Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Макэлвен Джули / Кендра Донован: " №01 Убийство Во Времени " - читать онлайн

Сохранить .
Убийство во времени Джули МакЭлвен
        Кендра Донован #1
        Как искать серийного убийцу в XIX веке, если этот термин еще даже не придумали? Джули МакЭлвен блестяще отвечает на этот вопрос, отправляя Кендру Донован, спецагента ФБР из XXI века, в прошлое. Этот роман, сочетающий в себе элементы детектива, фэнтези и романтики, словно заманивает читателя в кроличью нору - как только начинаешь читать, уже не можешь остановиться.
        Кендра Донован - восходящая звезда ФБР. Но на карьерной лестнице она спотыкается и чудом выживает, когда предатель убивает половину ее команды. Как только Кендра встает на ноги, ее единственной целью становится «крыса».

        Поиск приводит в Англию. в старинный замок Элридж. План безупречен, и, кажется, Кендра вот-вот загонит преступника в угол. Но тут - осечка, и на Кендру обрушивается темнота.

        Очнется она не скоро. Вернее, давно уже очнулась - в 1815 году, где орудует свой жестокий убийца. Но как его искать, если в XIX веке Кендра может рассчитывать только на положение горничной?

        Лишенной привычных инструментов, ей придется пользоваться исключительно холодной логикой, чтобы раскрыть преступление и навести порядок в пространственно-временном континууме.

        Джули МакЭлвен
        Убийство во времени

        _Посвящается_моей_маме,_
        _лучшей_из_известных_мне_женщин._

        _И_в_память_о_моем_папе,_
        _который_до_сих_пор_меня_вдохновляет._

        Julie McElwain
        A MURDER IN TIME
        

        

        Пролог

        _Август_1815_
        Он был в аду.
        Огонь факелов бросал дьявольские тени на каменистые стены пещеры, теплые желтые и оранжевые блики играли на примитивных орнаментах и фресках. Маслянистый дым, поднимающийся от факелов, извивался, клубился и полз большими черными змеями под потолок.
        Это зрелище было ему по душе.
        Обстановка напоминала пещеры Уэст-Уикома, излюбленное место сэра Фрэнсиса Дэшвуда и его печально известного «Клуба Адского Пламени». Как и те пещеры, эти залы, находящиеся на глубине 35 футов под землей, были вырыты древними людьми, отчаянно желавшими добыть камень в известняковых месторождениях для изготовления своих орудий и инструментов. Позже кто-то обустроил в этом гористом помещении две комнаты. По его догадкам, это сделали паписты во времена правления Доброй королевы Бесс. После того как она объявила католицизм актом предательства, семьи, которые хотели по-прежнему соблюдать каноны своей веры, были вынуждены уйти в подполье - иногда, как в случае с этим залом, в прямом смысле,  - страшась охотников за священнослужителями и разоблачения, которое могло стоить им и состояния, и жизни.
        Конечно, он не мог доказать, что эти пещеры использовались именно для этого - тут не было найдено ни единой религиозной реликвии,  - но его забавляло представлять себе молящихся здесь верующих.
        Его забавляло превращать благочестивое в богопротивное.
        Он улыбнулся уголками губ при мысли о каменщиках и плотниках, которых он нанял в Лондоне пять лет назад для этого дела. Они думали, что он был не в себе. Он видел, как их глаза округлялись, когда он описывал им некоторые наиболее яркие детали в задуманных им особым образом фризах. Он видел их шок. И что-то еще…
        _Воодушевление._
        Они не могли обмануть его ожидания, даже если для этого нужно было обмануть себя.
        _Дураки_. Он отказался себе лгать. Он знал, кем он является. Он знал, _что_ он собой представляет.
        Но все же у него было нечто общее с папистами. Он, как и они, не мог рисковать, чтобы его обличили. Он знал, что, если обнажатся его темные помыслы, которые будоражили его плоть и пронзали ее, как стрелы, причиняя одновременно и удовольствие, и боль, общество назовет его монстром.
        _Лицемеры_.
        Его это злило. Он чувствовал, как его кровь закипает от ярости, но ему и это удавалось скрыть.
        Он вдруг резко встал, быстрое движение заставило темную бархатную накидку черной дымкой хлопнуть его по ногам, словно пару крыльев. Ему бы это зрелище тоже пришлось по душе, если бы он обратил на него внимание. Однако он выбрал эту накидку на шелковой подкладке не из-за ее внешнего вида, а за ее теплоту. Не важно, сколько было зажжено кострищ и факелов: рассеять леденящую промозглость подземных катакомб не удавалось.
        Вино, конечно, помогало.
        Его парни неизменно пили, начиная с вечера, их лица были багровыми от бордо, от холода, и от предвкушения того, что он им обещал. Когда он встал, они направили свои взгляды на него. В их расширенных зрачках он увидел тоненькие языки пламени от свечей и факелов вокруг.
        Почти что непринужденно он поднял чашу, инкрустированную драгоценными камнями, смерив взглядом двенадцать апостолов, которых он выбрал для своего закрытого клуба.
        Такие молодые. Такие нетерпеливые. Такие восхитительно порочные.
        - Терпение, мои братья,  - приказал он и подумал вскользь, к себе или к ним он обращается.
        Мужчины засмеялись в знак одобрения и повторили его жест, подняв свои золотые и серебряные чаши, блекло вспыхнувшие в мерцающем свете зала, и затем жадно выпили. Вино уже лишило двух молодых щенков присущего им изящества. С едва заметной холодной улыбкой он смотрел, как они жадно глотают красное вино, не обращая внимания на то, что оно льется тонкими струйками по их подбородкам, обагряя шейные платки, словно кровь.

        Пока он размышлял, надолго ли их еще хватит, какой-то звук - шарканье ног, мягкая поступь по твердому камню - привлек его внимание. Апостолы тоже услышали этот звук и один за другим притихли. На долю секунды пробирающий до костей воздух, тяжелый от запаха воска и дыма, земли и соленой воды, казалось, загудел от ожидания и необычайного радостного возбуждения.
        Сначала появились тени, отскакивавшие от стен в зловещем искажении. Затем вслед за верным слугой за угол завернули женщины, которых он вел в бездну. Их темные мантии с капюшоном на вид походили на мантии его апостолов, пусть их бархатная ткань и была дешевле.
        Изначально он хотел приказать женщинам одеться монашками, по аналогии с тем, как того требовал Дэшвуд в своем «Клубе Адского Пламени» более шестидесяти лет назад. Ведь в случае с пещерами он вдохновлялся как раз закрытым обществом сэра Фрэнсиса, которое взбудоражило Англию до самого ее безбожного основания. Но, так как «Клуб Адского Пламени» послужил погибелью слишком многим, он решил выбрать более осторожный путь.
        Присутствующие мужчины думали, что это всего лишь игра, вроде безобидной оргии в пику строгим правилам, которых им приходилось придерживаться, в пику своему происхождению, которое было одновременно счастьем и проклятием. Они не замечали дикого голода внутри его, его отчаянного желания удовлетворить свою жажду.
        Возгласы женщин, пораженных залом в пещере, быстро перешли в нервные кокетливые смешки. Некоторые из них пытались принимать конкретные позы в свете огней, чтобы продемонстрировать свои прелести, несмотря на скрывающие их плащи, которые девушек попросили надеть.
        Его рот сжался от раздражения. Вот что получается, когда нанимаешь шлюх. Он проинструктировал их и просил вести себя невинно, но, похоже, такое поведение было им чуждо.
        Кроме малышки.
        Удовлетворение ослабило его гнев, когда он посмотрел на нее. Он потратил несколько недель на поиски девушек в борделях Лондона для этой авантюры. С помощью своего агента он отобрал тринадцать проституток. Лидия была единственной, которую он выбрал для себя.
        Она была молода, вероятно, не старше пятнадцати лет. И, в отличие от остальных, она была свежа. Благодаря темным кудряшкам и кукольному лицу она излучала молодость и невинность.
        Это, конечно, был обман. Но в ее глазах не было столько пресыщенности, как в глазах остальных шлюх, и это ему нравилось.
        Он поставил чашу на длинный стол из сосны и подошел к ней. Благодаря небольшому росту ее было легко отличить от остальных, несмотря на схожесть женских фигур в плащах. Ее лицо было едва различимо в тени капюшона, но он уловил нервный взгляд ее бегающих глаз. Когда она увидела его, на ее лице промелькнуло выражение узнавания, улыбка всколыхнула ее мило очерченные губы. Ее щеки вспыхнули от удовольствия, когда он протянул руку и схватил ее тонкое запястье.
        Ее радостная улыбка превратилась в удивленную гримасу, когда он потащил ее по пещере к узкому проходу, ведущему в извилистый коридор. Резко остановившись - так резко, что девушка врезалась в него,  - он вернулся в зал и поднял руку.
        - Делайте что желаете,  - процитировал он еще раз сэра Фрэнсиса. Его рот скривился в холодном удовлетворении, когда его апостолы немедленно накинулись на блудниц и зал наполнился довольным смехом и возбужденными криками. Искаженные тени танцевали на стенах пещеры. Игра началась.
        Вернувшись в коридор, он вцепился руками в тонкое запястье шлюхи и дернул ее за собой, не смотря ей в лицо, и ринулся в глубь тоннеля. Ей пришлось бежать, а иначе он бы потащил ее по земле.
        - Милорд…  - только и смогла она произнести срывающимся голосом. Похоже, он ее не слышал, и ей оставалось только поспевать за его широкими шагами, капюшон ее мантии при этом спал на плечи, темные кудряшки рассыпались в беспорядке и упали на симпатичное личико.
        В самом конце коридора виднелась грубо отесанная сосновая дверь. Он остановился, отпустив девушку, чтобы достать ключ из кармана. Он с усилием отворил дверь и пригласил ее внутрь учтивым жестом, который должен был заставить ее сердце биться чаще. Игриво улыбнувшись и вздернув голову, Лидия переступила порог, и он увидел, как ее жеманная изысканность испарилась, когда ее взгляд упал на подготовленную кровать с балдахином и блестящими красными шелковыми простынями. Посреди комнаты стоял стол, украшенный по меньшей мере двадцатью свечами из пчелиного воска. Помимо их запаха можно было различить другие… блуда и чего-то еще… чего-то едва уловимого.
        - Ого. Вот это великолепие,  - прошептала она, развязывая узел на его горле, в то время как теплая накидка, которую ей вручили для ночных утех, сползла на ее тонкие плечи и наконец упала на твердый каменный пол. Он закрыл дверь и начал методично снимать свою мантию и одежду, бросил их в кучу и пошел за ней полностью раздетым. Он уже возбудился.
        Лидия изобразила улыбку, которая неизменно привлекала проходимцев, посещавших заведение Мадам. Ее улыбка, однако, исчезла, когда он настиг ее и, взявшись за края муслинового платья, разорвал его на две части быстрым грубым движением. Прежде чем она смогла возмутиться по поводу своей потери, он порвал ее хлопковую рубашку и маленький корсет на ее теле и поднес ее к кровати.
        - Прелестно… как прелестно,  - его дыхание обдало ее тело жаром, когда он обрушил ее на пуховый матрас. Сковывая ее нежные запястья над ее головой одной рукой, он целовал ее, спускаясь ниже по тонкому белому горлу к маленькой груди. Забыв о платье, она сдалась под чувственным натиском, наслаждаясь прикосновениями его рта и языка. С ее губ сорвался тихий вздох, когда она начала мечтать о будущем, которое уже не было связано с мадам Дюпрей. Будущем вдали от этих толстых потных стариков, которые приходили смотреть на нее в академию.
        Покинуть дом на Бекон-стрит, получить свое собственное жилье…
        _ - Было_бы_чудно…_
        Жгучая боль была так неожиданна, что она не смогла полностью осознать ее, даже когда ее тело дернулось в ответ. Закричав, она резко открыла удивленные глаза и встретилась взглядом с мужчиной, когда он поднял голову. Ужас сковал ее, когда она увидела яркие пятна крови на его губах.
        Даже в этот момент ей потребовалось время, чтобы связать это со жгучей мучительной пульсацией в ее левой груди.
        Ее глаза опустились вниз. Она почувствовала потрясение от ужаса и страха, когда увидела рану.
        Она закричала.
        Его глаза ярко блестели, его лицо покрыла зловещая тень, когда он навис над ней. Свободной рукой он резко потянулся к ее горлу, обхватил тонкую шею, заглушив пронзительный крик. Он давил все сильнее. Острая боль в ее груди сменилась удушьем. Она лихорадочно пыталась освободиться из железной хватки. Пока она брыкалась и извивалась всем телом, ее легкие начали гореть, зрение затуманивалось. Язык будто опухал во рту, душа ее еще больше.
        В тот момент, когда она думала, что ее горло взорвется, давление ослабло. Кашляя и задыхаясь, она жадно глотала ароматный воздух. И тут она поняла, что это за запах стоял в комнате. Это осознание поразило ее, как ослепительная вспышка.
        _Кровь._
        Дьявольские губы гладили ее ухо.
        - Это будет не так просто, моя сладкая,  - прошептал он вкрадчивым голосом, придвигаясь к ней ближе. Близко-близко. Его пот смешался с ее кровью.  - Я с тобой еще не закончил.
        Он потянулся за чем-то над ней, и, несмотря на то что ее сердце оглушительно стучало в ушах от страха, она различила ясный звон металла. Затем холодный укус стали пронзил ее плоть.
        Ее глаза расширились, и пробирающий до костей ужас, наполнивший ее, заставил ее отчаянно молить о забытьи, которое к ней так и не пришло. Потому что теперь она знала, что это было не ложе блаженства с мерцающими свечами и красивой кроватью.
        Раздалось сдавленное всхлипывание.
        Это все-таки был не рай.

        1

        _Наше_время_
        - Ты уверена в этом? _Точно_уверена_? Мы наконец нашли этого сукина сына?
        Тревога, темная и скользкая, как пролитое масло, просочилась в сердце Кендры. Она не обращала внимания на это чувство, списывая его на дюжину пар глаз, прикованных к ней в этот момент.
        И это были не просто глаза. Три пары этих глаз принадлежали заместителям директоров или вторым заместителям директоров настоящего алфавитного супа из агентств: ЦРУ, АНБ и ее родного ФБР, включая высокопоставленного чиновника из Национальной администрации по безопасности, которая была образована после атаки одиннадцатого сентября для координации контртеррористической, контрразведывательной и разведывательной деятельности. Другие члены специальной рабочей группы были агентами вроде нее, хотя она была единственной женщиной в помещении. Что делало ее одновременно и исключением, и изгоем - как посмотреть. Она предпочитала не иметь своего мнения на этот счет.
        - Это Балакирев,  - Кендра пыталась говорить спокойно и уверенно, хотя она чувствовала, как эти глаза давят на нее, и ощущала это давление физически.  - Нам удалось отследить его IP-адрес, после того как мы тайно использовали интернет-аккаунт одного его клиента.
        - Это было не просто,  - подключился спецагент Дэниэл Шеппард. Его обычно неэмоциональные черты изображали непривычное возбуждение.  - Ловкий ублюдок глушил сигнал по всему миру.
        Дэниэл был прирожденным компьютерным гиком и великолепно использовал свои навыки внутри Команды Кибер-реагирования ФБР. Обычно он был ответственен за поиск зловредных компьютерных хакеров по всему миру. Ему впервые поручили отследить известного террориста.
        - Но Кендра, то есть спецагент Донован, создала совершенно гениальную программу,  - продолжил Дэниэл, посылая женщине, стоявшей за ним, полный восхищения взгляд.  - Она проанализировала его предыдущие схемы, позволив нам осуществить качественный _рывок_, нежели просто поймать сигнал.
        - Понимаю.  - Питер Карсон, заместитель директора нью-йоркского офиса ФБР, быстро поднял голову, демонстрируя нетерпение и явное нежелание слушать занудный поток технической речи, который должен был последовать. Карсон не был компьютерным гиком. Его не интересовал Интернет, разве что для того, чтобы надрать задницу некоего Влада Балакирева, бывшего агента КГБ, который стал торговцем смертью.
        Карсон пытался поймать этого русского уже более года, с тех пор как АНБ включилось в это дело, связав его с какой-то террористической группировкой «Аль-Каиды», которая, по слухам, готовилась к созданию ячейки в Нью-Йорке. Они сформировали элитную рабочую группу из представителей разных агентств, чтобы выследить Балакирева. И они дважды были чертовски близки к этому: первый раз - в Иордании, и затем, двумя месяцами позже,  - в Испании. Но ему удалось сбежать. Попутно устранив пятерых их спецагентов.
        Им пришлось это проглотить, но ничто не шло в сравнение с ужасом, охватившим все нутро Карсона, когда он получил разведданные о том, что месяц назад Балакирев проник в США с запасом химического оружия на продажу. В частности, с рицином, смертельным химикатом, которому отдавал предпочтение некогда родной Балакиреву КГБ. После _таких_ новостей Карсон не переставая жевал желудочные таблетки, как конфеты.
        - Я хочу быть уверен, абсолютно, черт возьми, уверен, что это Балакирев,  - произнес он сейчас, вспомнив бездарную миссию в Испании. Как вообще русский смог проскользнуть сквозь расставленные ими сети? Он пытался забыть об этом и устремил свой взгляд на Кедру Донован.
        Он испытывал брезгливые чувства от того, что ему приходится иметь с ней дело, но умело скрывал это. Это было его решением выдернуть ее из отдела поведенческого анализа ФБР восемь месяцев назад, где она использовала свои навыки в области профайлинга и компьютерной грамотности для работы над самыми жестокими случаями серийных убийств в стране. Однако при личной встрече с ней его немного передернуло. Он списывал это на ее возраст - право, всего двадцать шесть лет. Но он прочитал ее досье, он знал, кто она такая. Черт, он знал, _что_ она собой представляет. Отпрыск двух ученых, сторонников евгеники, вундеркинд. Поступила в Принстон, когда ей исполнилось четырнадцать. К восемнадцати годам она получила диплом по продвинутой информатике, психологии и криминологии. Неудивительно, что Бюро так сильно хотело включить ее в свои ряды, что обошло свое собственное правило о возрастном цензе в двадцать три года, чтобы ее заполучить. Кендра Донован была способным агентом, Карсон знал об этом.
        Но даже при этом было чертовски неудобно обсуждать тактические операции с кем-то, кто связывает волосы в небрежный конский хвост. Феминистки могут идти к черту, Карсон был достаточно стар, и, да, достаточно старомоден, и верил, что женщина, особенно женщина, выглядящая, как Кендра, в чисто мужской команде неизбежно приводит к несчастьям. Но если Кендра нашла Балакирева, он готов целовать ступни всех феминисток на свете. Будь он проклят, если это не так.
        - Это Балакирев,  - Кендра была рада, что ее голос успокоился и не выдавал волнение.  - Мы отследили сигнал до склада в Бруклине.  - Она немного медлила, ее глаза, темные, как оникс, казались непроницаемыми. Она продолжала смотреть на Карсона, несмотря на то что хотела взглянуть на мужчину в другом конце комнаты.  - Склад принадлежит «Беркшайе Лимитид». Это фиктивная компания «И.Ви. Инкорпорейтед», которая, в свою очередь, является подконтрольной компании «Гринвей Интернэшнл».
        Она задержала дыхание. Это произвело эффект взорвавшейся бомбы.
        - «Гринвей Интернэшнл»?  - не удержался Брэдли Томпсон, второй заместитель директора ЦРУ. Он резко дернулся вперед на своем стуле.  - Вы говорите о сэре Джереми Грине?
        - Да, сэр.
        Томпсон бросил взгляд на Карсона и спросил:
        - Ты же знаешь, кто это?
        Карсон резко ощетинился, так как именно Томпсон был самой большой занозой с тех пор, как им пришлось работать вместе, разумеется, в духе товарищеского сотрудничества между агентствами. Несмотря на то что Вашингтон обеспечил ему руководящую позицию, это решение не остановило Томпсона, этого высокомерного ублюдка, от попыток отстаивать свой авторитет при каждой удобной возможности.
        - Я читаю газеты,  - раздражительно выпалил Карсон.
        - Тебе бы следовало читать отчеты, которые мы пишем на него,  - парировал Томпсон.  - Самое чистое, связанное с ним,  - это его костюмы с Сэвил Роу[1 - Улица в Лондоне, известная большой концентрацией дорогих ателье, предлагающих пошив традиционных мужских костюмов (_прим._пер_.).].
        Балакирев был темной лошадкой в подпольном мире торговли оружием и наркотиками, но Кендра знала, что Грин был из совсем другой лиги. Этот британец украшал страницы бизнес-изданий и светской хроники. Он с детства купался в деньгах и сколотил еще более внушительное состояние, повзрослев. Двадцать лет назад его посвятили в рыцари. Его приглашали на ужин в Белый дом, он спал в спальне Линкольна. Общественность наверняка думала, что такие привилегии причитаются только хорошим парням. На самом же деле это всего лишь означало, что он был политически смышлен и умен. А его связи не спасли его от тщательной проверки ЦРУ, израильской разведкой, Интерполом и даже британским МИ5.
        - Его подозревали в отмывании денег, торговле наркотиками, работорговле и…  - Томпсон добавил многозначительно:  - Контрабанде оружием.
        Карсон сжал губы и возразил:
        - Наша цель - Балакирев.
        - Не тупи,  - огрызнулся Томпсон.  - Грин меняет все. Он _большая_ рыба. Вашингтон захочет поймать его на крючок.
        Между двумя мужчинами никогда не существовало приязни, однако скрытая агрессия Томпсона прорывалась даже через маску профессиональной вежливости. Сам воздух в переговорной, казалось, заискрился, в помещении воцарилась напряженная атмосфера враждебности.
        Кендра наблюдала, как мужчины меняют свои позиции. Те, кто еще сидел, резко вскочили на ноги. Агенты ФБР придвинулись к Карсону, в то время как агенты ЦРУ примкнули к Томпсону, как две стаи собак, меряющие друг друга взглядами и готовые драться за свою территорию. Представители АНБ и Национальной администрации по безопасности сделали шаг назад, дистанцируясь от предстоящего столкновения.
        В этом противоборстве им отводилась роль Швейцарии.
        «_А_мне_ -_идиотки»_,  - подумала Кендра с оттенком сухой иронии и встала между этими двумя сильными врагами.
        - Мы можем поймать и Балакирева, и Грина.  - Этот жест снова превратил ее в объект всеобщего внимания. На этот раз, правда, дела обстояли хуже, потому что по крайней мере одна пара глаз смотрела на нее с гневом, и она принадлежала ее боссу.
        - Что вы такое говорите, агент Донован?  - возмутился Карсон. Холод в его голосе заставил ее вздрогнуть.
        - Когда я поняла, что склад, которым пользуется Балакирев, принадлежит сэру Джереми, я взяла на себя смелость и отследила его местонахождение. Он…
        - Зачем?  - Карсон прервал ее, его глаза горели раздражением и подозрением.
        Его вопрос смутил ее на минуту. Придя в себя, она сказала:
        - Я узнала его имя из агентского доклада, который я до этого читала.  - Вообще-то, она прочитала доклад одиннадцать месяцев назад, но память никогда ее не подводила. Пусть она и не обладала фотографической памятью, но была близка к этому.  - Вчера был зарегистрирован вылет Грина из Хитроу. Его частный самолет приземлился сегодня утром в три часа в международном аэропорту Нью-Йорка. Его забрал лимузин и отвез в пентхаус на Парк-авеню.
        Томпсон уставился на нее и выпалил:
        - Грин в Нью-Йорке?
        Карсон нахмурился:
        - Он никак не связан с нашим делом, нашей целью остается _Балакирев_.
        Карсону не нужно было делать ударение на этой русской фамилии, она и так поняла, что он ее предупреждает. Боже, наверное, примерно такие чувства охватывают, когда находишься посреди минного поля. Ее мутило. Один неверный шаг…
        - Грин должен быть сегодня на своем складе в Бруклине в четыре часа дня.
        Томпсон затаил дыхание. Он выглядел как человек, который только что обрел бога.
        - Как вы об этом узнали?
        - Он пользуется смартфоном.
        Карсон не смотрел на нее так, будто обрел бога, он был вне себя от гнева. Однако на этой фразе он фыркнул:
        - Довольно глупо для такого умного парня, как он.  - Даже он знал, что беспроводная связь вне зависимости от количества мер безопасности может позволить просочиться личным данным. Особенно если за дело брался кто-то вроде Кендры.
        - Не глупо, самонадеянно,  - поправила его Кендра.
        Воцарилось короткое тяжелое молчание. Томпсон бросил на нее оценивающий взгляд, далеко не первый за восемь месяцев, потом снова обратил свое внимание на Карсона.
        - Если мы запишем, как Грин общается с известным террористом, это будет настоящая бомба. Если мы сможем его поймать, мы сможем накрыть не только операцию Балакирева, но и сотни таких же. Он нам нужен живым.
        Он не дождался ответа и достал свой мобильный. Когда он отошел в дальний конец переговорной, агенты ЦРУ с каменными лицами последовали за своим лидером.
        Карсон скрежетал зубами. Дипломатичность, возможно, и была сейчас кредо Вашингтона, но он знал, что Томпсон прямо-таки пускает слюни на эту операцию. _Его_ операцию.
        Он развернулся к своим агентам:
        - Если мы собираемся схватить их обоих, нам нужно действовать быстро. Шеппард, достань мне план этого склада. Мне нужна планировка, охрана. Две команды плюс ФБР, полицейский спецназ. Донован, работай с Отделом опасных веществ.  - Он отошел в сторону, шагая в сторону двери, и бросил яростный взгляд на Томпсона:  - Я позвоню Лэнгли.
        «Нет,  - подумала Кендра.  - Они не могут держать меня подальше от передовой, когда эта операция наконец началась».
        Она помчалась за Карсоном.
        - Сэр? _Сэр_?
        Карсон нетерпеливо посмотрел на нее:
        - Если вы не поняли, спецагент Донован, у нас мало времени.
        - Да, сэр. Я хочу участвовать в финальной фазе операции.  - Кендра не отрывала свой взгляд от его глаз.  - Я не компьютерный гик,  - напомнила она ему, и ей снова при этом пришлось прикладывать усилия, чтобы ее голос звучал ровно. Но она устала, чертовски устала доказывать свою состоятельность. Когда она впервые пришла в ФБР, они взглянули на нее и сразу же посадили за стол. Она отчаянно боролась за место на заданиях. Чтобы показать, на что она способна. Это был шанс, чтобы к ней начали относиться как ко всем остальным.
        _Да,_будто_она_была_как_все._
        Ее живот скрутило, но она не хотела отводить взгляд от хмурящегося заместителя директора.
        - Меня готовили к работе на местности, я была на местности,  - отметила она.  - Вам это известно. Вы знаете, я могу постоять за себя.
        - У меня на это нет времени,  - огрызнулся Карсон.
        - Она выследила Грина… и Балакирева,  - Томпсон, стоявший у окна, достал из кармана мобильный и шагнул по направлению к ним. Что-то в его осанке говорило, что ему было наплевать, отправится ли на миссию женщина или нет, ему просто нравилось бесить Карсона.  - Мы теряем время. Пусть ты тут и главный,  - несмотря на все его старания, раздражение прорывалось наружу, он считал, что давать полномочия чертову ФБР - это бюрократическая чушь,  - но нам нужно покончить с этим. _Сегодня_. Если не сможешь, ФБР может поцеловать мой зад, потому что я не дам тебе все запороть.
        Он протолкнулся мимо них, исчезнув за дверью. Три агента ЦРУ последовали за ним. Они были слишком хорошо вышколены, чтобы ухмыляться, но по блеску их глаз Кендре показалось, что они все же ухмыляются.
        Карсон свирепо смотрел на удаляющихся мужчин. Чертовы ботаны. Затем его взгляд перекинулся на Кендру. Томпсон был прав, хоть он скорее съест свои ногти, чем признает это: они теряли время.
        - Хорошо,  - выплюнул он. За последние восемь месяцев он понял наверняка одно: Кендра могла постоять за себя. Она была рождена, чтобы побеждать. На самом деле.
        - Сэр?
        Карсон прищурился при виде Шеппарда:
        - Что такое, агент?
        - Ну, я компьютерный гик… но я тоже хотел бы быть частью финальной фазы операции. У меня был опыт на местности.
        - Черт, у меня нет на это _времени_!  - рявкнул Карсон.  - Хорошо, мы _все_ участвуем в финальной фазе. Счастливы? А теперь мне нужны эти чертовы планы! У нас пять часов, чтобы завершить эту операцию. Нам нужна вся информация по этому складу, чтобы поймать Грина и наконец схватить этого чертова Балакирева. Никто не должен покидать это здание. Никто не должен _мочиться_ без моего разрешения. Мне нужен Балакирев до захода солнца, или _ваши_ задницы будут следующими.
        Кендре хватило осторожности сдержать улыбку, но она чувствовала триумф. Она победила.
        Если бы она знала, как ошибалась.

        2

        С числом жителей, немного превышающим 2,6 миллиона, Бруклин был самым густонаселенным районом Нью-Йорка. Но, несмотря на это, там было несколько изолированных зон, которые создавали пугающее ощущение пустоты внутри большого бурлящего города. Склад, в котором Балакирев разместил свою базу и которым владел сэр Джереми, был одной из таких зон, расположенных слишком далеко от дорогой прибрежной недвижимости, чтобы привлечь девелоперов и заставить их очистить этот район и поставить тут престижные многоквартирные дома и лофты, милые маленькие магазинчики и приятные рестораны.
        Здесь было по-прежнему серо и тускло. Под полоской пасмурного неба сооружения, похожие на бункеры, и пятиэтажки выстроились рядами на грязных улицах. Рядом с отгрузочным доком склада была припаркована горстка фур, но было воскресенье, поэтому обычно оживленное движение было сведено к нескольким уставшим душам, которые мечтали уже отметить свое время ухода с работы, добраться домой и, наверное, открыть пиво и гонять балду перед каким-нибудь шоу по телевидению. Благодаря Команде 1 периметр вокруг цели был расчищен.
        Кендра следила за происходящим из «Бэтмобиля», военного фургона, напичканного техническими новинками, который могло себе позволить только американское правительство. Кендра представляла, что на расстоянии менее мили от них город пульсирует жизнью, бурлящей и необыкновенно хаотичной; люди гуляют, общаются, пьют вечерний кофе или уже ужинают в маленьких ресторанчиках, которыми усеяны улицы.
        _Как_и_должно_быть._
        Лишь на секунду внутри Кендры возникла тоска. Ее это потрясло. Или, точнее, само желание _быть_нормальной_ потрясло ее. Норма - это то, чего у нее никогда не было, к чему она никогда не имела отношения. И не знала, каково это. И так как она не знала, как быть нормальной, она решила быть хорошей, очень-очень хорошей.
        - Нервничаешь?
        Она посмотрела на Шеппарда, который весь сжался рядом с ней. Он выглядел иначе, одетый, как и все они, в черную военную бронекуртку, шлем и боевые перчатки, вооруженный табельным «ЗИГ Зауэром». До этого момента самым смертоносным предметом, которые она когда-либо видела в руках Шеппарда, была компьютерная мышь. Хотя после восьми месяцев работы бок о бок с ним и наблюдений за его охотой в киберпространстве Кендра поняла, что Шеппард с компьютерной мышью в руке может нанести вполне себе смертельный удар.
        Она едва заметно улыбнулась:
        - Нет, а ты?
        - Черт, да. Я за шесть лет ни разу не участвовал в операциях.
        - Зачем же ты тогда пошел?
        Он ухмыльнулся, подмигнув своими голубыми глазами:
        - Может, я хотел увидеть тебя в действии. Увидеть, о чем это все говорят.
        _Это_шутка_. Она знала это. Но внутри у нее все сжалось.
        - Просто держи свою задницу подальше от меня, Шеппард,  - ухмыльнулся Аллан О’Брайан, самый молодой парень в рабочей группе. Он подмигнул Кендре.  - Я не хочу, чтобы какой-то новичок все запорол. Балакирев _мой_.
        - Хрен тебе,  - ответил ему Терри Лэндон.  - Я лидер команды. Двадцатку на то, что я буду первым, кто засадет в него пулю?
        Шеппард состроил гримасу и покачал головой:
        - Вы, парни, такие придурки, делаете ставки на человеческую жизнь.
        - Он не человек, он чертов террорист,  - прорычал Билл Нун.
        - Увеличь до пятидесяти, и ты в деле,  - оскалился О’Брайан.
        - Помните, Грин нам нужен живым,  - напомнила им Кендра.
        - Это _Томпсону_ он нужен живым,  - усмехнулся О’Брайан.
        - К черту Томпсона,  - сказал Нун, и несколько мужчин при этом захохотали.  - Это операция не ЦРУ.
        - Пятьдесят на то, что я буду первым, кто засадит _нелетальные_ пули в обоих ублюдков,  - поправился Лэндон.
        - Еще пятьдесят, _и_ я пойду на свидание с Кендрой,  - Нун посмотрел на нее с кривой похотливой усмешкой. Было не важно, что он в свои сорок девять годился ей в отцы и был к тому же еще женат.
        Она наградила его холодным взглядом:
        - Забавно. Не помню, чтобы я заносила свое имя в аукционный блок, Нун.
        - Да ладно тебе, дорогуша. Всем нужен стимул.
        Кендра специально подняла руку, в которой держала «ЗИГ Зауэр», покачала его, как перышко, и сказала:
        - Какой же стимул тебе нужен?
        Нун засмеялся, вскинув руки наверх:
        - Мама говорила мне никогда не спорить с женщиной, у которой в руке пистолет или чертов пулемет.
        - Мудрая женщина.
        - Вы понимаете, что, если эта операция пойдет не так, нам крышка?  - вдруг выпалил Шеппард, посмотрев по очереди на каждого.  - Рабочую группу расформируют.
        - И больше никакой еды навынос в субботу вечером,  - сказал О’Брайан.  - Без обид, но единственная кружка, по которой я буду скучать,  - это кружка Кендры.
        - Готов поспорить, твоя жена обрадуется, если это все закончится,  - сказал Нун.
        Лэндон потянулся и ухмыльнулся:
        - Когда все закончится, я буду отмечать это на пляже где-нибудь на Карибских островах. Флиртуя с горячими девочками с островов и попивая ром из чертова кокоса.
        - Оу, а как же твоя жена, Терри?  - засмеялся О’Брайан.
        - Она может и дома посидеть.
        Боковая дверь фургона отъехала, и Карсон протиснулся в узкое пространство. Как и на остальной части команды, на нем была военная форма, хотя он всего лишь контролировал операцию из фургона с технической командой из пяти человек.
        - Мы засекли, как Грин говорит о рицине с Балакиревым,  - проинформировал он их, пытаясь звучать нейтрально, хотя явно хотел потирать руки от удовольствия.  - На складе засекли двадцать одного человека. Мы установили, что Балакирев и Грин среди четырех людей в комнате вверх по лестнице. Другие двое с ними - скорее всего, телохранители Грина. Спецназ пойдет первым, но Вашингтон хочет, чтобы ублюдок остался жив.
        - Какой ублюдок?
        - Грин, черт его возьми. Вашингтон, кажется, думает, что парень с деньгами опаснее всего,  - сказал он.
        - Вашингтон хочет припугнуть его,  - прокомментировала Кендра, но сразу же пожалела, что открыла рот, когда Карсон нахмурился.
        - Если мне понадобится ваше экспертное мнение по поводу планов Вашингтона, я вас спрошу, агент Донован,  - рявкнул он.
        - Да, сэр.
        - Хм… а есть ли следы присутствия рицина на складе?  - спросил О’Брайан.
        Карсон покачал головой:
        - Нет. Но вас снабдят масками для автономного дыхания, которые вас защитят, если его распылят. У нас тут еще весь Отдел опасных веществ и медблоки, на всякий случай.
        - Они хотят продавать рицин,  - сказала Кендра.  - Это означает, что он, скорее всего, в виде гранул или порошка. То есть, если не будете брать ничего в рот, с вами все будет в порядке.
        Она хотела их подбодрить, но О’Брайан нахмурился:
        - А если ты ошибаешься?
        - Если я ошибаюсь… тогда добирайтесь как можно скорее до команды Отдела опасных веществ. Снимите одежду, помойтесь…  - Ее голос замер. Она не хотела им напоминать, что антидота при отравлении рицином не существует. Если им не повезет и они получат дозу токсина, пусть самую малую, способную поместиться на кончике булавки, они, считай, не жильцы. Пройдет от четырех до восьми часов, прежде чем у них появятся симптомы как при гриппе - заложенность носа, затруднение дыхания, а потом и мышечная боль, жар, тошнота,  - что в конечном итоге закончится поездкой в один конец в городской морг.
        «Не очень приятно, но бывает смерть и похуже,  - подумала Кендра.  - Например, от вируса Эбола. Вот _это_ точно устрашающая кончина». Но она не думала, что кто-то хотел бы сейчас об этом слышать, так что замолчала.
        - Черт. Мой единственный шанс увидеть тебя голой, Кендра, но мне что-то не хочется,  - Лэндон озорно улыбнулся ей.
        Она не обратила на него внимания:
        - Я права. Балакирев и Грин здесь не по идеологическим соображениям. Они, как бы это лучше сказать, бизнесмены.
        - Черт побери! Я думал, что мы тут устраняем парочку террористов,  - Нун насмешливо фыркнул.  - Он что, достанет свой карманный компьютер? Может, Балакирев там показывает Грину чертову презентацию в Пауэрпойнте? Черт, может, мы чему-то еще и научимся, прежде чем снесем коленные чашечки этому придурку?
        Рот Кендры сжался от этого саркастического замечания, но, несмотря на это, она произнесла абсолютно спокойно:
        - Балакирев - хладнокровный ублюдок. Ему плевать на невинных жертв, которые могут пострадать от его действий. Но также на это плевать и руководителям некоторых корпораций, которые прекрасно знают, что их продукты убивают людей, но все же постарайся посмотреть на это по-другому, ведь по большому счету…
        - Если ты собираешься излить на нас свои слезливые либеральные мысли, Кендра и, по сути, защищать _террориста_…
        - Я его не защищаю,  - Кендра ответила резко, повысив голос. Она с трудом сдержалась.  - Я просто констатирую факт. Балакирев и Грин здесь из-за денег. Из-за _жадности_. Они не собираются умирать.
        - Ох, да, я читал твое досье,  - проворчал Нун.  - Может, ты напишешь статью для «Уолл Стрит Джорнал», когда это все закончится. Жадность ведь хороша, правда?
        Кендра опустила глаза:
        - Для нас она хороший фактор. Если Балакирев или Грин решат, что им крышка, они захотят пойти на сделку. Они самовлюбленные людишки, в особенности Грин. Он точно не захочет рисковать своей драгоценной шкурой в потенциально смертельной ситуации. Это по большому счету бизнес-встреча.
        - Будем надеяться, что вы правы, агент Донован,  - сказал Карсон. Он взглянул на свои часы и почувствовал прилив адреналина. Пора.  - И без беспорядочной стрельбы,  - он посмотрел на каждого своего агента,  - вам объяснили, что Вашингтон хочет получить от этой операции. Так что давайте.
        Он потянулся рукой к двери, отодвинул ее и выпрыгнул на улицу. Песчаная дорожка захрустела под его ботинками:
        - Я представлю вам командира команды спецназа. Затем вы действуете самостоятельно. Не сядьте в лужу.
        Джонатон Вейл, глава команды спецназа ФБР, выглядел так, будто сошел с экрана фильма про киборгов. Его плотное мускулистое тело было облачено в темную форму и нагружено тяжелым вооружением. Оно весило по меньшей мере килограмм восемнадцать, но он двигался легко, пока инструктировал специальную рабочую группу по поводу того, что именно он ожидал от них,  - держаться подальше от его команды и не мешать.
        Надев военные защитные очки и респиратор, Кендра подавила в себе чувство обиды, когда Вейл поставил ее во фланг, а всех ее сослуживцев, включая Шеппарда, _Шеппарда_, который за шесть чертовых лет ни разу не был в деле, впереди нее.
        Но все же времени на споры не было. Она двинулась за группой, когда они побежали трусцой, максимально тихо, насколько это было возможно, чтобы занять позиции и затаиться вдоль стен и по углам соседних со складом зданий. У склада не было окон, так что это была всего лишь мера предосторожности, на случай если люди Балакирева решат выйти наружу.
        Дневной свет начинал меркнуть. Мягкий бриз нес с собой запах дизельного топлива, достаточно резкий, чтобы просочиться сквозь маску Кендры. Она мечтала о более сильном ветре, который смог бы осушить пот, выступивший на ее бровях. Ее лицо под тяжелым шлемом, очками и дыхательной маской казалось сальным, пот скользил под черной формой по спине.
        Когда Вейл поднял руку для сигнала, все глаза уставились на его пальцы. Его голос, производящий обратный отчет, потрескивал у них в наушниках.
        _Пять_… _Четыре_ … _Три_…
        Нервы Кендры напряглись до предела в ожидании.
        _Два_… _Один_!
        Рука Вейла сжалась в кулак, и где-то в отдалении они услышали визг шин, за которым через несколько секунд последовал страшный удар; деформирующийся металл издал звук, похожий на пронзительный, почти что женский крик. Оглушительный взрыв, раздавшийся благодаря взрывным веществам, которыми была набита специальная машина, заставил трястись землю. Голос Вейла зазвенел у нее в ушах.
        - Пошли. Пошли. Пошли!
        Кендра двинулась ко входу на склад. Два человека с тараном уже были на месте. Один быстрый толчок, и дверь вылетела вперед, команда спецназа ринулась внутрь, как дюжина черных жуков. Кендра последовала за ними и обвела медленным взглядом помещение. Это была огромная темная пещера, полная сложенных друг на друга ящиков и контейнеров, нагроможденных на три-четыре метра, иногда прямо до подвесных лесов у крыши.
        - Это чертов лабиринт,  - заметил кто-то в ее наушнике.
        Первоначальный шок после штурма прошел, теперь ее захватила перестрелка, которую затеяли люди Балакирева. Ее сердце бешено билось, дыхание казалось слишком громким внутри респиратора, Кендра забежала трусцой в один из коридоров, образованных рядами коробок. На секунду она предположила, что рицин спрятан в одном из этих контейнеров.
        Звук перестрелки оглушал. Ее наушник разрывался от непрекращающегося потока приказов, ругани и угроз.
        - Чертовы русские!
        - Сколько их там? Сколько видите?
        - Устраняйте этих двоих засранцев!
        - Один сукин сын готов!
        Кендра завернула за угол и столкнулась с крупным мужчиной, метнувшимся в ее сторону. Заметив ее, он поднял свой автомат, но Кендра уже целилась в него из своего «ЗИГ Зауэра». Он свалился на землю. Она нажала на кнопку на своих наушниках и прокричала:
        - У меня один. Четверо нейтрализованы.
        - Пятеро! Я…  - за внезапным шквалом огня последовал вскрик, который заставил Кедру вздрогнуть.
        - О’Брайан?  - Молчание.
        - Сукин сын! Сукин сын!  - Нун дышал тяжело, как собака.  - Моя нога. Уроды попали в мою ногу!
        - Дай мне свои координаты!
        - Налево, Нун! Черт, налево!
        Снова стрельба.
        - Вот дерьмо! Вижу человека слева. Стреляй в него! Стреляй в урода!  - Голос Вейла гремел в наушниках Кендры.
        Она зашла с противоположной стороны защитного заграждения из контейнеров и увидела человека, сидящего на корточках наверху контейнера и стреляющего из самозарядного боевого оружия. Ее собственный пистолет выскользнул из ее рук, когда она нажала на курок. Мужчина повернулся в ее направлении, пару раз выстрелил, спрыгнул вниз и исчез за башней из контейнеров.
        Сердце в ее груди колотилось, когда Кендра нырнула под укрытие. После очередных отдавшихся во всем теле ударов сердца она вынырнула в проход, уголком глаза уловила движение и развернула свой пистолет в его сторону. Ее мозгу хватило доли секунды, чтобы идентифицировать человека, сиганувшего через узкий проход, как врага, затем она нажала на курок. Он издал дикий крик и упал на колени. Он поднял свое оружие, будто в замедленном действии. Кендра выстрелила еще несколько раз. Мужчину отбросило назад, он лежал неподвижно.
        - Еще один,  - она продолжала идти дальше, продвигаясь по направлению лестницы, о которой она помнила из плана здания.  - Я думаю…  - Она оборвала свою фразу, когда взрыв наполнил помещение, за белым светом последовал ярко-оранжевый, ослепляя ее.  - Черт!  - Она протерла свои очки и маску, учащенно моргая.
        - Вот же…  - голос Вейла прошипел в наушнике.  - Осветительная бомба. У них чертова осветительная бомба!
        - На подмогу! Они нас сейчас убьют!
        Справа последовала ровная череда взрывов. _Черт_! Кендра сдвинула с лица очки и маску и поползла по-пластунски, огибая другую стену из контейнеров. Быстро моргая, чтобы справиться с потом, она заметила Вейла и Шеппарда. Как и она, они оба скинули очки и маски. Кто-то впереди них стрелял.
        - Где этот сукин сын Грин?  - кричал кто-то в ее ухо.
        - Балакирев на лестнице!..
        - Пристрелите его!  - закричал Вейл. Он побежал вперед, но его тело вдруг резко дернулось, вращаясь, как волчок. Темная струйка крови била из его шеи. Шеппард, бежавший за ним, принялся стрелять в темные тени над ними, а затем присел на корточки рядом с упавшим командиром спецназа.
        - Твою мать!  - Кендра услышала прерывистый голос Шеппарда в наушниках.  - Вейла ранили! Ему нужна медицинская помощь!
        Кендра увидела, как какой-то человек вышел из-за угла и приложил винтовку к плечу.
        - Шеппард, ложись!  - закричала Кендра. Она рванула вперед, поднимая свой пистолет и нажимая курок. Мужчина упал за стеной из контейнеров. Она молилась, чтобы ее выстрел был смертельным.
        Она поскользнулась на масляном пятне - _нет,_не_масляном,_это_была_кровь_Вейла_, она поняла это внезапно, от этого стало не по себе - и упала на колени. Шеппард снял свои перчатки и отчаянно пытался руками заткнуть дыру в шее Вейла. В тусклом свете его пальцы казались черными от крови.
        - Я пытаюсь… Я пытаюсь остановить кровотечение. Мне нужно остановить кровотечение…  - говорил он, тяжело дыша.
        Кендра схватила его за руку.
        - Он умер,  - сказала она жестко,  - ты ничего уже не сможешь сделать для него.
        Шеппард молча уставился на нее своими глазами, наполненными ужасом.
        - Боже… Я забыл…
        - Черт, у нас нет времени об этом говорить,  - прервала она его, пытаясь при этом снова поднять на ноги, утащить в более безопасное место.  - Шевелись!
        - Боже, меня ранили!  - закричал кто-то в наушниках.  - Меня ранили!
        - Я отследил точное местонахождение Балакирева и Грина.
        Шеппард, шатаясь, встал на ноги:
        - Хорошо. Хорошо. Нам нужно…  - Вдруг он обвис, с его губ слетел хриплый крик. Сердце Кендры упало в груди, когда она увидела, как черты Шеппарда исказились в агонии.
        - Шеппард? О боже!  - ее рот пересох от ужаса, она пыталась ухватить его, но он опрокинулся на нее, увлекая своим весом на пол. Она быстро оттолкнула его и выстрелила куда-то в тень, бросив при этом взгляд на Шеппарда. Его глаза были открыты и сверкали от боли, она вздохнула с облегчением. Он жив.
        Вскочив на ноги, она дышала тяжело и быстро. Она обхватила пальцами руки Шеппарда, лихорадочно дергая его, пытаясь расшевелить:
        - Давай же, Шеппард! Даниэль!
        Ужасный звук от перестрелки все еще раздавался эхом в помещении: в ее ушах была тишина. Она потеряла наушники, когда падала, и теперь не слышала ничего, кроме залпов, отлетающих от стен склада.
        Уголком глаз она заметила сначала тень, потом эта тень приняла и форму человека. С трудом сдержав крик, она отпустила Шеппарда и подняла свой пистолет, следя за движением фигуры, и тут узнала Терри Лэндона.
        - Сукин сын! Шеппард ранен?  - он легко бежал по направлению к ним.
        - Так. Дверь прямо за этой секцией контейнеров. Чертов лабиринт,  - он сменил позицию, пытаясь схватить раненого и взваливая его на себя.  - Я отведу вас в безопасное место,  - он замолчал, взглянув на Кендру.  - Двигай своей задницей, Донован!
        - Это Шеппард ранен. Выводи его. Я вернусь за Балакиревым и Грином.
        - Нет! Нам нужно…
        - Я справлюсь, Терри. Ты же знаешь,  - она повернулась в направлении лестницы.
        - Я сказал остановись! Это, мать твою, приказ! Я руководитель команды!
        - Я закончу эту гребаную операцию!
        - Нет. Даже не думай.
        Кендра с удивлением уставилась на него, когда он поднял свой пистолет, целясь в нее.
        - Ты мне приказываешь под _дулом_пистолета_?
        - Извини, Кендра,  - он отвел свой пистолет. Несмотря на все сумасшествие вокруг них, она чуть ли не засмеялась над его откровенной бравадой. Направить пистолет на нее, чтобы отвести ее в укрытие, ну надо же! Потом в ней все замерло, когда Лэндон навел оружие на Шеппарда, которого продолжал поддерживать второй рукой.
        - О боже, Дэн, теперь ты правда пугаешь…
        Лэндон вдруг резко отпустил Шеппарда. Перед тем как тот упал на землю, Лэндон спустил курок. Отказываясь верить в произошедшее, Кендра с ужасом наблюдала, как на месте лица Шеппарда образовался фонтан из крови, костной массы и мозгового вещества. Затем Лэндон снова перевел свой пистолет на нее.
        - Что… О боже! _Что,_черт_возьми,_ты_наделал_?  - она в ужасе отступила назад. Она интуитивно подняла свой пистолет, но Лэндон уже нажал на курок. Выстрел обжег верхнюю часть ее руки, как удар раскаленной плетью. Ее правая рука онемела, ее «ЗИГ Зауэр» упал на бетонный пол.
        - Ты сама себе навредила, Кендра,  - сказал он, придвигаясь к ней. Он тоже сбросил маску и очки. Его глаза горели. Вокруг них вонь от пороха и смерти, казалось, взвевалась в воздух, как туман над кладбищем.  - Ты нашла Балакирева.
        - О боже… последняя операция…  - она, казалось, не могла успокоить свое дыхание.  - Ты чертов предатель!
        - Называй как хочешь. ТЫ же не думала, что Балакиреву удалось улизнуть столько раз до этого, потому что он был так _хорош_?
        - Ты сукин сын!  - ее рука была будто в огне. Но это было не важно.
        - Когда я говорил, что буду пить где-нибудь на пляже после операции, я не шутил. Старина Сэм - жадный ублюдок. Балакирев - бизнесмен. Он знает цену деньгам. А Грин - мешок с деньгами.
        Кендра набросилась на Лэндона, пытаясь ногой выбить его пистолет. Он пробормотал что-то, отшатнулся, но не выпустил его из рук.
        - Тварь!
        Здоровой рукой она нацелилась на его горло и занесла ногу для повторного удара. Она попала Лэндону в живот, отбросив назад, но ему удалось поднять при этом пистолет и нажать на курок. Выстрел пришелся ровно в ее грудную клетку: как невидимый удар, он сшиб ее с ног, и она упала на пол. Боль была мучительной, кислород покидал ее легкие. Мир покачивался вокруг нее. Она боролась с водоворотом темноты. Кевларовая жилетка, может, и спасла ей жизнь, но все равно боль от выстрела была невыносимой.
        Заставив себя подняться на колени, она поползла, как краб, по проходу, напоминающему часть лабиринта. Она усиленно моргала, чтобы прогнать пот с глаз. Позади она услышала, как Лэндон тяжело поднимается, одновременно угрожая ей.
        - Я разорву тебя, дрянь!
        Сквозь тусклый свет она видела распростертое тело Вейла перед собой. Ее здоровая рука чувствовала, как липкая кровь командира спецназа, как желе, застывает на бетонном полу. Прикусив губу, чтобы не стошнило, она поспешно ринулась к его телу.
        - Ты покойница!  - Лэндон зашел за угол как раз в тот момент, когда ее пальцы коснулись пистолета Вейла. Она схватила его за дуло, перевернула здоровой рукой, и в этот момент Лэндон выстрелил. Тело Кендры дернулось, ее нога горела, как будто на нее пролили кислоту. Она закричала, перекатилась на бок. От боли кружилась голова, она подняла свой «ЗИГ Зауэр» и выстрелила. Направленная на нее пушка Лэндона сработала в тот же самый момент, ее откинуло назад, огненная боль была такой невыносимой, что она думала, ее голова развалится на две части. Яркий медный запах ее собственной крови, смешанный с запахом крови Вейла, удушающе наполнил ее ноздри. Картинка перед глазами становилась размытой. Затем она поняла, что это кровь стекла на глаза.
        Ослабев, она закрыла их.
        И потеряла сознание.

        3
        - Как она?
        - Она боец, она справится. У нее несколько ранений - в правую руку и ногу, низ живота, правый висок. Нам пришлось удалить участок толстой кишки и правую маточную трубу. Не факт, что она сможет иметь детей…
        - Но она будет жить?
        - Ранение в голову самое серьезное. Ей повезло. Если бы попало на сантиметр выше, то мы бы сейчас говорили у патологоанатома.
        Голоса раздавались приятными волнами, пока Кендра парила где-то… где она вообще? Она чувствовала… ничего не чувствовала. Никакой боли. Никаких эмоций. Лишь ощущение отчуждения. Единственное, что связывало ее с реальностью, были эти голоса. Два мужских голоса. Один мягкий и спокойный. Другой немного громче, более скрипучий.
        - Она будет жить?  - скрипучий голос повторил свой вопрос настойчивее.
        Едва различимый звук. Возможно, вздох, после которого последовало:
        - Хотелось бы мне это знать.
        - Вы же доктор. Если не знаете вы, то кто знает?
        - Если бы вы спросили меня об этом, когда ее только привезли, я бы сказал, что нет, она не доживет и до полуночи. Но прошла неделя, и она до сих пор жива. И становится крепче. Сегодня утром мы убрали вентиляцию, теперь она дышит самостоятельно. Но будет ли она жить? Я не знаю.
        - Черт побери. Директор хочет услышать ваш прогноз.
        - Тогда я надеюсь, директор знает прямой номер бога, потому что он единственный, кто может ответить на этот вопрос.

* * *
        - Не могу поверить, что она агент ФБР. Ей на вид шестнадцать, бог ты мой. У меня дочь выглядит старше!
        - Двадцать шесть.
        - Что?
        - Ей двадцать шесть. А твоя дочь выглядит старше, потому что ты разрешаешь ей так краситься. Не говоря уже о той ужасной татуировке.
        - Это должна была быть бабочка на лодыжке. Маленькая,  - последовал долгий вздох.  - Откуда мне было знать, что она набьет себе череп и две кости почти на всю спину? Если бы рядом был ее отец…
        - Ты слишком мягка с ней.
        Два новых голоса ворвались в прекрасную отстраненность Кендры. Ей казалось, что она плывет, как будто бы она парила вне своего тела. Но неодобрение, звучащее в одном из голосов, заставляло ее каждый раз спускаться вниз.
        - Ты предоставила ее самой себе после развода,  - продолжал неодобрительный голос.  - Я не критикую. Ну, может, и критикую. Но это просто потому, что мы друзья, Энни. Передашь мне это? Спасибо.  - Потом на какое-то время воцарилась тишина. Затем раздалось снова:  - Она с тобой играется. Ты же знаешь.
        - Она просто… проходит через стадию отрицания.
        - Ну, ей повезло с тобой. Полно людей в мире, у которых нет никого. Как у этой бедняжки.
        - Что ты имеешь в виду? Я слышала, что директор спрашивал о ней,  - голос опустился до боязливого шепота, как будто бы эта женщина, Энни, думала, что директор, кто бы он ни был, притаился где-то рядом.  - И из Бюро тоже кто-то постоянно приходит и справляется о ее здоровье. Доктору Кэмпбеллу было приказано лично наблюдать ее.
        - Это же коллеги,  - вторая женщина шмыгнула носом, снова выражая неодобрение.  - Врачи. _Мы_. Но семьи у нее нет. Посмотри на нее. Даже с забинтованной, как у мумии, головой, видно, что она симпатичная. Я бы убила за такие ресницы, как у нее. Странно, что у нее нет парня, который бы беспокоился о ней.
        - Хм.
        - Мой племянник Джои только что расстался со своей подружкой.
        - Ой, не надо, Памела! Девочка даже в сознание еще не пришла, после того как ее сюда доставили,  - голос второй женщины теперь сопровождался заливистым смехом,  - а ты хочешь свести ее со своим племянником!
        - Ее жизненные показатели превосходны. Сейчас мы перестанем вводить ей успокоительные… Мне просто жаль ее, ведь у нее никого нет. Нет семьи…
        - О боже! Кендра Донован.
        - Что?
        - _Кендра_Донован_. Эта девушка, пациентка. До меня только что дошло… Я же слышала о ней.  - Голос снизился до шепота. Голос Энни. По какой-то причине, хоть Кендра и парила где-то, ей было важно знать, кто именно говорит, идентифицировать голоса.  - Это было по «20/20» или «Шестьдесят минут», по одной из этих новостных программ. Ее родители участвовали в программе создания супердетей.
        - Супердетей? Это… погоди. Я думаю, что читала об этом! Дизайнерские дети,  - неодобрение вернулось в голос женщины, в голос Памелы.  - Генетически модифицированные дети; они возились с генами, чтобы сделать детей умнее, чем обычные. _Маленькие_Франкенштейны_.
        - Не знаю, дошли ли они до этого. Тогда им это точно не удалось. Одному богу известно, чем они занимаются _сейчас_. Но ученый, который основал… я думаю, это можно назвать «общество» …
        - Секту.
        - Ну, или секту,  - согласилась Энни.  - Целью было объединить этих невероятно умных ученых для создания невероятно умного потомства. Бред, да?
        - Больные просто,  - неодобрение в голосе Памелы сменилось полнейшим ужасом.  - Это же как разведение животных. Свести лучший скот, чтобы получить лучшую корову. Это ненормально применять к людям.
        Дымка рассеивалась, оставляя место тупой боли. Кендра уже не хотела никого слышать. Она не хотела слышать это омерзение в голосе женщин.
        _Особенная_или_ненормальная_. В глазах Памелы и Энни - точно ненормальная.
        - Итак… она одна из этих детей Франкенштейнов?
        - Ну да… Я думаю, она пошла в колледж в четырнадцать или пятнадцать.
        - Ого! Рано.
        - Не верится, что она здесь. Что эта девочка, это _она_. Мир тесен, верно же?
        - Сумасшедший мир. Где же ее родители? Почему их здесь нет?
        - Думаю, они вроде как в контрах…
        - Что такое?
        - Не знаю. Но ее кровяное давление подскочило,  - голос Энни звучал озабоченно.  - Нам надо, наверное, уведомить доктора Кэмпбелла?
        - Может, ей больно.
        - Они сказали не давать ей больше морфий.
        - Пойду доложу доктору Кэмпбеллу тогда. Он зайдет и посмотрит,  - раздался звук шаркающих шагов, и голос удалился.
        - Ты позвонишь своему племяннику?  - другой голос, Энни, тоже удалялся, но Кендра уловила в нем веселые нотки.  - Будешь свахой?
        Вторая женщина, казалось, раздумывала. Затем произнесла:
        - Не думаю, что она во вкусе Джои.
        - Что? Слишком симпатичная для него?
        - Слишком странная. С детьми Франкенштейнами всегда что-то не так, даже если они уже выросли и выглядят привлекательно.

* * *

        В следующий раз Кендру разбудили не голоса, а боль. Ее череп как будто раскалывался на две части. Если она не ошибалась, ее сейчас мучила сама прародительница головной боли. Нет, не так. Это точно _была_ прародительница головной боли. Она пульсировала в правой стороне головы и отдавалась внезапными ударами, которые сотрясали ее до самых кончиков пальцев ног.
        - Мисс Донован?  - голос был полон робкой обеспокоенности, он будто бы завис над ней.
        С большим трудом Кендра открыла глаза и увидела перед собой пару карих глаз в очках с роговой оправой. Круглое лицо. Мужчине было около шестидесяти лет, он был немного размыт по бокам, но тут она поняла, что тут скорее виноваты ее проблемы со зрением. Она моргнула пару раз, и его фигура приобрела более четкие очертания.
        - Боже. Моя голова,  - ее правая рука тоже безжалостно болела. Эта боль сливалась с пульсацией в голове.  - Болит. Воды.
        - Конечно,  - он налил воду в пластиковый стакан и передал его ей, придвигая соломку к ее пересохшим губам. Она глотала жадно и не могла утолить жажду этой ледяной жидкостью, которая смачивала ее горло.
        - Подумаем, что можно будет применить от вашей головной боли. Мы не хотим, чтобы вы снова потеряли сознание. Мы испугались, вы должны были выйти из комы пару дней назад.  - Он оторвал соломку от ее губ, не обращая внимания на ее тихий протест, и поставил пластиковый стаканчик на металлический откидной столик.  - Я доктор Кэмпбелл.
        _«Что_произошло_?»  - Она не думала, что сказала это вслух. Но он продолжил осматривать ее и спросил при этом:
        - Вы помните что-нибудь?
        - Нет,  - что-то всплыло в ее сознании, небольшой просвет в дымчатых серых слоях.  - Да. Я не знаю.
        - Вы знаете, как вас зовут?
        - Донован… Кендра Донован,  - прошептала она.
        - Назовите президента Соединенных Штатов.
        - Что? Я…  - О боже! Воспоминание, которое сейчас ее настигло, было как резкий порыв, который налетел и разрушил ее душевное спокойствие.  - Шеппард. Он мертв. О боже.  - Ее дыхание сбилось от сухого всхлипа.  - Они умерли, Терри… Терри Лэндон. _Предатель_. Сукин сын! Убил его. _Убил_его_!
        - Успокойтесь, мисс Донован. Ваша память, по всей видимости, не пострадала…
        - _Я_его_застрелила_?
        - Кого?
        - Сукина сына Лэндона,  - ее горло опять пересохло, ей будто приходилось проталкивать слова сквозь терку для сыра.
        Доктор взял ее запястье и, деликатно держа его, считал ее пульс по своим тикающим часам.
        - Да. Кажется, вы его застрелили.
        - Он мертв?
        - Кажется, да.
        - Отлично. Балакирев? Грин?  - она освободила свою руку, но к тому времени доктор уже закончил и отпустил ее. Она попыталась приподняться, но была слишком слаба, руки висели, как вареные макаронины. Она снова упала на твердые подушки.  - Их поймали?
        - Мисс Донован, пожалуйста, лежите спокойно,  - он подождал немного, затем склонился над ней, посветив карманным фонариком ей в глаза. По-видимому, довольный увиденным, он опустил фонарик обратно в нагрудный карман своего белого халата и подошел к краю кровати, где открепил медицинскую карту и принялся бегло делать заметки.  - Мне нужно вызвать ваше начальство. Они оставили подробные инструкции о том, что нужно сделать, как только вы придете в сознание.  - Он дотронулся до ее стоп.  - Вы чувствуете что-нибудь? Можете двигать пальцами ног?
        - Да.  - Она сделала легкое движение пальцами для демонстрации, хоть на это и потребовалось невероятное количество энергии.  - Балакирев? Грин?  - повторила она хрипло.
        - Нам нужно сделать пару тестов. И нам нужно позвать ваше начальство,  - повторил он. Его выражение лица стало мягче, когда он посмотрел на нее.  - Я могу подождать с этим звонком.
        Кендра поняла, что он предлагает ей еще время. Она переместила свой взгляд с глаз доктора на безликий белый потолок больничной палаты. Она находилась в Национальном военном медицинском центре «Уолтер Рид», как она поняла со слов одной из медсестер. В одиночной палате. Особые условия содержания выдавал интерьер комнаты с веселыми занавесками в цветочек, обрамляющими окно, за которым скрывалось тусклое серое небо. Стены были покрыты краской цвета недоспелой дыни. Довольно мило для больничной палаты. Но все же это была больничная палата: аппарат ЭКГ, зеленая полоска, едва прыгающая на затемненном экране слева от нее, а рядом капельница, по тоненькой трубке которой неспешно стекают капли в ее левую руку. Ее ноздри слегка щипало. И она вдруг поняла, что ей, должно быть, вставляли в нос катетер с кислородом.
        Понимая, что доктор ждет от нее ответ, она покачала головой и сразу же пожалела об этом. Это движение вызвало новый прилив боли, за которым последовал коварный приступ тошноты.
        - Нет,  - прошептала она сипло и снова облизала губы. Ей хотелось закрыть глаза, чтобы вернуться в тот туманный дурманящий мир, где она находилась, перед тем как проснуться и почувствовать дискомфорт, и физический, и моральный. Но она сопротивлялась этому соблазну.
        - Позовите их. Сейчас,  - попросила она.  - Мне нужно знать.

* * *
        - Кендра,  - на этот раз она узнала этот грубый голос еще до того, как открыла глаза и встретилась взглядом с морщинистым лицом Филипа Лидза, заместителя директора отдела поведенческого анализа. Ее босса.
        Только он уже не был ее боссом почти год, о чем она резко вспомнила. С тех пор как ее передали нью-йоркскому офису специальной рабочей группы.
        - Сэр.
        - С возвращением,  - его улыбка не скрыла беспокойство, которое выражали его глаза.  - Как вы себя чувствуете?
        - Будто мне выстрелили в голову.
        Дверь отворилась, и ворвался доктор Кэмпбелл.
        - Ага, я слышал, что вы пришли навестить нашего звездного пациента, сэр. Я должен попросить вас в этот первый визит пробыть не слишком долго с пациенткой. Мисс Донован еще не до конца окрепла для того, чтобы отвечать на какие-либо вопросы.
        Кендра резко взглянула на доктора и сказала:
        - Это у меня есть вопросы.
        - Или для того, чтобы проводить допрос,  - продолжил он деликатно. Он повернулся к заместителю директора:  - Мне необходимо отвезти мисс Донован на диагностику. У нее по расписанию сейчас МРТ.
        Лидз кивнул:
        - Пять минут, доктор Кэмпбелл.
        Осознавая, что заместитель директора не просто просил, а требовал уделить ему пару минут наедине с пациентом, доктор Кэмпбелл двинулся в сторону двери.
        - Пять минут,  - он подчинился, но в его голосе звучало суровое предупреждение. Он понимал степень влияния Лидза, но в этой комнате, в этой больнице и с этим пациентом это у него были приоритетные полномочия.
        Лидз подождал, пока дверь не закроется, и повернулся к Кендре:
        - Питер Карсон летит сюда. Он хочет поговорить с тобой.
        - Я уверена, что он хочет. Можете мне, пожалуйста, передать воду вон там?  - Пока Лидз искал взглядом воду, Кендра крутила приспособление на своей кровати, поднимая матрас, чтобы оказаться в сидячем положении. Было что-то унизительное в том, чтобы разговаривать с боссом лежа на спине.
        Он взял пластиковый графин и наполнил чашку.
        - С тобой все в порядке?
        Кендру раздражало, что ее руки тряслись, когда она потянулась за водой.
        - Я же сказала, чувствую себя так, будто мне выстрелили в голову,  - пробормотала она раздражённо, засовывая соломку в рот.  - Сэр.
        Лидз улыбнулся, на этот раз немного более искренне.
        - Ну, по крайней мере ведешь ты себя как прежде.
        - Чувствую себя отвратно.
        Улыбка исчезла.
        - Извини, Кендра. Карсон должен тебя допросить, но что, черт возьми, произошло?
        Руки Кендры задрожали, когда она ставила пластиковую чашку на металлический столик, который подкатили к ее кровати.
        - Майор, это полная задница, извините. Терри Лэндон нас предал. Или предал бы, если бы успел.
        На какой-то момент она закрыла глаза и увидела, как голова Шеппарда взрывается. Она открыла глаза, и Лидз увидел это страдание где-то в глубине их. Наконец она произнесла:
        - Он убил Дэниэла Шепарда прямо на моих глазах. Чертов ублюдок.
        - Ты уверена?
        - Да. Он чертов ублюдок.
        - Кендра.
        - Это он стрелял в меня. Я хотела вернуться и достать Балакирева, Грина. Тогда Лэндон и… выстрелил в Дэниэла. А затем и в меня,  - она уставилась на свои руки, беспокойно теребящие покрывало. Она заставила себя остановиться.  - Если бы я не попыталась пойти за Балакиревым, Дэниэл был бы жив.
        - Вы же прекрасно понимаете, агент Донован,  - Лидз подождал, пока она не поднимет глаза.  - Вы не убивали Шеппарда.
        - Но я абсолютно уверена, что не помогла ему,  - ее дыхание перехватило.  - Я работала с Лэндоном. Я профайлер, черт побери. Я должна была видеть его насквозь… должна была догадаться…
        - Ты не всемогуща. Или не совсем совершенна.
        Она подняла руки и нажала костяшками пальцев на глаза. И покачала головой. Чего делать не следовало, так как тут же безжалостное острие опять вонзилось в ее череп. Ей предлагали увеличить дозу морфия, но она отказалась. Кендра вздохнула, опустив руки:
        - Я устранила Лэндона. Доктор… доктор Кэмпбелл сказал, что он мертв.
        - Это так.
        - А что с Грином и Балакиревым? Рицином?
        - Балакирев мертв. Его задело во время перекрестного огня. Яд был упакован в форме гранул, как ты и предсказывала. Мы его конфисковали вместе с ноутбуком Балакирева. Над ним сейчас работает компьютерный отдел. Там есть много зашифрованной информации. Как только его взломают, мы надеемся внедриться в некоторые террористические ячейки, с которыми работал этот ублюдок.
        - То есть нам не нужен был сам Балакирев. Нам всего лишь был нужен его ноутбук.
        - Ну, не думаю, что Питер Карсон видит это так же. Но технологии всех нас превращают в консерваторов.
        - Боже, я бы так хотела приложить к этому руки,  - пальцы Кендры искривились от отчаяния, зарываясь в хлопковое белье.
        - Я уверен, приложишь,  - он посмотрел на свои часы.  - Мои пять минут подошли к концу. Я пойду, пока доктор Кэмпбелл не надрал мне задницу. Зайду к тебе завтра. Директор сказал, что тоже может прийти.  - Он подошел к двери. Немного задержался около нее.  - Если тебе нужно с кем-то поговорить…
        - Не нужно.
        Он смотрел на нее около минуты и решил не напоминать ей о том, что ей придется пройти полное психическое освидетельствование перед тем, как вернуться в Бюро. Пока что он просто кивнул:
        - Вы ценный член нашей команды, спецагент Донован.
        - Спасибо. А… сэр? Вы проинформировали… мои родители знают, что я … хотя ладно,  - она плотно закрыла рот, недоговорив фразу. Ей было неудобно, что ее пальцы, дрожа, опять теребили белье. Она уже пожалела об этом вопросе, увидев сожаление в глазах заместителя директора.
        - Что касается ваших ближайших родственников, ваши родители были проинформированы,  - сказал он мягко.
        Она кивнула и больше не смогла выдерживать его взгляд:
        - Спасибо.
        Лидз помедлил и почувствовал знакомый гнев, поднимающийся в нем в отношении этих двух ученых. Он знал, что они были гениальны в своей сфере деятельности, доктор Элеанор Янке в квантовой физике, а доктор Карл Донован - в изучении генома и биогенетическом искусстве. Но, насколько ему было известно, оба они были отвратительными людьми.
        Так как он не знал, что еще может сделать, чтобы прогнать опустошение, которое он увидел в темных глазах Кендры перед тем, как она отвела взгляд, он просто сказал:
        - Отдохните, агент Донован.
        Кендра пыталась справиться с унижением и старой болью в груди, которая не имела ничего общего с ее ранениями. Когда она подняла глаза, удивилась, что оказалась в палате одна.
        И так и не узнала, что произошло с сэром Джереми Грином.

* * *

        Следующие четыре дня прошли быстро из-за постоянной беготни с тестами и физиотерапией. Кендру раздражала собственная слабость, раздражало, что ее конечности были вялыми и неловкими. Неживыми. Каждую секунду, когда она заставляла себя что-то сделать, она будто бы толкала гигантский булыжник на верхушку горы, после чего вся тряслась, чувствовала дезориентацию и мечтала лечь в кровать.
        К счастью, кровать у нее была.
        Лидз не вернулся, хотя она слышала, что он регулярно узнает, как она. Как и было обещано, Карсон появился, чтобы допросить ее, мрачно проинформировав ее о числе убитых, среди которых кроме Шепарда и Вейла были Аллан О’Брайан и Дэнни Кортез из первой команды. Двое из команды Вейла тоже погибли. Билл Нун получил пулю в ногу, но остался жив.
        Терри Лэндон был не в счет.
        Кендра подумала об О’Брайане и его молодой жене, которая сейчас стала вдовой, и ей захотелось рыдать. И снова застрелить Терри Лэндона. _Чертов_ублюдок._
        Карсон ушел до того, как она успела спросить о Грине, и, по правде, к тому времени, как их разговор подошел к концу, она слишком устала, чтобы сформулировать какой-либо членораздельный вопрос. Ей стало даже интересно: была ли она обязана этой усталостью своему настроению или ей все-таки добавили морфий в капельницу?
        Как и бывает в таких случаях, время, казалось, тянулось ужасно медленно, а затем опять резко ускоряло свой ход, расплываясь и растекаясь от одного момента к другому, от вечера до утра, а потом и до дня. Она, по сути, никогда не была одна. Медсестры, чей разговор она тогда подслушала, Энни (по-матерински добрая, с солнечными светлыми кудряшками, прыгающими вокруг ее удивительно молодого лица) и Памела (гораздо менее добрая, более угловатая, с короткими волосами с проседью), теперь залетали и вылетали из ее палаты, как жужжащие пчелки, проверяя ее показатели, давая ей маленькие бумажные колпачки с таблетками и сопровождая ее во время ее передвижения на два этажа выше для тестов или во время спуска в кабинет физической терапии этажом ниже.
        - Для человека, который был в коме пару недель назад, у вас все прямо отлично,  - заметил доктор Кэмпбелл, когда зашел в ее комнату однажды утром. Он взял ее карту у подножия кровати и быстро оценивающе ее просмотрел, прежде чем улыбнуться ей.  - У вас тут посетитель.
        - Да?
        - Кендра.
        Ее сердце внезапно заколотилось, когда ее глаза посмотрели на дверь.
        Мужчина, стоявший на пороге, был высокий, худой и намного старше, чем она его помнила. Его некогда черные волосы были сейчас испещрены серебряными полосами у висков, а на его привлекательном лице появились морщины, которых она не помнила. _Прошло_больше_десяти_лет._
        Однако, когда он зашел в комнату, выражение в его темно-карих глазах, обрамленных рядом густых ресниц - _ее_ глазах, как она вдруг осознала со странным душераздирающим чувством,  - оказалось ей отчетливо знакомо. Это была холодная беспристрастность, смешанная с неудовольствием.
        _Есть_вещи,_которые_никогда_не_меняются_.
        По всей видимости, не понимая скрытого значения этого визита, доктор Кэмпбелл продолжал улыбаться:
        - Очень хорошо, что вы решили навестить Кендру,  - сказал он. Если он и считал странным, что этот человек не навестил свою дочь или не позвонил, когда она была на волоске от смерти, он не подал вида.  - Я, пожалуй, оставлю вас наедине,  - он отошел к двери, затем остановился:  - Кендре уже намного лучше, но, пожалуйста, не утомляйте ее.
        - Понимаю. Спасибо, доктор Кэмпбелл.  - Доктор Карл Донован дождался, пока мужчина покинет комнату, затем холодно произнес:  - Итак… это ради этого ты бросила то, что могло стать твоим блестящим будущим?
        Кендра не знала, смеяться ей или плакать. Двенадцать лет прошло, и его первые слова в ее адрес были критикой. _Знакомо_.
        - Что ты здесь делаешь?  - ее голос звучал немного напряженно, но по крайней мере ровно.  - У меня огнестрельное ранение в голову, но, похоже, это ты забыл, что отказался от меня.
        - Не дерзи, Кендра.  - Рот ее отца сжался в узкую полоску.  - Я получил звонок от заместителя директора Лидза, он предположил, что для продолжения моего исследования мне нужно навестить тебя.
        Кендра нахмурила брови:
        - Я не понимаю. Как твое исследование связано со мной?
        - Я работаю в Товарищеском институте в Аризоне…
        - Над исследованием человеческого генома. Я знаю.
        - Тогда ты должна знать, что государство - наш важнейший донор.
        Кендра вспомнила то выражение сожаления в глазах заместителя директора:
        - А. Понимаю. Лидз тебя заставил приехать. Вот почему ты здесь.
        Не потому что ее отец хотел увидеть ее. Боже упаси, чтобы ему на самом деле было не все равно. И странное дело, от этого было больно. Она не видела своего отца двенадцать лет, но он до сих пор обладал этой властью над ней.
        Брезгливым движением Карл приподнял штанину брюк перед тем, как сесть в кресло у кровати. Он поднял бровь:
        - Ты расскажешь мне, как оказалась здесь… в таком виде?
        - Ой, знаешь. Просто спасала мир.
        - Я мог бы отметить, что есть более простые и безусловно более продуктивные способы спасать мир. Если бы ты продолжила …
        - Как там Барбара?  - прервала его она.  - Как дети?
        Он помедлил. Он не любил, когда его прерывают, но, так как предыдущая тема была ему противна, он позволил это ей:
        - Барбара сейчас ушла из Института, чтобы написать книгу. Дети демонстрируют замечательные когнитивные способности.
        - Патрисия и Стюарт, верно?  - она вспомнила имена своих сводных сестры и брата.  - Или ты называешь их «Испытуемый 1» и «Испытуемый 2»?
        - Вижу, твое чувство юмора со временем не улучшилось.
        - Нет, не думаю. Но, вообще, если уж мы затронули эту тему, я же была бракованной, не так ли? Я не реализовала гениальный потенциал, на которой вы с мамой надеялись. Кстати, как там мама? Она придет?
        - Без понятия. Я уверен, она справляется о твоем состоянии.
        - Ничто так не радует любящую мать, как хороший тест.
        Карл одарил ее порицательным взглядом:
        - На Элеанор лежит невероятная ответственность в ЦЕРН. Она проводит научные эксперименты над Большим адронным коллайдером…
        - Знаю. Пусть мама создает большую черную дыру прямо здесь, на земле.
        - Это глупость. Это классическое преувеличение в СМИ, как тебе отлично известно,  - сказал он сухо.
        - Все мое жалкое чувство юмора,  - она вздохнула и вдруг почувствовала себя жутко измотанной. Филип Лидз хотел как лучше, она понимала. Но шантажа недостаточно, чтобы соединить семью, которая развалилась много лет назад. Боже, да кого она обманывает? У нее никогда не было семьи в истинном смысле этого слова. Она была лабораторной крысой. Ребенком Франкенштейном, как ее назвала Энни.
        - Это плачевно,  - согласился ее отец. Она не сразу поняла, что он имеет в виду ее чувство юмора.
        - Да, обидно, что ты не смог вывести его для меня.
        - Сарказм - низшая форма остроумия, и это тебе не к лицу, Кендра.
        - Похоже, мне ничто не к лицу.
        Раздражение промелькнуло на его лице, и Кендра признала, что небольшая жалкая ее часть до сих пор получала удовольствие, провоцируя его. Это была единственная реакция, кроме разочарования, которую он по отношению к ней испытывал.
        - Ты была таким подающим надежды…
        - Экспериментом?
        - Студентом,  - сказал он с гневом.
        - Студентом. Как дети из «Лебенсборн»?  - предположила она со сладковатым выражением.  - Гитлер тоже думал, что его программа по разведению детей была подающей надежды. Все эти арийские малыши. Супердети.
        Карл сердито посмотрел на нее.
        - Я надеялся, что ты наконец поняла цель проекта доктора Капура. Я могу упомянуть, что Джордж Бернард Шоу, Чарльз Линдберг и несчетное число других блистательных умов тоже выступали за евгенику.
        - Да. Знаю. Вы хотите сделать мир лучше, производя умных детей. Но у вас не получилось, ведь так? Вы с мамой не учли погрешностей в своем человеческом уравнении. Ну, такие как желания, страсть, личные амбиции.
        - Личные амбиции?  - Карл переместился в кресле, его холодные глаза уставились на ее перевязанную голову, больничную палату.  - Личные амбиции поиграть в копа? Посмотри, куда это тебя привело.
        - Я спецагент в Федеральном бюро расследований.
        Она была самым молодым офицером, которого когда-либо принимали в академию, она даже захотела об этом сказать. Но только для доктора Карла Донована это бы ничего не значило.
        - _Прославленный_ коп. Ты могла бы совершить все, что угодно, быть кем угодно.
        - Нет, не могла,  - произнесла она тихо. А ее глаза с неосознанной мольбой смотрели на него.
        «Т_ы_хоть_догадывался,_почему_я_стала_агентом_ФБР_?»  - такой вопрос она хотела ему задать. Но, конечно же, он не догадывался. Он никогда не спрашивал ее ни о чем. Он инструктировал и приказывал, ожидая, что она будет подчиняться. И она так и делала четырнадцать лет.
        - Ты недостаточно старалась,  - сказал он.
        Что-то внутри ее, что оставалось верным надежде, зачахло и умерло. Боже, она и не осознавала, что в ней еще оставалась надежда, думала, она умерла уже давно. Она опустила глаза:
        - Я человек. Ты это не принял во внимание. И после всех твоих тестов и испытаний ты отказался от меня, отказался от своего брака…
        - Это ты угрожала, что будешь судиться за выход из-под опеки,  - напомнил он ей и поднялся на ноги грациозным движением.  - Твою мать пригласили принять участие в исследовании в ЦЕРН. Такой шанс бывает раз в жизни. Я, само собой, не мог ей воспрепятствовать.
        - Ну, конечно нет. Особенно если учесть, что Барбара ждала своего часа, чтобы занять свое место и предоставить тебе возможность для новых экспериментов.
        - Этот аргумент всем уже надоел, Кендра. Жизнь продолжается. Мне кажется, именно так ты сказала своей матери и мне, когда попросила о независимости. Я правда не понимаю, в чем смысл этой мелодрамы. Ты от нас отдалилась. Несмотря на то что мы не согласились с твоим решением, мы его приняли. И мы никогда не блокировали твой доступ к целевому фонду, который мы открыли на твое имя.
        - Этот целевой фонд состоит из денег, которые _я_ заработала, когда появлялась в роли лабораторной крысы на телевидении и на соревнованиях.
        - Тем не менее твоя мать и я основали этот фонд для тебя, эти деньги были отложены на твое образование. Эта дискуссия бессмысленна,  - он посмотрел на часы.  - У меня мало времени. Если, конечно, ты хочешь рассказать о чем-то, что не имеет отношение к прошлому?..  - Он ждал, уставившись на нее. Она не произнесла ни слова, он развернулся и пошел в сторону двери.
        Слова дрожали на кончике ее языка. Ей понадобилась вся ее воля, чтобы не выпалить эти слова ему в спину.
        Он остановился у двери, посмотрев на нее. Его глаза еще раз осмотрели ее с ног до головы, задержавшись на белой повязке вокруг лба. Он не выглядел озабоченным, отметила про себя Кендра, только смущенным. Он сказал:
        - Прощай, Кендра.
        - Прощайте, доктор Донован.  - Она подождала, пока он уйдет, а потом схватилась за пульт управления койкой. Ее пальцы тряслись, когда она нажала на кнопку, опустив матрас, чтобы можно было выпрямиться и уставиться в потолок. Она пыталась не обращать внимание на жгучую боль в глазах, пульсацию в голове, тяжесть, сковавшую ее грудную клетку.
        Ее отец был прав в одном.
        Жизнь продолжается.

        4

        _Месяц_спустя_
        - Ты меня убьешь!
        - Не веди себя как маленькая, Кендра. Еще два раза. Ноги держи выше, напряги пресс. Давай, Кендра.
        - Я. Тебя. Ненавижу,  - Кендра с трудом отдышалась. Она бы испепелила взглядом двухметрового сукина сына, который нависал над ней, но для этого потребовалось бы еще больше энергии, которая ей была нужна для того, чтобы заставить работать тренажер для пилатеса с подходящим садистским названием «Реформатор». Ее мышцы горели и дрожали, и в какой-то момент она честно хотела сдаться. Она бы этого не сделала; она _не_могла_ этого сделать. Она черпала силу воли откуда-то из собственных глубин, уверенно двигая свое тело вперед с помощью жгутов, сантиметр за сантиметром, в поте лица.
        - Это ты хотела поторопиться,  - весело напомнил ей Брайан, светловолосый, голубоглазый, сногсшибательный специалист из отдела физиотерапии, которого все называли Терминатор.  - Это большой день, ведь так? Официальная выписка.
        - Боже!  - Кендра застонала, выпуская жгуты с чувством внезапного освобождения. Какое-то время она так и лежала, обессиленная и запыхавшаяся. Затем Брайан бросил ей полотенце. Оно приземлилось ей на лицо.  - Я думаю, что умерла,  - пробормотала она, не поднимаясь.
        - Для покойницы ты слишком здоровая,  - он ухмыльнулся.
        Превозмогая боль в мышцах, Кендра села и вытерлась полотенцем. Пока она утирала пот, потоками льющийся по ее лицу, она увидела себя в отражении зеркала на стене и состроила гримасу. Она не выглядела здоровой. Она выглядела как военнопленная. Ее темные глаза казались слишком большими на ее лице, которое было исхудалым и бледным. Ее голова была побрита для операции, и отросло только сантиметров десять новых волос. Лучше, подумала она, чем если бы она была полностью лысой, но все-таки ужасно далеко от прежней ее копны пышных темных волос, которые доходили ей почти до поясницы.
        Она никогда не считала себя самовлюбленной. Но она поняла, что ей действительно очень нравилось, когда у нее были нормальные волосы.
        Отвернувшись от своего отражения, она встала на ноги, которые еще шатались после последствий тренировки.
        - Как там наша звездная ученица?  - спросила Энни, втолкнув инвалидное кресло в комнату.
        - Сегодня я почувствовала свободу. Мне что, правда нужно это?  - Кендра бросила взгляд на кресло.
        - Больничные правила,  - медсестра широко улыбнулась.  - А после сеанса с Терминатором, я думаю, тебе оно будет кстати.
        - Ненавижу это прозвище,  - добродушно проворчал Брайан, следя своим проницательным взглядом, как Кендра опускалась в кресло. Ее движения были медленнее и осторожнее, чем им обоим бы хотелось. Кендра бы никогда в жизни не признала это, но сейчас она подумала, что Энни была чертовски права по поводу кресла.
        - Мы уберем судороги с помощью массажа,  - пообещал он, заметив, как ее тело принялось дрожать.
        - Не сегодня, боюсь,  - сказала Энни.  - Ей придется довольствоваться горячим душем. Заместитель директора Лидз скоро прибудет.
        Она покатила Кендру к двери и сказала:
        - Мне кажется, он заберет вас домой, агент Донован.
        - С радостью жду этого момента.
        - Не думайте, что вам удастся так легко избежать физиотерапии,  - предупредил Брайан, когда шел вместе с ними по больничному коридору. У лифта он наклонился вперед, чтобы нажать на кнопку.  - Я назначаю вам сеансы три раза в неделю, даже если вас выпишут.
        Кендра улыбнулась ему, когда двери лифта открылись, а Энни проворно развернула кресло и завезла его в пустую кабину.
        - Вы правда не должны переживать по поводу своего прозвища, Брайан. К тому моменту, как мы закончим эти сеансы физиотерапии, я придумаю еще несколько прозвищ для вас,  - произнесла Кендра.

* * *

        После горячего душа Кендра почувствовала себя наполовину человеком. А когда она оделась впервые за более чем два месяца во что-то, отличающееся от хлопковой сорочки или футболок со свитерами, которые выдавали в больнице, ее ощущения стали еще сильнее. Так как одежда - черный свитер, штаны цвета хаки, практичные хлопковые трусы и лифчик, черные носки и коричневые лоферы - принадлежала ей, то, очевидно, кто-то побывал в ее квартире в Маунт-Плезант в Вирджинии. Из-за косметички, засунутой в небольшой чемодан, она предположила, что это должна была быть какая-то женщина.
        Женские штучки, найденные в косметичке, не могли полностью стереть следы пребывания в больнице. Но все же она почувствовала облегчение, когда нанесла на губы малиновый блеск и припудрила свои высокие скулы, которые сейчас выступали слишком сильно, бронзовой пудрой, придающей ее коже эффект загара. До этого ей было далеко, подумала она грустно.
        Покинув крошечную ванную, она вздрогнула, когда увидела Филипа Лидза, стоящего у окна и смотрящего на улицу. Он развернулся, его глаза быстро оценивающе оглядели ее:
        - Выглядите намного лучше, агент Донован.
        Она робко дотронулась до своих ужасно коротких волос и ответила:
        - Я… спасибо, сэр. Я рада снова вернуться домой.
        - Вы будете на больничном, пока доктор Кэмпбелл не разрешит вам вернуться к исполнению своих обязанностей в Бюро. Но мы с нетерпением будем ждать вашего возвращения. Нам вас не хватало.
        Она в этом сомневалась. Кроме Лидза и высшего руководства, из коллег по Бюро ее никто в больнице не посещал. Они послали ей букет, который сейчас увядал на столике, и открытку. Впервые в жизни Кендра была больно поражена, какой одинокой стала ее жизнь. Она всегда была аутсайдером (_ненормальной_). Но из-за своей амбиции доказать себе самой, что она может обойтись без заранее придуманного узкого пути, проложенного для нее родителями, она осталась почти без друзей.
        Она двинулась к маленькой сумке, которую принесли вместе с верхней одеждой, и засунула в нее какие-то свои личные вещи. Пять книг. Три журнала. Газеты она оставила.
        - Вы знаете, вам нужно будет поговорить кое с кем.
        Она посмотрела на Лидза, давая понять, что понимает, о ком идет речь:
        - Имеете в виду мозгоправа?
        - Не думаю, что они любят этот термин.
        - Тогда у нас есть что-то общее. Я не люблю мозгоправов.
        - Агент Донован…
        - Все в порядке.  - Она закрыла сумку и была рада приходу Энни, которая протолкнула инвалидное кресло в дверь.
        Она подмигнула Кендре и, похлопывая по задней спинке кресла, произнесла:
        - Запрыгивайте, агент Донован.
        Кендра осторожно села в инвалидное кресло, поставив сумку на колени. Она изобразила улыбку для Лидза:
        - Я в порядке. И вам не нужно ехать со мной всю дорогу до дома. Я справлюсь.
        - В этом я не сомневаюсь. Но, кажется, что я уже сказал вам, что вы ценный член нашей команды, спецагент Донован.  - Он специально говорил непринужденно и был рад, когда медсестра вмешалась в их разговор, начав то умолять, то приказывать Кендре придерживаться диеты и программы упражнений, а еще дразня ее кем-то по кличке Терминатор.
        Доктор Кэмпбелл ждал их на первом этаже и добавил свои слова поддержки, напоминая Кендре о ее расписании занятий физиотерапией, а также о предстоящих обследованиях.
        Кендра с облегчением встала с инвалидного кресла. Махая доктору и медсестре, она подошла к «БМВ» Лидза. Этим утром ей все еще было тяжело, но она больше не шаталась. И, боже, как хорошо было снова оказаться на улице. Солнце освещало небо и делало его ослепительно-голубым, а температура, если она не ошибалась, превышала двадцать градусов выше нуля. Неплохо для мая.
        Она поступила в больницу в середине марта. Два месяца ее жизни прошли, растворившись как облако дыма. Ей было из-за этого грустно. Но могло быть и хуже, подумала она.
        Она могла бы умереть.
        Вздохнув, она скользнула на пассажирское сиденье. Ее руки чесались опустить окно. Но это могло подождать. Когда она вернется в свою квартиру, она сядет на своем крошечном балконе, лицом к солнцу. Бог свидетель, она заслужила немного красок.
        Прямо сейчас, однако, у нее были другие важные дела. Она подождала, пока Лидз завернет на шоссе I-495, и повернулась к нему:
        - Итак… что произошло с сэром Джереми Грином?
        Пальцы Лидза крепче сжали руль. На тот момент это было все, чего удалось от него добиться, но Лидз всегда был хорош в покере, как вспомнилось Кендре.
        - Не думаю, что это подходящее время для подобного разговора,  - сказал он наконец, взглянув на нее.
        - Понимаю. Тогда когда?  - она продолжала говорить холодным и спокойным голосом, но ее сердце начинало биться чаще.  - Когда мы доберемся до моей квартиры? Завтра? На следующей неделе? Никогда?
        - Агент Донован…
        Но она уже качала головой:
        - Вы знаете, что не сможете скрыть это от меня. Вы отлично постарались, держа меня в неведении, но вы знаете, что, как только я доберусь до своей прихожей, я зайду в Интернет и найду любую чертову информацию о Джереми Грине, которую захочу. Не важно, где она сокрыта, я ее найду.
        Лидз вздохнул. Она найдет. Именно благодаря ей ФБР, черт, да американское правительство, не говоря уже о МИ5, напало на след этого ублюдка.
        - Долго копать тебе не пришлось бы. И тебе не понравится то, что ты узнаешь,  - предупредил он.
        - Да неужели,  - вздохнула теперь она.  - Извините. Я немного… на взводе.
        Лидз только кивнул с хмурым выражением лица, лавируя среди остальных машин на своем «БМВ». Кендра подумала, не тянет ли он время, и снова почувствовала, будто бы статическое электричество коснулось поверхности ее кожи. Если бы она была более суеверна, она бы назвала это дурным знаком.
        - Сэру Джереми во время перестрелки попали… в руку. На самом деле всего лишь царапина.
        - Как… неудачно.
        - Они его быстро починили и доставили в Вашингтон. Немногим об этом известно. Только высшему руководству… и теперь еще вам.
        Кендра уставилась на него:
        - Как такое возможно? Все, кто участвовал в операции, знают, что он был там в тот день. Они знают, что мы его схватили.
        - Не совсем так. Они знают, что мы его вычислили. Но сэр Джереми сразу же призвал своих адвокатов. Американское правительство хотело избежать политического скандала. Он гражданин Британии. Он миллиардер. Это оправдано.
        - Оправдано,  - Кендра медленно проговорила это слово,  - но это ложь.
        - Нет. Он был в наших руках дольше, чем кто-либо предполагает. И он согласился сотрудничать с нами.
        - Сотрудничать…  - ее рот вытянулся в линию. Она знала, что на это они и рассчитывали с самого начала. Боже, да она сама отстаивала этот вариант. Но это было раньше.
        - Понятно. Мы будем работать с чертовым ублюдком, который ответственен за смерть членов моей команды?  - Несмотря на усилия, ее голос становился все выше. Она хотела ударить по чему-нибудь, но в конце концов просто сжала пальцы в кулаки.
        - Мы с ним работать не будем,  - не согласился Лидз.  - Это он будет работать на _нас_.
        - Где?
        Лидз нахмурился:
        - Где?
        - Где он будет на нас работать?  - спросила она резко.  - Он же не за решеткой? Не сливает нам информацию о своих клиентах в чертовой военной тюрьме?
        - Нет, конечно же нет.
        - Мы дадим ему вернуться к своей жизни?  - На этот раз она уже не смогла сдержаться. Она ударила по радиоприемнику.  - Черт возьми! Я _там_ была! Я _видела_, как голова Дэниэла взорвалась перед моими глазами! Аллан…  - Ее дыхание сбилось, пока она пыталась взять себя в руки.  - Боже, у Аллана была жена… они только поженились,  - прошептала она, ее ярость улетучивалась, оставляя место одному чудовищному отчаянию.  - Так много людей погибло… и мы позволяем этому мерзавцу уйти.
        - Он не уйдет. По крайней мере технически,  - он посмотрел на нее с подавленным выражением лица.  - Черт, агент Донован, мне это все нравится не больше вашего. Но вы же понимали, что так и произойдет. Иногда нам нужно связываться с плохими парнями, чтобы устранить кого-то еще хуже их.
        - Как когда мы, например, помогали Усаме бен Ладену бороться с Советским Союзом в Афганистане?
        Челюсть Лидза напряглась от ее резкого тона, он сфокусировался на дороге. Кендра скрестила руки на груди и смотрела в окно, также не произнеся больше ни слова. Следующие пять минут единственными звуками в машине было движение за окном и шум колес по асфальту. Он вздохнул, нажав на педаль газа и направив «БМВ» со скоростной магистрали в сторону района Маунт-Плезант.
        Он тайком посмотрел на своего молчаливого пассажира и произнес:
        - Слушай, мне самому неприятно от того, что, кажется, жизнь этого ублюдка не изменилась,  - сказал он наконец.  - Но он с нами работает, помогает в подготовке некоторых операций по внедрению. Его сведения пока что нам помогают. Начальство довольно.
        - А, ну тогда все в порядке.
        - Кендра…
        - Я понимаю,  - тот гнев, который она на него обрушила незадолго до этого, исчез. Ее слова были будто высечены изо льда. Странным образом он предпочитал открытую агрессию. Он осторожно посмотрел на нее и встретился с ее черными, как оникс, глазами. Их выражение было холодным. Но он не мог понять, что стояло за этим взглядом.  - Мне не нужно было говорить с вами о Грине.
        - Вы знаете, я бы все равно все выяснила.
        Лидз направил машину на парковку перед ее жилым комплексом и остановился:
        - Вот почему я сказал вам. Я подумал, что лучше вам узнать об этом от меня.
        - Спасибо. И спасибо, что подбросили,  - она открыла дверь и вылезла из машины.  - Теперь я уже сама.
        Она не успела захлопнуть дверь, как он потянулся в ее сторону и сказал:
        - Кендра, ты же не собираешься сделать какую-нибудь глупость?
        Она взглянула на него и ответила:
        - Меня обвиняли во многих вещах, сэр, но в глупости - никогда.
        - Тогда какой-то безрассудный поступок? Сэр Джереми Грин в руках американских и британских спецслужб. Они вряд ли посмотрят положительно на намерение отомстить, которое негативно скажется на их операциях.
        Она улыбнулась, но это не рассеяло волнение Лидза.
        - Обещаю, я никогда не буду искать Грина ради мести,  - сказала Кендра.  - Теперь вы довольны?
        Он внимательно изучал ее лицо. Напряжение внутри его не улетучилось, ему осталось лишь вздохнуть. Он не мог точно определить причину своего беспокойства, но что-то было в слишком спокойном выражении ее лица. Или, может, в ее улыбке…
        Что бы это ни было, он вряд ли мог убедить ее в чем-либо. Вместо этого он просто кивнул и напомнил:
        - Хорошо. Я позвоню вам завтра.
        Закрыв дверь, Кендра схватила свою сумку и отошла в сторону. Она подождала, пока «БМВ» доедет до конца улицы и скроется из виду. Только тогда улыбка исчезла с ее лица.
        Она сдержит обещание. Она не будет искать Грина ради мести.
        Но она не обещала не искать его ради справедливости.

