Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Лонг Джим: " Основное Событие " - читать онлайн

Сохранить .
Основное событие Джим Лонг

        Боевые роботы (Battletech) #10 Побежденный в сражении, бывший солдат Ком-Гвардии Джереми Роуз больше всего хочет нанести ответный удар по Кланам, которые уничтожили его меха и его карьеру. Мечты о быстрой мести оборачиваются в кошмар, когда каждая его попытка воссоединиться с главными силами в борьбе за права граждан Внутренней Сферы встречают отпор. Вынуждаемый выиграть Битву борясь в мире Соляриса VII, Роуз набирает других солдас с арены чтобы создать новую наемную группу для нанесения удара по захватчикам. К сожалению, хоть Роуз и имеет ограмный опыт в военном деле, его деловые качества оставляют желать лучшего.

        Джим Лонг


        Основное событие


        Серия: Боевые роботы (Battletech) - 10

        ПРОЛОГ

        Год 3054-й. Человечеству удалось расселиться в межзвездном пространстве, но и туда оно прихватило присущую ему агрессивность. В один прекрасный день тысячи миров, заселенных людьми во Внутренней Сфере, объединились в достославную и процветающую Звездную Лигу. Когда в 2781 году Лига распалась и каждая из пяти составлявших ее звездных империй начала войны за гегемонию, пришла Эра Мрака.
        На протяжении почти трех веков пять Лордов-Наследников сражались между собой, и битва эта получила название войны за Наследие. Погибли миллионы людей, целые миры переходили из рук в руки, но, несмотря на крайнее ожесточение обеих сторон и бесчисленные потери, ситуация менялась мало. Так продолжалось до 3049 года, до тех пор, пока Внутренняя Сфера не столкнулась с сокрушительной силой кланов.
        Обладая превосходными военными машинами и пехотой, состоящей из сверхлюдей, эти воины - потомки легендарной исчезнувшей армии Звездной Лиги Александра Керенского - начали постепенно захватывать области Внутренней Сферы. Три года кланы не знали поражений, пока Ком-Гвардия не одержала победу при Токкайдо. Эта победа позволила наследным государствам заключить договор о пятнадцатилетнем перемирии, договор, оплаченный бесчисленным количеством жизней.
        Токкайдское перемирие продолжается уже два года, но еле сдерживаемая ненависть между обеими сторонами, его заключившими, грозит в любую минуту взорвать перемирие изнутри. Соперничающие кланы совершают набеги на владения друг друга, раздувая огонь гражданской войны. Внутренняя Сфера вновь балансирует на грани апокалипсиса.
        Но на этот раз шансов на выживание не остается ни у кого.
        I

        Тара, Нортвинд 23 апреля 3054 года


        Когда задраенный люк «Бристоля» приоткрылся, холодный ветер, пропитанный множеством запахов, тотчас ринулся в застоявшееся нутро шаттла. Пассажир, стоявший у выхода первым, переминался с ноги на ногу и с нетерпением ждал, когда поднимется трап. Как только трап коснулся борта космического корабля, он выпрыгнул и сбежал по ступенькам. На «Бристоле» начали открывать остальные люки, а рабочие космодрома тем временем уже подъезжали на самоходных кранах и автокарах, чтобы разгрузить огромный корабль.
        Джереми Роуз остановился и вдохнул полной грудью. Предрассветные ветры на Нортвинде обладали тем неповторимым запахом, который он помнил на протяжении многих лет, проведенных вдали от дома. Реальность оказалась куда лучше воспоминаний, но времени на сантименты не оставалось. Роуз заторопился к зданию таможни: прежде чем ему позволят ступить на улицы Тары, столицы планеты, предстоит пройти необходимый досмотр.
        С привычной легкостью неся чемоданы, Роуз продвигался среди сновавших взад-вперед носильщиков. Он быстро прошел по мокрому гудрону дорожки и протиснулся к главному входу. Изумленные таможенники, одетые в предписанную уставом форму из плотной шотландки, подняли глаза на Роуза, который с силой толкнул неожиданно легко распахнувшуюся дверь. В другом конце помещения низкорослый человек, стоящий у длинной стойки, повернулся и посмотрел на Роуза, а окружавшие его младшие по чину таможенники тщетно попытались скрыть свое любопытство.
        Пожилой человек с лицом хищника, судя по всему начальник поста, злобно зыркнув глазами в сторону Роуза, пригласил его к столу. Роузу не раз приходилось сталкиваться со столь примитивными типами. Начальник явно чувствовал себя королем своей маленькой комнаты и от всей души желал, чтобы Роуз осознал важность момента. С нарочитой медлительностью таможенник начал досматривать вещи вошедшего, и мечты Роуза о быстром и легком проникновении за заветную черту, отделяющую его от города, тотчас испарились. Казалось, прошла целая вечность, пока страж границ просматривал чемоданы, в которых, впрочем, не было ничего необычного или подозрительного.
        Роуз был воином по рождению и воспитанию, и его вещи красноречиво говорили об этом. Воинский образ жизни был его единственным достоянием, а до недавнего времени и профессией. Возвращаясь на родину, он надеялся вновь заняться любимым делом. Как и большинство солдат, он путешествовал налегке. Три летных костюма в первом чемодане были точно такими же, как и тот, в который он был облачен сейчас. Теперь, после осмотра, одежда валялась на полу бесформенной кучей, что, впрочем, Роуза не очень-то волновало. Стоит только таможеннику закончить процедуру, и он опять запихнет их в чемодан - с той же небрежностью, что и всегда. Бритвенный прибор, нижнее белье, носки, ремни и ботинки подверглись подобной участи, увеличив беспорядочную кучу вещей. Через полчаса чиновник приступил к осмотру второго чемодана. Комната наполнилась пассажирами, которых Роуз обогнал, спеша попасть в город.
        - Не многовато ли вещей для одного, сынок? А что во втором? - Таможенник поднял чемодан и попытался открыть замки, но, несмотря на все его усилия, чемодан отказывался открываться, хотя присутствующим казалось, что крышка вот-вот распахнется. Роуз перехватил недоуменный взгляд начальника и улыбнулся.
        - Позвольте, я сам.- Он взял чемодан и легко отпер замки с помощью больших пальцев, после чего отступил на два шага назад.- Замок реагирует только на отпечатки моих пальцев.
        Таможенник со злобой взглянул на Роуза.
        - Извините,- быстро добавил тот.
        Приподняв крышку, начальник не смог сдержать изумления при виде лазерного пистолета с тремя энергетическими обоймами. Не глядя на Роуза, он вытащил пистолет на свет божий.
        - А ты, сынок, владеешь недурной пушкой. Однако она немного разбалансирована.
        Роуз пожал плечами. Этот пистолет был предметом его немалой гордости. Сделанный специально для его длинных рук, он обладал большей дальнобойностью и проникающей силой, чем все когда-либо виденные им лазерные пистолеты. Стрелял он не хуже короткоствольной винтовки.
        - Зачем тебе такой пистолет?
        - А я и не знал, что оружие на Нортвинде запрещено,- спокойно ответил Роуз.
        - Конечно же, нет. Если только ты не подозрительный тип и не преступник.
        - Уверяю вас, я ни тот ни другой. Роуз протянул в его сторону раскрытые ладони и улыбнулся. Таможенник явно сомневался в его словах.
        - Это оружие водителей боевых роботов, однако я не вижу соответствующего клейма. Ты - воин-водитель?
        Да, Роуз был воином, только без приставки «водитель», что ограничивало его права.
        - Значит, ты водила.- Таможенник положил оружие в чемодан и закрыл крышку.- Давай посмотрим бумаги.
        Даже сейчас, в эпоху современных компьютеров и микропроцессоров, большинство людей желало, чтобы документы, подтверждающие их права на земельные владения и другую ценную собственность, были отпечатаны на бумаге или на пластике. Вид вручную сделанных подписей внушал особую уверенность в том, что эта собственность - именно твоя. Поэтому в придачу к электронным свидетельствам каждый стремился запастись старыми добрыми бумагами.
        Таможенник ждал, что Роуз покажет свое удостоверение водителя, которое, как он подозревал, осталось на шаттле. Роуз залез в карман кожаной куртки, вытащил бумаги и бросил их на чемодан, в котором лежал пистолет. Таможенник схватил и просмотрел их.
        - Значит, не боевик.
        Роуз отрицательно покачал головой, не желая произносить эту фразу.
        - Поражение в правах.- Голос чиновника перекрыл шум толпы. Присутствующие обернулись и уставились на Роуза. Тот замер. Если бы он стоял лицом к толпе, то заметил бы смесь презрения, жалости и любопытства, отразившуюся на лицах людей. Водители боевых роботов были членами элитной группы военных, контролировавшей равновесие власти во Внутренней Сфере. Они пользовались завидным положением в обществе, подобно средневековым рыцарям возвышаясь над людьми, которых сами же защищали. Потерять это звание было в высшей степени позорно.
        Роуз слышал за своей спиной перешептывания, чувствовал, что на него указывают пальцами, и молча смотрел на таможенника. Несмотря на то что он подвергся публичному унижению, лицо его ничего не выражало. Таможенник усмехнулся и бросил ему документы.
        - Добро пожаловать на Нортвинд, в гостеприимную Тару. Желаю хорошо провести время.
        Не сводя с Роуза глаз, таможенник подтолкнул его багаж по стойке в направлении выхода.
        - Следующий!
        Роуз сложил свои вещи и запер чемоданы. Не оглядываясь, он проследовал вдоль короткого коридора и вошел в главный терминал космодрома. Много народу собралось у дверей, поджидая выхода своих близких, благополучно разделавшихся с таможенными формальностями.
        Протиснувшись сквозь толпу, Роуз подошел к дальней стене огромного зала. За время своего долгого отсутствия он отвык от контрастных цветов, которые были главной приметой одеяния каждого Горца. Клетчатые ткани самых разных расцветок пестрели по всему залу, некоторые - традиционные и легко узнаваемые, другие - совершенно ему незнакомые. Дух неуемного жизнелюбия, главенствующий на Нортвинде, как всегда, окружил его со всех сторон.
        Ни один из народов, виденных Роузом, не мог сравниться с Горцами в той энергии, с которой они наслаждались жизнью. Казалось, Горцы получают удовольствие от всего, что она может им предложить,- и от хорошего, и от плохого.
        Горцы вернулись на Нортвинд в ту пору, когда Роуз был еще маленьким мальчиком, и со свойственным им безграничным энтузиазмом принялись переделывать всю их жизнь, влезая даже в житейские мелочи. С тех пор прошло двадцать пять лет, но дух этих мест не менялся.
        Роуз остановился перед главным выходом из терминала и еще раз жадно впитал в себя суету космодрома. «Открытием души» назвал бы это ощущение его первый наставник. Роуз снова оглядел панораму космодрома и толкнул тяжелые двери.
        Длинная вереница машин застыла на стоянке, укрытой за зданием космического вокзала. Подойдя к первому попавшемуся автомобилю, Роуз распахнул заднюю дверцу. Водитель закрыл капот и скользнул на свое сиденье как раз в тот момент, когда Роуз уже устраивался поудобнее.
        - В Форт, пожалуйста. Водитель смущенно поглядел на него через плечо и не тронулся с места.
        Роуз бросил на шофера недоуменный взгляд.
        - В Форт,- повторил он.- Я тебе не какой-нибудь болван-турист или тупой коммерсант. Немедленно отвези меня туда.
        Напуганный напористостью Роуза, водитель отвел взгляд и завел машину. Роуз испытывал чувство благодарности за то, что его оставили наедине с собственными мыслями на время недолгой поездки к Залу Ассамблей Старейшин Клана Горцев - главному правительственному зданию Тары. Расположенное в центре города, оно было окружено вспомогательными строениями, служившими для обеспечения той важной работы, которая велась в священных центральных залах. Здание стало называться Фортом с тех пор, как Горцы вернулись на Нортвинд. Случилось это в 3028 году. В тот год Старейшины Клана Горцев достигли соглашения с Федеративным Содружеством, согласно которому Горцы Нортвинда изъявляли свою верность Дому Ляо в обмен на разрешение иметь на родине собственные войска, составляющие отныне часть вооруженных сил Объединенного Содружества.
        Вернувшись, Старейшины заявили, что стены этой крепости помогут им защитить Нортвинд от любого вторжения извне. Насколько Роуз запомнил, речь их была очень пламенной, но, впрочем, все, что касалось политики, благополучно пролетело мимо ушей семилетнего мальчика.
        Роузу было известно, что сегодня Старейшины Горцев встречаются на сессии ежегодного собрания всех Старейшин Тары и отдаленных провинций. Во время сессии Высокая Ассамблея была высшим органом власти.
        Ассамблея решала вопросы планетарной важности и дела, которые могут затронуть всех - и Горцев, и Нортвинд. Всевластная сессия Высокой Ассамблеи работала только две-три недели в году, потому что большинство дел, касающихся текущего правления, могли быть решены на суб-ассамблеях в течение года. Каждая суб-ассамблея отвечала за одну из важнейших сторон жизни Горцев. Искусство, наука, медицина, образование, военные налоги, как и десятки других дел, находились выведении особых ассамблей. Самой многочисленной и престижной была Ассамблея Воинов, которая управляла всеми военными аспектами жизни Горцев. Она состояла ровно из ста заслуженных воинов, первой выступала при открытии Высокой Ассамблеи и последней покидала ее. Эта политическая группа явно доминировала на Нортвинде.
        Машина остановилась у тротуара. Роуз вышел, протянул банкноту в пятьдесят С в окошко водителя и, не дожидаясь сдачи, стал подниматься по лестнице.
        Он перешагивал через две ступеньки сразу, но не для того, чтобы убыстрить, а скорее - чтобы замедлить подъем к внутреннему двору. Двор служил входом в Форт, и приличия должны быть соблюдены. Неподобающая поспешность в таких случаях решительно ни к чему.
        Едва Роуз приблизился к входу, как раздвижные двери бесшумно раскрылись перед ним, - Он вошел в фойе и направился прямо к столику администратора, по обеим сторонам которого стояли солдаты почетного караула, безмолвные, со сталью во взорах. Не глядя на них, Роуз обратился к женщине за столом. Каждый, кто входил в Форт, был обязан зарегистрироваться. Сегодня здесь в этот ранний час было мало народу. Обычно же приходилось долго ждать своей очереди.
        - Роуз, Джереми. Я приехал, чтобы выступить перед Ассамблеей Воинов.
        Роуз смотрел в одну точку над головой женщины, стараясь держаться прямо и не отводить взгляда. Краем глаза он уловил, что на лице одного из солдат появился интерес к его неожиданному заявлению, но так же, как и Роуз, тот стоял по стойке
«смирно», высоко подняв голову, и старался не выдавать эмоций.
        - Вас ждут. Заседание Ассамблеи уже началось. Подождите вызова,- строго сказала женщина.
        - Я только что прибыл на Нортвинд и еще не успел разместить свой багаж...- Роуз замолчал, зная, что этих слов будет достаточно. Через несколько секунд появился мальчик с пластиковым жетоном. Роуз протянул ему вещи, взял жетон и пошел к лифтам. Вскоре подъехала свободная кабина.
        Некоторое время автоматический датчик лифта был занят определением количества пассажиров, а затем двери с мягким шипением закрылись, и лифт пошел вверх.
        Роуз смотрел на свой хронометр, только что переведенный на нортвиндское время, и ждал. Через несколько секунд лифт остановился, и двери открылись с тем же мягким шипением.
        В коридоре было пусто и тихо. Два охранника стояли у двери - единственной на этаже. За тяжелыми дубовыми панелями он различил шум голосов. Хотя охранники не повернули головы в его сторону, он почувствовал, что они его прекрасно видят.
        Роуз спокойно вышел из лифта и присел на простую скамью перед дверью Зала Ассамблей. Некий процесс, начавшийся шесть месяцев назад с ощущения необходимости выступить перед Ассамблеей Воинов, близился к завершению. Сначала его многочисленные запросы не получали ответа, но со временем настойчивость помогла ему добиться того, что его выступление включили в повестку дня. Проведя почти три месяца на Т-корабле, он наконец прибыл на расположенный в надире звезды аккумуляторный пункт; путешествие внутри планетной системы он совершил на шаттле
«Бристоль».
        Во время полета на шаттле Роуз ежедневно связывался с офисом секретаря Ассамблеи. Он знал, насколько важно выдерживать протокольные процедуры, но не представлял, насколько мало он в них разбирается, пока секретарь не передал ему документ объемом в двести страниц. Если он хочет добиться успеха, Роуз должен знать назубок все процедуры, описанные на этих двухстах страницах, и вести себя в полном соответствии с ними. Он долго и тщательно изучал документ, чтобы быть во всеоружии. Сейчас, сидя на скамье перед Ассамблеей Воинов, он чувствовал, как им овладевают радужные надежды.
        Минуло девять часов, а он все еще сидел, ожидая вызова; от уверенности в себе не осталось и следа. Несколько раз в течение дня раскрывались двери, дважды сменились часовые, но его, Роуза, так и не вызвали. Скоро сегодняшнее заседание завершится. Заставив себя успокоиться, он наблюдал за тем, как двери открываются вновь. Из прохода донесся шум голосов, в холл вышел специальный охранник.
        - Джереми Роуз. Ассамблея Воинов желает выслушать вашу речь.
        Джереми встал и последовал за ним в зал. Если он выступит хорошо, это будет первым шагом на предстоящем ему пути. Внезапно Роуза охватил приступ слабости, и он осознал, что все его мужество осталось за притворенными дверями.
        II

