Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Оппель Кеннет: " Музей Братьев Клак " - читать онлайн

Сохранить .
Музей братьев Клак Кеннет Оппель

        Два путешественника с поезда, отец и сын, посещают в заброшенной деревеньке старинный музей, и становятся обладателями урны с прахом покойного. А вместе с ней и призрака — мальчика, погибшего полтораста лет назад.
        Но ведь никто не в праве владеть призраком...
        Рассказ опубликован в антологии 2015 г. «Другие миры».

        Кеннет Оппель
        Музей братьев Клак

        Kenneth Oppel
        The Klack Bros. Museum

        Когда поезд прибыл в Луговину, Люк было решил, что это ещё одно забытое всеми местечко, ничем не примечательный полустанок по дороге.
        Но тут женский голос возвестил по громкой связи:
        — Леди и джентльмены! Остановка поезда продлится несколько дольше, чем мы рассчитывали. Впереди с рельс сошёл грузовой состав. Мы задержимся здесь приблизительно на пять часов.
        Пять часов? Да что такое пять часов для и так бесконечного путешествия?
        — Не хочешь подышать воздухом?  — осведомился отец.
        Люк выглянул из окна. Рядом с изрядно битым погодой зданием станции раскинулась засыпанная гравием автостоянка. Вывески набекрень, из сорванной водосточной трубы капает вода. Через дорогу — горстка унылых домишек, окнами прямо на пути. В одном окне Люк разглядел пожилую пару: сидят рядышком на садовых стульях, пялятся наружу. Старик даже в бинокль смотрит.
        — Видал?  — сказал Люк отцу.  — Представляешь, какое событие для Луговины?
        Они вышли из вагона. Морозный воздух слегка кусался; на крышах и на траве лежал снег. Люк оглянулся на поезд: передвижная пыточная на колёсиках, тащит и тащит их через всю страну. Уже целые две ночи на борту.
        Заканчивался март, и отец почему-то решил, что хорошо бы им вдвоём отправиться в путешествие. Мама с Оливией прохлаждались в Форт-Лодердейле. Да Люк и сам был бы не прочь очутиться сейчас во Флориде, на пляже, и глядеть на лениво покачивающиеся над головой пальмы. Можно ещё на девушек. А так он тут самый юный во всём поезде — не считая того вечно орущего младенца у измождённой английской пары. Даже отец и тот неприлично молод по сравнению с большинством пассажиров.
        — Я в это путешествие, знаешь ли, не хотел,  — безрадостно проворчал он.
        — Тебе же оно так нравится,  — рассеянно отозвался отец.
        — Ну, если ты так считаешь…
        Отец вздохнул и посмотрел на него.
        — Что, совсем-совсем никак?
        Люк в ответ пожал плечами. Пожимать плечами полезно и эффективно. Это может означать что угодно. Правда, мама говорит, лучше не надо, а то выходит слишком грубо.
        — Как бы ты хотел проводить время?  — попробовал докопаться отец.
        — Сидеть дома, валять дурака, тусоваться с друзьями…
        — Ну, этим ты можешь заниматься когда угодно.
        Ещё раз пожать плечами.
        — Как-то тут отстойно. Заняться совершенно нечем.
        — Я же тебе говорил, я давно мечтал рвануть этим маршрутом…
        — …потому что у тебя кризис жанра.
        Отец набрал воздуху и насупился. Он, видите ли, писатель и ненавидит это слово.
        — Возможно.
        — Я только не понимаю, зачем меня было тащить с собой.
        — Ну, мы же не всегда получаем, что хотим,  — ответил отец и принялся напевать эту чёртову песенку «Роллинг Стоунз». Люк терпеть не мог, когда он так делал. Всякий раз решив, что Люк что-то уж слишком много жалуется, отец начинает петь. Лицо у него при этом ужасно одухотворённое, пылкое, а ещё он пальцами прищёлкивает в такт.
        — Ох, хватит, пожалуйста,  — промямлил Люк.
        — Но только попробуй,  — не унимался отец,  — и вдруг ты поймёшь: это как раз то, что нужно…
        Они вышли на парковку. Дорога в обоих направлениях убегала в никуда.
        — И что мы тут будем делать целых пять часов?  — уныло спросил Люк.
        Громадный тракторный прицеп, который уже давно выползал со стоянки, наконец, выполз, и за ним обнаружилась белая вывеска на обочине дороги:

        МУЗЕЙ БРАТЬЕВ КЛАК
        15 МИЛЬ К СЕВЕРУ

        Отец тоже её увидал.
        — А неплохая идея,  — бодро сказал он.  — Музей Братьев Клак… Интересно, что они там выставляют?
        — Сельскохозяйственные инструменты, не иначе.  — Люк уже с лихвой натаскался по таким местам на школьных экскурсиях.
        — Могу вас подвезти, если хотите,  — сообщил вдруг голос сзади.
        Говорил какой-то дядька из пикапа с опущенным стеклом.
        — Я как раз туда еду.
        Он ткнул большим пальцем себе в кузов, набитый завёрнутыми в полиэтилен ящиками с напитками и шоколадками.
        — Это им в буфет. Дотудова ехать минут пятнадцать.
        Люк виртуозно сымитировал улыбку и поглядел на отца — ну, давай уже, опция «вежливый отказ»… Но отец внезапно изрёк:
        — Только если вас это совсем не затруднит.
        — Да какие там затруднения.
        Люк воззрился на отца, не веря своим глазам. Импульсивным он никогда вроде не был… но в последнее время стал частенько откалывать номера. То долгие прогулки по ночам. То купания. То попытки научиться играть на гитаре. Говорит, это должно помочь ему «отпереть» себя.
        — А как же поезд?  — напомнил ему Люк.
        — У нас ещё пять часов в запасе,  — отрезал отец.  — Ты всё жалуешься, что тебе скучно,  — так поехали, посмотрим что-нибудь новое.
        — У них там есть кое-что действительно интересное,  — вставил дядька за рулём.
        — А назад мы как вернёмся?  — беспокойно спросил отец, уже больше похожий на себя.
        — Я там пару часов всего проторчу — работаю у них ещё и сантехником. Возвращаться буду той же дорогой, если захотите упасть мне на хвост.
        — Звучит просто отлично,  — резюмировал отец.

