Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Макхейл Д: " Бобби Пендрагон Связной Между Мирами " - читать онлайн

Сохранить .
Бобби Пендрагон. Связной между мирами Д Дж Макхейл
        Пендрагон: Дневник путешествий сквозь время и пространство #0Пендрагон #1
        Бобби Пендрагон  — совершенно обычный 14-летний подросток. Но оказывается, Бобби обладает необыкновенными способностями: он может пройти сквозь пространство и время и попасть в другое измерение. Бобби суждено стать Странником  — Связным между мирами, которым угрожает опасность…

        Д. Дж. Макхейл
        Бобби Пендрагон
        Связной между мирами
        Торговец смертью

        Я решил рискнуть и на шаг отступил от двери… И ничего не случилось. По крайней мере, с дверью. А вот тоннель совершенно преобразился.
        Откуда-то издалека послышался гул. Сперва еле слышно, а потом все громче и громче. Я оглядел проход и с удивлением заметил, что стены его начали искривляться и вибрировать. Теперь тоннель напоминал гигантский, живой, гибкий трубопровод. А потом начала изменяться сама фактура стен! Некогда серые, они стали прозрачными и засверкали разноцветными брызгами, словно выложенные хрусталем или драгоценными камнями. Повсюду рассеивался удивительный, неизвестно откуда взявшийся свет. Словно сами стены излучали его.
        Все это было настолько удивительно, что я не переставал задаваться вопросом: что же все это значит? И тут я услышал музыку. Звуки не складывались в мелодию, это было всего лишь переплетение мягких, приятных нот, извлекаемое из неведомого мне музыкального инструмента. Я заслушался, эта негармоничная музыка завораживала меня, и мне хотелось стоять вот так всю жизнь и слушать… Звуки становились все громче и громче, словно приближаясь ко мне.
        Я пришел в себя и вдруг почувствовал покалывание во всем теле. Страха я не испытывал, только удивление. Покалывание усиливалось, перешло в едва заметную тягу, и я не сразу понял, что меня засасывает в глубь тоннеля.
        Марк, это  — точка отсчета. После этого жизнь моя пошла по-другому. После этого все, во что я верил, чем дорожил, все, что я знал, пошло кувырком.
        Я, как Алиса, прошел сквозь кроличью нору. И очутился в Стране Чудес.

        Журнал № 1
        ДЕНДУРОН

        Я надеюсь, ты читаешь эти строки, Марк. Вообще-то хочется верить, что хоть кто-нибудь прочитает мои записи, ведь единственное, что не дает мне сойти с ума, так это необходимость рассказать обо всем, чтобы потом, когда все будет позади, никто бы не мог сказать, что я это выдумал. Надеюсь, мой труд окажется не напрасным.
        Видишь ли, вчерашние события полностью изменили мою жизнь. Во-первых, я наконец-то поцеловал Кортни Четвинд. Да-да, ту самую Кортни Четвинд, которая слегка прикусывает нижнюю губу, когда о чем-нибудь задумывается, и которая иногда как посмотрит прямо в сердце своими бездонными серыми глазами, аж дух захватывает! Она бесподобно выглядит в волейбольных шортах и всегда пахнет, как распустившаяся роза. И представь себе, я поцеловал ее. Ух, наконец-то это случилось!
        А еще я пробрался сквозь червячью нору (ее еще называют «канал») и, пролетев через всю Вселенную, оказался на древней планете Дендурон. Знаешь, у них там сейчас в самом разгаре гражданская война.
        Но лучше я расскажу тебе о Кортни. Это был не какой-то там дружеский поцелуйчик в щечку, о, нет! Все было по-настоящему: закрытые глаза; губы, сперва напряженные, а потом мягкие и податливые; тесные объятия. Я так крепко прижимал ее к себе, что чувствовал, как бьется ее сердце. А может быть, на самом деле это не ее, а мое сердце рвалось из груди. Короче, я так до конца и не разобрался. Но это было так здорово! Хотелось бы повторить, но сейчас невозможно даже подумать об этом.
        Глупо мечтать о великолепной Кортни Четвинд, когда меня ослепляет страх перед смертью. И, возможно, именно поэтому я не могу отвлечься от мыслей о поцелуе. Он  — единственная ниточка, которая связывает меня с реальностью. Больше ничего нет, и если исчезнет это воспоминание… Ну, не знаю! Я вообще не понимаю, что со мной происходит. Возможно, если я последовательно изложу все события, то что-нибудь прояснится…
        Итак, читай. Я попробую написать, что же со мной случилось.
        Вплоть до сегодняшнего вечера я жил обыкновенной жизнью, как все четырнадцатилетние парни, не лучше и не хуже. Школьные уроки не напрягали; на спортивных занятиях я вообще кому угодно мог дать сто очков вперед; предки у меня не маньяки; и сестренку свою, Шэнон, я не ненавидел (ну, разве что иногда). У меня были замечательные друзья, и ты, Марк, был лучшим среди них. Я жил в большом доме, в нем у меня была своя комната, где я мог слушать музыку или заниматься чем угодно, и никто мне не мешал. Марли, мой пес, был самым классным лабрадором на свете. И я целовался с Кортни Четвинд. (Я уже говорил об этом, да?) Представляешь, какой беззаботной и замечательной была моя жизнь!
        А еще у меня был дядя Пресс.
        Помнишь его? Какие удивительные сюрпризы он устраивал мне по праздникам! Как-то раз он приволок целую кучу лошадок для мини-родео и превратил мою комнату в игрушечную конюшню. А в другой раз он устроил в нашем доме лазерный лабиринт. Круто, да? А еще на моем последнем дне рождения он кидался недоеденной пиццей. Ну, вспомнил? У него в запасе всегда была парочка задумок, которые приводили меня в восторг. Однажды он взял меня с собой в частный самолет. Да, он был пилотом. А еще подарил мне навороченный компьютер, такие модели на тот момент даже в продажу не поступили. Помнишь мой голосовой калькулятор? Это тоже дядя Пресс подарил. В общем, это был супердядя! Мне все завидовали.
        Но было в нем что-то загадочное. Мама  — а он приходился ей родным братом  — очень редко рассказывала о нем. Мне даже казалось, что она избегает разговоров на эту тему. Всякий раз, когда я хотел узнать что-нибудь о дяде Прессе, она пожимала плечами и говорила что-то вроде: «Ну что о нем рассказывать, ты же его прекрасно знаешь  — он человек себе на уме. Кстати, как там у тебя дела в школе?» Короче, она уходила от ответа.
        Уж не знаю, чем дядя занимался, но денег у него было до черта. Я думал, что он выполняет какую-то работу для важной правительственной организации, вроде НАСА, но о таких вещах принято помалкивать, и поэтому я не докучал ему расспросами. Он был холост, однако иногда являлся домой с какими-то странными личностями. Однажды он привел с собой девушку, которая за весь вечер не вымолвила ни слова. Дядя сказал, что это его друг, но ей больше подходило другое слово  — подруга. Думаю, она была негритянкой, потому что кожа у нее была очень смуглая. И она была очень красива. Но как-то не по себе становилось оттого, что она все время лишь молчит и улыбается. В ней не было ничего пугающего, потому что ее глаза светились добротой и нежностью. Может, она просто не знала языка, и поэтому молчала, но все равно, впечатление она оставила странное.
        Короче, мой дядя казался мне самым крутым парнем на свете. До вчерашнего дня.
        Прошлым вечером в нашем округе должен был состояться полуфинал по баскетболу. Ты-то прекрасно знаешь, как много я значу для нашей сборной! Я набрал наибольшее количество очков за всю историю существования школьной команды, и я не хвастаю, факт есть факт. Так что ты понимаешь, что для меня значила эта игра. Все равно что для Кобе Брайана не явиться на решающий матч «Лейкер». Ну ладно, может, я и не такая важная персона, но пропустить матч было совершенно невозможно.
        Мама и папа уже поехали вместе с Шэнон занять места на трибуне, а я остался один дома. Мне нужно было выполнить тонну домашних заданий, и я, зная, что после игры буду выжат, как лимон, должен был сделать все до ухода. Мой план был таков: слопать парочку бананов, покормить Марли, вскочить на велик и рвануть к школе. Я все никак не могу отделаться от мысли, что, сделай я уроки побыстрее или не стань я играть с Марли, ничего бы этого не произошло. Однако все случилось так, как случилось.
        Собрав сумку и открыв входную дверь, я нос к носу столкнулся с… Кортни Четвинд.
        Я замер на месте. Она тоже. Со стороны, наверное, казалось, что кто-то, нажав паузу, остановил пленку с записью наших жизней. Правда, мысли у меня при этом мчались галопом. Я совершенно растерялся и стоял как истукан. Сколько себя помню, Кортни всегда мне нравилась. Она была так… совершенна и так недоступна! Красивая, веселая, удачливая, она частенько отпускала остроты в чей-либо адрес. Думаю, поэтому-то я и растерялся. Если ты подкатываешь к девчонке, которая остра на язык, то будь готов к тому, что сядешь в лужу.
        Конечно, я не единственный, кто был такого же мнения о Кортни. Я был лишь одним из многочисленных ее поклонников. И тем не менее сейчас она стояла у моих дверей. Я принялся лихорадочно соображать, что бы такое сказать, дабы не показаться идиотом. Достаточно ляпнуть одно-единственное глупое слово в ответственный момент, чтобы навсегда испортить впечатление от встречи. Либо ты покажешь себя остроумным, владеющим собой человеком, либо нервным дурачком, не способным пошевелить мозгами в присутствии красивой девчонки. Все это пронеслось в моей голове за долю секунды. Был мой ход. Она пришла ко мне, и следующее действие было за мной. Так что я перекинул рюкзак на другое плечо, небрежно облокотился о косяк двери, улыбнулся и сказал: «Йо!»
        Йо!? Да такого слова даже не существует! Никто не говорит «Йо!», если только не изображает Сильвестра Сталлоне, а я определенно не собирался этого делать. «Вот сейчас она развернется и, не сказав ни слова, пойдет прочь»,  — пронеслось в моей голове. Но вместо этого Кортни прикусила нижнюю губу (что означало, что она задумалась) и сказала: «Привет».
        Это уже было здорово! «Привет» это не намного круче, чем «Йо». Я опять в игре, и наступил мой черед отвечать. Пора атаковать.
        — Что случилось?  — спросил я.
        Ну ладно, на самом деле я еще не готов был идти в наступление. Куда проще просто перекинуть мяч на ее половину корта, чем вот так напряженно думать, что сказать в ответ. Именно тогда я заметил, что Кортни нервничала. Нет, она не была напугана до смерти, просто чувствовала себя немного не в своей тарелке. Я приободрился. Она была напряжена так же, как и я, и это хорошо.
        — Я знаю, у тебя сегодня матч,  — начала она, смущенно улыбнувшись.  — Не хотелось бы, чтоб ты опоздал…
        Матч? Ах, да! Полуфинал округа по баскетболу. Совершенно забыл.
        — У меня еще куча времени,  — соврал я, не моргнув глазом.  — Заходи.
        Я вздохнул с облегчением. Когда она прошла мимо, я почувствовал аромат роз и еле удержался, чтобы не шмыгнуть носом, пытаясь вобрать в себя каждую частичку удивительно прекрасного запаха. Это было бы глупо, а сейчас, когда Кортни переступила порог моего дома, делать глупости категорически воспрещалось. Она была на моей территории. Я закрыл за ней дверь, и мы оказались одни.
        Что делать дальше, я не знал. Кортни взглянула на меня, и я утонул в ее удивительных глазах. У меня даже колени задрожали. Я молился, чтобы она ничего не заметила.
        — Не знаю, стоило ли мне приходить,  — нерешительно сказала она.
        — Я рад, что ты зашла.  — Я весь был словно в огне, но прозвучало это довольно легко и непринужденно. Я снова отбил мяч на ее половину корта.
        — Я и сама не знаю, зачем пришла. Наверное, чтобы пожелать тебе удачи в игре. Хотя, если честно, не только за этим.
        — Правда?  — Замечательный ответ.
        — Я не знаю, как и сказать, Бобби, но уже давно меня преследует одно чувство…
        Чувство ко мне? Это хорошо, если только она не чувствует, что я жестокий убийца.
        — Да?  — Я послал ей подачу. Спокойно, доброжелательно, словом, безупречно.
        — Господи, я чувствую себя такой дурой.  — Она отвела глаза. Я понял, что теряю ее. Нельзя позволить ей струсить в такой момент, поэтому надо подать руку помощи.
        — Кортни, когда я думаю о тебе, в моей голове вертятся сотни сравнений, но вот слово «дура» там еще не попадалось.
        Она взглянула на меня и улыбнулась. Итак, мы снова в игре.
        — Не знаю, как сказать,  — начала Кортни,  — ну ладно, как-нибудь попытаюсь. Речь о тебе, Бобби. Я знаю, что ты всеобщий любимец, симпатичный, спортивный, умный парень. Но в тебе есть что-то еще, даже не знаю что, какая-то аура. Люди доверяют тебе, любят. Ты не хвастун, не задавала, как некоторые. И ты не считаешь себя лучше остальных. Ты просто потрясающий парень, Бобби,  — она на секунду замолчала.  — И я влюблена в тебя с четвертого класса.
        Даже в самых смелых фантазиях я не мог себе представить ничего подобного. Я молчал, остолбенев, и очень надеялся, что от изумления у меня не отвисла челюсть.
        — Я и правда не знаю, почему именно сегодня решила сказать тебе об этом,  — продолжила Кортни,  — но чувствую, что если не сделаю этого сейчас, то не сделаю никогда. Мне давно хотелось рассказать тебе о своих чувствах… ну вот, я и рассказала.
        А потом это случилось. Она подошла поближе, постояла секундочку в нерешительности и, убедившись, что я уже не оттолкну ее (можно подумать, что такая вероятность существовала), поцеловала меня в губы. Я не погрешу против истины, если скажу, что в тот момент был самым счастливым парнем на свете, а эти тридцать секунд оказались самыми прекрасными в моей жизни.
        На тридцать первой секунде все было кончено.
        Мои глаза были закрыты, но я отчетливо видел будущее, сплошь заполненное поцелуями Кортни. Уж не знаю, можно ли одновременно целоваться и улыбаться, но если возможно, то я так и делал. Когда я открыл глаза, сказочный мираж рассеялся.
        — Привет, Бобби.
        Дядя Пресс! Господи, откуда он взялся? Я так быстро отпрыгнул от Кортни, что она даже не успела открыть глаза, а я уже стоял от нее на значительном расстоянии. В общем-то Кортни в течение секунды выглядела довольно нелепо  — казалось, будто она, закрыв глаза, целует воздух. Но она быстро среагировала. Клянусь, мне было не до смеха!
        — Дядя Пресс! Привет!  — выпалил я.
        Вероятно, я должен был сказать «Йо!», по крайней мере, это глупое слово соответствовало бы моему глупому виду. Хотя, не знаю, чего это я так разволновался. Мы же не делали ничего предосудительного  — всего-навсего целовались. Пусть это был самый лучший поцелуй на свете, но ведь всего лишь поцелуй! Кортни все поняла и покраснела. Ей хотелось оказаться где угодно, только подальше отсюда, и мне  — вместе с ней. Она нерешительно направилась к двери.
        — Я, пожалуй, пойду,  — пробормотала она.
        — Не уходи!  — Мне очень не хотелось оставаться наедине с дядей. Но у него на этот счет было другое мнение.
        — Да, пожалуйста, Кортни. Тебе лучше уйти.
        Коротко, прямолинейно, предельно ясно. То, как он это произнес, заставило меня насторожиться. Его голос звучал как-то неестественно. Он вообще-то из тех людей, кто считает, что застукать племянника, целующегося с девушкой, это очень забавно. Один раз это уже случилось, когда я целовался с Нэнси Килгор на заднем крыльце. Тогда он лишь рассмеялся и потом долго еще подтрунивал надо мной. Но поскольку он никогда не делал этого в присутствии посторонних, то я не обижался. А на сей раз он даже не улыбнулся.
        — Удачи на матче,  — сказала мне Кортни, косясь на дядю и пятясь к дверям.  — Буду за тебя болеть.
        Охо-хо… Дядя Пресс учтиво отворил перед ней дверь. Кортни встревоженно покосилась на дядю, потом бросила на меня хитрый заговорщический взгляд и вышла. Закрыв за ней дверь, дядя повернулся ко мне.
        — Мне нужна твоя помощь, Бобби. К сожалению, тебе придется пойти со мной.
        И вновь его голос прозвучал странно. Это на него не похоже. Ему было около пятидесяти лет, но он был таким жизнерадостным и, казалось, ничего не воспринимал всерьез. Сейчас он выглядел каким-то потерянным. Обычно у него на лице блуждала добродушная улыбка, а сейчас он был чем-то озабочен. Я бы даже сказал  — дьявольски озабочен и чем-то напуган.
        — Но у меня игра! Полуфинал… Я уже и так опаздываю.
        — Кажется, пару минут назад тебя это не беспокоило,  — спокойно ответил он.
        Что ж, он был прав. Но ведь я действительно опаздывал!
        — Мама и папа уже там. И Шэнон тоже. Если я не приду…
        — Они поймут,  — перебил дядя Пресс.  — Я бы не стал отрывать тебя по пустякам от столь важного мероприятия, как баскетбольный матч или поцелуи с той симпатичной девушкой, которая только что ушла.
        Я уже собрался было поспорить с ним, но, черт, он был так взволнован! Я все больше удивлялся происходящему. Будто угадав мои мысли, дядя Пресс сказал:
        — Бобби, ты знаешь меня всю жизнь. Ты когда-нибудь видел меня в таком состоянии?
        Мне даже не обязательно было отвечать.
        — Так что ты понимаешь, насколько все серьезно,  — закончил он тоном, не терпящим возражений.
        Что же мне было делать? Меня ждала команда, за меня пришли болеть друзья, родственники и Кортни, можно сказать, моя девушка. Но передо мной стоял супердядя, который очень нуждался в моей помощи. Он так много делал для меня на протяжении всей моей жизни и до сих пор ни разу ни о чем не просил. Разве мог я его подвести?
        — Ты обещаешь, что объяснишь все маме, папе и Кортни Четвинд?  — спросил я.
        Дядя Пресс улыбнулся и стал немножко похож на моего прежнего дядю.
        — Они поймут,  — ответил он.
        Я постарался выдумать какую-нибудь причину, по которой мог бы отказаться пойти с ним, но ничего не придумывалось. Тогда я сказал со вздохом:
        — Ну ладно, пошли.
        Дядя немедленно открыл передо мной дверь. Я пожал плечами, взял рюкзак и направился к выходу.
        — Рюкзак тебе не понадобится,  — тут же сказал дядя Пресс.
        Не знаю почему, но его слова показались мне зловещими.
        — Дядя Пресс, да что происходит?
        Эх, если бы он тогда сказал правду, я бы рванул изо всех сил наверх, в свою комнату, и спрятался бы под кроватью. Но он не сказал. Я услышал только:
        — Скоро сам все увидишь.
        Я молча положил рюкзак на пол и вышел из дома. Дядя Пресс не сразу пошел за мной. Обернувшись, я увидел, что он разглядывает дом, будто навсегда прощается с ним.
        — Ты любишь свой дом, да?  — спросил он.
        — Ну… Да, конечно,  — ответил я.
        Какой дурацкий вопрос!
        — Ну что ж, пошли,  — сказал он и вышел.
        Обогнав меня, он направился к дороге. Дядя Пресс всегда одевался одинаково: джинсы, тяжелые ботинки и темная рабочая рубаха. А еще он носил кожаное коричневое пальто, которое доходило ему до щиколоток и хлопало при ходьбе. Я сто раз вот так ходил за ним по пятам, сто раз видел эту спину и пальто, но на сей раз дядя выглядел будто пришелец из прошлого. Он был похож на пыльного ковбоя, шагающего по улицам старого города, или на военного эмиссара, несущего за пазухой важные документы. Да-а, мой дядя Пресс загадочная личность!
        Рядом с нашим домом был припаркован мотоцикл. И какой! Ничего красивее я в жизни своей не видел. Он был похож на одну из тех ярких игрушечных машинок, в которые я еще совсем недавно играл. Но этот мотоцикл был не игрушкой, он был огромный и вполне реальный. Дядя Пресс всегда любил стильные штучки. Он подал мне шлем и завел двигатель. Я ожидал услышать рев, но этот мотоцикл тарахтел на удивление тихо. Я вскочил на заднее сиденье, и дядя, обернувшись, спросил:
        — Готов?
        — Вообще-то нет,  — ответил я честно.
        — Понятно,  — кивнул он.  — Я бы удивился, если бы ты ответил иначе.
        Он нажал на газ, и мы полетели вниз по тихой улице, от дома, где я жил целых четырнадцать лет. Надеюсь, когда-нибудь я еще побываю здесь.

        Вторая Земля

        Надеюсь, когда-нибудь я еще побываю здесь…
        Марк Даймонд оторвался от чтения и тяжело вздохнул. Сердце бешено колотилось в груди. С одной стороны, почерк принадлежал его лучшему другу, Бобби Пендрагону, но история, которую Марк только что прочитал, была совершенно нереальной. И тем не менее  — вот она, перед ним. Марк снова бросил взгляд на страницы. Письмо было написано чернилами на желтом пергаменте. Тут и там чернели кляксы.
        Марк сидел, запершись на замок, во второй кабинке мужского туалета на третьем этаже школы в Стоуни Брук. Этим туалетом редко пользовались, потому что он находился в конце здания, рядом с художественными мастерскими. Марк частенько запирался тут и думал, уходя от суеты внешнего мира. Под ногами Марка валялись огрызки моркови. Он грыз морковь и бросал огрызки на землю, и все потому, что нервничал, читая историю Бобби. Марк где-то узнал, что морковь улучшает зрение. Но и после нескольких месяцев каждодневного поедания моркови он все так же был вынужден носить очки, а о его усилиях в борьбе с плохим зрением свидетельствовали лишь пожелтевшие зубы.
        Марк понимал, что он, конечно, не полный кретин, но тем не менее крутые парни не желали водить с ним знакомство. С ним общался лишь Бобби. Марк и Бобби выросли вместе, и их дружба была такой крепкой, какой и должна быть настоящая дружба. Но в то время, как Бобби уже подрос, Марк одной ногой еще стоял в мире детства: читал комиксы и собирал фигурки известных героев видеоигр. Популярной музыкой он не интересовался, а одежда его была не столько модной, сколько функциональной и удобной. Но для Бобби все это не имело ровно никакого значения. Марк мог его рассмешить. А еще Марк мог заставить его призадуматься. Эта парочка частенько проводила время за увлекательнейшими спорами о таких вещах, как первая поправка к Декларации о правах человека или формы Памелы Андерсон до и после операции.
        Многие из крутых дружков Бобби посмеивались над Марком, но только не при Бобби. Они знали, что это не сойдет им с рук. Свяжешься с Марком  — и придется иметь дело с Бобби. И вот теперь кто-то связался с Бобби. Доказательства этого  — на желтых страницах, которые Марк держал в руках. Он не хотел верить написанному, и в другое время подумал бы, что это очередная дурацкая выходка Бобби, на которые тот был мастер. Но кое-что в этой истории не давало ему покоя, мешало посмеяться над ней и выкинуть листки в помойку. Марк откинулся назад, прижавшись пылающей головой к прохладной стене, и его мысли закрутились вокруг события, произошедшего прошлой ночью.
        Марк боялся темноты и поэтому всегда спал с ночником. Это была его тайна. О ней никто не знал, даже Бобби. Вообще-то иногда Марк думал, что зажженный ночник хуже темноты, ведь он отбрасывает на стены и потолок причудливые тени. И тогда старое пальто, висящее за дверью, превращается в зловещего Потрошителя. Это отвратительное видение преследовало Марка на протяжении нескольких ночей, и не спасало даже то, что без очков дальше своей кровати Марк уже почти ничего не видел. И все же куда лучше было пробуждаться от кошмара в комнате, освещенной ночником, чем в кромешной тьме.
        Так вот, прошлой ночью видения вновь нарушили его покой. Сон Марка был прерывист и беспокоен. Приоткрыв заспанные глаза, Марк заметил, что возле его кровати кто-то стоит. Мальчик понимал, что это невозможно, что это, скорее всего, тень от проезжавшего автомобиля, но шестое чувство велело ему проснуться. Причем немедленно. В груди ухнуло сердце, в крови забурлил адреналин, и последние остатки сна улетучились за доли секунды. Марк подслеповато таращился в полумрак комнаты. Потом пошарил рукой по прикроватной тумбочке и прежде, чем нащупал свои очки, перевернул коробку с фломастерами и игровую приставку. Наконец он водрузил очки на нос, взглянул в изножье кровати и… замер от страха.
        Там, освещенная мягким лунным светом, стояла высокая темнокожая женщина. На ней была цветастая накидка. С одного плеча накидка чуть-чуть сползла, обнажив мускулистые руки. Она показалась Марку прекрасной Африканской Королевой. Марк зажмурился и изо всех сил прижался к спинке кровати, как будто надеясь на то, что стена позади него разверзнется и скроет его от этого страшного видения.
        Женщина поднесла к губам палец и сказала: «Тс-с-с». Марк не шевелился. Страх полностью парализовал его волю. Но женщина смотрела на него дружелюбно, ее глаза светились нежностью, и страх мало-помалу отпустил мальчика. Вспоминая об этом потом, Марк не понимал, то ли она тогда его загипнотизировала, то ли какое-то волшебство исходило от нее, но он уже не боялся. Ее теплые глаза, казалось, говорили, что ему нечего бояться.
        — Ша-а-а за-а пгу-у са-а-а,  — сказала она тихонько.
        Ее голос напоминал тихий шелест листвы, а слова, хоть и казались Марку бессмысленными, успокаивали. Женщина подошла ближе и уселась на краешек кровати, рядом с Марком. Интуитивно Марк понимал, что все происходящее имеет какой-то тайный смысл, что это правильно, и лишь поэтому не забился под одеяло. Женщина развязала кожаный мешочек, висевший у нее на шее, и вытащила из него кольцо. Марку оно напомнило одно из тех колец, которые носят выпускники школы. Оно было серебряное с небольшим серым камешком, вокруг которого вилась причудливая надпись. Марк не смог определить, на каком языке она выгравирована.
        — Это от Бобби,  — прошептала женщина.
        От Бобби? От Бобби Пендрагона? Марк понятия не имел, что происходит. Как эта таинственная женщина, появившаяся у него в комнате в полночь, связана с его лучшим другом?
        — Вы кто? Откуда вы знаете Бобби?
        Женщина молча взяла Марка за руку и надела кольцо ему на палец. Оно было сделано будто специально для него. Марк взглянул на женщину.
        — Зачем оно мне? Что происходит?
        Она дотронулась мягким пальчиком до губ Марка, и тот замолчал. Веки его потяжелели. Еще минуту назад он был сильно напуган, и сна не было ни в одном глазу. А сейчас усталость навалилась на него непосильной тяжестью и сомкнула веки. Через мгновение Марк спал.
        На следующее утро будильник разбудил его, как обычно, в начале седьмого. «Ненавижу будильники»,  — подумал Марк спросонья. Он вспомнил о странном сне и подумал, что надо бы поменьше лопать сырых овощей перед сном. Протянув руку, чтобы выключить будильник, он увидел кольцо у себя на пальце.
        Марк рывком сел на кровати и уставился на кольцо. Несомненно, оно было настоящим. Марк чувствовал, как металл непривычно сжимает кожу. Это не сон. Да что, в конце концов, происходит?!
        Он быстро оделся и выбежал из дома, никому ничего не сказав. Лишь один человек мог объяснить ему, в чем дело,  — Бобби Пендрагон. Но теперь его не отпускала мысль, что с Бобби тоже случилось что-то удивительное. Вчера вечером был матч. Полуфинал. И Бобби не явился. Его родители и сестра были на стадионе, а Бобби  — нет. В перерыве после первого тайма Марк хотел спросить у семьи Пендрагонов, где Бобби, но они уже ушли. Очень странно!
        Конечно же, сборная «Стоуни Брук» проиграла. Очень жаль, между прочим. Команда была в полном неведении о том, что случилось с их лучшим полузащитником. После игры Марк попытался дозвониться до Бобби, но безуспешно. Тогда Марк подумал, что встретит Бобби назавтра в школе, и тот все объяснит ему. А ночью Марка посетила та странная женщина… Теперь у Марка было много вопросов к Бобби, и не только о неявке на баскетбольный матч.
        В школе только и говорили, что об игре.
        — Эй, Марк, где твой дружок-суперзвезда?
        — Смылся?
        — Объясни-ка, Даймонд!
        — Что случилось?
        Каждый считал своим долгом спросить у Марка о Бобби. Это могло означать лишь то, что Бобби еще не пришел. У Марка, конечно же, ответов не было, так что он просто молча проходил мимо, пожимая плечами. Возле шкафчика в раздевалке Бобби тоже не оказалось. Зато там толпились подростки, поджидавшие его, как в засаде.
        — Он сдрейфил, да? Забил на игру!
        Проигнорировав их выкрики, Марк вошел в класс Бобби. Там его тоже не было. Где же он?
        Вот тогда Марк почувствовал, как кольцо на его пальце шевелится. Оно будто разжималось и сжималось.
        — Даймонд, а Даймонд! Ну, где же он?
        Подростки вопили, перекрывая ему выход из класса. «Не везет мне»,  — грустно подумал Марк. Он понятия не имел, что делать, и поэтому, прикрыв кольцо ладонью, бросился вперед и буквально вклинился в орущую толпу. Два парня постарше оттолкнули его назад, но Марк удержался на ногах. Зазвонил звонок, ребята кинулась врассыпную, разбегаясь по своим классам, а Марк помчался к своей личной Крепости Одиночества  — туалету для мальчиков на третьем этаже.
        Он вбежал на середину комнаты, вытянул вперед руку и уставился на нее так, будто она ему не принадлежала. Кольцо пульсировало в такт биению его сердца. И вдруг камешек заискрился. Он переливался всеми цветами радуги, будто сказочный самоцвет. Лучи света, отражаясь от камня, заливали комнату.
        Марк сорвал с себя кольцо и бросил его на пол. Камень продолжал излучать свет, который, отражаясь от стен и потолка, озарял неказистую школьную уборную великолепным сиянием. По стенам и потолку плясали словно ожившие звезды.
        И тут Марк замер от страха, потому что кольцо вместе с окружавшим его ореолом света прямо на глазах начало расширяться, и через несколько минут в том месте, где переливались лучи света, зияла большая черная дыра. Кольцо отворило темный портал. Но куда? Откуда-то из глубины едва слышно доносилась музыка. Это не было стройной мелодией, звуки доносились хаотично и отрывисто, все громче и громче.
        Марк отошел подальше от странного кольца, охваченный страхом и любопытством, не зная, что делать: то ли развернуться и бежать отсюда, то ли остаться и досмотреть, что будет дальше. Музыкальные переливы набирали силу и уже звучали так громко, что, казалось, барабанные перепонки Марка вот-вот лопнут. Что бы это ни было, он не желал больше в этом участвовать и рванул к выходу. Марк собирался открыть дверь, но тут звук резко оборвался, будто кто-то выключил электричество там, откуда они доносились. Тишину нарушал только бешеный стук сердца Марка. Сияние тоже погасло. Марк обернулся и увидел, что кольцо лежит там, где он его оставил, на полу, посередине комнаты. Оно снова стало таким же маленьким, как раньше, и великолепный искрящийся самоцвет вновь превратился в невзрачный серый камешек.
        Но рядом с кольцом лежал желтый пергамент, туго свернутый и перетянутый тонким кожаным шнурком. Видимо, все это шоу с кольцом происходило единственно для того, чтобы доставить его сюда.
        Марк на цыпочках подошел к свитку, тронул его вспотевшей ладонью и потянул за шнурок. Бумага с мягким шелестом развернулась  — это были четыре убористо исписанных листка. Марк прочитал первую строчку, и у него потемнело в глазах. Он не мог дышать. Он не мог думать. Этот странный пергамент был письмом, адресованным ему, Марку. И начиналось оно так: «Я надеюсь, ты читаешь эти строки, Марк».

        Журнал № 1
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Не очень-то удобно разговаривать, сидя на рычащем, пусть и негромко, мотоцикле, да еще и в защитном шлеме на голове. Так что мы с дядей Прессом молчали, и я попробовал определить, куда мы едем.
        Я жил в тихом, мирном пригороде Нью-Йорка. В самом Нью-Йорке я несколько раз бывал с родителями по праздникам, например, на параде в День Благодарения. А как-то раз мы с тобой, Марк, ездили туда на электричке, чтобы посмотреть новый фильм про Джеймса Бонда. Помнишь? Если не считать этих случаев, то города я не знал.
        Район, в который мы направлялись, по всем меркам можно было назвать плохим. Не нужно быть большим знатоком Нью-Йорка, чтобы понять это. Такого Нью-Йорка я еще не видел, разве что по телеку, когда передавали сообщение об очередном преступлении. Мы пересекли Бронкс и оказались среди трущоб. Все здесь выглядело пустынным и заброшенным, но меня не отпускало леденящее кровь чувство, что из темных окон за нами напряженно следят сотни глаз. Вокруг было темно, как в душе у дьявола.
        Был ли я испуган? Если откровенно, меня подташнивало от страха, и я так крепко ухватился за дядю Пресса, что, казалось, его ребра вот-вот треснут. Да, мне было страшно.
        Дядя Пресс подъехал ко входу в метро и заглушил двигатель. Мы оказались в мертвой тишине. Здесь было действительно так тихо, как в покинутом жителями городе, в городе-призраке.
        — Ну вот,  — сказал дядя Пресс и спрыгнул с мотоцикла.
        Я тоже слез и с облегчением стянул с себя шлем. Дядя направился ко входу в подземку.
        — Стоп, мы что, оставим мотоцикл здесь?  — воскликнул я. Не надо быть экспертом по криминалистике, чтобы предсказать, что случится, если оставить такую красивую машину в этом районе. Дядя даже ключи из замка зажигания не вынул. Да мотоцикл уведут раньше, чем мы глазом моргнем!
        — Он нам больше не понадобится,  — пробормотал дядя Пресс и начал спускаться по ступеням.
        — А почему мы едем на метро?  — спросил я.  — Почему бы нам и дальше не ехать на мотоцикле?
        — Потому что мы не можем взять мотоцикл туда, куда направляемся,  — ответил он сухо.
        Он сделал еще пару шагов. Я не двигался. Мне нужны были ответы на мои вопросы, и я хотел, чтобы дядя Пресс понял, что, пока я не узнаю некоторых вещей, с места не сдвинусь. Он остановился и посмотрел на меня.
        — Ну что?  — спросил он устало.
        — Я только что пропустил самую важную игру в своей жизни, завтра моя команда четвертует меня, а ты хочешь, чтобы я беспрекословно последовал за тобой в метро в этом Богом забытом районе? Думаю, мне стоит узнать, что происходит!
        Все это зашло очень далеко, и если дядя Пресс сейчас же не объяснит мне все, я ухожу. Уж не знаю, куда бы я ушел, если бы дядя Пресс оставил меня тут одного. Хотя этого можно было не опасаться. В конце концов, он же мой дядя!
        Лицо его смягчилось. На мгновение он снова стал похож на того, которого я знал всю жизнь.
        — Ты прав, Бобби. Я слишком много взвалил на тебя. Но дело в том, что если я сейчас начну все объяснять, то мы можем опоздать.
        — Куда опоздать?
        — Понимаешь, Бобби, кое-какие люди попали в беду и рассчитывают на мою помощь. А мне нужна твоя помощь.
        Я был и разочарован, и польщен одновременно.
        — Да? И что это за неприятности?
        — Слишком долго объяснять, Бобби. Проще показать.
        Я не знал, что и делать. Даже если бы я решил убежать, то не смог бы выбраться сам из этого района. А передо мной стоял мой дядя, смотрел мне в глаза и просил у меня помощи. Что я мог сказать? И тут я решил признаться.
        — Мне страшно!
        — Я знаю. Но ты, пожалуйста, поверь, что с тобой ничего плохого не случится, пока это в моих силах.
        Он сказал это так искренне, что я даже успокоился, правда, всего на пару секунд.
        — А когда это будет не в твоих силах, то что?  — спросил я.
        Дядя Пресс улыбнулся и сказал:
        — В ближайшее время нам это не грозит. Так ты со мной?
        Говорят, что за секунду до смерти у людей перед глазами проходит вся жизнь. Удивительно, но со мной этого не случилось. Я не думал ни о семье, ни о матче, ни о Кортни Четвинд. Перед моим мысленным взором возник лишь один образ  — мы с дядей Прессом, друзья, родные люди. Здесь и теперь. Я решил, что это хорошее знамение. Так что я собрал в кулак все свое мужество и сказал:
        — Хо-хо, ну, давай, вперед!
        Дядя Пресс рассмеялся и помчался вниз по лестнице. Глядя, как он растворяется в темноте, я постарался убедить себя в том, что если я иду туда вслед за ним, это еще не значит, что я полный кретин. Добежав до конца лестницы, я увидел, что он стоит перед большим проходом, заколоченным досками. Станция была закрыта, и, судя по виду этой загородки, уже довольно давно.
        — Ну что, проблемы?  — сказал я.  — Нет прохода, да?
        Дядя Пресс обернулся ко мне и с глубокомысленным видом учителя, изрекающего золотые слова мудрости, сказал:
        — Нет проблем  — есть лишь вызов, брошенный судьбой.
        — Ну да, это и впрямь вызов  — сесть в поезд на закрытой станции метро,  — возразил я.  — Все-таки это скорее проблема.
        Все правильно, да только эта проблема не остановила дядю Пресса. Он уперся рукой в одну из досок и поднажал. Четыре доски разом упали, открывая широкий проход на темную станцию.
        — А кто говорил о том, что нам надо сесть в поезд?  — Он хитро улыбнулся.
        Дядя отодвинул выломанные доски и нырнул внутрь. Я не знал, что дядя Пресс такой сильный! А еще я понятия не имел, зачем нам понадобилось лезть на заброшенную станцию, ночью, в этом жутком квартале. Дядя Пресс высунул наружу голову.
        — Идешь?
        Я посмотрел на ступени лестницы. Мне хотелось броситься бегом наверх, к мотоциклу, на котором можно умчаться отсюда. А впрочем, его могли угнать. Что мне оставалось делать? Я пошел за дядей.
        Станция освещалась лишь светом уличных фонарей, просачивающимся через решетки вентиляции. Этот мягкий призрачный свет отбрасывал причудливые тени на стены и пол, углы же и потаенные закоулки утопали во тьме. Мои глаза не сразу привыкли к мраку, и лишь спустя некоторое время я увидел, что собой представляет эта старая станция. Когда-то здесь кипела жизнь. Я разглядел мозаичный узор на стенах, который раньше был, видимо, очень красивым и ярким. Теперь же стены покрылись сетью трещин, напоминающих громадную паутину. Повсюду валялся мусор, скамьи были перевернуты, из кабины дежурного по станции торчали осколки стекла. Жалкое зрелище.
        Пока я стоял и смотрел по сторонам, заброшенная станция вдруг ожила. Сначала я просто услышал отдаленный гул, который постепенно нарастал. Это был шум приближающегося поезда. Потом из тоннеля ударил свет, освещая рельсы и стены. Поезд вылетел из тоннеля будто пуля, выпущенная из ружья, и понесся мимо. Я представил, как выглядела эта станция раньше, в свои лучшие времена, но это видение растаяло, словно дым, как только поезд исчез в темноте. Снова стало темно и тихо, и единственным доказательством того, что только что тут проехал поезд, был закрутившийся в вихре мусор.
        Я взглянул на дядю Пресса, пытаясь определить, поддался ли он очарованию этого заброшенного уголка Нью-Йорка, но лицо его было непроницаемо. Сосредоточенным взглядом он оглядывал станцию. Он что-то искал и был явно встревожен, а это вовсе не поднимало мой боевой дух.
        Потом он побежал по ступеням. Я  — за ним.
        — Слушай, Бобби,  — сказал он торопливо, будто боялся не успеть.  — Если что-то случится, я хочу, чтобы ты знал, что нужно делать.
        — А что может случиться?  — спросил я. Уж больно зловеще звучало его предупреждение.
        — Все обойдется, если ты все сделаешь правильно. Мы здесь не для того, чтобы сесть на поезд, просто тут находятся врата.
        — Какие такие врата?
        — В конце платформы находится лестница, которая ведет к путям. Приблизительно в тридцати метрах от платформы в стене есть дверь. На ней рисунок в форме звезды.
        У меня перед глазами все мелькало. Дядя Пресс быстрым шагом шел к концу платформы. Я натыкался на колонны и переворачивал мусорные урны, пытаясь поспеть за ним.
        — Ты понял?  — спросил он отрывисто.
        — Ну да,  — ответил я.  — Лестница, дверь, звезда. А почему мы…
        — Та дверь и есть врата. Если вдруг меня не будет рядом, ты откроешь эту дверь, зайдешь внутрь и скажешь: «Дендурон».
        — Денда… что?
        — Ден-ду-рон. Повтори!
        — Дендурон. Запомнил. А это что, пароль какой-то?
        — Это доставит нас туда, куда надо.
        Таинственнее некуда! Почему бы нам не сказать «абракадабра» или что-нибудь столь же дурацкое? Я даже начал было подумывать о том, что все это розыгрыш, глупая шутка.
        — Зачем ты мне все это рассказываешь?  — спросил я нервно.  — Ведь мы же идем вместе, да?
        — Вместе, вместе, но если что-нибудь случится…
        — Ни с места!
        Ого! Да мы тут не одни. Мы резко остановились, обернулись и увидели полицейского. Нас арестуют. Интересно, а за что? Видимо, за незаконное вторжение.
        — Ну, ребята, рассказывайте, что вы здесь делаете?
        У полицейского был нахальный и дерзкий вид. Это был типичный представитель своей профессии, в униформе цвета хаки, с огромным значком на груди и с огромной же кобурой. Ладно, он хоть пушку свою не достал. Хотя нас и задержали, я даже был где-то рад этому. Если честно, дядя Пресс начал меня слегка пугать. Не хочу сказать, что он совсем спятил, но это приключение с каждой секундой становилось все более странным. Возможно, полицейскому-то он расскажет больше, чем мне. Я посмотрел на дядю, ожидая, что он ответит. То, что я увидел, мне не понравилось. Дядя Пресс пристально разглядывал полицейского. Я так и чувствовал, как в его голове проворачиваются колесики. Ну и что дальше? Бежать? Не думаю, что это удачная мысль. Пистолет на поясе полицейского выглядел очень внушительно. Возникла заминка, и тут к нашей компании присоединился кое-кто еще.
        — Неужели нельзя оставить меня в покое?
        Мы все дружно обернулись к куче мусора, которая возвышалась в углу. То есть я думал, что это куча мусора, пока она не зашевелилась. И оказалось, что это  — бездомный бродяга. Поправочка  — не бездомный, дом у него был, и как раз сейчас мы находились в нем. Бродяга был здоровенный, но сколько ему лет, я не смог определить, потому что он был целиком скрыт немытыми патлами волос и лохмотьями одежды. И смердело от него жутко! Он заковылял по направлению к нам, нечленораздельно бормоча, будто сумасшедший:
        — Покой! Это все, чего я хочу! Немного покоя, немного тишины.
        Дядя Пресс оценил обстановку, переводя взгляд с бродяги на полицейского.
        — Думаю, вам двоим лучше пойти со мной,  — спокойно сказал полицейский. Бродяга его ничуть не интересовал.
        — ЗАмок! Это мой зАмок! Я всех вас…
        — Что? Что ты всех нас?  — спросил дядя Пресс.
        Я ушам своим не верил. Дядя Пресс разговаривает с этим чокнутым! Платформа загудела под ногами  — приближался следующий поезд.
        — Я хочу, чтоб вы все убрались отсюда! Оставьте меня в покое!
        Тут дядя Пресс почему-то улыбнулся. Я уже совсем ничего не понимал. Но он, видимо, что-то для себя решил, отвернулся от бродяги и обратился к копу:
        — Вы плохо знаете эту территорию, не так ли?
        Ого! Что это он имел в виду? Станция озарилась светом. Через несколько секунд поезд промчится мимо.
        Бродяга замахал руками, пытаясь привлечь внимание к своей персоне.
        — Эй, ты! Я с тобой разговариваю! Вон из моего зАмка!  — заорал он полицейскому.
        Я даже испугался, что парень сейчас наставит пушку на бродягу. Но он этого не сделал, а стоял на месте, уставившись на дядю Пресса. Тот, в свою очередь, глядел на него. Они напоминали двух ковбоев, готовых выхватить пистолеты, чуть только один из них моргнет. Полицейский вдруг расплылся в улыбке и спросил:
        — И как это вы меня раскусили?
        — Полицейские в этой стране не носят униформу цвета хаки. Она у них синяя,  — ответил дядя.
        Так этот парень не полицейский? Тогда кто же он? Гул поезда нарастал, и уже слышался металлический скрежет колес.
        — Я польщен,  — сказал дядя Пресс.  — Вы прибыли собственной персоной.
        Дядя Пресс знал этого парня! Бродяга продолжал подбираться к полицейскому, или кем он там был.
        — Вот именно!  — заорал он.  — Вот именно! Если ты, мерзавец, немедленно не уберешься, то я…
        Полицейский взглянул на бродягу. Это был холодный злобный взгляд, как будто он хотел проникнуть этим взглядом в самую глубину его сознания. Бродяга замер на месте и затрясся, будто в лихорадке.
        Раздался гудок  — поезд приближался к станции.
        Казалось, бродяга хотел уйти, но не мог сдвинуться с места. И тогда случилось такое, чего я не забуду до конца дней своих, как бы ни старался. Бродяга открыл рот, издал протяжный мучительный вопль и побежал по направлению к путям! Поезд приближался, а навстречу ему несся этот парень.
        — Сто-о-ой!  — закричал я, но он продолжал бежать и прямо перед поездом спрыгнул на пути.
        В последнюю секунду я отвернулся, чтобы не видеть этого кошмара. Я услышал отвратительный глухой стук, и в тот же момент вопль оборвался. Состав, не останавливаясь, пронесся мимо, и я держу пари, что никто в поезде даже не понял, что произошло. Зато я понял, и от этого меня буквально выворачивало наизнанку. Выражение сострадания на лице дяди Пресса исчезло, как только он взглянул на полицейского. Тот молча улыбался самодовольной улыбкой.
        — Это было недостойно, Святоша Дэн,  — пробормотал дядя сквозь зубы.
        Святоша Дэн? Первый раз в жизни слышу это имя. Но что-то подсказывало мне, что не последний. Этот полицейский, Святоша Дэн, с безразличным видом пожал плечами и ответил:
        — Я всего лишь хотел подготовить пацана к тому, что его ожидает.
        Ох, и не понравился мне его ответ!
        А потом Святоша Дэн стал преображаться. Невероятно, но это правда. Я с ужасом наблюдал, как изменилось его лицо, одежда, в общем, он стал совершенно другим! Теперь его волосы длинными прямыми прядями свисали на плечи, кожа побледнела, приобрела чуть зеленоватый оттенок, изменилось и телосложение  — его рост достигал семи футов. Полицейская униформа превратилась в черный мешковатый костюм, смутно напоминавший одеяние жителей Дальнего Востока. Но сильнее всего изменились его глаза. Они вспыхивали злыми синими искрами, и пронзительный взгляд этих глаз выражал всю внутреннюю силу этого человека. Да, он мог заставить любого прыгнуть под поезд.
        Но кое-что осталось неизменным. Оружие все еще было при нем. К своему удивлению я обнаружил, что и у дяди Пресса оно есть. Он распахнул пальто и выставил вперед автоматический пистолет. Святоша Дэн вытащил свою пушку. Я замер. Ты когда-нибудь слышал выражение «обратиться в соляной столб»? Так вот я был так же неподвижен, не смел ни вздохнуть, ни охнуть. А в следующий момент я уже лежал ничком на полу. Дядя Пресс толкнул меня под прикрытие деревянной скамьи. На какое-то время мы скрылись от глаз Святоши Дэна, но надолго ли? Дядя Пресс взглянул на меня и спокойно, как, будто ничего особенного не происходило, коротко сказал:
        — Беги.
        — Но…
        — Беги!
        Дядя Пресс выскочил из укрытия и начал стрелять. Я видел, как Святоша Дэн мечется за колоннами, пытаясь укрыться от пуль. Как оказалось, мой дядя был довольно хорошим стрелком  — осколки кафеля так и сыпались с колонн, за которыми прятался Святоша Дэн, и не хватало доли секунды, чтобы достать его. Я понял, чего хотел дядя Пресс. Он отвлекал Святошу Дэна, а я должен был бежать. Но куда?
        — Бобби! Дверь!
        Точно! Дверь со звездой и абракадабра! Понял! Только я начал отползать, как дядя Пресс крикнул мне:
        — Остерегайся квигов!
        Квиги? Это еще что такое? Бах! Плитка разлетелась на тысячу осколков прямо над моей головой. Святоша Дэн теперь метил в меня. Я подскочил, как ошпаренный, и побежал. Позади меня в пустоте станции раздавались автоматные очереди. Эти звуки оглушали. Я бежал мимо столба и вдруг… Пуля обратила в пыль еще одну плитку рядом со мной, и осколок камня чиркнул по моей шее. К этому времени я уже добежал до конца платформы и, как и рассказывал дядя Пресс, увидел уходящую вниз лестницу. Я на секунду остановился, говоря себе, что это безумие  — спускаться на пути, но оставаться тут тоже было невозможно. Уж лучше несущийся поезд, чем леденящий взгляд Святоши Дэна. Так что я вздохнул и принялся спускаться по ступеням лестницы.
        На путях шум сражения уже не казался мне таким громким. И хотя я все еще слышал треск автомата за своей спиной, теперь меня больше интересовало то, что ждало впереди, чем то, что осталось сзади. Я подумал, что должен вернуться и помочь дяде Прессу, но прыгать под пули не представлялось мне такой уж блестящей перспективой. Дядя справится с ситуацией. А я мог только следовать его инструкциям.
        Было темно. Рукой я придерживался за грязную стену, чтобы не сбиться с дороги и не выйти на рельсы. Я слышал о так называемом «третьем рельсе», от которого поезда питаются электричеством. Стоило дотронуться до него, и вы превратитесь в отменно прожаренный бекон. Так что я старался держаться как можно ближе к стене. Дядя Пресс сказал, что дверь находится примерно в тридцати метрах от платформы. Я попробовал представить себе футбольное поле, чтобы прикинуть, сколько еще мне идти, но это не помогло. Оставалось лишь надеяться на то, что я нащупаю эту таинственную дверь. Если я ее пропущу, то…
        Р-р-р-р… Глухой рокот послышался позади меня. Что это?! Поезд? Или это гудит электричество? Вряд ли, потому что секунду спустя я услышал это рычание снова, и на этот раз оно исходило с другой стороны.
        Р-р-р-р… Это не крысы, крысы так не рычат. Вот и хорошо, ненавижу крыс. Я огляделся и в скудном освещении увидел такое, от чего у меня замерло сердце. Прямо из темноты на меня смотрели желтые глаза. Это был какой-то зверь. Может, это тот самый квиг, которого дядя Пресс велел мне остерегаться? А может, это дикая собака? Уж не знаю, кто это был, но он был не один  — тут и там замелькали желтые огоньки глаз. Это была стая, и их зловещее рычание подсказало мне, что настроены звери крайне недружелюбно. Я сглотнул ком в горле. Мой план был таков: потихоньку скользнуть в заветную дверь. Медленно, шаг за шагом, я продвигался дальше… Р-р-р-р!..
        Слишком поздно! Собаки, или квиги, или кем они там были, выскочили из темноты и начали подбираться ко мне. Возможность нарваться на третий рельс вдруг показалась мне не такой уж устрашающей. Я развернулся и побежал что есть духу. Зверей было не меньше дюжины. Я слышал, как клацают их зубы, как скрежещут по рельсам их когти, как они тяжело дышат и наталкиваются друг на друга, пытаясь добраться до меня. Я боялся думать о том, что будет, если они все-таки меня догонят. А, может, они дотронутся до рельса под напряжением и непременно передохнут? Но этого не случилось. Во что бы то ни стало нужно найти дверь! Вокруг было так темно, что мне приходилось замедлять шаги, чтобы не споткнуться о мусор, камни или шпалы. Но выбора у меня не было, и я продолжал идти максимально быстро. Если я упаду, мне конец.
        Тут я увидел заветную дверцу, которая была для меня как спасательный круг для утопающего. Тоннель освещался тусклыми лампочками, висевшими на большом расстоянии друг от друга, но этого было достаточно! В цементной стене виднелась маленькая деревянная дверь с изображением звезды. Но, подбежав к двери, я не обнаружил на ней ни ручки, ни малейшего выступа, за который можно было бы ухватиться, чтобы открыть ее. Стая собак была уже рядом, и всего несколько секунд отделяли меня от нападения. Я поднажал плечом на дверь, и она распахнулась! Дверь открывалась внутрь, а не наружу! Боже, какой я умный мальчик! Ввалившись внутрь, я быстро вскочил на ноги, захлопнул дверь прямо перед носом уже подобравшегося ко мне зверя и изо всех сил навалился на нее, пытаясь сдержать натиск рвавшихся животных. Они были очень сильны. Все вокруг сотрясалось от ударов их тел. Я слышал, как они вгрызаются в деревянную дверь. Долго я так не продержусь.
        А теперь, Марк, я приостановлю свое повествование, так как то, что случилось потом, куда важнее, чем преследовавшие меня твари. Наверное, в это трудно поверить, но так и есть на самом деле. Сам понимаешь, эти дикие собаки, или квиги, или как их там, не добрались до меня, иначе я не смог бы все это тебе написать. Думаю, что последовавшие затем события были самыми важными в этой кошмарной истории. Там, за дверью, я уже не знал, что делать, куда идти, ведь дядя Пресс ничего мне не рассказал.
        Спиной придерживая дверь, я попробовал оценить обстановку. Передо мной тянулся длинный темный тоннель, около двух метров в высоту, с грубыми каменными стенами. Не похоже, что его пробурили или прокопали машиной, скорее всего, вырубили вручную. Тоннель исчезал в темноте, поэтому я не мог разглядеть, куда он ведет. Может, вообще в никуда?
        Что делать дальше, я не знал. Можно было попробовать побежать в глубь прохода, но тогда звери ворвались бы и разорвали меня на клочки. А это в мои планы не входило. Прямо тупик какой-то! И тогда я вспомнил, что мне говорил дядя Пресс. Нужно сказать заветное слово, и оно приведет меня куда следует. Что же это было за слово? Дуралей? Драндулет? Динамит? Я забыл… Глупо, конечно, надеяться, что какое-то там слово, типа «фокус-покус» откроет дверь куда-то, но выбора у меня не было.
        И тут я вспомнил! Дендурон! Это слово ничего не значило для меня, но если оно способно помочь мне выпутаться из этой истории, пожалуй, оно милее моему сердцу, чем любое другое. Так что я покрепче прижался спиной к двери, уперся ногами и выкрикнул в темноту: «Дендурон!»
        В это мгновение звери перестали биться в дверь. Они словно внезапно исчезли, перенеслись в другое место. Я решил рискнуть и на шаг отступил от двери… Ничего не случилось. По крайней мере, с дверью. А вот тоннель совершенно преобразился.
        Откуда-то издалека послышался гул. Сперва еле слышно, а потом все громче и громче. Я оглядел проход и с удивлением заметил, что стены его начали искривляться и вибрировать. Теперь тоннель напоминал гигантский, живой, гибкий трубопровод. А потом начала изменяться сама фактура стен! Некогда серые, они стали прозрачными и засверкали разноцветными брызгами, словно выложенные хрусталем или драгоценными камнями. Повсюду рассеивался удивительный, неизвестно откуда льющийся свет. Словно сами стены излучали его.
        Это было настолько необычно, что я не переставал задаваться вопросом: что же все это значит? И тут я услышал музыку. Звуки не складывались в мелодию, это было всего лишь переплетение мягких, приятных нот, извлекаемое из неведомого мне музыкального инструмента. Эта негармоничная музыка завораживала меня, мне хотелось стоять вот так всю жизнь и слушать… Звуки становились все громче и громче, они словно приближались ко мне.
        Я пришел в себя и почувствовал покалывание во всем теле. Страха я не испытывал, только удивление. Покалывание усиливалось, перешло в едва заметную тягу, и я не сразу понял, что меня засасывает в глубь тоннеля. Какая-то невидимая, гигантская сила тянула меня внутрь! Я пробовал сопротивляться, но сила, тащившая меня, была слишком велика. Я запаниковал. Обламывая ногти, я пытался найти какой-нибудь выступ в стене, чтобы удержаться. Меня повалило на землю, я изо всех сил пытался тормозить пятками, но безуспешно. С невероятной силой меня засасывало в этот жуткий проход, а я ничего не мог поделать.
        Марк, это  — точка отсчета. После этого жизнь моя пошла по-другому. Во что я верил, чем дорожил, все, что я знал, пошло кувырком.
        Я, как Алиса, прошел сквозь кроличью нору. И очутился в Стране Чудес.

        Вторая Земля

        Марку надо было выбираться из туалета. Он уже довольно долго сидел взаперти в тесной кабинке. Затолкав свиток в рюкзак, Марк принялся возиться с замком. Он был так взволнован, что даже не смог его сразу открыть. Наконец замок сжалился над Марком, и тот, распахнув двери, увидел, что в туалете, небрежно облокотившись о стену и попыхивая сигареткой, стоит Энди Митчел.
        — Ну-у, Даймонд, ты проторчал там довольно долго. Надеюсь, все прошло удачно?  — Митчел глупо ухмылялся, видимо, полагая, что его улыбка выглядит тонкой и ироничной.
        Марк замер на месте, словно его поймали за чем-то предосудительным.
        — В-все нормально,  — пролепетал он. Волнуясь, Марк начинал слегка заикаться. Не очень сильно, но всем сразу было видно, что мальчик нервничает. Митчел точным броском отправил окурок в унитаз. В другое время Марка восхитил бы этот эффектный жест, но сейчас его мысли были заняты совсем другим.
        — Вот и славно,  — отметил Митчел.  — Что ты тут делаешь на толчке  — твое личное дело, верно? А что у тебя в рюкзаке?
        Марк прижал рюкзак к груди, будто в нем находились важные секретные документы. Хотя, фактически, так оно и было. Что бы такое сказать Митчелу, чтобы он поверил и отстал? Ответ напрашивался сам собой.
        — «П-плейбой».
        Митчелл похотливо ухмыльнулся.
        — А ну, дай посмотреть!  — Он протянул руку к сумке, но Марк резво отскочил в сторону и устремился к выходу.
        — Изв-в-вини, я опаздываю.  — И прежде, чем Митчел успел промолвить хоть слово, Марк выбежал из туалета.
        Он бежал, не разбирая дороги. Он думал о Бобби. Неужели все это правда? Такие события происходят в кино и в приключенческих романах, а не в жизни. Люди придумывают такое ради развлечения. Этого не может быть на самом деле.
        В конце концов, он, вероятно, решил бы, что эта история не что иное, как выдумка, если бы не недавнее ночное посещение и не способ, каким дневник попал ему в руки. И то, и другое было вполне реально. И так как не было никакого логичного объяснения этим явлениям, следовало пересмотреть все представления о реальности. Нужно было срочно поговорить с Бобби! Но если вся эта история не розыгрыш, то Бобби сейчас находится вне досягаемости и переговорить с ним невозможно.
        Было девять часов тридцать минут. В это время шел урок геометрии. Марка на нем, конечно же, не было, потому что как раз в это самое время он на всех парах несся через вестибюль школы. Он бежал и молился, чтобы Бобби оказался в классе, на своем обычном месте.
        Подкравшись к дверям класса, Марк осторожно заглянул внутрь. Бобби на месте не было. Не повезло. Нужно было с кем-то поговорить, поделиться, но больше всего ему нужно было убедиться, что он не сошел с ума. И тут его осенило. Был один человек, который мог подтвердить эту историю,  — Кортни Четвинд!
        Сейчас она как раз занималась в спортзале. Обычно в школе Стоуни Брук девочки и мальчики занимались физкультурой раздельно, за исключением гимнастики, где требовались гимнастические снаряды. Все остальное время зал был поделен на две части раздвижной перегородкой. Однако в качестве исключения одна девушка тренировалась с парнями. Это была Кортни.
        Она была высокая и сильная, и в командных играх ее преимущества перед остальным девушками были слишком явными. Тогда, несмотря на то, что это противоречило уставу школы и принятым нормам образования, Кортни позволили играть с ребятами. И все были довольны. Девушки радовались, что им не приходится отбивать мощные подачи, а парни любовались ее стройной сильной фигурой. Как только она показала парням, чего стоит (а на это ушло всего тридцать секунд), они приняли ее как равную и поблажек ей не давали. Многие юноши даже побаивались ее, ведь когда Кортни увлекалась игрой, то ураганом носилась по площадке, ловко и сильно отбивая волейбольный мяч.
        Бум! Кортни высоко подпрыгнула, изящно отбила подачу, и мяч с глухим звуком отскочил от головы ее невезучего противника. Лицо у парня было ошарашенное и удивленное, и прежде чем мяч упал на землю, Кортни уже изящно замерла на месте.
        — Переход подачи,  — объявила она, улыбаясь.
        Кортни никогда не проявляла снисхождения к своим соперникам. Подача перешла к ней.
        — Давай, Коко!  — раздались ободряющие возгласы.  — Покажи им!
        — Матчбол!
        У Кортни была убийственная подача, и все думали, что этим мячом она сейчас вколотит последний гвоздь в гроб команды противника. Но когда Кортни шла на линию подачи, она заметила Марка Даймонда. Мальчишка стоял в дверях спортзала и отчаянно размахивал руками, пытаясь привлечь ее внимание. Увидев, что Кортни заметила его, Марк сделал знак, чтобы она подошла. Но она подняла вверх палец, прося его подождать. Тогда Марк стал махать еще яростнее. Он не мог ждать и не хотел, чтобы Кортни забыла про него, увлекшись игрой. Кортни нахмурилась, бросила мяч одному из своих товарищей по команде.
        — Подавай ты,  — сказала она и направилась к Марку.
        — Да ты что?!  — завопил парень, которому Кортни передала мяч.  — Это же матчбол!
        — Да знаю я,  — бросила Кортни.  — Смотри, не промажь.
        Ребята некоторое время с удивлением смотрели ей вслед, а затем вернулись к игре. И хотя ни один из них ни за что бы не признался в этом, но игроки команды соперников вздохнули с облегчением, когда она ушла.
        Кортни вышла из зала в пустой холл, где ее ждал Марк.
        — Итак?  — сказала она нетерпеливо.
        Марк нервно переминался с ноги на ногу и молчал. Кортни секунду созерцала это зрелище и затем произнесла:
        — Чего мнешься? Туалет по коридору и направо.
        — Я, в-вообще-то… это по поводу Бобби…
        Кортни прищурилась.
        — Бобби? Где он? Почему он не играл вчера вечером?
        Марк собирался с духом, пытаясь задать следующий вопрос. Нужно было спросить во что бы то ни стало.
        — В-вы, ребята, вчера провели пару приятных минут у него дома, д-да?
        Кортни уставилась на Марка так, будто видела его впервые. А потом ее словно прорвало.
        — Ты за этим меня сюда вызвал? Ничего не понимаю. Бобби пропустил важнейшее соревнование года и… Бобби тебе рассказал про нас?! Я убью его!
        — К-кортни… подожди… Все совсем не так.  — Марк попытался остановить ее тираду, но Кортни уже понесло.
        — Я не знаю, что он там себе вообразил, но трепаться по поводу личных отношений  — это свинство!
        — Тихо!  — заорал Марк.
        Кортни замолчала, удивленная его смелым выпадом. На Марка это было совсем непохоже. Они оба уставились друг на друга. Первый шаг был сделан  — Марк завладел вниманием Кортни. Он поправил очки. Медленно и вдумчиво, стараясь не заикаться, Марк заговорил:
        — Я думаю, что с Бобби случилось что-то странное. И то, что произошло между вами двоими вчера вечером, лишь часть этого. Мне… Мне не хочется лезть в ваши дела, извини, но мне нужно знать: это правда, что вы вчера целовались у Бобби?
        Кортни сверлила Марка взглядом. Он всегда был очень застенчивым парнем, и то, что он спрашивал о подобных вещах, личных и его не касающихся, было совершенно на него не похоже. И тут явно не тот случай, когда парни с увлечением обмусоливают подробности отношений с девушками. Она видела по его глазам  — Марк был испуган.
        — Ну да,  — сказала она.  — Целовались. А где он сам?
        — Я… Я не знаю,  — удрученно ответил Марк.  — Надеюсь, у себя дома. Давай вместе пойдем к нему и, если он дома, поговорим?
        Кортни так напряженно глядела на Марка, будто пыталась прочитать его мысли. А Марк молился, чтобы она пошла и разделила с ним то, что на него свалилось. Возможно, она даже сможет помочь ему разобраться во всем. Постояв минутку, Кортни решительно направилась к дверям, бросив на ходу:
        — Ну, пошли!
        У Кортни появилась цель. Она хотела поговорить с Бобби. И если для этого нужно пойти к нему домой  — что ж, так тому и быть! Марк радовался, что теперь у него есть союзник, но он никак не мог придумать, как объяснить ей все, что он узнал за последнее время. Да и поверит ли она ему? Ну что ж, пока он был доволен тем, что может хотя бы поговорить с кем-то.
        Бобби жил недалеко от школы. Было время обеденного перерыва, так что Марк и Кортни могли добраться до его дома, выяснить все и вернуться в школу, пока их не хватились. Они шли торопливо, и Марк даже слегка запыхался, чтобы поспеть за уверенной размашистой походкой Кортни. Ему очень хотелось прямо сейчас рассказать ей о странной ночной гостье, о кольце, о пергаменте, но он не сделал этого, побоявшись, что она развернется и уйдет, посчитав его сумасшедшим. Если и рассказывать об этом, то осторожно.
        — А ты знаешь дядюшку Бобби, дядю Пресса?  — начал он.
        — Да.
        — Ага! Вы видели его вчера вечером?
        — Увы, да. Он застукал нас с Бобби, когда мы целовались.
        У Марка сжалось сердце. Не оттого, что он представил своего лучшего друга, целующимся с красивой девушкой, и не потому, что их застукал дядя Пресс. Просто ответ Кортни подтверждал историю, написанную на пергаменте. Если эта часть истории  — правда, то правда и все остальное. Эта мысль пугала.
        Они уже почти пришли. Марк от всей души надеялся, что Бобби окажется дома и все уладится само собой. Он представил, как покажет Бобби пергамент, и тот рассмеется, хлопнет его по плечу и чуть сконфуженно скажет Марку, что он придурок, раз поверил в подобные бредни. Что это, мол, такая же шутка, как радиопостановка Орсона Велеса «Война миров», заставившая таких доверчивых простачков, как Марк, поверить, что Земля захвачена марсианами. Но то, что Марк увидел в следующую секунду, не оставило от его надежд и следа.
        Улица Линден Плас, дом два. Тут жил Бобби. Марк бывал в гостях у Бобби тысячу раз. С самого раннего детства они играли то у него, то у Марка дома. Миссис Пендрагон звала Марка своим вторым сыном, а их дом был ему вторым домом. И именно поэтому Марк был совершенно не подготовлен к тому, что увидел. Ребята замерли на месте, ошеломленно глядя на Линден Плас, два.
        — Господи…  — прошептала Кортни, а Марк, даже если бы и попытался, не смог бы выдавить из себя ни звука.
        Особнячок исчез. Они оба смотрели на пустое место, не веря своим глазам. Никаких признаков того, что дом вообще здесь когда-либо был. Ни обломка кирпича, ни щепки, ни стеклышка на непримятой траве. Ничего. Только земля. Марк перевел взгляд на огромный клен, раньше стоявший во дворе дома. Мистер Пендрагон подвесил на нижние ветви шину, и мальчики часто и с удовольствием раскачивались на ней. Клен-то был на месте, а вот шина исчезла. Никаких свидетельств того, что здесь кто-то жил. Никаких.
        Кортни первой нарушила молчание.
        — Это не тот адрес,  — хрипло сказала она.
        — Это тот адрес,  — тихо ответил Марк.
        Кортни не желала с этим мириться. Она ринулась на пустырь, крича на ходу:
        — Но я же была здесь вчера вечером! Вот здесь была дорожка, ведущая к дому! И входная дверь была на месте! И мы с Бобби стояли…  — Ее голос затих. Она смотрела на Марка с ужасом.  — Марк, что происходит?
        Вот теперь настало подходящее время для того, чтобы все рассказать. Нужно было это сделать, даже несмотря на то, что Марк совершенно ничего не понимал. Но отсутствие дома, в котором он провел полжизни, подтверждало самые худшие опасения, что все написанное в дневнике  — правда! И хотя вопросов у него было больше, чем ответов, а те ответы, что имелись, ничего не проясняли, а даже наоборот,  — он хотел поделиться этим с Кортни. Держать все в себе было слишком тяжело. Так что он открыл рюкзак и достал оттуда пожелтевшие страницы.
        — Прочитай,  — сказал он, протягивая ей пергамент.  — Это от Бобби.
        Кортни переводила взгляд с Марка на пергамент и обратно. Потом осторожно взяла свиток и села там же, где стояла. Прямо посередине пустыря, где был дом на улице Линден Плас, где еще несколько часов назад она разделила с Бобби первый поцелуй.
        Напряженно вглядываясь в листки, она начала читать…