        5

        _Три_месяца_спустя_
        - Ты покойница, Кендра.
        - Я… так… не… думаю…  - Было непросто выдавить из себя эти слова, так как мужчина своей жилистой рукой крепко держал ее за горло. Он неровно дышал ей прямо в ухо. Ей удалось повернуть голову так, чтобы ее трахея не была сдавлена, и вложила всю свою силу в удар локтем. Тяжелое дыхание у ее уха сменилось кряхтением. Его хватка ослабла совсем немного, но она использовала небольшое преимущество, схватив широкое запястье и скрутив его. За какую-то долю секунды она поменяла расстановку сил, повернула его вокруг своей оси и сбила с ног. Она могла бы прикончить его коленом, нависшим над его уязвимой областью.
        Он тоже это понимал. Он распахнул глаза и произнес:
        - Сжалься!
        Она ухмыльнулась и отпустила его, позволив ему откинуться на мате:
        - Тебе повезло, я сегодня добрая, Нейт.
        Его широкая грудная клетка поднималась и снова опускалась:
        - Да. Добрая.
        Чувствуя, что и сама запыхалась, Кендра схватила полотенце со стула и вытерла свое потное лицо. Это был долгий процесс, но теперь она наконец-то чувствовала, что вернулась к своей прежней форме. Она набрала вес, который потеряла в больнице, и ее тело было гибким и сильным. Ее волосы отросли достаточно, чтобы можно было сделать строгую прямую челку и гладкий боб, который заканчивался на четыре сантиметра ниже ее подбородка.
        Она была почти готова.
        Мысль, возникшая у нее в голове, заставила ее резко встать, ее грудь сжало, как при удушье.
        - Эй,  - Нейт поднялся на ноги и уставился на нее,  - все в порядке? Ты какая-то бледная, даже для бледнолицей.
        - Я в норме,  - она начала делать растяжку.  - Я же, кажется, сбила тебя с ног?
        - Это все потому, что ты хитрая,  - он схватил еще одно полотенце и вытер пот со своей сверкающей черной как смоль кожи.  - Когда ты возвращаешься в Бюро?
        Сомнение в глазах Кендры промелькнуло так быстро, что он мог бы его не заметить, если бы не смотрел на нее так внимательно. Ее лицо потухло, и она ответила осторожно:
        - Скоро.
        - Ты готова.
        Она не отреагировала на это замечание и продолжила свою растяжку, выполняя какие-то замысловатые позы йоги. Спустя минуту он подошел к ней и продолжил:
        - Знаешь, у меня несколько клиентов работают в Бюро. Сэм Уайт говорил о тебе тут недавно, сказал, что ты исчезла с концами.
        - Это не так. Филип Лидз на днях заходил ко мне.  - Она не упомянула, что это произошло, потому что она пропустила шесть его звонков. Она устала от его постоянных напоминаний о походе к психотерапевту.
        - Просил тебя вернуться?
        Она выпрямилась из позы воина:
        - Он хочет, чтобы я вернулась, да. Во Флориде есть какое-то дело. Кто-то убивает студенток колледжей.
        - Я видел по новостям,  - он пошел за ней, пока она направлялась к раздевалке.  - Ты нужна им, Кендра.
        - А мне нужно время,  - она открыла дверь в раздевалку, помедлив в проходе.  - В ФБР есть и другие профайлеры, Нейт. Они могут справиться и без меня.
        Он нахмурился:
        - Говоришь так, будто не собираешься возвращаться.
        - Конечно, собираюсь,  - ответила она непринужденно, бросив ему улыбку через плечо.  - Куда мне еще идти?
        Это было ложью, но сказано было убедительно. Может, у нее уже была паранойя, но она не верила во внезапный интерес Нейта к ее карьере или будущему в ФБР. И она точно не собиралась рассказывать ему, что не вернется в Бюро. Черт, если все сложится так, как она планирует, они сами не захотят ее видеть, разве что в тюрьме или в гробу.
        После душа Кендра переоделась в свою бледно-зеленую футболку, вареные «Левайсы» и универсальные кроссовки «Найк». Отказавшись от чашечки кофе, предложенной Нейтом, она выдвинулась из зала. Она делала вид, будто не спешит, пока шла по тротуару с сумкой через плечо, лавируя среди пешеходов. Время от времени она останавливалась у витрин магазинов, используя стекло как зеркало, чтобы сканировать толпу на предмет возможного хвоста. Филип Лидз, как ей было известно, начинал нервничать из-за того, что она избегает возвращения на службу. Заставить он ее все-таки не мог. Ранение в голову и серьезные проблемы со здоровьем имеют и свои положительные стороны, заметила она с оттенком сухой иронии. Это давало ей время на разработку плана.
        У правительства повсюду были уши и глаза, но она была осторожна. Она заплатила наличными за новый ноутбук и одноразовый телефон. У нее ушло много времени на то, чтобы перебросить деньги со счетов. Большинство американцев не знают о том, что налоговое управление отслеживает все операции, превышающие десять тысяч долларов. Чтобы избежать этого, Кендра хаотично переправляла в разное время разные суммы на счета, зарегистрированные на Каймановых островах и в Швейцарии, которые она открыла на фальшивые организации.
        Она также создала себе поддельные документы на несколько несуществующих людей. Первой ее личностью будет Мари Буланже. На это имя она сняла милый коттедж на Лазурном Берегу на ближайшие шесть месяцев. Конечно, она не планировала жить там и оставаться Мари Буланже. Вместо этого она перевоплотится в Анжелику Ломбарди и осядет в Риме на пару месяцев по меньшей мере. У нее были способности к языкам, она владела испанским, итальянским, французским и португальским. За это, кажется, она действительно должна была быть благодарна своим родителям и бесконечным занятиям, которыми они наполняли ее жизнь. Она могла спокойно остаться незамеченной в Европе.
        _В_отличие_от_сэра_Джереми_Грина_.
        Ярость охватила ее мгновенно, она душила ее. Она, конечно, навела о нем справки. У нее ушло две секунды, чтобы найти его. Он постоянно появлялся на фотографиях с какой-нибудь худой, как спичка, моделью, по возрасту годящейся ему во внучки. По последним сообщениям, он намеревался посетить какой-то маскарад где-то в английском замке.
        Это привело Кендру в ярость. Он, может, и снабжал разведку невероятно ценными данными, как они все утверждали, но он заслуживал того, чтобы попасть в ад.
        Она намеревалась помочь ему в этом.

* * *

        Кендра оставила мобильный в ящичке тренажерного зала, а свою машину - на парковке. Она села в автобус и направилась на другой конец города, на шесть кварталов дальше ее нынешнего места жительства. После обеда «Мексиканская столовая» была набита битком и оттуда пахло жареным луком и чем-то пикантным. Официантка, молодая женщина в традиционном платье, улыбнулась ей.
        - Вы одна?  - спросила она, потянувшись за папкой с меню.
        - Того, что мне нужно, нет в меню. _Donde_esta_ Lupe?[2 - Где Лупе? (_пер._с испанского_)]
        Женщина бросила на нее удивленный взгляд, а затем нервно посмотрела по сторонам и спросила:
        - Вы хотите поговорить с моим дядей?
        - Я с ним уже говорила. У меня назначена встреча. Скажите ему, что Кендра его ждет.
        - _Un_momento,_por_favor_[3 - Минутку, пожалуйста (_пер._с испанского_).],  - сказала женщина и исчезла на кухне.
        Кендра принялась изучать пестрые картины на стенах. Веселая мексиканская музыка сливалась с голосами посетителей, которые пришли в «счастливые часы», чтобы дешево поесть. Кондиционер казался как нельзя кстати после ее долгой прогулки.
        Женщина вернулась, улыбаясь, хотя эта улыбка не сочеталась с выражением ее глаз, которое оставалось озабоченным. Она произнесла:
        - _Por_favor,_ме_sigue_[4 - Пожалуйста, следуйте за мной (_пер._с испанского_).].
        - _Gracias_[5 - Спасибо (_пер._с испанского_).].  - Кендра последовала за женщиной сквозь кухню, где на нее украдкой посмотрели все мужчины, стоявшие у плит, на которых дымились котелки. Они миновали кухню и попали в небольшой закуток, где не было ничего, кроме бетона, мусорных баков, которые воняли протухшей едой, и мух, летавших вокруг них. Женщина подошла к помещению, отделенному гофрированным металлом, и показала на дверь:
        - _El_tio_Lupe_te_espera_adentro_[6 - Дядя Лупе ждет тебя внутри (_пер._с испанского_).].
        Кендра кивнула и проследила глазами, как женщина поспешно вернулась в ресторан. Она постучала по жестяной двери, перед тем как ее открыть и войти внутрь. Комната была длинной и узкой, вдоль стен стояли полки с консервами. В конце комнаты за столом сидел толстый мужчина, он курил сигару, дым от которой создавал пелену, висевшую в и без того достаточно сумрачном помещении. Он говорил по телефону, эмоционально выкрикивая испанские слова. Увидев ее, он сделал ей жест рукой.
        - _Muy_bueno._Bueno._Usted_ha_hecho_bien,_Jesus._Adios_[7 - Отлично. Хорошо. Вы хорошо поработали, Иисус. До связи (_пер._с испанского_).].
        Он повесил трубку и улыбнулся. Это была улыбка крокодила, обнажавшая кривые зубы.
        - Сеньорита, вы выглядите все так же прекрасно, как и в предыдущую нашу встречу. Присаживайтесь. Присаживайтесь.
        Она продолжала стоять:
        - Это не светский визит, Лупе. У вас есть кое-что для меня.
        - А. Всего лишь по делу. Вы слишком юны и привлекательны, чтобы все время думать только о делах.
        Кендра промолчала. Он посмотрел на нее какое-то время испытывающим взглядом, затем вздохнул. Открыв ящик стола, он вынул оттуда грязный конверт из коричневой бумаги и бросил его ей.
        - Это то, что ты хотела, _si_?[8 - Да? (_пер._с испанского_)]
        Кендра вскрыла конверт и вывалила его содержимое на стол. Там было шесть паспортов. Она внимательно изучила каждый. Единственное, чего в них не хватало, это ее фотографий и персональных данных. Она позаботится об этом позже.
        - Хорошая работа, Лупе.
        - Грасиас.  - Он наклонил свою голову, второй подбородок при этом затрясся.  - Но это не бесплатно, сеньорита.
        - Конечно, нет.  - Сняв свою тренировочную сумку с плеча, Кендра залезла внутрь и вытащила свернутый спортивный носок. Она передала его ему и забрала паспорта, пока он поспешно развязал носок и нашел там толстую пачку банкнот. Он негромко посмеялся и начал считать. Кендра запихнула конверт в тренировочную сумку. Пальцами она нащупала там пистолет. Она решила не убирать с него руку, пока снова не окажется на улице. Сделка проходила гладко, но лучше было подстраховаться.
        - _Грасиас_ и адиос, сеньор,  - она двинулась в сторону двери, не сводя глаз с мужчины, сидящего за столом.
        - _Un_momento,_senorita_[9 - Минуточку, сеньорита (_пер._с испанского_).].  - Он взглянул на нее вопросительно.  - Один вопрос, por _favor_[10 - Пожалуйста (_пер._с испанского_).].
        - Мне казалось, вы не задаете лишних вопросов.
        - Si. Но это просто очень странная ситуация, сеньорита. Почему вы не хотели, чтобы я помещал вашу фотографию? Ваши личные данные?
        - Все просто, Лупе. Чтобы вы не рассказали кому-то того, чего вы не знаете.
        - Вы очень осторожная _mujer_[11 - Женщина (_пер._с испанского_).].
        - Я осторожная женщина. А вы, сеньор Лупе, еще скажете мне спасибо, когда кто-то придет задавать вам вопросы, ответы на которые вы не сможете дать.
        Она казалась ему забавной.
        - Кто будет вас искать, сеньорита? Какая-то банда?  - спросил он.
        - Нет.  - Она толкнула дверь, впустив полуденный свет в темную комнату.  - Правительство Соединенных Штатов. ФБР. Может, ЦРУ, АНБ или Министерство национальной безопасности.
        Улыбка скрылась с его лица, в его глазах впервые промелькнул страх.
        - _La_madre_santa_de_Dios_[12 - Святая Матерь Божья (_пер._с испанского_).],  - прошептал он.  - _Que_has_hecho_?[13 - Что ты натворила? (_пер._с испанского_)]
        На этот раз она широко улыбнулась:
        - Я ничего не натворила, сеньор. Пока.

        6

        _Два_дня_спустя_
        Кендра села на поезд до Нью-Йорка, а затем взяла такси до международного аэропорта и покинула страну как гражданка Франции Мари Буланже. Пока «Боинг-747» торжественно пролетал над темно-синими водами Атлантического океана, она пыталась расслабиться и не думать о том, что она оставила позади, и о том, что собиралась совершить. Из-за постоянного напряжения ее живот начало крутить, ее кожа становилась то горячей и сухой, то холодной и липкой. Она посчитала пульс, проглотила две таблетки, запив их водой, которую купила после паспортного контроля.
        - Голова болит?  - спросила участливо женщина рядом с ней.
        Кендра посмотрела на нее, пытаясь напустить на себя непонимающее выражение лица.
        - _Je_suis_desolee._Qu’avez-vous_dit_?[14 - Извините. Что вы сказали? (_пер._с французского_)]
        - Ой. Ой, извините. Я не говорю по-французски.  - Женщина улыбнулась ей растерянно и поспешно скрылась за журналом «Пипл», который до этого читала.
        Кендра почувствовала угрызение совести, но решила, что лучшим способом не вступать ни в какие беседы было притвориться, что она не понимает по-английски. В самолете, полном американцев, у нее был очень высокий шанс сидеть рядом с кем-то, кто не сможет вести беседу на французском.
        Конечно, у нее был запасной вариант: айпод, который она сейчас вытащила из сумки. Вставив наушники, она закрыла глаза и заставила свое тело, пусть и не голову, расслабиться, окунувшись в блюзовый вокал Бонни Рэйтт, которая пела о том, чтобы дать кому-то о чем-то поговорить.
        Она все отлично запланировала, напоминала она себе. Вчера она позвонила Лидзу и сообщила, что вернется в Бюро через неделю. Она даже записалась на встречу с высшим руководством ФБР. А если этого окажется недостаточно, она убедилась в том, что, если вдруг они начнут искать ее слишком рано, ее следы будут вести в Мексику.
        У нее была в запасе неделя, может, и две. Но все, что ей было необходимо, это сорок восемь часов.
        Ее желудок, который вроде уже успокоился, снова внезапно екнул.
        Сорок восемь часов, и ее жизнь изменится навсегда.

* * *

        Кендра всегда считала себя искушенной и повидавшей многое в жизни, но у нее перехватило дыхание, когда она впервые увидела замок Элбридж. Может, свою роль сыграл контраст бархатной зеленой лужайки и неровного серого камня древнего укрепления под шелковисто-синим небом. Или, может, дело было в необыкновенных размерах. Черт, она бывала в городах поменьше, чем этот замок, с его возвышающейся центральной башней, зубчатыми дымоходами и сторожевыми башнями, которые устремлялись в небо.
        Она навела справки, самая первая башня была воздвигнута еще во время Вильгельма Завоевателя. На протяжении веков несколько крыльев было присоединено к первоначальному архитектурному ансамблю. В итоге получилось нечто угрюмое и величественное, дышащее престижем и едва скрываемым могуществом.
        Гравийная дорога, бледная, как лунный камень, проходила по огромному парку, который утопал в тени деревьев и кустов с фигурной стрижкой. Сверкающая вереница автомобилей была припаркована вдоль бордюрного камня и являлась очевидным водоразделом между прошлым и настоящим.
        Кендра осторожно направила по этой дорожке «Вольксваген Гольф», который она взяла в аренду этим утром, и слушала скрип гальки, пока кружила в поисках парковочного места. Если ее пальцы и дрожали немного, когда она выключала зажигание, она предпочитала не замечать этого. Так же как она старалась не замечать рой бабочек, которые населили ее живот.
        Перебросив свою большую сумку через плечо, она принялась пробираться по направлению к толпе, собравшейся перед каменными ступеньками, которые вели в вестибюль замка. Большинство присутствовавших были молоды. Во многих она узнала профессиональных актеров. Эти люди прекрасно подходили для ее цели.
        Беспощадно деловитая женщина быстро сбегала вниз по каменным ступеням. В одной руке у нее был планшет, в другой ручка, которая в ее руках стала больше походить на кинжал, когда она гневно направила ее на мужчину, стоявшего в первом ряду.
        - Марк, чертово ты быдло, я же попросила сбрить эту дебильную бородку у тебя на подбородке,  - в ее голосе звучало неудовольствие.  - Ты здесь играешь роль лакея, а не типа крутого рэпера.  - Она опустила руку, пряча планшет под мышку, и энергично захлопала в ладоши:  - Так, все! У нас три часа на то, чтобы одеться и распределить роли до того, как приедут господа. Они хотят, чтобы все было реалистично! А сейчас идите по указателям в зал для прислуги и одевайтесь!
        Кендра подождала, пока толпа рассосется. Женщина, нахмурившись, подняла на нее взгляд, когда Кендра подошла:
        - А ты кто?
        - Кэсси Браун,  - солгала Кендра.  - Извините, я опоздала.
        - Какие придурки! Я говорила им, чтобы не присылали мне никого с короткими волосами.  - Нахмурившись еще больше, женщина принялась постукивать ручкой по клавиатуре.  - Нам нужен Шерлок Холмс, а не Кэти Холмс!
        - Я думала, это костюмированная вечеринка начала девятнадцатого века.
        - Да. И что с того?
        - Шерлок Холмс был создан лишь в конце века.
        - Ты что, умная? Да еще и американка.  - Злость сменилась отвращением. Она прекратила барабанить ручкой и закатила глаза.  - О чем они думали? Сами же говорили: «Хотим, чтобы было реалистично», а теперь отправляют мне чертову американку, которая выглядит как долбаная феминистка. Ну, на хрен!  - Она возмущенно пожала плечами и принялась перебирать листы, прикрепленные к планшету.  - Нам все еще не хватает личных горничных.  - Она быстро сделала запись и, оторвав полоску бумаги, передала ее Кендре. Она показала в сторону удаляющейся толпы.  - Иди за ними в зал для прислуги. Пусть сами возятся с твоими волосами. Мы стараемся создать настроение. Это проблема «Старк Продакшнз», что они доверили это тебе.
        Пока женщина не успела передумать, Кендра поспешила присоединиться к актерам, которые плелись впереди по дорожке. Молодая женщина с длинными рыжими волосами метнула на нее сочувствующий взгляд и сказала:
        - Случайно услышала ваш разговор. Не позволяй этой старой корове докучать тебе. Ты выглядишь потрясно. Я уже давно хочу такую прическу, как у тебя.
        Кендра провела рукой по волосам, которые спадали плотным каскадом немного ниже линии подбородка. Ее рот непроизвольно сжался, когда она вспомнила причину, почему теперь у нее именно такая прическа.
        - На твоем месте я бы не переживала по этому поводу,  - продолжила девушка, неправильно расценив ее выражение лица.  - Миссис Питерс все утро трещит о наших ролях. У нее просто какая-то паранойя на этот счет, в хорошем смысле. Но эти придурки сюда не за реализмом приезжают. Они хотят провести выходные, играя в маскарад и напиваясь вдрызг. Им все равно, короткие у тебя волосы или длинные. Мужчинам точно все равно. Им важно тебя трахнуть.  - Она ухмыльнулась Кендре.  - Я Сэлли, кстати.
        - Кэсси.
        - Ты актриса?
        - Можно и так сказать.
        Сэлли не почувствовала иронию в ее ответе и продолжила:
        - Я тоже. Я участвовала в фестивалях Шекспира. Вы в Америке любите великого барда. И я играла служанку из кабака прошлым летом в Вилле Литтлкоут.
        Это замечание привлекло внимание одного молодого человека, который шел впереди. Повернувшись, он похотливо улыбнулся Сэлли:
        - А, Сэлли, девочка моя, можешь _обслужить_ меня в любое время!
        - Бесстыдник!  - Сэлли засмеялась, сделала пару выпадов вперед и беззлобно врезала ему по руке.  - Этого идиота зовут Ян, Кэсси. Не верь ни единому его слову. У тебя вообще какая здесь роль?  - Она посмотрела на него:  - Придворный шут?
        - Какая дерзкая служанка!  - Ян перевел взгляд на Кедру.  - Американка, да? Голливуд? Черты лица у тебя для большого экрана, это точно.
        - Осторожно, Кэсси. Ян считает себя чертовым Джеймсом Бондом.  - На этот раз это Ян игриво шлепнул ее.
        Робко улыбаясь, Кендра слушала, как они обменивались колкостями. Остальные, услышав их разговор, присоединились к ним, и их добродушное подшучивание друг над другом звучало так непосредственно, что она подумала, что они знали друг друга до этого конкретного заказа. Было мило… И на одну лишь секунду ею овладела зависть. Они были командой - вот что она почувствовала.
        Она знала, каково это - быть частью команды, хотя такого непринужденного веселья она никогда не знала. Ставки всегда были слишком высоки. Поиск серийных убийц, педофилов или террористов просто несовместим с беззаботной атмосферой. Юмор, знакомый ей, был злым, циничным и саркастичным.
        Гомон почти что дюжины голосов встретил их, когда они вошли в замок, и лишь усиливался, пока они продвигались по широкому коридору сквозь арочные проходы. А вот и источник шума: невероятных размеров комната с высокими потолками и камином таким большим, что там можно было зажарить настоящего медведя. На это следовало обратить особое внимание, но сегодня это было уже запоздалое соображение, потому что поток кипящей деятельности вокруг был невероятно быстрым. Все поверхности, включая длинный стол из сосны, были уставлены коробками и стопками с одеждой.
        Это немного напоминало кулисы каких-то постановок на Бродвее, подумала Кендра. Организованный хаос. Сотрудники из «Старк Продакшнз» разделили пространство на специальные секции: «Личные горничные», «Камердинеры», «Служанки», «Лакеи», «Посудомойки» и что-то вроде «Служанки, помогающие другим слугам».
        Когда Сэлли встала в очередь в секцию посудомоек, Кендра присоединилась к личным горничным, передавая женщине обрывок бумаги, который ей вручили. Ее в очередной раз подвергли оценке.
        - Волосы не подходят.
        - Так мне и сказали.
        Женщина пожала плечами:
        - Восьмой размер, да?
        Кендра в уме прикинула свой размер в местных величинах и кивнула. Женщина всучила ей сверток с одеждой.
        - Обувь?
        - Семь… ой, то есть четыре с половиной.
        Женщина вытащила пару уродливых черных полуботинок из коробки:
        - Можешь переодеться в комнате по коридору. Третья дверь справа.
        По меньшей мере дюжина женщин в различной степени наготы предстали перед ней в комнате, которую переоборудовали под женскую раздевалку. Внимательно посмотрев на высокие белые стены, Кендра задумалась об изначальном назначении этого помещения.
        - Интересно, правда?  - сказала Сэлли, подойдя сзади к Кендре. Она распаковала свой комплект одежды, положила его на скамейку и начала раздеваться.  - Когда я играла служанку в кабаке, мне хотя бы разрешалось оставить свои трусы,  - заметила она для поддержания диалога, поднимая стройную ногу, чтобы надеть черные шерстяные колготки, а потом и плотные подвязки.  - У них даже швов нет. С таким же успехом я могла бы пойти в чем мать родила.
        Кендра изучала нижнее белье, которое выдали ей, и заметила:
        - Они явно не шутили про аутентичность.
        Сэлли засмеялась и показала простое бесформенное белое одеяние из хлопка, которое отдаленно напоминало ночную рубашку.
        - Это сорочка. А это,  - она показала пальцем на прямоугольный лоскуток с одной-единственной завязкой,  - называется «корсаж». Его надевают на сорочку. Вроде лифчика.
        - Хм. А это что?  - Кендра достала длинный кусок ткани, который напоминал пояс для платья, но имел два вшитых мешочка.
        - Карманы. Завязываешь пояс вокруг талии. Под платьем. В юбке есть прорези, чтобы можно было залезть в карманы… Видишь?  - Сэлли продемонстрировала. Выглядело как женская версия пояса для инструментов у рабочих.  - Ты знала, что в те времена карманы считались чем-то сексуальным? Женщина, которая показывала свои карманы, считалась шлюхой.
        - Думаю, свои карманы я никому показывать не буду.
        Кендра разместила свою сумку под скамейкой и сняла кофту. Сэлли зашнуровывала полуботинки, но вдруг остановилась.
        - Боже. Что произошло?
        - Что? А, это,  - Кендра поняла, что девушка смотрела на страшные шрамы на ее ноге, руке и торсе. Она, изображая застенчивость, поторопилась влезть в старомодную одежду.
        - Ничего. Я попала в аварию.  - Она сделала вид, что занята завязыванием корсажа. Затем надела платье из парусины цвета баклажана.
        - Повернись, я тебя застегну,  - приказала Сэлли, и после того, как Кендра послушно повернулась спиной, она принялась проворно застегивать пуговицы.  - Я не хотела тебя смущать. Они выглядят как… ну, не важно. Вот, готово!  - Она заставила свой голос звучать весело.  - Ты выглядишь как милая горничная, Кэсси. А я же - скромная посудомойка,  - она повязала свой фартук.
        - Ты бы предпочла быть горничной?
        - Я бы предпочла быть леди!  - засмеялась Сэлли.  - Интересно, много ли богатеев сегодня вечером проникнет в чьи-то спальни, чтобы пошалить?
        - Ты так романтична,  - сказала Кендра сухо.
        - Это же домашняя вечеринка эпохи регентства, Кэсси. Так они и поступали! У тебя уже есть распределение в комнату?
        - Распределение?  - Кендра натянула свои колготки и подвязки и теперь держала в руках полуботинки.
        - Ну, у тебя же не будет своей комнаты. Ты, может, и выше меня на социальной лестнице. Но все же ты прислуга,  - ухмыльнулась она.  - Я заметила, ты не взяла с собой много вещей. Если тебе нужна помощь, чтобы забрать что-то из багажника, я уверена, Ян согласится помочь.
        Кендра отвлеклась от шнуровки ботинок.
        - Спасибо, это очень любезно со стороны Яна. Но я справлюсь.
        Конечно, у нее не было намерения остаться тут на ночь. Как только она закончит свою миссию, сразу исчезнет. Ей нужно будет испариться до появления полиции.
        - Мне нужно для начала осмотреться.
        - Смотри, чтобы миссис Питерс не застала тебя в личных комнатах. Ты пропустила, она нас в начале около часа инструктировала по поводу того, какое тут все чертовски старое и бесценное.
        Кендра встала, выжимая из себя улыбку:
        - Обещаю быть осторожнее.
        По крайней мере, здесь она не лгала. Она планировала быть очень осторожной.
        И речь здесь была не о миссис Питерс.

* * *

        Более четырех сотен гостей весело общались в ярком свете канделябров в большой бальной комнате. В других обстоятельствах Кендра, может, даже получила бы удовольствие, наблюдая за толпой, в которой мелькали очень известные мировые звезды в образах, соответствующих началу девятнадцатого века. Они выглядели почти как в учебниках истории. Почти. Если не обращать внимания на татуировки и пирсинг, которые были особенно заметны у женщин.
        - Вот это аутентичность,  - проворчала она себе под нос.
        Ее глаза остановились на человеке на другом конце комнаты.
        Сэре Джереми Грине.
        В мягком свете комнаты его волосы блестели, как начищенное серебро. У него были аристократические черты, и он выглядел по меньшей мере на десять лет моложе своих лет. Ему точно нельзя было дать шестьдесят один год, и все благодаря скальпелю умелого косметического хирурга, разумному использованию ботокса и самым современным коллагеновым филлерам. Его тело под вечерним туалетом, который немного напоминал смокинг, пусть и с бриджами, было подтянутым и накачанным, что объяснялось, без сомнения, членством в одном из самых эксклюзивных фитнес-клубов Лондона.
        Пока она смотрела на него, он поднес изысканный хрустальный бокал к губам, выпил шампанское, которое, возможно, стоило как недельная зарплата какого-нибудь скромного сотрудника «Гринуэй Интернешнл». Кендра снова почувствовала раскаленную ярость внутри себя. Черт бы его побрал. Он болтал, улыбался, _смеялся_. Этот человек, этот монстр, который был ответственен за столько ужасов.
        Злость была приятна на вкус. _Катарсис_. Она затмевала мучительную тревогу, которая весь день нарастала у нее внутри.
        Пора.
        Кендра вытащила записку из своего кармана и оглянулась. Какой-то лакей держался в стороне и внимательно наблюдал за гостями - примерно так же, как она.
        Она подошла к нему и, натянув улыбку, произнесла:
        - Простите…  - тут ей пришлось удивиться, когда он холодно посмотрел на нее, прежде чем круто повернуться и удалиться с раздраженным видом.
        - Придурок,  - проворчала она себе под нос, проводив его взглядом. Она покачала головой, снова оглядела помещение и тут с облегчением заметила Яна в парике и ярко-голубом лакейском наряде. Он лавировал между гостями с тележкой, заваленной пустыми бокалами от шампанского. Она преградила ему путь у колонн из каррарского мрамора рядом с двухстворчатыми дверьми.
        - Ян? Эй!
        Он повернул голову в ее сторону и ухмыльнулся:
        - Кэсси, что ты тут делаешь? Я думал, личные горничные могут находиться только наверху.
        - У меня поручение,  - она призвала все свои доселе дремавшие актерские способности, чтобы излучать непринужденность, от которой она была крайне далека.  - Одна… м, леди интересуется одним джентльменом.  - Она изобразила сдавленный смех.  - Сэром Джереми Грином. Знаешь его?
        - Кэсси, _все_ в Великобритании знают сэра Джереми Грина.
        Вероятно, это было правдой. Они просто не знали, _что_ он собой представляет.
        - Ну, она хочет, чтобы ему незаметно передали эту записку, _очень_ незаметно, так как она вроде как замужем.
        - Правда?  - Глаза Яна загорелись чисто мужским интересом.  - Кто она?
        - Я обещала хранить молчание, но ты, скорее всего, видел ее в кино.  - Это было достаточно туманно. Кендра не хотела называть имен на случай, если актриса, которую она назовет, вдруг окажется рядом с сэром Джереми, когда Ян принесет записку. Лучше было выражаться неопределенно.  - Она хочет встретиться с ним в кабинете.
        Ян нахмурился:
        - В кабинете? Это же старая часть замка? Нам нельзя туда ходить. Не думаю, что даже богатеям разрешено. Эту часть отгородили.
        - Думаю, уединение - это то, что ей нужно.
        - Полагаю, меня не касается, где они там собираются грешить,  - он пожал плечами, потянувшись за запиской.  - Сейчас возьму тележку с напитками и доставлю ее.
        - Незаметно,  - напомнила она.
        Он ухмыльнулся, кивнул и скрылся. Кендра подождала какое-то время, прежде чем самой покинуть бальную комнату. Уворачиваясь от мнимых слуг, бегающих вверх и вниз по лестнице, она дошла до раздевалки и забрала оттуда свою сумку.
        Предварительно она бегло ознакомилась с помещениями замка, черпая данные из Интернета. Она выбрала кабинет в старинной части замка по двум причинам. Во-первых, как сказал Ян, он был вне досягаемости. Кто бы ни владел или ни управлял замком (возможно, Британский Национальный фонд), он оцепил те комнаты, чтобы гости там не бродили.
        И, во-вторых, эта комната могла похвастаться наличием тайного прохода.
        По правде, это была не редкость для старых исторических домовладений в Великобритании. У страны была долгая кровавая история, полная политических интриг и религиозных преследований. Тайники и тайные проходы выручили многих английских аристократов. И, если что-то пойдет не так, это может выручить и ее.
        Кендра подошла к бархатному канату, который отгораживал частную территорию, оглянулась украдкой по сторонам, а затем подлезла под ним. Несмотря на все ее усилия сохранять спокойствие, ее сердце принялось учащенно биться, когда она шла по коридору.
        Здесь, вдали от вечеринки, замок казался пустым. Единственными звуками был шелест ее юбки и приглушенные шаги по винно-коричневой ковровой дорожке. Ковер выглядел старым, но, опять же, старым было все в этом замке. Но все же, как ей было известно, эта часть замка была старше остальных на несколько веков. Если бы у замка было сердце, то оно находилось бы здесь. Эти стены из холодного камня были немыми свидетелями рождений и убийств. Интерьер дополняли настенные канделябры, тени от которых скакали и плясали на стенах.
        Кендра подавила дрожь. Она убеждала себя в том, что у нее просто разыгралась фантазия, но все же она испытала облегчение, когда дошла до двери кабинета. Та была заперта: Кендра убедилась, что заперла ее, когда вышла из комнаты двумя часами ранее. Лучше было лишний раз подстраховаться.
        Ее сердце начало бешено биться в груди, так громко, что беспокойные удары отзывались даже у нее в ушах, но, несмотря на это, ее рука уверенно опустилась в сумку и вытащила оттуда две тонкие проволоки. Отпиранию замков в «Куантико» не обучали, но она узнала, как это делается, когда пыталась разобраться в поведении преступника, который залезал в дома посреди ночи.
        Она задержала дыхание, пока орудовала проволокой, затем выдернула ее с чувством удовлетворения, когда механизм щелкнул. На это ушло меньше минуты, намного меньше, чем когда она заходила в комнату в первый раз. Она бросила проволоку обратно в сумку и просочилась в дверной проем, после чего включила лампу, представлявшую собой стилизованные под эпоху канделябры.
        Она осмотрелась. И подумала, что ничего не изменилось. Никто не входил в комнату, с тех пор как она покинула ее ранее. Красное вино в массивном хрустальном графине было там, куда она его поставила: в элегантном серванте.
        Это была интересная комната. Она была восьмиугольной формы, с высокими стенами, украшенными панелями из красного дерева и покрытыми обоями из зеленой шелковой ткани, того же темного оттенка, что и обитая бархатом мебель в комнате. Здесь был и камин, такой же большой, как и тот, в комнате для прислуги, но его портал был украшен богаче, резьбой в неоклассическом стиле. Над ним в элегантной рамке висела картина, написанная масляными красками, изображавшая женщину и ребенка, одетых, по-видимому, в наряды конца восемнадцатого века. У противоположной стены стояли книжные шкафы в греческом стиле, по бокам от них на уровни ее груди располагались две китайские вазы с изображениями голубых драконов на жемчужно-белом фоне. Стол из красного дерева - чиппендейловский, если она не ошибалась,  - располагался перед огромным, похожим на средневековый, гобеленом, вышитым сценой охоты. За тканью, хитро спрятанная в настенной панели, скрывалась дверь.
        Она изучила ее ранее, нашла механизм, который открывал замок. За дверью было тесное пространство и каменная спиралевидная лестница, ведущая наверх. Ступени вели в большую комнату с огромными готическими окнами на северной и восточной стенах. Она не знала, для чего это помещение использовалось раньше, так как сейчас оно пустовало, но здесь была еще одна дверь, которая вела в коридор недалеко от лестницы для прислуги, спускающейся до самого нижнего уровня.
        Она планировала исчезнуть по этой лестнице до того, как кто-то заметит, что сэр Джереми исчез. Конечно, его могли не обнаружить и до утра, а к тому времени она уже будет направляться на самолете в Рим.
        Кендра вернулась в настоящее и принялась за работу. Открыв свою сумку, она надела латексные перчатки и аккуратно достала маленькую баночку с кремом для лица. Она быстро сняла крышку и нырнула в крем пальцами, чтобы вытащить маленький пластиковый пакет, содержащий ровно один грамм белого порошка.
        Теперь ее сердце колотилось совсем по другой причине. Ее ладони в латексных перчатках начали потеть. Она старалась сохранять спокойствие, но было что-то ужасающее в том, чтобы держать в руках один из самых смертельных ядов в мире. Рицин. Одной четвертой чайной ложки будет достаточно, чтобы стереть с лица земли население в 36 тысяч человек.
        Она не хотела даже представлять себе, как эта доза подействует на одного человека.
        Кендра осторожно высыпала белый порошок в хрустальный винный бокал «Уотерфорд», который специально приобрела. Ее руки чуть дрожали, когда она подняла графин и вылила красное вино в бокал. В мягком свете оно сверкало, как кровь.
        Она поставила бокал и графин на серебряный поднос и отошла. Только тогда она заметила, что все это время не дышала.
        Она выпустила воздух из легких, и ей потребовалась пара минут, чтобы восстановить дыхание. Затем она сняла латексные перчатки и убрала их обратно в сумку. Она посмотрела на часы из мрамора и бронзы, которые стояли на каминной полке. Через десять минут сэр Джереми Грин придет, предвкушая, что здесь у него состоится встреча с таинственной восходящей звездой.
        Кендра ни секунды не сомневалась, что он придет. Она его изучила. Составила его _портрет_. Несмотря на то что у него уже была любовница, красивая молодая модель из Италии, которая его здесь сопровождала, он не сможет устоять перед приглашением другой тайной поклонницы. Это был его почерк. А когда он придет, она нальет ему вина. Достаточно будет одного глотка, и действие яда отключит его нервную систему, он упадет на пол, несколько органов откажут сразу.
        Представляя это, она почувствовала небольшую тошноту и вдруг задалась вопросом, справится ли она с этим планом. Затем она услышала приближающиеся шаги.
        _Поздно_что-то_менять_.
        Она вобрала в легкие воздух, пытаясь успокоиться, одновременно убеждая себя в том, что то, что произойдет дальше, будет справедливым. И, как только эта черта будет подведена, пути назад уже не будет.
        Дверь, лишь слегка приоткрытая, резко отворилась. Из своего угла она разглядела тонкую и элегантную руку сэра Джереми, которая обхватила дверную ручку. Кендра выпрямилась, заставляя себя принять подобострастный вид.
        Сэр Джереми остановился, и Кендра почувствовала смятение, когда он сделал шаг от двери. Затем она услышала шаги. И снова.
        Кендра застыла. Это что, любовница сэра Джереми шла за ним следом, заподозрив его в неверности? Ее взгляд резко метнулся в сторону бокала с вином. Проклятье. У этой дурочки, может, и был плохой вкус на мужчин, но смерти она не заслужила. Ей все-таки придется отказаться от своего плана.
        - Что ты здесь делаешь?  - сказал сэр Джереми. Его голос звучал резко и слишком громко в тишине коридора.
        - Наш последний груз конфисковало управление по борьбе с наркотиками,  - ответил другой голос, ниже. Это был мужской голос с небольшим акцентом.
        - Я слышал. Надо быть осторожнее.  - Голос сэра Джереми звучал презрительно.
        - Мы были осторожны. Наши источники говорят, что кто-то нас сдал.
        - Что? Кто? Что ты, черт возьми, такое делаешь?  - Голос Грина стал выше.  - Ты что, _с_ума_сошел_?
        Раздался странный глухой звук, и у Кендры чуть сердце не выпрыгнуло из груди, когда дверь вдруг влетела внутрь комнаты и ударилась об стену. Она в шоке наблюдала за тем, как Грин упал на спину, его лицо искривилось в агонии, а руки прижались к грудной клетке. Кровь сочилась через его пальцы. Несмотря на то что ее ум был сейчас занят просчетом дальнейшего возможного сценария, она посмотрела на мужчину в дверном проеме и сразу же узнала его: это был тот самый недружелюбный лакей из бальной комнаты.
        Их взгляды встретились, время замерло. Затем взгляд Кендры упал на пистолет, который он умело держал в руке, на стволе красовался глушитель. У нее сработал инстинкт самосохранения, и она ринулась в сторону скрытого прохода прямо в тот момент, когда он нажал на курок. Еще один глухой звук. Пуля попала в каминную полку, мраморная пыль разлетелась по комнате. Кендра добралась до гобелена, когда бело-голубая китайская ваза разлетелась вдребезги.
        Она оставила дверь в настенной панели немного приоткрытой: предосторожность, которая сейчас могла спасти ей жизнь. Сражаясь с гобеленом, она распахнула панель и нырнула внутрь. Она затворила за собой дверь и погрузилась в кромешную тьму.
        По ее подсчетам, у киллера уйдет меньше минуты на то, чтобы понять, как попасть в этот проход.
        _О_боже,_о_боже,_о_боже_…
        Не видя ничего перед глазами, она, спотыкаясь, принялась взбираться на лестницу, руками ощупывая пространство перед собой.
        _Черт_! Почему так темно? Она же оставила дверь наверху лестницу открытой… но, конечно, был уже вечер, и, если какой-то лунный свет и проникал сквозь окна в комнате наверху, он, скорее всего, был слишком слаб, чтобы достичь лестничного пролета. Как она могла быть так откровенно глупа? Ей следовало оставить включенным свет в комнате наверху. Но она не ожидала такого поворота событий. Кто бы мог подумать, что она будет не единственной, кто захочет убить сэра Джереми? Каков был шанс такого развития событий?
        Прислушиваясь к малейшему звуку, который мог бы предупредить ее о том, что убийца нашел скрытый проход, Кендра пыталась как можно скорее забраться наверх. Но, как бы сильно ей этого ни хотелось, она не могла передвигаться достаточно быстро по узким, извилистым ступенькам. Было слишком темно. Она даже не видела своих рук, которые блуждали по холодным сырым стенам. Одно неверное движение - и она упадет и, возможно, сломает себе шею.
        Разве это не лучше, чем пуля в голову?
        Она слышала, как тяжелое дыхание сбивчиво вырывается из ее грудной клетки. Кожа была липкая от ее собственного пота, во рту был кислый вкус. _Страх_.
        Сердце бешено колотилось, пока она залезала вверх по спиралевидной лестнице. Она начинала чувствовать приближение приступа клаустрофобии, на ее грудь что-то сильно давило, будто раздавливало и ее. Сколько еще ступеней?
        Воздух вокруг нее, казалось, затрещал от статического электричества, и вдруг температура будто упала до минусовой отметки. В тот момент, когда у нее начали стучать зубы и она с трудом пыталась осознать, что за странные вещи с ней происходят, невероятной силы волна сбила ее с ног и заставила отступить на одну ступеньку вниз.
        Паника билась у нее в груди, как зверь в клетке, и тут она почувствовала невероятную боль. Она будто горела. Все ее тело жгло, эпидермис будто отслаивался слой за слоем, обнажая подкожную основу, затем волокнистые веревки мышц под ней, пока и это все тоже не исчезло, оставляя только кости.
        С криком - она, догадываясь, что, должно быть, кричала, хоть и не слышала ничего за оглушающим ревом в ушах,  - она продиралась сквозь сжимающуюся темноту, которая вдруг стала более твердой, более крепкой, чем она.
        _О_боже_…
        Ее голова кружилась, она будто вновь и вновь падала вниз. Кожа таяла, как воск, затем заново формировалась, регенерировалась перед тем, как снова испариться с безумным всепоглощающим приступом боли. Она больше не понимала, был ли воздух вокруг горячим или холодным, но она чувствовала, как он бьет ее по лицу, нанося режущие удары, словно лезвием бритвы.
        Так же быстро, как все это началось, все пропало. Безумная боль исчезла. Сознание возвращалось обратно. Она чувствовала холодные каменные ступени под своими ногами. Влагу от слез на лице. И тут она поняла, что свернулась в позе эмбриона.
        Подавляя рыдания, она выпрямилась и, шатаясь, встала на ноги. Темнота начала рассеиваться. Она видела свои руки, вытянутые вперед, похожие на белых мотыльков в темноте, и чувствовала почти что окрыляющее облегчение. Она не исчезла, в конце концов.
        Но все же она не могла избавиться от паники. Что, если ужасная темнота еще вернется? Что, если вернется боль? _Что,_если,_что,_если,_что,_если_?..
        Ей нужно было двигаться дальше. Вверх по лестнице, в безопасное место. Только…
        Глубины ее разума говорили о том, что, что бы за чертовщина с ней только что ни произошла, продолжение этого ожидало ее наверху.
        Это было сумасшествие. Что-то нерациональное. Она это понимала, но все равно не могла заставить себя подняться. Она бы предпочла встретиться с тысячей убийц, чем снова ввергнуться в эту леденящую темноту.
        Дрожа, она толкала себя вперед … и назад. Тяжело дыша, она кинулась к закрытой двери и принялась истерически стучать в панель на стене.
        Прошло всего несколько секунд, которые показались ей часами, прежде чем дверь открылась. Потеряв равновесие, Кендра встретилась с удивленным взглядом двух мужчин, стоявших по другую сторону двери, и упала. Боль, на этот раз самая обыкновенная, пронзила ее колени, когда она упала на пол.
        - Помогите… мне…  - только и смогла произнести она хриплым голосом. Она полностью обессилела и рухнула лицом вперед.

        7

        _1815_
        - _Боже_правый_! Она мертва?
        Кендра почувствовала на своих плечах руки, которые пытались ее поднять, передвинуть. Боль захлестнула ее, за ней последовало мерзкое сальное ощущение. Боже, как же у нее болела голова. У нее возникло мгновенное головокружительное ощущение дежавю, когда она открыла глаза. Над ней склонилось лицо какого-то мужчины. Зеленые, как листва, глаза внимательно глядели на нее из-за колючих черных ресниц под суровыми черными бровями. Она увидела точеные скулы, прямой нос, чувственный изгиб рта и квадратную челюсть с небольшой ямочкой на подбородке, затем мужчина отодвинулся от нее.
        - Она жива,  - услышала она, как он сказал не без иронии.
        - Слава богу.  - Это было произнесено со вздохом облегчения. Другое лицо возникло в области ее зрения, оно сильно отличалось от первого. Этот мужчина был старше, ему было на вид около шестидесяти, у него было вытянутое лицо, довольно толстый нос, седеющие светлые волосы и обеспокоенные светло-голубые глаза.
        - Как она, Алек?
        - Я не аптекарь. Почему бы тебе не спросить у нее? Она вроде бы пришла в себя.
        Старший мужчина нахмурился:
        - Кто она? Что она делала в проходе? Как вас зовут, мисс?
        - Кендра,  - прошептала она.  - Кендра Донован.
        - Что она сказала?  - спросил привлекательный молодой мужчина.
        - Она сказала, ее имя - Кендра Донован.  - Кендра почувствовала, что ее руку схватили и легонько погладили.  - Что произошло, моя дорогая? Алек, принеси ей чего-нибудь попить.
        Наступила пауза. Затем вздох, скорее раздраженный, чем сердитый.
        - Проклятие.
        Снова Кендра почувствовала, как неловко обвивают руками ее плечи и пытаются перевести в сидячее положение. Она подавила стон, когда из-за движения в ее голове что-то опять взорвалось. По ее телу пробежала сильная дрожь. В нее опять стреляли?..
        - Вот, моя дорогая. Выпейте это.
        Ей это стоило усилий, но она дотянулась до бокала. Ее пальцы ощутили тяжелый хрусталь, прежде чем она сфокусировала свой взгляд на алой жидкости. Ее оглушило воспоминание, и все ее тело дернулось в ужасе. Неосознанным движением она оттолкнула бокал, и он накренился в руках пожилого мужчины. Содержимое разлилось, его белый галстук и рубашка стали кроваво-красными, затем брызги полетели и на пол.
        - Сукин сын!  - Кендра быстро сложилась всем телом в сидячее положение, в шоке уставившись на красные пятна. Ее сердце подскочило к горлу и принялось бешено стучать.
        - Боже правый, что с этой девушкой?  - спросил пожилой мужчина растерянно.
        - Быть может, сильное отвращение к напиткам?
        - Не шути, Алек. Она вся дрожит. Она точно болела. Посмотри на ее волосы.
        Боже, они из «Старк Продакшнз»? Кендра лихорадочно пыталась понять, что происходит. Она с трудом встала, ее взгляд одичало блуждал по комнате. Какая-то ее часть приняла и поняла, что лакей с глушителем исчез. Если бы она выполнила свою миссию и вручила бы сэру Джереми графин с рицином, она бы тоже исчезла. Но что же с Грином? Он мертв. В этом она была уверена.
        Так где же его тело?
        Когда ее глаза задержались на месте, куда упало тело, ей стало ясно, что в этой комнате что-то было не так. Мебель казалась другой, не только внешне, но и расставлена она была иначе. Разве диван не стоял перед камином? Ее замешательство усилилось, когда она поняла: кто-то развел уютный огонь в камине, оранжево-желтое пламя облизывало толстые бревна с громким треском и хрустом. «_Боже,_сколько_же_я_была_без_сознания_?»
        Ее грудная клетка напряглась, когда новая волна паники накрыла ее. Она вообще не помнила, чтобы теряла сознание. Она помнила только мучительную боль, из-за которой казалось, будто с нее снимают кожу прямо до костей. Она помнила ужасную темноту. Головокружение. Но она точно не падала в обморок.
        - Дорогая?..
        Она повернулась к пожилому мужчине. Он был одет примерно как сэр Джереми, только пиджак был из темно-коричневого бархата. Его рубашка и галстук теперь украшали пятна от вина. Ее взгляд помрачнел, когда она это увидела, вспомнив, что примерно так же кровь разлилась по рубашке Грина. Где же он? Мертвец не может взять и исчезнуть!
        - Алек, по-моему, она сейчас опять упадет в обморок!
        - И что я должен сделать? У меня с собой нет нюхательной соли.  - Как и у пожилого мужчины, у него был акцент, говорящий о его принадлежности к британскому высшему обществу, хотя, как показалось Кендре, он больше был похож на итальянца или испанца, чем на англичанина. В отличие от пожилого мужчины, он не скрывал своего презрения.
        Он стоял у камина, вальяжно облокотившись о каминную полку. Однако Кендре казалось, что эта его непринужденная поза создает обманчивое впечатление. Его глаза по-прежнему пронзительно смотрели на нее, и было что-то напряженное в его высокой статной фигуре, что заставило ее отвести взгляд с ответной настороженностью.
        Кендра переключила свое внимание с его проницательных глаз.
        - Я не упаду в обморок,  - но, как только она произнесла эту фразу, она сама усомнилась в этом. Когда ее взгляд упал на свечи, мерцавшие в канделябрах на стене, к ней опять подкатил приступ головокружения.
        - Дорогая, может, вам нужно присесть…  - снова произнес пожилой мужчина, но она едва слышала его сквозь глухой рев в ушах. _Свечи_…
        Она оглядела комнату, заметив несметное число свечей, мерцавших повсюду. «Как?..  - спросила она себя и сделала шаг к канделябру, украшавшему стол: в нем сверкала дюжина тонких свечей.
        - Свечи,  - прошептала она, протягивая к ним руку, хоть ее разум и отказывался верить глазам. _Невозможно_…
        - О чем это она?  - спросил пожилой мужчина.
        - Эта чудачка, вроде, восхищается вашими свечами, Дьюк.
        Кендра не обратила внимания на его сухой тон, слишком она была увлечена загадкой перед своими глазами. Как кто-то мог всего за несколько минут заменить электрические лампочки, хитроумно спрятанные в светильниках? И что важнее: _зачем_ кому-то это понадобилось? Она ничего не понимала.
        Но это было так. Они были настоящими. Боже, она чувствовала их _жар_ кончиками пальцев.
        Вдруг она развернулась, и то ли предчувствие, то ли страх заставил ее двинуться вперед, к камину. Зеленоглазый мужчина выпрямился, когда она подошла и с сузившимся от ужаса взглядом дотронулась руками до каминной полки, находившейся в идеальном состоянии. «Это невозможно»,  - подумала она снова. Ее пальцы тряслись, когда она пыталась нащупать бороздки на безупречном мраморе. Закрыв глаза, она снова увидела, как после столкновения с пулей разлетаются куски камня. Черт побери, ей же это не привиделось! «Итак… может, ей это все мерещится _сейчас_?»  - это безумное предположение заставило ее распахнуть глаза, которыми она встретилась с подозрительным взглядом молодого человека.
        - Мисс Донован, прошу, садитесь,  - пожилой мужчина, Дьюк, продолжал настойчиво.  - Вы пока что недостаточно уверенно стоите на ногах. Алек, нам нужно позвать миссис Дэнбери.
        - А мне вот, например, кажется, что вам нужно позвать мистера Кимбла и узнать о личности этой девушки.
        - Она больна, Алек. Это понятно.
        Впервые в жизни Кендра чувствовала, что ее мозги отказываются работать. Она не могла объяснить то, что видела перед собой, и связать это с той реальностью, которая ей была знакома. Ее дыхание было неровным, и в тот момент, когда она взглянула на две большие китайские вазы, оно будто остановилось. Ваза была не одна, их было _две_…
        - Это невозможно,  - прошептала она, ее голос даже ей показался слабым и дрожащим. У нее возникло ощущение, будто она идет под водой, когда она двинулась в сторону вазы, которой здесь не должно было быть здесь. Кендра _знала_, что ваза же разбилась от пули киллера. Она это видела своими собственными, черт побери, глазами! И все равно ваза стояла перед ней, целая и невредимая.
        Она потянулась к фарфору, желая - нет, умирая от желания - дотронуться до гладкой глазурованной поверхности, убедиться, что это был не какой-то странный плод ее воображения, но чья-то рука резко схватила ее за запястье, не дав ее пальцам коснуться вазы. В шоке от этого неожиданного жеста она резко подняла глаза и увидела мужчину, которого звали Алек. Она не слышала, как он подошел, но сейчас он стоял рядом с ней и держал своими пальцами ее запястье. Он держал ее не крепко, но так, чтобы она не могла легко высвободиться.
        - Ваза, которую вы сейчас намеревались потрогать, очень дорогая и очень редкая, мисс Донован,  - его низкий голос звучал как предупреждение.  - Она принадлежала династии Мин, но, думаю, вы не знаете, о чем я. Как бы там ни было, я уверяю вас, его светлость, каким бы великодушным он ни был, отнесется с неодобрением к тому, что из-за чьей-то небрежности одна из его фамильных ценностей разобьется.
        Какое-то время Кендра просто смотрела на него, не моргая, пытаясь привести в порядок путаницу в своей голове. «_Кто_это_не_знает_про_династию_Мин,_тупица_?»  - хотела она сказать, но не смогла артикулировать эту фразу, так как ее мысли двинулись в другом направлении. Кто-то заменил вазу так же, как и лампочки? Украл тело? Она ничего не понимала.
        Это не было похоже на реальность. Это была иллюзия. Какой-то трюк.
        Однако эти сильные и элегантные пальцы, держащие ее за запястье, _были_ вполне себе реальными. Мужчина, которому принадлежали эти пальцы, _выглядел_ реально.
        Она пыталась бороться с волнами неведомого страха, которые угрожали утянуть ее куда-то вниз. Инстинктивно она попыталась высвободиться из мертвой хватки мужчины, но он только сжал свои пальцы сильнее. Вдруг в испуге и страхе она свирепо посмотрела на него и произнесла:
        - Пусти, чертов ублюдок. Я не знаю, что за спектакль вы тут разыграли, но я все равно могу сломать тебе руку, если придется.
        Он удивился, она увидела это в его зеленых глазах, и ослабил свою хватку, позволив ей вытащить руку. Прежде чем он успел ей ответить, сзади появился пожилой мужчина, взял ее под руку и аккуратно направил в сторону дивана.
        - Вот, бедное дитя. Присядьте. Она вся трясется, Алек,  - его тон звучал укоризненно.
        - Я… я бы не разбила эту чертову вазу,  - пробормотала Кендра, усевшись. Она осознала, что _правда_ вся тряслась. И ей было холодно, очень холодно. Ее зубы чуть ли не стучали.
        - Конечно же, нет.
        - Боже мой, Дьюк, это же _Мин_. Ей больше двухсот лет! Никакое личико, даже самое миловидное, не стоит того, чтобы потерять такое сокровище. Она служанка и, я подозреваю, воровка.
        - Алек!
        - Личная горничная,  - поправила его Кендра автоматически и сердито посмотрела на зеленоглазого мужчину.  - Меня наняли как личную горничную.
        - Какой леди?
        - Что?
        - Какой леди вы прислуживаете?
        - Я…  - Она нахмурилась. Это же была всего лишь роль, но ей называли какое-то имя.  - Клэр… или Клара.  - Боже, что за _бред_!
        Он косо посмотрел на другого мужчину:
        - Она даже не знает, кому прислуживает.
        - А вы даже не знаете ничего про династию Мин,  - парировала она и почувствовала, как жар ее ярости одолевает ледяной холод, распространившийся внутри ее. Было приятно.  - Двести лет. Скорее около пятисот лет! Династия Мин существовала с 1368 по 1644 год. А эта ваза, по всей видимости, времен империи Цзяцзин…  - Она замолкла, когда поняла, что оба мужчины смотрят на нее так, будто у нее выросла вторая голова.  - О, боже,  - пробормотала она. Ей нужно было срочно отсюда убираться.
        - Кто вы?  - выпалил молодой человек.  - Вы не англичанка.
        Было поздно притворяться Мари Буланже, поэтому она сказала:
        - Я из Соединенных Штатов.
        - Проклятая американка,  - презрительно ответил он.
        - О ради бога, Алек, война закончилась,  - пожилой мужчина вздохнул.  - Гентский договор подписан несколько месяцев назад.
        Кендра на минуту зажмурилась:
        - О боже, вы, ребята, играете свои роли слишком правдоподобно, вам не кажется?  - От этой мысли она чуть ли не засмеялась. Единственное, что остановило ее, был холодный ужас, медленно пробирающийся по ее спине.
        - Роли?
        Пожилой мужчина казался на самом деле ошеломленным. Кендра сжала руки на коленях, пока суставы пальцев не стали мертвенно-белыми. Она набрала воздух в легкие и произнесла:
        - Слушайте, я не знаю, что происходит, но всему есть предел. Мне нужно идти…
        _«Где_этот_чертов_труп_?»  - подумала Кендра.
        - Мне нужно идти.
        - Вам нужно отдохнуть, мисс Донован. Алек, можешь, пожалуйста, позвать миссис Дэнбери?
        - Дьюк, девчонка сказала, что хочет уйти…
        - А я говорю, что она слишком слаба.  - До этого момента Кендра готова была поклясться, что молодой человек был здесь главным. Но ледяная нотка в голосе пожилого мужчины заставила ее быстро пересмотреть свое первоначальное мнение. Она украдкой посмотрела на второго, который ответил ей хмурым взглядом. Но не опротестовал приказ своего друга и зашагал по направлению к двери. Он потянул веревку в стене, развернулся и мрачно взглянул на нее.
        - Миссис Дэнбери о вас позаботится, моя милая.
        Кендра перевела свой взгляд на мужчину по имени Дьюк:
        - Это же шутка, да? Вы мне сейчас скажете, что это шутка?
        В его голубых глазах проскользнуло неодобрение:
        - Боюсь, я не вижу здесь шутки, мисс Донован.
        Черт возьми, она знала, что он это скажет. Она вздрогнула, потому что подумала о невозможном, представила то, что невозможно было представить. Только когда ее пальцы почувствовали что-то гладкое, она поняла, что Дьюк совал ей в руку бокал. Он улыбнулся:
        - Выглядите так, будто вам нужно тонизирующее средство.
        - И, если у вас по-прежнему непереносимость к красному, пожалуйста, воздержитесь от того, чтобы снова вылить его на его светлость,  - сказал сухо Алек.  - Это будет пустая трата великолепного вина.
        Кендра не обратила на него внимания, вместо этого посмотрев на пожилого джентльмена.
        - Спасибо,  - прошептала она и на этот раз поднесла бокал к своим губам и выпила. Если вино было отравлено… что ж, такая смерть была даже предпочтительной при сложившейся ситуации. По крайней мере, она была бы понятной.
        Вино мягко обожгло ее горло. На вкус вполне себе _реальное_, это все, что пришло ей в голову, когда она сделала глоток и попыталась не смотреть на свечи, которых здесь не должно быть, на камин, в котором должна быть воронка от пули, вазу, от которой должны остаться лишь осколки.
        - Что вы делали в проходе, мисс Донован?  - внезапно спросил Алек. Он подошел к графину и налил себе второй бокал.  - Если вы, как утверждаете, горничная, прошу вас объяснить, что вы делали _там_?
        - Я…  - Что сказать? Ее желудок принялся бурлить, она сразу же пожалела, что выпила вино. Не потому что оно было отравлено, а потому что она могла опозориться, если ее вдруг вырвет.
        Дурацкая ситуация. Она не понимала ничего. Что происходило? Какая-то интеллектуальная игра? Иллюзия? _Галлюцинация_? От последней мысли у нее все внутри похолодело от страха.
        Она взглянула на пожилого мужчину, но любая надежда на то, что он спасет ее от допроса своего друга, исчезла, как только она увидела заинтересованный огонек в его серо-голубых глазах. Что она могла сказать ему? Ничего, что звучало бы правдоподобно. На самом деле чем меньше она скажет, тем лучше. По крайней мере, пока она не поймет, что здесь, черт возьми, происходило.
        - Я… потерялась.
        Алек иронически хмыкнул, не пытаясь скрыть свое недоверие. Глаза Дьюка приняли жесткое выражение, хоть и всего на долю секунды. Он тоже не верил. Ей не в чем было его винить.
        - _Как_ вы попали в этот проход?  - выпалил Алек.
        Кендра посмотрела на гобелен, который был отодвинут после ее удивительного появления из прохода. Дверь была закрыта, ее существование было неочевидно для неподготовленного глаза. Она не могла «случайно» попасть в этот проход. Она понимала это, и они тоже.
        Она покачала головой и сказала:
        - Я не помню.
        Если бы можно было убивать взглядом, подумала она, когда встретилась глазами с Алеком, все, что осталось бы от нее сейчас, была бы горстка пыли в уродливых полуботинках. Ее нервы натянулись струной. Она правда не была готова к вербальной схватке, пока у нее не появилось возможности все обдумать. Ее наполнило чувство облегчения, когда кто-то постучал в дверь, а спустя несколько секунд в комнату осторожно вошла худая женщина в черном платье и белом хлопковом чепце.
        Она сделала грациозный книксен и сказала:
        - Ваша светлость. Лорд.  - Затем она взглянула на Кендру, будто только что ее заметила. Она продолжила, обращаясь к мужчинам:  - Чем могу быть вам полезна?
        Несмотря на старомодное платье и чепец, она напомнила Кендре преподавательницу колледжа, которая у нее когда-то была,  - холодную, спокойную и прежде всего компетентную женщину.
        - Миссис Дэнбери, мисс Донован, похоже, _потерялась_ в проходе,  - прокомментировал Алек с нотой пренебрежения, которую без труда можно было услышать в его голосе.
        - Да?  - Миссис Дэнбери повернулась к Кендре и принялась изучать ее ледяными серыми глазами.
        - Она заявила, что ее наняли в качестве личной горничной.
        Миссис Дэнбери открыла рот, но, прежде чем она успела выступить с опровержением, пожилой мужчина мягко произнес:
        - Я уверен, миссис Дэнбери знает об этом, Алек. Хоть с праздником Кейро и произошло недоразумение, я абсолютно уверен в том, что у миссис Дэнбери и мистера Хардинга все под контролем в отношении персонала.
        После этой фразы миссис Дэнбери могла лишь кивнуть в знак согласия и произнести:
        - Спасибо, ваша светлость.
        - Мисс Донован нездоровится,  - продолжил он.  - А так как уже вечер и все леди удалились отдыхать, услуги мисс Донован больше не требуются. Может, вы можете отвести ее в ее комнату?
        - Конечно, ваша светлость,  - юбки женщины еле слышно зашуршали, когда она двинулась к двери. Она бросила взгляд на Кендру:  - Мисс Донован?
        Кендра медлила. Она знала, что от нее ожидалось, знала, что ее попросили - нет, приказали - пойти с миссис Дэнбери. У нее внутри все ходило ходуном, когда она думала над своими вариантами. У нее их не было. Не было выбора, нужно было уходить.
        - Желаю вам хорошего вечера, мисс Донован.  - Огонек в голубых глазах пожилого мужчины было невозможно никак трактовать.
        - Доброго вечера, Дьюк,  - смогла она наконец произнести и вышла из комнаты, так что не могла увидеть выражения лиц мужчин, которые из удивленных превратились в негодующие. Когда она прошла в коридор, почувствовала лишь тоскливое принятие, увидев свечи и там.
        - Мисс Донован, больше никогда не называйте его светлость Дьюком[15 - «Дьюк» (duke) по-английски одновременно и мужское имя, и титул герцога, отсюда возникает путаница. Кендра вначале считает это именем (_прим._пер_.).],  - сказала миссис Дэнбери, как только их уже не могли услышать из кабинета.  - Он для вас ваша светлость, герцог Элдриджский или сэр. И делайте книксен, когда выходите из комнаты своих господ. Вам понятно?
        _Господ_? Кендра сглотнула, но кивнула в знак согласия. Она не обратила внимания на взгляд, полный подозрения, который миссис Дэнбери бросила в ее сторону. Ей нужно было держать язык за зубами. Дьюк, то есть _герцог_, дал ей отсрочку. Никто не выбросит ее сейчас. По крайней мере пока что.
        У нее еще было время, чтобы разобраться в этой дикой ситуации.
        _Время_…
        Кендру передернуло. Это было тем самым вопросом, который она специально не задавала в ходе всего этого странного эпизода: время. День, месяц, _год_. Потому что она боялась ответа.

* * *
        - А у нее есть какие-то знания,  - прокомментировал Алек, сев в кресло и отхлебнув вина с хмурым выражением лица.
        Альберт Руферфорд, седьмой герцог Элдриджский и дядя Алека, поднял глиняную трубку, которую он начал наполнять табаком перед тем, как девушка принялась биться в скрытую дверь. С задумчивым выражением он зажег фитиль от огня и поднес его к углублению в трубке. Он пустил клуб дыма и поднял глаза на картину над камином, где была изображена женщина с ребенком.
        Прошло двадцать лет, но скорбь никуда не уходила. Иногда она была такой же острой и свежей, как в день, когда впервые возникла. Иногда, как сейчас, это была боль уставшего человека, не пронзительная, а притупившаяся и превратившаяся в ностальгическую тоску.
        Алек проследил взгляд своего дяди до портрета его давно умерших жены и ребенка. У Арабеллы была запоминающаяся внешность и в жизни, и на картине. Хоть ему и было всего около двенадцати лет, когда она умерла, Алек помнил ее красоту, черные волосы и карие глаза, ее общительность и теплоту.
        Каждый раз, когда он бывал у дяди и тети, их отношения всегда казались ему идиллическими. Но это могло быть и из-за того, что его собственная жизнь была от идиллии далека. Он предпочитал не думать о себе, поэтому перевел взгляд на изображение ребенка: милая малышка, которая была так похожа на свою мать цветом волос и оттенком кожи; и если художник достоверно ее нарисовал, должна была однажды превзойти ее красотой.
        Ей было всего пять, когда заказали картину. Она умерла меньше чем через год, ее тело было унесено морем в том же кораблекрушении, после которого изуродованный труп ее матери прибило волной к берегу.
        Он взглянул на герцога, заметил, что он тоже смотрит на ребенка, внезапно что-то внутри его сжалось, и он произнес:
        - Она не Шарлотта, сэр.
        - Ей было бы сейчас примерно столько же, как и мисс Донован. И у них похожий цвет волос.
        - Шарлотта умерла,  - Алек сказал это более резко, чем хотел.  - Она умерла двадцать лет назад.
        Голубые глаза сразу потускнели, в них явно читалась грусть.
        - Смею напомнить тебе, что ее тело так и не было найдено…  - он поднял руку, когда Алек открыл рот, чтобы поспорить.  - Я не дурак, Алек. Я знаю, что мисс Донован - не моя Шарлотта, но она интересует меня все равно.
        Губы Алека сжались:
        - Она лгунья и, скорее всего, воровка.
        Элдридж нахмурился. На лице женщины он рассмотрел целый букет эмоций. Недоверие, ярость, страх. Но там было еще что-то, что ему запомнилось. Этот потерянный взгляд ее больших темных глаз затронул что-то в глубине души.
        - Она лгала, да. Но я не думаю, что она лгунья или воровка,  - ответил он медленно и посмотрел на вазу.  - И она была права, знаешь ли. Эта самая ваза была произведена в эпоху Цзяцзин.
        - Я не говорил, что она глупая, пусть ее математические способности и оставляют желать лучшего,  - мрачно возразил Алек.
        - Хм.
        - Вам нужно было ее отпустить. Она хотела уйти.
        - Нет.  - Он вспомнил вспышку беспомощного ужаса, которую заметил в ее глазах, прежде чем она успела взять себя в руки.  - Она не хотела уходить, Алек. Ей некуда идти.
        Алек вздохнул и поставил свой пустой бокал. Он поднялся на ноги. Его дядя принял решение, ничего не поделать.
        - Понятно. Ну, что ж, уже поздно, мне пора спать.
        Это заявление заставило герцога Элдриджского вернуться в настоящее.
        - Неужели ты собираешься спать, Алек?  - спросил он с веселым лукавством.  - Я слышал разговоры про тебя и милую леди Довер.
        У них с прекрасной вдовой было чем заняться, кроме разговоров, подумал Алек, но удержался от улыбки и сказал:
        - Джентльмен никогда не болтает.  - Он задержался у двери, наблюдая за своим дядей. Его лицо приняло серьезное выражение:  - Один совет, герцог, если мисс Донован останется тут, я бы посоветовал попросить миссис Дэнбери пересчитать серебро.

* * *

        Чувство нереальности происходящего усугублялось, пока Кендра следовала за миссис Дэнбери по коридору и поднималась на два пролета по лестнице для прислуги. Свет от единственной лампы, освещавшей их путь, превращал стены в комнату ужасов с кривляющимися тенями. Кендра пыталась понять, что из всего этого - настоящее. Она напрягла спину, пытаясь бороться с приступом паники, который угрожал поглотить ее полностью. Что бы ни происходило, был ли это психоз или что-то паранормальное, паника тут не помогла бы.
        Миссис Дэнбери остановилась у деревянной двери.
        - Я поговорю с вами завтра, мисс Донован,  - ее тон был холодным и подозрительным.  - Сегодня вы можете разделить спальню с Роуз.  - Затем она кратко постучала в дверь и открыла ее.
        Свет от единственной лампы пролился за пределы дверного проема и осветил крошечную комнату, спрятанную прямо под крышей. У одной стены стоял большой дубовый шкаф, а напротив него две узкие односпальные кровати, разделенные ночной тумбочкой. Одна из кроватей была занята. Кендра увидела, как покрывало задвигалось, из-под него показалась бледная рука, а потом два больших карих глаза под оборками белого ночного чепца посмотрели, жмурясь, в направлении входа в комнату.
        - Кто здесь?
        - Это я, миссис Дэнбери.
        - Миссис Дэнбери?  - Девушка зевнула.  - Мадам, сколько времени? Что случилось?
        - Ничего не случилось, Роуз. Извини, что мы тебя побеспокоили, но мисс Донован нужно где-то спать. Спокойной ночи.  - Она удалилась и унесла с собой лампу.
        Кендра принялась моргать, пытаясь привыкнуть к темноте. Лунный свет проникал сквозь крошечное окошко на дальней стене. Стали слышны поспешные движения на кровати, затем звуки ударов стали о кремень, за которым последовали вспышки. Большая свечка на ночной тумбочке отбросила маленький кружок света.
        Девушка посмотрела на нее.
        - Вы кто?  - прямиком спросила она.
        - Кендра Донован.  - Из-за того что она опять почувствовала приступ тошноты, она резко села на свободную кровать.
        - Что с вашими волосами? Вы что, болели?
        - Можно и так сказать.
        Они разглядывали друг друга в тусклом свете. Девушке было не больше пятнадцати или шестнадцати, решила Кендра. Она была симпатичная. Большие, как у Бемби, глаза светились любопытством на круглом лице, обрамленном старомодным ночным чепцом и падающими в беспорядке темными локонами.
        - Вас пригласили для приема?
        - Я… да. Меня наняли личной горничной.  - Кендра снова почувствовала, как паника щекочет заднюю стенку ее горла, пытаясь овладеть ею полностью. Она бы сказала, что это невозможно, что она не может сидеть тут сейчас на этом твердом маленьком матрасе при свете свечи, разговаривая с девушкой, сошедшей со страниц учебника по истории. Но ей очень тяжело давалось отрицание всех этих картин, запахов и чувств.
        И это повергало ее в еще больший ужас.
        - О,  - сказала девушка под впечатлением.  - Моя сестра продвинулась и стала личной горничной в Лондоне. Она сначала была посудомойкой в замке. Моя мама говорит, что мне нужно только начать работать. Я люблю трудиться. В прошлом году миссис Дэнбери повысила меня до помощницы кухарки, когда Эмма стала служанкой, а Дженни уехала в Бат.  - Она вдруг остановилась и залилась краской от смущения.  - Только посмотрите, как я разболталась. Вы, должно быть, устали, вы же болели и все такое.  - Она нахмурилась, оглянувшись.  - У вас есть сумка, мисс Донован?
        - Кендра. Пожалуйста, называй меня Кендра,  - сказала она, не задумываясь, и посмотрела вокруг, как будто бы ее сумка вдруг могла как по волшебству появиться здесь. Она вспомнила, что оставила ее на полу в кабинете перед своим бегством через скрытую дверь. Конечно же, сумка, как и тело сэра Джереми, исчезла.  - Боюсь, нет. Я ее потеряла.
        - Ну, ничего страшного. Миссис Дэнбери снабдит вас всем необходимым. Я Роуз. Вам помочь раздеться?
        - Что? Ой. Спасибо,  - Кендра встала и повернулась спиной к Роуз примерно так же, как недавно к Сэлли. Это воспоминание заставило ее снова содрогнуться.
        - Вот теперь залезайте под одеяло. Вы вся холодная!
        Кендра села, нагнувшись, чтобы ослабить шнуровку своих полуботинок. Роуз присела перед ней, помогла их снять, и отставила в сторону.
        - Вы откуда? Говорите не как англичанка.
        - Я из Соединенных Штатов.
        - О-о-о, Америка. Я так много слышала о ней,  - сказала она, залезая в кровать.  - Мой папа говорит, что колонисты - шайка варваров. Только не принимайте на свой счет.
        - Я и хуже прозвища слышала,  - Кендра встала и разделась до рубашки. К тому моменту, как она залезла под простыни и натянула на себя тонкое покрывало, она дрожала от холода больше, чем от шока или страха. В комнате, как ей быстро стало ясно, было как в холодильнике.
        Роуз улыбнулась ей, прежде чем наклониться и задуть жалкое пламя свечи:
        - Спокойной ночи, мисс.
        Какое-то время Кендра молчала, уставившись на кривую тень от потолка. Она слышала, как девушка пытается устроиться поудобнее в своей кровати, слышала ее легкое дыхание. Не считая этих звуков, тишина казалась абсолютной.
        - Роуз?  - прошептала она.
        - Да?
        - Какой… какой сейчас год?
        Кендра не видела лица Роуз, но почувствовала по ее внезапному молчанию, что она шокировала девушку. Она не могла ее ни в чем винить. Если бы кто-то задал ей тот же вопрос, она бы подумала, что этот человек свихнулся.
        - В смысле, какое число?  - спросила девушка осторожно.
        - Нет…  - Ее горло сжалось от дурного предчувствия, но она все же смогла произнести то, что должна была.  - Я имею в виду, какой сейчас год? Я же болела, помнишь?  - добавила она неубедительно.
        - А, ну да.  - Но все же Роуз медлила с ответом, будто пытаясь понять, какая болезнь могла бы стереть память человека до такой степени.  - Сейчас 1815-й,  - ответила наконец она, ее голос звучал мягко и обеспокоенно в темноте.  - Теперь вы вспомнили?
        - Да…  - соврала она, закрывая глаза на правду, которую она отказывалась принимать.
        - Спите спокойно, мисс.
        Кендра ничего не ответила. Она сомневалась, что вообще сможет заснуть. Но усталость вскоре пересилила и одолела ее. Во сне ей виделись сумасшествие и убийство.

        8

        Кендра проснулась от шороха одежды, топота ног и чьих-то торопливых движений. На какой-то момент она подумала, что снова лежит в больнице и это опять бесконечные медсестры, приносящие все новые лекарства.
        - Энни?  - пробормотала она, перевернувшись и открыв глаза навстречу сероватому утреннему свету.
        - Нет. Меня зовут Роуз. Помните?
        - Боже мой. Ты не плод моей фантазии?
        - Не упоминайте имя бога всуе,  - чинно поправила ее Роуз. Однако, когда Кендра посмотрела на нее, та смягчилась и улыбнулась.  - Вы бы поспешили, мисс. Миссис Дэнбери с вами побеседует, прежде чем вы отправитесь к леди.
        - _Моей_леди_? Который час?  - Кендра с усилием села на кровати, осторожно посматривая на Роуз, которая уже была одета в хлопковое голубое платье в цветочек, не застегнутое на спине. Она подошла к старомодному умывальнику, который Кендра не заметила вчера вечером: он помещался между шкафом и стеной. Девушка быстрыми движениями налила воду из кувшина в раковину. В поворотном зеркале ее глаза пристально посмотрели на Кендру.
        - Полседьмого,  - ответила она, обдавая лицо водой.  - Прислуга обычно завтракает в полдевятого, но миссис Дэнбери изменила наше расписание из-за праздника.  - Схватив полотенце, висевшее на умывальнике, Роуз вытерла лицо. Она почистила зубы, используя что-то, что выглядело как примитивная щетка, которую она мочила и погружала в банку с белым порошком. Затем вытащила и раскрыла небольшую ширму. Кендре показалось это странным, пока она не увидела, что Роуз потянулась за ночным горшком, стоявшим под раковиной.
        Кендра отвернулась, чтобы предоставить девушке хоть какую-то иллюзию личного пространства, и попыталась не обращать внимания на звонкий звук от мочеиспускания. Ее передернуло, когда она поняла, что ей тоже придется воспользоваться ночным горшком.
        _Ночной_горшок,_мать_твою_!
        - Если застегнете мне платье, я тоже вас застегну,  - предложила Роуз, появившись из-за ширмы и причесывая свои спутавшиеся темные каштановые волосы. С проворностью, пришедшей с опытом, она скрутила копну волос в аккуратный пучок и начала втыкать в него угрожающе длинные шпильки.
        Свесив ноги с маленькой кровати, Кендра встала и задрожала одновременно от прохладного утреннего воздуха и от того, что ее галлюцинации продолжались.
        - О, что с вами приключилось, мисс?
        Кендра оглянулась и увидела, что Роуз уставилась на ее шрамы. Она пожала плечами и сказала:
        - Можно сказать, это напоминание.
        - Напоминание о чем?
        - Быть осторожнее.
        Она нырнула за ширму и неуклюже воспользовалась ночным горшком. За неимением другой одежды, она надела на себя вчерашнюю, послушно повернувшись к Роуз, чтобы та застегнула ей пуговицы.
        - Может, у меня опухоль мозга,  - пробормотала она, уставившись на стену.
        - Чего?
        Она вздохнула:
        - Ничего. Пустая болтовня. Пытаюсь справиться с истерикой.
        - Лучше не надо. Болтать, в смысле. Я знаю, вы из Америки, но… лучше не стоит.
        - Ты, возможно, права. Они запрут меня в психбольнице, если я еще не там. Повернись.  - Пока она продевала пуговицы в отверстия на платье Роуз, ей казалось, что они похожи на гладкие камешки. Вздохнув снова, она села, чтобы зашнуровать свои полуботинки.  - Ты милая девушка, Роуз, пусть даже и плод моего воображения.
        Роуз неуверенно улыбнулась.
        - Спасибо. И, хм, может…  - она не решалась произнести.
        Кендра подняла бровь:
        - Ну, валяй.
        Девушка выглядела озадаченно, она огляделась по сторонам:
        - Что валять?
        - Ой, боже, извини, я хотела сказать, продолжай. Вижу, ты хочешь что-то сказать.
        - А, ну да, может, вам лучше не спрашивать людей, какой сейчас год, вот что я подумала.
        - Резонно. Спасибо.
        На этот раз в улыбке горничной промелькнуло облегчение:
        - Знаю, вы болели, но, если вы будете говорить такие вещи, люди подумают, что вы немного не в себе.
        Кендра воздержалась от того, чтобы признать, что она действительно была немного не в себе, вместо этого она просто кивнула, подняла брошенную щетку для волос и повернулась к окну. Оно было маленьким и не совсем чистым, но за ним открывался захватывающий дух английский пейзаж, спокойно расстилающийся вдаль, расчерченный изгородями и усеянный густыми рощицами. Туман от раннего утра висел на уровне земли, странно завораживая. При нормальных обстоятельствах она бы залюбовалась этим видом.
        Но обстоятельства не были нормальными.
        Причесав волосы, она повернулась к раковине и принялась использовать ту воду, что уже была там. Она оказалась ледяной. Разве галлюцинации бывают _настолько_ реальными? Кендра уставилась на свое отражение в изъеденном коррозией зеркале. Ее лицо было бледнее обычного, из-за чего глаза под прямой челкой казались еще темнее. Ей не нравился вид хрупкой женщины, которая смотрела на нее, та паника, смешанная со страхом, которая мерцала в ее взгляде. «_Не_показывай_свою_слабость»_.
        Позади нее Роуз поспешно двигалась по комнате, заправляя кровати.
        - Вы приехали с кем-то из леди или это миссис Дэнбери наняла вас для праздника?
        - Дьюк… то есть герцог Элдриджский, захотел, чтобы я осталась,  - сказала Кендра осторожно. Так как с ее волосами трудно было что-то придумать, кроме как просто оставить их распущенными и свисающими до подбородка, она положила на место щетку и взяла в руки банку с белым порошком. Чихнув, она поняла, что это поваренная сода. Она намочила палец, опустила его в белый порошок и затем принялась тереть им зубы.
        - Его светлость сам вас нанял?
        По ошеломленному выражению лица девушки Кендра догадалась, что это не было обычным делом. Роуз тем не менее быстро оправилась от удивления, пожала плечами и надела свой тяжелый фартук, завязав его на спине:
        - А, ну да. Герцог любит всякие диковинки. Ой,  - воскликнула она, увидев, что Кендра направляется к двери,  - я не хотела вас обидеть, мисс.
        Разве галлюцинация может обидеть?
        - Прямо сейчас, Роуз, быть названной диковинкой,  - она старалась говорить откровенно,  - это не то, что может меня расстроить.

* * *

        Человеческий разум может выдержать практически любой стресс. Вот почему мужчины, женщины и дети по прошествии некоторого времени возвращаются к своему обычному распорядку даже в зонах военных конфликтов и ходят по магазинам, пока вокруг падают бомбы. Поэтому Кендру не очень удивило, когда ужас и отрицание начали исчезать и превращаться в некое сюрреалистическое любопытство, пока она следовала за своей новой подругой вниз по лестнице в зал для прислуги. Но она все же была благодарна, что Роуз не заставляла ее отвечать на свои восторженные замечания по поводу предстоящей вечеринки. Кендра не трудилась над тем, чтобы следовать нити этого разговора, но время от времени все же издавала неопределенные звуки, чтобы девушка этого не замечала. Лучше уж пусть Роуз говорит, решила она, чем задает вопросы. Кроме того, этот монолог дал возможность Кендре сконцентрироваться на текущей проблеме, которая, как она понимала, имела три возможные причины: кто-то извращенно разыгрывал ее, у нее острое психическое расстройство или же ее действительно выбросило в другое время или в другое измерение, что-то в духе теории
струн.
        Первый вариант она практически безоговорочно отмела. Она не только не могла понять _кто_ - ЦРУ, МИ5, КГБ,  - но и _зачем_ мог бы это сделать. Зачем кто-то стал бы так заморачиваться? Зачем, черт возьми, кому-то это? Масштаб сговора и точность деталей делали эту идею слишком абсурдной.
        Второй вариант, что-то вроде психоза, пугал. Миссия, которую она выполняла,  - осуществить правосудие над сэром Джереми - была, конечно же, эмоционально тяжелой и во многом противоречила ее собственному моральному кодексу. Может, ее разум просто схлопнулся в ответ? Может, сейчас она сидит в какой-то психиатрической палате, ее тело сковано смирительной рубашкой, а ее разум в это время воображает себе вот эту альтернативную реальность?
        Она действительно рассматривала эту ужасную возможность, но все внутри ее протестовало. Если у нее было психическое расстройство, мог ли ее мозг генерировать те малейшие детали, которые она видела сейчас? Молодых горничных, усердно подметающих ковры - щетками, ради всего святого,  - и доводящих до блеска тяжелую мебель в коридорах. Или лакеев в вышитых темно-синих формах и в белых напудренных париках, которые вносили дрова для растопки камина. Она могла бы допустить, что эти галлюцинации возникли из-за костюмной вечеринки, посвященной этому историческому периоду, но могло ли ее воображение воссоздать эти картины, звуки, _запахи_ - лимона, пряного масла и пчелиного воска,  - которые она сейчас ощущала?
        - Кто такая твини?[16 - Служанка, помогавшая кухарке или горничной в Англии.] - спросила она вдруг, оборвав Роуз на половине фразы.
        - Что?
        - Кто такая твини?
        - О. Я говорила вам, _я_ твини.
        - В смысле, в чем состоят твои _обязанности_? У нас, хм, нет такой должности в Америке.
        Роуз, казалось, не могла понять, как такое возможно:
        - Это что-то среднее между кухаркой и горничной. Я помогаю повару, кухаркам и горничным наверху. Как же ваши большие хозяйства обходятся без твини?
        - Без понятия.
        Кендра вспомнила, что вчера была очередь для твини, но тогда она не знала, что это такое. Мог ли ее мозг сгенерировать информацию, которая в нем не содержалась? Если предположить, что эта информация правдива и она не просто придумывала ее одновременно с этой девушкой? Если она будет рассуждать в этом ключе дальше, она просто сойдет с ума - если еще не сошла.
        Она почувствовала, как напряглась ее грудная клетка, как истерика начала стремительно подкатывать к области между ребрами. Ей с трудом удалось не скатиться в состояние самой настоящей панической атаки и сконцентрироваться на своем дыхании. Вдох-выдох. «_Спокойствие._Ты_не_сумасшедшая._Должно_быть_какое-то_логическое_объяснение»_.
        Она сосредоточила взгляд на том, что ее окружало. Они вошли в крыло прислуги, где она уже была вчера. Как и кабинет вчера вечером, эта область была одновременно и чем-то похожа, и отличалась от того, что она видела ранее. Те же стены, тот же пол с каменными плитами, то же возбужденное движение людей, снующих туда-сюда. Но убранство и мебель здесь поменялись. Лица поменялись.
        Она резко остановилась на пороге комнаты, которая вчера была переоборудована во временную раздевалку для девушек. Сегодня тут были шкафы и полки, заваленные, по-видимому, выглаженным постельным бельем, был длинный стол и пара странно выглядящих предметов.
        - Что это за комната?
        Роуз обернулась в ее сторону и нахмурилась:
        - Это бельевая. У вас в Америке что, этого тоже нет?
        - Не там, откуда я родом,  - ответа Кендра откровенно.
        Спустя пару минут они прошли в комнату, которая вчера была основным местом скопления сотрудников «Старк Продакшнз». Сегодня она представляла собой то, чем когда-то и была,  - столовую. В огромном камине по-прежнему не было огня. Громадный стол был покрыт белоснежной скатертью, которая наверняка еще пару минут назад лежала в бельевой. Две горничные, одетые так же, как и Роуз, накрывали на стол.
        - А я слышала, что она такая наглая, что назвала его светлость Дьюком,  - говорила при этом одна из них.
        - Да ты что!  - вторая девушка с явным удовольствием изображала ужас.
        - Правда! И у нее волосы короткие, как у мальчишки,  - она резко остановилась, когда заметила Кендру и Роуз в дверях. Огненный румянец вспыхнул на ее щеках.  - Ой, я вас не увидела, Роуз.  - Она встретилась глазами с Кендрой и затем виновато отвела свой взгляд.
        - Доброе утро, Тэсс, Милдред,  - поприветствовала их как ни в чем не бывало Роуз.  - Это Кендра Донован. Она горничная, ее наняли для праздника.
        - Миссис Дэнбери ищет ее.
        - Спасибо, Тэсс.  - Роуз бросила на Кендру виноватый взгляд, когда они покинули зал.  - Не обращайте на них внимания. Тэсс - ужасная сплетница.
        Кендра подозревала, что не только Тэсс распространяла о ней сплетни, но промолчала, пока они шли по залу к небольшому лестничному пролету. Спустившись, Роуз остановилась и постучала в первую дверь справа, и бодрый голос миссис Дэнбери пригласил их внутрь.
        Кендра снова вспомнила своего бывшего преподавателя в колледже. Одетая приблизительно так же, как и накануне - в белый чепец и черное платье,  - миссис Дэнбери сидела за большим дубовым столом. Его поверхность блестела, и все на нем было разложено в таком порядке, что это говорило о его хозяине больше, чем что бы то ни было другое в этом маленьком опрятном кабинете. Она стояли, ожидая, пока она, не обращая на них внимания, окунала перьевую ручку в подставку с чернилами и царапала что-то на плотном листе бумаги. Тишина наполняла комнату, ее прерывал только звук царапания пера о пергаментную бумагу и медленный мерный стук маятника часов в углу.
        Кендра осознала, что задержала дыхание. Миссис Дэнбери наконец отложила ручку на деревянную подставку. Но все еще не смотрела на них. Вместо этого она взяла маленькую стеклянную пробирку, перевернула ее и немного припорошила пергамент песком, а затем сдула песчинки с листка.
        Закончив этот ритуал, она протянула бумагу Роуз:
        - Пожалуйста, передай это месье Антону, Роуз. У нас изменения в меню на ужин.
        Роуз побледнела:
        - Ой, ему это вряд ли понравится, мадам.
        - Да, не понравится,  - признала миссис Дэнбери.  - Шеф - темпераментный и сложный человек. Что вполне ожидаемо от француза, Роуз. Однако леди Этвуд лично внесла эти изменения. Месье Антону остается только смириться с пожеланиями графини, пусть они и идут вразрез с его собственными желаниями.
        Роуз это объяснение не особенно взбодрило, но теперь она выглядела смирившейся.
        - Хорошо, мадам,  - проговорила она.
        Миссис Дэнбери кивнула:
        - Спасибо, Роуз. Ты можешь идти, закрой за собой дверь.
        Роуз обменялась быстрым взглядом с Кендрой перед тем, как сделать книксен и удалиться с документом в руках из комнаты. Миссис Дэнбери подождала, пока дверь закроется, а затем подняла свой холодный оценивающий взгляд серых глаз на Кендру.
        - Что ж, мисс Донован… вы определенно поставили меня в неудобное положение. Его светлость считает, что вы находитесь в замке Элдридж на правах личной горничной. Конечно, у нас сейчас проживают несколько горничных, но большинство из них прибыли со своими леди. А вы прибыли с леди, мисс Донован?
        Несмотря на то что ее сердце начало бешено стучать, Кендра смотрела женщине в глаза, и ей удалось достаточно спокойно произнести:
        - Нет… мадам.
        - Я могу списать ваше присутствие здесь на то, что вас наняли для временной помощи,  - продолжила она.  - Как вам, должно быть, известно, несколько горничных были наняты для того, чтобы помогать гостям, которые не смогли привезти свою прислугу. Однако, так как это _я_ нанимала временную прислугу, у меня это вызывает недоумение, мисс Донован. Я вас не знаю. Я вас не нанимала. Если вы не прибыли с одной из леди и я вас не нанимала в качестве горничной, то как вы оказались в замке Элдридж? Это за пределами моего понимания.
        - Это вы верно сказали.
        - Прошу прощения?
        - У меня нет для вас ответа, миссис Дэнбери.
        - В самом деле.  - Губы домоправительницы сжались.  - И все же у вас был какой-то ответ для его светлости вчера вечером. Вы утверждали, что вас наняли личной горничной.
        - Меня _действительно_ наняли горничной.
        Выражение серых глаз миссис Дэнбери стало еще более ледяным.
        - Это невозможно, мисс Донован. Как я уже заявила, мистер Кимбл поручил мне нанять временную прислугу женского пола. А я не нанимала американок. Я не нанимала _вас_.
        - Меня нанимала другая женщина.
        - Больше ни у какой другой женщины нет на это права! Как ее имя, этой женщины, что нанимала вас?
        Кендра вспомнила женщину из «Старк Продакшнз» и ответила:
        - Миссис Питерс.
        - В замке Элдридж нет _никакой_ миссис Питерс.
        Почему это ее не удивляло? Так как она не могла предоставить никакого другого объяснения - как объяснить необъяснимое?  - Кендра замолчала, уставившись на домоправительницу.
        Миссис Дэнбери изучала молодую женщину, которая так бесцеремонно смотрела на нее. Если бы дело было за ней, она бы прогнала это наглое создание и не написала бы ей рекомендацию. Но сегодня утром мистер Кимбл постучался к ней и передал личный приказ герцога о том, чтобы Кендра Донован оставалась в замке. Это было унизительно, просто унизительно.
        - Мисс Донован, я вам не верю. Более того, я не доверяю вам.  - Заметив песчинки, разбросанные на столе, она смела их руками и прибрала другие письменные принадлежности.  - Но я все-таки временно оставлю вас. Так уж получилось, что у нас сейчас остановились две леди, которым может понадобиться ваша помощь. Мисс Джорджина Нокс и мисс Сара Родон. Вы сейчас пойдете завтракать, а потом приступите к исполнению своих обязанностей.
        Чувство облегчения развязало узел страха у нее в груди. Что бы ни произошло, Кендра знала, что ей нельзя покидать замок. Это была исходная точка.
        - Спасибо, миссис Дэнбери.
        Глаза домоправительницы сузились.
        - Я буду за вами приглядывать, мисс Донован,  - предупредила она.  - А пока что на этом все.
        После того как ее отпустили, Кендра двинулась в сторону зала. Там она остановилась и прижала руку к животу. Ее эмоциональное состояние постоянно колебалось от отрицания до самого настоящего страха. Она выпрямилась, когда услышала, что кто-то приближается: молоденькая служанка, не старше девяти лет, несла какое-то ведро. Проходя мимо, маленькая девочка взглянула на нее с любопытством.
        Собравшись, Кендра добралась до кухни. Комната была намного больше, чем столовая, в ней были высокие потолки и окна, впускавшие потоки дневного света. Светильник с незажженными свечами висел на цепях толщиной с человеческое запястье в центре потолка. Под окнами на длинных полках мерцала глазурь горшков и мягкий блеск кухонной утвари.
        Это напомнило Кендре кухню отеля, пусть и помещенную, как решила Кендра, в начало девятнадцатого века: по меньшей мере дюжина помощников трудилась на нескольких рабочих местах. Два камина были зажжены, пламя подогревало потемневшее дно бронзовых котелков, висящих внутри. Невероятных размеров черная чугунная плита занимала приличную часть другой стены. На металлической решетке над плитой болтались медные горшки, большие и маленькие, и самые разные кухонные принадлежности. Маленький темноволосый человек, на котором была шапка шефа, размешивал что-то в двух больших горшках одновременно, сердито бормоча французские слова. По тем отрывкам, которые доносились до нее, Кендра убедилась в том, что изменения в меню, как и предсказывала Роуз, ему пришлись не по душе.
        Кендра заметила Роуз за одним из столов, она чистила яблоки, удаляя сердцевины, и нарезала их. Двинувшись к ней, она почувствовала запах жарящегося мяса, приправленного острыми специями. Потом она уловила еще один аромат - выпекавшегося дрожжевого хлеба. Кендра вдруг поняла, что проголодалась. Можно ли испытывать чувство _голода_ во время галлюцинаций?
        Фруктовый нож, который Роуз держала в руке, сверкал, пока она нарезала яблоки и клала дольки в миску. Каждый последний кусочек она клала в рот, что заставило женщину, которая замешивала рядом с ней бесформенную массу теста размером примерно со сдутый баскетбольный мяч, хмыкнуть.
        - Дрянная девчонка: подворовывая вот так, ты съела уже, считай, два яблочных пирога,  - сделала ей замечание женщина, грозя пальцем, испачканным в муке.
        Роуз хихикнула, по всей видимости равнодушная к этой придирке. Заметив Кендру, она улыбнулась.
        - Мисс, сюда! Кухарка, это мисс Донован. Она сейчас живет со мной в комнате. Она личная горничная.
        - А, ты одна из тех временных служанок, которых наняли для праздника леди Этвуд?
        Кендра дала бы этой женщине примерно столько же лет, сколько и миссис Дэнбери, но, к счастью, она, казалось, не разделяла общий настрой домоправительницы. Она была невысокого роста, ее полное тело целиком скрывало бледно-голубое платье с белым фартуком. Ее лицо было круглым и приятным, бледные пряди светло-коричневых волос выбивались из-под шапочки. Темно-голубые глаза присматривались к Кендре, но без враждебности.
        - Да. Пожалуйста, называйте меня Кендра.
        Губы женщины сложились в улыбке, она продолжила месить тесто:
        - Меня зовут миссис Экер, но все называют меня Кухарка. За кем ты будешь приглядывать?
        - М-м-м… Джорджина Нокс и Сара Родон.  - Кендра подумала, можно ли ей попросить кофе. Лучше достаточно крепкого, чтобы проснуться от этого кошмара.
        - Тогда ты быстрее завтракай,  - сказала Кухарка.  - Леди скоро захотят шоколад и чай, я так думаю.
        - Ой. Хорошо.
        Роуз проследила за ее взглядом и покачала головой:
        - Не здесь, мисс. Вы будете завтракать в столовой для прислуги наверху.
        - А ты?  - спросила Кендра.
        Одна из девушек, стоящих рядом, захихикала:
        - О да, мисс Роуз. Вам принести ваш чай?
        - Там столовая для _старших_ слуг. А я твини.
        Это такой протокол, осознала Кендра. Она понимала важность протокола, процедур и других иерархических практик. Черт, она же была агентом ФБР. Ты не попадешь в ФБР, если не понимаешь протокол. Но зачем ее мозгу отделять старших слуг от младших? Сумасшествие какое-то.
        Она сошла с ума. Или нет. И в этот момент Кендра не знала, что ее ужасало больше.

* * *

        Столовая была уже полна людей разного возраста. Миссис Дэнбери стояла по стойке «смирно» во главе стола, рядом с пожилым мужчиной, который казался практически таким же чопорным, как и домоправительница.
        Кендра подошла к одному из свободных мест за столом. Так как все ели стоя, она тоже не стала садиться, чувствуя на себе взгляд любопытных глаз, хотя все пытались делать вид, что не смотрят на нее. Женщина с острыми чертами лица и хмурым взглядом - по всей видимости, не слишком добродушная - неожиданно возникла рядом с ней.
        - Вы перепутали место, мисс,  - заявила она Кендре покровительственным тоном.
        - Что?
        - Мисс Бекетт - личная горничная леди Этвуд, мисс Донован,  - объяснила ей миссис Дэнбери холодно.  - В замке Элдридж мы придерживаемся особой иерархии за нашим столом. Будучи самой старшей горничной, мисс Бекетт наделена правом сидеть на этом стуле. Вы можете сесть за стол.
        Кендра снова вспомнила о протоколе. Как в армии. Солдат не может сидеть рядом с генералом во время еды.
        Не обращая внимания на самодовольную мину мисс Бекетт, Кендра двинулась в другой конец стола. Миссис Дэнбери и тот мужчина сели. По-видимому, это был сигнал, так как все остальные последовали их примеру.
        Все тихо бормотали что-то, пока кашу вываливали в глиняные миски. Сливки выливали из глиняных кувшинов. Горячие булочки, размером больше кулака, но легче гелия, передавались вдоль стола. Мед, масло и варенье облетали собравшихся под звон ложек и ножей.
        Кендра попробовала кашу. Хоть она бы никогда не выбрала ее на завтрак добровольно, она казалась неожиданно вкусной, особенно с каплей меда и порцией сливок. Она бы предпочла кофе, но чай, нужно признать, был достаточно крепким и ароматным. А золотисто-коричневая булочка, смазанная маслом и вареньем, была лучшей за всю ее жизнь.
        - Вы откуда прибыли, мисс Донован?  - спросила симпатичная брюнетка по ее правую руку.
        Кендра молчала в нерешительности, потом ответила:
        - Из Америки.
        - А откуда из Америки, мисс Донован?  - спросила женщина, сидевшая рядом с брюнеткой. Кендра снова почувствовала себя в центре внимания всех сидевших за столом.
        - Я живу в Вирджинии.  - Может, она и была сейчас там же, в психиатрическом отделении, в кататоническом состоянии. Может, она так и не пришла в себя после того выстрела. Может…
        - Никогда не встречала никого из Америки,  - признался молодой человек в ливрее лакея, сидящий напротив нее.
        - Как вы вообще попали в Англию, мисс Донован?  - поинтересовалась женщина по ее левую руку.
        - Не думаю, что вы мне поверите, если я скажу, что прилетела?
        Женщина засмеялась. Несмотря на внушительное расстояние, разделяющее их, Кендра почувствовала неодобрение мисс Дэнбери, обрушившееся на нее, как удар кнута.
        - Если только покажете нам свои крылья, мисс Донован!  - заявила женщина.
        - Вы, должно быть, прибыли вчера поздно вечером, мисс Донован,  - продолжила брюнетка.  - Вчера я вас не видела. Конечно, мы все вчера бегали как сумасшедшие, чтобы всех разместить. Эти праздники довольно утомительны, не правда ли? Я мисс Стэнтон, кстати. А это мисс Берк.  - Она кивнула на другую женщину. Когда она представилась, это развязало языки остальным, все принялись называть свои имена. Кендра вежливо кивала, но голова у нее шла кругом. Хотя у нее никогда не было проблем с памятью, она сомневалась, что сможет за пять минут запомнить все эти имена. Было ли это симптомом ментальной нестабильности?
        - Кто ваша леди?  - спросила ее мисс Стэнтон.
        - Что? А. Хм. У меня их две: Джорджина Нокс и Сара Родон.
        - О боже,  - в голосе женщины прозвучало сочувствие.
        - Это плохо, да?
        - Могу предположить, что могло быть и хуже.
        _Отлично_. Кендра подумала, специально ли миссис Дэнбери назначила ее на худшую позицию, надеясь, что она не выдержит и сбежит.
        Спустя некоторое время сидящий во главе стола дворецкий - мистер Хардинг, как выяснила во время завтрака Кендра,  - и миссис Дэнбери тихо встали, обозначив тем самым окончание трапезы. Новый сигнал. Все поднялись из-за стола. Кендра последовала за горничными на кухню и спустя пять минут уже несла поднос, гнущийся под тяжестью двух миниатюрных чашек и чайника горячего шоколада, вверх по лестнице в Голубую комнату, которую разделяли мисс Джорджина и мисс Сара.
        К тому времени, как она нашла комнату с помощью нескольких встретившихся ей на пути лакеев, она наконец скрепя сердце начала рассматривать третий возможный вариант развития событий, каким бы невероятным он ни казался.
        Каким-то безумным образом она все-таки переместилась назад во времени.

