Корабль то зарывался носом в волну, то двигался зигзагами, постоянно меняя угол относительно волны. Такое движение вызывало тошноту. Тучи брызг поднимались из-под корабельного носа, потом из-под корпуса взметнулась стена зеленой воды и отогнала эти брызги в сторону. Мы подходили к первой гряде рифов, и вокруг все гремело и сотрясалось. О том, как этот гром воспринимался внизу, в трюме, мне даже думать не хотелось. Внезапно темно-синяя зеркальная гладь моря, по которой мы совсем недавно скользили, превратилась во взбесившегося зверя, он брыкался и ревел, словно сорвавшись с цепи, и бился о некогда живые скалы, отделявшие море от суши.
  Поднявшаяся из-под носовой части волна рассыпалась с оглушительным грохотом, обдав палубу дождем брызг. И мы вошли в проход между рифами. Гребные колеса крутились все быстрей, погружаясь в воду, и наш корабль извилистым путем шел между обнаженными скалами. Просвет был достаточно широк, по нему легко могло пройти судно, движимое паровой машиной; но помочь рулю можно было, только неуклюже маневрируя гребными колесами, давая одному из них или обоим сразу то задний ход, то полный вперед. Однако это напоминало управление танком на узкой деревенской улочке или на горной тропе, с двух сторон обрывающейся в пропасть. То и дело мы слышали, как риф, словно когтями, царапает наш борт, и Батанг Сен всякий раз вздрагивал, как будто ранят его самого. Но головы он не терял, и мы упорно двигались вперед. В том, что случилось затем, вины капитана не было, да никто и не мог бы этого предотвратить. Ветер все усиливался, и в тот решающий миг, когда носовая часть шхуны оказалась уже за пределами рифа, налетел особенно сильный порыв ветра. Невысокая зеленая волна с такой силой ударила по рифу у нас за кормой, что
перелетела через него и по пути задела нас. Шхуна сильно накренилась, быстро закрутилась, одно гребное колесо оказалось в воздухе, другое ушло глубоко в воду, шхуна резко развернулась. Тут волна потеряла силу, и мы угодили прямо на острый гребень рифа.
  Оглушительный треск. Ужасный глухой хлопок. Судно повернулось, и следующая волна вынесла нас в лагуну за рифом.
  - Надо выпустить пар, капитан, - прокричал Те Киоре. - Если вода ударит по котлу…
  Но, к моему ужасу, капитан только отчаянно затряс седой головой и с криком ярости сильно ударил по машинному телеграфу. Раздался звон. Один бог знает, что подумали кочегары, но у кого-то хватило ума понять капитана. Взревев, заработали колеса, и в этой теперь уже спокойной воде они полным ходом потащили нас вперед. При волне такой маневр закончился бы плохо, но в тихой лагуне он сработал. Капитан резко вывернул руль, так что наш поврежденный борт оказался над водой, и направил шхуну прямо на берег. Пошли секунды, минута, вторая, я повалил Джеки на палубу и закрыл своим телом. И как раз вовремя: берег был более отлогий, чем я думал, и мы уперлись в песок гораздо дальше линии прибоя.
  Палуба под ногами затряслась, швы разошлись. Такелаж бренчал как гитара, грот-стеньга затрещала и, словно гигантское копье, рухнула на палубу, увлекая за собой перепутавшиеся канаты и снасти. Батанг Сен приник к переговорной трубе и что-то громко кричал в нее, я догадывался, что именно. Жуткий вопль, донесшийся снизу, подтвердил мою правоту, вопль замер, заглушенный громким, словно взрыв, шипением. Лагуна забурлила и покрылась пеной. Клубы пара вырвались из люка на корме, а за ними показались Ибрагим и вся команда кочегаров. Они были героями дня, но не стали дожидаться поздравлений, а прогарцевали по накренившейся палубе к борту и прыгнули в освежающие воды лагуны. Шипение внизу стало ещё громче, потом послышался оглушительный лязг, треск и грохот, как будто какой-то гигант вдребезги крушил рыцарские доспехи: что-то произошло с паровым котлом, когда его горячая стенка соприкоснулась с морской водой. Хорошо ещё, его не разорвало на куски, а вместе с ним и шхуну. Батанг Сен пошел на риск, и это оправдало себя. Он посадил на риф свой драгоценный корабль, но пар выпустил вовремя.
  Я отправился на корму. Батанг Сен протянул мне костлявую руку и помог подняться на мостик.
  - Все в порядке? - спросил я старика, и он, конечно, понял, что я имею в виду корабль.
  - Плохо! - ответил он, повернулся к ограждению и указал рукой, предлагая мне самому оценить обстановку. Корабль уткнулся носом в песок футах в восьми от воды. Из-за крена поврежденный руль торчал над водой. В борту зияла отвратительная дыра, было содрано примерно восемь футов обшивки в две полосы, каждая шириной не меньше фута, вокруг расходились трещины и торчали щепки.
  Я посмотрел на капитана.
  - Но мы же сможем залатать всё это?
  - Бесспорно, если я раздобуду доски. Только вот где?
  Те Киоре сидел, ощупывая свою шею с видом человека, не уверенного, прочно ли она прикреплена к телу.
  - А если и найдем доски, - добавил он, - столкнуть нашего красавца с песка будет чертовски трудно, на одних парусах это не получится. Для этого понадобится помощь, если только её здесь найдешь.
  Шимп, как обычно угрюмый, вскарабкался на ванты, чтобы посмотреть берег.
  - Где же мы находимся? - услышал я его бормотание.
  - Где бы ни находились, - ответил я, - застряли мы тут основательно.
  Он повернулся и одарил меня таким взглядом, что я пожалел о своих словах.
  - Лучше бы я не связывался с этим делом, - мрачно проговорил он, за каждым его словом скрывалась еле сдерживаемая ярость, - с вашим проклятым делом. Надо было самому добираться до острова. Остались считанные дни, как я теперь попаду туда к сроку?
  Я беспомощно развел руками.
  - Шимп, мне очень жаль. Ты уже столько сделал для нас. Если мы отсюда выберемся, и я для тебя сделаю все, что смогу…
  Но тут я тоже обратил внимание на вид, открывшийся перед нами, и, заглядевшись, смолк.
  - Что же это за место? - снова повторил Шимп удивленно, забыв о своем гневе. - Verbaast me… [132 - Меня удивляет… (голл. )] Я его не узнаю, нет, не узнаю…
  - Но ты же не можешь знать все места на свете, - шутливо заметила Джеки.
  Шимп взглянул на нее, его грубое лицо пошло хмурыми морщинами.
  - В этих водах - могу. Но о месте, похожем на это, я никогда не слыхал… Хотя такую гору и должен бы знать…
  - Слушайте, - вмешался я, - странно, конечно, но мне кажется, будто я когда-то видел этот остров.
  - Ты был на Яве, - начала Джеки. - Так что, может, это как раз Ява. Послушай, Стив, дорогой, то, что ты спас меня, прикрыв своим телом, это, конечно, смелый поступок, но… честно говоря, дело скверное… Я хочу сказать, что, по-моему, я сломала парочку ребер…
  - Прости, - рассеянно ответил я. - Но на Яве я ничего подобного не видел. Правда, там я был только в городах.
  - Так может быть, ты видел эту гору на фотографии? Или на каком-нибудь другом острове?
  - Hoezo? [133 - Что это? (голл. )] Вовсё это не Ява, - нетерпеливо ответил за меня Шимп. - Не Тимор. Не Сулавеси и ни один из крупных островов. И не из малых тоже… И всё-таки чем-то этот вид напоминает Флорес. И ещё Коммодо… [134 - Коммодо - остров в составе Малых Зондских островов. Славится водящимися на нем самыми крупными в мире ящерицами варанами, достигающими трех метров в длину. В этой связи в 1937 г. венгерский режиссер Феджёс по заказу Шведской Академии снял на этом острове фильм «Дракон острова Коммодо».] Но и там нет такой горы, очертаниями напоминающей мертвую голову.
  Он бормотал что-то по-голландски, потом резко покачал головой. Казалось, он и очарован, и в то же время встревожен. Странно, но то же самое ощущал и я.
  - Мне кажется, будто когда-то я здесь был, - медленно проговорил я. - Когда-то, очень давно… может быть, ещё ребенком…
  - Когда ты учился в колледже, ты никуда дальше Франции и Испании не ездил, - обрезала меня Джеки. - Может, ты где-то читал об этом, как о Борободуре? - Она поглядела на горы, на птиц, которые вились вокруг. Птицы были большие, наверное, альбатросы. Даже они казались знакомыми.
  - Нет, - сказал я со странной уверенностью. - Нет, я чувствую, что был именно здесь. И в то же время ты права - этого быть не может.
  - Если не считать, - мрачно заметила Джеки, - что, как ты всегда напоминаешь мне, это - Спираль… - Она смолкла.
  - Ну ладно. - Неожиданно раздавшийся голос Те Киоре заставил нас подскочить. Он перегнулся через леерное ограждение, рассматривая берег. - Не хочется мешать вашей игре в загадки, но надо подумать о вещах практических. Мы не сможем залатать эту старую развалину и стащить её с песка, если нам никто не поможет. А помощь можно найти только в одном месте - на берегу.
  - Ты думаешь, мы её там найдем?
  - Догадываюсь. - Большим пальцем он показал на берег.
  И действительно, мы увидели на фоне темной полосы леса у подножия горы и длинных, громоздившихся вдоль неё утесов крыши с прямым коньком, крытые желтовато-зелеными сухими листьями.
  - Надеюсь, там живут не какие-нибудь раскрашенные дикари, - добавил Те Киоре, высовывая татуированный язык.
  Я был польщен, если не сказать потрясен, когда Батанг Сен предложил мне возглавить группу, которой предстояло высадиться на берег, но в то же время я вздохнул с облегчением, узнав, что и Шимп согласился присоединиться к нам. Удержать Джеки на шхуне не было никакой возможности, хотя единственным оправданием её участия в экспедиции было её поверхностное знание некоторых островных диалектов. Я не стал спорить, но напомнил ей, чтобы она захватила свой лук. Она пришла в ужас, когда Те Киоре приковылял к нам, пока мы спускали шлюпки на воду, и заявил, что он, конечно, тоже отправится с нами. Джеки считала, что ему даже вставать нельзя, но я-то знал, чего можно достигнуть местными методами лечения, и не собирался вступать в пререкания с гигантом, пусть даже хромым. Мы помогли маори сесть в вельбот, сунули в руки румпель, чтобы ему было чем заняться, и с пистолетами и парангами наготове оттолкнулись от борта и погрузили весла в спокойные воды лагуны.
  Она выглядела такой мирной в неярком послеполуденном свете, что я удивился, когда заметил, что Те Киоре с беспокойством поглядывает на воду.
  - Чего-то опасаешься? - спросил я.
  - Ну, может, и зря. Но как раз в такой лагуне, как эта, на островах Ару в Арафурском море - это в двух шагах отсюда - я видел морскую лошадь.
  - Морскую лошадь? - Я опустил глаза на свою сверхпрочную куртку и брюки, они как раз и были из кожи этого существа. - А что, они опасные?
  Те Киоре пожал плечами.
  - Ну… они здоровенные, как кашалоты, только нрав у них не такой смирный. Длинная шея и челюсти, конечно, будь здоров! Похожи на тюленей и потому мелководья не боятся.
  - Естественно, - угрюмо отозвался я.
  - Но если их не пугать, они не тронут. Правда, испугать их ничего не стоит. Они всегда настороже, боятся taniwha…
  - Кого?
  - Гигантских головоногих, - ответил Те Киоре, жестами показывая, что это - животные со щупальцами, и, совершенно сразив меня, добавил на латыни: - Architeuthis monachus. Веселые созданьица, до тридцати тонн каждое. А глаза такие, что в них можно войти. При высоком приливе они лежат на глубине за рифами и, подобрав свои щупальца, подстерегают зазевавшуюся морскую лошадь. Иногда можно увидеть шикарные схватки между ними.
  Я перевел дыхание. Не знаю, смеялся он надо мной или нет; похоже, что нет. Во всяком случае, моя одежда показалась мне совсем не такой, как прежде, если её сшили из шестидесятифутового морского льва или ещё кого-то в этом роде. Тут меня осенило.
  - Морские лошади? Держу пари, что никто никогда не включал их в научную классификацию, не так ли?
  - И проиграл, - мягко ответил Те Киоре. - Ну вот, здесь уже мелко.
  - Верно, - сказал я с благодарностью, торопясь избавиться от страшных видений. - Вы трое держите под прицелом вон те деревья, но не стреляйте, пока я не дам вам знак, понятно? Остальные - готовьтесь к высадке. - Я взглянул вниз, чтобы понять, какая здесь глубина, перепрыгнул через борт, нащупал дно и потащил шлюпку к берегу. Матросы попрыгали за мной, направив пистолеты на лес. Любая внезапно вылетевшая птица рисковала стать мишенью и быть разорванной в клочья. Но все было тихо, и я дал знак второй шлюпке. Когда она причалила, Шимп подошел ко мне и Джеки.
  - Никаких признаков жизни?
  Я отвел в сторону нависавшие листья.
  - Тропа, судя по виду, протоптана давно.
  - И редко используется, - кивнул Шимп. - Наверное, здешние жители не слишком часто ходят к морю.
  - Да, как и балийцы, - согласился Те Киоре, ковыляя по песку.
  - По-моему, надо дать им знать, что мы здесь, - решил я. - Да, понимаю, это рискованно, но, может быть, ещё рискованнее появиться без предупреждения.
  - В этом есть смысл, - кивнул Те Киоре. - Давайте я прокричу для них старинный клич.
  Не дожидаясь ответа, он приложил сложенные ладони ко рту и издал ужасающий вопль, напоминающий пение альпийских горцев. В редеющем тумане долго не смолкало эхо. Мгновение держалась полная, обескураживающая тишина, потом нам в ответ страшно закаркали и пронзительно закричали вспугнутые птицы, разноцветной стаей вспорхнувшие с ближайших деревьев. Но этим все и ограничилось. Мы подождали, однако ответа не последовало.
  - Меня это не удивляет, - сухо проговорила Джеки. - После такого сольного выступления здешние жители бросились бежать и убегают до сих пор.
  - Похоже, они не спешат с нами встретиться, - усмехнулся я. - Четверо остаются здесь, возле шлюпок, понятно? Нет, не ты, Те Киоре, у меня нет железных щипцов удерживать тебя. Остальные не разбредайтесь вместе, не болтайте, смотрите в оба. Пистолеты на предохранитель, нет, держать на полувзводе и не баловаться со спусковым крючком! Помните, мы здесь, чтобы найти друзей…
  - Заметьте, - проговорил Те Киоре через некоторое время, - кто-то их вовсе здесь не ищет, смотрите!
  Я огорченно вглядывался в препятствие, преградившее нам путь. Поперек дороги лежало дерево, служившее стропилом местной хижины, рядом валялись поддерживавшие его бревна - стены и куча полусгнивших пальмовых листьев, когда-то бывшие крышей.
  Я взглянул на Те Киоре и на Шимпа.
  - Что скажете? Тайфун?
  - Неплохая догадка, - сказал Те Киоре. - Но это не все, что он погубил. Смотрите! - Гигант раздвинул ветки с пожелтевшими листьями, и мы увидели ужасный оскал.
  Матросы с проклятиями отскочили, суеверно отмахиваясь. Я проглотил подступивший к горлу комок. Джеки вздрогнула и отвернулась. Под длинным стволом - стропилом - лежали два тела, двое мужчин. Это были темнокожие меланезийцы папуасского типа. И хотя муравьи и животные, питающиеся падалью, уже потрудились над ними, сохранились тела относительно хорошо, что было ещё неприятнее. Я бы предпочел, чтобы перед нами лежали скелеты. Слишком ясно было, как эти двое расстались с жизнью: одного раздавило бревном да и другой был буквально расплющен. Мы осторожно обошли их тела и направились к видневшейся впереди деревне.
  Зрелище нас ждало удручающее; когда-то деревня, наверное, процветала, и строений в ней было много, местные хижины выглядели вполне привлекательно - просторные, светлые, большинство из них стояло на свайных подмостках, похожих на ходули. Но сейчас здесь царила гнетущая тишина. Причины были яснее ясного.
  - О господи! - воскликнула Джеки. - Несчастные люди!
  Я сжал её руку.
  Полоса разрушений пришлась как раз на центр деревни, образовался широкий коридор, в котором валялись вырванные с корнем деревья, сорванные с домов и далеко улетевшие крыши, разломанные стены, вырванные из грунта сваи. В эту гигантскую просеку угодила половина деревни; а сколько людей при этом погибло? Сколько искалеченных тел не предано земле?
  Под одним из помостов без стен - наверное, хижину только начали строить - мы увидели четыре или пять тел, а рядом фрагменты ещё одного. Здесь любители падали потрудились на славу, но ещё можно было разглядеть остатки одежды - юбочки из травы, головные уборы - высокие, как короны из перьев, ожерелья из раковин. На сморщенной коже ещё остались нанесенные краской разноцветные полосы, и повсюду из развалин торчали обломки копий.
  - Воины, - процедил сквозь зубы Те Киоре. - Такие же, как я. Похоже, они собирались залезть на этот помост. Зачем? Чтобы сражаться? Сражаться с чем? Нет, это ерунда. - Он вдруг взглянул на меня.
  Я кивнул.
  - Тебе тоже пришло это в голову? И мне. Что это за тайфун, который пронесся только по центру деревни. А все остальное почему-то уцелело.
  - И деревья вокруг, - поддержал меня Те Киоре, когда мы осторожно двинулись дальше.
  У Джеки был озадаченный вид.
  - Но… может быть, это был небольшой смерч? Разве так не бывает?
  - Бывает, но я всё равно не понимаю…
  Нас прервал Те Киоре:
  - Нет, вы только гляньте!
  Это оказался ещё один труп. Он лежал, наполовину погруженный в грязь, возле одной из больших хижин, осевшей, но не разрушенной. Тело было в значительно худшем состоянии, чем прочие.
  - Бедняга! И что с ним?
  - Черт! Да вы поглядите на его ребра, они же перебиты! Все до единого! И все кости переломаны!
  К горлу снова подкатил комок.
  - Спасибо, что показал. И что с того?
  - Да кто же это сделал, черт возьми?! На него ведь ничего не падало. Никаких стропил тут нет.
  - Может, его снесло ураганом? - грустно предположила Джеки.
  - А хижина осталась? - посмотрел я на нее.
  - Ну… а его не могло сдуть с подмостков? Хотя нет, это глупо. Он бы таких страшных увечий не получил. Но тогда… что?
  - Знаешь, - сказал я, - у меня появилось подозрение, что тайфун тут ни при чем.
  - Что же тогда? - спросила Джеки.
  - Не знаю. А ещё мне кажется, что где-то я уже всё это видел. Смейся, сколько хочешь.
  - Какой уж тут смех! - спокойно ответила она. - У меня тоже… такое ощущение.
  - И у меня, - объявил Те Киоре. - У меня вдруг разболелась задница, как будто мне моих проклятых коленок мало. Давайте попробуем разыскать кого-нибудь, чтобы разузнать, в чем дело.
  - Прошло слишком много времени, - огляделся я. - Не думаю, что у нас есть шанс кого-нибудь найти. Но попробуем.
  И мы потащились дальше по этой опустошенной деревне, заглядывая в каждое строение. Но не обнаружили там никого, кроме ярких одичавших кур, которые кудахтали, клюя что-то возле бывших курятников. Вокруг валялась разбитая или просто брошенная утварь - кое-что наверняка представляло ценность для владельцев: большие расписные глиняные горшки, медные изделия с чеканным орнаментом. Полоски коры, используемой как ткань.
  - Знаете, сколько времени уходит на её выделку? - спросил Те Киоре. - Эти люди убегали отсюда без оглядки. Уверен, никого здесь нет, иначе они вернулись бы и забрали эту кору, это же настоящее богатство! Всё равно что убегать из банка, оставив открытым сейф!
  - Все бросили! - фыркнул Шимп, презрительно оглядывая брошенные вещи. - Перепугались!
  - Я уже подумал, не эпидемия ли это какая-то, - кивнул я. - Но чума не ломает дома, и кости тоже. Наверное, их обратил в бегство страх. Но… чего же они так испугались, хотелось бы знать.
  Шимп равнодушно пожал плечами. Мне это не понравилось. Я не забыл, как он упрекнул меня в бессердечии. Но как он вел себя сейчас сам? Однако я не стал говорить ему об этом.
  - Может, если бы нам удалось взобраться куда-нибудь повыше, - предложил я, - мы увидели бы дымок или что-то в этом роде. Вон за деревней утес, почему бы не попробовать?
  Но на этом острове все было не так, как казалось. Чем ближе подходили мы к утесу сквозь туман, тем все очевиднее становилось, что это обычная скала. Я снова вспомнил про Борободур. Здесь все было так же зловеще.
  Перед нами возникла гигантская стена высотой в пятьдесят или шестьдесят футов, протянувшаяся по всей косе острова.
  - Ну вот, - с горечью воскликнула Джеки. - Только этого не хватало!
  Я понял, что она имеет в виду. Сама стена была ни при чем, речь снова шла о воротах! Если бы мы обнаружили здесь обычный турникет, которые устанавливают в метро, и то я едва ли поразился бы больше. В стене были ворота, огромные, почти такой же высоты, как и сама стена. Когда-то ворота эти были закрыты и заперты на засов, и пройти через них было невозможно. Но сейчас две огромные створки болтались на тяжелых древних железных петлях, изуродованные и разбитые. Казалось, они тоже стали жертвой разрушительной силы, которая пронеслась через деревню, уничтожая все на своем пути. Запиравший ворота тяжелый засов из грубо обтесанного древесного ствола был отброшен в сторону, где и валялся переломленный надвое.
  - Адское проклятье! - вскричал Те Киоре. - Кто это все учинил? Стадо слонов?
  О тайфуне я уже и думать перестал. Но вдруг представил себе средневековую стенобитную машину, применявшуюся при осаде крепостей, её безжалостную неодолимую мощь и целую армию, следующую за ней. Но к воротам вели ступени, подъем по которым вышиб бы дух у любого бегуна, жаждущего получить приз. Как же машина могла бы подняться по ним? И если поднялась, то где она теперь?
  Но пока мы одолевали ступени, мысль о машине тоже пришлось отбросить. За воротами нас ждала страшная тьма. Здесь были настоящие джунгли, не то что чахлое береговое редколесье. Никакая машина, никакая армия через них никогда бы не прошла. Но кто же тогда? Невольно напрашивалась мысль, что сама гора протянула каменную руку, стремясь уничтожить обосновавшихся у её подножия людей…
  Однако вблизи стена выглядела так, будто она могла бы отразить и такую попытку. Её сложили из огромных каменных глыб, гладко обтесанных и пригнанных друг к другу, и она была необычайно толстая, в створе ворот её толщина составляла футов тридцать, а то и больше. Может быть, камни клали на утрамбованную землю, как это делали инки; их сооружения тоже были внушительные, но постройка этой стены была подвигом сродни возведению египетских пирамид. На одном из гигантских камней над воротами красовалась маска - пучеглазая, с раззявленным ртом и с намеком на гриву, она ухмылялась нам в лицо и так напоминала львиную маску, которую мы видели прежде, что я призадумался. Однако Джеки со мной не согласилась.
  - Эта маска похожа на южноамериканскую - то же плоское лицо, подчеркнутые диагонали… - Она засмеялась. - А вдруг Хейердал был прав насчет восточных островов и инки действительно переплывали Тихий океан!
  - Конечно, он был прав! - вмешался в наш разговор Те Киоре.
  - А большинство антропологов с ним не соглашается, - сказала Джеки.
  - Да кому они нужны, эти антропологи, - дружелюбно заметил Те Киоре. - Сами-то они до такого разумного решения не додумались, правда?
  - То есть?
  - Могли взять да и прокатиться по маршруту этих дурацких инков.
  Я кашлянул.
  - А что это там наверху? Что-то висит.
  Джеки вытянула шею.
  - Похоже на гонг.
  - Да-а, - протянул Те Киоре, - довольно странное место для дверного звонка. - Он вглядывался в груду сломанных шестов над створками. - Я вот что скажу: эти ворота - единственный путь на остров отсюда. Но зачем было их строить? Может быть, по другую их сторону…
  - Стойте! - рявкнул я. - Шимп, как ты думаешь, входить в них не опасно?
  Шимп быстро взглянул на меня, как будто его внезапно вывели из глубокой задумчивости, недовольно, с шумом втянул воздух через плоские ноздри, немного подумал и пожал плечами.
  - Ничего особенного тебя там не поджидает. Какая-то опасность, может быть, и есть. Но не такая страшная, как тебе представляется. А что за опасность… трудно сказать. Одно только ясно… она местного происхождения.
  - Ладно, поверю тебе. Буду осторожен. - Я поднял глаза: сейчас мы как раз проходили под этой ухмыляющейся маской, и я крепко сжал руку Джеки. - Я чувствую себя все более потерянным.
  - И я, - призналась она. - И судя по виду Шимпа, он тоже.
  Так оно и было. Шимп внимательно смотрел по сторонам, сжимая и разжимая огромные кулаки, и тихо бормотал себе что-то под нос. Мы чрезвычайно осторожно высунули головы за ворота и огляделись. В туман мы не попали. Только остатки его клубились вокруг возвышения в дальнем конце открывшейся перед нами поляны. Оно состояло из серых, побитых непогодой камней, покрытых какими-то белыми пятнами. Именно туда и уставился Шимп, и на его лице появилось странное выражение. Потом и я ясно, как на рентгеновском снимке, разглядел это возвышение во всех подробностях. И кровь застыла у меня в жилах. Ещё несколько шагов, и я увидел помост, он был выше человеческого роста, на нем стоял столб, нет, даже два, один был сломан. Всё это помещалось на возвышении, покрытом причудливой зигзагообразной резьбой. А вот белые пятна были… черепа! Один так до сих пор и скалился из выемки в камне, совершенно белый и чистый. Он был гораздо старше прочих. К каждому из столбов были привязаны спутанные веревки, и я сразу понял, как их использовали, - на них были колышки для затягивания петель, и у меня мороз пробежал по коже.
  - Здесь чьи-то следы! - прокричал Те Киоре. - Может, дичь проложила тропу? Но для дичи она слишком широкая. Хорошо утоптана. Может, это местные жители…
  Я перевел дыхание и огляделся; за нами, глухо стуча башмаками, шли матросы.
  - Может, так, а может, и нет… Давайте проверим. Но на этот раз, ребята, со спусковыми крючками медлить не стоит!
  Этого я мог и не говорить. Мы медленно, шаг за шагом, стали продвигаться по поляне, готовые, словно пугливые зверьки, метнуться назад, в укрытие. Оружие было наготове; у меня за поясом пряталась пара пистолетов, но я больше полагался на меч, он постукивал меня по бедру, с ним я чувствовал себя увереннее. Джеки натянула тетиву лука и приготовила стрелу - жалкая предосторожность перед лицом этого угнетающего своим видом леса, его переплетенная зелень была настолько густой, что утрачивала цвет. Я подозвал двух хорошо знакомых с джунглями матросов, и они вместе со мной пошли вперед, оба были невысокие. Оба свирепые, один по имени О'Халлоран, другой - Айбен, покрытый татуировками куда больше, чем Те Киоре, да ещё с удивительно длинными ушными мочками. Шествие наше замыкал Те Киоре, я приставил к нему двух здоровенных парней, которые в случае неприятности могли бы поддержать его; он, правда, против этого возражал. Шимп плелся в середине процессии, и мысли его были где-то далеко.
  Пригнувшись, с нервами, натянутыми, как тетива лука, мы осторожно двинулись по тропе. Она и правда была широкая, и я все больше стал склоняться к версии о стаде бегущих слонов. Мои спутники-следопыты то и дело указывали на сломанные ветки, на буквально раздавленные молодые деревца. Мы обнаружили широкое углубление в засохшей грязи, как будто там прилег отдохнуть кто-то громадный и грузный. Больше ничего примечательного в глаза не бросилось, мы шли в полной тишине, если не считать возни мелких животных в кустах да криков каких-то на редкость немузыкальных птиц. Продвигаясь вперед, мы сквозь просветы в нависавшей над тропой листве видели склон горы и сбегающий по ней водопад. Казалось, джунгли никогда не поредеют. Я уже хотел дать знак поворачивать назад, но поддался соблазну заглянуть ещё за один поворот. Перед нами оказалась поляна, и О'Халлоран с Айбеном остановились так неожиданно, что мы повалились друг на друга, а Джеки чуть не проткнула меня своей положенной на тетиву стрелой. Я с ужасом ждал, не выстрелит ли чей-нибудь пистолет. Ростом я был выше наших разведчиков и смог заглянуть поверх их
голов. То, что я увидел, сразу объяснило их внезапную остановку. Не нужно было, чтобы они хватали меня за руки и наперебой рассказывали, что там впереди.
  Сначала я подумал, что на поляне развалины ещё каких-то хижин, а между ними - клетка из отесанных шестов. Но я ошибся: это были останки какого-то чудовища. Основные кости скелета все ещё лежали так, как в свое время были повергнуты на землю, их до сих пор ещё связывали пучки сухожилий. Да, перед нами действительно была клетка. Грудная. Я мог бы, не сгибаясь, войти в нее. Только мне этого не особенно хотелось. Я осторожно просунул меч в груду костей, пошевелил её, постучал по костям, перевернул их. С трудом верилось, что это скелет одного животного. Кости были как огромные пластины и штыри, чудовищные, размером со столешницу. Сморщенные куски шкуры покрывали бородавчатые утолщения. По переломанному кустарнику и почерневшей траве было видно, где, упав, разлагалось чудовище, и можно было судить о его размерах. Видимо, оно занимало чуть ли не всю поляну.
  - Что же это был за зверь? - спросил, вернее, прошептал я. - Экое чудище! Что скажешь, Шимп?
  Шимп как-то отстраненно глядел на поляну - не только на кости, он скользил взглядом по всему, что их окружало. Когда я повторил вопрос, он только помотал головой и что-то нетерпеливо промычал. Те Киоре молча выразительно передернул плечами и зажал нос. Джеки накручивала на палец пряди волос.
  - Эти пластины… - сказала она, - не знаю… что-то подобное я видела. Наверное, это какой-то вид… ну… динозавра, что ли. Или стегозавра. Только эти кости уж слишком большие.
  - Большие?.. Но я думал… ладно, неважно. Значит, динозавр. Такой большой вполне мог разгромить деревню, это как раз похоже.
  - Да, - сказала Джеки, - а может быть, потом он напал на кого-то, кто и его убил.
  Я почувствовал, как знакомый холодок пробежал по спине, словно по позвоночнику провели неизвестно откуда взявшимся кубиком льда. Я уже хотел что-то сказать, но тут заметил, как пристально смотрит на нас Шимп. Я шагнул к нему, но его взгляд не изменился. Он упорно смотрел на Джеки.
  - Шимп, - раздраженным шепотом произнесла она, - в чем дело? Ты что… что-нибудь почувствовал?
  Шимп неуверенно покачал головой, потом быстро оглянулся на джунгли, как будто неуверенность боролась в нем с решимостью.
  - Меня что-то притягивает… - произнес он сквозь сжатые зубы, - как будто это место… имеет на меня какие-то права, как будто я ему принадлежу. А может быть, оно только полагает, что это так…
  - Оно ошибается, - выпалил я. Я уже устал от всех этих приключений. - Здесь я несу ответственность за все. И притягивает тебя это место или нет, мы возвращаемся. Если тут бродят такие чудища, разве мы можем найти местных жителей?
  Шимп угрюмо поглядел на меня.
  - Тогда идите! А я… остаюсь.