        Она выскочила из пустых лугов, словно мираж — идеальная деревушка, как на картинке; сплошь каменные домики, заборы и конюшни.
        — Занятно, да?  — сказал дядька.  — Эти два брата, они из Англии приехали сто сорок лет тому назад и держали одно время цирк. А потом вдруг решили построить деревню — на пустом месте, просто взять и построить. Ну, поставили большой дом для себя, и школу, и трек, и сырную лавку — и стали ждать, когда приедут люди. Да только вот железная дорога прошла сильно дальше к югу, и отводную ветку им не дали. Так что очень скоро это стала деревня-призрак. А лет пятнадцать назад какой-то ихний родственник сделал из неё музей.
        Перед глазами Люка встала ужасная картина: престарелые леди в белых чепцах и плиссированных платьях учат его сбивать масло. В полутёмных сараях непривычно медленно говорящие чудики показывают, как сучить верёвки. Если повезёт, можно посмотреть, как кузнец колотит большим молотком по конской подкове.
        — История просто невероятная,  — сказал отец, жадно озираясь по сторонам.
        Дальше разговор шёл в основном о погоде. Они въехали в ворота и встали у какого-то домишки с соломенной крышей. Вывеска обещала: «Билеты. Буфет. Сувениры». На всей парковке — Люк не мог этого не заметить — гордо красовались целых три автомобиля.
        — Билеты там,  — сказал дядька,  — а я поеду назад около пяти.
        — Спасибо вам большое,  — расшаркался отец.  — Премного обязаны.
        Люка передёрнуло. Что, он правда только что сказал: «Премного обязаны»?!
        — Может, ты себе ещё и ковбойскую шляпу купишь?  — пробурчал Люк, переступая порог.
        Родитель в ответ испепелил его взглядом.
        Комната оказалась заставлена белыми пластмассовыми столами и стульями. Несколько полок кичились унылыми книгами по местной истории с чёрно-белыми фото бескрайних полей на обложке. Ещё имелся автомат с колой и стенд со всякими чипсами и шоколадками.
        — Вечерок, Уилфред,  — поприветствовал их шофёра старик за прилавком.
        — Юрайя. Я привёз этих ребят прямо с поезда. Это Юрайя Клак,  — обернулся он к ним,  — он тут всему хозяин.
        Старик перевёл взгляд на новоприбывших и особенно пристально глянул почему-то на Люка.
        — Мы хотели бы посмотреть музей,  — радостно сообщил отец.
        — А мальцу сколько лет?
        — Четырнадцать.
        — Двадцать долларов, будьте любезны.
        Юрайя Клак напомнил Люку дедулю — каким тот был, пока не помер: высоченный, мосластый, будто кожу ему выдали на размер меньше, чем скелет. Щёки запавшие, так что скулы выпирают, как набалдашники из сияющего, старого, отполированного дерева. И костяшки пальцев такие же.
        — Начинайте с усадьбы,  — сказал Юрайя Клак.  — За дверями направо.
        По обеим сторонам гравийной дорожки, ведущей к большому дому, выстроились плуги, телеги и прочая полевая машинерия — настолько скучная, что Люк даже головы не повернул. Отец, напротив, всё внимательно осмотрел — словно хоть что-то в этом понимал. Да он и морковного семечка за всю жизнь в грядку не бросил, а всё туда же!
        — Вот это, наверное, будет большой плуг,  — объявил отец торжественным тоном музейного экскурсовода.  — А вон то, рядом, средний плуг…
        — А дальше ржавый и сломанный плуг…  — ухмыльнулся Люк.
        — …первый трактор, использованный в фермерском хозяйстве…
        — …и превосходная коллекция колючей проволоки!
        Было что-то пугающее в том, как все эти железяки аккуратно разложены на фанере с пронумерованными узлами и сочленениями — каждая способна причинить смерть.
        — Некоторые образцы действительно великолепны,  — пафосно заявил Люк.
        — Изумительное собрание,  — не отстал отец.
        Некоторое время они хохотали в один голос. В первый, практически, раз с начала путешествия. Не так уж всё и плохо, подумал Люк. Он ещё вернётся и расскажет друзьям про этот музей — реально самый убогий в мире!
        Усадьба оказалась чертовски большой каменной махиной. Нижний этаж — сплошь столы-козлы, заставленные всякой мелочёвкой. С точки зрения Люка — один в один школьная ярмарка поделок: крошечные тележки с запряжёнными в них лошадками, модели фермерских домиков и лавок, древние жестянки вокруг. Индейские куклы перемежаются диснеевскими игрушками, рядом допотопная касса, дальше табельные часы. И вправду деревня-призрак — населённая деревянными людьми и отмороженными куклами, будто прямиком из века мёртвых детишек.
        — Есть на свете что-нибудь, чего они не собирают?  — громко поинтересовался Люк.
        — Марки, наверное. Не припомню тут ни одной марки.
        — Сдаётся мне, это вообще никакой не музей, правда?  — продолжил Люк уже шёпотом.
        Отец покачал головой.
        — По мне, так просто куча барахла.
        Люк нехотя проследовал наверх, на следующий этаж, и принялся нарезать круги по главному холлу. Большинство комнат загорожены шнуром, так что можно только заглядывать внутрь, глазея на мебель: вон кровать, вон туалетный столик с водружённым на него умывальным тазом, вон стол со сдвижной крышкой, а на нём — плесневелые книжки. Куча манекенов в исторических костюмах. Пластик на лицах и пальцах облупился, кое-где руки не слишком аккуратно подсоединили, так что они торчат под странными углами и кажется, что манекенам неудобно.
        Люк всё время включал телефон, чтобы проверить время,  — не хотелось бы проморгать шофёра обратно, на станцию. Тут наверняка даже сети нет. По залу бродила только ещё одна семья — мама, папа, дочка, и девочке явно было не веселее, чем ему. Товарищи по несчастью молча обменялись понимающими взглядами. Уж на что гнусно в поезде, но застрять здесь было бы ещё гнуснее.
        Однако уже в следующем зале брови у Люка поползли вверх. Там оказался бродячий цирк с разными палатками, и на каждой — линялый, но до сих пор кричаще-яркий плакат: «Корделия, женщина-змея», «Кардиффский великан», «Вечное сердце». Люк жадно запорхал от палатки к палатке. Женщина-змея разочаровала сразу: несколько больших лоскутьев змеиной кожи грубо сшиты в подобие человеческого торса. Кардиффский великан впечатлил несколько больше — огромное тело, будто вмёрзшее в глыбу камня. Похоже на те человеческие окаменелости, которые выкопали в Помпеях после извержения вулкана. Зато вечное сердце — вот где самая жуть. Плавает себе в большущей канистре мутной воды и выглядит совершенно настоящим, пухлым таким и влажным. Да ещё на маленькой табличке под ним написано:

        «Сердце поэта Перси Биши Шелли, оставшееся нетленным даже после кремации тела. Иногда оно бьётся».

        В дальнем конце экспозиции красовалась деревянная будка без окон. Надпись на двери гласила:

        «Мальчик-призрак».

        Люк подёргал за ручку, но дверь оказалась заперта.
        — Это за дополнительную плату,  — произнёс голос Юрайи Клака, внезапно материализовавшегося сбоку. Пахло от хозяина музея свежевыстиранным бельём и пилюлями от кашля.
        — Что такое мальчик-призрак?  — недоверчиво спросил Люк.
        — Это гвоздь экспозиции. Дополнительная плата — два доллара. За три пущу обоих.
        — Честная сделка,  — согласился отец, подходя.
        Люк не сомневался, что внутри окажется очередная старая кукла, но пока мистер Клак трясущимися руками отпирал будку, холодок предвкушения всё-таки забегал у него по спине. Отец подмигнул ему, и Люк переступил порог. Внутри горела в китайском фонарике одна-единственная лампочка, отбрасывая тусклый красный свет. Пахло благовониями, но запах плесени они перебить всё равно не могли.
        Возле стены стоял чёрный лакированный секретер со множеством маленьких квадратных ящичков. На нём — китайские нефритовые баночки, курильница, что-то вроде письменного прибора и кисти для туши. Раскиданные по полу пластмассовые игрушки — машинка и вертолёт — выглядели как-то совсем не к месту. На стенах пришпилены картинки гор и Великой стены, явно вырезанные из календаря или какого-нибудь журнала. Посреди комнаты стояла единственная табуретка с красной подушкой на ней.
        — Да тут же никого нет,  — возмутился Люк, но от одного звука собственного голоса у него пушок на руках встал дыбом.
        — Может, у него обеденный перерыв,  — хихикнул сзади отец.
        — Он вон там, на табуретке,  — просто сказал мистер Клак.
        Люк посмотрел.
        — Я ничего не вижу.
        — Не смотри на него в упор,  — посоветовал мистер Клак.  — Гляди немного в сторону.
        Люк так и сделал. В боковом зрении над табуреткой и правда замаячило какое-то дымное пятно. Он быстро посмотрел напрямую — пятно мстительно исчезло. Снова в сторону — и на этот раз пятно соблаговолило сгуститься и принять очертания головы, рук и туловища мальчика-китайца возрастом примерно как Люк.
        — Ты его видишь?  — повернулся он к отцу.  — Там какой-то хитрый трюк, что-то вроде видеопроекции.
        Люк завертел головой, выискивая притулившийся под потолком видеопроектор или, на худой конец, косой луч света, в котором живописно танцуют пылинки. Ничего подобного в будке не обнаружилось. Разочарованно упёршись взглядом в стену, он принялся разглядывать мальчика на табуретке. На нём какие-то бурые холщовые брюки и курточка. Воротник и пуговицы выглядят ужасно старомодными.
        — Хорошо сидит, а?  — любезно вставил мистер Клак.  — У него там раньше кресло стояло, но, кажется, ему больше нравится табуретка.
        Мальчик-призрак тем временем постучал задником изношенной туфли по перекладине табуретки. Больше у него не двигалось ничего, даже грудь не поднималась от дыхания. Зато потом он повернул голову, и Люк понял, что привидение смотрит прямо на него. Он отшагнул в сторону, потом ещё — взгляд не отпускал. Как они это делают, интересно? Слишком оно мудрено для старика Клака и его недомузея.
        — Мы за ним хорошо присматриваем,  — сказал довольный хозяин.  — Вот, всякие знакомые вещички из родной страны…
        — Вон те на самом деле из Индонезии,  — встрял отец, показывая на парочку прибитых к стене теневых кукол. Уж в этом-то Люков предок разбирался.
        — Агась,  — кивнул мистер Клак.  — Просто хотели, чтобы малец чувствовал себя как дома.
        — Привет,  — сказал Люк, интересуясь, до каких пределов простираются возможности иллюзии.
        — Он не особенно разговорчивый,  — поделился мистер Клак.  — По крайней мере, ко мне попал уже таким. Папа утверждал, что раньше он иногда разговаривал. Наверное, надоело. Во всяком случае, он знает только по-китайски.
        Ага, очень удобно, подумал про себя Люк.
        — У вас тут небось китайским никто не владеет?  — спросил отец.
        Наверное, подыгрывает, подумал Люк, не думает же он, что всё взаправду.
        — В Луговине-то? Да у нас тут вообще народу немного.
        Мальчик-призрак между тем открыл рот и что-то действительно произнёс — но так тихо, что Люк ничего не расслышал.
        — Видал?  — оживился мистер Клак.  — Он пытается что-то тебе сказать. У меня прямо предчувствие было, что он с тобой заговорит. Тебе небось лет сколько ему, да? Слушай! Он наверняка ещё попробует.
        И действительно, мальчик-призрак снова разомкнул губы и что-то проговорил. На иностранном языке, подумал Люк.
        — Я не понял, что он сказал.
        Люк расстроился — его явно пытались выставить дураком, кому такое понравится? Но при мысли о том, что а вдруг оно настоящее, у него аж всё зачесалось.
        Отец Люка тем временем разгуливал вокруг китайского мальчика, изучая его под разными углами. Потом протянул руку.
