Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Рид Кэтрин: " Молчаливый Слуга " - читать онлайн

Сохранить .
Молчаливый слуга Кэтрин Рид

        Алекс Бейкер специализируется на расследованиях самых загадочных преступлений Англии. На сей раз злоумышленник орудует в окрестностях его дома в небольшом городке близ Лондона. Кажется, что детектив не замечает угрозу, на время отойдя от дел. Все меняется с появлением в его поместье молчаливого слуги. Жизнь аристократа превращается в полосу препятствий!

        Кэтрин Рид
        Молчаливый слуга

        Глава 1

        Легкий ветерок проник в комнату с высокими потолками. Тонкие листы на длинном вытянутом стеллаже тихо зашуршали, запахи бумаги и пергамента смешались с ароматом полевых трав.
        Высокая девушка с копной рыжих кудрявых волос перенесла книгу на широкую столешницу, расположенную около окна. Солнышко осветило ее лицо и прибавило в коллекцию еще пару блеклых рыжих веснушек.
        – Так, так, мистер Бин, – под нос тихо пропела она, поправляя круглые очки, – вы тот еще негодник! Так отвратительно хранить такую замечательную и редкую книгу может только воистину бескультурный человек.
        Девушка острым узким ножом начала осторожно счищать плесень с обложки.
        Труд реставратора книг кропотлив, он требует терпения, навыков, упорства. Целую неделю мастерица разбирала труд поэта по листам, очищала каждую страницу от заплат, которыми какой-то неумеха заклеил дыры. Промывка водой по времени заняла целый день. Потом листы сушись, выправлялись под прессом. Пятна от вина были высветлены соком лимона. Но самая кропотливая работа заключалась в латании «ран» книги. Каждая страничка тщательно изучалась. Центр сдвоенных листов проклеивался тонкими, но прочными заплатами из специальной хлопковой бумаги. Эту бумагу делали в их мастерской в очень маленьких количествах. Она не вся была белой, некоторые листы изготовлялись с использованием желтого пигмента. Желтоватый оттенок позволял замаскировать заплаты на старых пожелтевших изданиях.
        В тот момент, когда девушка сосредоточенно очищала уголок книги, в окне появилась белокурая голова молодого человека!
        – Бу!!!! – резко выкрикнул он, пытаясь напугать хозяйку. Девушка не испугалась столь неожиданного появления своего друга.
        – Эрик, с каких пор ты здороваешься со мной через окно? – спросила она, глядя поверх круглых очков.
        – С тех пор как ты стала занудой! – ответил со смешком парень. Он понюхал гряду фиалок, растущих в горшках на широком окне, и улыбнулся.
        – Джейн, право, целый день сидеть в мастерской – не самое интересное занятие.
        – А какое тогда занятие интересное?
        – Ну, я не знаю. Может, слазим в сад к старому ворчливому Сэму и нарвем без спросу сладких яблок?
        – Боюсь, ничего не получится, Эрик. В этом месяце я работаю одна. Отец вернется только к августу, – произнесла Джейн, поднимаясь с высокого стула. Открыв тяжелую дверь, девушка впустила своего друга. Он прошел в мастерскую, следуя за хозяйкой к столу. Этот дом был знаком ему с детства. Небольшой, сложенный из серых камней и покрытый шапкой серой соломы, он стоял на возвышенности чуть в стороне от небольшого городка. В нем уже вот как тридцать лет жила это скромная и очень благочестивая семья: отец Грегори и его дочь Джейн. Отец Грегори служил в местной церкви, все его очень уважали, он всегда откликался на просьбы страждущих, тратя на благотворительность практически все доходы от мастерской. Именно поэтому быт обитателей дома был очень скромен. По центру комнаты стоял стол, сколоченный из крепких досок, и лавки. У дальней стены располагался камин. На полках длинного стеллажа хранились заказы и бумага, а небольшой стол с высоким табуретом у окна служил Джейн местом для работы. Девушка практически целые дни проводила за ним, перемежая изредка свою работу с домашними заботами. Реставрирую книги, она
пыталась запомнить их содержимое, прочитав лишь один раз. Это был единственный способ познания для пытливого ума, и ее мозг со временем научился впитывать информацию словно губка. Эрик знал силу ее таланта и нередко просил, чтобы она помогла ему с университетскими заданиями. Однако не только этим отличалась Джейн. Она была самой высокой девушкой в деревне, ее метр семьдесят три позволяли ей по праздникам беспрепятственно следить за службой отца с самого последнего ряда в церкви. Ее же рост был всегда поводом для насмешек сверстников. Довеском к этому недостатку были волосы светлого рыжего цвета и веснушки. Именно из-за особенностей во внешности Джейн больше дружила с книгами, чем с людьми. Книги, они были ее страстью с детства. Каждая открывала дверь в неизведанный мир. В них она пересекала океаны, следовала по шелковому пути, посредством иностранных изданий «говорила» с другими народами. Джейн могла свободно изъясняться на нескольких языках, отлично знала математику, геометрию и физику. И все эти знания она не могла применить в жизни. Простая дочь священника никогда не попадет в высшее общество.
Кроме того отец стыдился ее знаний, считая, что женщина должна вести себя скромно, но с достоинством. В ней же он видел протест устоям и воле Божьей.
        Со своим положением Джейн смирилась лет в четырнадцать, и с того момента она помогала своему отцу реставрировать фрески, книги, старинные рукописи. Их мастерская со временем стала известной, в руки молодой любознательной особы начали попадать более редкие, коллекционные издания. Однако только Эрик видел в Джейн кроме рослой, рыжей девушки, замечательного друга и очень умного приятного в беседе человека.
        – Сейчас будет кое-что вкусненькое!
        Джейн открыла боковую створку очага и достала оттуда подрумяненные теплые булочки. Эрик сразу почувствовал знакомый запах, театрально прикрыл глаза, шумно втягивая воздух.
        – Булочки с изюмом и ванилью! Джейн! Ты знаешь, чем меня порадовать.
        Девушка подмигнула Эрику.
        – Это еще не все, я сохранила мешочек молотого кофе. Сейчас заварю.
        Джейн бросила полено в очаг, поставила котелок с водой на подставку.
        – Какие новости в городе? – спросила она.
        Безусловно, в их маленьком городке редко происходили экстраординарные события. Однако в настоящее время и здесь было о чем посплетничать. Все началось полтора месяца назад в мае. Весна тысяча семьсот семьдесят девятого года выдалась жаркой, а потому многие жители города поспешили покинуть свои жилища вечером. На улицах было достаточно многолюдно, на главной площади бродячие артисты развернули кукольный театр. Вокруг крохотной сцены толпились люди, ребятня смеялась над шуточными сражениями тряпичных кукол, слуги из соседних домов выходили разнообразить свой быт. Когда представление закончилось, на улице смеркалось, все стали расходиться по домам. Однако с небольшого праздника жизни вернулись не все. Именно после этого представления мисс Спринг служанка из дома лекаря, которую видели в толпе многочисленных зрителей, бесследно исчезла. Дочка мясника пропала через неделю, отправившись к своей подруге на противоположный край города. Время для визита девушка выбрала обеденное, по дороге она встретила нескольких знакомых, и все-таки до места назначения ей не суждено было добраться. Исчезновение людей
посреди города являлось крайне необычным событием. С тех пор жители были настороже, а власти молчали.
        Эрик знал, что Джейн живо интересуется этими происшествиями, однако порадовать ее было нечем.
        – Вчера пропала третья девушка.
        Джейн, достающая кофейник с верхней полки, замерла.
        – Как?
        – Просто. Как и в прошлый раз это произошло среди дня. Похищенная работала горничной в доме Браметов. Девушка отпросилась днем с работы, чтобы сходить к своей тетушке. Ее видели на центральной улице, там она зашла к молочнице. И все, ее нет!
        Джейн поставила на стол небольшие кружки и тарелку с яблоками.
        – Что предпринимают власти?
        Эрик пожал плечами, подхватив одно яблоко.
        – Ничего. Но, помяни мое слово, все это как-то связано с хозяином нового поместья.
        – Кто таков? И как это с ним связно?
        Эрик сразу заметил нового человека в городе. Его вообще трудно было не заметить. Он казался очень открытым, мило обращался с дамами. Даже для служанки или обычной продавщицы у него находилось доброе слово. Однако исчезновения девушек начались именно с его появлением, и главное, со всеми жертвами он общался накануне исчезновения!
        – Алекс Бейкер – сын графа Бейкера и самая загадочная личность Лондона. Его редко видят на приемах, а если он на них и появляется, то всегда вызывает непомерный ажиотаж. Человек этот явно непростой. Как-то к нему на приеме подошел советник короля, после этого Бейкер тихо удалился. Он пропадал где-то четыре месяца, а потом, как по волшебству, появился здесь. С тех пор наш город забыл о покое. Я лично видел, как он говорил с дочкой мясника в лавке, и на той же неделе она исчезла. Мои друзья говорят, что с первой пропавшей девушкой он тоже общался накануне ее исчезновения.
        – Очень интересно! – вдруг заметила Джейн.
        В очаге зашипела вода, и Джейн поспешила снять котелок. Она залила кофе горячей водой и опять вернулась на свое место.
        – Знаешь, я думаю, что это ничего не доказывает. Наверняка он общался и с другими женщинами, не всех же их похитили.
        – Да, конечно, однако есть еще одно совпадение. Всем троим было двадцать лет.
        Джейн разлила напиток по чашкам и задумалась. Все это было похоже на работу какого-то психопата. Последнее совпадение не казалось ей случайным. Алекс Бейкер вряд ли каким-то образом связан с пропавшими девушками. Скорее это были деяния коренного жителя, который знал о местных практически все. Однако все версии в этом деле нужно было проверить. Сняв очки, девушка спокойно сказала:
        – Ты хотел развеяться? Тогда предлагаю пойти в поместье и провести небольшое расследование.
        – Но Джейн! Это дело властей! – возразил Эрик.
        – Мы только посмотрим. Власти пока не спешат с расследованием.
        Эрик сто раз пожалел, что рассказал подруге о Бейкере. Джейн была всегда серьезным человеком, но иногда она становилась авантюристкой. И кажется, на этот раз чертенок за ее плечом совсем распоясался. Обычно он выбирался на волю в те времена, когда отец Грегори вынужден был надолго отлучаться из дома. На сей раз ему пришлось отравиться в другую часть страны вместе с чертежами церкви их города, по ним один из аристократов хотел возвести для жителей рыбацких деревень на побережье новый храм. Дело было богоугодным и требовало присутствия знающих людей. На смену в церковь прибыл другой священник. Голос нового служителя был скуп на интонации, лицо имело тонкие черты, некий налет аристократичности. И все же, несмотря на холодную наружность, горожанам понравился заместитель. Он практически сразу организовал для нуждающихся сбор вещей. Любой из прихожан мог оставить ненужные, но добротные вещи, у входа на задворках здания церкви. Эта идея людям очень понравилась, так как ненужные вещи и одежда у некоторых водились, а вот денег всегда было мало.
        Девушка накрыла свои волосы серым чепцом и, открыв дверь, жестом пригласила Эрика поучаствовать с ней в слежке.
        – А если об этом узнает твой отец?
        – Не узнает, мы будем осторожны.
        Эрик хмыкнул и вышел во двор. По тропинке они прошли через заросший сад к покосившейся ограде и практически сразу попали в тенистый лес. Идти пришлось долго, целый час. Эта дорога огибала кучно застроенный городок и выводила на западную окраину поселения. Однако путников в лесу ждала не только прохлада, но и поваленные поперек дороги старые деревья. Именно поэтому здесь нельзя было встретить карет и всадников, лес брал свое. Со временем дорога заросла, осталась лишь тропинка, петляющая между зарослей папоротника. По ней Эрик ходил к Джейн тогда, когда она была в доме одна. Правил приличия никто не отменял, они не могли общаться с глазу на глаз. Пользуясь этим путем, он избегал лишних встреч, а репутация Джейн оставалась не запятнанной.
        Всю дорогу друзья детства говорили о семействе Эрика. Джонсоны не имели титула, однако все как один занимались торговлей и разведением овец. Именно поэтому у Эрика была возможность получить образование в университете, а его младшие сестры изучали языки, историю и этикет дома.
        Когда молодые люди вышли из леса к низкой каменной ограде, двухэтажное здание особняка окрасилось заходящим солнцем в теплый оранжево-красный цвет. В архитектуре поместья не было вычурности, как и во множестве других строений, возведенных в георгианскую эпоху. Фасад был вытянутым, и на его лицевой стороне в широких окнах с белой обрешеткой уже горел мягкий свет.
        В одном из окон левого пристроя было заметно движение, а из трубы шел дым. Не трудно было догадаться, что там располагалась кухня. Эрик тихо прошептал:
        – Ничего себе, эта лужайка перед домом идеальна!
        Джейн не интересен был идеальный сад, она прислушалась и пихнула сообщника в бок.
        – Тихо, слышишь? Карета едет.
        Оба пригнулись, когда к дому повернула карета. Она пронеслась по аллее и обогнула круглую лужайку. Кучер остановил экипаж напротив парадной лестницы, и Джейн услышала веселый женский смех. Чуть приподняв голову, она наблюдала за происходящим. Дамочки хихикали, стреляя глазками на человека, которого сначала было не видно. Вот кучер цокнул, и лошади тронулись вперед. Сердце Джейн замерло от волнения, а зрачки на мгновение расширились, придав голубым глазам оттенок грозового неба. Этот человек был слишком примечательным для преступника, выхватывающего девушек с улиц. Он был высок, черный бархатный камзол облегал его широкие плечи. Короткие волнистые темно-русые волосы добавляли образу строгости. Дворецкий открыл дверь, и дамы зашли внутрь. А вот хозяин поместья не спешил вслед за гостями, он обернулся, и Эрик спрятался за изгородью. Джейн же наоборот, прильнув к холодным камням, внимательно наблюдала за мужчиной. Она сразу поняла, почему джентльмен не носит напудренный белый парик. Его лицо было покрыто ровным загаром. Черты лица не отличались утонченностью, тонкостью. Он не стремился быть вечным
белокожим юнцом под слоем пудры и кружев. И все же этот человек был по-своему красив, пусть и не моден. Больше всего Джейн привлекли его глаза. Она не могла сказать, добрый этот человек или злой, однако взгляд его был наполнен неким спокойствием и мудростью. Ей почему-то вдруг очень захотелось поговорить с ним, как будто он один на всем белом свете мог ответить на все ее вопросы. Мужчина зашел в дом, а Джейн все смотрела ему вслед.
        – Что понравился? – вдруг услышала она ехидный вопрос.
        – С какой стати? – резко ответила девушка, смотря на входную дверь.
        – Просто ты за эти пять минут ни разу не моргнула.
        – Я запоминала, как выглядит подозреваемый. С чего я должна восхищаться человеком, которого не знаю.
        – Ну, многие дамы от него в восторге.
        – И что? Человек может быть красавцем, однако стоит открыть ему рот, и из него уже исходит поток лицемерия и злобы. На такого, пусть он хоть идеален на внешность, и смотреть больше не захочется. Давай-ка лучше обойдем сад и подойдем к дому со стороны правого пристроя.
        Пока они огибали сад, к дому подъехала вторая карета. Визитер был немолод. По богатой одежде и гербу короля на карете можно было предположить, что это посланник двора. Когда человек зашел в дом, кучер не стал отводить карету. Похоже, задерживаться долго вельможа не собирался.
        Джейн опять толкнула Эрика в бок локотком и, пригнувшись, пошла вдоль задней стороны фасада поместья. Добравшись до четвертого окна от края здания, девушка резко остановилась. Из окна над ней слышался разговор двух мужчин. Один из голосов, высокий дребезжащий, принадлежал, по-видимому, знатному вельможе.
        – Вы должны срочно ехать со мной! – говорил гость. – Корабль выйдет из порта через полтора месяца! Необходимо за это время подготовить снаряжение, подобрать людей!
        – Хочу вас расстроить, советник, этот месяц я проведу дома, – спокойно ответил граф.
        Джейн осторожно приподнялась и заглянула в помещение. Советник стоял у камина и опирался вытянутой рукой на край кресла. Его голова была гордо приподнята, а нижняя челюсть слегка подрагивала от нервного напряжения. Хозяин поместья наоборот был очень спокоен. Его лицо не выражало ровным счетом никаких эмоций.
        – Но это дело слишком важное, вы должны набрать проверенных людей!
        На смуглом лице появилась легкая улыбка. Мужчина прошел от камина к окну, и Джейн пришлось опять спрятаться.
        – Увы, вам придется самому заняться подготовкой экспедиции! В этот раз я даю вам полную свободу действий. Вы сами наберете команду и подготовите все к отплытию! – услышала Джейн фразу у себя над головой. Эрик слегка подтолкнул подругу вперед, но Джейн не шелохнулась, она недовольно посмотрела на него, прижав пальчик к губам. В комнате возникла пауза.
        – Вот, передайте это письмо лично королю. В нем я объясняю свою позицию. А сейчас извините, у меня гости.
        В комнате хлопнула дверь, а Джейн и Эрик поспешили обратно к краю здания. Они видели как худощавый советник, выходя из дома, прятал за пазухой конверт с печатью.
        Карета отъехала, и девушка, прислонившись к стене, посмотрела на Эрика. Тот выглядел напуганным.
        – Знаешь, Джейн, похоже, мы слышали то, чего не должны были и вовсе знать, – шепотом произнес молодой человек.
        Джейн махнула рукой.
        – Нас никто не видел, и если никто не узнает о том, что мы здесь были, то и бояться нам нечего. Мы вообще тут по другому вопросу, остальное нас не касается.
        Неожиданно совсем рядом раздался женский вскрик. Молодые люди переглянулись и поспешили к торцу дома. Голоса исходили из комнаты на втором этаже.
        Девушка посмотрела на деревянную обрешетку для винограда, оценила наклон покатой крыши пристроя. Сняв ботинки, она вручила их Эрику.
        – Жди здесь! – строго приказала Джейн, просовывая ступню в обрешетку.
        – Джейн! Ты куда? – яростно зашептал Эрик.
        – Конечно наверх! Те две дамы могут попасть в беду!
        Ее друг яростно затряс головой. По его мнению, их приключение стало слишком опасным!
        Девушка тем временем залезла по обкладке на крышу, ползком добралась до стены основного здания и осторожно заглянула в окно.
        Комната в теплых бежевых тонах была обставлена согласно моде. Мебель на тонких ножках, большая кровать под балдахином у стены, картины и камин с лепниной – все это было предметами роскоши. Глаза Джейн расширились. Но причиной тому была не прекрасная обстановка, а то, что творилось в комнате. Дамы оказались не робкого десятка, одна уже успела снять с себя юбку, оставшись в корсете и панталонах, вторая расстегивала пуговицы лифа. Выражение лица Бейкера было очень довольным. Он проводил руками по округлым формам женщин, избавляя их от излишков одежды.
        – Вот ведь, извращенец, – тихо прошептала Джейн.
        В это время поток свежего воздуха прорвался через окно, и мужчина посмотрел в сторону Джейн. Девушка резко отпрянула, прижалась к стене и задержала дыхание. «Неужели слышал?»
        В комнате послышались тяжелые шаги, от страха в животе Джейн закрутило, дыхание стало прерывистым. Хозяин поместья остановился около окна и, положив на подоконник руки, шумно вдохнул воздух.
        – Очень интересно, кофе, изюм, ваниль и фиалки! Как аппетитно пахнет, просто замечательно, так бы и съел! – резко закончил мужчина.
        От этих слов волосы на голове Джейн зашевелились. Руки с подоконника исчезли, и девушка начала суетливо обнюхивать рукава. «Как он почувствовал? Может, ткань впитала запахи?» – думала она, не чувствуя перечисленных «ноток».
        Из-за козырька крыши появилась голова Эрика. Он махнул ей рукой, показывая, что путь свободен, пора спускаться.
        На этот раз Джейн была согласна с другом, пора уходить. Девушка пригнулась, встала на четвереньки, осторожно направившись к краю крыши. Она отползла всего чуть-чуть, и тут ее юбка за что-то зацепилась. Джейн про себя прокляла шершавую черепицу и осторожно отвела руку назад, чтобы выпутаться из плена.
        – Вот ты мне и попалась, сладенькая! – пропел голос позади.
        И тут началось светопреставление. Джейн буксовала по крыше ногами с ошеломительной скоростью. А цепкие руки тем временем тащили ее за юбку к окну.
        «Еще немного, и он поймает меня! У меня только один шанс!» – подумала девушка в тот момент, когда сильная теплая ладонь, приподняла ее как котенка под живот.
        Джейн, схватившись за пояс юбки, развязала его и выскользнула из рук мужчины, оставшись в сорочке, из-под которой торчали кружева панталонов. Лягнув захватчика ногой в лицо, девушка почувствовала, что Бейкер отпускает ее. Это был шанс на спасение, и она им воспользовалась.
        Спрыгнув вниз, Джейн вместо того чтобы скрыться вместе с Эриком в лесу, побежала по центральной аллее, сверкая белой сорочкой и голыми пятками. Позади нее послышался свист и гомерический хохот. Но ей было не до веселья, шуршание гравия говорило о погоне. Добравшись до выхода из сада, Джейн нырнула в заросли терновника. Колючие ветви обдирали ее кожу, но она не обращала на это никакого внимания.
        – Амит! Стой! – услышала она резкий выкрик. На этот раз в голосе читалось раздражение, хозяин поместья не был рад вторжению.
        Джейн добралась до дома через лес, и там ее уже ждал Эрик.
        – Ну что? – с ходу задал он вопрос.
        – Не знаю. Он распутен, однако ничего особенного в этом нет. Дамы были не против! – не обращая внимания на раздражение молодого человека, ответила Джейн.
        Эрик побарабанил пальцами по столу. По его мнению, в преступлениях была замешана банда. Ну не мог Бейкер в одиночку организовать похищение девушек посреди белого дня в центре города, кто-то ему помогал.
        Джейн ушла наверх переодеваться. А Эрик взял еще одну булочку с изюмом. Ему пора было возвращаться домой. Завтра вечером он отправлялся вместе с семьей в Лондон.
        – Джейн, мне надо идти! – крикнул он, поднявшись с лавки. Ступени лестницы заскрипели, девушка облачилась в старое цветочное платье.
        – Отлично, ложись сегодня пораньше, завтра ты меня проводишь! – сказала она, горделиво задрав носик и прикрыв ресничками миндалевидные глаза.
        – Что! Ты что задумала? – спросил Эрик, немного пригнув голову и подойдя к Джейн сбоку. Девушка села на высокий табурет и посмотрела на друга, который с опаской ждал ее ответа.
        – А вот что! Завтра я пойду и наймусь к нему на работу! Так я смогу выяснить, причастен ли он к преступлениям.
        Джейн знала, что рано или поздно власти возьмутся за это дело. И ей почему-то очень хотелось, чтобы Бейкер не был замешан в похищениях. Главной целью всей этой авантюры было выявление сути происходящего.
        Эрик ошарашенно посмотрел перед собой, а потом с облегчением выдохнул.
        – Он не берет на работу дам, да и слуги у него все как один индусы!
        – Значит… – девушка задумчиво посмотрела на себя в небольшое зеркальце, висящее на стене, – значит, Джейн станет на время Джоном!
        Эрик выпучил глаза, а потом рассмеялся.
        – Джоном! – хохотал он, вытирая слезы с глаз. – Джейн, этот фокус тебе не удастся!
        Девушка смотрела на друга с раздражением.
        – Это еще почему?
        Эрик прислонился к столу боком. Он собирался изложить все свои аргументы.
        – Ну сама подумай. Да, ты высокая, выше многих мужчин в нашем городе. Но это не поможет тебе замаскироваться. Во-первых, ты не сможешь спрятать свои волосы.
        Джейн махнула рукой:
        – Обрежу!
        – У тебя аккуратные ногти и руки, не видевшие грубой работы!
        – Ногти отстригу, руки испачкаю.
        Эрик привел еще один довод:
        – У тебя узкие покатые плечи, да и фигура женская.
        – Надену мешковатую одежду!
        – Ну хорошо, даже если ты все это сделаешь, ты слышала свой голос? Он высокий мелодичный женский! Хоть бороду нацепи, а голоса тебе не скрыть.
        Джейн задумалась. С этим фактом трудно было спорить, даже если она будет искусственно занижать голос, это не поможет. Покрутив головой, она резко щелкнула пальцами!
        – Тогда я буду немым слугой!
        – Что?!
        Девушка облокотилась на стол и улыбнулась, довольная собой.
        – Послушай, ты сам говорил мне еще сегодня утром, что все девушки исчезали после встречи с ним. Так?
        Эрик молча смотрел на нее.
        – Кроме того власти ничего не делают для расследования этих дел, то есть, возможно, они покрывают его. Ты видел? Это была карета с королевским гербом, он явно приближен к престолу.
        Джейн немного накручивала обстановку, рассчитывая на то, что друг поддержит ее с большим рвением в том случае, если она займет крайнюю позицию по отношению к мистеру Бейкеру.
        – Джейн, а если все не так? Если он тут ни при чем? Тогда мы лезем не в свое дело? Что будет, если он узнает, что ты – женщина?
        Джейн скрестила руки на груди и покосилась в бок. Она очень надеялась, что Бейкер не видел ее рыжие волосы, ведь они были заправлены под чепец.
        – Не узнает! А теперь иди домой. Утром жди меня на окраине леса.
        Эрик нахмурился. Одно дело было воровать яблоки из сада Сэма, и совсем другое – ставить на кон свое благополучие.
        – Если он тебя раскроет, скандал будет грандиозным! – предупредил он.
        – Не раскроет!
        – Ну смотри, там ты будешь одна!
        Джейн кивнула головой и принялась за оставленную работу.
        Эрик на сей раз пошел по дороге, ведущей к городу через поле. «Зачем? Зачем я ей рассказал про все это! Знал же, что она любит трудные задачи! Ох, идиот!» – думал Эрик, взлохмачивая голову.
        Джейн спешила доделать заказы, которые были в состоянии максимальной готовности. Остальную работу приходилось оставлять на неопределенный срок. В час ночи она поняла, что силы ее иссякли. Собрав бумагу и листы, девушка зевнула устало в кулачок и, сняв очки, протерла их тряпочкой.
        – Да, завтра я впервые попробую применить свои знания в деле! Я разделаю вас как орех, мистер Бейкер!
        Улыбнувшись, Джейн отправилась на второй этаж. Она открыла окно, впустила в маленькую комнату на чердаке свежий воздух. Дощатые полы заскрипели под ее ногами, пламя свечи отбросило тени от предметов, стоящих на столике. Девушка села на узкую кровать и обвела взглядом свою скромную комнату. Кровать когда-то сделал для нее отец, от матери достался темно-коричневый шкаф из дуба. Тут не было шелковых обоев, мебели на тонких изящных резных ножках. И все же она попыталась разнообразить грубую наружность комнаты, разрисовав серые каменные стены цветами, листьями и золотисто-коричневыми птицами. Деревянные полочки, висевшие лестницей напротив кровати, были покрыты белыми салфетками. На них лежали высушенные веточки цветов и трав, гербарий перемежался с небольшими статуэтками, красивыми камешками. Каждая деталь этого нехитрого интерьера была для Джейн маленьким сокровищем.
        – Я думаю, мам, ты не одобрила бы того, что я сегодня натворила, да и мои дальнейшие планы слишком рискованны. Терять мне все же нечего.
        Джейн сняла платье, повесила его в шкаф и, оставшись в длинной рубахе и панталонах, забралась в постель. Скомкав перед собой одеяло, девушка мгновенно заснула.
        В эту ночь ей снилась мама. Обычно это происходило перед какими-то волнительными событиями, например, перед сдачей заказа важному и придирчивому вельможе или перед болезнью. Сон был беспокойным. Мама работала около тумбы, она хмурилась, замешивая тесто на хлеб.
        – Мам, я и Эрик кое-что задумали! – говорила Джейн, сидя за столом.
        – Ох, Джейн, старый Сэм опять нажалуется отцу! Сколько раз я повторяла тебе, что такие забавы рано или поздно встанут тебе боком!
        – Ну, мам! Тут совсем другое! Это важно…
        Мать покачала головой, и Джейн поникла, ощущая вину за неоправданные ожидания.
        – Мам, ты уж прости, что я такая несуразная, высокая, да и милой я быть не могу. Как посмотришь на сестру Эрика, Рут, вот пример женственности, а я рядом с ней чувствую себя слоном! Никому я не нужна, кроме тебя и отца. Он охраняет меня на земле, а ты на небесах. Так и будет до конца дней моих, аминь.
        Сон смазался, теперь Джейн снилось, как она вырывается из цепких рук. Страх морозом пробежал по ее коже, и девушка легла на другой бок, подмяв под себя одеяло. На ее ресницах появились слезы, одна из слезинок стекла по щеке на подушку. Всхлипнув, она прикусила большой палец и провалилась в крепкий сон без сновидений. В нем она нашла тепло и избавление от грусти.
        Наутро грустить было некогда, сложив готовые заказы на стол, девушка принялась за дело. Потоптавшись в нерешительности у зеркала, она взяла ножницы и отрезала первый локон. Это было трудно, ее волосы всегда ей нравились. Теперь она избавлялась от них, чтобы помочь человеку, который ее об этом не просил. Пряди падали вниз, образуя рыжий ковер под босыми ногами. Чтобы убрать крутые локоны, Джейн их попросту расчесала. Теперь черты ее лица стали более неопределенными. Следом за волосами в мусорное ведро полетели ногти.
        Платье с нежным рисунком было заменено на старые одеяния, принадлежавшие ее рослому отцу. Рубаха была ей велика, она висела на худых плечах девушки, словно бесформенная тряпка. Другие предметы ее наряда также находились в плачевном состоянии. Чулки протерлись на пятках до дыр, а старые кюлоты проела моль. Безрукавный камзол слегка потерся. Однако для Джейн такой образ был уникальной находкой, мешковатые вещи идеально скрывали женский силуэт. Подойдя к зеркалу, девушка оценила свой вид. Вышло очень даже неплохо. Перед ней теперь стоял высокий молодой человек, несколько миловидный, однако юному возрасту свойственна нежность во внешности.
        Джейн нацепила круглые очки, чтобы скрыть слишком тонкие брови.
        – Теперь осталось главное! Я должна сбить с толку его нос.
        Выйдя в сад, Джейн плюхнулась в кучу с навозом. Вывозив в удобрении одежду и руки, она понюхала рукава. «Отлично! Пахнет так, как надо!»
        Собрав вещи в небольшую сумку, девушка взяла толстую записную книжку, карандаш и вышла через ворота на заднем дворе.
        Эрик уже ждал ее у старого дуба на окраине леса. Он опасливо присматривался к силуэту молодого человека, который неожиданно появился на тропе. Путник держал одну руку на плече, неся в ней сумку. Эрик зашел за дерево, сейчас новые знакомства были ни к чему. Прислонившись к дереву, он ждал, когда парень пройдет.
        – Эрик! Выходи!
        Брови Эрика сами собой поползли вверх! Он осторожно выглянул из-за дуба и увидел перед собой миловидного юношу с гордой осанкой.
        – Ничего себе! Вот это преображение.
        – Сойдет?
        Девушка покрутилась перед ним так, словно на ней было бальное платье. И эта привычка хорошиться вызывала усмешку у друга.
        – Возможно, – с сомнением произнес Эрик, поморщившись от крепкого запаха навоза. – Если будешь молчать и перестанешь кружиться, придерживая камзол. Что с твоими волосами? Они похожи на паклю!
        Джейн поправила очки.
        – Я их просто расчесала! Идем, ты должен проводить меня до поместья!
        – Стой, подожди!
        Эрик схватил Джейн за руку и вложил ей в ладонь кошель с деньгами.
        – Обещай, что будешь писать! – сказал он, смотря девушке в глаза.
        Джейн сжала монеты. Так происходило каждый раз, когда Эрик уезжал. Он писал ей, но она не могла ответить. Каждый лист в письме при пересылке оплачивался отдельно. А у Джейн денег вовсе не водилось. Работай она горничной или хотя бы прачкой, у нее было бы небольшое жалование. Однако ее отец считал, что работы в мастерской для нее более чем достаточно. Заработанные средства он распределял сам. Он же покупал Джейн ткани для шитья, один или два отреза в год. Сам служитель привык жить в аскетизме, того же он требовал от дочери. Именно поэтому девушка совсем не имела денег. Эрик перед каждым отъездом давал ей несколько монет и с нетерпением ждал ее ответа. А Джейн выходила рано утром и брела по дороге в поле, около высокой шарообразной ивы она останавливалась и ждала почтальона мальчишку.
        – Конечно, я буду писать! Жди писем от Джона Блэка!
        – Если он тебя скомпрометирует, я женюсь на тебе! – вдруг серьезно заявил Эрик.
        Джейн рассмеялась.
        – Господи, Эрик, ты найдешь себе милую добрую девушку, и я с удовольствием погуляю на вашей свадьбе, а потом еще и повожусь с твоими детьми. Не стоит давать обещание чести, если это сделает тебя несчастным.
        Эрик потупил взор. Это было лицемерно с его стороны. Три года назад, когда Джейн было семнадцать, за ней принялся ухаживать парень, работающий юристом в адвокатской конторе. Собственно говоря, он был одним из немногих, кто подходил Джейн по росту. Он дарил ей полевые цветы, подавал руку, когда девушка перешагивала лужицу около лавки торговца, провожал взглядом. И она расцвела, ее глаза осветились интересом, новизной чувств. Она мило улыбалась проныре, внимательно слушала его речи.
        Сказка длилось недолго. Все закончилось в пятницу вечером перед рождеством. В тот день один из постояльцев гостиницы сильно перепил, и хозяин заведения, поняв, что забулдыга решил отправиться на тот свет, позвал священника для отпущения грехов несчастного. Отец Грегори в этот раз взял с собой дочь. Стоило открыть дверь в таверну, располагающуюся на первом этаже гостиницы, и Джейн услышала знакомый голос.
        – Боже, она так убога! Все время улыбается, а вчера еще и очки надела. Лошадь в очках, представьте. Но я быстро избавил себя от созерцания этого ужасного зрелища!
        – Это как? – спросил один из смеющихся в компании мужчин.
        – Я снял с нее очки и надел на себя. В этот момент мир стал расплывчат, но прекрасен.
        – Не забудь надеть очки, когда полезешь в кровать со своей лошадкой!
        – Точно! Точно!
        Джейн и отец прошли к лестнице. Она видела, как шея отца покрывается красными пятнами.
        – Кстати, если я не ошибаюсь, вон твоя рыжая лошадка отбивает каблуками по полу.
        Девушка посмотрела в глаза очень симпатичного молодого человека. Они были пьяны и безразличны к ней.
        – Господи, да и ладно, кому ж такая тощая кляча нужна.
        Вечером отец Грегори сказал, что он не желает слушать, как пьяные мужчины обсуждают ее, и впредь попросил не выходить из дома без его ведома. В городе и окрестностях эта история долго ходила по людям. Дамы прикрывали рот ладошками и, слегка улыбаясь, говорили: «Ах, бедняжка». Мужчины пускали в обиход обидные прозвища.
        С тех пор Джейн следовала наставлениям отца. Она практически всегда сидела дома, и ее кожа стала от этого бледной, словно молоко. Девушка ни с кем не общалась. И только Эрик, ее верный друг детства, тайком ходил к ней. Он уже тысячу раз говорил ей, что она очень красива. Джейн лишь смеялась в ответ, воспринимая его слова как остроумную шутку. «Что будет, если я женюсь на ней? Парень ниже своей избранницы?» – думал он. Перед его взором предстала Джейн и он рядом с ней, словно ребенок, но не муж.
        Эрик думал, что девушка страдает из-за подлого поступка, обманутых надежд, однако на самом деле ее чувства никоем образом не были связаны с бездушным повесой. Душу Джейн терзало совсем другое, а именно чувство ее полной несостоятельности в жизни как человека. Во всей этой ситуации, люди и отец видели только ее вину. Ей, как женщине, приписывался порок соблазнения. А Джейн лишь хотела найти в приятном молодом человеке родственную душу, хорошего друга.
        – Тогда мы обязательно что-нибудь придумаем, – скромно добавил Эрик.
        – Господи, ты говоришь так, как будто я уже прокололась! Все будет хорошо, через месяц я вернусь домой, никто и не заметит моего отсутствия.
        Вот впереди показался знакомый дом, и Джейн взглянула на своего друга.
        – Ну, прощай!
        – Прощай!
        Девушка смело вышла на аллею, она пошла по дороге, по которой еще вчера делала стрекача. Последний взгляд на Эрика и прошлую жизнь, и вот под туфлями с пряжками зашуршал гравий. Зеленая лужайка канвой обрамляла путь к новой жизни.
        Джейн постучала в дверь и сразу достала записную книжку, написав в ней фразу: «Здравствуйте, меня зовут Джон Блэк! Я ищу работу!».
        К ее удивлению довольно быстро дверь открыли, но не дворецкий, а сам хозяин! Джейн так и замерла с раскрытой книжкой в руках, подавив устойчивое желание повторить вчерашний забег. Она сосредоточила свое внимание на лице Алекса. И на этом лице отражалось крайняя степень удивления, он зажмурился, встряхнул головой. Девушка засмущалась, ей показалось, что обман раскрыт. Она осторожно посмотрела назад.
        – Мой юный друг, простите, но от вас пахнет как от лошади!
        Джейн чуть не захохотала в голос. Пожалуй, впервые ее сравнивали с лошадью не только за внешность. На ее лице отразилась легкая улыбка. Она протянула записную книжку мужчине, а тот, взяв ее двумя пальцами, прочитал послание.
        – Судя по записке, вы не станете моим хорошим собеседником?
        Джейн закивала головой. Осторожно забрав книжку, она аккуратно написала: «Я могу работать в конюшне».
        – Нет, так совсем не пойдет, конюх у меня уже есть.
        Алекс покачал головой, и девушка понурилась, понимая, что ей придется вернуться к Эрику ни с чем.
        «Может, у вас есть для меня работа на кухне?» – попыталась она снова договориться.
        – Нет, Амит не приемлет таких помощников.
        Это был окончательный отказ. Несостоявшийся Джон повернулся, чтобы отступить. Но именно в этот момент хозяин дома передумал.
        – Постойте! У меня есть для вас работа! Будете моим писарем! Почерк у вас каллиграфический, а я пишу как курица лапой.
        Джейн была в восторге. Ее глаза горели от счастья. «Мой план удался!»
        – Только для начала примите ванну, мои обонятельные рецепторы не приемлют таких ароматов.
        – Приготовить ему бочку на задворках? – спросил индус на хинди.
        – Нет, ни в коем случае. Приготовьте парнишке теплую ванну и дайте ему ароматизированное мыло, – сказал Алекс. – Так же выдайте ему одежду моего племянника и туфли.
        Джейн прислушивалась к речи, с трудом переводя ее, а когда мужчины повернулись, изобразила глупейшее выражение лица полное непонимания. Распорядившись, хозяин дома ретировался в библиотеку.
        После этого слуга, чуть махнув головой, позвал Джейн за собой. Поднявшись по белоснежной лестнице на второй этаж, они прошли по длинному коридору и попали в святую святых – спальню Алекса Бейкера. Именно в ней вчера элегантный мужчина умудрился раздеть разом трех дам. Амит открыл дверь в смежную комнату. Джейн, округлив глаза, принялась рассматривать обстановку столь необычного места. Это была ванная комната!
        – Через полчаса вода будет нагрета, ждите, – сухо произнес Амит, покидая спальню.
        Добравшись до кухни, он с раздражением бросил молодому помощнику:
        – Иди, наполни водой ванну. И захвати из кладовой старую одежду и обувь Франсуа.
        – Хозяин хочет принимать ванну среди дня?
        – Нет, у нас новый слуга, парнишка лет пятнадцати, и от него просто ужасно воняет. Даже мне плохо стало.
        А Джейн тем временем, оставшись одна, тихо захлопала в ладоши. Перед ней стояла настоящая латунная ванна, и для нее в доме выделили целую комнату. Даже в Лондоне такое встречалось не часто, а всему причина – банальное отсутствие чистой воды. Кроме того, чтобы наполнить такую ванну водой требовалось немало усилий. Повсеместно у богатых людей в домах были туалетные комнаты. Там дамы облачались в наряды, а из гигиенических процедур практиковалось лишь обтирание теплой водой. Джейн посмотрела в окно и увидела молодого слугу, который прошел к дальнему концу сада. Там небольшим полукругом камнями был обложен источник. Вода из него через трубу отводилась в озеро. Вот индус поставил перегородку в месте отвода воды и открыл заслонку с другой стороны. Вода ручейком потекла по желобу к дому, зашла трубу, ведущую в подвал. Несколько минут парень поскучал около источника, а потом вернул заслонку на место, открыв воде путь к озеру.
        Дальше было еще интереснее. Слуга появился через четверть часа. Он открыл около ванной створку, установив желоб. Джейн, немного пригнувшись, с интересом смотрела на поистине занимательное действо. В стене была сделана шахта, а в ней установлен водоподъемный механизм. Слуга начал крутить изогнутую ручку, и вода, поднимаясь снизу в небольших продолговатых емкостях, падала на широкую часть желоба и стекала в ванну. Девушка осторожно дотронулась до локтя мужчины и кивнула на водоподъемник.
        – Вода направляется из источника в котел, там она нагревается, и я поднимаю ее сюда. Потом из ванной она отводится в овраг.
        Индус открыл ящик и вытащил из него кусок мыла, оставив его в небольшой ажурной мыльнице. Уходя, он указал на вещи, лежащие на стуле возле двери.
        – Вот полотенце, одежда и обувь. Эти вещи будут вам по размеру, хотя из моды они вышли уже лет пять назад, когда племяннику сэра было двенадцать.
        Джейн осталась одна. Это было гениально, но с другой стороны теперь она понимала, почему Алекс Бейкер живет в отдалении от столицы. Он был неимоверным чистюлей, и дом наверняка строил рядом с источником не по воле случая!
        Но не время было рассуждать. Джейн закрыла дверь на защелку, разделась и вошла в теплую воду. Она вдохнула аромат мыла, в котором застыли цветы ромашки и можжевельника, прикрыла глаза.
        – Боже, я в раю!
        Когда вода начала остывать, девушка быстро намылила себя, и запах навоза ушел, сменившись тонким едва заметным благоуханием ромашки.
        Растерев кожу до красна щеткой, она последний раз окунулась в воду.
        Большое мягкое полотенце нашлось в стопке вещей, оно было очень приятным на ощупь. Рассмотрев красивую вышивку по краям ткани, Джейн покружилась, представив, что на ней надето прекрасное белоснежное платье. Однако счастье было недолгим. Настойчивый стук в дверь напомнил ей о том, что она – всего лишь слуга. Пришлось поспешить. Вещи, которые приготовили для нее, были повседневными, но очень нарядными. Они сидели на девушке намного лучше потрепанной одежды отца и были ей по размеру. Это создавало некоторое беспокойство, так как в этом наряде ее фигура проглядывалась более четко.
        Убрав влажные волосы в хвост, Джейн открыла дверь. Индус, попав в комнату, молча подошел к ванной. Засучив рукав рубашки, он вынул из дыры на дне ванны пробку. Джейн с удивлением наблюдала, как вода уходила вниз.
        Ей не дали долго наслаждаться новыми веяниями прогресса, мужчина кивнул головой в сторону выхода и повел ее на третий этаж. Всю дорогу слуга постоянно оборачивался и оценивающе смотрел на нее. «Слишком очевидно! Он постоянно пялится на меня! А что если он сейчас пойдет к Алексу и все ему расскажет?» – переживала Джейн.
        Ближе к чердаку располагались комнаты слуг. Ей выделили крошечную коморку. В ней стояли только кровать и стол около окна. Стоило Джейн остаться одной, и она поспешила закрыть дверь. Волнение изводило ее. Девушка очень надеялась, что ее худосочная фигура не вызовет подозрений, ведь даже в платья она подшивала небольшие вставки для того, чтобы не казаться совсем плоской и вещь сидела на ней хотя бы с намеком на эстетику.
        Нужно было чем-то заняться. Джейн медленно выдохнула и начала вынимать из сумки свои нехитрые пожитки: несколько толстых панталон на случай неудобных дней, маленькое полотенце, зубную щетку, выполненную из белой кости. Мел в коробочке и кусок мыла нашли свое место в тазике для умывания.
