Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Дублер Остин Марс
        Роль #5
        Пятая книга серии.
        Танцы с мечами вокруг собственного эгоизма - парный вид спорта, и похоже, эти двое скоро станут настоящими мастерами. Они столько всего друг другу сделали, что спасти отношения после такого равноценно подвигу, но в данный момент их это мало волнует - надо спасать остатки репутации, собственные контракты и "Поцелуй душ", в котором их персонажи капитально забили главных героев и уверенно вышли на первый план. Удары судьбы сыпятся со всех сторон, становится очевидно, что выдерживать их вместе все-таки немного легче, чем поодиночке. Осталось только договориться с гордостью, а она, зараза, несговорчива.
        Дублер
        Остин Марс
        ГЛАВА 1, 73й день съемок
        воскресенье, 4 августа, 73й день съемок, 27 лунный день
        Утром она вскочила радостная, как Золушка двадцать первого века, у которой сегодня вечером запланирована тусовка всей ее жизни. Она тискала собаку, передвигалась вальсовыми квадратами и постоянно напевала "Нарру dау" на мотивы разных песен Сри Дейс Грейс. На кухне мама при ее появлении загадочно изогнула бровь, отрываясь от журнала и переглядываясь с папой, папа пожал плечами и они оба с настороженным интересом уставились на Стеф.
        - Что? - радостно улыбнулась она, наливая себе чай. - У меня все отлично. А у вас?
        - У нас тоже ничего, - усмехнулся папа. - А что тебя так обрадовало?
        - Я иду сегодня на концерт, - пропела она, бухаясь на диванчик. - На офигенный супер-клевый концерт.
        Родители улыбнулись и спросили одновременно:
        - Что за концерт?
        - С кем идешь?
        Стеф хихикнула и сначала ответила маме:
        - Сри Дейс Грейс, пост-гранж с уклоном в металл-альтернативу, - повернулась к папе и добавила: - Пока не знаю, может Джун и Мими согласятся, или Мари с парнем, посмотрим.
        - Что такое гранж? - спросил папа у мамы, она качнула ладонью, прищурив один глаз:
        - Что-то вроде "Нирваны".
        - Ясно, - вздохнул папа, - ох и бред же вы слушаете, дамы.
        Стефани переглянулась с мамой, и они синхронно фыркнули, закатив глаза - папа никогда не разделял их вкусов. Стеф взяла себе печеньку, мама внимательно посмотрела на нее и внезапно сказала:
        - А ты поправилась. Не настолько, насколько хотелось бы, но уже лучше.
        - Да, мне уже говорили, - кивнула Стеф, - за моим питанием следит тренер.
        - А я думала, парень… - загадочно играя бровями, пропела мама, Стеф возмущенно насупилась:
        - У меня сейчас нет парня.
        - А я думаю, есть… - тем же тоном протянула мама, заставив Стефани отставить чашку и изобразить серьезность:
        - Да нету. Чем угодно клянусь.
        - А мне кажется, ты врешь, - еще ехиднее хихикнула мама, - есть у тебя кое-кто, может быть, не официальный парень, но и не просто друг. - Стефани нахмурилась и уставилась в чашку, прекрасно зная, что перебивать и что-то доказывать бессмысленно - если мама что-то вбила себе в голову, ее бесполезно пытаться образумить любыми аргументами. - Кое-кто высокий, обаятельный и талантливый, с дьявольской улыбкой и азиатскими скулами, - продолжала испытывать ее выдержку мама. - Кое-кто, с кем ты репетируешь, ездишь среди ночи в супермаркет и у кого забываешь телефон. И с кем вы так отлично играете запретную любовь, - она улыбнулась и вздохнула, - жду не дождусь сегодняшней серии.
        - Я с ним не встречаюсь, - решительно отрезала Стеф.
        - Ну и хорошо, - неожиданно влез папа, заставив их обеих удивленно на него посмотреть. Это был первый раз на их памяти, когда папа высказывал свое мнение о парнях Стеф, обычно он был потрясающе пофигистичен в этом вопросе. Он смутился и тихо буркнул: - Не нравится он мне, по физиономии видно, что криминальный элемент.
        Стефани рассмеялась, мама тоже, папа надулся и добавил:
        - Смейтесь-смейтесь, а я проверю, у меня нюх на уголовников.
        - Ты слишком много работаешь, - снисходительно улыбнулась ему мама, погладила по плечу: - Пора в отпуск.
        - В отпуск давно пора, - усмехнулся он, очень серьезно посмотрел на Стеф и добавил: - Но я все равно проверю.
        Стефани покачала головой, думая о том, что мама, пожалуй, права - папа чем дальше, тем больше начинал смотреть на мир через призму профессии. А он, в отличие от мамы, которая специализировалась на финансовых тяжбах и аферах, работал с откровенным криминалом, всякими убийствами, похищениями, маньяками и прочим сбродом. И за много лет работы успел нахвататься от своих обвиняемых и подзащитных не только жаргона и привычек, но и очень специфического юмора и философии.
        "Что это ему вдруг такое показалось? Надо же, Стивен - криминальный элемент. Обхохотаться можно."
        Она вдруг вспомнила его ледяной взгляд и шепот: "Изуродую", смеяться расхотелось. На минуту задумалась над папиными словами, потом поняла, что этот разговор почти окончательно убил ее праздничное настроение, и встала, допивая чай.
        - Ладно, спасибо, поеду я.
        - Куда? - возмутилась мама, - чего так рано?
        - Да мне еще Мари надо уболтать по поводу концерта, а потом вместе ехать оттуда.
        - Ладно, езжай. Смотрите не беспредельничайте там.
        - Мы постараемся, - ехидно улыбнулась Стеф, которая только о беспределе и мечтала. Она опять обтискала Слэша, переоделась и поехала в школу, по дороге качая головой под лайв-запись прошлогоднего концерта.
        Пристроив машину на парковке, она вприпрыжку поскакала в комнату, но Мари там не нашла, на звонки подружка тоже не отвечала, так что Стеф написала ей сообщение с просьбой перезвонить, и уже спокойнее пошла в столовку. Там увидела скучающего Криса, который помахал ей, приглашая за свой столик, Стеф подошла и с порога выдохнула:
        - Хочешь на концерт? Можешь взять с собой Эшли.
        - На концерт? - ехидно протянул он, - Стефани, милая моя, у меня только недавно прошла адская аллергия на это слово. Ты правда надеешься, что я опять сделаю такое со своим организмом?
        - Ой, я не подумала, - захихикала она, - ладно, у меня еще есть варианты. Как жизнь?
        - Нормально, - он пожал плечами, - как Эванс?
        - Тоже нормально, - криво улыбнулась Стеф, - я его простила и все прошло.
        Они посидели молча еще минуту, бесконечную и неуютную, после которой Стеф встала и с извиняющимся видом откланялась:
        - Мне пора, пока.
        Он помахал в ответ, она ушла в комнату и достала телефон, выбирая из списка контактов Сюэ Джун, набрала, долго ждала ответа и наконец услышала:
        - Привет, Стеф. Как дела?
        - Отлично, - улыбнулась она. - Как сама?
        - Тоже хорошо, учусь.
        - Слушай, ты еще не устала учиться? У меня тут внезапно появилась возможность пригласить тебя на Сри Дейс Грейс, в вип-сектор и бесплатно. Хочешь?
        - Ой, - обреченно вздохнула Джун, - Стефани, честное слово, очень хочу. Но мне надо готовиться к конференции, у меня совсем мало времени. А когда концерт?
        - Сегодня, - хмуро вздохнула Стеф.
        - Нет, прости, я не могу. Я очень хочу, но нет. - Стефани молчала, понимая, что чтобы она ни сказала, ничего хорошего у нее точно не выйдет, Джун повздыхала и тихо попросила: - Ну не обижайся, пожалуйста. Я правда не могу. Давай ты мне потом позвонишь и расскажешь, как все прошло?
        - А давай ты перестанешь отмазываться о занятости и просто раз и навсегда попросишь от тебя отцепиться? - не выдержала Стеф, - будет гораздо проще и честнее.
        - Я не отмазываюсь, - вздохнула Джун, не дождалась ответа и добавила: - Ладно, прости, пока. Звони еще.
        Она положила трубку, Стефани хмуро смотрела на фотку Джун и время разговора - тридцать восемь секунд, почти рекорд лаконичности. Опять открыла список контактов и нашла Мими, поулыбалась с фотки роскошной красавицы в красном платье и нажала вызов. Ждать пришлось долго, но когда она наконец ответила, Стефани не пожалела о потраченном времени:
        - Ой, вы посмотрите, кто это вдруг объявился. Что ты, звезда, блин, как дела?
        - Хорошо, - тихо рассмеялась Стеф. - Как житие молодой мамаши?
        - Это капец, я тебе скажу. Это полный капец, - она счастливо вздохнула и усмехнулась: - Круто, конечно, но капец. А ты?
        - А я хочу на концерт сегодня, пойдешь со мной?
        - Какой концерт? - навострила ушки Мими, Стеф с гордостью отрапортовала:
        - Сри Дейс Грейс, вип-сектор, бесплатно. С тебя только хорошее настроение, пойдешь?
        - Ой, Стефани… знаешь, это не так просто. - С молодой мамашей Стеф спорить не стала. Когда она в последний раз заходила на ее страницу в фейсбуке, там было полторы тысячи фотографий ее дочки, плюс сотня видео о том, как ребенок ест, спит, играет с котом и учится ползать. Мими помолчала, а потом решительно заявила: - Знаешь, а вот возьму и пойду. У меня есть муж, сестра, няня и две бабушки, справятся как-нибудь без меня один вечер. Я тут уже вою от тоски, мне и так, блин, уже гребаный год то того нельзя, то сего нельзя, спиртное не пей, гулять не ходи… я задралась. И я пойду.
        - Я тебе говорила, как я тебя люблю? - с обожанием вздохнула Стеф, Мими хихикнула:
        - Скажешь, когда увидимся. Мне еще приготовиться надо и раздать всем инструкции, так что я пошла, а ты звони Джун, может она тоже захочет.
        - Я уже звонила, у нее очередная гребаная конференция.
        - Самая важная в жизни? - фыркнула Мими.
        - Именно так, - вздохнула Стеф.
        - Не парься, я беру ее на себя, - уверенно ответила подружка. - Давай, я позвоню ближе к вечеру. Как одеваемся?
        - Как демоны, - рассмеялась Стеф, Мими хихикнула:
        - Принято. До вечера.
        Стефани положила трубку, кожей чувствуя, как жизнь налаживается и расцветает новыми красками. Если Мими берется кого-то вытащить гулять, то можно быть уверенным - этот кто-то вернется домой под утро, пьяный, уставший и абсолютно счастливый, даже если вечером клялся, что не выйдет из дома даже под дулом пистолета.
        Она выбрала одежду на вечер, перекрасила ногти в черный, проверила время. Открыла папку с отсканированными обрезками песен и стала их задумчиво листать. Порылась в интернете в надежде найти программное решение своей проблемы, нашла, но посмотрев на цену продукта, закрыла страницу. Написала о проблеме Шарку, но он пока не ответил, зато ответил кое-кто невидимый, но очень ехидный:
        - Здравствуй, ведьма. Могу предложить свою помощь.
        Стефани обвела взглядом комнату и тихо приказала:
        - Покажись, я не люблю разговаривать с невидимками.
        Черт проявился на краю кровати, задумчиво рассматривая ногти и болтая ногой.
        - Ну так как, ведьма? Помочь с бумажечками? Я могу, дашь немножко силы, и к утру у тебя все будет собрано как было. Я даже склеить могу.
        Стефани задумалась. С одной стороны, это решало все проблемы… но с другой - это опять магия, та самая, которая ломает мир. Она вспомнила, как вчера послушалась его советов, и что из этого вышло, как размышляла, что могло бы выйти, если бы у нее не было черта и все произошло бы так, как и задумывал Эванс…
        - Ведьма, не забивай себе голову ерундой, - фыркнул черт. - Ты чем больше копаешься в себе, тем больше у тебя ветвятся причинно-следственные связи. Ты уже сама не знаешь, чего хочешь, а все пытаешься следовать какому-то естественному течению мира, - Она с сомнением окинула его взглядом, он развел руками: - А что? Ты ведьма, ты такая же часть мира, как земля, вода и воздух, ты ничего не ломаешь, поверь на слово.
        - Черт, - ехидно процитировала Стефани, - существо вредное и зело брехливое.
        - Ой, не хочешь - не верь, - обиженно сложил руки на груди черт, пробурчал: - Раз в жизни решил помочь просто так, сразу в подставе заподозрили.
        - Сначала ты работаешь на репутацию, потом она на тебя, - улыбнулась Стефани.
        - Да конечно, - фыркнул черт, - на мою репутацию поработали многие поколения моих сородичей, а расхлебываю я.
        - Ты тоже хотел меня надуть, - припомнила она, он вздохнул:
        - Ну хотел… Я тогда еще не понял, сколько силы ты мне отвалила. Это ты по неопытности, да?
        - Ага, - она улыбнулась и опять начала листать сканы полосок. - А что, для тебя сложно торчать долго в нашем мире?
        - Нет, что ты, - рассмеялся он, - у вас весело… Тем более, что у меня там были кое-какие проблемы, а твой призыв меня от них избавил еще на месяц-полтора точно.
        - А что за проблемы? - с ленивым интересом осведомилась Стеф, с удивлением понимая, что нашла две полоски, которые стыкуются. Тут же создала папку для них, переместила, записала номера в блокнотный файл. Черт заинтересованно следил за ее действиями, покачал головой:
        - Ой, ведьма… потратишь ты на это дело кучу времени.
        - Ничего, - улыбнулась она, - рассказывай, я могу слушать и искать одновременно.
        - Да что тут рассказывать? Мой мир отличается от вашего, но для сравнения… - Он задумался, вздохнул и хихикнул: - Представь себе, что ты делала ставки на скачках. А там, естественно, крутятся большие деньги, но они крутятся не для обывателей, а для особых господ, которые связаны со всей этой нелегальной игровой структурой. Ну и вот однажды ты случайно подслушиваешь, как эти воротилы договариваются, какая лошадь которой придет к финишу… и набравшись наглости, решаешь поставить на этих лошадей, именно так, как они говорили, - он помялся, почесал затылок, пожал плечами с невинной улыбкой, - просто так, не из-за того даже, что деньги очень нужны, а просто… для куража и веселья. И выигрываешь огромную кучу денег, - Он задумчиво посмотрел, как Стеф создает еще одну папку и продолжает раскладывать файлы, вздохнул: - Тебе предъявляют претензии, ты грубишь в ответ, а потом почему-то получается, что за тобой охотится весь преступный мир планеты. И деться совершенно некуда, так что ты подаешься на заработки в самый отстойный из всех миров, в качестве самого презираемого из нечистых.
        Стефани изогнула бровь, отрываясь от компа и с подозрением глядя на в очередной раз чешущего кудрявый затылок черта:
        - Так я тебя спасла от преследования?
        - Ага, - он чуть улыбнулся и кивнул, - дала отсрочку, за время которой я, может быть, что-то придумаю. Пока я у тебя в подчинении, никто из моего мира не имеет права на меня наезжать.
        - А потом?
        - А потом я что-нибудь придумаю. Ну или может быть, попрошу у тебя еще пару волосков, - обаятельно улыбнулся он, - дашь?
        - Посмотрим, - улыбнулась Стефани, - расскажи еще про свой мир.
        Черт развалился на кровати и принялся вдохновенно рассказывать, пока Стеф перебирала полоски на экране. Время до вечера пролетело незаметно, в комнате стало темновато, но до Стеф это дошло только тогда, когда она поняла, что дико хочет есть, и что самое время сделать перерыв. Закрыв ноут, она сказала черту, что скоро вернется, и он мигом растворился, с ухмылочкой заявив, что знает, чем заняться, а Стефани поскакала в столовую.
        Увидела за одним из столов Дэна, со зверским лицом уплетающего что-то цветное и овощное, поздоровалась и села напротив, тренер кивнул как-то напряженно, она с улыбкой нахмурила брови:
        - Что случилось, Дэн? Тебя кто-то обидел? Надеюсь, он жив?
        - Жив, жив, - пробурчал тренер, запихивая в рот новую ложку, прожевал и возмущенно выпрямился: - Представляешь, эта коза драная заявила, что у меня нет эстетического вкуса.
        - Кто? - постаралась не рассмеяться Стеф, Дэн дернул подбородком в сторону сидящей за соседним столиком Бетти:
        - Парикмахерша ваша тощая.
        - Бэт? - округлила глаза Стефани, он кивнул, буркнул:
        - Ужас, блин, летящий на крыльях ночи… - Вздохнул, покопался в тарелке и опять возмущенно выпрямился: - Нет, вот ты скажи, я что, плохо готовлю?
        - Очень хорошо, - заверила его Стеф.
        - Вот и я говорю, - он выскреб тарелку и отодвинул ее, в рассеянности взяв следующую с подноса Стеф, - а она сказала, что мои блюда, видите ли, похожи на низкопробный фастфудовский высер, а если они некрасивые, то всем пофиг, насколько они вкусные и полезные, их все равно никто не захочет есть, - Он возмущенно засунул в рот полкотлеты за раз и развел руками: - Ну не коза, а?
        - Да не парься, она со всеми себя так ведет, - усмехнулась Стеф, придвигая оставшуюся тарелку поближе, во избежание. Дэн заметил и замер, напряженно нахмурился и хлопнул себя по лбу:
        - Ну я даю. Я твою тарелку, что ли, взял? Вот я балбес… - Виновато улыбнулся и встал: - Я тебе сейчас своего салата принесу, у меня осталось.
        Он ушел на кухню, Стефани с улыбкой скосила глаза на Бетти, что-то обсуждающую за соседним столиком с двумя гримершами. Дэн вернулся через минуту, бухнув перед ней тарелку овощного салата, сел напротив, с ожиданием уставившись на Стеф. Она смущенно попробовала салат, он тут же подобрался:
        - Ну, как тебе?
        - Очень вкусно, - улыбнулась Стеф, - ты всегда хорошо готовишь, расслабься.
        - Поняла, дура? Стефани нравится, - буркнул Дэн, сердито нахмурившись в спину Бэт, Бетти внезапно обернулась и язвительно прошептала:
        - У Стефани выбора нет, а я бы эту гадость под страхом смерти в рот не взяла. - Дэн возмущенно открыл рот, но стилистка его опередила, брезгливо подняв бровь и ткнув пальчиком в тарелку: - Овощи, порубленные такими кусками, могут поместиться в рот только такой горилле, как ты, - ехидно улыбнулась и отвернулась, Дэн обиженно надулся и уткнулся в тарелку.
        Стефани было одновременно и смешно наблюдать, как такая громадина дуется, и обидно смотреть, как сучка Бэт его достает. Ей шуточки, а тренер расстроился. Она наклонилась и шепотом сказала Дэну:
        - Слушай, забей, размер кусочков - дело вкуса, лично мне нравится, и Крис тоже был вполне доволен. Главное, что у тебя все полезно и натурально, а она нашла к чему прицепиться - к эстетике, тоже мне. Просто она больше ни в чем не шарит, а готовить, наверное, вообще не умеет, вот и приклепалась. Можешь этой козе в отместку сказать, что у нее трицепсы обвисшие или икры деформированные, пусть тоже попсихует.
        Дэн прыснул в кулак, исподлобья оглядывая фигуру Бэт, вздохнул:
        - Да ничего у нее не обвисшее, она просто очень худая.
        - У тебя тоже салат вкусный, но она же приклепалась, - ухмыльнулась Стеф, Дэн понемногу начал улыбаться, отвел глаза от спины Бетти и вернулся к еде. Через минуту доел и понес пустую тарелку к стойке, а на обратном пути задумчиво рассматривал Бэт, так неприкрыто, что ее подружки начали хихикать и перешептываться, а сама стилистка тихо промурчала:
        - Глазки не сломай, мясистенький.
        - Что? - с таким видом, как будто не расслышал, подошел к ней Дэн, она нахально улыбнулась и заявила:
        - Говорю, хватит пялиться, не в музее.
        - А, - он понимающе кивнул, пожал плечами, - да это профессиональное, - наклонился, пощупал ее руку чуть выше локтя, скорбно вздохнул и шепотом сообщил ей: - А у тебя трицепсы обвисшие, - еще раз вздохнул и развернулся к ней спиной, улыбнулся Стефани и походкой разгильдяя вышел из столовой, провожаемый охреневшим и злющим взглядом Бэт.
        Стефани с огромным трудом сдержала ржач, доела свой салат и тоже отнесла тарелку, достала мобильный, проверить время… и в кого-то врезалась. Подняла глаза, увидела малость растерянного Стивена, и радостно распахнула глаза:
        - О, привет, ты мне как раз нужен. Мне надо тебе кое-что рассказать, - у нее в руках зазвонил телефон, она с удивлением глянула на аватарку Джун и ответила: - Да?
        - Стеф, мы через десять минут будем во дворе твоей школы.
        - Правда? Класс, все, я бегу, - она отключилась и с широкой улыбкой посмотрела на Стивена, быстро пожимая плечами: - Ладно, мне надо бежать, завтра поговорим.
        - Может, вечером? - неуверенно предложил он, она со счастливой улыбкой замотала головой, уже представляя себя на концерте:
        - Нет, я на всю ночь уезжаю. Пока, - Еле удержалась, чтобы не чмокнуть его от избытка радости куда достанет, и вприпрыжку побежала в комнату. Ей надо было успеть переобуться и хоть чуть-чуть накраситься.
        Она успела накрасить только ресницы и губы, когда телефон зазвонил опять, Джун сообщила, что они уже приехали и стоят у поста охраны, потому что дальше их не пускают. Стеф радостно выбежала из комнаты, пронеслась вприпрыжку через задний двор к машине Мими и прыгнула на заднее сидение, сразу же угодив в объятия молодой мамаши, уже изрядно пьяной:
        - Стеф. Я тебя так люблю, спасибо тебе, что вытащила меня, я бы без тебя никогда.
        - Пожалуйста, - рассмеялась Стеф, - я тебя тоже. - Повернулась к напряженной Джун, нервно сжимающей руль: - Как она тебя уломала?
        - Эта вредная женщина, - еле сдерживая смех, вздохнула Джун, - приехала на своей машине под мои окна. Позвонила мне по телефону и сказала, что если я не спущусь через пять минут, она устроит пьяный дебош прямо здесь. Я не спустилась.
        - И я устроила, - радостно рассмеялась Мими, опять обнимая Стеф.
        - И она устроила, да, - вздохнула Джун. - Она включила громкую музыку, залезла на крышу машины и начала пить пиво прямо там, вопя во всю глотку, что теперь она пьяная и ей нельзя за руль. И что я теперь обязана отвезти ее к тебе, иначе она попадет в аварию, и я буду всю жизнь виновата, что оставила ее дочь без матери.
        Стефани с насмешливой укоризной посмотрела на Мими, которая, похоже, прикидывалась гораздо пьянее, чем она есть. Опять посмотрела на Джун и скомандовала:
        - Трогай, спасительница. Нам в центр города.
        - Я просто отвезла ее сюда, - вздохнула девушка, - а сейчас я вернусь к себе, а вы едьте куда вы там собирались.
        - Мими, - серьезно спросила Стеф, - пиво осталось?
        - На, - с готовностью протянула ей банку подружка, Стеф отхлебнула глоток и заявила:
        - Все, Джун, теперь мы обе не можем сесть за руль. Так что ты обязана нас отвезти, проследить, чтобы мы не беспредельничали на концерте, а потом вернуть домой целыми и невредимыми.
        Джун завела машину, с нервной улыбкой прошипев под нос что-то на китайском, в чем Стеф опознала часть фразы, которую ей когда-то говорил по скайпу Шарк, той, в которой были березы, медведи и различные способы их эротического взаимодействия.
        Машина выехала на трассу, Мими потребовала включить музыку… а дальше все сорвалось в галоп и дикий треш. Они пели песни, петляли по городу, полчаса парковались, толкались у входа на стадион, потом с диким офигением смотрели из вип-сектора на забитый под завязку стадион, подружки с визгом обнимали Стеф, благодаря за то, что она их сюда вытащила. Потом на сцену вышли люди, которых она раньше видела только на мониторе, и стали вытворять такое, что весь стадион превратился в одно огромное существо, безумное и бесконечное, счастливое до одурения, вопящее и свистящее, колышущееся и поющее песни тысячами голосов. Этот усиленный акустикой стадиона звук пробирал до костей, проходил дрожью сквозь тело, заставляя умирать от восторга, бешеный ритм музыки качал, визги гитар сводили с ума, прожектора расцвечивали толпу бешеными красными пятнами, мир вибрировал, сверкал и дрожал, было такое ощущение, что весь стадион медленно отрывается от земли и взлетает в небо, звезды становились ближе, расцветая фейерверками в глазах, дробясь и падая на сцену, где творилась такая магия, до которой всем колдунам мира было
очень и очень далеко.
        В конце барабанщик бросил в зал палочки, улетевшие далеко за вип-сектор и вызвавшие дикий ажиотаж, а вокалист без замаха бросил медиатор, который поймала Мими и без раздумий вручила Стефани, пищащей от восторга. Когда музыка стихла и они выбрались за пределы стадиона, их качало и штормило, как и всю толпу вокруг.
        Они практически ничего не пили, но состояние было такое, как будто в крови беснуется радуга, они обнимались и пели, Джун призналась, что очень по ним всем соскучилась, особенно по Шарку. А потом сказала, что Шарк дурак, и с ней никто не стал спорить. Потом они каким-то образом оказались под мостом, где говорили о жизни и по очереди пили вино из одной бутылки, наблюдая отражение огней города в водах залива, потом Стефани, которая по результату теста на прямохождение оказалась самой трезвой, развозила их по домам. Оставив машину Мими у нее в гараже, она чуть не уснула, ожидая вызванное для нее такси, а потом уже по-настоящему уснула на заднем сидении.
        Когда таксист разбудил ее у ворот школы, было около четырех ночи. Окна нигде не светились, Стеф практически по стеночке дошла до комнаты, с трудом сняла обувь и рухнула на кровать.

* * *
        ГЛАВА 2, 74й день съемок
        понедельник, 5 августа, 74й день съемок, 28 лунный день
        Утро началось с будильника, после которого Стеф поняла, что не может открыть глаза, и неслабо испугалась. Осторожно ощупав веки, она поняла, что ресницы слиплись из-за потекшей туши, и с трудом разлепила их. С ужасом представив, на кого сейчас похожа, она бросилась в ванную, столкнувшись в коридоре с сонной Бетти. Стилистка ничего не сказала, но так красноречиво присвистнула, что Стеф поспешила поскорее добежать до умывальника.
        В зеркале отразился встрепанный перепуганный зверек, красноглазый и, судя по взгляду, потерявшийся. На шее, рядом с крестом, который она никогда не снимала, болтался желтый медиатор на веревочке. Стефани погладила его пальцами, вспомнила, как хвасталась мужу Мими этим сувениром, и вслух задумалась, как бы его приспособить в качестве кулона. А он предложил ей просверлить в уголке дырочку и продеть шнурок, что они и сделали, пока ждали такси. Стефани опять потрогала теплый пластик и счастливо улыбнулась.
        "Бесценно. Воспоминания дороже денег."
        Собрала волосы, стала умываться, тихонько мурлыкая под нос, почистила зубы и наконец почувствовала себя человеком. Сходила в душ, завернулась в полотенце и вприпрыжку понеслась в комнату, получая удовольствие от ноющей боли в ногах - еще бы, так вчера напрыгались. Оделась и расчесалась, посмотрела на время и решила пойти в столовку чуть раньше, потому что в комнате ей не сиделось.
        В столовой она первым делом поймала изучающий взгляд Бэт и напоказ улыбнулась ей:
        - Доброе утро.
        - Доброе, доброе, - стилистка смерила ее взглядом и демонстративно потянув носом, изогнула бровь: - Вчера был отличный вечер, полный вина и наслаждений?
        - Вчера был офигенный вечер, - радостно улыбнулась Стеф, - но больше я об этом вечере ни слова не скажу, - сделала загадочное лицо и шепнула: - А то у нас тут, поговаривают, завелся какой-то любитель распускать слухи.
        Бэт скривилась, сидящие рядом подружки захихикали в кулак, Стеф изобразила шутливый поклон и пошла за подносом. Уселась за пустующий столик Эванса и принялась за еду, аппетит был просто зверский. Через несколько минут к ней присоединился Дэн, а когда она подчистила все тарелки и громко похвалила тренерскую стряпню, в дверях появился Стивен. В столовой стало холоднее градусов на пятнадцать, пока он шел через всю комнату к своему столу, стихли почти все разговоры - он выглядел так, как будто тащит за собой холодный грозовой фронт. Стефани с трудом удержала улыбку и пропела:
        - Привет.
        - Где ты была? - шершавым ледяным голосом спросил он, она улыбнулась чуть шире и чуть злораднее:
        - Во-первых, доброе утро. Во-вторых, не твое дело. В-третьих, садись и подожди меня, я сейчас отнесу тарелки, возьму себе чай, и кое-что тебе расскажу.
        Она подхватила поднос и походкой абсолютно счастливого человека пошла за чаем. Когда вернулась, Стивен сидел на диване так неподвижно, как будто был изваян из камня, очень холодного и очень злого. Дэн быстро доел и смылся, люди за соседними столиками продолжали разговаривать шепотом, как будто боялись потревожить покой хмурой скалы по имени Стивен. Стефани плюхнулась на стул напротив и отпила чая, с улыбкой посмотрела на парня, сверлящего ее ледяным взглядом, и вздохнула:
        - Что случилось?
        - Где ты была всю ночь? - прошипел он, она с наигранным подозрением подняла бровь и оперлась о стол, заглядывая в глаза Стива:
        - А тебя это волнует?
        Он злобно сжал губы и тихо ответил:
        - Ни капли. Ты хотела мне что-то рассказать.
        - Да, точно, - Она отхлебнула чая и начала рассказывать, с таким видом, как будто в случившемся нет для нее ничего необычного: - Я болтала с Эр Джэем и он случайно вспомнил, как вы с ним когда-то работали вместе, - увидела его чуть расширившиеся глаза и невинно захлопала ресницами, - просто к слову пришлось. Ну и он спросил меня, как сейчас твои дела.
        Стив нахмурился:
        - И что ты ему сказала?
        - Правду, - независимо пожала плечами Стеф, - что проблемы были, но ты их понемногу решаешь. И он попросил передать тебе, - она наморщила лоб, уставившись в потолок, - сейчас я попытаюсь дословно вспомнить… Он сказал, что задумал грандиозный проект, на который у него может не хватить сил, и что если ты захочешь, он будет очень рад твоему участию в нем, даже если у тебя за душой останется одна гитара, и даже если журналисты вываляют тебя в грязи. - Она улыбнулась, довольная тем, что ничего не забыла, посмотрела на Стивена: - Вот так. И он просил тебя позвонить ему, потому что он сам обязательно забудет.
        - Ясно, - хмуро выдохнул Стив, посмотрел куда-то в ворот ее футболки и язвительно спросил: - Что он еще говорил?
        - Ой, много чего, - улыбнулась Стеф, теребя в пальцах кулон-медиатор, - рассказывал про своего кота, называл тебя восхитительным психом, восторгался твоим методом воспитания барабанщиков… - Она заинтересованно склонила голову на бок: - А что это за метод, кстати?
        Стив махнул рукой и неопределенно поморщился, бросил взгляд на дверь, помахал кому-то. Стефани тоже обернулась и радостно улыбнулась Мари и Алексу, они помахали, но подсаживаться не стали, заняв свой обычный столик чуть в стороне. Стеф опять посмотрела на Стивена, который хмуро сверлил взглядом ее кулон.
        - Что это за хрень рядом с моим крестом?
        - Сувенир на память, - честно ответила Стефани, в очередной раз погладив теплый пластик.
        - От Эр Джэя? - криво ухмыльнулся Стив, она загадочно улыбнулась и отвела глаза:
        - Я не буду отвечать на этот вопрос.
        - Почему?
        - Потому что считаю его слишком личным. - Он фыркнул, она улыбнулась и пропела: - А что, тебя это волнует?
        - Ни капли.
        - Ну и зачем тогда спрашивать? - Он промолчал, она допила чай и встала: - У меня все, до встречи на площадке.
        Отнесла чашку и подсела за столик к Мари и Алексу:
        - Привет, пропаданцы. Где вы были?
        - Привет, - Мари смущенно улыбнулась: - Мы уезжали отдыхать на все выходные, только что приехали. Как тут у вас со Стивом дела?
        - У меня - отлично, - улыбнулась Стеф, утаскивая с ее тарелки крекер, - а у него - понятия не имею, сама спроси, если интересно.
        Алекс криво улыбнулся, но промолчал, Мари недовольно вздохнула:
        - А я уже губу раскатала, что вы помирились… А чего вы тогда завтракали вместе?
        - Мы не ссорились, - подняла палец Стеф, утаскивая еще один крекер, - а только что мы не завтракали вместе, а обсуждали рабочие вопросы, честно-честно.
        Мари посмотрела на Стеф так, как будто хотела чем-нибудь ее треснуть, Алекс прыснул и закрыл рот рукой, Стефани встала:
        - Ладно, пойду, встретимся на площадке.
        Всю дорогу до двери она спиной чувствовала два недовольных взгляда, но это ее ничуть не расстроило.

* * *
        На площадке они все работали безукоризненно, только Стивен один раз выхватил от Мелани, когда слишком яростно смотрел на Стеф. Но после замечания он сразу исправился и остаток времени до обеда прошел мирно.
        По дороге в столовую Мари заболталась с ними обоими и как-то очень ненавязчиво усадила всех за один столик. Болтала в основном только она, Стеф молчала и загадочно улыбалась, Стивен молчал и хмуро сверлил взглядом новый кулон Стеф, Алекс видел все и молчал так, как будто ничего не видит. У Стефани зазвонил телефон, она с удивлением увидела фотку мамы и взяла трубку:
        - Да?
        - Как ты там, тусовщица? Как концерт, как погуляли?
        - Отлично, - улыбнулась Стеф. - А погуляли вообще супер, я в восторге, у меня давно не было такого клевого вечера.
        - Ну и хорошо. Добралась нормально? - мама сделала грозный голос и вопросила: - Пьяной за руль не садилась?
        - Нет, что ты, я вообще не брала машину, меня отвезли.
        - Ну и отлично. У тебя обед?
        - Да, я кушаю.
        - Давай, не буду отвлекать. Передавай своему тренеру большой привет и пламенную благодарность за твою форму. Пусть продолжает в том же духе.
        - Передам, - рассмеялась Стеф, - пока.
        Убрала телефон, поискала глазами широкую спину Дэна, и найдя за соседним столом, подергала за рукав:
        - Тебе привет от моей мамы. - Дэн, не успевший дожевать, выразил все свое удивление размером глаз. Стефани рассмеялась и пояснила: - Она передает тебе свою благодарность за мою прекрасную форму и самочувствие.
        Дэн улыбнулся, прожевал, проглотил и улыбнулся еще раз, гордо выпячивая огромную грудь:
        - Ну хоть кто-то оценил мои старания. Ешь давай. Вкусно?
        - Отлично, - улыбнулась она и вернулась к тарелке, улыбаясь с поскучневшей физиономии Стивена и переглядывающихся Мари и Алекса.
        Они доели и вернулись к съемкам, все старательно трудились, ничего не предвещало беды до самого вечера. И только в самой последней сцене у Стивена с Мелани случился философский диспут о мыслях и чувствах его персонажа, и группа откровенно заскучала.
        Стеф поначалу слушала стоя, потом села на банкетку у рояля, потом стала тихонько наигрывать одним пальцем, задумалась. Мысли потекли кривыми тропинками от забитого стадиона к последнему разу, когда они собирались всей компанией вместе, когда Шарк еще был здесь и они с Джун тайком целовались, думая, что никто не замечает. Вспомнила, как провожала его на самолет, как он обещал писать, как со временем обрастала бородой физиономия на экране, когда он находил время позвонить. Как он помог ей вскрыть архив магической Книги, как она все узнала и как решила, что ничего из этого не будет использовать. Как бежала среди ночи босиком по дороге к площадке над перевалом, на которой встречала рассвет. То утро вспомнилось так отчетливо, весь букет ощущений, от запаха росы до робкого посвиста самой первой птички…
        Она улыбнулась и попыталась подобрать те четыре ноты. Две первые нашлись быстро, потом она чего-то застопорилась так надолго, что стала пробовать все подряд и почти забыла изначальную мелодию. Попыталась вспомнить и так увлеклась, что не сразу заметила, что Мелани и Стивен замолчали. Она не успела обернуться, как Эванс встал, подошел к роялю и нервно отодвинув ее руки, с первой попытки наиграл эту проклятую мелодию, причем совсем не одним пальцем и так точно, что Стеф завистливо прикусила губу. Она подняла на него смущенный взгляд и с улыбкой шепнула:
        - Спасибо.
        - Не за что, - злобно рыкнул он, опустил крышку клавиш и раздраженно прошипел: - Прекрати издеваться над инструментом, он не сделал тебе ничего плохого.
        Она обиженно замерла и отвернулась, он вернулся к Мелани и продолжил обсуждать текст как ни в чем не бывало. Стефани поймала сочувственный взгляд Мари и старательно сделала вид, что ей вообще наплевать, и ее его слова совершенно не зацепили, хотя прекрасно понимала, что уже поздно и вся группа все поняла.
        На ужин она шла молча, Мари ненавязчиво пыталась ее разговорить, но сдалась еще на лестнице. А Стивен болтал и шутил так, как будто не он ходил утром с предгрозовым настроением, и даже без уговоров уселся за их столик. Стефани неспеша ела, вполуха слушая их разговор о том, как Мари и Алекс провели выходные, потом пошла относить пустые тарелки и через два стола прокричала Дэну, какие вкусные у него сегодня отбивные. Улыбнулась, глядя как просиял тренер и скривилась Бэт, вернулась за стол с кофе и легкой улыбкой. Стала задумчиво теребить кулон, вспомнила тот момент, когда Мими с офигевшим лицом рассматривала только что пойманный медиатор, а потом увидела жадный взгляд Стефани и без раздумий вручила его ей…
        - Стеф, - Мари постучала по столу, пытаясь вывести ее из задумчивости, - уснула?
        - Замечталась, - с улыбкой подняла глаза Стефани, - что ты спрашивала?
        - Говорю, как твои выходные? - невинно похлопала глазами Мари, Стеф опустила ресницы и тихо ответила:
        - Хорошо, - хитро посмотрела на подружку и добавила: - Я тебе потом расскажу, ладно?
        - Как скажешь, - понимающе улыбнулась рыжая, кивнула на ее кулон и хитро протянула: - Интересное у тебя украшение. Подарок?
        В следующую секунду Эванс резко сделал самую незаинтересованную морду в мире, Алекс с усмешкой скосил на него глаза, Мари с трудом сдержала улыбочку и еле заметно двинула бровями: "твой ход, подружка". Стефани загадочно и томно вздохнула, покачала на веревочке медиатор и неопределенно двинула плечами:
        - Скорее сувенир, на память о прекрасном вечере.
        - Ух ты, - подняла брови Мари, - расскажешь?
        - Обязательно, - они обменялись понимающими взглядами, Стивен высокомерно фыркнул:
        - Офигенный сувенир, потертый кусок пластика на веревке.
        - А что это, кстати? - влезла Мари, - я такое уже где-то видела, но не могу вспомнить.
        - Это медиатор, - пояснила Стеф, - им играют на гитаре. Держат вот так и проводят по струнам, получается красивый звук. - Она нежно взяла кулон и провела по своей шее снизу вверх, заставив Стивена сжать зубы от злости, а Алекса - прикусить губу, чтобы не заржать. Мари продолжала отыгрывать восторг, распахнула глаза и наклонилась к Стефани, щупая кулон и вздыхая:
        - Круто… и когда им в последний раз играли?
        Стефани посмотрела ей в глаза и улыбнулась так шкодно и бессовестно, что они с Мари одновременно опустили глаза и замолчали, а Стивен засопел так яростно, что Стеф уже не находила в себе сил это игнорировать.
        - Что тебе не нравится, Стив? - с дьявольским непониманием подняла брови она, Алекс глубоко вдохнул и закрыл глаза, похоже, открывая для себя новые вершины самообладания. Мари улыбалась, с интересом поглядывая на всех троих по очереди, а Стивен… в какой-то момент Стефани показалось, что он сейчас перевернет стол.
        - Мне не нравится, - тихо и злобно прошипел он, - что между моим крестом и моей футболкой болтается медиатор какого-то хрена с горы.
        Стеф с удивлением опустила глаза на собственную грудь и поняла, что в который раз схватила со стула то, что лежало сверху, а сверху оказалась его футболка. С толку еще сбивало то, что у нее самой дома лежала точно такая же белая футболка с фоткой и логотипом "АС/DС", только размером поменьше. Она виновато улыбнулась:
        - Я забыла про нее. У меня просто есть такая же, - она поправила футболку и с извиняющимся видом пожала плечами: - Я постираю и верну.
        - Во-первых, такой же у тебя нет, - хмуро рыкнул он, - во-вторых, я сам постираю.
        - Чего это? - возмутилась она, он яростно оскалился и почти шепотом ответил:
        - Потому что на ней автограф Ангуса Янга, я стираю ее руками.
        Стеф округлила глаза и оттянула низ футболки, всматриваясь внимательнее. И поняла, что длинная завитушка, которую она поначалу приняла за часть рисунка, на самом деле действительно нарисована фломастером, причем давненько, так как уже успела порядком вылинять.
        - Нифига себе, - протянула она, с благоговением проводя пальцем по изгибу подписи, качнула головой, поднимая глаза на Стивена, - как ты мне отдал такое сокровище?
        - Самому не верится, - с сарказмом хохотнул Стив, - смотрю и ужасаюсь. - Он с яростью смерил ее взглядом от подбородка до пояса и ухмыльнулся: - Крест, который носил я, футболка, на которой расписался один из лучших гитаристов мира и, - он брезгливо указал на ее кулон, - вот это, явно принадлежавшее раньше какой-то бездари. Не клеится, что-то одно точно надо снять.
        Стеф ощетинилась и рыкнула:
        - До Янга он, может, пока и не дотягивает, но уж точно поталантливее тебя.
        - Талантливее меня? - саркастично запрокинул голову Стив. - Да, интересненько… Кто же это такой, а? У тебя, я посмотрю, запросики - охренеть можно. То с Эр Джэем ты о котиках треплешься, то тебе какой-то гений медиаторы дарит на память. Насыщенные выходные, да? Что дальше будет?
        - А кто меня знает? - иронично повела плечиком Стеф, - я непредсказуема.
        - Блин, ты думаешь, ты незаменимая, что ли? - злобно прошипел он, Стефани оперлась о стол и заглянула ему в глаза, шепотом ответив:
        - Нет, дружище, это ты так думаешь.
        Эванс на секунду замер, потом скривил презрительную морду и тихо бросил:
        - Да пошла ты.
        - Сейчас пойду, - тихо выдохнула она, одним глотком допивая кофе, - вот только избавлюсь от кое-чего лишнего, ты верно сказал, что-то одно стопудово надо снять. - Она отодвинула чашку и сдернула через голову футболку, в первый раз в жизни радуясь, что на ней короткая майка с зайчиками, а не кружевной лифчик. Скомкала и швырнула в грудь Стивену: - Полегчало?
        - Несказанно, - ядовито прошипел Стив, выжимая над чашкой угол футболки, который окунулся в его кофе. Смерил ироничным взглядом нарисованных зайчиков и ухмыльнулся: - Замерзла?
        - Переживу, - она закончила поправлять волосы и заметила, что вся столовая, секунду назад смотревшая на них, теперь пялится куда-то за ее спину. Стефани обернулась и увидела улыбающегося Криса, голого по пояс и протягивающего ей свою рубашку:
        - Разрешите вас согреть, леди.
        Она улыбнулась, наполовину довольная его предложением, наполовину развеселенная тем, сколько гордости и осознания собственной офигенности было на лице парня - такой прекрасный повод покрасоваться полуголым. Он выравнивался и надувался изо всех сил, пытаясь казаться еще больше, чем он есть, хотя все долгие месяцы Дэновой работы и так были отчетливо заметны.
        Стефани встала с достоинством благородной дамы, которой кавалер помогает надеть пальто, и позволила ему одеть себя, сделала вид, что не заметила, что он задержал руки на ее плечах чуть дольше необходимого.
        - Ты уже свободна? - Крис заглянул в ее глаза так откровенно эротично, что она решила подыграть:
        - Как никогда, - улыбнулась Мари и одними губами шепнула ей: "До вечера", взяла Криса под руку и они неспеша вышли из столовой. И Стефани приложила массу усилий, чтобы ни разу не глянуть на Стивена, ни разу.
        Едва выйдя из области видимости зевак, они с Крисом переглянулись и расхохотались, она похлопала его по плечу и восхищенно покачала головой:
        - О мой бог, ты был великолепен. Огромное тебе спасибо, если бы не ты, я бы уходила оттуда как оплеванная, а так вышло реально триумфальное шествие.
        - Всегда к вашим услугам, - изобразил поклон Крис, рассмеялся и уже нормальным голосом сказал: - Правда клево вышло? - Она кивнула, он довольно засиял и вздохнул: - Когда-то мы с Эшли постоянно что-то подобное мочили, как это сейчас называется… эпатировали общественность, - Они опять прыснули и неспеша пошли в женское крыло, Стефани заметила, как он задумался и загрустил, толкнула его плечом:
        - А почему "раньше", сейчас уже не развлекаетесь так?
        - Не-а, - вздохнул он. - Я не понимаю, что с ней происходит, если честно… странные вы, женщины. - Стеф молчала, заинтригованно ожидая продолжения, Крис бросил на нее короткий взгляд и тихо добавил: - Она знает, что я маг. И про тебя тоже знает, часть она сама узнала, остальное мне пришлось ей рассказать, чтобы она не копала сама и не влезла во что-нибудь такое, чего ей знать точно не стоит.
        - И какие у вас сейчас отношения? - тихо спросила Стеф, он пожал плечами:
        - Сложные… иногда мне кажется, что она меня ненавидит, - он посмотрел на Стефани и добавил: - Мы не встречаемся, если ты об этом.
        - Почему? Мне казалось, она тебя любит.
        - Но я-то ее не люблю, - Крис остановился и развернулся к Стеф, вдруг очень серьезно посмотрев в ее глаза, - я люблю другого человека, и мы все знаем, кого. И я хорошо помню, что такое встречаться с человеком, который тебя не любит, такого врагу не пожелаешь. И я не хочу, чтобы Эшли это испробовала на себе, хоть она и не считает, что в этом есть что-то плохое. По-моему, это ужасно.
        Стефани опустила глаза, молча пошла дальше, они в тишине дошли до ее комнаты, она сняла рубашку и протянула ему:
        - Спасибо.
        - Пожалуйста, мне не сложно, - он чуть улыбнулся и оделся, махнул рукой: - Давай, я побегу, это ты уже все, а у меня после ужина еще съемки.
        - Ясно, пока, - она закрыла дверь и стала выбирать футболку, внимательно осматривая, чтобы это не оказалась очередная шмотка Стивена.
        Перебирая стопки одежды, наткнулась на его зеленую пайту, которую раньше прятала на дне сумки, чтобы мама ее не постирала. Погладила край ворота, вспомнила как Эванс прятал под одеялом ее мокрую футболку, улыбнулась. Вспомнила, как сама несколько раз спала в этой самой зеленой пайте, только когда Мари не было в комнате, чтобы рыжая не заметила и не растрепала Стивену.
        Выбрала футболку, надела, взяла ноут и принялась опять собирать свой бесконечный пазл. В последнее время дело пошло быстрее, она даже выработала свою методику и рассортировала полоски по оттенку бумаги и цвету пасты, один лист вообще собрала быстро, потому что на нем была длинная косая линия через всю страницу.
        "Стив, похоже, уснул над этим листом. Так бывает, у меня некоторые конспекты в таких росчерках."
        Она задумчиво листала файлы еще минут двадцать, пока в комнату не влетела Мари, похожая на восторженный маленький смерч.
        - Стеф, рассказывай, - она села рядом и любопытно заглянула в ее монитор: - Что это?
        - Не узнаешь? - фыркнула Стефани. - Это ты мне притащила.
        - Песни? - понурилась Мари. - Ты серьезно решила их собрать?
        - Да, абсолютно, - кивнула Стеф, закрывая ноут. - Я почитала в интернете, ничего невозможного в этом нет.
        - Ну ты даешь, конечно, - вздохнула подружка, подергала ее за висящий на шее медиатор и улыбнулась: - Ну ладно, давай колись, что это за новый гений в твоей коллекции?
        - Ой, - Стеф фыркнула и отмахнулась, - никакой это не новый гений, я просто дразню Эванса.
        - А где ты тогда была всю ночь? - немного понурилась Мари, Стефани улыбнулась:
        - Я была на очень клевом концерте, с друзьями. Я и тебя хотела пригласить, но ты трубку не взяла. И медиатор тоже с концерта, - Стефани погладила кулон и улыбнулась, - и он действительно принадлежал очень талантливому человеку, можешь посмотреть концерт, я думаю, его уже выложили. Так что я не соврала ни разу, это действительно сувенир на память о прекрасном вечере, который мне подарил гениальный музыкант, - она грустно улыбнулась и хихикнула, - вот только за ужином я не уточнила, что кроме него и меня там было пятьдесят тысяч человек.
        Мари восхищенно качнула головой и усмехнулась:
        - Не говорить Эвансу?
        - Не говори.
        - Хорошо, - рыжая помолчала и тихо спросила: - Так что у вас сейчас с ним?
        - Вооруженный нейтралитет, - с сарказмом закатила глаза Стефани. - Он меня любит, но встречаться со мной не хочет… И тем не менее, его дико бесит, если рядом со мной мелькает какой-то парень, хотя бы теоретически, плюс он постоянно лелеет запретную надежду, что я на него наброшусь и изнасилую.
        - А ты не набросишься? - зарозовела щеками Мари, Стеф усмехнулась:
        - Фиг ему. Ему придется очень хорошо попросить.
        - Так значит, все неправда? - печально вздохнула рыжая, Стефани нахмурилась:
        - Что все?
        - Ну, то, что говорят, - подружка замялась, Стеф подняла бровь:
        - Ой, Мари, ты что, не знаешь, откуда берутся слухи?
        - Знаю, - она хитро улыбнулась, - слухи производятся впечатлительными завистниками, путем смешения реальности и домыслов в самых разных пропорциях. Но хотя бы маленький кусочек правды должен быть обязательно. - Мари посмотрела на Стеф долгим взглядом и тихо спросила: - Ты вообще в курсе, что о вас болтают?
        - Мне оно нафиг не надо, - поморщилась Стефани. - А что, придумали что-то новое?
        - Ну не знаю, что для тебя новое, а что старое, - рыжая вздохнула, медленно накручивая на палец локон, улыбнулась, - про клип ты слышала, я думаю?
        - Что про клип? - нахмурилась Стеф, - не слышала, рассказывай все. Что там уже наши сплетники придумали?
        - Я кое-что видела сама, - улыбнулась Мари, - когда Эмили только приехала… та пиарщица, которая вас фотографировала для дневников сериала, такая, в розовом…
        - Я помню, - кивнула Стеф, - и что?
        - Когда она приехала вечером в воскресенье, сразу после съемок, то она разговаривала в столовой с Сэмом и Мелани, - Мари чуть порозовела и без нужды поправила волосы, Стефани понимающе ухмыльнулась:
        - И ты - разумеется, совершенно случайно, - их разговор подслушала?
        - Случайно, - улыбнулась Мари. - Короче, она говорила, что Эванс в субботу устроил скандал, и успокоился только после того, как провел полчаса в фургоне наедине с тобой. И потом вы на обеде вместе спали. А потом вечером сидели у моря, как два голубка, - рыжая улыбалась, но посмотрела на флегматичную физиономию Стеф и поскучнела: - Что? Она соврала, да?
        - Нет, - Стефани потерла лицо, нервно пытаясь придумать, как объяснить, выдохнула. - В фургоне мы просто разговаривали. На обед он вообще ушел раньше меня, и когда я пришла, он уже давно спал. А вечером, блин… с кем мне было еще сидеть на пляже? Я там знала только его. А изображать голубков она нас заставила.
        - И ночью вы тоже вдвоем в фургоне не были? - понурилась Мари. Стефани нервно запустила пальцы в волосы и запрокинула голову, глухо застонав:
        - О, боже… да, мы были вдвоем в одном фургоне. Но это ничего не значит, это все равно что нас с тобой в чем-то подозревать, потому что мы с тобой сейчас вдвоем здесь сидим и болтаем.
        - Ладно, - рыжая вздохнула и понурилась, - но все почему-то уверены, что вы с ним там… отрывались по полной. Особенно когда вышел клип, все в этом окончательно уверились. А вчерашнее интервью с фоткой вообще не оставило других вариантов.
        - Какое интервью? - напряглась Стефани, Мари фыркнула:
        - Слушай, ты бы хоть иногда на фейсбук заходила. Или на любой новостной портал, может, глупых вопросов не задавала бы. - Она достала телефон и стала копаться, - там ваше интервью сразу после съемок, вот, - она развернула Стефани экран, на котором сразу в глаза бросалась фотография, мрачная и очень контрастная, явно снятая со вспышкой в темной комнате.
        "В комнате ожидания перед туалетом… Черт, а я все думала, куда она приткнет эту фотку? Вот и узнала. Только почему так поздно?"
        Она взяла телефон и увеличила фотографию - блеск. Два голубка, именно, она трепетно прижимается к нему, упираясь ладонями в грудь, а он обнимает ее за талию одной рукой, вторую запустив в волосы и глядя на нее с нежной улыбкой.
        "Я тогда его била и орала, что ненавижу, а он извинялся и предлагал палку, чтобы я не отбила об него кулаки. Потому что он, видите ли, костлявый очень."
        - Стеф? - мягко позвала ее подружка, - что ты там увидела?
        - Ничего, - Стефани убрала с лица рассеянную улыбку и уменьшила фотку, стала листать интервью, криво ухмыляясь, вздохнула и вернула Мари телефон. - Не знаю, кто давал ей это интервью, но точно не я.
        - А на фото тоже не ты? - ехидно улыбнулась рыжая, Стефани отвела глаза и вздохнула еще тяжелее:
        - Там так глупо вышло… он меня напугал, решил пошутить и подкрался сзади, зарычал как демон, я перепугалась чуть не до обморока и разревелась, а он извинялся и успокаивал меня. Ну и в этот момент нас поймал гребаный фотограф, Стив его чуть не убил. А потом примчалась эта дура в розовом, спасла фотографа и отобрала у Эванса фотик. Я еще удивилась, когда узнала, что этой фотографии нет на сайте… а она ее вот куда сунула.
        - Вчера же вышла первая серия, в которой вы вместе, - улыбнулась Мари, - везде ажиотаж, повышенный интерес к вашим персонам надо подогревать, вот она и придержала этот лакомый кусочек для фанов. А еще у тебя скоро будет новая песня, мне Стив говорил.
        - Да? Я не знала. - Стеф помолчала и опять подняла глаза: - А что он думает по поводу этого всего? - она указала глазами на телефон, Мари отмахнулась:
        - Ему все равно. Тем более, что это не самое страшное, что о вас говорят.
        - А о нас что-то еще говорят?
        - Стеф, ну ты даешь, - восхитилась Мари, - вы бы давали поменьше поводов, может быть, про вас и говорили бы меньше. А то вы такие интересные, взяли и пропали сразу после съемок клипа, никому ни слова, ушли в туалет и исчезли. А потом Стив приехал в школу весь черный, как будто в аду побывал, а забирать тебя из больницы поехал Крис. Все решили, что вы с Эвансом опять поссорились, он в тот же день подцепил Викторию, она ходила всем хвасталась, что гуляла с ним. Потом ты приехала и вы не нашли ничего лучше, чем ссориться в парке, где кто угодно может подслушать, а утром он не вышел на работу. Когда Алекс отвозил его в больницу, он очень плохо выглядел, это все видели. Какой-то дурак пошутил про передоз, какой-то другой дурак поверил и растрепал на всю школу.
        - Все подумали, что он… - округлила глаза Стеф, Мари кивнула:
        - Все решили, что он сильно расстроился из-за вашей ссоры и обдолбался до больницы, - она развела руками, - тем более, что с Викторией он больше ни разу не гулял, а с какой ненавистью он смотрел на вас с Крисом, видели все, тут ничего придумывать особо не надо. Потом он додумался вручить тебе твой телефон в столовке, при куче народа, - она фыркнула и закатила глаза, - тоже гений, блин. Тогда ходили слухи, что ты опять начала спать с Эвансом, а Крис это только подтвердил, устроив тебе сцену прямо там. А буквально через пару часов кое-кто видел, как Крис со Стивеном ушли "разговаривать", после чего Крис опять помирился с тобой, а потом внезапно уехал на все выходные, никого не предупредив, а у тебя в это время ночевал Эванс, девочки видели, как он пришел ночью и больше не выходил.
        - Твою мать, - вздохнула Стефани, медленно качая головой, - какие глазастые девочки…
        - О, да, - нервно рассмеялась Мари. - А ты знаешь, почему Стив нанял бригаду водолазов и копался в озере? Не знаешь, конечно, кто бы тебе донес… я тебе расскажу, - рыжая сделала хитрое лицо и провозгласила: - Есть две версии. Согласно первой, ты сильно поссорилась с Эвансом на озере и выбросила в воду его кольцо, - Мари увидела округлившиеся глаза Стеф и усмехнулась: - Да, обручальное, которое он каким-то образом успел тебе подарить. С большим бриллиантом, да. Ты его выбросила, а потом раскаялась, так что он прочесывал дно, чтобы его достать.
        - Охренеть, - вздохнула Стеф, - а вторая?
        - Вторая, это что кольцо Эванса выбросил Крис, за что тут же выхватил и уехал лечиться. Ну или есть еще вариант, что он уехал покупать свое кольцо.
        - Фантазеры, - усмехнулась Стефани. - Чего ж им так срочно приспичило меня замуж выдать?
        - Потому что ты… - Мари сделала торжественное лицо и провозгласила: - Беременна.
        - Что? - шокированно скривилась Стеф, рыжая закивала:
        - Да-да, причем общество до сих пор не может определиться, от кого из них. Но большинство склоняется к тому, что от Эванса, а Крис просто очень тебя любит и готов жениться, приняв чужого ребенка, ради того чтобы ты не была вынуждена выходить за нелюбимого, от которого залетела по глупости.
        - Жесть, - потерла лицо Стеф, - как они до этого додумались?
        - Стеф, ты меня поражаешь, - фыркнула Мари. - Как? Вы ведете себя как идиоты, все трое, но вы с Эвансом вообще все границы переходите. Как только вы с ним начали сниматься у Мелани, он стал обхаживать Люси, а ты миловалась с Крисом в столовке, все решили, что ты вернулась к Крису, а возможно, даже взяла его кольцо и после съемок вы поженитесь. Все успокоилось, все расслабились… а потом вы с Эвансом приезжаете на рассвете неизвестно откуда. А Крис, который тебя прождал полночи и горел желанием убить обоих, дерется с ним прямо на парковке, на глазах у толпы народу.
        - Черт, - Стефани похрустела пальцами, несмело буркнула: - Вот ведь сочинили… кому какое дело, откуда мы приехали?
        - Кому какое дело, - перекривила рыжая. - Одна из сестер Уэйн еще за завтраком по большому секрету рассказала всему миру, что видела, как ты в туалете мажешь антисептиком разодранные колени, а платье у тебя в таком виде, как будто в нем по траве катались. И какая-то умудренная жизнью стерва тут же авторитетно заявила, что на природе… - Мари замялась и бросила на подружку смущенный взгляд, - ну, ты поняла, на коленях удобнее всего. А потом Стив ради тебя наорал на Мелани, все охренели, он никогда с ней не спорил, а тут. Потом он избил Криса на обеде, а вечером отморозился от Люси, потому что ты отозвала его в сторонку и вы разговаривали. Девчонки потом обсуждали, какой Эванс гад, обещал с ней погулять и не пришел, даже не позвонил все объяснить и не извинился.
        Мари помолчала, изучающе глядя на Стеф, вздохнула и тихо сказала:
        - Если честно, я сама почти поверила, что у вас с ним что-то было тогда ночью, когда ты уходила колдовать.
        - Мари, - поморщилась Стефани, - я с ним не спала, никогда, я тебе клянусь. Если бы ты знала, как я задралась всем это доказывать…
        Мари пожала плечами и вздохнула:
        - После того вечера, когда вы с ним сидели на фонтане и ты орала на весь парк, что любишь его, все уверились, что он все-таки решил простить тебе Криса и жениться на тебе из-за ребенка.
        - Я была на фонтане с Крисом, - криво улыбнулась Стеф, - Стивена там вообще не было.
        - Правда? - округлила глаза Мари, - а Алекс сказал, парень из третьей группы видел, как вы с Эвансом потом целовались на окне между третьим и четвертым этажом. А потом просидели всю ночь в столовке, вас там утром нашли, вы на столе спали и романтично держались за руки.
        - О мой бог… - Стефани хлопнула себя по лбу, - Мари, ты же меня сама будила, ты знаешь, что я ночевала в комнате.
        - Я-то знаю, - пожала плечами рыжая, - только мне никто не верит, все думают, что я тебя выгораживаю. Еще Дэн… он звонил тебе из спортзала, там кто-то занимался в это время и слышал, как он говорил, что ты уехала с Эвансом, и чтобы ты ему что-то передала.
        Стефани схватилась за голову и шепотом выругалась, Мари сочувственно вздохнула и усмехнулась:
        - Да это все фигня, если честно. Даже если бы этого всего не было или никто не знал об этом, понимаешь… достаточно посмотреть, как вы играете, как здороваетесь, как общаетесь за столом. У вас такие взгляды, что сложно что-то не подумать. Вы выглядите как пара любовников, которые друг по другу с ума сходят, но у которых есть законные супруги и из-за этого приходится скрывать ваши отношения. - Она посмотрела на иронично улыбающуюся Стеф и смущенно опустила глаза: - Ты не смотришь сериал, я знаю, но последнюю серию, вчерашнюю, посмотри. Он когда тебя будит, он так на тебя смотрит… и тогда, в твоем сне на траве, там тоже все очень насыщенно эмоциями. Вы не зря покорили зрителей, Стеф, это невозможно так сыграть, это надо чувствовать. И вы чувствуете, это все видят. - Мари внезапно улыбнулась и хитро добавила: - Все весь вечер обсуждали, как он имя Бренды забыл.
        Стеф тоже не сдержала улыбку, вздохнула:
        - Мари, это все полный бред. Людям так хочется верить, что мы пара не только на экране, но и в жизни, что они готовы сочинить себе новую реальность, наплевав на существующую.
        - А тебе не хочется верить? - усмехнулась Мари, Стеф опустила глаза, рыжая шепнула: - Это тоже все видят. И еще кое-кто видел, как Стивен разговаривает сам с собой, при этом называет твое имя и ведет себя так, как будто рядом сидит собеседник и отвечает ему. Есть версия, что он на почве ревности и наркоты подвинулся мозгами. И еще предполагают, что он тебя чем-то обидел позавчера или в четверг после той сцены на траве, а ты начала ему беспощадно мстить, от чего он сходит с ума еще больше.
        - Как это я начала ему мстить? - нахмурилась Стеф.
        - Бэт говорила, что ты дразнила Эванса на съемках, расспрашивая про кастинг следующего сериала, в котором будет Мэддокс. Потом мы про этого Мэддокса разговаривали в столовой, тоже кто-то слышал. Еще ты начала слишком любезно общаться с Дэном.
        - Что, я уже и с Дэном сплю? - распахнула глаза Стеф, Мари поджала губы, виновато заламывая бровки:
        - Девочки думают, что да. Но с ним ты не серьезно, а просто чтобы позлить Эванса.
        - Охренеть, - покачала головой Стефани. - С кем еще?
        - С кем-то, кто приезжал за тобой на машине вчера вечером, - тихо ответила Мари. - Бэт сказала, что видела тебя утром, и ты выглядела, как после… пьянки. Ну, она сказала немного по-другому, - рыжая засмущалась, Стефани перебрала в голове все, что могла сказать тощая стерва, и криво улыбнулась:
        - Супер. Это все?
        - Пока да, - усмехнулась подружка, - но после того, как ты сегодня разделась в столовке и ушла с Крисом, я думаю, сочинят что-нибудь новенькое.
        - Сочинят, - вздохнула Стеф. - Слушай, мне глубоко наплевать на всю фигню про любовные многогранники, беременность и обручальные кольца, но вот про концерт я попрошу тебя не распространяться. Стивен так бурно бесился из-за этого несчастного медиатора, мне его злость прямо бальзамом на душу. Давай ты, если тебя спросят, либо прикинешься, что ничего не знаешь, либо скажешь, что поклялась мне молчать.
        - Хорошо, - улыбнулась Мари. - Ты все-таки решила его добить?
        - Да. Он так старательно делает вид, что ему на меня плевать, и при этом так палится своей ревностью, - Стефани хищно улыбнулась, - это единственное, чем его можно вывести из себя. И я буду продолжать, пусть бесится, гад.
        - А ты не боишься, что он со злости натворит что-нибудь? Ты же его знаешь, он когда злится, творит такое, что потом жалеет о том, что сделал.
        - Пусть творит, - зло выдохнула Стеф, покосившись на закрытый ноутбук, - самое ужасное он уже сделал, я не знаю, что надо придумать, чтобы было еще круче.
        - Ладно, как хочешь. - Мари проверила время и вздохнула: - Меня Алекс ждет. У тебя какие планы на вечер?
        - Пазлы собирать, - усмехнулась Стеф, - как всегда.
        Мари понимающе улыбнулась и стала собираться, а Стефани опять вернулась к своим бумажкам.

