Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Сказки Кристиан Пино


        # Предлагаем вниманию читателя сказки Кристиана Пино. Герои Пино: веселый бог Пан, Мари-Гиацинта с золотыми искорками в глазах, мальчик Марк, которому нравились падающие звезды, и другие - как будто и не сказочные герои, которые по воле автора учатся отличать доброе от злого, а мы с вами. Недаром поэтичные изящные сказки Кристиана Пино, бывшего министра иностранных дел, выходили во Франции в серии
«Идеальная библиотека», издающейся для детей и юношества.

        Кристиан Пино


        Сказки


        СП «ИНТЕРГРАФ СЕРВИС» МОСКВА • 1990
        ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО
        ИЛЛЮСТРАЦИИ МАРИАННЫ КЛУЗО
        Предлагаем вниманию читателя сказки Кристиана Пино. Герои Пино: веселый бог Пан, Мари-Гиацинта с золотыми искорками в глазах, мальчик Марк, которому нравились падающие звезды, и другие - как будто и не сказочные герои, которые по воле автора учатся отличать доброе от злого, а мы с вами. Недаром поэтичные изящные сказки Кристиана Пино, бывшего министра иностранных дел, выходили во Франции в серии
«Идеальная библиотека», издающейся для детей и юношества.
        ISBN 5-85052-001-5

        СЫН ПРИНЦА-КОНСОРТА


        КОЛЛЕКЦИЯ

        Королевством Марекарлия правила толстая и добродушная королева, которую подданные называли «доброй государыней». Когда она проезжала по городу, народ радостно приветствовал ее и собирался на ее пути, чтобы поклониться по марекарлийскому обычаю, упершись рукой в бедро и отставив вытянутую ногу. Принц-консорт был менее любим. Не то чтобы он был плохим человеком, но он питал пристрастие к крепким напиткам и поэтому порой впадал в досадный гнев, а главное, он не умел носить военный мундир, а без этого никак нельзя рассчитывать на популярность.
        Из всего королевского семейства народ отдавал предпочтение принцу-наследнику Клодомиру, красивому двадцатидвухлетнему юноше, храброму и великодушному, умному как раз настолько, чтобы не выдумать ни нового налога, ни нового наказания. Его любили и девушки страны, с которыми он охотно танцевал вечерами по субботам, и юноши, с которыми он играл в мяч но утрам в воскресенье. Здороваясь, он умел с большим изяществом приподнимать свою шапочку, украшенную перьями, и во всем королевстве не было ему равных в искусстве зачесывать назад волосы и позвякивать шпорами. Он любил музыку как раз настолько, чтобы не играть самому, поэзию как раз настолько, чтобы не писать стихов, и живопись как раз настолько, чтобы посещать выставки и с видом знатока поздравлять художников. Короче говоря, это и в самом деле был очаровательный принц.
        Послы соседних королевств привозили ему портреты самых прекрасных принцесс на выданье. Клодомир с любезной улыбкой принимал эти портреты, щедро награждая послов, и спешил повесить картины в кабинете своего отца, принца- консорта, где тот любил сидеть часами, ничего не делая.
        Эта единственная в мире коллекция прекрасных женщин была гордостью страны, и богатые горожане приглашали знаменитых художников писать портреты своих дочерей, в надежде, что и они попадут в эту коллекцию.
        - Ваше высочество,- почтительно сказал как-то принцу один из гостей, рассматривая коллекцию,- все эти принцессы очень красивы: у одной голубые глаза, которые ласкают душу» У другой черные глаза, которые согревают сердце. Как можете вы оставаться нечувствительным к стольким прелестям?
        - Нечувствительным? Вовсе нет! - с вежливым безразличием возразил Клодомир.- Но я могу любоваться красавицей и в то же время не предлагать ей немедленно стать моей женой…
        - Вам так неприятна мысль о женитьбе?
        - Да я о ней просто не думаю.
        - Должен признаться,- сказал гость, который старался понравиться щедрому хозяину,- что ни одна из молодых девушек не достойна вступить с вами в брак, за исключением…
        - За исключением кого?
        - Стоит ли об этом говорить, ваше высочество! Принцесса, о которой я подумал, так же недоступна для вас, как и для всех тех молодых людей, которые погибли, етремясь ее завоевать.
        - Недоступна? Для меня?
        - Говорят, ее охраняют всякие чудовища, и тот, кто хочет добиться ее руки, должен подвергнуться трем опасным испытаниям.
        - Какие же это испытания?
        - Этого я не знаю, ваше высочество. Ведь ни один из тезе, кто пускался в путь, желая попытать счастья, не вернулся обратно и не описал, что с ним произошло. Так погибло множество молодых людей, и матери до сих пор оплакивают их. Оттого-то я и не хотел рассказывать вам об этой принцессе.
        - Но меня эта принцесса ничуть не интересует, у нее, должно быть, сердце твердое, как скала, если она погубила столько милых юношей.
        - Бедное дитя! Она просто жертва злого волшебника, который придумал все эти испытания, чтобы отбить охоту свататься к ней. Но не вздумайте, ваше высочество, пойти по стопам тех несчастных безумцев. Если даже какая-нибудь необыкновенная удача поможет вам преодолеть все препятствия, еще неизвестно, согласится ли принцесса выйти за вас замуж.
        Закинув на плечи мешок, прицепив сбоку саблю, принц на следующее же утро отправился в путь.
        Пять дней шагал Клодомир по путям и дорогам и пять ночей спал под каштанами в лесу, среди белых грибов. Он заходил на фермы, пил там прохладное молоко и съедал ломоть хлеба с колбасой, начиненной чесноком; он лакомился в лесу малиной и земляникой, а иногда сосал леденцы, которые прихватил с собой в дорогу.
        На шестой день Клодомир повстречал небольшого горбоносого человечка, который держал в руках огромный охотничий рог и какой-то плоский ящик. Принц вежливо поздоровался:
        - Добрый день, дружище! Не будет ли с моей стороны нескромным спросить, в каком концерте вы собираетесь участвовать?
        - Увы, мессир. Я не играю в духовом оркестре. Я всего- навсего бедный заклинатель змей, мой талант служит для увеселения толпы, я выступаю на ярмарках.
        Проговорив это, музыкант открыл плоский ящик и показал удивленному принцу трех спящих змей, на которых тот взглянул с некоторым отвращением.
        - Охотно верю, что вы и правда заклинатель змей,- сказал Клодомир,- но на что вам такой рог?
        - Да ведь это мой рабочий инструмент! - ответил заклинатель змей.
        - Значит, это… ваша флейта?
        - Ну да, я заклинаю змей, играя на охотничьем роге.
        - Но это невозможно!
        - Не хотите ли попробовать, мессир?
        - Ни за что,- отказался принц.
        Он не стал больше спорить, но так как ему наскучило путешествовать в одиночестве, предложил заклинателю пойти вместе с ним. Тот согласился, и они пустились в путь, рассуждая о музыкальных инструментах и нравах змей.
        Пять дней шагали они по тропинкам, которые становились все более извилистыми и непроходимыми, и пять ночей спали под чахлыми низкорослыми соснами. Все труднее становилось добывать себе пропитание, и порой, чтобы не лечь спать голодными, они вынуждены были доить попавшуюся навстречу козу.
        На шестой день они увидели на пересечении дорог веселого, улыбающегося человека, который еще издали помахал им рукой.
        - Добро пожаловать к нам, мессиры! В этих краях редко встретишь людей, которые могут составить тебе приятную компанию. Не хотите ли сыграть со мной в кости?
        И он достал из кармана два небольших белых кубика с черными точками на гранях.
        - Научите нас поскорее этой игре,- попросил принц, в котором пробудилось любопытство.
        Ученье пошло так успешно, что через полчаса у Клодомира уже не осталось ни одного леденца, а музыканту пришлось заложить своих змей.
        - Кончим на этом, мессиры,- снисходительно сказал игрок в кости,- вы мне оба очень нравитесь, и мне не доставит никакого удовольствия оставить вас без гроша. Лучше уж позвольте мне пойти с вами. Трое сумасбродов всегда добьются большего, чем двое.
        ПРОДАВЕЦ ОЧКОВ


        Пять дней шагали они по дикой пустыне, где рос только колючий кустарник да терновник, и пять ночей спали на голой земле, защищенные от холодного северного ветра и ядовитых насекомых лишь выступами скал. Изнемогая от усталости, они шли теперь медленнее, останавливались поохотиться, чтобы добыть себе пищу, жгли хворост, выкуривая из нор тощих
        кроликов, и убивали их, собирали на кустах высохшие ягоды, которые не могли утолить жажду. Они совсем уже пали духом, когда вдруг на шестой день увидели какого-то толстяка, мирно отдыхавшего в придорожной канаве.
        - Здорово, кум,- вежливо сказал принц.- Что это ты делаешь в таком негостеприимном месте?
        - Отдыхаю, потому что мне предстоит утомительное путешествие,- ответил толстяк.- Я живу в красивом южном городке и торгую очками. Так как мои клиенты люди требовательные и богатые, мне приходится самому выдувать стекла для очков, чтобы угодить им. Я часто езжу за песком и другими материалами и во время одной из таких поездок случайно набрел на землю, обладающую магическими свойствами. Теперь я каждый год отправляюсь в эти места, чтобы запастись нужным материалом. Поглядите-ка на этот большущий мешок, я должен буду тащить его на спине целых три недели.
        - Я восхищен вашим мужеством,- сказал тогда заклинатель змей,- и предлагаю вам пойти с нами. Мы сопровождаем этого прекрасного юношу, который намерен завоевать недоступную принцессу. Пойдемте с нами, а о своем мешке вы позаботитесь на обратном пути.
        Продавец очков ничего не ответил, только в знак согласия кивнул головой и пошел рядом с тремя друзьями.
        Они шагали еще много дней по самой бесплодной в мире земле. Они страдали от голода, жажды и холода и совсем уже было отчаялись, но внезапно все вокруг изменилось. Воздух стал теплее, растительность гуще, травы зеленее, деревья выше. Вскоре наши путники уже собирали на деревьях чудесные спелые плоды, пили чистую родниковую воду, отдыхали в тени великолепных деревьев. Наконец они увидели на дороге указатель с ободряющей надписью:
        НЕДОСТУПНАЯ ПРИНЦЕССА- ТРИ ЧАСА ПУТИ - Друзья,- воскликнул Клодомир,- крикнем трижды ура в честь…- но он не закончил фразы, потому что заметил поблизости небольшую кучку костей и немного дальше - вторую такую же кучку. Путники в тревоге переглянулись.
        - Друзья,- вновь заговорил принц,- принцессу мы будем прославлять потом. Впереди ждут всякие опасности, и, прежде чем пускаться в дальнейший путь, я хочу поблагодарить вас за то, что вы меня сопровождали. Я прошу вас позволить мне идти дальше одному. Подождите меня денек и, если я не вернусь, сообщите обо всем моей бедной матушке и передайте принцу- консорту, моему отцу, что я не смог завершить его замечательную коллекцию.
        И принц зашагал в ту сторону, куда была направлена стрелка указателя. Три его товарища без колебания последовали за ним.
        ГИДРА


        Они шли так некоторое время, как вдруг их испугал сильный шум, и какой-то мощный вихрь чуть не сбил путников с ног.
        Клодомир храбро шагнул вперед и оказался прямо перед огромной черной змеей. Двадцать четыре горящих глаза смотрели на него с двенадцати голов чудовища. Гидра поражала своим безобразием, из пастей у нее сыпались искры, похожие на бенгальский огонь, с нижней челюсти стекала бурая пена. Но принц не испугался, он опустил на землю свой мешок, схватил меч, описал им большой круг и изо всех сил ударил змею, стараясь отсечь сразу все двенадцать голов - он знал, что если отрубить гидре только одну голову, она тут же вырастет вновь. Но увы! Хотя сталь была крепкой, меч, едва коснувшись черной чешуи, разлетелся вдребезги, словно был из стекла.
        Из пастей чудовища вырвались огромные языки пламени, и Клодомир сгорел бы заживо, если бы не успел вовремя отскочить в сторону. Искра чуть не попала в глаз продавцу очков, и он поспешно стал искать в своем мешке защитные очки. Положение четырех друзей казалось отчаянным, они были обнаружены, и, если б вздумали бежать, гидра мгновенно догнала бы их и испепелила. Принц с грустью подумал о недоступной принцессе, которая вполне заслуживала это прозвище, и приготовился умереть.
        Спас всех музыкант. Он схватил охотничий рог и медленно заиграл колыбельную. Змея отступила назад, пламя утихло. Мелодия все продолжала звучать, она ширилась, росла, и головы гидры одна за другой стали выражать блаженство, потом радость и вскоре начали покачиваться в такт музыке. И на каждой голове левый глаз был зажмурен - явный признак того, что чудовище довольно.
        - Вперед, друзья мои! - сказал принц.- Воспользуемся передышкой и преодолеем первое препятствие, а товарища своего мы освободим, когда вернемся с принцессой.
        И Клодомир, игрок в кости и продавец^очков прошли мимо теперь уже безобидной змеи, в то время как музыкант, чтобы придать себе бодрости, заиграл свадебный марш.
        ВЕЛИКАН-ЛЮДОЕД


        Целый час они без всяких происшествий пробирались через густой лес, как вдруг Клодомир наткнулся на какую-то огромную темную массу, которая преградила ему дорогу. Он догадался, что это башмак необыкновенных размеров - самый маленький гвоздь в подметке был величиною с куриное яйцо. Проследив дальше взглядом, принц увидел сначала большущую ногу, а потом и все огромное тело сидевшего в лесу среди поваленных дубов великана.


        - Добрый день, господин великан,- вежливо сказал Клодомир, приподняв свою шапочку тем изящным жестом, который покорил стольких марекарльянок.- Вы разрешите нам проникнуть в ваши владения?
        Смех великана раскатился по лесу, загудел сиреной в стволах деревьев.
        - Об этом п не мечтай, мой повелитель! Ты проник в мир запретный, особенно для таких юнцов. Я удивляюсь, как это мой друг черная гидра пропустила вас всех. Она, верно, хотела, чтобы мне досталась аппетитная закуска. Как прикажете вас съесть, господа, под ореховым маслом или в другом растительном жире? А может, на английский манер?
        И он щелчком опрокинул Клодомира на мох. Но тут великан увидел, что игрок в кости вытащил из своего кармана какие-то белые кубики и небрежно бросил их на землю, сказав:
        - Двенадцать.
        Людоед заинтересовался.
        - Чего двенадцать? - заорал он.
        - Я говорю: двенадцать,-спокойно ответил игрок в кости.
        - Я не люблю, когда надо мной насмехаются! Что такое «двенадцать» и что за кубики ты бросил на землю?
        - Разве может эта игра заинтересовать лесного великана? Тут нужен острый ум горожанина.
        - Выходит, ты считаешь, что у меня не такой острый ум, как у тебя? - заревел великан.- Если ты не объяснишь мне сейчас же эту игру, я раздавлю тебя между пальцами, смешаю со свининой и сварю на медленном огне в горшке с мадерой! А ну-ка, выбирай: хочешь ты стать паштетом или будешь говорить?
        Тогда игрок в кости, сделав знак товарищам, чтобы они осторожно продолжали свой путь, пустился в подробные объяснения, а великан с интересом стал его слушать.


        ПРИНЦЕССА


        Принц и продавец очков, не замеченные великаном, поспешно удалились. Вскоре лес кончился, и они увидели холм, на вершине которого возвышался великолепный замок.
        - Вот мы и пришли наконец,- с волнением сказал Клодомир.- Только бы тут нас не ждали новые испытания, ведь мы должны поскорее вернуться к своим друзьям,- им, верно, сейчас несладко приходится.
        Принц и продавец очков бодро взобрались на холм. Пройдя по подъемному мосту, который был, к счастью, опущен, они попали во двор замка, большой и пустынный. Между камней, которыми был замощен двор, пробивались лютики, всюду царило полное безмолвие.
        - Не очень-то здесь весело,- сказал продавец очков.
        - Эй, привратник! - крикнул Клодомир.
        Никто не отозвался. Тогда они вошли в замок и, миновав одну за другой большие безлюдные комнаты, поднялись по широкой великолепной лестнице. Наконец в одном из салонов они обнаружили в вазе свежие цветы и убедились, что в замке есть кто-то живой.
        Сердце у принца колотилось так, что, казалось, грудь вот- вот разорвется. Развязка приближалась, через несколько мгновений он будет просить руки недоступной принцессы. Вдруг он обнаружил, что продавец очков куда-то исчез, но не успел принц отправиться на его поиски, как тот уже вновь стоял перед ним, очень бледный и очень взволнованный.
        - Мессир,- сказал он,- недоступная принцесса находится в соседней комнате, но атмосфера там настолько необычная, что я опасаюсь за ваше зрение.
        - За мое зрение? - удивился Клодомир.
        - Да, именно за ваше зрение. Я прошу вас, наденьте эти очки, стекла их, моего собственного изготовления, предохранят вас от всякой опасности.
        Клодомир хотел было отказаться, но его товарищ так настаивал, что он в конце концов согласился.
        Они вошли в соседнюю комнату.
        Принц упал на колени -перед ним была самая прекрасная принцесса, какую только может представить себе воображение. Ее красота была совершенна: никакой эпитет не в силах передать прелесть ее глаз, ее улыбка была пленительна и полна необычайной скромности; ее робкие слова придали ей в глазах принца еще больше очарования.
        - Встаньте, ваше высочество. Я не привыкла к такому поклонению и боюсь, что вы заставите меня покраснеть. Меня зовут Филозель, и я всего только бедная принцесса.
        - Вы самая прекрасная, самая божественная принцесса на свете! Филозель, я хочу, чтобы вы стали моей женой. Позвольте мне увести вас отсюда, не теряя ни минуты.
        - Вы хотите взять меня в жены? - переспросила принцесса.
        Клодомир не понял, почему в ее голосе звучало такое удивление. Он с жаром воскликнул:
        - Я не женюсь ни на ком, кроме вас!
        Филозель подошла к маленькому комоду розового дерева, открыла ящик и вытащила оттуда крошечный флакон.
        - Принц,- сказала она,- поклянитесь на элексире, который содержится в этом флаконе, что вы действительно хотите взять меня в жены такой, какой вы меня сейчас видите.
        - Клянусь на этом элексире,- ответил Клодомир без колебания.
        Тогда Филозель поднесла флакон с волшебным элексиром к губам и выпила его.
        Для Клодомира ничто не изменилось, принцесса нисколько не потеряла в своей красоте и очаровании, улыбка ее была все так же ослепительна, разве что стала немного менее скромной. Но продавец очков упал на колени, потрясенный и полный восхищения.
        - Принц,- спросила Филозель,- не нравлюсь ли я вам теперь больше, чем прежде?
        - В то мгновение, когда я вас увидел, дорогая принцесса, вы показались мне прекраснейшей из прекрасных.

«Он действительно любит меня искренне»,- подумала молодая девушка.
        - Ваше высочество,- сказал продавец очков,- теперь вы можете снять очки, зловредные испарения этой комнаты рассеялись.
        Клодомир и Филозель, нежно поддерживая друг Друга, шли по лесу; продавец очков следовал за ними, насвистывая модную песенку: «Голубые глаза, черные глаза». Всех тревожила судьба игрока в кости, но они сразу успокоились, когда увидели, что игра в самом разгаре.
        - А! Вы увели принцессу,- зарычал великан,- тем лучше! У меня был приказ не впускать вас сюда, но нет приказа помешать вам выбраться отсюда. Проваливайте подобру- поздорову, но заберите с собой и этого чертова игрока! Посмотрите-ка, что он у меня выиграл своими проклятыми кубиками!
        Клодомир с удивлением увидел лошадей, покрытых парчовыми попонами, мешки, полные золота и драгоценных камней, мечи с эфесами, вычеканенными лучшими в мире ювелирами, драгоценные ткани.
        - Двадцать лет экономии! - плакал великан.- Когда вы подошли, он как раз требовал, чтобы я играл на свою бороду! И я стал бы играть на свою бороду, на свою куртку, на гвозди от своих башмаков! У меня остался всего один носовой платок, этот каналья считает, что они будут для него превосходными простынями. Уведите его! Я ни разу не смог выиграть, ни одного разу!
        Великан проливал потоки слез, но наши друзья не стали дожидаться, когда источник иссякнет, и поспешили уйти со своей добычей.
        - До чего наивен этот великан,- сказал Клодомир,- ему ничего не стоило сохранить у себя свои богатства. Ведь не стали бы вы вырывать их у него силой!
        - Ваши размышления, принц,- сказал игрок в кости,- доказывают вашу полную неспособность к игре.- И он добавил с оттенком уважения в голосе: - У этого великана неплохие способности.
        - Сейчас не время заниматься спорами,- заметил продавец очков.- Я что-то не слышу звуков рога и боюсь, не приключилось ли несчастья с заклинателем змей. Гоните лошадей.
        Через некоторое время они услышали какой-то странный шум.
        - Можно подумать, что где-то поблизости работает мельница,- сказала Филозель.
        - Нет, шум более глухой.
        - И более сильный.
        - Может быть, это змея переваривает заклинателя!
        Они поехали быстрее и вскоре увидели музыканта на том
        самом месте, где несколько часов назад оставили его. Заклинатель змей спокойно начищал свой рог, стараясь довести его до блеска.
        Гидра, вытянувшись на земле, крепко спала, и ее двенадцать голов издавали этот странный и равномерный храп, который так испугал наших друзей.
        - Тише! - сказал заклинатель.- Не будите бедное животное! Она так хорошо спит, я сочинил для нее колыбельную.
        РАССТАВАНИЕ


        Обратный путь пятерым друзьям показался коротким - лошади были превосходные, всем передалось хорошее настроение Филозели, солнце светило ослепительно ярко.
        Когда они подъехали к границе марекарлийских владений, игрок в кости остановил лошадей и сказал Клодомиру:
        - Ваше высочество, позвольте каждому из нас вернуться к собственным приключениям, Теперь вы уже в своем королевстве с самой прекрасной принцессой на свете. Принц-консорт, ваш отец, будет горд поместить ее портрет в своей коллекции. Отныне мы предоставляем вас вашей счастливой судьбе. Но прежде возьмите свою часть добычи.
        - Нет, друг мой,- ответил Клодомир,- я хочу, чтобы вы поделились золотом и драгоценностями с заклинателем змей и продавцом очков. А я и так получил самое большое богатство на свете. И этим я обязан всем вам!
        Они расстались взволнованные. Филозель нежно поцеловала каждого, взяв с них обещание приехать в Марекарлиго. Потом принц и принцесса направились в одну сторону, а три приятеля - в противоположную.
        - Какая чудесная история! - сказал продавец очков.
        - Я очень боялся гидры,-признался музыкант.
        - А я великана,- отозвался игрок в кости.- Только ты, продавец очков, не подвергся никакому испытанию.
        - У меня было испытание пострашнее всех ваших. Я вошел первым в комнату принцессы и увидел перед собой самое уродливое создание на свете: у нее были тусклые глаза, кожа, усеянная красными прыщами, кривой нос. К счастью, я захватил с собой волшебные очки, и принц увидел в них Филозель совсем другой. Иначе он никогда бы не дал обещания взять ее в жены такой, какая она есть, а принцесса не выпила бы элексира, который должен был вернуть ей красоту. И все ваше мужество, мессиры, пропало бы впустую.
        - Молодец, мастер! - сказал игрок в кости.- Но, может быть, твои очки были не так уж необходимы. Когда мужчина преодолеет столько трудностей, чтобы завоевать женщину, она всегда покажется ему самой прекрасной на свете.


        ПАН, ФЛЕЙТА И КАПУСТА

        Пан, молодой, легконогий, веселый бог, имел две страсти. Одна из них вам хорошо известна: он любил музыку. Целыми днями он бродил по лугам и лесам в поисках гармоничных звуков, которые природа дарит тем, кто умеет их ценить, прислушивался к пенью птиц, к таинственному шороху ветра в высокой траве. Свою флейту Пан очень любил. Сначала он стремился подражать тем звукам, которые слышал в лесу и на лугах: крику кукушки, зову певчей птички, воркованию голубки, трелям соловья, легкому дуновению ветерка, проскользнувшему среди колокольчиков на овсяном поле. Но вскоре Пану надоело только подражать знакомым звукам, и юный бог, дав волю.
        своему воображению, каждый день стал сочинять новые мелодии. Сознание своей талантливости приводило Пана в восторг, и его уши жадно ловили звуки, которые издавали его же собственные губы. Но иногда Пана все же охватывала грусть: ничто в природе, казалось, не могло оценить его музыкальные способности. Птицы не переставали петь, заяц не прекращал свой бег, листья продолжали шуметь с той же яростью, а черепаха - ползти, как ползла.
        - На что мне талант, если он никого не очаровывает? - меланхолично говорил себе Пан, и ему хотелось разбить свою флейту и никогда больше не играть.
        Вы ни за что бы не отгадали вторую страсть Пана. Он любил капусту. Как многие лакомятся сладостями, фруктами, молоком или дичью, так он буквально объедался душистыми супами из капусты, заправленными копченым салом.
        Чтобы удовлетворить эту страсть, Пан должен был сам сажать капусту. Он делал это с большим усердием и заботливостью и собирал такой урожай, который мог бы привести в восхищение даже знатока. Часто с наступлением ночи бог- музыкант приходил играть перед круглыми головками капусты, и казалось, что они покачивались от удовольствия, слушая своего хозяина. Пан даже сочинил балладу в честь одного капустного кочана, которым он очень гордился. И в самом деле этот кочан был чудесный! Никогда еще земля не производила ничего более крепкого, здорового, гармоничного: капуста была похожа на тугую грудь великанши.
        Эта капуста прославила Пана не меньше, чем его баллада. Но вот наступил день, когда капуста окончательно дозрела, и Пан решил снять ее с грядки. Печаль от сознания, что он должен срезать самое лучшее произведение своего сада, несколько приглушалась при мысли о восхитительном супе, который он себе приготовит.
        Итак, однажды вечером Пан запасся большим ножом и направился в свой сад; несколько минут он колебался, затем решительно взялся за кочан. Пан уже собирался расправиться с ценителем своего таланта, как вдруг услышал нежный голос, который, казалось, исходил из зеленых листьев капусты.
        - Пан, мой маленький бог,- говорил голос,- не убивай меня, твоя музыка вдохнула в меня душу. Сохрани мне жизнь, чтобы я и впредь могла слушать твою музыку. Ты будешь вознагражден за это.
        Что же сделал Пан? Он не стал трогать этот кочан, срезал другой, поменьше, и отправился спать.
        Когда на следующее утро Пан вернулся в свой сад, на душе у него было легко и радостно. Воздух был свеж и чист, утренняя роса осыпала листья жемчугом, кочаны капусты выглядели спокойными и аппетитными. Но вы никогда не отгадаете, что Пан нашел в своей музыкальной капусте. Крошечную спящую девочку, розовенькую, голенькую, с беленькими волосиками!

«Ну конечно же, дети рождаются в капусте,-подумал молодой бог,- кормилица мне не солгала».
        Сначала Пан невольно залюбовался ребенком, потом пришел в некоторое замешательство. Ведь он не имел ни малейшего представления о том, как воспитывают детей. Сама природа поспешила ему на помощь в виде козы, которая приблизилась к ребенку, разбудила его, лизнув его лобик языком, и уверенно всунула ему в рот сильно набухший сосок вымени.
        Так бог Пан начал воспитывать девочку, или скорее наблюдать, как она растет. Его воспитательная роль сказалась лишь в том, что он дал девочке имя Кастелла, привил ей вкус к музыке и к супу из капусты и, поскольку имел доброе сердце, окружил девочку тем, в чем маленькие дети особенно нуждаются,- нежной заботой. Когда девочка ложилась спать в
        свою постельку из сухих листьев, Пан укрывал ее пушистым мехом и нешно целовал в отяжелевшие веки. И если случалось, что девочка расшибала свои маленькие коленки и плакала, он поднимал ее и ласково осушал ее слезы.
        Что касается остального, Пан все предоставил природе, и она не скупилась на овощи, фрукты и птичьи яйца.
        Кастелла подрастала и становилась самой красивой девочкой в мире: у нее было гладкое розовое личико, маленький, слегка вздернутый носик и прекрасные светлые волосы, которые так любил гладить Пан. Кастелла была веселой и ласковой девочкой. Она никогда не ворчала, никогда не лгала и не доставляла неприятностей своему доброму маленькому богу.
        У Кастеллы было только две заботы: иногда Пан, выжимая виноград, пробовал слишком много бродящего соку. В такие дни Пан бывал весел и в то же время печален, а ночью он очень сильно храпел.
        Иногда случалось также, что Паном овладевала грусть, когда его флейта не в силах была остановить движение облаков, прыганье животных, пение птиц. Однажды Пан открыл Кастелле причину своей печали, и она дала себе обет утешить его, насколько хватит ее детских силенок.
        Спустя некоторое время Пан, сидя на скале, извлекал из флейты пронзительные и веселые звуки. Вдруг он в изумлении увидел перед собой свою приемную дочь, которая церемонно приветствовала его. Поощряемый улыбкой ребенка, он продолжал выводить мелодию, но изумление его дошло до предела, когда он увидел, как Кастелла, более гибкая и грациозная, чем лесные нимфы, двигает ручками и ножками в такт его флейте. Вот тут-то Пан дал волю своей фантазии: самые причудливые «скерцо» сменялись нежными «анданте», и Кастелла танцевала то неистово бурно, то плавно и медленно, до тех пор пока от усталости у нее не подкосились ножки. Тогда юный бог взял ее на руки и нежно поцеловал. Музыка приобрела для него новый смысл.
        С тех пор Пан посвятил себя молодой ученице. Сидя на своей любимой скале, он неутомимо повторял гаммы, стараясь научить Кастеллу управлять своим телом, чувствовать ритм и понимать его законы. Пан был счастлив: в лице этого ребенка природа наконец подчинилась его флейте.
        Сердце Пана было полно благодарности капусте, которая подарила ему такую радость; ведь он не забыл своего первого слушателя.
        А капуста, за которой хорошо ухаживали, продолжала жить спокойной жизнью бессмертной капусты. По вечерам девочка поливала ее свежей водой из маленькой леечки, говорила ей «добрый вечер» и гладила ее зеленую голову.
        Музыка, танцы, величавое спокойствие долины и леса, нежная привязанность друг к другу юного бога и маленькой девочки под покровительством капусты! Чем можно еще дополнить такую счастливую картину?
        Но на земле так небезопасно! В одно весеннее утро Кастелла пришла в сад нарвать клубники, которую она любила так же, как Пан любил капусту.
        Она сорвала несколько ягодок и съела. Пан разрешал ей по своему вкусу выбирать в саду нежные листья салата, редиску, спелые фрукты; он был уверен, что девочка не злоупотребит своей свободой, не будет опустошать грядки или наедаться сверх меры.
        Кастелла, вдоволь полакомившись ягодами, пошла посмотреть на своего друга капусту. Когда девочка наклонилась, чтобы погладить ее голову, она в ужасе застыла: на том самом месте, где когда-то Пан нашел ее, свернувшись, лежала змея. Девочка хотела бежать, но от страха не могла сделать ни шагу. Звать на помощь? Но она не могла произнести ни звука.
        Змея увидела Кастеллу. Она подняла свою треугольную головку и уже собиралась броситься на Кастеллу и ужалить ее.


        И в это мгновенье Кастелла услышала флейту Пана. Бог выходил из своего обиталища, импровизируя какую-то мелодию. Он приближался, беззаботный и счастливый, наслаждаясь природой и музыкой.
        Пораженная незнакомыми звуками, змея застыла. Пан, продолжая играть, уже совсем близко подошел к грядке с капустой. Вдруг он увидел Кастеллу и понял, какая опасность угрожает ей. Первым движением Пана было отшвырнуть флейту и броситься между животным и ребенком: как бог Лесов он не боялся никаких ядовитых тварей земли, а как приемный отец он охотно отдал бы жизнь за свою дочь. Но он знал, что не успеет спасти Кастеллу. Змея же, замерев на одно мгновенье, вскоре опять приняла угрожающий вид. У Кастеллы хватило силы и самообладания крикнуть Пану:
«Продолжай играть!» Пан вновь заиграл прерванную мелодию, и звуки флейты дрожали так же, как и губы бога.
        Змея не бросилась на девочку - казалось, она слушает музыку; внезапно головка ее стала покачиваться в такт мелодии, а потом вслед за головкой стала покачиваться верхняя часть туловища. Пан не переставал играть, а в это время Кастелла потихоньку удалялась. Меж тем юный бог стал медленно отходить к лесу, не отрывая флейту от своих губ, а зачарованная змея, покачиваясь на своем хвосте, следовала за ним.
        Когда опасность миновала, Пан подбежал к Кастелле и крепко обнял ее. Следующий его порыв был вызван гневом против ни в чем не повинной капусты. Он схватил палку и уже собирался обрушить ее на капусту, но вдруг услышал знакомый голос, мягко сказавший ему:
        - Пан, неужели боги, как люди, должны грешить неблагодарностью? Неужели ты забыл, что обязан мне тем, чего сам Олимп не мог тебе дать: маленькой девочкой, доброй и уМной, хорошей ученицей, и славой первого заклинателя змей?
        Кастелла обняла капусту, а Пан заиграл для нее серенаду.


        ЗЕРКАЛО И КРОССВОРД

        Случилось это на севере, в туманном и холодном городе. Целый день шел снег, и вечер обещал быть морозным, но все жители города стояли на порогах своих домов и смотрели, как двигалось по улицам погребальное шествие с телом сто двадцать восьмого претендента на руку королевской дочери Греты. Хоронили высокого черноволосого юношу, который приехал сюда из далеких южных стран, чтобы увидеть прекрасную принцессу, пользовавшуюся зловещей славой.
        Принцесса приняла его, он посмотрел на нее через стекла своего пенсне и влюбился. А на какие испытания не пойдет искреннее сердце, чтобы завоевать ту, которую любит! И юноша
        подчинился роковому правилу. Каждого, кто добивался ее руки, принцесса Грета заставляла разгадывать кроссворд, составленный ею самой. В восемь часов вечера она вручала очередному претенденту бумагу, карандаш и резинку, а в полночь он должен был представить принцессе решенный кроссвордов противном случае кандидата в женихи отводили в узкий чуланчик, давали в руки кинжал и предлагали заколоться. В странах севера это называлось самоубийством. А на следующий вечер через город в сопровождении почетного эскорта из шести стражников принцессы проезжала похоронная процессия.
        Никому из претендентов на руку принцессы не удалось смягчить суровый закон, и все они - и королевские сыновья, и дети простых горожан и крестьян - приняли смерть спокойно, с улыбкой на устах, и перед глазами их витало ослепительно прекрасное лицо принцессы.
        Жители этого северного города, туманного и холодного, говорили, что от Греты веет еше большим холодом, чем от суровых скал и снега, и что вместо сердца в груди у нее огромная градинка, упавшая с неба. В этот вечер в жалобных сетованиях толпы зазвучал глухой гневный ропот: ведь уже больше четырех месяцев - с тех пор, как Грета стала совершеннолетней и по закону королевства могла выбрать себе в супруги принца или простолюдина,- каждый день одна и та же мрачная процессия появлялась на улицах города. У тех, кого ждал на столе жареный фазан или сдобный пирог, от этого зрелища пропадал аппетит. И город все больше погружался в траур, потому что прекрасные юноши страны с не меньшей отвагой, чем чужеземцы, стремились испытать свое счастье. В тот самый вечер, когда хоронили сто двадцать восьмого претендента на руку королевской дочери, сто двадцать девятый храбро принялся за решение трудной задачи.
        Сидя на резном деревянном стуле, Жакоб размышлял над кроссвордом. Его отец, городской портной, истратил все свои
        сбережения, чтобы сын мог изучать музыку, литературу и военное искусство. В этот вечер он оплакивал его безумие. Жакоб был зачислен в стражу принцессы и уже через две недели решил, как и другие, подвергнуться испытанию; в течение двух недель он тренировал свой ум, заучивая самые трудные слова в словаре, и вот теперь с бумагой и карандашом в руках ломал голову над кроссвордом. Было десять часов, и принцесса Грета, сидя против этого нового претендента на ее руку, смотрела на него без всякого сочувствия. Кроссворд был не слишком трудный, но попадались в нем и редкие слова и, что еще хуже, туманные определения. «Что, например,- спрашивал себя Жакоб,- может означать слово из шести букв, которое «ведет глупость к смерти»?» Он вспомнил, что Грета сама составляла этот кроссворд, и подумал: каждое определение здесь должно отвечать ее взглядам на жизнь. И тогда он отгадал это слово -
«любовь».
        Но время шло! В четверть двенадцатого Жакоб пытался найти слово из восьми букв, которому принцесса дала такое определение: «Крепче меча, надежнее слез, более редкое, чем бриллиант, оно самыми длинными путями опережает смерть и завоевывает любовь принцесс».
        Жакобу уже были известны третья буква - «р» и предпоследняя- «и». Он пробовал ставить перед каждой из этих букв по очереди все согласные, потом все гласные, какие были в алфавите. У него получились слова: «карантин», «воротник»,
«барышник», но ни одно из них не отвечало определению, данному принцессой.
        Когда в полночь стражник, на котором лежала обязанность заботиться О самоубийцах, вручил Жакобу кинжал, он подумал: «Я сто двадцать девятый. Если бы я подождал до завтра, как просила меня суеверная мать, которая верит в число «13», я был бы сто тридцатым; может быть, у меня не хватило…» И тут он отгадал слово, которое так долго искал. Но было уже слишком поздно…
        Гибель Жакоба вызвала в городе сильное возмущение, королевской гвардии пришлось стрелять в толпу, было много раненых. Первый министр явился к своему государю и очень почтительно, но твердо объявил ему, чем грозит короне поведение его дочери. Ведь в городе уже поговаривают о «гидре», о «минотавре», да и каких только слов, занесенных с юга, не услышишь в эти дни на улицах! Король был человек рассудительный, хотя и слабый, он велел позвать к себе свою слишком нежно любимую дочь.
        - Грета, дитя мое,-сказал он ей,-я прекрасно понимаю, что молодая девушка должна принять всевозможные меры предосторожности, выбирая себе мужа, но не кажется ли тебе, что вместо этого странного кроссворда ты могла бы придумать какое-нибудь другое испытание, вроде прыжков в длину или бега. А главное, почему бы тебе не заменить кинжал сильным слабительным или, еще лучше, хорошим штрафом? А если уж ты непременно хочешь придерживаться наших старинных обычаев, то ведь существуют еще всякие духи, с помощью которых можно мистифицировать людей, или чудовища, с которыми нужно сражаться. Но, пожалуйста, не проливай больше крови в этом дворце и не налагай на мой народ ежедневную кару - эти мрачные похоронные процессии.
        Принцесса ничего не возразила на речи короля, и он решил, что сумел убедить ее; это доказывало, что ум его состарился не меньше, чем тело.
        На следующее утро какой-то купец, прибывший с Востока, просил принцессу принять его. Он утверждал, что покажет ей нечто совсем необыкновенное. Грете недоставало сердца, но отнюдь не любопытства. Она вышла из ванны быстрее обычного и в очаровательном матине голубого шелка, отделанном гагачьим пухом, вытянулась на софе в своем будуаре, куда приказала привести купца. Он вошел в сопровождении двух слуг, которые внесли большую раму, завешенную черной материей. Купец отпустил слуг и обратился к Грете.