  - Ты с ума сошел? - прошипел Те Киоре.
  - Это опасно. - Пытаясь настоять на своем, я взял Шимпа за руку. - Тебе нельзя здесь оставаться…
  - Я и не хочу оставаться! - Он сбросил мою руку достаточно осторожно, но его прикосновение словно ужалило меня, при этом он так злобно оскалился, что все, кто стоял рядом, поспешно попятились. Он повернулся к нам, в его глазах пылало бешенство, спина напряглась. Он выпрямился, расправил плечи и стал почти с меня ростом. - Я… я должен выяснить, в чем дело. Что-то притягивает меня, как канатом. Что-то настойчиво твердит, что я здесь нужен. Что у меня есть обязанности, которые надо выполнить, anders die erg belangrijk ist… [135 - Меня ждет нечто более важное… (голл. )]
  Чем больше он волновался, тем заметнее становился его акцент, так что я уже плохо понимал, что он говорит.
  - Что ты хочешь сказать? Что может быть более важным? О чем ты? Здесь опасно, вот что самое важное!
  Шимп презрительно покачал головой и отвернулся. Я схватил его за плечо.
  - Черт возьми! - воскликнул я. - Ты что, не понял? К черту твои belangrijk и gevaarlijk [136 - Важное и опасное (голл. ).], идиот!
  Шимп неловко замахнулся на меня. И если бы удар достиг цели, как тогда в поезде, мне пришлось бы плохо, однако сейчас, хотя замах и был мощным, я легко увернулся.
  - Laat me met rust! [137 - Оставьте меня в покое! (голл. )] - прорычал он и стиснул зубы. - Я должен добраться до причины всего этого… - Тяжело дыша, он мрачно оглядел нас, прижав подбородок к бочкообразной груди и обнажив острые зубы. Его и без того злобная физиономия стала поистине жуткой… Матросы в страхе стали отступать по тропе. Передо мной мелькнул образ Ле Стрижа, но я не сдался.
  - Мы не можем оставить тебя здесь одного! Да что это на тебя нашло, Шимп? На тебя это не похоже!
  Он что-то неразборчиво прорычал и снова замахнулся. Затем жестом показал, чтобы мы убирались, повернулся и, тяжело ступая, пошел по тропе, по которой мы пришли, продолжая бормотать:
  - На горе… misschien… [138 - Может быть (голл. ).]
  - Шимп! - завопил я. - Ну хотя бы возьми меня с собой! Я же твой должник! И ты завел нас сюда…
  Внезапно Шимп резко обернулся, я даже подумал, что сейчас он набросится на меня. Его узкие глаза округлились, он смотрел в сторону.
  - Тебя, - усмехнулся он. - Нет! Ты… не пойдешь! - Он уставился на Джеки. - Может, мне понадобится… поговорить…
  - Какого черта! - взорвался я.
  Не обращая на меня внимания, он, тяжело ступая, направился к Джеки. Она отпрянула, но он неожиданно далеко вытянул руку, и его огромная ладонь сомкнулась на её руке. Чуть ли не впервые за все то время, что я знал её, Джеки истошно завизжала. Я подскочил к Шимпу, но он так зарычал на меня, что я на мгновение застыл. И тут он с презрением ударил меня тыльной стороной ладони. На этот раз удар достиг цели.
  Если бы он попал мне по шее, то, без сомнения, убил бы меня. Но кулак его угодил мне в грудь, я свалился прямо в груду костей и растянулся среди них, задыхаясь и шаря руками в поисках опоры, чтобы подняться и выхватить меч на случай, если Шимп снова нападет. Но вместо этого он вдруг, крепко ухватив Джеки за руки, бросился бежать, и все её отчаянное сопротивление было напрасно - её словно увлек за собой табун диких лошадей. Те Киоре нерешительно двинулся было следом, а остальные, потрясенные, потеряв дар речи, даже не тронулись с места. Шимп нырнул в джунгли, помчался по тропе и тотчас исчез из виду, ломая на пути сучья и ветки.
  Я схватился за какой-то камень, чтобы подняться, но тот перевернулся в траве. Это оказался череп, совершенно обглоданный, возможно лошадиный, а может быть, и какого-то зверя покрупней. Над глазницей я увидел аккуратное круглое отверстие, а под нижней челюстью все было разворочено. Сомнений не оставалось - это были входное и выходное отверстия пули, попавшей в мозг.
  С минуту я смотрел на череп, потом в ужасе перевел глаза на уходящую вдаль тропу.
  - Его надо остановить! - закричал я. - Если он заберется на вершину горы, с ним не справится и целая армия!
  Те Киоре удивленно посмотрел на меня.
  - Ты что, знаешь, куда он направился?
  Его удивление было столь искренним, что я и сам с трудом осознал, что значило мое предостережение, что за ним крылось. И только тогда я постиг весь ужас происходящего.
  - Уходите! - крикнул я. - Убирайтесь! Возвращайтесь в деревню! Здесь… Господи! Здесь опасно! Куда опаснее, чем вы можете себе представить!
  Разумеется, все, не двигаясь с места, таращились на меня, раскрыв рты. Я неловко встал на ноги, грудь у меня горела как в огне.
  - Я пойду за ними. Вы что, не слышите меня, сукины дети? Уходите за стену и ждите там! Бегите со всех ног!
  Я ринулся вслед за Шимпом.
  С тех пор как я вышел из бойскаутского возраста, мне не приходилось бегать по следу, но не требовалось большого ума, чтобы найти его следы. Тяжело ступая, он оставлял глубокие отпечатки, тотчас заполнившиеся липкой грязью. Он двигался, как обезумевшая сенокосилка, не разбирая дороги, через мелкий, кустарник, по папоротникам, сквозь нависающие над тропой лианы - они бичевали его, как кнуты. То ли у него была необычайно толстая кожа, то ли ему было наплевать на боль, но я замечал на листьях капельки крови и молил Бога, чтобы это не была кровь Джеки. То тут, то там я отчетливо видел и её следы, оставшиеся на влажной, мягкой земле, и слышал, как она кричит где-то вдалеке. Это даже слегка подбадривало, - если человек визжит, значит, он жив. Но если я прав, а в теперешнем моем состоянии я ни в чем не мог быть уверен, очень скоро мне придется спасать её. Потому что Шимпа в самое ближайшее время поджидают самые серьезные неприятности. И он наверняка не в силах будет с ними справиться.
  Поднявшись на возвышенность, я увидел их обоих в небольшой речке, протекавшей внизу. Шимп тащил Джеки, теперь уже почти нес её на руках, а она лягалась, била его кулаком по голове и плечам, хлестала какой-то веткой, - в общем отбивалась как могла. Курсы самообороны могли бы ею гордиться - обычного насильника она давно бы нокаутировала; но, насколько я мог видеть, на Шимпа её сопротивление не производило никакого впечатления. Джеки хваталась за кусты и ветки, пытаясь на них повиснуть; Шимп немного замедлял бег, но без всяких усилий отрывал и тащил её дальше. Мне пришло в голову, когда я, задыхаясь, бежал за ним, что он наверняка не подозревает о погоне, но, если бы и догадывался, едва ли встревожился бы. Он убегал не от меня, он вообще ни от кого не убегал. Он бежал, потому что это было для него привычно или потому, что именно этого от него ждали.
  Они боролись в дальнем конце долины, а я только добежал до речки и, поднимая тучи брызг, стал перебираться через нее. Казалось, шум в ушах, биение крови в висках и хриплое дыхание были музыкой, гнавшей меня вперед. Но Шимп и Джеки уже почти добрались до вершины, где предстояло перейти через перевал. Дальше деревья снова угрожающе нависали над тропой. Там они были ещё гуще, чем здесь, эту чащу пронизывали призрачные полосы тумана. Шимп добежал до вершины, какое-то время поборолся с Джеки, а потом, подняв её, отчаянно отбивающуюся, одолел перевал и пропал из виду.
  Вскоре я тоже достиг вершины, где земля, казалось, уходила из-под ног, а мелкие камешки сыпалась по склону вниз, - где царила сплошная серая мгла. Деревья здесь были даже выше, чем мне показалось, они росли на крутом склоне, ведущем в неглубокую долину между горными отрогами. Долина тонула в густом тумане. За деревьями призрачно поблескивала вода, воздух был тяжелый, влажный, отвратительно пахло болотом. Память подтолкнула меня к действиям. Я пустился вниз по предательской, неизвестно куда ведущей тропе, и мрак немедленно окутал меня. Здесь все так и дышало опасностью. За деревьями, как я и ожидал, потянулось ровное, заросшее тростниками болото, заваленное стволами упавших деревьев, сырыми и липкими, а ещё дальше виднелось что-то похожее на озеро, зеркально гладкое, спокойное и неподвижное, если не считать блуждающих огоньков, вспыхивающих то тут, то там. Куда направился Шимп? Я слышал, как кричит Джеки, но в густом тумане не мог определить, где именно. Набрав в грудь побольше воздуха и стараясь не задохнуться, я прокричал:
  - Джеки! Задержи его! Задержи! Хотя бы ещё на минуту!
  Мой голос вызвал к жизни оглушительную какофонию - вокруг зачирикало, завопило, забулькало, заухало, захохотало. Казалось, вся мелкая живность на острове демонстрировала мне свое презрение, а откуда-то снизу доносились гораздо более жуткие звуки - рев и свист, словно они вырывались из глоток, подобных пещерам, и из легких, огромных, как пароходные топки. Гладь озера вспорола чья-то горбатая спина, синевато-серая, блестящая, словно влажная грифельная доска, и в поднятых ею брызгах, как в каплях дождя, поднялась длинная, похожая на лебединую, шея и завертела головой, что-то высматривая. Заглядевшись на нее, я вдруг увидел Шимпа, он оказался не так далеко, как я опасался. Он неуклюже перебирался через первую лужу - неуклюже, потому что Джеки по-прежнему отбивалась от него, как безумная. Я бросился за ним, перепрыгивая через кусты, пробираясь сквозь заросли тростника и упавшие ветки, шлепая по грязи. Только тут, кажется, Шимп начал понимать, что его преследуют. Он стал озираться по сторонам, потом повернулся ко мне. Я увидел его лицо, и один только вид этого лица чуть не пригвоздил меня к месту.
  Перевоплощение было ужасающим. Шимп внезапно вырос, сделался огромным, достигнув семи футов в высоту, а может быть, и больше. Плечи его расправились, казалось, от напружинившихся мышц одежда на нем вот-вот лопнет по швам. Рыжеватая копна волос, обрамлявшая лицо, потемнела, черты лица огрубели, хмурая физиономия стала пугающе злобной, обнажились огромные желтоватые зубы, не по-человечески длинные и острые.
  Едва взглянув на него, Джеки завизжала, и я чуть было не присоединился к ней. Я был так потрясен, что замешкался, огромная рука выпустила Джеки и замахнулась на меня. Я вовремя нагнулся, кулак мелькнул у меня над головой, Шимп схватил сломанную ветку, выдернул её из грязи и швырнул в меня. Я потерял равновесие и свалился в тростник. Удовлетворенно хмыкнув, Шимп повернулся, подхватил Джеки и поднял её над землей. Она брыкалась и визжала, и не успел он сделать шаг, как Джеки с новой силой вцепилась ему прямо в глаза. Это отвлекло его, он споткнулся, и я, воспользовавшись моментом, бросился на него, занеся меч.
  С громоподобным рыком Шимп хотел ударить по клинку, но я успел отвести меч в сторону, Шимп промахнулся, и рукояткой меча я ударил его в челюсть.
  Удар был такой, что уложил бы всякого обычного человека. Шимп взвыл и зашатался. Внутренне содрогаясь, я нанес второй удар. У него выкатились глаза, он оступился, а я, развернув клинок, плашмя держа меч двумя руками, ударил его снова. Шимп уставился на Джеки: видно, у него все поплыло перед глазами и он хотел на чем-то сосредоточиться. Ноги Джеки по-прежнему болтались в воздухе, но она, применив прием карате, очень ловко ударила его по голове. Взгляд у Шимпа заметался, он издал глухой стон и повалился на землю, потянув за собой Джеки. Я успел подхватить её, и на какой-то восхитительно счастливый миг мы обнялись и прильнули друг к другу расцарапанными, пылающими щеками. Но тут же я перевел дух и отстранил её.
  - Мы ещё не освободились! Оно ещё может подействовать на него, пока он без сознания.
  - Что именно? - дрожащим голосом спросила Джеки. - Неужели ты не мог заранее предупредить меня?
  - Не знаю что. Я имею в виду весь этот чертов остров.
  С озера донесся громкий всплеск, и я в тревоге поднял глаза.
  - Один Бог знает, какие беды может наслать на нас этот шум! Используем лианы и твой ремень…
  Отчаянно торопясь, мы собрали все, что оказалось под рукой, и связали Шимпа, потом, постоянно оглядываясь на озеро и озираясь по сторонам, потащили его к склону. Под его тяжестью мы пригнулись почти к самой земле и скорее волокли его, чем несли. Когда наконец мы дотащили его до перевала и нам удалось спустить его вниз, моей радости не было предела. Мы ещё не вышли из леса, но прежде, чем двигаться дальше, нам пришлось немного отдохнуть и отдышаться. Потом все шло без особых осложнений, но, добравшись до поляны, на которой лежал скелет, мы уже порядком выбились из сил. Те Киоре и остальные выполнили мой приказ, но догадались оставить наблюдателя на одном из деревьев за стеной, и, когда он увидел нас, все высыпали нам навстречу. Изнемогая от усталости, мы втащили Шимпа за стену, одну створку ворот закрыли, другую приставили к оставшемуся отверстию, создав хотя бы иллюзию безопасности.
  - А теперь, друзья, - стараясь сохранять самообладание, проговорил Те Киоре, когда мы дотащили нашу стенающую ношу до костра, разведенного матросами, - может быть, вы объясните, что за непотребство тут творится?
  - Не смотрите на меня! - простонала Джеки.
  - Мы перехватили его как раз вовремя, - начал я. - Ему надо было скорей перебраться через болото, но там его поджидала опасность. Пришлось бы сражаться с кем-то огромным и грозным. Вроде зверя на поляне, только ещё страшнее. Но для этого Шимп ещё недостаточно вырос. Хотя, боже мой, он рос с такой быстротой… - Я поперхнулся, обвел своих слушателей глазами, увидел, какие у них лица. - Что, никто из вас… вы действительно не знали? - прищурился я.
  Однако тут у нас возникли новые проблемы. Внезапно воздух сотрясся, раздался глухой удар, точно какой-то гигант топнул ногой. Оттуда, где мы стояли, был хорошо виден риф и белая полоса пенящейся воды, обозначающая проход в лагуну. Туда как раз входил большой темный пароход, из его высокой трубы валил дым. Массивные гребные колеса вспенивали воду, а на правом борту дымилось жерло мощной пушки.
  - Вот ещё проклятье! - прорычал я. - Пошли! Надо дотащить Шимпа до берега. Может, там он очухается и придумает что-то, пока те не высадились! Это наша единственная надежда!
  - Верно! - поддержал меня Те Киоре. - Пошли, ребята!
  Бегом мы добрались до берега. В середине процессии ковыляла поникшая Джеки, я чувствовал себя не намного лучше, Те Киоре прихрамывал, а Шимпа несли на самодельных носилках, хотя он уже больше походил на себя прежнего. Однако дела на берегу обстояли совсем не так, как мы ожидали. Большой пароход, пройдя в просвет между рифами, не делал никаких явных попыток пристать к берегу или начать боевые действия. Вместо этого он развернулся на глубоком месте, как раз напротив нашего сидевшего на песке судна, которое рядом с ним казалось карликом. Оттуда он без труда мог бы расстрелять прямой наводкой нас и нашу шхуну, но никаких признаков этого не наблюдалось. И шлюпок на воду с парохода не спускали. Вместо этого пушечный порт на борту открылся, послышался стук, но звука выстрела не последовало, просто раздался громкий, усиленный рупором голос из поврежденного рупора. Говорили на хорошем английском, на вполне приличном, во всяком случае:
  - Эй, что вы там делаете на берегу? Убирайтесь оттуда поскорей, слышите? Все по шлюпкам и давайте ходу! Это место - чистая отрава!
  - Хотят, чтобы мы расселись по шлюпкам, им целиться будет удобней! - воинственно заявил Те Киоре.
  - Нет, - ответил я. - Не думаю. А оставаться здесь действительно с каждой минутой все опаснее. Стало быть, по шлюпкам!
  Я первым высаживался на этот берег. Сейчас, когда мы его покидали, через планшир шлюпки я перемахнул последним.
  - Ну что? - спросил Те Киоре от румпеля. - Возвращаемся на шхуну?
  - Хм, держи курс на пароход, - ответил я и тут же столкнулся с первым в моей жизни мятежом на море. Гребцы заартачились.
  Те Киоре прикрикнул на них и повернулся ко мне.
  - Будь он проклят, это пароход! Господи! Ты же не собираешься брать его на абордаж, правда?
  - Ну ясное дело, нет! Хотя… смотри сам, мы всё равно у них в лапах, так что же нам делать? Может быть, все не так и плохо, как ты думаешь. В том, что они прокричали, ничего враждебного не было.
  - Если все так, как я думаю, то мы - настоящие бараны, - ответил он. - Ну а ты нас подставляешь. Нутром чую, что ты не прав…
  - Нет, - сам себе удивляясь, возразил я, - почему-то… я не думаю, что не прав… И здесь, на Спирали, такое впервые… Гребите же, гребите!
  Гребцы - эти закаленные, бывалые пираты - заворчали, но по моей команде налегли на весла. Мы заскользили по лагуне и не успели оглянуться, как оказались в тени парохода. Нос парохода был высокий и острый. Обшивка усилена тяжелыми стальными полосами. А выше шла ровная палуба, оснащенная невысокими мачтами, которые едва ли не символически уступали место роскошной дымовой трубе, выкрашенной в синий цвет и увенчанной позолоченными копьями. На корме помещалась невысокая надстройка с открытым мостиком, большие колесные кожухи составляли одно целое с корпусом, а не крепились к нему, как на нашей шхуне.
  - Красота! - с завистью пробормотал Те Киоре, когда мы подошли ближе. - Смотрите, колеса с оперением. Использованы радиальные стержни с кулачками, так что каждая плица касается воды под углом. Отсюда скорость!
  Колесные кожухи были выкрашены так же, как труба, и украшены позолоченными расписными накладками, а леерные ограждения напоминали балконы в Новом Орлеане и тоже были позолочены. Когда мы подгребли совсем близко, какая-то фигура перегнулась через ограждение, и навстречу нам, постукивая по борту медными частями, развернулся шторм-трап.
  - А кому не влезть, у нас на корме мраморная лестница! Только такие бравые ребятки, похоже, обойдутся без нее. Да и ты, сэр, надеюсь, не забыл, как пользоваться трапом?
  У меня отвалилась челюсть, я не мог отвести глаз от высокой фигуры, от литой и невероятно женственной, одетой, как и я, во все черное, с голыми плечами, такими же широкими, как у меня; на них спадали волны светлых вьющихся волос.
  - Молл? - прокричал я.
  В ответ раздался взрыв дразнящего смеха.
  - Ну и приметливый парень! Как тот, кто, увидя жернов, радуется: «Ба! Да я утром брился этой штукой!» Ну так что, сэр? Может, поднимешься ко мне?
  Я уже готов был потянуться к трапу, но взглянул на мостик, увидел там высокую, тоже перегнувшуюся через ограждение фигуру, одетую в форму с золотыми галунами, вспомнил, как надлежит себя вести, и крикнул:
  - Вахтенный! Разрешите подняться на борт, сэр!
  Офицер быстро отсалютовал мне, поднеся руку к виску.
  Усмехаясь, я обернулся к матросам.
  - Все в порядке, ребята, давайте за мной! Ты первая, Джеки! А ты справишься, Те Киоре?
  - Шутишь, парень? Только… что всё это значит?
  - Сам пока не понимаю, там и разберемся!
  Я осторожно подтолкнул Джеки к трапу и последовал за ней, она поднималась с присущей ей гибкой грацией, ни разу не оступилась, чего никак нельзя было сказать про меня. Молл с довольной усмешкой наблюдала за ней и помогла ей перебраться через борт, а потом за шиворот втащила на палубу меня. Мы стояли друг напротив друга, и я никак не мог отдышаться.
  - Ну, - сказала она, - куда тебя занесло, моряк-бухгалтер?
  - А ты… ты…
  - Да?
  - Забудь.
  Но что?
  - А кто эта прелестная белокурая фея? Зачем ты таскаешь её за собой, бедняжку?
  - Э-э… - замялся я. Молл уже давно завернутыми в шелк щипцами вытянула из меня историю моих любовных приключений. - Э-э… это Джеки.
  От этого сообщения у Молл приподнялись брови.
  - Вот как! Та самая Джеки? Ого! Вот, значит, куда ветер дует! Ясно, ясно!
  У Джеки сделался такой вид, будто она вот-вот вспылит, но Молл неожиданно обняла её за плечи.
  - Мы тут деликатничать не умеем, миледи. Он когда-то сказал мне о тебе только то, что ты блондинка. А мог бы и сонет сложить, ты вполне этого заслуживаешь. Рада тебя видеть! - И Молл звонко поцеловала Джеки в щеку. - А теперь пойдемте, у этого проклятого острова даже на корабле задерживаться не стоит. А вы, - обернулась она к матросам, - поднимайтесь сюда, ничего не бойтесь! Поднимайтесь! Для вас готов завтрак! Есть чем угоститься!
  Молл повела меня и слегка растерявшуюся Джеки по палубе, где вокруг небольшого бочонка - видно, это и было обещанное угощение - хлопотали улыбающиеся матросы в тюрбанах.
  - А мы позавтракаем вместе с вахтенным офицером, - объявила Молл, - ему не терпится с тобой пообщаться.
  - Молл, - с жаром начал я, - видеть тебя - просто праздник для души, но каким чертом тебя сюда…
  - Обойдись без черта! - прогремел знакомый голос с верхних ступенек трапа, ведущего на мостик. - С ним связываться опасно, даже мне!
  Я вгляделся в подтянутую фигуру, облаченную в темно-синий мундир с золотыми галунами и пуговицами, и, одним прыжком взлетев по трапу, сжал протянутую руку.
  - Джип! Джип! Ах ты, старый бродяга! Но это, черт возьми, уже чересчур! И чего это ты вырядился, как на собачью свадьбу? Да объяснит мне кто-нибудь наконец, как вы оба тут оказались? Я же сейчас лопну от нетерпения и загажу ваш чистенький мостик!
  Худое, изборожденное морщинами лицо Джипа расплылось в улыбке.
  - Ну, что касается формы, то перед тобой штурман и первый помощник на вооруженном торговом судне Её Королевского Величества «Сапфир». Наш капитан любит, чтобы офицеры ходили в форме. Он у нас довольно чопорный. Истинный-преистинный британец. Надо всегда одеваться так, чтобы быть готовым, если начался пожар. - Джип заметил, какое у меня сделалось лицо, и сверкнул глазами. - А что касается остального, то, черт возьми, разве ты не ждал нас, Стив? Ведь ты же сам просил Катику передать нам словечко.
  Я развел руками.
  - Да, но вы были так далеко… и это было так давно…
  - Но ты же должен знать, дорогой мой Стефан, - вмешалась в разговор Молл, блестя зелеными глазами, - ты должен знать, что мы даже из могилы поднимемся, если ты позовешь.
  - Неплохой был бы трюк! - хохотнул Джип. - Но в общем, Молл права. После всего, что было, мы не вправе подвести тебя. Ведь мы обязаны тебе жизнью, разве не так?
  Я не мог вымолвить ни слова, и он это видел.
  - Как бы то ни было, - продолжал Джип, - как бы то ни было, особых хлопот ты нам не доставил. Мы как раз были в восточных морях и собирались возвращаться домой. Так что Молл попросила капитана сделать небольшой крюк. Не так уж сложно было выследить тебя после того, что случилось в Бангкоке, но вот догнать оказалось куда труднее. Мы разминулись в Сурабае, услышали, что там всюду кишат пираты, и пошли за ними по пятам. Но ты развил бешеную скорость, и они тоже. Не успели мы подойти на расстояние пушечного выстрела, как ты исчез в тумане.
  Джеки стояла, раскрыв рот, но тут она не выдержала:
  - Так значит, это вы стреляли?
  - Конечно, мадам, - усмехнулся Джип. - Мы их хорошенько припугнули - пушкой и тараном. Боюсь, они до сих пор удирают!
  Я тут же вспомнил о грозных, как ножи, пиратских бушпритах. Меня слегка передернуло.
  - И вот мы здесь, - сказал Джип в заключение.
  Я все ещё с трудом находил слова:
  - Я… не знаю, как вас благодарить… мы заблудились, сбились с курса, а вы…
  - Заблудились, - повторил Джип, и улыбка сбежала с его лица. - И впрямь заблудились. И ещё, кстати, не выбрались. Мы сделаем все, что сможем. - Большим пальцем он потер подбородок. - Но прежде всего надо переговорить с капитаном. Сейчас он чешет язык с вашим шкипером. Дела обстоят следующим образом, Стив, что мы можем потратить некоторое время и помочь вам, но не так уж много. Мы идем из Катея в Лайониз [139 - Катей - город в Северном Китае, известный в средневековой Европе. Лайониз - мифическая «потерянная земля», когда-то якобы соединявшая Корнуолл на западе Англии с островами в проливе Ла-Манш. Название впервые встречается в прозе XV в. в хрониках, посвященных королю Артуру.] с грузом специй и… ну, назовем это скоропортящимися продуктами. - Джипа передернуло от отвращения. - Идем разгружаться в порт Рай. [140 - Рай (Рус) - город в восточном Сассексе, когда-то морской порт. В результате заиливания теперь находится в трех километрах от берега.] И, между нами, в Рае нас ждут не дождутся. Так что… Джеки схватила его за руку.
  - Простите, мистер, э… Джип, но я не думаю… я хочу сказать… Рай, - она хихикнула почти истерически, - хотелось бы посмотреть, как вы там причалите. Он же на суше, там до берега мили и мили!
  Я усмехнулся, представил её Джипу, и он тут же включил свое непритязательное обаяние.
  - Джеки, - сказал я, - это же Спираль, ты помнишь? Когда-то, во дни Молл или даже раньше, Рай был одним из крупнейших портов в Европе.
  - Да, это так, - Молл кивнула, светлая грива коснулась прелестной ложбинки на её груди, - и его тень простирается гораздо дальше, чем можно себе представить. Рай, куда мы направляемся, сейчас снова известный порт. - Она похлопала ладонью по рукоятке меча, откинула голову и тихо рассмеялась. Смех Молл, даже такой тихий, был по-прежнему волнующ.
  - Снова? - переспросила Джеки. - Снова? Но каким образом море могло снова дойти до Рая?
  Я пожал плечами. Мне было неловко.
  - Откуда мне знать? Уровень моря поднялся? Суша опустилась? Молл, о каком моменте в будущем мы говорим? Но Молл только улыбнулась.
  - Глобальное потепление? - продолжала настаивать Джеки. - Таяние снегов? Всё это могло стать причиной? А Шимп? Он не знает?
  Его имя мы произнесли одновременно.
  - Шимп? - хором отозвались Молл и Джип.
  - Боже мой! - Я был подавлен. - Мы же оставили его связанным в лодке!
  Мы бросились к ограждению мостика, но, к величайшему нашему облегчению, Те Киоре головы не потерял. Шимп сидел, прислонившись к ограждению, все ещё связанный, но уже явно приходящий в себя.
  - Кто это? - спросил Джип.
  - Э-э… это мудрец. Как Ле Стриж, только, - добавил я, заметив, как изменилось лицо Джипа, - только не такой отвратительный. Его порекомендовала Катика.
  Джип взглянул на Молл. Та пожала плечами.
  - Эта малышка ведьма неплохо разбирается в людях. Но всего никто знать не может.
  - Ладно, но почему вы его связали, как дикого зверя? - удивился Джип.
  - На острове на него что-то нашло. Давайте-ка мы лучше спустимся и…
  - Хорошо. Мы с Молл к вам присоединимся.
  Те Киоре услышал, как мы спускаемся по трапу.
  - Привет, мистер. - Те Киоре подскочил к Джипу и выставил большой палец. - Он выпил грога, правда чуть-чуть. Но, по-моему…
  - Ладно, - перебил я его и опустился на колени возле стонущего колдуна. Немного поколебавшись, я разрезал веревки, туго стягивавшие его запястья. Если что, нас тут много и мы с ним справимся. Да и Молл, наверное, справилась бы с ним одна. Но, похоже, Шимп был такого же роста, как всегда, и обращенные на меня глаза были те же, только взгляд показался слегка ошарашенным. Он поднял только что освобожденные руки, внимательно посмотрел на них, открыл рот, словно хотел закричать на меня, потом со страдальческим видом поднес пальцы к вискам.
  - Waat is… hebje [141 - Что вы… (голл. )], - и хрипло прошептал в заключение: - Что тут, черт возьми, происходит, экое мучение!
  - Ну… - начал я. Пока я рассказывал, глаза Шимпа округлялись, Молл постукивала ногой по палубе, а у Джипа был вид человека, которого душат его же воротником, так покраснело у него лицо. Но он дождался, пока я закончу свое повествование, и только тогда возмутился:
  - Какого… - Джип получил строгое воспитание в Канзасе - во времена испано-американской войны [142 - Испано-американская война 1899 года.] и стеснялся даже самых невинных выражений, но сейчас с трудом сдержался. - А чего вы ожидали? О чем… о чем вы вообще думали, прогуливаясь тут по бережку? - Он в бешенстве показал на зловещий остров. Подняв глаза, я, содрогнувшись, увидел, что туман снова сполз с горного хребта, обнажив вершину, действительно напоминавшую пустой глазницей и провалившимся носом голый череп.
  - «Остров черепов»! - воскликнули все, один я промолчал.
  - Неужели никто из вас… ни разу не был в кино? - спросил Джип в крайней степени возмущения.
  - Терпеть не могу кино! - громко сказал Те Киоре. - От этих дурацких надписей у меня голова трещит.
  - Когда-то я этот фильм видел, - сказал я. - Мне тогда было лет девять. И он мне понравился. Но больше я на него не ходил, считал его совсем уж детским. Он почти стерся у меня в памяти. - Я заметил, что Джеки смотрит на меня как-то странно. - Знаете, я был очень серьезный ребенок. А сейчас не сразу сообразил. Но ты прав, Джип, ты когда-то предупреждал меня. Что ты тогда говорил? Говорил, будто здесь есть все, что человек когда-либо придумывал. Но я даже не подозревал, что тут может быть и такое.
  Шимп снова сжал голову руками и застонал.
  - Очень популярное кино, да?
  - Очень, - ответил Джип, с холодным подозрением глядя на Шимпа. - Его посмотрел миллион человек во всем мире.
  - Снят семьдесят лет назад, - добавил я, - а смотрят его до сих пор.
  - Он в какой-то мере документальный, - заключил Джип. - Парни, которые его снимали, - это вам не голливудские искатели приключений. Они бывали в этих морях.
  Джеки с округлившимися глазами щелкнула пальцами и удивленно хмыкнула:
  - Ах, так это тот фильм? Правильно! Стив, ты сказал, что остров напоминает тебе Коммодо, и не мог вспомнить почему! А потому что Коммодо, Флорес и гигантские вараны как раз и подсказали идею создателям фильма!
  Шимп снова застонал, теперь уже скорее от досады, а не от боли.
  - Это архетип… Een hele nieuwe arketyp… [143 - Совсем новый архетип… (голл. )] Мне следовало знать. Видели миллионы, а я никогда даже не слышал. И вот, пожалуйста! - проворчал он с отвращением. - Он ведь ждет меня, просто ждет, ждет, чтобы я вернулся к нему!
  - Ты и все остальные - люди старомодные. Чем дольше вы будете здесь слоняться, каждый в той роли, которая ему больше подходит, тем вероятнее придете в никуда. - Джип оперся бедром об ограждение и смотрел на Шимпа с настороженной улыбкой. - Ну хорошо, по крайней мере, вне его пределов ты в безопасности. Но, мистер, на твоем месте я бы держался подальше и от Нью-Йорка. Как можно дальше! И вообще, от высотных зданий повсюду - тоже. - Он погрозил Шимпу длинным пальцем. - А уж если тебе понадобится во что бы то ни стало лезть наверх, то пользуйся лифтом, слышишь?