* * *
        Спустя пару часов у нее уже рябило в глазах от черно-белых кусочков, экран мерцал и подергивался рябью, она готова была поклясться, что за последние два дня научилась различать минимум десяток оттенков бумаги, пять оттенков пасты и три разновидности почерка Стивена - злой, быстрый и сонный. Собраны целиком были только две страницы одной песни - той, на которой была длинная черта на втором листе. Это она позже поняла, что на втором, когда нашла первый, на котором эта черта начиналась. Склеив страницу в графическом редакторе, Стеф с уже знакомой маниакальной дотошностью скопировала ее на все, что только можно, а закончив, решила пойти выпить кофе.
        В столовой было почти пусто, она взяла себе чашку и села за один из угловых столов с диванчиками, удобно сползла по спинке и закрыла глаза, давая им отдохнуть. Хотела подсмотреть, чем занят Стив, но минутку подумав, отказалась от этой соблазнительной идеи - он не должен знать, что интересует ее.
        "Ага, конечно. Наивно делать морду ящиком после того, как орала на весь парк, что люблю его… но ведь почему-то же он бесится из-за других парней? Почему его это волнует, если он знает, что я люблю только его? Странный.
        Или это подсознательное и безотчетное, вроде древних собственнических инстинктов?"
        Открылась дверь, за столиком рядом громко, злобно крикнули: "Ну наконец-то" и Стефани открыла глаза, невольно заинтересовавшись. Кричавший оказался главным звукарем, который до этого тихонько пил чай со своей женой, а теперь грозно смотрел на входящего Стивена.
        Стив подошел к его столу, по дороге бросив короткий недовольный взгляд на Стефани, она поняла, что он совсем не рад ее присутствию здесь.
        "Почему это, интересно?"
        Эванс сел за столик рядом с Мелани, что-то тихо сказал, явно пытаясь понизить тон предстоящего разговора, но звукарь то ли не понял, то ли наплевал на его попытку, сходу заорав:
        - Сколько еще? Ты задрал меня своим "подожди", сколько можно тянуть до последнего? Мне хватило того, что ты на прошлой неделе дотянул до дэдлайна, я не хочу и в этот раз потратить все выходные на вылизывание завываний наших гениев. Ты прекрасно знаешь, сколько времени им нужно на репетиции… - его перебила Мелани, тихо что-то сказав под нос, он нахмурился, вслушиваясь, потом гораздо тише спросил у нее: - Думаешь? Ну ладно… Но все равно, слышишь? - Он поднял глаза на Эванса и погрозил ему пальцем: - Не тяни. Ты меня достанешь.
        Звукарь быстро допил чай, поднялся, что-то тихо сказал жене и ушел, Мелани посидела с Эвансом еще минуту, перебросилась парой фраз и тоже ушла. Стивен остался сидеть за столом один, такой хмурый, что Стеф буквально кожей чувствовала его злость и какую-то неуютную колючесть, как будто его что-то мучило, но он никак не мог решиться что-то предпринять. Он не смотрел в ее сторону.
        "Опять строишь из себя терминатора, друг мой? Ну строй, строй… а мне уже терять нечего, мне поздно прикидываться, я уже всему парку объявила о том, насколько мне на тебя не наплевать."
        Она собралась с силами, взяла свою чашку, встала, подошла к нему и села напротив. Молча оперлась о стол, уложив подбородок на кулак и с понимающей улыбкой глядя на Стивена, тихо сказала:
        - Плохой день? - Он неопределенно пожал плечами, рассматривая свои руки, Стеф помолчала, но ответа не дождалась и предприняла еще попытку: - За что он на тебя взъелся, не успеваешь с песнями?
        - Успеваю, - с независимым видом буркнул Стив, она приподняла бровь:
        - А мне кажется, ты врешь.
        - Какая тебе разница? - нервно буркнул он, - это мое дело.
        - Я могу помочь, - пожала плечами Стеф.
        - Как? - с сарказмом фыркнул он, - ты внезапно стала композитором?
        - Нет, - немного съежилась девушка, - но я могу что-нибудь посоветовать, как тогда с романтичным образом для Эшли…
        - Хватит, а? - поморщился он, - я сам разберусь, это моя работа, и я в состоянии с ней справиться без всяких сопливых советчиков.
        Стефани криво усмехнулась и с горьким сарказмом прошептала:
        - Ну конечно, как я могла забыть? Ты же у нас непробиваемый железный человек, который может все. Какие, нафиг, помощники…
        - Ты так говоришь, как будто это плохо, - фыркнул Стив.
        - Потому что это плохо, - наставительно произнесла Стефани, он усмехнулся и иронично пропел:
        - Сказал человек, который спит в пижаме с АйронМэном.
        - Во-первых, - усмехнулась Стефани, - мне нравится мистер Старк, а не его доспехи. А во-вторых, я уже не сплю в этой пижаме, я сплю кое в чем другом, - она загадочно улыбнулась, он заинтригованно поднял глаза, и секунду поколебавшись, небрежно спросил:
        - В чем другом?
        - В твоей зеленой пайте, - шепотом ответила Стеф, увидела, как он на миг потерял контроль над своей непрошибаемой пофигистичной физиономией, и провокационно улыбнулась: - Да, впечатлилась твоим примером и решила тоже попробовать это извращение. Мне понравилось, довольно интересно.
        Он уже справился с лицом и только чуть кривовато улыбнулся:
        - Не жарко?
        - А я люблю, когда жарко, - усмехнулась Стефани. - А хочешь, я угадаю, в чем сегодня будешь спать ты? - он скорчил недоверчивую мину:
        - Не угадаешь.
        - В белой футболке с кофейным пятном, - иронично улыбнулась Стеф, - и с автографом Ангуса Янга.
        Стив перестал улыбаться и буркнул:
        - Не угадала, я ее уже постирал.
        - Разрешите усомниться в ваших словах, - с сарказмом приподняла бровь Стефани, увидела проходящего по коридору мимо окон Дэна и сорвалась с места, бросив Стиву: - Я сейчас вернусь. - Пробежалась до двери и крикнула в спину тренера: - Дэн.
        - А? - он обернулся, увидел ее и вопросительно кивнул, она подошла ближе:
        - Ты свободен уже?
        - Нет, у меня Эшли сейчас и еще пара девочек. А что, опять не можешь заснуть? - он улыбнулся, - мышцы уже не болят?
        - Да болят, - махнула рукой Стеф, - какая разница. Зато я отлично выспалась и встала такая свежая, как после хороших выходных. Еще хочу.
        - Я понял, - довольно рассмеялся тренер. - Тогда сейчас перекуси, там в холодильнике есть, а к десяти приходи в зал, я освобожусь.
        - Хорошо, спасибо, - она благодарно улыбнулась и побежала назад в столовую. Стивен сидел в той же позе и комкал в руках салфетку, и когда Стеф пронеслась мимо него к холодильнику, даже не поднял глаз. Она выбрала с полки контейнер с салатом и стикером "для Стефани", вернулась за столик и попыталась улыбнуться: - Есть не хочешь?
        - Нет, - буркнул Стив, смерил взглядом ее контейнер и преувеличенно бодрую физиономию, иронично протянул: - А ты, я смотрю, такая примерная стала… ешь по расписанию, с тренером занимаешься, слушаешься его.
        Стефани дожевала и ехидно улыбнулась:
        - Стив, уймись. Ты что меня уже и к Дэну ревнуешь? Не стоит, мы с ним просто друзья.
        - Никого я не ревную, - хмуро рыкнул он, бросая на стол салфетку и поднимаясь, - сильно надо.
        - Как скажешь, - пропела она с интонацией "не верю ни единому слову".
        Он секунду поколебался, как будто лихорадочно искал, что ответить, потом хмуро буркнул:
        - Мне надо работать.
        - Пока, - она улыбнулась и помахала рукой, он поднялся и ушел, старательно-тихо прикрыв за собой дверь. Стеф перестала наигранно улыбаться и вздохнула, отложила вилку, взяла со стола салфетку, которую он мял в руках во время разговора, покатала между ладонями, еле удержавшись от соблазна уткнуться в нее лицом.
        "М-да… гребаный фетишизм. И кто из нас еще извращенец?"
        Бросила салфетку обратно и опять сосредоточилась на салате.

* * *
        В пустом зале остались только они вдвоем, а в ее программе остался всего один подход приседаний. Стефани дышала как тяжеловоз, до белых костяшек сжимая гриф лежащей на плечах штанги, по лицу тек пот, в глазах уже было темновато, но она была всерьез настроена закончить серию как надо. Ноги уже дрожали, удержать их от позорного расползания кто куда было трудно, если бы она была в зале одна, то давно сдалась бы, опасаясь травм. Но рядом стоял Дэн, готовый подхватить и ее, и ее штангу в любой момент, так что Стеф продолжала упражнение, медленно, но безукоризненно правильно… до определенного момента.
        Когда она вставала в последний раз, ноги подогнулись и если бы не Дэн, она рухнула бы точно.
        - Все, все, спокойно, - тренер поддержал ее штангу и попытался помочь снять с плеч, - это называется "отказ", это значит, что мышцам уже хватит.
        Стефани выпрямилась и схватилась за гриф, не отдавая штангу, злобно усмехнулась, тяжело дыша и отвечая:
        - Это называется "мышцы почувствовали последний подход и разленились раньше времени". Давай еще раз.
        - Уймись, женщина, - фыркнул Дэн, - я занимаюсь этим полжизни, я знаю, когда твоим мышцам хватит.
        - А я полжизни занимаюсь танцами, - Стеф сдула с лица мокрый от пота локон и выдохнула: - Я знаю свое тело. Еще раз.
        Дэн тихо выругался, но штангу забирать перестал, она молча перехватила гриф поудобнее и поустойчивее поставила ноги, сцепила зубы и сделала все-таки правильный и идеальный последний раз.
        Тренер взял у нее штангу, поставил в пазы, сложил на груди свои огромные ручища и со смесью восхищения и укоризны смерил Стефани взглядом с ног до головы:
        - Ты с ума сошла, танцовщица. Это не балет, тут другие правила.
        - Я знаю свое тело, - качнула головой Стеф и улыбнулась, - к тому же, ты рядом и не дашь мне покалечиться, верно?
        - Верно, верно, - он улыбнулся, покачал головой и бросил ей полотенце, - иди в душ, а я сделаю тебе коктейльчик, принесу потом.
        Стефани кивнула, утыкаясь лицом в полотенце, осторожно пошла к выходу, на миг обернувшись у дверей. Замешкалась, смущенно посмотрела на Дэна, который тоже остановился, пытаясь понять причину ее задержки:
        - Что такое?
        - Дэн, слушай, ты случайно не видел… - она замялась, ковыряя носком кроссовка резину напольного покрытия, - ну, может, случайно, не знаю… не видел, как Эванс выходит из зала?
        - Видел, конечно, - задумчиво почесал бровь тренер, потом медленно широко улыбнулся, - как он кланяется, ты имеешь в виду? Видел, да. А что?
        - Правда? - удивленно выдохнула Стеф, тихо добавила: - Блин, я думала, он шутит…
        Она оперлась о косяк двери, задумчиво осматривая пустой зал, все эти горы железа, стойки, перекладины и тренажеры.
        "Место, где ты становишься лучше…"
        Рядом сдавленно хохотнул Дэн, заставив ее выйти из задумчивости и поднять глаза на него.
        - Стеф, ты что, тоже решила поклониться залу?
        Она страшно смутилась и зажмурилась, неуверенно попыталась отовраться:
        - Нет, я просто спросила… Ну чего ты?
        Дэн продолжал ржать, хотя и пытался сдерживаться. Стефани от смущения тоже стала улыбаться во все лицо, пробормотала:
        - Дэн. Ну хватит…
        - Ну что ты, я ж ничего против не имею, - прохрюкал он, поднял ладони: - Я даже отвернуться могу, если ты меня стесняешься.
        - Ну Дэн, - она бросила в него полотенцем, он поймал и расхохотался, уже не пытаясь сдерживаться, отвернулся и медленно пошел по коридору, подняв ладонь:
        - Я не смотрю.
        - Гад, - проворчала Стефани, шагнула внутрь зала, чтобы ее точно никто не видел, закрыла глаза и глубоко вдохнула, пытаясь расслабиться и воскресить внутри то чувство, с которым встречала рассвет на площадке над перевалом - бесконечное тепло и благодарность…
        "Спасибо. Просто за то, что я стала чуть-чуть лучше."
        Поклон получился откровенно танцевальным, она прикусила губу и подумала, что Эванс бы обхохотался. Быстрее вышла из зала и пошла в ванную, захватив по дороге сумку для душа из комнаты.
        Только полностью намылившись, она поняла, насколько сильно ей хочется спать, и как тяжело, почему-то, стоять ровно. Ноги подгибались, попытавшись встать на одну, чтобы вымыть другую, она чуть не упала, а когда закончила отмываться и выключила воду, поняла истинные масштабы проблемы - она не может выйти из душевой кабинки. Просто не может и все. Потому что стоит только приподнять одну ногу, как вторая подгибается.
        Она осторожно дотянулась до полотенца и вытерлась, надеясь через время попробовать еще раз, услышала, как открылась дверь из коридора, и учуяв в этом звуке проблеск надежды, тихо позвала:
        - Дэн? - В ответ зацокали каблуки, так что это был точно не Дэн, Стеф вздохнула и попробовала еще раз: - Эй, кто-нибудь… мне нужна помощь.
        Каблуки приблизились и Стефани поспешила завернуться в полотенце, открылась дверь и в душевую заглянула Бетти, ненакрашенная, с чупа-чупсом в зубах и сильно озадаченная:
        - Стефани? Что случилось?
        - Я тут, это, - Стеф смутилась и пожала плечами, - не могу переступить бортик. - Увидела округлившиеся глаза Бэт и пояснила: - Я занималась в спортзале и наверное, немного переборщила со штангой… ноги не поднимаются.
        - Со штангой? - возмущенно зарычала стилистка, - ты с ума сошла? Ты девушка. Какая, к чертям, штанга?
        - Очень маленькая, легкая штанга, - поспешила оправдаться Стеф, - женская, с цветочком. Ты можешь мне помочь выйти из кабинки? Если нет, то позови кого-нибудь, пожалуйста.
        - Не хватало, - фыркнула Бетти, опять сунув в рот чупа-чупс. - Я помогу, - повернулась к Стефани боком, подставляя плечо, а сама предусмотрительно уперлась второй рукой в стену. Стеф схватилась одной рукой за Бэт, второй - за ручку двери, очень осторожно перебралась через неприступный бортик кабинки и утвердилась на дрожащих ногах, с неимоверной благодарностью выдохнув:
        - Спасибо, ты меня спасла.
        - Пожалуйста, - недовольно фыркнула Бэт, поправляя одежду, и погрозила Стефани чупа-чупсом: - Не вздумай никому сказать, что ты ходила качаться. Вообще не произноси слово "штанга". Черт, это же надо было додуматься… Куда смотрел твой тренер?
        - Он меня страховал, - вздохнула Стеф, - я бы не стала без него, ты что, это опасно…
        - Что? - округлила глаза Бетти, - так это он тебя подбил? Горилла, твою мать, человекообразная.
        - Кто там меня вспоминает? - раздался из-за двери бодрый голос тренера. Стеф сдавленно хохотнула, шкодно косясь на Бэт, но та и не думала смущаться, а наоборот выровнялась, поддернула рукава как перед боем, и решительно рванула на себя дверь:
        - Я тебя вспоминаю, бизон антропоморфный, - вылетела в коридор и насела на офигевшего тренера, как гарпия, размахивая чупа-чупсом, шипя и чуть ли не плюясь ядом: - Ты что удумал, а? Ты мне решил образ Бренды в конец перепоганить? Сначала она похудела до полутрупа, а теперь обрастет мясом, да?
        - А то, - улыбнулся в сто зубов тренер. - Отличным, крепким, упругим мясом, - Сцепил руки перед грудью и по очереди дернул грудными мышцами, левой-правой-левой, поиграл бровями, указал стилистке взглядом на свою грудь: - А?
        - Она девушка, - завопила покрасневшая от возмущения Бетти, патетично воздевая руки, - хватит забивать ей голову этой ересью.
        Дэн хохотнул и резким движением дернулся к Бэт, щелкнул зубами и тут же отодвинулся, шкодно улыбаясь. Стефани увидела у него во рту чупа-чупс Бетти, которым она только что размахивала, как жезлом возмездия.
        Стилистка задохнулась от возмущения, хватая ртом воздух, потом взяла себя в руки и яростно прошипела:
        - Животное.
        - Горилла, - радостно кивнул тренер, колотя себя в грудь со страшным глухим звуком. Бетти покраснела еще сильнее, резко развернулась кругом и поцокала по коридору. Дэн тут же перестал придуриваться и крикнул: - Эй, я пошутил, - повернулся к Стефани и шепотом спросил: - Как ее зовут?
        - Бэт, - хихикнула Стеф.
        - Бэт, - тут же заорал Дэн и кинулся за ней следом, доставая изо рта чупа-чупс: - Ну подожди, мышка.
        - Мышка? - возмущенно выдохнула Бетти, резко разворачиваясь и припечатывая тренера яростным взглядом.
        - Птичка, - тут же поднял ладони Дэн, - рыбка, жабка - кто угодно, только не злись.
        - Ты, - ткнула длинным ногтем в его грудь стилистка, - не смей портить фигуру Стефани, понял?
        - Да не испортится у нее фигура, - обворожительно улыбнулся Дэн, - я не первый год в деле и прекрасно знаю, что для кого норма, - смерил фигуру Бэт изучающим взглядом и задумчиво почесал бровь: - И тебя, кстати, тоже могу превратить в супер-женщину, немного откормить только, чтобы появилось… - он обвел руками в воздухе женственные изгибы, заставив только успокоившуюся Бетти опять яростно фыркнуть и сверкнуть глазами.
        Дэн понял, что ляпнул что-то не то, и мигом заткнулся. Достал изо рта чупа-чупс и с заискивающей улыбкой жестом предложил его Бэт.
        - Себе оставь, - рыкнула она, опять разворачиваясь на каблуках и решительно удаляясь. Тренер тяжко вздохнул, провожая ее взглядом, развернулся к Стефани, скорчившейся от смеха на полу в дверном проеме душевой и утирающей слезы от сдерживаемых рыданий. Она показала ему два больших пальца и сквозь смех простонала:
        - Пикап-мастер.
        - Ну тебя, - смущенно усмехнулся Дэн, печально посмотрел на чупа-чупс и вздохнул: - Гребаные углеводы, на ночь глядя… жестокая женщина.
        - Ну не ешь, - предложила Стефани, он секунду подумал и решительно сунул леденец в рот, махнул рукой:
        - Пробегусь завтра лишний километр. - Подал Стеф руку и ехидно спросил: - Как ножки?
        - Как макарошки, - вздохнула Стефани, с трудом поднимаясь, тренер взял оставленный на подоконнике стакан с трубочкой и протянул ей:
        - На, пей и ложись спать.
        - Спасибо, - она попробовала и одобрительно помычала с занятым ртом.
        - Годно? - довольно улыбнулся Дэн.
        - Угу.
        - Я старался, - расцвел он. - Там йогурт, вишня, чуть-чуть лимонного сока, киви и протеин.
        - А это не вредно? - несмело поинтересовалась Стеф, Дэн обиженно вскинулся:
        - Намного полезней, чем то, чем вас кормит тетя Тили, - Помолчал и тихо добавил: - Это даже у Криса почти не вредно… но ты все равно его коктейли не пей.
        - Да мы с ним почти не видимся, - махнула рукой Стеф.
        - Завяли помидоры? - криво усмехнулся тренер.
        - Завяли, - вздохнула Стефани.
        - А с Эвансом у вас что? - осторожно поинтересовался он, она подумала, пожала плечами и тихо фыркнула:
        - Кто б мне сказал, что у нас с Эвансом…
        Дэн понимающе улыбнулся и не стал выспрашивать, они попрощались на развилке, Дэн пошел в столовую, Стеф - в комнату. Едва войдя и кивнув читающей на кровати Мари, она разделась, залезла под одеяло и мгновенно отрубилась.

* * *
        ГЛАВА 3, 75й день съемок
        вторник, 6 августа, 75й день съемок, 29/1 лунный день
        За завтраком она болтала с Дэном, украдкой поглядывая на столик у стены, за которым весело общались Мари, Алекс и Стивен. А Дэн, точно так же украдкой, поглядывал в спину Бэт. Стефани ни о чем его не спрашивала, потому что понимала, что это, по-хорошему, не ее дело… ну и еще потому, что он сам вряд ли знал, что ей ответить.
        "Точно как я. Вот только у Дэна и Бетти еще ничего не было, а мы с Эвансом уже успели наломать столько дров, что хватит согреть весь мир… кроме нас двоих."
        Он на нее не смотрел, но ее это не смущало - она тоже прекрасно умела не смотреть туда, куда очень хочется. И делать хорошую мину при плохой игре, и улыбаться…
        "Черт, Эванс, с какой радости ты сегодня с утра такой веселый?"
        На съемках они были друг с другом безукоризненно вежливы, хотя Стефани и чувствовала спинным мозгом, что Стивену стоит больших усилий не язвить ей. Мелани с утра пребывала в плохом настроении, так что съемки продвигались не особенно весело, и когда их отпустили на обед, все вздохнули с облегчением.
        Мари заболтала Стеф, по своему обыкновению усердно усаживая за свой столик, Стефани поняла это только тогда, когда очнулась уже на стуле и с вилкой в руках. В разговоре она почти не участвовала, так что когда Мари обратилась к ней прямо, даже не сразу нашлась с ответом.
        - Стеф, что с тобой? - напряженно спросила подружка, - ты нормально себя чувствуешь?
        - А что? - спрятала глаза Стефани, мысленно матеря рыжую за такие прямые вопросы в присутствии Стивена.
        - У тебя иногда такое лицо, как будто у тебя что-то болит, - задумчиво заглянула ей в глаза рыжая, Стеф махнула рукой:
        - А, это… ерунда, переоценила свои силы в спортзале.
        - А, - как-то двусмысленно улыбнулась Мари, - ясно. А что же Дэн тебя не образумил?
        - Он пытался, - фыркнула Стеф, - у него не вышло. - Она кривовато улыбнулась Мари и вздохнула, - и теперь я расплачиваюсь за свою самонадеянность, так что, поделом мне.
        В течение всего разговора она краем глаза следила за реакцией Стивена, но он вел себя так, как будто вокруг вообще ничего не происходит. Мари быстро доела и куда-то утащила Алекса "по важному секретному делу", они остались за столом вдвоем и напряженно промолчали весь обед. И только когда Стеф отнесла поднос и вернулась с чаем, по дороге поблагодарив Дэна за очередной кулинарный шедевр, Стивен тихо поинтересовался с пофигистичной физиономией:
        - Начала увлекаться спортом?
        - О, да, - улыбнулась Стефани, - после занятий хорошо спится.
        - Ясно, - независимо буркнул Эванс и замолчал, Стефани поизучала его каменную физиономию и с подколом спросила:
        - А ты увлекаться спортом резко перестал, да?
        - Ага, - криво ухмыльнулся он, - стимул пропал.
        Она с трудом удержала на лице непроницаемую спокойную улыбку, хотя в груди нехорошо сжалось сердце. Попыталась взять себя в руки и сменить тему:
        - Как продвигается песня?
        - Тебя это волнует? - нервно скривился он.
        - Да.
        - Зря, - выплюнул он, - я справлюсь без сопливых.
        - Конечно, - саркастично улыбнулась она, встала и пошла относить чашку, напевая под нос вступление из "Irоn Маn" Оззи. Лицо Стивена перекосило ухмылкой, но он промолчал.
        Когда они вернулись на площадку, Мари уже была там и заинтересованно всматривалась в их лица, но сразу поняла, что ее супер-план провалился, и сочувственно заглянула в глаза Стеф:
        - Все нормально?
        - Все как обычно, - отмахнулась Стефани.
        "Как обычно дерьмово".
        Съемки шли со скрипом, режиссершу, похоже, на обеде кто-то достал еще круче, чем утром. На ужин она прогнала их раньше времени, так что в столовой была только их группа, мрачная и неразговорчивая после тяжелого дня. Стефани хмуро ковырялась в тарелке, когда телефон в кармане внезапно заиграл мелодию Шарка, мигом поднявшую ей настроение. Она улыбнулась и достала трубку, открыла сообщение: "Проверь почту, потеряшка) Р.S. Амиго, мне одобрили отпуск. Я мысленно уже лечу:)".
        Заметив ее улыбку до ушей, Мари тоже улыбнулась и толкнула ее локтем:
        - Поделись радостью, я тоже хочу кусочек няшности. От кого это?
        Она не успела открыть рот, как голос подал Стивен, ядовито и ехидно:
        - От Шарка.
        - А ты откуда знаешь? - округлила глаза Мари, но Стеф ответила раньше него:
        - Он узнал мелодию. - Они с Эвансом пару секунд померились ехидными взглядами, потом Стефани улыбнулась и прошептала: - Не ревнуй, дружище, от этого рано стареют.
        - И не думал, - усмехнулся он, - я слишком занят, чтобы тратить время на ревность.
        - Чем это ты так занят? - подняла бровь она.
        - У меня сегодня свидание, - ухмыльнулся он.
        - С кем это? - фыркнула Стефани, он задумчиво взлохматил волосы:
        - С кем… надо подумать, - обвел столовую придирчивым взглядом, как будто выбирал машину на прокат, капризно скривился: - И чего мы сегодня так рано? Сидим теперь одни, как идиоты… в первой группе девчонки симпатичнее. - Он не смотрел на Стеф, но она все равно старательно натягивала снисходительную улыбку. - О, вон та подойдет, - улыбнулся Стив. - Как ее… Синди, Сиси… Салли, - Девушка удивленно подняла на него глаза, Стивен улыбнулся своей самой развратной улыбочкой, от которой Салли мигом зарделась, и сказал: - Малыш, ты свободна сегодня вечером?
        Краснеющая девочка смущенно кивнула, попыталась что-то ответить, но ее перебила Мелани, громко фыркнувшая:
        - Зато ты сегодня вечером занят, Эванс. И будешь занят, пока не сдашь песню, понял меня?
        Стефани прикусила губу, чтобы не заржать, но многие свидетели этого занятного разговора сдерживаться не стали и столовую заполнил сдавленный смех. Эванс даже бровью не повел, небрежно отмахнувшись:
        - Расслабься, Мелани, я все успею, - плотоядно улыбнулся Салли и промурлыкал: - Мне просто нужно немного вдохновения…
        Жестом показал Салли "позвони мне", заставив залиться краской еще гуще, и вернулся к своему кофе, ухмыляясь как бильярдист, которому остался последний шар, не сулящий никаких проблем. Поднял бровь, тихо спрашивая Стеф:
        - Как тебе этюд?
        - Скучно, пресно и не интересно, - улыбнулась она.
        - Зато приятно, - философски пожал плечами Стив, допил кофе и поднялся, - мне пора, всем удачного вечера.
        Стефани не стала оборачиваться, а молча смотрела в чашку, слушая его шаги - дошел до столика Салли, что-то прошептал ей на ушко, заставив захихикать, неспеша дошел до двери и тихо вышел.
        Она закрыла глаза. Мари погладила ее по руке, Стефани нервно отдернулась, встала и улыбнулась с извиняющимся видом:
        - Я пойду.
        Не дождалась ответа и вышла из столовой, старательно держа спину ровной, а лицо невозмутимым. Пошла в комнату, уткнулась в экран с бесконечными листочками, пытаясь ни о чем не думать. Спустя бесконечность времени не выдержала и закрыла глаза, мысленно настраиваясь на милашку Салли.
        Милашка красила ресницы. За ее спиной скакала по кровати от нетерпения ее подружка, непрерывно вопя:
        - Я не могу поверить. Прикинь - Эванс. Сам Эванс. Он такой лапочка, я так тебе завидую, ты мне потом все-все расскажешь.
        Стефани открыла глаза в комнате и опять уставилась в экран.
        Вспомнила сообщение Шарка и проверила ящик, нашла там письма от Джун, Мими и Шарка, пока прочитала, пока ответила…
        Под самым окном раздался знакомый радостный смех, Стефани яростно зашипела и закрыла глаза, откидываясь спиной на стену.
        "Вот гад. Он специально повел ее мимо моего окна?
        Господи, о чем я… конечно, специально."
        Опять настроилась на малышку Салли и пару минут понаблюдала приторные улыбки в сто зубов и наигранный смех, разговоры на общие темы, откровенный флирт, такой толстый, что выглядел пошлым и примитивным. Веселая парочка дошла до конца аллеи и повернула обратно, опять проходя мимо ее комнаты. Стивен посмотрел на свет в ее окне и злорадно ухмыльнулся.
        "Гаденыш… зачем? Ты же сказал, что мы не будем вместе, что ты ничего не хочешь, зачем ты это делаешь?"
        Она опять очнулась в комнате и закрыла ноутбук, встала и выключила свет, достала наушники, легла на кровать и закрыла глаза.
        "Дома никого нет, все ушли в астрал."
        Спустя десяток песен пришла Мари, совершенно не удивилась ни тому, что в комнате темно, ни тому, что Стеф так рано улеглась, поставила подружку в известность, что ночует сегодня у Алекса, и смылась.
        "Ну и правильно, целее будешь."
        Спустя еще десяток песен Стеф не выдержала и опять стала подсматривать за Стивеном через глаза Салли. После первой же фальшивой улыбочки, за которую его хотелось закидать помидорами с криком "Не верю", опять открыла глаза в комнате.
        "Что-то мне это напоминает…
        Может быть, один из тех печальных вечеров, которые я провела в попытках не разорвать на куски Эшли. Или Еву. Или сестричек Уэйн. Когда гребаный блондинистый потаскун обжимался по лавочкам со своими фанатками, а я околачивалась где-то рядом и дико злилась.
        Вот только потом все изменилось.
        Ах, как восхитительно все потом изменилось. Мгновенно, за один вечер. И утром этот наглый кобель стал покорным ласковым щенком, готовым лизать мне ноги.
        А нужно ведь не так много - свечи, зеркала, вода и новолуние…"
        Стефани на миг замерла, а потом сорвала наушники и схватила ноут, быстрее проверяя свою догадку относительно того, почему сегодня за окном так темно… Да. Новолуние, именно сегодня, в эту ночь.
        Она резко встала и решительно впрыгнула в туфли, чувствуя, как нарастает внутри холодная злая дрожь, такая знакомая по многочисленным подавившимся и упавшим на ровном месте.
        "Никто не смеет портить мне жизнь.
        Я - ведьма. Я решаю все в своей жизни. Только я."
        Она выпрямила спину и быстрым шагом пошла по коридору, кожей чувствуя, как вьются вокруг нее потоки необузданной силы.
        "Крис говорил, что я очень сильная. Очень."
        Потусторонняя мощь упруго билась под кожей, невидимая, но ощутимая как притяжение магнита, способного оторвать от земли грузовик. Она чувствовала, что сейчас смогла бы одним желанием поднять в воздух всю школу, весь город…
        "Но мне нужно не это. Мне нужна вода, свечи и зеркала."
        За спиной закрылась дверь бокового входа, земля под ногами подрагивала, как будто где-то совсем рядом к ней навстречу несется несметный табун лошадей, вбивающий тысячи копыт в сухую звонкую землю.
        Какие-то люди, сидящие на лавочке, перестали разговаривать и ошарашенно уставились на Стефани.
        "Здесь никого нет. Вы меня не видите."
        Разговор возобновился, она криво улыбнулась и пошла быстрее.
        Аллеи мелькали перед глазами, развилки, повороты и наконец круглый тупичок с чашей родника в центре.
        "Иди ко мне, дорогая моя."
        Стефани поманила пальцем и от зеркальной поверхности отделился подрагивающий, как мыльный пузырь, шар воды.
        "Пойдем со мной."
        Она развернулась и пошла обратно, зная, что вода летит следом.
        "Никто не смеет дразнить меня. И ты не будешь, Стивен."
        Потоки дрожащей от напряжения силы опоясывали ее тело, ей казалось, что гравитация больше над ней не властна, она ходит по земле только потому, что сама так решила.
        "Я могу летать. Могу ходить по воде. Я могу все."
        Люди, мимо которых она проходила, смотрели сквозь нее, как будто ее нет. И только один человек, едва заметив ее, мгновенно впился взглядом в глаза и ошарашенно выдохнул:
        - Стефани… что с тобой?
        Стоящая рядом малышка испуганно сжала его руку и пропищала:
        - Стивен, с кем ты разговариваешь?
        Стефани улыбнулась, широко и молча, опасной зубастой улыбкой, ничего не значащей и объясняющей все.
        - Стефани, господи, зачем? - прошептал он, окидывая ее взглядом. - Не знаю, что ты задумала, но не надо.
        Стеф вдруг поняла, что смотрит на него прямо, а не снизу вверх, как привыкла. Посмотрела на свои ноги, парящие над землей, ухмыльнулась и опять посмотрела в его испуганные и шокированные глаза, медленно прошептав:
        - Надо, Стивен. Почему тебе можно злиться, а мне нет? Я тоже хочу.
        - Стефани, пожалуйста, - умоляюще шепнул он, качая головой, - давай мы успокоимся и тихо поговорим, а?
        Салли, чуть не плача, бросила его руку и крикнула:
        - Стивен, очнись. С кем ты разговариваешь?
        - Уходи, - тихо ответил ей парень, взял за плечо и развернул, подтолкнул вдоль аллеи, не отрывая взгляда от лица Стеф, - иди, все, вечер закончился.
        - Стив, черт, - отбросила его руку девочка. - Ты псих, мне говорили, а я, дура… Ну и пошел ты. Дерьмо…
        Она развернулась и убежала, растирая по щекам злые слезы, Стефани смеялась, медленно поднимаясь выше, она уже смотрела на Эванса сверху вниз.
        - Стефани, пожалуйста, приди в себя, - еще раз мягко попросил он, протягивая ей руку. - Давай больше не будем злить друг друга и все будет мирно и спокойно?
        - Нет, Эванс, - тихо ответила она с дьявольской улыбкой, поднимаясь еще выше, - все не будет мирно, нет… Все будет так, как я захочу. И у тебя нет выбора, тебя никто не спрашивает.
        Она расхохоталась и рванулась вверх, так быстро, что земля унеслась далеко-далеко, на горизонте замерцали огни города, нитка фонарей трассы. Стефани пару секунд полюбовалась видом и стремительно спустилась, встав на ноги у парадного входа. Быстрым шагом прошла на склад реквизита, выбрала красивые свечи и пару зеркал, пошла в комнату. Злое торжество уже захватило все ее сознание, она улыбалась сама себе, злорадно и радостно.
        "Все будет так, как я хочу. Просто потому, что я этого хочу."
        Зеркала, подчиняясь ее воле, воспарили в воздух на уровень ее лица, свечи поднялись рядом и вспыхнули сами собой, отразившись в зеркальном углу бесконечным коридором, похожим на огни взлетной полосы.
        "Да, нам пора набирать скорость и высоту. Давно пора. А то все эти детские любит-не любит, высокоморальный выпендреж и разговоры о будущем, о настоящей любви, об уважении…
        В этом мире значение имеет только сила. И у меня ее валом."
        Языки пламени вытянулись в высоту и из огненного коридора проступила оскаленная в улыбке демоническая морда.
        "Бренда, моя милая, моя дорогая. Ну вот мы наконец и встретились снова, я так скучал по тебе. Почему ты не приходила?"
        "Заткнись, демон. Ты мне мешаешь."
        "Ну зачем же так грубо? Я могу помочь тебе, чай не первый день вместе, почти родные. Ты хочешь подчинить еще одно существо? Похвально, драгоценная моя, так будет еще интереснее. А то я, признаться, порядком заскучал здесь в одиночестве."
        "Молчи, ты мешаешь мне сосредоточиться."
        "Как скажешь, милая. Успехов, сегодня наша ночь."
        Демон оскалился напоследок и исчез, оставив коридор пустым и очень перспективным. Стефани протянула руку и в нее с готовностью ткнулся рукоятью нож, тот самый, заговоренный еще в прошлый раз и терпеливо дожидающийся своего времени под тумбочкой. Поманила пальцем миску, любимый будильник Мари, она послушно выскользнула из тумбочки и зависла перед зеркалами, не отражаясь в них. Стефани повела рукой, подзывая пузырь воды, поставила нож рукоятью вверх над миской и велела воде стечь тонкой струйкой по обе стороны от лезвия.
        "Теперь наговор."
        Она произнесла первые три строчки, в конце четвертой назвала свое имя, и как только прозвучало слово "Бренда", в огненном коридоре проступило из тьмы ее отражение. Белая кожа, черные глаза без зрачков, развевающиеся и медленно качающиеся, как под водой, черные волосы, темные губы, искривленные в злорадной усмешке.
        "Вот и вся любовь, милый мой друг.
        Сейчас по коридору придет новый демон и я назову ему твое имя, а через пять минут ты приползешь ко мне на коленях. И ты больше не будешь строить из себя терминатора, ты не станешь отрицать свои чувства, ты не сможешь с ними бороться. Ты будешь тихим и нежным, как милашка Крис в тот вечер над озером…
        Робкий и влюбленный, побежденный окончательно и навсегда."
        Из бесконечности пламенного коридора вышли две тени и медленно пошли к ней навстречу, подошли вплотную и слились воедино, на миг вспыхнули, дав ей возможность рассмотреть свои изломанные тенями, нечеловеческие лица с пустыми глазами.
        - Назови его имя.
        "Я зову его Мой Ночной Музыкант. И сегодня он снова станет моим."
        Она улыбнулась, вспоминая их первую встречу, его голос в темноте, свое состояние, злость на Криса и свою безнадежную любовь, свое отчаяние, толкающее на отчаянные поступки.
        "Я его так любила, господи, невероятно, невыносимо… до выворачивающей наизнанку боли, способной свести с ума."
        - Назови его имя.
        "И сегодня ты полюбишь меня точно так же, Мой Ночной Музыкант. Это будет нечестно, несправедливо и аморальнее всего на свете, но это будет. Потому что я так хочу."
        - Имя.
        "Мой друг, прости, но… у тебя был шанс. У тебя была чертова уйма шансов решить все мирно. Но ты решил повыделываться.
        Довыделывался."
        - Назови. Его. Имя.
        Она запрокинула голову и рассмеялась… и услышала, как за спиной колотят в дверь.
        - Стефани. Открой, Стеф, нам надо поговорить.
        "Что Крис-то тут делает?"
        Дверь сотрясалась так, как будто в нее бьют ногами.
        - Стеф. Малыш, пожалуйста.
        Свечи загорелись ярче, двойная тень в огненном коридоре задрожала:
        - Имя.
        Плачущий голос Криса прорвался сквозь гул демонов и треск пламени:
        - Стефани, солнце мое, не делай этого. Пожалуйста, детка.
        Она вдруг представила на его месте Эванса, всего такого величественного, перманентно сдержанного Эванса. Как этот хитрый змей, позабыв былое королевское величие, отбросив высокомерие, мчится ее спасать и чуть не плачет у ее двери.
        "Это было бы смешно. Эванс - суть воплощенная гордость и честь, наглая, самоуверенная, иногда эгоистичная, временами невозможно-капризная и неповторимо-несносная… но ни в коем случае не поверженная в прах.
        Эванс у чьих-то ног? Нет, не смешите меня, это будет не Эванс.
        А мне нужен именно он. Только он. Такой, как есть, а не сломанный приворотом и превращенный в послушную шавку, пресмыкающуюся у моих ног. А значит - нет. Мне не нужна ничья помощь.
        Я заставлю его признать поражение и без магии, тем более, что он сам так сильно этого хочет."
        - Убирайтесь, - решительно отрезала она, глядя в пустые глаза демонов, - вы мне не нужны.
        - Назови его имя, - с негодованием взревели демоны.
        - Пошли вон, я сказала, - рыкнула Стеф.
        Из зеркал ударил ветер, раздался такой дикий потусторонний вой, что ей пришлось закрыть голову руками и крепко зажмуриться. Со стеклянным звоном брызнули по стенам осколки, свечи погасли, она закашлялась, на ощупь ища выключатель.
        Как только вспыхнул свет, дверь прогнулась под очередным ударом и с хрустом открылась, выламывая замок, в комнату упал перепуганный Крис, вскочил, схватил Стефани за руку и замер с открытым ртом. Она осматривалась вокруг такими же ошарашенными глазами, клубы черного дыма понемногу истаивали, просачиваясь в приоткрытое окно и выломанную дверь… а на стенах, на полу и на потолке проступали черные и красные потеки, складываясь в непонятные письмена и странные знаки, в сложные геометрические фигуры, пентаграммы и звезды. Черная и красная жидкость выступала из стен, как будто просачивалась сквозь них откуда-то с той стороны, капли стекали вниз, цвета смешивались, образуя все новые узоры, вызывающие приступы паники одним своим существованием.
        Потеки постепенно застыли и перестали двигаться, Стефани перевела сумасшедший взгляд на Криса, надеясь у него узнать, что это было и как это понимать. Но спустя секунду поняла, что объяснений от него не дождется - он выглядел так, как будто вернулся с того света. Лицо белое настолько, что кажется, будто его загримировали, огромные бесцветные глаза, дрожащие бледные губы, зубы стучат, как будто он непрерывно пытается что-то сказать, но не может открыть рот.
        - Ты в порядке, Крис? - спросила она. Он медленно перевел на нее взгляд и попытался кивнуть, но странная дрожь, овладевшая его челюстью, перекинулась на все тело и он стал непрерывно трясти головой и пытаться схватиться за Стеф трясущимися руками.
        - О, господи, - она потерла глаза, обреченно посмотрела на дрожащего парня и мягко подтолкнула его к кровати, усадила, окинула взглядом стены и потолок. Дверь опять грохнула о стену, в комнату ворвался Стивен, начал что-то говорить, но увидел новую настенную роспись и шокировано открыл рот, с трудом перевел глаза на Стефани и слабым голосом спросил:
        - Это ты сделала?
        - Оно само, - истерично усмехнулась Стеф, опять поднимая глаза на изгаженный потолок.
        - Что с ним? - Стивен кивнул на Криса, продолжающего дрожать в той же позе, Стеф пожала плечами, тяжко вздохнула:
        - Когда ломал дверь, он был вполне нормальный. А потом вошел, увидел все это художество и стал вот такой… наверное, он понял, что это все значит.
        Стивен с трудом сглотнул и с опаской посмотрел на Стеф:
        - Что ты делала?
        Она медленно обернулась к нему, чувствуя, как по лицу опять расползается сумасшедшая кривая ухмылка, склонила голову к плечу и прошептала:
        - Злилась, дружище… каждый злится по-своему. Мне нравится вот так.
        - Стефани, - тихо попросил он, - опустись на землю.
        Она посмотрела на пол, находящийся сантиметров на тридцать ниже ее ног, и с перепугу упала на него так резко, что зашипела от боли в пятках и покачнулась. Стив придержал ее за локоть и устало потер глаза, озадаченно окинул взглядом потусторонние художества на стенах и вздохнул:
        - Надо это как-то убрать.
        - Проще простого, - ухмыльнулась Стефани и в упор посмотрела на расписанную стену: - Исчезни.
        Краска опять стала жидкой и втянулась внутрь стен. Стефани грозно глянула на потолок и он тоже бесследно впитал письмена и схемы. Она повернулась к двери и недовольно повела бровью, заставив выломанную часть косяка прирасти на место, а дверь - закрыться на замок.
        - Вот так, - удовлетворенно кивнула она, усмехнулась в ответ на шокированный взгляд Стивена и шагнула к Крису, взяла за подбородок и заглянула в глаза: - Приди в себя.
        Парень дернулся и отпрянул, вжавшись в стену, потом понемногу расслабился и выдохнул, потер лицо, осмотрел уже чистые стены и потолок, схватился за голову и простонал:
        - Стефани, боже, что ты натворила…
        - Возьми себя в руки и расскажи спокойно, - покровительственно усмехнулась она. - Расслабься, я уже все убрала. Что это было?
        - Это… это, - он задыхался, она подумала, что он вот-вот опять впадет в ступор и прикрикнула:
        - Крис. Смотри на меня и говори. Что это было?
        - Туннель, - выдохнул он, посмотрел на нее как на восставшего покойника и отвел глаза, - он появляется, если проход в мир духов открыть очень большой силой и надолго, тогда получается не щель, а устойчивый канал, через который можно протащить что угодно, - он опять начал задыхаться, лихорадочно осмотрел ее с ног до головы.
        - Что? - рыкнула Стефани. - Что ты на мне увидел?
        - Ты еще не чувствуешь, - сочувственно нахмурился он, - ты на пределе, Стеф. Ты исчерпала резерв и стала тянуть силу из ауры, это очень скоро выйдет тебе боком. Тебе нужна сила, срочно. Иди сюда.
        Он с трудом поднялся и потянулся рукой к ее щеке, но Стивен небрежным жестом отбросил его руку:
        - Ты охренел, колдун гребаный? Ты что от нее хочешь?
        - Ей нужна сила, - спокойно ответил Крис и потянулся опять.
        - Она посидит на солнышке и все будет в порядке, - вызверился Стив, опять отбрасывая его руку. - Если ты не в курсе, она давно уже знает, что ваша гребаная сила передается не только через то, что в штанах.
        - Идиот, - простонал Крис, впиваясь взглядом в глаза Стивена, - ты ничего не понимаешь, ты не разбираешься в этом. Если ей не дать силу сейчас, она не доживет до рассвета. Она уже умирает.
        - Что? - Стивен повернулся к Стеф, она с заинтересованной улыбкой переводила взгляд с одного на другого. Увидев, что они оба на нее смотрят, она улыбнулась еще шире и сделала приглашающий жест:
        - А что вы замолчали? Продолжайте, мне нравится.
        - Ты в порядке? - с недоверием всмотрелся в ее лицо Крис. Она постаралась не показать, что его лицо стало расплываться перед глазами, тихо рассмеялась и кивнула:
        - В полнейшем. Но на солнышке посидеть, пожалуй, не откажусь. А для этого мне нужно надеть платье, так что, друзья мои, - она хлопнула их обоих по плечам и подтолкнула к выходу, - давайте, по домам.
        - С тобой точно все хорошо? - подозрительно заглянул в ее глаза Стивен, она быстро закивала и опять подтолкнула их к двери:
        - Да, точно все хорошо. Дайте мне переодеться.
        Парни с недовольными физиономиями вышли, подозрительно поглядывая на нее, на стены и друг на друга. Стефани закрыла за ними дверь и обессиленно опустилась на пол, потихоньку подползая к сумке с вещами. Не поднимаясь с пола, вывернула одежду на кровать и выбрала платье, переоделась, чувствуя, что руки уже плохо слушаются и пол качается, постоянно норовя встать на дыбы и приложить ее по лицу. Посмотрела на мобильный, с трудом подсчитала время до рассвета, поняла, что успевает с запасом, и решительно встала. Пол продолжал бунтовать, выписывая под ногами дикие кренделя, как будто сошел с ума и задался целью сбросить ее.
        "Так, спокойно. Надо взять себя в руки и дойти до машины. А потом доехать до верха дороги, и главное, правильно развернуться, на восток…"
        Она шла по коридору к парковке, держа в голове самое главное - ей надо на самый верх, ей нельзя оборачиваться, ей нельзя говорить. Остальное терялось где-то в тумане, она совершенно не помнила, почему находится в таком состоянии, почему так тяжело идти, почему пол под ногами выписывает такие зигзаги. Было мрачно, пусто и тихо, в голове гудело, до двери оставалось несчастных несколько шагов…