        — А вот когда его трогают, ему не нравится,  — без лишнего пафоса сказал мистер Клак.
        — Да ну?
        — Он тогда вот чего делает…
        Отцова рука коснулась плеча привидения — и отдёрнулась.
        — Что такое?  — с интересом спросил Люк.
        Отец пожевал губами, облизнул их и скривился, словно в рот ему попало что-то омерзительное. Потом достал бумажный платок из кармана и сплюнул в него.
        — Словно алюминиевой фольги в рот напихали. Бррр!
        — Ты серьёзно?
        — А я вам говорил…  — вставил мистер Клак.
        — Это же не по-настоящему,  — воскликнул Люк, уже, наконец, испугавшись.  — Папа?
        — И как же так получилось, что к вам во владение попал призрак?  — спросил тот, не обращая на сына никакого внимания.
        Шутит он, что ли, с этим мистером Клаком? Люк бы даже удрал из комнаты, но голос старика завораживает, да и интересно на самом деле — как?..
        — Он ещё из прадедовой коллекции. С цирковых времён. У Старого Юрайи было навалом всяких уродов и странностей в шоу, но этим мальцом он прямо-таки гордился. Возил его по всей стране. Видите вон там афишу?
        Он показал на маленький плакат в рамочке с рекламой «Цирка Братьев Клак». Текста на нём было так много, что слова «Мальчик-призрак из самого Пекина» Люк отыскал не сразу.
        — Всему, что он коллекционировал, конца и краю не видно,  — продолжал мистер Клак-теперешний.  — До сих пор раскапываем всякие штуки на чердаках да в сараях, надписываем, вносим в каталоги. Это была просто урна с прахом.
        Тут он кивнул на привидение.
        — …собирался уже выкинуть эту банку, а потом смотрю — он. Он к праху прилагается, понимаете?
        Мистер Клак показал на узкую урну на секретере.
        — Там внутри вот прямо его прах?  — ужаснулся Люк.
        — Ага. Не может далеко от него отойти,  — подтвердил старик.
        — А почему она к стенке привязана?  — вмешался отец.
        — Да он её временами скинуть пытается,  — добродушно ответил мистер Клак.
        — Понятно,  — торжественно резюмировал отец, словно ему и вправду что-то стало понятно.
        — Почему ты так говоришь, словно во всё это веришь?  — возмутился, наконец, Люк.
        Отец посмотрел на него, и Люк понял — какие уж тут шутки. Нет, так просто нельзя! Шаг вперёд, руку на плечо привидения и… Пальцы онемели от холода. Перед Люком встала гора, он ощутил её холодное дыхание. Рабочие с кирками один за другим исчезают в чёрной дыре в её каменном лике — оттуда веет таким смертным ужасом… и на этом всё, потому что Люк отскочил от табуретки и замер, остолбенев.
        — Он тебе что-то сказал! Да? Ведь да?  — У мистера Клака даже глаза загорелись.  — Я слышал, как он заговорил!
        — Люк, что случилось?  — Отец положил ему ладонь на спину.
        — Я… видел какие-то картинки. Гору, людей…
        Надо выпить воды… чего угодно, чтобы смыть этот страшный вкус одиночества и золы.
        — Он никогда ещё такого ни с кем не делал,  — радовался мистер Клак.  — Я уже начал о нём беспокоиться. Думаю, может, ему одиноко…
        — Вы не представляете, насколько,  — огрызнулся Люк.
        А чем ещё может быть этот ледяной ветер, который проносится через тебя насквозь?
        — Ты ему понравился,  — одобрил мистер Клак.  — Я говорю: компания бы ему не помешала. Другой мальчишка, вроде как ровесник.
        — Чего?  — Мир вокруг Люка попытался поплыть.
        — Он слабеет. Не хочу, чтобы он совсем у меня растаял. Дам вам за мальчика хорошую цену, вот что,  — мистер Клак уже разговаривал с отцом.
        На секунду тот смутился, а потом захохотал.
        — Да я вам его так отдам и ещё заверну!
        Он положила руку Люку на плечо, но тот её стряхнул.
        — Нет, сэр, так дело не пойдёт. Цена должна быть честной. У меня всё без обмана. Как насчёт, скажем, сотни долларов?
        Отец снова захихикал, но на сей раз посдержаннее.
        — Пожалуй, оставлю его себе ещё на какое-то время.
        — Ну вот… Ладно, шучу,  — сказал мистер Клак, и все впуклости и выпуклости у него на лице сложились в жуткую кукольную маску.
        Люк всё ещё чувствовал себя неуютно в мире, где существуют призраки, и привыкать, похоже, не собирался. А вот что он собирался сделать, так это поскорее убраться из этой комнаты и выкинуть из головы всё, что в ней случилось. Протолкавшись мимо родителя, он выскочил наружу.
        — Уверен, что не хочешь поболтать с ним ещё?  — Мистер Клак и тут не желал оставить его в покое.
        — И вовсе я с ним не болтал!
        Где, чёрт побери, отец? Как бы так отвязаться от этого неприятного типа?
        — Но он же тебе что-то показал? Какие-то картинки?
        — И мне это совсем не понравилось,  — пробурчал Люк.
        — Он ведь и ещё всякое может показать!
        — Не хочу я ничего!  — сказал Люк уже громче.  — Пап!
        — Нам уже пора,  — тот как раз вынырнул из комнаты.