        Пока она наводила в своей комнате уют, Алекс Бейкер, сидя в библиотеке за столом, задумчиво смотрел перед собой. Еще вчера он хотел на время отойти от крупных дел, спокойно занявшись человеком, похищающим простолюдинок. Он целый день провел в центре городка, ухаживая там за двумя сговорчивыми дамами, не слишком дорожащими репутацией. Пригласив девушек в гости, он решил интересно провести с ними время. По его плану после приятного вечера дамы должны были отправиться по домам. За каждой из них устанавливалось наблюдение. Однако все пошло не по плану. Сначала к нему явился советник двора, уговаривая его ввязаться в очередную авантюру, потом он понял, что за ним с какого-то рожна следит рыжая малышка и неуклюжий недотепа. Черный чепец постоянно выпрыгивал из-под подоконника в библиотеке, и ему буквально пришлось закрывать собой рыжего шпиона.
        Он сразу заметил особенность девушки – ее рост. Расспросив дам о местных, он узнал о некой Джейн Уизли, которая из-за своего роста получила ряд не очень благозвучных прозвищ. Поведали ему и об истории с юристом. С тех пор никто три года не видел ее в городе, люди постепенно забывали и ее, и грязную историю. И тогда Алексу стало очень интересно, что же скромная дочь священника делала около его дома этим вечером. Поздно ночью он наведался в сад юной особы. Потихоньку пробравшись на заросший травой участок, Алекс спрятался между большой дубовой бочкой и яблоней. Это место было очень удобно для наблюдений, так как располагалось совсем близко к дому, и он мог видеть то, что происходит внутри через окно.
        Девушка сидела за небольшим столом. Свечи освещали прекрасные простые черты, длинные кудрявые волосы сияли солнцем. Ее губы тихо шевелились, озвучивая фразы из книги на французском языке, тонкие изящные пальчики сшивали стопки листов с завидной ловкостью. В глазах читался интерес, пытливость, ум. Каждый абзац книги, содержащий труды ученого, вызывал у нее целый ряд вопросов. Алексу вдруг захотелось поговорить с ней, узнать, что заставляет ее морщить лобик, и откуда у нее интерес к естественным наукам.
        Именно в тот момент, когда он решил, что пора возвращаться домой, со стороны калитки послышался шорох. Это заставило пассивного наблюдателя вернуться в надежное укрытие. Трое молодчиков засели за кустами смородины.
        – Вон твоя лошадка! – сказал один из парней.
        – Да, высокая все-таки! А я не верил!
        – Вроде она ничего!
        – А если она расскажет о том, что мы с ней сделали?
        Высокий парень хихикнул.
        – Не расскажет, даже благодарна будет, такой замуж вовек не выйти.
        Двоих из троицы Алекс столкнул лбами, а третьего вырубил ударом в лицо. Он тащил их в поле, с нескончаемым удовольствием и жестокостью избивая каждого из злополучной троицы. Мужчина был в бешенстве. И хоть как-то охладив свой гнев, решил сегодня же вытрясти из девицы легкомыслие. Она должна была закрывать на ночь ставни, чтобы ни один подлец не смел смотреть на нее. Вернувшись к дому, он заметил, что на втором этаже погасла свеча. Выждав час, Алекс подошел к двери и осторожно потянул за кольцо. К его удивлению дверь открылась без малейших усилий.
        «Да что уж там, оставила бы настежь открытой!» – оскалившись, подумал Алекс.
        Пройдя внутрь дома, он закрыл занавески и зажег свечу на столе. Сначала его заинтересовала книга, которую читала Джейн, потом общая обстановка. На большой тумбочке он обнаружил несколько булочек под салфеткой. Алекс почувствовал их приятный аромат и, взяв одну, начал подниматься по скрипучим ступеням наверх. На втором этаже было две двери. Проверив одну из комнат, он увидел пустую широкую кровать, застеленную серым покрывалом. Дверь в другую спальню была слегка приоткрыта. Мужчина остановился, прислушался. Ему очень хотелось зайти в эту комнату. Открыв чуть больше дверь, он решил убедиться, что с Джейн все в порядке. И его взгляд застыл. Луна освещала девушку, и от того казалось, что белоснежная кожа ее сияет мягким светом изнутри. Кудрявые рыжие волосы прикрывали плечи, а большой пальчик прикусили белоснежные зубки. Дитя луны и солнца. Алексу захотелось изучить каждую черту милого лица, прислушаться к легкому дыханию. Однако вместо этого он тихо закрыл дверь. Сон девушки был спокоен, и наверняка она не почувствовала бы его присутствия, но все же воспользоваться ее беззащитностью он не мог.
Спустившись на первый этаж, Алекс запер дверь снаружи, положил ключ на стол и прикрыл окно ставнями. Сев возле яблони, он посмотрел на долину, залитую лунным светом. Природа дарила спокойствие, легкий ветерок с поля сбил жару. Она была в безопасности.
        К удивлению Алекса, через час у дома появился еще один визитер. Это был блондин, которого он видел у своего окна. Парнишка воровато подкрался к дому, подергал за кольцо дверь, и потом так же тихо удалился. Конечно, Алекс не думал, что девушка имеет любовника, однако факт того, что кто-то, кроме него, видел ее такой нежной и беззащитной, его, мягко говоря, бесил. У него сложилось впечатление, что вокруг дома мисс Уизли кружат бандиты и подлизы, а она спит себе, прикусив пальчик, и совсем ничего не подозревает о грозящей ей опасности.
        План был выработан за минуту. Завтра после обеда он навестит мисс в компании своей сестры. Так формальности будут соблюдены. Он будет приезжать к ней через день, постарается, чтобы девушка привыкла к нему, и потихоньку разузнает ее интересы, мысли, мотивы. Кроме того Амит на время перестанет выполнять функцию дворецкого и переквалифицируется в охранника. Каждый мужчина, посягнувший на покой Джейн, будет иметь дело с ним лично, и так будет до тех пор, пока отец девушки не вернется. Алекс откусил немного булочки, наблюдая за розовеющим горизонтом. Через два часа он отправился домой, чтобы восстановить силы.
        Каково же было его удивление, когда на следующее утро девица материализовалась у него перед дверью в мужском костюме, пропахшая лошадиным навозом так, что у него слезы потекли из глаз. Она старательно изображала немого юнца, и это ей, несомненно, удавалось отлично, ведь даже придирчивый Амит не заметил подлога. Сначала он хотел отправить заигравшегося ребенка домой, но потом, еще раз все взвесив, решил поддержать ее затею. В конце концов, она отрезала свои великолепные волосы, имея весомую на то причину. Вопрос был явно связан с ним, и Алекс захотел узнать, что же все-таки творится в голове юной любознательной особы.
        И вот теперь Алекс обдумывал, что же ему делать дальше. Роль мужчины для девушки была непривычна, и он хотел дать ей несколько дней для освоения в домашней обстановке. А потом? Потом он увезет ее в Лондон, туда, где Джейн никто не сможет узнать и разоблачить. Алекс чувствовал, с ней ему будет интересно! Она была настолько необычна, что к ней нельзя было применить слово дамочка. Тут все начиналось с вызова! Вызова острому уму. «Кому-то с ней очень повезет, но сейчас она здесь. И мне будет приятно поучаствовать в ее игре, добавив в нее немного авантюры. Итак, начнем!» Алекс потряс звоночек, и из-за двери появился слуга.
        – Позови Джона.
        Джон явился через десять минут. Девушка зашла в комнату, смущенно потопталась на месте, не спеша к столу. Она не закрыла дверь, подсознательно оставляя себе путь к отступлению.
        Алекс Бейкер сидел за столом, который был завален документами. Он что-то писал на почтовой бумаге, а потом, положив письмо в конверт, залил его сургучом и прижал печатью. Джейн постучала по двери, и только после этого мужчина поднял взгляд. Теперь это был вовсе не веселый повеса, а холодный делец. Он молча встал и пошел к ней.
        И тут Джейн впервые в жизни почувствовала себя не в своей тарелке. Алекс был высоким мужчиной, и поэтому ее сознание воспринимало его как некую невиданную угрозу. Зажмурившись, девушка замерла. Однако вместо нападения, он просто захлопнул дверь позади нее, а потом подошел к зеркалу, которое стояло в углу комнаты.
        – Подойдите сюда, Джон!
        Девушка помялась.
        – Ну же, я не кусаюсь, – сказал мужчина строго.
        Джейн поспешила к зеркалу. Алекс вывел ее вперед за плечи и указал на пуговицы камзола, которые были застегнуты наискось. Девушка раскрыла глаза от удивления. «Так вот почему на меня так косился этот индус! Все дело в пуговицах! А я-то думала, что он догадался!»
        Она несказанно обрадовалась открытию, однако улыбка начала сползать с ее лица, когда Алекс принялся расстегивать ее одежду.
        Так и хотелось выкрикнуть: «Я сам!» Однако легенда гласила, что молчание – самое ценное качество изображаемого ею персонажа. И потому, закусив нижнюю губку, Джейн молчала. Она чувствовала его дыхание, неотрывно следя за руками мужчины. Алекс касался только пуговиц, движения были легкими, быстрыми, простые действия не вызывали у него никаких эмоций. А вот Джейн было плохо, сердце стучало с бешеной скоростью, воспоминания о вчерашнем вечере всплыли в ее голове сами собой, ей стало не хватать воздуха, в животе завязался тугой узел. «Что со мной происходит?» – подумала она, пытаясь подавить нарастающую панику.
        Алекс смотрел на лицо девушки через зеркало. Джейн реагировала на каждое его прикосновение, она старалась скрыть свое волнение, прикусив губку, немного злилась на себя, по-видимому, не понимая, причину своей растерянности. Когда он закончил приводить наряд в надлежащий вид, девушка дрожала как осиновый листочек. Положив руки на плечи Джейн, он случайно соприкоснулся пальцем с ее шеей. Реакция была молниеносной, девушка отскочила от него, ее глаза округлились, зрачки забегали по сторонам. Она отступила на несколько шагов к окну. «Попалась!» – подумал Алекс, оставаясь полностью спокойным. Общение с людьми было для Джейн в новинку. Как минимум три года она говорила только с отцом и другом. Один был молчалив, а другой практически все время проводил в Лондоне. Алекс руку давал на отсечение, отец Грегори готовил свою дочь к монашеской жизни, и только ее умения в книжном деле останавливали его от следующего шага. И все-таки аскета можно было поздравить с достижением, девушка совершенно отвыкла от людей и общества, и уж тем более для нее дикими были прикосновения. То, что он нравился ей как мужчина, было
настолько для нее необычным, что она даже не понимала этого. Его кровь несколько будоражила неосознанная реакция юной особы, он считал это забавным и даже с удовольствием провоцировал ее, однако пятнадцатилетняя разница в возрасте, жизненный опыт, многочисленные связи заставляли его относиться к ней больше по-отечески. Он не собирался делать ее своей любовницей, и лишь слегка приоткрыть штору театра. Через полтора месяца он вернет ее домой до приезда отца, а сам займется делами.
        – Итак, мой друг, ваше первое задание – переписать задачи моего племянника Франсуа. Профессор, как отстающему, дал ему на лето целый ряд математических заданий. Мальчик он способный, учится хорошо, но с естественными науками у него большие проблемы. Весь июнь он трудился над работой, однако почерк у него такой же как и у меня никудышный. Облегчим профессору проверку.
        Алекс вручил Джейн приличную стопку исписанной бумаги.
        – Чистая бумага в шкафу, чернила и перо на столе.
        Мужчина посмотрел на часы.
        –Думаю, мы поняли друг друга. Увидимся вечером.
        Джейн выдохнула в прямом смысле этого слова, когда ее работодатель покинул библиотеку. Дверь закрылась, и она, наконец, могла осмотреться.
        Высокие полки с книгами были кладезем всевозможных знаний. Она осторожно провела по корешкам кончиками пальцев. Тут была литература по языкам, математике, истории, философии. И все это теперь было ей доступно. «Пока Алекс Бейкер будет веселиться с женщинами и спать до обеда, я буду наслаждаться, читая прекрасные книги! И так, как минимум месяц!»
        Девушка села за стол, подставила под щеку ладошку и мечтательно посмотрела на полки. Именно в этот момент по аллее проскакал вороной конь с седоком в черном плаще. Алекс Бейкер отправился на охоту. Джейн заметила время его отъезда, а потом углубилась в издание математических трудов Жакье и потеряла счет времени. И все-таки большие настенные часы своим боем вскоре напомнили ей о работе. Она взяла чистый лист и начала осторожно переносить текст и математические символы на бумагу. Джейн писала целый час, и с каждой минутой ее лицо становилось все мрачнее. Окончательно расстроившись, девушка бросила перо в чернильницу и раздраженно поправила очки.
        – Неправильно! – прошептала она. Джейн принялась быстро просматривать все листы в стопке и вскоре поняла, что ни одна задача не решена верно. Конечно, можно было переписать все задачи, но смысла в этом не было вовсе, работа будет отклонена. Чтобы ее не обвинили в неправильности перенесения сути, девушка выбрала одно из заданий, переписала его, а потом на другом листе привела верное решение.
        В этот вечер не только Франсуа предстояло расстроить Алекса, но и его информатору. Он наблюдал за девушками, которые покинули поместье с вечера. Проследив за каждой до дома, наблюдатель решил расслабиться в местной кофейне. Здесь собирались люди среднего класса, иногда заключались сделки, обсуждались городские новости. Помещение было наполнено запахом еды и курева. Отведав жареной курицы и большую кружку пива, человек Алекса заснул. И только утром, очнувшись на крыльце кофейни, слуга узнал, что одна из девушек уже исчезла. Алексу пришлось пропустить ужин, опрашивая людей по всей округе. Он делал это осторожно, иногда просто слушая сплетни в лавках. Зацепок не было. Девушка исчезла по пути на рынок!
        Он вернулся только к полуночи и сразу заметил в библиотеке свет. Осторожно зайдя в комнату, мужчина увидел Джейн, которая склонилась над письменным столом. Пламя свечи озаряло ее лицо и отражалось очках. Девушка повела веснушчатым носиком в разные стороны. «Маленькая рыжая лиса!» – подумал Алекс, улыбнувшись.
        – Что не спите? – спросил он мягко, и Джейн, испугавшись его внезапного появления, буквально подпрыгнула на месте. Он видел, как одними глазами девушка ищет убежище. Она схватила свою книжку и написала: «Нам надо серьезно поговорить о вашем племяннике».
        Протянув через стол книжку, девушка выжидающе смотрела на него поверх очков. Алекс подошел к камину, в котором теплился огонь, сел в кресло, вытянув одну ногу на кушетку.
        – Джон, идите сюда. Я очень устал, вторую ночь не сплю.
        Джейн взяла листы с решениями и села на краешек соседнего кресла. «Ваш племянник не решил ни одной задачи правильно!» – написала она. Свое послание она отдала ему вместе с переписанной задачей и исходником.
        Алекс внимательно изучил условия и решение. Действительно задача была решена не верно. Он с интересом посмотрел на девушку, которая усердно терла свои очки платочком.
        – Вам кто-то об этом сказал?
        Джейн жестом попросила книжку и написала:
        «Нет, вот правильное решение».
        Алекс на время забыл об усталости. Он анализировал, продумывая и другие варианты решения геометрической задачи. Удивительно, но из трех методов поиска верного ответа девушка выбрала наиболее красивый и простой. Если человек видит в расчетах не только метод, но и красоту, его мир переносится в другое измерение. Он испытывает несказанное удовольствие не только от красоты предметов, которые видят все, но и от изящества мысли и логики. Еще во время учебы в Оксфорде профессор предлагал Алексу продолжить научную работу, но, увы, ему уже довелось распутать несколько дел государственного значения, и его путь был определен монархом: либо он и дальше работает на государство, либо его многочисленная родня попадет в опалу. Рука монарха даровала, но и отобрать могла все. Вот уже десять лет он скитался по всему свету, зачастую рискуя своей жизнью, бросая вызов судьбе, берясь за самые сложные расследования. В этом году ему дали два месяца для того, чтобы пожить в покое и тишине. Это был своеобразный отдых после долгого пути к дому. Тут ему посчастливилось встретить Джейн. Он чувствовал в ней живой ум, силу
характера. Все эти годы она старательно подавляла в себе свои способности, боролась с собой, подчиняясь устоям общества. Ему было не по пути с ней, но и оставить ее одну в этом каменном доме с соломенной крышей он не мог. Алекс посмотрел мельком на листок, потом опять на девушку, которая кончиками тонких пальчиков нацепляла на носик очки.
        – Да, решение верно. Но тут есть и другие способы. Сможете записать?
        Джейн кивнула и пошла к столу. Она с энтузиазмом писала около пятнадцати минут. Иногда девушка смотрела на Алекса исподтишка. Было заметно, что он устал. Взгляд теплых карих глаз был неподвижен, в них отражались языки пламени.
        Алекс почувствовал ее взгляд, он повернулся к ней голову, и девушка поспешила отдать ему два исписанных листа. Он лишь мельком взглянул на них.
        – Отлично! Теперь у вас есть еще одна работа – вы будете заниматься с моим племянником Франсуа три раза в неделю. Он живет недалеко отсюда с матерью. Я сам составлю вам сборник задач, однако сначала необходимо провести работу над ошибками. Справитесь?
        Джейн кивнула.
        – Последний вопрос, и я вас отпущу. Вы ужинали?
        Джейн закачала головой в знак отрицания. С самого утра в ее рту не было и крошки. Она слишком волновалась утром, а потом стеснялась идти на кухню.
        – Хорошо, Джон, можете идти отдыхать. Завтра будет тяжелый день.
        Джейн вышла из библиотеки и, не мешкая, поднялась к себе. Закрыв на защелку дверь, она, наконец, смогла расслабиться и отвлечься от игры.
        Девушка успела лишь умыться, когда в дверь постучали. Она медленно приоткрыла створку. В темном коридоре стоял молодой индус. Он без слов вручил ей поднос с едой и удалился. Закрыв дверь ногой, Джейн осторожно поставила поднос на стол.
        Впервые она видела столько еды сразу. Тут был какой-то необычный салат, рис с карри и курицей, стакан ароматного индийского чая, бутылка красного вина, кекс со взбитыми сливками и фруктами. Джейн была голодна. Это состояние преследовало девушку всю жизнь. Отец ограничивал ее в питании, надеясь на то, что она перестанет расти. В пятнадцать лет она достигла своего нынешнего роста. Родитель, решив, что ограничения в еде принесли пользу, и впредь держал ее впроголодь. Летом девушка могла украдкой собрать земляники в поле или поесть терновника, однако зимой ей было совсем худо. Она была голодна постоянно и из-за этого мерзла.
        Сев возле стола, девушка отломила кусок курицы, обмакнула его в карри и резко положила еду в рот. Курица растаяла, подарив несказанное удовольствие. Джейн подавила в себе желание накинуться на еду. Она заставляла себя есть медленно, стараясь запомнить каждую нотку вкуса. Открыв вино, она налила его в бокал и осторожно пригубила напиток. Необычный вкус, обжигающий, яркий, согревающий. Ее кровь как будто стала горячее. Вечно холодные руки и ноги согрелись, мысли замерли. Джейн налила себе еще один бокал, чувствуя как напряжение и усталость, накопленная годами, уходят. После третьего бокала предметы перед ее глазами начали прыгать, и девушка потерла глаза, удивляясь странному эффекту. Это ей совсем не понравилось. Кое-как добравшись до вешалки для одежды, она сняла с себя камзол и штаны, оставшись лишь в одной рубахе. Вещи Джейн попыталась повесить на крючок, однако промахнулась, и те упали кучей на пол. Махнув рукой на беспорядок, она стянула черную ленту с волос и легла на кровать, прикрыв глаза запястьем. Вокруг все кружилось и скакало, некоторые предметы расплывались. Ей было очень плохо, и
поэтому она никак не могла заснуть. Промучившись с час, Джейн решила написать письмо Эрику.
        Сегодня ей было, о чем написать своему другу. Впервые события ее жизни были необыкновенно разнообразны.
        «Здравствуй, мой дорогой друг. Надеюсь, что до Лондона ты добрался без особых проблем. Я пишу тебе в первый вечер пребывания в поместье. Эрик, ты не поверишь, но сегодня я впервые в жизни ела кекс и пила вино. Еще мне понравился этот странный фрукт колечками. А этот белый мягкий хлеб! Он просто восхитителен! Столько много еды я ни разу в жизни не видела!» Джейн остановилась и подумала о том, что впервые за всю свою жизнь она ляжет спать сытой. Эта мысль заставила ее погрустнеть.
        «Как много интересного доступно мужчинам! – рассуждала она. – Для них открыты все двери и пути. За всю свою жизнь я не видела ничего, кроме половой тряпки, иглы с ниткой и котелка. Мир закрыт для меня. Только в книгах виден свет, и вот я уже готова объехать все страны в поисках археологических находок, новых видов животных, но вокруг только серые камни».
        Джейн вдруг заплакала, ей стало обидно за себя, за то, что никто не хочет знать, какие страдания приносит ей бесполезность жизни.
        «Я вынуждена с рождения молчать, притворяться. Неужели я не имею права выражать свои мысли, говорить о том, что интересно мне. Сегодня я надела мужское платье, и впервые мне назначили жалование за выполняемую работу, на меня не махнули рукой, когда я предложила решение вопроса, не ограничивали в еде. Почему нельзя так?!»
        Грудь девушки высоко вздымалась, а глаза блестели от слез обиды. Скомкав листок, она бросила его на пол. Джейн знала, что Эрик не поймет ее восторга, эти новости для него лишь серые будни. Встав, она упала на кровать и задремала.
        Джейн показалось, что прошло лишь одно мгновение, однако когда она очнулась ото сна, на улице уже светило солнце. Медленно сев, девушка схватилась за голову и тихо провыла:
        – У-у-у, говорила мне мама, что вино – это зло, вот и доказательство, – прошептала она.
        Джейн аккуратно промокнула лицо влажным полотенцем, почистила зубы. Когда она складывала зубную щетку, мел и мыло в тазик для умывания, с улицы послышались странные глухие удары. Девушка осторожно отодвинула занавеску.
        Посреди зеленой лужайки двое мужчин вели бой. Амит нападал на своего хозяина, держа в руке палку, заменяющую меч. Лица бойцов были напряжены, мышцы перекатывались под кожей при каждом движении. Удары были точны, блоки своевременны! Техника боя представлялась несколько странной, даже Джейн понимала, что так в Европе не дерутся. Слуга больше атаковал, а Алекс ставил блок за блоком. Индус выглядел настолько самоуверенным, что в один прекрасный момент потерял бдительность, и тут же со стороны Бейкера последовала мощная подсечка. Слуга подлетел и упал навзничь.
        – Отличный бой, Амит, – сказал Алекс на хинди.
        – Вам бы отдохнуть, сэр. Месяц только начался, а вы уже нашли себе новое занятие.
        – Это только развлечение, не больше. Советника я отправил ни с чем.
        – И вы думаете, они вас оставят в покое?
        Алекс подал своему слуге руку.
        – Ни в коем случае, но и здесь я должен успеть завершить свои дела.
        Алекс повернулся к дому, и Джейн засмотрелась великолепное тело мужчины. Такое, пожалуй, она видела впервые. Заказчики, что приезжали к отцу, были порой элегантны, они имели пренебрежительно-снисходительной манеру общения, иногда поражали богатством одеяний, но среди них не было таких, которые несли бы в своем образе следы истинной мужественности. Тут она заметила, что Алекс в упор смотрит на нее. Быстро присев, девушка прижалась к стене и зажала живот. Почему-то этот мужчина вызывал у нее некое болезненное волнение, примерно такое же ощущение Джейн испытывала тогда, когда сидя на ветке яблони в саду Сэма, она слышала громкий крик ворчливого старика. Волнение, чувство опасности, желание бежать без оглядки, боязнь быть пойманной. Общение с ним сильно волновало ее, притягивало, и при этом приносило странные болезненные физические и душевные ощущения. Смятение, вот что она ощущала.
        Когда ее мысли, наконец, обрели ясность, ей захотелось узнать, какие такие важные дела здесь проворачивает Алекс Бейкер, что даже советник короля был послан обратно ни с чем. Однако подойти и спросить об этом напрямую у него, было бы поистине глупо, Джейн оставалось только наблюдать.
        Девушка надела камзол, натянула чистые гольфы и тюдоры. Расчесав сбившиеся за ночь в колечки волосы, она опять стала конопатым юношей.
        Стук в дверь заставил ее насторожиться. Она дернула ручку и, поняв, что дверь закрыта, принялась суетливо искать ключ. Это было не легкой задачей, так как перерыв всю кровать и обшарив пол, Джейн так ничего и не нашла.
        – Вот ведь, это издевка дьявола, не иначе! – прошептала она себе под нос. Оставалось последнее место, где мог быть ключ. Медленно подняв поднос, Джейн посмотрела на стол. Там потери не было. От разочарования она плюхнулась на кровать, и бутылка, потеряв равновесие, упала с подноса на пол. Именно под бутылкой и отыскался злополучный ключ. Радостно схватив находку и пообещав себе, что в следующий раз ключ останется в замке, она быстро открыла дверь. За дверью стоял тот молодой парень, что наливал ей ванну.
        – Хозяин ждет вас к завтраку, стол накрыт в саду, – коротко сообщил он.
        Джейн кивнула головой и прикрыла дверь. Последний раз, взглянув на себя в небольшое зеркало, девушка вышла. Она спустилась вниз и, плавно открыв двухстворчатую дверь в столовой, прошла на веранду. На веранде был накрыт на две персоны небольшой круглый столик. Алекс отложил «Daily Courant».
        – С добрым утром, Джон.
        Джейн скромно кивнула.
        – Присаживайтесь! И быстрее завтракать, ваш кофе уже остыл.
        Она отодвинула стул и села.
        – Во второй половине дня приедут сестра и племянник. Гостей надо будет встретить. Однако до обеда у нас еще полно времени, и мы потратим его на верховую прогулку!
        Джейн так и замерла с булочкой джема. Она осторожно положила кусочек, достала карандаш и лист бумаги.
        «Я не умею ездить верхом!» – написала она на листе.
        Алекс старательно изобразил удивление.
        – Вы же работали конюхом?
        «Я всего лишь чистил конюшню!»
        – Вот и отлично! Значит, уроки верховой езды тем более для вас полезны. Если мне понадобится отправить срочное сообщение, вы на время станете гонцом!
        Это было трудно. Джейн боялась лошадей, ну еще так, между прочим, мышей, пауков и гадов ползучих. Когда Алекс привел ее в конюшню, две лошади были уже подготовлены к поездке. Один жеребец был вороным, а второй поменьше пегим.
        – Вы поедете на Громе, – сказал Алекс, погладив черного жеребца по голове. Джейн отшатнулась назад, она совершенно не представляла, как ей удастся справиться с таким сильным животным. Однако на все была своя причина. Гром слушался своего хозяина беспрекословно. Одного только его приказа было достаточно, чтобы животное остановилось или преодолело преграду без раздумий. Если Джейн не справится с ним, он сможет ее вовремя выручить.
        «Ладно. Что мне делать?» – спросила Джейн.
        – Для начала подружитесь с ним.
        Алекс достал кусочек сахара из кармана и передал его Джейн. Гром, заметив угощение, потянулся за рукой девушки, и она испуганно отступила. Лошадиные ноздри начали шумно втягивать воздух, ища сахар, один шаг гиганта заставил девушку насторожиться и отступить еще на шаг.
        – Ну же, смелее, он делает вам шаг навстречу. Не отворачивайтесь от нового друга!
        Джейн с опаской протянула зажатый кулачок вперед и почувствовала, как Алекс мягко раскрывает ее ладонь. Она видела его большую сильную руку и рукав свободной белой рубахи, и ее ладонь казалась совсем небольшой. Девушка вдруг почувствовала себя под защитой сильного человека, который уже давно знает все пути и выходы в этом лабиринте под названием жизнь.
        Гром быстро съел сахар и еще раз проверил ладонь девушки на наличие вкусненького.
        – Идите сюда, теперь начинается самое интересное.
        Алекс объяснил Джейн, как сесть в седло, держать поводья. И потом в пути он старался учением облегчить ее задачу. Первое время Джейн плохо держала поводья, и Гром шел туда, куда ему хотелось.
        – Натяните поводья, сейчас вы работаете с ним в паре, – говорил Алекс. – Поймите, он не видит вас затылком, и уж тем более не может прочитать ваши мысли. Только определённые действия помогут ему понять ваши желания.
        Когда Джейн наладила командную работу с Громом, Алекс решил прибавить скорость их хода. Жеребцы пошли рысцой. Джейн подпрыгивала в седле на каждом шаге.
        – Джон, приподнимитесь, если так пойдет дальше, обедать вы будете стоя.
        Тренировка шла около часа, они ехали по ровному участку дороги в сторону реки. И тут спутник Джейн решил добавить разнообразие в размеренную прогулку. Он резко набрал скорость, на ходу выкрикивая:
        – А теперь скачите! Скачите быстрее ветра!
        Джейн подстегнула скакуна и пошла вслед за Алексом. Ветер хлестал ей в лицо, трепал волосы. Она приподнялась в стременах, прижавшись к черной гриве головой. «Я свободна! Я свободна словно ветер!» – улыбаясь, думала она.
        Они прошли по плавному спуску к реке параллельно. На пляже Джейн придержала Грома, а вот Алекс заехал в воду. Его конь шел по отмели, отфыркиваясь от брызг.
        – Ну же Джон! Снимайте свои башмаки и гольфы, Гром любит водные процедуры.
        Это было немыслимо для приличного общества, дама не могла показывать свои лодыжки. Джейн думала об этом лишь мгновение! В конце концов, пока она – Джон, ей можно было все! Башмаки и гольфы через минуту валялись на песке. Девушка осторожно завела Грома в воду, и тот сразу ушел на глубину. Белые ноги девушки погрузились по щиколотку в воду. Она с улыбкой на лице смотрела через слой кристально чистой воды. Солнце играло бликами на водной глади, его лучи, отражаясь, заставляли девушку щуриться. Вдруг на нее полетел целый сноп брызг.
        Джейн резко обернулась, и тут же была снова обрызгана. На смуглом лице сияла улыбка.
        – Вот вам второй урок, Джон, никогда не расслабляйтесь! Опасность может прийти оттуда, откуда вы ее не ждете!
        Джейн прищурилась, и как хороший ученик устроила опытному стратегу контратаку. Она развернулась на седле, свесила ноги с одной стороны и начала барабанить ими по воде. Наступление удалось, Алекс быстро промок и поспешил ретироваться на берег. Джейн чувствовала себя победителем, она скрестила руки на груди и задрала нос.
        – Ну, ну, так и быть, Джон. Вы хороший ученик, вылезайте, – сказал Алекс.
        Джейн направила Грома к берегу. В это время мистер Бейкер стянул с себя рубаху и выжал ее.
        – Вот видите, я совсем промок из-за вашего стремления во всем усердствовать, – сказал Алекс, бросив рубашку на седло. Джейн посмотрела на обнаженную грудь мужчины, заметила, как с влажной челки на смуглую кожу упала капля воды, она медленно очерчивала четкие линии его крепкого тела, скатываясь к широкому поясу бридж. Девушке стало опять дурно, это ощущение раздражало ее, заставляло злиться на себя. Ей в очередной раз пришлось подавить стойкое желание бежать от него, бежать без оглядки, чтобы потом не было поздно. «Господи, я так и сделаю, когда закончу то, зачем я сюда пришла!» – пообещала она сама себе.
        – Слезайте, пройдемся немного, обсохнем.
        Она покачала головой, смотря вниз. Слезать было намного страшнее, чем садится.
        – Вы хоть чего-нибудь не боитесь в этой жизни, юный послушник пера и чернил. Идите сюда.
        Алекс вытянул руки и снял юнца с седла.
        – Да, ваша неумелость в самых простых вещах поражает меня. Не хотите просушить камзол?
        Джейн замотала головой, она провела по ткани ладонью и потерла пальцы друг об друга.
        – Вышли сухими из воды, значит?
        Джейн показала на голову и распустила влажные волосы, утешив проигравшего своими потерями.
        Алекс взял лошадь за поводья и пошел вперед. Его молчаливый слуга последовал за ним. Солнце светило уже высоко, под ногами был теплый белый песок. Пальцы тонули в нем, крупинки расползались под тяжестью тела, и от этого по ступням пробегали мурашки.
        Джейн нравилось чувствовать этот мир по-другому, видеть в нем не только враждебность и заботы.
        – Расскажите мне, мой дорогой друг, почему же, – Алекс сделал паузу, – столь одаренный молодой человек не нашел себе иного применения, чем работу в конюшне?
        Джейн легко могла ответить на этот вопрос, не соврав ни в едином слове.
        «Я беден, сэр!»
        Алекс прочитал короткий ответ и, помедлив, согласился.
        – Да, пожалуй, будь у вас средства, вы смогли бы пройти обучение. Беднякам пути познания закрыты. Трудно найти более ущербный класс общества.
        На листе появилась новая строка:
        «Женщины».
        Алекс, прочитав ответ, сразу решил спровоцировать собеседницу на более откровенный диалог:
        – Я опять же вижу тут только классовые различия. Женщины высшего общества, как вы знаете, получают домашнее образование.
        Джейн вскипела за минуту, она буквально плюхнулась на песок и с жаром начала писать. Алекс с добротой смотрел на молодую вспыльчивую особу. Ее легко было спровоцировать на ответную мысль, однако в этом и была ее слабость. Девушка передала ему листок.
        «Домашние образование никогда не заменит университетское. Основной его упор делается на гуманитарные науки, из математики преподаются только основы. Этого не достаточно, кругозор женщин должен быть дополнен и естественными науками. Кроме того, человек может родиться бедняком, женщиной, но при этом обладать дарованием, наделяющем его способностью познавать науки. Только представьте, сколько таких людей жило на Земле. Возможно, их способности были уникальны, но общественный строй не дал им развить свой дар».
        Алекс ожидал подобного ответа. Он смотрел на девушку, как на ребенка, который готов топнуть ножкой, только лишь бы все было по его.
        – Возможно, вы правы, Джон. Кстати, вы не интересуетесь политикой?
        Джейн политика была не интересна. Из своей комнаты она иногда слышала, как отец говорит с заказчиками о новостях. Нововведения мало касались ее жизни, поэтому она пропускала их мимо ушей. Девушка замотала головой.
        – Зря, Джон. Политика определяет систему, в которой мы живем. Присмотритесь к законам и позиции властей, и вы сможете выжить в этом мире, имея даже самые революционные взгляды. Нельзя же вот так просто выйти на улицу и кричать лозунги о бедняках и женщинах, вас попросту сразу упекут за решетку.
        Джейн впервые задумалась о том, что произошло бы, если она озвучила бы свои желания и мысли. Нет, ее не ждала бы решетка, она и до площади не дошла бы. Просто отец определил бы ее сразу в монастырь.
        «Что же тогда делать? Как изменить этот мир?».
        Алекс развернул жеребца, им надо было возвращаться обратно к чулкам и туфлям Джейн.
        – Что делать? Зародить зерно сомнения. Заставить увидеть людей мир будущего. Такой мир, каким видите его вы. И я все-таки хочу немного разбавить ваши горькие мысли. Я знаю нескольких женщин, которые занимаются наукой с не меньшим профессионализмом, чем мужчины. Одним из наиболее ярких представителей женского академического труда является Кристина Роккоти. Она имеет ученую степень по философии и в настоящее время является президентом академии наук в Ровиго. И наверняка вы читали «Историю Англии» Кэтрин Маколей, этот монументальный труд тоже нельзя забывать. В моей библиотеке вы можете найти труды замечательного математика Марии Аньези «Основы анализа». Благодаря упорной работе она стала профессором математики, физики и натуральной философии Болонского университета. И немного ранее другая ученая дама в том же университете была назначена профессором анатомии. Однако все эти женщины принадлежали к высшему классу. Для того чтобы возможности женщин расширились, должны измениться устои общества, преломиться взгляд на проблему.
        Джейн с интересом слушала Алекса. Ей было известно, каким она хочет видеть этот мир. Как же она может зародить сомнение в умах? Пока девушка размышляла о глобальных проблемах, Алекс наблюдал за ней. Ее волосы высохли и завились кудряшками, слегка вздернутый носик немного покраснел от солнца. Любой, кто увидел бы ее такой, без труда опознал бы в ней женщину. Этого Алекс допустить не мог.
        – Нам надо возвращаться, готовы? – мягко спросил он, подняв чулки и башмаки.
        Джейн взяла из его рук вещи и кивнула. «Прискорбно. Для того чтобы быть рядом с ним, общаться, я вынуждена молчать! Молчать и притворяться!» – с горестью думала она, натягивая белые гольфы. Ей так хотелось поговорить с Алексом, она чувствовала себя очень комфортно в общении с ним. «А если не смотреть на него, то вообще все замечательно!» – думала она, с замирающим сердцем ощущая, как сильные руки поднимают ее вверх.
        Алекс подсадил девушку, и сам, запрыгнув на скакуна, пустил его рысцой вверх по взгорью.
        Добравшись до дома, он приказал писарю подняться к себе и привести себя в порядок. Гости должны были прибыть после обеда. Сегодня же Джейн должна была приступить к выполнению своих новых обязанностей.
        В три часа дня две кареты подъехали к парадному входу, из первой вышла дама и молодой человек. Они поспешили спрятаться от жары в доме.
        Джейн спустилась вниз в тот момент, когда брат и сестра тепло приветствовали друг друга. Встав сбоку от лестницы, она ждала, когда ее представят, и осторожно рассматривала женщину. Без сомнения та обладала отличным вкусом и красотой и несколько отличалась от своего брата. Прежде всего, ростом. Увы, Джейн не видела в ней товарища по несчастью, рост женщины был средним. Она обладала изящными тонкими чертами лица, и, по-видимому, волевым характером. Это чувствовалось подсознательно по тому, как она двигалась, по наклону ее головы, взгляду. Ее темные волосы были заделаны в высокую прическу, карие глаза критично оценивали людей и обстановку. На вид даме было чуть больше тридцати лет.
        – Здравствуй дорогой мой, – пропела она, улыбаясь.
        – Роуз! Ты прекрасно выглядишь!
        Алекс приподнял руку сестры и лишь легким намеком прикоснулся к ней.
        – Стоило тебе написать, и вот мы здесь! Неужели ни одной правильно выполненной задачи?
        – Увы, это так!
        – Франсуа?
        Молодой человек сделал шаг вперед.
        – Мам, я очень старался, но математика, геометрия – это совсем не мое, – честно признался он.
        – Ничего, дядя Алекс нашел тебе учителя. Где он?
        Алекс повернулся к Джейн, которая стояла позади него.
        – Это Джон, он довольно молчалив, зато в математике соображает не хуже профессора. Джон, познакомься с моей сестрой миссис Роуз Бонье и племянником Франсуа. Франсуа будет твоим старательным учеником.
        Роуз задумчиво посмотрела на Джона, который в знак приветствия поклонился ей. Задумчивость, сменилась благодушием.
        – Здравствуйте, Джон! Вы поможете нам познать столь трудный предмет?
        Джейн достала из кармана лист бумаги и написала карандашом: «Да, миссис Бонье, я постараюсь вам помочь!»
        Роус прочитала строки и вопросительно посмотрела на брата.
        – Мистер Блэк, вы так молоды, а уже преуспели в математике! Но в преподавании у вас, как я понимаю, нет опыта?
        Джейн медленно кивнула головой. И вот тут Франсуа почувствовал облегчение. Мать была очень щепетильна в вопросах образования, поэтому всегда нанимала опытных преподавателей.
        – Ну, ничего, вот и потренируйтесь! – сказала вдруг Роуз, и улыбка сползла с лица ее сына.
        «Когда мы можем начать?» – спросила Джейн.
        – А вот прямо сейчас и начнете! Франсуа, вперед! – сухо сказала Роуз.
        Франсуа почтительно относился к матери, но Джейн сразу поняла, этот парень – крепкий орешек.
        Джейн открыла перед молодым человеком дверь в библиотеку и пропустила его вперед. Ее ученик бодро прошел в комнату, сел за широкий дубовый стол и со скукой посмотрел в окно.
        – Послушай, – сказал он, не глядя на очередного учителя, – давай я тебе просто заплачу, а ты решишь эти задачи.
        Франсуа обернулся, и в этот момент перед ним на стол с грохотом упала приличная стопа книг. От испуга он подскочил на месте, а потом удивленно воззрился на Джона, который облокотясь на стопку книг, в упор смотрел на него.
        – Не отступишь, значит?
        Джон закачал головой.
        – Ну ладно, все равно ничего не выйдет.
        В это время Роус наблюдала, как ее горничная распаковывает платья из больших коричневых чемоданов.
        – Эмми, подготовь, пожалуйста, голубое платье, я надену его к ужину.
        – Хорошо, миссис Бонье.
        Роуз вышла в сад, она медленно прогуливалась по дорожкам в саду под зонтиком, с благородством чинной дамы читала сочинения Шекспира, в пик жары женщина пошла к пруду и, немного углубившись в заросли, нашла яблоню, полную красных сладких плодов. Воровато оглянувшись, миссис Бонье высоко подняла голову, высматривая удобные ветви для подъема наверх. Важная и порой напыщенная дама, гроза управляющих, рабочих и командующих судов, с ловкостью дворовой девчонки подтянулась на нижнюю ветку.
        Франсуа вышел в восемь вечера на веранду. Там его дядя и мать пили чай с яблочным пирогом.
        – Он – дьявол во плоти.
        Родственники посмотрели на него с полным спокойствием.
        – Три часа к ряду он заставлял меня учить параграфы учебника, строча свои каверзные вопросы, а потом предложил перерешать десять задач! За каждую неверную давал еще две дополнительные на ту же тему. Завтра он примется вытрясать из меня душу в час дня. Мам, может, поедем домой?
        – Зачем же, мистер Блэк, по-моему, отлично справляется. Ты впервые занимаешься математикой больше тридцати минут. Даже не знаю, как ему это удалось.
        – Он запер все двери и окна на ключ. А потом бросил ключи в узкую вазу. У меня туда рука не пролезала, и я застрял.
        Алекс захохотал. Девчонка, оказывается, умела закрывать двери тогда, когда хотела. Не то, что прошлой ночью.
        – Черт! – прошептал Франсуа. Не найдя союзников, он быстро поел и отправился наверх, отсыпаться после тяжелого дня.
        Джейн пропустила ужин, она не хотела вмешиваться в дела семьи, но и к слугам ее тоже не тянуло. После дня притворства ей просто хотелось побыть собой. Она отправилась к себе и больше в этот вечер не выходила из комнаты. Ей было о чем подумать, ведь словоохотливый Франсуа принес ей неожиданную новость. Одна из девушек, навестившая Алекса Бейкера в вечер их первой встречи, пропала. Все в городе видели, как дамы отправились к нему, заметили они и возвращение девиц. Как и в предыдущих случаях, жертвой похищения стала девушка двадцати лет. В этом был какой-то символизм, и все это, похоже, все-таки было связано с Алексом. Дело принимало очень опасный оборот, власти рано или поздно доберутся до Бейкера. Ей надо было спешить. С этих пора она решила вести запись наблюдений за хозяином поместья. И еще ей надо было подружиться с Франсуа, он мог ей дать хоть какую-то информацию.
        После ужина Алекс прошел на кухню, предполагая, что Джейн может быть там.
        – Где Джон?
        Повар в это время выходил из кладовой, а его помощник чистил песком сковороду.
        – Не было.
        – Отнеси ему в комнату ужин.
        Стоило Алексу выйти, и повар коротко скомандовал:
        – Слышал, что велено, поторапливайся. Положи ему двойную порцию. Не знаю, где мальчишка раньше жил, но таких худосочных я еще не видел.
        Алекс вернулся в библиотеку. Он занял свое любимое кресло, вытянул ноги перед камином. Это был спокойный вечер. Такие вечера редко случались в его жизни. Мужчина задумчиво смотрел на янтарное вино в бокале.
        Дверь тихо открылась, в комнату вошла сестра. Роуз подошла к соседнему креслу. Ее благодушное настроение вдруг куда-то испарилось. Теперь перед ним была другая женщина. Женщина, которая в семнадцать лет сбежала с французским капитаном и вопреки родительской воле обвенчалась с ним. Характер Роуз был под стать всем членам семейства Бейкеров. После смерти мужа она вела все торговые дела семьи вот уже на протяжении пятнадцать лет. Так и распределились их роли. Алекс защищал их от власти короны, Роуз следила за порядком в делах. Она была его верным союзником.
        Женщина некоторое время смотрела на огонь в камине, а потом строго произнесла:
        – Признавайся Алекс, что у тебя в доме делает девица, переодетая в мужчину?
        Алекс хитро улыбнулся и перевел взгляд на сестру. Он ждал этого вопроса.