        - Принцесса,- сказал он с поклоном,- я принес тебе тот самый предмет, о котором ты мечтаешь со вчерашнего вечера. Не делай такого удивленного лица, я умею читать в душах людей, и мне ведомы были твои тайные думы еще до того, как я вошел в твой дворец.
        - Ты принес кинжал, который убивает, не проливая крови, или невидимые похоронные дроги? - прошептала нежнейшим голоском принцесса.
        - О, нечто гораздо лучшее - зеркало!
        - Но на что мне еще одно зеркало? Разве все зеркала во дворце не повторяли мне уже тысячу раз, что я прекрасна? Я знаю, как сияют мои глаза и как совершенны мои черты. Забери свой глупый подарок и будь благодарен, что тебя не станут публично пороть на площади,- ведь ты обманул дочь короля.
        Принцесса хотела кликнуть стражника, чтобы тот вывел купца, но не могла издать ни звука; хотела подняться, но что-то приковало ее к софе. Она с ужасом разглядывала своего посетителя. Это был высокий старик с круглым, точно луна, лицом, которое совсем не подходило к его тощему телу; глаза у него были цвета грозового неба.
        - Не пугайся, Грета,- сказал он,- я хотел только, чтобы ты не принимала меня за обманщика, который вздумал подшутить над самой прекрасной девушкой северных стран. Нет, я не претендент на руку королевской дочери, и не шутник, и даже не купец. Впрочем, что тебе за дело, кто я такой! Я дарю тебе зеркало вовсе не для того, чтобы ты любовалась своей красотой. Узнай, что всякий, кого ты поставишь перед этим зеркалом, растворится в воздухе, как пар от печного горшка, исчезнет без следа. Поэтому пусть мой подарок всегда будет тщательно завешен занавесью, разумеется, кроме тех случаев, когда ты захочешь им воспользоваться!
        Сказав это, мнимый купец оглушительно расхохотался, приблизился к зеркалу, поднял покрывало… и на глазах у ошеломленной принцессы исчез. Грета не обнаружила в своем будуаре ни человека, ни тени, ни пепла.
        Этим же вечером в девять часов очередному претенденту на руку принцессы вручили лист бумаги и карандаш. Обеспокоенный король спросил свою дочь, не забыла ли она его советов. Принцесса ответила, что отныне кинжалы будут ржаветь в своих ножнах, а лошади, возившие похоронные дроги, мирно стоять в конюшнях. Тогда король на всякий случай велел заготовить слабительное, розги и долговое обязательство. В полночь он явился к Грете, чтобы узнать результаты испытания. Принцесса показалась королю немного бледной, но, к его удивлению, была совсем одна.
        - А где же этот юноша? Он справился? Должно быть, умный молодой человек. Ведь пока он сидел и дожидался, когда пробьет девять часов, он выиграл в кости жалованье всей королевской стражи.
        - Он потерпел неудачу, отец.
        - И… он сейчас не в комнате самоубийц?
        - Не беспокойтесь, отец, я достаточно послушная дочь, чтобы не забыть так быстро ваших наставлений.
        - Но куда же он делся? Я не встретил его ни в приемной зале, ни в вашей передней.
        - Я выпустила его через заднюю дверь прямо в огороды. Ему пришлось только перешагнуть грядку с капустой и перелезть через невысокую ограду. Но в обмен на жизнь я заставила его дать обещание, что он никогда не вернется в нашу страну.
        - Значит, он уехал и увез с собой все деньги, которые выиграл в кости? Но вы же знаете, дочь моя, что выплату жалованья нельзя задержать. Разве вы не могли…
        - Отец мой, по закону королевства любой хорошо сложенный юноша может претендовать на мою руку, независимо от того, есть у него состояние или нет. Поэтому вы не имеете права ни облагать претендентов налогом, ни заставить их платить штраф.
        - Увы! Какой безнравственный закон! Я поговорю об этом с премьер-министром.
        Вздохнув, старый король встал, поцеловал дочь и поплелся в помещение для стражи, где с горя он принялся играть в карты со своими офицерами.
        Оставшись одна, Грета подобрала шапочку с пером и поддельную кость, валявшиеся в углу комнаты, и спрятала их в ящик комода.
        И так в течение месяца каждый вечер бесследно исчезал очередной претендент на руку королевской дочери. Жители города, в первые дни совсем было успокоившиеся, снова начали волноваться, и королю пришлось издать эдикт, в котором он сообщал своему доброму народу, что все претенденты на руку принцессы должны взять обязательство в случае неудачи покинуть страну. Несмотря на это, молодые северяне продолжали добиваться руки принцессы и каждую неделю из южных стран приезжали прекрасные, как день, юноши - королевские сыновья и простые рыцари. Они точно сквозь землю проваливались, никто их больше не видел, но в комоде у Греты теперь хранилась единственная в мире коллекция шапок. Она настояла на том, что сама будет убирать у себя в комнате, опасаясь, что какая-нибудь нескромная камеристка станет рыться в комоде или поднимет черное покрывало. Грета по-прежнему была безжалостна; конечно, ежедневные испытания ее теперь мало занимали, она даже не смотрела на влюбленных в нее юношей, но по привычке каждый вечер входила в свой будуар, как преподаватель на лекцию.
        Поэтому принцесса, не взглянув на двухсотого претендента, которому вручили бумагу и карандаш, уселась по своему обыкновению на софу и стала плести кружева. Но когда пробило десять часов, она неожиданно увидела перед собой юношу, который смотрел на нее со страстью. Почему судьба принцессы решилась именно в этот вечер? Может быть, потому, что ей нравились блондины, а юноша был брюнет, она любила голубые глаза, а у него были карие. Или, может быть, потому, что путь ее был прочерчен среди светил с неумолимой точностью.
        - Принцесса,- обратился к ней юноша,- умоляю вас простить меня, но я никогда не думал, что на свете могут существовать такие глупые вопросы, как те, которые вам угодно было выдумать для меня. Я не знаю этих слов, расположенных крест-накрест, и у меня нет охоты тратить три часа, сидя над этой проклятой бумажкой, тогда как я могу провести время в приятной беседе с вами.
        Никогда никто на свете не позволял себе осуждать какой- нибудь поступок Греты, поэтому сначала она рассердилась, а потом с удивлением обнаружила, что и ей самой все эти вопросы кажутся сейчас глупыми только оттого, что этот юноша отозвался о них с насмешкой.
        - Известно ли вам, что вы рискуете своей жизнью? - все же ответила она ему.- Как вас зовут?
        - Меня зовут Гийом, прекрасная принцесса. Мне двадцать пять лет, мое сердце полно солнца, а голова забита всяческими премудростями. Я многому прилежно учился: живописи, музыке, искусству жонглировать словами и фразами, искусству повелевать цифрами. Секретов для меня не существует. И еще я умею говорить женщинам очаровательнейшие вещи, я умею говорить им, что глаза их прекрасны, а губки прелестны. Позвольте же мне, несравненная принцесса, высказать вам все, что я думаю о вашей красоте, пусть мое красноречие послужит ей зеркалом.
        - Не произносите здесь слово «зеркало»,- прошептала Грета, однако позволила Гийому продолжать.
        Он долго рассказывал ей о ней самой, потом о себе, описал ей южные страны, где провел свое детство, солнечные пейзажи, золотые терпкие плоды.
        - Покиньте эту туманную страну, принцесса, позвольте мне увезти вас туда, где небеса яснее; Ваше сердце, словно айсберг, окружено полярными льдами, пусть течение несет его к югу, и постепенно оно оттает в океане.
        Айсберг уже таял, Грета не думала больше ни о своем кроссворде, ни о ста девяноста девяти претендентах на ее руку, которых поглотила земля или зеркало. Она слушала черноволосого юношу с карими глазами и хотела, чтобы он говорил и говорил еще.
        - Принцесса,- продолжал он,- я напишу ваш портрет, вы будете лежать на софе - вот как сейчас - или, еще лучше, стоять, чуть склонившись к вазе с цветами. Вы будете моей самой очаровательной моделью.
        И тут пробило полночь. Время пролетело так быстро, что принцесса даже вздрогнула от неожиданности. Гийом не выдержал испытания и должен поднять черное покрывало на зеркале. Никогда раньше эта картина не тревожила ее, но теперь Грета почувствовала весь ужас того, что должно произойти, и принялась плакать. И вот уже Гийом на коленях перед ней нашептывает ей нежные слова. Тогда она поняла, что побеждена, что никто другой не заменит ей Гийома. Новая женщина родилась в ней, и эту женщину ужасала та, прежняя. Слова исповеди сами сорвались с ее губ, и потрясенный Гийом слушал рассказ о трагическом конце своих предшественников. Он не в силах был постичь, как это сердце, ныне такое нежное, могло быть таким жестоким, как эти мокрые от слез глаза могли быть такими равнодушными. Все в нем было просто и искренне, его губам был неведом путь лжи, и он не в силах был сдерживаться:
        - Несчастное создание, так чего же вы ждете сейчас, почему не заставите и меня изведать ту же участь? Да и на что мне теперь жизнь, если все мои мечты разлетелись в один вечер! Пусть же воспоминание обо мне омрачает ваши сны и отомстит за всех этих несчастных.
        И Гийом твердым шагом направился к зеркалу. Но принцесса оказалась проворнее его, она бросилась вперед, оттолкнула Гийома, подняла черное покрывало, которое так часто поднимала для других, и спокойно в последний раз посмотрела в зеркало на свою красоту.
        Большие дворцовые часы пробили час ночи.
        На следующее утро, когда король явился в комнату своей дочери, он застал там только лежащего без чувств юношу. Заподозрив что-то недоброе, он кликнул стражу и фрейлин принцессы, приказал звонить в большой дворцовый колокол и стал теребить бороду, что являлось у него признаком беспокойства и растерянности.
        Запыхавшись, прибежал первый министр, он без труда сообразил, что лежащий в обмороке юноша должен быть посвящен в тайну исчезновения принцессы, и распорядился немедленно привести его в чувство.
        Когда Гийом пришел в себя, ему показалось, что он очнулся от долгого и кошмарного сна. Но черное покрывало на зеркале напомнило ему о действительности, и он разразился потоком слез. Король, забеспокоившись, как бы не пострадали шелковые подушки, велел принести юноше полотенце и стал терпеливо ждать, когда источник иссякнет. Фрейлины, взволнованные горем прекрасного юноши, тоже зарыдали. Всех охватила скорбь, но отчаяние перешло всякие границы, когда Гийом поведал о том, что произошло.
        Первому министру, человеку холодному и подозрительному, эта история показалась невероятной.
        - Государь,- сказал он,- кто знает, говорит ли этот молодой человек правду или скрывает от нас еще более страшную тайну. Может быть, он сам убил нашу принцессу, разрезал ее на куски и засунул в сундук. Может быть…- он сделал неопределенный жест, остановился на миг, чтобы насладиться впечатлением, которое произвел на слушателей, и продолжал: - Я предлагаю каждому из нас заняться поисками принцессы, а этого юношу держать пока пленником в ее будуаре. Позднее ваше величество примет решение о его дальнейшей судьбе.
        Король знаком выразил свое согласие и вышел в сопровождении придворных, стражников и фрейлин принцессы.
        Оставшись один, Гийом в порыве отчаяния бросился к зеркалу и уже готов был поднять покрывало, как вдруг ему почудилось, что чей-то голос сказал: «То, что было заколдовано, может быть и расколдовано». Гийом остановился. Подавленный и опечаленный исчезновением Греты, он забыл о своем негодовании и думал сейчас лишь о том, как спасти принцессу. Но увы! Он ничего не смыслил в колдовстве, он знал лишь несколько фокусов, которые могли позабавить детей,- умел неожиданно вытащить из шапки кролика, но не в силах был вызвать принцессу из зеркала.
        Надо же было так случиться - впрочем, может, это и не было случайностью,- чтобы Гийом споткнулся о карандаш. Он поднял его и вспомнил о кроссворде, который бросил нерешенным. Машинально принялся он изучать его. Ободренный тем, что отгадал одно или два легких слова, он с большим рвением продолжал это занятие. Не думайте, что в глубине души Гийом на что-то надеялся, нет, просто он хотел отогнать слишком печальные мысли. Он отгадал слово «любовь», отгадал, но уже не так быстро слово, которое тщетно искал Жакоб: «терпение». Теперь кроссворд был почти весь разгадан, оставалось лишь одно слово из семи букв с таким неясным определением: «талант дает ему жизнь, а гений - бессмертие». Третья буква была «р», шестая - «е».
        Гийом придумал слово «баронет», потом «дуралей», «муравей» и другие такие же неподходящие слова, пока наконец не догадался, что это «портрет».
        Неожиданно - но было ли это и впрямь неожиданно? - его осенило: «Может быть, существует какая-то связь между этим кроссвордом и исчезновением принцессы? Не побудила ли Грету судьба, определяющая каждый наш шаг, выдумать именно те слова, которые смогут когда-нибудь спасти ее?» Три слова показались Гийому более важными, чем другие, потому что находили какой-то отклик в его душе: «любовь», «терпение» и
«портрет». Он принялся размышлять, глядя на черный занавес, который, казалось ему, скрывал будущее.
        В течение десяти дней, воодушевленный любовью, Гийом терпеливо работал над портретом принцессы. Король, тронутый его рвением, разрешил ему держать холст с мольбертом в будуаре Греты.
        Когда картина была закончена, сходство оказалось настолько велико, что можно было подумать, будто оригинал ни на минуту не покидал комнаты. Увидев свою госпожу, такую лучезарно прекрасную, точно живую, фрейлины пролили новые потоки слез. Король горько оплакивал свою дочь, а первый министр подумывал, какую следует взимать плату с тех, кто будет любоваться этим портретом.
        А Гийом все ждал чуда, но ждал напрасно; улыбающееся лицо Греты по-прежнему оставалось только раскрашенным холстом.
        Отчаявшись, он решил умереть. Он долго смотрел на свое произведение, словно хотел унести воспоминание о нем с собой в могилу. Хорошо освещенная картина находилась против зеркала, Гийому достаточно было только повернуться и поднять черное покрывало.
        Он дожидался ночи, чтобы умереть в тот же час, что и его возлюбленная. Ни на секунду не отрывал он глаз от нарисованной принцессы. Когда на больших дворцовых часах пробило час, Гийом подошел к зеркалу и, стоя чуть в стороне, поднял занавес Портрет отразился в зеркале. И тут потрясенный Гийом увидел вдруг, что отражение оживает: вот принцесса уже идет к нему, выскакивает из рамы и бросается в его объятия.

        Портрет и зеркало исчезли. В комнате были лишь двое молодых людей, онемевших от счастья. Сколько минут или часов простояли они так, глядя друг другу в глаза? Их вывел из этого зачарованного сна яркий свет во дворе перед дворцом и ликующее пение. Они огляделись вокруг. Сто девяносто девять претендентов на руку королевской дочери, чудесным образом воскресшие, организовали факельное шествие и пели под окном нареченных национальный гимн королевства.

        ЖАН-РЫБА И СИРЕНА

        Нашего героя звали Жаном-Рыбой не потому, что это имя как-то предопределяло его судьбу; просто у его родного отца было прозвище Рыба, а его крестного отца звали Жаном. Когда Жан-Рыба родился, ни одна из волшебниц не заинтересовалась его судьбой, ни у одной из них это событие не вызвало улыбки или даже простой гримасы. Море в этот час было неспокойным, но его отец, занятый ловом морского угря, не услышал ничего особенного в свисте ветра в спущенных парусах и тревожном зове гудков. Разразилась сильная буря, которую можно было бы считать за некое предзнаменование, если бы северные моря, омывающие эти дальние страны, бушевали только по случаю важных событий в жизни людей.
        Когда Жану-Рыбе было шесть лет, умерла его мать. Он рос без присмотра, как все сироты. Если лодка его отца уплывала далеко в открытое море, добрая соседка давала Жану кусок хлеба и он уходил в школу; в полдень он ел горячий суп у своего учителя, а вечером на ужин собирал на утесах раковины с моллюсками. Мальчик поздно возвращался в свою темную хижину, он любил подолгу сидеть у моря и всматриваться в слабое мерцание светильников на рыбачьих лодках. Когда надвигался густой туман, Жан приходил к соседке, садился вместе со своей маленькой подружкой Аделиной возле огня и весь вечер рассматривал картинки. Иногда мать Аделины рассказывала детям прекрасные печальные легенды родного края: об одном моряке, который лишился ума из-за сирены с глазами глубже океана, о другом моряке, превращенном в туман и вечерами блуждающем неслышно над хижинами, и еще о многих моряках, которые не вернулись к родным берегам…
        Жан-Рыба вырос. В восемнадцать лет он был самым красивым парнем в округе, и колдунья, матушка Агар, предсказала, что его полюбит принцесса. Все жители селенья надеялись дождаться этого чуда, верного источника богатства и счастья для бедняков,- все, кроме Аделины. Двое молодых людей больше не разглядывали картинок, как бывало в детстве, а вечерами созерцали вместе звезды на небе и огни светильников на лодках в море. Иногда Жан сопровождал отца на лов рыбы. Целый день он тянул сеть, наполненную зелеными, голубыми и серебряными рыбами, а потом садился на носу лодки и кончиками замерзших пальцев посылал к берегу нежные поцелуи. Они летели над водой, словно чайки, и на полпути встречались с поцелуями Аделины.
        Как-то вечером отец Жана попал в густой, пронизывающий туман; после этого он заболел воспалением легких и умер. Жан стал ловить рыбу один. Он оставался в море по нескольку дней подряд, заплывая подальше, туда, где чаще встречаются богатые рыбой отмели, где море еще зеленее и еще таинственнее. Аделина ждала его возвращения.
        Однажды, когда она смотрела на удаляющийся парус своего друга, над ней пролетела большая птица, накрыв ее на мгновение своей тенью. Почему-то Аделине показалось, что эта птица - вестница несчастья. Девушка прибежала домой и, обливаясь слезами, кинулась в объятия своей матери.
        А в это самое время Жан чувствовал себя счастливым человеком: безмятежная погода предвещала хороший вечер, и молодой рыбак надеялся, что завтра он наполнит лодку рыбой. Еще несколько таких удачных выходов в море, и он сможет отправиться в город и купить там обручальное колечко - тоненький золотой ободок с жемчужиной из южных морей.
        И вдруг в одно мгновение на море упал туман. Жан еще никогда не видел, чтобы он появился так неожиданно и был таким плотным, таким леденящим. Молодой рыбак вздрогнул, надел теплую фуфайку, которую связала ему Аделина, и убрал на ночь парус. Он уже хотел было лечь спать в тесной каморке г как вдруг услышал чей-то зов. Но напрасно он старался что- либо разглядеть - небо и море слились в однообразной, печальной, серой мгле. Жан крикнул - никто не отозвался. Неожиданно ему пришла в голову необычайная мысль: а что если попробовать забросить свою сеть? Может быть, он думал вытянуть рыб с золотым нутром или осьминогов с алмазными присосками? В густом тумане, когда море кажется еще более таинственным, люди верят в чудеса и призраки. Этой ночью сама судьба направляла сеть Жана, и когда он почувствовал под рукой небывалую тяжесть, в его сердце вселилась безумная надежда. Он стал тянуть изо всех сил, но можно было подумать, что могучее море держит добычу. Рыбак не бросает своей сети, даже если она полна свинца. Жан уперся в борт лодки и начал борьбу. Это был жестокий поединок, похожий на его прежние схватки
с маленькими приятелями во дворе школы, когда он один перетягивал нескольких из них канатом с узлами и волочил побежденных по земле. Но на этот раз его перетянули; он не удержался и очутился в ледяной воде, совершенно не подготовленный к смерти…
        Уцепившись за свою сеть, Жан-Рыба почувствовал, что опускается в глубь моря. Он поразился, что его желудок и легкие не наполняются водой, и еще больше удивился, чувствуя себя таким же бодрым, как на твердой земле, опьяненным быстротой своего движения и сознающим свою силу.
        Странная прогулка длилась не больше четверти часа и закончилась в роскошном хрустальном дворце, украшенном розовато-лиловыми водорослями и зелеными изумрудами. Тут-то Жан и заметил, что победителем в недавнем единоборстве, стремительно увлекшим его вместе с сетью ко дну, оказалась маленькая сирена.
        Славные белокурые рыбаки северных морей не представляли себе подобной красавицы даже в самых сокровенных мечтах, а ожидавшие их ясноглазые девушки с волосами, похожими на колосья спелой ржи под лучами солнца, казались рядом с ней лишь призраками красоты.
        - Сеньор,- сказала красавица сирена, и голос ее напоминал рокот маленьких волн, разливающихся по песку,- добро пожаловать во дворец моего отца - короля тритонов. Вы извините меня, пожалуйста, что вас привели в гости насильно: я зацепилась за вашу сеть, и один из нас должен был стать пленником другого. Я постараюсь, чтобы вы не сожалели о своем поражении.
        Она взяла Жана за руку и ввела во дворец. Молодой рыбак последовал за ней. Считая, что он находится в каком-то чудесном сновидении, он ущипнул себя за руку, чтобы проснуться, но по-прежнему его окружала слегка красноватая вода, и он понял, что действительность может превзойти воображение.


        - Меня зовут Дельфиной,- продолжала сирена,- в память о дельфине, который спас жизнь моей матери. А знаете ли вы, что мне восемнадцать лет и у меня еще нет мужа? Тритонам недостает обаяния, и они банальны в разговорах. Я всегда мечтала выйти замуж за мужчину, особенно за рыбака. Иногда вечерами я ради забавы плавала вокруг лодок, но меня замечали только старые матросы и начинали с испуга креститься. Надеюсь, вы не станете осенять себя крестным знамением, говоря мне за завтраком
«доброе утро».
        Жан не сказал в ответ ни слова: он был слишком ошеломлен необыкновенной красотой своей спутницы, роскошью дворца и своим фантастическим приключением. Молодой рыбак и сирена прошли между двумя рядами совершенно неподвижных черных осьминогов.
        - Полк моих гусар,- сказала Дельфина, указывая на них.- Сейчас мы войдем в парадную залу, и я представлю вас моему отцу, королю тритонов.
        Жан очутился перед громадным коралловым троном, на котором восседал, опершись на свой хвост, старый, приветливый на вид тритон. Молодому рыбаку показалось, будто он слышит длинную приветственную речь, чувствует, как его руку ласкает другая рука, нежная и очень холодная, но внезапно его охватила страшная усталость, и он уже не мог больше ни понимать, ни чувствовать, ни благодарить. Он потерял сознание.
        Когда Жан пришел в себя, ему показалось, что он попал в аквариум. Вокруг него ловко сновали большие красные рыбы. Одна из них принесла ему зубную щетку, сделанную из мягких рыбных косточек, другая предложила восхитительную пасту в ракушке. Наконец осьминог почистил ему обувь, поплевывая на нее ваксой собственного изготовления. Когда Жан-Рыба привел себя в порядок, к нему приблизилась черная рыба, склонилась перед ним, сделала знак следовать за собой и повела
        его в парадную залу. Как и накануне, король тритонов восседал на коралловом троне с тем же благожелательным видом. Сидевшая рядом с ним Дельфина в платье из серебряных чешуек казалась чудесной жемчужиной. Тритоны и черные осьминоги в молчании неподвижно стояли в несколько рядов.
        - Рыбак,- произнес король,- ты первый человек, который добрался до нас живым. До сих пор мы знали людей лишь по бесполезным трупам, которые мы выносили на поверхность волн. А обитатели нашего мира, пожелавшие узнать твердую землю, также никогда не возвращались. Вы, люди, принимали их за рыб или морских чудовищ, так как человеческие глаза не умеют по-настоящему видеть ни души, ни тела. Потому-то сирены и люди соединялись только в ваших и наших легендах. Сегодня впервые в истории мира мы отпразднуем такое бракосочетание. Моя дочь Дельфина согласна стать твоей женой. Благодаря этому браку ты сделаешься наследником моего королевства, а позже станешь владыкой волн. Тогда один Нептун сможет сравниться с тобой мощью, но он уже стар, тогда как ты молод и силен.
        Жан не успел ответить, как король подал знак, и в залу вошли двенадцать прелестных сирен, которые несли в руках букеты морских цветов, розовые коралловые ветви и маленькие короны, сделанные из чешуек разноцветных рыб.
        Сирены окружили молодого рыбака, и каждая из них, проходя перед ним, подавала ему цветок и дарила улыбкой. Когда они удалились, Дельфина поднялась и подошла к своему нареченному.
        - Мой любимый,- проговорила она,- настал день, когда сбываются мои мечты. Протяни свою левую руку, и мой отец наденет на нее королевский браслет, как этого требует наш обычай. Затем ты произнесешь ритуальную клятву: «Клянусь быть верным своей супруге так же, как самому морю; обещаю вычеркнуть из своего сердца память о прошлом».
        Почему Дельфина упомянула о прошлом? В сознании Жана словно распахнулась какая-то дверца. Он больше не видел хрустального дворца, величественного тритона и осьминогов. Не видел он больше ни Дельфины, ни ее платья из чешуек. Перед его глазами стояла Аделина в юбке из грубого полотна. У нее был немного вздернутый нос, прядь волос свисала на щеку, глаза ее не блестели холодным сапфировым блеском, как у сирен, а были полны нежности…
        - Я не женюсь на сирене,- громко сказал Жан-Рыба.- В моем сердце другая женщина. Позвольте мне возвратиться к ней!
        На одно мгновение ему показалось, будто по зале пронеслась буря, так сильно захлопали хвостами тритоны и заволновались осьминоги. Король поднялся на своем троне. Теперь он напоминал беса, подскочившего на спиральной пружине.
        - Рыбак,- сказал он,- ты единственный человек, который попал к нам живым, и ты нанес нам жесточайшее оскорбление. Итак, сегодня вечером труп этого человека поплывет на яростных волнах. Осьминоги, задушить его!
        - Остановитесь! - закричала Дельфина.- Еще не все потеряно. Пусть он возвратится к женщине, которую любит; она сама придет ко мне.
        Она приблизилась к Жану, положила свою маленькую руку на его грудь в том месте, где сильнее всего билось его сердце, и произнесла несколько таинственных слов. Скоро на ее губах снова появилась улыбка, и она отняла руку, тщательно пряча в ней что-то…
        - Он может уйти, отец. Сохраните королевский браслет: скоро вы наденете его на руку этого человека. Осьминоги, пропустите нас!
        Сказав это, Дельфина сама проводила молодого рыбака к берегу.
        Не кто иной, как матушка Агар нашла тело Жана- Рыбы, лежащее на маленьком пустынном пляже. Несмотря на преклонный возраст и тщедушность, матушка Агар сумела поднять его и дотащить до своей хижины. Там она привела Жана в чувство, влив ему между зубами несколько капель черноватой жидкости.
        - Ну, мой красавчик рыбак, вы снова вернулись в мир живых людей. Теперь лежите спокойно, а я схожу за вашей Аделиной.
        - Аделина? - прошептал Жан.- Я впервые слышу это имя.
        - Спите, спите, вы сейчас ничего не соображаете.
        И колдунья, оставив рыбака одного, заковыляла из хижины.
        Аделину она нашла в слезах: на рассвете рыбаки встретили пустую лодку Жана и по возвращении сообщили девушке о том, что жених ее, вероятно, погиб.
        - Он не умер,- закричала матушка Агар,- море выбросило его на берег, он невредим, разве только чуть не в своем уме.- И она добавила, так как умела приврать, когда нужно: - Он зовет тебя, Аделина.
        Несколько мгновений спустя девушка держала голову Жана на своих коленях и целовала его глаза.
        - Как ты бледен, мой любимый,- шептала она,- и какой у тебя блуждающий взгляд! Я напрасно стараюсь увидеть свое лицо в твоих глазах - в них лишь какое-то неясное отражение. Поговори со мной.
        - Вы хорошая и красивая девушка,- ответил Жан,- ваше лицо не совсем мне незнакомо; мы, наверное, где-нибудь встречались. Я, конечно, с удовольствием снова вас повидаю, но сегодня мне нужно уйти.
        - Куда же вы пойдете, мой красавчик рыбак? - пошутила матушка Агар.- В этих краях вас никто не ожидает, кроме Аделины.
        - Я должен вернуться в море. Меня там ждут.
        - Боже мой,- простонала девушка,- сжалься над моим женихом, он утратил разум.
        Матушка Агар, утешая ее, сказала:
        - Дочка, шестьдесят лет я занимаюсь колдовством и умею отличить здравомыслящего человека от сумасшедшего. Этот парень в своем уме, но, должно быть, он потрясен приключением, которое случилось с ним. Наберись терпения и нежности, и ты вернешь ему память…
        Жан оправился довольно быстро. Казалось, он узнал свой дом, свою прежнюю школу, свое селение, но смотрел на все это без радости, хотя, впрочем, и без печали. Он уже не вел с Аделиной тех нежных бесед, как прежде, не дарил ей свои поцелуи и не ждал их от нее. У него было лишь одно желание: уплыть на своей лодке. Однако в море Жан не забрасывал сети. Он пристально смотрел на воду, словно надеялся, что из нее появится что-то такое, без чего он не может жить. Вечером Жан возвращался, не поймав ни одной рыбы, и, пообедав, усаживался на утесе и так же пристально смотрел в море. Аделина печально садилась рядом с ним, но, казалось, он едва замечал ее присутствие.

«О чем он может думать? - спрашивала себя девушка.- Почему он смотрит на море с такой тоской в глазах? Неужели во время бури вихрем унесло его душу и он ожидает, что ее возвратит ему какая-нибудь белая птица? Но не сможет ли моя любовь вдохнуть в него другую душу? Хотя он даже не вспоминает о том, что любил меня».
        И, Обхватив голову руками, она плакала, но он не слышал ее рыданий.
        Проведя несколько дней в тоске, Аделина решила повидать матушку Агар. Она принесла ей масла, сыра и яиц, так как знала, что та любит поесть.
        - Уж очень ты печальная, дочка,- сказала колдунья, увидев ее,- твои глаза слишком жадные: они съели половину твоего лица. Если хочешь нравиться своему рыбаку, нужно быстро осушить слезы и улыбаться, чтобы он видел, какие у тебя белые зубки. Когда ты поблекнешь и станешь морщинистой, как я, тебе хватит времени подумать о неверности бытия.
        - Матушка Агар, я плачу потому, что потеряла своего жениха. Это и привело меня к вам. Правда, он охотно проводит со мной досуг, но мне кажется, в нем нет души; иногда, рассказывая мне о своем несчастье, он машинально гладит мою руку, но так, словно касается рукой дерева.
        - Чего же ты хочешь от меня, дочка?
        - Матушка Агар, я знаю, что вы умеете приготавливать какое-то таинственное варево и, когда выпиваете его, вам становится известно все - прошлое и будущее, сущность вещей и людей. Проделайте это сегодня для меня.
        - А ты, дочка, не боишься того, что я открою тебе? Я скажу всю правду, какой бы жестокой она ни была. Готова ли ты выслушать ее?
        - Да, я готова и не испытываю страха.
        Тогда колдунья налила в котелок рыбьего жира, подбавила туда соли, трав и несколько зерен. Скоро по комнате распространился ужасный запах. Аделина ничем не проявила своего отвращения. Когда варево было готово, она сама подала его матушке Агар и смотрела, как та глотает горячий напиток. Прошло несколько минут, и колдунья, закрыв глаза, начала говорить: «Я вижу Жана-Рыбу! Он находится в глубине моря, и осьминог чистит ему обувь. Теперь я вижу сирену! Какая она красивая! Она улыбается рыбаку, но тот отводит глаза. Она подходит к нему, кладет руку на его сердце. В ее глазах много любви и жестокости! На груди Жана появляется слабое мерцание. Сирена срывает его и прикладывает к своему пальцу. Теперь на этом пальце я не вижу ничего, кроме жемчужины со странным отблеском, вделанной в золотую оправу. Аделина, в этой жемчужине заключена еще живая любовь твоего жениха…»
        Матушка Агар замолчала.
        - И вы не можете сказать ничего больше? - умоляющим голосом произнесла девушка.- Но как же мне достать эту жемчужину со дна моря? Как возвратить украденную у меня любовь?
        - Этого я не знаю. Дворец и сирена исчезли, перед моими глазами остался только твой жених. Он очень печален. Он и сам не ведает, что его сердце стало пустым.
        - Что же мне сделать для его спасения? Помогите мне, ради бога, матушка Агар, я готова на все.
        - Дочка, я не могу помочь тебе; пусть твоими поступками руководит твоя любовь.
        Прошло еще несколько дней. Жан-Рыба становился все печальнее, он почти не ел и не разговаривал. Аделину не покидало отчаяние, и она ловила себя на том, что тоже пристально глядит на море…
        Однажды вечером Жан взял Аделину за руку и сказал ей:
        - Аделина, ты хорошая, добрая девушка, но я вынужден причинить тебе большое огорчение: завтра на рассвете я уплыву на своей лодке и никогда больше не возвращусь к берегу; моя судьба где-то там, в море. Слишком давно она зовет меня - должен же я в конце концов' услышать ее зов! Прощай!
        Девушка осталась одна. Она положила голову на руки и погрузилась в размышления. Так и сидела она на небольшой скале, которая когда-то была слишком широкой для нее и Жана, прижавшихся друг к другу…
        Поздно ночью Аделина встала и спустилась к берегу. Рыбачьи лодки плясали на волнах, словно китайские тени на экране. Девушка без колебаний вошла по пояс в холодную воду и быстро добралась до лодки своего жениха. Она умело отвязала ее, натянула парус и, взявшись за руль, направилась в открытое море. Ночь была ясная, ветер благоприятный, и скоро берег скрылся из глаз Аделины. Теперь одни только звезды связывали ее с миром, который остался позади. Она смотрела на них с какой-то тоской, как если бы, умирая, пересчитывала на стенах своей девичьей комнаты бесцветные букетики из старой поблекшей бумаги…
        Аделина сама еще не знала, что станет делать. Она только вспоминала фразу, которую Жан устало произнес как-то вечером: «…Я забросил свою сеть, и тогда она пришла за мной».
        В раздумье провела Аделина всю ночь и весь следующий день. Когда снова наступил вечер, море стало неспокойным. Девушка почувствовала, что силы ее убывают, и храбро забросила голубую сеть в море.
        Она не стала бороться, когда почувствовала, как отяжелела сеть в ее руках, и позволила увлечь себя в воду. Ее почти не удивило, что она не потеряла сознания. Она искала чуда или смерти. Раз смерть не пришла к ней сразу, значит должно произойти какое-то чудо. Через четверть часа это чудо предстало перед Аделиной в виде юного тритона, на улыбающемся лице которого виднелись черные подстриженные усики.
        - Принцесса,- произнес юноша-рыба,- позвольте мне выразить вам свою радость, удивление и восхищение. Мы не привыкли к подобным посещениям, а нашим белокурым сиренам при всей их миловидности немного недостает задора и пикантности.
        После этих слов тритон взял Аделину за руку и привел ее к дворцу из голубого камня, отделанного рубинами.
        - Вот дворец моего отца Нептуна. У бедного старика уже не все в порядке с головой, но он еще очень галантен. Сейчас я вас ему представлю.
        Девушка очутилась перед старцем, настолько обросшим короткой густой шерстью, что он был похож на плюшевого зверька.
        - Здравствуй, Икар, здравствуй,- сказал Нептун,- ты привел ко мне красивую рыбку.
        - Это не рыбка, а девушка!
        - Де… Извини меня, я очень скверно слышу, при мне нет слухового аппарата.
        - Девушка с земли! - закричал Икар.
        - Очень интересно. А у нее весьма милые ножки! Что же вы хотите сделать с такой добычей, дорогой сын?
        - Я женюсь на ней, отец, если вы ничего не имеете против.
        - Так ведь вы уже женились на семи или восьми сиренах без моего согласия. Поступайте, как вам заблагорассудится.
        Тогда Икар коснулся коленом земли и спросил Аделину, согласна ли она стать его женой.
        - Я не откажусь от подобной чести,- ответила девушка с притворной скромностью,- но в моей стране, перед тем как просить руки девушки, принято делать подарок, достойный избранницы.
        - Требуйте от меня все, что захотите, принцесса! Если бы луна находилась под волнами, я отправился бы за ней ради вас! Увы, мы, бедные тритоны, можем схватить лишь ее отражение в воде!
        - Я хочу иметь кольцо, которое носит на пальце дочь короля тритонов.
        Икар побледнел:
        - Вы требуете от меня подарка, достать который труднее всего на свете: король тритонов и мой отец - смертельные враги. Но вы получите это кольцо!
        Тритон исчез, и Аделина осталась наедине с Нептуном.
        - Дорогая рыбка,- произнес старец,- я не знаю, что вы потребовали у моего сына, но, судя по его встревоженному виду, я готов поклясться, что вы себя оценили по достоинству. А пока его нет, не хотите ли сыграть со мной в шашки?


        Нептун велел слугам принести стол с разрисованной в черную и белую клетку крышкой и с расставленными белыми и черными шашками.
        - Ваш ход, дорогая рыбка,- сказал он,- я играю черными.
        Через три дня Икар принес кольцо.
        - Принцесса, вот перстенек, который вы хотели получить. Правда, жемчуг странный на вид и ободок немного тонковат, но это кольцо - прекраснейшее в мире, потому что вы пожелали иметь его.
        - Сеньор тритон,- сказала Аделина,- теперь ничто не мешает мне стать вашей женой. Позвольте мне только в последний раз взглянуть на свою деревню и обнять своих старых родителей.
        - Я никогда не позволю вам возвратиться на землю: у вас не хватит храбрости вернуться сюда.
        - Сеньор, я умоляю вас об этом. Разрешите мне по крайней мере подняться на поверхность и посмотреть на свой дом на берегу. Может быть, я сумею каким-нибудь знаком успокоить людей, которые считают меня погибшей. Я буду вечно благодарна вам за это.
        - А вы спуститесь снова в глубь моря?
        - Сразу же, как только вы захотите увести меня сюда.
        Хотя нос Аделины сильно шевелился, обличая ее во лжи,
        но девушка казалась такой трогательной и милой, что Икар уступил и повел ее к берегу.
        Приблизившись к поверхности моря, Икар и Аделина поплыли один возле другого, вернее, друг над другом, так как Икар, опасаясь, что его заметят рыбаки, довольствовался лишь созерцанием ножек своей невесты. Поэтому он не заметил, как подошла рыбацкая лодка, и не успел схватить Аделину, когда мужские руки подняли ее над водой…
        В течение двух дней сын Нептуна ожидал чуда, затем он решил не спеша возвратиться во дворец к своему отцу. Там царило необычайное оживление. Помолодевший Нептун, вооруженный слуховым аппаратом, встретил Икара с распростертыми объятиями.
        - Мое дорогое дитя, вы не довели до моего сведения, что дочь короля тритонов Дельфина отдала вам свою руку. Вот чрезвычайный посол, он прибыл для обсуждения церемонии бракосочетания,
        - Увы, отец,- печально произнес Икар,- я не сумел получить кольцо, не дав кое-каких обещаний. Но я не собирался их выполнять.
        - Вы выполните их. Этот брак укрепит мой трон и обеспечит мир среди тритонов. К тому же Дельфина, кажется, самая красивая сирена всех океанов. Без сомнения, вы не пожалеете, став ее мужем. Кстати, куда девалась ваша рыбка?
        - Она не сдержала своего слова,- гневно ответил Икар,- у женщин совести еще меньше, чем у сирен…
        Жан-Рыба нашел свою любовь в жемчужине с розовато- лиловым отблеском. Сидя на маленькой скале рядом с Аделиной, он строил планы на будущее:
        - В воскресенье я пойду в город, куплю там кольцо и надену его на твой пальчик.
        - Зачем? - ответила Аделина.- Я могу носить то, которое достала на морском дне.
        - Я хочу, чтобы ты бросила его в море. К чему тебе хранить подарки этого молодого человека… то есть тритона?
        - Тогда и ты брось жемчужину,- ответила девушка,- пусть и у тебя ничего не останется от сирены.
        Жан и Аделина освободились от своих сувениров и нежно обнялись, не подозревая, что они обеспечили вечный мир в глубинах океанов!