  ГЛАВА 10

  Капитан Августин Ленгли Феррис, баронет, командир корабля Её Величества королевы Британии «Сапфир», вооруженного семьюдесятью четырьмя пушками, сложив домиком свои длинные костлявые пальцы, походящие на паучьи лапы, и глядя поверх них, внимательно изучал нас. Взгляд этот не слишком обнадеживал. Холодную синеву глаз на длинном, лошадином, напоминавшем череп лице подчеркивали темные волосы и бледная кожа. Несколько дерзких веснушек украшали крылья носа и высокие угловатые скулы. Впалые щеки скрывались за пышными бакенбардами, густыми и прямыми, двумя дугами они спускались вниз, словно два водопада-близнеца, с математической точностью разделенные тонким ртом. Костлявый подбородок отличался особой блестящей гладкостью, которой можно добиться, только пользуясь опасной бритвой. Гладким был и его голос: когда он сообщил мне плохие новости, в нем не было и следа эмоций.
  - Я подробно побеседовал с капитаном Батангом, и он со мной согласился. Сожалею, но вынужден доложить вам, что не вижу для вас никаких возможностей в достижении поставленной цели.
  Я стоически принял его сообщение.
  - Вы считаете, что «Икан-Ю» потеряна навсегда? Но ведь шхуна не так уж сильно повреждена?
  - О да. Руль отремонтировать легко. Но шхуна лишилась грот-стеньги, нескольких частей рангоута, треснула грот-мачта. На борту нет материалов для ремонта, их не могли взять, ведь предстояло везти груз. И мы, естественно, имеем в запасе только собственный рангоут. Деревья на острове не годятся, даже если кто-нибудь и осмелится высадиться на этот берег.
  - Да, на остров мы не торопимся. - Я взглянул на Джипа. - Однако, насколько я помню, и до нас плавали с никудышным временным рангоутом и такелажем.
  Капитан задумчиво потрогал челюсть.
  - Да, но где плавали?
  Молл, прислонившись к открытым дверям штурманской рубки, горестно хмыкнула.
  - Я начинаю думать, что впереди возможен целый букет неприятностей: не одно, так другое, - проговорила она.
  - Вот именно, старший рулевой, - ответил ей капитан. - И конечно, мы ничего не можем сделать для вашего парового сосуда.
  - Он имеет в виду котел, - разъяснил Джип.
  - Верно, - уныло сказал я. - Он и без того никуда не годился. Нужен новый.
  - Который не так-то легко раздобыть здесь, - напомнил мне Джип. - Не забудь, за пределами Сердцевины отсутствует промышленность. Все делается вручную. Вот почему Батанг Сен довел шхуну да такого состояния, у него просто выхода не было.
  - Именно с этой проблемой, - кивнул Феррис, - время от времени приходится сталкиваться и «Сапфиру». Пока нам везет. Но я не думаю, что вы найдете в этом районе нужных мастеров. Так что перед вами стоит выбор: ремонт руля займет день или больше; у нас есть солидный запас досок, пеньки и прочего, чем мы можем с вами поделиться. Плюс к этому, разумеется, помогут мои матросы. Тогда будет не так трудно отбуксировать вас с песка.
  Всё это Феррис произносил с такой невозмутимостью, что его слова не сразу укладывались в голове.
  - Капитан Феррис, - наконец опомнился я, слегка задыхаясь, - это просто невероятно… вы и так уже столько для нас сделали.
  - Да нет, уверяю вас. Взаимная выручка моряков, только и всего. Мне бы на самом деле хотелось, чтобы мы могли сделать для вас больше, но и с ограниченным количеством парусов вы сможете дойти до какого-нибудь яванского порта, а там вам поставят новый шпангоут и как следует укрепят руль, это займет по меньшей мере два дня. А оттуда вы уже отправитесь на Бали. А можете рискнуть пойти и прямо на Бали со временным рангоутом и такелажем, но на это уйдет столько же времени, а может быть, даже больше. Так что в любом случае я не думаю, что вы доберетесь туда к третьему мая, как вы хотите.
  - Не как хотим, - свирепо вмешался Шимп, словно только что проснулся, - а как должны.
  Феррис поднял редкие брови.
  - Но через Спираль… - возразил было я.
  Феррис распрямил пальцы и почесал нос.
  - Не попадете, даже если я предоставлю вам помощь мистера… э… Джипа в качестве штурмана. Даже он не сможет провести вас через моря… э… Spiraculum Mqjorem[144 - Великой Спирали (лат. ).], чтобы попасть на Бали к назначенному времени. Может быть, его не затруднит подтвердить мои слова?
  Джип провел рукой по развернутым картам, у него блестели глаза, будто все черточки и символы сообщали ему какие-то новые истины.
  - Да, - лаконично ответил он. - Мне очень жаль, Стив. Все сказано. Заход в порт, расположенный на краю Сердцевины, означает промедление. И потом, сколько времени уйдет на ремонт? Не знаю, сколько дней вы потеряете. Вам нужно что-то, действующее мгновенно, как те Ворота.
  - Даже не заикайтесь о них… А если забыть о ремонте…
  - Тогда вы будете чрезмерно зависеть от ветра, погоды и от действий, которые могут предпринять ваши враги.
  - Капитан дело говорит, - согласился с Феррисом Джип. - Они наверняка свернут вам шею.
  - Выходит, мы потерпели поражение? - На меня навалилась тяжесть, готовая вот-вот обрушиться.
  - Нет! - воскликнула Джеки. - Руководители проекта не посмеют наложить на нас штраф, после того как я свяжусь с ними. Какая разница, один день или два?
  - Огромная! - прорычал Шимп с неожиданной яростью. - Если контейнер, а вместе с ним я не будут доставлены в назначенное место до полуночи назначенного числа, все окажется под угрозой. В игру вступят другие силы. И когда этот срок настанет, когда наступит темнота, я уже не смогу служить для вас щитом. Вы и от этого можете отмахнуться?
  Потрясенная, Джеки отвела глаза, она молчала, и я никогда не видел, чтобы она была так близка к слезам. Отчаяние нарастало a pleine forte et dure. [145 - Со всей силой и неотвратимостью (фр. )]
  Феррис встал и начал расхаживать по штурманской рубке, рассеянно касаясь пальцами одетых в бронзу приборов и дорогих туземных безделушек, украшавших стены.
  - Ладно, - сказал я, - всё равно мы будем добиваться своего. Больше нам ничего не остается. Вы и так сделали для нас все, что могли.
  - В этом нет необходимости, - резко сказал Феррис, он вернулся к своему кожаному вращающемуся креслу, взял длинный штурманский карандаш и стал вертеть его в пальцах. - У нас нет свободного места в трюме, - начал он, но внезапно донесшийся с палубы шум заглушил его слова.
  На борт лебедкой поднимали капитанскую гичку, на которой Феррис навещал Батанг Сена. С неё на брезент, закрывавший главный люк трюма, капала вода, и под крышкой вдруг что-то ожило, что-то закопошилось, зашуршало, застучало, раздался глухой удар, скрежет и ни на что не похожий странный писк. Звучало всё это забавно, но дальше пошло по-другому. Тяжелая крышка люка подпрыгнула, закачалась, и палубные матросы отскочили в сторону.
  Феррис поднялся с кресла, но Молл уже бежала по трапу на палубу, её золотые украшения громко звенели.
  - Тише, тише, цыплятки! Успокойтесь, мои храбрые петушки, - заворковала она над люком. - Успокойтесь. Ведь противные пушки больше не стреляют, правда?
  Ответом ей был отчаянный писк, и крышка подпрыгнула снова. Молл сильно ударила по ней ногой.
  - А ну замолчите, наглые крикуны! Хватит горло драть! Замолчите, олухи, а то всех на веревку нанижу! Это я вам говорю - Молл.
  У Джипа исказилось лицо. Я видел его взволнованным и прежде, правда нечасто, но знал, как он при этом выглядит.
  - Это, - мрачно пояснил он, - это и есть наш драгоценный «скоропортящийся груз». По мне, так чем скорее он испортится, тем лучше. Только капитан да Молл готовы их терпеть.
  Молл, быстро поднявшаяся к нам, усмехнулась и ткнула его под ребра.
  - Чего разворчался! Иногда ты и сам ими лакомишься.
  - Да, и нетрудно догадаться, как это мне нравится!
  Феррис осторожно кашлянул.
  - Спасибо, старший рулевой. Так вот, как я уже, весьма кстати, заметил, в трюм у нас ничего больше не поместится. Но если этот ваш контейнер водонепроницаем…
  - Эта модель выдерживает погружение до двадцати морских сажень, - ответил я. - И может со всей своей упаковкой держаться на плаву месяцами. А что?
  - Очень хорошо. - Капитан подчеркивал каждое слово, постукивая карандашом по столу. - Тогда мы могли бы разместить его на палубе. - Холодные глаза Ферриса вдруг подозрительно блеснули. - Раз уж наш выдающийся штурман так умело увел нас с нашего курса, то ему не составит особого труда завести нас ещё дальше, как я уже сказал, на Бали.
  Джип издал протестующий вопль. Я выпрямился. И Джеки тоже. Наверное, ей никогда не приходило в голову, что у её ангела-хранителя пышные бакенбарды.
  - А ещё я хочу добавить, - почти застенчиво продолжал капитан, - что для ваших досточтимых особ мы можем подыскать каюты. Так что, если вы окажете нам такую честь…
  - Просто не знаю, что и сказать, - в растерянности заморгал я.
  - Это почему же? - протянула Молл. - Что, разве слово «да» вышло из моды?
  - Да нет, не то чтобы я не испытывал благодарности, просто я не хочу покидать Батанг Сена и Те Киоре в беде: со сломанной мачтой, с пиратами и Бог знает с чем ещё.
  - Я уже обсудил всё это с вашим капитаном, - кивнул Феррис, - и он согласен. На это у него есть веская причина. Тем, кто вас преследует, нужны вы и ваш груз. Если на шхуне не будет ни вас, ни груза, её оставят в покое, преследовать станут нас.
  - И пусть попробуют догнать! - Молл сверкнула белоснежными зубами и с довольным видом обхватила себя руками. - Вот бы мы потешились!
  Скупая улыбка на лице капитана растянулась до самых бакенбард.
  - Я не мог бы выразиться… э… точнее, чем вы, старший рулевой. Надеюсь, это парирует ваши возражения, мистер Фишер?
  - Если вы позволите мне сполна расплатиться за это плавание…
  Феррис добродушно покачал головой, теперь он и выглядел совсем по-человечески.
  - Уверяю вас, я давно научился игнорировать подобные предложения. Значит, договорились. Да? Тогда, мистер Джип, раз уж вы утверждаете, что можете имитировать пароходный свисток, передайте, пожалуйста, мои приветствия капитану Батанг Сену и попросите его порадовать нас своим посещением и составить нам компанию за обедом. Надеюсь, все вы тоже к нам присоединитесь…
  К тому времени как мы вернулись на шхуну, бригады матросов с обоих судов уже суетились вокруг нее, словно муравьи вокруг муравейника. Наши предложения помочь были вежливо, но решительно отвергнуты; мы прошли сквозь шумную толпу матросов, которые спешно что-то пилили, заколачивали, постоянно ощущая гнетущую близость нависшего над шхуной зловещего острова. Нам ничего не оставалось, как собрать вещи и перебраться на «Сапфир». На нем было три пассажирских каюты, но как-то так получилось, что наши с Джеки вещи оказались в одной двойной каюте на корме, и ни один из нас не стал поднимать шум, чтобы это изменить. Мы были настолько измучены, что могли только поплескаться в прохладной воде и рухнуть в постель, даже не взглянув друг на друга, пока раздевались. Однако ночь проходила, а мы не могли заснуть и лежали рядом, задыхаясь в тропической духоте, с нас стекали струйки пота. Мы слышали стук и скрежет ремонтных работ, он сливался со зловещими криками, доносившимися с ночного острова, и не давал заснуть. Рука Джеки нащупала мою, сжала её. Я огляделся, различил её силуэт на фоне слабо освещенных жалюзи
иллюминатора, губы у неё приоткрылись и задрожали. Я повернулся, дотронулся до её рта рукой, погладил её подбородок, горло, ключицу и задержался на левой груди. Она поймала мою руку, прижала её и потянула меня к себе. Куда это могло нас привести, я знать не хотел, да это меня и не тревожило. Мы были во власти мгновения, и это было правильно, этого было довольно.
  Потом, когда мы все ещё сжимали друг друга в объятиях, ничего не видя и задыхаясь, у меня перед глазами, словно вспышка молнии, возникло яркое видение - я увидел Молл, в волосах у неё струился лунный свет, она казалась огромной и грозной. Такой она была в ту ночь, когда, стоя у штурвала, объяснила, что собой представляет мое поведение по отношению к Джеки, разоблачила весь мой самообман и жестокую рассудочность. Вероятно, передо мной проплыло лишь воспоминание о Молл, но почему тогда в её глазах, которые в ту ночь блестели презрением, сейчас мелькало лукавство и даже намёк на нежность, правда если это и была нежность, то какая-то неистовая. А больше всего сбивал с толку её искрящийся смех. Но видение исчезло. В конце концов мы всё-таки заснули.
  Утром мы вышли на палубу поздно. К этому времени шпангоуты левого борта на шхуне уже были обнажены, в борту зияла огромная зазубренная рана, и судно напоминало больного в разгар хирургической операции. Матросы усиливали поврежденные шпангоуты, проверяли обшивку и готовили замену её разрушенных частей; а помпы изрыгали потоки застоявшейся в трюме воды. Пеньку для конопачения трепали и киянками забивали в пазы и стыки, в машинном отделении в горшках кипела смола - никто не рисковал разворачивать работы на берегу, а прямыми и криволинейными стругами готовили тонкую древесную стружку для более надежного уплотнения пеньки.
  Молл, как старший рулевой «Сапфира», несла утреннюю вахту у штурвала. Когда мы по трапу поднялись на палубу, она, повернув голову, поглядела на нас. Но это был обычный взгляд - смесь вызова и мягкой иронии. На лице у неё появилась ленивая язвительная улыбка, большим пальцем она показала на суетившихся матросов.
  - Физическая работа - благородное дело. Даже только глядя на работающих, я чувствую прилив сил. - Словно озябнув в промозглом воздухе, Молл потянулась, как кошка. - А у вас двоих такой вид, будто вы хорошо поупражнялись физически. Ночная вахта прошла бы спокойно, но нас порядком помотало на якоре, как на высокой волне. Точно кто-то отплясывал у себя в каюте танец с покрывалами, так все сотрясалось! Интересно, кто это поднял такую пену?
  Джеки покраснела как рак, и я, наверное, тоже.
  - Черт возьми, не суйте нос не в свое дело, миссис Файт! - грубо ответил ей я, и вдруг пришедшая в голову мысль заставила меня переменить тон: - А может, это как раз твоих рук дело, Молл? Что ты вчера затеяла? Ты, случайно, не вмешалась? Ну, сама знаешь, может, пустила в ход прежние свои уловки?
  Молл вытаращила глаза с видом оскорбленной невинности.
  - Мастер Стефан! Я?
  - Ладно, Молл, я же тебя знаю!
  Молл опустила глаза, пожала плечами и шаркнула ногой по палубе, довольно, правда, неловко. Она ничего не делала неловко, если сама этого не хотела, за несколько веков в ней накопилась истинная грациозность.
  - Увы! - призналась она. - Можно ли винить меня за то, что я проявляю к вам интерес? Сознаюсь, это я позаботилась, чтобы ваши вещи оказались в одной большой каюте, что правда, то правда. Но это всё! Больше - ни-ни! Всё, что должно было произойти потом, зависело от вас, только от вас двоих! Вдвоем вы…
  - Хватит! - взвизгнула Джеки. - Я вас поняла! Что бы вы там ни замышляли, Молл, вы - подлая, любопытная склочница, вы вмешиваетесь в чужие дела! Радуйтесь, вы оповестили о моей интимной жизни всю палубу! А я пойду завтракать, спасибо вам большое! И вот ещё что, Молл…
  - Да, сестричка? - смиренно спросила Молл.
  - Огромное вам спасибо, - быстро ответила Джеки и убежала.