        9

        Кендру немного покачивало, поэтому она убедилась, что твердо держит поднос, прежде чем открыть дверь в Голубую комнату. Ей пришлось задействовать все свои способности к самоконтролю, чтобы _не_ думать о своем положении и сконцентрироваться только на обязанностях, которые ей навязали. Когда она закончит с этими делами, она найдет тихое место и подумает, как ей справиться с этой странной ситуацией - и _может_ли_ она вообще с ней справиться.
        Эта неопределенность заставила ее снова затрястись от паники. Но, черт возьми, она не даст ей взять верх. С тех пор как ей исполнилось четырнадцать, она чувствовала, что может позаботиться о себе. Она справится и с этим. Ей просто нужно было немного _подумать_.
        Она сделала глубокий вдох и выпустила воздух, сосредоточившись на том, что ее окружало. Комната была практически полностью темной и в четыре раза больше комнаты, которую она разделяла вчера ночью с Роуз. На двух односпальных кроватях с балдахинами из толстой бархатной ткани, занавешенных лишь частично, покоились спящие гости.
        Она не до конца понимала, что ей делать, поэтому просто поставила поднос на ближайший столик. Так как никто не пошевелился, она пересекла комнату и открыла тяжелые занавески. Она увидела, что туман рассеялся и цветочный сад внизу золотится в мягком свете утреннего солнца.
        Наконец раздался скрип кровати, и кто-то зевнул. Кендра повернулась и увидела, как одна из девушек приняла сидячее положение. На ней была сорочка, благопристойно застегнутая до самой шеи, и ночной чепчик на голове. Светлые волосы, завязанные папильотками, выбивались из-под кружева чепца.
        - Джорджи, просыпайся,  - приказала она своей подруге. Она посмотрела на Кендру.  - Вы кто?
        - Я Кендра Донован. Ваша горничная.
        - Хочу свой шоколад.
        Повелительной тон задел и без того голые нервы Кендры, но она тем не менее принялась разливать горячий шоколад.
        - Я сегодня надену свое желтое муслиновое платье,  - сказала девушка, приняв чашку и соусник.
        - Я тоже хочу шоколад,  - сказала другая девушка, Джорджи, когда Кендра двинулась в сторону гардероба.
        Сменив направление и снова повернувшись к котелку, Кендра налила еще одну чашку. Она поднесла ее девушке, на которой была такие же сорочка и чепчик, как и на ее подруге.
        - А мне что надеть сегодня утром, Сара?  - спросила она, попивая свой шоколад.  - Я думала о голубом утреннем платье, которое мне подарил папа. Оно очень прелестное.
        - Хм. Я думаю, тебе нужно надеть зеленое муслиновое платье.
        - О. Но как же леди Луиза? У нее необыкновенная любовь к зеленому.
        - Леди Луиза похожа на жабу в зеленом,  - отозвалась Сара об этой неведомой женщине с холодным пренебрежением. Она подняла фарфоровую чашку, и ее голубые глаза злобно сверкнули, когда она сделала глоток.  - Кстати о жабах, мне не верится, что леди Ребекке хватило наглости заявиться на вчерашний ужин. Меня прямо-таки затошнило, когда меня посадили напротив нее!
        Джорджина захихикала:
        - По-моему, она крестница герцога.
        - Даже если так, им нужно быть более осмотрительными в выборе гостей,  - Сара перевела свой взгляд на Кендру и подняла бровь.  - Скажи на милость, а ты что стоишь тут как вкопанная? Я же сказала: мне нужно желтое муслиновое платье.
        Кендра подумала, что это, скорее всего, происходит наяву, она же не мазохистка, чтобы придумывать такое.
        Открыв тяжелые двери шкафа, она оглядела невероятное количество пышных платьев, висевших на крючках по несколько штук на каждом. Странно, что такая незначительная деталь, как отсутствие вешалок, заставила ее сердце снова учащенно биться в груди. И тут она вспомнила - наверное, когда-то об этом читала или где-то слышала,  - что деревянные вешалки не были в широком употреблении вплоть до 1869 года. А проволочные плечики появились только спустя еще девяносто лет. Если у нее нервное расстройство, может ли ее разум придерживаться такой исторической точности?
        Боже, она не знала ответ на этот вопрос. Она достала первое попавшееся желтое платье.
        - Я же сказала, желтое муслиновое, желтое _муслиновое_, глупая девчонка!
        С трудом сдерживая свой гнев, Кендра повесила обратно желтое платье и принялась просматривать остальную одежду. Найдя еще одно желтое платье, она вытащила его:
        - Вот это?
        Сара закатила глаза:
        - Ну конечно. Что ты за горничная такая? Ты же даже не француженка,  - она посмотрела на свою подругу.  - Такой влиятельный человек, как герцог Элдриджский, мог бы нанять французскую горничную для своих гостей. Ну, или хотя бы швейцарскую.
        Джорджина издала какой-то звук в знак согласия.
        - А я надену зеленое муслиновое платье,  - хоть ей не удавалось до конца пародировать тот же повелительный тон, что у другой девушки, она все же была близка к этому.
        Если бы эта ситуация не была такой серьезной и странной, Кендра бы засмеялась над такой иронией. Где она оказалась? Некогда вундеркинд, самый молодой агент, которого когда-либо брали в «Куантико», сейчас она позволяла приказывать себе каким-то двум чванливым дебютанткам.
        Девушки вылезли из кроватей и исчезли за ширмой. Когда они снова появились, Кендра нашла зеленое платье. Она ждала, пока они сбросят свои ночные сорочки и наденут белье, чулки и подвязки. Ей нужно было завязать корсеты обеим девушкам, а затем помочь им надеть платья. Когда одежда обеих девушек была приведена в порядок, Сара резко придвинулась к туалетному столику с зеркалом.
        - Ну?  - Она посмотрела на Кендру в зеркале.  - Черт возьми. Перестань спать уже! Мне нужна высокая прическа.
        Кендра застыла. _Высокая_прическа_? Она же не парикмахер. Ее собственные волосы, густые и идеально прямые, требовали лишь небольшого ухода. До ранения она всегда носила хвостик. После… ну, она лишь ждала, пока они отрастут, а затем просто пошла к мистеру Джери в его престижный салон в Джорджтауне, чтобы ей там сделали прическу.
        - Ты чего ждешь, глупая девчонка?
        _«Что_за_манеры_у_девушек_этой_эпохи_?»  - Кендра задалась этим вопросом, пытаясь не произносить ничего вслух. Она подошла к Саре и начала снимать с ее волос папильотки. Черт возьми, что надо сделать, чтобы зашпилить пару локонов?
        Спустя сорок пять минут Кендре пришлось признаться самой себе, что она точно не мистер Джери и предпочла бы встретиться с дюжиной психопатов, чем пережить еще один такой сеанс усмирения непослушных волос с помощью всего лишь пары лент и старомодных шпилек, которые представляли собой скорее короткие тоненькие проволочки, еще и под нескончаемые словесные оскорбления от девушки, которая, возможно, не была способна решить даже элементарные математические задачи.
        _«Черт_побери»,_  - только и смогла она выругаться про себя, когда еще одна тонкая прядь выскользнула из греческого пучка, который она пыталась сделать Саре.
        - О боже! Да что ты за горничная?  - эакричала Сара сердито.  - Если бы ты принадлежала моей семье…
        - Заткнись.  - Эти слова сорвались у нее с языка, прежде чем она это осознала. Хоть огрызаться в этой ситуации было не лучшим выходом, где-то в глубине души Кендра почувствовала облегчение.
        Сара выпучила глаза:
        - Да как ты посмела! Как ты…
        - Я же сказала, _заткнись_.  - Заварил кашу, не жалей масла, решила Кендра.  - Если хотите успеть спуститься вниз к завтраку, молчите, пока я тут заканчиваю. И, черт возьми, прекрати ерзать!
        - Ау!
        - Сказала же, прекрати ерзать.
        - Я…
        - Вот!  - Кендра воткнула последнюю шпильку и хмуро оглядела прическу. Может, немного кривобоко, но, если эта идиотка не будет слишком много трясти головой, она _должна_ держаться.  - Закончила!
        Сара встала, шурша юбками.
        - Это с тобой покончат,  - пообещала она, сверкая глазами,  - когда я поговорю с графиней…
        - Я сказала тебе, заткнись.  - Она показала расческой на Джорджину.  - _Садись_ теперь ты.
        Джорджина уставилась на нее широко раскрытыми глазами.
        - Быстрее!
        Девушка села.
        - Как… как ты смеешь с нами так разговаривать!  - пробормотала Сара.
        Кендра не ответила ей и принялась за папильотки Джорджины:
        - У меня закончились шпильки, так что я завяжу твои волосы лентой.
        - Но…
        - Либо так, либо никак.
        - Но…
        - Это возмутительно!  - Сара скрестила руки, яростно стукнув ножкой, уставившись на Кендру.
        Кендра не обратила на нее внимания, сконцентрировавшись вместо этого на расчесывании локонов Джорджины. Когда она вытащила ленту, девушка завизжала:
        - Но она же не подходит к моему платью!
        - О боже мой!  - Кендра отложила ленту, выбрала вместо нее зеленую и завязала волосы девушки назад в конский хвост.
        - Графиня узнает об этом!  - пригрозила Сара.  - Тебя уволят без рекомендаций! Будешь просить милостыню на улицах! Тебя отправят в работный дом! Тебя…
        - Да-да. Поняла. Ваш завтрак там, наверное, уже остыл,  - резко прервала ее Кендра и почувствовала злобное удовлетворение, увидев, как грудь девушки поднялась от негодования. Ее лицо было таким красным от гнева, что, если бы она была старше и тяжелее, Кендра бы побоялась, что с ней случится приступ.
        - Пойдем, Джорджи!  - Сара практически прорычала эти слова и ринулась из комнаты, при этом ее прическа опасно подпрыгнула.
        Кендра подождала, пока девушки уйдут, и опустилась в кресло. Она обняла руками пульсирующую голову. Ей хотелось проснуться от этого кошмара. _Сейчас_же._
        - Мисс Донован?
        Она подняла голову, встретившись глазами с сочувствующим взглядом мисс Стэнтон, когда та просунула голову в дверь.
        - Дорогая,  - она цокнула языком и пересекла комнату.  - Я видела, как ушли девушки. Они были просто ужасны? Вы выглядите изможденной.
        Кендра в смятении провела пальцами по волосами и ответила:
        - Могло быть и хуже, наверное,  - по правде, она так не думала.  - Но я рада, что все позади.
        Мисс Стэнтон удивленно подняла брови:
        - Позади? Моя дорогая мисс Донован, все только началось.
        Кендра почувствовала, как у нее внутри все упало:
        - В смысле?
        - Ваши обязанности, мисс Донован. День только начался. Если леди захотят прогуляться в саду, им, без сомнения, нужно будет переодеться в одежду для прогулок. Им как минимум потребуются их шляпы и шали. Если они захотят покататься верхом, вам нужно будет помочь им с одеждой для верховой езды. Затем они, скорее всего, пожелают переодеться в одежду для второй половины дня, а потом и в вечерние платья. А вы, мисс Донован, должны будете им в этом помочь,  - продолжила мисс Стэнтон.  - Вам нужно будет чинить и гладить их одежду, поправлять им прически.
        Кендра вздрагивала от каждой фразы мисс Стэнтон, они были будто удары бейсбольной битой промеж глаз. На какую-то ужасающую долю секунды она представила, как работает горничной несколько дней, недель… _лет_.
        Ну уж нет.
        - Вы куда, мисс Донован?
        Кендра не осознала, что встала и пошла, пока не почувствовала, как сжимает дверную ручку. Она оглянулась на горничную. «Боже, как она вообще живет вот так?»  - подумала она, даже не подозревая, какая безумная темнота сквозила в ее взгляде.
        - Домой. Мне нужно домой.

* * *

        К счастью, кабинет был пуст. Кендра двинулась прямиком к скрытой двери. Ее руки тряслись, когда она отодвигала гобелен. Только когда дверь отворилась, она почувствовала сомнение, коварный страх, который крался по ее спине.
        _Путешествие_во_времени_. Абсурд. Невероятно. Но вот она стояла тут, застрявшая посреди невероятного. Отказавшись от версий об опухоли мозга, психическом расстройстве или розыгрыше, Кендре пришлось поверить в то, что она только что провела утро в девятнадцатом веке.
        Теоретически путешествие во времени _возможно_. Альберт Эйнштейн выдвигал теорию о том, что гравитация была достаточно сильной, чтобы гипотетически вызвать искривление в пространственно-временном континууме, заставив время в прямом смысле закольцеваться. Были сумасшедшие любители научной фантастики, которые даже верили, что в мире существуют естественные гравитационные горячие точки, которые могут создавать такой водоворот пространства и времени и позволять людям путешествовать во времени. Но это научная _фантастика_, черт возьми.
        Конечно, проводились эксперименты, которые, в принципе, доказали, что путешествие во времени возможно. В 1971 году ученые Дж. Хафеле и Ричард Китинг поместили невероятно точные атомные часы, которые обладали возможностью измерения времени с точностью до миллиардной доли секунды, на авиалайнеры, летевшие со скоростью 600 миль в час. Используя точно такие же атомные часы, установленные для сравнения в Военно-морской обсерватории США, они зафиксировали, что на часах на борту лайнеров наносекунды времени были одновременно набраны и потеряны. То есть, если бы кто-то находился на борту лайнеров, он бы мог на наносекунду оказаться в будущем и снова в прошлом.
        Но между путешествием на наносекунды и _века_ большая разница. Такое не может быть возможным. Однако раз она стояла сейчас здесь, она наверняка столкнулась с одной из таких предположительно существующих гравитационных горячих точек. Вероятно, это могло объяснить непроглядную темноту, головокружение, боль… ощущение того, что ее тело распухает и растворяется, _исчезает_?.. И, если в проходе скрывался такой водоворот, он и был ее обратным билетом.
        В этой теории было много несостыковок, Кендра понимала это. Например, если бы за этой дверью скрывался такой водоворот, то, наверное, герцогу приходилось бы регулярно сталкиваться с потоком людей, которые неожиданно появлялись и так же неожиданно исчезали. Но она не хотела думать об этой несостыковке. Она _просто_хотела_домой_.
        Все же Кендра медлила, прежде чем скрыться за этой дверью. Все у нее внутри сжалось от неприятного чувства тревоги. Это был мучительный процесс с физической точки зрения. Невыносимый. Но не это вселяло в нее нерешительность. Она готова была вынести эту боль, если знала бы наверняка, что в итоге сможет вернуться в свое время.
        В этом и был вопрос: вернется ли она домой? Или же ее унесет глубже в прошлое или дальше в будущее? Будущее она бы еще пережила. Но что, если она окажется в семнадцатом веке? Пятнадцатом веке? Этот век по крайней мере знаменовал начало современной эпохи.
        Кендру удивила абсурдность ее мыслей. Вчера, если бы кто-то сказал ей, что она будет волноваться по поводу перемещения куда-то во времени, она бы посмеялась и засомневалась бы в здравом уме такого собеседника. Теперь же это _ее_ здравый ум был под вопросом.
        Она запустила пальцы в волосы, выпрямила спину. _Хватит_тянуть_. Она глубоко вдохнула и подошла к двери.

        10

        Лестничный пролет утопал в темноте.
        Но это была не та абсолютная, неестественная тьма, с которой она столкнулась прошлым вечером.
        Было холодно.
        Но это был обыкновенный холод.
        Она медленно поднималась по лестнице, желая, чтобы темнота сгустилась, температура упала, а проход вновь обрел те сверхъестественные свойства, которые она ощутила в тот раз, но так и не поняла.
        Чувствуя себя немного Дороти в ее ярко-красных туфельках, Кендра закрыла глаза и задержала дыхание.
        _Нет_места_лучше_дома,_это_точно_. Она отказалась от своего дома, когда создавала себе новые документы и банковские счета, когда поставила перед собой цель убить сэра Джереми. Может, это карма?
        Ей казалось, что голова закружилась. Появилась надежда… и тут она поняла, что гул в ее ушах был вызван не какой-то паранормальной электромагнитной заряженностью в воздухе, а тем, что она до сих пор задерживала дыхание. Чувствуя себя ровно настолько глупой, какой ее считала Сара, она со свистом выпустила воздух и облокотилась на холодную каменную стену. Головокружение сменила ярость.
        «Это сумасшествие! Просто настоящее сумасшествие!»  - подумала она, поднялась еще на несколько ступеней и отчаянно ударила ладонью о каменную стену.
        - _Твою_мать_!
        Она заставила себя продвинуться еще немного наверх и остановилась. Закрыла глаза. Ничего.
        - Где, черт возьми, этот дурацкий водоворот? Ну же!  - Она подумала о своей матери, докторе Элеаноре Янке, которая как раз пыталась открыть секреты мироздания в Швейцарии.
        - Ну и ну… Мамочка, у меня для тебя сногсшибательная новость. Тебе понравится. Ты…
        - Эй. Кто здесь?
        Кендра замерла на месте. Голос раздавался сверху. За ним послышался звук приближающихся шагов.
        Она мысленно обдумала возможный побег. Без вариантов. Спустя секунду свет забрезжил на стене, а затем из-за угла появился и герцог Элдриджский с масляной лампой в руке.
        - Мисс Донован?  - Он остановился и удивленно поднял брови, разглядев молодую женщину, стоявшую на несколько ступеней ниже. Из-за ее испуганного вида он смягчил свой тон.  - Вот так сюрприз!
        - Извините, я…  - Кендра не знала, как объяснить свое присутствие в проходе. Один раз ей это с трудом удалось. Но второй? Это уже было подозрительно.
        Элдридж посмотрел на нее с любопытством:
        - Не извиняйтесь. Это просто приятное стечение обстоятельств. Хотите чаю?
        Кендра растерянно моргнула:
        - Что?
        - Чаю. Я попросил принести. Пойдемте, дорогая.  - Он не стал дожидаться ее ответа и принялся спускаться по лестнице.  - Не отставайте, мисс Донован,  - сказал он весело, не оглядываясь назад.
        Ошеломленная Кендра последовала за ним сквозь дверной проем. Последний раз, когда она была в этой комнате, та была пустой, если не считать камин. Сегодня он был полон горящих бревен, и в воздухе стояла легкая дымка. Над каминной доской висели две овальные картины, портреты женщины и ребенка. Те же женщина и ребенок, заметила Кендра, что и на картине в кабинете.
        За исключением готических окон, пропускавших в комнату дневной свет, все стены были заставлены книжными шкафами. Здесь также был стол, менее элегантный, чем тот, что стоял на нижнем этаже, и его поверхность была почти что не видна под стопками с книгами и кипами бумаг. Рядом стояла пара деревянных стульев. Но взгляд все же привлекал не стол, а два длинных станка. На них располагался странный, беспорядочный набор оборудования, инструментов и приспособлений. Кендра увидела отблески меди и глянцевое мерцание бронзы.
        Она сосредоточенно погрузилась в разглядывание микроскопов, ступок и пестиков. В глиняных горшках располагались куски горных пород и фрагменты чего-то, напоминавшего кости. В кувшинах была какая-то жидкость. На полу стояла искусно сделанная армиллярная сфера, изображающая небесные тела. Большой телескоп в ее рост стоял позади.
        - Вы ученый,  - заметила она и не смогла сдержать легкую дрожь. В этом читалась какая-то ирония. Она была рождена, точнее выведена, в рамках научного эксперимента. Первые четырнадцать лет жизни кто-то относился к ней с благоговением, кто-то с подозрением, родители же - с холодной беспристрастностью. Это что, какая-то издевка вселенной, что ее перенесло назад во времени прямиком в ряды прислуги этого ученого-аристократа?
        - Ученый,  - герцог Элдриджский произнес это слово так, будто пробовал его на вкус.  - Мне неизвестен этот термин.
        Кендра уставилась на него, на его старомодную одежду и только после этого вспомнила, что слово «ученый» было придумано только спустя примерно двадцать пять лет. Язык, подумала она с сожалением, во многом похож на живой организм: слова рождаются, расцветают, иногда умирают или превращаются в другие слова, приобретают новые значения. Она подозревала, что именно язык станет для нее самым большим испытанием, пока она здесь. «_О_боже,_пожалуйста,_не_позволь_мне_остаться_здесь_надолго_».
        - Я хотела сказать,  - произнесла она медленно, потому что внутри у нее все сжалось.  - Вы ученый муж.  - Понимая, что он продолжает на нее смотреть, _изучая_ ее, она двинулась в сторону армиллярной сферы и телескопа.  - Вы интересуетесь астрономией?
        Он улыбнулся.
        - Как и мой отец до меня, я испытываю жадный интерес к естественным наукам и искусству.  - Он с трепетом дотронулся до сферы.  - Мне было всего двадцать два, когда сэр Уильям Гершель открыл планету Уран. Такое открытие… А лишь четыре года спустя можно было наблюдать, как Большая комета проносится по небу. Что еще нам предстоит открыть там, среди звезд, а, мисс Донован?
        - _Кто_гармонии_путь_обнаружил_к_дверям,_Открытым_навстречу_небесным_краям_…  - не удержалась и процитировала Кендра, осторожно улыбнувшись. Ей показалось, что эти слова уместны, но она сразу же пожалела о том, что сказала, когда увидела, как пристально герцог на нее смотрит.
        Пораженный Элдридж неуверенно спросил:
        - Вы ценительница этого поэта?
        Кендра нервно пожала плечами.
        - Он был… и есть…  - она пыталась вспомнить, когда умер Уильям Вордсворт. В середине века?  - Хм, удивительный.
        - Это так.  - Серо-голубые глаза герцога блестели, и он продолжил, будто бы не обратив внимания на внезапное смущение собеседницы.  - Как и многие мои современники, я попробовал себя в поэзии. Но результаты моих усилий не шли ни в какое сравнение с гениальными произведениями мистера Вордсворта. Он знает, как исследовать человеческую душу, да? Я предпочитаю исследовать те самые небесные края или чудесные секреты нашей планеты. Впереди так много открытий, не так ли, мисс Донован? Вы, конечно, понимаете это. Вы же сами в некотором роде первооткрывательница.
        Кендра побледнела и настороженно посмотрела на Элдриджа.
        - Что вы имеете в виду?
        - Вы же американка,  - уточнил он, специально сохраняя спокойный тон, хотя ее реакция возбудила в нем любопытство.  - Вы переплыли через Атлантический океан и достойны звания первооткрывательницы.
        - Ах да. Конечно.  - Ее лицо просветлело. Укусив губу, она обняла влажными ладонями свои плечи. Не в состоянии выдерживать его напряженный взгляд, она оглядела помещение. Разбросанные рулоны бумаги привлекли ее внимание. Расправив один скрученный лист, она принялась с интересом изучать графики и надписи на нем.
        - Я черчу карту ночного неба,  - пояснил Элдридж.  - Это мои вчерашние наблюдения.
        - Было полнолуние?
        - Да,  - сказал он, вопросительно взглянув на нее.
        Кендра не заметила его взгляд, она была слишком увлечена анализом возможного влияния полнолуния на странное происшествие в ее жизни. Была ли тут связь? Не из-за мифа о том, что мистические и магические вещи происходят под полной луной, но из-за чисто научного факта, что сила притяжения наиболее сильна во время этой фазы лунного цикла. И, возможно, такая сила притяжения могла вызвать этот круговорот…
        Боже правый. Неужели в этом измерении, в этой временной трещине она застряла на целый _месяц_?
        - С вами все в порядке, мисс Донован?
        - О… да. Я в порядке.  - Но она все же не могла остановить дрожь. Какая-то чепуха. Полнолуние не происходит в один и тот же день каждый месяц. _Ее_ полнолуние, в ее времени не обязательно должно совпасть с полнолунием во времени герцога.
        Она потерла руки и принялась бесцельно ходить вдоль одного из станков, разглядывая предметы, наваленные на нем. Здесь не было особого порядка или чего-то специфического. Интересы герцога Элдриджского, казалось, были широкими и эклектичными. Он был настоящим человеком эпохи Возрождения. Она остановилась рядом с четырьмя низкими кувшинами, связанными между собой металлическими проволоками и веревками.
        - Это лейденская банка,  - пояснил герцог, заметив ее заинтересованность.  - Довольно примитивная электрическая игрушка, но, когда я был мальчишкой, это считалось весьма занятной вещицей. Вы интересуетесь естественными науками и астрономией, мисс Донован?
        Кендра посмотрела на него исподлобья. Она напомнила себе, что была служанкой. Интересовались ли слуги в девятнадцатом веке естественными науками и астрономией?
        - Мне кажется, это интересные предметы,  - осторожно ответила она.
        - Это правда,  - он поднял трубку, которую оставил на столе.  - Как вы оказались в нашей стороне, мисс Донован?
        - Что?
        Он пересек комнату, подошел к камину, затем зажег высокую свечу и поднес ее к чаше глиняной трубки.
        - Англия, мисс Донован,  - спокойно уточнил он, затянувшись. Его выражение лица было добродушным, но взгляд внимательно изучал ее сквозь табачный дым.  - Как вы сюда попали, скажите на милость?
        Кендра вспомнила ответ, который слишком поспешно выпалила сегодня утром.
        - На корабле,  - поправила она свою оплошность.
        Он улыбнулся:
        - А я и не думал, что на воздушном шаре. Наверное, лучше спросить: что привело вас в Англию?
        - Я…  - «_О,_боже,_что_сказать?»_ - Мне надо было кое-что… сделать. Дела. И я, можно сказать, тут застряла.  - Она сказала правду.
        - Застряли?
        - Не могу уехать.
        Его лицо приняло задумчивое выражение, когда он снова потянулся к трубке.
        - Понятно. Из-за войны?
        Кендра решила, что это была лучшая причина из возможных, и ответила:
        - Да.
        - Конечно, я понимаю, вы раньше не могли добраться до Америки во время боевых действий. Но что вам мешает сейчас? Война уже несколько месяцев как закончилась.
        - У меня нет денег,  - придумала она на ходу.
        - Ясно. И, как только вы соберете средства, чтобы переправиться в Америку, вы нас покинете, да?
        - Мне нужно вернуться домой,  - произнесла она абсолютно откровенно.
        Его взгляд сместился куда-то за ее спину и остановился на двух картинах над камином.
        - У вас есть семья, мисс Донован?
        Кендра вспомнила своих родителей, с которыми не разговаривала, о сводных брате и сестре, которых ей никогда не хотелось даже увидеть.
        - Не совсем. Но я… не отсюда.
        Его внимание привлекли не слова, а скрывающееся за ними отчаяние в ее голосе.
        - Когда вы прибыли в Англию?
        - Когда?
        - Да.
        Она напряглась, но ответила довольно спокойно:
        - Я же уже сказала вам - до войны.
        - То есть вы уже четыре года в Англии?
        - Ну да…
        - Это довольно много.  - Он выпустил новые клубы дыма.  - В каком месяце вы прибыли?
        Дурное предчувствие отозвалось покалыванием в шее. Пот начал выступать на ладонях. Несмотря на его мягкий тон, она понимала, что это допрос.
        - Хм… в мае.
        - В мае 1812 тогда?  - Он кивнул, восприняв ее молчание как согласие.  - Время больших волнений,  - пробормотал он.  - На каком корабле вы путешествовали?
        - А что?  - Она сама слышала враждебность в собственном голосе и пыталась умерить ее. Она никогда раньше не занималась изучением конкретно этой эпохи, но была почти уверена, что слуги не должны были пререкаться с господами.  - Это было так давно, четыре года назад, как вы сказали, и я не могу понять, какое это имеет значение.
        Он слабо улыбнулся:
        - Я всегда был любопытным, как вы заметили, наверное, по моему интересу к естественным наукам. Я также имею некоторые финансовые интересы в некоторых корабельных компаниях, может, вы путешествовали на одном из их суден.
        - Я не помню.  - «_Дело_дрянь,_Донован»_.
        - Вы не помните корабль, на который купили билет, корабль, на котором провели несколько недель, пересекая океан?
        Кендра сглотнула. Если бы кто-то на допросе давал ей такие уклончивые ответы, он бы сразу взлетел на первое место в списке подозреваемых в любом деле, которое она расследовала бы. Но у нее не было выбора. Объявить ему, что она путешествовала во времени,  - не вариант. Он не поверит. Черт, _она_ сама в это не верила.
        - Извините. Я правда не помню,  - сказала она и почувствовала волну облегчения, когда открылась дверь и зашла служанка с подносом. Девушка выпучила глаза, увидев, что Кендра стоит рядом с герцогом, но быстро отвела взгляд и поставила свою ношу на стол у стены.
        Элдридж подошел к нему и потер руки.
        - Нам понадобится еще одна чашка, так как я ожидаю…  - Он прервался, когда отворилась дверь и в комнату прошагал мужчина, знакомый Кендре по прошлой ночи.  - А, Алек. Ты как раз вовремя.
        Алек приподнял бровь.
        - Вовремя для чего?  - Он резко остановился, когда заметил Кендру, и его взгляд помрачнел. В отличие от служанки, он явно не собирался делать вид, что Кендры нет в комнате.  - Какого черта _она_ здесь делает?
        - Алек, твои манеры просто отвратительны,  - мягко указал ему герцог.  - Мисс Донован и я обсуждали естественные науки и астрономию. И намеревались выпить чаю.
        - Черт побери, вы шутите?
        - Я никогда не шучу по поводу чая. И не ругаюсь. Не могли бы вы принести еще одну чашку для моего невоспитанного племянника?  - обратился он к служанке, которая сразу же сделала книксен.
        - Да, ваша светлость.
        Кендре не обязательно было видеть лицо девушки, чтобы понять, что заявление герцога ее шокировало. И привело в бешенство Алека. Она была, в конце концов, личной горничной. Хоть ей и нужно было еще немного привыкнуть к обычаям девятнадцатого века, все же она подозревала, что ситуация, когда горничная распивала с герцогом чай, не была естественной.
        - Нет, спасибо,  - сказала она поспешно, последовав за служанкой к двери.  - Вообще-то мне нужно возвращаться к своим обязанностям.
        - О. Вы в этом точно уверены, мисс Донован?
        - Да. Спасибо.
        Элдридж знал, что может настоять на том, чтобы она осталась и выпила с ними чай. Но, несмотря на то что он славился эксцентричными выходками, он не был склонен к подобного рода деспотизму. Он улыбнулся ей и сказал:
        - В другой раз, может?
        - Да, может.  - Чувствуя на себе взгляд Алека, Кендра поспешила за дверь.
        Алек подождал, пока она покинет комнату, и медленно повернул свое лицо к дяде, который уже разливал чай по изящным чашкам «Веджвуд».
        - Я, по всей видимости, прервал ваш милый тет-а-тет с мисс Донован.
        Элдридж спокойно положил кусок сахара в одну из чашек, размешал его и передал своему племяннику.
        - Вот, Алек. Это, может, подсластить твое настроение.
        - Мне не нужно ничего подслащивать.  - Алек все же принял чашку.  - Что у вас с этой женщиной?
        - Просто интересная беседа, ничего больше.
        - Как мило,  - сказал Алек с сарказмом.  - Господин и его служанка пьют чай с булочками.
        - Чай был для нас с тобой. Мисс Донован просто случайно проходила мимо.  - Он решил не говорить Алеку, что девушка снова оказалась в проходе. И не упоминать о ее уклончивых ответах, когда он пытался расспросить ее о прошлом.
        - Не помню, чтобы меня приглашали на чай.
        Герцог широко улыбнулся:
        - Алек, праздник Кейро длится, может, всего только день, но я не забыл предыдущий. Или тот, что был до нее. Я также не забыл о твоем отчаянном желании… скрыться. Будучи одновременно богатеньким маркизом и моим наследником, ты пользуешься таким же спросом, как рыжая лисица во время охоты. А так как моя лаборатория - это священное место, куда разрешено входить только приглашенным гостям, сюда ты и пришел за покоем.  - Он бросил взгляд на часы, стоящие на каминной полке.  - Примерно в это время я тебя и ждал. Я только подумал, что тебе нужно будет освежиться.
        Алек поневоле засмеялся:
        - Не знаю, нравится ли мне это сравнение с лисой, сэр. На следующей охоте я могу положить глаз на это создание.
        - Это точно.  - Элдридж добавил два кусочка сахара и немного сливок в свою чашку.  - Это всегда деликатное дело, когда сталкиваешься с надеждами, мечтами и желаниями молодых леди.
        Алек опустился в кресло, вытянув свои длинные ноги перед собой. Он не сводил взгляда с дяди.
        - А как обстоит дело с надеждами, мечтами и желаниями мисс Донован?
        Улыбка Элриджа погасла.
        - Что именно ты подразумеваешь?
        - Вы никогда не обращались панибратски со своими слугами…
        - Нет.
        - Однако,  - продолжил Алек, игнорируя лед в голосе дяди,  - стоит отметить, вы вполне комфортно себя чувствуете с Кендрой Донован. Я должен напомнить, что вам ничего не известно о ее персоне. Не говоря уже о том, что она _служанка_, герцог. Слуг можно наставлять, с ними можно быть сердечным, но все же нельзя забывать, что они - что мисс Донован - все же представляют низшее сословие. Она просто служанка.
        Элдридж вспомнил взгляд Кендры Донован, когда она изучала его инструменты и приспособления. Ее не озадачило то, что она увидела. Она даже, казалось, понимала, что это. И она точно поняла, что собой представляет карта ночного неба.
        И она цитировала Вордсворта.
        - Обычно ты более проницателен, Алек,  - пробормотал он в конце концов.  - Мисс Донован представляет собой много чего, мне кажется. _Просто_ служанка? Я так не думаю.

* * *
        - Миссис Дэнбери вас ищет.
        У Кендры упало сердце, когда она посмотрела на Роуз.
        - Зачем?
        - Не знаю, но…  - Она наклонилась вперед и прошептала:  - Вы что, правда пили чай с его светлостью?
        Ну и ну. Сплетни быстро распространяются даже без «Фейсбука».
        - Я не пила чай.
        - Но вы были с ним в его лаборатории?
        - Мы разговаривали. Это считается неприличным?
        Девушку, казалось, этот вопрос серьезно озадачил.
        - Я точно не знаю, прилично ли это. Но так себя не ведут.
        Роуз выглядела так, будто хотела еще что-то сказать, но к ним подошла Кухарка, свалив бадью с картошкой на стол перед ней. Она окинула Кендру взглядом:
        - Миссис Дэнбери тебя ищет.
        - Да, мадам.
        - Ну, тогда…
        - _Quand_est-ce_que_ces_pommes_de_terres_seront_pretes_?[17 - Когда эта картошка уже будет готова? (_пер._с французского_)] - Месье Антон подошел к ним, бешено жестикулируя.  - _J’ai_besoin_de_ces_pommes_de_terre_![18 - Мне нужна эта картошка! (_пер._с французского_)]
        Кухарка положила руки на свои округлые бедра так, что Кендра невольно подумала, что эти двое уже участвовали в подобной сцене ранее.
        - Что ты там орешь, чертов лягушатник?
        - _J’ai_besoin_des_pommes_de_terre,_femme_stupide_![19 - Мне нужна картошка, тупая ты женщина! (_пер._с французского_)]
        - Я не говорю по-французски, ты прекрасно знаешь. Если ты спрашиваешь, когда мы закончим с этой картошкой, мы ее сейчас почистим и порежем так быстро, как можем.
        Шеф фыркнул и удалился. Кендра услышала, как он бормочет нелестные слова по поводу происхождения Кухарки. Она посмотрела на Кухарку, та ей подмигнула. Кендра не сдержала улыбку.
        - Для человека, который не говорит по-французски, Кухарка, ты, кажется, прекрасно его понимаешь,  - сказала она.
        - Как-то справляемся. А теперь иди, мисс. Иди к миссис Дэнбери. Тебе тоже нужно справляться со своими делами.
        _«Легко_сказать»_,  - подумала Кендра с беспокойством, особенно усилившимся, когда она села напротив домоправительницы спустя пять минут. Она не предполагала, что такое возможно, но эта женщина выглядела еще менее доброжелательно, чем раньше.
        - Мисс Донован, я… Я _не_знаю,_что_сказать_.  - Миссис Дэнбери глубоко вдохнула, ее небольшая грудь приподнялась в черном платье из бомбазина.  - Когда вы обслуживали сегодня утром мисс Сару и мисс Джорджину, вы говорили им _заткнуться_? Вы кричали на них? Вы ругались на них? _Запугивали_ их?
        «Для того, кому нечего было сказать, она отлично справлялась с задачей донести свою точку зрения»,  - подумала Кендра.
        - Я… не помню, чтобы запугивала их.
        Глаза миссис Дэнбери сузились:
        - Это не шутка, мисс Донован.
        - Я потеряла самообладание,  - призналась Кендра.
        - Вы…  - Миссис Дэнбери, казалось, была потрясена таким признанием. Она расправила плечи.  - Мисс Донован, горничная не может терять самообладание. _Они_благородные_леди_!
        Кендре пришлось прикусить язык. Сара и Джорджина были какими угодно, но только не благородными. Она сомневалась, что они смогли бы даже в шестой класс перейти.
        - Совершенно ясно, что вы не годитесь на роль горничной,  - заметила домоправительница холодным тоном.  - Мисс Сара и мисс Джорджина уже передали свои жалобы леди Этвуд, которая, конечно же, довела их до моего сведения.  - Хоть Кендра и не знала этого, но леди Этвуд велела миссис Дэнбери также избавиться от нее. И, хотя миссис Дэнбери намеревалась выполнить приказ графини, было еще одно обстоятельство: чаепитие мисс Донован с герцогом Элдрижским. Хотя она и не знала, что именно происходит между герцогом и этой американкой, но, к сожалению, было очевидно, что придется дождаться удобного момента, прежде чем уволить эту особу.
        - Вы не горничная, мисс Донован.
        - Я…
        Миссис Дэнбери вытянула руку, останавливая ее.
        - Я не закончила. Вы больше не горничная. Вы присоединитесь к младшему персоналу.
        - Я не… эм, не уволена?
        - Я разве так говорила?  - ответила домоправительница раздраженно. Она сделала паузу, как будто сама была потрясена своим гневом. Кендра подозревала, что миссис Дэнбери нечасто выходит из себя. Если вообще когда-то выходит.  - Ваши обязанности теперь те же, что и у прислуги на нижних этажах,  - она снова попыталась договорить, сложив руки и холодно глядя на молодую женщину.  - Вам выдадут утреннюю и вечернюю формы для выполнения ваших обязанностей. Само собой, ее стоимость будет высчитываться из вашего гонорара, который также изменится в соответствии с вашей новой позицией. Вы,  - продолжила она резко,  - сразу же переоденетесь. Леди Этвуд попросила, чтобы полдник подали у реки. Для этого мероприятия понадобятся ваши услуги. Роуз поможет вам найти более подходящий наряд.
        Кендра замерла и не двигалась с места.
        - Мисс Донован? Как и для горничных, для служанок тоже существуют определенные стандарты поведения. Вы не должны говорить своим господам… чтобы они _заткнулись_. Это понятно?
        - Да, мадам.
        - Вы не должны разговаривать со своими господами, пока они не зададут вам какой-то конкретный вопрос. Вы, по сути, должны слиться с фоном. Хорошая служанка, _отличная_ служанка, не видна. _Это_ понятно?
        - Да. Обещаю, никто даже не заметит моего присутствия.
        Кендра не осмелилась улыбнуться, но покинула комнату, ощущая легкость, будто с нее свалился тяжкий груз. «Помогать в сервировке на улице» звучало вполне неплохо. Намного лучше, чем быть горничной. Может, все наконец менялось к лучшему.
        Она и не думала, что нарушит свое обещание так скоро.

        11

        Жар резко обдал лицо Кендры, когда она вернулась в кухню. За то небольшое время, что она отсутствовала, температура поднялась как минимум на десять градусов, как и шум.
        Всего на секунду она облокотилась о дверной косяк, наблюдая за тем, как служанки и лакеи носятся по кухне. Она чувствовала приятный аромат жареного мяса и чеснока, смешанный со странным запахом обожженных перьев. Она проследила, откуда доносился этот аромат, и поняла, что со стороны стола, где две служанки ощипывали и подпаливали перья обезглавленных фазанов, наваленных на рабочей поверхности как ряд ужасающих поленьев.
        Месье Антон как сумасшедший прыгал от плиты к каминам и столам, раздавая приказы на смеси французского и ломаного английского, помешивая, приправляя и пробуя все, что кипело в котелках и кастрюлях.
        _Это_реально._В_это_трудно_поверить,_но_это_реально_.
        Понимая, что она начинает привлекать к себе внимание, Кендра выпрямилась, пересекла комнату и подошла к Роуз, которая стояла на цыпочках, пытаясь дотянуться до большой супницы.
        - Миссис Дэнбери сказала мне присоединиться к младшей прислуге.
        Роуз с грохотом поставила миску на буфет, развернулась и уставилась на нее с тревогой:
        - О, мисс, _нет_! Что случилось?
        - Что? А. Да ничего.  - Кендра не сразу поняла, как это могло звучать для Роуз. Опуститься с позиции горничной до младшей обслуги. Наверное, это выглядело как понижение по службе. Черт, это _и_было_ понижение, первое в ее жизни.
        - С вами все в порядке?  - Карие глаза Роуз наполнились сочувствием.
        - Я в порядке.  - По крайней мере, ее вполне устраивало это изменение статуса здесь, в девятнадцатом веке. Ее не устраивало, что она _находилась_ в девятнадцатом веке. Она заставила себя улыбнуться, потому что Роуз все равно выглядела обеспокоенной.  - Честно. Это не страшно.
        - Как скажете, мисс.  - Было ясно, что служанка ей не поверила.
        - Миссис Дэнбери сказала, чтобы я помогла с ланчем, но для этого, очевидно, нужна другая одежда.
        - А, да. Идите за мной.  - Роуз взяла миску и передала ее другой девушке.  - Эй, Берт. Кухарке это нужно для тартов.
        Покидая кухню вслед за Роуз, Кендра в очередной раз поразилась лабиринту комнат в зале для прислуги и невероятному количеству персонала. Это все напоминало улей: непрерывный поток людей, непрерывный поток движения.
        - Сколько людей работает здесь в замке, Роуз?
        - Замок Элдридж - одно из самых старых и больших хозяйств в этих краях,  - служанка произнесла это с явной гордостью.  - У нас около четырех тысяч слуг внутри замка и на его территории.
        - _Четыре_тысячи_?
        - Да, мисс. И это еще не считая тех, кто помогает на вечере.
        - Боже мой.
        - Вот мы и пришли.  - Роуз открыла дверь и вошла в комнату, которая была похожа на что-то среднее между старомодной швейной мастерской и средневековой прачечной. По обе стороны камина стены были уставлены открытыми шкафами с аккуратно сложенными тканями, катушками с нитками и отделочными материалами. В центре комнаты располагался деревянный стол с накинутым поверх него толстым покрывалом, на котором лежало платье. Кендра поняла, что это примитивная версия гладильной доски. Пожилая тяжеловесная женщина проводила утюгом, который выглядел так, будто бы весил тонну, по коричневому платью, в то время как более молодая служанка помогала ей расправлять материю.
        Пожилая женщина бросила на них тяжелый взгляд.
        - Мы немного заняты, Роуз,  - произнесла она и передала утюг свой ассистентке, которая сразу же переложила его в камин, чтобы он снова нагрелся.
        - Ну да, миссис Битон.  - Роуз кивнула.  - Но тут мисс нужно платье.
        Миссис Битон вытерла пот со лба.
        - Какое платье?
        - Для служанки.
        - У нас нет времени шить новое платье.
        - Она может надеть старое платье Дженни. Она ведь сбежала в Бат с мистером Киппером, все такое.
        - Ах, вот скандал-то был. И никакого тебе «если позволите»!  - Миссис Битон фыркнула и осмотрела Кендру с ног до головы.  - Ты временно помогаешь тут?
        - Ну…
        - Ее наняли,  - вставила Роуз.
        - Что случилось с твоими волосами? Болела?
        - Я…
        - Ей уже лучше,  - ответила Роуз.
        - Как тебя зовут?
        - Хм…
        - Кендра Донован. Она американка.
        - Да ты просто болтушка, Кендра Донован,  - заметила миссис Битон.
        Кендра улыбнулась.
        Миссис Битон подошла к выдвижному ящику, покопалась там и вытащила бледно-голубое платье. Подняв его перед собой, она осмотрела сначала платье, а потом и Кендру своим строгим взглядом.
        - Пойдет,  - заявила она.  - Нужно только погладить.
        - Ах, но мы же спешим, миссис Битон,  - возразила Роуз.  - Миссис Дэнбери…
        - Хотела бы, чтобы ее слуги выглядели достойно.
        Признав поражение, Роуз вздохнула.
        - Ну да. Но миссис Дэнбери говорит, что ей нужно помочь с полдником. А леди Этвуд вдруг взбрело в голову устроиться у реки. Месье Антон ужасно переживает из-за этой затеи.
        - Месье Антон всегда переживает. Он же француз.  - Миссис Битон быстро заменила платье на доске на форму служанки.  - Чепчик и фартук найдете в третьем ящике, Роуз. Мэгги, принеси мне утюг.
        Кендра мало что знала о глажке - она обычно сдавала свое белье в химчистку на углу,  - но то, что она наблюдала сейчас, было весьма трудоемким процессом. Без электричества утюг нужно было постоянно подогревать в камине. К тому моменту, как форма наконец получила одобрение миссис Битон, Роуз уже начала заметно нервничать. Миссис Битон сняла платье с доски и передала его Кендре.
        - Можешь подойти позже, когда будет время, доделаем. Ты немного меньше, чем Дженни, нам нужно будет собрать немного на талии. Дженни любила тортики Кухарки.
        - Спасибо, мадам,  - Роуз уже стояла у двери.  - Идите за мной, мисс.
        В спальне Кендра переоделась в свою новую форму. Пока Роуз вешала ее прежнее платье, она надела фартук и чепчик. После этого она не смогла удержаться, посмотрела в маленькое поворотное зеркало и чуть было не ахнула.
        - Вы выглядите как настоящая служанка,  - сказала Роуз, ободряюще улыбнувшись ей.
        - Мои родители бы так мной гордились.
        - Что?
        - Ничего.  - Она прижала большой и указательный к переносице. _Будь_спокойна._Будь_внимательна_.
        - Сколько ты уже в замке Элдридж, Роуз?  - спросила она, когда они спускались по лестнице для слуг.
        - Ой. С тех пор как мне исполнилось десять. Моя сестра работала тут посудомойкой, потом она получила повышение, и меня наняла миссис Дэнбери.
        - А где твоя семья?
        - Они живут вниз по дороге. Отец присматривает за полем для его светлости. Братья помогают ему. Я скучаю по сестре, которая уехала в Лондон. У меня есть еще одна сестра, она замужем за офицером и живет сейчас в Колчестере. Потом у меня есть еще младшие…
        - Ничего себе. Сколько же у тебя братьев и сестер?
        - Четырнадцать. Шесть братьев и восемь сестер. А у вас сколько братьев и сестер, мисс?
        - У меня их нет.
        Роуз выглядела ошеломленной:
        - Вообще нет братьев и сестер! Ни одного? Ваша мама тоже болела?
        - Нет. Она была занята. Мои родители развелись. Папа женился еще раз, у него двое детей от второй жены. Так что, видимо, у меня есть сводные брат и сестра.
        - _Развелись_?  - Роуз выглядела еще более ошеломленной, хотя, казалось, дальше уже некуда. И немного напуганной.  - Я не знаю никого, кто бы разводился!
        Кендра поняла, что болтает слишком много. Жизнь, общественные нормы и люди через две сотни лет изменятся так, что Роуз никогда бы не поверила, а Кендра не смогла бы ей это все объяснить.
        Она была рада, когда они снова оказались на кухне. Кухарка прямиком направилась к ним и послала Роуз к кондитерам, а Кендру в столовую для младшего персонала.
        - Иди поешь, миссис Дэнбери хочет, чтобы все было готово через час у реки.
        Столовая для младшего персонала располагалась вниз по коридору от столовой для старшей прислуги. По меньшей мере дюжина служанок и рабочих уже сидели за столом и ели. Как только она села, рядом появилась служанка с тарелкой, приборами и, к удивлению Кендры, со стаканом пива. И, как она поняла, отпив ферментированный напиток, не с какой-то там безалкогольной версией.
        В отличие от завтрака, ланч был делом быстрым, все наскоро закидывали в себя пищу, которая представляла собой вареные картофелины, свежий горох, большие куски ростбифа и обилие превосходных, толстых, легких как пушинки ломтиков хлеба с щедрыми кружочками масла. Настоящего масла. Никаких консервантов. Еда была простой и сытной, Кендра удивилась, что, как и во время завтрака, она съела все и с удовольствием. Такими темпами миссис Битон не понадобится переделывать ее платье, очень скоро оно станет ей впору.
        - Итак… что дальше?  - спросила она молодую служанку, сидящую рядом.
        - Цыганский табор, который задумала леди Этвуд.
        - Табор?
        - Ну да. Нам нужно вынести это все к реке.
        «Это все», как Кендра вскоре поняла, это четыре длинных деревянных стола и несколько десятков стульев, которые загрузили в повозку, запряженную лошадьми, вместе с огромными плетеными корзинками, куда были осторожно сложены накрахмаленные выстроченные скатерти, отполированные приборы, фарфор и изделия из резного хрусталя. Льняные корзинки поменьше были нагружены едой, приправами, настойками и вином; их вынесли под чутким надзором мистера Хардинга и миссис Дэнбери. Кендра оказалась ответственна за одну из этих корзин, она присоединилась к процессии, когда все вышли из дверей для прислуги и пошли вниз по дорожке, мощенной каменными плитами, с изгородью по обе стороны. Дорожка вилась по одному из многочисленных садов.
        На какую-то секунду Кендра позволила себе забыть о своей странной ситуации и насладиться чистой красотой природы, окружавшей ее. Было очень приятно находиться на улице, чувствовать теплые касания солнца на лице и легкий ветерок, несущий аромат жимолости и роз, лилий и пионов. Вокруг нее звучали разговоры, несколько десятков пар ног уверенно шагали вперед, она слышала жужжание пчел, щебетание птиц, шелест кустарников и высоких трав. Иными словами, вокруг было много звуков, но Кендра отчетливо замечала отсутствие шума, присущего двадцать первому веку. Это был мир без автомобилей и авиалайнеров. В небе не проносились самолеты. В полях не было механического тарахтения тракторов, пропахивающих землю, по проселочным дорогам не ездили машины. Паровозы только зарождались, через каких-то десять лет в Англии уже появится первая железная дорога на паровой тяге. Пароходы только начинали бороздить воды и пробиваться на территорию парусников.
        О боже. Неужели всего пару дней назад она заходила на борт «Боинга-747» и летела со скоростью 567 миль в час среди облаков?
        Дорожка оборвалась, началась десятиминутная прогулка вверх по пологому склону, а после спуска путь завел их в лес. Кендра почувствовала напряжение в мышцах, когда подняла плетеную корзинку, но она упорно не отставала от остальных. Казалось, остальным нести их не составляло особого труда.
        Цветочный аромат сада уступил место глинистым запахам леса. Тени, отбрасываемые высокими соснами, старыми дубами и вязами, сражались с солнечным светом. Среди высокой колючей травы и деревьев Кендра увидела голубой отблеск, услышала звук брызг и журчание воды. Она чуть было не споткнулась об обнаженные корни деревьев, но двинулась дальше. Она снова переместила корзинку, чтобы ослабить тупую боль в руках. Спустя две минуты они прибыли на место назначения - живописную лощину, окруженную деревьями, горными породами и рекой. Вода в дальнем конце падала каскадами по отвесным скалам.
        Кендра увидела, что повозка, запряженная лошадью, уже была припаркована (если так можно сказать о лошадях) по другую сторону леса, чтобы не разрушать умиротворенную атмосферу этого места. Миссис Дэнбери и мистер Хардинг, должно быть, приехали на повозке, сейчас они следили за лакеями, расставляющими столы и стулья.
        Это напоминало рекламу «Ральф Лорен», ставшую реальностью. Кто-то даже расставил - и зажег, что немаловажно,  - тяжелые медные канделябры на столах. Леди Этвуд, может, и хотела поужинать на открытом воздухе - устроить табор, как это назвала служанка,  - но это не означало, что она хотела обычный пикник. Кендра криво ухмыльнулась, помогая разворачивать белые хлопковые скатерти и салфетки.
        Лакеи откупоривали бутылки фруктового белого вина и ставили их в реку охлаждаться. Бутылки с красным ставили сразу на стол. Слуги толпились вокруг двух столов, загруженных тарелками с едой, которую нужно было разносить: запеченная форель в огуречном соусе, ростбиф и ветчина, нарезанная так тонко, что казалась прозрачной, салат из молодой спаржи в качестве гарнира. Кексы стояли рядом с фруктами, сложенные пирамидкой.
        Миссис Дэнбери сверилась с карманными часами и кивнула мистеру Хардингу. В планировании подобного мероприятия нужна была военная точность, об этом Кендра раньше даже не задумывалась. Она присутствовала на таких приемах, но только в качестве гостьи.
        - А вот и они,  - прошептала одна из служанок, у которой, по-видимому, уши были как у летучей мыши. Спустя полсекунды Кендра услышала голоса, которые перемежались с женским хихиканьем и мужским сдержанным смехом.
        Это была пестрая процессия, всего собралось около тридцати мужчин и женщин. Герцог Элдрижский шел во главе. О его руку опиралась маленькая пухлая женщина в ярком голубом платье и шляпе, украшенной огромным павлиньим пером. Алек шел сразу за дядей. Он выглядел приятнее, чем в последний раз, когда она его видела, возможно, потому что не хмурился. Сейчас он казался расслабленным и улыбался женщине, которую вел под руку на полянку. Кендра не видела ее лица, оно было повернуто в сторону Алека и скрыто за шляпой и тонкой белой вуалью. «_Жена_или_просто_дама_?»  - Вот о чем подумала Кендра, наблюдая, как они перешептываются.
        Она чуть было не подпрыгнула, когда Алек вдруг резко повернул голову и уставился прямо на нее. Даже на расстоянии она увидела, как его зеленые глаза подозрительно сузились. Его спутница тоже обернулась и посмотрела на Кендру.
        С удивлением Кендра отметила про себя, что она не была красива. Это, решила она, было ее собственное предубеждение. Молодые люди, которые выглядели, как Алек, обычно вели под руку красивых женщин. А у этой - Кендра прикинула, что ей должно было быть двадцать с небольшим,  - хоть и были довольно приятные черты, но вся кожа была покрыта оспинами, что уничтожало любой намек на красоту.
        Когда женщина снова повернулась к Алеку, чтобы сказать ему что-то, привлекая его внимание, Кендра специально отвела взгляд и посмотрела на остальных собравшихся. Было странно, что женщин было больше, чем мужчин. Она думала, что, согласно общественным нормам, представителей разных полов должно было быть примерно поровну.
        В самом конце процессии она заметила тех избалованных девчонок, Сару и Джорджину, они висли на двух молодых людях, которые были одеты так же, как и остальные представители мужского пола: галстуки, рубашки, жилетки, пальто, брюки и сапоги. Разве что края их воротников были так накрахмалены и так нарочито безупречны, их галстуки так старательно завязаны, что их подбородки были полностью скрыты под тканью.
        - Леди Этвуд, вы просто превзошли себя,  - восхищалась утонченная милая блондинка в прелестном розово-белом платье в полоску и пальто со шляпкой в тон. Она остановилась, чтобы насладиться сервировкой стола.  - Это просто великолепно!
        - Вы слишком добры, леди Довер.  - Женщина, которую герцог держал под руку, грациозно кивнула.  - Слава богу, погода нам благоволит. Это было ужасно прохладное лето.
        Когда полдник начался, Кендра сосредоточилась на своих обязанностях, но до нее все же долетали обрывки разговоров. По преимуществу беседы мало чем отличались от тех, что велись во время разнообразных сборищ в ее эпоху. Обсуждали в основном общих знакомых и последние сплетни из Лондона. Однако она чуть было не уронила тарелку, когда кто-то заговорил о здоровье короля Георга и политической интриге вокруг принца-регента.
        Боже мой. _Безумный_король_Георг_. Тот парень, против которого восстала Америка. Он, черт побери, _жив_!
        - Осторожнее с сервизом,  - прошептала одна из служанок.
        - Простите.  - Она попыталась скрыть свое потрясение и дальше делать вид, будто смотрит историческую пьесу. Было много флирта, взмахов ресницами и веерами с ручками из слоновой кости. Было странно вспоминать, что через двести лет люди будут флиртовать с помощью стриптиза, тверкинга и секстинга.
        Казалось, ланч тянулся бесконечно. Может, это было из-за того, что служанки должны были тихо стоять позади. У лакеев была более активная работа, они наполняли стаканы вином под руководством мистера Хардинга и подавали еду под орлиным взглядом миссис Дэнбери. Когда кто-то из леди ронял ложку, миссис Дэнбери щелкала пальцами, и один из лакеев подбирал ее с земли и заменял чистой, все это за считаные секунды. Если бы это был ресторан, ему бы присудили пять звезд.
        Под конец были поданы фрукты и сыр вместе с бокалами мадеры. Кендра наконец поняла, зачем были нужны лишние девушки, когда несколько молодых людей подошли пригласить юных леди на прогулку по местности.
        _Компаньонки_. Это же эпоха, когда за леди пристально наблюдали, пока они не выходили замуж.
        Покачав головой - если бы она высадилась где-нибудь на Марсе, она бы меньше чувствовала себя инопланетянкой,  - Кендра вернулась к своей невеселой задаче соскабливания еды с фарфоровых тарелок и складывания их в плетеные корзинки для транспортировки обратно в замок, где их помоют.
        Крик, нарушивший идиллию, был настолько неожиданным, что Кендра уже во второй раз чуть было не уронила тарелку. Все замерли. Затем взяли свое инстинкт и годы тренировок. Кендра поставила тарелку и побежала в направлении криков. Она инстинктивно потянулась за своим табельным оружием, но на этот раз лишь провела пальцами по юбке.
        _Твою_мать_!
        - Не с места!  - закричала она, обогнув скалы и кустарники. Она увидела девушку и узнала в ней Джорджину, которая вся тряслась и рыдала в руках белого, как мел, мужчины.
        - В чем дело?  - спросила она, глазами изучая местность. Что за дикие звери тут могут водиться?  - Что случилось?
        Мужчина непонимающе уставился на нее. Джорджина продолжала истерически причитать. Кендра думала дать ей пощечину, но решила, что это слишком большой соблазн. Вместо этого она протянула руку и потрясла мужчину.
        - Что произошло?
        - Вот там! Там!  - вздохнул он и показал на воду.
        Она осторожно наклонилась к краю реки и заметила бледное мерцание в темной воде. Это могла быть мертвая рыба, но она понимала, что это не так. Она поняла, что это, еще до того, как увидела волосы, всплывшие на поверхность воды, как обломки после кораблекрушения, а под ними - размытое лицо их обладательницы, ее темные глаза. Скорее всего, эта девушка была красивой. Однако природа, настолько же жестокая, насколько и прекрасная, взяла свое. Теперь она была просто мертва.

        12

        Кендра разглядывала обнаженное тело, которое было поймано и остановлено камышами и травой, растущими вдоль берега.
        - _Боже_мой_!  - голос потрясенного герцога Элдрижского раздался за ее спиной.  - Боже мой. Это же… Нам нужно вытащить ее оттуда. Нам нужно помочь ей!
        - Ей уже ничем не поможешь,  - констатирующим тоном произнесла Кендра и окинула взглядом округу. Здесь царила такая же идиллия, как и там, где они полдничали. Зеленые деревья, пышные кустарники, сизые скалы и водопад создавали атмосферу закрытого оазиса, которым, без сомнения, хотели воспользоваться Джорджина и молодой человек. Вместо этого они встретились со смертью, и, как отметила Кендра, не простой или естественной. Она просканировала своим профессиональным взглядом тело, заметив темные синяки в районе горла, отметины от связывания на запястьях и рваные раны по всему туловищу. Что-то сжалось внутри, когда ее взгляд упал на то, что показалось ей самым страшным,  - рану на ее левой груди.
        Алек сел на корточки позади нее и с мрачным лицом посмотрел на фигуру в воде.
        - Нам все же нужно ее оттуда вытащить.
        - Нет. Нам нужно…
        «_Оцепить_место_преступления»_.  - Ее будто ударило двухтонным кирпичом, когда она вдруг поняла, что здесь эта фраза была бессмысленной. Что, черт возьми, ей делать? Вызвать судебного медика, копов, команду экспертов-криминалистов? Она никогда не занималась этой конкретной эпохой, но была абсолютно уверена, что те инструменты, которые были ей знакомы в рамках двадцать первого века, здесь были либо рудиментарными, либо вообще еще не появились.
        Алек с любопытством уставился на нее.
        - Нам нужно… что?
        - Ничего,  - пробормотала она и потерла руками лицо, пытаясь собраться с мыслями.
        - Что произошло? Она упала?  - Какой-то мужчина подошел к берегу, чтобы лучше разглядеть.
        - Скорее всего, она купалась, поскользнулась и утонула,  - предположил другой.
        Кендра резко посмотрела на него с недоверием. Они что, спишут это на то, что она _утонула_? Она не позволит этому случиться.
        - Только если она гуляла голая в лесу перед тем, как добраться сюда. Вы что, не видите, что на ней нет одежды?
        Алек нахмурился и внимательно осмотрел местность подозрительным взглядом.
        - Эта область - водораздел, здесь есть целая сеть притоков, один из которых ведет к реке. Основное течение реки направляется к океану, но ее тело могло быть принесено сюда вниз по течению.
        - Возможно, так ее тело и попало сюда, но это не связано с ее смертью.  - Кендра резко встала.  - Ее убили.
        На протяжении примерно трех секунд воцарилась гробовая тишина.
        Затем кто-то пронзительно запротестовал:
        - Это возмутительно!
        Кендра оглянулась. Это замечание исходило от женщины в ярком голубом платье, которую герцог вел на полдник. Она свирепо посмотрела на Кендру, будто бы это она была ответственна за смерть женщины.
        - Что это за особа, Берти?
        Эта фраза, казалось, пробудила Элдриджа ото сна. Он по-прежнему был бледен, и его руки заметно тряслись, когда он поднял платок, чтобы вытереть пот со лба. Он приложил усилие, чтобы собраться.
        - Кейро, возвращайтесь вместе с остальными леди в замок. Хардинг? Миссис Дэнбери? Пожалуйста, будьте так добры, отведите леди домой.
        Дворецкий двинулся вперед.
        - Конечно, ваша светлость.
        - Буду рад оказать помощь леди, сэр.  - Это предложение последовало от молодого человека, который до сих пор обнимал хныкающую Джорджину с красными глазами. Сара кинулась к своей подруге и теперь бросала любопытные взгляды в направлении реки. Кендра видела, что некоторые леди выглядели нерешительно, они будто бы и хотели выразить подобающий случаю ужас, но и специально вытягивались, чтобы разглядеть тело. Так как они стояли на расстоянии в несколько ярдов от кромки реки, Кендра сомневалась, что кто-либо из них вообще что-то видел. Джорджина, возможно, была единственной женщиной, которая как следует рассмотрела тело.
        Кендра встретилась с тяжелым взглядом миссис Дэнбери. Выражение лица домоправительницы можно было понять и в двадцать первом веке: «_Убирайся_отсюда,_сейчас_же_!»
        Ее сердце ушло в пятки. Это было вне ее компетенции. _Абсолютно_ вне ее компетенции. Примерно двести лет как вне ее компетенции. Но она не могла заставить себя двинуться в места.
        Они, возможно, спишут смерть девочки на случайность. Но и что ей с того? Она здесь никто. Ее единственной целью было вернуться на свою собственную временную линию.
        Но что, если эти два происшествия были связаны между собой? Как большинство людей в правоохранительных органах, Кендра не верила в совпадения. Ее отбросило назад во времени, а сейчас она столкнулась с убийством. И, боже, насилие, которое было совершено над этой бедной девочкой, пробудило природное чутье Кендры.
        Ей, возможно, придется поплатиться за свое неподчинение, но она все равно проигнорировала домоправительницу.
        - Герцог прав. Нам нужно очистить эту зону, отгородить место происшествия,  - сказала она тихо Алеку.
        Он посмотрел на нее странно, но, прежде чем успел ответить, женщина с лицом в оспинах отделилась от группы леди, которых мистер Хардинг и миссис Дэнбери пытались увести подальше от этого места.
        - Черт возьми,  - пробормотал Алек еле слышно и двинулся вперед, чтобы остановить ее. Кендра не слышала, что он сказал, но по языку тела женщины она поняла, что та хочет остаться, тогда как Алек приказывает ей уйти. Женщина жестами указывала на реку, даже топнула ногой, но Алек победил в этом споре. Женщина раздраженно посмотрела на Кендру, затем повернулась и, зашумев юбками, снова присоединилась к отбывающей группе.
        - Теперь, мисс Донован,  - сказал Алек, вернувшись к Кендре. Четкую линию его подбородка нарушил внезапный тик, от нетерпения зеленые глаза будто потемнели.  - Вам нужно объясниться.
        Кендру охватило странное чувство дежавю. Несколько мужчин стояли за ней и теперь внимательно смотрели на нее. Снова, как и тогда в двадцать первом веке, она была единственной женщиной… и парией.
        - Нет,  - Элдридж сделал шаг вперед.  - Алек, нам нужно вытащить эту бедную девочку из воды. Сейчас.
        Алек обменялся взглядом с герцогом и кивнул.
        - Да, вы правы, ваша светлость. Полагаю, у вас нет возражений, мисс Донован?
        Она понимала, что он язвит, но все равно ответила:
        - Ее убили не здесь, так что вы не уничтожите никаких улик.  - «Не то чтобы наличие улик что-то сильно изменило бы,  - тоскливо подумала она.  - Экспертизу здесь все равно не проведешь».
        Она снова почувствовала приступ беспомощности. Что она может сделать тут? Боже, даже что-то столь простое, как отпечатки пальцев, было недоступно для этих людей. Отпечатки пальцев снимали и использовали как доказательную базу еще во времена империи Тан в Китае, а в Древнем Риме известен даже случай, когда одно убийство было раскрыто с помощью идентификации кровавого следа руки, но это были исключения. Характерные борозды в отпечатках пальцев, как ей было известно, будут использоваться как инструмент для раскрытия преступлений лишь через пятьдесят лет.
        Она отошла назад, пока Алек взял инициативу в свои руки и приказал двум лакеям зайти вброд в реку, чтобы достать тело из опутавшей его травы. Во время этой зловещей процедуры более молодой лакей явно был в ужасе, и Кендра боялась, что его может стошнить на труп в любой момент. К счастью, им удалось высвободить ее конечности и донести ее до берега до того, как кому-либо стало плохо. Алек уже снимал свое пальто, чтобы прикрыть ее и сохранить благопристойность, хоть и запоздало.
        Кендра видела выражение его глаз, знала, что он все понял. Он видел то же, что и она. На таком расстоянии он не мог не заметить.
        - Ее удушили,  - сказал он.
        - Да.  - Кендра опустилась на колени, разглядывая белое лицо девочки.  - Боже, она выглядит такой молодой. Четырнадцать. Может, пятнадцать,  - пробормотала она тихим голосом, полным невероятной жалости. Она откашлялась.  - Она недолго пробыла в воде. Менее двадцати четырех часов, я бы сказала.
        - Вы случайно не похитительница трупов?  - засмеялся один из слоняющихся без дела молодых людей, заслужив своим вопросом пару неловких смешков от своих дружков.
        Мужчина с пепельно-белыми волосами и проникновенным взглядом вышел вперед, присев на корточки за ней и Алеком.
        - Я могу быть полезен. Я хирург. Саймон Дэлтон,  - представился он, встретившись взглядом с Кендрой. Он немного отодвинул пальто. Кендра не сразу поняла, что он был так осторожен, потому что не хотел обнажать интимные части тела девушки. Потом он поднял ее руку.  - У нее все еще трупное окоченение.
        - Вода холодная, так что трупное окоченение может замедлиться.
        - Вы, похоже, довольно хорошо информированы, да?..  - произнес высокий джентльмен с рыжевато-коричневыми волосами, стоящий рядом с герцогом. Он был привлекателен - не чета Алеку, конечно, но все же было что-то завораживающее в его темно-голубых глазах и в загорелом худощавом лице, когда он посмотрел на нее.
        - Кендра Донован. У меня есть некий опыт.
        Он поднял бровь с выражением недоверия:
        - В убийствах? Простите, но вы же женщина. Служанка!
        - И что?  - Так как этот ответ, казалось, сбил его с толку, Кендра вернулась к изучению тела мертвой девушки.  - Я подозреваю, что мы обнаружим, что подъязычная кость и щитовидный и перстневидный хрящи сдавлены из-за удушения руками.  - Она посмотрела на Саймона Дэлтона.  - И посмотрите на глаза, доктор: субконъюнктивальное и петехиальное кровоизлияние.
        К ее удивлению, он вспыхнул:
        - Я не врач, я _хирург_.
        Она нахмурилась. Какая, к черту, разница?
        - Я заметил,  - продолжил он в ответ на ее наблюдение, а затем объяснил в общих чертах остальным,  - петехия - это когда кровеносные сосуды вокруг глаз разрываются из-за удушья.
        Алек насупился.
        - Кто-нибудь узнает ее? Она местная?
        Мухи, всегда прибывающие на запах смерти, начали собираться. Алек раздраженно размахивал руками, чтобы разогнать их, хотя и ненадолго, так как они, жужжа, возвращались, только уже в большем количестве.
        Мужчины придвинулись ближе, чтобы лучше рассмотреть мертвую девушку. У Кендры было впечатление, что их привлекло любопытство, а не желание помочь. Один из молодых людей издал тихий звук горлом и отошел назад.
        - Осторожно, Гэбриэл!  - проворчал другой мужчина, столкнувшись с ним.
        - Вы видели ее раньше?  - резко спросила Кендра Гэбриэла. Ему было примерно столько же лет, как и ей, он выглядел привлекательно благодаря взъерошенным темно-каштановым волосам и карим глазам. Его реакция могла быть шоком от увиденного мертвого тела. Или чем-то еще.
        - Нет… нет…  - Гэбриэл отошел. Кендра продолжала на него смотреть, он засунул руку в карман пальто и вытащил оттуда серебряную фляжку, раскрутил крышку и сделал большой глоток. Судя по его покрасневшему лицу и немного остекленевшему взгляду, она подозревала, что он не впервые прибегал к фляжке за сегодняшний день.
        Алек тоже наблюдал за ним.
        - Постарайся не напиваться, Гейб.
        Молодой человек ощетинился и послал Алеку такой испепеляющий взгляд, что Кендра удивилась, как не почувствовала его жара.
        - Сложно сказать… но она не кажется мне знакомой,  - пробормотал Элдридж, почесывая заднюю часть шеи, как будто бы она болела.  - Никто в округе не разыскивал пропавшую девушку. Вы что-нибудь слышали, Морланд? Местный судья обычно первым узнает о таких вещах.
        - Что?  - Мужчина с рыжевато-коричневыми волосами, Морланд, вздрогнул и покачал головой.  - Нет, ваша светлость. Я ничего не слышал.
        Элдридж мрачно смотрел на девушку.
        - Кто-то, должно быть, обезумел от ярости и задушил эту бедную девочку, а затем выкинул ее в реку.
        Кендра была в раздумье, она вся напряглась. Она снова размышляла о том, чтобы оставить все как есть и не вмешиваться… но черт. Она так _не_могла_.
        - Это была не ярость,  - произнесла она медленно.  - Это был расчет. Холодный расчет. Человек, который это совершил, знал, что он делает.
        Снова воцарилась мертвая тишина. Затем мужчина, которого назвали Морландом, спросил:
        - Какого дьявола вы говорите?
        - Я говорю, что эту девушку не просто удушили. Ее душили _неоднократно_. Область синяков вокруг шеи обширная, неравномерная, это означает, что он душил ее, а затем снова позволял ей дышать. Потом он убирал руки и менял позу, видите, здесь?  - Она показала на неравномерные темные пятна в районе горла жертвы.  - И он снова душил ее. И потом еще.
        Морланд изумленно уставился на нее.
        - Это просто какой-то абсурд! _Вы_ кто? Правда, сэр,  - он повернулся к герцогу,  - вы же не ожидаете, что мы проглотим подобную абсурдную выдумку? И от обычной служанки… от… _женщины_!
        Кендре пришлось прикусить язык и воздержаться от едкого ответа. «_Это_не_моя_эпоха»_,  - напоминала она себе. Если они ей не поверят, ей придется оставить все как есть.
        Но все же во рту у нее пересохло, когда она перевела свой взгляд на герцога Элдриджского. Он нахмурил лоб, но она не знала, что происходит у него в голове. Станет ли он игнорировать ее наблюдения из-за того, что она женщина?
        Он покачал головой:
        - Сейчас не время спорить об этом, Морланд. Нам нужно сделать что-то с этой бедняжкой.
        Кендра выдохнула, хотя до этого момента не осознавала, что затаила дыхание. Он не назвал ее сумасшедшей. _Пока_что_.
        Наверняка она сможет узнать только тогда, когда расскажет герцогу о том, что знает и что подозревает.
        Она могла только молиться о том, чтобы он поверил ей.

* * *

        Кендра стояла в стороне, пока они обсуждали, куда отнести тело,  - в итоге сошлись на ледяном хранилище замка. Затем им нужно было придумать, как ее лучше туда доставить. В конце концов было решено, что пара лакеев донесет ее до поляны, а уже потом повозкой жертву довезут до замка.
        Эта операция была осуществлена довольно неуклюже. Во-первых, оставшиеся лакеи испытывали тошноту при мысли, что им придется снова притронуться к телу. Они были не в восторге от предложения пожертвовать своими роскошными ливреями, чтобы укрыть ими жертву,  - согласились, только когда Алек приказал им.
        Кендра не могла винить их. Черт, она сама была не в восторге от сложившейся ситуации. Не имело значения, что это не было местом преступления, или что тело преодолело целое озеро и реку, или что, даже если бы ей удалось найти какую-то улику, у нее все равно не было оборудования и судебно-медицинских экспертов, которые могли бы дать ответы на интересующие ее вопросы. Она все равно продолжала отслеживать любое экспертно-криминалистическое нарушение, которое замечала.
        - Нам нужно пригласить местного констебля,  - сказал герцог, когда они начали свой путь обратно по лесу.
        Алек фыркнул:
        - Много это даст. Самое страшное, с чем сталкивался Роджер Хиллиард,  - это периодическая поимка браконьеров или улаживание конфликтов между фермерами из-за того, что корова одного вторглась на поле другого и съела его чертово зерно.
        - То есть… из правоохранительных органов у вас тут есть только местный констебль?  - спросила Кендра, ее беспокойство становилось все более явным.
        - Морланд тут судья,  - напомнил кто-то.
        Алек нахмурился.
        - У тебя тоже нет подобного опыта, Морланд.
        Кендра заметила гневный огонек в глазах Морланда. Алек, может, и не отличался дипломатичностью, но про себя она согласилась с ним. Ни у кого из них не было подобного опыта.
        Кроме нее.
        - Что ты предлагаешь, Сатклифф?  - бросил с вызовом другой мужчина.  - Пригласить сюда сыщиков из уголовного полицейского суда?
        Челюсть Алека напряглась.
        - Возможно.
        - Я бы предпочел не привлекать никого со стороны,  - нахмурился Морланд.
        Его выражение лица и кислая интонация чуть не заставили Кендру улыбнуться. Это были практически те же слова и, без сомнения, тот же тон, которые она столько раз слышала от копов, когда для расследования убийств приходилось просить о помощи ФБР. Может, между эпохами была не такая уж и большая разница.
        Затем она вспомнила, что Морланд сказал герцогу: «_Вы_же_не_ожидаете,_что_мы_проглотим_подобную_абсурдную_выдумку?_И_от_обычной_служанки…_от…_женщины»._
        Она и раньше, конечно, сталкивалась с дискриминацией. Но иметь дело с упрямым местным шерифом или грубым полицейским, возмущающимся по поводу вмешательства ФБР,  - была ли она женщиной или нет,  - было немного не тем, что ей приходилось испытывать _сейчас_. Она принялась потирать руки, чтобы справиться с внезапной дрожью.
        - Все в порядке?
        Кендра посмотрела на Алека, удивившись заботливому участию, которое она расслышала в его голосе.
        - Бывало и получше.
        Он ухмыльнулся, услышав ее сухой ответ, но улыбка была мимолетной. Он рефлекторно вытянул руку вперед, чтобы ветви деревьев не ударили ее по лицу. Это был на удивление галантный жест.
        - Вы не должны бояться, мисс Донован,  - уверил он ее, удивляя ее еще больше.  - В замке вы будете в безопасности.
        Кендра зажмурилась. Она осознала, что он правда пытался казаться милым. Однако он не знал, о чем вообще говорил.
        Некоторые вещи в эту эпоху мало чем отличались от того, что было знакомо ей. По сути, как ей казалось, некоторые вещи никогда не меняются. Например, убийства. И монстры.
        - Вы знаете, вы заблуждаетесь,  - сказала она мрачно.  - Мы должны бояться… потому что это произойдет вновь.

        13

        Ледяное хранилище было огромным зданием из серого камня без окон, с единственным входом и толстыми двойными дверями из дуба, смотрящими на север. Кендра поняла, что ощущение пустоты было обманчивым, когда они прошли мимо еще одних дверей, за которыми была лестница в подвальное помещение. Использование земли для поддержания прохлады было умным решением. В хранилище было четыре комнаты, в самой большой хранился, собственно, лед - гигантские куски, вырезанные из озер и прудов во время зимних месяцев и доставленные сюда на телеге для хранения в течение всего года.
        У других трех комнат были совершенно разные назначения. Две из них использовались для хранения скоропортящихся продуктов, таких как молоко, масло и овощи. В третьей, той, в которой они собрались, очевидно, сдирали шкуру и отделяли мясо от костей дичи, на которую охотились в имении. Несколько фазанов, куропаток и пара кроликов были подвешены за лапки на крючки, укрепленные на потолке рядом с белой эмалированной стеной в дальнем конце комнаты. Несмотря на висевшие по всей комнате фонари, казалось, что темные тени затаились в каждом углу. В воздухе стоял запах дыма, земли, мяса с душком и сырой крови.
        Дэлтон постелил покрывало из грубой шерсти на длинный стол посередине комнаты, куда и положили жертву. Кендра расстегнула и развернула ливреи лакеев, оставив девушку обнаженной. Ее тело больше не было мраморно-белым. В комнате, освещенной лампами, оно казалось неестественно золотистым, синяки и порезы потемнели и выглядели совсем жутко.
        Алек удивился короткому проблеску смущения, который он почувствовал. Ему было знакомо женское тело, хоть и те, что ему довелось видеть до этого, были вполне себе живыми. На его долю также выпадала встреча со смертью во время кровавой кампании против Наполеона. Но сейчас это казалось… _неправильным_. Присутствие Кендры Донован казалось _неправильным_.
        Герцог, по всей видимости, разделял эти чувства и неловко откашлялся.
        - Может, нам прикрыть бедную девушку, мисс Донован, чтобы сохранить благопристойность?
        Кендра подняла на него взгляд и нахмурилась. Спустя какое-то время она осознала, что выражение, которое она увидела на их лицах, было не чем иным, как неловкостью. Она справедливо предположила, что смущение мужчин происходило не по причине присутствия в комнате тела умершей девушки, а из наличия живой. Если она хотела участвовать в расследовании, ей нужно было расставить все точки над «i» прямо сейчас.
        - Она находится за пределами благопристойности,  - произнесла она решительно.  - Прямо сейчас правда важнее.
        - Правда?  - Алек вскинул брови.  - Вроде вашего заявления о том, что, кто бы ее ни убил, он совершит подобное снова? Скажите на милость, откуда вам это может быть известно, мисс Донован? У вас что, видения?
        - Видения?  - Тут она поняла.  - А. То есть вы считаете, я ясновидящая… или прорицательница?
        - Да, мисс Донован.  - Его губы сжались от нетерпения.  - Прорицательница. Кто-то, кто утверждает, что может предсказать будущее.
        Кендра была внезапно потрясена этим открытием. Она _на_самом_деле_ знала, что произойдет в будущем. Их будущее было для нее прошлым… или скорее историей. Это была странная мысль. И она ее смущала. Она отмахнулась от нее.
        - Я должен согласиться с лордом Сатклиффом,  - вставил Морланд, приблизившись к столу так, что свет от ламп выделил его черты и сделал более заметными рыжие пряди волос. Подозрительность блестела в его глазах.  - Откуда, скажите, вы можете что-то знать о будущем?
        Кендра задумалась. Здесь была загвоздка. Через семьдесят три года Джек-потрошитель будет держать весь Лондон в оцепенении после убийства пяти проституток, но сам термин «серийный убийца» будет, скорее всего, мало что значить для широкой аудитории до 70-х годов двадцатого века. К началу двадцать первого века люди будут не только знать о существовании серийных убийц, общество будет их практически воспевать в популярных шоу, телевизионных, художественных и документальных фильмах и в целом ряде книг, посвященных этой теме.
        - Ну что, мисс Донован?  - Алек поднял брови.
        Она переключила свое внимание на герцога. Она знала, что это он здесь все решал. В этом иерархическом обществе именно его ей нужно было убедить.
        - Там, откуда я прибыла…  - начала она, затем остановилась, немного нахмурившись, пытаясь собраться с мыслями. Даже в ее времени один труп не означает привлечение ФБР. Магическим числом была тройка. Это доказывало схему - такова была формула, согласно которой можно было предположить, что где-то в окрестностях разгуливает серийный убийца. Однако то, что она сейчас видела на жертве, было убедительным доказательством, что именно с этим феноменом они имели дело.
        - Мы… мы сталкивались с подобными убийствами. Это ненормально.  - «_Нескладно,_Донован»_,  - подумала она про себя, увидев, как Элдридж нахмурил брови.  - Я знаю, что любое убийство _ненормально_. Но часто есть какая-то мотивация. Выгода или жадность. Злость или ревность. Но здесь… здесь что-то больше.  - Боже, она сейчас все испортит. Нужен был более прагматический подход.  - Посмотрите на рану на ее левой груди.
        Элдридж нахмурился, затем наклонился вперед, чтобы лучше рассмотреть.
        - Синяк.
        - Нет. Смотрите внимательнее.
        - А. След от укуса.
        - Да.
        - Какое-то животное,  - предположил Дэлтон, нахмурив лоб.  - Может, дикая собака.
        - Нет. Если посмотрите на отпечаток, то увидите, что это не собачий укус. А человеческий.
        Морланд уставился на нее:
        - Откуда вам знать…
        - Я знаю _точно_.  - Ее глаза раздраженно сверкали.  - Кто-нибудь может сказать мне, какое животное укусило бы один раз и оставило бы потерпевшую в покое?
        - Потерпевшую?  - Алек явно раньше не слышал этот термин.
        - Жертву. _Девушку_.
        Герцог выпрямился.
        - Мисс Донован права. Если бы это сделало животное, она была бы растерзана. Дикий зверь не оставил бы лишь один укус.
        Она подошла к жертве. Она не была медицинским экспертом, но она знала, что видит перед собой. Увидят ли они то же?
        - У нее есть кровоподтеки и порезы на обоих запястьях.  - Хоть она и предпочла бы, чтобы на ней были в этот момент латексные перчатки, она все же подняла руку девушки, стараясь не обращать внимания на ощущение, похожее на прикосновение к холодному воску, изучила пальцы, а затем и ладони.  - Никаких видимых следов самозащиты. Когда на них нападают, люди обычно инстинктивно защищаются. Мы поднимаем руки, пытаясь отразить нападение.  - Она внимательно оглядела ряд скептических лиц, окруживших ее.  - Эта женщина этого не делала. Она была неподвижна во время нападения. Основываясь на рваных ранах на ее запястьях, я предположу, что на ней были, скорее всего, металлические наручники. Веревка бы придала ране характер трения.
        - Боже мой.  - Глаза Элдриджа наполнились ужасом.  - Что вы такое говорите?
        - Он пытал ее. Мне нужно увеличительное стекло, но, кажется, вот эти раны выглядят так, как будто их сделали ножом.  - Она нахмурилась, пока изучала зону с кровоподтеками и ранами на туловище.  - Похоже, он какое-то время наносил ей ножевые ранения.
        - Какой кошмар,  - воскликнул Алек взволнованно.
        - Это еще не все.  - Пока жертва находилась в воде и темная копна волос была мокрой, это не так бросалось в глаза. Теперь Кендра запустила руки в волосы девушки, расчесывая длинные темные пряди, чтобы показать мужчинам выстриженную область за ушами и на затылке.  - Он взял себе ее волосы.
        - Зачем? _Зачем_ ему совершать такое?  - спросил Морланд, он явно был заинтригован, как бы ни пытался это скрыть.
        - Трофей. Они иногда забирают такие сувениры у своих жертв, чтобы переживать этот момент снова и снова.
        Элдридж уставился на нее:
        - _Они_?
        - Такой тип убийц,  - ответила она медленно.  - Эта девушка не была убита из-за денег, жадности или ревности. Убийцы такого рода не могут контролировать себя, даже несмотря на то что контроль - это для них очень важный пункт. Контроль. Власть. Доминирование. Мне…  - «_Нужно_время,_чтобы_составить_полный_профиль»_,  - подумала она. Но она не могла сказать это вслух. Она и так уже, наверное, слишком много сказала.  - Я не знаю, кто убил эту девушку, но я могу точно сказать две вещи: это не было его первое убийство и он _определенно_ совершит это снова.
        Воцарилась гробовая тишина, а затем Кендра повернулась к Дэлтону:
        - Вы сказали, что вы хирург. Вы сможете провести вскрытие, доктор Дэлтон? Если только есть кто-то еще?..
        Мужчина снова вспыхнул:
        - Я _мистер_ Дэлтон. И я сказал, что я _был_ хирургом.
        О боже, у него что, приостановили действие лицензии, лишили ее? Может, он был некомпетентен. Поэтому он так странно реагировал каждый раз, когда она называла его «доктор»?
        - Извините. Если вы больше не практикуете…
        - Нет, не практикую, но…  - Он покачал головой и взглянул на герцога.  - Ваша светлость, с вашего позволения я могу провести вскрытие трупа.
        - Благодарю, мистер Дэлтон. Ваша помощь будет бесценна.  - Элдридж вздохнул, снова взглянув на мертвую девушку.  - Нам нужно распространить ее описание в округе. Кто-то должен узнать ее. Нам нужно задействовать одного из тех сыщиков, Алек.
        - Я отправлю бумагу в Лондон сразу же.
        Герцог кивнул и вздохнул:
        - Мы сделали все возможное. Мистер Дэлтон, вам нужно послать за вашими инструментами. Мисс Донован, я отведу вас обратно в замок.
        Когда он взял ее за руку, Кендра поймала на себе недоверчивые взгляды остальных мужчин. «_Слава_богу,_меня_не_занесло_еще_на_два_века_раньше,_потому_что_тогда_они_сожгли_бы_меня_как_ведьму»._
        На улице герцог пробормотал:
        - Прекрасно снова почувствовать солнце, не так ли, мисс Донован?
        Кендра старалась забыть о недоверии, которое испытывали по отношению к ней трое мужчин, оставленных позади. Она подняла лицо.
        - Да,  - ответила она Элдриджу. И это правда было прекрасно. Ветерок с ароматом цветов прогнал прочь запах смерти, доносящийся из угрюмой холодной комнаты, похожей на пещеру.
        Но солнце не могло рассеять гнетущее чувство в ее сердце. Потому что она знала, что где-то здесь, в этом наполненном светом солнца мире, был монстр, выдающий себя за человека. И он, возможно, уже преследует свою новую жертву.
        Она надеялась, что еще не слишком поздно.

        14
        - Мы пошлем за Хиллиардом, конечно же,  - сказал Элдридж.  - Он по крайней мере сможет распространить описание бедной девушки.
        Они вошли в огромный зал замка, похожий на атриум. Потолок украшало переплетение деревянных балок. По центру располагалась массивная люстра из позолоченной бронзы с более чем дюжиной вощеных свечей, которые пока что оставались незажженными. Дневной свет пробивался сквозь высокие узкие окна, располагающиеся по бокам от входа. Окно в форме полумесяца с витражным стеклом над двойными дверями расцветило пол из черно-белых мраморных плит веселыми бликами. У дальней стены была широкая лестница, ее балюстрада из тяжелого кованого металла и вилась наверх. Стены были освящены масляными лампами в изысканных подсвечниках и украшены средневековыми гобеленами, оружием, а также головами боровов и оленей.
        Она увидела, как герцог быстро посмотрел в большие тусклые глаз давно умерших животных, и поняла, о чем он в этот момент подумал. _Трофеи_.
        - Ваша светлость, джентльмены…  - Мистер Хардинг возник из одного из темных коридоров. Его взгляд на секунду остановился на Кендре, он явно не знал, что сказать. Затем он оправился от удивления и посмотрел на герцога, сделав вид, что ее здесь нет.  - Графиня в Зеленой комнате, сэр. Она просила передать, что желает поговорить с вами, как только вы вернетесь.
        - Спасибо, Хардинг.
        На лице дворецкого изобразилось недоумение, он бросил не поддающийся расшифровке взгляд на Кендру и исчез в арочном проходе.
        Элдридж сказал:
        - Мне нужно увидеть Кейро. Алек, будь добр, пошли за констеблем и попроси доставить бумагу с просьбой прислать нам сыщика. Предлагаю снова встретиться в моем кабинете…  - Он посмотрел на свои карманные часы.  - Скажем, в половине шестого? К тому времени мистер Дэлтон уже совершит вскрытие. А пока что, я уверен, моя сестра организовала что-то для гостей, так что у вас будет чем заняться, мистер Морланд.
        Морланд наклонил голову.
        - Спасибо, сэр.
        Кендра задержала дыхание, когда взгляд герцога остановился на ней.
        - Вы, конечно, присоединитесь к нам, мисс Донован.
        Это было большое облегчение.
        - Спасибо, сэр,  - Она помедлила.  - Что ж, мне… нужно возвращаться к своим обязанностям.
        - Встретимся в половине шестого.  - Элдридж улыбнулся.
        Хотя она и чувствовала, как глаза всех присутствующих сверлили дыры в ее спине, когда она шла по залу, Кендра удержалась от того, чтобы обернуться, и проскользнула в одну из дверей, которая, как она надеялась, приведет ее к кухням.
        Алек подождал, пока она исчезнет из виду, затем хмуро обратился к своему дяде:
        - И что это за обязанности? Вчера вечером она сказала, что работает горничной. Сегодня она точно уже ею не является.
        Элдридж улыбнулся:
        - Вчера вечером ты думал, что она воровка.
        Морланд казался озадаченным их разговором:
        - Эта женщина - воровка?
        - Скорее всего, нет.
        Рот Алека сжался.
        - Как вы можете быть в этом уверены, герцог? Я также говорил, что она лгунья, и, скорее всего, так и есть. Вы верите ее заявлениям по поводу той девушки?
        Лицо герцога потемнело, его взгляд упал на трофеи, украшающие стены. Волосы девушки отрезали. Кто-то ее кусал, черт побери.
        - Я не знаю, чему верить, мой мальчик, но в настоящий момент мы не должны делать скоропалительных выводов.

* * *

        Кендра почувствовала себя еще большей парией, чем раньше, когда добралась наконец до кухни. Она знала, что за ней непрестанно наблюдают, она чувствовала взгляды исподтишка, которые бросали в ее сторону. Пара служанок даже прекратили работу и открыто уставились на нее, когда она проходила мимо.
        Где-то в самом центре головы у нее начала назревать боль. Не помогало и то, что на кухне сейчас была настоящая жара, шум стоял громче, чем обычно, и что здесь люди тоже прекратили свою работу и стали разглядывать ее, пока месье Антон, заметив это, не начал кричать на них по-французски.
        - О, мисс!  - Роуз побежала ей навстречу и схватила ее обеими руками.  - Что случилось? Мы слышали, там убийство!
        Другая служанка подошла к ней:
        - Да, и что этот изверг на свободе!  - Это заявление вызвало несколько испуганных вздохов в толпе молодых служанок, собравшихся вокруг Кендры.
        - Нас убьют в наших кроватях, точно вам говорю!
        - Что за чушь.  - Кухарка подошла разогнать это столпотворение молодых служанок.  - Все за работу. Сейчас же! Дора, эти каштаны сами себя не очистят!
        - Но, Кухарка…
        - Возвращайся к работе!  - Она прогнала их всех жестом и затем развернулась к Кендре:  - Ну и переполох же ты устроила. Тут ходят слухи о том, как ты говорила все эти вещи про ту девчушку. Как ее убили. Ты не с чудинкой случайно?
        - С чудинкой? А. Сумасшедшая? Я сама недавно задавала себе тот же вопрос.  - Она попыталась выдавить улыбку, которая ей не совсем удалась и исчезла совсем, когда за ее спиной раздался голос миссис Дэнбери.
        - Мисс Донован. На одно слово вас можно?
        Когда она повернулась, то увидела лишь, как черная юбка домоправительницы мелькнула и исчезла за углом. Ее тревога наверняка отразилась на ее лице, так как Кухарка сочувственно потрепала ее за плечо.
        - Лучше иди, Кендра. Миссис Дэнбери - хорошая женщина, но для нее ты стала настоящей неожиданностью. А она не любит неожиданности.
        - Я поняла, что и сама их не люблю.  - От волнения у нее внутри все переворачивалось, пока она шла по теперь уже знакомому пути к кабинету домоправительницы.
        - Присядьте, мисс Донован.
        - Прошу прощения…  - начала она, надеясь, что ей удастся предотвратить очередной нагоняй, но домоправительница подняла руку в знак того, что она требует тишины.
        - Не надо, мисс Донован… _не_надо_. Ваши извинения кажутся мне неискренними, так как вы прекрасно понимаете, что ваше поведение крайне необычно. Вообще-то, оно просто _возмутительно_.  - Она, казалось, подбиралась к тому, о чем на самом деле хотела поговорить. Серые глаза, которые часто казались осколками льда, вспыхнули от гнева.  - Я никогда так не… так не _сгорала_от_стыда_. Мистер Кимбл, может, и ответственен за распределение ваших гонораров, но вы находитесь в моем ведении. Ваше поведение отражается на _мне_.
        Кендра сжала свои липкие ладони. Эта сцена была ей так знакома. Слишком знакома. Как часто в детстве она так же стояла в кабинете отца, пока он критиковал ее за то, что какой-то экзамен или выступление прошел не на должном уровне?
        _«Мы_ожидали_от_тебя_большего,_Кендра…_
        _Ты_специально_стараешься_поставить_в_неловкое_положение_меня_и_твою_маму?»_
        - Леди Этвуд в ярости от всей этой ситуации,  - продолжила мисс Дэнбери.  - Ее праздники славятся хорошим тоном, мисс Донован. _Славятся_. Найти ту девушку, сказать, что она была убита…
        - Она и _правда_ была убита.  - Кендра сжала кулаки.  - И не я нашла ее. И не я _убила_ ее.
        - Вы устроили настоящее представление со своим участием прямо перед вашими господами! Я не знаю, как у вас делается в Америке, но здесь так _не_ делается,  - сказала она, повышая голос.  - _Здесь_ вы будете вести себя подобающим образом. Пока я не решу, что с вами делать, вы будете находиться под лестницей. Вы не должны контактировать ни с гостями, ни с…
        - Герцог попросил меня присутствовать в его кабинете в половине шестого.  - И, да, Кендра получила злорадное удовольствие, увидев, как остолбенела домоправительница.
        Миссис Дэнбери вернула себе самообладание.
        - Понятно. Мы, конечно же, должны подчиняться желаниям его светлости. Но до этого времени я ожидаю, что вы будете выполнять свои обязанности на кухне.  - Кубик льда был бы теплее тона домоправительницы.  - И, мисс Донован? Я бы не стала на вашем месте радоваться. Леди Этвуд - сестра герцога. Они довольно близки. Герцогиня _недовольна_ вашим поведением сегодня. Вы, может, и развлекаете его светлость, но осторожнее. Ваше положение в замке, возможно, не такое прочное, как вы думаете.

* * *
        - Ее нужно уволить, Элдридж!
        Расположившись на греческой кушетке, герцог Элдриджский наблюдал, как его сестра взволнованно меряет комнату шагами. В свои пятьдесят три - она была на два года младше брата - она все еще была привлекательной женщиной, думал он. Она набрала вес, с тех пор как тридцать пять лет назад очаровала в свой первый сезон весь Лондон, но несколько килограммов только сгладили черты ее лица. Ее волосы, возможно, уже были не такими золотистыми, и в них появились серебряные пряди, но она все еще убирала их по последней моде: сейчас у нее была элегантная высокая прическа с испанским гребнем, который закреплял пучок в нужном месте. Ее голубые глаза все еще искрились, хотя в настоящий момент эти искры были скорее связаны с гневом, чем с жизненной энергией. В последние три года герцог заметил, что сестра начала наносить румяна на щеки. Сегодня она могла обойтись и без этого искусственного приема, так как гнев добавлял ее лицу соответствующую краску.
        - Ты меня _слушаешь_, Элдридж?  - Она остановилась и уперла руки в бока, уставившись на него.
        Он вздохнул. Кейро называла его по титулу, когда была глубоко возмущена чем-то.
        - Я слушаю тебя, дорогая. Но я не понимаю, почему мисс Донован нужно уволить.
        - Боже мой. Она сказала, что девушку убили! Перед всеми. Она испортила мой прием!
        - Я полагаю, что это сделала мертвая девушка.
        - Не дерзи, Берти!
        В эту минуту герцог стал серьезным.
        - Ты абсолютно права, Кейро. Это не смешно. Однако мисс Донован имела на это право: эта девушка правда была убита. Если бы только видела, что с ней сделали…  - Его глаза потемнели, когда он вспомнил синяки, раны… и след от укуса. С каким жестоким животным они имели дело? Он резко встал и положил руки на плечи сестры, чтобы остановить ее нервозную ходьбу. Он посмотрел в голубые глаза, так похожие и формой, и цветом на его собственные, и произнес:  - Это не для ушей леди. Достаточно сказать, что эта девушка заслуживает того, чтобы справедливость восторжествовала. Она, скорее всего, имеет здесь где-то семью. Они должны знать, что произошло с их родственницей.
        - О, Берти!  - Ярость леди Этвуд исчезла и сменилась приливом сочувствия. Потому что она знала, что в этот момент он говорил не только об этой девушке в озере.
        Почувствовав, что она за него переживает, он поцеловал ее в лоб, сжал плечи и отпустил.
        - Извини, Кейро. Я знаю, что это все произошло в неудачное время и испортило твой праздник. Но мы не можем закрыть на это глаза. Я послал за сыщиком в Лондон.
        - За сыщиком!  - она в ужасе прижала руку к горлу.  - Что подумают гости?
        - Я уверен, что это будет для них интересным развлечением.
        - Это _не_так_!  - Однако она не встречалась глазами с братом, потому что подозревала, что он был прав. Даже сейчас она знала, многие женщины уютно устроились в Китайской гостиной, делая вид, что заняты кружевом, а на самом деле сплетничали о том, что произошло сегодня у озера. Даже эта глупая малявка Джорджина, нашедшая тело, казалось, была довольна тем, что получила такую известность, и повторяла свой рассказ, пронизанный шоком и ужасом. Леди Этвуд прекрасно знала, что она озвучила уже по меньшей мере три разные версии истории, с каждым разом ее страх увеличивался и описание мертвой девушки становилось все более гротескным.
        - А эта женщина, служанка. Как ты ее называл? Кендра Донован, ирландка.  - Ее губы искривились.  - Ничего удивительного, что от нее столько неприятностей!
        - Вообще-то она американка.
        - Боже мой, это еще хуже! Чем она может быть полезна для этого расследования? _Американка_. Простая _служанка._Женщина_!  - В ее голосе звучало сомнение.  - Это не нормально!
        - Что тебе не нравится, Кейро? Что мисс Донован - американка, женщина или служанка?
        Рот герцогини сжался.
        - Будь разумным, Берти. Если эту девушку убили, в чем я не уверена, то чем мисс Донован может тебе помочь?
        - Она, кажется, имеет какой-то опыт в подобных делах.
        - Откуда она может его иметь? У нее вряд ли есть какое-то образование, если учесть ее социальное положение.
        Элдридж поджал губы, пытаясь вспомнить все, что ему было известно о Кендре Донован.
        - Я не считаю, что мы имеем право недооценивать мисс Донован,  - произнес он медленно.  - Доверься мне в этом деле, дорогая.
        - Берти…
        - Я попрошу помощи мисс Донован.  - Он остановился, задумавшись.  - И на время праздника, Кейро, я бы предпочел, чтобы ты ходила по парку в сопровождении кого-то.
        Это ее удивило.
        - Я немного стара для компаньонки, Берти. И, так как я была замужем, боже, упокой душу Этвуда, мне она и не нужна.
        - Все равно я должен настоять на этом.
        Леди Этвуд почувствовала холодок, коснувшийся ее плеч и никак не связанный со сквозняками, которые были привычным делом в ее родовом поместье.
        - В чем дело, Берти?  - спросила она, взволнованная выражением глаз брата.
        Элдридж вспомнил слова Кендры Донован: «_Я_могу_точно_сказать_две_вещи:_это_не_было_его_первое_убийство_и_он_определенно_совершит_это_снова»_.
        Он верил в то, что необходимо доверять своим инстинктам, но ему было свойственно и логическое мышление. Он был просвещенным человеком. Он что, с ума сошел слушать женщину? Или же сумасшествие не слушать ее?
        У него внутри все сжалось, когда он вспомнил о мертвой девушке. Матерь Божья, ее кусали, били, душили. Он снова посмотрел на свою сестру, его выражение лица было мрачным.
        - Это кошмар, Кейро,  - произнес он тихо.  - Кошмар, какого я никогда раньше не видел.