        Тара, Нортвинд 23 апреля 3054 года


        Войдя за стражником в дверь, Роуз решил, что его занесло в другую эпоху. В отличие от остальных частей Форта подковообразный Зал Воинов был построен из дерева. Сделав шаг вправо, часовой, стоявший у дверей, пропустил Роуза к пологим каменным ступеням, ведущим к арене. Встроенные в стены и потолок лампы освещали зал неярким светом.
        Справа и слева от Роуза, на деревянных скамьях за тяжелыми дубовыми столами, уставленными компьютерами и сложными многоволновыми антеннами, сидели воины. Многие из собравшихся были одеты в традиционные шотландские юбки - килты - и тяжелые ботинки, излюбленные водителями боевых роботов и аэрокосмическими пилотами. Полевая форма считалась неподходящим одеянием для Ассамблеи Воинов - как для ее членов, так и для выступающих. Кроме того, присутствующие открыто демонстрировали самые разнообразные виды ножей; Роуз знал - это оружие не раз пускали в ход, чтобы разрешить разногласия между выступающим и аудиторией.
        Спустившись по ступеням, он прошел несколько шагов по дерновому полу, спиной чувствуя устремленные на него взгляды. За каждым его движением неусыпно следили глаза воинов, ища хоть какой-нибудь признак неуверенности или слабости. Малейшее проявление подобных движений души могло повлиять на исход голосования.
        По пяти ступенькам Роуз поднялся к возвышению и посмотрел на троих людей, сидящих там. Центральное место занимал полковник Эдвард Сэнн. В качестве командующего Первой Дружиной главного полка Нортвиндских Горцев Сэнн председательствовал на Ассамблее Воинов - но лишь в то время, когда не участвовал в военных действиях. Роуз глянул ему в глаза в знак приветствия и не замедлил отвести взгляд. От него требовалось проявить достоинство, но не гордыню, что многие из выступавших на этом собрании поняли слишком поздно. Справа от Сэнна сидел полковник Джеймс Кохрейн, командир Второй Дружины. Роуз хотел было поприветствовать и этого гиганта, но все внимание Кохрейна было приковано к передающему устройству, встроенному в его кресло. Роуз даже засомневался, заметил ли тот его вообще.
        Слева от Сэнна стояли два кресла, однако лишь дальнее из них было занято. Пустующее кресло обычно занимал командир Макклеодских Горцев, но недавно его соединение было передислоцировано. И несмотря на то, что во время Ассамблеи кресло это не должно было пустовать, Макклеод отказался присутствовать на сессии в ту минуту, когда его ребята находились на кораблях. Этот поступок был вполне характерен как для него самого, так и для его необузданного войска, которое не привыкло считаться с условностями.
        В крайнем кресле сидела Андреа Стирлинг, командир Стирлингских Стрелков. Впрочем, слово «сидела» не совсем точно передавало ее позу: она полулежала, перебросив одну ногу через подлокотник, подперев голову рукой, и напоминала ожившую аллегорическую статую под названием «Скука». Женщина лениво поигрывала локоном длинных черных волос и разглядывала Роуза сквозь длинные черные ресницы. «Неудивительно, что ее прозвали Кошкой»,- подумал Роуз. Из трех Горцев, расположившихся на возвышении, она была самым молодым, но и самым беспощадным, по мнению Роуза, командиром. Ее зеленые глаза выдавали этот секрет даже при неярком освещении зала.
        Пройдя несколько шагов по помосту, Роуз остановился прямо перед полковником Сэнном. Прежде чем заговорить, он подождал, пока Сэнн кивнет ему головой.
        - Приветствую вас, полковник Сэнн. Благодарю за предоставленную мне возможность выступить перед высоким собранием.- Роуз поклонился, не сводя с Сэнна глаз.
        Полковник снова кивнул.
        - Мы сделали это с удовольствием, эксперт Роуз. Впрочем, мне сообщили, что данное звание вам больше не принадлежит. Что ж, тогда я буду называть вас просто Джереми.
        При упоминании звания, которое он когда-то носил в Ком-Старе, многие обернулись, но Роуз продолжил:
        - Как вам угодно, полковник. Это обстоятельство не имеет значения в данном деле. Однако я чрезвычайно ценю проявленное вами внимание.
        Пока Роуз продолжал произносить общепринятые приветствия, Сэнн спокойно разглядывал докладчика. Требовалось принести официальные изъявления вежливости, и Роуз намеревался оправдать ожидания Горца.
        - В знак признательности за гостеприимство я привез вам подарок.- Роуз опустил руку в карман брюк, достал оттуда кожаный сверток и протянул его Сэнну, который тотчас же принялся развязывать ремешки.
        - Я добыл эту вещь во время битвы с Огнедышащими ягуарами. Это простая вещица, но выполнена она с изяществом и пригодится любому воину.- Сэнн наконец развернул сверток и вынул оттуда нож. Вырезанная знаменитым скэндо рукоятка отливающего серебром клинка была сработана из темно-вишневого дерева, породу которого Роуз не смог определить. Он решил, что деревья такой породы перевелись во Внутренней Сфере еще до вторжения кланов, а это само по себе делало оружие уникальным и ценным, не говоря уже о его красоте и удобстве.
        - Благодарю вас, Джереми Роуз. Я принимаю этот подарок с тем же чувством, с каким он преподносится.- Сэнн вытащил свой собственный нож из-за голенища правого сапога и заменил его подаренным.
        - Итак, мистер Роуз, я полагаю, что вам хотелось бы обратиться к Ассамблее.
        - Да, это так, полковник.
        Резко повернувшись, Роуз встал к собранию лицом и только тут заметил застекленную галерею, предназначенную для зрителей. Скрытые темным стеклом, сотни людей наблюдали за происходящим. Впервые Роуз почувствовал на себе всю тяжесть общественного внимания.
        Церемониал кончился, и теперь воины выжидающе смотрели на него. Когда Роуз прошелся по возвышению, разговоры начали стихать. Он-то надеялся, что здесь будет подиум, но тут не оказалось даже такого призрачного убежища. Именно на такой эффект и рассчитывали Горцы.
        - Я хотел обратиться к вам с речью о кланах - Медведя, Кошек Нова, Огнедышащих ягуаров. Кречета, Стальных гадов и Волка. Как и многие из вас, я сражался против них и знаком с их высокими технологиями. Я сражался против боевых роботов и выжил. Я видел, как захватчики из кланов падали на полях сражений и как их шаттлы отступали, освещая ночное небо над нашими лагерями.
        Слушая Роуза, воины начали перешептываться. Он, видите ли, хочет, чтобы ему верили. Кланы редко терпели поражение, и только дважды они отступали, как он это описывает.
        - Разумеется, я говорю о сражении при Токкайдо и о победе Ком-Стара над объединенными силами кланов.
        Шумок усилился. Несмотря на успехи Ком-Стара в Токкайдской битве и последовавшем за нею договоре с кланами, популярностью Звездная Сеть до сих пор не пользовалась.
        - Сегодня, однако, я говорю о будущем, а не о прошлом. Слишком долго Внутренняя Сфера позволяет кланам диктовать условия войны. Мы лишь отвечаем на их нападения и вынуждены все время защищаться, не более. Настало время дать кланам бой. Пришло время воевать с ними на наших условиях.
        Некоторые воины кивнули, выражая согласие, остальные подались вперед, словно желая лучше расслышать его речь. Один из воинов постучал по деревянному столу, призывая Роуза продолжать.
        - Я был на Токкайдо, когда Ком-Гвардия разбила полчища кланов. Да, Внутренняя Сфера одержала великую победу, но досталась она дорогой ценой. После этого сражения кланы согласились остановить свое наступление у известной вам черты. Да, вторжение остановлено, но как же нам быть с планетами, находящимися справа и слева, в пределах досягаемости кланов? Как быть с планетами, находящимися за токкайдской линией, на которые не распространяются условия договора? Разве хищные кланы позволят обитателям этих планет наслаждаться миром? Вы знаете, что это не так!
        Одобрительные кивки, стук по деревянным столам. Роуз, точно дикий зверь в клетке, начал мерить шагами помост. Его уверенность росла, голос набирал силу. Однако он понимал, что одобрение воинов относится не только к нему лично. Как и большинство военных во Внутренней Сфере, Горцы хотели остановить экспансию кланов. К черту границы, установленные политиками! Наемные группировки проявляли особенную активность, а Нортвиндские Горцы, несмотря на свое недавнее возвращение в космическое пространство Дома Дэвиона, громче всех кричали о продолжении войны.
        - Итак, в каком мы находимся положении? Пока политики борются за укрепление мира, а главы наследных Домов пытаются защитить свои захудалые империи, кланы готовятся вторгнуться в пространство Федеративного Содружества справа и слева. Я знаю, что Горцы связаны договором с Домом Дэвиона. Я знаю также, что Горцы будут сражаться, не зная себе равных, выполняя условия этого договора. Честь Горца не позволит ему нарушить слово. Да, вы должны оставаться верными договору и координировать действия своих батальонов с действиями вооруженных сил Федеративного Содружества.
        Роуз умолк и поглядел на пустой стул полковника Макклеода. Это не укрылось от Ассамблеи.
        - Но дальше так продолжаться не может. Роуз подождал, пока смысл сказанного дойдет до каждого из сидящих здесь воинов. Он вернулся к центру трибуны, аудитория выжидательно молчала.
        - Мой план, как и все хорошие военные планы, очень прост. Да, Горцы связаны договором, в соответствии с которым они обязаны предоставить четыре полка для защиты Федеративного Содружества. Однако в природе не существует договора, запрещающего Горцам сформировать независимое воинское соединение, которое могло бы быть нанято для борьбы с кланами.
        Раздалось несколько одобрительных возгласов - в основном из уст молодых воинов.
        - Цель моего обращения к вам такова: я прошу, чтобы Нортвиндские Горцы позволили мне набрать техников и воинов исключительно для борьбы с кланами. Еще я прошу у Нортвиндских Горцев позволения закупить боевых роботов, которые не нужны для исполнения договора. Ими я намерен снарядить воинов, способных пойти на битву с кланами, но не имеющих боевых роботов, чтобы сражаться. Наконец, я прощу, чтобы Нортвиндские Горцы позволили мне назвать это новое воинское соединение их именем.
«Нортвиндский Черный дозор» - так бы я окрестил его.
        Один из воинов вскочил на ноги и поднял в воздух кулак. Отовсюду доносились возгласы одобрения. Роуз повернулся к нортвиндским командирам и увидел, что его речь произвела впечатление и на них. Полковник Стирлинг напряженно выпрямилась в своем кресле, а Сэнн и Кохрейн сверкали глазами, хотя их позы не выдавали такого воодушевления, как у их младшей коллеги. Роуз кивнул Сэнну и прошел на правую сторону возвышения.
        Прежде чем заговорить, Сэнн дождался полной тишины, обвел собравшихся взглядом, а затем указал рукой на Роуза:
        - Джереми Роуз весьма красноречиво высказался о том предмете, который близок сердцу каждого из находящихся в этом зале. Прежде чем принять решение относительно его просьбы, я спрашиваю, кто хочет выступить против.
        Роузу было известно, что вопрос, заданный Сэнном, является обязательной частью процедуры. Серьезных возражений он не предвидел. В последнее время Горцы единодушно стремились к тому, чтобы дать ответный бой кланам, а Роуз выдвинул план, позволяющий осуществить их желание на практике. Вот почему он удивился, когда из дальнего конца зала до него донесся уверенный голос:
        - Полковник Сэнн, мне хотелось бы обратиться к Ассамблее Воинов.
        Присутствующие в зале обернулись на этот голос и увидели, что по центральному проходу, опираясь на трость с медным набалдашником, шагает старик. В неярком освещении Роуз не мог разглядеть, кто это был, однако воины, сидевшие рядом с проходившим мимо них человеком, почтительно склоняли перед ним головы. Кем бы он ни был, этот человек пользовался здесь большим уважением, несмотря на свой преклонный возраст.
        Когда старик ступил на дерновый пол, Роуз разглядел его одежду и понял, что это не воин: на нем была старая, но чистая форма техника, лишенная знаков отличий. Роуз все еще не видел его лица, но когда старик дошел до нижних ступеней помоста, Джереми начал нервничать, а потом с изумлением услышал, как полковник Сэнн представляет его оппонента:
        - Перед Ассамблеей выступит мастер-техник Корнелиус Роуз.

«Отец!» - воскликнул Джереми про себя.
        - Благодарю вас, полковник. Час поздний, а я уже стар, поэтому буду краток.- Старший Роуз повернул голову к внезапно умолкнувшему собранию и тяжело оперся на трость.- Огонь и сера, Горцы. Огонь и сера - вот ваша судьба. Вы помните об этом, когда садитесь за пульт управления своим боевым роботом - этим великим изобретением военной мысли - и пускаетесь на поиски славы и почестей. Но в нашей жизни почести даром не даются. Вы думаете, будто мне неизвестно, что такое встреча с огнем, когда снаряды падают вокруг нас? Или я не знаю, что такое полыхающий робот, который через секунду превратится в кучу металлолома? О, я прекрасно помню, как это бывает! К вам обратился с предложением человек, который хочет ввергнуть вас в самую сердцевину огненной бури. Он говорит - кланы! Да, мы противостояли им раньше и, похоже, столкнемся еще не раз. Не мне объяснять вам, какие они сильные противники. Мой сын Дэниэл погиб в борьбе с ними.
        Джереми быстро обернулся и посмотрел на отца. Он не знал, что младший брат погиб; новость эта была для него ударом. Ему страстно захотелось узнать, как и почему это случилось, но здесь, на помосте, он был вынужден молчать, а отец торопливо вытер глаза и продолжил:
        - Теперь вот вернулся мой давно пропавший сын Джереми. Да, он мой старший сын. Он вернулся после стольких лет отсутствия и приглашает вас составить ему компанию в битве против кланов. И теперь он приходит и предлагает ему довериться. Доверить ему наши жизни и нашу честь, пока он будет воевать с кланами.
        Старик склонил голову и покачал ею. Ассамблея молчала, ожидая продолжения речи, и Джереми понял, что все его мечты рушатся. После долгих раздумий старший Роуз вновь поднял голову:
        - Этот бывший Горец, упоенный честолюбивыми мечтами, вернулся и теперь осмеливается говорить нам о долге? Он, который трусливо сбежал и двадцать лет пропадал невесть где, пока его отец дряхлел, а родной брат погибал,- и он мечтает о лидерстве? Вернувшись без боевого робота, он осмеливается о чем-то просить воинов? Я знаю, кланы - серьезная угроза для всех нас. Они должны быть остановлены раз и навсегда. Дать им сражение - прекрасная идея. Вы уже не раз обсуждали ее в этих стенах, и вам хорошо известны все достоинства подобного плана.
        Впервые выпрямившись, Корнелиус Роуз обвел глазами собравшихся и указал на сына тростью. Это стоило ему немалых усилий, но трость в его руке не дрогнула.
        - Сформулирую просто: хороший план, плохой вождь.- Трость стукнула о помост, как бы подтверждая его слова.- Чтобы победить кланы, вы должны обзавестись достойным вождем, таким, которому можно доверять. Джереми Роуз не похож на такого человека. Если уж вы хотите пустить в ход резервные силы Горцев, так доверьте роботов, из которых они состоят, достойному лидеру.
        Не дожидаясь ответа, Корнелиус Роуз сошел со сцены и направился к выходу. Воины, которые минутой раньше поддерживали Роуза, проводили старика сочувственным молчанием. Сэнн также не проронил ни звука, пока за Корнелиусом Роузом не захлопнулись двери зала. Затем он обратился к Ассамблее;
        - Призываю голосовать. Джереми Роуз предлагает наделить нашим именем военное соединение, которое будет воевать с кланами. Ваше мнение?
        Все сидящие в зале воины нажали на кнопки, встроенные в их столы, чтобы выразить свое мнение. Через несколько секунд тайного голосования данные поступили на компьютер и отразились на экране, встроенном в подлокотник кресла полковника Кохрейна. Он покачал головой и объявил результат:
        - Предложение не проходит. Полковник Сэнн объявил:
        - Я призываю голосовать. Джереми Роуз предлагает приобрести боевых роботов, которые могут понадобиться для снаряжения воинов, чтобы сражаться с кланами. Ваше мнение?
        Снова быстрый подсчет голосов. Снова Кохрейн покачал головой:
        - Предложение не проходит. Полковник Сэнн бесстрастно повторил:
        - Прошу проголосовать в последний раз. Джереми Роуз предлагает набрать водителей боевых роботов среди Горцев, чтобы воевать с кланами под его руководством. Ваше слово.
        Роуз поборол сильное желание опустить голову я спрятать глаза от взглядов толпы. Если он и терпит поражение, то должен встретить его с высоко поднятой головой.
        - Предложение не проходит. Полковник Сэнн резюмировал:
        - Джереми Роуз. Ассамблея Воинов отвергает ваше предложение и отказывает вам в праве нанимать, тренировать воинов из Нортвиндских Горцев и командовать ими. Однако, так как вы остаетесь Горцем по рождению, хотя и не по заслугам, вам дозволяется оставаться на Нортвинде столько, сколько вы пожелаете, но лишь до тех пор, пока вы не нарушите указов нашей Ассамблеи. Кроме того, пользуясь правом рождения и горской традицией, вы имеете право набирать воинов-добровольцев среди членов вашей семьи при условии, что эти воины не подписывали ранее никаких договоров или не служат Нортвинду каким-либо иным способом. Воины, набранные таким образом, должны понимать, что они будут сражаться не за Нортвинд, но лично за вас. Вам все понятно, Джереми Роуз?
        Пораженный внезапным поворотом событий и быстротой, с какой Ассамблея пришла к решению его дела, Роуз смог лишь кивнуть в ответ. Сэнн резко поднялся, за ним поднялись другие командующие, а потом и все воины в зале.
        - Решение этой Ассамблеи - окончательное. До завтра, воины.
        III