* * *
        ГЛАВА 4, 76й день съемок
        среда, 7 августа, 76й день съемок, 2 лунный день
        Она очнулась мгновенно и сразу бодрой, но не подала вида, потому что лежать было очень удобно. Точнее, полулежать - частично на холодной земле, частично на груди Стивена. Его рука плотно прижимала ее к нему, а во второй он, судя по всему, держал телефон. И орал так, как будто тут кто-то умирает:
        - Ты идиот? Она без сознания. Откуда я знаю, вы, мать вашу, гребаные маги, не знаете, а я должен знать?
        Стефани сдержала желание открыть глаза и посмотреть на его лицо, попыталась прислушаться, чтобы разобрать, что ему ответит собеседник.
        - Ты хочешь, чтобы она умерла? Это самый быстрый и эффективный способ.
        - А других способов нет? - вызверился Стив. - Может, ты поднимешь задницу и попробуешь сделать что-нибудь другое?
        - Я хотел помочь, ты мне не дал. Теперь это твоя проблема, я тебя предупреждал, ты не захотел меня слушать. Если она умрет у тебя на руках, это будет на твоей совести.
        - Льюис, твою мать.
        - Все, я тебе больше ничем не помогу. Успехов.
        - Урод, - Стивен зашелестел одеждой, потом обнял Стеф двумя руками, прижимая к себе и покачивая из стороны в сторону, тихо сказал: - Стефани, черт… зачем ты так? Я с тобой за год поседею, за два облиняю, а за три скопычусь.
        Она не отреагировала, это было несложно - все тело как будто онемело, даже лицо совершенно не двигалось. Хорошо подумав, она решила, что скорее всего, просто замерзла. Очень сильно замерзла…
        - Стеф, - прошептал Стивен, провел рукой по ее лицу, - ну очнись, а? Скоро взойдет твое гребаное солнце, ты посидишь пофотосинтезируешь и все будет как было, да? Стеф… черт.
        Он замолчал, она чувствовала плечом частые удары его сердца, слышала его дыхание и шелест одежды, когда он гладил ее плечи. Где-то рядом завывал ветер, шумели листья деревьев, а потом раздался тихий, робкий посвист самой первой птички.
        "Мы над перевалом. Я не могу расслабляться, мне же надо…"
        Она чуть-чуть приоткрыла глаза, это было так тяжело, как будто веки весили по тонне. Увидела почти не различимое в темноте лицо Стивена, и опять закрыла глаза, она слишком устала от первой попытки.
        "Так, надо собраться с силами и подняться. Иначе я опять превращусь в полутруп, а мне нельзя."
        Птичка свистнула еще раз, смелее и громче, отчетливо напомнив, как Стивен играл ее мелодию на площадке для Стеф. Он тихо, горько рассмеялся и глубоко вздохнул, наклонился, она почувствовала, как на лицо упали его волосы, холодные и влажные от утреннего тумана. Сердце забилось чуть быстрее, несмело, как будто с трудом вспоминало, как это делается, она ощутила на губах его горячее дыхание…
        "Опять из жалости? Не вздумай, гад, укушу"
        …и приложив бешеное усилие, чуть-чуть повернула голову, чтобы его губы коснулись щеки у самого уголка рта. Он на миг замер, потом отодвинулся и тихо рассмеялся, шепотом сказал: - Стефани… черт, некоторые вещи никогда не меняются.
        Прижал ее к себе крепче, отодвинулся и заглянул в глаза:
        - Ты как? Вставать будешь?
        Она опять приоткрыла глаза и чуть качнула ресницами, он приподнял ее, усадив лицом на восток, как в прошлый раз.
        - Нормально? Или надо как-то по-особенному?
        У нее не было сил отвечать, так что она промолчала, опять расслабляясь и пытаясь вспомнить, что и как надо делать.
        "Вроде бы, сидеть молча, дышать тихо и благодарить всех подряд."
        Мысли путались, в голове мелькали какие-то кадры, надерганные памятью непонятно откуда - концерт, репетиции, тренажерный зал, столовка, парк… Что-то вспоминать и кого-то благодарить не было сил, так что она отпустила мысли, бессистемно рванувшиеся во все стороны сразу и потерявшиеся в темноте.
        Вокруг шелестел ветер, к первой птичке присоединялось все больше разных голосов, Стивен гладил ее по плечам, прижимая к себе. Она сидела как кукла, совершенно не чувствуя мышц, как будто их вообще не было. Ноги лежали на траве в явно неудобном положении, она представила, как больно потом будет вставать, и попыталась не думать об этом. Стивен как будто прочитал ее мысли, приподнялся и усадил удобнее, опять сел, уложив ее спиной на свою грудь. Стефани прекрасно понимала, что сидит ровно только благодаря ему, спина была такая же вялая и непослушная, как и все остальное тело.
        "Интересно, он нашел меня посреди коридора? А потом додумался привезти сюда и даже развернуть лицом к солнцу, как в тот раз."
        Чуть-чуть улыбнулась и поняла, кого нужно в этот раз благодарить первым.
        "А вторым, наверное, Криса. Как он дверь ломал, это надо… как он узнал? Хотя, что тут гадать - Стивен позвонил ему и рассказал, как я летала по парку с пузырем воды над плечом. И Крис сразу понял, что я творю что-то плохое, примчался… Бедняжка, он ведь до сих пор меня любит. Без причины, без сомнений и так самоотверженно, как могут только заколдованные люди. А может быть, не только. Надеюсь, я когда-нибудь это узнаю.
        Господи, как же мне его жаль. Я еще прекрасно помню это состояние, когда не понимаешь, почему не владеешь своими чувствами, когда пытаешься сопротивляться, но не можешь, и это сводит с ума, заставляя себя ненавидеть.
        И я чуть было не сделала со Стивеном то же самое.
        Как хорошо, что меня остановили."
        Она ужаснулась, только представив, как он на нее посмотрит, если узнает, какой именно ритуал она проводила сегодня ночью.
        "Нет, я не сделала бы этого в любом случае. Даже если бы меня не остановили, я бы остановилась сама. Надеюсь. "
        Птицы запели громче. Она глубоко вдохнула, предчувствуя волшебный момент, когда пронзившие атмосферу фотоны наконец коснутся ее кожи… и улыбнулась, чувствуя на лице знакомое сухое тепло. Попыталась приподнять руки, чтобы как в тот раз, обнять первые лучи и приветствовать их.
        Руки дернулись и упали обратно на колени. Она сцепила зубы и попыталась еще раз. Не получилось. Стивен чуть сдвинулся, устраиваясь удобнее, и взял ее за запястья, сам поднимая ее руки, тихо шепнул у самого уха:
        - Так? Все правильно?
        "Мне же нельзя говорить…"
        Она кивнула и улыбнулась, хотя и знала, что он не видит ее лица. Горячие солнечные лучи коснулись ладоней, потекли по рукам, вливаясь в сердце и наполняя ее, как ливень иссушенную землю, растрескавшуюся и мертвую. Это тепло волнами распространялось по телу, пульсируя и качая, стало легко и хорошо, как будто сам воздух вокруг стал пушистым одеялом, ласкающим кожу.
        С усилием приоткрыв глаза, она рассмотрела сквозь завесу ресниц приплюснутый шар солнца, уже оторвавшийся от горизонта. Опустила руки, с радостью чувствуя, что они перестали быть неподъемными и вообще в теле появилась сила, пока очень маленькая, но она хотя бы не упадет при попытке встать. Повернув голову, наконец смогла рассмотреть окружающую картину - сиреневое небо, залитые золотым светом горы, придерживающие ее за талию и плечи руки Стивена. Он сидел на земле, опираясь спиной о машину Криса, и внимательно смотрел на Стеф.
        - Очнулась?
        Она кивнула, секунду посмотрела в его усталые и покрасневшие глаза, опустила взгляд на его плечо.
        "Футболка. Как он додумался ехать в горы перед рассветом в одной футболке? Ему должно быть зверски холодно."
        Она закрыла глаза и представила, как его окутывает теплый пушистый свет, этого света вокруг море, нужно только правильно его направить…
        Стивен прерывисто глубоко вдохнул, замер на секунду, а потом шепотом выматерился, длинно и восторженно, в конце монолога так же шепотом спросив:
        - Ты когда-нибудь перестанешь это делать?
        Она улыбнулась и промолчала. Он откинулся на крыло машины и медленно выдохнул, они посидели молча еще пару минут, ей было так хорошо, что двигаться не хотелось совершенно.
        - Стеф, - тихо позвал Стивен, - ты сама сидеть сможешь? - Она покачала головой, не открывая глаз, он ухмыльнулся: - Врешь, - но с места не сдвинулся.
        Еще через пару минут зазвонил его телефон, он взял трубку:
        - Что хотел?
        - Узнать, жив ли ты еще, - чуть насмешливо фыркнул Крис.
        - Жив, - усмехнулся Стивен. - Не ожидал?
        - Ну, пятьдесят на пятьдесят… а Стеф?
        - И Стеф жива. Тоже не ожидал?
        Крис вздохнул с облегчением, помолчал, потом с насмешкой спросил:
        - Ты с ней спал?
        - Не твое собачье дело, - съязвил Стив.
        - А если серьезно?
        - Я с ней сидел на солнышке, - еще ядовитее ответил Эванс. - И я тебе повторяю, добывать вашу гребаную силу можно не только сованием всего подряд куда зря.
        - Значит, ты ничего никуда не совал? - усмехнулся Крис, со значением протянул: - Все с вами ясно.
        - Что тебе ясно? - рыкнул Стивен, Крис покровительственно вздохнул:
        - Эванс, я говорил тебе уже, что секс - самый простой и быстрый способ передачи энергии. Но не единственный. И если ты не воспользовался этим способом, а Стефани каким-то образом осталась жива, это значит только одно - ты ее любишь с такой нереальной силой, что ее хватило на то, чтобы Стеф дотянула до рассвета. Если бы тебя там не было, это была бы ее последняя выходка.
        Стеф почувствовала, как рука Стивена на талии прижала ее крепче, в спину сильнее застучало его сердце. Она открыла глаза и запрокинула голову, пытаясь заглянуть ему в глаза, но парень смотрел куда-то в горизонт, со своей обычной каменной физиономией. Прохладным голосом спросил:
        - Хочешь с ней поговорить?
        - Давай.
        Он молча прижал трубку к ее уху, Стефани слабым голосом прошептала:
        - Привет.
        - Как ты, малыш? - нежно спросил он, она вздохнула, не зная, что ему сказать. И спросила:
        - Крис, почему когда я становлюсь невидимой и никто меня не замечает, то Стивен все равно видит?
        - Он не один такой, - хмуро ответил Крис, - в мире полно людей с повышенной восприимчивостью и склонностью к магии, они видят призраков, духов, следы заклинаний и всю остальную потустороннюю фигню. Такие чувствительные, как твой Эванс, встречаются редко, где-то один из десяти тысяч. Гораздо больше тех, кто просто что-то чувствует, но конкретно не видит, где-то один-два на сотню. - Он недовольно усмехнулся и язвительно добавил: - И твои вчерашние пируэты над парком видело человек пять, так что ты добавила себе популярности, детка. Ко всему тому, что о тебе болтают на данный момент, теперь добавится еще и легкий мистический налет, поздравляю.
        - Черт, - тихо вздохнула она, зажмурилась и добавила: - Спасибо.
        - Обращайся, малыш, только прошу тебя, больше не делай такого, ладно? - его голос горьковато дрогнул, потом стал насмешливым: - Если этот урод тебя расстроит, не протягивай больше туннелей между мирами. Просто звони мне, я найду, как поднять тебе настроение, окей?
        - Спасибо, Крис, - повторила она. - Пока.
        Он положил трубку, Стефани подняла глаза на Эванса, тихо сказала:
        - Тебе тоже спасибо.
        - Мне-то за что? - бесцветным голосом ответил он, пряча телефон и опять обнимая ее освободившейся рукой.
        - За то, что подобрал меня в коридоре и привез сюда.
        - Я не подбирал тебя в коридоре, - криво улыбнулся Стив, - я догнал тебя на трассе, между школой и подъемом на эту площадку. Ты летела с закрытыми глазами и ни на что не реагировала.
        - Правда? - округлила глаза она. - Последнее, что я помню, это коридор к заднему входу.
        Он вздохнул и промолчал, потом тихо сказал:
        - Слушай, давай, правда, договоримся больше так не делать.
        - Как?
        - Так, - мрачно фыркнул он. - Не злить друг друга и не заставлять ревновать. Попробуем прикинуться друзьями до конца съемок, тут осталось - видеть нечего… но если мы продолжим в том же духе, то нам этого времени хватит, чтобы окончательно друг друга добить.
        - А потом? - тихо спросила Стефани. - Ну закончатся съемки, что дальше?
        - Дальше - каждый своей дорогой, - хмуро ответил он, глядя в горизонт.
        - Не получится, - качнула головой Стеф, - ты любишь меня, я люблю тебя. Мы нужны друг другу.
        - Не знаю, кто нужен тебе, - решительно ответил он, - но мне ты точно не нужна. Вставай.
        Она с трудом отодвинулась от него и села на траву рядом, поняла, почему он без куртки - его куртка была на ней. Улыбнулась и заглянула в его лицо, такое напряженное и злое, что если бы она его не знала так хорошо, то могла бы поверить, что он действительно злится.
        - Стив, не ври себе. Мы оба прекрасно знаем, что ты меня любишь.
        - А я и не говорил, что не люблю, - двинул плечами он, - я сказал, что ты мне не нужна. Стеф, я боюсь тебя. И я не хочу видеть рядом с собой женщину, которая себя не контролирует, и способна разнести вдребезги полмира, если случайно выйдет из себя.
        - А сам? - горько вздохнула Стеф. - Ты же точно такой же, ты точно так же творишь беспредел, если разозлишься, а потом тебе стыдно за это. И если бы у тебя были магические способности, твой беспредел не ограничивался бы порезанными песнями, избитым Крисом и снятыми на один вечер девочками, уж поверь, я знаю. Ты контролируешь себя еще меньше, чем я.
        - Вообще-то, я очень хорошо себя контролирую, - потер лицо он, - обычно. Но этим летом со мной творится полная фигня, я не похож на себя в обычном состоянии.
        - Меня тоже до этого лета никто не называл бесхребетной, - фыркнула она. - Любовь меняет людей. Особенно… магическая.
        - Меня задолбала твоя магия, - рыкнул он, - я не хочу о ней слышать. И не хочу, чтобы она была в моей жизни. Ты, блин, представляешь себе свою жизнь с такими наклонностями? А вдруг ты однажды разозлишься из-за того, что я разбрасываю по комнате носки, и спалишь к чертям полгорода?
        Стефани прыснула, представив себе магический армагеддон из-за носков, хихикнула:
        - А ты не разбрасывай, - заметила его перекошенную мину и опять хихикнула.
        - Вообще не смешно, - ответил он. - И вообще-то, мы говорили о другом.
        - О перемирии до конца съемок? - вздохнула она. - Это ерунда, Стив, это перемирие - мертвому припарка.
        - Не ерунда. Если мы не будем давать друг другу поводов для злости, то не будем портить друг другу жизнь и сможем нормально закончить съемки.
        Она фыркнула:
        - Тут такой интересный вопрос… это ты, друг мой, специально водишь фанаток мимо моего окна, с целью меня позлить, а я ничего такого не делаю, ты умудряешься беситься просто так, без всякого повода и усилий с моей стороны.
        - Да конечно, - с сарказмом процедил он, сделал тонкий голос и стал перекривлять ее: - "Да, мама, мы отлично погуляли, у меня давно не было такого классного вечера". - Стефани сдержала смех, он скривился еще злее: - Ты ездишь гулять неизвестно с кем, звонишь Эр Джею "поболтать", выспрашиваешь про кастинг этого клоуна туриста и носишь на шее чей-то сраный медиатор. Это не поводы, нет?
        - Это не специально, - усмехнулась Стеф, - ну, кроме медиатора, мне его правда подарили и он правда принадлежал офигенному музыканту, но надевала я его… да, с целью тебя позлить, ты прав. Но все остальное не имеет к тебе никакого отношения, честно.
        - Тогда давай договоримся, что не будем до конца съемок делать что-то с целью позлить друг друга, ладно? - холодно процедил он, Стеф вздохнула:
        - Офигеть… обычно люди находят себе друзей для секса и договариваются о свободных отношениях, для удовольствия и без претензий. А ты решил соригинальничать и устроить все с точностью до наоборот - с кучей претензий и без капли удовольствия. Тебе самому не смешно?
        - Ни капли, - поморщился он, - это не я, вообще-то, вчера летал над парком и вызывал демонов.
        - Да, - с сарказмом фыркнула Стефани, - ты у нас обычно обкуриваешься до дерева или напиваешься до больницы и раздариваешь свои вещи. А в остальных случаях под настроение - можешь порезать мой подарок или у меня на глазах снять девку. Ничего так, ага? Может, это мне стоит тебя бояться? Вдруг ты однажды увидишь, как я улыбаюсь разносчику пиццы, и от злости порежешь его на куски?
        Он криво ухмыльнулся и бросил на нее короткий взгляд, тихо спросил:
        - И нафиг я тебе нужен тогда? Мы друг другу не подходим, нам правда лучше держаться друг от друга подальше, но пока это невозможно, так что лучше просто потерпеть пару недель и обойтись без глупостей.
        - А если я откажусь? - криво улыбнулась Стеф.
        Стивен медленно поднял на нее глаза, в которых опасно сверкнула сталь, холодная, как его голос:
        - Тогда я подключу фантазию и разозлю тебя так, чтобы ты все-таки сотворила нечто такое, после чего станешь сама себя бояться.
        - А если я сделаю то же самое? - опасно улыбнулась она.
        - Тогда посмотрим, кто кого.
        Они несколько секунд померились упертыми взглядами, потом Стефани опустила глаза и качнула головой:
        - Это тупиковый путь, так нельзя.
        - Как нельзя? - высокомерно фыркнул он. - Офигенная женская логика - стремиться воевать на равных, а как только становится понятно, что сил не хватает, сразу заявлять, что вся война изначально была нечестной и вообще, давайте установим правила.
        - Ты неправ…
        - Почему? - ухмыльнулся он. - В любви и на войне все средства хороши, а у нас тут явно оба случая.
        - Знаешь, что еще общего у любви и войны? - тихо ответила Стеф, - когда ты победишь, она закончится.
        - Война?
        - И любовь, - грустно улыбнулась Стефани. - Эти бесконечные войны за независимость в результате ни к чему не приведут. Когда ты абсолютно и окончательно победишь - война кончится. И когда ты загонишь в угол любимого человека и растопчешь его, бесконечно доказывая ему свою правоту, то поймешь, что любовь испарилась где-то по пути.
        - Сомнительная философия, - дернул щекой Стив, - и смысл тогда воевать?
        - Никакого смысла, - улыбнулась Стефани.
        - Но если не воевать, то как победить?
        - В любви нельзя победить воюя. Единственный способ победить в любви - понять бессмысленность войны и сдаться.
        - Я никогда не сдаюсь, - сложил руки на груди Стивен.
        - Я тоже, - мягко улыбнулась Стеф, - нам надо остановиться, пока мы не уничтожили друг друга окончательно.
        - Я это и предлагаю, - поморщился он, - если мы перестанем…
        - Выделываться перестань, - нервно простонала Стефани. - Смирись с тем, что любая привязанность - это уязвимость, просто взвесь все положительные моменты, которые это дает, пойми, что их больше, и смирись с риском. Ты сам говорил, что любовь это джек-пот, что от нее нельзя отказываться, что изменилось с тех пор?
        - Много чего, - тихо ответил Стивен. - Я не хочу ни с чем смиряться и никому сдаваться. Даже самую сильную любовь можно убить, я знаю, я это уже делал. И сделаю еще раз. А тебя я просто прошу перестать меня бесить, и обещаю, что перестану бесить тебя.
        Стефани смотрела на него неверящим взглядом, медленно покачала головой, вопросила пространство:
        - Неужели я тоже когда-то так думала?
        Стив посмотрел на нее с косой ухмылкой и перекривил ее тон:
        - Неужели я тоже когда-то вел себя так же глупо и упрямо?
        - Да, именно так, - фыркнула Стеф, - и ты добился того, чего хотел, так что у меня тоже есть шанс. А пока, раз уж тебе так хочется этого "перемирия", я согласна на него. Пообещаем друг другу обойтись без активных боевых действий и будем дружить, как раньше. - Она ухмыльнулась в его удивленное лицо и протянула руку: - Будет у нас дружба по твоей любимой формуле.
        Он покачал головой и пожал ее руку:
        - У нас будет очень, очень, очень далекая дружба.
        - Посмотрим, - улыбнулась она.
        - Посмотрим, - кивнул он. - Садись в машину, нам давно пора.

* * *
        На завтрак он не пришел. Прибежал сразу на площадку, отработал до обеда и опять смылся в неизвестном направлении. Стефани попыталась выяснить у Мари, куда запропастился Стив, но рыжая тоже была не в курсе. Тогда на ужине Стефани набралась решимости и подошла к тете Тили, которая охотно рассказала, что Эванс с сегодняшнего дня попросил готовить ему контейнеры, вроде тех, которые собирает Дэн для своих подопечных, потому что у него очень много работы и ему некогда прохлаждаться в столовой.
        После ужина он тоже нигде не мелькнул, Стеф даже в спортзал ходила проверять, и смотрела на студию глазами мистера Рэйгана - Стива там не было. Она стала с маниакальной настойчивостью перебирать всех подряд - всех его девочек, Алекса, звукарей… дубль пусто. Тогда она решилась и настроилась на него самого.
        Стивен лежал на полу на втором этаже своего фургона и молча смотрел в потолок. Долго лежал. Потом с тонной сарказма произнес:
        - Добрый вечер, моя паранойя. Ты что-то хотела? Если нет, избавь меня от своего общества, мы, по-моему, уже договаривались, что ты не будешь за мной шпионить. И вообще, нормальные люди в таких случаях пользуются мобильниками, попробуй, вдруг понравится… это было не приглашение поболтать по телефону, если ты вдруг так фатально ошиблась. Не обольщайся. Я же сказал, у нас будет самая далекая дружба в мире.
        Стефани хмуро открыла глаза в своей комнате и вернулась к своим бесконечным бумажкам, убеждая себя, что это обычная блажь и она завтра пройдет. Мари сегодня опять умотала к парню, так что комната была полностью в распоряжении Стеф, и еще пару часов помучившись с бумажками, она решила лечь пораньше.
        Уснуть не получалось, она в который раз прокручивала в голове их разговор, в который раз ругала себя, что вчера пошла в спортзал - Дэн запрещал заниматься два дня подряд, значит сегодня нельзя.
        "Стивен… зря ты так, дружище. Надеюсь, завтра это пройдет."

* * *
        ГЛАВА 5, 77й день съемок
        среда, 7 августа, 77й день съемок, 2 лунный день
        Вставала она тяжело, потому что вечером долго не могла уснуть и проворочалась полночи. Будильник вопил уже в третий раз, когда в комнату влетела на всех парах Мари и стала трещать что-то восторженное о новом мультике. Стефани с огромным трудом встала и оделась, добрела до умывальника и попыталась привести в порядок свое лицо. Глаза были красные, как будто она полночи проплакала, лицо бледное…
        "Здравствуй, мой привычный внешний вид. Я уже начала тебя забывать, надо же, размечталась. Жизнь решила мне напомнить."
        В столовой было немноголюдно, Стивена не было. Опять.
        "Ну и ладно."
        На съемки он опоздал, прилетел встрепанный и мокрый, с такими же красными глазами, как и у нее. Стефани улыбнулась и спрятала взгляд.
        Они работали безукоризненно, Мелани их хвалила, они делали вид, что рады и счастливы. Мари все замечала, но никому этого не показывала.
        На обеде он опять куда-то смылся, Мари отослала Алекса и хмуро заглянула в глаза Стеф:
        - Амиго, что у вас случилось? Кого этот мохнатый поползень из себя строит, он офигел?
        - О, да, детка, - невесело усмехнулась Стеф, - он офигел, однозначно.
        - Я его вечерком пойду, пожалуй, отхомячу, - она задумчиво покрутила перед глазами кусок мяса на вилке и вздохнула: - Хотя, если честно, я даже не знаю, кого из вас надо хомячить больше.
        - А я при чем? - удивилась Стефани.
        - При том, - иронично фыркнула Мари и понизила голос, - что Салли уже всей группе растрепала, что Эванс окончательно свихнулся и разговаривал с плодом своего воображения, прямо при ней и посреди парка. При этом называл твое имя и умолял тебя вернуться к нему. А еще кое-кто вчера видел, как ты взлетела в небо, прикинь? - Мари поиграла бровями и с сарказмом фыркнула: - Надо же, какая фантазия у людей.
        Стефани медленно вздохнула, опуская глаза:
        - Так получилось.
        - Не знаю, что там у вас получилось, - хмуро выдохнула Мари, - но ты уж постарайся как-нибудь, чтобы больше такого не получалось, окей?
        - Окей, - вздохнула Стеф, помолчала и неуверенно спросила: - Он с тобой не разговаривал по этому поводу?
        - Нет, - невесело опустила голову подружка, - я его не видела со вчерашнего ужина, только на съемках. Что у вас случилось?
        - Мы… - Стефани задумалась, как описать всю ту фигню, что у них случилась, - в очередной раз все обсудили и договорились не дразнить друг друга специально и закончить съемки сериала… мирно и без всякой фигни. А потом разъехаться и больше не видеться. - Она невесело фыркнула и бросила на Мари малость истеричный взгляд: - Ну, не мы решили, он решил. А я… не знаю. Ничего не знаю.
        Она опять на секунду подняла взгляд к лицу Мари, увидела на нем океан сочувствия и поняла, что сейчас позорно разревется - почему-то всегда так, можно сколько угодно держать себя в руках, пока весь мир на тебя давит, но стоит только увидеть сочувствие, как сразу хочется раскиснуть.
        Стефани глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки, Мари поняла и отвернулась, попыталась начать говорить о чем-то очень далеком, стала пересказывать новый фильм… Стеф была ей благодарна, но лучше от этого не становилось.
        Стивен опять явился на съемки с небольшим опозданием, идеально отработал до самого вечера, подчеркнуто вежливо и уважительно общаясь со всеми, а со Стеф вообще чуть ли не раскланиваясь и на "Вы", что ее дико взбесило, но зато здорово помогло перестать раскисать и опять разозлиться.
        "А злость отлично помогает в таких случаях, друг мой. Именно поэтому ты всегда злишься, когда я тебя вывожу, потому что большие мальчики не плачут, а взрослые железные мужики вообще по законам жанра не имеют ни сердца, ни нервов. Вот только я знаю, что ты не железный.
        Можешь прикидываться сколько хочешь, я знаю правду."
        Как только Мелани всех отпустила, Стивен рванулся на выход раньше всех, но окрик режиссерши заставил его остановиться:
        - Эванс. Иди сюда, - она указала ему взглядом на стул рядом с собой и с не обещающим ничего хорошего видом сложила руки на груди.
        Стив снял пиджак и хмуро бросил его на стул, подошел к Мелани, а Стефани поспешила скрыться за дверью, утаскивая за собой Мари. Рыжая возмущенно уперлась и зашипела на нее, но Стеф только усилила нажим, мимикой показывая, чтобы подружка не сопротивлялась и делала, что ей говорят, а причину она объяснит позже. Мари недоверчиво отвела взгляд, но упираться перестала, а голос подала только когда Стеф вытащила ее в коридор:
        - Зачем? Можно же было подслушать.
        - Сейчас подслушаем, - поторопила ее Стефани, затягивая в танцевальный класс и усаживая на стул. - Закрой дверь и никого не пускай, я буду подслушивать магически и все тебе потом расскажу.
        - Правда? Класс, - просияла Мари, закрывая дверь и упираясь в нее спиной, - давай быстрее.
        Стефани не заставила себя уговаривать и уже через секунду смотрела на Стивена глазами Мелани. Он выглядел совсем не так уверенно, как минуту назад, вся его отстраненность и высокомерность куда-то испарилась и стало заметно, какой он на самом деле уставший и не выспавшийся.
        - Мелани, я сказал, что успею…
        - Эванс, хватит, - рыкнула режиссерша. - Не вешай мне лапшу на уши, я уже это слышала сто раз. Ты сказал, но ты не успеешь, и ты сам это прекрасно понимаешь, - Она отбросила с лица прядь волос и устало вздохнула, куда спокойнее сказала: - Стив, правда, признай уже, что ты не можешь сейчас работать, возьми больничный в конце концов.
        - Я абсолютно здоров… - хмуро начал он, но Мелани его перебила:
        - Успокойся, дурак, и посмотри правде в глаза. Ты прекрасно знаешь, что твой контракт висит на волоске, ты мало того, что под колпаком в финансовом плане, так еще и репутация твоя здорово пострадала после той выходки с песнями в сети.
        Стивен поморщился, но ничего не ответил, Мелани вздохнула:
        - Слушай, это твой первый контракт такого типа. Ты прекрасно знаешь, за что тебя сюда взяли. Ты сильно впечатлил Дейва, написав альбом за две недели, он офигел и всему миру похвастался, что работал с парнем, способным писать отличные песни пачками и очень быстро, и поэтому он поручился за тебя перед управлением компании. Они выбирали кандидатов очень придирчиво, конкуренцию тебе составляли опытные и известные композиторы, может быть, не такие талантливые, но уважающие слово "сроки". Но выбрали именно тебя, на десять процентов благодаря тому, что ты сейчас на волне популярности, и на девяносто - благодаря рекомендациям Дейва и еще нескольких людей, которых он попросил. И то, что ты сейчас творишь, выставляет безответственным идиотом не только тебя, но и его.
        - Я понимаю, - вздохнул раздавленный Стивен, Мелани ответила:
        - Понимаешь, и что дальше?
        - Я напишу эту проклятую песню, - он нервно и устало потер лицо, режиссерша обреченно хлопнула себя по лбу и простонала:
        - Эванс… а может, ты просто признаешь, что не напишешь? Еще есть время, руководство найдет другого композитора и поручит это ему, мы все скажем, что ты заболел, и для тебя сделают исключение.
        - Я сам, - нервно рыкнул Стивен, поднимая на нее непреклонный взгляд. - Время еще есть, ты сама сказала.
        - Господи, да какой же ты упертый, - потерла лицо режиссерша. - Эванс, твою мать… сегодня среда и она почти закончилась, завтра, ну максимум послезавтра, нужно уже записываться, а у тебя ничего не готово, - Стив попытался что-то сказать, но Мелани не дала: - Не надо мне вешать лапшу. Я прекрасно знаю, что ты уже давно ничего не пишешь, мне Дэйв говорил.
        - Я пишу, - поморщился Стивен, - только это не подходит для сериала, ни музыка, ни тексты.
        - Почему не подходит? - оживилась Мелани. - Может, ты покажешь мне и мы вместе что-нибудь выберем?
        - Нет, - качнул головой он, - оно все… не подходит, короче. Это не тот стиль, не те слова и вообще не пи-джи-тринадцать. Я напишу новое.
        - Ты уверен? - тяжко вздохнула она.
        - Да, - без особой уверенности кивнул он.
        - Стив… ты понимаешь, что если не напишешь, то подставишь уйму людей? - Он кивнул, она резко нервно выдохнула и ухмыльнулась: - Ну, знаешь… имей в виду, завтра к обеду… а лучше утром, пожалуй, чтобы до обеда было время найти кого-нибудь другого… ты должен сдать Дейву готовую песню. Он уже в ярости, после того раза его вызывали на самый верх и так отчехвостили, что он потом несколько дней отходил. И поверь, если ты подведешь нас всех опять, он за тебя больше никогда не поручится, и никто больше не станет подписывать с тобой подобные контракты.
        Стивен выглядел так, как будто ему только что зачитали приговор о расстреле, но он все еще уверяет, что пули его не возьмут.
        - Я успею.
        - Я надеюсь, - недоверчиво сложила руки на груди режиссерша. - Потому что если нет, то готовься еще очень долго заниматься тем, что ты так ненавидишь и чего так не хотел. Если ты позорно провалишь свой первый композиторский контракт, то дальше будешь работать исключительно своей смазливой мордашкой, а петь будешь исключительно чужие песни.
        - Я не пою чужие песни, - зло рыкнул Стивен, поднимая на нее непреклонный взгляд, - и записываться как сольный исполнитель мне никто не запретит.
        - Ага, - фыркнула Мелани, - то-то я смотрю, ты уже записываешь второй альбом. Не помнишь, с какой студией у тебя на него контракт… был? - Стив закрыл глаза и медленно глубоко вдохнул, как будто пытался сдержать ругань, Мелани помолчала и тихо спросила: - Ты уверен, что успеешь? Скоро семь вечера, а в семь утра ты должен все сдать.
        - Успею, - каменным голосом ответил он, напряженно ухмыльнулся: - Ты же знаешь, я всегда пишу по ночам.
        - А спишь ты когда? - усмехнулась она.
        - А я не сплю, - с сарказмом фыркнул он, - я же железный, - поднялся и молча пошел к выходу.
        - В семь, Стивен, - крикнула ему в спину Мелани, - не опаздывай.
        Он ничего не ответил и постарался не хлопнуть дверью.
        Стефани открыла глаза и сразу увидела напротив любопытно распахнутые глаза Мари, в которых, как в синем выпуклом зеркале, отражалось ее лицо.
        - Ну? - дернула ее рыжая, - давай рассказывай, что там?
        - Лис полярный там, - тихо вздохнула Стеф, - как всегда, подкравшийся незаметно. - Потерла лицо, виновато глянула на замершую в ожидании подружку и объяснила: - Эванс не успевает написать песню, которую надо сдать завтра утром. Мелани пообещала испортить ему карьеру и репутацию, если он не успеет.
        - Жесть, - поморщилась Мари. - И что теперь? Мы можем что-нибудь для него сделать?
        - Что? - с горьким безнадежным сарказмом развела руками Стеф. - Я ему предлагала помощь, он послал меня. Я что, должна взять и написать за него песню? - Она вдруг замерла, озаренная безумной, но заманчивой идеей. Мари мигом почуяла перемену в ее настроении и шепотом позвала:
        - Стеф? Ты, это… ты ведь поможешь ему, да? Стеф?
        - Я не знаю… - медленно качнула головой Стефани, глядя в одну точку отсутствующим взглядом. - Я… наверное, попробую. Если успею и если… не знаю.
        - Ты попробуй, да, - шепотом ответила Мари, с такой счастливой улыбкой, как будто Стеф уже все сделала в лучшем виде. - У тебя получится. Ты просто возьми и сделай, хорошо?
        - Да, - кивнула Стеф, медленно повторила: - Возьму и… да, - подняла глаза на подружку, пару секунд посмотрела в ее наивные счастливые глазища, полные абсолютно непоколебимой уверенности, что у нее все получится идеально, чуть улыбнулась и встряхнулась, приходя в себя: - Надо спешить. Принеси мне ужин в комнату, пожалуйста.
        - Окей, - радостно улыбнулась Мари и подпрыгнула на месте: - Я побежала. Удачи. Сделай все классно, как всегда.
        Она помахала ей двумя руками сразу и вприпрыжку понеслась по коридору, ее прыгучие шаги стихли на лестнице. А Стефани выдохнула, поднялась и решительно пошла в комнату. У нее было мало времени.