        Журнал № 1
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Я думал, что жизнь моя кончена. Интересно, я умру быстро или буду мучиться перед смертью? И откуда придет боль? Может быть, начнется с ног и постепенно распространится по всему телу, разорвет каждую клеточку, а потом доберется до мозга? Его пронзит вспышка агонии, а потом все померкнет уже навсегда.
        Лучше бы, конечно, побыстрее. Но быстро смерть ко мне не пришла. Она вообще ко мне не пришла. Не было никакой боли. Я не умирал. Я все летел и летел сквозь темный тоннель, и это было похоже на спуск по водяной горке в аквапарке. В аквапарке, я бы даже сказал, горки не такие удобные. Теперь, когда все кончено, я могу определенно сказать, что это было забавно. Но это теперь. А тогда я был напуган.
        Меня засасывало в этот гигантский мусоропровод. Причем довольно быстро.
        Как я уже писал, стены тоннеля были неровные, из какой-то неизвестной породы. Сейчас же они стали прозрачными, словно из хрусталя. Странно, но с того момента, как я начал падать, я ни разу не ушибся и не почувствовал ударов о камни. Я летел вниз вперед ногами, но при этом словно плыл. По пути было много крутых поворотов и виражей, но меня ни разу не ударило о стену, как будто я летел на ковре-самолете, который с самого начала путешествия сам знал, куда меня доставить.
        А еще я слышал музыкальные перезвоны. Тихие-тихие и очень приятные на слух. Эти же звуки я слышал в самом начале тоннеля, только раздавались они там гораздо тише. Я очень быстро летел, это я точно знаю, потому что я как будто пролетал сквозь ноты. За время звучания всего одной ноты я слышал ее сначала где-то перед собой, затем она как бы вспыхивала рядом и, наконец, затихала позади. Очень странное ощущение!
        Я посмотрел назад. Взгляд терялся в темноте петляющего тоннеля, выложенного мерцающими самоцветами. Под моими ногами переливались камни той же породы. Тоннель, убегающий в бесконечность.
        Спустя какое-то время я вроде бы привык к нему. Все равно я не мог остановиться, так зачем пытаться? Я попробовал разглядеть, что скрывается за полупрозрачными стенами. Было темно, да это и неудивительно, ведь я находился под землей. Лишь приглядевшись, я заметил, что мрак, скрывающийся под кристаллами, разбит на тысячу осколков светом звезд.
        Очень странно! Откуда, спрашивается, взяться звездам в подземелье? И все же это очень напоминало звезды. И вообще в последнее время со мной произошло столько странных событий, что удивляться еще одному было бы даже нелепо.
        Понятия не имею, сколько времени я летел. Три минуты? А, может, три месяца? Мое чувство времени давным-давно сказало мне: «Пока!» и помахало ручкой на прощанье. Я решил поменьше удивляться и побольше принимать к сведению, раз уж судьба забросила меня неизвестно куда.
        И тут я услышал что-то новенькое. Уже не те музыкальные перезвоны, которые сопровождали меня на всем протяжении моего забавного спуска, а, скорее, грохот падающих камней. Похоже, я подлетал к месту назначения. Я посмотрел вниз и замер. Под ногами у меня разверзлась крутящаяся воронка, меняющая цвет с прозрачно-кристаллического на серый. И стены вокруг меня стали изменяться. Мерцающие самоцветы больше не радовали глаз своим блеском; стены вновь стали каменными, как в самом начале моего пути.
        Я снова запаниковал. Неужели мне предстоит провалиться к центру Земли? Но ведь там должен быть огонь, расплавленная магма! Этот волшебный полет был всего лишь началом мучительной смерти? Оставалось лишь гадать, поэтому я закрыл глаза и приготовился к неминуемой гибели.
        Но неминуемая гибель и на этот раз обошла меня стороной. Я ощутил лишь странное покалывание во всем теле, такое же, какое испытал раньше, когда меня начало засасывать в тоннель. И тут на меня обрушился водопад звуков. Все эти музыкальные переливы, что я слышал в тоннеле, окружили меня со всех сторон так, что аж дух захватило! Следующее, что я помню  — я встал на ноги. Вокруг было тихо. Ковер-самолет мягко высадил меня неизвестно где.
        После такого полета в невесомости было странно снова ощутить свой вес. Я, как астронавт после космического путешествия, должен был заново привыкать к силе притяжения. Открыв глаза, я огляделся и вновь увидел разинутую пасть тоннеля позади себя. Тоннель был сырым и мрачным и, извиваясь, убегал во тьму.
        Итак, я благополучно приземлился. Но где? На другой станции метро? А, может, в Китае? И тут я увидел, что стою у входа в какую-то пещеру. И еще я зверски замерз  — я понял это, как только чувства стали понемногу возвращаться ко мне. Я догадался, что пронзительный звук, который слышался на протяжении всего полета, был воем ветра. Что бы это ни было, но точно не подземелье.
        Нетвердым шагом я вошел в пещеру. На ее стене красовалась такая же звезда, которой была отмечена дверь в тоннель. Звезда была вырезана где-то на уровне глаз. Удивительно!
        И тут из дальнего угла пещеры полился свет, да такой яркий, что остальная ее часть погрузилась в непроницаемую тьму. Я вдруг понял, как долго нахожусь в темноте и что мне хочется наружу. Свет указывал, где выход из пещеры, и я стал пробираться к нему. Чем ближе я подходил, тем явственнее понимал, что свет, льющийся оттуда,  — дневной. Сколько же времени я провел в темноте? Всю ночь? Мои глаза отвыкли от света, и, выйдя наружу, я зажмурился. На улице было еще холоднее. На мне была клубная футболка, и на ледяном пронизывающем ветру я тут же промерз до самых костей. Черт возьми, еще немного, и я закоченею насмерть! Я сделал несколько шагов вперед. Под моими ботинками хрустел снег! Земля была покрыта снегом! Теперь понятно, почему свет был таким ярким. Отраженный от снега, он слепил глаза в тысячу раз сильнее. Я знал, что глаза скоро привыкнут, и не стал возвращаться обратно в теплую пещеру. Чего ждать-то? Я хотел знать, где нахожусь.
        Наконец глаза перестало резать. Я осторожно отвел ладони и замер от изумления. Я стоял на вершине горы! Не на какой-то там завалящей горочке, с которой я привык кататься на лыжах в Вермонте, нет. Эта гора напоминала Эверест. Может, она и не была такой огромной, как Эверест, но мне казалось, будто я стою на крыше мира. Вокруг вздымались снежные горы, и лишь далеко внизу виднелась большая зеленая долина. Но путь, который нужно было проделать, чтобы попасть туда, был долгим и трудным. Это было ясно с первого взгляда.
        В моей голове вертелся один вопрос: «Где я, черт возьми, нахожусь?» Хороший вопрос, вот было бы здорово, если было кому его задать. Я решил вернуться в темноту пещеры и хорошенько подумать о том, что мне делать дальше. У входа в пещеру, подобно сталактитам, торчало несколько желтоватых гладких камней. Или подобно сталагмитам? Никак не запомню, что из них торчит, а что свисает. Эти торчали и заострялись на конце. Понятия не имею, что это такое, но очень уж они напоминали надгробные плиты. Отгоняя от себя невеселые мысли, я поплелся сквозь сугробы к пещере.
        И тут я увидел самую странную вещь в своей жизни. Из-за края пещеры всходило солнце. Но ведь я только что жмурился, стоя спиной к пещере! Как это так? Я принялся дико озираться, чтобы удостовериться в том, что солнце на небосводе одно. Но их было три! Марк, на небе было три солнца, я тебе клянусь! Я помотал головой, пытаясь отогнать наваждение, но наваждение никуда не делось. Три солнца. В голове у меня была каша. Я не знал, что и думать. Единственное, что я понимал четко,  — это не Китай.
        Я стоял на вершине горы, в снегу, в промокающих ботинках, в полном одиночестве и созерцал три слепящих солнца. И не стыжусь признаться  — я очень хотел к маме, хотел сидеть перед телеком и вяло бороться с Шэнон за право обладания пультом, хотел мыть автомобиль с папой, хотел играть с тобой в кегли. Я хотел домой, но это было невозможно, хоть плачь. Что я и делал. Я плакал.
        И снова я услышал доносившиеся из пещеры беспорядочные музыкальные трели, с которыми меня втянуло и вытолкнуло из тоннеля. Кажется, кто-то сейчас будет здесь. Дядя Пресс! Кто же еще? В диком восторге от того, что кончилось мое одиночество, я побежал к пещере. Но тут мой мозг пронзила другая мысль. А что если это не дядя Пресс? Что если это тот парень, Святоша Дэн? Последний раз, когда я имел удовольствие общаться с этим пижоном, он стрелял в меня. И, должен сказать, это совсем не то же самое, что в кино или когда в вас стреляют в видеоигре. Видеть направленное на тебя дуло пистолета в реальной жизни жутко. Я все еще чувствовал боль от царапины на шее, оставленной осколком кафеля.
        Что делать дальше, я не знал, и поэтому остановился посередине пещеры. Кто бы там ни прибыл, он вот-вот выйдет из тоннеля. Дядя Пресс или Святоша Дэн? А может, это те отвратительные собаки, которые преследовали меня? Кто там? Друг или враг?
        — Бобби?
        Это был дядя Пресс! Он вышел из тоннеля в своем неизменном кожаном пальто, развевающемся у самых щиколоток. Вот он. Я прижался к его груди, как малое дитя. Я обнимал его и чувствовал, что счастлив от того, что мой самый любимый парень на свете цел и невредим, что он вырвался из лап Святоши Дэна, и что я теперь не один.
        Это безмерное чувство радости и благодарности переполняло меня целых три секунды. А потом, когда ожидание неминуемой гибели отошло на второй план, я припомнил, кто втянул меня в эту историю. Только один человек нес ответственность за мое пребывание здесь. Дядя Пресс. Он, кому я доверял, кого я любил, кем восхищался. Он, который вырвал меня из привычной жизни, и по вине которого меня чуть не убили, по крайней мере, раз восемь.
        Я изо всех сил оттолкнул его. Мне хотелось, чтобы он шлепнулся на землю. Но, как я уже говорил, дядя Пресс был силен. И все мои действия напоминали жалкие попытки свалить стену. В результате я потерял равновесие и плюхнулся в снег.
        — Что, черт возьми, происходит?  — орал я, вставая и изо всех сил стараясь не выглядеть идиотом.
        — Бобби, я понимаю, что ты удивлен…
        — Удивле-е-ен? Слабо сказано!  — Я рванулся ко входу в тоннель и принялся вопить в темноту.  — Дендурон! Дендурон!  — Я бы сказал, что угодно, лишь бы уйти отсюда. Но тщетно. Ничего не случилось.
        — Это и есть Дендурон,  — сказал дядя Пресс.  — Мы уже на Дендуроне.
        Можно подумать, он так все объяснил, что мне сразу стало понятно!
        — Ну ладно.  — Я заглянул в тоннель и крикнул:  — Земля! Нью-Йорк! Метро! Домой!  — Я побежал к тоннелю, надеясь, что музыкальные переливы подхватят меня и перенесут туда, куда мне нужно. Но ничего подобного не произошло. Я обернулся к дяде Прессу.
        — Я не спрашиваю тебя, где нахожусь,  — говорил я, стараясь не выдавать своей паники.  — Не спрашиваю, как это могло случиться. Я хочу лишь одного  — чтобы ты вернул меня домой! Домой!
        Дядя Пресс смотрел на меня и молчал. Он понимал, как я был напуган и зол, поэтому, видимо, тщательно подбирал слова. К сожалению, это не помогло, и его слова были неутешительны.
        — Бобби, ты не можешь вернуться домой. Сейчас ты принадлежишь этому миру.
        Ба-бах! Словно взрыв в мозгу. Я отшатнулся от дяди Пресса. Что делать? В голове все смешалось еще больше. Хотелось плакать, скандалить, орать на него. Хотелось очнуться от этого кошмара.
        Дядя больше ничего не говорил. Он лишь молча наблюдал за мной и ждал, когда я приду в себя. А я, ошеломленный этой бессмысленной, запутанной информацией, выдавил из себя один-единственный простой вопрос:
        — Почему?
        — Я тебе уже говорил. Тут, на Дендуроне, есть люди, которым нужна твоя помощь,  — медленно, с расстановкой, будто разъясняя глупому маленькому ребенку очевидную истину, ответил дядя.
        Его тон взбесил меня еще больше. Я закричал:
        — Но я не знаю этих людей! Почему, собственно, я должен думать о них? Мне сейчас больше хочется о себе позаботиться! Я хочу домой! Что тут непонятного?
        — Я все понимаю, Бобби. Но это невозможно,  — ответил он твердо.
        — Ну почему? Что это за люди такие важные? И вообще, где мы? Где он находится, этот твой Дендурон?
        — Трудно объяснить так сразу…
        — А ты попробуй,  — огрызнулся я. Я был сыт по горло всей этой мистикой.
        Дядя Пресс присел на выступ скалы и, видимо, приготовился разъяснить мне всю эту историю.
        — Мы находимся далеко от Земли. Но Дендурон  — не другая планета в нашем с тобой понимании. Это территория. И Земля  — это тоже территория.
        — Территория, планета  — какая разница? Слова разные, а обозначают одно и то же.
        — Нет, не совсем так. На космическом корабле долететь от Дендурона до Земли невозможно. То есть если ты вылетишь отсюда и полетишь в то место, где должна быть наша планета, то ты ее там не найдешь. Во всяком случае, в привычном нам смысле. А вот если перемещаться по каналу…
        — По каналу?  — переспросил я машинально.
        — Да, сюда ты прибыл через канал. Когда ты путешествуешь по каналу, ты перемещаешься не только в пространстве, но и во времени. Это трудно осмыслить, но ты потом поймешь.
        Не очень-то я был уверен, что хочу во все это вникать. Лучше уж оставаться в неведении. По крайней мере, мне так казалось. Я глядел на дядю Пресса и думал о том, что, оказывается, я совершенно не знал этого человека. Он всегда был окутан ореолом тайны, и даже сейчас, после объяснения, казался мне еще более загадочным.
        — Кто же ты такой?  — спросил я.  — Ты же не обыкновенный парень, а?
        Дядя Пресс улыбнулся и опустил голову. Я понял, что вот-вот опять услышу что-то мистическое.
        — Я твой дядя, Бобби. Но еще я  — Странник. Так же, как и ты.
        Еще одно новое словечко! Странник. Не хочу я быть никаким странником. Я хочу быть Бобби Пендрагоном, полузащитником сборной школы по баскетболу. Вся моя прошлая жизнь показалась мне в тот момент далекой, как никогда.
        — Раз мы не на Земле, то почему я чувствую себя нормально? Я могу дышать, значит, тут есть кислород. Здесь лежит снег, и действует сила притяжения.
        — Все территории похожи на Землю. Но не во всем,  — ответил дядя Пресс.
        — Как, например, три солнца, да?
        — Хороший пример!
        — И те непонятные желтые штуки, похожие на камни, что торчат из снега?
        Дядя Пресс мгновенно напрягся.
        — Где? Снаружи пещеры? Сколько их?
        — Ой, не знаю… Десять, может, двенадцать.
        Дядя Пресс принялся торопливо снимать с себя пальто.
        — Надо уходить.  — Он кинул пальто на землю и бросился к дальней стене пещеры, где кучкой лежали сухие поленья. Он начал разгребать их.
        — А в чем дело?  — спросил я взволнованно.
        Он обернулся и приложил палец к губам. Продолжая разгребать ветки, очень тихо, будто не хотел, чтобы его услышали, сказал:
        — Квиги.
        Квиги! Я уже слышал это слово, и оно мне не нравилось.
        — Это не квиги. Квиги  — это те собаки, которые гнались за мной, разве не так?  — спросил я с надеждой.
        — Это зависит от территории,  — прошептал дядя.  — На Второй Земле квиги похожи на собак. А здесь  — нет.
        — А кто они вообще?  — спросил я, но мне уже не очень хотелось получить ответ на свой вопрос.
        — Это дикие звери, которые на разных территориях принимают разные формы,  — объяснил дядя Пресс.  — Святоша Дэн использует их, чтобы они держали Странников подальше от каналов.
        Святоша Дэн! Ну, конечно, он и тут замешан. Но как можно «использовать» дикое животное? Прежде чем я открыл рот, чтобы выяснить это, дядя отвалил последнее бревно от стены, и я увидел кучу шерстяных и кожаных тряпок. Дядя начал снимать с себя рубашку.
        — На этой территории мы не можем носить одежду со Второй Земли. Спрячем ее здесь,  — сказал он и поднял с земли кусок сморщенной кожи.  — Надень это!
        — Ты издеваешься,  — вымолвил я.
        — Не спорь со мной, Бобби. Это защитит тебя от холода.
        — Но…
        — Никаких «но». Быстро одевайся,  — прошипел он.
        Кажется, он действительно боялся квигов. Значит, и мне есть чего опасаться. Так что я быстренько скинул с себя одежду.
        — Трусы тоже снимать?  — спросил я, отчаянно желая в душе услышать отрицательный ответ.
        — На Дендуроне белье не носят,  — усмехнулся дядя.
        Делать было нечего, и я натянул на себя одежду из кожи и меха. К одежде прилагалась пара мягких кожаных ботинок. Это хорошо, что они оказались удобными, потому что, как ты догадываешься, носки на Дендуроне тоже не носят. Вытаскивая очередную тряпку, я заметил, что под ворохом шкур что-то укрыто. Это были сани на двоих, но очень странные. Они походили на те, что используют на Аляске для собачьих упряжек. Полозья были деревянные, борта сплетены из прутьев, а впереди  — руль, выточенный из огромных рогов. Вместо сиденьев  — охапка тростника. Забавно, если бы не одна деталь  — с боков к саням были привязаны два копья. Древки их были деревянные, а наконечники  — из кованого железа, заточенные, как хирургические инструменты. К концам древков были прикреплены перья, видимо, для балансировки. Несмотря на то, что оружие было грубым и несовременным, выглядело оно устрашающе. Копья напоминали доисторические ракеты на борту бомбардировщика.
        — А где твое оружие?  — спросил я дядю.  — Разве мы не можем с его помощью защититься от квигов?
        — На этой территории нет огнестрельного оружия.  — Он серьезно поглядел на меня.  — Здесь мы можем пользоваться только тем, что предлагает сама территория. Не забывай об этом, ладно?
        — Ну хорошо… Как скажешь.
        Он что-то сунул мне в руку. Что-то маленькое, на кожаном шнурке, похожее на…
        — Это свисток,  — сказал он прежде, чем я сам догадался.  — Держи его под рукой.
        Я хотел было спросить зачем, но передумал. Оставалось лишь надеяться, что дядя Пресс знает, что делает, и с копьем управляется не хуже, чем с пистолетом. Потому что уж свистком-то мы точно не отобьемся от этих тварей, если они решат напасть на нас. Я, как и было велено, повесил свисток на грудь.
        — Ну? Готов?  — спросил дядя.
        — Нет,  — как обычно ответил я.
        Хотя, если честно, то я был готов. Шкуры были мягкими и теплыми, и в них я чувствовал себя настоящим пещерным человеком. Кое-что было мне великовато, но я подпоясался кожаной тесьмой. Новый наряд не сковывал движений, согревал и, надо признать, был очень удобен. Беспокоило лишь отсутствие нижнего белья. Мало ли что нас ждет здесь, может, придется изрядно попотеть, а талька, как я догадываюсь, на Дендуроне тоже нет.
        Дядя Пресс потащил сани к выходу из пещеры. Я помогал ему, хотя это было нелегко.
        — Когда вытащим сани на снег, прыгай и садись сзади. Я разгоню их и заскочу спереди,  — сказал он.  — И если нам повезет, мы уйдем от квигов, пока они еще не проснулись.
        — А если не повезет?  — естественно напрашивался вопрос.
        — Тогда они нас догонят, и, надеюсь, им хватит одного из своих собратьев.
        — Что-о-о?!
        Он молчал. Мы подходили к выходу из пещеры. Дядя Пресс поглядел на меня.
        — Прости, Бобби, мне очень жаль, что так получилось. Когда-нибудь ты поймешь, что все так и должно было быть.  — Он сказал это с такой горячностью, так убедительно, что я почти поверил ему. Но если он говорит правду, то у меня нет выбора, и, судя по всему, впереди меня ожидают весьма крупные неприятности.
        — Надеюсь, ты умеешь управлять этими санями?  — спросил я.
        — Главное, держись крепче,  — ответил он.
        Ничего не скажешь, дельный совет. А то ведь я бы уселся и стал махать ручкой, словно на аттракционе в Луна-парке.
        Мы вытащили сани наружу. Я снова зажмурился на секунду  — так сильно бил в глаза свет. Первое, что я увидел, когда открыл их,  — зловещие желтые камни, торчащие из снега. Камни как камни. Интересно, что страшного увидел в них дядя Пресс? Он махнул мне, чтобы я залезал в сани, а сам осторожно, стараясь не шуметь, начал толкать их вниз по склону. Для такой допотопной конструкции они двигались неплохо  — легко и бесшумно. Перед нами, на расстоянии нескольких метров друг от друга, торчали желтые камни. Я насчитал двенадцать штук. Мы подъезжали все ближе. Я взглянул на дядю. Он подмигнул мне и прижал к губам палец, напоминая, что необходимо соблюдать тишину. Несколько метров  — и мы оказались прямо посреди этих каменюк. Дядя вел сани, виртуозно обходя камни, стараясь их не задеть. Но склон становился более крутым, и мы начали набирать скорость. Я смотрел вперед, и мысли о квигах улетучились из моей головы. Нам предстояло спуститься с огромной горы по заснеженным, усыпанным валунами склонам на хлипких деревянных саночках, перетянутых кожаными ремнями. По сравнению с этим звери уже не казались такими
страшными.
        Мы отъехали уже довольно далеко от желтых камней, когда прямо перед нами снежная равнина задрожала. Оставался всего один камень, но и его хватило. Наст разломился, снег взметнулся столбом, и прямо перед нами встала огромная желтая глыба. Это был не камень, а огромный желтый рог, торчащий из спины самого отвратительного существа, которое я когда-либо видел! Вылезший из снега квиг напоминал грязно-бурого медведя, с непропорционально огромной головой и клыками, как у дикого кабана. Клыки торчали и сверху, и снизу. Острые, крепкие. На мощных лапах были когти размером с клавиши рояля. И глаза, желтые, злобные, как у диких собак в подземке, сверлили нас ненавидящим взглядом.
        Дядя Пресс объехал квига и налег на сани всем телом, чтобы разогнать их побыстрее.
        — Хватай копье!  — закричал он.
        А я, как загипнотизированный, таращился на зверя и не мог отвести от него глаз. Он поднялся на задние лапы и истошно заревел. Этот вопль, как мне показалось, мог поднять мертвого из могилы. Или разбудить остальных квигов. И точно. Позади нас снег вокруг желтых рогов начал вздыматься. Квиги просыпались от спячки.
        — Бобби, шевелись!  — крикнул дядя, заскакивая в сани. Я очнулся.
        Согнувшись в три погибели, я попытался достать копье. Это было непросто, ведь мы летели вниз по ухабам на приличной скорости. Сохранить равновесие было очень трудно. Я наклонился, пытаясь отвязать одно из двух копий.
        — Быстрее!  — Голос дяди Пресса был спокоен, но настойчив.
        Я обернулся и увидел, что позади нас в снегу шевелится уже добрая дюжина квигов. Эх, не должен был я отвлекаться! Когда я почти уже отвязал копье, сани подбросило, и копье, угодив свободным концом под полозья, выскользнуло из моих рук. Я попробовал поймать его, но было слишком поздно. Копье вмиг исчезло в снежной пыли.
        — Бери другое! Быстро!  — крикнул дядя.
        Свесившись, я тянулся ко второму копью. Схватив древко, я попытался свободной рукой отвязать его. И, наконец, оно в моих руках!
        — Есть!  — крикнул я, сжимая копье.
        Отдав копье дяде Прессу, я обернулся и увидел стаю разъяренных чудовищ, несущихся за нами. И какой вред могло нанести небольшое копье этим ошалевшим от ненависти созданиям?
        — Перебирайся сюда!  — закричал дядя.  — Будешь рулить! Старайся удерживать сани ровно.
        Я метнулся вперед и вцепился в руль-рога. Сани слушались меня отлично! Тот мастер, что их изготовил, знал свое дело. Но нашей скорости явно не хватало, чтобы уйти от квигов. Они подбирались все ближе и ближе.
        Один из них отделился от стаи и почти нагнал наши сани. Я постоянно оглядывался, чтобы знать, что происходит. Дядя меня восхищал. Он замер с копьем в руке и, прищурив глаза, наблюдал за каждым движением приближающегося квига. Словно капитан Ахаб, охотящийся на Моби Дика.
        — Ну, давай же, давай! Только подойди поближе,  — с издевкой пробормотал он.
        Квиг подбирался все ближе. Он уже готовился к прыжку, оскалив крепкие блестящие клыки, способные разорвать нас в клочья.
        — Свисти!  — закричал дядя Пресс, обернувшись ко мне.  — Давай!
        Свистеть? Зачем? Я подумал, что ослышался, но спорить не стал. Пытаясь одной рукой удержать сани, другой нащупал свисток. Зверь уже собирался схватить дядю Пресса. Наконец я справился со шнурком, высвободил свисток и дунул что было мочи. Звук, который разнесся по округе, был ни на что не похож. Квигу он не понравился. Зверь издал оглушительный рев, от которого у меня волосы встали дыбом. Свист будто бы проникал в голову квига и причинял ему сильную боль.
        И в этот момент дядя Пресс нанес удар. Он был великолепен, как олимпийский чемпион, метатель копья. Оружие точно вонзилось прямо в разинутую пасть чудовища, пробило глотку, и зверь, подняв столб снега, рухнул на землю. Кровь алым фонтаном била изо рта.
        Отвратительное зрелище! Но не такое отвратительное, как то, что я увидел потом. Квиги подлетели к своему полумертвому собрату и, вместо того чтобы догонять нас, накинулись на него и принялись разрывать своими острыми зубами и когтями. Они были похожи на обезумевших акул, которых вид и запах крови начисто лишает разума. Я до сих пор помню этот звук раздираемой плоти и омерзительное чавканье, с которым они толпились вокруг него. Не хотелось бы услышать такое еще раз. При этом зверь был жив и издавал душераздирающие вопли. К счастью, длилось это недолго.
        Я еще разок обернулся, и лучше бы я этого не делал. Один из квигов как раз оторвался от кровавой трапезы, и я увидел его морду, перепачканную теплой кровью. Он смотрел на нас. Да, теперь я понял, что имел в виду дядя, когда говорил, что квигам «хватит» одного из них.
        — Бобби, осторожно!  — закричал дядя.
        Я быстро обернулся и увидел, что мы со страшной скоростью несемся прямо на валун размером с большой автомобиль. Я с трудом вывернул руль-рога. Сани повернулись, но от такого резкого разворота их занесло, и торцом мы-таки задели камень. Ничего не случилось, и мы продолжали лететь вперед, хотя удар был так силен, что дядя Пресс упал на дно саней, а я удержался лишь потому, что изо всех сил вцепился в руль-рога. Да-да, не так-то просто сбить меня с ног! Единственная проблема состояла в том, что теперь нам нечем было отбиваться от квигов. Я потерял свисток. У нас не было ни копий, ни свистка, и если бы квиги снова начали нас преследовать, нам бы не поздоровилось. И зачем только я снял свисток с шеи?!
        Теперь мы неслись вперед со страшной скоростью. На пути стали попадаться деревья. Раньше мне приходилось маневрировать лишь среди небольших сугробов и валунов, теперь же, похоже, мы въезжали в лес.
        — Давай, теперь я буду рулить,  — сказал дядя Пресс. Он уже переполз вперед.
        Я был только счастлив передать ему управление санями.
        — Я надеюсь, у этой штуковины есть тормоза?  — спросил я его.
        — Хорошо бы, но нет,  — ответил он.
        Н-да, неутешительный ответ! Очень неутешительный! Склон этот к разряду курортных не отнесешь. А мы на полной скорости неслись к лесу. Единственное, что нас могло остановить,  — удар обо что-нибудь твердое, а такая перспектива меня не прельщала.
        — Вправо! Наклонись вправо!  — крикнул дядя Пресс.
        Мы дружно наклонились вправо и объехали дерево.
        — Слушай, что я говорю. И смотри, куда едем. Наклоняйся в ту сторону, в которую я рулю. Теперь левее!
        Это было похоже на езду на мотоцикле, когда для того, чтобы повернуть, приходится помогать всем корпусом. С той лишь разницей, что мотоцикл имеет тормоза, а мы на всех парах неслись через лес, как через минное поле, не имея возможности сбавить скорость. Влево-вправо, влево-вправо. Мы огибали деревья, делая минимальные виражи, чтобы сэкономить время. Скорость была такая, что слушать команды дяди Пресса я уже не успевал. Приходилось смотреть вперед и надеяться на свое чутье. Деревья проносились так близко, что иногда ветви хлестали нас по лицам. Лес становился все более густым.
        — Держись крепче!  — прокричал дядя Пресс.  — Впереди вроде бы поменьше деревьев! Я резко разверну сани вправо, и мы выпрыгнем.
        Да уж, звучит обнадеживающе! Надеюсь, катясь кубарем, мы не наткнемся на какое-нибудь дерево и не разобьем себе головы!
        — Когда я буду поворачивать, наклонись вправо!  — крикнул дядя.  — Мы почти на поляне!
        Я увидел ее. Между деревьев виднелась небольшая, засыпанная снегом лужайка. Но до нее нужно было еще доехать, причем среди часто растущих деревьев и на огромной скорости. Влево, еще влево, теперь вправо. Еще несколько поворотов, и мы вылетим на поляну.
        — Прыгать?!  — заорал я.
        Но мы не успели. Одно из полозьев наткнулось на торчащий из снега обледеневший корень, и сани потеряли управление. Завалившись на бок, мы летели навстречу огромному, одиноко стоящему тису. Удар был ужасный. Кажется, на несколько секунд я потерял сознание, но в санях удержался. А вот дяде повезло меньше  — его выбросило.
        Я продолжал нестись в санях. Они теперь снова встали на оба полоза и ехали ровно, но я лежал на спине и не мог дотянуться до руля. Поляна была уже в нескольких метрах. В этот момент сани наехали на что-то и взмыли, как с трамплина. Я почувствовал, что лечу. Если и выпрыгивать, то сейчас. Так я и сделал. Сани полетели в одну сторону, я  — в другую. После короткого полета я упал. Снега тут было уже мало, так что вместо приятного пушистого сугроба я ударился головой о землю так, что потемнело в глазах. Я не мог дышать.
        Не знаю, сколько времени я пролежал без движения в полуобморочном состоянии, но постепенно до моего слуха стали доноситься какие-то звуки, похожие на рокот, который очень быстро приближался. Промелькнула мысль, что квиги наконец-то настигли нас и сейчас примутся с увлечением рвать меня на части. Но этот звук напоминал скорее топот копыт. Лошади?
        И тут я услышал голос дяди Пресса:
        — Бобби! Бобби, ты меня слышишь? Не двигайся, оставайся на месте! Милаго тебя найдут и помогут!
        Что он имел в виду? И кто такие Милаго? Ну да ладно, поживем  — увидим. Я перевернулся на бок и застонал от боли. Видимо, при падении я сломал пару ребер. Я не стал подниматься на ноги, даже если бы и был в состоянии,  — у меня не было никакого желания делать это. Голова раскалывалась, и все плыло перед глазами, но, несмотря на это, я пополз на голос дяди Пресса. Ползти пришлось в горку, на которой подпрыгнули сани, и, добравшись до вершины, я увидел дядю Пресса, стоящего на краю поляны, совсем недалеко от меня. Он был в порядке. По крайней мере, выглядел он гораздо лучше, чем я себя чувствовал.
        А с другого края поляны показались всадники на лошадях. Это их топот я слышал. Их было четверо, и они напоминали средневековых рыцарей. Черная тяжелая броня из кожи, кожаные шлемы, украшенные металлическими пластинами. Даже кони их были защищены доспехами. А еще у них были мечи. Вся эта одежда казалась мне какой-то униформой, а сами они  — рыцарями Круглого Стола. Они окружили дядю Пресса.
        Тот уставился на них с дружеской улыбкой и сказал:
        — Салют! Как дела? Погода нынче стоит замечательная…
        Мы находились не в Америке. И даже не на Земле. С чего бы этим парням знать английский язык?
        — Буто! Буто ага форден!  — хрипло прокричал один из всадников. Ну, точно. Не говорят они по-английски.
        — Нет,  — ответил дядя Пресс.  — Я тут на кроликов охочусь. Детям кушать нечего, понимаете?
        — Соба боард фью,  — пролаял всадник.
        Потрясающе! Наездники говорили на каком-то тарабарском языке, дядя  — на английском, и все отлично понимали друг друга! Один я ничего не мог сообразить. Впрочем, это уже становится привычным.
        Первый рыцарь ткнул в дядю Пресса пальцем и закричал:
        — Буто! Буто ага форден ка дар!
        Ох, не понравился мне его тон! Уж не знаю, что там значит это «буто», но явно ничего хорошего. Дядя Пресс с невинной улыбкой развел руками, словно не понимал, о чем они толкуют.
        — Нет,  — сказал он.  — Никакой я не шпион. Зачем мне шпионить за Каган? Я  — бедный шахтер, добываю тут пропитание для своего семейства.
        Шпион? Шахтер? Каган? В голове начало что-то болезненно пульсировать. И тут случилось самое страшное. Один из рыцарей отстегнул от седла кожаный кнут и стегнул им дядю Пресса по рукам. Кнутовище щелкнуло и обвилось вокруг его кистей, затянувшись в узел! Дядя вскрикнул от боли, а всадник, дернув за веревку, подтащил его к своим ногам.
        Я попробовал было подняться и помочь дяде, но меня пронзила такая боль, что я тут же рухнул на землю. У меня перехватило дыхание, закружилась голова. Казалось, еще секунда  — и я потеряю сознание. Но я неотрывно смотрел на дядю Пресса и ждал, что же будет дальше. Двое других рыцарей накинули на него веревку, будто лассо на шею лошади, пришпорили лошадей и, вздымая тучи снега, унеслись прочь, волоча за собой моего дядю!
        Это последнее, что я видел  — хохочущие черные всадники, лошади, дядя Пресс, опутанный веревками… Они скрылись в лесу. Голова кружилась все больше. Я чувствовал, что сознание ускользает от меня. Последняя мысль, которая посетила меня, была такая: всего несколько часов назад я стоял на кухне и кидал Марли теннисный мяч. Надеюсь, с Марли кто-нибудь погуляет.
        В глазах у меня потемнело, и я отключился.
        Конец журнала № 1

        Вторая Земля

        Марк Даймонд с волнением наблюдал, как Кортни читает пергамент, сидя на своем рюкзаке прямо на пустыре, оставшемся от дома два по Линден Плас. Он нервничал и хотел, чтобы она читала быстрее, надеясь, что, прочитав эти записи, Кортни скажет ему, что беспокоиться не о чем. Но больше всего на свете Марк хотел обернуться и увидеть, что дом Бобби стоит на своем прежнем месте, как ни в чем не бывало. Кортни читала, не спеша, а когда наконец закончила, с любопытством взглянула на Марка.
        — Где ты взял это?  — спросила она спокойно.
        Марк порылся в карманах и вытащил колечко с серым камешком. После случившегося в туалете он ни за что не рискнул бы еще раз надеть кольцо на палец.
        — Это все кольцо,  — сказал он, осторожно протягивая колечко Кортни.  — Оно было живое. От него исходило сияние, оно ширилось и ширилось и, наконец, открыло проход, из которого доносились какие-то звуки. А потом на том самом месте появился свиток и… все.
        Кортни смотрела то на кольцо, то на свиток. Марку даже показалось, что он слышит, как скрипят ее мозги, когда она пытается сообразить что к чему. Наконец она очнулась от задумчивости и резко отшвырнула страницы в сторону.
        — Ну, все. С меня достаточно,  — сказала она насмешливо.
        — Эй!  — завопил Марк и кинулся подбирать листки.
        Ветерок разметал страницы по пустырю, и Марку пришлось попотеть, чтобы все собрать.
        — Вы что, ребята, полной дурой меня считаете?  — кричала Кортни.  — А?
        — Н-нет! Н-ничего подобного!  — Марк снова начал заикаться.
        — Скажи Бобби, что я не настолько тупа, чтобы поддаваться на такие провокации!
        — Н-но…
        — Представляю! Я, вся такая взволнованная, бегаю и ору на каждом углу, что Бобби проник в другое измерение через какой-то межгалактический тоннель и, спасая свою жизнь, удрал от инопланетных монстров! И именно поэтому он не явился на игру. И что, видимо, следующую игру он тоже пропустит, потому что должен будет спасти своего дядю, похищенного черными рыцарями!
        — Ну… Д-да…
        — Ну да! Конечно же!  — орала Кортни.  — А потом в самый непредвиденный момент откуда-нибудь появится Бобби и будет большой сюрприз! Особенно для меня! И я должна буду переехать в другой штат, потому что в этом мне не дадут забыть о том, что я попалась на самый идиотский на свете розыгрыш! Ну уж нет!  — Она схватила рюкзак с явным намерением уйти.
        — Кортни, стой!  — закричал Марк.
        Кортни обернулась и бросила на Марка взгляд, исполненный презрения. Когда такая девушка, как Кортни, бросает на вас такой взгляд, вам хочется одного  — выкопать могилу и похоронить себя в ней на веки вечные. Марку пришлось собрать все силы, чтобы спокойно, не заикаясь, произнести:
        — Мне тоже сложно в это поверить, Кортни. Но это не розыгрыш. Уж не знаю, все ли правда в этих записях, но в последнее время случилось много такого, чего я не в состоянии объяснить. Я пытался, клянусь, но не могу я дать объяснения некоторым вещам. И этого достаточно для того, чтобы я поверил, что с Бобби тоже творится что-то неладное.
        Кортни не двигалась. Она начала верить? Или просто ждала, когда Марк закончит, чтобы сообщить ему, что он полный идиот, чему она, впрочем, не удивляется? Марк решил не задумываться над этим и продолжил, пока она его хотя бы слушала:
        — Я знаю, это трудно проглотить. Но если это все лишь большой дурацкий розыгрыш, то где же дом Бобби?
        Кортни перевела взгляд на пустырь. Интересно, о чем она сейчас думает? Может, вспоминает, что только вчера пришла сюда, вошла в дом и поцеловалась с Бобби Пендрагоном?
        — Кортни, я боюсь,  — продолжил Марк.  — Мне очень хочется знать, что же все-таки произошло, но, думаю, одному мне этого не выяснить.
        Кортни в упор посмотрела на Марка, будто стараясь прочитать его мысли. Потом прошла мимо него и остановилась посередине пустыря, медленно повернулась на триста шестьдесят градусов, обводя все вокруг недоуменным взглядом. Никаких признаков того, что всего двенадцать часов назад здесь стоял дом, в котором жила семья из четырех человек и собака. Кортни, которая привыкла всегда быть первой  — в спортивном соревновании или в споре с родителями; Кортни, которая всегда представляла, как выйти из сложной ситуации, сейчас была растеряна, потому что не знала правил, по которым судьба с ней играет. Пока не знала.
        — Ну ладно,  — глубокомысленно промолвила она.  — Мы сойдем с ума, если попытаемся разрешить эту головоломку. Многовато загадок для одного раза,  — она то ли тихо обращалась к Марку, то ли рассуждала сама с собой.  — Никогда в жизни не слышала ни о квигах, ни о Странниках, ни о кораллах…
        — Каналах,  — поправил ее Марк.
        — Неважно,  — небрежно бросила Кортни.  — Это все похоже на бабушкины сказки. Но этот исчезнувший дом… Это реальность, как и тот факт, что недавно дом стоял на этом самом месте. Если мы выясним, куда он делся, то, может, узнаем, куда исчез Бобби.
        Впервые за долгое время Марк улыбнулся. У него появилась союзница, и теперь она готова действовать вместе с ним. Она-то уж точно знает, что делать!
        — С чего начнем?  — спросил он.
        Кортни быстро зашагала по улице. Лицо девушки выражало решительность и целеустремленность.
        — Надо найти его родителей. Не может быть, чтобы и они тоже исчезли.
        — Точно!  — воскликнул Марк.
        Они торопливо шли по улице. Внезапно Кортни остановилась, развернулась и направилась к Марку.
        — Слушай, Даймонд,  — она ткнула его в грудь пальчиком,  — если ты все-таки меня разыгрываешь, я отвешу тебе такого пинка, что твой подбородок уткнется в ботинки.
        — Заметано,  — вздохнул Марк.
        Кортни зашагала дальше, а Марк семенил за ней, на ходу заталкивая листки пергамента в рюкзак. Перед тем как свернуть за угол, он бросил последний взгляд на то место, где недавно стоял дом его друга. Марк понимал, почему Кортни до сих пор не доверяет ему. Да, конечно, эта история была настолько невероятна, что верилось в нее с трудом. Даже несмотря на то, что кое-что оказалось правдой, например, поцелуй Кортни и Бобби. Остальное было просто невероятно, и таинственно. Нигде на страницах своего журнала Бобби не упоминает о том, что его дом исчез. Судя по дневнику, дом был на месте, когда они с дядей Прессом умчались на мотоцикле. Он исчез позже, и Бобби об этом ничего не знал. Марк очень надеялся, что если они выяснят, что случилось с домом Пендрагонов, то разберутся и с тем, что произошло с Бобби.
        Еще одна мысль не давала Марку покоя. Он не знал, правильно ли поступил, рассказав Кортни про кольцо и показав дневник, ведь адресован он был ему, Марку. Если Бобби действительно на другой планете и с ним происходят невероятные вещи, то почему он тратит драгоценное время на то, чтобы записывать все происходящее и отправлять записи ему? Бобби прямо говорит о своей надежде на то, что когда-нибудь дневник докажет, что все случившееся  — правда. Но этого объяснения было недостаточно. Марк чувствовал, что есть гораздо более важная причина, по которой он должен узнать до конца, каким образом Бобби вляпался в это приключение.
        А пока он был доволен тем, что у него есть план действий, который, как он надеялся, должен помочь им с Кортни распутать эту странную историю. Логика подсказывала, что нужно найти родителей Бобби и узнать у них, что случилось с домом. С этой вселяющей надежду мыслью Марк рванул вслед за Кортни. Они оба были уверены, что скоро получат ответы на вопросы, и жизнь возвратится в свое нормальное русло уже на следующий день.
        Знали бы ребята, как далеки они от истины!
        Сперва они отправились домой к Марку, справедливо рассудив, что проще отыскать родителей Бобби по телефону, а не мотаясь по всему городу на великах или автобусах. Марк жил в полукилометре от дома Бобби. Точнее, от того места, где раньше был дом Бобби. Эх, знал бы Марк, отправляясь утром в школу, что в этот день несравненная Кортни Четвинд посетит его комнату! Это было так же невероятно, как… как путешествие его лучшего друга сквозь Вселенную.
        — Подожди здесь,  — сказал он и быстро захлопнул дверь комнаты прямо перед носом Кортни.
        Марк обвел взглядом свою комнату, и ноги его чуть не подкосились. Он даже не знал, что тут ужаснее: грязное белье и носки, разбросанные повсюду; или плакат с изображением мультяшного супергероя, который он так и не удосужился снять; или фотография красотки в бикини, демонстрирующей свои формы,  — он только-только повесил ее над столом; или же разлившаяся в воздухе вонь, от которой щипало в носу. Марк кинулся к окну и распахнул его во всю ширину, затем схватил в охапку грязные носки и запихал их под подушку, лежащую на кровати, тоже, кстати, неубранной.
        Но тут дверь распахнулась, и в комнату вошла Кортни.
        — Слушай, у меня есть два старших брата, так что меня не удивишь…  — Она осеклась и обвела взглядом комнату.
        Марк застыл на месте, сжимая в руках ворох серых носков, которые, видимо, в прошлой жизни были белыми. Кортни потянула носом воздух и скривилась.
        — Я была не права. Пожалуй, тебе все-таки удалось меня поразить,  — сказала она.  — Здесь кто-то сдох?
        — Из-звини,  — промямлил Марк.  — Сейчас проветрится.
        — Тут свежий воздух не поможет,  — беспощадно заявила Кортни.  — Тут дезинфекцию проводить надо. Немедленно открой еще одно окно, иначе я задохнусь.
        Марк быстренько вышвырнул в окно свои позорные серые носки и метнулся открывать раму. Кортни рассматривала комнату. Взгляд ее задержался на двух плакатах. На одном из них горделиво подбоченился герой одного из популярных мультиков, с другого призывно улыбалась девица в символической одежде, всем своим видом показывая, как ей замечательно загорать на берегу моря.
        — Видимо, детство в тебе вовсю борется с половым созреванием,  — изрекла Кортни.
        Марк метнулся к Кортни и загородил спиной плакаты.
        — Может, не будем отвлекаться от главного дела?  — спросил он.
        Кортни тут же поняла намек. Сейчас не время издеваться над Марком. Она села за стол, и Марк быстро смел с него модель самолета F-117, которую он недавно склеивал.
        — Телефонную книгу,  — деловито скомандовала Кортни.
        Вот и все дела. Коротко и ясно. Марк ушел за справочником. Кортни нашла клочок бумаги и в поисках ручки открыла ящик стола. Эх, зря она это сделала!
        — А я разгадала одну загадку,  — объявила она.
        — Какую?  — Марк с надеждой вскинул на нее глаза. Кортни выдвинула ящик и извлекла оттуда нечто, напоминающее сгусток желтого ила.
        — Теперь я знаю, почему здесь воняет, как в протухшем ботинке.  — Она протянула Марку кусок заплесневелого сыра с таким отвращением на лице, словно это было какое-то бактериологическое оружие. В общем, так оно, наверное, и было.
        — О! Я как раз его искал!  — воскликнул Марк и схватил сыр.
        Кортни вздохнула и взяла телефонную книгу. Они намеревались позвонить родителям Бобби на работу. Мистер Пендрагон был корреспондентом в местной газете, а миссис Пендрагон работала в городской библиотеке. Кортни нашла номера телефонов и позвонила обоим. И оба раза получила тревожные ответы. Ни отец Бобби, ни его мать не появлялись сегодня на работе, причем не предупредили об этом своих коллег. Это очень обеспокоило ребят. Тогда Кортни набрала телефон городской школы, где в третьем классе училась Шэнон, младшая сестренка Бобби. Шэнон не было в школе в этот день. Положив трубку, Кортни медленно закрыла телефонный справочник и встревоженно взглянула на Марка.
        — Их нет,  — серьезно сказала она.
        Марк схватил телефонную трубку.
        — Куда ты звонишь?
        — Домой Бобби.
        Автоответчик на другом конце линии ответил ему, что данный номер не обслуживается телефонной станцией. Марк в сердцах швырнул трубку.
        — Но этого не может быть!  — закричал он.  — Я же только вчера ему звонил! Не может целое семейство исчезнуть просто так!
        Кортни открыла справочник на букве П и, водя пальчиком, принялась искать фамилию Пендрагон. Проверив несколько раз, она объявила:
        — Нет. В этом телефонном справочнике их фамилия не указана.
        Марк выхватил у нее книгу и стал смотреть сам. Она была права. Фамилия Пендрагон в списках не значилось.
        — Может, их телефонный номер не внесен в книгу?  — спросила Кортни.
        — Внесен,  — не раздумывая ответил Марк. Казалось, что это расстраивает его больше всего.  — И знаешь что? Мы с Бобби просматривали этот справочник в прошлом году, и я возле фамилии Пендрагон написал: «Бобби осел». Знаю, глупо. И тем не менее я это написал. А сейчас надпись исчезла. Она не с-стерта, ее не выдрали, она просто исч-чезла, будто ее вообще н-не было!
        Ситуация вышла из-под контроля. Исчезла целая семья, и тут можно было сделать только одно  — обратиться в полицию. По телефону ребятам объясняться не хотелось, поэтому они вышли из дома и отправились в полицейское управление Стоуни Брук.
        Стоуни Брук  — это маленький городишко в штате Коннектикут. Центром преступной деятельности он никогда не был. Иной раз полицейским приходилось разнимать драку или расследовать грабеж, но в основном они занимались регулированием уличного движения да следили, чтобы собаки выгуливались в специально отведенных для этого местах.
        Шагая в полицейский участок, Кортни и Марк не совсем хорошо представляли себе, о чем они там будут говорить, поэтому решили придерживаться фактов, которые можно легко проверить. Например, что исчезла семья, а вмести с ней и дом. А показывать им дневник Бобби  — это уж слишком для начала.
        Они беседовали с полицейским, сидящим за большим столом. Звали полицейского сержант Д’Анджело. Разговаривала Кортни, потому что Марк слишком нервничал. Она объяснила, что Бобби не явился вчера вечером на важную игру и не появился сегодня в школе, что дом, где жил Бобби со своими родителями, исчез, что ни один из членов семьи Пендрагон не появился там, где должен был появиться. Сержант Д’Анджело внимательно слушал все, что говорила Кортни, и делал пометки в своем блокноте. У Кортни складывалось впечатление, будто сержант не верит ни единому ее слову и слушает ее лишь потому, что обязан. Закончив писать, он встал и подошел к компьютеру, стоявшему на другом столе, пробежался пальцами по клавиатуре, внимательно взглянул на экран и обернулся. Им показалось, что лицо у него было недовольное. Наконец он встал и подошел к ребятам.
        — Слушайте, детки,  — нахмурившись, сказал он.  — Уж не знаю, чего вы от меня хотите, но вы впустую тратите мое время и деньги налогоплательщиков.
        Марк и Кортни ошарашенно уставились на сержанта.
        — Что вы имеете в виду?  — спросила Кортни.  — Вы что, плохо слышите? Исчезла целая семья! Или нашу полицию это не волнует?
        Сержанта Д’Анджело это не впечатлило.
        — Пендрагон, правильно? Улица Линден Плас, два?  — спросил он.
        — П-правильно,  — запинаясь, ответил Марк.
        — Я только что просмотрел базу адресов нашего города,  — внушительно сказал сержант.  — В Стоуни Брук нет семьи с такой фамилией. На улице Линден Плас, два нет и никогда не было дома. Так что вы, ребята, или дурака тут валяете, или говорите о семействе призраков. А призраками мы не занимаемся.
        С этими словами он порвал свои записи на клочки и выкинул их в мусорное ведро.
        Кортни побледнела, как полотно. Казалось, она была готова броситься на наглого сержанта, схватить его за ворот рубашки и тащить в школу, где каждый знал Бобби.
        Марк ощутил, как кольцо у него в кармане начало пульсировать.
        Тут же его сердце подпрыгнуло, готовое выскочить из груди.
        Кортни нависла над столом сержанта Д’Анджело и зло бросила:
        — Мне плевать, что говорит ваш компьютер. Я знаю этих людей. Бобби  — мой…
        Марк схватил руку Кортни и сжал ее с такой силой, что девушка осеклась.
        — Нам пора,  — выдавил из себя Марк.
        Кольцо пульсировало все сильнее.
        — Никуда я не пойду,  — возмутилась Кортни.
        — Кортни! Давай уйдем,  — Марк так выразительно взглянул на нее, что она догадалась  — лучше не возражать. Кортни понятия не имела, что случилось, но серьезность Марка ее насторожила. Марк тащил ее к выходу, но прежде, чем уйти, она должна была сказать последнее слово.
        — Я еще вернусь!  — воскликнула она.  — И лучше молитесь, чтобы с этими людьми ничего не случилось, не то их проблемы обрушатся на вашу голову!
        Марк утащил ее за собой, и сержант Д’Анджело остался один. Он фыркнул, тряхнул головой и вернулся к чтению газеты.
        Марк тащил Кортни за собой подальше от главной улицы. Они свернули в тихий переулок. Хотя Кортни была сильнее, она не сопротивлялась.
        — Да в чем дело-то?  — спросила она.
        Марк сунул руку в карман и вытащил кольцо.
        — Вот,  — только и сумел сказать он.
        Камень уже стал прозрачным, и лучи солнечного света играли на его гранях. Марк положил кольцо на тротуар и отошел на несколько шагов. Кольцо двигалось и росло.
        — Боже мой!  — ошеломленно ахнула Кортни.
        Внутри кольца ширилась черная дыра, темный и таинственный путь, ведущий неизвестно куда. Издалека, из мрака глубины, доносились звуки музыки. Камешек так сверкал и переливался, что Марк и Кортни были вынуждены зажмуриться, чтобы не ослепнуть. Музыка звучала все громче. И тут камень вспыхнул последний раз, и все стихло. Ни света, ни музыки.
        — Это оно?  — спросила Кортни.
        Марк боязливо подошел к кольцу. Оно лежало на том же месте, где он его оставил, и стало совсем обычным. Но рядом с кольцом кое-что лежало. Это был свиток бумаги, перетянутый кожаным шнурком. Марк нагнулся, осторожно поднял его и повернулся к Кортни.
        — Почту доставили,  — только и смог сказать он.

        Журнал № 2
        ДЕНДУРОН

        Завтра дядя Пресс умрет. Марк, знал бы ты, сколько всего случилось с того момента, как я писал тебе в последний раз. События были странными, непонятными, зловещими, а иногда даже немного забавными. Но главная беда, Марк, в том, что завтра должны казнить дядю Пресса.
        Сейчас я сижу в маленькой пещере метрах в двухстах под землей, и лишь пламя свечи освещает мое убежище. Электричества нет. Вокруг лишь камни  — тонны и тонны черных камней, которые, кажется, в любой момент могут обрушиться на меня и похоронить в этой пещере на веки вечные. Хотя надо выбросить эти мысли из головы, потому что пещера вроде не собирается рушиться. Я здесь в безопасности, по крайней мере, пока. А вот дяде Прессу действительно не повезло.
        Я пишу тебе об этом, Марк, потому что мне нужна твоя помощь. Хочу попросить тебя кое о чем. Это очень опасно, и при обычных обстоятельствах я бы ни за что не осмелился обратиться к тебе. Но лишь с твоей помощью я смогу спасти дядю Пресса. Я пойму, если ты откажешься, но я хочу, чтобы ты знал, что случилось после того, как дядю похитили всадники, а ты сам решай, помогать мне или нет.
        Итак, в прошлом письме я остановился на том, что дядю Пресса уволокли рыцари Каган, а я потерял сознание. Марк, а ты когда-нибудь отключался или терял сознание? Это странное состояние, совсем не похожее на сон. Например, засыпая, никогда точно не знаешь, в какой момент уже спишь, а в какой  — еще бодрствуешь. Вроде и не спишь еще, в голове носятся размытые образы  — то ли фантазии, то ли воспоминания, а в следующий момент уже пора просыпаться. А вот когда теряешь сознание, ты чувствуешь момент, когда оно уплывает. Очень неприятные ощущения. Но и очухиваться потом не намного лучше: ты еще не совсем понимаешь, где находишься и что происходит, как вдруг чья-то рука решительно выдергивает тебя назад, в реальный мир. Очень неприятное ощущение.
        После того как сознание вернулось ко мне, я не имел представления, где нахожусь и что происходит. Едва открыв глаза, я увидел лицо. Лицо девушки. Сначала я подумал, что это Кортни. Но, пошевелив извилинами, я пришел к выводу, что это не она. На Кортни эта девушка совсем не была похожа. Она была совершенна. (Стоп! Звучит как-то нехорошо… Я не хочу сказать, что Кортни не совершенство, но, в общем, они разные, понимаешь?) Она была примерно моего возраста, может, чуть постарше. Кожа у нее была смуглая, а глаза  — такие темные, что казались черными. Темная, тугая коса заканчивалась где-то на уровне талии. Она носила такие же причудливые кожаные одежды, как и те, что дядя Пресс напялил на меня чуть раньше, да только смотрелись они на ней гораздо лучше, потому что фигурка у нее была  — загляденье. Ни капли жира, сплошные мускулы. Ей бы на Олимпийских играх выступать. Кроме того, девушка была высокая, чуть выше меня. Если бы мы находились на Земле, я бы предположил, что у нее африканские корни. Да только мы не на Земле.
        Я молча пялился на нее, лежа на спине, а она спокойно глядела на меня. Лицо ее ничего не выражало. Я даже не мог понять, рада ли она, что я очухался, или же собирается доделать работу, начатую квигами, и прикончить меня раз и навсегда. Еще несколько минут мы смотрели друг на друга, и, наконец, сглотнув, я просипел:
        — Где я?  — Ноль баллов за оригинальность, но мне же нужно было знать.
        Девушка не ответила. Молча она подошла к плоскому камню, на котором были расставлены какие-то деревянные чаши, взяла одну из них и протянула мне. Я не торопился брать ее. Кто знает  — может, это яд? А, может, кровь? Или какая-нибудь дрянь, которая для местных является деликатесом?
        — Это вода,  — спокойно сказала девушка.
        О! Это другое дело! Я взял чашу. Пить хотелось ужасно. Девушка отошла и, сложив руки, встала у двери. Посмотрев по сторонам, я понял, что нахожусь в какой-то хижине, не очень большой  — едва ли больше, чем гостиная у нас дома. Жилище представляло собой одну-единственную комнату с шестью стенами. Шестиугольник. Стены были сложены из камней, скрепленных чем-то вроде вязкой грязи. Несколько отверстий в стенах служили окнами, одно, большое, дверью. Потолок к центру хижины повышался, крыша была сделана из сплетенных прутьев. Пол  — земляной, но настолько утоптанный, что мог сойти за бетон. Я лежал на низкой скамье, сделанной из грубо отесанных бревен. Скамью покрывала циновка, и, в общем, было довольно удобно, но провести всю ночь на таком ложе мне бы не хотелось. По всей хижине рядами стояли точно такие же лежанки. Вероятно, я находился в местной больнице. После всех событий я оказался на больничной койке! Не удивительно!
        У меня складывалось впечатление, что я перенесся назад во времени и попал в эпоху, когда люди обустраивали свой быт тем, что под руки подвернется, и, как это ни прискорбно, не заботились о личной гигиене. Ах да, забыл упомянуть, что в хижине смердело, как в хлеву. Мне даже подумалось, действительно ли стены обмазаны грязью? Или это кое-что настолько омерзительное, что меня бы вывернуло наизнанку, узнай я о происхождении этого вещества?
        Я взглянул на эту красивую девушку. Кто она? Друг? Враг? А может, охранница, верно служащая черным всадникам, утащившим дядю Пресса? Миллионы мыслей роились в моей голове, но одна особенно не давала мне покоя. Мне очень хотелось в туалет.
        Последний раз туалет был в моем распоряжении незадолго до прихода Кортни ко мне домой. Господи, как давно это было! Миллион лет назад! По крайней мере, очень давно, судя по ощущениям внизу живота. Чтобы не обмочить штаны, я приподнялся и сказал:
        — Эй! Мне надо…
        Только я пошевелился, как девушка тут же приняла боевую стойку. Из-за спины она стремительно выхватила деревянный шест, длинный и отполированный до блеска ладонями. Им явно часто пользовались. Девушка крепко ухватила шест обеими руками, оба конца палки были перепачканы чем-то черным. Мне даже не хотелось гадать  — чем именно. Но больше всего пугали ее глаза  — невыразительные, мертвые, они видели перед собой лишь цель, а целью этой посчастливилось быть мне.
        Я замер. Выйти нельзя ни в коем случае  — она ударит меня быстрее, чем мои ноги коснутся пола. Мне вообще расхотелось шевелиться, чтобы случайно не разозлить ее. Мы смотрели друг на друга, ожидая, кто сделает первый шаг. Я точно знал, что это буду не я. Но если бы она сделала хоть движение в мою сторону, я бы тут же бросился из окна вперед головой.
        И тут снаружи раздался голос:
        — Буз обсес вус сага!
        Уж не знаю, правильно ли я записал, но звучало это примерно так. В дверь вошла женщина в кожаном наряде. Видимо, эта одежда была здесь очень распространена. Женщина была копией девчонки, только старше. И, несмотря на ее грозный вид, что-то в ней было такое, что заставило меня поверить в благополучный исход ситуации. Ее глаза вселили в меня надежду. Они лучились добротой. Когда она смотрела на меня, мне казалось, что все будет хорошо. Ее лицо показалось мне знакомым. Где я мог видеть эту женщину? Я не мог вспомнить, как ни старался.
        Женщина строго взглянула на девчонку, и та неохотно выпустила оружие из рук. Уф! Самое страшное позади.
        — Прости мою дочь,  — обратилась ко мне женщина.  — Иной раз она слишком усердствует.
        Что-то новенькое! Оказывается, это семейная команда. А чему тут удивляться? Они же похожи как две капли воды. Интересно, как выглядит отец девушки? Вероятно, он тоже где-нибудь поблизости. Я все еще не понял, могу я двигаться или лучше с этим повременить. Женщина казалась дружелюбной, но после того, что я пережил, доверять ей вот так сразу я не имел права. Она подошла ко мне, опустилась на колени рядом со скамьей и, одарив меня доброй чарующей улыбкой, сказала:
        — Меня зовут Оза. А это  — моя дочь Лура.
        — Я… Я  — Бобби. И я нездешний,  — пробормотал я.
        — Мы сами не отсюда,  — улыбнулась Оза.  — И мы знаем, кто ты такой, Пендрагон. Мы ждали тебя.
        Ого! Она знала, кто я такой! Миллион мыслей, доселе роившихся в моей бедной голове, а заодно и та, самая главная, мигом улетучились. Если они знали, кто я такой, то почему девчонка-амазонка собиралась раскроить мне череп своей дубиной? Наверное, лучше не спрашивать. Мне совершенно не хотелось бесить Луру. Ей ничего не стоит снова вытащить свою палку и начать ею размахивать у меня перед носом, выкрикивая непонятные слова.
        — Откуда вы меня знаете?  — спросил я.
        — От Пресса, конечно,  — ответила Оза.  — Он уже давно рассказывает нам о тебе.
        Точно! Я вспомнил, где видел эту женщину  — дядя Пресс приводил ее к нам домой! Я еще тогда отметил, что она очень красива и все время таинственно молчит. Теперь тайна раскрыта  — она друг дяди Пресса! Меня вдруг пронзила страшная мысль. Как я мог забыть?! Мы тут разговариваем, а дядя Пресс в опасности! По крайней мере, мне так кажется. Те парни на конях, которые его заарканили и уволокли с собой, не похожи на его приятелей. Меня аж в жар бросило.
        — Он в опасности!  — выпалил я и рывком сел.
        Зря я это сделал. После нашей прогулки на санях все мое тело представляло собой огромный разноцветный синяк. Волна боли захлестнула меня, словно… ну, словно это Лура от души огрела меня своим шестом. Такое впечатление, будто все ребра переломаны! Боль была такая сильная, что у меня перехватило дыхание, закружилась голова. Оза быстро подхватила меня и осторожно опустила на скамью.
        — Все в порядке,  — успокаивающе сказала она,  — боль скоро пройдет.
        Откуда ей это знать? Может быть, она имела в виду, что я скоро умру? Конечно, что еще, кроме смерти, способно прекратить эти мучения? Но то, что произошло вслед за этим, было так же удивительно, как и все тут происходящее. Я дышал часто и неглубоко, потому что дышать во всю силу было очень больно. Оза положила руку мне на грудь, посмотрела мне в глаза. Клянусь, Марк, у меня было такое впечатление, будто я таю.
        — Расслабься,  — ласково говорила она.  — Дыши спокойно.
        Я попытался. Вскоре мое сердце перестало бешено стучать, и я смог вздохнуть свободно. Но самое потрясающее заключалось в том, что боль ушла! Клянусь! Еще секунду назад мне было так больно, что я не мог даже вскрикнуть, а теперь все прошло. Совершенно!
        Оза убрала руку и вопросительно взглянула на Луру. Та была безучастна. На нее это не произвело особого впечатления. Зато я был в восторге! Это было потрясающе!
        — Как вы это сделали?  — спросил я, ощупывая свои ребра.
        — Что именно?  — невинно осведомилась Оза.
        — Вы шутите?  — воскликнул я.  — Ребра! Я помирал от боли, а стоило вам лишь дотронуться до меня, как боль ушла.
        Оза дала мне выговориться и сказала:
        — Твои травмы были не так серьезны, как ты думал.
        — Ну да, конечно.  — Я осторожно пошевелил плечами.  — Я-то знаю, что такое боль, особенно, если она моя.
        Тут Лура решила присоединиться к нашему разговору.
        — Мы тратим время впустую,  — раздраженно объявила она.  — Пресс в плену у Каган.
        Не очень-то мне понравился ее тон, но она была права.
        — А кто такой этот Каган?  — поинтересовался я.
        — Тебе еще очень многое предстоит узнать,  — ответила Оза.  — Пресс должен был обучить тебя, но до тех пор, пока он не вернется, эту задачу буду выполнять я. Пойдем.  — Она подошла к отверстию в стене, служившему им дверью, и встала рядом с дочерью.
        Они обе смотрели на меня, видимо, ожидая, что я последую за ними. Я поднялся, готовясь к тому, что боль в ушибленных ребрах снова заставит меня рухнуть на кровать. Но ничего не произошло. Я с опаской посмотрел на Луру. Не хватается ли она за свое оружие? Но, нет, она спокойно стояла рядом с матерью. Ну что ж, пока все не так уж плохо.
        — Мы должны найти дядю Пресса, да?  — спросил я.
        — Да. Но сначала ты должен узнать кое-что о Дендуроне.
        Дендурон… Так-так. Дендурон  — это то самое место, где я сейчас нахожусь. И чем больше я узнаю об этом месте, тем меньше оно мне нравится. Но выбора у меня не было, и я двинулся за ними. Но тут я вспомнил об одной очень важной вещи.
        — Мне бы… Н-ну… Надо… Вы понимаете, я…
        — Тебе туда,  — холодно сказала Лура и ткнула пальцем в угол комнаты, отделенный от остального помещения маленькой перегородкой.
        — Большое спасибо!  — ответил я и поспешил в спасительный уголок.
        Заглянув за ширму, я понял две вещи. Во-первых, эти люди не имели представления о канализации. Туалет представлял собой яму в полу, обложенную камнями. О комфорте говорить не приходилось. И, во-вторых, теперь было ясно, почему в помещении так отвратительно пахло. Видимо, никому из местных жителей не приходило в голову, что отхожие места потому так и называются, что в них нужно отходить. Смердело так, будто этой ямой пользовался по назначению огромный больной слон, причем в течение длительного времени. Но, черт возьми, это был не мой дом, и выбирать не приходилось. Так что я, стараясь не дышать, принялся расстегивать кожаные штаны и убил на это дело минут пять. До застежки-молнии эти люди тоже не додумались. Меха, которые были надеты на мне, исчезли. Думаю, их кто-то взял, пока я был в отключке. И слава Богу, потому что если бы мне пришлось продираться еще сквозь один слой одежды, то я бы точно обмочил штаны.
        Закончив свои дела, я направился к выходу, готовый к новым неожиданностям. Переступив порог дома, я остановился как вкопанный, потому что внезапно оказался в новом для меня мире. Хижина стояла среди таких же каменных, покрытых соломой и прутьями домов. Они были лишены каких-либо украшений, все было максимально просто, если не сказать  — примитивно. Над некоторыми крышами вился дымок, вытоптанные дорожки, петляющие между домами, были узкие и грязные. Впрочем, машин тут, конечно же, нет, так что и дороги ни к чему. Все хижины располагались вокруг небольшого пространства, которое с натягом можно было бы назвать площадью  — неприглядной и заросшей травой. В центре возвышался помост  — на сложенном из камня фундаменте был сделан настил из связанных бревен. Все это напоминало мне летнюю эстраду, какие во множестве строят в наших парках. Правда, сейчас сцена пустовала  — никаких спектаклей на сегодня.
        По тропинкам туда-сюда сновали люди. Одни тащили корзины с нехитрой снедью, другие гнали коз на пастбище. Все они были одеты в такие же кожаные одежды, как и у меня, так что внешне я почти не выделялся. А вот кто действительно был непохож на коренных жителей Дендурона, так это Оза и Лура. Как я уже писал, они обе были высокие, смуглые и атлетично сложены. А жители Дендурона  — самые бледные люди, каких я только видел в своей жизни. Словно они никогда не видели дневного света. Странно, ведь, даже несмотря на то, что в тот момент было пасмурно, недавно я видел аж целых три солнца! Может быть, лучи их солнц не дают загара? Или пасмурная погода стоит тут так часто, что люди редко имеют возможность насладиться солнечными лучами? Ну, как в Сиэтле, например? Как бы то ни было, но было ясно, что Оза и Лура сказали мне правду  — они нездешние.
        Деревенька располагалась на краю леса. Люди работали на раскинувшихся неподалеку полях, собирая урожай. С другой стороны были горы, откуда мы с дядей Прессом удирали на санях от квигов. А остальное пространство было занято дремучим лесом. Не очень-то хорошо я знаю историю и антропологию, но беглого осмотра хватило для того, чтобы понять  — деревенька эта, если бы она находилась на Земле, застряла в средневековом периоде развития. Еще бы зАмок, возвышающийся на горе,  — и прямо картинка из учебника истории!
        Оза и Лура терпеливо стояли неподалеку, ожидая, когда я осмотрюсь. Я хотел направиться к ним, как вдруг кто-то схватил меня сзади за локоть.
        — Огга та ваан бурса!
        Это был невысокий худой старик со спутанными длинными волосами, с повязкой на одном глазу и гордой улыбкой, демонстрирующей практически полное отсутствие зубов. Все его пальцы были сплошь унизаны кольцами, сплетенными из кожаных ремешков. Десять пальцев, десять колец. Старик был грязный, но, видимо, любил драгоценности. Я понятия не имел, чего ему надо, пока он не сунул мне под нос какую-то пушистую тряпку. Сперва я инстинктивно отшатнулся, но потом понял, что это какая-то шерстяная рубашка, вроде свитера.
        — Огга та ваан,  — сказал он, улыбаясь и протягивая мне свитер.
        Старик не казался мне опасным и, кажется, очень хотел, чтобы я взял эту вещь. Может, это обычай у них такой?! Улыбнувшись, я протянул к нему руку. Но старик вдруг спрятал свитер за спину, выставил вперед другую руку и потер пальцами друг о друга. Да, ясно, он демонстрировал мне интернациональный, даже, нет  — межгалактический знак: «Хочешь это получить  — гони деньги!» Этот хилый старик, видимо, хотел слегка подзаработать.
        — Фиджис, оставь его в покое,  — распорядилась Оза, весьма вовремя вмешавшись.
        — Мэб абба кан форбай,  — сказал коротышка невинно. По крайней мере, голос его прозвучал невинно, слова-то мне были непонятны.
        Оза взглянула на Фиджиса и сказала:
        — Он только что приехал. Иди и продай это кому-нибудь другому.
        Да, ясно, старик был торговцем. Он разочарованно вздохнул и собрался было уйти, но вдруг взглянул на меня с хитрой беззубой улыбкой и, достав из-за пазухи ярко-красное яблоко, показал его мне. Оно выглядело чертовски соблазнительным.
        — Кыш!  — скомандовала Оза.
        Фиджис зарычал, оскалив немногочисленные зубы, и убежал.
        — Фиджис продал бы и свою душу, если бы на нее нашлись покупатели,  — объяснила мне Оза.  — Говорят даже, что он потому носит повязку, что продал свой глаз слепцу.
        Фу! До чего ж неприятный тип этот Фиджис!
        — Оза, а вы с Земли?  — спросил я.
        Она засмеялась и взглянула на Луру, всем своим видом приглашая ее тоже посмеяться, оценить юмор, которого я не понимал. Лура даже не улыбнулась. Надо сказать, что я этому не удивился.
        — С чего ты это взял?  — спросила Оза.
        — Вы говорите по-английски.
        — Ты ошибаешься, Пендрагон,  — ответила Оза.  — Я ни слова не понимаю на твоем языке. Пошли.
        Надо же! Может, я, конечно, ошибаюсь, но мне-то казалось, что мы говорим по-английски. Я знаю только этот язык. Ну, не считая небольших познаний в испанском, который я не очень усердно изучал в школе. Как же мне не везет! Только я начал соображать, что к чему, как у меня опять выбивают почву из-под ног. Видимо, надо просто привыкнуть к необъяснимым явлениям.
        Пока я стоял в задумчивости, Оза и Лура ушли уже довольно далеко вперед, и мне пришлось поднажать, чтобы догнать их. И вообще, для того чтобы не отстать от этих спортсменок, мне пришлось бежать трусцой, да еще так, чтобы Оза находилась между мной и Лурой. Мама была мне симпатична, а вот дочь  — не очень. Я то и дело ловил на себе ее взгляд, говоривший о том, что я не должен даже дышать, потому что воздух пригодился бы более достойным. От нее буквально веяло холодом, так что я предпочел держаться подальше.
        — Не понимаю,  — обратился я к Озе.  — Как вы можете утверждать, что не знаете английского, если говорите на нем?  — спросил я.
        — Я не говорю по-английски,  — сказала Оза.  — Это ты говоришь по-английски. А для меня родным языком является язык Затаа  — моей территории.
        — Кажется, звучит, как английский,  — заметил я.
        — Ну, конечно! Это все потому, что ты  — Странник.
        Еще одна заморочка! И с каждой минутой их становится все больше.
        — То есть Странники понимают все языки?  — задал я логичный вопрос.
        — Нет,  — нелогично ответила она.  — Просто Странники воспринимают любой язык как родной. И когда они говорят, все остальные понимают их, словно слышат родную речь.
        Потрясающе! Вот бы воспользоваться таким умением на уроке испанского! В моем дневнике тут же перестали бы мелькать трояки. И все-таки была в ее объяснении одна нестыковочка.
        — Ну ладно, а почему тогда речь того старика, Фиджиса, звучала как тарабарщина?
        И тут Лура резко остановилась и повернулась ко мне, так что я чуть не налетел на нее. А это было небезопасно.
        — Да потому, что ты, наверное, не Странник!  — вызывающе рыкнула она.
        А-а-а! Ну, все понятно! Лура считала, что я на самом деле не тот, за кого себя выдаю, хотя я уже и сам не понимал, кто я такой есть, и кем меня считают эти люди. Именно поэтому она так агрессивна. Уж не знаю, что нужно было сделать, чтобы убедить Луру, что я  — это я. Или что я, по крайней мере, недавно был собой. Или… ну, ты понял.
        Тут мне на помощь опять пришла Оза.
        — Ты не понимал Фиджиса, потому что еще не научился слышать. Нас ты понимаешь, потому что мы обе Странницы, а вот Фиджис  — нет. Тебе нужно научиться слышать, не пытаясь слушать.
        Что она сказала? Слышать, но не слушать при этом? Это какой-то парадокс!
        — Как он может быть Странником?  — рьяно настаивала Лура.  — Он же еще мальчишка! Причем испуганный и нерешительный! От него вреда больше, чем пользы!
        Ничего себе! Какой удар по самолюбию! Но ведь она, к сожалению, права… Я действительно был напуган и нерешителен. Может, я, в конце концов, и не Странник. Честно говоря, меня это не очень расстроило бы, даже если моя карьера переводчика с испанского не состоится. Я начал втайне надеяться, что все это  — большая ошибка и меня отправят обратно домой.
        Оза внимательно посмотрела на меня своими черными глазами и сказала Луре:
        — Нет, Пендрагон  — Странник. Но ему еще очень многому предстоит научиться. Ты забываешь, что сама еще ребенок.
        Лура возмущенно фыркнула. Ей, кажется, было неприятно, когда указывали на ее неправоту. Оза повернулась ко мне и сказала:
        — Ты потом убедишься, что она совсем не такая злюка, какой иногда кажется.
        — Да ладно, мне, в общем-то, все равно,  — пожал я плечами.  — Главное, чтобы она на меня не злилась.
        Оза улыбнулась и пошла дальше. Я шел следом, а она рассказывала мне о Дендуроне.
        — Племя, что живет в этой деревне, называется Милаго,  — начала она.  — Как ты сам видишь, у них очень примитивный быт. Они занимаются земледелием и живут в мире с другими племенами Дендурона.
        Милаго! Это слово произносил дядя Пресс незадолго до того, как его похитили черные всадники. Он сказал, что Милаго найдут меня, и, думаю, им можно доверять!
        — А кто такие те всадники, что напали на дядю Пресса?  — спросил я.  — Они тоже принадлежат к племени Милаго?
        — Нет,  — ответила Оза.  — Именно это я и хочу тебе показать.
        Выйдя за деревню, мы углубились в лес и прошли примерно четверть мили. (Это расстояние равняется длине беговой дорожки на нашем школьном стадионе, и я привык измерять все расстояния ею.) Из леса мы вновь вышли на равнину, и я поразился красоте представшего передо мной вида. Помнишь, Марк, я писал, что для средневекового пейзажа не хватает только огромного зАмка, возвышающегося на холме? Так вот, оказалось, что зАмок там все-таки был!
        Когда тропинка вывела нас из леса, мы оказались на краю огромного поля, заросшего травой. Миновав поле, мы вышли на край утеса. Перед нами раскинулся океан  — огромный, синий, как Атлантика. Мы стояли на берегу залива, и волны, шипя и урча, разбивались о скалы далеко внизу. Утес, с которого мы наблюдали океан, был так высок, что у меня даже ладони вспотели от страха. Я боюсь высоты. Взглянув на противоположный край залива, я заметил, что там поверхность утеса тоже поросла ковылем, который мягко колыхался на ветру. Приглядевшись повнимательнее, я замер от удивления…
        Прямо в скалу был встроен огромный замок. Я отчетливо видел несколько ярусов каменных балконов, на которых несли вахту такие же черные рыцари, как те, что похитили моего дядю. Они расхаживали взад-вперед с алебардами на плече. От кого они охраняли замок, висевший над морем? От рыб-мародеров? Я насчитал пять уровней балконов. Крепость была огромная.
        Оза, угадав мои мысли, сказала:
        — Тебе видно лишь внешнюю стену замка. Он уходит далеко в глубь скалы  — это настоящий город.
        Насколько я знаю, эти люди не располагали строительной техникой, значит, все сделано практически вручную. Сколько же веков ушло на то, чтобы, пользуясь лишь примитивными орудиями труда, выдолбить в скалах целый город?
        — На этой земле всегда жили два племени,  — продолжала Оза.  — Милаго  — земледельцы, а Бедуваны  — воины и правители. Одно время Дендурон раздирали междоусобные войны, и люди из племени Бедуванов защищали более слабое племя Милаго, а за это Милаго обеспечивали Бедуванов продовольствием. Племена помогали друг другу и в то же время сохраняли независимость. В течение многих столетий эти люди жили в мире и согласии. Но Бедуваны  — раса воинов, они были могущественны, а власть, как известно, развращает. Они стали надменными и заносчивыми. Сперва Бедуваны запретили браки с Милаго, а потом стали преследовать и за дружбу с ними. Как это часто бывает в подобных случаях, Бедуваны вскоре стали смотреть на Милаго как на своих рабов.
        — Но они все еще защищают Милаго от врагов?  — спросил я.
        — Уже давным-давно никто не совершает набеги на эти земли. Потребность в защите просто-напросто отпала.
        — Так значит земледельцы Милаго обеспечивают Бедуванов провизией. А что делают Бедуваны?
        — Хороший вопрос. Бедуванами правит королевская династия. Трон переходит по наследству старшему сыну. Было время, причем не так давно, когда король Бедуванов попытался разрушить барьеры, разделяющие два племени. Но он умер, и все вернулось на круги своя. Некоторые полагают, что его убили, потому что кое-кто не хотел терять власть над Милаго.
        — А новый правитель считает Милаго рабами и хочет держать их в повиновении, правильно?  — предположил я.
        — Правильно,  — кивнула Оза.  — Милаго не осмеливаются даже произносить вслух имя Каган.
        Опять это имя. У меня в голове начала понемногу складываться картина происходящего. Ох, и не нравилась же мне эта картина!
        — Рыцари, напавшие на дядю Пресса, думали, что он шпионит за Каган,  — сказал я.  — Дядя Пресс попытался объяснить им, что он простой шахтер. У вас тут есть шахты?
        — Да.  — Оза грустно вздохнула.  — И это самая неприятная часть истории.
        Самая неприятная часть! Не очень-то я жаждал ее услышать. Но тут вдалеке раздался бой барабанов. Это был настойчивый, раскатистый звук, доносившийся со стороны деревни Милаго. К нам подлетела Лура.
        — Церемония Передачи. Давайте быстро!  — запыхавшись выпалила она и вновь скрылась в том направлении, откуда мы пришли.
        Оза взглянула на меня с беспокойством.
        — Держись рядом со мной, они не должны тебя увидеть!  — сказала она и поспешила вслед за Лурой.
        Как я уже упоминал, они обе были превосходными спортсменками. Но сейчас меня это мало волновало  — отставать от них я не собирался в любом случае. Я рванул во все лопатки и держался так близко к Озе, что чуть на пятки ей не наступал. Мы бежали к деревне Милаго, к счастью, что до нее было чуть больше четверти мили, а не то я бы копыта отбросил.
        Мы уже были рядом, когда я увидел, что люди бросают свою работу, выходят из хижин и спешат в центр деревни, на площадь. Видимо, представление все-таки будет. Я тоже собрался, было, присоединиться к толпе, но Оза схватила меня за руку и куда-то потащила. Мы забрались на крышу одной из хижин, откуда обзор был замечательный.
        — Они не должны нас увидеть,  — повторила Оза.  — Мы нездешние, и это легко заметить.
        Нет проблем. Согласен. Я пытался понять, что происходит. Может быть, миролюбивые Милаго решили устроить праздничный концерт? Или постановку школьного драмкружка?
        Я осторожно взглянул на площадь. Люди толпились у помоста, на котором располагалась какая-то непонятная штука, по виду напоминающая качели-весы, с сиденьем на одном конце и с широкой корзиной на другом. Рядом с этими причудливыми качелями стоял рыцарь Каган и бил в барабан. Если все представление заключалось только в барабанной дроби, то это скучно. Глубокий вибрирующий звук разносился по всей деревне. Еще шесть рыцарей, ощетинившись копьями, стояли на площади по стойке смирно.
        Повнимательнее приглядевшись к сбившимся в кучку людям, я понял, что они не рады предстоящему мероприятию. Не было того оживления, которое обычно царит перед началом интересного представления, никто не переговаривался, не шутил, не улыбался. Лица у людей были испуганные и напряженные. Если бы не барабанная дробь, то вокруг стояла бы мертвая тишина.
        Оза тронула меня за плечо и молча указала на дальний край поляны. Приглядевшись, я заметил четырех человек из Милаго, бредущих к месту собрания. С ног до головы они были перепачканы грязью. Не могу сказать, что Милаго все поголовно сияли чистотой, но эти четверо были грязны на редкость. Темная грязь сильно выделялась на их мучнисто-белых лицах. Они несли большую корзину, заполненную камнями всевозможных размеров  — от больших булыжников, размером с мяч для боулинга, до совсем махоньких камешков. Но самое потрясающее было в том, что камни эти были синего цвета! Они переливались лазурными бликами, как сапфиры. Никогда в жизни я не видел ничего подобного.
        — Это самоцветы,  — прошептала Оза.  — Здесь недалеко есть шахты, где работяги из Милаго добывают их днем и ночью.
        — Они, поди, очень дорогие?  — ляпнул я совершенно очевидную вещь.
        — Очень!  — подтвердила Оза.  — Именно из-за самоцветов, в первую очередь, Каган не хочет терять власть над Милаго. Самоцветы для Бедуванов  — постоянный источник дохода, потому что эти камни покупают на всей территории Дендурона. И до тех пор, пока Милаго добывают эти сокровища, власть Бедуванов очень сильна.
        Значит, Каган и его соратники не просто ленивые мерзавцы, они еще и жадные мерзавцы, заставляющие более слабых пахать на себя. Молодцы, ничего не скажешь! Я хотел спросить еще кое-что, но внезапно барабанная дробь оборвалась. Зловещая тишина накрыла деревню. Четверо шахтеров поднесли корзину к помосту. Все действо и в самом деле напоминало церемонию. Церемонию Передачи, как выразилась Лура.
        И тут я услышал топот копыт. Кто-то скакал на коне по направлению к собранию, и скакал быстро. Как ни странно, никто даже не шелохнулся, не обернулся на стук копыт. Никто, кроме меня, само собой.
        Из леса выскочил всадник. Вид у него был очень самоуверенный. Это был высокий мужчина с длинными темными волосами. На нем были кожаные доспехи, похожие на те, что носили рыцари, но в отличие них, его броня не была потрепана в сражениях. Он на всем скаку подлетел к площади, и местные жители расступились, давая ему дорогу. И правильно сделали, что посторонились, потому что всадник даже не придержал лошадь, и вид у него был такой, будто он готов передавить этих людишек, если понадобиться. Он мне сразу не понравился.
        — Это Каган?  — шепотом спросил я.
        Оза и Лура обменялись взглядами, словно сомневаясь, стоит ли сообщать мне важную информацию.
        — Имя этого человека  — Маллос. Он  — главный советник Каган.
        Маллос, Каган, Оза, Лура, Фиджис… Наверное, я был тут единственным человеком, носившим фамилию. Маллос подскочил на коне прямо к помосту и остановился. Похоже, начиналось самое интересное. Маллос обвел взглядом людей. Он разглядывал их, как свою собственность. Ни один не осмелился поднять на него глаза. Все стояли, опустив головы. Вдруг Маллос резко повернулся в седле и посмотрел в нашу сторону.
        — Пригнитесь!  — встревоженно прошептала Лура.
        Мы вжались в крышу, стараясь стать меньше и незаметнее. Конь Маллоса вытанцовывал в траве, а он все смотрел в нашу сторону, словно знал, где мы. Но видеть он нас не мог.
        И тут меня осенило. Как же я раньше не узнал эти холодные синие глаза? Оза и Лура с удивлением уставились на меня.
        — Святоша Дэн!  — сказал я негромко.
        — Ты его знаешь?!  — ошарашенно прошептала Лура.
        — Ага. Он чуть не убил меня на Земле, когда я пробирался к каналу.
        Господи, мне просто не верилось, что это я говорю о себе. Еще двадцать четыре часа назад эти слова не имели бы смысла, а сейчас они так много значат! Оза и Лура вновь обеспокоенно переглянулись.
        — Он преследовал тебя на Второй Земле?  — Вид у Луры был очень недоверчивый.
        — Ну да.  — Я пожал плечами.
        Она внимательно посмотрела на меня, и, пожалуй, впервые в ее взгляде не было презрения. До этого она держалась так, будто я не больше, чем грязь у нее под ногами. А теперь она смотрела на меня даже с каким-то любопытством. Возможно, тот факт, что я выжил после встречи со Святошей Дэном, доказал ей, что я не такая уж тряпка. Я, естественно, не сообщил ей, что драпал от него, спасая собственную шкуру. Не идиот же я!
        А сейчас, глядя на Святошу Дэна, или на Маллоса, или как там его зовут, я еще острее понял, как сильно мне хочется домой. Но, похоже, мне не суждено оказаться дома в ближайшее время. Я застрял здесь, в затерянной деревне, на крыше дома, под взглядом человека, который недавно пытался меня убить. Интересно, он меня видит? Ищет ли меня? Мы здесь, на этой крыше, в ловушке. Нам некуда скрыться. Единственное, что я мог сделать,  — затаить дыхание и молиться, чтобы он нас не заметил.
        Казалось, прошла целая вечность, но, наконец, он отвернулся, резко взмахнул рукой и сказал:
        — Начинайте!
        Стоп! Он говорил по-английски. Он владеет английским, или он тоже Странник, и поэтому я понимаю его речь? Над этим я подумаю позже, потому что начинается главное действо. Один из шахтеров, пришедших с корзиной самоцветов, вышел вперед. Он был выше других, и по его походке было видно, что он  — главный.
        — Это Реллин,  — прошептала Оза.  — Он  — главный шахтер.
        Значит, я угадал. Это еще один человек без фамилии.
        Реллин поднялся на возвышение и повернулся лицом к толпе, потом поманил кого-то рукой. Толпа расступилась, и на помост поднялся высокий, тощий мужчина. Я пишу о нем исключительно для того, чтобы были понятны дальнейшие события. Этот доходяга подошел к весам-качелям и уселся на один конец. Поскольку противовеса не было, он сразу опустился до самого пола. Реллин махнул оставшимся шахтерам, и те подтащили корзину с самоцветами к другому концу весов. Что они собираются делать? Измерить вес парня в самоцветах?
        — Церемония Передачи проходит каждый день,  — пояснила Оза.  — Маллос выбирает одного из племени Милаго, и его вес определяет, сколько самоцветов Милаго должны добыть на следующий день.
        Я был прав. Именно это они и собирались сделать  — измерить вес человека. Эти качели действительно оказались весами. Шахтеры стали доставать камни из корзины, чтобы положить их на чашу весов, когда Святоша Дэн вдруг пролаял:
        — Стоп!
        Шахтеры замерли. Все затаили дыхание, ожидая, что сейчас будет. Святоша Дэн обвел взглядом толпу и показал на одного из мужчин.
        — Он,  — произнес Святоша Дэн абсолютно бесцветным голосом.
        По толпе пронесся негромкий ропот. Двое рыцарей схватили того мужчину, на которого указывал Маллос. Он был гораздо крупнее того, первого. Правила изменились, и Реллину это не понравилось.
        — Маллос ка!  — сердито крикнул он.
        Дальше я не буду приводить его слова в том виде, как они звучали, потому что, как ты знаешь, Марк, я все равно не понимал, что они значат. Я просто скажу, что перевела мне Оза.
        — Маллос выбрал другого человека для Церемонии Передачи, и Реллин пытается доказать ему, что это несправедливо,  — объяснила Оза, хотя это я и сам понял.  — Он умоляет Маллоса, чтобы он остановился на своем вчерашнем выборе.
        Реллина можно было понять. Человек, которого выбрали только что, был куда тяжелее первого. Гораздо меньше нужно камней, чтобы уравновесить весы, имея на одном конце худого человека, чем такого дюжего, как последний избранник Маллоса. Реллин просил у Святоши Дэна справедливости. Святоша Дэн был непреклонен, как скала. И тут один из рыцарей подошел к Реллину и ударил его по лицу тупым концом копья. Реллин зашатался, по щеке ручейком побежала кровь. Я видел, что Реллин готов вцепиться в глотку своему обидчику. Но он этого, конечно, не сделал. Рыцарей было слишком много, и у всех было оружие. Его бы просто-напросто забили насмерть.
        — Посмотри на меня, Реллин!  — скомандовал Святоша Дэн. Реллин взглянул на него с ненавистью.  — Ты должен стремиться делать для Каган даже больше, чем мы от вас ждем.
        Святоша Дэн говорил с таким высокомерием, что даже у меня кровь закипела!
        — Неужели вы хотите халтурить?
        Реллин ответил раздраженной тирадой, стараясь, однако, сдерживаться.
        — Он пытается доказать,  — перевела Оза,  — что работа в рудниках опасна, что каждый камень дается им с большим трудом, они и так делают все, что могут.
        Святоша Дэн усмехнулся и сказал:
        — Ладно, посмотрим,  — и махнул своим рыцарям.
        Те сгребли в охапку тощего парня, сидевшего на качелях, оттолкнули его, а на его место усадили тяжелого и крупного. Несмотря на свою мощь, он испуганно и просительно глядел на Реллина, но тот ничего не мог поделать.
        — Пора!  — сказал Святоша Дэн.  — Начинайте.
        Шахтеры взглянули на Реллина, и он дал им отмашку. А что он мог поделать? Шахтеры подошли к чаше весов и принялись укладывать на нее камни.
        — А что будет, если человек окажется тяжелее?  — спросил я у Озы.
        — Будем надеяться, что нам не придется этого увидеть,  — последовал ответ.
        Шахтеры быстро укладывали самоцветы в чашу  — сначала самые крупные, а потом помельче. Все напряженно следили за ними. Кажется, люди даже не дышали. Я-то уж точно не дышал. Когда шахтеры опорожнили половину корзины, чаши весов сдвинулись. Медленно, сантиметр за сантиметром, тяжелый человек на другом конце весов начал подниматься. Облегчение отразилось на его лице. Может быть, камней в корзине хватит для того, чтобы поднять его на необходимую высоту? С удвоенным рвением шахтеры взялись за работу. Невыносимо медленно чаша с человеком поднималась в воздух.
        Мне передалось волнение толпы. Они поработали на совесть, сделали все, что смогли, и даже больше, как и должно было быть, по мнению Святоши Дэна. Еще несколько камней, и чаша с человеком встала вровень с чашей самоцветов. Наконец-то! Если бы это был чемпионат мира, то толпа с оглушительным ревом опрокинула бы загородку и кинулась приветствовать победителей. Но бурным весельем тут и не пахло. Да, в душах этих людей сейчас царила радость, но показывать ее никто не осмеливался. Я увидел лишь несколько улыбок, да несколько незаметных, но горячих, рукопожатий, вот и все. На их скрытую, но искреннюю радость было приятно смотреть. Даже Реллин приосанился, хотя и старался не выдать своих чувств.
        А Святоша Дэн был невозмутим. Был ли он рад так же, как и местные жители, или раздосадован, что им удалось достойно ответить на его вызов и одержать маленькую победу  — не знаю. Лицо его ничего не выражало. Он спрыгнул с коня, подошел к весам и с улыбкой взглянул на стрелку. Люди вновь заволновались. Святоша Дэн смотрел на человека в чаше, а тот отводил глаза, боясь встретиться с ним взглядом.
        — Хорошая работа, Реллин,  — сказал Святоша Дэн, подойдя к корзине с самоцветами.  — Вы накопали много…  — Он замолчал и наклонился к корзине.
        — Реллин! Ты меня удивляешь,  — сказал он.  — Мне кажется, в этой корзине не только чистые самоцветы.
        Реллин попытался подойти к корзине, но два рыцаря крепко схватили его за локти. Он что-то кричал, но это уже не имело значения. Святоша Дэн взял из корзины самый большой камень, и тут же чаша с человеком тяжело плюхнулась на землю.
        — Ты же знаешь, что Каган любит только самоцветы чистой воды,  — процедил он сквозь зубы и сунул камень под нос Реллину.
        Не так уж и хорошо я разбираюсь в геологии, но, на мой взгляд, этот самоцвет ничем не отличался от других. Святоша Дэн вновь мухлевал и менял правила.
        — Вы все знаете, что должно сейчас произойти,  — с наигранно печальным видом возвестил он.
        Видимо, здоровяк, что сидел в корзине, тоже это знал. Он резво выпрыгнул оттуда и попытался убежать, но рыцари не дали ему этого сделать.
        — А что сейчас будет?  — с тревогой спросил я Озу.
        Она не отвечала и лишь печально наблюдала за происходящим. Я подумал, что сам сейчас во всем разберусь, и принялся напряженно вглядываться, чтобы ничего не пропустить. Один из рыцарей потянул за цепь, прикрепленную к кольцу, вделанному в доски, и одна часть настила поднялась. Под ней была темнота и… пустота! Все это сооружение было построено над огромной ямой.
        — Это  — первая шахта, вырытая местными жителями,  — сказала Оза, не отводя глаз от того, что происходило внизу.  — Она уходит на такую глубину, что глаз не хватит. Давно уже никто не видел дна этой ямы. Боюсь, что оно выстлано человеческими костями.
        Мысли мои пошли вразброд. Я не верил своим глазам. Они собирались бросить этого здоровяка в бездонную яму!
        — Но почему его соплеменники ничего не предпринимают?  — просипел я.  — Их же сотни! Надо это остановить!
        Рыцари тащили мужчину к яме. Он кричал. Это было невыносимо. Никто в толпе не шевельнулся. Даже Реллин не попытался прийти на помощь бедному парню. Будто они все знали, что это бесполезно. Я заметил, что рядом со мной Лура нервно стиснула в руках свое копье. Оза осторожно положила руку на плечо дочери.
        — Ты же знаешь, что сейчас не время,  — мягко сказала она.
        Но Лура не разжала рук. Я чувствовал, как она напряжена. Еще секунда, и она бросилась бы туда, в гущу событий. Нет, не сегодня. Она не отводила глаз от сборища людей, крепко сжимая копье.
        Рыцари подтащили здоровяка к Святоше Дэну. Взглянув на бедолагу без тени сострадания, он сказал:
        — Если бы ты не был таким обжорой, то дожил бы до завтрашнего дня.  — Он кивнул своим рыцарям, и те поволокли мужчину к самому краю ямы.
        — Ка! Ка!  — умолял тот.  — Мага кон дада пей! Мага кон дада! May фол жена! У меня жена и двое ребятишек! Пожалуйста… Кто позаботится о них? Они останутся совсем одни!
        Я не сразу понял, что стал понимать его речь. Оза говорила, что Странники способны понимать незнакомые языки, и, раз я понимал, что кричит этот бедняга, значит я на самом деле Странник!
        Но все это пришло мне в голову уже потом. А в тот момент я был свидетелем самого отвратительного зрелища в своей жизни. Рыцари держали вырывавшегося мужчину у самого края ямы. Внезапно из толпы выскочила женщина и кинулась к стражникам. Она плакала и умоляла о снисхождении. Наверное, это была жена того человека. Но ее схватили и бросили на землю. Она больше не двигалась, лишь рыдала и бессвязно бормотала что-то.
        Вдруг мужчина перестал кричать. Вплоть до этого момента он вопил и просил о пощаде. Теперь же он распрямил плечи и прекратил бороться. Клянусь, вид у него был почти спокойный. Рыцари даже растерялись и не знали, как реагировать. Они не привыкли к тому, что человек может быть спокоен в самый страшный момент своей жизни. Мужчина взглянул на Святошу Дэна и отчетливо произнес:
        — Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что не увижу, как вам придет конец.
        — Ни один из вас не увидит этого,  — усмехнулся Святоша Дэн.  — Потому что этого никогда не будет.
        Он почти незаметно шевельнул рукой, и рыцари толкнули мужчину в спину. Не издав ни звука, он полетел в яму. Его жена кричала. Только что он стоял тут, на краю ямы, живой, а теперь… Хотелось верить, что смерть его была легкой. Рыцарь, держащий цепь, отпустил ее, и деревянная плита с грохотом закрыла яму. Святоша Дэн подошел к Реллину, который сверлил его ненавидящим взглядом, и сказал, указывая на распростертую жену только что убитого человека:
        — Для завтрашней Церемонии Передачи я возьму ее. Завтра у вас будет легкий день  — она мало весит. Благодари меня за милость.
        Мне показалось, что Реллин вот-вот плюнет ему в лицо. Но, конечно, ничего такого он не сделал. Лишь скрипнул зубами и произнес:
        — Спасибо.
        — Пожалуйста,  — Святоша Дэн милостиво улыбнулся.
        А потом он развернулся, вскочил на коня и собрался покинуть деревню Милаго. Но напоследок еще раз обернулся в нашу сторону. Я физически ощущал его взгляд и был почти уверен, что он знает, где я прячусь, и теперь играет со мной, как кот с мышью. Святоша Дэн расхохотался, пришпорил коня и помчался к замку Бедуванов.
        Рыцари подтолкнули шахтеров к корзине. Самоцветы должны быть доставлены в замок. Конечно же, сами они не потащат такую тяжесть, да еще так далеко. Для этого есть рабы. Шахтеры взвалили на себя корзину и побрели к замку. Местные в траурном молчании начали понемногу расходиться по домам. Несколько человек подошли к женщине, только что потерявшей мужа, но остальные заспешили по делам. Они уже проходили через весь этот ужас раньше и, вероятно, пройдут еще не раз.
        Но я-то видел это впервые, и поэтому был в шоке. Только что на моих глазах убили человека. Это было даже страшнее, чем убийство бродяги в нью-йоркской подземке. Там все происходящее казалось мне нереальным. А тут, сейчас, все было таким настоящим и ужасным, что просто голова пухла. Я не стыжусь признаться, что плакал. Это были слезы гнева, страха и сострадания. Таких эмоций я никогда не испытывал. Меня не смущало ни присутствие Луры, ни чье-либо еще. Я не владел собой.
        — Почему они ничего не сделали?!  — кричал я в лицо Озе.  — Почему они не остановили весь этот ужас?
        Насколько я был расстроен, настолько Оза была спокойна.
        — Если бы они посмели что-нибудь сделать, сюда бы направили армию, чтобы уничтожить их. У них не было выбора.
        Я хотел знать, что скажет Лура, и, взглянув на нее, поразился тому, что она тоже расстроена. Возможно, у нее не такое уж ледяное сердце. Кажется, в ее глазах блестели слезы. Однако меня не устраивало то, что сказала мне Оза.
        — Как же так?  — орал я.  — Если они ничего не будут делать, это никогда не кончится!
        Оза положила руку мне на плечо, и я почувствовал, как покой понемногу воцаряется в моей душе. Но то, что она сказала вслед за этим, мне слышать совсем не хотелось.
        — Они собираются действовать, Пендрагон. Они хотят быть хозяевами своих судеб и пойти против Каган. Мы тут для того, чтобы помочь им. Для этого и ты тут.
        Ее слова поразили меня, как гром среди ясного неба. Дядя Пресс говорил мне, что есть люди, нуждающиеся в нашей помощи, но я не мог и подумать, что речь идет о целой деревне, загибающейся под игом расы, для представителей которой убить ни в чем не повинного человека  — плевое дело. Это какой-то бред! Что я мог сделать для этих несчастных? Как я мог им помочь? И неважно, что Лура обладает мощной внутренней силой, я-то видел, на что способны рыцари Каган. Нас было только трое. Четверо  — если считать дядю Пресса. Что мы можем против целой армии? Нет, это точно какое-то сумасшествие! Я тут же решил, что, как только представится возможность, вернусь к каналу. Если я каким-то образом попал сюда, то смогу выбраться обратно! Решено! Надо уматывать отсюда, а вместе с дядей Прессом или без него  — это уж как повезет.