        Глава 2.

        На следующее утро Джейн решила изменить тактику расследования. В отдельной тетради были записаны причины, по которым исчезновения девушек могут быть связаны с Алексом Бейкером. Одна из них гласила, что убийца пытается отомстить графу, подвести его на гильотину. Однако и сам преступник рисковал. И, по-видимому, основание для такого риска у злоумышленника было веское. Причиной могли служить деньги, имущество, кровная месть, женщины. Джейн трудно было вести расследование. Ее объект для наблюдений больше любил поговорить на отвлеченные темы, его жизнь была на виду лишь поверхностно, большая часть оставалась скрытой. И все-таки именно Алекс должен был привести ее к убийце. Джейн решила действовать обходными путями. Она стала ходить к слугам на кухню. Скромный Джон просто сидел за столом, тихо пил чай и прислушивался к разговорам. Между собой работники говорили на хинди, однако знание языка ни в коей мере не помогли Джейн. Люди не обсуждали своего работодателя даже за глаза. Тогда Джейн пошла другим путем, издалека. Вопрос она задала простой: легко ли было устроиться на работу к мистеру Бейкеру? И вот
тут ее накрыла волна людских эмоций. Они вообще не устраивались к нему на работу. Эти встречи были спонтанны и судьбоносны. Амита Алекс спас от виселицы, его помощника вытащил из тюрьмы. Они работали на него, получая очень хорошее жалование, и были довольны.
        Историю каждого слуги она записывала, после возвращения в свою комнату. Оказалось, что Алекс Бейкер очень часто путешествовал в английские колонии. Его дела там не были для окружающих очевидны. Он мог пропасть, потом неожиданно возникнуть в каком-нибудь отдаленном селении или, наоборот, с легкостью вращаться в местном обществе. При этом все вокруг знали, что он прибыл для расследования, но потом быстро про это забывали, ведь детектив занимался вполне обыденными для аристократа деловыми вопросами торговли, а между ними наносил визиты, принося переселенцам новости из родной страны. До поры до времени все шло тихо и мирно, а потом происходила поимка преступника. И тут уж гостя видели другим, зачастую не очень благодушно настроенным. Такая перемена пугала людей, как и то, что Бейкеру было совершенно неважно насколько богат и титулован преступник. Его задачей было разыскать его, а что с ним делать дальше, решали власти. Так как обычно в его руки попадались убийцы и мучители, то большинство из них отправились на виселицу.
        Этот человек был крайне загадочен. У него был фамильный особняк, семья, но он предпочел обустроить свой дом, наполнить его не слугами, а скорее собратьями по оружию. Тот же самый Амит выполнял функцию дворецкого только потому, что в этом доме не могло быть посторонних людей. Когда они снова окажутся в деле, от чопорности индуса не останется и следа. Он опять станет мастером боевых искусств, тактиком.
        Чуть больше об Алексе знали только Франсуа и Роуз. Франсуа был более словоохотлив, поэтому с ним она могла говорить практически начистую. Как-то ближе к концу занятий Джейн написала на листе: «Ты знаешь о том, что в городе пропали не одна, а несколько девушек?»
        Франсуа резко поднял голову и медленно кивнул.
        – Да, но между ними нет никакой связи. Они не общались между собой. Между похищениями разные промежутки времени. Кажется, он действует спонтанно. Власти заявляют, что началось расследование. Мэр и его ищейки допрашивают горожан, дважды говорили с моим дядей на прошлой неделе.
        Джейн заволновалась. Пассивные действия не помогали, нужно было действовать более решительно, теперь до Алекса могли добраться в любую минуту.
        «Система есть. Всем девушкам было двадцать лет. И накануне исчезновения каждая из них общалась с мистером Бейкером».
        Франсуа посмотрел в глаза Джейн.
        – Вы подозреваете моего дядю? – слегка возмутился он.
        Джейн закачала головой в знак отрицания и начала быстро писать.
        «Нет, я думаю, его кто-то пытается подставить. Если рассуждать логично, этот человек должен быть местным. Кому, как не местному жителю, знать точный возраст похищенных! При этом преступник знаком с мистером Бейкером. Ты часто ездишь в город с дядей. С кем он общается, и есть ли у него там давние знакомые?»
        Франсуа провел руками по волосам, вспоминая их недавнюю поездку к мэру. Дядя со многими здоровался, но говорил лишь общие фразы, свойственные поверхностному знакомству. Все, о чем он узнал, не очень ему нравилось. Рассуждения учителя казались ему логичными. И так уж выходило, что его дядя может быть теперь обвинен в похищениях.
        – Нет, я не замечал людей, с которыми он общался бы как с давними знакомыми. И я думаю, тебе стоит все это рассказать Алексу.
        Джейн задумалась. Дело усложнялось, за две с половиной недели она так ничего и не узнала. «Значит, нужна провокация, наживка! Преступник должен узнать, что я нахожусь в поместье Бейкеров!» – думала Джейн, смотря, как Франсуа убирает книги.
        «Франсуа, мистер Бейкер учит меня верховой езде, и я хочу еще попрактиковаться. Составишь мне завтра компанию?» – спросила она, положив лист бумаги поверх стопки книг, которую собрал ее ученик.
        Франсуа кивнул головой. Он даже представить не мог, что его учитель только что расстегнул воротничок перед эшафотом.
        На следующее утро ближе к обеду Франсуа и Джейн выехали из поместья, предупредив всех, что они прогуляются по округе. Каково же было удивление молодого человека, когда его учитель направил Грома не к реке, где обычно проходили конные прогулки, а к городу.
        Они проехали по центральной улице нарочито медленно. Большая часть людей не обратила внимания на двух молодых людей. Однако были и те горожан, которые все еще помнили Джейн, или просто хотя бы иногда замечали высокую девушку в плаще с капюшоном, по великим праздникам сидевшую в церкви на самой дальней лавке. Так было задумано. Уже к вечеру весь город будет говорить о дочери священника в мужском костюме, которую сопровождал Франсуа Бонье – юный племянник самого Алекса Бейкера. Ловушка захлопнется, для преступника она станет лакомым кусочком.
        Выехав из города, Джейн направила Грома в поля и пустила его галопом. В дороге девушка ничего не говорила, а после того, как они остановились у конюшни, вызвалась отвести скакунов в стоило.
        «Отец узнает обо мне только после того, как все будет кончено. Не будет больше приятных бесед, прогулок возле реки. Я попрощаюсь с этим городом, с поместьем и его обитателями навсегда», – думала Джейн, гладя черную гриву Грома. Ее личная свобода и жизнь Алекса Бейкера для нее были равным обменом. Прижавшись лбом к голове жеребца, девушка закрыла глаза, по ее щекам потекли тихие слезы. Она думала о том, что теряет, прежде всего, о вечерах у камина в библиотеке. В эти тихие часы она могла спокойно читать книгу за столом, а Алекс, сидя в любимом кресле, смотрел на огонь и думал о своем. Иногда тихое течение бытия нарушалось, и вот они уже два спорщика, он идет в наступление, и его тут же ждет достойный ответ по любому вопросу. Им обоим было очень хорошо друг с другом. Джейн это чувствовала. Она мечтала о том, чтобы иметь возможность вот так просто быть рядом с ним. И все равно эти мечты были далеки от реальности.
        День прошел спокойно, и только ночью Джейн настигла паника. Как бы ей хотелось спрятаться в доме и никуда не выходить. Однако преступник вряд ли решится проникнуть в дом Бейкера, ей придется чаще появляться на улице, стать легкой добычей. Каждый час приближал ее к развязке. Власти могли арестовать Алекса, да и слух о том, что она живет в поместье стараниями местных жителей дойдет до ее отца дня за два. Еще столько же времени уйдет на его возвращение домой. Ей необходимо было узнать истину до того, как она снова вернется к себе домой.
        На следующий день девушка угостила Грома кусочком сахара и побрела медленно к пруду. В эти часы природа была спокойна. Джейн медленно обошла водоем по тропинке, у низкого берега присела на корточки и стала наблюдать за водомерками, бегающими по водной глади. Небо и облака отражались в воде, природное зеркало украшали лилии и камыши. Затишье. Именно в этот момент она увидела в отражении знакомое лицо. Это заставило ее вздрогнуть и резко подняться.
        – Извините, Джейн, я вас напугал? – мягко произнес молодой священник.
        – Немного! – не стала лгать девушка, стараясь вспомнить имя служителя церкви. – Доброе утро, отец Ролан.
        – Я слышал, вы теперь живете в поместье. Ваш отец, как я понимаю, не знает об этом? – спросил он, и его лицо приобрело заостренные черты, выплескивая на собеседника поток высокомерия и брезгливости.
        Джейн медленно закачала головой. Она была сбита с толку, похоже, отец Ролан пришел сюда так рано, чтобы направить ее на путь истинный. Это значительно осложняло ее задачу.
        – Нет, он не знает об этом.
        – Джейн, я думаю, вам лучше вернуться домой. В городе уже поползли слухи, мы должны пресечь их, иначе доброе имя отца Грегори будет заклеймено позором, – жестко произнес священник.
        – Я не делала ничего предосудительного! Я работала писарем у мистера Бейкера. И практически все это время у него в гостя находится миссис Бонье, приличия были соблюдены!
        – Хорошо, просто успокойтесь и следуйте за мной! Вам больше не следует возвращаться в этот дом, иначе мне придется раскрыть правду мистеру Бейкеру.
        Джейн обернулась, сожалея лишь о том, что не успела в последний раз увидеть Алекса, попрощаться с ним.
        – Хорошо, я иду.
        Священник шел впереди, Джейн плелась за ним. Выбранный путь несколько удивил ее. Вместо того чтобы обогнуть город, он шел в его центр, а ведь несколько минут назад этот же человек переживал за ее репутацию.
        – Мы только зайдем в церковь! Я хочу отдать вам на реставрацию несколько книг, – сказал он, как будто прочитав ее мысли.
        Внутри девушки поднялась волна паники. Догадка осенила ее словно гром среди ясного неба! Это был он, тот, кого она искала. «Он знает их даты рождения из церковной книги!» – размышляла она, смотря в затылок священнику. Она могла поднять шум в городе, позвать на помощь, однако тогда ей не удастся узнать, где он держит пленниц. Оставалось действовать по ситуации.
        Улицы этим ранним утром оказались пусты. Он избегал центра города, подойдя к церкви с черного хода. Открыв коричневую скрипучую дверь, отец Ролан пропустил Джейн внутрь.
        – Подождите меня здесь, я схожу за книгами, – предупредил он прежде, чем исчезнуть в общем зале.
        Эта комната служила складом для церковной утвари. Помещение было совсем небольшим, в нем пахло свечами, которые хранились в открытых ящиках, бумагой и сыростью. Девушка скрестила руки на груди, прошла вдоль стеллажей, рассматривая их содержимое.
        Ролан вернулся достаточно быстро. Стоило ему войти в комнату, и Джейн сразу поняла, что перед ней другой человек. Личина абсолютного зла как будто всегда просматривалась в его поведении, выражении лица.
        Джейн попятилась к двери. Но было уже поздно, один прыжок и вот ее уже оттаскивают от выхода, сильная рука зажимает рот и не дает кричать. Девушка сопротивлялась до тех пор, пока перед ее горлом не появился нож.
        – Не рыпайся. Пошла вперед к кафедре.
        Когда нож отошел от шеи, Джейн медленно пошла вперед. Все ее движения были плавными, она не хотела раздражать мужчину. Когда они оказались у алтаря, Ролан ногой отодвинул кафедру. Под ней в каменном полу был небольшой дощатый люк.
        – Открывай.
        Джейн дернула за кольцо. Люк оказался неимоверно тяжелым, по-видимому, похититель укрепил его и сделал звукоизоляцию. Через кладку пола вниз уходил лаз.
        – Давай туда.
        Джейн замотала головой. Мужчина схватил ее за шиворот и грубо подтащил к люку. Тут она уже сопротивлялась, как могла, пока не сорвалась в бездну…
        Джон не появился к завтраку в поместье Бейкеров. Семейство решило не беспокоить его, считая, что он просто проспал. Ближе к полудню Франсуа как обычно пришел на занятия в библиотеку и к своему удивлению не обнаружил там своего учителя. Прождав полчаса, он поднялся наверх и постучал в первую дверь. Ему открыл молодой индус.
        – Где комната Джона?
        Слуга кивнул в бок и медленно закрыл створку.
        Постучав в дверь соседней комнаты, Франсуа не дождался ответа. Это его беспокоило. Учитель мог заболеть и попросту не иметь сил, чтобы подняться с кровати. Приоткрыв дверь, молодой человек немало удивился. Комната была пуста! Кровать аккуратно застелена, на столе неровной стопкой лежали книги. Вполне мирная обстановка, и все же что-то тут было не так.
        Франсуа сел на кровать, он оценил ее мягкость, пару раз качнувшись на матрасе, заглянул под подушку и обнаружил там белье. Покрутив перед собой женские панталоны, он прислонил их к себе, а потом, сложив все обратно, задумался. Его взгляд упал на тазик с принадлежностями для умывания. Встав с кровати, Франсуа присел на корточки и потыкал пальчиком в цветочное мыло. Он обернулся и заметил под кроватью тетрадь. С его ростом достать находку из-под низкого лежака было непросто. Размяв плечи, молодой человек поднес тетрадь к окну. Выражение его лица менялось медленно с отрешенного и задумчивого на ошарашенное. На каждого жителя дома в тетради было составлено подробное досье, отдельная страница была посвящена логической цепочке дела об исчезновении девушек. Франсуа тщательно изучил записи, и, наконец, дошел до последних листов, исписанных очень мелким подчерком. Это был своего рода дневник. Молодой человек дочитал его до конца, а потом буквально сорвался с места. На второй этаж он спустился, перепрыгивая ступеньки, а потом без стука ввалился в комнату дяди и швырнул тетрадь на стол.
        – Она, она подставила себя!
        Алексу не понравился паническое настроение племянника. Он спокойно отложил бумаги, взял тетрадь и начал ее листать.
        – Давай по порядку.
        Франсуа стукнул по столу кулаками и зарылся пальцами в волосах, начав мерить шагами комнату.
        – Этот Джон, он вовсе и не Джон. Это девчонка. Не знаю, как она тут оказалась, но я знаю зачем.
        Алекс выжидающе смотрел на Франсуа.
        – Послушай, она все пыталась разузнать, каким образом ты связан с похищением девушек.
        – Она подозревала меня?
        – Нет! Она искала человека, который желает тебе по каким-то причинам смерти. В первый круг подозреваемых вошли коренные местные жители. Причина проста – похититель знает о девушках немаловажную деталь, их возраст. Всем жертвам было по двадцать лет. А вчера она проехала по центру города среди белого дня!
        Алекс лишь слегка приподнялся со стула, а потом с тяжестью рухнул обратно. Его ладонь прошлась по лицу, а взгляд остекленел.
        – Боже, какой же я идиот! – с нарастающим напряжением произнес он, смотря в одну точку. – Теперь я знаю, кто это делает. Но он точно не из местных. Обыщи поместье, через полчаса сбор в библиотеке.
        Франсуа, спустившись вниз, зашел на кухню, где повар обдаваемый жаром сковороды готовил отбивную в пряностях.
        – Где Джон? – спросил молодой человек, смотря на толстяка.
        Повар подивился порывистости Франсуа, он перекинул полотенце через плечо и взял сковороду в другую руку.
        – Он заходил сегодня перед завтраком за куском сахара для Грома. С тех пор больше не видел. Что случилось-то?
        – Надеюсь, ничего.
        Франсуа проверил конюшню, обошел пруд, позвав пару раз Джона.
        Тишина, вдруг ветви орешника закачались от ветра на противоположной стороне озера. Листья перевернулись белесой стороной, и по зеленой стене прошла волна.
        Молодой человек поежился. Ему стало не по себе, как будто кто-то молчаливый и злой смотрел на него из леса. Именно на этом месте несколько часов назад стояла Джейн, и Франсуа каким-то образом почувствовал это.
        – Мы найдем тебя! – прошептал он.
        Темнота, девушка оказалась в подземелье. Пока ее глаза привыкали к мраку, она ощупывала земляной пол. Из угла послышался шорох.
        – Кто здесь? – спросила Джейн, и ее фраза звонко отразилась от стен.
        На вопрос ответил слабый голос справа:
        – Это Мари Бланш.
        – Как он тебя заманил? – раздался с другой стороны более низкий бархатистый голос.
        Джейн повернула голову и осторожно пошла в бок.
        – Он не заманивал меня. Я знала, что он похититель, и сама пошла за ним, чтобы помочь вам.
        Позади раздался смешок, это заставило Джейн резко повернуться.
        – И почему же мы все еще здесь в подземелье?
        Тут Джейн наткнулась на что-то мягкое и почувствовала прикосновение к руке.
        – Я – Джейн, дочь отца Грегори. Думаю, что у нас есть шанс выбраться наружу.
        – Как? Это бесполезная затея! Выхода нет! Тут только этот люк! – послышался шепот.
        Девушка, сидящая на полу около ног Джейн, подвинулась.
        – Не бойся, садись рядом со мной. Хоть ты и хотела нас спасти, похоже, этому не суждено сбыться.
        – Почему? Выход все же есть!
        – Какой?! – спросил совсем слабенький голосок. – Он не спускается в комнату. Еду сбрасывает через лючок.
        – Он морит нас голодом. Кроме воды и пару кусков хлеба мы ничего не получаем. Разве ты не понимаешь, что этот изверг медленно убивает нас?
        Джейн поползла к центру комнаты. Она двигалась медленно, ощупывая землю. Насколько ей помнилось из чертежей, которые она приводила в порядок перед отъездом отца, посреди этого помещения было три металлических полых столба. Они были врыты глубоко в землю, проходили насквозь через пол и снимали напряжение с потолочной балки в основном помещении.
        – Ты куда?
        – Я ищу наш путь к спасению! – решила обнадежить их Джейн.
        – Это подвал, если ты еще не поняла! – предупредили ее.
        – Да! Но тут есть три металлических столба, если мы будем стучать по ним, то нам удастся обратить на себя внимание.
        Джейн усердно ощупывала пространство перед собой. Иногда ей попадались большие гвозди, камни и щепа. Все ненужное строители оставляли на месте возведения храма.
        – Я нашла! Нашла! Ползите сюда, на мой голос! – уже бодрее произнесла самая слабая девушка.
        Джейн повернула назад, она нащупала холодный столб и привалилась к нему. Вскоре подоспели и остальные пленницы. Одна из них бросила на колени Джейн металлическую обкладку от двери.
        – Стучи!
        – Сейчас нельзя!
        – Какого черта, я уже достаточно тут сижу!
        – Нет, если мы будем стучать сейчас, к нам придет только он. Нам надо ждать обедни, тогда у нас будет шанс привлечь к себе внимание.
        – Ладно, так и быть я позову его и спрошу, когда начнется служба.
        Девушки захихикали, снимая накопленное напряжение.
        – Не обязательно, но нам придется постараться. Когда я попала сюда, было примерно девять утра. Мы должны отсчитывать время до полудня, и только после этого необходимо поднять шум. Считать будем по очереди, одна будет идти по секундам, вторая по минутам, я буду замечать часы. Начинать необходимо немедленно. Как только придет время, я ударю по столбу.
        – Хорошо, я первая, – согласилась одна из пленниц. Она начала отсчитывать секунды, чтобы не сбиться девушка загибала на каждом десятке пальцы.
        Через полчаса Джейн стала секундомером, а потом более бойкая Элеонора. Время тянулось бесконечно медленно.
        К возвращению Франсуа в библиотеке собралась основная команда Алекса. Все уже поняли, что Джон никто из них не найдет.
        – Итак, господа, наш враг идентифицирован. Его зовут Самюэль Роил.
        Алекс обратился к молодому индусу:
        – Твой талант как нельзя кстати. Бери карандаш и бумагу.
        Парень сел за стол и по словам Алекса начал составлять портрет похитителя.
        Знакомые черты появлялись на бумаге, воспоминания о прошлом проходили перед Алексом с завидной и неприятной точностью, они уводили его в юность. Именно тогда его лучший друг Самюэль стал его врагом в одночасье. Они учились в Оксфорде. Два самых отчаянных самодура на курсе, пример для подражания для первокурсников и головная боль преподавателей. Молодая кровь требовала утех, и они часто наведывались в соседнюю деревню, чтобы покуролесить и развлечься с простолюдинками. Именно там Самюэль встретил Келли. Девушка на внешность была обычной, однако обладала кротким нравом и невероятной душевной добротой. Самюэль знал, что его родители будут категорически против их брака, а потому предложил Келли быть содержанкой. Взаимной любви не было, она ему отказала, и он стал брать свое измором. Она не могла и шагу ступить без его ведома, должна была соглашаться с его суждениями, быть милой только с ним, в противном случае он срывался. Его гнев пугал Келли, и даже дорогие подарки после резких выпадов в ее сторону не были девушке в радость. В один прекрасный вечер они сидели у камина на кухне гостиницы, его друг
был как всегда весел, а его девушка молчалива. Она сидела сбоку от очага и смотрела на огонь.
        – Сегодня холодно! – произнесла Келли, поднося руки к очагу.
        – Сейчас я принесу твою шаль! – весело произнес Самюэль.
        Молодой человек бодро вышел из кухни в общий зал и начал подниматься по лестнице. Стоило ему уйти, и Келли в одно мгновение стала грустной.
        – Алекс, помоги мне! Он сведет меня в могилу, ты же видишь! – тихо прошептала девушка, смотря на огонь. Алекс лишь коротко кивнул в ответ.
        На следующий день девушка исчезла из деревни навсегда. Самюэль обыскал все округу, нанял детективов, но никто так и не смог найти пропажу. Придя к Алексу, он метнул на него взгляд полный мольбы.
        – Я знаю, только ты можешь совершить невозможное! Найди ее!
        Алекс, сидя за столом, разбирал лекции, он повернулся к другу. Следующая его фраза навсегда сделала их врагами. И все-таки честь их дружбе необходимо было отдать.
        – Келли тебя не любит, она хотела свободы и получила ее.
        Самюэлю понадобилось несколько минут, чтобы осознать причастность друга к исчезновению любимой.
        – Она сама не знает, чего хочет! – крикнул он, пытаясь указать своему другу на то, что Келли всего лишь женщина. Да, он любил ее, но считал, что ей не свойственны сложные суждения. На это он делал упор в общении с ней.
        Два друга смотрели друг на друга, и оба были непреклонны.
        – Ты ошибаешься, друг. Тебе придется смириться, Келли ты больше не увидишь!
        Лицо Самюэля исказил гнев, он буквально прошипел:
        – Запомни Алекс Бейкер, придет время, и ты поплатишься жизнью за свое деяние. Обещаю, в эту минуту ты будешь сожалеть о своем выборе.
        С тех пор их пути разошлись. Самюэль ушел в тень, он бросил учебу, отрекся от семьи, его не видно было на званых вечерах. Казалось, что человек затерялся в толпе. Однако расследуя дела, Алекс иногда находил зацепки, которые вели к Самюэлю. Он как паук дергал за ниточки преступного мира, находил своих жертв и не щадил невинных. Он мог послать своих гонцов смерти и к нему, но это была личная месть, здесь Самюэль решил действовать в одиночку.
        Когда рисунок был готов, Алекс попросил сделать еще три копии портрета.
        – А теперь скачите в город. Обыщите все от подвала до чердака, но найдите его.
        Алекс думал, что поиски займут много времени. Какого же было его удивление, когда через час в поместье вернулись сразу трое его слуг.
        – Мы нашли его сразу. Стоило показать рисунок владельцу таверны, и он опознал его! – доложил ему Амит.
        – Самюэль останавливался у него в гостиной?
        Амит покачал головой.
        – Его знают практически все в этом городе.
        Алекс удивился, он часто ездил в город и ни разу не встречал его.
        – Странно…
        – Ничего странного, он выбрал себе личину священника. Люди ему доверяли, именно поэтому девушки следовали за ним без боязни.
        Алекс повел головой в бок, отодвигая пальцем воротничок.
        – Идиот, я должен был догадаться. Собираемся. Франсуа, Роуз отправляйтесь за представителями власти. Остальные должны хорошо вооружиться, выезжаем через десять минут.
        Поднявшись в свою комнату, Алекс достал из ящика несколько ножей. Холодному оружию он доверял больше, ведь на перезарядку пистолета и ружья требовалось слишком много времени. Боевая оснастка была закреплена на специальных кожаных ремешках вокруг торса.
        Внизу послышалось ржание коней, Франсуа и Роуз выступили первыми. Алекс проводил тяжелым взглядом двух всадников, идущих по дороге галопом. «Только бы успеть!» – подумал он, выбегая из комнаты.
        В город команда Бейкера вошла строем, все его работники в одно мгновение стали вооруженными до зубов бойцами, готовыми по первой команде вступить в бой. Ближе к центру города к группе Алекса присоединились официальные лица города и гвардейцы. Они подъехали к церкви ровно к обедни и оттеснили прихожан от входа. Распахнув двери, Алекс встретился взглядом с серыми глазами. На лице Самюэля не было паники, он усмехнулся и смело пошел к ним на встречу.
        – Чем могу служить вам? – дружелюбно спросил он.
        – Не валяй дурака! Где девушки? – брезгливо произнес Алекс.
        На лице Самюэля отразилось удивление и легкая однобокая улыбка.
        – Я совершенно не представляю, о чем вы говорите. Здесь Храм Господень, а я его скромный служитель.
        – Если вы и, правда, священник, тогда у вас должны быть соответствующие документы, – заявил мэр, стремящийся всякий вопрос решить с точки зрения закона.
        – Безусловно, они у меня есть!
        Самюэль пошел к кафедре, а мэр и Алекс переглянулись. Грузный вельможа в парике не верил ни единому слову священника. Слишком самоуверенно он себя вел, словно ждал их.
        Вручив документы мэру, Самюэль выжидающе смотрел на представителя власти.
        – Документы в порядке! – произнес мэр, отдавая их обратно владельцу. Поджав губы, он повернулся к выходу, где толпились гвардейцы.
        – Обыскать!
        Священник растерянно посмотрел по сторонам, наблюдая, как гвардейцы заполняют помещение церкви.
        – Простите, но я не пойму, почему церковь необходимо обыскивать.
        Мэр перебил его:
        – По нашей информации здесь могут находиться похищенные девушки.
        – Уверяю, их здесь нет! – последовал жесткий уверенный ответ. Мэр был не приклонен.
        – У нас другие сведения!
        – Если это сведения исходят от Алекса Бейкера, то хочу вас заверить, что это не самый надежный источник информации. Да будет вам известно, что несколько лет назад этот человек был причастен к исчезновению молодой горничной. С тех пор ее никто не видел.
        Мэр вопросительно посмотрел на Алекса. Новая информация представлялась ему более чем интересной. Только сейчас он заметил, с какой ненавистью Алекс смотрит на отца Ролана. Как будто тот действительно выдал то, что остальным знать не следовало. «Неужели это он?» – впервые за все время расследования подумал мэр.
        – Никого! – крикнул один из гвардейцев.
        – Никого! – эхом раздались голоса из разных углов.
        Мэр махнул рукой, давая понять, что обыск закончен.
        Гвардейцы и индусы выходили из церкви. Толпясь у входа, они закуривали трубки и обсуждали происходящее. Особняком стояли местные жители, пришедшие на службу.
        Мэр повернулся к выходу и именно в этот момент, словно удар невидимого колокола, по церкви разнесся объёмный глухой звук. Удары следовали один за другим, стирая улыбку с аристократичного лица. Сильная рука пригвоздила священника к стене, Алекс сжимал шею с воротничком стоечкой медленно. И никто не пытался остановить графа в намерении убить человека.
        – Откуда? Откуда идет звук? – взревел мэр.
        – Подвал!
        Гвардейцы вновь вбежали в церковь. Остановились на входе, смотря на высокие стены.
        – Все, все выносите!
        Лавки стали выносить на улицу и скидывать возле церкви, потом дело дошло и до кафедры.
        Как только Джейн услышала, что затворы открываются, она скомандовала.
        – Девочки, соберитесь.
        Каждая из девушек взяла по камню. Их ждал последний неравный бой и расправа, такова была цена ошибки.
        – Есть тут кто? – спросил незнакомец.
        – Мы здесь! – сорвавшимся от рыданий голосом крикнула пленница.
        Девушек выносили на руках. Они были крайне истощены, их вещи почернели от грязи, а глаза были слепы. Столько слез этот город еще не видел. Около церкви столпились горожане, жертв садиста возвращали горевавшим родственникам, в то время как самого преступника выводили под охраной, ибо толпа ревела, предвкушая мщение.
        Только Джейн вышла своими ногами. Конец. Не нужны слова. Ее словно арестанта выводят из церкви, а она ищет глазами Алекса. Мгновение, она видит его лишь одно мгновение, конец.
        Вернувшись домой, Джейн оставалась под охраной еще день до возращения отца. А потом? Потом ее маленькие сокровища были собраны с полок, рисунки на стенах закрашены черной краской, одежда и обувь отняты. Целыми днями она должна была читать библию так громко, чтобы отец слышал ее внизу. В восемь часов ей давалась возможность поспать, чтобы в три опять продолжить чтение. Сон пропал вовсе, ей удавалось лишь забыться на мгновение. Отец хотел наказать ее говением, однако и то ему не удалось, дочь вовсе ничего не ела. Через два дня она окончательно потеряла интерес к жизни, пищи, всему на свете. Лишь образ Алекса был ее постоянным спутником. Джейн понимала, что больше его не увидит, и это разрывало ее душу на части. «Он спасен, они спасены, это главное. Всему есть цена, я отдала свою!»
        К третьей ночи она потеряла счет времени и, сидя на полу у кровати, просто смотрела бесцельно в стену. Шорох снаружи заставил ее насторожиться. Джейн почему-то подумала, что за ней пришел убийца. Она взяла подушку, встала на кровать и приготовилась. Вот в окне появился темный силуэт, Джейн потопталась на месте, собираясь силами, а когда человек просунул в проем голову, начала бить его изо всей мочи. Перья летели в разные стороны, и ее затея почти удалась, так как мужчина, получив первый удар, не удержался на уступах камней. Однако спустя мгновение темный силуэт заполнил все окно и резко налег на подоконник. Джейн нахмурилась, собираясь снова атаковать противника.
        – Мисс Уизли, прошу, остановитесь! – услышала она знакомый голос.
        Девушка замерла, подушка упала на пол. Тяжело дыша, она порывисто спустилась с кровати и бросилась к Алексу, слезы потекли по щекам, из горла послышалось рыдание. Теплые руки смяли ее рубашку, с силой сжали хрупкое тело. Колючей щекой мужчина прижался к растрепанной макушке.
        – Я заберу тебя отсюда, заберу! Ты больше не будешь одна!
        Алекс потер ладонями ее плечи, чтобы хоть как-то согреть дрожащее тело.
        – Разве это возможно? – наполненным горем голосом спросила Джейн.
        – Возможно, Джейн, конечно возможно, просто доверьтесь мне.
        Девушка подняла голову, всматриваясь в теплые карие глаза.
        – Каков ваш план?
        – Для начала мы выберемся отсюда!
        – Через окно? – предположила Джейн.
        – Да, через окно.
        – Но у меня нет одежды, все платья и туфли забрал отец.
        – Ничего, нам всего лишь надо добраться до кареты.
        Перебросив ногу на поперечную балку, торчащую из наружной части стены, Алекс помог девушке выбраться, а потом попросил обхватить его шею. Спуск был быстрым, Джейн почувствовала под ногами траву покрытую росой, вдохнула свежий ночной воздух. Сколько в этом месте было воспоминаний о маме, о ее маленькой комнате – надежном убежище от всех обид, и с этим ей было жалко расставаться, но тут же была и чернота, а впереди только неизвестность. Надо было что-то решать, оставаться здесь она не могла, теперь нужно двигаться вперед к новой жизни.
        Алекс подхватил Джейн на руки. Он быстро пошел по дороге, стараясь как можно плотнее прижать к себе дрожащее тело. Карета стояла посреди поля. Когда они были совсем близко, дверь открылась, и из темноты появился Франсуа.
        – Несешь? – шепотом спросил он.
        – Наконец-то! – послышался изнутри взволнованный голос Роуз.
        Алекс кивнул и аккуратно залез внутрь. Он посадил Джейн к себе на колени, начал растирать руки и плечи девушки.
        – Привет! – радостно сказала Роуз. – Извини, мы спешили, как могли. Надо было уладить формальности.
        Джейн кивнула головой. Она не очень понимала, что происходит. Роуз достала теплое одеяло из-под сидения и развернула его, чтобы укрыть им Джейн. Графиня подозревала, что строгий отец накажет дочь затворничеством и голодовкой. Поэтому к этой поездке она подготовилась основательно.
        – Я покажу Амиту дорогу! – предупредил Франсуа, выходя на улицу.
        – Франсуа, прошу быстрее, – напомнила Роуз, закутывая с истинно материнским усердием девушку. – Нам надо успеть до утра все сделать.
        Карета поехала по дороге от города.
        – Куда мы едем? Ведь не в поместье? – спросила Джейн.
        – Нет, нам надо сначала заехать кое-куда, потом мы отправимся домой.
        – М-м-м, а куда?
        Алекс улыбнулся. Ему приятно было слышать голос Джейн, он был серебристым, словно звук колокольчиков.
        – В другой город, он находится в часе езды отсюда.
        Джейн осторожно перебралась с коленей Алекса на сидение.
        – А зачем мы туда едем?
        Алекс знал, что эти вопросы он услышит сразу.
        – Отец Грегори уже договорился с аббатисой о вашем приеме в монастырь. Завтра днем вы должны дать обед перед богом и навсегда забыть о мирской жизни.
        – К черту! – перебила его Джейн. – Я ни за что в жизни не дала бы этот обед.
        Алекс тихо засмеялся, представив лицо аббатисы, которая завтра услышала бы такой ответ.
        – Боюсь Джейн, ваши слова для них ровным счетом ничего не значат. Даже если не будет вашего слова, вас закроют в келье до тех пор, пока вы не смиритесь со своей участию. Я предлагаю вам дать другой обет.
        – Какой?
        – Сегодня ночью мы обвенчаемся, Джейн.
        Джейн удивленно посмотрела на Алекса, но не возразила. Скрестив руки на груди, она стала обдумывать свое положение.
        То, о чем говорил Алекс, не было для нее новостью. Отец давно планировал отвезти ее в монастырь, он хотел в ней видеть кроткую монахиню, тихо шепчущую молитву, отдающую все свои силы в миссионерской деятельности. Она знала, что женщина в монашеской жизни должна быть очень сильной и преданной Богу, но это был не ее путь. Только в изучении наук Джейн видела свое призвание. За прошедшие недели она увидела в Алексе родственную душу и попросту влюбилась в него. Однако вопрос брака все же оставался очень спорным. Ей нужно было поговорить с ним наедине. И это возможность у нее появилась тогда, когда карета остановилась возле церкви.
        Алекс помог выбраться женщинам наружу.
        – Франсуа, идем за священником,– сказала Роуз.
        Мать и сын перешли мостовую покрытую булыжником и остановились около дома, расположенного на противоположной стороне улицы.
        Джейн последовала за Алексом. Зайдя в церковь, она почувствовала беспокойство, но не от того, что здесь скоро пройдет судьбоносная церемония. Ее воспоминания наполнились мыслями о холодном темном подвале. Горящие свечи около алтаря придавали темному помещению мрачность, казалось, что дева Мария смотрит на нее словно живой человек. Она повернулась к Алексу.
        – Алекс, я …я не знаю, что сказать. Мы знакомы меньше месяца. Вы любите меня?
        Алекс улыбнулся. Это было так похоже на Джейн. Она все хотела знать точно. Иначе ни о каком браке и речи быть не могло.
        Он сел на скамью, мягко улыбнулся ей.
        – Вы ведь впервые за этот месяц стали, наконец, Джейн. До этого я общался с любопытным и рассудительным Джоном.
        Джейн поникла. Она влюбилась в него с первого взгляда, думала о нем ночами, переживала. А Алекс видел только молчаливого Джона. Конечно, он не мог ее полюбить, этот вывод был очевиден. Она кивнула.
        – Я думаю, вы не должны совершать этой ошибки!
        – Какой, милая? – спросил Алекс.
        – Жениться на мне.
        – Что так?
        – Ну, вы же сами сказали, что не любите меня! – ответила девушка, почему-то обидевшись.
        Прикосновение к рукам, он подтянул ее к себе ближе.
        – Джейн, я никогда не буду сожалеть о том, что принял это решение.
        – Тогда обещайте мне…
        – Что?
        – Обещайте, что у вас не будет других женщин, пока мы вместе.
        Алекс улыбнулся. Его Джейн, оказывается, была ревнивицей и собственницей. Она не желала его делить с кем-либо еще.
        – Не слишком ли вы строги со мной? – спросил он, пытаясь ее немного поддеть.
        Джейн скрестила руки на груди и подняла голову:
        – Ничего подобного! Я знаю ваши аппетиты! – фыркнула девушка. – Иначе я не соглашусь.
        – Однако! – воскликнул Алекс. – Джейн, вы собственница, не думал, что в вас есть и такие черты.
        – Я не собственница! – возмутилась девушка.– Я просто хочу, чтобы слова, которые мы произнесем перед алтарем, не были пустым звуком.
        – И потому вы тираните будущего мужа!
        Джейн топнула босой ногой, она уже порядочно разозлилась.
        – Я хочу, чтобы человек, которого я люблю, был только моим. И уж коли вы меня не любите, то должны сразу понять, на что идете, – напряженно произнесла она.
        – Послушайте, любовь дело приятное, но не всегда взаимное. Многие вообще женятся по уговору или расчету. Любовь в браке в наше время редка. У супругов зачастую есть связи на стороне, это нормально.
        – Нормально для кого угодно, но не для меня. Однако если вы полюбите другую женщину, обещаю, мы расстанемся навсегда, я не буду стоять между любящими друг друга людьми.
        Алекс минуты две в упор смотрел на Джейн, а потом закивал головой:
        – Ясно…
        – Ясно?
        – Хорошо Джейн, слова клятвы не будут для меня пустыми.
        Тут открылась дверь. Священник никак не мог собраться с мыслями, его подняли ни свет, ни заря, дали внушительную сумму денег, и теперь перед ним предстала взлохмаченная недовольная рыжая девица в ночной рубашке, и мужчина, воспринимающий все происходящее как нечто забавное.
        – Я так понимаю, ни одного меня выдернули из кровати посреди ночи! Почему вы так одеты? Платье есть? – спросил священник, смотря на Джейн.
        – Платья нет, но я могу одеяло из кареты прихватить!
        Франсуа засмеялся в ладонь, и тут же схлопотал неодобрительный взгляд от матери.
        – Мы спешим, святой отец. Давайте начнем, – предложил Алекс.
        Священник прошел к алтарю. Франсуа и Роуз заняли места по краям прохода.
        – Идем? – спросил Алекс, подняв руку.
        Джейн решительно кивнула, вложив свою холодную руку в большую теплую ладонь. Она не собиралась сдаваться. Пусть Алекс не любил ее, но теперь у нее появился шанс за него побороться.
        Венчание было странным: два свидетеля, сердитая невеста в ночнушке и спокойный жених. Они произнесли клятвы верности, после чего Алекс поцеловал Джейн в лоб.
        Потом они два часа провели в дороге. И оказавшись дома, чуть не довели до обморока слуг. Только тут Алекс понял, что он и слова им не сказал о том, что Джон – девица. Они уже привыкли к добродушному миловидному парню. А теперь люди никак не мог понять, почему Джон ходит в женской рубахе, почему теперь это Джейн, и зачем Алекс женится на Джоне, Джейн или на пес его знает ком уже.
        – Ну же, это я, – уговаривала она их на хинди, чем окончательно ввела в ступор. – Мне пришлось побыть Джоном, чтобы попасть в этот дом. Только так я могла узнать, кто пытается подставить Алекса. Он бы не позволил мне этого сделать, будь я Джейн.
        – Это понятно, почему вы только нам ничего не говорили?
        – Простите. Надеюсь, вы останетесь моими друзьями?
        – Миссис Бейкер голодна, завтрак будет ранним! – сказал Алекс, разом приведя всех в чувства.
        В доме начался переполох.
        – Устроим сегодня пир, Алекс Бейкер – вечный бродяга, женился. Это надо отметить! – кричал толстяк на кухне, разводя в камине огонь. Остальные носились из угла в угол, стараясь как можно быстрее выполнить свою работу.
        Джейн ушла в комнату Алекса. У нее было немного времени, чтобы осознать события прошедшей ночи и прийти в себя. Как же все отличалось от ее детского представления. Ей виделось, что ее свадьба будет проходить утром, в то время, когда роса еще не высохла с полегшей травы. Платье в ее мечтах всегда было простым, белым, оно отлично сочеталось с букетом полевых ромашек. Все было просто, и даже этому не суждено было сбыться. Она вышла замуж в ночнушке посреди ночи. Ее родители не дали ей свое напутствие, гости не поздравляли с радостным событием, а жених и вовсе не любил.
        – Миссис Бейкер?
        Джейн вышла из задумчивости и повернула голову в сторону молодого слуги.
        – Ванна готова.
        – Спасибо.
        Джейн поднялась, на душе ее было так тоскливо, что хотелось плакать. Она прошла в ванную комнату. Теплая вода немного успокоила ее, наполнила тело слабостью. Ей предстояла борьба, а сил не было вовсе. В комнату постучали.
        – Джейн! – послышался голос Роуз снаружи. – Я войду?
        – Да, хорошо!
        Роуз распахнула дверь и застыла. Она держала одной рукой большое полотенце и рубашку.
        – Боже, вот это видок!
        Джейн виновато улыбнулась.
        – Хватит хандрить! – строго сказала Роуз, открывая шторы. – Быстро вылезай, и будем есть!
        Джейн послушалась. Вытеревшись, она взяла чистую рубашку, легко проскользнула в нее. Для Роуз вещица была в пол, для нее – лишь прикрывала колени. Сразу было понятно, что эта сорочка очень дорогая. Расшитая белоснежными кружевами шелковая ткань подчеркивала грудь и талию, а потом плавно спускалась к ногам. Джейн с разочарованием посмотрела на пустые чашки лифа. Красивая вещь смотрелась на ней как на вешалке.
        – Извини, я старалась найти что-то подходящее. Может, надеть сверху халат Алекса?
        Затея «удалась». В халате Джейн утонула. Посмотрев в зеркало, она увидела бесформенное существо с рыжей кудрявой копной волос.
        – Это просто шедевр! – прошептала новобрачная.
        – Ничего, зато тепло! – заметила Роуз, которая всегда была за практичность. – Поверь, для Алекса даже в мешке ты будешь хорошенькой.
        Джейн заняла кресло, понимая, что в таком наряде лучше быть неподвижной, чем ползать по полу, словно гусеница.
        – Алекс сильно удивился, когда узнал, что я женщина?
        Роуз взглянула на Джейн, замерла, а потом продолжила выкладывать на тарелку тонкие ломтики крольчатины.
        – Он не говорил. Но думаю, что твой образ в виде молодого парнишки ему понравился.
        Роуз передала Джейн тарелку.
        – Я и сама любила пощеголять в штанах и рубахе на корабле мужа, у меня даже осталось несколько таких нарядов.
        – Здорово! А как ты попала на корабль?
        – Все просто, мой муж являлся капитаном этого судна. Он был очень отчаянным и умным человеком, однако у жизни на всех свои планы. Он погиб.
        – Расскажи мне о нем, какой он был?
        Роуз замерла, задумавшись, она смотрела на бардовый ковер, а потом ее лицо озарила улыбка.
        Джейн слушала Роуз с большим интересом, она поняла, что этой женщине довелось встретить любовь всей жизни. Знала она теперь и то, что Роуз Бонье больше не нужен другой брак, ухаживания кавалеров для нее осталось в прошлом.
        Алекс появился через час, он молча зашел в ванную, и только тогда Роуз начала убирать уже пустые тарелки на поднос.
        – Как выспишься, приходи ко мне в комнату, хорошо? – сказала Роуз.
        – Хорошо! – согласилась девушка, проводив приобретенную родственницу до двери.
        Оставшись одна, Джейн медленно подошла к кровати и села на ее краешек. Ей очень хотелось спать, но она знала, что у нее и Алекса есть еще что обсудить. Смотря на дверь в ванную, девушка вспоминала первую встречу с будущим мужем. Он, безусловно, привык к тому, что женщины уступали ему в утехах. При том, что она ни разу не целовалась, другая сторона семейной жизни ей представлялась с трудом, только в теории. Именно поэтому в тот момент, когда замок в ванной комнате щелкнул, Джейн схватила подсвечник. Алекс сделал лишь один шаг в спальню, а его жена уже была готова бежать наутек. Он замер на мгновение, с минуту соображал, что к чему, а потом спокойно произнес:
        – Джейн, все хорошо. Тебе сейчас ничего не угрожает, я тебя не обижу.
        Джейн пару раз моргнула, после чего подсвечник выпал из ее рук.
        – Ох, я совсем запуталась! – вдруг рассеяно произнесла она, накрыв лоб ладонью, девушка как будто задумалась над тем, что же ей со всем этим делать.
        – Это ничего, это нормально. Сегодня было слишком много событий.
        Алекс осторожно сел на кровать, положил на нее одну ногу и облокотился на мягкое изголовье.
        – Джейн, ты устала, перенервничала, стоит сделать передышку между тем как метелить меня подушкой и подсвечником.
        Джейн хихикнула и уже спокойно села на кровать. Поджав ноги под себя, она подложила ладошку под щеку. И в это же время халат с ее плечика сполз до локтя, обнажив прикрытую ажуром грудь.
        – Я была затворницей для общества, нерадивой дочерью для отца, другом для Эрика, учителем для Франсуа. Какова теперь моя роль? И чем я отличаюсь от других женщин, побывавших в этой комнате?
        Алекс взял свободную руку девушки, начал осторожно гладить тыльную сторону ладони. У них было слишком мало времени, чтобы узнать друг друга лучше. Их первая встреча была нелицеприятным примером отношения к женщинам. Выходило так, что он и, не любя, мог требовать свое в постели. В целом это воспринималось многими нормально, однако для Джейн любовь была неотъемлемой частью аксиомы под названием «брак». Она понимала это интуитивно, а потому схватила подсвечник. Это был протест. Пустой страсти его жена никогда не потерпит. Для начала Алекс решил дать понять Джейн, что их положение изменилось.
        – Джейн, теперь я – твоя семья, твой муж, и в нашей семье твои решения, мысли, желания будут всегда иметь равное моему мнению значение. Кроме того, ты не должна кого-либо или чего-либо бояться в своем собственном доме. В эту комнату больше никогда не зайдет другая женщина. Этот дом принадлежит только нашей семье, чужим здесь не место.
        Джейн смотрела Алексу в глаза, не отрываясь, потом подвинулась к нему ближе, отдав вторую руку.
        – Хорошо, мне надо привыкнуть к этому, наверное. Расскажите мне о Ролане.
        Алекс закинул одну руку за голову, погрузившись в воспоминания, он рассеянно гладил ладони жены, и она щурилась от тепла, уюта, и более чем приятной ласки.
        – Самюэль, так зовут на самом деле отца Ронала, был моим хорошим другом. В студенческие годы он был веселым молодым человеком, которому всякая забава казалась по плечу. Потом ему довелось влюбиться в девушку из соседней деревни. Она работала и жила в гостинице, родителей не имела, а потому постоять за нее было некому. В жестокий мир она приносила спокойствие и доброту. Самюэль заметил ее сразу. Однако его влюбленность вскоре превратилась в болезнь. В то время владелец гостиницы получал в десять раз больше, чем ему доводилось зарабатывать в месяц, лишь за то, что следил за девушкой. Влюбленный хотел, чтобы все чувства и мысли ее были сосредоточены лишь на нем. Если она улыбалась другому или говорила приветливо с постояльцем, ее ждал гнев ревнивца. Это пугало ее. В конце концов, она поняла, что не может так больше жить, и попросила у меня помощь. И я помог ей сбежать. Самюэль после этого так и не смог простить мне потерю любимой.
        – С ней все хорошо?
        – Да, вполне. Она живет обычной семейной жизнью.
        – Какого это – учиться в университете?
        Эта тема Алексу понравилась больше. Он постарался передать атмосферу студенческой жизни. Джейн слушала его рассказ, широко раскрыв глаза. Она представляла себе аудиторию, наполненную студентами, профессора, который дребезжащим голосом доказывал теорему, тихий шелест страниц в библиотеке.
        Алекс чувствовал, что успокоил ее душу, однако Джейн сама решила его немного встряхнуть.
        – А можно, можно мне вас поцеловать? – вдруг спросила она.
        Брови Алекса взлетели вверх.
        – Это ради интереса, – пояснила Джейн.
        – Хорошо.
        Джейн встала на колени и осторожно и приблизилась к его лицу. Он закрыл глаза, задержал дыхание. Прикосновение к губам было совсем легким, осторожным, и потом она сразу отпрянула обратно.
        – Здорово! Признаться, это был мой первый поцелуй, пожалуй, для первого раза неплохо.
        – Пожалуй, малыш.
        – А вы?
        – Что?
        – Может, вы тоже хотите меня поцеловать?
        – Ты считаешь, что нужно? – прищурившись, спросил Алекс.
        – Ну, не знаю, наверное… наверное, вам не обязательно. Я так, спросила только.
        Джейн примолкла, усердно рассматривая подол халата.
        Она думала о том, что целуют скорее тех, кого любят. «Не надо было спрашивать. Наверное, и мне не стоило его целовать. Вдруг ему это не понравилось».
        Джейн так расстроилась, что не заметила, как Алекс привстал. Прикосновение к губам заставило ее насторожиться. Он провел большим пальцем по розовой нижней губе, и на вдохе заставил девушку приоткрыть рот. Он чувствовал трепет, неловкость в движениях, и вдруг услышал ее тихий голосок, отвечающий на его ритмичные вторжения. Это могло казаться просто ее забавной особенностью, если бы не сводило его с ума. Еще сильнее сжав девушку, Алекс осторожно положил ее на кровать. Потеряв счет времени, он полностью погрузился в ощущения, стал яростным, ненасытным, и только после того как тело Джейн ослабело, остановился. Девушка часто дышала и, вцепившись в его рубашку, постаралась приподняться. Угадав ее желание, он осторожно помог ей сесть. Так Джейн было чуть легче, головокружение проходило, она очень глубоко вдохнула, стараясь окончательно прийти в себя.
        – Это было несколько иначе, чем ты ожидала?
        – Да, – задумчиво сказала она, смотря в одну точку.
        – Испугалась?
        Джейн пожала растерянно плечами, подложила кулак под подбородок и слегка нахмурилась.
        – Нет, мне понравилось. Просто это было очень необычно, странно и непонятно. Надо повторить, – вдруг заявила она.
        Алекс засмеялся. Никакого жеманства и театральных вздохов, в этом была вся его Джейн.
        – Джейн, ты немного жадничаешь, разве нет?
        Джейн нахмурилась.
        – Ничего я не жадничаю, это просто научный подход! Чтобы сделать достоверные выводы, эксперимент надо провести несколько раз, – произнесла она, начиная краснеть.
        – Ну, ну, когда-нибудь все так и будет…
        Ржание лошадей и шум гравия под колесами кареты отвлекли Алекса от приятных мгновений и возвестили о прибытии гостей.
        – Мне нужно отлучиться, засыпай без меня, хорошо?
        Джейн потянулась, и Алекс улыбнулся, приласкав ее теплым взглядом.
        – Хорошо.
        Одевая камзол, Бейкер непрерывно смотрел на свою жену. Прошла минута, и она, уткнувшись в подушку, закрыла глаза. Три дня он потратил на то, чтобы уладить формальности. Безусловно, она заслуживала большего, чем украдкой идти под венец. И все же теперь девушка была под его защитой. Сейчас в библиотеке его дожидался мэр, он приехал за ней, но ее он не получит. Разрешение на брак дал сам король, его воля не оспаривалась.
        Ближе к обеду Джейн проснулась от странного шума. В коридоре была суета, слышались женские голоса. Девушка выбралась из кровати и осторожно выглянула в коридор. В этот момент двухстворчатая дверь в комнату Роуз с шумом закрылась и кипишь начался там.
        Джейн на носочках прошла по ворсистому ковру и заглянула в комнату подруги, тут ее глаза округлились сами собой. Пять женщин доставали из сундуков ткани. Они раскидывали полотна прямо на полу, превращая все вокруг в пестрый сказочный ковер.
        – Как красиво! – прошептала Джейн. – Это что?
        Роуз без церемоний шлепнулась на кровать, кидая рядом кучу фруктов.
        – А ты думала, что будешь до конца жизни в ночнушке ходить? – спросила она, подбрасывая в воздух зеленое яблоко. – Сегодня же к вечеру будет готово твое первое платье, полным гардеробом обзаведешься к концу месяца. Это будет мой свадебный подарок тебе!
        Вторую половину дня Джейн исполняла роль модели. Ткани менялись на ней с ошеломительной скоростью. Первый час она еще пыталась разобраться в фасонах и сочетаниях цветов, но потом поняла, что попросту запуталась.
        Роуз отлично разбиралась в моде. Она сидела на кровати в панталонах и кружевной сорочке и, скрестив ноги, грызла яблоко.
        – Так не сидит, надо что-то изменить! – говорила она, усердно чавкая между словами.
        Женщина спрыгнула с кровати, подошла к Джейн, критично осмотрела ее фигуру. Грудь девушки была чуть заметной, словно в этом природа решила ее оставить навсегда ребенком. Именно поэтому авантюра с переодеванием ей далась так хорошо. Однако с женским платьем была беда.
        – Я подшивала вкладки, – сказала Джейн, смотря в потолок.
        – Ясно, так и сделаем!
        К вечеру Джейн вышла из комнаты в бледно-зеленом платье. Она бегом спустилась вниз и, порывисто открыв дверь в библиотеку, вбежала в комнату.
        Алекс в это время, склонившись над широким рабочим столом, делал пометки на чертеже. Напротив него в кресле расположился увесистый джентльмен с черной бородой.
        – Добрый вечер, сэр! – сказала девушка, нерешительно потоптавшись у двери. – Простите, я думала, что тут только Алекс! Я не хотела мешать!
        Гость отклонился от спинки кресла и повернул к ней только голову. Он коротко поздоровался и отвернулся.
        – Я не могла тебе не показать этого, – прошептала Джейн, когда к ней подошел муж. – Это платье, оно такое красивое, а когда в нем кружишься, юбка разлетается солнцем!
        Алекс улыбнулся, его глаза наполнились добротой, тем теплым светом, который так любила Джейн.
        – Тебе очень идет! Есть еще наряды?
        Джейн радостно закивала головой.
        – Отлично, я хочу посмотреть их все. А пока, малыш, оставь нас наедине с гостем.
        Девушка кивнула и вышла за дверь. Она лишь секунду думала о том, что Алекс не представил ее своему знакомому, а потом стала бегом взбираться наверх по белоснежной винтовой лестнице. Джейн открыла дверь в комнату Роуз и проскакала по ковру, словно маленькая девочка.
        – Ему понравилось! – радостно пропела она тонким голосочком.
        – Вот и замечательно!
        Грот в это время удивлялся перемене в своем друге. Раньше Алекс только и говорил, что о работе. И теперь вдруг ни с того ни с сего его заинтересовали девчачьи шмотки. Сейчас на лице человека, которого он видел улыбающимся, дай бог, один раз в жизни, была добродушная широкая улыбка. Моряк внутренне поежился, так как выглядело это для стороннего наблюдателя вполне обычно, ему же все это казалось жутким.
        – Кто эта милая особа? Очередная родственница?
        – Нет, это моя жена.
        – Жена? Ничего себе новость! Я думал, ты женился на даме чем-то похожей на тебя. Эта же божий одуванчик.
        – Да, она пока не искушена обществом.
        – Теперь я понимаю, почему ты желаешь покинуть этот свет именно сейчас. С твоей работой ты можешь ее оставить вдовой достаточно быстро, – философски заметил Грот.
        – Все возможно, Грот, – расслабленным голосом заметил Алекс, – даже обычный человек может упасть с лестницы в своем доме и свернуть шею. И все же я предпочитаю быть хозяином своей судьбы. Как поживает наш предприимчивый советник?
        Грот хмыкнул. Король и правительство были всегда в конфронтации. Георг третий терял свои позиции. В американской колонии шла война, люди были не довольны, что их отправляют проливать кровь за гроши. Тем более что и в Европе у американцев нашлись союзники – французы.
        Однако у каждого была своя война. За десять лет странствий Алекс собрал группу профессионалов. Они участвовали в его расследованиях, действуя под руководством хорошего тактика с поразительной эффективностью. Такая деятельность приносила им не только хороший заработок и славу, но и значительные риски. Алекс был на передовой, он вливался в местное общество, очерчивая круг подозреваемых, проводил поимку преступников. Любой член их команды мог бросить дело и уйти на покой, но только не Алекс. Десять лет работы давали о себе знать. По всему миру у него были как союзники, так и враги. Недоброжелатели были у него и в Англии. Советник был из их числа, да и король его просто так не отпустит.
        – Он нашел корабль, – сказал Грот. – В команде одни головорезы. Даю руку на отсечение, с тобой они расправились бы уже в порту, а потом сказали бы, что это дело французов.
        Алекс смотрел в окно. Франсуа вывел нескольких гончих на прогулку. Они носились по лужайке возле дома, сбивали приходящего из города садовника, и тот ворчал, грозя кулаком. Джейн выбежала из дома, она смеялась, зовя собак к себе.
        Алекс улыбнулся, наблюдая за забавой, а потом повернулся опять к Гроту, и улыбка исчезла с его лица. Тот смотрел на него тяжелым взглядом. Его друг после десяти лет непрерывных скитаний и борьбы имел право на спокойную жизнь. Но сначала им надо было, как следует поработать.
        – Мы должны готовиться к ближнему бою. Необходимо проверить готовность команды к рукопашной.
        – Джеймс этим занимается. Все идет по плану.
        – Хорошо. Тогда мы все обсудили.
        Грот встал, понимая, что их трехчасовой разговор окончен. Для работы в Индии люди выбирались особенно тщательно. Дело казалось простым лишь на первый взгляд, кто-то убил местного чиновника. Однако некоторые признаки указывали на то, что преступление совершил кто-то из высокостоящего начальства, ставленник министра. Найдя его, король мог бросить тень на правительство, заставить их пойти на уступки.
        – Грот?
        Его друг повернулся, уже стоя на выходе у двери.
        – Когда я исчезну, тебе придется позаботиться о ней.
        Грот кивнул и вышел из комнаты.
        Алекс опять углубился в изучение чертежей корабля. Это было его поле боя, и каждый солдат на нем играл свою значимую роль. План разрабатывался его тактической группой с особой тщательностью.
        В порту Лондона стоял прекрасный корабль «Зевс». Корабль был быстроходным, кроме того он имел ряд пушек с обоих бортов. Однако даже самое совершенное судно в руках неумехи может превратиться в корыто. Алекс знал только одного человека, способного заставить действовать команду, словно один большой точно настроенный механизм. И этим человеком был Джеймс Андерсон. Джеймс работал с ним не первый год. Алекс оценил по достоинству мастерство капитана. Он мог уйти от погони, дать отпор врагу. Бури и штормы пытались не раз потопить замечательный корабль, но капитан корабля мог договориться и с ураганом. Джеймс не покорял стихию, он жил в ней.
        В этот раз им предстоял долгий путь до Индии. Ожидаемо было и то, что головорезы советника кинуться за ними в погоню. Вся команда для этой экспедиции была поделена на две части. Джеймс сам набирал команду для своего корабля. Работодателем он был придирчивым. Человек должен был не только знать свое дело в совершенстве, но и беспрекословно слушаться его приказов, даже если они кажутся иррациональными. Вторую часть команды, группу для ведения расследования, собирал Алекс. Это всегда напоминало ему подбор разноцветных стекол для мозаики. Каждый человек имел свои уникальные навыки, узкую специализацию. Собирая их вместе, он получал многофункциональную группу. Всех он взять не мог, в каждую экспедицию выбирались нужные, по мнению Алекса, в расследовании люди. Его повар был просто идеальным химиком. Он знал не только то, как правильно поджарить треску, но и где взять все необходимое для приготовления лекарств и дурманящих веществ. Компоненты для своих смесей он мог найти в любом месте, ему стоило только оглядеться по сторонам, и сырье для работы появлялось на его столе. Амит не только хорошо дрался, но и
разбирался в оружейном деле. Он отлично стрелял, чинил оружие за минуту на коленке, мог обустроить засаду из подручных средств. Врач всегда входил в группу расследования, также как и картографы, которые должны были знать местность так, как будто жили на месте расследования всю жизнь.
        Однако эта миссия отличалась от других. Это было последнее дело Алекса, перед тем как кануть в бездну смерти, исчезнуть навсегда. План он продумывал с Роуз давно. Американцы боролись за независимость от Англии, и с каждым годом сопротивление становилось сильнее. Без сомнения вскоре Георг III потеряет свою колонию. Этого Алекс и ждал. Большая часть активов были уже переведена за океан, торговля сосредоточена в других в странах Европы, корабли уведены из Англии в другие порты. Алекс планировал добраться до Индии, выполнить задание короля, а потом на обратном пути их обязательно встретят с распростертыми объятиями головорезы советника. Команды вступят в бой, и в этом бою Алекс Бейкер будет повержен. Новость о гибели графа достигнет туманного Альбиона быстро. Роуз останется завершить дела и вместе с Джейн отправиться на американский континент.
        Самым опасным моментом всего этого предприятия был бой. В нем их враги должны были пойти на абордаж. Тут все могло пройти не по плану, и он действительно мог погибнуть, и тогда Джейн останется одна. Он очень хотел, чтобы в этом случае она могла быть свободна, свободна от всего: от условностей общества, от воспоминаний о нем, от чувств. Именно поэтому ему впредь придется вести себя сдержанно. Один неверный шаг, и ее жизнь будет загублена. Она узнает новость о его гибели вместе с Роуз, а через неделю другой гонец сообщит сестре о том, удалось привести план в действие или нет. Если исход будет плох, в памяти Джейн он останется навсегда лишь примером неудачных отношений.
        Вечером они все вместе отправились на прогулку. Джейн и Франсуа около озера рассматривали рыб.
        – Смотри, вон она! Плывет к другому берегу! – сказала Джейн, показывая на спину рыбы, плывущей совсем близко к поверхности.
        – Да где же? Не вижу я!
        – Вон там! – воскликнула Джейн. Подобрав юбку, она по тропинке побежала на другую сторону пруда.
        – Стой! – крикнул Франсуа, еле поспевая за Джейн.
        – Франсуа, ты – капуша! Давай быстрее, она уплывет!
        Присев под деревом, растущим около самого берега, они увидели целую стайку мелких рыбок.
        – Здорово! Надо было захватить хлеб!
        – Я схожу домой! Устроим им пир! – предложил молодой человек.
        Франсуа вернулся к беседке, стоящей на берегу, там Роуз и Алекс сидели на лавочке. Роуз читала книгу, а граф наблюдал за приключениями молодежи. Когда Франсуа проходил мимо них, мать его окликнула. Она оставила книгу на лавочке и, взяв сына под руку, пошла с ним к дому.
        Джейн, не отрываясь, смотрела на Алекса. Она отряхнула руки от воды и пошла к нему. При ее приближении Алекс поднялся и встал около бордюра.
        – Ну что, поймала свою золотую рыбку?
        Джейн улыбнулась.
        – Нет, вы же знаете, что этот вид рыб здесь не обитает. Должно случиться чудо не меньше.
        Джейн смахнула пожухлый листочек с рукава мужа и посмотрела в карие глаза. Она опустила голову, лишь слегка потерлась лбом о колючий подбородок. Тут же последовал резкий шумный выдох. Девушка потянулась к мужу, привстала на носочки, пытаясь проявить инициативу. Ее пальчики осторожно прошлись по шее Алекса, запутались в его волосах. Она прикоснулась к жестким губам очень осторожно. Ее поцелуй мало отличался от первого опыта, губки дрожали, мягко неуверенно соприкасаясь с уголком рта и жесткой щетиной. Этому трудно было противостоять. Руки Алекса чуть касаясь нежной кожи и дрожа от напряжения, прошлись по плечам девушки. Он отстранил ее медленно и, смотря в опьяненные глаза, произнес:
        – Джейн! Джейн, нам придется немного подождать. Сейчас… сейчас еще не время!
        Джейн как будто очнулась ото сна, она смотрела на него, не моргая, а потом кивнула головой и пошла к дому. «Боже, вот дура! Как я могу вообще ему нравиться!» Эта мысль терзала Джейн весь оставшийся день. Она не могла подавить себя, не могла просто ждать, когда он влюбится в нее. Ей хотелось хоть что-то сделать, увидеть его отклик, но все было впустую. Алекс Бейкер так и не вернулся в свою комнату в этот вечер. Он появился только утром к завтраку и был все еще во вчерашнем костюме.
        – Ты все ночь не спал? – спросила Роуз, посмотрев на брата из-за газеты. Мужчина сел, провел по лицу руками.
        – Я засиделся за делами в библиотеке. Мне необходимо было завершить работу, – вялым голосом произнес он.
        – Кофе?
        – Да, пожалуйста.
        Роуз хотела взять кофейник, но Джейн опередила ее. Она, опустив взгляд, налила мужу кофе.
        – Спасибо! – сказал он, в упор смотря на бледное личико. Джейн кивнула головой.
        – Джейн, пойдем выгуливать гончих сегодня, – предложил Франсуа, не замечая напряженности остальных.
        Девушка замотала головой в разные стороны.
        – Нет, в другой раз.
        В этот день она гуляла до самого обеда в саду. А после, запасшись целой стопой книг, отправилась к беседке, чтобы побыть одной. Она размышляла над поведением своего мужа, пыталась увидеть ситуацию как бы со стороны. «Он старше меня, более искушен, ему не может понравиться простушка, мелкая девчонка. Скорее более зрелая женщина вызовет интерес. Старше я стать не могу, но если буду вести себя как Роуз, более спокойно, то, возможно, у меня получится ему понравиться».
        Следующие три дня Джейн сдерживала свои порывы. Ей очень хотелось поиграть с собаками, соорудить из палки удочку и ловить в пруду рыбу, пройтись вечером по полю и набрать целую охапку ромашек, но вместо всего этого, она проводила свое время до скукоты однообразно.
        Алекс все больше был в библиотеке. К нему все чаще и чаще стали приезжать гости. Они были хорошо одеты, однако выглядели крайне странно. В первую очередь они выделялись своим исключительным загаром. Кроме того, все как один эти люди были малообщительны. Один раз Джейн зашла в библиотеку за книгами, по которым она занималась с Франсуа, и встретила там очередного незнакомца. На ее приветствие, он даже не повернулся, а потом проигнорировал ее предложение присоединиться к чаепитию в саду. В конце концов, все закончилось тем, что ей вручили книги и вежливо выставили за дверь. Попыток быть гостеприимной хозяйкой с ее стороны больше не было. Изменилась не только жизнь дома, но и сам Алекс. После того поцелуя в беседке он приходил в свою комнату лишь для того, чтобы переодеться. Обычно это происходило ранним утром, когда Джейн еще спала. Лишь иногда вечером он выходил в сад, чтобы составить им компанию на прогулке. Обычно он расспрашивал ее о том, как проходят занятия с Франсуа. Молодой человек имел определенные успехи. Но самое главное, он стал понимать предмет, начал самостоятельно пополнять копилку
своих знаний. Теперь на занятиях они разбирали самые сложные и интересные задачи, рутины больше не было. Джейн замечала самые маленькие успехи своего ученика, и как всякий хороший учитель совершенно забывала о том, сколько усилий она вложила в то, чтобы Франсуа заинтересовала математика. Они с легкость говорили о математике, физике, эти темы были для нее комфортны, так же как и для Алекса. Однако стоило Джейн хоть на шаг отступить от нейтральной темы, муж менялся за мгновение. У него сразу находились важные дела, и он, откланявшись, уходил в дом.
        Джейн с каждым днем становилась грустнее. Алекс все больше отдалялся от нее. Она пыталась быть веселой, заглядывала ему в глаза, ждала одобрения, мечтала о его прикосновениях, подстраивалась под настроение мужа. Ей все хотелось нравиться ему. Вечера изводили Джейн больше всех, она все думала, что же сегодня сделано не так. Может, она не так сказала что-то, была чересчур весела или вела себя слишком навязчиво. Это состояние напоминало ей болезнь, так и хотелось подбежать к нему и спросить: «Что я делаю не так?» И Джейн плакала, а потом, уткнувшись в подушку, забывалась в тяжелом сне.
        Так прошел месяц, и вот новое событие дало ей надежду на прорыв. Их приглашали на бал. Впервые Джейн проявила интерес к нарядам. Она придирчиво выбирала платье, перчатки, украшения. Роуз сначала удивлялась такому настрою, а потом решила, что Джейн очень волнуется первому выходу в свет. Проникнувшись проблемой, она предложила платье, имеющее нежный голубой оттенок.
        В день бала Джейн вышла из своей комнаты только к вечеру. Она волновалась так, что ей стало тяжело дышать. Остановившись около лестницы, девушка прислонилась к стене и помяла веер. «Все хорошо, все получится! У меня все получится!»
        Джейн кивнула сама себе и решительно вышла на лестницу. Алекс дожидался дам в холле. Заметив наверху лестницы жену, он хотел произнести стандартные для такого случая фразы, однако слова вдруг забылись, и он лишь ошарашенно смотрел на нее. Он протянул руку, осторожно дотронулся до изящной кисти в белой перчатке. Девушка была легкой, воздушной, свежей, словно воздух в морозное утро, платье мелкими искорками светилось на пышной юбке, а голубые глаза казались ярче, чем прежде. Джейн видела замешательство мужа, и это вызвало у нее легкую победоносную улыбку. В этот момент появилась Роуз. Она выбрала темное бордовое платье. Оно идеально подчеркивало ее природную яркость во внешности, тонкую талию и пышный бюст.
        – Ты прекрасно выглядишь! – сказал Алекс, целуя сестре руку.
        – Благодарю, я думаю, нам стоит поспешить. Мы должны представить Джейн тете до того, как все соберутся.
        Карета ждала их у входа. Всю дорогу до Лондона Роуз давала Джейн наставления. На этом балу собирались только титулованные особы, однако и для них человеческий интерес был так же естественен, как для обычных горожан сплетни на рынке. Роуз предупредила девушку, что ее появление вызовет непомерный ажиотаж. Каждый из гостей непременно захочет стать ей другом, втереться в доверие, узнать ее происхождение и положение семьи. Задачей Джейн было со всеми общаться очень вежливо и добродушно и при этом давать расплывчатые ответы. Главной сплетней этого вечера должна стать новость о том, что Алекс Бейкер женился на очень милой особе.
        Через час они подъехали к большому дому. Огни ярко освещали подъездную аллею. Кареты останавливались, и из них появлялись изящно одетые дамы и кавалеры. Напудренный слуга в парике открыл дверь их экипажа. Он слегка поклонился, когда Алекс выбрался наружу.
        – Благодарю, можете встречать других гостей, – сухо произнес Бейкер.
        Он помог Джейн и Роуз выбраться из кареты. В этот момент из соседнего экипажа вышла женщина в розовом платье. Она окликнула Роуз, и та поспешила уделить внимание своей знакомой. Алекс же положил руку жены на локоть и накрыл ее ладонь. Он посмотрел на нее с восхищением и слегка улыбнулся.
        – Все будет хорошо, для меня ты самая лучшая, чтобы не случилось, помни об этом.
        Джейн воодушевилась. В большой холл она зашла не как боец, а как уже победившая. Из холла они проследовали в большой зал. Здесь все было отражением моды и роскоши. Помещение было большим. Люстры, украшенные драгоценными камнями, заполняли свечи. На стенах многочисленные зеркала расширяли визуально пространство. Было много больших экзотических растений в кадках, а между ними расположились диваны и кресла на тонких ножках.
        Гостей было еще не так много, и поэтому Алекс прошел сразу к своей тетушке. Грузная женщина с тяжелым взглядом заняла вместе со своими подругами диван в углу зала. Место нарочито скромное для хозяйки дома, однако попробуй не найди ее в суматохе гость, и вот уже по городу на следующее утро побежала нелицеприятная сплетня о человеке.
        – Доротея, здравствуйте, вы прекрасно выглядите, – произнес добродушно Алекс, клонясь над рукой дамы.
        – Опять ты льстишь мне, Алекс.
        – Это не лесть, а истина.
        Доротея с интересом посмотрела на спутницу племянника. Она неплохо выглядела, однако рыжие веснушки все же портили миловидное личико.
        – Кто эта юная особа? – без церемоний спросила она.
        – Прошу вас позаботится о моей жене, Джейн, она впервые на балу, и еще ни с кем не знакома.
        Видно было, что хозяйка удивлена. Первый выход в свет обычно проходил в более юном возрасте. Да и женитьба племянника, который вечно скитался по свету, была впечатляющей новостью.
        – Хм, как всегда я узнаю новости о тебе самой последней. Ну хорошо. Джейн, составьте компанию нам. Сядьте вот на этот стул.
        Джейн так и сделала. Она думала, что Алекс останется с ней, но он практически сразу был отвлечен другим гостем. К ней на помощь уже спешила Роуз. Сдержанное приветствие между родней говорило о более чем натянутых отношениях между тетушкой и племянницей. Роуз была белой вороной в семье. Сначала сбежала с французом, вышла тайно за него замуж, а потом ее избранник и вовсе исчез, оставив жену на сносях. Распущенность была пожизненным клеймом миссис Бонье, но она совсем не обращала внимания на осуждение общества. Когда-то у Роуз был любимый муж, а теперь вся ее жизнь была посвящена заботам о брате и сыне. На этом точка.
        – Итак, дорогая, расскажите, как вы познакомились с моим племянником.
        Джейн замерла, она знала, что история скандальна, и ей не хотелось ее выносить на обсуждение.
        – Нас познакомил мой друг на прогулке! – ответила Джейн, вспоминая то, как Эрик привел ее к дому Алекса.
        – Вы живете в Лондоне? Я всех тут знаю, но вас не встречала ни разу! – спросила женщина на французском.
        – Наша семья большую часть времени проводила в провинции! – коротко ответила Джейн.
        Роуз, стоящая позади Джейн, начала нервничать. Все это напоминало допрос с пристрастием и проверку. Стоит Джейн сделать осечку, и она будет персоной нон грата для многих людей из высшего общества. Слухи будут следовать за ней по пятам, что будет совсем некстати после инсценированной гибели Алекса.
        – Простите, но я не понимаю, почему родители не приняли участие в вашей судьбе. Вас выводили в свет? В высшем обществе так принято.
        – Нет, меня не выводили в свет. Мама покинула нас пять лет назад, с тех пор наша семья скорбит о потере. Если вам не трудно, расскажите мне о вашем первом бале, ваши воспоминания помогут мне восполнить недостающие эмоции.
        Роуз радовалась такому повороту событий. Дамы совсем забыли о своей прежней цели, окунувшись в прошлое, они вспоминали свои платья, волнения, рассказывали сплетни давно минувших дней. Джейн буквально по-королевски улыбалась каждой. Однако удел хозяйки был встречать гостей. Через полчаса Джейн откланялась, не смея больше отвлекать хозяйку.
        Роуз подхватила девушку под руку и, отведя ее к окну, тихо прошептала:
        – Ты утерла им нос!
        Джейн прикрыла лицо веером и улыбнулась подруге. Только Роуз заметила ее увертки. Знакомства шли непрерывно, Джейн отлично держалась до тех пор, пока не начались танцы. И вот тут девушку ждали большие неприятности. Она совершенно не умела танцевать!
        Алекс с другого конца зала заметил ее растерянность и поспешил на помощь.
        – Джейн, что случилось?
        – Я не умею танцевать! – прошептала она.
        Мужчина поморщился. Этого он не учел. Джейн действительно не у кого было этому научиться.
        – Вы не могли бы мне помочь? Я быстро учусь, мне нужно только немного попрактиковаться.
        Алекс напряженно вглядывался в толпу.
        – Нет, практиковаться мы не будем. Сегодня вы пропустите танцы. В конце концов, это не так уж важно.
        Пары закружились в танце, и тут к Алексу стала пробираться дама с высокой прической.
        – Ох, дорогой Алекс, здравствуйте! – сказала она певучим голосом.
        – Добрый вечер, Элен, – мягко произнес Алекс, беря пухлую маленькую ручку, обтянутую белой перчаткой.
        Блондинка перевела взгляд на Джейн, ожидая, когда их представят.
        – Элен, познакомьтесь, это моя жена, Джейн. Джейн, позвольте представить графиню Вилсон.
        Элен изобразила наигранное удивление. Видимо, она хотела узнать больше, чем другие. Ее вопросы были нестандартными. Например, Элен интересовали подробности их венчания. Какое на Джейн было платье, и много ли на их свадьбе было гостей, почему не было пышного торжества? Джейн ответила, что такого платья как у нее на свадьбе не было ни у одной невесты в современной Англии. Это новое веяние моды. На торжестве были только титулованные гости, однако праздник решили сделать закрытым, приглашались только избранные. Это позволило гостям провести вечер приятно, без лишней суматохи.
        Элен кипела от злости. Ее не пригласили на вечер для избранных, и к тому же Алекс нанял самых лучших модельеров для создания неповторимого роскошного платья, что было явно лишним для девчонки с веснушками.
        – Я, право, рада за вас, – произнесла она, неестественно широко улыбаясь. – Почему же вы не танцуете?
        – Джейн повредила лодыжку. Сегодня нам придется сделать паузу.
        – Ни в коем случае! Я не дам вам скучать!
        Алекс знал, что все этим и закончится. Он пригласил Элен на танец и, наконец, увел ее от жены.
        Джейн осталась одна, она наблюдала, как Алекс кружит миссис Вилсон в танце. Он, вероятно, говорил ей что-то приятное, так как дама искренне улыбалась ему в ответ.
        На следующий танец он пригласил другую девушку, потом знакомую даму. Каждая из них интересовалась, почему Алекс не танцует с женой. Через четверть часа все уже знали, что Джейн подвернула недавно лодыжку, и из-за этого ей сегодня придется отложить танцы.
        Грусть и отчаяние пробивались через Джейн волнами. Она хотела быть с ним, танцевать, радоваться головокружению. Но нет, карие глаза не смотрели на нее с прежней теплотой, она не видела его добрую улыбку, все это было отдано другим. Девушка осторожно поднялась с дивана и вышла через открытую дверь на веранду. Тут воздух был прохладнее. Она сняла перчатки и стала осторожно перебирать перья на веере. Музыка и свет из окон раздражали ее, поэтому она прошла по дорожке к другой части здания.
        Там была открыта дверь. Джейн зашла в темное помещение. Как она и ожидала, это была библиотека. Помещение было разделено на две части. В одной комнате вдоль стен стояли полки с книгами, камин, в котором догорал уголь, в другой – стол для игры в карты. Девушка прошла в темную часть помещения для игры и села в кресло. Здесь было тихо и спокойно, можно было на время отдохнуть от непривычной обстановки.
        Девушка только хотела закрыть глаза, но тут увидела, как полоска света из коридора увеличивается и одновременно загораживается двумя тенями.
        – Алекс, я не ожидала от вас такого. Жениться на простушке. Но меня вы не обманите, девчонка ни в коей мере вас не интересует. У нее нет даже обручального кольца. Обещание чести?
        – Вы всегда пытаетесь увидеть больше чем другие.
        – Отлично, значит, нашим встречам она не помешает.
        Джейн слегка наклонилась в бок, чтобы рассмотреть происходящее.
        Алекс буквально зажал даму у кресла, а она сложила руки на его груди и подняла голову.
        – Вы хотели о чем-то со мной поговорить, – прошептал он, низко склонившись над ней.
        – О да! Я хочу предупредить вас, советник готовит западню. Корабль просто напичкан бандитами, они устроят вам бунт, вас хотят отправить на корм рыбам.
        – Что еще?
        – Больше ничего. Я бы хотела вновь с вами встретиться.
        Женщина подняла руку, чтобы прикоснуться к лицу Алекса, но он обхватил ее запястье и большим пальцем провел по нему, смотря женщине в глаза.
        – Мы встретимся в другом месте.
        – Конечно, я буду ждать вас в своем загородном доме как обычно. Вы придете?
        Алекс промолчал. Дама приподнялась на носочках, мимолетно прикоснулась к губам Алекса и выскользнула из его объятий. Через минуту комната опустела.
        Джейн все это время, выпрямившись как струна, сидела в кресле. Но стоило двери захлопнуться, и она рухнула на мягкую спинку. Все было кончено. Она проиграла. «Забавно, у него, похоже, много любовниц, но при этом я не попала даже в их ряды», – подумала она, чуть ли не смеясь.
        Вечер заканчивался, Джейн вернулась в общий зал достаточно быстро. Она общалась с еще большей легкостью, отвечала на все вопросы. В одиннадцать гости начали расходиться, покинули поместье и Бейкеры. Алекс помог Джейн и Роуз устроится в карете.
        – Я должен остаться на некоторое время в Лондоне. Мы скоро увидимся, – предупредил он, закрывая дверь.
        Джейн даже не посмотрела в его сторону. Она знала, куда он идет и зачем. Клятва была нарушена, а это означало лишь одно – им не суждено быть вместе. Алекс навсегда останется для нее любимым мужчиной, но только будет он не ее. «У меня были отец и муж, и обоим им я только досаждала. Если уж я своей семье не нужна, то значит, не нужна никому. Не лучше ли жить одной, чтобы, наконец, перестать быть неудобной».
        Девушка смотрела в одну точку, она побелела словно полотно. Роуз осторожно прикоснулась к ее ладони.
        – Джейн, все в порядке? – очень мягко спросила женщина.
        – Да, все так, как должно быть.
        Вернувшись домой, Джейн прошла в спальню. Теперь она не ощущала эту комнату своей, скорее ей довелось быть тут гостьей.
        Она ждала Алекса до утра, но он так и не вернулся. Ближе к обеду в ее дверь постучала Роуз. Джейн чуть приоткрыла створку и удивленно посмотрела на нее.
        – Джейн? Все нормально? Там к обеду накрыли.
        Джейн вяло спросила:
        – Обед уже?
        А потом как-то отрешенно добавила:
        – Я потом, в другой раз.
        Когда дверь медленно закрылась, Роуз рванула в кабинет. Она схватила бумагу и перо и начала писать. До отплытия корабля оставались сутки. Посыльный должен был успеть вручить письмо брату. Закончив, она отправилась на кухню и поручила молодому портретисту отвести послание на корабль и возвратиться сегодня же с ответом.
        Для Алекса внезапное исчезновение было обычным делом. Он не предупредил Джейн, не сказал, куда держит путь, что его ожидает, таков был план. Ему хотелось предусмотреть все варианты. Но план оказался совсем негодным.
        Джейн проплакала целый день, а потом разозлилась на себя, швырнула об стену подушку. Вытирая злые слезы, она метнулась в библиотеку. Через окно девушка увидела Роуз, которая ходила по тропинке возле входа. Ей было жалко покидать эту молодую добрую женщину, но теперь она уже не могла быть ее родственницей.
        Джейн открыла шкаф и вывалила на пол содержимое. Стоя на коленях, девушка перебирала бумаги. Она искала зацепки. В основном ей попадались сметы расходов на провиант и строительные материалы. Среди прочего на больших свернутых листах нашлись планы нескольких кораблей. На одном из чертежей были свежие пометки карандашом. Алекс, по-видимому, пытался усовершенствовать параметры судна. В углу документа было написано название корабля «Зевс».
        – Уже что-то! – прошептала девушка себе под нос.
        Теперь ей надо было найти порт отправки и дату. И тут ей помогла отписка поставщика пороха. В письме было указано наименование склада и дата, когда Алекс сможет забрать товар. Часть груза должно было уйти в Индию. Теперь ей было ясно, почему муж не вернулся от любовницы. Она выдохнула от осознания того, что с ним все в порядке.
        После своего небольшого расследования девушка прошла в кладовую в конце коридора, среди старых вещей она нашла одежду Франсуа. Красивые платья заняли свои места в гардеробной, они остались в ожидании новой хозяйки.
        Сейчас Джейн ее поведение казалось таким наивным, глупым, воспоминания разъедали чувства изнутри словно яд. Все, что было для нее таким ярким, нежным, оказывается, для него было лишь глупостью. «Наверное, он жалел меня в те минуты, когда мне нужна была нежность, особенно в первый день после свадьбы».
        Облачившись в мужской наряд, Джейн начала собирать вещи. Большая черная сумка наполнилась деньгами и сменными вещами.
        А в это время Роуз получила свое же письмо обратно. Посыльный нашел судно посреди реки, оно стояло на якоре. Это означало только одно, до отплытия оставалось несколько часов, они уйдут от берегов под покровом ночи. Не стучась, Роуз вошла в комнату брата, и обе женщины застыли, смотря друг на друга. Джейн покосилась на раскрытую сумку и вновь встретилась взглядом с Роуз.
        – Джейн, дорогая, стоит ли так спешить?
        Джейн кивнула головой.
        – Стоит. Он не любит меня.
        – Откуда такая уверенность?
        – Он игнорировал меня весь этот месяц, держал на расстоянии, а на балу встречался в библиотеке с миссис Вилсон. Не скажу, что я была рада увидеть и услышать то, что там происходило. Я не требовала от него любви, но хотела, чтобы он дал мне шанс. Целый месяц он жил своей жизнью, всячески избегал меня, наше общение базировалось на принципе общежития двух поверхностно знакомых людей, которым по каким-то причинам пришлось встретиться в одном доме. Роуз, я, правда, пыталась хоть чуть-чуть понравиться ему, и он после венчания был нежен со мной, но насильно мил не будешь. Алекс не может впустить меня в свою жизнь. Как же он будет дальше жить, если ему даже свою комнату приходится посещать по ночам, чтобы избежать общения со мной? Мне придется решиться на следующий шаг, освободить его, чтобы дать ему шанс на счастье.
        Роуз бросилась к девушке и обняла ее так сильно, как могла.
        – Я помогу тебе, помогу, только не делай глупостей.
        – Роуз, все хорошо, я справлюсь.
        – Что ты задумала?
        – Я хочу добраться до Америки, для этого мне надо найти капитана, который согласится меня взять с собой как пассажира.
        Роуз подошла к потайному оружейному ящику и достала оттуда пистолет и ножи. Все это она свалила в сумку Джейн.
        – Что ты задумала?
        – Мы поплывем на корабле Алекса!
        – Но он отправляется в Индию! Он не согласится, поменять курс! – сказала Джейн, немало удивив Роуз своей осведомленностью.
        – Вот и отлично, он обязательно отправится туда, куда ему надо, но только после того, как мы доберемся до Америки.