        СИАНО ЧЕРНЫЙ И СИАНО БЕЛЫЙ

        Альфонсина Машемьетт - женщина безобразная, злобная и скупая - безумно любила своего черного кота Сиано. Она лишала себя всех радостей бытия, питалась черствым хлебом и одевалась в обноски, но не оставляла своего приятеля без свежего молока и хорошо прожаренных телячьих мозгов, разрезанных на кусочки. Ежедневно у нее уходило несколько су на себя и вдвое больше - на кота.
        Сиано был кот величественный и спокойный. Не испытывая никогда голода, он был плохим охотником; не оставаясь без уютного местечка около камина зимой и на солнцепеке летом, он не стал бродягой и почти никогда не покидал Альфонсину. Да и почему ему было не любить эту женщину? Кошачьи глаза Сиано не умели распознавать людской красоты, а его кошачьи уши не понимали того, что рассказывали в деревне о его злой и скупой хозяйке.
        Однажды зимним вечером душевный покой Сиано был нарушен: кто-то постучал в дверь, и когда Альфонсина открыла, в комнату проник ледяной ветер и прибил языки пламени в глубь очага. Сиано с беспокойством увидел на пороге маленького белокурого ребенка. Он не любил детей: правда, самому Сиано не приходилось страдать от их проказ, но он видел проносившихся перед домом других котов, волочивших на хвостах самые разнообразные предметы, и он прекрасно знал, кто виновник этих злых шуток. К тому же Сиано ненавидел шум: Альфонсина говорила мало, никогда не смеялась и носила войлочные туфли. Слова «здравствуйте, сударыня!», произнесенные звонким голоском ребенка, и стук его деревянных башмаков по плиточному полу - все показалось Сиано неприятным, и он посмотрел на свою хозяйку, как бы умоляя ее положить вконец этому мучению.
        - Чего ты хочешь? - сухо спросила Альфонсина ребенка.
        - Сударыня,- очень вежливо сказал малыш,- я один на всем белом свете; мой отец умер, матушка ненадолго пережила его. Я живу только благодаря милосердию добрых людей: бывают дни, когда у меня есть теплое молоко и булка, иногда же - только черствый хлеб и холодная вода. Сегодня у меня не было во рту ни крошки. Не дадите ли вы мне чего- нибудь поесть?
        - Ты думаешь, у меня столько денег, что я могу кормить всяких беспутных воришек вроде тебя? - насмешливо ответила старая дева.- На земле слишком много детей, и добрые люди не в состоянии всех их прокормить!
        Глаза ребенка наполнились слезами.
        - Может быть, вы позволите мне только попить немножко молока, которое вы налили в миску своему коту? - сказал он и робко протянул руку к миске.
        Сиано почувствовал грозящую ему опасность: еще никто никогда не прикасался к его молоку и телячьим мозгам. Он понял, что необходимо предотвратить это кощунство, и, когда детская ручонка приблизилась к нему, царапнул ее когтем.
        - Давай, Сиано, царапай его, кусай, вырви ему глаз! - завопила Альфонсина, глаза которой злобно заблестели.
        Кот уже приготовился к новому нападению, но тут произошло нечто необычайное: ребенок исчез, оставив в комнате лишь странный мерцающий свет, а чей-то низкий, сильный голос произнес:
        - Ту, в которой не оказалось чувства сострадания, постигнет тревога и смерть; тот, кто не сумел поделиться с ближним, познает голод и холод!
        И дверь сама захлопнулась…
        В комнате ничто не изменилось, языки пламени по-прежнему играли в камине, молоко и телячьи мозги были так же привлекательны… Альфонсина Машемьетт пожала своими худыми плечами, спокойно приготовила суп, съела его и затем уснула, не думая о детях, чародеях и злом роке.
        На следующий день Альфонсина поднялась так же спокойно, как улеглась накануне, и открыла ставни. Погода стояла великолепная; солнце играло на снегу, и его несколько бледный лик казался веселым.
        - Сиано,- позвала старая дева,- пойди подыши немного свежим воздухом!
        Ее приглашение осталось без ответа. Правда, кот имел обыкновение долго спать по утрам, и поэтому Альфонсина, не тревожась, отправилась в деревню купить ему молока.
        Вернувшись, она увидела на пороге красивого белого кота. Первым движением Альфонсины было прогнать его, но кот, мурлыкая, спокойно обошел вокруг нее и прошел в кухню. Она подумала, что Сиано не допустит вторжения чужого кота в свои владения. Но схватки не произошло, так как белый кот оказался в доме один. Встревоженная Альфонсина принялась звать Сиано, обещая ему попеременно то порку, то награду, если он изволит появиться. Она напрасно искала его все утро, между тем как белый кот, мяукая, ходил следом за ней.

«Взгляд у него точь-в-точь как у Сиано,- подумала Альфонсина,- если бы один кот не был таким белым, а другой - таким черным, можно было бы подумать, что они близнецы».
        Прошел день. Измученная Альфонсина решила дать белому коту немного мозгов и молока. Вечером она вооружилась фонарем и начала искать в снегу своего черного кота. Она шла по деревне, стучалась в каждую дверь и униженно спрашивала, не видал ли кто-нибудь ее кота. В ответ ей лишь смеялись в лицо и говорили о превосходных фрикассе, которые может приготовить искусный повар из достаточно упитанного кота! Несчастная Альфонсина возвращалась домой, проливая горькие слезы, которые постепенно замерзали на ее лице. Войдя к себе, она снова увидела белого кота, который, казалось, ожидал ее возвращения.
        - Раз ты верен мне, оставайся со мной,- сказала старая дева, обращаясь к нему,- ты заменишь мне бедного Сиано. и я стану звать тебя его именем.
        Вечером, когда Альфонсина легла в постель, она немного утешилась, глядя на силуэт кота, слегка освещенного последними язычками пламени в очаге.
        Проснувшись, Альфонсина Машемьетт обнаружила своего черного кота, который спал, мирно раскинув лапы над ее ухом. Она не стала гадать, каким образом Сиано сумел проникнуть в комнату при запертых дверях и окнах. Он находился дома, и Альфонсина от души радовалась его возвращению.
        Лишь немного погодя старая дева заметила исчезновение белого кота. Она позвала его, как и накануне, вышла на улицу, но кота нигде не было. «Какая жалость, что не удалось их соединить,- подумала она.- Они составили бы превосходную пару. Я отказала бы в чем-нибудь себе, но покупала бы им вдвое больше мозгов!»
        Увы, обычных запасов провизии оказалось на сей раз достаточно, потому что черный кот остался один. Вечером Альфонсина легла спать немного опечаленная.
        На третий день ее охватила радость при виде белого кота, сидевшего возле очага, но она не обнаружила черного Сиано.
        Альфонсина принялась за его поиски в доме, в саду, в поле. И каждый раз, когда она звала Сиано, следовавший за нею белый кот отзывался неизменным «мяу-мяу»!
        В эту ночь Альфонсина спала плохо. Ей снилось, что она бродит совершенно голая при лунном свете в поисках двадцати заблудившихся котов; ей никак не удается собрать их больше девятнадцати; едва только она отыскивает одного, как другой скрывается за какой-то скалой… Альфонсина проснулась, обливаясь потом. Черный Сиано благодушно взирал на нее.
        Это оказалось началом жестоких страданий. Можно было подумать, что два кота, черный и белый, играли в прятки: каждый из них появлялся через день. Альфонсина не отказалась от поисков. В ее и без того слабоватом рассудке закрепилась навязчивая идея соединить обоих котов, и она целыми днями бродила по полю, крича поочередно:
«Черный Сиано!» или «Белый Сиано!»
        Жители деревни, которых она ежедневно изводила вопросами, стали считать ее сумасшедшей, и некоторые из них при виде ее запирали двери. Тем временем оба Сиано похудели, покрылись грязью. Казалось, они испытывали какую-то тревогу, когда смотрели на свой мех или облизывали его. Они больше не получали каждый день свежего молока. Несмотря на суровую зиму, очаг оставался иногда не топленным, и в доме было холодно.
        Однажды вечером после особенно морозного дня Альфонсина решила не ложиться спать и понаблюдать за черным Сиано, который дремал около огонька. Она выпила крепкого кофе и села со спицами в руках за работу. В течение часа она не спускала глаз с кота, затем у нее началось странное головокружение, она почувствовала озноб и подбросила в очаг полено.
        Альфонсина хотела бодрствовать, чего бы ей это ни стоило, и узнать секрет исчезновения своих котов, но у нее застучало в висках, пересохло в горле, закоченели ноги. Она попробовала встать, чтобы выпить стакан воды, и не смогла: силы изменили ей, и она упала на плиты пола.
        Она пришла в себя на рассвете. Белый Сиано спал на том самом месте, где накануне лежал черный Сиано.
        Альфонсина Машемьетт нашла в себе силы перебраться на постель, но встать уже не смогла. После полудня у нее начался бред: перед ее глазами белые и черные коты отплясывали какую-то адскую сарабанду, а в ушах у нее раздавался перезвон колоколов.
        Какой-то прохожий услышал ее вопли и вошел в дом, но, увидав на кровати взлохмаченную женщину, ее искаженную тень, падающую на альков, и взъерошенного, рычащего белого кота посреди комнаты, решил, что домом завладел сам сатана, и убежал со всех ног.
        В середине ночи Альфонсина пришла в сознание. Она увидела на фоне окна очертания черного - чернее ночи - кота, услышала мяуканье, которое показалось ей последней мольбой умирающих, и тихо испустила дух.
        В течение нескольких дней после похорон Альфонсины деревенские жители попеременно видели двух котов - одного черного, другого белого,- которые бродили вокруг дома покойной, не появляясь никогда вместе.
        Прошла зима. Никто больше не вспоминал о двух котах, считая, что они погибли где-нибудь в чаще от холода и голода. Как-то апрельской ночью, когда на ясном небе светила круглая луна, одна девушка, плача, прибежала домой. Девушка рассказала родителям, что, возвращаясь из соседней деревни, куда она ходила танцевать, она заметила на краю дороги у самого леса изголодавшегося белого кота. Она подошла, чтобы приласкать бедное животное, но в тот момент, когда ее пальцы почти коснулись его шерсти, вдалеке пробило двенадцать полуночных ударов и девушка с ужасом увидела, как кот содрогнулся и стал чернее ваксы. После этого он зловеще мяукнул и убежал в лес.
        Обеспокоенные родители поглядели друг на друга и решили, что их дочери замутил голову какой-нибудь волокита. Поэтому они запретили ей впредь посещать танцевальные вечера.

        СКАЗКА О ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ ЛЮБИЛА БЕЛОЧЕК

        Такой девушки вы никогда не видали и не встречали, разве что образ ее возникал в ночных сновидениях, о которых вы забывали утром.
        Эта девушка родилась в каком-то далеком уголке мира, где под лучами солнца распускались прекрасные цветы. При виде ее люди из холодных стран представляли себе неведомые цветущие сады, пестрых птиц и вечно голубые моря. О жизни ей было известно все, что неведомо вам, а об остальном она мало заботилась.
        Однажды девушка попала в незнакомую ей страну. Она прибыла туда с одним-единственным желанием увидеть лесных
        белочек, посмотреть, как они играют на деревьях, и приручить этих зверьков, подарив им свою бескорыстную дружбу.
        До сих пор она видела белочек только на картинках в альбомах, иллюстрирующих естественную историю. Еще ребенком она часто вырезала из своих книг изображения любимых зверьков.
        Увидеть лесных белочек… Такое желание может показаться вам странным, пустым, недостойным двадцатилетней девушки, но ведь наша девушка не была похожа на других.
        Однажды вечером друзья девушки, обыкновенные .люди, каких вы видите и встречаете каждый день, привели ее на берег реки.
        За обедом было очень весело. Мужчины говорили о рыбной ловле и о лучших способах приготовления рыбы, женщины - о предметах, которые нравятся женщинам. Девушка смотрела, как тяжелая луна, похожая на апельсин, поднимается над рекой. Она думала о лесе, расположенном поблизости, о ночи и о белочках.
        После обеда кто-то предложил погулять под сенью деревьев, и все с восторгом согласились. Опьяненные и своей молодостью, и выпитым белым вином, они разбрелись по лесу, напевая старинные вальсы и романсы, приходившие на память при лунном свете.
        Должен признать, что ночь была словно создана для этого рассказа. Дорога едва белела при свете восходящей луны. За стволами деревьев прятались таинственные тени, в листьях зажигались серебристые отблески. Скоро весь лес сверкал, хотя из-за легкого тумана это сверканье казалось каким-то матовым. Между деревьями пролегли странные аллеи, и лес казался фантастическим.
        Девушка, увлеченная мечтой, внезапно оказалась в стороне от своих спутников. Она сошла с дороги и теперь ступала по моху и мертвым папоротникам. Лунный свет, ловко пробиваясь через листья, играл в ее волосах. Колючий кустарник склонялся, чтобы не разорвать ее платья, и старые стволы, с запавшими в дупла глазами улыбались, когда она проходила мимо.
        Лесные феи танцевали на серебристой лужайке. Когда появилась девушка, они приняли ее за одну из своих подруг, но затем увидели, что ошиблись.
        - Эта девочка заблудилась,-сказала королева фей,- нужно вывести ее на дорогу, иначе она попадет во владения лесного духа, и тогда нам не удастся ее защитить.
        Феи раскидали множество знаков, которые помогли бы девушке, указывая путь: заиграли заманчивые отблески, благоуханьем наполнились тропинки, ведущие в ту сторону, куда нужно было идти девушке; мелодично зашуршали листья от налетевшего ветерка. Но девушка не обратила на все это никакого внимания: ее вела лишь одна мечта, а может быть - сама судьба.
        Тогда королева фей превратилась в сову и сказала девушке: «Остановись, дитя мое, вернись к своим спутникам, ты слишком молода и красива, не рискуй жизнью в этом опасном лесу».
        Но разве могли подействовать слова совы, когда шаги девушки направлялись какой-то таинственной силой?
        В эту ночь лесной дух был в дурном настроении. Он враждовал с луной и поэтому рассматривал ее полное сияние как личное оскорбление. И в нем закипела злоба, когда он через тысячи невидимых нитей, связывающих его с деревьями, узнал, что человеческая нога осмелилась ступить на землю его королевства.
        Лесной дух спустил с цепи своих слуг - ядовитых змей и хищных птиц,- наставил преграды из колючих кустарников. Он наполнил лес злобой и страхом. Но природа впервые не повиновалась ему. Колючие кустарники отказывались становиться поперек тропинки, деревья заботливо отводили свои высохшие ветви, чтобы не зацепить волосы девушки. Змеи решили, что
        на землю вернулась Ева, испугались и попрятались кто куда. Даже ночные птицы не захотели заслонить лунный свет своими крыльями. Короче говоря, произошел самый настоящий бунт.
        Увы, лесной дух обладал еще более могущественным оружием: он умел читать в женских сердцах. Пользуясь этим, он решал, как ему действовать и чей образ принять с помощью нечистой силы. На этот раз он понял, что подделка под прекрасного принца не годится, и превратился (вы догадались?) в прелестную белочку.
        Восхищенная девушка пошла вслед за зверьком, который прыгал с ветки на ветку, спускался на землю, взбирался по стволам, позволял подойти к нему совсем близко, но ни разу не дал прикоснуться к себе.
        Луна поднялась совсем высоко, и ее лучи проникали в глубь леса, освещая своим странным светом все до последней травинки.
        Почему у лесного духа не нашлось жалости к девушке, полной невинной радости? В этот вечер он походил на многих людей, которые упорствуют в каком-либо злом деле. Лесной дух, уверенный в своей волшебной власти, добрался до самого центра своих владений и стал взбираться на дерево. Девушка, не подозревая о колдовстве, последовала за ним. Она даже не задумалась, какое чудо вдруг сделало ее тело невесомым. Руками, созданными, чтобы ласкать лепестки роз, она хваталась за шершавые ветви и ствол. Девушка поднималась все выше и выше, думая лишь о белочке, которая по-прежнему прыгала над ее головой и завлекала ввысь, к небу.
        И вдруг девушка очутилась на вершине дерева, возвышающегося над всем лесом. Тут белочка исчезла: лесной дух отправился спать, ухмыляясь при мысли о своей злой шутке.
        Девушка осталась одна между землей и небом, между мраком и лунным светом. Безмолвный черный лес спал у ее ног, а над ее головой блистало все серебро мира. Какой выбор могла она сделать?


        Не думая о ветви, которая служила ей опорой, она протянула руки к звездам…
        На рассвете около тела разбившейся девушки появились лесные белочки. Они закрыли ей глаза, в которых еще отражался свет наступавшего дня, привели в порядок ее волосы, обрамляющие бледные щеки, и разгладили складки платья, чтобы люди, спутники девушки, нашли ее такой же красивой, какой они знали ее при жизни.
        Затем белочки возобновили свои игры на ветвях - ведь природа создала их беспечными.
        Я не знаю, случилась ли эта история в жизни, но мне известно, что все это было в мечтах, и до сих пор в лунные ночи лес носит серебристо-черный траур по девушке, любившей шаловливых белочек.

        СКАЗКА ПРО ПЕЧАЛЬНОГО СКВОРЦА

        Жил-был в большом лесу печальный маленький скворец. Его жизнерадостные товарищи пели что было мочи от восхода до захода солнца, весело гонялись друг за другом с ветки на ветку, охотились на мух под ветвями деревьев и ловйли водяных пауков в ручьях; один лишь он был молчалив и бездеятелен. У него даже аппетита не было.
        - У него зобная болезнь,- говорили малиновки.
        - Он влюблен,- думали прелестные пташки и отнюдь не ошибались.
        Печальный скворец был здоров. Но он не задумывался над тем, чтобы свить гнездо. Он много путешествовал, и это плохо отразилось на его рассудке - теперь ему не давали покоя грустные размышления. Печальный скворец, как называли его в большом лесу, хотел бы стать одним из тех длинных неуклюжих существ, которые ходят по лесу с палками в руках и называют себя людьми и которые пе внушают доверия птицам. Такое странное желание зародилось у Печального скворца во время посещения соседнего города. Сколько чудес увидел он там! Он присутствовал на цирковом представлении под открытым небом, летал над горожанами, танцующими под звуки скрипки, и главное, самое главное - он увидел за витриной заманчивой лавки, в которой продавалось зерно, смуглую девушку с большими глазами. С тех пор он не мог забыть ее.
        Теперь жизнь вдали от своей возлюбленной стала для Печального скворца немыслимой. Птицы казались ему невзрачными, вульгарными и прожорливыми. Он мечтал только о темных глазах девушки и великолепных зернах, которыми она торговала. Поэтому вас не удивит, что однажды утром Печальный скворец навсегда покинул большой лес и улетел в город.
        Впервые Мариетта видела, чтобы птица залетела в ее лавку клевать зерна. Канарейки, попугайчики и прочие пернатые обитатели клеток обычно не имели обыкновения приходить за покупками сами. Хотя Мариетта и не общалась лично с потребителями тех товаров, которыми она торговала, но она считала, что знает их вкусы, так как следила, что пользуется большим спросом. Сначала девушка хотела прогнать наглого пришельца, но тот не испугался и даже позволил ей взять себя в руки. Немного времени спустя Печальный скворец оказался запертым в разноцветной тюрьме, снабженной перекладинами, кормушкой и странным сосудом, назначения которого он не понял: то ли это была чашка для питья, то ли - комнатный горшочек для птиц.
        Первые часы пребывания в тюрьме были приятными. Скворец клевал поочередно то вкусные зерна, то пальчики своей возлюбленной. Он начал даже петь, но после многих недель молчания его голос звучал неважно. Сердце его забилось от радости, когда на лестнице раздался чей-то голос: «Мариетта! Дочка!»
        Появилась пожилая женщина с грустными глазами и сутулой спиной. Печальный скворец вежливо поклонился ей в клетке. Каково же было его изумление, когда он услыхал, что девушка ответила матери грубостью. В стране птиц, в дремучем лесу, дети всегда вежливы и почтительны к старшим; птенца, который осмелился бы оскорбить свою мать или невнимательно выслушивать отеческие наставления, немедленно изгнали бы из гнезда.
        Печальный скворец почувствовал себя несчастным: оказывается, его возлюбленная вовсе не так совершенна, как он представлял себе. Им овладела еще большая грусть - правда, несколько иного рода,- когда в лавку вошел красивый молодой человек и, подойдя к Мариетте, нежно поцеловал ее. Как быстро забывается ничтожная пташка, когда сердце девушки полно любовью!
        К счастью, жених оставался в лавке недолго, и когда он ушел, пальцы Мариетты снова ласкали через решетку клюв Печального скворца.
        На следующее утро узнику пришлось испытать еще одно волнение. Какой-то здоровенный детина с красной физиономией шумно ввалился в лавку и, выкрикивая страшные ругательства, опрокинул ящики и глиняные горшки.
        Мариетте пришлось сбегать за полицейским, который после непродолжительной борьбы укротил буяна. Из разговоров соседок Печальный скворец узнал, что скандал учинил пьяница. Это происшествие привело к тому, что скворец в какой-то степени утратил чувство преклонения перед людьми.
        Еще через день Печальный скворец увидел, как одна старая женщина украдкой наполнила зерном свою корзинку, пока Мариетта, отвернувшись, упаковывала какую-то скромную покупку. Он стал кричать, прыгать по клетке, но его тревожные сигналы не привлекли внимания девушки, и он с досадой смотрел, как воровка удалилась вместе со своей добычей.
        Дни шли за днями, и Печальному скворцу стало казаться, что время тянется слишком медленно. В Мариетте он разочаровался: она была обжорой, не умела держать себя в руках и с легкостью лгала. Ее мать отличалась скупостью и целыми днями сплетничала о своих соседях, а жених был хвастунишкой и глупцом. Среди покупателей иногда попадались грубияны и воры. К тому же неизменные зерна, которыми кормили Печального скворца, по вкусу и разнообразию далеко уступали тому, чем он питался в большом лесу. Правда, у скворца появился друг - шестилетний мальчуган, который каждое утро по дороге в школу заходил поздороваться с ним, приносил ему хлебных крошек и червяков. Они беседовали о деревьях, цветах и полях. Каждый из них говорил на своем языке, и птичье щебетанье доставляло мальчугану такое же удовольствие, как детская болтовня - Печальному скворцу. Но такие минуты пролетали быстро, а Мариетта и ее мать часто за весь день не удостаивали своего узника даже рассеянным взглядом.
        Через несколько недель после свадьбы Мариетты, этой торжественной церемонии, во время которой Печальный скворец так объелся, что у него расстроился желудок, в городе раздалась барабанная дробь. Необычайное волнение царило в лавке, и скворец слушал странные разговоры. Он еще плохо понимал человеческий язык, но его поразило слово «война», которое упоминалось без конца. Сначала он решил, что мужское население города, вооружившись кольями и мечами, отправляется в лес на диких зверей. Но, когда Печальный скворец понял, что эти люди идут в поход против жителей другого города, в нем окончательно исчезла и та малость восхищения, что он еще испытывал перед здравым смыслом и разумом людей. Птичкам в лесу, конечно, приходится бороться с опасностями, таящимися в природе, но они не тратят своего времени на уничтожение гнезд и семей своих соседей.

        Когда Печальный скворец увидел проводы своего хозяина и слезы Мариетты, сердце его сжалось. Потом к нему в слезах пришел приятель-мальчуган и рассказал, что его отец тоже ушел на войну с угрозами и проклятиями на устах и с увитой цветами шпагой на боку.
        - Самое трудное - это видеть, как грустит мама,- прибавил мальчуган и с тяжелым сердцем пошел в школу.
        Через несколько дней муж Мариетты был убит ударом меча. Какой-то горожанин, одетый в черное, торжественно явился, чтобы известить об этом несчастную женщину, и, не обращая внимания на ее слезы, в течение получаса говорил речь, которую скворец совершенно не понял. Кончив говорить, человек передал вдове орденскую ленту. Мариетта швырнула ее в клетку Печальному скворцу и закрылась в своей комнате.
        В течение трех дней окончательно забытый скворец ел эту ленту. Затем он стал голодать. Видели вы когда-нибудь лакомку, сидящего с заткнутым ртом за столом, уставленным яствами? Его участь не тяжелей участи птицы, умирающей от голода в лавке, полной зерна. Печального скворца выручил его приятель-мальчуган.
        - Пойдем со мной, малыш, никто тобой здесь не занимается, а я накормлю тебя и буду нежно любить.
        Так сказал ребенок, унося скворца с собой. Он дал ему поесть и попить. Печальный скворец ожил, но, несмотря на свободу и нежную привязанность мальчугана, он чувствовал, что устал от пребывания среди людей и постарел за три месяца житья в клетке больше, чем за шесть месяцев, проведенных в родном лесу. Поэтому однажды утром, когда мальчик ушел в школу, он собрался с силами и улетел.
        Он летел над полями, окрашенными посевами зерновых хлебов, над садовыми деревьями, гнущимися под тяжестью плодов, и над серебристыми реками. Скоро показались горделивые дубы, растущие на опушке его родного леса. Печальный скворец углубился в густую листву и здесь наконец почувствовал себя в безопасности от всех людских бедствий: от тюрьмы, обмана, войны, тоски. Он стал свободным и вернулся к своим маленьким крылатым братьям. Раньше он презирал их, считая ничтожными, теперь же его восхищала их жизнерадостная беспечность. Печальный скворец увидел своих прежних друзей, играющих в прятки, и, решительно начиная новую жизнь - жизнь веселой птицы,- он присоединился к ним.

        СКАЗКА ПРО РАСТАЯВШУЮ ФЕЮ

        Если в прекрасную весеннюю ночь вы посмотрите на небо, может быть, вам удастся заметить очень далекую маленькую планету, излучающую приятный розовый свет. Не многие астрономы знают о существовании этой планеты: для того чтобы увидеть ее даже' с помощью самых мощных приборов, нужно любить не науку, а поэзию.
        Поскольку эта планета безымянная, мы будем называть ее просто Звездочкой. В безмятежной, чистой атмосфере Звездочки живут феи, которые некогда обитали на земле. Им пришлось покинуть нашу планету из-за войн, ненависти, эгоизма и всех прочих проявлений людской злобы и пошлости. Феи с удовольствием прилетели бы обратно на землю, если б знали, что найдут здесь только послушных детишек и великодушных взрослых людей.
        Королева фей созвала в столице Звездочки большой совет. На повестке дня стоял важный вопрос, который вызвал оживленное обсуждение. Самая белокурая и самая красивая фея, по имени Розетта, обратилась с официальной просьбой о возвращении на землю. Королева фей пыталась было затянуть дело: она назначила следственную комиссию и потребовала составления длинных протоколов, желая отбить у своей маленькой подданной охоту к ее затее. Но замысел королевы не удался, и сегодня совету предстояло принять ответственное решение.
        Дело в том, что на Звездочке существовал строгий закон: феи могли интересоваться жизнью других планет, посещать их невидимками по ночам, но им запрещалось перевоплощаться в людей под угрозой вечного изгнания со Звездочки.
        И вот, несмотря на этот строгий закон, Розетта попросила разрешения возвратиться на землю.

«Она влюблена»,- говорили между собой феи. Вспомнили, что как-то весенним вечером Розетта долго смотрела на молодого человека, конечно, студента, который работал в одной из комнат унылой серой гостиницы. На следующую ночь, как рассказывала одпа болтливая фея, Розетта пролетела около окна своего возлюбленного и подула изо всех сил в комнату, чтобы наполнить ее ароматом своего волшебного дыхания. И каждая из фей находила в своей памяти какое-нибудь подтверждение тому, что душевное равновесие их подруги нарушено любовью.
        Приступив к допросу, королева фей сделала вид, что ей ничего не известно о слухах, которые ходили среди ее подданных.
        - Дитя мое,- мягко сказала она,- вы собираетесь совершить безрассудный поступок. Вам известен наш закон, и я не могу его нарушить, несмотря на дружеское расположение к вам. Все мы, присутствующие здесь, нежно вас любим. Неужели вы пожертвуете нашей искренней и вечной дружбой ради какого-то каприза?
        - Милостивая государыня,- сказала Розетта,- я хочу жить на земле.
        - Дитя мое,- продолжала королева фей,- ваши подруги рассказали мне о вас всякие вещи, в которые мне не хочется верить… Однако вы их не отрицаете. Неужели это правда? Тогда, Розетта, это еще один довод за то, чтобы вы остались среди нас. Чувства людей непостоянны: даже самая искренняя любовь длится не больше жизни. Мне известна ваша чувствительность, ваше стремление ко всему прекрасному и чистому. Не покидайте нашей идеальной планеты, где вы не слышите ни жалоб, ни клеветы и не видите ни воинов, ни пьяниц.
        - Милостивая государыня,- сказала Розетта,- я хочу жить на земле.
        - Дитя мое, неужели вы не понимаете, что вам предстоит утратить? Ведь вы знаете землю. Вы проводите целые вечера, гораздо больше, чем другие феи, около смертных, стараясь их утешить и направить на путь истинный. Часто ли вам удавалось сделать это? Наконец, Розетта, вы рисуете в облаках такие красивые картины, вы создаете из редких металлов прелестные резные кубки и украшения. Разве вы сумеете перенести повседневную пытку пребывания в мире пошлых гостиных, убогих домов и казенных памятников?
        - Милостивая государыня,- сказала Розетта,- я хочу жить на земле.
        - Дитя мое, поскольку вы настаиваете на своем желании, я не имею права препятствовать вам, но я могу поставить вам самые жесткие условия, и я это сделаю, чтобы вашему примеру не последовали другие безрассудные феи.


        Затем королева попросила Розетту удалиться и стала обсуждать с почетными феями, членами совета, условия, которые должна принять непокорная фея, чтобы получить разрешение покинуть Звездочку. Обсуждение длилось долго, так как белокурые и миловидные феи были снисходительны, тогда как феи седые и высохшие оказались очень строгими.
        Когда Розетта снова предстала перед советом, она увидела взволнованные и опечаленные лица. Но она даже не дрогнула, выслушав свой приговор.
        - Дитя мое,- сказала королева,- вы отправитесь на землю и превратитесь в женщину, но ваше тело будет сделано из едва теплого воска. Поэтому вам придется жить только в холодных странах, никогда не подходить к огню и оберегать себя от солнечных лучей. Иначе вы растаете, и ваше тело безвозвратно исчезнет, так как вам больше никогда не разрешится принять человеческий облик. Кроме того, отныне и навсегда наша Звездочка закрыта для вас. Принимаете ли вы эти условия?
        - Милостивая государыня,- сказала Розетта,- я хочу жить на земле.
        - Прощайте, дитя мое; ваши подруги поручили мне передать вам несколько золотых монет, букетик фиалок, который будет жить столько же, сколько вы, и это платье из тонкого муслина, сотканное ими. Сейчас фея Иоланда проводит вас до земли. Где вы желаете опуститься?
        - Милостивая государыня, около моего возлюбленного,- ответила Розетта.
        Маленькая фея спустилась с неба в большом городе, который она часто посещала раньше. Став женщиной, она не побежала сразу к унылой гостинице, в которой проживал ее возлюбленный, а сначала завила свои белокурые волосы, чтобы стать еще красивее. Отметив, что земные парикмахеры ни в чем не уступают небесным, она осталась довольна первым контактом с людьми.
        Розетта не могла ходить в разгар дня по улицам в своем небесном муслиновом платье, не привлекая внимания окружающих. Поэтому сразу же она зашла в швейную мастерскую. Оттуда она направилась к модистке, затем - в обувной магазин.
        Продолжая увлекательное путешествие по большому городу, Розетта внезапно почувствовала сильную усталость. По ее лбу струились крупные капли пота. Тогда она вспомнила о предупреждении королевы фей и перестала заходить в магазины, где было слишком жарко.
        Довольная своей внешностью, уверенная в себе, Розетта подошла к маленькой гостинице, без колебания вошла в нее, попросила у изумленной хозяйки комнату и с радостью принялась устраиваться в бедной клетушке, оклеенной выцветшими обоями. Тут фея задумалась. Ей были хорошо знакомы обычаи людей, и она знала, что мало одного желания заговорить с незнакомым человеком, нужно иметь повод к этому. Хотя Розетта обладала безудержным воображением, ей не удалось подыскать подходящий предлог для знакомства со своим возлюбленным. Присущая ей скромность взяла верх над нетерпением; она решила повременить со знакомством и, выключив отопление, легла на волосяной матрас.
        На следующий день Розетту разбудил не чудесный свет Звездочки, а бледный земной рассвет. Ей понадобилось некоторое время, чтобы восстановить в памяти главные события предыдущего дня: приговор королевы фей, завивку волос… Она почувствовала себя счастливой от сознания своей независимости и близости к любимому человеку.
        Когда она оделась, ей пришла в голову мысль спуститься в контору гостиницы, чтобы получить интересующие ее сведения. Хозяйка встретила ее крайне любезно, и не успела Розетта раскрыть рта, как она рассказала ей о своем детстве, о жизни своего сына и смерти мужа. Но когда маленькая фея чистосердечно рассказала о причине своего пребывания в гостинице, поток слов превратился в лавину.
        - Ах, так это господин Франсуа! Сударыня, вам никогда не найти более любезного и серьезного возлюбленного. К сожалению, вы приехали слишком поздно, так как нынче вечером он уезжает. Да, сударыня, нынче же вечером. Он успешно прошел последний конкурс и получил назначение в какую-то колонию. Я не могу сказать вам, в какую именно, но это где- то на юге, в тех краях, где дикари пьют человеческую кровь и в качестве музыкальных инструментов используют кости. Ведь это же колония!..
        У Розетты не хватило храбрости объяснить хозяйке, что не все колонии находятся в таком плачевном состоянии. Лишь одно слово ударило ей в самое сердце - юг, то есть жара!
        Тем не менее в тот же вечер фея сидела на скамье в неуютном вагоне, уносившем на юг и Франсуа. На ее коленях лежал букет фиалок, глаза горели вдохновением, длинные пальцы сжимали грубую обивку скамьи.
        На следующий день Розетта взошла на борт большого корабля, на котором Франсуа отправлялся к месту своей службы. С виду она казалась беспечной молодой женщиной. Да и что значила для нее смерть, если мысли ее витали в мире вечности!
        Погода была немного пасмурная, с моря дул легкий прохладный ветер. Маленькая фея стояла, опершись на перила, и чувствовала себя счастливой. Резкие запахи морского порта казались ей приятнее благоуханий страны фей. Все вокруг было прекрасно: помятые медные части корабля, старые небритые моряки, сама жизнь…
        Кто из них заговорил первым? Я не знаю, то ли Розетта первой улыбнулась Франсуа, то ли Франсуа предложил ей сигарету или расставил для нее шезлонг, но так или иначе вечером молодые люди беседовали в окружении моря и звезд, словно они были знакомы всегда. На юге поднялась Звездочка, от которой исходил небывало яркий свет, но до Розетты, которая видела только глаза своего друга, не дошли сигналы ее далеких подруг.
        Феям не дано изведать блаженство подобной ночи. Молодые люди, убаюканные ласковым плеском волн, оставались до рассвета вдвоем на палубе. Когда в небе занялась заря, Франсуа прервал очарование, сказав:
        - Вам же холодно, у вас замерзли руки, пора вернуться в каюту.
        - Мне никогда не бывает холодно,- живо ответила Розетта,- я боюсь только жары.
        Франсуа рассмеялся:
        - Тогда вам необходимо сойти в ближайшем же порту и сесть на корабль, идущий в северном направлении: ведь мы плывем в страны, где на солнцепеке можно за несколько минут приготовить яичницу.
        - Скажите, а вам так необходимо ехать туда? - спросила Розетта после некоторого молчания.
        - Разумеется. Для мужчины нет ничего важнее служебной деятельности. Некоторые терпят в колониях неудачу или погибают - тем хуже для них,- но у меня здоровое сердце и крепкие нервы.
        - А не кажется ли вам, что лучше умереть от любви, чем от укуса змеи, заболевания печени или трех десятков лет пребывания в конторе?
        - У вас странные мысли, дорогая,- удивился Франсуа, но, взглянув на ее прелестное юное личико, тихо добавил: - А разве нельзя любить, не умирая?
        Она ничего не сказала в ответ.
        В этот день королева фей по просьбе феи Иоланды созвала новое заседание совета.
        - Милостивая государыня и вы, сестры,- заявила фея Иоланда после открытия заседания - я знаю, что нельзя безнаказанно нарушать наш закон, но всем нам, за исключением злой феи Карабоссы, доступно сострадание. Потому-то я решила обжаловать дело нашей маленькой Розетты. Все вы понимаете, что ее ждет гибель. Неужели мы ничего не сделаем, чтобы спасти ее?
        - Дитя мое,- ответила королева,- теперь Розетта находится вне пределов нашей власти. Если же наш гнев падет на возлюбленного Розетты, ее гибель еще неизбежнее. К чему избавлять ее от участи, которую она сама свободно избрала? Она же счастлива.
        - Милостивая государыня,- продолжала Иоланда,- изгоните из сердца Розетты эту любовь или сверните корабль с его пути.
        - Нет,- сказала королева,- мы не станем больше вмешиваться в земные дела.
        И феи присоединились к ее мнению.
        Франсуа целыми днями сидел один на палубе, погруженный в неведомые мечты. Розетта выходила из своей каюты только вечерами. Тогда жизнь приобретала для него новый смысл. Он строил планы на будущее, которые всегда одобрялись его подругой без всяких поправок. Франсуа рассказывал ей о своем прошлом, о старой матери, о слегка глуховатой тетке, о селении, в котором он родился и где был всеобщим любимцем. Его удивляло, что она не рассказывает ему ничего о себе, не показывает своих фотографий. Казалось, ей были известны все страны мира, но ни одной из них она не знала лучше остальных; может быть, исключение составлял большой город, в котором он учился. Он догадывался о существовании
        какой-то тайны. Но мог ли серьезный, благовоспитанный чиновник угадать истину?
        Через несколько дней Франсуа заметил, что Розетта изменилась: она похудела, глаза ее впали, голос стал дрожащим, взгляд - тревожным. Розетта успокоила его:
        - Это пустяки, Франсуа, мне надо просто привыкнуть к жаре.
        Считая, что Розетта ведет себя легкомысленно, он хотел помешать ей поглощать слишком много мороженого и шербета и посоветовал перейти на горячий чай, но она удивительно бурно воспротивилась этому.
        На седьмой день плавания с Розеттой произошел обморок, но она запретила звать судового врача. Ближайшая остановка предполагалась не раньше, чем через неделю, а отклониться от маршрута ради больной пассажирки капитан не согласился.
        - Раз уж она не хочет видеть доктора,- проворчал он,- пусть заботится о себе сама.
        Франсуа был в отчаянии, чувствуя себя бессильным перед этим странным заболеванием. На девятый день к нему вернулась надежда: случилась сильная буря, стало прохладнее, и Розетта ожила. Она поднялась на палубу, прелестная и веселая. Но она настолько исхудала, что муслиновое платье болталось на ней, как на палке.
        В этот вечер Франсуа просил Розетту стать его женой. Она ничего не ответила, только нежно обняла его, а ее глаза были полны радости и отчаяния.
        Королева фей, вы видите, как танцует Розетта, которая кажется совсем крошечной в объятиях своего жениха? Неужели в вас не окажется капли милосердия? Неужели злоба людей ожесточила ваше сердце и вы держите свою волшебную палочку запертой в ящике из облаков?
        Увы, на десятый день солнце было палящим, как никогда, и каюты перестали служить достаточным убежищем от жары.
        Розетта пыталась защитить свое тело и лицо с помощью шерстяных одеял и льда, но ее подтачивал внутренний огонь. Она поняла, что гибнет.
        В полдень она взглянула на себя в зеркало и увидела лишь тонкое личико и высохшее тело. Ей не хотелось в таком виде показываться Франсуа. Она знала, что в это время он спит, набираясь сил для того, чтобы бодрствовать около нее всю ночь. Поэтому она спокойно надела в последний раз свое небесное платье, ставшее ей слишком широким, поднялась на палубу и, спрятавшись от посторонних взоров, подставила себя знойным лучам послеполуденного солнца…
        В обеденный час один из матросов принес Франсуа подобранное им муслиновое платье. Обеспокоенный Франсуа побежал в каюту Розетты. В ней было пусто, лишь на столе лежал букетик поблекших фиалок.
        Звездочка по-прежнему сияет для тех, кто умеет смотреть на небо. Розетта так и не смогла вернуться на нее. Но королева фей не захотела, чтобы она вечно блуждала по безграничным просторам вселенной. Если вы увидите падающую звезду, более розовую и яркую, чем остальные, знайте, что на ней нашла приют одинокая душа маленькой растаявшей феи.