        Вторая Земля

        — Эй, ребятки!
        Марк и Кортни оторвались от чтения и увидели сержанта Д’Анджело, махающего им рукой с крыльца здания. Они уже довольно давно сидели тут и читали дневник Бобби.
        — Тикаем!  — подпрыгнул Марк, но Кортни решительно дернула его за штанину, и он снова сел рядом.
        — С какой стати?  — спросила она спокойно.  — Мы что, делаем что-то противозаконное?
        Марк на секунду задумался. Она права. Они всего лишь сидели и читали. Это ненаказуемо. А почему же тогда этот полицейский так кричит?
        — Что вам нужно?  — спросила Кортни, не вставая с места.
        — Поговорить нужно!  — заорал в ответ полицейский.
        — Раз вам нужно, идите сюда!
        Марк вздрогнул. Кортни так непочтительно разговаривала с полицейским! Конечно, этот парень прогнал их, не вникнув в суть дела, что само по себе вызывало неприязнь, но он все-таки представитель власти и закона! Марк был уверен, что их сейчас арестуют за хулиганское поведение.
        Д’Анджело подошел к ним, упер руки в бока и сказал:
        — Хочу поговорить с вами о семье Пендрагонов.
        — Что это вдруг?  — спросила Кортни ядовито.
        — Теперь я вам верю,  — ответил он.
        Марк и Кортни переглянулись. Победа! Наверное, этот коп уже нашел родителей Бобби. Теперь они были готовы идти с ним куда угодно. Марк поглубже запихнул в рюкзак недочитанный дневник Бобби, и они отправились в полицейский участок.
        Сержант провел их через холл туда, где располагались служебные кабинеты. Марку все это казалось очень интересным. Он никогда в жизни не был в полицейском участке. Но то, что он увидел, его слегка разочаровало. По телевизору показывали, как в полицейских участках кипит работа: то и дело приводят арестованных в наручниках, подозреваемых вызывают на допрос, следователи делают заявления, дежурные группы отправляются на задержание убийц, насильников и воров… В общем, жизнь бьет ключом. Но только, как оказалось, не в полицейском участке Стоуни Брук. Здесь было сонное царство. Один заказывал пиццу по телефону, другой вяло раскладывал пасьянс на стареньком компьютере. Никакой активности  — скучно и обыденно.
        — Честно говоря,  — начал Д’Анджело,  — я думал, что вы меня разыгрываете. Пока не поговорил с капитаном Хиршем.
        — И что он сказал?  — поинтересовался Марк.
        — А ты у него сам спроси,  — сказал сержант, открывая двери и пропуская вперед Марка и Кортни.
        Они вошли в просторный зал, в центре которого стоял большой металлический стол, окруженный восемью стульями. Одна стена была полностью зеркальная. Во главе стола восседал симпатичный мужчина в штатском. Когда ребята вошли, он поднялся и улыбнулся, но все равно сразу было видно, что он встревожен.
        — Привет, ребята. Я  — капитан Хирш,  — сказал мужчина.  — Спасибо, что вернулись.
        Кортни подошла к зеркалу и прижалась к нему носом. Некоторое время она вглядывалась в него, а потом спросила:
        — Это двойное зеркало? И кто там, с другой стороны? Вы будете нас допрашивать?
        Хирш и Д’Анджело со смешком переглянулись. Потом Хирш сказал:
        — Правильно, это двойное стекло. Только никого с другой стороны нет, и у нас не допрос!
        Кортни продолжала вглядываться в стекло. Она им не верила.
        — Может, вы, ребятки, сядете и успокоитесь?  — предложил сержант.
        Марк и Кортни уселись рядышком за стол. Д’Анджело встал у дверей. Хирш тоже сел и устало посмотрел на ребят. Было видно, что он не знает, как начать. Но Кортни Четвинд не могла сидеть и ждать, когда он соберется с мыслями.
        — Так что же такое случилось, что вы нам поверили?  — спросила она у Хирша.
        — Мистер и миссис Пендрагон  — мои давние приятели,  — сказал он.  — А мой сын, Джимми, играет в баскетбол вместе с Бобби.
        — Джимми Хирш!  — осенило Марка.  — Ну, точно! Я его знаю. Отличный нападающий!
        Капитан Хирш кивнул. Марк и Кортни вздохнули с облегчением. Теперь на их стороне был хоть один взрослый. Да к тому же он  — полицейский! Да не просто какой-то новичок-простофиля, а настоящий капитан. Теперь дело точно пойдет на лад.
        — Когда вы в последний раз видели Бобби?  — спросил Хирш.
        Марк знал ответ, но ответить должна была Кортни.
        — Прошлым вечером, у него дома,  — ответила она.  — За час до матча.
        — Он говорил что-нибудь о том, что собирается уехать?  — последовал следующий вопрос.
        Ребята переглянулись. Они-то точно знали, куда уехал Бобби. Если все, что написано на пергаменте,  — правда, то они знали, как дядя Пресс отвез его на мотоцикле в Нью-Йорк, а оттуда отправил на другой конец Вселенной, в местечко под названием Дендурон. Но они оба не знали точно, правда ли это, а показаться сумасшедшими им вовсе не хотелось. Кроме того, дневник не объяснял, куда делся дом Пендрагонов. Марк и Кортни перед визитом в полицейский участок договорились, что будут излагать только голые факты, которые можно проверить. А проверить, на месте дом Бобби или нет, проще простого. Так что они оба решили придерживаться ранее намеченного плана.
        — Как я уже сказала, я была в гостях у Бобби,  — начала Кортни.  — Потом к нему пришел его дядя Пресс, и я ушла. Вот тогда-то я и видела его в последний раз.
        Капитан Хирш заглянул в блокнот, в котором делал какие-то пометки.
        — Ладно. Значит, дядя Пресс,  — сказал он задумчиво. Вид у Хирша был такой, будто он хочет что-то сказать, но не решается. Он взглянул на сержанта Д’Анджело.
        — Думаю, надо им рассказать, капитан,  — развел руками сержант.
        — Ч-что рассказать?  — спросил Марк.
        Хирш явно владел какой-то информацией. Он нервничал, это было видно. Он даже не усидел на месте  — вскочил и стал нервно ходить.
        — Когда вы ушли отсюда в первый раз, сержант Д’Анджело рассказал мне о вашем визите,  — начал капитан.  — Конечно, он не поверил вам, потому что не нашел никаких сведений об этой семье.
        — Но вы-то их знаете,  — встряла Кортни.
        — Да, знаю. Я бывал у них в гостях сотни раз.
        — А сейчас их дом исчез,  — добавил Марк.
        Хирш не сразу продолжил. Он смотрел то на ребят, то на сержанта Д’Анджело и молчал. Наконец, он сказал:
        — Ну да. Дом исчез. Может быть, мы  — крошечное управление полиции в крошечном городке, но тем не менее у нас есть доступ ко всем базам данных. Так вот, после того, как вы ушли, мы проверили базу и не нашли в ней ничего о семье Пендрагонов.
        — Что значит «ничего»?  — спросила Кортни.  — Никаких записей полиции о них?
        — Нет, совершенно ничего,  — ответил Хирш. Его голос дрогнул.  — Ни свидетельств о рождении, ни номеров водительских удостоверений, страховки, банковских счетов, ни данных о месте работы, ни счетов за свет, ни школьных отметок, никаких документов  — ничего! Пендрагоны не просто исчезли  — создается впечатление, что их вообще не существовало!
        Хирш все больше волновался. Он говорил такие вещи, которые здравый человек посчитал бы лишенными смысла, и тем не менее так все и было.
        — Н-но, ведь они существуют, да? Мы-то с вами их знаем?  — пролепетал Марк.
        — Знаем!  — воскликнул Хирш.  — Я приходил к ним домой на обед. Я возил Бобби в летний лагерь. И вот что я вам скажу: мы просмотрели выпуски газеты, в которой работает мистер Пендрагон, и не нашли ни одной его статьи! Но я же их читал! Я точно помню. Мы с ним много раз обсуждали его статьи.
        С каждой секундой ситуация делалась все запутаннее. Исчезновение  — это одно дело. Но чтобы исчезла вся история чьей-то жизни  — это уж совершенно невероятно!
        — А п-про дядю Пресса вы нашли что-нибудь?  — взволнованно спросил Марк.
        — Тоже ничего,  — ответил Хирш.  — Мы не можем найти ничего, что бы доказало, что эти люди существуют на самом деле…
        — Кроме как в наших воспоминаниях,  — вставила Кортни.
        От этой мысли бросало в холод. Если капитан сказал правду, то все, что осталось от Бобби и семьи Пендрагонов,  — это их воспоминания… и дневник Бобби, спрятанный в рюкзаке Марка.
        Капитан Хирш сел на свое место и устало взглянул на ребят. Вся эта история вносила сумятицу в его привыкший к порядку разум полицейского.
        — Ребята, помогите мне. Если вы знаете что-то, что поможет нам найти Пендрагонов или узнать, что с ними стало, пожалуйста, скажите мне.
        О, у них было что рассказать. То, что, вероятно, могло бы помочь капитану, лежало в рюкзаке Марка. Надо было только протянуть руку и вытащить дневник. Он прочтет его, и все остальное уже будет зависеть не от них. Взрослые всегда так делают: берут на себя ответственность и все улаживают. Но Кортни не имела права отдать дневник сама, ведь писал Бобби Марку, Марку и решать.
        Кортни видела, как Марк смотрит на свою сумку. Она прекрасно понимала, что сейчас творится у него в голове. Марк напряженно думал, стоит ли раскрывать карты. Он взглянул на Кортни, надеясь, что своим видом она даст ему понять, что нужно сделать. Кортни бы с удовольствием, да только она и сама не знала, как лучше поступить. Так что она незаметно шевельнула плечами и шепнула:
        — Как знаешь…
        — Итак?  — сказал Хирш.  — Есть, что добавить, ребятишки?
        Марк глубоко вздохнул, повернулся к Хиршу и сказал:
        — Нет. Мы озадачены не меньше вашего и ничего больше не знаем.
        Окончательное решение было принято.
        — Да. Мы совершенно растеряны,  — поддержала Марка Кортни.
        Хирш тяжело вздохнул и сказал:
        — Ну что ж, мы начнем расследование. Поспрашивайте своих друзей, знакомых, родственников. Может, кто-нибудь что-нибудь слышал. И если что узнаете  — сразу звоните мне, ладно?
        Кортни и Марк дружно кивнули. Хирш дал им свои визитки с телефонами, и они вышли из полицейского участка.
        Долго шли молча. Полицейское управление находилось недалеко от главной улицы Стоуни Брук, являющейся деловым центром городка. Здесь располагалось большинство ресторанов и модных магазинов города. И поскольку в Стоуни Брук не было бульваров, все обычно гуляли именно здесь. Но сейчас Кортни и Марк не реагировали на соблазны, которые им предлагала главная улица. Они прошли мимо шикарного музыкального магазина, даже не взглянув на витрину. Их не прельстил запах самой вкусной на свете французской выпечки, и не заинтересовало мороженое, аппетитно мерзнувшее под запотевшими стеклами лотков. Они даже не остановились у библиотеки. А уж возле этого здания останавливались все, потому что на ступеньках перед входом всегда можно было найти кого-нибудь из своих знакомых.
        Но не сегодня. Все, что раньше казалось таким привычным, теперь таковым не было. За последние часы они поняли, что порядок вещей может оказаться вовсе не таким, как они привыкли думать. После того, как исчез Бобби, а с ним и доказательства его существования, их вера в незыблемость реальности пошатнулась. Так что ребята, не глядя на блага цивилизации и избегая мест, где можно было встретить знакомых, быстро шагали по направлению к маленькому, тихому скверику, примостившемуся между двух массивных зданий. Там они уселись на скамейку, и оба принялись разглядывать свои ботинки.
        Наконец, Марк робко взглянул на Кортни.
        — Думаешь, я должен был рассказать капитану про дневник?  — спросил он.
        — Не знаю,  — ответила Кортни.  — Я вообще уже не знаю, что и думать.
        — У меня такое предчувствие,  — Марк с трудом подбирал слова,  — что Бобби не просто так отправляет мне свои записи.
        — Ой, мы же не дочитали письмо до конца и не знаем, чего он хочет от тебя.
        — Да, я помню. Но тут еще что-то. Я думаю, что происходит что-то серьезное, и Бобби  — это только малая часть всего. Я думаю, тут речь о делах вселенского масштаба. Я говорю странные вещи?
        — Странные?  — вскинула бровки Кортни.  — Что уж тут теперь считать странным?
        — Да уж. Странники, понимающие неизвестные языки, территории, каналы, транспортирующие сквозь время и пространство… Все это меняет взгляд на привычные вещи, а?
        Марк был прав. До сих пор Кортни думала только о Бобби и об исчезновении Пендрагонов. Но из того, о чем они прочитали, следовали гораздо более серьезные выводы. Настолько серьезные, что они и в голове не укладывались.
        Марк продолжал:
        — Все время, пока мы сидели в полиции, я думал, что будет, если я дам им прочитать дневник Бобби. Первый вариант  — они опубликуют дневник, и этот материал произведет фурор. Тогда мы окажемся героями сенсации. Не думаю, что Бобби хочет создавать вокруг этого шумиху, особенно, если ему нужна моя помощь. Если бы он этого хотел, он бы сразу сказал мне, чтобы я отнес письмо в газету.
        — А второй вариант?  — спросила Кортни.
        — Прямо противоположный. Мы можем встретить мощное сопротивление. То, о чем пишет Бобби, настолько тревожно, что может заставить весь мир встать на уши. И поэтому власти могут предпочесть скрыть все это и сделать вид, что ничего и не было… Взять хотя бы убийство Кеннеди. Людям не нравится, когда им указывают на то, что их маленький уютный мирок  — это вовсе не то, чем они привыкли считать его. Людям хочется покоя. Им не нужны необъяснимые загадки. Не могу сказать, что я сам в восторге от всего этого.
        — Есть еще один вариант,  — сказала Кортни.  — Люди решат, что мы все выдумали. Все любят простые ответы, а самым простое в этой ситуации  — объявить, что мы наврали. Ведь легче считать, что вся история  — чистейшая выдумка, чем поверить в то, что есть люди, которые могут путешествовать во Вселенной.
        Трудно было поверить, что всего несколько часов назад их больше всего волновало, почему Бобби не явился на матч.
        Кортни посмотрела на Марка и сказала:
        — Ну и что нам теперь делать?
        Но не успел Марк ответить, как кто-то подскочил сзади и сорвал рюкзак с его плеча. Кортни и Марк с удивлением уставились на парня.
        — Ну че, Даймонд? Опять журнальчики с девочками?
        Это был Энди Митчел, тот самый парень, который застукал Марка в туалете за чтением дневника. Он возился с застежками рюкзака, пытаясь их открыть.
        — М-митчел! От-тдай сейчас же!
        — Ах, ну коне-ечно!  — заржал Митчел.  — Делиться-то не хочется!  — Он держал рюкзак прямо у лица Марка, но когда тот потянулся, чтобы взять его, резко отдернул руку.
        — Что, очень хочешь назад получить их, да?  — издевался Митчел.  — А с крысами поплаваешь?  — Он метнулся к решетке водосточной канавы.
        — Отдай!  — с отчаянием крикнул Марк.
        Митчел хитро прищурился.
        — А что мне за это бу-у-удет?  — пропел он.
        — А чего тебе надо?  — нервно спросил Марк.
        Митчел на минутку задумался, затем схватил Марка за руку.
        — Я верну тебе рюкзак вот за это здоровое старинное кольцо.
        Марк не мог отдать ему кольцо, но и дневник должен был вернуть. Ведь он еще не дочитал до конца и не знал, о чем Бобби хотел его попросить.
        — Думай быстрее, Даймонд,  — издевался Митчел, держа рюкзак над люком.  — Кольцо или рюкзак, кольцо или рюкзак?
        Марк растерялся. Но тут запястье Митчела сжала сильная рука. Митчел обернулся и очутился нос к носу с Кортни Четвинд. Все это время она преспокойно сидела на скамейке и смотрела на это безобразие. Она не знала, как расценить факт исчезновения семьи Пендрагонов или как теперь воспринимать реальность, но уж с придурками вроде Энди Митчела могла разделаться в три счета. Сжав его руку стальной хваткой, она наклонилась к нему и прошипела сквозь зубы:
        — Только попробуй бросить рюкзак в канализацию, и ты полетишь за ним вслед. Давай…
        Митчел натянуто ухмыльнулся:
        — Гос-с-споди… Уж и пошутить нельзя.
        Кортни протянула свободную руку и забрала у Митчела рюкзак. После этого она отпустила его, и он, не мешкая, отбежал от Кортни на безопасное расстояние, потирая кисть руки.
        — Вы что, шуток не понимаете?  — выкрикнул он.  — И где только ты откопал такое старье, Даймонд?
        Кортни и Марк молча смотрели на него, так что он почувствовал себя неловко.
        — Гос-с-споди, да было бы из-за чего сыр-бор устраивать,  — сказал Митчел, развернулся и пошел восвояси.
        Кортни подняла рюкзак и протянула его Марку.
        — Спасибо,  — сказал он. Теперь, когда инцидент был исчерпан, он понимал, что оказался в этой ситуации не на высоте.
        — Терпеть не могу этого придурка,  — сказала Кортни.
        — Надо куда-нибудь уйти и дочитать дневник,  — серьезно сказал Марк.  — Мне как-то не по себе от этого скопления народу. Может, пойдем ко мне домой?
        — О-хо-хо,  — вздохнула Кортни.  — Не обижайся, конечно, но твоя комната напоминает помойку.
        Марк смущенно потупился.
        — Да ладно тебе, не парься,  — улыбнулась она.  — У всех парней в комнатах бардак. Пойдем лучше ко мне.
        Они пешком дошли до дома Кортни, благо было недалеко, и за все время не сказали друг другу ни слова. Оба думали о дневнике. Они задавались сотней вопросов, но один из них особенно беспокоил: что же Марк должен сделать для Бобби? Кортни умирала от любопытства. Марку тоже не терпелось это узнать, хотя его не очень-то прельщала перспектива ввязываться во что-то опасное, как бы важно это ни было. До сегодняшнего дня в его представлении опасным было позвонить в чью-нибудь дверь и убежать. Но судя по тому, что происходит сейчас с Бобби, ставки тут будут гораздо выше.
        Наконец они пришли к Кортни. Ее дом мало чем отличался от дома Марка  — уютный коттедж, окруженный небольшим садиком. Войдя в дом, Кортни повела его не в свою комнату, а в подвал, где у ее отца была мастерская.
        Они уселись на старую, пыльную кушетку, а драгоценные страницы Марк аккуратно положил на стоявший перед ним журнальный столик. Пару секунд они сидели в нерешительности. С одной стороны, их раздирало любопытство, а с другой  — было страшно. Что нового и непонятного им предстоит еще узнать?
        Наконец, взглянув на Марка, Кортни спросила:
        — Готов?
        — Да.
        Они взяли в руки пергамент и принялись читать с того места, на котором остановились в прошлый раз.
        «Надо уматывать отсюда, а вместе с дядей Прессом или без него  — это уж как повезет…»

        Журнал № 2
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Мой план был таков: забраться на вершину горы, прокрасться мимо квигов, найти ворота, ведущие в канал, и удрать отсюда к чертовой матери. Все просто, не так ли? Так вот  — не просто! Я не был уверен, что смогу найти эту дурацкую пещеру, не говоря уж о том, чтобы пробраться по снегу мимо чудовищных квигов. Но я уже твердо решил. Лучше уж попытаться, чем торчать тут, в этой деревне.
        Но сегодня я бежать не мог. Солнца уже садились, и все вокруг погружалось в темноту. Я не ошибся  — солнца, именно во множественном числе. Помнишь, я писал тебе, что у них тут три солнца? Так вот, сейчас они закатывались, все в одно время, но по разным сторонам небосвода. На севере, на юге и на востоке. Или как у них там называются стороны света?.. Уже стемнело, я решил переночевать, а с рассветом осуществить свой план. К тому же я зверски хотел есть. Последний раз я съел кусок ежевичного пирога перед баскетбольным матчем, на который так и не попал.
        Лура привела меня в хижину, похожую на ту, в которой я очнулся, только поменьше. В одном из углов были свалены в кучу звериные шкуры. Она указала на них и сказала:
        — Садись.
        Я повиновался. Шкуры воняли, но, в общем, сидеть было довольно удобно. В центре комнаты был сложен маленький каменный очаг, и Лура быстро и ловко развела в нем огонь, который осветил хижину мерцающим уютным светом. К тому же стало намного теплее. Потом пришла Оза с полотняной сумкой на плече, полной всякой снеди. Ура! Мы уселись вокруг очага и разделили между собой куски хрустящего хлеба, какие-то фрукты, по виду напоминающие апельсины, а по вкусу  — яблоки, и еще что-то вроде орехов, похожих на арахис. Может быть, из-за того, что я проголодался, эта незатейливая еда мне очень понравилась. Я, конечно, с удовольствием умял бы пару-тройку порций картошки-фри, что продают у нас на главной улице, но привередничать не приходилось. Пока мы ели, Оза давала мне странные инструкции.
        — Есть ли кто-нибудь на Второй Земле, кому ты безоговорочно доверяешь?  — спросила она.
        Я не долго думал. Это ты, Марк. Конечно, я очень люблю свою семью, и им я доверяю, но друг  — это тот, кому доверяешь не потому что должен, а потому что хочешь.
        Оза протянула мне пергамент, желтый и как будто старинный, ручку, вырезанную из дерева, и маленькую чашечку с чернилами.
        — Запомни: очень важно записывать все, что с тобой происходит,  — сказала она.  — При каждом удобном случае записывай все, что ты видел, слышал, все твои переживания и помыслы. Представь себе, что ты пишешь дневник.
        — А зачем?  — Мне кажется, я задал вполне естественный вопрос.
        — Ты пошлешь это своему другу на хранение,  — ответила Оза.  — Не буду обманывать тебя, Пендрагон, ты впутался в опасное предприятие. Если с тобой что-нибудь случится, эти заметки  — единственное, что ты оставишь после себя, и что поможет твоему другу во всем разобраться.
        Не очень-то обнадеживающе это звучало. Она словно велела мне написать завещание. Сначала я хотел отказаться, потому что тогда бы это означало, что я действую согласно их программе. А я не собирался этого делать. С другой стороны, это было вполне разумно. Если со мной что-то случится, никто никогда не узнает правду. Раз уж занесла меня сюда нелегкая, то пусть все об этом знают.
        — А как мы передадим записи Марку?  — спросил я.
        — Ты сперва напиши,  — улыбнулась Оза,  — а потом сам увидишь.
        Это было уже интересно. Если она знала, как отправить тебе послание, значит, могла знать, как работает та червячья нора в другом направлении. Может, это мой шанс попасть домой? С этими мыслями я взял ручку и уселся за работу. Столом мне служил обломок деревянной доски, которую я пристроил на коленях. Труднее всего было управиться с пером. Я привык писать шариковой ручкой, а кусок щепки плохо подходил для этой цели. Приходилось все время макать ручку в чернильницу и с трудом выцарапывать слова. Я то и дело ставил кляксы и продирал бумагу. Впрочем, я довольно быстро наловчился и мог написать уже целое предложение, не обмакивая перо.
        Лура тоже что-то писала. Тоже дневник вела, наверное. Казалось что мы делаем уроки. Я не видел, что именно она там пишет, но мне было очень интересно, что она пишет обо мне. Знаю, она считала меня слабаком, но я тешил себя мыслью, что после того, как она узнала, что я ушел целым и невредимым из лап Святоши Дэна, думать обо мне она стала немного лучше. А, впрочем, какая разница? Завтра меня здесь уже не будет.
        Так я провел остаток ночи. Я писал и писал, и вскоре выбился из сил. Почувствовав, что глаза мои слипаются, я прилег на звериные шкуры и задремал. Спал я недолго и, проснувшись, снова принялся за дело. Лура тоже писала, иногда прерываясь на сон. Вошла Оза, но, подбросив поленьев в огонь, ушла снова. Интересно, она совсем не спала? Я как раз дошел до того момента, как дядю Пресса похитили рыцари Каган, и на минутку решил закрыть глаза. А в следующий миг Оза ласково потрепала меня по плечу.
        — Уже утро, Пендрагон,  — сказала она, улыбаясь.
        Спал я крепко, и проснуться сразу мне было трудно. Я еле-еле продрал глаза. В хижине было светло, но, судя по тому, что теней еще не было и вовсю распевали птицы, было совсем рано. Я огляделся и отметил, что огонь в очаге потух, а Луры нет.
        — Ну, теперь давай сюда свой журнал,  — скомандовала Оза.
        Я встал и собрал вместе исписанные листки. Она взяла их, свернула в трубочку и перевязала ее кожаным шнурком. Затем прошла в центр хижины и уселась, скрестив ноги по-турецки. Перед собой она положила старинное серебряное колечко, с серым камешком и с надписью. Что именно было на нем выгравировано, я не мог разглядеть, как ни старался. Да и вряд ли я бы понял, что там написано. Оза взглянула на меня, удостоверилась, что я внимательно наблюдаю за ней, затем протянула руку к кольцу, дотронулась до него пальчиком и сказала: «Вторая Земля».
        В следующий момент произошло такое, что последние остатки сна мгновенно улетучились. Кольцо начало пульсировать. Так же пульсировали стены тоннеля прямо перед моей отправкой на Дендурон. И стены тоннеля были сделаны из такого же серого камня, как и камешек в кольце. Свет залил хижину, так же, как когда-то осветил темный подземный ход. И послышались такие же звуки музыки…
        А затем кольцо начало увеличиваться! Оно расширялось, и скоро в том месте, где оно лежало, образовалась черная дыра. Кольцо словно открыло маленький канал! Вот только куда? Оза подтолкнула свиток к кольцу, и он исчез в темном провале. А затем кольцо снова стало обычным кольцом, и на этом все закончилось. Ни света, ни звуков, ни черной дыры. Только кольцо посреди хижины. Оза подняла его и надела на кожаный шнурок, обвивавший ее шею.
        — Твой друг Марк получил дневник,  — сказала она и направилась к выходу.
        Ни объяснений, ни замечаний. Ничего. Я вскочил на ноги и подбежал к ней.
        — Эй! Вы же не можете просто так показать мне этот фокус и ничего не объяснить!  — возмутился я.
        — Я тебе уже все объяснила,  — сказала она спокойно.  — Я отправила твой дневник Марку Даймонду.
        Она снова попыталась выйти из хижины, но я преградил ей дорогу.
        — Но как? Это у вас что, переносная дверь в телепортирующий канал?  — У меня было впечатление, что голова моя сейчас лопнет.
        — Тебе еще очень много предстоит узнать, чтобы стать Странником, Пендрагон,  — она терпеливо смотрела на меня.  — Когда ты немного освоишься, это кольцо будет твоим, и ты сам сможешь отсылать Марку Даймонду записи. А пока тебе достаточно знать, что сила кольца похожа на мощь тоннеля, но значительно слабее.
        — Как мой дневник попадет к Марку?  — Я не собирался отступать.
        Оза глубоко вздохнула. Ей явно не хотелось отвечать на мои вопросы. Мне это не понравилось. Она-то знала, в чем тут дело, а я  — нет.
        — Я дала Марку Даймонду еще одно кольцо,  — сказала она.
        — Что? Вы видели Марка? Стоп, вы что, были на Земле? Когда? Как? Вы ему сказали, что я здесь? Вы видели моих родителей? Вы…
        Оза прижала ладонь к моему рту. Рука у нее была мягкая, но сильная.
        — Я была на Второй Земле и отдала Марку Даймонду кольцо,  — объяснила она.  — Все. Больше я никого не видела. И хватит вопросов, слышишь?  — Она убрала руку и в очередной раз собралась выйти.
        — Только один вопрос!  — воскликнул я.  — Кольцо работает в обоих направлениях? Я имею в виду, если я могу ему что-то послать, то может ли и он отправить что-нибудь для меня?
        Оза снисходительно улыбнулась. Такую же улыбку я видел на лице мамы, когда пытался окольным путем выведать у нее что-нибудь, и мне казалось, что я делаю это очень умно и хитро. Эта улыбка говорила: «Знаю, знаю, о чем ты думаешь, хитрюга! Но меня тебе не провести».
        — С помощью кольца можно транспортировать маленькие объекты. И работает оно только в руках Странников,  — ответила она.  — Марк Даймонд не сможет ничего тебе передать. А теперь, если ты хочешь искупаться, сходи на реку недалеко от деревни.
        И она ушла, оставив меня в смятении. Кольцо открывало для меня бездну новых возможностей. Может, даже не придется идти в горы. Может быть, кольцо расширится до таких размеров, что я смогу пролезть в черную дыру. К тому же я Странник и, значит, смогу управиться с кольцом! Ура! Впервые за все время пребывания на этой планете я почувствовал, что снова владею ситуацией. Когда придет время, Оза отдаст мне кольцо, а вместе с ним я получу и обратный билет на Землю. Это гораздо удобнее, чем карабкаться на вершину горы, подвергаясь риску быть растерзанным квигами. Итак, с надеждой в сердце я вышел из хижины навстречу новому дню.
        Солнца только-только выползли из-за горизонта и предвещали ясный день. Перво-наперво мне хотелось найти речку и искупаться. Не то чтобы я был чистюлей, но звериные шкуры отнюдь не благоухали весенней свежестью. Слегка поплескаться в водичке  — это удачное начало дня. Поэтому я бодрым шагом отправился через деревню на поиски реки.
        Деревня просыпалась. Над крышами вился серый дымок. Женщины тащили вязанки хвороста. Неподалеку в полях уже работали земледельцы. Издалека я заметил группу людей, устало двигавшихся к деревне. Я решил, что это шахтеры. Они все с ног до головы были перепачканы грязью, как те, которых я видел вчера, на Церемонии Передачи. Неужели они работали всю ночь? Навстречу им шла еще одна команда. Дневная смена сменяла ночную. Выглядели эти процессии уныло.
        Меня поразило, что никто не разговаривает, даже глаз друг на друга не поднимает. Люди просто шли по своим делам, выполняли свою работу, которую, видимо, делали каждый день. Хотя чему тут удивляться? После того, что я видел вчера, мне стало понятно, что эти люди  — заключенные. Армия Каган похитила все, что у них было, включая их души. Это было безрадостное место. Надежда не гостила тут. Люди, наверное, боялись заводить друзей, потому что не знали, кто будет следующей жертвой Каган. Так что жить в своем собственном, замкнутом мирке казалось им проще.
        Странно, но, стоя тут, посреди деревни, и глядя на уныло бредущих людей, сломленных жизнью, я почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. А ведь я не плакса. Одно дело, когда смотришь фильм, и там умирает собака. Но здесь было другое. Здесь все было слишком реально. Я чувствовал, как тоска буквально сжимает мое сердце. Но как бы плохо ни было, нужно только потерпеть, и все переменится. Грусть-тоска пройдет, и жизнь пойдет своим чередом. По крайней мере, у меня точно все так и будет. Мне есть к чему стремиться, я надеюсь попасть домой. А чем жить этим несчастным? Им-то бежать некуда, и их будущее столь же безрадостно, как настоящее. Многие из них так и проживут всю жизнь в страхе, задавив в себе личность. От этой безнадежности хотелось плакать. В эти минуты я переживал их боль, как свою собственную.
        Но знаешь что? Эта печальная сцена лишь укрепила мое желание убраться отсюда. Ну да, я сочувствовал им, но их беды  — это не мои проблемы. Слишком давно длится это противостояние, и я не в силах что-либо изменить. Мне сейчас следовало позаботиться о себе, так что я вытер слезы, поднял голову и продолжил путь к реке. Только я сделал пару шагов, как кто-то похлопал меня по плечу.
        — Хочешь крабельного нектара?  — Это был Фиджис, странный старикан, который вчера пытался продать мне свитер. На плече у него болталась сумка-бурдюк, в которой плескалась какая-то жидкость.  — Очень нежный. Очень вкусный. Дефицит. И всего четыре квиля.
        Видимо, квили  — это местные деньги.
        — Спасибо, не надо,  — сказал я и зашагал прочь.
        Но Фиджис заплясал вокруг, не давая пройти. В руках он держал грубо сделанную банку, оплетенную соломой.
        — Двадцать квилей!  — выкрикнул он и поднял банку повыше, чтобы я ее как следует рассмотрел.
        Даже если бы я и захотел что-нибудь купить, все равно у меня не было ни одного квиля, так что болтать с этим дельцом  — просто тратить время попусту. Я хотел пройти мимо, но он опять преградил мне дорогу.
        — Только для тебя, поскольку ты новенький! Десять квилей!
        Заманчивое предложение. Я покачал головой.
        Он прекрасно видел, что я не собираюсь ничего покупать, но ему так хотелось что-нибудь продать мне, что он сорвал с пальца одно из десяти колец, украшавших его руку.
        — Два квиля!  — он протянул мне кольцо.
        — Простите, но у меня вообще нет квилей,  — заявил я.
        Я предполагал, что Фиджиса интересуют только деньги, так что по логике он должен был сейчас от меня отстать. Но все оказалось не так-то просто. Он схватил меня за руку и так быстро потащил за собой, что у меня не было ни единого шанса остановить его. Оттащив меня в сторону, он принялся нашептывать мне на ухо странные вещи с таким видом, будто сообщал ценную информацию.
        — Так тебе поможет. Так  — это решение проблемы. Только Так! Реллин это знает.  — Я чувствовал его горячее дыхание на своей шее. Несло от него, как от козла. Меня замутило.  — Вспомнишь о Таке  — вспомни и обо мне.  — Он быстро пошел прочь и скоро затерялся среди деревенских жителей.
        Все это было очень странно. Что такое «Так»? Он говорил об этом с такой страстью, что я невольно подумал, будто это нечто особенное. Он будто соблазнял меня. Может, это что-то запрещенное законом, и Фиджису приходилось быть чрезвычайно осторожным, продавая его.
        А еще меня удивляло, что я понимал его речь. Еще вчера его слова не имели для меня смысла, а сегодня я понимал его, будто он говорил на чистейшем английском. Но судя по тому, что рассказывала Оза, по-английски Фиджис не говорил. Это я только слышал английскую речь, а говорил он на языке Дендурона. Однако были слова, которых я все же не понимал,  — «квиль», «так», «крабельный». Видимо, эти слова употреблялись только на этой планете, и на английский не переводились. Ну ладно. Что бы ни пытался продать мне Фиджис, у меня все равно не было намерения что-либо покупать, так что я продолжил прогулку к реке.
        Дорожка вывела меня из деревни в направлении, противоположном океану. Так как в эту сторону я еще не ходил, то подумал, что река должна быть именно там. На сотню метров углубившись в лес, я услышал журчание воды. Еще несколько шагов  — и я вышел к реке. Она была неширокая  — метров двадцать-тридцать. Я присел и опустил в воду руки. Ого! Такое впечатление, что я сунул их в ведро со льдом. Река брала свое начало в снежных вершинах гор, поэтому была такой холодной. Я отвратительно вонял звериными шкурами и, кроме того, насквозь пропитался дымом костра, поэтому, тепло ли, холодно, уже не имело значения  — я собирался искупаться. Зажмурившись, я зачерпнул воду в ладони и плеснул ее себе на лицо. Ух! Словно тысячи иголок вонзились в кожу, но до чего ж приятно! Потом я прополоскал рот. Эх, хотелось бы нормально почистить зубы щеткой, но чего привередничать? Сойдет и вода.
        Тут я услышал, как хрустнула ветка. Здесь кто-то был, и этот кто-то всего в нескольких метрах от меня негромко напевал песню. При обычных обстоятельствах я бы встал и ушел, но сейчас что-то заставило меня остаться и посмотреть, кто это. Помнишь, как я писал о жителях деревни? О том, что веселье никогда не приходило в их дома, и что они были заняты лишь тяжким трудом, позволявшим выжить? Мне было любопытно, кто же это напевает, сидя на берегу реки. Если местные способны после того, что пережили, и зная, что им предстоит вынести, петь песни, значит, в душах этих несчастных еще живы надежда и вера в светлое будущее.
        Я помню, как в детстве ходил с отцом на экскурсию в лес, уничтоженный пожаром. В нем ничего не осталось, кроме черных, обуглившихся головешек, которые когда-то были великолепными деревьями. Мне было очень грустно до тех пор, пока я не увидел, как из-под обгоревшего бревна пробивается маленький зеленый росток. Назло всем бедам он изо всех сил тянул листочки к солнцу, и я понял, что когда-нибудь на этом месте обязательно вырастет новый лес. Так вот, эта песня  — тоже маленькая надежда на то, что мир изменится к лучшему. Мне очень хотелось узнать, кто же пел, поэтому я тихонечко пошел сквозь кусты на голос. Но поющий человек был не из племени Милаго.
        Это была Лура. Она сидела на коленях на камне, спиной ко мне, и стирала какую-то одежду. Сперва я был разочарован, но потом рассудил, что дело принимает интересный оборот. Как я тебе уже говорил, у Луры суровый нрав. Не знаю, с какой территории прибыли она и ее мать, но не нужно быть гением, чтобы догадаться, что эти двое принадлежат к расе воинов. Но у Озы характер мягкий и уравновешенный. Она напоминала мне воинов с черным поясом, которые так уверены в своих силах, что становятся по натуре очень мягкими людьми. Они веселы и спокойны. Конечно, если их не вывести из себя, и тогда они навешают тебе тумаков, да так, что мало не покажется. А вот Лура отнюдь не была мягкой и спокойной. Она, наоборот, постоянно искала, кому бы врезать. Может быть, это оттого, что она была слишком молода, и мудрость, приходящая с годами, еще не облагородила ее. В любом случае, Лура внушала мне дикий страх. Но сейчас она сидела на камне, с распущенными волосами, водопадом падавшими на ее плечи, и напевала милую песенку, и это совсем не вязалось с ее образом. Может, доброта Озы присуща и ей, только она тщательно скрывает
мягкие стороны своей натуры за железной маской настоящего мачо? Ведь в этот момент она понятия не имела, что я здесь.
        Прежде чем ты обвинишь меня в подглядывании, представь, в какой идиотской ситуации я оказался. Если бы она заметила меня, то наверняка решила бы, что я специально слежу за ней из-за кустов, и тогда мне бы не поздоровилось. Она точно схватила бы свою палку и отделала меня. И ее трудно было бы винить. Оставалось надеяться, что она закончит стирку и уйдет, так никогда и не узнав, что я за ней следил. Так что я старался стоять неподвижно, изо всех сил притворяясь молодым деревцем.
        Спустя какое-то время Лура поднялась и начала заплетать косу. И вдруг треск ломающейся ветки подсказал мне, что кто-то приближается ко мне сзади. Сердце бешено заколотилось. Я был уверен, что Лура тоже слышала этот звук и сейчас обернется. Тогда мне конец. Да и тот, кто шел за мной, наверняка видел, как я подглядываю за молодой девушкой. И убежать я не мог, ведь тогда Лура меня точно засечет. В общем, как ни посмотри  — незавидное положение!
        Но вскоре я понял, что эти варианты развития событий были еще не самыми худшими.
        — Я искал тебя, Пендрагон,  — услышал я низкий голос.
        Лура моментально обернулась. Лицо у нее было крайне удивленное. Я тоже обернулся, и у меня буквально колени подкосились. Передо мной стоял рыцарь-Бедуван. Он возвышался надо мной, как башня, держа в одной руке копье, а в другой веревку.
        В тот миг я подумал, что Святоша Дэн, или Маллос, или как там его зовут, послал своего рыцаря за мной, чтобы поймать и привести меня, как они сделали это с дядей Прессом. А еще в голове моей пронеслась мысль, что легко я им не дамся. Так что пока рыцарь думал, что предпринять, я сделал свой собственный ход  — повернулся и побежал к реке.
        И тут в моей голове моментально созрело еще одно решение  — Лура убежит вместе со мной. Чуть только она приподнялась, я прыгнул на нее, в прыжке сбил ее с ног, и мы вместе упали в холодную воду.
        Знаешь ли ты, Марк, что такое холод? Не знаешь и не узнаешь никогда, покуда не прыгнешь в реку, стекающую с горных вершин. Я не превратился в ледышку лишь потому, что очень активно двигался. Ничего, что кровь в венах вот-вот застынет  — лишь бы уйти от рыцаря. Согреться можно и позже.
        Мы барахтались в реке, поднимая тучу брызг. Течение было очень сильным, и нас относило все дальше от рыцаря. Я один раз обернулся и увидел, что он с глупым и растерянным лицом стоит на том же месте и даже не пытается нас преследовать.
        Теперь моя основная задача  — не захлебнуться в реке. Знаешь, когда, бывает, прыгнешь в холодную воду, сперва дух захватывает, а потом твое тело приспосабливается. Так вот, только не здесь. Вода в реке была настолько холодной, что привыкнуть к ней не было никакой возможности. Я чувствовал, как тело превращается в заледеневший деревянный чурбан. Но я, как мог, боролся с этим ощущением, потому что несло нас очень быстро, а навстречу попадались большие валуны. Я когда-то слышал, что если течение несет тебя, лучше всего повернуться ногами вперед и плыть, пока тебя не вынесет на тихую заводь, откуда уже можно спокойно выплыть на берег. Это был неплохой план, но Лура мешала мне его осуществить. Она так крепко вцепилась в меня, что мои руки оказались практически скованными. Нужно было оторвать ее от себя, иначе мы бы неизбежно утонули.
        — Ногами вперед!  — закричал я.  — Перевернись на спину и плыви!  — Я пытался отцепиться от нее, но безрезультатно. И тут она сказала четыре слова, которые я никак не ожидал услышать от этой боевой девицы. Это были самые плохие слова, которые только можно услышать в такой ситуации:
        — Я не умею плавать.
        Ну, замечательно! Неудивительно, что она так за меня цеплялась. Это было ужасно. Мы крутились в водоворотах, образованных течением, и уже не раз с головой уходили под воду. Всякий раз, когда волна накрывала нас, мы выныривали, отплевываясь, но я не знал, сколько еще нам удастся продержаться. Надо было что-то делать, иначе мы утонем или сперва разобьем себе головы о камни и лишь потом пойдем ко дну. Я подумал, что можно плыть паровозиком: Лура впереди, а я сзади, поддерживая ее и подгребая руками, тогда я смогу вырулить к берегу.
        — Ногами по течению!  — заорал я.  — Ложись на спину и обопрись на меня!
        Но она не слушалась. Видимо, от страха была в столбняке. Не знаю, как это  — не уметь плавать и очутиться посреди бушующей реки, но, видимо, это ужасно. А при ее-то силе я сам от нее отцепиться не смогу. Тут нас накрыла волна, и мы оба ушли под воду. Только мы вынырнули, как нас довольно ощутимо ударило о камень. Я говорю нас, но на самом деле досталось в основном Луре. Видимо, удар был очень сильный, потому что она обмякла и разжала руки. Я тут же схватил ее в охапку и перевернул на спину.
        — Держись за мои ноги,  — скомандовал я.
        Она так и сделала. Я тоже перевернулся на спину, и теперь руки мои были свободны, для того чтобы удержать нас на плаву и подгрести к берегу. Моя попытка удалась. Теперь надо только уйти с быстрины.
        — Постарайся ногами отталкиваться от камней!  — крикнул я.
        Лура хоть и была напугана, но уже начала соображать. Я греб, а она отталкивалась ногами от больших острых камней. Нас еще раз накрыло волной и потащило под воду. Лура извивалась и корчилась, пытаясь отцепится от меня, но я крепко сжимал ее коленями. Через несколько секунд мы вынырнули на поверхность.
        Внезапно меня посетила ужасная мысль: а что если нас несет к водопаду? Тогда мы точно погибнем. Но нужно было выбросить эти мысли из головы, потому что сделать в том случае я все равно ничего не смогу.
        Мы еще пару раз попали в водоворот, а потом, слава Богу, течение стало спокойнее и медленнее. Быстрину мы миновали, а водопада тут не было, но мы все еще не были в безопасности, потому что за меня держалась не умеющая плавать Лура. Но тут уже помогли навыки, полученные на занятиях по безопасности жизнедеятельности. Я перевернул Луру на бок. У нее уже не было сил сопротивляться, так что мне без труда удалось отбуксировать ее к берегу. Мы выбрались из ледяной воды, вскарабкались на берег и упали прямо на землю, истерзанные, побитые, но живые. К счастью, три солнца жарили вовсю, что было очень кстати.
        Переведя дыхание, я оперся на локоть и взглянул на Луру. Она лежала навзничь и тяжело дышала. Надо признаться, что теперь, лежа в безопасности на берегу реки, я был очень доволен собой. Я не только спас юную воинствующую амазонку от рыцаря Каган, но еще и не дал ей утонуть в бушующих водах реки. Может, она, наконец, согласится, что я не тюфяк, а настоящий мужчина! Я, конечно, ждал благодарности и признания моих заслуг, но напрашиваться на комплименты не собирался. Я ждал, ждал, ждал… Но она ни слова не промолвила. Странно. Я даже почувствовал что-то вроде раздражения. Я не ждал, что она скажет: «О, Пендрагон, ты  — мой герой!», нет, мне вполне достаточно услышать «спасибо». Но Лура ни одним словом не нарушила молчания. В конце концов я сам решил растопить этот лед.
        — Ты в порядке?  — спросил я.
        — Благодаря тебе  — нет,  — последовал ответ.
        — Что?!  — я был потрясен.  — Я же не дал тебе утонуть!
        — Если бы мы не оказались в реке, я бы и не думала тонуть,  — раздраженно отрезала Лура.
        — Но если бы мы не оказались в реке, нас настиг бы тот рыцарь,  — выпалил я.
        Лура села и посмотрела на меня. Она смотрела и смотрела, и под этим взглядом я чувствовал себя самой ничтожной тварью на свете. А потом она заговорила.
        — Ты прятался в кустах. Ты шпионил за мной,  — сказала она с досадой. (Вот черт!)  — Но если бы ты спросил меня, что я там делаю, то узнал бы, что я жду именно этого рыцаря.
        Что? Как же так?
        — Ты ждала одного из приспешников Каган?  — Я не верил своим ушам.  — Но зачем?
        — Потому что он  — Странник из Дендурона и пришел, чтобы рассказать мне о Прессе. Ты чуть не убил нас обоих, пытаясь спастись от нашего самого ценного друга на всей территории. Что я теперь должна сделать, Пендрагон? Поблагодарить тебя?