  В тот день бригады матросов сновали с корабля на корабль, в ход шли навыки, приобретенные ими за всю жизнь. Они ползали вокруг пробоины в борту шхуны, словно мухи вокруг раны. Мы оставались без дела, но в противном случае только мешали бы им. Шимп снова нашел себе уголок на палубе и, сидя там на корточках, медитировал, происходящее его не интересовало. Мы с Джеки восхищались быстротой, с которой заделывается пробоина и восстанавливается борт, вырастают на палубе новые мачты, на которых снова появляются паруса. Мы много говорили друг с другом, вспоминали о том, что было когда-то, говорили о том, что могло бы быть, но ни один из нас ни словом не обмолвился о том, что будет. Я не заикался об этом, потому что боялся, а что касается Джеки, то о причине её молчания я мог только догадываться.
  К вечеру пробоина была заделана, и потоки трюмной воды, которую выкачивали при помощи помп, превратились в жалкие ручейки. Рабочие бригады бегом вернулись на «Сапфир». Я думал, что на этом всё и закончится, но капитан Феррис, несмотря на свои медлительные манеры, не относился к тем, кто склонен бездействовать. Уже вскоре большая дымовая труба у нас над головой стала выплевывать первые черные клубы сажи, а огромные гребные колеса закрутились, замолотили по воде. Они разворачивали «Сапфир» на якорных цепях, пока он не навис, как утес, над сидевшей на песке шхуной.
  - Задний ход и стоп машина! - прокричал капитан в переговорную трубу. «Сапфир» медленно прошел мимо кранцев шхуны, легко коснувшись их, словно нежно поцеловал, и закачался на волнах. - Палубная команда! Пожалуйста, кран!
  С грохотом и скрежетом железная стрела протянулась над накренившейся палубой шхуны, а потом грохочущие цепи устремились прямо в открытый люк трюма. Несколько минут снизу доносились лязг и проклятия, потом раздался торжествующий клич, и в дело, пыхтя, вступила паровая машина, цепи со звоном натянулись, и под радостные крики обеих команд из трюма шхуны, двигаясь резкими толчками, в тусклом свете показался контейнер. С него капала вода, но он был цел и невредим, и каббалистические знаки, которыми его украсил Шимп, ярко блестели. Как только его подняли над шхуной, она слегка покачнулась и её палуба приподнялась, а потом выровнялась. Из-под корпуса послышалось чмоканье и бульканье. Песок ослабил хватку.
  Контейнер подняли до высшей точки, и мы пригнулись, когда он, раскачиваясь и роняя капли, поплыл над палубой «Сапфира». Матросы бросились принимать его, так что он с легким глухим стуком опустился на палубу. Это, конечно, всполошило скоропортящихся, и они снова подняли писк, вызвав у Молл поток проклятий. Рифленые стенки контейнера были в порядке, замок на месте. Пострадали только нанесенные Шимпом знаки: они потекли, расплылись и облупились, но, похоже, теперь они мало его интересовали, как, впрочем, и всё остальное. Матросы столпились вокруг контейнера, отсоединили цепи, прикрепили их к рым-болтам на палубе; другие матросы уже перебрасывали швартовы на корму шхуны.
  Капитаны снова прокричали что-то друг другу, колеса «Сапфира» захлопали по воде, он медленно отошел от сидевшей на мели шхуны и развернулся носом к лагуне. За его кормой буксировочные цепи поднялись из воды и натянулись, как гитарные струны. В машинном отделении непрерывно звонил телеграф, требовалось поддать пару. Гребные колеса взбили чистую воду в пышную, как на пивных кружках, пену. Несколько мгновений казалось, будто мы совсем не двигаемся, потом вспыхнула паника.
  С непристойным сосущим звуком нос шхуны вырвался из песка, и кормой вперед она вылетела в лагуну. Мы все вздрогнули, когда шхуна понеслась к нам, как торпеда, но Феррис был к этому готов. Он переложил руль, был отдан буксировочный конец, и шхуна по инерции легко проскользнула мимо нас и заскользила по туманной лагуне. Вздохнув с облегчением, мы с Джеки спустились к кожуху колеса, когда снова поравнялись с «Икан-Ю».
  Те Киоре был занят, он прилаживал другой буксировочный трос, на этот раз к носу; похоже, он перестал хромать. Батанг Сен поворачивал штурвал, проверяя, как работает руль после посадки на мель. Теперь события разворачивались очень быстро, и я вдруг осознал, что не хочу так спокойно расставаться со шхуной и с разбойничьей командой даже на время: слишком много мы пережили вместе. Я окликнул их:
  - Эй, Те Киоре! Ну как шхуна?
  Его круглое, как тыква, лицо расплылось в улыбке.
  - Так и чешет, Стив! Никакой течи, даже комар ногу не замочит!
  Батанг Сен поднял голову и помахал рукой.
  - Selamat berjalan, tuan![146 - Доброго пути, господин! (индонез. )] Шикарная увеселительная прогулка! Сногсшибательный праздник! Много лет так не бегали. Скоро встретимся, правда?
  - Да, - ответил я слабым голосом. - Сногсшибательно! Только будьте осторожны!
  Батанг Сен засмеялся.
  - Это не проблема! Проблема в том, что будет с вами. Ну, пока, tuan! Всего доброго! Попутного ветра!
  - Верно! - засмеялся Те Киоре. - Значит, на следующей неделе увидимся на Бали. И, как договорено, повесели меня всласть, э? Да захвати пива! - Он послал Джеки воздушный поцелуй.
  - Идет! - прокричал я в ответ. - Осталось только одно…
  Те Киоре посмотрел на сверток, который я держал в руках.
  - Это нам? Ладно, бросай!
  - Он тяжелее, чем кажется!
  Те Киоре напряг мышцы и засмеялся.
  - Смотри, в голову попаду! - предупредил я и швырнул сверток.
  Поймать-то он его поймал, презрительно выставив вперед одну руку, но тотчас опрокинулся навзничь.
  Сверток лопнул, и на палубу с глухим звоном дождем посыпались маленькие блестящие кружочки и покатились во все стороны. Причин пугаться не было. У этой шайки пиратов уже давно выработался условный рефлекс на такое - ни одна монета не укатилась дальше трех футов. Матросы завопили, загоготали и пустились в пляс по палубе, распевая древние родовые песни, а может быть, и песни охотников за головами. Пока Те Киоре сидел, не сводя глаз с кучки монет, Батанг Сен сбежал с мостика на палубу со скоростью в несколько узлов.
  - Здесь хватит на две таких шхуны, - ошеломленно проговорил он.
  - Заплачено по счету, - ответил я, смеясь. - Последует ещё и премия, ведь вы, чертова стая акул, её заслужили! Ну, до Бали!
  Ликующие крики стали ещё громче. Усиленный мегафоном, раздался голос Ферриса:
  - Вы закончили свои дела, джентльмены? Прекрасно. Мистер Джип? Будьте любезны, просигнальте, что мы готовы к буксировке.
  Паровой свисток дважды оглушительно просвистел, ему ответил дружный вопль.
  - Не встанете ли за штурвал, мистер Джип, чтобы вывести нас из лагуны? Малый вперед, пожалуйста! Очень хорошо!
  Я, правда, ничего хорошего вокруг не видел. Проход между рифами казался достаточно широким, но за рифами море не было спокойно. Приближающиеся волны взбивались в густую пену вокруг нашего носа. Однако руки Джипа со спокойной уверенностью перекладывали руль, а за кормой, у нас в кильватере, покачивалась шхуна, и я видел, как там, почти в той же позе, что и Джип, стоял Батанг Сен, за ним возвышалась фигура Те Киоре, а вдоль бортов выстроились матросы с шестами в руках, готовые оттолкнуться от появляющихся на пути рифов. И всё равно было несколько моментов, когда сердце замирало от страха. При встречном ветре и неработающей паровой машине шхуна одна не одолела бы этот проход. Но, как бы то ни было, через несколько минут, показавшихся целой вечностью, мы оказались в бурлящем, покрытом бурунами открытом океане. Ветер стал усиливаться, за нами, словно занавес, сгустился туман и скрыл от нас гору, похожую на мертвую голову, и все, что её окружало. Гром прибоя остался за кормой и быстро замер, как-то противоестественно быстро. А меня разбирало страшное неудовлетворенное любопытство - что же ещё прячется за
пределами этого острова? Какие ещё рифы и мели, созданные человеческим воображением, таятся в бездонных просторах Спирали?
  Вскоре туман стал рассеиваться, и перед нами вверху и внизу засияла синева Тихого океана. Капитан Феррис обратил свой длинный нос к ветру и осторожно принюхался.
  - Мистер Джип, если можно, просигнальте, что мы готовы отдать буксировочный трос.
  Раздались гудки, встреченные восторженными возгласами со шхуны; когда трос ослаб, матросы ринулись на мачты, и вскоре, словно цветы, над нами распустились паруса. Даже с поврежденным такелажем шхуна была красива, как сшитый из лоскутов цветок, у которого, словно белый лепесток, сиял на фоне пожелтевших старых парусов новый. Капитан Феррис поднес ко рту переговорную трубу.
  - Поднять вымпел! Канонирам готовиться к салюту. По моей команде - огонь!
  Темный узел взвился на флагштоке на корме «Сапфира» и распустился красным вымпелом. По очереди прогремели пять восемнадцатифунтовых пушек, стоявших вдоль правого борта, корабль накренился. Допотопные пушки шхуны выпустили клубы дыма в ответ, а обе команды хриплыми голосами приветствовали друг друга. Теперь, когда её руль ожил, шхуна неслась свободная, избавившаяся от преследования и от всех сложностей, в которые я её вверг. Словно конь без узды, она перескочила через нашу кильватерную струю, повернула на восток и устремилась к безопасным портам Явы. Мы с Джеки следили, как она удаляется, и молчали, глядя на гребень паруса, который постепенно уменьшался и, став размером с акулий плавник, исчез за горизонтом.
  Шхуна свою работу сделала, что же предстоит нам?
  «Сапфир» был быстроходным кораблем. Джип говорил, что это самый быстрый корабль из бороздящих здешние моря, и поверить в это было легко. Корабль шел с предельной скоростью, возможной здесь, где ни один вид промышленности не мог долго продержаться, а вся технология была кустарной и осуществлялась руками одаренных ремесленников. Для кораблей не было готовых запасных частей, не было станков, чтобы их изготовить. Если какая-то деталь изнашивалась или выходила из строя, её делали вручную, и это стоило фантастических затрат времени и денег.
  - Так было и с паровыми машинами, когда они только появились в Сердцевине, - рассказывал Джип, привалившись к переборке в машинном отделении, следя за огромными балансирами. Их медленное методичное движение казалось странно тихим по сравнению с ревом двигателей внутреннего сгорания и воющими турбинами военных кораблей. - Но долго так продолжаться не могло, не может и теперь. Как ты думаешь, сколько времени понадобится Батанг Сену, чтобы достать новый паровой котел? Конечно, золото, которое ты ему отсыпал, поможет, но всё равно ему придется поискать рабочих-металлистов, которые смогут выполнить такую работу. Держу пари, - продолжал Джип, - держу пари, что на Бали он придет под одними парусами и долго ещё будет обходиться без паровой машины. Настанет время, и то же самое будет с «Сапфиром», если только кто-нибудь не потопит его раньше. Может, и ему придется ставить новые мачты и паруса; или он вынужден будет вернуться в Сердцевину для ремонта, рискуя больше оттуда не возвратиться. - Джип усмехнулся. - И можешь прозакладывать что угодно, но я на «Сапфире» не останусь, если такое случится.
  Я знавал парней, которые так вот заглядывали в Сердцевину. С одним я долго плавал от Нового Амстердама до Гесперид. Он наведался в родной порт и голову потерял, увлекся какой-то куколкой, да там и застрял. Я с ним встретился лет через десять, у него выпали все зубы, вылезли волосы, и он меня даже не узнал. И все твердил, словно свихнулся, что жизнь у него скучная, хуже некуда, что он, бедный, нигде не бывал и ничего стоящего не видел. Это он-то, который повстречался с самим «Арго», когда тот возвращался домой, видел даже Золотое Руно у него на мачте и кровь на корме; он, который охотился на слонов к востоку от гор Катскилл, когда ещё ни один краснокожий этих слонов не видывал! Этот парень даже не помнил, что выходил когда-то в море. - Джип глубоко вздохнул и покачал головой.
  Джеки молча держала меня за руку, и по выражению её лица трудно было сказать, о чем она думает.
  Молл презрительно фыркнула.
  - Просто работа этих стальных рук наводит тебя на мысли о Втулке Великого Колеса. Давай-ка вылезай под открытое небо, вдохни свежего воздуха!
  Она стала теснить нас вверх по трапу и сама следовала за нами, стараясь, чтобы мы с Джеки все время шли рядом, словно боялась, что любое препятствие может моментально нарушить хрупкую связь между нами. Возможно, она была права. Мы и сами не могли бы с уверенностью сказать, что с нами происходит, - возрождается ли прежняя любовь или возникают новые отношения двух совершенно изменившихся людей. Но тогда нас это не слишком и занимало. Может быть, Джеки прониклась той неуловимой, беззаботной эйфорией, которая охватывает некоторых из попавших на Спираль. У них возникает ощущение, что здесь случиться может все, что угодно, так почему бы этому не радоваться? Похоже, то же происходило и со мной, ведь я, не задумываясь, наслаждался близостью Джеки и радовался обществу двух друзей, на встречу с которыми уже не надеялся. Кстати, эти друзья не были охотниками предаваться размышлениям. Молл, конечно, не забыла, как отчитывала меня из-за Джеки, и теперь не сводила с нас насмешливого взгляда. А Джип просто находил все происходящее смешным. Для меня же эти дни были настоящей идиллией, я никогда такого не переживал.
  Теперь их ничто не омрачало - нас никто не преследовал, мы не встречали никакого противодействия. Были, конечно, опасения насчет будущего, но серьезно меня беспокоило одно - наше прибытие на Бали. Молл и Джип не могли остаться там и оказать мне поддержку, ведь капитан Феррис и так позволил им довольно сильно расширить сферу их услуг нам, а они не принадлежали к числу людей, способных его подвести. Те Киоре и остальные догонят нас не так скоро. А Шимп? Теперь он уже не вызывал особого доверия: подавленный, ушедший в себя, он целыми днями, завернувшись в одеяло, медитировал или дремал, сидя недалеко от мостика. Он почти не ел и не пил, маленькие глаза казались усталыми, веки покраснели. Хорошо, что наше путешествие совершалось так быстро, иначе он, наверное, сошел бы с ума.
  Днем мы шли по пустынному океану, а ночью тучи Спирали вздымались под корпусом корабля и паруса наполнялись лунным светом. От внимательного глаза Джипа не укрывался ни один ориентир, позволяющий устанавливать курс, а Молл твердой рукой вела корабль по звездам.
  Но как бы всё это меня ни радовало, что бы я ни делал - бодрствовал ли рядом с Джеки, скрещивал ли мечи с Молл или слушал, как она наигрывает на скрипке мелодии, которые уже во времена Шекспира казались старинными, перешучивался ли с Джипом после чудесного rijsttafel [147 - Из рисовых блюд (голл. ).] обеда, отплясывал ли вместе с командой так, что сотрясалась палуба, выпивал ли с главным механиком Макэндрю, или, как он себя называл, arteefeecer [148 - Главный инженер (голл. ).], или распевал с ним гимны, - душу мне жгла лишь одна мечта: пусть это продолжается вечно! Даже с капитаном Феррисом было на удивление приятно общаться, хотя это общение и носило несколько академический характер. Он увлекался биологией моря, это был его конек, и он рассказывал невероятные вещи о жизни морских глубин. Наслушавшись этих рассказов, я невольно застывал у борта и с тревогой вглядывался в пучину. Кроме того, Феррис был знаком с дедушкой моего начальника. Оказывается, дедушка Барри был основателем нашей фирмы, и я с интересом слушал рассказы капитана о том, как фирма развивалась. Играя с Феррисом до поздней ночи в
бильярд, мы обсуждали с ним наши профессиональные проблемы, и постепенно я убедился, что нынешним контрабандистам и прочим жуликам есть чему поучиться у своих предшественников. Капитан поведал мне о некоторых блестящих махинациях, о которых я раньше и не слыхивал. И мне стало ясно, что, когда я вернусь домой, придется усилить работу нашей секьюрити.
  Дом - вот ещё одна туча на горизонте. Думать о доме не хотелось. Он олицетворял для меня новые заботы и обязанности, необходимость принимать решения, улаживать раздоры, которые съедают время - минуты и часы в ничтожном количестве дней. Кроме того, дом - это одиночество, которое отсюда мне даже трудно было себе представить. Или я уже давно нашел для этого ответ? В нашу последнюю ночь я лежал в темноте, слишком взбудораженный, чтобы заснуть, слишком усталый, чтобы бодрствовать, и тут до меня донесся настойчивый стук в дверь и скрипучий голос стюарда:
  - Капитан шлет вам привет, сэр! Земля на горизонте! Принести вам горячей воды?
  Было ещё темно. Застонав, мы очнулись, разомкнули объятия, в нос ударил запах наших усталых тел. Молча, почти не обращая внимания на наготу друг друга, мы обтерли себя губкой, натянули одежду и поднялись на палубу. Джип приветственно махнул рукой и показал куда-то вперед. Сначала я ничего не увидел, потом глаза стали различать извилистые очертания хребта и звездное сияние в дымке, окутавшей самую высокую его вершину, напоминавшую зуб в челюсти ископаемого чудовища.
  - Гунунг Агунг [149 - Вулкан на северо-востоке острова Бали. Высота 3014 м.], - тихо проговорила Джеки. - Священная гора.
  - Больше, чем священная, - вдруг раздался сзади резкий голос Шимпа.
  Мы так и подскочили. Во время всего плавания Шимп почти не сходил со своего места возле леера и ни с кем не разговаривал, а сейчас он стоял, выпрямившись во весь рост, словно плотная, как стена, тень, и пристально вглядывался вдаль.
  - Вершина - kaja[150 - Дорога от моря.], тропинка справа - это добро, kelod[151 - Дорога к морю.], тропинка слева - зло. Зло приходит на Бали с моря. А вы что туда принесете? - спросил Шимп.
  - Самое лучшее из того, что здесь знают, - спокойно проговорила Молл со своего места у штурвала. - А что ещё может ответить любой из нас? Говорят, что даже те, кто находится у самого Края, не могут предсказать, какие последствия вызовет чей-то поступок, как переплетутся нити судеб.
  - Так может быть, лучше вообще никак не поступать, - громко проговорил Шимп, а его обычно тусклые глаза оживились и заблестели. - Неужели не лучше подавить желание совершить поступок, чем позволить этим нитям запутываться и дальше?
  Молл фыркнула.
  - Тогда Сита так бы и лежала у ног сторукого Раваны. [152 - Враг Рамы - демон, похитивший его возлюбленную Ситу.] Повтори слова Кришны, мой Стефан, и поступай так, как ты, по-твоему, должен поступить.
  - А как я должен? - В то утро все имело для меня горький привкус. - Если проект провалится, придут голод и смерть. Если он осуществится, мы принесем…
  - Хуже, чем смерть, - прорычал Шимп. Длинные руки свело судорогой, плечи ссутулились. - Мужчины умрут. Женщины умрут. Дети умрут. Все умрет. Даже те потусторонние силы, которые вы разбудите, тоже имеют свой конец, так же как и начало. Но они смотрят дальше. Людские жизни для них, что сухие листья в печи, - пых! Помечутся, и нет их. А огонь продолжает гореть. И приходят другие поддержать его. Что придает смысл жизни и смерти людей, что поддерживает этот огонь, если не заветы предков?
  - Ну подумайте, - вздохнула Молл, в её тихом голосе звучала печаль. - Вы, сэр Шимп, вы же мудрец, вы разжигаете огонь. Но что вы скажете ребенку, который плачет и просит дать ему хотя бы рисинку, когда у него живот раздуло от голода? Неужели вы утешите его тем, что обычаи предков мудры? И что вы скажете матери, которая рыдает над могилой ребенка и царапает ногтями высохшую землю? Ну? - с внезапной яростью выкрикнула Молл. И хотя нас всех окутывала бархатистая тьма, мне показалось на миг, что я отчетливо вижу её - ноги широко расставлены, голова откинута назад, словно она бросает вызов возвышающемуся перед ней Шимпу.
  - Нет, - резко ответил тот. Он склонил голову и стал меньше ростом. - У меня нет ответа. Нет его и у тех сил, которые хотели бы остановить этих двоих и их проект. Вот я и помогаю, чем могу и как могу. Но я прошу их ответить мне.
  - Это несправедливо! - возразила Джеки. - Как мы можем ответить на то, на что не находите ответа ни вы, ни эти ваши силы?
  -  Может, вам ответить легче, чем им, миледи, - сказала Молл. - Они видят только перепутанные нити. А вы можете соединить какие-то из них, чтобы они стали прочнее, или выбрать какую-то одну из клубка и сделать её главной.
  Впереди на мгновение вспыхнула красная точка; и сквозь все усиливающийся ветер я вдруг услышал какой-то тихий дребезжащий звук, скорее я его даже почувствовал, чем услышал, - легкое сотрясение корабля и моря за бортом.
  - Гунунг Агунг не дремлет, - тихо проговорил Шимп, и тут я увидел, как посветлело небо. Но все вокруг оставалось бесцветным.
  Таким же бесцветным все было и тогда, когда «Сапфир», пыхтя, вошел в мелководный залив Паданг, обменявшись небрежными гудками с одним из ранних паромов, направлявшихся к другим островам. Если кто-то из пассажиров парома и заметил что-то странное в прибывшем пароходе, они, наверное, приписали эту странность плохой видимости и забыли о ней. Полчаса назад мы прошли мимо китайской джонки, относившейся к эпохе династии Мин [153 - Династия Мин правила в Китае с 1368 по 1644 г.]; в каждом порту на рассвете и закате возникают свои странности. Тогда восприятие притупляется, и приоткрываются двери между Спиралью и Сердцевиной. Мы легко прошли вдоль высокой набережной, где обычно швартуются суда, совершающие круизы, и не успели наши кранцы коснуться бетонной стенки, как уже был готов кран.
  Контейнер взмыл в серое небо - массивный зловещий силуэт, покачиваясь, он наконец со скрипом опустился на пыльный бетонный мол - форпост древнего острова Бали. Я, наверное, в сотый раз взглянул на часы: четверг, третье мая, два часа сорок семь минут восточного поясного времени. Этим вся церемония и ограничилась. Приветственных криков не было. Блокада была прорвана. Мы свое дело сделали.
  - Сожалею, что не могу предоставить вам время для прощания, - извинился Феррис, доставая из жилетного кармашка большие часы с крышкой. - Но если мы хотим захватить рассвет…
  - Вы и так уже столько для нас сделали, - ответил я. - И вы оба тоже!
  Джип худой рукой похлопал меня по плечу.
  - Не стоит благодарности. Но, иосафат [154 - Иосафат, царь иудейский, предсказал победу в войне с моавитянами (Ветхий Завет.). В речи Джипа - эмоциональное междометие.], Стив, приятно было снова повидаться с тобой. И с этими моими лохмотьями тоже. Ты все ещё их носишь, будто в них и родился. В них и для них. Может быть, скоро мы снова с тобой увидимся… в этих краях.
  - Думаешь, это разумно? Раньше ты предостерегал меня от этого!
  - Разумно! - прервала меня Молл. - Ты растешь, наполняешься, и, хорошо это или плохо, тебя нельзя останавливать. Я… я не читаю по звездам, но я тоже буду следить за тобой и впредь. Однако будь осторожен, берегись углов, за каждым может подстерегать опасность, снова угодишь в какую-нибудь переделку. Остерегайся Стефана, Стефан!
  Она потянулась, обняла меня, привлекла к себе и словно обвилась вокруг моего тела, так что я снова ощутил, какая она гибкая, податливая, какая жизненная энергия пылает в ней. Её губы коснулись моих губ, но это не был поцелуй, скорее мы обменялись вздохами из полуоткрытых губ. И тут же Молл отпустила меня, а у меня по нервам словно пробежал огонь.
  - А ты, миледи, - с таким жаром начала Молл, что на губах у Джеки промелькнула кривая усмешка, - присматривай за ним и за собой. Кто знает, может быть, это и твоя судьба - кочевать по Великим Небесным и Морским Путям, в странах легенд и теней. Хорошо бы! Тогда такая редкая и цветущая красота не станет заложницей этого вмешивающегося не в свои дела тирана - Времени. Тогда оно не сможет, воспользовавшись твоей неопытностью, запятнать эту щедрую душу и сердце. К твоим шагам я тоже буду прислушиваться. - Молл обняла Джеки, поцелуй был вполне сестринский, а когда она, отпуская Джеки, слегка погладила ладонями её грудь, это, конечно же, объяснялось случайной неловкостью.
  Не говоря больше ни слова, Молл взбежала по трапу и скрылась из виду. Ошеломленная Джеки смотрела ей вслед. Джип с циничной усмешкой галантно поцеловал Джеки руку.
  - Всегда ваш слуга, мисс Джеки, - сказал он. - И берегите себя, слышите?
  - Я… я… по-моему, я понемножку учусь, - ответила Джеки и коснулась своего лука, который взяла с собой, завернув в кусок парусины. - Надеюсь, я ещё увижу вас обоих.
  - Позвольте вас заверить, что я питаю на это ещё большие надежды. Ну, Стив…
  С Шимпом никто не попрощался. Напоминая нелепую карикатуру на Будду, он сидел на корточках, прислонясь к стенке контейнера. Он завернулся в одеяло, защищавшее его от прохладного предрассветного ветра. Когда гребные колеса «Сапфира» заработали, его обдало брызгами, но он даже не поднял глаз. Сейчас наступило равновесие - и море, и небо стали одинаково серыми, их разделяла только едва заметная линия - именно к ней и устремился «Сапфир». Минуты шли, мы молча провожали глазами корабль, уже тоже ставший тенью, лишенной подробностей, если не считать того, что на корме, словно освещенная внутренним светом, ясно вырисовывалась фигура: светлые волосы развевались на ветру; она прощально махала рукой, махала до тех пор, пока свет, исходящий от нее, не превратился в точку, а в небе потом появилось яркое пятнышко. Сияние поднималось снизу, из-за края земли, и очертания облаков постепенно менялись, напоминая серые острова в слепящем море света, золотого, как бегущая к нам по океану золотая дорожка, превращавшая корму в темный силуэт. Бледные края облаков стали похожи на золотистые берега, окаймленные белыми
бурунами; их гребешки напоминали качающиеся на теплом ветру верхушки деревьев. В небе уже появилось множество островов, они казались отражением какого-то далекого архипелага; и туда по яркой дорожке вплывала тень, на которой мы совсем недавно были и ощущали твердую палубу под ногами; тень уходила все дальше, удаляясь в глубины неба.
  Глядя на это, мы прижались друг к другу, замирая от восхищения, чувствуя себя маленькими зверьками на границе родного леса, впервые осознавшими необъятность расстилающихся перед ними полей.
  - Как во сне! - тихо сказала Джеки.
  - Для меня это не сон.
  - Я не о том. Как будто я впервые в жизни проснулась.