        15

        Может, она _правда_ сошла с ума. Может, в этот самый момент она была заперта в психиатрической лечебнице где-нибудь в Лондоне после того, как ей удалось убить сэра Джереми. Или, может, она никогда и не приходила в себя после того ранения в голову. Может, она была… где-то еще.
        _Нет_! Кендра не собиралась снова идти по тому же пути. Она не знала, что произошло, но она отказывалась верить в то, что это было чем-то нереальным. Девушка на деревянном столе в этом странном старинном здании была _реальной_. По крайней мере, противная смесь из воды и золы, которой она сейчас очищала серебряный чайник в своих руках, была очень даже реальной.
        Нахмурившись, она принялась тереть сильнее. Ее напряженное лицо отражалось в серебряной поверхности, и она не узнала себя из-за чепчика на голове. Миссис Дэнбери отправила ее в одну из задних комнат кухни для помощи Роуз и еще одной твини по имени Молли с домашним серебром. Без сомнения, она считала, что это будет для нее наказанием, но это было не так уж и плохо. Сама работа даже немного успокаивала. И она дала ей возможность расспросить девушек об их жизни в замке и, что более важно, о девятнадцатом веке.
        Она подняла вопрос, который особо ее интересовал.
        - Саймон Дэлтон, он не доктор?
        - Мистер Дэлтон? О нет. Он _хирург_,  - ответила Молли.
        - Хирург, но не врач?  - она поставила на место чайник.  - В чем разница?
        Молли уставилась на нее в растерянности.
        - Доктор намного важнее! Он не подумает возиться с чьими-то кишками, как хирург!
        - А это что, плохо?
        Они посмотрели на нее как на сумасшедшую.
        - Это же непристойно,  - сказала Роуз.  - Конечно же, мистер Дэлтон сейчас не занимается этим. Он сложил свои полномочия в армии, когда его тетя леди Хэлстид отдала богу душу. Теперь он живет в Хэлстид Холл.
        - И чем занимается?
        Роуз пожала плечами:
        - Он джентльмен.
        Это значило, как поняла Кендра, что он либо сдает часть земли местным фермерам, либо нанимает местных для работы на земле, которую унаследовал.
        - Герцог кажется… милым,  - заметила как ни в чем не бывало Кендра, поднимая пару щипцов для сервировки для того, чтобы их почистить.
        - О, он славный. И еще такой умный. Он всегда на крыше, изучает звезды и все такое. Как жалко, что это произошло с его женой и ребенком.
        - Что произошло?
        Роуз рассказала:
        - Это было до того, как я родилась, но моя мама рассказала мне, как герцогиня вместе с крошкой отправились плавать на корабле. Их забрало судно Дэви Джонса, это точно. Это был светлый день. Никто не знает, что произошло, но его светлость нашел свою жену на пляже. Леди Шарлотта навсегда пропала в море.
        «Это объясняло странное отношение Элдриджа к той жертве, найденной в воде»,  - подумала Кендра.
        Молли вздрогнула:
        - А я слышала, что его светлость сошел с ума.
        - Ну да,  - согласилась Роуз, понизив голос, полируя и натирая серебро.  - У него всегда были странные заскоки, но это я с уважением говорю. Моя мама сказала, что он закрылся тогда в своем кабинете. Единственный, кто смог ему помочь, был маркиз.
        - Маркиз?
        - Племянник его светлости, Александр Морган, маркиз Сатклиффа. А он тогда был еще совсем пареньком.
        - О. Тот привлекательный юноша?  - вздохнула Молли.
        - Он вне твоей досягаемости, Молли Дэнверс!
        - А я ничего и не говорила. Но у него такие глаза, правда?
        Кендра сменила тему:
        - Кто-нибудь из вас слышал о том, чтобы в округе разыскивали пропавшую девушку?
        Они обменялись нервными взглядами.
        - Мисс, вы что, думаете, что этот монстр живет где-то здесь?  - спросила Роуз.
        - Пока что рано что-то утверждать.
        - Нет. Дженни уехала в Бат, но я не знаю, чтобы кто-то пропал,  - прошептала Молли.
        Они погрузились в тревожное молчание. Кендра пожалела, что посеяла страх, который теперь видела в глазах твини.
        В пять пятьдесят Кендра извинилась и удалилась в комнату, которую она разделяла с Роуз. Она вымыла руки и лицо и воспользовалась ночным горшком. Вспомнив о чепце, она сняла его с головы и бросила на кровать, после чего направилась в кабинет герцога.
        Герцог, Морланд и Дэлтон сидели вместе с еще одним мужчиной. Алек занял свою излюбленную небрежную позу, облокотившись о камин. У каждого из них в руках был стакан из тяжелого хрусталя и металла с бренди. Свечи были зажжены, огонь трещал за каминной решеткой. Они встали, когда Кендра вошла: знак вежливости, который ей крайне редко оказывали в двадцать первом веке.
        Элдридж улыбнулся:
        - Мисс Донован, позвольте представить вам нашего констебля мистера Хиллиарда.
        Кендра взглянула на него, протягивая руку. Ей показалось, что ему было за сорок, у него были редеющие темные волосы, круглое красное лицо, плотное телосложение. Он казался немного смущенным, но она не была уверена, было ли это из-за удивления, что она пожала ему руку из-за представления служанке, или из-за того, что он находился в кабинете герцога и пил бренди. Она подозревала, что последнее обстоятельство не было для него обычным делом, и заметила, что одежда мужчины была менее роскошной, чем у остальных господ в комнате. Но отметила с оттенком сухой иронии, что все же его одежда была на несколько порядков лучше, чем то, что было надето на ней.
        - Мисс,  - он дипломатично кивнул ей.  - Мистер Хиллиард.
        Элдридж спросил Кендру:
        - Вы не хотите выпить, мисс Донован? Может быть, хереса?
        - Нет, спасибо.  - Она услышала неодобрение в своем собственном голосе и напомнила себе, что находится не в командном пункте ФБР, окруженная профессионалами. Да поможет ей Господь. Это все происходит задолго до того, как обширная сеть специализированных правоохранительных агентств объединится для защиты своих граждан. Вообще-то, здесь, в Англии, ближайшие четырнадцать лет не появится даже настоящего представления о полиции, вплоть до того момента, когда сэр Роберт Пил не введет закон о Службе столичной полиции Лондона. Спустя несколько веков туристы, посещающие Англию, может, и не будут знать имя Роберта Пила, но точно вспомнят, что лондонских полицейских называют бобби, конечно же, в его честь.
        - Мы отправили за сыщиком. Он должен быть здесь завтра утром.  - Возвращаясь к своему месту за столом, герцог взял свою трубку, но даже не предпринял попыток зажечь ее.  - Мисс Донован, пожалуйста, присядьте. Нам нужно начать.  - Он подождал, пока Кендра займет свое место на диване рядом с Хиллиардом.  - Мистер Дэлтон, каковы ваши наблюдения?
        - Мисс Донован права.  - Он едва заметно кивнул ей, чтобы признать этот факт. Кендра почувствовала на себе затаенные взгляды всех, кроме герцога.  - У женщины была сломана подъязычная кость, щитовидный и перстневидный хрящи. В ее легких не было воды. Она умерла от удушья, а не утонула.
        - Ее неоднократно душили, как и предполагала мисс Донован?  - спросил Алек, хотя видел доказательства своими глазами.
        - Мои наблюдения подтверждают теорию мисс Донован. Хотя я не могу с точностью назвать время смерти, но, основываясь на степени трупного окоченения, я предполагаю, что она умерла в ранние утренние часы, где-то между тремя и четырьмя часами, но это только догадка. Ее желудок был пуст, она не ела много времени. Я насчитал пятьдесят три ранения в туловище девушки. Согласно моим подсчетам, мы имеем дело с четырьмя разными ножами. И все пятьдесят три ранения были нанесены при жизни.
        - Святая Матерь Божья,  - вздохнул Хиллиард.
        - Кто бы это ни совершил, он, должно быть, абсолютно сошел с ума,  - сказал Элдридж. Он выглядел потрясенным.
        - И да и нет,  - быстро ответила Кендра.  - Его психоз, его _сумасшествие_ - таятся внутри его. Всем окружающим он будет казаться вполне нормальным.
        Мистер Хиллиард поднял брови:
        - Откуда вы это знаете?
        - Потому что… он организован. Он уже совершал это и раньше. Он знает, как затеряться в толпе.
        - Мы никогда раньше не находили девушек, умерших подобным образом,  - возразил Морланд.
        - Возможно, он работал не в этой местности. Или мы не должны были найти эту девушку.  - Она вспомнила, когда впервые прибыла к этому замку - это было несколько веков назад!  - и местность, окружавшую его.  - Где тут океан? В двух милях?
        Алек наблюдал за ней исподтишка.
        - Поблизости.
        - Вы говорили, что здесь проходит водораздел. Убийца, возможно, выбросил тело в реку, ожидая, что его отнесет течением в океан.
        - Это же было бы довольно беспечно с его стороны, не так ли? Почему бы не захоронить девушку? Избавиться от нее каким-то другим способом, чтобы ее не нашли?
        - Я не знаю.  - И это ее беспокоило. Это _было_ беспечно.  - Этот субъект, может…
        - Субъект? Что вы под этим понимаете, скажите на милость?  - Элдридж любопытно смотрел на нее.
        О боже. Несмотря ни на что, она забыла, в каком месте находилась. В каком _времени_.
        - Неопознанный субъект,  - объяснила она.  - Убийца. Он, возможно, расслабился. Или он хотел, чтобы ее нашли.  - Она посмотрела на Дэлтона.  - Ее изнасиловали?
        Он вспыхнул и не смог встретиться с ней взглядом:
        - Да.
        Герцог выглядел мрачным.
        - Он монстр.
        - Да. Но он не _выглядит_ как монстр. Это очень важно, чтобы все понимали это.  - Она внимательно осмотрела лица всех присутствующих.  - Он ничем не отличается внешне от вас или меня.
        - Боже.  - Хиллиард выпил оставшийся бренди одним глотком.
        - Прямо сейчас жертва - единственная ниточка, связывающая нас с убийцей,  - сказала Кендра.  - Нужно узнать, кто она.
        - Я не думаю, что она отсюда. Она не была дочерью фермера, служанкой или кем-то из рабочей среды,  - медленно произнес Дэлтон.
        Кендра посмотрела на него.
        - Почему вы так думаете?
        - Из-за ее рук. Ладони не были грубыми. Никаких мозолей. Никакого признака ручного труда.
        Лицо Кендры от удивления вытянулось. Мягкие гладкие руки были настолько привычны для девушек в ее мире, что она даже не подумала, что это может показаться необычным в эту эпоху.
        - Могла ли она быть леди?  - поинтересовался Морланд, попивая свой бренди.
        - Сомневаюсь,  - сказал Алек.  - Если бы исчезла дочь кого-то из высшего сословия, уже бы подняли шум.
        - Если только представитель знатного рода не захотел бы избежать скандала,  - возразил Морланд.
        Элдридж нахмурился:
        - Вы, джентльмены, вращаетесь в обществе. Вы ее не узнали?
        - Мне она показалась немного молодой для того, чтобы начать выходить в свет, герцог,  - заметил Алек.
        - Она могла быть дочерью какого-то горожанина,  - предположил Хиллиард.
        - Нет. Я так не думаю.  - Дэлтон откашлялся, он снова выглядел так, будто ему неловко.  - Полагаю, она проститутка.
        - Это как вам может быть известно?  - констебль поднял брови.
        - Девушка - мне кажется, ей было около пятнадцати - была однажды беременна, но ребенок не был рожден.
        - Понятно,  - сказал медленно Элдридж.
        Алек выпрямился.
        - Выкидыш или аборт?
        - Аборт.
        - И что, поэтому она проститутка?  - спросила Кендра.
        Все четверо мужчин, казалось, посчитали ее вопрос шокирующим.
        - Мисс Донован, женщины, получившие аристократическое воспитание, _не_ прибегают к услугам подпольного акушера,  - это было все, что сказал герцог.
        Кендра задумалась об этих словах. По ее мнению, если женщина была доведена до отчаяния, была достаточно напугана, она могла сотворить все, что угодно, наплевав на законы и общественные ограничения.
        Дэлтон продолжил:
        - Как и ее руки, ее ноги мягкие, в хорошем состоянии. Никаких мозолей, натоптышей и иных изъянов.
        Морланд поднял стакан с бренди и пробормотал:
        - Похоже на описание женщины, которая работает на спине.
        Хиллиард был единственным, кто счел эту пошлую шутку веселой. Поймав укоризненный взгляд герцога, он притворился, что кашляет, а не смеется, и выпрямился в своем кресле.  - Извините, шеф… кхм, ваша светлость.
        - Она не была уличной проституткой,  - продолжил Дэлтон.  - Она была слишком… нежной, я бы сказал. Уличные шлюхи грубые и неотесанные. Никаких признаков того, что она употребляла алкоголь или что-то подобное.
        - Может, она только начала заниматься этим делом,  - предположил Алек.  - Она довольно молода.
        - По моим подсчетам, шрамам от беременности и аборта по меньшей мере два года.
        - Ей же было всего тринадцать,  - пробормотала Кендра.
        - Она, возможно, работала в академии,  - сказал Дэлтон.
        Кендра посмотрела на него:
        - В академии?
        - Хм, это мм…
        - Бордель,  - сказал нетерпеливо Алек.  - Или она была чьей-то любовницей.
        Кендра решила не озвучивать свои мысли о мужчине, который брал себе в любовницы тринадцатилетнюю девочку. Вместо этого она сказала:
        - Хорошо, будем исходить из предположения, что она работала проституткой. Это уже лучше, чем ничего, для начала.  - Она остановилась, немного удивленная тем, что произнесенные ею слова были действительно правдой.
        Когда она заходила в кабинет, она не многого ожидала. Конечно, она не могла прибегнуть к своим привычным инструментам: судебно-медицинской экспертизе, базам ФБР. Даже к СМИ. Пусть последние и были раздражающим фактором, но они делали свое дело: публиковали фотографии жертв, на которых могли бы узнать какого-нибудь Джона или Джейн Доу[20 - Джон Доу, Джейн Доу - в правоохранительных органах США под этим псевдонимом подразумевается неопознанное тело мужчины или женщины соответственно (_прим._ред_.).].
        Ее взгляд упал на портрет женщины и ребенка над камином. В голову пришла мысль.
        - А можем ли мы попросить кого-то сделать портрет жертвы?  - спросила она.  - Если бы мы это сделали, то, может, могли бы напечатать его в местной газете. Кто-нибудь узнал бы ее, откликнулся бы.
        - Леди Ребекка…  - начал Дэлтон.
        - Невозможно.  - Алек посмотрел на него уничтожающе.  - Ей пришлось бы увидеть тело, чтобы его нарисовать.
        - Кто такая леди Ребекка?  - спросила Кендра.
        Алек посмотрел на нее сердито и ответил:
        - Леди.
        Кендра нахмурилась, хоть и знала, что его отношение было нормой в этом мире. К женщинам благородного происхождения относились немногим лучше, чем к фарфоровым куклам. Она вспомнила, что однажды читала о том, что женщинам частенько запрещали посещать похороны, так как боялись, что их нежная натура может быть травмирована.
        - Из этого в любом случае ничего не выйдет,  - сказал Элдридж.  - Ни одна уважаемая газета не напечатает рисунок с изображением блудницы. Нужно попросить сыщика взять с собой описание девушки и навести справки в Лондоне.
        - Это если она была из Лондона,  - подчеркнул Морланд.  - Лондон вряд ли единственный город, в котором есть бордели. Она могла быть из академии Бата, Манчестера или Глазго.
        - Лондон - ближайший город,  - подчеркнула Кендра.  - Зачем ему искать свою жертву в другом месте?
        Морланд уставился на нее поверх своего стакана с бренди.
        - Если мы установим личность малютки, как это поможет нам обнаружить убийцу, мисс Донован?
        Кендра едва заметно пожала плечами.
        - Это зацепка. Если она приведет нас в… академию, он может быть их клиентом. Кто-то еще в борделе может знать, кто он.
        Взгляд герцога был взволнованным, когда он посмотрел на нее.
        - И вы правда полагаете, что он снова совершит убийство?
        - Я знаю, что он убивал раньше. Знаю, что он убьет снова. И…  - она задумалась и вдруг облизала свои сухие губы. Она не знала, сможет ли он или кто-то из присутствующих мужчин принять то, что она собиралась сказать. Она понимала, что это будет самое сложное.  - И,  - сказала она уверенно,  - вы, скорее всего, с ним знакомы.
        Ей не пришлось долго ждать реакции. Морланд посмотрел на нее возмущенно:
        - Это абсурд!
        Хиллиард, вытаращившись на нее, проговорил:
        - Однако!
        Даже Дэлтон покачал головой:
        - Нет… Кто бы это ни совершил… это…
        - Сумасшедший. Монстр. Да, мы уже об этом говорили,  - сказала она нетерпеливо.  - Я говорила вам, он будет казаться вполне нормальным. Вы можете говорить с ним и никогда по-настоящему не знать, кто _он_. Его природу. Что он совершал. Скорее всего, он живет где-то поблизости, или по крайней мере он знаком с этой местностью.  - Она видела их недоверие и не могла их винить. Черт, мысль о том, что где-то поблизости живет серийный убийца, было сложно принять даже в двадцать первом веке.
        Все молча смотрели на нее и друг на друга.
        Герцог вздохнул, затем встал.
        - Что ж, вы, без сомнения, дали нам пищу для размышлений, мисс Донован. Сыщик из Лондона будет здесь завтра.
        Понимая, что на этом собрание окончено, все встали. Элдридж вышел из-за стола и положил руку на предплечье Кендры, когда все мужчины, за исключением Алека, покинули комнату.
        Когда дверь за ними закрылась, Алек поднял свой стакан, обращаясь к Кендре с явной издевкой:
        - Что ж, мисс Донован, вы оживили то, что должно было быть очередным скучным приемом.
        Она послала ему раздраженный взгляд и затем повернулась к герцогу:
        - Вы мне верите?  - прямо спросила она.
        - Мне бы не хотелось,  - признался он.  - Но я видел, что совершили с этой девочкой. Я не могу не принимать во внимание то, что вы нам сообщили. Посмотрим, что нам скажет на этот счет сыщик.
        Кендра нахмурилась и подумала: «Что бы это значило? Передаст ли герцог расследование этому сыщику? Пусть он и был детективом, но детективом из _девятнадцатого_века»_.
        У нее внутри все сжалось. Была еще одна вещь, которую ей следовало предпринять.
        - У вас случайно нет меловой доски?  - спросила она.
        Герцог, казалось, был заинтригован ее вопросом.
        - Меловая… доска?
        - Да.  - О, черт, когда была изобретена меловая доска? Она не знала. Но по реакции герцога она поняла, что, скорее всего, она еще не изобретена.  - Что-то, на чем можно было бы писать.  - Она показала жестами.  - Знаете, дети в школе их используют.
        - Думаю, она имеет в виду грифельную доску,  - предположил Алек. Кажется, его это забавляло.
        - А. Да, у нас есть грифельная доска в классной комнате. А зачем она вам?
        Кендра раздумывала над вопросом.
        - В вашей лаборатории вы делаете записи касательно ваших наблюдений ночного неба. Вам это помогает, опираясь на уже известные факты, предугадывать какие-то события и выдвигать теории. Эдмунд Галлей использовал гравитационный закон Ньютона, чтобы найти комету и предположить ее орбитальный маршрут. Мне нужно организовать наблюдения по такому же принципу.
        Элдридж уставился на нее с интересом.
        - Вы хотите предугадать маршрут нашего убийцы?
        - Да. И, если нам повезет, мы сможем воспользоваться им и поймать его до того, как он совершит очередное убийство.

        16

        В этом не было сомнений: Кендра Донован была заносчивой беспардонной особой. Вот о чем думал Алек, опираясь на одну из колонн каррарского мрамора у входа в бальный зал, где его тетя организовала вечерние танцы для развлечения гостей. Могли ли подсчеты Кендры помочь предугадать действия этого сумасшедшего? Он в этом очень сомневался. Где такое видано?
        - Это правда?
        Выпрямившись, он взглянул в умные васильковые глаза леди Ребекки Блэкберн, которая подошла к нему сзади. Он знал ее с рождения. Будучи крестницей герцога и единственным ребенком графа Кендалла, она часто посещала замок, и ее каникулы совпадали с его пребыванием в замке. Он был так же, как и герцог, опустошен, когда в возрасте семи лет ее поразила оспа. Никто не ожидал, что она выживет. Она их всех удивила, пережила болезнь, пусть и не без последствий.
        Ее лицо было ужасно обезображено оспинами. Из-за этого ее долгое время дразнили и сторонились. Неудивительно, что она предпочла отказаться от своего лондонского сезона в пользу занятий искусством и деревенской жизни, и в свои двадцать три ее уже списали со счетов. У нее не было никаких перспектив замужества: разве что ее внушительное состояние, а совсем не личные качества могло привлечь каких-то проходимцев. Озорной и ласковый ребенок, каким он ее знал, мог легко озлобиться на фоне этих печальных обстоятельств. Вместо этого она, казалось, была в ладу сама с собой. Чем, подумал с сожалением Алек, он сам не мог похвастаться.
        - Что же?  - настаивала она.
        - Что правда?
        - Не будь дураком, Сатклифф!  - Ребекка игриво погладила его руку своим веером.  - Все говорят об убийстве! Говорят, что убийца все еще разгуливает где-то.
        Хотя толпа вокруг была увлечена разговорами и танцевала оживленную кадриль, Алек понизил голос.
        - И когда ты начала верить всяким сплетням, Бекка?
        - С тех пор как мертвую девушку нашли в озере,  - ответила она энергично.  - Не уходи от ответа, Сатклифф. Ты уже сегодня один раз от меня отмахнулся. Я не позволю тебе повторить это!
        - Если ты о том, что я не разрешил тебе посмотреть на тело, я искренне защищал твои интересы.
        Ребекка закатила глаза.
        - Я сама могу защищать свои интересы, большое спасибо тебе. И я была бы тебе благодарна, если бы ты об этом не забывал. Я заметила, что сегодня ты прогнал не _всех_ женщин,  - так как он продолжал молчать, она еще раз его погладила веером.  - Кто она, Сатклифф? Служанка с короткими волосами?
        Это был хороший вопрос.
        - Она американка, что может объяснить тебе некоторые ее особенности, включая стрижку.
        Ребекка засмеялась:
        - Каролина Лэм остригла свои волосы.
        - Ты понимаешь, о чем я. Каролина Лэм - эксцентричная особа, которая выставляет себе посмешищем во всей этой интрижке с лордом Брайаном.
        Так как она не могла с этим поспорить, она просто принялась размахивать веером.
        - Говорят, что этот сумасшедший сделал с девушкой самые ужасные вещи.
        Алек нахмурился.
        - Это не то, чем можно развлекать бомонд.
        - Но все же их так легко развлечь,  - прошептала она сухо.
        - Что еще они говорят?
        - Что девушка была проституткой.
        Алек нахмурился еще больше. Черт побери. Тот факт, что Бекка слышала об этой детали, означало одно: либо кто-то из присутствовавших в кабинете распространял сплетни, либо это какой-то лакей подслушивал у дверей. Оба сценария были вполне реальными.
        - От кого ты об этом слышала, скажи на милость?
        - От Мэри, моей горничной, конечно, хотя об этом судачат по всему замку. Рискну предположить, что и по всей деревне. Она еще сказала, что вы вызвали сыщика из Лондона.  - Ребекка посмотрела на него испытующе.  - И что эта служанка помогает герцогу найти убийцу.
        Алек раздраженно сжал губы. Он заметил на другом конце комнаты Гэбриэла, который пробирался сквозь двери, ведущие в сад. Со своей фляжкой. Снова. В последнюю секунду его друг, капитан Харкурт, успел уберечь его от большой урны, с которой иначе он неизбежно бы столкнулся на своем пути.
        - И что же?  - Ребекка не сдавалась.  - Эта служанка правда помогает его светлости?
        - Мисс Донован, как оказалось, довольно много знает о поведении преступников.
        Ребекка внимательно присматривалась к нему.
        - Ты что, смеешься?  - Когда он ничего не ответил, она пробормотала:  - Как интересно. А она, похоже, оригинальна.
        - К такой оригинальности не стоит стремиться, дорогая.
        Она ухмыльнулась:
        - Если не оригинальная, что тогда?
        - Дерзкая девчонка.
        Она замолчала, улыбка исчезла с ее лица.
        - Сатклифф, говорят еще кое о чем.
        - Да?
        Вместо того чтобы сразу ответить, она перевела свой взгляд на знакомые лица, кружащиеся по бальной комнате, интерьером которой занимался не кто иной, как Джон Наш собственной персоной. Необъяснимый холодок сковал ее плечи.
        - Говорят, что убийца - кто-то, нам известный,  - произнесла она медленно, затем встревоженно посмотрела на маркиза.  - Это же _просто_ бессмыслица, так ведь, Сатклифф?
        - Это звучит именно настолько нелепо, чтобы быть бессмыслицей.
        - Не слышу уверенности в твоем ответе.
        Алек вздохнул и впервые пожалел, что она была такой чертовски наблюдательной.
        - В этом и дело, моя дорогая. У меня нет четких ответов. У меня есть только очень много вопросов.
        «Включая Кендру Донован»,  - подумал он.

* * *

        К одиннадцати тридцати вечера Кендра решила, что быть служанкой в девятнадцатом веке чертовски изнурительно. Все ее мышцы дрожали так, будто она прошла недельный курс тренировок с Терминатором за один день. Она подсчитала, что прошла сегодня около десяти миль, бегая вниз и вверх по задним лестницам, заполняя гостевые комнаты провизией и горячей водой для принятия ванны, а потом принося наверх блюда с едой для лакеев в ливрее, которые те позже доставляли к ужину в восемь часов вечера.
        Двумя часами позже она уже была в составе команды служанок, которые убирали со стола и отмывали столовую после того, как гости ушли танцевать в бальную комнату. Единственные слуги, которым приходилось тяжелее, были, как она полагала, посудомойки и уборщицы. Первым приходилось очищать огромные котлы, сковородки и блюда, использованные в течение вечера, их руки после этого становились грубыми и красными; вторым нужно было собирать, опустошать и приводить в порядок все ночные горшки в замке.
        Ранее она узнала, что уборные и туалетные комнаты в замке функционировали, но по какой-то причине все предпочитали использовать ночные горшки. Ей рассказывали, что герцог начал устанавливать туалеты Брама - примитивную версию современных туалетов,  - которые были изобретены несколькими годами ранее. Однако эти туалеты еще не ставили во флигеле для слуг. И Роуз вполне это устраивало, хитроумное устройство казалось ей подозрительным.
        Но на самом деле единственная водопроводная система, которая могла бы по-настоящему заинтересовать Кендру в настоящий момент, это джакузи.
        - Ты не человек, Роуз,  - она простонала, когда они снова забирались вверх по лестнице.  - Мои мышцы горят.
        Твини хихикнула:
        - Это обычный день, мисс. Наверное, вы всегда были горничной и поэтому не привыкли к такому.
        - Да. Я не привыкла к такому, ни к чему такому.
        Они обе держали свечи, свет бешено скакал по стенам. Несмотря на свою смертельную усталость, Кендра остановилась, когда они достигли первого этажа, который по американской традиции назывался вторым.
        - Роуз, а где классная комната?
        - Классная комната? Зачем вам, мисс?
        - Мне нужно поработать.
        - Но мы закончили нашу работу.
        Кендра слабо улыбнулась.
        - Мне нужно собраться с мыслями, а для этого мне нужна грифельная доска.
        - Это из-за того убийства?
        - Да.
        Роуз погрузилась в свои мысли.
        - Герцог мне разрешил,  - настаивала Кендра.
        Твини пожала плечами:
        - Тогда идемте.
        Классная комната располагалась в восточном крыле замка, до нее можно было добраться по редко используемому коридору, в котором даже не было канделябров на стенах для освещения.
        - В замке больше не было малышей, кроме леди Шарлотты,  - прошептала Роуз.  - Там комнаты няни и гувернантки.  - Она показала на две закрытые двери и затем открыла двойные, в конце коридора.  - Вот и классная.
        Четыре огромных окна от потолка до пола украшали стену. Луна маячила где-то высоко, ее сияние было достаточно сильным для того, чтобы наполнить комнату холодным светом. Иначе, как подозревала Кендра, их скромные свечи никогда бы не рассеяли плотные тени.
        Она увидела пять парт: четыре, судя по размеру, для детей и одну - для взрослого. Книжные шкафы загораживали другую стену, напротив камина. В комнате имелся крепкий деревянный стол и множество других вещей, включая глобус, несколько пожелтевших карт, пустой мольберт и кисточки для рисования с маленькими горшочками. На стене позади парты для взрослого висела меловая доска - то есть _грифельная_доска_, поправила себя мысленно Кендра.
        В воздухе стоял запах плесени и общая атмосфера заброшенности. Кендра почувствовала, будто нашла игрушку ребенка, который вырос и теперь стал взрослым. У этой комнаты был такой же тоскливый вид.
        Роуз дрожала позади нее.
        - Некоторые слуги говорят, что слышали плач ребенка, когда проходили мимо этих комнат поздно вечером.
        Кендра остановилась, подобрав один неровный кусок грифеля размером с большой палец, и посмотрела на молоденькую девушку:
        - Это, возможно, ветер, Роуз. Или их воображение.
        - Вы не боитесь призраков, мисс?
        - Не боюсь того, во что не верю.  - В качестве эксперимента она провела линию на доске. Результат был похож на то, что получилось бы с использованием мела.
        - То есть вы не верите в существование призраков?
        Она ухмыльнулась.
        - Только тех, которых я вижу наяву.  - Она использовала свой фартук, чтобы стереть отметку, которую сделала, и нахмурилась, когда не получилось. Она стала тереть сильнее.
        - Вам нужно намочить,  - произнесла Роуз за ее спиной.
        - А.  - Она обернулась и увидела, что служанка снова на нее странно смотрит.  - Спасибо, Роуз.
        Роуз стояла в нерешительности.
        - Это все, мисс?
        - Ты же знаешь, что можешь называть меня Кендра.
        - Ах да, мисс.
        Кендра улыбнулась.
        - Иди спать, Роуз. Я скоро вернусь. Мне нужно только поработать здесь над парой вещей.
        Когда Роуз ушла, она забрала с собой свечу, сократив все освещение до единственного трепещущего огонька и сияния луны. Кендра быстро огляделась в поисках свечей или лампы, но вокруг ничего больше не оказалось. Она подумала, что хозяйственная миссис Дэнбери забрала все полезные предметы из этой комнаты, перед тем как ее за перли.
        Поставив свечу на парту, Кендра начала работать. На грифельной доске она нарисовала три вертикальные линии. В первом столбце она написала «_Субъект»_, посередине «_Виктимология»_, в третьем «_Экспертиза/Схема»_.
        Она начала с середины. «Жертва: Джейн Доу. Возраст: примерно пятнадцать. Раса: Европеоид. Волосы: каштановые. Глаза: карие».
        Рост… Кендра закрыла глаза, чтобы вспомнить девушку. Она была небольшого роста. Примерно сто тридцать сантиметров. Что касается веса, Кендра сомневалась, что стрелка на весах зашла бы дальше 45 -47 килограммов. Она открыла глаза и бегло записала информацию. Удовлетворенная результатом, двинулась дальше. «Профессия: проститутка (предположительно)».
        Кендра прервалась, размышляя над этим фактом. Ничего удивительного. Даже в двадцать первом веке проститутки становились основной целью серийных убийц. Они были отбросами общества. Мертвая проститутка никогда не вызывала столько шума, ужаса и разговоров в СМИ, как мертвая домохозяйка. Но все же, как утверждали эти мужчины, девочка работала в борделе и не была уличной шлюхой. Вероятность, что ее кто-то искал, становилась выше.
        _Существовала_и_более_легкая_добыча_. Почему именно _эта_ девочка?
        Перейдя ко второму столбику, Кендра начала заканчивать предложения вопросительным знаком. «Тело брошено в реку: специально или по ошибке?» Хотел ли убийца, чтобы Джейн Доу нашли? Или он ожидал, что тело отнесет в море?
        «Отрезанные волосы: сувенир на память?»
        «Единственный след от укуса на груди: сексуальная подоплека?»
        Многие серийные убийцы кусали своих жертв, она об этом знала. _Отметка_зверя._ Так Кит Симпсон, первый британский исследователь-эксперт по судебной медицине, называл укусы, нанесенные убийцами своим жертвам, в двадцатом веке.
        То обстоятельство, что у Джейн Доу была всего одна отметина от укуса, было, однако, интересным. Скорее всего, это часть фантазии, которая сформировалась со временем.
        У Джейн Доу было пятьдесят три ранения на теле, нанесенные четырьмя разными ножами. Кендра подумала над тем, значит ли что-то количество ранений и применение разных ножей. Жертва была в наручниках. Она была маленькой, поэтому ее было легко удерживать. Если только убийца сам не был хрупкого телосложения.
        Жертву изнасиловали несколько раз. Душили несколько раз. Получал ли убийца сексуальное удовольствие от нарастающего ужаса девушки?
        По характеру ран и степени разложения можно было решить, что девушку убили прошлой ночью. Кендра вспомнила о картах герцога и задалась вопросом, имеет ли какое-то значение полнолуние, было ли оно частью схемы, по которой действовал этот субъект.
        Кендра вернулась к первому столбику. Субъект. Большой знак вопроса.
        Она медленно подняла руку, сжала кусок грифеля и написала: «_Убийца,_зацикленный_на_своей_миссии,_или_убийца,_зацикленный_на_власти_и_контроле_?»
        Не _зацикленный_на_миссии_. Она приподняла свой фартук, чтобы стереть эту фразу, затем вспомнила, что его сначала надо намочить. Она ограничилась тем, что просто зачеркнула «зацикленный на миссии» и обвела «зацикленный на власти и контроле». Вот с кем они имели дело: кто-то, кто подстегивал страх своей жертвы, наслаждался ее страданиями, хотел слышать ее крик.
        Крики.
        Холодок пробежал по спине Кендры. Так всегда бывает, когда сталкиваешься со злом. Она много сражалась за то, чтобы стать агентом в поле, но она помнила свое первое дело, когда нескольких девочек-тинейджеров нашли убитыми в Кентукки. Их тела выбросили вдоль Аппалачской тропы. Им перерезали горло, но смертельное ранение было спрятано под милым розовым бантиком, который убийца повязал им на шеи. Ступни каждой жертвы были отрублены и забраны в качестве сувенира. Она вспомнила, как ее живот скрутило и как она с трудом успела, спотыкаясь, дойти до оврага, где ее сразу вырвало.
        По прошествии лет она привыкла к шокирующим неописуемым картинам, жужжанию мух, к тошнотворному гнилому запаху смерти. Но она никогда не свыкнется с извращенным сознанием преступников, которые способны совершать подобные зверства. _И_слава_богу_.
        - Кто ты, сукин сын?  - прошептала она, уставившись на раздел, в котором было меньше всего информации. Она снова подняла грифель и записала: «_Мужчина,_знакомый_с_местностью,_умный,_организованный»_.
        Облако проплыло мимо луны, оставив светить лишь скудное пламя свечи. Тени вокруг нее стали плотнее и принялись красться по стенам, как изможденные души, сбежавшие из загробного мира. От напряжения у нее резко кольнуло в области затылка. Сердцебиение ускорилось, когда он вспомнила историю Роуз о стенающем ребенке. «_Возьми_себя_в_руки,_Донован»_. Она не верила в призраков.
        Но опять же, она и в путешествия во времени раньше не верила.
        Кендра почувствовала, что задерживала дыхание, и резко выпустила воздух с облегчением, когда луна снова появилась и наполнила комнату своим серебряным светом.
        _Глупо_. Она вела себя глупо. И непредсказуемо. Два слова, которыми раньше редко можно было ее описать. Она снова глубоко вдохнула и выдохнула.
        Она не верила в призраков, но верила в зло, человеческое зло.
        Бросив грифель на парту, она сделала пару растяжек, чтобы расслабить свои напрягшиеся мышцы. Захватив свечу, Кендра двинулась в сторону двери. Остановилась, снова взглянув на заметки, которые сделала. Их уже не было видно в темноте. Темнота поглотила все.
        Но это не означало, что их там не было. Как и убийцы. Он может быть в тени, но она знала, что он был где-то рядом. Охотился.
        На этот раз, когда комок напряжения свернулся внутри ее и она снова почувствовала укол в затылок, это было не из-за разыгравшегося воображения. Это было потому, что она знала, что была права.

* * *

        Маленькую шлюшку нашли. Он не ожидал этого и не должен был этому радоваться.
        Но все же… когда ее нашли, он, без сомнения, почувствовал какой-то сладкий жаркий прилив наслаждения. Слышать шепот тех, кто его окружал, различать шок, ужас и дрожь сомнения в их голосах… Его опьяняло осознание того, что сегодня они заснут с мыслью о нем.
        Будут _бояться_ его.
        И от себя он этого тоже не ожидал. Того возбуждения, которое ощущал, понимая, что пленил это общество. Легкомысленное, беспомощное общество, которое ополчилось бы на него в мгновение ока, если бы знало, кто он. Он не мог рисковать выдать себя. Его, без сомнения, повесят в Ньюгетской тюрьме.
        Но его работа - это другое дело.
        Он никогда раньше не думал об этой возможности. В каком-то смысле это даст вторую жизнь этим мертвым проституткам, у них появится новая цель, которую он для них не предполагал.
        Эта мысль забавляла. Интриговала. _Вдохновляла_.
        Ему все равно следовало быть очень осторожным. Он не дурак. Решение герцога привлечь к расследованию сыщика усложняло ситуацию. Но в конце концов, если он доставит слишком много хлопот, ему просто придется взять дело в свои руки. А пока что он с удовольствием померится силами со своими противниками.
        Он вспомнил об этой женщине. Снова почувствовал волнение, возбуждение, дрожь и предвкушение. Это напомнило ему то чувство, которое овладело им незадолго до того, как он выбрал одну из шлюх для своего удовольствия.
        _Кендра_Донован_.
        Он прошептал это имя, наслаждаясь тем, как оно звучало в его устах. Как экзотический ликер, сладкий и манящий. Она была всего лишь женщиной, даже меньше того, учитывая ее статус служанки. Она, без сомнения, была шлюхой, достаточно умной, чтобы вкрасться в доверие влиятельного герцога Элдриджского. Старик всегда был с заскоками, и, как любая дочь Евы, служанка почувствовала в нем эту эксцентричность и использовала ее, манипулируя ею себе во благо.
        Она женщина, поэтому ее нельзя было считать настоящим противником. Однако он не мог отрицать, что она была интересным элементом в этой игре. Он обрадовался ее участию, обрадовался возможности встретиться с ней. И, когда придет время, он с удовольствием убьет ее.

        17

        На следующее утро в шесть тридцать Кендра проснулась в холодном поту, ее сердце бешено билось, слух уловил те же звуки, что разбудили ее предыдущим утром. На долю секунды она все еще лелеяла глупую надежду на то, что спала все последние сорок восемь часов. Однако первое, что она увидела, когда открыла глаза, была свеча на ночном столике, которая вернула ее в реальность.
        Точнее, в ее реальность на настоящий момент: начало девятнадцатого века. Серийный убийца, охотящийся за проститутками.
        Ей захотелось натянуть тонкие покрывала на голову и снова уснуть. Ей хотелось _заставить_ себя вернуться в двадцать первый век. Вместо этого она с трудом - все ее мышцы одеревенели - заставила себя принять сидячее положение, и как раз в этот момент из-за ширмы появилась Роуз и улыбнулась ей.
        - Доброе утро, мисс.
        - Боже. Я думала, что нахожусь в хорошей форме,  - пробормотала Кендра. Она заставила себя встать и принять пару поз из йоги в этом узком пространстве.
        - Вы что такое делаете?  - Роуз смотрела на нее в замешательстве.
        - Собаку головой вниз.
        - Что?
        Кендра выпрямилась.
        - Мне это помогает расслабиться.
        - Как скажете, мисс. У вас что, нет ночнушки?  - Роуз уставилась на рубашку, до которой она разделась вчера вечером.
        - Нет.  - Она исчезла за ширмой, вымыла лицо и почистила зубы тем же способом, который использовала вчера. К тому моменту, как она снова возникла из-за перегородки, Роуз уже оделась и ждала, пока она застегнет на ней платье.
        - Мы слышали, что его светлость вызвал охотника на воров из Лондона.
        - Охотника на воров?
        - Сыщика. Господа нанимают их, чтобы найти всяких мерзавцев.
        - А. Сыщики из Лондона. Ну да. Герцог послал за одним из них.
        - Означает ли это, что вы больше не будете помогать герцогу?
        Если бы это был двадцать первый век, она бы уже ехала в Бюро или организовывала оперативный пункт в том провинциальном полицейском участке, где потребовалась поддержка ФБР. Была бы четкая схема, которой она бы придерживалась, и она знала бы свое место в этой системе. Но каково было ее место здесь? Тут в глазах всех она была служанкой. Когда она вышла за рамки своей роли вчера, было понятно, что это приведет людей в замешательство и вызовет гнев. Она сделала то, что казалось ей естественным, но это было абсолютно неестественно в этом мире.
        - Мисс?
        - Что? Ой. Извини. Я уверена, что буду помогать герцогу.  - Когда они вышли из комнаты и спустились вниз по лестнице, она нахмурилась, вспомнив распоряжения мисс Дэнбери.  - Но, думаю, что я буду помогать на кухне, пока он не позовет меня.
        - Ну да, мисс.
        На кухне две служанки драили и натирали графитом огромную плиту. Огонь в каминах уже горел, нагревая гигантские баки с водой. Месье Антон бормотал что-то на французском, бросая на лакеев, слоняющихся туда-сюда, грозные взгляды. Было тихо и спокойно, но Кендра знала, что к полудню комната будет вся кипеть от движения и жары и здесь будет больше людей, чем на Пенсильванской платной автомобильной дороге во время праздничных выходных.
        Кендра снова почувствовала на себе взгляды, пока шла позади Роуз в столовую для младшего персонала, где их уже ожидал легкий завтрак: подносы с охлажденным мясом, чайники с чаем и - _аллилуйя_ - кофе. Несколько служанок и лакеев уже сидели за длинным столом из сосны. Они прекратили свою беседу и уставились на Кендру. Она испытывала неловкое чувство, когда следовала за Роуз к буфету и клала на тарелку холодные закуски и две булочки. Она налила кофе в глиняную чашку, один аромат сделал ее счастливой.
        - Вы знаете, мисс, что там с убийством?  - спросил ее молодой лакей, как только она села за стол.
        - Ну да,  - вставил другой мужчина.  - Вы знаете, кто это сделал?
        - Кто была эта малышка?  - спросила служанка.  - Мы слышали, что она, может, распутница из Лондона.
        - А я слышала, что она из Глазго.
        Кендра отпила кофе и почти ахнула, так она истосковалась по своей дозе кофеина.
        - Нам пока что ничего не известно.  - Она наблюдала за ними из-за ободка чашки.  - Такое раньше происходило? Чтобы находили неизвестную молодую женщину за последние десять лет?
        Так же как Роуз или Молли, которым она задала вчера тот же вопрос, они посмотрели на нее в ужасе и сразу же запротестовали:
        - Нет! Никогда!
        - Мой отец говорит, что ее могли прикончить цыгане,  - прошептала молодая девушка, выпучив глаза.  - Знаете, герцог разрешает им разбивать таборы на южной стороне леса.
        - Ого, эти дьяволы зарежут нас всех, если мы что-то с этим не сделаем!
        - Это кучка язычников!
        Кендра почувствовала, что истерические настроения в комнате нарастают. На самом деле примерно то же самое происходило, когда она сталкивалась с подобным на встречах в ратуше Нью-Йорка, где граждане сразу же указывали пальцем на какого-то случайного бродягу или незнакомца, появившегося в городе. Проще думать, что убийца какой-то странник, чем сосед: кто-то, с кем ты, возможно, сидел рядом в церкви или пил кофе в местной забегаловке.
        - Цыгане не убивали эту девушку.
        - Откуда вам это известно?  - покосился на нее один из лакеев.
        - Ну да. Почему мы должны вам верить? Мы ведь _вас_ не знаем.
        Истерика и враждебность. Они всегда идут рука об руку.
        Кендра взяла нож и вилку, нарезала ветчину спокойным движением.
        - Верно. Вы меня не знаете. Но вы знаете герцога. Ему я не кажусь дурой. Или я не права? Может, он дурак?  - Эта фраза вызвала бурю эмоций, как она и ожидала.
        - Его светлость не дурак! Он со странностями, но наш покровитель не дурак.
        Она жевала ветчину и ждала, пока закончится поток возмущенных комментариев. Затем произнесла:
        - Герцог мне доверяет.
        _Хоть_бы_это_было_так_. Ведь она знала, что Элдридж может сегодня же передумать и выкинуть ее к чертовой матери. У нее все сжалось внутри от подобного варианта развития событий, но она была достаточно осторожна и сохранила нейтральное выражение лица, размышляя об этом.
        - Он верит, что у меня есть опыт в этой области. Вам тоже придется мне довериться.
        Хоть она и видела, что этого не произойдет - их лица оставались подозрительными,  - она не думала, что они схватят вилы и факелы и кинутся на цыган. _Пока_что_.
        Еще одна причина для беспокойства.
        Вздохнув, она заставила себя закончить завтрак. Нелегко есть, когда на тебя смотрит дюжина глаз. Она с облегчением вышла из-за стола и направилась за Роуз обратно на кухню, где Кухарка выдала ей нож для чистки и нарезки картошки, которая должна была отправиться в огромный медный котел.
        Какое-то время Кендра беспомощно смотрела на нож. Только сейчас она поняла, что никогда раньше за всю свою жизнь не чистила картошку. Сколько она себя помнит, ее родители всегда нанимали домработниц, чтобы уделять больше внимания своей работе. А потом… что ж, она жила в режиме еды навынос, обедов из магазинов, которые нужно было просто разогреть в микроволновке, и ресторанов. В ее мире кулинарное искусство было хобби, а не необходимостью. Как и ее родители, она предпочитала посвящать свое время и внимание работе, а не приготовлению пищи.
        Но все же насколько сложным может быть это дело? Это же всего лишь картошка. У нее диплом Принстона с отличием и куча степеней по психологии, криминологии и информатике, а ей на этот момент на три года больше, чем Роуз.
        Спустя двадцать минут она поняла, что чистить картошку было примерно так же сложно, как укладывать волосы: казалось проще, чем было на самом деле. Каждый раз, когда она снимала кожуру с одной картофелины и кидала ее в гигантский котел, Роуз уже расправлялась с пятью, руки молодой служанки с такой скоростью чистили и нарезали картошку, что Кендра не успевала уследить за их движениями, когда наблюдала за ней. И картошка Роуз после снятия кожуры практически не менялась в размере, в то время как у Кендры она уменьшалась, как на изображении «После» в рекламе средства для похудения.
        Кто знал, что чистка картошки может развить чувство неполноценности?
        - Мисс?  - Молли подошла к ней, и Кендра прекратила свое занятие.  - Его светлость вас ждет.
        Кухня была местом постоянного шума и движения, неутихающий гомон всегда служил общим фоном. Он не остановился ни на секунду, но Кендра знала, что все глаза повернулись в ее направлении. Она осторожно положила нож на стол, вытерла руки о фартук и пошла вслед за твини из зала.
        Она ожидала, что Молли приведет ее в кабинет или в лабораторию герцога. Вместо этого служанка отвела ее к классной комнате и указала на дверь.
        - Они там, мисс.
        Кендра кивнула.
        - Спасибо, Молли.
        Она резким движением вытерла вспотевшие ладони о фартук, глубоко вдохнула и толкнула дверь. Элдридж и Алек стояли у грифельной доски, но, как только она вошла, они развернулись и уставились на нее. Она попыталась угадать, о чем они в этот момент думают. С Алеком это было бесполезно. Он хмурился, но это было его обычное выражение лица, насколько поняла Кендра. Его зеленые глаза хорошо скрывали мысли.
        С герцогом дела обстояли проще, он выглядел взволнованным.
        - Вижу, вы начали записывать свои наблюдения.
        Кендра прошла в глубь комнаты.
        - Да, сэр.
        - Ужасные вещи вы тут написали.
        Кендра подумала, что либо сама стала слишком чувствительной, либо в его голосе действительно звучали нотки порицания. Но затем он снова развернулся к грифельной доске.
        - Вижу, вы вычеркнули «зацикленный на миссии».
        - Да, сэр. Проститутки часто становятся целью зацикленных на своей миссии убийц. Они видят в них упадок человечества. Считают, что совершают божественную миссию, устраняя их.
        Герцог нахмурился.
        - Это абсурд.
        - Это психоз. Но это не наш случай, так что нам не стоит об этом думать. Мы имеем дело с чем-то похуже.  - В комнате было как-то прохладно - по крайней мере она себя в этом убеждала,  - поэтому Кендра обхватила себя руками.  - Боль, причиненная перед смертью, имела целью замучить девушку. Изнасилование и удушение, наручники… это уже заявление вроде «Я здесь все контролирую. У меня есть власть. Власть над _тобой_. Контроль над _тобой_». Сколько бы часов она ни прожила, убийца был для нее целым миром. Она, должно быть, умоляла и просила о помощи, и это только забавляло его.
        - Боже мой.
        - Он не думает, что _помогает_ богу. Он думает, что он и есть бог. Он имел власть над ее жизнью и смертью. То, с чем мы имеем здесь дело…  - Она остановилась, когда дверь в классную комнату снова открылась и вошла женщина с оспинами на лице, которую Алек вчера выпроводил с полдника.
        На ней не было шляпки, и Кендра увидела, что у нее красивые золотисто-каштановые волосы, убранные в том стиле, который Джорджина и Сара требовали Кендру воспроизвести вчера утром. Ее глаза были василькового цвета, и они горели решительностью, особенно когда Алек поспешил ей навстречу.
        - Ребекка! Какого черта ты здесь делаешь?
        Она улыбнулась ему.
        - Я, разумеется, слышала, что вы здесь.
        - Как ты…
        - Мэри.
        Он бросил сердитый взгляд.
        - Эта женщина - чертова сплетница.
        Ребекка ухмыльнулась:
        - Ну конечно. Это одно из профессиональных качеств личной горничной.  - Она уклонилась от его упреждающего жеста рукой и встала рядом с Кендрой.  - Вы мисс Донован.
        Кендра удивилась прямолинейности этой женщины, прямоте ее взгляда, похожего на лазер. Вчера Сара и Джорджина большую часть времени смотрели _сквозь_ нее. А эта женщина видела ее на самом деле, изучала ее, демонстрируя самое откровенное любопытство.
        - Да. Кендра Донован.
        Алек сжал губы.
        - Ты превращаешься в дикарку, Бекка.
        - Дорогой мой Сатклифф, я дикарка уже _долгие_годы_.
        - Леди Бекка, это и правда не для ваших ушей,  - в свою очередь, попробовал запротестовать герцог.  - Алек проводит вас…
        - Сущий вздор! Мои уши частенько бывали на конном дворе. Я не маленькая девочка, вы же знаете.  - Она развернулась к грифельной доске.  - Это о той девушке, которую убили, да?
        - Бекка…
        - Ой, да прекрати смотреть так, будто впервые меня видишь, Алек! Если мисс Донован разрешено остаться здесь, я не понимаю, почему я должна покинуть эту комнату. Я не ребенок, мне двадцать три.  - Она лукаво посмотрела на обоих мужчин.  - И я, кажется, помню, как вы поощряли мое изучение работ Мэри Уолстонкрафт. Вы всегда поддерживали мои художественные и интеллектуальные начинания.
        - Боже, Бекка, мы сейчас не в кабинете герцога или гостиной и не ведем теоретическую дискуссию,  - возразил Алек нетерпеливо.  - Это не упражнение в правах женщин.
        - Ах, но это как раз именно оно и есть, Сатклифф!  - Она больше не улыбалась, ее голубые глаза сузились.  - Впервые мы можем вывести эту дискуссию за пределы теории и применить ее на практике в реальном мире. Если только вы не обманывали меня раньше.
        Надо сказать, Кендра прониклась восхищением к этой женщине. Она умело перевела стрелки на мужчин. Если бы это было в двадцать первом веке, леди Ребекка могла бы стать хорошим адвокатом.
        Алек фыркнул:
        - Ты здесь только из-за своего прискорбного любопытства.
        - В любопытстве нет ничего прискорбного,  - парировала она.  - Ты, мой отец, герцог…  - Она бросила свой взгляд на пожилого человека.  - Вы сами меня этому учили. И вы всегда позволяли мне заниматься моими интеллектуальными штудиями. Мой дорогой герцог, вы не можете придраться к моим аргументам. Если вы меня сейчас прогоните, я стану подозревать, что вы всего лишь относились ко мне со снисхождением.
        Боже, какой хороший адвокат. Кендра решила, что из нее получилась бы просто блестящая правозащитница. Неожиданно для себя она сказала:
        - Думаю, она должна остаться.
        Алек резко повернул голову и гневно уставился на нее:
        - _Вы_ здесь ничего не решаете.
        - С Кейро случится удар, если она узнает об этом.  - Элдридж задумчиво почесал свой подбородок.  - Я не совсем уверен, что это хорошая идея, моя дорогая. И, я предупреждаю, все это очень неприглядно.
        Какая-то тень пробежала по ее лицу, слишком быстро, и Кендра не успела понять, что это было. А потом Ребекка вновь улыбалась.
        - Я вполне привыкла к неприглядному.  - Она резко развернулась к грифельной доске.  - Мисс Донован, вы, кажется, что-то говорили, когда я вошла. Пожалуйста, продолжайте.
        Кендра решила проигнорировать угрожающий взгляд Алека. Она стукнула пальцем по доске. Возможно, если она будет делать вид, что находится в командном пункте и все происходит как обычно…
        - Как я говорила, мы можем отказаться от версии о «зацикленном на миссии» убийце. Вы имеем дело с убийцей, «зацикленном на власти и контроле». Что касается жертвы, мне кажется важным, что она проститутка. Убийцы часто охотятся за проститутками, потому что считают их расходным материалом.
        Ребекка возмутилась:
        - Это же ужасное утверждение! Они, может, и шлюхи… эм, пропащие женщины. Но все же они люди!
        - Я сейчас не говорю о человечности,  - сказала Кендра.  - Я смотрю на нее с точки зрения убийцы. Почему он выбрал ее, а не какую-нибудь деревенскую девочку?
        - Деревенскую девушку бы искали,  - сухо сказал Алек; ему точно явно было не по себе от того, что Ребекка была с ними в комнате.
        - Именно,  - кивнула Кендра.  - И по его выбору жертв мы можем узнать что-то и о самом убийце. Он осторожен. Он не хочет привлекать внимание, которое неизбежно бы вызвала пропавшая деревенская девочка. Вместо этого он выбирает проститутку. И не какую-то уличную девку,  - она пробормотала эти слова практически про себя.  - Почему не кого-то с улицы? Если он правда осторожен, он бы выбрал ту, которую бы точно никто не стал искать.
        - Может, он боится подцепить какую-нибудь болезнь,  - предположил Алек.  - Уличные девки, как известно, нечистоплотные. Они часто вульгарны, пьяны, болеют чем-то.
        - Да.  - Кендра посмотрела на него задумчиво.  - Эта девушка была молода. Нежна. Может, он ищет девушек, которые не _выглядят_ как проститутки. Что означает, что ее внешний вид - это один из факторов. Но мне все равно нужно больше жертв, чтобы опознать его почерк.
        - Почерк?
        Кендра задумалась. Она давала им больше информации, чем следовало бы. Хоть во второй половине этого века доктор Томас Бонд и предложит профиль Джека-потрошителя, она употребляла сейчас лексику, которая еще по меньшей мере век не будет входить в криминологический лексикон. Меняла ли она будущее?
        Черт. Она не знала. И ей не стоило об этом беспокоиться. Если она собиралась помочь им здесь, ей нужно было думать и действовать как профайлер из ФБР.
        Пытаясь справиться со своей смутной тревогой, она пояснила:
        - Психологический характер убийцы. Это что-то, что имеет особое значение в его действиях. Например, внешний вид Джейн Доу или след от укуса на груди - это очень осознанный, очень жестокий жест. Он не укусил ее, чтобы убить. У него была другая, более личная причина для этого.
        - Что за причина, скажите на милость?  - спросила увлеченная Ребекка.
        - Не знаю. Что олицетворяет женская грудь? Секс. Желание. Жизнь - молоко матери. Какую-то женщину, которая доминировала над ним. Любовницу, которая отвергла его. Это _что-то_ означает. И потом, волосы. Зачем он отрезает пряди волос? Как и грудь, это символ женственности. Предмет особой гордости женщин.  - Не осознавая того, Кендра провела пальцами по своим слишком коротким волосам.  - Одна из причин гордыни женщины. Сделал ли он это, чтобы унизить ее? Или по другой причине? Мне нужно еще раз взглянуть на тело.
        Она развернулась к своим слушателям.
        - Есть еще одно различие между уличной девкой и проституткой в… Как вы это назвали? Академии? Уличные девки не очень разборчивы.
        - Как и райские птицы, если у вас есть чем их угостить,  - иронично подчеркнул Алек.
        - Да. Вам нужны… эм, угощения. Нанять уличную девку стоит столько же, сколько девушку из академии?
        - Вряд ли. Уличные девки предложат свои услуги на улице за глоток виски и пару шиллингов.
        Кендра подняла кусок грифеля и написала «деньги» в графе с информацией о субъекте.
        - Он заплатил за девушку из академии. Скорее всего, из Лондона. Там есть много различных вариантов для охоты. Зачем ехать куда-то еще?
        Алек посмотрел на нее:
        - Вы говорите так, будто убийство девушки - это спорт.
        - Для него это так и есть. Это не было убийством молодой девушки. Это нечто _большее_.
        - Боже мой,  - вздохнула Ребекка.
        - И ему нужно было как-то доставить ее сюда.  - Поезда еще не появились. Значит… почтовая карета или лошадь?
        Ребекка размышляла, нахмурившись.
        - Он мог бы появиться с ней на публике?
        Алек скривил губы.
        - Сомневаюсь. Для этого ее покровителю пришлось бы серьезно раскошелиться.
        - То есть это было не свидание с фермером,  - медленно произнесла Кендра.
        - Это должен быть очень богатый фермер. Содержатель публичного дома никогда бы ее не отпустил, и девушка никогда бы не уехала, если только…
        - Она не получила повышение,  - закончила за него Кендра, заслужив осуждающий взгляд.
        - Не рассматривал это именно таким образом, но да.
        - Тогда это правда,  - сказала Ребекка, уставившись на нее.  - Этот возмутительный слух о том, что этот сумасшедший… один из _нас_.
        - Если вы имеете в виду кого-то из высшего сословия, то да.  - Кендра заметила удивление на лице женщины и вспомнила слуг, которые столпились вокруг нее за завтраком.  - Вы думали, что он рыбак или, может, цыган? Потому что виновник этого _не_может_ быть кем-то, кого вы знаете?
        Голубые глаза вспыхнули, затем их взгляд стал ледяным.
        - Может, вы знаете таких извергов, мисс Донован.  - Ее выговор, знак принадлежности к высшему обществу, был настолько четким, что звучал почти как оскорбление.  - А я нет.
        - Вообще-то… вы знаете.
        Ребекка набрала воздух в легкие, ее прежняя дружелюбность пропала. Сейчас она выглядела аристократкой до кончиков пальцев.
        Кендра вздохнула, но не отрывала от нее взгляд.
        - Думаю, вы могли бы помочь этому расследованию, но если вы не можете справиться с этим…  - Она пожала плечами.
        Вторая женщина посмотрела на нее со злостью.
        - Я могу… _справиться_ с этим.
        Эта фраза была явна незнакома леди Ребекке, но она уловила суть. Кендре начинала нравиться эта леди.
        - Отлично. И вообще…  - Она вспомнила вчерашние слова Дэлтона и испытующе посмотрела на девушку.  - Как хорошо вы рисуете портреты?
        Этот вопрос озадачил Ребекку.
        - Вы хотите, чтобы я нарисовала ваш портрет?
        - Не мой…
        - Черт возьми. Мы уже сказали вам, это неподобающе,  - огрызнулся Алек.
        Кендра сделала вид, что не слышала.
        - Мы собираемся распространить описание девушки, и тут нам поможет сыщик. Гораздо эффективнее будет иметь фотографию, то есть какой-то набросок.
        - Вы хотите, чтобы я написала умершую?
        - Нарисовать углем или пастелью, наверное, быстрее.  - Она взглянула на герцога.  - Извините, но так будет лучше.
        - Это из ряда вон…  - запротестовал Алек.
        - Не знала, что ты такой зануда, Сатклифф,  - не дала ему договорить Ребекка, ее выражение лица было снова веселым. Кендра заметила блеск радостного возбуждения в васильковых глазах.  - Я это сделаю. Когда?
        Губы Кендры скривились в иронической усмешке, которую присутствующие никогда бы не смогли понять:
        - Я всегда говорю, что нет времени лучше настоящего.

        18

        Алек схватил Кендру за руку, прежде чем она успела вслед за герцогом и Ребеккой выйти из классной комнаты. Этот жест застал Кендру врасплох, физический контакт был словно удар тока.
        - Зачем вы вмешиваете леди Ребекку в это?  - спросил он.
        Он отпустил ее, и Кендра выдохнула. Но у нее снова перехватило дыхание, когда он поднял руку, уперся ладонью в деревянную раму двери и встал так, что преградил ей путь. Она находилась достаточно близко, чтобы рассмотреть золотистые пятнышки вокруг зрачков его зеленых глаз, достаточно близко, чтобы почувствовать его запах, смесь чистого белья, кожи, какого-то мыла и мужского тела, уникальный запах этого человека.
        - Ну?  - повторил он с нетерпением, так как она молчала.
        Она откашлялась.
        - Я уже сказала, мне кажется, она будет полезна для расследования. Если она нарисует лицо мертвой девушки, у нас будет больше шансов узнать, кто она, чем с помощью устного описания.  - Она сделала паузу, затем пожала плечами.  - И вообще, неплохо иметь и женский взгляд на вещи.
        Алек нахмурился:
        - А у вас, черт возьми, какой взгляд?
        _«Взгляд_человека_из_двадцать_первого_века»_,  - хотела сказать Кендра. Вместо этого она снова пожала плечами.
        - Тогда взгляд аристократки. Как я уже говорила, я думаю, что мы имеем дело с кем-то из вашего класса, _лорд_ Сатклифф.
        - Только вот к какому классу принадлежите вы, мисс Донован?  - спросил он мягко.
        Он смотрел на нее так пристально, что Кендра неожиданно для себя замялась. Она взяла себя в руки и оправила свою одежду.
        - Я служанка.
        - Странно. Именно так я и говорил герцогу.  - Он улыбнулся, но улыбка не коснулась чистой и холодной зелени его глаз.  - Я хотел сказать, кто вы такая, мисс Донован?
        Кендре казалось, что он будто спрашивает ее: «Что вы такое?» Но, возможно, она придала этому вопросу слишком большое значение - годы, проведенные под микроскопом, когда она была скорее научным экспериментом, чем ребенком, сделали ее чувствительной.
        Она продолжала молчать. У нее на самом деле не было выбора. Она едва ли могла сказать ему правду.
        Он выпрямился и отошел назад.
        - Я буду пристально следить за вами.
        Уже не первый раз Кендра подумала, что, несмотря на его элегантную одежду, аристократический акцент, изящество и родословную, в маркизе было что-то темное, какая-то опасность.
        - Это звучит почти как угроза,  - сказала она.
        Он мрачно улыбнулся:
        - Здесь нет никаких «_почти_», мисс Донован.

* * *

        Кендра вздохнула с облегчением, когда они догнали Ребекку и герцога на дорожке, ведущей к ледяному хранилищу. Элдридж нес художественные принадлежности Ребекки. Кендра также заметила, что женщина переоделась в темно-коричневое бархатное пальто, доходящее ей до лодыжек. Взгляд, который Ребекка бросила в их сторону, был откровенно испытующий, но она не спросила, где они были.
        - Я сказал леди Ребекке, что, если она передумает, она всегда может нам об этом сообщить,  - заявил Элдридж.
        Ребекка весело улыбалась. Ее веселость, однако, испарилась, когда они вошли в ледяное хранилище. «_Хорошо»_,  - подумала Кендра. Она не хотела, чтобы кто-то из участников этого дела рассматривал его как нечто вроде забавы.
        Хотя о правилах приличия можно было давно забыть, но герцог и Алек все равно убедились в том, что обнаженное тело было прикрыто одеялом из грубой шерсти до подбородка, перед чем леди Ребекке было разрешено войти.
        Кендра сразу осмотрела Джейн Доу. Дэлтон закрыл ей глаза, но больше явно ничего не делал с лицом или головой. Обычный судмедэксперт сделал бы надрез, снял кожу головы и вскрыл череп, чтобы вытащить мозг, который потом взвесил и замерил бы. Но это было начало девятнадцатого века. Может, сейчас это не было частью обычной процедуры. Или, может, Дэлтон решил воздержаться от этой части аутопсии, потому что было ясно, что девушка умерла не от повреждения головного мозга. Какова бы ни была причина, это было к лучшему: Кендра сомневалась, что леди Ребекку допустили бы в комнату, если бы голову девушки вскрыли как консервную банку.
        Пока Ребекка раскладывала свои художественные принадлежности, Кендра огляделась. Посещение моргов и присутствие во время вскрытия всегда было частью ее работы, но в этой комнате было что-то по-настоящему страшное: холод, просачивающийся сквозь каменные плиты пола, туши мертвых животных, подвешенные на крюках на дальней стене, и мерцающий свет фонарей, сдерживающих беспросветный мрак. Запах праха и разложения, казалось, стал еще отчетливее.
        Она увидела, что Ребекке тоже было не по себе, но это было скорее связано с мертвым телом, чем с атмосферой этого места. Долгое время Ребекка мрачно смотрела на мертвую девушку. Кендре показалось, что она дрожала, но, когда та взяла в руки бумагу и пастель, ее движения были четкими и уверенными.
        Кендра не знала, чего ожидать: будет ли большое сходство с жертвой или нет. Не было похоже, чтобы Ребекка была профессиональной художницей. Искусство едва ли считалось подходящим занятием для леди ее эпохи. По крайней мере, она не получит женщину с тремя носами, так как модернизм лишь через несколько десятилетий завоюет художественный мир. Но Кендра была впечатлена невероятной сконцентрированностью женщины, ее глаза смотрели очень внимательно, и, пока она работала, она даже зажала язык между зубами. Следующие десять минут единственным звуком в комнате был шелест бумаги для эскизов.
        - Какого цвета глаза?  - спросила Ребекка, не останавливаясь и не поднимая взгляд.
        - Карие.
        Она кивнула, выбрав другой цвет. Ее пальцы были безнадежно испачканы, когда она отложила в сторону карандаш и развернула свой планшет, чтобы показать им рисунок.
        Кендра рассматривала портрет с восхищением, которого сама от себя не ожидала. Ребекка не только изобразила девушку довольно похоже, но и наполнила ее лицо жизнью, которой, само собой, сейчас в нем уж не было. Конечно, это была творческая вольность, но Ребекка добавила едва различимую улыбку кукольным губам, здоровый розовый оттенок щекам и кокетливый блеск глазам жертвы.
        - У вас хорошо получилось. Очень хорошо.
        - Лучше посмертной маски,  - добавил Алек, а затем посмотрел на Кендру:  - Вы правильно сделали, что настояли, мисс Донован.
        - Вы правда думаете, что это поможет?  - спросила Ребекка.
        Кендра вспомнила, как вчера они обсуждали, что в Лондоне сотни, если не тысячи, борделей, и это если останавливаться на предположении, что жертва была действительно из Лондона. Она пожала плечами.
        - Лишним это точно не будет.
        Элдридж осторожно натянул одеяло на лицо Джейн Доу.
        - Что теперь с ней будет, герцог?  - спросила Ребекка.
        - Нам скоро нужно будет ее похоронить. Мы не можем держать ее здесь вечно.
        - День или два максимум,  - согласился Алек.
        Герцог собрал художественные принадлежности Ребекки и указал в сторону двери:
        - Пойдемте?
        - Вы идите,  - сказала Кендра.  - А мне нужно еще кое-что сделать.
        Она уже повернулась к Ребекке, поэтому не увидела веселый смех в глазах герцога. Не каждый день, подумал Элдридж, его отпускает служанка.
        - Можно мне взять у вас пастельный карандаш и немного бумаги для эскизов?  - спросила она у Ребекки.
        Женщина удивленно вскинула бровь, но все же дала Кендре то, что она просила.
        - Что вы планируете делать, мисс Донован?
        - Мне нужно снова осмотреть тело. Зарисовать все нанесенные ранения. Нужно было сделать это до вскрытия, но…  - _Ей_все_еще_мешал_тот_факт,_что_она_находилась_в_девятнадцатом_веке_.  - Мне нужно будет помочь перевернуть тело.
        - Я останусь с мисс Донован,  - вызвался Алек.
        Герцог застыл в нерешительности. Казалось, он тоже предпочел бы остаться. Но затем он взял зарисовки Ребекки и коробки с пастелью и поспешно вышел из помещения. Перед тем как удалиться, женщина бросила на них взгляд, значение которого сложно было понять. Затем дверь за ней закрылась.
        Не обращая внимания на присутствие Алека, Кендра сосредоточилась на схематичной зарисовке женского тела с двух ракурсов, спереди и сзади.
        - Возможно, Ребекке следовало остаться. Ваши художественные способности оставляют желать лучшего,  - заметил Алек, видя результат ее работы.
        Она сострила гримасу.
        - Здесь не важно сходство. Расположение ранений - это просто расположение ранений.  - Она положила бумагу и карандаш и стянула с девушки одеяло.
        Дэлтон сделал стандартный Y-образный надрез и, закончив процедуру, зашил кожу. Девушка выглядела как порванная тряпичная кукла, которую какой-то портной попытался починить, но результат получился жуткий. Ее кожа еще больше покрылась пятнами, окрасилась в зеленовато-красный оттенок. Они были правы, низкая температура в ледяном хранилище не сможет надолго оттянуть процесс разложения плоти.
        Кендра методично изучала тело жертвы, начиная с верхней части.
        - Никаких синяков или порезов на лице, только точечное кровоизлияние вокруг глаз,  - пробормотала она. Было ли это важно? Она снова взяла в руки бумагу и пастель, нарисовала линию шеи.  - Удушение руками. Многократное. Основная причина смерти. След от укуса на левой груди.  - Она сделала соответствующую пометку на рисунке, нацарапав замечания на полях.  - Ножевые ранения под обеими грудями. Неглубокие порезы на верхней части туловища. Более глубокие, широкие порезы в средней части туловища вдоль Y-образного надреза сделаны по направлению к лобку. Все - намеренные порезы. Ни одного сильного удара. Никакого проявления ярости.
        Алек подозревал, что Кендра не осознавала, что она все это время говорила вслух. Он наблюдал за ней с некоей смесью удивления и восхищения, когда она размечала свой грубый рисунок, в подробностях изображая каждое ранение и дотошно делая пометки на полях. Странным образом ее поведение, ее внимательный сосредоточенный взгляд напоминали ему поведение и взгляд герцога, когда он заставал его во время экспериментов.
        Она остановилась и откинулась назад, чтобы взглянуть на свой рисунок и сравнить его с оригиналом.
        - На руках нет порезов, только несколько на ногах, в основном в области верхней части бедер. Большая часть ранений были нанесены под грудь, но не _в_ саму грудь.
        - Это неправда. На руках и ногах у нее есть порезы.
        Она подняла на него встревоженный взгляд, будто только сейчас вспомнила, что он тоже был здесь.
        - Они не были нанесены ножом. Это рваные раны, образовавшиеся уже после смерти. Вероятно, из-за столкновения со скалами в речном потоке. Внутренняя часть бедер покрыта синяками, скорее всего, от того, что он ее насиловал. Мне нужно перевернуть тело.
        Странным образом из них двоих только Алек мог спокойно прикасаться к мертвой девушке. Кендре пришлось сглотнуть комок, когда она схватила тело за плечо. Плоть была холодной и похожей на воск. К сожалению, жертва уже не была в состоянии трупного окоченения, из-за чего тело обвисало и перевернуть его было сложнее. Как только они это сделали, Кендра вытерла свои руки о фартук, почувствовав тошноту.
        Кендра изучила яркие пурпурные пятна, которые покрывали кожу девушки на спине и бедрах.
        - Она лежала на спине, когда ее убили. Это трупные пятна. Когда сердце перестает биться, кровь начинает скапливаться в нижних точках тела.
        Алек уставился на нее. _Кто_она,_черт_возьми_? Если бы она не была женщиной, он бы подумал, что она хирург.
        - Он не стал ее ранить и здесь.
        Алек перевел свой взгляд с Кендры на рваные раны на спине и ягодицах убитой девушки.
        - Они от скал, я полагаю.
        - Да.  - Она вернулась к голове девушки, провела пальцами по волосам, всматриваясь в них внимательнее. Хотя она все еще предпочла бы, чтобы на ней были латексные перчатки, от этого действия ей было уже не так тошно. Человеческие волосы, в конце концов, это мертвый протеин, даже на живом человеке.
        - На коже головы есть царапины, они совпадают с теми местами, откуда были вырезаны волосы. Выглядят так, будто были сделаны после смерти, учитывая тот факт, что в области головы нет кровоподтеков. Он действовал грубо, но уже не для того, чтобы причинить боль,  - сказала она тихо.  - Она была мертва. Она уже не имела для него значения. Он с ней закончил.  - Она сделала пару пометок на бумаге.  - Мы можем перевернуть ее обратно.
        Они перекатили тело, и Кендра снова вытирала свои руки о фартук, когда кто-то постучал в дверь. Алек едва успел накинуть одеяло на мертвую девушку, когда дверь открылась. Перед ними стоял мальчик лет десяти. Его круглые глаза сразу же уставились на тело. Он явно был разочарован тем, что труп прикрыли.
        Глаза Алека сузились, когда он узнал его.
        - Черт, Уилл! Когда стучишь в дверь, надо ждать, пока кто-то не разрешит тебе войти.
        - Ой. Извините, господин… эм, мой лорд. Меня попросили вас найти.  - Взгляд ребенка переместился со спрятанного тела на Алека. Кендра уловила искру возбуждения.  - Охотник на воров… то есть сыщик из Лондона, он приехал!

        19
        - Вы думаете, что мертвая девчушка была продажной девкой? Прошу прощения, леди… мадам.  - Сэм Келли, сыщик из Лондона, бросил в сторону Ребекки и Кендры извиняющийся взгляд. Если он и думал, что это странная ситуация, что двум женщинам, леди и служанке, разрешается присутствовать при очевидно непристойном разговоре, то вида он не подавал.
        Кендра не знала, что можно ожидать от детектива из девятнадцатого века, но он точно не был похож на частного детектива Магнума[21 - Американский детективный сериал 1980-х годов (_прим._пер_.).]. Это был невысокий нескладный человек с внушительными мышцами рук и ног, которые разглаживали складки на его мятом сером пальто, черной жилетке и кальсонах. Его лицо, обрамленное космами вьющихся рыжевато-коричневых волос и стального цвета баками, напоминало лицо эльфа тонкими чертами и вздернутым вверх носом, которые казались не соответствующими его возрасту: по оценке Кендры, ему должно было быть немного за сорок. Его глаза были светло-карими, почти что золотистыми, и такими же невыразительными, как и его лицо. «_Глаза_копа»_,  - подумала Кендра, сразу узнав этот взгляд.
        - Нам пригласить мистера Хиллиарда и мистера Морланда?  - спросила Ребекка со своего места на диване.
        Сэм посмотрел на герцога:
        - Мистера Хиллиарда и мистера Морланда?
        - Мистер Хиллиард - это местный констебль, а мистер Морланд занимает пост судьи - чисто формально, так как герцог является самым крупным землевладельцем в округе,  - сказал Алек.  - Ни один из этих джентльменов прежде не сталкивался ни с чем… подобным.
        - Согласен.  - Элдридж вспомнил записи мисс Донован на грифельной доске.  - Это не должно обидеть обозначенных джентльменов, но нам не нужно выносить результаты наших обсуждений за пределы этого круга. У вас есть возражения, мистер Келли?
        Сэм на секунду задумался. Эта аристократия - странный народ. Но герцог Элдриджский - его клиент, и он платит ему. Он покачал головой:
        - Нет. Ни единого.
        - Отлично. Что касается девушки, мы подозреваем, что она работала в академии. Скорее всего, в Лондоне.
        Сэм уставился на рисунок, который держал в руках. «Было умно использовать художественный талант леди Ребекки таким образом»,  - подумал он про себя. Это сделает его работу легче, если обход более чем тысячи лондонских борделей вообще может быть легким делом.
        - Вы нашли девчушку в местном озере?  - он поднял взгляд.  - И вы считаете, что ее убили?
        - Ее _и_правда_ убили,  - ответила Кендра.  - Если точнее, то задушили. До этого ее какое-то время удерживали против воли. Ссадины на ее запястьях указывают на это. Что-то металлическое, веревкой не связывали. Ее несколько раз душили. Несколько раз насиловали. И нанесли множественные ранения. Это были неглубокие ранения, не смертельные. Он не пытался убить ее, он хотел только причинить ей боль.
        Она привлекла внимание детектива, это ей и было нужно. Ей также было нужно донести до него серьезность произошедшего. Их взгляды встретились и задержались друг на друге на какое-то время. Она не могла понять, о чем он думает.
        Наконец он снова перевел свой взгляд на герцога:
        - Это правда, что она говорит?
        - Да. Я сам видел тело.
        - Я бы тоже хотел увидеть эту девчушку.
        - Конечно. Я проведу вас к телу, но мисс Донован предоставила вам точное описание.
        Его золотистые глаза снова сверкнули в ее направлении. Они все еще ничего не выдавали, но Кендра подозревала, что он задается вопросом, кто она такая. Она не могла его винить за это. Она бы думала о том же, если бы была на его месте. Она понимала, что в его глазах она обычное гражданское лицо.
        - Он также отрезал часть ее волос,  - добавила она.
        Он нахмурился.
        - Зачем ему это?
        - Не знаю,  - призналась она.  - Но у него есть причина. Думаю, у него также есть причина, по которой он выбрал именно эту девушку. И есть причина, по которой он укусил ее в грудь только один раз. Не больше.
        Сэм подался вперед с живым интересом.
        - Он ее укусил?
        - Да.
        Элдридж спросил:
        - Мистер Келли, вы что-то подобное раньше встречали?
        Сэм, задумавшись, почесал нос с одной стороны.
        - Я видел, как бродяги во время пьяного дебоша кусают друг друга и вырывают друг на друге волосы практически с корнем. Но ничего похожего на то, что вы описываете, не видел.  - Его взгляд снова упал на портрет девушки.  - Вы думаете, что ее клиент мог таким образом выразить свое недовольство тем, что эта девчушка сделала или сказала?
        Вместо ответа герцог посмотрел на Кендру.
        _«Интересно_,  - подумал Сэм.  - Герцог Элдриджский почти что с почтением относится к этой служанке».
        - Скорее всего, он клиент, но это не было импульсивным нападением,  - сказала Кендра Сэму.  - У нее нет ранений на кистях или руках, которые могли бы свидетельствовать о том, что она оборонялась. Думаю, она по доброй воле пришла к нему, и нападение произошло после того, как ее сковали. Возможно, она согласилась надеть наручники, или он застал ее врасплох, и она не успела оказать сопротивление.
        - Почему, черт возьми, она согласилась на наручники?  - спросила Ребекка удивленно.
        Кендра поймала на себе почти что испуганные взгляды мужчин и с трудом подавила улыбку.
        - Я объясню вам позже.
        - Вы этого не сделаете!  - Алек разъяренно поглядел на нее.
        Ребекка, в свою очередь, гневно уставилась на него:
        - Ты не будешь решать, о чем и с кем мне говорить, Сатклифф!
        Сэм откашлялся.
        - Что же, ваша светлость, вы дали мне интересное дело.  - Он замешкался, затем покосился на служанку.  - Простите, мисс Донован, но я должен спросить… Кто вы?  - Он развел руками.  - Вы, кажется, имеете какой-то опыт в этой области, которая, скажу прямо, достаточно специфична для любого человека, но в особенности для женщины.
        Кендра машинально напряглась и подумала: «_Неужели_я_всегда_буду_парией_?» Но она все же поняла его замешательство. Она _и_правда_ была здесь парией. Любая женщина из ее эпохи ею бы оказалась.
        - Понимаю, то, что я говорю, может казаться непривычным,  - произнесла она медленно, внимательно глядя на него.  - Я могу только надеяться, что вы не отнесетесь с недоверием к моим словам, только потому что я женщина.
        Сэм внимательно рассматривал ее, осознавая, что она не ответила на его вопрос.
        - Браво, мисс Донован!  - воскликнула Ребекка, нарушив молчание.  - Вклад женщин слишком долго игнорировался. С нами обращались так, будто у нас в голове только перья! Когда я думаю о…
        - Черт подери, Бекка,  - прервал ее Алек, бросив в ее сторону раздраженный взгляд,  - сейчас не время обсуждать радикальные идеи миссис Уолстонкрафт, дорогая.
        Ребекка выглядела оскорбленной.
        - В этом и проблема, сэр. Мужчины никогда не находят времени обсудить права женщин. Но время наступит, Сатклифф! Когда-нибудь женщинам разрешат голосовать. Попомни мои слова!
        - Да, хорошо. Мне кажется, нам нужно сосредоточиться на конкретном деле, а не на политике, моя дорогая,  - заметил мягко Элдридж.  - И, для справки, я никогда не придерживался абсурдного мнения о том, что женщины - это всего лишь декоративные создания без интеллекта.  - Он поднял свой взгляд на картину над камином.  - Моя жена была талантливым математиком и астрономом. Если бы судьба распорядилась иначе, думаю, что она бы посоревновалась с Каролиной Гершель за вклад в науку. Так что, видите, мисс Донован,  - добавил он, грустно улыбаясь Кендре.  - Я не собираюсь относиться с недоверием к вашим словам из-за лишенной оснований теории о том, что женский мозг меньше мужского.
        - Да-да. И вы также не должны беспокоиться, что отвергну ваши мысли без предварительного рассмотрения, мисс,  - сказал Сэм.  - Некоторые из самых хитрых преступников на моем веку были женского пола.
        Он ухмыльнулся, но быстро снова принял серьезный вид, когда повернулся к герцогу.
        - Мы с моими людьми начнем наводить справки, как только я вернусь в город. Если она работала в академии, то сомневаюсь, что содержатель отпустил бы ее, если бы сам не был посредником.
        - Содержатель?  - спросила Кендра.
        Сэм внимательно посмотрел на нее. Может, в Америке это как-то по-другому называется.
        - Мамочка, содержательница борделя. Подозреваю, что девчушка не работала на какой-то эксклюзивный бордель в городе. Иначе мы бы услышали о пропавшей распутнице,  - сыщик продолжил:  - Начнем с академий среднего уровня. Предупреждаю, ваша светлость, на это уйдет время. Бордели в Лондоне растут как грибы.
        - Мы понимаем, что дали вам нелегкую задачу, мистер Келли,  - учтиво кивнул Элдридж.  - Благодарю вас за то, что вы так быстро откликнулись на мою просьбу.
        Сэм содрогнулся, вспомнив, что провел в седле почти два часа, чтобы так быстро откликнуться на эту просьбу. Он бы предпочел нанять повозку, но на это ушло бы в два раза больше времени. А он не любит заставлять господ долго ждать. Особенно кого-то настолько влиятельного, как герцог Элдриджский.
        Он задумчиво почесал подбородок, так как эти размышления навели его на важную мысль:
        - Девчушка должна же была как-то добраться сюда.
        - Да, мы это уже обсуждали,  - сказал герцог.  - Мы решили, что, скорее всего, это была личная карета, учитывая все обстоятельства.
        - Я попрошу своих людей расспросить кучеров, которые работают на этом пути, чтобы убедиться. В карете тут ехать почти что четыре часа. Если она прибыла на личной карете, то они, должно быть, останавливались где-то, чтобы обновить лошадей, поесть. Может, трактирщики или хозяева пабов вспомнят ее.
        - Отличная мысль, мистер Келли.
        Сэм похлопал руками по бедрам и резко встал. Ему не очень-то хотелось переходить ко второй части, но это было неизбежно.
        - Прошу проводить меня к девушке, сэр. Чем быстрее мы с этим закончим, тем быстрее я поеду в город.

* * *
        - Никогда не видел ничего подобного,  - признался Сэм, изучая тело, лежащее на столе. Помимо ран, которые оставил хирург, очень сильно выделялись кровоподтеки вокруг горла. Как и говорила американка, ее душили не единожды. Ее толкали к смертельной пропасти и снова давали шанс, и так несколько раз. Что за сумасшедший на такое способен?  - У нас много убийств в городе. Я очень явственно - даже слишком, сэр,  - помню чудовищное убийство семьи Мар в Ист Энде. Все, включая крошку и воспитанника мистера Мара, были забиты насмерть, их горла были перерезаны.
        Взгляд голубых глаз герцога помрачнел.
        - Я слышал об этом преступлении. Виновника ведь поймали?
        - Не сразу. Спустя две недели произошло похожее преступление, в трактире «Руки Короля». Моряка Джона Уильямса арестовали за акт чудовищного насилия. Он вскоре повесился, так что, скорее всего, он был виновен.
        - Вы сомневаетесь в этом?
        Сэм пожал плечами.
        - Не важно, что я думаю. Парень мертв. И народ вбил кол в его черное сердце, чтобы он больше никогда не встал.
        - Суеверная глупость.
        - Да. Но им стало от этого легче. И, похоже, это сработало, так как с тех пор преступлений больше не было,  - ухмыльнулся Сэм.
        - Или это значит, что он и есть настоящий преступник,  - сухо заметил Элдридж.
        - Ну да. Тоже может быть.  - Сэм потянулся за шерстяным одеялом, чтобы накрыть девушку.  - Знаете, я был на месте первого убийства. Это была просто кровавая бойня. Здесь крови меньше, но… это все равно хуже,  - произнес он тихо.  - Кажется, что здесь больше зла.
        Герцог печально кивнул в знак согласия:
        - Я считаю себя просвещенным человеком, но я соглашусь с вами, мистер Келли. То, что сделали с этой девушкой,  - это настоящее зло.
        Он двинулся в сторону двери, затем оглянулся на сыщика.
        - Если мы здесь закончили, я бы хотел вернуться в свой кабинет. Мне нужно еще кое-что обсудить с вами, перед тем как вы отправитесь в город.
        Сэм настороженно посмотрел на герцога, но ничего не сказал. Спустя десять минут они уже были у кабинета.
        - Вы в курсе, что ваше доверенное лицо в городе уже обсудило со мной вопрос оплаты?  - спросил он и затаил дыхание. Так как оплата была крайне щедрой, он надеялся, что в этом отношении не было никакой ошибки.
        - Да, я осведомлен.  - Герцог направился к своему столу и сел за него.  - У меня есть еще один вопрос, который я хотел бы с вами обсудить.
        - Да?
        Элридж остановился в нерешительности.
        - Боюсь, это прибавит вам хлопот, мистер Келли. Само собой, я готов заплатить. Однако здесь потребуется большая доля осторожности, так как это очень деликатное дело.
        Улыбка медленно расползлась по лицу Сэма. Эти господа были странным народом, но были причины, почему ему нравилось иметь с ними дело.
        - Я всегда осторожен, сэр.

        20

        Кендра не могла сказать, что привыкла к жизни в девятнадцатом веке, но теперь у нее была постоянная работа, а это значило, что ей снова пришлось помогать Роуз на кухне во время марафона по чистке картошки следующим утром. Боже, она хотела больше никогда не видеть картошки, только если она уже не была запечена, пожарена, сварена или превращена в пюре, лежащее перед ней на тарелке. А Роуз по-прежнему умудрялась заполнять три котелка, пока она успевала управиться лишь с одним.
        Не то чтобы она считала.
        Около полудня она схватила пару яблок из кадки на кухне и вышла на улицу. Было немногим больше двадцати градусов, но ей было прохладно, вероятно, после удушающей жары, стоявшей на кухне. Она шла по симпатичной дорожке, выложенной каменной плиткой, которая вилась вокруг огородов. Заметив, что за ней наблюдают садовники, она свернула с нее и направилась по немного покатому склону в направлении темного леса.
        Без тяжелой корзинки, которую ей пришлось нести в прошлый раз, она меньше чем за пятнадцать минут дошла до озера быстрым шагом, а еще за десять обошла его вокруг. Водопад был небольшим, но потоки обрушивались плотным каскадом и бурно пенились внизу. Кендра представляла, как тело Джейн Доу мчалось в этом потоке, несомое к более тихим водам у берега, когда ее поймали в свою ловушку травы и камыши. Интересно, если бы этого полдника не было, сколько бы времени прошло, прежде чем тело обнаружили?
        _«Беспечность_или_безразличие?_»  - размышляла она. Разница есть. Беспечность означала, что субъект надеялся, что после того, как он выбросит тело в реку, его отнесет в океан. Безразличие означало, что ему было все равно, найдут тело или нет. Беспечность означала, что он становится неаккуратным. Безразличие означало, что он становится дерзким.
        По бурелому она поднялась на самый верх водопада. Река разливалась примерно на двадцать метров. По обеим ее сторонам росли крепкие деревья, древние дубы и сосны, высокая трава и разбросанные тут и там дикие цветы, которые ярко выделялись на фоне зелени. Подобрав юбку, она прошла вдоль русла реки примерно полмили, затем сменила курс, чтобы забраться на холм. На вершине она внимательно окинула взглядом деревенский пейзаж.
        Он был прекрасен, как на открытке. Слишком прекрасен, чтобы нести на себе уродливое пятно убийства.
        Под влиянием момента она взобралась на серовато-коричневый булыжник размером с «Фиат». Сев на него, она оперлась на выпрямленные руки, запрокинула голову назад и закрыла глаза, нежась под теплыми лучами солнца. Легкий ветерок шевелил траву и ветки вокруг на деревьях, шелестел листьями. Птицы перекликались друг с другом. Иногда до нее доносился странный щелкающий звук.
        Она почти что заставила себя поверить, что она снова дома, бездельничает у общественного бассейна в своем жилом комплексе в Вирджинии. Только соседские дети не издавали пронзительные крики и не брызгались. А еще на ней была форма служанки. А еще она застряла в девятнадцатом веке.
        Видение рассыпалось. Она вздохнула, выпрямилась и достала яблоки из карманов. Они не были похожи на яблоки, которые она покупала в магазине. Не такие большие, красные и идеальные.
        Но на них не было химии, поэтому она даже не потрудилась их помыть. Просто протерла, а затем укусила одно из яблок, вытерев фартуком сок, стекающий у нее по подбородку.
        Она заметила, как мимо промелькнуло что-то коричнево-белое, повернула голову и увидела кролика, несущегося по полянке. Это был не белый кролик, но она все равно почувствовала себя Алисой в Стране чудес.
        _Алисой_в_Стране_чудес_, которая будет написана лишь спустя пятьдесят лет.
        Вместо того чтобы провалиться в заячью нору, она упала в кротовую нору. Так как кротовые норы входили в область изучения квантовой физики, которой занималась ее мать, Кендра кое-что знала о них. Одной из последних теорий, популярных в научных кругах, была теория о том, что вселенная наполнена крошечными кротовыми норами, которые постоянно возникают и исчезают. Конечно, в ее случае это, видимо, была _большая_ кротовая нора.
        Но было уже бесполезно паниковать или теоретизировать на тему того, как она сюда попала. Лучше сосредоточиться на раскрытии убийства, которое, как ей казалось, имело какую-то странную связь с ее ситуацией.
        Кендра знала, что профиль, составленный ею, был слабым, но это было лишь начало. В любом расследовании так бывает. И пусть леди Ребекке это и не нравилось, она придерживалась своего профиля и была уверена, что они имеют дело с кем-то из высшего общества. Хорошей новостью было то, что круг подозреваемых был намного у?же, чем если бы речь шла о рабочем классе. Может, дюжина мужчин, живущих в этой местности. Это зависело от того, насколько далеко она хотела закинуть сеть. Субъект должен быть знаком и с Лондоном, город должен быть частью его зоны комфорта. Но жил он где-то здесь, она была уверена. Или по крайней мере у него здесь было какое-то свое укромное место. Укромность была крайне важна для его дела.
        Кендре понадобится помощь с составлением списка подозреваемых. С ними нужно будет поговорить, проверить их алиби - стандартная и старомодная часть полицейской работы.
        Кендра со вздохом доела яблоко, разглядывая со своего импровизированного насеста местность, напоминавшую лоскутное одеяло из зеленых холмов, разграниченных изгородями и грядами деревьев. С этой выгодной точки она видела, что Алек прав: река здесь текла не единым потоком, а давала несколько ответвлений. Сложно сказать, где выбросили девушку изначально. Основной поток должен был отнести тело вниз по течению в сторону океана. Чистая удача, что ее выбросило в приток, ведущий к озеру.
        Она заметила маленькое каменное здание вдалеке рядом с рекой. В полутора-двух километрах к северу от него дымовые трубы, возвышавшиеся над верхушками деревьев, указывали на наличие других домов. Она вспомнила, что соседними имениями владеют Саймон Дэлтон и Кеннет Морланд.
        _Они_подходили_по_профилю_. По сути, Алек тоже подходил. Она знала, что он был вместе с герцогом в ночь, когда убили Джейн Доу. Было маловероятно, что он мог попасть из замка в то место, где держали девушку. Маловероятно, но возможно. Можно ли улизнуть из такого дома так, чтобы тебя не заметил ни один слуга или кто-то на конюшне?
        Это ей еще предстояло выяснить, подумала она, поднялась на ноги и выкинула сердцевину яблока, чтобы муравьям было чем поживиться. Спрыгнув с камня, она начала двигаться вниз по склону обратно в сторону замка.
        Ее мысли снова вращались вокруг обнаруженного тела. «Беспечность или безразличие?»  - подумала она опять. Чем больше она думала об этом, тем больше подозревала, что верен второй вариант. Это был век, когда люди проводили много времени на улице. Они не сидели перед своими телевизорами, компьютерами или «Иксбоксами». Вероятность обнаружения тела была велика.
        Эта наглость беспокоила Кендру. Вопреки тому, как их изображают в СМИ, большинство серийных убийц предпочитают действовать скрытно, они никогда не ищут внимания прессы или полиции. Лишь некоторые доходят до такой точки, когда им хочется поведать о своих деяниях.
        Кендра не обратила внимания на дрожь, списав ее на внезапную прохладу, окутавшую ее, когда она снова зашла в лес. Огромные деревья поглотили свет солнца, погрузив лес в беспросветный мрак. Ей от этого было не по себе. У нее внезапно кольнуло между лопатками: ей показалось, что за ней кто-то наблюдает. Это ощущение становилось все отчетливее по мере того, как она продолжала идти. _Плохо_дело_.
        Она замедлила шаг, затем остановилась и повернулась кругом, окинув взглядом лес, пытаясь вглядеться в деревья и кустарники, скрытые в плотных тенях.
        - Кто здесь?  - резко крикнула она.
        Вокруг нее птицы продолжали петь, насекомые жужжали и стрекотали. Если бы что-то плохое скрывалось в лесу, разве птицы не прекратили бы щебетать? Но она все равно не могла отделаться от леденящего душу ощущения, что за ней следят чьи-то глаза. Может, это было животное, олень или кролик. Или - _черт_побери_ - волк или медведь?
        Ее пальцы дрожали от желания ухватиться за фантомный «ЗИГ Зауэр» и почувствовать его успокаивающую тяжесть. Сердце принялось бешено колотиться, она двинулась вперед широкими и уверенными шагами. Она напрягала слух, пытаясь уловить малейший звук - шаги, треск ветвей,  - чтобы точно определить местонахождение ее скрытого наблюдателя. Она прошла около пятидесяти метров, и ей показалось, что она услышала что-то справа от себя. Она остановилась, повернула голову и внимательно посмотрела в ту сторону.
        Она ошиблась.
        Он подошел к ней сзади, не пытаясь двигаться тише после того, как отделился от деревьев. Повернувшись кругом, она увидела мужчину с длинными спутавшимися песочно-русыми волосами и жалкой бородкой, который ринулся на нее, размахивая руками, выкрикивая что-то и издавая гортанные звуки.
        Все ее тело напряглась. «_Беги_или_дерись»_. Часть ее хотела бежать, но - спасибо многочисленным тренировкам - она осталась на месте, хотя ее сердце было готово выпрыгнуть из груди.
        - Остановитесь!  - приказала она, но мужчина продолжал свое стремительное движение навстречу ей, очень кстати вытянув вперед руки. Это было совсем просто: она сделала выпад вперед, схватила его за руки и яростно скрутила ему пальцы. Это был классический полицейский прием захвата, и он сработал как надо. Мужчина громко завизжал от боли и попытался высвободиться. Кендра завершила прием, скрутив его руку за позвоночником и толкнув его на колени.
        - Хорошо, придурок! Кто ты, черт побери?  - закричала она, адреналин стучал в ее висках. Она дернула его руку вверх, заведя ее за его лопатки, пока он не закричал от боли.  - Зачем ты следил за мной? _Говори!_ Говори, а иначе я…
        - Мисс Донован!
        Она резко развернулась. На расстоянии примерно шести метров от нее стоял Алек, явно шедший со стороны замка. Выражение его лица было очень странным. Он переводил взгляд с нее на мужчину, который теперь жалобно стонал на коленях перед ней.
        - Что, черт возьми,  - смог он наконец медленно произнести,  - вы делаете со скитником?