        Журнал № 2
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Настроение моментально испортилось. Чем больше я узнавал об этом мире, тем меньше понимал. Только я попытался что-то предпринять, как испортил все окончательно. Лура и я чуть не утонули, и все из-за меня. Я хотел домой, в свою постельку, хотел почувствовать, как Марли тычется мокрым носом мне в лицо, ощутить песий запах. А вместо этого я, замерзший и вымотанный, валяюсь на берегу реки в забытом Богом уголке Вселенной.
        — Лура! Как ты там?  — услышал я голос, а потом увидел и его обладателя. Парень продирался сквозь деревья по направлению к нам. Это был тот самый рыцарь. Как только он вышел из леса и подошел к нам поближе, я разглядел, что он едва ли старше меня. Он был какой-то неповоротливый. Те рыцари, которых я видел, выглядели бравыми вояками, готовыми лицом к лицу встретить любую опасность. А этот пацан на воина совсем не походил. Запнувшись за торчащий из земли корень, он чуть не растянулся в грязи. Потом подошел и взглянул на нас большими испуганными глазами.
        — У нас все в порядке,  — заверила его Лура.
        — Это моя вина,  — с расстройством сказал рыцарь.  — Мне так жаль!
        Лура ощупывала себя, пытаясь установить, не сломано ли у нее что-нибудь.
        — Пендрагон,  — сказала она.  — Это Алдер.
        — Алдер, а дальше?  — спросил я, зная наперед, что он мне ответит.
        — Просто Алдер,  — ответил рыцарь.
        Ага, еще один бесфамильный. Интересно, в какой момент прогресс доходит до использования имени и фамилии? Ну да ладно.
        — Я и передать не могу, как счастлив, что ты наконец прибыл, Пендрагон!  — с энтузиазмом воскликнул Алдер.  — Теперь мы можем начинать.
        Так-так. Что это мы можем «начинать»? А вообще, мне надоело отставать от всех на полшага и недопонимать, что происходит.
        — Что начинать?  — спросил я.
        Алдер посмотрел на Луру, словно был удивлен, что я не в курсе дела. Я тоже уставился на нее. Ну, естественно, она мне не все рассказала! Мне же никто ничего здесь не рассказывает! Она молча глядела на реку. Наверное, решала для себя, посвящать меня в свои тайны или нет. Зубы ее до сих пор стучали от холода. Потом она перевела взгляд на меня, секунду пристально изучала мое лицо и наконец выдала.
        — Ты сам видел, как Бедуваны относятся к Милаго,  — начала она.  — Но ты видел не все. Ты не видел, как Милаго мучаются от голода, холода и болезней. Бедуваны обращаются с людьми из Милаго хуже, чем с собаками. У Милаго нет ни еды, ни лекарств. Половина младенцев умирает в первые же месяцы после рождения. Ежедневно на рудниках гибнут люди. Если не остановить этот беспредел, племя вымрет. Пришло время положить этому конец.
        Не нравилось мне, как все поворачивается! Несомненно, эти люди вызывали жалость и нуждались в помощи. Но я не понимал, какое место во всей этой истории отводится мне. И не был уверен, что хочу это узнать.
        — Милаго  — племя не воинственное,  — сказал Алдер.  — Прошли годы, прежде чем они поняли, что нужно предпринимать решительные действия. И если бы не Пресс, они никогда не собрались бы с духом.
        — А что сделал дядя Пресс?  — спросил я.
        — Он был их вдохновителем,  — в голосе Алдера сквозило глубокое уважение.  — Он дал им силы для борьбы.
        Первый раз здесь прозвучало слово «борьба». Мне это слово не понравилось.
        — А как же ты?  — спросил я Алдера.  — Ты же не из племени Милаго. Ты  — Бедуван. Тебя-то почему все это интересует?
        Лура взглянула мне прямо в глаза.
        — Он Странник, Пендрагон,  — сказала она со страстью.  — Как я, Пресс и моя мать. Странники занимаются именно тем, что помогают людям выпутаться из беды. Ты готов взять на себя такую ответственность?
        — Ну, вообще-то… нет,  — искренне ответил я.
        — Я тоже так думаю,  — скорчила она презрительную мину.
        Алдер уставился на меня с отчаянием.
        — Но Пресс давно говорил о тебе!  — настойчиво сказал он.  — Он говорил, что если с ним что-то случится, ты займешь его место.
        — Ну да, ну да!  — я отвернулся.  — Лично мне он ничегошеньки об этом не сказал! Все, что он соблаговолил объяснить, так это то, что группа людей нуждается в нашей с ним помощи. Я думал, что надо кого-то куда-то подвезти, может, помочь перетаскивать мебель. Я и понятия не имел, что мне придется возглавить революцию!
        Лура обернулась ко мне с горящими глазами.
        — Очень верное слово!  — со страстью воскликнула она.  — Революция! Милаго уже в состоянии выступить против Бедуванов. Пресс внушил им уверенность в удачном исходе. Без него они не смогут довести борьбу до конца и просто-напросто погибнут! Уж не знаю почему, но он уверил племя, что именно ты займешь его место и сможешь повести их за собой. Вот поэтому ты здесь, Пендрагон. И ты должен это сделать.
        У меня было такое чувство, что я вновь несусь по волнам реки и ничего не могу с этим поделать. Сердце билось так сильно, словно намеревалось выпрыгнуть из груди. Пойми, Марк, я не революционер. Последний раз я крепко дрался с тобой, когда мы решали, кому первому играть на компьютере. Эти «сражения» не сделали из меня революционера.
        — Послушай,  — сказал я, пытаясь скрыть дрожь в голосе.  — Мне очень жалко этих людей, но я не понимаю, чем я могу им помочь. Ты сказала, что я Странник? Ну что ж, может быть. С недавних пор. Но всего два дня назад я и понятия не имел о существовании этой планеты! Как же я могу возглавить революционное движение, посуди сама!
        — Но ты должен,  — серьезно сказал Алдер.  — Милаго верят, что ты займешь место Пресса.
        — Значит, надо найти дядю Пресса!  — выпалил я.
        Алдер отвел глаза. Что-то было не так.
        — Где сейчас Пресс?  — спросила Лура.
        Не поднимая глаз, Алдер ответил:
        — Его держат в крепости Бедуванов. Его приговорили к смерти, и он будет казнен завтра, в равноденствие.
        О, Боже! Завтра дядя Пресс умрет! Что может быть ужаснее? Лура медленно отвернулась от Алдера и подняла с земли камень. С воплем отчаяния она размахнулась и швырнула его в реку, вложив в этот бросок все свои страхи и горести. Затем стремительно, будто разъяренная пантера, метнулась ко мне. Я попятился, ожидая, что она вот-вот кинется на меня и опрокинет на землю. Но она этого не сделала. Вместо этого она наклонилась ко мне и прошептала:
        — Не могу понять, почему Пресс в тебя верит. Ты  — трус, слабак, ты  — маленький испорченный эгоист. Тебе плевать на всех, кроме себя! Но ты Странник, и пришло время кое-что тебе разъяснить!  — С этими словами она отвесила мне тяжелый пинок.
        — Я не могу пойти с тобой, сама знаешь,  — кротко сказал Алдер.
        — Знаю,  — ответила Лура.  — Встретимся, когда стемнеет.
        Она дала мне еще одного пинка и зашагала прочь. Что мне делать, я не знал, и поэтому пошел вслед за ней, по дороге обдумывая все то, что узнал. Странники  — человеческие благодетели межпланетного масштаба. Благородно, слов нет, но я не желал быть удостоенным этой великой чести. Все вокруг хором говорят мне, что я Странник, и что я, оказывается, несу ответственность за человеческие жизни, но кто сделал меня Странником, я так и не понял. Может, это как вербовка в армию? Но тогда если бы я отбирал кандидатов в Странники, я бы выбрал кого-нибудь из морских пехотинцев, спецназовцев или, еще лучше, десантников, но уж никак не хилого четырнадцатилетнего заморыша вроде меня. Даже если я и решу помочь племени, через секунду после того, как я открою рот, все поймут, что я ни на что не гожусь. Нет, все же самым разумное  — придерживаться плана А, то есть рвануть отсюда, как только представится такая возможность.
        Лишь одна мысль не давала мне покоя: дядя Пресс был в беде. И это еще слабо сказано. Завтра он будет мертв. Но что я мог поделать? Если я пойду в замок, рыцари Каган меня схватят, и тогда умрет не только дядя Пресс, но и я вместе с ним. Словом, я оказался в жуткой ситуации.
        Наконец мы вошли в деревню, и Оза встретила нас с некоторым беспокойством. Она поняла, что дела идут не лучшим образом. Но прежде чем она успела спросить, что случилось, Лура заявила:
        — Ему надо показать шахты.
        Оза не стала спрашивать зачем, лишь взглянула на дочь и устало вздохнула.
        — Пойдем со мной, Пендрагон,  — сказала она и направилась к выходу.
        — А что если я не хочу осматривать шахты?
        Я и в самом деле не хотел.
        Оза посмотрела на меня своим глубоким, пронзительным взглядом. Она не ругала и не осуждала меня. Это сложно объяснить, но ее взгляд убеждал в необходимости пойти с нею. Этот взгляд говорил: «Ты пойдешь и посмотришь на рудники, потому что это то, что ты должен сделать». Этому взгляду невозможно было отказать. Может быть, Оза меня загипнотизировала, но с того момента, как она посмотрела на меня, я понял, что пойду за ней, куда она скажет. Ну вот, я и пошел. Удивительно, да?
        Лура не пошла с нами, да Оза ее и не приглашала. Мы отправились вдвоем. Вот и прекрасно! Когда мы шли по деревне, я начал замечать то, чего не видел раньше. Всякий раз, как мы проходили мимо кого-нибудь, этот кто-то кидал на меня быстрый, изучающий взгляд. А через долю секунды вновь устремлял его в землю и, как ни в чем не бывало, шел своей дорогой. Это было очень странно. Они словно изучали меня, но боялись признаться себе в том, что я действительно здесь. А ведь до сих пор они даже не замечали моего присутствия. Они и друг с другом-то не разговаривали, а уж со мной и подавно. Ну, кроме Фиджиса, конечно. Он был единственным представителем племени Милаго, заговорившим со мной. Все остальные были слишком погружены в себя. Я был уверен, что эти жители глядят на меня и думают: «И как только этот паренек может возглавить революционное движение? Он же еще сопливый мальчишка». Между прочим, они были правы.
        Я следовал по пятам за Озой по дорожке. Она привела нас на поляну, среди которой возвышалась массивная каменная постройка, напоминающая сооружение на деревенской площади, где проходила Церемония Передачи, с той лишь разницей, что не была обита досками. Над ней был установлен подъемный механизм типа лебедки. Вниз тянулась толстая веревка. Двое дюжих молодцов крутили лебедку, поднимая что-то на поверхность. Все это очень напоминало мне старинные колодцы, в которых ведро, привязанное к веревке, бросают вниз, а потом вытаскивают, вращая ручку. Только здесь вместо воды в ведре поднимали самоцветы. Шахтеры подтянули к себе корзину и высыпали ее содержимое на землю. Из всей кучи они выбрали всего несколько голубых камней, а все остальное оказалось пустой породой. Они переглянулись и вздохнули. Найденные камни они добавили в кучку, уже лежавшую возле колодца. Кучка, надо сказать, пока была небольшая. Если они не подналягут, то жена шахтера, очень скоро присоединится к своему мужу на дне старой шахты. У меня по спине пробежал холодок.
        Оза подошла к колодцу, села и свесила ноги вниз.
        — Будь осторожен,  — приказала она и с этими словами скользнула вниз.
        Куда это она? Она что, прыгнула? Я осторожно подошел к краю, посмотрел вниз и увидел лестницу, приделанную к стене. Оза спускалась в эту бездонную яму. Вскоре она исчезла во мраке. Я обернулся к тем двум шахтерам. Ну, конечно, они разглядывали меня. Но как только наши взгляды встретились, они тут же опустили глаза, продолжая свою работу. Уж и не знаю, что на меня больше давило: то, что все смотрят на меня, или необходимость лезть в темную сырую яму.
        — Ну, давай же, Пендрагон!  — донесся снизу голос Озы.
        Я свесился через край и подергал лестницу, чтобы удостовериться, что она крепкая. Я занес одну ногу, нащупал ступеньку и начал спускаться. Хорошо, что было темно, иначе, если бы я увидел, насколько там глубоко, у меня бы не хватило смелости спуститься. Сама лестница хоть и была грубо сколочена из веток, но выглядела прочной и надежной. Через несколько метров я почувствовал, что уперся в каменное основание. Но это еще было не дно  — рядом начиналась следующая лестница, а поскольку Озы тут не было, я понял, что и мне следует спускаться дальше. Всего там оказалось пятнадцать лестниц  — невероятно! Через каждые три лестницы уходил горизонтальный тоннель. Видимо, это были заброшенные участки шахты. По мере того, как в них кончались самоцветы, шахтеры зарывались все глубже и глубже в землю.
        Наконец я дополз до конца. Оза уже ждала меня. Здесь было чуть светлее, потому что тут и там были расставлены маленькие свечки. Они давали мало света, но как только мои глаза привыкли, я стал без труда различать все, что нужно. Здесь был один ход, и именно по нему пошла Оза. Я покорно поплелся за ней. Ход был выдолблен прямо в скале, и я мог стоять в нем в полный рост, а вот Озе приходилось пригибаться. Хорошо, что я не страдаю клаустрофобией.
        — Главную шахту вырыли предыдущие поколения,  — объяснила она.  — Но когда шахтеры нашли на этом уровне богатую жилу, они решили все изменить.
        — И что они сделали?  — спросил я.
        Озе не пришлось отвечать. Мы прошли несколько метров, и тоннель закончился большой пещерой. Потолок был метров тридцать. Это было волнующее зрелище. От пещеры во все стороны, отходило множество ходов и создавалось впечатление, что мы стоим в центре колеса, откуда лучами расходились спицы. В каждом тоннеле были проложены рельсы. Я видел такие пути на картинках, изображавших золотоискателей, и предположил, что это рельсы для вагонеток.
        — Пробурив шахту до этого места и не обнаружив здесь самоцветов, шахтеры принялись рыть тоннели во всех направлениях,  — объяснила Оза.  — Тоннели тянутся на многие километры в глубь земли. Они такие длинные, что зачастую шахтеры тратят на обратный путь не один день.
        Представить это было почти невозможно, особенно если учесть, что вся работа тут делалась вручную. Мы стояли у стены пещеры и наблюдали за шахтерами. Никаких машин тут и в помине не было  — только сильные спины людей. Некоторые толкали перед собой тележки с отвалами, другие вываливали породу в центре пещеры и отбирали из нее самоцветы.
        — Шахтеры работают день и ночь,  — сказала Оза.  — Это единственная возможность удовлетворить непомерные аппетиты Каган.  — Она наклонилась и подняла один из шахтерских инструментов. Это был металлический топорик с деревянной рукояткой.  — Этими инструментами запрещено пользоваться на поверхности, потому что они сделаны из металла. А наказание за пользование металлическими предметами там, наверху  — смертная казнь.
        Как только она это сказала, я вспомнил, что не видел у местных никаких металлических изделий. Все предметы быта были деревянными или каменными. Бедуваны нарочно не дают племени Милаго пойти в своем развитии дальше каменного века, хотя делают исключение, когда дело касается добычи самоцветов для правителя.
        Тут я заметил, что в шахте как-то странно пахнет. Это был тяжелый, сладковатый запах. Отвратительный дух.
        — Чем это пахнет?  — спросил я.
        Оза молча сделала мне знак следовать за ней. Мы шли по пещере. Когда мы достигли противоположной стены, моим глазам предстало зрелище, вызывающее дрожь. Если честно, то я очень пожалел, что вообще увидел это. На полу пещеры лежали десятки шахтеров. Выглядели они ужасно, многие стонали.
        — Они выглядят больными,  — сказал я.
        — Они и есть больные,  — последовал грустный ответ.  — Запах, который ты сейчас чувствуешь, это запах метана. Это газ, который высвобождается, когда самоцветы отделяют от пустой породы. И это яд, который медленно разрушает органы дыхания.
        — Мы дышим ядовитыми испарениями?  — Я был готов сломя голову нестись обратно к лестницам.
        — Не волнуйся,  — спокойно сказала Оза.  — Чтобы заболеть, нужно дышать этим не один год.
        — Они дышали этим годы?  — спросил я, глядя на шахтеров.
        — Это очень тяжелая смерть,  — грустно кивнула Оза.
        — А почему они не поднимутся наверх, на свежий воздух?  — Меня обуял ужас.
        — У них нет сил на это,  — последовал ответ.  — Эти несчастные находятся на последней стадии болезни. Они умрут здесь.
        Я на несколько шагов отошел от больных шахтеров. Мне стыдно признаться, но я боялся заразиться. Внезапно эта пещера перестала казаться мне такой уж большой. Стены будто сжались вокруг меня. Мне безумно захотелось уйти отсюда. Может, это был приступ клаустрофобии, пробудившейся после всех этих событий.
        — Зачем вы показываете мне все это?
        — Потому что хочу, чтобы ты знал, в каком отчаянном положении находится народ Милаго,  — сказала Оза.
        Хотелось кричать. Оза показала мне, как трудно им живется, чтобы я проникся их болью и согласился повести народ Милаго против племени Бедуванов. Но почему? Оза же неглупый человек. Она должна понимать, что как предводитель я никуда не гожусь. Ее дочь поняла это сразу. Не хотелось спорить в присутствии этих несчастных шахтеров, поэтому я развернулся и пошел к тому месту, где стояла лестница.
        — Ты куда пошел?  — крикнула Оза.
        — Домой!  — просто ответил я.
        Я быстро шел через пещеру, перепрыгивая через рельсы и обходя вагонетки. Вдруг кто-то возник из темноты прямо передо мной. Это был Фиджис. Но в этот раз он даже не остановился, чтобы продать мне что-нибудь из своих сокровищ. Он спешил, и я даже не уверен, что он узнал меня. Я смотрел, как он бежит к лестнице, и хотел было окликнуть его, как вдруг почувствовал, что земля у меня под ногами задрожала. Ох, нет! Неужели землетрясение? Или обвал? А секунду спустя я услышал звук взрыва! Обернувшись и пытаясь разобрать, где произошел взрыв, я увидел, как из одного тоннеля валит густой черный дым. Шахтеры со страхом оглядывались по сторонам.
        Я-то не специалист, а вот они работают в шахте уже в течение многих лет. Наверняка подобное здесь уже происходило. Они должны были бы перейти в режим чрезвычайной ситуации и либо побежать к выходу, чтобы покинуть аварийную шахту, либо заняться ликвидацией последствий аварии. Возможно, кого-то из шахтеров завалило, и их надо было откапывать. Но никто даже не пошевелился. Шахтеры стояли и в растерянности глядели друг на друга. Они будто не знали, что делать.
        — Там есть люди?  — раздался голос Озы.
        — Реллин!  — воскликнул один из шахтеров. Это вывело остальных из оцепенения. Они быстро побежали к горящему тоннелю в надежде спасти своего предводителя. Один из них привязал веревку к поясу и бесстрашно вошел в тоннель. Несколько человек держали другой конец веревки.
        Земля больше не дрожала, взрывов не было, и дым валил только из одного тоннеля. Я ощущал себя в относительной безопасности и поэтому решил остаться и посмотреть, как обстоят дела у Реллина.
        — И часто у них тут такие взрывы?  — спросил я.
        Оза пристально глядела на дымящийся тоннель и вдруг сказала то, чего я никак не ожидал от нее услышать:
        — А что это такое, взрывы?
        С ума сойти! Как можно не знать, что это такое? А ведь мне казалось, что эта женщина знает все!
        — Ну, вы же сами слышали,  — начал я.  — Взрыв. Такой громкий бум. Из-за динамита или чего-нибудь еще.
        Оза грустно взглянула на меня и сказала:
        — Я никогда не видела ничего подобного тому, что произошло сейчас. Ни здесь, ни у себя дома. Ты сказал, что этот грохот может причинить вред? Как молния?
        Все это было очень странно. Но это объясняло, почему шахтеры так спокойно отреагировали на взрыв. Они просто не понимали, что произошло. Тогда что же вызвало взрыв? Может, они наткнулись на большое скопление газа?
        Тут шахтеры, держащие веревку, начали изо всех сил тянуть ее. Остальные, заинтересовавшись, подошли поближе. Все вглядывались в дымящийся тоннель, стараясь разглядеть хоть что-нибудь. Спустя минуту из тоннеля появился шахтер, а на руках у него был Реллин. Главный шахтер был весь в саже, по лбу у него стекали струйки крови, но в целом с ним было все в порядке. Ему помогли сесть и принесли воды.
        И тут произошло нечто странное. Реллин обвел взглядом шахтеров и захохотал. Все растерялись. Может, он радовался, что избежал смерти, и поэтому его сотрясал нервный смех? А может, он просто спятил? Я не знал, и, судя по смущенным взглядам остальных, они тоже. Надо признать, зрелище было довольно жуткое. Оза, кажется, думала так же, поэтому она положила руку на мое плечо и сказала:
        — Нужно подниматься на поверхность.
        Ей не пришлось просить дважды. Я в одно мгновение добрался до лестницы и принялся карабкаться наверх. И все время, пока лез, смотрел вверх на круг чистого синего неба, который расширялся, по мере того как я поднимался все выше. Едва высунув голову на поверхность, я набрал полные легкие воздуха и пообещал себе, что ни за какие коврижки не полезу в эту отвратительную яму снова. Один из шахтеров, поднимавших корзину с самоцветами, смотрел на меня. Другого шахтера, его товарища, видно не было.
        И тут я почувствовал что-то странное. Шахтер не отвел глаз, когда я тоже взглянул на него. Он продолжал на меня смотреть.
        Из шахты вылезла Оза.
        — Расскажи мне побольше о… как это называется? О взрыве,  — попросила она.
        Не успел я открыть рот, как вдруг Оза заметила что-то позади меня. Я обернулся и увидел шахтера, который на меня пялился. Оза прошла мимо меня, не спуская с него глаз. А тот в свою очередь не сводил глаз с меня, не двигался, и лицо у него при этом было весьма глупое. Подойдя к нему, Оза секунду постояла рядом, сверля его взглядом, затем резко обернулась и крикнула:
        — Беги, Пендрагон!
        — Что-о-о?
        Прежде чем Оза успела ответить, шахтер свалился к ее ногам. А я не мог отвести глаз от деревянной стрелы, торчащей у него между лопаток. Да, этот мужчина был мертв. На его лице застыло не глупое выражение, как я сначала подумал. Это была маска смерти. До этого момента я никогда не видел мертвецов. Оза подлетела ко мне, схватила за руку и потащила по направлению к лесу. Не успели мы и нескольких шагов сделать, как четыре рыцаря преградили нам дорогу.
        — Мы пришли за мальчишкой,  — объявили они.
        На этот раз не было никакой ошибки. В отличие от Алдера, которого я принял за врага там, у реки, эти ребята были явно не на нашей стороне. Они были вооружены дубинками, и, судя по стреле, торчавшей из спины бедняги шахтера, луками, и охотно пускали в ход это оружие.
        Оза не двигалась, но я чувствовал, как она напряжена. Она отпустила мою руку и медленно повернулась боком к рыцарям. Выглядело это в точности, как на занятии по карате. Вставая к противнику боком, ты становишься меньшей мишенью. Кажется, они собирались драться, и я буду в самом центре заварушки. Оза не собиралась делать первый ход. Она выжидала. Рыцари должны были наброситься на нас первыми.
        Один из них поднял дубинку и сделал несколько шагов по направлению к нам. Я замер. Оза чуть согнула колени, приготовившись защищаться. Зарычав, рыцарь кинулся в атаку, и вдруг… хрясь! Он свалился на землю, будто его подстрелили. Остальные рыцари удивились не меньше моего, но я первый увидел причину произошедшего.
        Перед ними стояла Лура, сжимая в руках свое копье. Хороший удар. У нее было еще одно копье, и она бросила его матери. Оза поймала его и приготовилась атаковать. Теперь их было двое, но рыцари были профессиональными вояками. Я не совсем понимал, как женщины смогут противостоять им.
        Все произошло очень быстро. Прежде чем рыцари пришли в себя от столь внезапного появления Луры, та выхватила дубинку у поверженного рыцаря и одним точным движением перебросила ее мне. Я машинально поймал ее, а Лура уже встала в боевую стойку рядом с матерью. Теперь нас было трое на трое. Или, точнее, двое с половиной на трое, потому что для меня удачно атаковать рыцаря было не проще, чем отрастить крылышки и улететь отсюда прочь.
        — Дерись, Пендрагон,  — скомандовала Лура.
        В тот же момент рыцари кинулись в атаку. Оза и Лура устремились навстречу им. А я стоял как вкопанный. Мое предположение о том, что Оза и Лура принадлежали к расе воинов, подтвердилось на все сто процентов. Они так быстро двигались, что невозможно было отследить траекторию движения копий! А вот рыцари были весьма неуклюжи. Они размахивали дубинками, но женщины ловко уклонялись от ударов, прыгая через голову, вертясь вокруг тяжелых рыцарей, внезапно и ловко атакуя с неожиданных позиций и нанося весьма чувствительные удары; неустанно делали хитроумные выпады и не давали рыцарям ни секунды передышки. Мать и дочь были похожи на диких разъяренных пчел, нападающих на неповоротливого медведя. И пчелы явно одерживали верх.
        Единственная проблема заключалась в том, что рыцари были в доспехах. Для того чтобы остановить этих парней, мало было нескольких удачных ударов копьем. Но я все равно был уверен в нашей победе и поэтому расслабился.
        Это была моя ошибка. Один из рыцарей кинулся ко мне, высоко поднял свою дубинку, намереваясь раскроить мне череп. Я не знал, что делать. Видимо, нужно было уклониться от него, а потом ударить самому. Или можно было кинуть в него дубинкой, чтобы хоть как-то задержать его. Но я понятия не имел, как это делается! Попятившись назад, я споткнулся и опрокинулся на спину. Увы, я был легкой добычей. Рыцарь был уже почти рядом. Я видел, как глаза его полыхают яростью. Сейчас он меня прикончит. Еще пара шагов, и мне конец.
        И в этот момент Оза метнула в него свое копье, и он рухнул на колени, немного постоял, раскачиваясь, и с грохотом повалился на землю. В тут же секунду рядом с ним возникла Лура. Она нанесла ему точный удар, и рыцарь замер навеки. Двое готовы.
        Лура взглянула на меня глазами, полными праведного гнева.
        — Дерись, слабак!  — выкрикнула она.
        — Нет! Беги вместе с ним и спрячь его!  — крикнула Оза.
        Лура хотела остаться и драться плечом к плечу с матерью, но Оза была непреклонна.
        — Его не должны схватить. Идите!  — скомандовала она.
        Для споров не оставалось времени, потому что двое оставшихся снова намеревались кинуться в атаку. Лура неохотно взяла меня за руку и потащила за собой. Должен сказать, Марк, что никогда в жизни я не чувствовал себя настолько беспомощным и растерянным. Я сам себе казался последним ничтожеством. Мы всегда гадаем, как поведем себя в момент опасности, и всегда воображаем, что уж, конечно, окажемся на высоте и спасем всех от злой гибели, в общем, станем героями. Так вот, эти фантазии не имели ничего общего с реальностью. Хотелось бы стать героем, но на деле я оказался напуганным ребенком.
        Пока Лура тащила меня в лес, я все оглядывался назад, чтобы узнать, как там Оза. То, что я видел, вызывало громадное восхищение. Она одна выглядела даже более впечатляюще, чем в паре с Лурой. Эта удивительная амазонка атаковала обоих рыцарей одновременно. Она крутилась, парировала удары и нападала сама так, будто это было проще простого. И почти не промахивалась.
        Мы с Лурой укрылись в лесу и стали наблюдать за ходом битвы. Я знал, что Луре очень хочется быть сейчас рядом с матерью. Необходимость охранять меня ее убивала.
        — Твоя мать неподражаема,  — прошептал я.
        Лура ничего не сказала, но я знал, что она думает то же самое. Спустя пару минут все было кончено. Рыцари растеряли весь свой пыл и начинали выдыхаться. Парочка точных ударов  — и они оба валяются на земле или без сознания, или слишком изнуренные, чтобы продолжать бой. Оза огляделась, чтобы удостовериться, что бой окончен. Затем она распрямила плечи, крутанула копье, совсем как ниндзя, и заправила его за пояс. Сражение было выиграно.
        — Ты не достоин этого, Пендрагон,  — зло бросила Лура.
        Она была права. Не достоин я этой победы. Две женщины рисковали жизнью, чтобы спасти меня, а я не имел ни малейшей возможности оправдать те надежды, которые они на меня возлагают. Но как ни ужасна была ситуация, самое страшное было впереди. Мы с Лурой вышли из-за деревьев. Оза, увидев нас, пошла нам навстречу, но неожиданно замерла на месте. Лура тотчас остановила меня. Что-то не так. Неужели рыцари очухались? Оза медленно повернулась к полю боя. Она была в полной боевой готовности и крепко сжимала в руках копье. Я оглядел поляну, на которой дралась Оза, и не заметил ничего подозрительного. Рыцари вповалку валялись там, где упали. И тем не менее что-то было не так.
        В следующий момент все стало ясно, и все случившееся в эти минуты навсегда останется в моей памяти. Сперва я услышал какой-то шорох, и подумал, что кто-то ломится сквозь кусты. Хотя, скорее, звук донесся не из кустов, а откуда-то выше, из кроны деревьев. Я поднял глаза и к ужасу своему увидел еще четырех рыцарей, сидевших на ветках. Они были вооружены не дубинками, а луками и стрелами. Как же я мог забыть, что шахтер был убит выстрелом из лука? Все это время рыцари были тут, сидели себе спокойненько на деревьях и наблюдали за нами. И теперь они собирались сделать свой ход.
        Оза стояла посреди поляны, совершенно незащищенная. Лура рванулась было к ней, но Оза крикнула:
        — Уводи его!
        Это заставило Луру остановиться. Ей трудно было послушаться мать и оставить ее одну. Но тем не менее она так и поступила  — отвернулась, взяла меня за руку, и тут начался кошмар…
        Рыцари прицелились и выпустили стрелы. Храброй женщине совершенно нечем было защититься. Ничто не могло укрыть ее от смертоносного дождя. Четыре стрелы одновременно вонзились в нее, и она упала на колени. Лура горестно вскрикнула и метнулась к матери, но я схватил ее в охапку. Рыцари уже успели перезарядить свои луки, и если бы она побежала к матери, то встретила бы там свою смерть. Секунду мы стояли, замерев, и смотрели на обреченную женщину. Я готов поклясться, что она чуть заметно улыбнулась нам.
        Рыцари вновь выстрелили. Но теперь они целились не в Озу, а в нас. К счастью, мы были защищены деревьями, и стрелы застряли в ветвях. Но и этого было достаточно, чтобы заставить Луру действовать. Мы взялись за руки и побежали в лес, оставив на поляне смертельно раненную Озу.
        Лура хорошо знала лес. Она неслась вперед, как лань, ловко перепрыгивая через пеньки и поваленные деревья. Мы бежали зигзагами, видимо, для того, чтобы рыцарям было труднее нас подбить. Я задыхался, в боку невыносимо кололо, но останавливаться было нельзя. И я не мог жаловаться после того, что эти женщины сделали для меня.
        Наконец мы добежали до дальнего края деревни, где Лура указала мне на каменную хижину. Меня не очень вдохновило, что я должен скрываться в деревне. Мне казалось, что тут нас легко найти  — достаточно только обыскать хижины. Но очень скоро я понял, что у Луры на этот счет другое мнение. Она быстро раскидала звериные шкуры, наваленные в углу, и моему взору открылся плотно утоптанный пол. Лура взяла копье и принялась с силой царапать землю в углу. Немного усилий, и под землей показались доски с прикрепленным к ним деревянным кольцом. Лура бросила копье, схватилась обеими руками за кольцо и что было сил потянула его на себя. Оказывается, тут был люк!
        — Этот ход ведет в шахты,  — объяснила Лура.
        Ну, здорово! Только-только я поклялся никогда не возвращаться в шахты. И вот, пожалуйста, двадцати минут не прошло.
        — Бедуваны остерегаются газа,  — сказала Лура.  — Они никогда не спускаются в шахты.
        Лура оставила дверь в шахты приоткрытой, и я увидел, что вниз ведет лестница, такая же грубая, как и та, по которой я недавно спускался. Придется спуститься еще раз. Лура пропустила меня вперед, а сама проворно последовала за мной и закрыла люк. Лестница привела нас в такой маленький тоннель, что нам пришлось согнуться в три погибели. Чувствовалось, что он идет под уклон.
        — Здесь много таких маленьких тоннелей,  — сказала Лура.  — По ним в шахты поступает воздух.
        Значит, мы прогуливались по вентиляционной шахте. Свечей тут не было, потому что здесь никто не ходил. Мы будто плыли в чернилах. Я вытянул вперед руку, чтобы не разбить лоб о стену, но шел слишком медленно, и Лура обогнала меня. Я с трудом поспевал за ней, но так было все-таки спокойнее, чем идти первому. Она двигалась быстро, похоже, знала, куда идти.
        Узкий ход привел нас к широкому тоннелю с рельсами и стоявшей на них вагонеткой. Я предположил, что этот тоннель был вырыт задолго до появления большой пещеры. Несколько минут мы шли по нему и вышли на знакомое место. Это была шахта, куда мы спускались с Озой. Мы вылезли на каменную площадку, и тогда я увидел, что нахожусь всего в трех лестничных пролетах от выхода на поверхность. Знакомый круг голубого цвета замаячил над головой.
        Лура остановилась и взглянула вверх. Она явно боролась с каким-то желанием, и несложно было догадаться, что она задумала.
        — Лезь вниз,  — скомандовала она.  — И жди меня там. Давай.
        Она смотрела на меня, пока я не начал спускаться по лестнице. Убедившись, что я спускаюсь, она стала подниматься. Как я и думал, Лура хотела увидеть мать. Я цеплялся за лестницу и, задрав голову, смотрел, как она лезет вверх. Знаю, я должен был остаться на месте и ждать ее, но я не мог. Оза отдала свою жизнь за меня, и я просто не имел права не проститься с ней. Так что, поколебавшись пару секунд, я полез за Лурой.
        Добравшись до выхода, я услышал какие-то звуки, доносящиеся снаружи. Осторожно высунувшись, чтобы поглядеть, я увидел, что на траве сидит Лура и напевает песенку, которую я слышал у реки. Она обнимала Озу за плечи, гладила ее по волосам и тихонько покачивала в объятиях, как маленького ребенка. Я не знал, жива Оза или нет. Рядом с ней лежали четыре стрелы. Лура вытащила их из ее тела. Я стоял на месте, не подходил, потому что не хотел ставить Луру в неловкое положение. Она была гордая девушка, и, уверен, не хотела, чтобы кто-нибудь увидел, как она плачет.
        Я огляделся. Рыцари ушли и, видимо, захватили с собой своих покалеченных товарищей. А тело шахтера осталось на месте. Он лежал на спине, раскинув руки и устремив невидящие глаза в небо.
        И тут Оза пошевелилась. Она открыла глаза и взяла дочь за руку. Жива! Я мигом вскочил и подбежал к ним, узнать, не могу ли чем-нибудь помочь. Лура словно не заметила меня, но петь перестала. А Оза взглянула своими грустными, усталыми глазами и чуть слышно сказала:
        — Не переживай. Оба не переживайте. Так и должно было случиться.
        Я еле сдерживал слезы. Не плакал лишь потому, что не хотел, чтобы Оза это видела.
        — Оза… Прости меня,  — все, что я смог сказать.
        Оза отпустила руку дочери и сняла с шеи кожаный мешочек. Это был тот самый мешочек, в котором она хранила серебряное кольцо.
        — Возьми, Пендрагон. Используй, как сочтешь нужным.
        Я взял мешочек и вынул кольцо. Оза одобрительно кивнула, и я надел кольцо на палец правой руки. Странно, оно было мне впору.
        — Вы оба в самом начале нового длительного путешествия,  — проговорила она, быстро слабея.  — Пендрагон, я знаю, что ты считаешь, будто не готов для этой миссии, но ты не прав.
        Я кивнул, хотя не верил ей.
        Оза продолжила:
        — Судьба Халлы в ваших руках. Помните это. Вы увидите это сами. Вместе вы способны…  — Оза вздохнула, чуть заметно вздрогнула и закрыла глаза. Навсегда.
        Это был скорбный момент. Конечно, я сочувствовал Луре. Девочка только что потеряла мать. Но и сам я чувствовал себя ужасно. За это короткое время я очень привязался к Озе. Она одна вносила порядок во всю ту сумятицу, в которую я окунулся. Я доверял ей, чувствовал себя с ней в безопасности. И как выяснилось, не зря  — она отдала за меня свою жизнь. Этот долг никогда не оплатить.
        Я хотел помочь Луре, но не знал как. Нужных слов не находилось, но она заговорила первая.
        — Иди в шахту, Пендрагон,  — сказала она.  — Встретимся внизу.
        Я не стал спорить, кивнул и побрел прочь. Перед тем как спуститься в тоннель, я сказал:
        — Лура, мне очень жаль.
        Но она уже забыла обо мне. Она так и сидела, баюкая мертвую мать. Через некоторое время я услышал знакомый напев. Лура пела. Я еле сдерживал слезы.
        Спустившись вниз, я нашел путь, ведущий в большую пещеру. В пещере кипела работа. Тут не имело значения, какое время суток царит на поверхности Волнение, вызванное взрывом, уже улеглось. Я не знал, чем мне заняться, поэтому уселся в укромном уголке и принялся думать. Сказать, что у меня в голове все перепуталось, это значит не сказать ничего. В руках я вертел серебряное колечко. Это странное украшение могло бы стать моим обратным билетом на Землю. Но чем больше я думал об этом, тем сильнее одолевало меня чувство вины. Все оборачивалось так, что я не смел просто уйти отсюда. По непонятным мне причинам все считали, что я смогу возглавить борьбу этих людей за свободу. Потрясающий человек пожертвовал своей жизнью ради того, чтобы я смог осуществить эту миссию.
        Что же мне делать? Я готов на многое ради этих людей, и если им что-то нужно от меня, я с радостью сделаю это. Но возглавить революцию? Это невозможно! Я прикрыл глаза и почувствовал, что засыпаю, но в этот момент ко мне подошла Лура с корзиной в руках.
        — Пошли со мной,  — сказала она. Я встал и пошел за ней. Она вела меня по тоннелям, в которых никто не работал. В конце концов мы очутились в маленькой комнатке, выдолбленной в скале. Она была очень похожа на хижину  — такая же куча сваленных в углу шкур, стол, свечи…
        — Здесь мы обычно прячемся, когда Каган нас ищет,  — сказала Лура.  — Ты здесь в полной безопасности.
        Она протянула мне корзину с фруктами и хлебом. Надо было бы поесть, да вот аппетита не было.
        Я выбрал удобный момент и спросил:
        — Где Оза?
        — Мы отнесли ее в деревню,  — бесцветным голосом сказала Лура.  — Завтра я заберу ее в Затаа.
        Затаа. Это территория, откуда они родом. Значит, Лура умела обращаться с каналами. Я понял, что пробираться через горы к той пещере, откуда я прибыл, было бы крайне глупо. Тем более что нас ищут. Должен существовать какой-то другой способ вызова канала.
        В комнате повисло напряжение. Лура была в ярости, но мне казалось, что не только из-за меня. Я и сам был расстроен, мне было грустно, и, к стыду своему, должен признаться, я немного побаивался Луру. Если она решит выместить свою злость на мне, то от бедного Бобби Пендрагона останется только мокрое место. Я решил не провоцировать ее и молчать, поэтому уселся на звериные шкуры и прикинулся невидимкой.
        Лура, как запертая в клетке львица, бродила по комнате взад-вперед. Я боялся, что она вот-вот взорвется и пошлет меня к черту. Самое странное, что так и случилось. Но случилось иначе, чем я предполагал. Она меня не била, не оскорбляла. Даже не кричала на меня. Хотя, если бы она так поступила, я бы ее понял. Но лучше бы она навешала мне тумаков, потому что то, что она сказала, было еще больнее.
        — Завтра я отправлю тебя домой,  — ровно сказала она.  — Тебе здесь нечего делать.
        Ого! Вот это я никак не ожидал услышать!
        — Но… А как же революция?  — промямлил я.
        — Ты говорил, что не в состоянии помочь этим людям, потому что ты не воин. Но этим людям не нужен воин. Им нужен кто-то, кому бы они могли верить. А тебе верить нельзя.
        Надо сказать, это меня просто возмутило. Я, конечно, не такой воин, как Лура, и совсем не герой, но назвать меня не заслуживающим доверия?! Это неправда! Мне можно верить. Я хороший парень. Когда она, интересно, успела во мне так разочароваться?
        — Зачем ты так?  — спросил я.
        Она посмотрела прямо мне в глаза.
        — Как же можно доверять тому, кто думает только о себе? С момента своего прибытия ты только и думал, как бы удрать отсюда. Ты так и не понял, что от тебя зависят жизни людей. Тебе лишь бы дома оказаться, в безопасности.
        Ее слова меня задели. Мне показалось, что она несправедлива ко мне.
        — Ладно, может, ты и права. Но меня зашвырнули сюда, даже не предупредив. Нельзя же требовать от человека, чтобы он в одночасье перевернул всю свою жизнь?
        — Я знаю, Пендрагон,  — сказала она.  — Со мной было то же самое. Но мы с тобой очень разные, и дело не только в том, что ты не умеешь драться.
        — А в чем?
        И вот тут она мне выдала по полной.
        — Ты видел, как погибла моя мать,  — она пыталась скрыть волнение в голосе.  — Я бы сделала все, чтобы спасти ее. Но ты… Я не понимаю, как ты можешь думать только о том, как удрать, когда твой дядя находится на волоске от смерти.
        Это был удар ниже пояса. Она была права. Дядя Пресс в беде, и я знал об этом с того самого момента, как его забрали рыцари. А я хотел смыться, даже не попытавшись ему помочь. Я был так занят спасением собственной шкуры, что совершенно забыл о дяде Прессе. Лура была права, и мне стало очень стыдно.
        — Вот именно поэтому ты здесь не нужен, Пендрагон,  — сказала она.  — Милаго нужен человек, которому они могли бы довериться. Ты им не подойдешь.  — Она пошла к дверям, но задержалась и обернулась.  — Выспись хорошенько, и я отправлю тебя домой. Ты вернешься к своей привычной жизни, по которой так скучаешь, и забудешь обо всем, что здесь произошло. Думаю, со временем ты забудешь и о Прессе.
        И она ушла.
        Да, я кое-что узнал о себе, и это было весьма нелицеприятно. Я что, действительно такой эгоист? Все, что сказала Лура, было правдой. Конечно, я переживал за дядю Пресса, но я убедил себя, что все равно ничего не смогу сделать. Или это была просто удобная отговорка? Ведь у меня даже и мысли не было о том, чтобы попытаться что-то сделать для него. Неужели мне действительно проще уйти и забыть обо всем? Я терзался этими вопросами в течение нескольких часов. Впечатления последних дней не давали мне покоя. Я видел мужчину, которого бросили в яму и обрекли на смерть из-за того, что шахтеры просто не нашли в себе сил добыть больше самоцветов. Я видел, как пронзенная стрелами Оза падает на землю. Вспомнил, какое лицо было при этом у Луры. Она отдала бы все на свете, чтобы в тот миг оказаться рядом с матерью, а была вынуждена оберегать меня.
        Но больше всего я думал о дяде Прессе. Он всегда был рядом со мной. Горестно, если в моих воспоминаниях останется лишь то, как его волокут на веревках рыцари Каган. Это было неправильно. Не хочу я помнить этого человека таким. И именно поэтому мне нужна твоя помощь, Марк.
        Прежде чем я закончу этот дневник, я составлю список вещей и инструкции для тебя на отдельном листе пергамента, чтобы ты мог держать его при себе. А дневник, я думаю, лучше хранить в каком-нибудь надежном месте. Оза была права. Очень важно, чтобы я подробно записывал все, что происходит. Если я не вернусь, то дневник станет единственной весточкой от меня. Храни его, друг.
        Не знаю, имею ли я право просить тебя о помощи. Мне уже кажется, что я не заслуживаю того, чтобы ты мне помогал. Если ты откажешься, я пойму, не затаю обиду. В любом случае я сделаю то, что должен сделать. То, о чем я прошу тебя, возможно, и не поможет мне в моем деле. Но пока я даже не думаю об этом. Осталось лишь уговорить Луру. Она может не дать мне шанс, а без ее помощи мне придется туго. Но это уже не имеет значения. С ней или без нее, я сделаю то, что должен. Завтра я иду на помощь дяде Прессу.
        Конец журнала № 2

        Вторая Земля

        Кортни закончила читать об удивительных приключениях Бобби и положила дневник на стол. Марк справился с этим чуть раньше и теперь бегло просматривал отдельный лист пергамента, который Бобби прислал вместе с дневником. Он не приставал к Кортни с расспросами, потому что понимал  — ей необходимо время, чтобы переварить эту фантастическую историю, которая становилась все более невероятной. Наконец она подняла на него глаза и спросила:
        — Что мы должны сделать для него?
        Марк встал и начал расхаживать по мастерской, пытаясь сосредоточиться. Бобби просил Марка сделать кое-что не сложное, но тем не менее довольно опасное.
        — Он тут пишет,  — сказал Марк,  — чтобы я собрал кое-какие вещи и отправил ему.
        Кортни выхватила у Марка лист и впилась в него глазами.
        — Отправить ему?  — спросила она.  — Но как?
        Марк отобрал у нее пергамент и потряс им перед ее лицом.
        — В эт-том то и вся сложность,  — он волновался.  — Он тут дает инструкции. Сначала он хочет, чтобы я опробовал кольцо, которое мне дала Оза. Но если это не сработает, а оно и не должно, я ведь не Странник, тогда он просит, чтобы я нашел ворота в канал, расположенные в подземке.
        — В той самой заброшенной станции в Бронксе, где бродят эти жуткие собаки?  — Кортни уставилась на Марка с недоверием.  — Да это же самоубийство!
        — М-мне ты можешь об этом не рассказывать,  — сказал Марк.
        Они замолчали. Бобби просил об очень большом одолжении.
        Наконец Кортни сказала:
        — Ну, ты же все равно туда пойдешь, да?
        — Конечно!  — не раздумывая ответил Марк, словно удивляясь, что она еще спрашивает.  — Думаешь, я оставлю в беде своего лучшего друга?
        — Тогда я иду с тобой,  — решительно сказала Кортни.
        — Н-нет!
        — Да!  — Кортни была непреклонна.  — Должен же кто-то прикрывать твою задницу.
        — А твою кто будет прикрывать?
        — Я сама за себя постоять могу,  — сказала Кортни с дерзкой самоуверенностью.
        Трудно было не согласиться. Кортни действительно могла защитить и себя, и Марка. Но ему с трудом верилось, что даже она сможет противостоять чудовищам вроде квигов или убийцам типа Святоши Дэна. Вряд ли она сталкивалась с такими серьезными противниками. Но и одному ему идти не хотелось. Наконец он сказал:
        — Ты точно хочешь помочь?
        — Точно,  — сказала она и выхватила у Марка свиток.  — Так… Чего ему надо? Электрический фонарик… Часы… А плейер-то ему зачем?
        — Ты меня спрашиваешь? Откуда мне знать?  — язвительно сказал Марк.  — Я не знаю, зачем ему вообще все это нужно.
        Кортни внимательно смотрела на список и вдруг ахнула:
        — Ого! Ему нужно кое-что из дома!
        — Да,  — сказал Марк,  — но этим вещам я найду замену.
        Кортни серьезно взглянула на Марка и спросила:
        — Раз уж мы передадим ему то, что он хочет, может, скажем заодно, что его семья исчезла?
        Марк задумался. Кортни в общем-то права: Бобби должен узнать, что тут случилось в его отсутствие.
        — Он должен узнать,  — сказал Марк медленно, все еще обдумывая ситуацию.  — Но не сразу. Все равно он сейчас ничего не сможет предпринять.
        — Но ведь это его семья!  — настаивала Кортни.
        — Знаю,  — согласился Марк.  — Но и дядя Пресс  — тоже его семья. Не знаю, что Бобби задумал, но ему нужно спасти дядю. Не думаю, что он может спасать дядю и заниматься поисками семьи одновременно.
        Марк был прав. Бобби нужно выполнить миссию на Дендуроне, а уж потом у него будет достаточно времени, чтобы узнать, что случилось с семьей. Кроме того, в этом направлении уже работает полиция. Что еще сможет сделать Бобби?
        — Мы скажем ему, когда он вернется,  — заверил ее Марк.
        — А что если он не вернется?  — спросила Кортни.  — Марк, я думаю, мы должны рассказать об этом хотя бы нашим родителям.
        — Н-нет! Ни в коем случае!  — выпалил Марк.
        — Почему? Может, они помогут! Гораздо безопаснее отправиться на станцию всем вместе. Я что, не права?
        Марку очень хотелось согласиться. Он очень хотел, чтобы этим делом занялся кто-нибудь постарше и поопытнее его. Но он прекрасно представлял себе, что случится, расскажи он родителям обо всем этом. Тщательно подбирая слова, Марк заговорил:
        — Кортни, мне тоже очень хочется рассказать обо всем родителям, воспользоваться их помощью и пойти в подземку вместе с капитаном Хиршем и армией вооруженных до зубов полицейских. Но ты знаешь, что будет, если мы все расскажем? Они нас остановят, просто запрут, а сами будут сидеть рядом с запертой дверью, следить, чтобы мы не выбрались наружу, и логически разбираться во всем, решая, что лучше предпринять. И, боюсь, когда они договорятся, будет уже слишком поздно. И для Бобби, и для Пресса.
        Кортни переваривала услышанное и в глубине души признавала, что Марк хоть и слабак, но отнюдь не идиот. Если они расскажут родителям, все будет кончено. Придется действовать на свой страх и риск. Марк быстро собрал листки дневника и свернул их в рулон.
        — Мы можем собрать все вещи за пару часов,  — сказал он.  — Вот только как ускользнуть из дома, чтобы родители…
        — Стоп, стоп!  — перебила его Кортни.  — Ты же не собираешься делать это прямо сегодня?
        — Почему бы и нет?  — невинно спросил Марк.
        Кортни стала объяснять ему медленно и внятно, как ребенку. Она хотела, чтобы он понял.
        — Конечно, это очень важно, но пока мы будем собирать вещи для Бобби, стемнеет, а мне что-то подсказывает, что шляться в том районе ночью очень опасно.
        Марк призадумался. Бандитский район с наступлением темноты действительно сильно оживляется. Лучше уж совершить экскурсию туда в светлое время. Лучше немного задержаться, чем не выполнить задание вообще.
        — Ты права,  — сказал Марк.  — Я не подумал как следует.
        — Да уж. Ты просто волнуешься. Давай поделим список между собой, достанем вещи и встретимся завтра здесь же.
        Вот и правильно. Утро вечера мудренее. Кортни нашла ручку и лист бумаги и стала переписывать список вещей. Она положила перед собой пергамент с инструкциями и задумчиво уставилась на него. Марк видел, что в голове ее вертится какая-то мысль, мешающая ей сосредоточиться. Наконец она решительно обернулась и спросила:
        — Как она выглядела?
        — Кто  — она?  — оторопел Марк.
        — Оза. Это ведь она дала тебе кольцо, да? Какая она?
        Точно, Марк и забыл, что встречался с одним из главных персонажей этой истории. Оза была в его спальне. Он задумчиво положил свиток на стол. Мысли его вернулись к событиям прошлой ночи.
        — Она была призрачной, как сон,  — мягко сказал он.  — Я запомнил только, что когда она посмотрела на меня, я успокоился. Я чувствовал себя в безопасности.  — Марк глянул на кольцо и продолжил:  — Теперь она мертва. Значит, даже она оказалась не в силах всех защитить.
        Ребята грустно помолчали, думая о женщине, которую знали лишь по рассказу Бобби. Затем Кортни взяла ручку и начала писать. Она составила списки для них обоих, и, договорившись встретиться в семь утра на следующий день, ребята разошлись.
        Марк пошел домой и унес свиток с собой. Бобби просил хранить его как зеницу ока, и Марк считал своим долгом выполнить его просьбу, чего бы это ни стоило. У него было потайное местечко, о котором никто из членов его семьи не знал. Это был чердак, забитый старой мебелью. В глубине, в самом темном углу, стоял старинный письменный стол. Ящики стола были заперты, и родители Марка никогда не пытались их открыть, потому что у них не было ключей. А у Марка они были. Он нашел их под столом в специальной ячейке, когда ему было восемь лет. Родителям он о находке не сообщил, да им в общем-то было все равно. А вот для него это был тайник, где можно хранить свои сокровища  — любимые журналы, карточки с портретами звезд баскетбола, игрушечных солдатиков из «Звездных войн», ведомость за седьмой класс с двумя двойками (она валялась в столе, чтобы не забывать, как легко порой скатиться) и еще куча подобных мелочей, составлявших ценность для одного Марка.
        Время от времени Марк наведывался на чердак, полюбоваться на свое имущество. На чердаке ему было уютно, как в кругу старых друзей. Больше всего ему нравилось рассматривать игрушки. Марк был уже не в том возрасте, чтобы играть, но, глядя на них, он возвращался мыслями в беспечное детство.
        Но когда Марк в этот раз открыл свой тайник, он не почувствовал знакомого прилива ностальгии. Он смотрел на свои сокровища, и ему казалось, что принадлежат они кому-то другому. Так оно и было. Они принадлежали прежнему Марку, вчерашнему, беззаботному, самой большой проблемой которого было вовремя сделать уроки и вывести прыщи, которые упорно вылезали у него на носу. Это было вчера. Сегодня же он столкнулся с вещами, от которых зависели не только жизнь и смерть на другом краю Вселенной, но отчасти и в его собственном мире. Только открыв ящик стола, Марк понял, как он изменился за последние несколько часов. Он вытащил из глубины ящика картонную коробку и высыпал в нее все свое ценное барахло. Потом закрыл коробку и задвинул ее под стол, где пылились другие коробки, забитые подобным барахлом. Марк будто задвинул старую жизнь, чтобы освободить место для новой.
        Теперь этот тайник предназначался для хранения дневника Бобби. Марк осторожно положил пергамент в стол. Ящик будто бы специально был предназначен для хранения свитков. У Марка даже мелькнула мысль, что здесь еще много места для других, ему подобных. Обычно Марк хранил ключ от тайника в столе в своей комнате, но теперь для него нужно было найти более подходящее место. Мама когда-то дарила ему серебряную цепочку с кулоном, которую сама носила в его возрасте. Теперь он снял цепочку с зеркала, где она всегда висела, вместо кулона повесил ключ и надел цепочку на шею. Отныне ключ будет с ним всегда. Только так Марк мог быть уверен, что дневник Бобби будет в целости и сохранности. По крайней мере, более надежного тайника Марк найти не мог.
        Ровно в семь утра в дверь дома Кортни позвонили. Кортни открыла  — на пороге, сгибаясь под тяжестью огромного рюкзака, стоял Марк.
        — Не разбудил?  — спросил он.
        — Нет,  — ответила Кортни.  — От Бобби никаких вестей?
        — Нет,  — ответил Марк.  — Давай начнем?
        Они прошли в мастерскую, где Кортни уже разложила вещи из своей половины списка.
        — А где твои родители?  — спросил Марк.
        — На работе.
        — Знаешь, нам ведь придется школу прогулять.
        — Тебя это волнует?
        Марк не ответил. Ребята уставились на вещи, не вполне понимая, что делать дальше. Молчание нарушила Кортни.
        — Давай сначала попробуем отправить что-нибудь через кольцо,  — сказала она.
        Марк порылся в рюкзаке и вытащил фонарик. Он был приблизительно того же размера, что и свиток, и поэтому Марк выбрал именно его. Затем он снял с пальца кольцо и положил его на пол. Дотронувшись пальцем до серого камешка, Марк нерешительно взглянул на Кортни.
        — Давай,  — подбадривая, кивнула она.
        — Дендурон,  — прошептал Марк. Ничего не произошло.  — Дендурон,  — повторил он чуть громче. Никакой реакции.
        — Дай я,  — сказала Кортни и присела рядом. Дотронувшись пальчиком до кольца, она выкрикнула:  — Дендурон!
        Ребята во все глаза глядели на кольцо, но оно все так же неподвижно лежало на полу.
        — К-кажется, придется отправляться в подземку,  — серьезно сказал Марк.
        Кортни вскочила на ноги и принялась складывать вещи в рюкзак к Марку. Она очень торопилась, будто боялась, что струсит и передумает.
        — Я посмотрела расписание поездов,  — сказала она деловито.  — Поедем электричкой до 125-й улицы, а оттуда на метро.  — Она закончила паковать вещи и посмотрела на Марка.
        — Кортни,  — дрожащим голосом пролепетал Марк.  — Мне страшно.
        Они оба замолчали, ощутив напряженность, повисшую в комнате. А затем Кортни тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли, и заявила:
        — Знаешь что? А я вот ни капельки не боюсь! Я уверена, у нас все получится.
        Это мог быть, конечно, блеф, но настрой Кортни успокоил Марка. Так что он взвалил на спину рюкзак, и они отправились на железнодорожную станцию.
        Железнодорожная станция Стоуни Брук располагалась у главной улицы. Перрон был полон пассажиров, которые каждый день ездили на работу в Нью-Йорк. Кортни и Марк поглядывали по сторонам, стараясь не попасться на глаза чьим-нибудь родителям, которые могли заинтересоваться, почему они не в школе. Марк заметил одного парня, которого знал по летнему лагерю. К счастью, он вовремя его увидел, и когда подошла электричка, они сели в другой вагон. Теперь можно было расслабиться, потому что все пассажиры тут же уткнулись в утренние газеты.
        Поездка до Нью-Йорка оказалась очень спокойной. Никто не обращал на них внимания. Марк разглядывал людей, читавших свои газеты, и в душе смеялся. Они были так увлечены чтением статей о спорте, о биржевых новостях, о выступлении президента на очередном торжестве, но все это не шло ни в какое сравнение с настоящей сенсацией, в которой они с Кортни сейчас принимали непосредственное участие. Марк вообразил заголовок статьи на первой полосе газеты: АМЕРИКАНСКИЙ МАЛЬЧИК ВОЗГЛАВИЛ РЕВОЛЮЦИЮ НА ДРУГОЙ ПЛАНЕТЕ. Вот это была бы новость!
        А Кортни хотела только одного  — немного расслабиться. Она знала, что ей понадобятся силы и мужество для дальнейших действий. Поэтому она откинулась на спинку сиденья, закрыла глаза и попыталась унять внутреннюю дрожь.
        Наконец они прибыли на конечную станцию  — 125-я улица Манхэттена. Поезд шел дальше, до станции Гранд Централ. Но 125-я улица была ближе к Бронксу, так что ребята встали и вышли из поезда именно здесь.
        Они оба помнили, что им рассказывали родители об этой части города. Здесь было опасно. Не понимая толком, в чем заключается эта опасность, они все-таки нервничали.
        От 125-й улицы до ближайшего метро было недалеко, и они прошли этот путь пешком, спустились в метро, взяли билеты и сели в поезд.
        Поездка в метро тоже прошла без приключений. В вагоне было много интересных личностей разных национальностей, некоторые казались странными, но ни один не был монстром. Ребят окружали самые обыкновенные люди, спешащие по своим делам, живущие своей жизнью. При других обстоятельствах эта прогулка показалась бы им веселой и интересной, но сейчас им было не до развлечений. Перед ними стояла опасная задача.
        Наконец, сделав две пересадки, они доехали до нужной станции. Поднявшись наверх, ребята увидели обитателей Бронкса, которые тоже оказались обычными людьми, ничем не отличающимися от тех, которых они видели в метро. Станция, с которой Бобби отбыл на Дендурон, находилась в трех кварталах от того места, где они сейчас находились. Весь путь до закрытой станции они проделали молча, и каждый думал о том, что хорошо бы этой станции не оказалось на месте, хотя они ни за что не признались бы в подобных мыслях. У каждого еще теплилась слабая надежда, что вся это история  — выдумка Бобби от начала и до конца. Их надежды моментально развеялись, когда они повернули за угол и огляделись.
        — К-кажется пришли,  — взволнованно сказал Марк.
        Кортни не отвечала.
        Место было в точности таким, каким его описывал Бобби. Здесь был даже маленький киоск, покрытый потрескавшейся зеленой краской. Марк, волнуясь, во все глаза таращился на Кортни, а та не отводила взгляда от входа на станцию. Она не хотела показывать Марку, что тоже волнуется. Наконец она собралась с духом и решительно зашагала к станции. Марку ничего не оставалось, как последовать за ней. Подойдя к входу, они заглянули вниз и увидели захламленный лестничный пролет. Определенно, это было то самое место, которое описывал Бобби. Оглянувшись и удостоверившись, что за ними никто не следит, они торопливо принялись спускаться. Дойдя до конца лестницы, ребята увидели перегородку, блокирующую вход. Все было, как в записях Бобби.
        Кортни уперлась руками в доски, надавила, и перегородка упала внутрь. Кортни проделала это так же легко, как и дядя Пресс в свое время. Она словно открыла путь в темное подземелье. Не дав страху овладеть собой, она решительно нырнула в темноту. Марк поспешил за ней. Протиснувшись внутрь со своим громадным рюкзаком, он закрыл перегородку. Пока все шло в точности так же, как описывал Бобби. Правда, Марк и Кортни надеялись, что на этом все совпадения и закончатся. Никому из них не хотелось сталкиваться со Святошей Дэном или с разъяренными квигами. Сделав последние несколько шагов по ступеням лестницы, они замерли в темноте, плечом к плечу. Их чувства были обострены до предела.
        — У меня такое ощущение, что я здесь уже был,  — прошептал Марк.
        Как Бобби и описывал, это была заброшенная станция, не видевшая пассажиров уже несколько лет. Издалека доносился гул проходящего поезда. Несколько секунд спустя поезд, зловеще светя фарами, пронесся мимо, даже не сбавляя скорости. Это вернуло их к действительности.
        — Давай,  — сказала Кортни и подошла к краю платформы.
        — Подожди,  — Марк торопливо открыл рюкзак и принялся в нем рыться.
        — Что у тебя там?
        — Я немножечко подстраховался,  — ответил Марк, выуживая из глубин рюкзака что-то, завернутое в коричневую бумагу.
        — Это из списка?  — с любопытством спросила Кортни.
        — Нет, это моя личная инициатива,  — Марк развернул бумагу и вытащил два больших сочных куска мяса. Он с гордостью показал их Кортни.  — Это отвлечет внимание квигов, если нам все же придется с ними столкнуться.
        Кортни улыбнулась.
        — Что бы там ни говорили, но ты  — молодчина!
        Она взяла мясо и снова пошла к краю платформы. Марк расплылся в гордой улыбке, но она погасла, чуть только до него дошло, что это не самый великолепный комплимент. Он застегнул рюкзак и поспешил за Кортни.
        Стоя у края платформы, ребята с опаской вглядывались в темноту тоннеля.
        — Ох, страшновато!  — объявил Марк.  — А вдруг этих ворот там нет?
        — До сих пор все, что он писал, оказывалось правдой,  — сказала Кортни.  — Так что, думаю, ворота существуют на самом деле.
        Тут они услышали, что к станции приближается очередной поезд. Они отошли от края платформы, и поезд, прорезав темноту фарами, пронесся мимо. Перспектива оказаться на путях в тот момент, когда пройдет следующий поезд, вгоняла их в страх. Марк судорожно сглотнул.
        — Да чего раздумывать? Прыгаем!  — крикнула Кортни, подбежала к краю платформы и исчезла в темноте. Это как прыгать в ледяную воду: чем больше думаешь перед этим, тем больше находится доводов подождать. Так что лучше делать, не раздумывая, как, собственно, и поступила Кортни.
        Марк поспешил за ней. Добежав до края, он спустился по лесенке и увидел, что Кортни стоит на рельсах, прижимаясь спиной к стене.
        — Не могу поверить, что я это сделала,  — пролепетала она, задыхаясь.
        — Да уж, я тоже. Только давай не будем останавливаться,  — сказал Марк.
        Они стали осторожно пробираться по тоннелю вперед. Было темно, а ребятам очень не хотелось случайно наступить на рельсы, поэтому Кортни одной рукой держалась за грязную стену.
        — А далеко эти ворота?  — спросила Кортни.
        — Не помню,  — ответил Марк.  — Просто постарайся…  — И тут он кое-что услышал.  — Что это?
        — Что  — это?
        — Я что-то слышал. Что-то похожее на рычание.  — Марк забрал один из кусков мяса у Кортни и кинул его в темноту.  — Хороший песик. Хоро-о-оший пе-е-есик!
        И тут Кортни тоже услышала. Звук был слабый, но ошибки быть не могло.
        — Это не рычание,  — сказала она.  — Это поезд. Поезд идет!
        Гудок паровоза подсказал им, что она не ошиблась. Поезд приближался, и ребята оказались в ловушке. Они оцепенели от ужаса, не зная, куда бежать.
        — Я возвращаюсь!  — заорал Марк и повернулся, чтобы бежать назад к платформе. Но Кортни схватила его за рюкзак и притянула к себе.
        — Нет!  — сказала она приказным тоном.  — Мы наверняка уже близко.
        Она развернулась и продолжила путь. Марк подталкивал ее сзади. Поезд только что обогнул дугу и теперь летел им навстречу, слепя фарами.
        — Быстрее,  — взмолился Марк.
        Кортни запнулась за шпалу и, потеряв равновесие, упала. Марк помог ей подняться и подтолкнул вперед. Поезд был уже совсем рядом. Грохот колес оглушал. А пропустить поезд было невозможно  — между стеной и рельсами слишком мало места.
        — Ничего не выйдет!  — завопила Кортни.  — Прижмись к стене!
        Марк скинул рюкзак и прижался спиной к стене. Поезд был в десятке метров от них. Ребята судорожно схватились за руки. Кортни, вжавшись в стену, одной рукой в отчаянии шарила по стене, пытаясь нащупать дверь, и правда нащупала.
        — Нашла!  — закричала Кортни.
        Поезд был совсем рядом. Кортни изо всех сил сжала руку Марка и уперлась спиной в то, что, как она думала, было дверью. Получилось! Кортни и Марк ввалились внутрь как раз в тот момент, когда поезд промчался мимо. Через несколько секунд стало тихо. Ребята лежали на земле, не осмеливаясь пошевелиться. Прошла минута, прежде чем они подняли головы и взглянули друг на друга.
        — Ого!  — с благоговейным трепетом сказал Марк. Они были у входа в тоннель из серого камня. Кортни быстро обернулась на дверь, через которую они только что ввалились, и сказала:
        — Смотри  — и звезда здесь. Как Бобби и писал.  — Она обернулась к Марку, который вглядывался в темноту тоннеля.
        — Да, это здесь,  — голос Марка возбужденно звенел.  — Это все правда. Все, что писал Бобби!
        Ну вот, на этом инструкции Бобби заканчивались. В своем письме он просил пройти сквозь ворота и ждать. Но чего ждать? В растерянности ребята несколько минут переминались на месте, не понимая, что делать. В конце концов Кортни озорно взглянула на Марка и сказала:
        — Я, пожалуй, попробую.
        Она решительно направилась ко входу в серый тоннель, но Марк схватил ее за руку.
        — Не надо!  — взволнованно крикнул он.
        — Почему? Если у Бобби это получилось, то и у меня получится,  — в своей типичной дерзкой манере ответила Кортни.
        Она отцепила руку Марка и шагнула ко входу в тоннель. Марк отошел назад и с волнением наблюдал, как Кортни стоит на пороге бесконечного, темного тоннеля. Она расправила плечи, лукаво взглянула на Марка, повернулась прямо лицом к темному тоннелю и крикнула:
        — Дендурон!
        Ничего не произошло. Вообще ничего. Лишь эхо заметалось между стен.
        — Та же история, что и с кольцом,  — сказал Марк.  — Если ты не Странник, то у тебя нет силы, которая открывает портал.
        Кортни разочарованно отвернулась. Она уже надеялась унестись на волшебном ковре-самолете, как Бобби, но ничего подобного не случилось.
        — А что такого есть в Бобби?  — с некоторым раздражением в голосе спросила Кортни.  — Чем он такой особенный?
        — Ш-ш-ш!  — Марк прижал палец к губам, заставив Кортни замолчать.
        — Что такое?
        — Ты это слышала?
        Кортни навострила уши.
        — Это, наверное, еще один поезд…
        — Нет,  — сказал Марк.  — Похоже на… на музыку!
        Кортни прислушалась и тоже услышала. Это действительно была музыка. Она доносилась откуда-то издалека. В гармоничную мелодию она не складывалась, скорее, была похожа на хаотичный набор музыкальных звуков.
        — Я уже это слышал!  — воскликнул Марк.  — Когда кольцо открывало портал.  — Он взглянул на кольцо, но камешек оставался серым. Нет, кольцо здесь было ни при чем.
        Кортни взглянула в темноту тоннеля и от удивления разинула рот.
        — Ой, Марк,  — растерянно сказала она.  — Ты видишь?
        Марк обернулся, и от увиденного у него отвисла челюсть. Там, в темноте тоннеля, маячил крошечный лучик света, словно свет от фары приближающегося поезда. Пятнышко света становилось больше, и звучали переливы музыки.
        — Хочешь, смоемся?  — дрожащим голосом предложил Марк.
        — Хочу,  — ответила Кортни.  — Только нельзя.
        С приближением света сильнее изменялся тоннель. Серые грубые стены будто испарились, а на их месте тысячами огней засверкал хрусталь. Точно так же менялся камешек в кольце. За прозрачными стенками тоннеля просматривалось бесконечное звездное небо. Свет был таким ослепительным, что Кортни и Марку пришлось закрыть глаза руками. Музыкальные переливы звучали невыносимо громко. Не сговариваясь, ребята стали отступать назад, пока не наткнулись на противоположную стену. Они были в ловушке, и теперь могли только закрыть глаза, сжаться и надеяться, что все это скоро закончится.
        С последней вспышкой света оборвалась музыка, и комната погрузилась во мрак. Все стало тихо и спокойно. Ребята робко открыли глаза. Очень хотелось знать, что же случилось. То, что они увидели, оказалось куда более впечатляющим, чем они могли вообразить.
        Перед ними стоял Бобби. Он выглядел немного ошарашенным и растерянно оглядывался по сторонам. Потом он заметил Марка и Кортни, жмущихся к стенке. Все трое замерли. Никто не знал, что нужно говорить в подобной ситуации. Они просто стояли и таращились друг на друга. Наконец Бобби выдал спокойно:
        — Йо!
        Оцепенение слетело в один миг. Марк и Кортни радостно подпрыгнули, подбежали к Бобби, и все трое крепко обнялись. Не нужно было никаких слов. Эти объятия сказали все. Они просто обнимались, и все страхи и горести, боль и обиды, накопившиеся с начала этой истории, уходили прочь. Так они долго стояли, пока, наконец, Бобби не промолвил:
        — Ребят, вы меня задушите.
        Они неохотно разошлись, а через секунду вновь кинулись друг к другу. И расхохотались.
        — Ребята, вы  — самые лучшие в мире,  — сказал Бобби, а потом вдруг с удивлением уставился на Кортни.  — Подожди-ка! А ты здесь что делаешь?
        — Я показал ей дневник,  — признался Марк.  — Извини. Один бы я все это не провернул.
        Бобби задумался. С одной стороны, он писал Марку, и только ему. Но с другой  — не очень честно было взваливать все это на плечи Марка только потому, что он  — его лучший друг. Наверное, так даже лучше, рассудил Бобби. Если кто и мог помочь Марку справиться с такой задачей, то именно Кортни. Поэтому он уверенно улыбнулся своему другу и сказал:
        — Молодец, Марк. Я очень рад, что ты это сделал. Еще кто-нибудь знает?
        — Нет, только мы,  — сказала Кортни.
        — Хорошо. Сперва я думал, что узнать должны все, но теперь сомневаюсь. Переварить такое не всякому под силу.
        — Мы тоже так подумали,  — сказал Марк.
        — Мы расскажем,  — добавил Бобби.  — Позже. Ладно?
        Марк и Кортни дружно кивнули. Они думали точно так же.
        — Мои родители сильно волнуются?  — спросил Бобби.
        Ну вот, началось. Это был как раз тот вопрос, на который Марк и Кортни отвечать не хотели. Не хватало ему еще и об этом беспокоиться! Но и врать тоже не хотелось. Марк уж и не знал, как выкрутиться, но тут на помощь пришла Кортни.
        — Все о тебе сильно волнуются,  — сказала она.
        Это не было ложью  — многие о нем действительно беспокоились. Просто это не вся правда.
        Бобби спокойно сказал:
        — Ненавижу держать их в неведении, но они бы еще больше волновались, если бы знали, что со мной происходит, правда? Не говорите им пока ничего, ладно?
        Марк и Кортни закивали. Ух, пронесло. Тут Бобби увидел рюкзак, который собрали для него ребята.
        — Все удалось достать?  — спросил он, схватившись за застежку.
        — Все,  — заверил его Марк.
        — Трудно было?
        — Да нет, пустяки,  — ответила Кортни.
        Бобби взглянул на них так, будто видел впервые в жизни. Перед ним стояли люди, провернувшие ради него опасное дело, которое к ним, в общем-то, не имело никакого отношения.
        — Даже не знаю, как вас благодарить, ребята,  — искренне сказал он.  — У меня никогда не было таких замечательных друзей, как вы. Может, я и не заслуживаю этого.
        Кортни и Марк улыбнулись.
        — Бобби,  — голос Марка дрогнул.  — Это правда? Ну, то, что ты написал.
        — Да,  — ответил Бобби.  — Чудеса да и только.
        Кортни и Марк тут же завалили его вопросами, но он остановил этот поток:
        — Ребята, я не знаю ничего, кроме того, что уже написал. Не знаю, почему я  — Странник. Не знаю, где находится Дендурон. Не знаю, в каком времени он застрял. У меня самого миллион вопросов и ни одного ответа. А еще мне очень страшно.
        Да, вопросов было очень много. В конце концов Кортни подошла к Бобби. В глазах ее мелькало сомнение, будто она не знала, как начать. Наконец, собравшись с мыслями, она сказала:
        — Не возвращайся. Там  — не твой мир. Не твоя жизнь. Ты нужен здесь. Всего-то нужно уйти, и никто ничего не узнает. Пожалуйста, Бобби, останься с нами.
        Бобби взглянул на Марка. Тот одобрительно кивнул.
        — Ты дома, Бобби,  — сказал он.  — Оставайся.
        Бобби не знал, что делать. Это было так просто. Он почему-то о такой возможности даже не подумал. Нужно было лишь уйти вместе с ними. Это его дом, его планета. Здесь он в безопасности. Это было очень заманчиво. Но он не стал сразу отвечать, ведь сейчас ему предстояло принять самое ответственное решение в своей жизни. Он огляделся: кинул взгляд в темный тоннель, на рюкзак с вещами, которые для него собрали друзья. Он принял решение.
        — Существует масса вещей, о которых я понятия не имею,  — серьезно сказал он.  — Но я точно знаю одно  — дядя Пресс погибнет, если я ничего не сделаю.
        Марк и Кортни опустили головы. Бобби был прав: если он останется, дядя Пресс обречен.
        — И вот еще что я вам скажу,  — добавил Бобби.  — Я не тот человек, который может вести за собой армию повстанцев. Не знаю, что они там себе думают, но я не такой. А вот кто действительно может им помочь, так это дядя Пресс. Если он погибнет, у них не останется ни единого шанса выжить. Так что я должен попытаться спасти дядю Пресса и ради Милаго тоже.
        Бобби поднял с земли рюкзак и закинул его за спину.
        — Что ты будешь делать со всем этим барахлом?  — спросил Марк.
        — Еще точно не знаю,  — ответил Бобби.  — Но скоро придумаю.  — Он потуже затянул лямки на рюкзаке и пошел ко входу в тоннель.  — Я не супергерой,  — сказал он.  — Вот только спасу дядю Пресса и сразу вернусь. Не хотелось бы оставаться там в самый разгар восстания.
        — Мы будем ждать тебя,  — сказал Марк.
        Они переглянулись, не зная, что еще можно сказать. Бобби пора было возвращаться.
        — Мне не выразить, как я благодарен вам за помощь и за то, что вы читаете мой дневник,  — сказал Бобби.
        — Ты, главное, пиши почаще,  — с улыбкой ответил Марк.
        Бобби улыбнулся в ответ, и все трое снова обнялись.
        — Напишу, как только смогу,  — сказал Бобби и направился к тоннелю.
        У всех на глаза навернулись слезы. Бобби оглянулся только один раз, когда Кортни спросила:
        — Лура действительно такая потрясающая девушка, как ты описал?
        Бобби вздрогнул.
        — Я, вообще-то, не думал, что ты это прочтешь,  — промямлил он.  — Она не в моем вкусе.
        — Правда?  — Кортни хитро усмехнулась.  — А мне кажется, что в нас есть что-то общее. Мы обе в состоянии отвесить тебе хорошую затрещину.
        Бобби расхохотался. Ну, конечно, Кортни была права.
        — Возвращайся скорее,  — добавила она.
        — Сразу, как только смогу.
        Марк помахал другу на прощанье рукой, и Бобби повернулся к тоннелю. Он вступил в темноту, затаил дыхание и выкрикнул:
        — Дендурон!
        Тоннель тут же отозвался на зов Странника. Стены засверкали, заполнившись переливами музыки, яркий свет разогнал темноту. Бобби повернулся к друзьям и махнул им рукой.
        — До скорого!  — крикнул он.
        И потом в один момент исчез. Свет и музыка удалялись, сопровождая Бобби в его дальнем путешествии. Скоро все стихло. Ребята стояли рядом, вглядываясь в темный, пустой тоннель. Им ничего не оставалось, кроме как отправиться в долгий обратный путь.
        — Ой!  — вдруг сказал Марк.
        — Что?  — вздрогнула Кортни.
        Марк протянул руку, и она увидела, что камень в кольце мерцает синим светом. Быстро сняв кольцо с пальца, Марк положил его на землю. Затем ребята отошли от кольца на несколько шагов и с нетерпением наблюдали, как оно ширится и открывает портал. Снова они услышали знакомую музыку и чуть зажмурились от света, залившего комнату. Все закончилось так же быстро, как началось. Кольцо преспокойненько лежало на том месте, куда его положил Марк. Рядом с ним ребята увидели свиток.
        — Когда он успел это написать?  — спросила Кортни.  — Он же только что был здесь.
        Марк взял свиток и принялся его разворачивать.
        — Что-то мне подсказывает, что время здесь и время там текут не одинаково,  — сказал он.
        — Что-что? Попроще, пожалуйста,  — потребовала Кортни.
        — Я думаю, что Дендурон не просто находится в другом месте,  — объяснил Марк.  — Эта планета находится в другом времени. Может, он в тысяче лет от нас, а может, даже и в миллионе. Каналы телепортируют не только через пространство, но и через время.
        Кортни не вполне поняла, что имел в виду Марк, но она вообще многого не понимала в этой истории. Марк развернул свиток, бегло взглянул на страницы и с улыбкой повернулся к Кортни.
        — Я был прав. Это от Бобби.

        Журнал № 3
        ДЕНДУРОН

        Я заварил жуткую кашу, ребята.
        Изо всех сил я старался все делать правильно, но, боюсь, сделал только хуже. С тех пор как я последний раз видел вас там, на заброшенной станции, события развивались стремительно. Но главная новость заключается в том, что мы сейчас на грани катастрофы, грозящей разнести Дендурон на части. Это не только моя вина, но все-таки именно из-за меня все сложилось таким образом. Но сперва я расскажу, что случилось с тех пор, как я писал вам в последний раз. Я закончил писать дневник перед нашей с вами встречей, так что сейчас напишу, что произошло за период между тем, как я поставил в дневнике последнюю точку и моим путешествием на Вторую Землю. Я был на седьмом небе от счастья, когда увидел вас, ребята, но лучше бы мне было не встречаться с вами, потому что это путешествие отчасти и явилось причиной наших бедствий.
        Со смертью Озы во мне что-то изменилось. Прояснились мысли. Не то чтобы я внезапно понял, в чем заключается смысл жизни Странника и тут же захотел возглавить племя Милаго в их борьбе против деспотов-Бедуванов. Вовсе нет. Я всего лишь хотел помочь дяде Прессу. Мне было очень стыдно, что я не попытался сразу помочь ему. Мое недостойное поведение можно оправдать только тем, что, брошенный в гущу событий, я растерялся и не сумел сразу собраться. Но гибель Озы будто пробудила меня ото сна. Я видел, как Лура переживала смерть матери. Представляю, каково было бы мне, если бы я потерял свою маму. Поправочка  — представить я себе это не могу. Даже подумать об этом  — и то ужасно.
        Оза не должна была погибнуть. Она всего лишь хотела, чтобы несчастные люди жили лучше. За это же боролся и дядя Пресс. Именно пытаясь помочь племени Милаго, он оказался в лапах Бедуванов, и теперь его казнят. Разве это справедливо? По-моему, нет, и кто-то должен сказать об этом. К сожалению, сделать это могу только я. Я сказал «к сожалению», не потому что не хотел спасать своего дядю, а потому, что знаю  — я не лучший кандидат на роль крутого качка, вроде Шварценеггера, способного ворваться в замок Бедуванов и спасти дядю Пресса. Эта замечательная фантазия так фантазией и останется. Но все равно надо было предпринимать какие-то шаги. И тут без помощи мне ну никак не обойтись, а значит, придется просить Луру. Я не знал, что сказать ей, чтобы облегчить ее боль. Господи, да она, должно быть, ненавидит меня! Но это был единственный человек, к которому я мог обратиться за помощью, так что я решил хотя бы попытаться поговорить с ней.
        Я забрел в большую пещеру и огляделся. Лура, скрестив по-турецки ноги, сидела у стены и вырезала из дерева какую-то вещицу. В ее руках деревяшка превращалась в маленькое лицо, одна половина которого была солнцем, а другая  — луной. Лура была поглощена работой и ничего не замечала вокруг. Я не хотел мешать ей и терпеливо ждал, когда она заговорит сама. Еще несколько минут она не обращала на меня внимания, но, в конце концов, видимо, догадавшись, что я не уйду, сказала:
        — Это цха-цха. У меня на родине эта фигурка символизирует конец одной жизни и начало другой. Я отдам ее моей матери, чтобы в следующей жизни ей повезло.
        — Здорово,  — сказал я.
        — Это древняя бессмысленная легенда,  — с вызовом сказала Лура.  — Но моя мать верила в приметы и легенды.
        Кажется, я опять промахнулся с подходом к этой девчонке. Я уже был готов отступить и оставить ее в покое, но собрался с духом и приготовился пройти через все.
        — Завтра я никуда не поеду,  — я очень надеялся, что мой голос звучит твердо.  — Я иду за дядей Прессом.
        Лура отложила работу и взглянула на меня. Я, напустив на себя серьезный вид, смотрел прямо ей в глаза. Мне хотелось, чтобы она поняла, что я настроен решительно. И тут Лура прыснула со смеху. Видимо, мысль о том, что я выступлю против рыцарей Каган показалась ей очень забавной.
        Прекратив смеяться, она с сарказмом спросила:
        — Зачем, Пендрагон? Хочешь увидеть, как он умрет? Моей матери тебе мало?
        Ничего себе! Удар ниже пояса.
        — Нет, я хочу его спасти,  — я старался, чтобы голос отражал всю серьезность моих намерений.
        — Иди спать,  — приказала она.  — От одного твоего вида голова болит.
        Она начала выводить меня из себя. Я, конечно, виноват перед ней, но это не повод обливать меня грязью. И не подумав уходить, я упрямо сказал:
        — Ты говоришь, что я не волнуюсь за дядю. Ты ошибаешься. Я хочу пробраться в замок и освободить его.
        — Рыцари Каган схватят тебя еще до того, как ты окажешься рядом со своим дядей,  — с издевкой сказала Лура.
        — Ты абсолютно права. И именно поэтому ты должна мне помочь.
        Лура удивленно вытаращилась на меня. Ого, кажется, я хватил лишнего! Продолжая смотреть на меня, она медленно поднялась и выпрямилась в полный рост. Призвав все свое мужество, я не попятился, чтобы окончательно и бесповоротно не упасть в ее глазах.
        — Почему это я должна помогать тебе спасать дядю, когда моя мать погибла, защищая тебя?  — Она еще никогда не говорила с таким волнением.
        — Именно поэтому ты и должна это сделать,  — я пытался унять дрожь в голосе.  — Мы оба знаем, что я не гожусь на роль предводителя Милаго. А вот дядя Пресс годится. Лично я хочу спасти его, потому что он мой дядя. А ты, если и вправду переживаешь за судьбу Милаго так, как говоришь, должна спасти его потому, что он нужен этим людям.
        Лура не двигалась. Кажется, в ее глазах что-то мелькнуло. Неужели я поколебал ее уверенность? Она отвернулась и подняла с пола копье.
        — У меня сейчас встреча,  — сказала она холодно.  — Я позволю тебе пойти со мной.
        Встреча. Здорово! Я не знаю, что там она задумала, но, кажется, она слегка оттаяла. Начало положено. Лура обернулась и направила на меня копье.
        — Я не собираюсь защищать тебя, Пендрагон,  — сказала она.  — Если хочешь идти со мной, выпутывайся из передряг сам.
        И, обласкав меня этим милым обещанием, она пошла прочь. Я не знал, что мне делать, пока она не обернулась и резким окриком не приказала:
        — За мной! Быстро!
        Я не знал, куда мы идем. Лура привела меня к лестнице. Была ночь, и свет звезд лишь оттенял черноту небосвода. Опасаясь, что рыцари могут все еще шататься здесь, разыскивая нас, Лура быстро огляделась. Хорошая мысль! Я тоже завертел головой Все было тихо. Мы шли в деревню Милаго, прямиком в хижину, где я очнулся. Прошмыгнув внутрь, я еще раз убедился в том, что был прав, полагая, что это помещение  — больница. Две скамьи были заняты. Но тем двоим, что лежали на скамьях, уже никогда не станет лучше. На одной покоилась Оза, на другой  — шахтер, убитый бедуванской стрелой. Видимо, здесь хранились тела до момента предания земле, или что они там делают со своими мертвыми. Раньше я бы со страху сбежал, но сейчас даже не дрогнул.
        В хижине находились еще два человека, оба в добром здравии. Это были Алдер, рыцарь, которого Лура называла Странником из Дендурона, и главный шахтер Реллин. Они сидели, скрестив ноги, прямо у костра, полыхавшего в очаге посреди хижины. Лура подошла к ним и уселась рядом. Я решил, что это и есть та самая встреча, на которую меня пригласила Лура, поэтому тоже уселся, но в сторонке от нее.
        Собрание открыл Реллин.
        — Лура, я очень сожалею о кончине твоей матери,  — сказал он.  — Она была замечательным человеком. От лица всего племени я благодарю тебя и твой народ за то, что вы нам помогаете. Мне грустно, что все так закончилось.
        — Спасибо за сочувствие,  — быстро ответила Лура,  — но со смертью моей матери наше дело не закончилось. Мы все равно приведем Милаго к свободе.
        — Нет,  — сказал Реллин после паузы.  — Все кончено. Никакой борьбы не будет.  — И он поднялся, чтобы уйти. Но Лура вскочила и преградила ему дорогу. Его заявление застало ее врасплох.
        — Как ты можешь так говорить, Реллин?  — воскликнула она.  — Если вы не освободитесь от гнета Бедуванов, вы все погибнете!
        — А если мы пойдем против них, то погибнем еще быстрее,  — ответил он.  — Мой народ не создан для войн. Ты-то, Алдер, это знаешь.  — Алдер повесил голову. Реллин взглянул на Луру и сказал:  — И ты, Лура, знаешь это не хуже него. У нас нет ни одного шанса выжить в схватке с Бедуванами. Это будет бойня.
        — Помнишь, что говорил Пресс?  — не сдавалась Лура.  — Можно не быть воином, но быть сильным. Он говорил, что у Бедуванов не хватит силы духа, чтобы противостоять Милаго, если вы все подниметесь на борьбу. Он говорил…
        — Пресса нет!  — закричал Реллин.  — А теперь нет и Озы! Кто поведет нас против Бедуванов? Ты? Он?  — Он ткнул в меня пальцем.  — Вы еще дети. Мотивы ваши благородны и достойны всяческого восхищения, но надо взглянуть правде в глаза!
        Он резко повернулся и вышел из хижины. Собрание было окончено. Лура рванулась вслед за ним, но передумала. Она была отличным воином, но вот словами убедить Реллина ей было не под силу.
        — Он не прав,  — тихо сказал Алдер.  — Бедуваны не так сильны, как он думает.
        Лура медленно подошла к телу своей матери, посмотрела на нее и вдруг дотронулась до ее руки, будто хотела взять себе частичку ее силы. Потом вытащила деревянную фигурку цха-цха, которую вырезала в пещере, и сунула в безжизненную руку матери. У меня сжалось сердце. Трудно представить, что сейчас чувствовала Лура.
        — Он лжет,  — наконец промолвила она.
        Алдер вскинул на нее глаза. Он был удивлен не меньше моего.
        — Почему?  — вырвалось у меня.
        — Реллин всю свою жизнь мечтал о восстании против Бедуванов,  — объяснила Лура.  — Его ненависть и гнев гораздо сильнее страха. Я не думаю, что он так быстро поменял свое мнение.
        Алдер поднялся. Он выглядел смущенным. Я тоже.
        — Тогда почему он сказал, что не хочет сражаться?  — спросил он.
        Лура взглянула на тело матери и ответила:
        — Не знаю, но что-то изменилось. Он чего-то недоговаривает. Может быть, он нам не доверяет, потому что мы слишком молоды.
        Я припомнил все, что знал о Реллине. Один раз я видел его на Церемонии Передачи. Даже издалека было видно, насколько он ненавидит Бедуванов. Другой раз  — в шахте после взрыва. Он тогда еще очень не к месту захохотал. Лура была права. Определенно, что-то здесь было не так.
        — Он ведь доверял твоей матери?  — спросил я.
        — Конечно,  — не раздумывая ответила она.
        — Раз так, то он рассказал бы ей о том, что произошло. А она, в свою очередь, рассказала бы это тебе, правильно?
        — То есть ты считаешь, что я не права?
        — Нет!  — поспешил заверить ее я.  — Просто если все так, как ты говоришь, значит, действительно что-то произошло. И то, что Реллин ничего не сказал Озе, меня настораживает.
        Какое-то время мы в нерешительности поглядывали друг на друга. Наконец Алдер сказал:
        — Так что же нам теперь делать?
        Я знал, что нам делать. И Лура знала, но я хотел сам сказать это.
        — Мы спасем дядю Пресса,  — объявил я.  — Мы вернем его сюда.
        Я посмотрел на Луру. Она не произнесла ни слова. Но я и так знал, о чем она сейчас думает. Дядю Пресса необходимо было спасти, и Лура поможет мне.
        — Это будет трудный бой, Алдер,  — сказала она.  — И они узнают, что ты Странник.
        — Я знал, что этот день придет!  — Алдер приосанился.  — Я готов!
        — Стоп-стоп!  — Я подошел к нему.  — А кто тут говорил про бой?
        — Если ты думаешь, что мы вот так запросто проникнем в замок, найдем и спасем Пресса и уйдем без боя, то ты не только слабак, но еще и идиот!  — язвительно сказала Лура.
        Ее задиристость уже порядком осточертела мне, но я пока не хотел злить ее. В то же время, надо было найти достойный ответ, а то она так и будет вытирать об меня ноги.
        — Да?  — я старался подражать ее манере говорить.  — Наша цель  — спасти дядю Пресса. И если ты думаешь, что мы втроем сможем выстоять в сражении с ордой рыцарей, то, может, это ты идиотка?
        Лура не нашла, что ответить. Тут на помощь пришел Алдер.
        — Он прав, Лура. Для боя нас слишком мало. Нас перебьют раньше, чем мы узнаем, где они держат Пресса.
        Луру это тоже беспокоило. Она привыкла все проблемы решать силой и чуть что ввязываться в драку. Но и дурой она не была и понимала, что ее план в данной ситуации не самый блестящий.
        — И что же нам делать?  — спросила она.  — Попросить Каган освободить Пресса? Может, если мы скажем «пожалуйста», нас послушают?
        Ох ты, оказывается, она способна на сарказм!
        — Нужно проскользнуть в замок незаметно,  — сказал я.  — И чем дольше Бедуваны не заметят нашего присутствия, тем больше у нас будет шансов спасти дядю Пресса.
        Алдер взволнованно вскочил.
        — Точно!  — воскликнул он.  — Я вас проведу. Я знаю каждый уголок замка. И внутри замка полно ходов и коридоров, которыми не пользуются.
        Луре очень не хотелось признаваться в своей неправоте, особенно перед кем-то, кого она не уважала, то есть передо мной. Но у нее достало ума признать, что мой план не так уж плох.
        — А что мы будем делать после того, как Алдер проведет нас внутрь?  — спросила она.
        Кое-что я уже придумал. Не то чтобы план, а так, несколько интересных идей, но для их осуществления мне требовались вещи, которых на Дендуроне нет.
        — Если я свяжусь с моими друзьями из дома, смогу ли я получить от них кое-какие вещи?  — спросил я.
        Лура молчала. Она знала ответ, но, думаю, не хотела говорить мне. Все-таки я еще новичок в этом деле, и она не могла доверить мне все секреты.
        Но Алдер, казалось, ее мнения не разделял.
        — Конечно!  — невинно воскликнул он.  — Ты можешь вернуться на свою территорию и взять все, что тебе нужно.
        Этот парень начинал мне нравиться. Интересно, он действительно так прост, как кажется? Нужно всего лишь пробраться к каналу, и тогда я смогу отправиться домой? Здорово. Но это означало, что мне придется подниматься в горы. Пока я буду ходить туда-сюда, дядю Пресса уже казнят. Да к тому же у меня все равно нет шансов пробраться мимо квигов к той пещере.
        — Нет, это не годится,  — сказал я.  — Может, есть другой путь?
        — Тебе не обязательно идти в горы,  — сказала Лура.  — Есть еще одни ворота. В шахтах. Они не охраняются квигами.
        Здорово! Ситуация резко изменилась в лучшую сторону. И самое приятное, что Лура, сказавшая мне о другом канале, видимо, начала мне доверять. Может быть, мы с ней все-таки сработаемся! Теперь, когда я был уверен, что смогу получить все необходимое, я начал раздумывать, что мне может понадобиться, чтобы проникнуть в крепость. Самое замечательное заключалось в том, что люди с Дендурона слыхом не слыхивали о предметах, которыми люди с Земли пользуются каждый день. Это давало мне громадное преимущество. Толком я еще не придумал, как это можно использовать, но идея вызволить дядю Пресса из плена теперь не казалась мне такой уж неосуществимой.
        Лура повела меня обратно в шахты. Между нами на какое-то время установилось перемирие. Мы нуждались друг в друге, но оба были не в восторге от этого. Перво-наперво я пошел в пещерку, где меня оставляла Лура, и дописал дневник. К дневнику я приложил список на отдельном листе. Когда пришло время, я свернул все листки в свиток и сделал все в точности так же, как делала Оза, чтобы отправить его сквозь Вселенную. Сняв с пальца кольцо, я положил его на землю, дотронулся до камешка и сказал:
        — Земля!
        Ничего не произошло. Я попробовал еще раз. То же самое. Я забеспокоился. Оза говорила, что способностью открывать портал наделены только Странники. Может, я не Странник? Я делал все в точности, как она, но никакого результата не получил.
        Лура стояла в дверях. Прежде чем мое недоумение переросло в панику, она сказала:
        — Ты не с Земли. Ты со Второй Земли.
        Точно. Оза так и говорила. Вторая Земля. Значит ли это, что существует Первая Земля? Я решил, что спрошу об этом позже. Сейчас у меня были дела поважнее. Я коснулся камня и произнес: «Вторая Земля». На этот раз все получилось: камень замерцал, кольцо расширилось, заиграла музыка, и я положил дневник точно в центр черной дыры. Он исчез в темноте, и все стихло. Здорово! Однако меня слегка беспокоила одна мысль.
        — Лура,  — сказал я.  — Как я узнаю, когда мне будет пора на Землю… то есть на Вторую Землю? Моим друзьям понадобится немало времени, чтобы собрать все, что я просил.
        Ответ Луры показался мне весьма странным.
        — Я и сама толком не знаю,  — неохотно ответила она.  — Но когда Странники путешествуют через каналы, они всегда прибывают вовремя.
        Я рассудил, что Лура, видимо, и сама не больше моего знает о жизни Странников.
        — Моя мать только начала объяснять мне,  — добавила она.  — Она говорила, что каналы переносят через время так же легко, как и через пространство. Но вот почему Странники всегда прибывают тогда, когда им нужно, я не поняла.
        — То есть ты хочешь сказать, что, когда я перенесусь на Землю…
        — На Вторую Землю,  — поправила она.
        — Ну да. Когда я перенесусь на Вторую Землю, я окажусь на месте точно тогда, когда там окажутся мои друзья?
        — Да.
        — А это работает в обоих направлениях?  — спросил я.
        — В каком смысле?
        — Если я послал своим друзьям записи минуту назад, будут ли они меня ждать, если я прямо сейчас попробую перенестись?
        — Думаю, да.
        — Так пошли!
        Мы вышли к большой пещере, и Лура повела меня к дальней стене, от которой убегал тоннель. Это был старый тоннель, самый старый из тех, что я видел. Повсюду валялись камни, из чего я сделал вывод, что люди давно тут не ходили. И стены здесь были куда больше разрушены, чем в остальных местах.
        Мы довольно долго шли в темноте, пока я, наконец, решился спросить ее:
        — Откуда ты знаешь, что мы идем правильно?
        Лура молча подняла руку. На ее пальце красовалось такое же кольцо, как у меня. Как я раньше этого не заметил? Наверное, вступая в Клуб Странников, каждый получает такое кольцо. Но самое удивительное заключалось в том, что камень в кольце слабо светился.
        — Моя мать показала мне этот портал совсем недавно,  — объяснила она.  — И еще она объяснила мне, как найти ворота, если они находятся поблизости. Камень подскажет путь.
        Конечно же, я тут же уставился на свое кольцо и увидел, что оно тоже светится. И тут мы, свернув за угол, увидели деревянную дверь. В нескольких метрах от двери в стене зиял пролом, перед которым была навалена большая куча камней, а чуть подальше стояла ветхая вагонетка. Похоже, тут никто ничего не трогал в течение многих месяцев.
        — С чего ты взяла, что нам туда, а не в другой тоннель?  — спросил я.
        Лура указала рукой на деревянную дверь. На ней была вырезана звезда, точно такая же, как и на двери в нью-йоркском метро. Мы нырнули внутрь, и я увидел знакомый тоннель, ведущий ниоткуда в никуда. Я сделал несколько шагов вперед и оглянулся на Луру.
        — Что я должен делать?  — спросил я.
        — Думаю, ты сам знаешь.
        Я знал. Я прошел немного вперед, и тут она меня окликнула:
        — Пендрагон!
        Я обернулся.
        — Твой дядя  — хороший человек. Я хочу его спасти.
        Замечательно. Я кивнул ей, затем повернулся и сказал:
        — Вторая Земля!
        Что случилось потом, вы уже знаете.