* * *
        ГЛАВА 6, 78й день съемок
        четверг, 8 августа, 78й день съемок, 3 лунный день
        Она сидела в пустой столовой и грела руки неизвестно какой по счету чашкой кофе. Без сахара. Было горько и невкусно, но почему-то казалось, что так правильно.
        "Эванс пьет только так. И я у него дома всегда пила только так.
        Классное было время."
        Стол был завален грудами мятой бумаги, на стульях высились стопки книг и сценариев, по центру стоял включенный ноут, но она уже больше часа на него не смотрела - незачем было. Часы показывали два ночи, хотя совсем недавно казалось, что еще есть время до полуночи.
        "Сумасшедшее время, уймись… пожалуйста, тебя и так мало."
        В половине десятого она закончила собирать третью страницу песни, перечеркнутой поперек - это был единственный вариант и она приложила море усилий, сосредоточившись на ней одной. Забросила свою систему сортировки по цвету пасты и прочим мелочам, и стала выискивать нужные кусочки тупым перебором, долгим, но эффективным. И у нее получилось.
        До одиннадцати она изучала сценарий и даже кусками смотрела сериал, переборов отвращение - песня была для Эшли, так что Стефани пришлось пересмотреть кучу видео с ней и Крисом. По сценарию они в очередной раз на смерть поссорились и расставались, так что Эшли написала ему песню и исполняет ее на смотре талантов, а он сидит в зале и страдает, только в этот момент осознавая, как был неправ… все как обычно, короче.
        Неимоверно обрадовавшись тому, что мелодия подходящая - медленная и печальная, Стефани скачала демо-версию программы для музыкантов, которую видела на компьютере Стивена, ввела в нее ноты и долго колдовала с ними, перенося моменты и ломая голову над тем, из какого куска сделать припев. Наконец склепав мелодию кое-как и подогнав ее под общепринятое понятие песни, она взялась за текст и долго печатала и стирала, печатала и стирала…
        А потом в комнату пришла уставшая Мари и поинтересовалась, как продвигается процесс спасения Эванса, на что Стеф нервно отмахнулась и забрала все свое богатство в столовую. И только усевшись на любимое место Стивена и сделав себе любимый кофе Стивена, вдруг подумала, что он никогда не пишет на компе, а предпочитает марать бумагу, абсурдно аргументируя это тем, что его писанина якобы содержит мелодию в наклоне строчек и начертании букв.
        И она взяла и попробовала. Компьютер играл мелодию, хоть это и получалось у него довольно коряво, Стефани царапала строчки на бумаге, черкала, мяла и складывала на столе, потом рассовывала по карманам куртки, потом просто бросала на пол…
        В голове гудели и перемешивались картинки из памяти, из сериала, из любимых клипов, самые яркие моменты, наполненные такими концентрированными эмоциями, что попытавшись обратить их в слова, она чувствовала на губах их терпкий вкус, слышала мелодию так, как ее сыграл бы сам Стивен, вдыхала свежий ветер тех мест, где они когда-то были вместе и уже не будут.
        Бормотала под нос бессвязные фразы, разговаривала с Эвансом, которого здесь нет, напевала его песни, тихо смеялась над тем, что он мог бы сказать в ответ, если бы сидел рядом, спорила с ним, ругалась, обижалась, плакала… и в какой-то момент поняла, что все готово.
        Все. Песня вот она, перед ней, есть мелодия, есть текст. И есть одна большая проблема - каким образом заставить Стивена ее взять?
        "Друг мой, ты же гордый как черт знает что, ты никогда не согласишься, особенно после того, как пообещал мне "очень-очень" далекую дружбу и начал так старательно избегать малейших контактов со мной.
        Что делать?"
        Она посмотрела на время - половина пятого, скоро встанет третья группа и тут станет людно. Быстро собрав груды мятой бумаги с пола и стола, она рассовала их по карманам, криво усмехнувшись с того, что ее куртка теперь стала шелестеть практически так же, как куртка Стивена. Сложила вчетверо окончательный чистовой вариант, который написала поверх нот, отдельно сложила листок, на котором тайком распечатала в учительской оригинал Стивена, собранный из полосок. Собрала в стопку книги, которые ей еще вечером сунула Мари, уверяя, что только знание оригинальной истории поможет ей понять переживания героев сериала.
        Пошла относить все лишнее в комнату, открыла дверь и замерла на пороге - Мари была не одна на кровати. Рядом спал Алекс, оба были полностью одеты и лежали поверх одеяла, парень обнимал Мари одной рукой, во второй продолжая держать какую-то книгу, как будто уснул с ней в руках. Они выглядели так умиротворенно, спокойно и надежно, так радостно…
        "Господи, рыжая, как же я тебе завидую… Почему у меня так не получается? Почему все люди как люди, познакомились-влюбились-встречаются, а у меня вечно такой бардак в отношениях? Я что-то не так делаю? Эх… ладно, мне некогда рассуждать, у меня осталось очень мало времени."
        Она тихонько положила вещи на свою кровать и вышла, осторожно закрыв дверь. Села на подоконник напротив, поджав ноги к груди, и крепко задумалась, по ходу перечитывая слова песни и обводя ручкой заглавные буквы, попыталась тихонько напеть ее так, как она себе представляла, получилось очень красиво. В ее воображении песня звучала ярко и насыщенно, не просто наигранная на рояле, а профессионально аранжированная талантливым и опытным специалистом, которого никто не торопит, красивая и плавная, замысловатая и естественная, как танец пылинок в луче света, в теплом воздухе, потревоженном взмахом ангельского крыла…
        Она закрыла глаза, позволяя мягкой иллюзии поглотить ее сознание и утопить в этой песне до конца, как в живую увидела эти пылинки и этот свет, высокое стрельчатое окно в просторном зале старинного замка, светлом и радостном, с танцующими ангелами, счастливыми и невинными, как объятия двух любящих людей, уснувших за книжкой. Но они там не одни, на них смотрит с завистью и жаждой невозможного кое-кто не такой невинный, кое-кто, способный на страшные вещи ради своих желаний…
        В голове играла песня, перед глазами кружились пылинки и разыгрывалась настоящая драма… Стефани так отчетливо это видела, что разрывалась между желанием остаться в этой иллюзорной реальности в качестве зрителя и скорее вскочить и записать все увиденное в мельчайших подробностях. Желание записать победило, она наощупь схватила чистый лист и стала быстро строчить, заполняя его мелким шрифтом, без всякой логики, но очень эмоционально. Ручка прыгала по бумаге, а перед глазами все еще стоял иллюзорный зал с ангелами и пылинками, со всем тем, что было с ними дальше.
        Это был какой-то странный полусон, такой реальный, что она чувствовала все как наяву, но при этом понимала, что на самом деле сидит в пустом коридоре и с бешеной скоростью скребет ручкой по бумаге, и смогла вынырнуть из этого двойственного бреда только закончив последнюю строчку. Перечитала, удивляясь собственной красноречивости, улыбнулась.
        "Клип, надо же. Можно будет приложить его к моей просьбе, вдруг кому-то понравится и к Стивену будет меньше претензий… вот только кому? Кто может помочь мне заставить Стива взять песню?"
        Стефани вздохнула, вспомнив его разговор с Мелани, его хмурое выражение лица, непреклонный взгляд, холодный, как тысячелетние льды, непоколебимый, как молодые горы…
        "Ключевое слово - заставить. Не уговорить, потому что все равно не получится, а именно заставить. Кто может его заставить? Кто-то, кто имеет на это право."
        Она вспомнила раннее утро на пляже, в фургончике с гардеробом и гримеркой, где взбешенный Стивен в кожаных рукавах и цепях орал на все живое и грозился вообще отказаться от съемок… а потом ему позвонил режиссер и он сдался, немного повыделывался и сдался.
        "Мне нужно перетащить на свою сторону режиссера. Кого? Мелани нельзя, после того, как она отчитала Стива как мальчика, чуть ли не прямым текстом угрожая угробить его карьеру, ей нельзя открывать всю подноготную этой истории с песнями, Стивен мне этого не простит.
        А кого? Остаются только двое."
        Она медленно подняла голову от колен и чуть-чуть улыбнулась. Она решила, кого.
        "Сэма. Да, он сейчас никак к нам обоим не относится, но Тони я вообще не знаю толком, я никогда с ним не работала. А Сэм… пусть у нас с ним и были напряженные отношения, пусть мы плохо срабатывались, но одного у него не отнять - он умеет принимать решения, отличающиеся от первоначальной задумки, отступать от сценария просто потому, что он так решил и считает, что так будет лучше. Без страха, без оглядки на больших боссов, которых все так боятся, но с уверенностью и готовностью нести ответственность."
        Стефани улыбнулась, вспоминая, как он приказал разбудить сценаристку, как охренела Бетти, когда Сэм отмел все ее возражения и решил переодеть Бренду для сцены с танцем.
        "Сэм. Да, он меня спасет. Вот только мне придется разбудить его в пять утра, а он никогда так рано не встает, он вообще среди всех групп считается самым ленивым режиссером и предпочитает заработаться за полночь, но утром поспать лишний час. Представляю, что он мне скажет…"
        Она обреченно зажмурилась и уткнулась в колени, позволив себе пострадать и поныть, жалея себя и пеняя на свою нелегкую судьбу. Десять секунд. А потом решительно выдохнула, собралась с силами и встала. Пошла в мужское крыло, к дальним комнатам, где еще ни разу не была, остановилась напротив самой последней двери и опять уселась на подоконник. Достала телефон, ужаснулась цифре на часах, и мысленно взмолившись великому всепрощающему миру об успехе, набрала Сэма.
        Телефон звонил долго. Очень долго. Потом с той стороны двери раздался мрачный злой мат, закономерный вопрос, какой самоубийца звонит в такое время, и грохот чего-то тяжелого. Телефон пиликнул отменой вызова. Стефани вздохнула и мысленно извинившись, опять нажала на вызов.
        В этот раз сбросили сразу же после второго гудка. Она встала и прижав уши, постучалась в дверь. Услышала, как с той стороны замерли, прикинувшись, что дома никого нет, тихо позвала:
        - Сэм, это я, Стефани. Прости пожалуйста, но ты мне очень нужен.
        Раздался тяжкий-претяжкий вздох и скрип кровати. Тяжелые шаги приблизились и дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы он смог посмотреть в ее бесстыжие глаза. Она собрала все свое актерское мастерство и изобразила на лице эквивалент сотни котиков из Шрека, после чего режиссер фыркнул от смеха и буркнул:
        - Ладно, сейчас.
        Закрыл дверь, ушел, вернулся в халате и вышел в коридор, оперся о дверь спиной, сложив руки на груди и глядя на нее как тигр на мышку - вроде и непорядок, что какая-то мелочь тут шастает, но гоняться за ней тоже смысла нет, потому как мяса в ней кот наплакал. Стефани опять прикинулась котом из Шрека и тихо проблеяла:
        - Сэм, ты бы, это… оделся, наверное. Это долгий разговор.
        Мужчина с тяжким вздохом, колыхнувшим весь коридор, смерил ее взглядом и тихо сказал:
        - У тебя ровно полминуты, чтобы обрисовать мне суть вопроса и убедить, что я не зря вылез из-под одеяла. Время пошло.
        - Завтра утром… ну, то есть, уже сегодня, в семь, через два часа, - она глубоко вдохнула, пытаясь перестать запинаться и взять себя в руки, - Эванс должен сдать песню для Эшли, иначе будет полный капец. А он ее, скорее всего, еще не написал. Но он написал одну песню раньше, а сейчас ее можно будет отдать как ту, которую он должен был написать, но он не захочет ее у меня взять и… придет ему полный капец тогда. Но если ты его заставишь, тогда не придет. Ты мне поможешь? - Она замолчала и с надеждой уставилась на мятую физиономию Сэма, на которой шла напряженная работа мысли. Он медленно смерил ее тяжелым взглядом, покачал головой и пробурчал:
        - Черт знает что… я пойду оденусь.
        За ним закрылась дверь, Стефани еле сдержала желание прыгать до потолка от радости и опять проверила время.
        "Надо отдать Стиву песню как можно скорее, потому что он, конечно же, захочет ее подправить и что-нибудь переделать. Чем раньше, тем лучше… Сэм, ну поторопись"
        Сэм вышел через пять минут, такой сонный и унылый, что ей опять стало стыдно. Смерил ее взглядом и буркнул:
        - Не знаю как тебе, а мне срочно нужен кофе и бутерброд. А потом ты мне все еще раз расскажешь.
        Стефани закивала с максимальной готовностью сварить ему хоть ведро кофе, режиссер в который раз усмехнулся и пошел в сторону столовой по кривоватой траектории закоченевшего зомби. Едва войдя в столовую, Стеф отодвинула ему стульчик, включила чайник и полезла в холодильник, разыскивая контейнер со стикером "для Стефани". Нашла и с гордостью поставила перед Сэмом, вручив ему вилку. Он следил за ее беготней со снисходительным весельем, потом усмехнулся и тихо, словно в пространство, риторически вопросил:
        - Неужели сплетники не врут?
        - Сплетники всегда врут, - отмахнулась Стеф, наливая режиссеру кофе и плюхаясь на стул напротив, - на то они и сплетники. А ты о чем?
        - О тебе и об Эвансе, - чуть улыбнулся он, запуская вилку в салат и осторожно пробуя. Задумчиво пожевал, уважительно кивнул и опять набрал полную вилку. - Да, не зря ты вес набрала под Дэновым руководством, я бы тоже не отказался.
        Стефани улыбнулась, отметив себе, что надо обязательно сказать Дэну, желательно в присутствии Бетти.
        - Уже можно рассказывать про песню? - нетерпеливо подпрыгнула на стуле она. Сэм усмехнулся, дожевал и кивнул. Стефани собралась с мыслями и попыталась изложить ему историю этой песни, умолчав о слишком личных деталях, но при этом объяснив свое нежелание идти к Эвансу лично. Получилось что-то вроде "он подарил мне песню в благодарность за тот раз, когда я помогла ему с текстом, а теперь я хочу помочь ему, в благодарность за все хорошее, все милые-пушистые-невинные, все друг другу благодарны, никакой любви нет, но бука-Эванс слишком гордый, чтобы принимать такие подарки, даже в благодарность".
        Сэм выслушал, ни разу не перебив, но корча такие недвусмысленные физиономии, что было ясно и понятно, что из ее сказки о симфонии взаимной благодарности он понял гораздо больше, чем она хотела сказать. С сожалением осмотрев пустой контейнер из-под салата, режиссер вздохнул и взялся за кофе, с равнодушным видом спросив:
        - Ну, про песню и ваши интересные отношения я, допустим, понял. Но никак не могу въехать, почему ты не пошла со всей этой санта-барбарой к Мелани, это же по ее части?
        - Потому что Мелани… - Стеф замялась, с намеком приподняла брови и прошептала: - Миссис Рейган.
        - Угу, - задумчиво протянул Сэм, - а мистер Рейган, как известно каждой собаке на километр вокруг, на твоего Эванса крепко зол… м-да. А сама почему к нему не сходишь? У вас же, эм… довольно теплые отношения?
        - Мы поссорились, - нехотя ответила Стеф, рассматривая пальцы. - И он не возьмет назад музыку, которую сам мне подарил, а текст и подавно не возьмет, он, - она помялась, вздохнула, - гордый слишком. И не хочет признавать то, что он сейчас не в лучшей форме для творческой деятельности, Мелани его вчера вдоль и поперек прополоскала, что он безответственный и самоуверенный лентяй, который ничего не пишет, и как она расстроена, что ее муж за него поручился. Предлагала ему взять больничный и найти другого композитора, а он отказался. И она сказала, что в семь утра он должен сдать готовую песню, а это… через два часа. - Она бросила на тяжко вздыхающего Сэма виноватый взгляд и добавила: - А Эванс вчера толком не спал, я не думаю, что он сейчас в состоянии написать шедевр.
        - А ты в состоянии? - усмехнулся Сэм, она пожала плечами:
        - Музыка Стивена, мой только текст. Если отдать ему это все прямо сейчас, то у него будет время что-то подправить и сдать песню Мелани вовремя.
        - Ладно, я понял, - сочувственно улыбнулся режиссер, смерил хитрым взглядом ее руки, нервно теребящие исписанные листы, тяжко вздохнул и обреченно сказал: - Я понял, почему ты не спишь ночами, строча ему песни, понял, почему он не хочет их брать, почему ты не пошла к Мелани… я одного не могу понять - каким таким боком ко всей этой канители относится бедный старый Сэм де Гроув и какой ему от этого прок?
        Стефани и так было стыдно, а после его слов она вообще чуть в медузу не превратилась, стремясь стать меньше и приплюснутей:
        - Сэм, честно… я не знаю, кто еще может заставить его изменить мнение. Я просто вспомнила, как ты когда-то Бетти заставил меня переодеть, разбудил ради этого Лили и как круто тогда получилось. - Она чуть улыбнулась ему и пожала плечами. - А прок… я тут еще кое-что написала, если тебе понравится, - она перебрала листы и вытащила свой импровизированный сценарий, - не знаю, я, может, что-то неправильно написала, я этого никогда не делала… но по-моему, очень красиво и очень подходит к этой песне. Это клип, я просто сидела и подумала, что было бы очень круто… - Она окончательно смутилась и растерялась, Сэм молча протянул руку и взял листок из ее дрожащих пальцев, пробежал глазами, почесал затылок, положил на стол и очень внимательно посмотрел на Стефани:
        - А саму песню я могу услышать? У тебя есть запись?
        - Запись… - Стефани нахмурилась, - нет, я не подумала. Да ее можно сделать, давай прямо сейчас пойдем в музыкальный класс, я тебе сыграю и спою, сразу и запишем?
        - Пойдем, - Сэм допил кофе и встал, Стефани понеслась следом, даже не убрав со стола.
        Идти по темным коридорам спящей школы рядом с Сэмом было диковато и немного страшно, она привыкла носиться здесь либо сама, либо с Эвансом, поэтому шагающий рядом режиссер, который для нее всегда причислялся к серьезному и ответственному дневному миру, в котором все только работают и прикидываются по поводу и без, немного выводил из равновесия.
        Они вошли в музыкальный класс, Стеф включила свет, вдохнула неповторимый запах рояля, странную смесь лакированного дерева, меди, пыли и чего-то старинного, вызывающего невольное уважение. Нерешительно подошла и опустилась на банкетку, поменяла высоту, открыла крышку.
        "Когда я сидела здесь в последний раз, Стивен хмуро и грубо попросил меня не издеваться над инструментом… блин, зачем я это вспомнила?"
        Она поставила перед собой все три листа с написанным поверх текстом, выдохнула, разминая руки, опустила их на клавиши, осторожно пробуя звук и привыкая к нему. Скосила глаза на Сэма, сидящего рядом на стульчике и с ожиданием смотрящего на нее, глубоко вдохнула, собираясь с силами…
        Пробежала пальцами по клавишам, наигрывая вступление, и с ужасом поняла, что ее опасения по поводу неидеального звука совершенно наивны. Звук был неидеальным два года назад, когда она защищала свой музыкальный диплом, а на данный момент звук просто ужасен, потому как с тех пор она за пианино не садилась, безумно довольная тем, что музыкальная школа закончилась и больше никто не требует делать по ней уроки. А музыка не прощает такого пренебрежения, технику надо постоянно оттачивать, Стивен не зря играет каждый день, если бы он этого не делал, его техника не была бы так небрежно-безукоризненна.
        Она пораженно выдохнула, с ужасом рассматривая свои пальцы, настолько деревянные и корявые, как будто она только что два часа таскала в обеих руках огромные сумки.
        "Господи, какой позор… если Стив это услышит, я со стыда сгорю."
        - Что случилось? - подал голос Сэм, Стефани сжала пальцы, чуть не плача и изо всех сил пытаясь взять себя в руки, тихо ответила:
        - Я очень давно не играла, так что моя техника сейчас ниже плинтуса.
        - Да какая разница, ноты-то есть, - отмахнулся Сэм. - Играй как-нибудь, Эванс все равно будет сам потом записывать. Ты, главное, спой как надо и запиши.
        - Да, - она кивнула, пытаясь деятельностью успокоить колотящееся от стыда и обиды на собственную лень сердце, вытащила телефон, включила диктофон, положила на крышку рояля. Медленно выдохнула и опять мягко опустила пальцы на клавиши. Звук лучше не стал, так что Стеф просто попыталась играть потише и не циклиться на этом. Перед началом куплета она на миг замолчала и тихо запела:
        Скажи, мой друг,
        мы так любили
        Встречать рассвет
        на крыше мира
        Сейчас в последний раз,
        мой милый,
        Солнце взойдет
        для нас.
        Голос, в отличие от пальцев, слушался идеально, чему она была безмерно рада и с удовольствием демонстрировала всю его силу.
        В последний раз
        скажи,
        Что сможешь все забыть,
        Что сможешь отпустить,
        Скажи.
        В последний раз
        смотри
        В глаза, в которых ты
        Без страха жжешь мосты,
        Смотри.
        Тут она, к собственному позору, умудрилась потерять строку и замолчала. Тихо шепнула: "Прости, одну секунду", то ли Сэму, то ли Стивену, если он все-таки соизволит это послушать. Попыталась отогнать опять накатившее желание убиться самостоятельно до того, как ее смерти возжелает автор музыки, которую она осквернила, и опять запела.
        В последний раз, о боже мой,
        Я не сумею стать чужой,
        Я так хотела быть с тобой.
        Постой.
        Молитвы тают
        в небесах,
        Не тает лед в твоих глазах,
        Но если бог отвернулся,
        то может,
        Дьявол поможет?
        Она видела краем глаза, что Сэм на нее не смотрит, а внимательно вчитывается в ту страничку со сценарием, которую до сих пор держал в руках. Проблеск надежды добавил ее голосу немного уверенности.
        Прости, мой друг,
        я так решила.
        Горит закат
        над крышей мира,
        И я одна стою,
        мой милый,
        Вот-вот взойдет
        луна.
        И я ее
        спрошу,
        Кому молиться мне,
        Чтобы вернуть скорей
        тот день.
        Короткий проигрыш она изо всех попыталась не испоганить, он ей очень нравился… в том виде, в котором она его себе представляла.
        "А ты мне ничего из этого так ни разу и не сыграл, дружище…"
        У бездны на
        краю,
        Без страха вниз смотрю,
        И дьявола молю,
        Люблю.
        Теперь, мой друг, скажи мне, как
        Мне спрятать боль в своих глазах,
        Суметь держать себя в руках,
        Свой страх.
        Молитвы тают
        в глубине,
        А ты не помнишь обо мне,
        И если все отвернулись,
        то может…
        Еще одна пауза, в течение которой Стеф пыталась взять себя в руки, чтобы спеть импровизацию как надо.
        У бездны на краю, на краю,
        на краю, на краю…
        Если все отвернулись, то может…
        Завершающий красивый перебор она играть не стала, прекрасно понимая, что как надо не получится, а как зря не хочется. Потянулась к телефону и выключила запись, закрыла клавиши крышкой - ей казалось, что рояль ее сейчас покусает за такое надругательство. Осторожно подняла глаза на Сэма, он всматривался в листок со сценарием с таким выражением, которое она частенько видела у Стивена и про себя называла "не здесь".
        Судя по потустороннему блеску в глазах, режиссер уже "видел", именно так, как они любят это говорить, с огромным смыслом. Стефани не решилась прерывать вопросами вдохновение опытного демиурга, крепко вцепившегося в перспективную идею, поэтому просто тихо сидела и ждала, когда он обратит на нее внимание. Через пару минут Сэм с сожалением оторвал взгляд от бумажки, посмотрел на Стеф, она увидела, как в его глазах понемногу отдаляются и гаснут искорки неслучившегося, он встряхнулся и протянул ей свой телефон, кивнул на телефон в руках Стеф:
        - Скинь, назови только по-нормальному, чтобы я не искал.
        - Хорошо, - она взяла его телефон и стала рыться в настройках, включила передачу файла, в очередной раз заливаясь краской от одной мысли, что Эванс услышит эту симфонию деревянных пальцев. Заметила, что Сэм как-то странно на нее смотрит, и вопросительно подняла на него глаза:
        - Что скажешь?
        - Что скажу… - он почесал затылок, окидывая ее взглядом с ног до головы и тяжко вздыхая, - скажу, что хреновый из меня режиссер. - Стеф возмущенно распахнула глаза, но рот открыть не успела, Сэм продолжил: - Да, я это с прискорбием признаю. Потому что я каким-то образом умудрился проморгать такой талант и взять тебя на роль Бренды, которая тебе совершенно не подходит. - Он заметил, как она смущенно улыбнулась, и улыбнулся в ответ: - Да, я фатально ошибся. Бренда вообще не персонаж, она так, декорация, фон, на котором разыгрываются страсти между главными героями. Я еще когда в первый раз сценарий читал, сразу отметил, что единственная сцена с Брендой, стоящая внимания, это тот момент, где она танцует в пустом зале. Это единственные кадры, которые я себе представлял отчетливо и которые мне хотелось поставить красиво и сильно, а все остальное было так… - он отмахнулся, чуть виновато посмотрел на нее и вздохнул: - Поэтому я и выбрал тебя на кастинге, я видел тебя в этой роли именно в этой сцене, а об остальных даже не беспокоился. И вот что из этого вышло…
        - Что? - спросила Стеф, просто чтобы подбросить реплику. Эти рассуждения ее нервировали, она могла думать сейчас только о неумолимом времени, которое бежит сквозь пальцы, пока они тут болтают о делах минувших. Ей казалось, что Сэм на свои рассуждения трынькает время, которое могло бы так помочь Стивену.
        "Мы тут философию разводим над почти готовой песней, а он там сидит один и портит бумагу, слыша в ушах безжалостное "тик-так" и противный голос Мелани, с удовлетворением провозглашающий: "А я ведь говорила"… убила бы суку."
        - Стефани, ты, наверное, не до конца понимаешь, что сейчас происходит с сериалом, - усмехнулся Сэм. - Вы с Эвансом всколыхнули общественность своими песнями и фотографиями, набрали популярности когда вышел клип, а после пересмотра сценария вообще катастрофически забили главных героев. Пиар-отдел трудится практически исключительно на вас двоих, Крис стремительно теряет популярность, у Эшли жесточайшая депрессия, ей наняли психотерапевта.
        - Что? - наконец очнулась Стеф, поднимая глаза, - для Эшли? Психотерапевта?
        - О, да, - невесело фыркнул режиссер. - Она отказывалась сниматься несколько раз, неужели ты не слышала?
        - Да я как-то, - пожала плечами Стеф, - не привыкла собирать сплетни, если честно…
        "А может быть, Эванс был прав и я просто плюю на весь мир, циклясь на себе и ничего вокруг в упор не замечая. Я эгоцентричная дура, о да."
        Она вспомнила о Стивене и в который раз посмотрела время:
        - Ну так что ты решил по поводу песни?
        - Я схожу к нему, - решительно кивнул Сэм, - и сделаю все возможное, чтобы он взял твою песню и чтобы ему не пришлось краснеть перед Мелани через два часа.
        "…через полтора. Поторопись, ради всего святого"
        - И раз уж ты так предусмотрительно подумала о том, чем можно меня соблазнить, чтобы сподвигнуть на столь ранний подъем, - он хитро посмотрел на лист в руках, - то я, так уж и быть, возьмусь за реализацию твоего проекта.
        - Твоего проекта, - подняла ладони Стеф, - это моя благодарность и мой подарок, так что если тебе действительно так понравилось, можешь везде ставить свое имя.
        - За кого ты меня принимаешь? - обиженно нахмурился Сэм. - Твое авторство, естественно, будет везде указано, я буду просто делать свою работу, чужие лавры сценариста и автора идеи мне не нужны. - Он хмуро смотрел на Стеф, пока не увидел на ее лице полное раскаяние, улыбнулся чуть свободнее: - Я, если честно, сам подумывал о чем-то похожем, что сможет поднять настроение Эшли и вернуть им с Льюисом зрительские симпатии и внимание. Клип на новую песню будет отличным выходом из ситуации, я уже даже решил, где буду снимать, есть тут неподалеку один живописный кусок истории… - он опять всмотрелся в несуществующее где-то за спиной Стеф, через секунду встряхнулся, возвращаясь в реальность, и посерьезнел: - Только надо поменять их местами.
        - Кого? - напряглась Стефани, в очередной раз с трудом сдерживая желание приплясывать на месте от нетерпения.
        - Парней, - вздохнул Сэм. - Ты, как я понял, видела в главных ролях Льюиса и Эванса, это правильно, но их надо поменять местами.
        - Почему? - возмутилась Стефани, впервые за все утро отвлекаясь от тикающих внутри часов. - Они отлично справятся.
        - Возможно, - двинул плечами режиссер, - но тут есть два момента. Первый, это то, что Эванс на эту роль не подойдет, просто потому, что типаж не тот. У него уже сложилась определенная репутация, все с удовольствием готовы видеть его в роли плохого мальчика…
        - Так зачем продолжать его ограничивать? - возмутилась Стефани, вспоминая их разговор об этом самом, - если он будет продолжать играть только всяких уродов, этот образ прилипнет к нему навсегда. Зачем обрекать его на такие узкие рамки, он еще молодой и он очень талантливый актер…
        - Я знаю, знаю, - перебил ее возмущенную тираду Сэм, улыбаясь с таким морем понимания, что ей опять стало стыдно, - он талантливый, безусловно. Вредный, капризный, но талантливый, у него этого не отнять. Но проблема в том, что для такой роли нужно обладать определенным типом лица, телосложением, особой аурой, - Сэм задумчиво повел рукой в воздухе и вздохнул, - а он не такой, сам по себе не такой, он хмурый, темный, весь какой-то колючий и угловатый. Он тщательно скрывает свое прошлое, но знаешь, - Сэм хитро улыбнулся и посмотрел на Стеф с каким-то странным выражением доверия, - когда я пытаюсь представить его в каком-нибудь новом фильме, то мне все время хочется измазать его грязью с кровью и сунуть в руки меч, а лучше дробовик. - Он задумался, поморщился: - Нет, дробовик для него грубо, лучше снайперскую винтовку… и не меч, а катану, в самый раз. - Он посмотрел на Стефани, пытающуюся скрыть улыбку, развел руками: - Да, вот так. Но даже если так случится, что его каким-то чудом или шантажом удастся уговорить напялить светлый парик и делать сладенькую мордочку, он все равно не согласится на эту
роль.
        - Почему? - поникла Стеф, Сэм ткнул пальцем в сценарий:
        - Из-за обнаженки. Он принципиально не раздевается в кадре, никогда.
        - Да ладно, там всего лишь спина… - понурилась Стеф, Сэм замотал головой:
        - Не важно. Ты видела его клипы? Он везде закутанный с ног до головы, и во всех контрактах особым пунктом пишет, чтобы костюмы закрывали все. По этому поводу столько сказок уже сочинили, - Сэм фыркнул и покачал головой, дивясь человеческой фантазии, - и что у него тело в страшных шрамах, и что он весь в татуировках, и что он просто в детстве чем-то переболел и теперь очень тощий и страшный и поэтому стесняется… - Режиссер махнул рукой, как от мух, отмахиваясь от этого абсурда. - Короче, он не станет, без вариантов.
        - Странно, - вздохнула Стефани, на миг вспоминая его выходящим из душа в одном полотенце. - Нет, тут причина другая, это все бред. Нет на нем ни шрамов, ни татуировок, и фигура у него просто шикарная… Он говорил когда-то, что не хочет сниматься полуголым из-за того, что "не хочет уподобляться сладким попсовым мальчикам с химическими мышцами, которые своей яркостью пытаются приправить безвкусную песню", но почему-то мне кажется, что это тоже не главная причина.
        Сэм молчал и она удивленно подняла на него глаза, а через секунду, увидев его откровенно насмешливый взгляд, поняла, как капитально спалилась, с уверенностью утверждая, что на теле Стивена нет шрамов и тату. Но секунду подумав, решила что оправдываться бессмысленно, и махнула рукой:
        - Ладно, если считаешь нужным, меняй, тебе виднее.
        - Ты скинула? - кивнул на телефон Сэм, Стефани протянула ему трубку:
        - Да. Называется "В последний раз".
        - Это не нам с тобой решать, как называется, - хохотнул Сэм, поднимаясь, - Эванс поназывал вон, а потом оказалось… ой, ладно. Пойду, а ты иди поспи хоть пару часиков, на труп похожа.
        - Нет у меня пары часиков, - криво усмехнулась Стефани, - я же у Мелани сейчас, она маньячит ранними подъемами.
        - А, точно, я забыл.
        Они вышли из зала, потушили свет и Стефани заметила, что за окном уже светло. Спустились на первый этаж, Сэм развернулся к выходу, а Стеф - к столовой, помня, что они убежали, оставив бардак на столе.
        - Ну ладно, - Сэм обернулся уже почти уходя, как-то неловко потрепал ее по плечу и улыбнулся: - Я постараюсь все оформить в лучшем виде. А ты… ты молодец, Стефани. Если еще что-нибудь напишешь или если возникнут вопросы, обращайся, - он с улыбкой подмигнул, и шутливо изобразил предостерегающе поднятый палец: - Но не раньше восьми утра.
        - Как скажешь, - рассмеялась Стеф, - спасибо.
        Режиссер кивнул и ушел, Стефани пошла в еще пустую столовую и быстренько убрала со стола. Села за любимый столик Стивена и уложила голову на руки, только сейчас поняв, насколько она устала и как сильно хочет спать.
        "Господи, Стивен, не будь упертым дураком хотя бы в этот раз и просто возьми песню, я тебя прошу…"
        Она представила, как он слушает ее корявое исполнение, опять стало дико стыдно за то, что забросила занятия музыкой. Поскорее настроилась на Сэма, пытаясь отвлечься и справиться со сном.
        Сэм шел по тропинке, тихо бормоча под нос - репетирует убедительную речь. Стефани поначалу стало смешно, но потом она решила на будущее запомнить пару особенно удачных предложений, на всякий случай. У двери трейлера режиссер медленно выдохнул, одернул свитер и решительно постучал. Раздались неуверенные шаги, дверь приоткрылась на ладонь, Стивен выглянул в щель и тихо фыркнул:
        - Нифига себе, какие люди. Что-то случилось?
        - Случилось, - усмехнулся Сэм, - открывай, угощай меня кофе и веди себя прилично.
        - С чего это? - подозрительно усмехнулся Стив, Сэм сунул руки в карманы и качнулся с пятки на носок:
        - С того, что я пришел спасать твою неблагодарную шкуру.
        - Ух ты блин, как круто-то, - с ухмылкой открыл дверь Стивен. - Ну давай, заходи, - он отступил вглубь комнаты, давая возможность себя рассмотреть. Сэм вошел и окинул его взглядом, как будто специально для Стефани.
        "Друг мой, как же мне это знакомо… встрепанные волосы, кое-как собранные в кривой хвост, мятая физиономия, на которой написано: "Полцарства за пять часов сна", руки в карандашном графите, дающие представление о том, сколько исписанных листов ты сегодня безжалостно смял и бросил.
        И футболка, та самая, с подписью и кофейным пятном. А говорил, что постирал, ха-ха, "я тебе никогда не вру", как же"
        Сэм вошел на кухню и осмотрел живописный творческий бардак - стол, заваленный мятой бумагой и шоколадными обертками, горы карандашной стружки на полу, на столе и в волосах Стивена, батарея чашек, куча тарелок и контейнеров, разросшаяся далеко за пределы раковины.
        Эванс чуть отодвинул стол и с царственной небрежностью смахнул с дивана на пол стружки и бумажки, указал Сэму на освободившееся место:
        - Присаживайся, я сейчас кофе поставлю, - режиссер сел, Стив окинул кухню таким взглядом, как будто сам только что сюда пришел, тихо добавил: - И чашки помою.
        - Трудишься в поте лица? - усмехнулся режиссер, - небось уже и второй альбом написал с нуля?
        - Почти, - без тени шутки ответил Стивен, выбирая чашки, - хотя сейчас, конечно, это немного не то, что нужно.
        - Угу, я в курсе, - фыркнул Сэм и потянулся к одному из лежащих на столе исписанных листов, но застыл, не дотянувшись буквально пару сантиметров, потому что Эванс медленно обернулся и очень тихо, но потрясающе внушительно прошипел:
        - Не советую.
        Сэм мгновенно убрал руку и сделал вид, что ничего не произошло.
        "А я от его ледяного тона полдня отходила."
        - Так что ты пришел мне рассказать? - скучающим тоном поинтересовался Стивен, отодвигая черновики и ставя перед Сэмом чашку кофе. Налил себе, сел напротив, отпил глоток с таким страдальческим видом, как будто этот вкус уже вызывает у него тошноту.
        "Я тоже возненавидела кофе где-то к трем часам ночи."
        - Это которая у тебя уже чашка за сегодня? - с усмешкой поинтересовался Сэм, Стивен бросил на него короткий, но емкий взгляд, заставивший режиссера тихо фыркнуть и вздохнуть: - Ладно, я понял, не отвечай. Расскажи лучше, как продвигается написание супер-хита для моей Эшли?
        Стивен медленно прикрыл глаза, на лице мелькнула гримаса ненависти и раздражения, быстро сменившись угрюмым выражением "как же вы все меня задрали". Сэм просмотрел весь этот процесс и тихо рассмеялся:
        - Ладно, не буду мучить тебя, ты и так замученный, - полез в карман и положил на стол телефон, указав на него ладонью с гордостью мастера, презентующего шедевр: - У тебя есть песня для Эшли, ее нужно немного доработать в плане музыки, но она достаточно хороша, чтобы ткнуть ее под нос Рейганам через… - он включил экран и посмотрел на время, - час с небольшим.
        Эванс напрягся и его голос сразу стал прохладным и отстраненным:
        - И откуда взялась эта песня?
        - Ты написал, - улыбнулся Сэм, - музыку. А текст тебе любезно подарила одна наша общая знакомая, которая тебя уже один раз выручала по этому поводу.
        - Стефани? - недоверчиво нахмурился он, - а откуда она узнала?
        - Тебя это правда сейчас волнует? - фыркнул Сэм. - Эй, парень, тебе надо успеть довести песню до ума, у тебя на это, - он опять заглянул в экран, - не так много времени. Или у тебя есть, что скормить Мелани, чтобы унять ее ярость?
        - Есть, - гордо выпрямился Стив, - у меня много чего есть.
        - Знаешь, - хитро усмехнулся Сэм, копаясь в меню телефона, - давай мы с тобой об этом всем поговорим, все обсудим, неспеша и по порядку. А эта штука пока полежит здесь, чтобы я не дергался каждый раз.
        Он включил таймер с обратным отсчетом до семи часов, запустил, на экране с бешеной скоростью замелькали миллисекунды, весомо закапали секунды, угрожающе сменилась цифра минуты. Стивен как завороженный смотрел на экран, Сэм смерил его взглядом и удовлетворенно заключил:
        - А теперь пообщаемся. В моем кармане лежат три нотных листа, исписанных твоим почерком, еще три листа, исписанных поверх нот ее почерком, а в телефоне есть запись того, как Стефани поет эту песню, сделанная буквально десять минут назад. - Сэм помолчал, с артистичной мечтательностью запрокинул голову и протянул: - Она так поет, Эванс, сдуреть можно, я не ожидал… Она конечно пела на кастинге, но тогда мне почему-то не показалось, что она - что-то настолько особенное. А сейчас, черт, я смотрю на нее и понимаю, каким был лопухом, что взял ее на такую жалкую роль. Она должна сиять, Бренда для нее - слишком слабо и блекло…
        - Давай сюда, - хмуро сказал Стивен, отрываясь наконец от таймера.
        - Что, прости? - прикинулся глуховатым Сэм.
        - Ноты, текст и музыку, - напряженно пояснил Стив, - те, о которых ты говоришь.
        - Ты согласен взять песню? - удивленно выпрямился Сэм, - не ожидал…
        - Я не согласен взять, я просто хочу посмотреть, - нервно ответил парень, опять бросая взгляд на таймер.
        - Э, нет, дружище, - поднял ладонь режиссер, - так дело не пойдет. Стефани меня очень просила, чтобы если ты на данный момент уже успел написать песню для Эшли, то я ничего тебе не давал. Она стесняется, сам подумай, у нее было на это не так много времени, плюс на рояле она не играла уже очень давно, постоянно смущалась и запиналась…
        - Сэм, - хмуро перебил его Стивен. - Дай сюда песню.
        - Ты написал свою или нет? - непреклонно спросил Сэм.
        - Нет, - нервно рыкнул Стив. - Я написал кучу всего, но не смог осилить сопливую фигню для этой блондинистой шпионки, которую ты зачем-то взял на роль романтичной ранимой неженки. - Стивен в который раз бросил взгляд на экран, на котором сменилась цифра, опять хмуро посмотрел на Сэма: - Неужели ты не видел, что она вообще не подходит? В ней ни капли романтики днем с огнем не сыщешь.
        - Ты, может, и не сыщешь, - мягко улыбнулся Сэм, - а твоя девушка очень точно ухватила настроение этой героини и всю их ситуацию. На, - он достал из кармана сложенные листы и протянул Стивену, тот взял, быстро пробежал глазами ноты, усмехнулся и дернул бровью со смесью восхищения и злости:
        - Надо же, все-таки собрала. - Взял следующий листок и мигом помрачнел, отвел глаза и опять уставился на таймер, тихо буркнув: - И вообще-то, сплетни врут, она не моя девушка.
        - Это твоя проблема, - развел руками Сэм. - Врут или не врут, но она опять спасла твой контракт, я бы на твоем месте ей ноги целовал, - он взял телефон и сделал вид, что не заметил, как после этих слов горько усмехнулся Стив, потер лицо, потянулся за своим телефоном.
        - Сбрасывай.
        "Вот дальше мне лучше не смотреть. А то как только он услышит, что я сделала с его музыкой… эх, ладно, взял, и слава Сэму."
        Она открыла глаза в столовой и с удивлением увидела вокруг толпу народа. Напротив нее сидела Дэл, изящно копаясь вилочкой в салате, усмехнулась:
        - Доброе утро всем, кто только что к нам присоединился. Я когда только вошла, думала, опять Эванс полуночничает, а это ты. Издалека даже спутать можно, - она опять смерила Стеф ядовитым сочувствующим взглядом и притворно вздохнула: - Ты прямо как преданная фанатка - и оделась как он, и на его месте ждала, а он не пришел. Вот гаденыш, да?
        - Даже не знаю, - с такой же гадкой улыбочкой вздохнула Стеф, - мы с ним не договаривались о встрече, так что вполне возможно, что он этой ночью вызвонил какую-нибудь шлюху и отодрал в танцевальном классе. - Дэл перестала улыбаться, Стеф оскалилась еще зубастее: - Да, с ним бывает. Каждый раз новая, как ему это удается? А они липнут и липнут, такие наивные… Ладно, мне пора. Приятного аппетита, смотри не обляпайся, - красотка тут же уронила салат с вилки себе на колени, Стефани сочувственно вздохнула и поднялась.
        "Такая мелочь, а так приятно… Плохой я человек, нет во мне смирения и всепрощения."
        Улыбка на ее лице уже вышла за все рамки приличий, но Стеф это мало волновало, она шла по коридору почти вприпрыжку.
        "Он взял песню. И какой бы корявой она ни была, он доведет ее до ума и она спасет его контракт и чувство собственного достоинства. И Мелани возьмет свои наглые слова обратно, и ее муж прикусит язык.
        И Мой Ночной Музыкант будет играть мою песню. Нашу песню."
        Она открыла дверь в комнату с улыбкой, увидела спящую Мари и Алекса, улыбнулась еще шире. Сняла куртку и тихо легла на кровать, прямо поверх груды бумаг и сценариев.
        А через минуту у Мари зазвонил будильник.