        — Позор на наши седые головы, мальчишки могли бы так хорошо пообщаться,  — проронил, нахмурившись, старик.  — Хотел бы я знать, что у китайчонка за история…
        Но отец уже попрощался.
        Всю дорогу, пока они шли по коридору, Люк так и чувствовал на себе взгляд старого Клака. Всё торчал там и смотрел. Тут бы впору дать стрекача, но отец рядом шёл размеренным шагом, хотя лицо у него было какое-то напряжённое. В кино у старых джентльменов вроде мистера Клака внезапно обнаруживаются мясницкие ножи или иглы со смертельными снадобьями — мало ли что?
        А за дверями усадьбы им вильнул хвостом пикап, который их сюда привёз. Вильнул и вырулил с гравийной подъездной дорожки на шоссе. Отец закричал что-то, замахал руками, даже пробежал несколько шагов вперёд, но грузовичок уже радостно заворачивал за угол. Сердце у Люка глухо забухало в груди. Отец никогда такого не творил — терпеть не мог устраивать сцены.
        — Мы вызовем такси,  — твёрдо сказал он, намахавшись, и вытащил мобильный.
        — Тут сети нет,  — мрачно напомнил Люк.
        Интересно, в такой дыре вообще есть такси?
        Отец, впрочем, попробовал настаивать, гордо простирая руку с телефоном во всех возможных направлениях.
        — Возле буфета был таксофон,  — сказал Люк.
        Ещё бы он его не запомнил! Такие сейчас вообще нечасто увидишь.
        — Пап, у нас всё будет хорошо?
        — Конечно,  — отвечал тот, рысцою припуская к магазину с Люком на хвосте.  — Я просто не хочу пропустить наш поезд.
        — Это был не настоящий призрак,  — Люк вернулся к тому, что волновало его даже чуточку больше поезда. Он надеялся, что отец согласится, объяснит, успокоит. Но тот, как назло, ничего не сказал.
        Первым добежав до автомата, отец цапнул трубку с рычага.
        — У тебя есть монеты? Кредитки он не берёт!
        При этом, как заметил Люк, отец искоса поглядывал на усадьбу. Там, к счастью, никого не было.
        Люк выудил из кармана пару четвертаков. Пальцы отца, засовывавшие их в прорезь, слегка дрожали.
        — Тот дядька был страшный,  — не унимался Люк.  — Хотел меня купить.
        — Он просто шутил.
        Четвертаки со звоном вывалились снизу. Они предприняли вторую попытку, потом ещё одну — с пяти — и десятицентовиками. Автомат выплюнул всё.
        — Может, оператор тебя сам соединит, если автомат сломан?  — предположил Люк.
        Отец набрал ноль и нахмурился.
        — Там всё очень… Ага! Алло? Алло? Вы не могли бы…
        Наконец, поорав в трубку несколько секунд, он повесил её обратно на рычаг.
        — Они меня не слышат.
        — Что же нам делать?
        Люку уже виделось, как они вдвоём выбегают на шоссе и пытаются кого-нибудь остановить. Тут на парковке всего две машины, и можно об заклад биться, что дряхлый фермерский грузовичок принадлежит мистеру Клаку.
        — Эй!  — А вот и он сам, лёгок на помине: выглядывает из окна на втором этаже усадьбы.  — Мне с вами перемолвиться надо!
        — Не хочу я с ним говорить,  — прошептал Люк.
        — Я тоже,  — ответил отец.
        Из одной из надворных построек вырулило то семейство, которое они видели в холле, и двинулось к парковке — в направлении джипа с номерами Северной Дакоты. Вот они-то, наверное…
        Но отец уже мчался им навстречу.
        — Прошу меня простить,  — восклицает он, улыбаясь,  — мы с сыном пропустили автомобиль назад, на станцию. Мы путешествуем канадским экспрессом. Вы случайно не в ту сторону едете?
        Мужчина неуверенно поглядел на жену. Жена заколебалась. Оба неуверенно поглядели на Люка. Люк попытался выглядеть максимально безвредно.
        — Ну, хорошо,  — процедил, наконец, мужчина.
        — Я вам так благодарен,  — обрадовался отец.  — Меня зовут Пол Морроу, а это мой сын, Люк. Мы из Торонто.
        И он тут же затеял любезную беседу, чтобы доказать, что они не какие-нибудь там убийцы или психопаты. Люк продолжал краем глаза следить за открытым окном, где только что маячил мистер Клак. Тем временем они дошли до джипа, и Люк с отцом забрались на заднее сиденье в компанию к юной особе, которую перспектива делить с кем-то свою вотчину, похоже, совсем не вдохновляла. Стоило им захлопнуть дверь, как в дверях усадьбы показался хозяин. Скованным, прямоногим аллюром он устремился к ним, размахивая по дороге руками.
        Рёв мотора заглушил его слова, но Люку показалось, что он кричит что-то типа: «Эй, подождите!»
        Мужчина за рулём попытался притормозить.
        — Это он не вам там машет?
        — Ага, попрощаться хочет,  — лучезарно согласился Люков папа, неистово махая в ответ.  — Такой, знаете ли, оригинал. Вы с ним успели поболтать?
        Водитель поглядел неуверенно — видимо, таково было его общее отношение к миру,  — но тронулся к воротам. Мистер Клак упорно ковылял им вслед по подъездной дорожке, продолжая вопить и жестикулировать. У Люка аж все мышцы свело. Он задержал дыхание и выдохнул, только когда они миновали ворота и повернули на шоссе обратно в Луговину.