        Тара, Нортвинд 23 апреля 3054 года


        Роуз, шагавший по улице Дилэнси прочь от Форта, обернулся на звук женского голоса, окликнувшего его. Он был удивлен, что в слабом вечернем освещении его смогли узнать, но, приглядевшись, понял, что с этим человеком он виделся и в более темное время суток.
        - Добрый вечер, капитан Макклауд. Роуз не вынул рук из карманов, и Речел просунула под его локоть свою маленькую ладонь.
        - Значит, теперь - «капитан Макклауд»? Не слишком ли официально после нескольких месяцев, проведенных вместе? Или ты забыл о том, что в Нортвинд тебя доставил именно мой шаттл?
        Она посмотрела Роузу в глаза, но он упорно не желал встречаться с ней взглядом.
        Джереми мысленно вернулся к их путешествию с Терры на Нортвинд. Он и Речел сразу поладили и почти всю дорогу были неразлучны. При этих воспоминаниях, которые вдруг показались ему такими далекими, он невольно улыбнулся. Покидая Терру и Ком-Стар, он как дурак был уверен в том, что перед ним открываются замечательные возможности. Теперь он убедился в обратном.
        - Я так понимаю, что твои дела с Ассамблеей повернулись не в лучшую сторону?
        Роуз резко остановился и посмотрел на нее сверху вниз. Речел Макклауд была чересчур высока для женщины, но Роуз был намного выше ее. Он редко использовал свой рост в качестве преимущества, однако для такого случая сделал исключение и поглядел на нее сверху вниз.
        - Ты дожидалась меня, а Ассамблея кончилась вот уже два часа назад. И после этого ты делаешь вид...
        Он круто развернулся, отбросил ее руку и успел сделать пару шагов, как что-то ужалило его ухо. Резкая боль остановила Роуза, а потом стала стихать. Он обернулся к Речел: та держалась на почтительном расстоянии от него.
        - Что за чертовщина?
        Ухо все еще горело, но кожа оставалась нетронутой. Прекрасный способ привлечь к себе внимание.
        - Проверка реакции, эксперт.
        - Не называй меня так. Ты ведь знаешь, что я терпеть не могу этого слова.
        Роуз расправил плечи и посмотрел на стоящую посреди тротуара Макклауд.
        - Не будь дураком - и я тоже не стану дурачиться.
        Макклауд пересекла короткое расстояние, разделявшее их, и вложила свою руку в его ладонь. Ничего на свете она так не любила, как выиграть бой, пусть даже такой маленький.
        - Тебе успели что-то донести? - спросил Роуз и зашагал в прежнем направлении. Никуда конкретно он не направлялся, просто ему хотелось побыть под открытым небом после долгого путешествия сквозь космические пространства. Что же до Речел, то ей любовь к свежему воздуху была чужда. Роуз чувствовал тупую боль в сердце, но старался не обращать на это внимания.
        - Я знаю только одно: Ассамблея проголосовала против твоего предложения и виноват в этом твой отец. Ты по-прежнему желанный гость на Нортвинде, но твоим мечтам о создании соединения боевых роботов нанесен тяжелый удар.
        - Я бы сказал - смертельный удар,- вздохнул Роуз.- А если и не смертельный, то встреча после Ассамблеи добила мою мечту окончательно.
        - Так ты и потом с кем-то встречался? А я-то гадала, куда ты исчез...
        Макклауд прижалась к нему сильней, и Роуз почувствовал, что если не сбавит шаг, то непременно споткнется. Было тепло, но Речел не привыкла к прохладному ветерку (к сквозняку - как она упорно его называла), дующему с гор. Она была рождена для закупоренных помещений космических аппаратов.
        - Черт, я забыл свои чемоданы.- Роуз посмотрел на хронометр и ударил кулаком по ладони.- Форт уже заперт.
        - Не волнуйся. Заберем их завтра утром. Они же не где-нибудь, а в Форте.
        Роуз оглянулся, гадая, не стоит ли вернуться.
        - Будем считать, что ты права.
        Роуз покачал головой и тронулся дальше.
        - Двое мальчиков остановили меня на выходе. Мой дорогой папаша созвал все семейство, предварительно проинструктировав его о том, как надо вести себя со мной.
        - Весьма недоброжелательно с его стороны.
        - Да нет, это скорее похоже на месть. Я на ногах не стоял после этой Ассамблеи, и тут меня хватают с двух сторон и тащат в соседнюю комнату!.. Там было полным-полно родственников, которых я не видел с тех пор, как покинул Нортвинд, но разве мне разрешили хотя бы поприветствовать их? Черт возьми, нет! Папуля представил меня родне и начал втолковывать им, что я отъявленный штрейкбрехер. Он объяснил им суть моего предложения, а затем попросил голосовать. Все решилось за десять минут - не больше.
        Роуз поддел ногой случайный камешек и следил за ним до тех пор, пока камень не упал посредине дороги.
        - Ты не мог остановить отца?
        - Формально, конечно, я имел такое право. Он техник и не имеет реального влияния на Ассамблею Воинов, но как старейший мужчина в роду Роузов папа пользуется большим авторитетом. Да, я мог бы остановить его и перед Ассамблеей, и перед семейным собранием, но в обоих случаях это было бы сочтено неслыханной бестактностью. Блудный сын не имеет права выступать против отца, особенно если тот - старейшина рода. В данном случае любая моя попытка обернулась бы против меня. В результате присутствовало семнадцать членов семьи, и все семнадцать проголосовали против.
        Макклауд помолчала вместе с Роузом. Она знала Джереми не так уж давно, но все же не сомневалась в том, что, как ни сильна была его сегодняшняя депрессия, от своей мечты он не отступится. Воздух свежел, и Речел охватила дрожь.
        Она взглянула на Роуза, пытаясь подобрать слова, которые бы смогли передать всю глубину ее сочувствия. Да, она всегда гордилась своей независимостью. Быть капитаном шаттла - ответственная работа, а Макклауд считала себя неплохим капитаном. И вот появился этот воин, который заставил ее задуматься о своей одинокой жизни. Нет, ни о чем таком он не говорил. Самого его присутствия было достаточно.
        - И что же теперь? - Макклауд заговорила главным образом для того, чтобы расшевелить замерзшие губы. Ответ ее не интересовал. Она снова вздрогнула от холода и подумала: «Рано или поздно ученые поймут, что контроль над климатом и был той чертой, которая окончательно отделила человека от обезьяны».
        - Теперь я попытаюсь встретиться со своей сестрой Рианной. Ее не было на Ассамблее, и в семейном голосовании она тоже не участвовала.
        - Я думала, Рианна - воин.
        - Да, но еще не обстрелянный. Я слышал, что она хороший водитель боевых роботов и отличный топограф, но со дня заключения ее первого контракта прошел лишь год. Она могла бы прийти на Ассамблею как зритель, но это все равно что смотреть на заржавевшего боевого робота и гадать, как он вел бы себя в бою. Сомневаюсь, что кто-то знал, каким взрывным окажется это заседание.
        Они снова зашагали молча, пока Макклауд не вспомнила:
        - Эй, если я не ослышалась, ваша семейка заседала всего десять минут. Где же ты был последние два часа?
        - Разговаривал с полковником Стирлинг.
        - Кошкой Стирлинг?
        - С ней самой. Откуда ты ее знаешь? Роуз пристально посмотрел на Макклауд. Та пожала плечами.
        - Работа такая. Приходится слышать о многих. А эта дама - у всех на устах.
        - Да, прозвище у нее подходящее. Могу поклясться, что, пока мы беседовали, мне все время мерещилось ее мурлыканье.
        Роуз засмеялся, и Макклауд немного успокоилась за него. Он уже не думал о прошлом, полностью погрузившись в мысли о будущем.
        - Вы говорили о чем-то существенном? Макклауд очень хотела, чтобы в ее голосе прозвучало нечто, напоминающее ревность, однако Роуз то ли не понял этого, то ли предпочел не обращать на ее чувства внимания.
        - Она согласна с моим отцом.
        - В самом деле?
        - Ну, не совсем... Но она уверяет, будто предсказывала результаты голосования еще вчера, когда ей стало известно, что отец собирается выступать.
        - Ты узнал от нее что-то новое? Роуз кивнул:
        - Она командовала батальоном, в котором служил Дэнни. Мой брат погиб, воюя под ее началом...
        - Твой брат погиб?
        Роуз снова кивнул. Он забыл, что Макклауд еще не слышала этой новости. Он и сам узнал об этом всего лишь несколько часов назад, но странное спокойствие царило в его душе. Они с братом никогда не были особенно близки. Смерть товарищей по оружию ранила его гораздо сильней. Макклауд, однако, эта новость потрясла. Он был удивлен, когда она остановилась и крепко обняла его.
        - Джереми, мне очень жаль.
        Роуз не знал, как ответить ей, боясь, что она обидится, поняв, как напрасны ее соболезнования. После секундного колебания он тоже обнял ее.
        - Ты вся дрожишь.
        Роуз ослабил объятие и, запрокинув ей голову, заглянул в лицо.
        - Ужас как холодно,- сказала она. Роуз еще сильнее прижал ее к себе, и она ответила на его объятие. Бросив взгляд поверх ее головы в поисках подходящего пристанища, он заметил напротив маленький ресторан.
        - Как насчет того, чтобы перекусить за мой счет?
        - Что угодно, лишь бы согреться.
        Роуз взял ее за руку и повел через улицу в ресторан, где их встретила дородная женщина в зеленой шотландке.
        - Столик на двоих, пожалуйста.
        - Я что, слепая? Разумеется, на двоих.- Женщина добродушно хлопнула Роуза по руке листочками меню.- Подождите секунду, я приготовлю для вас местечко.
        Роуз знал, что основные доходы ресторан получал от бара и никто здесь не приступал к еде, предварительно не расслабившись за рюмкой-другой горячительного. Подняв бровь, он вопросительно посмотрел на Макклауд. Они знакомы два месяца, но это - их первая встреча за пределами ее шаттла. Как она вообще относится к барам?
        Макклауд заглянула в тесную комнатку и с готовностью кивнула. Роуз послал улыбку вслед исчезнувшей хозяйке и прошел за Макклауд. Официантка уже отходила от столика, который заняла его спутница, когда Джереми пробрался к ней сквозь толпу посетителей.
        - Веселое сборище.
        Роуз наклонился к ней, словно хотел сказать эту фразу шепотом, но на самом деле для того, чтобы перекричать всеобщий шум. Она кивнула в знак согласия. Они подождали несколько минут, но заказанные напитки так и не принесли. Роуз оглядел бар в поисках официантки, однако ее нигде не было видно.
        - Эй, куда пялишься? - Это был голос одного из Горцев, подпиравших стойку бара. Пока тот не заговорил, Роуз не обращал на него никакого внимания. Он равнодушно отвернулся, а мужчина оттолкнулся от стойки и направился прямо к их столику.
        - Эй, ты случайно не тот парень, который выступал сегодня на Ассамблее?

«Начинается!»
        Макклауд напряглась, но не обернулась. Роуз заметил еще двоих Горцев, направляющихся к ним вслед за своим приятелем.
        - Эй, я с тобой разговариваю! Роуз взглянул на незваного гостя. Красные глаза Горца в упор уставились на него. Атмосфера в комнате начала накаляться. Люди, сидевшие да соседним столиком, поспешили скрыться.
        - Я просто ищу официантку, дружище. Роуз хотел было встать, но подумал, что перемена позиции может обернуться промахом. Пьяный оперся о спинку стула, на котором сидел Джереми, и стул наклонился вперед. Роуз был вынужден или прижаться к столу, или упереться головой в живот Горца.
        - Дружище, говоришь? Это я-то твой дружище, трусишка? Да никогда в жизни!
        Роуз напрягся, однако переходить к действиям не спешил. Улыбка словно приклеилась к его губам, но в душе Джереми нарастал гнев.
        - Мы ему не нравимся, слышишь, Ян? Роуз посмотрел на второго задиру, который встал за стулом Речел. Тот злобно смотрел на Роуза поверх головы Макклауд; сквозь спутанные черные усы и бороду проглядывали желтые зубы. Третий с натужной веселостью рассмеялся и провел рукой по своим желтым волосам. Роуз почувствовал, что сейчас взорвется.
        - Ты представляешь себе,- спросил первый,- этого типа ведущим Горцев в бой?
        - А потом возвращающимся домой к такой вот красотке? - закончил второй. Он фамильярно положил руки на плечи Макклауд. Несмотря на все усилия сохранить спокойствие, Роуз еще больше напрягся в ожидании того, как она отреагирует. Он понимал, что Речел уже созрела для действий, но она продолжала сидеть, глядя прямо перед собой.
        - Честно признаюсь,- продолжал первый.- Чтобы вернуться на Нортвинд, надо иметь много смелости. Я не думаю, чтобы нашелся второй такой дурак: сначала сбежал, а теперь старается пролезть обратно!.. Что скажешь, ангелочек? Твой дружок и впрямь такой смелый или он просто идиот?
        Роуз и все три Горца уставились на Макклауд, а та продолжала глядеть прямо перед собой. Второй забияка принялся поглаживать ее по плечам, явно ободренный отсутствием сопротивления. Роуз пытался расслабиться, чтобы из мышц ушло напряжение, но огонь, горевший где-то в желудке, быстро распространялся по всему телу. И тут он с удивлением услышал слова Речел:
        - Я ничего не могу сказать о его смелости. Она повернулась к Роузу и, неторопливо протянув руку, похлопала по запястью, лежавшему на ее правом плече.
        - А что касается мозгов, то, черт возьми, крышка этого стола обладает большим коэффициентом интеллекта, чем он.
        Она перестала похлопывать Горца по руке и бросила на Роуза недовольный взгляд. Трое мужчин рассмеялись, сначала несколько натянуто, а потом от души: слишком уж обескураженным выглядел их соперник.
        Речел протянула руку, ухватила Горца за пальцы и слегка вывернула ладонь. Тот посмотрел на нее, но его отуманенный алкоголем мозг не отреагировал на происходящее, и тогда Макклауд вцепилась свободной рукой в его безымянный палец и дернула.
        Кость хрустнула, но Речел продолжала отгибать сломанный палец к запястью. Горец хотел закричать, но у него ничего не вышло. Он попробовал отойти, но она соскользнула со стула и последовала за ним.
        Роуз подчинился инициативе Макклауд, начав действовать в тот момент, когда сломанный палец Горца затрещал. Не вставая со стула, он наклонился вперед и ударил правой ногой по голени зачинщика. Однако его сильный удар пришелся несколько вскользь, кость лишь треснула, но не сломалась. Оттолкнув Джереми, Горец тяжело осел на соседний стул. Роуз наконец вскочил на ноги и оказался лицом к лицу с противником.
        Горец быстро пришел в себя, схватил отброшенный Роузом стул и, размахивая им над головой, пошел в наступление. Немногие посетители, оставшиеся поблизости, тотчас испарились.
        Враг с ревом занес свое оружие над Роузом, желая пригвоздить его к полу одним ударом. Однако на его пути уже никого не было.
        Оказавшись под вращающимся стулом, Джереми схватил драчуна левой рукой за запястье в тот момент, когда стул еще опускался, одновременно направив удар правой в живот Горца. Поворачиваясь влево, Роуз продолжал движение, начатое ударом, и описал полукруг, слегка наклонившись для задуманного приема. Инерция собственного удара увлекла Горца вперед, но резкий хук в корпус нарушил его равновесие. Он упал на спину Роуза, а тот быстро перебросил его через плечо, дернув за запястье.
        Горец с грохотом рухнул на пол, падение выбило последний воздух из его легких. Заканчивая движение, Роуз наступил ему на ребра под мышкой и дернул его руку вверх. С глухим звуком сустав выскочил из плеча" пальцы сразу же стали безвольными, точно у мертвеца. Роуз бросил своего противника и посмотрел на Макклауд.
        Первый нападавший уже потерял интерес к борьбе, но Речел по-прежнему сжимала его палец. Между тем третий Горец думал о защите. В тот момент, когда Роуз взглянул на Речел, тот ударил ее бутылкой по голове - чуть ниже уха. Стекло посыпалось на шею Макклауд, и женщина упала на одно колено. Горец со сломанным пальцем наконец освободился, а его друг продолжал нападение. Свободной рукой он схватил Макклауд за волосы, запрокинув ей голову назад. Роуз взглядом поискал, чем бы запустить в нападавшего, но под рукою ничего не оказалось. В отчаянии он пронзительно закричал.
        Это не было криком испуганного или рассерженного человека - нет, присутствующим показалось, будто в комнату ворвался дух кровной мести. На мгновение все находящиеся в баре оцепенели.
        Роуз использовал этот момент, чтобы перемахнуть через стол, отделявший его от Макклауд и ее обидчика. Он приземлился на руки, кувырнулся через голову и вскочил на ноги. Противник Речел пришел в себя и снова замахнулся разбитой бутылкой. Когда его рука начала опускаться, Роуз бросился вперед. Руки врагов встретились в сантиметре от лица Макклауд. Роуз парировал удар бутылки, но осколки разрезали рубашку Речел и оставили три тонкие кровавые черты на ее плече.
        Нападавший толкнул Макклауд на пол и в ярости схлестнулся с Роузом. Горец знал, что Роуз превосходит его по всем статьям, но это его уже не волновало. Он снова и снова набрасывался на Роуза, и хотя его движения были плохо выверены, он защищался умело и даже начал переходить к нападению. Постоянно передвигаясь и размахивая разбитой бутылкой, он держался до тех пор, пока не подключилась Макклауд.
        Непрерывные метания Горца привели его к стойке, где, поджав ноги, сидела Речел. Сконцентрировав все внимание на Роузе, он не успел заметить Макклауд, и это стоило ему сломанной лодыжки. Он упал на пол, очутившись лицом к лицу с Макклауд, на его грубой физиономии застыло удивленное выражение. Макклауд ударила его еще несколько раз и поднялась, поняв, что он уже не проявляет к драке ни малейшего интереса.
        Роуз тронул ее за здоровое плечо:
        - С тобой все в порядке?
        Макклауд уставились на него как на сумасшедшего, а потом заметила, куда направлен его взгляд. Ее рука была в крови. Она посмотрела на лежащего Горца и вопросительно вскинула голову. Роуз молча кивнул.
        Тогда Макклауд резко ударила поверженного врага в живот. Тот захрипел, и его недавняя трапеза, состоявшая главным образом из напитков, изверглась на пол. Макклауд приготовилась приложиться еще раз, но Роуз ее остановил.
        - Нам лучше уйти,- сказал он. Макклауд удивленно взглянула на него:
        - Как - уйти?..
        - Ты должна слушаться мужчину, женщина. Роуз и его спутница повернулись к последнему из нападавших. Он стоял у противоположной стены; одна его рука прикрывала грудь, а другая сжимала ружье. Немногие посетители бара - те, которые не успели сбежать в ресторан,- застыли на месте. По-видимому, никто из них не был вооружен, но чувствовалось, что способ прекращения разборки, выбранный Горцем, кажется им весьма уместным.
        Макклауд посмотрела в глаза последнему противнику.
        - Сначала ты сам завариваешь эту кашу, а потом, когда мы утерли вам носы, начинаешь размахивать оружием?
        Тот ничего не ответил ей, но глаза его говорили о многом.
        - Вот это и называется честью Горца, о которой ты мне столько рассказывал, Роуз?
        Пятясь к выходу и стараясь не делать резких движений, Роуз увлек ее на улицу.
        Холодный воздух освежил их разгоряченные тела. Джереми взял Речел за руку и со всей возможной скоростью повел ее прочь. Несмотря на ранний час, улицы были пусты.
        - Знаешь, Роуз, я думаю, что сегодня ты спас мне жизнь.
        - Что за чушь! Из-за меня ты чуть не лишилась глаза. Я уж молчу обо всем остальном...
        Он заметил такси и яростно замахал рукой в его сторону. Содержание адреналина в крови Речел резко упало, и она тяжело повисла на своем спутнике.
        - Нет. Ты спас мне жизнь. Я у тебя в долгу.
        Подъехала машина.
        - Кстати, где ты научился всем этим штучкам? - прошептала Макклауд.
        - Я несколько лет провел на Люсьене. Впрочем, главному я выучился на Нортвинде, у мамы.
        Почти теряя сознание, Макклауд осела в его руках.
        - А крик,- спросила она слабым голосом,- где ты научился ему?
        Роуз взглянул на нее, удивляясь, что она все еще может говорить. Водитель такси вышел, чтобы открыть дверцу. Судя по его лицу, он был весьма обеспокоен.
        - Это крик духа, если ты веришь в подобную чушь. Мой сэнсэй говорил мне: если возникнет крайняя необходимость, можно освободить часть своего духа и ошеломить соперника. Я впервые использовал его знания только сейчас, во время драки.
        Кровь капала сквозь пальцы Роуза на тротуар, в то время как водитель открывал дверцу и пытался помочь ему усадить наконец потерявшую сознание Речел. Шофер захлопнул за ним дверь и поспешил на свое сиденье.
        Роуз посмотрел на Макклауд и крепко обнял ее.
        - Я и сам в первый раз услышал нечто подобное,- сказал он, обращаясь к бесчувственному телу.
        IV