        Журнал № 3
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Я не хотел расставаться с вами, ребята. Когда я шагнул в канал, чтобы вернуться на станцию метро, все мои мысли были только о дяде Прессе и предстоящей миссии. Но когда я увидел вас обоих, то понял, как же на самом деле скучаю по своей настоящей жизни. То недолгое время, что я провел на Дендуроне, совершенно изменило меня. Когда я стоял рядом с вами, мне показалось, что я никогда и не покидал свой дом. В какой-то момент я даже подумал, что уже не смогу заставить себя шагнуть в канал, чтобы вернуться на Дендурон. Ты была права, Кортни, я легко мог бы остаться дома, стоило только повернуться и уйти оттуда.
        Но тогда я вспомнил о дяде Прессе и понял, что должен вернуться. Может быть, было бы лучше, если бы я все-таки остался, потому что я только все испортил. Иногда недостаточно просто хотеть как лучше. Нужно еще быть умным и находчивым, а мне порой этого не хватает. Я расскажу вам, что случилось, а вы уж сами судите.
        Когда я вернулся через канал на Дендурон, меня встретила Лура. Первое, что она сказала, было: «Я не думала, что ты вернешься».
        Я возмутился:
        — Я хочу, чтобы ты мне доверяла.
        Вообще-то она была права, я ведь чуть не остался на Второй Земле. Но я не хотел, чтобы она об этом знала. Мне хотелось, чтобы она думала, что я уверен в нашей миссии.
        — Мы оба устали,  — сказала она.  — Нам нужно немного поспать, прежде чем мы начнем.
        — А мы успеем?  — спросил я.
        Я знал, что дядю Пресса должны казнить «в равноденствие», но когда это, я понятия не имел. Вполне могло оказаться, что это уже через десять минут.
        — Равноденствие наступает завтра в полдень,  — объяснила Лура,  — когда все три солнца сольются в одно. Мы вполне можем немного отдохнуть.
        Теперь я понял: равноденствие  — это полдень. Я и Лура пошли в маленькую комнатку в шахте. Она не спросила, что у меня в рюкзаке, а мне не хотелось сейчас пускаться в объяснения. Это можно сделать потом. Но я решил, что одна вещица мне все-таки понадобится прямо сейчас, и достал свои электронные часы. Я понятия не имел, сколько сейчас времени, поэтому установил в часах будильник так, чтобы он зазвонил через два часа. За два часа можно вполне прилично выспаться, и это уж, конечно, лучше, чем не спать вообще.
        Лура с любопытством наблюдала за тем, что я делаю, и даже подскочила, когда часы пикнули, из чего я предположил, что там, откуда она родом, часов нет. Я даже подумал, что мог бы обменять их на что-нибудь у нее. Но гораздо важнее то, что я верно рассчитал, и для людей Дендурона простейшие вещицы из моего рюкзака могут показаться наделенными сильной магией. И если кого-то удастся хоть ненадолго сбить с толку, это может решить исход дела в нашу пользу. Или даже спасти жизнь.
        Когда я рылся в рюкзаке в поисках часов, я наткнулся на сюрприз, который ты туда положил, Марк. Ты просто супер! Ты не забыл, как я люблю «Милки Вей», и положил в рюкзак батончик. Это было самое вкусное угощение из всех угощений в мире. Спасибо тебе. Я даже предложил кусочек Луре. Думаю, с моей стороны это было очень мило, ведь вряд ли мне попадется еще один батончик «Милки Вей» в этих краях. Она осторожно положила его в рот и тут же выплюнула. Только зря шоколад на нее потратил! Видимо, сладких плиток у нее на родине тоже нет.
        — В следующий раз предупреждай, когда соберешься скормить мне отраву,  — заявила она.
        — Да ты что! Там, откуда я родом, это самая вкусная штука,  — сказал я, все еще смеясь.
        — Значит, ты родом из очень странных мест, Пендрагон,  — сказала она и отхлебнула из кувшина воды, чтобы прополоскать рот. Можно подумать, я угостил ее брюссельской капустой или еще чем-нибудь в этом роде.
        Впервые мы с Лурой не чувствовали напряжения в присутствии друг друга. Просто вели себя как нормальные люди, которые занимаются обычными делами. Не думай, что мы сразу стали друзьями, но я, по крайней мере, решился задать ей вопрос.
        — Что еще твоя мама рассказывала о Странниках?  — спросил я. Чем больше у меня будет информации, тем больше шансы выбраться отсюда живым.
        Она не ответила, продолжая расстилать шкуры на полу. Я знал, что она слышала вопрос, поэтому не стал повторять его. После долгого молчания она вдруг сказала:
        — Тебе может не понравиться то, что я скажу.
        Ну, здорово. Еще одна приятная новость.
        — Если это важно, то мне надо это знать, приятно это или нет,  — ответил я.
        Лура уселась на расстеленные шкуры и прислонилась к стене. Она все еще сомневалась. Но мне действительно нужно было это знать.
        — Я не так давно узнала, что я Странник,  — начала она.  — И знаю я о Странниках немногим больше, чем ты. Но мама рассказала мне кое-что важное. Может, это даже важнее, чем спасти Пресса или помочь Милаго.
        Звучало интригующе, и я весь обратился в слух.
        — Я знаю, ты хочешь понять, почему мы Странники. Но я сама этого не знаю. Мама сказала, что когда-нибудь я пойму это. Но сейчас не это главное. Мама сказала мне, что нам надо осознать свою миссию.
        — Миссию? То есть спасти Милаго  — это еще не все?  — спросил я.
        — Да,  — ответила она.  — Мама объяснила мне, что существует много территорий, и все они вот-вот достигнут решающего момента. «Поворотного», как называла его мама, после которого либо наступят мир и процветание, либо территория будет ввергнута в хаос и разрушение.
        — Так значит борьба между Милаго и Бедуванами  — это своего рода поворотный момент для всего Дендурона?  — спросил я.
        — Так сказала мне мама. Если Милаго освободятся от Бедуванов, то Дендурон будет и дальше жить в мире. Но если победят Бедуваны, то это будет бедствием для всего Дендурона, и может даже разрушить всю территорию.
        Вот это да! Так значит, эта борьба не только за то, чтобы помочь бедным шахтерам, а еще и за целую территорию.
        — А откуда она все знает?  — спросил я.  — Это похоже на предсказание будущего.
        Лура пожала плечами и сказала:
        — Это знают все Странники. Когда-нибудь и мы это поймем. А пока нам нужно усвоить, что задача Странников  — идти в те земли, для которых вот-вот наступит поворотный момент, и делать все от нас зависящее, чтобы направить события в нужное русло. Вот почему моя мама была здесь, вот почему сюда прибыл Пресс. И мы с тобой здесь тоже для этого.
        Новое потрясение! Я-то думал, что наконец начал немного понимать, что к чему, а оказалось, что я увидел только то, что на поверхности.
        — Тогда кто такой этот Святоша Дэн?  — спросил я.
        — Святоша Дэн  — такой же Странник, как и мы,  — ответила она.  — Но он работает против нас. Он хочет, чтобы все земли пошли по неверному пути и начался хаос.
        — Но… зачем?
        — Когда мы найдем ответ на этот вопрос, мы будем знать все, что нам нужно,  — сказала Лура.  — В данный момент у меня этих ответов нет. А теперь давай спать.
        Да уж, заснешь тут. Она мне только что сообщила, что в наших руках судьба всего Дендурона, не говоря уже обо всех остальных землях, которые сейчас, возможно, движутся к своей погибели, а я после этого должен спокойно заснуть и видеть приятные сны? А чтобы все было еще интереснее, у нас на пути стоит убийца, который пытается остановить нас. Я видел, на что способен это Святоша Дэн. Какие уж тут сны! Нужно было хоть как-то успокоиться. Я пытался убедить себя, что ко мне это не имеет никакого отношения. Что у меня всего одна задача  — спасти дядю Пресса. А после этого я выйду из игры. Если дядя Пресс захочет остаться тут и попытаться изменить историю, что ж, это его выбор. Лично я вернусь домой первым же каналом.
        Эта мысль немного успокоила меня, и сразу захотелось спать. Но прежде чем моя голова коснулась подушки, я спросил:
        — Это все? Или ты мне еще не все рассказала?
        Лура даже не открыла глаза. Сонным голосом она пробормотала:
        — Это все, что мне известно, Пендрагон. Разве мало?
        О, да! Этого более чем достаточно. Пора было тушить свет. Я думал, что буду долго ворочаться, но на самом деле даже не помню, как донес голову до подушки. В общем-то, это здорово, вот только когда мой будильник зазвенел, мне показалось, что я только что сомкнул глаза. Два часа пролетели, как две секунды. Как же трудно мне было проснуться! Бывает такое странное чувство, когда, проснувшись, не можешь понять, где находишься. Вот и мне в первый момент показалось, что я у себя дома, в кровати, и мне надо вставать и идти выгуливать Марли. Но тут же вспомнив все, что со мной приключилось, я сел и потер руками глаза.
        Луры на месте не было. Потянувшись и зевнув, я встал и взял свой рюкзак. Застежки оказались открытыми. Кто-то рылся в моих вещах! Я осмотрел содержимое рюкзака. На первый взгляд все было на месте, хотя в рюкзаке явно кто-то похозяйничал. Я был в ярости. Застегнув рюкзак, я отправился на поиски Луры.
        Я вышел в уже знакомую главную пещеру шахты. Там, как всегда, кипела работа. Эти бедолаги никогда не останавливались. Интересно, что же случилось с последней Церемонией Передачи, накопали ли они достаточно самоцветов, чтобы уравнять весы? Надеюсь, что так, хотя тут я ничем не мог помочь. Сейчас же мне нужно было разыскать Луру и заняться наконец спасательной операцией.
        Я обвел взглядом пещеру и заметил кое-что интересное. Из тоннеля слева выходил Реллин. Он шагал быстро, на ходу разговаривая с одним из шахтеров. Странно, но оба они выглядели счастливыми. Реллин весело хлопнул парня по спине, как будто они только что обменялись парой шуток, и тот куда-то быстро умчался. Дело в том, что радоваться этим ребятам сейчас, в общем-то, нечему. Когда я в последний раз разговаривал с Реллином, он был преисполнен презрения ко всему своему племени из-за того, что они отказались выступить против Каган. С чего это вдруг он стал таким радостным? Когда он отошел довольно далеко, я прошел к тоннелю, из которого они только что вышли.
        Войдя в тоннель, я понял, что это еще одна заброшенная улица. Рельсы для вагонеток были старые и ржавые. Должно быть, это первый тоннель, который они прокопали от главной пещеры. Интересно, сколько же времени прошло с тех пор? Годы? Десятилетия? Века? И что это Реллин с тем шахтером там делали? Ответ на этот вопрос я нашел, пройдя несколько метров вглубь. Как и в большинстве тоннелей, неподалеку от входа в стене была выкопана небольшая пещерка. Но в отличие от той клетушки, в которой я ночевал, здесь была деревянная дверь. Быстро оглянувшись, не следит ли кто за мной, я открыл дверь и вошел.
        Комната была раза в два больше той, в которой я спал, и вся заставлена инструментами. Сначала я подумал, что тут они хранят свое горное оборудование, но, присмотревшись, понял, что это арсенал, забитый оружием. Здесь было полно копий, точь-в-точь как те, что дядя Пресс привязал к саням, на которых мы спускались с горы. Я был удивлен, увидев, как поблескивают их железные наконечники. Милаго не разрешалось использовать железные инструменты нигде, кроме шахт. Хотя, думаю, делать оружие им тоже не разрешалось.
        Итак, полкомнаты было завалено этими копьями. Под ними я увидел связки стрел. Не меньше тысячи, наверное. Напротив лежали луки, штук сто в общей сложности. Вполне внушительный запас. У задней стены я увидел выстроенные рядами корзины, что показалось мне несколько неуместным. В таких корзинах они поднимали самоцветы на поверхность. Корзины были доверху заполнены чем-то, но явно не самоцветами. Я подошел и вынул какую-то странную штуковину: крепкая палка дюймов шесть в длину. К одному концу привязаны два тонких кожаных шнурка дюймов по двадцать. На другом конце шнурка болтался кожаный мешочек размером с бейсбольную карточку. Я смотрел на эту странную конструкцию, пытаясь понять, что бы это могло быть. И тут я понял  — это же рогатка! Старинная рогатка. Она совсем не похожа на нашу привычную рогатку, в которой ты оттягиваешь резинку и запускаешь камешек  — просто эти ребята еще не знают, что такое резинка. Эту штуковину надо держать за палку и, раскрутив хорошенько мешочек, запускать камень. В корзинах было не меньше ста таких игрушек.
        Пока я стоял и разглядывал рогатку, мне в голову пришла неприятная мысль. Реллин был прав: Милаго не готовы сражаться с рыцарями Каган. Эти рогатки  — жалкое оружие против них. Конечно, мы все помним историю о том, как Давид победил Голиафа, но это всего лишь миф. Как эти парни надеются выстоять с этими игрушками против обученных рыцарей, привыкших убивать? Копья, конечно, выглядят повнушительнее, да и стрелы тоже, но умеют ли Милаго обращаться с ними? Опасения Реллина вдруг показались мне совершенно обоснованными. Если они попытаются бороться против Бедуванов, их просто перебьют.
        Я уже собирался бросить рогатку обратно в корзину, как вдруг кто-то выхватил ее у меня из рук.
        Обернувшись, я с удивлением увидел Фиджиса. Он отскочил от меня, пританцовывая и размахивая рогаткой над головой.
        — Ну что, передумал?  — пропищал он.  — Готов поторговаться?
        — Мне от тебя ничего не нужно,  — сказал я как можно более твердо.
        — Да? А ведь у меня есть много вещиц, которые тебе могут понадобиться,  — заявил он, беззубо улыбаясь.  — Как насчет этого?
        Из сумки, висевшей на поясе, он достал и протянул мне красный швейцарский армейский нож.
        — Это мое!  — крикнул я и выхватил нож у него из рук.  — Ты шарил в моем рюкзаке! Что еще ты взял?
        Теперь понятно, почему в рюкзаке все было перевернуто.
        Фиджис не стал сопротивляться, он просто хрипло рассмеялся.
        — Я знаю, что тебе на самом деле нужно,  — сказал он хитро.  — Я знаю, знаю.
        — Ну, и что же мне нужно?  — спросил я, теряя терпение.
        — Тебе нужен Так,  — объявил он.  — И только я могу достать его для тебя.
        Я снова слышу это слово  — «Так».
        — Что такое «Так»?  — спросил я.
        Фиджис снова рассмеялся и полез в поясную сумку.
        — Так  — это решение проблем,  — сказал он с благоговением.  — Так  — это надежда.
        Что бы это ни было, вряд ли этот Так очень большой, раз он помещался в его сумке. Фиджис уже почти достал его, как вдруг в комнату вошел Реллин.
        — Фиджис!  — закричал он.
        Тот быстро отдернул руку от сумки. Вид у него при этом был очень виноватый.
        — Не надо было приводить его сюда, старик,  — упрекнул его Реллин.
        Фиджис с перепугу выскочил из комнаты, как нашкодивший щенок. Не знаю, что такое Так, но Фиджис явно не хотел, чтобы Реллин знал, что он пытается продать его.
        — Мне жаль, что ты увидел эту комнату,  — устало сказал Реллин.  — Не хочу, чтобы ты думал, что мы все еще надеемся победить Бедуванов. Это оружие скоро уничтожат.
        Что-то тут не так. Реллин что-то утаивает от меня. Я подумал, что раз он не до конца откровенен со мной, то и я должен осторожно выбирать, что сказать ему. Поэтому я решил промолчать о том, что Фиджис предлагал мне Так.
        — Думаю, что вы должны делать то, что должны,  — только и смог придумать я.
        Мне не хотелось оставаться в комнате, и я решил уйти. Я прошел мимо Реллина к двери, и он не сказал мне больше ни слова.
        Мои мысли снова вернулись к самой насущной проблеме  — к дяде Прессу, и тут я вспомнил, что оставил в комнате свой рюкзак. Когда я вернулся, то увидел, что Лура и Алдер роются в моих вещах, разложив их на полу. В конце концов, здесь есть такое понятие, как личные вещи?
        — Эй, что это вы делаете?  — крикнул я.
        Алдер сразу отскочил, и вид у него при этом был очень смущенный. Но Лура как ни в чем не бывало продолжала рыться в рюкзаке.
        — Я ищу оружие, которое ты привез с собой,  — сказала она, и не думая извиняться.  — Но здесь я оружия не вижу.  — Говоря это, оно потрясла желтую рацию, которую вы мне прислали.
        Я выхватил рацию у нее из рук и сказал:
        — Нет у меня никакого оружия. Я даже не знаю, как с ним обращаться.
        — Тогда от всего этого нет проку,  — презрительно сплюнула она.
        — Это ты так думаешь,  — сказал я и вернул ей рацию. Сам же вытащил из рюкзака вторую рацию и отошел в дальний угол. Поднеся рацию ко рту, я нажал кнопку передачи и сказал:  — У-у!
        Лура и Алдер аж подпрыгнули от удивления. Лура отбросила рацию, словно та обожгла ее. Алдер подхватил прибор, но тоже сразу бросил. Ну, как вам это нравится? Именно на такую реакцию я и рассчитывал.
        — Что это за колдовство?  — спросил Алдер, во все глаза пялясь на удивительную штуку.
        — Это не колдовство,  — ответил я.  — Поймите, у моего народа другой уровень развития. И такие штучки  — обычное дело там, откуда я родом. Это не магия, это наука.
        Я взял маленький CD-плейер и включил его. В ту же секунду на первой дорожке загремел тяжелый рок с визгливыми гитарами. Алдер и Лура в панике забились в угол, дрожа, как напуганные кролики, и зажимая руками уши. Потрясающе! Я не хотел их так пугать, поэтому тут же выключил музыку. Они оба таращились на меня круглыми от испуга глазами.
        — Все еще думаешь, что нам нужно оружие?  — спросил я с хитрой улыбкой.
        А потом случилось такое, от чего я просто обалдел. Лура взглянула на меня и  — хотите верьте, хотите нет  — улыбнулась.
        — Мне нравится эта ваша наука,  — сказала она.
        — Мне тоже,  — добавил Алдер.
        Ну вот и славно. Моя идея может сработать. Весь фокус в том, чтобы использовать все эти вещи правильно, причем уже очень скоро. Я быстренько осмотрел свой запас  — вам удалось собрать все, что я просил, кроме фонарика. Ребята, вы просто гении. Я немного удивился, что там не оказалось ни одной моей вещи. Я вовсе не хотел, чтобы ты покупал все новое или отдавал мне свое, Марк. Но потом я подумал и понял, что пойти ко мне домой и забрать мои вещи было бы очень сложно. Родители начали бы задавать вопросы, а это опасно. Так что я верну тебе деньги, как только смогу.
        Одну рацию я дал Луре и показал, как ею пользоваться. Если нам придется разделиться, то рация очень даже пригодится. Все остальное я сложил в рюкзак. А потом Алдер дал нам одежду, которую Бедуваны носят во дворце. Это были простые штаны и рубашки с длинными рукавами. Штаны были на веревочке и даже имели карманы. Рубашки застегивались на пуговицы, выточенные из дерева. Сшиты они были из какой-то очень легкой ткани светло-зеленого и голубого цвета. Но особенно меня поразило, то, что одежда была потрясающе мягкая и удобная. Даже кожаные ботинки были очень удобные. Можно подумать, что Бедуваны закупают одежду в «Спортмастере». Меня потрясло, что в то время как Милаго носят грубые вонючие шкуры, Бедуваны наслаждаются теплой удобной одеждой, похожей на пижаму.
        Лура не хотела надевать эту одежду. Она требовала, чтобы Алдер принес нам кожаные латы, которые носят рыцари. Но Алдер объяснил, что рыцарям не разрешается носить амуницию во дворце, и если нас заметят в доспехах, то сразу заподозрят неладное. В этой же одежде у нас есть шанс слиться со всеми. Луре это очень не нравилось, но спорить с вескими доводами она не стала, так что мы быстро облачились в униформу Бедуванов.
        У Алдера оказалась еще одна ценная вещь  — карта дворца. Она была нарисована на старом пожелтевшем пергаменте, и некоторых участков на ней не хватало. Но то, что нас интересовало больше всего  — темницы, в которых держали дядю Пресса, и караулка,  — там было.
        — Все это прекрасно,  — сказал я,  — но как мы туда попадем?
        — Есть один путь,  — сказал Алдер.  — Бедуваны о нем не знают, да и Милаго мало о нем слышали. Мой брат показал мне этот путь за день до своей смерти.
        Вот, опять новая информация. Оказывается, у Алдера был брат, и он совсем недавно умер. Я хотел поподробнее расспросить Алдера, но, конечно не сейчас.
        — Тогда пошли,  — сказал я.
        Я взял рюкзак и вышел из комнаты вслед за остальными. Вместо того чтобы направиться к главному штреку шахты, откуда можно было подняться на поверхность, Алдер подвел нас к вагонетке.
        — Нет смысла идти пешком,  — сказал он.  — Залезайте.
        Значит, куда бы мы ни направлялись, наш путь будет лежать под землей. Мы с Лурой влезли в вагонетку, и Алдер стал толкать ее. Мы покатились по рельсам одного из тоннелей, лучами расходившихся от главной шахты, проехали мимо нескольких шахтеров, но они едва взглянули в нашу сторону. Бедолаги, они выглядели как живые трупы.
        Алдер был крепким парнем и толкал вагонетку без видимых усилий. К счастью, тоннель шел ровно, так что, может, это было и не так сложно. Мы ехали довольно долго и далеко углубились в шахту. Вскоре стало совсем темно, но непохоже было, что нам придется куда-то сворачивать, так что Алдер просто продолжал толкать вагонетку.
        Впереди показался клочок света. Не успел я ничего спросить, как Алдер сам сказал:
        — Тоннель ведет к морю. Выход уже близко. Снаружи сюда не попадешь  — вход слишком высоко над водой. Этот тоннель прорыли, чтобы в шахты поступал свежий воздух.
        Ну да, свежий воздух. Не такой уж свежий, раз ядовитый газ продолжает медленно убивать шахтеров. И тут я заметил кое-что странное. Во всех тоннелях стены были одинаковые: грубо отесанные вручную, состоящие из твердых пород. Здесь же они были другие  — вдоль одной стены тоннеля стояли круглые каменные колонны. Они были огромные, метра три в обхвате, и напоминали руины древнегреческих храмов.
        — Шахтеры откопали их совершенно случайно много лет назад,  — пояснил Алдер.  — Это основание Бедуванского дворца.
        Ух ты! Так мы, значит, сейчас под самой крепостью!
        — Бедуваны не знают, что Милаго подкопались под самый дворец,  — добавил Алдер.  — Если б узнали, то завалили бы этот тоннель и казнили несколько шахтеров в наказание.
        Этих колонн было штук двадцать, и они стояли очень близко друг к другу. А между двумя из них я заметил боковой тоннель, скорее, просто небольшой проход, поскольку внутри была только лестница. Очевидно, эта лестница вела наверх, во дворец. Ох!
        — Никто не знает, зачем сделали этот секретный ход во дворец,  — говорил Алдер, пока мы выбирались из вагонетки.  — Из тех шахтеров, кто знал о его существовании, сейчас в живых уже не осталось ни одного.
        Я стоял у лестницы и смотрел наверх. Потом оглянулся на своих спутников. Пора начинать.
        — Ну что ж,  — сказал я,  — действуем, как договорились. Надо постараться добраться до камер, где они держат дядю Пресса, причем без шума. Если дело дойдет до драки, мы пропали,  — говоря это, я сверлил взглядом Луру. Она отвела глаза. Я знал, что она согласна, но эта мысль просто убивала ее.
        — Алдер, ты сможешь провести нас к темнице?  — спросил я.
        — Думаю, да,  — ответил он.
        — Думаешь или точно знаешь?  — Я не хотел ни в чем полагаться на случай.
        — Знаю,  — последовал более уверенный ответ.
        — Хорошо,  — сказал я.
        — Но обратно пройти незамеченными будет непросто,  — добавил он.
        — И вот тогда мы будем сражаться,  — вставила Лура.
        — Ладно, там посмотрим.
        Я был уже на середине лестницы, когда вдруг понял, что вовсе не хочу лезть первым. И о чем я только думал? Ведь неизвестно, что ждет меня наверху. Но сейчас уже поздно  — не будем же мы меняться местами, вися в воздухе. Так я продолжал взбираться, пока, наконец, не вылез на небольшой каменный карниз. Потолок нависал так низко, что я не мог выпрямиться. Через минуту ко мне присоединились Лура с Алдером.
        — Что теперь?  — спросил я.
        Алдер прошел несколько шагов по карнизу и поднял обе руки. Я присмотрелся и увидел перед ним деревянную дверцу, точнее, крышку люка. Алдер чуть поднажал и открыл ее. Потом легко подтянулся и протиснулся наверх. Лура последовала за ним. Но мне-то так легко это сделать не удастся. Во-первых, я ниже ростом, а во-вторых, у меня еще рюкзак. Я встал под люком и, чуть откашлявшись, сказал:
        — Э-э, простите, не поможете ли?
        Лура и Алдер наклонились, схватили меня за руки и втянули наверх, как ребенка. Тут мы оказались в какой-то темной комнате.
        — Отсюда ход в кладовую кухни,  — прошептал Алдер. Судя по тому, что он перешел на шепот, мы подошли к тем местам, где легко можно наткнуться на Бедувана.
        Алдер прошел через комнатушку и стал руками ощупывать стену. Я не мог понять, что он ищет, пока он не нашел  — в стене была небольшая выемка. Он просунул в нее пальцы и потянул за что-то. И вдруг стена отворилась, словно дверь. Мы быстро прошли через эту дверь, и Алдер закрыл за нами секретный ход. Я оглянулся  — стена была гладкая, словно только что оштукатуренная. Так странно! Все, что я видел до сих пор на Дендуроне, было грубым и неотесанным, а эта стена казалась почти современной.
        Я огляделся и понял, что мы в кладовой: повсюду стояли корзины со снедью и бурдюки с какой-то жидкостью. А еще там были огромные стопки глиняной посуды. Меня также поразили совершенно новые запахи. Последние несколько часов я чувствовал только сладковатый запах смертоносного газа в шахтах, а сейчас отчетливо уловил аромат готовящейся пищи. Понятия не имею, что это было, но у меня потекли слюнки. Сейчас я не мог думать ни о чем, кроме того, как пахло у нас в доме на Рождество. У меня даже живот подвело. У Луры, кстати сказать, тоже.
        Напротив нас была деревянная дверь. Алдер подкрался к ней на цыпочках и осторожно приоткрыл. В тот же миг комнату наполнил звон посуды, шипенье и шкворчанье чего-то жарящегося, словно мы оказались в кухне огромного ресторана. У меня снова заныло в желудке. Мне хотелось выбраться отсюда как можно скорее, потому что это было невыносимо. Алдер махнул нам, чтобы мы подошли и тоже взглянули, что там делается. То, что я увидел, потрясло меня.
        На кухне кипела работа. Мимо нас прошло несколько поваров, несущих аппетитных индеек, зажаренных до золотистой корочки. Другие повара чистили овощи и резали картошку на огромных деревянных столах. Поварята помешивали супы в котлах, кипевших на раскаленных плитах. Но меня поразило не это, а то, насколько современной оказалась эта кухня. Нет, конечно, по нашим меркам она была все-таки еще очень древней, но не шла ни в какое сравнение с тем, что я видел у Милаго. Котлы и кастрюли неровные, кое-как отлитые из металла, в каменных печах горят дрова. Повара доставали индеек и другое жарящееся в печах мясо при помощи длинных лопаток. Все вещи были грубоватые и простые, но все же на много лет опережавшие развитие Милаго.
        Я увидел устройство, напоминавшее кухонный лифт. Шеф-повар ставил подносы с роскошными дымящимися блюдами в отверстие в стене, потом дергал за веревку, и все это отправлялось наверх во дворец. У них тут был даже водопровод! Я видел железные раковины с ручными помпами, которые качали чистую питьевую воду. Невероятно! У Бедуванов есть водопровод, в то время как Милаго устраивают эти отвратительные отхожие места прямо в своих жалких хижинах!
        И только сейчас я как следует рассмотрел работников на кухне, деловито сновавших туда-сюда. Они были совсем не похожи на людей, которых я видел в Дендуроне. Черты лица были тонкие и точеные, словно у кукол, да и сами они были какие-то мелкие. И глаза у них были немного другие  — с опущенными уголками, отчего они казались похожими на азиатов. Они все были одеты в униформу вроде нашей, только белого цвета. Но больше всего меня поразила их кожа. Она была белая. То есть не бледная, как у Милаго, а совершенно белая. Как ни странно, в этом не было ничего неприятного. Их даже можно было назвать красивыми людьми, только очень уж они напоминали фарфоровых кукол.
        Алдер, должно быть, прочел мои мысли, потому что шепнул нам:
        — Здесь работают не Бедуваны. Этих людей привезли сюда из-за океана, из страны Новы.
        — А почему не заставить Милаго работать здесь?  — спросил я.  — Они же делают всю остальную работу.
        — Потому что Бедуваны не хотят, чтобы Милаго видели, как роскошно они живут,  — ответил Алдер, и в его голосе слышалась злость.  — Они боятся, что это вызовет недовольство.
        Ну, это еще мягко сказано. Если бы я был Милаго и увидел все это, я был бы в ярости. Вообще-то, я и так был в ярости. А еще ужасно голоден, а индейки пахли очень вкусно.
        — Смотрите,  — Лура указала на дальний конец кухни.
        Там в дверях стоял парень явно не из Новы. Он был такой рослый, что закрывал собой весь дверной проем. Одет он был точно так же, как мы. Сложив руки на груди, он стоял и обозревал кухню. На толстом кожаном ремне у него висела здоровенная дубинка. Я почувствовал, как напрягся Алдер.
        — Это один из рыцарей Каган,  — прошептал он.  — Что-то мне это не нравится  — рыцари никогда не заходят на кухню. Должно быть, он что-то ищет.
        — Думаешь, они знают, что мы здесь?  — забеспокоился я.
        — Не знаю,  — ответил Алдер.  — Но если он поймает нас, то, считай, все закончится, даже не начавшись.
        Рыцарь шагнул в кухню и медленно пошел вдоль столов. Нованы не обращали на него внимания, да и он делал вид, что их тут вообще нет. Он внимательно оглядывал помещения, останавливаясь на каждой детали. Мы попали в ловушку. Через пару минут он зайдет в кладовку и увидит нас.
        Алдер занервничал:
        — Нужно вернуться в шахты. Подождем там, пока он уйдет, потом вернемся сюда.
        — У нас нет времени,  — резко сказала Лура.  — Когда он войдет сюда, набросимся все вместе и скинем его в шахту.
        Эта идея мне не понравилась. Мы же не собираемся его убивать, я, во всяком случае, не собираюсь. А так он скоро придет в себя и поднимет тревогу. И еще не известно, как поведут себя Нованы, если рыцарь зайдет в их кладовку и не выйдет оттуда. Нет, нападать на него  — это не выход. Я снял рюкзак и полез в один из боковых кармашков.
        — Что ты делаешь?  — спросила Лура.
        — У меня есть идея,  — ответил я.  — Если это не сработает, сделаем по-твоему.
        Я нашел, что искал, и снова подкрался к двери. Времени осталось совсем мало. Рыцарь был всего в двух метрах от меня. Он заглянул в кастрюлю с супом и макнул в нее пальцы, чтобы попробовать. В этот-то момент я и начал действовать.
        Вещица, которую я достал из рюкзака,  — лазерная указка. Я включил ее и направил красный луч прямо на кастрюлю. С моего места хорошо была видна красная точка, появившаяся на фоне черной закопченной кастрюли. Я надеялся, что и рыцарь заметит ее, но тот со смаком обсасывал пальцы и не видел лазера. Алдер и Лура следили за происходящим из-за моего плеча. Они, конечно, тоже понятия не имели, что это такое, но сейчас было не время пускаться в расспросы.
        Я немного пошевелил указкой, чтобы точка заплясала прямо перед глазами рыцаря. Тот все еще облизывал пальцы и собирался еще раз макнуть их в суп… как вдруг заметил лазер. Он изумленно уставился на пляшущую точку, так и не вынув пальцы изо рта. Вот придурок! Потом я чуть передвинул указку, и точка переползла с кастрюли на плиту. Рыцарь, как завороженный, пошел за ней. Вот так же играл Марли  — я светил фонариком на пол, а Марли кидался на светлое пятнышко. Бедный пес никак не мог понять, что пятнышко не схватишь ни зубами, ни лапами. Но Марли всегда покупался на эту уловку и не оставлял попыток поймать светлячка.
        Именно это происходило сейчас и с рыцарем. Я медленно вел красную точку по буханкам хлеба, через кипящие котлы, по деревянным столам. Скакнул на пол и снова вернулся на стену. Любопытный рыцарь не сводил с волшебной красной точки глаз. Он шел за ней, как собака за фонариком, не понимая, что его уводят все дальше и дальше от кладовки, в которой мы прятались.
        Как только он повернулся к нам спиной, я дал знак остальным, что пора выбираться отсюда. Они медленно и бесшумно открыли дверь и выскользнули в кухню. Я за ними. При этом я продолжал развлекать ошарашенного рыцаря. Мы быстро добрались до выхода из кухни. Нованы не обращали на нас никакого внимания. Я шел последним. Уже выходя в коридор, я выключил лазер и не мог отказать себе в удовольствии посмотреть на реакцию одураченного рыцаря. Реакция была просто класс! Он на мгновение застыл, а потом начал лихорадочно искать пропажу. Ха, даже Марли был не настолько глуп, чтобы делать это. Мне хотелось расхохотаться, но я не мог позволить себе задержаться и насладиться зрелищем. Нам надо было двигаться дальше, и я пошел за остальными в глубь дворца.
        У нас получилось! Мы проникли во дворец! Теперь надо было добраться до камеры, в которой они держат дядю Пресса. Алдер сверился с картой и уверенно зашагал вперед. Нам с Лурой оставалось только идти за ним и стараться ничем не выделяться. Как оказалось, это было совсем не так трудно. Дворец кишел Бедуванами, которые были одеты, да и выглядели, как мы. Правда, у Луры кожа была немного посмуглее, но это не очень бросалось в глаза. Если ни у кого не возникнет подозрений, что мы не те, за кого себя выдаем, то, может, нам и удастся осуществить задуманное. По мере того как мы шли по коридорам, во мне росло не только изумление, но и такой гнев, какого я в жизни не испытывал.
        Крепость оказалась совсем не такой, как я ожидал. Снаружи она выглядела древним каменным замком, какие у нас были в Средневековье. Я видел фотографии замков, которые до сих пор сохранились в Англии, и изнутри они были такие же грубые и мрачные, как снаружи. Я ожидал и здесь увидеть каменные коридоры и крохотные комнаты-клетушки, земляные полы, факелы и узкие бойницы. Ну, знаете, как замок в фильме о Робин Гуде. Но Бедуванский дворец оказался вовсе не таким.
        Уже в кухне я должен был бы понять, что все будет не совсем таким, как я ожидал. Говорю вам, Марк и Кортни, этот дворец был потрясающе красив! Ровные стены были выкрашены в светлые тона и расписаны под потолком изысканными рисунками: цветами и виноградными лозами. В коридорах висели портреты  — видимо, знаменитых в прошлом Бедуванов. Потолки украшены замысловатыми мозаиками из цветных стекол. Полы выложены мраморными плитками. И весь дворец сверкал чистотой. То и дело мы проходили мимо какого-нибудь слуги-Нована, который, ползая, оттирал полы или протирал пыль со статуэток, во множестве расставленных повсюду, словно в музее.
        Мы с Лурой обменялись взглядами. Очевидно, мы думали об одном и том же: как эти люди могут жить в такой роскоши за счет бедных Милаго? Я видел, как Лура сжала зубы  — она тоже сдерживала ярость.
        Из комнаты, к которой мы приближались, доносилась музыка. Проходя мимо, я заглянул и увидел, что там шел небольшой концерт. Трое музыкантов, сидя на стульях, играли на каких-то диковинных музыкальных инструментах. Я таких никогда не видел. Это были струнные инструменты в виде человеческих фигур. Немного диковато, если честно. Музыка, которую они играли, приятно расслабляла. Несколько Бедуванов слушали, развалившись на огромных пышных подушках. Подушки! У этих людей есть подушки! В довершение всего вокруг них бесшумно сновали слуги-Нованы, разнося напитки и фрукты на больших подносах.
        Чем больше Бедуванов я видел, тем больше понимал, что это очень изнеженный народ, за исключением их рыцарей, конечно. У всех был заметен эдакий младенческий жирок. Всем им  — мужчинам, женщинам, даже детям  — не мешало бы походить в тренажерный зал. Вот что бывает, когда нечем заняться, кроме как валяться на подушках, слушая музыку и жуя всякие угощения.
        А вот что было самым удивительным: по всем коридорам вдоль стен тянулись тонкие стеклянные трубки диаметром с монетку. Эти трубки давали свет! Свет! У них еще не было электричества, но они придумали другой способ искусственного освещения. Надо признать, что эти ребята довольно продвинутые. По нашим меркам они, конечно, еще на очень низком уровне развития, но по сравнению с Милаго ушли далеко вперед!
        Поначалу я был изумлен, но потом мое изумление сменилось гневом. Милаго существовали и умирали в нищете, для того чтобы эти люди могли жить в такой роскоши и нагуливать жирок. Все это в корне неправильно! Во мне росла решимость как можно быстрее вызволить дядю Пресса, чтобы он помог Милаго изменить ситуацию.
        Пока я разглядывал убранство дворца, Алдер уверенно вел нас по лабиринтам коридоров. Кухня находилась на самом нижнем уровне дворца. По широкой винтовой лестнице мы поднялись на один ярус выше. Судя по карте, именно на этом ярусе содержали узников. Здесь роскоши было поменьше: стены не расписаны, потолки и полы без орнамента. Очевидно, это действительно помещения, предназначенные для пленников, но и они намного лучше тех убогих хижин, в которых жили Милаго.
        У поворота Алдер дал нам знак остановиться. Он осторожно выглянул из-за угла, потом повернулся к нам.
        — Есть хорошая новость и плохая,  — сказал он.  — Камеру, в которой держат Пресса, стерегут. Значит, он все еще там.
        — Хорошо,  — сказал я.  — А плохая новость?
        — Камеру охраняют шестеро рыцарей.
        Ого! Я выглянул из-за утла, чтобы самому убедиться. Алдер прав  — у двери стоят шестеро рыцарей. И это не жирные изнеженные Бедуваны, а крепкие воины. Все они одеты точно так же, как мы, и у всех на поясе висят дубинки, как у того парня в кухне. Это плохо. Нам мимо них никак не пробраться. Я повернулся к Луре и сказал:
        — Даже не думай драться с ними.
        — Но мы должны что-то предпринять,  — возразила она.  — Иначе все это было зря.
        — И равноденствие приближается,  — добавил Алдер.
        — Нам надо как-то увести этих рыцарей от двери,  — сказал я.  — Алдер, ты знаешь все здешние порядки. Что может заставить охрану покинуть свой пост?
        Алдер подумал и сказал:
        — Какое-нибудь чрезвычайное происшествие. Что-нибудь, на что им надо будет срочно отреагировать.
        — Давай, давай, думай,  — торопил я его.
        Алдер огляделся по сторонам. Никаких идей. И тут ему что-то попалось на глаза. С минуту он смотрел куда-то под потолок, а потом улыбнулся. Мы с Лурой тоже подняли глаза и увидели трубу сантиметров десять в диаметре.
        — Что это?  — спросил я.
        — У тебя в сумке есть такая штуковина с ручкой и металлическими зубцами,  — сказал Алдер.
        Я понял, о чем он говорит. Покопавшись в рюкзаке, я извлек походную пилу. Эта даже лучше, чем та, о которой я просил тебя, Марк. Я всего лишь хотел, чтобы ты взял маленькую ножовку из мастерской моего отца. Но ты мне прислал просто потрясающую штуку  — она складывалась и отлично помещалась в рюкзаке. Алдер раскрыл ее, закрепил лезвие и попробовал острие зубцов.
        — Этим ведь режут?  — спросил он.
        — Да,  — ответил я.  — А что ты задумал?
        Алдер оглянулся и посмотрел на трубу под потолком.
        — По этим трубам во дворец поступает вода,  — сказал он и хитро улыбнулся. Через пару секунд до меня дошло, в чем состоял его план, и я улыбнулся в ответ.
        — А эти трубы можно разрезать?  — спросил я.
        — Как спелый фрукт,  — уверенно ответил он.
        Лура до сих пор не поняла, что мы задумали.
        — Зачем вам это нужно?  — сердито спросила она. Ее злило, что она не поспевает за нашими мыслями.
        — Я отойду дальше по коридору,  — пояснил Алдер,  — и вырежу кусок трубы из водопровода.
        — Будет целый потоп,  — довольно добавил я.
        — Да уж,  — согласился Алдер, испытывая не меньший восторг, чем я.  — И уж, конечно, они не найдут недостающего куска.
        — Отлично, приятель, давай!  — напутствовал я его.
        Алдер рванул по коридору в противоположную от темниц сторону. Мы с Лурой спрятались в маленькой комнатушке, ожидая, когда поднимется суматоха.
        — Не думала я, что мы зайдем так далеко,  — призналась Лура.
        — Я тоже.
        Прошло несколько минут, но пока ничего не происходило. Я начинал нервничать. А вот Лура казалась спокойной, и вид у нее был боевой. Может, она привыкла к ожиданию боя, а у меня от напряжения ныло под ложечкой. Я не мог этого больше выносить.
        — Мне нужно посмотреть, как он там,  — сказал я, вскочив.
        — Пендрагон, нет!  — прошипела она и попыталась схватить меня. Но я не мог больше ждать. Я быстро направился в ту сторону, куда ушел Алдер, осторожно выглядывая из-за угла каждый раз, когда коридор делал поворот. Наконец я его увидел. Алдер стоял на столе и пилил трубу. Вода из образовавшейся щели хлестала прямо на него, а потом скапливалась на полу. Но самое главное было впереди. Как только Алдер выдернул из трубы кусок с полметра длиной, поток воды чуть не сбил его со стола. Я очень надеялся, что это была чистая вода, а не канализация, и очень волновался за Алдера. Наконец он заметил меня и победно взмахнул куском трубы.
        И вдруг  — «А-а-а!» Какая-то Бедуванка вывернула из-за угла и увидела потоп. Итак, тревога официально объявлена. Алдер прижал трубу к себе и рванул в противоположную от меня сторону. Да, я оказался не в нужном месте. Надо возвращаться к Луре. Я с трудом заставлял себя не бежать, а шагать, не торопясь. Не хотелось, чтобы кто-нибудь подумал, что я удираю с места преступления… Хорошо, что я притормозил, потому что из-за угла мне навстречу выбежали рыцари, которые стерегли дядю Пресса. К счастью, они промчались мимо, словно меня и не было,  — так они торопились к верещавшей женщине. Мне очень хотелось посмотреть, как они будут останавливать воду, но я-то был там вовсе не за этим! Настало время освобождать дядю Пресса.
        Когда я вернулся туда, где оставил Луру, она уже заглядывала за угол. Почувствовав мое приближение, она повернулась и сказала:
        — Остался только один охранник. Теперь моя очередь.
        Из-за спины она достала спрятанную под одеждой уменьшенную копию своего деревянного оружия. Я и не знал, что она взяла его с собой. Лура уже готова была ринуться в атаку, но я остановил ее.
        — Нет,  — сказал я как можно тверже.  — Они еще не знают, что мы здесь. И чем дольше они не узнают о нас, тем больше у нас шансов на успех.
        — Другого выхода нет, Пендрагон,  — вспылила Лура. Она буквально рвалась в бой.
        Я высунулся из-за угла и увидел охранника у дверей камеры. Чуть дальше коридор заканчивался балконом. Я подумал, что балкон, наверняка, выходит на море.
        У меня возникла идея.
        — Ты можешь пробраться на этот балкон так, чтобы он не заметил?  — спросил я.
        Лура посмотрела туда, куда я показывал, потом обернулась и увидела, что за нами есть параллельный коридор.
        — Да,  — коротко ответила она.
        — Тогда иди. Я направлю его к тебе.
        Лура хотела спросить, как я собираюсь это сделать, но я подтолкнул ее вперед, чтобы она не успела рта раскрыть. Я подумал, что если фокус с лазерной указкой сработал один раз, почему бы не воспользоваться им еще разок. Подождав пару минут, чтобы Лура успела добраться до балкона, я вынул указку из кармана, щелкнул выключателем, но луч не появился. Я пощелкал еще, потряс указку, вынул батарейку, постучал ею, но все без толку. Указка вырубилась. Я не знал, сколько времени Бедуванские рыцари будут возиться с нашим гейзером, а Лура ждала, что я что-то предприму.
        Я снова полез в рюкзак в поисках чего-нибудь подходящего… и нашел. Радиоуправляемый игрушечный мотоцикл. Если и здесь батарейки откажут, то нам крупно не повезло. Я не так хорошо управляюсь с мотоциклом, свой четырехколесный кар я вожу лучше, но я понимаю, ребята, что вы не могли сходить ко мне домой. Пусть уж будет мотоцикл, раз нет ничего другого. Я хорошо помню тот день рожденья, Марк, когда тебе его подарили. Мы тогда похватали пульты управления и стали гонять его по всем поверхностям. На пластиковом шлеме до сих пор сохранились царапины от его приземлений вверх тормашками. Но сегодня я никаких особых трюков не планировал. Мне нужно только, чтобы он ехал прямо и держался ровно. Если мне удастся его провести, то у нас еще есть шанс.
        Я вынул игрушку из рюкзака и поставил на пол, собираясь отправить мотоцикл мимо охранника, но так, чтобы он не заметил меня с пультом управления. Придется делать это вслепую. Я набрал воздух и нажал кнопку пуска. Со знакомым гудением мотоцикл включился. Я не знал, с какой скоростью он поехал, но смотреть пока было нельзя. Если я направил его не туда, то я пропал. Если он едет слишком медленно, то охранник может просто нагнуться и поднять его. Досчитав до десяти, я выглянул из-за угла.
        И увидел именно то, что хотел увидеть. Охранник стоял у двери и совершенно ошарашенно пялился на маленького человечка на мотоцикле. Даже представить себе не могу, что у него творилось в голове в этот момент. Трудно сказать, был ли он изумлен или напуган. Скорее всего, и то, и другое. Я заставил мотоцикл двигаться строго по прямой к дальнему концу коридора. Пока все шло отлично. Но в тот момент, когда мотоцикл должен был проехать мимо охранника, тот шагнул вперед и нагнулся, чтобы взять его.
        Я дернул рычажок, и мотоцикл рванул вперед, выскользнув у него буквально из рук. Может, я зря прибеднялся, что плохо управляю. Любопытство охранника разгорелось еще больше, и он пошел вслед за машинкой. Отлично. Я вел его, словно рыбу, попавшуюся на крючок, дразнил его, чуть замедляя ход, а когда он нагибался, чтобы схватить мотоцикл, снова прибавлял скорость. Так он все ближе и ближе подходил к балкону, где его уже ждала Лура.
        Последний рывок  — и мотоцикл вылетел на балкон. Охранник пошел за ним. Там он остановился в замешательстве, так как думал, что загадочная вещица снова начнет двигаться. Но она оставалась на месте. Тогда он резко нагнулся и схватил ее. Но торжество его было недолгим, так как подняться ему уже было не суждено. Лура выскочила, ударила его своим мини-орудием и скинула через перила в море.
        Я вынул из кармана свою рацию.
        — Зови сюда Алдера,  — скомандовал я.
        Лура меня услышала, потому что я увидел, как она промчалась по балкону и скрылась из виду. Я убрал рацию и взглянул на дверь камеры. Сейчас нас с дядей Прессом разделяла только эта дверь. Схватив рюкзак, я бросился к ней.
        Было бы наивным полагать, что дверь окажется незапертой. Она и не оказалась. В ней была старинная замочная скважина, но ключа у меня, конечно, не было. Я полез в рюкзак в поисках чего-нибудь, чем можно открыть замок. Ничего более подходящего, чем швейцарский армейский нож, не нашлось. Хорошо, что я отобрал его у Фиджиса. Открыв лезвие с шилом, я вставил его в замочную скважину, надеясь, что мне удастся как-нибудь открыть замок, но ничего не получалось. Я отчаянно тыкал им вверх и вниз. Если я не могу открыть замок, то, может, я хотя бы смогу сломать его? Не знаю, что произошло, но замок вдруг щелкнул, и дверь открылась.
        — Дядя Пресс!  — закричал я, вбегая в камеру.  — Это я! Нам надо срочно…
        Но маленькая камера оказалась пустой. Дяди Пресса там не было! Я не мог понять, зачем понадобилось охранять камеру, если в ней никого нет. Ответ не заставил себя долго ждать.
        Кто-то прыгнул на меня сзади, обхватил ногами и попытался свалить на пол.
        — Выпусти меня отсюда, грязная Бедуванская свинья!  — закричал человек.
        Он не был ни сильным, ни тяжелым. Я резко развернулся, и он слетел с меня и тяжело брякнулся на пол. Это явно был не дядя Пресс. Мужичок был маленький, чумазый, одетый в грязные шкуры, как все Милаго. Судя по тому, что его волосы и борода отросли до невероятной длины, он томился тут уже давно.
        — Где мой дядя?  — закричал я.
        Странный человек посмотрел на меня, и в его взгляде читалось изумление.
        — Ты… Ты не Бедуван?  — спросил он.
        — Нет! Я пришел сюда за своим дядей. Где он?
        Он ответил не сразу, видимо, отвык от такого накала страстей. Какое совпадение  — я тоже.
        — Ты, должно быть, Пендрагон.
        — Да! И я ищу своего дядю. Вы не знаете, где он?
        — Они увели его,  — ответил узник.  — Давно увели, еще солнце не взошло. Сегодня его должны казнить.
        Да, спасибо, я знаю. Толку от этого Милаго никакого. Я не знал, что делать дальше. Дядю Пресса могли отвести куда угодно. Мысли мои лихорадочно крутились, но дельного плана так и не возникло. И тут ожила моя рация.
        — Пендрагон,  — вызывал меня Алдер.  — Я нашел Пресса. Он в другой камере.
        Я схватил рацию и ответил:
        — Да, я знаю. А где он?
        — Я сейчас с ним. Я объясню тебе, как нас найти. Только поспеши.
        Значит, мы снова в игре. Я посмотрел на узника и сказал:
        — Это твой шанс. Выбирайся отсюда!
        С этими словами я развернулся, выбежал из камеры и быстро добрался до того места, где Алдер устроил аварию. Вода все еще хлестала из трубы, и весь коридор был залит. Рыцари вместе с Нованами пытались остановить поток, но у них это плохо получалось. Тем лучше. Будут заняты какое-то время.
        Рация снова ожила, и Алдер сказал мне:
        — Возвращайся к лестнице и поднимись еще на два яруса.
        Понял. Я сделал в точности, что мне сказали. Но когда я добрался до лестницы, то увидел такое, от чего у меня чуть сердце не остановилось. Мне навстречу направлялся десяток рыцарей в полной боевой амуниции и с копьями. Я думаю, что во дворце все-таки объявили тревогу. Они знали, что мы здесь, потому что один из них, подняв голову и увидев меня, закричал:
        — Вот он!
        Да, точно, они знали о нас. Рыцари кинулись ко мне. Шансов убежать от них у меня не было, поэтому я разыграл свою последнюю карту. Я вытащил CD-плейер, установил на полную громкость и врубил музыку. Из динамиков загремел тяжелый рок.
        Эффект был, как от разорвавшейся бомбы. Они застыли на месте с выражением ужаса на лицах. Никогда раньше они не слышали ничего подобного и, скорее всего, не услышат. В полной панике они развернулись и побежали назад. В других обстоятельствах мне бы это показалось смешным, а сейчас я чувствовал себя победителем. Я оставил плейер на лестнице, подумав, что он не хуже укрепленных ворот будет сдерживать преследователей.
        — Пендрагон, скорее!  — донесся до меня голос Алдера из рации.
        Бегом поднимаясь по лестнице, я прокричал в рацию:
        — Я уже почти на четвертом ярусе.
        — Наверху поверни налево и иди до конца коридора,  — сказал он.  — Мы прячемся в последней комнате слева, у балкона.
        Я сунул рацию в карман и побежал, куда он мне велел. В уме я уже просчитывал наши последующие шаги. Нам надо найти Луру и как-то выбираться отсюда, но вернуться через кухню мы уже не можем, ведь я запер рыцарей на лестнице. Должен быть другой выход. Будем надеяться, что Алдер знает, где он, потому что у меня не было никаких идей.
        Добравшись до конца лестницы, я повернул налево и побежал по коридору. Краем глаза я отметил, что этот коридор был украшен еще богаче, чем те, что мы видели до сих пор. Там стояли огромные статуи, а по стенам были развешаны большие картины. Если б я не был так напуган, я бы, наверное, смог оценить эту красоту. Наконец, я дошел до нужной комнаты, располагавшейся слева от балкона, где меня должны ждать Алдер и дядя Пресс. Надеюсь, что и Лура там. Я вбежал в комнату и остановился как вкопанный.
        В долю секунды я сообразил, что мы крепко влипли. Я развернулся, чтобы убежать, но два рыцаря Бедуванов выскочили из-за двери и перекрыли мне дорогу к отступлению. Я попал в ловушку. Алдер стоял с рацией в руках, а рыцарь приставил ему к горлу острие копья. У Алдера был такой вид, будто он вот-вот заплачет.
        — Я… прости меня, Пендрагон,  — закричал он.  — Но они собирались ее убить.
        Два других рыцаря держали Луру. Один схватил ее за руки, а другой приставил нож к горлу.
        — Надо было дать им сделать это,  — сплюнула она с презрением.
        В комнате были и другие люди. Именно при виде их я понял, что все пропало. Один из них был Святоша Дэн, или Маллос, как он сам себя называл. Он стоял, сложив руки на груди, и самодовольно улыбался. Но больше всех меня поразил последний присутствовавший в комнате человек. Эта особа сидела на огромном троне, украшенном множеством ограненных самоцветов. Не нужно было объяснять, кто это. Это наследник Бедуванского престола собственной персоной. Тот самый монарх, который убил своего отца ради возможности править и тиранить Милаго. Это тот самый человек, который отправлял Милаго на смерть так же легко, как требовал добывать еще больше самоцветов. Я попал в императорский тронный зал, и на троне восседал сам император. Но больше всего меня поразило то, что император Каган оказался… женщиной.
        — Привет, Пендрагон,  — ухмыльнулся Святоша Дэн.  — Прекрасный день для казни, не правда ли?
        Дяди Пресса в зале не было.

        Журнал № 3
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        — Так это тот самый парень Милаго, о котором мне столько говорили?  — фыркнула Каган.  — Его вонь оскорбляет мое королевское достоинство.
        О, ну спасибо, леди. Мне тоже приятно с вами познакомиться. Надо, ребята, описать вам, как выглядела Каган, потому что это просто шедевр. Во-первых, она была жирная. Не просто полнощекая или пухлая, нет, именно жирная. Не сомневаюсь, она задает много работы кухне. На ней была просторная желтая тога, которая, впрочем, не скрывала ее толстой шеи и щек. К счастью, тога была с длинными рукавами и доходила до пят, потому что, думаю, ее пухлые ноги и руки  — зрелище не из приятных. Правда, платье не прикрывало стопы. На ней были открытые сандалии, из которых, как сардельки, торчали пухлые пальцы. А еще у нее был второй подбородок, который толстыми складками ниспадал на воротник платья.
        Понятия не имею, сколько ей было лет  — от восемнадцати до тридцати. Жир настолько растянул ее кожу, что она была гладкой, как у младенца. Хотя, конечно, она была далеко не младенец  — эта чудовищная злобная королева с жирными пальцами. У нее все было большое  — руки, ноги, голова и даже глаза, а ротик  — маленький. Это маленькое отверстие казалось совершенно чужим на огромном одутловатом лице. К тому же у нее были длинные волосы, но не такие блестящие и расчесанные, как на картинках. Нет, они свисали на плечи нечесаными патлами и выглядели так, будто их не мыли несколько месяцев. Симпатяга, правда? Она очень напоминала мультяшную женщину  — борца сумо.
        На шее у нее было несколько серебряных ожерелий, на руках  — браслеты, и на каждом пальце красовалось по кольцу. Прикрепленная к макушке тиара[1 - Тиара  — головной убор древних восточных царей.] выглядела немного нелепо, потому что она была слишком мала для такой головы. На любой другой голове она смотрелась бы отлично, но на этом огромном куполе с грязными волосами была, словно кукольная корона на великане. Естественно, все серебряные украшения были отделаны самоцветами  — драгоценными голубыми камнями всех вообразимых форм и размеров. Чтобы накопать столько самоцветов, Милаго, наверное, трудились целую неделю. Трон тоже был украшен самоцветами  — золотое кресло было инкрустировано камнями размером с бейсбольный мяч.
        Рассматривая это великолепие, я все время думал о Церемонии Передачи и о том, что шахтеры умирали из-за того, что накопали мало самоцветов. Честно могу сказать  — ни к кому в своей жизни я не испытывал такой ненависти. Кажется, эта женщина будет первой.
        — Покажи мне эту игрушку,  — приказала она высоким и скрипучим голосом, напоминавшим скрежет когтей по школьной доске.
        Рыцарь, державший Алдера, выхватил рацию и с раболепным поклоном передал Каган. Она взяла устройство и оглядела его со всех сторон.
        — Что это за магия?  — спросила она.
        Я не мог устоять. Я включил свою рацию и сказал:
        — Положи ее!
        Зря я это сделал. Каган вскрикнула и бросила рацию на пол, словно та оказалась живой. Рация брякнулась об пол, и к ней тут же подскочил один из рыцарей и раздавил каблуком, словно надоедливого таракана. Я так и остался стоять со второй рацией в руках (которая, надо сказать, теперь была совершенно бесполезной), коря себя за то, что нажал кнопку. Каган вылезла из трона и вразвалочку подошла ко мне, звеня браслетами. Она уставилась на меня своими большущими круглыми черными глазами, потом подняла свою мясистую руку и с размаху влепила мне пощечину.
        Ох! Меня словно обожгло. Я не хотел доставлять ей удовольствия, показав, насколько мне больно, поэтому сцепил зубы и постарался сдержать слезы. Я взглянул на Каган и с удивлением отметил, что и она пытается не расплакаться. Взглядом, полным удивления, она посмотрела на свою руку, потом на меня и воскликнула:
        — Мне больно!
        Что? И кто же, интересно, в этом виноват? Видимо, я, потому что в тот же миг ко мне подскочили два рыцаря и приставили острия своих копий к моему горлу.
        — Ой, извините, пожалуйста,  — завопил я.  — Этого больше не будет!  — На самом деле мне хотелось сказать: «Ну, извините, что я ударил вашу руку своим лицом». Но я подумал, что сейчас не время умничать. Особенно когда два копья упираются в горло.
        — Отпустите его,  — велел Святоша Дэн, он же Маллос.
        Рыцари опустили копья, но остались стоять рядом со мной. Каган снова плюхнулась на свой трон, всхлипывая, как обиженный ребенок. Маллос попытался успокоить ее:
        — Может быть, позвать хирурга, Ваше Величество?
        Хирурга? Да вы шутите?
        — Нет,  — всхлипнула Каган.  — Я буду стойкой.
        Нет, ну я не могу  — эта леди просто прелесть!
        — Он будет наказан,  — добавил Маллос.  — Вместе со своим дядей.
        А вот это уже плохо. Мы пришли сюда, чтобы спасти дядю Пресса, а теперь, похоже, нам придется разделить ту ужасную участь, которую они уготовили ему. Хороши спасатели, да? Маллос тем временем оставил Каган и подошел ко мне.
        — Пресс будет счастлив видеть тебя,  — сказал он с масляной улыбкой.
        — Где он?  — спросил я, стараясь не выдавать свой ужас.
        В ответ Маллос рассмеялся. Повернувшись к Каган, он сказал:
        — Парень  — такой же шпион, как его дядя, и как эта девчонка, и…  — он подошел к Алдеру и посмотрел ему прямо в глаза,  — и этот предатель Бедуван.  — Маллос наклонился совсем близко к Алдеру, так что их носы почти касались друг друга. Алдер был напуган, но старался ничем не выдать этого. Маллос сказал:  — Я всегда знал, что ты предатель, но ты был мне нужен, чтобы привести сюда Пендрагона.
        Алдер совсем повесил голову.
        Лура пришла в ярость и попыталась вырваться из рук рыцарей, но те держали ее крепко. Один ткнул ее острием ножа в горло. У меня сердце сжалось, когда я увидел, как по шее потекла струйка крови. Но Лура даже не вздрогнула. Она не собиралась никому показывать, что ей больно. Меня это ничуть не удивило.
        Маллос снова приблизился к трону:
        — Все они участвуют в сговоре с целью начать бунт Милаго против нас, Ваше Величество. И за это их надо казнить.
        Наше положение стремительно ухудшалось.
        — Что значит против вас?  — крикнул я Маллосу.  — Ваше Величество, он не Бедуван!  — Это я уже обратился к Каган.  — Спросите-ка его, откуда он сам.
        Каган посмотрела на Маллоса. Может быть, у нее мелькнуло сомнение? Если Каган узнает, что Маллос  — Странник с другой территории, может, тогда она не будет столь безоглядно доверять ему? Это был дальний выстрел, но больше я все равно не мог ничего придумать.
        — Это правда, и я могу доказать это. Кто придумал, как заманить меня сюда? Наверняка Маллос. Никто больше не знает, как пользоваться рацией, так ведь? Никто из Бедуванов не догадался бы, как воспользоваться этой магией.
        Каган взглянула на раздавленную рацию на полу, потом перевела взгляд на Маллоса. Кажется, мне удалось достучаться до нее.
        — Маллос не Бедуван,  — внушительно заявил я.  — Вы не можете доверять ему.
        Каган шмыгнула носом, еще раз посмотрела на Маллоса и улыбнулась.
        — Конечно, Маллос не Бедуван,  — ответила она.  — Он прибыл к нам много лет назад из-за океана, и с тех пор был моим самым надежным советником. Зачем ты говоришь мне то, что мне и так известно?
        Ну вот, мой блестящий план провалился. Оказывается, она уже и сама знает. Каган протянула руку к столику, стоявшему рядом с троном, и взяла с подноса розоватый фрукт. Наверное, она пропустила время очередного приема пищи, которое, похоже, наступает каждые пять минут. Каган смачно откусила большущий кусок, и по подбородку потек розовый сок, капая на ее дородную грудь. Меня затошнило. Она заговорила с набитым ртом.
        — Зачем ты пытаешься заставить Милаго воевать с нами?  — спросила она своим противным визгливым голосом. Бесподобно! Это прозвучало так невинно, как будто трехлетний ребенок спрашивает, отчего небо голубое. Неужели она не знает, в каком ужасном положении находятся Милаго? Может, и правда, Маллос тут заправляет всем и использует эту противную инфантильную даму как марионетку? Я подумал, что надо тщательно подбирать слова.
        — Потому что у них ужасная жизнь,  — сказал я.  — Они живут в жалких грязных лачугах, и им не хватает еды. Если они не накопают достаточно самоцветов, их убивают. Но хуже всего то, что они медленно умирают  — воздух в шахтах отравляет их. Они хотят сражаться за лучшую жизнь.
        Вот. В эти слова вместилось все. Я не хотел сейчас обвинять Бедуванов в том, что они наживаются на страданиях Милаго  — это могло разозлить ее. Но в то же время я хотел показать ей, насколько плохо живется Милаго. Если ее Королевское Толстушество не знало этого раньше, то, может быть, теперь она задумается над тем, что творят ее люди и хоть немного посочувствует бедным Милаго.
        Она еще раз смачно откусила от розового фрукта и уставилась на меня. Интересно, о чем она думала в этот момент? Алдер и Лура не сводили с нее глаз, ожидая, как она отреагирует. Маллос делал вид, что ему скучно. Потом Каган бросила сочный огрызок прямо на пол. В тот же миг из-за трона выскользнул слуга-Нован, вытер пол и незаметно исчез. Неудивительно, что эта женщина такая толстая  — ей же и пальцем шевелить не надо.
        После этого Каган заявила невинно:
        — Так было всегда: Милаго добывали самоцветы, чтобы Бедуваны могли в обмен на них получать красивые вещицы. Так заведено испокон веков.
        Мда… Как можно быть такой непроходимой тупицей? Она ведь и в самом деле не видела ничего зазорного в том, что Милаго страдали и умирали за них. Я взглянул на Луру  — она была потрясена. Я и сам испытывал то же самое. А Алдер просто продолжал смотреть в пол. Думаю, он и раньше знал, где находятся мозги у этой тетки. Что же делать дальше? Нужно же что-нибудь сказать.
        — А что Бедуваны делают для Милаго в обмен на их труд?  — спросил я.
        Каган удивленно склонила голову набок, будто я спросил ее о чем-то таком, о чем она никогда не задумывалась. Я сразу вспомнил, как Марли наклонял голову и навострял уши, когда слышал незнакомый звук. Прежде чем ответить, Каган взяла еще один спелый сочный фрукт и вгрызлась в него. Эти хлюпающие и хрюкающие звуки, которые она издавала, выворачивали мой желудок наизнанку. Что за свинья! Довольно долго она смотрела куда-то вдаль, будто и в самом деле серьезно обдумывая вопрос. Я с нетерпением ждал ее ответа, потому что из всего, что я до сих пор видел, мне было ясно, что Бедуваны не делают для Милаго ровным счетом ничего, только угнетают их. Алдер и Лура тоже ждали. Даже Маллос смотрел на королеву выжидательно.
        Каган еще раз, чавкая, откусила фрукт, посмотрела на меня и сказала:
        — От твоего вопроса у меня разболелась голова.  — Потом повернулась к Маллосу и приказала:  — Убей их.
        Хм, неважнецкий ответ. В тот же миг нас троих потащили к двери.
        Лура еще пыталась сопротивляться. Обернувшись, она крикнула Каган:
        — Неважно, что случится с нами. Милаго все равно не будут рабами вечно!
        Это было очень смело, конечно, но я все-таки не разделял ее безразличия к нашей судьбе. Рыцари уже выволокли нас в коридор и потащили к лестнице, когда сзади их окликнул Маллос.
        — Подождите,  — крикнул он.  — Я хочу потолковать вон с тем парнем!
        Он показал на меня. Рыцари остановились, и Маллос подошел ко мне. Он долго смотрел на меня, словно оценивая.
        — Запомни, что произойдет здесь сегодня, Пендрагон,  — сказал он серьезно.  — Так будет всегда. Халла падет, и вы падете вместе с ней.
        Потом повернулся к рыцарям и приказал:
        — Отведите их в камеру.  — Меня снова потащили куда-то, а Маллос крикнул мне вслед:  — Запомни, Пендрагон!
        О чем это он говорит? Я ждал, что он скажет что-нибудь вроде: «Милаго обречены!», или «Ты умрешь ужасной смертью!», или еще какую-нибудь гадость. А вместо этого он выдал какую-то бессмыслицу. Что такое Халла? Оза тоже говорила о какой-то Халле перед смертью, но я так и не понял, о чем это она. И вот еще что важно: если мне предстоит умереть, то зачем он сказал мне, чтобы я запомнил, что здесь произойдет сегодня? Все идет к тому, что я просто могу не успеть забыть. Хотите верьте, хотите нет, но слова Маллоса вселили в меня надежду. Они напомнили мне, что на самом деле это гораздо более серьезная битва, чем может показаться. Дело не только в противостоянии Милаго и Бедуванов. Речь идет о будущем всего Дендурона. Если Маллос грозил мне тем, что всегда будет побеждать, значит он полагает, что у нас будет еще много столкновений. И, может быть, он вовсе не собирается сейчас нас убивать. Во всяком случае, я очень хотел на это надеяться.
        Нас троих подтащили к винтовой лестнице. Я думал, что нас поволокут вниз в темницу, но нас повели наверх. Мы поднялись на один пролет и подошли к деревянной двери с тяжелым замком. Один из рыцарей достал огромный старинный ключ, отпер дверь, и нас запихнули внутрь. Дверь за нами с треском захлопнулась, и мы оказались в полной темноте. Мы все были настолько потрясены и напуганы, что даже не стали осматривать комнатку. Правда, и смотреть-то там особо было не на что.
        — Мы умрем здесь?  — спросила Лура, как всегда с присущей ей храбростью.
        — Нет,  — ответил Алдер.  — Мы умрем не здесь.  — Он казался совершенно спокойным, что было довольно странно. Алдер, в общем-то, парень довольно нервный, но сейчас перед лицом неминуемой смерти он действовал как ни в чем не бывало. Кажется, из нас троих только я был по-настоящему напуган. Так нечестно.
        — Отчего это ты такой спокойный?  — спросил я.
        То, что он ответил, мне совсем не понравилось. Он сказал:
        — Потому что это комната ожидания. Здесь с нами ничего не произойдет. Когда они приготовятся, то отведут нас туда, где мы примем ужасную смерть.
        Надо полагать, что Алдер вовсе не был спокойным, он был в состоянии шока. Он знал, что это всего лишь затишье перед бурей. Нас ждало что-то такое, одна мысль о чем пугала его настолько, что у него не было сил даже нервничать.
        — Что они сделают с нами?  — спросила Лура.
        Нам не пришлось услышать ответ. С другой стороны комнаты со скрипом открылась еще одна дверь, и комнату залило солнечным светом. При свете я разглядел, что в стены были вмурованы наручники. В дверях стояли два рыцаря в полной боевой амуниции. Один из них махнул нам, чтобы мы выходили. Лура пошла первой, но на пороге оглянулась к нам и сказала:
        — Я умру, но прихвачу с собой парочку этих Бедуванских скотов.
        Когда мы вышли на свет, я буквально ослеп, так что пришлось прикрыть глаза рукой. При этом у меня возникло какое-то странное ощущение  — может быть, из-за звука  — мне показалось, что мы не одни. Когда глаза немного привыкли, я увидел, что мы не просто не одни, мы стоим посреди огромного стадиона, заполненного тысячами людей. Это было что-то вроде спортивной арены на открытом воздухе. У нас над головой синело небо  — мы были на верхнем ярусе Бедуванского дворца.
        Стадион был квадратный и напоминал большой теннисный корт. Я думаю, он вмещал несколько тысяч зрителей. Сейчас он был забит до отказу. На каждой стороне арены располагалось отдельное племя. Одна трибуна отводилась Бедуванам. Они сидели, развалясь на диванах и подушках. В другой секции располагались слуги-Нованы, они сидели на длинных скамьях  — белые кукольные человечки в белой униформе. Третья трибуна была заполнена Милаго. То, что это именно они, было понятно по их грязным шкурам и тому, что им не дозволялось даже сидеть. Они просто стояли на каменных ступенях. Я думаю, что их запускали на стадион через верх, ведь входить во дворец им никогда не разрешалось. Четвертая трибуна была почти пуста. Посредине располагалась ложа с троном. Ясно, что здесь будет сидеть Каган.
        Между секциями были возведены высокие стены, утыканные пиками, так что исключалась всякая вероятность смешения племен. Но даже если Милаго пришло бы в голову немного побузить, их сейчас же успокоили бы расставленные вдоль стен вооруженные рыцари.
        Мы оказались у кромки игрового поля, прямо под ложей Каган. Здесь не было скамеек, только небольшой барьер, отделявший нас от поля. Вернее, я только думал, что это игровое поле, но не догадывался, в какую игру здесь играют. Ровная площадка была размером с бейсбольное поле. На травяном покрытии никаких линий или разметок для игры.
        Я посмотрел на трибуны и отметил, что племена вели себя по-разному. Бедуваны были расслаблены и оживленно переговаривались. Одни улыбались, другие смеялись, многие были с детьми  — в общем, полная иллюзия, что находишься на бейсбольном стадионе перед началом матча. Нованы сидели и молча глядели на поле. Большинство из них вежливо сложили руки на коленях, никто не двигался. Лица у них были какие-то пустые, даже не поймешь, рады они, что собрались здесь, или нет. А вот настроение Милаго было видно сразу. Они были беспокойны, то и дело поглядывали на стражей, окруживших стадион. Было ясно, что они сюда пришли не добровольно, и развлечение их не ждет.
        Боюсь, что я, Лура и Алдер, к несчастью, окажемся здесь гвоздем программы. Я наклонился к Алдеру и спросил:
        — В какую игру здесь играют?
        Алдер не сводил глаз с поля:
        — Это не игра, Пендрагон,  — ответил он мягко.
        Я ничего не успел больше спросить, так как в этот момент зазвучали фанфары. Это были три ноты, издаваемые чем-то вроде громкого, но приятного ксилофона. Все взгляды обратились к пустой ложе на четвертой трибуне. Я тоже посмотрел наверх и увидел, что в ложу вошли два рыцаря, за ними Маллос, а последней шла Каган. Она не махнула зрителям рукой, не кивнула, в общем, не сделала ничего, что делают монархи, приветствуя своих подданных. Она просто плюхнулась на трон и облокотилась на перила, как капризный ребенок, всем видом показывающий, что ему скучно. И, конечно, она снова ела. Кажется, на сей раз она грызла индюшачью ножку. Весь стадион притих, и было слышно только чавканье и хлюпанье закусывающей Каган. Я понимал, что бы нас ни ожидало, это должно произойти уже очень скоро. Сердце у меня начало бешено колотиться. Я даже не был уверен, что лучше  — знать, какая судьба нам уготована, или нет. Страх неизвестности сводил меня с ума. Но так или иначе, скоро все начнется.
        Каган посмотрела на Маллоса и нетерпеливо спросила:
        — Ну?
        Маллос шагнул вперед и махнул кому-то рукой. В тот же миг на противоположном конце поля открылась маленькая дверь. Оттуда кого-то вытолкнули, и он упал на траву. Этому человеку явно не хотелось сюда выходить. Через пару секунд я понял, кто это  — тот самый костлявый узник, которого я видел в камере дяди Пресса. Видимо, он не смог воспользоваться представившимся ему шансом убежать. Бедолага казался очень напуганным. Он с трудом поднялся на ноги и обвел взглядом стадион, прикрываясь рукой от слепящего солнца.
        Бедуваны издали радостный клич, как футбольные болельщики. Это еще больше напугало мужчину, и он отскочил от них к центру поля. Нованы в это время вежливо зааплодировали. Они не свистели и не кричали, просто похлопали и опять притихли. Милаго смотрели на это вообще молча. Узник пятился к центру поля, потому что только там он находился дальше всего от трибун. Так он стоял, совершенно потерянный, испуганно глядя по сторонам. Казалось, он ищет поддержки. Потом его взгляд остановился на мне. У меня аж мурашки по спине побежали. Я не знал, что делать. Может, я оказался единственным знакомым лицом в толпе? Может, он хочет, чтобы я ему махнул рукой? Я смотрел на него, чувствуя себя совершенно беспомощным.
        А потом случилось нечто странное. Пока этот старый сгорбленный старик, проработавший, как мне кажется, в шахтах всю жизнь, стоял, не сводя с меня глаз, страх исчез с его лица. Он выпрямился, расправил плечи, потом дотронулся рукой до сердца и протянул руку ко мне. Он даже чуть улыбнулся. Я знаю, это прозвучит странно, но мне кажется, что при виде меня он будто набрался сил. Честное слово, я понятия не имею, как это могло случиться. Я ничего такого не делал, ничем не мог ему помочь, но, увидев меня, он словно преобразился. Что бы ни случилось, теперь он был готов ко всему, и в этом была моя небольшая заслуга.
        Нам не пришлось долго ждать, чтобы узнать, какая судьба ему уготована. Справа от нас находилась дверь, намного больше той, через которую выпихнули бедного Милаго. К ней через поле бежали два рыцаря. Дверь была заперта на большой медный засов, и как только его удалось отодвинуть, рыцари распахнули дверь и бегом кинулись назад к трибунам. Все это напоминало мне фильмы про корриду. Я смотрел в темный провал за дверью и ждал, что оттуда выскочит разъяренный бык.
        Как оказалось, я не так уж сильно ошибался. Послышались топот и рычание. Все присутствующие, в том числе Лура и Алдер, обратили свои взоры на эту дверь. Даже Бедуваны на время перестали радостно переговариваться.
        Оттуда выскочил огромный квиг и припал на все четыре ноги. Бедуванская трибуна издала радостный клич. Нованы снова зааплодировали, а Милаго застыли. Некоторые отводили глаза, другие стояли прямо, словно единственное, что они могли сделать для своего соплеменника, это мужественно смотреть, тем самым выражая свое сочувствие.
        Квиг оглядел арену горящими желтыми глазами, готовый кинуться в атаку, как только заметит добычу. Он оскалился, обнажив ряд смертоносно острых клыков. Даже оттуда, где я сидел, было видно, как по подбородку у него течет слюна в предвкушении легкой добычи. Я сразу вспомнил того квига, которого заколол копьем дядя Пресс, и то, как остальные прожорливые квиги налетели на своего сородича, раздирая его, еще живого, на куски.
        Я посмотрел на Каган. Она, улыбаясь, внимательно разглядывала квига. Не сводя с него глаз, она откусила огромный кусок от индюшачьей ножки. В этот момент я подумал, что это не имеет ничего общего с корридой, это скорее похоже на развлечение в Колизее Древнего Рима, когда христиан бросали на растерзание львам. Бедуванам хотелось кровавого зрелища, и их желание вскоре должно было удовлетвориться.
        Милаго стоял неподвижно с того самого момента, как на арене появился квиг. Да, собственно, что еще ему оставалось делать? Он был слишком слаб, чтобы сражаться, а бежать ему было некуда. Маллос подал знак одному из рыцарей, стоявших рядом с полем, и тот бросил что-то шахтеру. Это оказалась деревянная палка, какой билась Лура. Но таким оружием шахтер тоже вряд ли сможет себя защитить. Думаю, ему дали его в надежде продлить зрелище хоть на несколько секунд. Это большее, на что мог рассчитывать обреченный. Он подобрал оружие, но по тому, как он держал его, я сразу понял, что он не знает, как с ним обращаться. Он мог бы с тем же успехом отбиваться от квига подушкой.
        Квиг в это время понюхал воздух и уловил запах Милаго. Все его тело напряглось, он нацелился на жертву.
        Я посмотрел на Каган. Она, отложив в сторону индюшачью ножку, облокотилась на перила и с нетерпением уставилась на поле. Маллос стоял позади нее, сцепив руки за спиной. Он повернулся и посмотрел прямо на меня. Я отвел взгляд  — глаза б мои его не видели.
        И тут квиг присел на задние лапы, как кошка, а потом прыгнул на бедолагу-шахтера. Милаго повернулся и побежал. Зрелище было душераздирающее. Он бежал к краю поля. Но и там ему не было спасения, поэтому он помчался по кругу, волоча за собой бесполезное оружие.
        Лура не могла на это спокойно смотреть. Она хотела выскочить на арену и помочь обреченному шахтеру, но Алдер удержал ее: шансов спастись у нее было не больше, чем у тощего шахтера.
        Милаго на трибунах хранили гробовое молчание. На их лицах читалась мука. Нованы тоже смотрели молча. Но я не мог понять, как они относятся к тому, что сейчас происходит. Потом я взглянул на Бедуванов. Самое ужасное было в том, что эти люди смеялись. Конечно, очень смешно, как человек пытается убежать от неминуемой смерти!
        Квиг немного отстал от шахтера, играя с ним, как кошка с мышкой. Вскоре Милаго понял, что нет смысла бегать по кругу, поэтому он остановился и повернулся лицом к зверю. Он поднял оружие, но, думаю, никто из присутствующих и мысли не допускал, что это поможет ему отразить нападение. Время словно остановилось. Милаго стоял с оружием наготове. Квиг отступил на несколько шагов назад, мотая огромной головой. Все на стадионе затаили дыхание.
        А потом квиг прыгнул. Бедный малый поднял палку, чтобы защититься. Последнее, что я видел, это то, как квиг мощным ударом когтистой лапы выбил бесполезную палку у него из рук. Палка перелетела через всю арену, а когда она упала на землю, я с ужасом заметил, что рука Милаго все еще сжимала ее.
        Я посмотрел на Каган и других Бедуванов. То, что я увидел, было столь же ужасно, как и бойня, происходившая в этот момент на арене. Каган сидела на своем троне и радостно хлопала в ладоши, словно ребенок, наблюдающий за клоунскими фокусами. Остальные Бедуваны покатывались со смеху, как будто это была дешевая комедия. Но сквозь этот шум я все равно слышал, как квиг отдирает мясо с костей Милаго. Несчастный взвыл, а потом затих. К счастью, он умер быстро. Осталось только смотреть, как зверь доедает добычу. От этого зрелища меня выворачивало наизнанку. Я возненавидел Бедуванов еще больше за полное отсутствие у них сострадания к другому живому существу.
        Маллос взглянул на меня и улыбнулся. Возможно, это был самый ужасный момент, потому что я вдруг понял, что весь этот спектакль был устроен ради меня. От мысли, что я в какой-то степени виноват в случившемся, у меня все заныло внутри.
        Шоу закончилось быстро. Я понял это по тому, что Бедуваны зааплодировали. Нованы тоже вежливо похлопали, но с гораздо меньшим энтузиазмом. Милаго смотрели на все это с ужасом. Некоторые плакали.
        Затем снова прозвучал гонг. В тот же миг шестеро рыцарей выскочили на арену с веревками. Трое из них наставили копья на квига, в то время как остальные набросили ему на шею лассо и потащили к огромной двери. Теперь, когда он насытился, он был гораздо спокойнее, чем раньше, и ушел, практически не сопротивляясь. Когда его проводили мимо меня к загону, я видел, что у него с морды капает кровь. Я посмотрел на то место, где он напал на Милаго. От бедолаги осталось только красное пятно на траве. Один из рыцарей наполнил ведро из крана неподалеку от загона, подбежал к месту убийства и вылил воду на траву. Вместе с водой кровь впиталась в землю, словно ее там и не было.
        Потом прозвучало два удара гонга, и меня поразила ужасная мысль  — мы будем следующими! Нам показали, какая судьба нас ждет, а теперь наш черед. Я оглянулся, ожидая, что рыцари сейчас вытолкают нас на арену. Но нас никто не трогал. Я взглянул на Маллоса, он тоже посмотрел на меня и указал на небо. Подняв глаза вверх и понял, что будет дальше.
        На небе три солнца должны были вот-вот слиться вместе. Наступало равноденствие. Я услышал, как на арене отворилась дверь, та же самая, через которую совсем недавно вывели обреченного Милаго. Но на сегодня казни Милаго закончились. От того, что я увидел, у меня чуть сердце не выскочило из груди. На освещенную арену вышел человек с высоко поднятой головой и расправленными плечами. Я даже, кажется, вскрикнул, увидев его.
        Это был дядя Пресс. Наступало равноденствие, и он должен был умереть следующим.