        Глава 3

        – Вставай, мы уезжаем! – сказала Роуз, теребя пальцы на ноге Франсуа.
        Молодой человек поднял голову, сонно осмотрелся по сторонам. На улице была глубокая ночь. Он поздно лег, засидевшись за книгой, а потому столь скорое пробуждение никак его не радовало. Присмотревшись к матери, Франсуа заметил, что она была одета в мужское, за бортами ее жилета позвякивали кинжалы. Одна единственная свеча выхватывала из темноты черты ее напряженного лица.
        – Что-то случилось? – спросил он, наблюдая, как его вещи летят в сумку.
        – Да, дорогой, кое-что случилось. Нам придется покинуть дом дяди Алекса прямо сейчас.
        – Поехали домой завтра! – предложил он, протирая глаза пальцами.
        – Мы не едем домой, а плывем в Америку, и твой дядя тоже туда плывет, планы поменялись.
        Франсуа был в курсе того, что дядя собирался в Индию, и потом при лучшем стечении обстоятельств вся семья должна будет отправиться в Америку.
        – К чему такая спешка?
        – Просто собирайся, нам надо успеть на корабль. Все вопросы потом.
        Насколько Франсуа знал свою мать, та обычно ничего ему не объясняла только в тех случаях, когда сама была не уверена своих действиях. Он не стал ее донимать расспросами. Выбрав темный теплый костюм и плащ, юноша посмотрел в карие глаза.
        – Думаю, черное будет более уместно для твоей затеи. Я прав?
        Роуз улыбнулась. Ее малыш давно вырос, детские забавы сменились взрослыми суждениями, поступки стали более обдуманными.
        – Да, безусловно! – ответила она, подумав о том, что неплохо бы взять для Франсуа теплые ботинки.
        Оставив сына, Роуз спустилась на первый этаж. В холле ее уже ждала Джейн. Она опять надела старые вещи Франсуа. На сей раз это были темно-коричневые штаны и свободная черная рубаха. Личико девушки было совсем бледным, веки опухли и покраснели от слез. Для нее задуманное предприятие представлялось очень сомнительным, а больше всего она никак не могла представить свою встречу с Алексом.
        – Роуз, ты уверенна, что мы правильно поступаем? – тихо спросила она, цепляясь за маленькие теплые руки подруги.
        – Уверена! Франсуа сейчас спустится. Ты постой здесь, тут теплее, а я проверю, готовы ли наши лошади.
        Джейн опять осталась одна. Она медленно повернула голову, завороженно посмотрела на входную дверь. Перед глазами все рябило, сердце неслось галопом, а обычная дверь вызвала у нее приступ паники.
        – Джейн! – вдруг сказал кто-то совсем рядом, и девушка подпрыгнула от испуга, а потом начала крениться назад. Это был всего лишь Франсуа! Он поймал ее, придержав за локоть.
        – Джейн, я помогу вам. Просто придерживайтесь за мою руку.
        От этих слов Джейн стало чуть легче, она вдруг почувствовала себя не таким уж и потерянным человеком. Ночная прохлада, темнота привели ее в чувства. Оказавшись рядом с Громом, она по привычке погладила его по голове.
        – Джейн, вы сможете управлять Громом? – спросил Франсуа, подсаживая ее в седло.
        Джейн кивнула, заметив, что с ними едет еще и слуга.
        – Да, спасибо, я справлюсь.
        Они выехали ночью, но в лондонские доки Суррея прибыли только перед рассветом. В это время в порту было немноголюдно. На пути им встретились только три пьяных матроса. Они громко разговаривали между собой, потом один из них разбил бутылку с вином. Несмотря на то, что этот район был наполнен очень колоритными личностями из преступного мира, порт был безопасен для кораблей и путников, так как доки хорошо охранялись.
        Роуз спешилась у строения, сколоченного из старых подгнивших досок, остальные последовали ее примеру. Через минуту дверь со скрежетом распахнулась, и из конторы вышел мужчина лет пятидесяти. У него было обросшее седой щетиной расплывшееся лицо, а на голове набекрень висела грязная помятая треуголка.
        – Опять ты! – прохрипел он прокуренным голосом, смотря на индуса.
        – Это миссис Бонье. Ей надо попасть на корабль капитана Джеймса Андерсона! – заявил слуга, не обращая внимания на пренебрежительный тон пьяницы.
        – Ничего не получится. Не было распоряжения отправлять к кораблю шлюпки, – резким скрипучим голосом произнес смотритель. В этот момент перед его ногами упал небольшой мешок.
        – Вознаграждение будет увеличено в три раза! – сказала Роуз, смотря в мутные глаза. – Нам нужна только шлюпка, сопровождения не требуется.
        Это был совсем другой разговор. Старый скряга поднял мешок, взвесил его в руке. Его дражайшая, морщинистая рука потянулась за фонарем.
        – Оставляйте лошадей здесь и идите за мной! – прохрипел он, показывая в улыбке ряд гнилых зубов.
        Они двигались вдоль берега. Джейн смотрела на корабли, появляющиеся из тумана. Они скрипели, «переговаривались» между собой, словно дух леса до сих пор жил в них. Справа, там, где ровными рядами стояли склады, вдруг что-то грохнуло, послышался остервенелый визг кошки. Джейн заметила, что Роуз передает сыну пистолеты. Женщина тоже чувствовала опасность, это заставляло ее делать более широкие шаги, осматриваться по сторонам.
        Наконец смотритель спустился на низкий причал, подтянул за канат шлюпку. Франсуа ловко перепрыгнул с помоста в лодку, подал руку Джейн, и та, присев, спустилась вниз, почувствовала, как дощатое дно под ее ногами гуляет от каждого движения. Роуз последовала за ней. Последним был слуга.
        – Это оставшаяся часть денег, – произнесла Роуз, передавая смотрителю более увесистый мешок. – Лошадей придержите. Через час их заберут.
        Мужчина молча кивнул, про себя радуясь столь щедрому дару за такую легкую работу. Он оттолкнул лодку, и она осторожно прошла между двух торговых кораблей, потом вышла на середину реки, подчиняясь течению. Когда впереди появился силуэт линкора, Роуз скомандовала:
        – Франсуа, берите правее. Вот так. А теперь поднимите весла, мы подойдем тихо.
        Ближе к носу корабля Роуз зацепила за борт крюк. Лодка дернулась и остановилась. Все на время замерли, прислушиваясь к звукам. Индус достал гарпун, расправил веревку, привязанную к нему, и, раскрутив крюк, метко зацепил его за фальшборт. Ему предстояло увести лодку обратно в доки, а потом вернуться в поместье с лошадьми.
        Роуз сняла плащ, перекинула через плечо сумку, закрыла лицо тряпкой. Расположение основных предметов ей было известно, поэтому она вылезла из-за фальшборта ровно за бочками с пресной водой. Следующим поднялся Франсуа. Он довольно быстро справился с задачей, что было нормально для прыткого молодого человека. Джейн было всех тяжелее. Ее подъем затянулся, что никак не согласовалось с концепцией захвата. Их было слишком мало, в бой они вступить точно не могли, поэтому Роуз решила захватить сначала только капитана и его приближенных. Установив контроль над главными фигурами, ей предстояло перекупить команду.
        Наконец Джейн перевалилась через фальшборт на палубу. Именно в это время мистер Сэм Дулит по прозвищу Фей вышел на верхнюю палубу. Ему нравились спокойные вечера перед отплытием. В это время команда набиралась сил, отдыхая в каютах. Ночь была тихой, теплая погода дарила душевный покой. Настоящий отдых для моряка. Набив трубку, он встал возле борта, облокотился на него и закурил. И тут возле его горла появилось тонкое лезвие.
        – Где помощник капитана? – тихо хищно прошипел женский голос.
        Сэм медленно убрал трубку изо рта и тихо ответил:
        – В своей каюте.
        – Веди к нему!
        Фей повернулся, его взгляд прошел по пустой палубе, задержался на больших дубовых бочках, он оценил спокойно и вид юнца с пистолетами, и бледную высокую девушку в черной рубашке. После изучения обстановки моряк, не спеша, пошел вперед.
        Их небольшая группа миновала коридор главной палубы, при этом стук от сапог Фея был настолько громким, что мог разбудить обитателей кают, а это создало бы массу проблем. Громко постучав в дверь Грота, Фей прижался ухом к створке. Из каюты доносился храп. Роуз раздраженно отодвинула мужчину в сторону и пару раз пнула дверь ногой. Послышалась возня, Джейн немного отошла в сторону, направила оружейное дуло на дверь. Она совершенно не знала, как пользоваться оружием, собственно это и не нужно ей было знать – пистолеты были не заряжены.
        Вот дверь открылась, и весь проем заняла фигура уже знакомого ей тучного человека.
        – В чем проблема, Фей? – спросил Грот так, как будто и не видел перед собой вооруженных людей.
        – Сэр, кажется, наш корабль захватили!
        В этот момент по лестнице вниз спускался юнга Том. Молодой человек неделю назад впервые ступил на борт корабля. Он был рад тому, что ему удалось получить работу. Целую неделю юноша под руководством Фея познавал азы мореходного дела. Учитель его был немного резковат, однако любую тонкость мог объяснить доступным языком. Том ценил это, считая, что хороший наставник ценнее самой мудреной книги. Смотря под ноги, он совершенно не замечал происходящего, и только дуло упершееся в живот заставило его остановиться.
        – Стой на месте и подними руки! – вкрадчиво сказал Франсуа.
        Руки Тома задрожали, медленно поднялись вверх. Недовольный взгляд Фея говорил о том, что ученик его сплоховал.
        – Все в каюту!
        Грот и юнга сразу отнеслись к приказу Роуз с пониманием, а вот Фей замешкался. Роуз толкнула Фея в общую кучу и перехватила у Франсуа пистолет.
        – Спокойно мальчики, иначе у одного из вас будет в голове дыра. Руки подняли и не рыпаемся.
        Грот руки поднимать не стал, вместо этого он почесал рукой свою взлохмаченную бороду.
        – Мисс, – пробасил он, – простите, но силы не равны, нас тут триста человек, а вас всего трое.
        Фраза оборвалась, ибо в этот момент мимо мужчины пролетел кинжал. Клинок срезал кончики волос с макушки бородача и вошел острием в деревянную балку. В руках Роуз словно по волшебству снова появились клинки.
        – Господа, моих клинков хватит на всех. Вы даже пикнуть не успеете, а я уже перережу всю команду. Зачем нам трагедии? Судьба распорядилась так, что вам предназначено стать на время моей командой. Миссис Бонье, прошу любить и жаловать! Вам придется отложить свои планы и изменить пункт назначения.
        – Но миссис…
        Следующий клинок вбил воротник юнги в двухъярусную кровать.
        – Я не договорила. Ваш труд будет хорошо оплачен, любое жалование я увеличу в десять раз. Вы можете быть другого мнения, и уверяю вас, – Роуз сделала паузу, обведя глазами присутствующих, – оно будет услышано. Члены команды, решившие покинуть корабль, будут добираться до берега вплавь. Тот, кто посягнет на нашу безопасность, отправится на корм рыбам! Все понятно?
        Мужчины все как один закивали.
        – Мистер Грот! – сказала Роуз очень вежливым, можно сказать ласковым голосом, от которого у всех в комнате по спине побежали мурашки. – Будьте любезны, пройдите по каютам. Пусть люди не покидают своих комнат, а на палубу выйдет минимум моряков для отплытия на рассвете.
        Бородач осторожно боком прошел мимо Роуз.
        – Фей! Ваша задача привести сюда капитана и запереть мистера Бейкера. Вы все поняли?
        – Да, миссис Бонье, все будет выполнено! – обрадовался Фей тому, что его отпускают.
        Дав основные распоряжения, Роуз готовилась к самому сложному этапу ее плана – ей предстояло перекупить капитана. Она знала, что Джеймс Андерсон считается одним из лучших капитанов всех известных флотов. Он был настолько знаменит, что некоторые истории об его сражениях и путешествиях казались мифами. Роуз с нетерпением ожидала встречи с легендарным человеком. Она надеялась, что Джеймс будет работать на нее, а заодно и передаст ей часть навыков. Ведь умение и знания – это не менее ценный товар, чем целый корабль черного чая.
        В коридоре послышался шум. Джейн отступила в сторону, направив на вход пистолеты. Приближение капитана все ощутили заранее. Сначала послышались тяжелые шаги, потом в комнату ворвался просто удушающий запах духов. И через секунду перед ними возникло нечто. От вида этого человека у Джейн сами собой опустились руки, Франсуа брезгливо поморщился, а Роуз чихнула. «Кошмар! Это ужасно!»
        Высокий громоздкий мужчина был одет в очень пестрый и яркий костюм. Да, все было по моде, однако сочетание оборок, кружев и яркого красного бархата резало глаза в прямом смысле этого слова. На голове Джеймса Андерсона красовался объемный белый парик, аристократическое лицо, имеющее тонкие правильные черты, было напудрено до неимоверной белизны, а на щеках розовели румяна.
        – О-о-о, какие цыпочки! Это все мне? – обрадовался модник, растягивая слова и таким образом как будто стараясь быть более соблазнительным.
        – Сэр, эти дамы захватили ваш корабль! – напомнил Фей.
        – Неужели?
        – Мистер Андерсон? – спросила Роуз, надеясь на то, что ошибается.
        – Да, малышка?
        – Сядьте на стул!
        Андерсон сел, поспешно придав своей позе скучающий вид. Поведение капитана взбесило Роуз. Со всего размаху она дала ногой по краю стула, попав в кромку между ног мужчины. Она склонилась над ним и воткнула острие ножа в бледную кожу над воротничком. По шее, имеющей загорелый оттенок, потекли капельки крови, мужчина отклонил голову назад, его тело напряглось словно струна.
        – Мистер Андерсон, скажите мне, пожалуйста, что такое такелаж?
        Мужчина часто заморгал.
        – Без понятия, прошу только, – сказал он слезливым голосом, – уберите кинжал, шрамы сейчас не в моде.
        – Куда плывет этот корабль?
        – В Индию, по крайней мере, нам заплатили за это.
        – Кто ваш наниматель?
        – Этим я никогда не интересуюсь. Мне платят деньги, команда работает, все довольны.
        Роуз была неимоверно разочарована. Она просто не могла в это поверить. Да, о Джеймсе Андерсоне в картотеке Алекса не было ни слова. Она думала, что он – одна из ключевых фигур команды, и именно поэтому его имя нигде не упоминается. А оказывается, он просто пустышка. Этот хлыщ лишь распространяет слухи о своих подвигах, а на самом деле он не понимает ничего даже в простейшей корабельной оснастке. Если будут брать языка из группы брата, и выбор падет на капитана, мистер Андерсон никому ничего не выдаст, просто не сможет!
        Роуз рассуждала об этом про себя, смотря в серые глаза в облаке длинных ресниц пшеничного цвета. В этот момент по ее голени вверх прошла рука. Женщина повернула голову на бок, вновь ощутила прикосновение. Ситуация была настолько абсурдна, что Роуз даже на время опешила. Она водила вдоль шеи мужчины острием ножа, а он при этом умудрялся лапать ее. Резко отпрянув, женщина ошарашенно посмотрела на извращенца.
        – Прости, малышка, не мог удержаться, ты…
        Пощечина была настолько сильной, что с головы подлеца съехал парик. Роуз была разочарована, оскорблена до глубины души и омерзения. Прикрыв глаза пальцами, она прошипела:
        – Уведите его, заприте и не выпускать до конца плавания. Андерсон буквально сорвался с места, с радостью последовав за Феем.
        Когда все посторонние вышли из комнаты, Джейн тихо спросила:
        – Они точно заперли Алекса?
        – Точно, не бойся.
        Раздраженно выдохнув, Роуз отдала следующий приказ:
        – Так, ладно. Юнга, я хочу попасть в каюту капитана.
        Молодой человек с выцветшими на солнце волосами сразу понял, что среди троицы Роуз за главного. Ее клинки настолько его впечатлили, что он буквально подпрыгнул на месте и ринулся вперед исполнять приказ.
        – Прошу сюда!
        Они прошли по коридору к корме, где Том предупредительно открыл перед Роуз дверь.
        Зайдя внутрь, все трое остановились как вкопанные. Кабинет был великолепен. Мебель из красного дерева, шелковые обои, большой стол, на нем карта. Никакой вычурности, но при этом каждая деталь, вплоть до ручек на секретере, была выполнена с изумительным мастерством, вкусом и изяществом. Сама комната никак не сочеталась с обликом ее хозяина.
        – Это точно комната капитана?
        Юнга пожал плечами, обводя взглядом помещение так, как будто сам впервые сюда попал.
        – Ну да, правда он редко тут бывает…
        – Не объясняйте, все ясно. Где Грот хранит документы на команду?
        Юнга задумался, потом встрепенулся.
        – Тут, тут хранит!
        Молодой человек открыл шкаф, достал целую стопу бумаг.
        – Благодарю, можете идти Том и пригласите сюда Грота.
        Юнга поспешно вышел, и Джейн положила пистолеты на кушетку.
        – Что дальше? Похоже, у нас нет капитана, – занервничала она, наблюдая за тем, как подруга достает досье. – А вдруг Алекс сам командовал кораблем?
        – Ничего страшного. Грот нам поможет. Джейн разбери бумаги, определи жалование каждого члена команды и умножь его на десять.
        Джейн взяла стопу бумаг, прошла к секретеру. Она стала составлять список людей, которых им надо подкупить. Одно казалось ей странным. Для миссии Алекса было достаточно небольшого брига, однако вместо этого он нанимает военный корабль, увеличивает его скоростные характеристики и меняет вооружение. Каждый его работник получает намного больше, чем любой моряк английского флота. Увеличив все суммы в десять раз, Роуз была готова оставить небольшое состояние, которого хватило бы на покупку нового корабля. В некотором роде это тоже было странным решением. Легче просто купить место на торговом судне, чем рискуя жизнью перехватывать корабль.
        Пока женщины реализовывали свои революционные планы, некоторые пассажиры еще продолжали жить своей привычной жизнью.
        Алекс всегда пользовался привилегиями нанимателя в своих путешествиях. Пока команда выводила корабль из бухты, и каждый член команды работал с полной отдачей, он отсыпался в своей каюте. В отличие от Джеймса он во время своих путешествий всегда жил в скромной каюте на верхней палубе. Да, тут было шумновато, но при этом он мог более оперативно реагировать на экстренную ситуацию. В это утро Алекс проснулся очень рано, даже во сне мужчина смог осознать то, что корабль как будто вымер, на палубе было слишком тихо.
        Сдернув с себя простынь, Алекс прошел к шкафу, достал из него старые кюлоты и рубаху. Одевшись, он направился к выходу.
        Дверь была заперта! Подавив желание высадить ее с корнями, он осторожно открыл лючок. Его опасения подтвердились – палуба была пуста. «Плохо. Плохо дело!» – думал он, обводя взглядом окрестности. Тут справа появился Фей. Тощий рыжий пройдоха широким шагом шел к носу корабля. Он странно выглядел. Обычно при хорошей погоде Фей натягивал на себя лишь старые черные бриджи с широким красным поясом, и этого было достаточно. На сей же раз он был одет в самое лучшее: белоснежная рубаха, чистые штаны. В таком виде он появлялся только в те моменты, когда корабль заходил в крупные порты, и ему хотелось покрасоваться перед женщинами.
        – Фей! – спокойно позвал его Алекс.
        Фей медленно повернулся и размеренно подошел к двери.
        – Фей, что случилось?
        – Нас захватили, сэр, – сообщил Фей голосом, в котором не было трагизма присущего ситуации.
        – Где капитан?
        – Заперт в соседней каюте. Нам приказали укрепить двери, вы их не выбьете, можете даже не пытаться.
        – Сколько их?
        – Э-э-э, как бы сказать, трое, сэр, две дамы и парнишка лет пятнадцати. Кажется, одна из них ваша сестра. Мы могли бы их скрутить, но капитан приказал не трогать женщин. Извините, сэр.
        – Ничего, я понял тебя, – сказал Алекс. – Моя сестра не говорила, почему она захватила корабль?
        Фей засунул руки в карманы, уставился на палубные доски. Знал он, что следующая новость мистера Бейкера не порадует. Его вообще редко что радовало.
        – Как же не говорила! Говорила! В Америку им нужно, вот мы и плывем туда!
        – Можешь идти. И принеси мне завтрак, раз уж я заточении.
        Алекс оделся и начал ходить из угла в угол. Через полчаса в дверь постучали. Это был Грот. Он передал пленнику кувшин и тарелки с едой. Оставшись на время у двери и облокотившись на нее, моряк начал тихо говорить:
        – Миссис Бонье начала вербовку состава. Она нашла документы капитана, идет по досье, каждому дает в десять раз больше назначенного жалования.
        – И что? Соглашаются?
        Грот сощурил глаза и слегка улыбнулся.
        – Соглашаются, раз так надо. Ваши люди заперты в каютах, боюсь, им придется побыть пленниками.
        – Что Джеймс?
        – В своем репертуаре! Такого разве что могила исправит. Я хотел услышать ваше мнение.
        – Пока оставь все как есть.
        Грот кивнул и пошел в кабинет капитана. А там Роуз, покончив с бумажной волокитой и подкупом личного состава корабля, раскрыла карту и достала инструменты для определения маршрута.
        – Грот, выводи корабль из русла реки вот тут, – Роуз постучала пальцем по карте. – Я хочу обогнуть эти острова справа, с другой стороны довольно сильное течение и скалистое дно.
        Грот опустил взгляд на карту.
        – Решение знатока. Я соглашусь с вами, пожалуй.
        Мужчина улыбнулся, ему не нравилось то, что миссис Бонье захватила корабль, но говорить о работе со знающими людьми он обожал.
        – Отлично, идем на палубу! – предложила Роуз. – Заодно покажете нам наши каюты.
        На улице занимался рассвет, он окрасил все вокруг в розовые тона, туман рассеял солнечные лучи, смягчая очертания города. Крики матросов возвещали об оживлении корабля. Эта суета была для Роуз знакома. Она спокойно отдавала команды, и Грот громко их оглашал.
        Джейн и Франсуа завороженно наблюдали за работой команды. Лицо молодого человека озарилось улыбкой, когда перед ним расправился нижний парус грот мачты.
        – Пошли наверх! – крикнул ему рыжий юнга, и юноша сорвался с места, начал подниматься по вантам на мачту, постоянно поднимая голову вверх.
        Вдруг среди гомона Джейн услышала Алекса.
        – Джейн! Джейн! Позовите Джейн! – приказывал жесткий голос.
        Девушка побледнела, ее глаза наполнились слезами, на лице отразилась печаль. Она бегом спустилась на главную палубу в свою каюту. Сев на кровать, Джейн посмотрела в иллюминатор. Ее руки дрожали, стало зябко. Как же ей хотелось подойти к нему, посмотреть в теплые карие глаза. Любовь ослепила ее, сделала неприхотливой, доверчивой, жаждущей внимания. Теперь начиналась другая жизнь. Та, которую она себе еще не представляла.
        – Боже, дай мне сил! – прошептала девушка.
        Стараясь хоть чем-то себя занять, она навела порядок в своей маленькой каюте, разобрала вещи, а потом все же снова рискнула подняться наверх. На сей раз Джейн не приближалась к тому месту, где держали Алекса. Она провожала взглядом Лондон, уйдя к носу корабля. Этот город, ее дом, страна, низкие предрассветные туманы как будто ускользали из реальности. Однако памяти свойственно цепляться за то привычное, что было когда-то обыденностью, и вот перед ней уже и зеленый луг, и яблоня возле дома, и мама, которая хлопочет у очага. Все это уходило безвозвратно, навсегда оставшись лишь красочной картинкой в воспоминаниях.
        Команда очень аккуратно вела «Зевса» по Темзе, но стоило им выйти в море, и Роуз приказала расправить все до единого паруса.
        Первую половину дня Джейн побаивалась далеко уходить от Роуз и Грота, но потом, поняв, что команда не держит на них зла, решила исследовать корабль. Юный Том с удовольствием разъяснял ей устройство корабля.
        – Что вы знаете о кораблях, мисс? – спросил Том, даже не подозревая, что перед ним стоит замужняя дама.
        Джейн посмотрела на грот мачту!
        – Практически ничего, Том. Более того, я впервые увидела настоящие большие корабли только сегодня!
        Юнга улыбнулся.
        – Тогда спрашивайте меня обо всем. Я вам все объясню. Это в некоторой степени будет экзамен для меня.
        – Ну, хорошо! Как называются эти площадки наверху?
        Вопрос был явно по зубам молодому моряку:
        – Эти площадки называются марсами. Они крепятся на стыках составной мачты. А лестницы, что ведут на мачты, именуются вантами.
        – Скажите мне, Том, у многих кораблей я видела прямоугольные паруса, такие как на этой мачте!
        Джейн показала рукой на паруса, крепящиеся к главной мачте.
        – А вот тут есть еще и треугольные полотна.
        Тут девушка указала на косые паруса на носу корабля.
        – Чем же одни лучше других, и в чем их предназначение?
        Том усмехнулся.
        – Вы ошибаетесь мисс, на этом корабле нет ни одного прямоугольного паруса, эти имеют форму трапеции. Снизу вам не видно этого, но нижняя часть паруса намного шире верхней. «Треугольные» паруса, или правильно говорить косые, крепятся вдоль судна и позволяют перенаправить потоки воздуха с боковых фронтов корабля в центр. А большие трапециевидные паруса улавливаю эти потоки и придают кораблю ускорение.
        Алекс прислушивался к тому, что происходило снаружи. Джейн со свойственной ей любознательностью выслушивала комментарии «экспертов» по любому поводу. Ему же казалось, что каждый мужчина, подошедший к ней, имел совершенно определённые намеренья. Джейн была слишком молода и неопытна. Она не имела никакого понятия о флирте, и разговоры о мореходстве плавно перетекали задушевные рассказы моряков об их нелёгкой судьбе, которые Джейн воспринимала с удивительной добротой.
        Вместе с Томом Джейн прошла по всем палубам, нашла камбуз, рассмотрела пушки, и уже к вечеру, порядочно устав от недосыпа и новой информации, буквально упала на свою узкую кровать.
        В отличие от нее Алекс маялся от безделья. И все чаще его мысли возвращались к первоначальному плану действий. Все в плане было хитро. Ведь не догадывался в тот вечер советник, что в руках его находится не просто стандартный доклад для короля, а четкое описание действий. Было там написано и про головорезов советника, и про их планы стереть с лица земли Бейкера, там же была и информация о том, что Алекс сам будет собирать команду и отправится в Индию совсем на другом корабле. Истина должна была переплестись с легендой, король должен был непременно поверить в то, что корабль советника отправился за и ним, и враг добился своей цели. Теперь необходимо было разработать другой план действий. И на сей раз Джейн играла в нем ключевую роль.
        Ночью в его дверь тихо постучали. Алекс открыл створку.
        – Джейн не доверяет тебе больше, она видела тебя и миссис Вилсон в библиотеке. Это усилило ее веру в то, что ты к ней полностью безразличен. В общем и целом это соответствовало твоему плану. Одно «но», план твой провалился в первый же день. После того бала, она решила покинуть тебя навсегда, добродушно освободить от обузы в своем лице, отправившись единолично в Америку.
        – Почему она прячется от меня? Я слышу ее голос, но не вижу.
        – Острее любого оружия на свете – слова. Они могут ранить человека, и в некоторых случаях эти раны смертельны. Слова приводят к войне и страданиям, они исчезают за мгновение в пространстве и остаются горьким ядом в наших душах навсегда. Она боится твоих слов, Алекс, именно поэтому ты заперт в каюте.
        Роуз отошла от двери, встала около борта. Ее затея была апофеозом отчаяния. Чего проще было отпустить Джейн. Да только не могла она ее оставить на произвол судьбы. Ситуация на североамериканском континенте была нестабильной, материальные возможности девушки оказались мягко сказать стеснительными. Джейн взяла деньги, которыми было можно оплатить только путь до континента, потом ей предстояло остаться со своей судьбой один на один вообще без каких-либо средств к существованию. В лучшем случае она могла рассчитывать на работу горничной, и это могло окончательно сломать ее. Именно из-за этого Роуз разом перечеркнула все планы брата.
        – Все будет хорошо. Ты все правильно сделала! – поддержал ее Алекс. Теперь он готовился к долгой осаде, понимая, что любимая не простит его сразу.
        Только через неделю Алекс услышал серебристый голосок совсем рядом. Быстро открыв створку, он увидел ее. Его малышка была одета в широкие штаны, подвязанные поясом, и свободную рубаху. Рыжие кудрявые волосы она заделала в высокий хвост. Как же ему хотелось опять пригреть ее в своих руках, любуясь на блеклые рыжие веснушки на прекрасном лице.
        – Мистер Грот, вы дадите мне побыть рулевым? – спросила Джейн, затягивая узел на ручке ведра.
        – Обязательно, Джейн. Но только после того, как вы освоите все тонкости морского дела.
        Джейн бросила ведро за борт, а потом начала медленно поднимать его. Для хрупкой девушки поднять десять литров по отвесу было непростой задачей. Однако Грот не спешил ей помогать. Он был занят очень важным делом, а именно набивал свою трубку табаком.
        – Грот, у меня не совсем получилось! – сказала Джейн, перекидывая ведро через край. – Половина расплескалась.
        – Ничего, ничего, все скоро получится. Как в любом деле, здесь важны упорство и постоянная практика! – подбодрил ее моряк, смакуя во рту трубку.
        Джейн вылила на пол ведро воды и, встав на колени, начала усердно драить палубу.
        Именно в этот момент мимо нее проходил пройдоха и юный любитель женщин Том. Он насвистывал моряцкую песенку, но при виде аккуратного задка, обтянутого черными штанами, примолк и заинтересованным взглядом оценил заманчивую картину.
        – Том, подойди ко мне, пожалуйста, – сказал спокойно Алекс.
        Юноша, не отрывая взгляда от вожделенной картины, приблизился к створке. Стоило ему подойти ближе, и он сразу почувствовал рывок и удар. Алекс постарался не убить его, а потому разбил об доски только нос.
        – Я убью любого, кто будет относиться неуважительно к моей жене, понял, сукин ты сын! – рыкнул Алекс.
        Тома не было рядом через секунду. Грот, смотря на удирающего простофилю, усмехнулся. Его можно было простить, женщины вели себя крайне не разумно. Роуз ходила босиком, завернув штаны до колен. Стройные ножки манили взгляд мужчин, привыкших иметь дело с доступными женщинами. Джейн была как свежий ветерок в знойное лето. Милое личико, стройная фигурка, скромность, чистое, доброе сердце казались им сияющим сокровищем. Они грелись душой рядом с ней, а их руки натруженные, ставшие узловатыми от ветров и соли, тянулись к девушке сами собой.
        – Джейн, нам надо поговорить! – спокойно сказал Алекс, неотрывно смотря на то, как Джейн работает.
        Девушка не ответила.
        – Джейн!
        Резкость в его голосе заставила вздрогнуть девушку. Она быстро поднялась, взяла тряпку, ведро и ушла к носу корабля. Алекс проводил ее тяжелым взглядом, поняв, что разговор не состоится. Стукнув кулаком по двери, он вернулся к столу. Не верил Алекс в то, что жена его разлюбила. «Моя она, моя. Никто ее не получит».
        С палубы послышался новый разговор, это заставило Алекса вернуться к двери.
        Роуз лезла по лестнице на мачту, ей надо было добраться до марса и осмотреться вокруг.
        – Малыш, не советую тебе лезть наверх, – блеял из соседней каюты Джеймс. – Лучше иди ко мне, я буду ласков с тобой.
        Распутные фразы заставили Роуз медленно спуститься вниз, она подошла к окошку, с отвращением взглянула на напудренное улыбающееся лицо. Джеймс бесил ее, бесил своей глупостью и пошлостью вселенского масштаба.
        – Малыш, твои дынь…
        Удар был резким, непредсказуемым и, несомненно, болезненным! Роуз видела, как мужчина, закрыв лицо, пытается остановить кровь из носа, жалуясь попеременно на ужасные условия содержания и жестокое обращение с пленным. Улыбнувшись, Роуз пошла к мачте. По ее мнению такой неженка больше не захочет лезть на рожон. Как же она ошибалась. Стоило ей подняться на пару метров над палубой, и она снова услышала слащавый голос:
        – Малыш, ты просто адски страстная, мне не терпится…
        В этот раз Роуз подлетела к двери в одно мгновение. Ее волосы распушились, словно у разъярённой кошки. Женщина с ненавистью несколько раз пнула дверь.
        – Зараза, еще слово, и я убью тебя собственными руками! Чтоб я тебя больше не слышала!!!
        В ход пошли крепкие выражения, Роуз Бонье была в бешенстве. Она хотела снова ударить подлеца, но тот, наученный горьким опытом, ловко отпрыгнул от дверцы.
        Вернувшись к мачте, она уже знала, что этот человек родился порочным.
        – Кошанчик, ты слишком сурова.
        На сей раз Роуз не стала тратить свои эмоции на хлыща. Преодолев первую площадку, по вантам она добралась до самого верхнего марса. Вокруг был простор, закатное солнце окрашивало паруса и море в золотистые цвета. Ветер трепал волосы.
        – Боже, как же я скучала по всему этому!
        Она вспомнила Жака. Чтобы она у него не спросила, на все вопросы он знал ответы. Стоя вот так на самом верху, рядом, он объяснял ей назначение каждого паруса и крепления. А если перед ней расстилалось звездное небо, любимый мог рассказать о звездах, о том, как ориентироваться по ним, находить верный путь. Она прикладывала свою руку к его ладони в то время, когда муж пробегал пальцами по небосводу. А теперь? Теперь его не было рядом, океан и стихия отняли ее радость, отдушину жизни.
        – Как же я скучаю по тебе…
        – К-хе, к-хе, – прервал ее грусть дребезжащий голос. Это был Фей. Он лез наверх с какими-то странными веревками.
        – Вот миссис Бонье, вам надо привязать к поясу страховку.
        – Какую еще страховку?
        – Ну, это на тот случай, если вы падать задумаете, – замявшись под конец фразы, сказал Фей.
        – Какого лешего, кто это придумал? – возмутилась Роуз.
        – Да никто, никто не придумал. Правило такое, кто лезет выше первого марса, страхуется. Вот, я сам со страховкой.
        Роуз скрестила руки на груди и брезгливо фыркнула.
        – Вот сам и носи этот поводок. Я теперь ваш капитан, у меня свои законы.
        Фей не унимался:
        – Богом вас прошу, привяжите, убьет он меня, если вы так будете сюда лазить!
        – Кто? Грот?
        – Грот, Грот! – радостно закивал Фей, наблюдая, как Роуз привязывает себя.
        Через полчаса солнце село, и Роуз спустилась вниз, промерзнув от свежего ночного воздуха. Она проверила ночную смену и направилась в каюту капитана. Наконец у нее было время, чтобы расслабиться. Она закрыла дверь, но не стала ее запирать. Кровать в каюте находилась в небольшой нише, и, видимо, играла роль места для дневного отдыха. Сняв жилет, она упала на нее без сил и сразу погрузилась в пучину беспокойных снов, чтобы поутру как всегда вскочить, задыхаясь от кошмара.
        Следующее утро было странным. Жилет с ее вооружением пропал. В каюте кто-то побывал.
        – Подлецы! – фыркнула она. Кто бы ни хозяйничал в комнате, он не учел одного, Роуз не хранила все оружие в одном месте. Ножи, спрятанные в двойном дне сумки, были как нельзя кстати. Заткнув за пояс клинки, она поспешила прояснить ситуацию.
        На палубе ей сразу попался Грот.
        – Кто был в моей каюте этой ночью? Ты?
        Грот удивленно выпучил глаза и затряс косматой головой:
        – Нет, нет, миссис Бонье, что вы! Разве можно ломиться к даме посреди ночи. Я еще жить хочу.
        Моряк прикусил трубку и прищурился.
        – У вас что-то пропало? – поинтересовался он.
        Роуз не собиралась признавать в том, что у нее украли большую часть клинков. Это могло послужить поводом для бунта.
        – Нет, – сухо ответила она.
        Развернувшись, словно солдатик, Роуз решила найти Джейн и к своему удивлению обнаружила ее на камбузе. Та, запачкавшись мукой, месила на столе тесто.
        – Что это? – спросила Роуз, смотря на аккуратные шарики теста.
        – Это тесто для булочек с ванилью. Думаю, что это неплохой способ наладить контакт с командой. Вчера многие из них выглядели не очень благодушно настроенными, некоторые и вовсе обходили меня стороной с угрюмыми лицами.
        Толстый кок с тонкими усиками суетливо вытер руки полотенцем. Насколько Роуз помнила из досье, этого маленького гения кулинарного мира Алекс нашел в порту десять лет назад. История несчастного была неординарной. Будучи на пике популярности он стал жертвой завистников. После того как несколько клиентов знатного происхождения отравились в его заведении, власти начали расследование. Репутация и жизнь Пьеро висела на волоске. Именно в это время в городе работал над сложным делом о краже Алекс. Дело повара он взял из-за чисто исследовательского интереса, ему хотелось выяснить природу отравляющего вещества. Вскоре преступник был схвачен. Им оказался один из помощников Пьеро. Деньги конкурента оказались ценнее дружбы руководства. И тогда знаменитый шеф отправился вслед за Алексом. Он работал на корабле в одиночестве, радуясь тому, что капитан Андерсон не против сложного дорогого меню.
        – Ну ладно, готовь. Я на палубу, – сказала Роуз.
        Она опять поднялась наверх и встретила матроса, который нес на камбуз полностью сервированный поднос.
        – Куда это? Кто-то из пленников объявил голодовку?
        – Кроме мистера Бейкера, никто от еды не отказывается. Он же заявляет, что поест позже, сейчас не хочет.
        Роуз подхватила с подноса яблоко, подбросила его вверх, откусила кусок и подошла к борту. Громко чавкая, она улыбалась и наблюдала за стаей дельфинов, скользящих у носа корабля по волнам. У нее улучшилось настроение, возник дух приключений. С детства она поддерживала любую затею Алекса. Маленькая девочка наравне с братом училась стрелять, драться, ловко обращаться с клинками. В обществе ей приходилось играть роль утонченной леди, и ей действительно нравились красивые шляпки, украшения, перчатки и сумочки. Женская и мужская модель поведения уживались в одном человеке на удивление хорошо. Именно поэтому сейчас миссис Бонье с удовольствием носила штаны, клинки и громко по-мальчишески чавкала.
        – Поросеночек мой сладенький, – буквально пропел слащавый голос. Роуз случайно проглотила большой кусок и закашлялась, склонившись у борта. Утро было испорчено безвозвратно.
        – Когда же ты меня выпустишь? Я совсем безобидный, а воздух просто необходим для моей красоты.
        Роуз показала свою самую обворожительную улыбку, медленно подошла к двери и, смотря на глупое лицо с поднятыми вверх бровями, резко ткнула двумя пальцами в серые глаза. Пленник взвыл от боли.
        – Кисонька, ты жестока. Нельзя так обращаться с пленниками.
        Роуз отошла от двери, достала десять маленьких клинков. Отведя руку назад, она прищурила один глаз и метнула клинок. Джеймс еле успел закрыть створку. Ножи врезались один за другим в дерево, и за одну минуту все до единого попали в цель. Когда клинки закончились, женщина размеренно подошла к мишени, чтобы оценить ровный круг, очерченный лезвиями.
        Трое матросов, наблюдавшие за ее тренировками с мачты, быстро спустились вниз.
        – Даю руку на отсечение, такого не сможет повторить ни один известный мне метатель ножей. Круг идеально ровный.
        Сухощавая рука второго наблюдателя оценила расстояние между клинками:
        – Действительно, словно линейкой отмерено. Все точно до миллиметра.
        Дверка открылась, и мишень ушла вглубь комнаты. Моряков как ветром сдуло. Перед Роуз опять появилось напудренное лицо. Джеймс посмотрел на клинки, потом поднял взгляд, и в этот момент Роуз показалось буквально на мгновение, что повеса превратился в другого человека. Но вот на лице опять появилась глупая улыбка шута, и она помрачнела. Чтобы не смотреть больше на убогое существо, Роуз опять захлопнула окошко, вытащила ножи и пошла к мачте.
        – Миссис Бонье, страховка! – пискнул Фей.
        – К черту страховку! – бросила через плечо Роуз.
        За минуту поднявшись на мачту, она поправила несколько креплений, подтянула узлы. Вся работа заняла у нее всего полчаса, однако и этого времени хватило, чтобы обстановка на палубе изменилась. Матросы как-то притихли. Роуз сразу это заметила, как только ее нога ступила на широкие доски палубы. Заподозрив неладное, женщина стала оборачиваться по сторонам в поисках Грота. Тот стоял около борта корабля, как обычно держа во рту трубку.
        – Что происходит, Грот? Команда готовится к бунту? – спросила она.
        – Нет, миссис Бонье, это совсем не так.
        – Почему тогда люди ведут себя странно?
        – Они боятся.
        – Чего?
        – Они бояться ваших подъёмов наверх, ведь даже самые опытные моряки порой совершают ошибки, а у вас опыта, как я понимаю, немного.
        – Я поднималась наверх раз сто, бояться нечего, я знаю о кораблях все!
        «Странно. Конечно, команда может быть недовольна, что я делаю многое по своему усмотрению! – оскорбилась про себя Роуз. – Однако им не стоит опасаться того, что я напортачу».
        От обидных мыслей ее отвлек кок.
        – Сэр, я принес вам булочки и кофе! – сказал Пьеро в окно Алекса.
        Алекс сразу почувствовал знакомый аромат. Подойдя к двери, он посмотрел на поднос. Эту выпечку невозможно было спутать с чем-либо еще. Взяв поднос, мужчина улыбнулся до того добродушно, что Пьеро передернуло.
        – Совсем другое дело! Надеюсь, я буду иметь подобный завтрак каждый день.
        – Я постараюсь, сэр! – сказал кок, почесав затылок.
        После этого пожелания Пьеро поспешил на камбуз. Там он сразу обратился к своей помощнице:
        – Джейн, не могли бы вы на время стать моим помощником. Похоже, мое меню приелось команде. Ваши булочки исчезли за минуту, и даже мистер Бейкер пожелал их на завтрак. Нужен, так сказать, свежий взгляд на вещи.
        Джейн, вытирая руки об полотенце, обрадовалась идее. Ей хотелось быть полезной в этом плавании. И если в мореходном деле она совсем ничего не понимала, то для дел на кухне ее руки вполне годились.
        – Благодарю за доверие мистер Пьеро, я вас не подведу!
        До поздней ночи Джейн трудилась на кухне. Пьеро многое не успевал, поэтому у него было полно отложенных дел. С появлением помощника даже за один день он переделал уйму всего.
        День близился к концу. Когда девушка вышла на палубу, звезды ровным ковром покрыли небосвод.
        Полный штиль, корабль едва скользит по водной глади. Свежий воздух попадает в грудь и холодит ее изнутри. Так тихо, спокойно, что не хочется думать о трудностях и заботах, как будто и жизни дальше не будет, нет смысла, нет стремлений и борьбы, только здесь и сейчас наедине с этим миром.
        Джейн легла на канаты и закинула руку за голову, смотря на звезды.
        – Ты не хочешь поговорить с ним? – вдруг услышала она голос Роуз.
        Девушка улыбнулась и закрыла глаза.
        – Нет.
        – Жаль…
        – Не о чем жалеть. Мы никогда не были семьей. И я не желаю ему зла, наоборот, теперь он свободен от отношений, у него есть шанс встретить свою судьбу и забыть это недоразумение.
        – А как же ты? Неужели ты не хочешь напоследок высказаться?
        – Эти слова будут важны только для меня, для него – нет. К чему тогда сотрясать воздух?
        – Да, пожалуй, я вынуждена согласиться с тобой! – расстроилась Роуз.
        Женщина посмотрела на Джейн и подумала о том, что обе они хорошо вляпались, а потом были брошены и раздавлены. И главное, ни своего мужа, ни брата она не могла обвинить в горестях, свалившихся на них. Оба мужчины хотели уберечь своих любимых, а в результате они навеки обречены жить в одиночестве. Но у них, у них еще есть шанс, а у нее его уже не было. Жака, ее доброго, любимого мужа не вернуть.
        – Я пойду спать.
        – Угу.