        Тара, Нортвинд 25 апреля 305-4 года


        Следующие сутки Роуз провел в больнице рядом с Макклауд. От удара разбитой бутылкой пострадали кожа и мышцы на ее плече, но в целом рана не представляла серьезной угрозы. Однако наложить швы врачи не смогли, а потому Макклауд была вынуждена воздерживаться от движений рукой до тех пор, пока рана не затянется сама.
        Роуз проводил у ее кровати все приемные часы, а ночевал в холле. Однако через сутки после поступления Речел в больницу он ей надоел, и она весьма недвусмысленно попросила его уйти. Дежурные медсестры обрадовались его уходу. Никогда прежде им не доводилось слышать столь яростной критики: Роузу казалось, что они попросту бездельничают.
        Выйдя из больницы, Джереми несколько часов бродил по городу, ощущая муть в голове и в желудке. Он позавтракал в первом попавшемся ресторанчике неподалеку от Форта, но это не разогнало его тоски. Машинально ковыряя вилкой в тарелке, он наконец-то решился пойти домой.

«Настроение и так хуже некуда,- думал он.- Почему бы не испортить его еще больше?»
        Через пару часов Роуз стоял на улице перед своим бывшим домом. Проезд на такси обошелся ему в небольшое состояние, но он не захотел ехать в Квартал Воинов по монорельсовой дороге.
        Джереми удивляло местонахождение отцовского дома. Корнелиус Роуз числился одним из лучших техников среди Горцев, однако дом, которым он владел сейчас, достался ему в наследство от жены. Мари Роуз умерла, когда Джереми был ребенком, но он помнил, каким превосходным воином и прирожденным лидером она была.
        Он попытался вспомнить лицо матери, но, как всегда, смог лишь представить ее стоящей перед своим «Громобоем» в охладительном жилете, шортах и нейрошлеме. Водитель и его робот гармонировали друг с другом.
        Роуз рассматривал дом, который его мать решила приобрести, хоть сама никогда не жила в нем. Мари Роуз, как и многие другие, погибла, сражаясь в злополучной войне
3039 года. Да, она была воином, однако Роуз так и не смог примириться с ее гибелью. Любой ребенок страдает, почувствовав себя сиротой, но Джереми эта потеря выбила из колеи на много лет. Роуз был убежден, что Хэнс Дэвион из Федеративного Содружества и другие, подобные ему, убили его мать своей жадностью и манией величия. Воевать с захватчиками вроде кланов - это одно, а идти на войну за право обладания несколькими полунищими планетками - совершенно другое.
        Глубокие антидэвионские настроения, которыми он был проникнут, вызвали гнев отца. С точки зрения Корнелиуса Роуза, Дэвион не мог поступать неправильно. Но Джереми не считал, что Дэвион ста. святым только потому, что позволил Горцам вернуться на Нортвинд, особенно если вспомнить, что правители именно этого Дома выгнали их когда-то с планеты. Джереми никогда бы не смог простить Хэнсу Дэвиону гибели матери, но недавняя его смерть несколько смягчила отношение Роуза к Федеративному Содружеству. Кроме того, он считал, что потеря матери и разлад в отношениях с отцом толкнули его в Ком-Стар, а это было не так уж плохо, несмотря на недавний поворот событий. Возможно, служба в рядах Ком-Гвардии - не слишком почетное ремесло, но он ценил годы, проведенные там.
        Как всегда, дом произвел на него странное впечатление. Джереми прожил здесь одиннадцать лет, но никогда не считал его родным. Этот дом принадлежал только матери, так же как и «Громобой».
        "Интересно, что случилось с «Гобоем»? - подумал он, подходя к крыльцу.
        Когда его брат Дэнни был маленьким, он плохо выговаривал букву "р" и не мог называть их боевого робота настоящим именем. Поэтому мальчик стал звать его просто
«Гобой». Прошло несколько лет, Дэнни подрос и уже мог правильно произнести любое слово, а Мари по-прежнему называла своего любимого робота «Гобоем». Теперь Дэнни уже нет в живых, и отец вполне мог продать робота армии Горцев.
        - Эй, ты!
        Окрик, донесшийся с крыльца, оторвал Роуза от воспоминаний. Он не мог сказать точно, сколько времени простоял посреди улицы, но его присутствие обратило на себя чье-то внимание.
        - Что это ты остановился посреди дороги и разглядываешь мой дом?
        Женщина или девушка на крыльце была не на шутку рассержена. Она уверенно стояла перед дверями, уперев руки в бока. Роуз предположил, что ей не больше восемнадцати лет. Ее плотно облегающая одежда обрисовывала атлетически сложенную фигуру, стройную, с длинными руками и ногами и широкими, мускулистыми плечами. Роуз подумал было, что она пловчиха, но длинные темные волосы девушки опровергали это предположение.
        - Извините,- Джереми ступил на тротуар перед домом,- я ищу Корнелиуса Роуза.
        Раньше ему как-то не приходило в голову, что семья могла переехать; после смерти его матери и Дэнни старик с дочерью могли поселиться в квартале Техников. Вдруг его осенило:
        - Рианна?
        Ускоряя шаг, Роуз пошел к крыльцу. Недовольное выражение на лице девушки сменилось испугом. Однако, вместо того чтобы убежать, она встала в защитную стойку. Осознав, какое впечатление он производит, Роуз остановился у ступеней крыльца.
        - Рианнон Роуз?
        Девушка несколько успокоилась, выпрямилась, лицо ее выражало одновременно и тревогу, и любопытство.
        - Рианна,- сказал он, опуская руки,- это я, Джереми.
        Рианна посмотрела на него так, словно он говорил на незнакомом языке, но потом лицо ее прояснилось.
        - Я знала, что ты вернешься! Я знала! Роуз оставался спокойным, обнимая сестру, которую не видел много лет. Несколько раз он пытался поставить ее на землю, но она не хотела его отпускать. Наконец ему пришлось донести сестру до крыльца и сесть на ступени, держа ее на коленях.
        - Как в старые времена, да, Рия?
        Она кивнула в ответ.
        - Вчера я узнала, что ты вернулся на Нортвинд, но не имела понятия, где тебя искать... Я и не надеялась, что ты к нам придешь.- Она снова его обняла.- Пошли в дом и там поговорим. Соседи уже достаточно насмотрелись на нас.
        - Старик дома?
        - Нет, он, наверное, еще в мастерской. «Я пропустил день работы,- сказал он,- и теперь должен задержаться».
        Рианна провела Роуза в дом. Стоя в гостиной, он удивлялся, как мало здесь все изменилось после его отъезда. Разве что появилось несколько новых картин да поменялась расцветка стен, но общий образ дома остался прежним.
        - Я как раз заварила чай. Ты выпьешь?
        - Хорошая мысль.
        Рианна прошла в кухню. Роуз не спеша последовал за ней, впитывая запахи старого дома. Когда он дошел до столовой, Рия вернулась с кувшином и двумя высокими стаканами со льдом. Она поставила все это на стол и выдвинула стул.
        - Что-нибудь съешь?
        Роуз отрицательно покачал головой и продолжал рассматривать комнату. Наполняя стаканы, Рианна наблюдала за ним.
        - Здесь все по-прежнему, правда?
        Роуз секунду смотрел на сестру, раздумывая над тем, что она спросила. Ее тон придал вопросу некую многозначительность.
        - Да, в общем все осталось так, как и было. Несколько новых вещей, а так - все по-прежнему, как в добрые старые времена. За это надо благодарить тебя?
        Рия кивнула и улыбнулась.
        - Ты сделала доброе дело.- Роуз взял стакан и застенчиво улыбнулся сестре.- А я и не узнал тебя на крыльце.
        - А я была уверена, что это какой-нибудь агент по продаже недвижимости, с таким вниманием ты разглядывал дом. А потом агент со всех ног кинулся ко мне!.. Я так испугалась! Ты заночуешь? В твоей комнате все по-прежнему. Мы были бы рады.
        Роуз взглянул на нее из-под нахмуренных бровей.
        - Ну, хорошо. Я была бы рада, если бы ты остался,- сказала она.- Папа не станет возражать.
        Роуз обдумал приглашение. Он ожидал его и даже придумал причину вежливого отказа, но сейчас, при виде сестры, вся его решимость куда-то испарилась.
        - И хотел бы, да не могу.
        Его отказ огорчил Рианнон. Она начала что-то рассказывать, потом замолчала и с неожиданным интересом уставилась в свой заиндевевший стакан.
        - Ты надолго на Нортвинд?
        - Побуду еще два-три дня.
        Роуз столь же тщательно изучал свой стакан. Он ожидал, что разговор коснется этого пункта, но не знал, что так скоро.
        - А потом куда?
        - Солярис... или Аутрич.
        Он назвал две из наиболее известных планет Внутренней Сферы, На Солярис со всех сторон съезжались воины, ищущие удачи в поединках боевых роботов, которыми славилась эта планета. А что до Аутрича, то в последние годы он стал центром вербовки наемников - самым большим во всей Внутренней Сфере. Эта же планета была домом Волчьих Драгунов - первоклассного наемного соединения.
        - Расскажи мне, что ты знаешь о результатах Ассамблеи,- сказал Роуз.
        - Что ж, я знаю, что Высокая Ассамблея высказалась против тебя. Я уверена, что всем показалось, будто на них повлияла речь папы, но скорее всего они отвергли твое предложение из-за кланов.
        - Как это?
        - Высокая Ассамблея решила, что кланы остаются главной угрозой на ближайшие пятнадцать лет, независимо от Токкайдского договора.
        - Очень остроумно.
        - Ассамблее Воинов было предложено ограничить продажу и перемещение роботов за пределы планеты. Исключение должны составлять лишь экстренные случаи.
        Она помолчала, чтобы дать ему возможность осознать эту новость.
        - Поэтому, даже если бы папа не выступил против тебя, один из командующих соединениями был бы вынужден оспорить твою идею.
        - Значит, у меня не было никаких шансов победить на Ассамблее Воинов?
        Рия снова наполнила оба стакана и задумалась.
        - Не совсем. Вот семейное собрание - это дело другое. Так как персональные боевые роботы воинов-Горцев не подпадают под решение Высокой Ассамблеи, любой не связанный договором воин мог бы наняться к тебе. К сожалению, папа погубил эту идею. Не знаю, каким образом он узнал о твоем возвращении раньше всех родственников. Большинство воинов по маминой линии сейчас работают по договору, а остальным не сказали о встрече. Ты знаешь, что у нас есть много настоящих воинов-водителей по папиной линии, но он как старейшина повлиял на их голоса. Кое-кто из младших выступил бы против него, имей ты возможность предварительно побеседовать с каждым из них с глазу на глаз, но при открытой встрече, такой, как эта...
        Рия умолкла. Роуз понимал, что ни один из молодых водителей не захотел бы приобрести репутацию смутьяна, выступив против главы семьи на открытом собрании. Это был вернейший способ покончить с карьерой.
        - Я бы поддержала тебя не задумываясь, но я занималась текущим ремонтом в мастерской боевых роботов и должна была провести целый день, засунув голову в локоть «Феникса». Я не слышала ни о собрании, ни о твоем приезде, а когда услыхала - все уже кончилось.
        Роуз от огорчения стукнул кулаком по столу. Не приди он сегодня домой, он покинул бы Нортвинд, убежденный в том, что его ненавидит не только отец, но и вся семья.
        - Его действительно так задел мой отъезд? Роуз понял ответ по многозначительному выражению, появившемуся на лице сестры.
        - Ты даже представить себе не можешь. Мама всего шесть месяцев как умерла, а ты так резко высказывался против Хэнса Дэвиона и всего Федеративного Содружества. Шла война, его обязанности возрастали, и отец был на грани срыва. Когда ты вступил в Ком-Стар, он просто взорвался.
        Роуз поморщился. Он редко ладил с отцом, но и зла ему не желал никогда.
        - Внешние проявления гнева быстро угасли, но внутри он носил его все эти годы.- Рианна помолчала.- Результаты ты видишь воочию.
        - Да, вижу,- тихо ответил Роуз.- Итак, семья меня отвергает. А ты?
        Он взглянул на сестру, которая покусывала губы в раздумье.
        - Что же, тебе не везет в отношениях с семьей. Во всяком случае, с созданием наемного соединения придется повременить. Есть только два воина, которые могут подумать о том, чтобы присоединиться к тебе.
        Роуз кивнул и жестом просил продолжать.
        - Ангус Лошар - раз. Он водит «Валькирию» своего отца.
        - Сын Лонни Лошара?
        - Да, он всего лишь сводный кузен, если это имеет значение, но все-таки Ангус - член семьи и хороший воин. Он только что вернулся, отбыв свой первый контракт на Периферии, и у него есть некоторый военный опыт, хотя я не уверена, что такие навыки пригодятся в борьбе против кланов.
        - Любой опыт хорош. А кто второй?
        - Второго водителя величают Рианнон Роуз. Потрясенный Джереми уставился на сестру широко открытыми глазами.
        - Ты? Но я не могу...
        - Даже не говори мне об этом.
        Роуз закрыл рот и оглядел сестру с ног до головы. У нее были уверенный вид и атлетическое сложение, необходимое для любого водителя боевых роботов. Однако ему было трудно забыть маленькую четырехлетнюю девочку с косичками, всю перемазанную уличной грязью.
        - Извини, просто я и не предполагал, что ты когда-нибудь захочешь стать водителем боевого робота.
        - Поосторожнее,- проворчала Рия.- Я не терплю мужского шовинизма.
        Роуз почувствовал, что она начинает сердиться. Неужели у нее такой же плохой характер, как у их отца? Он решил не рисковать.
        - Молчу, молчу! Среди самых лучших водителей, встреченных мною, были и женщины. Я просто не предполагал, что это может заинтересовать и тебя, вот и все.
        Рианну его слова не убедили. Она откинула голову и пристально посмотрела на Роуза.
        - К твоему сведению, я лучший выпускник кадетского курса на Нортвинде. Я не только дипломированный водитель боевых роботов, но и квалифицированный техник. Я разбираюсь в тринадцати различных видах боевых роботов, а коэффициент моего интеллекта на семнадцать пунктов выше, чем твой.
        Потрясенному Роузу оставалось лишь одобрительно кивнуть головой.
        - И в довершение всего,- сказала она, к еще большему изумлению Джереми,- я считаюсь гением логической мысли! Никто не знает, что мне это известно, но есть в моем способе организации мышления нечто необычное. Выделить основное в любой проблеме и быстро все обобщить - для меня это плевое дело.
        Она щелкнула пальцами и схватилась за спинку стула.
        - Вот так!
        - Отлично! Я понял, что ты выдающаяся студентка, но как насчет боевого опыта? Академическая подготовка - это прекрасно, но ты когда-нибудь бывала под огнем лазера? Или под обстрелом РДД? Я не думаю.
        Роуз умолк, чтобы успокоиться, прежде чем продолжить разговор.
        - Как давно ты закончила школу?
        - Полгода назад.
        Рия казалась удрученной, но попыталась скрыть это.
        - И ты не подписала никакого контракта? Насколько я знаю, лучшие из водителей подписывают их еще до выпускных экзаменов.
        - У меня была пара предложений, но я не приняла их.
        - Почему?
        - А это уж мое дело.
        Рианна замолчала и поглядела на брата.
        - Если ты хочешь подписать договор со мной, то это и меня касается. Итак, в чем же дело?
        Некоторое время Рианна раздумывала, а потом наклонилась в сторону брата.
        - Единственный контракт, который я могла заключить,- это стандартный пятилетний договор для новичков. В основном это сводится к скучным гарнизонным обязанностям и обучению военнослужащих вдали от фронта. Я же хотела оказаться поближе к зоне боевых действий.
        - Ах, вот в чем дело! Как это похоже на новичка! Глаза Рианнон сверкнули, она резко встала. В этот момент Роуз не сомневался, что девушка унаследовала норов отца.
        - Нет, это похоже не на новичка, а на сестру, которая не видела своего брата столько лет. Потому я и хотела быть ближе к фронту. Я хотела быть ближе к Терре и Ком-Гвардии, потому что знала, что там у меня больше шансов встретить тебя.
        Не дожидаясь ответа, она убежала на кухню. Роуз немного подождал, но она не возвращалась. Он встал и пошел за нею.
        Рия стояла у раковины, глядя в окно на пустой задний двор.
        - Я понимаю, что тебе было необходимо уехать, Джереми. Я это отчетливо сознаю. Я знаю и то, что ты оставил четырехлетнюю девочку, которая, возможно, и не занимала большого места в твоей юношеской жизни. Но ты значил для меня слишком много, и я уже не могла вынести разлуки с тобой. Я думала о тебе все эти пятнадцать лет. Пока был жив Дэнни, это еще оставалось терпимым, но когда его не стало... Теперь Дэнни ушел в лучший мир, а ты вернулся, но снова хочешь сбежать... Ты сделал свой выбор, Дэнни сделал свой выбор, и папа сделал свой выбор. Я тоже хочу выбирать, здесь и сейчас. Я плохо знаю тебя, может быть, ты мне и не понравишься, но я хочу получить возможность самой во всем разобраться.
        Впервые после своего побега на кухню Рианна взглянула на Джереми.
        - Ты меня понимаешь?
        Он неторопливо прошел через комнату, встал рядом с ней и тоже посмотрел в окно.
        - Да, я понимаю,- сказал он.- Если в этом твой выбор, я дам тебе шанс. Ты будешь моим первым рекрутом.
        Он положил руку ей на плечо:
        - Если же хоть половина из того, о чем ты рассказала, правда, а я уверен, что это так, то ты станешь прекрасным офицером.
        Она прислонилась к нему, и он обнял ее за плечи.
        - Было бы неплохо снова увидеть «Гобой». Рианна взволнованно взглянула на него.
        - «Громобоя» больше нет, Джереми. Когда Дэнни погиб, наш «Громобой» пропал.
        - Что?! - Роуз не поверил своим ушам.- Я разговаривал с полковником Стирлинг, но она ничего не сказала мне об этом.
        - А что тут говорить? Кланы захватили наш «Гобой». Я думала, что тебе об этом известно.
        Роуз никак не мог осознать, что боевой робот его матери достался врагу. По старшинству робот должен был перейти к нему, но, когда Джереми вступил в Ком-Гвардию, эта честь выпала его брату.
        - А как же ты? - спросил он.- Тебе ведь понадобится боевой робот, чтобы стать волонтером наемного соединения.
        Рианнон улыбнулась, но ничего не ответила. Роуз попытался сдержать свое нетерпение, но не выдержал:
        - Ну?
        - У меня есть «Феникс». Как студент-выпускник, удостоенный чести произнести прощальную речь от имени курса, я была награждена восстановленной моделью - от имени Ассамблеи Воинов. Они-то думали, что я буду сражаться вместе с Горцами, но ведь меня их подарок ни к чему не обязывает. «Феникс» - это просто мечта. Он доставлен прямо с завода боевых роботов Ачернара в Новом Авалоне.
        Рассказывая, Рия так и подпрыгивала от восторга. Внезапно Роуз увидел в ней свою мать - такого же прирожденного воина.
        - Пойдем, я покажу его тебе.
        - «Его»?
        - Конечно же, это «он». Он всего в нескольких минутах ходьбы отсюда.
        Рианнон уже тащила Роуза к двери.
        - Хорошо, но только ненадолго,- ответил он.- Перед моим отъездом нам надо многое обсудить. Очень многое.
        V