* * *
        Мелани пришла на площадку с опозданием, злая и откровенно ищущая взглядом, на кого бы сорваться. Нашла Стефани, смерила с ног до головы и тихо скомандовала:
        - Росс, до обеда свободна.
        - Как? - офигела Стефани, - а?..
        - Бэ, - перекривила ее Мелани, - Эванс занят, у тебя сцены только с ним. Так что до обеда можешь быть свободна.
        "О мой бог, тысяча одеял и святая кроватка"
        Стеф с неописуемо довольным видом подмигнула удивленной Мари и пошла в комнату спать. Будильник зазвонил практически сразу же после того, как она закрыла глаза. Посмотрев на часы, Стефани убедилась, что уже действительно обед, и с трудом поднялась, сходила в ванную и побежала в столовку.
        И замерла на пороге, увидев за одним столиком с Мари и Алексом знакомую спину.
        "Неужели…"
        Мари заметила ее и радостно помахала, подзывая и указывая на ее поднос, уже заботливо принесенный. Стефани медленно выдохнула, стараясь не показывать, как запрыгало в груди сердце и еще минимум десяток других органов, внутри была такая дискотека, что хотелось заорать своему телу: "А ну успокоились все", но внутренняя анархия от этого только разыгралась еще круче.
        "О мой бог, он слышал эту убогую запись… убейте меня скорее, если я умру, не дойдя до стола, то мне не придется смотреть ему в глаза."
        Путь от двери до стола показался слишком коротким, она была бы не прочь пройтись еще минут десять. Лицо пылало, она это чувствовала, от ее щек можно было прикуривать, она боялась представить, как они выглядят.
        "Дыши, подруга, дыши… вдох-выдох."
        Подойдя к свободному стулу рядом со Стивеном, Стеф очень осторожно выдвинула его, пониже опуская голову и ни на кого не глядя, села, но приборы не взяла, а просто сцепила пальцы и положила руки на стол перед собой. Мари озадаченно переводила взгляд с нее на Эванса, Алекс делал вид, что его здесь нет, а Стив очень, очень спокойно и тихо позвал:
        - Стефани… посмотри на меня.
        Она крепко зажмурилась, опуская голову еще ниже и замотала головой:
        - Может, не надо?
        - Надо, - не предвещающим ничего хорошего тоном ответил Стив. - Смелее, друг мой, я хочу посмотреть в глаза человека, который сумел извлечь из рояля такие звуки.
        Стефани закрыла лицо руками и издала звук, похожий на всхлип мышки, которой кот дал последнее слово. Внезапно влезла Мари, которая ничего не понимала, но задницей чувствовала несправедливость, и стремилась вставить свои пять копеек:
        - Стив, ты офигел? Она всю ночь просидела над твоей песней, даже на ужин не пошла, а ты вместо того, чтобы сказать спасибо, еще сидишь критикуешь. Что тебе не нравится? Мне Лили говорила, что Мелани от песни прибалдела и ей самой очень понравилось.
        - Дело не в этом, - хмуро и холодно ответил Стивен. - Во-первых, я ее об этом не просил, я бы справился и сам.
        - Да конечно, - опять вякнула Мари, но Стефани подняла голову и виновато посмотрела на подружку, одними губами попросив: "Не надо". Рыжая хмуро вздохнула и уперто сложила руки на груди, но замолчала. Стив продолжил:
        - Я не просил тебя лезть в мои дела, Стеф. И еще я тебя просил о том, чтобы ты перестала кое-что делать, но ты не перестала, что тоже крайне досадно. - Стефани вздохнула и промолчала, все еще не глядя на него. Стивен помолчал секунду и нервно рыкнул: - Может, ты на меня все-таки посмотришь?
        - Хватит орать, - возмутилась Мари. - Она тебя спасла, а ты еще недоволен. Что она тебе плохого сделала?
        - Что она сделала? - ядовито прошипел Эванс, и Стеф почувствовала на затылке его тяжелый взгляд, от которого хотелось залезть под стол. - Она взяла одну мою песню, может, не самую лучшую в мире, но красивую и лично мне дорогую как память… и превратила эту песню черт знает во что, - Стефани вздрогнула, он продолжил: - Это такая месть, что ли? Или настолько тонкий сарказм, а? Ты другую песню изуродовать не могла?
        - Я собрала только одну, - тихо вздохнула Стеф, - у меня не было выбора. Что тебе не нравится?
        - Я писал ее… - нервно рыкнул Стивен, потом запнулся, как будто чуть было не сболтнул лишнего, и гораздо тише продолжил, - …не для этого. Эта музыка была написана не для идиотского сериала, не для этого текста, и не для соломенного голоса Эшли.
        Стефани почувствовала, как внутри волной поднимается злость и обида, затапливая хлипкое смущение, чувство вины и желание спрятаться.
        - Эту музыку, - тихо и холодно сказала она, наконец поднимая глаза и упираясь избитым, но не сломленным взглядом в лицо Стивена, - ты мне сначала подарил и предложил делать с ней все, что моей душе угодно, а потом убил и похоронил с почестями, если ты не помнишь.
        - А ты подняла ее из могилы и склепала гребаного франкенштейна, - с сарказмом фыркнул Стивен, Стеф кивнула:
        - Да, друг мой. И если этот франкенштейн, по велению моей души, спас твой контракт, то эта музыка выполнила свое предназначение.
        Стивен молча смотрел ей в глаза, хмуро и прямо, часто дыша и чуть качая головой, как будто не мог поверить, что она действительно говорит то, что говорит. Наконец отвел глаза, глубоко вдохнул и опять злобно посмотрел ей в глаза, медленно и весомо произнося:
        - Никогда больше не прикасайся к роялю, тебе это противопоказано, я запрещаю тебе коверкать мою музыку своим исполнением. Никогда, ни за что, ты играешь еще хуже, чем Льюис поет, это невыносимо. И дело даже не в технике, ты вообще не чувствуешь музыку, ты играешь, как… как программа, - Он в негодовании сжал кулаки, приподнял плечи, - реально, как бездушная железка, в которую загрузили ноты и нажали на "плэй".
        Стефани сидела как замороженная, казалось, если от нее сейчас кто-то отломает кусок, она не почувствует. Было так холодно, как будто она заблудилась на полюсе, в мире ветра и льда, где даже слово "тепло" теряет смысл.
        - И вообще, - нервно добавил Стив, - мы, помнится, решили, что у нас будет очень далекая дружба, а она не предполагает такое наглое вмешательство в чужую жизнь.
        - Это ты решил, - тихо и медленно произнесла Стеф, глядя в пространство. Внутри завывал ветер, язык и губы слушались очень слабо, - я ничего подобного не решала.
        - Моего решения достаточно, - огрызнулся Стивен, поднимаясь. - Не лезь ко мне, это каждый раз плохо кончается для нас обоих.
        Она продолжала смотреть в стол, слушая его шаги, стремительно пересекающие столовую, грохот двери.
        "А раньше ты никогда не позволял себе хлопать дверью."
        - Стеф? - Мари мягко погладила ее по руке, но Стефани этого почти не почувствовала. - Ну Стеф, ну забей на него, он дурак…
        Стефани неимоверным усилием воли закрыла свою Арктику в душе и попыталась выпрямиться и проморгаться. Вздохнула, чувствуя, как внутри хрустят ледяными осколками смерзшиеся в монолит легкие, медленно подняла глаза:
        - Слушай, - голос был слабый и убитый, она прокашлялась и как можно увереннее продолжила: - Ты не знаешь, много у нас еще сцен?
        - Нет, не очень, - заверила ее Мари, продолжая теребить ее руку, - мы обгоняем план. А что?
        - Хочу взять выходной на завтра, все равно пятница.
        - Хочешь, я спрошу у Мелани? - с готовностью предложила Мари, Стеф кивнула и она тут же вскочила, не доев обед, и смылась. Стефани продолжила сидеть неподвижно, кожей чувствуя, как неуютно себя ощущает рядом с ней Алекс. Стефани даже почти улыбнулась - этому милашке вечно стыдно за весь мужской род, как будто он их полномочный представитель за этим столом. Она медленно подняла взгляд и он свой тут же отвел, помялся и осторожно посмотрел на нее, краснея и пытаясь что-то сказать.
        Стефани понимающе улыбнулась и слабо отмахнулась, прошептав:
        - Не парься, все нормально.
        - Я не слепой, - тихо и грустно усмехнулся он, опять предпринял попытку оправдать свой лагерь: - Он просто, понимаешь…
        - Понимаю, - с сарказмом шепнула Стеф, - я знаю его не первый день, он просто, как обычно, "был очень злой", за что ему минимум через час, максимум завтра станет очень стыдно и он будет извиняться.
        - Эванс? - фыркнул Алекс, - Эванс никогда не извиняется, ни перед кем. Это его фирменный стиль - гениальное культурное хамло. Он может вести себя безукоризненно с точки зрения этикета и при этом фактически ставить человека в такое положение, что его убить хочется. Но даже если его поймают на чем-то и заставят извиниться, то он делает это так презрительно и высокомерно, что лучше бы молчал.
        Стефани мигом вспомнила его "извините", брошенное наглому фотографу в коридоре студии после съемок клипа, улыбнулась.
        - Да, я видела, как он это делает.
        "И как он извиняется по-нормальному я тоже видела, не раз. Ерунда это, что он никогда не извиняется, ты плохо его знаешь, Алекс."
        Спустя еще несколько минут неуютной тишины, в течение которых Алекс напряженно пытался придумать еще какое-нибудь оправдание поведению Эванса, а Стеф просто сидела молча и мысленно убеждала себя поесть, потому как Дэн старался и некрасиво будет даже не попробовать, в столовую влетела Мари, плюхнулась на стул и провозгласила:
        - Я ее спросила, она сначала согласилась, но потом сказала, что ты ей еще для чего-то нужна, а потом уже она тебя отпустит домой. А пока ты можешь поесть и идти с нами на площадку, а на грим не идти.
        - Странно, - нахмурилась Стеф, - почему не идти на грим, если я нужна? - Все синхронно пожали плечами, она опять уставилась в тарелку, осторожно потыкала отбивную зубчиками вилки, вздохнула…
        - Чего такая невеселая, а? - раздался сзади голос Дэна, он приземлился на свободный стул, с улыбкой заглянул ей в лицо: - Не вкусно?
        - Совсем дурак, да? - фыркнула с соседнего столика Бетти. - Ты не видишь, она даже не попробовала, как она тебе скажет, вкусно или нет? Хотя, - ехидно протянула она, - достаточно на это глянуть, чтобы желание пробовать отпало.
        За соседними столами сдавленно заржали, Стефани уже хотела начать расхваливать стряпню Дэна, когда он внезапно перестал улыбаться и хмуро обернулся к Бэт:
        - Ты достала меня, эстетичка, блин. Я что, похож на человека, которого волнует, насколько красиво то, что он собирается съесть?
        - Что ты, ни в коем случае, - притворно удивилась Бэт. - Ты похож на человека, который жил в пещере, много-много лет назад. Ловил себе мамонта и с радостью пожирал на месте, - она скрючила пальцы и сделала тупую морду, прорычав своей тарелке: - "Биомасса. Поглощать"
        Ржач с соседних столов стал еще громче, Дэн нехорошо ухмыльнулся:
        - А ты похожа на гламурную кису, которая думает, что еда растет в супермаркете и уже готовой. - Бэт возмущенно фыркнула, Дэн приподнял бровь: - Скажешь, нет?
        - И скажу. Я умею готовить, - разъяренно приподнялась Бетти. - Лучше, вкуснее и красивее тебя.
        - Спорим?
        - Спорим.
        - На что?
        - Да на что угодно.
        - Тогда на желание, - игриво приподнял брови Дэн. - Сегодня после съемок встречаемся на кухне, захвати фартучек и готовься к поражению.
        - Сам готовься, - уже не так уверенно фыркнула Бэт, до которой понемногу доходило, что она хватила лишку, но она не стремилась это показывать. Опустив взгляд в тарелку, она нервно ткнула вилкой в салат и буркнула под нос, обращаясь к своим подружкам: - Как же он меня бесит. Горилла, мать твою…
        Дэн довольно ухмыльнулся и растопырил руки, подпрыгивая на стуле и рыча как горилла, чем все-таки заставил Стефани в первый раз за обед улыбнуться и шепотом спросить его:
        - Ты уверен, что победишь?
        Дэн фыркнул и шепнул:
        - Я дурак, что ли? Я проиграю, - заговорщически приподнял брови и игриво пропел: - И посмотрю, что она загадает.
        Стефани восхищенно посмотрела на тренера и качнула головой.
        "Умный ты мужик, Дэн… многим стоило бы у тебя поучиться. Сегодня после съемок - это значит вечер, пустая кухня, ты и она наедине, занимаетесь делом, которое занимает много времени, но оставляет возможность поболтать в процессе. И ты дашь ей победить, а потом еще будешь исполнять ее желание… черт, какой хитрый жучара"
        Она опять посмотрела на задумчиво улыбающегося Дэна, который с аппетитом уминал обед, решительно вонзила вилку в свою порцию и попыталась поесть. Снаружи немного потеплело, она даже нашла в себе силы улыбаться и шутить, но внутри все равно завывал ветер бескрайней ледяной пустыни. О нем можно было не думать, его можно было игнорировать, с ним можно было пытаться бороться и уверять себя, что это не важно… но избавиться от него не получалось, как ни старайся.
        Они доели и пошли в музыкальный класс, где сейчас проходили съемки, там было людно, рядом с Мелани читали сценарий ее муж и Сэм, за роялем сидел Стивен в наушниках и что-то быстро писал на исчерканном листе, рядом околачивалась Эшли, которая при виде Стефани уставилась на нее ошарашенным взглядом, но через секунду спохватилась и отвернулась.
        - Росс, - позвала ее Мелани. - Ну наконец-то, только тебя ждем. Ты хотела выходной?
        - Да, - неуверенно кивнула Стеф, чувствуя какую-то напряженную враждебность со всех сторон.
        - Отлично, - Мелани нехорошо улыбнулась и указала глазами на Стивена, который не отрывался от бумаг и делал вид, что он здесь один, - сейчас вы с мистером Люблю-все-делать-в-последнюю-секунду изобразите для Эшли ее новую песню, а мы все послушаем и запишем. Как только мистер ЕщеРаз будет доволен, можешь ехать домой.
        Стефани кивнула и медленно пошла к роялю, чувствуя как ледяной сухой ветер завывает внутри, промораживая душу насквозь. Стивен что-то размашисто написал внизу листа и протянул его Стеф, не глядя, даже на секунду не оторвавшись от бумаг на крышке рояля. Она взяла, пробежала глазами свою песню, исчерканную пометками и исправлениями, похожую на контрольную работу двоечника, которую он сначала измазал сам, а потом сверху почеркал учитель.
        "Тут только единицы с минусом в конце не хватает."
        Она перевела взгляд ниже, на то место, где он что-то написал перед тем, как протянуть ей лист… "Они уже нашли композитора на замену, и новая песня у них есть. Если твой франкенштейн будет хуже чем то, что Рейган мнет в руках, моему контракту конец".
        Стефани тихо горько фыркнула и смерила взглядом сгорбившегося над бумажками Стивена.
        "Это вместо того, чтобы просто сказать: "Давай вместе постараемся и сделаем классно"… Да, Стив, умеешь приободрить."
        Он протянул ей еще один лист, на этот раз без пометок, сам занялся третьим и последним. Стефани поспешила сосредоточиться на его исправлениях, понимая, что петь без подготовки будет очень сложно. Эшли в дверях что-то тихо сказала Дэл, Стивен снял наушник и замер, прислушиваясь, потом застрочил что-то на последнем листе и протянул Стеф. Она взяла и сразу прочитала внизу: "Эшли переживает, что не вытянет, у нее диапазон меньше твоего. Кто бы что ни сказал, пой так, как на твоей записи, я сам разберусь".
        ""У нее диапазон меньше моего", ха. Как он мягко это сказал, надо же, да эта силиконовая блондинка не споет так, как я, даже если будет заниматься вокалом долгие годы, с этим надо родиться."
        - Вы там скоро? - нервно позвала Мелани, Стив буркнул:
        - Мы готовы.
        "Мы? Хорошо ты за нас обоих отчитался…"
        - Стефани? - вопросительно глянул на нее Сэм, Стеф чуть улыбнулась и кивнула:
        - Я готова.
        Тут влезла Дэл, грозно подбочениваясь и спрашивая с таким видом, как будто она всем делает одолжение, что вообще открывает рот:
        - Я надеюсь, когда писали вокальную партию, вы учитывали диапазон Эшли? Она не споет так, как Росс.
        Стефани отвела взгляд, а Стивен выпрямился и издевательски улыбнулся Дэл:
        - Это ее проблема, и ее учителя по вокалу.
        - Я ее учитель по вокалу, - рыкнула Дэл, Стив развел руками с физиономией "тогда у меня для тебя плохие новости", Мелани подняла ладони, унимая почти начавшийся скандал:
        - Тихо все. Потом переделаешь, если будут проблемы. Дэйв, готов? - Звукарь кивнул, что-то щелкая на планшете. - Начинайте. Тишина, идет запись.
        Все замерли, в классе стало так тихо, что щелчок, с которым Стивен откинул крышку клавиш, прозвучал громогласно. Стефани дернулась, вдруг понимая, что прямо сейчас ей предстоит петь, причем не самую легкую песню, а у нее в руках даже не первая страница текста. Она дрожащими пальцами достала нужную, зажмурилась от мурашек, когда Стив начал играть вступление, с болью прикусила губу - это было настолько непохоже на то, что она пыталась тут изобразить утром… он играл это так, как будто долго репетировал, было сложно поверить, что он увидел эту песню шесть часов назад, да еще и потратил время на переделывание.
        Перед куплетом он сделал короткую паузу и в первый раз посмотрел на Стеф, как будто убеждаясь в ее готовности, она утвердительно опустила ресницы и вдохнула. И запела, изо всех сил пытаясь найти баланс между тем, как она пела утром и всеми его исправлениями и дополнениями, не зацикливаясь на идеальности звука, а пытаясь наполнить песню эмоциями.
        "Чтобы ты не сказал потом, что я и пою как компьютер. Хотя, о моем исполнении ты ни слова не сказал, зная тебя, можно принять это за комплимент."
        Она смотрела только в свой лист, так старательно не глядя на Эванса, как будто один взгляд мог заставить ее запнуться. В коротком проигрыше, который ей так нравился на бумаге и который ей почти не удалось испоганить утром, Стивен кое-что поменял и от этого он стал еще лучше, заставив ее прикрыть глаза от удовольствия.
        "Уймись, дурочка, он больше не играет для тебя. Возьми себя в руки"
        Взяла. И опять запела, уже увереннее, до самого конца, где вокальная импровизация была практически не изрисована пометками Стивена. Она допела и замолчала одновременно с тем, как Стивен убрал руки с клавиш. Вышло так синхронно, как будто они много раз репетировали, Стефани посмотрела на него, ожидая оценки или хоть чего-нибудь, но он смотрел в сторону.
        В тишине класса раздался выдох и одинокие аплодисменты, подняв глаза, она улыбнулась - хлопал Сэм. Через секунду к нему присоединилась Эшли, потом еще кто-то из группы, через время комната загудела от аплодисментов и Стефани невольно улыбнулась, чуть кланяясь почтенной публике. Эванс делал вид, что его вся эта фигня вообще не касается, Мелани подняла руки и крикнула:
        - Все, все, хватит. Успокоились, - посмотрела на Стеф со смешанными чувствами, как будто ей одновременно хотелось ее обнять и ударить, вздохнула, качнула головой и посмотрела на мужа, который выглядел так, как будто его изящно обставили в шахматы и он все пытался понять, каким образом умудрился так лохануться. Стеф положила листки на рояль и, не глядя на Стивена, спустилась с подиума, подошла к Мелани:
        - Я могу ехать домой?
        - Эй, мистер ЕщеРаз, - крикнула режиссерша, - ну как, еще раз?
        - Нет, - буркнул Стив, тщательно собирая бумажки.
        - Как так? - притворно восхитилась Мелани, - неужели все прямо так идеально и прямо с первого раза?
        - Да, - тем же тоном ответил он.
        Мелани фыркнула и перевела взгляд на Стеф:
        - Ну, значит, можешь ехать, встретимся в понедельник. - Стефани кивнула и пошла к двери, на полпути Мелани окликнула ее: - Росс, - Стеф обернулась, режиссерша хитро улыбнулась и спросила: - Он тебе хоть спасибо сказал?
        - Дождешься от него, - невесело фыркнула Стеф и быстрее пошла к выходу, чуть не столкнувшись с Эшли, замершей возле дверей. Она чувствовала, что Арктика внутри уже почти пробила искусственный барьер и улыбаться становится все сложнее, надо быстрее смываться, пока не рвануло.
        Пронесшись по коридорам, она зашла в комнату за сумкой и курткой, почти бегом бросилась к парковке, завела машину и сорвалась с места, с визгом вырываясь на трассу. Ледяная пустыня внутри качалась, как огромный корабль, в ушах звучала песня, которую они только что исполняли, бесконечно повторяясь и накладываясь сама на себя, от этого кружилась голова и хотелось закрыть глаза и уши, заорав непонятно кому: "Оставьте меня в покое".
        Только когда школа скрылась за поворотом, она чуть сбросила скорость и пристегнулась, немного расслабилась, включила радио, поставив автоматический поиск волны. Поиск пошипел и запел голосом Элтона Джона о том, что "прости" - самое сложное слово.
        Стефани истерично рассмеялась, чувствуя, как мокреют глаза, съехала на обочину у скалы, останавливаясь на всякий случай, а то ей уже пару минут казалось, что машина виляет, хотя на самом деле виляли ее руки. Заглушив двигатель, она сползла по сидению и окончательно перестала сопротивляться захватывающему тело холоду. По лицу потекли слезы, грудь пережало спазмом, все тело колотило, как будто она действительно замерзала где-то в бесконечных снегах, давно и безнадежно.
        "А говорят, что смерть от холода самая безболезненная… Если когда-нибудь захочу умереть, выберу пистолет."
        Время неслось мимо, по радио играли, как на зло, сплошные слезливые медляки, слезы не заканчивались, а легче не становилось ни капли, как будто все медицинские выкладки по этому поводу - сплошная ересь.
        Вдруг рядом заурчал двигатель, потом взвизгнули тормоза, заставив Стефани обернуться в безумной надежде, что это Стивен все-таки решил сказать ей спасибо… и с кривой усмешкой отвернуться - как же, размечталась. Машина была совершенно незнакомая, Стефани не видела такой ни у кого из съемочной группы. Хлопнула дверь, через минуту в ее окно постучали и она вытерла лицо, осторожно поднимая глаза. С той стороны на нее смотрел молодой парень, очень встревоженный.
        - Эй, у вас все в порядке? Помощь нужна?
        - Все нормально, - чуть улыбнулась Стеф, - спасибо, я в порядке.
        - Точно? - парень подозрительно изучил ее лицо, Стефани опустила стекло и максимально уверенно кивнула:
        - Абсолютно точно, спасибо, я в порядке.
        - А мне кажется, вы плохо себя чувствуете, - парень опять внимательно осмотрел ее лицо и машину, - можете сказать мне, я закончил курсы первой помощи, если вам внезапно стало плохо…
        - Я в полном порядке, - уже начиная нервничать, перебила его Стеф.
        - А по-моему, вы плакали, - нахмурился он. - Что-то случилось? - Она глубоко вздохнула, устало окидывая его взглядом, парень чуть улыбнулся и сменил тон на чуть более дружелюбный: - Вообще-то, здесь нельзя останавливаться, вы даже аварийные знаки не поставили. - Стеф встревоженно дернулась, но он улыбнулся: - Я уже поставил, не переживайте. Но мне кажется, что в вашем состоянии вам не стоит вести машину. Может, я мог бы…
        Она увидела в его глазах совсем не дружеские огоньки и мигом ощетинилась:
        - Спасибо, не надо. Я могу вести машину.
        - Мне кажется, я вас где-то видел, - задумчиво протянул он, всматриваясь в ее лицо, потом удивленно распахнул глаза и вскрикнул: - Твою мать, Стефани Росс. А я думаю, на кого ты так похожа, с этой прической фиг узнаешь… Ух ты, класс, - Он оперся о машину и подмигнул так фамильярно, как будто они сто лет знакомы: - Как жизнь, а? Моя телка от тебя тащится, все уши прожужжала этим сериалом и клипами, вырезки из журналов собирает… Слушай, а с кем ты на самом деле встречаешься? Я не помню, как их зовут, но с блондином или с брюнетом? Моя уже достала догадки строить по этому поводу, постоянно рассуждает, что было на самом деле, а что придумали журналисты. Жесть, она с ума сойдет, когда я ей расскажу. Надо тебя сфоткать, а то не поверит.
        Он потянулся за телефоном, Стефани округлила глаза и похолодела, представив, на кого сейчас похожа - без грима и вообще без капли косметики, не выспавшаяся, заплаканная, растрепанная и с глыбой льда внутри.
        "Пора отсюда сваливать…"
        - Отойди от машины, - холодным тоном попросила она.
        - Подожди, я камеру включу, - поднял ладонь парень.
        - Сам виноват, - рыкнула Стеф и завела машину, с визгом срываясь с места. Сбила знак аварийной остановки и бросила взгляд в зеркало, убеждаясь, что своего наглого спасателя не слишком сильно зацепила, а только чухнула по одежде, обтерев пыль.
        "Охренеть можно. Был такой культурный, мать его, заботливый… а потом узнал и превратился в хамло. С какой стати моей личной жизнью парятся люди, которых я знать не знаю?"
        От злости она быстро взяла себя в руки и перестала трястись, сбросила скорость, на очередном повороте ее обогнала знакомая машина. Спасатель открыл окно и показал ей средний палец, газанул и унесся вперед. Стефани очень постаралась ничего ему не пожелать, вроде бы получилось, по крайней мере, его машины на обочине она не заметила до самого города.
        Только подъехав к дому, она задумалась, что скажет родителям, посмотрела в зеркало и вздохнула, пытаясь пригладить волосы и изобразить не такую скорбную мину. Выходило плохо. Она махнула рукой и вышла из машины, вошла в дом, чуть не села на пол от мощных объятий соскучившегося Слэша, который сидел дома один.
        Стефани громко поздоровалась и провозгласила, что она дома, но ей никто не ответил - еще рано, все на работе. Вдоволь натискав похрюкивающего от радости Слэша, она поднялась в комнату и бросила сумку на кровать, а сама пошла набирать себе ванну, вылив в нее полбанки пены. Внутри все еще завывал ледяной ветер и она хотела согреться хотя бы так. Быстро разделась, опустилась под воду с головой, набрав побольше воздуха и не двигаясь, пытаясь каждым нервом почувствовать, как в тело проникает тепло, выгоняя из крови холод…
        Внезапно раздался какой-то странный звук, как будто на первом этаже сверлят стену, она скорее вынырнула, перепуганно осматриваясь, увидела на полу выпавший из кармана джинсов мобильный, медленно ползущий к ней на вибро-вызове.
        "Вот откуда этот закон подлости? Стоит залезть в ванну, как ты срочно становишься нужен всему миру… сейчас окажется, что это Мелани и я должна прямо сию минуту ехать обратно и сниматься"
        Нервно вытерев руки о лежащую на полу футболку, Стефани дотянулась до телефона, перевернула его и замерла.
        Эванс.
        "Черт…"
        Сердце заколотилось сильно и часто, ванная закачалась, в дверь с той стороны заскребся Слэш, тихо поскуливая, как будто чувствовал ее состояние.
        Гудки прекратились. Слишком быстро для автоматического отключения, он сбросил вызов сам.
        "Не дождался, дружище, сколько нетерпения… Ну и хорошо, ничего приятного ты бы мне все равно не сказал, я уже не верю в это."
        Телефон опять загудел в руках, она глянула на экран - сообщение. Открыла и криво улыбнулась - "Какая разница, что я тут написал, ты все равно это не прочтешь". Стефани невесело рассмеялась и положила трубку на пол, опять вдыхая полные легкие и сползая под воду. В ушах гудели искаженные водой звуки, вводя в какой-то странный транс, почти заглушая вой ледяного ветра… а потом опять раздался зубодробильный вибро-вызов.
        Она вынырнула, нервно хватая телефон мокрой рукой, удивленно подняла брови - Крис. Пожала плечами и ответила:
        - Да? - В трубке было тихо, она повторила: - Алло. Крис, ты меня слышишь?
        - А Льюису, значит, мы отвечаем, да?
        Стефани вздрогнула всем телом, узнавая холодный и злой голос Стивена, стала шокировано хватать воздух ртом, не зная что сказать и думая, не лучше ли сразу бросить трубку. Он продолжил еще ядовитее:
        - Что замолчала, Стеф? Не хочешь со мной разговаривать, позвать павлинчика? Что ж ты так недемократично, мы оба, между прочим, твои коллеги и твои бывшие, и обоих нас ты бросила сама, и от обоих гуляла. Но с ним ты почему-то хочешь разговаривать, а со мной нет. В чем дело?
        Она сидела как замороженная, чувствуя как граница между внутренним холодом и кипятком снаружи постепенно подбирается к коже. Ледяные хрустящие кристаллы прорастали сквозь нее, желание запустить телефоном в стену росло все быстрее, она почти мечтала увидеть, как источник его ядовитого издевательского голоса разлетается вдребезги, как пластиковые обломки сыпятся на пол и гребаный Эванс наконец затыкается.
        - Хватит, - тихо сказала она, выбираясь из ванны - сидеть дальше в воде и пене не было никакого желания, от пара было душно, у нее начала кружиться голова. - Слушай, ты за этим звонил?
        - Нет, не за этим, - нервно рыкнул Стив. - Я звонил совсем по другому поводу, но ты не захотела меня слушать. - Он замолчал и медленно выдохнул, как будто пытался взять себя в руки, Стефани завернулась в полотенце и вышла из ванной, открыла окно. - Стеф, нам надо поговорить, - наконец решился он, она фыркнула:
        - Ты еще не наговорился? Высказывайся, дружище, я почти привыкла.
        - Стефани, черт, я не об этом, - прорычал он. - Хватит выводить меня, с тобой невозможно нормально разговаривать.
        - С того момента, как я взяла трубку, говорил только ты, - тихо вздохнула она.
        - Потому что ты не взяла гребаную трубку. Со мной ты говорить не захотела, а Льюису ответила сразу же, нежненько так, как будто только его и ждала.
        - Не сочиняй, а? - поморщилась Стефани, - я ответила ему так же, как всем.
        - А мне не ответила вообще.
        - А ты можешь сказать мне что-то хорошее? - криво усмехнулась она.
        - Могу.
        - У тебя было море возможностей, дружище, - вздохнула Стеф, - утром, в обед, после записи… но ты говорил только гадости, или не говорил вообще, даже не смотрел на меня. А тут вдруг внезапно решился позвонить - не все сказал? Или новую гадость придумал? Я выходной взяла только для того, чтобы не слушать твою гребаную критику моей техники и моей способности влезать в твою суверенную жизнь. Можно я отдохну спокойно, всего пару дней, без тебя, без твоих шлюх, без сплетен и всей остальной фигни? Я устала, Стивен.
        Он молчал, она даже почти поверила, что он сейчас извинится и положит трубку, но Стив гораздо тише и спокойнее сказал:
        - Нам надо поговорить. Не по телефону, я приеду к тебе.
        - Зачем? - нервно хохотнула Стефани. - Ты медитировал все время с моего отъезда, познал просветление и решил перестать выделываться и начать нормально встречаться? - Он фыркнул, она вздохнула: - Ну и нафига ты мне тут нужен тогда? Еще гадостей наслушаться? Делать мне больше нечего.
        - Я приеду, - тихо сказал он, Стеф ехидно усмехнулась:
        - Приезжай, замок поцелуешь и уедешь, я не дома.
        - Стефани, - с улыбкой ответил он, - я слышал, как рядом с тобой скулила собака. Не ври мне.
        - Ой, твое дело, - отмахнулась она, - хочешь посмотреть на пустой дом - приезжай.
        - Ладно, до скорого.
        Он положил трубку, Стефани с обреченным стоном бросила телефон на кровать и попыталась вытереть спутанные волосы. На первом этаже затрезвонил стационарный телефон, она чертыхнулась, опять поминая закон подлости, и спустилась вниз, с удивлением глядя на неопределившийся номер:
        - Да?
        - И кому ты лечила, что ты не дома? - протянул ехидный голос Стивена, Стефани хлопнула себя по лбу, восхищаясь собственной недогадливостью и его коварством, Эванс рассмеялся и вздохнул: - Прости, что вытащил из ванны, суши волосы, я скоро буду.
        Она яростно бросила трубку, борясь с диким желанием материться и с грохотом прыгать на одном месте, как маленький ребенок, который никак не может получить желаемое и выплескивает свое раздражение как можно громче и весомее.
        "Гад-гад-гад, ненавижу"
        У лестницы стоял Слэш, глядя на нее печальным, все понимающим взглядом, таким умным, как будто он прожил уже сто человеческих жизней и решил для разнообразия побыть собакой, в качестве курорта за все заслуги своей доброй души. Стефани немного успокоилась под этим взглядом и выдохнула, опускаясь в папино кресло, пес тут же подошел и положил голову ей на колени, безмолвно требуя чесать и гладить.
        Спустя минут пять она почти вернулась в равновесие, даже ледяная пустыня внутри подзабылась и припала пылью, что для льда, как известно, фатально. Запустив пальцы в мокрые волосы, она немного подумала и решила все-таки последовать единственному умному совету от этого… этого…
        "Ладно, обойдемся без эпитетов, хороший совет надо уметь принимать даже от плохого человека."
        Поднявшись наверх, она выпустила почти остывшую воду и залезла под душ, доводя до конца всю многоступенчатую процедуру мытья волос, и уже через десять минут расчесывалась перед зеркалом. Внезапно Слэш сорвался с места и прогрохотал вниз по ступенькам, радостно завывая и порыкивая, как будто уже рассказывал через дверь, как тяжело ему было ждать маму весь этот скучный бесконечный день, внизу раздался щелчок замка и Стефани тоже решила спуститься. Когда она оделась и дошла до двери, мама уже заканчивала процедуру приветствия собаки - разомлевший кусок шерсти валялся на полу кверху пузом, вывалив язык и подергивая задней лапой в чесательном экстазе, а мама поднималась с колен и вешала куртку на вешалку.
        - О, ты здесь? Привет, - она смерила Стеф взглядом спецагента и мгновенно просекла ситуацию: - Что случилось?
        - Все нормально, - отмахнулась Стефани, прекрасно понимая, что это не ответ, а пароль, означающий "не расспрашивай, я все равно не скажу". Мама многозначительно хмыкнула и пожала плечами:
        - Ну как хочешь. Ты голодная?
        - Нет.
        - А я - да. И папа тоже вот-вот придет.
        - Я разогрею, - усмехнулась Стефани, направляясь на кухню и улыбаясь с растерянной морды Слэша - обычно он в любой ситуации всегда шел за мамой, но на этот раз мама пошла переодеваться, а Стеф пошла на кухню…
        Пес в отчаянии топтался на месте, вертя головой и наблюдая, как они расходятся в разные стороны, Стефани не выдержала и рассмеялась, чувствуя, как лед внутри понемногу начинает ломаться и таять - хорошо дома. Слэш наконец решился и галопом поскакал в спальню за мамой, Стефани вздохнула и пошла греть еду. Очень скоро все собрались на кухне, болтая о всякой ерунде, но Стеф периодически ловила на себе изучающие взгляды и очень тщательно обдумывала ответы даже на самые невинные вопросы. Через пятнадцать минут Слэш неспеша поднялся и вразвалочку пошел к двери, встречать папу - это вам не мама, тут ритуала почесывания не дождешься. Но пес все равно каждый раз ходил его встречать и просто молча сидел рядом, пока папа снимал обувь, иногда Слэшу даже перепадало легкое похлопывание по затылку, чему он был безмерно рад.
        - О, ты тут? Что случилось?
        Стефани усмехнулась и пропела:
        - Все в полном порядке, мы просто отснялись раньше времени.
        - Ну как хочешь, - так же настороженно смерил ее взглядом папа, по-шпионски переглядываясь с мамой. Мама изобразила бровями что-то вроде "какая разница, все равно либо расколется, либо спалится, либо из новостей узнаем", они кивнули друг другу и сели ужинать. Как только Стефани вонзила вилку в котлету, в кармане завибрировал телефон, мигом отбив аппетит и заставив спину покрыться липким потом. Она достала трубку, пытаясь заставить надпись "Эванс" не двоиться, вздохнула и приняла вызов:
        - Что?
        - Я почти возле твоего дома. Выходи, встретимся на углу.
        - Я не хочу с тобой разговаривать, ты не понял?
        - Тебе придется, Стеф.
        - Я же просила тебя оставить меня в покое хотя бы до понедельника, ты не можешь потерпеть? - она обреченно потерла лицо, понимая, что это бесполезные трепыхания угодившего в трясину, которые делают только хуже.
        - Не могу. Нам надо поговорить.
        - Мне - не надо.
        - А мне надо. Хватит спорить, одевайся.
        - Я никуда не пойду.
        - Твое дело, - непреклонно усмехнулся он, - значит, я напрошусь к тебе в гости. С твоей мамой я уже знаком, познакомлюсь со всей семьей, включая собаку. Подумай хорошо, Стеф, не создавай себе проблем.
        Стефани обреченно запрокинула голову, отрывая взгляд от тарелки и замечая два одинаково настороженных лица. Пес почуял, что в доме что-то неспокойно, и тоже поднялся, заинтересованно поставив лапы ей на колени и заглядывая по очереди всем в лица, в полной боевой готовности бежать туда же, куда и стая.
        Стеф посмотрела на маму, на папу, нехорошо улыбнулась и тихо сказала Стивену:
        - Ну-ну, знакомься, дружище. Вперед.
        И положила трубку, поднимаясь из-за стола. Первым голос подал папа, причем с такой интонацией, что его профессию можно было угадать с трех нот:
        - Это кто это у нас такой смелый?
        - Мистер Стивен Ли Эванс, - с нехорошей ухмылкой пропела Стефани, шнуруя кроссовки, - поэт, композитор, актер, певец и очень самоуверенный гад, не понимающий слова "нет". Я не хочу его видеть.
        - Это тот милый мальчик, у которого ты забыла телефон? - мигом вспомнила мама.
        - Ага, - Стеф схватила с вешалки мамину куртку и поводок Слэша, - гулять.
        - Он недавно только гулял, - нахмурилась мама. - Может, ты…
        - Иди-иди, - ухмыльнулся папа, - прогуляется еще разок, не запыхается. Через десять минут этот самоуверенный мистер сбежит отсюда, поджав хвост.
        Стефани с благодарностью и предвкушением посмотрела на эту ухмылку, которую не раз видела в зеркале, потом на многозначительно изогнутую бровь мамы, которую тоже частенько видела в зеркале, и улыбнулась:
        - Выпните его отсюда, ладно?
        - Может, не будешь уходить? - предприняла еще попытку мама, но тут раздалась трель дверного звонка и папа с предвкушающей улыбкой пошел открывать, а Стефани подцепила собаку за загривок и вылетела через заднюю дверь. Крепко взяла Слэша за ошейник и шепотом сказала в умную, все понимающую морду:
        - Веди, дружище. Я отключусь, так что сам меня выгуливай.
        И закрыла глаза, краем сознания чувствуя свое тело, как сомнамбула шагающее вдоль улицы. Она была уверена, что под машину с таким проводником не попадет и никто ее не тронет, к тому же, ей было зверски интересно посмотреть, как папа разделает этого самоуверенного гада.
        "Держись за воздух, дружище, вряд ли ты такое видел."
        Она сначала посмотрела через папу, потом подумала и сменила оператора - мама в этом смысле лучше, она видит обоих.
        - …Стефани? - закончил вопрос Стивен, улыбаясь своей самой обаятельной улыбкой и излучая добродушие и полное отсутствие проблем во все стороны.
        "Какой клевый актер… вообще не скажешь, что нервничает, хотя по идее - должен бы. Я бы нервничала."
        - Знаешь, она сейчас… - мягко начала мама, но папа ее перебил, смерив гостя таким взглядом, как будто он был в костюме клоуна и приперся в три часа ночи:
        - Ты кто такой?
        - Стивен, - улыбнулся Эванс, радостно протягивая руку, - Стивен Ли Эванс, мы работаем вместе со Стеф, она рассказывала, наверное…
        - В первый раз слышу, - сухо сложил руки на груди папа, опираясь о косяк с таким видом, как будто готов стоять здесь вечно. - И чего это ты вдруг решил ее навестить на ночь глядя?
        Стефани мысленно фыркнула - еще даже не стемнело, а прозвучало так, как будто бедняга Эванс уже подписал себе приговор, явившись в такое время. Но Стивен невозмутимо убрал протянутую руку и улыбнулся:
        - Был в городе проездом, решил заскочить, узнать, почему она решила взять выходной.
        - А позвонить нельзя было? - приподнял бровь папа, Стив сделал загадочную физиономию и чуть пожал плечами:
        - Всегда приятнее поговорить лично.
        - Она не говорила, что сегодня собирается с кем-то гулять.
        - А она вам всегда все рассказывает? - приподнял брови Эванс, папа убежденно кивнул:
        - Всегда, в нашей семье друг от друга нет секретов.
        - Тогда вы, несомненно, должны знать, почему она будет рада меня видеть, - еще загадочнее улыбнулся Стив, папа бросил короткий взгляд на маму, которая молча созерцала это культурное швыряние навозом, и опять посмотрел на гостя, задумчиво потерев подбородок:
        - Знаешь, твое лицо кажется мне знакомым…
        - Я снимаюсь в сериале, - усмехнулся Стивен, - прямо как Стефани, прикиньте?
        - Угу, - протянул папа, вкладывая в это "угу" все свое отношение к его убогой попытке пошутить, прищурился и указал куда-то на подбородок Стивена: - А откуда у тебя этот шрам?
        - У меня нет шрамов, - быстро ответил Стивен, на секунду прекращая улыбаться, но тут же опять взял себя в руки и засиял, - так я могу увидеть Стефани?
        - А мне кажется, есть, - ухмыльнулся папа. - И я, кстати, вспомнил, где видел твое лицо - в архиве восьмилетней давности, "дело о мести хоккеиста", вот там твоя физиономия и засветилась, как раз со шрамом.
        Улыбка Стивена стала напряженной, он качнул головой:
        - Не понимаю, о чем вы.
        - Забыл, что ли? - оскалился папа, - и даже имя Пол Хопкинс тебе ни о чем не говорит?
        - Кто это? - Стивен окончательно бросил попытки изображать приветливость, бросил короткий взгляд на маму, как будто ища поддержки, но она отвела глаза.
        - "Кто это?" - с сарказмом переспросил папа, - это тот, кто поставил тебе шрам, который ты, похоже, решил убрать, чтобы не портить товарный вид своей физиономии. А на следующий день его избили до полусмерти.
        Стивен чуть побледнел, но поморщился с таким видом, как будто кто-то тут несет полный бред:
        - И каким образом это меня касается?
        - Самым прямым, - улыбкой акулы оскалился папа. - Тебя не судили за это только потому, что какая-то местная шишка решила, что доказательств недостаточно. Но я общался с коллегами из твоего города и мне по секрету сказали, что доказательств там было на полный срок, вот только они все загадочным образом пропали, и никто не знает, почему. И узнавать не спешит, чтобы не связываться с твоей семьей.
        Стивен перестал корчить из себя хорошего мальчика и непреклонно сложил руки на груди:
        - Это домыслы, которые никто не сможет доказать.
        - А мне и не надо ничего доказывать, я не собираюсь тебя сажать, - с победной ухмылкой развел руками папа, - так же как и не собираюсь пускать тебя в мой дом и позволять общаться с моей дочерью. Ей ты, как я понимаю, эту веселую историю не рассказывал?
        - Если понадобится, расскажу, - дернул уголком губ Стив, - мне скрывать нечего.
        - Это спорный вопрос, - качнул головой папа, а мама внезапно перевела взгляд за спину Эванса, и Стеф с удивлением рассмотрела там себя.
        Мысленно чертыхаясь, она вернулась в свое тело и сделала вид, что ничего особенного не происходит, хотя ей хотелось как следует пнуть Слэша… а после недолгих раздумий - себя. Ведь говорила мама, что пес сегодня уже гулял, а он уже не так молод, чтобы радостно носиться галопом весь день. Когда Стефани вытащила его на улицу и предоставила самому выбирать направление, он неспеша обошел угол квартала, обновил метки и пришел домой, потому как нагулялся, а в суть интриги его не посвятили.
        Стивен каким-то образом заметил мамин взгляд и обернулся, с облегчением вздохнув:
        - Стефани, наконец-то…
        Он быстро двинулся к ней, остановившись в двух шагах, когда она автоматически дернулась назад. Они остановились напротив и на секунду замолчали, вдруг услышав совсем рядом низкий угрожающий рокот. Стефани не стала опускать глаза, она прекрасно чувствовала, что происходит, потому как до сих пор держала Слэша за загривок. А Стивен, похоже, ситуации не понял.
        "Сразу видно, что у тебя никогда не было собаки. Если бы была, ты бы умел улавливать в тональности рыка тот момент, когда пушистый комок добродушия трансформируется в машину убийства, и остановился бы гораздо дальше."
        - Привет, - Эванс смерил взглядом собаку, похоже, решив, что она не представляет опасности и рычит просто так, улыбнулся, опять отыгрывая хорошего мальчика: - Я тут познакомился с твоими родителями, но они мне так и не сказали, почему ты уехала. Может, оставишь собаку и мы прогуляемся вдвоем?
        В этот момент он шагнул ближе и переступил ту черту, которую каждая собака проводит в своей голове исключительно из личных соображений. Слэш зарычал еще громче, и боком оттер Стефани на полшага назад, вздыбливая шерсть и становясь больше в полтора раза. Сейчас было трудно узнать в этой ощетиненной, оскаленной зверюге пушистую няшку, валяющуюся кверху пузом в прихожей и требующую себя чесать. Пес рокотал как танк, огромный и опасный, напружиненный, готовый взорваться в любой момент. В глазах Стивена появилось легкое опасение, но не более.
        "Зря, дружище, ой, зря…"
        - Ну так как, мы идем?
        - Я сказала, что не хочу никуда с тобой идти, - устало ответила она, чувствуя как под пальцами подрагивают напряженные мышцы собаки, - уходи, или я его отпущу.
        - Я не боюсь собак, - снисходительно улыбнулся Стивен, и протянул руку в попытке то ли взять ее за плечо, то ли подтолкнуть к двери - этого никому узнать было не суждено, потому что на половине движения Слэш решил, что с него хватит разговоров, и что он уже достаточно всех предупредил. Коротким рывком он подпрыгнул и щелкнул зубами, вцепляясь в предплечье парня, дернул головой, встряхивая попавшую в капкан зубов руку и заодно всего Стивена. И тут же отпустил, отпихивая Стефани пушистым боком подальше и становясь между ней и безмерно удивленным Стивеном, который переводил ошарашенный взгляд с собаки на свою руку и на Стеф.
        Она испуганно посмотрела на все еще стоящего в дверях папу, который не выказывал ни малейшего волнения и наблюдал процесс, как скучный фильм, потом на Эванса, осторожно пробующего пошевелить пальцами. Сложила руки на груди и очень серьезно сказала:
        - Это он тебя таким образом предупредил. Слэш в состоянии ее тебе откусить, так что предпринимать новые попытки не советую. Езжай домой, Эванс, увидимся в понедельник.
        - Нифига, - нахмурился он, уперто поднимая на нее взгляд, - я приехал с тобой поговорить, и я с тобой поговорю. Твоя псина меня укусила, так что ты должна по крайней мере оказать мне первую помощь.
        Стефани растерянно посмотрела на папу, он фыркнул, даже не оторвавшись от двери:
        - Собака регулярно проходит медосмотр и привита от чего угодно, все документы в полном порядке, к тому же, она на своей частной территории и защищала свою хозяйку, так что ничего мы тебе не должны. В аптечке у таксиста, который ждет тебя за углом, должен быть пластырь, попроси у него, когда будешь уезжать. - Стивен хмуро смерил взглядом все еще напружиненного Слэша, а папа почесал затылок и лениво добавил: - К тому же, ты не выглядишь умирающим, так что я думаю, помощь тебе не нужна. Ну разве что ты хлопнешься в обморок от вида крови, тогда я, так уж и быть, отвезу тебя в больницу, из чистого человеколюбия… но в дом ты не войдешь. - Стивен задышал чаще, переводя злобный взгляд с одной фамильной улыбочки на другую, потом посмотрел на Стеф и очень убедительно сказал:
        - Лучше тебе поговорить со мной, Стефани, у меня есть, что тебе сказать.
        - У тебя была возможность, - качнула головой Стеф, хватая за загривок опять зарычавшего Слэша и потихоньку подходя к двери. - Езжай домой, увидимся на работе.
        Стивен поиграл желваками, оглядывая всю живописную семейку и стараясь не хвататься за укушенную руку, выровнялся и очень тихо прошипел обходящей его Стефани:
        - Ты сама ко мне приедешь.
        - Посмотрим, - фыркнула она, он кивнул:
        - Посмотрим, - встряхнул волосами, перевел взгляд на ее родителей и кривовато улыбнулся: - Ну что ж, спасибо за гостеприимство, было чертовски приятно познакомиться.
        - Взаимно, - ухмыльнулся папа, мама молча сочувственно улыбнулась Стивену и открыла дверь, пропуская всех в дом.
        Стив еще секунду посмотрел им вслед и гордо развернулся спиной с таким видом, как будто пытался себя убедить, что это не поражение, а тактическое отступление.
        Стефани плотно закрыла дверь и выдохнула, со смесью шока и благодарности созерцая два лица и одну морду. Папа с мамой переглянулись и с загадочными улыбками пошли на кухню, Слэш плюхнулся на задницу и опустил уши, с несчастным видом заглядывая в глаза Стефани: "Все в порядке? Все хорошо? Я все правильно сделал? Я хороший?"
        - Ты умничка, - потрепала его по ушам Стефани, пес вздохнул с неимоверным облегчением и потрусил на кухню. Стефани пожалела, что ей самой не к кому обратиться с таким собачьим взглядом, ей никто не скажет, что она молодец и все сделала правильно.
        "Хорошо быть собакой."
        Она сняла обувь и тоже пошла на кухню, стараясь не смотреть на родителей, которые молчали и обменивались такими взглядами, что им хотелось заорать "прекратите", но не было повода. Спустя минуту тишины, первой не выдержала мама и печально вздохнула:
        - Да, не так я хотела с ним познакомиться.
        - А как? - сделал ненатурально удивленное лицо папа, как будто она дала ему повод для отличной злой шутки, и он потирал руки в предвкушении. Мама мечтательно закатила глаза:
        - Ну там, на пикник пригласить, или в парк.
        - Зачем? - опять подбросил реплику папа, мама хихикнула:
        - Пообщаться, послушать истории о том, как они познакомились…
        - Хватит, - не выдержала Стефани, - он не мой парень.
        Мама с папой фыркнули так синхронно и так издевательски, что она сама почти поверила, что нагло врет. Махнула рукой и опять попробовала поесть. Мама опять печально вздохнула:
        - Эх, некрасиво получилось… надо было его хоть на ужин пригласить.
        - Щазжэ, - возмущенно фыркнул папа, - у нас только три котлеты. И я помнил об этом каждую секунду разговора.
        Он с собственническим видом подтянул тарелку поближе и опасливо осмотрелся, как будто боялся, что бесценную котлету утащат прямо с тарелки хихикающие дамы.
        - Ну и как он тебе? - уже вполне серьезно спросила мама. Папа, мигом переключившись на серьезный лад, уважительно приподнял брови:
        - Крепкий парень, хорошо держался. Хотя, зная из какой он семьи - ничего удивительного.
        - Из какой? - заинтересовалась мама, Стефани молча жевала, старательно игнорируя тот факт, что они делают вид, что ее здесь нет.
        - Из очень боевой и достаточно уважаемой, чтобы в деле о нападении с тяжкими телесными, весьма однозначном и немудреном, внезапно и бесследно исчезли все доказательства, а свидетели массово полегли с приступами амнезии, - развел руками папа. - И абсолютно все сделали постные лица и развели руками: "Ну, понимаешь, как-то так получилось".
        - Что за дело? - не выдержала Стефани, мама предупреждающе засопела, у нее было правило - никаких крови-кишков за столом. С папиной работой это было довольно актуально, но Стефани было слишком интересно. - И что за шрам?
        Папа покосился на маму, кровожадно угрожающую вилкой его котлете, почесал бровь и вздохнул:
        - Я тебе потом документы скину, если интересно. Вкратце, когда ему было семнадцать лет, он с двумя друзьями гулял по чужому району и нашел себе неприятностей. Эти неприятности их всех отлупили, причем очень неслабо, до больницы. Но сам он тоже оказался крепким парнем и как-то умудрился отправить в ту же больницу еще четверых гавриков, причем сам, потому как оба его друга выхватили по разу и прилегли в отключку, а этот ниндзя достал… - он усмехнулся и со смесью недоверия и уважения качнул головой, - деревянный меч, м-да, и накостылял там всем, кому успел. Но кто-то из той шпаны, с которой они дрались, позвонил взрослому брату и этот брат явился, ну и успокоил твоего друга трубой по челюсти. В результате в больнице почти все, ушел целым только этот самый брат, который Пол Хопкинс. - Папа посмотрел на котлету и вздохнул: - А на следующий день этого брата встретили у дома и избили до полусмерти тупым деревянным предметом, предположительно, хоккейной клюшкой, поэтому и назвали дело "местью хоккеиста". Хотя, - папа хитро усмехнулся, - все прекрасно знали, чем его били на самом деле. Я видел фотографии
той шпаны, которую бил он, и снимки из дела Пола Хопкинса, следы от ударов идентичные.
        В следующую секунду мама молниеносным выпадом наколола оставшуюся половину папиной котлеты и утащила на свою тарелку, наставительно погрозив пальцем:
        - Никаких "дел" за столом.
        - Беспредел в родном доме, - вздохнул папа, Стефани отпилила половину от своей котлеты и положила ему, он довольно захихикал, а мама возмущенно выдохнула:
        - Кошмар. Хватит объедать ребенка, - отпилила половину от своей и положила на тарелку Стеф.
        Все вняли гласу справедливости и принялись есть, пока не отобрали, Стефани задумчиво перебирала в памяти всю эту историю.
        "Он ведь рассказывал, как когда-то его друга избили в его районе, а они с группой ходили разбираться. Говорил, что их там отлупили, и что у него с тех пор с одной стороны три зуба ненастоящие… Черт, вот ведь папин профессиональный глаз-алмаз. По физиономии высек "криминальный элемент" и нарыл-таки на него компромата. В архиве восьмилетней давности, надо же, еще и пообщаться с коллегами успел."
        - Как ты умудрился рассмотреть в нем "криминальный элемент"? - задумчиво протянула Стефани, отрываясь от тарелки. - По-моему, он вообще не похож на человека, способного на преступление.
        - О, ты просто не умеешь правильно смотреть, - рассмеялся папа. - Я их столько перевидал, что уже научился на глаз определять, кто и насколько виновен. Да и ты могла бы заметить, если бы хорошо присмотрелась… Ну, вот, например, ты не замечала за ним склонности пренебрегать правилами, любыми, начиная с вождения в пьяном виде и наркотиков, и заканчивая мелким воровством или карточным шулерством? Или всегда носить с собой какое-нибудь оружие, пусть даже шокер или баллончик. Или, знаешь, такая интересная философия, вроде, - он задумался и почесал затылок, потом сделал пафосную физиономию и провозгласил: - "Нет в мире того, что нельзя сделать, есть то, что нельзя сделать законно".
        Стефани приподняла брови и тут же опустила глаза.
        "Нет ничего невозможного - о, да. И он постоянно нарушает правила, с небрежной легкостью, как будто они не про него писаны, и он выше всей этой ерунды. Наркотики, это бесспорно, мелкое воровство - духи считаются? А еще, когда я попросила помочь мне сбежать, он мгновенно придумал план, как всех надуть, без раздумий пробил колесо нашей машины… ножом, кстати. Почему у него с собой оказался нож?"
        Она зажмурилась и тряхнула головой, отгоняя эти мысли и убеждая себя, что нож универсальный и мог использоваться в качестве пилочки для ногтей и открывалки для пива.
        - О, припомнила что-нибудь? - усмехнулся папа. - Перспективных клиентов сразу видно, по глазам, еще в детстве. Это такая категория людей, для которых закон - не непреложная истина, а просто одно из условий этого мира, мелкое препятствие, которое надо учитывать при планировании, чтобы не вышло чего непредвиденного. Они не думают, как не нарушить, они думают, как не попасться. - Папа посмотрел на поникшую Стеф и сменил тон на чуть более серьезный: - Да ладно тебе, не заморачивайся, я почти уверен, что он его не избивал, он в этот момент был не в том состоянии, чтобы вообще куда-то идти.
        - Да? - хором спросили Стефани и мама, папа кинул:
        - Ага. Там, скорее всего, кто-то из семьи постарался, но не он сам.
        "Прямо так полегчало, так полегчало…"
        - А за что ты, кстати, на него обиделась? - как бы между прочим спросила мама, Стефани дернула плечом:
        - За то, что гад неблагодарный. Я всю ночь потратила на то, чтобы помочь ему с одним делом, а он сделал морду ящиком и заявил, что он меня не просил, и что у меня плохо получилось.
        - Гад, - согласилась мама. - Надо воспитывать, вперед.
        Папа тяжко вздохнул и обреченно опустил голову, Стефани бросила на маму хитрый взгляд.
        "Мне кажется, или ты тут кое-кого уже воспитывала?"
        Мама загадочно улыбнулась и сделала самое невинное лицо в мире. Папа посмотрел на нее, потом на Стеф, которая тоже мигом прикинулась ангелом, вздохнул и покачал головой:
        - Бедный, бедный мистер Эванс, не знает он, с кем связался…
        Стефани улыбнулась и быстро доела, отовралась про усталость и сбежала в комнату. Она уже минут пять изо всех сил боролась с тревожными мыслями о "бедном-бедном" Эвансе, потому что силу челюстей Слэша она прекрасно знала, и знала, что даже его предупреждающий укус вполсилы мог сделать очень-очень больно. На тот момент она сдержала желание его лечить, но сейчас с трудом держала себя в руках, понимая, что как только он почувствует, что она его лечит, мигом поймет, что прощен, и расслабится.
        "И станет опять неблагодарным гадом. Нет, спасибо, мучайся, друг мой, умнее будешь."
        Войдя в комнату, она посмотрела на время и стала убеждать себя, что еще рано и он не успел доехать, полезла в интернет. Убедилась, что Сэм действительно был прав и их популярность неуклонно растет, перечитала последние письма от Мими и Шарка, опять проверила время. Открыла свой бесконечный пазл из бумажек и стала убивать время за сортировкой, пока не решила, что как раз сейчас Стивен подъезжает к школе.
        Расстелила кровать, выключила свет, надеясь, что никто не удивится такому раннему отбою, улеглась и стала искать Стивена через всех, кого только могла вспомнить.
        Мари пила чай в одиночестве и читала очередную книжку Маргарет, ее Алекс проводил репетицию с младшей группой, Мелани корпела над почерканным сценарием, ее муж сидел с закрытыми глазами и слушал какой-то странный микс из топота и цоканья шпилек. Стефани задумалась и стала перебирать всех знакомых девочек, наслушалась новых сплетен, в том числе и о себе, но Стивена не нашла.
        Тогда она взяла телефон и набрала Мари.
        - Стеф, привет, ты как? - радостно ответила подружка.
        - Да так, - вздохнула Стеф. - Слушай, хочу попросить тебя об одолжении.
        - Ну?
        - Ты не знаешь, Эванс еще не приехал?
        - А он уезжал? Я не знаю, не видела. Обычно он просит машину у Алекса, а сейчас не просил.
        - Он на такси был… - По уху ударил радостный визг, Стефани потерла лицо и попыталась вставить слово: - Мари, ну хватит.
        - Он к тебе приезжал, да?
        - Да, - недовольно скривилась Стефани, - приехал на свою голову… Я не захотела с ним разговаривать, мой папа выложил ему гору компромата на него, когда только успел накопать… - Она вздохнула и нехотя продолжила: - А еще, его укусил Слэш.
        - О мой бог, - восторженно рассмеялась Мари. - Не сильно?
        - Нет.
        - Святые кабаноиды, я в шоке. Познакомился так познакомился, - Она отсмеялась и вздохнула: - Да… так о чем ты хотела попросить?
        - Чтобы ты сходила к нему в гости и посмотрела, насколько сильно его хватанул Слэш.
        - Зачем? - фыркнула Мари. - Он мне говорил, что ты научилась лечить на любом расстоянии.
        - Я научилась, - замялась Стеф, - но я не стала. Я же на него, вроде как, обижена…
        - Угум, "вроде как".
        - Ну тебя, - смутилась Стефани, - я правда обижена, он гад неблагодарный.
        - Согласна, - усмехнулась рыжая. - Ладно, я схожу. Что-нибудь еще?
        - Ну… - Стефани помялась, пытаясь сформулировать просьбу покультурнее, потом вспомнила, с кем разговаривает, и решила сказать правду: - Ты можешь с ним поговорить обо всей этой ситуации, только ничего ему не доказывать и не пытаться вразумить, просто узнать, что он думает? А я буду магически подслушивать, мне интересно.
        - Стефани, - довольно протянула Мари, - дикообразить же тебя обезьянкой лори. Вот это я понимаю, разговор. Вот твоя магия и нашла самое лучшее применение, я прямо завидую тебе, честное слово. Если бы я так могла…
        - Ой, поверь, смотреть на всех подряд - такое… я столько гадостей про себя наслушалась, ты бы знала.
        - Забей на завистников, - решительно заявила рыжая. - Слушай, а ты ведь можешь сама прекрасно проверить, где сейчас Эванс, если ты умеешь так подслушивать, да?
        - Могу, но тут все не так просто, - вздохнула Стеф, - он умеет как-то чувствовать, когда я на него смотрю, и мигом просекает. А я же, вроде как, обижена и шифруюсь, что мне есть до него дело.
        - Слушай… - вдруг озарилась рыжая, - так все эти бредни про то, что он поехал мозгами и сам с собой разговаривает, это все правда? То есть, наоборот - не правда, а он действительно разговаривает, но не сам с собой, а с тобой, да?
        - Да, - вздохнула Стефани. - Я спрашивала у Криса, он мне объяснил, что Эванс какой-то мега-чувствительный и умеет видеть магию. И тогда, помнишь, когда эта девочка говорила, что он в парке сам с собой разговаривал и называл меня по имени… это он со мной разговаривал, просто она меня не видела, а он видел.
        - Охренеть, - по слогам протянула Мари. - Откенгурячить тебя мало за такие выкрутасы. Он и до тебя был не шибко нормальный, а ты его вообще в психушку уложишь. Не стыдно?
        - Немного, - чуть улыбнулась Стефани, - но он сам нарвался.
        - Ох и вы и крокозяблы, оба. Ладно, - она громко захлопнула книжку, - пойду, разведаю обстановку и отзвонюсь тебе потом. Ух, я чувствую себя спецагентом на задании, с микрофончиком и поддержкой с воздуха, - Мари сделала пафосный шпионский голос и провозгласила: - Я вытяну из него все.
        - Давай иди уже, - рассмеялась Стефани, Мари решительно выдохнула и положила трубку.
        Стефани бросила телефон на тумбочку и закрыла глаза, наблюдая как Мари быстро допивает чай и относит кружку, потом на цыпочках крадется в сторону кухни и заглядывает за угол, где что-то кипит и шипит на огромной плите, а за плитой с серьезными минами стоят Дэн и Бетти в фартучках с оборочками, и перебрасываются ехидными фразами, жалко, не слышно - там слишком шумно.
        Мари беззвучно рассмеялась и так же тихо сдала назад, пошла в комнату, бросила на кровать книжку, вывернула содержимое сумки на стол и начала собирать ее заново - ключи, мобильник, косметичка, расческа. Полезла под кровать и достала большую сумку, вытащила аптечку и тоже засунула в сумочку. Забросила ее на плечо и бодро пошагала в сторону трейлера Стива.
        В окнах горел свет, но на стук он ответил не сразу, Мари пришлось колотить еще раз. После второго дверь открылась, Стивен с удивлением смерил взглядом гостью, не отнимая от уха мобильник, сказал:
        - Я понял, ладно, спасибо. Ко мне тут пришли. Хорошо, пока, - сунул телефон в карман и кивнул Мари: - Что хотела?
        - Я не могу зайти просто так? - съехидничала рыжая.
        - Ну заходи, - Стивен пошел на кухню и стал открывать окна, Мари демонстративно помахала перед лицом ладонью:
        - Ты опять жег надушенное сено?
        - Ага, сено, - фыркнул парень. - Ты что-нибудь хочешь?
        - Чай и твою руку, - улыбнулась Мари.
        - Какую руку? - устало вздохнул он, включая чайник, - кто тебе уже успел рассказать?
        - Я звонила Стефани, узнать как дела, и она проболталась, - пожала плечами Мари. - Сильно укусил?
        - Да фигня, - отмахнулся Стив, закатал рукав и показал две фиолетовые полосы с более четкими следами клыков. - Кожу не прокусил, только синяк оставил.
        - А, - с облегчением вздохнула Мари, улыбнулась, - а я думала, ты тут кровью истекаешь, аптечку взяла, думала, сейчас буду тебя шить и бинтовать.
        - Шить теперь надо мою бедную куртку, - фыркнул Стив. - Месяца не прожила, блин, она мне так нравилась.
        - Покажи, - загорелась Мари.
        - Вон на кровати лежит, - кивнул в сторону входа парень, доставая чашки. Мари бросилась к кожаному вороху, расправила, нашла разодранный рукав и присвистнула:
        - Да, был бы без куртки…
        - Было бы это с моей рукой, да, - невесело хохотнул он, потер затылок, развел руками: - Я вообще не ожидал, что этот комок шерсти на меня кинется, Стеф говорила, что он плюшевая игрушка для обнимашек.
        Мари положила куртку на место и вернулась за стол, радостно кивая:
        - Да, он няшный. Я его видела, когда была у Стеф. Надо только познакомиться по-нормальному, чтобы хозяин представил тебя собаке и показал, что ты гость. А почему он тебя укусил, кстати? Ее Слэш вообще-то очень дружелюбный, даже с незнакомыми людьми, я когда-то видела, как его соседские дети за уши таскают на прогулке, а он с ними играется. Ты что-то сделал?
        - Ну как - сделал… - замялся Стив, садясь напротив, - мы там не очень спокойно поговорили с ее папашей-прокурором, а потом пришла Стеф с прогулки с этим куском шерсти. А он сразу чего-то влез между нами и не дал ей подойти ко мне, а потом кинулся на мою руку. Это, наверное, из-за того, что я к ней потянулся, ему это не понравилось, - он задумчиво потер руку, Мари сочувственно вздохнула:
        - Это ты зря, конечно, Слэш ее защищал. Тебе повезло еще, что он в полную силу не хватанул, остался бы без руки. Ты обработал уже?
        - Да что там обрабатывать, - отмахнулся Стив.
        - Давай я мазью намажу, - рыжая полезла в сумку, Стивен пожал плечами и закатал рукав. Она достала батарею баночек и тюбиков, протерла цепочку синяков антисептиком, стала мазать, Стив фыркнул:
        - Нифига себе у тебя медпункт в сумке. Зачем тебе столько?
        - Мой парень хореограф, - ухмыльнулась Мари, - а еще самоуверенный гимнаст-самоучка, паркурщик и феерический раздолбай. Он часто падает, очень часто растягивает связки, еще чаще обдирает ладони, колени и все остальное, и при этом никогда не носит с собой даже несчастного пластыря, не говоря уже о бинтах и прочих мазях.
        - Да, - рассмеялся Стив, - я видел, как он по стенам бегает.
        - Небось и сам разок пробежался, а? - подняла бровь Мари, Стив с невинным видом посмотрел в сторону и шкодно улыбнулся:
        - Я уже большой для таких развлекух.
        - Ой, ой, большой он, - фыркнула рыжая, - а Стеф пугать прыжками из окна - не большой.
        - Ну не удержался, - скромно потупился он, - ты бы видела, как она за сердце хваталась, это такая умора.
        Мари фыркнула и закрыла баночку, достала еще одну, Стивен подозрительно вчитался в название:
        - Это что, обезболивающее?
        - Да, а что?
        - Не надо, - он забрал руку, Мари смерила его подозрительным взглядом и на полном серьезе спросила:
        - Дурак, что ли?
        - Дурак, - на полном серьезе кивнул он, улыбнулся, махнул рукой: - Пусть будет, оно не болит. Спасибо.
        - Как хочешь, - она стала собирать свою аптечку, помолчала, потом сложила руки на столе и заглянула в глаза задумчивого Стивена: - Ты что сегодня на обеде устроил, альпака ты стриженая?
        Стив фыркнул, улыбнулся, прикусывая губу, и с усмешкой ответил:
        - Я не знаю, что это такое, но могу предположить, что лучше и не узнавать, да?
        - Нет, ты погугли потом, когда я уйду, - улыбнулась Мари, - но я спрашивала про обед. Ты офигел?
        - Офигел, - обреченно кивнул Стивен, так и оставив голову низко опущенной. - Я же ездил к ней, чтобы поговорить и извиниться нормально, а она не захотела меня слушать. Ну ничего, - он поднял голову и как-то странно ухмыльнулся, - она сама приедет, вот увидишь.
        - Ага, жди, - с сарказмом фыркнула Мари. - Ты ее обидел, причем серьезно. Мы с ней вчера вечером подслушали, как Мелани тебе мозги полощет, я спросила Стеф, можем ли мы как-то тебе помочь, а она сказала, что уже предлагала тебе помощь, а ты ее послал, - она грозно нахмурилась, Стивен чуть улыбнулся и кивнул:
        - Ну, было, было такое. Дальше что?
        - Дальше ее посетило озарение, - иронично развела руками Мари, - после которого она не пошла на ужин, а закрылась в комнате со своим пазлом и собирала его до ночи, а когда я пришла и стала ложиться спать, она молча все забрала и ушла, а пришла только утром. И насколько я слышала, песня получилась офигенная, а ты ей даже спасибо не сказал, а начал нести всякий бред про то, как она играет. Она не обязана хорошо играть на пианино, она актриса, а к клавишам два года не прикасалась, и еще сто лет не прикоснулась бы, если бы не ты. Не стыдно?
        - Стыдно, - поморщился Стивен. - Я понимаю все, я просто был очень злой и не особенно понимал, что творю… Что?
        Мари, которая перебила его громким фырком, криво улыбнулась и вздохнула:
        - Она это сразу поняла, мне Алекс сказал, он с ней разговаривал, когда ты ушел.
        - И что она сказала? - с тщательно скрытой надеждой спросил он.
        - Что ты именно "очень злой" и что тебе скоро станет стыдно и ты будешь извиняться.
        - И чего она тогда не захотела меня выслушать? - нервно вздохнул Стивен.
        - У нее спроси, - показала язык Мари. - Но я думаю, потому что и так знала, что ты скажешь, и ей твои извинения были нафиг не нужны. Сразу надо себя нормально вести, чтобы потом не извиняться.
        - Не получается, - невесело фыркнул Стивен. - И как я только что узнал, в моей семье это наследственное.
        - В смысле? - нахмурилась Мари, Стив печально улыбнулся и как-то странно посмотрел на нее:
        - Хочешь послушать длинную печальную историю о моем трудном детстве? А то я сам кусок этой истории вот только что узнал, благодаря кое-чьему папаше-прокурору… Если бы не он, я бы никогда, наверное, не узнал.
        - Ты о чем? - нахмурилась Мари, он отпил чая и криво улыбнулся:
        - Сейчас расскажу, это забавно и очень поучительно, - он вздохнул, как-то странно посмотрел на нее и подмигнул: - Тебе Стеф давно звонила?
        - Недавно, а что?
        - Ну слушай… Короче, жил-был такой я, семнадцатилетний и очень самоуверенный. И было у меня много друзей, в том числе, мой самый лучший друг Роб, которому на тот момент было вообще пятнадцать. И Роба избили пацаны с его района, сильно, так, что он играть не мог какое-то время. А он был очень мелкий и хлипкий, я сильно возмутился, как это какие-то сволочи додумались его бить, да еще и толпой. И не придумал ничего лучше, чем пойти и показать этим сволочам, что на каждого сильного найдется кто-нибудь еще сильнее.
        Он криво ухмыльнулся, развел руками:
        - Показал. Я на тот момент был в своей самой лучшей форме, круче, чем когда-либо, я себя богом чувствовал, плюс совсем недавно получил очередной титул и сильно возгордился. - Он помолчал, задумчиво рассматривая чашку: - Я туда шел, прекрасно зная, что иду драться, а голыми руками мне драться с толпой не хотелось, поэтому я захватил тренировочный меч, он деревянный, но по убойной мощи штука очень классная, гораздо круче бейсбольной биты. И когда мы встретились с той самой толпой, которая избила моего барабанщика, я достал этот самый меч и раздал воспитательных звездюлей всем, до кого смог дотянуться. А потом пришел чей-то старший брат и приголубил меня обрезком трубы по морде, очень впечатляюще, - он с косой усмешкой потер челюсть и посмотрел на Мари, хлопающую круглыми глазами. - Ну и все, дальше все печально и закономерно - больница, швы, искусственные зубы, выхватил чертей от всей семьи за наглость и глупость, чуть не лишили титула за уголовщину, чуть не дошло до суда, но благодаря дедушкиным связям дело замяли и на этом все закончилось, - он посерьезнел, - так я думал до сегодняшнего дня.
        - А что случилось сегодня? - настороженно спросила Мари.
        - Сегодня я познакомился с папашей Стеф, - злобно ухмыльнулся Стивен, - и этот добрейшей души человек обозвал меня уголовником и сказал, что в дом не пустит и общаться с дочерью не разрешит, потому как за каким-то хреном полез в архивы восьмилетней давности и узнал, что на следующий день после той драки этого парня, который успокоил меня трубой по морде, увезли в ту же больницу в гораздо более печальном виде.
        Мари вытаращила глаза и ошарашенно прошептала:
        - Нифига себе…
        - Для меня это тоже было сюрпризом, - с сарказмом фыркнул он, - тем более, что он сказал, что там было море доказательств моей причастности. Мне стало интересно и я позвонил бате, он немного помялся и выдал мне вторую часть этой истории. - Стивен покачал в руке чашку и невесело улыбнулся побледневшей Мари: - Он рассказал мне, что когда им позвонили из полиции и рассказали, что их ненаглядный единственный наследник в больнице без сознания, они всей семейкой сорвались и приехали. Поохали над моей забинтованной тушкой, поговорили с полицией, выяснили детали дела, - он ехидно улыбнулся и проговорил: - А потом маме внезапно стало плохо, как же, вот так вот просто так поплохело… И она уехала домой, а все остались разбираться дальше и дежурить у моей постели.
        - А что не так с мамой? - не поняла Мари, Стив на секунду замер, а потом понял:
        - А, ты же не знаешь… Моя семья держит школу боевых искусств, все сплошняком тренера и чемпионы, - он отмахнулся, - я забыл, что не говорил тебе. Моя мама хрен-знает-скольки-кратная чемпионка по куче всякого, и качественно умеет бить людей. - Он тяжко вздохнул и наигранно-печально развел руками: - А еще, как я только что узнал, приступы неконтролируемого дебильного поведения в злом состоянии - это у меня от нее, только с ней это бывает очень редко.
        Мари с трудом сглотнула и тихо спросила:
        - Твоя мама избила этого человека?
        - Ага, - нервно хохотнул Стив, - прикинь? Я не знал, честно, сам в шоке. Она увидела меня в больнице всего окровавленного и забинтованного, взбесилась, прикинулась, что ей плохо, и уехала. Выяснила адрес этого чувака, заскочила домой, переоделась, взяла деревянный меч, по которому она большой мастер, и поехала искать этого придурка. А она у меня маленькая, - он криво улыбнулся, смерил взглядом Мари, - еще ниже тебя, наверное, худенькая и вообще похожа на подростка, даже сейчас, а тогда вообще выглядела как школьница. Подождала его у дома, а потом подошла и попыталась поговорить. Он на нее наехал, она взбесилась еще больше и отметелила его, немного перестаравшись. - Он покачал головой, как будто сам не верил в то, что сказал, посмотрел на Мари. - А потом, как и у меня, у нее эта злость прошла. Она перепугалась и прибежала домой, рассказала все семье и только тогда узнала, что я дрался таким же мечом и все подозрения падут на меня. Семья ее поняла и простила, дед поднял свои связи и дело замяли. А теперь оно вот так вот всплыло, - он вздохнул, задумчиво погладил пальцем синяк от собачьих зубов,
поднял глаза на Мари.
        - Охренеть можно, - она потерла лицо, - Стеф все это знает?
        - Уже знает, - кивнул он, закатывая рукав и по очереди надавливая на следы от клыков. - А знаешь, что это значит?
        - Что? - не поняла Мари, - синяк или история?
        - И то, и другое, - вздохнул Стивен. - Знаешь, с тех пор, как Стеф научилась лечить, у меня любая болячка держалась ровно до первой встречи с ней, - он чуть улыбнулся, - прикольно, да? Я таким здоровым никогда в жизни не был, я вообще уже больше месяца таблетки вообще не пью, никакие… ну, кроме того раза, когда я сам ее довел… и кроме пьянки.
        - А какие таблетки ты обычно пьешь? - насторожилась Мари, Стив напрягся, как будто сболтнул лишнего, отмахнулся:
        - Не важно. Дело в другом, - он опять стал тыкать пальцем в синяк. - Она меня всегда лечила на автомате, даже тогда, когда злилась на меня или обижалась, у нее это, по-моему, вообще неосознанно получалось. Когда она видела у меня даже ерундовую царапину, то сразу лечила, мгновенно, - он повел кистью и указал глазами на укус: - А вот это почему-то не вылечила.
        - А что ты хотел? - фыркнула Мари. - Ты вел себя как последний гад, она на тебя обижена, и даже не захотела с тобой разговаривать. С чего она должна тебя лечить?
        - Эй, это вообще-то не так безобидно, как выглядит, - возмущенно выпрямился он. - И еще мне из-за этой фигни играть больно.
        - Это твоя проблема, - развела руками Мари, - она не обязана тебя лечить.
        - Я же все объяснил, - обиженно вздохнул он.
        - Что ты объяснил? - иронично развела руками рыжая. - Что приступы злого дебилизма у тебя наследственные? Это тебя не оправдывает. Ты, между прочим, даже не извинился, и спасибо за песню не сказал, ходил строил из себя дятла.
        - О, боже, ну ладно, извини, - нервно закатил глаза он, - и спасибо за песню, хотя я и не просил.
        - Я тут при чем? Позвони ей и скажи это, мне зачем твое "спасибо"?
        Стивен тихо рассмеялся и в упор посмотрел на нее:
        - Я, по-вашему, совсем дурак? Я прекрасно знаю, что она нас сейчас слушает, я это для нее рассказывал. Раз уж она не захотела услышать это лично, пусть слушает так.
        - Стив, ты что? - с легким сочувствием погладила его по руке Мари. - Ты уже вообще все мозги прокурил, да? Мы тут одни, Стефани дома.
        - Не ври, - фыркнул он, - она нас слышит, я знаю.
        - С чего ты взял? - тихо вздохнула Мари. - Она говорила мне, что ты как-то можешь чувствовать, когда она за тобой шпионит, и именно поэтому она перестала это делать. Ты что, сейчас чувствуешь, что она нас слушает?
        - Да, - кивнул он, задумался и дернул плечом: - Нет… наверное, нет. Но я не всегда чувствую, я бываю… не совсем в форме, и тогда не чувствую.
        - Стив, ложись спать, а? - сочувственно попросила Мари, - ты докурился уже, третий раз отпиваешь из пустой чашки, не заметил?
        - Да? - он посмотрел в чашку и отодвинул ее, потер лицо, как-то разом сгорбившись, очень печально посмотрел на Мари и тихо сказал: - Это правда больно.
        - Я предлагала тебе обезболивающее…
        - Помолчи, я не тебе, - отмахнулся он, опять заглядывая в ее глаза: - Стеф, я извиняюсь. Если ты меня простила, у тебя есть простой способ это показать. Если не можешь, то просто позвони мне, пожалуйста.
        - Жесть, Эванс, ты окончательно удолбался, это добром не кончится. - Мари потерла лицо и встала: - Я пойду, мне за работу сиделки при душевнобольном никто не платит, а адекватно общаться ты не в состоянии. - Он продолжал сидеть, глядя на нее печальными глазами, Мари застонала, хлопнула себя по лбу: - Успокойся, дятел, она тебя не слышит.
        - Или не хочет прощать, - пожал плечами он, встряхнулся и встал, с напускной бодростью улыбнувшись: - Ну или я правда обдолбался до глюков, тоже вероятно. Спасибо, что пришла, заходите еще. А я, пожалуй, поработаю, состояние подходящее.
        - Ты чокнутый, - качнула головой Мари, он улыбнулся как дебил:
        - Ага, хочешь сделаю "ыыы"?
        Она зажмурилась, как будто не могла видеть этого беспредела, покачала головой и ушла. А отойдя от фургона на пару метров, достала телефон и набрала Стефани.
        Стеф открыла глаза в комнате, взяла трубку и ответила:
        - Да?
        - Ты все видела?
        - Да.
        - И ты все равно не хочешь его прощать?
        - Да.
        - Ну и ладно, а то правда будет подозрительно.
        - Ты молодец, спасибо.
        - Мне самой понравилось, - хихикнула рыжая шпионка. - Но знаешь, мне его жалко.
        - А мне - нет, - с напускной суровостью рыкнула Стеф, - он сам виноват, пусть мучается. Увидимся в понедельник и тогда посмотрим на него.
        - Ладно, смотри сама. Ой, мне Алекс звонит, пока.
        - Пока.
        Стефани положила трубку, задумалась о том, стоит ли посмотреть на Стивена, но хорошо поразмыслив, решила, что нет. У этого змея хватит коварства соврать о том, что когда он "не в форме", то не замечает, что она за ним следит, просто в надежде на то, что она поверит и выдаст себя.
        "Фиг тебе, ты сильно умный в последнее время. И сильно самоуверенный, лечи его, надо же. Больно ему, видите ли, играть…
        А вдруг, правда, больно?"
        Она прикусила губу, собирая все силы в кулак и сдерживая порыв лечить этого гада, решила, что лучший способ не думать - это спать, закрыла глаза и попыталась не думать о том, как выглядела рука того глупого грабителя, который когда-то попытался вырвать у нее сумочку.
        "Слэш его тогда почти так же укусил, может, чуть-чуть сильнее… Черт. Так, спокойно, Мари предлагала ему мазь - он отказался. Все, сам виноват, это не моя проблема. Спать. Спать-спать-спать".