        21
        - Скитником?  - Кендра повторила это слово, усомнившись, что она правильно расслышала.  - У вас есть скитник?
        - Не у меня. У герцога. Во всех лучших семьях они есть.  - Алек приподнял бровь.  - Может, вы наконец отпустите его? Если вы сломаете ему руку, но не сможет исполнять свои обязанности.
        - Обязанности?  - _Он_это_серьезно?_  - У вас есть скитник. И у него есть обязанности.
        Алек вдруг усмехнулся, и Кендре показалось, что это первая настоящая улыбка, которую она видела на его лице за все это время. Если бы она уже не чувствовала себя так, будто ее ударили по голове, то эта улыбка оказала бы именно такой эффект.
        - Полагаю, по преимуществу скитники обязаны выскакивать из-за кустов и пугать леди. Будучи свирепыми и дикими или угрюмыми и поэтичными. Или что там обещали в объявлении? Должен сказать, что со свирепостью вы подкачали, Томас. По крайней мере, в случае с мисс Донован.
        - Она сломает мою несчастную руку!  - выкрикнул мужчина, задыхаясь от рыданий.
        Кендра отпустила его. Он неуклюже встал на ноги, настороженно на нее посматривая, пока она растирала ему руку.
        - Вы на самом деле взяли скитника по объявлению?
        - Еще раз, это не я. Томас - декоративный скитник. Графиня наняла его для праздника. Это модно.
        - Какой бред,  - пробормотала она. Но было ли это намного смехотворнее, чем то, что миллионы людей включают телевизор, чтобы посмотреть сериал «_Пляж_» или на семейство Кардашьян? Или на котиков в Интернете? Люди всегда были настоящими идиотами, вне зависимости от века.
        - Море наслаждения черт знает от чего.
        Кендра внимательно посмотрела на странного мужчину. Если убрать спутанные волосы и комья грязи - боже, он вонял как незнамо что,  - то можно было увидеть очень молодого человека, возможно, не старше двадцати двух или двадцати трех лет.
        - Вам правда платят за то, что вы слоняетесь по лесу и пугаете женщин?
        - Я не слоняюсь. И леди _хотят_, чтобы их пугали. Я добавляю буколического шарма, как говорит графиня. Я артист.
        - Ну конечно,  - сказала Кендра сухо.  - А где вы живете?
        Он нахмурился и уставился на нее с подозрением.
        - А что?
        - Мне любопытно.
        Он подумал, затем быстро пожал плечами.
        - В каменной лачуге у реки.
        - Вы слышали о мертвой девушке, которую обнаружили в реке?
        Томас сделал шаг назад, его лицо стало как будто деревянным.
        - Нет.
        - Странно. Все говорят об этом.
        Что-то вспыхнуло в его глазах, затем исчезло.
        - А, ну да, теперь вспомнил. Ходит молва.
        - То есть вы _слышали_ об этом?
        Он нервно вытер ладони о свои запачканные бежевые штаны из домотканой материи.
        - Ну да. Кажется, я слышал что-то. О шлюхе, которую нашли в озере. Я ничего не знаю. Я не имею к этому отношения.
        - А я этого и не говорила. Но вы живете рядом с рекой. Кто-то скинул тело в реку. Может, вы видели что-то или кого-то неподалеку.
        - Нет. Я ничего не знаю.
        Алек внимательно смотрел на него.
        - Если бы ты знал что-то, Томас, ты ведь рассказал бы мне или его светлости?
        - Ну да.  - Его адамово яблоко двигалось вверх и вниз.  - Можно я пойду, сэр? Я ничего не знаю.
        Алек обменялся взглядом с Кендрой, затем кивнул.
        - Хорошо, Томас. Если ты нам понадобишься, за тобой пошлют.
        Он не стал больше ждать и помчался обратно в глубь леса.
        Кендра пристально смотрела ему вслед.
        - Он что-то скрывает.
        - Скорее всего, вшей в своих волосах.  - Алек насмешливо приподнял бровь.  - Думал, вы считали, что убийца - кто-то, подобный мне. Не наш бедный скитник. И, когда я использую слово «бедный», я употребляю его в самом прямом значении. У Томаса нет ничего за душой. И хотя я полагаю, что женщин иногда привлекают мрачные творцы, все же райские птички имеют, как бы так выразиться, немного более прагматичную установку.
        - Я не говорю, что он убивал девушку. Я говорю, что он сейчас лгал. Или недоговаривал что-то.
        - Зачем ему лгать? Если он что-то видел, почему бы ему не сказать нам? Я дал ему такую возможность.
        - По моему опыту, такие люди, как Томас, часто не любят быть в чем-то замешанными. Особенно если речь идет о его слове против… слова кого-то, подобного вам.
        - Что у вас за опыт _такой_, мисс Донован?
        Вместо ответа - и что она вообще могла ответить?  - Кендра развернулась и зашагала прочь. Она была застигнута врасплох, когда Алек схватил ее за руку. Он смотрел на нее мрачно.
        - Вы не ответили на мой вопрос. Что _вы_ скрываете, мисс Донован?
        _«О,_всего_лишь_мелочь,_вроде_того,_что_я_свалилась_сюда_из_двадцать_первого_века»_,  - подумала она, после чего ей пришлось подавить в себе приступ истерического смеха, который уже готов был вырваться из ее рта. Вместо этого она произнесла самым нейтральным тоном:
        - Я знаю, что делаю. Вам нужно довериться мне.
        - Так же как вы доверяете мне? Вы думаете, что я могу быть убийцей.  - Он засмеялся невеселым смехом, когда она вздрогнула от неожиданности.  - Вы сказали, что убийца - кто-то из моего класса, кто-то, знакомый с этой местностью, кто-то, кто имеет достаточно средств, чтобы нанять проститутку из Лондона и привести ее за город.
        - Я никогда не обвиняла вас.
        Он бросил на нее иронический взгляд.
        - Не вслух, конечно. Но вы точно рассматривали эту возможность, не так ли?
        Кендра уставилась на него с опаской.
        Его рот искривился, и он поднял палец, легко убирая прядь шелковых волос, которая упала ей на подбородок.
        Кендра заставила себя не двигаться, ее снова ошеломило осознание того, что между ними что-то происходило. Это было намного опаснее, чем просто считать его убийцей - убийцей, с которым она могла справиться.
        - Скажите, мисс Донован. Не рискованно ли для вас находиться со мной в лесу одной?
        - Я могу о себе позаботиться.  - Она была довольна, что ее голос звучал ровно. Ее коленки точно при этом тряслись.
        Он улыбнулся.
        - Да, я видел. Кто научил вас этому приемчику, который вы применили на бедном Томасе?
        Она не знала, что ответить на это. И с облегчением услышала звук приближающихся шагов. Алек тоже их услышал и убрал руку, его выражение лица снова стало непроницаемым, когда по дорожке к ним приблизился Кеннет Морланд.
        Он остановился в нерешительности, когда увидел их.
        - А, Сатклифф… Мне сказали, что вы вернулись к озеру. Я не думал, что вы тут с мисс Донован.  - Он бросил взгляд на Кендру, затем продолжил с таким видом, будто не замечает ее:  - Вы что-нибудь еще обнаружили?
        Его вопрос был адресован Алеку, но ответила Кендра:
        - Я обнаружила скитника.
        Морланд снова переключил свое внимание на нее:
        - Что вы говорите, скитника?
        - Мисс Донован встретилась с декоративным скитником графини. Он попытался испугать ее, но в конце концов это она его испугала.
        - Я не знала, что его задачей было выпрыгивать из-за кустов,  - пробормотала она.
        Морланд засмеялся.
        - О, понятно. Все ради веселья, конечно же. Моя матушка год назад тоже хотела нанять скитника, но мой дед не согласился. Непросто найти подходящего. Вокруг не так много скитников, сами понимаете. Особенно если учесть все требования, которые им предъявляют.
        Кендре пришлось спросить:
        - Что за требования?
        - Я слышал, что, когда сэр Джереми Пеллманн нанял декоративного скитника в Пеллманн Парке, он попросил его отрастить волосы и ногти и ограничиться в речи рычанием и ругательствами в адрес гостей. Сэр Джереми обещал заплатить ему семьсот фунтов, если он продержится до конца действия договора, что, если я не ошибаюсь, составляло семь лет. Я слышал, что сэр Джереми уволил его спустя два месяца, когда узнал, что его скитник проводит вечера в местном пабе.
        - Шутите.
        - Нет же!
        - После того как наш скитник повстречался с мисс Донован, он теперь десять раз подумает, прежде чем кинуться на леди. Она его чуть было не убила,  - медленно произнес Алек, его глаза блестели от удовольствия.  - Но у моей тети менее строгие требования к скитнику, чем у сэра Джереми, так что, я уверен, Томас никуда не убежит.
        Морланд посмотрел на них обоих с неуверенностью.
        - Не считая скитника, нашли ли вы что-то, касающееся той распутницы, Сатклифф? Мне сказали, что сыщик приехал и уже уехал.
        Нотка раздражения закралась в его голос. Кендра поняла, что, будучи судьей, он олицетворял здесь местный законодательный орган. И даже несмотря на то, что эта роль казалась больше символической, чем функциональной, Морланд, кажется, имел такие же территориальные притязания, как и все, кого она знала в правоохранительных органах. Или, может, это было просто мужское эго. Как бы там ни было, было ясно, что Морланд не был рад, что пропустил сыщика.
        - Так как мистеру Келли необходимо обойти все бордели Лондона, герцог решил, что ему нужно начать выполнение этой задачи как можно скорее.
        - Это масштабная задача для сыщика. Вы думаете, он с ней справится?
        Алек пожал плечами.
        - Мистер Келли выглядел компетентным человеком.
        - Тогда мы пока что поставили расследование на паузу, пока не вернется сыщик.
        - А что, охотник на воров уже уехал?  - спросил еще один голос.
        Кендра посмотрела на двух мужчин, которые медленно спускались по склону. Она узнала их обоих, они были на вчерашнем полднике. Мужчина пониже имел круглое, почти детское лицо с тонкими светлыми волосами и голубыми глазами. Другой был симпатичным молодым человеком, который пил из своей фляжки. По взгляду его светлых глаз она подозревала, что он и сегодня пил. Или, может, никогда и не прекращал.
        - Гэбриэл,  - голос Алека был ледяным.  - Ты что здесь делаешь?
        Симпатичный молодой человек, Гэбриэл, сдвинул брови и выбросил вперед руки.
        - Ты мне не нянька, Сатклифф. Пока его светлость не сыграл в ящик, здесь еще ничего тебе не принадлежит. Я могу ходить куда хочу.
        - А ты самоуверен, как всегда,  - гневно выпалил Алек.
        - Гейб.  - Второй мужчина положил руку на плечо Гэбриэла, бросая на Алека беспокойные взгляды.  - Может, нам вернуться в замок?
        - Послушай Харкурта, Гэбриэл. И осторожнее с портвейном.
        Гэбриэл вспыхнул и смахнул руку своего друга.
        - Я бы предпочел, чтобы вы занимались своими делами, лорд.  - Его подбородок воинственно выдвинулся вперед, взгляд пылал. Он шагнул вперед, и в какой-то момент Кендра подумала, что он врежет Алеку.
        Затем вмешался Морланд, который также вышел вперед и похлопал Гэбриэла по плечу:
        - Я дойду с вами до замка, мой мальчик.  - В его голосе звенела наигранная веселость.  - День слишком хорош, чтобы портить его перебранкой.
        Искусным движением Морланд и Харкурт поддержали Гэбриэла с двух сторон и как можно скорее увели по тропинке. Кендра уставилась на Алека.
        - Что происходит между вами? Ясно, что этот парень хочет выпустить вам кишки.
        Несмотря на скверное расположение духа, Алек улыбнулся.
        - Мисс Донован, леди не упоминают внутренние органы.
        - Запомню.  - Они шли вслед за трио в более медленном темпе. Она покосилась на него с любопытством.  - Кто он? Ревнивый соперник? Старый враг?
        Улыбка Алека улетучилась, на его лицо упала тень.
        - Можно и так сказать,  - наконец ответил он.  - Он мой брат.

        22

        Очевидно, семьи в девятнадцатом веке были в той же степени несчастливыми, что и в двадцать первом. Кендра задавалась вопросом, могло ли простое соперничество быть истинной причиной враждебности Гэбриэла? Или здесь было что-то еще, что-то более темное, более нездоровое, чем зависть.
        К тому времени, как герцог послал за ней, у нее появилась уже третья мозоль от нарезки овощей. Это напомнило ей о нежных руках Джейн Доу. Это были определенно _не_ руки служанки.
        Она зашла в кабинет и остановилась, когда увидела грифельную доску.
        - Немногие люди осмеливаются заходить в классную комнату, только некоторые - в то крыло замка, но мне не кажется, что стоит доводить до истерики хоть кого-то, кто будет настолько любопытным, чтобы пойти туда,  - сказал Элдридж, встав со своего стула и направившись к доске.  - Я подумал, что лучше принести грифельную доску сюда.
        Она кивнула.
        - Это хорошая идея. Некоторые слуги уже начали думать, что во всем виноваты цыгане. Вообще-то, может, вам лучше их предупредить. Им могут грозить неприятности.
        - Больше нет необходимости. Цыгане исчезли.
        Она удивленно подняла брови.
        - Вы уже им сообщили?
        - Мы с Алеком ездили к табору, но их там уже не застали.
        - Как…
        - Цыган преследуют на протяжении всего их существования, мисс Донован. Какое бы несчастье ни произошло в деревне: заболела корова, паразиты уничтожили поле,  - первыми обвиняют именно их. Даже в наш век многие до сих пор падки на суеверия. Цыгане - прагматичные и умные люди, они уезжают при первом же признаке опасности.
        - Что же, одной причиной для беспокойства меньше, полагаю.
        Он молча изучал тени под ее глазами.
        - Вижу, вы и правда беспокоитесь,  - произнес он наконец.
        Кендра пожала плечами.
        - Приходится о многом беспокоиться.
        _Путешествие_во_времени._Серийные_убийцы._Влечение_к_мужчине_старше_на_двести_лет._ Она взглянула на грифельную доску.
        - Вы же знаете, он на свободе. И он нападет снова.
        Элдридж нахмурился.
        - Не понимаю, что мы можем сделать, пока сыщик не вернется.
        Тревога защекотала ей горло. Сколько сыщик будет проводить свое расследование? Дни? Недели? _Месяцы_? Население Лондона даже в эту эпоху составляло уже более миллиона человек.
        - У нас есть примерное представление о том, кто этот парень. Мы знаем, что он либо аристократ, либо по крайней мере финансово обеспеченный человек. Он живет где-то недалеко или знаком с местностью. Мы также знаем, когда примерно была убита Джейн Доу.
        - Что вы предлагаете?
        - Во-первых, нам нужно составить список подозреваемых.
        - Подозреваемых,  - пробормотал Элдридж.
        В его устах это слово звучало как нечто отвратительное. Она не сомневалась, что герцог хотел поймать убийцу. Но было удивительно, какими откровенно неприятными становятся многие люди, когда речь заходит о том, чтобы допросить их друзей или членов семьи.
        - Да. Мужчин, которые подходят под описание. Это проблема?
        - Неудобно смотреть на соседей, знакомых и, возможно, даже друзей с подозрением.
        - А я думаю, что будет еще более неудобно, если мы найдем еще одну мертвую девушку.
        Он посмотрел на нее исподлобья.
        - Спокойнее, мисс Донован. Я не намерен закрывать глаза на произошедшее.
        - Хорошо. Потому что, как только мы составим список подозреваемых, нам нужно будет допросить их. Выяснить, есть ли у них алиби на ту ночь, когда была убита девушка.  - «_Стандартная_полицейская_процедура»_,  - подумала она снова.
        - Хм. А если есть, мы сможем вычеркнуть их из списка, я полагаю?
        - Да.
        Выражение лица герцога стало задумчивым.
        - Это логичный подход, если только ваши предположения верны.
        - Они верны.
        Он улыбнулся.
        - Вы очень самоуверенны.
        - Тут я знаю, что нужно делать.
        - Интересно. То есть существуют области, где вы этого не знаете?
        - Что же, я не умею чистить картошку. По крайней мере, не так быстро, как Роуз.
        - Вы удивляете меня, мисс Донован.
        - Это сложнее, чем кажется на первый взгляд.
        Он улыбнулся.
        - Поверю вам на слово. Садитесь, мисс Донован. Давайте начнем составлять этот список?
        Герцог перечислил по меньшей мере два десятка мужчин, проживающих в радиусе десяти миль, которые подпадали под широкое понятие финансово благополучных людей. Они уменьшили этот список, исключив мужчин, которые редко покидали эти края. Джейн Доу была неместной. Еще одна часть имен была вычеркнута, потому что некоторые мужчины в настоящий момент путешествовали за рубежом.
        Это был трудоемкий процесс, особенно если учесть, что она сама записывала имена в записной книге, периодически макая ручку в чернила. Она пыталась не думать, даже _запрещала_ себе думать, о своем крутом ноутбуке, который остался в двадцать первом веке.
        К тому времени, как герцогу пора было идти на ужин, у них было восемь имен, среди которых были Дэлтон и Морланд. Она заметила, что его племянники, Алек и Гэбриэл, не попали в этот список. На что-то он точно закрывал глаза, подумала она.
        Но все же восемь имен - уже неплохо для начала.
        Оставшись одна, она обратилась к схематическим наброскам, которые сделала вчера. Ее лаконичные рисунки, изображавшие каждое ранение, не могли передать тот ужас, который пережила Джейн Доу. Но, если отвлечься от шока и страха, которые причинило каждое из этих ранений, их природу понять было несложно.
        К сожалению, какой-либо ярко выраженной схемы не было: пятьдесят три ножевых ранения. Обычно такое большое количество нанесенных ран свидетельствовало об исступленном состоянии, зачастую лезвия вводились в тело так, что это выглядело как своеобразная симуляция полового акта. Но не в этом случае. Здесь, как она и сказала Сэму Келли, речь шла о методичных _порезах_. Зверский контроль и зверское желание причинить боль.
        Делал ли он это, чтобы наказать кого-то - бывшую подружку, жену, мать,  - или же просто потому, что он сексуальный садист? Или и то и другое?
        Она подняла глаза, когда дверь отворилась и в комнату вошла леди Ребекка. Леди уже была одета к ужину, на ней было голубое платье с высокой талией, к лифу были пришиты крошечные жемчужинки. Юбка была узкой, но это не помешало леди Ребекке сделать несколько широких шагов и оказаться прямо перед Кендрой в считаные секунды. Она держала в руках веер из слоновой кости, которым стучала по своей открытой ладони. Кендра восприняла это как жест крайнего раздражения.
        - Вы думаете, что Алек убийца!
        Кендра осторожно убрала рисунки в записную книгу.
        - Это он вам сказал?
        - Он считает это забавным. А я нет!
        - Понимаю. Послушайте, что бы ни…
        - Я расскажу вам историю. Полагаю, вам интересно, что с моим лицом.
        - Что? Нет,  - сказала Кендра.  - То есть я думала, что у вас была оспа.
        - Да. Со мной случилось это несчастье, когда мне было семь.  - Она принялась ходить по комнате, рассказывая свою историю, поднимая и снова кладя на место предметы, которые попадались ей под руку. Классическое состояние нервного возбуждения.  - Уверена, мои родители в душе уже похоронили меня. Видите ли, многие дети моего возраста умирали. Не знаю, почему я выжила.  - Она затихла и покачала головой.  - Я осталась жива, но не без последствий. Как видите.
        - Мне жаль.
        - Я не прошу у вас сочувствия, мисс Донован. Или жалости.  - Ребекка поставила на место статуэтку, которую держала в руке, намеренно двинулась туда, где горела одна из масляных ламп, и расположилась так, чтобы свет безжалостно озарял ее изуродованное лицо, чтобы предстать в самом неприглядном виде.  - Дети бывают жестокими. Я, может, и дочь графа, но это не гарантирует дружбу. Меня все равно дразнили и обзывали. Алек защищал мою честь словесно, иногда и физическими методами. Когда его не было, я продолжала сталкиваться со злобой, но он был моим светлым рыцарем.
        Кендра вспомнила то первое утро, когда Сара говорила, что боится заболеть из-за того, что ее посадили напротив Ребекки. Она подозревала, что жестокость не осталась для Ребекки в прошлом, она просто стала менее откровенной. Люди обладали практически безграничным запасом зломыслия.
        - Понимаю, какое чувство благодарности вы, должно быть, ощущаете по отношению к лорду Сатклиффу,  - произнесла она медленно.
        Ребекка нетерпеливо отмахнулась.
        - Может, я и _правда_ ощущаю необходимость защитить его, так же как он всегда защищал меня. Но я не поэтому рассказываю вам эту историю. Молодой парень - Алеку тогда было шестнадцать,  - который так сопереживал маленькой девочке, что спасал ее от злых насмешек товарищей, что проводил с ней время, чтобы скрасить ее одиночество, никак не мог вырасти и превратиться в такого человека, в такого монстра, как вы описывали.
        Она подошла к грифельной доске и какое-то время пристально изучала написанное, а потом развернулась к Кендре. Она использовала свой веер как указку.
        - Этот мужчина ненавидит женщин. Этот мужчина никогда не мог быть тем мальчиком, который приходил на помощь маленькому ребенку в беде.
        - Я согласна.
        Ребекка выглядела удивленной.
        - Вы мне верите?
        - Дело не в том, верю ли я вам. Дело в логике. Я видела Алека, лорда Сатклиффа, своими глазами в этой комнате в ночь убийства. Крайне маловероятно, что он потом пошел пытать и убивать ту девушку.
        - Крайне маловероятно, но все же возможно.
        - Он подходит под описание,  - признала Кендра.  - А я не могу допустить, чтобы личные чувства,  - она вспомнила то неодолимое притяжение, которое почувствовала ранее,  - помешали мне выполнять мои обязанности.
        - По всей видимости, обязанности служанок в Америке намного шире,  - сухо заметила Ребекка, а затем издала отчаянный вздох.  - Признаюсь, мисс Донован, мне трудно поверить, что кто-то из моего класса совершил подобное отвратительное преступление!
        - Никто не хочет думать, что кто-то знакомый способен на хладнокровное убийство,  - согласилась Кендра не без сочувствия.  - Но мы не можем игнорировать факты.
        Ребекка нахмурилась.
        - Факты. У вас нет _фактов_, мисс Донован. У вас - у нас - есть только предположения.
        - Основанные на дедуктивных размышлениях. Мы ищем кого-то, кто имеет средства для того, чтобы нанять высококлассную проститутку, привезти ее в деревню и…
        - Да-да, мы уже это обсуждали,  - Ребекка нетерпеливо взмахнула рукой с закрытым веером.  - С таким же успехом это могло бы быть описание герцога.
        - Нет. Герцог тоже был здесь в ту ночь. И мы ищем мужчину намного моложе. Кого-то в возрасте от двадцати пяти до сорока пяти лет.
        Ребекка уставилась на нее в недоумении.
        - Откуда, скажите милость, вы это знаете?
        - В случае с подозреваемыми возраст - это самое сложное для определения. Однако то, что было сделано с девушкой, и то, как ее выманили, и жестокость убийцы, показывают уровень изощренности. Должно пройти время, прежде чем убийца такого типа доведет свою фантазию до извращенного совершенства, а это означает, что подозреваемый не слишком молод. С другой стороны, чем дольше какой-либо субъект остается безнаказанным в своем девиантном поведении, тем увереннее он становится. И тем неосторожнее. Герцог - пожилой человек. Думаю, если бы он был ответственен за это убийство, то тела мертвых женщин стали обнаруживаться в этих краях раньше. Мы имеем дело с кем-то, кто чувствует себя уверенно, но не совсем расслабленно из-за своего успеха. Кроме того…
        - Кроме того - что?
        - Я не могу представить, чтобы герцог причинил кому-либо боль,  - призналась она и тихо засмеялась.  - И это самая неподходящая причина для исключения из списка.
        Ребекка улыбнулась.
        - Так как я знаю герцога, я с вами соглашусь. Он один из самых добрых людей на земле.  - Она подняла взгляд на портрет над камином.  - Вы знаете, что его дочь была всего на пару лет старше меня? Говорят, мы с ней были хорошими друзьями, когда были совсем маленькими. Я ее не помню.  - Она подошла к изысканно исполненному глобусу, который доходил ей до талии, и покрутила его кончиками пальцев.  - Мой отец и герцог учились вместе в Итоне и потом в Кембридже. Они сохранили дружеские отношения. Герцог - мой крестный отец, поэтому я столько времени провожу в замке.
        - Ваши родители умерли?
        - Боже, а вы прямолинейны,  - засмеялась Ребекка.  - Нет. Мои родители путешествуют, у отца сахарные плантации на Барбадосе. Герцог или, скорее, графиня была так добра, что пригласила меня на свой праздник. Она каждый год проводит их в конце сезона.
        - Ясно. А родители Алека… родители маркиза?
        Взгляд Ребекки сделался более жестким, но она без промедления ответила:
        - Оба умерли. Его матерью была итальянская графиня, Александрия, бриллиант чистой воды. Слышала, что отец Сатклиффа, Эдвард, влюбился в нее с первого взгляда во время своего большого путешествия по Европе. Их с герцогом отец был недоволен, когда его младший сын привез домой итальянскую невесту, и ему было не важно, насколько древним был ее род и какое богатое было приданое. Александрия была красива, но она не была англичанкой.
        - Вы ее знали?
        - Нет. Она умерла до моего рождения. Но я видела ее портреты и слышала о ней рассказы, которые звучат как легенды. У нее был горячий темперамент, и она часто ссорилась с герцогом, я имею в виду не с нашим герцогом, а с его отцом.
        - Усекла.
        - Простите?
        - В смысле, я понимаю. Как она умерла?
        - Карета перевернулась. Я слышала, что маркиз был безутешен. Да и Алек тоже.
        - Уверена, Гэбриэл тоже переживал.  - Она вспомнила брата Алека и подумала, что, возможно, в этом причина его алкоголизма, его яростных выпадов.
        Ребекка подняла брови.
        - О, Александрия - не мать Гэбриэла. Примерно спустя год после ее смерти маркиз снова женился. На Эмили Телфорд. Настоящей англичанке. Весьма удачная партия.  - Ребекка скривила лицо.  - Настоящая перфекционистка. Она была младшей дочерью виконта. Уверена, герцог был в восторге, когда его сын на ней женился, но он умер меньше чем через год после этого из-за какого-то приступа. Затем умер и отец Сатклиффа, Гэбриэлу было тогда три года. Само собой, будучи старшим сыном, Алек унаследовал титул и все имения, которые ему полагались. У маркизы и Гэбриэла был дом в Лондоне, и Алек, надо сказать, давал им щедрое содержание вдобавок к тому, что леди Эмили имела со своего собственного наследства.
        Все в прошедшем времени.
        - Маркизы нет в живых?
        - Она умерла от туберкулеза шесть лет назад.
        - Это из-за этого Гэбриэл начал пить?
        Рот Ребекки вытянулся в тонкую линию.
        - Вы, _однако,_ задаете личные вопросы.
        - Они могут стать еще более личными.
        Ребекка какое-то время молча смотрела на нее, затем покачала головой.
        - Я не знаю, как с вами быть, мисс Донован.  - Она вздохнула.  - Знаете, поведение Гэбриэла - не такая уж и диковинка для молодого франта, ведущего распущенный образ жизни.
        - Может быть, но, кажется, что он не просто так ведет распущенный образ жизни. Тут кроются какие-то большие проблемы.
        Ребекка поморщила лоб.
        - С леди Эмили было сложно общаться. Алек… Помню, она портила жизнь и ему, но он был далеко, сначала в Итоне, потом в Кембридже. Гэбриэлу в этом смысле не так повезло. Не могу сказать, что виню его за то, что он сейчас выпускает так пар.
        - А что насчет Дэлтона?
        Ребекка нахмурилась.
        - Мистер Дэлтон? Я мало о нем знаю, только то, что он из хорошей семьи, они раньше жили в Манчестере. Его отец был доктором. Мистер Дэлтон был хирургом в армии, пока не унаследовал Хэлстид Холл, имение неподалеку.
        - Он женат?
        - Ну …  - она посмотрела на Кендру в нерешительности.
        - Что?
        - Да ничего. Старые сплетни.
        - Это может быть важно.
        - Мистер Дэлтон однажды был женат. Ходят слухи, что его жена умерла после того, как сбежала из страны с другим мужчиной.  - Ребекка заметила выражение лица Кендры и поспешила пояснить:  - Я знаю, о чем вы сейчас думаете, мисс Донован, но, как я уже сказала, это всего лишь старые сплетни. Вы, конечно же, не поверите, что трагедия мистера Дэлтона имеет какое-либо отношение к кончине той бедной девушки?
        - Обычно именно в старых историях и скрывается начало психических отклонений. У нашего субъекта проблемы с женщинами.
        Ребекка выглядела взволнованной.
        - Мистер Дэлтон - единственный мужчина в округе, от которого сбежала жена. Вся Англия знает, как подло обошлась с ним леди Кэролайн, выставляя свои отношения с лордом Байроном напоказ.
        Кендра все еще каждый раз испытывала потрясение, когда исторические личности возникали в разговорах как будто невзначай, лишний раз напоминая ей от том, что это не сон, что эти давно умершие персонажи еще живы, прямо сейчас. «_Боже,_я_не_могу_об_этом_думать»_.
        - Мистер Дэлтон подходит под описание. Нам нужно узнать больше о его прошлом. А как насчет мистера Морланда?
        - Мистера Морланда? Его семья живет в соседнем имении, Тинли Парк, уже многие поколения.
        - Мне нужно больше информации. У него есть семья? Братья? Сестры? Он женат? Был когда-то женат?
        - Много вопросов,  - пробормотала Ребекка, приблизившись к грифельной доске. Она налила себе бокал красного вина, затем вполоборота взглянула на Кендру.  - Хотите выпить?
        - Нет, спасибо. У вас есть ответы на мои вопросы?
        Ребекка посмотрела на нее поверх стакана.
        - Для служанки вы ведете себя довольно властно.  - Прежде чем Кендра успела ответить, она продолжила:  - Его дед умер пару лет назад. Граф Уилмонтский. Его мать все еще жива, но превратилась в затворницу. У него нет ни братьев, ни сестер, и, насколько мне известно, под венец его никто не завлекал.
        - Никаких скандалов и скелетов в шкафу?
        - Я этого не говорила.  - Ребекка отпила вина.  - Не знаю, насколько это может быть актуально, ведь это произошло так много лет назад, но леди Анна, мать Морланда, ушла от мужа к его отцу, который был пехотинцем. Старый граф был вне себя от ярости.
        - Почему? Из-за того что она ушла от мужа?
        - Бегство, конечно, постыдный поступок, но она вышла замуж за _пехотинца_, мисс Донован. Без титула. Само собой, без гроша в кармане. Любой граф был бы недоволен таким неравным браком. Вы что, правда этого не понимаете?
        - О?кей. Поняла.
        - У графа была репутация тирана. Я его боялась, когда была ребенком и сталкивалась с ним, навещая герцога.  - Она изобразила дрожь.  - Говорят, он привез леди Анну домой и отправил ее мужа в Индию. Будучи членом парламента, он имел связи в военном министерстве. Бедняга там и умер, так ни разу не увидев своего сына. Если задуматься, это правда очень трагично.
        - Интересно, что чувствовал Морланд, зная, что из-за деда никогда не видел своего отца?
        - Не знаю, но граф души не чаял в своем внуке. Конечно, этому способствовало и то, что Морланд внешне пошел в своего деда, и это, само собой, тешило самолюбие старого графа,  - цинично заметила Ребекка.  - Ничто так не радует, как видеть продолжение своего рода, читающееся в чертах мужской ее части, ведь дочери и внучки останутся лишь на бумаге. Их все равно сложно использовать для расширения своей империи! Это мир _мужчин_, мисс Донован,  - добавила она, нахмурившись. Какое-то время она молчала, затем издала вздох.  - Но это все равно ничего не значит. Пока граф был жив, между ним и Морландом не было никакого отчуждения. К сожалению, титул графа не перешел Морланду и достался какому-то дальнему родственнику по мужской линии, какому-то племяннику. Однако Морланду повезло, так как Тинли Парк не значился в перечне собственности, перешедшей в наследование нового графа.
        - Почему леди Анна не последовала за своим мужем в Индию?
        - Я не знаю подробностей. Подозреваю, что она узнала о своей беременности, которая, без сомнения, поставила на путешествии в Индию крест. Осмелюсь предположить, что к тому моменту, как она могла совершить путешествие, было уже слишком поздно. Ее муж уже скончался. Печально, как иногда бывает в жизни, да?
        - Никогда не знаешь, что преподнесет тебе жизнь, это я точно могу сказать.  - Она подошла к грифельной доске и встала рядом с Ребеккой.  - Кто еще из ваших знакомых подпадает под описание?
        - Я не…
        - Нет, знаете.
        Ребекка приподняла брови.
        - Все служанки в Америке - такие диктаторши, как вы, мисс Донован?
        Кендра нахмурилась.
        - Герцог вспомнил восемь человек, которые совпадают с описанием. Мне бы хотелось услышать вашу версию.
        - И что потом, мисс Донован? Что _вы_ собираетесь делать?
        - Допросить подозреваемых, выяснить, где они были в ночь убийства. Мы можем исключить из списка всех, у кого есть алиби.
        - Понимаю.  - Ребекка странно посмотрела на нее.  - И вы это собираетесь сделать… как? Вы, служанка, будете задавать вопросы своим господам?
        Кендра уставилась на нее, впав в некоторый ступор. Как, черт возьми, она будет проводить расследование, если ей не разрешат допрашивать подозреваемых?
        Леди Ребекку явно забавляла эта ситуация.
        - Вы, кажется, забываете о своей позиции в обществе, мисс Донован. Что у вас есть, а чего _нет_.
        - Уверена, герцог окажет мне помощь.
        Ребекка удивленно уставилась на нее. Обычно служанки оказывают помощь герцогам, а не наоборот. Она внезапно улыбнулась и, постукивая веером по подбородку, обошла Кендру кругом.
        - Хм. Мне не нужна личная горничная. Моя горничная Мэри прекрасно справляется со своими обязанностями.
        Кендра осторожно посмотрела на нее.
        - Отлично. Потому что я, откровенно говоря, отстойная горничная.
        - _Отстойная_?  - Ребекку это позабавило, она рассмеялась.  - У вас, американцев, такие _яркие_ выражения. Однако… у меня никогда не было компаньонки.
        - Компаньонки?
        - Да, для прогулок.
        - Леди Ребекка, вы случайно не просите меня стать вашей компаньонкой?
        - Думаю, это я и делаю. Это необычно, но… вы, моя дорогая мисс Донован, только что получили повышение.

        23

        Из окна своей спальни Эйприл Дюпрей видела, как сыщик медленно удалялся, осторожно шагая по блестящей черной брусчатке, влажной от мелкого дождя, падающего с вечернего неба. Когда он вдруг остановился, снова кинув взгляд на дома, его глаза, казалось, уставились прямо на ее окно, и сердце у нее ушло в пятки, а пальцы сжались на кружевных шторах. Она заставила себя отпустить ткань и отойти назад.
        Она судорожно думала, понял ли он, что она ему солгала. Она хорошо врала, это было необходимое качество хорошей шлюхи.
        Эйприл улыбнулась, ее накрашенные губы цинично искривились, она вспомнила всех негодяев, которых обслужила за свою жизнь. Им никогда не нужна была правда. Нет, они хотели, чтобы с ними ворковали, нянчились и восхищались тем, какие они мужественные и привлекательные, даже если им было давно за семьдесят. У всех были свои фантазии. А любая фантазия начинается со лжи.
        Эйприл Дюпрей даже не было ее настоящим именем. Она с трудом помнила имя, которым ее окрестили, и ту малютку, которой она когда-то была: до того как ее пьяный придурок отец отдал ее сутенеру в обмен на уплату долга. Ей тогда было одиннадцать.
        Это, конечно, было уже давно. Эйприл охватило холодное удовлетворение от воспоминаний о тех ранних годах. После первого, самого жестокого, года она отказалась от своих девичьих мечтаний, о которых уже толком и не помнила, и начала активно работать, чтобы стать искусной куртизанкой. Ее внешность и ум позволяли ей стать чем-то большим, чем простой уличной девкой, хотя сначала ей и пришлось покувыркаться какое-то время на задних дворах с пьяными бабниками. Однако ей хватило ума заниматься этим за деньги, а не за глоток джина. Она оказалась в академии и провела там какое-то время, пока хитроумно не соблазнила одного из клиентов и не заехала в свой собственный дом.
        Это было хорошее время. Конечно, она не была так глупа, чтобы подумать, что это будет продолжаться вечно. В ее мире ничто не вечно. Она копила деньги и украшения, работала над своей речью и манерами. Когда ее покровитель нашел любовницу помоложе и попросил ее уйти, она купила дом на Бэкон-стрит и набрала небольшое количество девушек. У нее ушло на это несколько лет, но в конце концов ей удалось построить свой бизнес и стать хозяйкой публичного дома. Она, может, и не предлагала самых эксклюзивных женщин легкого поведения в своей академии, но заработала хорошую репутацию и удовлетворяла широкий спектр потребностей.
        Теперь, отойдя от окна, она поймала свое отражение в зеркале из граненого стекла на другой стороне комнаты. На долю секунды она увидела бледную проститутку с золотистыми волосами в воздушном голубом платье с высокой талией. Свечи помогали создать обманчивую иллюзию молодости и красоты. Она знала правду.
        Можно было врать клиентам, но себе не соврешь.
        В тридцать пять она уже давно утратила всякую молодость. Если бы она посмотрела в зеркало внимательно, то увидела бы, что годы отпечатались на ее лице, оставив паутинку тонких морщинок вокруг глаз и на лбу. Ее фигура все еще была красивой, пышной и округлой, но она больше не могла скрывать черствость во взгляде и жадность в глазах, когда проводила финансовые сделки.
        Она вовремя отказалась от роли проститутки и променяла ее на позицию владелицы борделя. Если честно, эта новая роль ей даже нравилась, хотя доход и не был стабильным. Она искренне считала своей целью радовать клиентов. Поэтому она и согласилась отдать на время Лидию.
        Когда малышка не вернулась, она предположила худшее: что маленькая стерва вцепилась в какого-то богача и стала его _милой_подругой_. Эйприл, признаться, была удивлена, когда узнала, что девушка мертва. Удивлена, но не то чтобы сильно. Такое случалось. Некоторые игры, как ей было известно, порой заходили слишком далеко. Однако она считала, что заслужила компенсацию.
        Она придвинулась к столу, на котором стояли декантеры. Налив себе немного виски в стакан - она позволяла себе выпить не больше двух раз в день, ее отец отбил у нее всякое желание использовать алкоголь для того, чтобы впасть в забытье,  - она быстро сделала один глоток. Сильный и резкий вкус обжег ей нёбо, затем она принялась думать об этом деле.
        Здесь потребуется осторожность. Но, само собой, этот господин поймет, что доставил ей неудобства, как может быть иначе? Ей теперь нужно будет напрячься, чтобы найти замену Лидии. Не говоря уже о тратах на одежду для новой шлюхи. И ей пришлось солгать сыщику. Молчание стоит дорого.
        Сделав еще один глоток скотча, Эйприл уселась за стол. Это был не какой-то воришка с соседней улицы. Здесь нужно было соблюсти все приличия. Лучше послать ему записку с описанием сути проблемы. Она потянулась за бумагой и перьевой ручкой. Ее глаза горели в свете свечи. Странно все складывается в жизни, подумала она, сложив тонкие губы в улыбке. Печальная кончина Лидии могла обернуться для нее самой выгодной сделкой.

        24

        Наверное, то, что в течение пяти дней ее сначала разжаловали из личной горничной в служанку, а затем снова повысили до компаньонки леди, тянуло на своеобразный мировой рекорд. Без сомнения, это запустило новую волну сплетен среди прислуги из-под лестницы, и, когда Кендра направилась в кабинет миссис Дэнбери, все вокруг смотрели на нее с удивлением и определенной долей недоверия.
        - Это крайне необычно, мисс Донован,  - произнесла домоправительница, уставившись на нее из-за огромного сверкающего стола. Затем она пробормотала, будто пытаясь объяснить самой себе, что послужило мотивацией для беспрецедентного поведения леди Ребекки:  - Хотя леди Ребекка всегда проявляла милосердие, даже в детском возрасте.
        Кендра сделала из всего этого вывод, что служанки _не_ становились компаньонками. Никогда. Это, по всей видимости, было прерогативой женщин определенного класса, переживающих не лучшие времена. Что-то вроде системы соцобеспечения образца девятнадцатого века для привилегированных лиц.
        Домоправительница резко очнулась от своих размышлений и расправила узкие плечи. Она сжала губы и произнесла:
        - Как бы там ни было, если леди Ребекка действительно взяла вас в компаньонки, необходимо сделать некоторые приготовления.
        - Какие приготовления?  - настороженно уточнила Кендра.
        Миссис Дэнбери сняла тяжелую книгу в кожаном переплете с боковой полки.
        - Для начала - что касается вашей комнаты отдыха…  - Она открыла свой журнал и принялась изучать страницы озабоченным взглядом.  - Все свободные комнаты в замке на время проведения праздника заняты либо гостями, либо их слугами. Однако…
        - Мне не нужно переезжать из комнаты, в которой я сейчас живу.
        Домоправительница приподняла брови.
        - Мисс Донован, вы больше не прислуга… в истинном смысле слова. Вам не подобает спать в одной комнате со служанкой, а уж тем более с твини.
        - Кто так сказал?
        - Таковы _правила_, мисс Донован.
        «К черту правила»,  - хотела сказать Кендра. Интересно, какова была бы реакция домоправительницы на эти слова. Наверное, у нее бы случился инфаркт.
        - Я предпочитаю остаться в прежней комнате.
        - Не _вам_ это решать! Пусть решает леди Ребекка, раз вы сейчас подчиняетесь ей.
        У Кендры от досады скрутило живот:
        - Я подчиняюсь сама себе!
        - В ту минуту, когда вы ступили в замок Элдридж, вы стали кому-то подчиняться, мисс Донован,  - поправила ее женщина с видом холодной неприязни.  - Будучи служанкой, вы находились целиком и полностью в ведении герцога. А сейчас вы подчиняетесь леди Ребекке. Так как вам удалось получить повышение самым странным образом, я бы советовала вам не забываться, мисс Донован. Здесь вам не Америка, где невоспитанные простолюдины делают вид, будто они господа. В Англии у нас есть определенная система, и вам нужно научиться видеть свое место в ней.
        _«Ну_нет»_,  - подумала Кендра, но усмирила свое возрастающее раздражение. В этот момент она заставила себя улыбнуться.
        - Уверена, леди Ребекка согласится, что нет причины, по которой мне нужно сменить комнату. Я поговорю с ней об этом.
        Она пошла к двери.
        - Мисс Донован?
        Кендра остановилась.
        - Да?
        - Почему, скажите ради бога, вы настаиваете на том, чтобы делить комнату с твини?  - голос миссис Дэнбери звучал искренне озадаченным.
        Кендра уставилась на нее, растерявшись на минуту.
        - Потому что это мой выбор, миссис Дэнбери,  - произнесла она наконец.  - Это _мой_ выбор.

* * *
        - Вы хотите жить в одной комнате со служанкой?  - леди Ребекка замерла, разливая чай.
        - Она твини. И, да, я не вижу причины, по которой я должна спать где-то еще.  - Кендра начинала чувствовать себя немного глупо, проявляя упрямство конкретно в этом вопросе. В конце концов, какая ей разница, где спать, если она не спит в двадцать первом веке? В _этом_ должна быть ее основная цель.
        Но, как она и сказала миссис Дэнбери, это был вопрос _выбора_, спать там, где ей, черт возьми, хотелось. Она устала от того, что не могла ничего контролировать. _Это_ она хотя бы могла контролировать.
        Теперь она смотрела на леди Ребекку, готовясь спорить, если придется, но женщина просто пожала плечами и продолжила наливать чай.
        - Как хотите. Вы какой чай будете: зеленый или черный?
        Она вздохнула с облегчением.
        - Черный. Один кусок сахара.
        Ребекка подавила улыбку, добавляя сахар в чай, и подумала, как абсурдно было то, что это она подавала чай своей компаньонке, а не наоборот. И все же Кендра, казалось, не видела в такой расстановке ничего странного. Эта американка была настоящей загадкой. Она понимала, почему и герцог, и Алек так заинтересовались ею.
        - Вам, конечно же, потребуется новый гардероб,  - она подняла чашку и соусник и передала их Кендре.  - Я взяла на себя смелость и послала за местной модисткой, а пока что Мэри снимет с вас мерки.
        Они сидели за маленьким столиком, стоящим перед окном в спальне леди Ребекки - богато украшенной комнате с обитыми шелком цвета слоновой кости стенами, массивной мебелью из красного дерева и огромной кроватью с бархатным балдахином и покрывалами цвета старого янтаря. «Эти апартаменты ей подходили»,  - подумала Кендра, взглянув на женщину. Несмотря на уродливые шрамы, леди Ребекка выглядела чинно и старомодно, наливая чай из изящного фарфорового чайника: на ней было муслиновое платье с голубыми узорами и высокой талией, ее золотисто-каштановые волосы были стянуты в прелестный пучок.
        - А чем именно занимается компаньонка?
        Ребекка улыбнулась.
        - У вас в Америке не нанимают компаньонок? Как примитивно.
        _«Да,_вспомнить_хотя_бы_ночные_горшки»_,  - подумала Кендра.
        - Примитивность - это относительное понятие.
        - Это правда. Что ж, леди обычно нанимают компаньонок, чтобы те удовлетворяли их потребности. Их посылают за шалью или веером. Они составляют веселую компанию. Не беспокойтесь, мисс Донован. Мы обе знаем, что я предложила вам эту позицию не для того, чтобы вы меня развлекали. Так как вы больше не служанка, вам разрешается посещать вечерние мероприятия. Это даст вам возможность вести беседы с людьми.  - Она сделала паузу.  - Но все же советую вам сегодня за ужином занять место где-нибудь подальше. Леди Этвуд была _недовольна_ моим неожиданным решением повысить вас в статусе.
        - Она доставила вам много хлопот?
        - Она предупредила меня, что я дам пищу для сплетен в высшем свете. Но, так как меня абсолютно не волнует так называемый «высший свет», ее доводы не произвели желаемого впечатления. Леди Этвуд может казаться немного высокомерной, но она хорошая женщина. К счастью, герцог поддерживает мое решение.
        Она поставила свою чашку и соусник и встала из-за стола.
        - Я позову Мэри до того, как прибудет миссис Гриффон.
        Горничная Ребекки была маленькой женщиной, похожей на птичку, которую Кендра помнила по своему первому завтраку в столовой для старших слуг, когда ее еще не понизили в должности. Она посмотрела на Кендру строго и с недоверием.
        - Пожалуйста, снимите свою одежду,  - приказала Кендре Ребекка.
        - Обычно перед такой просьбой меня угощают ужином.
        - Простите?
        - Ничего,  - вздохнула Кендра и начала раздеваться. Она не могла спрятать свои шрамы и понимала, что обе женщины их увидят. Ребекка ахнула.
        Темные глаза Мэри излучали подозрительность.
        - Кажется, в вас стреляли, мисс.
        - Да,  - ответила Кендра просто.
        - Как… не важно,  - сказала Ребекка резко.  - Простите нас. Мне слишком хорошо известно, каково это, когда на тебя глазеют.  - Она повернулась к Мэри, которая начала разматывать свой метр.  - О чем сплетничают внизу, Мэри?
        - Все оживленно обсуждают новость о том, что вы наняли эту мисс своей компаньонкой.  - Мэри бросила в сторону Кендры взгляд сузившихся глаз, оборачивая ленту вокруг ее талии.  - Мисс Бекетт говорит, что с графиней чуть припадок не случился.
        Ребекка небрежно отмахнулась рукой.
        - Я в курсе неодобрительного отношения графини.
        - Вы уверены, что знаете, что делаете, миледи?  - Мэри плотно закрепила ленту у подмышек Кендры, измеряя ее грудную клетку.
        - Графиня может думать все, что хочет, но я знаю, что делаю.
        - Это же из-за той девушки в озере, да? Говорят, _она_ тоже в этом замешана.
        - Я ни о чем не просила,  - пробормотала тихо Кендра.
        - Почему же вы тогда здесь?
        Правда, почему?
        - Я сама еще пытаюсь понять.
        - Прекрати, Мэри. Мисс Донован нам не враг.
        - Они думают, что у нее не все дома. Не дергайтесь, мисс.  - Она опустилась на колени, измеряя расстояние от талии до подола.  - Они станут вас избегать из-за того, что вы ее поддерживаете, миледи.
        - Они не посмеют. По крайней мере, пока герцог Элдриджский сам не перестанет оказывать ей поддержку. _Демонстративно_ они так себя вести не будут. Вам нужны домашние туфли, мисс Донован. Вы не можете появиться в этих ужасных ботинках на ужине. И, да, вам правда нужно сделать что-то с волосами. Мэри, у тебя есть предложения?
        - Зачем вообще было их так коротко остригать?  - Мэри осуждающе уставилась на Кендру.
        - Некоторые леди обрезают волосы… но этот стиль - _большая_ редкость, мисс Донован.  - Ребекка осмотрела Кендру, критически постукивая пальцем по подбородку.  - Ничего подобного я не видела.
        - Может, я положу начало новой моде.
        Мэри фыркнула.
        - Не похоже на то.
        - Я бы не была так уверена,  - сказала Ребекка.  - Это странно, но довольно привлекательно. Но все же нам нужно будет проявить изобретательность, Мэри. Мисс Донован - большая оригиналка.
        - Что именно вы имеете в виду под этим словом?  - спросила Кендра.
        - Уникальная, единственная в своем роде. Это, без сомнения, так. Мэри, именно этим нам нужно воспользоваться.
        Горничная пробормотала:
        - Мы обречены.
        Ребекка закатила глаза, но, прежде чем она успела ответить на это мрачное предсказание, в комнату зашла миссис Гриффон, местная модистка. Она была не одна. Ее сопровождали две молодые женщины и пять больших сундуков, которые внесли лакеи. Пока Кендра в изумлении наблюдала за этим действием, спальня Ребекки потихоньку превращалась в ателье по пошиву одежды. В чемоданах оказалось невероятное количество рулонов ткани, обрезков и модных иллюстраций.
        Кендра отметила про себя с замиранием сердца, что вот так все происходило задолго до появления одежды прет-а-порте, до того как у женщин появилась возможность купить весь свой гардероб целиком примерно за двадцать минут в «Мейсис» или «Волмарт» или вообще заказать онлайн. В этот момент Кендра с болью осознала, что каждый предмет одежды индивидуально продумывается, вырезается и шьется вручную. _Сколько_времени_уходит_на_это_?
        Ребекка обрисовала общую задачу.
        - Нам понадобятся утренние наряды, наряды для прогулок, нижнее белье и пара вечерних платьев,  - пояснила она.  - Мне бы хотелось, чтобы основная часть заказа была выполнена и доставлена через неделю. _Это_ возможно?
        - Конечно, ваша светлость.
        - Нам необходимо, чтобы вы перешили одно из моих вечерних платьев для сегодняшнего вечера. Мэри взяла все мерки с мисс Донован. И я вынуждена настоять на том, чтобы одно или два платья были доставлены завтра. Платье для дневного приема и вечернее платье. Это возможно?
        Миссис Гриффон лишь на секунду задумалась. Затем она кивнула.
        - Да. Нам нужно начать работу прямо сейчас, ваша светлость.
        «Забавно, какие безобидные вещи могут вызвать паническую атаку»,  - подумала Кендра спустя пятнадцать минут. Шелк и сатин вроде бы не должны иметь такого действия. Но, когда женщины стали быстро перемещаться по комнате, вытаскивая рулоны с материалом, Кендра ощутила удушье: ей показалось, что она попала в ловушку. В этот момент она увидела свое ближайшее будущее, состоящее из узоров «огурцов», тканей в тонкую полоску, хлопка, шерсти и муслина, которые использовались для создания платьев для прогулок и дневных приемов, а также из легкой, как воздух, органзы, шелка и тяжелого бархата, предназначающихся для вечерних платьев; и, конечно, из бесконечных комбинаций стилей и фасонов, которых ей бы хватило не то что на несколько месяцев, но и на долгие _годы_.
        Ребекка передала Кендре шелковое платье, не замечая ее смятения.
        - Наденьте это, мисс Донован. Пока Мэри и миссис Гриффин совершают приготовления, мы с вами сядем и выпьем чая, а я объясню вам, чего вам стоит ожидать от сегодняшнего вечера.
        Кендра попыталась отделаться от странного чувства паники, сдавливающего ей грудь.
        - Полагаю, ничего крепче чая у вас нет?

        25
        - У вас нет аппетита, мисс Донован?
        Кендра оторвала взгляд от дымящейся перед ней миски и посмотрела на мужчину, сидящего слева от нее. Это был мистер Харрис, местный викарий. Однако он не был похож на священнослужителя. Ему было немного за тридцать, он был привлекателен, на нем была такая же одежда, как и на всех остальных мужчинах: шейный платок, рубашка, жилет, плащ и брюки. И преподносил он себя с той же долей самомнения.
        - Черепаховый суп месье Антона не имеет себе равных.
        Она взглянула на крупные куски мяса, плавающие в сливочной массе.
        - Я предпочитаю, когда черепахи находятся в аквариуме.
        Он непонимающе посмотрел на нее.
        - Скажите на милость, что такое «аквариум»?
        _У_них_нет_аквариумов_? Она потянулась за бокалом вина и сделала быстрый глоток.
        - Это что-то вроде зоопарка для водных животных и растений… не важно.
        Этот вечер оказался более нервным, чем она ожидала. Графиня посадила ее настолько далеко от герцога и леди Ребекки, насколько это позволяли размеры комнаты. Она сидела в конце длинного элегантного стола, зажатая между заносчивым викарием и майором Эдвардсом, которому было лет восемьдесят, если не больше. Единственное, что ее радовало в старом военном,  - это то, что он, казалось, не собирался вести светские беседы и с вполне довольным видом уплетал, чавкая, свой суп.
        Подобная рассадка могла, конечно, быть карательной мерой, употребленной в ее отношении, но Кендра подозревала, что, скорее всего, дело здесь было в статусе: герцог был самым титулованным из присутствующих, она - наименее знатной персоной. «Точно так же функционировала столовая для старших слуг»,  - с улыбкой подумала Кендра.
        Она понимала, что является предметом пристального изучения всех остальных гостей. Женщины смотрели на нее украдкой. Ребекка была права в том, что они не станут рисковать и вызывать неудовольствие герцога, полностью игнорируя ее, что, как ей объяснили, было бы прямым пренебрежением. Вместо этого, как и говорила Ребекка, пренебрежение выражалось косвенно: ей свидетельствовали о своем почтении, а _потом_ уже демонстрировали пренебрежение. Джорджина и Сара разглядывали ее с удивлением, прятались за веерами и шептались.
        Мужчинам изменение в ее положении казалось забавным. По крайней мере, ей казалось, что она видела веселье в их глазах. Часто их взгляды опускались вниз, так как розовое платье, которое миссис Гриффин переделала для нее, выставляло ее декольте напоказ слишком явно.
        - У вас в Америке есть зоопарки для черепах?  - спросила женщина, сидевшая напротив Харриса. Кендра взглянула на нее. Было сложно поверить, что эта невзрачная блондинка была женой викария. Несмотря на яркое платье канареечного цвета, она, казалось, хотела спрятаться в свою скорлупу. За исключением приветствий, это было первое предложение, которое Кендра услышала от нее за весь вечер.
        - Не выставляйте себя на посмешище, миссис Харрис.  - Губы ее мужа вытянулись в тонкую линию.  - Мисс Донован, очевидно, рассказывает нам сказки.
        Жена нервно уставилась на него, ужасно вспыхнув.
        Кендра подняла свой бокал и задумчиво покрутила его.
        - Вообще-то шумеры выращивали рыбу для украшения в искусственных прудах более четырех тысяч лет назад. Древние римляне тоже наполняли свои пруды живностью для увеселительных целей. Что-то вроде зоопарка для рыб.  - Она улыбнулась.  - Мне же кажется, что если можно иметь зоопарки для рыб, то нет причины, по которой нельзя иметь зоопарк для черепах.
        Глаза Харриса сузились.
        - Это решительно… эксцентрично.
        Она бы сказала следующее о своих собеседниках из девятнадцатого века: они были вежливы, даже когда обвиняли вас в том, что вы несете полную ахинею.
        - Зоопарки для черепах!  - рядом с ней майор Эдвардс внезапно встрепенулся.  - Это было бы чертовски странной затеей.
        - Мисс Донован потешается над нами, я думаю,  - холодно произнес Харрис.
        - Ну нет. Зачем ей это?
        - Я в этом уверен. Американский юмор, может?  - викарий едва заметно пожал плечами, снова вернувшись к супу так, будто его совсем не волновали эти пустяки.
        Кендра наблюдала за ним. Харрис не был в списке подозреваемых, который составил герцог.
        - Вы всегда жили здесь, мистер Харрис?
        - Нет. Герцог милостиво назначил меня на должность викария здесь пять лет назад.  - Он положил ложку и приподнял бровь.  - А вы, мисс Донован? Вы же новый человек в замке? Я вас не видел в деревне.
        - Я здесь появилась недавно.  - Она прервалась, когда лакеи принялись убирать со стола первые блюда.
        Хардинг вынес новую бутылку вина, которую герцог внимательно проверил. После того как он ее одобрил, несколько бутылок того же урожая открыли и наполнили новые бокалы перед подачей второго блюда - фаршированных лангустов.
        - Вам очень повезло, не так ли?  - пробормотал Харрис, мимоходом посмотрев на нее.
        - Зависит от того, что вы за человек: считаете ли вы, что ваш стакан всегда наполовину пуст или наполовину полон.  - Он взяла маленькую вилку для лобстеров с двумя зубцами, чтобы отведать деликатес.
        Харрис нахмурился.
        - Я не понимаю.
        Она потянулась за новым бокалом вина.
        - Вы, конечно же, слышали о молодой девушке, которую убили и нашли в озере?
        Миссис Харрис ослабила манжетку на своем горле.
        - Ходят слухи, что ее зверски убили. Милостивый боже.  - Она дрожала, смотря на своего мужа.  - Я думала, что теперь мы окажемся вдали от таких вещей, мистер Харрис.
        Кендра внимательно посмотрела на ее.
        - Вы раньше имели дело с убийствами?
        - Не говорите вздор.  - Харрис сжал рот.  - Мы с женой жили в Лондоне какое-то время. Ужасное, опасное место. Единственная служанка, которая жила вниз по улице от того дома, где у нас были комнаты, была убита грабителем. И это не редкость там.
        - Да. Ужасное место, этот Лондон,  - пробормотал майор в свой бокал.  - Полно головорезов и жуликов.
        - Мы были так благодарны покровительству герцога, ведь он позволил нам сбежать из этой мещанской среды на Саттон-стрит,  - согласилась миссис Харрис, растерянно глядя на мужа.
        - Обеденный стол - неподходящее место для обсуждения подобных тем,  - сказал резко Харрис, кинув на Кендру неодобрительный взгляд. Вот он, голос авторитета.
        Кендра вертела в руках свой бокал. В Лондоне начала девятнадцатого века не было официальной полиции, и она была почти уверена, что уровень преступности был довольно высок. Наверняка убийства для человека того времени были обычным делом, если он жил там, где жили Харрисы. Это могло быть совпадением. Но она никогда особенно не верила в совпадения.
        Поймав взгляд викария, она улыбнулась. И подумала, что было бы неплохо попросить сыщика навести справки о той самой мещанской среде на Саттон-стрит.
        Кендра все еще размышляла над этой мыслью даже полтора часа и десять блюд спустя, когда проследовала за блестящей процессией женщин в сторону гостиной, в то время как мужчины задержались за столом со своим портвейном. Подошла Ребекка, в руках она держала два маленьких бокала с мадерой. Кендра уставилась на темную янтарную жидкость в резном хрустале. _Боже_. Эти люди знали, как _пить_. Она, кажется, попробовала по меньшей мере полдюжины различных вин за ужином, ведь каждый сорт сопровождал определенные блюда. Она чувствовала небольшое возбуждение, но, похоже, никто больше так себя не ощущал.
        - Чем, как ты полагаешь, занимаются мужчины, когда женщины уходят?  - поинтересовалась Кендра, когда Ребекка передала ей бокал.
        Ребекка ухмыльнулась.
        - Скорее всего, предаются привычкам, которые не одобряются в присутствии леди: курят или нюхают табак. Вульгарно выражаются. Обсуждают дела. Особенно сейчас, когда война с Боне и колониями наконец-то закончилась. А. Простите, мисс Донован. Вас сильно печалит война между нашими двумя странами?
        - Нет. С чего бы это? Мы выиграли.  - _Две_сотни_лет_назад_.
        - Что же, да. Это была глупая война. Не то что война с французами. Наполеон - сумасшедший тиран. Молю бога, чтобы он остался на острове Святой Елены.
        Кендра глубоко вдохнула и медленно выдохнула. «_Я_стою_в_гостиной_и_обсуждаю_Наполеона_Бонапарта._Который_еще_жив»_. Это заставило ее голову кружиться сильнее, чем от вина.
        - Расскажите мне о Харрисе,  - произнесла она.  - Он не показался мне похожим на священника.
        Ребекка скривила лицо.
        - Герцог назначил мистера Харриса на должность местного викария, сделав тем самым одолжение графу Кларендейлу.
        - Он упоминал это. Кто такой граф Кларендейл?
        - Мистер Харрис - младший сын графа Кларендейла. Это семейство обнищало и задолжало всем, кому только можно, но мистеру Харрису удалось найти себе богатую наследницу.
        - Правда?  - Кендра удивленно посмотрела в направлении миссис Харрис, которая сидела на дальнем конце золотистого парчового дивана, пытаясь выглядеть незаметно, как будто ее желтое платье могло слиться с золотистой парчой, а она сама - полностью исчезнуть.  - Его жена богата?
        - Ее отец - богатый торговец шерстью. Он хотел проникнуть в высшее общество. Имения - дело наживное, а семейство Кларендейл ведет свою родословную от короля Уильяма.
        - Другими словами, отец продал ее.
        Ребекка склонила голову и исподлобья посмотрела на Кендру.
        - А в Америке как-то по-другому? У вас, может, нет титулов, но рискну предположить, что мотивы у людей примерно такие же: родители используют внешность своих дочерей как разменную монету или выпячивают родословную своих сыновей, чтобы найти подходящую партию.
        Кендра подумала об Америке прошлого и настоящего. Нет, она не могла утверждать, что в Америке все обстоит по-другому. Как еще можно объяснить ситуацию, когда шестидесятилетняя рок-звезда женится на девятнадцатилетней супермодели с благословения ее родителей?
        - Вы правы. Династии были и будут продолжать существовать за счет браков. Но я думаю, миссис Харрис достался не лучший вариант.
        По другую сторону комнаты одна из молодых леди села за клавикорды и начала играть прелюдию си мажор Иоганна Себастьяна Баха. «Вот чем люди занимались до появления телевидения и Интернета,  - подумала Кендра,  - играли в карты и на пианино, разговаривали. Может, поэтому они и пили так много».
        - Почему вы спросили о мистере Харрисе?  - поинтересовалась Ребекка.
        Кендра пожала плечами.
        - Он подходит по возрасту, живет в этой местности, и если у него есть доступ к деньгам жены, то он обладает нужными средствами.
        - Как только он женился на ней, у него появился доступ к ее приданому,  - сухо заметила Ребекка.  - Но все же мистер Харрис _женат_. Само собой, он не мог совершить подобные злодеяния.
        - Вы думаете, что запись о браке остановит мужчину, если он психопат?
        - Я думаю, жена бы знала, если бы ее муж был таким дьяволом.
        - Вы удивитесь, если узнаете, на что идут жены, чтобы продолжать строить иллюзии или давать разумные объяснения тому, что происходит прямо перед их носом.  - Она вспомнила случаи, когда близкие люди жили под одной крышей с серийным убийцей. Большинство из них просто отказывались верить в это, пока им не предъявляли весь объем доказательств. И даже тогда некоторым из них требовалось услышать чистосердечное признание, чтобы принять факт.
        Она бросила взгляд на миссис Харрис, которая тихо попивала вино, сидя на диване, и выглядела так, будто хотела оказаться в каком-то другом месте.
        - Я не верю в такое упрямое отрицание правды,  - сказала Ребекка, покачав головой.
        Открылась дверь, и в комнату вошли мужчины. Их присутствие произвело эффект удара током, женщины сразу же оживились. Заколыхались веера. Некоторые двинулись в сторону вновь прибывших. Красивая блондинка - леди Довер, вспомнила Кендра, скользнула к Алеку.
        Герцог направился в их сторону, хоть ему и пришлось по пути то и дело останавливаться и из вежливости беседовать с теми, кто требовал его внимания. Когда он наконец дошел до них, он улыбнулся Кендре.
        - Мисс Донован, у меня не было возможности поговорить с вами раньше, но позвольте сказать, что вы сегодня чудесно выглядите. Леди Ребекка сделала правильный выбор, наняв вас в качестве компаньонки. Вам подходит эта роль.
        Кендре пришлось улыбнуться.
        - Не думаю, что кто-либо здесь с вами в этом согласится.
        - Жаль, но так всегда бывает с теми, кто отличается, мисс Донован. А вам посчастливилось и правда быть другой. Здесь можно привести слова Вольтера: «Наш несчастный вид устроен таким образом, что те, кто идет по проторенной дорожке, всегда кидают камни в тех, кто показывает новый путь».
        - Если вы не против, я бы избежала кидания камнями. Особенно если учесть, что они полетят в мою сторону.
        Он засмеялся.
        - Мы попытаемся сделать все, чтобы этого не произошло.
        _Попытаемся_? Кендра задумалась. Она сменила тему разговора.
        - Можете ли вы как-то связаться с сыщиком и попросить его навести справки об убийстве, которое произошло в Лондоне пять лет назад?
        Улыбка герцога исчезла.
        - А в чем дело?
        - Миссис Харрис упомянула какую-то служанку, которая была убита рядом с тем местом, где они с супругом жили в Лондоне, на Саттон-стрит.
        Ребекка нахмурилась.
        - Вы же не думаете, что между тем убийством и девушкой в озере есть связь? Лондон известен своей криминальной историей.
        - Может, и так. Но я предпочла бы узнать наверняка обстоятельства того преступления и поймали ли преступника.  - Она не могла никому позвонить или использовать базу в Интернете, поэтому ей приходилось действовать так. Этот убийца не был новичком; ему надо было где-то практиковаться.
        Герцог несколько секунд внимательно на нее смотрел.
        - Я бы согласился с леди Ребеккой, что связь здесь маловероятна. Но все же, если вы считаете это необходимым, я доведу это до сведения мистера Келли.
        - Спасибо.
        - Берти.  - Леди Этвуд подплыла к ним, как элегантная яхта на полном ходу. Глаза Кендры были прикованы к огромному черному страусиному перу, которое торчало из темно-фиолетового тюрбана на голове женщины. Графиня обвила своей рукой руку брата, затем сдержанно кивнула Кендре и Ребекке.  - Леди Ребекка… мисс Донован.  - Она произнесла это так, подумала Кендра, будто у нее в горле застрял комок волос.  - Мне нужно забрать у вас своего брата для партии в вист.
        - О. Я …  - Элдридж бросил тоскующий взгляд в сторону безоблачного ночного неба за открытыми французскими дверями. Он явно намеревался тихо исчезнуть в своей лаборатории, чтобы понаблюдать за небесным сводом.
        - Одну партию, Берти,  - настояла его сестра. И перед тем, как он смог выразить протест, она увлекала его к карточному столу.
        Они прошли мимо Алека, который как раз направлялся к Кендре и Ребекке. Он избавился от этой блондинки, заметила Кендра. Женщина теперь стояла в одиночестве и не выглядела от этого счастливой.
        Алек поприветствовал Ребекку непринужденной улыбкой, затем вздернул бровь при виде Кендры.
        - Вижу, вы снова поменяли свой статус, мисс Донован. Можно только гадать, что принесет нам завтрашний день.
        - Это было моим решением нанять мисс Донован.  - Ребекка стукнула его веером.  - По крайней мере, теперь она сможет присутствовать в приличном обществе, и никто не будет приподнимать брови при виде ее.
        - Такое впечатление, что все брови постоянно приподняты в присутствии мисс Донован,  - пробормотал он. Но все же он широко улыбнулся Ребекке и нежно ударил ее по носу.  - Ты же знаешь, дерзкая девчонка, что нельзя нанимать служанку своей компаньонкой.
        - У света невероятно короткая память, как _ты_ прекрасно знаешь. И очень удобно иметь влиятельных друзей вроде герцога… и тебя.  - Она улыбнулась ему и сняла маленькую ворсинку с его темно-зеленого бархатного рукава.  - Никто не посмеет пренебрегать мною или мисс Донован открыто благодаря твоему покровительству, Сатклифф.
        Кендра удивилась нарастающему внутри ее раздражению.
        - Знаете, я не полная идиотка. Я не пила из чаши для ополаскивания пальцев сегодня за ужином, например.
        Алек сдержал улыбку, когда взглянул на нее.
        - Да. Я заметил. Ваши манеры за столом были вполне подобающими.
        - Ух ты, спасибо.
        Ее тон был таким дерзким, что он не смог сдержать смех. Он посмотрел на Ребекку.
        - Но все равно мне интересно узнать причину этого необычного повышения.
        Ребекка опустила голову.
        - Это просто. Мужчина, ответственный за те жестокости, предположительно представитель нашего класса. Я сделала так, чтобы мисс Донован могла вести разговоры с кем угодно. Герцог согласен.
        Алек перевел свой взгляд снова на Кендру, он больше не улыбался.
        - Вы вряд ли заведете друзей таким образом, мисс Донован. Вы только врагов себе наживете. Это будет опасно.
        - Это уже опасно. Одна девушка мертва,  - напомнила ему сухо Кендра.
        - И вы полагаете, что сможете остановить его?
        Его тон был достаточно скептическим, чтобы разозлить ее.
        - Я ваш единственный шанс. Я знаю, что делаю. Если вы не согласитесь с этим…
        - То что?
        - То во всей Англии не хватит воды, чтобы смыть кровь с ваших рук, потому что погибнет еще много девушек.

        26

        Жертва разлагалась.
        Кендра понимала, что девушку нельзя держать в ледяном хранилище вечно, но ей было не по себе, когда она смотрела на то, как четверо крепких рабочих опускают в могилу простой гроб на толстых веревках. Она напоминала себе, что больше ничем не может ей помочь. Тело не способно больше дать никаких новых улик.
        Кендра обратила свое внимание на небольшое сборище на этом деревенском кладбище: Алек, Ребекка, герцог, викарий с женой, Морланд, Дэлтон, брат Алека Гэбриэл со своим другом капитаном Харкуртом. Последние двое выглядели так, будто вчера вечером пустились во все тяжкие, судя по их воспаленным глазам и бледному цвету кожи. Единственное, что заставило их этим утром выйти на улицу, было любопытство.
        _А_может_быть,_и_нет_. Иногда убийцы посещают похороны жертв, включаются в расследования. Это необходимо было учитывать.
        По другую сторону могилы мистер Харрис читал вслух отрывок из Библии. Легкий ветерок намекал на приближение дождя, заставляя страницы книги шелестеть в его руках и взлохмачивая его темные волосы. Она слышала, что он выступал против того, чтобы хоронить жертву на деревенском кладбище, принимая во внимание подозрение о том, что она была проституткой. Но герцог взял верх в этом споре.
        Мистер Харрис закончил чтение и сразу же повернулся к герцогу, чтобы обменяться с ним парой слов. Стоявшая позади него миссис Харрис склонила голову и ждала.
        Она была похожа на застенчивую ворону в своем абсолютно черном наряде, начиная от шляпки с вуалью и заканчивая черными как смоль ботинками. Будучи женой викария, она, вероятно, обладала большим количеством платьев, предназначенных для похорон. Ребекка говорила Кендре, что сама она не привезла с собой на праздник никакой одежды темных цветов, а времени для того, чтобы перекрасить ткани платья для сегодняшнего мероприятия, у нее уже не было. На ней было длинное коричневое пальто из бархата и подходящая к нему шляпка, под пальто скрывалось платье в тонкую морскую полоску. Ребекка одолжила Кендре накидку глубокого темно-зеленого цвета и шляпку более светлого яблочного оттенка, украшенную желтыми розами, бантиками и лентами из шелка.
        - Мы даже не знаем имени бедной девочки,  - пробормотала Ребекка, когда процессия зашагала по старому кладбищу.  - Как душа может упокоиться без имени?
        - Если душа вообще существует, то, думаю, она больше заинтересована в справедливости. В конце концов, мертвые свои имена знают.
        Ребекка обескураженно взглянула на Кендру.
        - Вы не верите в вечную жизнь, мисс Донован?
        Кендра задумалась над этим вопросом. По правде говоря, она никогда не размышляла над этим, так как считала это скорее темой для теологических споров. Все ее помыслы были направлены на то, чтобы стать агентом ФБР, а затем на то, чтобы доказать самой себе, что она способна справиться с любым заданием. На то, _чтобы_не_показывать_слабость_. Это стало ее личным девизом, когда она строила свою карьеру, достигала своих целей. И в этой сфере, когда она сталкивалась со смертью и ее последствиями, у нее просто не было времени размышлять, оказались ли жертвы в лучшем мире. Она всегда спешила как можно быстрее поймать преступника, пока количество жертв не увеличилось.
        Понимая, что Ребекка до сих пор на нее смотрит, она пожала плечами.
        - Полагаю, что нецелесообразно строить догадки о том, чего не можешь доказать или опровергнуть.
        - Я с вами не согласна. Мне подобные интеллектуальные построения кажутся увлекательными,  - объяснила Ребекка. Казалось, она хотела продолжить свою мысль, но прервалась и улыбнулась, когда Саймон Дэлтон, обойдя несколько могил, подошел к ним.
        - Леди.  - У него в руках была шляпа, ветер развевал его пепельно-белые волосы, он улыбался.  - Рад видеть вас, пусть и при таких печальных обстоятельствах.
        - Хорошо сказано, мистер Дэлтон. Я уже начала задаваться вопросом, не приелась ли вам наша компания, когда не увидела вас вчера на ужине.  - Ребекка вопросительно посмотрела на него, и они снова двинулись вперед.
        - Совсем нет, леди Ребекка. Графиня пригласила меня, но у меня случилась пара неприятностей в конюшне. Одна кобыла ожеребилась, и жеребенок оказался в матке тазом наружу.
        - О боже. Все в порядке теперь?
        - Да. У них обоих все хорошо, спасибо. Приходите и сами посмотрите. Он уже подает надежды, может стать настоящим чемпионом среди арабских скакунов, как и его отец. Сильные ноги, отличный крестец.
        - Вы собираетесь принимать с ним участие в соревнованиях, сэр?
        Кендра слушала вполуха, пока эти двое обменивались мнениями о лошадях. Лошади никогда ее не интересовали. Все, что ей было известно о скачках, она узнала на встрече с греком Сидом, одним из ее информаторов, который проводил большую часть своего времени на ипподроме. Казалось, что это все было в прошлой жизни. Или, скорее, это все еще впереди, в ее будущей жизни. Боже, путешествия во времени творят странные вещи с синтаксисом.
        - Думаю, наша беседа скучна для мисс Донован,  - сказал вдруг Дэлтон, улыбаясь Кендре.
        - О, извините. Я просто задумалась.
        Он помрачнел.
        - Есть новости от сыщика?
        Она встретилась с ним взглядом. Простое любопытство? Или что-то большее?
        - Мы пока что рассматриваем несколько версий.
        - Понимаю. Что ж, будем надеяться, что охотник на воров разоблачит этого сумасшедшего. Если я могу чем-то помочь, дайте мне знать.
        Кендра подумала, что это был удобный момент.
        - Вообще-то, можете. Мы сейчас расспрашиваем всех мужчин в этих краях. Где вы были в воскресенье ночью и рано утром в понедельник?
        Он остановился и уставился на нее. Если бы она разделась догола и спела «Янки Дудл», она вряд ли удивила бы его больше.
        - Я? Вы что… вы случайно не думаете, что это я убил ту девушку, мисс Донован?
        - Пожалуйста, не воспринимайте это как обвинение, мистер Дэлтон,  - сказала Ребекка поспешно.  - Как и сказала мисс Донован, этот вопрос мы задаем всем.
        Он моргнул, затем покачал головой.
        - Я не уверен, что это умаляет оскорбление, моя леди.  - Он на какое-то время замолчал, разглядывая шляпу в своих руках.  - Я был на ужине леди Этвуд, если помните. Это был первый вечер праздника.
        - В какое время вы покинули замок?  - спросила Кендра.
        - Не знаю, удивляться мне или оскорбляться этому допросу, мисс Донован.
        - Попытайтесь проявить понимание. Мы только что похоронили эту девочку. Нам нужны ответы на вопросы.
        Его глаза потемнели.
        - Я видел, что сделали с девочкой, мисс Донован. Я проводил вскрытие. Не знаю, как я могу относиться терпимо к тому, что вы считаете меня способным на такую жестокость.
        - Зависит от того, с какой стороны на это посмотреть. Если вы постараетесь взглянуть на это по-другому, то поймете, что мы скорее пытаемся вычеркнуть вас из списка подозреваемых в этой жестокости. Если у вас есть алиби на момент убийства, это поможет нам продвинуться в деле.
        Он нахмурился.
        - Я ничем вас не помогу. Я вернулся домой и удалился вечером в свою спальню. Я спал, когда эту шлю… эту несчастную жестоко убили.
        - Никто не может подтвердить ваше местонахождение?
        - Нет.
        - А ваш лакей?  - спросила Ребекка.  - Он, должно быть, прислуживал вам как-то, пока вы не удалились спать.
        Он резко взглянул на нее.
        - Так как я не знал точно, во сколько вернусь, я сказал Робертсу, чтобы он меня не ждал. Я многие годы провел в армии, ваша светлость. В отличие от других джентльменов света, я не так сильно привязан к своему лакею. Теперь мне нужно удалиться. Леди Ребекка, мисс Донован.  - Он слегка нахмурился перед тем, как быстро отойти от них.
        Кендра какое-то время смотрела ему вслед, затем обернулась на Ребекку.
        - Насколько это необычно для джентльмена - говорить своему лакею не ждать его?
        - Быть внимательным к своим слугам благоразумно, мисс Донован. И он объяснил, что годы, проведенные в армии, сформировали в нем особый характер.
        - Да. Он и правда объяснил. И я его даже об этом не просила.
        Ребекка, нахмурившись, уставилась на нее.
        - Вы говорите так, будто он сделал что-то не так. Может, мистер Дэлтон просто хотел нам помочь.
        - Хм.
        Ребекка раздраженно взглянула на нее.
        - Вы бы предпочли, чтобы он уклонялся от вопросов и даже не попытался нам помочь?
        - Я бы предпочла, чтобы у него было алиби.

* * *

        Кендре нравился Саймон Дэлтон. Но это не означало, что он не был убийцей.
        Некоторые из самых печально известных серийных убийц были всеми любимы, пока их преступления не были раскрыты. Тед Банди был привлекателен, очарователен, он даже работал на горячей линии помощи самоубийцам, был примером порядочности. Кендра была уверена, что ни одна мать не испугалась бы, если бы ее дочь привела его на ужин, никогда не заподозрила бы его в том, что он убил свыше тридцати женщин и молодых девушек. Джон Уэйн Гейси пусть и не был так привлекателен, но все равно пользовался популярностью в своем районе, был успешным предпринимателем, развлекал больных детей, одеваясь клоуном, пока его не поймали и не обвинили в убийстве тридцати трех мальчиков-подростков и мужчин. По меньшей мере несколько субъектов в делах, по которым работала сама Кендра, казались окружающим добрыми согражданами, милыми соседями, любезными врачами.
        Кто бы ни сказал, что внешность обманчива, был прав лишь отчасти: она может быть убийственна.
        На какую-то долю секунды картина того, как Терри Лэндон прострелил голову Дэниэла Шеппарда, промелькнула в ее памяти. Она работал с ним бок о бок на протяжении восьми месяцев и не догадывалась, что он предатель, и именно об этом она сейчас напомнила себе. И он ведь ей даже не нравился. Дэлтон ей нравится, но, черт, она не будет доверять ему.
        Несмотря на внушительные размеры замка, Кендра ощутила чувство спертости, когда вернулась обратно. Затянутое небо и низкая температура заставили всех вернуться в помещение. Леди находились в гостиной, вышивали и сплетничали. Кендра не имела ни малейшего желания присоединяться к ним и подозревала, что они тоже не слишком обрадовались бы ее компании. Ребекка проводила вторую половину дня за рисованием в зимнем саду. Мужчины играли в карты в другой комнате: все, за исключением герцога, который был в своей лаборатории.
        Кендра пошла в кабинет, но вместо того, чтобы заново взглянуть на свои записи, она принялась беспокойно ходить из угла в угол. Она находилась в каком-то странном пространстве неопределенности. Ее повышение помимо ее воли возвысило ее над всеми остальными слугами, поэтому ей больше не разрешалось бывать под лестницей. Они смотрели на нее с разной степенью недоверия. Роуз была единственной, кто не изменил к ней свое отношение. Ну и потом, сложно было отдалиться от кого-то, с кем ты делишь одну комнату.
        Подумав, что свежий воздух может помочь ей привести мысли в порядок, Кендра направилась на улицу. Она забыла захватить свою накидку и моментально пожалела об этом, потому что прохладный ветер сразу же сковал ее тело под тонкой муслиновой тканью платья для прогулок. Но все же она поспешила вперед, вверх по холму и дальше в лес, который казался еще более мрачным под синевато-серыми облаками.
        Она снова дошла до озера, где было обнаружено тело, и пошла вдоль реки к тому месту, где стояла хижина. По мере приближения она заметила, что дым, немного темнее неба, кольцами клубился над каменной трубой. Небольшой кусочек земли рядом со зданием походил на свалку. Деревянные ящики были свалены друг на друга, нижней частью вверх. Стеклянные кувшины, некоторые из которых были разбиты, а другие просто треснуты, валялись в стороне. Глиняные миски, горшки и жестяные банки были разбросаны в беспорядке. Железный треножник над костром, огороженном камнями, от которого сейчас остался только холодный серый пепел, говорил о том, что скитник Томас иногда готовил себе здесь еду. Очевидно, Томас был не педантичным чудаком.
        В своей жизни она встречала людей, которые жили подобным образом. Некоторые из них переживали на момент этой встречи не лучшие времена и сидели на наркотиках. Некоторым просто нравилось жить вне системы. У других были психические заболевания. Но этот парень был профессионалом, ему _платили_ за подобный образ жизни.
        Изнутри раздались звуки шаркающих шагов. Это либо был Томас, либо у него жили по-настоящему большие крысы. Последний вариант она не могла полностью исключить. Она подошла к двери и постучалась. Внезапно звуки стихли. Значит, не крыса.
        - Томас? Это Кендра Донован. Я хочу с вами поговорить.  - Она подошла, затем снова забарабанила в дверь.  - Я знаю, что вы там!
        Прошло несколько минут, прежде чем дверь отворилась на пару сантиметров. Сначала до нее донесся запах, достаточно сильный, чтобы она отошла на один шаг назад. Скитник выглянул из-за темноты.
        - Что вам нужно?
        - Я же сказала. Поговорить.
        Она не стала дожидаться приглашения, сделала глубокий вдох и заставила себя протолкнуться в небольшой домик. Камин занимал целиком одну стену. Маленький огонь трещал в очаге. В комнате была одна-единственная койка, шерстяные одеяла были скомканы на соломенном матрасе. Десятки полотен были свалены у другой стены, часть из них была накрыта покрывалами из грубого материала. Маленький столик был заставлен незажженными свечами и горшками с высохшей краской и кисточками. В деревянном буфете располагался щербатый бронзового цвета чайник, железные горшки и кухонная утварь. Между кроватью и буфетом был втиснут шкаф. Рядом с ним стоял необтесанный мольберт. На нем было полотно, целиком закрашенное голубым цветом, за исключением размытой туманной фигуры, которая была размещена горизонтально в центре изображения.
        Фигура была очевидно женской.
        Единственное окно было затемнено, из-за чего помещение раньше времени погрузилось во тьму. Зажженная масляная лампа стояла посреди грязного пола. Взгляд Кендры упал на приспособления рядом с лампой, включая бамбуковую трубку, которая была прикреплена к глиняному основанию: примитивная версия кальяна. Что ж, это объясняло его остекленевший взгляд и сладковатый аромат, наслаивавшийся на преобладающий здесь запах земли, пота, льняного масла и грязи. _Опиум_.
        - Сегодня вы не пугаете леди, Томас?  - спросила она как ни в чем не бывало, аккуратно отодвинув ногой наркотические принадлежности, чтобы подойти к мольберту.
        Он нахмурился.
        - Я делаю то, для чего меня наняли.
        - Вам нужно попросить о повышении.
        - Что?  - На его лице нарисовалось недоумение.
        - Не важно.  - Она повернулась к нему лицом.  - Хотела вас снова расспросить о девушке, которую убили. Вы видели кого-нибудь или слышали что-нибудь необычное в тот воскресный вечер или ранним утром понедельника?
        Вместо ответа он резко сел посреди комнаты на пол, рядом с опиумной трубкой, и угрюмо посмотрел на нее.
        - Я уже сказал вам: мне ничего не известно.
        Места для передвижений в помещении было немного. Четыре шага до буфета. Два - до мольберта. Она двинулась в направлении голубого рисунка, принялась его изучать, позволяя воцариться тишине, а затем снова взглянула на него.
        - Видите ли, Томас, тут есть проблема. Я вам не верю.
        Она отстраненно взяла кисточку. Как и все остальное в этом веке, она была сделана вручную и представляла собой просто деревянную палочку с бечевкой и проволокой, закрепленными вокруг основания так, чтобы ворс держался на месте. Трогая мягкие темные волоски, она снова взглянула на скитника.
        - Нечего вам сказать на это, Томас? Никаких возражений?
        Он уставился на нее в замешательстве.
        Боже. «_Накурился_до_чертиков»_,  - поняла она.
        - Вам же платят за то, что вы изображаете из себя скитника. Бегаете по лесу. Наблюдаете за людьми. Как тогда, когда мы с вами впервые встретились.
        Он молчал.
        Она швырнула кисточку на стол от нетерпения, обошла мольберт и опустилась на корточки, чтобы посмотреть ему в глаза.
        - У вас неприятности, Томас. Мне просто нужно знать, видели ли вы кого-то у реки. Кого-то из господ.
        - Не-а.
        - Может, вы подумаете еще, ну, секунду или две.
        Стеклянный взгляд стал свирепеть.
        - Я ничего не знаю!
        - Я не спрашиваю вас от том, что вы знаете. Я спрашиваю, видели ли вы кого-то.
        - Не-а.
        Она все еще не верила ему, но умерила натиск, решив попробовать другую тактику.
        - Хорошо, Томас. Я буду благодарна, если вы будете держать ухо востро. Дайте знать, если увидите кого-то, слоняющегося у реки или озера. Кого-то из господ. Понимаете?
        Он просто молча смотрел на нее.
        - Герцог даст вам монету-другую за вашу помощь.  - Кендра была не совсем уверена на этот счет, но взятки по ее опыту обычно срабатывали с малоимущими, по крайней мере в двадцать первом веке. Она не видела причины, по которой это не сработало бы здесь так же хорошо.
        Она посмотрела на него пристальнее, и ей показалось, что она увидела искру интереса в его глазах. Или это была игра света в темной хижине. Она поднялась на ноги. Томас не двинулся с места.
        Кендра навестила скитника по наитию. Ее интуиция подсказывала, что он что-то скрывает, что он знает больше, чем говорит. И попросить его держать уши востро не повредит делу. Убийцы часто возвращаются на место преступления, пусть даже для того, чтобы проверить, не оставили ли они там что-то.
        Она вышла на улицу, с радостью вдохнув свежий воздух после отвратительного смрада хижины. Наблюдая за зловещими серыми облаками, собирающимися над ее головой, она быстро двинулась в обратный путь. В надежде, что успеет вернуться в замок до начала дождя.

* * *

        Алек задумчиво смотрел на искаженные очертания садов и зеленых холмов, пока дождь барабанил по арочным окнам, заставляя дребезжать стекла, и стекал вниз по секциям серебристыми потоками. Маленькая гостиная, в которой он сейчас находился, напротив, была теплой, веселый огонь потрескивал в очаге. Свечи были зажжены, их свет играл на столах в стиле шератон, прошитых кушетках, диване, полке над камином из розового дерева. Абсолютно обычный день в английской деревне.
        За исключением того, что утром он побывал на похоронах неизвестной девушки, которая, скорее всего, была проституткой и которую, скорее всего, убили. И, если верить Кендре Донован, она была убита кем-то, кого он знал. Сумасшествие.
        Алек нахмурился, снова вспомнив об этой американке. Она была загадкой. Она не была леди, хотя ее манеры за столом, как он убедился сегодня вечером, были безупречны. Он специально наблюдал за ней. Она знала, какую ложку и вилку использовать для того или иного блюда. Она знала, на что сама не преминула ему указать, что нельзя пить из чаши для ополаскивания пальцев.
        Конечно, это могло означать, что она встречалась с людьми высокого статуса, умела подражать их манерам. Он почти что смог убедить себя в том, что это и была причина странного поведения Кендры Донован. Однако ее манеры за столом, казалось, были для нее абсолютно естественной вещью. Она ни разу не засомневалась или исподтишка не поглядела на сидящих рядом с ней за столом, чтобы последовать их примеру.
        И ее руки были руками леди или по крайней мере кого-то, кто не использовал их для труда. Может, она была дочерью богатого американского купца или владельца плантации. Америка - странное место, там большое значение имел класс торговцев. Он был в Чарльстоне непродолжительное время, за пять лет до войны. Однако он все равно не мог вспомнить, чтобы женщины там вели себя так же беспардонно, как Кендра. Вообще, американские леди показались ему очень даже похожими на своих британских подруг.
        И, если она родилась в хорошей американской семье, зачем она приехала в Англию работать служанкой? Герцог сказал, что она застряла здесь из-за войны. Такое случалось. Но война закончилась. Почему она не вернулась домой? Даже если она осталась тут без денег, она, без сомнения, поняла, что его дядя очарован ею. Алек был уверен, что он либо одолжил бы, либо просто дал бы ей без возврата нужную сумму, чтобы она забронировала рейс обратно в Америку.
        Однако она не заговаривала об этом с герцогом. Она избегала всех вопросов, связанных с ее прошлым. Они даже не знали, на что она жила в Англии в течение последних четырех лет до того, как попала в замок Элдридж.
        Это было совершенно непостижимо. Странным образом Кендра Донован казалась сплавом _всех_ классов. Она была образованна и вела себя как леди в некоторых отношениях, но все же говорила очень грубым языком. Он не думал, что она осознавала, что она употребляла имя бога всуе по меньшей мере полдюжины раз с тех пор, как они впервые встретились. А ее знание наименее благородных сторон человеческой природы было ошеломляющим, а иногда даже неприличным, вспомнить только ее комментарий по поводу наручников. Бекка совершенно естественно была сбита им с толку, так как не подозревала о подобном. _Что_она_за_женщина_?
        Позади него открылась дверь, прервав его размышления. Он обернулся и увидел, как в комнату зашел его брат. Гэбриэл резко остановился, и Алек увидел, что его глаза засверкали горячей злостью непосредственно перед тем, как в них отразилась решимость. Он знал, что простая упрямая строптивость заставила Гэбриэла пересечь комнату и направиться к буфету, в котором стоял серебряный поднос и блестящий набор декантеров и стаканов.
        - Рановато для этого, не считаешь?  - беззаботно заметил он, пока Гэбриэл наливал немного скотча в стакан.
        Губы Гэбриэла скривились.
        - Для чего?
        - Для того чтобы надраться.
        Гэбриэл вызывающе выпил напиток залпом, сразу же налив себе еще порцию.
        - Но это так приятно.
        Алек уставился на него. Когда его брат стал таким ужасным алкоголиком? Они никогда не были близки, но в какой момент они стали врагами?
        - Что, черт возьми, с тобой происходит?
        Гэбриэл засмеялся. Это был неприятный звук.
        - Не делай вид, что тебе наконец-то не все равно, Сатклифф.
        - Ты мой брат…
        - Сводный брат,  - поправил его Гэбриэл. Он безучастно смотрел на свой пустой стакан, будто бы не до конца понимал, как так вышло. Затем, несмотря на недовольство Алека, а может, именно из-за него, он налил себе еще виски во фляжку.  - Не забывай об этом. Никогда не забывай об этом. Ты принц, Сатклифф.
        Алек поднял бровь в ответ на это насмешливое замечание.
        - Завидуешь, Гейб? Жалкое поведение с твоей стороны, особенно если учесть, что ты получаешь довольно внушительное содержание от меня. Не говоря уже о доходе с наследства твоей матери и ее семьи.
        - Черт возьми, дело не в _деньгах_!  - Гэбриэл с шумом швырнул стакан в буфет с такой силой, что Алек удивился, как он не разбился вдребезги.
        Напряжение нарастало.
        - Тогда объясни мне из-за чего. Насколько я помню, это _ты_ был маленьким принцем. Мой отец еще не остыл, лежа в своей могиле, когда твоя мать отправила меня в пансион. Меня не забирали даже на каникулы. Пока герцог не стал приглашать меня к себе. Без сомнения, Эмили желала, чтобы меня поразила чума. Вы, наверное, оба сильно расстроились, что этого не произошло.
        - Не говори о моей матери.
        - Да, она всегда держала тебя на коротком поводке, насколько я помню.
        - Замолчи!
        - Хватит тебе, Гейб. Эмили была …
        - …жестокой сукой!  - выпалил Гэбриэл и сам не понял, кто сильнее удивился сказанному, он или Алек. На какую-то долю секунды воспоминания нахлынули на него. Затем он с трудом заглушил их. Ему не нужно было вспоминать, он не _хотел_ вспоминать. Она мертва. Только это имело значение.
        - Гейб…
        - Прекрати.  - Он яростно отвернулся от буфета и от своего брата. _Сводного_ брата. Он качнулся в сторону двери и резко остановился. Губы искривились в неприятной улыбке, когда взгляд упал на Кендру, которая застыла в дверном проеме. Его глаза горели, остановивившись на ее мокрых волосах и влажном платье.  - Так-так-так. Кто это у нас тут? Маленькая служанка? Или теперь уже компаньонка? Вы нахальная девчонка. Получили повышение благодаря леди Ребекке. Вам надо было подойти ко мне, мисс Донован. Я уверен, что нашел бы для вас занятия более заманчивые, чем починка носовых платков леди.
        - Гэбриэл,  - голос Алека прозвучал угрожающе.
        - Конечно, когда ты с ней закончишь, Сатклифф,  - он вызывающе выпятил вперед грудь.  - Рискну предположить, что у меня не получится ничего отобрать у тебя, как я бы ни старался.
        Кендра нерешительно отошла в сторону, когда Гэбриэл с горящим от ярости и алкоголя лицом пронесся мимо нее. Она долго и задумчиво смотрела ему вслед, пока он не скрылся за углом. Затем она снова взглянула на Алека. В отличие от младшего брата, его выражение лица было твердым и невозмутимым. Единственное, что выдавало его расположение духа, была напряженная поза и сверкание зеленых глазах.
        - Что здесь произошло?
        - Вы выглядите как мокрая курица, мисс Донован. Идите переоденьтесь, а то заболеете.
        - У вашего брата, похоже, проблемы.
        - Очевидно, что проблема моего брата - это я.
        Кендра нахмурилась.
        - Тут что-то больше.
        Он свирепо посмотрел на нее.
        - Мой брат никак не связан с той девушкой. Он был в замке в ту ночь, когда ее убили.
        - Вы уверены?
        - Прекратите. Прекратите напрашиваться на неприятности, мисс Донован.  - Он гневно взглянул на нее, прежде чем стремительно пройти мимо, последовав примеру своего брата.
        Оставшись наедине с собой, Кендра почувствовала, как мокрая ткань начинает липнуть к коже. Алек был прав, ей правда нужно было переодеться в сухие вещи. Но он был неправ в том, что она напрашивается на неприятности.
        Неприятности уже были.

        27

        Никто не хочет думать, что кто-то из его друзей может оказаться убийцей. С родственниками все в два раза сложнее.
        Алек и Гэбриэл состояли в плохих отношениях. Но, даже несмотря на это, маркиз дал ясно понять, что не собирается рассматривать своего брата в роли возможного подозреваемого. В этом Кендра не могла пойти ему навстречу.
        Она скоротала время за еще одним долгим ужином, а потом за еще более скучным светским разговором в гостиной. Когда мужчины наконец зашли в комнату, несколько леди собрались у клавикордов, чтобы продемонстрировать свой музыкальный талант в импровизированном концерте.
        Кендра знала, что слежка требует внимательности. И ее терпение было вознаграждено, когда она увидела, что ее жертва выскользнула через французские двери. Спустя долю секунды она последовала за ним.
        Он расслабленно стоял спиной к ней, облокотившись на каменную балюстраду, и смотрел на темный сад. Она наблюдала за ним. Он поднял руку, и в лунном свете она уловила металлический блеск: он поднес к губам фляжку.
        - Дождь прекратился,  - заметила она.
        Гэбриэл замер, затем медленно опустил фляжку. Он повернул голову и метнул на нее через плечо пристальный взгляд и злобную ухмылку, которая белой полоской блеснула в темноте.
        - А… маленькая служанка. Нет… компаньонка, смазливая негодница мисс Донован.
        - Эти ужины кажутся бесконечными, не так ли?
        Он посмотрел на нее с издевательской улыбкой, которая напомнила ей об Алеке.
        - Лучше посещать ужины, чем убираться, правда?
        Хватит вежливых фраз.
        - Я хотела задать вам пару вопросов, Гэбриэл.
        - Правильно обращаться ко мне лорд Гэбриэл Морган. Или лорд Гэбриэл. Или просто милорд.
        - Хорошо, лорд Гэбриэл.
        - Конечно, если вы будете со мной милы, я могу стерпеть вашу фамильярность.  - Он бессовестно рассмотрел ее с ног до головы, задержавшись на груди, прежде чем снова поднял глаза и встретился с ней взглядом.
        Она проигнорировала его намеки.
        - Где вы были вечером прошлого воскресенья?
        - Это насчет смерти той шлюхи?
        - Эта шлюха была человеком. На самом деле ребенком.
        Что-то темное и уродливое блеснуло в его глазах.
        - Она была женщиной, которая использовала свое тело, чтобы соблазнять мужчин, манипулировать ими для своих собственных корыстных целей.
        - Это слишком грубо. Кажется, вы не очень любите женщин.
        - О, я люблю женщин. Которые знают свое место.  - Он поднял свою фляжку, чтобы сделать еще один глоток. Кендра заметила, что его руки дрожали.  - Вы же не знаете свое место, мисс Донован?
        - Вы не ответили на мой вопрос.
        Он гневно уставился на нее.
        - Какого черта я должен это делать? Что дает вам право допрашивать меня, будто я какой-то преступник?
        - Почему вы просто не ответите на вопрос? Вам есть что скрывать?
        - Мне нечего скрывать.  - Но все же он отвел взгляд в сторону.
        - Правда? Потому что у меня было очень странное чувство, что вы, возможно, узнали жертву.  - Она смотрела на него в упор и заметила едва уловимое судорожное движение, которое он непроизвольно сделал всем телом, прежде чем бросить на нее разгневанный взгляд.
        - Это смешно! Откуда мне знать эту мертвую девку?
        - Это вы мне скажите.
        - Мне нечего сказать.
        - Так где вы были в воскресенье вечером? Вы покидали замок?
        Он молчал.
        - Знаете, я полагаю, что это довольно просто будет выяснить,  - рассуждала она.  - Сомневаюсь, что вы шли пешком. Так что кто-то из конюшен, должно быть, видел вас. Может быть, даже помогал вам.
        Его рот превратился в узкую полоску.
        - Какое вы имеете к этому отношение?
        - Я помогаю герцогу в расследовании смерти девушки,  - ответила она максимально нейтрально.  - Итак, скажите мне… зачем вы вышли из замка той ночью? Куда вы пошли?
        - Кто сказал, что я выходил?
        - Вы слишком сильно пытаетесь уверить меня в обратном. Куда вы ходили?
        Он уставился на нее и не произнес ни слова.
        Кендра вздохнула.
        - Вы хотите, чтобы герцог сам задал вам эти вопросы? Было бы проще, если бы вы сказали мне правду, милорд.
        Он бросил на нее сердитый взгляд.
        - Если вам так надо это знать, я ездил в деревню. Мы с Харкуртом ходили на петушиные бои в «Голову короля».
        - Капитан Харкурт покинул замок вместе с вами?
        - Я же только что сказал.
        - Вы были вместе всю ночь?
        Взгляд Гэбриэла скользнул за ее спину и стал совсем мрачным. Ей не нужно было поворачиваться, чтобы понять, что Алек присоединился к ним на веранде.
        - Гэбриэл.  - Алек холодно смотрел на своего брата.  - Вы с мисс Донован слишком долго находитесь здесь наедине. Люди уже начинают перешептываться.
        Гэбриэл напрягся.
        - Не знал, что тебя так сильно заботит пристойность,  - ухмыльнулся он, резко бросив взгляд на Кендру.  - Мисс Донован точно это не беспокоит. Мисс Донован, однако, тут совсем ни при чем.
        - Зайди внутрь, Гейб. Иди в свою комнату. Ты пьян. Проспись.
        - Черт побери! Прекрати разговаривать со мной так, будто я какой-то полудурок.  - Гэбриэл яростно взглянул на своего брата, но все же развернулся в сторону французских дверей. Его походка была совсем чуть-чуть нетвердой, когда он медленно проходил между ними.
        Кендра сжала губы, когда посмотрела на Алека.
        - Вам, может, это и не нравится, но ваш брат подходит под описание. Вы не можете игнорировать очевидное.
        Алек ничего не сказал, просто смотрел на нее.
        - Он покидал замок в ночь убийства,  - сухо сообщила она ему.  - Он и капитан Харкурт. Они отправились на петушиные бои в деревню.
        - Тогда у них у обоих есть алиби.
        - Может быть. Это нужно еще проверить.
        - Мне нужно заботиться о брате, мисс Донован.
        - Черт, вы не можете смотреть на это таким образом.
        - Вам нужно меньше беспокоиться о действиях моего брата и больше - о своих. Вам не следовало выходить наружу одной с мужчиной, который не является вашим родственником. Вас совсем не волнует ваша репутация?
        - Ой, не надо. Я вышла всего на пять минут максимум.
        Его выражение лица было мрачным, когда он взял ее за предплечье и вывел обратно в гостиную.
        - Моя дорогая, это на пять минут дольше, чем следовало.