        Тара, Нортвинд 27 апреля 3054 года


        Следующие два дня Джереми провел вместе с сестрой. Осмотрев «Феникса» - главную любовь Рианны, Роуз взял сестру в госпиталь, где лежала Макклауд. Несмотря на то что они приехали к самому окончанию приемных часов, посещение затянулось. Обе женщины тотчас же принялись щебетать, как давно не встречавшиеся подружки.
        Речел вела себя раскованно и дружелюбно, а Рия проявила недюжинную болтливость. Поглощенные беседой, обе, казалось, забыли о Джереми, пока в палату не заглянула дежурная медсестра, чтобы предупредить, что у них осталось всего пять минут. Роуз воспользовался паузой и вклинился в их беседу.
        - Извините, что я вас прерываю, но не могли бы вы уделить мне немного вашего драгоценного времени, капитан.
        Женщины молча уставились на него.
        - Речел, у нас с Рией имеется идея, которую мы хотели бы обсудить с тобою. Сейчас я ее коротко обрисую, а утром мы можем обсудить детали. Дело в том, что Рианна со своим боевым роботом хочет стать ядром нового воинского соединения, которое я собираюсь сформировать. Здесь, на Нортвинде, я не могу собрать нужные силы для эффективно действующего отряда волонтеров и думаю, что будет вернее попробовать это на Аутриче.
        - Тут есть свой смысл,- прервала его Рия, и Роуз с Речел улыбнулись друг другу.- Джереми отправляется на Солярис, на ристалище. Это, конечно, отнимет некоторое время, но, возможно, он сможет там найти боевого робота за подходящую цену. А если он дождется конца сезона, то сможет набрать и еще не нанятых воинов.
        - Прекрасный план,- откликнулась Речел.- Но ты сама сказала, что поездка на Солярис займет немало времени. Ведь эта планета - на стороне Штайнера.
        - Знаю, но у меня нет выбора.
        Роуз стал шагать по комнате, излагая свой план.
        - Если я хочу, чтобы на Аутриче меня воспринимали как командира наемников, я должен иметь собственную машину. Стоит мне обзавестись боевым роботом, и я смогу транспортировать его прямо на Аутрич, присоединиться к Рианне и завершить набор воинов.
        - Верно,- вставила Рия.- Я отправлюсь на Аутрич раньше Джереми. Если Ангус присоединится к нам, а я думаю, что так оно и будет, мы с ним вдвоем сможем представлять там наше соединение.
        - Кто такой Ангус?
        - Мой двоюродный брат по материнской линии. У него только что закончился первый контракт, и он прекрасно подходит под вердикт Ассамблеи, разрешившей нанимать не занятых в деле родственников. Только они могут последовать за Джереми с Нортвинда. Я надеюсь, что Рия, а может быть, и Ангус отправятся в путь не позже чем через пять недель. Они смогут зарегистрировать наш отряд в Перечне наемников и Регистрационной комиссии и провести предварительные переговоры до моего прибытия к ним.
        - И что тогда?
        - Учитывая время, которое потребуется мне для Соляриса, я прибуду через четыре - шесть недель после них.
        Здоровой рукой Речел разгладила покрывало на постели.
        - Когда же в дело вступаю я? Роуз глубоко вздохнул, прежде чем ответить. В этой части плана он не был особенно уверен.
        - Ты доставишь Рию, Ангуса и двух роботов на Аутрич.
        Речел поглядела на Рианну, перевела взгляд на Джереми, а потом кивнула. Роуз продолжал, все более торопясь.
        - Мы заплатим по стандартным расценкам, установленным на транспортировку. Но если уж договор будет заключен, то мы с Рианной хотели бы, чтобы нашим транспортным агентом стала ты.
        Макклауд молчала.
        - Конечно, нам это нужнее, чем тебе, но мне кажется, что мой бизнесплан не плох. Макклауд посмотрела на него.
        - Что ты знаешь о бизнесе?
        - Только то, что пишут в газетах, но я обмозговываю эти сведения. Понимаешь, если у нас будет свой транспорт, это станет большим преимуществом. «Бристоль» принадлежит к классу «Юнион». Он может перевозить целую роту с аэрокосмическим снаряжением. Мы будем извлекать из этого выгоду и почти всю прибыль передавать тебе.
        - Ты прав только отчасти,- сказала Макклауд.- Многого ты не учел. Во-первых,
«Бристоль» - гражданское транспортное средство, торговый корабль. Он может служить и военным, но большинство его отсеков для размещения боевых роботов переоборудовано под объемные грузы. Чтобы осуществить то, что ты хочешь, потребуется капитальный ремонт грузовых помещений. Кроме того, мне никогда не приходилось использовать огневую мощь

«Бристоля». Действительно, он укомплектован полным набором вооружения, полагающимся кораблю его класса, но у меня недостаточно большой экипаж, чтобы обслуживать и военную технику - увы, это слишком дорого. И наконец, откуда вы взяли, что я хочу быть наемником? Я капитан торгового флота, и моя работа мне нравится.
        - Речел, ты неправильно меня поняла. Я знаю, что ты хороший капитан. Я просто подумал, как было бы здорово...
        Роуз посмотрел на сестру, которая молча следила за их разговором. Макклауд откинула голову на подушки.
        - Роуз, уже поздно. У меня ужасно болит плечо, а разговор о корабле для меня уж слишком серьезен. Чувствую, что я у тебя в долгу, но не хочу принимать решение прямо сейчас.
        - Я и не прошу об этом, Речел. Дверь отворилась, и дежурная сестра жестом показала им, что пора уходить.
        - Я только хочу узнать, отвезешь ли ты Рианну на Аутрич?
        - Конечно, отвезу. По стандартным расценкам для всего снаряжения.
        Роуз взглядом показал Рианне на дверь, и она поняла его просьбу оставить их с Речел наедине.
        - Речел,- сказал он,- я понимаю, что тебя беспокоит плечо, но сдается мне, что есть и другие причины для беспокойства.
        Она молча посмотрела на него, и Роуз понял, что сейчас он перешагнул через какую-то невидимую преграду в их разговоре. Черты лица ее смягчились, она покачала головой.
        - Да нет, ничего особенного. Я всегда нервничаю, когда приходится искать новый контракт. Ненавижу эту часть своей работы. Надо найти груз и сразу прикинуть, как доставить его в сохранности. Надо посоветоваться с экипажем. Они же не потерпят, чтобы решения принимались за их спиной.
        Роуз разглядывал Речел, пытаясь определить, правду ли она говорит. Ему было трудно представить Макклауд в поисках груза и в размышлениях о том, как бы получше разместить его на борту «Бристоля».
        - Я называю «Бристоль» своим кораблем,- продолжала она,- но почти половинная доля его стоимости принадлежит банку, и даже если я не смогу найти подходящего груза, мне все равно придется отдать причитающиеся им проценты. Следовательно, придется сокращать другие необходимые выплаты.
        Она бросила на Роуза горький взгляд:
        - Вот что я имею в виду, когда говорю о бизнесе. Ты всегда должен идти на шаг впереди банкиров. Для того чтобы стать наемником, недостаточно быть хорошим бойцом. В бухгалтерии тоже нужно разбираться.
        Роуз понимал, что она права, но не собирался отказываться от попытки создать нерегулярный наемный отряд. Все еще размышляя, он подошел к дверям, но у самого порога задержался и, обернувшись, заговорил:
        - Спасибо тебе, Речел. Отложим разговоры до завтра. И кстати, оставь свои мысли о том, будто ты мне чем-то обязана.
        Роуз закрыл за собою дверь и вслед за сестрой отправился к лифтам в конце коридора.
        Капитан Речел Макклауд долгое время смотрела на дверь, а потом сказала:
        - Прекрасно, Роуз. В кои-то веки я решила о ком-то заботиться, а этот кто-то говорит мне «до завтра».
        Медсестра на посту услышала, что больная разговаривает сама с собой, и сокрушенно покачала головой.
        Не подозревая об этом, Роуз и Рианна ждали своего лифта. Когда открылась дверь, Рия положила руку на плечо Роуза:
        - Она доставит меня на Аутрич. Этого достаточно. Роуз первым вошел в кабину лифта. Медсестра вошла последней. Он нажал на нижнюю кнопку.
        - В общем-то - да. Если бы она согласилась на большее, дела пошли бы слишком хорошо.
        - У тебя с ней что-то было?
        Роуз посмотрел на Рианну, поймал хмурый взгляд не встречавшейся ему прежде медсестры, и снова посмотрел на Рию, гадая, было ли то, что он услышал, простым любопытством. Лицо девушки оставалось бесстрастным.
        - Нет. Да, но это не очень серьезно. Черт, я не знаю. Просто я ей доверяю, и это - главное.
        Дверь лифта открылась, и Роуз придержал ее, пропуская сестру вперед.
        - Кстати, говоря о нашем отряде, мы еще не упоминали о названии,- сказала она с волнением в голосе.- У меня есть кое-какие идеи.
        Роуз пожал плечами:
        - Я еще не думал об этом. Полагаю, что мы будем называться «Черным дозором» или
«Нортвиндскими кем-то там»... А ты что предлагаешь?
        - Я думала о типичных названиях - «Рейнджеры Роуза» или «Роузовы громилы». Надоело! Если мы хотим привлечь к себе побольше народу, нам необходимо настоящее имя.
        - Например?
        - «Черные шипы».
        - Что?
        Роуз остановился в дверях и посмотрел на сестру. Та широко улыбалась. Пока он стоял озадаченный, она вышла на улицу и направилась к такси у обочины.
        - Прекрасное название.
        - Да, это хорошее название, согласен. Не знаю, прекрасное ли.
        - Ну вот и подумай об этом.
        Джереми без особого энтузиазма кивнул.
        - Мне нужно домой,- сказала Рианна.- Какой у нас план на завтра?
        - Завтра мы поговорим с Ангусом. Если мы сможем договориться, считай, что дело пошло.
        - Прекрасно. Где ты остановился? Роуз открыл дверцу, и Рианна плюхнулась на сиденье.
        - Я отправил свою поклажу в отель «Высокая башня»,- сказал он.- Но еще не был там и даже не знаю номера своей комнаты.
        Роуз захлопнул за ней дверцу и подошел к открытому окошку водителя, чтобы заплатить за проезд вперед. Когда он отмахнулся от сдачи, Рианна опустила стекло.
        - Я поговорю с Ангусом и назначу время встречи. Она протянула ему ладонь, и Роуз пожал ее обеими руками.
        - Неужели все это происходит в действительности? - сказала Рианна.
        - Да, и папа рассердится.
        - Ну и пусть.- Голос Рии посуровел.- Я сделала свой выбор.
        Роуз не отвечал, а лицо Рианны смягчилось.
        - Кроме того, у меня есть целый месяц, чтобы как следует попрощаться. Этого будет вполне достаточно.
        Рианна выдернула свою ладонь из его рук, и такси тронулось с места.
        - До завтра.
        Джереми махал ей вслед, пока машина не растворилась в уличном потоке. Повернув в обратную сторону, он решил пройти несколько кварталов, отделявших его от отеля, пешком. За это время он все обдумает. «Черные шипы» родились, и он постарается стать им хорошим отцом.
        VI