  От неожиданного резкого звука мы чуть не подскочили. Звук напоминал злобный писк гигантского насекомого.
  - Это из твоей сумки, - переводя дыхание, прошептала Джеки.
  Я уже отчаянно рылся в сумке, переворачивая вверх дном все, что так аккуратно упаковал стюард. Наконец я добрался до дна. Удовлетворенно хмыкнув, я схватил вибрирующую раковину и вытащил её из сумки, зацепив целый ворох носков и трусов, дождем посыпавшихся на набережную, зажал раковину в ладони и, щелкнув крышкой, включил её.
  - Стив? Алло, Стив! Господи Иисусе, это ты?
  -  Да, Дейв, - покорно ответил я, приложив мобильный телефон к уху. - Всё здесь, и всё в порядке.
  - Да где здесь, сукин ты сын?! Где контейнер? Где эта баба из проекта, которую ты уволок с собой? Ты забыл, что сегодня последний день контракта'?
  -  Я на Бали, Дейв, с контейнером.
  - И с бабой, - вставила Джеки, перегнувшись через мое плечо и целуя меня в ухо.
  Наступило гробовое молчание.
  - Ты обещал, что сообщишь мне сразу по прибытии, черт тебя возьми, несчастный ты…
  - А я как раз только что прибыл, идиот. Ты знаешь, который здесь сейчас час? Четыре тридцать утра, только что солнце взошло. - Я поглядел на ряды алюминиевых жалюзи, закрывающих витрины. - Мы ещё даже не ушли с этой проклятой набережной, все закрыто: и таможня, и иммиграционная контора - всё вообще. Послушай, раз уж ты дозвонился, то где этот чиновник, который должен нас встретить?
  Послышались звуки, подозрительно напоминающие зубовный скрежет.
  - Ага, сотрудник Министерства внутренних дел. Я с ним говорил, да.
  - Надеюсь, ты сообщил ему то, что я тебе сказал, - что я везу сюда контейнер кружным путем и позвоню ему, как только окажусь здесь?
  - Он не слишком обрадовался. У него нет той трогательной веры, с которой я к тебе отношусь. Он попросил номер твоего телефона.
  - Не думаю, что он до меня дозвонится.
  - Я ему так и сказал. Слушай, куда ты отправишься? Уж наверное, туда, где не будет спутниковой связи. Не поверишь, но всякий раз, когда я пытался с тобой связаться, номер оказывался неверным.
  - Какие-нибудь шутники, - ответил я, стараясь сообразить, до кого же ему удавалось дозвониться. - Сам знаешь, хакеры…
  - Думаю, да. Как бы то ни было, мы договорились, что представитель министерства прибудет в порт сегодня, как можно позже. Я постарался устроить так, чтобы у тебя было побольше времени.
  - Здорово придумано, - вздохнул я. - Значит, нам придется торчать здесь ещё несколько часов.
  - Ну, это не так страшно. Он сказал, что они ввели там какие-то новые приятные услуги для туристов. Вы сможете принять душ, поесть и так далее. И ещё он сказал, что распорядился: служащие порта будут вас ждать и за всем присмотрят, пока он не появится. Он все предусмотрел, правда!
  - Да, да, спасибо. Позвоню тебе позже. Сейчас немного устал.
  - Ещё бы! Тем не менее это ещё один триумф Стивена Фишера - волшебника транспортировки. Как он это делает - никаких секретов, никаких уловок. Привет ба… э… леди!
  Несчастные служащие порта ждали не только нас, но и наш пароход; они не слишком обрадовались, когда узнали, что он пришвартовался и тотчас отчалил, а они этого даже не заметили. Наша связь с проектом сразу обеспечила нам статус VIP-персон, у нас, разумеется, уже были бизнес-визы, что предотвратило обычную баталию с бюрократами из иммиграционной конторы; Шимп предъявил изъеденный молью яванский паспорт на имя некоего Пендек Дева с неуказанной датой рождения. Но никому из официальных лиц не понравилось, что корабли могут приходить и уходить, да ещё высаживать на берег иностранцев. С начальником порта и главой иммиграционного ведомства - оба были яванцы - чуть не случился апоплексический удар; при современном разгуле терроризма это могло сильно подпортить им репутацию в глазах военных.
  Но когда Джеки дипломатично заметила, что мы плыли на корабле боеги, во всяком случае часть пути, служащие успокоились. Это позволяло им уйти от ответственности. Они ожидали, что причалит современный корабль, а что можно ждать от боеги? Они плавают, где хотят, они сами себе закон, но вряд ли они стали бы перевозить террористов.
  - Блохи, пищевое отравление ada?[155 - Имеется в наличии (индонез. ).] - пошутил представитель иммиграционных властей, лениво почесывая пышную, как подушка, задницу и одновременно перелистывая толстую - толщиной почти в дюйм - пачку наших таможенных деклараций. На каждой странице он ставил штамп, такой же яркий, как каббалистические знаки Шимпа на контейнере. Остальные ему сочувствовали; однако Министерство внутренних дел и контора губернатора забронировали для нас номера в хорошей гостинице европейского стиля на набережной. Мы могли там отдохнуть и дождаться представителя министерства, который должен заехать за нами позже.
  Когда? Спрашивать было бесполезно, и мне следовало об этом знать. В здешних местах чем важнее чиновник или чем важнее он хочет казаться, тем дольше его приходится ждать, здесь это называется jam karet — резиновое время. В ответ я слышал только berata jam - через несколько часов, что могло означать и день, и вечер. Между тем начальник порта поставил возле контейнера вооруженную охрану. Возможность оказаться в гостинице выглядела соблазнительно, но Шимп от неё отказался. Он предпочел остаться при контейнере, независимо от охраны, хотя среди бела дня контейнер был в безопасности. Отказался Шимп и от еды; когда я стал настаивать, он разрешил мне купить ему в киоске на набережной чашку baijgur — жидкого рисового пудинга с кокосовым молоком - и тут же прошаркал обратно к контейнеру.
  - Не заболел ли он? - с беспокойством спросила Джеки, оглянувшись на Шимпа.
  - Я бы сказал, что он… просто стар. Но видела бы ты его в том поезде! Интересно, почему он так изменился?
  Джеки поежилась.
  - Он подчиняется чему-то неизвестному, живет по каким-то своим законам. А что это он говорил… насчет сегодняшнего дня, что потом не сможет помочь нам? - Она повернулась к молодому человеку, которого начальник порта прислал помочь нам с вещами: - Ma'af![156 - Извините! (индонез. )] Сегодня какой-то особый день? А завтра?
  - А вы не знаете? - ухмыльнулся тот. - Завтра начинается большой фестиваль, называется «Галунган». Весь остров будет праздновать. - Он перехватил ручку чемодана, чтобы выставить большой палец - вежливый жест, которым на Бали указывают на что-то. - Вон, эти уже празднуют. Не повезло нам.
  На набережную под аккомпанемент невероятного грохота с раннего утреннего парома высыпала компания молодых ребят лет до двадцати или двадцати с небольшим. Четверо или пятеро из них тащили на плечах огромные металлические магнитофоны, они были включены на полную мощность, и каждый играл свое, так что уши болели от гремевшей какофонии. Их дешевые шорты для серфинга и мятые выцветшие рубашки были испещрены неумело скопированными английскими надписями вроде «Hip!», «Crazy!», «Spunky!» [157 - «Эй!», «Псих!», «Крутой!» (англ. )], а были и хвастливые: «Bali Breaks!». [158 - «Бали прорвется!» (англ. )] На поношенных шапках красовались бейсбольные термины или названия балийских отелей. У некоторых в руках были видавшие виды доски для серфинга, на которых сквозь слой краски ещё можно было прочитать слова «Hyatt» и «Sanur». [159 - Отель международной сети «Хайетт» в г. Санур.] Многие в этой компании выглядели вполне обыкновенно - просто как расшумевшиеся подростки с широкими глупыми улыбками и с жестянками пива в руках. Но у одного или двоих был взгляд, который нельзя не заметить, он во всем мире одинаков: такой
взгляд я видел у нищих в Беркли, у польских скинхедов, у головорезов-расистов из «Памяти» в Москве, у футбольных хулиганов в Глазго и у одного подлеца на Таймс-сквер, который изрезал девушке ножом лицо. Они несли свои доски, как бульдозерные ножи, заставляя прохожих сторониться. А в общем они выглядели как дешевая, жалкая пародия на все самое дурное, что встречается на Западе, - ходячие жертвы натиска иной культуры. Проходя мимо нас, они разразились наглыми криками, и я уловил едкий запах их сигарет. Наш сопровождающий смотрел прямо перед собой.
  - Что они кричали? - спросил я.
  Но он сделал вид, будто не слышит.
  - Издевались над ним за то, что он несет европейские чемоданы, - тихо объяснила мне Джеки.
  - Lupakan saja![160 - Забудьте об этом! (индонез. )]- сказал он негромко. - Не обращайте внимания. Они плохие, бесполезные.
  - Если так, я мог бы… - проговорил я на хромающем малайском.
  Но перевести разговор на другую тему было трудно, а уж если состязаться в вежливости, то тут балийцу нет равных.
  - Я не обижаюсь! Я несу чемоданы, и это честь для меня. Они все живут за счет иностранцев. Начнут работать, вот тогда могут смеяться надо мной!
  В гостинице я придержал для него дверь, а когда мы зарегистрировались, мы заставили его задержаться и выпить с нами кофе, после чего на душе у нас полегчало.
  - Негодяи! - с горечью проговорила Джеки, когда он ушел.
  - Знаешь, а ведь тот священник, тот pedanda, он предостерегал меня насчет серферов.
  - Ну не всё же они такие.
  - Нет, конечно. Некоторые из них выглядят вполне прилично, но я начинаю понимать, что имел в виду Бхарадах. Когда-то Бали было идиллическим местом. Но если все будет развиваться таким образом… Взять хотя бы эту гостиницу. Я жил в гостинице этой же сети на Сейшелах, она была точно такой же. Если бы не эти маски с выпученными глазами, которыми завешаны стены, ни за что бы не догадаться, что ты на Бали.
  - Верно, Стив. Но хорошо это или плохо, главное, что мы здесь. Что бы ни говорили тот священник и та особа, кем бы она ни была. Ты посрамил их обоих.
  - Не я, а мы. Ты, Те Киоре, Батанг Сен, Джип и Молл - многие. И ещё нам сопутствовала удача.
  - Но всех вместе объединил ты, - решительно заявила Джеки и выпрямилась. - Мало кто мог бы сделать то, что сделал ты. И теперь заслужил отдых. А то у тебя вид как у умирающего.
  - Здесь ещё жарче, чем на Яве. Я пока не акклиматизировался.
  - Подожди, что ещё будет к полудню, от тебя останется просто лоснящееся пятно. Пойди прими душ, пока ты ещё в состоянии.
  К счастью, чиновник Министерства внутренних дел полагал, что у него исключительно высокий статус, так что он не появлялся почти до шести часов. К тому времени мы прекрасно отдохнули в номере с кондиционером, да и на воздухе из-за свежего морского бриза стало легче дышать, пока, подняв тучу пыли, к гостинице не подкатил сам чиновник со свитой и военным эскортом. Энергично шагая, чиновник вышел на затененную веранду, где мы сидели, - коренастый господин плотного сложения, в безупречном костюме-сафари.
  - Мистер Фишер? Доктор Юсуф Пасарибу. И мисс Квен-Свенсен? Здравствуйте.
  Ну вот, ещё один яванец с мусульманским именем. Он сделал легкое ударение на слове «доктор» - доктор экономики - и, как потом оказалось, бегло говорил по-английски. Даже слишком бегло: болтал он, не закрывая рта. Боже, как он болтал! От него действительно исходила такая деловая энергия, что мне сразу захотелось засунуть его в мешок, - я хорошо знал людей такого типа. Он залпом проглотил спиртное, которое мы ему предложили, - высокий стакан; возможно, этим он хотел доказать, что у него нет мусульманских предрассудков, - и, отдавая громкие команды персоналу гостиницы и сопровождавшим его лицам, уже через пять минут вывел нас из отеля. Солдаты высыпали из грузовика, чтобы отдать нам честь. Пасарибу провел нас к своему автомобилю, что-то пролаял шоферу, и мы отправились в порт.
  За несколько минут мы выполнили все остававшиеся формальности, контейнер подняли на грузовую платформу, которую Пасарибу пригнал с собой, она была выкрашена в такой же серовато-коричневый армейский цвет, как и грузовик с брезентовым верхом, в котором ехали солдаты. У него машина была совсем другая - сверкающий большой двухцветный внедорожник с жалюзи на всех окнах и с кондиционером. Пасарибу слегка побледнел, когда мы представили ему Шимпа, который после своего длительного бдения имел измученный вид и был покрыт пылью. Его довольно демонстративно посадили на откидное сиденье в багажном отсеке. Видно, Пасарибу решил, что Шимп являлся каким-то допотопным переводчиком, которого мы привезли с собой и который в присутствии чиновника был не нужен. Он и не подумал спросить, владеем ли мы языком, а просто повернулся к нам с переднего сиденья и принялся болтать и болтал как заведенный. Иногда он только что-то рявкал шоферу или умолкал, чтобы выслушать наш ответ. Впрочем, он нас не слушал; бесконечные объяснения так и сыпались у него с языка и тонули в потоках его энтузиазма. По-видимому, нашей реакции он не
замечал, считая, как и многие на Востоке, что лица европейцев, даже такие, как у полукровки Джеки, совершенно непроницаемы и прочесть по ним ничего нельзя. Возможно, это было не так уж и плохо.
  Нам открывался остров, а чиновник все рассказывал о нем, как будто мы были просто ничего не знающие, приехавшие в отпуск пожарные. Городские здания, выцветшие на солнце, уютно-ветхие, с облупившейся краской, с яркими вывесками на магазинах, уступили место зелени - плоским рисовым чекам [161 - Орошаемые участки, на которых возделывается рис.], поблескивавшим под заходящим солнцем; вереница наших машин проезжала мимо них по дамбе, вдоль которой рос невысокий кустарник. В полях, словно россыпь драгоценных камней, пестрели цветы, покачиваясь от поднятого нами ветра: ноготки, гибискус, бугенвиллея и жасмин - красный, белый и розовый, темно-синяя клетория, были и цветы, имеющие только местные названия - kapaka и тапоп лавандового цвета и оранжевый dadak. Склоны холмов были изрезаны изящными террасами, их волнистые края и яркая, казавшаяся искусственной зелень делали весь пейзаж похожим на контурный эскиз какого-то гигантского стада. А между полями в узких, выложенных камнями каналах плескалась мутная, коричневая, как кофе, вода, которую здесь пили. Вдоль нашего маршрута то тут, то там белели маленькие
деревеньки.
  Я вспомнил, что говорили мне старый священник, а потом и Джеки. Для балийца деревня является живым существом, таким же, как он сам, к ней следует обращаться уважительно, как, по его мнению, подобает обращаться к нему самому. И все дома в деревне для него - живые существа: семейное святилище - это голова дома, комнаты - его руки, кухня и погреб - ноги и ступни, а выгребная яма - его зад. Жизнь внутри жизни, жизнь, окружающая жизнь, каждый дом, деревня, храм - живые существа, состоящие из таких же живых существ внутри, сам остров - божественное живое существо, макрокосм, и вода в нем пусть бледная, но живительная кровь. Я тоже это почувствовал, меня охватил трепет, когда я впервые воочию увидел, как нужен здесь наш проект, когда я осознал идею, которая привела меня сюда, мечту, которую я боялся предать. Я сжал руку Джеки, и она сжала мою, глаза у неё сияли.
  И тут о проекте заговорил Пасарибу. Он говорил о нем так, словно мы, даже Джеки, не имели к нему никакого отношения. И чем больше он разглагольствовал, тем больше выдавал себя. Становилось ясно, что думает он и что думают те, кто стоит за ним. Ещё до этого мне удалось задать ему вопрос о фестивале Галунган, в ответ он зашипел и стал брызгать слюной.
  - Ах, мистер Фишер! На этом острове половина дней в году какие-нибудь фестивали. Есть даже специальный календарь, он позволяет следить, когда они начинаются, и каждый из них больше связан с суевериями, чем предыдущий. Тридцатинедельный цикл, вы можете в это поверить? И Галунган - самый плохой из них, что-то вроде Рождества. Полагается один день, а торжества продолжаются десять и заканчиваются как раз к началу другого фестиваля, тот называется Кунинган. А разве в эти дни можно что-нибудь сделать? Нечего и думать! Все конторы, лавки и школы закрыты, на дорогах пробки, и случись где-то несчастье, или пожар, или ещё что-нибудь, помочь сможет только Бог. Все стремятся, уехать домой, в деревню, балийцы помешаны на своих деревнях, даже городские жители. Галунган - это праздник «Возвращение предков». Считается, что в это время островом правят древние силы. Вот почему мы установили вам такой жесткий срок прибытия, и очень рады, что вы успели вовремя. Если бы вы приехали хотя бы через минуту после полуночи, вы попали бы в сумасшедший дом.
  Я быстро оглянулся на Шимпа, но он, казалось, заснул на своем заднем сиденье: веки опущены, рот приоткрылся, он слегка похрапывал.
  - И подготовка к этому фестивалю ничуть не лучше, - презрительно продолжал чиновник. - Считается, что неделя или две перед этим праздником - время невезения, когда из подземного мира могут выйти kalas и butas[162 - Злые духи (индонез. ).]- местные призраки и вурдалаки, многоногие твари, - и никому житья не будет. Так что и в эти дни все важные дела откладываются. Можете вы в это поверить?
  - После путешествия, которое нам пришлось совершить, - мне наконец удалось вставить слово, - я готов поверить во все.
  Но Пасарибу меня не слушал.
  - Знаете, я давно этого жду, - снова завел он свою песню, - жду не дождусь, когда покончат с этой дурацкой балийской чепухой. Это все - допотопные верования, примитивный индуизм. Наш остров - единственное захолустное место во всей проклятой стране, где эта вера сохранилась. Демоны, и оборотни, и вся эта чушь - даже перекресток нельзя просто перейти, надо выбрать определенный день в календаре, прямо как в Непале и Тибете, там тоже так. И бесконечный чертов этикет! Когда говоришь с кем-то из более высокого или более низкого класса, приходится говорить на разных языках! В наше время, в нашу эпоху это же просто какое-то феодальное бесстыдство!
  - Но ведь со своим боссом вы тоже говорите по-другому? - мягко спросила Джеки. - А с президентом? Или сhaje? [163 - Человек, совершивший хадж - паломничество в Мекку.]
  - Ну конечно, - рассмеялся чиновник, как будто это само собой разумелось. - Только это совсем другое. Вот почему я столько жду от проекта. Он одним махом сделает для острова очень многое.
  - Накормит его, - высказал я предположение, глядя сквозь жалюзи. Сейчас мы поднимались по склону долины. Почти вся она была возделана, если не считать отдельных куп деревьев по границам соседних полей или земли вокруг храмов из серого камня со шпилями и вокруг менее значительных святынь, перекликающихся по тону с сине-серыми горами вдали. - Проект спасет всё это от засух, - продолжал я. - Пусть люди обеспечивают себя, не нанося ущерба пейзажу.
  Чиновник покровительственно улыбнулся.
  - Да, конечно, это так, и это прекрасно. Но проект может сделать гораздо больше. Как говаривал Хо Ши Мин, «технология - это острый меч в руках прогресса». Главное её назначение - вырвать власть из рук управляющих деревнями священников и передать её в руки демократически избранного правительства, которому она и должна принадлежать.
  - Избранного всей Индонезией, не только Бали? - пробормотала Джеки.
  - Разумеется! И что из этого следует? Придется им привыкать к тому, что нужно иметь дело с настоящим цивилизованным правительством, которое и будет распоряжаться всеми ресурсами. Они поймут, что мы с помощью компьютеров и электроники будем эффективно контролировать водоснабжение, и они все меньше и меньше будут думать о священниках, храмах и своих первобытных богах. А тогда освободится место для истинной трезвой религии. Нет, нет, разумеется, никакого фундаментализма, - поспешно, словно извиняясь, добавил он. - Полная религиозная терпимость и все такое. Однако шаг за шагом это сведет на нет основания для суеверий, как это происходит на Западе в области культуры. - Он понимающе подмигнул мне, это было настолько не свойственно индонезийцу, что, наверное, в таком подмигивании ему пришлось специально упражняться. - И я должен признать, что это принесет огромную пользу здешней администрации, - продолжал свои рассуждения Пасарибу. - Вдохнет в неё новую жизнь. Ведь Бали - своего рода Сибирь, но всё это теперь изменится. Работа закипит. Или, лучше сказать, закипит Бали? Вы же деловой человек, вы не можете не
понимать, какие перспективы развитие общественного сектора открывает для сектора частного, который следует за ним по пятам.
  - Начинаю думать, что понимаю, - пробормотал я. - Вы ведь имеете в виду строительство, землепользование, развитие массового туризма, даже промышленности, вы ведь об этом говорите?
  - Верно, - улыбнулся он, радуясь моей сообразительности. - Кто будет возражать?
  - Вот именно, кто? - усмехнулся я в ответ. - Недаром говорят: «Рыбак рыбака видит издалека».
  До этого его болтовня была не совсем мне понятна, а теперь все прояснилось; судя по тому, как блеснули глаза Джеки, ей тоже все стало ясно. Вода была ключом к использованию страны. Если сельскохозяйственные угодья внезапно начнут давать меньше прибыли из-за того, что орошающая их вода станет слишком дорогой, тогда эту землю можно использовать для каких-то других целей, не так ли? И крестьянам придется продать её ровно за столько, сколько за неё дадут. Или будет введена принудительная продажа, право государства на отчуждение частной собственности… А в стране, где коррупция является основным источником дохода правителей, где ребенок не может перейти в следующий класс, не смягчив сердце преподавателя, потенциальная прибыль будет гигантской.
  - А все остальное - борьба с суевериями и прочее… Я полагаю, это правительственная пропаганда? - спросил я.
  Пасарибу снова улыбнулся. Мы с ним были заодно, по сути мы были сообщниками, наши мысли двигались в одном направлении, доступном только для посвященных.
  - Разумеется, наши политические руководители не могут позволить себе особую откровенность, во всяком случае в такое… э… чувствительное время. - Он пожал плечами. - Вы, как житель Запада и космополит, не могли не заметить, что правительства «третьего мира» постоянно зависят от мелких партий, имеющих несоразмерное влияние, ну и, кроме того, даже в правительстве бывают сентиментальные люди. Это мы - администраторы, занятые регулированием повседневной жизни, - должны преодолеть все эти барьеры, все препятствия на пути прогресса; и поэтому именно нам придется прорваться сквозь них. - Он хохотнул. - В конце концов, мы-то знаем, что такого места, как Шангри-Ла, не существует.
  - Я бы не утверждала это с такой уверенностью, - злобно проговорила Джеки, но, к счастью, мы как раз угодили в рытвину, и чиновник, повернувшись к шоферу, стал его отчитывать. Потом он снова обратился к нам и начал рассуждать о том, что интеллектуалы должны быть во главе прогресса, это их долг.
  - …И если нужно, тащить этих… да, очаровательных, но исключительно ленивых островитян в реальность нового столетия…
  Тут уж не выдержал и я.
  - Вы имеете в виду второразрядную серфинговую культуру?
  Он сухо рассмеялся.
  - Ах этих? Серфинг - только ещё один предлог ничего не делать. Но мы вовсе не расхолаживаем их. Они полезны для туристского бизнеса, серфинг дает возможность свободного и легкого времяпрепровождения. Поддерживает имидж тропического рая. Правительство немного подпортило этот имидж, когда обрушилось на крестьянок, заставило их пристойно одеваться, запретило традиционный топлесс-стиль и купание в обнаженном виде. А это очень привлекало янки и австралийских туристов. Но серферы, по крайней мере, хоть ведут себя прилично. Хотите газировки? - Он вытащил откуда-то из-под переднего сиденья банки и вручил их нам. - Простите, крепче ничего нет. Как бы то ни было, что хорошо для туризма, в известных пределах хорошо и для нас: иностранная валюта, дешевое обслуживание - всё это приобщит больше людей к цивилизованным порядкам. Мы сможем прижать и серферов, когда придет время. Всё это взаимосвязано. - Он отхлебнул большой глоток пепси и поперхнулся, так как шофер повернул на слишком большой скорости, и Пасарибу снова на него набросился.
  - «Все взаимосвязано»! Вот негодяй! - прошептала Джеки, мертвой хваткой вцепившись мне в руку. - Построить всех в шеренги! Стив, ты же не можешь с этим согласиться? С этим…
  - А это ведь твой проект, - шепотом ответил я ей.
  Пасарибу как раз отвлекся и теперь разглагольствовал об улучшении дорог.
  - Нет, нет, - шептала Джеки, - мы не так его задумывали! Никто из наших не рассматривал проект под таким углом! Мы просто хотели… хотели помочь. Никто никогда подобного не говорил! Наверное, у этого маленького мерзавца просто разыгралось воображение!
  Я покачал головой и стал, как Богарт [164 - Богарт Хэмфри (1899 —1957) - американский актер на роли «крутых парней» и гангстеров. Во время Первой мировой войны повредил верхнюю губу, что стало его отличительной чертой.] в каком-то фильме про тюрьму, цедить через губу:
  - Вы всего лишь сборище идеалистов, запомни это! С вами и говорили как с идеалистами, говорили то, что вам хотелось услышать. А сейчас он думает, что говорит с кем-то, кто имеет вес, с тем, кто может ему посодействовать, с кем у него деловые связи. Возможно, тебя он принял за секретаршу-фаворитку.
  Джеки чуть не расплакалась от ярости.
  - Но ведь ты… ты не будешь… Раз это вовсе не помощь…
  Я скорчил гримасу, не отнимая от губ банку пепси.
  - Черта с два! Но ведь найдутся такие, кто тут же набежит!
  Машина поднималась на холм, деревьев становилось все больше: пальмы с перистыми кронами - иногда попадались небольшие плантации таких пальм, - дающие кокосовые орехи и копру, яркие акации и целые ряды мимоз, их сладкий запах не доносился до нас из-за кондиционера. Здесь, на юге острова, деревья сами по себе были святынями, возле них совершались жертвоприношения, а к веткам и стволам прикрепляли одежду. Наш чиновник сделал по этому поводу несколько новых саркастических замечаний. Я пропускал их мимо ушей. Мой мозг был слишком перегружен. Со мной такое случается, когда меня что-то злит, а сейчас я просто дымился от злости, и тлеющая рядом Джеки только поддавала жару.
  - Я ещё могу заблокировать проект, - тихо напомнил ей я. - Это же контрольная отправка.
  - Но контракт-то подписан!
  - Подписан только договор о ввозе и транспортировке. Вся техника по-прежнему находится в ведении моей фирмы. Теоретически, если я сочту нужным, я могу отправить контейнер назад.
  - А солдаты? - прошептала Джеки, оглядываясь на сопровождавший нас эскорт.
  - Я же сказал: «теоретически». Но есть солдаты или их нет, я ещё могу все переиграть. Затеять суд и все такое. Тянуть с отправкой, пока это не надоест, или до тех пор, пока не возникнет серьезное противодействие. Может быть, это, черт возьми, и есть тот самый ответ, который, как предполагается, должен у меня быть.
  - Нет, так нельзя. Тогда проект провалится и остров будет голодать…
  - Ну что ж, может, и это есть часть проекта или часть ответа, который я должен дать. Нужно разработать какую-то стратегию. Успокойся и дай мне подумать.
  Теперь мы уже ехали по холмистой местности, деревень становилось все меньше, наступал вечер. Дорога в густых джунглях извивалась, словно пыльный шрам. За плотной зеленой завесой ничего не было видно. Но за ней возвышались горные склоны, синевато-серые, они приближались с каждой минутой. А над ними сквозь редкие просветы в зелени виднелся венчавший гору, как корона, вулканический дымок, золотившийся в лучах заходящего солнца. Вдруг ехавший впереди грузовик резко затормозил, мы как раз проезжали один такой просвет, и я чуть не свернул себе шею, стараясь разглядеть то, что в нем открылось. И тут я увидел впереди на дороге баррикаду из пальмовых стволов. Воздух задрожал от выстрелов, брезентовый верх грузовика задергался, затрясся. Мы подскочили - на крыше нашей машины появилась вмятина, а боковое стекло со стороны шофера разлетелось вдребезги.
  - Persuh! RKI![165 - Погромщики! Коммунисты! (индонез. )]- завизжал Пасарибу. - Террористы! Мы совсем забыли про них!
  Солдаты выставили над бортом свои АК-47 [166 - Автомат конструкции Калашникова.] и ответили на выстрелы автоматными очередями, разметавшими небольшую группу людей на дороге. Поднялся невероятный шум. Распахнув дверцу с безопасной стороны, Пасарибу высунулся наружу, пригнулся пониже и что-то заорал, обращаясь к солдатам и к тем, кто находился в грузовике сзади. Водитель заднего грузовика включил скорость и стремглав, вместе с сидевшим рядом капралом, проехал мимо нас и остановился. Пули звенели, попадая в стенки контейнера, но мы оказались теперь под защитой грузовика. Офицер прокричал какую-то команду, солдаты снова запрыгнули в грузовик, когда он поравнялся с ними. Газанув, тяжелая машина рванулась вперед и, ударив по баррикаде бампером, развалила её, словно та состояла из карандашей. Наш шофер нажал на газ, и мы сорвались с места вслед за грузовиком, виляя из стороны в сторону, чтобы не попасть под пули. Вдруг сзади раздался оглушительный взрыв, мы увидели ярко-красную, как цветок, вспышку: то ли взорвался противотанковый реактивный снаряд, то ли выстрелили из базуки, то ли из «Карла-Густава» [167
- Шведский противотанковый ракетный комплекс.] или ещё из чего-то подобного. Целились в грузовик. В корпусе нашей машины появились осколочные отверстия, мое сиденье подскочило в воздух на несколько дюймов, но тут же обе наши машины вырвались вперед и уехали, оставив грузовик с солдатами разбираться с террористами. В клубах пыли мы неслись вперед по дороге, объезжая рытвины. Пасарибу, поднявшись с пола, повернул к нам белое испуганное лицо.
  - Террористы! - объяснил он, в чем уже не было никакой необходимости. - Никак не ожидал, но солдаты с ними справятся. Да и вообще на острове людей много, следующая деревня недалеко, а эти негодяи никогда рядом с деревнями не воюют, боятся, что жители выступят против них. Не будем отставать от грузовика, побыстрее выберемся отсюда.
  Но быстро выбраться не получилось. На следующем же повороте мы чуть не врезались в неожиданно затормозивший грузовик с контейнером: на этот раз дорогу преградили мирные люди. Они сидели на ковриках в три ряда, скрестив ноги, болтая и улыбаясь. Это были самые обычные балийцы - мужчины и женщины, одетые по большей части в традиционные саронги, с клетчатыми платками на головах. А за ними, в просветах между деревьями, виднелась ничем не примечательная деревня, такая же безмятежная, как те, что мы уже проехали. Я легко разглядел все, на что раньше показывала Джеки, - небольшие огороженные бараки, теснившиеся вокруг общественных зданий с более высокими крышами - banjar[168 - Деревенский совет (индонез. ).], и три храма - небесный purapuseh[169 - Храм предков (индонез. ).], земнойpura desa[170 - Храм деревни (индонез. ).] и демонический puradalem[171 - Храм темных сил (индонез. ).]- ведь темным силам тоже надо воздать должное, чтобы не нарушить гармонию.
  Казалось, ничто здесь эту гармонию и не нарушает, ничто, если не считать людей, рядами сидящих в пыли поперек дороги. Слева от них росли деревья и невысокие кусты, а за ними виднелись террасы рисовых чек, тонущих в грязи, справа - то же самое и ещё оросительный канал, а на нем subak — водная святыня. Объехать сидящих людей было невозможно. А за деревенскими жителями, на alun-alun[172 - Центральная площадь (индонез. ).], возле смоковницы вдруг поднялась высокая фигура священника Мпу Бхарадаха. Опираясь на посох, он прошел через ряды сидящих. Склонив голову - этот жест уже был нам знаком, - он вышел вперед и остановился.
  Пасарибу высунулся из машины и что-то прокричал ему, а солдаты спрыгнули с грузовика, который вез контейнер, и тоже сердито залопотали. В мягком вечернем освещении, в окружении вооруженных людей, Бхарадах уже не казался таким грозным. Пасарибу огляделся, поскреб в затылке. Я услышал, как он спросил у солдат, откуда тут взялась эта грязная крысиная нора, - он не мог припомнить, чтобы на этой дороге была деревня, если, конечно, мы не заблудились! Ему никто не ответил, и он закричал на священника ещё более оскорбительно, но старик только мрачно усмехнулся и ответил ему на своем четком английском.
  - Эта деревня? - повторил он. - Это любая из здешних деревень, а может быть, все деревни, вместе взятые. Это тень всех деревень, образ, которым ты решил пожертвовать!
  Пасарибу задохнулся от такой наглости, а я содрогнулся. Чтобы вот так открыто, пока ещё не стемнело, проникнуть в Сердцевину, этот священник или те, кто за ним стоит, должны обладать безграничной уверенностью, или огромной силой, или и тем и другим одновременно.
  Так оно и оказалось. Ибо, вытянув свой посох, Бхарадах отбросил потерявшего дар речи Пасарибу в сторону и показал прямо на меня. Я перегнулся назад, Шимп уже проснулся и шнырял во все стороны глазами с покрасневшими веками, а я стал лихорадочно рыться в багаже. Найдя завернутый в кожу меч, я одной рукой вытащил его, а другой слегка погладил Джеки по щеке и, как тюк, вывалился из машины.
  - Ну что, tuan Фишер? - спросил старик, не успел я сделать и шага вперед. В его голосе звучала угроза, но я уловил в нем ещё что-то. Не то смирение, не то печаль. - В своей самонадеянности ты вообразил, будто, окружив себя силами металла, камня и каких-то неосязаемых богатств, можешь ничего не бояться? Но здесь правят силы, которые поддерживают меня, силы, которые помогают лесам подниматься до облаков.
  Он взмахнул посохом, словно собирался вышибить мне мозги. Солдаты не стали ждать, когда Пасарибу прокричит им приказ, полдюжины «Калашниковых» уже готовы были разорвать старика на части, но как только солдаты дотронулись до спусковых крючков, хрустальный набалдашник посоха поймал луч заходящего солнца. Деревянные приклады автоматов тотчас искривились, стали изгибаться, будто стремились снова стать деревьями, из которых их когда-то сделали. Один автомат, дернувшись, взлетел прямо в небо и дал две бесполезные очереди, а его деревянные части, согнувшись, раздавили механизм. Вырвавшись из рук солдат, приклады корчились в пыли, и на них стали появляться слабые побеги, даже листья, они больше ничем не напоминали оружие. А лишь только автоматы упали на дорогу, крестьяне - человек двадцать, а то и больше - вскочили и бросились на солдат. Когда пыль улеглась, я увидел, что крестьяне жилистыми, натруженными руками прижали солдат к земле и занесли над ними покрытые пятнами крисы - малайские ножи. Пасарибу высунулся из дверцы, зажав в пухлом кулачке маленький автоматический пистолет. Но священник только слегка
повернул свой посох, и Пасарибу завизжал, прижал руки к глазам и вывалился из машины. Пистолет упал в пыль.
  - Эти люди - мои соплеменники, хотя и глупцы, - спокойно сказал священник. - Даже с этим, хоть он и другой веры и предал все религии, даже с ним мы одной крови. Их я не виню, но с тобой и с твоими друзьями, прибывшими из-за океана, я церемониться не стану.
  Солнце снова коснулось его посоха, и грузовик с контейнером вдруг заблестел, как в летний полдень. Завизжав, водитель и охранники выскочили из кабины и сквозь кусты бросились к рисовой чеке. Окна разлетелись, краска пошла пузырями, шины задымились, источая зловоние. Уцелели только грязные стенки контейнера, хотя краска на них обгорела и тоже покрылась пузырями.
  - Стой! - взвыл я. - Остановись! Иначе он взорвется!
  Как я и ожидал, посох слегка повернулся в сторону нашей машины, в которой все ещё оставались Джеки и Шимп. Мпу Бхарадах покачал головой.
  - Меня это не обрадует, - хмуро сказал он, и я готов был ему поверить. - Но если вы сотрете с этого проклятого металлического гроба остатки магических знаков…
  - Нет, - ответил я. Какая-то мысль мелькнула у меня в голове, что-то, о чем говорил Шимп. - Я мог бы это сделать, но не для тебя. Не для тебя одного. От этого будет только хуже - нарушится древний баланс, верно?
  Я не ожидал, что у этого злобного старика от удивления раскроется рот, но именно так и случилось, и посох задрожал у него в руке. Затем, что-то сообразив, он покачал головой.
  - Баланс больше не имеет значения. Не прячьтесь за этим понятием! Я один в состоянии защитить свою страну, как я защищал её эти пятнадцать веков и даже дольше. Природа в руках человека - вот моя власть.
  - Значит, другая сила - это сама природа? А человек для этой природы просто разновидность животного, живущего чувствами, а не умом. - Я горько засмеялся. - Неудивительно, что эта ваша Рангда меня одолела.
  Старик склонил голову.
  - Вижу, ты начал кое-что понимать. Пойми тогда, что мой путь - единственный. Ты уже видел будущее моей страны.
  - Как это?
  - Ты видел бездельников-серферов. Видел поборников террора, которые несколько минут назад чуть не прикончили тебя. Ты видишь его. — Он ткнул большим пальцем с ногтем, похожим на желтый коготь, в сторону Пасарибу. - Дело не только в том, что серферы вульгарны, что террористы трусливы и жестоки и лишь прикрываются лозунгами идеализма, а этот - коррупционер. Дело в том, что у них за душой нет ничего своего. Все они жалкие подражатели - копируют американцев, австралийцев, северокорейцев, а ваш проводник копирует своих хозяев. Балийцы слишком невежественны, чтобы понять это сейчас, но придет день, и они поймут: их участь - уйти в историю кучей мусора. Этого я допустить не могу. Возможно, ты знаешь больше, чем я подозревал; но каковы бы ни были твои намерения, ты помогаешь их гибели. Я говорю так, ибо сожалею о том, что должен сейчас сделать. - Послышался долгий, прерывистый вздох, над высокими скулами зеленым блеском зажглись глаза, седые усы встопорщились, шишковатые пальцы изогнулись, словно он хотел прямо на месте разорвать меня в клочки. - Но разрушишь ты свою машину или нет, она всё равно будет  Всё-таки я заставил его заколебаться! Я знал, что не посмею сделать то, что задумал, но выхода не было. Всё это время я медленно, осторожно передвигал руку, державшую меч, чтобы как следует замахнуться. Так что когда я сбросил покрывавшую меч кожу и наконец замахнулся…
  Все получилось так, как я хотел: меч пошел вверх и, звеня, описал кривую. Он ударил прямо по посоху старика, срезал верх, разбил хрустальный набалдашник; остановить клинок я уже не мог, и он ранил старика в плечо. Блестящие осколки набалдашника со звоном разлетелись по желтой, плотно утоптанной земле, на них хлынула кровь. Но, коснувшись земли, она зашипела, задымилась и вспыхнула огнем. У священника от боли сузились глаза, он открыл рот, обнажились желтоватые клыки, он издал рык, громкий раскатистый рык, казавшийся несовместимым с таким хрупким телом. И действительно, вопль становился громче, и сам старик стал расти вместе с ним, он делался все выше, все шире, как когда-то Рангда. Словно какая-то могущественная сила, заключенная в человеческом теле, радостно билась в нем, вырываясь наружу.
  На лезвии меча плясал огонь, но я размахнулся им, готовый ударить снова. Деревенские жители завопили от ужаса, а стоявший ближе всех ко мне крестьянин бросился на меня, занеся нож, на его губах выступила пена. Тут что-то просвистело в воздухе, раздался стук, будто ударили по дереву, нападавший застыл как вкопанный, уронил нож и схватился за вонзившуюся в плечо стрелу.
  - Pergi! [173 - Беги! (индонез. )] - закричала Джеки и из-за дверцы машины выпустила вторую стрелу в ногу крестьянина.
  Крестьяне замешкались, Джеки вышла из машины и кинулась ко мне. Но я не стоял на месте и стал отступать к машине. За языками пламени существо, которое только что было священником, истошно воя, продолжало увеличиваться в размерах - кошмарное зрелище, куда страшнее того, что происходило с Рангдой. Это создание уже ничем не напоминало человека - четвероногое, худое, косматое, с кожей, в отблесках огня отливавшей золотом, оно напоминало тигра, суматранского тигра, но размерами с жеребца-першерона. А морда… хоть она и ощерилась, обнажив похожие на сабли зубы, хоть и была звериной, но всё-таки мордой тигра не была. Я уже видел её прежде. Это была маска, которая повисла перед нами с Дейвом в одном из переулков Бангкока; зверь, преследовавший меня, загнавший в первые из Врат, туда, где меня могли с легкостью уничтожить. Саблезубый зверь с огромными глазами, злобно уставившийся на меня, он встряхивал длинной гривой, и это жуткое движение было мне странно знакомо.
  - Баронг! [174 - Баронг - персонаж мифологии балийцев: повелитель демонов, противостоящий Рангде. Совершаются традиционные представления «Рангда - Баронг» при главном святилище Культа предков.] - взвизгнула Джеки, перекрывая непрекращающийся вой.
  - Что? Что?
  - Barong Keket, - лепетал Пасарибу, ползая у наших ног. - Banaspati Raja, повелитель лесов, защитник мужчин! Прости меня! Прости!
  - Баронг! - повторяла ошеломленная Джеки. - Я должна была это знать! Должна была предвидеть! Но он был так похож на человека. Шимп ведь говорил о равновесии. - Она посмотрела на меня. - Он все время говорил нам, что всё это означает. Если бы мы только задумались! Рангда - фигура легендарная! В представлениях она всегда терпит поражение, никогда не побеждает, потому что вторая могущественная сила на стороне мужчин!
  - Правильно! Правильно! - рыдая, вторил ей Пасарибу, продолжая ползать по земле. Побелев как мел, он не в силах был отвести полуослепшие глаза от рычащего чудовища, преградившего нам путь. Чиновник взывал к нам на ужасающей смеси английского с индонезийским. - Господин лесов! Господин полей! Повелитель урожаев - больших и малых! Хозяин древесных гигантов и kuro-i, обитающих в кустах! И более мелких духов - Barong! Защитник жизни и плодородия! - Пасарибу сбился на истерические выкрики, вообще же он говорил монотонно, словно передразнивал тех, кто в детстве рассказывал ему сказки. - Ведьма превратилась в прекрасную вдову Калон Аранг и вознамерилась совратить раджу и свести его с пути истинного. Тогда он тоже стал человеком, мудрым советником Мпу Бхарадахом. Что он сделает со мной после того, что я натворил? Jangan memarabhan kepada sahaya![175 - Не сердись на меня! (индонез. )]
  На этот вопрос мы могли бы ответить в любую минуту. Превращение закончилось. Существо повернуло к нам жуткую голову, задвигало челюстями, которые легко справились бы с теленком, длинный хвост бил по земле, из пасти между похожими на сабли клыками текла слюна, зверь по-кошачьи припал к земле и замер, готовясь к прыжку.
  Однако, сломав посох Баронга, стремясь обуздать его силу, я, сам того не желая, разбудил и нечто другое. Я понял это, когда жители деревни, упавшие на колени при виде Баронга, вдруг повскакали на ноги и с возмущенными криками стали на что-то показывать. Зеркальная гладь рисовых полей внезапно покрылась туманом, бесценные растения поникли и затрепетали, верхушки деревьев замотались из стороны в сторону. Баронг повернул голову и, раскрыв пасть, громко завыл. Налетел сильный порыв холодного ветра, он принес с собой запах моря, а здешние люди не любят его и боятся. До нас донеслись близкие звуки ружейных выстрелов, крики и едкий привкус дыма.
  Ветер с моря налетел на смоковницу, пригнул её ветки, так что те затрещали, оборвал новые побеги, которые, трепеща, взвились в воздух. Ветер завыл вокруг деревенских храмов, опрокинул жертвенные сосуды, в клочья разорвал украшения и одежду, приготовленные для фестиваля. Но как только ветер долетел до невысокого pura dalem - храма темных сил, раздался страшный треск, куда громче выстрела, потом что-то глухо заскрипело, подобные звуки я уже слышал в Борободуре. Небольшое здание из серого камня вдруг раскололось, и две его части разошлись в разные стороны. Оттуда вырвалась ослепительная сине-белая световая дуга, и в образовавшемся просвете среди клубящихся гигантских теней появилась фигура, напоминавшая скорее не человека, а чудовищную куклу из театра теней.
  Это была Рангда, соблазнительная и ужасная, символ природы разрушительной и неукротимой. За ней толпилось её мертвое воинство, согбенное и сжавшееся. Доносился звон доспехов минувших времен, тех лет, когда Бали купался в крови. Если сейчас в жилах этих воинов текла кровь, то её было слишком мало, ибо я не заметил, чтобы в прорезях масок, закрывавших их лица, блестели глаза. Испустив пронзительный нечеловеческий вопль, Рангда подозвала их к себе. Обступив её, они, как муравьи, стали спускаться по ступеням на деревенскую площадь, держа в безжизненных, бесчувственных руках длинные крисы и сабли.
  Жители деревни с визгом бросились к нам, а мы поспешно укрылись за машиной, волоча за собой рыдающего Пасарибу. Один только Баронг не сдвинулся с места; склонив набок голову, он разразился таким рыком, словно из пушки выстрелили, - даже земля сотряслась. Разбрасывая камни, вырывая из земли корни, он глубоко погрузил в почву свою огромную лапу. Потом схватил ею одного из приближающихся воинов Рангды и буквально разорвал его на части; доспехи и высохшая плоть разлетелись во все стороны. Баронг снова зарычал, и на этот раз жители деревни сплотились вокруг него, угрожающе размахивая длинными ножами и серпами, цепами и кувалдами. От этого боевого рыка кровь завибрировала в жилах; а солдаты похватали свое оружие и бросились к жителям деревни, чтобы вместе с ними встать на сторону Баронга. Остались только Пасарибу, хныкающий в пыли, да мы - чужаки, грубо нарушившие на острове равновесие и теперь оказавшиеся в водовороте борьбы вызванных нами же сил. Я был потрясен, горькое осознание того, что произошло, сдавило горло. Что же на самом деле изначально двигало мной? Искреннее желание помочь или просто жажда во
что бы то ни стало добиться своего? Только теперь я понял, почему Шимп был так уклончив, так неуверен в том, что он делает доброе дело. Прокладывая себе путь на Бали в борьбе с коварным противником, я добился только одного - я силой доставил сюда контейнер, содержимое которого олицетворяет защищенный электроникой западный образ мыслей, доставил его туда, куда даже ангелы побоялись бы, наверное, ногой ступить. Две могущественные силы действовали вместе, чтобы остановить меня. Я же дал им вескую причину вступить в борьбу. Я развязал настоящую войну, способную расколоть остров. А сам вместе с Джеки, Шимпом и обещаниями лучшей жизни оказался в самой её гуще.