        ТРИ ЖЕЛАНИЯ ДЛИННОГО ПЕТЕРА

        Жил в Арденнском лесу дровосек, по прозванию Длинный Петер, и это имя подходило ему как нельзя больше. Роста он был высокого, руки длинные-предлинные, точно сучья у тех деревьев, которые он рубил. Да и весь он напоминал стройный шестилетний дубок, покрытый густой листвой.
        Но Длинный Петер был несчастлив. Нет, он вовсе не завидовал богатым фермерам, которые могли пить молока сколько им вздумается и объедаться утками, гусями и всякой прочей птицей; не завидовал он и городским богачам, разодетым в шелка и тонкое сукно, и все же он считал, что жизнь к нему слишком сурова. Любимая жена его умерла рано, а сына, которого она ему подарила, Петер не уберег. С тех пор его лачуга из нетесаных бревен казалась дровосеку унылой, как пустая бутылка.
        Днем, еще куда ни шло, Петер яростно взмахивал топором, и тяжелые удары по дереву отсчитывали его жизнь с равномерностью часового механизма. Но вечера были такие тоскливые, такие длинные… Петер считал и пересчитывал пальцы, складывал пальцы на руках с пальцами на ногах до тех пор, пока не выбивался из сил и у него не получалось 21. Тогда он ложился спать, но сон долго не приходил, его одолевали кошмары, правда, не очень страшные, и грезы, правда, не очень занимательные; наконец он погружался в глубокий сон, где уже не было ни воспоминаний, ни надежд.
        Как-то вечером Длинный Петер начал разговаривать вслух. Звук собственного голоса нарушил его одиночество, и он охотно стал бы отвечать сам себе, если бы мог задать какой-нибудь интересный вопрос. Итак, однажды вечером Длинный Петер начал разговаривать сам с собой, и это решило его судьбу.
        - Если бы,- сказал он,- сбылись три моих желания, совсем маленькие желания, которые я произнес бы шепотом, чтобы не искушать злой судьбы, жизнь моя совершенно изменилась бы.
        Сказал он это без особого убеждения, потому что не верил в чудеса - ведь он хорошо знал, что деревья падают только от молнии или топора и что холодной зимой трава не вырастет. Но в этот вечер случилось чудо. Один из дубов-великанов, что рос около лачуги дровосека, заговорил. Наверно, в нем была заключена душа старого волшебника Арденнского леса или нежная душа какой-нибудь хорошенькой феи, умершей некогда у его подножия, оттого он и заговорил.
        - Длинный Петер,- сказал дуб,- назови три своих желания: я тебе обещаю, что они сбудутся, ты получишь даже больше, чем ожидаешь.
        - О дуб! - воскликнул Петер.- Не смогли бы вы дать мне совет, ведь три желания - это так мало!
        - Ты, Петер, не красавец, но считаешь себя уродом, ты не особенно умен, но считаешь себя глупым, вот поэтому-то ты мне и нравишься больше других людей и я хочу тебе помочь. Но человек всегда должен оставаться хозяином своей судьбы. Выбирай то, что подсказывает тебе совесть.
        - Коли так, я хочу, чтобы моя лачуга была полна золотых монет,- сказал Петер.
        - Пусть исполнится твое желание,- ответил дуб.
        В воздухе что-то загрохотало, а потом наступила обычная тишина, какая стоит в лесу в сумерки. Длинный Петер сидел не шевелясь, ему казалось, что он грезит. Он спокойно продолжал курить свою трубку, набитую высушенными на солнце и растертыми между камешками листьями ясеня.
        Но вот поднялся ветер, и ночь озарили долгие вспышки молний, которые, точно сверкающий серпантин, падали с неба на деревья. Длинный Петер встал и открыл дверь своей лачуги. К ногам его посыпались золотые монеты - весь дом до самого чердака был забит ими. Куда ни бросишь взгляд - всюду одно только золото. Стол и стулья, кровать, запасы продуктов - все было погребено под золотыми монетами. Понадобились бы многие часы усердного труда, чтобы перетащить из дома все это богатство. Волей-неволей Длинному Петеру пришлось мириться с тем, что он не может войти в свою лачугу. А дождь лил как из ведра, и самый богатый дровосек на свете вынужден был провести ночь под деревом. Он весь промок и окоченел, но душа его была полна радужных надежд.
        На следующее утро Петер принялся размышлять о том, что ему теперь делать. Никогда прежде дровосеку и в голову не приходило, что один человек может владеть таким богатством. Поэтому его воображение не могло подсказать ему никакого способа истратить эти деньги.
        Но, как говорится, попытка не пытка. Взял он одну золотую монету и отправился в город, впервые за всю свою жизнь плотно прикрыв дверь и привалив к ней бревно.
        По лесу Петер шел быстро, но, войдя в город, замедлил шаг, потом начал останавливаться то там, то здесь - его поражало великолепие сверкающих витрин, смущали снисходительно-насмешливые взгляды, которые прекрасные дамы бросали на статного дровосека с таким грубым, простым лицом. Он задержался у витрины кондитера, где были выставлены тарталетки, куличи, ромовые бабы, торты, слоеные пирожные, пирожные с кремом и прочие вкусные вещи. Маленькие кремовые озера вытекали одно из другого, лились каскады сиропа, возвышались целые горы хрустящего, хорошо поднявшегося на сильном огне теста.
        Петер вошел в кондитерскую. Утолив голод и выпачкав пальцы, шею и даже грудь кремом и сиропом, он получил в обмен на золотой груду серебряных монет и почувствовал, как обременительно быть богатым. Он решил попросить у кого-нибудь совета и обратился к важному толстопузому горожанину.
        - Мессир,- вежливо спросил он,- не могли бы вы указать мне какое-нибудь удобное и простое средство истратить деньги?
        Ошеломленный горожанин испуганно посмотрел на рослого, сильного парня, сунул ему в руку серебряную монету и поспешил уйти.
        Длинный Петер обратился еще к одному прохожему и получил еще одну серебряную монету. «Да так, пожалуй, можно составить себе целое состояние»,-решил он и почти пожалел, что богаче всех этих трусов, вместе взятых.
        Вдруг он увидел здоровенного детину, вроде него самого, который занимал на улице столько места, что, казалось, шагал сразу по обоим тротуарам. Петер подошел к нему и повторил свой вопрос. Тот громко рассмеялся.
        - Э, приятель! Нет ничего проще! Пойдем со мной, я научу тебя, как тратить деньги.
        Длинный Петер отправился со своим новым другом путешествовать по неведомому для него миру. Низкие прокуренные шумные залы, рюмки всех размеров, наполненные белыми и желтыми, прозрачными и переливающимися, как опал, напитками, и смех, и песни, и легкая качка, и качка более чувствительная по всем направлениям. И вскоре Петер стал занимать на улице столько же места, сколько и его приятель. Он уже плохо соображал, что делает, но ему было очень приятно смотреть, как тают серебряные монетки. Когда у него ничего больше не осталось, новый приятель исчез, и Длинный Петер отправился домой, в свою лачугу. Выходя из города, он увидел на карнизе окна одного из домов толстого черного кота. Петер хотел погладить его, но провел рукой против шерсти, и кот, разозлившись, выпустил когти. Тогда Петер схватил его за хвост, повертел немного в своей длинной ручище и ударил о стенку дома, стоявшего на другой стороне улицы. Кот отчаянно замяукал, дверь распахнулась, и на пороге появилось тощее длинное создание с всклокоченной головой, в которой торчали бигуди, в домашних туфлях и с метлой в руках - ни дать ни взять старая
дева.
        - Мерзавец! - завопила она.- О мой котик! Мерзавец! Мой котик!
        От возмущения она не могла ничего больше вымолвить, но ее метла была красноречивее всяких слов, и Длинный Петер, сразу отрезвев, поспешил отступить и укрыться в лесу.
        Как он добрался до своей лачуги, он не мог бы объяснить, и нам это тоже неизвестно.
        Горло у него пересохло, в висках стучало, ноги подкашивались. Петер хотел было улечься на свое ложе из соломы и мягких листьев, но золото преграждало вход в лачугу. У дровосека не было сил разгрести его, и он улегся спать прямо на земле около дома и проспал до утра.
        На следующий день Петер взял две золотые монеты и, полный самых благих намерений, снова отправился в город. Он начал с того, что купил себе башмаки на резиновой подошве, но как только вышел из лавки, сразу повстречался со своим вчерашним приятелем. Беседовали они недолго, и Петер согласился получить еще один урок. На этот раз улицы оказались недостаточно широкими, чтобы вместить Длинного Петера. На каждом шагу он натыкался то на четные, то на нечетные номера домов. Он прошел мимо жилища старой девы, но не заметил там кота, и это было к лучшему - Петер был настолько пьян, что, конечно, увидел бы сразу четырех котов.
        Как в этот день Длинный Петер добрался домой, остается совсем непостижимой тайной.
        На третий день Петер не пошел в город. Перед глазами у него стоял туман, и он не решался приступить к третьему уроку, еще не опомнившись от второго. Петер начинал уже скучать. Он привык к тяжелой работе в лесу, работе, которая подавляла все мысли, и теперь вдруг почувствовал себя еще более одиноким, чем прежде. Он взялся было очистить от золота свою лачугу. Осторожно, стараясь, чтобы его не заметил какой-нибудь путник, он вырыл руками большую яму и стал ссыпать в нее монеты. Когда яма была полна, оказалось, что Петер не освободил от золота даже дверь дома и что понадобилось бы много дней, чтобы зарыть все его сокровища.
        Пришлось Петеру смириться с тем, что и следующую ночь он проведет под открытым небом, хотя вдалеке уже слышались грозовые раскаты.
        Тогда-то он вспомнил о своем втором желании. Ему нужна была подружка, которая скрасила бы его одиночество, и он обратился к своему другу дубу.
        - Пришли-ка мне в подружки самую хорошенькую девушку на свете.
        Услышав эту просьбу, дуб так вздрогнул, что все листочки на нем затряслись и испуганные птицы вспорхнули с ветвей, чтобы подыскать более гостеприимное убежище.
        Но едва волнение улеглось, перед Длинным Петером появилось самое очаровательное создание, какое только можно себе вообразить. Впрочем, я не стану вам ее описывать, потому что, возможно, вы будете так же разочарованы, как и дровосек. В его понимании красавица - это крепкая девушка с мощными ногами, сильными большими руками, здоровая и краснощекая. А перед ним стояла тоненькая изящная женщина, беленькая и грациозная, и он решил, что у дуба плохой вкус.
        Но еще меньше она ему понравилась, когда заговорила с ним.
        - Меня зовут Ева,- сказала она,- как и всех женщин, которых привело на землю чудо.
        Длинный Петер, привыкший к рычанию диких зверей и . пронзительным крикам птиц, нашел, что голосок у нее очень уж нежный. Потом, вдруг забеспокоившись, стал ощупывать свои бока, но все ребра у него оказались на месте.
        Некоторое время они молчали и только смотрели друг на друга. Возможно, Ева составила себе какое-то мнение о Длинном Петере, но она не стала его высказывать, лишь в уголках ее губ таилась загадочная улыбка.
        - Как же ты будешь поднимать вместе со мной стволы деревьев? - спросил вдруг дровосек.- Ведь ручки у тебя такие тоненькие.
        Ева огорчилась:
        - Поднимать стволы деревьев? Зачем? Разве у тебя нет денег?
        Тогда Петер вспомнил о своем богатстве, взял жену за руку и подвел к лачуге. Когда к ногам Евы покатились золотые монетки, она пришла в восторг и принялась танцевать самым очаровательным образом.
        - Не очень-то радуйся,- сказал ей Петер.- Истратить все золото потруднее, чем ты думаешь.
        - Трудно истратить золото? Да нет ничего легче! Тебе нужно только выбрать способ.
        - Откуда ты это знаешь? - удивился Петер.-Ведь ты только что явилась-на свет.
        - Ну так что же,- ответила она,- это природный дар.
        Она потанцевала еще немного, пока не заметила, что Петер подавил зевок.
        - Ты, верно, голоден! Да и я тоже. Нужно пообедать.
        - Это не так-то просто,- ответил Петер,- печь и котелок погребены на три метра под золотом.
        - А зачем тебе нужны печь и котелок? - спросила Ева.
        Петер чуть не задохнулся от удивления:
        - Ты этого не знаешь? А как же твой природный дар? Ты что думаешь, я буду готовить? Я умею только отварить в воде овощи да спечь в золе каштаны. А когда я кладу на очаг жирного кролика, он всегда подгорает сверху, а внутри остается сырым. Моя покойная жена замечательно зажаривала кроликов. Разве стал бы я просить у дуба жену, которая не умеет готовить?
        - Ты просил у дуба самую прекрасную девушку в мире - это я,- скромно сказала Ева.- Ты требуешь, чтобы я жарила тебе кроликов, а у тебя столько золота, что ты можешь одеть меня в самые тонкие ткани, украсить меня самыми великолепными драгоценностями.- И она немного сухо добавила: - Сегодня вечером мы пойдем обедать в город, или лучше я пойду одна, ведь тебе нужно охранять свои сокровища. Твоя жалкая лачуга не защитит их от воров, поэтому ты должен быть очень внимательным. Смотри не засни!
        Ночь пришла великолепная. Молчание леса нарушали только далекие крики первых ночных птиц, звезды играли в прятки среди листвы деревьев, воздух был насыщен запахом мха, папоротника и пробивающихся из земли шампиньонов.
        Сидя у подножия дуба, Длинный Петер размышлял. Своими речами и танцами Ева открыла перед дровосеком, привыкшим к нищете и одиночеству, новый мир, полный богатства и роскоши, волнующий мир поэзии, более утонченной, чем поэзия сурового леса.

«Верно, мне придется покинуть лес?» - раздумывал Петер. И ему вдруг стало жаль прекрасных деревьев, которые он рубил, животных, которых он убивал, чтобы прокормиться, мха, который он топтал своими грубыми башмаками. Потом Петер вспомнил об уроках, полученных в городе, и ужаснулся, подумав, сколько ему потребуется выпить вина, чтобы истратить все золотые монеты, лежавшие в его лачуге. Но все же он ни о чем не жалел. Сердце его было полно надежд и волнений, и, еще не отдавая себе в этом отчета, он ждал с нетерпением, когда вернется Ева.
        Она явилась только наутро и была удивлена его расстроенным видом.
        - Не думал же ты, мой добрый Петер, что я буду ночевать здесь, буду спать на сырой и жесткой земле. В городе, в гостинице, такие удобные кровати, а простыни из тончайшего батиста. Я чудесно пообедала,- добавила она,- и о тебе не забыла.
        Она протянула ему кусок немного зачерствевшего хлеба и грушу. Петер был растроган ее заботой и, чтобы отблагодарить Еву, сделал ей ожерелье из каштанов. Она позволила ему украсить себя этими скромными плодами и снова принялась танцевать. Ее чудесные белые ножки не оставляли следов на мху, и про себя Длинный Петер сравнил их с ножками лани или молодого оленя.
        Они провели вместе чудесный день. Ева не переставала петь и смеяться. Петер собирал для нее плоды с деревьев, мастерил украшения из листьев и ветвей, приносил ей воду из самых чистых родников.
        Но вечером Ева опять заявила, что идет в город, и, как и накануне, Длинный Петер остался один у подножия своего друга дуба.
        На следующий день Ева не вернулась. Грустный и встревоженный Петер большими шагами ходил вокруг лачуги, и минуты казались ему более долгими, чем некогда часы. Наступил вечер, и Петер не выдержал: захватив несколько золотых монет, он отправился в город. Он прошел мимо дома, где убил толстого черного кота, и заметил в окне старую деву: она казалась более тощей, чем в прошлый раз, и прическа ее была в еще большем беспорядке.
        К счастью для Петера, она вязала и не обратила на него внимания.
        В этот день в городе был праздник: на всех перекрестках скрипки и кларнеты сзывали юношей и девушек на танцы; колбасники, булочники, кондитеры выставили на прилавках аппетитную снедь.
        Но Длинный Петер ничего не слышал и не видел, он искал Еву. Он спрашивал у прохожих, не встречали ли они тоненькой грациозной девушки, но в ответ звучали только шутки да насмешки. Тогда ему пришла в голову мысль обратиться в гостиницу
«Золотой лев», где, как он знал, Ева должна была пообедать и переночевать.
        Хозяин гостиницы, толстяк с таким огромным животом, что свои собственные ноги он мог видеть только в зеркало, сначала ответил дровосеку грубо, но золотая монетка смягчила его, и он предложил Петеру кружку прохладного вина.
        - Вы спрашиваете о красивой девушке, которая обедала здесь вчера и позавчера?'Да, весь город ее заметил. Не очень- то часто появляются у нас такие красотки. Хотя местные девушки славятся тонкими талиями и стройными ножками, ни одна из них не могла бы соперничать с ней! Но, сударь, что вам нужно от этой девушки?
        Петер не знал, что ответить. Он не мог рассказать о секрете старого дуба и в глубине души должен был признаться, что не имеет никаких прав на Еву. Поэтому он просто достал из кармана еще одну золотую монету и положил ее на стол. Этот аргумент оказался вполне достаточным.
        - Так вот, сударь,- продолжал хозяин гостиницы,- эту девушку заметил королевский сын, самый прекрасный юноша страны. Он проезжал через наш город, возвращаясь с охоты. Принц тут же предложил ей стать его женой, и красавица не смогла устоять.

«Да,- подумал Петер, взглянув на свою жалкую одежду и грубые узловатые руки,- конечно, она не могла устоять!»
        И он заказал еще кружку холодного вина. Когда он выпил пятую кружку, он попросил, чтобы его уложили спать в комнате, где Ева провела две ночи. Это была самая великолепная гостиница в городе, но Петер не замечал ни бархатных занавесей гранатового цвета, ни позолоченных каминных решеток, ни покрывала из брюггских кружев. Он увидел только ожерелье из каштанов, которое сделал для Евы,- оно лежало на круглом одноногом столике.
        Петер провел в городе три дня, и все это время пил не переставая. Он приглашал танцевать местных красавиц, но никто не желал плясать с таким неуклюжим кавалером, которого шатало из стороны в сторону.
        Потом праздник кончился, скрипки и кларнеты смолкли, и Петер обнаружил, что у него не осталось больше ни одной золотой монетки.
        Он решил вернуться в свою лачугу, наполнить карманы золотом и снова отправиться в город, чтобы топить свое отчаяние в вине.
        Увы! Длинный Петер не нашел своих сокровищ. За те три дня, что его не было, воры растащили все, остался только очаг, где он жарил кроликов, да котелок для овощей.
        Дровосек снова был гол как сокол, и опьянение его сразу рассеялось. На смену пришли печальные воспоминания. И тогда Петер решил взобраться на самую верхушку дуба и броситься оттуда вниз. Но, карабкаясь по стволу, он услышал шепот дуба:
        - Длинный Петер, прежде чем умереть, не хочешь ли ты высказать свое третье желание?
        Петер, удивленный, застыл на месте. Он был слишком подавлен тем, что с ним приключилось, и совсем забыл о чудесном происхождении всего этого.
        - Друг мой, чего еще я могу пожелать? - сказал он, вздыхая.- Разве только того, чтобы Ева всегда была со мной1
        - Это невозможно,- ответило чудесное дерево.- Наш повелитель разрешает нам награждать человека любым сокровищем, но с условием, что тот сам будет беречь его. Бедный мой Петер, ты не сумел сохранить свои богатства. Твои желания оказались слишком велики для тебя. Подумай хорошенько, прежде чем высказать свое третье желание, и не забудь, что мудрость заключается в умении заранее все обдумать и знать во всем меру.
        Петер ответил, не колеблясь:
        - У меня теперь только одно желание, оно включает все остальные: я хочу быть счастливым.
        - Подумай,- снова сказал дуб,- у человека нет другого счастья, кроме того, которое он сам завоевал и сберег. Но все же, если ты настаиваешь, я выполню твое желание.
        - Я хочу быть счастливым,- повторил Петер.
        Едва он произнес эти слова, как в голове у него образовалась страшная пустота. Лес и высокие деревья исчезли; вместо них он увидел темноватую комнату, показавшуюся ему огромной. Раньше Петеру приходилось наклоняться, чтобы войти в свою лачугу, а теперь вдруг он очутился у двери, которая была в двадцать раз выше его самого. На камине под стеклянным колпаком стояли уродливые часы, изображавшие рождение Венеры. В комнате пахло английскими конфетами и сухим затхлым бисквитом. Но в какие-нибудь несколько секунд все прежние понятия Петера о жизни исчезли, он вдруг почувствовал, что этот новый мир как раз по нему. Дверь показалась ему уже нормальных размеров, тиканье часов - ласковым и успокаивающим, воздух - родным и приятным.
        В этот момент к нему наклонилось высокое тощее создание с всклокоченной головой, в которой торчали бигуди, и в домашних туфлях. Петер с удовольствием узнал ее. Когда она поставила перед ним плошку, полную чудесного молока со сливками, он принялся мурлыкать. Длинный Петер стал котом старой девы.


        ПРИЗРАК ПОВЕШЕННОГО РЫЦАРЯ ЛЕГЕНДА

        Влюбленные не ходили гулять в «лес повешенного», дети никогда не играли там в прятки, старые люди, приближаясь к лесу, осеняли себя крестным знамением.
        В те времена, к которым относится это повествование, только суеверие удерживало людей от прогулок среди вековых деревьев, в чащах, где земля густо покрыта нежным мхом, земляникой и черникой, а кусты усыпаны малиной.
        Много лет тому назад, рассказывали славные жители ближайшей деревни, властитель края с помощью своих оруженосцев схватил и повесил на суку большого дуба рыцаря Ксавье де Мильмора, дворянина, искателя приключений, который грабил на большой дороге одиноких путников. Это была достопамятная казнь. В то время как тело рыцаря сводила предсмертная судорога, в четырех концах леса трубили в охотничий рог, а на поляне, как бы выражая всеобщее ликование, пылал стог сена.
        С тех пор край был избавлен от грабителя, но появился призрак - мертвый рыцарь де Мильмор совершал прогулки при лунном ( свете. Никому из местных жителей не довелось с ним встретиться, однако крестьяне утверждали, что он бряцает оружием и громко бранится. Этого было достаточно, чтобы обречь лес на полное запустение.
        ПРИЗРАК, КОТОРОГО ВИДЕЛ МАТЬЕ


        Когда случилась эта история, властелином края был старый граф Поликарп де ля Мотт-Берри, королевский офицер в отставке, достопочтенный человек и любитель крепких напитков. Последний отпрыск могущественного рода, который столетия правил в этом крае и защищал его, граф, опечаленный тем, что у него нет сына, пожелал, пока он еще жив, выдать замуж за какого-нибудь доблестного рыцаря дочь Беатрису. В женихах не было недостатка, ибо притягательная сила таилась не только в Беатрисе, но и в ее приданом, однако девушка с холодной учтивостью неизменно всех отвергала. Один казался ей слишком полным, другой - близоруким, а от третьего дурно пахло. Было ясно - она просто не хочет выходить замуж. Старый Поликарп огорчался и, несмотря на доброту, стал подумывать, не выдать ли дочь вопреки ее капризам.
        Однажды, когда граф, размышляя, услаждал себя старой виноградной водкой - коронным изделием края, какой-то крестьянин попросил разрешения повидать его. Не в обычаях старого графа было спроваживать посетителя, но он действовал
        так не по доброте сердечной, а единственно лишь из любви к сплетням, и ничто не привлекало его так, как тайны подданных. Граф велел впустить крестьянина и сразу же увидел, что тот необычайно встревожен чем-то.
        - Ваша светлость,- сказал крестьянин,- я только что видел повешенного рыцаря!
        - Ах,- воскликнул Поликарп,- бедный мой Матье! Выпей стаканчик виноградной водки и расскажи, что там с тобой случилось.
        - Да как вам сказать, ваша светлость. Вам известно, что мое поле граничит с лесом повешенного; мне не по душе это соседство, но когда человек небогат и у него крепкие руки, он не может оставить невозделанным лучший кусок своей земли. Отменная водка, ваша светлость.
        - Налей себе еще стаканчик и рассказывай поскорее; видишь, как меня разбирает любопытство!
        - Этим утром я собирался выйти в поле боронить, как вдруг услышал треск сучьев в лесу. Я не из пугливых, ваша светлость, но не скрою, сердце у меня так и заколотилось. Я обернулся и увидел… нет, не хочу вас волновать…
        - А двадцать палочных ударов под коленки хочешь?
        - Как верно то, что мой стакан пуст, так правдивы мои слова! Я видел повешенного рыцаря!
        - А как ты узнал, что это повешенный рыцарь?
        - Вы, ваша светлость, как и все мы, знаете, что у рыцаря де Мильмора на доспехах была черная звезда. Сегодня утром призрак имел на груди такую же звезду.
        - И что же ты сделал? Убежал, конечно?
        - У меня не было сил бежать! Рыцарь помахал мне рукой и скрылся в лесу, а я поспешил предупредить вас!
        - И правильно сделал! Налей себе третий стаканчик.
        - Спасибо, ваша светлость, я позволю себе выпить за ваше здоровье и за здоровье мадемуазель Беатрисы.
        - А я, Матье, пью за повешенного рыцаря!
        ХРАБРЫЙ МИРАМЕР


        В тот же вечер в кабачке «Дырявый грош» Матье в сотый раз пересказывал свое приключение; он столько говорил и столько пил, чтобы прочистить горло, что у него стала кружиться голова; но история эта отныне не нуждалась в рассказчике, она теперь жила своей жизнью, переходя из уст в уста.
        - Ручаюсь, что это был призрак,- прохрипел кабатчик Ионас.- Будь то рыцарь во плоти и крови, он вышел бы из лесу, заговорил, попросил бы стаканчик вина.
        - Скверная шутка! - гаркнул Мирамер, начальник замковой стражи.- Окажись я на месте этого труса Матье, я показал бы всем, как отношусь к подобным вещам.
        - Он уволок бы тебя в преисподнюю вместе с твоим клинком и кольчугой; ты даже не успел бы выказать свою храбрость перед этим чертом.
        - Я знаю силу своего кулака, а черта сроду не видывал.
        - Матье вовсе не трус,- вставил слово кабатчик.- Он и впрямь видел повешенного рыцаря; впрочем, сколько людей слышали, как рыцарь бранится. Это тянется уже сто лет.
        - Больше, по крайней мере двести,- заметил какой-то крестьянин.
        - Еще и шестидесяти лет не прошло,- ухмыльнулся Мирамер.- Мой дед рассказывал мне, что, когда повесили рыцаря, он сам зажигал костер радости!
        - Шестьдесят или двести лет минуло - призрак всегда опасен. С такими вещами не шутят.
        - В тот день, когда мы избавимся от призрака, я собственноручно подожгу стог сена.
        В эту минуту дверь в кабачок открылась. Все оглянулись и замерли в молчании - на пороге стоял повешенный рыцарь. Он был страшен в своих сверкающих доспехах, а его черная звезда блестела свежей краской. Лицо рыцаря было скрыто под опущенным забралом, а на руки были надеты железные перчатки. Никто не решился бы утверждать, что в этом движущемся железном футляре заключен человек.
        Призрак пересек комнату и, подойдя к стойке, облокотился на нее.
        - Водки! - отрывисто бросил он.
        Кабатчик так дрожал, что, наливая водку, расплескал половину бутылки, пока наполнил небольшой стакан. Рыцарь поднял забрало, залпом опорожнил стакан и снова опустил забрало, прежде чем кто-либо успел разглядеть его лицо.
        - Господин призрак,- гаркнул Мирамер,- вы неучтивы; когда воспитанный человек впервые входит в кабачок, он пьет за здоровье присутствующих!
        Рыцарь не ответил. Он снял с руки железную перчатку и положил ее на стойку. По комнате пронесся вздох облегчения; живая человеческая рука, гибкая и мускулистая, открылась взорам всех, кто находился в зале. Мирамер осмелел:
        - Я утверждаю, сударь, что вы невежа, грубиян и…
        Начальник замковой стражи Мирамер не присутствовал в этот вечер при уходе повешенного рыцаря из кабачка. Понадобилось полчаса, чтобы привести этого храбреца в чувство, очнулся он уже у себя дома, челюсти у него сводило от боли, и слезы градом катились по его грубому солдатскому лицу.
        БЕАТРИСА


        Беатриса де ля Мотт-Берри была удивлена, увидев на следующее утро, что у ее служанки Аглаи бледное лицо и покрасневшие глаза.
        - Ты, я вижу, расстроена,- сказала Беатриса,- уж не случилось ли чего с тобой сегодня ночью?
        - Да, мадемуазель, но не со мной, а с моим женихом. Его вчера чуть не убил призрак.
        - Доблестный Мирамер чуть не был убит?
        - Да, призраком. Это простительно.
        Беатриса, с трудом скрывая любопытство, принялась полировать ногти, но тут же прервала свое занятие.
        - А что стало с призраком?
        - Он исчез, мадемуазель. Мирамер рассказал мне, что видел руку, занесенную над своей головой, звездный дождь - и ничего больше. Но люди в деревне уверяют, что его сразил повешенный рыцарь.
        - О, это так интересно, Аглая! Как бы увидеть повешенного рыцаря?
        - Матье встретил его в первый раз вчера утром на опушке леса повешенного; может быть, и вы смогли бы там увидеть его, но, я думаю, было бы благоразумнее, мадемуазель, не выходить сейчас из замка. Вы ведь знаете, что к нам сегодня утром приедут три жениха: вашему батюшке угодно, чтобы вы приветствовали их.
        - Три жениха сразу! Ах, Аглая, значит, завтрак будет очень скучный. Мне придется выдержать атаку комплиментов, штурм каламбуров и натиск прочего вздора. Зачем принуждать к замужеству счастливую и всем довольную девушку?
        - Говорят, мадемуазель, что эти женихи очень милые.
        - Ты знаешь, как их зовут?
        - О них шушукались на кухнях. Первый - граф Отто де Баконессен - изящный, всегда надушенный блондин и, кажется, прекрасный флейтист.
        - Ты хорошо осведомлена.
        - Второй, мадемуазель,- рыцарь Бруно де Маляпарт, поэт и искусный фехтовальщик. У него черные вьющиеся и блестящие волосы, и его брадобрей следует за ним повсюду.
        - Если мне понравится этот брадобрей, я выйду за него замуж!
        - И третий - гордый барон Шарль де Малябри, пэр королевства. Он несметно богат и великодушен. Если мадемуазель выйдет за него замуж, это будет благодатью для нашего края.
        - Мои крестьяне, Аглая, достаточно богаты, чтобы не продавать меня. Не говори мне больше об этом Малябри; несмотря на приезд женихов, я сейчас отправлюсь гулять. Скажи моему отцу, что он может рассчитывать на мое присутствие за завтраком.
        И Беатриса, надев одно из самых красивых своих утренних платьев, вышла из замка. Она сделала крюк, чтобы отнести Мирамеру немного фруктов и сказать ему несколько благосклонных слов, а затем направилась к полю Матье. Дорогу ей перебежал заяц и два фазана. «Охотники, должно быть, обходят этот лес»,- подумала Беатриса.
        Опушка леса была прелестным местечком, и Беатриса пожалела, что никогда не заглядывала сюда раньше. Она не боялась призраков и обожала землянику и уединение. Однако, когда Беатриса услышала потрескивание сучьев и ей почудилось, будто за деревом скользнула какая-то тень, она бросилась бежать через поле к деревне.
        На краю леса стоял рыцарь черной звезды и смотрел вслед убегающей девушке.
        ЖЕНИХИ


        Первым начал наступление барон де Малябри.
        - Мадемуазель, - воскликнул он, завидев Беатрису,- я проскакал сегодня десять лье верхом, и мой конь изнемог. Но я заставил бы его пробежать еще десять лье после полудня, если бы мне пришлось догонять вас!
        - Ваш конь пал бы, барон,- любезно ответила Беатриса.- Но, слава богу, вы благополучно прибыли к нам!
        - Да, мы прибыли,- подтвердил Бруно де Маляпарт.- В этом турнире, приз которого - красота, оставьте соперникам равное оружие, справедливо разделите между ними ваши улыбки и добрые пожелания.
        - Подумайте о том,- сказал Отто де Баконессен,- что одним вашим словом вы можете разбить сердце, как я одним пальцем мог бы сбросить на землю этот хрустальный бокал.
        - Прошу вас, не делайте этого, сударь. Я постараюсь не разбивать ваших сердец. Угодно ли вам помыть руки перед завтраком?
        Трапеза проходила именно так, как предвидела Беатриса. Женихи не успевали есть, каждый боялся упустить время и дать возможность сопернику вставить меткое слово, улыбнуться, бросить коварный намек. Старый Поликарп был в восторге - он любил торжественные завтраки и словесные турниры, а сегодня и повар и женихи превзошли самих себя! После полудня он велел позвать Беатрису и встретил ее с необычайной торжественностью.
        - Дочь моя,- начал он,- эти молодые люди очаровательны.
        - Да, отец.
        - Я счастлив, что и ты такого же мнения; это облегчает задачу, дочь моя…
        - Я знаю, отец, сейчас вы скажете, что вам необходим зять, что вы скоро умрете, хотя пока чувствуете себя хорошо, что…
        - Замолчите, Беатриса! Даю вам четыре дня, чтобы выбрать себе в мужья одного из этих молодых людей. К концу четвертого дня я сделаю выбор сам и не скрою от вас, что склонен отдать предпочтение барону де Малябри.
        - А я ни одному из них не отдаю предпочтения, ваши женихи глупы, и замуж я не пойду.
        - Тогда я заставлю вас это сделать! - закричал Поликарп.
        Граф взял с письменного стола трубку, оправленную в золото - подарок Баконессена, достал из мягкого кожаного кисета, который преподнес ему Малябри, золотистый табак, привезенный Маляпартом, и не спеша набил ее.
        - Можете идти, Беатриса,- произнес он как можно более сухим тоном.
        Впервые после смерти матери девушка заплакала. Растроганная Аглая, стараясь ее утешить, рассказывала ей о Мирамере, Матье и призраке.

«Призрак,- подумала Беатриса,- уж не он ли все разрешит?» Девушка осушила слезы и стала размышлять. Стараясь не задеть самолюбия Аглаи, она заставила ее несколько раз повторить историю, которая произошла в кабачке.
        Когда Беатриса вечером вышла к обеду, на ее лице не было и следа слез и она была так хороша в своем голубом платье, что женихи не могли сдержать громких возгласов восхищения.
        - Господа,-сказала под конец трапезы Беатриса,-вы все трое так изящны, так изысканны, так остроумны, что я не в состоянии ни одному из вас отдать предпочтение. Не согласитесь ли вы подвергнуться испытанию? Наградой тому, кто выдержит его, будет моя рука.
        Женихи тотчас же изъявили согласие подвергнуться любой опасности.
        - В таком случае, господа, я выйду замуж за того, кто избавит наш край от призрака.
        И девушка рассказала им историю повешенного рыцаря.
        - Мадемуазель,- возразил Малябри,- эта задача едва ли под стать нашей отваге. Мы притащим вам этот призрак на веревке.
        - Я желаю, господа,- продолжала Беатриса,- чтобы каждый из вас в одиночку отважился на такой шаг. Мне будет неприятно знать, что три рыцаря сражаются против одного привидения. Соблаговолите бросить жребий, кто из вас отправится завтра утром. Мой отец снабдит вас охотничьим рогом.
        Поликарп потирал руки от удовольствия.

«Моя дочь скоро будет замужем»,- подумал он и угостил женихов крепкой водкой.
        ДЕНЬ БАКОНЕССЕНА


        Отто, баловень судьбы, ушел на заре, вооруженный шпагой и флейтой. Он нес в мешке жареного цыпленка, сыр и черный хлеб и предполагал приятно провести день в лесу. Призрака он сразит утром; после полудня будет искать грибы; вечером отпразднует победу. Воздух был теплым и благоуханным, и рыцарь пожалел, что по утрам чересчур долго нежился в мягкой постели и тратил столько времени на слишком утонченный туалет. Он почувствовал прилив сил и желание быть решительным.
        Рыцарь подошел к маленькой ферме и собирался уже войти в дом, чтобы попросить стакан молока, как вдруг увидел выходящего оттуда рослого молодого человека, который вежливо поздоровался с ним.
        - Здравствуйте, сударь, мне не часто доводилось встречать на заре молодых рыцарей.
        - Я хочу,- смеясь, ответил Отто,- настигнуть призрака в час его пробуждения.
        - Призрака? - удивился молодой человек, но, когда Отто рассказал ему о своих намерениях, шумно выразил свой восторг: - О, обожаю охотиться за призраками и мечтами; вы, пожалуй, не найдете здесь ни скелета, ни привидения, но сегодня вечером ваше лукошко будет полно свежих грибов, а сердце - поэзии. Не позволите ли вы мне, сударь, сопровождать вас? Я хорошо знаю лес повешенного рыцаря, и с моей помощью вы не оставите в нем неразведанным ни одного уголка.
        - Извольте, сударь, вы, пожалуй, окажете мне этим большую услугу. Могу ли я узнать ваше имя?
        - Меня зовут Ксавье.
        Молодые люди быстро дошли до леса и принялись за дело, обследуя каждый кустик.
        - Восхитительная земляника,- сказал Отто.


        - Лучшей не найти,- отозвался Ксавье.- Этот лес - благословенное место. Горожане не ходят сюда по воскресеньям, не бросают здесь промасленной бумаги и не вытаптывают земляники. Вот в чем преимущество всех проклятых мест!
        - А вы не боитесь, что с вами здесь что-нибудь приключится?
        - Я не боюсь призраков.
        Проведя утро в поисках, молодые люди сделали привал на опушке леса, чтобы позавтракать. Они очень проголодались. Цыпленок был разодран на части, от сыра не осталось и следа, и ни одна крошка хлеба не упала на мшистую землю.
        - Могу ли я угостить вас кисленькой карамелькой? - предложил Ксавье.
        - Это очень кстати; я как раз забыл прихватить свою коробочку с леденцами.
        И Отто де Баконессен взял конфетку.
        Очевидно, усталость внезапно одолела нашего рыцаря, так как вскоре он задремал, прислонив голову к дереву.
        Он проснулся, когда день был уже на исходе, поискал глазами своего спутника и очень обрадовался, увидев его рядом.
        - Вам следовало, Ксавье, ущипнуть меня за ногу или пощекотать мне ноздри; день почти кончается, а я еще не нашел призрака.
        - Будьте покойны, сударь, и ваши соперники не найдут его. У местных жителей богатое воображение и длинные языки. Рассказы дядюшки Матье - просто выдумка старого пьянчужки.
        - Все-таки давайте поищем,- настаивал Отто.- Там, где дело касается моей совести, я не могу не довести его до конца.
        Отто де Баконессен поднялся и, сопровождаемый Ксавье, обшарил вдоль и поперек весь лес. Но наступившая ночь заставила молодых людей отказаться от поисков, и они расстались, обменявшись сердечным рукопожатием.
        Отто вернулся в замок, сменил слегка испачканную травой одежду, отполировал ногти, пригладил волосы и ленивым шагом вошел в большую столовую, где его уже ждали Беатриса, Поликарп и оба соперника.
        - Итак,- ехидно усмехнулся Малябри, - нам натянули нос?
        - Это только означает,- отпарировал удар Отто,- что никакого привидения не существует; кроме нескольких пьяниц, его никто никогда не видел; этот призрак - порождение винных паров.
        - Однако порождение устойчивое,- заметила Беатриса,- потому что рыцарь черной звезды сегодня после полудня появился в деревне; его видела добрая половина жителей. Он погладил по щеке маленькую девочку - конечно, из добрых побуждений,- но у девочки теперь желтуха.
        Отто промолчал, а Поликарп взглянул на него весьма неодобрительно. «Маляпарту - тому больше повезет»,- подумал граф.
        ДЕНЬ МАЛЯПАРТА


        Бруно де Маляпарт встал поздно; он хотел заставить врага ждать, ибо ожидание раздражает нервы, а отдых их успокаивает. «Раз уж повешенный рыцарь шатается по деревне,- подумал Бруно,- ни к чему пачкать сапоги в лесу. Мне следует обосноваться в кабачке «Дырявый грош».
        И Бруно отправился в деревню; все местные девушки смотрели ему вслед, так гордо он выступал в своем небесно- голубом камзоле, расшитом светлой кожей. Его холеные напомаженные усы были закручены, как в самые торжественные дни; его шпага, самая славная в королевстве шпага, билась о лакированные сапоги, а в мозгу его одна за другой рождались рифмы в честь Беатрисы:

        О Беатриса, бархат ваших глаз
        Меня приводит в восхищенье.
        Я повторю сто тысяч раз,
        Что вы вселенной воплощенье.
        Потом он мысленно обратился к призраку:
        Повешен рыцарь и пронзен,
        Вонзилась шпага в сердце прямо.
        «Все потерял я,- шепчет он,-
        Во имя благородной дамы» *.

* Стихи даны в переводе М. Соболя.