        Солярис-Сити, Солярис 2 августа 3054 года - Я еще раз повторяю, мистер Роуз. Мы совершим посадку через пятнадцать минут. Согласно вашим указаниям и учитывая ваши щедрые чаевые, я перенес все ваше движимое имущество в переднюю часть отсека. Через час вы уже распрощаетесь с этими шелудивыми таможенниками и отправитесь куда пожелаете.
        Джереми был настроен продолжать препирательства со стюардом - других развлечений у него не было,- но треск в селекторном устройстве остановил его.
        - Пассажир Джереми Роуз, пожалуйста, проследуйте на капитанский мостик! Джереми Роуз!
        Джереми недоуменно посмотрел на селектор, словно вызов был какой-то уловкой. Потом он бросил косой взгляд на стюарда. Стюард, воздев глаза к потолку, сделал вид, что ничего не слышал, и, очевидно, решив, что разговор окончен, повернулся, чтобы уйти.
        - Нет, погоди, мошенник. Еще не все. Как только мы приземлимся, я буду у грузового отсека на второй палубе. Приготовь мой черный чемодан. Думаю, я могу подождать остальной груз. Договорились?
        - Хорошо, мистер Роуз. Черный чемодан, грузовой отсек номер два.
        Роуз не был уверен, что стюард запомнит его приказ. Ох уж эти чертовы штатские? Почему в нашей жизни ничто не может быть легким или хотя бы предсказуемым? Мысли его бесцельно витали вокруг этой темы, а ноги уверенно шагали по направлению к мостику, находившемуся тремя палубами выше. Нельзя сказать, что его не знали на мостике, но приказание явиться туда выглядело несколько странным. До сего времени большинство его визитов на мостик были незапланированными и не очень приветствовались. Он решил не пользоваться лифтом, а пройти по служебному трапу. Конечно, вход на мостик через трап не был на корабле общепринятым, но лифт неожиданно и часто ломался, и Роуз подозревал, что за этими внезапными поломками стоят происки капитана. Трап стал для него обычным служебным проходом, даже если лифт работал. Роуз схватился руками за перила и начал короткое восхождение. Весь путь занял у него не больше минуты.
        - Пассажир Роуз по вашему вызову явился, капитан! - отчеканил он, входя на мостик.
        Тучный капитан подпрыгнул от неожиданности, и, отвернувшись от окуляра, уставился на гостя.
        - Ах, вы все еще на корабле! Когда мне доложили, что во время последнего обхода кают вас не оказалось на месте, я подумал, что вы наконец-то испарились.
        - Эта мысль как-то не приходила мне в голову, капитан, но теперь, после вашего совета...
        Капитан потер жирный подбородок и глянул на двери лифта.
        - Поднялись по трапу?
        - Капитан, я не мог вам позволить остановить лифт между этажами, чтобы прищемить мне хвост.
        Роуз улыбнулся капитану, по выражению его лица догадавшись, что именно это он и планировал сделать.
        - Ну что же, так или иначе вы здесь. Я хочу воспользоваться этим обстоятельством, чтобы сказать вам «прощайте». Не «до свидания», не «до будущих встреч» и не
«доброго пути», а именно так: «Прощайте».
        Капитан бросил быстрый взгляд на экраны, когда корабль слегка дрогнул. Два красных огня мелькнули на главном экране, но капитан едва обратил на них внимание. Хотя корабль производил последние маневры перед посадкой, у капитана Уотерсона нашлось время побеседовать с Роузом. Или капитан вполне доверял своим компьютерам и экипажу, или же собирался сообщить Роузу нечто не терпящее отлагательств. Интересно, заметил ли он те два сигнальных огня.
        - Мистер Роуз! Должен отметить, что за все двадцать лет командования шаттлом я никогда, понимаете, никогда не сталкивался с типами, подобными вам. Сказать, что вас ненавидит весь мой экипаж,- значит не сказать ничего. Я удивляюсь, что мои люди не подняли бунт, лишь бы получить возможность добраться до вас. Короче говоря, мистер Роуз, не премините при первом же удобном случае оставить мой корабль и никогда, я повторяю, никогда не возвращаться.
        - Но, капитан...
        - Никаких «но», мистер Роуз. Никаких замысловатых ответов, никаких любезностей с вашей стороны. Посидите здесь молча, а потом уходите. Раз вам не сидится в каюте, я решил предоставить вам возможность побыть здесь, на мостике. Если вы посидите спокойно до самой посадки, мой стюард, мистер Пулянски, лично проводит вас до таможни.
        - Но почему, капитан...
        - Не надо слов, мистер Роуз. Только кивните головой. Мы договорились?
        Роуз подумал было о том удовольствии, которое может доставить ему словесный поединок с капитаном, но потом рассудил, что стюард окажется весьма полезным союзником в его желании покинуть корабль как можно скорее. Он улыбнулся и решил занять предложенное ему сиденье дублера.
        Капитан облегченно вздохнул и, почесав мясистую шею, вернулся к своим обязанностям.
        С помощью Пулянски Роуз смог попасть на таможню раньше остальных пассажиров шаттла. Пулянски отказывался разговаривать с Роузом, даже когда тот старался быть вежливым. Джереми не обижался на стюарда. Как раз перед последним прыжком к Солярису у Т-корабля был поврежден топливный отсек. До устранения поломки корабль должен был простоять без движения почти целый месяц. Это означало, что Роуз не сможет прибыть на Солярис раньше последней недели сезона поединков, что практически сводило на нет его. миссию.
        Запертый на шаттле, пока ремонтники устраняли повреждения, Роуз срывал свое отчаяние на экипаже и пассажирах. Вскоре ему пришлось проводить все свое время в одиночестве. Его настроение несколько улучшилось, когда они наконец совершили прыжок в систему Соляриса, но теперь мало кто проявлял желание проводить свое время в компании Роуза.
        В результате в течение всего перелета он, приклеившись к экрану видео, наблюдал поединки, проходившие на Солярисе. Около семи часов назад Джереми окончательно обдумал свой план. Если на Солярисе найдется боевой робот, который можно будет купить или украсть, Роуз отыщет его. В три минуты восьмого, ровно через шестьдесят семь минут после приземления шаттла, Роуз вышел из Таможни, неся в руке простой черный чемодан.
        Войдя в главное здание космопорта, он позволил толпе увлечь себя. Несмотря на позднее время, терминал был набит битком. Следуя указателям, он пробился к стоянке такси, намереваясь проехаться до отеля.
        Роуз направлялся в «Империал», отель, расположенный в международном секторе Солярис-Сити. Несмотря на пышное название, это был средней руки отель, единственным плюсом которого было то, что из его южных окон открывался замечательный вид. Это и делало «Империал» одной из самых популярных гостиниц в городе.
        За все время поездки водитель даже не попытался вступить в беседу со своим пассажиром, за что Роуз был ему чрезвычайно признателен. Когда они затормозили на дугообразной подъездной аллее перед отелем, Джереми заплатил за проезд и дал чаевые в С-банкнотах, на что водитель благодарно кивнул ему. Роуз зарезервировал номер еще во время путешествия, поэтому на то, чтобы оформить его пребывание в отеле, не ушло много времени. После этого он поставил свой черный чемодан с лежащим внутри пистолетом в камеру хранения, заперев замок при помощи отпечатка большого пальца левой руки. Затем вместо того, чтобы подняться в номер, как того жаждало его усталое тело, он направился к главному выходу.
        Несколько минут он ловил такси, которое отвезло бы его в Черные Холмы, Дэвионский сектор Солярис-Сити. Наконец одна из машин с флажком Дэвиона на антенне остановилась. С годами Солярис-Сити был поделен на шесть главных районов - по одному сектору для каждого из Великих Домов и международный квартал, который вмещал в себя большинство общественных зданий и не очень влиятельное местное правительство.
        Хотя облик Солярис-Сити и не отвечал расхожим представлениям об огромной арене для кровавых ристалищ, этот метрополис был поистине уникален. Каждый из секторов города отражал национальные и культурные особенности пяти великих Домов, но жители, происходившие из разных государств, мирно существовали здесь бок о бок.
        Роуз направился в «Седьмое небо», бар, пользующийся в Дэвионском секторе сомнительной репутацией. Короткую передышку во время езды на такси он употребил на то, чтобы помассировать шею и протереть глаза. Джереми не спал больше сорока часов, и тело его отказывалось двигаться.
        Водитель правил машиной уверенно и доехал до места в рекордный срок. Ему явно не понравилось то, что Роуз рассчитался с ним не в валюте Дэвиона, а в С-банкнотах, тем не менее деньги он принял. Не успел Роуз дойти до входной двери, как машина уже скрылась из виду.
        Спустя три часа Роуз так и не нашел того, что искал. Шесть разных баров и ничего в активе, кроме пульсирующей головной боли и красных, воспаленных глаз. Единственное, от чего он испытал удовлетворение, так это от хмурого и убогого вида Дэвионского сектора, носящего название Черные Холмы. Что за яркий контраст с имиджем Дэвионов, которые считаются образцом добродетели и защитниками цивилизации! Неплохо, если бы побольше людей увидели преступления, коррупцию и насилие, которые свили себе гнездо под сенью Черных Холмов-
        В последний бар он приехал, обещая себе, что больше этой ночью никуда не пойдет. Вывеска гласила: «Пеликан». Это было местечко, где собирались водители боевых роботов и их друзья.
        В сущности, «Пеликан» был таким же заштатным баром, как и все прочие. Высоко поднятый над зрителями экран передавал трехмерные репортажи роботоматчей дня, включенные на полную стерео-громкость. Здесь было светлее, чем в других заведениях подобного рода, но недостаточно светло, чтобы Роуз мог разглядеть, кто там прячется по углам. Шум и свет подстегнули его силы, и он довольно резво для своего состояния добрался до одной из дальних стоек.
        Толпа посетителей представляла собой обычное сборище ярых фэнов, водителей, болельщиков и прочего люда. Несколько завсегдатаев пытались беседовать в этой обстановке, но взгляды большинства были прикованы к экрану. С трудом он нашел себе место у стойки и подозвал бармена.
        - Бутылку «Ли Лянга»! - прокричал он. Молодой человек едва не споткнулся от этого крика. Впечатление было такое, будто в него выстрелили.
        - Полегче, придурок,- тихо сказал бармен.- Ты что, в южном квартале, чтобы заказывать этот яд? Конечно, если тебе и вправду нужен змеиный напиток,- бармен перегнулся через блестящую плоскость стойки и глянул по сторонам,- попроси меня снова, но погромче, и я уверен, что тут же отыщется один, а может быть, десять или сто посетителей, которые будут рады пинками гнать тебя до самого Кобе.- Бармен замолчал и выпрямился: - Так как насчет бутылочки темного «Коннеровского»?
        Роуз молча кивнул и поблагодарил звезды за то, что шум в баре перекрыл допущенную им обмолвку. Он должен был сам сообразить, что значит заказывать куритское пиво на территории Дома Дэвиона. Он объяснил свой промах тем, что не выспался, но это служило слабым утешением. Роуз все еще скрежетал зубами из-за своей глупости, когда подали пиво. Все, это уж точно последняя остановка. Еще немного, и из-за своей усталости он попадет в настоящую переделку.
        - Одно пиво «Коннерз», теплое, как вы любите. Во всяком случае, если вы настоящий любитель, вам должно понравиться...
        - Спасибо и еще раз спасибо. Обычно я не очень похож на круглого дурака.
        - Да, выстрел был мимо цели.- Молодой человек улыбнулся при виде откровенно смутившегося Роуза.- А вы, наверное, новичок. Разве вы не слышали Яна Оуэнза и Бака Бэйлока? Они первоклассные комментаторы на канале Ф-С. Именно Бак говорит, когда пилот «Меха» промахивается: «Все возможно в игре, даже промах там, где, по идее, промахнуться нельзя. Кому-то из них повезло». Кстати, меня зовут Диллон.
        - Роуз.
        Джереми перегнулся через стойку и пожал Диллону руку.
        - Это за пиво.- Роуз протянул банкноту достоинством в двадцать С.
        - С-деньги? Должно быть, вы недавно в городе. Роуз пожал плечами и попытался улыбнуться. Он начал думать, что раздобыть боевого робота будет не так легко, как это представлялось вначале.
        - Существуют какие-то проблемы с С-купюрами?
        - Не то чтобы...- Диллон рассмотрел купюру на свет.- Дело в том, что... понимаете. .
        Он наклонился за стойку, спрятал деньги в ящик, прищурился и начал высчитывать про себя сдачу.
        - Дело в том, что С-купюры слишком...
        - Подозрительные?
        - Именно. Они подозрительны. Сразу видно, что вы недавно в городе и еще не успели понять этого.
        - Да.
        - Так уж получается, что большинство торговцев в этом квартале, да и не только в этом, предпочитают, чтобы им платили в местной валюте. Национальная гордость и прочее. С-банкноты считались надежными, но после этой истории на Токкайдо отношение к С-деньгам уже не то, что раньше.
        Прежде Роуз не думал об этом, но слова бармена звучали убедительно. Несмотря на то что войска Ком-Гвардии остановили кланы, большинство из жителей Внутренней Сферы имели зуб на Ком-Стар, и причиной тому была его извечная монополия на межзвездную связь. Джереми предупреждали, что националистические настроения на Солярисе сильны, но он не ожидал, что настолько.
        - Поэтому-то вы и предлагаете мне как можно скорее поменять мои деньги на Д-банкноты?
        - Я вижу, что человек с вашими умственными способностями не нуждается в том, чтобы простой бармен рассказывал, как кувыркается боевой робот.
        - Так оно или нет, но, может быть, вы захотите мне помочь?
        - Помочь? В этом городе?
        - Ну, «помочь», наверное, не то слово. Могу ли я нанять вас, чтобы вы оказали мне содействие в одном деле, которое никоим образом не помешает вашей теперешней работе?
        - Можете рассчитывать на меня,- сказал Диллон.
        Роуз наклонился к нему через стойку, показал банкноту достоинством в пятьдесят С и подтолкнул ее к бармену.
        - Мне нужен выход на один из клубов боевых роботов. Выход на человека, который захочет нанять нового водителя под конец сезона. Мне нужно хотя бы имя того, с кем я мог бы начать переговоры.
        Диллон посмотрел на банкноту, а потом огляделся. Большинство завсегдатаев были увлечены финалом сражения «Черная Звезда» - «Орион». Резкий удар правой «Черной Звезды» сбил с ног его соперника как раз в тот момент, когда Диллон снова заговорил.
        - У вас больше шансов жениться на Айзис Марик, чем найти нанимателя. До конца сезона осталось меньше недели. Следующие пробные бои - через несколько месяцев. Почему бы вам не подождать?
        Диллон посмотрел Роузу в глаза и понял, что ожидание для него неприемлемо.
        - О'кей, если вам нужно имя - что ж, подскажу одно, но, чтобы не испытывать потом угрызений совести, я должен предупредить вас.
        Роуз с трудом сохранял спокойствие. Он чувствовал, что Диллон хочет помочь ему, однако юноша не сознавал, насколько помощь эта важна Роузу. Он решил проделать дыхательные упражнения, пока Диллон подыскивал нужные слова. Ожидание было для него хуже боя.
        - Баршалл. Насколько я знаю, он себя всегда так называет. Он занимается чем-то вроде брокерства. Возможно, он - единственный в Черных Холмах, кто может свести вас с клубом, учитывая, что вы не хотите иметь дело с независимыми.
        Он поднял брови в молчаливом вопросе, но Роуз не заметил этого.
        - Кстати, он обитает в «Седьмом Небе». Вы там уже были?
        Роуз кивнул головой и вздохнул.
        - Я был там сегодня вечером, и мне посоветовали искать в другом месте.
        - Да, такое вполне возможно. Эти техники - довольно своеобразная компания, а вы, извините, не очень на них похожи.
        - Отлично. Значит, я не похож на техника? Черт побери!
        - Полегче, полегче. Завтра, вернее, уже сегодня, как только проснетесь, идите в бар и спросите Баршалла. Он будет там, и вы должны обратиться к нему по имени. Свой бизнес он делает только в этом баре.- Диллон снова взглянул на С-банкноту.
        - Вам это подходит?
        - Да, спасибо.
        - И кстати, если он спросит, кто вас послал, на меня не ссылайтесь.
        - Тому есть причины?
        Роуз убрал руку, и Диллон спрятал банкноту спокойным, привычным жестом.
        - Само собой. Мне не хотелось бы оказаться замешанным в то, что вы собираетесь предпринять. Никаких имен, понимаете?
        - Не стоило так долго целиться, чтобы выстрелить мимо.
        VII

        Солярис-Сити, Солярис 3 августа 3054 года - Джереми Роуз - к мистеру Уорвику.
        Роуз подошел к телекамере, вмонтированной высоко в ворота. Хотя было уже довольно темно, Джереми не сомневался, что оператор видит его в мельчайших подробностях.
        Он встретился с Баршаллом вчера вечером. Встреча была короткой и деловой, как раз по вкусу Роузу. Но сам Баршалл оказался весьма скользким типом: он запросил астрономическую сумму за простое знакомство с «единственным человеком на Солярисе, которому все еще нужен водитель боевого робота». Как и каждый из известных Роузу подлецов, Баршалл чувствовал, что человек находится в безвыходном положении. После того как названная сумма была без лишних комментариев отсчитана, Баршалл позвонил Десмонду Уорвику из Уорвикского клуба. Двадцать четыре часа спустя Роуз стоял на подъездной аллее к дому или, точнее, поместью Уорвика. Имение было огромным - с просторными и красивыми, хорошо ухоженными садами и впечатляющей трехэтажной виллой, возвышающейся над окрестностями.
        С жужжанием отворилась боковая калитка, и Роуз пешком отправился к зданию. Прогулка заняла больше десяти минут, но он не удивился тому, что никто не вышел встретить его. Джереми чувствовал себя нищим, приглашенным к столу короля, а именно такого эффекта и добивался Уорвик.
        Имея в запасе один-единственный день, Джереми не успел провести тщательное расследование о своем возможном нанимателе. Единственное, что ему удалось узнать,- это то, что Уорвик, как и многие богачи на Солярисе, вступил в область боевых игр, уже имея значительное состояние. Уроженец Квинси, он приобрел известность как человек, любящий лишь две вещи: деньги и власть. На первых порах он действовал очень скромно - его водители участвовали во второстепенных соревнованиях, пока не опробовали себя в боях с самым разным противником.
        Только в прошлом году он стал младшим членом лиги Солярис-Сити, но на сегодняшний день его команда уже имела на своем счету несколько побед над игроками известных клубов. А еще, как узнал Роуз, Уорвик считался менеджером, обладавшим недюжинными способностями по части открытия настоящих талантов, и, что еще более важно, был собственником боевых роботов. Еще раз мысленно перебрав в уме все эти факты, Роуз постучался в гигантскую дверь. На втором ударе ему отворили.
        - Слушаю!
        Роуза поприветствовал великан привратник. В нем было, наверное, больше двух метров росту; седые волосы старика небрежно ниспадали на элегантную ливрею. Роузу крайне редко приходилось задирать голову, разговаривая с людьми. Джереми терпеть этого не мог. Что ж, еще одно очко в пользу Уорвика.
        - Я - Джереми Роуз. Приглашен на обед к мистеру Уорвику.
        Гигант посторонился и жестом пригласил Роуза войти. Такую прихожую можно было увидеть только в мечтах. Пол и лестница были мраморными. Стены, обшитые тиковым деревом, украшали картины в позолоченных багетах. Арки по обеим сторонам лестницы вели в другие помещения дома, обставленные еще более пышно. Куда бы Роуз ни посмотрел, все здесь кричало об элегантности и богатстве.
        Посетители, вынужденные пройтись по подъездной аллее, а затем подавленные ростом привратника и потерявшие дыхание в холле, должны были почувствовать робость еще до появления Уорвика в комнате. Однако реакция Роуза была совершенно обратной. Гнев, который начал расти в нем во время прогулки до дверей виллы, рос и сейчас. Более того, теперь он превратился в настоящую ярость. Как осмеливается этот человек, который даже не знает Роуза, пытаться заставить его робеть, чувствовать собственное ничтожество? С ним этот номер не пройдет.
        Или, может быть, наоборот - этот номер сработал слишком уж хорошо. Удача изменила ему - ему, лишенному прав, едва ли не сломленному обстоятельствами. Конечно, Роузу необходим боевой робот, но все же ему не настолько плохо, чтобы связываться со столь много мнящим о себе человеком. Он почувствовал себя зверем, загнанным в этот элегантный холл. Он вошел всего несколько секунд назад, но уже ощутил, что долго тут не выдержит. Джереми было повернулся к дверям, чтобы уйти, когда услышал голос, доносившийся с верхней площадки лестницы.
        - Мистер Роуз, как мило, что вы согласились присоединиться ко мне на время обеда.
        Обернувшись, чтобы посмотреть на хозяина, Роуз понял, насколько верны оказались его предположения насчет самомнения этого человека. Уорвик был очень маленького роста и одет в строгий шелковый костюм. Одеяние хозяина дома было сшито, без сомнения, специально по его мерке; серый шелк костюма поймал и отразил свет ламп, так что вся фигура Уорвика почти засияла. Его приглаженные черные волосы были слишком уж гладкими, а слишком красивые белые зубы грозили ослепить собеседника слишком уж искренней улыбкой. Остановился Уорвик на третьей ступеньке, что делало его чуть выше Роуза.
        - Надеюсь, вы нашли меня без труда. Теперь в свою очередь улыбнулся и Роуз.
        - Легче легкого. Баршалл был очень красноречив.
        Уорвик поморщил нос, словно то, что сказал Роуз, скверно пахло.
        - На самом деле, я был приятно удивлен, найдя вас так быстро и легко.
        Уорвика, похоже, шокировало заявление, что его можно легко найти и увидеть лично. Не глядя на Роуза, он сошел по оставшимся трем ступеням и двинулся через холл.
        - Пойдемте со мной. Пора приступить к обеду. Вы, я уверен, поймете тот факт, что здесь не будет обычных формальностей. Приближается матч, а положение мое таково...
        Уорвик слегка повернул голову, дабы убедиться, что Роуз последовал за ним. Джереми с некоторым. удовольствием обнаружил, что может спокойно смотреть вперед поверх головы Уорвика и все прекрасно видеть.
        - Я думал, вас это радует,- сказал Роуз. Уорвик, резко остановившись, повернулся к нему:
        - Прошу прощения, мистер Роуз?
        - То, что ваша команда участвует в матче. Я решил, что ваш клуб впервые выступает на чемпионате Солярис-Сити.
        - Да, это достижение. Учитывая то, что моя команда состязается здесь лишь второй год,- это действительно очень радует.
        Уорвик повернулся и снова пошел вперед, говоря на ходу. Роуз едва удерживался от хохота. Этот человечек не только тщеславен, но еще и очень раним!
        - Я думаю, что такое положение весьма необычно для Солярис-Сити. Разве раньше командные игры включались в чемпионат?
        Уорвик повернулся и улыбнулся Роузу, входящему в столовую, где официант не торопясь разливал суп по тарелкам. Стол был накрыт на двоих.