        В вагоне-ресторане Люк жрал с поистине зверским аппетитом. Отец выглядел рассеянным. О Музее Братьев Клак они почти не говорили, будто стеснялись признаться, что такое и вправду могло случиться — да ещё, подумать только, именно с ними. Приключение постепенно таяло в прошлом, уходило за горизонт, словно железнодорожный полустанок, от которого они отъехали час назад.
        Люк заглотил ещё ложку картофельного пюре и посмотрел в окно. В последних лучах солнца назад убегали поля. Но тут он перестал жевать. Отражение в стекле недвусмысленно свидетельствовало, что рядом с ним кто-то сидит. Он обернулся и подозрительно воззрился на пустое кресло. Пух на руках знакомо встал дыбом.
        — Пап?
        — Да, я его тоже вижу.
        Люк уставился прямо перед собой и боковым зрением засёк бледный силуэт мальчика-призрака. Тот сидел и, представьте, беззвучно стучал ногой по ножке стула.
        — Что он здесь делает?
        Люк окинул взглядом ресторан. Никто больше не обращал на безбилетного призрака ни малейшего внимания. Подумаешь, какое-то мутное пятно в воздухе в ярко освещённом вагоне. И захочешь — не заметишь.
        — Наверное, он ещё что-то хочет тебе сказать,  — спокойно изрёк отец.
        Просто уму непостижимо, о чём они говорят! Можно подумать, это всё правда и рядом действительно восседает, болтая ножкой, привидение! Соседство его ощущалось, как холодная тяжесть в желудке. Люк даже вилку положил.
        — Не понимаю. Каким образом он здесь оказался? Как? Клак сказал, он там, где его прах, а его прах в музее.
        Отец на это ничего не сказал, только сунул руку в карман и вытащил узкую нефритовую баночку.
        — Клак сунул это тебе в карман?!  — У Люка едва глаза на лоб не выскочили.
        — Я сам взял.
        Аппетит сразу куда-то пропал. Пока они шли к себе в купе, голова у Люка гудела, словно в ней телевизор ловил помехи. На месте отец быстро запер дверь.
        — Зачем?  — только и спросил Люк.
        И получил простой ответ:
        — Ему есть что рассказать.
        — Ты украл привидение!
        — Такого никогда и ни с кем больше не случалось!
        — Ты украл…
        — Да ну тебя, как вообще можно украсть привидение?  — отец потерял терпение.  — Оно никому не принадлежит. Привидением нельзя владеть. Мне нужна только его история.
        — Он не может тебе её рассказать!
        — Зато тебе — может. У тебя с ним контакт.
        Уголком глаза Люк видел, что призрак и вправду сидит на краешке его полки, глядя скорбно и одиноко.
        — Он хочет тебе что-то рассказать,  — настаивал отец.  — Он только на тебя и смотрит.
        — Сам выжимай из него истории,  — буркнул Люк.
        — Да не говорит он со мной. Я ещё раз пробовал,  — сказал отец и вздрогнул при одном воспоминании об этом.
        — Я не хочу его снова трогать,  — упёрся Люк.  — Он противный на ощупь. Он меня пугает.
        — Ну чего тут бояться!..
        — Ты-то откуда знаешь?  — Люк даже расхохотался.  — Главный специалист по привидениям выискался?
        — Тебе что, даже не любопытно?  — Отец пренебрежительно шмыгнул носом.  — Да тебе вообще хоть что-нибудь в жизни интересно?
        — Не моя вина, что у тебя кризис жанра!  — сердито рявкнул Люк.  — Сам придумывай свои сюжеты, а меня не вмешивай!
        Он сграбастал подушку со своей полки и зимнее пальто.
        — Ты куда собрался?
        — Не стану я спать в одном купе с этим,  — отрезал Люк.
        Или с тобой, добавил он про себя.
        — И вообще пойду спать в туристический[1 - Имеется в виду двухэтажный вагон со стеклянной крышей для обозрения видов, предназначенный специально для туристов.].
        Уже поздно, и в поезде тихо. Не в сезон пассажиров мало, и большинство из них — такие старые, что уже, вероятно, спят. По дороге в хвост Люк миновал немало пустых купе. Да и кому вообще взбредёт в голову в наш век ездить на поезде? Люк взобрался по лестнице в пустой панорамный вагон. Света не было, и перед ним внезапно распахнулась невероятная картина звёздного неба. Вдалеке вставала тёмная тень приближающихся Скалистых гор. Хорошо, что он пальто захватил. Люк попробовал поудобнее устроиться на сиденье, но оказалось, что оно даже не откидывается. Люк ждал, что за ним вот-вот придёт отец… но никакой отец не пришёл.
        Отчаявшись вытянуть ноги и уснуть, Люк побрёл обратно к своему купе. Один из проводников курил сигарету в тамбуре между вагонами, выдувая дым в крошечное окошко, и кивнул тащившемуся мимо Люку. В купе к отцу совсем не хотелось. Проходя мимо очередного пустого, Люк вдруг подумал: а интересно, кто-нибудь узнает, если он займёт чужое? Оглянувшись и убедившись, что проводники его не выслеживают, он юркнул туда. Задёрнув толстую штору над полкой и растянувшись, наконец, на мягком, он уже через несколько мгновений провалился в сон.
        Хорошо поспать ему, впрочем, не удалось. Люк проснулся в темноте, дрожа от холода. За окном над горами висела луна. И во всплеске её серебряного света Люк, разумеется, увидал мальчика-призрака, притулившегося в ногах его полки,  — тот сидел, обняв коленки и положив на них подбородок.
        Люк отпрянул, вжавшись спиной в стену, и упёрся пальцами во что-то округлое, твёрдое. Урна с прахом. Отец, должно быть, подсунул её, пока он спал. Ну, конечно, штора слегка приоткрыта. Проклятый родитель точно сунул ему сюда останки — ещё бы в клетке с тигром запер, ей-богу! На что он надеялся? Что Люк выудит у привидения историю его жизни и поднесёт её писателю-неудачнику на блюдечке? Люк уже начал с боями пробиваться наружу из камеры, когда встретился взгляд призрака — широко распахнутый, полный горя… и надежды. Люк замер.
        — Чего ты хочешь?  — прошептал он.
        Мальчишка произнёс что-то, настойчиво, но беззвучно.
        — Я тебя не слышу…
        Но тот продолжал лопотать, всё быстрее и быстрее.
        — Стоп, стоп,  — оборвал его Люк.  — Так это не работает.
        Он прикусил губу. Он посмотрел в окно. Он вздохнул.
        Потом протянул руку и положил её гостю на плечо.
        Холод мгновенно высосал его из привычного мира.