        Джейн осталась одна, она знала, что ей придется сделать шаг в другую жизнь, жизнь без Алекса. Она постаралась отбросить сильные эмоции и рассмотреть все возможные варианты развития событий прошлого и будущего. Сначала перед ней предстал путь монахини. Центром этой жизни был Бог, Создатель, и тут ее всегда терзали сомнения: она не видела в этом мире того Бога, что представляла ей церковь. «В религии есть некая философия, незыблемые истины: не укради, не убий, не обманывай. Семь заповедей – семь опорных точек нравственности, на которых существует общество. В качестве наказания тут не суд, а кара господняя, людское порицание и самобичевание за грех. Можно не верить в бога, и все же, как будто кто-то рукотворной рукой сделал так, что в холодной черной вселенной появился мир людей. По сути, материя в лице человека осознала собственное существование».
        Ее решение – отправиться в Америку, было лишь отчасти спонтанным. Нет, ей никогда не удастся попасть в университет, не стать ученым. Однако там были и частные лаборатории, именно в них Джейн хотела попытать счастье, хотя бы как ассистент.
        Новые перспективы воодушевляли девушку, повседневные заботы немного приглушили боль, которая мучила, душила ее каждый момент существования. Она до сих пор не могла представить свою жизнь без Алекса. «Раньше он меня просто не любил, а теперь ненавидит! – думала она, вытирая уже привычные слезы. – Ничего, это к лучшему. Я переживу, я должна, но как же больно, как же больно!»
        Вдруг Джейн заметила, что небо на мгновение озарилось вспышкой. Сначала она думала, что ей показалось, однако через некоторое время явление повторилось.
        – Впереди грозовой фронт! – крикнул ночной дежурный. Джейн резко села и сразу заметила, что корабль оживает.
        Она быстро спустилась в салон капитана. А там Роуз и Грот уже склонились над картой.
        – Фронт растянулся по всему видимому горизонту, – доложил взволнованный юнга.
        Грот сел на стул, с его ростом и больной спиной висеть часами над картой было неприятно.
        – Н-да, обойти не реально, – сказала задумчиво Роуз.
        – Будем уходить на норд-норд-ост? Там молнии появляются реже.
        – Нет.
        Роуз взяла грифель и обвела три небольших острова.
        – В этом месте три острова, скалистое дно. Подводные течения утянут нас на мелководье, в лучшем случае мы сядем на мель, в худшем – корабль получит пробоину. Предлагаю двигаться прямо по курсу. Пусть команда сворачивает основные паруса, пока не поднялся шквалистый ветер, – спокойно сказала Роуз, смотря на своего помощника.
        Грот скрылся за дверью, и Джейн поспешила за ним. Суета, громкие крики матросов породили в ней беспокойство. Она поймала Фея за локоть.
        – Сэр, что мне делать? Я могу чем-то помочь?
        Фей раздраженно махнул рукой и стал взбираться на мачту. Джейн ничего не оставалось, как наблюдать за происходящим. А всполохи между тем повторялись все чаще и чаще, поднялся ветер. Сначала он был слабым и теплым, а потом налетел первый порыв урагана. Несколько моряков устремились к штурвалу, чтобы удержать его.
        Джейн упала и больно ударилась спиной о бочки. Она широко открыла рот и зажмурила глаза. Медленно подняв веки, девушка задержала дыхание от ужаса. Корабль взбирался на огромную волну, похожую на гору, а потом, оказавшись на вершине, обрушился на покатую часть гребня. Поток воды омыл палубу, свозя все, что было плохо привязано. Бочки, у которых сидела Джейн, медленно поехали к носу корабля.
        Остановка, и снова вверх! На сей раз Джейн решила уйти из-под удара, крепко обхватив веревку, она встала. Вся ее одежда была насквозь сырая, волосы липли к лицу. Девушка не решалась сдвинуться с места, ибо каждая волна могла смыть ее за борт. Буря набирала обороты. Среди брызг и всполохов Джейн еле различала людей, мечущихся по палубе, корабль стал неуправляемым. Его било волнами, трепало и закручивало. Казалось, что время растянулось, корабль провалился в ад. Буря и через час не собиралась утихать.
        Вот в очередной раз волна по колено затопила палубу. Поток потянул Джейн к борту. Пройти сравнительно небольшое расстояние до люка на главную палубу ей не представлялось возможным, оставалось только терпеть. Тут она увидела Фея, моряк спустился с мачты и протянул руки вверх, поймав скинутую ему веревку, он хотел привязать ее к борту. Именно в этот момент корабль упал с гребня, палубу тряхнуло, и мужчина потерял равновесие. Среди потока пенистой воды и рева волн не было больше видно белоснежной рубахи.
        – Фей! Фей! – кричала Джейн, понимая, что ей никто не ответит. Отпустив веревку, девушка бросилась к борту.
        – Фей!
        Роуз и Франсуа в одно время увидели Джейн около борта. Оба поспешили к ней, чтобы увести ее в безопасное место.
        – Фей, его смыло, смыло за борт! – крикнула Джейн изо всей мочи своим друзьям.
        Роуз ухватилась за перила, пытаясь разглядеть в кромешной тьме человека. Молния осветила океан, и она увидела рыжую макушку.
        – Вы… вы держите меня, я прыгну.
        Роуз про себя ужаснулась затее, однако идею поняла. Обмотав веревку вокруг талии Джейн, она кивнула головой.
        – Ты должна будешь обвязать его веревкой, потом мы тебя поднимем. Поняла?
        – Да!
        Джейн перевалилась через перила боком, а потом упала вниз.
        Впервые в жизни Алекс был в ужасе. Когда Джейн исчезла за бортом, его сердце сжалось так сильно, что в груди разгорелась жгучая боль.
        – Джейн! – взревел он, стараясь выбить дверь плечом. – Джейн! Джейн!
        Он проклинал судьбу, себя, людей. Его крик превратился в злобный рык раненого зверя. Никто его не слышал! Безумие захватило измученное сознание полностью. Разодрав пальцы в кровь о деревянный край окошка, он все звал ее, а потом опять бился в дверь.
        Плавать Джейн не умела, а потому сразу стала захлебываться и тонуть. Гребя хаотично руками и ногами, она вдруг вспомнила, что привязана и начала карабкаться вверх. Веревка удержала ее над водой, после чего она начала оглядываться по сторонам. Именно в этот момент сверху послышался оглушающий грохот. Джейн на время ушла под воду, так как натяжение троса ослабло. Она видела из-под толщи воды яркие вспышки молний и темные тени обломков. Воздух начал выходить из ее легких, и она опять нашла веревку, надеясь на то, что ее не отпустили в свободное плавание. Веревка резко пошла вверх, девушку буквально выдернули на поверхность. Она чуть не задела обломки и Фея, который был без сознания. Помня наставление Роуз, Джейн сосредоточенно принялась обвязывать мужчину. Только будучи уверенной в безопасности и прочности крепления, она громко крикнула:
        – Тяни!
        Веревка сначала слабо дернулась, а потом пошла в натяг. Один рывок, второй, и вот они уже повисли в метре над бушующим океаном. Силы Джейн были на исходе, она была на грани потери сознания, в тот момент, когда ее схватили за шкирку, и вместе с Феем кинули на кучу канатов. Темнота, сознание покинуло ее, избавляя от кошмара.
        Роуз упала рядом с Джейн. Она не рассчитала свои силы в самый ответственный момент. Ей и Франсуа было тяжело удержать даже одного человека, что уж говорить о подъеме на борт сразу двух. Они еле справлялись, а когда рядом упала мачта, проломив фальшборт в метре от них, оба чисто инстинктивно прижались к палубе. «Мы проиграли!» – подумала Роуз, понимая, что к ним никто не придет на помощь. Волосы липли к лицу женщины, вода заливала глаза и нос, и она хватала воздух ртом. Когда первый шок прошел, Роуз начала искать веревку. Подняв взгляд, она увидела, как канат сползает за борт. Самый кончик его мелькнул на краю, и сердце Роуз остановилось, а потом пустилось галопом, ибо в самый критический момент в поле ее зрения появилась рука в черной перчатке. Женщина, широко открыв рот, смотрела на высокого человека в плаще. Его лицо было закрыто капюшоном, тяжелые сапоги облегали мощные ноги. Незнакомец намотал веревку на локоть и начал резкими рывками тянуть ее на себя. Его могучие плечи не знали устали, качка и волны не сбивали с ног. Роуз бросилась к борту, наблюдая как на веревке два человека, раскачиваемые
ветрами и волнами, поднимаются вверх. Как только Джейн и Фей оказались на палубе, Роуз крикнула:
        – Кто вы?
        Человек в черном не стал отвечать. Он грубо схватил ее за шкирку, подняв над палубой, потряс, словно куклу и бросил на канаты. Роуз попыталась приподняться, но тут на ее грудь легла рука в черной перчатке. Она прошла по ее коже, заставив отклониться назад, задрать голову, оголив шею. Чувство безысходности и сверхъестественного страха захватили Роуз, когда призрак слегка сжал руку на ее шее. Она опустила взгляд и попыталась рассмотреть человека. Под его капюшоном не было лица, там была только тьма. Выгнувшись и тяжело дыша, женщина замерла. И тут вдруг как будто пелена тьмы спала с неба, волны стали меньше, ливень прекратился. Призрак исчез, как будто его и не было. Некоторое время Роуз смотрела перед собой, понимая, что все нормализуется, матросы перестали паниковать, теперь они действовали оживлённо и очень целенаправленно. «Господи, мы справились. Как же я устала!» – подумала она, проваливаясь в пустоту.
        Утром Джейн еле открыла глаза, у нее не было сил даже пошевелиться. Сверху припекало солнце, оно высушило ее рубашку и штаны спереди, в то время как со спины мокрая ткань холодила кожу. Девушка осмотрелась по сторонам.
        – Привет! Как ты? – услышала она голос Роуз.
        Повернув голову, Джейн, щурясь, посмотрела на неунывающую подругу.
        – Я чувствую себя отбивной! – ответила она низким охрипшим голосом.
        Роуз помогла девушке сесть, после чего ни с того, ни с сего в руке спасительницы появилась бутылка.
        – Вот, миссис, вам надо согреться! – сказал Фей.
        Джейн вопросительно посмотрела на Роуз.
        – Сделай пару глотков, тебе сейчас это не повредит.
        Девушка выдохнула, потом резко опрокинула бутылку и сделала большой глоток. Жидкость обожгла ее горло огнем, обдала нутро жаром. Резко отстранив бутылку, Джейн закашлялась, и из ее глаз потекли слезы.
        – Боже, что это? – сдавленно спросила она.
        – Это ром! – ответила Роуз. Шлепнувшись рядом прямо на сырые канаты, женщина взяла бутылку и сделала протяжный глоток.
        – Ничего себе. Ты даже не поморщилась!
        Роуз передала бутылку Джейн, и та сделала еще глоток. Захмелев от горячительного напитка, девушка задумчиво произнесла:
        – Каких-то два месяца назад я и не думала, что мне предстоит работать на корабле, прыгать в бушующий океан и пить из горла бутылки ром. И знаешь что?
        – Что?
        – Мне все это очень даже нравится.
        Роуз засмеялась, а потом громко икнула. Она мельком посмотрела на двери пленников. Окошко капитана было закрыто. «Дрыхнет, зараза!» – зло подумала она и перевела взгляд на каюту брата. В его глазах как будто и жизни не было. Она медленно поднялась, подошла к двери и протянула ему бутылку. Ее ждало нелегкое объяснение.
        – Я не могла прыгнуть сама! У меня растет сын, ты ведь понимаешь, что я не могу оставить его? – прошептала она, смотря в помутневшие от горя карие глаза.
        Эта фраза была ее сокровенной мыслью, той, которую должен был услышать только Алекс.
        – Ты должна была просто открыть дверь! – произнес он монотонным голосом. Взяв бутылку, мужчина ушел в тень.
        Им пришлось бросить якорь и заняться ремонтом. Работа шла очень скоро, так как в таком плачевном состоянии «Зевс» являлся легкой мишенью. Пока матросы устанавливали мачту, Роуз и Джейн латали паруса. Дыры иногда были с человеческий рост, женщины крепко сшивали израненное полотно, отсиживая на палубе время от рассвета до сумерек.
        Алекс теперь был молчалив, он практически весь день проводил у двери, следил за жизнью на корабле, прислушивался к разговору женщин. Они много говорили о прошлом. Джейн рассказывала о маме, о придирчивом отце, о единственном друге и своей работе. Этих разговоров у них не было, а ведь именно ему более всех остальных хотелось слушать ее. Сейчас же по поведению девушки он видел: Джейн даже не думает о том, что ее жизнь может быть ему интересна. Но вот к своей судьбе он интерес чувствовал. Она пекла булочки для всей команды, но при этом сама аккуратно раскладывала выпечку только на его тарелке. Ей интересен был рассказ Роуз об их детстве, она смеялась над его юношескими проказами, а потом вдруг ее взгляд останавливался, рука подпирала голову. Джейн становилась задумчивой, жалела, что не видела его таким. А потом она замолкала до вечера, как будто вспоминая о том, что муж не считает ее родной, она для него посторонняя, а посторонним не показывают истинное лицо, их держат на расстоянии от милого дома, мыслей, счастливых воспоминаний.
        Через неделю корабль снялся с якоря. Они шли средним ходом. Грот боялся использовать среднюю мачту в полную силу, поэтому на ней были задействованы только два паруса. И именно в этот день на горизонте появился еще один корабль. Он достаточно быстро нагонял их. Это был линкор второго класса без опознавательных знаков и флага.
        – Он идет за нами! Похоже, советник не терял время зря! – предположила Роуз, передавая подзорную трубу Гроту. Старый моряк прищурился и медленно кивнул.
        – Придется дать бой! – озвучил он ее мысли вслух.
        – Постараемся дотянуть до ночи!
        – Зачем? – удивился Грот.
        – У меня есть план. Прикажи раскрыть еще один парус на главной мачте, так мы пойдем быстрее.
        – Что-то еще?
        – Да, когда враг будет на подходе, надо будет свернуть все паруса. Пусть команда готовит пушки, но амбразуры не открывает.
        Грот проводил взглядом Роуз. Ее действия он считал более чем странными. Да, безусловно, корабль их догонит, хорошо и то, что в этот момент видимость будет плохой, прицельная стрельба будет невозможна. Однако все же логичнее было бы сразу дать отпор. Грот задумчиво посмотрел на каюты пленников. Возражений помощник капитана не услышал.
        Роуз нашла Джейн на кухне. Та как раз резала капусту и лук в салат. Кок, завидев капитана, помрачнел. Целую неделю Джейн чинила паруса, и мистер Пьеро уже успел заскучать по своей помощнице, привык он к ней уже.
        – Ты нужна мне! – сказала Роуз.
        Девушка отложила большой нож, вытерла руки об полотенце.
        – Идем!
        Проходя по палубам, Джейн сразу заметила, что около батарей с пушками идет подготовка орудий. Роуз объясняла ей ситуацию:
        – Нас преследует корабль советника!
        – Зачем? – удивилась Джейн.
        – Все просто – они хотят расправиться с командой. Главная цель – Алекс, – пояснила Роуз.
        – Как же так? Разве король не в курсе происходящего?
        Роуз открыла помещение склада и зажгла лампу.
        – В курсе. Борьба за власть выходит далеко за пределы дворца. Советник не является союзником короля. Он играет на стороне противника. Так уж вышло, что сейчас Алекс является козырем в этой партии. Его смерть будет выгодна очень многим людям. Я не знаю, как головорезы советника узнали, что мы держим путь в Америку, да сейчас это и не важно. Наша задача заключается лишь в одном – мы должны потопить вражеский корабль. И для этого мне нужны твои способности Джейн! Мы используем легкие кожаные пушки, которые, как я знаю, есть на вооружении «Зевса», установим их на марсах и совершим прицельные удары по мачтам. Ты должна сделать расчеты.
        – Да, но я не знаю силу выстрела, дальность полета ядра…
        – Отлично, сейчас самое время для экспериментов.
        Вскоре на палубе появилось три облегченных пушки, ядра, арбалет, стрелы.
        – Если вы хотите использовать эти пушки для стрельбы, то уверяю вас, это не очень хороший вариант! – раздраженно заявил Грот, наблюдая за приготовлениями к испытаниям. – Они, конечно, довольно легки и маневренны, однако при непрерывной стрельбе быстро перегреваются и могут взорваться.
        – Грот, нам не нужен шквальный огонь, нам нужно выстрелить два, а лучше три раза, но при этом точно попасть в мачты. План прост, пусть они нас догонят, пусть видят, что мы не готовы принять бой и даже не пытаемся от них уйти. В темноте они не смогут вести прицельный огонь, однако наша низкая маневренность будет им на руку. Я хочу спровоцировать противника на абордаж.
        – Есть еще одна проблема, – перебила ее Джейн. – Даже если площадка выдержит саму пушку, при выстреле произойдет отдача назад. Внизу пушки закреплены на специальных откатных тележках, а те в свою очередь привязаны к корпусу судна. При каждом выстреле, пушка откатывается назад, в тросы возвращают ее обратно. Так вот, марс не выдержит выстрела. Скорее всего, площадка будет разрушена после первого удара. Ведь закрепить орудие мы можем только за доски марса, саму мачту задействовать нельзя.
        – Других вариантов нет!
        Подготовка была долгой. Джейн приказала забросить в море поплавок. От этого сымпровизированного маяка тянулся канат, а на нем через каждый метр были привязаны метки. Специально для пушки моряки соорудили помост. Джейн отметила мелом изначальное положение орудия и приказала заряжать пушку книппелем. Этот специальный снаряд предназначался для разрушения такелажа и парусов и представлял собой два массивных ядра, связанных перемычкой.
        Пока матросы заряжали пушку, Джейн вооружилась карандашом и бумагой, она записала массу всех имеющихся ядер и отдала приказ произвести выстрел.
        Бухнуло так, что девушка на время потеряла слух. Она с напряжением всматривалась вдаль, ожидая падения ядра. Когда ядро обозначилось на глади моря ярким фонтаном брызг, она записала первые данные своих баллистических исследований.
        Размяв шею, Джейн сухо спросила:
        – Откат?
        – Полметра.
        – Следующий.
        Всего за полчаса они произвели около десяти выстрелов. После завершения экспериментальной части работы, Джейн ушла свою каюту, где в тишине и покое у нее было время на раздумья. Лишь один раз девушка выходила на палубу для того, чтобы подняться на самую верхушку главной мачты, там матросы усиливали конструкцию марсов и устанавливали орудия.
        – Джейн! Ради бога, выпусти меня! – услышала она с площадки Алекса. Беспокойство в его голосе было неподдельным, и это заставило ее замешкаться в начале подъема. Смотря на вражеский корабль, она на минуту задумалась, а потом снова продолжила перебирать ступеньки вантов.
        Подготовка к бою шла по экспоненте. Пока бандиты были далеко, они не могли рассмотреть происходящее на «Зевсе», в это время команда готовила оружие, делала дополнительные укрепления, укрывала пушки. Ближе к вечеру палуба опустела. Роуз медленно подняла подзорную трубу и стала рассматривать корабль противника. Там была суета, головорезы готовились к бою, на фальшборте висели крюки. Проиграй она, и всю команду ждет смерть, а ее и Джейн бесчестие. У них не было выбора, бой в любом случае будет смертельным.
        – Готово! – услышала она голос Джейн.
        – Объясни суть. Ты останешься внизу.
        – Нет, не останусь! – заупрямилась Джейн. – Только я с этим справлюсь.
        – Но придется перебираться на другие мачты по канатам!
        Роуз выжидающе смотрела на Джейн.
        – Ничего, в конце концов, надо переходить от теории к практике. Когда поднимаемся?
        – Через час, когда зайдет солнце, команда начнет сворачивать паруса.
        – Хорошо.
        Джейн опять ушла вниз. Ее нервировала напряженность ситуации. Расчеты, которые она произвела, были приблизительными, на самом деле все определялось реальной позицией кораблей.
        Стук в дверь возвестил о начале боя.
        – Началось! Всем занять свои места! – кричал голос дежурного. Джейн вышла в коридор и пошла на верхнюю палубу. Матросы спешили вниз к батареям пушек. Около них уже грелись ядра. Раскалённые снаряды должны были не только повредить корабль противника, но и поджечь его. Ближе к ватерлинии находились более тяжелые пушки, им предстояло разрушить корпус судна.
        – Джейн! – позвала ее Роуз. – Они заходят справа. Надо спешить.
        – Хорошо, идем.
        Джейн стала подниматься по вантам наверх. Она поднялась на среднюю площадку. Роуз немного запаздывала. За ее спиной были закреплены лук и стрелы.
        Первой их целью должна была стать главная мачта. Как бы ни были хороши расчёты, Джейн необходимо было хоть разок взглянуть на свою цель.
        – Пора начинать, ты готова?
        Джейн кивнула головой.
        – Давай.
        Роуз широко расставила ноги, натянула тетиву, установила стрелу.
        – Поджигай.
        Огонёк на конце стрелы повис, а потом взмыл в темноту. Этот выстрел ни в коей мере не мог навредить противнику. Стрела ушла вперед и осветила огромный боевой корабль, стоящий совсем рядом. Джейн прищурилась, внимательно изучая обстановку. Трое мужчин уже перебирались по канатам на их корабль, остальные готовили оружие. Паруса корабля противника были спущены.
        – Джейн?
        – Еще минуту.
        Первый выстрел необходимо было произвести с филигранной точностью. Подправив угол наклона орудия, девушка подожгла фитиль.
        – Уходим! – тихо скомандовала Джейн, прыгая на ванты.
        Они успели подняться всего на пять ступенек вверх, и мощный грохот буквально вдавил их в лестницу. Оглушающий рев разнесся над морем, и через минуту его уже сменил противный скрежет. Он нарастал, к нему примешивались звуки лопающихся канатов, какофония хаоса гремела в полный голос, а потом вдруг была оборвана ударом большой массы об воду.
        – Есть! Теперь мы должны спешить.
        Поднявшись выше, Роуз опять послала стрелу вверх. За одно мгновение Джейн оценила результат своих расчётов. Мачта не просто упала, она проломила фальшборт и закрыла амбразуры орудий.
        Второй выстрел был более скромным, никаких особых звуков разрушения они не услышали.
        – Теперь перебираемся на другую мачту, добьём его!
        Роуз перебросила через канат кожаный ремень, попутно давая девушке наставления:
        – Твоя задача – просто крепко держаться за ремень, не бойся пролететь мимо марса, там я тебя поймаю.
        Роуз ушла первой, даже не сомневаясь в своих силах. В отличие от нее, Джейн понадобилось больше времени на подготовку.
        – Ну! Давай! Соберись, ты сможешь! – уговаривала она саму себя.
        Зажав руками кожаный ремешок, и, немного подняв голову, она оттолкнулась от площадки. Именно в этот момент вторая мачта-мишень дала поперечную трещину ровно по центру. Она сложилась пополам, повредив открытым концом палубу противника. Разрушение привело к панике, на палубе начался пожар. Джейн скользила по канату, видя сбоку оранжевые языки пламени. Они же осветили Роуз, которая готовилась принять ее на площадке.
        – Я тут! – запыхавшись, сообщила Джейн.
        – Давай, последний выстрел. Он уже не играет особой роли, однако пьеса должна быть доиграна до конца.
        Джейн осмотрела повреждения корабля противника. Можно было смело утверждать, что она оторвалась по полной, натворив на линкоре знатный бардак.
        С этого марса третью мачту ей было не достать, и тогда девушке пришла в голову другая идея. Высунув язычок, она прижала голову к пушке, прищурила один глаз. Ее губы зашевелились, беззвучно повторяя мысли. Резко поднявшись с колена, Джейн обошла пушку кругом, налегла руками на бок откатной тележки.
        Роуз, может, и помогла бы ей с установкой орудия, да только все ее внимание было приковано к тому, что происходило на верхней палубе «Зевса». Там матросы обрубали канаты гарпунов, попутно шла рукопашная. Разбойники поняли, что их корабль будет потоплен, а потому бросили все силы на абордаж. На палубе разворачивалось сражение. И тут среди людей появился человек в черном. Он продвигался к их мачте, попутно вырубая каждого встреченного противника, еще минута и люди сами бросались от него врассыпную.
        – Думаю, можно попробовать! – громко сказала Джейн.
        – Что? – спросила Роуз, с трудом отвлекаясь от наблюдений.
        – Можно стрелять!
        Роуз сразу поднялась вверх. Она все еще пыталась определить местонахождение духа тьмы в тот момент, когда орудие выстрелило. В этот раз все пошло не по плану, ядро ушло на соседний борт, уничтожило штурвал, и в этот же момент все орудия «Зевса» ударили по кораблю противника. Сильная отдача и удар разорвали пушку пополам. Обломки орудия и марса рухнули вниз. Это было действительно страшно. Но еще больше Роуз пугало то, что верёвочная лестница, на которой они висели, оказалась снизу оборванной. Выручить их могла только страховка, которую протянул наверх Фей. Роуз быстро начала обматывать канат вокруг талии Джейн.
        – Что ты делаешь? – с отчаянием в голосе крикнула Джейн.
        – То, что надо! Ты спустишься вниз первой!
        Роуз толкнула девушку, и та, взвизгнув, плавно ушла вниз. Путей для спасения было немного. Один из них они уже использовали. Ей оставался единственный шанс, и он предполагал прыжок на рею. Это акробатический трюк был практически неосуществим, так как точки опоры у нее не было. Очередная канонада усилила решимость Роуз, ее мышцы напряглись как струна, она постаралась оттолкнуться от мачты и отпустила веревку. Пролетев три метра вниз, она прошла мимо реи, но успела ухватиться за кромку свернутого паруса. И все равно этот прыжок нельзя было назвать удачным, ведь Роуз знала, что на рею подтянуться у нее не получится, просто сил не хватит. Она держалась до тех пор, пока на ее щеках не появились слезы. Закрыв глаза, женщина горестно провыла. И тут ее левую руку пронзила боль, тело полетело по дуге, медленно опускаясь вниз. Открыв рот, Роуз посмотрела вверх. Это был он! Человек в черном! Она хотела рассмотреть его лицо, но именно в этот момент дух тьмы отпустил ее. Канаты были не самым удачным местом для приземления. Однако это было все же лучше, чем разбиться о доски и обломки, лежащие на палубе.
        – Поднять паруса! – растянуто скомандовал Грот.
        Подойдя к Роуз, он впервые обратился к ней как к капитану.
        – Корабль избавлен от бандитов и готов следовать к месту назначения, капитан. Будут ли какие распоряжения?
        Роуз ошарашенно посмотрела на Грота. «Неужели он ничего не видел?» – подумала она, пытаясь по лицу помощника определить истину.
        – Миссис Бонье?
        Роуз пришлось собрать остатки сил и самообладания, чтобы не расплакаться прямо перед командой. Как бы ей не хотелось выплеснуть свой страх и усталость, но она не могла этого сделать.
        – Пусть команда приведет корабль в порядок. Ремонтными работами займемся завтра. Где Джейн?
        – Мы отвели ее в каюту.
        – Раненные?
        Грот помог Роуз подняться и замотал головой.
        – Нет, серьезных ранений нет.
        – Хорошо, оставляю пока все на вас.
        Роуз спустилась в свою каюту. Ей очень хотелось умыться, снять неудобную одежду, однако мысль о том, что на корабле есть человек, скрывающий по каким-то причинам свою личину, не давала покоя. Сев на кушетку, она без сил упала на нее и так, полусидя, и заснула. Ее тело онемело, казалось, что жизнь переполнилась испытаниями, заботами, нет им конца и края.
        – Плевать, плевать на все, – расплывчато произнесла она. – Я устала, я так устала.
        Утром Роуз была во всеоружии!
        – Грот выдели десять крепких мужчин для обыска кают, – сразу заявила она своему помощнику, стоило ей подняться на палубу.
        – Что-то случилось, миссис Бонье?
        – У нас на борту оборотень.
        Роуз описала человека в черном, места, где он появлялся.
        – Нет, нет, не может этого быть! – пробасил Грот. – Его давно бы поймали.
        Роуз сощурила глаза.
        – Если я узнаю, что это дело рук кого-то из команды, наказание будет неминуемо!
        – Кошечка моя сладенькая, ты сегодня не в духе? – вдруг послышался позади слащавый голос.
        Роуз даже поворачиваться не стала, подняв резко руку, она выстрелила в злополучную дверь. Пуля рассадила дерево и сделала дыру с двери.
        – Кошанчик мой, за что же так?
        Роуз смотрела на Грота с раздражением, злостью. Ее страх преобразовался в гнев. Помощник капитана не сомневался, что кошанчик перевернет весь корабль вверх дном, но до истины докопается.
        Обыск был тщательным, и это вызвало недовольство команды. Целый день группа из десяти мужчин во главе с Роуз обыскивала каждый уголок корабля, и все было без толку. Она не нашла ни призрака, ни своих клинков, ничего. Больше всех на свете Роуз не любила проигрывать. Ей казалось, что они искали недостаточно тщательно, и поэтому результата нет. Вечером, закрыв дверь на защелку, она впервые укрепила дверь, подставив стул к ручке. Мысль о том, что где-то на корабле есть нечто метафизическое, не давала ей покоя. Она еле заставила себя переодеться в ночную сорочку, потом из кровати долго смотрела на дверь. Покой постепенно возвращался к ней, принося с собой сон. И снилось Роуз в эту ночь, что дверь в ее комнату потрескивает от налагаемого на нее веса. Он идет за ней, ибо никто не смеет беспокоить духа, и только ей пришло в голову разыскивать саму смерть. Роуз всхлипнула и вдруг поняла, что все это происходит в явь!
        Она вскочила за секунду. Ее сердце понеслось галопом, дыхание перехватило от страха. В голове промелькнула лишь одна мысль – спрятаться, скрыться, ведь никто с ним не справится, никакие клинки не помогут. Дрожа от страха, Роуз сползла за край кровати, поджала ноги к груди и закрыла ладонями лицо. В комнате стояла тишина. Шаг, еще один, он подошел совсем близко, а когда остановился рядом, она вздрогнула и замерла. Большие сильные руки обхватили ее ноги и спину, подняли вверх. Пару шагов назад, и вот они уже около кресла. Призрак сел, устроил ее на своих коленях и замер. Прошло минут десять, и ничего не происходило. Роуз осторожно повернула голову и посмотрела в щелку между пальцев. На нее в упор смотрел мужчина лет тридцати пяти, он осторожно проводил согнутым указательным пальцем по подбородку, явно озадаченный ее поведением. Она понимала, что раз уж призрак – человек, то это должен быть кто-то из команды. И все же этого мужчину она не знала. Он был высок и силен, имел красивые черты лица и золотистые волнистые волосы. Теперь, когда призрак приобрел материальные черты, Роуз решила дать деру. Она
осторожно начала сползать с колен незнакомца. Но не успела она вскочить, как тут же была посажена обратно. И вот тут настала очередь борьбы. В ход пошли ногти, выпады руками и ногами, и в довершение всего зубы. За отвратное поведение бунтарка была скована по рукам и ногам.
        – Не стоит так суетиться, миссис Бонье, а то перебудите всю команду! – с издевкой произнес блондин низким бархатистым голосом.
        Роуз как раз именно этого и хотела, ей просто не терпелось поднять среди ночи всех, и раз уж призраку что-то не нравится, пусть валит с ее корабля. Пару раз попытавшись лягнуть обидчика, она решила хотя бы послать его к черту. И сразу нарвалась на нравоучения:
        – Безобразно, вам не хватает воспитания, – заявил захватчик после ее эмоциональной речи. Роуз несчастно вздохнула, страх ушел, и ей стало неловко. Она смотрела на прекрасное лицо и видела, что мужчина раздражен. Но вот его черты сгладились, и он вдруг осторожно провел ладонью по ее виску. Действо повторилось. Его движения были странными, взгляд потеплел. Роуз загипнотизировали серые глаза, ей вдруг вспомнилось детство, когда, разбив коленку, она слышала нравоучения матери, а потом та обнимала ее и переживала небольшое несчастье вместе дочерью. Роуз почему-то захотелось плакать, и она еле сдержала себя, слегка выпятив нижнюю губку.
        – Нелегко тебе далось это путешествие. Ну ничего, ничего, все пройдет! – произнес мягко незнакомец.
        Роуз часто заморгала, по обыкновению зажала глаза пальцами, понимая, что ее настроение просто в конец испортилось.
        – Не надо так! Отпусти! – прошептала она чуть не плача.
        Крепкие объятия медленно разжались, и женщина встала. Она села на кровать, завернулась в простынь. Единственная свеча на столе мягко освещала комнату, создавала уют. Тишина смягчалась шепотом волн.
        – Кто вы? – задала Роуз очевидный вопрос.
        На красивом лице снова появилась легкая улыбка.
        – Капитан, не узнает своего пленника? – прогнусавил мужчина.
        Роуз удивленно расширила глаза, она опять встала, пригнувшись, обошла Джеймса. Удивительно, тот же профиль, глаза, но при этом отсутствие всей этой мишуры разительно меняло его внешность.
        – Ладно, допустим. Что дальше?
        – А дальше, миссис Бонье, вам придется стать моим союзником в одном важном деле. Видите ли, мой заказчик провалил свою миссию, Индия теперь недосягаема, король недоволен, головорезы советника потоплены, а мистер Бейкер жив и невредим. Мы должны исправить положение вещей. Согласны? – спросил Джеймс, наблюдая как маленькая женщина опять залезает на его кровать.
        – Согласна! – подавленно сказала она.
        – Только чур, в этот раз слушаться меня. Итак, Роуз, расскажите мне, что же вас подвигло взяться за столь опасное предприятие?
        Роуз подложила кулачек под скулу. Всех больше ее расстроило то, что Андерсон все это время держал команду под контролем, а в самые сложные моменты и вовсе участвовал в событиях.
        – Джейн. О планах Алекса вы знаете, а вот Джейн он решил оставить в неведении. Брат хотел дать ей второй шанс в случае неудачи. Все пошло прахом. Отъезд Алекса чуть не свел ее с ума, она не могла найти себе место, готова была метаться по всему миру, ища утерянный покой. Я не могла ее отпустить одну в таком состоянии.
        – Что же вы ей все сразу-то не сказали? Зачем такие сложности, зачем захватывать и громить мой корабль?
        – Всему виной людская распущенность. Мало того, что Алекс был с Джейн более чем черств, он умудрился убедить ее в измене. Господи, да на месте Джейн я тоже его не простила бы.
        Джеймс все же хотел разобраться в странном ходе событий.
        – Миссис Бейкер уговорила вас захватить неверного мужа?
        – Вот именно, что не просила. Она хотела отправиться в Америку на другом корабле. В ее планы не входило даже общение с моим братом. Захватив ваш корабль, я лишь хотела хоть немного исправить ситуацию.
        – И как? Удалось? – спросил Джеймс, подтрунивая над собеседницей.
        – Нет, Джейн пойдет до конца, мы покинем корабль и отправимся в Бостон, где она постарается устроиться ассистенткой в частную лабораторию. Честно, я не знаю, что делать дальше.
        Джеймсу стало жалко несчастного предприимчивого человека. Роуз пыталась сделать хоть что-то для двух недальновидных людей, а те сопротивлялись как ослы. На ее месте он и вовсе плюнул бы на это дело, пусть разбираются сами, как хотят.
        – Ну хорошо, святая добродетель, пусть будет так, как задумано вами. Можете спокойно ехать в Бостон, а там мы вас найдем. С учетом того, что вы мне рассказали, нам придется тщательно продумать следующие шаги. Пусть влюбленные пока поостынут, а мы тем временем начнем готовить почву для театрального действа.
        Этот план Роуз очень нравился. В конце концов, у нее появился союзник.
        – Хорошо, договорились! – уже бодрее сказала она.
        Разговор был окончен. Джеймс поднялся, и Роуз побрела к двери за ним. Там он повернулся к ней.
        – Мы расстаемся как минимум на две недели. Вам предстоит доделать свою работу до конца, и уж прошу, не топите мой корабль на этой неделе!
        Роуз скривилась. Она высоко подняла голову, чтобы запомнить мистера Андерсона в нормальном образе, ведь оставшуюся часть пути он проходит напудренным павлином. Вот легкая улыбка отразилась на его лице, и Роуз подумала, что этот человек определенно красив. За годы одиночества она научилась ценить больше духовные и интеллектуальные качества в людях, на красивых же людей ей было просто приятно смотреть.
        – Вы очень красивый человек! – сказала Роуз, просто озвучив факт.
        Джеймса откровенно повеселила эта реплика.
        – Ну спасибо, могу я ответить на комплимент?
        – Это была констатация факта, мистер Андерсон. Мне комплименты давно уже не нужны, можете оставить красивые обороты речи для дам высшего света.
        Джеймс вдруг перестал смеяться. Она была совсем другая. В темных глазах не было лукавства. Роуз просто говорила то, что думает. При этом в словах не было и намека на флирт, для нее он стал очередным дельцом, с которым ей придется иметь дело. Проведя по худым плечам руками, он подхватил ее под спину. Это действо вызвало панику, Роуз немного отклонилась назад, она уперлась ладонями в его грудь.
        – Роуз, пообещай мне, что не будешь подниматься на мачты! – тихо сказал Джеймс, смотря в темные глаза.
        Роуз пару раз обернулась назад, явно начиная продумывать план побега.
        – Роуз! – услышала она строгое обращение к себе и замерла. Как и ожидал Джеймс, паника сменилась сопротивлением.
        – Я буду делать так, как считаю нужным, – с напряжением в голосе произнесла Роуз. Ответ явно не понравился капитану Андерсону, ведь после него бледные ножки поднялись над полом.
        – Ты захватила мой корабль, целый месяц творила бог весть что, и под конец чуть было не свернула себе шею! Ты понимаешь, о чем я сейчас с тобой говорю, и почему я требую от тебя осторожности? – спросил Джеймс.
        Роуз обиделась. По ее мнению она действовала по ситуации. И уж точно с ней нельзя говорить в таком тоне и тыкать лицом в огрехи. «Нет уж, извольте, с вами я никаких дел больше иметь не хочу!» – подумала она.
        – Поняла. Я больше не буду захватывать ваш корабль, мистер Андерсон, мне он не нужен, забирайте!
        Весь вид Андерсона говорил о том, что эта шутка ему не понравилась. Он сжал Роуз так сильно, что ей стало трудно дышать.
        – Роуз?
        – Ну, хорошо! Хорошо! Обещаю! Что-то еще? – выкрикнула она ему в лицо.
        Джеймс вдруг превратился из злого ангела в высокомерного.
        – Я надеюсь, что ты будешь одеваться скромнее. Каждый первый мужчина на корабле пялится на твои ноги.
        – Что? Ни разу не замечала! Отпусти!
        Роуз начала вырываться. Ей все надоело. Надоело, что он решает все за нее, что ее заставляют делать то, чего она не хочет.
        – Отпусти меня! – сдавленно сказала она, налегая на руки мужчины.
        – Не отпущу, пока не услышу правильный ответ! – строго сказал Джеймс.
        «Похоже тут нужна другая тактика!» Выбившись из сил, Роуз уронила голову на плечо Джеймса и буквально растеклась по его груди. Она вдруг поняла, что этот мужчина никогда не будет ее другом. Он хочет от нее большего!
        Джеймс не спешил. Для первого раза было достаточно и того, что Роуз посмотрит на свою жизнь иначе. Она не привыкла к тому, что о ней кто-то заботится или переживает за нее. Все эти ощущения были оставлены где-то далеко. Ей как будто снова предстояло научиться ходить, и эти первые шаги очень волновали ее.
        И тут он почувствовал, как она очень осторожно водит кончиком носа по его коже, слегка приоткрытые губы прикоснулись к его щеке. Это был подкуп! Она подкупала его лаской. Но насколько же приятны были эти легкие прикосновения! Джеймс прикрыл глаза, сосредоточившись на легком дыхании, пробегающем по его щеке.
        – Я буду носить чулки и башмаки. Больше мои голые ноги никто не увидит. Отпусти меня, пожалуйста! – буквально промурлыкала она ему в ухо.
        Джеймс поставил Роуз на пол, слегка ослабив объятья.
        – Ты целуешься как пятилетняя девчонка! – вдруг сказал он.
        Небрежно брошенная фраза отрезвила Роуз. Ее поцелуй ни в коей мере не восхитил его, а ей он казался верхом соблазнения.
        От каюты Джеймс удалялся вразвалочку, в то время как в его спину летела брань, а за одно и все что попадалось Роуз под руку. Баланс был восстановлен. Пока Роуз оставалась одна, ее воинственный настрой давал гарантию того, что она сможет противостоять превратностям судьбы. «Всему свое время!» – думал Джеймс, ловко уклоняясь от подсвечника.
        – Малыш, не забудь запереть дверь на ночь! – сказал Джеймс, остановившись у прохода на верхнюю палубу. Роуз больше не боялась его, а потому попросту могла забыть, что нужно запереть дверь в комнату, так же как это было в первую ночь.
        – Провались ты пропадом! – фыркнула женщина, запустив в него ботинком.
        – Роуз? Я жду… – требовательно сказал Джеймс.
        Роуз уже не знала, как выразить свой протест, ей хотелось делать все ему наперекор, даже если это противоречило здравому смыслу. С другой стороны, попробуй она его ослушаться, и ответ последует сразу. Он будет тиранить ее до тех пор, пока не будет сделано так, как ему надо. Топнув босой ногой, чтобы хоть как-то выразить свой протест, она со злостью захлопнула дверь. Железный затвор жалобно скрипнул, после чего Джеймс спокойно поднялся на верхнюю палубу.
        Последняя неделя прошла спокойно. В порт они вошли под голландским флагом и через день заняли место в доке. Путники собирались покинуть судно навсегда. Женщины в этот раз надели простые платья, Франсуа сменил тельняшку на костюм. Утром вся команда высыпала на палубу.
        – Миссис Бейкер?
        – Можно просто Джейн, Фей.
        Фей взял руку девушки и положил ей на ладонь небольшой круглый предмет.
        – Джейн, это компас – главный помощник моряка. Он не дает нам сбиться с пути, помогает достигнуть конечной цели. Пусть и вам он послужит!
        – Спасибо, Фей. Теперь все точно будет хорошо.
        – Благодарю за работу, благополучного вам плаванья! – коротко сказала Роуз, понимая, что у нее в отличие от Джейн друзей тут быть не может. Их плавание вышло сложным, а зная то, что Андерсон сам все это время управлял кораблем, она с горестью признавала себя лишь обузой для команды.
        Однако Роуз ошибалась. Грот так сильно сжал ее изящную руку, что дыхание женщины перехватило от боли.
        – Вы были одним из лучших капитанов, что встречались мне за все тридцать лет жизни в море, – серьезно сказал моряк.
        – Спасибо, Грот. Мы все действовали по обстоятельствам. Извините.
        Между прощанием и суетой сборов разворачивалась настоящая драма. Алекс неотрывно смотрел на Джейн. Вот она подняла голову и впервые за все плавание посмотрела в его глаза. Любовь, отчаяние, разочарование, тоска, горе – вот что он увидел в ней. А потом она отвернулась, чтобы навсегда покинуть его.
        Женщины спустились по трапу, сели в карету, раздался цокот копыт.
        Команда не спешила уходить. Мужчины толпились напротив кают пленников. Повисла гнетущая тишина. Капитан Андерсон вышел из-за угла, в то время как его темница оставалась закрытой. Статный мужчина с аристократичными чертами лица забрал свои волнистые светлые волосы в хвост, ухмылка сошла с его лица, как будто ее и вовсе там никогда не было. Он кивнул в сторону двери Бейкера, и Фей поспешил отпереть два замка. Не успев снять все запоры, он отлетел в сторону вместе с дверью.
        – Пресвятые угодники! – прошептал Грот, заметив разительные перемены во внешности Бейкера. Это был совсем другой человек. Отчаяние посеребрило темно-русые волосы пленника, глаза его помутнели. Джеймс посмотрел на друга, подивился столь разительным переменам, а потом заметил:
        – Леди покинули нас, мистер Бейкер. Нам придется немного задержаться здесь, дабы дамы успели насладиться колоритом местной жизни. Вы согласны со мной?
        – Всецело! – хриплым сорвавшимся голосом произнес Бейкер.
        Алекс оперся на трость, медленно осмотрел команду.
        – Господа, нам предстоит задержаться здесь! Надеюсь, что вы преданы своему капитану и не бросите его в беде?
        Ответом было шуршание бумаги, команда рвала чеки, выданные Роуз. Она была их капитаном в этом плавании, спасла их жизни и стала равной им!
        Так они отдавали ей дань уважения, так признавали ее собратом по крови!