  ГЛАВА 11

  В следующий миг мои догадки подтвердились с устрашающей убедительностью. Вокруг нас закипел бой. Небольшая группа солдат сражалась с невозмутимыми дакойтами, они дубасили, кололи и сшибали с ног друг друга штыками и прикладами, стрелять не удавалось - слишком перемешались их ряды. От поднявшейся пыли я ничего не видел, тут же оказался сбит с ног и полетел на землю. Джеки едва успела отскочить в сторону. Глаза слезились, но я рубил мечом направо и налево, отбиваясь то от штыков «Калашниковых», то от ржавых малайских ножей. Я толкался, бил кого попало свободной рукой, лягался, не зная, как скорее выбраться из возникшей свалки. В конце концов мне это вроде удалось, а может, свалка откатилась в сторону, но не успел я метнуться прочь, как чья-то нога ударила меня по щиколотке. Я глотнул пыли, быстро перевернулся и встретился взглядом с занесшим над моей грудью нож дакойтом. Раздался сухой треск, едва различимый в общем гвалте. Дакойт дернул головой, круто повернулся и упал. Совсем как в кино - крови не было, но маленькая дырка у него на лице красноречиво говорила о том, что случилось. Я поднялся на ноги.
Поднялась и Джеки, стоявшая на коленях с пистолетом Пасарибу в руках. Ноги самого Пасарибу в этот момент быстро уносили своего хозяина через дорогу к оросительной канаве.
  - Он правильно делает! - крикнул я в ухо Джеки. - Бежим к машине! Надо найти Шимпа!
  Пробираясь к машине, расталкивая дакойтов, деревенских и фанатиков, я увидел, что Шимп стоит возле автомобиля и смотрит по сторонам. Ни следа апатии или депрессии у него не осталось, вид был свирепый, зловещий, ветер прижал его лохматые волосы к черепу, теперь отчетливо вырисовывались уходящий назад лоб и тяжелая челюсть. Шимп смотрел в небо. Даже на зловещем острове Коммодо он не был так мало похож на человека. Вокруг бушевала буря, ветер пригибал к земле деревья, но громче воя ветра звучали воинственные клики гаруд - этих боевых птиц, принадлежавших самим богам. В адском свете их черные перья казались разноцветными, кружась, птицы спускались все ниже, почуяв добычу. Среди сражающихся плясали и крутились водящиеся в пыли злые духи. Земля гудела, та, что звалась Рангдой, пронеслась мимо нас так близко, что я ощутил её запах - на меня пахнуло мускусом и чем-то звериным. Мы отшатнулись, но она не удостоила нас даже взглядом, её горящие глаза были устремлены на противника. Расставив ноги, вытянув вперед напряженные длинные когтистые лапы, зверь-мужчина и зверь-женщина кружили в пляске ненависти, рычали,
шипели друг на друга, так что пена клубилась у них на губах и с клыков стекала слюна. Земля сотрясалась от этой пляски, а по их телам пробегала вулканическая дрожь.
  От оросительного канала послышался дикий вопль. Пасарибу подпрыгнул, как кузнечик, и побежал, мутная поверхность канала вдруг вздулась пузырями, вода в нем забурлила, выплеснулась из берегов и залила дорогу. Она мерзко пахла и была горячая, как кипяток, мы спешно попятились. Я оглянулся на деревья, ища защиты, но кусты зашевелились, роскошные цветы опали, их яростно топтали какие-то неясные фигуры, чьи стрекочущие крики сразу оживили у меня в памяти страшную картину драки на платформе поезда. На помощь повелителю леса спешили kuro-i, готовые исполнить то, что им не удалось проделать несколько месяцев назад. А за ними мельтешили ещё какие-то тени, дышала бесформенная, бескрайняя ночь Сурабаи, а морской ветер с воем гнул деревья, хлестал по kuro-i, мешал им продвигаться. Грузовик качался на своей подвеске, ветер играл им, словно игрушкой, а сражающиеся то и дело налетали на него.
  - Ещё немного, и он опрокинется, - крикнул я Джеки. - Контейнер!
  Она не стала расходовать дыхание, яростно кивнула, мы вдвоем подхватили Шимпа, даже не думавшего сопротивляться, и потащили его к обгоревшему грузовику, на котором стоял контейнер. Кабина была полна дыма, так что мы, пыхтя и отдуваясь, обежали грузовик сзади и вмиг очутились в стороне от схватки. Но едва мы подобрались к заднему колесу, как налетел новый порыв ветра, раздался грохот, земля под нами закачалась. Вдоль канала растрескалась плотно утрамбованная грязь. Трещины побежали по дороге, одна из них - как раз под передним колесом грузовика. Он снова закачался, накренился, нависая над нами. Я ухватился за Джеки, надеясь отскочить с ней вместе, но мы поскользнулись на размытой земле. Я ждал, что грузовик с контейнером вот-вот рухнет на нас, и последнее, что я увидел, был проблеск солнца среди туч, кружок расплавленного золота, погружающегося в расплавленный водоворот. Я понял, что больше никогда этого не увижу.
  Но колесо внезапно повисло в воздухе, контейнер перестал скатываться на нас. Джеки, смотревшая вверх через мое плечо, застыла, выпучив глаза и раскрыв рот от изумления. Выпустив её, я, скользя, выкарабкался на дорогу и увидел, что её потрясло. Прямо за нами, уперев ноги по щиколотку в жидкую грязь, стоял Шимп. Одна его длинная рука, словно бы небрежно, поддерживала днище грузовика, но пальцы были отчаянно напряжены. Он удерживал грузовик от падения, удерживал всю эту проклятую махину! И пока я смотрел на него, он взмахнул другой рукой и с какой-то даже оскорбительной легкостью поставил огромную машину на место. Затем повернулся к нам, делающим попытку подняться. Но когда мы встретились со взглядом его сощуренных глаз, у нас опять подкосились ноги. Глубоко-глубоко в его глазах светился пугающий огонь, словно луч солнца, прорвавшийся к самому дну подземной реки.
  - Het vallt de zon! [176 - Солнце садится! (голл. )] Наконец-то! - проговорил он, и, несмотря на шум, бушевавший кругом, его голос звучал как орган. - Началось Возвращение Предков!
  Он нагнулся и, как в свое время на железной дороге, ухватил нас пальцами и легко поставил на ноги.
  - Ну, то, чего я боялся, скоро кончится. Так что времени у нас очень мало, mynheer Стефан Фишер, и, если ты собираешься найти выход из того, что тут творится, поспеши!
  - Я? - взвизгнул я, задыхаясь от пыли. - Опять я! Но почему? Почему все сходится на мне? - Наглая несправедливость взбесила меня. - Да как ты смеешь утверждать, что я отвечаю за этот проклятый остров, полный психов, привидений и кровопийц-бюрократов? Причем тут я? Да сволочи все они, и ты тоже! Пусть сами решают свои дурацкие проблемы, слышишь? Отстаньте от меня все, понятно? Оставьте меня в покое! - Я закашлялся от пыли, а может, во рту у меня пересохло от страха? - Да и какая от меня может быть польза, когда тут вершат дела такие чудовища? Я в этих делах ничего не смыслю, и в тебе, между прочим, тоже. Кто ты, черт возьми, такой, в конце концов, - колдун, маг, волшебник? Да если у меня даже брезжит какой-то намек на решение этих проблем, неужели я посмею его высказать? Чего это мне будет стоить? Как я его осуществлю? Я ведь могу все только испортить! Результат будет в сто раз хуже, чем то, что мы имеем теперь! Я слишком мало знаю, понимаешь ты это? Да я ничегошеньки не знаю!
  - Правильно, - на удивление ласково согласился Шимп. - Потому-то я и привел тебя сюда, чтобы ты все увидел и понял. Почему именно тебя, спрашиваешь? Так спрашивали многие, на кого взваливалось бремя решения мировых проблем. Но тебе повезло. Тебе я могу ответить. Дело вот в чем: я выбрал тебя потому, что ты умудрен в проблемах мира, в котором живешь, а я - в проблемах моего мира. И то, что происходит, - это конфликт между двумя нашими мирами. Так что решение может принять только тот, кто разбирается и в том, и в другом. - Глаза Шимпа снова блеснули, и он сжал кулаки. - Так что придется тебе поучиться! Ты познакомился с духами, правящими этим островом, с теми, кто укрывается в его тени. Ты уже знаешь больше, чем удалось узнать другим. Ты ощутил, к чему привело противоборство этих сил, и восстал против них. Ты убеждал их и боролся с ними, ты терпел поражения в этой борьбе, но и побеждал. Ты пропустил всё это через свою душу. Разве этого мало? Любой, занимая мысли другого, оставляет у него свой отпечаток. Ты знаешь больше, чем тебе кажется, надо только хорошенько покопаться в себе. Вот и займись этим!
  Я пристально посмотрел на Шимпа.
  - Ты назвал две силы, но ведь Катика говорила, что их три! И ты с этим согласился, верно? Так о третьей я могу что-нибудь узнать?
  - А ты разве не знаешь? - тихо спросил Шимп. - Я надеялся, что ты хоть немного да понял к этому времени. Я собирался предоставить тебе здесь, на острове, больше времени, чтобы ты понаблюдал, поразмышлял. Не думал я, что мне придется так долго блуждать среди теней человеческих мыслей, из-за этого я чуть не забыл, кто я такой, и прозябал в слабости, когда надо было спешить. И очнулся только сейчас. Я надеялся к этому часу уже узнать твое решение, так как времени у нас почти не осталось. Но если ты действительно считаешь, что знаешь ещё слишком мало, то пока ещё есть возможность пополнить твои знания даже сейчас. Возможность, которую надо использовать немедля, пока у меня ещё есть время и силы. Я и так использовал уже почти все, что у меня оставалось.
  - Что? - изумился я.
  - Так до сих пор и не понимаешь? - со злостью спросил он. А ветер донес с полей треск ружейных выстрелов. Он приближался. - Если ты ещё недостаточно наполнен… А ведь об этом постарались. Ты ведь сказал мне, что когда-то однажды от отчаяния, повинуясь инстинкту, поддался на то, чтобы тобой завладели. А теперь ты должен открыть свою душу сознательно. Но только… хватит ли у тебя смелости?
  - Так значит, это ты, - поперхнулся я и начал кое-что понимать. За нашим укрытием раскатилось хриплое рычание Баронга и грохот осыпающихся камней. Заглушая визг kuro-i, раздался чей-то пронзительный, нечеловеческий хохот.
  Джеки обняла меня за плечи.
  - Стив, чего Шимп от тебя хочет? Что ты должен сделать? Почему у тебя такой вид?
  Я ничего не ответил, оперся на борт грузовика, стараясь справиться с дыханием и собраться с мыслями.
  - Мне трудно объяснить тебе, Джеки. Это то, чего я всегда боялся.
  У каждого свои страхи и фобии. А мои - после того, что со мной сделала в отеле Рангда, - были поистине ужасны. И тут все они всколыхнулись во мне, поднялись на поверхность, словно желая погубить меня прямо сейчас.
  - Да, на это согласиться трудно, - сказал Шимп. - Я понимаю. Но ты же сам не раз спрашивал, почему выбрали тебя! Вот и ответ. Помнишь, твой друг штурман говорил тебе, что ворота Спирали просто так не открываются ни для добра, ни для зла. Для тебя они открылись, наверное, ради этой проблемы. Решив её, ты заплатишь за то, что тебе открыли просторы мира. Ради этого, а может быть, даже ради чего-то большего, частью чего эти проблемы являются. А платить надо за все и всегда!
  Шимп сжал мне плечо. И хоть прикосновение это было легким, я почувствовал, как из его пальцев исходит такая мощь, что не верилось, будто ею может быть наделена человеческая плоть. Эта сила разжигала, воспламеняла меня, но одновременно и успокаивала, и приводила в чувство.
  - Это то, что я могу даровать тебе, только это, - пророкотал он. - И всего на несколько минут - мою силу. Подумай, парень! Вспомни! Подави страх! Вспомни, разве это было так плохо?
  Конечно нет. Я вспомнил, как здорово было не ощущать своей пустоты, не ощущать одиночества, как ощущает его каждый человек, чувствовать себя заодно с чем-то безмерным, во много раз более сильным и возвышенным, чем я сам. Почувствовать себя состоявшимся! Не просто попавшим под власть других, как было с Рангдой, чего добивался Баронг, но самому получить её! Ни Рангде, ни даже Баронгу не удалось осквернить это ощущение.
  - Ты боишься? - шепотом спросила меня Джеки. - Одно время ты думал, что всего боишься: и что подумают о тебе другие, и что будет со всеми твоими блестящими планами. Из-за этого-то ты и нашими отношениями пожертвовал, бросил меня. Но это же было заблуждение, Стив! Ошибка! Я ведь видела, какой ты на самом деле! Такой, каким я тебя всегда себе представляла, порой вопреки очевидному. И сейчас, если действительно надо что-то сделать, решайся!
  И в её прикосновении я тоже почувствовал силу, вливающуюся в меня, энергию не менее кипучую, чем энергия Шимпа, она согревала меня, горела во мне, как горит в кислороде сталь. И правда, почему бы и нет? Мы же на Спирали, за пределами Сердцевины, здесь все возможно и все существует, подобно тем чудовищным силам, что сошлись сейчас в поединке.
  - Стив, - горячо проговорила Джеки, - не дай страху одолеть тебя!
  С большим трудом, словно сумерки вокруг меня сгустились и превратились в закопченное стекло, я заставил себя поднять руки и одной обнял Джеки, крепко прижал её к себе, а другую вытянул вперед, хотя сделать это было невероятно тяжело. Я чувствовал, как шевелятся у меня на голове волосы, как пощипывает кожу на лице, будто вокруг гремят разряды энергий. Казалось, из растрепавшихся волос Джеки вылетают искры.
  - Я готов! - крикнул я и, напружинившись, так что рука чуть не выскочила из сустава, схватил за плечо Шимпа.
  Но моя рука прошла сквозь него, как сквозь дым.
  А через секунду, крепко прижимая к себе Джеки, я уже парил в воздухе, поднимаясь кругами над зелеными склонами острова, как лист над костром. И в ушах у меня звучал голос Шимпа, хотя самого Шимпа я не видел:
  - Гляди! Гляди! Как расшаталась без контроля система равновесия. Хотя Рангда и Баронг сражаются за власть в царстве теней, но борьба их отражается на Сердцевине. Смотри - дорога безумию открыта: начался puputan!
  Сумерки внизу вспыхивали то багровым, то золотым светом. Бой между террористами и сопровождавшими нас военными переместился на рисовые поля, и, похоже, он велся уже с применением тяжелой артиллерии. Противники, видимо, вызвали поддержку, и у партизан силы оказались гораздо серьезнее, чем ожидалось. Через горы, раскачиваясь на ветру, спешил к воюющим «Ильюшин», по бортам у него, как перезрелые плоды, крепились оружейные подвески, носовой пулемет уже поливал огнем джунгли. Над отдаленными вершинами гор показались новые вертолеты. Вдруг прямо над рисовым полем зажглось алое пламя - разорвалась ракета. Словно в ответ, с черно-синей вершины Гунунг Агунга послышался рокот - и из кратера поднялись грозные пары, за ними в клубах дыма вырвались на свободу тучи горячего пепла, а вдали на вершине Гунунг Батура блестящая поверхность озера в огромной кальдере [177 - Кальдера (исп. ) - свальное или круглое углубление в верхнем конце жерла вулкана, образующееся в результате взрыва газов, достигает нескольких сотен метров в глубину и до 10 —12 км в поперечнике.] вдруг задрожала, как затуманившееся зеркало, и
выбросила в небо столб кипящей грязи и пара.
  - Этим двум горам ничего не стоит уничтожить остров! Гляди, Стивен Фишер, гляди собственными глазами и моими глазами тоже! Смотри и набирайся ума!
  И вдруг как будто одноцветное изображение разом зажглось яркими красками…
  Как будто плоская картина стала трехмерной…
  Как будто рисунок на стене вдруг потянулся ко мне и обвился вокруг…
  Как будто бессвязный лепет вдруг вылился в шекспировские строфы…
  Как будто сухой стебель в моих пальцах вдруг набух соком, покрылся цветами и листьями и обдал меня ароматом…
  Как будто все, что я видел, вдруг стало расти, наливаться, распространяться с апокалипсической быстротой - такой поразительной сделалась моя восприимчивость, весь мир стал во много раз огромней, чем я представлял его себе, словно за каждой моей мыслью раскинулись горизонты знаний и глубочайшие пропасти незнания. Ибо надо постичь бесконечно много, чтобы понять, сколько ещё существует непознанного, и, как арки полуразрушенного древнего храма, это ужасающее незнание обрушилось на меня, сводя на нет мой и без того ничтожный человеческий интеллект, мое жалкое существование. Я в панике отбросил от себя эти мысли, взял себя в руки и уставился на остров, все ещё виднеющийся внизу.
  И увидел.
  Все целиком, макрокосм. Единую систему, живое существо на фоне синего океана; передо мной, словно на предметном стекле микроскопа, лежал образец, и он был живым, как и я сам. И остров Бали был живым. Небывалая красота и величие этого зрелища поразили меня; паря высоко в воздухе, я чувствовал, как меня закрутило и завертело, перед моим не очень четким взором замелькали все страны мира, по лицу планеты ещё медленнее, чем с ледниковой скоростью, проползли континенты, и все они были живыми! Не просто мертвые окаменелости, на которых кто-то обитает, нет! Ведь откуда эти живущие черпают силы, как не из того же камня, не из почвы? И всюду маячило то, что жило там прежде и снова в конечном счете будет полно жизни. Лишенное жизни было частью жизни, так же как жизнь была частью лишенного жизни. Одно в свой срок переходило в другое, и грани между ними не было. А сама планета Земля, движущаяся среди звезд, которые сверкали сейчас надо мной, сама наша планета была живой, составленной из живых континентов. А дальше что? Что такое звезды? И все, что за ними?
  Но мой полет замедлился, и перед моими глазами снова возник остров Бали. Я вспомнил об I Desa[178 - Господин деревня (индонез. ).], этом «мистере Деревне», и о доме - подобии человека. Таким и был этот живой организм подо мной - единое целое, созданное природой и человеком. Постоянно нарождающиеся, постоянно умирающие живые существа, населяющие остров, начиная с простейших водорослей и кончая Великим брамином, - составляющие клетки этого острова, его органы, поддерживающие в действии его тело. Но если Бали - живой организм, где его сердце - сердце этого кракена [179 - Кракен - в скандинавской мифологии морское чудовище.] из камня и грязи подо мной - и где его мозг?
  Поразмыслив, я понял. Кровь острова - вода, водная система, частично естественная, частично созданная человеком, - это вены, по ним и течет вода, а сердце, что гонит кровь по венам, - это система subak! Управляемая, в свою очередь, мозгом. Мозг - это созвездие храмов, храмов subak и всех прочих, которые неусыпно наблюдают за всеми аспектами сложной жизни острова, управляют ею и поддерживают в ней хрупкое, но строгое равновесие.
  Или поддерживали. Пока на остров не хлынули представители иных культур, пока не расцвел пышным цветом туризм, пока не начался взрывной рост населения и не установился правительственный контроль. И остров - будто тело, оскверненное вирусами, с иссякающим иммунитетом, с тающими физическими ресурсами - заболел, его сотрясает лихорадка, у него головокружение, его подкашивает упадок сил. Я стал мучительно соображать, как поступают с больным человеком, если у него слабеет кровеносная система, подводит сердце? Разумеется, ему оказывают помощь. Но то, что несу острову я, - это искусственное, чужое сердце, слепок, подобие сердца, тело не сможет его контролировать, а сердце не сможет откликаться на все, как живое - биться быстрей или замедлять ритм в соответствии с тысячью мелких подробностей жизни живого организма. Это трансплантат - защитные силы тела будут отторгать его, поэтому их придется уничтожить любой ценой. Красные искры трассирующих снарядов внизу, языки огня, вылизывающие маленькую деревеньку, давали мне понять, что тогда будет. А если то же произойдет со всеми деревнями, что ждет остров? Я видел,
как война, пожары и кровопролития захлестывают Бали.
  - Шимп! - громко крикнул я. - Шимп!
  - Слышу! Уже давно слышу. Я читаю твои мысли ещё до того, как ты переложишь их в слова! И каково же твое решение? Говори!
  Я чувствовал, что Джеки все ещё прижимается ко мне, слышал, как стучит её сердце, но не видел ни её, ни себя. Видел только остров под нами - необработанный зеленый драгоценный камень, он медленно вращался в бездонной пустоте, а над нами кружили в танце тропические звезды. Я не понимал, где я, не понимал, как я могу говорить в этом разреженном воздухе. Я вздохнул неуверенно, заикаясь, проговорил:
  - Сказать по правде, подожди! Мне надо подумать. А я не могу, когда они режут там друг друга. Шимп, их надо как-то остановить!
  - Я могу это сделать, надо только пустить в ход остатки моих сил, отпущенных мне на этот цикл жизни. Но затем они снова, начнут сражаться, ещё ожесточеннее, чем прежде! А я уже буду бессилен. Так что скорей подыскивай решение, которое все они примут!
  - Идет! - выдохнул я. - Я знаю решение! Но для этого надо найти последний кусочек головоломки. А пока длится эта бойня, его не добыть!
  Снизу донесся пронзительный вопль и треск выстрелов.
  - Доверюсь тебе и пойду на риск. Судьба острова в твоих руках, Стивен! Протяни свою руку вместе с моей и хватай!
  И я увидел, как моя рука тянется в пустоту, но натыкается на невидимый барьер. Только моя ли это рука? Она казалась больше, массивней, но когда я сжал пальцы, я почувствовал это сжатие, ощутил в пальцах такую силу, что казалось, я смогу ими щелкать миры, как орехи. А в ладони у меня очутилось что-то маленькое, но тяжелое, невероятно тяжелое, - удочка, черная, блестящая, с золотым наконечником. Я сжал её в руке, повертел, как карандаш, и вдруг она начала удлиняться, расти и сравнялась с волшебным посохом Шимпа. И я вспомнил слова, давно забытые, схороненные под другими и набравшие там силу. Я произнес их, и золотой наконечник вспыхнул, но не розовым светом. Багровым. Он пылал, как рубин, ибо вобрал в себя силу не одного ума, а двух!
  Я опускал руку все ниже, вниз, вниз - в самое сердце зеленого сокровища, туда, откуда поднимался дым, и мой взор проникал следом, пронизывал облака, клубящиеся над священной горой. По её покрытой ночной тьмой поверхности ползли, как огненные черви, ручьи лавы и дымящегося грязного пепла, красные, серые и белые нити тянулись по камням, будто вены, выбрасывая клубы пара, прокладывая пути смертоносному потоку, готовому ринуться в долину. А у подножия ночь ярко освещали вспышки огня. Над полями, как чудовищные насекомые, гудели вертолеты, останки одного уже догорали там, где некогда было плодоносное рисовое поле, теперь выжженное дотла. Небо было прочерчено вылетающими из джунглей трассирующими пулями и более яркими следами реактивных снарядов. Вертолет нырял, чтобы избежать воздушного вихря.
  Маленькая деревня, рядом с которой мы только что были, уже пылала, её деревянные крыши обуглились, башенки храма трескались от жара. Узкие улочки были завалены неестественно скрюченными телами, многие из них все ещё впивались в горло друг другу негнущимися пальцами. Смоковница превратилась в огненный столп, бросавший зловещие отблески на затоптанную и залитую кровью землю, на которой сражались две одинаково несведущие армии, они бились у ног громадных фигур, потрясающих кулаками, рычащих, визжащих, равно топчущих ногами и своих, и чужих, чтобы не потерять ни пяди отвоеванной позиции, не видящих ничего кругом, кроме зеркального отражения своей ненависти на лице противника. А на границе света и мрака возвышалась, как грозное предостережение всем разрушительным силам, плотная, несуразная тень нашего контейнера, за обладание которым все и боролись: одни стремясь его уничтожить, другие - овладеть им ради собственной выгоды. И этот контейнер привез сюда я!
  - НЕТ!
  Не могу сказать, кто это крикнул, я или Шимп, а может быть, Джеки. Она, кажется, все ещё была со мной. По-английски это было выкрикнуто или по-индонезийски? Не знаю. Но ветер, поднятый вертящимся посохом Шимпа, словно удар грома, сразил воюющих, свалил их с ног, задул смоковницу, как свечу, сбил огонь с горящих крыш. Я сам, словно молния, ринулся вниз, в гущу сражающихся, и стал поливать всех огнем, который сам же и раздул.
  И великан Баронг, как пес, у которого вырвали добычу, беспомощно завертелся, закружился и откатился с воем, лягаясь и кусаясь, к опушке леса.
  Этот катящийся волосатый шар подцепил Рангду, и, как она ни визжала, как ни молотила руками и ногами, её подняли в воздух, раскачали и бросили в речной водопад. Она упала туда, подняв фонтаны брызг, и вода радостно подхватила её, стремясь увлечь с собой в море, но Рангда мощными когтями уцепилась за скалу и, злобно сверкая глазами, вылезла на берег. Поблизости в темноте ползали и плакали люди и все ещё дымилась обгоревшая смоковница. В наэлектризованном воздухе слышался треск выстрелов. В тени, под нависающими ветвями деревьев, корчился и рычал Баронг, но я ткнул его посохом, и старик затих. Говорю «старик», так как Баронг вдруг незаметно снова превратился в престарелого священника, которого я знал раньше.
  - Какой странный союз, - произнес он, выступая вперед, - и ещё более странная измена. Но твоим силам, Предок, скоро придет конец.
  Я взмахнул посохом и описал им огненную дугу у ног Баронга. Он остановился.
  - Стивен Фишер! - прозвенел его голос. - Тот, кого ты боялся больше всего, настиг тебя! Но скоро ты от него избавишься! Я могу дать тебе то, в чем ты сильнее всего нуждаешься. Разве не я даровал моему народу то, в чем он нуждался и чем потом пользовался много веков, пока ваши люди все не испортили? Доверься мне, как доверялись они, и вместе, вооруженные достижениями твоего мира и моего, мы сможем уничтожить все, что нам мешает. И ты наконец обретешь здесь, среди вновь народившейся гармонии, покой души, покой, которого ты так жаждешь!
  - Гармония! - раздался мягкий женственный смех. - Вековая тоска! Ржавчина столетий! - Ты - мужчина, Стивен, а сильному мужчине нужно кое-что получше долгого прозябания! Жизнь сильнее смерти! Перемены интересней, чем однообразие! Доверься мне и получи все, о чем только может мечтать мужчина!
  Это снова была Рангда, опять принявшая образ женщины, однако не совсем обычной. Она была больше, чем живой человек, по её коже все ещё стекали капли речной воды; опаловые, переливающиеся, как жемчуг, глаза сияли теплым блеском. Она была сама собой и вдруг превратилась в Клэр. Все ещё в набедренной повязке, с тяжелыми жемчугами, но она была самой настоящей Клэр и тут же мгновенно стала Джеки, совершенной и неотразимой, словно самоолицетворение любви. А потом, что окончательно потрясло меня, на её месте появилась Молл - полуголая Молл с божественным сиянием вокруг головы, она протянула мне руки, придвинулась ближе. Но я рассмеялся Шимповым злорадным гортанным смехом и провел огненную черту и перед ней тоже.
  - Спеши! - крикнул Баронг. - Откладывать нельзя, ты не можешь оставить себе свой контейнер! Ты должен передать его кому-то! Кому же? Правительству? Ты слышал их голоса, можно ли им доверять?
  Похоже, он был прекрасно осведомлен обо всем, что происходило в машине, и о моем отношении к этому. Может быть, вдруг подумал я, может быть, Баронг потихоньку воздействовал на Пасарибу, заставляя того проявиться во всей красе?
  - Значит, правительству не отдашь! - заключил Баронг и холодно, плотоядно хохотнул. - А кому же? Этому волосатому? Не стал бы я доверяться и ему! Разве он не пытался с тобой разделаться столь же усердно, как и мы? Он же и есть та самая третья сила, которой ты так страшился! Неужели ты этого не понял?