        Вот гора и вот уцепившийся за отрог лагерь рабочих. Старомодный паровоз нетерпеливо пышет паром, а люди — белые, жёлтые, всякие — разгружают стальные рельсы. Люка несёт к большой дыре в теле скалы, а затем туда и вниз, вместе с группой других. Тьма давит со всех сторон. В конце тоннеля уже бурят скважины и закладывают в них шашки-взрывчатки. Потом все кидаются назад и прячутся за ограждением. Ужасный грохот, дым, и мимо шрапнелью свистит мелкий щебень. Потом земля перестаёт трястись. Дым рассеивается, люди встают. Тут же, без предупреждения, их швыряет на землю второй взрыв, сверху доносится треск, и потолок падает.

        Люк отдёргивает руку и трясёт ею, чтобы разогнать застывшую было кровь. Сердце мчится вскачь.
        — Ты работал на железной дороге,  — прошептал он призраку.
        Они проходили это в прошлом году в школе. Дорогу через горы пробивали взрывчаткой. Самую опасную работу выполняли китайцы — тысячи китайцев,  — и платили им вполовину меньше, чем белым.
        — Это так ты умер? От взрыва?
        Привидение глядело на него торжественно и скорбно, будто чего-то ожидая.
        Люк снова протянул руку…

        Всюду по земле разбросаны искалеченные тела. Среди них Люк узнаёт будущее привидение: мальчик сильно обожжён, кажется, в нём нет ни одной целой кости. Стоит ночь. Кто-то идёт между трупами, быстро осматривая их, подходит к китайчонку и вскидывает обмякшее тело на плечо. Люк плывёт за похитителем трупов прямо в гущу леса. Там его ждёт другой. Деньги переходят из рук в руки. Новый хозяин зашивает тело в мешок, кидает на телегу и отчаливает вниз по изрытой колеями горной дороге.

        — Это как-то неправильно,  — пробормотал Люк, вытаскивая руку из потустороннего холода и пытаясь согреть её дыханием.  — Зачем им понадобилось твоё тело?
        Есть только один способ получить ответ. И снова его принимает зимняя ночь.