        Глава 4

        Они искали их ровно два месяца, прочесали Бостон и его округу, и, наконец, нашли зацепку в Йельском университете. Именно там Джейн нашла место в небольшой частной лаборатории, а Франсуа по настоянию матери начал посещать лекции по физике. И все бы ничего, да только троица пропала бесследно в один день, а дом, который они снимали, сгорел.
        Алекс, Джеймс и Грот прибыли в Нью-Хейвен, где располагался Йельский университет, с большой помпой. Они остановились в небольшом доме на центральной улице у достопочтенной вдовы отставного чина, заняли три комнаты и гостиную, заплатив хозяйке за съем на год вперед.
        Новость о прибытии знаменитого детектива быстро расползлась по городку. Это и нужно было Алексу, среди потока информации он хотел найти осколки общей, хотя и разрозненной картины. Оставалось только ждать, когда к ним придут нужные люди. И они появились!
        В солнечный осенний день ближе к обеду по булыжной мостовой мимо лавочки мясника прошел мужчина в белом парике и бархатном костюме. Он постоянно жевал сухие губы, щурился и недовольно смотрел на солнце.
        Полный мясник, заметив господина, вытер об грязный фартук засаленные руки и брезгливо оценил вид модника. А тот уже остановился у двери детектива. К мяснику подошел сухощавый булочник из соседней лавочки.
        – Интересно, зачем Лителби пришел к мистеру Бейкеру?
        – Не знаю, но я надеюсь, детектив его посадит. Даю руку на отсечение, дом девчонки поджег этот старый козел!
        – Осторожно, у профессора везде есть уши, и он чрезвычайно мстив, – напомнил мяснику сосед.
        В этот момент к лавочке подошла полная дама. За ней спешил чернокожий мальчуган с корзиной. Это была миссис Норма Хевен. Благородная дама никогда не появлялась просто так. И если на этой улице что-либо случится в этот день, а этого теперь следовало ожидать, об этом будет знать весь город сегодня же!
        Пока джентльмен раздумывал, стучать в коричневую дверь или нет, а обыватели ждали интересных событий, Алекс в гостиной, заставленной тяжелой коричневой мебелью, работал за большим письменным столом. Для составления более целостной аналитической картины он решил нанести на карту места, которые они уже успели проверить. Джеймс завтракал за обеденным столом в той же комнате.
        – Есть какие-нибудь новости? – спросил он, отпивая кофе.
        Алекс поднял голову, посмотрел исподлобья на своего друга.
        – Никаких, Роуз даже деньги не снимает со счетов в банках. Последняя крупная сумма ушла из банка в Бостоне через день после пожара.
        Стук в дверь прервал беседу, но не удивил ни одного из обитателей дома. Даже миссис Форд, готовившая обед на кухне, уже привыкла к многочисленным визитерам. Мистера Бейкера просили найти пропавшие вещи, животных, обличить предполагаемых воров рыбы из лавки, доказать измену. Все эти жалобы, предложения, а так же требования расправы детектив спокойно выслушивал, делал пометки в своем блокноте, задавал вопросы об окружении визитеров. В обмен на легкие расследования и суету, он получал более обширную картину того, как жили его родственники перед исчезновением.
        Алекс свернул карту и положил ее в тубус.
        – Профессор Лителби! – важно объявил Грот.
        Джеймс отставил тарелку с беконом и яйцом, убрал салфетку. Все его внимание было приковано к входу. Этого человека они ждали. Информация о нем была собрана с особой тщательностью уже давно, ведь именно у него работала Джейн. Профессор был самодур, он не слушал никого, а его разговор с людьми больше напоминал монолог. При этом он ко всем придирался и вежливо оскорблял. Попытка дать хаму отпор зачастую приводила к судебным разбирательствам. Чуть ли ни на каждого жителя города у него были жалобы, кипой лежащие у мэра в шкафу.
        – Пригласите! – сказал Алекс, сев за стол.
        В комнату буквально ворвался очень суетливый низкий мужчина. Его глазки забегали по сторонам, взгляд сразу зацепился за глобус, который стоял в углу возле рабочего стола, при этом он ни разу не взглянул на людей.
        – Доброе утро! – произнес профессор, сняв свою треуголку.
        – Доброе!
        Приложив палец к губам, он подошел к глобусу, начиная говорить уже как бы сам с собой.
        – Позвольте! Позвольте! Очень интересная вещица! Помнится, у моего племянника был такой, а он, знаете ли, не последнее лицо в совете. И знаете что? В глобусе у него был тайник! – воскликнул мужчина, пытаясь удивить слушателей.
        Алекс прищурился. Как большинство людей, читающих лекции молодёжи, профессор обожал работать на публику.
        – Профессор, присаживайтесь, и, наконец, расскажите нам о цели своего визита! – сказал расплывчато Джеймс.
        Лителби потоптался на месте, понимая, что его эффектное появление не вызвало у окружающих ровным счетом никаких эмоций.
        – М-да, однако ж, – произнес он, сев на диван. – Ну, хорошо, хорошо! Господа, предупрежу сразу, мое дело носит характер чрезвычайной важности!
        Профессор подбросил плечи вверх и театрально поднял брови.
        – Воистину, я даже не знаю с чего начать!
        – Начните с чего угодно, – предложил Алекс.
        – Все началось два месяца назад. В тот день мои лекции начал посещать очередной любознательный молодой человек. Довольно способный, хотя других я и не беру. Вскоре он познакомил меня со своей кузиной Джейн. Она неплохо знала математику, физику, и потому я позволил ей поработать в своей лаборатории.
        Профессор сел в кресло, стоящее напротив письменного стола, положил обе руки на трость, задумчиво смотря в окно.
        – Как долго она работала на вас? – задал вопрос Джеймс.
        Профессор опять вскинул плечами.
        – Месяц, может, чуть больше. Она была довольно усердна и аккуратна, поэтому я поручил ей некоторые важные расчеты. Но вы знаете этих женщин! Ну, скажи им одно, и они сотворят бог весть что, да еще и бантик сбоку пришлепают для красоты.
        – На что мисс пришлепывала бантик? – поинтересовался Джеймс.
        – Не важно! Важно то, что она попросту пропала!
        – И то не беда! Вы ведь прекрасно знаете, чем заняты ваши работники, и повторите все расчеты без труда! – предположил Джеймс.
        Профессор пожевал губы. Насколько Алекс был осведомлен, Джейн вела разработку быстроходной яхты. Профессор лишь изредка и без интереса смотрел на ее расчеты, до тех пор, пока девушка не внесла в чертежи кардинальные изменения! В этот день Лителби буквально выхватил записи из рук девушки и заперся в своем кабинете. Студенты, наблюдавшие за этой картиной, несколько раз пытались достучаться до него, но он так и не открыл им дверь. Поздно вечером, подойдя к столу Джейн, он вернул ей записи, коротко сказав: «Вот видите, вам стоит только начать думать, и уже есть хоть какой-то результат. Продолжайте».
        На самом деле Джейн изменила начальный проект, придав ему масштабность небывалых размеров. Корпус корабля она планировала сделать из металла, придав линиям несколько иную форму, чем на парусных кораблях. Рядом с чертежами девушка записывала состав сплавов, подходящих для исполнения. Но более всего профессора поразил чертеж замысловатого винта. Он даже сначала не понял, для каких целей необходимо данное приспособление, пока не увидел совсем фантастический чертеж двигателя. В этот момент он понял, что ему несказанно повезло встретить странное и в то же время гениальное создание. Когда Лителби узнал, что разработка погибла в огне, то сразу рванул к Джейн. Однако и тут его постигла неудача, от дома, где жила его ассистентка, осталась только обгоревшая щепа.
        – Я не смогу их повторить! – признался он.
        – Это было нечто необычное?
        – Да! – яростно произнес профессор. – Но поймите правильно, ей просто повезло!
        Джеймс обошел гостя и облокотился на спинку дивана.
        – Вы сказали ей о том, что ее открытие имеет ценность? Предложили совместную работу, публикацию? – спросил Джеймс, заставив Лителби почувствовать себя неуютно.
        Мужчина затряс головой.
        – Зачем? Я не возьму женщину в ученики ни при каких обстоятельствах. Слабый пол вовсе не создан для познания наук, и ни из одной женщины, уверяю вас, никогда не получится толка в серьезном деле.
        – А если женщина вдруг станет капитаном корабля?
        – Не смешите меня! Этот корабль потонет в доке. Понимаете, у них ума не больше, чем у маленьких детей, а в мыслях только зонтики и шляпки. Они не способны решить ни одной важной задачи, о математике я вообще молчу. Я не могу смело утверждать, что Джейн смогла бы довести работу до конца.
        Алекс видел, что Джеймс уже заводится, еще немного и профессор полетит кубарем со ступенек их дома. Что сказать, после того как Роуз провела отличный бой в открытом океане, имея практически нулевые шансы на победу, ее авторитет среди команды Джеймса стал непоколебим. Именно поэтому ни один из членов команды не взял денег, которые она им заплатила. Она стала их вторым капитаном, а Джейн талисманом корабля, их ангелом хранителем.
        – Вернемся к сути дела! – напомнил Алекс.
        – Так вот все шло тихо и мирно, пока в нашем городе не появился мистер Готье. Он имеет французские корни, очень хорошо относится к местным властям, интересуется наукой, неплохо разбирается в оружии! – затараторил профессор, обращаясь уже больше к Алексу.
        – Жерар Готье ходил ко мне в лабораторию довольно часто, там мы беседовали на темы науки, спорили. Я показывал ему некоторые свои расчёты, в том числе там были и работы Джейн, и они его очень заинтересовали. Признаюсь, я сам вырыл себе могилу. Через две недели мистер Готье исчез, вместе с ним пропала и Джейн, и ее семья. Остатки ее бумаг я нашел сожженными в камине лаборатории. В городе стали поговаривать, что Готье соблазнил и увез девушку, заплатив ее родне за молчание. А я заявляю, что Джейн по своей воле никогда бы не пошла с этим вором! Я прошу вас найти ее. Бедная девочка, она попала просто в ужасную ситуацию! – чуть ли ни плача произнес профессор.
        – А может она просто не хотела работать на вас? – предположил Джеймс.
        – Почему же не хотела?
        – Сколько же вы ей платили?
        – Нисколько!
        Джеймс захохотал в голос, а потом зло воскликнул:
        – Чертов жмот!
        Резко повернувшись к Бейкеру, профессор уже строго и возмущенно спросил:
        – Мистер Бейкер, вы возьметесь за это дело?
        Алекс устало смотрел на профессора. Этот человек уже порядком ему надоел. Он прижал два пальца к виску, положил голову на ладонь, и коротко ответил:
        – Нет.
        – Но почему? Я готов заплатить вам за работу приличную сумму!
        – Мистер Лителби, поймите меня правильно, вы – последний мерзавец, и я бы с удовольствием пристрелил бы вас здесь и сейчас, – медленно произнес Алекс, сидя в совершенно расслабленной позе и не моргая, смотря на профессора.
        Лителби сглотнул, понимая, что впервые в жизни он доигрался, и никакие жалобы не спасут его от пули.
        – Простите, за что? Поймите правильно, без горничной и извозчика общество проживет, а без меня вряд ли.
        Джеймс оскалился.
        – Общество будет счастливо избавиться от вас! И, пожалуй, я помогу этому городу!
        Джеймс засучил рукава, и уже через минуту горожане наблюдали, как профессор летит из двери дома, ускоряемый пинком под зад!
        – У вас нет никакого уважения к ученым! – проскрипел профессор, стоя на четвереньках в луже.
        – А у вас нет уважения к людям! Идите к черту! И запомните, Джейн вы больше никогда не увидите!!!!
        Захлопнув дверь, Джеймс вернулся в комнату. Алекс в это время с интересом наблюдал, как полная дама, стоящая у прилавка мясника, приподняв юбки, сорвалась с места.
        – Что думаешь?
        – Подождем еще, пока рано уходить из города.
        Не прошло и четверть часа, а в дверь опять постучали.
        Дворецкий прошел из кухни в холл, следом оттуда послышался его монотонный голос, а потом шум. Кто-то буквально прорывался к ним.
        – Да пустите же меня! – практически крича, произнес человек.
        Появившийся в комнате растрепанный молодой мужчина был схвачен за шкирку Гротом.
        – Вы посмели назвать меня остолопом! – бушевал Грот, желая наказать грубияна.
        – У меня для вас очень важная информация! – сказал визитер, не понимая, как дворецкий посмел так себя вести со знатной особой. В поместье его родителей слуги не могли даже говорить без разрешения хозяев.
        – Грот отпусти. Все это потом!
        Грот опустил невежу на пол, и тот высокомерно поднял голову, поправил кафтан и кивнул:
        – Прошу жаловать, Грэг Фокс.
        – Проходите и садитесь в кресло! – не поднимая головы, заявил Джеймс.
        Молодой человек порывисто подошел к столу, посмотрел на Алекса, который занял место на диване, стоящем сбоку от кресла для гостей. Грэг решал про себя, кто из этих двоих детектив. Выбор пал на Джеймса. Сделав поспешный вывод, мужчина сел в кресло.
        – Профессор, он недавно был тут!
        – Зачем спрашиваете, вы и так об этом знаете.
        – Не важно! Так вот, я сразу скажу вам! Джейн, – молодой человек осекся, и это заставило мужчин переглянуться. – Джейн знала больше!
        – Объясните?
        – Джейн, она не такой как все. Она видит все по-другому. И ей сразу стало ясно, что Жерар Готье явился сюда не просто так. Этот интерес к наукам не тот, что у нас. Она много раз говорила мне, что с ним не стоит связываться, а я, как дурак, был польщен тем, что он питает интерес к моим расчетам!
        Грэг вдруг схватился руками за голову, свозя паричок с косой.
        – И вот как-то раз я припозднился в лаборатории с Джейн. Обычно за ней приходит в девять Франсуа, но в этот раз его долго не было. Я все же ушел ближе к десяти. На душе было не спокойно, поэтому, практически дойдя до дома, я повернул обратно. Подойдя к лаборатории, я заметил, что в окне горит лишь одна свеча. Я хотел постучать, чтобы предупредить Джейн о своем возвращении, однако заглянув в окно, увидел там вовсе не ее! Это был мистер Готье! Он сидел возле потухшего камина и рылся в нем кочергой! Присев под окном, я медленно ушел за угол дома и спрятался за поленницей.
        Джеймс подошел к Грэгу сбоку. Положив на край стула одну руку, слегка наклонился, нависая над молодым человеком.
        – Через какое время вы вернулись в лабораторию?
        Грэг пожал плечами.
        – Примерно через час!
        – Какие действия вы предприняли дальше?
        – Я пошел к дому Джейн, хотел убедиться, что с ней все в порядке.
        – Убедились?
        – Да, мне открыла горничная! Она сказала, что Джейн вернулась вместе с Франсуа.
        – Мистер Фокс, – вдруг обратился к нему молчаливый наблюдатель, сидящий на диване, – в доме было тихо?
        Грэг задумался на минуту.
        – Да, пожалуй, однако на втором этаже все еще горел свет. Хозяева не спали.
        – А что же лаборатория? Ведь злоумышленники могли поджечь ее.
        Молодой человек вдруг замер, как будто его только что осенила эта мысль!
        – Честно, я побоялся возвращаться туда. Джейн была в безопасности, смысла в риске не было.
        – Почему вы беспокоитесь о девушке? – напрямую задал вопрос Алекс.
        Как и ожидал Бейкер, молодой человек покраснел. Он покосился на детектива.
        – Какое вам дело до того, что девушка покинула эти края? – пояснил Джеймс. – Ну уехала она вместе со своей семьей! Вам то что?
        – Тут вы правы, у меня есть к ней интерес! Джейн замечательный ученый, математик, я бы хотел и дальше с ней работать, организовав свою частную лабораторию. Естественно наши отношения пришлось бы узаконить, в обмен она обрела бы свой голос в науке через меня.
        – Вам она настолько нравится?
        Грэг прищурился.
        – Как бы вам сказать, она вполне симпатичная девушка, но это точно не мой тип. Если вы меня поймете правильно, Джейн вряд ли найдет себе пару. Слишком упрямый характер, опять же рост, странное увлечение наукой – все это не самые сильные качества женщины. Я надеялся лишь привязать ее браком, возможно, влюбить в себя. В конце концов, настоящую полноценную семью я могу завести чуть позже.
        Джеймс рассмеялся и встал в театральную позу.
        – Алекс, у нас сегодня одни пройдохи. Право, тебе нельзя отпускать свою жену ни на шаг! Ну ты посмотри, старый козел был совсем плох мозгами, и этот ничем не лучше. Этому-то все надо: и ее талант, и услужение в качестве сожительницы. Какое мерзопакостное великодушие – он дарит ей возможность проявить себя, прославившись за ее счет. Сам убьёшь, или я развлекусь? – рыкнул Джеймс.
        Алекс задумчиво смотрел на побледневшего студента. Для него высокомерное отношение к Джейн было более чем удивительным. Вот не реставрируй маленькая девочка книги, и не было бы на этом свете ученой Джейн. Многовековые предрассудки втаптывали ее талант в грязь, указывали ей на место на задворках общества. Алекса больше оскорбляло отношение Грэга к Джейн как к второсортному человеку, чем его желание влюбить в себя его жену.
        Пока Алекс размышлял, Грэг, наконец, понял суть происходящего! Перед ним восседал человек в черном, его выражение лица было спокойным и сосредоточенным. И тут Бейкер резко встал, схватил Грэга за шиворот и поволок его к выходу. Там молодого человека подняли практически до потолка за шкирку и с размаху стукнули об стену.
        – Ожидание изматывает, Грэг! – прошипел потусторонний страшный голос, совершенно не похожий на голос мужчины, желающего расправы. – Будь сильным, и ты дождёшься освобождения.
        Путь Фокса от двери дома до злополучной лужи был уже отработан профессором. Отряхнув кафтан, Грэг осмотрел улицу, заметив нескольких наблюдателей в окнах лавочек. «Ничего! Я найду детектива! Кто же мог подумать, что этот тупой громила – муж девчонки!» Грэг пошел по мостовой, гордо приподняв голову. Джеймс наблюдал за молодым человеком из окна, он сразу отметил легкую дрожь в его теле.
        – Только не говори, что наказал его так же как Моргана. Тот был, конечно, редким мерзавцем, живодером и убийцей, но этот-то совсем сопляк.
        – Ничего, он молод, выживет! – резко сказал Алекс. – Разошли гонцов. Пусть проверят все известные банки, особенно в мелких городках. Мы начинаем поиск заново.
        Джеймс сел за стол, готовясь дать письменные распоряжения.
        – Кого будем искать теперь?
        – Молчаливого Джона Бейкера! Роуз перевела деньги на его имя! После того как найдете счет в банке, прочешите округу, они должны быть где-то поблизости. Нам повезет, если мы найдем их первыми.
        Алекс и его команда пробыли в городе еще три дня. А после того, как от Фея пришло послание, что он обнаружил и счета, и дам в небольшом городке Джорджтаун, они собрались за пару часов.
        Именно в день их отъезда Грэг Фокс проснулся в своей комнате весь в поту от ужаса. Он вдруг понял, что его тело полностью парализовало, и ему не удается даже открыть глаза. Его разум и душу как будто вдруг поместили в нечто недвижимое, например, в дерево или камень. Грэг не мог позвать на помощь, и все внутри его замерло от понимания того, что он больше не увидит свет! Не будет теперь никакой лаборатории, милая добрая Джейн не станет слушать его. Нравилась ли она ему? До визита к мистеру Бейкеру, он думал, что немного нравится. Она была слишком высокой для него, немного угловатой, в ней не было романтики, однако присутствовала бесконечная доброта. Но теперь он понял, что Джейн ему вовсе не нужна. На самом деле ему была нужна только жизнь. «Мне не нужна эта глупая девчонка. Вот что нужно было ответить ему, пусть оставляет ее себе. Черт! Черт! Все из-за нее, это она виновата! Нет, я всего лишь хотел ее спасти, и какая благодарность!» Грэг лежал на кровати, смотрел в темноту и понимал, что его жизнь кончена. После визита к Бейкеру его мучила постоянная дрожь в теле, а на следующий день ему стало
казаться, что слуги, которых он нанял для своей съемной квартиры, странно смотрят на него. Это раздражало его, и он попросту их выгнал. Только сейчас ему стало понятно, что это сама смерть гнала от него людей и спасение. Молодой человек издал странный протяжный звук, его глаза застлали слезы. Он плакал несколько часов к ряду, потом потерял счет времени, перед ним стали проходить медленно эпизоды его жизни, и в ней все было хорошо до последней роковой ошибки. И вдруг его указательный палец что-то кольнуло, Грэг поморщился, а потом вдруг повернул голову в бок! Только после этого он понял, что его тело оживает. Впервые в жизни молодой человек испытал эйфорию от простого факта – он существует в этом мире, и этот мир прекрасен.
        Фей прибыл в Джорджтаун в образе богатого землевладельца, он занял лучший номер в отеле и сразу начал искать хорошее поместье, выставляемое на продажу. Особенно ему понравился дом с большими белыми колоннами, окруженный плодородными полями. Он с нескрываемым интересом осматривал свои будущие владения, однако не спешил со сделкой, решив присмотреться к соседям. Это выглядело вполне естественно, поэтому спонтанные визиты Фея не вызывали порицания местной элиты. Знакомства помогали Фею составить образы основных действующих лиц. Его удивляло одно, мэр вовсе не был ключевой фигурой в этом городе. Большую власть здесь имел капитан местного гарнизона. Этот человек выселил из города или попросту убил всех почитателей короны. Так наиболее рьяные противники преобразований и независимости канули в неизвестность.
        Этот сухощавый низкий человек с темными колючими глазами пришел к Фею на третий день его пребывания в Джорджтауне.
        Фей открыл дверь в свой номер, будучи в одних подштанниках и рубахе, и тут же наткнулся на высокомерный взгляд низкорослого человека.
        – Позвольте представиться, мистер Валериан Фергюсон, капитан военного гарнизона.
        – Сэмюель Шарп, – не моргая, соврал Фей. – Чем обязан визиту представителя власти?
        Валериан бегло осмотрел комнату, задержал взгляд на пистолете, лежащем на столе среди туалетных принадлежностей, еды и бумаг.
        – В наше время путешествие без оружия – это довольно рисковое предприятие.
        Валентин кивнул, он не терпел бардака, тем более не любил, когда неподобающе следили за оружием. Его собственный арсенал был в идеальном состоянии. А вот такие люди, как мистер Шарп, обычно стрелять вовсе не умели. Именно поэтому пистолет в этой комнате был лишь предметом интерьера или, точнее, бардака.
        – Позвольте узнать, – растянуто произнес Фергюсон. – Надолго ли вы пожаловали в наши края?
        Сэм прошел к столу, сел на табурет, жестом указав на кресло.
        – Надеюсь, что надолго. Я присмотрел себе поместье недалеко от города и хочу его купить в ближайшее время.
        Информация, переданная Валентину, соответствовала действительности. Зажиточный делец всегда был званым гостем в их городе, в одном был вопрос, откуда он взял эти деньги.
        – Я раньше о вас не слышал, однако на побережье знаю всех. Откуда вы?
        – О, я прибыл из Мексики. В свое время мне удалось там сколотить состояние. Теперь я решил перебраться в более спокойную и цивилизованную страну.
        – Почему же выбрали Америку, Англия с удовольствием приняла бы вас к себе.
        Фей помялся, понимая, что его проверяют.
        – Как бы вам объяснить, я не хотел бы задеть ваши убеждения, но я не очень уважаю корону. Они собирают с американцев налоги, совершенно ничего не давая в замен. Я же считаю, что Америка и Англия должны выступать исключительно в амплуа равнозначных партнеров. К тому же, потенциал в индустриальном развитии у Америки намного выше.
        Валентин улыбнулся, подошел к окну.
        – Мистер Шарп, вы нисколько не задели меня, наоборот, я рад встретить собрата по убеждениям. В свое время мы устранили всех людей, приверженных королю, и только после этого в нашем городе воцарился покой. Вы можете спокойно делать вложения в поместье, у нас благодатная почва для земледелия.
        Тут с улицы послышались крики. Капитан скрестил руки на груди и недовольно нахмурился:
        – Опять эти Бонье, сколько же от них проблем!
        Валентин развернулся и медленно пошел к двери:
        – Прошу меня простить, но я должен разобраться с этим.
        Фей проводил капитана и, поспешно закрыв за ним дверь, подскочил к окну. В это время Роуз отчаянно отбивалась от высокого тощего мужчины. Он размахивал кулаками, пытаясь ударить верткую даму. Угрожая ей расправой, он, меж тем, пропустил удар зонтиком под ребра. Тут на помощь Роуз подоспели Джейн и Франсуа, они завели руки драчуна за спину, стараясь удержать его от наступления.
        Фергюсон в минуту разрулил ситуацию. Он рыкнул на Роуз, указав ей на дорогу из города. Женщина зло посмотрела на капитана, но все же сдержалась. Она подобрала юбки и, гордо подняв голову, направилась к своей двуколке.
        Фей провел ладонью по растрепанным волосам. Он уже был наслышан об ателье миссис Бонье и о том, что конкуренты недолюбливают ее за прогрессивность во вкусе и моде. Ситуация накалялась с каждым днем. С Фергусонами тоже назревал конфликт.
        – Господи, лишь бы они успели.
        Алекс прибыл с основными силами в город через два дня после встречи Фея и Фергюсона. Сэм назначил сбор рядом с домом Роуз. Спрятавшись за валуном, мужчины оценивали ситуацию.
        Джейн, одетая в рубашку и трико, прицелилась и выстрелила в мишень. Полено отскочило, и девушка принялась за перезарядку.
        – Фей докладывай! – сказал Алекс.
        – Дела не очень хороши. Им поначалу удалось вписаться в местное общество. Роуз открыла ателье, ее клиентура росла с каждым днем, знатные дамы стали доверять ее вкусу и все чаще обращались к ней, чем к местному законодателю моды Тоду Милфорду. Своих клиенток она находила на балах и званых вечерах. Безусловно, даме интереснее обсуждать кружева на подштанниках с дамой, чем с напудренным хлыщем. На одном из таких приемов наш молчаливый Джон встретил милую Кети Ли, единственного ребенка в семье. Девушка помолвлена с сыном самого влиятельного человека в округе, но при этом всячески пытается избавиться от обязательств, навязанных заботливыми родителями. Наш Джон помог ей внести некоторые новшества в работе фермы. После чего мистер Ли, не имевший никогда сына, увидел в дочери потенциал грамотного управленца и начал активно посвящать дочь в дела. Еще немного, и она добьётся своего, оставив жениха в одних штанах без денег и земель. Вот поэтому наш Джон вынужден идти на дуэль с сынком выскочки.
        – Что с Роуз?
        – Подралась.
        – Подралась? – в один голос переспросили Алекс и Джеймс.
        – Да, на той неделе конкурент напал на нее посреди белого дня прямо у входа в ее мастерскую.
        – Убью гада! – прошипел Джеймс, смотря неотрывно на синяк. – Кто таков?
        – Уже неважно!
        Джеймс рыкнул на Фея, а тот пожал плечами:
        – Команда всегда постоит за своего капитана. Мы хорошо его проучили, больше миссис Бонье этот мерзавец не побеспокоит.
        – Как будем действовать дальше?
        – Придется подождать! – сказал Алекс друзьям. – Смотри! Это не любознательный мистер Готье, а некто совсем иной. И у него, судя по всему, тоже свой интерес к моей семье.
        Мимо полуразрушенного забора прошел сухощавый молодой человек лет двадцати пяти. Он знал, что женщины его заметят, и слегка склонил голову в знак приветствия.
        – Кто это?
        – Местный, живет с тетей.
        – Допустим. Тогда выясни, кто в городе из новых. Король должен послать своих людей за нами, – дал поручение Алекс, наблюдая за удаляющимся мужчиной.
        В этот момент Джейн сделала очередной выстрел.
        – Я промахнулась! – с досадой произнесла она. – Я не понимаю, почему?
        Роуз подошла к девушке.
        – Так, это уже десятая пуля. Так дело не пойдет, положи пистолет.
        Джейн положила оружие на чайный столик и, сев на стул, закрыла руками лицо.
        – Знаешь, стрелять из пушки было проще. Там, в море, у них был шанс, мы ведь не потопили судно, а лишь нанесли ему урон! А здесь я могу убить человека, пусть совсем неважного, но все же…
        Роуз присела около колен девушки, взяла ее руки.
        – Все будет хорошо! Мы что-нибудь придумаем!
        – Угу!!! Что можно придумать за неделю? От того, как я стреляю, зависит его жизнь!
        – Джейн! А кто подумает о твоей жизни? Кто? Зак Фергюсон не будет столь разумен.
        – Да, я знаю! Я буду тренироваться!
        Джейн поднялась со стула, засунула руки в карманы и побрела в сторону недостроенного сарая. Там она склонилась над столом и развернула большой лист бумаги. Проведя тонким пальчиком по невидимым с большого расстояния линиям, она начала что-то нашептывать.
        – Не начинай без меня! – крикнул Франсуа. – Я проверю, сколько досок надо сменить на чердаке.
        Молодой человек поднялся по скрипящим ступенькам лестницы на второй этаж и потом на чердак. Хлам из помещений они выбросили еще вчера. На чердаке, например, остался только трельяж, который Роуз решила отреставрировать и приспособить для своей спальни. Постучав по широким доскам ногой, Франсуа пробил несколько из них. Треснувшие торцы провисли ниже балок.
        – Ну что, выламываем эти три? – услышал он голос за своей спиной.
        Франсуа вздохнул, они занимались ремонтом дома уже третий день, и все шло не так уж и гладко. В некоторых случаях им просто не хватало физических сил.
        – У нас получится?
        Джейн мягко улыбнулась.
        – Обязательно получится! А если не получится, мы переделаем! В конце концов, выхода у нас нет! Крыша течет!
        Франсуа поднял голову и посмотрел на голубое осеннее небо. Еще неделя, и небо накроет сумрачной пеленой, выпадет первый снег.
        – Свалим их в твою комнату! – предложил он, взяв из рук Джейн пилу.
        Пока строители крушили чердак и выносили гнилые доски к забору, Роуз на кухне готовила их нехитрый ужин. Вытирая посуду, она размышляла о злом роке, который привел их в этот сумрачный туманный городок.
        После того как они прибыли в Джорджтаун, она очень надеялась на то, что у них будет передышка. Небольшой город должен был скрыть их от преследователей, и все шло хорошо до поры до времени. Купив небольшой старый кирпичный дом с прогнившей черепичной крышей, они стали потихоньку обживаться. Денег осталось не так много, Роуз боялась выводить капитал со счетов, понимая, что по нему их могут выследить ищейки короля. Однако на скромную лавочку денег у нее все же хватило. Именно там она организовала лучшую в округе модную лавку. Зная современные тенденции и ткани, Роуз ловко уговаривала самых состоятельных дам шить платья у нее. В настоящее время только одна швея Бренда трудилась в их мастерской, а нужны были еще работницы, и именно поэтому у них не было денег, чтобы нанять кухарку или горничную, и уж тем более найти кровельщиков. Чтобы успеть выполнить всю работу в срок, Роуз и Джейн задерживались до ночи в городе, давая плодотворную почву для обсуждения Джона Бейкера, который, по мнению местных жителей, целыми днями бездельничал в мастерской тети. Странный субтильный немой юноша совсем ничего не
понимал в земледелии, и вряд ли смог бы управлять большим поместьем и угодьями. Зато молодой человек имел толк в точных науках. Да только какой от этого прок, если в будущем такой муж не сможет прокормить семью. И все-таки мистер Фергюсон, не смотря на английское происхождение семьи, разрешил им остаться в городе.
        Неделю они обживались, потом их начали приглашать на званые вечера. И Роуз с удовольствием принимала эти приглашения, дабы переманить клиентов у других ателье. В один из дождливых вечеров ее пригласили в семью Ли. Их поместье находилось за городом, оно было окружено пастбищами для скота и многочисленными полями.
        При большом материальном богатстве бог дал Ли только одну дочь. Именно поэтому большие надежды они возлагали на удачное замужество девушки. Таким образом они заботились о благополучии дочери. Поиск подходящей пассии был осторожным. Мистер Ли оценивал организационные качества претендентов, их способность вести сложное дело. Фергюсон быстро сообразил, что лучшего шанса разбогатеть, чем женить своего сына на девушке, у него не представится. Зак начал все чаще приезжать к семейству Ли, он дарил девушке цветы, осыпал комплиментам ее мать, и в тоже время мог отлично ориентироваться в делах фермы.
        Сделка была заключена за год до семнадцатилетия Кети. Послушная дочь не смела перечить родителям. Новость о помолвке она восприняла с неприязнью, однако воспитание не позволило ей выразить чувства какими либо чрезмерно эмоциональными словами. Кети попросила лишь год на отсрочку. На это легко согласились и ее родители и Фергюсоны. Однако также как от капли дождя по спокойной воде идут круги, так и в душе человека появляются эмоциональные волны от непреодолимого вмешательства. Кети все чаще стала задумываться о своей жизни. Для обоих родителей она была центром внимания, но при этом ее не рассматривали как полноценную личность, способную принимать взвешенные решения. Вынужденный брак Кети воспринимала, как желание родителей пристроить ее в надежные руки. Эти грустные мысли заглушались мечтами об участии в жизни поместья, она видела перед собой цель, понимала, что справится с задачей, однако совершенно не представляла, как высказать свои мысли родителям. «Если я докажу свою способность решать трудные задачи и заботиться о своем благополучии сама, необходимость в нежелательном браке отпадет!» –
размышляла девушка, сидя на широком подоконнике и с грустью смотря на затоптанные скотом поля.
        В пятницу вечером в доме Ли собрались все значимые люди города. Мэр, его жена, Фергюсоны, миссис Бонье с сыном и племянником, братья Робинсы, их сестры от мала до велика, несколько военных чинов и землевладельцев с женами и детьми. Кети, как обычно, заняла место на диванчике в углу, там же собрались ее подруги.
        – Наша гувернантка, похоже, хочет свести нас со свету, – шептала юная Розмари Робинс. – Она не дает нам есть после трех, заставляет зубрить французский, а если мы спорим с ней, запирает в чулане!
        – Ты говорила об этом маме?
        Розмари покачала головой.
        – Она говорит, что сейчас в моде худоба, к тому же мы должны идеально знать языки, уметь поддержать светскую беседу. Мы вынуждены подчиняться.
        Кети лишь вздохнула, отведя взгляд в сторону, она вдруг заметила рыжеволосого юношу. Он стоял возле камина и совсем не стремился завести с кем-либо беседу. Потом молодой человек стал рассматривать картины на стенах. Делая мелкие шажочки в бок, он постепенно приближался к библиотеке. Воровато оглянувшись, он скрылся за дверью. Кети улыбнулась.
        – Я сейчас вернусь! – предупредила она своих собеседниц.
        Девушка пересекла комнату и проследовала за гостем.
        В комнате горела лишь лампа на столе и камин. Темные корешки книг обрамляли помещение, размытые тени взбирались по темно-зеленым занавескам. Юноша сидел на краешке кресла, склонившись над книгой. Его глаза пробегали по строчкам, тонкие пальцы переворачивали страницы.
        – Что вы читаете? – спросила Кети, выйдя на середину комнаты. Молодой человек резко поднял голову и часто заморгал. Он начал суетливо хлопать по карманам, потом достал небольшой лист бумаги, положил его на книгу и начал писать.
        Кети склонила голову на бок, ожидая ответ от странного гостя. Юноша спешил, резко выдернув листок из-под руки, он протянул его девушке. Она слегка приподняла брови, читая строки, написанные очень аккуратным подчерком.
        «Добрый вечер, мисс. Меня зовут Джон Бейкер. Я прибыл сюда со своей тетей миссис Бонье и кузеном Франсуа. Мы недавно поселились в старом доме на южной окраине города, но там совсем нет книг. Я нашел в вашей библиотеке несколько замечательных изданий по геометрии. Надеюсь, пока идет прием, я успею прочитать хотя бы одну. Вы не против?»
        – Вам интересна геометрия?
        Джон кивнул. Кети прошла к столу и порывисто села на стул.
        – Хорошо. Я составлю вам компанию, а вы взамен объясните мне суть предмета.
        Девушка смотрела на Джона и видела, как выражения его лица медленно меняется. Он явно был не рад такому ходу событий. «Ясно. Стандартная реакция. Как это предсказуемо!» Тут лицо юноши вдруг прояснилось, словно небо после дождя, он искренне улыбнулся и, сев рядом, написал: «Хорошо, мы прочитаем эту книгу вместе!»
        Джон положил книгу перед Кети. И они склонились над пожелтевшими листами. Для Кети, знающей основы алгебры, геометрия казалась лабиринтом, в котором она постоянно натыкалась на глухие стены незнания. Книга оказалась довольно сложной, для ее понимания необходимо было уже иметь основные понятия о предмете. Джон заметил замешательство девушки. И вместо того, чтобы погрузиться в чтение, начал писать на бумаге пояснения, превращая бессмысленнее формулы и рисунки в стройную логичную архитектуру знаний. Глаза Кети загорелись энтузиазмом. Сложная картина обретала смысл и красоту. Как-то в Бостоне она попала в галерею картин. На многих из них были изображены сценки из жизни прошлых поколений. Однако даже самые простые сюжеты она редко могла интерпретировать самостоятельно. Ей было не совсем ясно, почему этот человек плачет, а другой высокомерно показывает на него пальцем, куда спешат другие, и чем они взволнованы. И только при пояснении сюжета, она понимала картину и получала чувство полноты эмоций от нее. Тут было все также. Простые линии, формулы, вроде и буквы знакомы и фигуры, однако для чего они
изображены на одном листе и что означают, она понять никак не могла. И тут Джон начал объяснять суть работы, скалывать разрозненные элементы в картину, и чем дальше они двигались, тем больше Кети чувствовала радость от красоты правильных решений и выводов.
        Через час в комнату зашла мать. Она вежливо поинтересовалась, чем они занимаются, с удивлением воззрилась на лист исписанный формулами и рисунками, а потом решила, ради соблюдения приличий, составить молодежи компанию. Женщина устроилась в кресле у камина, вслушиваясь в то, как ее дочь удивительно живо и быстро познает необычный предмет.
        Они расстались друзьями, Кети пригласила семью Роуз Бонье навестить их еще раз. И они воспользовались этим приглашением.
        На следующую неделю визит повторился, и девушка, с нетерпением ждавшая Джона, выдала ему целую тетрадь с вопросами по геометрии. Урок повторился, после того как Кети уделила каждому гостю немного времени. На этот раз в библиотеку пришли Франсуа и его сверстники. Франсуа скромно улыбался, наблюдая, как его товарищи пытаются умничать. Ему было известно, что в точных науках молчаливому Джону равных нет. Спор перерос в урок, и вот уже группа юнцов наверстывала упущенное.
        Мать хотела вывести Кети из мужской компании, однако дочь неожиданно выразила свое недовольство, а молодой рыжий юноша попросил у миссис Ли согласие на участие девушки в дискуссии, так как ее мнение было важно не менее, чем других.
        На третий раз они решили перенести занятия в практическую область. Группа молодых людей начала разрабатывать новую ирригационную систему для полей мистера Ли.
        Джон чертил, а Кети, хорошо знающая местность, подробно описывала самые трудные участки ландшафта. Вся компания дружно обсуждала новшество, когда в комнате появился Зак.
        – Добрый вечер! – поздоровался он, остановившись у двери.
        Его голос заставил смолкнуть изобретателей. Рыжий мальчишка поправил пальцем очки и замер над бумагой.
        – Я вижу, что здесь происходит нечто интересное, и решил поучаствовать в этом. Можно?
        Словоохотливый блондин посвятил Зака в дело.
        – Мы разрабатываем новую ирригационную систему для полей фермы. У Джона и Кети здорово получается, только посмотри на эти чертежи.
        Зак подошел к столу, посмотрел боком на бумаги.
        – Ничего необычно я в этом не вижу, мне известны и более искусные мастера в этом деле! Кети, не лучше бы тебе пойти к гостям и уделить внимание им. Вряд ли познания в ирригации понадобятся тебе в будущем.
        – Мне они очень даже понадобятся! Это мой шанс быть свободной и самостоятельной, это доказательство того, что я сама могу позаботиться о поместье!
        Кети с нескрываемым раздражением посмотрела на Зака, потом резко встала, взяла бумаги и суетливо вышла из комнаты! Вся компания молча проводила ее, а потом ринулась за ней. Джон скромно опустил взгляд.
        А в это время Кети нашла своего отца и протянула ему работу.
        – Папочка, посмотри, пожалуйста, вот эти документы! – сказала она.
        Кирк Ли сначала без интереса взглянул на бумаги, а потом вдруг нахмурился, быстро просмотрел другие листы. На чертежах, выполненных с потрясающей деталировкой, была нарисована схема водопровода для одного из самых сложных холмистых районов его фермы.
        – Кто это придумал?
        – Джон и, – Кетти замерла, – я!
        Мистер Ли оторвался от бумаг.
        – Вопрос в том, будет ли система работать?
        – Будет, если ты позволишь мне поработать над ней на месте!
        Кирк был против участия женщин в вопросах хозяйства, однако тут было другое. Это был уже готовый план, который дочь, по-видимому, прорабатывала не одну неделю. Откуда у нее взялись такие представления в конструировании, геометрии и математике он не знал, однако заметил, что девушка все три недели ездила на прогулку только в направлении сложного участка. Она старалась, и это уже следовало уважать.
        – Хорошо! Мы вместе этим займемся, пока почва еще не заледенела.
        Победоносная улыбка осветила лицо дочери! Это был первый шаг к свободе, первое ее признание!
        Благородные чины начали обсуждать проект вместе с молодежью. Это был своего рода экзамен на знания, и Кети его блестяще держала. Джон, понаблюдав за девушкой из дверного проема, добродушно улыбнулся и вернулся в библиотеку. Он не успел дойти до стола, когда в комнату буквально ворвался Зак. Его лицо было искажено гневом! Молодой человек схватил Джона за грудки и начал его трясти:
        – Как? Как ты посмел?
        Джон отклонился и часто заморгал от испуга. Мотая головой, он показывал, что не понимает в чем дело.
        – Как ты посмел очернить меня! Это земли мои! – шипел Зак.
        Вышвырнув Джона из библиотеки, Зак вернулся к столу, посмотрел с ненавистью на лист бумаги, исписанный каллиграфическим подчерком.
        План мщения Фергюсонов созрел быстро. На следующий день Джон Бейкер получил вызов на дуэль, которая должна была состояться через неделю. Следовало бы что-то придумать, да только времени было так мало, что ничего на ум не приходило. Их окружили. С одной стороны был Готье и наемники короля, а с другой – Фергюсоны.
        За воспоминаниями и делами день прошел быстро, Роуз накрыла на стол, Франсуа и Джейн успели вынести трухлявые доски из дома.
        – Мам, нам надо купить пять толстых досок и черепицу. У нас хватит на это денег? – поинтересовался Франсуа.
        Роуз кивнула, отрезая кусочек курицы.
        – Да, мы достаточно сэкономили на отоплении дома, да и в мастерской пока справляемся. Кое-что у нас скопилось. Завтра поедем к Нортону, купим у него все необходимое, я уже договорилась с ним. Ты занимаешься вечером? – поинтересовалась мать, волнуясь о том, что сын оказался оторванным от учебы.
        – Пока нет, в комнате так холодно, что я вечером с носом залезаю под одеяло.
        – Хорошо, когда мы будем иметь возможность отапливать дом каждый день, я хочу, чтобы ты продолжил занятия.
        После позднего ужина все разошлись по своим комнатам. Джейн теперь, лежа на своей кровати, могла смотреть на звезды, которые стелили заплатой рваный кусок крыши. Она старалась не мучить себя воспоминаниями об Алексе, но они все равно приходили к ней каждый день. За полночь она заснула, измученная душевной болью. И в эту ночь Алекс ей вновь приснился, они гуляли у реки, и он снова ей улыбался, как это было когда-то в прошлом. Однако даже в дреме его взгляд был наполнен отрешенностью и жалостью к ней. Джейн проснулась от того, что из ее горла прорывалось рыдание. Слезы и отчаяние душили ее, и девушка, подхватив фонарь, бегом спустилась вниз, вырвалась наружу, жадно хватая ртом морозный осенний воздух. И там, на крыльце, обхватив старый покосившийся столб веранды, она горько плакала до тех пор, пока за ней не пришла Роуз. Женщина накинула на ее худенькие плечи плед, осторожно оторвала закоченевшие руки от столба.
        – Ну, ну дорогая, – сказала она, уводя Джейн с холода. – Пойдем в дом. Вот поспим немного, а завтра, дай бог, будет чуть лучше.
        Роуз отвела девушку в свою комнату, устроила на кровати, разожгла камин. Так случалось часто, с некоторых пор ей приходилось ложиться спать практически с рассветом. Она боялась, что Джейн в горе потеряет себя, или еще хуже, попросту уйдет из дома и погибнет в своих ночных кошмарах. После подобных приступов девушка обычно спокойно спала остаток ночи. Взяв плед, Роуз в ночном одеянии спустилась в небольшую библиотеку на первом этаже. Предыдущий хозяин не был любителем книг, а потому полки шкафов в комнате были наполнены бесполезными мелкими предметами или попросту хламом. Все это они выбросили в первый же день заселения в дом, впоследствии приспособив комнату для шитья. Роуз закрыла окно тяжелыми бежевыми шторами и достала выкройки. У нее было несколько интересных идей для новых платьев, они были достаточно смелыми и требовали тщательной отработки. Склонившись над столом, она стала переносить контур выкройки на пергамент. Через несколько минут ее пальцы задеревенели от холода, и женщина тоскливо посмотрела на потухший с вечера камин. На улицу к поленнице ей идти совсем не хотелось, да и лишних денег
на покупку дров не было. Погрев руки дыханием, она продолжила работу. И тут она услышала шаги! Кто-то проник в дом и осторожно шел по узкому коридору. Роуз поморщилась, быстро потушила лампу, взяла кочергу и, спрятавшись за книжный шкаф, стала ожидать визитера.
        Вот дверь тихо открылась, Роуз почувствовала, как легкий ветерок проник в комнату. Ей предстояло действовать!
        – Малыш, я надеялся на более благодушную встречу! – послышался знакомый голос.
        Роуз выдохнула, откинула голову на стену, прикрыв глаза.
        – Боже. За какие грехи ты свалился на мою голову? – сказала она, не спеша выходить из-за своего укрытия.
        Джеймс зажег лампу и, увидев Роуз у стены за шкафом, удивленно приподнял брови. Она была лишь в панталонах и маечке. Все это было очень здорово, однако милый наряд вряд ли согревал.
        – Ты почему так одета? – недовольно спросил Джеймс.
        – Ну уж простите, я никого не ждала! Приходите завтра к полудню. Честно, днем я одеваюсь иначе! – фыркнула Роуз.
        – Вот глупенькая, иди сюда!
        Джеймс взял Роуз за запястье, вывел из-за шкафа. Взяв ее плед, он накинул его на белоснежные плечи, а потом, подхватив Роуз на руки, устроил ее на диване.
        – Сиди здесь, – строго сказал он.
        Джеймс вышел из комнаты и вернулся через четверть часа с поленцами для камина. Пламя взметнулось в очаге, и комната осветилась тёплым рыжим светом. Еще одна ходка, и на столике, стоящем между диваном и камином, появилась кружка с горячим чаем. Роуз молча наблюдала за Джеймсом.
        – Спасибо, – сказала она, когда он передал ей чашку.
        Сев на диван, мужчина по-хозяйски положил ее ступни на свои колени, а Роуз просто молча удивлялась тому, что этому человеку в принципе плевать на приличия. Джеймс повернулся к ней, кончиками теплых пальцев провел вдоль подошвы.
        – Мы искали вас два месяца, много времени потратили на Бостон! Что происходит, малыш? Насколько я помню, у нас были другие планы.
        Роуз кивнула головой.
        – Совершенно верно. Однако в Бостоне и его окрестностях Джейн не смогла найти ни одной лаборатории, где принимали бы женщин. Ее откровенно высмеивали, даже не пытаясь оценить уровень знаний.
        – Высмеивали? Она же имеет титул, как ее могли высмеивать? – сказал Джеймс, растирая ладонями заледеневшие ступни.
        – Титул? Нет, она представлялась всем своей девичьей фамилией, никто не знал, что она миссис Бейкер.
        – Что дальше?
        – Дальше я предложила Джейн испытать силы в среде научной общественности Йельского университета, попросить там содействия в продвижении.
        Роуз очень аккуратно отпила горячий чай. Напряжение, накопленное за долгое время, уходило из нее словно горькая жидкость из сосуда.
        – Что ты знаешь о Готье?
        Роуз несколько удивилась, поняв, что Джеймс достаточно осведомлен об их проблемах.
        – Он стал ходить к профессору Лителби, живо интересуясь его разработками, много времени уделил чертежам Джейн! В это время она работала над корпусом корабля нового типа, над кораблем из металла. За один месяц ей удалось определить много параметров будущего шедевра. По сути, корабль должен был стать самым быстроходным и большим среди существующих. Так вот, в один из вечеров она задержалась в лаборатории. Ее стол находился возле окна под винтовой лестницей, ведущей в библиотеку. В очередной раз, отправившись наверх за справочной литературой, она услышала, что на первом этаже кто-то ходит. Это был Готье! Он рылся в ее записях, выбирал нужные папки. Джейн открыла окно на втором этаже и кинула на бочку для сбора дождевой воды держатель для книг. Вор сразу отреагировал на звук, и вместо того что бы прятаться, взял нож и вышел на улицу. Этого времени Джейн хватило, чтобы бросить папки с расчетами в камин, бумага быстро занялась, а Готье, вернувшись, нашел только пепел. Он проклинал ее, обещая убить, и при этом пытаясь спасти последние клочки чертежей.
        – Он ищет ее?
        – Безусловно. В ту ночь мы еле ушли от его наемников, дом был сожжен ими до тла. И знаешь что? Я чувствую, что он где-то рядом! Каждый день я ощущаю присутствие этой змеи. Не было ни одной ночи, в которую я спала бы спокойно.
        Джеймс сочувственно смотрел на хрупкую женщину, которая каждый день сражалась с очередным штормом!
        – Что ты можешь рассказать о молодом человеке, который сегодня днем проходил мимо вашего дома?
        – Джереми Слоу, приехал к своей тетушке из Англии. Ничем особым не занимается, завсегдатай балов и званых вечеров. Очень вежлив, пунктуален, обходителен, аристократ по крови.
        – Он тесно общается с вами?
        – Нет, не со мной, скорее со сверстниками.
        – Кого бы ты могла еще выделить в этом городе? Меня больше интересуют приезжие.
        Роуз перевела взгляд с огня на Джеймса.
        – Алекс ждет посланника от короля? Могу точно сказать, это не Джереми. Он уже полгода живет у тети, иногда ездит в Бостон по делам. Приезжих тут много, но все они покидают город достаточно быстро, отправляясь дальше на побережье. Никого выделить не могу.
        Роуз поставила чашку на стол и забралась еще больше под одеяло.
        – Давно вы тут?
        – Два дня. И уже заметили наблюдателей. Сейчас мы устанавливаем количество игроков в партии.
        – Хорошо, что вы нас нашли! – Роуз выдохнула и обмякла на подушке. Ее ноги давно согрелись, но она не спешила прятать их от теплых рук. Ее душа отдыхала рядом с Джеймсом. Смотря на него, Роуз понимала, что рано или поздно он все же уйдет от нее.
        – Джеймс, не уходи! – сонно сказала Роуз.
        Джеймс замер, с минуту молчал.
        – Все ясно, ты влюбилась в меня по уши! – вдруг уверенно заявил он.
        Роуз забыла, что хотела минуту назад спать!
        – Что? – возмутилась она, отняв ладони от лица. – Да ни за что в жизни! Кто такого вообще может полюбить?
        – Ты, например!
        – Нет!
        – Да! Я уверен на сто процентов, ты от меня без ума!
        Лицо Роуз окаменело.
        – Выметайся! – монотонно сказала она, смотря в серые глаза.
        – Как я могу оставить даму, которая просит меня остаться.
        – Это была минутная слабость! Мои чувства никак не связаны с тобой! Я просто устала! – фыркнула Роуз.
        Вскочив с дивана, она ждала, пока Джеймс поднимется. А тот не спешил, подняв брови, он смотрел на нее так, как будто его только что несправедливо наказали за доброту. Это еще больше ее взбесило, так как именно в этот момент она почувствовала себя самым ужасным человеком на свете.
        – Знаешь, у тебя ничего не получится! Не надо давить мне на совесть!
        Выражение великого мученика исчезло с лица Джеймса. Он встал, шумно вздохнул, направился к выходу. Открыв дверь, Джеймс оперся на косяк.
        – Роуз, подойди ко мне.
        – Нет.
        – Роуз!
        – Черт, когда же ты уже уйдешь!
        Роуз скрестила руки на груди и, слегка склонив голову, исподлобья посмотрела в серые глаза.
        – Роуз, с этого момента за вами ведут наблюдение. По пути до города есть скрытые посты, дом и мастерская под наблюдением. При малейшей опасности мы появимся.
        – Хорошо! – уже спокойно ответила Роуз.
        – Завтра уведи Джейн и Франсуа в город, наблюдатели последуют за вами, у нас будет возможность починить крышу.
        – Ладно.
        – Теперь поцелуй меня!
        – Что? Это уже слишком!
        – Роуз!
        – Без этого нельзя? – спросила Роуз.
        Решив отделаться малой кровью, она приподнялась на носочках и мимолетно прикоснулась к колючей щеке.
        – Вот, все! – расстроившись своей уступке, резко произнесла Роуз. Джеймс остался на месте, он никуда не спешил.
        Роуз смотрела на его воротничок и понимала, что он ждал от нее вовсе не дружеского поцелуя. «Ну уж нет! Кто он вообще такой! Я ничего ему не должна! И мне самой по силам и одеялом укрыться, и камин растопить! Мне вообще никто не нужен!» Роуз скрестила руки на груди и насупилась. Быть загнанной в угол в любой ситуации точно не для нее.
        Вот ее крепко прижали к широкой груди, она почувствовало поцелуй в макушку, покосилась на руку у виска.
        – Роуз! Милая, я никогда тебя не обижу. Сделай навстречу хоть один шажочек, будь немного смелее.
        Слова были произнесены очень тихо, они рябью покачнули незыблемый мир, отразились в черном широком зрачке огнем.
        Роуз замерла на минуту, а потом чуть ли ни плача просипела:
        – Тебе легко такое говорить!
        – Все будет хорошо, ты очень смелая девочка!
        – У-г-у-у!
        Джеймс закрыл глаза. На душе его было так мерзко, что хоть вой. Он начал целовать лицо бедняги, подавляя ее отчаяние. И она ответила ему, тонкими дрожащими пальчиками пробежала по рубашке, сильнее прижалась к груди, а потом осторожно провела носом по шее, но стоило ей на мгновение прикоснуться к губам, и его уже нельзя было остановить. Он с жадностью приник к маленькому рту, подавил зачатки сопротивления. Роуз босыми ногами пару раз брыкнула в воздухе, сжала его плечи острыми ноготками, а потом засопела, не имея возможности даже отклонить голову. Прошла минута, Роуз уступила, тонкие пальчики ласкали шею, ноги обвили мощный торс. Джеймс оперся на косяк спиной, и, уже мягко придерживая Роуз под бедра и спину, позволил ей насладиться всеми прелестями положения. Потом настроение красавицы снова поменялось, она оторвалась от его губ, стыдливо опустила взгляд, залившись румянцем. Он придержал кончиками пальцев ее подбородок.
        – Все непросто, да?
        – Да! – сказала Роуз, шмыгнув носом. – Имей в виду, я никогда не стану твоей любовницей! И слово я свое сдержу!
        Роуз никогда не думала, что ей придется говорить такие слова. У нее есть дом, дело, сын. Это все было ее жизнью, любовные утехи для нее представлялись пустой тратой времени. А Джеймс? Джеймс, он свободен, словно ветер.
        Ничто так сильно не мешает людям быть вместе, как накопленные в течение жизни убеждения. «Мы так далеки друг от друга, мы никогда не будем вместе!» – думала она, смотря в серые глаза.
        – Ты должен идти! Я справлюсь! – сказала Роуз.
        Джеймс исчез в темноте коридора в одно мгновение. Роуз еще долго смотрела ему вслед, а потом медленно закрыла дверь, отсекая темноту от тепла и света.
        Джеймс вернулся к поместью, которое успел до их приезда купить Фей. В доме было тихо, только Грот, сидя у камина, поджаривал на прутке краюху хлеба.
        – Почему задержался? – спросил его помощник.
        – Дела были?
        – Дела? А ты знаешь, что сегодня тебе крупно повезло? Ты ушел как раз в тот момент, когда они меняли людей. Минутой раньше или позже, и провалился бы наш план. Алекс немногим лучше тебя, ушел в третьем часу. Как они там?
        – В панике. Роуз чувствует, как стервятники кружат возле ее дома, но это ничего, рано или поздно они приведут нас к своему хозяину.
        На следующий день Джейн проснулась необычно поздно. Солнце было уже достаточно высоко, в камине горели поленца, ей было тепло. Девушка потерла кулачками глаза и осмотрела комнату. В ней произошли некоторые изменения. На туалетном столике в кувшине для умывания стоял большой букет цветов. Он просто великолепно вписывался в интерьер помещения, наполняя его летним настроением. На кресле лежало что-то серое. Джейн постучала по тумбе, нащупала очки, одела их. Пройдя на носочках к креслу, она пальцами пощупала ткань подбитую овчиной. Это был теплый мужской плащ.
        Спустившись вниз, девушка нашла Роуз на кухне. Та накрывала на стол. Около очага лежала большая корзина с припасами, которую утром еле принес старый молочник.
        – Роуз! Роуз, эти цветы прекрасны! Спасибо!
        – Не за что! – ответила Роуз. – Садись. Сегодня на завтрак у нас пирожки и кофе. Долой кашу и ремонт! Сегодня едем в мастерскую!
        – А как же дожди и снег! Нас же зальет!
        – Все как-нибудь сладится. К тому же нам нужно договориться о доставке досок.
        Завтрак прошел в приподнятом настроении. Погода была отличной, и они решили добираться до города пешком.
        Поднявшись на гору по дороге, петлявшей в поле, они прошли через заболоченный лесок и, выйдя из тени деревьев, сразу увидели серый городок. Центральная улица его была прямой как стрела. Она пересекала поселение от края до края и была облеплена лавочками, тавернами, небольшими двухэтажными домами. В центре городка находилась площадь, именно на ней встречались жители города, спешащие на воскресную службу.
        Придя в мастерскую, они обнаружили там новую клиентку. Это была Керри Адемсон. Она с интересом перебирала нежный голубой шелк, который перед ней на закроечном столе расправила портниха.
        – Доброе утро, дорогая! – сказала дама дребезжащим старушечьим голосом. – Я решила сама заехать в твою чудесную мастерскую и подобрать материал для платья. Скоро бал у мэра, и мне не хочется ударить в грязь лицом.
        Роуз приветливо улыбнулась.
        – Это отличный вариант, миссис Адемсон! Но я хочу предложить вам нечто ошеломляющее. Вы будите привлекать к себе внимание утонченной благородной красотой.
        Роуз достала из коробки белую вуаль и обратилась к работнице:
        – Бренда, достань самый лучший бордовый бархат! Готовь лекала для платья с высоким горлом и рядом пуговиц вдоль бюста. От шляпки вниз пустим вуаль. Это будет великолепно!
        Через час клиентка вышла из ателье чрезвычайно довольная. За час она подобрала себе идеальное платье, шляпку и прическу. В этом захолустье бал был отдушиной, и с большим сожалением она подумала, что еще до бала ей придётся надеть черное платье.
        Роуз, между тем, закрыла дверь на замок, зашторила окна.
        – Раздевайся! Этот великолепный голубой шелк будет только твоим!
        Джейн на секунду опешила. Она перевела взгляд на Бренду и с беспокойством посмотрела на Роуз. Не в ее планах было выдавать всем принадлежность к слабому полу.
        – Не переживай, Бренда не из болтливых. Я хочу, чтобы у тебя было самое красивое платье на свете, чтобы ты была в нем словно ветер – непокоренная, свободная, легкая и прекрасная!
        После рукоплесканий и сокрушений Бренды по поводу того, что Джон оказался стройной девушкой с ангельским голосом, работа закипела с удвоенной силой. Женщины перебрали множество фасонов, пока не остановились на варианте с открытыми плечами.
        Джейн кружилась перед зеркалом, чувствуя, как широкая пышная юбка шуршит по полу. Это платье было не таким, как того требовала мода. На юбке не было бантов и оборок, вместо них с талии падал водопад белоснежной вуали. Облегающий шелковый верх Бренда хотела расшить белыми и голубыми цветами, а низкое декольте украсить все той же вуалью. Голубой шелк служил основой юбки, он просвечивал через вуаль и придавал платью «морозность».
        Вечером Бренда вручила Роуз почти готовое платье. Она порывисто обняла Джейн на прощание.
        – Я буду молиться богу, чтобы Зак Фергюсон промахнулся! – сказала она.
        Джейн кивнула, вышла из ателье, посмотрела на дальний край улицы. Оттуда к ней спешил Франсуа, который все это время занимался закупкой материалов для ремонта.
        – Я заказал доставку досок и черепицы, но привезут их только завтра! Жаль, что у нас нет повозки, – сообщил он.
        Джейн молча кивнула и стала наблюдать за ее любимым действом. Каждый вечер вдоль главной улицы проходил старый трубочист в помятой шляпе. Он шваркал по земле порванными ботинками, неся на плече длинную палку с крюком на конце. Каждый малыш в городе точно знал, что это посланник смерти. Снимая своим крюком фонари со столбов и канатов, протянутых поперек улицы от дома к дому, он зажигал в городе огни. И в тот момент, когда за стеклом фонаря вспыхивало пламя, его морщинистое лицо озарялось мрачным красным светом.
        – Идем, пора домой! – сказала Роуз.
        Джейн развернулась, и они пошли прочь из ночного сказочного города. Поднявшись в гору, они зашли в лес. Яркая луна освещала их путь, отражаясь в застывших лужах серебристым блеском. Путники старались не наступать на хрупкий лед. И тут в тишине раздался выстрел! Роуз успела заметить вспышку справа от себя, а потом припала к земле.
        – Кто это? – прошептал Франсуа, ползя на четвереньках к ней.
        – Не знаю, у нас слишком много врагов. Глупо было идти через лес. На дороге мы – открытая мишень, нас освещает луна.
        Ситуация казалась патовой до тех пор, пока с другой стороны не раздался второй хлопок. Началась перестрелка, с обеих сторон было не менее дюжины участников. Лес наполнился запахом пороха и дымом, белая завеса снизила видимость, и Роуз решила, что им пора уходить. Она поползла по дороге, уходя с линии огня, Франсуа, собирал грязь с колеи справа, Джейн слегка отставала.
        На преодоление двух десятков метров у них ушло как минимум с четверть часа, и все это время позади них шел бой.
        – Теперь бежим! – сказала Роуз, еле поднявшись в отяжелевшем платье. Она бежала, постоянно спотыкаясь о платье и убирая мокрые волосы с испачканного лица. Джейн и Франсуа было чуть легче, но они не спешили бросить ее в одинокой борьбе с грязными юбками. Джейн подхватила тяжелый подол, а Франсуа отнял у матери сверток с шитьем.
        И тут Роуз поняла, что сын падает. Неуклюжие движения руками, выражение удивления и боли на его лице, заставили ее побледнеть от ужаса. Она упала рядом с ним на колени.
        – Что? Что?
        – Нога! – простонал парень, тяжело дыша от боли.
        Роуз понимала, что здесь им оставаться нельзя. Она начала поднимать сына под спину.
        – Давай, нам надо уходить!
        – Не могу, больно!
        – Терпи, мы тебе поможем.
        Джейн и Роуз взвалили юношу на плечи. Держа под руки, поволокли по земле. Практически у самого дома он потерял сознание. Тут уже запаниковала Джейн.
        – Я поеду за врачом! – сказала она, укладывая Франсуа на кровать.
        – Ни в коем случае. Они и до тебя доберутся. Лучше принеси нож и теплую воду с кухни, надо осмотреть его до тех пор, пока он не пришел в сознание.
        Джейн спустилась вниз, она затопила камин, поставила на огонь котелок с водой. Много времени у нее ушло на то, чтобы наточить и прокалить нож. Все внутри девушки сотрясалось от воспоминаний об окровавленной ноге, волочащейся по земле. Как они смогут помочь ему? Тут нужен врач! Она взяла в руки таз с водой, хотела идти в коридор к лестнице, но вдруг услышала шум. В доме находилось несколько человек.
        – Боже, мы не закрыли дверь! – тихо прошептала она.
        Поставив таз на стол, Джейн взяла пистолет с тумбы, прицелилась, готовясь дать отпор хотя бы одному из злодеев. Шаги смолкли у двери в кухню.
        – Это доктор Льюис, есть кто дома?
        Джейн опустила пистолет рядом с тазом, облокотилась на стол, чувствуя, как страх уходит из нее. Придерживаясь за край стола, девушка, шатаясь, пошла к двери и только там вспомнила, что она в мужском костюме. Выйдя в коридор, она увидела знакомого ей доктора, и еще нескольких незнакомых ей мужчин.
        – Джон, в лесу была перестрелка, я приехал проведать вас. Все нормально?
        Джейн яростно затрясла головой, она повела доктора наверх. Открыв перед мужчинами дверь, она хотела пройти в комнату, но ее бесцеремонно остановил высокий человек в треуголке. Его шейный платок закрывал часть лица, и потому ей сложно было определить его личность.
        – Принесите воду и нож. Потом прошу нам не мешать.
        Джейн так и сделала, отнеся все, что у нее просили наверх, она села возле стола на кухне, ожидая новостей.
        Роуз спустилась вниз на рассвете, она успела снять с себя промокшее платье, одеть чистую ночнушку и халат. Женщина всплеснула руками, увидев дремлющую за столом девушку.
        – Боже, Джейн! – воскликнула Роуз. – Ты все еще в сырой одежде, а камин погас! Иди сейчас же переоденься и ложись спать!
        Меньше всего на свете Джейн волновал ее наряд.
        – Как Франсуа? – спросила она, наблюдая, как Роуз принимается за приготовление завтрака.
        – Сложный перелом. Доктор латал его три часа, теперь предстоит долгий период восстановления.
        – Врач уже ушел?
        – Да, но я попросила двух мужчин из соседнего поместья остаться до конца недели. Пока идет разбирательство, нам нужна охрана.
        Джейн посмотрела в окно, заметив на фоне красного рассвета небольшой костерок. Поднявшись на второй этаж, она пошла в свою комнату, удивилась растопленному камину, ошарашенно посмотрела на новый потолок, аккуратно закрашенный белой краской.
        – Странно, – прошептала она, смотря на свежий ремонт. – В последнее время мне кажется, что я живу в какой-то страшной сказке. Тут отовсюду стреляют, посреди зимы появляются летние цветы, сам собой загорается огонь в камине, а дом странным образом восстанавливает прежний вид за один день! Все же надо разобраться во всем этом бардаке!
        Следующий ее день начался с расспросов. Так она узнала, что огонь в камине разводит Роуз, а крышу починили люди одного из клиентов мастерской в благодарность за новый гардероб для его жены. Все потихоньку успокоилось, Франсуа шел на поправку, дом охранялся, Джейн, наконец, опять могла вернуться к тренировкам. Она стреляла по мишеням, привыкала к оружию, теперь ее руки не дрожали от мысли о том, что ей придется кого-то убить, ведь у нее был план. Он созрел у нее в тот момент, когда она увидела старого трубочиста, вешающего фонари рядом с вывесками.
        Но даже будучи уверенной в своих силах, в ночь перед дуэлью Джейн не могла уснуть. Роуз пришла в ее комнату ближе к полуночи. Она долго занималась Франсуа и порядком устала. Все эти дни она не была одна. Каждую ночь под покровом темноты приходил Джеймс, он давал ей время на отдых, оставаясь у постели больного до рассвета. Закончилось все тем, что Франсуа спутал день с ночью. Ведь мать только и делала, что пичкала его полезной едой и отварами, в то время как Джеймс мог составить ему партию в шахматы, уча самым хитрым приемам в игре. С ним ему было гораздо интереснее. Сегодняшняя ночь не была исключением.
        – Как Франсуа? – спросила Джейн.
        – Нормально, сегодня доктор делал перевязку. Он потихоньку поправляется.
        – Это хорошо!
        Роуз села на кровать. Через пять часов они должны будут прибыть на место дуэли.
        – Джейн, ты должна все рассказать. Стреляться с сыном Фергюсона – это самоубийство!
        Джейн улыбнулась, она открыла шкаф и стала выбирать чистую одежду. Странно, но отчаяние, которое все эти дни отражалось на ее лице, исчезло. Последние две ночи она спала спокойно, просыпалась поздно, после чего целыми днями тренировалась в стрельбе. Промахивалась она только тогда, когда мимо дома проходил кто-то из жителей города.
        – Сегодня я буду очень метким стрелком.
        – Но ты не всегда попадаешь по бутылкам!
        Девушка сняла халат и начала умываться.
        – Знаешь, им не обязательно знать, что я стреляю достаточно хорошо. Сегодня юный Фергюсон не умрет, мы дадим ему шанс исправиться. У меня есть план.
        В отличие от Джейн, Фергюсон старший просчитывал все риски. Роуз не без оснований полагала, что нападение в лесу дело его рук.
        – Зеленый или черный? – спросила Джейн, держа в руках сюртуки разного цвета.
        – Зеленый! – по привычке, но без энтузиазма, дала оценку Роуз. – Ох, боже, лучше бы ты надела это платье!
        Платье висело в углу, Джейн ни разу не надевала его после примерки в мастерской.
        – Знаешь, это платье похоже на подвенечное, хоть оно и не белое. И если… если мне сегодня не повезет, оно мне пригодится. Ведь других поводов надеть его, у меня нет. Я уже замужняя дама! – сказала спокойно Джейн, заставив и без того бледную подругу стать белой словно снег от ужаса.
        Когда над лесом появились первые лучи солнца, в двуколку была запряжена единственная лошадь, которую они купили еще в Бостоне. Джейн надела на голову треуголку, взяла поводья и, не спеша, тронулась с места. Они решили на сей раз не рисковать и въехать в город с другой стороны. Окраина там была облеплена деревянными постройками, отсюда когда-то и начинал жизнь этот город. На звук скрипящей двуколки вышел гробовщик в поношенных кюлотах и пальто, накинутом на плечи. Он раскурил трубку, прищурившись, проводил взглядом повозку. Дуэли в этом городе были обычным делом. Обычно их устраивали в полях, и только Фергюсоны всегда выбирали центральную улицу. Результат всегда был один – гроб сколачивали для оппонента Фергюсона. Очередная жертва обстоятельств не будет исключением. По городу уже ползли слухи о том, что мальчишка стреляет из рук вон плохо.
        Джейн остановила двуколку у мэрии. Она спрыгнула на заледеневшую землю и пошла к центру улицы. Тут дорога была достаточно широкой, и в некоторых местах через нее, провисая к центру, тянулись толстые канаты. На них предприимчивые торговцы вешали свои небольшие таблички. Например, Толстый Том, владелец таверны, выковал на чугунной табличке кружку с элем и тарелку с закуской. Сапожник повесил табличку из дерева в виде сапога, гостиница обозначилась названием, высеченном на полукруге. Даже Роуз обзавелась своей собственной табличкой в виде барышни в пышном платье! Эти небольшие вывески должны были помочь гостям города найти здесь все, что может понадобиться путнику в дороге.
        Джейн ходила по улице, отшвыривая в сторону камешки, ее губы шевелились, беззвучно повторяя мысли. Вскоре на улице стали появляться люди. Сначала жители делали вид, что спешат по делам, потом останавливались у лавочек. К десяти на площади собрались чуть ли не все горожане. Прибыла и чета Ли, а с ними и юная Кети. Фергюсоны и их свита подняли пыль столбом ровно в десять, заставив плакать испуганных детей. Зак спешился, сразу подошел к мэру.
        – Прошу покончить с этим быстрее, у меня еще много дел! – резко сказал молодой человек, брезгливо взглянув на топтавшегося на одном месте Джона. Парнишка почему-то очень внимательно смотрел на сапоги Зака.
        – Да, да, конечно! – согласился мэр.
        Он вышел на центр дороги и громко объявил:
        – Господа, подойдите ко мне.
        Зак достал свой пистолет и встал рядом с мэром. Джон все топтался на месте, кружась вокруг себя и рассматривая теперь носы своих ботинок. Двое мужчин не сразу сообразили, что виновник спора их не слышит. Мэр вздохнул. «Господи, как таких земля носит?»
        – Идем!
        Подойдя к Джону, Зак с размаху толкнул парнишку, и тот повалился на дорогу. Поднявшись, молодой человек нахмурился и зло посмотрел на соперника.
        – Начнем! Каждый отходит на двадцать шагов от этого места.
        Мэр исподлобья посмотрел на Джона.
        – Ты первый стреляешь, таковы правила! Как только ты отойдешь от этого места на двадцать шагов, у тебя есть пять секунд на выстрел, после этого стреляет Зак. Смотри, без мухлежа, и людей не рань, иначе я тебя вздерну на висельнице сегодня же! Все понял?
        Парнишка кивнул.
        – Начали!
        Пока Джейн и Зак расходились, публика шумно обсуждала предстоящую дуэль. Многие успели сделать ставки на победу младшего Фергюсона. Против большинства выступил только владелец игорного дома, придумавший эту затею, он единственный поставил на сухощавого парнишку.
        Шаг, еще один, Джейн приближалась к месту выстрела. Уже два дня она вела сложные расчеты. С того момента как ей на глаза попались таблички, подсвеченные сказочным трубочистом, она увидела шанс на хорошую развязку. Каждый день девушка посвящала тренировкам не менее восьми часов, и теперь была готова сделать свой единственный выстрел. Здесь важно было все: место для дуэли, погодные условия, ширина шага противника. Все это она учла. Остановившись, Джейн резко развернулась и высоко подняла оружие! Роуз, стоявшая у двери своей мастерской, схватилась рукой за стену. Следуя выбранной траектории, пуля должна была уйти в воздух. «Она сдалась!»
        Грянул выстрел, и Роуз вздрогнула, она опустила взгляд, готовясь к самому страшному. «Алекс, где он? Неужели все потеряно? Что их задержало?» Все самые худшие мысли промелькнули в ее голове за одно мгновение, мгновение до смерти! А в это время тяжелая свинцовая табличка с выгравированной на ней закуской и пивом отскочила от каната. На лице Зака отразилось удивление, а возглас публики успел предвосхитить последующие события. Табличка завертелась юлой вокруг своей оси и ударила противника Джона по лицу! Его тело падало в оглушающей тишине, на мостовую ручьем потекла кровь из носа, Зак Фергюсон был без сознания. Трудно было поверить в то, что юнец мог столь точно рассчитать траекторию своего выстрела, однако спокойное поведение Джона говорило именно об этом. Он осторожно опустил оружие, не выражая ровным счетом никаких эмоций. Это был точный расчет!
        – С таким лицом красавчику Заку теперь место рядом со мной! – выкрикнул бродяга Дью.
        Мэр несколько раз покрутил головой, прежде чем растянуто произнести:
        – Дуэль окончена, господа! Мистер Джон Бейкер одержал победу!
        Кети улыбнулась, Роуз, выдохнув, опять обрела силы и уверенность в себе, а владелец игорного дома уже подсчитывал свой доход.
        Дело было сделано, однако не стоило ожидать от Фергюсунов милости. Им опять предстояло переехать, скрыться под покровом ночи от Валентина и его гвардии. Роуз подбежала к Джейн, обняла ее и вдруг снова увидела дуло пистолета. Валентин ничего не объяснял. Он целился в сердце высокомерному парнишке, дабы изжить его с этого света.
        Родственники Кети подхватили девушку, упавшую в обморок. Люди зароптали. Джейн смотрела в глаза своему врагу. Подняв оружие, он не спешил сделать выстрел, стараясь прицелиться как можно точнее.
        Она знала, что сейчас умрет, и мысли ее были на удивление отвлеченными. Ей вдруг захотелось изучить черты морщинистого старого лица. Как же так вышло, что ее смерть именно такая? В детстве она представляла себе этот момент несколько иначе. Ее ослабшее тело должна была забрать старуха с косой. Смерть была связана с мистикой и загадкой. «Надо же, как все оказалось просто!» – подумала Джейн, отцепляя пальчики Роуз от своего локтя. Попутчики ей были не нужны.
        И вдруг зрачок убийцы расширился, лицо преобразилось, выражение пренебрежения сменилось замешательством. Еще бы, тут любой бы замешкался, ведь перед ним за мгновение возникла целая банда вооруженных до зубов головорезов, и пистолет каждого из них был направлен на него. Они закрыли женщин ровным рядом. Но больше всего его волновал высокий человек в черном. Он был просто чертовски зол.
        Алекс с одной стороны был доволен исходом. Его жена прекрасно справилась с ситуацией, ему в это время удалось повязать юного шпиона короля Джереми, который со своими наемниками рассредоточился на крышах домов. Но вот храбрец Валентин играл не по правилам, а этого Алекс не любил.
        Когда Алекс был на полпути к Валентину, рука капитана начала дрожать, однако чувство самосохранения не давало ему опустить оружие. Последний факт больше волновал Джейн, чем Алекса. Девушку начало мотать, ноги ее подкашивались, и она слышала, как в ушах стучит сердце. Именно в тот момент, когда шум толпы перебил хлопок, ее плечи сжали сильные руки.
        – Спокойно, миссис Бейкер! Все будет хорошо! – услышала она низкий голос Грота.
        Джейн оступилась, не отрываясь, смотря на Алекса из-за плеча Фея. В тот момент, когда произошел выстрел, в ее мозгу уже сформировалась картинка. Алекс был от Валентина на расстоянии вытянутой руки. Не было сомнений в том, что выстрел с такого расстояния фатален. К удивлению Джейн, ее муж не тронулся с места, а вот капитан, как подкошенный, упал на землю. Он схватился за бедро двумя руками, скорчился от боли и, сжав зубы, буквально заверещал.
        Мэр хотел подойти к Фергусону, но сделав шаг, резко остановился, так как именно в этот момент Алекс повернулся к жителям злополучного города. Он был совершенно безоружен и зол.
        – Дамы и господа, ни одна тварь в этом городе не имеет права направлять на мою жену пистолет! – громко сказал он, обводя завороженных людей гневным взглядом. – Никто не смеет причинять ей вред или какой-либо урон. Это было предупреждение! Если у вас есть злой умысел против миссис Бейкер, прошу его изложить сразу, и я поспешу отправить вас к праотцам, – с гневом прорычал он последнюю фразу.
        – Поддерживаем! – крикнул Грот.
        – Поддерживаем! – прокатилась по улице волна возгласов.
        Джейн обернулась! Позади нее стояла вся команда «Зевса». Мужчины были вооружены до зубов, некоторые из них выглядели как последние бандиты и негодяи, они явно работали на устрашение публики. Не было только попугаистого Андерсона.
        Ответа не последовало, шайка Фергюсона, именуемая представителями власти, испарилась с площади, бросив своего командира.
        Алекс повернулся, подошел к Джону, сдернул с него треуголку и ленту с волос! Легкий ветерок растрепал тугую косу, по волшебству превратив парнишку в хрупкую девушку.
        Джейн разом покинули силы. Не думала она, что когда-нибудь увидит его вновь. Еле держась на ногах, девушка медленно закрыла глаза. «Будь что будет, все равно» – думала она, понимая, что у нее после всего пережитого не осталось ни одной эмоции. Алекс завернул жену в плотный плащ, закрыл капюшоном от колючей измороси и первого снега.
        – Уходим! – скомандовал он.
        – Уходим! Готовьте лошадей! – громогласно объявил Грот.
        Команда «Зевса» заводила в город лошадей и повозки. Поднялась суета. Роуз дали небольшую пегую лошадку, но она все-таки на мгновение отлучилась. Найдя взглядом Бренду, она подбежала к девушке, обхватила ее холодные руки.
        – Дорогая, мы уезжаем навсегда. Я оставляю все тебе, теперь ты хозяйка мастерской и нашего дома.
        – Как же я справлюсь?
        – Справишься! Обязательно! Ты у меня умничка!
        Роуз хотела уйти, но Бренда ее задержала, задав последний вопрос:
        – Скажите одно миссис, он ее любит?
        Роуз победно улыбнулась!
        – Больше, чем свою жизнь!
        Когда вооруженный отряд покинул город, все стало возвращаться на пути свои. Каждый тут думал о своем. Например, мэр размышлял о том, что славу Фергусонам больше не вернуть, и у него, наконец, появится свобода для действий. Врач, загружая раненных в повозку, подсчитывал, сколько ему заплатят за работу.
        Люди расходились, снег покрыл серую землю и кровь ровным белым слоем. На площади осталась только одна девушка в синем плаще и шляпке. Она смотрела на то место, где несколько минут назад еще стоял ее обожаемый Джон, и стирала с щек горькие слезы. В этот день она поняла, что быть немного другой не так уж плохо! Кети больше не собиралась идти на поводу у судьбы! Теперь у нее была не только цель, но и силы, которые позволят ей достичь новых вершин!