«Получилось не бог весть что,- подумал Бруно,- но поэзия требует этакой легкой недоговоренности». И он вошел в кабачок.
        Ионас рассыпался в поклонах:
        - Чем могу попотчевать благородного рыцаря?
        - Дай мне,- сказал Бруно,- какого-нибудь испанского вина для аппетита, приготовь легкий завтрак - паштет, птицу или дичь, несколько котлет и блюдо макарон.
        - У меня нет ничего, кроме яиц и зеленых бобов, ваша светлость, но я могу зарезать цыпленка.
        - Режь, бей, но поторапливайся!
        Бруно сел, положил рядом с собой шпагу и вынул колоду карт для пасьянса.
        Утро прошло быстро. Завтрак был приятный; рыцарь опорожнил два кувшинчика игристого розового вина и велел принести бутылку старой виноградной водки: «Эта водка лучше, чем у Поликарпа,- заключил он.- Видно, старого пьяницу обворовывают его поставщики».
        Бруно допивал свой кофе, когда дверь распахнулась и вошел рослый молодой человек; он пересек комнату и, подойдя к стойке, облокотился на нее.
        - Поглядите на эту кучу золота, что лежит передо мной. Вряд ли у вас хватит денег вернуться в свои владения. А я чувствую, что счастье покинуло меня. Испытайте вы свое!
        - Маляпарт всегда готов принять вызов! Вам сдавать!
        Ксавье открыл короля.
        - Это только одно очко, господин рыцарь!
        Это составило три очка, так как у Бруно не было козырей.
        - Вы выиграли Беатрису, молодой человек,- сказал Бруно и прибавил с оглушительным смехом: - Но вам придется пойти за ней, и у вас будут грозные соперники!
        - Выпьем за их здоровье, сударь. Дай нам пенистого вина, Ионас!
        Опорожнив еще графин, Маляпарт весьма грациозно свалился под стол. Ксавье поднял рыцаря, тщетно попытался разбудить его и, взвалив себе на спину, с помощью Ионаса отнес в замок.
        Беатриса в этот вечер не увидела за обедом своего второго жениха, но, войдя к себе в комнату, нашла на туалетном столике записку следующего содержания: «Не придет ли прекрасная Беатриса сразиться с призраком? Он будет ждать ее завтра после полудня в лесу повешенного рыцаря».
        ДЕНЬ ДЕ МАЛЯБРИ


        На следующее утро Беатриса не без тревоги смотрела, как барон Шарль де Малябри, вооруженный до зубов, вышел из замка. Победа этого воинственного жениха могла привести к трагической развязке. Хотя Беатриса видела только тень призрака, быстро исчезнувшую за деревом, она спрятала записку на груди и решила надеть самое красивое послеобеденное платье.
        Тем временем Шарль де Малябри подходил к деревне; он ничем не напоминал тридцатилетнего человека, шагающего по дороге среди цветущих изгородей, но скорее был похож на хорошо оснащенную военную машину, которая рвется вперед, к победе. Он ничего не видел, ничего не слышал: он думал только о битве, о борьбе! Рыцарь вошел в лес; его тяжелые башмаки давили на траве маленькие красные землянички, он рубил шпагой воздух и время от времени сносил верхушку какого-нибудь молодого деревца. Малябри тренировался!
        Целых два часа он шагал, не находя и следа человека или призрака, как вдруг на маленькой полянке очутился лицом к лицу с рыцарем черной звезды. Рыцари приветствовали друг друга шпагой, а затем, не проронив ни звука, словно они всю жизнь только и ждали этой минуты, вступили в бой.
        На обоих были военные доспехи, но и у того, и у другого голову прикрывала только отороченная кожей шапочка; поэтому оба действовали шпагой осторожно.
        Шарль де Малябри был одним из первых фехтовальщиков в королевстве, ко он вынужден был признать, что у него достойный противник. Самые стремительные удары, самые неожиданные выпады, даже его знаменитый неотразимый прием парировались быстро, уверенно и точно.
        Поединок длился уже полчаса, как вдруг Малябри завопил от боли - рыцарь черной звезды отсек ему ухо! Несчастный барон, обливаясь кровью, выронил из рук шпагу и рухнул наземь.
        - Извините меня, сударь,- вежливо сказал рыцарь черной звезды,- позвольте оказать вам помощь.
        Сняв доспехи, рыцарь вытащил из камзола кусок холста и заботливо обернул им голову Малябри. Закончив перевязку, он влил в рот раненому несколько капель водки и, довольный тем, что его противник пришел в себя, любезно попрощался с ним.
        - Надеюсь, сударь, вы без труда доберетесь до замка; не гневайтесь, что я оставляю вас одного, но у меня еще есть дела.
        И пока рыцарь черной звезды спокойно удалялся, Малябри силился восстановить в памяти ловкий удар, который лишил его уха.
        ПОСЛЕОБЕДЕННЫЕ ЧАСЫ БЕАТРИСЫ


        Завтрак в замке прошел приятно. Отто был весел, Бруно первый смеялся над постигшей его накануне неудачей, Поликарп смаковал ни с чем не сравнимый паштет из зайца а ля Мотт-Берри. Беатриса волновалась, думая о предстоящей встрече с рыцарем черной звезды, и в то же время беспокоилась, зная, что Малябри еще в лесу.
        Когда подали кофе, она извинилась перед гостями и поднялась в свою комнату; там Беатриса слегка подрумянилась, побрызгала себя жасминовой эссенцией и поспешила на свидание.
        Через несколько минут, перейдя поле дядюшки Матье, Беатриса подошла к лесу: дальше идти она не решилась и предпочла подождать рыцаря на краю поля. Отсюда ей были видны одновременно и опушка леса и проселочная дорога.
        Проходили минуты; Беатриса начинала терять терпение. Хорошо воспитанный призрак не заставит красивую женщину ждать себя. Теперь она не сомневалась, что над ней просто зло подшутили. Беатриса была готова уйти, как вдруг увидела, что из лесу вышел, улыбаясь, рослый молодой человек.
        - Здравствуйте, мадемуазель,- сказал молодой человек.- У вас такой сердитый вид, и он совсем не подходит к вашему прелестному личику и всему вашему очаровательному существу. Какая неприятность могла приключиться с такой молоденькой девушкой в этом лесу?
        - Никакой неприятности, сударь,- ответила Беатриса, которая вдруг перестала сожалеть о своей неудаче,- если не считать необходимости поскорее вернуться домой.
        - Вернуться домой, мадемуазель? Я уверен, что вы ни разу не были в этом лесу, что вам не знаком ни один кустик, что вы не попробовали ни одной ягодки.
        - У этого леса дурная слава.
        - Вы имеете в виду привидение? Не бойтесь этого благонравного призрака, он сейчас отдыхает после обеда.
        Беатриса почувствовала себя оскорбленной. Итак, рыцарь черной звезды предается отдыху, а она имела глупость ждать его!
        - Мадемуазель, не откажите мне в удовольствии,- продолжал молодой человек,- быть вашим проводником. Небольшая прогулка по лесу вас не задержит.
        Беатриса согласилась, испытывая удовольствие при мысли, что рыцарь черной звезды не найдет ее в назначенном месте.
        Молодые люди вошли в чащу.
        - Позвольте узнать ваше имя,- вдруг спросила Беатриса.
        - Меня зовут Ксавье.
        - Вы носите то же имя, что и рыцарь де Мильмор, который был повешен в этом лесу.
        - Да, то же. Хотите земляники?
        Беатриса была счастлива, ее ноги утопали в мягком ковре мхов, ее руки ласкали на ходу шершавые стволы деревьев, сердце ее трепетно билось.
        - Какие красивые цветы! - внезапно воскликнула она.
        Они вышли на поляну, усеянную розовыми и сиреневыми
        колокольчиками. Девушка опустилась на колени:
        - Помогите мне собрать букет, Ксавье, я хочу принести отцу цветов.
        И они принялись вдвоем срывать сотни тонких стебельков. Чем кончилось собирание цветов? Молодые люди все ближе подходили друг к другу, а когда они очутились совсем рядом, Ксавье так нежно коснулся губами виска Беатрисы, что девушка даже и не подумала отодвинуться.


        РЫЦАРЬ ЧЕРНОЙ ЗВЕЗДЫ


        Когда спустя два часа Беатриса вернулась в замок, она нашла Аглаю очень взволнованной.
        - Мадемуазель, ваш отец уже несколько раз справлялся о вас. Произошло необычайное событие: барон де ля Малябри победил призрака и даже потерял в бою ухо.
        Сердце Беатрисы сжалось. Раз Малябри вернулся победителем, она должна выйти за него замуж. Еще никогда мысль о замужестве не была ей столь отвратительна! Она подумала о Ксавье. Бедный мальчик! Он, несомненно, слишком беден, чтобы просить ее руки. Может ли он соперничать с могущественным бароном Шарлем де Малябри, другом самого короля?
        Беатриса сдержала навернувшиеся слезы и спустилась в парадный зал. Там она нашла сиявшего радостью Поликарпа.
        - Дочь моя, наконец-то нашелся достойный вас супруг; барон сразил рыцаря черной звезды, жалкого авантюриста без роду и племени, и готов сложить его доспехи к вашим ногам.
        Беатриса обернулась и увидела де Малябри с повязкой на голове и тяжелым панцирем в руках.
        - Это был самый жестокий бой в моей жизни, мадемуазель,- сказал барон,- и только надежда завоевать вас помогла мне выйти победителем. Вы не откажете мне в своей руке?
        - Я дала слово,- ответила Беатриса и обратилась к Отто и Бруно, которые грустно смотрели на нее.- Благодарю вас за ваши усилия, и не огорчайтесь, что они не увенчались успехом. Провидение и отвага моего жениха решили мою судьбу.
        Потом она сказала Поликарпу.
        - Радуйтесь, отец, у вас будет зять, который сумеет защитить ваши интересы; благоволите отпраздновать обручение.
        Малябри вытащил из своего камзола футляр, в котором сверкало золотое кольцо с великолепным бриллиантом, и уже собрался надеть его на палец Беатрисы, как вдруг у входа в зал произошло какое-то столкновение.
        Рослый молодой человек, вооруженный шпагой, растолкал стражу, преграждавшую ему дорогу, и подошел к Малябри.

«Ксавье!»-воскликнули одновременно Беатриса, Отто и Бруно, но в этих возгласах были разные оттенки.
        - Да, господа, Ксавье де Мильмор, правнук повешенного рыцаря и бывший призрак.
        - Вы призрак? Но ведь я собственными руками убил его сегодня утром в лесу,- заявил Малябри.- Вы обманщик, милый мой, и вас придется наказать.
        - Значит, призрак убит вами? - с издевкой спросил Ксавье.- Позвольте мне в таком случае передать вам его последний подарок.
        И он швырнул что-то к ногам Малябри; это было ухо. Барон лишился дара речи.
        - Я приехал в этот край,-спокойно продолжал Ксавье,- чтобы отомстить за своего прадеда, которого повесили здесь, хотя он не заслужил этого.
        - Он это заслужил, сударь,- возразил Поликарп.
        - Я отрежу ухо каждому, кто почтет справедливой смерть моего прадеда. Неужели кто-нибудь еще продолжает думать, что мой предок был вором?
        - Это заблуждение,- сказал Поликарп.
        - Итак, между нами нет разногласий! Будь у вас сын, я, пожалуй, проучил бы его, но у вас дочь, самая очаровательная из всех девушек; я прошу у вас ее руки. Да заглохнет вражда между родом Мильморов и ля Мотт-Берри!
        - Беатриса - моя невеста, сударь,- возразил Малябри.
        - Простите,- вмешался Отто,- но вы не убили призрака, и Беатриса может взять свое слово назад.
        - Как честный игрок,- сказал Бруно,- я поддерживаю Ксавье.
        Малябри обратился к Поликарпу.
        - Сударь, имею честь просить у вас руки вашей дочери; должен вас предупредить, что король будет огорчен, когда
        узнает, какое оскорбление нанесли его верному слуге. Ваши владения обширны, и король, который охотно награждает своих баронов, найдет здесь все необходимое для хорошего подарка. Прибавлю также, что в королевстве имеются темницы для врагов короля и монастыри для непокорных девушек.
        Одним прыжком Ксавье подскочил к Малябри.
        - Сударь, извольте дать слово дворянина, что ни звука об этой истории не дойдет до ушей короля. Не то…
        - Не то? - заносчиво переспросил барон.
        - Я отрежу вам второе ухо.
        Ксавье едва успел отпрянуть,- разъяренный Малябри выхватил шпагу. Бледный от бешенства, видя, что внезапное нападение не удалось и шпага его скрестилась со шпагой противника, он яростно нападал, но, как и утром, противник его был неуязвим. Ловким ударом Ксавье рассек на голове барона повязку, она упала на пол, и соблазнительная цель - второе ухо - обнажилась.
        Вот тогда-то вмешался Бруно.
        - Господа, мне жаль второго уха барона, я полагаю, что он может, не роняя своей чести, дать слово дворянина. А что касается Ксавье де Мильмора, он заслужил руку Беатрисы. Я буду счастлив, если она разрешит мне быть ее шафером.
        - И я,- сказал Отто.- Я сыграю на флейте свадебный марш.
        Малябри понял, что ему надо смириться.
        - Даю слово, господа,- глухо произнес он,- что все останется между нами.
        Он поднял с пола свое ухо, положил его в карман и, поклонившись, оставил зал.
        Тогда Ксавье упал на колени перед Беатрисой, а Поликарп приказал подать виноградную водку, чтобы помянуть призрака.
        - Дайте и мне немножко водки,- сказал Маляпарт.


        ПЕРЫШКО И ЛОСОСЬ


        ЛОСОСЬ


        Он был так мал и так легок, что никто не мог понять, почему порыв ветра не поднимает его с земли вместе с опавшими листьями. Недаром его прозвали Перышком.
        Перышко не был счастливым мальчиком. Мать умерла, подарив ему жизнь, отец не пережил горя и тоже умер. Мальчика взял к себе старший брат. Робер был гораздо старше Перышка. У него и его жены Эммы, одной из тех дурех, которые воображают, что порядок в доме можно поддерживать при помощи криков и подзатыльников, было уже два сына. Эти малыши были очень тяжелые, тяжелее, чем Перышко, но маленькому дядюшке приходилось их нянчить. Но не это тяготило мальчика, его угнетало другое. Старшие находили жестокое удовольствие в том, чтобы взваливать на Перышко непосильную работу в поле. Когда он пытался сгребать сено в стога или вязать снопы, они осыпали его грубыми насмешками.
        Надо было видеть, с каким трудом он поднимал поросят больше себя самого или взваливал на плечи мешки с мукой - точь-в-точь муравей с громадной крошкой хлеба!
        Дом брата стоял близ реки, и Перышко очень любил смотреть на ее быстрые воды и думать о том, что случится с соломинкой, увлекаемой течением, какая судьба ожидает сухой лист, куда приплывет бумажный кораблик, брошенный им с крутого берега.
        Немного дальше вверх по течению была плотина. Вода там, падая, образовывала маленькие пенистые водовороты, в которых все, что попадало туда, кружилось и металось несколько минут, задерживаясь на своем пути к морю.
        Деревенские мальчуганы охотно купались в этом месте, хотя оно было небезопасно, но Перышко не привлекали их забавы. Шалунам же нравилось окунать его в пенистую воронку, якобы для того, чтобы убедиться в его легкости, и мальчику приходилось глотать воду.
        Однажды утром, когда Перышко, задумавшись, стоял у плотины, он увидел громадного лосося, который тщетно пытался перепрыгнуть через плотину.
        Не впервые видел мальчик лосося, плывущего вверх по течению, но этот был не то стар, не то очень неловок, и после каждого прыжка он падал туда же, откуда прыгал.
        Бесплодные усилия лосося сначала развлекали Перышко, но затем ему стало жаль рыбу, и он вошел в воду, чтобы помочь ей. Лососи недоверчивы, они знают, что люди не станут помогать им от чистого сердца. И увалень начал ворчать:
        - Что тебе надо от меня, маленький мальчик? Не мешай, мне и так трудно.
        - Я только хочу вам помочь,- ответил Перышко.- Я очень сильный и могу приподнять вас.
        - Это ты-то очень сильный? - ухмыльнулся лосось.- Что-то не верится. Но вид у тебя приветливый, и я готов тебе поверить.
        Лосось позволил мальчику поднять себя, что было необычайным знаком доверия, и Перышко перекинул его, словно мешок муки, через плотину.
        - Браво! - радостно воскликнул лосось.- Для мальчика- с-пальчика ты настоящий Геркулес.
        - Счастливого пути! - крикнул Перышко.- Позвольте мне только сказать вам, что это не очень умная затея - перепрыгивать через плотины, когда на реке есть такие глубокие, тихие ямы, где можно жить спокойно.
        Но лосось продолжал свой путь и, уплывая, ничего не ответил мальчику.
        Между тем время шло, не принося Перышку ничего приятного. Его невестка становилась с каждым днем все сварливее и требовательнее. Теперь мальчика заставляли еще мыть посуду, кормить скотину, доить коров. Поздно вечером, совершенно измученный, он ложился на соломенную подстилку, не находя в себе сил пойти помечтать на берег реки.
        Эмма же распоясалась до того, что начала его бить. Рука у нее была тяжелая, и Перышко буквально отлетал в сторону от каждой оплеухи. А Робер молчал, не желая перечить жене. Впрочем, ничто на свете не интересовало его, кроме попоек с товарищами в деревенском кабачке.
        Однажды вечером, несмотря на усталость, Перышко пошел к реке и стал смотреть на ее бегущие воды, мечтая о том, чтобы река унесла его куда-нибудь далеко-далеко, где бы он мог отдохнуть и забыться. Вдруг он услышал чей-то голос:
        - Мальчуган! Мальчуган!
        Перышко огляделся, но не увидел ничего, кроме знакомых очертаний кустов и камыша.
        Голос раздался снова, и было ясно, что он доносится с реки. Вглядевшись, Перышко увидел громадного лосося, который в знак приветствия бил по воде хвостом и, видимо, хотел поговорить с мальчиком.
        - Ты меня не узнаешь? А я узнал бы тебя из тысячи мальчиков. Ты так трогательно помог мне перебраться через плотину, и я оценил твою силу и доброту. Как тебя зовут?
        - Все называют меня Перышком, но я думаю, что, когда я родился, мне дали другое имя.
        - Это имя не хуже других. У людей такие любопытные и разнообразные прозвища, что я, право, не понимаю, как они запоминают их. У нас, лососей, совсем другие имена.
        - Куда вы плывете теперь? - спросил Перышко.
        - К морю. Это путешествие далекое, но сбиться с пути невозможно, надо только плыть по течению. Я хорошо знаю дорогу, так как из моря всегда возвращаюсь в эту реку.
        - Какой вы счастливый! - вздохнул мальчик.
        - Вспомни-ка, что ты сказал мне при нашей первой встрече. Ты удивлялся тому, что мы, лососи, любим далекие путешествия, и советовал мне жить в глубокой и спокойной яме.
        - Так-то так,- сказал Перышко,- но только моя яма не очень спокойная. Для меня путешествие было бы отдыхом.
        - Кто же тебе мешает отправиться в путь?
        - Я слишком маленький, и у меня нет денег. И если я отойду далеко от деревни, меня задержат на дороге жандармы.
        - Жандармы? - удивился лосось.- Я думал, что люди называют так наших приятелей сельдей.
        - Нет, нет,- сказал Перышко.- Жандармы - это не рыбы, а большие сильные дяденьки в грубых башмаках и громадных кепи. Они ловят воров и возвращают родителям сбежавших детей. Так мне объяснила Эмма.
        - Расскажи мне что-нибудь про Эмму. Это твоя мать?


        - Нет,- ответил Перышко и рассказал лососю свою историю.
        Вспоминая то один, то другой печальный случай из своей жизни, мальчик глотал слезы.
        Надо вам сказать, что среди рыб лососи отличаются особой чувствительностью, и наш лосось плакал, но плакал по-своему - его глаза прямо-таки вылезали из орбит.
        Люди отвратительны ,- заявил он, когда его маленький друг кончил свой рассказ.- Мы не так воспитываем своих детей. Что я могу сделать, чтобы помочь тебе?
        - Только одно - возьмите меня с собой.
        От удивления у лосося онемели плавники.
        - Взять с собой человека! До сих пор только киты отваживались на такое. Я, конечно, не говорю о тех людях, которых мы съели.
        - Я маленький и очень легкий,- настаивал Перышко.
        Я заберусь к вам на спину, буду указывать путь и предупреждать об опасности. А вы довезете меня до такого места, где нет ни невесток, ни жандармов.
        Лосось приводил тысячу доводов против, но мальчик отбрасывал их один за другим.
        И вот ночью на реке появился странный всадник маленький мальчик верхом на рыбе, без седла, без удил и без стремян.
        ПУТЕШЕСТВИЕ


        Долго плыли лосось и Перышко по течению. Опустив ноги в воду, Перышко мечтал о том, что его ждет в будущем. Мимо мелькали ночные пейзажи - старые ивы, протягивающие, словно немые призраки, над рекой свои ветви, уснувшие домики, за серыми ставнями которых, быть может, отдыхали счастливые дети, широкие луга со стрекочущими кузнечиками. Случалось им проплывать под старым мостом, и Перышко невольно опускал голову, забывая о том, что он очень маленький, а своды моста высоки.

        Когда лосось утомился, они остановились на ночлег в маленькой бухте. Рыба уснула в воде, а мальчик растянулся на прибрежном песке. На заре они снова двинулись в путь и встретили первое препятствие - надо было преодолеть плотину.
        Лосось по привычке сильно ударил хвостом и кинулся вниз. А Перышко, как неопытный всадник, перелетел через голову своего «коня» и, описав в воздухе изящную кривую, бултыхнулся в воду. Хорошо еще, что он не ударился о камень на дне реки, ведь могло случиться и так.
        После этого приключения они решили перебираться через плотины каждый своим способом, и подобных неприятностей у них больше не было. К тому же и течение стало медленнее. Они плыли теперь по тихой глади реки, порой минуя сухую ветку, гнилую доску или труп потонувшего животного.
        Наступил день.
        Вдруг с правого берега стали доноситься неистовые крики:
        - Мальчик сидит на воде!
        - У него нет лодки!
        - Он утонет!
        - Бедняжка!
        Это кричали перепуганные девочки - они видели Перышко, но не видели рыбу и помчались домой звать на помощь родителей. Когда взрослые прибежали на берег, наши друзья были уже далеко. Девочек наказали за то, что они обманули старших.
        В течение дня такие сцены повторялись не раз. Как же скудно воображение у людей! Если ведьма может летать верхом на помеле, то почему мальчик не может плыть, сидя на воде?
        Путешественники очень обрадовались наступлению вечера.
        - Я никогда не чувствовал себя таким разбитым,- признался лосось.-Ты не тяжелый, но меня не приучали с детства носить грузы на спине. Думаю, завтра мне будет уже легче.
        Они прекрасно провели ночь, хотя рыбу, спина которой высовывалась из воды, покусали комары.
        А на следующий день чуть не случилась новая беда.
        Они плыли недалеко от берега, и голодный лосось, увидев впереди маленькую блестящую рыбку, проворно кинулся за ней.
        Стой ! - завопил Перышко.- Это приманка. Я вижу рыбака, он притаился в засаде.
        Вот как плохо могло окончиться их путешествие!
        Лосось поблагодарил друга за его сообразительность.
        - Ты спас мне жизнь. Я уже однажды чуть не пал жертвой своей жадности. Только чудом мне удалось отцепиться от страшного приспособления, которое раздирало мне челюсти. Но ты, должно быть, ужасно проголодался?
        Да, это была правда. Мальчик ничего не ел два дня, и в животе у него было совсем пусто. Пришлось сделать привал. Перышко вышел на берег, а лосось спрятался в тени кустов, которые нависли над рекой.
        Пройдя несколько сот метров, мальчик остановился перед приглянувшимся ему домиком. Дверь открылась, и вышел худенький растрепанный малыш с краюхой черного хлеба в грязной ручонке.
        - Здравствуй,- сказал он Перышку.
        - Привет,- ответил тот.- Тебе что надо?
        - Я голоден.
        - Сейчас я попрошу хлеба у своей невестки,- сказал худышка и вернулся в дом. Когда же он снова вышел, Перышко был уже далеко.
        Вторая попытка была удачнее. Старая женщина в красивом кружевном чепце встретила его приветливо.
        - Прелестный мальчик! Какой ты маленький! Ты голоден? Я дам тебе хлеба с вареньем и стакан молока.
        Куда девалась легкость Перышка! Он так наелся, что едва мог поднимать свои отяжелевшие ноги.
        - А теперь, голубчик,- продолжала старушка,- тебе надо поспать. Маленькие дети должны после завтрака отдыхать.
        Отдыхать? Но ведь лосось ждет его под кустами!
        - Это совершенно невозможно, сударыня! - твердо сказал Перышко.- Меня ждут.
        - Тебя ждут, мальчуган? Кто же тебя ждет?
        - Да… приятель.
        - Почему ты не привел его с собой? Пойдем за ним.
        Разве можно было привести старушку к лососю! Как объяснить ей все?
        - Мой друг,- настаивал Перышко,- ждет меня далеко отсюда. Мне надо идти.
        - Не могу же я отпустить ребенка одного! Я должна знать, куда ты идешь, и записать адрес твоих родителей.
        И вот нашего героя раздели и уложили в мягкую постель с розовым одеялом. Он уже не мог больше сопротивляться и только что-то невнятно бормотал.
        К счастью, старушка не сообразила, что легкий и смелый мальчик может спуститься со второго этажа через балкон по водосточной трубе. Очутившись на свободе, Перышко побежал к реке, где угрюмый лосось встретил его сердито.
        - У тебя нет никакого представления о времени,- ворчал он.- Не думаешь ли ты, что мы можем отдыхать и ночью и днем? Сыт ли ты по крайней мере?
        Тут мальчик рассказал о своем приключении.
        - Все ясно,- сказал лосось.- Отныне ты будешь питаться рыбой.
        - Рыбой? И это предлагаете мне вы?
        - Это превосходная пища.
        - Конечно,- согласился мальчик.
        Ни за какие коврижки он не сознался бы, что однажды ел лососину.
        - Конечно,- повторил он,- только я боюсь огорчить вас.
        - Меня? Огорчить? В реке и в море большие рыбы едят маленьких. Это никого не удивляет. И не мешает дружбе.
        Итак, порешили, что Перышко будет есть рыбу.
        Но когда мальчик захотел поджарить улов лосося, тот очень рассердился. «Это было бы просто оскорбительно! - сказал он.- Случается, соседи поедают друг друга, но поджаривать! Тебя совсем не воспитывали!»
        Кончилось тем, что Перышку пришлось довольствоваться паданцами, которые он подбирал вдоль изгородей, и сырой морковью с огородных грядок.
        Перышко никогда не покидал своей деревни, и теперь он живо интересовался всем, что видел. Его приводили в восторг большие города с высокими домами, громадными мостами и соборами, шпили которых терялись в облаках.
        Не раз путешественникам угрожала опасность. Люди толпились на мостах у перил, удивляясь мальчику, который скользит по воде. Случалось, что дорогу им преграждали сети и лососю приходилось делать невероятно большие прыжки, чтобы не стать их жертвой. А сколько раз Перышко чуть не падал со спины рыбы, как это произошло у первой плотины!
        Они стали спать днем и путешествовать ночью, чтобы избежать ловушек, расставленных на их пути. Наконец без новых приключений они вышли в море. Плыть стало значительно труднее - громадные волны грозили смыть всадника, который едва держался на своем «коне».
        О том, чтобы поесть, попить и поспать, не могло быть и речи. Сколько раз Перышко сожалел об охапке соломы, на которой дома он мог спокойно растянуться на ночь. Но лосось был иного мнения об этом и ободрял своего товарища.
        - Еще немного терпения,- повторял он, когда вокруг бушевало море,- и ты будешь вознагражден за все свои страдания.
        И вот в одно ясное, тихое утро они приплыли к маленькому островку.
        - Я оставлю тебя здесь,- сказал лосось.- Ты будешь вполне счастлив. Тебе незачем плыть со мной дальше, ты совсем изведешься от усталости. На обратном пути я навещу тебя.
        Мальчик был так утомлен, что не стал возражать. Едва очутившись на берегу, он лег на влажный песок и крепко заснул.
        ОСТРОВ ПТИЦ


        Перышко часто представлял себе, как после страшного кораблекрушения он один попадает на необитаемый остров. И вот, проснувшись, мальчик решил добросовестно исполнять роль Робинзона. Но ведь кораблекрушения не было и, значит, не было разных обломков, инструментов, бочонков с ромом или пресной водой, ящиков с бисквитами или с прессованной говядиной и тех неожиданных предметов, которые на необитаемом острове могут заменить мебель.
        Мальчик мысленно составил список всего, что было совершенно необходимо для спокойной жизни на новом месте. Пока погода была чудесная - ни тени облачка на синем небе,- но надо было предвидеть и бури, и грозы, и проливные дожди.
        Затем нужна была питьевая вода. Но на этот счет Перышко был спокоен - лосось не привез бы его в такое место, где можно умереть от жажды.
        Наконец, надо было подумать и о пище. На пустынных островах питанием служат главным образом ракушки и фрукты.
        Первая прогулка привела мальчика в восторг. Островок был небольшой, около четырех квадратных километров, и Перышко осмотрел его, не очень утомившись и не изранив ноги. Здесь было все, о чем мог мечтать потерпевший кораблекрушение!
        Посреди острова возвышалась поросшая зонтообразными соснами небольшая горка с маленькими гротами, устланными,
        точно ковром, мелким песочком, где можно было прилечь и так чудесно отдохнуть.
        Около одного грота из расщелины скалы бил холодный прозрачный ключ. Вода образовала там маленький пруд, на котором пестрели кувшинки всевозможных оттенков.
        А из прудика вытекал ручеек и бежал по вырытой им лощинке вниз, к самому морю.
        Это место особенно понравилось Перышку, оно сплошь было покрыто плодовыми деревьями. Высоко-высоко виднелись кокосовые орехи, пониже росли финики и ананасы, а еще ниже - апельсины, их легко можно было достать рукой.
        Мне могут возразить, что такие плоды редко растут рядом, ко не надо забывать, что этот островок был единственным в своем роде, почему лосось и выбрал его для Перышка.
        Перышко любил поесть и жадно набросился на фрукты, радуясь, что не слышит над ухом голоса невестки: «Ты слишком много ешь! Ты заболеешь. Ты не знаешь, что нам стоит прокормить тебя. Сразу видно, что не ты платишь по счетам лавочника».
        В этом волшебном краю всего было в изобилии. Жаль только, что по сравнению с тем, что оставалось, съесть можно было так мало!
        Пройдя лощинку и обогнув холм, мальчик вышел на широкую и светлую зеленую лужайку, слегка позолоченную солнцем. Она отлого спускалась к морю со стороны, противоположной тому месту, где высадился Перышко. Вот где чудесно можно побегать!
        Дальше начиналась каменистая местность, покрытая тощим кустарником. Мальчик решил осмотреть ее завтра.
        Усталый от прогулки, Перышко повернул обратно, миновал плодовый сад и вошел в один из гротов. Там он и провел вторую ночь.
        Рано утром его разбудило пение. Это птицы приветствовали Перышко. Накануне они были встревожены и молчаливы, но
        сегодня вид маленького мальчика, мирно спящего в гроте у самого входа, успокоил их, и пернатые, покинув гнезда, собрались со всего острова, чтобы приветствовать гостя.
        Когда мальчик встал и вышел из грота, птицы слегка посторонились, давая ему дорогу.
        Навстречу Перышку выступила самая большая птица, яркое оперение которой напоминало палитру вдохновенного художника. Она вежливо поклонилась гостю, трижды опустив перед ним свой перламутровый клюв.
        - Я король птиц этого острова и говорю тебе от имени всех - милости просим к нам. Мне следовало бы произнести свою речь на человеческом языке, но я плохо знаю его. Поэтому мы лучше споем в твою честь одно из моих последних произведений. Я композитор, и не без таланта.
        Король приосанился, еще раз поклонился гостю и, повернувшись, властным движением призвал своих подданных к тишине. Он даже метнул строгий взгляд на маленькую сероголубую пичужку, которая пискнула, пробуя голос.
        Стало так тихо, что жужжание комара показалось бы шумом мотора.
        Король поднял правую лапку и начал дирижировать. Никогда Перышко не слыхал такого изумительного хора. Замогильные басы грузных попугаев перекликались с высокими, кристально-чистыми голосками крошечных голубых, цвета лаванды птичек с темно-синими полосками.
        Когда птицы кончили петь, Перышко стал им аплодировать, что очень удивило хозяев острова. Затем мальчику пришла в голову неудачная мысль - в знак признательности спеть птичкам старую-старую колыбельную песенку, которой Эмма убаюкивала детей. Впрочем, он скоро замолчал, видя, какое странное впечатление произвело его пение. Птицы изнемогали от хохота. Маленькая серо-голубая пичужка упала на спину, подняла вверх лапки и буквально задыхалась от смеха. Один король пытался сохранить свое достоинство.
        - Можно только удивляться тому,- сказал он Перышку,- что ты умеешь петь так фальшиво. Кто научил тебя этому искусству? Для нас будет большим удовольствием слушать тебя время от времени. На нашем острове мало развлечений, даже бродячие цирки не заглядывают к нам.
        Наш друг был несколько уязвлен такой оценкой своего таланта, так как не сомневался в своих способностях, однако дружеский тон короля птиц обезоружил его, и он не смог рассердиться.
        Через несколько минут Перышко так подружился с птицами, что они садились к нему на руки, на плечи и голову.
        Но лишь один король мог изъясняться на понятном Перышку языке.
        - Я представлю тебя королеве немного позднее,- сказал он.- Сейчас она сидит на яйцах, и я не хочу ее тревожить.
        Перышко воспользовался любезностью своего собеседника, чтобы подробно расспросить его об острове.
        - Это очень приятное место,- ответил король.- Оно понравится тебе. Здесь круглый год зреют самые разнообразные фрукты, среди камней много съедобных ракушек. Две трети острова опоясаны пляжем, и ты можешь спокойно купаться - к нашим берегам акулы не подплывают. Никто не видел их здесь с незапамятных времен. По ту сторону горы местность покрыта оврагами и колючим кустарником. Это единственная негостеприимная часть нашего острова. Я не советую тебе ходить туда.
        Последние слова король произнес со значением, но Перышко не обратил на это внимания. Он был очарован островом и нисколько не сожалел о мрачной ферме, о тяжелой работе на поле, о визгливых окриках невестки. Он сорвал великолепный ананас и только собрался очистить его, как с полдюжины птичек слетелись к нему на помощь и быстро заработали клювами. Перышку оставалось только с наслаждением погрузить зубы в сочную, душистую мякоть.
        В полдень он вышел на лужайку, покрытую маленькими цветочками, похожими на полевые маргаритки, но с голубыми, зелеными и красными лепестками. Пройдя ее, он очутился среди скал, по которым и спустился к морю. В лужицах между камнями он собирал ракушки, а птицы с клювами, похожими на устричные ножи, открывали крепкие створки, чтобы Перышко мог достать содержимое ракушек и пообедать. Так закончился второй день пребывания Перышка на острове. Благодаря назидательной беседе с королем птиц этот день был еще счастливее и интереснее первого.
        ЗМЕЙКА


        Дни проходили за днями. Мальчик и не думал считать их. Ничто не нарушало спокойного течения жизни Перышка и его пернатых друзей. Никаких событий, никаких волнений. Вскоре мальчик начал задумываться, чем бы заполнить долгий солнечный день. И он стал строить на пляже средневековые замки из песка. Времени было много, и замки вырастали один за другим, величественные, с зубчатыми стенами, башнями и бойницами. Их окружали рвы, наполненные водой, для защиты от возможных нашествий. Эта игра очень нравилась птицам, и они принимали в ней живейшее участие - приносили мелкие цветные камешки для разных украшений и несли гарнизонную службу. Надо было видеть, как важно переходили они через подъемный мост, оставляя на песке отпечатки своих лапок, и, сменяя караул, становились за бойницами.
        На торжественном открытии самого прекрасного замка присутствовали король и королева, которая к тому времени уже вывела птенцов.
        Через несколько недель берег стал неузнаваем. Тот, кто увидел бы остров издали, невольно задал бы вопрос зачем так сильно укреплен этот маленький клочок земли?
        Но погода изменилась, пошли дожди и размыли песочные замки. Строить снова мальчику не хотелось.
        Однажды, сам себе не смея сознаться в том, что скучает, Перышко решил осмотреть незнакомую ему часть острова. Совсем забыв о предостережении короля птиц, он беспечно миновал скалы и углубился в колючий кустарник.
        Идти было нелегко. В ноги то и дело впивались мелкие колючки, и мальчик начинал раскаиваться в своей затее, но раз уж он пошел, надо было дойти хотя бы до второго скалистого откоса, чтобы спуститься к морю с другой стороны.
        Вдруг Перышко оцепенел от ужаса. Посреди чащи, на открытой полянке лежала груда человеческих костей. Он видел проломленные черепа с пустыми впадинами глаз, берцовые и плечевые кости, прекрасно сохранившиеся грудные клетки, острые лопатки и другие части скелета, с которыми детей знакомят в школе. Страшнее всего были кисти рук, судорожно сжимающие пустоту.
        Откуда на острове взялись скелеты? Какая таинственная сила настигла здесь людей? Не станет ли и он, Перышко, ее жертвой? Не останутся ли здесь навеки и его кости?
        В то время как эти страшные мысли терзали мальчика, где-то вблизи послышалось шипенье, и Перышко увидел маленькую оранжевую змейку с треугольной головой. Она поднялась на хвосте и сказала свистящим голосом:
        - Не шевелись, или ты умрешь.
        Перышко невольно поднял руки в знак добрых намерений.
        - Кто ты? - спросило маленькое существо.- Ни ростом, ни видом ты не похож на тех, кто приходил сюда раньше. Они все погибли от моего яда. Он в несколько секунд убивает все живое.
        Несмотря на это малоутешительное предупреждение, Перышко рассказал свою историю.
        - Итак,- сказала змейка уже более приветливо,- тебя привез сюда лосось. Ты явился не с целью захватить силой мой остров и сделать жизнь на нем невозможной для таких, как я? Но почему ты не остался на лужайке или в долине среди деревьев? Почему тебе вздумалось колоть ноги в этих неприглядных кустарниках?
        - Мне было скучно,- сказал Перышко.
        - Видно, все люди одинаковы. Если они счастливы, они начинают скучать и стремиться сами не зная куда, где нередко и находят свой печальный конец.
        - Я больше никогда не буду так делать, госпожа змейка.
        - Я это знаю, но все равно тебя следовало бы проучить. Впрочем, если я ужалю тебя, это уже не будет для тебя уроком. Ты мне понравился, и я, пожалуй, сделаю для тебя исключение - подарю тебе жизнь. А это значит, что вместо того, чтобы умереть сейчас в кустах, ты когда-нибудь умрешь под смоковницей.
        - Благодарю вас,- пролепетал Перышко.
        - Я разрешаю тебе посещать меня время от времени. Только хорошенько запомни - я не терплю, когда мне наступают на кончик хвоста. А теперь беги, если не хочешь ночевать среди колючек.
        Когда же наш герой, который совсем не по-геройски трясся от страха, повернулся, чтобы идти назад, змейка остановила его.
        - Нет, не туда. Иди вперед, и ты выйдешь с другой стороны острова. Так ты как бы завершишь круг.
        И мальчик пошел вперед. Ноги у него подкашивались. Он пересек второй скалистый откос, вышел на лужайку, где цветы уже зябко складывали на ночь свои лепестки, и очень обрадовался, когда подошел к знакомым деревьям. Здесь в большом волнении его ожидал король птиц.
        - Я уже не рассчитывал увидеть тебя. Оранжевая змейка обычно никого не щадит. Но я сам виноват, я должен был яснее сказать тебе о тех опасностях, которые угрожают тебе в кустарниках.
        Узнав о благосклонности змейки, король удивился и сказал:
        И все же я не советовал бы тебе воспользоваться этим приглашением. Оставайся-ка с нами, это будет благоразумнее. Своим подданным я запрещаю ходить на ту сторону острова.
        Этой ночью Перышку снились ужасы - змеи и скелеты кружились в причудливой пляске.
        Шли месяцы, однообразные и спокойные. И вы можете мне не поверить, но Перышко снова решил пойти к змейке. Он продвигался осторожно, боясь нечаянно наступить на неприкосновенный хвост. Мальчик был принят отлично.
        - Я не надеялась, что ты придешь снова. Должно быть, ты очень скучал, если отважился прийти ко мне. Но я тебе рада. Мне тоже порою кажется, что время ползет слишком медленно. Если бы какой-нибудь лосось повез меня на своей спине, я б охотно отправилась в такой край, где много людей, чтобы жалить их.
        Перышко и змея стали встречаться часто. У них вошло в привычку проводить время в долгих беседах. Птицы ревновали своего дружка и не могли смотреть спокойно, когда он направлялся к чаще кустарника. Но постепенно они примирились с тем, что нужно делить привязанность мальчика с оранжевой змейкой, и, когда Перышко возвращался на ночь в свой грот, они встречали его обычной песней.
        Как это ни странно, но змейка страстно любила небесный свод. Целыми часами могла она глядеть на звезды. Иногда она задерживала своего приятеля на ночь, желая объяснить ему тайну движения звезд. Млечный Путь приводил ее в восхищение, и, глядя на него, она блаженно шипела, хотя никогда не покидала остров и не имела никакого представления о молоке, этом излюбленном лакомстве змей.
        От змейки мальчик научился распознавать небесные светила. Но так как Перышко не знал ни мифологических, ни научных названий звезд, он придумывал их сам.
        Как-то вечером, глядя на падающую звезду, мальчик воскликнул:
        - Она совсем как небесная змейка!
        Это сравнение очень польстило его приятельнице. Так иногда удачно сказанное слово рождает крепкую дружбу.
        ВОЗВРАЩЕНИЕ


        Однажды утром Перышко сидел на берегу, болтая ногами в воде. Он развлекался тем, что набирал в горсть мелкий песок и смотрел, как он сыплется между пальцами. Вдруг он услышал свое имя. Его звал лосось.
        Как они оба обрадовались встрече! Перышко целовал друга в плавники, а лосось ласково покусывал пальцы мальчика.
        Когда радость свидания несколько улеглась, лосось спросил:
        - Ну, что ты скажешь о моем острове?
        - Он изумительный!
        И Перышко рассказал о своей жизни, о своих развлечениях, о своих друзьях - птицах и змейке.
        - Змея! - забеспокоился лосось.- Она ужалит тебя.
        - О нет, она стала мне отличным товарищем. Благодаря ей я меньше скучал. Мы говорили о звездах.
        - Скучал? Этому я не верю. Вспомни свою жизнь на ферме - можно ли сравнить ее с жизнью на острове? Здесь ты сыт и можешь играть целыми днями, у тебя нет никакой работы.
        - Вот в этом-то и дело,- признался Перышко.- Я чувствую себя совсем ненужным.
        - А ты воображаешь, что в другом месте ты нужен?
        - Может быть. Я вспоминаю, как кормил и водил гулять своих маленьких племянников. Как стирал их штанишки … Они были такие славные , эти малыши. Они не виноваты, что у них злая мать.
        - Ну, если они такие славные, я передам им твой привет, когда буду проплывать мимо фермы. Хочешь, я привезу их сюда?
        - Значит, ты возвращаешься в нашу реку?
        - Да, как обычно.
        - Лосось, милый, возьми меня с собой!
        - Перышко, ты сошел с ума!
        - Мне скучно.
        - Ты хочешь вернуться к убогой жизни, к краюхе черного хлеба?
        - Мне опротивели ананасы.
        - Ты хочешь спать на сене вместо мягкого песка?
        - Мне нравится запах сена.
        - Ты хочешь увидеть снова свою невестку?
        Это был серьезный довод. Перышко задумался. Однако лосось не сумел воспользоваться моментом. Ему бы помолчать, а он очень некстати сказал:
        - Я буду навещать тебя каждый год.
        - Каждый год? - Перышко не мог согласиться на такое долгое ожидание.-Нет, видно, ничего не поделаешь,- сказал он.- Мне скучно. Возьми меня с собой.
        - Ну что ж, ладно,- сказал лосось.- Я не могу отказать тебе, но никогда больше не проси меня ни о чем. Можешь проститься с островом навсегда. На географической карте ты его не найдешь, и попасть сюда можно только после кораблекрушения. Но если ты твердо решил, садись ко мне на спину и поплывем!
        - Дай мне несколько часов, я должен проститься с друзьями, они были так добры ко мне. Подожди меня у берега, здесь вода теплая и спокойная.
        Король птиц очень огорчился, узнав об отъезде Перышка.
        - Никогда больше,- сетовал он,- мы не найдем мальчика, который умел бы так фальшиво петь и так смешить нас. На прощанье мы устроим для тебя концерт.- И король так громко крикнул, что через несколько секунд к нему слетелись птицы со всего острова и даже те, что ловили в море рыбу.
        Надломленным голосом (он обладал талантом актера) король объявил птицам, что Перышко покидает их. В ответ раздались крики отчаяния. Затем начался прощальный концерт. Никогда еще птицы не пели с таким искусством и воодушевлением. Маленькая серо-голубая пичужка пищала так жалобно, словно исходила слезами. Перышко был растроган. Минуту он колебался, не остаться ли, но было слишком поздно. Прощальный концерт не повторяется.
        Оранжевая змейка очень рассердилась, когда Перышко объявил ей о своем решении.
        - Я могла бы ужалить тебя, чтобы заставить остаться со мной, но на что мне неподвижный товарищ, чьи глаза не видят звезд? Убирайся!
        - Нет, нет, я так не уйду,- простонал мальчик.- Я очень полюбил вас и не хочу, чтобы вы сердились на меня.
        Змейка подумала с минуту, потом сказала:
        - Итак, ты возвращаешься к своей замечательной невестке?
        - Да, придется.
        - Она будет бить тебя?
        - Да, вероятно.
        - Перышко, ты настоящий дуралей. Но я не стану тебя учить. Мне хотелось бы только поговорить с лососем перед твоим отъездом.
        - Это очень трудно.
        - Неужели ты думаешь, что я не могу подняться на берегу на хвосте и говорить так громко, чтобы мои слова были слышны в море? Повинуйся мне, иначе я ужалю тебя!