        28

        Алек провел бессонную ночь, в которой винил в основном Кендру Донован. Кто она вообще такая? И как она смела критиковать поведение его брата?
        _«Вы_не_можете_игнорировать_очевидное._Вы_не_можете_смотреть_на_это_таким_образом»_.
        _Черт_побери_. На рассвете он прекратил считать овец и облачился в одежду для верховой езды. Будить Рэмси, его лакея, было бессмысленно. Замок утопал в тишине, практически все еще спали, когда он проскользнул по коридорам, вышел на улицу и поспешил по дорожке к конюшням. Там проснулся заспанный мальчик и оседлал его арабского скакуна по кличке Шанс. Алек провел следующие два часа, тренируя своего зверя, галопируя по лугам, все еще скользким от утренней росы. Его разум пытался решить загадку, которой была Кендра Донован, а также загадку странного поведения Гэбриэла.
        К тому моменту, как он вернулся в конюшни, он не приблизился к ответам на эти вопросы, но чувствовал, что привел в порядок свои мысли. Уверенной походкой он двинулся к спальне брата и постучал в дверь.
        Она открылась, и Финч, лакей Гэбриэла, встретил его высокомерным взглядом своих темных глаз. Его высокомерие как рукой сняло, когда он узнал Алека.
        - Милорд. Доброе утро,  - проговорил он тихо и с почтением.  - Должен сообщить вам, что лорд Гэбриэл еще не проснулся.
        - Не беспокойся, Финч.  - Он протолкнулся мимо ошарашенного слуги в затемненную комнату.  - Я разбужу его.
        Алек кинул взгляд на своего брата, который растянулся животом вниз в диагональном положении на кровати. Его лохматая голова была повернута к стене. Он пересек комнату и подошел к окнам, начав отодвигать деревянные ставни, которые блокировали утренние лучи солнца.
        - Вставай, Гэбриэл. Уже девять.
        За его спиной Гэбриэл зашевелился, зарываясь в подушки. Алеку показалось, что он услышал приглушенное ворчание.
        - Милорд, возможно, если бы я…
        - Иди позавтракай, Финч. Я хочу поговорить со своим братом.
        - О, но…  - возражение замерло на губах лакея, когда он поймал решительный взгляд маркиза. Он склонил голову.  - Как пожелаете, милорд. Если вам или лорду Гэбриэлу что-либо понадобится…
        - Я пошлю за вами.  - Он проводил лакея до двери и закрыл ее за ним. Обернувшись, он скрестил руки на груди и уставился на единственное, что видел перед собой,  - спину своего брата.  - Нам нужно поговорить, Гэбриэл.
        - Убирайся,  - проворчал Гэбриэл откуда-то из подушек.
        Он сжал губы, подался вперед и стащил подушку с головы Гэбриэла, бросив ее в другой угол комнаты, где она легко приземлилась на пол.
        - Я сегодня не настроен терпеть твое неповиновение!
        Гэбриэл открыл свои воспаленные глаза и гневно уставился на него.
        - Черт возьми! Я тебе не приживальщик! Оставь меня в покое! _Боже_. У меня голова раскалывается!
        - От меня сочувствия не жди.  - Но все же Алек ощутил тревогу, когда заметил мертвенно-бледный цвет кожи брата. Боже, он что, правда болен?
        - А я просил о нем?  - злобно пробормотал Гэбриэл, перевернувшись на спину и потерев руками свое небритое лицо. Он заставил себя принять сидячее положение, затем, тяжело вздохнув, наклонился вперед, чтобы обхватить руками пульсирующую голову.  - Черт подери. От тебя пахнет лошадьми.  - Так как это оскорбление не достигло своей цели, он угрюмо спросил:  - Что тебе нужно, Сатклифф?
        Алек заметил несколько пустых бутылок на соседнем столике.
        - Ты в могилу себя сведешь своим пьянством. Боже мой, зачем? _Зачем_ ты делаешь это с собой?
        - Тебя не должно заботить, чем я занимаюсь.
        - Должно, если ты сделал что-то с той девушкой.
        Гэбриэл поднял голову и молча смотрел на Алека пару секунд, а потом отвел взгляд.
        Нервы Алека натянулись, когда он осознал, что его брат не стал ничего на это возражать.
        - Мисс Донован сказала, что вы с Харкуртом покинули замок в прошлое воскресенье и направились в «Голову короля». Вы ходили на петушиные бои Хокингса.
        - И что?
        - Вы с Харкуртом были на боях, а потом вернулись в замок?
        - Я не собираюсь тебе отвечать, Сатклифф.
        - Нет, черт побери, ты ответишь. Мне нужно знать, провели ли вы с Харкуртом ту ночь вместе.
        - Я не нянька Харкурту,  - пробормотал Гэбриэл.
        - То есть ты _не_ был с Харкуртом всю ночь?
        - Дьявол, перестань допрашивать меня!  - Завернув бедра в простыню, Гэбриэл встал на ноги. Он дрожал. Их глаза встретились на короткое время, Алек снова увидел нечто леденящее кровь во взгляде своего брата. Гнев, да. Но еще и страх. Затем Гэбриэл отвел взгляд в сторону. От отчаяния у Алека свело живот. Он снова задался вопросом: когда Гэбриэл стал видеть в нем врага? Что произошло с ним? Что с ним сделала Эмили?
        - Оставь меня, Сатклифф.
        - Просто скажи мне, остался ли ты на петушиных боях?
        - Я не обязан тебе ничего говорить,  - отрезал Гэбриэл. Придерживая простыню, он двинулся в сторону гардеробной.
        - Да поможет тебе Господь, Гэбриэл,  - сказал Алек, когда его брат открыл дверь.  - Да поможет тебе Господь, если ты как-то связан со смертью той девушки!
        На какой-то момент Гэбриэл застыл. Затем он пошел вперед, не оборачиваясь на брата и спотыкаясь, и с грохотом закрыл за собой дверь.
        Алек уставился на деревянную панель, пока злость и страх продолжали расти в нем. Что, черт возьми, происходит? Он хотел пойти за своим братом, потребовать его ответить на тот вопрос, как-то вразумить его.
        Напряжение сковало его мышцы в области плеч, пока он стоял в нерешительности. Он потянулся к дверной ручке гардеробной, но в последний момент резко опустил руку и развернулся в сторону другой двери.
        _«Трус»_,  - подумал он и покачал головой, испытывая отвращение к самому себе. Он пока что оставит Гэбриэла в покое. Были и другие способы узнать правду. _Если_ он действительно хотел знать. В этом и была проблема. Он не был абсолютно уверен, что ему нужна эта правда.

* * *

        Гэбриэл услышал звук закрывающейся входной двери. Облегчение, разлившееся по всему его телу, заставило его бессильно привалиться к стене. Он не был уверен в том, что Сатклифф не ворвется в гардеробную, чтобы пытать его и здесь.
        Он не справился бы. Не сейчас. Не сейчас, когда его внутренности горели, словно облитые кислотой, а его голова так сильно пульсировала, что казалось, будто она развалится на две части. Положив трясущуюся руку себе на лицо, он доковылял до кресла в углу комнаты и свалился на подушки.
        Кем этот Сатклифф вообще себя возомнил, чтобы прийти в его комнату и обращаться с ним таким образом? Сатклифф, который покинул его и никогда не оборачивался, который никогда не интересовался жизнью _Гэбриэла_, счастьем _Гэбриэла_. Злость и жалость к самому себе росли внутри его.
        _«Да_поможет_тебе_Господь,_если_ты_как-то_связан_со_смертью_той_девушки»_.
        Слова Алека раздавались эхом в его голове, распространяя дрожь по всему телу. Он положил пульсирующую голову на руки и сжал глаза, чтобы блокировать боль.
        Красивые карие глаза, темные волосы, спадающие по ее спине. _Живая_.
        Он резко выпрямился и открыл глаза. Эта картина была всего лишь плодом его воображения, и ничем больше. Он провел дрожащей рукой по своим губам. Ему нужно было выпить. Это облегчит его страдания.
        _«Да_поможет_тебе_Господь,_если_ты_как-то_связан_со_смертью_той_девушки»._
        - Слишком поздно, Сатклифф,  - прошептал он. Бог, как оказалось, бросил его уже много лет назад. В этом отношении не оставалось никаких надежд. Он снова обнял руками голову и зарыдал.

        29

        Кендра была с Ребеккой, когда им сообщили, что Сэм Келли вернулся.
        - Думаете, он узнал имя этого монстра?  - спросила Ребекка несколько возбужденно, когда они спешно шли по коридорам.
        - Не знаю,  - призналась Кендра.
        Сыщик о чем-то рассказывал герцогу и Алеку, но прервался, когда они зашли в кабинет. Кендра почувствовала на себе всю силу его взгляда, когда он поглядел на нее так, что у нее мурашки пробежали по спине.
        - Доброе утро, леди,  - поприветствовал их Элдридж.  - Мистер Келли только что прибыл. Предлагаю присесть и выслушать его доклад. Хотите чего-нибудь выпить?  - Он показал жестом на сервировочный столик, на котором стояли элегантные серебряные чайники, сливочник и сахарница.  - Я приказал принести чай, горячий шоколад и кофе.
        «А здесь не так уж и плохо»,  - подумала Кендра. По крайней мере, это было намного приятнее тысяч стаканов из пластика, наполненных плохим кофе из каких-то помоев, который она потребляла на протяжении многих лет.
        Присев, она принялась разглядывать Сэма. Он выглядел так, будто последние четыре дня спал в одежде, а скорее и вовсе не спал, судя по мешкам под глазами. Его шейный платок и рубашка казались скорее серыми, чем белыми, и были лишь на пару оттенков светлее, чем его сизое пальто. Оно наряду с черной жилеткой и кальсонами было мятым и грязным. Тонкий слой пыли покрывал его потертые ботфорты. Его взгляд был так же спокоен и внимателен, как и во время их первой встречи, и сильно контрастировал с его сказочными чертами.
        После того как все выбрали себе напитки, герцог устроился за столом и кивнул сыщику.
        - А теперь приступим. Мистер Келли, скажите на милость, вы обнаружили что-то важное?
        - Для начала я бы хотел сказать, что несколько моих людей опросили всех погремушек, которые ездят отсюда до Лондона. Их немного, что облегчило нашу задачу.
        - Погремушек?  - спросила Кендра.
        - Прошу прощения, мисс, я имел в виду извозчиков.
        - Может, вы могли бы употреблять меньше жаргонизмов, мистер Келли? Мисс Донован - американка и незнакома с некоторой нашей английской лексикой,  - вставил Элдридж.
        - Ну да, сэр.  - Глаза инспектора наполнились подозрением, когда он бросил очередной взгляд на Кендру. Он продолжил:  - Я попросил друга сделать копию с рисунка леди Ребекки. Он, конечно, не так хорош, как ваш, миледи.
        - Вы слишком любезны, мистер Келли,  - мягко произнесла Ребекка.
        - Хорошая мысль,  - герцог помешивал свой чай.  - Я мог бы сам об этом догадаться.
        - Но все равно ни один погремуш… то есть извозчик, не опознал в ней свою пассажирку. Точно не за последний месяц. А она достаточно симпатичная, чтобы привлечь хоть чей-нибудь взгляд.
        - Вы же не думаете, что она приехала дилижансом?
        - Сложно сказать, сэр. На ней могла быть шляпа и вуаль. Хотя, так как никто не вспомнил кого-то в таком наряде, я бы на это не ставил.
        - Тогда кто-то привез ее сюда в личной карете,  - размышлял герцог.
        - Да. Скорее всего.
        Какое-то время все молчали, но Кендра понимала, что они раздумывали о вышесказанном. Личная карета делала более вероятной ее гипотезу о том, что они имели дело с представителем их класса.
        - А с борделями вам улыбнулась удача?  - спросила она.
        - Зависит от того, что вы подразумеваете под «удачей», мисс.  - Он остановился, затем поставил чашку со вздохом. Потянувшись во внутренний нагрудный карман, он достал маленький кусок бумаги, который осторожно развернул. Это был пастельный рисунок Ребекки. Бумага была вся заляпана и измята из-за постоянного сворачивания, разворачивания и передачи из рук в руки.
        - Вот почему я вернулся,  - произнес он медленно.  - Не оказалось никого, кто бы знал малышку.
        - О, какая жалость,  - сказала Ребекка, ее лицо выражало разочарование.
        - Вы же не могли обойти все академии в Лондоне,  - сказал герцог.
        - Нет, сэр. Я сказал вам, что мы с ребятами будем придерживаться версии о борделях средней руки.
        - Это же было всего лишь предположение, что девушка из Лондона. Вообще-то, всего лишь предположение и то, что мы имеем дело с сумасшедшим, который убивал ранее и сделает это снова.  - Алек мельком посмотрел на Кендру.  - Может, нам нужно пересмотреть все дело. Мисс Донован могла ошибиться.
        Кендра напряглась, но сыщик уже качал головой.
        - Нет. Я не думаю, что мисс Донован ошиблась.
        Все уставились на него.
        Ребекка нахмурилась в растерянности.
        - Но вы же сказали, что никто не узнал девушку.
        - Да. Никто не заявил о том, что знает _эту_ малышку. Но в ходе нашего расследования мы нашли нечто необычное.
        - Что же, мистер Келли?  - спросил герцог.
        Сэм сделал глубокий вдох.
        - Мы обнаружили, что пропали и другие проститутки, сэр.
        - Что ж, _это_ Лондон…  - начала неуверенно Ребекка.
        - Они выглядели как наша. Настолько похожи, что могли бы быть ее родственницами.  - Сэм снова взял в руки рисунок и внимательно посмотрел на него.  - Молодые. Симпатичные. Карие глаза. Темно-коричневые или черные волосы. Маленького роста.
        Воцарилась тишина. Он поднял взгляд и пожал плечами.
        - Это кажется слишком большим совпадением, что столько проституток, похожих друг на друга, как сестры, пропали одновременно, если позволите мне выразить мое мнение.
        - У него есть свой типаж.  - Кендра поставила свой кофе и встала. Она подошла к грифельной доске.  - Он выбирает этих девушек не случайно. Он видел этих девушек, он хотел их.
        - Но… почему?  - спросил растерянно герцог.  - Я не понимаю.
        - Не знаю. Это может быть что-то в его прошлом, настоящая или воображаемая обида, нанесенная женщиной, которая выглядела как наша жертва или жертвы,  - пояснила она.
        Алек покачал головой.
        - Вы предполагаете, что все эти женщины мертвы. Они райские птицы, легкомысленные создания как минимум. Они могли просто уйти из академии. Они могли найти покровителя или более щедрую мамашу. Они, может, сами захотели стать владелицами борделей. Или, черт возьми, могли выйти замуж за какого-нибудь мясника с той же улицы! С ними могло случиться все что угодно, необязательно убийство.
        - Прошу прощения, милорд, но все эти особы не просто ушли,  - поспорил с ним сыщик.  - Они _пропали_. Ни одна из них не предупреждала о своем уходе и не говорила о том, что нашла себе покровителя. Свобода, предоставляемая богатыми протекторами, обычно приходит к ним при посредничестве мамаши, которая получает свою долю. Нет, сэр. От этих проституток ни слуху ни духу с того момента, как они пропали из своих борделей.
        Ребекка вздрогнула.
        - Сколько, мистер Келли? Сколько девушек пропало?
        Сэм не спешил с ответом, а его взгляд заставил Кендру затаить дыхание.
        - Одиннадцать, леди Ребекка. Одиннадцать проституток просто… растворились в воздухе.

        30

        Количество имело значение. Одна мертвая проститутка против почти что дюжины девушек, пропавших бесследно. Пусть только одна из них была убита наверняка, Кендре было без лишних пояснений понятно, что новая цифра произвела большое впечатление. Она видела это по ужасу, написанному на лицах Ребекки и герцога. Алек скрывал свои чувства лучше, но даже он, казалось, был ошеломлен услышанным. Он хмуро уставился на чашку с кофе, которую держал в руках.
        В воцарившейся тишине Кендра взяла кусок грифеля и добавила в колонку «_Виктимология_»: «_Пропавшие_лондонские_проститутки;_темно-коричневые/черные_волосы;_карие_глаза;_небольшо…_» Она взглянула на Сэма Келли, который, нахмурившись, изучал доску:
        - Сколько им, мистер Келли? Каков средний возраст?
        - От пятнадцати до восемнадцати, около того.
        - Похоже на нашу жертву.  - Она кивнула и записала дополнительную информацию на доску.  - Каков временной промежуток, в который пропадали девушки?
        - Первая проститутка пропала четыре года назад. Последняя - два месяца назад.
        - Какие месяцы?
        Сэм уставился на нее.
        - Какая разница, позвольте спросить?
        - Это детали, мистер Келли. Каждая деталь важна. Это может помочь нам найти субъекта или хотя бы…
        - Какого субъекта?  - детектив прервал ее в недоумении.
        За Кендру ответил герцог:
        - Неопознанного субъекта. Правильно, мисс Донован?
        - Да.  - Она улыбнулась. Герцог был, бесспорно, сообразителен.  - Как я уже говорила, фиксация всех деталей может помочь нам установить схему поведения убийцы. Одиннадцать девушек за четыре года, то есть три девушки в год, так? Сколько времени проходило между исчезновениями?  - Кендра обвела взглядом присутствующих. Они все были умны, не только Элдридж. Но сколько она может им сообщить? Сколько они смогут переварить?
        - Для этого типа убийц характерно устраивать периоды передышки,  - произнесла она наконец.  - Они утоляют свое желание… на некоторое время.
        На короткое время установилась полнейшая тишина. Они переваривали услышанное.
        Сэм приподнял брови.
        - То есть вы хотите сказать, что после того, как этот негодяй убивает кого-то, он берет передышку перед тем, как снова убить?
        - Да. И он _точно_ снова совершит убийство. Ему это нужно.
        - Зачем?  - спросил он с недоверием.
        - Существует множество теорий.  - «_Слишком_много»_,  - подумала она.  - Достаточно сказать, что мы можем рассуждать бесконечно на тему того, почему он делает то, что делает. Факт остается фактом: он это делает. Нам нужно остановить его прежде, чем он снова это совершит.
        - Схема,  - пробормотал Элдридж.  - Если установление его схемы поведения поможет нам остановить этого монстра, то это нам и нужно сделать. Давайте приступим, мистер Келли.
        - Да, сэр.  - Он вытащил кипу бумаги из кармана пальто и разложил их у себя на коленях.  - Иветта. Я сомневаюсь, что это ее настоящее имя, это важно отметить. Она была первой пропавшей проституткой. Так, посмотрим. Февраль 1812 года,  - прочел он, его глаза сузились.  - Ей было пятнадцать. Затем София, тоже пятнадцать, в июне того же года, суббота, пятнадцатое число. Мэри, семнадцать, пропала в октябре, примерно шестнадцатого числа. В 1813 году в феврале пропала Клара, восемнадцать лет, двенадцатого числа. Затем Элизабет, пятнадцать, тринадцатого июня. Матильда, семнадцать, восьмого октября. Потом следующая проститутка пропала в феврале, в субботу, двенадцатого числа и… Боже…
        Он пробежался глазами по бумагам, которые держал в руках, и затем поднял взгляд на Кендру.
        - Они все пропадали в одни и те же месяцы. Всегда. Февраль, июнь и октябрь. Что это значит?
        - Схема,  - мягко ответил Элдридж.
        - Этот сумасшедший забирает девушек раз в четыре месяца!  - глаза Ребекки потемнели от ужаса.
        Алек нахмурился, скрестив руки на груди, и окинул их всех взглядом.
        - Подождите секунду. Думаю, нам не нужно забывать, что это всего лишь предположение. Мы не можем быть уверены, что эти девушки мертвы или что они не ушли по собственному желанию, несмотря на их внезапное исчезновение.
        Элдридж покачал головой.
        - Нет, Алек. Все указывает на то, что исчезновения этих девушек связаны между собой.
        - Мистер Келли признал, что не обошел все бордели. Там может быть еще больше пропавших девушек - в те же месяцы или в другие,  - допустила Кендра, задумавшись.
        - Мы были во многих местах, включая некоторые дешевые заведения. Не во всех академиях есть пропавшие девушки. Только вот в этих.  - Сэм поднял кипу бумаг.
        - Если эта схема правильна,  - продолжил Алек, и по тону его голоса можно было понять, что они его не до конца в этом убедили,  - тогда преступник не следовал ей в случае с этой девушкой, так как сейчас август, а не октябрь.
        Холодный ужас пополз по спине Кендры.
        - Вы правы. Его период передышки просто сократился.
        - Что бы это значило?  - спросила, нахмурившись, Ребекка.
        - Ему уже недостаточно трех девушек в год. Он набирает обороты.

        31

        Кендра записала имя каждой пропавшей девушки, сопроводив его соответствующей информацией, касающейся возраста и месяца, когда они пропали. После этого она встала и принялась изучать записи на грифельной доске. К ее доске, может, и не были приколоты фотографии каждой пропавшей девушки, но их имена, которые целиком заполнили первую колонку, были жутковатым напоминанием того, что эти жизни, скорее всего, было уже не вернуть.
        Все, казалось, чувствовали то же. Несколько минут все просто молчали.
        Затем Кендра посмотрела на герцога.
        - Вы сможете достать карту Лондона? Я хотела бы определить нахождение каждого борделя, в котором работали эти девушки.
        - Это можно организовать. Полагаю, вы снова ищете схемы?
        _«Кластерный_анализ»_,  - подумала она с ностальгией. В двадцать первом веке изощренные компьютерные модели заменили бы бумажные карты и канцелярские кнопки. Но ничто не мешает ей использовать устаревшие методы работы.
        - Если появится какая-то схема, то мы сможем узнать что-то о его зоне комфорта.  - Она пожала плечами. Любая зацепка может помочь. Она подняла свой взгляд на Сэма.  - Вы узнали что-нибудь о служанке, которую убили на Саттон-стрит пять лет назад?
        - Пять лет - это много времени, мисс Донован. И Лондон кишит головорезами. Один мой человек поговорил с местным дозорным, но…  - Он покачал головой.  - Никто особенно не помнит ту убитую служанку.
        Шансов было мало, она знала. Так как еще не существовало официальной полиции, то не было и официальных полицейских архивов. Она вздохнула и соединила пальцы на переносице, думая над следующим шагом. Она знала, каким он будет. Она также знала, что никому он не понравится.
        - Мы с герцогом составили список мужчин, подпадающих под описание преступника и живущих в радиусе десяти миль,  - произнесла она наконец.  - Это начало…
        - Простите, мисс, но почему?  - прервал ее Сэм.  - Почему десять миль? Ее же подхватило течение реки. Она могла проплыть большое расстояние.
        Кендра покачала головой.
        - Джейн Доу получила существенные повреждения, но я полагаю, что, если бы тело проплыло дальше вниз по течению, эти повреждения были бы значительнее. Вообще, я не думаю, что тело проплыло даже десять миль. Я решила перестраховаться, когда думала именно над этим параметром. Полагаю, мы должны искать преступника гораздо ближе, возможно, ближе к тому месту, где Джейн Доу обнаружили в озере.
        Она ждала, что Сэм запротестует. Но детектив кивнул.
        - Да. Это звучит разумно, мисс.
        Она продолжила:
        - Как я уже сказала, мы включили в этот список мужчин, которые подпадают под общее описание: финансово обеспеченные, от двадцати пяти до сорока пяти. Это тот возраст, когда подобный тип убийц достигает расцвета своей деятельности. Мы с герцогом уже вычеркнули всех, кто не является землевладельцем или не имеет доступа к собственности. Затем мы сузили круг подозреваемых, убрав всех местных, которые никогда не посещали Лондон или делали это редко. Наконец, мы вычеркнули всех мужчин, которые сейчас не находятся в своих владениях, потому что они где-то за рубежом. И у нас остается восемь предполагаемых преступников в радиусе десяти миль. Нам нужно выяснить, где они были в ночь убийства.
        - Этот процесс отсева логически безупречен,  - герцог одобрительно кивнул.
        Сэм задумчиво посмотрел на Кендру.
        - Это подход, применяемый сыщиками.
        - Так как у мистера Дэлтона нет алиби на интересующий нас промежуток времени, я полагаю, что он должен остаться в списке подозреваемых,  - прокомментировала Ребекка, заслужив удивленный взгляд Сэма.
        - Вы что, спрашивали господ… эм, джентльмена, где он был в ночь убийства?
        - Нет. Это мисс Донован проводила допрос. И, я боюсь, ему это не понравилось.
        - Представляю,  - пробормотал Алек.
        Кендра сделала вид, что не заметила его сарказм.
        - Я бы хотела проверить прошлое мистера Дэлтона. Его жена ушла от него к другому мужчине, и я бы хотела узнать побольше об этом и о том, как она выглядела.
        Сэм с любопытством взглянул на нее.
        - Вы думаете, что она может походить внешне на этих проституток?
        - Могла походить, прошедшее время. Жена мистера Дэлтона умерла. Это еще один момент, который нужно прояснить. Как она умерла? И когда?
        - Я попрошу кого-нибудь из моих людей заняться прошлым мистера Дэлтона,  - согласился Сэм.
        - Он из Манчестера,  - сообщил ему герцог.
        - Спасибо, сэр. Я пошлю кого-нибудь на север, чтобы навести там справки.  - Сэм почесал нос.  - Я вернусь в Лондон, чтобы продолжить свое расследование в борделях, но я останусь здесь еще ненадолго, чтобы помочь с проведением допросов. Если вы задаете вопросы господам, я могу поговорить с прислугой и им подобными.
        - Вы можете начать с «Головы короля»,  - резко сказал Алек.
        Кендра удивленно посмотрела на него. Она не ожидала, что он выдаст эту информацию.
        Его взгляд был холодным, когда он взглянул на нее.
        - Я не верю, что мой брат совершил эти зверства, мисс Донован, и я намереваюсь доказать это, подтвердив его алиби. Я не хочу, чтобы его репутация была опорочена гнусным подозрением в том, что он является убийцей.
        Элдридж подался вперед и посмотрел на них обоих.
        - Гэбриэл? А он здесь при чем, скажите на милость?
        - Он вместе с капитаном Харкуртом покинул замок после ужина в воскресенье вечером, чтобы посетить петушиные бои Хокингса,  - сказал Алек дяде.  - Если помните, у этого трактирщика есть арена для боев позади его заведения.
        - Да. Я не видел, чтобы они выходили из замка в ту ночь. Но, конечно же, не стоит думать, что Гэбриэл…
        Кендра резко оборвала его.
        - Никого нельзя исключать из списка, только если у них нет подтвержденного алиби.  - Она поняла, что очень боялась того, что их личная предубежденность будет диктовать ход расследования. Она не могла допустить этого.
        Элдридж посмотрел на нее с недовольством.
        - Моя дорогая, совершенно понятно, что Гэбриэл говорит правду. Я не большой любитель такого кровавого спорта, как петушиные бои. Это ужасное развлечение - смотреть на то, как одно животное в прямом смысле выклевывает глаза другому. Но я понимаю, что это доходное предприятие для Хокингса. Многие ходят посмотреть. И я не вижу причины, по которой Гэбриэл не мог туда пойти.
        - Я не ищу причин. Такова моя позиция. Мы должны подойти к этому рационально, а не субъективно.
        - А как же презумпция невиновности, о которой так красноречиво высказывался сэр Уильям Гарроу?  - спросила Ребекка.  - Разве мы не должны дать лорду Гэбриэлу кредит доверия?
        - Он не в суде. Мы…  - Кендра не знала, что сказать. _Правоохранительные_органы_? Только она и Сэм принадлежали к этой группе. И все же она не была полностью уверена насчет того, чью позицию примет Сэм Келли. Он, кажется, понимал основы полицейской процедуры, но сыщикам платили клиенты, а не граждане города, которому они поклялись служить и который обязаны защищать. В настоящий момент ему платил Элдридж. Из-за этого он мог быть не совсем объективен в отношении племянника герцога.
        - Я немного соскучился по хорошему английскому элю,  - заявил вдруг Сэм, поднялся с места и, по сути, поставил точку в их споре.  - Думаю, сейчас я наведаюсь в «Голову короля».
        - Очень хорошо, мистер Келли.  - Когда сыщик ушел, Элдридж стал рыться в своем столе, пока не нашел журнал со списком имен.  - Теперь нам нужно снова пройтись по именам. Может, у Алека и Ребекки есть предложения…  - Он положил лист бумаги перед их глазами.  - Затем мы разделим между собой имена, чтобы провести беседы с подозреваемыми. Вы согласны, мисс Донован?
        Она не могла иметь ничего против.

        32

        Карета была роскошной. Эйприл Дюпрей молча восхищалась ее убранством, ее зоркие глаза, как кассовый аппарат, считали стоимость плюша, красного бархата и стеганых подушек на сиденьях, обшитых золотом и с кисточками на концах. И она не могла не оценить прекрасные рессоры кареты. Она сразу заметила, как плавно они ехали по Лондону, автоматически сравнивая это ощущение с поездками в более дешевых экипажах и каретах. Без сомнения, все здесь было высшего класса.
        Спустя почти четыре часа путешествия, однако, все впечатление рассеялось. Даже замечательные рессоры кареты не могли скрасть неровности деревенских дорог, а качка и тряска в карете почти что вызвали у нее тошноту. Она прижала руку в перчатке к животу и молилась, чтобы поскорее добраться до пункта назначения.
        Будто в ответ на ее молитвы карета начала замедлять ход, затем куда-то повернула. Она подавила тяжелый стон, когда карета снова пошатнулась и поехала вперед. Дорога стала еще более ухабистой, колеса натыкались на камни и выбоины, и ей пришлось схватиться за медные перила рядом с дверью.
        Ее терпение иссякало, она тихо проклинала господина, который давал приказы, не заботясь о ее комфорте. Изначально она была польщена, когда получила такой быстрый ответ на свое письмо и выполнила все изложенные там условия без лишних споров. Он написал, что пошлет за ней личную карету, чтобы отвезти ее в деревню, где они и встретятся.
        Он попросил ее держать занавески закрытыми на протяжении всей поездки. Это была странная просьба, но она не придала этому значения. В конце концов, она сделала карьеру, потакая странным просьбам джентльменов. Но все же ей не понравилось сидеть в темной карете, когда они остановились на постоялом дворе для почтовых, чтобы покормить и напоить лошадей. И она возмутилась поведению молчаливого кучера, который отправился по своим делам, даже не открыв дверь, чтобы уточнить, не нужно ли _ей_ что-то, или хотя бы поприветствовать _ее_. Одно дело - когда с тобой снисходительно обращаются представители привилегированного класса, совсем другое - когда это делают люди твоего класса.
        В конце концов, ей стало совсем не весело. Однажды она с вызовом открыла тяжелые бархатные занавески, чтобы выглянуть наружу. Не то чтобы тут было на что смотреть: леса и убегающие вперед зеленые холмы, усыпанные домишками с соломенными крышами. Она рассматривала сельскую местность с неприятным ощущением, которое знакомо только тем, кто родился и вырос в Лондоне. Лондонцы предпочитали тесные улицы и покрытые грязью здания большого города.
        Через какое-то время она поняла, что что-то меняется. Лошади снова замедлили ход. Она отдернула занавески, чтобы выглянуть на улицу. С другой стороны застекленных окон тесные ряды деревьев, плотно растущих вдоль тропинки, и их темные ветви и зеленые листья, аркой нависшие над дорогой, стали казаться ближе. Будто, когда она отвернулась, деревья подкрались к ней и окружили со всех сторон. Она вздрогнула и уронила занавеску. Полузабытые истории о злых лесных эльфах, духах и озорных феях проносились у нее в голове.
        Карета со скрипом остановилась. Она выпрямилась, пытаясь отогнать от себя глупые суеверия. Ее внимание уже полностью переключилось на дело, которое ей сейчас предстояло. Она неловко поправила прическу, слушая, как кучер карабкается вниз со своего насеста, заставляя всю карету сотрясаться. Спустя минуту дверь открылась, и кучер опустил лестницу из трех ступенек. Он подал руку, чтобы помочь ей спуститься.
        Она приняла его помощь, а ее взгляд тем временем скользил по лесному пейзажу, и ее смятение возрастало. Она ожидала увидеть хоть какую-то цивилизацию, гостиницу или трактир по крайней мере, где можно было бы обсудить дело, а не эту безлюдную полосу леса. И вновь, хоть на ней и была шерстяная накидка до щиколоток, надетая поверх ярко-розового хлопкового платья для прогулок, которое она выбрала для этой встречи, она задрожала.
        Какое-то движение привлекло ее взгляд. Всадник появился откуда-то из тени деревьев. Он не слез с седла, заставив зверя остановиться на расстоянии десяти ярдов. Поняв, чего от нее ждут, она пошла ему навстречу, уверенная, что движения ее бедер идеально отточены. Позади нее слуга залез в карету и уехал вниз по тропинке.
        - Вы кому-нибудь сообщили о нашей сегодняшней встрече?  - резко спросил ее всадник.
        «Так вот как оно будет,  - подумала она.  - Никакого робкого флирта, чтобы затем плавно перейти к предмету их разговора».
        - Нет, сэр. Как вы и писали, это частное дело.  - Она остановилась, и, так как он молчал, она вопросительно приподняла бровь.  - Тогда перейдем сразу к делу?
        Впервые за все время он улыбнулся. Но это была неприятная улыбка, и Эйприл почувствовала смутную мрачную тревогу, которая никак не была связана с темным лесом вокруг, но только с этим самым мужчиной.
        Он наклонился вперед.
        - Я предпочитаю повеселиться, прежде заниматься делами.
        - Повеселиться?  - Может, она составила о нем неправильное мнение. Если он хотел покувыркаться, прежде чем они займутся обсуждением дела,  - что ж, она просто добавит это к счету, который выставит ему за преждевременную кончину Лидии. Не то чтобы она не была готова к торгам. Заметив блеск в его глазах, она улыбнулась и подняла руку в перчатке, чтобы погладить его бедро отточенным фамильярным движением.  - Я не против повеселиться. Чего бы вам хотелось, сэр?
        Его голос был тихим и хриплым.
        - Я хочу, чтобы ты…
        Она наклонила голову и ободряюще улыбнулась.
        - Да? Вы хотите, чтобы я…
        - Бежала.
        Эйприл замерла, думая, что ослышалась.
        - Прошу прощения?
        - Я хочу, чтобы ты бежала.  - Когда она уставилась на него, пытаясь понять смысл этого необычного запроса, он достал большой нож из складок своего редингота с капюшоном. У нее было всего лишь несколько секунд на то, чтобы удивиться, увидев лезвие, зловеще сверкнувшее в темном свете леса, прежде чем он резко опустил его, порезав ее руку, которая все еще покоилась на его бедре.
        Этот жест был таким неожиданным и внезапным, что она лишь спустя несколько секунд почувствовала жгучую боль. Затем она отпрянула назад с громким вздохом, недоуменно глядя на то, как кровь бьет из ее раны, окрашивая в малиновый цвет изысканную перчатку. Прижав раненую руку к груди, она встретилась глазами с этим мужчиной. Холод пробежал по ее телу, когда она прочитала то, что было написано в его взгляде.
        - _Беги_,  - прошептал он.
        И Эйприл Дюпрей побежала.

        33

        Сэм Келли зашел в «Голову короля». Направляясь в сторону стойки, он быстро обвел взглядом сумрачный интерьер. Низкий потолок был из дерева, выбеленные стены казались серыми из-за масляных ламп, клубов дыма от курева посетителей и, возможно, еще из-за камина. Но сегодня хворост в очаге еще не был зажжен.
        Таверна была наполнена лишь на треть: это обстоятельство Сэм списал на довольно раннее время. Но все же он специально выбрал угол стойки, где он смог сесть спиной к стене и наблюдать за всеми посетителями. Клиентами в основном были фермеры, работники мельниц, кузнецы, а не бродяги, с которыми ему зачастую приходилось иметь дело в притонах и трущобах Лондона. Однако никогда не стоило расслабляться, поэтому он и повернулся спиной именно к стене, а в сапоге у него торчал шеффилдский десятисантиметровый клинок.
        К нему подошел крупный мужчина с густыми рыжими волосами и усами.
        - Чем можем помочь, шеф?
        Сэм звякнул двумя шиллингами.
        - Мне нужна пинта… и некоторые сведения.
        Голубые глаза мужчины сузились.
        - Что за сведения?
        - Слышал, у вас тут были петушиные бои в прошлое воскресенье.
        - Ну да.  - Хокингс настороженно смотрел на него.  - Каждое воскресенье, после захода солнца. Не мешает ребятам еще и в церковь сходить.
        - Меня не интересует отпущение грехов. Мне нужно знать, посещали ли капитан Харкурт и лорд Гэбриэл тот бой.
        - А кто вы вообще такой?
        Сэм залез в глубокий карман своего пальто и вытащил полицейскую дубинку с пресловутой позолоченной короной. Глаза Хокингса сделались крупнее, как только он узнал этот предмет.
        - А, вы, должно быть, охотник на воров, которого нанял его светлость.  - Он нервно облизал губы.  - Позвольте угостить вас.
        Сэм наблюдал за тем, как трактирщик, шаркая ногами, переместился за стойку и принялся наполнять оловянную пивную кружку, пока пиво не полилось через край и пена не побежала по ее стенкам. Он вернулся с кружкой и придвинул ее Сэму. Два шиллинга исчезли под мясистой лапой мужчины.
        - Это связано с той шлюхой в озере?
        Как ни в чем не бывало Сэм обронил еще пару шиллингов на барную стойку. По его опыту три вещи развязывали языки: женщины, эль и деньги. Он поднял кружку и насладился густой пеной прежде, чем сделать глоток.
        - Мне нужна информация о том петушином бое.
        - Хм.  - Хокингс уставился на шиллинги, почесывая подбородок.  - Это была отличная ночка. В пари участвовали больше двух сотен парней. Мистер Дорин принес свою птичку, огромную чертову скотину. Ее не победить. В этом проблема. Никто не хочет ставить против него.
        - Ясно, понимаю суть проблемы. Но мне не интересен результат, мистер Хокингс. Мне нужно знать, были ли лорд Гэбриэл с капитаном Харкуртом здесь.
        - Дайте подумать. Кажется, оба господина сюда заходили. Думаю, я видел их на первом бое.  - Он пожал своими массивными плечами.  - Не помню их после этого.
        - Во сколько начался первый бой?
        - В половине десятого. Всегда начинается в одно и то же время, каждое воскресенье, вторник и четверг.
        - Сколько вы уже в деревне Элдридж, мистер Хокингс?
        - С тех пор как женился, почти пятнадцать лет, мистер Келли.
        - Когда-нибудь слышали раньше, чтобы девушки пропадали или погибали в озере, как наша малютка?
        На лице трактирщика изобразилась тревога.
        - Нет, не прям так чтобы, мистер Келли.
        Сэм бросил еще несколько шиллингов Хокингсу.
        - Спасибо, сэр. Я был бы признателен, если бы вы держали ухо востро и внимательно следили за всеми сплетнями, касающимися лорда Гэбриэла и капитана Харкурта.
        - Конечно, шеф.  - Он снова сгреб монеты своими толстыми пальцами и уже было почти отошел. Потом вдруг замер в нерешительности, повернулся и наклонился ближе к сыщику.  - Ничего не знаю о лорде Гэбриэле, но капитан… по уши в долгах.
        - Откуда вам это известно, мистер Хокингс? Он же из Лондона.
        - Да, но у него в этих местах есть охотничий домик. Он здесь часто бывает. Он пытается скрывать свои финансовые проблемы, но ему приходится платить наличными. Никакого кредита.
        - Боитесь, что он не вернет вам деньги?
        - Ой, я больше боюсь того, что со мной сделает жена, если это произойдет!  - сердечно засмеялся Хокингс и удалился.
        Сэм медленно допивал свое пиво. Это была интересная новость, что капитан Харкурт был злостным неплательщиком. Это не означало, что он не мог нанять шлюху, ведь, как Сэму было очевидно, главное было _казаться_ богатым. Сэм уже довольно долго был сыщиком, чтобы понимать, что многие представители высшего класса жили в кредит. Как Бруммель, например. Этот парень ужинал с членами королевской семьи, пока не поссорился с принцем-регентом. Но он все равно вращался в высших кругах, при этом - если люди на улицах говорили правду, а Сэм подозревал, что это так,  - денди был без гроша в кармане.
        Насколько Сэму было известно, капитан Харкурт все еще подпадал под описание преступника, составленное мисс Донован. И ни у него, ни у лорда Гэбриэла не было твердого алиби на момент убийства. Сэм взвесил это все в уме, но потом его мысли обратились к другой загадке: эта американка. Кто она такая?
        Он слышал сплетни. Она была личной горничной, затем ее понизили до служанки под лестницей, а потом она беспрецедентным образом снова поднялась до компаньонки леди Ребекки. Это чертовски необычно, как и с той убитой девушкой. Вообще, если бы он не знал ее, то подумал бы, что она из господ. Не соответствовали этому разве что ее необычайные знания из области убийств. Он не знал, _откуда_ она, но он точно знал, _кто_ она: Кендра Донован - лгунья.

        34

        Карета герцога с грохотом мчалась по грязным деревенским дорогам в сторону имения Морланда - Тинли Парк. Два владения разделяли всего шесть с половиной километров, но сельский пейзаж, казалось, бесконечно расстилался перед глазами Кендры. «_Мир_правда_стал_меньше_в_мое_время»_,  - подумала она.
        Она схватилась за медные перила, когда карета свернула на узкую дорожку и въехала в парк. Выглянув из окна, Кендра удивилась первому впечатлению от поместья. Оно выглядело как Белый дом: колонны с каннелюрами, портик и классический треугольный фронтон. Камень не был выкрашен в белый, ему сохранили естественный цвет теплого меда, который, казалось, светился от лучей солнца.
        Затем она вспомнила, что в _это_ время еще не было Белого дома. Британцы сожгли эту конструкцию год назад.
        - Впечатляет, да?  - сказал герцог, неправильно трактовав выражение ее лица.
        - А. Ну да. Это точно.
        - Дед мистера Морланда, Генри Ричфорд, граф Уилмонта, имел чрезмерную страсть к древним цивилизациям, в особенности греческой. Когда он приобрел Тинли Парк, он снес предыдущее имение и построил то, что вы сейчас видите перед собой.
        - Такое не ожидаешь увидеть в английской деревне.
        Что-то в той тишине, которая воцарилась после ее слов, заставило ее отвести взгляд от окна и взглянуть на Элдриджа. Он смотрел на нее странным образом.
        Это разожгло в ней панику. «_Что_я_сказала?_»  - подумала она. Спустя несколько секунд она вспомнила, что в Англии в восемнадцатом веке началось движение возрождения греческой культуры. Тинли Парк в конце концов не был чем-то необычным. Черт и еще раз черт.
        - Я имела в виду, он выглядит не очень _английским_,  - поправилась она. Эта фраза казалась притянутой за уши, даже она это слышала. Она почувствовала, как ее лицо вспыхнуло под внимательным взглядом герцога.
        - Что ж, граф предпочитал Древнюю Грецию всему английскому, включая легенды. У нас было много бесед на эту тему, хотя, должен признаться, мой интерес скорее относится к греческой цивилизации и к ее вкладу в естественные науки, чем к ее мифам. А как у вас, мисс Донован? Вы интересуетесь греческой мифологией?
        - Не особенно, нет.
        Карета с толчком остановилась напротив поместья, и кучер спрыгнул вниз. Кендра сделала резкое движение в сторону двери, но герцог удержал ее за руку. Он выглядел изумленным.
        - Мы, может быть, и проводим здесь расследование, но все же должны соблюдать общественные нормы.  - Он достал маленький серебряный чехол из внутреннего кармана своего пальто. Открыв его, он вытащил что-то похожее на визитку, которую передал своему кучеру.  - Моя карточка,  - объяснил он.
        Кендра откинулась назад, нахмурившись.
        - И что теперь?
        - Теперь мы подождем, чтобы узнать, примет ли нас мистер Морланд.
        - Мы могли бы выяснить это, просто постучав в дверь.
        Губы Элдриджа дернулись.
        - Только если бы мы были неучтивы, что, очевидно, не так. Не стоит волноваться, моя дорогая. Если джентльмен дома, он не откажется нас принять. Это было бы глупо с его стороны.
        - Понимаю. А бывает ли такое, что для титулованной особы кто-то оказывается _не_ дома?
        - Это зависит от того, имеет ли господин, к которому вы хотите попасть, более высокий титул.  - Он посмотрел на нее озадаченно.  - В Америке, без сомнения, так же - если не в отношении титулов, то в отношении позиции в обществе?
        Кендра не знала, что ответить на это. Она также мало что знала об общественных нормах в Америке девятнадцатого века. Ее визиткой всегда был значок ФБР, теперь такой же недосягаемый для нее, как звезды на небе. Одна мысль об этом расстроила ее.
        Слуга вернулся с ожидаемым ответом - мистер Морланд был дома. Лакей Морланда встретил их в огромном фойе с бледно-серыми мраморными полами с прожилками, колоннами и золотым убранством. На сводчатом потолке была нарисована фреска, изображавшая одетого в тогу мужчину, демонстрирующего свое физическое совершенство: он послал стрелу в дерево, разбив его надвое, в то время как другой мужчина выпрыгивал из его раздробленной сердцевины в сторону женщины в струящемся белом одеянии. Герцог не шутил, когда говорил, что покойный граф нежно любил греческую мифологию.
        Он проследил за ее взглядом в сторону потолка, когда они поднимались по спиральной лестнице.
        - Это восхитительно, не правда ли?
        - Как в музее.  - Хотя, опять же, здесь _все_ было как в музее, подумала она.
        Лакей отвел их в гостиную, окрашенную в воздушные пастельные тона. Греческое влияние читалось и в обитой шелком мягкой мебели, и в классически резных комодах, и в волютах с завитками над ионическими пилястрами. Еще одна фреска украшала потолок, на этот раз она изображала царскую пару, сидящую на тронах посреди крупных вздымающихся облаков.
        _«Зевс_и_Гера»_,  - поняла Кендра, главные бог и богиня в греческой мифологии.
        - Мистер Морланд скоро будет,  - сказал им слуга.  - Пожалуйста, присядьте. Могу ли я предложить вам чего-нибудь выпить? Херес или бренди, может? Или чай?
        - Чашку чая, пожалуйста,  - улыбнулся герцог.  - Мисс Донован?
        - О… конечно. Да. Спасибо.
        - Сейчас принесу поднос, ваша светлость.  - Лакей сделал поклон и удалился.
        Сложив руки за спиной, Кендра обошла комнату. На дальней стене было несколько картин, по большей части портретов, и пара пейзажей. Портрет по центру был самым большим, примерно метр на метр с лишним, на нем была изображена женщина в струящемся, похожем на тогу белом платье. Ее темные волосы были распущены и спадали на плечи. Она опиралась на каменную колонну, ее темные глаза были задумчивы. Темные облака собирались на заднем плане. Кендра пыталась понять, что это была за богиня или полубогиня, когда герцог подошел к ней сзади.
        - Леди Анна,  - сказал он.
        - Простите?
        Он кивнул в сторону картины.
        - Это мать Морланда, леди Анна. Как вы понимаете, эта картина была заказана по меньшей мере двадцать пять лет назад.
        Кендра внимательно изучила женщину на полотне.
        - Она красива.  - Кендра бросила взгляд на герцога и задалась вопросом, видит ли он, что эта женщина невероятно похожа на Джейн Доу.
        - Ваша светлость… мисс Донован.  - Она повернулась и увидела, как Морланд зашел в комнату. Он загадочно посмотрел на Кендру: вероятно, спрашивал себя, какого черта эта компаньонка делает тут с герцогом.  - Добро пожаловать. Это исключительное удовольствие для меня.
        - Ваш дом впечатляет,  - сказала Кендра.
        Лицо Морланда приняло ироническое выражение, когда он поднял глаза и посмотрел на разрисованный потолок.
        - Боюсь, я сам меньше интересуюсь греческими легендами, чем мой дед или мать. Я подумывал о ремонте, но, боюсь, что расстрою мою мать.
        - Как поживает леди Анна?  - спросил Элдридж.  - Она к нам не присоединится?
        Морланд опустил взгляд, рассматривая свои руки, его лицо напряглось.
        - Нет. Боюсь, матери нездоровится.
        - О, мой дорогой, грустно это слышать. Если ей нужен уход, у нас в замке есть отличная сиделка.
        - Вы слишком добры, сэр.  - В его глазах блеснул огонь, но потом быстро погас.  - Однако, боюсь, никакой уход не поможет от того, что причиняет страдания моей матери.
        За ним открылась дверь, и вошел лакей, а потом и служанка с чайным сервизом.
        - А, прекрасно.  - Морланд, похоже, обрадовался тому, что их прервали.  - Давайте присядем?
        Служанка поставила поднос на соседний столик, сделала книксен и покинула комнату. Лакей остался и принялся разливать чай.
        - Как вам подать чай, сэр?
        - Два кусочка сахара. И сливки.
        - Мисс?
        - Черный. Один кусок сахара.
        Лакей сделал всем чай, передал чашки. Очевидно, он был знаком с предпочтениями Морланда и передал ему чашку с соусником без предварительных вопросов.
        - Это все, сэр?
        - Да. Можете идти, Адамс.  - Когда лакей закрыл за собой дверь, Морланд нахмурился.  - Этим визитом я обязан случаю с той проституткой? Сыщик вернулся?
        На лбу Морланда пролегли глубокие морщины.
        - Вообще-то да.
        - Он установил личность малышки?
        Кендра внимательно изучала его, но не смогла различить ничего, кроме любопытства, в его взгляде.
        - Нет, но он выяснил кое-что очень важное. За последние четыре года в Лондоне пропали еще несколько проституток, похожих на ту девушку, которую нашли в озере.
        - Пропали? Не понимаю. Если их не нашли убитыми, скажите на милость, как вы установили связь между этими проститутками и мертвой девушкой в озере?
        - Сложно объяснить. Однако, основываясь на очевидных фактах, я уверен, что связь здесь есть,  - ответил герцог.
        Кендра посмотрела на Морланда.
        - Где вы были в воскресенье вечером, мистер Морланд? Понимаю, что вы были на ужине леди Этвуд, но куда вы направились потом?
        Несколько секунд он просто молча смотрел на нее. Как будто не расслышал вопрос. Затем повернулся к герцогу.
        - Как мое местонахождение связано с этим делом, ваша светлость?
        Элдридж вздохнул.
        - Прошу простить нам наше беззастенчивое поведение. Мисс Донован убедила меня в том, что подобные методы необходимы.
        - Мисс Донован убедила вас, и теперь вы верите в то, что я способен на это… это варварство?
        - Мы допрашиваем сразу нескольких человек, мистер Морланд,  - спокойно заметила она.  - Такова процедура.
        - Процедура? _Что_ за процедура? Я судья, черт возьми!
        - Думайте об этом как о своем гражданском долге.
        - Моем…  - его артикуляция полнилась яростью.  - Это абсурд!
        Герцог снова вздохнул.
        - Я правда надеюсь, что вы не воспримите это как оскорбление. Но так или иначе мне хотелось бы услышать ответ.
        Его тон был мягким, но Кендра почувствовала за ним стальную волю. Она лишний раз почувствовала вес, который герцог имел в этом мире. _Посерьезней_ее_значка_.
        Морланд поставил свою чашку и поднялся. Он гордо подошел к окну и встал спиной к ним. Когда он ответил, его речь звучала четко и отрывисто:
        - После ужина я вернулся домой. После прекрасных блюд месье Антона я прошелся по саду. Затем я читал в библиотеке, а потом удалился в свою спальню.
        - Может ли кто-то подтвердить ваше местонахождение?
        Он пристально посмотрел на нее.
        - Я вернулся поздно. Может, слуги заметили мою ночную активность. Может, и нет.
        - А как же ваш лакей?  - спросила Кендра, вспомнив этот вопрос Ребекки Дэлтону.  - Он не помогал вам готовиться ко сну?
        - Он помогал мне до того, как я пошел читать в библиотеку. Позже его помощь мне уже была не нужна.
        - Какую книгу вы читали?
        Он озадаченно нахмурился.
        - Как моя литература связана с чем бы то ни было?
        - Понимаю, это кажется вам странным, но я бы хотела услышать ответ.
        Он продолжил хмуро смотреть на нее в течение еще нескольких секунд, как будто пытаясь отгадать смысл этого вопроса, затем пожал плечами.
        - _Том_Джонс._ Вы читали, мисс Донован?
        - Да. Старая книга.  - _Даже_для_этой_эпохи_.
        Морланд промолчал.
        - Вам знаком Лондон, милорд?  - продолжила Кендра.
        - Конечно. У меня там дом, я им пользуюсь, особенно во время сезона. Как и большинство представителей света, включая его светлость.
        Элдридж подтвердил этот факт кивком.
        - Я уже долгие годы не пользуюсь своим домом в Лондоне, но мои сестры и их семьи часто бывают там во время своего пребывания в городе.
        Впервые с момента начала этой беседы глаза Морланда весело вспыхнули.
        - Если в рамках уточняющего вопроса вы поинтересуетесь моим времяпрепровождением в Лондоне, мисс Донован, я должен признаться, что когда-то вел разгульную жизнь. Но это было время моей молодости. А если таких поганцев сейчас карают законом, тогда всю аристократию можно отправить в ссылку или повесить. За исключением, конечно же, герцога Элдриджского.
        - Но вы время от времени ездите в свой дом в Лондоне?
        Он пожал плечами.
        - Можно и так сказать. Не чаще и не реже всех остальных, включая лорда Сатклиффа и его брата лорда Гэбриэла.
        - Спасибо за ответы на вопросы, мистер Морланд.
        Он удивленно вскинул одну бровь.
        - Мы что, уже закончили допрос?
        - Я предпочитаю называть это беседой.
        - Полагаю, это зависит от того, кто задает вопросы, не так ли?
        Восприняв это как сигнал, Элдридж поставил в сторону свою чашку и встал.
        - Еще раз прошу прощения за любые неудобства, мистер Морланд. Моя сестра организовала сегодня вечером ужин и танцы. Надеюсь, сегодняшние события не повлияют на ваше решение и вы придете на праздник?
        - Конечно же, ваша светлость.  - Судья снова стал вежлив, даже улыбнулся, когда открыл дверь и проводил их в холл.  - Непросто, когда тебя расспрашивают по делу об убийстве проститутки, но определенные уступки необходимы. Я, конечно же, желаю, чтобы этого негодяя поймали.
        - Рискну предположить, что этого хотим мы все,  - согласился герцог.
        Когда они покинули холл, Кендра заметила краем глаза беспокойное движение. Развернувшись, она испытала шок, когда какое-то существо, как будто прямиком из фильма ужасов, кинулось навстречу им. Кожа женщины была такой бледной, что она светилась, как луна, однако была почти прозрачной на резко выступающих костях лица. Единственными пятнами цвета на этом бескровном лике были темные полукружия под впалыми глазами и сами глаза, которые сверкали, как черные агаты. Ее волосы были цвета тусклого пепла, они были спутаны и спадали в беспорядке ей на спину. На ней было что-то похожее на бесформенное белое платье, метры и метры ткани развевались вокруг худых ног, когда она бежала. Кендра заметила, что ее изящные ступни были босыми и грязными.
        Кендра услышала, как герцог резко ахнул, а затем женщина бросилась в руки Морланда, не обращая внимания на остальных присутствующих.
        - О, Адонис! Где ты был? Эта гарпия вернулась!
        Морланд поднял руки, чтобы схватить женщину за предплечья, пытаясь освободиться от схвативших его пальцев, но она вцепилась в него как лишайник.
        - Мама, где миссис Маркс?
        Кендра в шоке вспомнила портрет в гостиной. Не было никакого сходства у той красивой девушки с этой старухой.
        - Боже,  - выдохнул Элдридж.
        Морланд посмотрел на него с выражением мучения в глазах.
        - Он не должен нас найти,  - прошептала леди Анна.  - Нам нужно бежать, пока не поздно.
        - Тихо, мама. Ты не должна покидать свои комнаты. Тебе нездоровится.
        Она начала трепать его лицо жилистыми рябыми руками.
        - Адонис. Мой Адонис,  - напевала она тихо.  - Нам нужно бежать на Олимп. Он нас там не найдет.
        Морланд схватил ее за запястья.
        - Мама, тебе нужно вернуться в свои комнаты. Тебе небезопасно бродить тут.
        - О, сэр!  - Женщина с крепким телосложением в форме служанки быстро двигалась по холлу.  - Мне ужасно жаль. Она убежала от меня!
        Морланд гневно смотрел на нее.
        - Это очевидно. Поговорим об этом позже, миссис Маркс. Сейчас же отведите мою мать обратно в ее комнаты.
        - Да, конечно, мистер Морланд.
        Леди Анна оглянулась по сторонам, ее глаза расширились от страха.
        - Нет! Нет!  - Она вцепилась в Морланда.  - Это гарпия. Пожалуйста, Адонис…
        Мясистые руки миссис Маркс взялись за хрупкие плечи пожилой женщины, отстраняя ее от сына.
        - Мадам, нам не нужно мешать мистеру Морланду,  - сказала она удивительно мягким голосом.  - Пойдемте, дорогая. Давайте отведем вас обратно в ваши комнаты.
        Черные глаза мигали в растерянности. Ее лицо было изможденным, когда она уставилась на своего сына.
        - Кто ты?  - прошептала она.
        - Мама…
        - Нет! НЕТ! Ты не мой Адонис!  - Ужас пробежал по лицу леди Анны, она отпрянула от Морланда.  - Нет! Нет! Не трогай меня!  - Она начала задыхаться от рыданий.
        Миссис Маркс притянула пожилую женщину к себе.
        - Вот так, мадам. Вы хотите чашечку замечательного шоколада?  - Она вела ее рядом с собой по коридору, посылая беспокойные взгляды назад, в сторону Морланда.  - Мы сядем у камина, вы и я, и будем пить горячий шоколад.
        - Он не мой Адонис! Где Адонис?  - пожилая женщина стонала, облокотившись о служанку. Они повернули за угол, и всхлипывания леди Анны со временем стали почти не различимы. Вместо них воцарилась полнейшая тишина.
        Гости Морланда стояли как вкопанные, одолеваемые несметным числом разных чувств. Кендра обменялась с герцогом взглядом и увидела ужас и сожаление в его глазах.
        - Прошу прощения, ваша светлость, за эту сцену,  - сказал через силу Морланд. Он выглядел таким потерянным, что Кендре стало его жаль.  - Моя мать, как я говорил, больна.
        - Я не имел представления,  - пробормотал герцог.  - Я не видел леди Анну с тех пор… Гм, с тех пор как умер ваш дед.
        - Да. Это произошло сразу после его смерти. Она начала забывать вещи. Бывало, ей приходилось напоминать, что нужно есть или одеваться. Иногда…  - Он тяжело сглотнул и уставился невидящим взглядом в глубь коридора, где исчезла его мать.  - Иногда она путает меня с отцом. Или ее действительность смешивается с мифами. Миссис Маркс заботится о ней, смотрит за ней.  - Его губы искривились.  - Или пытается скорее. Несмотря на проблемы с умственными способностями, моя мать достаточно хитра и часто сбегает от нее.
        - Мои искренние соболезнования, мой дорогой. Я помню леди Анну…  - Элдридж остановился и затем вздохнул:  - Но это ничего не значит. Мы должны оставить вас в покое, мистер Морланд. Простите за наше вторжение.
        Морланд кивнул немного рассеянно и проводил их по лестнице в фойе.
        - Я бы предпочел, если бы вы… не рассказывали никому о моей матери, сэр. Я бы не хотел, чтобы ее имя упоминалось в каких-то сплетнях.
        - Это ясно,  - Элдридж задумался.  - Если вам нужна какая-либо помощь…
        - Спасибо, сэр. Я привозил сюда психиатров из Лондона, но они говорят, что здесь ничем не поможешь. Я не собираюсь запирать ее в психбольнице.
        - Нет, конечно, не надо.
        Они стояли в странной тишине, пока не подъехала карета. Элдридж ждал, когда кучер ударит хлыстом и лошади пустятся рысью по дороге. День быстро превращался в вечер, в воздухе витала прохлада, но Кендра подумала, что холод, который они чувствовали, рождался скорее из ужаса.
        - Боже мой,  - вздохнул герцог.  - Я понятия не имел. Леди Анна совсем сошла с ума.

        35

        Солнце быстро опускалось к горизонту, когда они снова собрались в кабинете. Пока Алек разливал напитки, два лакея молча заносили дрова и зажигали огонь в очаге, а также свечи и канделябры.
        Ребекка подождала, пока не ушли слуги, прежде чем огласила:
        - Харриса не было дома.
        Кендра приняла бокал красного вина из рук Алека.
        - Вообще не было дома? Или для вас?
        Ребекка удивленно уставилась на нее.
        - Моя дорогая мисс Донован, Сатклифф - _маркиз_. Я дочь графа. Мистер Харрис - младший сын графа. _Викарий_. Он вряд ли _не_ был дома для нас, если он действительно _был_ дома!
        Элдридж сдавленно посмеялся, делая глоток бренди.
        - Полагаю, мисс Донован шутит, моя дорогая. Я объяснил ей процедуру с карточками во время нашего посещения Тинли Парка.
        Аристократка вскинула брови.
        - У вас в Америке нет карточек?
        Кендра снова вспомнила свой жетон ФБР.
        - Моя карточка была немного другой. Где был мистер Харрис?
        - Катался верхом в лесах. Мистер Келли, желаете бокал красного, бренди или виски?  - Алек взглянул на сыщика.
        - О. Виски, спасибо, сэр.
        - Мы поговорим с ним потом,  - продолжил Алек, передавая солидный стакан с щедро налитым виски Сэму.  - Однако я рад сообщить вам, что мы можем вычеркнуть из списка Сквайра Уалдинга.
        - Да.  - Ребекка отпила красного вина.  - Бедняга ужасно страдает и не может ходить. Подагра,  - добавила она, когда увидела, как нахмурилась Кендра.
        - Подагра? Болезнь ног?  - перевела Кендра с греческого.
        - Артрит, мисс Донован,  - добавил герцог.  - Болезнь королей. Дорогой Сквайр имеет удивительное пристрастие к еде - красному мясу в особенности, если я правильно помню. Что, как мне говорили, усугубляет развитие болезни.
        - Его большой палец на ноге опух практически до размеров мяча для крикета,  - сообщила всем Ребекка.  - Это довольно заметно. Он был в кресле, его нога покоилась на стуле с подушками. Он с трудом может стоять ногах, поддерживаемый двумя слугами, они и помогают ему перемещаться.
        - Несчастье Сквайра в этом случае играет нам на руку,  - Элдридж посмотрел на Сэма.  - А что у вас, мистер Келли? У вас такие же хорошие новости?
        - К сожалению, нет. Мистер Хокингс видел лорда Гэбриэла и капитана Харкурта в начале первого петушиного боя, но не может поклясться, что они не ушли после. Там было все забито, более двух сотен мужчин. Они могли покинуть заведение.
        Рот Алека сжался.
        - Я поговорю с братом еще раз.
        Кендра покачала головой.
        - Не думаю, что это мудрое решение.
        - Он _мой_ брат, мисс Донован.
        - Именно поэтому вам и не нужно с ним говорить. Вы слишком эмоционально вовлечены. Вы не хотите, чтобы он был виновен. Вы будете слышать только то, что захотите услышать.
        - Не глупите. Я не глухой, женщина.
        - Нет, вы просто человек,  - гневно ответила она.
        Элдридж поднял руку, чтобы предотвратить спор.
        - Мы с мисс Донован завтра поговорим с Гэбриэлом, Алек.
        Кендра видела, что Алеку эта идея пришлась не по душе, но он промолчал. Спустя какое-то время Сэм откашлялся.
        - Я также узнал, что друг лорда Гэбриэла, капитан Харкурт, имеет охотничий домик где-то неподалеку, и еще он злостный неплательщик.
        Это удивило герцога.
        - Я знал, что у него здесь есть охотничий домик, но понятия не имел о его финансовой ситуации. Мою сестру тоже нужно поставить в известность. Она обычно не приглашает охотников за приданым на свои праздники.
        Ребекка выглядела задумчивой.
        - Мэри сказала мне, что он ищет жену. Теперь я понимаю, что он, должно быть, ищет богатую наследницу.
        - Может, тебе спросить у своей горничной, кто убил ту девушку?  - пробормотал Алек.  - Мы бы сэкономили время.
        Ребекка не обратила внимания на его комментарий и посмотрела на герцога и Кендру.
        - А что насчет вашего расследования? Вы вычеркнули Морланда из списка подозреваемых?
        Элдридж нахмурился и уставился в свой стакан с бренди.
        - Увы, нет. Морланд спал в ночь убийства. Однако мы выяснили нечто печальное. Леди Анна сильно больна. Ее разум пошатнулся.
        Глаза Ребекки увеличились в размере.
        - Боже праведный.
        - Мы не должны выносить это за пределы этой комнаты,  - пояснил Элдридж.  - Нам, может, и приходится вторгаться в жизнь джентльменов, но мы должны осторожно распоряжаться информацией, которую получаем. Они заслуживают такого уважения с нашей стороны.
        - Хоть сумасшествие и сделало свое дело, леди Анна была поразительно похожа на наших жертв, когда была моложе,  - заметила Кендра.
        - Да, это так, но подобное сходство, может, не такая уж и редкость,  - медленно произнес герцог. Его взгляд устремился на портрет над камином.  - Моя жена и дочь тоже были похожи на них, как и вы, мисс Донован. Физические качества леди Анны могут быть простым совпадением.
        - Может. Но в любом случае это следует учитывать. Мы узнали еще кое-что. Вы удивились, когда узнали о психических нарушениях леди Анны.
        Элдридж нахмурился.
        - Да. Она стала затворницей, но я понятия не имел, что она больна. Но все же это не то, о чем всем рассказывают.
        - Возможно, и так, но люди все же имеют свойство болтать. Так горничная леди Ребекки и узнала, что капитан Харкурт ищет жену. Мистеру Морланду и его домашним удивительным образом удается не выносить сор из избы. Они знают, как хранить секреты. Интересно, какие еще секреты они скрывают?
        Все молча размышляли об этом. Затем Сэм допил свой виски, заглянул в свой пустой стакан почти что со скорбью и поднялся на ноги.
        - Пара моих парней прибыли недавно, чтобы помочь в расследовании. Если у вас нет других распоряжений, я бы присоединился к ним. Сегодня вечером у Хокингса будет очередной петушиный бой. Так как, скорее всего, там будет та же публика, я пойду туда и поговорю с посетителями, может, кто-то из них помнит лорда Гэбриэла и капитана Харкурта в ту воскресную ночь.
        - Очень хорошо, мистер Келли.
        Когда сыщик вышел, Элдридж встал.
        - Завтра мы продолжим начатое. Но сегодня вечером давайте отложим эти печальные размышления. Кейро устраивает после ужина танцы. Может, мы попробуем насладиться остатком вечера, как думаете?
        Кендра сомневалась, что сможет насладиться вечером. Но если бы она имела хоть малейшее представление о том, что произойдет, она бы придумала любую отговорку, чтобы не участвовать в этом мероприятии.

        36

        Неприятно холодное чувство дежавю сковало плечи Кендры, когда она незаметно примостилась у одной из боковых стен большого бального зала. Шесть дней назад она так же стояла на этом месте, наблюдая за тем, как сэр Джереми Грин попивает шампанское под ярким канделябром.
        Теперь сэр Джереми Грин был мертв, а свечи представляли собой не хитроумно устроенные лампочки, а настоящие свечи из воска. Люди вокруг не играют роли, они _сами_ история, живая, дышащая история.
        - Вижу, герцог уговорил Ребекку подарить ему танец.  - Алек улыбался, когда подошел к ней сзади. Он выглядел невероятно привлекательно в своей визитке бутылочно-зеленого цвета, кремовом галстуке и брюках.
        Она проследила за его взглядом и увидела, как Элдридж и Ребекка кружились в каком-то простоватом танце, который заключался в быстром передвижении широкими шагами и обменом партнерами. Движения производились в такт звукам громкой флейты и скрипки, на которых играли местные музыканты, приглашенные леди Этвуд. Среди танцоров Кендра заметила мистера Морланда в паре с леди Довер и мистера Дэлтона с Сарой Роулинс. Харрис с женой здесь не присутствовали.
        - Не хотите потанцевать, мисс Донован?
        - О боже, нет.
        Он засмеялся.
        - Вы меня убиваете.
        Она взглянула на него.
        - Сомневаюсь. Я не умею танцевать.  - «_Такие_танцы»_,  - подумала она про себя. Вообще, она не помнила, когда в последний раз танцевала, возможно, когда ей было пятнадцать и она училась в колледже. Тогда она чувствовала себя неловко и не в своей тарелке. Младше всех своих одноклассников. _Пария_. Опять дежавю.
        Алек схватил два бокала шампанского с подноса проходящего мимо лакея и предложил ей один из них. Они молча наблюдали за проплывающими мимо танцорами.
        - Что вы думаете о маленьком приеме моей тети?
        - Красочно.  - Кендра слегка улыбнулась. Она попивала шампанское, наблюдая за тем, как герцог и Ребекка поднимают руки в воздух, совершая всем телом замысловатые движения.  - Это напоминает мне Джейн Остин.
        - Джейн Остин?
        - Да. Знаете… _Гордость_и_предубеждение,_Эмма,_Доводы_рассудка._
        В его молчании было что-то, что заставило ее взглянуть на него. Его глаза внимательно изучали ее. Улыбка Кендры пропала, ее губы высохли. Что, если ее в конце концов не отбросило назад во времени, а куда-то в сторону, в другое измерение? Согласно теории струн, вселенная состоит из разных мембран или плоскостей существования, альтернативных миров. Может, Джейн Остин никогда не существовала или она существовала, но не стала писательницей. В этом была проблема с путешествиями во времени, было много теорий, много возможностей.
        Она облизала губы.
        - Может… Может, я не права…
        - «_Гордость_и_предубеждение»_, насколько я помню, была хорошо принята,  - сказал медленно Алек.  - Ребекка обожает этот роман, как и «_Чувство_и_чувствительность»_. Вы читали их?
        Кендра понимала, что здесь что-то не так. Но что? Если Джейн Остин существовала в эту эпоху, почему он тогда так странно себя ведет?
        Она проглотила шампанское, пытаясь понять, в чем дело.
        - Да.  - Этот ответ казался ей разумным. Но зеленые глаза Алека так сверкали, что у нее вспотели ладони.
        - Вы знакомы с автором?
        Это звучало почти угрожающе.
        - Почему вы спрашиваете?
        - Это простой вопрос, мисс Донован. Вы знакомы с автором этих романов?
        - Нет.
        Он промолчал. Вместо ответа он повернул голову в сторону кружащихся танцоров. Казалось, он смотрит не на них, а напряженно размышляет о чем-то.
        - В чем дело?  - спросила она невольно.
        Он посмотрел на нее, нахмурившись. Затем он, казалось, принял решение и схватил ее за локоть.
        - Пойдемте со мной, мисс Донован.
        - Пойти с вами? Куда? Зачем?
        - Чтобы положить конец этому фарсу.  - Его хватка стала крепче, когда она попыталась сопротивляться тому, что он уводит ее в сторону дверей. Спустя какое-то время он ослабил хватку и подал ей руку. Со стороны это казалось галантным жестом. Но она знала, что он бросил ей вызов.
        - О чем вы?  - спросила она. Ее сердце беспокойно колотилось.
        - Пойдемте со мной и узнаете.
        Все же она не решалась.
        - Не будьте трусихой, мисс Донован.
        Кендра гневно посмотрела на него. Хоть она и подозревала, что он пытается провоцировать ее, она обвила своей рукой его руку, почувствовав контраст между мягким бархатом его сюртука и твердыми мышцами, которые нащупали ее пальцы. Когда они проходили сквозь открытые двери, Кендра понимала, что, возможно, они выглядят как любая другая парочка, прохаживающаяся по залу. Напряжение между ними терялось на фоне общего веселья. Только лакеи, казалось, заметили, что они вышли из бального зала. Кендра почувствовала на себе их любопытные взгляды, когда они покидали комнату.
        Алек молчал, и Кендра почувствовала, что тоже не может говорить, в горле стоял болезненный комок. Музыка и болтовня, разбавляемая смехом, становились тише по мере того, как они двигались по коридору. Вскоре единственными звуками стало шуршание шелка ее вечернего платья, шум их шагов, приглушаемый коврами, и их собственное легкое дыхание.
        - Куда мы идем?  - Она заставила себя задать этот вопрос, потому что это гнетущее молчание между ними нужно было нарушить.
        Алек молча завел ее за очередной поворот. Кендра начала высвобождать свою руку, готовясь сбежать прямо из этого коридора, но их прогулка закончилась перед парой широких двойных дверей. Алек открыл их и шагнул в темную комнату.
        Как любое животное, чувствующее опасность, Кендра замерла в дверном проеме. Алек нашел кремень и зажег ближайшие свечи. Кендре не нужно было это скромное освещение, чтобы разглядеть книжные полки и огромные картины, висящие над ними. Она только вошла в эту комнату и сразу поняла, что это библиотека.
        - Пожалуйста, заходите, мисс Донован.  - Алек не смотрел на нее. Он взял свечу и стал внимательно изучать книжные полки справа.
        Дрожа - в комнате было холодно, хотя Кендра и не была абсолютно уверена, что в этом причина ее озноба,  - Кендра сделала три шага вперед. Скверное чувство у нее внутри усилилось. Она все еще держала бокал с шампанским и теперь выпила его остатки одним глотком.
        - Зачем вы привели меня сюда?
        Он не обращал на нее внимания, продолжая свои поиски.
        Она напряженно размышляла, пытаясь понять, что такого она сказала, что спровоцировало такую реакцию с его стороны. Это было точно что-то о Джейн Остин. Джейн Остин существовала в это время, и она написала книги, которые сохраняли свою популярность во времена Кендры. Что тут могло быть не так?
        - А.  - Произнес Алек удовлетворенно, вытащив какую-то книгу с одной из полок.  - Я был уверен, что она здесь.  - Он повернулся и подошел к Кендре.  - Теперь у меня к вам вопрос,  - мягко произнес он.  - Кто вы, черт возьми, Кендра Донован?

        37
        - Я не понимаю.  - У Кендры пересохло во рту, она уставилась на книгу в его руках, будто это была тикающая бомба.
        - Это простой вопрос.  - Он продолжал пристально смотреть на нее, отмечая про себя все оттенки эмоций, которые отражались на ее лице.  - Давайте начнем вот с чего. Где вы работали до того, как прибыли в замок на прошлой неделе?
        Она молча уставилась на него.
        Его губы сжались.
        - Давайте тогда начнем с другого. Вы сказали герцогу, что прибыли в Лондон в мае 1812 года. Однако вашего имени нет в списках пассажиров, путешествовавших в том месяце.
        - Как вы?..  - Она вспомнила подозрительный взгляд, с которым Сэм смотрел на нее ранее.  - Мистер Келли. Вы поручили ему разузнать обо мне, когда он был в Лондоне.
        - Вообще-то это герцог попросил сыщика отправить своих людей проверить ваш рассказ.
        - Он ничего не говорил.  - Она отвернулась, чтобы поставить пустой бокал от шампанского на соседний столик. Она заметила, что ее рука была не совсем твердой.
        - Мой дядя - весьма необычный человек. Он восхищается вашим умом, мисс Донован. Вы ему нравитесь. Он надеялся, что вы сами придете к нему, что вы достаточно доверяете ему, чтобы рассказать правду.
        У нее закружилась голова.
        - Это никак не связано с доверием.
        Алек приподнял бровь.
        - Тогда с чем это связано, скажите на милость?
        - Вы не поймете.
        - Только если вы мне не доверитесь.
        - Я не могу.
        - Почему же, черт побери?
        - Потому что вы мне не поверите.
        - Откуда вам знать, во что я могу поверить, а во что нет?
        Она прижала руку к своему бурлящему животу и просто покачала головой.
        - Вы американская шпионка?
        Этот вопрос заставил ее зажмуриться.
        - Что? Нет. Это смешно.
        - Шпионите для ирландских повстанцев?
        - Нет!
        - Работаете на французов?
        - О, боже мой, нет. Нет, я не работаю ни на одно правительство.  - Теперь уже нет. Она ушла из ФБР. Пустилась во все тяжкие через двести лет в будущем.
        - Тогда я не понимаю вашу скрытность.
        Она сомневалась, что он поверит в путешествие во времени.
        - Что вы скрываете?  - спросил он мягко.
        Кендре нечего было сказать. Что, черт, она _могла_ сказать? Правду? Он подумает, что она сошла с ума. Она вздрогнула от мысли, где она после этого окажется - возможно, в психбольнице образца девятнадцатого века. Она представила себе орущих пациентов, привязанных цепями к кроватям и содержащихся в страшных условиях. Она не могла пойти на такой риск.
        Тишина между ними становилась невыносимой. Алек выглядел разочарованным. Затем он подошел к ней поближе и подал ей книгу.
        Кендра нахмурилась и машинально взяла ее. Опустив взгляд, она увидела название. «_Гордость_и_предубеждение»_. К беспокойству, бушующему у нее внутри, прибавилось недоумение.
        - Джейн Остин. Так вы сказали, да? Автор этой книги?
        - Да.  - Ее снова потрясла напряженность его взгляда.
        - Откуда вы узнали, кто автор?
        - Что? Что ж, потому что…  - Пальцы Кендры дрожали, когда она изучала обложку книги, которая была в идеальном состоянии. Что было естественно для книги, которая вышла пару лет назад.
        _«Гордость_и_предубеждение»_ было выгравировано золотыми буквами на красной коже. Снизу была подпись: «_Написано_леди»_.
        Прекрасно понимая, что она увидит, она открыла книгу и взглянула на первую страницу.

        «Гордость и Предубеждение»
        роман
        в трех томах
        автора «Чувства и Чувствительности»

        Нигде, ни на обложке, ни внутри книги, не было имени автора.
        Она знала, что ложь рано или поздно подводит всех. В ФБР она всегда рассчитывала на это. Но все же она не могла подумать, что ее подловят на чем-то столь безобидном, как имя Джейн Остин. Она подняла свой взгляд и посмотрела в глаза Алека.
        - Я не могу это объяснить.
        - Не можете… или не будете?
        Она вздохнула и отвела взгляд. Его руки опустились на ее плечи, она снова удивленно посмотрела ему в глаза.
        _«Слишком_близко»,_  - все, что она могла подумать.
        Он сверлил ее взглядом своих зеленых глаз.
        - Вы боитесь кого-то, мисс Донован? Вы скрываетесь?
        Он подбросил ей идею. Ей только оставалось надеяться, что она сможет ею воспользоваться, сочинить правдоподобную историю, но в голове у нее была пустота.
        - Мой дядя защитит вас, мисс Донован. _Я_ защищу вас.
        - Вы думали, что я воровка и лгунья.
        Он нахмурился.
        - Кажется, я был наполовину прав в своем суждении.
        Кендра поняла, что она не имеет права обижаться на его слова. Или оскорбляться. Но она все равно чувствовала себя оскорбленной.
        - Я не стану судить вас, мисс Донован.
        _«Вы_так_только_говорите»_,  - подумала Кендра. С сожалением она покачала головой и вернула ему книгу.
        - Мне жаль…
        Он глубоко вдохнул.
        - Вы просите нас довериться вашим необычным теориям и не можете оказать нам ту же честь.
        - Это не одно и то же.
        - Я не соглашусь с вами, мисс Донован. Полагаю, это почти одно и то же.
        Между ними снова воцарилась тишина. Он смотрел на нее, затем его взгляд опустился на ее губы. Когда он снова посмотрел ей в глаза, ее сердце посылало сигналы, которые она не хотела слышать. Она намеренно сделала шаг назад.
        - Мне нужно в кабинет. Снова взглянуть на мои записи.
        - Уходите?
        - Мне нужно работать,  - сказала она, но они оба знали, что это ложь. Но все же он не попытался ее остановить, когда она вышла за дверь. Она не бежала, хоть и хотела. Вероятно, прошло секунд пять с тех пор, как она покинула библиотеку, но ей казалось, что за это время могла расцвести и прийти в упадок целая империя.
        Она боялась, что он последует за ней. Ее сердце бешено колотилось. Оно продолжало так же сильно биться, когда она дошла до кабинета и оказалась там одна. Ее рука тряслась, когда она принялась зажигать свечи. Ей в конце концов пришлось остановиться и сделать пару дыхательных упражнений, чтобы успокоиться. Ей нужно было сосредоточиться. Она не знала, как сюда попала - вихрь, кротовая нора, что бы там ни было. Но она начинала понимать _почему_. Она была здесь, чтобы поймать убийцу. Это было ее целью.
        Поймать убийцу. Вернуться домой. Эти две задачи были переплетены у нее в голове. Она не могла позволить себе отвлечься на кого-то. Например, на маркиза Сатклиффа.

        38
        - В чем дело, мисс?
        Кендра сидела на кровати, позволив Роуз потренироваться на ней в своих парикмахерских умениях. Но в голове она проигрывала события вчерашнего вечера, когда Алек ловко поймал ее на ее же собственных словах и поделился тем, что герцог был в курсе, что она ему солгала. Странно, но именно последнее обстоятельство волновало ее больше всего.
        _«Он_надеялся,_что_вы_сами_придете_к_нему,_что_вы_достаточно_доверяете_ему,_чтобы_рассказать_правду»._
        Кендра вспомнила слова Алека и почувствовала ту же смесь смятения и вины, что она ощутила тогда. В последний раз она кому-то по-настоящему доверилась, когда сказала своим родителям, что хочет сама распоряжаться своим будущим. Они даже с ней не спорили. Просто бросили ее.
        Она вспомнила спокойные серо-голубые глаза герцога. Он не бросил бы ее, она знала. Но он вполне мог бы поместить ее в психбольницу.
        - Мисс?
        - Прости, Роуз. Я немного рассеянна.
        - Вы кажетесь какой-то печальной…  - Роуз не успела договорить, когда резко отворилась дверь и в комнату влетела Молли. Твини вся раскраснелась, ее глаза горели, когда она остановилась перед ними и захлопнула за собой дверь.
        - Боже! Ты что творишь, Молли Дэнверс?  - воскликнула Роуз.  - Я могла уколоть мисс шпильками, если бы не успела закончить!
        - Что горит, Молли?  - вторила ей Кендра.
        Лицо Молли застыло в растерянности.
        - Ничего не знаю о том, что горит… но его светлость попросил меня привести вас!
        Кендра замолчала. Алек, должно быть, рассказал герцогу о ее обмане, и Элдридж наконец решил положить конец этому спектаклю. Что она могла ему сейчас сказать?
        - Хорошо.  - Она медленно встала и вытерла свои внезапно ставшие липкими ладони о юбку.  - Я встречусь с герцогом в его кабинете. Мне нужно только…
        - Нет. Не в кабинете, мисс. В лесах. Там леди.  - Глаза Молли чуть не вылезли из орбит, когда она делано вздрогнула.  - Она _мертва_, мисс! Просто ужас!

* * *

        Женщина определенно была мертва, тут Молли была права. И то, в каком состоянии находилось тело этой женщины, было и правда ужасным. Она раскинулась вдоль одной из узких тропинок, ее лицо смотрело вверх, глаза были открыты. Ее окружал черный лес с вкраплениями зелени. Горстка мужчин, одетых в грубые твидовые костюмы, стояли на расстоянии пяти шагов, уставившись на тело. Когда Кендра с Алеком и герцогом Элдриджским подошли, мужчины сняли шляпы, выразив тем самым, как она полагала, почтение скорее не ей, а сопровождавшим ее мужчинам.
        - Кто-нибудь прикасался к чему-либо? Двигал ее?  - спросила резко Кендра, подбежав и опустившись на колени рядом с жертвой. В такой близи Кендра почувствовал наводящий ужас запах смерти, смешавшийся с глинистым ароматом земли. По своему опыту она знала, что через пару часов, когда температура воздуха поднимется и утро перерастет в день, этот запах можно будет почувствовать на расстоянии по меньшей мере метра. Тело было относительно свежим.
        Мальчик, который сообщил о теле и пригнал их всех сюда, ответил:
        - Да, ну, мой папа и мистер Блэк, вот они, они перевернули ее, мадам,  - его адамово яблоко подскакивало в горле, а его глаза снова уставились на мертвую женщину.  - Мы не знали, что она уже отдала богу душу. Мой папа сказал мне позвать кого-то на помощь.
        - Мы подумали, что она была пьяна, упала и поранилась,  - вставил мужчина постарше.  - Мы послали Мартина в замок, чтобы сообщить вам, ваша светлость.
        - Это не вы принесли ее сюда?
        - Нет, мисс.
        Кендра нахмурилась и принялась рассматривать тело. Женщине, казалось, было немного за тридцать. Ее голова была наклонена в сторону, ее лицо, когда-то явно очень красивое, теперь было покрыто пятнами и изуродовано ужасными царапинами, грязью и высохшей кровью. У нее были голубые глаза, затянутые дымчатой пленкой, вызванной помутнением роговицы после смерти. Солнечный свет, проступающий сквозь навес из дубовых листьев, дотронулся до ее разбросанных вокруг лица волос, превратив их в своего рода золотой нимб. На ней было длинное шерстяное пальто, которое распахнулось и открыло коричневую шелковую подкладку и платье цвета розовой карамели. Нижняя юбка была разорвана и запачкана, и от бедер до края ее корсета ткань затвердела и окрасилась в почти что черный цвет от засохшей крови.
        Кендра рассеянно разгоняла руками мух, жужжащих вокруг и ползающих по телу. Падальные мухи уже начали свой цикл жизни и смерти, отложив свои яйца, чтобы произвести потомство, которое будет кормиться разлагающейся плотью.
        - Ее убили не здесь. Кажется, ее закололи в грудь, недалеко от сердца, но на земле нет крови. Она истекала кровью где-то в другом месте. У нее также, похоже, нет одного ботинка. Кто-нибудь находил ботинок?
        Раздалось несколько отрицательных ответов.
        - Мне нужно сделать записи, осмотреть прилегающую территорию, прежде чем мы перенесем тело,  - сказала Кендра, посмотрев на герцога. Он кивнул. Возможно, из-за того, что он был ученым и понимал важность документирования.
        Он повернулся к мальчишке.
        - Мартин, правильно? Сходи в замок за бумагой и писчими принадлежностями мисс Донован.
        - Щипчики и увеличительное стекло тоже понадобятся,  - добавила она.
        Мартин взглянул на герцога, который кивнул в знак согласия. Мальчик кинулся в сторону замка.
        - Если ее убили не здесь, то зачем нам осматривать территорию?  - уточнил Алек.
        Кендра посмотрела ему в глаза. Воспоминания о прошлом вечере были еще свежи, но мертвая женщина, лежавшая у их ног, затмевала собой любые другие тревоги.
        - Никогда не знаешь, что можно найти. По крайней мере, я бы хотела использовать эту возможность, прежде чем мы все истопчем вокруг. Кстати…  - она посмотрела на тропинку рядом.  - Это же не дорога к озеру, но ею явно пользуются.
        - Да. Ею часто пользуются те, кто живет неподалеку и работает в имении,  - ответил Алек.
        - То есть он хотел, чтобы ее нашли,  - тихо произнесла Кендра.
        - Полагаю, вы правы, мисс Донован,  - медленно сказал Элдридж, и в его голубых глазах застыла растерянность.  - Но почему?
        У Кендры было несколько идей. И, так как ни одна из них не предвещала ничего хорошего, она просто покачала головой.
        - Не здесь. Позже.
        Герцог склонился к жертве.
        - Кажется, бедная девушка бежала по лесу.
        - Бежала и упала, по меньшей мере один раз, может, и больше. Юбка в области колен сильно загрязнена. Она потеряла один ботинок, но, очевидно, продолжала бежать.
        _«В_ужасе»_,  - подумала Кендра. Колготки в районе стоп были так изодраны и испачканы грязью и кровью, что было невозможно установить их изначальный цвет.
        - Она точно лежит здесь не долго. Тут мухи и личинки, но нет жуков или пауков. Животные тоже не причинили телу никакого вреда. Больше всего пострадали уши. Мягкие ткани. Что-то разъело мочки ушей. Во сколько вы нашли тело?
        - Около семи,  - сообщил один мужчина.
        Кендра в уме произвела вычисления. Сейчас восемь тридцать. Десять минут, чтобы дойти до замка и сообщить о преступлении. Еще немного, пока мальчик их ждал. Несмотря на то что они шли быстрыми шагами, они все-таки не бежали.
        - Как вас зовут?  - спросила Кендра.
        Мужчина покрутил шляпу в руках.
        - Бобби, мисс. Бобби Блэк.
        - Кто-нибудь знает, когда по этой тропинке в последний раз ходили?
        Бобби Блэк нервно посмотрел на герцога.
        - Ой, я не могу говорить за кого-то еще, мисс. Но мы с Регги Картером проходили по ней прошлым вечером, около одиннадцати часов. Мы шли по ней, когда возвращались домой из конюшен. Девушки не было здесь тогда.
        - Вы уверены насчет времени?
        - Ну да.
        - И вы уверены, что ее здесь не было? Было же темно. Может, вы ее не заметили.
        - Нет. Мы бы просто споткнулись об нее.
        Кендра посмотрела на герцога.
        - Нам нужно допросить остальных слуг. Узнать, пользовался ли кто-то еще этой тропинкой после мистера Блэка и его друга. Так мы узнаем промежуток времени, в который жертву бросили здесь.
        Элдридж кивнул. Выражение его лица, пока он разглядывал тело, было мрачнее тучи.
        - Вы правы, мисс Донован. Вы предсказали, что этот сумасшедший совершит новое убийство, и это произошло.
        - Да, но…  - Кендра нахмурилась и снова посмотрела на тело.  - Это неправильно. Здесь все не так.
        - Не понимаю.
        - У нашего убийцы есть свой типаж. Это его фирменный знак. Это что-то значит для него, глубоко личное, и он не стал бы это менять. Это не какая-то случайная прихоть, что он преследует молодых девушек с темными глазами и волосами. Эта женщина не подходит под описание жертв. Она полная противоположность: блондинка, статная и намного старше. Ее убили не тем же способом, что Джейн Доу. Посмотрите, следов удушья нет.
        Герцог поднял брови.
        - Я заметил эту разницу во внешнем облике и в том, как она умерла, мисс Донован, но я отказываюсь верить, что мы имеем дело с двумя разными убийцами. Математическая вероятность такого положения вещей меня бы сильно удивила. Мы же не в большом городе.
        Алек вышел вперед и провел пальцами по спутанным волосам жертвы. Было легко заметить несколько вырезанных прядей.
        - Но вот это неизменно.
        Звук приближающихся шагов нескольких пар ног заставил всех обернуться. Мартин несся по тропинке, в руках у него было все необходимое, а за ним следовали несколько рабочих и Сэм с Ребеккой.
        Кендра знала, что смерть привлекает не только мух. Вокруг мест преступления всегда собираются зеваки. Поэтому территорию оцепляют и отгораживают желтой лентой.
        Стоявший сзади нее Алек тяжело вздохнул.
        - Бекка, тебя не должно быть здесь.
        - О, что за глупости, Сатклифф! Мэри рассказала мне, что нашли еще одну женщину…  - Она немного побледнела, когда подошла ближе, чтобы лучше разглядеть мертвую.  - Это правда, я вижу. Боже милостивый…
        - Кто-нибудь узнает ее?  - спросила Кендра.
        - Не-а, мисс,  - сказал один мужчина.  - Она не местная.
        Она не слишком удивилась этому ответу. Одежда часто определяла социально-экономическое положение человека, особенно в эту эпоху. Несмотря на потрепанное состояние, пальто и платье женщины явно не принадлежали какой-то служанке или представительнице низшего сословия.
        - Она мне тоже не знакома,  - пробормотал Элдридж.
        - Я ее узнаю,  - воскликнул Сэм.
        - Что?  - Кендра обернулась в изумлении и уставилась на сыщика.  - Вы знаете, кто она такая?
        - Ну да. Она была уклончива в ответах, как все содержательницы публичных домов, но я не знал, не подозревал, что она вешает мне лапшу на уши. Я расспрашивал ее в ходе расследования убийства той девушки в озере. Ее зовут, то есть звали, Эйприл Дюпрей. Она владелица академии на Бэкон-стрит.
        Алек нахмурился.
        - Вы показывали ей рисунок?
        - Да. Она заявила, что не узнает девушку.
        - Кажется, она вам солгала, мистер Келли,  - сказал герцог.
        - Да.  - Он вздохнул.  - Она солгала.
        Кендра поймала его взгляд и поняла, о чем он думает: Эйприл Дюпрей солгала, и это стоило ей жизни.

* * *

        Кендра делала что могла. Она обошла территорию. Изучила тропинку. Сделала подробные записи и грубую зарисовку периметра и того, как тело располагалось внутри его. Примерно двадцать метров от края леса и открытой горной долины. Хоть она и не думала, что это слишком профессионально, она опустилась на колени и принялась изучать голову мертвой женщины с помощью увеличительного стекла и щипцов, осторожно снимая крошечные веточки и листья с ее волос и помещая их на листок бумаги, который она сложила наподобие конверта.
        - На перчатке с внешней стороны ее правой руки есть порез и что-то, похожее на кровь,  - заметила она, нахмурившись. Она запустила щипцы в отверстие, поддела кожу перчаток, которая задеревенела от застывшей крови, и обнаружила под ними холодную голубовато-серую плоть.  - Хм. Тут, кажется, одна рваная рана. Странно.
        - Почему странно?
        Она повернула голову и посмотрела на Алека. Она забыла, что ее кто-то слушает. Ее глаза заметили дюжину любопытных глаз вокруг. Вспомнив, как быстро в замке распространились слухи о первой жертве, она покачала головой, села на пятки и вздохнула:
        - Я больше ничего здесь не найду. Нам нужно перенести тело.
        - В ледяное хранилище?  - Ребекка смотрела попеременно то на Кендру, то на герцога.
        Кендра пожала плечами.
        - Там освободилось место.

        39

        Женщину положили на тот же деревянный стол, что и первую жертву. Обычно мягкие голубые глаза герцога казались темными из-за скудного освещения комнаты, его выражение лица было угрожающе-мрачным.
        Кендра посмотрела на него.
        - Дэлтон не может проводить вскрытие.
        - Да,  - согласился он.  - Я понимаю, что это теперь невозможно.
        Сэм откашлялся.
        - Э, ваша светлость, я могу помочь. Я знаю одного лондонского хирурга, которого сыщики используют в таких делах. Доктор Манро, он сначала учился на врача, а потом прошел курс хирургии в Эдинбурге. Он открыл анатомическую школу в Ковент-Гардене два года назад. Я могу поручиться за него.
        - Отлично, мистер Келли. Если вы дадите мне адрес, я пошлю ему письмо незамедлительно.
        - Что касается письма, сэр… Я считаю, мне нужно вернуться в город, показать рисунок другим проституткам в борделе. Ясно, что мисс Дюпрей ввела меня в заблуждение в прошлый раз.
        - Я бы хотела поехать с вами,  - сказала Кендра.
        Четыре пары глаз повернулись к ней и уставились на нее в крайнем удивлении.
        Алек первым пришел в себя и покачал головой.
        - Это невозможно, мисс Донован. Заявиться в бордель для вас рискованно, так же как и появиться в обществе проституток. Ваша репутация будет разрушена раз и навсегда.
        Кендра закатила глаза и показала на тело, лежащее перед ней.
        - Но в обществе мертвых проституток я появляться могу.
        Несмотря на ужасные обстоятельства, рот Элдриджа дернулся в едва заметной улыбке.
        - Я думаю, что, скорее всего, общество отнеслось бы с неодобрением и к этому, но у нас есть свои оправдания. Не беспокойтесь, моя дорогая. Я уверен, мистер Келли сможет провести расспросы без вашей помощи. Теперь я предлагаю вернуться в замок. Здесь мы уже ничего не сможем сделать, пока человек мистера Келли не проведет вскрытие.

* * *

        Когда они собрались в кабинете на завтрак, который герцог приказал принести, Кендра подумала, что при всем пристрастии людей этой эпохи к утонченности по части еды все было так же. Хотя, с другой стороны, это было время, когда общественные повешения считались чем-то вроде романтических свиданий.
        - Ясно, что мисс Дюпрей собиралась вымогать деньги у убийцы,  - сказал Алек, перекладывая вилкой с серебряного блюда яйца и сосиску себе на тарелку.
        Кендра пристально посмотрела на них, вдруг почувствовав дурноту.
        - Это моя ошибка. Это я придумала нарисовать портрет жертвы и разослать его по борделям для определения личности девушки. Если бы она не увидела его, она бы не стала пытаться шантажировать убийцу.
        Еще одна мысль вдруг пришла ей в голову. Кем была эта Эйприл Дюпрей? Да, она была мамашей, но кем она была для истории? Что, если она была прапрабабушкой кого-то важного, например Фрэнсиса Крика или еще какого-то лауреата Нобелевской премии, который помог создать карту ДНК? Может, когда она вернется домой, она поймет, что все изменилось из-за этого происшествия? ДНК, которая так важна для работы полиции будущего: может, ее так и не откроют?
        - Это не ваша вина, мисс Донован,  - твердо сказал Элдридж, возможно, заметив, как сильно она побледнела.  - Этот портрет был гениальной идеей, но мы бы и так отправили мистера Келли в Лондон со словесным описанием жертвы. Смею предположить, что эта женщина узнала бы одну из своих птичек, особенно если учесть, что она недавно бесследно пропала. Истина всплыла бы тем или иным способом. Таков рок.
        Кендра снова начала дышать. Она не была полностью уверена, что верила в рок и судьбу, но, может, она в конце концов не разорвала ткань времени. Или, может, она только хотела верить в слова герцога, потому что второй вариант был слишком ужасным.
        Герцог смотрел на нее, пока разрезал сосиску.
        - Что-то вас беспокоит. Что, моя дорогая?
        Кендра задумалась. Она выпила кофе, затем вздохнула, поставив чашку на стол.
        - Эйприл Дюпрей убили из-за шантажа,  - сказала она наконец,  - но это не объясняет, почему ее убили именно _здесь_.
        Ребекка нахмурилась.
        - Не понимаю. Вы сами всячески нас убеждали, что этот сумасшедший живет где-то здесь. Скорее всего, именно здесь он соблазнял женщин легкого поведения последние четыре года. Само собой, он убил мисс Дюпрей тут. Это часть его схемы, как вы сами говорили.
        - Нет. Прежде всего Эйприл Дюпрей - не часть его схемы. Она совсем не похожа на его жертв. Она жила в Лондоне, и он мог убить ее там, возможно, даже не привлекая внимания. Или почему бы не убить ее где-нибудь в другом месте в деревне? Почему именно _здесь_?  - Кендра взяла нож и вилку, сосредоточившись на еде и позволив остальным переварить ее слова.
        - Он убил ее, потому что она пыталась его шантажировать,  - сказала Ребекка с недоумением.  - Мы согласились, что это объясняет необычность ее внешности и возраста для нашего убийцы.
        Кендра покачала головой.
        - Субъект убил ее из-за шантажа, и он выбрал ее не специально. В этом смысле она не была такой же жертвой, как остальные девушки.  - Она сделала паузу, пытаясь подобрать нужное слово.  - Она была помехой. Он мог устранить ее тихо. Но он так не сделал.
        - Ее он не выбирал, но он выбрал это место,  - осознал Элдридж.  - Этот злодей _решил_ положить ее тело на тропинку, которой пользовались все и где, как он знал, ее обнаружат. Зачем?
        Алек медленно отложил нож и вилку.
        - Он пытается добиться реакции.
        - Да,  - кивнула Кендра.  - Так я и думаю. И это говорит нам о чем-то. Он все видит и слышит. Помните, когда я сказала вам, что он набирает обороты?
        - Его, как вы это назвали, период передышки становится короче,  - сказал Элдридж.
        - Это еще одна форма обострения. Он не ожидал, что Джейн Доу обнаружат. Это была неожиданность. Не входило в его планы. Но я думаю… это его раззадорило. Эйприл Дюпрей не подходит под его типаж,  - добавила она тихо,  - но он воспользовался возможностью использовать ее для того, чтобы бросить нам вызов.
        Ребекка была в смятении.
        - _Нам_? Что вы говорите, мисс Донован? Нам угрожает опасность со стороны этого сумасшедшего?
        - Нет,  - быстро ответила Кендра. Слишком быстро. Она взяла паузу, чтобы обдумать сказанное. Могла ли она быть так уверена в своем суждении?  - По крайней мере, пока что,  - поправила она себя осторожно.  - По моему мнению, он станет более непредсказуемым, когда сама ситуация станет непредсказуемой. Как я говорила, контроль очень важен для него. Ему не понравится, если что-то пойдет не по плану.
        - Например, если мамашу опознают,  - предположил Алек.
        - Да. Именно. Он видит это как _свою_ игру, по _своим_ правилам. Он хотел, чтобы Эйприл Дюпрей нашли. Но чтобы ее опознали? Нет. Мы изменили правила игры. Он просто пока что об этом не знает.
        - А когда узнает?  - спросила Ребекка.
        Кендра отпила кофе и нахмурилась.
        - Не знаю.
        Алек посмотрел на нее через стол.
        - В лесу вы тогда сказали, что ранение на руке мисс Дюпрей странное. Что вы тогда имели в виду?
        - Это был, насколько я могу судить, один порез, через перчатку, довольно неглубокий. Нападения с использованием ножа обычно следуют довольно предсказуемой схеме. Либо преступник находится в бешенстве и наносит несколько ножевых ранений, либо он контролирует ситуацию. В последнем случае будет один или два удара, но оба они будут смертельными: например, в район грудной клетки с целью попасть в самое сердце. Полагаю, так и умерла Эйприл Дюпрей. Или нападающий целится в горло, разрезая самое уязвимое место. Смерть наступает практически сразу же.
        - То есть этот монстр опять не последовал своей же схеме,  - прокомментировал герцог.
        - И она не выставила вперед руку для защиты,  - сказала Кендра.  - Тогда бы ранение было на ладони.
        - Он сделал это, чтобы привлечь ее внимание.
        Она кивнула.
        - Я тоже так думаю. Он хотел вызвать у нее страх. И _это_ вполне подходит под его схему.
        Все замолчали, представляя последние минуты жизни Эйприл Дюпрей. Ее не пытали, как Джейн Доу, но она чувствовала ужас, на нее охотились, как на дикое животное.
        Ребекка вздрогнула и оттолкнула свою тарелку, не доев.
        - Будем надеяться, что мистеру Келли удастся узнать имя этого сумасшедшего в академии для девушек легкого поведения.
        Герцог поднял свою чашку и с любопытством взглянул на Кендру.
        - Мисс Донован, вы также сказали еще кое-что ранее о жуках и пауках, которые помогли вам определить, сколько бедное создание лежало в лесу. Я бы хотел услышать объяснение.
        Кендра забыла о своем комментарии и теперь снова ощущала весь вес исторической ответственности на своих плечах. Что сказать? О чем умолчать?
        - Мисс Донован?  - он мягко подтолкнул ее, так как она продолжала молчать.
        - Вообще-то был один случай в Китае, в тринадцатом веке,  - наконец начала она. Эту информацию она по крайней мере могла спокойно рассказать.  - Когда одного деревенского жителя нашли заколотым насмерть на его поле, местные власти установили, что орудием убийства был серп. Они конфисковали все серпы у соседей жертвы и наблюдали за тем, как падальные мухи слетаются на каждый из них в отдельности. Хотя убийца и вытер свое лезвие, микроскопические кусочки крови и мягких тканей все еще были на нем, и этого было достаточно, чтобы привлечь падальных мух.
        - Ничего себе, какая невероятно умная мысль!  - воскликнула Ребекка.
        - Мне знакомы эксперименты Франческо Реди, в ходе которых было доказано, что насекомых привлекает разлагающаяся плоть, в отличие от теории абиогенеза Аристотеля, которая свидетельствовала о якобы случайном зарождении личинок в разлагающемся мясе.  - Герцог кивнул и внимательно посмотрел на нее.  - Однако я не слышал, чтобы эксперименты Реди могли помочь в установлении _времени_ смерти.
        Кендра сдержала вздох. Иногда она сожалела о том, что герцог был так чертовски умен. Может ли она дать им сейчас информацию о том, что французский врач через сорок лет начнет использовать жизненные циклы насекомых для определения времени смерти? Может ли _это_ поменять весь пространственно-временной континуум?
        Она почесала переносицу и снова вздохнула. _Черт_побери_.
        - Никто не может сказать вам точное время смерти. Но существует общее правило: жуки появляются спустя двадцать четыре часа после смерти. Пауки - позже, так как они питаются другими насекомыми. Она все еще находилась в состоянии трупного окоченения, и у нее еще не было сильных изменений цвета кожи, хотя это самый неточный показатель для определения времени смерти.
        - Понимаю. А так как там не было ни жуков, ни пауков…
        - Ее убили вчера в течение дня. И, так как у нас есть свидетель, который утверждает, что дорожка была пуста вчера около одиннадцати часов вечера, я бы сказала, что ее убили, где-то припрятали, а потом выкинули здесь. Это дает нам определенное временное окно. У нас есть список подозреваемых. Теперь у нас есть новый вопрос. Где они были вчера после обеда? Надеюсь, у вас еще остались карточки, ваша светлость? Они нам пригодятся.