  Я едва не пошатнулся, как от мощного удара. Все мои страхи ударили мне в голову.
  - Шимп, - возопил я, хоть и знал, что он превосходно меня слышит. - Это правда?
  - Правда, Стивен, - отозвался спокойный голос внутри меня. - Я прибыл на Запад с той же целью, что и другие. Я - кто может проникнуть туда, куда никому не пробраться, ведь меня знает весь мир, и корни мои пущены во всех странах. Я виновен во многих обрушившихся на тебя бедах. Например, я напустил на тебя этих мешочников. Но когда та ведьмочка привела тебя ко мне, я понял, что ты не жесток, не хапуга, не вымогатель, просто немного пустоват, не совсем понимаешь, с чем имеешь дело… Вот я и решил, что буду тебе помогать, защищать тебя от здешних злых сил. Ведь не надо быть пророком, чтобы понять - человек, владеющий знаниями, совершенно неизвестными нам, может найти выход из тупика. Человек, легко ориентирующийся в обоих мирах, достигший больших успехов в одном и быстро освоившийся в другом, в здешнем, - это редчайшее сочетание! Скажи, Стивен, разве я был неправ? Ответь, подай мне знак!
  По-видимому, голос Шимпа был слышен и Баронгу.
  - А вдруг этот волосатый ошибается, что тогда? Он уже однажды стал перевертышем, вдруг он опять тебя предаст, если ему что-нибудь не понравится? Как ты можешь ему доверять? - И Баронг с царственным презрением вскинул голову.
  Тут вмешалась Рангда:
  - А тебе-то кто доверится, старое ты ископаемое? Ведь ты из ума выжил и ни на что не способен! Что ты можешь предложить кому-нибудь? Такое, чтобы сердце забилось сильней и кровь заиграла, чтобы один день не был похож на другой? Доверься мне, Стивен!
  Как кошка в западне, она шагала взад-вперед в круге, очерченном моим посохом. Баронг тоже метался из стороны в сторону и что-то выкрикивал, но звонкий голос Рангды заглушал его - чувственный, соблазнительный голос, красивый, как сам остров Бали:
  - Только я заставлю твою кровь быстрее течь по жилам, только я смогу снова вдохнуть жизнь в эту живую могилу. Только я и мои сторонники сумеем сдерживать этих стервятников из правительства! Этот старый, замшелый дурак позволил им перешагнуть через него, ему, видите ли, достоинство не позволяло хоть пальцем пошевелить, это он только в конце набрался сил, чтобы провозгласить puputan. Да что он знает о любви, о радости каждого мгновения! Вспомни, Стив, как хорошо тебе было со мной! Доверься мне, и это будет длиться вечно! Верь мне! Верь!
  Те же слова выкрикивал и Баронг. Их голоса слились в какой-то огненный шквал. Я пытался думать, смотреть, тяжелый посох дрогнул у меня в руках, и тут же оба - и Рангда, и Баронг - бросились на меня. Но мне передалась реакция Шимпа, она была быстрее моей. Я закинул посох на плечи, как коромысло, и ощутил, как наливаются силой оба его конца, а цепкие пальцы Рангды и Баронга старались отнять его у меня. Из посоха вырвалось пламя, охватило Рангду и Баронга, я раскачивал посох взад и вперед, но они цепко держались за него, продолжая висеть с двух сторон, как будто воплощая собой то равновесие, которое сами же поставили под угрозу.
  - Довериться вам? - обрушился я на них и стряхнул их вниз, в трескучий фонтан огненных брызг. - Вам - невежественным негодяям! Двум слепым идиотам! Да кто же может вам довериться? Вы же пара инфантильных переростков, преследующих лишь свои дурацкие интересы! Вы и думать не думаете о тех, кто живет на острове, вам нет до них дела! А уж если я кому и доверюсь, то только им…
  Мгновенно наступила полная тишина, мертвая тишина, так что я услышал удары собственного сердца.
  Ведь врачи вставляют искусственные сердца и трансплантаты, когда положение безвыходное, когда уже ничто не помогает. А не лучше ли укрепить больное сердце, вылечить его, пособить ему?
  На секунду мне почудилось, что мое сердце остановилось. Потом показалось, что сейчас оно вырвется из груди, ибо оно колотилось о ребра, как зверь в клетке. Я все ещё не мог отдышаться после властной решимости, которую проявил, от сознания, что рядом с моими мыслями текут мысли другого и наполняют меня отзвуками иных знаний, темным ответом неслыханного опыта.
  Я поглядел, я увидел, но не мог облечь свои мысли в слова. Я заикался, как перевозбудившийся ребенок.
  - Тогда открой мне свои мысли, и я выражу их. О! Я вижу, уже вижу: сердце острова Бали - проект…
  - Да! Сердце слишком срослось с островом, чтобы им могли управлять иностранцы. Хирург может прооперировать сердце, но не может постоянно накачивать в него кровь, верно? При первой же возможности врач передоверяет сердце организму, тот сам должен осуществлять контроль за ним. В этом и есть заслуга хирурга! И здесь, на острове, надо поступить так же. Ни правительство, ни чужеземцы, какие бы добрые побуждения ими ни руководили, не могут контролировать сердце - они могут только помочь ему. А если у организма отобрать контроль, он разучится владеть своим сердцем, нервы усохнут и жизнедеятельность организма уже не восстановится.
  Тьма сгущалась, мои мысли уносило ветром. Где Джеки? Ещё со мной? Я не чувствовал её рядом, я вообще ничего не чувствовал, но почему-то знал, что Джеки ещё где-то здесь, только где мы вообще?
  - Всё это так, но кому же здесь на острове передать контроль?
  -  Тем, кто всегда осуществлял его! Непонятно? Правительство хочет воспитать новое поколение инженеров-ирригаторов, ну и прекрасно, почему бы и нет? Только работать они должны с системой subak. Ведь даже нынешнее поколение klian subak пользуется компьютерами, почему же тем, кто придет им на смену, не быть знающими инженерами? Пусть применяют современные средства, но под присмотром советов subak и повинуясь древним законам.
  - Следующее поколение! Но что будет сейчас? Действовать надо немедля!
  -  Пока здесь могут работать инженеры проекта, они так и планировали. Только связаны они будут не с правительством, а с советами subak и klians. Неужели непонятно? Старики от такого варианта придут в восторг, они сохранят свою власть и престиж; молодые тоже будут довольны - они будут учиться на месте, а инженеры проекта отберут самых способных, так что сынкам правительственных чиновников не удастся пролезть на лучшие места. И не стоит нести чепуху, будто это покончит с традициями! Наоборот! Старые обычаи оживут и окрепнут. Ведь законы subak справедливы, они никому не дают права манипулировать водными ресурсами, они противостоят коррупции! Эти законы развивались вместе с островом, их не ввели так называемые социоинженеры, приехавшие откуда-то издалека, а если потребуется внести в местные законы изменения, это сделает народ, который по этим законам живет. Итак, сердце и мозг острова будут вместе, смогут снова работать в унисон! Составят одно целое!
  Кругом была темнота и тишина, зловещая страшная тишина. И вдруг зазвучал голос Джеки - спокойный, сдержанный, хотя под ним угадывалась дрожь:
  - Мне кажется… Я думаю, что… представители проекта примут эту схему. И те, кто связан с землей, безусловно примут. Но вот правительство…
  Собравшись с силами, я попытался изложить свои мысли так доступно, как смог, обращаясь в бездонную пустоту, окружавшую нас, в беззвездную и безлунную ночь:
  - Если Баронг и Рангда будут продолжать блокаду, помешают транспортировке оборудования, правительство пойдет нам навстречу. У них не будет другого выхода. Либо они пойдут на наши условия, либо ничего не состоится.
  Ответом было молчание.
  Мертвая тишина. Но я, собрав остатки мужества, продолжил:
  - Только эти две островные силы - Баронг и Рангда… прислушаются ли они к нашим словам? Поверят ли? Ведь мы нуждаемся в их помощи, и жители острова тоже. А эта таинственная третья сила… Шимп? Что думаешь ты теперь, когда сломил все мои заслоны? Не передумаешь ли ты? Не разделаешься ли со мной, как стремились другие? Или наоборот, поможешь мне убедить их? Останови междоусобную войну! Ты это можешь, можешь, Шимп?
  - Но только не в одиночку! - проговорил во мне голос Шимпа, и я тут же сообразил, что голос стал другим. Он изменился, едва мы с Шимпом слились воедино. В нем не осталось и следа голландского акцента, - видно, акцент был нужен, чтобы затушевать утробность голоса, его странное, не вполне человеческое звучание. Сейчас я слышал голос одного человека, но эхом ему вторили миллионы голосов.
  - Только не в одиночку! Ибо полночь приближается, а когда она наступит, я стану тем, кем она повелит, приму новую форму, пройду обновление среди близких мне. Ведь грядет час Предков, а я и есть Предок! Предок! Я тот, кто похитил из Рая неувядающие персики, кто благодаря этому приобщился к великому волшебству и в то же время претерпел ещё более великое наказание. Я тот, кто выстоял эту кару и завоевал себе свободу, потому что помогал великому святому пересадить новую веру из Индии на Восток. Я тот Хануман, который привел свою армию на помощь Раме и помог спасти его жену Ситу от демона Раваны, я тот, кто решил сжечь их дома и спалил себе хвост. Но потеря хвоста пошла мне на пользу, ибо из мартышки я превратился в Шимпа. Я - Предок Предков, первый, кто ступил в этот уголок Земли и населил его своими детьми. Тот, кто приобрел заслуженное имя, присвоенное ему ученейшими мужами даже на Западе…
  -  Верно! - с почтительным ужасом прошептала Джеки. - Как же я раньше не сообразила! Когда увидела его впервые! Pithecanthropus erectus - «Обезьяна прямоходящая»! Яванский человек. Предок всего Востока! Мой предок. Он на все имеет право! В его руках власть!
  И возник новый звук, он нарастал, ширился, превращаясь в стук барабана, под который плясали тени обезьян.
  - Да, я наделен властью. И я ею воспользуюсь, ибо ты, Стивен Фишер, достиг цели, ради которой я тебя выискал. Твой ответ - единственно верный! И я своей властью положу конец кровопролитию, излечу раны, заставлю всех слушаться! Но только с твоей помощью, Стивен Фишер, я смогу осуществить всё это. Только в тебе я ещё тот, кто я есть. А теперь выпусти меня на свободу. ОСВОБОДИ МЕНЯ!
  Его голос казался таким бесконечно усталым и старым, каким в последние недели выглядел и сам Шимп. И слышалась в этом голосе жажда свободы. Барабан прерывисто стучал, словно больное сердце, словно ум, бьющийся в искалеченном теле; словно бабочка, тщетно пытающаяся вылупиться из куколки, Шимп рвался на свободу. Я сочувствовал ему, но что я мог сделать, что? Как помочь ему, чтобы он мог помочь нам?
  Я хотел потереть подбородок, но в ужасе замер, так как у меня под рукой оказалась тяжелая челюсть, заросшая жесткими колючими волосами. А подбородка не было! В этом окружавшем меня темном мире я ощупывал не свое лицо, а лицо Шимпа! И в объявшем меня страхе окончательно потерять свое «я» я дернул эти волосы, вырвал их и развеял по ветру.
  Барабанный бой усилился, стал вдвое громче. Темнота наполнилась вдруг гремящими барабанами. Я поднял посох и в красноватом свечении увидел какие-то тени - приземистые, квадратные тени, приплясывающие чуть ли не вприсядку, исполняющие какой-то гротескный танец - танец освобождения. И каждая из этих теней держала в руках посох, и каждая, когда дробь барабана усиливалась, вырывала клок волос и пускала его по ветру. А бой барабанов становился все громче, громче, в конце концов никакой темноты вокруг нас не осталось, все завертелось в лихорадочном, шумном, бесконечном танце. Он захватил и нас с Джеки, и мы пустились в пляс, а перед нашими глазами мелькали какие-то вспышки…
  Мелькали фигуры, пляшущие на поле битвы, скачущие среди сражающихся, чудаковато прыгающие среди мечей и разящих штыков…
  Фигуры, пляшущие на догорающих кострах, подбрасывающие ногами угли, так что над костром повисла густая туча…
  Фигуры, пляшущие на рисовых полях между террористами, ведущими перестрелку с солдатами, эти фигуры ногами вышибали автоматы из рук тех и других, ставили им подножки, втаптывали оружие в землю, чтобы оно там ржавело и рассыпалось на части. Фигуры, пляшущие между мужчиной и женщиной - ведьмой и полузверем, которые рвали и царапали друг друга когтями, их тянули за юбку, дергали за хвост, цепляли за набедренную повязку, таскали за волосы, срывали бусы и подталкивали их владелицу непристойными жестами…
  И вдруг нас снова окружила темнота, тишина и пустота. До меня доносилось только прерывистое дыхание Джеки, оно прерывалось от волнения. Она спросила, словно отвечая какому-то далекому голосу, который слышала:
  - Значит… значит, теперь все в порядке? Они примут предложение Стива?
  - Смотри! — отозвался голос Шимпа. Он был громче, но какой-то размытый, словно несся к нам издалека, сливаясь с эхом от множества других голосов. - Слушай!
  Остров окутала темнота. Пронизывающий ветер улегся, вулканы успокоились, их огненные верхушки больше не были видны. Там, где только что шло сражение, где противники топтали тела своих убитых товарищей, наступила тишина. Там, где над мирными рисовыми полями свистели пули и проносились снаряды, сейчас мелькали в воздухе красные точки, но теперь они никого не пугали, они не описывали угрожающих дуг. Сначала мне чудилось, что я все ещё слышу крики, лязг металла и взрывы, но постепенно, словно сфокусировавшись, голоса слились в ритмичном напеве. И грохот битвы сменился ласкающим, мелодичным бренчанием гамелана.
  Мы с Джеки стояли обнявшись в тени нависших над нами ветвей. Горячий душный ночной воздух, напоенный густым ароматом тропических цветов, чем-то напоминавшим запах мимозы, обволакивал нас, как влажное шелковое покрывало. В свете фонарей, проникавшем сквозь листву, дрожащие на ветвях капли сверкали, как желтые и красные драгоценные камни. Мы льнули друг к другу, дорожа каждой секундой, и когда нам стало нечем дышать, одновременно подняли глаза к небу - оно было ясное, звездное, и среди крупных тропических звезд ярко сверкал полумесяц. Залитые лунным светом, мы снова начали целоваться. Не знаю, как долго это продолжалось, но потом, держась за руки, мы пошли по узкой дорожке к свету.
  Он горел на верхушке старой смоковницы, и по её виду нельзя было предположить, что ещё недавно она вся пылала. И на стенах стоявших вокруг маленьких храмов не было никаких следов недавних боев: их покрывали лишь мхи да пятна - свидетельства вековых жертвоприношений.
  - А, вот и вы! - воскликнул Пасарибу. В мягком свете фонаря даже он казался приветливым. - Недурной ливень, правда? В это время года такое редко случается, но мы дождям всегда рады, верно? И он никого не отпугнул. Мы потому и приехали сюда, потому что хотел вас познакомить со всем этим!
  Он глядел, и, как мне показалось с удовольствием, на танец, исполняемый двумя танцорами в масках под аккомпанемент гамелана. Танцующая женщина изображала ведьму, она была в белом покрывале с черными и красными полосами, почти невидимыми из-под распущенных светлых волос. Она злобно таращила глаза, изо рта у неё торчали клыки и чуть ли не до пояса свешивался красный язык. С угрожающим видом она играла длинными пальцами с белыми ногтями. Ведьма наводила страх. Её партнером был исполняемый двумя танцорами четвероногий зверь в панцире из золотых пластин, из-под которых торчали рыжие волосы, зверь гибко выступал с достоинством тигра. На голове у него красовалась остроконечная корона, украшенная золотыми цветами. За большими кошачьими ушами вздымался высокий золотистый воротник, изображающий гриву. В оскаленной пасти тоже торчали клыки - их было меньше, чем у Рангды, но сами они были длиннее. Тигр махал золотистым хвостом. Пасарибу начал нудно объяснять, что это - ритуальные фигуры, непременные участники фестивальных танцев, они изображают соперничающие силы, которые покровительствуют деревне. Баронг, как
явствовало из объяснений чиновника, более доброжелательная фигура, но и Рангда нужна местному населению.
  - Ну что-то вроде Инь и Ян… [180 - В теории даосизма - женское и мужское начало.]
  Пасарибу умолк. Хоть он и пытался сделать вид, будто хочет познакомить с танцем нас, на деле же он сам не мог от него оторваться, ведь танец воплощал в себе остатки многовековой культуры, которую старались уничтожить чужеземцы и миссионеры, но всё равно она жила и в крови самого Пасарибу, и в крови его предков. Я обнял Джеки, хотя по местным меркам это считалось неприличным, но я был слишком счастлив, чтобы о чем-то беспокоиться.
  - Слушай, - шепнул я ей на ухо, - мы с тобой только что видели сердце и разум острова, но ведь этого для организма мало. Вот Рангда, и Баронг, и все другие, мелкие духи, они ссорятся, мирятся, поддерживают на острове гармонию, но они - его душа.
  - Даже жалко, что мы не можем задержаться, - мечтательно проговорил Пасарибу, отрываясь от зрелища. - Иногда в такой танец, словно загипнотизированные, включаются и жители деревни. Им чудится, что в них вселились духи или что-то в этом роде.
  - Да! - несколько угрюмо отозвался я. - Рангда, кажется, на такие дела мастерица.
  - О! - удивился чиновник. - Значит, вы интересуетесь нашим фольклором? - Его голос звучал чуть ли не смущенно, совсем не похоже на его обычную разухабистую речь. - Видите, они делают вид, что нападают на Рангду, гонят её прочь. А она заставляет их обратить их же оружие против самих себя, но это все ритуал. Островитяне никогда не враждуют с Рангдой, а она не враждует с ними. Все они потом благополучно успокаиваются, вот такая извечная борьба. Никто не выигрывает, но никто и не проигрывает. Конечно, это все суеверие, но должен признать: когда видишь вот такое зрелище, воплощающее древние представления, это захватывает, правда? Просто захватывает! - немного смущенно повторил он. Вздохнув, Пасарибу посмотрел на часы. - Нам пора, пожалуй. А куда делся ваш… э… приятель?
  - Действительно, где Шимп?
  - Не стоит о нем беспокоиться, - сказал я. - Он говорил… э… что он где-то здесь, в этих местах… его ждут. Он не пропадет, ведь он на Бали и на всех этих островах как дома.
  - Да? - усмехнулся Пасарибу. - Решил присмотреться к туземцам?
  - Ну, кое в чем он им сто очков вперед может дать! - сухо отозвалась Джеки. - Но он - верный друг.
  Позади, на дороге, нас ждал конвой. Настороженные, но спокойные солдаты сидели, положив автоматы на колени. Когда Пасарибу закудахтал над дырами, которыми пули украсили его машину, охрана заулыбалась.
  - Знаете, сколько времени уйдет на то, чтобы заделать эти дырки! - жалобно сказал Пасарибу.
  Видно, Шимп не все повреждения ликвидировал, и его забывчивость наверняка была злонамеренной, подумал я.
  - Больше никаких неприятностей? - спросил я капрала, сидевшего рядом с контейнером.
  Капрал рассмеялся.
  - Тоже мне террористы! Дождя испугались!
  Из-под деревьев вдруг раздался всплеск голосов, вроде бы смешливых, а потом зазвучал сложный хор - солист выводил высокие рыдающие ноты, напоминая рассказчика в театре теней, а остальные вторили ему, но уже комично передразнивая.
  - Слышите! - умиленно воскликнул Пасарибу. - Это kecak — огненный танец обезьян. А хор имитирует гамелан. И все пляшут.
  - Это из «Рамаяны», правильно я поняла? - тихо спросила Джеки.
  - Правильно! - ответил довольный Пасарибу. - Но настоящий главный герой в «Рамаяне» - Хануман, если вам знакомо это имя…
  - Знакомо! - ответил я. - Уж его-то мы знаем!
  Пасарибу с улыбкой оглянулся.
  - Это целое представление! Хорошо бы посмотреть… но надо двигаться. Будем считать это прощальным напутствием.
  Я не возражал. Шофер Пасарибу, с перевязанной рукой, но веселый, вывел машину на дорогу, и мы поехали. Опустив окно, мы прислушивались к замирающему напеву. Там остался Шимп, но мы оба знали, что он не только там, он повсюду. В сердцах, душах и умах его потомков. Дух предков, дух, который, спеша к потомкам на помощь, облетел полмира и вернулся к ним охранять и защищать остров.
  Пасарибу перестал старательно играть роль светского космополита и охотно рассказал мне о «Возвращении Предков».
  - Люди верят, что наши предки возвращаются в праздник Галунган сюда, на Бали, и остаются здесь до самого Кунингана. Это заключительный фестиваль, когда предкам приносят особенно почетные жертвы из желтого риса. А между этими фестивалями все надевают самую нарядную одежду, украшают деревню шестами, как будто это рождественские елки, да и вся атмосфера такая же, как на Рождество. Только здешние жители устраивают всё это для предков, да ещё с каким размахом!
  - Я рада за Шимпа, - прошептала Джеки, прижимаясь ко мне. - Он это заслужил.
  - Да, - улыбнулся я ей.
  Пасарибу снова болтал, не закрывая рта, но сейчас это было даже приятно.
  - А как насчет нас? Мы тоже что-то заслужили? - спросил я.
  - Ну, не знаю, - вздохнула Джеки. - Благодаря тебе я собираюсь на некоторое время прервать свою работу. Тебе пришла в голову блестящая идея! Ты представляешь, скольким людям я должна её внушить - и представителям проекта, и колледжу, и правительству, и священникам subak, боже мой! Да ещё проследить, чтобы всё это воплощалось в жизнь. Это будет пиаровская акция, какой мир не видел! А потом придется сразу составлять схему, представляешь, сколько это займет времени! - Джеки погладила меня по груди. - А ты ещё сокрушаешься, что у тебя в офисе накопилось много работы!
  Я прижал к себе её руку.
  - Дейву придется попыхтеть.
  Даже для меня это прозвучало невесело. Я не особенно хотел, чтобы Дейв занимался моей работой. Он может слишком хорошо с ней справиться, отчего у меня возникнет ощущение, что я не нужен.
  - Так что ты не бросишь свою работу и не останешься со мной.
  Я хотел было возразить, но она улыбнулась.
  - Да не беспокойся ты, я и не прошу тебя оставаться. Может, ты и остался бы, но это было бы слишком жестоко. Но и я тоже люблю свою работу. Я не уеду. А ты не останешься.
  Мне словно мешок на голову натянули - так испортилось вдруг настроение. Радость вмиг исчезла, на душе стало тяжело.
  - Я полагал… я надеялся, что…
  - Что мы начнем все сначала, забудем прошлое? Но оно не забудет нас, Стив. Теперь мы живем в разных мирах. - Она состроила гримасу. - И я не думаю, что смогу жить в твоем.
  - Ты ведь жила на Западе. И довольно долго. И внешность у тебя европейская, черт побери!
  - Я этого не чувствую. Почти. Но я говорю не о Европе. О твоем мире или, скорее, о твоих мирах. Помнишь, что сказал Джип? Что-то насчет людей, которые мельком увидят какой-то проблеск и сразу отступают назад, в свой мир. Спираль, - (я почувствовал, как Джеки вздрогнула), - Спираль - это что-то великолепное, но и ужасное, в неё невозможно поверить. Конечно, там много такого, что мне хотелось бы увидеть, но ведь там есть и другое. У каждой крайности должна быть своя противоположность. Предельная красота и предельный ужас, бесконечное добро и бесконечное зло. Я не смогу это воспринять, постичь такие крайности. А ты невероятно храбр, раз можешь спокойно принимать всё это.
  Я обиженно скривил губы.
  - Скорее, отличаюсь невероятным отсутствием воображения. Об этом мне уже говорили. Или у меня невероятно толстая кожа.
  - Нет! Воображение у тебя как раз есть, и больше, чем у других. Только надо дать ему волю. Я всегда это про тебя знала. Это у меня его не хватает. Я знаю, где мне лучше быть.
  - Меня предупреждали, чтобы я держался подальше от Спирали, - хмуро сказал я. - Чтобы я забыл о ней ради собственной безопасности. И мне это почти удалось. Может быть, и надо было забыть.
  - Молл сказала, что теперь ты способен сам позаботиться о себе. Теперь, мол, меньше риска, что ты можешь пострадать.
  - По-моему, она не совсем это имела в виду. Я знаю, Джеки, сколько страданий я причинил тебе. Но, господи, по-моему, всё это позади. Может, мне и всё это следует забыть?
  - Надеюсь, что не забудешь. - Она погладила меня по щеке. - Можешь, конечно, по-прежнему винить себя. Но помни одно - что бы ты ни сделал, ты искупил это с лихвой. Так что мы можем жить, сбросив с себя ярмо прошлого, так, как мы жили бы, если бы остались вместе. Разве не так?
  Я пожал плечами. Я чувствовал тупую боль, но причин жаловаться у меня действительно не было. Я ввязался во всё это, погнавшись за именем, которое могло принадлежать Джеки, и отчасти за легкой возможностью облагодетельствовать человечество. Легкой! Я ожидал… а чего, собственно, я ожидал? Этого я и сам не знал. Но, конечно, не награды. Беда в том, что мне казалось, будто я её уже получил.
  - Ты уже кое-что получил, - мягко настаивала Джеки, - хотя бы возможность достойно попрощаться. Неужели не понимаешь? Ты больше не раб прошлого, не раб наших отношений и нашего разрыва. Стив, я ведь тоже в нем виновата, я допустила сотни глупых ошибок. Я могла лучше вести себя по отношению к тебе, могла бы держаться за тебя, если бы не моя дурацкая гордость. Ты снова открыл для нас ворота, и это хорошо. Но хорошо и то, что они снова закроются. Значит, мы выздоровели!
  И произошло чудо, как будто магическая сила Спирали по-прежнему окружала нас в эту волшебную летнюю ночь. Тяжесть вдруг свалилась с моих плеч, словно я все время, все эти годы носил на себе второй контейнер. Я наклонился и поцеловал Джеки, поцелуй был долгий и крепкий. И это тоже было счастье, удивительное счастье, без горечи, без сознания вины, оно длилось долго-долго.
  - Ну и ну! - засмеялась Джеки, когда мы наконец вынырнули на поверхность, чтобы перевести дыхание, и она сразу стала той девочкой, какой была много лет назад. - Стив…
  - Да?
  - Эти Ворота… ведь им пока не обязательно закрываться, правда? Ведь тебе же нужно устроить себе отпуск. Где-нибудь в красивом тихом месте.
  - В каком-нибудь раю на тропическом острове? Например, на Бали?
  - Чудесная идея. Я бы присоединилась. Не знаешь ли, где бы мы могли раздобыть желтый рис?
  Я показал большим пальцем на Пасарибу, но Джеки схватила мою руку, зажала её коленями и не отпускала.
  - Он знает, по-моему, даже слишком много. Но как будто позаимствовал это у кого-то другого.
  - Мм-м, Стив… Итак, вернемся к тому, что я сказала. Я верю в тебя.
  - Мм-м?
  - Я и верила, всегда верила, несмотря ни на что. А когда ты почему-то казался пустым, так может, это просто потому, что ты готов был вместить в себя так много? Может, для того, чтобы обрести эти знания, тебе приходилось углубляться дальше, чем другим.
  - Что ты хочешь сказать? - Но я был слишком счастлив, чтобы допытываться. И всё-таки в её словах была такая спокойная сила, которой суждено было остаться со мной, даже когда Бали превратится всего лишь в ещё одно воспоминание, пусть даже очень яркое, уходящее вдаль под крыльями самолета.
  - Я хочу сказать… Может быть, тебе и не стоит держаться подальше от твоего непонятного мира, независимо от того, опасен он или нет. Может быть, ты как раз и предназначен для него, как Джип и Молл; может быть, ты действительно выполняешь какую-то миссию, на которую намекал Шимп. Стив, дорогой, неужели ты думаешь, что тебе удастся усидеть спокойно на месте?