«Еще один номер,- думал Роуз.- Долго же мне пришлось идти до столовой».
        Как и остальные комнаты в доме, столовая была очень богато обставлена, богато почти до безвкусицы - льняные скатерти, дубовая мебель, китайский фарфор и серебряные приборы. От супа весьма вкусно пахло. Роуз почувствовал, что его рот наполнился слюной. Уорвик занял место во главе стола и указал ему на стул справа от себя.
        - Да, должен заметить, что это в некотором роде является новшеством для города,- сказал хозяин, пока Роуз разворачивал льняную салфетку. Затем Уорвик перекрестился и что-то пробурчал себе под нос, а потом возобновил разговор:
        - За пределами города всегда происходили разного рода командные соревнования, но в главной лиге - никогда.
        Уорвик сделал паузу для того, чтобы отведать еще дымящийся суп. Роуз последовал его примеру и обнаружил, что вкус его даже лучше, чем запах.
        - Неплохо, не правда ли?
        Роуз поднял глаза на Уорвика, увидел его улыбку и с досадой подумал о том, что хозяин заметил, с каким аппетитом гость приступил к предложенному блюду.
        - Да, очень неплохо.
        - Как я уже говорил, Солярис-Сити всегда был знаменит индивидуальными поединками, но сражения «отряд на отряд» приобретают все большую популярность. Я попытался заполучить зрителя именно для моей команды, а не просто для водителя-одиночки. Понимаете, здешней публике уже приелись поединки один на один. Люди хотят чего-нибудь новенького. Более яростного, более кровавого. Бои один на один хороши, с этим никто не спорит, и они никуда не денутся, но вот эти рукопашные схватки, за ними - будущее.
        - Вам так кажется?
        - Конечно. В этой ситуации все выигрывают. Те, кто играет на тотализаторе, получают более гибкие варианты ставок, зрители получают более насыщенное событиями зрелище, владельцы же команд могут надеяться на удачу не одного лишь бойца, но всего клуба.
        - А водители? Что выигрывают водители? Роуз перестал есть. Даже пробыв на Солярисе, столь короткий срок, он получил исчерпывающее представление о том, насколько здешние люди привыкли к насилию. На планете, где жизнь ценилась так дешево, легко забывалось, что водитель боевого робота, участвующий в шоу,- человек из плоти и крови.
        - Водители? Конечно же, они тоже выигрывают на этом. Теперь водитель - часть команды, и его товарищи по команде всегда прикроют его во время боя. Если он ошибется - кто-нибудь всегда окажется рядом.
        Уорвик победно улыбнулся. На словах все выглядело прекрасно, но Роуз тренировал немало новичков и знал, что настоящая работа с командой, когда отрабатывается больше вариантов, чем их возникает на деле, занимает не один месяц. А пока ничто на Солярисе не указывало на то, что команды имеют возможность тренироваться перед поединками. Только самые лучшие или наиболее везучие имели возможность провести несколько матчей в других турнирах. Мнение Джереми о хозяине команды и влиятельных брокерах, стоящих за его спиной, стало еще хуже.
        - Я обдумываю проект, который только увеличит популярность игр в ближайшем будущем. Тут вступаете в дело вы.
        Роуз оторвался от своих размышлений и снова оборотил свое лицо к хозяину дома.
        - Я?
        - Да, вы. Вы сказали Баршаллу, что являетесь водителем, которому нужен боевой робот. А мне нужен тот, кто способен привести команду к победе. Сейчас я располагаю парком из пяти роботов, и в моей команде есть пять водителей. Все они довольно искусны, но ни у одного нет должного огонька.
        - Огонька?
        - Да, огонька, того неуловимого качества, которое позволяет превратить поражение в победу. Той крошечной капли, которая делает претендента чемпионом.
        - Я не то чтобы не согласен с вами... Но ведь вы даже не знаете меня,- сказал Роуз, положив ложку и откинувшись на спинку стула.- Кроме того, вы и без меня уже достигли таких успехов.
        - Я знаю вас, мистер Роуз. Я знаю, что вы обошли почти все магазины боевых роботов на Солярисе в поисках машины тяжелого класса в рабочем состоянии.- Уорвик коротко улыбнулся.- Я знаю, что вы ничего не нашли. Я знаю и то, что никто здесь не сравнится с вами по вашим физическим данным. И конечно, не надо говорить мне, будто вы никогда не служили никому из правителей Великих Домов. Ну, как поставлена у меня служба информации?
        Уорвик снова улыбнулся, на сей раз - слишком уж искренне.
        - Неплохо, но это все-таки не объясняет вашей заинтересованности во мне.
        Роузу не понравилось и то направление, которое принял разговор, и то, как много Уорвик о нем слышал, и то, что он сам ничего не знает о хозяине дома.
        - Вам нужен боевой робот, и вы готовы за него заплатить. Сейчас, на фоне вторжения кланов, цены на роботов очень высоки, а их качество, скажем, недостаточно удовлетворительное. Так как вы ищете именно робота, а не работу, я догадываюсь, что вы нуждаетесь в снаряжении, а не в деньгах или славе.
        Роуз промолчал. Уорвик - молодец. Он проделал кропотливую работу, собрав такое количество информации за столь ограниченный срок.
        - Короче говоря, вам нужен боевой робот, и вы готовы сражаться, чтобы его получить. Теперь остается единственный вопрос: а что я за это запрошу?
        Роуз улыбнулся. Уорвик нуждается в его ответе, чтобы продолжать разговор, и, кажется, следующее блюдо не подадут, пока беседа на закончится.
        - Мне нужен кто-то, кто смог бы обеспечить мою победу в финальном матче. То, что мне не удалось раскопать никакой информации о вашей жизни до прибытия на Солярис, заставляет меня предполагать, что вы или чрезвычайно хороший пилот, или играете в водителя боевого робота. В любом случае я смогу быстро докопаться до сути. Готов поспорить, что вы принадлежите к первой категории. Что я вам предлагаю? Не спрашивайте, я уже вижу вопросительное выражение на вашем лице. Итак, в обмен на ваши услуги я готов предложить вам боевого робота, на котором вы выступите в финале. Цена машины будет определена независимым оценщиком после матча.
        - А тип робота?
        - Я не намерен называть тип, пока мы не продвинемся в наших переговорах. Однако я могу сказать, что это - машина класса нападения, переоборудованная в Федеративном Содружестве.
        Уорвик был доволен собой. Он только что предложил Роузу гладкое решение всех проблем, и в целом такое предложение выглядело очень заманчиво.
        - Что вы ответите, мистер Роуз? Уверен, что вам не найти лучшего варианта.
        - Я говорю «нет».- Роуз встал, резко отодвинув стул. Глаза Уорвика широко открылись, словно единственным ответом на его предложение могло быть лишь безоговорочное «да». Роуз вытер уголок рта и бросил салфетку на стол.
        - Я недавно на Солярисе, Уорвик, но вас хорошо понял. Я знаю таких, как вы. Но я еще не настолько отчаялся, чтобы с вами связываться, даже если у вас на все есть готовый ответ. Благодарю за гостеприимство, я ухожу.
        - Роуз, не будьте дураком!
        - Я, может быть, и дурак,- легко парировал Роуз,- а вы - просто недомерок, коротышка, мнящий себя великаном.
        Уорвик тотчас вскочил со стула, уронив его на пол. Он ударил одной рукой по столу, а другой указал на Роуза, крича что-то невнятное. Он казался живым воплощением праведной ярости, но вместо того, чтобы ударить по дубовому столу, Уорвик ударил по краю тарелки. Брызги полетели через всю комнату, он обжег руку горячей жидкостью. Вопль ярости тотчас же превратился в визг боли. На этот звук быстро открылась дубовая дверь, и в комнату вбежали двое мужчин.
        Привратник, который появился первым, подошел к своему хозяину и мягко, но крепко взял его за поврежденную руку. Второй был гораздо меньшего роста, но сложением напоминал борца. Маленькая голова его крепко сидела на толстой бычьей шее и широких плечах. Он перешагнул через стул, уроненный Уорвиком, и приготовился схватить Роуза.
        - Нет!
        Остановившись, борец старался глядеть на Роуза и Уорвика одновременно. Роуз, несмотря на громкий приказ Уорвика и властность его голоса, не сводил глаз со своего возможного противника.
        - Скоггинс, проводи мистера Роуза до ворот и немедленно возвращайся сюда. Роуз, клянусь, вы еще не все выслушали. Вы хотите получить боевого робота, а я мог бы принести его вам на тарелочке. Но не теперь. Я всем расскажу о вашем вызывающем поведении. Никто вам ничего не продаст, Роуз! Никто, можете не сомневаться.
        Роуз посмотрел было на Уорвика, но заметил, что Скоггинс сунул руку в боковой карман пиджака. По его взгляду Джереми определил, что он не вооружен. Просто охранник ждал, когда гость сделает движение в сторону Уорвика, но Роуз сдержался.
        - Ни один человек не может позволить себе насмехаться надо мной в моем собственном доме, Джереми Роуз! Никто!
        - До свидания, Уорвик. Положитесь на своих верных друзей.
        Роуз вышел из комнаты под пристальным взглядом Скоггинса, а Уорвик остался в столовой, погрузив руку в чашу с водой, со сжатыми зубами и сверкающими от злости глазами.
        VIII