* * *
        ГЛАВА 7, 79й день съемок
        пятница, 9 августа, 79й день съемок, 4 лунный день
        Она проснулась среди ночи непонятно от чего, потом заметила на тумбочке непрерывно вибрирующий телефон и шокировано перевернула.
        Эванс.
        "Половина четвертого ночи, он с ума сошел?"
        Телефон продолжал трястись, Стефани села на кровати и секунду подумав, приняла вызов, ответив недовольным голосом:
        - Да?
        - Привет, - он сказал это так медленно и с таким удовольствием, как будто нежился в джакузи с двумя шикарными красотками и увидел, как к ним забирается третья. Стефани дико взбесил его тон, она рыкнула:
        - Эванс, ты чокнулся? Ты знаешь, сколько времени?
        - Да, - так же медленно ответил он, тихо рассмеялся и вздохнул: - А время… какая разница? Время ничего не меняет.
        - Нормальные люди ночью спят, - Стеф потерла виски, сильно подозревая, что этот гений все-таки обдолбался до глюков.
        - Нормальные пускай себе спят, - протянул он, - мы не будем им мешать.
        - Я тоже нормальная и тоже хочу спать, - вздохнула она, - и ты ложись.
        - Нет, - ответил парень, - ты далеко не нормальная, Стеф… и спать мы не будем, нам нельзя спать, нам надо поговорить.
        - Я кладу трубку, - сухо ответила она. И не положила.
        - Нет, не надо, - возмутился Стивен, - подожди, всего минутку, я скажу… я люблю тебя. - Она замерла, он рассмеялся: - Прикинь, сказал. Я в шоке. Стеф, это жесть… я пьяный.
        - Что? - распахнула глаза она, - тебе же от спиртного плохо?
        - Нет, - довольно протянул Стив, - от спиртного мне хорошо, это мне потом плохо. А сейчас очень хорошо, если бы я только мог подняться… хотя, зачем? Мне и тут хорошо. Стеф, приезжай ко мне, а? Поваляемся на полу, тут так хорошо. Как в старые добрые времена, помнишь? - Он помолчал и печально вздохнул: - Мне так плохо без тебя.
        Она сжалась в комок на кровати, закутавшись в одеяло и мелко дрожа. Она прекрасно понимала, что он пьяный и несет чушь, но с другой стороны - пьяные не врут. И если он говорит, что ему без нее плохо…
        - Стеф. Пожалуйста, - он шмыгнул носом и тихо рассмеялся: - Это ужасно, да? Я от-вра-тительный, валяюсь тут и не могу даже спуститься вниз и что-нибудь выпить. А надо бы… ты приедешь ко мне? Приезжай, а то мне так плохо, честно, даже мир темнеет. Стеф, скажи что-нибудь.
        - Ты напился и несешь бред, - грустно вздохнула она.
        - Да, - с готовностью согласился он, - Стеф…
        И замолчал, она послушала его тяжелое дыхание, тихо спросила:
        - Что? - он не ответил. - Стив? - Тишина. - Эванс, твою мать, ты можешь мне сказать хоть слово?
        Тишина.
        Она почувствовала, как сердце разгоняется в панике, а в голове сменяются предположения одно другого ужаснее, скорее закрыла глаза, настраиваясь на него, увидела потолок второго этажа трейлера, качающийся и идущий черными и зелеными полосами, вскочила с кровати и заорала в трубку:
        - Стив, очнись, - Он не ответил, она сжала кулаки, направляя в его сторону море лечебной силы, - Стив.
        Тишина.
        Ее затрясло от ужаса, внутри носились ураганом страшные слова из области судебной медицины, связанные с наркотиками, алкоголем и их совместимостью. Она гнала их прочь, но горло все сильнее пережимало страхом, руки дрожали. Бросившись к сумке, она стала искать ключи от машины, но найдя, замерла, сжимая их в руке.
        "До школы ехать сорок минут, это если быстро и по хорошей дороге. А если ночью? Я не особенно ему помогу, если слечу с поворота на перевале…
        Черт, что делать?"
        - Наконец-то я тебе понадобился, ведьма.
        - Черт? - она повернулась в его сторону и обрадовалась как родному, - да, ты мне нужен. Ты можешь отнести меня в школу?
        - За скромную плату, - с деланным смущением поковырял ногой пол он.
        - Что делать? - с готовностью вскочила Стеф.
        - Выдерни волосок и скажи: "Твоя плата", - он улыбнулся, развел руками, - а потом залазь на спину и держись крепче.
        - Это долго? - насторожилась она.
        - А как надо? - загадочно улыбнулся он, она рыкнула:
        - Мгновенно.
        - Тогда два волоска, - мурлыкнул черт, стреляя глазами на ее распущенные волосы, - поторопись, он там загибается.
        - Черт, - простонала Стефани, скорее выдергивая волосы, получилось три, но она не стала заморачиваться такими мелочами. - На, твоя плата, неси скорее.
        - О, даже с чаевыми, - улыбнулся черт, обнял ее за плечо и резко крутанул вокруг себя, так быстро, что у нее на миг потемнело в глазах, а потом по ним резко ударил свет, она стояла на втором этаже трейлера Стивена, прямо над ним. Черт похлопал ее по плечу: - Какое точное попадание, а? Спасибо, что воспользовались нашими услугами, до новых встреч.
        Он козырнул и исчез, Стефани села на пол возле Стивена, ничего вокруг не видя, кроме его белого как мел лица с глубокими темными кругами под глазами. Наклонившись ближе, она рассмотрела у него на висках капли пота, услышала частое неглубокое дыхание, прикусила губу и провела дрожащей рукой по его лицу, направляя волну силы на его лечение. Он медленно глубоко вдохнул и задышал ровнее, бледность стала проходить, Стефани с облегчением улыбнулась и неожиданно покачнулась, как будто пол накренился.
        "Кажется, зря я дала черту три волоска…"
        Уперлась одной рукой в пол, с трудом удерживаясь в сидячем положении, второй продолжая гладить Стивена по лицу, потом по шее и груди, он чуть улыбнулся и приоткрыл глаза:
        - Стеф… привет.
        - Угу, - с трудом ответила она, - здоровались уже.
        - Иди сюда, - он схватил ее за руку и притянул к себе, она окончательно распрощалась с хрупким равновесием и грохнулась плечом об пол, зажмурилась от боли и зашипела, пытаясь его потереть, но парень прижал ее к себе, укладывая рядом и обнимая, прошептал на ухо: - Стеф, я так рад тебя видеть.
        - Дурак, пусти, - неуверенно пробормотала она, пытаясь подняться. Голова кружилась, пол качался, она удивлялась, как их обоих не мотает по этому безумному полу от стены к стене.
        - Не пущу, лежи тут. Мы же хотели полежать на полу, - он тихо рассмеялся и обнял ее крепче, уткнулся лицом в ее волосы и прошептал: - Так хорошо… давай спать уже, поздно. Спокойной ночи.
        И она почему-то сразу поняла, что это очень хорошая идея.

* * *
        Едва проснувшись, она дернулась от осознания, что находится не в своей спальне и вообще не дома, а увидев рядом сонную физиономию Стивена в окружении бутылок и бумажек, мигом все вспомнила и дернулась еще сильнее. А через секунду поняла, от чего проснулась - кто-то колотил в дверь. И в этот самый момент этот кто-то решил, что стучать дальше бесполезно, и открыл себе сам, тихо ругаясь на всяких сонь, у которых проблемы с будильником.
        Стефани попыталась встать, но Стивен недовольно заворчал сквозь сон и прижал ее к себе крепче, а нежданный визитер уже скрипел ступеньками лестницы, на ходу распеваясь:
        - Э-ванс, подъ-ем.
        - Стив, проснись, - прошипела Стефани, пытаясь выбраться из его змеиных объятий, парень недовольно приоткрыл один глаз, чуть улыбнулся и опять закрыл.
        Щелкнула замком дверь, в проеме показался улыбающийся Алекс, продолжающий тянуть:
        - Э-ванс, подъ… Е-мое, - он хлопком закрыл себе рот ладонью и четко развернулся к ним спиной, пораженно хохотнул и протянул: - Да, дружище, я бы тоже так проспал… но тебя ждет толпа народу, так что вставай.
        Стефани опять начала трясти Стивена, он с трудом разлепил глаза и улыбнулся еще шире и довольнее, эта улыбка как будто загипнотизировала ее, Стеф перестала вырываться и молча смотрела на него, на эту кошачью сытую улыбку… а он прижал ее к себе и поцеловал в макушку, выдохнул и опять расслабился, как будто собирался уснуть.
        - Эванс, ну ты встаешь? - недовольно пробурчал Алекс, - у меня и свои дела есть, между прочим.
        Стефани лежала, закрыв глаза и уткнувшись в его грудь, чувствовала его руки, крепко обвивающие плечи и талию, его ровное сердцебиение… которое постепенно становилось все чаще, вместе с тем, как понемногу напрягались и каменели его руки, он начал отстраняться…
        "Нет, Стив, еще минутку, пожалуйста"
        …и убрал руки, сел, озадаченно потирая лицо и созерцая лежащую на полу Стеф. Она вдруг вспомнила, что примчалась в чем была, то есть в очень свободной шелковой майке и таких же шортах, не скрывающих совершенно ничего и похожих именно на то, чем и являлись - на белье для сна. Страшно смутившись, она тоже села и перебросила волосы на грудь, чтобы хоть как-то прикрыться от его взгляда, Стив крепко зажмурился и тряхнул головой, тут же схватился за виски с таким видом, как будто голова сейчас взорвется. Стефани мигом пролечила его всего, он чуть расслабился, осторожно поднял глаза и они встретились взглядами. "Похоже, тебе стыдно, друг мой. И ты пытаешься вспомнить, откуда я взялась, и придумать, что теперь со мной делать. А вопрос сложный - выгонять некрасиво, тем более что ты, похоже, вообще ничего не помнишь, а предлагать остаться… тебе просто не хочется."
        Она невесело криво улыбнулась и встала с пола, удивившись тому, что он до сих пор покачивается. Взяла со спинки стула огромный цветной свитер и надела, он укрыл ее до колен, позволяя подойти к двери и толкнуть плечом Алекса:
        - Доброе утро. Дай я пройду.
        - А? Да, конечно… доброе, - парень так шкодно улыбнулся, что она улыбнулась в ответ и укоризненно покачала головой:
        - Это не то, что ты думаешь. И не вздумай никому сказать.
        Он попытался спрятать улыбку и тихо спросил:
        - Козявке сама расскажешь?
        - Обязательно, - фыркнула Стеф.
        "Было бы что рассказывать."
        Махнула рукой и обошла Алекса, спустилась вниз и стала наливать воду в чайник. Алекс что-то очень тихо сказал Стивену, потом рассмеялся и галопом сбежал по ступенькам, вылетел из трейлера и захлопнул дверь. Стеф включила чайник и села за стол, наверху раздались нетвердые шаги и по ступенькам спустился Стивен, старательно не глядя на нее. Налил себе стакан воды, выпил залпом и налил еще один, взял с собой и сел напротив. Стефани держалась пальцами за виски, опираясь локтями о стол и глядя на Стивена с печальной кривой улыбкой. Эванс перебирал пальцами по краю стакана и смотрел в стол. Закипел и щелкнул чайник, Стив бросил короткий взгляд в его сторону, потом опять уставился в стол и тихо спросил:
        - Что вчера было?
        Она тихо истерично фыркнула и шепотом ответила:
        - Вчера - понятия не имею. Но сегодня в половине четвертого ночи кое-кто позвонил мне на мобильный, пьяный и укуренный, нес ахинею про то, как он меня любит и как скучает, просил приехать и вместе поваляться на полу, потому что это очень круто.
        Стивен залился краской и зажмурился как от боли, тихо спросил:
        - И ты согласилась приехать? А дальше что?
        - Я не согласилась. Ты отрубился в середине разговора и я… узнала, что тебе очень плохо, - она бросила взгляд на свои голые ноги и подумала, что это трудно будет объяснить. - Я пришла сюда и стала тебя лечить. Потом тебе стало лучше, а мне… хуже, так что мы уснули прямо там.
        Стивен выдохнул с таким невероятным облегчением, как будто готовился к худшему, а услышал сущую ерунду, поднял на нее глаза и чуть улыбнулся:
        - И все?
        - Все, - нервно поморщилась она. - А что ты еще хотел?
        - А почему ты в таком виде? - уже смелее спросил он, Стеф вызверилась:
        - Потому что ты чуть не окочурился прямо во время разговора по телефону, у меня не было времени одеваться, - Он удивленно посмотрел на нее, она сверкнула глазами: - Ты что вчера намешал, укурыш, ты понимаешь, что чуть не умер?
        Он озадаченно нахмурился и потер шею:
        - Да ладно, я и раньше так мешал… хотя, стоп. - Он вдруг замер, озаренно распахнул глаза и побледнел, заставив Стефани опять пролечить его, резко выдохнул и хлопнул себя по лбу, шепотом проговорив: - Я понял. Черт… - поднял на нее глаза и тихо сказал: - Спасибо, Стеф, ты реально… черт. Я дебил, надо бросать. - Он резко встал и нервно открыл полку, стал резко доставать чашки и с грохотом ставить на стол, Стефани немного понаблюдала этот процесс, потом тихо спросила:
        - Так что это было?
        - Я не хочу об этом говорить, - резко ответил он. - Я благодарен тебе за помощь, но это мое дело. Лучше ты мне расскажи, как ты успела до меня добраться? На машине?
        - На такси, - иронично фыркнула Стефани, - только я дороговато заплатила за срочность.
        - В смысле? - он настороженно обернулся, она чуть улыбнулась и махнула рукой:
        - Магия, дружище, ты не захочешь о ней слышать.
        Он пару секунд молча смотрел на нее, потом спросил:
        - Ты перелетела сюда прямо из дома, поэтому не переоделась? - Она кивнула, он продолжил: - То есть, твои родители думают, что ты до сих пор дома?
        Стефани только сейчас об этом подумала и поняла, что просто испарилась из своей спальни, оставив там расстеленную кровать, телефон, сумку и ботинки. И машину, и одежду, и кошелек, так что ей даже не на что вызвать такси.
        "А вызывать черта еще раз будет слишком круто, я почти чувствую, насколько мало у меня силы."
        - Эй, ведьма.
        Она резко повернулась к лестнице, где на ступеньках сидел черт и ехидно улыбался. Стивен тут же развернулся в его сторону, прищурился и потер глаза:
        - Стеф, что это за хрень?
        - Сам ты хрень, - возмутился черт. - Ведьма, скажи ему, пусть заткнется.
        - Стив, помолчи, пожалуйста, - тихо попросила она, - мне надо пообщаться со своим таксистом.
        - Что? - выдохнул Стивен, - этот кусок шизы - твой таксист?
        - Ты его видишь? - удивилась она, он двинул плечами:
        - Я вижу темную туманную фигуру. И она мне не нравится.
        - Ты мне тоже не нравишься, - скривился черт, - наркоман и суицидник.
        - Тихо вы, оба, - подняла ладони Стеф. - Ты можешь отправить меня обратно домой? Только учти, сил очень мало.
        - Могу, - нехотя вздохнул черт, - будешь должна, потом отдашь.
        - Хорошо, - Стефани встала и пошла к лестнице, Стивен поймал ее за локоть и нервно рыкнул:
        - Не надо, поедешь на такси, я вызову.
        - И идти через всю школу к этому такси? - устало вздохнула она, - в таком виде?
        - Я дам тебе одежду.
        - А если меня кто-то заметит? Скажут, что взяла выходной, а сама носится по школе, люди не поймут.
        - Плевать на людей. Я не хочу, чтобы ты уходила с этим гадом.
        - Слышишь, - возмутился черт, - ты ее сам скорее угробишь, чем я. Пойдем, ведьма, я тебя бесплатно отнесу. Ты мне и так больше, чем надо, заплатила.
        - Хорошо, - Стефани освободила руку и потянула через голову свитер, сложила пополам и сунула Стивену: - Пока. Не доводи себя больше до полусмерти, ладно?
        Слабо улыбнулась смутившемуся Стивену и шагнула к черту, зажмурилась, когда он опять обхватил ее за плечи и резко крутанул, отпуская в ее комнате возле кровати. На тумбочке зазвонил телефон, она устало усмехнулась и взяла трубку:
        - Что-то забыл сказать?
        - Спасибо, - неуверенно ответил Стив. - Ты правда уже дома?
        - Да.
        - Охренеть.
        - Это магия, детка, - усмехнулась она, - иногда очень полезная штука.
        Он молчал, она тоже, черт испарился, оставив ее одну, и Стефани тихо забралась в постель, закутавшись в одеяло.
        - Стеф?
        - А?
        - Вчера правда ничего не было?
        - Я тебе уже рассказала все, что было.
        - Я понял.
        Опять стало тихо, она прикусила губу, вспоминая его сонные объятия, такие нежные…
        - Стив?
        - Что?
        - Ты не передумал?
        - По поводу?
        - Ты знаешь, по какому поводу.
        Он молчал бесконечную секунду, в течение которой Стефани не дышала, отчаянно борясь с неубиваемой надеждой. Она знала, что он скажет, но глупая надежда заставляла верить в чудо…
        - Нет.
        …и разочаровываться. Каждый раз, снова и снова. И к этой боли было невозможно притерпеться, она пронзала каждый раз внезапно и неожиданно, даже если сердце готовилось и сжималось заранее. Ошеломляющая боль, разбивающая на куски и заставляющая собирать себя заново, раз за разом. "Господи, да сколько можно? Я не хочу быть пазлом, я хочу быть картиной"
        Она очень постаралась взять себя в руки и мертвым голосом прошептала:
        - Ладно.
        Стивен медленно тяжко вздохнул и тихо сказал виноватым, но непреклонным тоном:
        - Спасибо за помощь, и за песню тоже, но давай в будущем обойдемся без этого, хорошо?
        Еще одно титаническое усилие и тихий шепот:
        - Ладно.
        - Пока.
        - Пока.
        Она скорее нажала отбой и отбросила телефон, как ядовитое насекомое, завернулась в одеяло с головой и покрепче сцепила зубы, стараясь плакать тихо.
        "Переживу. Я это переживу, это не первый раз, и наверное, не последний. Я сильная и крепкая. И умею собирать себя из осколков так качественно, что становлюсь почти как новая.
        Почти. Почти.
        Боже, дай мне сил…"

* * *
        ГЛАВА 8, 80й день съемок
        суббота, 10 августа, 80й день съемок, 5 лунный день
        Проснувшись в темноте, она не сразу поняла, почему вдруг встала и сколько вообще времени, а взглянув на экран мобильного, недоверчиво потерла глаза - он показывал два часа ночи.
        "Я проспала целые сутки? Нифига себе…"
        Минуту посидев на кровати с телефоном в руках, Стефани почувствовала легкое головокружение и решила прилечь еще на минуточку, тем более, что причины вставать не было - ночь на улице. В расслабленном сознании потихоньку всплывали из памяти вчерашние события, и она поняла, почему умудрилась столько продрыхнуть - сил много потратила. И по-хорошему, надо бы съездить на перевал и встретить рассвет, вот только на это тоже нужны силы, а их по-прежнему маловато даже для того, чтобы встать и пройтись два шага до туалета.
        Повалявшись еще несколько минут, она немного изменила мнение и в туалет все-таки сходила, а когда вернулась в постель, поняла, что здорово проголодалась. Окончательно распрощавшись с одеялом, Стефани набросила халат, взяла ноутбук и тихонько спустилась на кухню. Пошуршала в холодильнике, соорудила себе огромный бутерброд и заварила чай. Забралась с ногами на кухонный диванчик, включила ноут и зашла в интернет - что там случилось в мире за выпавшие из жизни сутки?
        Мир особенно не изменился - писем никто не писал, война не началась, сайт сериала новых новостей не выложил. Странно. Хотя, сейчас выходные и вообще рабочий день еще не начался… скучно. Она немного подумала и с истеричной нервной усмешкой запустила "Серебряные струны", с самого начала.
        "Я помню, что ты просил их не смотреть, дружище, но если честно - мне уже терять нечего."
        Устроившись поудобнее, она закуталась в халат и обняла чашку с чаем, по-новому глядя на знакомые лица на экране. Стивен, чуть младше и чуть неопытнее, его яркая "блондинка с…", Эшли, с другим цветом волос и тонкими губами… все такие непривычные и странные.
        Она еще помнила сюжет, поэтому особенно не вслушивалась в диалоги, больше следя за лицами, особенно за лицом Стивена.
        "Ты так восхитительно играешь, друг мой… интересно, что ты представлял, когда смотрел на нее? Это первая серия, твой герой ее еще не любит, он эгоистичная сволочь, которая плюет на весь мир и парится только своими проблемами. К концу сезона все изменится."
        Она остановила видео и открыла предпоследнюю серию первого сезона, наугад проклацала полсерии, нашла Стивена и его блондинку, включила… удовлетворенно усмехнулась и откинулась на спинку дивана - это именно то, что она искала. Любовь-слезы-страдания, романтика и сахарные сопли льются ведрами, фальшивая страсть в горячих взглядах… но он так круто изображает эту страсть, что ему невольно веришь.
        "Я же знаю, что это все ненастоящее. Почему так сжимается сердце каждый раз, когда он смотрит в камеру? Что он представляет, из каких глубин памяти он достает те эмоции, которые демонстрирует? Кто причинил ему такую боль, что даже одна память о ней пронзает, прорываясь сквозь время?"
        Зак на экране выбежал из комнаты, хлопнув дверью, Стефани выключила проклятый сериал и неподвижно уставилась в чашку, давая своему сердцу минуту на то, чтобы прийти в себя и вернуться в реальность. А потом включила их "Поцелуй душ", самую последнюю серию, которая была в интернете. Глядя на Стивена здесь, уже совершенно другого, но все такого же высокомерного и холодного, она вспомнила Сэма, как он рассказывал, почему Эванс не подойдет для той роли, которую она для него написала.
        "А ведь он прав, Эванс совершенно не подойдет. Потому что даже если он будет играть кролика, смотрящего в глаза удаву, то зритель с первого взгляда поймет, что удаву сегодня придется попотеть… ну или что после обеда удав сдохнет, а кролик прогрызет себе путь на свободу."
        Она недовольно поморщилась, глядя на себя на экране - страшная и бледная, прилизанные волосы, унылая школьная форма… а рядом он, блистающий и недоступный. Офигенная вышла пара, сразу видно, что этой дурочке ничего не светит - он с другого уровня, не просто выше, а недосягаемо выше. Но по тому, как Бренда на него смотрит, видно, что она это прекрасно понимает. А по тому, как смотрит на нее учитель, видно, что он прекрасно видит как ее безнадежную влюбленность, так и то, что она сама понимает, что надеяться не на что.
        "Тогда почему ты продолжаешь вести себя как дура и чего-то ждать?"
        Стефани внимательно всмотрелась в глаза глупой влюбленной девочки с собственным лицом, и ничего не поняла.
        "Ты сама не знаешь, да? Просто любишь, потому что любится, и все."
        Девочка на экране медленно закрыла глаза, когда ее учитель оставил без ответа очередной вопрос, отвернулся к роялю и тихо заиграл, а она осталась стоять, глядя на его руки…
        "Господи, Бренда, какая же ты дура. Да по твоему лицу только слепой не поймет, как сильно ты его любишь. Такое ощущение, что он перебирает своими музыкальными пальцами твои нервы, а не черно-белые клавиши, ты так на него смотришь, как будто готова ползать у его ног как собачонка, лишь бы не прогнал и дал послушать еще чуть-чуть. Глаза мокрые, губы дрожат, как будто ты уже плачешь, все лицо напряженно замерло, словно в ожидании удара. Или в ожидании чуда?
        Бренда, Бренда… весь мир уже понял, что твои чувства льются в него, как в черную дыру, бесконечно и бессмысленно, это односторонний процесс, оттуда ты ничего не получишь. На что ты надеешься?"
        Девочка на экране стояла молча и неподвижно, такая поверженная и раздавленная, как будто ее мир рухнул и она вот-вот последует за ним. А потом приложила видимое усилие и взяла себя в руки, развернулась к учителю спиной и тихо вышла из класса. А в следующую секунду ее учитель доиграл и полуобернулся, бросая ей вслед короткий взгляд, полный такой нежности и боли, что Стефани невольно задохнулась, хватаясь за грудь - ее как будто кипятком ошпарили.
        "Не может быть."
        Он смотрел ей в спину так, как будто из последних сил удерживается от порыва броситься следом и прижать ученицу к себе как самое ценное сокровище в мире, и на месте его держит только… что?
        "Что тебя держит, Стив?"
        Началась следующая сцена, Стефани нервно перемотала назад, опять запуская этот момент, стала листать покадрово, пытаясь поймать это выражение. Не получалось, смена эмоций на его лице была молниеносной, на видео все было ясно и понятно, а статичный кадр поймать не удавалось. Отчаявшись найти точный момент, она запустила видео, опять глядя, как он убирает руки с клавиш и полуоборачивается… и опять задохнулась от эмоций.
        А потом резко закрыла ноут и ударила себя по щеке.
        "Очнись, дура, это фильм"
        Щека горела, в груди дрожала почти начавшаяся истерика, в глазах понемногу начинало расплываться.
        "Успокойся, этого нет, это все ненастоящее, как то сопливое видео для дневников сериала, которое вы снимали в студии. Фальшивый смех, картонные объятия по контракту, это неправда, неправда…"
        Она зажала рот ладонями, делая глубокие вдохи и выдохи, пытаясь из последних сил удержать себя в руках.
        "Не зря он запретил мне смотреть "струны", ой не зря… надо и это запретить, а то реальность и вымысел уже настолько смешались, что сотню раз рваная и латаная душа уже не знает, чему верить."
        Она немного посидела, пытаясь прогнать с сетчатки отпечатавшееся там лицо Стивена, а из груди - кислотный след короткого мгновения его неравнодушия. Встала и убрала со стола, допила полуостывший чай и поднялась в комнату, проваливаясь в постель как в бездонную пропасть.

* * *
        В следующий раз она проснулась почти в десять утра, на этот раз вполне бодрой и отдохнувшей, только есть хотелось невыносимо. Доносящийся с кухни запах чего-то вкусного заставил желудок выразить желание познакомиться с источником запаха поближе, что Стеф сразу и сделала.
        В гостиной было пусто, на кухне пила чай мама, краем глаза глядя в свой ноутбук, под столом валялся кверху пузом Слэш, иногда шутливо покусывая мамины ноги.
        - Доброе утро, соня, - мама оторвалась от ноута и смерила Стефани взглядом: - Теперь-то ты выспалась?
        - Похоже, - улыбнулась Стеф. - Что можно съесть?
        - Все, - сделала широкий жест мама, - папа уже завтракал, так что что найдешь - все твое. - Стефани радостно взяла тарелку и приподняла крышку ближайшей кастрюли. Мама как бы между делом поинтересовалась: - Это тебя на съемках так замучили, что ты проспала почти сутки?
        - Да я не сутки, я вставала ночью, ела и фильм смотрела, - помялась Стеф, - потом опять легла.
        - Угу, ела, - фыркнула мама, - единственный бутерброд - и тот не осилила.
        - Немножко переоценила свой аппетит, - хихикнула Стеф. Мама сделала вид, что поверила, и потянулась за телефоном. Поклацала и спросила:
        - Кто такая Эмили?
        - Я Эмили знаю штук десять, можно конкретнее?
        - Можно, - недовольно улыбнулась мама, - она звонила в восемь утра и просила тебя к телефону, представилась как "просто Эмили" и сказала, что это срочно. - Стефани напряглась и замерла с недонесенной до рта ложкой, а мама усмехнулась: - Правда, когда я потребовала представиться и обосновать свое намерение разбудить ребенка в выходной день, а также напомнила некоторые статьи трудового законодательства и нормы рабочих часов для несовершеннолетних, "просто Эмили" стала очень вежливой и будить тебя передумала, вместо этого попросив набрать ее, как только ты проснешься.
        Стефани фыркнула и тихо рассмеялась, качнула головой:
        - Ты прелесть.
        - Я в курсе, - невозмутимо кивнула мама. - Так кто она такая?
        - Она… занимается всякими рекламными ходами и раскруткой, - Стефани помялась, в качестве паузы все-таки донесла ложку до рта и нахмурилась, раздумывая, для чего это она вдруг понадобилась дуре в розовом в выходной день. Бросила на маму короткий взгляд и добавила: - И еще она занимается всяким брехливым пиаром. Так что, если где-нибудь прочитаешь статью обо мне и других актерах из сериала, или увидишь фото, или какие-нибудь глупые интервью - это все неправда. Для фоток нас ставят так, как им хочется, для видео пишут сценарий, интервью вообще сочиняют какие-то левые люди, я ни разу не давала никому интервью.
        - Да? - пораженно протянула мама, - интересно… То-то я думаю, в том интервью ты разговариваешь как-то не так, такие обороты речи, которые тебе вообще не свойственны… а это, оказывается, вообще не ты.
        - Ага, - вздохнула Стеф, поскорее подчищая тарелку, почувствовала желание слопать еще столько же и не стала сдерживаться - не потолстеет.
        Мама с удивлением проследила, как она встает за добавкой, нахмурилась и понизила голос:
        - Что происходит?
        - Все нормально, - тут же сделала невинные глаза Стеф.
        - Понятно, - многозначительно смерила ее взглядом мама, вздохнула и еще тише добавила: - Для восстановления сил надо есть необработанные фрукты и овощи, желательно прямо с грядки - в них больше всего силы. А еще надо общаться с людьми.
        - Я знаю, - опустила глаза Стеф, усиленно работая ложкой, потом подняла взгляд и максимально уверенно сказала: - Я не делала ничего плохого.
        - Я знаю, - ответила мама, - если бы делала, я бы заметила.
        Она невесело усмехнулась и закрыла ноут, встала и куда-то ушла, через минуту Стефани услышала, как щелкнула входная дверь. Слэш под столом перекатился к ее ногам и на пробу куснул за пальцы, Стеф улыбнулась и быстро доела, поставила чай, достала телефон и набрала в поиске: "Дура в розовом". Послушала гудки, внутренне готовясь к одновременно хамской и вежливой речи "просто Эмили".
        - О, мисс Росс, доброе утро, - с фальшивой радостью вскрикнула пиарщица. - Вы, надеюсь, выспались и отдохнули? Потому что вам предстоит поработать сверхурочно, отрабатывая свою сверхурочную плату, и если вы не поторопитесь, то успех придет к вам только в сладких снах.
        Стефани медленно глубоко вздохнула, понимая, как ей нехватает суровой немногословности Мелани, уж она бы ограничилась тремя словами. Вполне возможно, нецензурными, но тремя.
        - Мне ехать в школу? - с трудом держа тон ровным, спросила Стеф.
        - Тебе ехать на студию, туда, где снимали ваш с Эвансом клип, и поскорее. Павильон четыре "Б", - по тону было понятно, что она хочет добавить какую-нибудь гадость, но сдерживается, - все, я жду.
        Пиарщица бросила трубку, Стеф медленно выдохнула, радуясь, что уже научилась не желать всем подряд всякой неприятной фигни на автомате, иначе дуре в розовом не поздоровилось бы уже минимум трижды.
        Закипел чайник, она налила себе маленькую чашку кофе и взяла из вазы конфету, покрутила в руках и положила обратно - аппетит сделал ручкой. Быстро допив, убрала и пошла наверх, собрала сумку, оделась. Уже спускаясь по лестнице, услышала как открывается дверь и входит мама с пакетом яблок в руках, понимающе окидывает взглядом ее костюм:
        - Уезжаешь?
        - Да, непредвиденная работа, - кивнула Стеф.
        - Возьми с собой, - мама поставила пакет на тумбочку, Стефани улыбнулась:
        - Спасибо, - бросила в сумку два яблока, застегнула туфли, на прощание потрепала по ушам собаку и пошла к машине.