        Перышко проводил змею к самому берегу и познакомил ее с лососем, который наполовину высунулся из воды. Между новыми знакомыми завязалась беседа, из которой Перышко не понял ни одного слова. Потом маленькая змейка уползла, но вскоре вернулась с какой-то причудливой раковиной; она передала эту раковину лососю, который осторожно спрятал ее в своей громадной пасти.
        - А теперь прощай, друг мой, Перышко, можешь отправляться. Только, пожалуйста, не оглядывайся, я избегаю излишних волнений.
        И оранжевая змейка бесшумно исчезла.
        Обратный путь был очень долгий, так как плыть приходилось против течения. Кроме того, Перышко подрос и пополнел, а лосось чувствовал себя усталым.
        Проплывая мимо городов, они принимали все меры предосторожности, чтобы избежать неприятностей первого путешествия. Даже за пищей Перышко не ходил в неизвестные ему селения. И вот в одно прекрасное утро путешественники подплыли к знакомому берегу. С волнением смотрел Перышко на серые ставни домика брата, на дымок, вылетающий из трубы.
        Прощаясь с мальчиком, лосось подал ему раковину, которую хранил в своей пасти во время пути.
        - Хорошенько береги эту раковину,- сказал он.- Она закупорена водорослями, а внутри нее находится несколько капель жидкости, которая может тебе пригодиться. Стоит только брызнуть на того, кто захочет тебя обидеть, и он уже не сможет причинить тебе зло.
        - Но я никого не хочу убивать,- сказал Перышко.
        - Ты никого и не убьешь этим. Я говорю только, что ты не дашь сделать себе зло.
        Растроганный прощаньем, лосось поплыл от берега, а мальчик посылал ему вслед воздушные поцелуи.
        Возвращение Перышка на ферму привело всех в большое волнение.
        - Наконец-то ты явился, бездельник! - рычала Эмма.- Отправляясь на прогулку, ты не спешишь к обеду. Мы так волновались, твой брат и я. Некому смотреть за детьми! Некому мыть посуду! Пришлось взять работницу, а мы не богачи!
        - Зато,- сказал Перышко,- вам не пришлось тратиться на пищу для меня.
        Он еще смеет перечить мне , негодный мальчишка! Робер, как ты можешь терпеть такого отвратительного брата?
        И оплеухи градом посыпались на Перышко.
        Последующие дтш ничем не отличались от первого утра. Несмотря на любовь к своим славным маленьким племянникам, Перышко уже горько сожалел, что вернулся.
        Однажды Робер пришел домой более пьяный, чем обычно. Эмма яростно накинулась на него, он же, хотя язык у него заплетался, отвечал ей примирительным тоном.
        На беду Перышко что-то сказал в это время, и тогда весь гнев невестки обрушился на него. Не помня себя, она стала колотить и пинать его ногами. Наконец, обезумев от злобы, Эмма схватила кочергу и замахнулась на мальчика. Перышко испугался. Вспомнив про раковину, он быстро достал ее из кармана, откупорил и брызнул на Эмму жидкостью в тот самый момент, когда она уже готова была раскроить ему череп. Действие жидкости оказалось потрясающим. Молодая женщина сначала затихла, потом стала задыхаться и кричать: «Воды, скорее воды!» - и, выбежав из дому, понеслась к реке.
        - Что ты сделал с моей женой? - крикнул Робер.- Дай сюда то, что ты держишь в руке.
        Но Перышко не захотел отдать раковину, и брат, силой разжав его пальцы, вырвал ее из рук мальчика. При этом жидкость попала ему на ладонь. И тут с братом случилось то же, что с невесткой. Он стал задыхаться и выскочил из дому с воплями: «Воды! воды!»
        Перышко со всех ног помчался за ними. Но он не успел их догнать и с ужасом увидел, как один за другим они бросились в воду. Когда же он добежал до реки, и брат и невестка исчезли, зато он увидел двух великолепных лососей, которые плыли вверх по течению. Приблизившись к плотине, они сильным и ловким прыжком легко перескочили через нее и поплыли дальше привычной дорогой лососей. Перышко заплакал. Его доброе сердце сжалось от боли при виде того, что случилось с его родными. Потом он вернулся домой. Малыши спали. Он нежно поцеловал их и решил, что заменит им родителей.
        Время шло. Перышко очень разумно хозяйствовал на ферме. Все охотно помогали мужественному и доброму мальчику. Да и самому Перышку было приятно сознавать, что он делает доброе дело. Так мало-помалу он стал забывать и остров, и птиц, и змейку.
        Как-то после трудового дня мальчик отдыхал у реки, окунув ноги в прохладную воду. Вдруг он услышал свое имя. Перед ним плескались в реке три огромных лосося. Мальчик сразу узнал в них своего друга, брата и невестку.
        - Прошу тебя,- обратился Перышко к старому товарищу.- Верни Роберу и Эмме человеческий образ. Они не заслужили такого наказания.
        - Это вовсе не наказание,- сказал Робер.- Мы теперь гораздо счастливее, чем были. Нам совсем не хочется снова работать.
        - Этот гадкий мальчишка неисправим,- взвизгнула Эмма,- он завидует нам. Займись-ка лучше фермой и мальчиками! - И, уплывая, она прибавила: - Да почище мой посуду! Ее надо вытирать, пока она не высохла.
        Это были ее последние слова.
        Все три лосося нырнули в глубокую воду и скрылись в длинных колеблющихся водорослях.


        ИСТОРИЯ ДЕРЕВЯННОЙ ЛОЖКИ

        На полпути между лесом и морем в хорошеньком маленьком домике жила счастливая семья.
        Отец всю свою жизнь рыбачил. Ему удалось отложить немного денег, и, состарившись, он ушел на покой.
        Мать шила кофты и юбки деревенским щеголихам, и ее заработок выручал семью в трудную минуту.
        А четырнадцатилетняя Жизлена была любящей дочерью, очаровательной девочкой, нежной и отзывчивой.
        Вот, скажете вы, самая обыкновенная семья. Так что же интересного может случиться с ней? Но я еще не упомянул об одном немаловажном обстоятельстве. Отец был большим лаком-
        кой, а его жена - замечательной поварихой. Не в этом ли и крылся отчасти секрет их благополучия? Жена проводила целые часы у печки, приготовляя изысканные блюда, которым ее муж затем отдавал должное. Что же касается Жизлены, то у нее был один недостаток: она совсем была не приспособлена к хозяйству. Не то чтобы она ничего не хотела делать, нет, она была услужливая девочка, но кухня совсем не привлекала ее, и заботы о пище лежали всецело на матери.
        И вдруг в эту счастливую семью пришла беда.
        Мать простудилась, заболела и через несколько дней умерла. Отец был в отчаянии - он очень любил жену,- но особенно почувствовал он потерю лишь тогда, когда Жизлена принялась за хозяйство.
        Начало было просто ужасным. Я не берусь описывать первый суп, первое рагу, первую попытку приготовить то, что из деликатности мы назовем кремом.
        Так же неудачны были и последующие кулинарные опыты дочери. Отец Жизлены перестал садиться за стол. Он питался сухим хлебом и сыром, потому что дочь, надежда его старости, не могла предложить ему ничего лучшего. В несколько месяцев толстяк превратился в тень.
        Девочка была в отчаянии. Она старалась изо всех сил, с раннего утра чистила овощи для супа, который стоял целый день на огне и вечером был уже совершенно несъедобен, она доставала у хороших хозяек проверенные рецепты, но и по ним у нее ничего не получалось. Она никак не могла сообразить, в каком порядке надо перемешивать муку, яйца, дрожжи, воду и масло, чтобы получилось тесто. Ее пироги то рассыпались еще в печке, то выходили такими сплющенными и твердыми, что их нужно было разбивать молотком.
        Однажды, когда Жизлена обливалась слезами над компотом, она услышала, как кто-то постучал в дверь. Открыв, i девочка увидела старую, седую женщину, одетую во все черное.
        - Дитя мое,- сказала женщина,- я очень устала и проголодалась. Не можешь ли ты накормить меня? Я не так богата, чтобы идти в харчевню.
        Войдите , сударыня,- ответила Жизлена, у которой было доброе сердце.- Считайте наш дом своим. Но только я должна предупредить вас, что я плохая стряпуха.
        - Это неважно, мой старый желудок привык ко всему.- Старуха вошла и села за стол.
        Жизлена подала ей ужин, приготовленный для отца. Она прекрасно знала, что отец все равно к нему не притронется. Гостья принялась за еду, а Жизлена наблюдала за ней, ожидая, что та скажет ей что-нибудь неприятное. Кушанья, которыми девочка угощала старуху и которые я не берусь даже описывать, не вызывали у гостьи ни отвращения, ни удивления. Ела она с большим аппетитом, а когда кончила, в ее глазах появилось выражение лукавства и удовлетворения.
        - Превосходно,- сказала она.- Я очень довольна тобой.
        Нельзя было понять, чем вызваны эти слова - исключительной вежливостью или лицемерием.
        - Я не могу заплатить тебе за обед, у меня нет денег, но я оставлю тебе кое-что на память и уверена, что мой подарок сделает тебя счастливой.
        С этими словами старуха достала из сумки самую обыкновенную деревянную ложку и подала ее девочке. Затем она вышла из дома и удалилась подпрыгивающей походкой.
        Деревянная ложка! Какая горькая насмешка! И, рассердившись, девочка бросила ее в ящик.
        Шли месяцы. Отец Жизлены, не видя смысла в жизни, быстро угасал и очень страдал от мысли, что оставит свою дочь, которая, по его мнению, так не приспособлена к жизни, совсем одну на свете.
        Однажды Жизлена забыла на плите деревянную ложку своей покойной матери, которой та всегда пользовалась. Ручка ложки обуглилась, и ложка стала негодной. Тогда девочка вспомнила о старухе и достала из ящика ее подарок. Но как только Жизлена захотела помешать в чугунке какое-то варево, которое она готовила для отца, деревянная ложка нетерпеливо задергалась, вырвалась из ее рук и стала летать по кухне. Она зачерпнула соли из солонки, взяла щепотку перца, нашла сельдерей и две луковицы, вытащила из чугуна плохо очищенную морковь и наотрез отказалась вернуться в руку Жизлены, пока не сварила бульон.
        Вечером девочка подала ужин больному отцу. Тот привычным усталым жестом хотел от него отказаться, но приятный запах удивил его. Он попробовал бульон и выпил его до последней капли.
        - Дочь моя, ты сделала чудо. Должно быть, тебя вдохно вила твоя бедная мама. В первый раз ты приготовила мне что- то вкусное.
        И довольный отец уснул, мечтая о чудесных кушаньях, которые теперь будет готовить ему дочь.
        Жизлена была и счастлива и озабочена. Может быть, эта летающая ложка заколдована? Не лучше ли ее сжечь? Или пусть она продолжает работать?
        Наконец надежда вылечить отца и сделать его счастливым взяла верх над всеми сомнениями.
        Утром девочка достала ложку, положила ее на стол и сказала, что нужно приготовить на сегодня. Успех был полный. Все утро ложка резала мясо, чистила овощи, выбирала пряности, что-то размешивала, следила за тем, чтобы ничто не подгорало и не остывало. И Жизлена вовремя подала отцу на подносе простой, но прекрасно приготовленный завтрак.
        Старик плакал от радости, опустошая тарелки. Он почувствовал себя настолько окрепшим, что смог встать с постели и пройтись по саду. Он выздоравливал. Вместе с вкусной пищей к нему вернулся вкуе к жизни. Вскоре он пополнел и стал выглядеть, как прежде. Жизлена запретила отцу ходить на кухню. Она боялась, что он увидит летающую ложку, потребует объяснений и, может, даже обвинит ее в колдовстве. Но старик не был любопытен. Что ему за дело до того, что творится на кухне! Пусть только то, что подается на стол, возбуждает аппетит. И он был совершенно счастлив.
        Прошло два года. Отец безобразно растолстел, девочка превратилась в прелестную девушку. Они жили вдвоем, и ничто не нарушало их спокойной жизни. Что же касается ложки, она продолжала работать. За это время и Жизлена кое-чему научилась от нее. Иногда ложка позволяла девушке помогать в приготовлении несложных блюд, однако зорко следила за ней, предотвращая малейшую ошибку.
        Однажды владелец соседнего замка решил устроить грандиозный пир в честь королевского сына, который охотился в окрестностях. Принц считался изысканным лакомкой, и барон Хюнодьер, хозяин замка, хотел угостить его на славу.
        Для такого большого приема не хватало слуг и пришлось пригласить несколько молодых женщин, чтобы помочь за столом и на кухне. Жизлена попала в число судомоек.
        Отправляясь в замок, девушка захватила на всякий случай свою деревянную ложку. Впрочем, она не собиралась воспользоваться ею, так как хотела остаться незамеченной. Она не любила уходить из дому и оставлять отца одного.
        Главный повар замка был уже стар. Знаток своего дела, он начал приготовления к пиру за два дня до назначенного срока. Зарезав птицу, он сделал заливные блюда и паштеты. Что же касается самых сложных кушаний, то их надо было готовить в день приезда принца, а иные, как, например, телячьи почки в испанском вине и воздушный пирог с апельсинами - гордость баронской кухни,- даже перед самой подачей на стол.
        Миловидное личико Жизлены приглянулось главному повару, и он стал давать ей поручения - резать почки, разбивать яйца, чистить апельсины.
        В утро приезда принца случилось несчастье. В течение двух дней повар не отходил от плиты и почти не спал. Преклонный возраст, жара и усталость сделали свое дело. Повар потерял сознание.
        Его удалось привести в чувство, но стоять у плиты и продолжать работу он уже не мог. Какой ужас! В кухне царила полная растерянность. Как сообщить об этом барону? Его репутация и положение были под угрозой. Жизлена попросила оставить ее наедине с поваром и предложила ему свою помощь.
        - Бедное дитя,- простонал больной,- ты, может быть, сумеешь сварить яйцо всмятку, хотя и это не так просто, но телячьи почки и воздушный пирог на двадцать персон - такие подвиги тебе не под силу. Кроме того, надо зажарить заднюю ножку косули и сбить перед самой подачей на стол горчичный соус. А сколько еще всего надо суметь и приготовить и подать!
        - Но у вас нет выбора,- сказала девушка.- В случае неудачи я сама буду отвечать за все, а если справлюсь - успех будет ваш. Я не хочу, чтобы знали обо мне.
        Со слезами на глазах и отчаянием в душе старый повар наконец согласился и, чтобы не присутствовать при своем позоре, слег в постель.
        Между тем Жизлена осталась в кухне одна, и ложка принялась за работу.
        Гонзаг, сын короля, был принят в замке с великим почетом. Ему представили всю окрестную знать - нотариуса, мирового судью, капитана жандармерии и священника. На всякий случай были приглашены и несколько почтенных семейств со взрослыми дочерьми, так как принц был холост.
        У молодого человека была величественная осанка, но в обращении с людьми он был прост и сердечен. У него для каждого нашлось приветливое слово, он обратил благосклонное внимание на девушек, поговорил о гражданском и военном праве, отметил исключительный вкус, с каким барон обставил свой замок.
        Сели за стол. Ничего не подозревавший барон все же волновался. Завтрак был настоящим триумфом! Телячьи почки таяли во рту. Ни с чем не сравнимая подливка была ароматной и бархатистой. Задняя ножка косули оказалась зажаренной в самый раз. Немного рубленого эстрагона смягчало остроту и давало нежный привкус горчичному соусу. А воздушный пирог! Невозможно описать его совершенство.
        Гонзаг незаметно распустил пояс и, не скрывая удовольствия и восхищения, принялся за третий кусок пирога.
        Барон опьянел от радости и обильно льющегося вина. Он решил, что повар превзошел самого себя и заслужил щедрую награду.
        Отдохнув после завтрака и выразив еще раз свою признательность барону, принц уехал. Как удивился старый повар когда хозяин поздравил его с успехом! Следовало бы рассказать барону правду, но Жизлена пожелала оставить все в тайне, и старик промолчал. Кошелек, полученный от барона, он передал счастливой девушке.
        Спустя несколько дней в замок прибыл посол от короля с важным поручением. Король просил барона уступить ему своего главного повара, которого он желал назначить шефом дворцовой кухни. Такая просьба была равносильна приказу. Жаль было терять искусного повара, но барон отпустил его, не раздумывая. Он знал щедрость короля и понимал, что отныне благополучие его рода обеспечено.
        Старый повар, польщенный и встревоженный, отправился ко двору короля.
        А через несколько дней старик, жалкий и униженный, вернулся обратно с собственноручным письмом его величества.
        Король вежливо выражал барону свое неудовольствие. Повар превосходный, но он не оправдал тех похвал, которые расточал ему принц Гонзаг. Повар, несомненно, очень талантлив, но лишен воображения. Король решил довольствоваться своими поварами.
        Несмотря на учтивый тон письма, в нем сквозила явная немилость.
        Увидев, как расстроился хозяин, повар признался ему во всем.
        - Завтра же пошли за этой девушкой,-сказал барон.- Надо спасать положение.
        Утром, надев свое лучшее платье, Жизлена явилась в замок. Все были удивлены, что опытным поваром оказалась такая молоденькая девушка.
        В тот же вечер карета барона повезла его вместе с Жизленой во дворец.
        Получив аудиенцию у короля, барон представил ему девушку и рассказал о том, что произошло. Принц, который присутствовал при разговоре, поймал себя на том, что девушка заинтересовала его не только как повариха.
        - Вы рассказали прелестную историю,- сказал король барону.- Но чтобы лишний раз не обижать своих поваров, я хочу сначала испытать эту девушку.
        И король сам составил для Жизлены необыкновенно трудное Меню и дал ей два дня на приготовление всех блюд.
        Когда Жизлена попросила поваров удалиться из кухни, они сначала возмутились, но потом сообразили, что она хочет сохранить в тайне профессиональные секреты.
        И вот девушка осталась одна в громадной дворцовой кухне. Она начала с того, что вслух прочитала названия заказанных блюд, а деревянная ложка при этом утвердительно кивала. Но когда была упомянута щука, которую нужно было приготовить по способу Франсуа I 1* , ложка беспокойно задвигалась. По-видимому, это блюдо было ей не знакомо.


        Жизлена с удивлением увидела, как ложка стала чертить на столе какие-то таинственные круги, а потом там внезапно появилась великолепная, ярко раскрашенная книга.
        Ложка стала лихорадочно перелистывать страницы, нашла нужный рецепт и внимательно его прочитала. После этого она успокоилась и принялась за работу.
        Срок в два дня был установлен потому, что надо было в течение двадцати четырех часов уваривать на медленном огне и довести до студенистой массы великолепных пулярок. Затем к полученной массе прибавлялись выдержанные вина и редкие сорта спирта, один из которых доставлялся с Британских островов. Ложка протерла несколько раз через частое сито полученную смесь и залила ею щуку, предварительно вымоченную в легком сухом белом вине с нежным ароматом. Затем ложка воткнула в еще не застывшее желе маленькие причудливые цветочки, сделанные из трав и лепестков розы. Блюдо получилось великолепное.
        По сравнению с этим блюдом приготовление других было детской забавой. Ложка сделала из сахара, орехов и глазированных фруктов королевскую корону, точь-в-точь как та, на которую она потихоньку ходила смотреть ночью.
        Что сказать о завтраке? Он был превосходен. Король сиял, принц плакал от радости, барон чувствовал, что его благополучие упрочено.
        После трапезы появилась Жизлена.
        - Дитя мое, ты самая замечательная повариха, какою когда-либо гордился мой дворец. Отныне ты станешь начальницей над моими кухнями и будешь получать министерский оклад.
        - Ваше величество,- отвечала Жизлена,- я повинуюсь во всем вашей воле, но я предпочла бы, если вы разрешите, жить со своим отцом.
        - Эта девушка восхитительна! - воскликнул принц.- Она даже лучше приготовленной ею щуки. Я вижу только один выход - мне надо жениться на ней. Она будет готовить всем нам изумительные блюда.
        Так Жизлена стала женой принца, и ее отец доживал свои дни близ королевских кухонь.
        Принц стал обедать только дома. К несчастью, он ел слишком много, и однажды после тяжелого приступа печени врачи предупредили его, что, если он хочет когда-нибудь царствовать, ему придется довольствоваться впредь вареным картофелем и минеральной водой.
        Тем не менее молодые супруги были очень счастливы, так как Жизлена, не обладая способностями своей деревянной ложки, могла похвалиться другими талантами.

1* Этот Франсуа I не имеет ничего общего с королем Франции. Речь идет о прадеде принца Гонзага.- Прим. автора.

        КАК ЗАМЕРЗЛА МАЛЕНЬКАЯ ЖЕНА МЯСНИКА

        В восемнадцать лет Мари-Гиацинту выдали замуж за мясника. Она была младшей дочерью в бедной семье и обладала единственным богатством - золотыми искорками, светившимися в синих глазах.
        Ее муж стал мясником отнюдь не из любви к людям, а потому, что считал это ремесло почетным и прибыльным. В жены себе он искал женщину неприхотливую и работящую, толковую помощницу в торговом деле.
        Спустя три дня после свадьбы - свадебное путешествие поневоле пришлось сократить, чтобы не растерять покупателей,- Мари-Гиацинта воцарилась за кассой мясной лавки. По правде сказать, она не совсем отвечала нашему обычному представлению о кассиршах - в ней не было ничего тяжеловесного, громоздкого, и ей явно не хватало нескольких сантиметров роста и многолетней опытности. Но у нее была очень милая улыбка, и она сразу полюбилась покупателям. Сдачу она давала с таким видом, будто извинялась, что берет плату за столь ничтожный товар, как килограмм сбоя или телячья котлета. Каждый чувствовал, что ей хотелось бы раздавать цветы, и покупатели, выходя из магазина, словно уносили с собой крупицы поэзии, завернутые в толстую коричневую бумагу.
        Маленькая жена мясника любила кошек, и ей казалось кощунственным брать деньги за кусочки ливера или печенки, которые покупали для ее любимцев. Супруг было разгневался на нее за это, но, заметив, что излишние щедроты его жены привлекают в лавку деревенских старух, пошел на уступку.
        Зато он решительно воспротивился всяким попыткам распространить подобную щедрость на нищих стариков и маленьких оборвышей, которые иной раз по воскресеньям осмеливались пробираться в лавку. «Торговля есть торговля,- говорил он таким тоном, словно изрекал неоспоримую истину, и добавлял, милостиво улыбаясь своей жене: - Должен же я о тебе позаботиться».
        Мясник говорил это совершенно искренне, потому что каждый раз, как он бросал взгляд на кассу, он видел и свою жену.
        Теперь надо описать вам лавку. Это был узкий коридорчик, выходивший на улицу, без какой-либо перегородки или застекленного тамбура. Касса находилась между прилавком и входом, и такое ее расположение побуждало покупателей платить, как только им отпустили товар.
        Свадьба состоялась в июне, летом, поэтому первые месяцы пребывания молодой жены мясника за кассой были довольно приятными.
        Время от времени легкий ветерок ласково овевал нежную шейку или обнаженные руки Мари-Гиацинты. Случалось, правда, что после сильного дождя в лавке на каменных плитках пола долго не просыхали лужицы. Но в ясные дни солнце так весело озаряло металлические клавиши кассы, так красиво играло в поддельном бриллианте обручального кольца Мари- Гиацинты!
        Пришла осень - хорошая пора для мясной торговли. Мясник еще до света поднимал в своей лавке железные шторы, а его жена усаживалась за кассу. В эти часы в лавке бывало очень темно и холодно; ведь в туманное осеннее утро дрогнешь подчас больше, чем в зимнюю стужу.
        Мари-Гиацинта надевала вязаную кофту, шарф, укутывала ноги в старую шаль; она не могла носить перчаток, потому что отсчитывать деньги можно только голыми пальцами.
        Каждый день к ней приходил и согревал ее своим теплом соседский кот Флорантен. Равнодушный к запаху мяса - он любил рыбу,- кот устраивался на коленях маленькой лавочницы и так сидел часами, свернувшись теплым мурлыкающим комочком. Около полудня он отправлялся завтракать к своей хозяйке и уже до вечера не выходил из дома, нежась возле очага.
        В середине ноября стало подмораживать. Мари-Гиацинта так зябла, что в конце дня едва могла считать медяки, перебирать помятые кредитки и записывать ежедневную выручку в кассовую книгу.
        Однажды вечером ей стало невмоготу, и она попросила мужа нанять вместо нее кассиршу повыносливее.
        Мясник строго на нее посмотрел, но, желая показать, будто сердце у него не такое уж злое, мягко ответил: «Работа не развлечение. Чем меньше накладные расходы, тем больше барыши. Супружество есть супружество». Так возглашал он по привычке незыблемые истины.
        Вскоре Мари-Гиацинта стала кашлять, что вызывало сочувствие покупателей, но отнюдь не мужа - он усмотрел в этом лишь проявление своенравия.


        В лавке было так холодно, что Флорантен однажды не пришел. Прекрасно понимая обязательства, налагаемые дружбой, кот все же рассуждал, как и мясник. «Тепло есть тепло»,- подумал он и остался греться у камелька.
        Маленькая жена мясника почувствовала себя такой несчастной, что совсем пала духом. Народу в лавке было много, то и дело раздавался глухой стук топора, разрубавшего мясо на деревянном чурбане. Женщины толковали между собой о зимних холодах и скудном своем бюджете, мужчины, более сдержанные и несколько сконфуженные своей ролью домашних хозяек и сумками для провизии, которые они держали в руках, молчали, поглядывая, как обычно, с улыбкой на Мари-Гиацинту.
        Можно ли было бросить лавку, не дать сдачи всем этим славным людям, при всех расплакаться и бежать домой, хотя ноги так закоченели, что нельзя ступить?
        Получая деньги, Мари-Гиацинта ошиблась. Муж закатил ей тяжелую сцену, потому что ошибка была не в его пользу. «Дорогая,- без конца твердил он,- счет дружбы не портит, денежки любят счет… Копейка есть копейка».
        В декабре Мари-Гиацинта так застывала от холода, что почти переставала его чувствовать. Она кашляла беспрерывно, и покупателям становилось жалко ее. Как-то один из них выразил свое возмущение бессердечностью мужей. Клиент был выгодный - он каждую неделю заказывал заднюю ножку баранины для жаркого и мясо для супа на десять персон,- такому не ответишь грубостью. Мясник смолчал. Он велел нагреть кирпич и на виду у всех подложил его жене под ноги; успокоив таким образом свою совесть, он принялся точить ножи.
        Думаю, что только величайшим усилием воли Мари-Гиацинта заставила себя высидеть за кассой вплоть до рождественского сочельника. Утром, когда в лавку, потирая покрасневший нос, вошел первый покупатель, ему представилось, что он видит перед собою призрак, еще не исчезнувший в лучах зари.
        Синие глаза Мари-Гиацинты потухли, лицо было как мраморное, бедняжка походила на взъерошенную мертвую птичку, распростертую на снегу.
        - У вашей жены неважный вид,- сказал покупатель мяснику.
        Мясник спокойно ответил, продолжая старательно разделывать антрекот:
        - Она немного утомилась, но завтра рождество, мы закроем лавку в полдень, вот она и отдохнет. Праздник есть праздник.
        Про себя же мясник подумал, что он идет на большую жертву. Как раз в полдень люди бегут в лавку купить котлету для неожиданного гостя.
        Вскоре лавка наполнилась празднично настроенными покупателями. Мари-Гиацинта принимала кредитки и давала сдачу.
        Флорантен, который в это время дремал у огня, увидел сон. Перед ним смутным белым пятном, словно отгороженное от всего мира толстым слоем льда, возникло лицо Мари-Гиацинты. Поскольку кошкам обычно снятся молоко и пескари, этот сон показался Флорантену страшным кошмаром. Он проснулся.
        Пробравшись через отверстие, выпиленное в кухонной двери, кот вышел на улицу.
        Мороз был сильный, но боязнь, что кошмар повторится, превозмогла страх перед холодом. А может быть, кот просто почувствовал прилив нежности к своей приятельнице, это так свойственно прихотливым кошачьим сердцам.
        Свет из лавки падал на улицу, где робко кружились первые снежинки, оторвавшиеся от черного неба. На отполированных металлических крючьях висели длинные разделанные куски мяса, похожие на огромные языки; ощипанные цыплята лежали в ряд на мраморном прилавке, словно подготовились к какому-то жуткому смотру. Развешанные под потолком гирлянды из разноцветной бумаги придавали узкой лавке праздничный вид.
        Мари-Гиацинта более не ощущала своего тела. Звезды затеяли какую-то странную игру, мигая на потемневших балках потолка. Они возникали, потом исчезали, вновь зажигались и мелькали в пестрых гирляндах. Цыплята суетились, словно искали насест для мертвых птиц. Было так холодно, что никаким градусником в мире нельзя было бы измерить такой холод - за это Мари-Гиацинта могла поручиться. И муж ее был такой большой, и своим окровавленным ножом он рассекал пространство.
        И вдруг Мари-Гиацинта почувствовала возле себя таинственное тепло. Пальцы ее, уронив ледяные медяки, встретили пушистый мех и погрузились в него. На миг, на одно последнее мгновение все ее существо пронизало ощущение тепла, самое сладостное ощущение в мире.
        В день рождества, чтобы оплакать жену и избежать сплетен, мясник вынужден был закрыть свою лавку с утра, а это, как всем известно, большой урон для торговли.
        Но смерть есть смерть, кто станет возражать против этого?

        КЛЯТВА ЛЕОКАДИИ

        Леокадия Турлуру была дочерью богатого владельца трактира «Три гроша».
        Ей минуло восемнадцать лет, и она была восхитительна. Стоит ли описывать ее подробнее? Пожалуй, это могло бы разочаровать тех, кто составил себе вполне определенный идеал красавицы, тех, кто предпочитает черные глаза синим или любит блондинок, а не брюнеток. Во всяком случае, Леокадия обладала чарами, привлекавшими в трактир ее батюшки многочисленных посетителей, и она прислуживала всем гостям с подобающей молодой хозяйке приветливостью и скромностью.
        Стряпня мамаши Турлуру славилась на всю округу - недаром она училась своему искусству у поваров соседних помещиков. Сам король, отведав кушанья ее приготовления, выдал ей в награду диплом, который висел в рамке на видном месте в зале трактира.
        Папаша Турлуру хозяйничал в винном погребе. К сожалению, он слишком рьяно относился к своим обязанностям. Превосходный знаток вин, он любил выпить чарку-другую с посетителями и даже смаковать в одиночку в заветном погребке. Выпив, он начинал несносно вести себя с женой и вызывал неприязнь у посетителей. Только привлекательность Леокадии удерживала их от того, чтобы они в негодовании тут же не покидали трактир.
        Однажды - в деревне как раз была ярмарка - трактирщику пришлось посредничать в нескольких сделках между прасолами. Каждая сделка закреплялась чаркой вина, затем надо было выпить по стаканчику за каждым столиком и вдобавок предложить посетителям на пробу различные настойки собственного изготовления, да и самому угоститься вместе с ними. К концу дня трактирщику представилось, что он кружится на карусели с деревянными лошадками, и он пустился вприпрыжку между столиками и стульями, выкрикивая: «Но! Но!»
        Посетители нашли шутку весьма занятной, однако она показалась им менее забавной, когда пьянчуга стал опрокидывать стаканы и обливать вином их куртки и блузы.
        Леокадия решила вмешаться и урезонить своего батюшку, но тот со всего размаху дал ей две оплеухи, и бедная девочка свалилась на пол. Падая, она ударилась лбом об угол стола, потекла кровь.
        Началась суматоха. Посетители помоложе заступились за девушку и хотели обуздать пьяницу. Тот перестал прыгать, но принялся отбиваться ногами. Свалка сделалась всеобщей, полетели столы и стулья, опрокинулись лампы.
        Мамаша Турлуру, вся в слезах, заперла стойку и побежала за врачом и сельским стражником.
        В деревне долго судачили об этом скандале; народ стал обходить трактир «Три гроша», тем более, что Леокадия, которая сильно пострадала от отцовских тумаков, лежала в постели и не прислуживала больше ни в зале, ни у стойки. Мать была в отчаянии, да и отец попритих. Его мучила совесть, и он поклялся, что больше никогда не станет кружиться на деревянных лошадках.
        Леокадия, взглянув впервые после болезни на себя в зеркало и увидев на виске красный шрам, который, впрочем, не портил ее красоты, пришла в отчаяние и тоже дала клятву, но несколько иного рода.
        - Чтобы нечистый побрал пьянство,- промолвила она.- Даю великую клятву, что никогда не выйду замуж за человека, который в моем присутствии выпьет хоть одну рюмку вина или водки.
        Едва она произнесла эти слова, как зеркало упало и разбилось вдребезги, что в глазах девушки сделало клятву еще более значительной.
        На следующее утро Леокадия вышла в зал, а через день в трактире стали появляться и посетители. Заходили они, конечно, не для того, чтобы напиться водички. Леокадия с отвращением принимала их заказы на самые изысканные вина, на самые старые коньяки, тогда как папаша Турлуру спешил за ними в свой погребок, дрожа от волнения.
        Спустя некоторое время руки Леокадии попросил приятный молодой человек, хаживавший в трактир утром и вечером. Он был сыном богатого фермера, и партия была подходящая. Как же был озадачен молодой человек, когда Леокадия решительно ответила «нет», да еще произнесла это таким вызывающим и дерзким тоном, что он от волнения пролил свой стакан. Неудачливый жених удалился навсегда, с разбитым сердцем, так и не поняв, чем он заслужил презрение девушки. Самое печальное в этой истории было то, что молодой человек дома пил только воду, вино же он заказывал поневоле, чтобы иметь предлог посидеть подольше в трактире Турлуру. Но об этом Леокадия никогда не узнала.
        Точно так же Леокадия спровадила еще пяток вздыхателей, любителей нежно-розовых, темно-красных или искристых белых вин.
        Для папаши Турлуру поведение Леокадии было совсем невыгодно - трактир терял из-за нее своих завсегдатаев. Он как следует пожурил дочь, но та не открыла ему правды. С милым притворством она заявила, что не хочет расставаться с горячо любимыми родителями.
        - Пусть так,- согласился трактирщик,- но я готов принять твоего мужа в дом. Он будет помогать мне в погребе разливать вино в бутылки.
        Как-то вечером в трактир зашел пообедать новый посетитель. У него было приятное лицо и красивые шелковистые усы. Девушка подошла к нему принять заказ. Представляете, как она удивилась, когда молодой человек, заказав самые изысканные кушанья, небрежно добавил:
        - И графин свежей воды.
        Уж не предстал ли перед ней ее суженый, о котором она столько мечтала? У гостя были хорошие манеры, приятная улыбка, он говорил любезные вещи и без конца расхваливал хозяев.
        Леокадии захотелось подвергнуть его испытанию. Подавая сыр, она сказала вкрадчивым голосом:
        - У нас есть прекрасное вино. Вам следовало бы его попробовать. Не угодно ли полбутылочки?
        Взглянув на девушку, молодой человек нашел ее очаровательной; он слегка покраснел и подумал, что отказ может обидеть ее. Каково же было его удивление, когда, подав вино, Леокадия перестала приветливо улыбаться и смотрела на гостя с подчеркнутым равнодушием.
        Он молча выпил вино, причем нашел его прегадким - что, между нами говоря, обличает его дурной вкус,- поспешно съел десерт и удалился, потеряв всякую уверенность в своих способностях пленять хорошеньких девушек.
        Леокадия вошла во вкус затеянной игры. Всех пьющих воду она подвергала суровому испытанию, смысл которого не разгадал никто. Все они считали, что поступают правильно, соглашаясь выпить предложенный ею стакан вина или рюмочку ликера, и все они были вычеркнуты из списка возможных претендентов на ее руку. А если кто-нибудь из них и начинал говорить ей о своих нежных чувствах, Леокадия отвечала гордым отказом.
        Прошел год. Леокадия оставалась такой же несговорчивой, трактир понемногу растерял посетителей. У стойки по вечерам собирались лишь пожилые люди да завзятые холостяки, нечувствительные к прелестям все более расцветающей прекрасной девушки.
        Как-то вечером в зале было совсем пусто. Мамаша Турлуру охала и вздыхала у себя на кухне подле приготовленного на всякий случай какого-то блюда из телятины, а муж ее утешался в своем заветном погребке.
        И вот в час, когда никто уже не ждал посетителей, вдруг отворилась дверь и вошла старая женщина. Она уселась за столик неподалеку от входа и попросила обед. Ничего особенного Леокадия в ней не заметила - посетительница, как и все другие! Да и как могла она угадать, что фея виноградных лоз, перерядившись, развлекается, совершая прогулку среди людей? Мы создаем себе некое условное представление о феях, а потому никогда не узнаём их, когда нам доводится с ними повстречаться.
        Девушка подала обед молча, хотя в душе подивилась, что такая пожилая и почтенная с виду женщина выпила шесть бокалов старого вина и оно, по-видимому, нисколько на нее не подействовало. Удивление Леокадии возросло еще более, когда, закончив обед, старушка заказала коньяку, причем попросила оставить на столе всю бутылку.
        Минуты тянулись медленно. Пожилая гостья спокойно осушала рюмку за рюмкой, добродушно поглядывая на огонь, весело пылавший в очаге. Время от времени она подбрасывала туда ветку лозы и снова впадала в приятную задумчивость.
        Дожидаясь, когда приезжая уйдет к себе в номер, Леокадия села за соседний столик и предалась своим мыслям, которые были не очень-то приятны. Она уже отказала более чем сотне женихов, дела трактира пошатнулись, папаша и мамаша Турлуру были в отчаянии. Да и сама девушка начинала грустить и в глубине души проклинала свой зарок.
        Так, перебегая с одной мысли на другую, Леокадия кончила тем, что разрыдалась. Фея виноградных лоз повернулась и удивленно посмотрела на нее. Сердце у феи было доброе, и ей захотелось утешить славную девушку. Сначала та упорно молчала, но фея была искусной сердцеведкой и понемногу выпытала у девушки ее тайну.
        - Чудная, право, клятва,- проворчала она.- Терпеть не могу тех, кто пьет воду! Но давши слово - держись. Постараемся помочь твоему горю.
        Она приласкала Леокадию, подбодрила ее, и девушка уже с легким сердцем отнесла на кухню порожнюю бутылку из-под коньяка.
        На следующее утро старушка собралась в путь, не преминув посетить на прощанье (из вежливости, конечно) заветный погребок папаши Турлуру.
        Она шла уже около двух часов, с радостью ощущая под ногами добротную земную дорогу, как вдруг повстречалась с молодым человеком, который не спеша ехал на лошади. Всадник понравился ей. Фея не была чересчур застенчивой и, окликнув его, спросила, далеко ли он держит путь.
        - Добрая госпожа,- ответил молодой человек,- этого я и сам хорошенько не знаю. Мои родители недавно умерли, оставив мне скромное наследство,- он показал на мешочек с деньгами,- и вот я решил искать счастья по белу свету. По правде сказать, я бы не прочь жениться и обосноваться где- нибудь в тихой деревне.
        - Вы, наверное, любите выпить стакан доброго вина? - осведомилась старушка.
        - Что за вопрос! Разумеется, люблю. Мой отец был виноградарем и делал славное винцо. Но я продал виноградник - слишком много грустных воспоминаний связано у меня с местом, где я провел детство.
        Эти слова пришлись фее по душе, хотя они и не совсем отвечали ее планам. Подойдя к всаднику, она стала что-то шептать ему на ухо, да так тихо, словно боялась, что кто-нибудь, спрятавшись за ближайший тын, подслушает ее.
        Поэтому мне не пришлось узнать, о чем шла речь, но разговор был долгий и оживленный. Расстались оба путника, по- видимому, очень довольные друг другом.
        В утренний час в трактир «Три гроша» вошел молодой человек.
        Взглянув на него, Леокадия решила, что красотой и непринужденной манерой держаться он превосходит всех, кто за последние месяцы побывал в заведении ее отца. Когда она подошла к гостю с меню в руке, на губах у нее была улыбка, но сердце билось тревожно.
        Леокадию немножко задело, что приезжий, углубившись в список вкуснейших блюд, приготовленных мамашей Турлуру даже не взглянул на нее, но, когда он заказал графин воды, она вся встрепенулась от радости.
        Однако, чтобы не предаваться пустым мечтам, Леокадия поспешила подвергнуть его испытанию.
        - Сударь,- сказала она, собравшись с духом,- у нас есть сухое белое вино - легкое и с тонким букетом. Оно отлично подойдет к щуке. Право, очень жаль, если вы будете запивать водой одно из лучших блюд моей матушки!
        - Мадемуазель,- ответил молодой человек с полнейшим спокойствием,- я выполняю обет и пью только воду.- И добавил, уж не знаю зачем: - Меня зовут Валером.
        Леокадия была очень взволнована, когда пришла на кухню передать матери заказ. Не явился ли наконец долгожданный королевич? Если да, то как же хорошо она поступила, отвергая в ожидании его всех женихов! Клятва сделает ее счастливой. Валер такой милый юноша.
        Она принесла щуку, сняла мясо с костей и подала блюдо на стол. Она делала все проворно, но не суетясь, стараясь обратить внимание гостя на свои тонкие пальчики и ямочки на локотках. Но молодой человек был занят только рыбой.
        Несколько минут спустя, стоя у другого столика, Леокадия увидела, что Валер налил себе стакан воды; ее удивило, что, прежде чем поднести его к губам, он коснулся пальцем прозрачной влаги и что-то пробормотал про себя. Вероятно, он шептал молитву.
        Леокадия предложила Валеру красного вина к превосходно зажаренному филе, игристого белого к заливному и малиновой наливки после кофе. И всякий раз он твердо отказывался от спиртного.
        - Мама,- взволнованно сказала Леокадия,- у нас сегодня чудесный постоялец. Он пьет одну воду.
        - Что же тут хорошего, скажи на милость? - проворчала мамаша Турлуру.- Странное у тебя представление о торговле.
        Девушка не настаивала. Когда она возвратилась в зал, Валер прихлебывал маленькими глотками воду из своего стакана, причем жмурился, словно это доставляло ему величайшее наслаждение. Растроганная, она задержалась в проеме двери. Какой славный юноша! Если он пьет только чистую воду, значит, он способен мечтать о чистой любви. Вот, без сомнения, ее суженый.
        Постоялец, казалось, и не подозревал, какие чувства он внушал Леокадии. Он попросил счет, уплатил деньги и, поднявшись, направился к выходу. За все время он не произнес ни одного из тех слов, которые от него ждала Леокадия.