        Глава 5

        Отряд выехал из Джорджтауна ближе полудню. Джейн, завернутая в плащ, буквально спряталась под плотной тканью от всего мира. Для нее странным было ощущать человеческое тепло и понимать, что оно исходит от мужа, который как будто брезговал прикасаться к ней. Через час она осторожно отодвинула полог капюшона и посмотрела украдкой на Алекса. Он сильно изменился за то время, что она его не видела. Седина подернула русые волосы, глаза перестали излучать тепло, в них не было больше вызова. Морщины проявились тонкими черточками у уголков карих глаз. Джейн стало не по себе. Она опять спряталась под тканью. В сознании зародилось какое-то странное чувство, оно было сравни сомнению, однако страх перебивал и его, страх перед предстоящим разговором. Джейн поняла, что непроизвольно дрожит, холод, который пронизывал ее тело все это время, стал нестерпим, он был ощущаемым, физическим. Алекс заметил эту легкую дрожь, он остановился, попросил у кого-то плащ. Завернув Джейн в еще один слой одежды, он двинулся дальше.
        Они ехали несколько часов к ряду, Джейн успела задремать в своем коконе и проснулась только тогда, когда ее сняли с седла и занесли в теплое помещение. Девушка слышала разговор Роуз и незнакомого мужчины:
        – Как он перенес дорогу? – спрашивала ее подруга у незнакомца.
        – Все хорошо, идем, я провожу тебя к нему.
        Несколько людей стало подниматься по лестнице на второй этаж, ее тоже понесли туда. Там Алекс боком прошел в дверь комнаты и положил Джейн на что-то очень мягкое. Он знал, что девушка проснулась, ей страшно, она не понимает, что происходит, куда ее привезли и зачем. Для начала он решил, дать ей осмотреться.
        Стоило Алексу выйти и закрыть за собой дверь, из комнаты раздался тихий шорох.
        Джейн буквально вскочила и подбежала к окну. Не думала она, что Алекс будет ее искать. Однако у нее было достаточно времени, чтобы подумать над ситуацией, она пришла к одному единственному выводу по поводу того, что муж ее так долго искал: Алекс, по-видимому, женился на ней для того, чтобы приобрести некий общепринятый статус, он словно приобрел вещь, которая, в принципе, у многих есть, но на самом деле она ему не нужна. И он жил и живет как прежде, при этом эта вещь ему вроде бы и мешает, но избавляться от нее ему тоже не хочется. Лучше пусть стоит в шкафу, при необходимости предмет можно явить миру. Тут еще добавилась история с кораблем, и это, скорее всего, задело его самолюбие. Ей будет устроен разнос, потом он ее пристыдит, ну и в довершении всего, она сама будет виновата во всех своих бедах. Именно к такому разговору готовилась Джейн. И ей совсем не хотелось снова разочаровываться в нем. Пусть он останется в ее памяти милым, хорошим человеком.
        В ее комнате было все очень мило. Широкая мягкая кровать была накрыта темно-коричневым покрывалом. Стены были наполнены картинами с прекрасными цветочными композициями. В нише возле окна скрывалась светлая гардеробная, совмещенная с туалетной комнатой. Круглый столик возле окна составлял композицию с двумя креслами на изогнутых ножках. Все это великолепие дополнялось узорчатым ковром, резным камином, занавесками теплых тонов. Это комната была теплой, душевной. Вот так прямо и хотелось остаться в ней навсегда. Откинув занавеску, Джейн распахнула окно и увидела, что во дворе их свита уже расседлывает лошадей. Она осторожно закрыла окно, обошла на цыпочках широкую кровать, потихонечку открыла дверь и прислушалась. Где-то справа от своей комнаты она услышала приглушенный разговор. Голос принадлежал Роуз, она советовалась с доктором по поводу лечения Франсуа. В этот момент кто-то начал подниматься по лестнице. Поступь была тяжелой, девушка вернулась в комнату, заметалась по ней и, ничего больше не придумав, залезла с головой под покрывало.
        Вот в комнату вошли несколько человек, послышался звук плещущейся воды и строгий женский голос:
        – Мальчики, давайте быстрее, вода стынет!
        Джейн осторожно выглянула из своего убежища. Перед ней в белоснежном чепце и фиолетовом просторном платье стояла полная темнокожая женщина. Другие слуги звали ее Мамми. Они занесли в комнату большую лохань с водой, сложили чистые вещи на стул. Та, которую звали Мамми, уперлась пухлыми ладонями в бока, провожая взглядом удаляющихся мужчин и горничную.
        Как только дверь за людьми закрылась, женщина осмотрелась по сторонам, остановила взгляд на ворохе одежды на кровати, слегка наклонилась, высматривая Джейн. Когда она направилась к постели, Джейн предпочла зарыться еще глубже.
        – Миссис Бейкер, что это вы там прячетесь! – позвала ее служанка. – Вылезайте уже, вода стынет!
        Джейн не шелохнулась! Послышался шумный вздох, Мамми возвела глаза к небу.
        – Если будете так сидеть, у вас ноги сведет, и вот уж тогда крику будет. Поверьте старой Мамми, у меня за ночь ноги раз по сто сводит. Вылезайте. Неужто мне опять придется греть воду. Между прочим, мне еще сотню гостей надо накормить! Слава богу, остальные разъехались.
        Мамми рассказала ей о том, что ее привезли в дом Джеймса Андерсона, что сегодня в поместье столько людей, сколько не было здесь никогда. Она говорила так, как будто Джейн не пряталась от нее, а сидела на стуле рядом. В ее эмоциональной речи Джейн вдруг почувствовала тепло. Этим Мамми брала всех. Когда Джеймс, еще будучи маленьким мальчиком, убегал от строгости отца и холодности матери к ней на кухню, он находил теплоту человеческих отношений рядом с Мамми. Мальчишка сидел рядом с полной чернокожей женщиной и чистил картошку, что вовсе не полагалось сыну зажиточного плантатора. Он всегда был слишком горд, чтобы признаться в том, что ему за двойку отец отписал подзатыльник, или мать снова обозвала бездарностью. Маленький ворчун молчал о своих обидах. Однако Мамми все чувствовала, она рассказывала интересные истории, все они были из жизни, некоторые казались смешными, а другие наоборот были грустными. Она научила его сопереживать и не сдаваться. Когда мальчик ушел из родительского дома, ему было всего четырнадцать лет. Ему пришлось много чего увидеть за двадцать два года, наверное, даже слишком много
для такого срока. Мамми, тем временем, не молодела, и как только грузная женщина перестала быть проворной в делах, ее попросили оставить работу по дому и более там не появляться. В поле Мамми работать уже не могла, для нее наступили тяжелые времена. Какого же было ее удивление, когда на пороге ее убогой лачуги появился посланник. Он сообщил ей, что документы на нее все оформлены, и она должна завтра прибыть на новое место работы. Утром за ней заедет двуколка. Делать ей было нечего, она никогда не была вольным человеком. На следующий день Мамми взяла свою коричневую тряпичную сумку, кинула туда нехитрые пожитки и с гордым видом отправилась за три сотни мили в только что возведенное поместье молодого дельца. Приехав к большому белому дому, служанка была встречена напыщенным дворецким. Она привыкла к такому обращению, поэтому просто прошла в комнату, которую он ей показал. Конечно, для нее было странным, что ее пригласили работать в дом, а не на плантацию, и комната ее расположена на первом этаже, но не ей было судить о решениях хозяев. Если им угодно, она будет жить тут, ей даже так намного удобнее, с
ее больными ногами на третий этаж не набегаешься. Мамми поставила вещи на стул, стоящий у двери, сняла обувь и, вступив старыми отекшими ногами на ковер, замерла. Ковер был на ощупь словно шелк, он был скромной расцветки, но все равно стоил целое состояние. Осмотрев комнату, она немного растерялась. В центре была кровать, на такой она и вовсе ни разу в жизни не спала. Тут ей на глаза попался стол, посередине которого красовалась ваза с белыми пионами, там же стояли тарелки из темной глины, накрытые крышками. Она подошла к столу, села. Открыв первое блюдо, она подивилась на изысканно приготовленую форель, оценила она и десерт, и салат. Тут явно была какая-то ошибка.
        Комната была странной, и Мамми вместо того, чтобы отведать ужин после долгой дороги, разглаживала перед собой скатерть. Не знала она, что новый ее работодатель лично покупал мебель для милого друга у самых дорогих мебельщиков в округе. Кровать была лучше, чем у хозяина, а ковер на полу хоть и скромной расцветки, но привезен из Персии. Весь вечер он с трепетом расставлял все в комнате по своим местам, приказал слугам приготовить изысканный ужин и положить каждое кушанье на простые тарелки.
        Тут кусты акации под окном зашевелились. Сложив руки, женщина исподлобья посмотрела в окно, и, замотав головой, грозно произнесла:
        – Вылезай уже, проказник. Старую Мамми не проведешь!
        Джеймс появился в окне, он перешагнул через подоконник, со спокойным и гордым видом сел за стол.
        – Я хотел тебя удивить, – признался он.
        – Конечно, сынок, так и есть, так и есть. Теперь же я хочу услышать, где ты пропадал все это время.
        Они просидели до позднего вечера. Джеймс вручил Мамми бумагу, согласно этому документу она теперь являлась свободным человеком. Эту бумагу Мамми взяла дрожащими руками. Когда-то в молодости она мечтала быть свободной, сейчас же ее радовало больше другое. Она всю свою жизнь отдала белым людям, заботясь о них, приходя к ним в тот момент, когда они болели. Она отдавала им добро, переживала за них. И все равно рабыня не была им ровней, она отдала им жизнь за кусок хлеба, и они считали, что это нормально, так и должно быть. Джеймс сказал ей, что в его доме нет рабов, каждый работник свободен, у них есть жалование, и они тратят его по своему усмотрению. И тогда Мамми поняла, что господь бог, видимо, считал ее не такой уж бесполезной, он помог пробудить ей свет в маленьком молчаливом мальчике.
        А потом Джеймс ушел, чтобы наутро отправиться в очередное плавание, и он знал, пока в его доме есть Мамми, стены его «крепости» будут целы и невредимы. Женщина взялась за дела, она быстро наладила работу в доме. И вот теперь с деловым видом встречала гостей.
        Мамми растопила жарче камин, закрыла окна занавесками. И Джейн стало не удобно от того, что она так по детски прячется под одеялом. Медленно выбравшись из укрытия, Джейн как провинившаяся все смотрела в пол. Служанка вдруг всплеснула руками и резко воскликнула так, что девушка часто заморгала от испуга.
        – Матерь божья, это кто ж вас в мужское одел!
        – Никто. Я сама.
        – Ох, ладно, не буду я спрашивать по какой причине это произошло, Джеймс и так говорит мне, что если уж мне что интересно, то я до кишков достану. Давайте-ка, я вам помогу!
        Джейн слегка улыбнулась.
        – Спасибо.
        Джейн не стала сопротивляться предприимчивой хозяюшке. Она расстегнула одежду, сняла сапоги, стянула через голову рубашку. Когда девушка залезла в лохань с водой, то поняла, что Мамми заранее предугадала ее медлительность. Вода была идеальна. Прижавшись к ногам, Джейн положила подбородок на колени.
        – Миссис Бейкер, вы такая молоденькая, а сгорбились, словно моя соседка старушка Пигги. Ох уж эта Пигги, столько всего она пережила, после смерти мужа трех детей одна поднимала. Росли они у нее словно сорняки. Она у Семплов работала, уйдет на работу и все, нет ее. Младший мальчишка вообще мог целый день бегать голышом по улице. Некому было одевать.
        – И что же, не было у нее родни?
        – Как же, все были, да только кому она нужна была с тремя ртами. Если б ее свекровь или мать приютили, остальные дети заклевали бы. Нет, не такая была Пигги, сама все тащила, до конца была предприимчивой. Одно было плохо – она все только под ноги смотрела, как будто мир этот видеть не хотела. Так и склонила ее жизнь к старости. И вы сейчас мне эту Пигги напоминаете, у вас взгляд все вниз уходит! Вы как будто прячетесь от всех!
        Джейн усмехнулась.
        – Вы знаете, я сейчас действительно хочу спрятаться. Знаю, что Алекс придет, что-то начнет говорить, и чтобы не говорил, не любит он меня все равно.
        – Обидел он вас?
        – Не знаю, как правильно ответить, просто тогда все было так мило, а потом он изменился.
        – О! Так вы милая влюбилась в одного, а жили с другим! Это многие проходят. Если вспомнить моего старого ворчуна, так диву даешься, как это я ему в девках верила, ведь дурой вроде никогда не была. А потом жизнь все расставила по своим местам! Вроде и мужик работящий, но такой медлительный, словно черепахой был рожден.
        – А я и не знала своего мужа настоящим.
        – Вот сегодня и узнаете, не даром он вас столько времени искал, покаяться хочет!
        – Покаяться? Как же я узнаю, что он правду говорит? А вдруг обман, что же тогда? День он будет мил со мной, а потом замучит холодом и презрением за мою легковерность?
        – Да, сложно тут. Однако всем отношениям есть свой конец. Для себя вы поставили точку, а вот мистер Бейкер нет. У вас сегодня будет возможность дать ему понять, что все кончено, и вы движетесь дальше без него. Наверное, только ради этого стоит поговорить с ним.
        Когда вынесли лохань, ушли слуги, Джейн села около камина, чтобы просушить волосы. Она не хотела этого разговора, однако прятаться больше не собиралась. «Пусть скажет все как есть, пусть скажет то, что должен был сказать еще тогда! И как бы больно ни было, я должна это пройти, заставить его увидеть в себе человека с собственной судьбой. Ведь судьба, как бы не думали другие, принадлежит только ее хозяину. Если Алекс имеет свое мнение по поводу своей жизни, он должен понять, что и у меня есть планы на свою жизнь». Джейн не очень знала еще свои планы, но все же решила отстоять свою позицию, она готовилась перешагнуть нежные чувства к человеку, ложный образ которого любила больше собственной жизни. Его образ до брака был идеален для нее, до того идеален, что она вместо того, чтобы жить так как велит ее разум и сердце, все пыталась стать для него кем-то другим, как будто подстраиваясь под его идеальное представление о женщине. Теперь ей было стыдно за свое наигранное поведение, и она совершенно не видела смысла в том, что они захватили корабль. Джейн знала одно – ей следовало идти своим путем с того
момента, как Алекс ее покинул. Иногда приходится пройти путь мучений, бежать за тенью, подвергнуть себя испытаниям, и после всех испытаний понять, что силу человек может найти только внутри себя.
        Несмотря на боевой настрой в тот момент, когда дверь в комнату открылась, Джейн сжалась, часто задышала и чуть не заплакала от ощущения боли в груди.
        Алекс зашел в комнату и удивился тому, что его жена от него не скрывается. Она сидела на ковре около камина в панталонах и маечке не по размеру и смотрела задумчиво на огонь. Стоило ему приблизиться и девушка, положив голову на колени, отвернулась. Алекс сделал несколько шагов, не решившись подойти ближе, сел в изножье кровати. Между ними была всего пара метров, а он все еще не смел прикоснуться к ней. Надо было с чего-то начать. Алекс перевел взгляд на огонь, его мысли устремились в прошлое. Теплый голос заставил Джейн поднять голову, прислушаться.
        – Знаешь, я о том вечере помню все: цвет неба, чувство волнения, запах ванили, твое тепло, проходящее через ткань. Я тогда все мечтал хотя бы на секунду прикоснуться к твоим ножкам. А ты убежала от меня, прыгнула в терновник, и я пошел за тобой. Потом, я смотрел, как ты работаешь над книгой, и не мог уйти, так и просидел всю ночь у твоего дома. Столько планов настроил. А ты? Ты сама пришла ко мне на следующий день! И вот так просто обстригла свои волосы.
        Зрачки Джейн расширились, она чуть повернула голову. Алекс тем временем продолжал:
        – И тогда я тоже был не прав, потому что чувствовал себя опытнее, мне казалось, что это забавная игра. Чувство превосходства не давало мне увидеть истину. И даже полюбив, я не прозрел. Я решил все за тебя, считая, что уж со своим то жизненным опытом все правильно сделаю. Моя жизнь до тебя не отличалась стабильностью. Я был призван ко двору, чтобы возложить на себя обязательства детектива, иначе спокойному существованию всего рода Бейкеров пришел бы конец. Собрав преданную команду профессионалов, я путешествовал по всему миру, ввязываясь в запутанные дела чужих людей. У меня даже дома не было. И тут я задумался над тем, что если моя жизнь всегда будет такой, то мне разве что и останется – проживать чужие судьбы. Вот так я, Роуз и Франсуа решились на побег. Он готовился еще задолго до твоего появления в моей жизни. Роуз постепенно переводила деньги в американские банки, наши корабли были перекинуты на периферию и больше не заходили в английские порты. Дом, который я строил в Англии, был возведен больше для отвода глаз. Потом появилась ты, и я решил, что надо спешить! Нам дали отличную возможность
воплотить план в действие. Я должен был погибнуть от руки советника короля около берегов Индии, он уже готовил засаду, и эта инсценированная смерть принела бы мне свободу. Вернувшись в Англию, команда врага сообщила бы об успешности миссии. К Роуз, тем временем, шло другое известие. Именно из него она узнала бы, удался ли наш план. В случае его провала и моей смерти, ты оставалась свободной. И я сделал все, чтобы твоя память не цеплялась за нежные воспоминания о нашей семейной жизни. А потом ты прыгнула за борт, уже не веря в то, что на свете есть человек, который разделит твои беды, не нужны были тебе ни мой опыт, ни моя сила. Джейн, я прошу у тебя прощение не за измены, ведь их не было, не за холодность чувств, ведь я люблю тебя всем сердцем, а за то, что я возвысил себя над тобой, не увидел глубину твоих чувств и страданий, опустошив нашу семью духовно. Простишь ли ты меня когда-нибудь?
        Алекс смотрел на рыжую макушку, он сказал все, что хотел. Теперь ему предстояла долгая борьба, на легкую победу он не рассчитывал. И тут Джейн вдруг резко повернула голову, с блестящими от гнева глазами она вскочила с пола. Пощечина была сильной, его жена была в не себя от негодования. Она прижала руку груди и поморщилась от боли, все еще не решаясь поднять взгляд, девушка задрожала.
        – Джейн, не надо, пожалуйста, Джейн!
        Эти слова, произнесенные с боязнью потери и мольбой, вывернули ее душу наизнанку.
        Алекс вдруг услышал протяжный надрывный звук. Джейн судорожно дернулась грудью вперед, подавила приступ, часто задышала. Она зарылась пальцами в кудрявых рыжих волосах, вся затряслась от шока.
        Прикосновение, осторожное, очень нежное, к ее талии, заставило тело девушки дернуться.
        – Джейн! Моя Джейн! Моя любимая Джейн!
        Слова были такими нежными, как будто Алекс уже пережил свой шторм и теперь звал ее в тихую гавань.
        Девушка подняла голову, оставшись при этом сгорбленной словно подросток.
        – Как ты посмел так поступить со мной? – спросила она его так, как будто он ушел в ту ночь от нее не физически, а духовно.
        – Тогда я не мог иначе, тогда мне казалось, что так правильно.
        В этот момент Джейн ненавидела мужчину стоящего перед ней, ненавидела больше, чем кого-либо на этом свете. Это чувство затопило ее душу. Ей хотелось поступить с ним также, как он с ней, и сделать это сейчас, сию минуту. И в тоже время она не могла уйти от него, ибо его страдания перенеслись в ее душу. Как простить человека, который так решительно предал ее? Где найти силы? А если все повторится? Она видела его прекрасным сильным мужчиной, изменником, злодеем, предателем. И если Алекс так смело утверждает, что он совсем другой, тогда она никогда не видела его истинного лица.
        Очень глубоко вдохнув, она постаралась успокоиться. Алекс осторожно положил ее руки на свою грудь. Ладони девушки обожгло тепло, она открыла глаза и резко сжала руки в кулачки, избавляясь от непривычного ощущения. Муж раскрыл ее ладони и снова прижал к себе. Джейн лишь молча ловила ртом воздух и ошарашенно смотрела то на свои руки, то на лицо мужа.
        – Джейн, все хорошо! Прошу тебя, не бойся! – шептал Алекс, все сильнее прижимая девушку к груди. Он начал не спеша целовать ее лицо, и грудь девушки заходила ходуном, она задыхалась.
        – Джейн! Джейн, моя Джейн! – слышала она его нашептывания. Он хотел успокоить девушку, а Джейн казалось, что ее тело потеряло чувствительность, и в то же время в комнате стало так холодно, что кожа ее заледенела. Руки Алекса стали суетливы, они сминали ткань. Он приподнял ее над полом, потом прильнул ко рту, заставил впустить его, подчиниться. Грудь Джейн высоко вздымалась от волнения, она осторожно впустила своего нежного мучителя, прерывисто вдохнула с призвуком. Следующая встреча, и она опять сделала вдох, производя тихий короткий звук. Девушка чувствовала, что при каждом ее ответе Алекс все нетерпеливее ласкает ее. Он свозил ткань, сминал в своих объятьях, яростно целовал ее лицо и губы. У него не было выбора, когда он сидел в темной каюте, и в тот момент, когда Джейн, мучимая кошмарами, выбегала на улицу и рыдала так, что у Грота и Джеймса душу рвало на части. И как они удивлялись, видя Алекса лишь молчаливым и сосредоточенным на деле. Вот уж у кого души не было вовсе! Но никто, кроме Джейн, не видел его дрожащих рук, напрягшегося до боли тела, его безумия в глазах лишь от одного
прикосновения к любимой, от ее взгляда, от ее слова. Все переживания, замкнутые в одном человеке, проявились за одно мгновение, и он сорвался.
        – Моя Джейн, моя любимая Джейн, – тихо с отчаяньем шептал он, боясь отпустить ее хотя бы на мгновение.
        Эти ласки были на грани отчаяния, Джейн чувствовала, что каждое прикосновение Алекса было наполнено болезненностью и возбуждением. Он так долго искал ее, что попросту сошел с ума от ожидания того момента, когда у него появится возможность просто прикоснуться к ней.
        Она осторожно робко провела кончиками пальцев по колючей щеке, и Алекс замер, он как будто прислушался к ней. Пальчики дотронулись до его подбородка. Прервав поцелуй, Джейн посмотрела на хмурое лицо, в глаза, затуманенные страстью. Она прислонилась губами к размашистой брови, колючей щеке, и Алекс шумно коротко выдохнул.
        – Я люблю тебя! – тихо сказала она. – Я не оттолкну тебя и не исчезну. Тебе не нужно больше бояться, только не делай мне опять больно, мне было очень плохо все это время.
        Алекс посмотрел на свою руку, сжимающую ткань маечки, на смятые кружевные панталончики. В его руках было сокровище, хрупкое и сияющее, отзывающееся тонким голосочком на прикосновения, словно хрусталь. Резко разжав ладони, он отпустил свое наваждение, и к его удивлению, Джейн не сбежала. Она провела по его виску, ее взгляд был изучающим, обеспокоенным.
        Джейн приложила лоб к колючему подбородку, обвила руками шею мужа.
        – Отнеси меня в кровать, сегодня холодно, я замерзла, – сказала она так, как будто это было обыденностью их жизни.
        В этот вечер Джейн нашла душевный покой. Как бы несправедлив был бы этот мир к женщине, в своей семье, в своем доме она не должна быть ущербна и, в то же самое время, не в ее обязанностях волочь все проблемы на своих плечах, она должна быть равной и свободной!
        Они забыли про ужин, про мир и людей, значение имело каждое прикосновение и признание. Не было больше борьбы и сражений.
        Когда луна убрала свое белесое полотно с их постели, и взошло солнце, страсть отступила, Джейн за одно мгновение крепко заснула, лежа на груди мужа. А он все перебирал пальцами ее рыжие волосы, смотрел на огонь в камине, прислушиваясь к ее ровному дыханию. С рассветом в комнате стало холодно, и только это заставило Алекса подняться и подбросить в камин поленцев, потом он сделал рейд на кухню, где десяток слуг уже ставили на огонь котлы, что бы накормить команду. Собрав еду на поднос, Алекс поспешил наверх.
        Еле открыв глаза ближе к обеду, Джейн лишь слегка приподняла голову и, сразу почувствовав головокружение, утонула лицом в подушке и зажмурила глаза. Все перед ее глазами плясало и прыгало, а тело было наполнено невероятной слабостью. Алекс знал, что утром его жена будет неважно себя чувствовать.
        – Джейн? Плохо, да? – спросил он, проводя ладонью по обнаженной спине.
        – Голова кружиться, – в подушку сказала Джейн.
        Джейн была измучена потерей семьи, переживала из-за дуэли, она очень плохо ела и спала все это время. Вчерашний день был пиком испытаний. И ночь не принесла ей отдых. Чем больше Алекс старался быть нежным с ней, проводя ее с осторожностью через чувственный водоворот, тем больше Джейн находила в себе силы для новых выбросов страсти.
        – Я сейчас тебя переверну и помогу сесть, закрой глаза.
        Алекс осторожно посадил жену к изголовью, положил подушки под спину, помог надеть маечку.
        Перед ней появился поднос с несколькими блюдами.
        – Тебе надо поесть.
        Джейн осторожно открыла один глаз, посмотрела на танцующую на поносе чашку и кашу в паре с ней. Упав на подушки, она шумно перевела дыхание.
        – Джейн, хотя бы пару ложек, потом сделаем перерыв, нам некуда спешить.
        Джейн взяла ложку и, не открывая глаз, попробовала теплую еду.
        – Скажи мне одно. Как же ты нашел нас? – спросила она.
        – Все просто, наводку мне дал Грег. Он, по сути, был главным свидетелем твоего исчезновения. И с того момента вы находились в крайне уязвимом положении. Вас вели люди короля, ищейки Готье рыскали по всем городам, где были лаборатории. Я знал все банки, в которых Роуз хранила свой капитал, отслеживая состояние счетов, мы обнаружили, что последняя крупная сумма ушла из банка в Бостоне. Дальше затишье, никаких финансовых операций больше не производилось, а между тем Роуз не любитель хранить крупные суммы при себе. Вот тогда я понял, что лучший способ спрятать капитал – это разместить его в банке под другим именем. Так она и сделала. Однако при этом сестра, безусловно, должна была оставить мне зацепку – она явила миру Джона Бейкера. Идея была замечательной, но в ней был и изъян. Тайный агент короля сразу обратил внимание на юношу с примечательной фамилией. Джереми прибыл в Америку давно, он был достаточно мелкой пешкой в агентуре, можно сказать, связующим звеном между более значимыми фигурами. Его поездки в другие города рассматривалась как некая тяга к приключениям и путешествиям, свойственная многим
молодым людям, между тем, он осуществлял связь между агентами.
        – А я все думала, почему он так часто появляется возле нашего дома? Значит, он следил за нами?
        – Его люди следили за вами круглые сутки. По прибытию в город мы сразу засекли слежку, однако сам Джереми не контактировал со своими людьми. Нам необходимо было подтвердить его вовлеченность. И тут происходит событие, кардинально меняющее расстановку сил. Ночная перестрелка в лесу между людьми Валентина и нашим отрядом дает Джереми понять – он близок к цели, Алекс Бейкер в городе, и он обязательно явится на дуэль. Он до того был уверен в своих силах, что совершил ошибку – сам явился в город, чтобы своей рукой убить неверного слугу короля, и тем самым заслужить преференции. Мы сняли их с крыш за час до начала дуэли, успели допросить. Теперь некоторая часть агентуры короны раскрыта, а их поимка послужит намеком на то, что дальнейшее преследование нашей команды и меня, в частности, грозит полным разгромом агентурной сети. При гибели одного члена команды, его товарищи сразу раскроют весь список агентов властям. Теперь внешних угроз у нас нет. Однако есть очень большая проблема местного масштаба. Это мистер Готье. Он до сих пор тебя ищет.
        Джейн после тарелки каши чувствовала себя лучше, она намазала масло на два куска хлеба и положила сверху сыр. Протянув мужу кофе и бутерброд, она высказала свое предположение:
        – Мистер Готье хотел украсть чертежи корабля. Я успела их уничтожить. Предполагаю, что ищет он меня для того, чтобы я восстановила утерянные документы.
        Алекс кивнул головой.
        – Вероятно, это так. Последний месяц он живет в Бостоне, мы полагаем, что там он нашел заказчика на твою разработку. Сегодня из Бостона сюда приедет человек. Мы обсудим с ним сложившуюся ситуацию.
        – Можно, я поучаствую в беседе?
        – Тебе не надо об этом спрашивать, секретов у меня от тебя больше нет.
        Тут Джейн резко выпрямилась, поморщилась от неприятных ощущений и удивленно раскрыла глаза.
        – Я только сейчас поняла!
        – Что?
        – Алекс, у меня кроме панталонов и майки вовсе не осталось никакой одежды. Хотя, может, Франсуа одолжит мне свои вещи.
        – Франсуа увозили в спешке! Не зная количество стрелков противника, Джеймс отправил всех своих людей в город, а сам в это время перевез Франсуа сюда. Они уходили быстро, стоило им выйти в поле, и в доме уже шныряли люди Валентина. Можно сказать, что парень ушел, в чем был.
        Алекс поднялся с кровати и достал из прикроватной тумбы сверток.
        – Джеймс никогда бы не позволил себе рыться в вещах дамы, но кое-что он прихватил.
        Джейн отложила поднос и осторожно взяла сверток, она уже знала что там – платье, которое висело на плечиках в комнате.
        – Ох, Роуз, моя спасительница. Я уже и забыла, какого это – радоваться простым вещам. Она сама смоделировала это платье, ненадолго вернув меня к нормальному существованию обычной девушки. Платье и отдых придали мне силы для борьбы. Как чувствует себя Франсуа?
        – Нормально. Уходит в отрыв от матери, правда не далеко, Джеймс не дает ему распоясаться.
        – Он успевает распоясаться?
        – В некотором роде. Он решил, что и с гипсом на ноге ему все плечу. Наш Франсуа гордец, он не жалуется на боль, и все чаще поднимается с постели. Ему хочется посмотреть на скакунов Джеймса, прогуляться по округе верхом. Сегодня утром он даже доковылял до конюшни, да там и упал. Дабы юноша себя не покалечил, Роуз и Джеймс больше времени проводят у него в комнате. Наш юный друг слишком самоуверен.
        Джейн улыбнулась.
        – Мы с ним в этом очень похожи. Когда-то мне тоже хотелось все делать по-своему. Мне казалось, что необходимо встряхнуть это общество, поднять волну сопротивления.
        – Я помню наш разговор у реки. Твои убеждения изменились?
        – Да, ведь я встретила очень умного человека!
        – Кого же?
        – Кэти!
        – Кэти? – удивился Алекс. – Прости, но не ты ли помогла разработать ей схему ирригации участка?
        – Дело не в этом! Понимаешь, я все время делала все не так! Я пыталась доказать свою состоятельность, решительность, даже корабль захватила! Но на самом деле я просто не видела своей собственной дороги. Кети не стала тратить время на склоки, она попросту выбрала более последовательный и логичный путь. Она смогла разработать ирригационную систему, показав родителям свою способность принимать рациональные решения. Если так пойдет дальше, отец вверит ей свою ферму без всяких сомнений, предоставив дочери самой решать свою судьбу. И таких людей, жаждущих отыскать свой путь среди предрассудков, очень много! Мне было бы приятно дать людям те знания, которые я имею, помочь применить их для личностного роста, сделать их более уверенными в себе. Когда все это закончится, я хочу организовать специальную школу, пусть там учатся все, кто действительно хочет этого.
        По мнению Алекса, планы жены были более чем революционны.
        – Вряд ли отрок графа захочет сидеть за одной скамьей с чернокожим мальчиком или горничной.
        – Совершенно верно, именно в этом и заключается преодоление стереотипичного мышления. Я знаю, что учеников у меня будет очень мало, но все же хотя бы это мне по силам.
        – Это будет интересно. Все главные персонажи верований и философии – учителя, они меняли убеждения людей, и постепенно их идеи захватывали весь мир. Я понял твою мысль. Думаю, что северные колонии американского континента наиболее благотворная территория для реализации твоей идеи.
        Этот день Джейн посвятила тому, чтобы восстановить свои силы. Она, на радость Алексу, съела обед, приняла ванну, очень живо интересовалась всем вокруг и без утайки отвечала на все его вопросы, коих у него было множество. Он стремительно врывался в ее реальность!
        К вечеру миссис Бейкер облачилась в свое новое платье. Оно было еще не закончено, задуманная вышивка была делом ни одного дня. В библиотеку они спустились к семи вечера, в это время на улице уже стемнело, самое время для тайных визитов.
        Открыв дверь в библиотеку, Джейн несказанно удивилась, увидев совсем другого мистера Андерсона. В кресле перед камином сидел крепкий высокий мужчина. Он был одет строго элегантно без вычурности, его светлые волнистые волосы были заделаны лентой в хвост, правильные черты лица акцентировали внимание на природной красоте. Джеймс брал со стола конверты и распечатывал их, потом пробегал по строкам взглядом. Роуз в это время сидела за столом, перед ней лежала куча бумаг, и она усердно что-то писала.
        – Джеймс? – вдруг произнесла она задумчиво.
        – Да.
        – Я нашла ошибку в записях управляющего.
        Джеймс встал, подошел к столу, склонился над бумагами.
        – Вот здесь, он не учитывает стоимость доставки зерна на ферму.
        Джеймс аккуратно пробежал пальцами по строчкам.
        – Действительно, – задумчиво произнес Джеймс. – Теперь придется вносить исправления по всей ведомости.
        Джейн все не решалась войти в комнату, уж слишком этот человек изменился с тех пор, как она видела его в последний раз. Алекс терпеливо ждал, когда жена решится, наконец, познакомиться с актером без маски.
        – Джейн! – вдруг воскликнула Роуз. – Как ты дорогая!
        Джейн часто заморгала и вспомнила о приличиях.
        – Добрый вечер! – сказала она, слегка присев в реверансе. – Все хорошо.
        Джеймс широкими шагами пересек комнату, чтобы поприветствовать гостью. Взяв ее руку, он слегка склонился над ней!
        – Миссис Бейкер, для меня честь, принимать вас в своем доме.
        Тут оживился Грот, который, протянув ноги к камину, теребил в руках пустую трубку.
        – О-о-о, мисс Джейн! – воскликнул здоровяк, повернувшись всем телом в кресле. – Честно, я думал, вы убьёте Алекса. Так вы нас напугали, когда плакали там, около дома, ей богу, у меня даже волосы на голове зашевелились.
        – Ну да! – под нос протянула толстая служанка, заносящая в комнату чай и пирожки. – Зашевелились. Угу.
        Джейн слегка улыбнулась, наблюдая за недовольной Мамми.
        – Я рада тебя видеть, Грот, – мягко произнесла девушка. – Нам всем было непросто.
        Мистер Андерсон предложил гостье место на диване, и там было настолько удобно и тепло, что Джейн сразу расслабилась.
        Алекс сел рядом с женой, в то время как Джеймс встал около камина.
        – Приезжал ли сегодня мой человек из Бостона? – спроси Бейкер.
        – Да! Ситуация такова, – начал докладывать Грот. – Они каждый день ведут Готье, однако режим его дня просто до скуки однообразен. Один наш малый приударил за его разговорчивой служанкой. Ее хозяин поднимается лишь к двум часам дня, к трем горничная подает ему завтрак в библиотеку. Почти целый день Готье проводит там. В пять он пьет чай, в восемь обедает и почти каждый вечер делает выход в свет. На увеселительных мероприятиях он пребывает ровно до полуночи, потом откланивается, возвращается домой, и в половине второго свет в его окнах гаснет. И так каждый день.
        Взгляд Алекса стал колким, он начал засыпать Грота вопросами.
        – С кем он общается? Кому он уделяет больше времени, чем остальным?
        Грот пожал плечами, уголки его губ ушли вниз, тут ему детектива нечем было порадовать.
        – Увы, люди, которые устраивались официантами на самые крупные события, отмечают его нейтральность. Он ни к кому в собеседники не напрашивается, больше слушает, чем говорит.
        – Возможны ли встречи в пути?
        – Вряд ли, кучер подъезжает к воротам дома в девять утра, а потом проводит много времени в загоне, готовый в любой момент тронуться с места. Служанка и к нему ходила, выносила не раз обед, в карете никого не было.
        Алекс улыбнулся и прищурился.
        – Нарисуйте фасад дома. С какой стороны подъезжает карета?
        Грот, к удивлению всех, нарисовал схематично задний двор дома, а не главный фасад с широкой лестницей.
        – Мистер Готье уезжает и прибывает всегда со двора.
        – Необходимо, проследить за движением кареты ночью.
        – Ночью? – удивился Грот.
        – Да.
        – Это будет сложно, мы не сможем пустить за кучером «хвост», его сразу заметят на пустой улице.
        – Установите точечное наблюдение по всем улицам города.
        – Хорошо! – размеренно ответил Грот. – Что-то еще?
        В этот момент в комнату вошел лакей, он доложил о прибытии гостя, мистера Артура Нэшвила. Джеймс поспешил встретить чиновника.
        В комнату вошел человек средних лет, его колкий взгляд сразу оценил обстановку. Джейн показалось, что, отправляясь в путь, он уже знал, кто будет присутствовать на встрече. По крайней мере, присутствие двух дам нисколько его не удивило. После обычного обмена любезностями, мужчина сел в кресло.
        – Итак, дамы и господа, я проделал дальнюю дорогу, чтобы понять, насколько существенна для нас угроза. Что вы можете мне сообщить о добропорядочном мистере Готье?
        Алекс поднялся, прошелся вдоль камина, смотря в пол, а потом вскинул голову.
        – Жерар Готье самый бесчеловечный и опасный преступник современного мира! – заявил он, посмотрев в глаза Нэшвила. – Незаурядная личность, он довольно хорошо знает точные науки, упорен в достижении целей, хладнокровен, ему не свойственно сострадание и боязнь убийства. Его деятельность довольно необычна, можно сказать, уникальна. Он ищет такие открытия и изобретения, которые могут применяться в ходе военных сражений, или для убийств, а потом попросту продает свои интеллектуальные находки тем, кому они нужны. На пути к цели он не брезгует воровством и убийством, а изысканные им идеи убили уже множество людей. Как-то ему довелось добраться до разработок нового корабля, корабля из металла. Но не только в этом была уникальность новой разработки. Корабль имел винты, и впервые в истории его перемещение осуществлялось за счет двигателя.
        Нэшвил тоже заинтересовало изобретение.
        – Послушайте, за таким разработчиком будет охотиться не только Готье, но и еще куча народа. Я так понимаю, вы знаете, где находится сейчас эта незаурядная личность?
        Алекс кивнул головой.
        – Она перед вами.
        Артур обвел всех пытливым взглядом.
        – Кто? Вы? – обратился к Алексу любознательный гость.
        Бейкер покачал головой в знак отрицания.
        – Это я, мистер Нэшвил, – совершено спокойно заявила Джейн. – И предвосхищая ваш вопрос, хочу сразу сказать, что он будет не только держаться на плаву, но и станет самым быстрым и маневренным кораблем из всех существующих.
        – Я полагаю, что мистер Готье нашел на эти чертежи покупателя, только вот незадача, Джейн успела уничтожить все документы. Несколько недель назад, моя семья едва успела уйти от его наемников. Теперь Джейн ищут по всему континенту его ищейки. Мы полагаем, что заказчик находится в Бостоне, именно поэтому Готье все это время живет там.
        – Властям он не предлагал эту разработку! – помедлив, произнес вельможа.
        – Значит, он предложил ее вашим врагам! – сразу сделал вывод Джеймс.
        – У вас есть план?
        – Наши действия сводятся к простой слежке. Он не будет действовать, пока у него не будет в руках чертежей.
        Тут Нэшвил выпрямил спину и заинтересованно посмотрел на Джейн.
        – Простите за бестактный вопрос, но сколько вам лет, Джейн?
        – Двадцать! – ничуть не смутившись, ответила Джейн.
        – Ну что же, думаю, в этом возрасте вы вполне можете поселиться рядом с состоятельным женихом в Бостоне!
        Похоже, в голове гостя появился план. Он хитро улыбнулся, прищурив глаза.
        – Кто же будет моим женихом? – спросила Джейн.
        – Шон, мой брат, ему недавно исполнилось двадцать два, он вполне справится с этой ролью.
        Джеймс присел напротив Артура на низкий столик, перед этим заботливо вручив Джейн чашку чая и пирожок.
        – Хорошо, допустим, миссис Бейкер, простите, мисс Уизли надоели сухари-ученые, и она решает открыть свою лабораторию. На такое предприятие необходимы деньги, и вот удача ей благоволит, она встречает молодого богатого мужчину, то есть вашего брата. Несколько приятных бесед и встреч, и вот они уже пара. Сердобольные родственники не довольны выбором молодого человека, они ждут любого повода, чтобы разорвать помолвку Шона. Готье сразу просчитает все партии в этой игре. Он предложит Джейн неплохие деньги за пропавшие в огне чертежи или попросту займется шантажом. Джейн согласится на работу с Готье, и с учетом того, что она помолвлена, работа будет проводиться ей дома, она будет ежедневно отсылать ему лишь часть материала. Основная работа нашей команды будет заключаться в слежке! Я полагаю, что он кинется к своим заказчикам сразу. Этот план по своему хорош, Готье будет контактировать с Джейн только один раз. Мы максимально снизим риск. Джейн, вы согласны поучаствовать в нашем предприятии?
        Джейн план нравился, для нее он был совсем несложным, она сможет спроектировать корабль, а также внести в его чертежи такие изменения, что эта махина потонет сразу же после спуска на воду. Кроме того, работа над чертежами кропотлива, ей понадобится не менее месяца только на разработку корпуса.
        Джейн осторожно сжала руку мужа, таким образом спрашивая его согласие на данное предприятие. Алекс в ответ слегка кивнул.
        – Хорошо, мистер Андерсон, я в деле.
        – Мы должны снова явить мисс Уизли миру. Как мы это сделаем?
        – На балу у Сэмерсотов. Три поколения Сэмерсотов сколачивали состояние на торговле, и теперь каждый год они устраивают большой прием в доме на центральной улице. Отличная площадка для театрального представления.
        – У меня есть еще одно добавление к вашему плану, – вдруг заявила Роуз. – Ни один из вас не может быть с ней рядом, поэтому я поеду в Бостон вместе с Джейн!
        Джеймс оттянул воротник в бок и повел шеей.
        – Я бы предпочел, чтобы ты осталась дома. Кто-то должен присматривать за Франсуа! – сказал он.
        Роуз махнула рукой.
        – Франсуа здесь в безопасности, а вот Джейн я одну оставить не могу. Так что я стопроцентно еду.
        – Отличное решение, – заявил гость, – у мисс должна быть компаньонка.
        Джеймс одним взглядом прибил Артура, но тот сделал вид, что ничего не замечает. В комнате вдруг воцарилась какая-то гнетущая атмосфера.
        – Джеймс? – сказал Алекс на одной ноте. – Они не покинут пределов дома. Мы нашпигуем здание охраной, вокруг установим наблюдение, при малейшей угрозе план будет свернут.
        Джеймс перевел взгляд на друга, и его взгляд стал менее напряженным.
        – Я хочу, чтобы вы нашли нам подходящий дом в городе! – отчеканил он, смотря на вельможу. – Там должно быть достаточно комнат для размещения как минимум двадцати человек. Комнаты дам должны находиться на втором этаже. Напротив их дома не должно быть высоких строений.
        – Хорошо, я подберу подходящий дом. Вам нужны люди?
        – Благодарю, у нас своя команда.
        На этом разговор был окончен. После того как чиновник уехал, они принялись обсуждать детали задуманного предприятия. Наиболее крепкие ребята из команды были выбраны для охраны здания. Часть людей отправлялась завтра в Бостон для определения выгодных точек для слежки. Дамы должны были всего лишь за неделю обзавестись новым гардеробом.
        На следующий день работа закипела. Библиотека наполнилась картами и схемами зданий. Джейн и Роуз практически целыми днями находились в спальне. Джеймс выделил две смежных комнаты для швей и модисток. И впервые столь приятное доселе занятие, как примерка новых платьев, не приносило никакого удовольствия дамам. У Роуз было предчувствие, что на них надвигается катастрофа, тусклые дни ранней зимы наполняли этим ощущением весь дом.
        Мужчины день за днем прорабатывали каждый нюанс операции. В Бостон отправлялись небольшие группы людей, часть из них играла публичные роли, другие скрывались от глаз общественности и ждали своего часа.
        В этой суете минуты покоя были настоящей отдушиной. В обед Джейн и Алекс зачастую совершали пешие прогулки, Роуз спешила к Франсуа. Джеймс был уже там, он составлял молодому человеку компанию за обедом. За день до отъезда все было по-прежнему. Зайдя в комнату, Роуз обнаружила сына за ежедневными тренировками – тот прыгал по комнате на одной ноге с костылём в руках. Джеймс был готов поймать его при падении.
        – Как ты? – спросила она, поцеловав Франсуа в щеку.
        – Я вполне сносно чувствую себя для прогулки.
        – Ты можешь выйти, но не дальше крыльца, там скользко.
        Франсуа изобразил на лице скуку.
        – Ну, мам, это скучно, лучше уж верховая прогулка.
        – Что? Нет, никаких верховых прогулок!
        – Может, запряжём двуколку, Грот проследит за тем, чтобы молодой человек не свернул себе шею.
        Роуз поправляла подушки, чувствуя на себе выжидающий взгляд обоих.
        – Ладно! Хорошо, уговорили. Взамен на это, вы, молодой человек, с сегодняшнего дня приступаете к занятиям.
        Улыбка с лица Франсуа медленно сползла, и он повернулся к Джеймсу, ища его поддержку.
        – Я подберу тебе хороших репетиторов.
        Джеймс помог спустить Франсуа на первый этаж, Грот в это время в тяжелом коричневом плаще сидел в двуколке и перебирал толстыми пальцами бороду.
        Стоило молодому человеку появиться на крыльце, Грот спрыгнул вниз.
        – Ну что, молодой человек, прокатимся в деревню, там есть вполне приличная кофейня.
        – Что? В деревню?
        Джеймс склонился к самому уху Роуз.
        – Позволь ему немного развеяться, ему просто необходима компания сверстников. Грот за ним присмотрит.
        Роуз, скрестив руки, обвинительно посмотрела на Джеймса, который подняв взор к небу, начал насвистывать веселую песенку.
        – Ладно, но к ужину, чтоб вернулись.
        – Будет сделано, миссис Бонье, – пробасил Грот.
        Двуколка понеслась вперед, и в тот момент, когда она миновала ворота поместья, Роуз услышала победное:
        – Юхуу!!!!
        – Вот ведь… – сказала она, озадаченно смотря на экипаж.
        – Прогуляемся? – предложил Джеймс.
        Роуз вспомнила о комнатах, наполненных разноцветными тканями, суете в доме и решила, что тихая прогулка не лишена смысла.
        Поместье расположилось на равнине, Джеймс не пожалел усилий, чтобы превратить свой дом в настоящий уголок спокойствия. Вокруг здания был обустроен замечательный парк с дорожками, петляющими между разлапистыми деревьями. Сейчас ветви их были прикрыты снегом, они клонились к земле, пожухлую рябину облепила стайка синиц. Без труда можно было представить насколько хорошо здесь летом. Роуз взяла Джеймса под локоть, и он накрыл ее руку своей ладонью.
        – Расскажи мне о себе, – попросила Роуз.
        – Что, например?
        – Ну, например, почему ты стал моряком, и не пошел по стопам своих родителей. Мамми говорила, что у них плантации на юге, и они очень состоятельны.
        Джеймс внимательно слушал вопрос Роуз.
        – Все просто, мои родители всегда стремились слепить из меня сверхчеловека. Это был путь преодолений, моя жизнь была полностью посвящена познанию всевозможных наук. При этом по каждому предмету я должен был показывать максимально возможные результаты, и за каждую минимальную оплошность меня наказывали. Рядом я видел другую жизнь, жизнь рабов, полную горести и страданий, однако даже у них были небольшие праздники жизни. Помню, я пошел к Мамми в деревню, там тайком пробрался в комнату к одному из чернокожих мальчишек. Хижина была совсем плохонькая, я залез в этот дом только ради интереса. Он сидел на земляном полу и играл человечками, выточенными из дерева, рядом стояла кровать, сколоченная из досок, на ней цветастое покрывало. Стены лачуги были украшены амулетами и самодельными поделками. Мне стало не по себе. В моей комнате не было ни игрушек, ни картин, это была комната взрослого человека, и там всегда должен был соблюдаться идеальный порядок. Я разозлился на того мальчика, сам не знаю почему, стал пинать его игрушки. Он начал звать взрослых и плакать. Мне пришлось бежать. Уходя со двора, я
обернулся и увидел мать, держащую на руках девочку и этого самого мальчика, прильнувшего к ней. Тогда я понял, насколько я беден. У меня не было семьи!
        Джеймс замолчал, смотря под ноги, он шел дальше.
        – Что было потом?
        – Все просто, я убежал из дома и устроился на работу юнгой на турецком корабле. Мне больше не нужно было притворяться, я был свободен, и только это было важно.
        – Тебе было нелегко, – сказала Роуз, выбрав дорожку, уводящую дальше от дома.
        – Пожалуй. Однако этот трудный путь стоил того. Я не сожалел о своем решении даже в самые трудные минуты. В море я увидел людей такими, какие они есть на самом деле. Я просто жил.
        – И все-таки у тебя есть дом…
        – Точно, это мой непотопляемый «корабль» на суше.
        Роуз улыбнулась.
        – Отличный корабль и отличный капитан!
        Тут Джеймс остановился.
        – Нет, ты посмотри на них!
        Роуз перевела взгляд в центр большого заснеженного участка. А там Джейн, радуясь первому снегу, скатывала большой ком снега.
        – Алекс, давай, помогай мне!
        Алекс, заложив руки за спину, скромно наблюдал за своей женой.
        – Может, в другой раз? Джейн, ты уже вся вымокла, снег сырой.
        Джейн выпрямилась, встала, подбоченясь.
        – Так, сэр, вы напросились!
        Первый шар сбил волосы мужчина на бок, второй оставил след на плече. Алекс повел годовой и ринулся на жену. Однако Джейн была не проста, она сотворила целую метель из снега, поднимая вихрь двумя руками перед собой. Схватив жену, Алекс высоко поднял ее вверх.
        – Все попалась! – радостно выкрикнул он.
        – Вы ошибаетесь, мистер Бейкер! Я отличный стратег! Это вы попали в ловушку! – наигранно серьезно заявила Джейн.
        Отвернув ворот, проказница закинула за шиворот мужа пригоршню снега!
        Руки Алекса сами собой разжались! Он стал изворачиваться, пытаясь вытряхнуть снег. А Джейн, между тем, сцепив руки замком за спиной, размеренно ходила вокруг мужа.
        – Джейн, ты хулиганка!
        – Точно!
        – Ты сделала это нарочно!
        – Совершенно верно!
        – Я должен помочь тебе со снеговиком, иначе ты меня закидаешь снегом!
        – Правильно! Отличный вывод! Мой первый снеговик должен быть идеальным! Я стащила из кухни морковку!
        – О господи, – удивился Алекс, – ну давай, сделаем это.
        Роуз повернула обратно к дому.
        – Знаешь, если бы тут был Франсуа, они напали бы на Алекса вдвоём, – предположил Джеймс.
        – Это точно! Джейн любит риск. Но не списывайте со счетов и Роуз Бонье. Я, например, не против полазать по деревьям.
        Джеймс вскинул брови.
        – Так вот откуда эта любовь к высоте?
        Роуз улыбнулась.
        – Пожалуй, да! – согласилась она.
        – Надеюсь, ты больше не будешь этого делать?
        – Конечно, буду! – сказала Роуз, слегка высунув кончик языка.
        Лицо Джеймса сразу стало высокомерным.
        – Я запрещаю лазить тебе высоко!
        Роуз посмотрела в серые глаза, в них она видела неподдельное беспокойство. Она еще никуда не лезла, а он уже ее ругал.
        – Вы – зануда, мистер Андерсон.
        – Я не зануда, – резко ответил он. – Это опасно!
        Настроение Джеймса изменилось.
        – Ты совершенно не умеешь соизмерять свои силы и угрозу. Джейн ничуть не лучше. А уж когда вы объединяете свои усиления, то все вокруг обращается в хаос. Хочу напомнить, что после ваших финтов мой друг поседел! Ни одну из вас нельзя оставить и на минуту! К черту, нам нужен другой план, я не пущу тебя Бостон!
        Джеймс себя накручивал с каждой минутой все больше и больше. Он припомнил ей все грешки, прочитал лекцию о правилах безопасности, учил с кем не стоит связываться. Нужно было что-то с этим делать, ведь план был хорош, и его никак нельзя было менять. Они подходили к дому, Джеймс был решительно настроен на то, чтобы все переиграть.
        Когда дверь в дом за ними закрылась, реснички Роуз затрепетали, она очень осторожно смахнула несколько снежинок с широкого плеча, лукаво посмотрела на Джеймса.
        – Рядом с нами постоянно будет Грот, да и вы будете поблизости, что может случиться? – говорила она, смотря, не отрываясь на губы Джеймса. А тот не мог поверить своим глазам. Она его соблазняла! Соблазняла в угоду своей выгоде. Вот обе ладошки легли на его грудь, и дама, прикусив нижнюю губку и опустив взор, просила его отпустить их в Бостон.
        – Миссис Бонье, вы меня соблазняете сейчас? – серьезно спросил он.
        Роуз услышала в голосе Джеймса стальные нотки, и это задело ее самолюбие. Ей хотелось околдовать его, сделать так, что бы он разрешил ей ехать вместе с Джейн. И тут она разозлилась. «Совсем рехнулась! Разве мне нужно его разрешение! Ох, боже, вот дура, конечно, он заботится о нас, и поэтому я придумала бог весть что! Очнитесь, миссис Бонье! Джеймс Андерсон очень вежливый и радушный хозяин, он не останется с вами никогда, через месяц или меньше он уйдет в море, и на этом все! Стоит ли запоминаться ему легкомысленной, ветреной. Нет!»
        Руки Роуз опустились, она стянула одну перчатку с руки, помяла пальчики на ней, и, потупив взор, не хотя, сказала:
        – Извини, я заигралась. Это не очень вежливо с моей стороны. С учетом того, что ты все это время заботишься о нас, вовсе неприемлемо.
        Джеймс молчал. А Роуз, склоня голову, не решалась посмотреть на него. Она поняла, что влюбилась в Джеймса, даже не заметив момента, когда это произошло с ней. Сделав маленький шаг назад, она собралась совершить стремительный побег в свою комнату.
        Еще шаг, и еще, она потихонечку отступала, переведя взгляд на стену, Роуз постаралась выровнять дыхание. Ее побег не удался! Она вдруг оказалась у стены, Джеймс руками преградил ей путь, опершись ладонями по обе стороны от нее на стену, он нависал над ней. Его выражение лица не говорило ни о чем хорошем.
        – Роуз! Скажи прямо, как есть. Ты меня любишь? Ты хочешь быть со мной?
        Роуз повернула голову в бок, она прикрыла глаза, тихо прошептав лишь одними губами:
        – Да!
        – Тогда объясни мне, что тебе мешает принять это?
        Тут Роуз не спешила с ответом.
        – Роуз! Я жду!
        Она посмотрела Джеймсу в глаза. Это несколько обескуражило его.
        – Когда-то я все бросила ради мужчины, убежав с ним в ночь. Я обвенчалась в старой церквушке на берегу моря, выдержала порицание общества и семьи. А потом однажды утром он ушел от меня так просто! У него было прекрасное настроение, он шел в море, туда, где нет косых взглядов и мыслей о том, как мы будем жить дальше. Море стало его прибежищем навсегда. Мне и Франсуа было все эти годы очень тяжело! А потом появляешься ты! И что? Да, я тебя полюбила, что с того? Когда-нибудь на рассвете ты уйдешь из дома в приподнятом настроении, потому что твоя жизнь там, меня же ты будешь посещать тогда, когда тебе на день другой захочется домашнего уюта! И все время твоего отсутствия я должна переживать о том, вернёшься ли ты обратно, все ли с тобой хорошо! Как мне все это пережить заново?
        Последние слова Роуз выкрикнула, а потом отвернулась.
        – Твой выбор очевиден, Джеймс. И я желаю тебе прожить свою единственную жизнь так, как ты это хочешь. Как я могу говорить тебе о своих желаниях, любви, если больше всего на свете мне хочется, чтобы ты был счастливым!
        Джеймс отпустил Роуз, и та, подобрав юбки, поспешно ушла наверх.
        Разговор был совсем не таким, на который он рассчитывал. Он зашел в библиотеку, даже не потрудился закрыть за собой дверь. Сев в кресло, Джеймс расстегнул галстук и сгорбился. Его взгляд и мысли были парализованы. Перед его взором, вместо комнаты, возникло море: переменчивое, прекрасное, розовое от заката и сияющие от лунного света. Шум волн, свежий соленый ветер. Капитан действительно не мог с ним расстаться, оно было его жизнью, другой он не знал.
        В этот момент в дом зашли Алекс и Джейн, судя по тому, что они были все в снегу, их прогулка прошла активно.
        – Ура, мы дома! Я наверх переодеваться! – сказала девушка, смахивая снег с варежек.
        Алекс помог жене снять пальто и отпустил ее.
        – Я скоро поднимусь! – пообещал он.
        Бейкер зашел в библиотеку, положил вещи на кушетку и сел в соседнее кресло. Джеймс сразу задал вопрос:
        – Роуз! Расскажи мне, что было после того, как она потеряла мужа?
        Алекс минуту молчал, продумывая свой ответ.
        – Она не проронила ни слезинки, не кричала, не билась в истерике. Столько самообладания я не видел даже в мужчинах. Все свои силы она направила на заботу о ребенке. Попробуй быть веселым и заботливым, попробуй взвалить на себя заботу о доме, быть бойцом в делах, да при этом еще и улыбаться не забывай, в то время когда душа твоя опустошена горем. Она поставила тебя перед выбором?
        – Нет. Она просто дала мне возможность идти тем путем, которым я хочу следовать сам, – ответил монотонно Джеймс.
        Алекс не мог решать за друга, но все-таки совет ему дал:
        – Да, каждый человек сам выбирает свой путь. Будь с ней честен, не совершай моей ошибки.
        Джеймс перевел взгляд на Алекса. Сейчас ему казалось, что Роуз, приняв на себя удар, старалась защитить всеми силами своих близких. Она решала деловые вопросы – чтобы их семья не разорилась, она продавала имущество, чтобы бросить родину и последовать за братом, она захватила корабль, чтобы двое влюбленных сохранили светлые чувства. Франсуа занимал все ее мысли. Где же была в это время сама Роуз? Кажется, ее душа затерялась, спряталась глубоко-глубоко, там где ее никто не найдет, не тронет надеждой.
        – После всего того, что я узнал, у меня остался лишь один вопрос: а был ли у нее самой когда-либо выбор?
        – Только тогда, когда она ушла в ночь с Жаком. Когда Роуз узнала, что у них будет ребенок, сестра уже не могла выбирать, уйдет ли она в море с мужем или останется дома. Выбор был очевидным, Роуз думала не только о себе, она думала о семье, о своем ребенке. Мужчины более свободны в своем выборе. Жак ушел из дома легко, он знал, что если даже ему придется вернуться после рождения ребенка, жена позаботится о чаде, пока его нет. Вряд ли что изменилось бы, вернись он домой. Отцы редко занимаются детьми, они считают, что если они их обеспечивают, то это и есть их вклад в воспитание ребенка. Пожалуй, многие дети видят отцов зачастую только в качестве карающей руки. Чего проще отхлестать чадо, вместо того, чтобы научить оценивать ситуацию, думать. Роуз всегда жила ради семьи. Она видит только один путь. Я знаю так же, что и ты никогда не оставишь свою стихию. Подчеркивая твой выбор, она указывает на то, что у нее его нет.
        В эту ночь огонь в библиотеке не гас до самого утра. Это была ночь осмысления и размышлений.