        40

        В отличие от вчерашнего дня, Морланд уже не улыбался, когда вошел в гостиную. Выражение его лица было мрачным, глаза смотрели подозрительно.
        - Добрый день, ваша светлость. Мисс Донован. Это дружеский визит или опять допрос?
        Кендра подозревала, что в этот раз им чай не предложат.
        - Произошло еще одно убийство,  - сообщила она ему прямо.
        Его брови приподнялись.
        - Еще одна девушка легкого поведения обнаружена в реке?
        - Нет. Эту женщину нашли в лесу, на дорожке, которой все пользуются. Ее убили в другом месте, но выкинули там в промежутке с одиннадцати вечера до семи утра сегодня.
        - Как вы, черт возьми, это определили?
        Кендра не ответила на его вопрос.
        - Где вы были в это время, милорд?
        Лицо Морланда вытянулось. Он снова был шокирован самим фактом допроса, а не нанесенным оскорблением.
        - Я был в кровати. Один.
        - А в течение дня?
        - Помню, вы заходили, кажется,  - сказал он сухо.
        - Мы пришли после двух. Скажите, где вы были до нашего визита и после него?
        Морланд посмотрел на герцога.
        - Сэр, нам правда нужно еще раз через все это проходить?
        - Прошу прощения, но это необходимо.
        - Очень хорошо.  - Морланд скорбно вздохнул.  - Я провел большую часть утра в кабинете, занимался корреспонденцией, которую давно откладывал в долгий ящик. После полдника я пошел кататься верхом. Я осмотрел некоторые свои владения. Я, само собой, не занимался убийством какой-то мамаши, мисс Донован.
        Кендра решила игнорировать его сарказм.
        - Вы с кем-нибудь встречались? Или кого-то видели?
        - Никого. Я вернулся домой, когда вы прибыли. После вашего ухода я…  - Здесь он немного растерялся.  - Я какое-то время успокаивал свою мать. Оставшуюся часть дня я провел в кабинете с моим управляющим. Как вам известно, вечером я посетил бал графини.
        - Я в курсе,  - кивнул герцог.
        - Вы были знакомы с Эйприл Дюпрей?  - Она внимательно следила за его реакцией. Если он знал ее имя, то по его выражению лица этого было не сказать, оно оставалось холодным и враждебным.
        - Нет. Кто она такая?
        - Женщина, неверно оценившая ситуацию.
        - Довольно загадочный ответ, мисс Донован.
        - Это все, что я могу вам пока что сообщить. Вы можете дать нам список владений, которые вы вчера посетили во время своего объезда территорий?
        - Я же сказал вам, что никого не встретил по пути.
        - Да. Но кто-то мог видеть вас.
        Он задумался, затем вздохнул, пересек комнату и подошел к столу. Он запустил перо в чернила, нацарапал названия на бумаге и отшлифовал ее песком. Затем он передал список герцогу, но посмотрел на Кендру. Его взгляд был тяжелым.
        - Я бы не хотел, чтобы моих арендаторов беспокоили, мисс Донован.
        - Я это учту.

* * *

        Дом Дэлтона, Хэлстид Холл, был образцом британского григорианского стиля: закаленный красный кирпич, белые нарядные карнизы и подъемные окна, рамы, притолоки - лучшая реклама элегантности, черпающей свою величественность в традициях. Лужайка, деревья и внутренний двор были категорически опрятными и в высшей степени симметричными. Кендра задумалась, что это говорит о самом Дэлтоне, если вообще что-то говорит. Он унаследовал это имение, так что и порядок, и организованность, отраженные в поместье и на прилегающей территории, могли быть скорее отражением жизни бывших владельцев, чем нынешних.
        Когда карета с шумом остановилась, передняя дверь в белых панелях отворилась и появились дворецкий и лакей. В эпоху, когда еще не существовало спутниковых технологий, камер слежения или камер мобильных телефонов, чтобы записывать каждое движение человека, Кендра была впечатлена тем, как мало можно утаить от глаз слуг.
        Слуги были жизненно важной нитью, вплетенной в ткань этого времени. Великолепные особняки и соответствующая территория просто прекратили бы свое существование без горничных, которые опустошали ночные горшки, посудомоек, которые терли тарелки и смазывали плиты, лакеев, которые вносили топливо для растопки каминов и зажигания свечей, садовников, которые ухаживали за землей. На английских текстильных фабриках промышленная революция только начиналась, но пройдет еще сто лет, прежде чем эта рабочая сила сократится и станет ненужной из-за появления машин. Несмотря на сильную привязанность высшего класса к низшим, Кендра знала, что именно рядовые работники боялись потерять место. Она думала о том, видел ли кто-то из них, как преступник отправлялся на убийство или возвращался после него. И если да, то рискнет ли кто-то из них заговорить и потерять средства к существованию?
        Они прошли ритуал передачи карточек. Лакей вернулся с официальным заявлением о том, что Дэлтон был «дома».
        Он ждал их в гостиной. Казалось, он сам только что зашел в помещение. Его темные пепельного цвета волосы были растрепаны от ветра, галстук немного помят. Коричневый твидовый пиджак, темно-коричневые панталоны и поношенные ботфорты придавали ему вид типичного английского джентльмена, проживающего в деревне. Небольшие круги затемняли область вокруг глаз. Дэлтон бросил на Кендру осторожный взгляд, по всей видимости вспомнив обстоятельства их первой встречи.
        - Ваша светлость, мисс Донован, я был в конюшнях, когда мне сообщили о вашем прибытии. Проверял, как там жеребенок.  - Он изобразил улыбку.  - Вы хотите чего-нибудь выпить?
        - Нет, спасибо,  - отказался герцог.  - Это не дружеский визит.
        - Это связано с той девушкой в озере?
        - Нет. Боюсь, еще одну женщину обнаружили на моей территории. Ее убили.
        - О боже. Мне нужно собрать инструменты для проведения вскрытия…
        - Нет, на этот раз в этом нет необходимости. Я послал в Лондон за хирургом.
        - Понимаю.  - Что-то сверкнуло в его взгляде, но пропало так быстро, что Кендра не успела определить характер этой эмоции.  - Я признателен вам за то, что вы прибыли лично, чтобы сообщить мне об этой новости, сэр.
        Элдридж не отрывал взгляд от молодого мужчины.
        - Прошу, не воспринимайте это как оскорбление, мистер Дэлтон, но мы должны задать вам пару вопросов.
        Дэлтон медленно кивнул.
        - Понимаю,  - сказал он снова.  - Пожалуйста, давайте сядем?  - Когда они устроились на диване, он сказал:  - Мисс Донован уже задавала мне вопросы касательно моего местонахождения в прошлое воскресенье. Полагаю, сегодняшняя беседа будет проходить в том же ключе?
        - Будет хорошо, если у вас есть алиби на вчерашний день,  - признала она.
        Какое-то время он молчал.
        - Мне ужасно неприятна мысль о том, что меня подозревают в совершении этих двух преступлений.
        - Мы вас не обвиняем,  - уточнила она.  - Это стандартная процедура.
        Его лоб поморщился от абсурдности этой фразы. В конце концов, не было ничего стандартного в том, что компаньонка сопровождает герцога и допрашивает его по делу об убийстве. Но тем не менее он заговорил:
        - Хорошо. Вчерашнее утро я провел в конюшне с жеребенком. Мой главный конюх и несколько его помощников могут подтвердить это. Днем моя домоправительница собрала корзинку с едой, и я пошел рыбачить вдоль реки, где и провел остаток дня.
        - В одиночестве?
        - Да. Это одно из преимуществ деревенской жизни, мисс Донован.
        - Вы что-нибудь поймали?
        - Нет.
        - Я думала, что рыбачат для того, чтобы добыть еды.
        Он холодно посмотрел на нее.
        - Необязательно. Рыбная ловля меня успокаивает.
        - И никто вас не видел?
        - Мне об этом неизвестно.
        - А вчера вечером, скажем, после одиннадцати, где вы были?
        - Я удалился в свои покои к тому времени.
        - В одиночестве?
        Он вспыхнул.
        - Конечно.
        - Вы знаете женщину по имени Эйприл Дюпрей?
        Он нахмурился.
        - Я не помню никого с таким именем.
        - Вы уверены?
        - Вполне.
        - Можете сказать, что произошло с вашей женой, мистер Дэлтон?
        Он уставился на нее.
        - Простите?
        - Я знаю, что вы были женаты до того, как приехали в эти края. Сейчас вы не женаты. Что произошло с вашей женой?
        - Моя жена мертва, мисс Донован.  - Дэлтон резко встал. Кендре показалось, что его руки затряслись, прежде чем он сжал их в кулаки.  - Сэр, это уже переходит все границы,  - он обратился к герцогу.  - Моя жена - это неприятное воспоминание, которое осталось в прошлом.
        - Я сочувствую вам, мой дорогой мальчик. Однако, учитывая необычные обстоятельства, с которыми мы все сейчас столкнулись…  - Элдридж поднял руки, затем снова опустил их.  - Боюсь, вы должны простить нас за эту бестактность.
        Кендра подозревала, что Дэлтон с удовольствием выгнал бы ее взашей, и единственное, что его останавливало, был социальный статус герцога. Какое-то время он просто молча стоял.
        - Я не знаю, как умерла Марианна,  - наконец произнес он.
        Кендра приподняла обе брови.
        - Как это не знаете? Как вы можете не знать?
        Он гневно сверкнул глазами в ее сторону, затем перевел взгляд на герцога.
        - Что вам известно об истории моей семьи, герцог?
        - Я знаю, что вашей бабушкой была леди Эллен, а ее отцом был маркиз Графтонский. Она вышла замуж за мистера Питера Морза, так? Его семья занималась речным судоходством около Манчестера.
        - Да. Семья моего деда работала с герцогом Бриджуотерским над строительством Бриджуотерского канала.
        - Замечательный образец инженерного искусства,  - улыбнулся герцог.  - Мой отец вкладывал деньги в каналоманию, которая последовала за этим. Это было доходное предприятие.
        Дэлтон, казалось, немного расслабился.
        - Вполне. Моя мать получила внушительное приданое, когда вышла замуж за моего отца, он был доктором из Манчестера. Семья Марианны проживала в соседнем доме. Она была на восемь лет меня младше. Симпатичная малышка, но она была совсем ребенком, когда я пошел учиться в университет, а потом и в медицинскую школу в Глазго.
        - Вы пошли по стопам отца,  - прокомментировал герцог.
        - Не совсем. Он хотел, чтобы я стал доктором. А меня больше привлекала профессия хирурга. Это вызвало… споры. Я пошел в армию и был там хирургом. Когда мой отец умер, я вернулся домой и увидел, что Марианна больше не была ребенком, а превратилась в красивую женщину.  - Он пожал плечами.  - Честно говоря, я был ею ослеплен. Она, казалось, чувствовала ко мне то же. Спустя месяц мы поженились, затем я вернулся к своей профессиональной деятельности.
        В комнате повисло молчание. Когда он наконец снова заговорил, его голос стал тихим и печальным.
        - Мы поженились с благословения наших семейств, но это оказалось ошибкой. Мы переехали в Довер, и я вернулся к своей работе за границей.
        - Вы участвовали в Пиренейских войнах?
        - Вы хорошо проинформированы, сэр. Да. Меня послали в Испанию. Это было сложное время. Так много людей…  - Его голос замолк. Он покачал головой и продолжил:  - Само собой, чтобы не подвергать Марианну опасности, я не взял ее с собой. Ей не нравилось, когда ее оставляли одну. Ей не нравилось быть женой армейского хирурга. Марианна была красива, полна жизни и своенравна. Она влюбилась в военного офицера, который остановился недалеко от нашего дома в Довере. Думаю, он ее соблазнил.  - Его губы сжались.  - Конечно, мне ничего не было известно, пока она не написала мне письмо, в котором объяснила, что намеревается потребовать развода. Само собой, я вернулся домой, чтобы спасти наш брак, но было уже слишком поздно. Она уже уехала с тем мужчиной.
        - Боже… это же скандал!  - воскликнул Элдридж.  - Она не боялась за свою репутацию и уж тем более за вашу?
        - Как я уже сказал, она была своенравна. Она сбежала с любовником в Женеву. Я вернулся к своей работе и согласился на развод. Марианна умерла до расторжения нашего брака. Ее семья прислала мне письмо, в котором информировала о ее смерти.
        - И вы никогда не пытались выяснить, что с ней произошло?  - настаивала Кендра.
        - Нет. Какой смысл? Было слишком поздно.
        Она внимательно посмотрела на него.
        - Когда она умерла?
        - Пять, почти шесть, лет назад. Но мы жили раздельно почти год до ее смерти.
        - Сколько времени вы были женаты на момент расставания?
        - Два года.  - Он посмотрел на герцога.  - Правда, сэр, мне нечего больше добавить о моей бывшей жене. Вы как никто другой должны понимать, насколько больно мне вспоминать об этом.
        - Да, мистер Дэлтон. Я прекрасно понимаю, какую боль доставляют эти воспоминания,  - признал Элдридж и обменялся взглядом с Кендрой.  - Мы закончили, мисс Донован?
        - Да. Спасибо за то, что уделили нам время, мистер Дэлтон.  - Она встала.  - Прошу прощения за то, что пробудили те воспоминания. Ничего личного с моей стороны.
        - Странно. Мне это кажется очень личным.
        Он проводил их до кареты и стоял наблюдая за тем, как кучер натянул поводья и привел карету в движение.
        Кендра взглянула на герцога.
        - Когда мистер Дэлтон унаследовал Хэлстид Холл?
        - Пять лет назад.
        - Хм. Интересное совпадение. Он приехал сюда сразу после смерти жены. Прямо перед тем, как начали исчезать проститутки.  - Она посмотрела на Элдриджа.  - Вы верите, что он не знает, как умерла его жена?
        - Нет. Но есть много причин, по которым мужчина будет лгать по поводу своей сбежавшей жены.
        Кендра решила, что это может быть правдой. Но все же она не была уверена, что Дэлтон солгал именно по этой причине. Она перешла еще к одному моменту, который ее беспокоил.
        - Он так и не спросил, кто такая Эйприл Дюпрей.
        - Я тоже отметил про себя этот факт, моя дорогая. Однако он знал, что какую-то женщину обнаружили сегодня утром. Скорее всего, он связал это с ней.
        - Может.
        Они погрузились в размышления. Элдридж первым нарушил тишину.
        - Вы, кажется, чувствуете, что смерть жены мистера Дэлтона могла превратить его в изверга, который убивает проституток ради удовольствия?
        - Не превратила. Субъект был… сломлен задолго до убийств. У него мрачное воображение. Когда он был ребенком, он, возможно, мучил и убивал животных. Может, даже устраивал поджоги. Он хотел уничтожать. И затем что-то побудило его к действию, какой-то стимул, который подтолкнул его к осуществлению этих ужасных фантазий.
        Герцог в растерянности уставился на нее.
        - Как, мисс Донован? Как человек становится монстром?
        - Не знаю,  - прошептала она. И она правда не знала. Рождались ли серийные убийцы уже такими или они становились такими со временем? Ученые нашли агент моноаминоксидазы в Х-хромосоме, также известный как «ген воина», который, как полагают, предрасполагает людей к насилию. Но не все, у кого обнаруживали этот дефектный ген, проявляли склонность к насилию. Было также много примеров серийных убийц, над которыми издевались физически и морально во время их становления как личностей, однако не все дети, которые страдали от насилия, превращаются в серийных убийц. Это была настоящая головоломка.
        - Если мистер Дэлтон тот изверг, которого мы ищем, может ли неверность его жены и тот факт, что она его бросила, быть тем, что толкнуло его на убийства? Зачем он ждал два года, пока она не умерла, чтобы стать монстром?
        Кендра почувствовала дрожь, ощущение, похожее на прикосновение костлявых пальцев к затылку.
        - Есть еще один вариант,  - произнесла она медленно.  - Мистер Дэлтон был в армии. Он сказал, что проживал в Довере. Нам нужно проверить, не пропадали ли там девушки. Если Дэлтон - наш убийца, Лондон мог и не быть его единственным полем для охоты.

        41
        - Это по поводу той проститутки, найденной в лесу?
        Кендра обменялась с герцогом взглядом, прежде чем обратила все свое внимание на Харриса. Незадолго до этого дворецкий Харриса провел их в его кабинет, обшитый темными деревянными панелями. Викарий воодушевленно поприветствовал Элдриджа и предложил, как это принято, чего-нибудь выпить. Герцог отказался, объяснив, что они пришли не с дружеским визитом, что и побудило Харриса задать свой вопрос.
        - Кто рассказал вам о женщине, найденной в лесу?  - осторожно спросила Кендра.
        Все это время викарий игнорировал ее присутствие, но сейчас он одарил ее покровительственным взглядом.
        - Все уже об этом говорят. Это главная новость в деревне.
        - А что конкретно говорят?
        - Что убили еще одну шлюху,  - он пожал плечами.  - И что сыщик расследует это дело, хотя он вернулся в город.
        Элдридж подвинулся в кресле.
        - Мы с мисс Донован помогаем мистеру Келли вести расследование.
        - В самом деле? Как это, сэр?
        - Пожалуйста, не воспринимайте это как оскорбление, мистер Харрис, но нам нужно задать вам пару вопросов о вашем местонахождении вчера и вечером прошлого воскресенья.
        - Я не понимаю, сэр…  - челюсть Харриса опустилась, он ошеломленно смотрел на герцога. «Этот взгляд уже становится традицией»,  - подумала Кендра.  - Вы случайно не собираетесь связать _меня_ со смертью этих шлюх, сэр?
        - Мы не проводим никаких взаимосвязей. Мы проводим расследование,  - поправила Кендра.  - Это стандартная процедура - задавать вопросы тем, у кого теоретически могла быть возможность совершить то или иное преступление.
        Кендра помнила тот самый взгляд Харриса - как будто она была диковинным созданием, которое выползло откуда-то из-под скалы,  - еще с первого господского ужина, который она посетила.
        - Это очень оскорбительно, мисс Донован,  - сказал он.
        - Намерения вас оскорблять у нас нет.
        - Зачем, скажите на милость, мне совершать такое? Убивать шлюху?
        Кендре не нравилось, что он постоянно называл жертву шлюхой. Это можно было списать на манеру выражаться в эту эпоху, но тут был явный презрительный подтекст, как будто бы она не совсем человек. Впрочем, проститутки вне зависимости от эпохи не вызывали особого уважения среди своих сограждан.
        - Вы не ответили на наш вопрос,  - заметила она.  - Где вы были вчера?
        Он посмотрел на нее сверху вниз.
        - Я писал проповеди, мисс Донован. И я писал своему отцу. Он, знаете ли, граф Кларендейл.
        Это было напоминание. Он был не просто скромным викарием. У него были _связи_.
        - Вас не было дома, когда мой племянник и леди Ребекка зашли к вам вчера после обеда,  - вставил Элдридж и привлек тем самым внимание викария.
        Харрис нахмурился.
        - Нет. Они заходили после обеда. Я уходил кататься верхом. Я часто катаюсь после обеда.
        - Но сегодня вы не ходили?
        - Нет. Сегодня у меня были другие важные дела.
        Кендра задавала ему стандартные вопросы: «Куда вы ходили? Что вы делали? Встречались ли вы с кем-нибудь? Видели ли кого-то?»
        Нет. Нет. Нет… _Да_…
        - Я видел вашего скитника, ваша светлость,  - произнес он с подчеркнутой медлительностью.  - Забыл его имя.
        Кендра подалась вперед.
        - Вы видели Томаса?
        Харрис пожал плечами, делая вид, что такие мелочи его не волнуют.
        - Он был в лесу. Наши дороги не пересеклись. Не знаю, видел ли он меня.
        «Это не было алиби в полном смысле слова»,  - подумала Кендра. Даже если Томас смог бы подтвердить, что видел викария, это означало бы только то, что Харрис выезжал кататься верхом. Но также было возможно, что викарий был не единственным, кого Томас видел в лесу. Она мысленно напомнила себе, что нужно еще раз навестить скитника.
        - А как насчет прошлой ночи и вечера прошлого воскресенья?
        - Вечером в прошлое воскресенье мы с женой были в замке. Это был первый вечер праздника леди Этвуд.
        - Во сколько вы ушли?
        - Тогда же, когда и другие гости, полагаю, в половине десятого.
        - Что вы делали после того, как покинули праздник?
        - Мы вернулись домой. И пошли спать.
        - Может ли ваша жена это подтвердить?  - спросила Кендра.
        - Моя жена спит в отдельной спальне,  - ответил он сухо.
        Она и забыла об обычае высшего класса того времени спать в отдельных комнатах.
        - А как насчет прошлой ночи?
        Он холодно посмотрел на нее.
        - Мы не отходили от норм, если вы об этом спрашиваете, мисс Донован.
        Она сменила тему.
        - Как часто вы бываете в Лондоне?
        Он, казалось, был озадачен этим вопросом, но пожал плечами и ответил:
        - Редко. Я нахожу этот город вульгарным.
        - Вы знакомы с женщиной по имени Эйприл Дюпрей?
        - Нет. Это та самая шлюха, которую обнаружили утром в лесу?
        - Она та женщина, которую этим утром нашли убитой и выброшенной в лесу.
        Его глаза не выражали ничего, когда он внимательно посмотрел на Кендру.
        - Я не знал, что ее личность установили.
        - Да, мистер Келли узнал ее. Это хорошая новость, не так ли?  - герцог улыбнулся, но взгляд его оставался настороженным.  - Теперь установление личности этого убийцы - лишь вопрос времени.
        Харрис снял мельчайшую пушинку со своего рукава. Он выглядел незаинтересованным в этой новости. Он либо был невероятно хорошим актером, либо был невиновен.
        - Хорошо,  - проговорил он медленно.  - Тогда мы сможем забыть об этом прискорбном инциденте.

        42
        - Вот вам и добрый викарий,  - заметила Кендра с сарказмом. Они устроились в карете и были уже на пути домой, но она больше не могла сдерживать свой гнев.
        - Простите?
        - _Что_ с этим парнем? Он…  - «_Придурок»_,  - хотела она сказать.  - Он же совсем не сочувствует людям,  - сказала она вместо этого.  - Он пастор. Женщины _умерли_. Где его сопереживание?
        Элдридж нахмурился.
        - Он не сам выбрал этот пост, мисс Донован, это стечение обстоятельств. Для младших сыновей аристократов не так-то много возможностей для трудоустройства. Это либо что-то связанное с армией, либо с церковью. Его отец, граф Кларендейл, попросил меня назначить его на должность викария здесь: он не хотел, чтобы его сын оказался втянутым в конфликт с Бони[22 - Насмешливое прозвище Наполеона Бонапарта (_прим._пер_.).]. Я не видел причин отказать ему в этом, хотя, боюсь, вы правы насчет отсутствия сопереживания в отношении этих девушек легкого поведения. Это вызывает беспокойство.
        «Это вызовет еще больше беспокойства, если Харрис окажется ответственен за эти убийства»,  - подумала Кендра. Герцог, должно быть, думал о том же, потому что он стал мрачен и всем видом показывал, что не желает продолжать эту тему. Они погрузились в неловкое молчание, пока карета не остановилась перед лестницей, ведущей в замок.
        Для проведения беседы с капитаном Харкуртом и Гэбриэлом герцог Элдриджский выбрал одну из небольших гостиных. Помещение было скорее приятным, нежели впечатляющим или красивым, оно было выдержано в теплых винных и приглушенных серых тонах. Лакеи зашли для того, чтобы зажечь канделябры, свечи и камин, что придало всей комнате розоватый блеск.
        Капитана Харкурта опрашивали первым. Он зашел в комнату с выражением, которое было одновременно вежливым и веселым, ведь его вызвали на личную встречу с герцогом, что было одновременно и привилегией, и загадкой.
        - Вы желали поговорить со мной, ваша светлость?
        - Да. Надеюсь, вам понравился праздник моей сестры?
        - Он не мог не понравиться. Леди Этвуд невероятно гостеприимна.
        - Две мертвые женщины, убитые по соседству, наверняка подпортили общее веселье,  - заметила сухо Кендра.
        Харкурт замолчал, подозрительно посмотрел на нее, но согласился:
        - Да. Это ужасно.
        - Пожалуйста, присядьте, капитан. Вы хотите чего-нибудь выпить?  - предложил Элдридж.
        - Виски, пожалуйста, сэр.
        Герцог налил стакан и передал его молодому человеку.
        - Мисс Донован? Вы чего-нибудь желаете?
        - Нет, спасибо.
        Элдридж устроился в кресле рядом с Харкуртом и внимательно посмотрел на молодого человека.
        - Уверен, вы в курсе, что мы расследуем смерть этих двух женщин.
        - Да, сэр. До меня дошли слухи.
        - Тогда вы также в курсе, что в рамках этого расследования мы вынуждены задавать странные вопросы. Я должен спросить вас, где вы были вечером прошлого воскресенья и вчера во второй половине дня и ночью?
        - Вчера у нас была охота на рябчиков,  - без промедления ответил капитан. Он не демонстрировал, как, например, викарий, что он оскорблен тем, что его подозревают в убийстве. Но его социальное положение было ниже. Кендра подозревала, что этот факт делал его более обходительным и готовым сотрудничать со следствием.
        - Майор Эдвардс и мистер Смит могут подтвердить, что я был с ними,  - продолжил он.  - Прошлым вечером… я был здесь, конечно. Я не покидал замок.
        - Спасибо, капитан Харкурт. Я знаю, что вы с моим племянником посещали петушиные бои в прошлое воскресенье после ужина в замке. Хоть мы и не можем проверить, остались ли вы до конца боев.
        - Да. В прошлое воскресенье была большая заварушка.
        - То есть вы остались там до конца боев?  - спросила Кендра.
        Что-то блеснуло в глазах Харкурта.
        - Да.
        _«Он_врет»_.  - Кендра сузила глаза.
        - И все это время вы были с лордом Гэбриэлом?
        Он нахмурился, его взгляд упал на напиток в руке.
        - Это простой вопрос, здесь не нужно долго думать. Просто «да» или «нет»?
        Он посмотрел на нее.
        - Не все время, да. Как я уже говорил, там была настоящая заварушка. Легко потеряться.
        - Мой племянник охотился вчера с вами на рябчиков?
        Харкурт взглянул теперь на герцога.
        - Мы выехали туда вместе, но он по пути передумал. И вернулся в замок.
        - Один?  - поинтересовалась Кендра.
        - Да.
        - То есть вы точно не знаете, вернулся ли он в замок?
        - У меня нет причин сомневаться в этом. Он выглядел не очень хорошо.
        Кендра кивнула. Откинувшись назад, она посмотрела на герцога, затем сказала:
        - Спасибо, что уделили нам время, капитан Харкурт. Надеюсь, мы не причинили вам слишком много неудобств.
        - Я могу идти?
        - Если только вам больше нечего добавить.
        - Нечего.  - Харкурт поднялся, опрокинул свой виски и поставил стакан на соседний столик.  - Спасибо, сэр,  - он посмотрел на Кендру и добавил:  - Мисс.
        Когда они остались одни, Элдридж сказал:
        - Будет несложно выяснить, остался ли капитан до конца вчерашней охоты. Однако то, как он говорил о прошлом воскресенье, показалось мне уклончивым.
        - Согласна. Он что-то скрывает о той ночи. Может, лорд Гэбриэл прольет на это свет.  - Кендра с нетерпением ожидала разговора с младшим братом Алека. У него взрывоопасный характер, а это означает уязвимость в случае давления. Если она проявит определенную настойчивость, ей, может, даже удастся получить какие-то ответы.

* * *

        Харкурт был прав: Гэбриэл выглядел плохо. Его кожа имела бледно-серый оттенок, глаза были опухшими и воспаленными. Когда он вошел в гостиную, исподлобья посмотрел на Кендру, будто обвиняя ее в том, что дядя заставил его сюда явиться. Затем он стал делать вид, что не замечает ее.
        - Сэр? Вы хотели поговорить со мной?
        - Мы с мисс Донован хотели бы задать тебе пару вопросов. Пожалуйста, садись, мой мальчик.
        Кендра заметила, что Гэбриэл бросил голодный взгляд в сторону декантеров на столике у стены. Затем он сглотнул комок, повиновался и сел на диван напротив Кендры и герцога.
        - Где вы были вчера во второй половине дня?  - спросила она резко.
        Он недобро взглянул на нее.
        - Кто вы такая, чтобы задавать вопросы своим господам, мисс Донован?
        - Это _я_ дал мисс Донован полномочия проводить эти беседы, Гэбриэл,  - резко произнес Элдридж.
        - Прошу прощения, ваша светлость. Но это какой-то абсурд. Вы правда думаете, что я виновен в убийстве этих шлюх? Вы же об этом? Это черт знает что!
        Кендра внимательно посмотрела на него.
        - Почему вы не хотите отвечать на вопрос?
        - Потому что это не ваше дело, черт возьми!
        - Гэбриэл!
        Гэбриэл резко встал. Он засунул руки в карманы и начал ходить по комнате широкими шагами. Кендра уловила в этом смесь нервозности и гнева. И чего-то еще. _Отчаяния_.
        - Я ходил на охоту,  - сказал он.
        - Нам сообщили, что вы рано уехали.
        Он гневно уставился на Кендру.
        - Мне нездоровилось.
        - Вы вернулись в замок?
        - Да.
        - В какое время?
        - Я не обратил внимания.
        - Сразу после обеда? Позже, вечером?
        - Черт возьми, я не знаю. Наверное, позже вечером.
        - Вы уехали с охоты и сразу же приехали в замок?  - Внезапное молчание Гэбриэла вызвало подозрение Кендры.  - Не лгите. Мы узнаем правду.
        Он насупился. Затем резко пожал плечами.
        - Я не сразу вернулся. Я был у реки.
        - Зачем?
        - А что такое?
        Герцог вздохнул.
        - Гейб, что ты делал у реки?
        Гэбриэл провел рукой по волосам, растрепав их еще сильнее. Он снова испепелил Кендру взглядом и принялся расхаживать по комнате.
        - Ничего преступного! Это прекрасное место для размышлений.
        _«В_этом_прекрасном_месте_неделю_назад_было_совершено_преступление»_,  - подумала Кендра. Она долго смотрела на него, прежде чем приняла решение и встала.
        - А что насчет вечера прошлого воскресенья? Вы сказали, что были на петушиных боях. Куда вы направились на самом деле?
        - Я был на петушиных боях!
        Она подошла к нему ближе, пока их не разделяло расстояние примерно в тридцать сантиметров, и пристально посмотрела ему в глаза. Он скрестил руки на груди, а это, как знала Кендра, был инстинктивный жест, защитная реакция на ее попытку проникнуть в его личное пространство. Эту технику применяли правоохранительные органы во время допросов. Она обеспечивала дознавателю преимущество, доминирующую позицию, с помощью которой он загонял подозреваемого в угол, провоцируя на откровения.
        Она покачала головой и еще больше приблизилась к нему.
        - Нет. Я так не думаю,  - она видела, как на лбу у него проступил пот.  - Вы, может, там и были, но не остались надолго. Куда вы отправились потом?
        Он отступил назад и уперся в комод. Его подбородок воинственно выдался вперед, он гневно смотрел на нее.
        - Я не убивал ту шлюху!
        - Тогда скажите нам, куда вы ходили.
        - Как вы осмеливаетесь говорить со мной таким образом?
        - Гейб…  - начал герцог.
        - Скажите, куда вы ходили той ночью,  - настаивала Кендра, наседая на Гэбриэла.
        Он молчал, лишь смотрел на нее стеклянным взглядом.
        - Вы не очень любите женщин, не так ли, Гэбриэл?
        Он ничего не ответил.
        - С чем это связано?  - она продолжала его провоцировать.  - Что-то с вашей матерью? У вас проблемы с мамочкой, Гэбриэл?
        Последовала мгновенная реакция. Он стал пурпурно-красным и страшно выпучил глаза.
        - Да как вы смеете!
        _«Больная_точка»_,  - подумала она удовлетворенно. Кендра наклонилась вперед, специально раззадоривая его.
        - Похоже на то. Что, она вас недостаточно любила? Или слишком любила? Была слишком деспотичной? Так вы говорили себе: «Женщины должны знать свое место».
        - Вы…
        - Моя дорогая…  - осторожно начала герцог.
        Она продолжала давить на Гэбриэла, не обращая внимания на замечание герцога:
        - Ваша мать контролировала всю вашу жизнь, не так ли? Вот оно. Бьюсь об заклад, у вас все было по строгому расписанию. Она решала, когда вам просыпаться…
        - Заткнитесь!
        - …когда есть, когда идти спать. Скорее всего, она даже выбирала, во что вам одеваться.
        - _Заткнитесь_!
        - Гэбриэл!
        Боковым зрением Кендра увидела, что герцог встал, но она не отрывала свой взгляд от Гэбриэла.
        - Вы немного покраснели, Гэбриэл. Знаете, что я думаю? Думаю, вы не хотите, чтобы кто-то знал правду, правду о том, что вы ее ненавидели.
        Он тяжело дышал от гнева. Его рот злобно скривился. Опущенные руки сжимались в кулаки и снова разжимались.
        - Что она вам сделала?  - Кендра продолжала оказывать на него давление.  - Она наказывала вас, когда вы делали не совсем то, чего ей хотелось?
        - Идите к черту! Заткнитесь! _Заткнитесь_!
        - Гэбриэл…  - Элдридж попытался осторожно остановить его.
        - Поэтому вы назвали ее жестокой сукой? Вы ненавидите женщин, Гэбриэл? Вы ненавидите женщин так же, как ненавидели свою мать?
        - _Нет_!
        Что-то, казалось, сломалось внутри его. Она увидела это в его лице, в его горящих глазах. В ее голове с запозданием раздался предупреждающий звоночек, она быстро отошла назад, но уже было слишком поздно. Он накинулся на нее, руками схватив ее за шею.
        - _Заткнитесь!_Заткнитесь_!
        Кендра отшатнулась назад, она была абсолютно не готова к этому нападению. Внутренняя часть ее колен уперлась в диван, она свалилась на него, Гэбриэл опрокинулся сверху, его руки вцепились в ее горло мертвой хваткой, сдавливая его. Она извивалась и брыкалась, пытаясь пальцами оторвать его руки, ее ногти оставляли кровавые следы на его кистях. Сквозь громкое гудение в ушах ей показалось, что она услышала крик герцога. Над ней маячило лицо Гэбриэла, красное и потное.
        Чудовищное.
        Ее легкие горели, она бросила попытку высвободиться из его рук. Вместо этого она поднесла свои руки к его лицу, нажав большими пальцами на его глаза и яростно пытаясь проникнуть глубже.
        Он взвыл и резко поднялся, отпустив ее и свернувшись на полу. Он прижал ладони к своим глазам, ослепнув на какое-то мгновение.
        - _Боже_мой_!  - Кендра жадно глотала воздух, ее грудная клетка вздулась. Она заметила герцога, он стоял весь бледный, его голубые глаза сверкали от шока. Он держал в руках красивую старинную вазу, как дубинку. Еще бы секунда, и, подозревала она, к разодранным глазам Гэбриэл получил бы еще и головную боль. Прислонив руки к горлу, она, шатаясь, поднялась на ноги. Ее грудь горела так, будто она пробежала марафон.
        - Бог мой!  - прошептал герцог, его взгляд скользил между ее горлом, на котором уже были видны синяки, и Гэбриэлом.  - _Бог_мой_…
        Кендра сложилась пополам, уперев руки в колени и вдыхая воздух большими глотками.
        - Мисс Донован, вы?..
        - Да. Я в порядке. Дайте мне секунду. То есть минуту. Может, и _год_.
        Она посмотрела на Гэбриэла. Он съежился на полу с прислоненными к глазам руками. Кровь сочилась сквозь нанесенные ею царапины.
        Пока она разглядывала его, он медленно начал опускать руки. Она видела, что к нему возвращается рассудок. Его глаза были демонически-красного цвета, белая роговица почти исчезла за полопавшимися кровеносными сосудами.
        - Я не… о, боже, я… не хотел…  - ужас изобразился на его лице. Он взглянул на Элдриджа.  - Ваша светлость… _герцог_, я не… Я не знаю, что на меня нашло! _Клянусь_!
        Герцог уставился на него с соответствующим ситуации ужасом. Он осторожно поставил вазу на ближайший столик. Его руки, заметила Кендра, тряслись почти так же сильно, как и ее. Он посмотрел на нее.
        - Мисс Донован, с вами все в порядке?
        - Да… это пройдет.  - Ее голос был лишь слегка хриплым.
        Его взгляд упал на ее горло. Ярость обострила его черты, он резко обернулся к своему племяннику, который уже вставал на ноги:
        - Боже милостивый, Гэбриэл! Ты чуть ее не убил! Что ты за монстр?
        Покраснение ушло, уступив место мертвенной бледности на лице Гэбриэла. Его глаза выделялись на этом фоне, они выглядели еще более дьявольскими.
        - Я прошу… Я не хотел причинить боль!
        - Ты схватил ее руками за шею! Ты душил ее! И ты еще имеешь наглость, _нахальство,_ черт побери, заявлять мне, что _ты_не_хотел_причинить_боль_!  - Элдридж орал, вперившись взглядом в своего племянника, как будто впервые видел его.  - Боже мой, Гэбриэл, это ты убил тех женщин?
        Гэбриэл выглядел так, будто сейчас расплачется.
        - Нет. Я… Я… _нет_!
        - Как я могу тебе поверить? Ты _напал_ на мисс Донован!
        - Я не знаю… Я не хотел…  - Он покачал головой в отчаянии. Его пальцы дрожали, когда он провел ими по волосам.
        Кендра почувствовала приступ тошноты. Она положила руку на плечо герцога.
        - Хватит. Отпустите его.
        Герцог в изумлении уставился на нее.
        - Я думаю позвать бейлифа![23 - Бейлиф (истор.)  - судебный пристав в Великобритании (_прим._пер_.).]
        Паника нарисовалась на лице Гэбриэла.
        - Я клянусь вам…
        - Отпустите его,  - повторила она.  - Я в порядке.
        Она не знала, кто выглядел более удивленным ее решением: Гэбриэл или герцог.
        - Мисс Донован…
        - _Пожалуйста_.
        Элдридж нахмурился.
        - Я не уверен …
        - Пожалуйста.
        Он вздохнул.
        - Хорошо, мисс Донован. Но только потому, что вы настаиваете. Гэбриэл, уйди. Иди в свою комнату. И оставайся там.
        Гэбриэл стоял в нерешительности всего несколько секунд, затем двинулся в сторону двери. Его походка была похожа на походку пожилого человека: сосредоточенная, но нетвердая. Ей было ясно, что это последствие выброса адреналина, она чувствовала ту же нервную дрожь.
        Гэбриэл открыл дверь и остановился, оглянувшись на них. Он смотрел так, будто хотел что-то сказать, его лицо выразило колебание, но в конце концов он просто покачал головой и покинул комнату.
        Воцарилась мертвая тишина.
        Элдридж опустился на диван так, будто не мог больше держаться на ногах.
        Кендра взглянула на декантеры, которые ранее привлекли внимание Гэбриэла.
        - Думаю, мне нужно выпить. Вы хотите?
        Элдридж посмотрел на нее так, будто она сошла с ума.
        - Гэбриэл напал на вас, мисс Донован!
        - Да. Я при этом присутствовала.  - К черту херес, подумала она и выбрала более крепкий скотч. Она разлила жидкость янтарного цвета в два стакана, посмотрела на них в мягком свете комнаты, затем добавила еще. А что, черт возьми?! Она поднесла один стакан герцогу.
        - Ваше здоровье,  - сказала она, сделав большой глоток. Алкоголь опалил ее мягкое горло и зажег веселый огонек в животе.
        - Как вы можете быть такой спокойной после этого?
        - Я не спокойна.  - Она села лицом к герцогу и подняла одну руку. Она сильно тряслась.  - Чертов адреналин.
        Он внимательно смотрел на нее несколько секунд, затем покачал головой.
        - Мисс Донован, я вас не понимаю.
        Она ничего не сказала. Он поднес стакан к губам и опрокинул большую порцию скотча.
        - Боже. Гэбриэл… Я не могу поверить. Я просто не могу поверить, что он напал на вас!
        - Я специально его провоцировала.
        - Это не оправдание!
        - Нет. У него точно не все в порядке. Я не ожидала, что его реакция будет такой… физической.
        - Мисс Донован, это не весело! Он, скорее всего, убил этих женщин! Он вполне мог убить и вас. Я все еще думаю, что нужно пригласить мистера Хиллиарда. Алек… Алек будет опустошен.
        Она сделала еще один глоток.
        - Гэбриэл - не наш убийца.
        Он ошеломленно уставился на нее.
        - Вы сейчас сидите здесь с синяками на горле, потому что он пытался вас _удушить_!
        - Говорю вам. Я на него надавила, и он потерял контроль. Субъект не потерял бы контроль так быстро. Мне бы пришлось оказать большее давление, чем сейчас.
        - Вы не верите, что Гэбриэл убил этих женщин?
        - Я думаю, если бы Гэбриэл _убил_ этих женщин, то только в порыве бешенства. Это не то, с чем мы имеем дело.  - Она вспомнила вдумчиво сделанные порезы в области туловища жертв.
        Элдридж вытер трясущимися руками свое лицо.
        - Боже мой. Это невероятно.
        - Я не думаю, что он ответственен за эти убийства, но я думаю, что он что-то скрывает.
        - Что?
        - Не знаю,  - она нахмурилась.  - Это мне и хотелось бы выяснить.
        - Вы правда думаете, что он невиновен в этих убийствах?
        - Да. Я правда так думаю.
        - Гэбриэл только что пытался убить вас, а вы тут сейчас заявляете о его невиновности.
        - Речь не о невиновности,  - пояснила она осторожно.  - Я просто не думаю, что он - наш убийца.
        - Вы на сто процентов уверены в своей гипотезе?
        Кендра задумалась.
        - Не на сто процентов,  - призналась она наконец.  - Я уверена на девяносто девять процентов. Это довольно хороший расклад.
        - А как же оставшийся один процент?
        - Я могу ошибаться.

        43

        Ей нужно было подумать, и Кендра решила подняться на самую верхушку центральной башни. Она наслаждалась прохладным ночным воздухом, который овеял ее кожу. Над ее головой светила растущая луна. Звезды горели миллиардом сверкающих пятен, разбросанных по небу, и здесь искусственные городские огни не делали их тусклее. Она знала, что небесный свод был ярче, планеты и звезды ближе к земле. На два века ближе в разрастающейся вселенной. Она поняла, почему Элдридж установил огромный телескоп здесь, на крыше.
        Она рассеянно массировала свое посиневшее горло. Она до сих пор чувствовала руки Гэбриэла на нем и то, как они сжимают ее, видела его лицо, исказившееся в бессмысленной ярости. Кендра, мягко говоря, была недовольна собой из-за того, что не предотвратила эту атаку. Она должна была знать, что психика Гэбриэла неустойчива. Она провоцировала его все сильнее, пока он не потерял контроль.
        Но все же она верила в то, что сказала Элдриджу. Да, Гэбриэл действительно его потерял. И если бы обе женщины были заколоты вследствие ярости и потери контроля, он был бы ее основным подозреваемым. Но они имели дело с убийцей, в венах которого текла ледяная субстанция, убийцей, который чувствовал себя настолько спокойно, что насмехался над теми, кто вел следствие. Он специально подложил тело Эйприл Дюпрей на ту тропинку.
        Большая часть серийных убийц промышляли в самых темных закоулках человечества. Они не искали известности. Они никогда не хотели привлекать внимание к своей персоне или к тому, что они считали своей миссией. Они совершали свои ужасные деяния, вели свою двойную жизнь так тихо, так скрытно, насколько это возможно.
        Но все же существует и небольшой процент тех, кто превращает это в игру. Они наслаждаются переполохом в СМИ, им нравится провоцировать полицию. «_Я_умнее_вас»._ Кендра знала, что это еще одна форма контроля. Деннис Рейдер, жестокий убийца из Уичты, штат Канзас, даже придумал себе прозвище «СПУ[24 - С англ. BTK - Blind, Torture, Kill (_прим._пер_.).]»  - «Связать», «Пытать», «Убить»,  - которое он использовал в своих посланиях общественности. Он получал особое удовольствие, посылая в газеты детальное описание совершенных убийств. А Дэвид Берковиц, так же известный как Сын Сэма, отправлял прессе и полиции записи, в которых заявлял о себе как о монстре.
        Вы не будете бояться чудовища под кроватью, если не знаете, что оно там. С помощью тела Эйприл Дюпрей чудовище дало им понять, что оно здесь. И готово играть.
        Она потерла руки, вспоминая проведенные ими беседы. Алиби Харкурта на вчерашний день подтвердилось, герцог опросил мужчин, присутствовавших на охоте. Они настояли на том, что капитан находился с ними все время. Но она думала над тем, что он недоговаривал о ночи прошлого воскресенья. Она подумала, что это, может быть, всего лишь ложная нить, а она не любила ложные нити.
        За исключением Гэбриэла, который сорвался как бешеный, стоило отметить, что остальные мужчины вели себя примерно одинаково во время бесед, выражая оскорбление, гнев и возмущение. А еще они сотрудничали с ними. Или делали вид, что сотрудничали.
        Что-то неприятно скреблось где-то глубоко внутри. Она нахмурилась. Она перебирала в памяти все беседы. Кто-то сказал что-то, что вызвало у нее совсем легкое подозрение. _Что_это_было_? Но это что-то ускользало от нее, такое же назойливое, как и зуд, который она не могла унять.
        Затем еще одно чувство охватило ее: холодное ощущение в затылке. На этот раз она сразу установила источник: она знала, что уже не была в одиночестве на крыше.
        Она медленно повернулась и вгляделась в темноту, полную теней. Пока она смотрела, одна из теней отделилась, приняв форму мужчины. Она напряглась, когда серебряный свет луны упал на точеные черты Алека.
        Когда он подошел к ней, она двинулась в сторону небольшого лестничного пролета, ведущего с парапета на крышу. Он опередил ее на полпути и подал руку, чтобы помочь ей. Она немного помедлила, затем протянула ему свою руку, почувствовав тепло его ладони холодными пальцами. Его взгляд остановился на отметинах вокруг ее шеи, его рука при этом крепче сжала ее. Зеленые глаза казались бесцветными под луной. Кендра попыталась определить эмоции, которые вспыхнули в них. Злость, да. И она подумала, что это были угрызения совести.
        - Это Гэбриэл сделал с вами?  - Он поднял другую руку, его пальцы коснулись темных пятен. Прикосновение было едва заметным, но ее кожу после него закололо.  - Вы предупреждали меня. Это моя ошибка.
        - Нет.
        - Он мой брат.
        - Вы не нянька своему брату.
        - Черт возьми, ему нужна нянька!  - он нахмурился, смутившись.  - Герцог сказал, вы не считаете, что это он убил тех проституток.
        - Он объяснил вам, почему я пришла к этому выводу?
        - Ему не хватает контроля, или какая-то подобная чепуха.
        Может, это и казалось им чепухой.
        - Мы ищем очень определенный типаж,  - сказала она ему.  - Я специально подвергла вашего брата сильным переживаниям, чтобы увидеть, как он отреагирует. Я знала, что у него… деликатное отношение к матери. Я использовала это против него. Понимаете?
        - Я понимаю, что Гэбриэл пытался вас удушить, мисс Донован. Первая девушка тоже _была_ задушена.
        - Это не одно и то же.  - Она сложила руки на груди.  - Когда-нибудь кто-то спровоцирует его, и у него в руках будет оружие, или он просто задушит того, кто не сможет дать отпор. Но это будет импульсивным актом. Он сделает это сгоряча.
        Алек печально посмотрел на нее.
        - Я не знаю, что с ним делать.
        - Может, интенсивная психотерапия?
        - Что, простите?
        Она вздохнула.
        - Может, вам нужно просто попытаться с ним поговорить?
        - Вы думаете, я не пытался?  - начал он, затем сделал паузу и покачал головой. Какое-то время он сохранял молчание. Когда он снова заговорил, то решил сменить тему:  - Вы дрожите, мисс Донован.
        Она пожала плечами, но он уже снял пиджак и набросил ей его на плечи. Он не убрал руки, его взгляд потемнел, когда он посмотрел на Кендру.
        Она чувствовала его, отмечала каждую его черту: его деликатную силу, тепло его тела, запах его кожи, то, как его темные волосы спадали ему на лоб. Звон в ее ушах превращался в оглушительный гул. Она понимала, что он собирал ее поцеловать. Она просто не знала, как к этому относиться.
        Но все же она не сделала шаг назад, когда он запустил свои пальцы в ее волосы, чтобы нежно притянуть ее за затылок. Так он привлек ее к себе. Она скорее медлила, нежели сопротивлялась, в своей голове она не переставала перечислять причины, почему это все было плохой идеей. _На_то_было_слишком_много_причин_.
        - Кендра,  - прошептал он.
        Ее будто ударило током, она поняла, что он впервые назвал ее по имени. В эту эпоху, где формальное обращение использовалось даже между мужем и женой, это показалось ей чем-то особенно личным. Что она почувствует, если он действительно поцелует ее?
        У нее было всего полсекунды, чтобы подумать об этом, так как он почти сразу _поцеловал_ ее, его губы впились в ее, сначала мягко, потом сильнее, с возрастающей страстью. В ее голове будто произошло короткое замыкание, она вся наполнилась чисто физическим удовольствием от движения его языка, от прикосновения его губ. Она смутно осознала, что его руки двигаются верх и вниз по ее спине. Она придвинулась ближе к нему, пиджак упал с ее плеч, когда она обняла его руками за шею, ее пальцы со всей нежностью, на которую она была способна, гладили его густые волосы.
        Она снова дрожала, но на этот раз от восторга. И глубокого острого желания.
        Он немного отстранился, чтобы взглянуть на нее, его глаза блестели в лунном свете. Затем он сжал ее сильнее в своих руках и наклонился для еще одного долгого страстного поцелуя, еще более невероятного, чем предыдущий. Кендра не знала, сколько это продолжалось - этот парень умел целоваться,  - прежде чем она высвободилась из его объятий.
        - Подожди. _Боже_.
        Оторвавшись от ее рта, Алек принялся покусывать ее высокие скулы, направляясь в сторону уха. У нее перехватило дыхание. Это заставило ее насторожиться. Она знала, что между ними было влечение, но в то же время понимала, как холодно звучало это слово. С _влечением_ она могла бы совладать, с этим немного теплым подводным течением, с волнением. С этим гулом. Но здесь было что-то… _большее_. Это были слишком сильные переживания, слишком глубокие. Она чувствовала, что ее кожа горит, ее кости плавятся под тяжелым давлением его тела. Когда его рот нашел чувствительную точку под ее ухом, она стиснула его за плечи и изогнулась всем телом, опершись о него.
        _«Мне_здесь_не_место»._
        Кровь стучала у нее в ушах.
        - Мы не можем этого делать.
        - Думаю, можем,  - пробормотал он и снова нашел губами ее рот.
        Когда они наконец отпустили друг друга, она снова тяжело дышала. С радостным удовлетворением она заметила, что он тоже не сразу пришел в себя.
        Затем он зажмурился. Он выглядел так, будто пробудился ото сна и вместо этого погружался в какое-то крайне неприятное состояние.
        - Боже милостивый, что я делаю?
        - Предполагаю, это риторический вопрос.
        Он уронил руки и отошел от нее на шаг.
        - Простите меня, мисс Донован.
        _Опять_мисс_Донован_.
        - Это был всего лишь поцелуй.  - По-настоящему _хороший_ поцелуй, чертовски _крутой_ поцелуй. Но все же.
        Он странно посмотрел на нее.
        - Мои действия недопустимы. Я не лучше своего брата.
        - Вы не пытались меня придушить.
        - Я соблазнил вас! Можно сказать, я вас скомпрометировал!
        Они были одни, и они поцеловались. В эту эпоху этого было достаточно, чтобы потребовать заключения брака. Неудивительно, что он выглядел таким потрясенным. «_Мужчины»_,  - подумала она. Вне зависимости от века они всегда думали, что они находятся в центре мира женщины.
        Хотя она должна была признать, в эту эпоху это убеждение было понятным. Женщины имели мало доступных ресурсов вне брака, а с внешностью Алека, его титулом и состоянием он наверняка проводил большую часть времени увертываясь от женщин, чьей самой большой амбицией было заманить его под венец.
        - _Я_ бы так не сказала.  - Ее досада усилилась, когда она заметила настороженность и скептицизм в его взгляде. Он выглядел как животное, которое только что поняло, что все это время находилось в ловушке.  - Вы можете быть спокойны, лорд Сатклифф. Я не заинтересована в том, чтобы выйти замуж за вас или за кого-либо еще.
        - Вы не хотите замуж?
        - Не удивляйтесь так. У меня на уме другие вещи, нежели свадьба, милорд.  - Как, например, поиски убийцы. И возвращение домой.

* * *

        _Эйприл_Дюпрей_.
        Они знали ее имя. Сыщик был в ее заведении на Бэкон-стрит и вынюхивал там информацию.
        Он был осторожен, напомнил он себе. Он имел дело только с мамашей и ее маленькой шлюхой. Но что, если они побеседовали по душам еще с какой-то потаскушкой? Пошлет ли и она ему записку? Попытается ли тоже шантажировать его? Или прошепчет его имя на ухо сыщику?
        Эта мысль посеяла в нем панику, за которой последовала пламенная ярость.
        _Все_из-за_этой_сучки!_
        Кендры Донован.
        Он стоял перед окном, уставившись в темноту, и вспоминал вчерашний день с той шлюхой. Это воспоминание воодушевляло его. Он вспомнил чистейшее чувство власти, которым наполнил его ее шокированный взгляд после того, как он порезал ее руку. Когда она _поняла_.
        А затем она отступила назад. И побежала.
        Ее золотистые волосы растрепались и цеплялись за ветки, когда она, обезумев, продиралась сквозь чащу. Это, должно быть, причиняло ей боль, но она ни разу не остановилась. Иногда она спотыкалась. Но она быстро поднималась на ноги, оборачивалась на него, ее лицо было белым от ужаса. Она не знала, что он придерживал лошадь, чтобы не затоптать ее и не закончить эту игру слишком быстро.
        Закрыв глаза, он улыбнулся, вспоминая, как эта шлюха упала в последний раз. Она как будто знала, что это конец. Она плакала, ее лицо было испачкано грязью и измазано слезами, она начала умолять его, торговаться, предлагать себя, предлагать других своих шлюх.
        Он почувствовал ее страх.
        Она пыталась уползти от него. Он сел на нее верхом. Она застыла в изумлении, когда увидела лезвие, которое он поднял над ней, затем намеренно задержал на пару секунд и вонзил ей в грудь.
        Это доставило ему… наслаждение. Но не такое удовлетворение, как с другими. Она умерла слишком быстро. Не то чтобы у него было намерение играть с нею, как он делал с другими. Оставлять свой след на ней - ему просто этого не хотелось.
        Это была совершенно другая игра.
        Когда он вспомнил других, его кожа натянулась. Появилось напряжение. Он открыл глаза, уставившись на свое собственное отражение в стеклянных оконных панелях. На этот раз, когда он подумал о Кендре Донован, он был спокойнее. Он контролировал ситуацию. Одна идея уже начала формироваться в его голове, и он улыбнулся. Он проучит эту сучку.
        _Скоро_.

        44

        Если Финч и удивился, что Алек постучал в дверь Гэбриэла в половине девятого утра, он этого не показал. Он бросил быстрый взгляд внутрь комнаты позади себя, а затем вышел, не сказав ни слова. Алек закрыл дверь, нахмурившись, взглянув на своего брата, который лежал в медной ванне с повязкой на глазах. И со стаканом виски на полу.
        Эта картина привела Алека в бешенство.
        - Сейчас же утро, Гейб.
        - Ты что, теперь чертов дозорный, Сатклифф?  - пробормотал Гэбриэл, стянул повязку со своего лица и, прищурившись, взглянул на Алека.
        Хоть он этого и ожидал, но Алек был поражен видом своего брата. Фиолетовые тени под его глазами смотрелись так, будто кто-то наградил его двумя ударами. Сами глаза были такого больного красного цвета, что на него было почти больно смотреть.
        - Вижу, мисс Донован оставила тебе воспоминание о себе: так же как и ты ей.
        Лицо Гэбриэла накрыла тень.
        - Убирайся!
        - Нет. Черт возьми, ты напал на нее, Гэбриэл!
        Гэбриэл опустил голову на край ванны, закрыв глаза с болезненной гримасой.
        - Я не хотел… это она виновата. Она распустила язык. Я говорил ей заткнуться. Она меня не слушала.
        - И ты думаешь, это дает тебе право поднимать на нее руку, пытаться удушить ее? Боже, Гэбриэл.
        - Черт подери!  - Гэбриэл резко сел, из ванны вылилась вода. С гневом он показал на свои глаза.  - Посмотри, что она со _мной_ сделала! Она чуть не ослепила _меня_!
        Алек уставился на своего брата с отвращением.
        - Кендра всего лишь защищалась.
        - Она сучка.
        Руки Алека сжались в кулаки. Ему потребовалось сделать усилие над собой, чтобы сохранить спокойствие и не поддаться желанию вытащить своего младшего брата из воды и врезать ему по лицу.
        - Ты не сожалеешь о своих действиях?
        Гэбриэл потупил взгляд, изучая свои колени, торчащие из воды, и молчал.
        - Странным образом мисс Донован больше не считает, что ты связан со смертью этих двух девушек.  - Алек внимательно наблюдал за лицом Гэбриэла и увидел в его глазах искру удивления. Он воспользовался этим преимуществом.  - Куда ты ходил в первую ночь праздника?
        Гэбриэл зажмурился.
        - Черт, Гейб…
        - Какая разница, если ты говоришь, что мисс Донован больше не подозревает меня в убийстве этих шлюх?
        - Ты солгал о своем местонахождении. Ты же не остался тогда на петушиных боях Хокингса? Зачем ты солгал?
        - Это было личное дело.
        - Боже мой, Гэбриэл, если ты спал с какой-то малышкой или чьей-то чертовой женой, скажи мне!
        Гэбриэл поднялся на ноги, вода стекала с его голого тела. Он потянулся за сложенным полотенцем, которое Финч положил на соседний стул, и принялся вытираться.
        - Я не обязан тебе ничего говорить.  - Он взглянул на него исподлобья, вылезая из ванны. Обернул полотенце вокруг талии.  - У нас с тобой, может, и общий отец. Но больше ничего общего у нас нет. Ты слышишь меня?
        Алек внимательно смотрел на своего брата.
        - Я тебя слышу. Теперь и ты услышь меня. Если ты еще раз притронешься хоть пальцем к Кендре Донован, я сломаю все твои чертовы пальцы, а потом переключусь на остальные части твоего жалкого тела.
        Гэбриэл молча проглотил эту угрозу, затем скривил губы.
        - Не похоже это на тебя, Сатклифф, раньше ты не связывался со служанками.
        Алек напрягся, снова удивившись той ярости, что разливалась внутри его, тому непреодолимому желанию побить своего младшего брата и превратить его в бесформенную массу. С трудом контролируя себя, он развернулся и размеренным шагом пошел к двери. Там он остановился и снова угрожающе посмотрел на брата:
        - Не забудь, что я сказал, Гейб.
        Он подождал и, так как Гейб ничего не ответил, вышел из его спальни.
        Оставшись в одиночестве, Гэбриэл наклонился и потянулся к стакану с виски, который стоял на полу. Он долго смотрел на янтарную жидкость. Кендра Донован больше не считала, что он монстр, что убил тех потаскух. Но вместо облегчения он испытал замешательство. Как она могла быть так уверена в этом, если он сам не был абсолютно уверен на свой счет?

* * *

        Сэм Келли и лондонский судмедэксперт доктор Манро прибыли в девять утра, что, вероятно, означало, что они встретили рассвет в пути. Из-за этого эльфийские черты сыщика выглядели еще более отчетливыми. Он вымыл лицо, вытер свои вьющиеся волосы, но не позаботился о том, чтобы побриться, со вчерашнего дня. В результате он выглядел как эльф, который ушел в запой. Его золотистые карие глаза были красными, но, в отличие от Гэбриэла, не из-за виски - или больших пальцев Кендры,  - а из-за недосыпа.
        Кендра обратила свое внимание на доктора Манро. Он был крупным мужчиной, который выглядел на сорок с небольшим, у него были черные брови, которые резко контрастировали с густой серебристой гривой, которую он зачесал назад со своего квадратного лица и затянул в хвостик. Этот стиль был популярен в девятнадцатом веке и снова станет популярным среди стареющих голливудских продюсеров, модных дизайнеров и других деятелей искусства через пару веков. Его темно-серые глаза выглядывали из-за очков, как у Гарри Поттера, держащихся на переносице его ястребиного носа.
        Элдридж представлял судебного медика присутствующим, когда дверь резко отворилась и в комнату влетела Ребекка. Она остановилась перед ними, ее глаза сразу же задержались на горле Кендры. Губы сжались.
        - Как вы себя чувствуете сегодня утром, мисс Донован? Синяки сегодня выглядят даже хуже, чем вчера.
        Понимая, что все на нее смотрят, Кендра смущенно пожала плечами и сказала:
        - Все в порядке.  - Ей хотелось прикрыть чем-то кровоподтеки, но ни у одного платья, которые привезла с собой Ребекка, не было высокого воротника. И она вряд ли могла забежать в ближайшую аптеку за флаконом тонального крема от «Мейбеллин». Ее единственным утешением было то, что Гэбриэлу было еще сложнее скрыть свои покрасневшие глаза.
        - Я сообщил мистеру Келли и доктору Манро о шокирующей вспышке агрессии Гэбриэла,  - сказал герцог,  - а также о вашем мнении, что он не ответственен за те ужасающие деяния.
        Сэм посмотрел на нее с любопытством.
        - Как вы можете быть уверены, если позволите задать вам этот вопрос, мисс? Его жестокость вполне подходит под ваше описание типажа убийцы.
        На столике у стены стоял чайничек с кофе, а также чайники с чаем и горячим шоколадом, Кендра подошла и налила себе чашечку.
        - Нет, это не моя точка зрения. Лорд Гэбриэл повел себя эмоционально, когда я на него надавила. Человек, ответственный за эти убийства, не повел бы себя столь безрассудно.
        Сэм не выглядел так, будто это его убедило, но он отвлекся, когда дверь снова открылась и в комнату широкими шагами зашел Алек. Элдридж быстро всех представил.
        - Когда вы проведете вскрытие, сэр?  - спросила Ребекка Манро. Ее прямолинейность вызвала удивление доктора.
        Алек вздохнул.
        - Доктор Манро, не смущайтесь прямотой манер этой дикарки.
        Ребекка фыркнула.
        - Я думаю, учитывая профессию доктора Манро, моей прямой манеры недостаточно, чтобы его смутить.
        Манро улыбнулся.
        - Я начну свою работу в ближайшее время. Для начала, однако, у меня есть пара вопросов. Меня проинформировали, что мисс Донован имеет довольно необычный опыт в этой области, но тема разговора может быть довольно шокирующей. Я бы поберег ваши нежные чувства, миледи. Возможно, вам лучше покинуть комнату, пока мы не закончим?
        Кендра скрыла свою улыбку, увидев, что Ребекка зажмурила глаза.
        - Не понимаю, почему мне лучше это сделать. Я участвовала в этом деле с самого начала, дольше, чем вы, сударь!
        Манро поднял свою темную бровь.
        - Леди Ребекка по своей натуре прогрессивна, как и все мы,  - мягко заметил Элдридж.
        - Это не оскорбляет _ваши_ чувства, доктор Манро?  - живо поинтересовалась Ребекка.
        - Многие мои коллеги придерживаются теории Аристотеля о развитии человечества,  - ответил Манро,  - согласно которой женская энергия сконцентрирована в репродуктивных органах, а не в мозге.
        Ребекка посмотрела на доктора убийственным взглядом.
        - Вам следует найти коллег получше, доктор.
        Он неожиданно улыбнулся.
        - Да. Согласен с вами, миледи. К сожалению, многие мои уважаемые коллеги застряли в прошлом. Мы живем во время динамического развития. Новые открытия совершаются ежедневно. Чтобы двигаться вперед, мне кажется, нужно иметь способность к непредубежденным суждениям.
        - Отлично. Теперь, когда мы обо всем договорились, предлагаю заняться делом.  - Элдридж сел за свой стол, обратив свой взгляд на сыщика.  - У меня еще не было возможности спросить мистера Келли о том, что ему удалось выяснить в городе.
        Сэм состроил гримасу и покачал головой.
        - Ни одна из девиц в академии не смогла сообщить что-либо о личности этого дьявола. Но я узнал имя той девушки, найденной в озере. Лидия Бенуа. Подозреваю, что это не ее настоящее христианское имя.
        - Ну да,  - сказал Манро.  - Вымышленное имя. Девицы любят немного экзотики. Они полагают, что таким образом становятся более желанными. В этом случае это была ужасная ирония.
        Ребекка посмотрела на него.
        - Что вы имеете в виду, доктор Манро?
        - Бенуа означает «богохранимая».
        Гробовая тишина воцарилась в комнате. Затем Сэм откашлялся.
        - Она работала в этом борделе год. Другие девицы довольно хорошо к ней относились. Они казались по-настоящему шокированными, когда узнали, что она умерла. Они вспомнили, что мамаша, мисс Дюпрей, послала ее к клиенту за стены заведения, что было редкостью. Мисс Дюпрей дорожила своими проститутками, так что, кто бы это ни был, у него должно было быть немало денег, чтобы уговорить владелицу борделя.
        - Но они ничего не знают о его личности?
        - Не-а.
        Кендра, нахмурившись, попивала свой кофе. Снова это привязчивое чувство. Что-то… что-то… что это было? Оно щекотало ее разум крыльями бабочки и снова улетало. Ей пришлось смириться.
        - Эйприл Дюпрей каким-то образом контактировала с убийцей. Можно ли как-то это отследить?
        - Не знаю, как,  - сказал Сэм.  - Ее лакей отправлял от нее письмо, что было редкостью в его практике. Но так как он не умеет читать, то никак не мог сказать, кто был получателем.
        Кендра издала вздох разочарования. Неужели все нити будут вести в тупик? Она поставила кофе и подошла к грифельной доске. Взяв кусок грифеля, она вычеркнула имя Джейн Доу и написала «Лидия Бенуа». Не важно, что это, возможно, ненастоящее имя этой девушки: не имя, с которым она родилась. Все лучше анонимной Джейн Доу. Может, Ребекка была права: душе было важно, чтобы ее имя знали.
        - Капитан Харкурт имеет алиби на момент убийства Эйприл Дюпрей,  - сказала она.  - Не думаю, что они с Гэбриэлом говорят правду о своем местонахождении в ночь убийства Лидии, но по причинам, которые я уже обозначила, я думаю, мы можем вычеркнуть их из списка подозреваемых и сосредоточиться на ком-то еще.
        Манро подошел к доске.
        - Вы тут записали необычный набор наблюдений, мисс Донован. Но я должен спросить: это факты или предположения?
        Кендра немного подумала и ответила:
        - Можно сказать, что это предположения, основанные на фактах.
        - Понятно.
        - Это удивительно, но мисс Донован применяет научный подход для расследования преступления,  - сказал Элдридж.  - Метод дедукции.
        - Это необычно, сэр.
        Кендра не была уверена, что доктор поверил в действенность этого метода, но она не собиралась убеждать его. Ее поддерживал герцог, а это было главное.
        Она посмотрела на Сэма.
        - Вы выяснили что-нибудь о покойной жене Дэлтона?
        Он посмотрел на нее скептически.
        - Я только послал своего человека, чтобы навести справки, он скачет верхом на север. Дорога занимает несколько дней. Другие мои люди здесь и все еще опрашивают слуг. Может, кто-то сможет что-то рассказать.
        Не важно, насколько сложным было расследование, оно всегда сводится к одному, подумала Кендра. Беседы с соседями, опрос коллег, друзей, членов семьи. Техника меняется, но сам подход остается прежним. В этом было что-то утешительное.
        Манро отставил в сторону свою чашку.
        - Пора встретиться с Эйприл Дюпрей. Дай бог, она тоже сможет нам что-то рассказать.

        45

        Мертвецы могут многое рассказать, Кендра об этом знала. На это способны и мертвые женщины. В будущем наука вернет голоса мертвым с помощью таких открытий, как хроматография, которую будут использовать на рубеже веков, а затем, в 1930-е годы, люминал и растровая электронная микроскопия. И, конечно же, самый важный инструмент ее времени - типирование ДНК, которое правоохранительные органы начнут применять с середины 1980-х годов, то есть примерно через сто лет.
        Что, думала она, могла им рассказать Эйприл Дюпрей с помощью тех примитивных инструментов, которые были в их распоряжении?
        Они собрались вокруг тела. Все, кроме Ребекки, которая, несмотря на свои протесты и заявления джентльменов о ее прогрессивности, не смогла в этот раз ликвидировать пропасть между полами, существующую в эту эпоху. И классовую систему, подозревала Кендра. Ребекка была _леди_. А леди имели более нежные чувства, чем женщины из низшего класса.
        Им нужно было еще определить, к какому классу относилась Кендра. Несмотря на то что Манро видел «результат ее работы» на грифельной доске, он критически взглянул на нее, склонившись над телом Эйприл Дюпрей.
        - Вы понимаете, что собой представляет вскрытие, мисс Донован?
        - Да.
        - Я не буду ловить вас, если вы упадете в обморок.
        - Я буду держать это в голове.
        На какое-то время он замолчал, а потом пожал плечами.
        - Как хотите. Я начну с наружного осмотра.
        Доктор Манро снял свой пиджак и галстук, засучил рукава и надел нечто, вызвавшее у Кендры жутковатую ассоциацию с фартуком мясника. Он склонился над телом.
        - Может ли кто-то помочь мне и подержать лампу, чтобы мне было лучше видно?
        Кендра подняла одну из ламп, принесенных в это мрачное помещение, наклонив ее таким образом, чтобы свет падал прямо на бледное лицо женщины.
        - Спасибо, мисс Донован.
        Она с интересом наблюдала за тем, как Манро сложил несколько листов писчей бумаги под головой женщины, а затем начал проводить гребенкой по спутанным волосам.
        - Похоже, в основном ветки, листья…  - Он бросал весь этот мусор в стеклянные пробирки, которые выставил на стол позади себя.
        - Рваные раны на лице разного размера. Похоже, от ветвей.  - Он перешел к нижней части тела.  - Кажется, ей нанесли порез с тыльной стороны ладони.
        - Ножом и всего один раз,  - подчеркнула Кендра.
        - Да. Вижу.  - Он повторил то, что уже делала она: взял щипцы и увеличительное стекло для первоначального осмотра.  - Мне понадобится снять перчатку.
        Он попытался снять ее вручную, но высохшая кровь, влага и газообразная среда, из-за которой рука мертвой женщины раздулась, привели к тому, что перчатка намертво пристала к коже. Бросив попытки, доктор разрезал перчатку и затем принялся разглядывать руку.
        - Неглубокое ранение от ножа,  - отметил он.
        - Это не следствие обороны,  - Кендра почувствовала, что ей нужно об этом сказать. Что он понимал в судебной патологоанатомии? Что понимал в этом хоть кто-либо в эту эпоху?
        Манро посмотрел на нее из-за своих очков Гарри Поттера.
        - Я в курсе, какие ранения бывают при обороне, мисс Донован.
        - Ясно.
        Он снова вернулся к телу.
        - По сути, у нее нет оборонительных ранений. Нападающий, видимо, застал ее врасплох, и она побежала. Перчатки со стороны ладоней очень сильно загрязнены, что говорит о том, что она несколько раз падала на землю во время этих издевательств. Ее ладони истерты. Ссадины совпадают с областью наибольшего загрязнения на перчатках.
        Кендре пришлось признать, что ее удивила тщательность визуального осмотра, проводимого доктором. Он использовал щипцы, чтобы собрать сор с лифа и юбки жертвы, и внимательно изучил ее ступни без одного ботинка. С помощью Алека и Сэма он перевернул тело, чтобы провести такой же детальный осмотр уже с другой стороны.
        - В области верхней части ее плаща наблюдается некое изменение цвета, распространяющееся вдоль ее правого заплечья.  - Он изучил это место с помощью увеличительного стекла, попросив Кендру поднести ближе лампу.  - Темно-серого цвета. Не похоже на пятна от почвы. Мне нужно будет изучить ткань под микроскопом, чтобы сделать какие-либо выводы.
        - Можете воспользоваться моей лабораторией, доктор Манро.
        - О. Спасибо, ваша светлость. Теперь нужно, чтобы вы помогли мне раздеть женщину.  - Он покосился на Кендру.  - Мисс Донован, вы можете уйти, если ваши чувства будут задеты следующей фазой моего осмотра тела.
        - Я знаю, как выглядит голая женщина, доктор.  - Она поставила лампу на стол.  - Я вам помогу.
        Плащ было достаточно легко снять, колготки тоже. Но оставшуюся одежду им пришлось срезать, и Кендра осторожно свернула ее и положила на деревянный стол после того, как Манро соотнес ранения на теле с соответствующими дырами и разрезами на ткани.
        - Мисс Дюпрей была полностью одета, когда ее убили.
        Элдридж с удивлением посмотрел на доктора.
        - А были какие-то сомнения?
        - Преступник мог одеть ее после убийства,  - пояснила Кендра.
        Манро кивнул в знак согласия.
        - Совершенно верно, мисс Донован. Сейчас сомнений нет, она была полностью одета, когда ее убили. В своей работе я привык не делать преждевременных выводов.
        Они продолжили осмотр тела женщины. Ее колени были белого и синего цветов и распухли из-за падений. Ее правая лодыжка тоже была вздута и, как определил Манро, сломана. Кендра подозревала, что это повреждение произошло уже в самом конце. Она представила, как Эйприл Дюпрей упала в последний раз.
        - Мисс Дюпрей умерла вследствие одного-единственного ножевого ранения. Лезвие вошло в ее грудину, скорее всего пронзив сердце. Вокруг ранения есть кровоподтеки, похожие на отметины, оставленные рукояткой ножа.  - Манро дотошно измерил входное отверстие.  - Лезвие, похоже, было шириной в три сантиметра, но внутренний осмотр даст нам более точные сведения о ширине и длине лезвия. Мисс Донован, предупрежу вас снова…
        - Я останусь.
        - Очень хорошо.
        Кендра до этого присутствовала на бесчисленном множестве вскрытий, и это, несмотря на отсутствие электрической пилы, высокотехнологичных инструментов, нержавеющей стали и полной стерильности, которые были обычным делом в ее время, было удивительно похожим на те, что она видела раньше: начиная со стандартного Y-образного разреза под грудью в направлении грудной кости, разделяющего тело надвое вплоть до лобковой кости. Похожим был и тошнотворный запах гниения, крови и внутренних газов, которые доносились от трупа.
        Несмотря на низкую температуру комнаты, капли испарины скопились на лбу Манро, пока он пытался секатором вскрыть реберную клетку женщины, что позволило бы ему осмотреть внутренние органы. Кендра в очередной раз удивилась и впечатлилась тщательным подходом доктора. Она знала судмедэкспертов в двадцать первом веке, которые подходили к своему делу менее ответственно.
        - Лезвие было примерно тринадцать сантиметров в длину. Обоюдоострое. Скорее всего, охотничий нож или какой-то кинжал,  - сказал он, внимательно рассматривая органы с помощью измерительных инструментов.  - Нападающий вонзил нож в сердце, наклонив оружие и совершив движение снизу вверх, что пробило отверстие в сердце жертвы. Она умерла от тампонады сердца.
        Герцог склонился ниже, чтобы изучить орган.
        - Я не знаком с этим термином. Что такое «тампонада сердца», доктор?
        - Это процесс, при котором кровь наполняет околосердечную сумку, мембрану вокруг сердца. Из-за этого ее сердце больше не смогло биться.
        - Интересно.
        - Не знаю, кому повезло больше - убийце или Эйприл Дюпрей,  - сказала Кендра. Когда мужчины уставились на нее с непониманием, она пожала плечами.  - Вообще-то непросто убить кого-то с помощью ножа. То, что понадобилось всего одно ножевое ранение, говорит о везении убийцы. Одно движение - и с Эйприл Дюпрей было покончено. С другой стороны, ее смерть была относительно быстрой, возможно, она умерла в течение нескольких минут. Если бы она не умерла сразу же, не думаю, что убийца остановился бы на одном ударе.
        Манро поднял брови.
        - Интересная гипотеза, мисс Донован. Кажется, вы эксперт в сердечных делах.
        Кендра напряглась, готовая дать отпор.
        - Все, что я знаю о сердце, это что, оно совершает примерно сто тысяч биений в день. И что ему не нравится, когда в него направляют всякие острые штуковины.
        Глаза доктора в круглых очках весело блестели.
        - Я не критиковал вас, мисс Донован. Вы абсолютно правы в вашем суждении о том, что большинство людей выживают после ножевых ранений, Например, наемники нанесли Юлию Цезарю двадцать три ранения, но, как доказал врач Светоний, только одно из этих ранений - второе, рядом с сердцем,  - было смертельным.  - Он улыбнулся и вернулся к своему осмотру.
        Стало очевидно, что Эйприл Дюпрей не так сильно истекла кровью снаружи, как внутри. Мешочек вокруг ее сердца был не единственным наполненным кровью местом, ее легкие и желудок также были в крови.
        - Мой вывод следующий: мисс Дюпрей была здоровой женщиной средних лет… и всего одно ножевое ранение лишило ее жизни,  - произнес Манро, закончив свой осмотр и начав зашивать тело.
        _Средних_лет_? От этих слов Кендра почувствовала неприятную дрожь. Хотя, учитывая продолжительность жизни женщин в эту эпоху, она полагала, что возраст тридцать пять лет мог и правда считаться средним. Она почувствовала приступ тошноты, но тут же чуть не посмеялась над абсурдностью своей реакции. Она спокойно наблюдала за тем, как судмедэксперт, по локоть в крови, в том числе запекшейся, вынимает внутренности очередного человека, но мысль о том, что кого-то немного за тридцать считали человеком среднего возраста, чуть было не подкосила ее.
        Манро воспользовался ведром с водой, которое кто-то заблаговременно принес, чтобы смыть кровь с рук. Он посмотрел на Кендру.
        - Должен сказать, я был против того, чтобы позволить женщине присутствовать во время вскрытия, мисс Донован. Вы, однако, меня приятно удивили.
        Доктор, поняла вдруг Кендра, был не первым человеком, которому мешали предрассудки. Откровенно говоря, она раньше была невысокого мнения о своих коллегах из девятнадцатого века. Она осуждала их за то, что они отличались от нее, считала их недостаточно компетентными. Эти люди, может, и не обладали изощренными инструментами ее эпохи, но они все были умны. Она, может, и не доверила бы им секрет своего путешествия во времени, но она могла довериться им в этом поиске правды и справедливости.
        Кендра улыбнулась.
        - Взаимно, док.

        46

        Две мертвые женщины не помешали продолжаться веселью, хотя Кендра и заметила, что полдник леди Этвуд на свежем воздухе, запланированный на этот день, был перенесен поближе к замку, в восточный сад. Сад был обнесен стенами, темно-зеленая лужайка была огорожена деревьями и кустами, искусно подстриженными в виде геометрических фигур. Милые мощеные тропинки извивались вокруг клумб с распустившимися радужными цветами. Столы были уже установлены вокруг лужайки, но большинство парочек прогуливались по тропинкам, а не сидели за столом.
        Кендра наблюдала за леди с их смешными маленькими зонтиками. Она не сразу поняла, что они предназначались скорее для флирта, чем для защиты от солнца. В этом был смысл всего этого мероприятия: этот праздник был просто чем-то вроде сайта быстрых знакомств образца девятнадцатого века.
        - Вижу, леди Довер уже впилась когтями в Сатклиффа,  - сухо заметила Ребекка, стоя позади нее.
        Взгляд Кендры перенесся на Алека и леди с ним. Нужно было признать, они были яркой парой. Красивые сумрачные черты Алека прекрасно оттеняли золотистую красоту леди Довер. Она крутила маленький зонтик лавандового цвета, который и подходил к ее платью, и подчеркивал фиолетовые пятнышки в ее миловидных голубых глазах. Платье плотно льнуло к тонкой фигуре леди Довер, как давно отвергнутый любовник, а ее словно мраморная кожа - которой было выставлено напоказ неприлично много, как подумала критично Кендра,  - вся светилась.
        - Лорд Сатклифф вроде не против,  - сказала Кендра и удивилась недовольству в собственном голосе. Это не ее дело, с кем Алек спит, напомнила она себе.
        - Пока не потерял руку,  - проворчала Ребекка.  - Она так на ней висит, что та сейчас просто оторвется.
        Несмотря на свое собственное раздражение, Кендра засмеялась:
        - А вам она, похоже, не очень нравится.
        - Я испытываю к ней отвращение. Она хладнокровная мегера.
        Кендра смотрела на то, как эта женщина впилась руками в Алека. Что бы она ни шепнула ему в ухо, это вызвало у него смех.
        - Не знаю, что у нее с сердцем, но остальным частям ее тела явно не жарко, судя по платью.  - Она притронулась к гофрированному жабо вокруг своего горла - нечто наподобие современной манишки, которое смастерила для нее Мэри, чтобы скрыть синяки на шее.  - Сколько они уже вместе?  - Она не хотела задавать этот вопрос, но, как только он сорвался с ее губ, было уже поздно.
        Ребекка не стала делать вид, что не поняла ее.
        - Согласно слухам, с начала сезона.
        Сезон, как было известно теперь Кендре, включал в себя множество светских мероприятий в Лондоне, и начался он с открытия парламента в январе. Получается, семь месяцев.
        - Интересно, а где лорд Довер?
        - Он умер пять лет назад, и с тех пор она отлично проводит время. Я только надеюсь, что Сатклифф достаточно умен для того, чтобы она не смогла затащить его под венец. Она мечтает о том, чтобы заполучить маркиза, особенно с таким будущим, как у него.
        Кендра вспомнила свои мысли прошлым вечером. У Алека было полно женщин, которые бросались на него.
        - В смысле, потому что он богат?
        - Богат, как Крез. _И_ наследник герцога. Этого достаточно, чтобы вскружить голову любой девице. Не то чтобы этой красавице был нужен какой-то дополнительный стимул. Пойдемте, мисс Донован. Я вижу герцога и доктора Манро.
        Кендра выбросила из головы Алека и леди Довер - или по крайней мере попыталась - и позволила Ребекке потащить себя через лужайку в сторону двух мужчин, которые стояли у столов. После вскрытия они заперлись в лаборатории герцога с одеждой Эйприл Дюпрей и уликами, которые Манро собрал с ее тела. Кендре не терпелось обсудить с ними их изыскания.
        - Дорогой герцог… доктор Манро,  - поприветствовала их Ребекка. Затем, как обычно, без церемоний она принялась их расспрашивать:  - Вы обнаружили что-то важное в вашей лаборатории, сэр?
        Элдридж быстро огляделся по сторонам, затем протянул ей свою руку:
        - Давайте пройдемся… подальше от чужих ушей?
        Они образовали две пары, Кендру вел герцог, а Ребекка шла с доктором. Как и другие парочки, они петляли по мощеным дорожкам. В отличие от других, они разговаривали о смерти.
        Манро начал:
        - Я не ботаник. Однако его светлость любезно согласился помочь мне в опознании частиц, найденных нами на ботинке, колготках и одежде мисс Дюпрей. Конкретно мы обнаружили мелкие лепестки _кампанула_гломерата_ - фиолетовых цветков колокольчика, а также семена желудя, иголки сосны, ветки виргинского дуба. Все эти растения типичны для этих мест.
        Элдридж кивнул.
        - К сожалению, мы не можем определить место убийства мисс Дюпрей по этим данным. Однако мы нашли одну интересую деталь. Пятна на плаще мисс Дюпрей были от поташа.
        Кендра нахмурилась.
        - Поташа? Это что-то вроде удобрения?
        - Это его основное назначение, да. Конечно, здесь в деревне его используют чаще всего именно для этого или как добавку к корму для скота.
        - Не понимаю. Если это тут так распространено, в чем интерес?
        - Здесь скорее дело в том месте, где мы обнаружили его на теле,  - ответил Манро.  - Если помните, поташ был на верхней части плаща мисс Дюпрей, а не на подоле. Никаких следов поташа мы не нашли ни на ее нижней юбке, ни на колготках, ни на подошве ее ботинка. Иными словами, она не бежала по полям или садам, удобренным им.
        - Тогда она, вероятно, испачкалась там, где ее держали до того, как убийца выкинул ее на тропинку,  - медленно проговорила Кендра.
        - Так я и думаю,  - согласился доктор Манро.
        - Конечно, есть еще и другой вариант.
        Очки Гарри Поттера сверкали на солнце, когда он посмотрел на нее.
        - Что это за вариант, мисс Донован, скажите на милость?
        - Она могла испачкать свое пальто _до_того_, как встретилась с убийцей,  - объяснила она.  - Тогда можно предположить, что их встреча произошла где-то здесь.
        Элдридж ласково ей улыбнулся.
        - Отлично, моя дорогая! _Post_hoc_ergo_propter_hoc_[25 - После этого - значит, из-за этого (_лат_), (_прим._пер_.).]. Я говорил вам, доктор Манро, что мисс Донован обладает острым и проницательным умом. Мы не можем себе позволить делать неверные выводы, основываясь на случайных взаимосвязях.
        Манро улыбнулся.
        - Совершенно справедливо, сэр. Увы, я не могу определить, когда пальто мисс Дюпрей было загрязнено, могу говорить только о _факте_ его загрязнения.  - Он покачал головой.  - Это самое занятное мое дело, признаюсь. Я много раз работал с Лондонским дозором и с сыщиками вроде мистера Келли. Я знаком с наиболее неприятными проявлениями человеческой сущности. Преступными проявлениями.  - Он задумчиво посмотрел на Кендру.  - Должен сказать, что ваша гипотеза о том, что человек из благородной семьи ответственен за эти отвратительные деяния, весьма скандальна, мисс Донован.
        - Это еще одно заблуждение, доктор, что зло живет лишь в представителях низших сословий.
        - Вы правы, конечно. Но все же я встречал больше преступлений в недрах Лондона, нежели в привилегированном обществе, как, например, здесь, в замке Элдридж.
        - Я не говорю о преступлениях, вызванных отчаянием и бедностью. Я говорю о зле. А у _него_ класса нет. В пятнадцатом веке венгерская графиня Елизавета Батори была обвинена в пытках и убийствах более восьмидесяти девушек. Она призналась в убийстве более шестисот молодых женщин. И она была аристократкой.
        - Боже мой,  - вздохнула Ребекка.
        Манро с любопытством взглянул на Кендру.
        - Я знаю об этой истории. Но, как вы сами сказали, это произошло в _пятнадцатом_ веке. Насколько я помню, графиня верила, что кровь девственниц дарует ей красоту и бессмертие. Люди в ту эпоху полагали, что ведьмы и лесные духи приносят болезни.
        - Какие суеверия,  - фыркнул герцог.
        - Времена изменились, мисс Донован. Человечество развивается. Мы более просвещенные, чем наши предки.
        - Я об этом уже слышала.
        Он вскинул вверх брови.
        - Вы считаете, что мы не развиваемся как вид?
        Она вспомнила свою внезапную мысль о том, что не превосходит своих коллег из девятнадцатого века. И она вспомнила невероятное количество досок с делами об убийствах, перед которыми она будет стоять в ходе своей работы, через несколько веков, вспомнила все мельчайшие проявления человеческого злонравия по отношению друг к другу и покачала головой.
        - Мы, может, и становимся более цивилизованными в общей своей массе - а я даже в этом не уверена,  - но я не думаю, что человечество в чем-то по-настоящему меняется. Мы не становимся умнее, лучше или добрее, доктор.  - Она сделала паузу и мрачно продолжила:  - Мы просто изобретаем более совершенные технологии.
        Элдридж озадаченно посмотрел на нее.
        - Технологии? Вы имеете в виду техники?
        _Черт_подери_.
        - Или инструменты. У нас более совершенные инструменты. Мы совершенствуемся в этом и будем совершенствоваться дальше. Но сами люди?  - Солнце светило, но ей было холодно.  - Думаю, у людей вроде Сэма Келли и вас, доктор Манро, всегда будет работа. Потому что в любое время монстры будут существовать.

        47

        Солнце уже опускалось за зеленые и золотые поля, отбрасывая длинные тонкие тени на землю, когда Сэм возвращался в замок Элдридж. Он провел весь день, объезжая эти опостылевшие ему окрестности, пытаясь поговорить с заносчивыми слугами в соседних имениях. Его всегда удивляло, как они имитировали поведение своих господ, смотрели на него сверху вниз, даже когда он вытаскивал свою дубинку сыщика. Он предпочитал прислугу, работающую на улице, конюхов и лесников, приземленных людей, которым можно было легко развязать язык с помощью глотка виски.
        К сожалению, даже несмотря на то что он часто прибегал к своей фляжке, ему не удалось добыть слишком много информации, вот о чем он сейчас печально размышлял.
        Спустя пятнадцать минут лакей провел его в кабинет герцога Элдриджского. Когда он вошел, то увидел, что общество собралось вокруг стола, изучая огромную развернутую карту Лондона. Кто-то - Кендра Донован, как он догадался,  - разметил ее красными и голубыми точками с помощью цветных карандашей леди Ребекки.
        - А, мистер Келли,  - герцог взглянул на него, выпрямившись.  - Добрый вечер. Мы пытаемся определить, есть ли какая-то схема в том, откуда пропадали девушки. Хотите чего-нибудь выпить?
        Музыка для его ушей.
        - Виски, пожалуйста, сэр.
        Алек взялся за это сам. Он подошел к столику у стены, на котором стояли хрустальные декантеры, налил щедрую порцию виски в стакан из плотного стекла и принес его сыщику.
        - Нашли какую-то схему?  - спросил с любопытством Сэм, взяв стакан из рук маркиза.
        - Не то чтобы,  - ответила Кендра.  - В районе Саттон-стрит, где когда-то жил Харрис, значительная концентрация борделей.
        - Что можно списать на расположение Саттон-стрит в наименее благоприятном районе города,  - заметил Манро.
        Элдридж взял свою трубку со стола и зажег ее.
        - А что у вас, мистер Келли?  - спросил он.  - Удалось ли вам узнать что-либо ценное?
        - Слуги викария не в большом восторге от мистера Харриса.
        Ребекка фыркнула.
        - Об этом и я могла вам сообщить.
        - Ну да, мадам.  - Он ухмыльнулся и сделал глоток виски, оценив по достоинству его высокое качество в сравнении с тем пойлом, которое он обычно мог себе позволить.  - Слуг не много - дворецкий, повар, лакей и служанка, выполняющая всю работу. Повар не живет в имении. Дворецкий, лакей и служанка имеют комнаты рядом с кухней, по другую сторону от комнат семейства викария.
        Кендра резко взглянула на него.
        - То есть вы хотите сейчас сказать, что только миссис Харрис могла знать, выходил ли ее муж куда-то посреди ночи? И я сомневаюсь, что она что-то скажет на этот счет.
        - Да, мисс,  - Сэм посмотрел на американку.  - Миссис Харрис не будет чесать языком… эм, делиться личной информацией о своем муже.
        - А что с другими хозяйствами, мистер Келли?  - спросил Элдридж.
        - Так как они намного больше хозяйства викария, мои люди и я не смогли поговорить со всеми слугами,  - он сделал паузу.  - С матерью мистера Морланда, леди Анной, утром случился приступ. Он поехал в Лондон, чтобы привезти психиатра. Все слуги держат язык за зубами, но мне сказали, что она бродила на конном дворе, требовала лошадь и называла себя Мирной или Миной.
        Ребекка прижала руки к груди.
        - Боже мой. Неужели этой бедной женщине ничем нельзя помочь?
        Манро покачал головой.
        - Я слышал о подобных случаях сумасшествия раньше. Они неизлечимы, миледи.
        - Скорее всего, леди Анна называла себя Миррой. До этого она называла мистера Морланда Адонисом. Мирра - мать Адониса.  - Элдридж тяжело вздохнул.  - В этом есть что-то ужасающее, не правда ли? Леди Анна провела всю свою жизнь, разделяя страсть отца к греческой мифологии. А теперь она сама не может отличить реальность от мифов, которые она изучала еще ребенком.
        - Не могу представить худшую судьбу,  - тихо произнесла Ребекка.
        Кендра вспомнила, как в первый день своего пребывания здесь она думала, что у нее психическое расстройство. Она сдержала дрожь.
        - Я тоже.
        Снова повисла гробовая тишина. Сэм откашлялся.
        - Ну, что ж. Мы проверили список арендаторов, который вы нам дали. Никто не помнит, что видел мистера Морланда верхом в тот день.
        - Он тоже говорил, что не видел никого из своих арендаторов,  - напомнил Элридж.  - Что насчет мистера Дэлтона?
        - Мистер Дэлтон уехал в Баркинг покупать скот, так что мы спокойно поговорили с прислугой. Большая часть слуг служила в Хэлстид Холл еще его тете. Общее мнение состоит в том, что он довольно приятный парень, но их настораживает его прошлое хирурга, особенно если учесть, что его отец был доктором и у него самого есть связи с господами. Они недоумевают, зачем он до такого опустился.
        Кендра подумала, что возникший у нее вопрос был скорее риторическим, поэтому она решила задать другой:
        - Они рассказали что-нибудь о покойной жене мистера Дэлтона?
        - Они никогда с ней не встречались. Но леди Хэлстид говорила о ней как о взбалмошной девчонке.
        - Леди Хэлстид никогда не умела выбирать выражения,  - заметил Алек с небольшой улыбкой.
        Кендра взглянула на карту Лондона, развернутую перед ней, и покачала головой.
        - У него должно быть укрытие.
        - Укрытие?
        - Место, куда он отводит девушек. Где нет посторонних. Нет вездесущих слуг.
        - Здесь есть пара заброшенных коттеджей,  - сказал Элдридж.  - Покинутые здания и амбары. Там даже есть развалины древнего монастыря.
        - И пещеры,  - добавила Ребекка.  - Весь этот район изрыт пещерами. Когда я была маленькой, я часто ходила туда, исследуя их, в поисках окаменелых останков. У меня это было что-то вроде увлечения. Помните, герцог? Ходят слухи, что некоторые пещеры даже использовались как тайные убежища священников для местных землевладельцев-католиков, когда королева Елизавета попыталась уничтожить все связи с папством.
        Алек нахмурился.
        - Черт побери. Если это чудовище прячется в одной из этих пещер, искать его - все равно что иголку в стоге сена. Одни лишь владения герцога занимают больше пятнадцати тысяч акров. Поиск может продлиться недели, а может, и месяцы.
        - Что ж, это верно,  - пробормотала Кендра.
        В дверь робко постучали, в комнату вошел Хардинг. Элдридж немного удивился, так как дворецкий не принялся зажигать канделябры, как он того ожидал.
        Дворецкий остановился в нерешительности, темная тревога сменила привычную флегматичность на его лице.
        - Простите, что беспокою вас, сэр. Миссис Дэнбери попросила меня поговорить с вами… хм, видите ли, под лестницей сейчас царит небольшое беспокойство.
        - Если это по поводу месье Антона…
        - Нет, сэр. Это по поводу… дело в том, что пропала одна служанка, сэр.
        Кендра развернулась и уставилась на дворецкого.
        - Что? Что вы имеете в виду? Пропала?
        Хардинг взглянул на нее, потом снова на герцога.
        - Твини. Роуз. Кухарка сказала…  - Он беспомощно пожал плечами.  - Мы не можем ее найти, сэр.
        Холодный ужас сковал Кендру.
        - Роуз?  - повторила она.
        - Да, мисс.
        Она едва слышала его слова. Ее сердце начало бешено колотиться, когда она обернулась, чтобы посмотреть на грифельную доску. Ее взгляд был прикован к колонке с описанием жертв. Слова, казалось, прыгали перед ее глазами, будто издеваясь над ней. _Симпатичная._Темные_волосы._Темные_глаза._Молодая_…
        Боже мой… _Роуз_.