        Впервые ей довелось встретить такое равнодушие к своей особе. Она привыкла считать себя неотразимой, и вовсе не по недостатку скромности - ведь и на самом деле еще никто не мог устоять перед ней.
        Но приезжий расплатился и ушел, не взглянув на нее, не сказав ей ни одного комплимента, хотя воспитанный человек считает своим долгом полюбезничать в трактире с приветливой молодой хозяйкой. Сердце у Леокадии тревожно замерло, и, когда Валер удалился, даже не оглянувшись, у нее на глазах выступили слезы.
        Леокадия грустно прислуживала в зале. Смятение ее было столь велико, что она даже не обратила внимания на легкий, но примечательный запах от стакана, из которого пил равнодушный красавец.
        С этого дня Леокадия стала задумчивой. Она изведала все муки, терзающие влюбленных, когда они не встречают взаимности. Ей не на что было надеяться. Неизвестный ушел, даже не взглянув на нее. Чтобы его вернуть, понадобилось бы чудо.
        И чудо, разумеется, совершилось. Через некоторое время Леокадия вновь увидела Валера в зале трактира. Валер сидел за столом, но как он изменился, как смело смотрел он ей в глаза!
        Она не очень-то соображала, что делала, когда подавала ему блюда и ставила перед ним графин с водой. Больше всего она боялась, чтобы он не заметил, как дрожат у нее руки, и не угадал бы смятение ее души. На этот раз у нее не хватило мужества подвергнуть его испытанию. Можно себе представить, как бы она страдала, если б он, к несчастью, вдруг поддался соблазну.
        Этот малый, казалось, обладал всеми достоинствами. Нельзя же было в самом деле поставить ему в упрек невинную привычку касаться пальцем воды в стакане, произнося при этом нечто вроде молитвы, и пить с полузакрытыми глазами, будто колодезная вода в трактире «Три гроша» обладала необыкновенно приятным вкусом.
        Вечером, убирая посуду, Леокадия составила вместе пустые стаканы со всех столов. На кухне она заметила на дне одного из стаканов капли красного вина, хотя весь вечер всем гостям подавала только белое вино. Но у нее было достаточно иных забот, чтобы задуматься над этим. Валер объявил о своем намерении провести два-три дня в трактире - он хочет отдохнуть от трудов,- мило ей улыбнулся и, удаляясь на покой, шепнул на ухо, что она самая очаровательная девушка на свете.
        Последующие дни все решили. Путешественник перестал говорить об отъезде. Он покорил сердце мамаши Турлуру, помогая ей чистить овощи. И один лишь трактирщик весьма сдержанно высказывался о посетителе, который упорно не желал спуститься в винный погребок. «Странное дело! - говорил он своим друзьям.- Как хотите, но не похоже, что этот парень пьет одну только воду. После обеда у него лицо красное, как будто он осушил два-три стаканчика старого вина. А Леокадия клянется, что он еще ни разу не заказал ни одной бутылки, ни одной рюмки спиртного».
        Наконец Валер сделал Леокадии предложение, и свадьба была назначена на ближайшие дни.
        Приготовления были грандиозные. Мамаша Турлуру целую неделю потрошила птицу, пекла пироги и торты, варила подливки. Папаша Турлуру счел своим долгом произвести генеральный смотр своего погребка, но обещание по поводу деревянных лошадок сдержал.
        Леокадия была поглощена мечтами о будущем и заботами о подвенечном платье. Жених совершал прогулки верхом, умел, когда требовалось, оказать людям услугу, был полон внимания к своей невесте. Он полюбился всей деревне. Парни поначалу на него косились, но потом вполне одобрили выбор девицы Турлуру.
        В день свадьбы у трактира выстроился свадебный поезд. В зале народ толпился с утра. Две служанки, нанятые на этот день, едва успевали всех обслуживать.
        Когда Леокадия, такая прелестная в своем белом платье, вышла к гостям, ее встретили возгласами восхищения. Сердце Валера трепетало от радости.
        - Вы мне разрешите, милая Леокадия, выпить перед дорогой немножко воды? - спросил он свою невесту, когда свадебный поезд собирался тронуться в путь.
        В этой скромной просьбе Леокадии почудился залог будущего счастья. Она с умилением наблюдала, как ее жених наполнил большой стакан, по привычке обмакнул палец в воду и с наслаждением выпил ее.
        Наконец, свадебный поезд двинулся. Невесту, как того требовал обычай, вел под руку отец, а мамаша Турлуру уцепилась за локоть своего будущего зятя.
        В ратуше их встретил бургомистр. В парадном зале он обратился к новобрачным с речью, в которой превозносил Любовь и Трактирный Промысел, а затем соединил влюбленных узами брака. После того как жених и невеста произнесли по очереди «да», они поцеловались.
        Леокадия едва не отшатнулась от Валера - от него вовсю несло сливянкой. Как это могло случиться? Ее муж с утра пил только воду, в этом она была уверена, однако запах спиртного чувствовался так ясно…
        Смущенная и расстроенная, Леокадия дала повести себя в церковь, выслушала там еще одну речь, нашла в себе силы еще раз сказать «да» священнику, но в ту минуту, когда Валер, надевая ей на палец обручальное кольцо, снова обдал ее винным духом, она упала в обморок.
        Около нее захлопотали, стараясь привести в чувство, и отнесли ее в трактир.
        Происшествие вызвало неописуемое волнение приглашенных. Все заключили, что причиной обморока послужила чрезмерная радость и утомление Леокадии, и было решено, что лучше всего оставить новобрачных наедине.
        Валер, ни о чем не догадываясь, старался помочь своей молодой жене и радовался, что она понемногу приходит в себя. Как же он был ошеломлен, когда Леокадия, открыв глаза, взглянула на него едва ли не с отвращением и, поспешно поднявшись, убежала в свою девичью комнатку.
        Пришлось мамаше Турлуру пойти за дочерью, чтобы уговорить ее выйти к столу. Леокадия села напротив Валера бледная, слабо улыбаясь, на что, впрочем, никто не обратил внимания. Гости проголодались, и взоры их притягивал красиво накрытый стол, обильно уставленный пирогами, салатами и другими закусками.
        Очень скоро гости забыли про неприятный эпизод в церкви и непринужденно наслаждались вкусным угощением и хорошей компанией.
        Перед Валером, как всегда, стоял графин с водой. Совсем не подозревая, что жена следит за малейшим его движением, он наливал себе в стакан воду, затем, обмакнув в нее палец и пробормотав магическую формулу: «in vino veritas!» 2* ,- с удовольствием опоражнивал стакан. Минут через пять он повторял эту операцию. Вдруг его окликнула жена: «Передай мне свой стакан, Валер, я хочу узнать твои мысли». На лице молодого человека отразилось сильное замешательство. Отказать в такой просьбе немыслимо; но немыслимо и…
        Оставалось одно: неловким движением он опрокинул стакан.
        И тут произошло нечто поразительное: бесцветная жидкость, пролившись, стала красной и издавала сильный запах вина.
        К счастью, никто не заметил столь необычного происшествия. Одна Леокадия как будто все поняла. Побледнев как полотно, она с отчаянием посмотрела на мужа и, встав из-за стола, вышла.
        Первой мыслью Валера было последовать за ней, но на это все обратили бы внимание. И он решил подождать, пока завтрак кончится, а потом пойти утешить жену.
        Когда же все встали из-за стола, обнаружилось, что Леокадия исчезла.
        Гости уже захмелели, и организовать поиски толково было просто немыслимо. Папаша Турлуру не стоял на ногах; двое шаферов спали под столом. Пришлось позвать на помощь сельского стражника и мужчин, которые еще были способны двигаться.
        Поиски затянулись до ночи, когда уже приходилось ходить с факелами, но новобрачную найти не удалось.
        Так во всеобщей печали прошли два месяца. Валер остался в трактире «Три гроша», надеясь на чудо, которое возвратило бы ему жену. Но никто в окрестностях не видел Леокадии. Думали, что она либо утонула в речке, либо заблудилась в лесу; Бедный супруг проводил свои дни в трактире у стойки, окруженный графинами с водой, и заплетающимся языком повторял магическую формулу, принесшую ему столько горя: in vino veritas!
        - Очень просто,- говорила мамаша Турлуру, каждое утро вытаскивавшая для него из колодца ведро воды,- бедняжечка пьянеет от тоски.
        Вы, несомненно, догадываетесь, что Леокадия не умерла. Она убежала из деревни, и случилось так, что в пути ей никто не повстречался. Она шла всю ночь напролет, не чувствуя усталости, и на рассвете, едва живая, достигла большого города. В городе все еще спали. Тут у Леокадии внезапно подкосились ноги, она в изнеможении упала у чьих-то ворот и вскоре заснула.
        Несколько часов спустя ее нашла там стройная молодая женщина, одетая во все белое. Видя, что Леокадия в обмороке, она стала ее трясти, пока та не очнулась.
        - Что могут подумать о женщине вашего возраста, которая растянуларь посреди улицы! - сказала она и участливо спросила: - Вам нездоровится?
        Леокадия молчала. Как рассказать странную историю, которая произошла с ней? Ведь она не знала, что перед нею фея родников, решившая побродить среди людей.
        Фея уважала чужие секреты, она не стала настаивать и дернула за висевший у ворот шнур колокольчика.
        Какая-то старушка отворила калитку и почтительно поклонилась посетительнице.
        - Вот, милая Мелани,- обратилась к ней фея,- эта молодая женщина находится в довольно плачевном положении. Не примете ли вы ее к себе? Если понадобится, поухаживайте за ней, найдите ей дело. Я вернусь проведать ее через два месяца, и тогда мы вместе обсудим, что можно для нее сделать.
        - Охотно, сударыня,- ответила старушка.- Мы позаботимся о ней, как если бы она была вашей дочерью.
        Старушка увела с собой Леокадию, а фея родников исчезла в канавке.
        - Где мы находимся? - спросила жена Валера, следуя за своей проводницей по длинным, чисто выбеленным коридорам.
        - Мы в больнице, деточка. Правда, больные у нас особого рода, но все же здесь больница.
        В эту минуту раздались ужасные крики, доносившиеся из противоположного крыла здания. Леокадия испуганно вздрогнула.
        - Пустяки,- сказала Мелани.- У одного из наших больных небольшой припадок. Отдыхайте и не беспокойтесь ни о чем.
        Леокадия была так утомлена, что вскоре забыла о напугавших ее криках. Ее отвели в маленькую комнатку, где она сразу бросилась на узкую постель. Убедившись, что молодая женщина заснула, Мелани потихоньку вышла и спокойно отправилась в тот конец здания, откуда доносился невообразимый шум.
        На следующее утро Леокадия узнала, что ее приютили в больнице для пьяниц. У нее мелькнула мысль, от которой ей стало стыдно: «Если бы сюда привезли моего мужа, я могла бы за ним ухаживать». Первая встреча с пациентами вызвала в ней желание поскорее бежать из этой больницы и возвратиться домой в отцовский трактир. Но странное стечение обстоятельств, благодаря которому она очутилась в таком месте, показалось ей знамением судьбы, наказавшей ее за то, что она нарушила свою клятву.
        Леокадия провела в больнице для алкоголиков около двух месяцев. Она помогала Мелани и сиделкам, охотно ухаживала за больными, но не в силах была забыть своего покинутого супруга.
        Как-то под вечер фея виноградных лоз, особа по природе любопытная, заглянула в зал
«Трех грошей». Ее очень удивило, когда вместо Леокадии, которую она рассчитывала увидеть счастливой супругой, к ее столику подошла невзрачная, не очень-то приветливая служанка.
        Закончив обед и осушив бутылку коньяку, фея зашла на кухню, где мамаша Турлуру уныло перемывала посуду. От нее фея узнала об исчезновении Леокадии.
        - Если вам хочется повидать ее мужа,- добавила бедная трактирщица,- пройдите к стойке. Беднягу совсем подкосило горе, и он просто уже не стоит на ногах. У меня сердце разрывается, когда я вижу, как страдает наш зять.
        Фея подошла к стойке и увидела, что Валер спит на стуле, уронив голову на руки, а перед ним стоит целая батарея опорожненных графинов. Ей тотчас все стало ясно. Одним мановением руки она рассеяла хмель у спящего, основательно потрясла его за плечо и, когда Валер совсем пришел в себя стала ему сурово выговаривать.
        - Ну, в последний раз я оказываю услугу смертному; люди всегда злоупотребляют моими благодеяниями. Вместо тоге чтобы скромненько пользоваться тем, что я даю, они теряю! всякое чувство меры. Вы, мой друг, глупец, кто же ведет себя так в день свадьбы! Подобные вещи можно допускать лише значительно позднее. Теперь мне придется искать вашу Леокадию.
        - Она погибла,- простонал Валер,- она покоится на дне реки или же ее растерзали волки. Я никогда больше не увижу ее.
        - Откуда вы это взяли?
        - Сердце мое чует, что ее уже нет в живых!
        - Ваше сердце! Ах уж эти пьяницы! Они иногда бывают самыми нежными существами, но никогда не отличаются догадливостью. Предоставь это дело мне, я разыщу твою красавицу!
        Едва фея удалилась, Валер быстро пошел за новым графином, наполнил вместительный стакан, опустил туда палец, бормоча «in vino veritas», и… с отвращением выплюнул жидкость, ибо она имела вкус самой обыкновенной пресной колодезной воды.
        А в эту минуту фея родников выслушивала исповедь Леокадии. Ей нетрудно было догадаться, что несчастная женщина все еще любит своего Валера, и она решила утешить ее.
        - Вам не в чем себя упрекать,- сказала ей фея,- вы не нарушили своей клятвы. Ведь ничего не могйо навести вас на мысль, что ваш муж пьет что-либо, кроме воды. Зато под венцом вы дали другую клятву, пожалуй, поважнее первой. И ваш долг - исполнить эту клятву!
        Потом, лукаво засмеявшись, она добавила: «Я вам помогу» - и исчезла.
        Обе феи встретились на дороге. Они жестоко соперничали между собой, но относились друг к другу с уважением. Одна рассказала про Валера, другая стала говорить о Леокадии. Обнаружив, что обе они озабочены одним и тем же, феи решили соединить разлучившуюся чету.
        В тот же вечер фея родников явилась в трактир «Три гроша». Валер был в большом смятении: расставив перед собой на столе длинный ряд стаканов, наполненных водой, он касался их по очереди пальцем, торопливо произнося магические слова, затем, пригубив, ставил стакан на место и тяжело вздыхал.
        - У меня есть известия о Леокадии,- прямо, без всякого вступления сказала ему фея.
        Одним движением руки молодой человек смахнул со стола все стаканы, и они вдребезги разбились на каменных плитках пола.
        - Хоть вы и красивая молодая женщина, но если вы меня обманываете…
        - Я не обманываю тебя, Валер, твоя жена вернется, но только при одном условии: ты заранее подчинишься наказанию, которое я для тебя придумала.
        - Согласен,- воскликнул Валер.
        - Хочешь знать, какое наказание?
        - Я на все согласен, только верните мне мою Леокадию. Впрочем, по какому праву наказывать меня будете вы?
        Фея родников рассмеялась.
        - По тому же праву, по какому я возвращаю тебе твою жену.
        Внезапно дверь отворилась, и Леокадия бросилась в объятия своего супруга.
        - Это надо спрыснуть,- заявил папаша Турлуру, когда торжественный обед подходил к концу.- Я принес из погреба самую старую бутылку - ее спрятал там еще мой дед.
        Валер, с беспокойством взглянул на жену.

2* Истина в вине (лат.).


        - Если ты будешь благоразумным,- улыбнулась Леокадия,- я буду снисходительна.- И она сама налила стакан мужу.
        И тут открылось во всем его утонченном коварстве наказание феи родников: вино, сверкавшее в бутылке чудесным красным цветом, становилось бесцветным в стакане. Оно превращалось в воду.
        Вы полагаете, что рассказ окончен, поскольку наши влюбленные соединились?
        Нет! Фея виноградных лоз не могла допустить, чтобы ее любимец был на всю жизнь лишен вина, и вернула ему отнятый у него дар.
        Дары обеих фей чрезвычайно усложняют трапезы хозяев трактира «Три гроша». Если Валер хочет вина, на стол надо ставить воду, если же он в угоду жене попросит воды, папаша Турлуру, ворча, идет в свой погреб за бутылкой вина. Вряд ли он когда-нибудь примирится с тем, что вынужден принимать участие в подобном святотатстве.

        АЛСИД В СТРАНЕ КОШЕК

        Алсид был лохматый пес каштановой масти. Жизнь его текла счастливо. Он любил своего хозяина и хозяйку, немного меньше - их маленького сына, который был слишком шумным и грубым в своих ласках. Он любил также большое удобное кресло в гостиной, где ему разрешалось спать, и круглый стол в столовой, вокруг которого он мог бегать, выпрашивая остатки мяса, корки сыра и кусочки хлеба, политые соусом.
        Алсид был умной собакой. Достаточно было ему сказать: «Алсид, пошли!» -и он тотчас же бросался к своему поводку; если же, заметив неприятные последствия того, что собаку не вывели вовремя гулять, хозяева повышали голос, Алсид от стыда спешил забиться под кресло. Он трепетал при слове «еда» и мчался в кухню, как только служанка начинала открывать дверцу ледника.
        Алсид мог наделать глупостей, как все собаки, но всегда сознавал свою вину, и, по правде говоря, его недостатки нравились хозяевам не меньше, чем его достоинства.
        Но вот однажды кто-то из знакомых принес в дом кошку, вернее, прелестного черного котеночка с белым животиком и великолепными усами. Хозяйка Алсида пришла от котенка в восторг и оставила его у себя, несмотря на то, что муж отнесся к нему весьма сдержанно, опасаясь разбитых ваз и неприятных запахов.
        С этого момента начались мучения Алсида. Его сопернику разрешалось все то, что ему самому было запрещено. Котенок имел право утром забираться на кровати, цепляясь когтями за простыни, прогуливаться по каминам, опрокидывать лампы - словом, делать все, о чем бедный Алсид не смел даже и мечтать.
        За едой Алсид переживал жестокие нравственные пытки. Котенку давали маленькие кусочки мяса, и он с аппетитом ел их, сидя на коленях у хозяйки, Алсид же получал кости, на которых не было даже признаков мяса. И при этом его еще упрекали, что он грызет их неприлично громко.
        И играли теперь все только с маленьким соперником Алсида. Целыми часами кто-нибудь из обитателей дома размахивал бумажкой на веревочке и до упаду хохотал над ужимками котенка. Кончились дни, когда Алсид забавлял хозяев, бегая с палкой в зубах по гостиной, пускаясь на всякие хитрости, а хозяева делали вид, что хотят отобрать у него добычу. Понятно, что Алсид стал испытывать муки ревности, он похудел, ему стали сниться кошмары, от которых он выл по ночам и получал за это пинки ногой.
        Если бы еще в доме была справедливость, если б каждого награждали и наказывали по заслугам, положение было бы терпимым; но там господствовал полный произвол. Даже тогда, когда Алсид защищал свою кость, свою собственность, которую котенок хотел захватить, его называли зверем, эгоистом, нахалом. Кончилось тем, что его стали привязывать.

        Зависть легко переходит в ненависть. Алсид постоянно вынашивал планы мести, но чем больше он проявлял злости, тем чаще хозяева подвергали его мучительным унижениям, да еще в присутствии соперника.
        Драма разыгралась на кухне. Служанка дала котенку аппетитный кусок мяса, тогда как еда собаки состояла всего- навсего из кусочков хлеба и жира, накрошенных в безвкусный бульон. Взбешенный Алсид бросился на котенка, тот стал шипеть и царапаться, и тогда Алсид с такой силой вцепился в хвост своего маленького врага, что кончик хвоста остался у него в зубах.
        Поднялся ужасный шум. Дом наполнился страшным мяуканьем, на голову собаки обрушились проклятия, и наконец Алсида избили и крепко привязали.
        Наказание отнюдь не усмирило нашего героя. Наоборот, отныне ненависть утвердилась в нем. К вечеру этого драматического дня он заснул, мечтая о том, как убьет своего соперника.
        Алсид проснулся посреди ночи от странного шума. Дверь в комнату открылась сама собой. Алсид попытался залаять, но глотка его была словно парализована. Как предупредить хозяев? В дом проник преступник!
        Мучимый страхом и бессилием, Алсид увидел перед собой огромный черный силуэт, голова которого почти касалась потолка гостиной.
        - Это ты, Алсид? - замогильным голосом прошептал призрак.
        Перепуганный Алсид молчал.
        Тогда черный призрак протянул длинную крючковатую руку, схватил Алсида за шкуру на спине, подержал его несколько секунд в воздухе, как бы собираясь с размаху бросить на пол, потом положил его в большущий мешок и тут же накрепко завязал мешок бечевкой.
        Алсид не мог сообразить, сколько времени он пробыл в мешке; страх лишил его присущей ему способности определять расстояние и время.
        Наконец мешок открыли, и Алсид очутился на свободе.
        Он увидел, что стоит на мостовой в каком-то странном городке с низкими домами без окон, но с небольшими полукруглыми отверстиями на уровне земли. Черный призрак исчез. Было тихо. Круглая и желтая, как на почтовой открытке, луна освещала улицы города.
        Алсид долго отряхивался, несколько секунд с ожесточением чесал брюхо (какая-то назойливая блоха упорно следовала за ним в пути!), потом стал думать, как бы ему вернуться домой. Обоняние полностью изменило бедному псу. Ни одного следа, ни одного ориентира! Сомнений нет, он погиб.
        Алсид в отчаянии завыл. Тогда из отверстия одного из домов высунулась голова большой кошки. Глаза ее блестели в лунном свете. Алсид бросился на кошку, но ударился мордой о кирпичную стену. Дверь, хотя и открытая настежь, была слишком мала и не позволяла ему проникнуть внутрь дома. Тихо ворча, Алсид принужден был отступить.
        На улице снова наступила тишина.
        Это была очень странная улица, да и весь городок был необыкновенный. Строители его, казалось, позаботились главным образом о трубах и крышах, словно обитатели городка должны были жить не только внутри своих домов, но и наверху.
        Постепенно освоившись, Алсид стал различать кое-какие звуки. Из ближайших домов смутно доносилось мурлыканье; вдалеке слышалось то характерное мяуканье, какое издают коты на заре, когда они словно задаются целью не дать людям спокойно спать.
        Нигде не видно было ни души. Не было ни уличных фонарей, ни уличного движения - ничего, что напоминало бы город людей.
        Измученный, Алсид заснул в какой-то выбоине на мостовой.
        Когда он проснулся, было уже светло. Рядом с ним сидел на задних лапах старый серый кот и недружелюбно поглядывал на него.
        - Что вы здесь делаете? - спросил серый кот.- Нельзя лежать посередине улицы. Проходите!
        - А кто вы такой, чтобы командовать? - пролаял пес.- Я повинуюсь только своим хозяевам.
        - Здесь нет хозяев,- ответил старый кот.- Вы должны подчиняться правилам уличного движения. Иначе…
        - Иначе что?
        - Иначе вы будете заключены в тюрьму.
        Это было уж слишком! Какой-то противный, глупый, мерзкий кот смеет командовать им! Оскалив зубы, Алсид яростно ринулся на кота.
        Дальнейшее произошло мгновенно. Алсид услышал свисток и неистовое мяуканье. Через несколько секунд он был окружен пятьюдесятью котами. Они крепко связали его и надели на него намордник, лишив всякой возможности сопротивляться.
        - Я составлю на вас протокол,- сказал серый кот, наблюдавший за операцией.- Вы обвиняетесь в бунте и применении насилия. Мы отведем вас в суд.
        Под охраной грозных котов Алсида, грустно опустившего свой хвост, повели по улицам, похожим на ту, что он уже видел. Наконец процессия подошла к зданию, которое немного возвышалось над остальными. На фронтоне здания была надпись:
«Дворец правосудия».
        Собаку с трудом протиснули через маленькие двери в зал суда и посадили на скамью подсудимых; по бокам ее стояли коты-жандармы с огромными усами.
        Несколько минут спустя в зал вошли коты-судьи, одетые в горностаевые мантии.
        Дело Алсида разбиралось первым.
        Инспектор уличного движения монотонно мяукал свое обвинение, а судьи сурово смотрели на обвиняемого.
        - Что вы можете сказать в свою защиту? - спросил председатель суда.
        - Скажу, что вы - подлое кошачье отродье, жалкие трусы! - яростно залаял Алсид.- Если бы только я мог добраться до всех вас поодиночке…
        Удар когтями по морде прервал его красноречие. Участь Алсида была решена - кот с девятью хвостами даст ему пятьдесят ударов.
        Приговор было решено привести в исполнение немедленно.
        Алсида вытащили из зала суда, отвели на большую площадь, посреди которой возвышался столб, и, прижав животом и мордой к столбу, крепко-накрепко привязали.
        Затем появился огромный кот с девятью длинными, извивающимися хвостами; спина его была покрыта шерстью лишь наполовину. Кот занял позицию, девять хвостов свистнули в воздухе и разом опустились на спину приговоренного. Алсид завыл от боли, потом постепенно вой сменился слабыми, жалобными стонами. Вокруг на площади стояли коты всех мастей, собравшиеся посмотреть, как будут наказывать преступника, элегантные кошки переминались с лапки на лапку, выгибались и мурлыкали от удовольствия.
        Когда Алсиду было нанесено пятьдесят ударов (кот с девятью хвостами, несомненно, получал плату за каждый удар и не пропустил ни одного), беднягу отвязали от столба и отпустили на свободу.

«Свобода» означала понятие чисто условное, так как Алсид, избавившись от своих палачей, оставался в городе, по существу, пленником. Здесь он не чувствовал себя в безопасности. Ни один дом не предложил ему радушно убежища. Было совершенно очевидно, что население настроено к нему враждебно.
        Алсид предпринял долгий поход по узким уличкам города.
        По пути ему встречалось множество котов - одни спешили по делу, другие просто прогуливались, влюбленные коты несли в лапах букеты, кошки домашние хозяйки бежали на рынок, котята направлялись в школу. Усталый, охваченный тоской, Алсид не решался больше высказывать им свое отвращение и только жался к стенам под неприязненными взглядами прохожих.
        Вскоре необходимость заставила его поднять заднюю лапу.
        Сразу же на него бросилась целая толпа котов, и бедный Алсид подумал, что его снова потащат в суд.
        - Как вам не стыдно! - строго сказала Алсиду старая кошка в больших очках.- Где вы воспитывались? Неужели ваши родители никогда не учили вас элементарным правилам приличия?
        Сконфуженный, Алсид молчал.
        - Он не знает города,- вмешалась маленькая, приятная на вид кошечка.- Это иностранец. Нам следовало бы показать ему ближайшую уборную.
        Слово «уборная» она произнесла с очаровательным кокетством.
        Толпа котов проводила собаку до небольшой площади, посреди которой возвышалась куча опилок, окруженная деревянным забором.
        - Вот здесь! - сказала маленькая кошечка.- Здесь в опилках, вы можете делать все, что угодно.
        Алсид с отращением вынужден был перескочить через забор.
        - Какой неотесанный тип! - сказала кошка в очках.- Совершенно не умеет себя вести.
        Наш герой снова остался один, униженный, усталый, голодный, не смея, однако, проявлять свои чувства из боязни новых репрессий. Не приходилось и думать о еде, не говоря уже о лакомствах! Как прекрасен был кусок сахара, который Алсид получал от хозяина за утренним кофе - стоило лишь немного потанцевать на задних лапах! Алсид подумал о чудесном, румяном куске жаркого, украденном им несколько дней назад,- воспоминание о сочном мясе не могло изгладиться из его памяти даже после тех тумаков, которые он получил за кражу.
        И все же нужно было приспосабливаться к обстоятельствам. Алсид отправился на поиски пищи.
        Он добрался до улицы, где стояли ларьки кошек-торговок. Там продавали мышей в маленьких ивовых клетках; убитые мыши были подвешены целыми партиями за хвосты на веревках, натянутых над прилавком; в ларьках можно было также найти кусочки телячьих мозгов величиной с наперсток, рыбу всех сортов, картонные горшочки с молоком.
        Все это отнюдь не вызывало аппетита, но Алсид был так голоден, что подошел к одной из торговок и попросил у нее рыбы.
        - Какую желаете? - спросила кошка, надеясь хорошо заработать на таком солидном покупателе.- Маленькие стоят один бумажный пыж; вот те большие - они очень выгодны - три пыжа.
        - Почему пыжи? - изумился Алсид.- Что вы делаете с пыжами?
        Торговка удивленно взглянула на него.
        - Сразу видно, что вы нездешний. Бумажные пыжи - это наша валюта и одновременно наш национальный спорт. Мы потребляем их в огромном количестве. Это любимая игра детей. Взгляните-ка направо - вы увидите играющих малышей.
        Действительно, в нескольких шагах от ларька старый кот с серьезным видом тряс веревочку, к концу которой был прикреплен бумажный пыж, а несколько запыхавшихся котят пытались поймать бумажку.
        - Как они милы, не правда ли? - сказала растроганная торговка.
        - Просто очаровательны! - проворчал Алсид.- Но у меня нет пыжей.
        Несчастный пес должен был удалиться под градом брани. Его особенно задело сравнение с тухлой рыбой, которым его наградила торговка.
        Алсид уже совсем отчаялся найти жилье и еду, как вдруг встретил маленькую кошечку, ту самую, что недавно вступилась за него. Кошечка остановила Алсида.
        - Бедный вы, бедный! - сказала она.- У вас такой несчастный вид. Вы уже лишились половины шерсти, а теперь потеряете и язык, если будете так волочить его по улице. Не могу ли я вам помочь?
        ОбраДовайшись, что встретил наконец сочувствие, наш Алсид рассказал кошечке о своих злоключениях.
        Кошечка не очень хорошо понимала собачий язык, но жесты Алсида были так выразительны, что она почувствовала к нему жалость.
        - Знаете что, пойдемте ко мне! Вы сможете там поспать и поесть. Увы, у меня нет пока еще ни мужа, ни котят, поэтому вы никого не стесните.
        Они прошли немного по улице и остановились у одного из домов, похожего на все остальные.
        Однако Алсид не смог войти в дом через лазейку для кошки.


        - Есть только один выход из положения,- сказала кошечка.- Вам придется влезть на крышу, там отверстие значительно шире.
        Алсиду пришлось проделать сложное гимнастическое упражнение, прежде чем он смог проникнуть к своему новому другу. В комнате, где он оказался, было множество подушечек, камин распространял вокруг приятную теплоту.
        - Устраивайтесь поудобнее,- сказала кошечка.- Я уступлю вам свою порцию мозгов, так как чувствую, что вы очень голодны.
        - Но как же вы сами? - вежливо запротестовал Алсид.- Что вы будете кушать?
        - Не беспокойтесь,- ответила она.- Я спеку себе каштаны в золе.
        Они обменялись еще несколькими любезностями, с аппетитом поели, потом дружески поболтали немного. Затем Алсида одолел сон, он растянулся на подушке, маленькая кошечка уютно устроилась рядом с ним, и он безмятежно заснул.
        Когда Алсид проснулся, около него по-прежнему лежало что-то теплое. Он услышал тихое мурлыканье и почувствовал, как чья-то бархатная лапка чешет у него за ухом. Оказалось, что это маленький котенок, любимец хозяйки. Он забыл про искалеченный хвост и пришел предложить своему врагу мир.
        Алсид понял, что все, что он пережил, было лишь дурным сном. Ненависти к котенку он уже не чувствовал. И он принялся нежно лизать его голову.
        С тех пор собака с котенком стали очень дружны. Они ели из одной тарелки, пили из одной миски, играли вместе бумажным пыжом, спали на одной подушке.
        Только котенок никак не мог привыкнуть к своеобразной причуде Алсида, который непременно хотел пользоваться вместе с ним подносом с опилками.


        ЗВЕЗДА В КЛЕТКЕ

        По небу пронеслась падающая звезда, оставляя след из крошечных искорок, быстро гаснущих во тьме ночи.
        Марк еще не достиг того возраста, когда с бьющимся сердцем всю ночь напролет смотрят на звезды и загадывают только одно желание. Ему нравились падающие звезды, как другим нравятся фейерверки, потому что они красиво озаряют небо.
        - Смотри, вот эта звезда совсем близко от нас! - сказал он своей сестре Жизлене, мечтавшей в это время совсем об иных вещах.
        - Нет,- ответила девушка,- она так высоко, что тебе никогда до нее не добраться.
        - Даже на аэростате?
        - Даже на аэростате.
        - А звездам никогда не хочется приблизиться к земле?
        - У звезд не бывает желаний.
        - Почем ты знаешь! - пробормотал недоверчиво Марк, пожав плечами.
        Он считал, что у его сестры не хватает воображения.
        Еще одна звезда пронеслась по небу и скрылась за горизонтом.
        - Совсем маленькая! - сказал мальчик.
        Жизлена не ответила, мечтая об исполнении желания, которое только что загадала. Шум шагов брата по песку вернул ее к действительности.
        - А не пора ли тебе отправиться спать? - заметила она.
        - Позволь мне посмотреть еще одну звезду, только одну!
        В этот момент маленькая звездочка пересекла небосвод и как будто на секунду задержалась над их головами.
        - Она желает нам доброй ночи! - в восторге закричал мальчик.
        На другой день у Жизлены оказался иной спутник для вечерней прогулки, и Марк один играл в саду. В руке у него был сачок для ловли бабочек.
        - Так поздно нельзя увидеть бабочек,- сказала ему мать,- подожди до утра, тогда будешь ловить их.
        Но у Марка был свой план. Бесполезно, однако, пытаться объяснять что-нибудь родителям - они прочли много книг, в которых ничего нельзя понять, и потому полагают, что знают все.
        Стояла прекрасная августовская ночь. Узкий серп луны отправился в погоню за солнцем, предоставив тысячам звезд освещать аллеи большого сада, усаженные по краям гелиотропом и петуниями.
        Марк не замечал ни цветов, ни кустов, ни темной массы плодовых деревьев, ветки которых клонились под тяжестью мирабели, персиков и миндаля. Он видел только небо, чистое, безоблачное небо, на котором сверкал Млечный Путь. Сестра научила его узнавать Полярную звезду, определяя ее по двум последним звездам Медведицы. В остальных звездах он разбирался неважно.
        Вот сверкнул след падающей звезды! Марк поднял сачок, но расстояние между ним и звездой было слишком велико. Может быть, если он взберется на холм…
        Марк вышел из сада, пересек дорогу, пробежал по мостику через ручей и вышел на извилистую тропинку, которая вела к холмам, возвышавшимся по ту сторону долины. Ветви орешников, сплетаясь, создавали над головой темный свод, скрывавший звезды. Хотя Марк и знал дорогу, ему было немного страшно; он спотыкался в выбоинах, задевал иногда рукой за жгучую крапиву. Он крепко сжимал в руке сачок, который казался ему надежным оружием в случае любой опасности.
        Тропинка ночью как-то изменилась, и Марк ориентировался с помощью своих друзей - звезд. Он только никак не мог понять, почему, сколько бы он ни поднимался вверх, они не становились ближе. Необъятные масштабы вселенной не укладывались в его сознании.
        На вершине холма перед ним открылось дивное зрелище. Небесный свод предстал во всем своем блеске и великолепии. Множество падающих звезд скрещивало здесь свои пути, на ходу приветствуя друг друга.
        - Ты ищешь светлячков? -г спросила сова Ольга, которая, как обычно, сидела на сухой ветке старой яблони.
        Известно, что совы близоруки и не могут отличить звезду от светлячка. Марк пожал плечами.
        - Столяр Адемар,- ответил он,- обещал приделать к моему сачку такую длинную ручку, что она достанет до самого неба.
        - А пока что,- сказала Ольга,- не размахивай так руками. Ты выколешь мне глаз.
        Но мальчик засуетился еще больше и закричал:
        - Вот она! Вот она!
        Он увидел падающую звезду, которая накануне так ласково пожелала ему спокойной ночи. Несомненно, он узнал ее - крошечную сверкающую звездочку, летящую низко над землей.
        Маленькая звездочка проскользнула по небу, но не исчезла, как другие, среди больших планет, а сделала крутой поворот и стала плавно спускаться к холму. Сначала она прошла над головой Марка, сбросив на него блестящую искорку и заговорщически подмигнув ему, затем сделала еще круг, потом еще, на этот раз совсем близко от земли. И вдруг Марк почувствовал, как что-то очень тяжелое упало в сачок, который он держал в поднятой к небу руке. Это была звезда.
        С бьющимся сердцем спускался Марк по тропинке. Темный свод ветвей орешника озарялся мягким светом, который излучала его пленница, укрывшаяся в голубом муслине сетки. Звезда не проявляла никакого беспокойства, не шевелилась. Казалось, она отдыхает после длинного пути по небу.