        Глава 6

        Утро перед отъездом дам было суетливым. Карета, упряжь и сопровождение готовились с особой тщательностью. Джеймс проверил сбрую, еще раз проговорил план действий с Феем. Он попросил Алекса, выйти с Джейн чуть позже оговоренного времени.
        Ровно в десять у кареты появилась Роуз. На ней был темно-синий плащ и шляпка того же тона. Ножки в коричневых кожаных башмачках торопливо стучали по мокрой от протаявшего снега дорожке.
        Джеймс открыл дверь кареты перед ней.
        – Миссис Бонье! – официально поприветствовал он ее легким поклоном. Роуз, не смотря на мужчину, кивнула и поднялась по ступенькам в карету. Стоило ей занять место, и Джеймс тут же последовал за ней, захлопнув за собой дверь.
        Реснички Роуз затрепетали. Джеймс плюхнулся напротив нее, вскинул на секунду брови, посмотрел ей прямо в глаза. Ей очень хотелось отвести взгляд, но она не позволила себе этого сделать.
        – Итак, дорогая! – начал Джеймс, положив ногу на ногу. – Вчерашний разговор был более чем откровенным, и я не могу быть менее честным с тобой. Первое, ты правильно заметила, что я отношусь к тебе и Франсуа как к своей семье. Поэтому, считаю, что данный факт необходимо просто узаконить. Второе, да, ты права, без моря я жить не могу. В этом вопросе предлагаю найти компромисс. Я не буду выходить в море в сезон штормов, обещаю плавать только в спокойных регионах. Я буду отправляться в путь только с тобой, и если по каким-то причинам ты останешься дома, я тоже останусь дома. В целом это все. Все трудные вопросы закрыты.
        Роуз смотрела на высокомерного красивого мужчину рядом с собой. Он даже не спрашивал, желает ли она выйти за него замуж. Отказа быть не может! Джеймс не рассматривал этот вариант.
        – Я подумаю! – кратко ответила она.
        – Нет.
        Ситуация казалась парадоксальной. Джеймс делал ей предложение и сам же отказывал.
        – Я так поняла, отказа ты не приемлешь, и выбора у меня нет? – вкрадчиво произнесла она. Одна бровь Джеймса взлетела вверх.
        – Совершенно верно, любовь моя. В этом вопросе выбора у тебя нет.
        – Кажется, это называется «без меня меня женили»?
        – Возможно, однако напомню, что ты сама ответила мне согласием на вопросы о любви и совместной жизни.
        Джеймс пересел к Роуз, и она низко склонила голову, чувствуя подвох.
        – Мы увидимся только через неделю, милая. Не хочешь поцеловать меня? – произнес он вкрадчивым голосом.
        Роуз замотала головой.
        – И даже в щеку не поцелуешь будущего мужа? Это ведь совсем не страшно?
        Снаружи было тихо и спокойно, и вдруг из кареты послышался яростный взвизг, завязалась борьба, которая быстро прекратилась.
        Когда Джей вышла из дома, из кареты вывалился мистер Андерсон, он на ходу поправил треуголку и залихватски улыбнулся.
        – Миссис Бейкер, – невозмутимо произнес он, переведя дыхание, – желаю вам приятной поездки!
        Джейн кивнула, отступив в бок, аккуратно выглянула из-за капитана и заглянула в карету. Роуз была в полном порядке, она смотрела вперед, ожидая отправления экипажа.
        Алекс помог жене забраться в кабину, укрыл ноги женщин теплой меховой накидкой. Он попрощался с женой еще дома, поэтому сейчас лишь слегка сжал руку сестры на прощание.
        Стоило карете выехать со двора, Роуз задернула окно и сняла плащ. Джейн достаточно было лишь взглянуть на подругу, чтобы понять ее замешательство при расставании. Белоснежные нижние юбки под подолом темно синего платья были взбиты, словно сливки. Роуз раздраженно вытянула из-под кресла ботинок, потом достала из-за подушки чулок. Она ворчала под нос, про себя вспоминая довольное лицо Джеймса в тот момент, когда она прикоснулась к его щеке. Дальше больше, он сразу пошел в наступление. От того что Роуз отбивалась, он только еще больше старался, а потом, скрутив ее по рукам и ногам, нагло заявил, что ему придется скучать целых три дня, а потому она должна позволить ему все, чего хочется. Это взбесило ее окончательно, но скрепя зубы она все-таки поддалась ему. А потом хватка Джеймса ослабла, и руки стали нежны и бережны, он целовал ее лицо и губы неспешно, как будто у них была целая вечность впереди. Роуз обмякла, сидя на коленях Джеймса, сама стала ласкаться о сильное тело, в то время как он проворно избавлял ее от ботинок и чулок, пробегая кончиками пальцев по обнаженным ножкам. Это было блаженство!
Забыв обо всем, Роуз начала расстегивать пуговицы на его рубашке, третья никак не поддавалась. Джеймс смотрел на проворные ручки сверху.
        – Не получается! – расстроилась Роуз, смотря на пуговицу.
        – Правда? – наигранно удивился Джеймс.
        – Да! – сказала Роуз, потребовав: – Расстегни сам!
        Джеймс быстро справился с пуговицами, и Роуз замерла, сжав руки в кулачки.
        – Вперед, малыш, я весь в нетерпении! – слегка улыбнувшись, сказал Джеймс.
        Роуз провела ладонью по груди, прошлась по прессу, чувствуя, как под ее рукой перекатываются мышцы. В это время Джеймс осторожно пробирался по шелковой коже вверх. Чем выше была его рука, тем сильнее льнула к нему Роуз. Ее прикосновения и поцелуи становились все быстрее, необузданнее. Ей нравилась ласка Джеймса, он чувствовал ее ответную страсть, и ему хотелось более откровенных прикосновений. Но стоило Джеймсу продвинуться чуть выше колена, подсунуть руку под кружевную оборку панталонов, и он почувствовал, как мягкий животик Роуз напрягся, она постаралась преградить ему путь руками. Прислушавшись к ней, он отступил, и ее тело опять расслабилось. Джеймс несколько раз вторгался на запретную территорию, каждый раз отступая. Его прикосновения были осторожными, бережными, он не стремился ее обнажить, вторгнуться в потаенный и скрытый предел. Изначальное напряжение отступало, сменяясь восторгом от новизны чувств и желанием.
        Роуз потянула рубашку вниз за ворот, оторвалась от губ, увлеченно начала целовать шею и лицо любимого. Все это Джеймсу очень нравилось, он буквально обалдел от чувственного угара. Обхватив рукой тонкую талию, он ловко пересадил Роуз к себе лицом. Его опьяневший взгляд скользил по милым чертам лица. Джеймс был готов избавить милую от одежды и стеснения прямо в карете, однако оговоренное время уже подходило к концу.
        – Скоро придут Джейн и Алекс. Предлагаю сохранить хорошую мину при плохой игре, любовь моя! – расплывчато прошептал Джеймс.
        Роуз сразу вспомнила, что происходит в реальности. Она широко раскрыла глаза, слетела с его колен, быстро накинула плащ, надела перчатки. Снятую одежду она спрятала за подушки. И гордо выпрямившись, изобразила чинную даму, в то время как кавалер, сидящий напротив нее, был напрочь растерзан. Джеймс немало удивился проворности Роуз, он медленно прошелся взглядом по своему измятому сюртуку и рубашке спущенной с одного плеча.
        – Быстро ж вы, однако, управились со мной! – протянул Джеймс. Размеренно поправляя одежду, он смотрел на пылающую от смущения Роуз. Мужчина руку давал на отсечение, она сейчас на него немного сердится.
        Он опять пересел к ней, и Роуз отодвинулась к краю сидения.
        – Роуз, любовь моя, послушай меня. Я хочу, чтобы ты была особенно осторожна в Бостоне. Стоит появиться тебе и Джейн там, и на вас обеих начнется охота. Враг будет делать все, чтобы заманить вас ловушку. Хорошо, дорогая?
        – Хорошо. Ты… ты тоже будь осторожен! Ох, Джеймс, что же теперь будет!
        – Все будет отлично, милая, мы справимся!
        Воспоминания Роуз заставили ее прижать ладони к лицу. Ей было стыдно из-за того, что творились тут всего каких-то десять минут назад.
        – Как же я с ним жить буду? – задумчиво произнесла она. – Он такой переменчивый, словно море, где сначала дует теплый ветерок, а через минуту тебя уже готов поглотить шторм. Джеймс угадывает мои мысли так просто, и я совершенно не знаю, что он выкинет в следующий момент.
        Джейн уже догадывалась, что отношения между Роуз и мистером Андерсоном давно вышли за грани простого знакомства.
        – Ты любишь его? – задала она вопрос.
        Роуз удивленно воззрилась на нее.
        – Как я могла не полюбить его? Он не оставил мне выбора.
        Джейн вытащила второй ботинок из-под своего сидения.
        – Поставь ногу на мое сидение! – сказала девушка. – Я помогу тебе привести себя в порядок. Сдается, я много чего пропустила. Когда же вы успели познакомиться по-настоящему? Я не про то представление, которое мистер Андерсон устроил в самом начале, – пояснила Джейн. Роуз улыбнулась.
        – Еще на корабле! Я до жути его боялась!
        И Роуз рассказала Джейн про то, как капитан Андерсон позволил им захватить корабль, и что это именно он вытаскивал тонущих из воды, потом ему пришлось спускать ее с мачты. После перестрелки Джеймс приходил к ним в дом, он спешил к Франсуа на помощь, сохранял его, отвлекал от боли. И он еле отпустил ее в Бостон, еще вчера желая все повернуть вспять.
        Джейн поняла, что этот мужчина крепко держался за свое. Роуз и Франсуа стали для него дороги, и он боролся за них и оберегал всеми силами.
        Девушка улыбнулась, проворно шнуруя ботинок.
        – Тебе стоит прощать ему щепетильность в отношении себя. Он просто беспокоится.
        – Да, конечно, но как же мы справимся? Ведь о Готье ничего не известно! – сказала Роуз, чуть отодвинув занавеску и посмотрев в окно на сопровождающую их охрану. – Сколько у него людей? Кто заказчик? Кто его союзник?
        Джейн постучала по руке подруги.
        – Не переживай так, мы долго готовились, так давай доведем это дело до конца.
        – Ты нервничаешь перед визитом к Сэмерсотам?
        Джейн поставила ногу Роуз на пол и взяла второй ботинок.
        – Нет! Нисколечко! Наоборот, я боюсь выглядеть чрезмерно уверенной в себе при встрече с мистером Готье. У меня все отлично в расчётах, однако я плохо играю роли, не сравниться мне с мистером Андерсоном.
        – Да! Но тебе неплохо удавалась роль мочаливого Джона!
        – Неплохо, с учетом того что Алекс все знал с самого начала. Да и Джереми мне не удалось провести. Самой сложной будет встреча с ним в нашем доме с глазу на глаз.
        Они приехали в Бостон поздним вечером, быстро перешли из кареты в дом, который снял для них мистер Нэшвил.
        – Добрый вечер, леди, как добрались? – спросил Грот, с поклоном встречая их в холле.
        – Здравствуй, Грот! Все отлично!
        – Покажешь нам все? – попросила Джейн.
        – С удовольствием!
        Грот сразу открыл дверь в большую гостиную. Зал был вытянут. С одной стороны комнаты были высокие окна, задрапированные тяжелой бордовой тканью. Мимо здания проходили люди, треуголки кавалеров и шляпы дам проплывали вдоль подоконников, кареты и повозки снаружи спешили в разных направлениях.
        С другой стороны от окон висели на бордовых стенах картины. Зал украшался цветами, диванчиками, стульями и небольшими резными столиками. По центру комнаты располагалось сердце дома – большой камин.
        – Неплохо! – задумчиво произнесла Роуз, идя вдоль галереи картин. – Где будут находиться наблюдатели?
        Грот достал свою трубку и указал ей на стену с картинами.
        – Здесь же, это фальшивая стена. За каждой картиной расположено место наблюдателя.
        – Картины будут «стрелять» глазками? – широко улыбнувшись, спросила Джейн.
        Грот хмыкнул.
        – Вовсе нет, в каждой картине есть цветное стеклышко, оно включено в композицию, вот, например, камень в мече это рыцаря. В случае опасности ответ последует незамедлительно, бойцы попадут в комнату через входную дверь и полотна.
        – Ничего себе, вы хорошо подготовились!
        Грот пожал плечами.
        – Само собой! А теперь прошу подняться на второй этаж. Ваша комната подготовлена, вещи уже на месте.
        Роуз и Джейн последовали за Гротом. В тихой спальне с плотно закрытыми окнами им предстояло провести как минимум две недели.
        Через три дня к большому по местным меркам дому Сэмерсотов начали съезжаться многочисленные гости. Туда же прибыл и Жерар Готье. Он скучал на очередном приеме. Бостонское общество уже успело приесться ему. Разговор был все о войне с англичанами и об отмене рабства в Вермонте. Эти речи Жерар слышал каждый день, и именно за эту пустую болтовню он ненавидел такие сборища. И все же лучшая маскировка для его дела заключалась в ведении общепринятого образа жизни, можно сказать, это была рутина. В свободное время обществу сластолюбцев, не знающих работы, он предпочитал тихое забвение в библиотеке. Жерар Готье считал себя прогрессивным человеком, он не заморачивался по поводу отсутствия дома, и вовсе не желал иметь рабов или богатые угодья. Путешествуя по миру, он брал от жизни самое лучшее, а люди для него были лишь средством получения желаемого. Еще в детстве он заинтересовался точными науками, однако скучные занятия в лаборатории и жалкое существование на жалование были точно не для него. Решение нашлось само собой, еще в университете Жерар заметил, что многие исследования профессуры носят больше
фундаментальное значение, чем практическое. Многие результаты не представляли вовсе никакого интереса. И тогда Жерар задался вопросом: можно ли из всей массы открытий и изобретений выбрать те, что будут наиболее полезны, и, главное, можно ли их выгодно продать?
        Так началось его путешествие. Он объехал половину света и, набравшись опыта, уже мог легко найти нужные изобретения для своих клиентов. Если ему наказывали найти способ увеличить дальность стрельбы пушки, он объезжал всех известных и неизвестных мастеров оружейного дела, находил либо само приспособление, либо его чертежи. Покупать идею у владельца он не собирался, поэтому попросту ее воровал. Иногда ему приходилось работать на месте несколько месяц к ряду, втираться в доверие, разбираться в деталях. Не все разработки были просты, в особенности это касалось химии. Некоторые соединения и минералы еще даже названия не имели, и ему необходимо было освоить методы их добычи, а потом научиться получать чистые вещества из исходников. Иногда ему приходилось трудиться не меньше, чем самому естествоиспытателю, но и результаты зачастую превосходили все ожидания. Деньги шли на счета мистера Готье с завидным постоянством. Потенциал дела рос. За время странствий у него скопилась довольная большая техническая библиотека. В ней были как изобретения, принесшие ему доход, так и несколько сотен идей, имеющих
несомненные перспективы, но так и не нашедшие применения в жизни. И тут он встретил ее, Джейн Уизли. Эта девушка была необычна и прогрессивна. С легкостью можно было представить, что она прибыла из будущего. Дурак-профессор не удержал сияющий дар, да и сам он сплоховал, увидев лишь вершину айсберга – ее великолепную разработку корабля. Подержав в руках ее расчеты и чертежи, он понял, что, не смотря на свой опыт, он не может в них разобраться, уловив лишь суть. После того как Джейн все уничтожила, Жерар пришел в ярость. У него была отличная память, но с одной оговоркой, он запоминал только то, что понимал. Разозлившись, он послал нескольких наемников к дому Джейн и приказал сжечь строение. Когда же на следующий день по городу поползли слухи о том, что вся семья погибла в пламени пожара, Готье, наконец, понял, каким он был болваном. Джейн могла стать бриллиантом его коллекции, могла разобраться с тем, что он копил годы. Он готов был дать ей деньги на организацию собственной лаборатории. Профессор видел в Джейн только женщину, готовую выполнять все его указания, Грег ухаживал за ней, стараясь сразить
мнимой любовью. Но все эти способы были просто глупостью, миром правят деньги, и Готье не сомневался ни минуты, что Джейн приняла бы его предложение. После побега девушки он нанял лучших детективов для ее поиска, однако ни от одного из них еще не было вестей. Но не только Джейн держала его на североамериканском континенте. Он выполнял большой заказ.
        Сидя на диване в расслабленной позе, он старательно изображал внимательного слушателя. А в это время дочь хозяина под аккомпанемент фортепиано и скрипки пела арию из полюбившейся местной публике оперетты. У нее, правда, неплохо получалось, однако это популярное произведение демонстрировалось каждым благородным семейством, и порядком ему надоело. Жерар уже сто раз пожалел, что сел на этот проклятый диван, и теперь не мог уйти незаметно в другую часть зала. Стараясь спасти хотя бы частично свое сознание от вида старающейся девицы, он перевел взгляд на дальний конец большого зала, и его зрачки за секунду расширились от удивления. Это была она! В голубом воздушном платье, сияющая юностью Джейн Уизли. Девушка, прислонившись к окну, беседовала с напудренным хлыщем в красном костюме.
        У Готье сразу сработала хватка настоящего охотника. Как только прозвучали первые аплодисменты, он быстро покинул место самого благодарного слушателя и начал потихоньку пробираться к своей цели. Он неотрывно смотрел на девушку, боясь в суете потерять ее из виду. И вот она перевела на него взгляд, как будто задумалась на минуту над тем, где ей приходилось его встречать, а потом опять вернулась к беседе, ибо ее собеседник, по-видимому, уже ждал ответа. Жерар спешил избавить ее от повесы, им было о чем поговорить. Еще несколько шагов и удар! Официант с бокалами вина на подносе появился перед ним внезапно, два бокала упали и золотистый напиток потек ручьем по рукаву Готье. Слуга начал рассыпаться в извинениях.
        – Недотепа! – с раздражением произнес Готье. Мужчина достал белоснежный носовой платок и начал вытирать свой рукав. На все у него ушло не больше минуты, однако и этого хватило, чтобы Джейн исчезла. Мужчина начал порывисто оборачиваться по сторонам, но так и не нашел заветных рыжих кудряшек.
        «Черт, либо я допился до полного безумия, либо мое сознание уже выдает желаемое за действительное. Куда она пропала?»
        Он быстро спустился на первый этаж, заметив дворецкого, буквально подскочил к нему, немало перепугав крепкого малого:
        – Девушка! Девушка с рыжими волосами в голубом платье, она проходила здесь сейчас?
        Дворецкий, поняв, что гостю важно найти именно эту особу, замялся:
        – За последние полчаса из дома вообще никто не выходил, но дама с таким цветом волос сегодня была.
        Готье ринулся обратно, он опять обошел зал, но так и не нашел ни девушку, ни ее кавалера. Разочаровавшись, мужчина тяжело сел на диван, вытер пот со лба ладонью.
        – Вы кого-то ищите, мистер Готье! – вдруг услышал он вкрадчивый голос справа от себя.
        Жерар резко повернул голову, рядом с ним в удобном кресле сидел высокий крепкий мужчина. Он выглядел несколько иначе, чем присутствующие в зале. Во-первых, на нем не было парика, а русые волосы уже посеребрила седина. Во-вторых, он был облачен в качественно сшитую одежду, скроенною со вкусом и аристократической скромностью. И самое главное – от него не воняло потом и духами.
        – Кто вы? Я раньше не встречал вас в Бостоне.
        Незнакомец сощурил глаза.
        – Алекс Бейкер, мы некогда пересекались в индийской колонии и знакомы, так сказать, заочно. Я, мистер Готье, подобно вам, вечный странник.
        Готье был очень удивлен такому повороту событий.
        – Вы торговец? Я что-то у вас покупал в Индии?
        – Нет, я не торговец. Не буду вас томить. Некогда вы продали одному молодому кулинару быстродействующий яд. И он отравил им несколько посетителей увеселительного заведения.
        Готье улыбнулся.
        – Кажется, в этом заведении в тот вечер обедало многие власть имущие, в том числе и ставленники короля?
        Бейкер кивнул.
        – Там погиб ваш родственник или друг? – спросил Готье, намереваясь вывести собеседника на чистую воду.
        Выражение лица Бейкера не изменилось, он пришел сюда не для того, чтобы мстить.
        – Нет, знакомых у меня там не было, однако мне пришлось провозиться достаточно долго с этим делом. Только через три дня после поимки преступника мне удалось установить природу яда. Я детектив, мистер Готье.
        – Вы пришли, чтобы произвести мою поимку? Не важно, что и когда вы нашли, я никому ничего не давал! – сухо процедил Жерар.
        – Можете не переживать, мистер Готье, если бы мне нужно было вас задержать, я сделал бы это сиюминутно. Поверьте, мне даже повод не нужен. Моя команда живо доставила бы вас в Англию, а там уж и до эшафота не далеко.
        – Что вам нужно? Деньги?
        – Ох, нет, я совсем не бедствую, от вас мне нужен ваш товар!
        Жерар подождал, когда мимо них пройдет пара дам, мило беседующих об отвратительной погоде.
        – Каковы ваши задачи?
        – Задачи мои сложны, мне нужно избавиться от нескольких главных действующих лиц сопротивления, всего десять целей. Однако мне не нужна грубая работа. Все действия я должен произвести в одиночку, и они точно должны принести результат, быть различны по своему характеру, а смерти естественны. Вы можете мне помочь в этом деле?
        Готье усмехнулся, он опять чувствовал себя уверенно.
        – Конечно! Однако работа требует значительных затрат. Знания стоят дорого, а добывать их иногда тяжелее, чем просеивать речной песок в поисках крупиц золота.
        – Я заплачу вам любую разумную цену! – заверил Бейкер, смотря собеседнику в глаза.
        – Я могу вам помочь, – размеренно произнес Жерар. – Встретимся через неделю после воскресной службы на церковном кладбище.
        Готье поднялся и исчез в толпе. Еще некоторое время он присутствовал на приеме, а потом ровно в двенадцать отбыл. Швейцар приказал подать карету, мужчина запрыгнул внутрь кабины, и, оглядев улицу, закрыл окно занавеской. Лошади хорошо шли по мерзлой дороге, они отбрасывали тени на низкие здания из красного кирпича. Кое-кто уже ехал домой, другие, более горячие головы, только спешили составить партию в вист в темных залах увеселительных заведений. Жерар снимал целый дом на одной из узких улочек, идущих вдоль берега. Это был не центр Бостона, но и не самая его окраина. Здесь он не привлекал внимание любознательных особ особым шиком, но и бедняком его нельзя было назвать. Когда карета заехала внутрь небольшого двора, мимо дома проехала двуколка, она сделала неровную петлю и чуть далее от дома остановилась посреди дороги. В ней сидели два пьяных гвардейца, один из гуляк орал песни, а второй кричал, что угостит сегодня шампанским всех дам. Оба были до того пьяны, что не могли справиться с обычными лошадьми. Прошло буквально десять минут, и кучер тронулся с места, выехал на улице и промчался мимо пьяной
компании. Когда карета скрылась из виду, пьяная парочка двинулась дальше.
        Следующую неделю Жерар вел прежний образ жизни. Дни он проводил дома, вечера на приемах и балах. Разговоры в обществе тоже несколько изменились. Еще бы, в городе появилась милая мисс Джейн Уизли. Девушка не имела титула, была скромна в средствах, но каким-то образом сумела охмурить одного из самых завидных женихов города. Шон Нэшвил являлся к ней каждый день к обеду, и в присутствии милых дуэний вел с девушкой приятные сердцу беседы.
        Жерар не совался к Джейн до поры до времени, он хотел узнать о ней как можно больше. Каждый вечер после бала он отправлял кучера в свою комнату, отсыпаться. А сам, одев его плащ и шляпу, садился на козлы и ехал к дому слуги на окраине Бостона, там он распрягал лошадей и возвращался в центр пешком. Ему было холодно, ледяной ветер с залива приносил снег и ветер, однако цель оправдывала средства. Прячась под капюшоном черного плаща, он следил за домом мисс Уизли. И вот однажды ночью ему повезло. Ближе к полуночи у дома Джейн остановилась карета, из нее вышел мужчина, он махнул кучеру тростью, и тот отъехал. Это был тот красавчик-блондин, с которым юная мисс говорила на балу. Мужчина осмотрелся по сторонам, по ступенькам быстро поднялся на крыльцо. Там его уже ждали. Из-за двери появилась рыжая голова, бледные руки обвили шею, любовник склонился над девушкой в пеньюаре, приподнял ее и занес в дом.
        После этого Готье перестал вести слежку.
        Он явился к Джейн средь белого дня. Подъехав к центральному входу, Жерар вышел из кареты, присмотрелся к окнам здания из красного кирпича. В доме все было спокойно. Постучав в дверь, он одну-две минуты ждал дворецкого.
        Ему открыл дверь слуга в сером костюме.
        – Я к миссис Уизли! – сказал Жерар, заходя в холл.
        – Как доложить?
        – Доложите, что к ней по важному делу прибыл Жерар Готье.
        Дворецкий проводил гостя в комнату для приемов, а сам неспешно стал подниматься на второй этаж. Там уже Том прибавил ход, он постучал в дверь спальни и сразу открыл ее.
        – Прибыл! – тихо сказал он и потом повернул обратно. На вершине лестницы Том выждал несколько минут, а потом спустился вниз и доложил гостю о том, что мисс Уизли примет его.
        Жерар ждал не менее четверти часа. Он несколько раз прошелся вдоль зала. Дорогая мебель, картины в позолоченных рамах, ковёр из шелка. Снять такой дом даже на сутки стоило немалых денег. Мисс Уизли было что терять.
        Как и ожидалось, мисс спустилась к нему одна. Девушка зашла в комнату и плотно закрыла за собой дверь. Было видно, что она напряжена, ее лицо потеряло эмоциональную подвижность.
        – Что вам нужно? – произнесла она. – Предупреждаю сразу, я позову на помощь слуг, если вы попытаетесь причинить мне вред.
        Жерар усмехнулся, он сел посередине дивана, заложил руки за спинку кресла.
        – Полноте-ка вам, я не собираюсь убивать вас.
        – Да? Я вам не верю, вы подожгли наш дом из-за того, что я уничтожила чертежи корабля!
        Жерар пренебрежительно махнул рукой.
        – Ох, зачем вспоминать такие неприятные события, мисс. Скажем так, тогда мы не нашли общий язык. Всем это пошло в некоторой степени на пользу. У меня было время, чтобы заново посмотреть на эту ситуацию. А вы нашли свою любовь.
        – Какое вам дело до Шона?
        Жерар усмехнулся, а потом его лицо приобрело жесткие черты лица.
        – Вот тут я хочу уличить вас в лицемерии, мистер Нэшвил нужен вам только для того, что поправить финансовые дела. А влюблены вы совсем в другого. Капитан Андерсон, несомненно, намного более привлекателен, чем неоперившийся юнец, проявляющий скромные знаки внимания. Думаю, ваши уединенные встречи с капитаном под покровом ночи проходят более насыщено, чем невинные посиделки с Шоном.
        Судя по тому, что мисс Уизли покраснела, он попал в точку. Джейн было от чего краснеть. Эта роль в несколько мгновений далась ей непросто. Мистер Андерсон, скрывшись за дверью, осторожно поставил ее на пол.
        – Спасибо Джейн, вы отлично справились! – сказал он, сжав ее ладонь двумя руками. – Думаю, Алекс сейчас кусает локти.
        Роуз возвела взгляд к небу, а Грот лишь усмехнулся.
        Джейн часто вспоминала слова мужа о том, что Готье непременно пустит в ход шантаж, они постарались дать ему повод заняться любимым делом.
        – Я поняла вас, мистер Готье. Что вы хотите? Я предполагаю, что вам нужны чертежи корабля.
        Готье кивнул головой.
        – Это не совсем верно, мисс. Чертежи, конечно, очень примечательны, но эта разработка слишком всеобъемлюща и дорога. Думаю, вам понадобится не один год, чтобы сделать детальные чертежи, провести испытания моделей, и только после этого, при наличии людей и подходящей верфи для стройки, дело пойдет вперед. Это долгосрочная перспектива.
        Готье сделал паузу. Он встал, подошел к одной из картин, оценил сюжет.
        – Дальше! – сказала Джейн.
        Жерар повернулся к ней.
        – У меня, мисс Уизли, понимаете ли, очень интересная работа. Я нахожу применение изобретениям. Иногда мне удается продать находку сразу, но в некоторых случаях на это уходят годы. Я хочу, чтобы вы со своей начитанностью и исключительной эрудированностью, стали моим союзником в деле. Вам необходимо переработать целую библиотеку открытий, увидеть в них перспективу, найти им применение. Естественно, я буду платить, и этой суммы, обещаю, вам хватит на то, чтобы поднять свою собственную лабораторию. Вам не надо будет выходить замуж за не любимого и вести двойную игру.
        Жерар замолчал, он смотрел на девушку. Румянец с ее лица сошел, веки прикрыли миндалевидные глазки, ресницы смешались с веснушками. Девушка встала, подошла к окну.
        – Вы правы, мои план – это не самый идеальный вариант для получения желаемого.
        Девушка развернулась, скрестила руки на груди и, не спеша, пошла от окна к гостю. В этот момент Жерар подумал о том, что мисс Уизли просто прелестна в этом светло-зеленом платье.
        – Мне нужно оценить вашу библиотеку. Я не могу браться за дело, если оно пустое. Где записи, в Бостоне?
        – Не совсем! Но мне тоже хотелось бы проверить ваши способности! Вдруг я ошибся!
        Джейн горделиво приподняла голову.
        – Я перешлю вам с посыльным несколько разработок и хочу, чтобы вы сделали по ним выкладки. У меня есть несколько заказчиков в этом городе. Вы должны подобрать несколько подходящих вариантов для одного из них.
        – Хорошо, я жду.
        Жерар поднялся с дивана.
        – Завтра вы получите бумаги, – сказал он, прежде чем поспешно выйти из комнаты.
        Стоило Готье покинуть дом, и девушка села на диван, она медленно выдохнула, услышав легкий шум шагов сверху.
        Роуз прошла в комнату.
        – Ты молодец, можно сказать, что мы получили большее, чем рассчитывали. Теперь основная работа будет за командой. Мы же будем здесь в безопасности.
        Женщины поднялись наверх. В спальне их уже ждали Грот и его помощники. Они были совершенно спокойны. За каждой из картин в зале сидело по меткому стрелку из команды. В любую минуту они готовы были пустить оружие в ход.
        – Отлично, миссис Бейкер! – сказал Грот. – Мы будем отслеживать его дальнейшие действия. Вам спускаться вниз теперь нельзя.
        – Хорошо. Мы будем ждать.
        Время тянулось медленно. Джейн и Роуз не могли не то что из комнаты выйти, им было запрещено подходить к окнам, а ночью в их спальне горел только камин. На следующее утро в обществе был пущен слух, что мисс Уизли простудилась, но уже быстро идет на поправку. Знакомые не преминули прислать больной небольшие презенты.
        Для Алекса ночь прошла пусто. В этот раз Готье остался дома. И вот ровно в одиннадцать дня к нему пришел посыльный, он забрал пакет и отправился на двуколке в центр.
        Джейн приняла письмо сама, посыльному разрешалось отдать конверт только мисс Уизли лично в руки. А дальше был один из самых трудных дней заточенья. Анализируя присланные материалы, Джейн поняла, что она выполняет заказ своего мужа. Тут было несколько очень интересных открытий химии и физики. Джейн с энтузиазмом рассматривала чертежи новых видов пистолетов, записи химических взаимодействий необычных соединений. Это было действительно очень интересные находки, она легко могла бы найти им применение и в обычной жизни. В одном была проблема – все эти изобретения мистер Готье готовил применить против людей, он нес смерть легко, как будто сам являлся исчадием ада. Полдня Джейн была сама не своя. Потом Нэшвил ей напомнил о том, что завтра ей придется ответить. И тут Джейн попросила его дать ей слово: после того, как Готье будет пойман, все его дьявольские изобретения будут уничтожены. Если записи попадут не в те руки, они могут принести страшное горе тысячам людей. Она привела в пример один из ядов рецепт, которого вызывает симптомы схожие с проявлением чумы. Если нужно убить группу людей, достаточно
подсыпать отраву в колодец, и тогда полягут все, кто испробует этой воды. Нэшвил проникся ситуацией и обещал ей библиотеку уничтожить.
        Только после этого Джейн начала работать. Приступила она вечером, а закончила только на следующий день. Лично вызвав посыльного, девушка отправила пакет обратно Готье. Ее лицо было бледным как бумага, когда она передавала конверт. В этот момент миссис Бейкер очень сожалела о том, что ее муж редко ошибается.
        Конверт ушел быстро, а еще через три дня Готье вручил Алексу часть материала в обмен на хорошее вознаграждение. За все это время команда ни на йоту не приблизилась к разгадке, они не смогли выяснить ни нахождение библиотеки, ни планы Готье. Команда собралась на побережье за городом. На берегу мужчины развели костер, чтобы согреться от холода.
        – Не понимаю, – говорил Грот. – Каждый день мы его ведем. И ни-че-го!!! Мы не можем найти ни заказчиков, ни библиотеку!
        – Фей, что с доками?
        Фей пожал плечами.
        – Это порт, Алекс, корабли заходят в него постоянно. Наши люди, так или иначе, сталкиваются с командами кораблей, тут все тихо и спокойно.
        Алекс встал, подошел к краю воды.
        – Мы что-то упускаем! – сказал он. – Значит, на дело надо смотреть по-другому.
        – Боже, может, просто обыщем его дом и на этом точка? – предложил Джеймс.
        – Нет, нет, там мы ничего не найдем, только спугнем его. Давайте так, Джеймс и я обыщем каморку кучера, ты, Грот, проверишь еще раз грузы, которые приходят в порт.
        – Что искать?
        – Не знаю, просто составь список всего.
        – Том, нарой о мистере Готье больше информации. Давай начнем с детства.
        – Где я найду такую информацию?
        – Найдешь, и на этом континенте есть те, кто знает о нем немало. Немного сузим круг.
        Прошла неделя, Джейн получила деньги за работу и выполнила еще два заказа. Впервые в жизни Грот видел, что она сердится. Ей не нравилось все, что она делает, новостей не было, она понимала, что миссию ждет провал.
        Алекс выжидал, но чего, не мог понять ни один из членов команды. И вот через полторы недели к нему явился Том. Ему удалось по цепочке знакомых найти того, кто был ему нужен. Это был слуга, когда-то живший в Англии, но потом перекупленный и отправленный вслед за новым хозяином на американский континент. Старый конюх с радостью делился с Томом воспоминаниями о прошлом. Тут было больше жизни этого самого конюха. Однако приказ, есть приказ, Том записывал все.
        Том отдал Алексу несколько листов бумаги ни чем не примечательного рассказа о юном Готье. Документы легли поверх намного большего списка поставляемых грузов.
        Прочитав досье, Алекс коротко произнес:
        – Ну да, ясно, теперь все встает на свои места. Джеймс, сегодня днем идем в каморку кучера. Остальным быть готовыми.
        Джеймса удивило одно, Алекс совсем не прибегал к приемам маскировки. Они прибыли к домам, крепко сросшимся с портовыми постройками, и привлекли к себе немало внимания. Кучер жил здесь уже давно, он был одинок из-за некоторых странностей во взглядах. Человек этот был своеволен до самодурства, ценил свое мнение выше других. Его интересы были чрезмерно политизированы. Он считал себя настоящим англичанином, предки которого по глупости, не иначе, решили покинуть родину. Его мечтой было возвращение домой. Он копил на дорогу и сельский дом в Англии. И вот тут ему встретился мистер Готье. Он дал ему простую работу и очень хорошо оплатил ее. На деньги, скопленные за один месяц, кучер мог спокойно пересечь океан и обустроить себе спокойную жизнь на родине.
        В комнате будущего эмигранта было полно английской символики. В целом только они и украшали девять квадратов чердачного помещения.
        – Обыщи кровать, я осмотрю стены, – сказал Алекс.
        Джеймс скинул с кровати матрац, выкинул с этажерки вещи. Его друг старался не меньше, простукивая доски, которыми была обшита комната.
        – Что у тебя?
        – Ничего! – ответил Джеймс. – Пусто.
        – Ищи лучше!
        – Знать бы еще, что искать.
        Алекс заложил руки за голову, широким шагом отмерил расстояние от стены до стены. Под его весом доски скрипели. Еще одна ходка к двери, а потом обратно к маленькому оконцу. Там он нашел отвертку, довольно необычный инструмент для кучера, не имеющего оружия. Бейкер остановился рядом с кроватью и начал продавливать доски там. Практически все они скрипели, кроме одной. Мужчина встал на колени, стал ощупывать коричневую поверхность пола и, наконец, дошел до шляпок винтов.
        Взяв отвертку, он очень осторожно начал выкручивать винты. После их удаления с одного края, доска вздыбилась! Алекс осторожно приподнял ее край, посмотрел внутрь. Другую сторону он открыл уже смелее, отложив полотно в бок, прошелся по пыльному полотну балок и досок. Там он нащупал два странных шнура. Их короткие концы выходили из каменной кладки дома. Алекс оценил их внешний вид, потом поднял руку, не оборачиваясь к Джеймсу, произнес:
        – Джеймс, где список грузов?
        Когда в руке Алекса появилась стопка бумаг, он начал ее перелистывать. На третьей странице ему попалось то, что связывало все цепочки воедино.
        – Ясно, – коротко произнес он.
        – Что?
        – Сюда как минимум двоих, остальных на склады.
        – Что искать?
        – Мешки с селитрой, этот шнур играет роль своеобразного фитиля и ведет на склады. Судя по количеству мешков, он готовится разнести полгорода.
        – Кто заказчик?
        – Несколько политических деятелей с юга, рьяных приверженников короны, посмотри список заказчиков.
        Жерара перехватили на очередном светском вечере. Его затолкали в карету и повезли в дом на центральной улице. Кучеру удалось уйти. В это время со складов выносили мешки с селитрой. Зажигательные шнуры тянулись к самому центру навала, именно там притаились мешки, содержащие смесь удобрения и пороха. Однако успешная поимка и спасение дока от разрушения не вдохновляли Алекса. Когда Готье привели в гостиную, где он несколько дней назад был хозяином положения, Джейн поспешила спуститься вниз. Миссис Бейкер хотела, чтобы Готье понял, она никогда не была на его стороне. Девушка резко распахнула украшенные белоснежной резьбой двери комнаты, и тут же была встречена Алексом. Он не хотел, чтобы жена присутствовала на допросе. Преградив ей путь, он встретился с ней взглядом и понял, что настроена она очень решительно. Отступив в сторону, Алекс раскрытой ладонью предложил жене сесть на диван. Джейн так и сделала, она чувствовала, как Готье внимательно наблюдает за ней.
        Алекс прошел к камину, поставил стул напротив пленника, сел. Облокотившись на спинку одной рукой, он начал зачитывать текст совершенно бесстрастным голосом.
        –– Жерар Готье, родился на юге Франции пятого августа тысяча семьсот двадцать шестого года. Второй ребенок в семье. С юношеских лет увлекался естественными науками, посещал лекции по математике и физике в Париже, впоследствии стал одним из учеников профессора Карпантье. Обладает уникальной памятью и незаурядной гибкостью мышления. Отработав пять лет ассистентом, исчез бесследно вместе с рабочим журналом. С тех пор занимается кражей интеллектуальной собственности, и ее продажей по всему миру.
        Алекс отложил бумаги и посмотрел в упор на Готье.
        – Вам заплатили за этот важный заказ немало денег. Но тут я вас расстрою. Склады уже очищены от взрывчатки. Я предполагаю, что вы не просто так менялись со своим кучером по ночам.
        Возникла пауза, Готье не собирался помогать им. Алекс со скукой посмотрел на преступника.
        – Вы скучны, ей богу.
        Взяв бумаги, Алек продолжил:
        – В студенческие годы Готье был влюблен в Сюзанну Фонтен. Дама родила в тысяча семьсот сорок девятом года девочку Элен. В настоящее время Элен замужем за богатым промышленником и имеет троих отпрысков.
        Готье медленно повел головой в разные стороны.
        – Мистер Готье, – сказал Алекс, – надеюсь, вы понимаете, что власти всегда счастливы, разделаться с теми, кто причастен к убийству ключевых политических фигур в колониях? Стоит им узнать о том, что в Англии проживают ваши близкие, и расплата не заставит себя ждать. Я предлагаю вам честную сделку. Вы говорите места закладки, я отдаю вас на суд местным властям, ваши близкие и дальше живут в мире и покое.
        Алекс смотрел на Готье и выжидал. Когда пауза затянулась, он обратился к Джеймсу.
        – Джеймс, готовь корабль, пленник отправляется с тобой в Англию. И пусть власти обыщут город, особое внимание обращайте на подвалы домов.
        Алекс поднялся, нашел в шкафу конверты, вытянул один из них, сложил в него бумаги. Атмосфера была напряженной. Джейн сразу заметила, что Готье не смотрит в глаза Алекса, он пытался сдержать себя, просчитать все ходы.
        – Хорошо, – вдруг сказал он. – Я скажу вам, где остальные точки, если вы не будете обнародовать мою поимку и дадите им время на то, чтобы уйти.
        Он назвал еще десять мест закладки. Большая часть кладок была сделана в подвалах двух-трехэтажных домов. Готье под вымышленными именами снимал жилье и, получив ключи от подвалов, складировал там селитру.
        – Еще один вопрос остался, – напомнил Джеймс. – Где он спрятал свою техническую библиотеку?
        Алекс хмыкнул.
        – Вот это и вовсе не вопрос. Вся его библиотека находится в его голове. Очень удобно, кстати, для деятельности такого масштаба. Собирай людей, Джеймс.
        Джеймс проверил веревки, вышел в холл, там он встретил Роуз.
        – Дорогая, у нас есть еще работа. Будь добра, возьми револьверы и составь компанию Джейн и мистеру Готье.
        Роуз тихо спросила:
        – Куда вы направляетесь?
        – Совсем недалеко, сначала буквально на соседнюю улицу, а потом все ближе к окраинам.
        – Он рассредоточил взрывчатку по всему городу?
        Джеймс кивнул.
        – И из каждого подвала наружу тянуться шнуры. Ему не надо заходить внутрь, достаточно поджечь фитиль.
        Роуз, выслушав Джеймса, кивнула.
        – Кучер до сих пор на свободе, он может инициировать взрывы. Вам надо спешить.
        Прежде чем уйти, Джеймс привязал ноги пленника к креслу. Он с омерзением оставлял Готье рядом с дамами. Однако тут риски сводились к минимуму, они были несравнимы с опасностью, которая грозила людям в городе.
        Входная дверь закрылась, и в доме повисла гнетущая тишина. Все люди Джеймса ушли. Пламя камина освещало лицо Готье, его сухощавые черты и практически черные глаза. Он косился на Роуз, которая сидела на диване. И вот тут Джейн увидела в пленном нечто необычное. Ему кроме висельницы точно ничего не светило. Его родственники имели не больший шанс на спасение. В любом случае у Готье есть повод понервничать. Однако после того как Жерар выдал места закладки зарядов, он и вовсе перестал беспокоиться. Джейн вспомнила, как она боялась дуэли, пока не увидела свой путь и не начала подготовку. Он имел запасной вариант.
        Джейн взяла у Роуз один пистолет. Она отошла от дивана и встала практически у входа в зал.
        – Джейн, что ты задумала? – спросила Роуз.
        Вместо того чтобы ответить, Джейн вдруг развернулась и выстрелила. Грохот заставил Роуз подпрыгнуть, а Готье сжаться в своем кресле. Пуля прошла над его головой, разнеся спинку кресла в щепу.
        – Джейн?
        Джейн медленно подошла к Готье, подняла его лицо дулом пистолета.
        – Думаю, во второй раз я возьму на десять сантиметров ниже! – процедила она сквозь зубы. – Роуз! Второе орудие!
        Роуз была в замешательстве! Неужели после того как ее подруга разобрала часть библиотеки Готье, она могла потерять свойственную ей мягкость!
        Джейн взяла второй пистолет, опять пошла к двери, но на этот раз преодолела только полпути. Развернувшись, она направила на пленника оружие.
        – Я стреляла не больше ста раз в своей жизни, иногда пуля попадала в цель, но в большинстве случаев моей рукой ведал случай. Интересная наука – статистика! Она определяет вероятность попадания, но никогда точно не ответит на вопрос, попадет ли стрелок в цель в этот раз или нет. Предлагаю провести эксперимент. Вы ведь любите экспериментировать, мистер Готье?
        Джейн сощурила глаза, прицелилась. И тут Готье не выдержал!
        – Говори! Говори, что тебе нужно? – с ненавистью прорычал он.
        Джейн улыбнулась.
        – Вы прекрасно знаете, что мне нужно. Где оставшиеся бомбы? Какова ваша основная цель?
        Готье молчал. И Джейн, пожав плечами, снова нажала на курок. Пуля прошла справа от головы Готье, она легла настолько близко к цели, что слегка поцарапала ухо мужчины. Пытка продолжилась.
        – Роуз, дай мне твои клинки!
        – Ты же не умеешь с ними обращаться!
        Джейн пожала плечами.
        – Ну и что, он все равно умрет, какая разница, когда это произойдет: сейчас, через месяц или через несколько лет. Я хочу развлечься! – озвучила она философию Готье.
        Роуз достала три клинка и отдала девушке. А та, примерившись, решила сначала потренироваться и метнуть нож в картину, на которой был изображен вельможа.
        – Спорим, я подравняю прическу этому джентльмену?
        Не дожидаясь ответа, Джейн взяла нож за кончик острия и метнула его. Лезвие глубоко вошло в грудь, нарисованного импозантного позера.
        Джейн удивленно приподняла брови.
        – Упс, не получилось. Еще попытка! Теперь вы, мистер Готье, я не могу портить картины! Джейн повернулась к Жерару и приготовилась!
        Душа человека сидевшего перед ней была наполнена ужасом. Девчонка оказалась не только хорошим ученым, но и бесчувственным психопатом.
        – Хорошо, – понурившись, сказал он. – В порту через каждые два корабля стоят судна полностью набитые взрывчаткой. Взрыв на одном из них спровоцирует детонацию на других. Все корабли со взрывчаткой связана шнуром, не боящимся воды и влаги.
        – С какого корабля начнется цепная реакция?
        – С корабля, имеющего голубой парус. Он небольшой, у него всего одна мачта. Вы найдете его сразу. Однако это вам никак не поможет. Механизм уже запущен, он скрыт в обшивке корабля, взрыва не избежать. Через полтора часа все начнется.
        Джейн опустила руку и выдохнула, представление было окончено. Ее больше не интересовал Готье.
        – Роуз, спешим!
        Дамы вышли из зала, оставив пленника одного. Несколько минут суеты, сборов, и девушки покинули дом. Огонь в камине затрещал, заглушая пустоту в здании. Бостон перестал жить привычной жизнью. Жители покидали свои дома, уходили из поселения. На улице было непривычно оживленно для морозной погоды. Отчаянные смельчаки шли снегу и ветру навстречу, спеша на помощь властям города. Другие кутались, в двуколках и каретах отправляясь на окраины.
        Жерар не мог упустить такую возможность. Он посмотрел на клинок, брошенный Джейн и, подпрыгивая на носках, стал двигаться к лезвию. У него неплохо получалось, и это вселяло в пленника надежду. И вот на полпути он остановился и прислушался. Звук шагов, громки, четкий, раздавался из-за картин, невидимка спешил к нему. Лоб пленника покрылся испариной, он точно знал, что эти шаги принадлежат самой смерти. На пороге комнаты появился хорошо одетый человек, он как будто уже знал, кто перед ним сидит, но сам не спешил представиться. Двери комнаты закрылись, в доме опять воцарилась тишина, и в окнах первого этажа, мерцающих доселе мягким светом, воцарился мрак.
        Джейн и Роуз спешили в опустевший порт, они проехали по набережной и нашли корабль с синим парусом. Судно было действительно небольшим, больше напоминало яхту.
        – Вдвоем справимся? – спросила Джейн.
        – Пожалуй! – ответила Роуз.
        Суденышко стояло у пристани боком, Роуз увидела у одного из зданий лестницу, принесла ее и приставила к борту.
        – Вперед! – сказала она, поднимаясь вверх.
        Джейн последовала за ней. Дальше они действовали сообща и очень быстро. Роуз отдавала приказы, не пользуясь морскими терминами, так как для Джейн они были не понятны в полной мере. Справившись с парусами, Роуз начала маневрировать, ей было сложно справляться с управлением одной, а с учетом того, что рядом стояли корабли, способные стереть с лица город, это становилось морально невыносимо. Выведя корабль из дока, они увидели, как в сумраке вечера за ним натягиваются несколько шнуров. Джейн быстро подбежала к борту, перегнулась через перила и стала торопливо их срезать. Шнуры лопались как натянутая нить с характерным звуком. Когда последнее связующее звено было устранено, Джейн крикнула:
        – Готово!
        – Сколько у нас времени?
        – Полчаса не больше!
        Роуз кивнула и сосредоточенно посмотрела вдаль. Она вела корабль дальше от порта, совершенно не представляя, как они выкрутятся из сложившейся ситуации, ведь спасательной шлюпки на борту не было.
        Джейн стояла на носу корабля, она рассматривала через подзорную трубу сумрачный залив.
        – Роуз! – крикнула она. – Нам надо туда! Там остров!
        – Если ты хочешь направить корабль на него и выбраться на сушу, нас заденет взрывом! Это плохая идея!
        Джейн поспешила к Роуз.
        – Послушай! – затараторила она. – Это единственный путь к спасению! Мы бросим якорь на глубине, рядом с островом. Я подрежу канаты, крепящие мачту, и сделаю так, чтобы после взрыва мачта упала по направлению к острову. Когда она начнет крениться, мы спрыгнем в воду. Нам останется проплыть буквально с десяток метров. И тут дело будет за тобой, я плавать не умею!
        – За мной! Джейн, вода ледяная!
        – На этот раз лучшего варианта нет!
        Роуз идеей была недовольна, однако другого пути она тоже не видела. Ветер был попутным, они быстро достигли середины залива. Находясь совсем близко к острову, Роуз начала готовить корабль к остановке. Паруса были наскоро свернуты, якорь брошен. Джейн топором рубила нити каната. Обе запыхались и промерзли от ледяного ветра. Когда Роуз спустилась с мачты, ее руки задеревенели от холода.
        – Теперь мы должны снять платья и обувь, – сказала Джейн, стуча зубами. – Они потянут нас вниз!
        – В этом был подвох, да? – спросила Роуз, посмеиваясь.
        – Пожалуй. Либо мы будем замороженными, либо подпалёнными.
        Они начали нехотя раздеваться. Оставшись в одних панталонах и рубашках, девушки накинули плащи и начали карабкаться наверх. Ванты резали обнаженные ступни, все тело заледенело. Пройдя верхний марс, они поднялись еще выше. Теперь палуба казалась совсем маленькой площадкой.
        – Уже скоро, – сказала Роуз. – Знаешь, хочу сказать тебе, что за эти несколько месяцев я научилась ценить свою жизнь больше, чем когда-либо ранее.
        – Постараемся сделать так, чтобы это ощущение не проходило как можно дольше.
        Джейн вдруг выпрямилась и посмотрела в сторону пристани. А там сияли два десятка огней. Один самый слабый скользил по воде.
        – О-о-о, кажется, нас собрались спасать. Интересно, как они догадались, что мы здесь?
        – Не… не знаю как, но в темноте они нас будут искать долго! – предположила Роуз.
        – Не долго! Вот сейчас рванет! И все будет отлично!
        Роуз зажмурила глаза, ее тело совсем замерзло, и это было большой проблемой. Ее било от холода, мышцы задервенели.
        Когда корабль рванул, они почувствовали на мгновение жар, столб пламени взметнулся вверх, достав до середины мачты. Обе девушки вцепились в ванты! Падение было неизбежно! Мачта пошла вниз, в тот момент, когда Роуз увидела темную воду, она крикнула:
        – Прыгай, иначе утянет!
        Джейн так и сделала, она разжала руки и оттолкнулась. Минута, и вот ее тело ударяется об воду. Роуз вошла в воду свечкой, ее тело обожгло холодом, дыхание перехватило, а ноги сразу свело. Но она не дала себе думать о том, что ситуация чрезмерно критична. Она выбралась на поверхность и увидела руки Джейн, девушка уходила под воду. С усилием сделав два гребка, Роуз схватила подругу, и та потянула ее вниз. Роуз не могла справиться с Джейн, которая с силой вцепилась в ее шею. Воздух выходил из ее легких. «Ну же девочка соображай! Ты всегда была умнее всех нас!» И тут она почувствовала, как Джейн замерла и отпустила ее. Это облегчило задачу, дав сделать рывок к поверхности. И вот они жадно вдыхают морозный воздух. Роуз поплыла к островку, держа Джейн на спине. Расстояние было совсем небольшим, удивительно, они были так близки к спасению и при этом чуть не погибли. На берег девушки выползали на четвереньках. Ледяной ветер стал нестерпимым. И теперь все зависело только от того, насколько быстро за ними придет помощь.
        – Ду-ду-думаю, первая шлюпка придет минут через десять! – сказала Джейн, сидя на корточках. – Предлагаю, подкупить моряков и смыться по-тихому.
        Роуз даже улыбнуться не могла.
        – Не плохая идея, Джеймс будет пилить меня как минимум месяц, – сказала она, смотря на догорающий остов корабля.
        Первая шлюпка пришла к обломкам корабля через десять минут. Обе девушки стали звать на помощь, насколько им позволяли силы. Дрожащих и посиневших, их закидывали одеждой, а потом Грот заставил каждую выпить приличную порцию виски. Джеймс был действительно не доволен, а Алекс молчалив.
        Их увозили из Бостона в спешке, стоило им оказаться на берегу, и сразу появились две кареты. Там заботливые пассии избавили девушек от заледеневшей одежды. Роуз даже хотела дать Джеймсу пощечину, ведь перед его взором предстало все, что она так тщательно скрывала – многочисленные белесые растяжки на животе и груди, напоминание о материнстве, однако он так сурово посмотрел на нее, что она за секунду передумала. Долгий путь до дома Роуз провела в коконе из одеял, периодически забываясь во сне. На следующий день у нее поднялась температура, а Джеймс и Мамми терпеливо ее выхаживали. Джеймс вовсе не обращал внимания на ее «недостатки», его больше волновала не утихающая лихорадка и затрудненность в дыхании больной. Когда Роуз окончательно пошла на поправку, он впервые позволил себе лишь слегка приласкать ее. И в этот раз, подняв маечку и показывая на морщинистый живот, Роуз задала все те вопросы, которые возникали у нее после каждого прикосновения любимого.
        – Разве ты не видишь, что я люблю тебя! Всю люблю! И это единственный ответ на все твои вопросы! – произнес Джеймс, чувствуя, как его сжимают в удушающих объятьях. «Вот же, откуда только силы берутся!» – подумал он, улыбнувшись детской реакции любимой на его простое признание.
        Ровно через месяц Алекс увез жену в небольшой спокойный городок дальше от побережья. Там он приобрел уютный дом в центре города. Размеренная жизнь дала семейству время на раздумья. Джейн была счастлива, она с удовольствием занялась домашними хлопотами, и за месяц успела перезнакомиться со всеми жителями городка. У нее появились три совсем маленьких ученика. И вот однажды около их дома в погожий весенний день остановилась карета. Из нее вышел богато одетый мужчина. Он постучал в дверь и представился горничной.
        – Мистер Рональд Гемплер, могу я поговорить с Алексом Бейкером?
        – Проходите, я доложу.
        Гость прошел в небольшой холл, снял шляпу. Он слышал разговор горничной и хозяина дома, потом женщина вышла из комнаты, находящейся справа от входа.
        – Мистер и миссис Бейкер примут вас.
        Гемплер прошел в комнату, которая, судя по обилию книг на полках, служила жильцам библиотекой. Высокий мужчина с проседью в волосах подошел к нему и протянул руку. А молодая дама у окна присела в легком реверансе.
        – Мистер Гемплер, я – Алекс Бейкер, это моя жена Джейн, чем мы можем вам помочь?
        – Ох, это долгая и очень запутанная история.
        – Тогда, прошу, присаживайтесь! – предложила гостю удобное кресло хозяйка.
        Гемплер сел в кресло. Мистер Бейкер занял место напротив гостя, а его жена встала сбоку, облокотившись на кресло рукой.
        – Я могу начать? Я думал, что вы один ведете дела?
        Гемплер посмотрел на Джейн, он не видел смысла в том, чтобы посвящать в деловой вопрос женщину.
        – Это невозможно, сэр, в большинстве случаев сложными делами занимается целая команда профессионалов. Моя жена отвечает за научное обоснование некоторых вопросов.
        Похоже, Бейкер не совсем считался с устоями общества. Гемплер сомневался в том, что дама, стоящая перед ним, достаточно разбирается в науке. Тут дверь открылась, и в дверном проеме появилась служанка с тяжелой корзиной заваленной выпечкой.
        – Извините. Миссис Бейкер, это от пекаря, благодарность вам за переделку печи, – шепотом произнесла она.
        – Отнеси на кухню и угости выпечкой и молоком моих юных учеников. Часть вечером заберешь домой.
        Служанка бесшумно закрыла дверь. Гемплер удивленно посмотрел на девушку и, собравшись с мыслями, начал рассказ.
        В этот день семейство Бейкер приняло свой первый заказ на расследование.

        Эпилог.

        Пришел месяц май, две дамы сидели на красивой зеленой лужайке, возле разбитых к празднеству палаток с угощениями. У них было полчаса перед церемонией.
        – Что было после? – спросила Джейн, установив батарею с салютом в коробку.
        – Разнос был полным. Джеймс сначала ругал меня целый день, а потом не разговаривал три дня. Однако трудно обижаться на человека, который неделю лежит в бреду, а потому он все же простил меня скрепя сердцем. А ты как?
        – Вроде ничего. У меня есть три ученика, и они делают неплохие успехи.
        – Это отлично! – сказала Роуз, вернувшись к прежней теме. – Крепко нам всем досталось тогда.
        – Пожалуй! – протянула Джейн. – Алекс только месяц назад решился взять первое дело.
        Джейн выстроила коробки с салютом в виде полукруга. Фейерверк ожидался ближе к ночи. На праздник собрался чуть ли не весь их городок, еще прибавились люди, которые жили в поместье Андерсона, да и команда Зевса была на месте.
        – Дамы, уже пора! – пробасил Грот, ради праздника впервые избавившийся от бороды и склоченных волос.
        Джейн посмотрела на свою подругу.
        – Ты готова?
        – Пожалуй, да!
        – Девочки идемте, гости уже заждались!
        Роуз и Джейн поднялись, Грот убрал в карман трубку и протянул дамам руки. Он повел их не спеша к церкви.
        – Ну что, готовы получить свои колечки? – спросил мужчина, посмотрев с высоты своего роста на девушек. Ему от всей команды было дано важное поручение – быть их провожатым в этот важный день.
        – Грот, знаешь, с бородой тебе было лучше! – вдруг сказала Джейн, чувствуя, как дрожит рука мужчины от волнения.
        – Точно! – подхватила Роуз. – Она придавала тебе суровости, что ли…
        Грот подвел девушек к высоким дверям.
        – Нет, нет, и нет! Вы не сможете меня отвлечь, я раскусил вас. И вот что я хочу сказать вам в напутствие. Там, за дверью стоят двое любящих вас мужчин, они хотят пройти этот жизненный путь вместе с вами до самого конца. Но знайте, что не только они вас любят и уважают, у вас есть семья. Семья, которая готова броситься вам на выручку в любую минуту. Именно поэтому мне предоставлена такая большая честь, от имени всей команды, от имени этой большой семьи вести вас обеих к алтарю. Помните о том, что в этом мире вы не одни, и никогда, никогда не забывайте об этом!!!
        Двери распахнулись. Девушки увидели своих друзей, Мамми и Франсуа в первом ряду, Фея в праздничным костюме. Все взоры были обращены на них.
        Джеймс явно волновался, заведя руки за спину, он иногда оборачивался к алтарю. Алекс, не отрываясь, смотрел на Джейн.
        Эту жизнь каждый человек проживает по собственной совести, он идет своим путем, его дорога пересекается с судьбами других людей. Иногда эти встречи мгновенны и разрушительны, иногда люди следуют рядом, а потом вдруг разъезжаются по разным городам, умирают или отрекаются от дружбы и отношений. Но как же это редко и ценно, когда есть на этом свете любимый человек, который видит только одну дорогу – рядом с тобой!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к