* * *
        В здание компании оказалось не так легко попасть, ее промурыжили десять минут на пункте охраны, пока не явилась Эмили собственной персоной и не провела ее за руку.
        - Ох и долго ты добиралась, дорогая моя, - прошипела пиарщица, проталкиваясь сквозь толпу народа у павильона. - Фотограф столько всякой фигни от скуки нащелкал.
        - Какой фотограф? - нахмурилась Стефани.
        - Наш фотограф, - скривилась Эмили, - тот, который должен был сделать серию снимков "верная подруга присутствует на съемках своего любимого"… а верная подруга в это время дрыхнет без задних ног.
        Стеф поморщилась, но промолчала - они как раз вошли в павильон и перед глазами открылась картина "работа в разгаре". Перед камерами крутилась одетая ангелом Эшли, в пушистом парике и с такими огромными ресницами, что было непонятно, как она умудряется вообще держать глаза открытыми, такой же ангелоподобный Крис в открытой тунике, радостно надувающий мышцы… и Стив, мрачный и застегнутый на все пуговицы, как всегда. Стефани даже фыркнула при виде него - демон, ни дать, ни взять. Прическа "дикобраз нервничает", наклеенная тонкая бородка, багровая рубашка и черный то ли плащ, то ли фрак… и такой убийственный взгляд, что у нее по спине пробежали мурашки, по видимому - прятаться. Она и сама ощутила желание сваливать отсюда вслед за ними, но через секунду поняла, что злобный взгляд адресовался не ей, а кому-то за ее спиной.
        Обернувшись, она мигом поняла причину злости Стивена - в павильон входил тот самый фотограф, который поймал их в прошлый раз и которого потом качественно поймал Стив. Глазки папарацци масляно поблескивали, как будто он за сегодня уже успел наснимать минимум на пулицеровку, но останавливаться не намерен, потому как чувствует, что ему дико прет. Стефани он улыбнулся так радостно, как будто ждал ее с нетерпением:
        - Привет, вот мы вас и дождались, - Он переложил камеру в одну руку и протянул ей другую: - Рад опять поработать с вами, очень рад.
        - Угу, - с напряженной улыбкой кивнула Стеф, Эмили не дала ей больше сказать ни слова, подтолкнув куда-то в сторону камер:
        - Давай, иди уже.
        - Куда? - вздохнула Стеф. - Что я должна делать?
        - Совершенно ничего особенного, - широко улыбнулся фотограф, - ведите себя как обычно, походите, пообщайтесь с друзьями, поговорите. Я сам все сделаю, не смотрите в мою сторону и даже не думайте обо мне.
        - Ясно, - хмуро выдохнула Стеф, промолчав о том, что если "как обычно", то она бы лучше дома посидела.
        - Подойди к Эвансу и поговори с ним, - тут же влезла пиарщица, - пообнимайтесь, поулыбайтесь, нежные взгляды, любовь-морковь, все такое.
        - Не нужно, Эмили, ну что вы, - обиженно скривился фотограф, положил руку на плечо Стеф и доверительно улыбнулся: - Ведите себя естественно…
        - Иди к Эвансу, - опять дернула ее за вторую руку Эмили, Стеф нервно повела плечами, освобождаясь от навязчивых объятий, и быстрее пошла куда-нибудь, лишь бы подальше от этих двоих.
        Первым на пути попался Крис, довольный и улыбающийся:
        - Привет, как тебе мои крылья?
        - Нормально… красивые, - напряженно улыбнулась она, сравнивая обстановку в павильоне с тем, что она себе представляла, и с прискорбием понимая, что получилось мало похоже. Паркетный пол, две стены из искусственного камня, лестница, иллюзия балкона на помосте и два окна, на которых вместо стекол натянут "зеленый экран", свет поставлен вообще как-то слабо… тут она поймала понимающий взгляд Сэма и виновато улыбнулась ему, опустила глаза.
        - Что случилось? - Крис обернулся, пытаясь понять, кому она улыбалась. - Слушай, а правда, что сценарий ты написала?
        - Правда, - вздохнула она. - Я пойду.
        - Давай…
        Она медленно подошла к Сэму, что-то объясняющему Эшли на повышенных тонах, тихо постояла, ожидая, когда они закончат, печально изучая декорации и костюмы.
        - Что ты, а? - повернулся к ней Сэм, - разбудили тебя?
        - Нет, - улыбнулась она режиссеру, - но из дома вытащили. - Обвела взглядом стены, неуверенно и чуть с упреком спросила: - А как же "кусок истории"?
        - Не вышло с куском истории, - с улыбкой отмахнулся он. - Кусок истории оказался действительно великим архитектурным наследием, и чтобы там снимать, надо получить миллион всяких разрешений. А у нас нет на это времени, ты видишь - все делается как можно быстрее, пока вы все на волне, потому что скоро компания будет снимать новый сериал, реклама уже идет по всем фронтам, - он щелкнул пальцем по стопке бумаг на коленях, - и я вынужден параллельно с вот этим еще и новый сценарий изучать. Я слышал, ты хотела туда пробоваться? Давай дерзай, может, в этот раз отхватишь главную роль. Или у тебя другие планы?
        Стефани невольно подняла глаза в тот угол, где в последний раз видела Стивена. Он все еще был там, незнакомая женщина поправляла ему прическу.
        - Я пока не знаю, - наконец вздохнула она, отводя взгляд, Сэм понимающе усмехнулся:
        - Ясно. Ладно, время еще есть, думайте.
        - Угу, - она в который раз печально обвела взглядом окна и стены, Сэм заметил и успокаивающе улыбнулся:
        - Ты не расстраивайся, это отсюда кажется, что мрачно и пустынно, в кадре будет гораздо лучше. К тому же, потом наложатся эффекты и дополнительный свет, будет красиво.
        - Хорошо, - она улыбнулась, стараясь не показать, что его слова ее мало успокоили. Рядом стремительно зацокала каблуками Эмили и Стеф опять услышала ее шипение:
        - Ты сюда приехала с Сэмом общаться? Соскучилась?
        - Соскучилась, - вызверилась Стеф, - давно не виделись. Нельзя?
        - Иди к Эвансу и не смей мне хамить, соплячка, - скривилась пиарщица. - Задрали, блин, каждый со своими задвигами, звезды одни кругом.
        - Успокойся, - чуть повысил голос Сэм, - мы обсуждаем рабочие вопросы, она еще и соавтор сценария, если ты забыла.
        Эмили завопила в ответ, кипя, как чайник со свистком, Стеф зажмурилась и поспешила слинять, решив, раз уж ее действительно звали именно для этого, подойти к Стивену.
        "Может, если все сделаю хорошо, меня отпустят?"
        Стив следил за ее приближением с таким же обреченным на труд видом, как и она. Стефани подошла, помялась рядом и решительно уселась на соседний стул, буркнула:
        - Привет.
        - Угу, - фыркнул парень, изучил внимательным взглядом ее лицо и ссутуленные плечи, тихо спросил: - Ты как?
        Она повела плечами, улыбнулась на одну сторону и дернула щекой:
        - Нормально, - осторожно подняла взгляд, так же внимательно изучая его лицо, спросила: - А ты?
        Он отвернулся, невесело улыбнулся, стал нервно ковырять гитарные мозоли на пальцах:
        - Живой.
        - А чего так печально? - неуверенно улыбнулась она. Вдруг вспомнила, как ему было плохо в прошлый раз после спиртного, стало стыдно, что она проспала столько времени и совсем его не лечила. Решив тут же исправиться, направила на него волну лечебной силы, мигом почувствовав, как это отражается на ее способности сидеть ровно и видеть четко.
        - Немного поздновато, - издевательским тоном фыркнул Стивен, - где ты была вчера со своей силой…
        - Я сутки проспала, - шепотом рыкнула она, - восстанавливая силы после того, как кое-кто намешал в своей крови всякой дряни и мне пришлось его срочно спасать. Ты обнаглел, Эванс, я тебе ничего не должна, и уж тем более не обязана лечить твое атипичное похмелье - ты прекрасно знал, чего тебе это будет стоить.
        Он поморщился как от боли, поднял руку, как будто собирался потереть лицо, но на полпути опомнился и не стал трогать грим. Опустил голову и качнулся вперед-назад, потом чуть толкнул ее плечом и шепотом буркнул:
        - Ладно, не злись, я… устал просто очень. И не выспался, и до сих пор хреново себя чувствую, и задрался играть с этой соломенной дурой, и дико голодный, мы тут с шести утра снимаем уже, - он поморщился и иронично добавил: - А еще начал ныть и жаловаться, как девочка, какой позор.
        Стефани чуть улыбнулась и сочувственно вздохнула:
        - У меня яблоки есть, будешь?
        - Давай, - оживился он, она полезла в сумку, протянула ему яблоко и он тут же вонзил в него зубы с довольным урчанием, заставив Стеф рассмеяться. - Вообще нифига не смешно, - с набитым ртом буркнул Стивен, - а больше ничего нету?
        - Нету, дух еды сегодня не с нами, - усмехнулась она, вдруг заметила какой-то странный оттенок его глаз и приблизила лицо к нему, всматриваясь: - У тебя линзы, что ли?
        - Угу, - он дожевал и подался к Стеф, распахивая глаза, - жуть, скажи?
        - Реально жуть, - неуверенно улыбнулась она, наконец рассматривая оттенок - красный. - Картина маслом - красноглазый демон брутально пожирает невинное яблоко.
        - Я бы и от невинной пиццы не отказался, - вздохнул он, - или хоть невинной котлеты…
        - Эванс.
        - Иду, - они обернулись на голос Сэма, Стив печально вздохнул и сунул половину яблока Стеф: - Можешь доесть, мне пора, - вытер руки о штаны и пошел к режиссеру.
        Стеф секунду удивленно поизучала изрядно погрызенное яблоко, пожала плечами и откусила, глядя на начавшиеся съемки. Ангелы и демон корчились перед камерами, Крис очень убедительно обнимал Эшли, Стивен вдохновенно изображал воплощение зла, все шло медленно, но гладко. Ровно до того момента, в котором Эшли должна была отодвинуться от своего ангела и под действием колдовства пойти к злому демону. С ее лицом происходило что-то очень скудное и больше похожее на головную боль, чем на гипноз или магию. Сэм пытался ей объяснять, Эванс злился, Крис сочувственно влезал везде, по большей части мешая…
        В результате Эшли убежала в слезах в гримерку, Крис бросился следом, а Стив пошел к Стефани, с выражением короткого облегчения на лице. Посмотрел на огрызок в ее руках и вздохнул, с надеждой спросил:
        - Ты говорила о яблоках во множественном числе, нет?
        - Да, - она улыбнулась и достала ему второе, - но это последнее. - Он с неземной благодарностью протянул к ней руки и изобразил перехваченный от волнения голос:
        - Спасительница, - взял яблоко и посмотрел куда-то в сторону, мигом перестав дурачиться. Стефани обернулась в ту же сторону, увидела Эмили, яростно размахивающую руками в попытках изобразить порыв страсти.
        - Что она хочет? - обреченно просила Стеф, Стивен криво улыбнулся и дернул подбородком в другой угол павильона, где отирался фотограф:
        - Ярких кадров она хочет, - откусил яблока и иронично двинул бровями, бурча с набитым ртом: - Страстных взглядов и горячих объятий.
        Стефани смутилась и пожала плечами, неуверенно улыбнулась:
        - Ну, если надо…
        - Дай поесть, а? - скривился он, - с одной площадки на другую, задолбали. - Она улыбнулась и откинулась на спинку, расслабленно наблюдая, как он бурчит, пытаясь маскировать смущение. Он заметил ее взгляд и приподнял брови: - Что? Морда размазалась?
        - Нет, все нормально, - качнула головой Стеф.
        - А на что ты тогда смотришь?
        - На тебя, - она по-детски приподняла плечи и шкодно прошептала: - Тебе идет борода. Не пробовал в жизни такую носить?
        - Да ну, - рассмеялся он, - она же приклеенная, у меня такая никогда не вырастет. У меня три кривых волосины, торчащих в хаотичном порядке в несимметричных местах, если их не брить неделю, я становлюсь похож на битого молью бомжа.
        Стефани рассмеялась, он тоже улыбнулся чуть свободнее, сквозь смех прикидываясь уязвленным:
        - Нифига не смешно, я в детстве комплексовал по этому поводу и все ждал, когда же вырастет нормальная, но к двадцати понял, что ждать дальше уже наивно.
        Они опять рассмеялись, Стеф краем глаза увидела Эмили, продолжающую махать руками, как неопытный тореро.
        - Что она опять пристала, а? - фыркнула она.
        Стивен обгрыз остатки яблока и метко запустил огрызок в урну, отряхнул руки:
        - Негодует и требует обнимашек, вуайеристка хренова.
        - Кто? - нахмурилась Стеф, он фыркнул и отмахнулся:
        - Забей, не важно.
        - Давай сделаем вид, что не поняли? - печально прохныкала Стефани. - Она так руками машет, как будто хочет, чтобы ты меня напугал.
        Стив рассмеялся и изобразил загребущие руки с когтями, опасно сверкнул глазами и прошептал:
        - Представила за моей спиной молнии и летучих мышей?
        - Ага, - хихикнула она.
        - Тогда самое время начинать бояться, - он низко зарычал, обнажая клыки и надвигаясь на нее, она схватилась за сердце, отшатываясь и изображая суеверный ужас, сползла по спинке кресла. Они замерли на секунду, рассмеялись, а когда выпрямились, увидели прямо над собой хмурую физиономию Эмили, пиарщица мрачно постукивала по полу носком туфли, уперев руки в бока, и пылала негодованием:
        - Вам все хиханьки?
        - Мы работаем, вообще-то, - тоном оскорбленного профессионала возмутился Стив. - Что ты еще хочешь?
        - Сядь ровно, - она нервно усадила их обоих и придирчиво осмотрела, как капризный ребенок надоевших кукол, ткнула пальцем в Стеф: - Обними ее, - Стивен покорно положил руку на плечо Стеф, так расхлябанно и по-панибратски, как будто они были старательно уважающими друг друга собутыльниками. - Не так, - завизжала Эмили, - все, все не так. Встаньте оба.
        Они поднялись, пиарщица отошла на пару шагов, задумчиво поизучала их печальные фигуры, жестом подозвала фотографа и вздохнула:
        - Ну хоть вы подскажите. Что им сделать, чтобы получился хороший кадр?
        - Все отлично, - довольно протянул он, - я уже достаточно снял.
        - Нет, нужен романтический кадр, - отмахнулась она, - что-то такое невинное и в то же время эротичное, вроде как галстук поправлять… а у него нет галстука, черт. Давай, наверное, застегни ему пуговицы на воротнике.
        Стефани покорно повернулась к такому же обреченному Стивену, они выглядели как куклы на ниточках, безвольные и хлипкие. Фотограф отошел, стал целиться, Стеф осторожно расстегнула пуговицу, стараясь не касаться кожи, чуть улыбнулась, глядя как бьется пульс на его шее.
        "Тебе это нравится, дружище. Ты все еще прикидываешься, маскируя нервами, усталостью и злостью свою жажду и желание, чтобы это издевательство продлилось подольше. Чтобы мы были вынуждены касаться друг друга, стоять чуть ближе, чем необходимо, изображать эмоции, которые есть, но которые нельзя показывать. Тройное двойное дно…"
        Она застегнула пуговицу и подняла глаза, чуть улыбнулась, немного насмешливо, немного смущенно, немного виновато… самую малость издевательски - "я все вижу".
        Он недовольно дернул щекой - "могла бы прикинуться, что не видишь".
        "Зачем? Потому что ты в свое время прикидывался?"
        - Стефани.
        - А? - она отвлеклась на голос Сэма, Эмили скривилась так, как будто была готова его сожрать, фотограф дернул ее за рукав:
        - Отличный кадр, посмотрите.
        Пиарщица склонилась к экрану, Стефани убрала руки с воротника Стивена и широко улыбнулась, резко развернулась к Сэму и подошла:
        - Что?
        - Объясни ей, а? - устало нахмурился режиссер, кивая на смущенную и злую Эшли, стоящую рядом, - может, у тебя получится лучше, чем у меня.
        - Что именно? - Стеф наклонилась, всматриваясь в похожий на комикс сценарий, Сэм ткнул пальцем в одну из картинок:
        - Вот этот момент, где она под воздействием магии, - он сунул ей таблицу с раскадровкой, - здесь. Давай, рассказывай, показывай, что хочешь делай, я устал уже.
        - Здесь… - Стефани задумалась, читая свой корявый сценарий в профессиональной обработке Сэма. Медленно пожала плечами и неуверенно подняла взгляд на Эшли, у которой на лбу было написано: "Я гений, которого никто не ценит, никто не понимает, а злой режиссер вообще заставляет слушать наставления от какой-то невзрачной дуры со второго плана".
        Стеф бросила короткий взгляд на Сэма, который ковырял уголок страницы с таким видом, как будто раздумывает, что подарить на рождество любимой теще, и при чем тут вообще съемки. Крис смущенно топтался чуть сбоку от Эшли, неуверенно пытаясь ей что-то объяснить, но блондинка уже второй раз ошпаривала его таким взглядом, что он сразу замолкал и мялся еще неувереннее. Знакомые шаги за спиной дали понять, что Стивен заинтересовался и тоже решил подойти… впрочем, его вполне могла заставить Эмили. Стефани подняла взгляд на Эванса, он кривовато улыбнулся и сложил руки на груди, окидывая снисходительным взглядом всю компанию, задержался на Эшли, уже красной как помидор, потом посмотрел на Стеф и вздохнул с наигранным сочувствием - "ты правда думаешь, что можешь заставить этот стог сена нормально сыграть? Ну-ну. Возможно, это будет даже забавно".
        Стефани этот взгляд взбесил, мгновенно доводя до точки кипения и заставляя собраться, мобилизовать все силы и подойти к задаче максимально серьезно и профессионально, без личных эмоций, которые так мешали.
        "Она просто актриса, которая не может прочувствовать роль. А я просто человек, который должен ей в этом помочь. Тем более, что для меня это не ново, я уже была в такой ситуации, только в тот раз - по другую сторону баррикад."
        Она опять посмотрела на Эванса, на этот раз не обращая внимания на его снисходительную физиономию, а просто для того, чтобы вспомнить.
        "Не надо меня недооценивать, друг мой. Я очень быстро учусь, тем более, что учитель у меня был самый лучший. Настоящий мастер."
        Еще раз бегло просмотрев сценарий, Стефани выровнялась и посмотрела на Эшли, прямо и изучающе, как будто никогда до этого ее не видела. Как на чистый лист, материал для будущего шедевра.
        "Как Бетти на мое лицо когда-то. Надо же, не думала, что вспомню ее в такой момент."
        - Пойдем.
        Она решительно взяла блондинку за руку и оттащила к ближайшим стульям, вызвав у всех море удивления. Усадила ее и села рядом, доверительно понизив голос:
        - Ты когда-нибудь видела загипнотизированных людей?
        - Нет, - скривилась Эшли с таким видом, как будто смотреть на загипнотизированных людей - удел ничтожеств, к которым она себя не относит.
        - Ладно, - не растерялась Стеф, - подойдем с другой стороны. - Она отвела взгляд и сразу же наткнулась на спину Стивена, который сидел вроде бы недалеко, да к тому же спиной к ним… но она готова была поспорить, что он внимательно слушает. - Знаешь, иногда во сне бывает такое, что ты пытаешься бежать, но почему-то не можешь, прикладываешь море усилий, но все равно двигаешься еле-еле, как будто ноги тебя не слушаются. Бывало?
        - Ну, - повела плечами немного сбитая с толку Эшли, - и что?
        - Представь, что такое случилось в реале. - Лицо блондинки дрогнуло, Стефани удовлетворенно улыбнулась: - Вот прямо сейчас ты встаешь и пытаешься уйти, но не можешь, как будто воздух стал вязким и не дает сдвинуться.
        - И как мне это поможет? - после короткой паузы вздохнула Эшли, уже не так враждебно, но все еще недоверчиво.
        - Это поможет тебе ощутить беспомощность, - тихо ответила Стеф, - потому что когда ты под воздействием магии, именно это и есть твое главное ощущение, - блондинка резко посмотрела ей прямо в глаза, так напряженно, что Стефани мигом вспомнила их разговор с Крисом.
        "Эшли знает о нас. Она знает, что мы оба - маги. Интересно, что еще он ей рассказал?"
        Блондинка дернулась и отвела взгляд, как будто почувствовала себя неуютно, но ничего не сказала. Стефани кривовато улыбнулась и продолжила, стараясь говорить тем страстным гипнотическим полушепотом, которым ее когда-то так завораживал Стив.
        - Когда ты с любимым человеком… с любимым ангелом, в самом начале, то вы радостно общаетесь и все весело и просто. А потом все меняется. Потому что кое-кто решил, что ты должна быть с ним, а не со своим ангелом. И он тебя заколдовывает. В определенный момент ты вдруг понимаешь, что твои чувства изменились, без видимой причины, просто было-было все так, а потом тебя вдруг потянуло к демону.
        Стефани смотрела на напряженную спину Стивена, потом перевела взгляд на Эшли:
        - Положи руку на колено. Вот так, да. А теперь представь, что она начала двигаться сама по себе, - блондинка вздрогнула, Стеф ухмыльнулась: - Ага, а теперь представь, что таким образом ведет себя не только рука, но и все твое тело. Ты - не хозяйка положения, а просто наблюдатель, от которого ничего не зависит. Вот тут начинается беспомощность.
        Эшли как завороженная смотрела на свою руку, Стеф почувствовала на щеке чей-то взгляд и подняла глаза - Крис. Он отвернулся, но она успела заметить дикое чувство вины в его глазах.
        "Поздно, друг мой. Да и мы с тобой в расчете уже, так что…"
        - Жуть, - шепнула Эшли, передергивая плечами, Стеф зло усмехнулась:
        - О, это только начало. В первые секунды, когда это только начинается, беспомощность шокирует, вызывает панику, ты лихорадочно пытаешься понять, почему внезапно стала так себя вести… а потом магия распространяется, поглощая не только тело, но и душу. И ты уже не чувствуешь себя беспомощным пленником, а начинаешь сама хотеть быть с тем, кто тебя заколдовал. Но настоящая любовь в твоей душе вступает в конфликт с магической любовью, ты катастрофически запутываешься в собственных чувствах, не в силах отличить настоящее от искусственного, тебя тянет в разные стороны, разрывая на части, сводя с ума… но вот магия постепенно побеждает, ты идешь к демону, тебя к нему невыносимо тянет. Но отпустить руку своего ангела тебе все еще сложно, потому что он-то не заколдован и любит тебя, ты это знаешь и прекрасно понимаешь, что разбиваешь ему сердце своим предательством. И теперь твою душу наполняет обреченность и затапливающее чувство вины, ты обнимаешь демона, но думаешь об оставшемся за спиной ангеле каждую секунду. И ненавидишь себя.
        Она замолчала, глядя на задумчивую и напряженную Эшли с нервным ожиданием… и поняла, что вокруг очень тихо. Подняв глаза, она поняла, почему - человек восемь в радиусе слышимости, которые по идее должны были заниматься каждый своим делом, сидели неподвижно и слушали. Делали вид, что заняты, но на самом деле…
        Спина Стивена немного ссутулилась, Сэм медленно отрывал у листочков уголки и бросал на пол, под его стулом скопилась уже куча обрывков. Крис сидел с таким видом, как будто хочет сдохнуть прямо сейчас, и жалеет, что не сделал этого раньше.
        Эшли медленно выдохнула и осмотрелась по сторонам, осторожно тронула Стеф за руку, привлекая внимание, наклонилась почти к самому ее лицу и очень тихо спросила, глядя в глаза:
        - Приворот можно снять?
        Стеф утвердительно опустила ресницы с усталой улыбкой, блондинка сильнее сжала ее ладонь и одними губами прошептала:
        - Как?
        - Полюбить, - так же неслышно прошептала Стеф, Эшли непонимающе нахмурилась, Стефани чуть виновато приподняла плечи и развела руками, лицо блондинки из озадаченного постепенно становилось безнадежным, губы дрогнули и сжались, как будто она изо всех сил пытается не заплакать. Стеф накрыла ее ладонь второй рукой и ободряюще шепнула: - Эй, все не так плохо. Это возможно, - и со значением добавила: - Я знаю, честно.
        Эшли распахнула глаза, в ее небесных озерах, окруженных безразмерными ресницами, светилось море вопросов: "Ты уверена? Это правда? Откуда ты знаешь? У тебя получилось? Как?". Стефани чуть улыбнулась и кивнула, потом доверительно наклонилась ближе и дернула бровью, указывая в сторону невозмутимого Эванса.
        Блондинка ошарашенно округлила глаза, приоткрыла рот, переводя взгляд с Эванса на Стеф, потом прижала ладонь ко рту и прошептала:
        - Так слухи не врут?
        - Слухи - врут, - насмешливо улыбнулась Стеф, - я - нет. Только я очень попрошу тебя держать это в тайне и не плодить брехливые сплетни.
        - Хорошо, - серьезно кивнула Эшли, задумчиво отвела взгляд, замерла, осторожно посмотрела на Криса, такого хмурого, как будто ему весь мир не мил.
        - Все возможно, - шепнула Стеф, Эшли резко развернулась к ней, смущенная, что ее взгляд заметили. Стефани улыбнулась и выпрямилась: - Потом будешь об этом думать, а сейчас иди и сыграй свою роль. - Блондинка встряхнулась, настраиваясь на рабочий лад, Стеф улыбнулась и в последний раз сжала ее пальцы двумя руками: - Сыграй хорошо, ладно? Мне очень нравится эта песня.
        - Я постараюсь, - тепло улыбнулась Эшли и решительно поднялась, направляясь к Сэму. Они о чем-то тихо заговорили, со своего места лениво поднялся Стив и подошел к Стефани, сел на стул, с которого только что встала Эшли. Они откинулись на спинки и молча смотрели на режиссера и блондинку, спустя полминуты Стивен тихо, как будто в пространство, буркнул:
        - Плагиатчица.
        - Я цитировала, - невозмутимо усмехнулась Стеф, - надо было копирайт поставить?
        Он фыркнул и чуть толкнул ее плечом, она хихикнула.
        - А о чем вы тут шептались? - незаинтересованно спросил Стив.
        - Секрет, - поддразнивающим тоном пропела Стеф, - это можно знать только девочкам, - она захлопала глазами и показала язык, он фыркнул:
        - Коза… Ладно, меня Сэм зовет. У тебя точно больше поесть ничего нету?
        Она развела руками, он мрачно выругался и пошел работать.

* * *
        ГЛАВА 9, 80й день съемок
        воскресенье, 11 августа, 80й день съемок, 6 лунный день
        День получился совершенно глупый и бездарный. Тем более, что полдня она опять проспала, и проснулась только потому, что дико захотела есть. В очередной раз умяв двойную порцию, что здорово позабавило родителей, Стеф пошла в комнату и три часа перебирала свой проклятый паззл, потом устала и решила переключиться с экрана на бумажки и склеить ту единственную песню, которую успела собрать. Полоски были пронумерованы, так что это не должно было стать большой проблемой.
        Она сняла со шкафа коробку с обрезками, долго копалась, перебирая их в поисках нужных номеров, но со временем нашла все. Аккуратно разложила на полу в правильном порядке, чувствуя внутри нервную дрожь от того, что первый листок ее песни стал почти целым.
        "Надо заламинировать, чтобы теперь с ним точно ничего не случилось."
        Собрав все три листа, она склеила верхний край тонким скотчем, буквально на миллиметр, чтобы не распались. Осторожно вложила в файлы и вернула в коробку.
        "Продолжение следует, моя драгоценная музыка. Я обещаю, что соберу тебя всю."
        Уже убирая коробку наверх, она зацепилась взглядом за какие-то цифры вверху первой страницы, они были написаны карандашом и на экране были почти неразличимы, да и на бумаге выделялись только благодаря выдавленному следу.
        "7.7.3.21. Что это значит?"
        Мысль щекотала нервы, как будто что-то подсознательное, что-то важное, что она не могла вспомнить.
        Решив, что ответ придет сам, если его не искать так настойчиво, Стефани попыталась отвлечься и опять вернулась к сортировке своих обрезков. Мысли потекли свободнее, все дальше уходя от песен и ее комнаты. Вспомнился вчерашний вечер, съемки Эшли, как она со второго дубля сыграла так круто, что даже Сэм ее похвалил, а немного сбитый с толку Эванс еще какое-то время задумчиво переводил взгляд с блондинки на Стефани, как будто пытался понять, как им двоим удалось надуть столько народу. Как Стивен потрясающе играл полусумасшедшего колдуна, магией заставляющего чистого ангела пойти на предательство. Как Крис играл боль и агонию, так пронзительно, что у Стеф горло перехватывало от одного взгляда в его глаза.
        "Я не хочу даже думать, о чем ты вспоминаешь, чтобы пробудить в себе эти эмоции. Не хочу, это не мое дело."
        После пяти минут наблюдения за его игрой у нее разболелась голова, сердце и совесть, она сказала Эмили, что отойдет на минутку, и смылась, просидев полчаса на банкетке у туалета, в бесплодных попытках не думать ни о чем. Потом ей позвонил Сэм и сказал, что у них перерыв, она должна сфотографироваться еще пару раз и ее отпустят. Она очень обрадовалась, немного покорчилась перед камерой рядом с Эшли, Крисом и Сэмом, а потом рванула оттуда как можно быстрее.
        "Крис очень хороший актер. Он хорошо изображает все."
        Мало помогало.
        Полосатые бумажки двоились перед глазами, смешивались и путались, а потом внезапно закончились. Она с удивлением поняла, что рассортировала по цвету, почерку и пасте все кусочки, теперь нужно подбирать рисунок уже внутри каждой папки отдельно. Это так обрадовало, что она мигом бросилась подбирать, дело пошло, так что о наступлении ночи она узнала только тогда, когда в комнату вошла мама и спросила, почему Стеф сидит в темноте.
        Стефани оторвалась от компьютера, посмотрела в окно и зажмурилась, когда мама включила свет.
        - Я… заигралась немного, - улыбнулась она. - А что, пора кушать?
        - Да давно пора, вообще-то, - усмехнулась мама. - Я ждала, что ты сама спустишься, но ты, видимо, выпала из реальности. Ты в школу собираешься? Сегодня воскресенье.
        - В школу… - Стеф задумалась, еще раз посмотрела в окно и кивнула: - Да, я сегодня поеду. Не хочу утром толкаться в пробках и опаздывать.
        - Дома поешь или там?
        - Дома, - улыбнулась Стефани, - дома вкуснее.
        "Тем более, что в школу я попаду только завтра утром. Судя по моему состоянию, сутки сна - это потрясающе мало. Мне нужен рассвет над перевалом, как минимум… а максимум мне не светит, к сожалению."
        Она выключила комп и пошла вниз. Поужинала с родителями, поочередно отшучиваясь и отмалчиваясь на все вопросы о Стивене. К десерту у нее создалось впечатление, что она тут не на кухне с чайком, а в сыром подвале под перекрестным допросом, так что желание слинять усилилось многократно. Подождав, пока все разбегутся из кухни, она сделала себе два больших бутерброда и сварила термос кофе, тихонько пронесла это все в комнату и спрятала в сумку. Достала с самой дальней полки шкафа теплое черно-белое платье с рукавами, которое надевала два раза, и то под психологическим давлением с маминой стороны, тоже сунула в сумку.
        "В машине переоденусь. А то, если меня спалят уезжающей в школу в этом платье, последствия будут катастрофическими. Тот допрос, который меня ждет в этом случае, сделает честь любому инквизитору".
        Она очень, очень редко носила платья, для этого должен был быть весомый повод.
        "Угу, свидание с солнцем. Надо еще покрывало какое-нибудь взять, а то платье, конечно, теплое, но сидеть на земле грязно и иногда мокро".
        Попрощавшись с максимально невинным видом, она забрала из холодильника остатки яблок и поехала в сторону школы.

* * *
        ГЛАВА 10, 81й день съемок
        понедельник, 12 августа, 81й день съемок, 6/7 лунный день
        Когда заиграл будильник, она долго не могла понять, что это за звук и почему он ей так мешает пребывать в блаженной темноте. Минут через пять после того, как будильник отчаялся ее поднять и замолчал от обиды, Стеф вскочила сама, такая бодрая и перепуганная, как будто на нее вывернули ведро ледяной воды.
        "Я проспала рассвет".
        Но осмотревшись вокруг и убедившись, что за окном непроглядная темень, а на часах только четыре двадцать пять, она успокоилась и стала переодеваться. Снимать джинсы в машине было адски неудобно, но она все равно не жалела, что еще с вечера приехала сюда и даже не поленилась сделать кривую петлю на маленьком пятачке, чтобы развернуть машину передом к дороге, так, как когда-то Стивен ставил машину Криса.
        "И как эти двое умудрились договориться, да еще за такое короткое время?"
        Она натянула платье, расчесала волосы и вышла из машины в прохладное раннее утро. Передернула плечами от пробравшегося под воротник ветерка, расстелила покрывало вплотную к машине, положила на край пакет с термосом и бутербродами.
        "М-да, магия становится все комфортнее. По сравнению с моей первой ночью на этом месте - вообще небо и земля."
        Уселась на покрывало, оперевшись спиной о машину, долго умащивала ноги, пытаясь устроить их поудобнее, потом услышала первую птичку и закрыла глаза, практически сразу почувствовав внутри упругое тепло и легкую дрожь, которая раньше возникала только после долгой настройки на благодарность всем стихиям и людям. Сейчас это чувство пришло само, так легко и естественно, как будто она занималась этим многие годы и выпадала в это состояние вообще без усилий.
        В голове перебирались картины и воспоминания, как будто она наугад тасовала колоду, мелькали лица, звучали голоса. Стефани с удивлением поняла, что сегодня в список тех, к кому она испытывает благодарность, каким-то образом затесалась Эшли.
        "Надо же, пару дней назад я о ней вообще не вспоминала. А сейчас вдруг чувствую к ней… жалость, что ли? Или сочувствие? Что-то такое мягкое, немного снисходительное, но доброе. Как будто желание сделать ей скромный, ни к чему не обязывающий подарок, или поддержать в сложной ситуации, или защитить.
        Вообще мне не свойственные порывы, с чего бы? Она мне не подруга."
        Память опять позволила Стеф взглянуть в глаза расстроенной блондинки, такие опустошенные неравной борьбой и катастрофически безнадежные.
        "Может, мне просто хочется дать ей надежду?
        Я что, вижу в ней себя и стремлюсь реализовать через нее те вещи, которые не получились у меня самой?
        А может быть, дело совсем в другом, и причина - не блондинка, а Крис… Мне до сих перед ним стыдно за свой приворот и я хочу, чтобы он разлюбил меня и двигался дальше, а Эшли - просто самое перспективное направление для его движения."
        Это было слишком тяжело и сложно, тем более, что от нее лично в этом деле ничего не зависело. Стефани попыталась выбросить блондинистую парочку из головы, мысли потекли дальше, краешком коснулись красных демонских глаз Стивена… испугались и обогнули их, как вода гидрофобный материал.
        "Не нужно, не сейчас. Мне до сих пор больно вспоминать тот вечер, когда я задала тот глупый вопрос. Я прекрасно знала, что он не передумал, какой черт меня дернул вообще рот открывать…"
        Мысли запутались, не зная, куда теперь деваться, покрутились на месте, постоянно отскакивая от образа Стивена, бросились врассыпную во все стороны сразу. Стекли по склону горы, как вода, хлынули на дорогу, на школу, дальше по трассе, все быстрее, заполняя город и докатываясь до набережной с ее огнями, до стоящих на якоре кораблей, нырнули в океан и растворились в его бескрайности. С другой стороны горной гряды начиналась бесконечная сухая пустыня, очень далеко, но там тоже было пусто и тихо, мысли нашли там покой. Она чувствовала себя такой большой, занимающей полмира и одновременно несуществующей нигде, как будто ее вообще нет.
        Все пространство от пустыни до океана ощущалось как собственный организм, сложный, полный шума волн, сухого пыльного ветра, рокота моторов и дыхания сотен тысяч людей, которые спали или уже проснулись. Их было очень много, но она каким-то образом видела каждого, ощущала их, как крошечные пульсирующие кусочки тепла. Город сиял их светом, в каждом доме бились светлячки сердец, на кораблях суетились одинокие теплые точки, по трассе перевала стремительно неслась парочка одиноких капель тепла.
        В уютных комнатах школы бились уверенно и спокойно десятки самых разных солнечных зайчиков - быстрые и молодые, медленные, более спокойные, такие непохожие…
        И тут по всему обозримому пространству разлилось напряжение, как будто нетерпеливое ожидание, радость предвкушения. Она почувствовала, что вот-вот покажется солнце, вдруг очень отчетливо ощутив, что на самом деле не солнце покажется, а просто Земля повернется к своей звезде другой стороной. Закружилась голова от ощущения, что она парит над поверхностью бешено вращающейся маленькой планеты, несущейся сквозь бесконечно холодный космос, стало страшно.
        "Пора заканчивать. Надеюсь, мое сознание еще не забыло путь назад в свою бренную оболочку."
        Это было немного странно, она как будто видела с огромной высоты свое маленькое тело, безвольно сидящее на склоне горы. Сознание потихоньку съеживалось от безграничности до маленького человека, паутина нервных клеток, раскинувшаяся на полмира, с неохотой выныривала из океана и уползала из пустыни и лесистых гор, втягивалась в пустую телесную оболочку, наполняя ее.
        В какой-то момент она опять ощутила себя Стефани Росс, начинающей актрисой, сидящей на земле возле своей машины. Она ощущала прохладный воздух кожей, вдыхала запахи носом, слышала птичье пение ушами… но что-то добавилось. Глаза были все еще закрыты, но она видела свет и все еще могла мысленно дотянуться до лежащей у подножья горы школы и пересчитать светлячки сердец.
        Спустя секунду она встряхнулась, поняв, что опять чуть не провалилась в состояние безграничности, приложила усилие, чтобы собраться в единое целое со своим телом. С удивлением поняла, что подрагивающий огонек собственного сердца тоже видит, так же, как и всех остальных. И что видит рядом с ним еще одно сердце.
        Большое и сильное, очень горячее… близко.
        От неожиданности ее впечатало в собственное тело так резко, что она чуть не задохнулась, слишком глубоко хлебнув холодного воздуха. Тело гудело от напряжения, она чувствовала, что уж на этот раз забита силой до отказа, а в следующую секунду, когда ласковое до неприличия солнце легонько тронуло ее лицо…
        "Господи, как же круто. Почему я не делаю этого каждый день?"
        Она подняла ладони, и горячая, почти осязаемая радость потекла по венам. Стефани чуть повернулась, не открывая глаз, всматриваясь в пульсирующий огонек чужого сердца рядом.
        "Он выглядит подавленным и усталым, ему тоже нужна эта сила и этот свет. Так вот же он, вокруг, просто протяни руки и возьми"
        Стеф медленно опустила руку, провела ладонью по покрывалу, наткнулась на его пальцы, которые он попытался убрать.
        "Нет, друг мой, это совсем не то, что ты думаешь. Это лучше."
        Нетерпеливо нащупав его руку опять, она крепко взяла его за запястье и подняла, поворачивая ладонью к солнцу. Подержала пару секунд, дожидаясь, пока он поймет и станет держать руку на весу сам, отпустила и тоже открыла свою ладонь в приветствии этому новому дню.
        Спустя несколько минут стало казаться, что свет заполнил все, превратив тело в маленькую звезду. По углу падающих на лицо лучей она поняла, что солнце уже поднялось, опустила руки и медленно открыла глаза.
        Волшебное небо переливалось такими красками, что Стефани даже не сразу посмотрела на смущенного и растерянного Стивена, а когда посмотрела, то молча улыбнулась и ничего не сказала.
        "Зачем? Ты ошеломлен и растерян, друг мой, я это и так вижу. Ничего важного ты мне не скажешь, я сама сейчас тоже не в состоянии болтать о ерунде ради заполнения пауз. Зачем их заполнять? Пауза так пауза, пусть будет. Маленькая остановка в пути между "вчера" и "сегодня", кусок жизни, выпавший из системы, не подчиняющийся правилам и не нуждающийся в них. Возможность расслабиться и насладиться тишиной и красотой. Этому моменту не нужны слова."
        Где-то высоко, похоже, был ветер - облака двигались и смешивались, солнце пронзало их и раскрашивало золотом, пели птицы, так восторженно, как будто надеяться не смели, что утро настанет, а оно взяло и настало.
        Стефани вспомнила про кофе и потянулась непослушными руками за термосом, налила в крышку и протянула Стивену. Он смутился, но взял, она вытащила из пакета контейнер с бутербродами и взяла себе один, второй протянув парню, он улыбнулся. Чуть-чуть.
        "Я тысячу лет не видела эту улыбку. А ведь когда-то ее было так просто вызвать, я делала это не задумываясь, а ты улыбался мне просто так. Наши отношения были похожи на сумасшествие, но было так круто.
        И что с нами случилось теперь…"
        Стивен допил кофе и протянул ей стаканчик, она налила себе. Солнце поднималось выше, они смотрели на его неспешное восхождение, по небу галопом неслись облака, в ветках деревьев шелестели птицы. Стаканчик с кофе путешествовал туда-сюда, бутерброды закончились, кофе тоже.
        Она не смотрела на него - ей было достаточно того, что они смотрят на одно солнце. Стало теплее, свет уже начал слепить глаза, Стивен глубоко вдохнул, как будто собираясь с силами, очень тихо сказал:
        - Пора ехать.
        Стефани кивнула, оторвала взгляд от горизонта и медленно перевела на Стивена. Он нервничал, это было очень заметно.
        "Так забавно. Когда мой папа с фамильной ехидной улыбочкой аргументированно обвинял тебя в преступлении, ты улыбался и выглядел самым невозмутимым человеком на земле. А сейчас дергаешься и смущаешься от одного взгляда. Что случилось, опять приснилось что-то? И вообще, почему ты здесь? Машины не видно, значит - пришел пешком. Это, конечно, не так уж и далеко, но все равно, зачем?"
        Она печально улыбнулась и ироничным шепотом спросила:
        - Опять Мари послала?
        Он нахмурился и отвернулся, тихо буркнув:
        - Сам пришел.
        - Зачем?
        Он замялся еще сильнее, стал щелкать суставами пальцев, потом сунул руки в карманы, сразу же вытащил и застегнул молнии. Стефани смотрела на его метания со снисходительной улыбкой, ожидая не ответа на вопрос, а результата внутренней борьбы "соврать/не соврать".
        Стивен откинулся на борт машины, растрепал волосы, запрокидывая лицо к небу и медленно выдыхая, опустил голову и тихо буркнул:
        - Не знаю. - Резко встал и обошел машину, громче и увереннее добавил: - Поехали, а? Пропустим завтрак, будем работать голодными.
        Стефани тихо усмехнулась и осторожно поднялась, стала собирать покрывало, Стив мигом оказался рядом и отобрал.
        - Я сам, садись в машину.
        Она пожала плечами и отдала, навинтила крышку на термос, собрала пакеты, села на пассажирское сиденье и сняла туфли, со смесью боли и облегчения разминая ноги. Стив вытряхнул покрывало и забросил на заднее сиденье, сел за руль, завел машину и стал осторожно выезжать на дорогу. Спустя пару минут тишины Стивен не выдержал первым и спросил суховатым тоном, как будто поддерживает беседу из вежливости:
        - С каких пор ты стала пить кофе без сахара?
        Она чуть насмешливо улыбнулась и тем же тоном ответила:
        - С четверга.
        - Нравится?
        - Нет.
        - Так почему ты его пьешь?
        - Не знаю, - развела руками она, - почему-то.
        - Не хочешь - не пей, - пробурчал он, она фыркнула:
        - Не хотела бы - не пила бы.
        Он нахмурился и сжал губы, как будто сдерживает ругательства, она тихо фыркнула и улыбнулась, отворачиваясь к окну. Они промолчали до самой школы, где Стивен развлек зевак галантным открыванием двери и подаванием даме ручки, что опять заставило ее спрятать смущение за ироничной улыбкой:
        - Ух ты, какая забота. Я раньше за тобой не замечала.
        - Это не забота, - высокомерно отвернулся он.
        - Уважение? - полуутвердительно ухмыльнулась она.
        - Воспитание, - поправил он. - А раньше у меня просто не было поводов его демонстрировать, если ты помнишь, единственный раз, когда я тебя возил, дверь открыл твой павлин.
        - Неправда, - подняла бровь Стефани, - это был второй раз. В первый раз ты выволок меня из машины и чуть не утопил, было потрясающе уважительно и воспитанно.
        Он улыбнулся на одну сторону и промолчал.

* * *
        На завтрак они почти опоздали, так что времени болтать не было. Мари сделала большие глаза, увидев их вместе, но выспросить ничего не успела. Девочки в столовой чуть глаза не сломали, рассматривая ее платье, а Стефани тихо злилась, но делала вид, что ничего особенного не случилось и она постоянно так ходит. Быстро проглотив завтрак, они пошли на грим, Мари под каким-то за уши притянутым предлогом отослала парней подальше и продемонстрировала Стеф свое беспрецедентное умение визжать шепотом:
        - Вы помирились? Мохнохвостые тушканы, Стеф, когда вы успели?
        - Мы не ссорились, Мари, - вздохнула Стефани, - но если ты имеешь в виду, что мы начали встречаться, то нет, не начали.
        - Почему? - заломила бровки рыжая, мгновенно сдувшись с видом ребенка, которому злой дядя сказал, что Санты не существует.
        - Кто бы мне сказал, почему… - нервно потерла лицо Стефани. - Я понятия не имею, что творится в его голове, но могу поспорить - полный беспредел.
        - А откуда вы тогда приехали? - печально вздохнула Мари.
        - Я еще вечером поехала на то место над перевалом, где рассвет встречаю обычно. Откуда он там взялся утром, лучше у него спроси.
        - Ясно, - понурилась подружка. - А платье?
        - Для колдовства нужна одежда без пояса, - поморщилась Стеф, - я просто взяла первое попавшееся теплое, потому что на рассвете холодно.
        - Красивое, - улыбнулась Мари, трогая рукав, - тебе идет.
        Стеф благодарно улыбнулась уголками губ и поторопила подружку.
        Когда ее взяла в оборот Бетти, то потребовала снять платье, чтобы потом не портить прическу, а как только Стеф сняла, стилистка взорвалась, как вулкан:
        - Росс, твою мать. Опять?
        - Что опять? - непонимающе нахмурилась Стеф, морщась от ощущения, с которым визг Бетти чиркал по коже.
        - Что? Вот это вот, раздери тебя гоблины, что? - она ткнула Стефани пальцем в плечо и это внезапно оказалось очень больно. Стеф вывернула шею, с удивлением рассматривая свое плечо, поморщилась, вспомнив, откуда там взялся такой грандиозный синяк. Бетти заламывала руки и патетично вопрошала потолок: - Как, скажи мне, как можно было умудриться такое заработать? Ты не каскадер, не турист и не каратист, в собственных ногах, как некоторые, не путаешься. Ты внезапно упала на ровном месте? Или тебя на тротуаре велосипедист сбил? Или пришельцы похитили нормальной, а вернули с синяком? - Тут она внезапно замолчала, как будто озаренная догадкой, опять нахмурилась, рассматривая синяк, зверски оскалилась и прошептала: - Ты что, штангу на себя уронила?
        - Нет… - начала Стеф, но Бетти не стала ее слушать, а развернулась и умчалась, прошипев в пространство:
        - Я убью эту гориллу.
        В коридоре стихал пулеметный цокот ее каблуков, Стефани перестала вжимать голову в плечи и опасливо осмотрелась, заметив выглядывающих из-за стойки с одеждой костюмерш и мрачного Стивена, стоящего у второй двери с видом скучающего телохранителя. Как только они встретились взглядами, он тихо спросил:
        - Так откуда синяк?
        - Я у-па-ла, не помнишь? - со злым сарказмом прошипела она, он на миг задумчиво нахмурился, потом виновато зажмурился и спросил:
        - В четверг?
        - Ну, технически, в пятницу, - закатила глаза она, - но вообще - кому как. А теперь, будь добр, покинь помещение, я тут переодеваюсь вообще-то.
        Он фыркнул с таким видом, как будто она несет чушь и не краснеет, смерил ее взглядом "что я тут не видел, я тебя умоляю", медленно развернулся и ушел. Из-за стойки с одеждой раздалось стерео хихиканье, мулатки по очереди выглядывали и опять прятались. Стефани вздохнула и спросила:
        - Девочки, можете мне подобрать что-нибудь с рукавами?
        - Не-а, - хором ответили девочки, одна вышла и показала ей майку: - Ты сегодня снимаешься в комнате с Эшли, вы просыпаетесь-засыпаете, болтаете в постели и все такое. А ты у нас сегодня спишь в майке.
        - В прошлый раз я спала в пижаме, - пробурчала Стеф.
        - В прошлый раз ты была очень худая, - вздохнула вторая мулатка, - а теперь у тебя появилась грудь, и Мелани решила, что ее надо демонстрировать.
        - Черт, - буркнула под нос Стефани, сделала шкодную морду: - А если с этой майкой, случайно, что-нибудь случится? Тогда же придется надеть что-то другое?
        - Да, - синхронно улыбнулись костюмерши, та, что стояла за стойкой, сняла с вешалки еще одну майку и показала: - Вот это.
        Майки были похожи, как девочки, которые их держали. Стефани подумала, что случайно повредить обе майки не получится, и хмуро села ждать возвращения Бэт.