«Куда я ее положу? - размышлял по дороге мальчик.- Как сделать так, чтобы она Всегда была со мной?»
        Он уже начинал ощущать то беспокойство, какое всегда испытывают люди, нашедшие сокровище и желающие скрыть его от жадных взоров других людей. Он готов был защищать свою находку до последней капли крови.
        В саду петунии, которые уже закрыли на ночь ^дои венчики, проснулись от света звезды, спутав его с утренней amp;арей. Гелиотропы распространяли сладкий аромат, мерно покачи^ ваясь на своих стеблях.
        К счастью, никто не заметил возвращения Марка. Ему удалось пронести сетку со звездой в свою комнату.


        Звезда освещала спальню, словно небольшая электрическая лампочка.
        Как удержать звезду, если она вдруг захочет улететь? А главное - как спрятать ее от взрослых, которые придут проверить, как он спит, хорошо ли заправлено одеяло, закрыты ли ставни?
        Тут Марк заметил пустую клетку; из нее в прошлом году ускользнул колибри, не пожелавший мириться с неволей. Марк, обжигая себе пальцы, осторожно положил туда звезду. Затем он накрыл клетку покрывалом, которое раньше служило для того, чтобы птица могла заснуть в полумраке или чтобы заглушить ее пение.
        - Спокойной ночи, милая звездочка! - сказал он нежно и лег спать.
        В этот вечер ни мать Марка, ни Жизлена ничего не заметили.
        Ставни бесшумно открылись, и в комнату проник свет звезд. На небе царило большое волнение. Непосвященный человек мог бы этого не заметить, потому что движение звезд по небосводу всегда происходит с большой точностью, не допускающей никаких отклонений. Однако Венера выглядела более розовой, чем обычно, Марс, казалось, вступил на тропу войны, Медведица везла в своем синем ковше таинственные легионы. Больше стало падающих звезд. Они в угрожающей тишине падали из Млечного Пути.
        Подумать только, самую маленькую из звезд, младшую в семье, держали в плену, в птичьей клетке!
        Мимо открытого окна, осветив комнату сильнее, чем полуденное солнце, пронесся огненный шар, за ним - другой.
        Маленькая звездочка, уютно накрытая покрывалом, блаженно спала. Марку казалось даже, что он слышит легкое похрапывание.
        С зарей волнение на небе утихло. Ставни закрылись сами.
        На большой развесистой липе, осенявшей своей тенью дом запели птицы.
        Марк проснулся рано утром, подбежал к клетке и поднял покрывало. Звезда была на прежнем месте, но Марку показалось, что ночью она была ярче. «Это не беда,- подумал мальчик,- звезды не светят днем. Вечером моя звездочка снова засияет. Важно только, чтобы никто не увидел ее». Подумав, он спрятал клетку в свой ящик с игрушками, где обычно царил такой беспорядок, что ни у кого не было охоты заглядывать в него. Потом он побежал на кухню завтракать.
        - Чем ты вымазал себе руки? - спросила Жизлена, разогревая кофе.- На них словно золото!
        Вскоре уже вся семья рассматривала руки мальчика. Марк прекрасно знал, откуда у него на руках золотые пятна, но не сказал бы об этом никому за все игрушки в мире.
        - Должно быть, я измазался песком в ручье,- пробормотал он.
        - Когда это было?
        - Вчера вечером, перед тем как идти спать.
        - Я же запретила тебе возиться в воде после захода солнца! - сказала мать.
        Марк хранил молчание. На его счастье, отец вдруг заинтересовался другой стороной вопроса.
        - Может быть, в ручье есть золото,- сказал он жене.- Вот была бы удача!
        - Давайте сейчас же посмотрим!-предложила Жизлена, и вскоре вся семья, разувшись, рылась в песке, мутя чистую воду и разгоняя испуганных пескарей.
        Марк незаметно поднялся в свою комнату и открыл ящик с игрушками. Вид у звезды был неважный. Она напоминала выращенный в погребе шампиньон.
        День прошел в волнении. Мальчик, которого все мучили расспросами, твердо стоял на своем: он выпачкал руки песком в ручье.
        Наконец наступила ночь. Марк с нетерпением ждал, когда останется один: он хотел достать клетку и дать звездочке подышать свежим воздухом. Звездочка блестела ярче, чем утром, но прежнего сияния не было. Она, несомненно, хирела в ящике.
        Около полуночи под действием проворного ветра ставни, как и в прошлую ночь, открылись и в комнате снова почувствовалось царившее в небе волнение. Мимо окна прошел один огненный шар, потом второй. Затем первый вернулся и остановился у подоконника, пыша почти невыносимым жаром.
        - Мальчик! - сказал он.- Ты взял нашу дочку, ты заморишь ее до смерти. Звездам нужны пространство и ночь.
        Затем заговорил второй огненный шар:
        - Дитя! Неужели ты поступишь, как взрослые, которые запирают в клетку все, что любят,- птиц, звезды, мечты? Какую радость доставит тебе страдание маленькой звездочки?
        - Мальчик! - снова вмешался первый шар.- Открой клетку, пока еще не поздно! Неужели ты бросил бы рыбу умирать на берегу, без воды? Не привыкай к жестоким играм.
        Марк проснулся. Огненные шары исчезли, но падающие звезды продолжали свое фантастическое движение по небесному своду, оставляя необычайно яркий, искристый след.
        Марк поднял покрывало. Маленькая звездочка в углу клетки почти погасла. Он взял ее в руки, ласково погладил и положил на край окна. С трудом, как подбитая птичка, звездочка вспорхнула и улетела. Марк следил за ее бледным следом, потом потерял звездочку из виду. Он долго стоял и смотрел на небо, откуда звезды посылали ему на своем таинственном языке нежное свидетельство их признательности.
        Внизу, в долине, был слышен шум: люди, согнувшись, искали в ручье золото.

        ЗЕМЛЯНИЧКА

        В лесу, под сенью больших буков, рос земляничный кустик. И родилась у него дочка - ягодка-земляничка.
        Когда шел дождь, листья буков роняли на кустик капли и он пил и пил живительную влагу. Поблизости плотной стеной высились папоротники, защищая кустик от холодного северного ветра, а вокруг росли другие такие же кустики; их становилось все больше, и одни увядали, другие расцветали среди диких лесных трав, мхов, лиловых колокольчиков и раскидистых зарослей ежевики. Право, это был прелестный уголок. Солнце и луна поочередно осыпали его то золотыми, то серебряными блестками, иногда туман окутывал его тайной. Все здесь дышало миром и тишиной.
        Но по воскресеньям, особенно весной и летом, тишина нарушалась.
        Только взойдет солнце, глядь, а на тропинке, которая проходила возле самых кустиков земляники и убегала дальше, в папоротник, уже появились люди. Одни, те, что помоложе, приходили сюда с мешками за спиной, другие - с камышовыми плетушками, пожилые дамы предпочитали старомодные корзиночки. Но привычки у всех были одинаково неприятные: они топтали нежные цветы, ломали папоротник и, что было хуже всего, усаживались под деревьями и принимались за еду. Ах, эти замасленные бумажки, эти бутылки с отбитым горлышком, консервные жестянки, разбросанные руками варваров среди прелестных творений природы!
        Кустики земляники до сих пор не могли без ужаса вспоминать о прошлой весне, когда нежный запах их ягод заглушало отвратительное зловоние, исходившее из жестянки с остатками маринованных килек. Но бывало и по-другому. Иногда какие-нибудь милые юноши и девушки позавтракают на чистой салфетке, а потом соберут все объедки в свою корзинку, чтобы не насорить в лесу. Или, осторожно ступая по мху, придет маленькая девочка, станет бережно собирать землянику - ни одной ягодки не раздавит, нарвет красивый букет из розовато-лиловых колокольчиков и бежит домой поскорей поставить их в чистую воду.
        Не думайте только, что ягодки земляники не хотят, чтобы их съели, а цветы - чтобы их сорвали! Нет, им просто хочется, чтобы при этом понимали, какой нежный вкус у земляники или как красивы цветы, и похвалили их.
        Наша земляничка сначала была скромным белым цветком, совсем не таким, как сильные, крепкие ромашки, с которых прохожие обрывают лепестки, приговаривая «любит - не любит», и не таким, как маргаритки с их сладковатым запахом, или гордо покачивающие своими зонтиками цикуты, или кокетливые колокольчики ландышей.
        Это был совсем-совсем крохотный цветочек на совсем- совсем малюсеньком стебельке, так что он никак не мог надеяться на почетное место в букете какой-нибудь девочки.
        Жизнь цветка протекала спокойно, без особых событий.
        Весна была теплая, немного сырая, земля каждый день поила цветок своими соками. Он рос чуть поодаль от тропинки, по которой проходили по воскресеньям люди, и некому было наступить на него или сорвать его.
        Мало-помалу среди белых лепестков образовалась твердая сморщенная зеленая сердцевинка. Под лучами солнца она налилась, сначала побелела, потом порозовела. Это и была наша ягодка.
        Уже многие из ее соседок стали ярко-пунцовыми, и от них шел тот удивительный аромат, в котором, казалось, сливались все запахи леса.
        Однажды в воскресенье, когда наша ягодка еще не совсем созрела, на тропинке побывало много народу. С раннего утра в лес пришли девушки и юноши, все они набросились на землянику и набрали полные корзинки ягод.
        Видите ли, у ягод земляники свой взгляд на вещи. Они знают, что жизнь их коротка, и больше всего боятся увянуть в одиночестве. Они даже мечтают, чтобы их съели. В сумерки, когда уходят люди, а звери и цветы свободно беседуют между собой, у земляничек только и разговору о том, кому они достанутся, кто будет их есть, не сорвут ли их еще недозрелыми, раздавят ли их грязными пальцами или бережно поднесут к милому ротику…
        Всю свою короткую жизнь ягодки гадали, как сложится их судьба.
        В то воскресенье наша земляничка уцелела. Впереди была теперь целая неделя. А за неделю она станет еще румянее, круглее, аппетитнее, и всякому захочется ее сорвать.
        Ее соседка была покрупнее и поспелее, и она начала тревожиться.
        - К следующему воскресенью я, пожалуй, уже перезрею,- горевала ягодка.- Никто не станет рвать меня. А если и сорвут, то прежде, чем я попаду в рот человеку, из меня вытечет весь сок. Я буду пахнуть плесенью, и тот, кто меня съест, поморщится от отвращения.
        - Не горюй,- отвечала ей наша земляничка.- Солнце, к счастью, не очень припекает, к тому же тебя прикрывает своей тенью бук. Ты будешь дозревать потихоньку и в воскресенье станешь такой привлекательной, что девушки бросятся к тебе наперегонки.
        Настала ночь, и ягодки уснули. Над ними нежными трелями заливался соловей, да в папоротниках шуршал ветер.
        Прошла неделя. Опять наступило воскресенье. Наша ягодка уже совсем созрела, она и сама знала, что хороша и очень вкусна, и с трепетом ждала прихода людей. Ее соседка, правда, немного перезрела, но благодаря прохладной погоде выглядела еще совсем неплохо.
        На рассвете шел дождик, это напугало земляничек. Но встало ясное солнце, высушило своими горячими лучами мох и листья на деревьях, и люди могли уже не бояться выйти на привычную прогулку.
        И правда, вскоре появилась молодежь, веселые голоса разбудили эхо в чаще леса. Все рассыпались по лесу. Один высокий загорелый паренек заметил соседку нашей ягодки, сорвал ее и, радостно смеясь, положил в розовый ротик прелестной девушки, с которой он пришел в лес. А нашу ягодку он не заметил.
        Чем объяснить такие случайности?
        Только тот, кто любит собирать грибы и ягоды, знает, что можно пройти в двух шагах от самой большой удачи и не заметить ее. Во всяком случае, сколько ни приходило сюда еще молодых людей, детей, старушек, никто-никто не заметил алого кружочка на зелени, устилавшей землю.

        Для ягодки это было несчастьем. В сумерки она проливала слезы отчаяния. Тот, кто не знал о горе землянички, мог бы принять их за капли росы. Она понимала, что до следующего воскресенья ей не дожить и что ей придется умереть от плесени и тоски, не принеся никому радости.
        Но в понедельник утром земляничка услышала голоса. Вскоре показался большой, грузный человек. В руках у него была ветка, как видно, обломанная в лесу, и он сбивал ею гордые головки цветов, листья с деревьев и подсекал стебли папоротника. Птицы и те смолкли при виде такого грубияна.
        Человек остановился, не очень-то надеясь что-либо найти, осмотрел стелющиеся по земле кустики земляники и увидел красное пятнышко, которого вчера никто не заметил.
        Он подошел, нагнулся. И вот уже земляничка в плену, ее держат грубые, жесткие пальцы.
        На мгновение земляничка замерла от мысли, что для нее настает бесславный конец. Но человек не поднес ее к своим губам. Он крикнул, и к нему подбежала крошечная девочка.
        Если бы у леса был голос, он мог бы рассказать, как она была мила, а я этого сделать не в силах. Волосы у девочки были белокурые, щечки - розовые, сама она была нежна и грациозна - словом, она была как раз такой, какими описывают поэты маленьких девочек, когда хотят украсить ими природу.
        Человек протянул земляничку девочке, и маленькие пальчики жадно схватили ее.
        - Как она хороша! - сказала девочка.- Прежде чем съесть, я хочу ее поцеловать.
        Маленькой лесной ягодке выпало счастье кончить свою жизнь так, как она мечтала.


        ЛЕГЕНДА О ПАРИКЕ

        Это случилось в те стародавние времена, когда леса еще не были мирным зеленым местом для прогулок.
        Множество опасностей таилось за их старыми корявыми пнями, среди высоких стволов, в непроходимых чащах. Людоеды, лешие, колдуны устраивали там дикие пляски, повсюду водились хищные звери, которые, чтобы утолить голод, набрасывались на все живое.
        Маленький Жан жил со своими родителями на опушке большого леса, в бедной хижине с соломенной крышей. Мать не спускала с него глаз, особенно когда отца не было дома,
        Жан был очень смелый мальчик, и она боялась, как бы смелость не довела его до беды.
        Нужно сказать, что в те времена мальчики не были ни трусами, не неженками; они не боялись ни зверей, ни темноты и не звали маму, когда падали и обдирали коленку или ладонь.
        И вот однажды мальчик все же ускользнул от мамы. Как раз в ту пору кусты ежевики покрылись красновато-коричневыми ягодами, которые так любят все дети. Не спросясь у папы и мамы, Жан ушел в темный лес - он решил вдоволь полакомиться ягодами. Так и вышло: ягод было много, они были такие спелые и сочные, что лопались у малыша в руках, на губах, и вскоре он по уши был вымазан красным соком.
        Но в этом лесу не было ни тропинок, ни зарубок на деревьях, ничего-ничего, что помогло бы найти дорогу. Войти в лес было легко, а вот выйти…
        Пока Жан уплетал ягоды, он не думал о доме, но когда он наелся до отвала, его потянуло в родную хижину. Увы! Он бросался от бука к дубу, из чащи - в кустарник и окончательно заблудился.
        Выйдя на полянку, Жан вдруг услышал страшный шум, словно забушевала буря, и перед ним предстал рыжий великан, ростом с высокое дерево. Он развлекался тем, что сдувал с деревьев листья.
        - Ага, вот и обед! - зарычал великан, увидев мальчика.- Я так и знал, что мне сегодня повезет.
        Он посадил Жана на ладонь, как вы сажаете божью коровку.
        - Не ешьте меня, дяденька,- жалобно сказал мальчик.- Моя мама будет так горевать…
        Великан стал корчиться от смеха, причем сам не заметил, как сломал при этом два или три дуба.
        - А моя мать съела всех моих братьев, я остался в живых только потому, что съел ее сам.
        - Я так мал,- уговаривал его Жан,- вы меня проглотите и даже не почувствуете вкуса. Не убивайте меня, я вам еще пригожусь.
        - Да на что же может пригодиться такая козявка?
        - Я найду для вас в лесу самые красивые камешки, самые красивые цветы. Вам их сверху даже не видно!
        Великан задумался. Кожа у него на лбу собралась в такие глубокие складки, что Жан мог бы спрятаться в любой из них.
        - Пожалуй, я найду тебе работу,- сказал наконец людоед.- Видишь, я почти совсем облысел; хоть мне всего лишь сто пятьдесят лет, но это у нас в роду. Если ты разыщешь в лесу волосы, которые упали с моей головы, я сохраню тебе жизнь, ты станешь моим товарищем и тогда можешь не бояться диких зверей. А не найдешь - пропал: либо я тебя съем, либо волк, либо пантера. И смотри не пытайся сбежать!
        - Я сделаю все, что смогу,- ответил Жан, присматриваясь к редким волосам великана. Волосы были жесткие, рыжие и короткие.
        Великан отпустил мальчика, и тот сразу принялся за поиски.
        Но сколько ни раздвигал он кусты и папоротники, сколько ни ворошил мох, сколько ни передвигал камни, которые были тяжелее его самого, нигде не нашел ни одного волоска. Он упорно продолжал искать, весь исцарапался о колючки, обломал ногти о камни - волос не было.
        Жан уже совсем выбился из сил, его маленькие ножки дрожали и подкашивались, когда он оказался среди больших сосен. Здесь он вдруг поскользнулся и упал. Вставая, он заметил, что к его коленям прилипло много хвои: иглы были покрыты клейкой смолой. И тут Жан кое-что придумал. Он набрал самых толстых и длинных иголок, собрал со стволов сосен смолу, склеил ею иглы в пряди. Правда, пряди получились не очень прочными, но выглядели они весьма недурно.
        Окончив свою работу, Жан стал звать великана. Долго ему пришлось кричать - ведь голосок у него был тоненький и ему нелегко было достичь ушей такого высокого чудовища.
        Наконец великан явился.
        - Нашел мои волосы? - спросил он.- Сейчас как раз пора обедать. Если мне не придется есть тебя, надо, пока не стемнело, поискать где-нибудь козленка, что ли.
        - Нашел, дяденька. Но от сырости ваши волосы стали жесткими и липкими, да и цвет у них уже не такой красивый. Но все-таки, я думаю, они будут хороши на вашей голове.
        Великан был простоват. Он увидел только, что эти пряди могут прикрыть некрасивую лысину на его темени, и старательно пристроил их на голове. Затем, поглядевшись в болото, нашел, что выглядит великолепно, и так зарычал от радости, что вся вода покрылась рябью, а испуганные лягушки выскочили из болота посмотреть, что случилось.
        - Ты заслужил награду, козявка,- сказал великан, успокаиваясь. С этими словами он небрежно вытащил из кармана золотой слиток и протянул его Жану.
        Мальчик взял золото в руки и сразу упал - так тяжел был слиток!
        Тогда великан положил Жана вместе с его золотом на ладонь и осторожно опустил его на опушке леса.
        Уже вечерело, когда Жан преспокойно вернулся к папе и маме и принес им целое богатство. Он и не подозревал, что изготовил первый в мире парик.


        ЗМЕЯ ОЛИМПИЯ

        Олимпия Ремулад была злая женщина. Впрочем, она не была в этом повинна - на ее долю выпало одинокое детство, никто никогда не ласкал ее, никто не украшал для нее елку. Неудачи ожесточили сердце бедняжки и пробудили в нем ненависть к людям, которые были счастливее ее.
        Жила она на краю села. Сидя дома у печки за бутылкой дешевого вина, она долгими часами обдумывала, как сделать пакость тому или другому из соседей, и жалела, что не может стать ведьмой и варить в котелке страшное колдовское зелье. «Увы,- думала она,- на свете нет уже ни чудес, ни колдовства. Делать зло стало так трудно!»
        Когда Олимпия выходила из дому, язык ее работал без отдыха.
        Она не могла варить колдовское зелье, зато с избытком причиняла людям зло своим языком. Он был ее оружием, и владела она им ловко и умело. У нее была присущая злым людям способность подмечать в других слабости и недостатки. А острым словцом, меткой, как стих поэта, фразой можно легко сразить человека, растравить его рану, посеять между людьми злобу, вызвать ссору.
        Женщины в селе боялись Олимпии, но все они любили поговорить. И они прогоняли Олимпию лишь тогда, когда уши у них уже были полны сплетен и клеветы, лишь тогда, когда сами они, сболтнув что-нибудь, давали оружие врагу.
        Возьмите какую-нибудь безделицу, которую вам рассказали, приукрасьте ее, осветите по-особому, выверните наизнанку, прибавьте других мелочей, повторяйте все это со значительным выражением лица,- и ваш язык станет таким разрушительным оружием, какого не может изготовить ни один мастер.
        У Олимпии были соседи, которых опа особенно ненавидела,- очень милые люди, муж и жена, и был у них трехлетний мальчик, самый прелестный ребенок, какого только можно себе представить. Отец работал в лесу, а молодая мать целые дни проводила со своим мальчиком, кормила его, одевала, ласкала, забавляла - словом, лелеяла его. Вечером, когда все трое сидели вместе, слышно было, как они смеются от счастья, от счастья, какого никогда не знала Олимпия Ремулад.
        Что же сделала злая женщина? Этого так никто никогда и не узнал, но только из-за нее в доме соседей пошли нелады. Однажды муж, напившись пьяным, затеял ссору и избил жену до полусмерти.
        Сбежались соседи. Спустя несколько часов молодая женщина лежала на больничной койке, а ее муж - на соломенном тюфяке в тюремной камере. Их малыш, Жан-Клод, остался один в доме родителей, который стал слишком велик для него. Добрые соседи кормили его, но некому было позаботиться о нем, защитить его.
        Сидя у печки, Олимпия радовалась горю соседей и обдумывала, на ком бы ей еще выместить свою злобу, как бы заставить литься еще больше слез.
        К вечеру она взяла ведро и пошла к колодцу за водой; правда, она никогда не умывалась, но вода была ей нужна, чтобы напоить козу.
        Олимпия шла в полутьме по заросшей тропинке и вдруг споткнулась обо что-то мягкое и холодное. Она сразу почувствовала острую боль в ноге и едва успела разглядеть длинную тонкую змею, проскользнувшую в грядки клубники.
        Тогда произошло что-то странное. Выронив ведро, остолбенев от страха, Олимпия стояла на тропинке и чего-то ждала, а чего - сама не знала.
        Сначала ей показалось, что смертельный холод поднимается по ее ногам и телу и вот-вот охватит голову, затем у нее появилось ощущение, что все вокруг попало в какую-то гигантскую подъемную машину. Деревья рванулись ввысь, даже травы превратились в легкие, гнущиеся под ветром кусты, и она с трудом могла разглядеть их верхушки, полные зерен. Сырая холодная земля вдруг сделалась такой близкой, ее запах стал таким сильным… Вскоре Олимпия прижалась к ней всем телом. Но не мертвое тело женщины распростерлось на земле, нет: то была коричневая змея с черными полосами на треугольной голове, с раздвоенным языком, с горящими адским пламенем глазами.
        Олимпия Ремулад превратилась в гадюку.
        Она провела ночь на грядке с клубникой, не совсем сознавая, что с ней случилось. Когда солнце зажгло в зелени - такой темной на заре - яркие изумруды, бериллы и хризолиты, она решилась пошевелить своим телом, онемевшим от холода и страха. В поисках тепла и пищи она подползла к своему дому. Огонь в очаге погас, до молока она не могла дотянуться, пить вино уже не умела, по холодному каменному полу ей трудно было ползти. Ни одна из привычных, верно служивших ей вещей не казалась теперь дружелюбной - все стояло слишком высоко и выглядело враждебно. Она с удовольствием уползла из этого дома, который стал таким чужим, и оказалась на дорожке, где шершавый гравий приятно щекотал ей брюшко.
        Удивительные чувства будоражили ее душу: женская злоба и ненависть не оставили ее, но к ним примешивались новые инстинкты. Ей приходилось теперь на все смотреть иными глазами.
        Она не старалась понять причины своего превращения - оно казалось ей совершенно естественным,- но она еще не совсем забыла свою прошлую жизнь.
        Вдруг она увидела маленького Жана-Клода, который одиноко бродил по саду около дома и плакал от голода.
        Решила ли она продолжать мстить соседям?
        Захотела ли нового зла?
        Гадюка подползла к бедному ребенку и, когда он наклонился сорвать цветок, безжалостно ужалила его в ногу.
        Довольная своим поступком, подгоняемая новым чувством страха перед людьми, она, как длинная лента, мелькнула и скрылась среди мирных былинок и трав.
        Но кое-кто видел эту сцену.
        Королева гадюк, чей укус вызвал вчера превращение Олимпии, проснулась незадолго до этого среди ирисов, где она провела ночь, уползла прочь с пути ребенка и уже собиралась скрыться в своем постоянном убежище, как вдруг увидела, что Олимпия укусила малыша.
        Королева была возмущена.
        Гадюки кусают людей, только защищая свою жизнь, и никогда не нападают на слабые существа, которые ничем им не угрожают,- этим они отличаются от людей. Поступок Олимпии - позорное пятно для всего змеиного рода. За него следовало немедленно покарать.
        Королева гадюк поползла к соседнему лесу. Она привыкла совершать прогулки на брюхе и быстро добралась до густых зарослей, тогда как Олимпия еще не перебралась через первое овсяное поле.
        У змей есть свои очень хорошо налаженные способы связи, они умеют оповещать друг друга о важных событиях и об опасности.
        Через несколько минут подле королевы образовался целый клубок гадюк, и она рассказала им о преступлении Олимпии. Трепет гнева прошел вдоль длинных спин братьев и сестер королевы.
        - Никто из нас не должен впускать ее в лес, где мы живем по нашим законам. Мы должны гнать ее в те земли, где нам нет жизни, в земли, где слишком много людей, где каждый шаг опасен. Мы договоримся с птицами, дадим слово не трогать их яиц, если они согласятся преследовать преступницу. Мы поднимем против нее лесных зверей, пусть кусты колят ее шипами и камни поворачиваются к ней самым острым краем. Мы…- королева гадюк все говорила и говорила о том, как они должны наказать Олимпию.
        И все исполнилось.
        Когда злая змея приползла на опушку леса, испуганная и своим бегством и неведомыми опасностями, которые ее ожидают, она увидела других гадюк, выстроившихся в ряд, словно они охраняли вход в какую-то крепость.
        Как только ее заметили, к ней, угрожая, стали стекаться маленькие живые ручейки.
        Осажденная со всех сторон, искусанная, осыпаемая ругательствами, произносимыми на особом змеином языке, она пустилась наутек к распаханным полям. Там, в нескольких шагах от стада, заливалась лаем собака. Она-то и спугнула полчище змей. Увидев отбившуюся одинокую змею, собака догнала ее и укусила с такой силой, что хвост гадюки остался у нее в зубах и продолжал извиваться. С трудом удалось Олимпии заползти в густые заросли и укрыться от преследования разъяренной собаки.
        Но стоило ей выползти на соседнее поле, как птицы с громкими криками целой тучей напали на нее.
        - Гадюка! - кричали жаворонки, и в их крике звучала накопившаяся в них злоба против всех змей, которые воровали у них яйца.
        - Жестокая! - надрывались малиновки и щеглы и, пользуясь случаем, играли на солнце своими перьями, как рыцари на турнире доспехами.
        - Злая! - шипели ей на лету ласточки. Они были смелее и опаснее всех птиц; ведь они умели камнем падать сверху и стрелой взлетать в воздух.
        Вскоре ласточки выклевали глаза Олимпии. Тогда камни, молчаливо лежавшие в поле, стали рвать ее тело. Самый гладкий из голышей превращался в острый кремень, пыль забивалась в раны, которыми была покрыта ее голова. Ветви ежевики протягивались, чтобы вонзить в нее шипы.
        - Негодная! - бормотали они на своем языке.- Мы не забыли, как летом маленький Жан-Клод прибегал к нам за ягодами. Тогда мы становились мягкими, чтобы он не оцарапал свои ручонки.
        И они раздирали гадюку, расставляли ей западни, ловили своими колючками.
        Казалось, вся природа, охваченная гневом, ополчилась против одного существа, истязала его, по капле отнимала у него кровь и жизнь.
        Полумертвая, Олимпия очутилась у себя в саду, на том самом месте, где королева гадюк решила ее судьбу. Ночь, которая приносит с собой покой, остановила преследователей.
        Наутро соседи нашли тело несчастной женщины. Она была еще жива, но ноги у нее были оторваны, глаза выколоты.
        Ее принесли в дом, положили на большую кровать, на которой когда-то Олимпия проводила ночи без сна, обдумывая свои козни.
        Тогда в комнату вошел маленький Жан-Клод. Его чудом спас врач, которого позвали соседи. Малыш подошел к Олимпии, взял ее руку.
        Несчастная женщина почувствовала это прикосновение, поняла, что оно означает прощение; нежное тепло маленькой ручки передалось ее почти окоченевшему телу. Злоба и ненависть оставили ее. Ей захотелось снова вернуться в свое грустное детство, чтобы лучше понять уроки любви к людям, которые жизнь, быть может, давала ей, но которые она не заметила. Ее сердце вновь стало молодым, и несколько минут она чувствовала себя совсем маленькой невинной девочкой.
        Олимпия Ремулад умерла, примирившись с людьми.


        СКАЗКА О РАЕ

        Когда я умер, ангел-хранитель взял меня за руку и отвел прямо- в рай.
        Я от природы скромен и не стану хвастать перед вами высокими душевными качествами, благодаря которым я так сразу вознесся. Скажу только, что святой Петр быстро проверил мою карточку и впустил меня через главный вход.
        - Я мог бы сейчас же вернуться на землю,-сказал мне тогда мой ангел,- но мне хотелось бы отблагодарить тебя за приятные минуты, которые я провел с тобой. Поэтому я не уйду от тебя, не показав тебе здесь всего.
        Я очень вежливо выразил свое удовлетворение, и мы пошли по дорогам рая.
        - Посмотри,- сказал мне мой ангел-хранитель,- какого нежного цвета эти облака; ваши земные краски никогда не смогут придать голубому и розовому таких нежных оттенков: у нас ведь здесь только рассеянный свет.
        Мы проходили вдоль длинной стены зеленых облаков, когда я услышал крики животных: мычанье, блеянье, рев, рычанье. Я проявил некоторое беспокойство, но мой ангел-хранитель объяснил:
        - Здесь - рай для животных; хоть он и велик, бедным зверям все же тесновато; правда, среди них не так уж много носорогов, тигров, львов - из-за своих хищных инстинктов они подолгу сидят в чистилище, пока не становятся вегетарианцами, но зато здесь много насекомых, червяков, рыб. А микробов столько, что пришлось сделать для них пристройку.
        Я испугался:
        - Как, в раю есть микробы?
        Мой ангел-хранитель улыбнулся:
        - Разумеется, они обезврежены.
        Я на ходу заглянул в рай для животных и поразился. Какой мир! Какое согласие! Рядом с тонконогой, хрупкой антилопой царственный тигр пожирал свою порцию цветной капусты.
        - Ты еще сможешь побывать у них,- сказал мне ангел- хранитель.- Но сначала я отведу тебя в рай для людей.
        И мы еще несколько минут шли вдоль зеленых облаков. Потом началась стена голубых облаков. Но каково же было мое удивление, когда я услышал из-за нее такие же звуки, что и в раю для животных, и еще какие-то страшные крики.
        - Это рай для людей? - спросил я ангела-хранителя.
        - Не совсем,- отвечал он.- Когда ты был жив, ты читал волшебные сказки. Я читал их вместе с тобой. Ты знаешь, что в стародавние времена разные духи, ведьмы и колдуны превратили многих людей в животных. Сколько изменников было превращено в драконов, сколько лжецов стало ужами, сколько злых людей сделалось четвероногими! Многие из них раскаялись и допущены в рай. Среди них есть несколько добрых принцев и пастухов, оставшихся по рассеянности сказочника в образе животного, чаще всего - в образе кота или медведя. Прибавь сюда легендарных животных. Минотавр, например, не захотел быть вместе с простыми быками… Посмотри на этого бывшего лебедя. Хоть Юпитер и покинул его оболочку после обольщения Леды, а все же пришлось принять его сюда из уважения к этому богу…

        - Но,- спросил я,- раз вы приравниваете этих животных к человеческим существам, почему же вы поместили их отдельно?
        - Пришлось посчитаться с внешней формой. Драконы, например, так громоздки и от них исходит такой запах, что никому не доставит удовольствия быть их соседом. Кроме того, есть и моральные доводы. Все эти животные, которые рождены легендами и сказками, часто жалеют, что они не люди. Зачем же усиливать в них чувство горечи? Ведь закон рая - счастье, его нужно добиваться всеми средствами.
        Я попросил у моего ангела-хранителя позволения остановиться на несколько минут и смог увидеть неповторимое собрание странных животных, в котором больше всего было драконов - огромных, поменьше и маленьких.
        Все эти животные сохранили от своего прежнего состояния лишь внешний облик. Драконы были длинными существами, переливчатыми, как облака, с чешуей из драгоценных камней и с сердоликовыми когтями.
        Самые свирепые из них изрыгали из пасти уже не языки пламени, а цветы с тонким запахом; молнии, сверкавшие из их глаз, были полны нежности и ласки.
        Я обратил внимание на красивого бурого медведя, который бросал камни в болото.
        - Это медведь Лафонтена,- сказал мой спутник.- Господь питает особую склонность к вашему поэту, и вопреки всем правилам он принял сюда многих из его животных. Благодаря этому нам просто некуда деваться от лисиц…
        И действительно, я увидел молодого Лиса, игравшего в шарики с петухом. У петуха была гордая осанка.
        - Это сам Шантеклер,- сообщил мой проводник.- А вот его фазанья курочка поклевывает мех черной пантеры, бывшей ведьмы. Этот большой пес - Пато, а его лучший друг - знаменитый Раминагробис… Здесь дружат те, кто на земле ненавидел друг друга, здесь ты встретишь доверие, какого никогда не встречал там.
        Ангел показал мне трогательную сценку: стрекоза учила петь муравья. А дальше - волк причесывал барашка, лисица по-братски делилась сыром с вороной. И, наконец, муха из лафонтеновской басни мирно спала на спине быка Аписа.
        - Порядок в этом особом раю тот же, что и в раю для животных, но тут вы заметите большую заботу о внешности, услышите самую изысканную человеческую речь. Эти животные не употребляют грубых выражений, уличных словечек, они могли бы давать уроки грамматики невоспитанным детям.
        После всего, что я здесь увидел, и после объяснений моего ангела я охотно остался бы в этом раю, но моя человеческая внешность вынуждала меня продолжать путь.
        Мы шли в молчании до самой стены красных облаков.
        - Вот рай для людей,- сказал мой спутник.- Мне запрещено входить сюда. Прежде чем расстаться, позволь мне снова поблагодарить тебя за годы совместной жизни. Теперь ты будешь вкушать вечное блаженство и позабудешь меня.
        Он нежно обнял меня и, так как мы расставались навсегда, дал мне прощальный совет:
        - Остерегайся новых знакомств; сюда по внешнему облику пришлось поместить много животных, превратившихся в людей.


        СКАЗКА О МОЛОДОМ ВОЛКЕ

        Ее звали Каролиной, как и всех других маленьких девочек того времени, она всегда ходила в платьице и капюшоне из красного полотна, и в иные времена ее, несомненно, прозвали бы Красной Шапочкой.
        Он же был молодой волк, след которого потерян во времени и скрыт в лесу, но, несмотря на это, он был истинным потомком того знаменитого зверя, который прославился тем, что в один день съел без остатка маленькую девочку и ее бабушку.
        О них и сложена эта сказка.
        Однажды воскресным утром мама Каролины позвала дочь, которая играла в куклы возле дома.
        - Возьми,- сказала она,- этот горшочек с маслом и булочку и отнеси их своей бабушке, которая живет за лесом. Только смотри не задерживайся в пути. Я не хочу, чтобы ты опоздала к обеду.
        Положив гостинцы в корзинку, Каролина отправилась в путь. Она ничего не опасалась, так как прекрасно знала, что волки - это вымышленные животные, которых придумали родители, чтобы обрести хоть немного покоя. К тому же она не раз проходила через лес без всяких приключений.
        В этот день молодой волк, которого местные птицы неизвестно почему прозвали Гонтраном, покинул свое обычное убежище, чтобы раздобыть себе на завтрак чего-нибудь посытнее того, что ему обычно удавалось достать в эти трудные времена.
        И вот на повороте тропинки девочка и волк встретились.

«Какая красивая собака!» - подумала Каролина, но не решилась погладить Гонтрана.

«Хороша девчонка!» - подумал молодой волк, придавая этим словам какой-то свой особый смысл.
        Завязался разговор, и вскоре Каролина выболтала своему случайному собеседнику, куда и зачем она идет.
        Гонтран не сплоховал.
        Он уже собирался съесть девочку - ведь так поступил бы на его месте любой другой волк,- но Гонтран, не забудьте, был потомком знаменитого волка. Итак, через несколько столетий все повторилось: девочка в красной шапочке, горшочек с маслом, бабушка, живущая за лесом, и только вместо пирожка - булочка; но это не имело значения - ведь волк не любил мучного.
        Гонтран не был бы достоин своего знаменитого предка, если бы поддался первому же порыву. Он решил повторить славный подвиг прадеда.
        - Мне надо идти,- сказал он девочке.- У меня много дел, а день короток, но раз я имел удовольствие познакомиться с тобой, я непременно постараюсь встретить тебя снова.
        Восхищенный собственными словами, тайный смысл которых мог оценить лишь он один, волк пустился бежать по лесу, чтобы оказаться у бабушки раньше Каролины.
        У бабушкиной двери он сильно дернул звонок.

«Вот невежа, чуть звонок не оборвал!» - подумала бабушка и пошла открывать с твердым намерением высказать пришельцу, что она о нем думает.
        Итак, мы с вами добрались до второй части нашей сказки: молодой волк и бабушка встретились.
        Но времена сильно изменились. Волк был еще очень молод и не обладал силой своего предка, а бабушка - крепкая пожилая женщина с сильными большими руками, да и зубы у нее были не менее грозные, чем у ее противника. Оба были готовы к бою.
        А в это время Каролина разгуливала по лесу и полными пригоршнями уплетала спелую лесную землянику. Да и кто на ее месте устоял бы перед таким соблазном! Час обеда давно уже прошел, и масло в горшочке успело слегка подтаять, когда она добралась до бабушкиного дома. Бабушка преспокойно сидела за обеденным столом и по обыкновению приветливо встретила свою внучку:
        - Поздновато ты явилась, Каролина. Мне пришлось готовить обед на гусином жире, это слишком тяжело для моего старого желудка, твое масло пришлось бы очень кстати. Но булочку я с большим удовольствием съем на сладкое. Садись, пообедай! У меня сегодня превкусное жаркое, и мне его одной не съесть.
        - Нет, спасибо,- ответила Каролина.- Я и так уже очень запоздала, мама будет волноваться. Боюсь, как бы папа не задал мне трепку.
        - Ну, в таком случае,- сказала бабушка,- беги поскорее да отнеси маме в благодарность за ее гостинец этот паштет, который я приготовила для нее. Я положу его в горшочек от масла.


        Маленькая девочка пошла домой. Дорогой она все удивлялась, как это могло случиться, что на ее аккуратной бабушке было измятое платье и обвисший чепчик.
        Она очень боялась, что ее накажут, если она еще задержится в лесу. Но в пути ее никто не останавливал по той простой причине, что она уносила с собой в горшочке кусочек молодого волка.



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к