        Журнал № 3
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Дядя Пресс прошел на середину смертельного круга. С тех пор, как я видел его в последний раз, прошло всего несколько дней, но за это время столько всего произошло, что мне казалось, прошли месяцы. Было странно видеть его одетым в шкуры, как Милаго. Я-то привык видеть его в джинсах и в длинном кожаном пальто, полы которого развевались и хлопали на ветру, когда он ехал на мотоцикле. Но сейчас все изменилось. Хотя это по-прежнему был мой дядя Пресс, он выглядел как обычный Милаго  — с трехдневной щетиной на щеках и немытыми спутанными волосами. Правда, в отличие от остальных Милаго, в нем чувствовалась громадная уверенность в себе. Бедуваны перестали переговариваться и смеяться. Сейчас на их трибуне возникло некоторое напряжение.
        Милаго смотрели на дядю Пресса так же, как и на своего несчастного собрата, которого только что сожрали. Правда, теперь в них вместо страха чувствовалась надежда, что, может быть, приезжая команда сможет забить гол на чужом поле. И только Нованы отреагировали точно так же, как раньше. Они приветствовали дядю Пресса вежливыми аплодисментами, лишенными всяких эмоций.
        Хотя дядя Пресс казался уверенным в себе, этого было недостаточно, чтобы победить нападающего разъяренного квига. И все же что-то в его поведении подсказывало, что он сможет одолеть его. Он стоял в центре поля и смотрел на публику. Обернувшись, он взглянул на трибуну Бедуванов и покачал головой. Я понял, о чем он думает,  — его возмущало, что эти люди собрались здесь, чтобы полюбоваться кровавым зрелищем.
        Каган в своей королевской ложе ничего не замечала и увлеченно грызла индюшачью ножку. Маллос наклонился к ней и что-то прошептал на ухо. В ответ она безразлично пожала плечами. Маллос поклонился ее Королевскому Толстячеству, затем шагнул вперед и оглядел собравшихся на стадионе людей. Он поднял руки, и все глаза тотчас устремились на него. Даже дядя Пресс посмотрел на него, желая, видимо, послушать, что этот злобный кукловод собирается сказать.
        — Люди Дендурона,  — воззвал Маллос.  — Человек, который стоит сейчас перед вами, обвиняется в величайшем преступлении  — измене. Он повинен в том, что замышлял нарушить мирное существование нашего общества и подстрекал Милаго свергнуть нашу обожаемую королеву Каган.
        Сказав это, он повернулся к Каган. Она в ответ громко рыгнула. Высший класс!
        Маллос на это никак не отреагировал и продолжил:
        — За это он приговорен к смерти в равноденствие, когда солнца стоят в наивысшей точке, чтобы мы все могли стать свидетелями его наказания. Пусть эта казнь послужит напоминанием, что естественный порядок вещей нарушать нельзя. Пытаться изменить нормальный ход событий  — это преступление против человечества, и возмездие за это будет скорым и суровым. Да здравствует Дендурон! Да здравствует королева Каган! Смерть тем, кто выступает против трона!
        Потом Маллос дал знак, и двое рыцарей, ждавших у кромки поля, побежали к двери загона, чтобы выпустить еще одного квига. Все ясно, зачем Маллос устроил все это. Он хотел использовать казнь дяди Пресса в качестве устрашения для Милаго, чтобы они и думать забыли о восстании. Милаго доверяли дяде Прессу. Через несколько секунд из темноты загона выскочит еще один квиг и бросится в атаку. И это будет означать конец бунта и смерть моего дяди. И судя по тому, как развиваются события, Алдер, Лура и я станем следующими на этом ринге смерти.
        Как бы напуган я ни был, но все-таки понял, что здесь разыгрывается гораздо более серьезная драма. Дядя Пресс притащил меня на эту планету, чтобы мы вместе попытались примирить Милаго и Бедуванов. А Маллос успешно разжигает между ними рознь. Устранив дядю Пресса и нас, он уничтожит последние преграды, и уже ничто не помешает Бедуванам разделаться с Милаго. Дендурон будет втянут в хаос войн, и Маллос выполнит свою черную миссию, если только я не сделаю что-нибудь, чтобы остановить его. Я знал, что мне следует делать. Мне было ужасно страшно, но я понимал, что сделать это просто необходимо. Я перепрыгнул через барьер, отделявший нас от поля, и побежал к дяде.
        — Пендрагон!  — с удивлением воскликнула Лура.
        Я думаю, она была потрясена, что на этот раз  — для разнообразия  — я начал действовать первым. Она не знала, в чем состоял мой план  — не было времени рассказать ей. Но она, должно быть, поняла, что я что-то задумал, поэтому они с Алдером быстро последовали за мной. Я знаю, Марк, что ты подумал сейчас, но ты ошибаешься. У меня нет мании величия, и я не вообразил, что смогу победить квига. Вовсе нет! Но у меня возникла идея, как ускользнуть отсюда живыми.
        Я подбежал к дяде Прессу и встал рядом с ним. Я ожидал, что он будет очень удивлен и закричит что-нибудь типа: «Бобби, нет! Назад! Спасай себя!» Ничего подобного. Вместо этого он посмотрел на меня так, словно всю дорогу ждал, что я появлюсь, и спокойно сказал:
        — Забыл сказать тебе, что Кортни Четвинд очень красива.
        Надо отдать ему должное, он неподражаем. Может, немного сумасшедший, но очень классный.
        Лура и Алдер вскоре уже стояли рядом с нами. Лура по пути прихватила деревянную палку, которую выронил Милаго, и приготовилась пустить ее в ход.
        И тут вдруг со стороны Бедуванской трибуны послышались радостные возгласы. Я знал, что это могло означать. Я посмотрел в сторону загона и увидел, как оттуда вразвалочку выходит огромный квиг. Этот был гораздо крупнее первого. Шипы на его спине оцарапали притолоку, когда он проходил в дверь. Он казался и более неповоротливым, но, возможно, это оттого, что кровь у него не вскипела.
        Пока еще.
        Лура прыгнула вперед, встав между мной и квигом, и крикнула:
        — Я ударю ему в глаз.
        А дядя Пресс, казалось, совсем забыл о надвигающейся опасности. Он повернулся ко мне и сказал:
        — Держу пари, это были интересные деньки для тебя.
        Он что, шутит? На нас вот-вот нападет злобная зверюга с трехдюймовыми клыками, жаждущая человеческой плоти, а он тут разводит светские беседы! Может, будучи уверенным что у нас нет шансов выстоять против чудовища, он решил провести оставшиеся мгновения жизни мирно и безмятежно?
        У меня осталась одна штучка из того, что вы прислали мне, и сейчас было самое время пустить ее в ход. Надо признать, что я и не надеялся, что вам удастся раздобыть ее. Я знал, что достать лазерную указку, или швейцарский армейский нож, или наручные электронные часы будет несложно, а вот найти эту штуковину не так просто. И когда я увидел ее в рюкзаке, то пришел в восторг. Если честно  — я надеялся, что мне не придется использовать ее. Но вот я здесь, она у меня в кармане, и это наш единственный шанс. Спасибо, ребята.
        Квиг заметил нас. Или учуял. Без разницы, поскольку теперь он начал кружить вокруг нас, готовясь к атаке. Его страшные желтые глаза внимательно следили за нами. Он выбирал подходящий момент, чтобы прыгнуть. Мы сбились в кучку. Я взглянул на трибуны и увидел тысячи глаз, устремленных на нас. Зрители хотят увидеть спектакль и ждут на этот раз захватывающего зрелища, поскольку для квига приготовлены целых четыре лакомых кусочка.
        Лура сказала:
        — Когда он нападет, держись за мной.
        — Нет,  — ответил я как можно более уверенно.
        Лура удивленно взглянула на меня и снова сосредоточилась на звере.
        — Не будь дураком, Пендрагон,  — сказала она.  — Оружие есть только у меня.
        Я не успел никому объяснить, в чем состоял мой план, потому что квиг присел на задние лапы, зарычал и помчался к нам. Лура побежала было ему навстречу, но я схватил ее за ремень и подтащил назад.
        — Пендрагон!  — заорала она.
        Но я не отпускал ее. Я крепко держал ее одной рукой, а другой доставал из кармана мой последний фокус  — собачий свисток. Я приложил его к губами и изо всех сил дунул. Квиг в тот же миг споткнулся, притормозил и закричал от боли так же, как тот квиг в горах, когда мы с дядей Прессом удирали от него на санях. Но, наверное, современный свисток издает гораздо более резкие звуки, потому что квиг тут же рухнул на колени и так громко зарычал, что у меня чуть голова не лопнула. Но я не собирался давать ему послабления. Как только мои легкие опустели, я снова набрал полную грудь воздуха и стал дуть еще сильнее.
        Квиг взвыл от боли. Я оглядел стадион  — все смотрели на нас, раскрыв от изумления рты. То есть все, кроме Маллоса. Он просто склонил голову набок, словно разворачивающиеся события для него были не более, чем оригинальный сюрприз.
        — Что происходит?  — крикнул Алдер.
        Лура тоже стояла потрясенная. Только дядя Пресс не был удивлен. Он просто сказал мне вполголоса:
        — Решил подпустить поближе?
        Он всю дорогу знал, что у меня есть свисток! Но как он догадался? Может, он не видел, что я выронил тот свисток, который он дал мне в горах? Вот почему он был так спокоен  — он знал, что я воспользуюсь свистком, чтобы остановить квига. Мой дядя Пресс просто класс! И я был очень рад, что он снова в игре, потому что я не представлял, что делать дальше. Зато это знал дядя Пресс! Он решил воспользоваться единственным открытым для нас выходом  — загоном, в котором держали квигов. Другого пути у нас все равно не было, поэтому мы побежали к двери.
        Толпа наблюдала за нами в оцепенении. Первой опомнилась, как ни странно, Каган. Она вскочила с трона, размахивая индюшачьей ножкой и крича:
        — Остановить их!
        Кто-то с трибуны Милаго возбужденно крикнул:
        — Бегите!
        Остальные Милаго последовали его примеру и стали поддерживать нас. Они словно внезапно впали в безумную лихорадку футбольных фанатов и болели за нас так, будто мы мчались с мячом к воротам соперника. Это было самое яркое проявление живых чувств, которое я видел у этих людей с момента моего появления здесь. Может быть, наш побег  — это первый случай, когда их сторона имела шанс выиграть. Казалось, каждый Милаго, стоявший на трибуне, был душою с нами и бежал через поле к своей свободе.
        Но то, что ждало нас впереди, было ничуть не менее опасно, чем то, от чего мы убегали. Пока мы бежали, я продолжал дуть в свисток, и квиг все так же корчился от боли. Вдруг кто-то схватил меня за плечо и резко остановил. Это был дядя Пресс. И хорошо, что он сделал это  — сделай я еще один шаг вперед, и я бы попал под копье, брошенное одним из рыцарей с верхней трибуны. Копье просвистело в полуметре от меня и воткнулось в землю точно в то место, куда я направлялся. Я так сосредоточился на квиге, что совсем забыл, что на стадионе полно Бедуванских рыцарей. Взглянув наверх, я увидел, что все они сейчас бегут по ступенькам к нам. И что еще хуже, многие из них уже отцепили свои копья, и они сейчас смертельным дождем сыпались на нас сверху.
        — Смотри вверх и продолжай бежать,  — скомандовал дядя Пресс.
        Ему еще хватило присутствия духа, чтобы по пути прихватить то копье, которое не попало в меня. Лура тоже прихватила одно. Я не стал брать ничего. Этот маленький металлический свисток был оружием, ничуть не менее мощным, чем копья, и на этот раз я не собирался выпустить его из рук, как в тот раз, на санях. Я оставил острое оружие тем, кто умеет с ним обращаться.
        Вот так, под безумные крики Милаго мы пробежали по всему полю к темному тоннелю. Перед тем, как нырнуть в него, я оглянулся на королевскую ложу и Маллоса. То, что я увидел, мне совсем не понравилось. Я ожидал, что Маллос, свесившись с перил, будет выкрикивать команды рыцарям. Но вместо этого я увидел, что он стоит рядом с троном, сложив руки на груди, совершенно спокойный. Я мог бы поклясться, что видел у него на лице хитрую улыбку. Может быть, я преувеличиваю, но мне показалось, что он нисколько не удивлен тому, что происходит. Нет, он словно даже радуется! Мог ли он ожидать такого поворота событий? Или все идет так, как он и задумал? Я вспомнил, что он сказал мне во дворце. Посылая нас на верную смерть, он говорил так, словно это еще не последняя битва между нами. Тогда, конечно, возникает вопрос: если эта битва не последняя, то какая же?
        Но я не мог слишком долго думать об этом, поскольку мы как раз прыгали из огня да в полымя, и мне надо было внимательно смотреть по сторонам. Я последним вбежал в тоннель, но не успел сделать и нескольких шагов, как услышал у себя за спиной окрик:
        — Стоять!
        Я оглянулся и увидел в дверях двух Бедуванских рыцарей. Они оба держали копья, готовые метнуть их в меня, а я был слишком близко, чтобы надеяться, что они промажут. Остальные мои спутники уже убежали в глубь загона, так что я остался один на один с рыцарями. Похоже, что после всех моих подвигов кто-нибудь из них проткнет меня своим гарпуном.
        Я застыл на месте, глядя на этих рыцарей, готовых убить меня, и от ужаса забыл, что надо дуть в свисток. Я все еще держал его во рту, но не свистел. Вот что бывает, когда находишься на волосок от смерти.
        Рыцари уже занесли руки с копьями. Я прикрылся руками и затаил дыхание. Мозг сверлила одна мысль: надеюсь, будет не очень больно.
        И в этот момент появился мой спаситель. С визгом и воем квиг с арены снова вступил в игру. Он напал на рыцарей сзади и повалил обоих наземь и наступил на каждого огромными лапами. Когда я перестал дуть в свисток, квиг пришел в себя и теперь жаждал крови. На самом деле мне было даже жалко этих рыцарей, потому что через пару мгновений их ждала ужасная смерть. Квиг издал еще один устрашающий рык, от которого земля содрогнулась. Хотя эти двое хотели меня убить, я все равно не мог спокойно смотреть, как их растерзают заживо. Я набрал полные легкие, чтобы дунуть в свисток и остановить квига, но не успел свистнуть, потому что дядя Пресс схватил меня за руку.
        — Спаси их  — и они убьют тебя,  — сказал он серьезно.
        Он прав. Если рыцари уцелеют, они вовсе не будут преисполнены благодарности и снова попытаются прикончить меня. А потом кинутся за остальными. Нет, это война, и рыцари станут в ней следующими жертвами. Я кивнул дяде Прессу, он отпустил меня и направился в темноту тоннеля. Я побежал за ним. Не думаю, что я когда-нибудь смогу забыть те звуки, что раздались у меня за спиной. Я даже не буду пытаться описать их вам, настолько они были ужасные.
        На мгновение на меня нахлынуло чувство вины. Не из-за тех двух рыцарей, которых сейчас пожирал безжалостный зверь, а из-за бедного шахтера, что умер на арене чуть раньше. Я тогда был настолько потрясен быстро разворачивавшимися событиями, что даже не подумал о том, что у меня есть свисток. Мог ли я его спасти? Не знаю точно. Да теперь уж и не узнаю никогда. Моим единственным утешением было то, что если бы я тогда воспользовался свистком, мы бы не встретились с дядей Прессом. Наверное, на все есть свои причины.
        Но наш побег на этом еще не закончился. Мы находились в самом центре логова квигов. Я от всей души надеялся, что где-то внутри есть еще одна дверь, через которую мы сможем выйти отсюда. Должен быть другой выход. Весь фокус сейчас в том, чтобы остаться в живых, пока мы его не найдем.
        Загон для квигов представлял собой пещеру, прорытую в горах. Пространство пещеры было разделено низкими каменными стенками на своеобразные стойла. В некоторых из них в стены были вделаны тяжелые железные цепи, ими, наверняка, приковывали квигов. Здесь пахло квиговым дерьмом, тухлым мясом и смертью.
        Дядя Пресс повернулся ко мне и сказал:
        — Держи свисток наготове.
        Не было нужды напоминать мне об этом. Если б я держал железный свисток еще крепче, он бы попросту сломался. Дядя Пресс шагал вперед осторожно, держа копье наперевес. Я шел сразу за ним, хотя мне и не нравилось быть последним. Через пару минут я услышал такие звуки, от которых мое сердце чуть не остановилось. Из загона справа раздалось утробное рычание. Я взглянул и увидел там лежащего на боку квига. Должно быть, это был тот самый, который только что сожрал шахтера, потому что выглядел он сейчас сонным и расслабленным. Зверь даже не обратил на нас внимания, он вылизывал свои огромные лапы. Судя по тому, что они были в крови, это действительно тот самый квиг, который только что пообедал. Я пошел дальше, не сводя при этом глаз с раздувшегося чудовища и… наступил на что-то. Когда я увидел, что это такое, клянусь, я чуть не заорал. Это была кость, судя по всему, человеческая. Я огляделся и увидел, что повсюду были разбросаны, наверное, тонны таких костей. Ясно, что обеденный час квигов означал смерть кого-нибудь из Милаго.
        Мы шли дальше. По дороге я отметил, что загонов было много, но квигов больше не встречалось. Видимо, их не держат в большом количестве сразу, и меня это очень устраивало. Может, те двое, кого мне довелось увидеть сегодня, пока единственные обитатели загона? Но, глядя вокруг, я видел множество лабиринтов, ведущих неизвестно куда. И в любом из них мог скрываться квиг, который запросто может учуять наш запах и ринуться в атаку. Так что пока мы здесь, я не собирался расслабляться.
        Потом дядя Пресс остановился и поднял руку, чтобы я притормозил. Мы услышали, как что-то двигалось прямо к нам. Причем очень быстро. Я приложил к губам свисток и набрал полную грудь воздуха, но дядя Пресс остановил меня. Он хотел сначала посмотреть, что это такое. И хорошо сделал, потому что это оказался вовсе не квиг. Это был Алдер. Если бы я свистнул, я мог разбудить дремлющего зверя.
        Алдер подбежал к нам запыхавшись и сказал:
        — Лура нашла выход. Сюда!  — Он развернулся и побежал назад.
        Отлично. Мы еще на шаг ближе к свободе. Дядя Пресс кивнул мне и побежал за Алдером. Я не отставал. Мы бежали по темным тоннелям, стараясь не шуметь. После нескольких поворотов я стал различать впереди свет. Там, куда мы двигались, было почему-то гораздо светлее. Мы обогнули еще один выступ скалы, и я понял, в чем дело.
        В каменном потолке зияла огромная дыра. Над своей головой я увидел голубое небо. Откуда-то доносился шум прибоя. Мы были на самом краю обрыва. Дыра была огромная  — не меньше вашего бассейна во дворе, Марк. Сквозь нее можно было протиснуть квига. Теперь понятно, как Бедуваны загоняли сюда квигов. Им всего-то и надо было заманить квига к яме, столкнуть его, и он оказывался в ловушке. Единственный выход отсюда был через дверь на арену. Раз попав сюда, зверь уже не мог выбраться наружу, потому что дыра была слишком высоко. Это означало, что и для нас она была недосягаема. Наша свобода была в каких-то шести метрах от нас, но я не мог представить, как вылезти отсюда.
        Зато Лура представляла. Когда Алдер привел нас к дыре, она как раз привязывала длинную лиану к своему копью, которое прихватила у Бедуванов.
        — Там наверху есть веревка,  — пояснила она.  — Я стащу ее, и мы сможем взобраться по ней.
        Я посмотрел наверх и увидел там толстую веревку. Наверное, она была привязана на тот случай, если кто-то из Бедуванов случайно оступится и упадет вниз. Тогда его спутники смогли бы сбросить ему веревку.
        — Давай скорее,  — поторопил ее дядя Пресс.  — Нам надо выбраться, пока рыцари не добрались сюда.
        Он был прав. Даже если мы вылезем, это еще не означает, что Бедуванские рыцари не будут ждать нас снаружи. Может, они и варвары, но не идиоты. Если это единственный выход, то они точно рванут к дыре по верху. Чем быстрее мы вылезем, тем больше у нас шансов убраться отсюда вовремя. В этот момент я почему-то больше думал не о квигах, а о том, что ждет нас наверху.
        Лура мастерски привязала длинную лиану к древку копья, прикинула вес копья, поскольку теперь из-за лианы оно было несбалансировано, потом посмотрела на свою мишень. Сказать откровенно, я ничуть не сомневался, что она попадет в цель с первого же броска. Она метнула копье, целясь в свисающую веревку. Копье взлетело к потолку, таща за собой, словно шлейф, лиану, по идеальной дуге пролетело сквозь петлю на конце веревки и мягко опустилось на землю. Лура вдела нитку в иголку на высоте шести метров! Теперь лиана проходила сквозь петлю на веревке, и оба ее конца лежали на земле. Алдер схватил их и сильно дернул вниз. Дорога наверх открыта. Луре удалось это! Я же говорил, что она мастер.
        Когда я глядел на эту веревку, из головы не выходило проклятое лазание по канату в гимнастическом зале. Я ненавидел это упражнение. Некоторые парни лазали по нему, как мартышки, к сожалению, я был явно не из них. Но сейчас у меня не было выбора. Я надеялся, что адреналин поможет мне справиться с этой задачей.
        Лура полезла первой. Я не удивился, что она взобралась наверх, как один из вышеупомянутых мальчишек-мартышек. Кажется, она даже не помогала себе ногами. Она взлетела вверх по веревке, словно сила притяжения для нее не существовала. Уже через несколько секунд она была наверху и сквозь дыру вылезла наружу. Оглядевшись по сторонам, она наклонилась вниз и крикнула:
        — Все в порядке, никого нет. Скорее.
        Это хорошо: значит, рыцари еще не догадались, что мы задумали. Может, они все-таки идиоты? Потом Лура что-то скинула нам вниз. Мне пришлось отскочить, иначе меня ждал удар по голове. Увидев, что это веревочная лестница, я вздохнул с облегчением. Видимо, не все Бедуваны были столь же сильны, как Лура. Некоторым слабакам, вроде меня, нужен был способ полегче. Меня это, кстати, ничуть не смущало.
        Дядя Пресс схватил конец лестницы и крепко натянул ее.
        — Алдер, вперед,  — скомандовал он.
        Наш Бедуванский друг без колебаний полез наверх. Он был рослый и немного неуклюжий, поэтому действовал не так ловко и быстро, как Лура. Но тем не менее он лез вверх, и это было хорошо. Когда он карабкался, дядя Пресс посмотрел на меня и впервые за все это время улыбнулся.
        — Это был очень смелый поступок с твоей стороны, Бобби,  — сказал он,  — вот так выскочить на арену.
        Я и сам гордился собой. Хотя я знал, что свисток обязательно сработает, все же было немного страшновато. Кажется, это произвело впечатление даже на Луру. Но хотя я и был страшно горд, надо было вести себя, как все герои в подобных обстоятельствах.
        — Да о чем тут говорить,  — сказал я как можно скромнее.  — Ты бы на моем месте сделал то же самое.
        Я взглянул вверх и увидел, что Алдер, хоть и с большим трудом, но почти добрался до выхода. У меня осталось еще несколько секунд, прежде чем настанет мой черед, и я задал вопрос, который не давал мне покоя.
        — Ты ведь не удивился, когда увидел меня,  — сказал я дяде Прессу.  — Почему?
        — Я знаю тебя, Бобби,  — ответил он.  — Может быть, лучше, чем ты сам знаешь себя. Я знал, что ты придешь за мной. И раз у тебя был свисток, я был уверен, что ты им воспользуешься.
        Думаю, дядя Пресс даже не осознавал, насколько я был близок к тому, чтобы так и не прийти за ним. Я вспомнил, о чем думал, когда только-только попал на Дендурон, и мне было стыдно признать, что спасение дяди Пресса стояло в конце списка первоочередных задач. Но знаете, главное ведь то, что в конце концов я принял верное решение. Так что, может, и нет ничего страшного в том, что иногда позволяешь себе трусливые мысли, если действуешь потом совсем не как трус. Есть в этом какая-то глубокая философская мысль. Додумывать это я оставлю вам, ребята.
        — Ты прав,  — сказал я,  — во всем, кроме одного.
        — Чего?  — спросил дядя Пресс.
        — Это не тот свисток, который ты дал мне. Я его потерял, когда наши сани перевернулись.
        Дядя Пресс озадаченно взглянул на меня. Впервые с тех пор, как мы пустились в это путешествие, я заметил сомнение на его лице.
        — Не понимаю,  — сказал он.  — Ты что, сделал себе другой?
        Я показал ему серебряный свисток.
        — Нет, это из дома.
        Дядя Пресс кинул конец лестницы и выхватил свисток у меня из рук.
        — Где ты его взял?  — спросил он строго.  — У тебя был с собой?
        Мда… Что-то подсказывало мне, что я сделал что-то не так.
        — Н-нет,  — ответил я, запинаясь.  — Я написал своим друзьям и сказал, что мне нужен такой свисток. Потом я через канал слетал на ту станцию метро и…
        Дядя Пресс сделал что-то странное. Он размахнулся и выбросил свисток через дыру в потолке!
        — Выброси это в море!  — крикнул он Луре наверху.  — Немедленно!
        Лура повиновалась без вопросов. Она взяла свисток и выбросила его. Потом дядя Пресс развернулся ко мне и посмотрел так сердито, что у меня подогнулись колени.
        — Я же сказал тебе,  — вскипел он,  — что мы можем пользоваться только теми вещами, что есть на территории! Именно поэтому я не взял с собой пистолет.
        Меня бросило в жар. Да, именно об этом он меня и предупреждал, но я, если честно, совсем забыл.
        — Ты еще что-нибудь прихватил из дома?  — спросил он.
        Ну вот. Я не только привез с собой другие вещицы, я еще и оставил их разбросанными по всему дворцу Бедуванов. Я не понимал, почему это так плохо, но, судя по виду дяди Пресса, я совершил грубейшую ошибку, но не успел ему в этом признаться, так как мы услышали шум. Он доносился из глубины тоннеля у нас за спиной. Мы с дядей Прессом одновременно повернулись на звук. Некоторое время мы прислушивались… и снова услышали его. Это было рычание. Видимо, в загоне было все-таки не два квига, и, судя по рыку, наш новый компаньон только что проснулся.
        — Лезь,  — скомандовал дядя Пресс.
        Ему не пришлось повторять дважды. Я схватился за лестницу и стал карабкаться по ней. Я старался лезть как можно быстрее, но веревочная лестница  — это совсем не то же самое, что обыкновенная. Обычная лестница стоит устойчиво, а эта все время крутится и раскачивается. Как только ставишь на нее ногу, она тут же прогибается под твоим весом. Если тебе не удается удерживать равновесие, то она все время дергается и перекручивается. А если ты к тому же невнимателен, то можешь промахнуться ногой, и тогда конец. Так что я старался лезть быстро, но чем больше старался, тем труднее становился подъем.
        Алдер крикнул мне сверху:
        — Быстрее, Пендрагон!
        Да, спасибо за совет. Нога моя соскользнула с перекладины, и я повис на руках. От этого рывка лестницу повело в сторону, и мне пришлось приложить все силы, чтобы вернуть равновесие. К тому же теперь дядя Пресс не держал конец лестницы, что не облегчало мне подъем. Я глянул вниз и увидел, что он смотрит куда-то в глубину пещеры. Должно быть, он почувствовал мой взгляд, потому что, не поднимая головы, крикнул:
        — Лезь!
        Из тоннеля донесся еще один грозный рык. Только на этот раз он был громче и гораздо ближе. Квиг явно почувствовал наш запах и теперь взял след.
        — Давай!  — крикнул я дяде Прессу.
        — Нет!  — закричала Лура.  — Лестница не выдержит двоих.
        — Вон он!  — закричал Алдер, указывая на выход из тоннеля.
        Продолжая карабкаться, я оглянулся. Из темноты выскочил квиг и замер в нескольких шагах от дяди Пресса. Зверь, как кошка, присел на задние лапы, сжался и мог в любой момент броситься вперед. А единственное, чем теперь дядя Пресс мог защитить себя, было Бедуванское копье. И зачем только он выбросил свисток?! Сейчас дядя Пресс оказался точно в таком же положении, как до того на арене, только на сей раз я уже не мог помочь ему. Уже у самого верха я снова посмотрел вниз и увидел, что дядя Пресс подталкивает тяжелый плоский камень к концу лестницы. Зачем он это делает? Я был уже достаточно высоко  — Алдер и Лура схватили меня за руки и втащили наверх.
        — Я уже наверху!  — крикнул я дяде Прессу.
        Теперь мы все трое лежали у края ямы и смотрели, что происходит внизу. Квиг был в нескольких шагах от дяди Пресса и подкрадывался все ближе. Он не сводил с него своих ужасных желтых глаз. Если дядя Пресс сейчас начнет подниматься по лестнице, то квиг тут же бросится и легко достанет его. Оставалось сражаться, а сражение с квигом могло кончиться только смертью. История повторялась: тот, кто мне дорог, сейчас умрет, спасая меня.
        Квиг остановился, словно почувствовав, что этот человек гораздо опаснее обычного шахтера. Он изогнулся, глядя, как дядя Пресс стоит, держа копье наготове.
        Я очень удивился, что первым из них шевельнулся именно дядя Пресс. Но он сделал странную вещь  — он расслабился и опустил копье, поставив его рядом с собой. Зачем он это делает? Он переступил через камень, который положил у основания лестницы, и вытянул руки, словно сдаваясь. Квиг не шевелился. Видимо, он был так же растерян, как и я, но его колебания длились недолго. Момент был подходящий, так что квиг сгруппировался, поводил задом, готовясь к прыжку, и бросился на дядю Пресса.
        Дядя Пресс в тот же момент упер конец копья в камень, который теперь был позади него, опустился на одно колено и выставил копье вперед, нацелив его на летящего вперед квига. Тот слишком поздно понял, какую ловушку устроил ему дядя Пресс, и что теперь он со всего размаху летит на шестифутовое копье! Есть!
        Квиг напоролся на наконечник. Копье пронзило его насквозь и вышло со спины. Оружие даже не дрогнуло, потому что прочно упиралось в камень. Дядя Пресс тут же отпустил его и кубарем откатился в сторону. Но битва еще не окончилась. Квиг был пронзен, но копье, кажется, не задело жизненно важных органов. Разъяренный зверь выл от боли и корчился на земле, словно рыба, вытащенная из воды, но он был еще жив… и опасен. Дяде Прессу надо было выбираться оттуда поскорее.
        Он подскочил к веревочной лестнице. Квиг это заметил и попытался зацепить его лапой, но дядя Пресс был гораздо быстрее меня, и когти прошли в нескольких сантиметрах под ним. Он взбирался по лестнице так, словно она была прочная и устойчивая. И все же с квигом еще не было покончено. Судя по его реву, он метался в мучительной агонии, но при этом все еще хотел отхватить кусочек дяди Пресса. Он подполз к веревочной лестнице, схватил ее могучей лапой и стал тянуть вниз. Квиг весил, наверное, килограммов четыреста. Вряд ли такая хлипкая лестница выдержит. Я огляделся и увидел, что конец веревочной лестницы привязан к дереву. В этом месте она была сильно истерта, словно долгое время гнила под дождем.
        — Смотрите!  — крикнул я.
        Лура и Алдер оглянулись на мой крик и тоже поняли, что лестница вот-вот оторвется. Лура действовала, не задумываясь. Она перепрыгнула через меня и схватила веревку. Если она сейчас лопнет, то Лура рухнет в яму вместе с ней. Алдер тоже это понял и кинулся к ней. Он уселся позади нее, обнял за пояс и уперся каблуками в землю. Может быть, силы двоих хватит? Или лучше силы троих? Я должен помочь им. Это безумие, но больше все равно ничего не сделаешь. Я уселся позади Алдера и обнял его за пояс. И вот в этот момент я услышал треск! Веревочная лестница порвалась в том месте, где была привязана к дереву. Лура крепко держала ее и осталась единственным связующим звеном, не дававшим лестнице упасть в яму. Я видел, как напряглись ее мускулы, когда она отчаянно старалась удержаться. Алдер держал ее, а я держал Алдера, но все же мы медленно сползали к краю ямы. Мы изо всех сил упирались, зарываясь пятками в землю. Я чувствовал напряжение их тел, ведь мы пытались удержать вес лестницы вместе с дядей Прессом и квигом, который тянул вниз.
        Мне казалось, что мы держим их уже несколько часов, хотя на самом деле, наверное, прошло несколько секунд. Где же дядя Пресс? Может, квиг достал его? Может, пока мы держим, квиг карабкается наверх, чтобы сожрать еще и нас? На самом деле все это было уже неважно, потому что мы все равно долго не протянем.
        И вот когда мы уже были на самом краю, из ямы появилась голова долгожданного дяди Пресса. Он подтянулся, перекатился подальше от края и крикнул Луре:
        — Отпускай!
        Она разжала руки, и мы все повалились назад. Через секунду я услышал, как квиг свалился на дно ямы и завыл от боли. Так ему и надо.
        Пока мы все четверо лежали на траве, пытаясь отдышаться, я взглянул с обрыва на стадион. Он был метрах в трехстах от нас. Да, далековато мы ушли по лабиринту квигов. Трудно было поверить, что такой огромный стадион был встроен в утес, и еще труднее  — что под ним находился многоярусный изысканный дворец.
        Еще через минуту меня осенило, что мы ведь еще не в безопасности. Бедуванские рыцари, наконец, сообразили, что мы сделали, и сейчас несколько человек бежали по ступенькам к нам.
        — Надо сматываться,  — сказал я, показывая на них.
        Без дальнейших разговоров все вскочили и побежали к лесу. Мы надеялись, что нам удастся сбить их со следа в глухой чаще, окружавшей деревню Милаго. По сравнению с тем, через что мы только что прошли, это обещало быть просто приятной прогулкой.
        И снова нас вела Лура. На этот раз я знал, что нас ждет еще один изнурительный кросс по пересеченной местности, но мне было все равно. Чем дальше мы убегали от дворца, тем больше я понимал, что нам все-таки удалось сделать то, ради чего мы туда сунулись. Дядя Пресс бежал рядом со мной, потому что мы спасли его. Мы пробрались во дворец, нашли его и выбрались все вместе. Здорово, правда? И что еще лучше, мое приключение, кажется, подходит к концу. Как только мы доберемся до деревни Милаго, он возьмет организацию мятежа в свои руки, а я смогу отправиться домой. Поэтому, несмотря на то, что мы мчались по лесу, как напуганные олени, я начал понемногу расслабляться. Моя задача была выполнена. Я уже даже начал представлять себе, как спущусь снова в шахты, войду в канал и полечу домой, теперь уже насовсем.
        Лура вела нас длинным кружным путем. Сейчас мы были на дальнем конце леса, в километре от деревни Милаго.
        — Может, отдохнем немного?  — предложил Алдер.
        Я порадовался, что на сей раз, для разнообразия, не я первый выдохся. Мы остановились. Все четверо тяжело дышали. Я взглянул на Луру и улыбнулся, но она не улыбнулась мне в ответ. И Алдер тоже. Я посмотрел на дядю Пресса, но тот лишь нахмурился. Что происходит? Это все из-за того, что я привез из дома собачий свисток? Ладно, может, это и против правил, но если бы я этого не сделал, мы все были бы сейчас в желудке у квига. Думаю, я заслужил хоть чуточку признательности. Но прежде чем я успел высказаться по этому поводу, мы услышали странный звук. Это был громкий резкий хлопок, похожий на взрыв новогодней хлопушки. Нет, гораздо громче, скорее, как петарда. Лура и Алдер застыли. Дядя Пресс тоже посмотрел в ту сторону, откуда донесся этот звук. По его виду я сразу понял  — что-то не так. Хотя я ничего особенного в этом не заметил. Я привык слышать подобные звуки дома. Это мог лопнуть подшипник в автомобиле, мог быть фейерверк, или у кого-то громко работал телевизор. Но мы-то не дома…
        Раздалось еще два хлопка. Дядя Пресс рванул на звук, мы  — за ним.
        Вскоре мы оказались на краю поляны. Раньше я не видел этого места. Поляна была поодаль от возделанных участков и в стороне от проторенных троп. Дядя Пресс спрятался за деревом, чтобы понаблюдать, что здесь происходит. Мы последовали его примеру. То, что мы увидели, очень напоминало учебные стрельбы. На одном конце поляны в ряд были выстроены фигурки-чучела, сделанные из снопов соломы. Напротив выстроилась группа шахтеров, и у каждого в руках была рогатка, какие я видел в шахте. Шахтеры тренировались бросать камни в чучела. Они вкладывали камешек размером с грецкий орех, в рогатку, раскручивали над головой и выпускали. Надо сказать, что били они довольно точно, но мелкий камень, выпущенный из рогатки, вряд ли мог нанести большой вред рыцарю в броне.
        И тут я увидел, насколько я ошибался.
        Вперед вышел какой-то человек с маленькой корзинкой. Это был Фиджис, старик-торговец. Он подходил к стрелкам и протягивал каждому корзинку. Стрелки доставали оттуда совсем другие камешки. Они были примерно того же размера, что и прежние, но ржаво-красного цвета и на вид казались очень мягкими. Я подумал, что от таких камней толку будет еще меньше, но шахтеры брали их очень осторожно, словно они были драгоценные. Вот первый стрелок вложил такой камень в рогатку, раскрутил ее и выстрелил. Снаряд пролетел через всю поляну, попал в мишень, и в тот же миг раздался небольшой взрыв. Чучело вспыхнуло!
        Вот это да! У Милаго, оказывается, есть какое-то взрывчатое вещество, которое детонирует от удара! Вот эти-то громкие хлопки мы и слышали. Я взглянул на Луру и Алдера  — они были потрясены не меньше меня. Дядя Пресс смотрел на все это очень внимательно, но вовсе не был удивлен.
        Следующий стрелок зарядил камешек в рогатку, и тот тоже взорвался, вспыхнув огненным шаром. Фиджис запрыгал, как ребенок, радостно хлопая в ладоши.
        — Где они нашли такую штуку?  — спросила Лура.
        — Это не они нашли,  — ответил дядя Пресс,  — а вот он,  — он показал на Фиджиса.
        Старик поднял корзину со взрывчатым веществом высоко над головой и начал отплясывать джигу.
        — Я чувствовал, что этот старик что-то замышляет,  — сказал дядя Пресс.  — Но я не знал, что именно… Видимо, он продает это вещество Милаго.
        Мне сразу вспомнилось одно слово  — «Так». Фиджис и мне пытался продать его. Оказывается, это оружие, взрывчатое вещество. Он сказал, что «Так  — это особый путь», и он, скорее всего, прав. Если этого вещества достаточно, то Милаго могут использовать его против Бедуванов, и их шансы на победу значительно возрастают. Так может оказаться выходом для них.
        Но дядя Пресс казался очень озабоченным. То, что он увидел, его вовсе не радовало.
        — В чем дело?  — спросил я.
        — Если Милаго воспользуются этим веществом, Дендурону придет конец,  — мрачно сказал он.
        Мы все удивленно воззрились на него.
        — Конец Дендурона?  — переспросил я.  — Может, я чего-то не понимаю? Да эта штука поможет Милаго разгромить Бедуванов, разве не так?
        Дядя Пресс не успел ответить, так как в этот момент на нас напали. Но это были не Бедуванские рыцари, а группа шахтеров Милаго. Они выскочили из-за деревьев и повалили нас на землю. Один из них уперся коленом мне в спину и вдавил мое лицо в грязь.
        — Держите их,  — скомандовал кто-то.
        Я с трудом поднял голову, чтобы посмотреть, кто тут распоряжается, и увидел, что мимо нас прошел Реллин. Что происходит? Это же хорошие парни, так? Почему же они напали на нас? Может, они приняли нас за Бедуванов? Реллин осмотрелся и, убедившись, что никто из нас не сможет вырваться, взглянул на дядю Пресса.
        — Привет, Пресс,  — сказал он.  — Не могу сказать, что счастлив видеть тебя.
        Двое шахтеров подняли дядю Пресса на ноги и поставили его перед Реллином.
        — Ты не должен делать этого, Реллин,  — сказал дядя Пресс.
        — Я рад, что ты остался жив,  — ответил Реллин,  — но не пытайся остановить нас.
        — Послушай меня,  — с жаром сказал дядя Пресс.  — Я хочу, чтобы вы победили Бедуванов, и ты это знаешь. Но нельзя использовать это оружие  — оно все изменит.
        — Нельзя?  — Реллин буквально выплюнул это слово.  — Почему это нам нельзя положить конец нашей нищете? Без Така у нас нет шансов одолеть Бедуванов. А с ним мы можем за пару секунд отплатить им за все века боли и унижений.
        — Но какой ценой?  — спросил дядя Пресс.
        Реллин улыбнулся и сказал:
        — Позволь-ка я покажу тебе кое-что.
        С этими словами он направился к поляне и махнул рукой, чтобы шахтеры следовали за ним. Нас тут же подхватили под руки и поволокли следом. Сопротивляться было бесполезно  — слишком уж их много. Да я и не уверен, надо ли было сопротивляться, ведь еще несколько минут назад они были на нашей стороне. А теперь я не понимал, что происходит. Опять двадцать пять.
        Реллин ступил на поляну, и шахтеры тут же стали по стойке смирно. Я очень удивился. Может, эти ребята гораздо более организованны, чем мне казалось. Может, они специально вели себя трусливо, чтобы Бедуваны считали их слабаками? Реллин подошел к большому ящику, закрытому старым грязным одеялом. Остановившись, он обернулся к нам.
        — Скоро мы начнем битву не на жизнь, а на смерть,  — гордо объявил он.  — Но она продлится недолго благодаря тебе, Пендрагон.
        Мне? Я-то какое имею ко всему этому отношение? Дядя Пресс сурово взглянул на меня. Лура и Алдер тоже. Я только пожал плечами. Понятия не имею, о чем это он.
        — Так очень могущественен, но с ним нужно быть осторожным,  — продолжил Реллин. В этот момент рядом с ним появился Фиджис и подставил свою корзинку. Реллин вытащил из нее кусочек Така размером не больше горошины.  — Для того чтобы высвободить его мощь, всего-то и нужен небольшой удар.
        Реллин бросил горошину на землю, и она взорвалась с грохотом, эхом прокатившимся по всему лесу. Когда пламя улеглось и дым рассеялся, мы увидели, что в земле образовалась глубокая яма. Да, ребята, эта штука действительно мощная! Фиджис хихикнул. Интересно, сколько же он брал за каждую горошину Така?
        — В больших количествах использовать его очень опасно,  — сказал Реллин.  — Но нам нужно было взорвать сразу много Така, чтобы нанести один сокрушительный удар по Бедуванам. До сих пор мы не знали, как это сделать.
        Он сунул руку в ящик и вытащил кое-что, от чего у меня упало сердце. Это была двенадцативольтная батарейка, которая вставляется в большой фонарик. Сначала я не понял, откуда он ее взял. Но потом до меня дошло: видимо вы, ребята, все-таки послали мне фонарик. А я не нашел его, потому что Фиджис спер его у меня из рюкзака тогда же, когда взял швейцарский армейский нож.
        Реллин поднял батарейку повыше и сказал:
        — Какую интересную вещицу ты привез нам, Пендрагон. Не знаю как, но она тоже отдает свою силу. А если это сила, то ею можно управлять.
        Он снова сунул руку под одеяло и извлек оттуда фонарик. Любуясь фонариком, он поиграл с выключателем. Я смотрел на дядю Пресса. Мне хотелось извиниться, но было уже слишком поздно. Дядя Пресс даже не поглядел на меня. С суровым видом он наблюдал за Реллином.
        Тот продолжал:
        — Теперь мы знаем, как воспользоваться этим устройством, чтобы привести страшную силу Така в действие.  — Говоря это, Реллин продолжал щелкать выключателем.  — Одно маленькое движение, и мы взорвем столько Така, сколько захотим. Бедуваны сполна ответят за все наши мучения.
        Теперь я понимал, к чему он клонит. Они вовсе не собирались останавливаться на том, чтобы стрелять маленькими горошинами из рогаток. Они намерены воспользоваться электричеством, которое генерирует батарейка, чтобы взорвать огромную бомбу. Отличный ход, Бобби.
        Реллин с улыбкой сорвал одеяло, закрывавшее большой ящик. Под одеялом оказался вовсе не ящик, а одна из вагонеток, которые они использовали в своих шахтах. К своему ужасу я увидел, что она заполнена Таком. Там было не меньше сотни килограммов. Судя по тому, какой взрыв был от той маленькой горошины, от такой кучи эффект будет не хуже, чем от атомной бомбы.
        — Ты делаешь ошибку, Реллин,  — взмолился дядя Пресс.  — Думаешь, это спасет Милаго? Ты ошибаешься. Если вы воспользуетесь этим оружием, вы, может, и освободитесь от Бедуванов, но окажетесь в плену у другой силы. У силы Така.
        Я сразу понял, что так тревожит дядю Пресса. Милаго стояли на пороге создания мощнейшего оружия. Если они воспользуются им, это изменит ход истории на Дендуроне навсегда. Оно не только станет источником чудовищных разрушений, оно может нанести куда более страшный вред. Кто знает, куда зайдут эти простые неискушенные люди, начав использовать мощное оружие? Их уже сейчас не устраивала просто стрельба мелкими камешками  — они хотели большей силы, большей власти. Это все равно, как если бы Милаго перескочили через эру пороха и сразу оказались в эпохе ядерного оружия и… Армагеддона.
        И самое ужасное, что это все по вине двух человек, которые никогда не думают о последствиях своих поступков. Я говорю о себе, который привез последнюю недостающую деталь для бомбы, и о Фиджисе  — этом странном старике, который жил тем, что тащил все, что попало, и продавал любому, у кого находилась лишняя монетка. А теперь для него настал звездный час. Он больше не будет торговать свитерами и ножиками. Нет, теперь Фиджис будет торговцем смертью, и люди, которым он ее предложит, охотно купят ее.
        Теперь мне стало все ясно. Поворотным моментом в истории Дендурона должна стать вовсе не битва Милаго с Бедуванами, а появление на территории новой ужасной разрушительной силы. И пока я смотрел на нагруженную смертельно опасным веществом вагонетку, то понял еще кое-что. Я не еду домой. Даже если бы я мог добраться до канала, сейчас, после того, как я причинил такой вред этой планете, я никак не могу отправиться домой. Я понятия не имел, что делать и как предостеречь Милаго от этой ужасной ошибки, но там и тогда я решил, что останусь здесь до конца… даже если это грозит мне смертью.
        Это может оказаться последний журнал, который я пишу для вас, Марк и Кортни. Если так, то знайте, в этом нет вашей вины. Вы всего лишь старались помочь другу. Во всем виноват только я. Если вы больше не услышите от меня ничего, знайте, что я сделал все, чтобы поправить то, что сам и наворотил. Может, мне и не удастся, но я, по крайней мере, попробую. Спасибо, что вы читаете эти строки и что были мне отличными друзьями.
        Надеюсь, мы еще увидимся.
        Конец журнала № 3

        Вторая Земля

        Марк со злостью бросил листки пергамента на пол.
        — Мы должны были знать это!  — крикнул он.  — Мы виноваты ничуть не меньше, чем Бобби!
        Последний журнал Бобби Марк и Кортни прочли только тогда, когда вернулись домой. Распрощавшись с Бобби на заброшенной станции метро, они без приключений вернулись к себе в пригород. Оказавшись в своем городе, они сразу направились домой к Марку и заперлись в его комнате, чтобы спокойно прочитать журнал Бобби.
        — Мы тут ни при чем!  — возразила Кортни.  — Милаго только-только вышли из первобытного состояния. Откуда нам было знать, что они сообразят, как создать бомбу из наших вещей?
        — Но мы же читали журнал,  — продолжал спорить Марк,  — и знали то же, что и Бобби. Пресс ведь говорил ему не переносить ничего с одной территории на другую. Мы читали об этом, но все равно сделали по-своему!
        Марк нервно ходил туда-сюда, меряя шагами комнату.
        — Мы помогли Бобби,  — стояла на своем Кортни.  — И, может быть, и Милаго тоже. Если честно, то я даже надеюсь, что им удастся сделать бомбу и взорвать этих подлых Бедуванов. Они этого заслужили.
        — Ты не понимаешь,  — горячился Марк.  — Милаго еще не готовы распоряжаться такой мощью. Они просто не знают, как ею управлять.
        Теперь уже Кортни начинала злиться.
        — Да что ты говоришь!  — Она вскочила.  — Значит, только социально развитым и образованным людям дозволяется взрывать себя ко всем чертям?
        — Нет,  — парировал Марк.  — Надо быть социально развитыми и образованными людьми, чтобы суметь не взорвать себя ко всем чертям. Взгляни на все с другой стороны. Милаго вне себя, и есть от чего. Бедуваны мучили их в течение нескольких столетий. Теперь у Милаго вдруг появляется оружие, с помощью которого они могут смести ненавистных врагов с лица земли. Они еще не до конца понимают это, не знают точно, как с этим управляться, но они настолько обозлены, что готовы воспользоваться им. Если этот Так настолько мощный, как описывает Бобби, то все может кончиться тем, что они и себя уничтожат.
        Это заставило Кортни задуматься.
        — А что, правда можно воспользоваться обычной батарейкой, чтобы привести в действие бомбу?  — спросила она.
        — Не знаю,  — ответил Марк.  — Думаю, да. Если Так настолько летучий, то и небольшого электрического разряда хватит, чтобы запустить цепную реакцию и… бум.
        Оба на минуту замолчали, представив себе последствия такого «бума».
        — Да, весь фокус в том, чтобы оказаться в момент взрыва где-нибудь подальше,  — сказала Кортни.  — Не думаю, что они сообразят, как устроить часовой механизм.
        — Это не имеет значения,  — ответил Марк.  — Если даже небольшая горошина дает такой сильный взрыв, как описал Бобби, то целая вагонетка Така не только разнесет Бедуванский дворец, но и сровняет с землей деревню Милаго. А если от взрыва еще и пламя будет  — а ведь чучела загорались  — то вспыхнет еще и сильный пожар. И тогда все живое на много миль просто сгорит  — Бедуваны, Милаго, ферма, лес…
        — И Бобби, Лура, Алдер, Пресс тоже,  — медленно сказала Кортни.  — Да, этот Фиджис  — действительно торговец смертью.
        Марк поднял страницы журнала и стал просматривать их. Через некоторое время он нашел то, что искал.
        — Вот, послушай,  — сказал он.  — Вот что Лура сказала Бобби: «Мама объясняла мне, что существует много территорий, и все они вот-вот достигнут решающего момента. «Поворотного», как называла его мама. В это время решается исход борьбы, после которой либо наступит мир и процветание, либо территория будет ввергнута в хаос и разрушение».
        Кортни сказала:
        — Да, если Милаго разгромят Бедуванов, то все будет хорошо.
        — Я думаю, дело не в этом,  — не согласился с ней Марк.  — Все зависит от Така. Вот подумай сама. Милаго были рабами Бедуванов несколько веков. Если они будут сражаться и проиграют, то все останется, как было. Но если Милаго положат на свою чашу весов нечто очень мощное, вроде полученного взрывчатого вещества, то кто знает, к чему это может привести?
        — Тогда мы должны как-то предотвратить это!  — воскликнула Кортни.
        — Как?  — задал Марк совершенно очевидный вопрос.  — Мы же не можем пользоваться каналами. Для нас они не работают, помнишь?
        Кортни нервно расхаживала по комнате. От возбуждения ее мысли разбегались.
        — Тогда, может быть, мы можем что-нибудь сделать для Бобби,  — сказала она.  — Например… например…
        — Например, что?  — не вытерпел Марк.  — Мы даже послать ему ничего не можем. От этого только хуже будет! Единственное, что мы можем,  — это…
        Дзинь. Дверной звонок оборвал его на полуслове. Они оба сразу замолчали.
        — Ты кого-нибудь ждешь?  — спросила Кортни.
        — Мы сегодня школу прогуляли,  — нервно сказал Марк.  — Может, пришли проверить меня.
        В дверь снова позвонили.
        — Д-давай спрячемся,  — пролепетал Марк.
        Кортни насмешливо посмотрела на него и сказала:
        — Спрячемся? Не смеши меня. У нас, кажется, есть дела поважнее, чем беспокоиться по поводу того, что нам влетит за прогул уроков. Иди открой эту чертову дверь.
        Кортни права. Подумаешь, ну влетит за то, что прогуляли школу. Кто бы там ни был за дверью, сейчас он с ним быстренько разберется и вернется в комнату, ведь ладо заняться насущной проблемой. Спустившись в прихожую, он на секунду задержался и постарался придать себе больной вид на случай, если это действительно пришли из школы. Он кашлянул и слабым голосом сказал:
        — Иду.
        Он подошел к двери, открыл ее и закричал:
        — Бобби!
        И действительно, на пороге стоял Бобби Пендрагон, причем в той самой одежде, в которую был одет в тот вечер, когда исчез. Одежда из шкур осталась где-то в истории.
        — Привет, Марк,  — сказал он небрежно.  — Можно, я войду?
        Кортни уже мчалась вниз по лестнице.
        — Бобби?  — вопила она.
        Бобби зашел в дом и улыбнулся Кортни.
        — Соскучились по мне?  — спросил он.
        Кортни обняла его, а Марк заключил в объятия их обоих. Бобби дома, цел и невредим. Теперь все будет хорошо. Когда они, наконец, отлепились друг от друга, Марк и Кортни недоверчиво посмотрели на Бобби. Это слишком невероятно! Еще несколько секунд назад они боялись, что уже никогда не увидят его. И вот он стоит перед ними. Но Бобби очень изменился  — и Кортни, и Марк заметили это. Несомненно, это был тот самый Бобби, но он выглядел таким уставшим, словно прошел через серьезные испытания, отнявшие у него все силы.
        — С тобой все в порядке?  — спросил Марк.  — Ты выглядишь немного… больным.
        — Я не болен, у меня все отбито,  — ответил Бобби.  — Мне нужно полежать.
        Марк и Кортни отвели его наверх, в комнату Марка. Они наблюдали за тем, как он шел, и видели, что он очень нетвердо стоит на ногах. А еще они заметили капельки крови от мелких порезов на лице. Очевидно, многое произошло с тех пор, как они видели его в последний раз, когда он шагнул в канал, чтобы вернуться на Дендурон. Для Марка и Кортни прошло всего несколько часов. Но как они уже выяснили, время здесь, на Второй Земле, течет иначе. Для Бобби могло пройти больше недели. По виду Бобби можно было подумать, что он прошел через войну, но ни Марк, ни Кортни не хотели сейчас его об этом спрашивать. Они оба понимали, что он сам все расскажет, когда будет готов. Поэтому, ни слова не говоря, они вернулись в комнату Марка и уложили Бобби на кровать.
        — Мне нужно домой,  — слабым голосом сказал Бобби.  — Но я хочу сначала немного отдохнуть, ничего?
        — Конечно,  — ответил Марк.  — Все, что хочешь.
        — Спасибо, дружище,  — сказал Бобби и уронил голову на подушку.
        Марк сморщился, думая, как он будет объяснять маме, откуда на белоснежной наволочке взялась кровь. Но потом ему стало стыдно за такой эгоизм, и он выбросил эту мысль из головы.
        — Ребята, а вы пойдете со мной?  — спросил Бобби, не открывая глаз.
        — Конечно, Бобби,  — ответила Кортни.  — А… куда?
        Бобби говорил все медленнее, словно засыпая на ходу.
        — Ко мне домой. Там, наверное, все с ума посходили, ищут меня. Мне нужно, чтобы вы помогли объяснить им все.
        Марк с Кортни переглянулись. Каждый из них знал, о чем сейчас подумал другой. У Бобби больше не было дома. Вся его семья исчезла, а вместе с ней и все следы того, что она вообще когда-либо существовала. Его родители, его сестра и даже собака  — все они просто исчезли в один момент. Полиция начала расследование, чтобы выяснить, что с ними случилось, но им пока ничего не удалось найти.
        — Что бы там ни было, мы будем с тобой,  — пообещала Кортни.
        Бобби улыбнулся.
        Марк же, напротив, умирал от любопытства. Он никак не хотел, чтобы Бобби заснул, не рассказав, что же случилось на Дендуроне.
        — Ну расскажи же нам, что там было?
        Кортни пихнула его в бок.
        — Ох!  — вскрикнул Марк и скривился от боли.
        — Спи, Бобби,  — сказала Кортни.  — Потом расскажешь.
        Бобби не открыл глаз, но нетерпение Марка позабавило его.
        — Ах, да, чуть не забыл,  — пробормотал он, и расстегнув пуговицы на рубашке, вытащил из-за пазухи свернутые рулоном листки пергамента.
        — Здесь все,  — сказал он, уже почти засыпая.  — Все, что случилось с тех пор, когда я писал вам последний раз. Разбудите меня, когда дочитаете.
        С этими словами он и заснул, все еще держа листки в руке. Марк нерешительно посмотрел на Кортни, но потом все же осторожно взял бесценный журнал. Кортни вынула из бельевого ящика плед и накрыла им Бобби. Может быть, он в первый раз за долгое время спит в нормальной кровати, и ей хотелось, чтобы ему было тепло и уютно. Потом они с Марком отошли в уголок.
        — Может, лучше спуститься вниз и оставить его одного?  — прошептал Марк.
        — Нет,  — отозвалась Кортни.  — Сейчас его ничто не разбудит.
        Марк кивнул  — ему тоже не хотелось уходить. Сняв с рулона знакомый кожаный шнурок, он развернул верхнюю страничку и прочел первую строчку.
        — Журнал номер четыре?  — шепотом спросила Кортни.
        — Журнал номер четыре,  — ответил Марк.
        Они оба уселись на пол и стали читать последнюю главу приключений Бобби.