        48

        Кендре стало плохо, она почувствовала ужасный холод и тошноту.
        - Нет,  - прошептала она, ее колени начали подкашиваться. Взгляд помутнел. Она почувствовала какое-то возбуждение вокруг, потом ее обхватили чьи-то руки. Когда она пришла в себя, то поняла, что сидит на диване, а Алек пытается вложить ей в руку стакан бренди.
        - Выпейте,  - приказал он ей немногословно.
        - Нет…  - Она попыталась отказаться, но не могла восстановить дыхание. Воздух исчез из ее легких. У нее начала кружиться голова. Наклонившись вперед, она положила голову между коленей и сосредоточилась на дыхании. _Вдох._Выдох_.
        _Роуз_.
        - Доктор, сделайте что-нибудь,  - закричали Ребекка и кинулась к Кендре, обняв ее руками. Она нахмурилась, почувствовав, что американка вся дрожит.  - Она заболеет! У кого-нибудь есть нюхательная соль?
        Кендра выпрямилась, пытаясь прогнать ужас, который сковал ее.
        - Нет, я в порядке.
        - Вы не в порядке…
        - Я в порядке,  - огрызнулась она на Ребекку.  - Это Роуз сейчас нужна помощь. Когда ее в последний раз видели?
        Дворецкий развел руками, его беспомощность при этом соответствовала ее собственному ощущению.
        - Думаю, сегодня утром. Мы занимались подготовкой полдника в саду.
        Ребекка покачала головой.
        - Но этот сумасшедший же не мог ее похитить. Она же не проститутка. Она твини. Она не подпадает под описание жертв, мисс Донован.
        - Она подходит по всем параметрам, кроме одного,  - Кендра почувствовала узелок, образовавшийся в животе.  - Мы знаем, что у него обострение. Мы знаем, что он хочет бросить нам вызов. Единственная причина, по которой субъект выбирал проституток,  - это бытующее в обществе мнение, что ими в случае чего можно пренебречь.
        - В моем хозяйстве _нет_ слуг, которыми можно пренебречь,  - в голосе Элдриджа звучала нотка настоящей ярости, которую Кендра и раньше слышала в нем. Его глаза были больше не мягкими, а горели голубым огнем.  - Этот сумасшедший, кто бы он ни был, должен понимать, что я использую все свои ресурсы, чтобы его найти.
        Кендра скрестила руки на груди, пытаясь сдержать дрожь. Но ей было так холодно. _Так_холодно_.
        - Он осознает свою силу и влияние, ваша светлость. Он видит, что вы уже используете все свои ресурсы, чтобы найти его, но пока что все еще его не нашли. Понимаете? Он считает, что он умнее вас. Он считает, что он умнее нас всех!
        _И,_может,_это_так_и_есть_…
        Она потерла ладонями лицо. Ей нужно было _подумать_. Но ужас кипел у нее внутри, душил ее.
        - Мы не знаем, действительно ли девушка у него,  - сказал Алек.
        _«Я_знаю_,  - подумала Кендра.  - _Я_точно_знаю»_.
        - Это логично,  - прошептала она.  - Он издевается над нами. Он показывает нам, что может прийти сюда и похитить кого-то из близких нам людей.
        - Нам нужно организовать поиски,  - сказал Алек.
        - Но где искать?  - спросила Ребекка.
        - Везде!  - воскликнула Кендра.  - Черт побери! Он же куда-то их отводит!
        - Я соберу своих людей, они помогут,  - предложил Сэм.
        Кендра с трудом заставила себя встать. Ей пришлось приложить большие усилия, чтобы ее голос не дрожал.
        - Мне нужно поговорить со слугами, восстановить хронологию событий. И затем нам нужно отправиться к Морланду, Элтону и Харрису. _Незамедлительно_.
        Сэм уставился на нее.
        - Харрис был в деревне, когда мы беседовали с его слугами, но он единственный, кто сейчас здесь. Я вам уже говорил, что мистер Морланд и мистер Дэлтон в отъезде.
        - Или они захотели, чтобы все так думали.
        Герцог уже потянулся к колокольчику.
        - Я вызову карету.
        Алек дотронулся до плеча Кендры.
        - Мы найдем эту служанку.
        Его нежность взволновала ее еще сильнее. Ее горло напряглось, и она почувствовала, как горячие слезы наворачиваются ей на глаза.
        - Я бы тоже хотел чем-то помочь,  - сказал Манро.
        Морщины на лице герцога пролегли глубже.
        - Спасибо, доктор. Ваша помощь очень важна.
        Кендра впилась зубами в свою губу, пока не почувствовала кровь. Боже, ей нужно было держать свои эмоции под контролем, она понимала, что герцог благодарил Манро не только за помощь в поиске Роуз. Он подразумевал и ту помощь, которая понадобится, если они действительно ее найдут.

* * *

        На кухне стояла обычная температура, при которой могло расплавиться железо, но Кендра чувствовала ледяной холод, когда они с Алеком стояли перед более чем дюжиной слуг. Ее голова пульсировала. Общая какофония, царящая на кухне из-за того, что прислуга сновала туда-сюда в сумасшедшей гонке, отчаянно пытаясь успеть приготовить ужин, не помогала отвлечься.
        Кухарка была среди слуг, она обнимала руками Молли, которая уткнулась лицом в ее фартук, чтобы заглушить душераздирающие всхлипывания.
        - Успокойся,  - прошептала она, вперившись взглядом в Кендру.  - Может, девчонка убежала, как и Дженни.
        - Роуз до этого когда-нибудь сбегала? Пропадала на какое-то время?
        - Нет. Нет!  - Молли подняла опухшие глаза и посмотрела на Кендру.  - Этот монстр ее схватил!
        - Что нам делать?  - начала завывать другая служанка.
        Голова Кендры начала пульсировать сильнее. Все уставились на нее, как будто она была в силах спасти Роуз. Все, что она могла сделать,  - это предложить им пройти обычную полицейскую процедуру.
        Она сделала глубокий вдох, попыталась выровнять свое сердцебиение и сдержать страх.
        - Хорошо, нам нужно восстановить хронологию событий.  - Она достала блокнот и карандаш, которые одолжила у герцога в кабинете.  - Когда вы в последний раз видели Роуз?
        Этот вопрос вызвал лавину ответов.
        - По одному,  - скомандовала она и указала карандашом на служанку по имени Тэсс.  - Ты. Когда ты в последний раз видела Роуз?
        - Ой, сегодня утром, она помогала с уборкой наверху.
        - Во сколько?
        - После девяти. Может, в половине десятого.
        Другая служанка с веснушчатым лицом добавила:
        - Я видела ее около десяти. Она несла овощи из сада.
        - После этого она вернулась на кухню. Это точно, потому что я видела ее со скитником после этого.
        - Со скитником? Томас был здесь?
        - Да. Он пришел за хлебом и сыром.
        - Во сколько это было?
        Девушка - Милдред, как вспомнила Кендра,  - нахмурилась.
        - Это было перед полдником леди. В одиннадцать, я думаю. Может, в половине.
        - Она должна была помогать мне с бельем наверху,  - всхлипывала Молли, слезы текли по ее лицу.  - Но она так и не поднялась ко мне. Я так была зла на нее. Я подумала, что, может, она куда-то улизнула.
        Кендра слышала нотки вины в голосе твини, но она ничего не могла с этим поделать.
        - Во сколько это было, Молли?
        - Не знаю. В час. Может, немного позже. Я не помню!
        - Все хорошо. Ты молодец.
        - Как это поможет нам найти девчонку?  - спросил один из лакеев.  - Зачем нам знать, где она была с утра? Нам нужно знать, где она _сейчас_!
        Алек сделал шаг вперед.
        - Мы сейчас организуем поиски на территории, в дворовых пристройках, в лесу.  - Его голос был твердым, когда он обращался к слугам.  - Давайте не будем делать поспешных выводов. Эта девушка могла просто упасть и повредить себе что-нибудь. Может быть рациональное объяснение тому, почему мы не можем ее сейчас найти, и, возможно, это никак не связано с остальными скверными событиями.
        - Я бы хотел тоже помочь, сэр,  - предложил круглолицый лакей.
        - Да. Я тоже…
        Несколько других лакеев собрались вокруг них, предлагая свою помощь.
        - _Que_faites-vous?_Au_boulot_![26 - Что вы делаете? За работу! (_пер._с фр_.)] - голос месье Антона заглушил многоголосие лакеев. Маленький француз протиснулся сквозь кольцо слуг. Он держал связку морковки, которую собственноручно собрал в саду. Теперь он тряс ею перед носами нескольких лакеев, разбрасывая грязь.  - _Vite!_Vite_![27 - Быстро! Быстро! (_пер._с фр_.)]
        Кухарка выдвинулась вперед, пока не поравнялась с месье Антоном.
        - Иди сам позаботься о своих утках, проклятый лягушатник! Ты что, не видишь, мы тут заняты?!
        - _Comment_osez-vous?_J’essaie_de_creer_mon_chef-d’oeuvre_…[28 - Да как вы смеете? Я пытаюсь создать свой шедевр… (_пер._с фр_.)]
        - Почему бы тебе не вернуться к себе подобным…
        - _Je_ne_peux_travailler_avec_si_peu_d’egard!_Je_suis_un_artiste!_Je_…[29 - Я не могу работать, когда мне не оказывают почтение. Я художник! Я… (_пер._с фр_.)]
        Голова Кендры была готова взорваться.
        - _Ca_suffit!_Taisez-vous_![30 - Хватит! Замолчите! (_пер._с фр_.)] - закричала она.  - _Cher_Dieu,_une_femme_est_disparue!_Elle_peut_etre_morte!_Ayez_un_peu_de_compassion_![31 - Боже мой, пропала женщина! Она может быть мертва! Проявите немного сочувствия! (_пер._с фр_.)]
        Месье Антон развернулся и уставился на нее.
        - _Vous_parlez_tres_bien_francais_![32 - Вы очень хорошо говорите по-французски (_пер._с фр_.).]
        Она осознавала, что все уставились на нее с одинаковым удивлением. Она массировала свои ноющие виски.
        - Черт возьми. У меня нет на это времени.
        Алек положил руку ей на плечо. Кендра не до конца понимала, пытался ли он ее утешить или удержать.
        Очевидно, месье Антон только сейчас заметил Алека. Его темные глаза округлились, и он побледнел.
        - _Pardonnez-moi,_Monseigneur!_Je_ne_vous_ai_pas_vu_![33 - Извините, монсеньор! Я вас не видел! (_пер._с фр_.)]
        - _Je_comperends,_Monsieur_Anton._Ne_vous_inquietez_pas_[34 - Я понимаю, месье Антон. Не переживайте (_пер._с фр_.).],  - ответил Алек на свободном французском, проигнорировав извинения, и снова повернулся к лакеям, приказав им собрать всех желающих и подойти на конный двор.
        Алек взглянул на Кендру.
        - Вы продолжаете удивлять, мисс Донован.
        Кендра промолчала. Алек покачал головой, затем последовал за уходящими лакеями через заднюю дверь. Несколько служанок ринулись к ней.
        - Чем мы можем помочь, мисс?  - спросила одна из них Кендру.
        - Мисс Донован!  - голос миссис Дэнбери разорвал тишину, воцарившуюся на кухне.  - Пожалуйста, подойдите.
        Кендра задумалась, вглядываясь в беспокойные лица вокруг нее.
        - Продолжайте вспоминать, когда вы в последний раз видели Роуз, видели ли вы ее с кем-то или, может, замечали каких-то посторонних неподалеку от замка,  - сказала она им и отошла, двинувшись в сторону домоправительницы.
        - Карета ждет,  - тихо сказала миссис Дэнбери.
        Кендра кивнула, но, когда она попыталась пройти мимо домоправительницы, та схватила ее за руку.
        - Вы найдете девочку, правда?  - впервые во взгляде этой женщины не было ни подозрения, ни презрения, ни антипатии. Были только страх и отчаянная надежда. Как и остальные, миссис Дэнбери думала, что она может что-то сделать.
        - Я… я попытаюсь.
        Миссис Дэнбери кивнула.
        - Тогда идите. Пожалуйста, найдите ее, пока не поздно.
        Кендра заставила себя кивнуть, но в ее горле будто застрял кусок льда. Роуз в последний раз видели в одиннадцать часов утра.
        Могло быть уже слишком поздно.

        49

        Время было самым большим врагом при любом исчезновении, любом похищении, любом убийстве. Где-то как будто постоянно тикали призрачные часы, отсчитывая каждую секунду.
        Опустилась ночь, и Кендра снова почувствовала, как много всего она воспринимала как само собой разумеющееся в двадцать первом веке. Нечто столь простое, как уличное освещение, казалось ей теперь настоящим благом. Здесь они надеялись на лунный свет, и, слава богу, в эту ночь луна светила. Ей также помогали медные светильники на карете, которые были, как ей показалось, предвестниками автомобильных фар.
        Когда карета уже знакомым ей образом накренилась вперед, она сжала кулаки на коленях, пытаясь умерить невыносимое давление у себя внутри.
        - Ночью путешествовать опасно,  - мягко сказал Элдридж, заметив ее волнение.  - В Лондоне недавно появилось газовое освещение на улицах, в деревне же все совсем по-другому. Нам нужно действовать осторожнее.
        Она уже это поняла, но все равно кивнула. Они погрузились в напряженную тишину, которая прерывалась лишь стуком копыт лошадей, ритмичными поворотами колес кареты, хрустом гравия и периодическим поскрипыванием кожи. Кендра пыталась привести в порядок мысли, упорядочить их, но ужасающие картины с участием Роуз продолжали проникать в ее разум, расширяя ледяной комок ужаса, который прочно обосновался в ее животе.
        _«Жива_ли_Роуз_?» Или они мчались, как крысы в лабиринте, обреченные на неудачу?
        Казалось, что они едут уже несколько часов, но на самом деле прошло всего пятнадцать минут, когда карета остановилась, качнувшись, перед имением викария. Герцог решил отказаться от своего ритуала с обменом карточками: он сам открыл дверь кареты и выпрыгнул наружу. Он подождал Кендру, помог ей спуститься и ринулся по мощеной дорожке к двери, после чего принялся барабанить по ней руками.
        - Нам нужно поговорить с вашим хозяином, сударь!  - сказал он, когда дворецкий открыл.
        Слуга удивленно смотрел на него, невероятно смущенный появлением такого важного человека, как герцог, на пороге без предварительных объявлений.
        - Сэ-э-эр? Ваша светлость. Мистер и миссис Харрис только что сели ужинать. Я тотчас сообщу им о вашем визите!
        - Не нужно.  - Элдридж протолкнулся мимо слуги, направившись по длинному узкому коридору к лестнице.  - Я знаю, где находится столовая.
        Кендра последовала за ним.
        - Сэр!  - дворецкий наконец пришел в себя и ринулся за ними, но к тому времени, как он их догнал, Элдридж уже открыл дверь в столовую, поднявшись по лестнице наверх. Кендра заметила отблеск на темной облицовке красного дерева и теплое мягкое свечение канделябров, камина и стоявших на столе свечей. Харрис сидел на одном конце стола, его рука застыла в тот момент, когда он подцепил вареную картошку на блюде, которое служанка держала перед ним; миссис Харрис чинно сидела на другом конце стола.
        Викарий взглянул на них, явно недовольный неожиданным вторжением.
        - Какого черта?..  - При виде герцога брови Харриса резко поднялись, и он опустил вилку, быстро встав.
        - Герцог Элдриджский,  - объявил запоздало дворецкий, стоя позади них.
        Герцог прошел вперед.
        - Прошу прощения за то, что мы прервали ваш ужин, мистер Харрис, мадам,  - он кивнул миссис Харрис.  - У нас очень важное дело. Пропала одна из моих служанок.
        Харрис насупился.
        - Не понимаю, сэр. Ваша служанка пропала - и вы подумали, что она здесь?
        Кендра внимательно разглядывала его и не видела ничего, кроме недоумения, или _мнимого_ недоумения. Серийные убийцы - настоящие хамелеоны. Они адаптируются к любой ситуации и лгут, не дрогнув ни одним мускулом.
        - Где вы сегодня были, мистер Харрис?  - спросила она напрямую. Она была бы идиоткой, если бы тратила время на вежливость. _Время_. Оно ускользало от них.
        Харрис бросил в ее сторону надменный взгляд.
        - Теперь вы обвиняете меня в убийстве вашей служанки, мисс Донован? Вам было недостаточно вчерашнего оскорбления и подозрения меня в убийстве тех шлюх?
        - Мне нужно знать, где вы были сегодня. Меня не слишком волнует, оскорбит это вас или нет.
        Кровь прилила к его скулам.
        - Ваша светлость, это уже…
        Элдридж прервал его, его голос был резким:
        - Прошу прощения за любое оскорбление, но, пожалуйста, ответьте на вопрос, мистер Харрис. Время для нас - решающий фактор.
        Викарий издал обиженный вздох и пожал плечами. Кендра понимала, что он не решится пойти наперекор герцогу.
        - Я работал в своем кабинете рано утром, а затем поехал верхом в «Голову короля», где позволил себе выпить пинту пива. Мистер Хокингс может подтвердить мое местоположение, если моего слова вам недостаточно.  - Он остановился на несколько секунд, затем, когда никто не запротестовал, продолжил, тон его голоса стал еще более раздраженным:  - Я вернулся домой, пообедал. Позже я катался верхом.
        - Вы катались вчера.
        Харрис посмотрел на нее так, будто она идиотка.
        - И что? Это не исключает того, что я катался и сегодня, мисс Донован. Я помню, что вчера говорил вам о том, что после обеда я часто катаюсь верхом. Сегодняшний день не стал исключением, уверяю вас.
        - Кто-нибудь видел вас или вы видели кого-нибудь, пока катались?
        - Не имею понятия.
        - Вы не знаете, видели ли вы кого-нибудь? Вас что, накрыла временная слепота?
        Его лицо искривилось от ее сарказма.
        - Вы ведете себя слишком нахально, мисс Донован, и мне это не нравится. Я никого не видел. Однако не знаю, видел ли кто-то меня.
        - Где вы катались?
        - В лесах, как и вчера.
        - Во сколько вы ушли из «Головы короля»?
        - В одиннадцать. Может, в половине.
        Роуз в последний раз видели около одиннадцати часов.
        - И вы сразу же вернулись домой?
        - Да.
        Кендра повернулась и взглянула на миссис Харрис, которая наблюдала за происходящим выпучив глаза.
        - Это правда?
        Она испуганно пропищала:
        - Простите?
        - Когда ваш муж вернулся сегодня домой?  - спросила Кендра с нетерпением.
        - Я не позволю вам ставить в неловкое положение мою жену, мисс Донован!  - запротестовал Харрис.
        - Я всего лишь задала ей один вопрос. В неловкое положение ее ставите обычно вы.  - Кендра подошла к женщине, убедившись в том, что своим телом загородила женщине обзор так, чтобы она не видела своего мужа.  - Миссис Харрис, во сколько ваш муж вернулся домой? В одиннадцать или в половине двенадцатого? Мне нужно знать точно.
        - Я, я… думаю… в половине,  - сказала она слабым голосом.  - Да. Да, точно.
        - Вам нужно сказать мне правду, миссис Харрис.
        - Как вы смеете!  - закричал викарий.
        Миссис Харрис выглядела так, будто сейчас расплачется.
        - Но я говорю. Я не лгу, клянусь!
        - Мисс Донован, я думаю, мы получили то, за чем пришли,  - тихо сказал герцог. Кендра с отчаянием взглянула на него.  - Пойдемте, моя дорогая.  - Он подошел, взял ее за руку и повел в сторону двери.
        Кендра оглянулась на Харриса, ей показалось, что она увидела в его взгляде триумф.
        - Мне жаль, что больше ничем не могу помочь, сэр.
        _«Придурок»_,  - подумала она. Но это не значит, что он убийца.
        Элдридж встревоженно посмотрел на нее, как только они снова расположились в карете.
        - Тридцати минут недостаточно, чтобы похитить служанку, мисс Донован,  - мягко заметил Элдридж.
        - Далеко ли таверна от имения викария?
        - Верхом пара минут.
        - Если это так близко, зачем он поехал верхом? Почему не пешком?
        Герцог нахмурился и пожал плечами.
        - В этом нет ничего подозрительного, мисс Донован.
        Она полагала, что он прав. Черт, она знала людей, которые ехали на машине, чтобы попасть на другой конец улицы, вместо того чтобы пройтись пешком. Может, Харрис как раз был таким человеком. Или, может, у него была на то другая причина.
        - А как далеко находится таверна от замка?
        - Зависит от скорости. Может, пять минут. Меньше десяти. Как я уже сказал, времени недостаточно, чтобы успеть схватить служанку.
        Кендра вспомнила случаи похищений, которые она расследовала. Мать на минуту выпускает ребенка из вида в оживленном торговом центре, и он в это время пропадает. Подросток выходит пройтись пешком до соседнего дома и пропадает. За считаные минуты. _Секунды_.
        Она покачала головой.
        - Вы удивитесь, как мало времени уходит на то, чтобы изменить жизнь человека раз и навсегда.

* * *

        Как и дворецкий Харриса, дворецкий Дэлтона остолбенел, когда, открыв дверь, увидел перед собой герцога Элдриджского.
        - Мне нужно поговорить с мистером Дэлтоном,  - сказал герцог.  - Срочно!
        - Он… его нет дома, ваша светлость.
        Элдридж приподнял брови, каждый его жест и каждая интонация говорили о его происхождении.
        - Для _меня_, Фарстафф?
        Дворецкий выглядел так, будто сейчас упадет в обморок.
        - Нет, сэр! Я имел в виду, что мистера Дэлтона вообще _нет_дома_. Он уехал в Баркинг, чтобы посетить продажу скота на ферме Эвери.
        - Мы в курсе поездки мистера Дэлтона в Баркинг. Однако я удивлен, что он до сих пор не вернулся. Когда вы ожидаете его?
        - Я не посвящен в планы мистера Дэлтона на вечер. Он может остаться на ночь там, если почувствует, что слишком устал для поездки домой.
        - Он так часто делает?  - спросила Кендра.
        Фарстафф пришел в себя и посмотрел на нее тем отчасти подозрительным, отчасти высокомерным взглядом, который она замечала у старших слуг в замке Элдридж.
        - Иногда,  - ответил он.
        - Что это, черт возьми, означает?  - выпалила она гневно, шагнув в его направлении. Герцог схватил ее за руку, несмотря на то что дворецкий сделал шаг назад и выглядел при этом оскорбленным.
        - Мисс Донован…
        - У нас нет на это _времени_. Он должен ответить на этот чертов вопрос!
        Элдридж перевел свой взгляд на дворецкого.
        - Итак?
        - Мистер Дэлтон пытается превратить Хэлстид Холл в племенную ферму. Он часто путешествует ночью или несколько дней подряд по этому делу, сэр.
        - Он путешествует один?  - Кендра попыталась сделать свой голос более спокойным.
        - Да, мисс.
        - В этом есть что-то необычное?
        - Нет, мисс.
        Она внимательно посмотрела на дворецкого.
        - Молодая девушка пропала из замка Элдридж. Она может быть в опасности. Вы не могли бы сказать мистеру Дэлтону, что нам нужно с ним поговорить, как только он вернется?
        - Хорошо, мисс.
        Кендре не понравилось, что Дэлтона не было дома. Это было чертовски удобно. Но она ничего не могла с этим поделать.
        Когда они тронулись в путь, где-то в поместье часы пробили восемь часов. Пот покрыл ее ладони, ее сердце вырывалось из груди. Роуз пропала девять часов назад.
        _Тик-так_.

* * *

        Они направились в Тинли Парк, там дворецкий сообщил им, что Морланд еще не вернулся из Лондона.
        - Зачем он поехал в Лондон?  - спросила Кендра, желая проверить, повторит ли он ту же самую версию, что они услышали от Сэма, или придумает что-то еще.
        Дворецкий выглядел сконфуженным.
        - Б-боюсь, я не могу сказать, мисс.
        - Я не желаю, чтобы вы распространяли сплетни о своих господах, Адамс, но я должен настоять на том, чтобы вы сказали нам с мисс Донован правду,  - произнес Элдридж.
        - Я…  - слуга откашлялся.  - Леди Анна больна, сэр. У нее был… приступ рано утром. Мистер Морланд поехал в Лондон за психиатром.
        - Он поехал в карете?  - спросила Кендра. Карета означает наличие кучера, а значит, и алиби.
        - Нет, мисс. Верхом быстрее.
        - Когда он уехал?
        - В десять, думаю.
        - Это десять часов назад.  - Два часа до Лондона, два часа обратно. Четыре часа в пути и шесть в городе, подсчитала она.  - Не странно ли, что он до сих пор не вернулся?
        - Не могу сказать, мисс.
        - Леди Анне лучше?  - спросил герцог.
        - Намного лучше, спасибо, сэр. Миссис Маркс успокоила ее светлость. К сожалению, мистер Морланд к тому времени уже уехал.
        - Что вызвало ее приступ?  - спросила Кендра.
        Дворецкий нахмурился.
        - Я не знаю. Мистер Морланд был у своей матери, и она растревожилась. Мистер Морланд расстроился из-за этого. Он уехал в Лондон сразу после.
        Им ничего не оставалось, кроме как попросить дворецкого передать Морланду просьбу прийти в замок, как только он вернется. В карете Кендра прижала руку к животу, который свело от беспокойства.
        - Знаю, как вам тяжело, мисс Донован,  - сказал герцог.  - Но не все еще потеряно. Мы должны верить, что девушка жива. Мы должны молиться.
        Кендра прикусила губу и промолчала. Она вспомнила, что перед смертью Лидия пережила изнасилование и кровавую расправу. «_Я_хочу,_чтобы_Роуз_была_жива»_. Но она была не уверена, что подобная молитва гуманна.

        50

        Когда они подъехали к замку Элдридж, Кендра увидела сотни бликов света, которые мерцали, как светлячки, в темноте вдоль крутых холмов и в лесу.
        - Они все еще ищут,  - тихо заметил герцог.  - Надежда еще есть, мисс Донован.
        Кендра не знала, что на это сказать, не знала, что думать. Была ли еще надежда? Темное семя сомнения зародилось в ней, взяв верх над любой уверенностью в судьбе Роуз. Она чувствовала себя уставшей и разбитой.
        Карета со стуком остановилась на конном дворе. Кендра не стала дожидаться, пока лакей опустит ступени, вместо этого она резко открыла дверь и спрыгнула на гравий. По меньшей мере двадцать мужчин с лампами обходили территорию. Она сразу же разглядела фигуру Алека в толпе, он отличался более изысканной одеждой, которая резко выделяла его на фоне грубо одетых мужчин вокруг, и властным видом.
        Она смотрела на них и вдруг внезапно ощутила знакомое предчувствие беды. _Все_так_же._ Не одежда и прически, конечно. И мощных светодиодных фонарей тоже не было, никаких фантастических мерцаний от полицейских машин вокруг, никакого шума от легких вертолетов, кружащих в небе и пронзающих своим светом землю, рыскающих с воздуха. Не было и телевизионных каналов, и репортеров, освещающих поиски, осыпающих ее нетерпеливыми вопросами из-за заграждений.
        Но она видела тот же самый страх, вырисовывающийся на лицах в толпе, тот же острый привкус отчаяния и тревоги, то же чувство страха в их глазах. Они боялись того, что могут обнаружить в конце своих поисков. Внешний облик людей, может, и меняется, но сердце бьется так же.
        Когда Кендра решила отправиться на поиски вместе с ними, Ребекка настояла на том, чтобы она надела то, что называлось спенсером - по сути, это был жакет с высоким воротом и длинными рукавами. Дизайн немного напоминал современный жакет-болеро, так как ткань заканчивалась как раз под грудной костью, оставляя нижнюю часть платья открытой. Но все же этот жакет не подходил для защиты от прохладного ночного воздуха, который легко проникал сквозь шерстяную ткань и уносил ее юбку. Ей приходилось стискивать челюсть, чтобы не было слышно, как стучат ее зубы.
        Алек заметил их. Он закончил отдавать указания, затем они с Сэмом двинулись сквозь толпу. Напряженный взгляд Алека застыл на Кендре.
        - Вы что-нибудь выяснили?  - спросил он, как только они приблизились.
        - Нет,  - ответил Элдридж.  - Викарий был неподалеку. Мисс Донован полагает, что у него было достаточно времени, чтобы похитить служанку, но я в этом не уверен.
        - А что насчет Морланда и Дэлтона?
        Элдридж покачал головой.
        - Никого из них не было дома.
        - Нам нужно будет проверить их алиби,  - сказала Кендра, обхватив плечи руками и пытаясь согреться.  - Что здесь происходит?
        - Мы отправили вперед охотничьих собак в надежде, что они выйдут на след служанки. Мы с мистером Келли сами ездили к соседним охотничьим сторожкам. Ни следа девушки. Никакого следа каких-либо недавних передвижений.
        - Кажется, будто девчушка растворилась в воздухе.
        _Девчушка._Девушка._Служанка_.
        - У нее есть имя,  - выпалила Кендра, повернувшись к сыщику. Ее гнев был иррационален, она это понимала, но он наполнил ее, как гелий воздушный шарик.  - У нее есть _личность_. Она не Джейн Доу. Ее имя _Роуз_. Она хочет однажды стать личной горничной. Она… она …  - Ее дыхание сбилось. Кендра была расстроена, она чувствовала, как горячее рыдание вздымается из глубины ее горла. Она сжала руками лицо, пытаясь скрыть от окружающих ее людей нахлынувшие на нее эмоции.
        Алек тихо что-то сказал и подошел к ней. Кендра лишь на секунду запротестовала, когда он обнял ее, но не стала высвобождаться из его объятий. Она тряслась так, будто в любой момент могла разлететься на куски.
        - Мы понимаем,  - пробормотал он.  - Мы найдем ее, я обещаю.
        _«Но_будет_ли_она_жива_?»  - хотела спросить его Кендра. Но она усомнилась, сможет ли сейчас произнести целую фразу, и от этого еще сильнее задрожала. Она не часто настолько утрачивала контроль над собой.
        Это напоминание себе самой заставило ее выпрямиться, освободиться из объятий Алека, хоть ей и не хватало теперь его тепла. Без него температура ее тела упала на десять градусов. Теперь ей было стыдно за свою слабость.
        - Мне нужно поговорить с Томасом. Он последний, кто видел Роуз…  - «_Живой»_.  - Это слово чуть не слетело с ее языка.  - до того, как она исчезла,  - сказала она.
        - Томаса здесь нет,  - сообщил Сэм.  - Он участвует в поиске. Он сказал, что девушка… что _Роуз_ дала ему хлеба и сыра, когда он утром пришел к ней на кухню.
        - Вы с ним разговаривали?
        - Да. Он ничего не видел.
        - Я все равно хочу с ним поговорить.
        - Только не сегодня,  - сказал твердо Элдридж.  - Я не хочу, чтобы вы замерзли до смерти на этом конном дворе, мисс Донован.
        - Мы с мистером Келли продолжим поиски,  - сказал Алек.
        Элдридж кивнул.
        - Очень хорошо. Пойдемте, мисс Донован. Нужно найти Ребекку.
        Когда Алек и Сэм затерялись в толпе, Элдридж взял Кендру под руку и повел ее по дорожке, ведущей к кухне.
        В кои-то веки Кендра была рада пеклу, которое царило в этой комнате. Она чувствовала, как ее замерзшие мышцы и связки согреваются и расслабляются. Комната сияла светом. Все свечи, в канделябрах и люстрах, горели, в воздухе витал четко различимый аромат чая и кофе, а также выпекающегося хлеба. Кендра осознала, что ужин подали, и в этот час слуги обычно уже убирались. Но сегодня грязные тарелки и блюда были составлены на рабочие столы, отодвинутые в сторону. Как и конный двор, кухня кишела людьми. Образовалось что-то вроде конвейера, где женщины делали бутерброды и раздавали горячие напитки мужчинам, которые недавно вернулись после поисковой операции.
        Кендра задавалась вопросом, куда леди Этвуд увела своих гостей. Возможно, в какую-нибудь гостиную, где они смеялись и пили, игнорируя тот факт, что молодая девушка - девушка, ответственная за поддержание чистоты в их комнатах, помогающая готовить еду, которую они ели,  - в эту секунду страдала от рук какого-то маньяка.
        Эта мысль вызывала у нее гнев, но она заставила себя забыть о ней. Гнев отвлекает внимание, а этого она не может себе позволить.
        - Леди Ребекка!  - воскликнул Элдридж. Кендра удивленно заметила Ребекку за одним из столов в фартуке; она срезала куски ветчины с кости.
        - Герцог.  - Ребекка передала нож служанке, стоявшей рядом с ней, и вышла из-за стола, вытерев руки о фартук. Она с беспокойством смотрела на них.  - Есть какие-то новости?
        - Что вы здесь делаете?
        - Я не смогла пойти на ужин и слушать, как они там болтают о своей пустой жизни! И я бы сошла с ума, если бы сидела одна и ждала вас. Здесь я по крайней мере могу чем-то помочь. Так есть какие-то новости?
        - Нет,  - ответила Кендра.
        Васильковые глаза смотрели серьезно, когда она подошла к Кендре и положила теплую руку ей на плечо.
        - Мы не должны сдаваться, мисс Донован.
        Кендра подумала, сколько раз она уже слышала эту фразу сегодня.
        - Пойдемте в кабинет,  - Элдридж обратился к дворецкому, который стоял поблизости, ожидая его указаний,  - Хардинг, пожалуйста, принесите наверх чайники с чаем и кофе.
        - Минуту, сэр.
        Элдридж остановился в нерешительности, затем повернулся и обратился ко всем присутствующим:
        - Мы делаем все, от нас зависящее, чтобы найти Роуз. Если кто-то вспомнит что-либо, какую-то деталь, может, самую мелкую, пожалуйста, сообщите мне или мисс Донован. Хорошо?
        Раздался общий гомон, знаменующий собой согласие. Ребекка сняла фартук, и они двинулись по коридору. Кендре послышались тихие звуки игры на фортепьяно и звонкий смех где-то вдалеке.
        В кабинете последние огни дьявольски тлели красным цветом в очаге камина. Они были единственным источником света в темной комнате. Обычно лакей был бы где-то рядом, зажег бы канделябры и свечи и снова бы растопил камин. Но все лакеи были задействованы в поисках.
        Элдридж сам сел на колени, чтобы подбросить бревна в очаг и снова развести огонь. Ребекка и Кендра принялись зажигать свечи. Потом Элдридж налил три стакана бренди.
        - Чай и кофе помогут нам привести в порядок свои мысли, но бренди нужен для того, чтобы мы могли согреться.
        Ребекка приняла от него стакан и присела.
        - Расскажите, что произошло во время ваших визитов.
        Пока герцог докладывал об их поездке, Кендра снимала свой спенсер. Она взяла кусок грифеля и принялась воссоздавать цепочку событий на доске.
        - Роуз видели наверху либо в девять, либо в половине десятого. Около десяти ее попросили принести овощи из сада. В одиннадцать она дала хлеб и сыр Томасу.  - Она подчеркнула это время.  - Если никто больше ничего не вспомнит, то это последний раз, когда ее видели. Молли сказала, что она должна была помогать ей с бельем в час, но так и не пришла. В этот промежуток времени в два часа она и исчезла.
        Ребекка нахмурилась.
        - Девушку, должно быть, похитили здесь, в замке. Как это вообще возможно? Кто-то должен был заметить наших подозреваемых. Слуги знают мистера Морланда, мистера Дэлтона и викария. Они бы их увидели!
        - Это гораздо проще, чем вам кажется.  - Тэд Банди похищал женщин прямо в людных парках и на пляжах. Никто не ожидал, что хищник окажется где-то рядом, тем более если он так умело сливался с окружением.
        - Я тоже с трудом себе это представляю,  - признался Элдридж.
        - Вы заметили лорда Сатклиффа, когда мы пришли на конный двор?  - спросила Кендра.
        Он приподнял брови.
        - Конечно.
        - Почему?
        - Почему? Своего племянника я всегда узнаю, мисс Донован!
        - Вы бы узнали его, если бы он был одет как садовник? Мы несколько минут находились на кухне, прежде чем вы заметили леди Ребекку. Мы видим то, что ожидаем увидеть. Кругом полно чужих слуг, ведь некоторые гости привезли своих людей. Если субъект переоделся, то его могли и не заметить.
        Как часто серийные убийцы проделывали это, переодеваясь в какую-нибудь форму? Рабочего, почтальона… полицейского.
        - Да. Понимаю, о чем вы говорите, мисс Донован,  - медленно произнес Элдридж.  - И вы правы. Подобную технику часто применяют шпионы на войне, чтобы проникнуть на территорию противника. И вполне успешно. Конечно, здесь есть доля риска. Он, должно быть, дерзок.
        - Да, он уверен в себе,  - согласилась Кендра,  - и мы можем использовать это как наше преимущество, потому что уверенность рождает самонадеянность. А субъект, который становится самонадеянным, обычно где-нибудь оступается.
        И он _оступится_, она знала это. Но успеют ли они спасти Роуз?

* * *

        Кендра никогда раньше не чувствовала себя такой беспомощной. Во всех расследованиях, к которым ее привлекали в качестве стороннего специалиста, от нее требовалось не что иное, как холодная голова и профессиональный взгляд при рассмотрении улик. Она, конечно же, испытывала какие-то эмоции. Ей было жаль жертв, их семьи и друзей. Можно было чувствовать что-то такое, но при этом не отдаваться жуткому страху и глубокому горю. Ее собственный ужас всегда был связан только с невозможностью достойно выполнить свою работу: например, с отсутствием важной детали, которая могла привести к жертве, или к убийце, если жертву уже нашли.
        Впервые в своей практике она была вовлечена в дело всем своим существом. У ее страха было два источника: терзающее душу беспокойство, что она что-то упустила, и тревога за Роуз. Она ярко представляла себе, через что сейчас приходится проходить девушке. Она видела, что убийца сотворил с Лидией. Она измеряла комнату шагами, делала заметки и снова возвращалась к старым записям, чтобы взглянуть на них свежим взглядом.
        Несмотря на несколько литров кофе, которые она выпила, Кендра чувствовала, как к ней подкрадывается усталость. Ребекка пыталась убедить ее пойти поспать, но в конце концов сдалась. После того как Ребекка покинула комнату, герцог добавил:
        - Вам нужно поспать, мисс Донован. Вы больше здесь ничем не поможете. Вы заболеете.
        Но лишь около двух часов ночи, когда слова на грифельной доске уже начали плыть у нее в глазах, она сдалась. Ей нужно было выспаться. С утра она должна быть готова с новыми силами взяться за дело.
        Она шла по опустевшим коридорам замка. Тишина давила ей на грудь как тяжелый груз. Она несла свечу, освещая путь к своей спальне. В темной комнате она застыла и молча посмотрела на пустую кровать Роуз.
        На глаза наворачивались слезы. Она поставила свечу и прижала ладони к векам. Боже. Она так устала.
        _«Какого_черта_я_вообще_здесь_делаю?_Если_я_не_могу_спасти_Роуз,_зачем_я_здесь,_черт_возьми?»_
        Она начала раздеваться, ее движения были автоматическими. Сначала обувь, потом колготки. С платьем было сложнее. Пуговицы находились на спине. Она могла дотянуться до некоторых из них, но не до всех. Вот почему они с Роуз всегда помогали друг другу.
        Немного задумавшись, она наконец отстегнула жабо, затем расстегнула те пуговицы, до которых смогла дотянуться, затем стащила с себя платье через голову. Пришлось приложить и некоторые усилия. В эту пору еще не существовало синтетической эластичной ткани. Кендра чувствовала, как натянулись все швы, и уже ожидала, что они разойдутся. Наконец ей удалось освободиться от платья, после чего она швырнула его на пол. Затем она избавилась от сорочки и рубашки, нырнула в бесформенную ночную рубашку, которую Ребекка заказала для нее. Она совершила круговые движения головой. Затем вытащила шпильки из волос и пальцами расчесала густую массу, после чего залезла в кровать. Потушив свечу, она натянула на себя тонкие одеяла.
        Несмотря на усталость, она принялась изучать тени и полосы лунного света, которые боролись между собой на сумрачном потолке. Ночные шорохи в абсолютной тишине пугали ее: дрожание оконного стекла от легкого ветерка, приглушенные скрипы и тихие стоны, раздающиеся в древней крепости. Но она остро чувствовала отсутствие привычного звука легкого дыхания Роуз, доносящегося с соседней узкой кровати, и шуршания одеял, с которым твини ворочалась во сне.
        У Кендры защемило в горле, и слезы начали струиться тонкими струйками по ее щекам. Простонав, она свернулась в клубок под покрывалом и подумала о том, как странно было оплакивать девушку, которая уже умерла более двух сотен лет назад, когда Кендра еще и не родилась.

        51

        Кендра не думала, что сможет уснуть, однако когда она открыла глаза, то увидела неясный свет утренней зари. Она взглянула на маленькие часы на прикроватном столике. «_Шесть_сорок_пять»._ Она проспала около четырех часов.
        Несколько минут она просто лежала и смотрела на потолок. Голова пульсировала тупой болью от слишком большого выброса адреналина накануне и недосыпа. В глазах будто был песок из-за слез, пролитых ночью. Она почувствовала себя истощенной и разбитой. Ей не хотелось думать о том дне, который ее ждал, или о том, что он может ей принести.
        Она заставила себя покинуть кровать и воспользоваться ночным горшком. Затем налила воду в керамическую чашу и устроила себе небольшое обмывание. Она терла поваренной содой зубы, когда в дверь постучали и показалась голова Молли.
        - Я не думала, что вы уже не спите, мисс.  - Кендра заметила, что ее глаза были красными и опухшими.
        - Я не сплю. Заходи,  - Кендра прополоскала рот и посмотрела на свою шею в зеркало. Синяки все еще были видны.
        - Жители деревни начали приходить, чтобы продолжать поиски, но…  - Молли запнулась. В зеркале Кендра увидела, что Молли бросила взгляд на кровать Роуз, и заметила отблеск слез в ее глазах.  - О, мисс, все беспокоятся, что это все бесполезно!
        Кендре хотелось приободрить ее как-то, сказать, что Роуз найдется, что с ней все будет в порядке. Но она не могла. Она не могла приободрить саму себя.
        Кендра молчала, Молли подавила всхлипывание и нагнулась, чтобы поднять платье, которое Кендра сбросила прошлой ночью. Держа платье в руках, она с меланхоличным видом его разгладила, потом подошла к шкафу и повесила его туда.
        _«Роуз_так_делала»_,  - вдруг вспомнила Кендра. Роуз всегда была так внимательна к одежде, подбирала то, что бросала Кендра, убеждалась, что все аккуратно убрано. Поведение человека, который ценит одежду, потому что немного имеет. Это было не общество одноразового потребления, к которому привыкла Кендра.
        - Что вы сегодня желаете надеть, мисс?  - спросила Молли, изучая платья в шкафу.
        - Мне все равно. Выбери сама.
        Она вытащила голубое с желтым муслиновое платье с узором «огурец».
        - Может, вот это?
        - Отлично.  - На самом деле какая разница?
        Молли помогла Кендре надеть платье.
        - Могу заколоть вам волосы,  - сказала Молли, закончив застегивать пуговицы.
        Кендра собиралась было сказать ей, что это ни к чему, но заметила выражение во взгляде Молли. «Рутина»,  - поняла она. Это было то, что нужно Молли. Немного обыденности в мире, внезапно затронутом трагедией.
        Она понимала это желание. Оно и привлекло ее в кабинет пятнадцать минут спустя. Она снова разглядывала имена, написанные на доске. Морланд. Дэлтон. Харрис. Они все подходили под профиль убийцы.
        Она кружила по комнате и пыталась взглянуть на ситуацию с другого угла. Субъект имел традицию забирать девушек в феврале, июне и октябре. Но в этом году, начиная с убийства Лидии, он действовал иначе. _Почему_?
        Если подобная игра на повышение была связана с каким-то фактором стресса в жизни субъекта, то у них всех была подходящая причина. Морланд был первым, кто приходил при этом в голову, ведь леди Анна страдала от психического расстройства: болезнь, которая добавит стресс в жизнь любого человека. Отца у Морланда тоже в детстве не было, обычный знаменатель среди серийных убийц. Но у него была авторитарная фигура отца - его дед. Если он злоупотреблял насилием, Морланд мог обижаться или даже ненавидеть мать за то, что она позволяла этому происходить. Подобная схема была однозначно распространена. Однако, по слухам, покойный граф души не чаял в своем внуке.
        Кендра потерла свои виски, пытаясь облегчить тупую боль, которая, как она подозревала, превратится в самую настоящую мигрень в следующие пару часов. Она переместила свое внимание на Дэлтона. Приятный парень, который пытался построить лошадиную ферму. Все могло быть не так просто, размышляла она. Когда начинаешь свой бизнес, всегда присутствуют стрессовые элементы. Может, он испытывает финансовые трудности.
        Она подумала о его прошлом: богатая семья, отец - доктор. Профессия доктора в эту эпоху была более престижной, нежели профессия хирурга. Сначала Кендра недоумевала: что стояло за решением Дэлтона стать хирургом, а не доктором? Что-то вроде бунта против отца?
        Она вспомнила маленькие порезы на верхней части туловища Лидии. Всего пятьдесят три, четырьмя разными ножами. Хирург разбирается в ножах. Было ли это упреком в сторону общества, которое недооценивало его из-за этой профессии?
        Затем была еще жена Дэлтона, которая бросила его ради другого мужчины. Кендра ни на секунду не поверила, что Дэлтон не знает, как умерла его жена. Так зачем ему врать об этом? Только если это он убил ее. Она могла быть его первой жертвой, запустившей серию убийств. И по времени все совпадало.
        Кендра перешла к Харрису. Он был наименее приятным из всех подозреваемых, и он открыто выражал свое презрение к проституткам. И, кроме того, свое пренебрежение по отношению ко всем женщинам. _Высокомерный_придурок_.
        Как и в случае с Дэлтоном, Кендре было немного известно о прошлом викария, кроме того факта, что его отец был графом, который переживал трудные времена. Как выразилась Ребекка? «_Обнищал_и_задолжал_всем,_кому_можно»_. Это должно было быть ударом для эго Харриса. Ему пришлось жениться на женщине, которая была ниже его по происхождению, заниматься работой, которая пусть и была приемлема для младших сыновей из аристократических семей, но которую он все же не выбирал.
        Здесь тоже хронология событий была интересной. Он вступил в неравный брак примерно за год до того, как начали пропадать проститутки. И молодую служанку убили на улице, где они с женой жили в Лондоне. Была ли эта служанка первой жертвой? Импульсивный акт, призванный снять напряжение, которое росло в нем из-за этого брака? И тут, возможно, ему вдруг понравилось. Это было возможно.
        В этом и была проблема. Любой сценарий представлялся возможным, каждый подозреваемый мог быть убийцей.
        Кендра изучала грифельную доску и снова почувствовала это странное легкое ощущение в затылке. Кто-то что-то такое сказал… _что_? Она не могла ухватиться за эту мысль, она от нее ускользала, как и всегда.
        Свежий воздух. Вот что ей было нужно. Она могла заодно прогуляться до хижины Томаса, ведь ей все равно нужно было поговорить с ним еще вчера. Он был последним, кто видел Роуз. Может, он видел, как кто-то шатался неподалеку.
        Когда Кендра подошла к двери, та резко открылась, и из нее появился Алек. Он удивился, когда увидел ее.
        - Мисс Донован. Я надеялся, вы еще спите. Вам удалось заснуть?
        - Да, я поспала достаточно. А вы?
        - Пару часов. Мы планируем возобновить поиски в течение следующего часа.
        Она кивнула.
        - Хорошо. Я собираюсь поговорить с Томасом о событиях вчерашнего дня.
        Алек схватил ее за руку, гневно уставившись на нее.
        - Вы что, с ума сошли? У вас что, нет чувства _самосохранения_? Я не позволю вам слоняться по лесу одной, когда где-то по близости бродит убийца!
        - Я могу позаботиться о себе.
        - Черт возьми. Вы выглядите как те жертвы, мисс Донован! Вы это осознаете?
        Где-то глубоко внутри она это понимала. Но она пожала плечами.
        - Ростом и цветом волос и глаз, да. Но я старше. Я не подхожу под его тип.
        - Он уже нарушал правила игры!
        - Я не беспомощная пятнадцатилетняя девчонка. Я могу постоять за себя!
        Хватка Алека стала сильнее, как будто он хотел ее этим образумить.
        - Вы не сможете защититься от свинцовой пули.
        - Ружья не в его вкусе. Ему нравится обвивать шею жертвы своими руками. Ему хочется вызвать панику, ужас. Ему хочется видеть, как жизнь покидает их глаза.
        - Если это ваша попытка успокоить меня, то у вас получается из рук вон плохо!
        - Я собираюсь поговорить со скитником. Если хотите, можете идти со мной.
        - Пойду.  - Он отпустил руку.  - Захватите свой спенсер, мисс Донован. Там прохладно.

* * *

        Скитник открыл дверь в ответ на стук Алека. Его глаза были прикованы к маркизу, и Кендра разглядела в них проблеск страха.
        - Ваша светлость.  - Он нервно облизал губы.  - Эм, чего вам угодно?
        - Нам нужно поговорить с вами, Томас,  - ответила Кендра.
        Он снова обратил свой взгляд к ней.
        - Я помогал искать служанку вчера вечером.
        - Да. Я слышала. Мы можем войти?
        Он колебался, но они понимали, что он не откажет им в этой просьбе. Только не маркизу Сатклиффу.
        Когда Томас отошел назад, Кендра быстро оглядела тусклую комнату. Все было так, как она помнила, кроме того что занавески были сняты с окон, хотя эти окна были так заляпаны грязью, что серый свет пасмурного дня с трудом проникал внутрь. Она заметила, что наркотические принадлежности больше не были разбросаны на полу, а свалены на столе вместе с грязной посудой и кисточками. Запах был тот же: смесь пота, скипидара и красок, которую разбавлял дым от камина.
        Алек задержался в дверном проеме, выражение его лица выражало отвращение. Его трудно было в этом винить, на улице воздух был посвежее.
        - Вы немного нарисовали,  - заметила Кендра. Она подошла к мольберту. Полотно было все еще закрашено голубым. Белая женская фигура в центре приобрела более резкие очертания, стала более объемной, но все еще была безликой.
        - Искусство требует жертв,  - пробормотал он, пытаясь не встречаться с ней взглядом.
        - Само собой.  - Она обошла мольберт. Места было так мало, что ее бедро задело один шкафчик, потревожив принадлежности для рисования на его запачканных полках. Она придержала их рукой.  - Нам нужно поговорить с вами о Роуз. Она вчера сделала вам бутерброд.
        - Я ничего не знаю.
        - Вы ходили на кухню. С кем вы разговаривали?
        Он нахмурился.
        - С Кухаркой. Я попросил какой-нибудь еды. Она сказала маленькой служанке дать мне хлеба и сыра.
        - Вы ждали на кухне, пока она готовила?
        - Нет. Я подождал снаружи.
        - То есть Роуз вышла на улицу, чтобы передать вам бутерброд?
        - Ну да.
        - Вы говорили с ней?
        - Она сказала, что графиня устраивает полдник в саду. Ей нужно было там помогать.
        - Пока вы говорили, вы заметили кого-нибудь рядом с вами?
        - Кого?
        - Не важно. Любых людей.
        Томас пожал плечами.
        - Пару садовников.
        - С чего вы взяли, что это были садовники? Вы их узнали?
        - Нет. Я… я не знаю. Это могли быть и конюхи, думаю.
        - Они стояли группой или отдельно друг от друга?
        - Я не помню.
        - Томас, вы должны подумать об этой девушке, которая дала вам хлеб и сыр вчера. Ей нужна помощь.
        - Я ничего не знаю.
        - Вы, может быть, знаете больше, чем думаете. Поэтому я и прошу вас подумать.  - Кендра сделала паузу, потом спросила его:  - Вы были в лесу в прошлое воскресенье? Викарий сказал, что видел вас.
        Он оцепенел.
        - Я часто бываю в лесу.
        - Вы видели викария?
        - Нет.
        - Он был верхом. Вы видели кого-то на лошади?
        - Нет.
        Говорил ли он правду? Интуиция Кендры подсказывала, что нет. Но если он врал, то по какой причине? Она сменила тему и снова заговорила о Роуз:
        - После того как Роуз дала вам бутерброд и вы поговорили, что произошло дальше?
        - Ничего не произошло.
        - После вашего разговора вы видели, куда пошла Роуз? Она вернулась на кухню? В сад? _Подумайте_, Томас. Это может быть важно.
        - Я не знаю. Я ушел.
        - Вы недостаточно _думаете_!
        - Мисс Донован.
        Она обернулась и вперилась взглядом в Алека.
        - Он ничего не знает,  - сказал Алек мягко.
        Гнев и отчаяние назревали внутри ее. И страх, ужасный страх.
        - Мисс Донован, Томас не знает, где сейчас Роуз,  - сказал Алек еще мягче.
        Она издала вдох и отошла назад.
        - Пожалуйста, продолжайте думать, Томас. Если вспомните что-то, _не_важно_что_, сообщите нам.
        Он смотрел на нее, как бессловесное животное. Ей хотелось его ударить. Вместо этого она развернулась и вышла на улицу.
        Несмотря на то что она шла быстро, Алек легко поспевал за ней. И он мудро хранил молчание.
        Они были уже в лесу, когда Кендра наконец произнесла:
        - Я все же думаю, что он что-то скрывает. Или не говорит всю правду.
        - Может, он занимался браконьерством в лесу. Это серьезное преступление, наказанием за это может быть ссылка или даже повешение. Герцог - не сторонник таких строгих наказаний, но Томас, вероятно, хочет перестраховаться.
        Кендра потерла ладони, пытаясь сдержать дрожь, которую испытала при мысли о несоразмерности наказания за такое простое нарушение. «_Здесь_мне_не_место»_.
        По пути в замок они молчали. Когда они вышли из леса, Алек вдруг схватил ее за руку. Его прикосновение заставило ее очнуться от мрачных размышлений.
        Она увидела то, что увидел он: большую толпу людей, идущих по тропинке во внутренний двор. Первой ее мыслью было, что Элдридж организовал очередную поисковую кампанию. Он шел с Сэмом и доктором Манро, но затем она увидела черный мешок, который нес Манро, и ее желудок скрутило.
        - _Нет_.  - Она высвободилась из рук Алека, подняла свои юбки и побежала. Ее сердце выпрыгивало из груди, когда она оказалась рядом с герцогом. Она встала как вкопанная, но она поняла. Боже, она все _поняла_.
        Элдридж встретился с ней взглядом.
        - Да,  - ответил он на вопрос, который она не смогла произнести.  - Мы нашли служанку.

        52

        Где-то в глубине души Кендра порадовалась, что еще не завтракала, потому что понимала, что ее желудок не выдержал бы. Кислый вкус желчи поднимался из ее горла, и ей хотелось закрыть рот ладонями. Она прижала руку к животу, как будто была в силах сдержать этим жестом бурлящую внутри кислоту.
        - Где?  - она не стала спрашивать, жива ли Роуз. Она понимала, что это не так.
        - Рядом с рекой, там, где нашли первую девушку.
        Совсем недалеко от хижины скитника. Выбросили ли твини там, пока она разговаривала с Томасом? Могли ли они пересечься с убийцей?
        - Мы вчера обыскивали это место.  - Алек подошел к Кендре сзади и положил теплую руку ей на плечо.
        - Он знал,  - сказал Сэм с озлобленным видом.  - Этот ублюдок наблюдал за нами.
        - Ребекка ждет вас внутри, мисс Донован,  - начал было Элдридж.
        - Мне нужно пойти к Роуз,  - сказала она резко.  - Мне нужно увидеть ее тело.
        Рука Алека сжала ее плечо.
        - Это правда необходимо?  - В нем вдруг проснулась ярость.  - Черт возьми, зачем подвергать себя этому?
        - Мне нужно идти! Для этого я здесь!  - закричала она. Но было ли это правдой? Почему она была здесь, если она не могла никого спасти? Если она не могла спасти Роуз?
        Алек нахмурился, он был в замешательстве. Прежде чем он смог ей ответить, Элдридж устало поднял руку.
        - Я позволю вам сопровождать нас, мисс Донован. Но вы не будете присутствовать на вскрытии девушки. Хорошо?
        Кендра перевела свой взгляд на герцога.
        - Да,  - прошептала она.
        - Тогда пойдемте.  - Выражение лица герцога было печальным, но крайне решительным.  - Произошло то, что произошло. Пора отнести бедную девушку домой.

* * *

        Кто-то прикрыл голое тело Роуз грубым шерстяным пальто. Двое мужчин стояли, как караульные, рядом с телом, в их глазах блестели слезы. Все было не как с Лидией или Эйприл Дюпрей, Роуз была одной из них. Они, возможно, знали ее семью, видели, как она росла.
        _Ей_было_всего_пятнадцать_.
        Кендра и раньше видела пятнадцатилетних, с которыми жутким образом расправлялись серийные убийцы, и всегда чувствовала сожаление. Теперь же она испытывала такую невероятную скорбь, что у нее разболелось сердце.
        - Вам необязательно проходить через все это, мисс Донован,  - тихо повторил Алек.  - Зачем вы наказываете себя таким образом?
        _«Наказываю_ли_я_себя_?» Самобичевание за то, что она не смогла защитить Роуз? Она не знала.
        - Позвольте доктору Манро позаботиться о ней,  - мягко настаивал он, стоя так близко, что она чувствовала жар его тела.
        Кендру охватило искушение сделать так, как он предлагал, выбрать путь труса. Никто бы здесь не стал винить ее в этом, но она бы возненавидела себя.
        Выпрямив плечи, она покачала головой.
        - Мне нужно пройти через это,  - она повернулась, чтобы посмотреть на лица присутствующих.  - Кто нашел… Кто нашел ее?
        Высокий долговязый подросток с ушами, которые торчали по обе стороны его коротко остриженных волос песочного цвета, шаркнул и выдвинулся вперед.
        - Это я, мадам. Я и Геральд.  - У него было болезненно-бледное лицо, почти что зеленого оттенка, и на нем отчетливо виднелись слезы. Его веснушки выглядели так, будто их нарисовали маркером. Ужасно молодой. Он нервно стоял перед ней, теребя в руках вязаную шапочку. Она заметила, что все мужчины вокруг сняли свои головные уборы. Это был не жест вежливости по отношению к ней, а знак уважения по отношению к мертвой девушке у ее ног. В ее горле образовался ком.
        - Как тебя зовут?
        - Колин, мадам.
        - Когда ты нашел ее?
        - Эм… полчаса назад. Не больше.
        Кендра посмотрела по сторонам. Роуз положили рядом с покрытым травой холмиком, где у них был полдник, на расстоянии около десяти метров от озера. В отличие от тропинки, на которой выбросили Эйприл, это место было обособленно. Как сказал герцог, здесь проводились поиски накануне вечером. Не было причины снова обыскивать эту территорию. Роуз могла пролежать здесь несколько дней, прежде чем кто-то обнаружил ее.
        - Что заставило вас с Геральдом пойти сюда, Колин?
        - Да, в общем-то, ничего.  - Его взгляд упал на шапочку, которую он крутил в руках.  - Мы с Геральдом… мы просто хотели немного поговорить.
        Кендра подняла глаза на Геральда. Ровесник Колина, но поменьше его, льняного цвета волосы и небесно-голубые глаза. Мальчишки только формировались, возможно, хотели уединиться, чтобы обсудить какие-то личные страхи, подальше от ушей взрослых. Как же им не повезло, ведь они встретились с настоящим ужасом.
        - Важно, что убийца не выбросил… тело в озеро.  - _Тело._Жертва_. Ей было проще говорить о Роуз с помощью безликих терминов.  - Он хотел, чтобы ее обнаружили, но было бы слишком рискованно оставлять ее в более людном месте. Слишком много людей искали ее, слишком много потенциальных свидетелей. Во сколько точно обыскивали эту местность вчера?
        Откуда-то из глубины толпы донесся голос:
        - Мы проходили здесь около половины одиннадцатого.
        - Было темно. Вы могли ее проглядеть?
        - Нет, мадам. У нас были лампы. Мы бы ее заметили.
        - Ну да. Либо какая-нибудь собака нашла ее.
        - Хорошо. Пожалуйста, сделайте все шаг назад…  - Она кивнула доктору Манро. Он ждал и теперь опустился на корточки рядом с укутанной в пальто фигурой. Он открыл свою черную сумку и вытащил увеличительное стекло.
        Сердце Кендры екнуло, когда он частично стянул пальто и открыл лицо Роуз. Ее глаза были открыты. На ее правом виске было темное пятно, которое Кендра сразу же заметила.
        - Это что-то новое.  - Даже для собственных ушей ее голос звучал неестественно.  - Это не было частью его ритуала.
        - Возможно, так он силой увел ее с территории замка,  - пробормотал Элдридж.  - Может, он ударил ее, и она лишилась сознания.
        Манро посмотрел внимательнее.
        - Хм. Кожа кажется нетронутой. Скорее всего, он использовал какой-то тупой предмет.
        Она осознала, что молит бога, чтобы Роуз так и не приходила в сознание.
        - Ее волосы обрезаны,  - заметил герцог.
        Кендра заставила себя смотреть на то, как доктор стягивает с тела шерстяное пальто и обнажает его. Толпа зашевелилась, отодвинувшись еще больше назад. Глазеть естественно для всех людей, и Кендра была уверена, что, если бы эта девушка была незнакомкой, они бы придвинулись ближе, чтобы лучше ее рассмотреть.
        - Ее душили,  - сказал Манро, хотя взгляд Кендры уже упал на глубокие следы вокруг горла девушки.
        _Сколько_раз_? Ей стало плохо. Сколько чертовых раз, прежде чем этот сукин сын применил достаточно силы, чтобы убить ее?
        - Один след от укуса,  - заметил доктор и поднял взгляд на Кендру.  - Как вы и писали на грифельной доске.
        - Да. Это почерк убийцы.
        Он вернулся к осмотру.
        - Кажется, ее связывали.
        Сердце Кендры ушло в пятки, когда она посмотрела на глубокие кровоподтеки вокруг ее запястий. Не было нужды связывать ее, если она была без сознания. И то, как была порезана кожа, показывало, что она не находилась в пассивном состоянии. Она билась в панике. От боли.
        Против воли Кендра опустила глаза на темные порезы на белой, как мрамор, груди. Чего-то не хватало. Она нахмурилась, пытаясь понять чего, но ее голова начала кружиться от внезапного приступа слабости. Кто-то тяжело дышал. Кендра слышала этот звук. Отрывистое дыхание, вдох и выдох. На секунду она удивилась, когда поняла, что это она издает этот жуткий звук.
        - Боже мой…  - прошептал герцог, его голос был полон скорби.
        Кендра едва слышала его. Она отошла назад, пробираясь сквозь толпу зевак, в то время как ее желудок сжимался и раздувался. Она смогла пройти четыре шага, после чего упала на колени и извергла рвотную массу.

        53

        Герцог Элдриджский пытался протиснуть чашку чая и соусник в дрожащие пальцы Кендры.
        - Выпейте это, мисс Донован.
        Они вернулись в кабинет, где был зажжен огонь. Но, хотя Кендра сидела рядом с потрескивающим пламенем, ничто не могло одолеть холод внутри ее.
        Роуз перенесли в ледяное хранилище, где доктор Манро и Сэм Келли проводили вскрытие. Кендре не нужно было видеть этих деталей, чтобы знать, какими были последние часы Роуз на земле. Они были наполнены невообразимой болью, невообразимым ужасом.
        _«И_во_всем_виновата_я»_.
        Чашка дрожала в ее руке. Как это могло быть возможно? Как _что-либо_ из всего этого возможно? Как она могла быть виновной в смерти девушки, которая умерла до того, как она сама появилась на свет?
        Это не было парадоксом дедушки, теорией, которую часто вспоминали квантовые физики, чтобы проиллюстрировать возможность перемещений в прошлое. Человек _не_ мог вернуться в прошлое и убить своего дедушку до того, как были зачаты его мать или отец, говорили ученые. Это бы прежде всего привело к невозможности существования этого человека, что, в свою очередь, привело бы к невозможности самого убийства дедушки. Настоящий порочный круг. Нескончаемая петля невозможностей.
        Но мог ли кто-то вернуться назад во времени и непреднамеренно вызвать смерть кого-то, кто никак не был связан с его собственным существованием в будущем? Роуз не влияла на будущее Кендры, только если твини не была прапра-прабабушкой кого-то, кто в перспективе мог бы повлиять на ее будущее. Кендра чувствовала, что ее голова сейчас взорвется.
        - Может, мисс Донован нужно что-то покрепче чая?  - предложила Ребекка.
        - Нет. Я… этого достаточно.  - Скорее из-за того, что этого от нее ожидали, чем по собственному желанию, она сделала глоток чая. Затем она поставила чашку и соусник.
        Элдридж твердо сказал:
        - Вы не виноваты в смерти этой служанки.
        - Я знала, что у него обострение. Он специально положил Эйприл Дюпрей там, потому что хотел бросить нам вызов. Я должна была ожидать этого!
        - Вы не всемогущи, мисс Донован,  - отрезал Алек.
        Стук в дверь заставил их вздрогнуть. Лицо Хардинга выглядело мрачнее, чем обычно, когда он остановился в дверном проеме.
        - Прошу прощения, ваша светлость. Прибыл мистер Морланд. Он спрашивает, дома ли вы. Что мне ему сказать?
        Элдридж посмотрел на Кендру.
        - Вы желаете с ним говорить?
        Кендра выпрямилась.
        - Да.
        - Отлично. Скажите мистеру Морланду, что я дома. Отведите его в китайскую гостиную. Мы с мисс Донован скоро подойдем.

* * *

        Морланд стоял у венецианского окна и смотрел на цветочные сады, но обернулся, как только герцог и Кендра вошли.
        - Я слышал, что вы были в Тинли Парк вчера вечером, ваша светлость… и мне известно о трагедии, которая обрушилась на вас. Позвольте выразить свои соболезнования и предложить вам любую помощь.
        - Благодарю. Давайте присядем.
        - Вы можете помочь нам, ответив на наши вопросы,  - сухо заметила Кендра, сев напротив него.
        Он нахмурился.
        - Как вам известно, меня не было в моих владениях, когда ваша служанка пропала. Я был в Лондоне. По правде сказать, я вернулся только пару часов назад.
        - По вашим словам.
        Он напрягся.
        - Понимаю, у вас горе. Однако я считаю ваше предположение оскорбительным. Я бы хотел подчеркнуть, что я пришел, как только услышал об этой новости, и вам не пришлось меня разыскивать.
        Она внимательно изучала его. Его могли привести сюда дружеские соображения. Но иногда хладнокровным убийцам нравится приближаться к семье жертвы, наблюдать за разрушительными последствиями их действий. Как дьявольские паразиты, они питаются скорбью.
        - Мы ценим ваше участие, мистер Морланд,  - мягко прервал его Элдридж.  - И я со своей стороны выражаю вам сочувствие в отношении леди Анны. Я так понял, у нее вчера было что-то вроде припадка?
        Морланд опустил взгляд на свои руки.
        - Да. Как вы сами видели, моей матери нездоровится. Когда я зашел к ней вчера утром, она… очень разозлилась.  - Он сделал глубокий вдох.  - Она вышла из-под контроля. Я сразу же уехал в Лондон.
        - Почему лично вы?  - спросила Кендра.  - Почему вы не послали слугу за доктором?
        - Конечно, я об этом думал, но…  - Он пожал плечами, скривив губы.  - Признаюсь, я просто хотел сбежать. Это не самое благородное признание, но я просто не хотел иметь дела с тогдашним состоянием моей матери. Вы когда-нибудь наблюдали за тем, как член вашей семьи постепенно сходит с ума, мисс Донован?
        - Нет.
        - Тогда вы, скорее всего, не поймете то состояние, в котором я вчера находился.
        - Вы уехали вчера утром. Однако вернулись лишь пару часов назад. Я думала, что вы спешили привести помощь для своей матери.
        Его рот сжался, когда он посмотрел на нее.
        - Я искал психиатра, который раньше занимался моей матерью. Его не было в городе. Я провел несколько часов в поисках другого врача. Когда я закончил поиски, наступила ночь. А в это время уже небезопасно ездить по деревенским дорогам в одиночестве. Всякие разбойники только этого и ждут. Я предпочел устроиться в своем городском доме на ночь.
        - К сожалению, грабежи - слишком распространенное явление на наших дорогах,  - согласился Элдридж.
        Кендра не сводила глаз с Морланда.
        - Ваши слуги в городском доме смогут подтвердить ваше местонахождение?
        - У меня нет слуг в городском доме, когда я официально проживаю за городом.
        - Вы посещали свой клуб?  - спросил герцог.
        - Нет. Я ходил в соседний паб. Кто-нибудь там сможет подтвердить мое присутствие, я полагаю.
        - И все, с кем вы разговаривали, пытаясь найти доктора,  - добавила Кендра.
        Морланд наклонил голову.
        - Само собой. Я разговаривал со слугами, медсестрами в «Бедламе», где я искал доктора Уэста. Так как его не было в городе, меня направили в другие больницы, но это оказалось бесплодной попыткой.
        - Не важно, нам нужен список всех тех, с кем вы разговаривали.
        Он посмотрел на нее с раздражением.
        - Я не привык к тому, чтобы в моих словах сомневались.  - Он сделал паузу, затем вздохнул.  - Доктор Уэст работает в Бетлемской королевской больнице. Когда я узнал, что его нет на месте, я продолжил свои поиски в больнице Сент-Джонс, а затем и в Сент-Лукас.
        - И у них не было врачей, которые могли бы вам помочь?
        Он пожал плечами.
        - Когда я был в Сент-Лукасе, то понял, что поспешил со своей поездкой в Лондон. Я не хотел еще больше расстраивать свою мать, навязывая ей какого-то незнакомого доктора. Опять же не думаю, что вы поймете эмоциональное состояние, которое вызвало во мне желание поехать в город.
        Было бы достаточно просто отправить кого-то в Лондон, чтобы проверить его версию. В конце концов, как часто аристократ отправляется на поиски психиатра? С другой стороны, такое могло случиться в любой другой день, подумала Кендра.
        - Вы уверены, что ваша служанка была убита тем же извергом, что убил других женщин?  - спросил Морланд, переведя свое внимание на Элдриджа.
        - Мы не можем сообщить вам детали,  - прервала его Кендра.
        Он снова взглянул на нее.
        - Почему же?
        - Расследование продолжается.
        Он посмотрел с недоверием.
        - Вы не скажете мне, нацелился ли этот сумасшедший на служанок? Боже мой, нужно ли мне беспокоиться о безопасности своих слуг?
        - Скажите всем женщинам, которые у вас служат, не выходить никуда в одиночестве. Они не должны верить никому. Ни одному мужчине.
        Морланд испепелил ее взглядом. Он встал.
        - Я передам ваше сообщение своим слугам, но я еще раз подчеркну, что я невиновен.
        Кендра встретилась с ним взглядом.
        - Я никогда не встречала виновного человека, который не говорил бы то же самое.

        54

        К тому моменту как Кендра и герцог вернулись в кабинет, там сидели доктор Манро и Сэм, которые, по всей видимости, уже провели вскрытие. Манро с беспокойством смотрел на Кендру из-за ободка чашки с чаем, которую он себе налил.
        - Вы уверены, что хотите это услышать, мисс Донован?
        Нет, она не хотела слышать это. Но ей это было нужно.
        - Да. Докладывайте, доктор.
        Доктор Манро быстро взглянул на Ребекку.
        - А вы, миледи? Я знаю о вашей прогрессивности, но то, о чем я сейчас буду распространяться, довольно неприятно.
        - Спасибо за то, что беспокоитесь о моих чувствах, сэр. Однако мне знакомы и более неприглядные вещи.
        - Хорошо, мадам.  - Он сделал глубокий вдох, как ныряльщик перед тем, как опуститься куда-то глубоко под волны океана.  - Служанку душили точно так же, как и вашу первую жертву. В данном случае этот хищник опять использовал четыре вида ножей, прежде всего в области прямой мышцы живота.
        Кендра пыталась не представлять в голове Роуз, когда он говорил.
        - Количество порезов, однако, отличается от того, что были у Лидии Бенуа.
        Пораженная, Кендра спросила:
        - Их больше или меньше?
        - Больше. Я насчитал шестьдесят пять.
        Элдридж хмуро взглянул на Кендру.
        - Что это означает?
        - Точно не знаю,  - медленно признала она.  - Это может означать, что количество ран не имеет значения.
        - Или что этот хищник становится более нестабильным,  - сказал Манро.
        Элдридж посмотрел на него.
        - Почему вы так думаете, доктор?
        - Вы должны понимать, что, так как я не проводил первое вскрытие, у меня есть только пометки мисс Донован, на которые я могу опираться. Но все же мне эти пометки показались весьма обстоятельными и у меня нет причин сомневаться в их достоверности.  - Он улыбнулся уголками рта и посмотрел на Кендру.  - Вы писали, что травмы представляли собой глубокие раны и порезы, сделанные намеренно. Половина ран у этой жертвы подходят под это описание. Различной длины и глубины, но все же намеренно нанесенные. Однако больше дюжины по характеру скорее соответствуют ударам ножом, нежели порезам. Эти раны глубже, длиннее, шире и более рваные.
        Кендра вспомнила свое чувство, что что-то было не так, когда она впервые увидела эти раны. Подсознательно она поняла эту разницу.
        - Какие раны были нанесены первыми, доктор?
        Он покачал головой.
        - Я не могу определить это, мисс Донован. Если позволите сделать предположение… Я бы сказал, что более осознанные раны были нанесены сначала, а потом уже последовали рваные.
        - Понимаю. Поэтому вы думаете, что субъект становится менее стабильным?
        - Да. Сравнивая эти два вида ранений, в последних присутствует больше неистовства. Я не могу определить, были ли они нанесены после смерти или до.
        Кендра приподняла брови.
        - Почему вы думаете, что эти ранения могли быть нанесены после смерти?
        - Потому что, мисс Донован, я полагаю, что эта девушка умерла до того, как этот хищник успел все это совершить.
        - Не понимаю.
        - Она умерла от мозговой травмы.
        Какое-то время все молчали, остолбенев.
        Алек прервал молчание:
        - Она умерла не от удушения, как первая жертва?
        - Ее, так же как и первую жертву, несколько раз душили. Над ней было также совершено сексуальное насилие. Остальное вы сами видели во время визуального осмотра тела: след от укуса на левой груди и ссадины на запястьях, говорящие о том, что ее связывали.  - Он встал, сложив руки за спиной, и обратился ко всем присутствующим:  - Однако эта жертва получила травму головы. Возможно, камнем или какой-то дубинкой, хотя я не обнаружил следов от деревянных щепок или других следов дерева в ране.
        - Этот удар разбил череп девушки, вызвав эпидуральное кровоизлияние,  - продолжил Манро.  - Кровь сгустилась, создав невероятное давление на ее мозг. После удара она могла прожить еще несколько часов, но эта рана стала причиной ее смерти.
        - Использование камня предполагает, что это случайное преступление,  - сказала Кендра.  - Она не была его непосредственной целью. Не как другие девушки.
        Кендра вернулась к грифельной доске, несмотря на то что все слова уже давно были выжжены в ее мозгу.
        - Нашему преступнику важен контроль. Но он начал терять контроль после того, как была найдена первая жертва. Он бросает нам вызов отчасти для того, чтобы восстановить этот контроль над ситуацией. Если… если Роуз…  - это имя застряло у нее в горле.  - Если она умерла раньше времени, он наверняка вышел из себя. Это объясняет нанесение рваных ран в исступлении уже после смерти жертвы.
        - Похоже на детский приступ гнева,  - сказала Ребекка тихо и вздрогнула.
        - Еще одна важная вещь. Я нашел мелкие волокна шерсти на теле, они находились внутри ран. С помощью микроскопа герцога я определил, что источник этих волокон - одеяло из грубой шерсти, ковер или мешок,  - сказал Манро.
        Ребекка обратила на него свой взгляд.
        - Как вы можете с такой точностью определить это, сэр?
        - Это просто, миледи. В волокнах нет того, что называется извитостью шерсти. Чем больше извитости у шерстяных волокон, тем выше качество материала. И, наоборот, чем меньше извитости, тем более грубая структура у материала.
        - Кто-то… один из мальчишек, которые ее нашли, укрыл ее шерстяным пальто,  - напомнила ему Кендра.
        - Кожа вступила в непосредственный контакт с этим материалом, то есть тело должно было быть _завернуто_ в шерстяное пальто, например, чтобы кожа покрылась шерстью в той степени, которую я наблюдал.
        Элдридж нахмурился.
        - Возможно, этот изверг вывозил ее из замка в каком-то мешке.
        - Он действует дерзко и быстро,  - сказал Сэм.
        - И сейчас он обозлен,  - тихо добавила Кендра.  - В его фантазии вторглись.  - Все уставились на нее, и она продолжила:  - Вам лучше поговорить с сестрой и попросить ее закончить праздник раньше, чем планировалось, герцог. Мы не можем предсказать дальнейшие действия субъекта.

        55

        Герцог последовал ее совету и поговорил с леди Этвуд о том, что придется завершить праздник раньше времени. Отбытие гостей, запланированное на следующий день, происходило в суматохе - одежду и белье нужно было постирать, выгладить и упаковать по чемоданам,  - однако оживленная работа не могла развеять мрачную атмосферу, которая воцарилась в замке.
        К вечеру древняя крепость погрузилась в тишину. Ужин был простым, после него играли в карты и танцевали. Не в состоянии притворяться, Кендра стащила бутылку бренди со стаканом из кабинета герцога и пробралась на крышу.
        Ночной воздух был прохладным, однако к третьему стакану она уже не замечала этого. Благодаря алкоголю она не чувствовала холода и уселась, поджав ноги, на лестницу, ведущую к парапету. Дневные облака над ее головой поредели и обнажили мириады звезд и луну, проливающую ледяной свет на крышу.
        - Я знал, что найду вас здесь.
        Кендра замерла, взглянув вниз и увидев, как Алек отошел от стены. Она подняла стакан в приветствии.
        - Вам нужно быть детективом.
        Он нахмурился.
        - Вас не было на ужине.
        - У меня тут свой.
        Он смотрел на то, как она выпила залпом весь бренди в стакане.
        - Вы растрачиваете хороший бренди, мисс Донован,  - сказал он мягко.  - Им нужно наслаждаться, а не напиваться.
        - Что же, спасибо, мистер Хорошие манеры. Если собираетесь критиковать меня, идите на свой праздник. Я вас не приглашала.
        Он вздохнул и снял свое пальто.
        - Вы не только надрались, мисс Донован, но, вероятно, еще и замерзли.
        - Вообще-то, мне вполне тепло, большое спасибо.  - Но она все же не стала сопротивляться, когда он поднялся по ступеням и опустил свое пальто ей на плечи.  - И я не пьяна. Пока что.
        - Алкоголь вам не поможет.
        Она налила себе еще бренди в стакан.
        - Прямо сейчас он и не мешает.
        Он какое-то время молчал, потом осторожно произнес:
        - Это не ваша вина, мисс Донован.
        - Тогда почему я _здесь_?  - холодно спросила она, уставившись в стакан.  - Если я не могу никого спасти, почему я здесь?
        - Я не понимаю вас, мисс Донован.
        Она засмеялась, но ее смех был не веселым, а горьким.
        - Да ничего удивительного.
        - Как ваше присутствие здесь может помешать осуществиться судьбе?
        - Должна быть причина,  - пробормотала она, глядя в стакан.
        - Я не знаю, почему вы из-за этого решили пристраститься к выпивке.
        Она посмотрела на него с кривой ухмылкой.
        - Вы правы. Это, возможно, неверный шаг.
        - Мисс Донован.
        - Лорд Сатклифф.
        Он тяжело вздохнул и опустился на лестницу рядом с ней.
        - Вы идете по тому же пути, что и Гэбриэл.
        Она молчала, чувствуя жалость к самой себе.
        - Я просто хочу забыть обо всем хотя бы на один чертов вечер. Я многого прошу?
        - Это,  - он указал на бутылку,  - не избавит вас от боли. Она будет ждать вас завтра. А с ней и головная боль.
        - Мне не нужны нотации,  - она наклонилась вперед и прижала холодный стакан к своему горячему лбу.  - Боже. Я просто хочу вернуться домой. Я хочу вернуться туда, где мне место. Здесь мне не место. Я только все делаю хуже.
        - Мисс Донован…
        - Эйприл Дюпрей умерла из-за меня.
        - Нет.
        - Роуз умерла из-за меня.
        - Нет. Вы не можете винить себя в этом.
        - Да, черт возьми, могу! Я та причина, по которой убийца обратил свое внимание на замок! Если бы я не сказала вам, что у вас тут бродит серийный убийца, вы бы решили, что Лидия споткнулась и утонула во время купания!
        Он прямо посмотрел на нее, обескураженный ее бесконечными ругательствами и болью.
        - Вы правда думаете, что мы настолько глупы, что не заметили бы, что Лидию Бенуа задушили? Что мы бы не догадались, что имеем дело с убийцей?
        Ярость так же резко покинула ее, как и появилась. Она обмякла на каменных ступенях.
        - Я не знаю,  - прошептала она.
        - В Америке что, больше опыта в расследовании преступлений?
        Она не смогла сдержаться. И обреченно рассмеялась.
        - В _моей_ Америке - да. В _моем_ мире - да!
        - Вы забываете, мисс Донован, я был в Америке…
        - Нет. Нет, вы не были.  - Внезапно она решила, как она поступит. Как ей _нужно_ было поступить. Она решила схватиться за эту возможность, преодолеть себя, и ее смелость была подкреплена бутылкой бренди.  - Моя Америка - это мировая супердержава.
        - Америка, может, и победила в войне, но ваша страна вряд ли настолько могущественна…
        - _Супердержава_ - это слово, которое означает глобальное господство.  - Ее руки тряслись, пока она наливала еще бренди в свой стакан.  - Этот термин сформировался после Второй мировой войны.
        - Второй мировой войны?
        - В 40-х годах двадцатого века.
        - Я… понимаю.
        - Не помню точную дату. А у меня отличная память.
        - Передайте мне бренди,  - он потянулся вперед, чтобы отобрать у нее бутылку, но она дернула ее в сторону, прижав ближе к груди. Он вздохнул.  - Мисс Донован… Кендра, бренди спутал ваши мысли.
        - Нет, не спутал. В моем мире Соединенные Штаты Америки - это супердержава.  - Она опрокинула содержимое стакана и уже начинала слышать отголоски тихого голоса в своей голове, который кричал: «_Заткнись_!»  - Это… все это…  - Она сделала круговое движение стаканом.  - Это не мой мир, Алек.
        - Понимаю.
        - Ха!  - Она наклонилась вперед и погрозила ему пальцем.  - Я же _говорила_, что вы мне не поверите!
        - Не поверю во _что_? Вы сейчас говорите что-то бессвязное.
        - Вы не _слушаете_.  - Она дернулась и чуть было не перевернулась. Алек поймал ее, но она этого не заметила. Она оперлась о него.  - Это не мой мир.
        - Вы говорите так, будто вы с другой планеты.
        Она нахмурилась, задумавшись над этим.
        - Я с этой _планеты_, но не из этого _времени_. Понимаете?
        - Я понимаю, что вы выпили половину бутылки бренди.
        - Я серьезно! Алек… я другая.
        - Не могу с этим поспорить.  - Он снова потянулся за бренди, и на этот раз она сдалась.
        - Черт возьми, Алек. Вы слушали, что я говорила?
        - Да. Вы говорили, что вы из будущего, из 40-х годов.
        Она снова засмеялась.
        - О боже, нет. Я родилась _намного_ позже.  - Ее смех смолк, когда она заметила его взгляд.  - Я не могу доказать ничего из того, что сказала вам. У меня здесь нет никакого устройства из будущего, никакой машины времени. У меня есть только мои знания… И, возможно, не очень мудро с моей стороны делиться с вами слишком многим.
        - Почему же?
        Она беспомощно пожала плечами.
        - Потому что это может изменить будущее. Послушайте, вы можете послать Сэма Келли в любой уголок Англии, и он не найдет мое имя ни в одном списке пассажиров кораблей или в любом другом месте. Никогда. Вы что, не понимаете? Меня не существует в этом времени.
        - Вы могли использовать другое имя. Или Кендра Донован, может, не ваше настоящее имя?
        - Почему вы все время так чертовски логичны? Я знаю, как странно это все звучит, но я говорю вам правду. Я попала в какой-то секретный проход в двадцать первом веке, и когда… Когда я вышла, то оказалась здесь.
        Он с беспокойством смотрел на нее.
        - Это непостижимо.
        - Нужно немного времени, чтобы привыкнуть.
        - Скажем, пусть я вам верю. Но как это произошло?
        - Я не знаю. Я сама не поняла.  - Она вздрогнула, когда воспоминания вновь нахлынули на нее: удушающая темнота, ужасающее чувство, будто тело разрывается на части, а затем опять собирается в единое целое.  - Я склоняюсь к тому, что это нечто вроде водоворота или кротовой норы.
        - _Кротовой_норы_?  - произнес он с недоверием.
        - По сути, это смыкание между измерениями или пространственно-временными пластами, которые сворачиваются сами по себе.  - Она вздохнула.  - Это сложно. Сначала я думала, что это просто совпадение. Ужасное и странное, но случайное.  - Она невидящим взглядом смотрела в темноту и говорила тихо, будто сама с собой.  - Но затем нашли тело Лидии.
        - Как это связано с вашей… историей?
        Она встрепенулась и посмотрела на него.
        - Я поняла, что Лидию убили и что преступник - серийный убийца. А в моем времени это моя профессия. Я преследую серийных убийц.
        - Вы _преследуете_ убийц?
        - _Серийных_ убийц. Это еще называют неординарными убийствами. Я спецагент ФБР. Я изучаю этот тип убийц, устанавливаю их схемы поведения и предсказываю их следующие шаги.
        - Но вы же женщина!
        Она гневно уставилась на него.
        - И что? Вы думаете, что в жизни женщин ничего не изменится в следующие двести лет? Позвольте, я расскажу вам кое-что, дружок… О боже, что я делаю?  - Она покачала головой и почесала переносицу, пытаясь сосредоточиться.  - Я ухожу от темы. Давайте я просто скажу, что женщины добьются многого. И я хорошо справляюсь со своей работой. Или по крайней мере я раньше так думала.  - Она замолчала, когда чувство вины вдруг накрыло ее новой волной.  - Я не предполагала, что Роуз может грозить опасность. Я этого не ожидала.  - Она провела рукой по лицу, почувствовав внезапную усталость.  - Я допустила промах. Зачем я здесь, если я промахиваюсь? В чем _смысл_?
        Она обняла руками голову. Алек молча смотрел на нее. Наконец он уточнил:
        - ФБР?
        - Федеральное бюро расследований,  - пробормотала она, затем вздернула голову, чтобы посмотреть на него.  - Вы мне верите?
        - Мне нужно время, чтобы все обдумать,  - это все, что он ответил. Затем он встал, взял ее за руки и поднял на ноги.
        Мир вокруг нее кружился, и Кендра была вынуждена схватиться за его руку.
        - Думаю, я слишком много выпила.
        - _Уверен_, что вы слишком много выпили.
        Она покосилась на него.
        - Но это не значит, что я говорила неправду. Или несла пьяный бред. Или что у меня белая горячка.
        - Вы говорили чертовски невероятные вещи.  - Он притянул ее к себе, практически неся на себе через оставшиеся ступени.
        - Вы расскажете герцогу о том, что я вам рассказала?
        - А вы хотите, чтобы я рассказал?
        Она прикусила губу.
        - Я не знаю.
        - Если кто-то и способен к непредвзятым суждениям в отношении такого фантастического предмета, то это герцог.
        - Я подумаю об этом.
        Алек застал ее врасплох, когда провел пальцем по ее прямой челке.
        - Ваша прическа… распространена у женщин в будущем?
        Кендра задумалась.
        - Она точно не редкость. У нас есть основные тренды, но еще остается огромное разнообразие разных причесок и стилей, которые были изобретены за все предшествующие годы.
        Алек покачал головой.
        - Не могу поверить, что я разговариваю с вами на такие темы. Это невероятно.
        - Добро пожаловать в мой мир, лорд Сатклифф.
        Алек снова замолчал. Затем мягко посмеялся.
        - Вообще-то, мисс Донован, если верить вам, то это я должен приветствовать вас в _моем_ мире.

* * *

        Спустя час Алек отпустил своего слугу и сел перед камином в своей спальне, разглядывая стакан бренди в руке. Он уже в который раз за сегодняшний день задавался вопросом, не сошла ли Кендра Донован с ума, или не сошел ли с ума он, слушая ее. Ее истории с этими завихрениями и кротовыми норами - о том, черт возьми, что она из _будущего,_  - были нелепы. Просто абсурдны.
        И все же, восстанавливая в памяти события того первого вечера, когда она, спотыкаясь, прошла сквозь проход, он вспомнил, как удивленно она смотрела на свечи. Как будто она раньше никогда такого не видела. И на вазы эпохи Мин.
        _Двести_лет_ -_скорее_более_пятисот_лет!_
        Он вспомнил, как она укротила скитника теми странными движениями. Она была спецагентом в Федеральном бюро расследований; она преследовала серийных убийц. Боже мой, что за женщина будет таким заниматься? Хотя, если верить ее словам, роль женщин в обществе сильно поменяется. Бекка по крайней мере придет в восторг, если узнает об этом.
        Он покачал головой, не в состоянии понять свои собственные чувства. Верил ли он ей? Кто мог придумать такую историю, если это вымысел?
        Она так эмоционально говорила о Джейн Остин, авторе «_Гордости_и_предубеждения»_. Он тогда подумал, что у нее есть какая-то связь с писательницей, и сразу же послал записку издателю. Он еще не получил ответ и задавался теперь вопросом, что он почувствует, если он подтвердит дикий рассказ Кендры.
        Он не мог заставить себя поверить в то, что это был бред сумасшедшей. Но она напилась. Мог ли он убедить себя в том, что это была история, сочиненная под влиянием слишком крепкого алкогольного напитка? Возможно.
        Алека раздирали сомнения, смесь отрицания и странного волнения. Он медленно допил бренди и поставил в сторону стакан. Подойдя к кровати, он натянул свою широкую рубашку, задул свечу и в темноте проскользнул под накрахмаленный пододеяльник. Сложив руки под головой, он принялся разглядывать свет и тени, отбрасываемые горящим камином, которые танцевали на окрашенном потолке.
        Герцог с интересом бы выслушал рассказ Кендры Донован, учитывая его эксцентричность. Но он обещал молчать и намеревался сдержать свое обещание. Путешественница во времени заслуживала внимания к себе, решил он.

        56

        Она рассказала Алеку, что прибыла из будущего.
        Воспоминания нахлынули на нее со всей ужасающей ясностью, когда Кендра открыла глаза на следующее утро. Она много выпила и до сих пор чувствовала последствия. Ее голова куда-то уплыла в небольшом одурении, когда она заставила себя принять сидячее положение. Но она понимала, что разговор с Алеком она не выдумала.
        Как он поступит? Она боролась с приступом паники и пыталась посмотреть на ситуацию с разных сторон. Если он скажет Элдриджу, то… что сделает герцог? Он всегда был удивительно лоялен ко всему тому, что, без сомнения, воспринимал как ее чудачества. Но есть большая разница, считают ли тебя странным или _спятившим_. В конце концов, Элдридж знал ее меньше двух недель. Если бы она была на его месте, то точно вызвала психушку. Могла ли она винить его в том, что он вызовет врача, _психиатра_? От одного слова у нее побежали мурашки по коже. В ее воображении возникли картины психбольниц этого времени с убогими, мучительными условиями и со всем невежеством работающих там людей. Она не выдержит это.
        Но какой у нее был выход? Здесь она была всего лишь служанкой. Хотя она не была знакома с законами этой эпохи в отношении психических отклонений, но понимала, что ее голос вряд ли будет учитываться на фоне авторитетного голоса герцога Элдриджского.
        Конечно, был еще и другой вариант. Он мог поверить ей. Могло ли ей так повезти?
        Она взглянула на свою жизнь до настоящего момента: ее против воли затянуло в какую-то воронку, она застряла в девятнадцатом веке, единственного ее друга убили. Вряд ли ее можно было назвать везунчиком. Но везение - это преходящая вещь.
        Она не знала, как долго сидела в таком состоянии, борясь с паникой и приступами тошноты, пока мягкий стук в дверь не заставил ее вернуться в реальность. Она подняла взгляд и увидела голову Молли, высовывающуюся из-за двери. Кендра заметила, что ее глаза по-прежнему были красными и опухшими.
        - Я пришла спросить, не нужна ли вам помощь, мисс. Вам плохо?
        - Мне немного нездоровится.
        - Ну да. Ночью было прохладно.
        - Нет, я имела в виду… не важно.  - Кендра вынырнула из кровати, потом резко застыла, в ее горле образовался комок.  - Мне жаль, Молли. Из-за… из-за Роуз.
        В глазах служанки снова появились слезы.
        - Это не ваша вина, мисс. Это тот негодяй сделал это с ней. Мы поймаем его и повесим. И, я надеюсь, он будет гореть в аду!  - Она шмыгнула носом и наклонилась, чтобы поднять платье и спенсер, которые Кендра сбросила на пол прошлой ночью, столкнув их с кровати.
        - Господа сегодня уезжают,  - сказала она тихим голосом.
        - Да. Я знаю.  - Кендра быстро надела нижнее белье.
        - Нужно организовать похороны.  - Твини вытерла слезы с глаз и открыла шкаф.  - У вас есть предпочтения, что бы вы хотели надеть сегодня?
        - Нет.
        Молли вынула бледно-фиолетовое платье и помогла Кендре надеть его.
        - Я сделаю вам прическу, мисс.
        Кендра чуть ли не зарычала. Ее голова раскалывалась и без тяжелых шпилек.
        - Это необязательно.
        - Я быстро, мисс.
        - Правда, я не…
        - Я бы все же хотела. Для Роуз, мисс.
        В такой просьбе Кендра не могла ей отказать. Она села на кровать, пока Молли искала щетку и шпильки.
        - Знаете, она хотела быть личной горничной,  - тихо произнесла Молли.
        - Я знаю.  - Пока твини расчесывала ее волосы, она припомнила вопрос Алека вчера вечером: «_Ваша_прическа…_распространена_у_женщин_в_будущем?»_
        - Роуз научила меня этому.  - Молли скрутила волосы Кендры в низкий пучок, затем использовала длинные шпильки, чтобы закрепить его. Она сделала шаг назад, чтобы посмотреть на свою работу.  - Выглядите вполне прилично, мисс.
        - Роуз гордилась бы тобой, Молли.
        - Спасибо, мисс.  - Усиленно моргая, чтобы сдержать слезы, Молли пошла ко второй кровати с платьем и спенсером в руках. Она направлялась к шкафу, но потом остановилась.  - Ой. У вас пятно на платье. Я отнесу его вниз миссис Битон, чтобы она его оттерла. На вашем спенсере тоже есть грязь. Чем вы вчера занимались?..  - она замолчала, ее выражение лица стало серьезным, когда она вспомнила, чем все вчера занимались.
        - Это мои проблемы,  - сказала Кендра и подошла к ней.  - Тебе не нужно делать лишнюю работу, Молли. Я сама отнесу это миссис Битон.  - Она взяла жакет из рук Молли.
        - Это не проблема, мисс. Работать хорошо.  - Твини снова потянулась за одеждой, но остановилась, когда заметила выражение лица Кендры.  - В чем дело, мисс?
        В глазах Кендры замелькали коричнево-серые пятна.
        - Я точно не знаю.
        Может, она только видела сходство?
        - Мисс?  - спросила Молли неуверенно, когда пауза затянулась.
        Ее сердце бешено колотилось, когда Кендра осторожно осматривала пятна на платье и спенсере. Они выглядели так же, но это еще ничего не значило.
        - Неужели я ошиблась?  - спросила она вслух и поморщилась.
        - Ошиблись в чем?
        Кендра приняла решение. Она резко сунула одежду обратно в руки Молли, проявив внезапную твердость.
        - Сделай одолжение, Молли. Отнеси эту одежду герцогу и мистеру Манро. Попроси их сравнить эти пятна с пятном на пальто Эйприл Дюпрей.
        Твини с сомнением уставилась на груду тканей.
        - А что такое?
        Кендра быстро надела обувь.
        - Я еще точно не знаю, поэтому мне нужно, чтобы герцог посмотрел под микроскопом. Но я думаю, что это может быть поташ.
        - А что это означает?
        Кендра остановилась у двери, увидев озадаченный вид служанки.
        - Это означает, что я ошибалась, Молли. Ошибалась с самого начала.

        57

        Из трубы над хижиной скитника в этот день не вился дым. Конечно, покинутый вид этого жилища еще ничего не значил, внешний вид был часто обманчив. «_А_Томас_уже,_возможно,_меня_обманывал»_,  - подумала она, подойдя к двери.
        Кендра остановилась и внимательно прислушалась, но могла различить только трели птиц на деревьях поблизости и мягкий шепот листьев и травы, которые развевал легкий ветерок.
        Она принялась колотить в дверь.
        - Томас? Томас, мне нужно с вами поговорить!
        Тишина.
        Она снова ударила в дверь.
        - Давайте же! Откройте!
        По-прежнему никакой реакции.
        Она попыталась толкнуть дверь. Она не заметила замка, когда была здесь ранее, поэтому не удивилась, когда дверь легко отворилась.
        Комната была пуста. Ставни были по-прежнему открыты, но солнечный свет едва проникал сквозь грязные стекла, несильно освещая беспорядок внутри. Вонь казалась сильнее, чем обычно, если это вообще было возможно.
        _«Осмотрюсь_и_сразу_же_выйду»_,  - решила она. Хотя она и не понимала до конца, что конкретно ищет. Она заметила буфет, в который врезалась вчера. Банки, керамические горшки и кисточки все еще валялись там. Она заметила, что ее руки испачкались сероватой грязью, как только она прикоснулась к этим баночкам. Был ли это поташ? Или просто грязь? «_Откуда_мне,_черт_возьми,_знать_?»
        Без зажженного камина в комнате было холодно, как в могиле. Кендра немного дрожала, пока рылась в ящиках. Томас не мог использовать это место для пыток, но он мог прятать здесь Эйприл Дюпрей, перед тем как выбросить ее тело на тропинку. И Роуз… да, он мог держать тут и ее, пока все ее искали… пока _он_ ее искал. Кому было лучше знать, когда именно они закончили осмотр того места у реки, как не самому участнику поисков?
        Она остановилась. От напряжения она почувствовала какие-то покалывания в области спины. Что это был за шум? Какой-то скрип или шарканье снаружи? Она задержала дыхание и прислушалась. Нет, ничего. Только бешеный стук ее сердца.
        Пытаясь отвлечься, она продолжила свой поиск. Грязными руками она открывала баночки и ящики. Потом ей обязательно надо будет принять ванну, даже если для этого ей придется самостоятельно таскать ведра с водой.
        Ее глаза сузились, когда она заметила деревянный ящичек на верхней полке шкафа. Он был покрыт пылью, но казался менее запачканным, чем все остальные предметы в лачуге Томаса. Ей также показалось, что он слишком изысканный для скитника. Она потянулась наверх, опустив ящик. Он был двадцати сантиметров в высоту, пятнадцати в ширину и около двадцати пяти в длину. Дерево было похоже на махагон, а на крышке был вручную вырезан цветочный узор. Согнув руку в локте, Кендра осторожно подняла крышку и нахмурилась, когда увидела внутри мотки пряжи.
        В растерянности она запустила руку внутрь. Ее пальцы коснулись мягкого волокна, и только потом она поняла, что это было. Она брезгливо ахнула, пошатнувшись и сильно ударившись о буфет. Коробка вылетела у нее из рук, стукнулась о грязный пол и треснула. Содержимое вылетело наружу.
        Это была не пряжа, а… _волосы_.
        Человеческие волосы.

        58

        Гэбриэл жутко хотел выпить. Его руки тряслись от этого желания. Он сжал их в кулаки и убрал в карманы пальто. Он заскрипел зубами. Его голова раскалывалась, желудок раздирало на части. Несмотря на то что утром он принял ванну, он продолжал чувствовать свой пот, и этот резкий запах делал его страдания еще невыносимее.
        Он отпустил своего камердинера пораньше, так как не хотел, чтобы кто-то его видел. Ему нужно было побыть одному, пока он боролся с демоном, который соблазнительно шептал ему на ухо, побуждая его прекратить эту боль, которая съедала его живьем: «_Выпей»_.
        Боже милостивый, он не прикасался к спиртному с тех пор, как услышал, что эта служанка пропала из замка, с тех пор как услышал, что она была похожа на ту первую шлюху. Даже сейчас он помнил тот леденящий душу страх того, что его сумасшествие может усугубиться.
        Сколько месяцев подряд он просыпался не в состоянии вспомнить, что делал накануне ночью? Черные дыры, которые возникали в его воспоминаниях, снедали его больше всего остального, и он бы с удовольствием утопил свой растущий страх в виски. Только когда ту шлюху нашли в озере, воспоминания нахлынули на него в виде расплывчатых, не связанных между собой картин, которые породили в нем ужас: большие карие глаза, губы б