        Горит огромный костёр. Мешок летит прямо в пламя. Из тени смотрит человек. Его лицо скрывает широкополая шляпа. Он что-то читает из большой толстой книги. Мешок прогорает, и от тела остаётся грубый серый пепел. Человек наклоняется и собирает пепел в узкую банку. Люка словно самого затягивает в тесную урну: плечи вжаты в туловище, голову пригнуло книзу, ни вздохнуть, ни пошевелиться, собственной воли больше нет. И когда сверху кладут крышку, тьма обнимает его…
        …и уносится прочь, и вот перед ним решётка, и из-за неё таращатся люди. Мужчины ржут, как кони, женщины в ужасе прижимают платки к губам, плачет малыш, вцепившись в отцовскую руку. Люк сломлен, раздавлен, опозорен… Надежды нет.
        А на полке — далеко, не достать!  — виднеется банка с прахом.

        Люк, тяжело дыша, отдёрнул руку.
        — Так они сожгли твоё тело… и насильно сделали тебя привидением?
        Призрак взволнованно ткнул пальцем в окно. Люк уткнулся в стекло, сделав из ладошек перископ… увидел пронзающие небо горы. Неподалёку параллельно путям темнела меж заснеженных берегов река. Он перевёл взгляд на привидение.
        Оно с усилием подняло руку и изобразило, как бросает что-то с силой об пол.
        — Ты хочешь, чтобы я разбил урну?  — догадался Люк.
        Тот повторил пантомиму, ещё более выразительно, и снова показал на окно.
        Понять это можно было только одним образом. Призрак хотел, чтобы его отпустили — наружу, прочь, в горы, где он умер.
        — Да,  — сказал Люк,  — хорошо. Я сделаю.
        Он натянул ботинки и расстегнул штору. Надо найти окно, которое можно открыть. То, что в купе, не годится; в панорамном вагоне — тоже. Ага! Тот проводник, он курил в тамбуре! Люк схватил урну и был таков.
        Вернее, ещё немного и был бы. Костистая старая рука выстрелила с соседней зашторенной полки и сцапала его за запястье. Люк задушенно пискнул, а за рукой последовал сияющий в лунном свете череп Юрайи Клака.
        — А ну, давай назад моего мальчишку!
        Люк попробовал вырваться, но старик держал его, будто железной клешнёй.
        — Пусти меня, или я закричу!  — проквакал Люк.
        — Шшшш! Не стоит. Ты украл мою вещь. Давай её обратно.
        — Я ничего не крал!
        — Я ведь и полицию могу позвать. Или ты хочешь, чтобы твой папенька отправился в тюрьму?
        — Это ты отправишься в тюрьму,  — запротестовал Люк.  — За то, что держал его в плену!
        — Я не держал его в плену!  — возмутился мистер Клак, но хватку меж тем не ослабил.
        — Да он же у вас за раба! Вы на нём деньги делаете!
        — Я забочусь о нём!
        — Он вам не принадлежит,  — выдохнул Люк.  — Нельзя владеть живым человеком.
        — Он и не живой человек — он призрак. И он больше ста лет принадлежит моей семье!
        — Он хочет на свободу!
        — Это он тебе сам сказал?  — Старик сел и вывесил с полки костлявые ноги.
        — Ну да!
        — Я бы не стал особенно верить словам призрака, сынок. Они много чего болтают. Поверь, если ты выпустишь его на свободу, результат тебе не понравится. Когда призраков выпускают, они подчас творят ужасные вещи.
        Краем глаза Люк видел искажённое горем лицо маленького привидения.
        — Видишь эти глаза, такие большие и печальные?  — продолжал тем временем мистер Клак.  — Не давай им себя задурить. Чего он на самом деле хочет, так это мести.
        — Но не мне же!  — крикнул Люк и дёрнул так сильно, что старый Клак свалился с полки на пол — зато выпустил руку! Как-то неудобно оставлять беспомощного старика на полу, успел подумать Люк… когда беспомощный старик шустро вскочил на ноги.
        — А мальца ты всё-таки отдай!  — и он кинулся вслед за Люком.
        Люк ринулся вдоль всего вагона к тамбуру. На окне оказалась мудрёная защёлка, на которую ушло несколько секунд. Наконец Люк совладал с ней и рывком распахнул ставень. Холодный ветер ворвался внутрь. Урна уже была на пути к свободе, когда лапа мистера Клака вцепилась в другую руку и оттащила Люка от окна. Банка упала на пол. От удара крышка приоткрылась, и толика серого пепла вытекла наружу. Мистер Клак ахнул и отпрянул, словно она могла его обжечь.
        И краем глаза Люк увидал, что мальчик-призрак улыбается.
        Он схватил урну и запустил её в окно. На мгновение она сверкнула в лунном свете, уносясь к чёрной реке, и вот уже пропала с глаз долой.
        Люк победоносно обернулся к Клаку… и увидал, что тот, кажется, плачет. Старик ничего не сказал, только закрыл лицо большой ладонью и побрёл прочь.

        Когда Люк вернулся в купе, отец сел у себя на полке, включил свет и выжидательно уставился на сына.
        — Сам выдумывай себе истории,  — буркнул Люк, забрался к себе на полку и отвернулся лицом к стене.
        Заснуть удалось не сразу. Провалившись-таки в сон, Люк увидел чёрную реку, извивающуюся вдоль путей. Вода несла пепел вперёд, через горы, через пологие излучины и бурлящие пеной ущелья — к далёкому морю.
        notes

        Примечания

        1

        Имеется в виду двухэтажный вагон со стеклянной крышей для обозрения видов, предназначенный специально для туристов.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к