  notes


  Примечания

  1

  Флэкер Джеймс Элрой (1884 —1915) - английский поэт и драматург. Перевод стихов В. Мещей.



  2

  Klong - канал (индонез. ). Здесь и далее перевод с голландского и восточных языков С.Дубровского.



  3

  Служители системы «субак» (индонез. ).



  4

  Сулавеси - о-в Целебес.



  5

  Пьяная свинья! (нем. )



  6

  Леоновенс Энн Гарриет (1834 —1914), уроженка Канады, была нанята королем Сиама (нынешнего Таиланда) в качестве гувернантки для его детей. Её биография легла в основу популярного мюзикла «Король и я» и одноименного фильма.



  7

  Чего скалитесь? (исп. )



  8

  Простите, сеньор, не скажете ли, как отыскать «Иллирийскую таверну»? (исп. )



  9

  Не знаю! (исп. )



  10

  Спокойной ночи, сеньор! Передайте привет мешкам! (исп. )



  11

  «Винный погребок» (голл. ).



  12

  Гуляш (голл. ).



  13

  «Смерть и погибель!» (голл. ), или «Гром и молния!», или просто «Проклятие!»



  14

  Канталупа - мускусная дыня.



  15

  Известный современный художник-модернист.



  16

  Иностранцы (голл. ).



  17

  Мистер (голл. ).



  18

  Ага, ну ладно (голл. ).



  19

  Не так ли? (голл. )



  20

  Трудно поверить, парень! (голл. )



  21

  Не так ли? (голл. )



  22

  Внутренняя энергия (голл. ).



  23

  Парень (голл. ).



  24

  Мальчик, юноша (голл. ).



  25

  Конечно (голл. ).



  26

  Отлично! (голл. )



  27

  Темные силы! (индонез. )



  28

  Это дурно пахнет, парень! (голл. )



  29

  Черт побери! (голл. )



  30

  Гаруда - в индуистской мифологии царь птиц, на нем ездит Будда. В буддистской интерпретации гаруды - огромные птицы, движение их крыльев порождает бурю.



  31

  Пантограф - токоприемник.



  32

  Здоров (голл. ).



  33

  Так? (голл. )



  34

  Я не так уж охотно пользуюсь самолетами, или как их там называют, - это не для меня! (голл. )



  35

  Офир - знаменитая в древности страна, богатая золотом, упоминается в Библии - с ней вел торговлю царь Соломон.



  36

  Тартессос - древнее королевство и морской порт в Испании.



  37

  Ашкелон - древний порт в Палестине, сейчас - руины древнего города.



  38

  Туше (фр. ) - в классической борьбе означает, что противник положен на лопатки.



  39

  Тербер Джеймс (1894 —1961) - американский писатель-юморист и карикатурист.



  40

  Слышишь? (голл. )



  41

  Названия индонезийских блюд.



  42

  Господин (индонез. ).



  43

  Священник, но не самой высшей касты.



  44

  Английский (индонез. ).



  45

  Desa - деревня (индонез. ).



  46

  Ритуальное самоубийство (индонез. ).



  47

  У нас это не принято! (индонез. )



  48

  Извините, сейчас я должен уйти! (индонез. )



  49

  Название корабля аргонавтов, на котором, согласно древнегреческому мифу, было доставлено золотое руно из Колхиды.



  50

  До свидания! (индонез. )



  51

  Районы золотых приисков и «золотой лихорадки»: Юкон - в Канаде, Калгурли - на западе Австралии.



  52

  Маори - представитель коренного населения Новой Зеландии.



  53

  Квинсленд - штат на северо-востоке Австралии.



  54

  Австралийский буш.



  55

  Иноземцы (маори ).



  56

  Привет, парень! (голл. )



  57

  Добро пожаловать! (индонез. )



  58

  Добрый вечер! (индонез. )



  59

  Боеги - народность с острова Целебес (Сулавеси), одновременно английское слово «страшила», название таинственных существ, которыми в Англии пугали детей.



  60

  «Акула» (индонез. ).



  61

  Подъемная стрела (мор. ).



  62

  Господин капитан (индонез. ).



  63

  Ну хорошо (голл. ).



  64

  Доброй ночи! (индонез. )



  65

  Чонсам - женский китайский халат.



  66

  Господин (тайск. ).



  67

  «Рамаяна» - букв. «Путь Рамы» (санскр. ) - древнеиндийская эпическая поэма, героями которой являются. Рама (представляющий собой одно из воплощений Вишну, верховного божества в индуизме), его жена Сита и многие другие персонажи индийской мифологии. Xануман - повелитель обезьян, помощник и сподвижник Рамы.



  68

  Погонщик слонов (инд. ).



  69

  Advocaat - яичный ликер (голл. разг. ).



  70

  А это что такое? (голл. )



  71

  Добрый день, сударыня (голл. ).



  72

  Мифическая кельтская страна вечной молодости.



  73

  Древняя идиллическая страна в Греции.



  74

  Древнее название Австралии.



  75

  В средневековых европейских легендах христианский король-священник одной из восточных стран, хранитель сокровищ.



  76

  Мифические одноглазые великаны, подручные Гефеста - бога огня и кузнечного ремесла.



  77

  Да смотри, быстро, мы торопимся! (голл. )



  78

  Знаменитые храмы Будды - памятники, относящиеся к X веку. Борободур - один из крупнейших памятников пластики Востока.



  79

  Ступа (санскр. ) - монументальное культовое сооружение. Борободур - это грандиозная ступа, состоящая из уменьшающихся кверху площадок: шесть квадратных внизу, три круглых наверху.



  80

  Раздавить! (голл. )



  81

  Срочно (голл. ).



  82

  Спокойной ночи! (тайск. )



  83

  Ящик для хранения компаса.



  84

  Прозвище австралийских аборигенов.



  85

  Набедренная повязка или юбочка.



  86

  Фок-мачта - передняя мачта на судне, грот-мачта - вторая спереди и самая высокая, бизань - самая задняя мачта.



  87

  Гафель (голл. Gaffel, букв, «вилка») - рангоутное дерево, нижним концом упирающееся в мачту, а верхним подвешенное к ней под углом; служит для прикрепления верхней кромки паруса.



  88

  Я здоров! (голл. )



  89

  Тробриандские острова - коралловые острова в Соломоновом море (Тихий океан).



  90

  Истина (лат. ).



  91

  Небольшое парусное судно (индонез. ).



  92

  Марсель - парус трапециевидной формы



  93

  Пиратские шхуны (индонез. ).



  94

  Колесница, на которой во время празднеств вывозили гигантскую статую Вишну и под которую бросались фанатичные верующие.



  95

  Верхняя часть кормовой оконечности судна.



  96

  Раджа Веселый Холостяк! (индонез. )



  97

  Как скажете, сударыня (голл. ).



  98

  Вата из семян канка - южного дерева.



  99

  Паранг - большой малайский нож.



  100

  Город в Индонезии.



  101

  Театр теней (индонез. ).



  102

  Индонезийская династия Салиендра правила на Яве с 750 по 830 г. Во время правления одного из представителей династии был построен храм Борободур.



  103

  Персонаж из сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес».



  104

  Кала - бог утекающего времени.



  105

  Вперед! (голл. )



  106

  Марка австралийских грузовиков.



  107

  Ничего (голл. ).



  108

  Эй! Куда бежите? Послушайте! (голл. )



  109

  Ах! Ну и глупец! (индонез. )



  110

  Не так уж здоровы (голл. ).



  111

  Актер, исполнявший роль Шерлока Холмса в серии фильмов, начавшейся в 1939 г. «Собакой Баскервилей».



  112

  Индонезийские национальные музыкальные инструменты.



  113

  Ракшаса - индийский демон.



  114

  Осторожно, расточитель! (индонез. )



  115

  Kalas - злые духи (индонез. ).



  116

  Всё поняли? Вот и хорошо (голл. ).



  117

  Вольтер. Кандид. Перевод Ф. Сологуба.



  118

  А вот и нет (голл. ).



  119

  Чарли Чен - герой серии детективных романов американского писателя Э. Биггерса.



  120

  Принять вправо! (индонез. )



  121

  Богиня солнца в синтоизме.



  122

  Поднять паруса! (индонез. )



  123

  Кочегары! (индонез. )



  124

  Танец маори.



  125

  Маорийское ругательство.



  126

  Шангри-Ла - рай в тибетской долине, утопическая страна из романа английского писателя Джеймса Хилтона (1900 —1954) «До свидания, мистер Чипс» (1934).



  127

  Восклицание удивления (индонез. ).



  128

  Маорийское ругательство.



  129

  Женщина (маори ).



  130

  Река на востоке Центральной Австралии.



  131

  Маорийское ругательство.



  132

  Меня удивляет… (голл. )



  133

  Что это? (голл. )



  134

  Коммодо - остров в составе Малых Зондских островов. Славится водящимися на нем самыми крупными в мире ящерицами варанами, достигающими трех метров в длину. В этой связи в 1937 г. венгерский режиссер Феджёс по заказу Шведской Академии снял на этом острове фильм «Дракон острова Коммодо».



  135

  Меня ждет нечто более важное… (голл. )



  136

  Важное и опасное (голл. ).



  137

  Оставьте меня в покое! (голл. )



  138

  Может быть (голл. ).



  139

  Катей - город в Северном Китае, известный в средневековой Европе. Лайониз - мифическая «потерянная земля», когда-то якобы соединявшая Корнуолл на западе Англии с островами в проливе Ла-Манш. Название впервые встречается в прозе XV в. в хрониках, посвященных королю Артуру.



  140

  Рай (Рус) - город в восточном Сассексе, когда-то морской порт. В результате заиливания теперь находится в трех километрах от берега.



  141

  Что вы… (голл. )



  142

  Испано-американская война 1899 года.



  143

  Совсем новый архетип… (голл. )



  144

  Великой Спирали (лат. ).



  145

  Со всей силой и неотвратимостью (фр. )



  146

  Доброго пути, господин! (индонез. )



  147

  Из рисовых блюд (голл. ).



  148

  Главный инженер (голл. ).



  149

  Вулкан на северо-востоке острова Бали. Высота 3014 м.



  150

  Дорога от моря.



  151

  Дорога к морю.



  152

  Враг Рамы - демон, похитивший его возлюбленную Ситу.



  153

  Династия Мин правила в Китае с 1368 по 1644 г.



  154

  Иосафат, царь иудейский, предсказал победу в войне с моавитянами (Ветхий Завет.). В речи Джипа - эмоциональное междометие.



  155

  Имеется в наличии (индонез. ).



  156

  Извините! (индонез. )



  157

  «Эй!», «Псих!», «Крутой!» (англ. )



  158

  «Бали прорвется!» (англ. )



  159

  Отель международной сети «Хайетт» в г. Санур.



  160

  Забудьте об этом! (индонез. )



  161

  Орошаемые участки, на которых возделывается рис.



  162

  Злые духи (индонез. ).



  163

  Человек, совершивший хадж - паломничество в Мекку.



  164

  Богарт Хэмфри (1899 —1957) - американский актер на роли «крутых парней» и гангстеров. Во время Первой мировой войны повредил верхнюю губу, что стало его отличительной чертой.



  165

  Погромщики! Коммунисты! (индонез. )



  166

  Автомат конструкции Калашникова.



  167

  Шведский противотанковый ракетный комплекс.



  168

  Деревенский совет (индонез. ).



  169

  Храм предков (индонез. ).



  170

  Храм деревни (индонез. ).



  171

  Храм темных сил (индонез. ).



  172

  Центральная площадь (индонез. ).



  173

  Беги! (индонез. )



  174

  Баронг - персонаж мифологии балийцев: повелитель демонов, противостоящий Рангде. Совершаются традиционные представления «Рангда - Баронг» при главном святилище Культа предков.



  175

  Не сердись на меня! (индонез. )



  176

  Солнце садится! (голл. )



  177

  Кальдера (исп. ) - свальное или круглое углубление в верхнем конце жерла вулкана, образующееся в результате взрыва газов, достигает нескольких сотен метров в глубину и до 10 —12 км в поперечнике.



  178

  Господин деревня (индонез. ).



  179

  Кракен - в скандинавской мифологии морское чудовище.



  180

  В теории даосизма - женское и мужское начало.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к