        Журнал № 4
        ДЕНДУРОН

        До сих пор не верится, что я еще жив. По крайней мере, мне кажется, что я жив. Каждый мускул, каждая косточка, каждая клеточка моего тела зверски болит, что недвусмысленно говорит мне, что я еще среди живых. Сейчас, когда я пишу этот последний журнал для вас, ребята, у меня остается еще одно важное дело, прежде чем я смогу вернуться домой. Но сейчас мне не хочется даже шевелиться. Даже водить пером по бумаге  — и то больно. Я собираюсь немного отдохнуть, написать этот журнал, а потом собраться с силами для последнего рывка.
        У меня болит не только все тело, у меня душа разрывается на части, когда я вспоминаю события минувших двух дней. Но мне нужно взять себя в руки и постараться все записать, потому что, как только это все окажется на бумаге, мне будет легче забыть.
        Должен предупредить вас, что кое-что из того, о чем я буду рассказывать, я не видел собственными глазами. Эти дни были совершенно сумасшедшие, и я просто не мог быть везде одновременно. Но я постараюсь восстановить события как можно точнее со слов остальных. Ничуть не сомневаюсь, что все, что они мне рассказали,  — правда. Так что садитесь поудобнее, набирайте полную грудь воздуха и держитесь  — скачка будет бешеная.
        Свой последний журнал я закончил на том, что мы спасли дядю Пресса, но нас тут же поймали люди, которых мы считали своими друзьями  — Милаго. Их лидер, Реллин, показал нам огромную бомбу из Така, которой они собирались стереть Бедуванов с лица земли. Надо, чтобы вы понимали вот что. Милаго нам не враги, но они боялись, что мы постараемся помешать им воспользоваться этим ужасным оружием. И тут они правы. Если бы они взорвали весь запас, разрушения были бы чудовищные. И если бы у нас была возможность остановить их, мы бы это сделали. Так что мы оказались в странном положении дружественных врагов.
        Они привели нас в ту самую хижину-госпиталь, где я уже бывал несколько раз, и заперли в ней, выставив у дверей охрану. Они сказали, что как только битва закончится, нас отсюда выпустят. Отлично. Если они взорвут эту бомбу, то нам просто некуда уже будет идти. Итак, мы четверо  — я, Лура, Алдер и дядя Пресс  — снова стали пленниками.
        Как только мы оказались в хижине, дядя Пресс быстро огляделся по сторонам.
        — Озы здесь нет,  — сказал он.  — Она, должно быть, где-то укрылась.
        Вот черт. Мы не успели сказать ему, что случилось с Озой. Да и тела ее здесь уже не было.
        — Что случилось?  — тут же спросил дядя Пресс, будто почувствовав что-то неладное.
        Лура кивнула в мою сторону и сказала:
        — Она погибла, защищая его от Бедуванских рыцарей.
        Ну, здорово. Как будто мне мало, что я чувствовал себя виноватым в том, что происходит сейчас, так ей еще надо было напомнить о том, какую роль я сыграл в смерти Озы. Но я не мог на нее сердиться, ведь Оза была ее матерью. У нее были все основания злиться на меня. Только несправедливо всю вину взваливать на меня. Все-таки Маллос и Бедуванские рыцари тоже имеют к этому кое-какое отношение.
        Мы все воззрились на дядю Пресса, ожидая, как он отреагирует. Реакция его была несколько странной: он не показал, что опечален, просто кивнул, словно весть о смерти Озы была не более чем обычным фактом, который надо учесть. Видимо, он сознавал, что мы трое переживаем это гораздо сильнее, поэтому он положил рук на плечо Луры и сказал:
        — Не грусти. Так и должно было быть.
        Именно это сказала Оза перед смертью. Это что, девиз Странников? Если так, то он просто ужасный. Мне от этих слов легче не стало, да и Луре, я думаю, они ничуть не помогли.
        — Всем отдыхать,  — приказал дядя Пресс.  — Завтра будет тяжелый день.
        Он был прав  — нам всем нужно было отдохнуть. Мы расположились в разных углах хижины, подальше друг от друга. Именно тогда я написал тот журнал, что отослал вам в последний раз. Лура и Алдер тоже писали. Мы все записывали свои приключения в качестве Странников, но, уверен, у каждого из нас был свой взгляд на то, что происходило. Не писал только дядя Пресс. Он улегся на одну из лавок и закрыл глаза. Я подумал: довелось ли ему хоть раз поспать с тех пор, как его поймали и отвели во дворец Бедуванов? Скорее всего, нет.
        Я чувствовал, как в комнате нарастает напряжение. Может, у меня паранойя, но складывалось впечатление, что все остальные винят именно меня в том, что мы оказались в таком положении. Как только я поднимал глаза, Лура и Алдер тут же отводили взгляд. И я их не винил. Проиграв в уме события последних нескольких дней, я осознал неприятную истину  — из-за меня положение на Дендуроне стало еще хуже. Если бы дядя Пресс не притащил меня сюда, его, может быть, не поймали бы рыцари. А значит, его не надо было бы спасать, и я бы не написал вам, чтобы вы прислали мне все эти вещи из дома. А если бы я не привез все это, то у Милаго сейчас не было бы возможности взорвать эту огромную бомбу. И если бы меня тут не было, Оза была бы еще жива, потому что… Если, если, если… Каждый раз, когда ты оглядываешься назад и говоришь «если», это значит, что ты в беде. Не существует никаких «если». Считается только то, что произошло на самом деле. И горькая правда заключается в том, что я запорол все возможности, которые у меня были. Даже когда я думал, что делаю что-то хорошее, все оборачивалось к худшему.
        И в этот момент, словно подливая масла в огонь, начал пикать мой будильник. Я совсем забыл про него. Лура и Алдер встревоженно уставились на меня, они ведь и понятия не имели, что это такое. Дядя Пресс приоткрыл глаза и тоже взглянул на меня совершенно убийственным взглядом. Ни слова не говоря, я вскочил и кинулся в угол хижины. Там я сорвал с руки часы и выбросил их в отхожую яму. Думаю, это вполне надежное место, куда за ними никто не полезет. Свой армейский ножик я отправил туда же. Оглянувшись, я заметил, что все смотрят на меня. Это становилось невыносимым.
        — Ну что вы смотрите?  — крикнул я.  — Да, я все испортил. Да, я притащил все это барахло из дома. Но это был единственный способ вытащить дядю Пресса. И ведь сработало, не так ли?
        Никто мне не ответил. Они просто молча смотрели на меня, и меня это сводило с ума.
        — И ни ты, Лура, ни ты, Алдер, меня не остановили,  — добавил я.  — Вы тоже пользовались всем этим.
        — Но мы не знали, что этого нельзя делать,  — тихо возразила Лура.  — А ты знал.
        С этим не поспоришь. Но я все еще был взбешен, поэтому выпалил:
        — Я сюда не просился. Но у меня, кажется, не было выбора. Я не воин, как Лура и Оза. Я не рыцарь, как Алдер. И я не, я не… я уже не знаю, кем считать тебя, дядя Пресс, но уж точно я не такой, как ты! Не надо было тебе привозить меня сюда.
        Я был готов подраться. Я хотел, чтобы они сказали мне, какой я слабак, и у меня был заготовлен хороший ответ для них  — я бы согласился с ними. Я никогда и не старался казаться чем-то бОльшим, чем обычный школьник из пригорода. То-то и оно. Я не революционер и не борец, и несправедливо обвинять меня в том, что я не оправдал их ожиданий. Я старался, как мог. И если этого недостаточно  — что ж, очень жаль.
        Но все случилось совсем по-другому. Дядя Пресс сел на лавку.
        — Вы все, идите сюда,  — мягко позвал он.  — Сядьте.
        Мы трое обменялись неловкими взглядами и подошли. Я понятия не имел, что будет дальше. Дядя Пресс заговорил настолько спокойно, что все напряжение, царившее в комнате, сразу исчезло. Я вспомнил, как Озе всегда легко удавалось всех утихомирить.
        — Я понимаю, как это все для вас тяжело,  — начал он.  — Вы довольно долго и не подозревали, что вы Странники, и сейчас, наверное, это пугает вас.
        — Я не понимаю, почему это случилось именно со мной?  — сказал Алдер.  — Почему мы должны быть Странниками?
        — У меня даже не было выбора,  — добавила Лура.  — Это несправедливо.
        И тут я понял, что все это время страшно было не только мне. Лура и Алдер тоже долго не догадывались, что им уготовано быть Странниками. Разница только в том, что они лучше подготовлены для этой миссии. Самое большее, чем я мог похвастать в этой области, это занятия карате по субботам, на которые я ходил, когда мне было десять. Обычно они заканчивались тем, что мне разбивали нос, и я убегал домой в слезах. Вряд ли это можно назвать подготовкой элитного воина. И здесь я явно выступаю не в своей лиге.
        Дядя Пресс тепло улыбнулся и сказал:
        — Если вы хотите знать, почему именно вам выпало стать Странниками, достаточно оглянуться назад и посмотреть на то, что вы уже сделали. То, как вы трое вытащили меня из дворца, просто потрясающе. Вы доказали, что вы находчивы, смелы, и что на вас можно положиться. Но гораздо важнее другое: вы добровольно рисковали своими жизнями ради дела, которое считали правым. Обыкновенные люди так не поступают. Хотите знать, почему вы Странники? Взгляните на себя!
        — Но что за силы нам даны?  — спросила Лура.  — Почему мы понимаем чужую речь?
        — Вам еще многое предстоит узнать,  — ответил дядя Пресс.  — Но лучший способ  — это испытания. Вы должны сами во всем разобраться.
        — Ну нет, так не пойдет!  — нетерпеливо воскликнул я.  — Ты должен рассказать нам побольше. Например, есть ли другие Странники?
        — Да,  — ответил дядя Пресс.  — На каждой территории есть свой Странник, и его нужно искать в первую очередь. Местные Странники лучше знают обычаи и историю своей родины и могут помочь вам.
        — Как Алдер,  — подсказала Лура.
        — Да, как Алдер,  — согласился дядя Пресс.
        — А как же Маллос… Святоша Дэн?  — спросил я.  — Он ведь тоже Странник, да?
        Дядя Пресс сразу посуровел.
        — Да, это то, о чем вам следует узнать прямо сейчас,  — сказал он решительно.  — Каждая территория находится в состоянии конфликта  — постоянно идут войны, раздоры, сражения. Таков порядок вещей. Так всегда было и всегда будет. Но каким бы ни был конфликт на территории, его истинная причина, настоящий враг  — это Святоша Дэн. Здесь, на Дендуроне, дело вовсе не в Бедуванах или королеве Каган, и не в квигах. Главная угроза  — это Святоша Дэн, и его надо остановить в первую очередь.
        — А почему он так опасен?  — спросил я.
        По тому, как снова изменилось выражение лица дядя Пресса, я понял, что затронул больную тему.
        — Никогда не знаешь, когда он нападет,  — немного помолчав, ответил дядя Пресс.  — Он все время меняется. На Дендуроне он стал Маллосом, королевским советником. На Второй Земле ты его уже видел, Бобби. Там он был в форме полицейского. Я не уверен, меняется ли он при этом физически или каким-то образом внушает вам то, что выглядит иначе. Но суть в том, что он всегда появляется в новом облике. Однако не стоит забывать, что в любом виде он  — зло.
        Дядя Пресс встал и стал шагать по комнате. Мы слушали очень внимательно, потому что понимали  — то, что он рассказывает нам сейчас, очень важно.
        — Но его зло не всегда явно и очевидно,  — продолжал он.  — Он не убивает, не вызывает наводнения и пожары. Его методы гораздо более изощренные. Он прибывает на территорию и устраивается на такое место, где он может влиять на события. Он дьявольски хитер и очень убедителен. Он притворяется твоим другом, но потом оказывается, что он все время подталкивал тебя к катастрофе.
        — Как с Бедуванами?  — спросил я.
        — Точно,  — ответил он.  — Милаго с Бедуванами враждовали столетиями, но именно Святоша Дэн довел все до крайности. Конечно, и до его появления здесь Милаго приходилось туго, но и в половину не так худо, как сейчас. Он втерся в доверие к королеве Каган…
        — Которая, вообще-то, умом не блещет,  — вставил я.
        — Да уж,  — согласился дядя Пресс.  — Какое-то время казалось, что Бедуваны готовы пойти на некоторые уступки Милаго, но Святоша Дэн убедил их этого не делать. Это по его подсказке требования по добыче самоцветов стали совсем непомерными, это он организовал Церемонию Передачи и эти ужасные побоища с квигами на стадионе. Милаго думают, что все это происходит по воле Бедуванов, но на самом деле за этим стоит Святоша Дэн, или Маллос, как он называет себя здесь. Он нашептывает Каган советы, а она превращает их в законы.
        — Но… зачем ему все это?  — спросил Алдер.
        — Чтобы подтолкнуть территорию к хаосу,  — твердо ответил дядя Пресс.  — Святоше Дэну нет дела до Милаго и Бедуванов. Он использует Бедуванов, чтобы довести Милаго до крайности, когда они будут готовы ответить ударом на удар. Он хочет войны. Но не обычной войны  — ему надо, чтобы Милаго воспользовались Таком. Теперь я это понимаю.
        — Он хочет, чтобы они взорвали все и вся?  — спросил я.
        — Не совсем,  — возразил он.  — Да, эта бомба нанесет большой урон. Но Святоше Дэну нужны долгосрочные последствия. Я должен был догадаться раньше, но не знал о существовании Така.
        — А не мог Святоша Дэн привезти его с другой территории?  — спросил я.
        — Сомневаюсь. Думаю, это природный минерал Дендурона, и Фиджис каким-то образом наткнулся на него, а Святоша Дэн воспользовался этим удачным стечением обстоятельств. Теперь Так представляет для Милаго реальную силу, тем более что они готовы на все, чтобы победить Бедуванов. Но однажды использовав силу Така, остановятся ли они? Они стоят на пороге создания оружия, которое может сделать их самым могущественным племенем на Дендуроне. А здесь тысячи племен, и ни у кого пока нет ничего подобного. Вложить столь мощное оружие в руки одного племени  — это значит нарушить равновесие. Может, сейчас Милаго и вполне мирные люди, но у них за плечами годы сдерживаемой ярости. Дай им такую власть, и они опустошат Дендурон. Именно к такому хаосу и стремится Святоша Дэн.
        Ну вот. Лура рассказывала мне о миссии Странников, но теперь дядя Пресс обозначил ее предельно четко. Если начнется война, и Милаго воспользуются Таком, это станет настоящим бедствием. Это действительно гораздо важнее, чем столкновение двух враждующих племен. Но мне не давало покоя еще кое-что.
        — А что такое Халла?  — спросил я у дяди Пресса.
        Тот удивленно взглянул на меня.
        — Где ты слышал это название?
        — От Святоши Дэна,  — сказал я.  — Перед тем, как отвести нас на стадион, он сказал мне, что Халла падет, и мы падем вместе с ней. Так что такое Халла?
        — Халла  — это все,  — ответил дядя Пресс.  — Каждая территория, каждый человек, каждое живое существо, каждая эпоха, которая когда-либо существовала. Халла  — это то, что отделяет порядок от хаоса. Если Халла рухнет, не останется ничего, кроме вечной тьмы.
        Вот так да! Теперь мне было о чем задуматься. Мы все долго молчали. Разве это возможно? Разве может быть так, что от битвы между Милаго и Бедуванами зависит будущее не только Дендурона, но и вообще всех территорий? И если здесь все пойдет наперекосяк, может ли это как-то повлиять на мой дом? Ничего более ужасного я еще не слышал. Ставки росли столь стремительно, что даже трудно было это сразу осознать. Не успел никто из нас задать следующий вопрос, как дверь в хижину распахнулась и в комнату ворвался один из шахтеров Милаго.
        — Реллин желает видеть вас,  — заявил он.
        Дядя Пресс поднялся, но шахтер жестом остановил его.
        — Не вас,  — сказал он.  — Пендрагона.
        — Реллин хочет видеть меня? Это еще зачем?
        — Иди с ним, Бобби,  — сказал дядя Пресс.  — Выслушай, что он хочет сказать. Ты же знаешь, как это важно сейчас.
        Да уж, я знал, что это важно. Это настолько важно, что мне бы хотелось, чтобы туда пошел кто-нибудь другой. Но пришлось вставать и идти за шахтером. Выходя, я оглянулся на дядю Пресса.
        — Жаль, что я так напортачил,  — сказал я.
        Дядя Пресс улыбнулся и ответил:
        — Не переживай, Бобби. Мы все порой ошибаемся.
        Мне стало намного легче. Положение все еще оставалось критическим, причем исключительно по моей вине. Но, по крайней мере, я перестал чувствовать себя полным ничтожеством. Одно могу сказать точно: больше я не повторю таких ошибок. Думаю, дядя Пресс именно это имел в виду, когда говорил, что нам предстоит самим учиться быть Странниками. Уроки не усваиваются, пока не столкнешься с реальностью. А бомба, которая вскоре может разнести нас на кусочки, была чертовски реальна. Довольно суровый урок, надо признать.
        Я вышел из хижины вслед за шахтером. Оказалось, что уже наступила ночь, но я понятия не имел, сколько сейчас времени. Мои часы плавали в сортире, помните? Деревня опустела. Я видел, как из некоторых хижин пробивался свет, но на улицах никого не было. Казалось, это затишье перед бурей. Шахтер шагал очень быстро, и вскоре мы подошли к одной из самых больших хижин. Он махнул мне рукой, чтобы я входил. Поскольку выбора у меня все равно не было, я вошел.
        Реллин меня ждал, сидя у огня. Когда я подошел, он предложил мне кружку с каким-то горячим питьем. Я сомневался, стоит ли мне это пить. А вдруг это яд? Или, наоборот, это чаша мира, и, отказавшись, я смертельно оскорблю его. Я решил, что кружку возьму, но буду только делать вид, что пью. Конечно, если это яд, и я через некоторое время не схвачусь за горло, корчась в агонии, он сразу догадается, что я не пил его.
        Итак, я взял кружку и притворился, что отхлебнул из нее. Реллин никак при этом не реагировал. Он поднялся и подошел к столу. Там лежала батарейка от моего фонарика, но к ней было прикреплено что-то еще. Я присмотрелся, и сердце у меня упало, когда я разглядел, что это был маленький кусочек Така. Провода и переключатель из фонарика тоже вынули  — теперь они соединяли Так с батарейкой. Эти ребята быстро учатся. Они уже сделали маленькую бомбу. Если включить переключатель от фонарика, то цепь замкнется и к Таку пойдет заряд электричества. Может, взрыв будет и небольшой, но этого достаточно, чтобы сдетонировать такое неустойчивое взрывчатое вещество. Реллин взял устройство в руки и стал разглядывать его. Мне хотелось крикнуть, чтобы он был осторожен, но, похоже, ему нравилась эта опасная игрушка, и он и без моих советов держал ее очень бережно.
        — Мы давно искали способ управлять силой Така,  — сказал он.  — Но до сих пор нам это не удавалось.
        Мне сразу вспомнился тот взрыв под землей, когда шахтеры кинулись спасать Реллина. Должно быть, они испытывали Так, и у них ничего не вышло. Постепенно у меня складывалась полная картина.
        — А теперь у нас есть возможность поджечь Так,  — продолжил Реллин.  — Завтра это маленькое устройство сработает и взорвет большую тележку Така. Этот взрыв станет сигналом к атаке для моей армии. Они разнесут в пух и прах то, что останется от Бедуванов. Это будет нетрудно сделать, и все благодаря тебе.
        Ой, ну спасибо. Я в восторге, что помог нам всем шагнуть навстречу Армагеддону. Реллин положил батарейку с Таком на стол и снова уселся у огня, кивнув мне, чтобы я сел напротив.
        — Ты видел, как мы живем,  — печально сказал он.  — Мы умираем. Бедуваны никогда не позволят нам стать свободными. Так  — это наше спасение. С его помощью Милаго смогут подняться из грязи и стать гордым народом, как мы того заслуживаем.
        Он был абсолютно прав. Милаго действительно приходится тяжко. Они живут, как животные, и не заслуживают такой участи. У них есть все основания бороться с таким положением. Вот только делать это они собрались совсем неправильно.
        — Ты и твоя компания хотите помочь нам,  — продолжил между тем Реллин.  — Мы вам благодарны за это. Но больше всего нам от вас нужна одна вещь. Вы даже не представляете, насколько она нам нужна.
        — И что же это?  — осторожно поинтересовался я.
        Реллин быстро поднялся и снова подошел к своей самодельной бомбочке. Он взял ее в руки, словно это был Святой Грааль.
        — Привези нам побольше таких устройств,  — с жаром сказал он.  — Если у нас будет много таких штук, мы станем самой могущественной армией на Дендуроне. Когда Бедуваны будут повергнуты, Милаго больше никогда не придется жить в страхе. И из угнетаемых мы можем превратиться в повелителей Дендурона!
        О, Господи, дядя Пресс был прав. Вкусив немного власти, Милаго уже не хотят довольствоваться разгромом Бедуванов. Они еще не победили, а им уже мерещится, как они захватывают весь Дендурон. Хорошие ребята превращаются в плохих, и это приведет к хаосу.
        — Ты поможешь нам, Пендрагон?  — спросил Реллин, заглядывая мне в глаза.
        Это шанс. Может, это мой единственный шанс отговорить Реллина от этого шага. С тем, что они столетиями копили свою ненависть, особо не поспоришь, так что я решил попробовать показать ему оборотную сторону его плана. Но мне следует тщательно взвешивать свои слова.
        — Я не большой знаток таких вещей,  — начал я,  — но если вы взорвете столько Така, то от Бедуванов почти ничего не останется, так что и завоевывать будет некого. Правда, от Милаго тоже может ничего не остаться. Там, откуда я приехал, много такого оружия. Но мы больше всего на свете боимся, что его когда-нибудь применят. Вы не понимаете, что делаете, Реллин. Сейчас ваша жизнь ужасна, но после взрыва она может стать несравнимо хуже. Должен быть способ получше.
        — Нет!  — в бешенстве крикнул Реллин.
        Все-таки я выбрал не самые убедительные слова.
        — Ты не понимаешь,  — кричал Реллин.  — Ты никогда в жизни не знал страха, боли, голода. Это единственный способ, другого нет. Только так Милаго разгромят Бедуванов. Так ты поможешь нам?
        Наступил решающий момент.
        — Я помогу вам,  — сказал я как можно тверже.  — Мы все поможем вам. Но только если вы откажетесь от Така.
        Реллин застыл.
        — Тогда отправляйся к своим друзьям. Мы не причиним вам вреда. Когда битва закончится, мы вас отпустим.
        Я судорожно пытался что-нибудь придумать, чтобы переубедить его, но, кажется, все напрасно. Дело в том, что я и правда не знал, как еще Милаго могли бы победить Бедуванов. Я не мог предложить им другого способа. У меня был единственный шанс переубедить Реллина, но я его упустил. И тут мне в голову пришла мысль.
        — Как вы собираетесь взорвать бомбу?  — спросил я.  — Тот, кто нажмет кнопку, взлетит на воздух вместе с Бедуванами.
        Реллин гордо распрямился.
        — Это честь  — умереть во имя свободы Милаго.
        Ну ничего себе! Реллин собирался стать камикадзе. И дело тут не в личной славе или жажде власти. Этот благородный человек больше заботится о будущем своего народа, чем о своей собственной жизни. Мне больше нечего было сказать ему, и я покинул хижину, испытывая к нему жалость, безмерное уважение и… страх. Если кто-то готов расстаться с жизнью ради своей цели, то такому слабаку, как я, его не отговорить. Бомбу взорвут завтра, и я уже ничем не могу этому помешать.
        Шахтер отвел меня назад в хижину-госпиталь, и я быстро поведал остальным о нашем разговоре.
        — Так значит это правда,  — задумчиво сказала Лура.  — Милаго станут могущественным воинственным племенем и разрушат весь Дендурон.
        — Если только раньше не взорвутся сами вместе с этой чудовищной бомбой,  — добавил я.
        Оставался еще один важный вопрос: где, собственно, Милаго собираются взорвать бомбу? Не могут же они сделать это здесь, ведь тогда от их собственной деревни ничего не останется. Может, они и необразованные, но до этого, полагаю, они додумались. Нет, они должны взорвать ее поблизости от Бедуванского дворца. Но как это сделать? Не положат же они ее на крыльцо, позвонят в дверь и убегут. Как только они приблизятся на сто метров к дворцу, рыцари их тут же остановят. У них должен быть какой-то план. Но какой?
        Ответ оказался настолько простым, что я мог бы и сам догадаться.
        На следующее утро нас всех разбудил один звук  — гулкие монотонные удары. Поначалу я никак не мог проснуться, и звук проник в мой сон. Мне снилось, что я очутился в центре сражения. Вокруг меня гремят взрывы. Куда бы я ни повернулся, я натыкался на вспышку, словно попал на минное поле. Просыпаясь, я понял, что нахожусь вовсе не на минном поле, а в госпитале в деревне Милаго. Но гулкие удары не прекратились. Что же это? Несколько секунд я прислушивался, стараясь вспомнить, где я уже слышал подобные звуки. И тут до меня дошло: я совершенно точно знал, где я их слышал раньше, и от этого у меня сразу сон как рукой сняло. Я вскочил. Остальные уже давно проснулись и теперь смотрели в маленькое окошко. Я даже не стал спрашивать, что там происходит. Я и так это знал.
        Этот звук был барабанным боем, созывавшим Милаго на Церемонию Передачи. Я представил себе одинокого барабанщика, стоявшего на деревянном помосте в центре деревни, который медленно и методично бил в барабан. Воспоминание было не из приятных, потому что в тот раз церемония закончилась ужасной смертью одного из шахтеров. Я искренне надеялся, что на это раз Передача закончится не так.
        Я подошел к дяде Прессу, стоявшему у одного из окон. Лура и Алдер выглядывали из другого. Наша хижина находилась совсем недалеко от центральной поляны, так что мы сможем все увидеть.
        Сцена на поляне была до боли знакома. Жители деревни нехотя собирались у помоста; весы-качели уже были на месте, готовые взвесить очередную жертву; одинокий барабанщик стоял на помосте, продолжая созывать народ; а рядом с помостом сгрудились рыцари, держа копья наготове. Вдруг барабанный бой резко стих, и над деревней повисла зловещая тишина. Затем, в соответствии со сценарием, раздался топот копыт. Это скакал Маллос. Толпа расступилась, он подъехал к помосту и спешился на полном скаку.
        Как можно нести в себе столько зла? Что заставляет его сеять ужас и хаос, где бы он ни появлялся? Может, ему нравится это делать? Существует ли зло ради самого зла? На эти вопросы должны найтись ответы, но с ними придется подождать, поскольку занавес поднялся и вот-вот должно начаться действо.
        — Где самоцветы?  — взревел Маллос.  — Почему меня вызвали, не приготовив их к Передаче?
        Он оглядел толпу, ожидая ответа на свой вопрос, но все молчали. Никто не осмеливался даже взглянуть ему в глаза. Я боялся, что он сейчас натравит рыцарей на толпу, но этого не произошло. Вперед выступил Реллин. Главный шахтер казался спокойным и собранным.
        — Маллос,  — начал он.  — Я очень надеюсь, что вы будете рады услышать новость, которую мы приготовили для вас.
        Маллос подозрительно взглянул на Реллина, потом подошел вплотную к нему и прошипел:
        — Где они, Реллин? Я знаю, что они тут. Если вы прячете их от меня, то вы даже представить не можете, какая кара обрушится на вас.
        Маллос имел в виду нас. Он был вне себя из-за того, что мы сбежали, и теперь обвинял Милаго в том, что они укрывают нас. Мы все вчетвером переглянулись, но никто из нас не собирался выдавать нашего присутствия. Реллин был спокоен, и угрозы Маллоса на него ничуть не подействовали.
        — Об этом я и хотел поговорить с вами,  — сказал он.  — Нам очень жаль, что чужаки натворили столько бед. Мы думали, что они наши друзья, но это оказалось не так. А то, что они огорчили королеву Каган, делает их нашими врагами.
        Он это серьезно? Он что, собирается сдать нас Маллосу и рыцарям? И это после того, как он обещал отпустить нас? Я не считал его лгуном, но все это звучало очень странно. Ручаюсь, Маллос тоже не знал, к чему клонит Реллин. Он опять подозрительно взглянул на шахтера и процедил сквозь зубы:
        — Где они?
        — Я не знаю,  — ответил Реллин.  — Но как только мы отыщем их, тут же приведем к вам.
        Ну ладно, может, он и лгун, но мне он, по крайней мере, не солгал, и выдавать нас не собирался. Тогда что он затеял?
        — Тем временем,  — продолжил Реллин,  — в качестве извинения за те неприятности, которые мы причинили вам, королеве Каган и всем Бедуванам, мы хотим преподнести подарок.  — Он подал знак, и толпа расступилась. Вперед вышли три шахтера, но тащили они не обычную корзину с самоцветами, а целую вагонетку, доверху набитую красивейшими драгоценными камнями.
        — Вчера мы наткнулись на новую богатую жилу,  — гордо заявил Реллин.  — Это наша приятная новость. В этой жиле столько самоцветов, сколько мы бы за всю жизнь не добыли. За один день и ночь мы наполнили целую вагонетку, и я думаю, что можно добыть еще сотни полных вагонеток.
        На Маллоса, кажется, это произвело большое впечатление. Да оно и понятно  — столько прекрасных самоцветов.
        — Это наш подарок вам,  — сказал Реллин.  — Взамен я прошу только одного.
        — И чего же?  — пролаял Маллос.
        — Я хочу иметь возможность самому преподнести наш дар королеве Каган,  — сказал Реллин.  — Я понимаю, что простого шахтера Милаго никогда не пустят во дворец, но, может быть, мне дозволят привезти вагонетку с самоцветами на стадион Бедуванов? Мне хотелось бы подарить их королеве Каган вместе с заверениями, что для нее мы добудем гораздо больше самоцветов.
        Блестяще! Реллин играл с Маллосом, и рыбка была готова заглотить наживку. Мы-то, конечно, знали правду: тележка, на самом деле, была не вся набита самоцветами. Ручаюсь, что если сунуть руку поглубже, то под самоцветами обнаружится изрядный запас Така. Да, Реллину удалось найти способ, как доставить чудовищную бомбу в самое сердце дворца Бедуванов. Все это напомнило мне историю о Троянском коне, когда греки, воевавшие с Троей, подарили троянцам огромного деревянного коня. Вот только набит этот конь был греческими солдатами. Как только коня вкатили в город, солдаты выскочили из него и перебили изумленных троянцев.
        В этом Троянском коне, правда, солдат не было. Он был наполнен смертоносным взрывчатым веществом, который камня на камне не оставит от Бедуванского дворца и от деревни Милаго в придачу. План был безумный, но блестящий. Вот только купится ли на это Маллос?
        Маллос посмотрел на вагонетку с самоцветами. Подойдя поближе, он стал перебирать их, потом сунул руку внутрь. Я почувствовал, как напрягся Реллин. Маллос взял пригоршню голубоватых камней, посмотрел на Реллина и сказал:
        — Почему же давать обещание одной только королеве Каган? Я думаю, все Бедуваны должны собраться на стадионе и услышать вашу клятву.
        Реллин изо всех сил старался сдержать улыбку.
        — Да, вы очень мудрый человек,  — только и сказал он.
        Невероятно. Маллос не только собирался позволить Реллину притащить бомбу во дворец, он еще хотел собрать всех Бедуванов на стадионе.
        Маллос вскочил на лошадь и крикнул:
        — Несите самоцветы прямо сейчас. Я подготовлю стадион!  — С этими словами он пришпорил коня и поскакал ко дворцу.
        Реллин посмотрел на шахтеров, которые доставили сюда тележку с бомбой. Ничем не выказав своего удовлетворения, он подошел к вагонетке. Все молчали  — они и так знали, что должны сделать. Подняв тележку, они начали свой длинный путь ко дворцу.
        Дядя Пресс отошел от окна и сказал:
        — Маллос знает.
        — Не может быть!  — воскликнул я.  — Зачем ему позволять им доставлять бомбу во дворец?
        — Потому что он хочет, чтобы они ее взорвали,  — ответил он.  — Ему все равно, кто победит, а кто погибнет. Ему надо, чтобы Милаго воспользовались Таком. Если бомба взорвется, можно считать, что он победил.
        Может, дядя Пресс и прав. Если Маллосу нужно, чтобы началась война и весь Дендурон погряз в хаосе, то лучшего способа, чем позволить Милаго устроить большой взрыв прямо в центре дворца Бедуванов, не найти. Маллосу это как раз очень на руку. Мы все понимали, к чему это приведет, но уже ничего не могли сделать, чтобы предотвратить катастрофу, потому что были заперты в этой дурацкой хижине.
        Но совсем недолго. Ни слова не говоря нам, Лура подбежала к окну и одним ловким движением, как акробатка, подтянулась и вылезла наружу. Через секунду она уже была на крыше. Все это произошло так быстро, что никто из нас не успел среагировать. Мы просто смотрели друг на друга, гадая, что она собирается делать. Она тихонько пробралась по крыше и вскоре оказалась прямо над дверью. Потом снаружи послышалась короткая возня и пара приглушенных всхлипов. В открытую дверь просунулась голова Луры.
        — Можем идти,  — сказала она как бы между прочим.
        Мы так до конца не поняли, что же произошло, но не сговариваясь побежали к двери. Снаружи все три охранника лежали без сознания. Лура заботливо привалила их к стеночке. Она разметала их так, что они даже не успели сообразить, кто напал на них, и освободила нас за двадцать секунд.
        Все это просто замечательно, но хвалить ее времени не было. Надо было выбираться из деревни Милаго, пока нас снова не поймали. Правда, это оказалось совсем несложно. План Реллина был приведен в действие, а это значило, что все остальные шахтеры готовились к атаке. Услышав взрыв, они должны будут напасть на дворец. Так что у шахтеров были заботы поважнее, чем стеречь нас. Поэтому мы без труда выскользнули из деревни и скрылись в лесу.
        Мы бежали до тех пор, пока не оказались на безопасном расстоянии. Дядя Пресс поднял руку, и мы все остановились, чтобы перевести дыхание. Дядя Пресс взглянул на Луру и выразил наше общее мнение.
        — Ты неподражаема!  — сказал он со смешком.  — Почему ты не сказала, что собираешься сделать? Мы бы помогли.
        Лура ответила в своей обычной манере:
        — А мне и не нужна была ваша помощь. Лучшее оружие в битве  — это неожиданность. Охранники следили за Маллосом и Реллином, о нас они совсем не думали в тот момент. Если бы мы промедлили, они бы снова сосредоточились на том, чтобы стеречь нас. Я не хотела давать им такой возможности.
        — Я горжусь тобой, Лура,  — сказал дядя Пресс.  — Твоя мама тоже бы очень гордилась.
        — Она хорошо обучила меня,  — ответила Лура.
        Вот моя мама ничему такому меня не учила. Она много времени убила на то, чтобы вдолбить мне хорошие манеры за столом, но до уроков, как разоружить и вырубить трех парней вдвое крупнее меня, мы так и не добрались. В этой области в моем образовании есть существенные пробелы.
        — А что же бомба?  — сказал Алдер.  — Нужно же что-то делать!
        Дядя Пресс повернулся к нам и сказал:
        — Да, но первым делом надо добраться до дворца.
        Не уверен, что визит во дворец входил в список моих важнейших дел на сегодня. Дворец был главной мишенью, и если нам не удастся остановить Реллина в осуществлении его плана, то мы найдем там мгновенную смерть. Но говорить этого вслух я не собирался. Если есть хоть малейший шанс остановить Реллина, мы должны его использовать.
        — Алдер, я хочу, чтобы ты вернулся в деревню,  — сказал дядя Пресс.
        — Нет!  — воскликнул тот.  — Я хочу быть с вами.
        — Послушай,  — сказал дядя Пресс твердо.  — Я не знаю, сможем ли мы предотвратить взрыв, поэтому отправляйся в деревню, поговори хоть с кем-то, кто послушает тебя. Убеди их, что бомба гораздо опаснее, чем им кажется. Постарайся уговорить их спуститься в шахты. Может, под землей они будут в безопасности.
        — Но я…
        — Никаких «но», Алдер,  — остановил его дядя Пресс.  — Я знаю, что ты хочешь быть с нами, но если нам ничего не удастся, ты все же сможешь спасти хоть кого-то.
        Дядя Пресс прав. Если Алдеру удастся спасти хоть одного человека, можно считать его миссию выполненной. Он должен вернуться назад.
        Алдер кивнул дяде Прессу, что означало, что он тоже понял всю важность возложенной на него задачи. На долгие прощания времени не было. Я знал Алдера совсем недолго, но уже успел привязаться к нему. Он, конечно, увалень, но я ни на секунду не сомневался, что он рискнет жизнью за любого из нас. И я хочу сказать, что сделал бы то же самое для него.
        — Удачи, Странники,  — сказал он нам и улыбнулся.
        — И тебе, Алдер,  — ответил дядя Пресс.  — Поспеши.
        Алдер развернулся и побежал обратно к деревне Милаго. Теперь нас осталось только трое: воин, босс и ребенок, который был так напуган, что хотел в туалет. Угадайте, который из них я?
        — Пошли,  — скомандовал дядя Пресс, и мы углубились в лес.
        Дальше того, чтобы добраться до дворца, наши планы не простирались. Придется вырабатывать стратегию прямо на месте, если, конечно, мы до этого самого места доберемся. Поскольку пробирались мы кустами, обходя тропинки, у нас ушло на это довольно много времени. Я чувствовал, как Лура становилась все нетерпеливее, но уж лучше чуть задержаться, чем рисковать и снова попасться. Мы сделали большой круг и вышли к морю. Потом проползли вдоль обрыва, пока перед нами не возникла скала, в которую встроен Бедуванский дворец. Самого дворца не было видно, но мы знали, где он, потому что как раз сейчас туда направлялась большая группа рыцарей. Позади них четверо шахтеров тащили телегу, полную самоцветов и Така. Они уже почти дошли и через пару минут могли оказаться на стадионе.
        Дядя Пресс пополз дальше по склону, стараясь подобраться поближе к стадиону. Это был умный ход, потому что никто из охранявших стадион рыцарей не ожидал, что кто-нибудь появится со стороны моря. Вместо этого они все очень бдительно наблюдали за лесом. Мы тихонько проскользнули у них за спинами, проползли последние метры по-пластунски и оказались у самой кромки стадиона. Это нам удалось, но что делать дальше?
        Взглянув вниз, мы увидели, что строй рыцарей уже спускался по крутым ступенькам к травяному полю. Позади них Реллин с товарищами тащили тяжеленную тележку. Оглядевшись по сторонам, я отметил, что две трибуны стадиона постепенно стали заполняться людьми  — Бедуваны и Нованы занимали свои привычные места в ожидании представления. Это была ужасная ситуация, ведь никто из этих людей и понятия не имел, что гвоздем нынешней программы должна стать их собственная смерть. Я посмотрел на ту трибуну, где в прошлый раз стояли Милаго, но она была пуста. Ну что ж, ничего удивительного, ведь они знали, что готовится, и не желали принимать участия в этом смертельном шоу. Потом я взглянул на Луру и дядю Пресса. Никто из нас не сказал ни слова, что могло означать только одно: мы не знали, что делать дальше. Мне пришло в голову, что можно было бы ринуться вниз по лестнице, крича, чтобы все разбегались и спасали свои жизни. Но Реллину достаточно всего лишь нажать на кнопочку самодельной бомбы, и все будет кончено. Нет, это не сработает. Но если мы намерены хоть что-то предпринять, надо делать это скорее, потому что
Реллин с товарищами уже спустились на поле и устанавливали свою смертоносную тележку прямо в середине.
        — Если бы у меня была стрела, я могла бы убить Реллина прямо отсюда,  — сказала Лура.
        — Тогда кнопку нажмет кто-нибудь другой,  — ответил дядя Пресс.
        Тут я услышал три удара колокола, возвещавшего о прибытии королевы Каган. И точно, когда я взглянул на королевскую ложу, туда вошли несколько рыцарей, а за ними вплыла пышная королева. И, конечно, она опять что-то жевала, кажется, жареную говядину. Ну просто красавица.
        — Здесь нет Маллоса,  — заметил дядя Пресс.  — Думаю, он сейчас скачет верхом, чтобы оказаться как можно дальше отсюда.
        И правда, Маллоса нигде не было видно. Это еще раз доказывало, что все идет по его плану.
        И тут меня осенило.
        — Я… у меня есть идея,  — брякнул я, не подумав, продолжая прокручивать идею в голове и прикидывать, каковы шансы, что она сработает.
        Дядя Пресс и Лура уставились на меня, но я молчал. Мне еще нужно было кое о чем подумать.
        — Не трать время, Бобби,  — поторопил меня дядя Пресс.  — У нас его очень мало.
        — Ну, ладно,  — сказал я, немного волнуясь.  — Есть один способ, но если ничего не выйдет, то мы все покойники.
        — Мы покойники в любом случае,  — заметила Лура.
        Ценное замечание. Я взглянул вниз на стадион и понял, что добровольно подписываюсь под безумной затеей. Если я это сделаю, то могу погибнуть, если не сделаю, то мы все точно погибнем.
        — Думаю, я знаю, как остановить этот спектакль,  — сказал я, постаравшись вложить в слова всю свою уверенность, которой, надо признать, было не так уж много. Не успел я продолжить, как раздались еще два удара колокола, и толпа затихла. Реллин и его шахтеры стояли рядом со своим коварным даром. Королева Каган наклонилась, чтобы получше разглядеть его.
        — Говорите, что вы принесли мне,  — крикнула она жадно.
        Если что-то и делать, то сейчас самое время.

        Журнал № 4
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        — Приветствую тебя, королева Каган!  — прокричал Реллин с центра поля.
        Наверное, первый раз шахтер Милаго обращался напрямую к монарху Бедуванов. И, скорее всего, в последний. Все внимание собравшихся было приковано к Реллину. Я надеялся, что он собирается говорить долго, потому что в противном случае я не успею осуществить свой план. А вот если он решил воспользоваться случаем и высказать все, что у него на уме и сделать своего рода великое политическое заявление для истории, то у нас, возможно, есть шанс.
        В моем плане каждому из нас отводилась своя задача. К сожалению, моя часть была, пожалуй, самой опасной. Не то чтобы я сам стремился взять на себя самое опасное, просто это единственное, что я мог сделать. Повезло мне.
        Я быстро рассказал дяде Прессу и Луре, в чем состоял мой план. Они даже не стали обсуждать его. Времени на споры не было, а поскольку других идей ни у кого не возникло, то мой план получил «добро». Согласно ему, мы трое должны были разделиться. Не тратя времени на пустые прощания, Лура рванула вперед. Как обычно. Дядя Пресс задержался, посмотрев на меня долгим взглядом. Я чувствовал, что надо сказать что-то важное, но ничего кроме «Жаль, что ты не отпустил меня на тот баскетбольный матч», в голову не приходило. Наверное, не самые подходящие для этого момента слова.
        Дядя Пресс улыбнулся и сказал:
        — Нет, тебе не жаль.  — С этими словами он тоже побежал прочь.
        Я помешкал еще пару секунд, потому что… потому что мне было страшно. А еще мне нужно было подумать о том, что мне сказал дядя Пресс. Конечно, если бы я пошел на тот матч, мне бы не пришлось сейчас лежать здесь перед лицом неминуемой гибели, но я сейчас думал не об этом. Мне трудно объяснить, потому что я и сам не до конца понимаю, но какой бы ужасной ни была нынешняя ситуация, мне казалось, что все правильно, что все так и должно быть. Поверьте, я вовсе не находил это забавным. Далеко нет. Но в те секунды, оглядываясь назад, я вдруг понял, что это то самое место, где мне сейчас следовало быть. Какой там девиз у Странников? «Так все и должно было быть». Дурацкий девиз, конечно, но именно так я сейчас и чувствовал. Я вовсе не собираюсь преувеличивать значение ситуации, но мне сразу подумалось, что самым верным словом тут будет «судьба». Может, это и есть моя судьба. Остается только надеяться, что мне еще когда-нибудь удастся поиграть в баскетбол. Но этого точно не произойдет, если я не начну наконец действовать. Поэтому я вскочил и побежал исполнять свою часть плана.
        Я бежал по верхней кромке трибун стадиона, не опасаясь, что меня поймают, потому что взоры всех присутствовавших были устремлены на поле, где стоял Реллин. Должно быть, Бедуваны были изумлены тем, что простому шахтеру Милаго дозволили обратиться к королеве. Этот спектакль никогда бы не состоялся, если бы Маллос не срежиссировал его. Думаю, теперь я понимаю, что имел в виду дядя Пресс, когда говорил, что Маллос никогда не делает грязную работу сам. Он так воздействует на людей, что они делают все за него. Что ж, сейчас как раз Реллин и собирался оказать Маллосу такую милую услугу.
        — Народ Дендурона,  — продолжал тем временем Реллин.  — Сегодня я предстал перед вами с даром настолько ценным, что вы даже не можете себе и представить.
        Похоже, Реллин действительно собирался произнести речь. Это хорошо. Надеюсь, он будет говорить достаточно пространно, потому что я понятия не имел, сколько времени понадобится на реализацию моего плана.
        — Мой дар гораздо ценнее, чем самоцветы, которые вы видите перед собой,  — громко возвестил Реллин.  — Ценнее, чем все самоцветы вместе взятые, которые мы когда-либо добыли из недр. Это дар чудесного будущего, и он предназначен для всех добрых людей Дендурона.
        Этот парень прямо артист, да и только. Впрочем, почему бы и нет? Кажется, он не собирается тут задерживаться, так что разгромные рецензии ему не грозят. А сейчас его звездный час. Продолжай, Реллин, продолжай, говори от души и подольше.
        Пока я бежал, я отметил, что Лура и дядя Пресс уже выполнили первую часть плана. Каждый из них напал на Бедуванского часового сзади, оглушил и забрал амуницию. Она нужна им, чтобы они могли спуститься вниз на поле стадиона без помех. Именно поэтому я поручил им эту часть. Я-то сам ни за что не смог бы одолеть рыцаря и забрать его одежду. И даже если бы каким-то чудом мне это удалось, я все равно слишком мал. В рыцарской броне я буду выглядеть, как малыш в папиной пижаме.
        Нет, у меня была своя задача, и я отлично знал, куда мне надо идти. Я был там только вчера. Тогда я поклялся никогда больше не появляться в этом месте, и вот, пожалуйста, я снова тут. Я добрался туда за несколько минут, потому что быстро бегаю, так что триста метров я одолел легко. Пока я бежал, меня на мгновение охватило сомнение. Я подумал, что если бежать быстро, то, может быть, я успею отбежать достаточно далеко, и меня не заденет взрывом бомбы. Но эта мысль тут же и исчезла  — я не собирался проваливать наш план.
        В тот момент я боялся не столько бомбы, сколько того, что мне предстояло. Я добрался до той ужасной дыры, которая вела вниз в загон для квигов.
        Да, для осуществления моего плана мне придется спуститься вниз и пробираться к стадиону через минное поле в виде голодных квигов. И у меня, к тому же, не было моего верного свистка, чтобы защититься от них. А это может оказаться фатальным. Я стоял на краю провала, собираясь с духом, чтобы спуститься туда. Веревочная лестница так и лежала грудой внизу, куда она упала вчера, а вот веревка, по которой взобралась Лура, была на месте. Это был мой билет вниз. Пора бы мне уже перестать трусить и спускаться, потому как Реллин мог нажать эту чертову кнопку в любую минуту. Я уселся на край, взялся за веревку и скользнул вниз, прямо в жерло ада.
        Как только мои ноги коснулись земли, мне в нос ударил ужасный запах. Оказалось, что я приземлился прямо в какую-то вонючую вязкую лужу. Когда до меня дошло, что это такое, меня чуть не вывернуло наизнанку. Это же кровь, что натекла из квига, которого заколол дядя Пресс. Я подавил рвотный спазм и внимательно огляделся по сторонам. Раненого квига нигде не было. Может, он умер? Тем лучше, тогда его сожрали другие квиги. Поверить не могу, что я был способен так рассуждать в тот момент.
        Дальше мне надо было как можно скорее добраться до двери, что вела на стадион. Я не мог потихоньку пробираться через загон. Нет, мне нужно было мчаться во весь дух, и я так и сделал, сообразив, в каком направлении мы двигались вчера. Пробежка по загону квигов  — это что-то ужасное. Петляя по лабиринту, я каждую секунду ожидал, что за следующим поворотом меня встретит голодный зверь с разинутой пастью, готовый с радостью пообедать. Адреналин так бурлил в моих жилах, что я все равно не смог бы идти тихо и осторожно, даже если бы у меня было на это время. По идее, я должен был бы уже выдохнуться, но у меня было еще много сил. Это все от страха: если меня не достанут квиги, то разорвет на куски бомба. И что из этого больнее, не знаю. Думаю, что с бомбой все бы произошло намного быстрее. Но я постарался отогнать эти мрачные мысли, поскольку задача стояла остаться в живых, а не выбирать наименее болезненный вид смерти.
        Еще несколько поворотов, и я увидел дверь, ведущую на стадион. Все-таки у меня получилось. Я, честное слово, не предполагал, что мне удастся дойти до этого пункта плана. Я слышал, как Реллин все еще говорил свою речь. Это хорошо, но мне бы хотелось услышать еще кое-какой звук. В задачу Луры входило пробраться к двери снаружи и отпереть ее. Задача не из легких, потому что как только она возьмется за запоры, кто-нибудь обязательно это заметит и постарается помешать ей. Здесь все решало время. Если она откроет двери слишком рано, мой план провалится, если слишком поздно  — тоже провалится. Оставался совсем небольшой зазор подходящего времени, а оно-то как раз и приближалось.
        Я снова прислушался и, наконец, услышал два коротких стука в дверь. Это был условный сигнал. Лура добралась и ждала теперь за дверью. Отлично! Теперь она должна дождаться моего сигнала и открыть дверь. Конечно, она не могла наверняка знать, стою ли я с этой стороны. Она-то, скорее всего, считала, что мною сейчас закусывает какой-нибудь квиг, которому совершенно неожиданно прямо в лапы свалилось угощенье. Но это не имело значения. Я знал, что она будет ждать до тех пор, пока я не подам знак, или пока не рванет бомба. Не знаю, что произойдет раньше.
        Теперь мне предстояла самая сложная часть. Все, что я проделал до сих пор, это пустяки по сравнению с тем, что мне нужно сделать дальше. Я огляделся в поисках чего-нибудь подходящего и обнаружил железный щит, который Бедуванский рыцарь бросил тут вчера, прежде чем стать закуской для квига. Но мне нужно было еще кое-что. Я надеялся найти тут же поблизости брошенные копья, но они куда-то исчезли. Время истекало, так что мне нужно было все делать в темпе. Я еще раз огляделся, и мне на глаза попалась подходящая штука. Меня чуть не вывернуло наизнанку при мысли, что придется взять это в руки, но я не мог позволить себе из-за бунтующего желудка провалить все дело. Это была кость человека. Как ни ужасно, но это как раз то, что мне было нужно. Подавив отвращение, я поднял ее с пола, отошел на несколько шагов в глубь пещеры и подал квигам сигнал к обеду.
        Да, совершенно верно: я служил наживкой. Я колотил костью по железному щиту в надежде разбудить какого-нибудь дремлющего монстра, который пару минут назад прозевал меня, пока я мчался через загон.
        — Ну же!  — кричал я.  — Идите сюда! Тут вкусное мясо!
        Это было чистым безумием. Только подумайте: я выставил себя на съеденье зверю, который на моих глазах уже сожрал троих людей. У меня тряслись руки от страха. Кому в голову пришла такая блестящая идея? Ах, да, мне.
        Я ударил по щиту еще несколько раз, и эхо разнесло этот противный звук по всей пещере. Тут меня посетила еще одна неприятная мысль: а что если этот тарарам услышат на стадионе? При первом же признаке опасности Реллин нажмет на кнопку, и конец игре.
        — Эй, вы там!  — крикнул я.  — Трусы несчастные! Я тот самый парень, который прикончил вашего сородича в горах! Попробуйте-ка взять меня!
        Все случилось совершенно неожиданно. Вчера, когда квига натравили на дядю Пресса, зверь сначала медленно подходил, кружил, припадая к земле, пока не оказался на расстоянии прыжка. Сейчас все было совсем по-другому. Из глубины лабиринта до меня донесся грозный рык квига, который уже разогнался для атаки. То ли этот противный звон, то ли мои крики, то ли зверский голод разъярили квига  — этого мы уже не узнаем. Но как бы то ни было, у меня получилось то, что я задумал,  — квиг несся ко мне на огромной скорости. Я слышал, как по каменному полу стучат его лапы, как он все ближе ко мне и готов разорвать меня на куски.
        Вот теперь настало то самое время, о котором я говорил. Луре нужно как можно скорее открыть дверь, или мне конец. Я бросил щит, подбежал к двери и подал Луре знак, о котором мы договорились заранее.
        — Открывай эту чертову дверь!  — заорал я изо всех сил.
        Ну, как вам такой тайный знак? Лура меня услышала. Прижавшись ухом к двери, я услышал, как она возится с тяжелой щеколдой. Рыцарям приходилось открывать ее вдвоем. Я мог только надеяться, что Луре хватит сил. Дядя Пресс мог бы ей помочь, но у него была своя задача, и он, скорее всего, сейчас далеко от этой двери. Так что Луре придется управляться самой.
        — Скорее!  — крикнул я.
        Сейчас меня уже не волновало, прозвучит ли это достаточно хладнокровно и уверенно. Нужно было дать ей понять, насколько я близок к тому, чтобы стать закуской. Сзади раздался рык. Я обернулся и увидел квига. Его желтые глаза горели огнем, он мчался на меня, набирая скорость. Я уже видел, как у него с клыков стекает слюна. Видимо, он очень голоден, а я представляю собой лакомый кусочек. Я уперся спиной в дверь в надежде, что она откроется. Не тут-то было. Я слышал, как Лура бьется с замком. Если она провозится чуть дольше, кто-нибудь обязательно заметит ее и помешает. Или Реллин нажмет на кнопку. Так или иначе, для меня все кончится через несколько секунд.
        Квиг уже припал к земле, готовясь к прыжку.
        — Если ты сейчас не откроешь дверь,  — крикнул я,  — то…
        С жутким скрипом дверь отворилась, и я упал назад. Ровно в этот самый момент квиг прыгнул, но поскольку я упал, он пронесся мимо меня в открытую дверь и выскочил на стадион. Клянусь, я даже ощутил ветерок, когда его лапы пронеслись в нескольких сантиметрах надо мной, чуть не разорвав меня на части. Я быстро вскочил на ноги и тоже помчался на стадион посмотреть, что будет дальше. Следующие несколько мгновений должны стать решающими. Теперь все зависит от того, что сделает квиг… и дядя Пресс.
        На стадионе царил хаос. Квиг вырвался на простор. Несколько Бедуванских рыцарей мчались на поле, чтобы поймать его или убить. Я видел, что на Луру напали двое рыцарей, но теперь она перестала их интересовать. Оставив ее, они тоже бросились к квигу. Я помог ей подняться, и мы укрылись за дверью. Квиг перешел от атаки к обороне и, приняв стойку, защищался от нападавших рыцарей. Трудно сказать, кто из них был опаснее. В ответ на каждое брошенное в него копье квиг раздирал двух рыцарей. Сейчас он был ослеплен яростью, болью и кровью. Но самое главное заключалось в том, что сражение с квигом дало именно тот результат, на который я рассчитывал,  — отвлекло всеобщее внимание от событий в центре поля.
        Я посмотрел, что делает Реллин. Должно быть, он был ошарашен внезапным появлением квига, и некоторое время стоял и глазел на происходящее вместе с остальными. Но это длилось недолго. Выйдя из оцепенения, он направился к тележке с Таком. Вот он, решающий момент. Реллин собирался нажать кнопку.
        Краем глаза я заметил, как что-то черное промелькнуло в сторону Реллина. Это было копье. Оно попало ему прямо в руку, пригвоздив ее к борту тележки. Реллин закричал, но неизвестно, от боли или от разочарования, что не может теперь дотянуться до бомбы. Потом я увидел, как к вагонетке бежит Бедуванский рыцарь. Но я знал, что это вовсе не рыцарь, а дядя Пресс. Он должен был добраться до детонатора. Реллин не мог шевельнуться, зато это могли сделать его товарищи. Они поняли, что затеял дядя Пресс, и напали на него. Но не этим простым работягам было тягаться с моим дядюшкой. Превратившись в сплошной вихрь рук и ног, он разметал их по полю. Да, он не даст им дотянуться до детонатора!
        Зрелище было замечательное. Бедуванские рыцари почти управились с квигом, а дядя Пресс держал под контролем шахтеров и Реллина. Поверить не могу: мой план сработал! Только я успел подумать, что худшее миновало, как все опять пошло вкривь и вкось. Я совсем забыл, что в загоне оставался еще один квиг, а дверь туда все еще была открыта. Второй квиг вырвался на поле в такой же ярости, как и первый. Но рыцарей уже почти не осталось, а у тех, кто остался, не было ни сил, ни воли сражаться еще с одним квигом. Теперь это будет что-то страшное. Никто не остановит разбушевавшегося зверя… разве что дядя Пресс.
        Разобравшись с последним из шахтеров, он быстро вытащил из-под тележки самодельный взрыватель. Реллин пытался помешать ему, но он был буквально пришпилен к бортику вагонетки и не мог шевельнуться. Квиг припал на задние лапы и оглядел поле битвы. Он выискивал первую жертву и очень быстро сделал выбор. Ему понравился дядя Пресс.
        — Дядя Пресс!  — закричал я.
        Он взглянул на меня и увидел, что к нему на всех парах мчится разъяренный квиг. Ни секунды не раздумывая, он бросил маленький заряд Така в зверя. Не знаю, нажал ли он при этом кнопку или нет, но результат был впечатляющим и ужасным. Маленькая бомба попала в зверя и взорвалась на лету. Квига разорвало на части, и окровавленные куски его тела разлетелись по всему полю. Это было отвратительно и прекрасно одновременно, ведь и квиг погиб, и детонатор для большой бомбы был уничтожен.
        На стадионе воцарилось странное спокойствие, словно никто не понял, что произошло, и не знал, что делать дальше. Многие Бедуванские рыцари были ранены или просто истощены сражением с квигом. Королева Каган взирала на всю эту кровавую бойню из своей королевской ложи. Наверное, она была действительно потрясена, потому что даже не ела в этот момент. Бедуванские зрители смотрели на поле в полном оцепенении. Они не могли понять, было ли все это спланировано, или произошла чудовищная ошибка. Отреагировали только Нованы  — они как всегда вежливо поаплодировали. Ну прямо обожаю этих ребят.
        Я взглянул на Луру и спросил:
        — Что ты так долго возилась с дверью?
        — На меня наседали два рыцаря сзади,  — ответила она.
        Так значит, она не только открыла тяжеленный запор, но еще и отбивалась от двух рыцарей! Дядя Пресс подошел к Реллину и вытащил копье из руки. Потом протянул ему тряпицу, чтобы он перевязал рану. Мы с Лурой подошли к ним. Никто не знал, что сказать. Я не мог понять, что испытывал сейчас Реллин  — злость, разочарование, боль или все вместе взятое?
        И в этот момент Реллин начал хохотать.
        Вот этого я ожидал меньше всего. Точно такой же безумный смех я слышал тогда в шахтах. Он смеялся так, словно знал что-то, что нам неведомо. У меня снова по спине побежали мурашки.
        Наконец Реллин промолвил:
        — Вы думаете, что все кончено, но это не так.
        — Нет, кончено,  — возразил дядя Пресс.  — Теперь тебе нечем взорвать весь этот Так.
        Реллин засмеялся еще громче. Интересно, о чем он думает?
        — Но это не весь Так, что мы извлекли из шахты,  — сказал он.  — Нам не удалось взорвать большую бомбу, но сигнал все равно был подан. И подал его ты, мой друг.
        Мы все трое недоуменно уставились друг на друга. О чем это он? И тут до меня дошло. Я вспомнил, что сказал мне Реллин накануне ночью. Он сказал, что как только шахтеры услышат взрыв, это будет для них сигналом к атаке. А взрыв-то как раз и был. Пусть он оказался не таким уж оглушительным, как все ждали, но все равно очень сильным. И доказательством тому были разбросанные по всему полю куски квига. Услышали ли этот взрыв шахтеры? Ответ на этот вопрос пришел в тот же миг  — с верхней кромки трибун раздался рев рога. Все обратили свои взоры туда и увидели одинокого Бедуванского рыцаря.
        — Милаго!  — кричал он что было мочи.  — Они атакуют!
        Бедуванские рыцари тут же засуетились. Даже раненые вскочили, схватились за копья и, поправив шлемы, стали подниматься по ступеням стадиона.
        — Смотрите!  — сказала Лура и показала на королевскую ложу.
        Мы увидели, как из глубины дворца хлынули сотни рыцарей, чтобы присоединиться к товарищам. Королева Каган взгромоздилась на свой трон и хлопала, как дитя. Для нее все это было игрой. Она не отдавала себе отчета в том, что эти люди отправлялись сейчас на совершенно настоящую битву. А может быть, ей просто было все равно.
        Теперь рыцарей было несколько сотен, и они выглядели внушительным боевым отрядом. Они шагали по ступеням стадиона, чтобы вместе со своими товарищами занять оборону. И тут произошло нечто странное: зрители-Бедуваны тоже стали подниматься по ступеням наверх. Они радостно смеялись и возбужденно переговаривались между собой. За ними потянулись и Нованы. Невероятно! Они собирались лично наблюдать за битвой. Они что, считают, что это зрелище устроено специально для их увеселения, как бои с квигами? Они вообще-то понимают, что происходит?
        Реллин сказал:
        — Пусть нам и не удалось сделать свое громкое заявление, но у нас еще остается битва. Мы вооружены Таком, и мы победим. Все ваши старания были напрасными. Битва вот-вот начнется.

        Журнал № 4
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Многое из того, о чем я собираюсь написать, мне рассказали уже после сражения. Но как уже говорил, я ничуть не сомневаюсь в том, что все так и было, поэтому со спокойной совестью добавляю это в мой рассказ. Постараюсь изложить события в том порядке, как они происходили.
        Алдер покинул нас и помчался предупреждать жителей деревни об опасном взрыве. Он бежал через деревню и кричал:
        — Все срочно в шахты! Вы должны укрыться в безопасном месте!
        Но никто не слушал его. Я полагаю, никто даже не знал, что такое Так, не говоря уж о том, что огромная бомба должна вот-вот смести Бедуванов с лица земли. Так что когда Алдер бегал и кричал, как сумасшедший, они просто захлопывали двери у него перед носом. Их трудно винить. Если бы я увидел, как какой-то безумный мальчишка носится и вопит, что небо вот-вот упадет, я бы тоже не обратил на это внимания. Алдер быстро сообразил, что разговаривать с жителями бесполезно. Но он еще надеялся разыскать тех, кто мог бы послушать его,  — шахтеров, готовившихся к бою. Уж они-то знали про Так и про безумный план Реллина. Поэтому он помчался к тренировочному полю, где Реллин со своими шахтерами поймал нас накануне.
        То, что он увидел там, поражало воображение. На поляне собрались сотни шахтеров. Мы никогда не думали, что в деревне живет столько народу, но это только потому, что большинство из них все время были в шахтах. Но только не сегодня. Все поднялись на поверхность и были готовы к восстанию. Как сказал Алдер, они опустошили свой секретный арсенал, и теперь каждый из них был вооружен либо копьем, либо луком со стрелами. Но что гораздо важнее  — некоторые шахтеры имели при себя более страшное оружие: к запястьям у них были привязаны кожаные мешочки с маленькими бомбочками из Така.
        Пробираясь сквозь толпу в поисках главного, Алдер всматривался в суровые лица этих людей. Он потом говорил мне, что их вид бросал его в дрожь. Несмотря на то что они были готовы начать битву, которая могла стоить им жизни, в их глазах не было страха. Думаю, если всю жизнь прожить в рабстве, то любой перестанет бояться смерти. Они жаждали крови  — Бедуванской крови. Может, они и не были первоклассными воинами, но то, чего им не хватало в боевой подготовке, компенсировалось огромной ненавистью к Бедуванам. И к тому же, они были совершенно уверены в себе. Как только Реллин взорвет бомбу, считали они, большинство Бедуванских рыцарей погибнут, а тех, кто останется, они легко уничтожат своим драгоценным Таком. Они думали, что битва будет короткой и упоительной.
        И в этом они очень сильно ошиблись.
        В конце концов Алдеру удалось отыскать командира. Этот шахтер стоял перед отрядом и отдавал приказы. Запыхавшись, Алдер подбежал к нему и выпалил:
        — Бомба… ТАковая бомба. Она гораздо опаснее, чем вы думаете! Если Реллину удастся взорвать ее, то погибнем мы все! Вы должны немедленно отвести всех вниз, в шахты…
        Вот тут-то все и произошло. В этот момент на стадионе дядя Пресс метнул бомбу в квига и сделал из него квигбургер. Когда взрыв прогремел по горам, все шахтеры посмотрели в сторону Бедуванского замка. И как только стихло последнее эхо, командир прокричал:
        — Смерть Бедуванам!
        С радостными криками шахтеры побежали в сторону замка. Алдеру пришлось быстро отскочить, чтобы его не затоптали шахтеры, которые возбужденной толпой неслись навстречу своей судьбе. Они и понятия не имели, что впереди их ждет Бедуванская армия во всей своей мощи.
        Стадион почти опустел. Даже королева Каган отправилась смотреть на представление. Четверо Нованов подняли ее вместе с троном и понесли поближе к месту предполагаемого сражения. Наверное, эти бледнолицые ребята намного сильнее, чем кажутся, ведь трон вместе с этой толстухой весил не меньше тонны. Трое шахтеров, которые вместе с Реллином принесли сюда бомбу, тоже исчезли. Они поспешили присоединиться к своим товарищам. На поле остались только я, Лура, дядя Пресс, Реллин и убитый квиг. На самом деле убитых квигов было двое, но второй больше походил на котлетный фарш.
        Реллин пытался подняться на ноги. Дядя Пресс подал ему руку. Все-таки они не были врагами. В какой-то степени они оба стремились к одному и тому же. Единственное разногласие касалось того, каким способом добиться этого.
        — Твои шахтеры не готовы сражаться с рыцарями,  — сказал ему дядя Пресс.  — Так поможет продержаться некоторое время, но рыцари все равно сокрушат вас.
        — Может быть,  — ответил Реллин.  — Но лучше погибнуть в борьбе, чем умереть рабом.
        Это были сильные слова. Я видел, насколько ужасна была жизнь Милаго. И если уж им суждено умереть, то они умрут достойно. Выбор ужасный, но, может быть, единственно верный. Чуть погодя Реллин спросил:
        — Можно мне присоединиться к моим людям?
        Дядя Пресс поднял копье, которым помешал Реллину дотянуться до бомбы. Он осмотрел его, потом передал шахтеру.
        — Удачи,  — сказал дядя Пресс.
        Реллин взял копье, кивнул в знак благодарности и побежал к своим обреченным товарищам. Мы смотрели, как он бежит по полю, а потом по ступенькам к тому месту, где вот-вот должна была начаться битва. Я сомневался, что увижу его живым. Дядя Пресс тем временем поднял еще одно копье.
        — Что ты собираешься делать?  — спросил я.
        — Я возвращаюсь в деревню Милаго,  — ответил он.  — Бедуваны понесут некоторые потери, а такого с ними еще не случалось. Боюсь, что это их разозлит, и они отыграются на жителях деревни.
        — Но как ты сможешь помешать этому?  — спросила Лура.
        — Никак,  — вздохнул дядя Пресс.  — Но я могу помочь Алдеру загнать их в шахты. Рыцари туда не сунутся, и у них будет возможность остудить свой пыл.
        — Мы с тобой!  — заявил я.
        — Нет,  — отрезал дядя Пресс, показал на вагонетку, полную Така, и сказал:  — Подумайте, что можно сделать с этой бомбой.
        — В каком смысле?  — удивилась Лура.
        Дядя Пресс уже мчался к деревне, но обернулся к нам и крикнул:
        — Не знаю. Что-нибудь. Избавьтесь от нее. Скиньте в море. Главное, чтобы она не попала в руки Бедуванам.
        Я смотрел ему вслед, пока он не перемахнул через бортик и не исчез из виду. Я взглянул на вагонетку, потом перевел взгляд на Луру.
        — Он с ума сошел,  — сказал я.  — Она слишком тяжелая, мы не сможем втащить ее вверх по ступенькам!
        Лура начала убирать самоцветы, закрывавшие Так сверху. Она отбрасывала их, словно это были простые булыжники.
        — Можно сделать груз чуть полегче,  — сказала она.
        — А если мы поскользнемся, и это рухнет со ступенек вниз?  — вскричал я.  — Тогда мы своими руками устроим тот самый взрыв.
        — Значит, мы должны быть очень осторожны и не ронять его,  — спокойно ответила мне Лура.
        Да уж, что верно то верно. Я подошел к вагонетке и попробовал сдвинуть ее. Тяжеленная! У нее было четыре колеса, чтобы катиться по рельсам, проложенным в шахтах, и ручки спереди и сзади, чтобы можно было ее толкать или тянуть. Какой бы сильной ни была Лура, вдвоем мы эту тяжесть по ступенькам не втащим. Я разгреб рукой самоцветы и взял пригоршню Така. Он был мягкий, как глина. Я подумал, что мы могли бы перетаскать его по частям, а не тащить сразу всю вагонетку. Так легко ломался в руке и для столь смертоносного вещества выглядел вполне невинно. Как я уже говорил, он был ржаво-коричневого цвета и очень мягкий. Я скатал маленький шарик, а потом посмотрел на свои руки  — на них остался легкий коричневатый налет.
        — Ты вообще собираешься мне помогать или нет?  — нетерпеливо спросила Лура, продолжая вываливать из вагонетки самоцветы.
        — У меня идея,  — заявил я и помчался к загону квигов.
        Лура смотрела на меня так, словно я спятил, но она совершенно напрасно волновалась. В мои планы вовсе не входило снова углубляться в квиговый лабиринт. Отнюдь. Машинально затолкав маленький шарик Така в карман, я закрыл дверь на случай, если в загоне остался еще один неприкаянный квиг. Это было вполне разумно, но я побежал туда не только за этим. Я искал кран, откуда Бедуванский рыцарь набирал в ведро воду, чтобы смыть с травы кровь растерзанного шахтера. Найдя кран, я открыл его и сунул руку под слабую струю. На моих пальцах все еще остался осадок Така, но когда я потер их, Так растворился! Именно на это я и рассчитывал. Хоть это вещество и было страшным оружием, оно тем не менее оставалось природным минералом, который растворялся в воде. Спасибо мистеру Джилю, учителю природоведения в восьмом классе. Он всегда думал, что я сплю на его уроках, но это было не так.
        — Что ты делаешь?  — крикнула Лура.
        Я схватил одно из деревянных ведер, стоящих возле крана, наполнил его и потащил к вагонетке.
        — Мы теряем время, Пендрагон!  — Лура начинала терять терпение.
        Не обращая на нее никакого внимания, я вылил воду прямо в вагонетку. У Луры от злости застыло лицо. Видимо, она думала, что я снова валяю дурака. Я отступил на шаг и стал ждать, что будет. И через пару секунд мое терпение было вознаграждено. Вода просочилась сквозь Так и теперь стекала в щели деревянных стенок вагонетки. Вода была ржавого цвета, что могло означать только одно  — Так растворился!
        — Нам вовсе не нужно тащить эту телегу наверх,  — заявил я.  — Мы можем смыть Так, как грязь.
        Лура подставила ладонь под струйку воды и увидела, что в ней действительно полно крупинок Така. Она на секунду задумалась, а потом сказала:
        — Нужно принести еще воды!
        Вскочив, она помчалась к крану, где было несколько ведер. Следующие десять минут мы носились от крана к тележке, заливая ее водой. Понемногу Так растворялся и вытекал сквозь стенки на траву. Когда Така в вагонетке стало поменьше, мы начали таскать ее по полю, чтобы рассредоточить убийственную силу Така равномерно. Бурая жидкость лилась из тележки и моментально впитывалась в землю, словно какое-то удобрение. Я даже представить не мог, какие это может вызвать последствия. Я только понимал, что когда Так высохнет, стадион превратится в минное поле. Но мне было плевать на это. Главное  — мощнейшая бомба исчезла навсегда.
        Наконец, заглянув в вагонетку, я увидел, что в ней почти ничего не осталось. К стенкам еще прилипло несколько кусков, но от них большого урона уже не будет. Думаю, можно смело сказать, что мы успешно ликвидировали бомбу. Я взглянул на Луру и улыбнулся.
        — Или можно было попытаться втащить это все наверх,  — сказал я не без сарказма.
        Мне не так часто выпадает возможность подколоть Луру, так что я воспользовался представившимся случаем. Казалось, что она хочет сказать мне что-то в ответ. Но, видимо, не нашла подходящих слов. Я думал, что она все-таки напомнит мне о какой-нибудь моей глупости.
        — Я воин,  — наконец сказала она.  — Меня воспитали так, что я должна разбираться со своими врагами силой. Тебя учили совсем другому.
        Ну да, ну да, я был уверен, что она не преминет напомнить мне, какой я слабак, и заявит, что надо было надорваться, но вытащить бомбу со стадиона.
        — Но может это и хорошо,  — продолжила она.  — Может быть, поэтому мы и вместе. Ты не воин, и все же ты проявил больше мужества, чем любой из воинов, которых я знала.
        Ух ты! Вот это заход с фланга! После того, как она прикладывала меня по каждому поводу, я вовсе не ждал от нее комплимента. Я не нашелся что сказать.
        Поразмыслив над ее словами, я понял, что она, может быть, и права. Я не воин и никогда не собирался им быть, но, наверное, наши сильные стороны дополняли друг друга. Я уже писал вам, что у меня в какой-то момент возникло ощущение, что мое место именно здесь. Так вот, стоя там рядом с Лурой, я снова почувствовал это. То, что мы с ней действуем вместе,  — это правильно. Нас нельзя назвать друзьями, но, возможно, нам суждено стать товарищами. Должно быть, ей было нелегко признать меня равным, поэтому мне тоже захотелось сказать ей что-нибудь такое, чтобы она поняла, как я восхищаюсь ею. Но сделать этого я не успел. Только я открыл рот, как увидел то, во что невозможно было поверить.
        — В чем дело?  — спросила Лура.
        Я смог только показать ей рукой. В королевской ложе стоял Фиджис, маленький торговец смертью, который заварил всю эту кашу с Таком. Что он там делает? Как он попал во дворец? Ведь он знал, что затевает Реллин с этой бомбой, так зачем же он околачивался возле дворца, понимая, что все вот-вот взлетит на воздух?
        — Странно,  — сказала Лура.  — Что он там делает?
        Словно в ответ на этот вопрос Фиджис показал, нам предмет, который он держал в руке. Желтая рация, которую у меня отобрали в королевских покоях. Фиджис помахал ею и захихикал.
        — Это же та игрушка, при помощи которой ты разговаривал!  — воскликнула Лура.  — Зачем она ему?
        У меня сердце ушло в пятки. Мы только что увернулись от одной пули, а в нас уже снова целятся. Взглянув на меня, Лура поняла, насколько я испугался.
        — Пендрагон, да в чем дело?  — прикрикнула она.
        — Рация работает по тому же принципу, что и фонарик,  — ответил я.  — В ней есть батарейка, которая выдает заряд энергии.
        — И он может воспользоваться ею, чтобы взорвать другую бомбу?  — встревоженно спросила она.
        — Ну да,  — ответил я мрачно.
        Осознав всю опасность ситуации, Лура побледнела.
        — Думаешь, у него есть еще одна бомба?  — спросила она тихо.
        — Не знаю,  — ответили.  — Но лучше проверить.  — Я шагнул вперед и выкрикнул:  — Фиджис! Мы хотим поговорить с тобой!
        В ответ Фиджис резко развернулся и убежал в глубь дворца.
        — Да подожди ты!  — крикнул я вдогонку и побежал к трибуне.
        Лура не отставала от меня. Перескакивая через три ступеньки, мы взлетели наверх к королевской ложе и помчались вслед за этим странным маленьким человеком, который нашел силу, способную уничтожить весь Дендурон.

        А в это время две армии сближались. Шахтеры Милаго пробирались сквозь густой лес, а Бедуванские рыцари выстроились вдоль кромки огромного открытого поля. Именно на этом поле, заросшем травой, и состоится долгожданная битва. За спиной Бедуванов  — ничего, кроме моря. Позади Милаго дремучий лес. А между ними огромное пустое пространство… Бедуванские рыцари знали, что делали. Они научились защищать свой дворец от мародеров. Они выстроились в несколько рядов  — первыми щитоносцы, за ними  — лучники, а позади  — копейщики на лошадях. Все в полной боевой готовности.
        Алдер потом рассказывал мне, что бежал через лес вместе с шахтерами, всю дорогу пытаясь уговорить их вернуться назад, но его никто не слушал. Все были полны решимости и нацелены на битву. Добравшись до края леса, они остановились, не выходя на открытое пространство. И очень хорошо сделали, поскольку Алдер увидел кое-что, чего никто из них пока не заметил.
        На противоположной стороне этого огромного поля выстроились Бедуванские рыцари. Но они вовсе не выглядели как кучка измученных беженцев, чудом уцелевших после чудовищного взрыва. Даже наоборот. Милаго и не подозревали, что у Бедуванов столько рыцарей. И вид у них был вовсе не потрепанный. Они были сильны, здоровы и хорошо вооружены. Явно что-то пошло не так. Взрыв не нанес того урона, на который они рассчитывали. И это сражение вовсе не будет легкой прогулкой, как они думали. Это будет самая настоящая драка, и против них выступают самые отчаянные вояки.
        Командир Милаго придержал своих людей, не зная, что делать дальше. Теперь и остальные шахтеры рассмотрели сильную армию Бедуванов, и уверенности у них поубавилось.
        Алдеру оставалось только наблюдать и молиться.

        Войдя из королевской ложи во дворец, мы с Лурой оказались в королевских покоях Каган. Там никого не было. Прихватив свои вещи, которые так и лежали там, мы выскочили в коридор. Я заметил, как Фиджис метнулся вниз по лестнице.
        — Вон он!  — крикнул я и побежал за ним. Лура за мной.
        Лестница была широкая и закручивалась спиралью, поэтому далеко внизу мы видели Фиджиса, который направлялся к нижним ярусам дворца, Мы неслись за ним по лестнице, стараясь не свалиться и не сломать себе шею. Добежав до нижней площадки, я увидел свой плейер, разбитый на кусочки. Видимо, только так рыцари смогли заставить его замолчать. Полагаю, что никто из них не догадался, как работает выключатель  — идиоты. У меня хватило ума поискать среди обломков батарейку. Может быть, теперь уже и поздно, но, по крайней мере, никто больше не сможет воспользоваться ею и устроить еще какой-нибудь взрыв.
        Мы огляделись и услышали знакомое мерзкое хихиканье, доносившееся со стороны одного из коридоров. Мне подумалось, что Фиджис просто играет с нами. Но это было неважно. Мы должны были остановить его, поэтому рванули к тому коридору.
        — Он движется к шахтам,  — сказала Лура.  — Он знает про потайной ход.
        Она была права. Наверное, он так и попал во дворец. Поскольку мы знали дорогу, нам не пришлось заглядывать в каждый коридор, выискивая старикана. Мы направились прямо на кухню, из которой был ход в кладовую, а оттуда через люк в потайной ход Милаго, который тянулся под дворцом.

        Командир Милаго по-прежнему был в замешательстве. Все было не так, как планировалось. Никто не собирался биться с Бедуванской армией. Так что же ему теперь делать  — нападать или отступить? От его решения зависело будущее всего племени. К счастью, с него вскоре сняли бремя ответственности за принятие решения. Услышав радостные вопли своих бойцов, он оглянулся и увидел, как сквозь толпу к нему пробирается Реллин. Уж он-то, без сомнения, примет командование на себя.
        При виде своего лидера, которому они безоговорочно доверяли, шахтеры вздохнули с облегчением, не говоря уж о временном командире, которому больше не надо было ломать голову над тем, как поступить. Реллин вспрыгнул на камень, чтобы все могли видеть его, и объявил:
        — Мои храбрые братья Милаго! Сегодня настал тот самый день. Время пришло. Конец нашему рабству!
        Шахтеры радостно зашумели  — Реллин снова расшевелил их.
        — Готовьте заряды Така!  — скомандовал он, и вперед вышли все те, у кого были рогатки и Так.  — Готовы ли мы забрать себе то, что нам принадлежит?
        Все разом крикнули «Да!». Никого уже не волновало, почему Реллин не погиб. Он был их вдохновителем, и они доверяли ему.
        — Готовы ли мы биться за свободу?
        Еще один дружный радостный крик.
        — Готовы ли мы заставить Бедуванов заплатить за все их преступления против нас?
        На это раз крик был еще громче. Они были готовы.
        — Тогда не останавливаться, пока не дойдем до тронного зала!
        Вот и все. Шахтеры были охвачены боевым азартом. Выставив вперед метателей Така, они выступили из леса на поле, чтобы сразиться с противником.

        А в это время мы с Лурой спускались по лестнице в шахты. Как только мы достигли земли, Лура остановилась и прислушалась.
        — Слушай,  — сказала она.
        Я тоже напряг слух и понял, что она имела в виду. Шаги. Шаги бегущего человека. Фиджис был совсем рядом. Но странно, звук доносился откуда-то из глубины шахты. А это невозможно, потому что тоннель вскоре заканчивался. И дальше был только обрыв в море. Тогда откуда же раздавался звук шагов?
        Лура, как обычно, даже не придала этому значения. Она просто направилась в глубь тоннеля. Ее слух говорил ей, что там кто-то убегает, и никакая логика не могла помешать ей следовать инстинктам. Мне оставалось только идти за ней. Не прошли мы и двадцати метров, как наткнулись на ответвление от главного тоннеля. Это был совсем узкий боковой ход с грубо отесанными стенками, в котором не разошлись бы и двое. Именно сюда побежал Фиджис, следовательно, нам тоже надо было идти сюда. Как всегда, Лура пошла первой. Она ринулась в тоннель, не заботясь о том, что ее там ждет. Ну что ж, меня это вполне устраивало. В конце концов, в нашем дуэте она играла роль мачо. К счастью, в тоннеле было не очень темно  — из главного прохода сюда просачивалось достаточно света.
        — Этот тоннель соединяется с каким-то другим,  — сказала Лура.
        Я глянул вперед, и убедился, что она права. Боковой проход соединялся с большим тоннелем, и вскоре оказалось, что это не просто соединительный коридор. На полпути тоннель превратился в широкую пещеру. Мы остановились. Я задумался: зачем в глубине шахты понадобилась такая большая пещера? Шагнув вперед, я почувствовал под ногами что-то мягкое и пружинящее, словно пол был застелен резиной. Я опустился на колени, чтобы получше разглядеть, что это такое. Пол был засыпан чем-то мелким, напоминающим катышки ластика, оставленные на бумаге. Я вскоре сообразил, что это такое, и меня чуть удар не хватил.
        — Что это?  — спросила Лура.
        — Это… Так,  — сказал я с трудом, потому что у меня мгновенно пересохло во рту.  — Думаю, мы нашли место, откуда Фиджис берет Так.
        — Совершенно верно!  — раздалось мерзкое хихиканье откуда-то спереди.
        — Это Фиджис!  — крикнула Лура и помчалась на голос.
        Я побежал за ней к большому тоннелю. Добежав до перекрестка, мы увидели, что большой тоннель идет в обе стороны. Под ногами у нас лежали рельсы, а справа стояла пустая вагонетка. Это была старая заброшенная шахта Милаго. Я глянул на землю и увидел, что она усыпана мелкой пылью Така. Должно быть, пыль осела, как золотой песок, когда Фиджис откалывал минерал со стен. Все вокруг было покрыто тонким слоем этого взрывчатого вещества. Но что-то здесь мне казалось странно знакомым. Вагонетка, проход в боковой тоннель, груда камней у входа  — такое ощущение, что я уже бывал здесь.
        В этот момент мое кольцо начало сиять. Я взглянул на Луру и увидел, что с ее кольцом происходит то же самое. Мы и правда здесь уже были. Это же тот самый тоннель, что ведет к воротам канала. Когда позавчера мы воспользовались каналом, мы и понятия не имели, что находимся так близко к месту, откуда Фиджис брал Так. Я глянул налево и, как и ожидал, увидел деревянную дверь, открывавшую канал.
        — Не пойму, отчего у меня мурашки по спине бегут,  — сказал я Луре.
        У нее было точно такое же ощущение. С какой стати Фиджис привел нас к месту, которое должен был бы держать в тайне? Вместо ответа раздался какой-то гул.
        — Что это?  — встревоженно спросила Лура.
        Я прислушался. Гул нарастал. Это или гром, или землетрясение, или…
        — Обвал!  — крикнул я.
        Я схватил Луру за руку и побежал в сторону главного тоннеля, который вывел бы нас в основную шахту Милаго. Мы проскочили мимо деревянной двери, но не успели пробежать и пару метров, как свод тоннеля рухнул прямо перед нами! Тонны земли и породы закрыли нам проход. Первое, что пришло мне в голову,  — вернуться к двери и воспользоваться каналом, но мы не могли покинуть Дендурон. Во всяком случае, сейчас. Поэтому мы вернулись в тоннель и заскочили в боковой проход, ведущий к залежам Така. И тут еще один обвал отрезал нас от выхода из этого тоннеля. Я шагнул назад, споткнулся и упал. Повернувшись, чтобы подняться, я наткнулся на что-то, что рухнуло рядом со мной, когда обвалился потолок. Это был скелет. Мне совсем не стыдно признаться в том, что я закричал. Да, я кричал, как идиотский персонаж из мультиков. Я быстренько отполз на четвереньках, а Лура помогла мне подняться. Так мы и стояли, держась за руки, совершенно не зная, что делать дальше. Кажется, обвалы прекратились, по крайней мере, на время.
        Лура посмотрела на скелет и сказала:
        — Должно быть, это шахтер, погибший здесь когда-то.
        Вполне похоже на правду. Я поближе рассмотрел скелет. На нем была потрепанная одежда из шкур, значит, это Милаго. Но было кое-что еще, совершенно уникальное, от чего мне снова захотелось закричать… У скелета была повязка на глазу. Тряпочка была драная и свисала, открывая пустую глазницу, но, очевидно, когда-то служила повязкой. И это еще не все. На каждой из костяшек руки было по плетеному зеленому кольцу. Я видел такое только раз, и очень хорошо запомнил. Это был вовсе не шахтер.
        — Это Фиджис,  — сказал я, стараясь, чтобы дрожь в голосе не выдавала моего страха.
        — Не может быть!  — воскликнула Лура.  — Не могли же мы гнаться за призраком.
        И тут позади нас раздался голос:
        — Боюсь, что это и впрямь Фиджис.
        Мы с Лурой разом оглянулись и увидели, что у входа в пещеру стоит человек. Это был Фиджис! Как же так? Выглядел он, скажем прямо, вполне здоровым для призрака.
        — Бедолага умер несколько лет назад,  — сказал он.  — Такая трагедия. Он установил ловушки, чтобы сохранить свою находку. Поэтому потолок и обвалился. Он не хотел, чтобы кто-нибудь украл его сокровище. Он умер, устанавливая одну из этих ловушек. Как грустно! Такой практичный и такой… мертвый.
        Я уже ничего не понимал. Мы глазели на Фиджиса, не зная, что и думать.
        — Вижу, вы еще не догадались,  — сказал он с самодовольной улыбкой.  — Ну позвольте мне немного помочь вам.
        И в этот момент маленький человечек стал трансформироваться. Я уже однажды видел такое на заброшенной станции метро в Бронксе. Волосы у него отросли, и рост стал нормальным. Потрепанная одежда Милаго превратилась в строгий черный костюм, а глаза заблестели ледяной решимостью. Да, перед нами стоял Святоша Дэн, и именно он заманил нас в ловушку.
        — Я говорил тебе, Пендрагон,  — сказал он с улыбкой,  — вам меня не одолеть.