* * *
        Перед самым обедом Стеф и Эшли кидались подушками, и у блондинки испортилась укладка. Бетти затребовала час на то, чтобы все поправить, а Мелани ответила, что лучше она всех отпустит пораньше на обед, а потом уже пусть стилистка возится сколько захочет. Все радостно побежали в столовую, хоть и знали, что еда еще не готова и придется подождать.
        Стефани сидела за столиком с Мари и Алексом, рыжая хвасталась, как круто они оторвались на выходных, и звала Стеф в следующий раз с ними в аквапарк. Стефани кивала и осторожно посматривала на Стивена, сидящего как обычно в одиночестве. Он рассматривал чашку кофе с таким лицом, как будто гадает на кофейной гуще, и то, что он видит, ему не нравится.
        Она немного понаблюдала эту картину, а потом сказала Мари, что скоро вернется, быстрым шагом пересекла комнату и села напротив Стивена. Он поднял глаза, вопросительно дернул бровями:
        - Что-то случилось?
        - Что значит "7.7.3.21"? - Она смотрела на него не отрываясь, он поморщился, как будто она заставила его вспомнить какой-то глупый и постыдный эпизод своей жизни, который он тщетно пытался выбросить из памяти.
        - Где ты это взяла?
        - Ты прекрасно знаешь, где, - поморщилась от такого прозрачного притворства Стеф. - Что это?
        - Я тебе уже говорил, - вздохнул он, - не помнишь? - Она отрицательно качнула головой, он невесело усмехнулся и сказал: - Это дата и время. Седьмое июля, половина четвертого ночи.
        - И что тогда было? - неуверенно спросила она, он горько хохотнул и покачал головой, неверяще спросил:
        - Ты правда не помнишь?
        - Слушай, я не веду дневник с датами, - нервно поморщилась она.
        - А я веду, - чуть истерично ответил он, - только теперь он у тебя, в виде обрезков. - Стефани молчала, он пару секунд посмотрел ей в глаза с таким укором, что ей стало стыдно без всяких оснований. Она опустила глаза, а он тихо выдохнул: - Вечером пятого я играл тебе "Скажи", а потом ты сказала мне, что я тебе нужен. Утром шестого ты… - Стефани вздрогнула, так отчетливо вспомнив то утро, как будто это было только что, опустила голову, нервно переплела пальцы, чувствуя на кончиках покалывание, как тогда, когда она на минутку потеряла голову от жажды и… - Ты вспомнила, - со злым удовлетворением кивнул Стив. - Потом мы весело общались, ходили на озеро, я делал тебе бутерброды, ты лечила мою руку. Сказала, что не спала с Льюисом, и спросила, нравишься ли ты мне, - он замолчал, Стефани опустила голову еще ниже, уже жалея, что вообще подошла. Парень помолчал и продолжил: - Мы говорили о загулах твоего павлина, я играл тебе "Грозу", ты восторгалась моей техникой и обещала завтра продемонстрировать все свои таланты, от танца живота до академического пения, - Стеф невольно улыбнулась, Стив оперся о стол и
придвинулся ближе, ядовито шепча: - А потом ночью прижималась ко мне так, как будто хотела прирасти.
        Стефани вздрогнула, как будто ее током прошило, резко подняла голову, ошарашенно заглядывая в его насмешливые и бесконечно печальные глаза. Он усмехнулся и прошептал еще тише:
        - Я очень чутко сплю, друг мой, в отличие от тебя. И когда ты уснула, я тихонько встал, спустился вниз и написал те проклятые три страницы, которые мы с тобой по очереди покромсали, сначала я, потом ты. - Его взгляд стал тверже и жестче, он выпрямился и с сарказмом фыркнул: - Если бы эта песня была человеком, ее стоило бы канонизировать за пережитые мучения.
        - Не преувеличивай, - неуверенно вставила Стеф, - в результате хорошо получилось.
        Он зарычал и хлопнул себя по лбу, с силой потер лицо и злобным шепотом простонал:
        - Да твою мать… Эта песня была полна радости и надежды, предвкушения, ожидания праздника. Весь этот гребаный день ты вела себя так… черт. Я был на девяносто девять процентов уверен, что завтра ты пошлешь своего дебила и все будет просто зашибись, - Он глубоко вдохнул, качнул головой с убитым видом и очень тихо сказал: - Эта песня писалась не для того, чтобы ты смешала ее с дерьмом, превратив в кусок отчаянной безысходности, а потом сыграла, как тупой набор звуков.
        Она молча смотрела на его руки, сжатые в кулаки с такой силой, что костяшки побелели. В ушах свистел безжалостный ветер ледяной пустыни, хотелось исчезнуть и больше не быть, никогда и нигде.
        - Не смей больше такого делать, - дрожащим от злости голосом прошептал он, - никогда, я тебе запрещаю. Тебе мало было меня убить, ты решила еще расчленить труп и потоптаться по кускам. Никогда больше, ни за что, сожги их от греха подальше, зря я тебе вообще их дал, - он замолчал, тяжело дыша, как после крика, хотя его голос ни разу не поднялся выше шепота. - Зря я их порезал… и зря я их вообще писал, столько работы коту под хвост, зачем? - Он покачал головой и убито выдохнул: - Почему мы вообще с тобой познакомились?
        Стефани с огромным усилием сглотнула и мертвым голосом прошептала:
        - Я тебе приснилась.
        Он зажмурился и опустил голову, запуская пальцы в волосы. Они оба застыли, окруженные такой плотной аурой боли и отчаяния, что люди вокруг старались на них даже не смотреть. Он тихо рассмеялся, как сумасшедший, поднял голову и прошептал, обращаясь к потолку:
        - За что, а? Где я так нагрешил, черт, не предавал, не убивал, за что?
        - А мне за что? - задумчиво прошептала Стеф, - я тоже не убивала.
        - Ты колдовала и предавала, - обжег ее обвиняющим взглядом Стив.
        - А ты возжелал чужого, - мстительно прищурилась она.
        - А ты сотворила себе кумира, - издевательски скривился он.
        - А ты не умеешь прощать, - у нее дрогнул голос, он фыркнул:
        - И подставлять вторую щеку? Или второй глаз к телескопу, а, солнце мое? - Это обращение вызвало нервную дрожь, она закрыла глаза, он рыкнул: - Хватит. У нас будет самая далекая дружба в мире, космически далекая, как от Земли до Плутона.
        - Солнечный свет проходит это расстояние за шесть часов, - нервно усмехнулась она, увидела его зверский взгляд и закрыла рот ладонью, шепнув: - Прости.
        Встала и осторожно переставляя ноги, пошла к двери. На полпути ее кто-то поймал за руку, она не подняла глаз, попыталась освободиться, но не получилось. Сухой шорох снега внутри заглушал все звуки, она смотрела в пол, все еще пытаясь куда-то идти. Рядом кто-то спорил, злые слова резали кожу, как острые кусочки льда…
        - Не кричи на нее.
        Голос Стивена выдернул ее из ледяной пустыни, заставив осмотреться. И первым, что она увидела, были встревоженные синие глаза Дэна.
        "Почти как у Мари, я раньше не замечала."
        Тренер держал ее за плечи, его держал за плечо Стив, а рядом прыгала Мари, похожая на хоббита между этими двухметровыми ребятами.
        - Оставьте ее, у нее просто голова закружилась, с ней бывает, - пищала рыжая, пытаясь убрать от нее руки Дэна.
        - Конечно, блин, - возмущался Дэн, - будет кружится, если не есть нифига. А она с четверга без присмотра, я на глаз скажу, что она килограмма три потеряла.
        - Хватит орать, - прорычал Стивен.
        - Оставьте ее, оба, она в порядке, - продолжала пищать Мари.
        - Эй, все, я в норме, - попыталась вставить слово Стеф, Дэн ее отпустил, а Мари схватила двумя руками и молниеносно прошмыгнув под локтем Дэна, утянула из столовой.
        - Что случилось? - Стефани попыталась остановиться, но Мари с настойчивостью маленького бульдозера тащила ее по коридору, пропыхтев на бегу:
        - Это ты мне расскажи, что у вас такого случилось, что ты после этого выпала из реальности и не реагировала, когда Дэн начал с тобой разговаривать?
        - Мы… не знаю, поссорились, наверное, - тихо ответила Стеф.
        - А чего он тогда кинулся тебя защищать?
        - Он знает, что после ритуала восстановления силы нельзя ругаться и спорить, - отмахнулась Стеф, - я ему говорила.
        - Ну и? Вопрос не снимается, - усмехнулась рыжая, - вы же поссорились.
        - Я не знаю, - вздохнула Стефани.
        Они дошли до комнаты, Мари закрылась на замок, усадила Стеф на кровать и села напротив, решительно заявив:
        - Рассказывай.
        - Что?
        - Откуда синяк, о котором все говорят? - криво улыбнулась подружка. - Я, несомненно, подозреваю, что сплетни врут, но мне правда интересно, откуда он взялся.
        - Уже успели пустить сплетни? - обреченно простонала Стеф.
        - А как ты хотела? - развела руками Мари. - Вчера на сайте появились ваши эротические-романтические фотографии, сегодня вы приехали вместе - естественно, пошли слухи. Твое платье дало повод считать, что он водил тебя в ресторан или в театр, а синяк объяснил причину - он извинялся.
        - В смысле? - нахмурилась Стеф, похолодев.
        - Все считают, что он тебя бьет, - скривилась Мари. - Девочки, вдохновленные твоим синяком, вспомнили еще кучу случаев, когда закрашивали тебе синяки от пальцев на руках и плечах, содранные колени и ладони, а Бетти еще и какой-то след удара на лице припомнила.
        - Черт, - простонала Стеф, закрывая лицо руками. - Боже, как они умудрились до такого додуматься?
        - У них спроси, - закатила глаза Мари. - Так откуда синяк?
        Стефани истерично рассмеялась и развела руками:
        - Не поверишь - от Эванса, - Мари распахнула глаза и открыла рот. - Да, амиго, хоть плачь, хоть смейся.
        - Этот козодой косоглазый тебя ударил? - неверяще выдохнула Мари.
        - Он меня уронил, - развела руками Стеф. - Он обдолбался до того, что смешал алкоголь с наркотиками и чем-то еще, он не признался, а потом позвонил мне среди ночи и отключился посреди разговора. Я примчалась его спасать, а он пригласил меня прилечь рядом с ним на пол и приложил об этот самый пол плечом, - Стефани задрала рукав футболки и показала фиолетовый синяк, Мари присвистнула и качнула головой:
        - Развлекухи у вас, друзья мои…
        В дверь постучали, они обе притихли и услышали голос Дэна:
        - Девочки, откройте. Я поесть принес.
        Мари поднялась и открыла ему, тренер вошел, сунул Стефани поднос, а Мари указал на дверь:
        - Иди обедай, нам поговорить надо.
        Мари понимающе улыбнулась и убежала, Стеф виновато посмотрела на Дэна и опустила глаза. А он сел на кровать Мари и неожиданно холодно и зло бросил:
        - Уйми своего отелло, или я его все-таки отлуплю.
        - В смысле? - насторожилась Стефани.
        - Он задолбал меня, - нервно поморщился Дэн, - мы только что чуть не подрались прямо в столовой. Ты можешь ему как-нибудь объяснить, что в романтическом плане мы с тобой друг друга не интересуем?
        - Да он знает… - пожала плечами Стеф, Дэн фыркнул:
        - Тогда какого фига он постоянно ко мне доклепывается? По малейшему поводу, как будто ищет причину все-таки нарваться и получить по шее.
        Стефани кивнула с виноватой улыбкой:
        - Я скажу ему.
        - Скажи, - уже спокойнее вздохнул Дэн, чуть улыбнулся: - Не надо скалиться, если он нарвется, он получит. Какой бы он ни был в прошлом крутой каратист, мне достаточно его как следует обнять, чтобы он сломался.
        - Я верю, - улыбнулась Стефани.
        "Вот только ты не знаешь, чем отличается опытный боец от большого качка. Ты его просто не поймаешь."
        - Ешь давай, - фыркнул он.
        Стеф послушно опустила глаза и они тут же округлились от лежащей на тарелке картины. По-другому назвать это произведение кулинарного искусства было сложно - дольки овощей были собраны в симметричные цветы, зелень обрамляла бутоны, как оправа драгоценный камень, стейк украшали два листика, лежащих так, словно их месторасположение выверяли по "золотому сечению", а потеки соуса выглядели столь гармонично, что казались нарисованными кистью.
        Стефани подобрала челюсть, сглотнула и медленно подняла взгляд на Дэна, мнущегося с видом юного поэта, впервые показавшего кому-то свои стихи. Он увидел ее недоверчивый взгляд, пожал огромными плечами, пытаясь задавить лыбу, которая все равно прорывалась. Сложил ладони между коленями, еще раз дернул плечами и все-таки улыбнулся с легким недоумением, как будто сам не до конца верил в то, что лежит на ее тарелке:
        - Вот так вот, да.
        Стефани тихо рассмеялась, опять посмотрела на еду:
        - Это надо на стенку вешать, а не есть.
        - Я тоже так говорю, - кивнул он, но по глазам было видно, что он чертовски доволен всем происходящим.
        - Кто победил в споре? - улыбнулась Стеф.
        - Я, - гордо сложил огромные руки на груди тренер, потом улыбнулся и повел бровями: - Ну, она, конечно, думает, что победила она… Это, кстати, ее желание, - он кивнул на тарелку Стеф, - я должен неделю готовить красивые блюда. Но по факту, поверь, - он самодовольно усмехнулся, - победа была моя. Я катастрофически не способен так филигранно нарезать еду, - он растопырил пальцы и улыбнулся в сто зубов: - Лапы гориллы не созданы для этого, - перестал дурачиться и хитро улыбнулся, - так что мне постоянно нужна помощь специалиста.
        Стефани улыбнулась и прикусила губу, взяла вилку, опять посмотрела на картину из салата. Представила, как Дэн корчит из себя криворукого, а Бетти делает вид, что верит. Ругается, обзывает его всякими бизонами и гориллами, а сама довольна выше крыши… Тесная кухня, слишком маленький стол, огромный тренер занимает слишком много места, старательно-случайно оказываясь именно там, куда надо Бэт. Они постоянно толкаются локтями, лезут за всяким нужным через весь стол, хватаются за что-то одно одновременно… смущаются, волнуются, целуются.
        Ей внезапно стало так завидно, что у кого-то все так просто и мирно, было одновременно радостно за них, как и за Мари с Алексом, но при этом…
        "Почему, почему у меня все не так клево? Почему Алекс такой понимающий, почему Дэн такой умный и терпеливый? И почему у меня вечно все наперекосяк, что с Крисом, что со Стивеном?"
        - Эй, ты чего? - настороженно спросил Дэн, она вынырнула из задумчивости и поняла, что по лицу рекой текут слезы, растерла их ладонью, попыталась успокоиться, но стало только хуже.
        - Что случилось? - устало вздохнул тренер, она не ответила, он встал и пошел к ней, бормоча: - Блин, ну что за фигня, ну как я не люблю вот этих ваших женских слез… Почему ты ревешь, ты можешь мне объяснить? - Он присел перед ней, заглядывая в лицо, она покачала головой, он вздохнул еще тяжелее: - Ну конечно, какие уж тут объяснения, тут логика не ночевала… Вот что с тобой делать? Я же совершенно не умею вас утешать, и платка у меня никогда с собой нету… Ох и женщины.
        Он осторожно присел рядом на кровать, неуверенно положил громадную ладонь ей на плечо, от чего она разрыдалась еще сильнее. Дэн убрал с ее коленей поднос, она обхватила тренера за пояс двумя руками и уткнулась в грудь, продолжая дрожать и всхлипывать. Он сидел неподвижно и молча, как воплощение святого терпения, она плакала, кто-то простучал шпильками по коридору мимо двери.
        Или не мимо.
        После короткого, чисто формального стука, дверь открылась и внутрь заглянула мордашка одной из подружек Бэт:
        - Стефани, тебе пора на… ой. Простите, я уже ушла.
        Дверь закрылась, Стеф мигом перестала плакать и подняла на Дэна круглые глаза:
        - Черт. Иди скорее.
        - Куда? - не понял он.
        - К своей Бэт, - вскочила Стефани, подпрыгивая от злости, что он не понимает. - Ну давай, Дэн, тебе надо успеть первым. Эта дура уже бежит доносить всему миру, что видела, как мы обнимаемся у меня на кровати.
        - Да ладно, - неуверенно нахмурился он, - Бетти не такая дура, чтобы в такое верить.
        - Ты не понимаешь, - схватилась за голову Стеф, - дело не в ней одной, черт, некогда объяснять, просто иди и найди ее. Только не оправдывайся, а просто между делом расскажи, как ты меня утешал, она должна услышать твою версию раньше. Давай быстрее.
        - Ладно, - он все еще хмуро поднялся и вышел, на пороге буркнув: - Поесть не забудь.
        - Хорошо, иди уже.
        Тренер закрыл за собой дверь, Стеф обессиленно опустилась на кровать и посмотрела на произведение кулинарного искусства.
        "Умный ты мужик, Дэн. Почему я не такая?"
        Взяла вилку и через силу впихнула в себя сколько смогла, быстро вытерла лицо и пошла на грим.
        Бетти ей ни слова не сказала.

* * *
        На ужине Стивен не появился. Он и не должен был, Стеф прекрасно знала, что он сегодня снимается с третьей группой и будет занят до ночи, но все равно искала его взглядом. Мари щебетала о каких-то новых рассказах своей любимой Маргарет, Стефани слушала вполуха, жуя на автомате очередной шедевр кулинарной команды Дэн+Бетти, и стараясь не думать о том, как она им завидует. Голос Мари успокаивал и расслаблял, Стефани ковырялась в тарелке, расфокусированный взгляд уткнулся куда-то в стол, а потом она внезапно поняла, что видит какое-то светлое пятно. Сосредоточившись, она подняла глаза и рассмотрела в груди Мари пульсирующий сгусток света, как те, которые она видела утром.
        "Нифига себе… Это не просто глюк, что ли? Надо поговорить с Крисом."
        - Что ты там увидела? - заинтересованно оттянула кофту подружка, рассматривая рисунок и отряхивая несуществующие крошки.
        - Ничего, завтыкала просто, - отмахнулась Стефани.
        Стоило встряхнуться и сфокусировать взгляд, как огонек пропал. Мари вернулась к еде, умудряясь жевать и болтать одновременно, причем без потери качества того и другого, Стефани опять попыталась расслабиться и посмотреть в никуда - огонек появился почти сразу. А когда она осторожно выпрямилась и окинула взглядом всю столовую, то рассмотрела все огоньки в помещении и еще парочку с той стороны стены. Они были разными, у кого-то больше, у кого-то меньше, один был очень тусклым и слабеньким, Стеф сморгнула огоньки и посмотрела на самого человека - один из монтажеров, выглядит усталым и убитым, как будто не спал двое суток.
        "Значит, это зависит от состояния человека. Огонек Мари яркий и веселый - понятное дело, я же ее с четверга не вампирила, а у тети Тили, крутящейся за стойкой, какой-то странно расплывчатый и слишком темный. Она уже немолода, плюс лишний вес и тяжелая работа… а может быть, просто устала. Надо срочно поговорить с Крисом."
        Стеф перевела взгляд на другую сторону столовой, где сидели Крис и Эшли. Она могла бы извиниться перед Мари и просто подойти к их столику, но почему-то посмотрела на Эшли и не стала. Достала мобильный и набрала смс: "Надо поговорить". Крис потянулся за телефоном, прочитал и повел глазами по столовой, нашел Стефани и вопросительно поднял брови. Она опять взяла телефон и набрала: "Я начала кое-что видеть, нужна твоя консультация". Парень понимающе кивнул и показал жестом "я позвоню". Стеф благодарно улыбнулась и вернулась к еде.
        - И что это только что было? - невозмутимо проговорила Мари, вырисовывая вилкой по каше узоры, - агенты "007" и "008" забили стрелку?
        - Типа того, - криво улыбнулась Стефани.
        "Не спрашивай."
        - Не хочешь, не говори, - надулась рыжая. - Так ты поедешь?
        - Куда? - нахмурилась Стеф.
        - Ты меня совсем не слушала? - пробурчала Мари, - в аквапарк, туда где мы с Алексом были, там классно. Хочешь?
        - Хочу, - без особого энтузиазма ответила Стефани. - А когда?
        - На выходных. Просто Алекс будет бронировать места, надо знать, сколько заказывать.
        Стефани опять поймала себя на том, что не слушает. Мари то ли не заметила, то ли не придала значения, они доели и разбежались, рыжая к парню, Стеф - в комнату, к своим любимым бумажкам. Когда рассортированные кусочки стали складываться один к одному гораздо быстрее и легче, и она увидела результаты, дело пошло веселее. Она радостно копировала куда только можно собранные странички, потирая руки и подпрыгивая на кровати, когда на тумбочке зазвонил телефон - Крис.
        - Привет. Я освободился раньше, где встретимся?
        Она хотела ляпнуть "в столовой", но потом вспомнила о вездесущих сплетниках и решила спрятаться:
        - Давай между третьим и четвертым этажом главной лестницы?
        - А что там? - удивился он.
        - Ничего и никого, - улыбнулась Стеф, - что нам и нужно.
        - Ладно, давай там. Я буду через три минуты.
        - Окей, жду.
        Стефани закрыла ноут и обулась, почти вприпрыжку пробежалась до лестницы и взлетела на три этажа, с удовольствием чувствуя, что в теле достаточно сил, чтобы пробежать гораздо больше.
        "Надо чаще встречать рассветы. Солнце клевое, когда просыпается."
        Спустя полминуты появился Крис, сел рядом на ступеньки и кивнул:
        - Рассказывай.
        Она постаралась максимально подробно рассказать ему о том, что видела на рассвете и в столовой, Крис выслушал молча, иногда качая головой со смесью удивления, восхищения и зависти. Наконец посмотрел на нее и вздохнул:
        - Стефани, блин, если б кто-то другой рассказал, я бы не поверил. - Улыбнулся в ответ на ее удивленный взгляд и пояснил: - За такое маленькое время такой прогресс… для этого мало родиться с огромной силой, тут нужен талант и хороший учитель. А у тебя учителя вообще нет, так что я могу только завидовать и заранее ужасаться, представляя, что ты сможешь, когда разовьешь свой талант полностью.
        - Ладно, я поняла, - смущенно улыбнулась она, поднимая ладони, - это круто, офигеть. Дальше что? Что это такое и что мне с этим делать?
        - Первое и главное - не палиться, - очень серьезно сказал Крис. - Имей в виду, когда ты так смотришь, у тебя появляется такой очень специфический взгляд, от него мороз по коже. Если кто-то заметит, могут начаться подозрения, вопросы и проблемы.
        - Да? Учту, - двинула бровями Стеф. - А что это вообще такое? Ты так можешь?
        - Могу, - вздохнул он, - только я долго учился, постился и медитировал только для того, чтобы начать видеть дымку ауры, а ты вот так запросто увидела саму ее суть. - Он посмотрел на удивленную Стеф, смягчился и махнул рукой: - А, ладно, не обращай внимания - это просто зависть. Если коротко, то ты видишь силу внутри человека, сердце, которое ты называешь "огоньком", ты просто рассмотрела раньше всего. На самом деле, если потренируешься, то сможешь видеть каждый орган и каждую кость, потоки энергии внутри и снаружи тела… и даже всякую хрень, которая на этих потоках паразитирует.
        - Какую "хрень"? - непонимающе поморщилась она, он хмыкнул:
        - А ты на меня не смотрела? Ну посмотри, не пугайся только.
        Стефани уже испугалась, только показывать этого не стала. Сунула руки в карманы, чтобы он не заметил, как у нее дрожат пальцы, глубоко вдохнула и попыталась расфокусировать взгляд, как тогда в столовой. Получилось не сразу, она пару раз теряла это состояние, но потом все-таки взяла себя в руки и осторожно повернулась к огоньку в груди Криса.
        И ее прошиб такой озноб, что она на секунду потеряла способность дышать - на нем что-то было. Какая-то страшная, черная, вязкая и отвратительная масса, оплетающая липкими щупальцами слабо пульсирующий огонек сердца.
        - О мой бог, - прошептала она, - что это?
        - Это мои демоны, Стеф, - вздохнул он. - У меня их сейчас всего два, на два "кольца" - "сияние" и "магнит".
        - Это из-за них у тебя такой слабый огонек? - сочувственно прикусила губу Стефани, он кивнул:
        - А из-за кого же еще? Кроме демонов, меня никто не вампирит. А что, прямо настолько слабый?
        - Ну как… у всех остальных сильнее, - она закрыла глаза, открывая их уже без всяких видений. - Слушай… а хочешь, я тебя подпитаю немного? Я сегодня рассвет встречала, сил валом.
        Крис смутился так, как будто она предложила ему что-то неприличное, Стефани тут же вспомнила, каким образом привык подпитываться он, и замахала руками:
        - Ты что, нет, ты не то подумал. Можно и без… всей этой фигни, - он посмотрел на нее с недоверием, она улыбнулась: - Сейчас, я покажу.
        Закрыла глаза и представила, как его силуэт окутывается светом, как когда-то делала со Стивом. Свет почему-то получился очень слабенький, еле видный, но парень потрясенно ахнул и выдохнул:
        - Нифига себе. Как ты это делаешь?
        Стефани открыла глаза и пожала плечами:
        - Просто представляю, как тебя освещает солнце. Внутри меня этого света много, так что мне не жалко кусочек отдать, - она прикрыла глаза, опять пытаясь рассмотреть его сердце, недовольно поджала губы - не так уж оно и сильнее стало светиться. Тем не менее, Крис был доволен:
        - Так просто, сдуреть можно… да, нам о таком не мечтать, - он улыбнулся, хотя и было видно, что ему это дается нелегко. Стефани понимающе спрятала улыбку и спросила:
        - А как это ощущается? У тебя было такое лицо…
        Он фыркнул:
        - Еще бы. Это очень круто ощущается, жалко, я так не умею, показал бы, - он опять на секунду понурился, потом поднял глаза и чуть улыбнулся: - По эмоциям - что-то среднее между оргазмом и восторженными аплодисментами огромного зала… Как ты до этого додумалась?
        Стефани смутилась и пожала плечами, спеша сменить тему:
        - А помнишь, когда я случайно прокляла Эванса, ты смотрел на него? Это было то же самое, что видела я?
        - Не совсем, - качнул ладонью парень, - это чуть другой уровень, глубже. На твоем уровне можно видеть только физическое состояние существ, что у них болит, сколько у них силы, все такое. Для того, чтобы рассмотреть всякие тонкости вроде проклятий, надо заглянуть глубже. Не спеши, со временем научишься, - он как-то странно посмотрел на нее и тихо, грустно сказал: - ты сначала с этим жить научись.
        - А что в этом сложного? - насторожилась Стеф.
        - Невмешательство, - дернул щекой он. - Сложно видеть, что проходящий мимо человек завтра умрет, видеть и ничего не сделать. - Он увидел ее непонимающий взгляд и вздохнул: - Нельзя помочь всему миру, Стефани, как ни старайся. Даже с твоим бездонным резервом, это невозможно. Плюс, ты не можешь быть уверена, что твое вмешательство пойдет ему на пользу, у некоторых людей такая судьба, был великим спортсменом - стал калекой, взял себя в руки и перепрофилировался в очень крутого физика, или художника, или преподавателя, который воспитает многих великих… Так что научись не вмешиваться, пойми для себя, что проблемы других людей - не твое дело.
        - Да я это и так знаю, - неуверенно повела плечами Стеф.
        - Угу, именно поэтому ты вылечила мое разбитое лицо, - фыркнул Крис. - А вдруг, если бы я поехал в больницу, то познакомился бы там с симпатичной медсестричкой, которая сделала бы меня счастливым? А теперь я профукал свой шанс и никогда больше с ней не встречусь?
        - Если она - твоя судьба, то встретишься.
        - Ты веришь в судьбу? - недоверчиво нахмурился он, она пожала плечами и отмахнулась, опять возвращаясь к теме:
        - А как понять, что у человека болит?
        - Смотри на меня, - выпрямился он, Стефани послушно настроилась на огонек его сердца и кивнула, он ничего не ответил, но по краю светлого пятна, окружающего его тело, пробежала легкая дрожь. Стеф приоткрыла глаза, стараясь понять, что происходит, и увидела как парень щипает себя за запястье. - Не подсматривай, - шутливо возмутился он, - попытайся перестать циклиться на сердце и увидеть все остальное. Давай еще раз.
        Она попыталась. Спустя минут пятнадцать ей удалось рассмотреть каждую кость, от чего Крис пришел в восторг и опять начал ныть о том, как ей повезло, но его прервал зазвонивший телефон Стеф. С удивлением прочитав на экране "Сэм де Гроув", Стефани прочистила горло и ответила:
        - Да?
        - Стефани, ты где?
        - Да, в общем-то… а что?
        - Подойди на студию, надо поговорить.
        - Хорошо…
        Она хотела что-то спросить, но он уже положил трубку. С недоумением пожав плечами, Стефани повернулась к Крису:
        - Спасибо за лекцию, мне надо бежать.
        - Давай, - вяло махнул рукой он, - буду нужен - зови.
        Она благодарно улыбнулась и стала спускаться по лестнице. Едва войдя в студию, она немного оторопела от количества серьезных людей и напряженности атмосферы - Мелани, ее муж, Сэм и Стивен, и все выглядят так, как будто просто пришли сюда посидеть и посмотреть в пространство, но каждый надеялся, что будет здесь один, а приперлась еще толпа народа.
        - Ну наконец-то, - воздел руки Сэм с такой миной, как будто она пришла не через двадцать секунд после его звонка, - садись.
        Он указал ей на один из стульев вокруг журнального столика, у которого уже сидели на диване Мелани и Дэйв. Стивен тоже подошел и сел рядом со Стеф, так старательно на нее не глядя, как будто она была его кровным врагом, с присутствием которого он вынужден мириться. Сэм сел напротив Стефани, обвел взглядом три недовольных мины и одну недоумевающую, и изобразил ненатуральную торжественность:
        - Итак, господа и дамы. На этих выходных завершились съемки нашего клипа, которым руководство проекта - предварительно, - очень довольно. Как будет по факту, узнаем в конце недели, но позволю себе заметить, что успех почти гарантирован.
        Улыбнулась только Стефани, но посмотрев на три хмурых физиономии, тоже спрятала улыбку. Сэм заметил и бросил на нее чуть виноватый взгляд, переложил несколько бумажек на столе и продолжил:
        - Руководство тщательно изучило всю информацию, касающуюся вас двоих, - он указал на Стефани и Стива, от чего парень нахмурился еще сильнее, а Стеф еще сильнее насторожилась, - и вашим творческим тандемом все очень довольны.
        - Нет никакого "тандема", - тихо рыкнул Стивен, - сами себе придумали сказку, а потом поверили в нее.
        - Помолчи, я не закончил, - поморщился Сэм, - так вот… руководство приняло решение не разрывать твой контракт. - Стивен не отреагировал вообще никак, зато Мелани скривилась так, как будто этот факт оскорблял лично ее. Ее муж ухмыльнулся в бороду и тихо буркнул:
        - Я же говорил.
        - Да, - улыбнулся Сэм, опять поворачиваясь к Стивену, - ваш с Росс успех всех впечатлил, ее способности и талант привлекли внимание некоторых людей, но они хотели бы увидеть еще несколько ваших совместных работ.
        - Фиг им, - тихо, но непреклонно ответил Стив, Стефани сжалась и посмотрела на Сэма, который играл в гляделки с Мелани, понемногу побеждая. Наконец она тихо ругнулась и отвернулась, Сэм улыбнулся и повернулся к Стефани:
        - Я уже говорил тебе, что если напишешь что-то новое, обращайся. Теперь я говорю это не только от своего имени, а и от имени компании - мы рассмотрим любые твои идеи, песни, клипы, сценарии - все. Но это еще дело не срочное. Срочных дел у нас пока два, и они оба требуют вашего внимания, - Сэм опять указал пальцем на них обоих, - первое - в субботу вы идете в парк аттракционов вместе с Крисом и Эшли.
        Стефани округлила глаза, Стивен ограничился коротким:
        - Нафига?
        - Чтобы мелькнуть перед камерами и дать повод для статей нашим борзописцам, - криво улыбнулся Сэм, махнул рукой, - вам Эмили потом подробно объяснит и даст сценарий, ближе к выходным. Меня больше волнует пункт второй. - Он невесело посмотрел на Стивена и продолжил: - В четверг утром ты должен сдать новую песню для Кейт. Она готова?
        - Будет готова, - буркнул Стив, вызвав шквал усмешек и фырканья с дивана, покосился на Рэйганов, но ничего не сказал. Сэм криво ухмыльнулся и протянул:
        - Понятненько все с тобой… Стефани?
        - Что? - у нее заколотилось сердце в предчувствии скандала, Сэм сделал приглашающий жест:
        - Ты говорила мне, что он подарил тебе несколько песен…
        - Я такого не говорила, - нахмурилась она, - речь шла об одной песне.
        - Ну что ты, не помнишь, что ли? - улыбнулся он, Стефани подозрительно прищурилась и качнула головой:
        - Я не страдаю провалами в памяти, песня была одна.
        - Не надо врать, Стеф, послушай, - улыбнулся он, она перебила:
        - Я говорила тебе об одной песне. С чего ты взял, что их несколько?
        - Ну ладно, - примиряюще поднял ладони режиссер, - может быть, не ты, кто-то другой сказал, факт остается фактом.
        Стефани настороженно повернулась к Стивену, он криво ухмылялся, глядя на нее со смесью сочувствия и раздражения, тихо сказал:
        - Трафик, друг мой. Они просматривают все, что ты пересылаешь.
        - У меня все запаролено, - нахмурилась Стефани, он качнул головой:
        - Не имеет значения, - печально улыбнулся и с подколом спросил: - Как называется архив?
        ""Песни Стивена", черт…"
        Она пораженно зажмурилась и закрыла лицо руками, рядом саркастично рассмеялся Стив, напротив Сэм делал вид, что ничего не слышит. Стефани по очереди посмотрела на невозмутимого звукаря, нервничающую Мелани, потом на Сэма и наконец выдохнула:
        - Ну, допустим, песен несколько. Что дальше?
        - Дальше у тебя появляется отличная возможность в который раз спасти Эванса, плюс, если ваши песни опять будут иметь успех, - Сэм сделал торжественную паузу и улыбнулся, - компания рассмотрит возможность выпустить ваш совместный альбом, как только вы наберете на него материала.
        Она невольно торжествующе улыбнулась, но посмотрела на Стивена, который явно не разделял ее восторга, и помрачнела.
        Внезапно заговорил Дэйв, обращаясь к ним со Стивеном:
        - Первая песня для Кейт, так что обратите внимание на вокальную партию, вторая для Бренды, там проще и времени нужно будет гораздо меньше, но песня должна быть очень сильной и эмоциональной, так что начинайте думать уже сейчас. Тематику смотрите по сценарию, Мэл вам потом объяснит. Заключительная песня уже готова, ты знаешь, - он кивнул Стивену, - но ее надо будет перезаписать, потому что руководство хочет, чтобы Бренда там тоже пела. - Он перевел взгляд на Стеф: - На следующей неделе начинаешь ходить на вокал к Дэл. Надо бы и на этой, но тут той недели осталось, - он махнул рукой, - вам бы написать успеть.
        - А если я не соглашусь? - гадко улыбнулся на одну сторону Стив.
        - На что? - сделал удивленное лицо Сэм, - на использование музыки, которую ты подарил? А кто вообще в курсе, что она твоя?
        Стефани вздрогнула, перевела взгляд на окаменевшего от злости Стива, потом опять на Сэма, он продолжил:
        - У тебя есть записи, рукописи? Или сканы, или может ты ее где-то выкладывал? У тебя есть, чем доказать, что эта музыка вообще твоя?
        - Я не буду сотрудничать без его согласия, - несмело подала голос Стеф, опуская голову и бросая на Стивена короткий взгляд. Он не посмотрел в ее сторону, но его лицо расслабилось и вся поза мгновенно перестала быть напряженной, он ухмыльнулся и чуть приподнял брови, как бы приглашая Сэма ответить на заявление Стеф.
        - Ты не даешь согласие? - невозмутимо спросил режиссер.
        - Не даю, - ехидно приподнял плечи Стивен, - и что ты теперь сделаешь?
        - Мелани, - сделал приглашающий жест Сэм и посмотрел на Стивена с насмешливым сочувствием. Режиссерша улыбнулась как акула и выпрямилась:
        - Значит так, детвора. Если ты, - она ткнула пальцем в Стива, - отказываешься от сотрудничества с Росс и к четвергу не предоставляешь песню для Брэнды, то ты, - она перевела палец на Стеф, - будешь работать с другим композитором.
        На окаменевшей физиономии Стивена только веко дернулось, а Стеф распахнула глаза и замерла, глядя как Мелани выкладывает на стол папки с бумагами и поясняет деловым тоном:
        - Это штатный композитор компании, очень хороший специалист. Работать будете вечером, после съемок, естественно, все оплачивается. С тебя, - она кивнула Стеф, - тексты и вокал, твой и Эшли, опять обращаю внимание - помни о ее диапазоне. Ее песня должна быть готова к вечеру четверга, песня Бренды - к следующему вторнику. С тебя, - она ехидно улыбнулась Стивену, - имя. Песни будут пиариться как ваши общие, они войдут в ваш альбом, как композитор везде будешь указан ты. Естественно, с тебя высчитают гонорар композитора и неустойку.
        - А если я не дам использовать свое имя? - холодным голосом спросил Стивен. Мелани посмотрела на него с ухмылкой, Дейв потер лоб и прошептал:
        - Ой, дурак…
        - Эванс, ты еще выпендриваешься? - неверяще хохотнула Мелани, - тебе и так подарок сделали, позволив сохранить контракт. Была бы моя воля - я бы тебя выгнала уже. Ты безответственный, бескомпромиссный и не умеешь работать в команде. Тебе такое предложение сделали, а ты еще ломаешься.
        Он нахмурился и молча отвернулся, напряженная тишина повисела в воздухе пару секунд, потом ее нарушил Сэм:
        - Ну что, какой вариант выбираете? Пишете сами или мне вызывать композитора?
        Стив нахмурился и набрал воздуха для чего-то явно нецензурного, но Стефани схватила его за руку и слова так и не были произнесены. Он замер на секунду, потом медленно повернулся к ней с выражением терпения, подходящего к своей границе.
        - Стив, - на грани шепота сказала она, заглядывая ему в глаза с таким выражением, за которое любая прицерковная побирушка душу бы продала, - не спеши, подумай.
        - Тут нечего думать, - тихо ответил он, неуверенно пытаясь освободить руку, - я не хочу, чтобы ты поиздевалась и над этими песнями тоже.
        - Я не буду, - с готовностью закивала она, не отпуская его руку, - обещаю, я ни единой ноты не переставлю, обработаешь все сам, как захочешь.
        - Я не хочу их видеть и не хочу с тобой работать, - поморщился он, опять пытаясь стряхнуть ее руку.
        - Не хочешь - не надо, - вздохнула она, схватившись за его запястье и второй рукой тоже, - я сама все сделаю, а ты потом только исправишь, давай? - Он неуверенно отвел глаза, опять попытался освободить руку. - Стив, пожалуйста, я уже почти все собрала, там есть, из чего выбрать, получится классно.
        - Ты все собрала? - недоверчиво прищурился он, она двинула плечом:
        - Ну, еще не все, где-то треть… но я соберу остальное, честно.
        - Ты с ума сошла? - пораженно ахнул он, - это бездна времени.
        - Да, - кривовато улыбнулась Стефани, со значением заглядывая в его глаза, - а время… время ничего не меняет.
        По его лицу пробежала странная напряженная волна, он на миг замер, как будто пытался разобраться - дежавю или действительно было?
        - Давай попробуем, Стив, - продолжала уговаривать она. - Я все сделаю сама, время еще есть, а потом ты проверишь и исправишь, если что. И никому не придется платить, врать и вообще. Давай, решайся.
        Он расслабил руку, наконец перестав вырываться, Стефани нервно гладила его ладонь, как будто пыталась загипнотизировать. Стивен медленно вздохнул, закрыл глаза, а когда открыл, в них появилось ядовитое злорадное выражение:
        - А если я попрошу тебя отказаться работать с другим композитором?
        - На каком основании? - возмущенно каркнула Мелани, ее тут же схватил за руку муж, взглядом прося не встревать. Стивен ехидно ухмыльнулся и клоунски пожал плечами:
        - А ни на каком, вот так вот просто и необоснованно попрошу. Что ты скажешь? - он с вызовом оскалился Стеф, она попыталась скрыть обиду за равнодушием и отпустила его руку, выравниваясь и невозмутимо пожимая плечами:
        - Если для тебя это так важно, я откажусь.
        - Ты хочешь испортить ей карьеру? - устало вздохнул Сэм. - Эванс, ты мало того, что капризный эгоист, так еще и чертовски неблагодарный сученок. Она для тебя…
        - Не ваше дело, - вдруг резко перебил его Стив, - что там она для меня, ясно? - Он обвел всех взглядом, таким холодным, что Стефани передернула плечами, вспомнив день, когда впервые его таким увидела. - Вы, мать вашу, ничем не гнушаетесь ради своих гребаных рейтингов и своего бабла, вы готовы лезть куда угодно и плевать на что угодно. Вы врете, давите, шантажируете и при этом пытаетесь ловить меня на моральных принципах? Да пошли вы все, я без вас не обеднею - мне уже некуда. А вот вы что без меня делать будете, это вам хорошая тема для размышлений.
        Он резко встал и вышел из комнаты, Мелани начала что-то орать ему в спину, но ее опять схватил за руку муж, успокаивая. Сэм оставил в покое бумажки, которые вертел в руках, и поднял на Стефани чуть насмешливый взгляд:
        - Что, не сработали женские чары?
        - Расслабься, - хмуро махнула рукой Стеф, - мои чары тут ни при чем, вы его взбесили до меня. А он когда злой, вообще не способен принимать адекватные решения. Подождите до завтра и попробуйте еще раз, только теперь без вранья и… давления на мораль. - Она задумчиво посмотрела на свои руки, нахмурилась: - Слушай, а почему вы вообще разговариваете о таких вещах с ним? Насколько я знаю, у него есть отличный менеджер.
        - Твоя информация устарела, - фыркнула Мелани, - он уволил своего менеджера, давно уже.
        - Почему? - округлила глаза Стеф, - Джо такой классный, они вроде бы хорошо ладили…
        - Ага, - опять хохотнула Мелани, - ладили. Ровно до того момента, как Джо подсунул ему контракт на тот клип, "Тебя касаться". Джо после скандала пытался спасти ситуацию с контрактами, и изворачивался как только мог, соглашаясь на все условия компании. Компания предложила сценарий, который нашей мега-звезде не понравился, да плюс там были костюмы не во вкусе его величества, а Эванса об этом не предупредили. Он устроил скандал и послал своего Джо прямо по телефону. Он потом приезжал сюда, но судя по физиономии с которой уезжал, наша звезда его послала еще дальше.
        Стефани крепко зажмурилась и потерла лицо, тяжко вздыхая.
        "Черт, это так на него похоже…"
        - Поговори с ним завтра, - тихо сказала она Сэму, бросила короткий взгляд на Мелани и опять посмотрела на Сэма, с нажимом добавив: - Один поговори, спокойно и очень вежливо. Он согласится. А с песнями я разберусь сама.
        Режиссерша ехидно фыркнула, пробормотав под нос что-то о зажравшихся и зазвездившихся сопляках, Стеф сделала вид, что не услышала, посчитала в уме до десяти и предельно уважительно обратилась к Мелани:
        - Я могу завтра опоздать утром на час-два?
        - Нет, - скривилась Мелани, Сэм тихо рассмеялся и покачал головой, вздохнул:
        - Дипломатка хренова… тебе только с Эвансом работать, м-да. Вы с ним не родственники?
        - Не хватало, - поморщилась женщина, посмотрела на Сэма, потом на своего мужа, и наконец повернулась к Стефани, с трудом проговорив: - Ладно, да, ты можешь завтра задержаться.
        - Тогда до завтра, - с облегчением встала со стула Стеф, кивнула Сэму: - Пока.
        И быстрее вышла из студии с невероятным ощущением человека, наконец выбравшегося из забитого вагона метро, выдохнула и пошла в комнату - работы много, а времени мало.

* * *
        В двенадцать пришла сонная Мари, начала что-то рассказывать, потом поняла, что Стефани не слушает, и замолчала. Стала расстилать постель, с намеком поглядывая на подругу, Стеф вздохнула, закрыла ноутбук, пожелала спокойной ночи и ушла в столовую. Там еще сидело человек шесть, в том числе и Стивен. Он бросил на нее короткий взгляд, как только она вошла, но больше не смотрел в ее сторону.
        Взяв себе кофе, Стефани заняла самый дальний столик и опять погрузилась в свой пазл, выпав из реальности на некоторое время. За монотонной работой мысли расслабились, опять нагоняя тоску и злость, а потом она поняла, что в задумчивости не заметила, как перестала собирать обрезки и стала видеть огоньки. Чтобы там ни говорил Крис, но сердце она по-прежнему видела ярче всего.
        Одно-единственное сердце, за дальним столом - все остальные, похоже, успели уйти спать. И это сердце вело себя странно.
        Стефани медленно выпрямилась, пытаясь рассмотреть лучше, внутри все сжалось в какой-то странной, необоснованной жалости. Она не понимала, что это значит, но интуитивно чувствовала, что ничего хорошего. Все сердца, которые она успела сегодня рассмотреть, медленно пульсировали, чуть притухая и сразу же разгораясь ярче, они светились ровно и мягко, как свеча.
        А огонек Стивена дергался и качался, вспыхивал без всякого ритма, дрожал, как будто под сильным, влажным ветром, заставляющим пламя трещать и биться в истерике.
        - Что случилось? - вдруг нервно крикнул Стивен через всю столовую, Стеф поспешила встряхнуться и опустить глаза:
        - Все нормально.
        - Не похоже, - рыкнул он. - Что ты опять сделала?
        "Черт, говорил ведь Крис - не пались…"
        - Я просто задумалась.
        - Что? - переспросил он, Стефани поморщилась:
        - Ничего.
        Он хмуро поднялся и подошел, с грохотом выдвинул себе стул и сел напротив.
        - Стеф, что ты такое увидела? Опять твоя гребаная магия?
        Стефани нервно захрустела пальцами, он продолжал смотреть на нее в упор, и она очень сухо и вежливо осведомилась:
        - Ты успокоился, тебе стало стыдно и ты решил поговорить нормально?
        - Нет, - рыкнул он.
        - Значит, нам не о чем разговаривать, - она натянула улыбку и помахала ручкой: - До завтра, дружище.
        Он сжал зубы с такой злостью, что она невольно отодвинулась, не зная, чего ожидать.
        - На что ты смотрела? - раздельно прорычал он, она нервно захлопнула ноутбук и ухмыльнулась:
        - Хочешь поговорить об этом? Ладно, ты сам нарвался. Что у тебя с сердцем?
        Он напрягся так, как будто она вытащила из-под стола пистолет и направила ему в лоб. Стефани смотрела на него прямо и с ожиданием, он с трудом сглотнул и гораздо спокойнее спросил:
        - С чего ты взяла, что у меня что-то с сердцем?
        - Это не важно, - повела плечом она, - так что это такое?
        - Я не обязан тебе отчитываться, - нахмурился он.
        - Я тоже не обязана отчитываться, - насмешливо развела руками девушка. - Ну так как, баш на баш или забудем об этом и баиньки?
        Он сжал зубы, хмуро щелкая пальцами, выдохнул:
        - Ладно, я расскажу, но ты первая.
        - Я научилась видеть, как люди себя чувствуют и что у них болит. Твоя очередь.
        - Офигеть объяснила, - фыркнул он. - Тогда я тоже так скажу - да, у меня "что-то с сердцем", ты права. Пообщались?
        - Я уже сказала, что не хочу с тобой общаться в таком состоянии, - терпеливо ответила она, - тебя разозлила не я, и терпеть результаты я не обязана.
        - Какие результаты? - поморщился он, - можно подумать, от меня воняет.
        - Ты невыносим, Эванс, - прошипела она, - я постоянно борюсь с желанием тебе язвить или чем-нибудь в тебя кинуть.
        - Огненным шаром, - с сарказмом развел руками он, она кивнула:
        - Можно, без проблем.
        - Давай, - радостно раскинул руки он, - и у мира станет одной проблемой меньше.
        Она поморщилась и вздохнула:
        - Иди спать, а?
        - А что, все, пообщались?
        - Хочешь продолжить? - не обещающим ничего хорошего тоном протянула Стеф, он закивал с дебильным выражением лица, она сложила руки на груди и спросила: - Почему ты уволил Джо?
        Стивен мигом перестал дурачиться и сделал постную мину:
        - Он меня подставил.
        - И это стоило того, чтобы попрощаться с ним навсегда? - горько вздохнула Стефани, Стив чуть неуверенно нахмурился, приподнял плечи, потом излишне решительно буркнул:
        - Это его работа, и он ее не выполнил.
        - Сколько лет вы работали вместе? - печально спросила она, он дернул плечом:
        - Много. - Встряхнулся и выровнялся: - Да какая разница? Все равно уже поздно что-то отменять.
        - Никогда не поздно, - мягко улыбнулась она. Он ехидно ухмыльнулся, смеривая ее взглядом, дающим понять, что психологию вопроса он просек, но не повелся. Она махнула рукой и отвернулась: - Ты безнадежен. Иди спать.
        Он остался сидеть как сидел. Стефани открыла ноутбук и сделала вид, что сосредоточена на своих бумажках, а сама опять попыталась настроиться на свое особое зрение и рассмотреть его сердце поближе. Оно уже не так сильно дергалось, как в прошлый раз, но все еще вело себя подозрительно. Она наблюдала за его подрагиванием, настолько увлекшись, что вздрогнула, когда Стивен тихо позвал ее:
        - Стеф?
        - А? - она ответила, не поднимая глаз от монитора, хотя на самом деле смотрела сквозь экран на его сердце, которое опять стало сходить с ума.
        - Ты меня больше не любишь?
        Дрожащий огонек его сердца стал трепыхаться еще сильнее, по телу вокруг пошли волны, похожие на те, что Стефани видела на руке Криса, когда он себя ущипнул.
        "Ему больно. И судя по этим волнам, это гораздо круче, чем ущипнуть себя за руку."
        Волны становились чаще и сильнее, распространились на всю левую половину тела, вниз по позвоночнику и вверх по шее, прокатились по руке до самых пальцев. Она была настолько поражена этим зрелищем, что не сразу поняла, что он спросил. А когда поняла, то ее сердце затрепыхалось точно так же, хотя голос ей и удалось удержать спокойным:
        - С чего ты взял?
        - Ты перестала меня лечить, - пожал плечами он, от чего волны боли забегали чаще. Стефани сморгнула свое видение и выпрямилась, с удивлением понимая, что по нему вообще никак не скажешь, что у него что-то болит - морда чуть насмешливая и снисходительная, поза свободная… Стивен посмотрел ей в глаза и ухмыльнулся, потер левой рукой шею, чуть приподняв плечи: - Не то чтобы мне этого сильно нехватает, просто странно. Раньше ты постоянно меня лечила, без причины, а после того, как я познакомился с твоей псиной, почему-то перестала. В чем дело? У любви до гроба истек срок годности?
        Она чуть улыбнулась и опять уставилась в монитор - отвечать не хотелось. Легкая обида и злость в его голосе грели душу, больше всего хотелось сделать морду кирпичом и выдать какую-нибудь пафосную хрень о том, что чувство, не получающее отклика, быстро угасает. И пускай мучается, гад, будет знать…
        "Ага, опять танцы с мечами вокруг собственного эгоизма? Ведь известно уже - это тупик, ничего хорошего из этого не выходит. Надо просто и честно сказать, что ничего не изменилось и я его все еще люблю. Надо."
        Язык не поворачивался, мышцы челюсти как будто отказывались сотрудничать на таких условиях. Она медленно вдохнула и собралась с силами, сжала кулаки и сказала:
        - Я не поняла, это такая завуалированная просьба полечить?
        Он отвел взгляд, она прикусила губу, чтобы не улыбнуться во все тридцать два - на его лице мелькнула такая нешуточная внутренняя борьба, что ей прямо полегчало.
        "М-да… что же победит, честность или гордость? Танцы с мечами вокруг эгоизма - парный вид спорта, как ни печально."
        - Не хочешь - не лечи, - наконец буркнул он, Стеф тихо фыркнула и закрыла ноутбук, отодвинула его в сторону и подперла подбородок ладонью, задумчиво вопросив пространство:
        - Неужели это так сложно? Ты же прекрасно знаешь, стоит тебе попросить, и я все сделаю. Почему ты выделываешься? Я сказала тебе, я прекрасно вижу, что тебе больно, можешь не изображать супермена. Лучше расскажи мне, что это такое, я ничего подобного не видела.
        Он поморщился, секунду поколебался, потом вздохнул и грубовато взял ее за руку, свободно лежащую на столе. Она не успела испугаться, как он прижал ее ладонь к своей груди и нервно буркнул:
        - Слушай.
        Стефани честно попыталась утихомирить собственное сердце и послушать сердце Стивена, получилось не сразу, но когда получилось, она недоверчиво нахмурилась и подняла глаза, вопросительно заглядывая в его лицо. Он невесело усмехнулся и кивнул:
        - Ага, вот такая фигня, дружище.
        Руку он не отпустил, так что Стефани позволила себе еще послушать этот неровный, рваный ритм ударов разной силы. Она совершенно не разбиралась в медицине, но тут не надо было быть гением, чтобы понять, что здоровое сердце так себя вести не должно. Оно то начинало колотиться слабо и очень быстро, то внезапно ударяло в ладонь как кулаком… Стеф опять расфокусировала взгляд, убеждаясь, что волны боли прокатываются одновременно с ударами.
        - Охренеть можно, - наконец выдохнула она, - и давно у тебя это?
        - Не очень, - поморщился он, - несколько лет.
        - Почему ты не лечишься? - нахмурилась она, потом вспомнила про его огромную аптечку и попыталась угадать: - Или, стоп… то, что ты принимаешь, и что тогда намешал с алкоголем и наркотой - это лекарство? - Он отвел глаза, она пораженно выдохнула: - Ты с ума сошел? Жить надоело?
        - Давай еще лекцию мне прочти о вреде алкоголя и наркотиков, - саркастично поморщился Стив. - Ведешь себя как мама.
        - А ты ведешь себя как ребенок. Если это у тебя уже несколько лет, значит ты плохо лечишься. И вообще, ты молодой и здоровый, для тебя лечение… так, подожди, - выпрямилась она, - а как ты бегаешь с больным сердцем? И в спортзал ходишь, и… ты даже с аквалангом погружался, как это стыкуется?
        Стивен криво улыбнулся и развел руками:
        - Запросто. У меня здоровое сердце, мне все можно. А болит и ведет себя по-идиотски оно просто так, потому что ему так хочется, - он посмотрел на Стеф, которая смотрела на него с недоверием, ухмыльнулся еще ехиднее: - Да, так бывает. Гадостная мышца, которая восстала против системы и устроила локальную анархию внутри моего тела.
        Стефани поморщилась, не одобряя его чувства юмора, но говорить ничего не стала. Опять посмотрела на трепыхающийся огонек и прижала ладонь чуть сильнее, посылая волну целительной силы. Волны боли исчезли, огонек дрожать не перестал. Она попробовала еще раз - ноль эффекта. Когда она собралась с силами и окатила его самым грандиозным зарядом здоровья, на который только хватило сил, Стивен осторожно отодвинул ее руку:
        - Хватит, не трудись - это не помогает.
        - Почему? - непонимающе нахмурилась она, - это странно.
        - Ничего странного, это никогда не помогало, - отмахнулся он, Стеф округлила глаза, он кивнул: - Да, боль снимает, трепыхание - нет.
        - Что это за болезнь такая? - возмутилась Стефани, он невесело фыркнул и отпустил ее руку, ткнул себя пальцем в лоб:
        - Вот здесь у меня болезнь. А сердце абсолютно здоровое, доктор сказал, что боль - иллюзия, на самом деле ее нет, она мне "ка-же-тся", - он насмешливо закатил глаза, - и лечит такие вещи психотерапевт.
        - А что ты пьешь тогда?
        - Обезболивающее, - пожал плечами Стив, - оно не лечит, просто снимает "иллюзию боли".
        - Ясно. А лечиться у психотерапевта ты не захотел.
        - Ага, - усмехнулся он. - То, что я псих, часть моей природы, я боюсь, что если меня "вылечат" и урежут до нормальности, я потеряю что-то важное и перестану писать музыку.
        Стефани улыбнулась и покачала головой, откинулась на спинку диванчика, рассматривая Стивена, без цели, просто так - лицо, руки… спустя недолгое время он смутился и нервно усмехнулся:
        - Что ты опять увидела?
        Она мягко улыбнулась и качнула головой, а потом, озаренная внезапной догадкой, тихо спросила:
        - Стив… а "пару лет назад" - это случайно не сразу после того, как у тебя произошла та фигня с твоей беременной вокалисткой? - Он окаменел и отвел взгляд, она кивнула сама себе: - Да, именно тогда. Я кое-что читала о таких вещах, и могу тебе без всякого психотерапевта сказать причину этой "анархии". Застарелая боль и обида, плюс страх, что это повторится снова. Прости эту несчастную девушку и оставь ее в прошлом, а еще поверь в то, что все не обязательно всегда так плохо. И все пройдет.
        - Приехали, - хмуро выдохнул Стивен, потер лицо и откинулся на спинку стула. - Вот нафига было начинать опять, а? Так отлично, без проблем сидели общались, нет, надо было тебе опять поднять эту тему.
        - Философия страуса? - криво улыбнулась Стеф.
        - Философия Плутона, - скривился он, - который очень далеко.
        - Да, пожалуй, - фыркнула Стефани. - Иди спать, через шесть часов до тебя дойдет то, что я сказала, плюс приступ фамильного "дебильного поведения в злом состоянии" закончится. Вот тогда и пообщаемся.
        - Прогоняешь? - ехидно поднял бровь он.
        - У меня много работы, - кивнула на ноутбук она, - надо посклеивать все, что ты порезал.
        Он тихо невесело рассмеялся и покачал головой, поднялся со стула, помахал рукой:
        - Продуктивной ночи.
        - Приятных снов, - улыбнулась Стефани, провожая взглядом его сутулую спину до двери. А потом сложила руки на столе и опустила на них голову, закрывая глаза.
        "Хорошо потанцевали с мечами, друг мой. Практически без кровопролития.Эх, где же ты, добрый волшебник, у которого можно попросить себе мозгов и смелости, а своему железному другу - новое сердце? Мечты, мечты…"
        Она решительно выпрямилась и взялась за работу.
        Конец пятого тома

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к