        Журнал № 4
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Шахтеры Милаго выскочили из леса и пошли в атаку.
        Бедуванские рыцари не двинулись с места. Они хотели сначала посмотреть, что задумали эти отчаянные деревенщины. Шедшие в первом ряду шахтеры остановились и зарядили свои рогатки Таком. По команде они разом выпустили снаряды в поджидающих Бедуванов. Маленькие бомбочки, пролетев через все поле, взорвались слишком далеко от первых оборонительных рядов Бедуванов. Чтобы нанести хоть какой-то урон неприятелю, Милаго надо было подойти поближе, а это означало  — попасть под обстрел Бедуванских лучников.
        Тем не менее Бедуваны были потрясены этими взрывами. Если не считать квига, разнесенного в клочья на стадионе, они никогда ничего подобного не видели. Строй рыцарей колыхнулся, чтобы отступить, но командующий не позволил им двинуться с места. Рыцари должны удерживать свои позиции во что бы то ни стало. Командующий выслал вперед ряд щитоносцев. Эти смелые воины встали, как стена из плоти и стали, чтобы защитить своих товарищей от летящих взрывчатых снарядов. Позади них выстроились лучники, готовые спустить тетиву, как только Милаго подойдут на расстояние полета стрелы. Битва обещала быть кровавой и недолгой.

        Но я узнал все это гораздо позже. А в тот момент у меня была своя проблема. Выходы были перекрыты. Два обвала, вызванные ловушками Фиджиса, отрезали нас от мира. Свободным оставался только канал, но между нами и дверью стоял Святоша Дэн.
        — Это вы привезли сюда Так, не правда ли?  — заявил я с презрением.
        — Я ничего подобного не делал,  — ответил тот, изображая полную невинность.  — Так  — природный минерал Дендурона, и Фиджис наткнулся на эту жилу несколько лет назад.
        Он подошел к одной из стен и отколупнул небольшой слой грязи. Когда грязь отвалилась, я увидел знакомый ржаво-коричневый цвет. Я взглянул на Луру  — кажется, впервые с момента нашего знакомства ей было по-настоящему страшно. Как и я, она поняла, что вся пещера выложена Таком. Бомба, которую мы размыли на стадионе, по сравнению с этим была жалкой хлопушкой.
        — Фиджис думал, что Так пригодится шахтерам, чтобы прокладывать новые тоннели сквозь твердые породы,  — пояснил Святоша Дэн.  — Это, конечно, очень благородно, но ведь он был еще и торговцем. Он хотел помочь шахтерам, но при этом и барыш заработать.
        Злой гений подошел к скелету, который когда-то был Фиджисом, и пнул его ногой.
        — Его сгубила жадность. По всей пещере он установил ловушки, чтобы сохранить в тайне свою находку. К несчастью, одна из них стала его могилой.
        — И тогда вы прибыли на Дендурон и заняли его место, а потом научили шахтеров Милаго пользоваться Таком как оружием,  — сказал я.
        — В этом, каюсь, виноват,  — ответил он с гордой улыбкой.
        — Но мы остановили вас,  — оборвала его Лура.  — Реллин не смог воспользоваться бомбой.
        На слова Луры Святоша Дэн ответил взрывом смеха. Мне это не понравилось. Когда плохие парни смеются, это значит, что они знают что-то такое, что тебе неизвестно.
        — Но так даже лучше,  — авторитетно заявил он.  — Если бы бомба рванула, то Милаго потребовалось бы гораздо больше времени, чтобы перегруппироваться. Теперь же, когда они выиграют свою маленькую войну, у них еще будет достаточно сил, чтобы начать свое победное шествие по всему Дендурону. Полагаю, что за это я должен благодарить тебя, Пендрагон.
        О, Господи, ну как же так? Неужели, предотвратив взрыв, я сделал все еще хуже?
        — А если они не выиграют эту войну?  — спросил я.  — Если Бедуваны победят?
        Святоша Дэн еще раз поскреб стену.
        — Да без разницы,  — пожал он плечами.  — Здесь неистощимые запасы Така. Рано или поздно Милаго вернутся. Они найдут новый способ воспользоваться этим чудесным оружием. Это неизбежно, Пендрагон. Скоро здесь разразится война. Дендурон падет. А это станет началом падения Халлы.
        Халла. Опять Халла. Все упирается в эту загадочную Халлу.

        А наверху на поле битвы шахтеры Милаго подобрались поближе к Бедуванским рыцарям. Теперь они были в пределах выстрела рогаток и могли обстреливать первые ряды щитоносцев. Испуганные Бедуваны укрылись за своими щитами, как только снаряды стали разрываться, ударяясь о них. От взрывов вспыхивал огонь. Несколько рыцарей умерли прямо на месте. Другие же быстро сообразили, что нельзя позволять маленьким камешкам, летящим в них, ударяться о щиты. Они стали уклоняться от них, и снаряды дождем посыпались на землю, взметая фонтаны травы и пыли.
        И вот тогда вторая линия Бедуванского строя стала стрелять из луков. Воины были слишком далеко, чтобы целиться напрямую, поэтому направляли стрелы по высокой дуге вверх. Прочертив небо, стрелы сыпались на головы Милаго. Некоторые находили свои цели, другие просто втыкались в землю, не причинив никому вреда. Но стрел было так много, что они уравнивали счет с бомбами Милаго.
        С безопасного расстояния за всем этим наблюдали остальные Бедуваны и Нованы. Они расселись на травке вдоль обрыва и смотрели на битву, как на спектакль, устроенный для их увеселения. Поблизости играли дети, музыканты наигрывали мелодии, слуги разносили напитки и яства, словно на летнем празднике. В центре зрителей располагалась королева Каган, которая влезла на трон с ногами, чтобы получше видеть.
        В деревне дядя Пресс отыскал Алдера и они вместе принялись убеждать жителей укрыться в шахтах. Те знали дядю Пресса и, по крайней мере, не захлопывали двери у него перед носом. Но ответ был всегда один и тот же: жители деревни  — женщины, дети, старики и больные  — были все как один готовы сражаться с Бедуванами. Никто из них не боялся ни смерти, ни Бедуванов. Единственное, что их пугало, это необходимость и дальше жить в ужасной кабале. Нет, эти люди не собирались убегать и прятаться. Если Бедуванские рыцари прорвутся сквозь шахтеров, то жители деревни готовы встретить их с боем.
        Отчаявшись добиться от них чего-либо, дядя Пресс и Алдер помчались к полю битвы. Стрелы дождем сыпались на Милаго, а бомбы прореживали первые ряды Бедуванов. Дядя Пресс и Алдер оказались перед дилеммой: они хотели, чтобы Милаго одолели Бедуванов, но только не с помощью Така. Ибо истинным врагом был именно Так. Но без него Милаго быстро будут разгромлены. Как ни смотри, ситуация абсолютно безнадежная.

        Если уж говорить о безнадежных ситуациях, то Святоша Дэн как раз только что сказал мне, что падение Дендурона станет началом падения всей Халлы. Дядя Пресс говорил, что Халла  — это все сущее. Каждое место, каждая территория, каждая эпоха, которые когда-либо существовали. Если Святоше Дэну удастся уничтожить Халлу, то значит ли это, что придет конец всей Вселенной? Осознать это было мне не под силу.
        — А почему вы хотите уничтожить Халлу?  — спросил я.
        Святоша Дэн рассмеялся. Ну вот, опять он смеется. Как мне это надоело!
        — Ты еще молод, Пендрагон,  — сказал он,  — и многого не знаешь, но я скажу тебе: когда Халла развалится, я подберу ее кусочки.
        Звучало это очень зловеще.
        — Я вам не верю,  — сказал я.  — Как может один человек решать судьбу всей Вселенной?
        Святоша Дэн провел ладонью по стене Така.
        — Здесь все по принципу домино,  — сказал он.  — Толкнуть первую костяшку не стоит больших трудов, но, падая, она толкает следующую, а та следующую, и еще одну, и так до тех пор, пока не останется только кучка костяшек, валяющихся в полном беспорядке. Дендурон  — моя первая костяшка.
        Это точно: Дендурон  — всего лишь начало. Потом Святоша Дэн займется другой территорией, потом еще одной. Это всего лишь вопрос времени, когда он доберется со своими чудовищными планами до родной территории Луры  — Затаа, а там и до нашего дома, Второй Земли.
        — Твоя мать умерла,  — сказал Святоша Дэн Луре.  — Но ведь у тебя остались родственники на Затаа? А как поживает твоя семья, Пендрагон, на Второй Земле? А твои друзья  — как их зовут? Марк и Кортни? Когда все костяшки домино упадут, ваши друзья и родственники окажутся под обломками.
        Мне хотелось кричать. Он словно прочел мои мысли. Да, этот человек и впрямь  — воплощение зла.
        — Но вам предоставляется счастливая возможность,  — продолжал он с масляной улыбкой.  — Вы молоды и энергичны. Вы обладаете силами, о которых сами еще не подозреваете. Если вы присоединитесь ко мне, я научу вас использовать эти силы. Бороться против меня невозможно, а вот если бороться вместе со мной, то можно пожать немыслимые плоды. Вы спасете своих близких и станете править Халлой вместе со мной. Я предлагаю вам уникальную возможность.

        На поле битвы дела шли все хуже и хуже. Сначала Милаго удавалось сдерживать Бедуванов, неся минимальные потери. На Бедуванской же половине поля образовалось месиво. Бомбы искромсали землю, повсюду полыхал огонь. Правда, потерь у Бедуванов тоже почти не было  — им удавалось уворачиваться от летящих снарядов. Наконец командующий Бедуванов заметил, что обстрел бомбами стихает. У Милаго кончалось их странное ужасное оружие.
        Реллин наблюдал за ходом событий из-за спин копейщиков. Его худшие опасения оправдывались. Милаго израсходовали почти весь свой запас Така, а Бедуваны все еще оставались мощной армией. Скоро Так кончится, и тогда Бедуваны сметут неприятеля. Оставалась единственная надежда  — атаковать Бедуванских рыцарей, пока они еще не очухались. Реллину пришлось призвать на помощь всю свою решимость, чтобы отдать новый приказ. Он встал позади шахтеров, взял копье и крикнул:
        — Свобода!
        Шахтеры подхватили его клич и побежали через поле навстречу врагу. Бедуванский командующий, казалось, был ошарашен тем, что эти оборванцы имеют наглость атаковать его славных рыцарей. Но если уж им хочется драки, то он ее устроит. Он подал знак конным копейщикам выйти вперед, навстречу атакующим Милаго.
        Алдер и дядя Пресс с ужасом смотрели, как два племени мчатся навстречу друг другу. Королева Каган прыгала и хлопала в ладоши от восторга. Ясно было только одно  — будет море крови.

        Внизу, в шахте, Святоша Дэн ждал нашего ответа. Он предложил нам присоединиться к его безумной борьбе за власть над всем сущим и пригрозил, что, если мы откажемся, все наши близкие погибнут. Казалось бы, у нас не остается выбора. Мне было так страшно, что я даже не решался смотреть ему в лицо и вперил взгляд в пол.
        То, что я там увидел, заставило меня задуматься.
        Я увидел на своих ботинках пылинки Така. Незаметно оглядевшись, я убедился, что такая же пыль покрывает пол и стены пещеры, казалось, она даже висела в воздухе.
        И тут я вспомнил то, что совсем недавно сделал совершенно неосознанно. В тот момент я еще не понимал всего, но это могло стать ключом к спасению Дендурона. Я лихорадочно соображал. Если уж что-то предпринимать, то только сейчас. Я понятия не имел, что происходит наверху, на поле боя, но после того, что сказал нам Святоша Дэн, это уже не имело значения. Дело уже не в Милаго и Бедуванах. Речь шла о чудовищном оружии, которое может ввергнуть пока еще мирную территорию в хаос войны и разрушения. Я знал, чему нужно положить конец  — запасам Така.
        Если честно, мне даже подумать было страшно о том, что я собирался сейчас сделать. Но я не видел другого выхода. Я даже не был уверен, получится ли у меня. Все может кончиться тем, что я снова буду выглядеть полным идиотом. Но я уже начал привыкать к этому. Если же все получится, то велика вероятность, что мы с Лурой погибнем. Ни один из этих исходов не был особо приятным, но было ясно, что надо рискнуть.
        — Святоша Дэн,  — начал я, стараясь, чтобы голос не дрогнул и не выдал моего страха.  — Я вам верю.
        Лура удивленно взглянула на меня. Она еще не догадывалась, к чему я клоню.
        — Я не могу объяснить, почему мы стали Странниками, или как мы путешествуем по каналам, или как вам удается делать все то, что вы делаете. Но я видел достаточно, чтобы убедиться в том, что все это правда. Я не знаю, хватит ли у вас сил разрушить Вселенную, или Халлу, или как вы ее там называете, но я верю, что вы можете причинить много зла. И если разрушение Дендурона  — первая часть вашего плана, то я никак не могу позволить вам сделать это.
        Я почувствовал, как Лура напряглась. Она поняла, что я что-то задумал, и хотела быть готовой ко всему.
        Святоша Дэн глядел на меня с самодовольной улыбкой.
        — И как же ты собираешься остановить меня?  — спросил он.
        — Я вовсе не собираюсь делать этого,  — ответил я.  — Я просто уничтожу запасы Така.
        В этот момент я вытащил из кармана маленький шарик Така, который я скатал там, возле вагонетки на стадионе. Я сунул его в карман перед тем, как запереть дверь в загон квигов. Теперь этот маленький комочек взрывчатой глины стал последней надеждой Дендурона. Я уже говорил вам, что вовсе не был уверен в себе. Но то, что я увидел в следующий момент, заставило меня поверить в успех. Потому что как только я вынул шарик из кармана, произошло то, чего я никак не ожидал.
        Святоша Дэн беспомощно моргнул.
        Самодовольная улыбка сползла с его лица, а в его глазах я увидел такое, от чего у меня радостно подпрыгнуло сердце. Я увидел страх. До сих пор он сам дирижировал всем, что происходило на Дендуроне. Но все должно вот-вот измениться, и он понял это. Я приободрился, взглянул на Луру, она кивнула мне. Она понимала, что с нами может случиться, но она также знала, что это единственный выход. Мы были в нескольких секундах от спасения  — или от судного дня.

        Поле битвы превратилось в свалку людей, коней, мелькание дубинок и щитов. Милаго вела их ярость и ненависть, а Бедуванов  — их выучка и сила. Битва обещала быть равной, а это означало, что обе стороны понесут тяжелые потери. Приближался самый ужасный момент битвы.

        Святоша Дэн дернулся было остановить меня.
        — Нет!  — крикнул он в панике.
        Но прежде чем он сделал еще один шаг, я бросил комок Така на землю. Маленький шарик взорвался, взметнув языки пламени. Разрушений никаких этот взрыв не вызвал, но это не имело особого значения. Мне нужен был именно огонь. От этого небольшого языка пламени загорелась пыль на полу. Она вспыхивала и выстреливала искрами, как праздничный фейерверк. Пламя стало быстро распространятся. С каждой секундой горящий и искрящийся круг становился все шире. Вокруг было столько взрывчатой пыли, что у огня не было недостатка в топливе.
        Святоша Дэн кинулся к растущему кругу огня и попытался затоптать пламя ногами.
        — Нет! Нет!  — орал он в ярости.
        При всем его таланте манипулировать людьми и заставлять их делать за него грязную работу он оказался бессильным перед простым огнем. Как только пожар распространится, он охватит жилу Така, проходящую через всю пещеру. И как только это произойдет… Что ж, уже совсем скоро мы увидим, что будет дальше.
        Святоша Дэн бросил свои бесплодные попытки затушить огонь и смерил меня взглядом, полным ненависти.
        — Это еще не конец, Пендрагон,  — процедил он.
        — Не грустите, Святоша Дэн,  — сказал я.  — Все случилось так, как и должно было быть.
        Казалось, что он сейчас лопнет от злости. Его ледяные глаза горели ненавистью. Лура подумала, что он нападет на нас, и встала в боевую стойку. Думаю, он бы и напал, но, оглянувшись по сторонам и увидев разгорающийся все сильнее пожар, решил отступить.
        — До следующего раза,  — сказал он, развернулся и побежал по тоннелю.
        Круг огня разрастался, как фитиль, подбирающийся к бомбе. Я не знал, сколько у нас в запасе времени. Но если оставалась хоть какая-то надежда на спасение, то надо было побыстрее выбираться отсюда.
        — Бежим к каналу!  — крикнул я и помчался в сторону деревянной двери. Лура рванула следом за мной. Выскочив в главный тоннель, мы побежали к воротам, за которым и скрывался канал. Дверь была уже распахнута, поскольку Святоше Дэну пришла точно такая же мысль. Подбегая к двери, я услышал, как Святоша Дэн скомандовал: «Клораль!»
        Мы ввалились внутрь как раз в тот момент, когда в окружении искрящегося света Святоша Дэн умчался по каналу на…
        — Что такое Клораль?  — спросил я.
        — Наверное, еще одна территория,  — ответила Лура.
        — Давай не поедем туда, ладно?  — сказал я.  — Лучше отправиться…
        Но прежде чем я успел сказать куда, мы увидели, что по каналу к нам стал приближаться искрящийся свет и мелодичная музыка. Неужели Святоша Дэн возвращается? По мере того как свет приближался, я расслышал, что он сопровождается совершенно неожиданным здесь звуком, похожим… на плеск воды. Нам стало любопытно, мы шагнули поближе к каналу и увидели, что к нам мчался вовсе не Странник. Это действительно была вода. Что это Святоша Дэн задумал? Потушить таким образом огонь?
        Оказалось, что нет. Он хотел помешать нам воспользоваться каналом. И он послал нам навстречу не только воду. По каналу к нам плыла огромная акула! Как бы неправдоподобно это ни звучало, но она была метров двадцать в длину и мчалась прямо на нас, распахнув свои ужасные челюсти. И я запомнил еще кое-что: у нее были горящие злобой желтые глаза.
        Мы не успели даже шевельнуться, как волна сбила нас с ног, закрутила и вынесла через дверь в тоннель, больно ударив о стену. Но именно ее мощь спасла нас. Если бы мы остались стоять у устья канала, нам пришлось бы повстречаться с акульими зубами. Немного придя в себя я схватил Луру за руку и потянул ее в сторону. И очень вовремя, потому что сразу вслед за нами из ворот вынесло эту гигантскую акулу, и она врезалась головой в стену, где за секунду до этого были мы. Сейчас она превратилась в рыбу, выброшенную на сушу, в буквальном смысле. Она извивалась и билась в тоннеле, щелкая челюстями в паре метров от нас. Я попытался отползти, но в этот момент заметил, что Лура потеряла сознание. Должно быть, она сильно ударилась головой, когда волна швырнула нас к стене. Я схватил ее и оттащил чуть подальше в тоннель, где было безопаснее.
        Я сказал, безопаснее? Ну да, мы отползли подальше от акулы, но фитиль-то продолжал гореть. Нам некуда было податься. Мы не могли попасть в канал, потому что дорогу нам преграждала трехтонная акула, бьющая хвостом по полу. Мы не могли пройти по маленькому тоннелю к дворцу Бедуванов, потому что его завалило. У нас был один путь  — в глубь шахты. В довершение ко всему Лура была без сознания.
        Я попытался привести ее в чувство, но бесполезно. Она отключилась, и я растерянно смотрел на ее обмякшее тело. Все-таки удивительные вещи может творить адреналин, потому что я нагнулся, поднял ее и взвалил себе на спину, как это делают пожарные. Я не знал, сколько у нас осталось времени, но был абсолютно уверен, что мы не можем позволить себе двигаться медленно. Я попытался бежать вместе с ней, но это оказалось тяжело. Так я далеко не уйду. Проходя мимо пещеры, я заглянул туда и увидел, что горит уже весь пол. Правда, я не стал останавливаться и любоваться на это зрелище. Нужно было убраться подальше в шахту.
        И вот тогда мне на глаза попалась деревянная вагонетка для руды. Если она все еще на ходу, я смогу положить в нее Луру и везти ее, как вчера нас вез Алдер. Все еще держа Луру на спине, я толкнул вагонетку. Она сдвинулась! Ура! Без особых церемоний я свалил Луру в пустую тележку. Не думаю, что при сложившихся обстоятельствах она сильно расстроится из-за парочки лишних синяков. Я встал сзади вагонетки и начал толкать ее. Поначалу она двигалась совсем медленно, но с каждым оборотом маленьких колес набирала скорость. Держась за ручку тележки, я изо всех сил упирался ногами в землю, как игроки в американском футболе. Сначала я буквально полз, потом перешел на шаг, на быстрый шаг и, наконец, на бег. Я бежал, не зная, собственно, куда приведет меня этот тоннель.
        На ходу мне пришла в голову мысль, что мы ведь можем с налету врезаться в какой-нибудь упавший кусок скалы, и тележка разлетится вдребезги. А еще я боялся, что тоннель может закончиться тупиком, и тогда мы тоже на полном ходу врежемся в стену. А ведь это больно. Или может отлететь колесо. Или… Мне пришел в голову еще миллион разных неприятностей, которые могли бы нам помешать, но ни одна из них, к счастью, не произошла. Сейчас было не до осторожности  — сейчас все решала скорость. Если мы хотели спастись, надо было убежать как можно дальше от горящей пещеры с Таком.
        И тут я услышал взрыв. Сначала это был низкий гул, который быстро перешел в землетрясение. Грохот был такой, словно большой товарный состав на всей скорости влетел в тоннель, но я-то точно знал, что это такое. Горящая пыль наконец добралась до большой жилы Така. И началась цепная реакция. Тот гул, который я слышал вначале, был серией маленьких взрывов, которые вызвали взрывы посильнее. Потом еще сильнее, и еще, и наконец… должен произойти самый большой взрыв. Я не стал долго задерживаться на этой мысли, а только еще сильнее уперся в вагонетку. Я чувствовал, как дрожит под ногами земля. Думаю, что последний взрыв потянет на тысячу по шкале Рихтера.

        На поле битвы шахтеры и рыцари тоже почувствовали это. Алдер описывал потом, как земля буквально начала вздрагивать у него под ногами. Но армии продолжали сражаться, пока до них не дошло, что землетрясение вовсе и не собирается прекращаться. Тогда они побросали оружие и побежали прочь друг от друга. Теперь у них появился более страшный противник.
        Королева Каган стояла на своем троне и возмущалась по поводу того, что представление вдруг окончилось. Но прежде чем она успела отдать приказ о продолжении битвы, подземный толчок опрокинул ее трон. Она рухнула вместе с ним и так и осталась лежать, распластавшись на земле и дрожа от страха. Остальные Бедуваны и Нованы тоже в страхе попадали на землю. Игры и забавы кончились.
        Дядя Пресс и Алдер не двигались с места. Они знали, что искать убежище бесполезно, поэтому просто стояли рядом и ждали конца. И ждать им оставалось совсем недолго.

        Грохот становился все громче, а взрывы  — все сильнее. Толкая вагонетку из последних сил, я стал спиной ощущать жар. ТАковая пещера, наверное, превратилась сейчас в раскаленную печь. Уверен, что акула уже давно изжарилась. Совсем скоро загорится вся шахта.
        Впереди тоннель стал немного светлеть. Мы приближались к его концу, но что это могло значить, я не знал. Я не мог поднять голову, поскольку все силы уходили на то, чтобы толкать вагонетку. Но что бы там ни было впереди, это могло означать только то, что мы вырвемся наружу, поэтому я еще быстрее заработал ногами. И чем быстрее мы двигались, тем светлее становилось в тоннеле. Мы действительно приближались к выходу. Теперь пол в тоннеле дрожал так сильно, что я опасался, что вагонетка слетит с рельсов. Если мы в ближайшее же время не выберемся отсюда, нам конец.
        Не знаю, как я сообразил, что должно случиться, но я сделал это. Меня осенило за несколько секунд до того, как это случилось. Может, сработал инстинкт самосохранения  — не знаю, но эти несколько секунд позволили мне подготовиться. Пока я мчался по тоннелю, подгоняемый взрывами Така, я вспомнил расположение шахт Милаго. Сейчас мы бежали по тоннелю, шедшему параллельно тому, который пролегал под дворцом Бедуванов. Я знал, где заканчивался тот тоннель, так что можно было предположить, что и этот закончится там же. Это был вентиляционный тоннель, выходивший на утесы над морем. Нас вот-вот вытолкнет наружу, а там  — затяжное падение в воду.
        Так оно и случилось. Не сбавляя ходу, я вытолкнул вагонетку наружу. Еще мгновение назад я бежал по тоннелю  — и вот уже падаю вниз. Поначалу я не понимал, где верх, где низ. Я отчаянно пытался разглядеть, где вода, чтобы приготовиться к падению. Если я упаду головой вниз, то точно сломаю шею. Чудом извернувшись, я все-таки принял вертикальное положение. Я вот-вот должен был плюхнуться в воду, и при этом  — вы не поверите  — моя последняя мысль была о том, что Лура не умеет плавать.
        Ощущения от столкновения с водой на такой скорости можно описать только одним словом. Больно. Я исхитрился повернуться так, чтобы удариться боком, а не головой, и все же от сильного удара у меня сбилось дыхание. Ну и удар! Даже хуже, чем когда меня вышибло из саней во время той сумасшедшей гонки по склону горы. Но на этот раз я сознания не потерял. Уже хорошо. Потому что тонуть мне не хотелось. После всего, через что мы прошли, это было бы несправедливо. Я вынырнул на поверхность и посмотрел вверх, на устье шахты в скале. Да, далековато мы падали  — метров тридцать, не меньше. Но в тот момент меня тревожило даже не это. Я видел, что вся скала дрожит. Не забывайте, она была отвесной. Это все равно что смотреть на лес небоскребов. Если эта штуковина рухнет, то нас погребет под ней.
        Быстро оглядевшись, я с облегчением заметил, что Лура барахталась недалеко от меня. Наверное, она на лету вывалилась из вагонетки. Я подплыл к ней и прислушался к ее дыханию. Она была жива, но я не мог определить, насколько сильно она ударилась. Сейчас мне хотелось только уплыть от этой скалы как можно дальше. Неподалеку плавала деревянная вагонетка, на которой мы выбрались из шахты. К счастью, она не пришибла никого из нас во время падения. Я перевернул Луру на спину и подплыл к вагонетке. Если воспользоваться ею как спасательной шлюпкой, то наши шансы выжить увеличатся. Я не мог решить, в какую сторону надо плыть, но вскоре обнаружил, что выбора у меня, собственно, и нет. Вдоль берега шло сильное течение, и оно быстро относило нас, но не в море, а прочь от шахт. И очень кстати, потому что через несколько секунд раздался взрыв.
        Взорвался весь мир. Звук этот напоминал грозный глубокий рык гигантского демона, заключенного под землей и стремящегося выбраться на поверхность. Мгновением позже из вентиляционных отверстий шахт как из сопла реактивной ракеты, вырвались мощные языки пламени. Около двадцати отверстий в скале изрыгнули пламя, которое пронеслось у нас над головами. Вода вокруг нас вскипела и забурлила. На то, чтобы удержатся на плаву самому и удержать Луру, у меня уходили последние силы. Скалы казались какими-то расплывчатыми из-за того, что они дрожали от сотрясавшей их внутренней силы. Я подумал о дяде Прессе и Алдере  — ведь они где-то там наверху. Если у скалы сорвет верхушку  — им конец.
        Марк, Кортни, то, что я увидел после, будет преследовать меня до самого смертного часа. Взрыв раздался почти полминуты назад, а из отверстий в скале все еще вырывалось бешеное пламя. Я на мгновение позволил себе понадеяться, что искусственные вентиляционные шахты сработают как клапаны, выпустят излишки энергии и не позволят уничтожить землю и все живое на ней.
        И вот тогда до меня донесся этот звук.
        Он совсем не походил на гул от взрыва, а напоминал скорее треск. Если вы когда-нибудь слышали, как падает дерево под топором дровосека, пытаясь последними волокнами удержаться, то можете представить себе, какой это был звук. Только надо усилить его в миллион раз.
        Я взглянул наверх и чуть влево, откуда раздался треск. Представьте себе огромный пятиярусный замок, высеченный в скале. Это был замок Бедуванов, и он рушился, пытаясь последними связками зацепиться за свое основание. В какой-то момент я подумал, что он сейчас развалится на миллион кусков, но вместо этого замок со стоном отделился от скалы и накренился вниз. Еще один жуткий треск  — и вся эта громадина рухнула в море с чудовищным плеском.
        Если бы прибрежное течение несло нас в другую сторону, мы с Лурой сейчас оказались бы как раз под рухнувшим замком. Но хотя мы и не попали под обломки, все-таки были еще далеко не в безопасности. При падении замок поднял мощную волну, и она сейчас как раз накатывала на нас. Если не удастся оседлать эту волну, то мы точно утонем. Итак, я развернулся к ней лицом и приготовился прокатиться на ней, как серфингист. Мы оба поднялись вместе с гигантским валом и благополучно опустились с другой стороны.
        Как только миновала непосредственная опасность, я рискнул посмотреть на замок. Вернее на то, что от него осталось. Огромное сооружение упало в воду и перевернулось. Над водой еще торчала добрая его половина. Взглянув вверх, на скалы, я увидел только колонны, на которых раньше держался дворец.
        Потом до меня дошло, что из отверстий тоннелей перестало бить пламя. Подземный гул тоже прекратился. Взрывы закончились  — а мы все еще живы! Теперь нужно только добраться до берега. Я попытался толкать деревянную тележку перед собой, но, оказалось, что толку от этого было мало, а усилий требовало огромных. Так что я оттолкнул ее от себя подальше, кивнув на прощанье в знак благодарности,  — все-таки она спасла нам жизнь.
        Я довольно быстро доплыл вместе с Лурой до берега. Как только я смог встать на ноги, то снова закинул ее себе на спину. Это было не так легко. Адреналиновый всплеск прошел, а вместе с ним ушли все мои силы. После долгой и утомительной борьбы с прибоем я положил Луру на песок и обессиленный рухнул рядом.
        Я решил, что как только я отдышусь, а Лура придет в себя, мы сразу поднимемся на утес и оправимся разыскивать дядю Пресса и Алдера. Я боялся того, что мы можем найти там, но у меня уже не оставалось сил о чем-то тревожиться. Я хотел хоть несколько мгновений просто понаслаждаться тем, что жив, поэтому я улегся на песок, закрыл глаза и отключился.
        Думаю, я заслужил это.

        Журнал № 4
        (Продолжение)
        ДЕНДУРОН

        Я бы мог, наверное, проспать целую неделю, если бы меня не разбудило мягкое похлопывание по ноге. Медленно выкарабкиваясь из объятий сна, я вдруг вспомнил страшенную акулу, вынырнувшую из канала. В этот момент что-то снова коснулось моей ноги, и я как-то сразу связал это ощущение с воспоминанием об акуле. Вдруг акула каким-то чудом уцелела и теперь собирается оттяпать мне ногу? Я закричал и подтянул ноги к подбородку.
        Естественно, это была никакая не акула. Это была Лура. Она очнулась и теперь пыталась разбудить меня. Правда, она не ожидала, что я так резко отреагирую, и от неожиданности тоже вскочила.
        — Извини, Пендрагон,  — сказала она, смутившись.  — Я не знала, что ты боишься щекотки.
        Щекотка? Я постеснялся признаться, почему я вскочил на самом деле.
        — Да ладно, пустяки,  — ответил я.  — Ты как себя чувствуешь?
        Она, поморщившись, потерла спину и большой синяк на лбу.
        — Голова у меня болит не так сильно, как уязвленное самолюбие,  — сказала Лура.
        — А что ты помнишь?  — спросил я.
        — Что-то ринулось на нас из канала, но то, что я помню, кажется мне совершенно неправдоподобным.
        — Да уж,  — согласился я.  — Это была акула. Святоша Дэн не хотел, чтобы мы последовали за ним.
        Лура ненадолго задумалась. Мне кажется, она все еще хотела, чтобы ее воспоминания оказались дурным сном.
        — После этого я почти ничего не помню. Кажется, ты нес меня. Это был сон?
        — Нет,  — ответил я.
        Лура нахмурилась. Когда-нибудь я расскажу ей обо всех подробностях нашего побега, но не сейчас. Все-таки она была гордым воином, и ее самолюбие задето тем, что ее спасал такой слабак, как я. Мне вовсе не хотелось сыпать соль на ее раны. Во всяком случае, сейчас. Уж поверьте мне, когда-нибудь я непременно распишу это во всех красках, но сейчас не время.
        — Ты продолжаешь удивлять меня, Пендрагон,  — сказала она наконец.  — Ты проявил себя смелым и находчивым, а теперь, кажется, вел себя еще и как настоящий воин.  — Она помолчала и добавила:  — Спасибо.
        Она только что дала мне самую высокую оценку. На ее взгляд, я был достоин того, чтобы подняться до высочайшего уровня воина. Не могу сказать, что абсолютно с ней согласен в этом вопросе. Я не воин. Все, что я сделал,  — сделал от паники. Я и не задумывался, был ли у меня какой-нибудь выбор, и даже предпочел, чтобы она не считала меня воином и не ждала от меня еще каких-то героических действий. Я лично считал, что мои приключения в духе Индианы Джонса подошли к концу. Но я не мог ей этого сказать, поэтому просто ответил:
        — Пожалуйста.
        Мне хотелось узнать, простила ли она мне смерть своей матери, но я не стал затрагивать эту тему. Лура посмотрела на море. Бедуванский дворец огромным обломком торчал над водой. Волны бились об него, и несколько чаек уже обследовали его стены. Со временем волны источат камень, и этот символ власти Бедуванов превратится в песок. Но сегодня все это напоминало об их былом могуществе.
        — Как ты думаешь, много Бедуванов погибло?  — спросила Лура.
        — Не знаю,  — ответил я.  — Думаю, почти все отправились смотреть битву. Их ждет большой сюрприз, когда они вернутся домой.
        — Как грустно,  — промолвила Лура.
        Действительно, ведь Бедуваны являли собой очень развитую культуру. Они могли бы использовать свои знания для того, чтобы улучшить жизнь на всем Дендуроне, и не порабощать других. Ведь ничего бы этого не произошло, если бы Бедуваны не угнетали Милаго. Может, Святоша Дэн и подтолкнул их, но Бедуваны сами ступили на эту дорожку, и сами навлекли все это на свою голову.
        — А что с шахтой Така?  — спросила Лура.
        — О, это было адское зрелище,  — ответил я.  — Держу пари, что там взорвалась каждая крупинка Така. Думаю, можно больше не беспокоиться о том, что Милаго воспользуются им.
        Лура повернулась ко мне и посмотрела прямо в глаза.
        — Если от взрыва рухнул дворец, то что же случилось с деревней Милаго?
        Хороший вопрос. Я снова подумал о дяде Прессе и Алдере. Выжили ли они? Я посмотрел на отвесную скалу.
        — Нам надо подняться наверх,  — сказал я без особого энтузиазма.
        Мы подошли к утесам, чтобы отыскать путь наверх. Подъем обещал быть трудным.
        — Я могу лазать по скалам,  — сказала Лура.  — Мы сплетем веревку из лиан и свяжемся для надежности. Подъем довольно опасный, но, думаю, у нас получится.
        — Отличная мысль,  — согласился я, при этом медленно оглядывая утесы.  — А можно просто воспользоваться той тропкой.
        Лура взглянула на тропу, которую я ей показал. Она была узенькой и извилистой, потому что подъем и впрямь был очень крутой, и все же это была самая что ни на есть настоящая тропа.
        — Можно и так,  — согласилась Лура.
        — Пойдем,  — сказал я с улыбкой и направился к холму. Лура молча последовала за мной.
        Подъем оказался вовсе не таким уж тяжелым. Крутые повороты тропы сглаживали крутизну склона, правда, изрядно удлиняя путь. Мы почти не разговаривали, пока поднимались. Чем ближе мы подходили к вершине, тем больше я боялся того, что мне там откроется. Когда мы последний раз видели Милаго и Бедуванов, они отправлялись на битву. Закончился ли бой? Победило ли одно из племен? А может, мы поднимемся и увидим, что взрыв Така оставил от поля боя огромную воронку, напоминающую жерло вулкана? Я пытался отгонять эти дурные мысли. Так или иначе, скоро мы все узнаем.
        Когда мы почти дошли, я остановился и взглянул на Луру. По ее виду я понял, что она беспокоится не меньше меня. Никто из нас ничего не сказал вслух, но мы оба хотели хоть на мгновение оттянуть тот момент, когда нам придется столкнуться с неизбежным. Через минуту Лура глубоко вздохнула и кивнула. Я тоже кивнул, и мы прошли последние несколько метров, отделявших нас от плато.
        Я увидел там совсем не то, что я ожидал. Во-первых, поверхность плато осталась относительно нетронутой после взрыва. Во всяком случае, кратера вулкана там не было. Это уже хорошо. Может, вентиляционные тоннели все-таки отвели основную мощь взрыва.
        И все же многое изменилось. Пусть взрыв бушевал, в основном, под землей, здесь же все выглядело как после чудовищного землетрясения. То, что раньше можно было назвать плоской равниной, теперь больше напоминало американские горки. Взрыв Така безжалостно изменил весь ландшафт.
        — Нужно добраться до деревни Милаго,  — сказал я.
        Мы осторожно стали пробираться по тропинке, которая, как мы помнили, должна была привести нас в деревню. Люди, встречавшиеся нам на пути, потрясли нас больше, чем развороченная земля. Они сотнями бродили по округе. По дороге в деревню мы видели Бедуванов, Нованов, шахтеров и рыцарей. Они блуждали, как во сне. И никого из них не волновало, что он находится среди врагов. Рыцари и шахтеры проходили мимо друг друга, даже не оборачиваясь. Никто ничего не говорил, никто не лез в драку, никто не выказывал страха. Все были в каком-то оцепенении.
        Видели мы и тела погибших. Не знаю, погибли ли они от взрыва или во время битвы. Их выносили с поля боя и укладывали в один ряд. Бедуваны, Милаго  — между ними теперь не делали различий и клали всех вместе. Это, конечно, было ужасно, но я боялся, что жертв будет намного больше. Я думал, что после битвы и взрыва вообще никого не останется. А теперь оказалось, что почти все выжили. И только те несколько человек, кому не посчастливилось, лежали рядком у кромки поля.
        Мы с Лурой молча наблюдали за всем этим по дороге в деревню. Тропа которая вела через лес, исчезла. Как исчезла и бОльшая часть леса. Сотни деревьев лежали вповалку, как груда спичек. Пробираться сквозь эти завалы было очень непросто.
        То, что я увидел в следующую минуту, заставило меня остановиться. Прислонившись к стволу поваленного дерева, сидел раненый шахтер. Он был ранен в голову и, видимо, очень ослаб от потери крови. Рядом с ним на корточках сидела женщина. Она макала в стоящее рядом ведро с водой тряпочку, а потом нежно промокала ею кровоточащую рану. Она делала это очень заботливо и неторопливо, словно мать, ухаживающая за ребенком. В общем-то, ничего необычного, учитывая сложившиеся обстоятельства. И все же было в этом кое-что удивительное: женщина, ухаживавшая за шахтером, была Бедуванкой.
        — Я не понимаю,  — сказала Лура.  — Они же враги.
        — Может, теперь у них появился общий враг,  — ответил я.
        Наконец, преодолев лесные завалы, мы вошли в деревню. Здесь царил полнейший разгром. Несколько хижин уцелели, другие были сильно разрушены, а от некоторых осталась только кучка трухи. Главная тропа, проходившая через всю деревню, была завалена щебнем, обломками и мусором. Я посмотрел на центральную поляну и помост, где раньше происходила Церемония Передачи. Помоста не было. Правда, его каменное основание осталось, но оно почернело от копоти. Я уже собрался отправиться на поиски дяди Пресса и Алдера, но тут услышал знакомый голос.
        — Лура! Пендрагон!
        Это Алдер. Он жив! Высокий нескладный рыцарь кинулся к нам, как счастливый щенок. На радостях он перепрыгнул валун, но споткнулся, так что нам пришлось подхватить его, чтобы он не грохнулся лицом вниз. Мы все трое обнялись.
        — Я так боялся, что вы погибли!  — воскликнул он.  — Как вам удалось ускользнуть из дворца?
        — Это длинная история,  — ответил я.  — А что происходило тут?
        — Нечто невероятное!  — вскричал он.  — Здесь была битва. Милаго хотели перебить Бедуванов с помощью Така, но Так вскоре кончился, поэтому Милаго напали, и обе стороны столкнулись и… и… и тогда это все и произошло!
        — Что именно?  — уточнила Лура, хотя, думаю, она прекрасно представляла, каков будет ответ.
        — Земля ожила!  — вскричал Алдер.  — Земля стала двигаться, как море! Милаго и Бедуваны перестали сражаться и побежали, но бежать-то было некуда! Деревья стали валиться, и хижины рушиться, а звук был такой… такой, словно под землей гремел гром. А потом вырвался огонь…  — Он показал на обуглившиеся останки помоста в центре деревни.  — Из всех отверстий в шахтах вырывались огромные столбы пламени. Они, словно гейзеры, били высоко в небо. А потом… все кончилось.
        Алдер замолчал, давая нам переварить все, что он сообщил. Через минуту он спросил:
        — А где вы были, когда все это произошло?
        Я взглянул на Луру, но она лишь пожала плечами. Это означало, что она предоставила мне возможность все объяснять.
        — Ну,  — сказал я,  — мы взрывали шахту с Таком. Думаю, это имеет некоторое отношение ко всему переполоху.
        От удивления Алдер открыл рот.
        — Закрой рот,  — посоветовал я.  — Где дядя Пресс?
        — A-а, Пресс,  — он понемногу приходил в себя.  — Там он. Пойдемте за мной.
        Алдер провел нас через разрушенную деревню. Когда мы подошли к относительно целой хижине, Алдер подал нам знак, чтобы мы замолчали. Уж не знаю, что нас там ожидало, но он не хотел, чтобы мы помешали. Он прижался к стене и осторожно выглянул из-за угла. Мы с Лурой сделали то же самое.
        В нескольких метрах от нас стояла хижина, где раньше жил Реллин. Я вспомнил это, потому что меня приводили туда, когда Реллин просил меня съездить домой и привезти им еще батареек для бомб. Правда, стен у хижины больше не было. Все выглядело очень странно: люди внутри сидели и делали вид, что они в хижине, хотя на самом деле они были практически на улице, и мы могли все прекрасно видеть. Там было три человека, и они, казалось, вели задушевную беседу. Одним из них был дядя Пресс. Я ужасно обрадовался, увидев его живым и невредимым. Мне хотелось окликнуть его, но я понимал, что он занят чем-то очень важным, поэтому прикусил язык.
        Вторым в компании был Реллин. Весь его вид говорил о том, что он пережил тяжелейшее сражение: одежда из шкур превратилась в лохмотья, перевязанная кое-как рука покрыта коркой засохшей крови. А вот при виде третьего человека у меня дар речи пропал.
        Это была королева Каган. Женщина сидела на полу, подтянув колени к подбородку, и плакала. Клянусь, она ревела, как двухлетнее дитя. Я не слышал их слов, но видел, что Реллин говорил с ней мягко, словно отец, утешающий расстроенного ребенка. Дядя Пресс просто молчал. Думаю, он присутствовал там в качестве миротворца.
        Дядя Пресс заметил нас и широко улыбнулся. Извинившись, он бросился к нам. Он раскинул руки, как огромный медведь, и радостно смеялся, как на Рождество. Думаю, он даже немного прослезился. Если честно, то я тоже смеялся и плакал. Как вам нравятся такие бывалые Странники? Он увлек нас за угол, чтобы не мешать Реллину и Каган, и обнял Луру. Никогда не видел его таким. Впервые за все время с начала этого приключения он снова напоминал мне прежнего дядю Пресса. Он немного отстранился и стал разглядывать нас.
        — Что такое?  — наконец не выдержал я.
        — Так это вы?  — спросил он.  — Я имею в виду все это.
        Он обвел рукой полуразрушенную деревушку Милаго, и я понял, о чем он. Я посмотрел на Луру, и она опять пожала плечами. Похоже, это становится нашим условным знаком: мол, объясняй все сам.
        — Ну… да,  — ответил я.
        Дядя Пресс расхохотался.
        — Я же велел вам избавиться от бомбы, а не взрывать ее под землей!
        — Мы и не взрывали ее,  — сказал я и вкратце изложил ему, что произошло с тех пор, как он оставил нас на стадионе. И хотя все, что я рассказывал, было абсолютной правдой, звучало это, надо признать, совершенно неправдоподобно. И самым невероятным было то, что все эти жуткие разрушения начались от того, что я бросил на землю горошину Така. Вот вам и эффект домино.
        Дядя Пресс слушал меня очень внимательно. И Алдер тоже. Мне кажется, что дядя Пресс был потрясен, хотя я думал, что его уже ничем нельзя поразить. И уж совершенно точно рассказ потряс Алдера  — он так и стоял, открыв рот.
        — А что со Святошей Дэном?  — спросил дядя Пресс.
        — Сбежал,  — ответил я.  — Он воспользовался каналом. Мы бы последовали за ним, но он отправил нам навстречу гигантскую акулу.
        — Акулу? Так, значит, он отправился на Клораль,  — задумчиво произнес дядя Пресс.
        — Точно!  — воскликнул я.  — Откуда ты знаешь?
        — На Клорале квиги принимают обличье акул.  — Он сказал это, как будто это была совершенно очевидная истина.
        Ну конечно! Я должен был сам догадаться! На Второй Земле квиги  — это собаки-монстры, на Дендуроне  — медведи, а на Клорале  — огромные акулы. Все так просто. Это же знает буквально каждый. Для себя я сделал пометку в памяти: держаться подальше от Клораля.
        — А что там происходит?  — спросил я, показывая в сторону Каган и Реллина. Мне не хотелось больше думать о квигах в любом их обличье.
        Мы опять осторожно выглянули из-за угла и увидели, что двое правителей все еще заняты беседой.
        — Перед вами сейчас два очень напуганных человека,  — сказал дядя Пресс.  — Они оба краем глаза увидели апокалипсис. Реллин чуть не потерял всех своих людей, а Каган собственными глазами видела, как рухнул в море ее дворец. От привычного мира не осталось ничего, кроме их народов.
        — А о чем они говорят?  — спросила Лура.
        — О многом,  — ответил дядя Пресс.  — Но самое главное, они говорят о том, как выжить вместе.
        Еще несколько часов назад мысль о том, что Милаго и Бедуваны могут жить вместе и сотрудничать, показалась бы неуместной шуткой. У них накопился вековой багаж ненависти  — с таким за один день не расстанешься. Но потом я вспомнил, как Бедуванка ухаживала за раненым шахтером. В конце концов, они все люди. А поскольку дворца больше нет, они все оказались в одинаково бедственном положении. И выжить им удастся, только если они будут помогать друг другу. Может быть, это слишком  — требовать такое от смертельных врагов, но, с другой стороны, катаклизмы, которые уничтожают все живое в округе, заставляют пересматривать свои взгляды.
        — Они могут многое предложить друг другу,  — сказал дядя Пресс.  — Бедуваны весьма сведущи в химии и инженерном деле и могут вытащить Милаго из каменного века. А Милаго  — отличные фермеры и строители, и теперь они смогут получать кое-что взамен своего тяжелого труда.
        — А как же шахты?  — спросил Алдер.
        — Шахт больше нет,  — сказал дядя Пресс.  — Когда Так взорвался, они обрушились. Уйдут многие годы на то, чтобы восстановить их. Они того не стоят. Милаго больше не будут заниматься горным делом… никогда.
        — Это значит, что больше не будет никаких самоцветов,  — добавил я.
        — Да, никаких самоцветов,  — подтвердил дядя Пресс.  — Бедуваны использовали их для торговли с другими племенами. Что ж, теперь им придется придумать что-то еще.
        — А что будут делать Нованы?  — поинтересовался я.
        — Они могут вернуться назад к своему племени, а могут остаться и помогать восстанавливать хозяйство тут  — выбор за ними. Думаю, они останутся.
        — А если Милаго снова захотят воспользоваться Таком?  — спросил Алдер.  — Кажется, именно этого добивался Святоша Дэн?
        — Така больше нет,  — авторитетно заявил я.  — Даже если Реллин захочет, он не найдет ни крупицы.
        — Реллин  — хороший человек,  — твердо сказал дядя Пресс.  — Просто его ослепила забота о судьбе своего народа. Сейчас он может направить свою энергию в более конструктивное русло. И он станет великим вождем. Но ему придется изрядно повозиться с королевой Каган. Она  — тот еще подарок.
        Словно почувствовав, что мы говорим о нем, Реллин поднял голову и взглянул на нас. Наши глаза встретились, и Реллин улыбнулся. Эта улыбка говорила о многом: он был смущен, измотан, но при этом вполне умиротворен. Перед ним теперь стояла сложнейшая задача, но она была ему по силам.
        — Нет никаких гарантий,  — продолжал дядя Пресс.  — Им придется преодолевать вековое наследие ненависти и недоверия. Но сейчас у них есть возможность построить общество, которое было бы на пользу всем. Второй такой шанс выпадает нечасто.
        Оглядывая полуразрушенную деревню, трудно было поверить, что почти полное крушение привычного мира  — это лучшее, что могло случиться с этими людьми. Но, может, дядя Пресс прав: единственный способ измениться  — стереть все с доски и начать заново. И, уж конечно, они воспользуются этим шансом.
        — Я проголодался,  — вдруг заявил дядя Пресс.  — Лура, Алдер, не могли бы вы сходить в хижину, где раньше был госпиталь? Там теперь организован склад припасов и продовольствия.
        Лура с Алдером тут же отправились на поиски еды. Не думаю, что дядя Пресс был так уж озабочен пропитанием, просто он, наверное, хотел поговорить со мной наедине.
        — Давай пройдемся,  — предложил он.
        Мы оставили Реллина и Каган за их переговорами и пошли по деревне.
        — Ну, что ты чувствуешь, Бобби?  — спросил он.
        На этот простой вопрос у меня не было столь же простого ответа. Что я чувствовал? Чего я только не чувствовал! Я устал. У меня все болело от падения в воду с большой высоты. Я гордился собой, потому что сохранил ясный ум, когда все вокруг меня рушилось. Мне казалось, что я кое-чему научился. Понял, что не страшно мыслить, как трус, если только ты не ведешь себя трусливо; что можно иногда ошибаться, если у тебя хватает смелости признать это и прислушаться к совету тех, кто знает лучше тебя.
        А еще мне было грустно. Грустно из-за Озы, такой чудесной мамы Луры. Мне бы хотелось узнать ее лучше. И мне было жаль Луру, потому что она потеряла ее. Мне было жалко всех, кто здесь погиб. За эти дни я многое повидал. Я видел, как ужасно могут люди обращаться с другими людьми. Пожалуй, это самое сильное мое впечатление. Я видел жадность и гнев, убийства и полное пренебрежение чужой жизнью. Здесь, на Дендуроне, я увидел все самые неприглядные стороны человеческой души, и меня печалило сознание того, что люди могут быть такими.
        Что я чувствовал? Я боялся Святошу Дэна. Он использовал свои способности манипулировать людьми, чтобы заставлять их творить ужасные вещи. Его преступные замыслы чуть не разрушили целый мир. Я боялся, что он может попытаться повторить то же самое где-нибудь еще, и очень надеялся, что, остановив его здесь, мы нарушили его планы. Но больше всего меня пугала необходимость стать Странником. Я не хотел брать на себя такую ответственность, ведь я еще ребенок.
        Что я чувствовал? Я был рад. Рад тому, что у народа Дендурона появился еще один шанс. Я гордился дядей Прессом. Я не очень понимал, какова была его цель, но он остановил надвигавшуюся катастрофу. Я был рад, что встретил таких людей. У Алдера было доброе сердце, и я никогда его не забуду. Реллин, может, и заблуждался, но он служил своему народу, и я уважал его за это. Теперь у него появилась возможность действительно работать на благо. Я рад, что узнал Озу. Думаю, я никогда не забуду ее спокойную мудрость, и надеюсь, хоть крупица ее мудрости есть теперь во мне. Я рад, что у меня есть такие друзья, как вы, Марк и Кортни. Вы помогли мне, когда я отчаянно в вас нуждался, и я навсегда перед вами в долгу.
        Но больше всего меня радовало, что я познакомился с Лурой. Она очень преданная и готова жизнь положить за то, во что верит. Она смелая, умная, заботливая и красивая, как черт знает что. Но есть кое-что еще, за что я даже не знаю, как отблагодарить ее. Даже когда эти приключения сотрутся из моей памяти, а это обязательно случится, я все равно буду благодарен ей за то, что она научила меня думать не только о своем маленьком мирке и заставила поверить в свои силы.
        Так что же я чувствовал? Это сложный вопрос, но у меня нашелся простой ответ.
        — Дядя Пресс,  — сказал я,  — я чувствую, что хочу домой.
        Он собрался было возразить, но я перебил его.
        — Нет,  — сказал я.  — Когда ты попросил меня поехать с тобой, ты сказал, что каким-то людям нужна моя помощь. Я сделал все, о чем ты просил меня. Теперь я хочу домой.
        Он больше не пытался спорить. Да и как он мог?
        — Хорошо, Бобби,  — сказал он с теплотой в голосе.  — Ты прав. Я даже не могу выразить, насколько горжусь тобой. Завтра я отправлю тебя домой.
        Вот что я хотел услышать! Вот я и дошел до того момента, когда уселся писать этот последний журнал. Мы все ночуем в уже знакомой нам хижине-госпитале. Завтра нам предстоит долгий путь в горы, где расположен вход в канал. К сожалению, тот канал, который был в шахтах, теперь завален тысячами тонн породы. Дядя Пресс заверил нас, что подъем будет не таким уж трудным. Мы одолжим у Бедуванов лошадей и возьмем с собой несколько свистков, на случай, если нам встретятся квиги.
        Алдер и Лура тоже сейчас пишут свои журналы. Алдер рассказал мне все, что происходило во время битвы, поэтому я смог вставить эти детали в свой рассказ. Я не буду отправлять этот журнал через кольцо, потому что собираюсь вручить вам его собственноручно. Мне не терпится увидеть, как у вас вытянутся лица, когда я появлюсь на пороге.
        А еще мне не терпится увидеть свою семью. Я еще не знаю, что я скажу им, но что-нибудь придумаю. Интересно, Марли соскучился по мне так же, как я по нему?
        Ну что ж, ребята, я пишу вам в последний раз. Спасибо за то, что читали. Спасибо за вашу дружбу. Завтра я навсегда покину Дендурон.
        Конец журнала № 4

        Вторая Земля

        Марк дочитал чуть раньше, чем Кортни, но не двинулся с места, пока она тоже не подняла голову от листков. Они оба посмотрели на Бобби, который спал на кровати Марка. Им хотелось поговорить с ним, но они не решались будить его, потому что ему нужно было отдохнуть. Все это так странно. Бобби  — их друг. Они знакомы с самого детства. Но сейчас все изменилось. Да, он по-прежнему Бобби, но уже совсем не тот Бобби, который всего несколько дней назад поцеловал Кортни. Может ли все вернуться назад, и будет ли все как раньше?
        — Я не сплю,  — тихо сказал Бобби.
        Марк и Кортни вскочили и подошли к нему. Кортни присела на краешек кровати, а Марк расхаживал взад-вперед.
        — Как я поняла, вы без проблем добрались до канала в горах,  — сказала Кортни.
        Бобби сел, но видно было, что он сделал это с трудом. Видимо, у него все болело, хотя ничего не было повреждено.
        — Да, мы взяли у Бедуванов лошадей и почти всю дорогу проехали верхом.
        — А квиги?  — поинтересовался Марк.
        — Они не объявлялись, но, я думаю, это из-за ужасной снежной бури.  — Бобби показал на свое иссеченное лицо.  — Ветер был очень сильный. Такое ощущение, что нам в лицо вонзались иголки. Извини, что я перемазал кровью твою подушку.
        — Да пустяки,  — сказал Марк.
        — А дядя Пресс вернулся с тобой?  — спросила Кортни.
        — Да. И знаете, что странно? Когда мы вышли с той заброшенной станции метро, мотоцикл поджидал нас там, где мы его оставили. И шлемы тоже были на месте. Как вам это?
        Это действительно было очень странно, потому что когда Марк и Кортни были на той станции, возле нее никакого мотоцикла и в помине не было. Должно быть, кто-то держал его у себя, дожидаясь возвращения дяди Пресса.
        Марк сказал:
        — Да, странно.  — А потом добавил, показывая на последний журнал Бобби:  — Но тебе ли говорить о странном?
        Они все уставились на пергаментные листки, а потом захохотали. Да, Марк прав, по сравнению с тем, что Бобби сделал на Дендуроне, таинственное исчезновение и появление мотоцикла  — это пустячок.
        Бобби было приятно находиться среди друзей и смеяться вместе с ними, но и его не покидало то чувство неловкости, которое испытывали Марк и Кортни. Столько всего произошло за это время. Он стал совсем другим парнем. Сможет ли он вернуться к своей обычной жизни?
        — А как же Лура?  — спросила Кортни.  — Она осталась на Дендуроне?
        Марку показалось, что он уловил в ее голосе ревность, но решил пока промолчать об этом.
        Бобби перестал смеяться. Кортни, сама того не зная, затронула больную тему.
        — Она вместе с нами поднялась в горы,  — тихо сказал он.  — Но когда мы вошли в пещеру, где располагался вход в канал, она просто подошла к нему и умчалась. Ни тебе «до свидания», ни «всего хорошего», ни «приятно было познакомиться». Я не говорю, что мы стали лучшими друзьями, но мы столько преодолели вместе… И я собирался кое-что сказать ей.
        Бобби явно причиняло это боль. Он привязался к Луре, но она, кажется, вовсе не отвечала ему тем же. Все трое некоторое время неловко молчали. Потом Марк задал вопрос, который занимал всех троих.
        — Бобби,  — осторожно начал он.  — В твоих журналах столько всего непонятного. Склока между Милаго и Бедуванами  — всего лишь часть этого. Я по поводу этих Странников… и каналов, которые переносят тебя в пространстве и времени; и о людях, которые населяют какие-то территории по всей Вселенной; и о Халле. Что такое Халла? Как это может быть, что все места, все вещи и все времена все еще сосуществуют? И что это за пижон  — Святоша Дэн? Он не может объявиться еще где-нибудь и попытаться сделать то же, что и на Дендуроне? То, что ты описывал, напрочь опровергает все наши представления о том, как устроен мир, и я тебе скажу честно  — меня это пугает.
        — Я хотел бы тебя утешить,  — сказал Бобби,  — но меня тоже это пугает. Мне бы хотелось повернуть время вспять до того вечера и попросить дядю Пресса подыскать себе в помощники кого-нибудь другого. К сожалению, это не в моих силах. Но, с другой стороны, было в этом и кое-что полезное. Я открыл в себе некоторые качества, которые меня очень радуют. Увидел и такие, которые хотел бы изменить. Все это замечательно. Но что касается того, чтобы стать Странником… боюсь, у меня не хватит способностей.
        — Что же ты теперь собираешься делать?  — спросила Кортни.
        Бобби поднялся с кровати. Ноги его немного дрожали, но в остальном он был в полном порядке.
        — Я попытаюсь вернуться к нормальной жизни,  — твердо сказал он.  — Если дяде Прессу снова понадобится помощь, он может поискать кого-нибудь другого. Ребята, вы сходите со мной ко мне домой? Мне так будет проще.
        Вот этого-то момента Марк и Кортни боялись больше всего. Как им сказать Бобби, что его семья исчезла? После всего того, через что он прошел, он не заслуживал такого удара. И все же, ему надо знать об этом.
        — Б-бобби,  — немного нервничая, начал Марк.  — Мы должны кое-что…
        Кортни перебила его.
        — Мы пойдем с тобой, Бобби. Мы хотим быть рядом.
        Марк кинул на нее удивленный взгляд, но Кортни даже не посмотрела на него. Она считала, что есть только один-единственный способ для Бобби узнать о том, что случилось,  — увидеть все своими глазами. Если бы они рассказали ему сейчас, он бы все равно захотел сам на все посмотреть, так что уж лучше сказать ему прямо на месте.
        До дома Бобби на Линден Плас было недалеко. Шагая по знакомым улочкам Стоуни Брук, Бобби радостно улыбался. Он тысячи раз ходил этими улочками, но сейчас он смотрел на них совсем по-новому, вбирал в себя их вид, звуки, запахи. Он укутался в эти яркие ощущения, как в теплое одеяло, и это помогало ему снова почувствовать себя дома. Ему было так хорошо сейчас, что он даже уверил себя, что вполне сможет вернуться к своей нормальной жизни.
        Марк и Кортни чувствовали это. У них сердце разрывалось на части при мысли, что его счастливые мечты постигнет крах. И только перед самым последним поворотом на Линден Плас Кортни его остановила. Она взяла его за плечи и посмотрела в глаза.
        — Я хочу, чтоб ты знал, Бобби, что мы с тобой,  — искренне сказала она.
        — Я знаю, Кортни,  — ответил Бобби.
        Но Кортни не отпустила его. Она понимала, что он сразу же свернет за угол и увидит, что той старой жизни, к которой он так стремился, больше нет.
        — Эй, да что с тобой?  — с любопытством спросил Бобби.
        Кортни только покачала головой и отпустила его. Бобби взглянул на Марка, надеясь получить у него объяснения странного поведения Кортни, но у Марка вид был ничуть не лучше. И в тот момент Бобби понял, что что-то случилось. Он повернулся и побежал за угол к своему дому. Марк и Кортни переглянулись и поплелись за ним.
        Завернув, они увидели, что Бобби стоит посреди тротуара, что вел когда-то к его дому и где теперь осталось только пустое место. Он не шевелился, не кричал, казалось, что он даже не дышал. Он просто стоял и смотрел. Они не стали ничего говорить, давая ему время осознать то, что он увидел. Вернее, чего не видел. Бобби прошел вперед и ступил на то место, где когда-то был его двор. В том дворе он играл с самых пеленок. В этом дворе они боролись с Марком. Этот двор вел к коттеджу, который он тринадцать лет называл своим домом. Все это теперь куда-то исчезло.
        — Эй, там,  — раздался у них за спиной знакомый голос.
        Все трое повернулись и увидели дядю Пресса. Он снова был в своих любимых джинсах и длинном кожаном плаще. Позади него на дороге стоял маленький черный спортивный автомобиль «Порш». Дядя Пресс всегда путешествовал с шиком.
        — Все в порядке, Бобби,  — сказал он мягко.  — Постарайся дышать.
        Марк и Кортни отошли с дороги. То, что сейчас будет происходить,  — это только между Бобби и дядей Прессом. Они увидели, что у Бобби покраснели глаза. Он плакал. Но при виде дяди его грусть сменилась злостью.
        — Где они?  — спросил он сквозь зубы.  — И не говори мне, что все так, как и должно было быть. Я не хочу больше этого слышать.
        — С ними все в порядке,  — успокаивающе сказал дядя Пресс.
        Бобби шагнул ему навстречу. Он был зол, опечален, озадачен и очень напуган. Но больше всего ему требовались ответы на его вопросы.
        — Тогда почему их здесь нет?  — грозно спросил он.
        — Это самое трудное,  — сказал Пресс.  — Мне в свое время тоже пришлось туго. Трудно было и Луре, и Алдеру, но мы все проходим через это. Я бы сказал тебе об этом на Дендуроне, но ты бы все равно захотел убедиться сам.
        — В чем убедиться? Да что произошло-то?  — наседал Бобби.
        Чтобы чувствовать себя поувереннее, Кортни взяла Марка за руку. Тот не сопротивлялся.
        — Бобби, твоя семья исчезла отсюда, потому что тебе пришло время уходить,  — сказал дядя Пресс.  — Они вырастили и воспитали тебя, но теперь тебе пора двигаться дальше.
        Бобби отшатнулся назад, словно слова дяди Пресса больно ударили его. Что он такое говорит? Неужели то, что ему придется поехать на Дендурон, было уготовано ему с самого рождения? Неужели его семья знала об этом с самого начала? Как это возможно? Его жизнь была такая… обычная. На Бобби вдруг нашло озарение.
        — Ты ведь не мой дядя?  — спросил он.
        — Нет, в обычном смысле нет,  — ответил он.  — Но я всегда присматривал за тобой, и впредь никогда не оставлю.
        Бобби развернулся и побежал к пустырю. Ему хотелось найти обломок доски, осколок стекла или хотя бы старый фантик. Должно же быть хоть что-то, что напоминало бы о его прежней жизни здесь! Но ничего не было. А потом он услышал то, что потрясло его не меньше.
        — Все будет в порядке, Пендрагон.  — Слова были сказаны еще одним знакомым голосом.
        Бобби обернулся и увидел, что рядом с машиной стоит Лура. На ней был комбинезон и ярко-розовая майка-безрукавка, оголявшая ее сильные руки и плечи. Даже ботинки на ней были модные  — черные Мартинсы. Ее густые черные волосы были заплетены в косы, а на шее висело ожерелье из ракушек. Она вполне могла сойти за студентку из местного колледжа. Никто бы и не догадался, что она  — воин с далекой территории.
        Кортни взглянула на Луру, смерив ее оценивающим взглядом с ног до головы. Марк это заметил и решил для себя обязательно поддеть потом Кортни за ее ревность. Но кто бы мог винить ее? Марку Лура показалась еще более красивой, чем описывал Бобби. Может, она и была одета, как девчонка из пригорода, но в ней чувствовался дух воина. Наконец-то Кортни Четвинд встретила ровню.
        Бобби подошел к Луре. Если кто и мог сказать ему правду, то только она.
        — Ты что-нибудь понимаешь?  — спросил он.
        — Начинаю,  — ответила она.
        — А Оза  — она была твоей настоящей матерью?
        — Нет, мне сказали правду до того, как я первый раз отправилась на Дендурон. Оза воспитала меня, научила всему, что я умею. Она была мне матерью, разве что только не сама родила. Но это не мешает мне любить ее.
        Бобби уставился в землю, пытаясь переварить услышанное.
        — Там, в горах, я не сказала тебе «до свиданья», потому что мыслями была уже далеко,  — продолжала Лура.  — Тело Озы уже было на Затаа. Мне надо было прибыть туда для траурной церемонии. Мне было очень тяжело. Надеюсь, ты не обиделся.
        Бобби покачал головой. Он прекрасно ее понимал, потому что только что сам почувствовал, что это значит  — потерять мать. Он взглянул на Пресса и спросил:
        — Так значит у Странников нет семьи? У них нет собственной жизни? Они только шляются туда-сюда по Вселенной в поисках бед?
        Пресс улыбнулся и сказал:
        — Ты веришь мне, Бобби?
        — Думаю, да,  — скептически ответил Бобби.  — Но эта вера быстро тает.
        — Не спеши,  — проговорил Пресс.  — Поверь мне, со временем ты все начнешь понимать. И я тебе обещаю: ты снова увидишь свою семью. Ты увидишь маму, папу и свою сестру Шанон.
        — А Марли?  — спросил Бобби.
        — И со своей собакой ты снова побегаешь,  — заверил его Пресс.  — Но не сегодня.
        — Когда?  — спросил Бобби.
        Пресс задумался. Он знал ответы на все вопросы, кроме этого.
        — Этого я не могу тебе сказать.
        Бобби взглянул на Луру, та чуть кивнула, желая приободрить его. Потом Бобби перевел взгляд на пустое место, где стоял его дом, и надолго задумался, пытаясь собраться с мыслями. Наконец он сказал:
        — Ты недавно спрашивал меня, что я чувствую. Хочешь, я отвечу тебе сейчас?
        — Да.
        — Я чувствую себя так, будто только что узнал, что Санта Клауса не существует. Чувство, должен признать, не самое приятное.
        — Ничего, скоро полегчает,  — заверил его Пресс.
        — И что теперь?  — спросил Бобби.
        — Теперь ты поедешь с нами,  — ответил Пресс.
        Бобби подошел к Марку и Кортни. При взгляде на своих друзей на него снова нахлынули воспоминания о счастливой жизни в Стоуни Брук. Больше всего ему хотелось, чтобы, обернувшись, он увидел, что его дом стоит на прежнем месте, и что ему есть куда вернуться и снова зажить своей обычной жизнью. Но этому не суждено сбыться.
        — Полагаю… я должен ехать,  — сказал Бобби.
        — Мы всегда будем ждать тебя,  — сказала Кортни, и на глаза у нее навернулись слезы.
        Бобби наклонился и обнял сразу обоих. Он изо всех сил старался не расплакаться. Ему не хотелось делать этого перед Лурой. Но ему не хотелось и отпускать своих друзей, потому что как только он сделает это, он навсегда распрощается со своей прежней жизнью на Второй Земле.
        — Бобби, пора,  — мягко поторопил его Пресс.
        Бобби отстранился от своих лучших друзей и посмотрел им в глаза.
        Марк вытер слезы, улыбнулся и сказал:
        — Эй, не забывай писать!
        И все трое рассмеялись. Это даже не обсуждалось.
        — Ты уверен, что это нужно?  — спросил Бобби.  — Ты сбережешь мои журналы?
        — Я тебе не прощу, если ты будешь посылать их кому-нибудь другому,  — заявил Марк и поднял руку, показывая кольцо, которое он получил от Озы.
        Бобби улыбнулся и, сглотнув слезы, выдавил:
        — До скорого, ребята.
        — Пока, Бобби,  — сказала Кортни.  — Удачи тебе.
        Бобби кивнул, развернулся и пошел к машине. Возле Луры он остановился и посмотрел на эту девушку-воина, которой суждено было стать его товарищем.
        — Я знаю, тебе не хочется этого слышать, Пендрагон,  — сказала она,  — но все так, как и должно было быть.
        — Может быть, посмотрим,  — скептически прокомментировал Бобби. Бросив последний взгляд на пустое место, где стоял его дом, он скользнул на заднее сиденье «Порша». Лура посмотрела на Марка и Кортни. Кортни приосанилась. Лура хмыкнула и тоже уселась в машину.
        — Береги эти журналы,  — сказал Пресс Марку.  — Когда-нибудь они могут понадобиться ему.
        Марк и Кортни дружно кивнули. Пресс быстро обошел машину и уселся за руль. Двигатель взревел, и спортивная машина резко взяла с места и умчалась вниз по улице… в неизвестность.
        Марк и Кортни смотрели ей вслед, пока она не скрылась из виду и звук не затих вдали. Они еще долго стояли там, не зная, что делать дальше.
        Наконец Марк сказал:
        — А что, Санта Клауса не существует?
        И они оба рассмеялись. За смехом они пытались скрыть свои истинные чувства.
        Кортни спросила:
        — Ты позвонишь мне, если…
        — Как только придет следующее письмо,  — поклялся Марк.
        Потом они вместе пошли прочь от пустого участка, на перекрестке расстались. И каждый направился к себе домой. Марк сразу прошел в свою комнату и стал ждать журнала от Бобби. Раньше журналы приходили довольно часто, так что он был готов к тому, что в любой момент кольцо может снова ожить и начать мерцать. Но этого не случилось. Он не спал всю ночь, гипнотизируя взглядом кольцо.
        Но ничего не произошло.
        Кортни звонила ему дважды в день. Узнать, не пришло ли что от Бобби, но каждый раз получала один и тот же ответ: «Пока нет». Каждый раз, встречаясь в школе, она смотрела ему в глаза и как бы спрашивала: «Что-нибудь есть?», но Марк всегда либо пожимал плечами, либо качал головой.
        Шли дни. Из дней набегали недели, из недель складывались месяцы, а от Бобби так ничего и не было. Марк и Кортни поняли, что не могут всю жизнь жить ожиданием следующего письма. Каждый начал жить своей жизнью. Кортни снова стала играть в волейбол и вывела команду Стоуни Брук в финал округа. Естественно, мужскую команду.
        Марк стал прежним Марком. Он все так же ел много морковки и проводил все дни, согнувшись над книгами в библиотеке. Правда, в его жизни все-таки произошло одно важное изменение: Энди Митчел больше не доставал его. Сама того не зная, Кортни стала чем-то вроде ангела-хранителя для Марка, по крайней мере в том, что касалось Энди Митчела.
        Расследование по делу об исчезновении семьи Пендрагонов продолжалось, но полиция так ничего и не нашла. Время от времени сержант Д’Анджело и капитан Хирш звонили Марку и Кортни спросить, не слышали ли они чего нового, но ответ всегда был один и тот же. Нет. Даже если бы они решили сказать правду, то не знали, что именно рассказывать.
        Но Марк и Кортни не забывали Бобби. Они вспоминали о нем как минимум раз в день. Но чем больше проходило времени, тем меньше они о нем думали. И это правильно, ведь жизнь не стоит на месте.
        О Бобби они чаще всего вспоминали, когда им на глаза попадалось что-нибудь, связанное с ним. Марк играл на компьютере в футбол и вспоминал, как Бобби обставлял его в этой игре. Кортни, услышав что-нибудь смешное в комедии, смеялась, так как знала, что и Бобби смеялся бы над этой шуткой. Однажды Марк сидел на трибуне, наблюдая, как ребята играют в баскетбол, и ему вспомнилось, как здорово играл Бобби.
        В этот-то момент все и произошло. Кольцо начало сжиматься.
        Поначалу Марк не сообразил, что это. Но взглянув на руку, он узнал знакомое сияние, исходившее от камня. Марк чуть не задохнулся от радости. Он кинулся прямо на площадку, не обращая внимания на то, что помешал игре и что все на него орут. Ему надо было как можно быстрее выбраться отсюда и разыскать Кортни. Он нашел ее в женском спортзале по соседству. Она брала уроки боевых единоборств, и сейчас как раз шло занятие по дзюдо. Она легко приподняла соперницу и с глухим стуком уложила ее на лопатки. В тот момент, когда она подала ей руку, чтобы помочь встать, в зал вбежал Марк с криком:
        — Кортни!
        Все оглянулись, чтобы посмотреть на сумасшедшего коротышку. Кортни встретилась с ним взглядом и мгновенно поняла, в чем дело. Она быстро поклонилась своей сопернице и подбежала к Марку. Им не нужно было разговаривать  — они и так знали, что делать. Они вместе отправились в цитадель уединения Марка  — мужской туалет на третьем этаже. Ничуть не смущаясь, Кортни зашла туда впереди Марка. Оказавшись внутри, Марк тут же снял кольцо и положил его на пол. Кольцо мерцало, из камня струился знакомый свет. И процесс начался. Маленькое кольцо стало расти и расширяться, потом была вспышка, и все закончилось.
        На полу лежал сверток листков, но они совсем не походили на те, прежние. Они были светло-зеленого цвета, а не желтоватые, к которым они привыкли. Как и раньше, сверток был перевязан, но не полоской кожи, а чем-то темно-зеленым, похожим на растение. Марк стянул веревочку и бережно развернул листки. Они были примерно такого же размера, как обычные, но очень странной формы. У них не было прямых углов. Марк пощупал их  — это оказалась совсем не бумага, а большие сушеные листья, резиновые на ощупь и… непромокаемые.
        — Готов?  — спросила Кортни.
        — У меня руки трясутся,  — признался Марк.
        А потом они оба углубились в новый журнал Бобби.

        Журнал № 5
        КЛОРАЛЬ

        Привет, ребята. Должен извиниться за то, что так долго не писал. С тех пор, как мы расстались, произошло столько всего, так что я даже и не знаю, с чего начать. Прежде всего одна загадка разрешилась. Помните ту гигантскую акулу, которая чуть не сожрала меня в шахтах Дендурона? Ну так теперь я знаю, откуда она родом. Территория, где я сейчас нахожусь, называется Клораль, и она расположена под водой. Без шуток. Подводный мир. А квиги на Клорале  — это большие хищные акулы. Здорово, да?
        А теперь позвольте рассказать вам о новых неприятностях, в которые я вляпался…
        Продолжение следует.

        notes

        Примечания

        1

        Тиара  — головной убор древних восточных царей.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к