        Солярис-Сити, Солярис 3 августа 3054 года - Я и не думал снова увидеть вас здесь, Роуз. Роуз улыбнулся Диллону и подумал:
«Интересно, как долго может человек сохранять нормальную психику, постоянно окруженный объемными изображениями сражений боевых роботов?» Про себя Джереми отметил, что Диллон, кажется, вовсе не обращает внимания на шум. Он попросту наблюдает за завсегдатаями «Пеликана» и чему-то улыбается.
        - Привет, Диллон. Ты думал, я не найду Баршалла? Или буду настолько удовлетворен, что оставлю тебя в покое?
        Диллон улыбнулся ему еще шире и начал протирать стойку. И не то чтобы стойка не нуждалась в уборке, просто Диллон слишком усердно трудился над пластиковым покрытием. Роуз думал, что брошенная реплика была обычным началом разговора, но у Диллона явно было что-то на уме.
        - Ты чувствуешь себя в чем-то виноватым передо мной?
        Диллон взглянул на него и улыбнулся, но ничего не ответил. Роуз начал было раздражаться, но бармен достал с полки бутылку «Коннерза».
        - Не могу утверждать, что это так, но если бы я знал, к кому Баршалл вас направит, я бы лучше изобразил из себя дурачка. Мне говорили, что я очень убедительно выгляжу в этой роли.
        - Тебе известно, где я побывал?
        Роуз сделал большой глоток из коричневой бутылки и теперь старался определить вкус напитка. Темное пиво имело особый привкус. Диллон еще не заговорил о расчете, хотя время для этого было самым подходящим. Даже после того, как он отхлебнул еще раз, Диллон не сдвинулся с места. Роуз огляделся; он думал, что рассеянный сомнамбула-бармен на что-то отвлекся, но в «Пеликане» пока что все было тихо. Несколько посетительниц пришли сюда заранее, чтобы поделить территорию, официанты прекрасно справлялись со своей клиентурой. Роуз продолжал тянуть пиво.
        - Да, я знаю, где вы были. Половине Черных Холмов известно, куда вы пошли.
        Роуз вопросительно поднял бровь и поставил на стойку пустую бутылку. В душе Диллона, похоже, происходила какая-то внутренняя борьба. Он молча подошел к стеллажу и вытащил оттуда новую бутылочку «Коннерза».
        - Итак, вы приняли?
        - Принял что?
        Роуз потягивал пиво. Его желудок, в котором плескались лишь жалкие полтарелки супа, пусть и роскошнейшего, был явно неподходящим местом для алкоголя. Роуз улыбнулся и потянулся к блюду со шкварками.
        - Его предложение. Уорвик должен был что-то предложить вам. В конце концов, он ведь пригласил вас к себе.
        Роуз оторвался от тарелки с быстро исчезающими шкварками и, посмотрев на Диллона, увидел, что тот чем-то расстроен. Очень расстроен.
        - Я так понимаю, что в поместье к Уорвику приглашают не часто?
        Роуз, поискав глазами новую тарелку со шкварками, отпил очередной глоток. В желудке его заурчало, но уже не так сильно.
        - Что верно, то верно. Большинство партнеров получают приглашение в его особняк на южной окраине города. Чего он хотел от вас?
        Диллон буквально впился взглядом в Роуза. Он с таким нетерпением ждал ответа, что Роуз даже оставил появившееся желание подразнить парня. Диллон как-никак был для него важным источником информации. Наверное, ему не стоит конфликтовать с этим человеком просто для развлечения.
        - Да нет, я не получал приглашения прийти в его дом, по крайней мере сначала. Мне была назначена встреча в помещении клуба, но когда я уже выходил, мне позвонил мистер Батрикс.
        - А, это швейцар Уорвика, он же - дворецкий и телохранитель.
        Роуз кивнул. Хорошо, когда облик ассоциируется с именем. Он обнаружил вдали на стойке вторую тарелку с закуской как раз тогда, когда его пальцы собрали с предыдущей последние шкварки.
        - У тебя еще есть?
        Роуз продемонстрировал пустую тарелку Диллону, тот кивнул и наклонился, чтобы достать пластиковый пакет.
        - Уорвик подобрал для своего поместья неплохое местечко.
        Диллон, наполнявший тарелку, кивнул в знак согласия.
        - Да, там красиво. Предыдущий владелец был высший сорт. Герцог или, быть может, барон. Кто-то из знати Штайнера. Он-то уж точно был голубых кровей.
        - Но не Уорвик.
        - Нет, Уорвик - просто человек из народа, сколотивший себе состояние. Не высший сорт.
        Роузу больше нравилось слушать Диллона, чем что-то говорить самому. Несмотря на то что раньше бармен был чем-то рассержен, теперь он, казалось, несколько успокоился и болтал почти весело, подстегиваемый случайными репликами Роуза.
        - Тебе известно, каким способом он заработал деньги?
        Диллон кивнул, но в это время его отвлекли от беседы двое фэнов. Роуз воспользовался моментом, чтобы получше рассмотреть бар, который быстро наполнялся посетителями. Первый из вечерних матчей должен был начаться менее чем через час, и большинство лучших столиков было уже занято. Теперь, когда он привык к обстановке, от его глаз не укрылось, что шум и возбуждение в баре начали нарастать. Роуз допил вторую бутылку, когда к нему возвратился Диллон.
        - Готовы для следующей?
        - Нет. Как насчет какого-нибудь цитрусового сока?
        - У нас только яблочный, но неплохой. Диллону пришлось выполнить еще два заказа, прежде чем он вернулся к Роузу с соком.
        - Насколько я слышал, Уорвик был кем-то вроде торговца. И так получалось, что во время вторжения кланов он всегда оказывался в нужное время и в нужном месте с Бог знает какими товарами, потребными в деле. Так он набил мошну, свернул торговлю и просочился в мир игр, как любой мошенник, дурак или проигравшийся...
        - Ты сказал...
        - Извините, просто выплеснулось немного горечи. Я веду разговор, как болван.
        - Значит, и я...
        - Проигравший или мошенник.
        Роуз обдумал его слова и удивился проницательности бармена. Он действительно прибыл на Солярис как мошенник, но за последние два дня все развивалось в другом направлении.
        - Итак, что же насчет предложения Уорвика? - настаивал Диллон.
        Роуз изучал его в течение двух секунд, а потом решил сказать правду.
        - Я был вынужден отказаться,- сказал он. Диллон испустил глубокий вздох облегчения. Роуз даже не подозревал, что бармен так долго оставался в напряжении.
        - Ты когда-нибудь встречал таких типов, про которых с первого взгляда знал, что будешь их ненавидеть?
        Кивок Диллона был почти незаметен, но его глаза сказали Роузу: «Да!»
        - Вот к таким фруктам и относится Уорвик. Тот факт, что я его невзлюбил, не успев съесть и полтарелки супа, который был лучшим из всех, какие я когда-нибудь пробовал, свидетельствует в пользу его повара и моего терпения.
        - Рад слышать это. Вчера вы показались мне неплохим парнем, и мне бы совсем не хотелось, чтобы вы работали на этого человека.
        - Да, я нуждаюсь в работе, но никогда не соглашусь иметь дело с такими людьми, как Уорвик.
        Роуз глянул поверх стакана и увидел широкую - от уха до уха - улыбку Диллона. Улыбка эта была очень заразительна.
        - Не унывайте! - сказал ему молодой бармен.- Кто знает, что нас ждет за углом? О, тут есть некто, кто вам наверняка приглянется, а вы еще об этом не знаете. Джерил, сюда!
        Не успел Роуз обернуться, как почувствовал, что кто-то налег на него, прижав ребрами к стойке так, что воздух вылетел из его легких.
        - Диллон! Как насчет пары «ершей»? Роуз с трудом вздохнул и попытался взглянуть на подругу Диллона, но взглянув на нее, он снова едва не задохнулся.
        С головы до ног Джерил была одета в черную и красную кожу. Красные брюки, подчеркивающие достоинства ее округлых бедер и крепкого живота, были заправлены в высокие черные сапоги. На ней была черная кожаная куртка с красным черепом на рукаве. Он попытался рассмотреть ее лицо, но копна черных волос скрывала его.
        - Джерил, ты же знаешь, что я не могу пить на работе, по крайней мере в такое раннее время. Кроме того, ты чуть не вывела из строя человека, с которым я хотел тебя познакомить.
        Роуз был все еще слегка придавлен к стойке, когда Джерил подняла руку и отбросила волосы с лица. Возможно, что локоны, закрывавшие ее глаза, помешали ей заметить, что Роуз сидит так близко от нее. Она тут же схватила Джереми за подбородок, так резко, что он прикусил кончик языка. Роуз зажмурился от боли, а когда снова открыл глаза, вздрогнул, рассмотрев женщину, которая только что причинила ему боль. Он прикинул, что ей, возможно, около тридцати, не больше. Она была красива, обладала гладкой белой кожей, а в уголках рта ее тянулись еле заметные морщинки. Джерил могла бы стать мечтой каждого кадета, если бы правый глаз не был залеплен черным пластырем.
        Роуз посмотрел на другой глаз - он был зеленый. В нем он увидел отразившийся вызов, страх, огонек и веселье. Ее внешний облик, осанка - все выдавало в ней то, чем она стала - женщиной, чья красота была навсегда погублена. Роуз улыбнулся ей со всей теплотой, на которую был способен, слегка закашлявшись от того, что его легкие снова наполнились воздухом.
        - Не могу гарантировать на все сто, но я почему-то уверен, что всегда буду благодарен Диллону за наше знакомство.
        Он протянул ей руку и постарался сдержать кашель. Джерил настороженно оглядела его ладонь и затем крепко пожала ее.
        - Кто это у нас, Диллон? Не думаю, что я раньше видела его.
        - Мистер Роуз. Ты слышала о мистере Роузе? Джерил слегка кивнула и посмотрела на Роуза ледяным взглядом. Она перестала трясти его руку, но не выпустила ее. Роуз почувствовал, что она напряглась, но не понял почему. Он посмотрел на нее, но без прежней теплоты.
        - Мистер Роуз решил, что ему не нравится хозяин клуба Десмонд Уорвик, и только что вернулся в компанию достойных людей.
        Джерил расслабилась, на ее лице появилось подобие прежней улыбки.
        - Друзья называют меня Джереми,- сказал Роуз.
        - Джерил - пятый водитель в команде Карстайрза. Ее команда играет против команды Уорвика в приближающемся финале.
        - Диллон, не будь мелодраматичным. Он хочет сказать, что я довольно хороший водитель, но если кто-нибудь из других не поскользнется в душевой, мне придется сидеть среди зрителей.
        Она улыбнулась:
        - Итак, если Диллон не пьет, то, может быть, вы? Вы когда-нибудь пили коктейль
«Пеликан»?
        Диллон состроил гримасу и отвернулся, словно боялся смотреть на то, что будет дальше.
        - Коктейль «Пеликан»?
        - Да, совершенно безвредный напиточек,- сказала Джерил. Роуз посмотрел в ее единственный зеленый глаз и попытался понять, насколько безвредным может оказаться предложенное ею пойло.
        - Соглашайтесь. Пьем за мой счет. Диллон, приготовь.
        Роуз не был убежден в необходимости пить предлагаемую смесь, но решил не спорить.
        - Два коктейля «Пеликан» - в пути! Роуз вытянул шею, пытаясь разглядеть, что там смешивает бармен, но это, к сожалению, было скрыто от его взгляда. Несколько завсегдатаев повернулись к Роузу и Джерил. Большинство - просто из любопытства, но некоторые глядели с настоящей заинтересованностью. Джерил явно радовало любое проявление общественного интереса.
        - Что же это такое? - спросил Роуз бодрым тоном. Джерил только улыбнулась в ответ.
        Хорошо, если вы не ответили на этот вопрос, может быть, ответите на следующий? - Ее улыбка сказала, что все возможно, и Роуз продолжил: - Почему вы покупаете мне коктейль? И кстати, откуда вы знаете обо мне?
        - Что ж,- сказала она, глядя на Диллона, который, похоже, заканчивал смешивать ингредиенты,- я плачу за коктейль, потому что знаю, кто вы, а знаю я потому, что мне положено знать каждого человека, которого мне, быть может, придется убить.
        На мгновение Роуз напрягся, но Джерил смотрела не на него. По окружающей их толпе прокатился шепот: Диллон принес два высоких стакана, держа поднос высоко над головой.
        - Два коктейля «Пеликан»,- громко объявил он. Вокруг Роуза и Джерил стала собираться толпа посетителей. Роуз старался разгадать, в чем же состоит премудрость принятия «безвредного напиточка»?
        Перед ними на стойке стояли два стакана, до половины наполненные коричневой жидкостью, и Роуз мог только догадываться, что это именно алкогольный напиток. Сельдерей, или лук, или что-то столь же противное плавало на поверхности. Когда зеваки придвинулись поближе, Диллон взял в каждую руку по сардинке. Он помахал ими над головой, заставив завсегдатаев разразиться одобрительными возгласами.
        К каждому коктейлю «Пеликан» прилагается история,- сказал он, вызвав всеобщее одобрение зевак.- Птица пеликан - одна из тех, кто выжил, так же как и обитатели Соляриса. Однажды пеликан плыл по реке, как раз к северу от этого бара, в поисках пищи.
        На лицах слушателей появились улыбки. Очевидно, настоящего пеликана на Солярисе не видели, но, как всякая местная шутка, она не обязательно должна была оказаться смешной.
        - В те дни экология была в ужасном состоянии, в реке плавало так много обломков строительного мусора и нечистот, что можно было пересечь ее посуху от берега до берега. Но пеликан был настроен решительно. Говорят, что река даже горела, но пеликан не сдавался. Сквозь дым и пламя он разглядел рыбу, но в ту же секунду появился другой пеликан, нацелившийся на ту же добычу.
        Диллон положил по сардинке в каждый стакан и поставил коктейли перед Роузом и Джерил.
        - Две огромные птицы устремились к одной и той же рыбке.
        Диллон достал зажигалку и наклонился к Роузу:
        - Дуть на напиток нечестно, мистер Роуз. Победителю - еда, а проигравшему?..
        Диллон щелкнул зажигалкой и поднес огонек к стаканам, над которыми тут же замелькало прозрачное пламя.
        Диллон отошел, а Джерил нагнулась и стала сбивать пламя рукой. Толпа принялась скандировать в такт, отчего поток воздуха чуть не загасил пламя. Роуз тоже принялся сбивать пламя, но Джерил начала первой, и это предоставило ей некоторое преимущество. Огонь в ее стакане погас. Она уже поднимала стакан, когда Роузу удалось наконец потушить свой огонь. Он схватил коктейль, и толпа заревела, подгоняя его.
        В это время Джерил уже пыталась проглотить жидкость, на глазах у нее выступили слезы. От едкого аромата напитка у него тоже заслезились глаза. К тому же, как Роуз и предполагал, пойло оказалось отвратительным. Закрыв глаза, сдержав дыхание и открыв рот как можно шире, он одним движением опрокинул стакан, едва ощутив, как рыбка проскользнула прямо в желудок. Широко улыбаясь, он поставил перевернутый стакан на поднос, в то время как Джерил боролась с остатками коктейля. Роуз рискнул вздохнуть и обнаружил, что вкус у него во рту довольно противный. Он посмотрел на Диллона, который стоял за стойкой и улыбался. Джерил закашлялась и, со стуком поставив свой стакан на поднос, вытерла рот ладонью. Толпа зрителей разразилась аплодисментами.
        - Черт!- воскликнула она.- Диллон, почему ты не предупредил меня, что я соревнуюсь с профессионалом?
        В толпе рассмеялись, а Джерил покраснела.
        - Победил Роуз! Ему полагается выпивка за счет заведения на весь вечер! - Диллон поднял руку Роуза над головой. Стоящие рядом с Роузом издавали одобрительные восклицания, хлопали его по спине.
        - А Джерил... Ставит всем по стаканчику! - прокричал Диллон, перекрывая громкие аплодисменты. Джерил, чье лицо все еще пылало, состроила зверскую гримасу, а потом улыбнулась толпе.
        - Да-да, всем по стаканчику, Диллон. Внеси это в счет.
        Она повернулась, чтобы уйти, но Роуз ее остановил:
        - Минуту, Джерил. Мы можем с тобой поговорить?
        - Само собой. Но давай найдем столик рядом с экраном. Сейчас начинается первый матч.
        Роуз заказал две бутылки «Коннерза» и прошел за Джерил в кабину рядом с главным экраном. Несмотря на то что скоро должно было начаться сражение, кабина была не занята. Джерил села по одну сторону от стола, а Роуз - по другую. Отсюда им был прекрасно виден главный экран и при этом не мешала толпа. Он протянул одну из бутылок Джерил, которая повернулась к громкоговорителю, встроенному в спину кабинки.
        - Надеюсь, ты любишь «Коннерз»? Джерил кивнула и настроила громкость. Из речи комментатора Роуз не понял ни слова, тот говорил по-китайски, но с таким же успехом мог говорить и по-гречески. Джерил же, очевидно, все схватывала.
        - Извини, что пришлось тебе досадить,- сказал он.
        - Да нет, какая уж тут досада. Просто я не часто проигрываю и проигрывать не люблю. Ничего страшного. Правда.
        - И все же у тебя получилось неплохо.
        - Спасибо. Этому фокусу я научилась в академии. Это не так уж сложно, когда хоть немного попрактикуешься. Главное, заставить себя пошире разинуть пасть.
        - Хитрый трюк.
        - Но всего лишь трюк.
        - Тебе видней.
        - Прежде, чем Диллон принес стаканы, ты говорила что-то...
        - Да.
        - Что-то насчет того, что должна убить меня.
        - Да?
        - Может, ты объяснишь подробнее?
        - Я подумаю над этим. Как-никак ты поднес мне это прекрасное теплое пиво...
        Роуз решил не замечать вызова в ее голосе и взгляде. Она не шутила, сказав, что не любит проигрывать. Он слушал, как комментатор разогревает зрителей, но матч его совершенно не интересовал, а непонятная речь раздражала.
        - Извини еще раз.- Джерил снова замолчала и повернулась к главному экрану. Боевой робот под названием «Сталкер» тяжело прогромыхал в ворота ангара. Роуз не смог определить ни водителя, ни места проведения турнира. Он бы сразу узнал одну из пяти главных арен, потому что каждая из них отличалась от других так же, как и тот сектор Солярис-Сити, который она представляла. Наверное, это матч на одной из арен классом ниже - где-нибудь здесь, в столице, или в одном из ближайших городов.
        Комментатор возбудился еще сильнее, когда изображение переключилось на «Банши», должно быть, соперника «Сталкера», но Роуз по-прежнему не испытывала энтузиазма по поводу гибели одних людей ради развлечения других.
        - Ты хоть представляешь, как люди из-за тебя дергаются? - неожиданно спросила его Джерил.
        - Не понял?
        - Ты представляешь, как заставляешь нервничать людей? Таких, как Уорвик или мой босс Карстайрз?
        Роуз откинулся в кресло и задумался над вопросом.
        - Думаю, нет. Я простой парень. Из-за чего же тут дергаться?
        - Есть из-за чего. Тебя никто не знает. Это бесит и брокеров, но, Боже, что происходит с хозяевами клубов!
        - Я никогда об этом не думал.
        - Тогда самое время начать. Тебе известно, что после первого же твоего звонка половина клубов на Солярисе уже знала о твоем существовании? К концу первого дня большинство их хозяев делали все возможное, чтобы проверить твой послужной список, который, как выяснилось, пуст.
        - В самом деле?
        - Да. Ты понимаешь, почему никто не продал тебе робота?
        - Не совсем. Большинство из тех, с кем я разговаривал, сообщили, что у них нет того, что мне надо, но вскоре мне уже с трудом в это верилось.
        Роуз вспомнил все свои звонки, которые сделал еще на шаттле. Неужели никто из дилеров на Солярисе не продаст ему боевого робота, хотя бы и неисправного?
        - Дело в том, что сейчас - последняя неделя сезона. Новичок вроде тебя не представляет большой угрозы для главного чемпионата из-за системы отборочных соревнований. Но существует много других состязаний, в которых ты смог бы выступить" если бы у тебя был боевой робот. Например, в таких, как матч между Карстайрзом и Уорвиком. Там, где сражаются отряды, а не одиночные претенденты на победу. На борту корабля, который тебя привез, были роботы?
        - Мне об этом ничего не известно,- сказал Роуз.- В большинство грузовых отсеков вход был воспрещен.
        - Наверное, нет. Если б и были, их придержали бы до конца недели. Никаких новых инициатив до конца сезона. То, что попадает в город, блокируется.
        - Если новичок так опасен, то почему же я все еще не при деле? Почему только Уорвик ко мне подъезжал?
        - Потому что ты не имеешь послужного списка. Большинство клубов, наверное, сочли тебя призраком.- Роуз посмотрел на нее.- Только отчаявшиеся менеджеры могли обратиться к тебе, например, Уорвик.
        - А если бы я приехал месяц назад?
        - Никаких проблем.
        Роуз хлопнул по столу так, что тот закачался. Джерил, поймав бутылку, спасла свое пиво.
        - Извини,- сказал он.- А на следующей неделе, когда матчи закончатся, я смогу раздобыть боевого робота?
        - Возможно, но не уверена. Большинство клубов сбросили тебя со счетов, как богатого бездельника или как человека, который может причинить неприятности. Вот и выходит, что техник продаст тебе машину только в том случае, если захочет позлить клубы или если выгода столь велика, что ему станет жалко упускать такой случай. Пока главные клубы не выяснят, кто ты такой и какие осложнения можешь вызвать, тебе не на что особо надеяться.
        - Я же для них - никто. Почему они хотят сделать мою жизнь невыносимой?
        - Хотят, потому что могут. Ты, конечно, добудешь робота. Только надо немного подождать. Через два-три месяца владельцы клубов забудут про тебя.
        Роуз так и зарычал, в сердцах стукнув кулаком по столу.
        - Я улетаю через десять дней.
        - Только без робота.
        Роузу не хотелось этому верить, но, поразмыслив о событиях последних дней, он решил, что Джерил права. Мало кто из местных станет разговаривать с ним, разве что какой-нибудь бедолага, влипнувший в пренеприятную историю. «Пеликан» - единственное место в городе, где он пользуется гостеприимством, да и то благодаря Диллону. Должно быть, есть способ раздобыть боевого робота, но он не может ничего придумать. Джереми молча вертел в руках свою пустую бутылку, пока не вспомнил о собеседнице. Тут он посмотрел на Джерил, которая углубилась в события на главном экране. Роуз проследил за ее взглядом и увидел, что «Сталкер» и «Банши» наконец-то заметили друг друга.
        Оранжевый с серым «Сталкер» выпустил весь свой заряд ракет. Черный «Банши», казалось, удивленный подобной встречей, запустил обе установки ПИИ, но поток вбздуха от ракет и внезапность вражеской атаки заставили его промахнуться. Когда дым развеялся, Роуз увидел, каким хорошим стрелком был водитель «Сталкера». Все четыре ракеты попали в цель - прямо по торсу «Банши», сместив броню и угрожая беззащитному внутреннему устройству боевого робота.

«Банши» пытался отойти за угол, но «Сталкер» продолжал атаковать. Роузу захотелось узнать, где они сражаются. Комментатор практически орал ему в ухо, но громкость звука не способствовала лучшему пониманию. Джерил напряженно следила за боем, хотя во взгляде ее и не чувствовалось той кровожадности, которая овладела всеми зрителями в «Пеликане».
        Роуз снова посмотрел на экран. «Сталкер» приближался к «Банши». Тот выстрелил в него ракетами из установки, вмонтированной в плечо, но они рассыпались вдоль левой ноги противника. В ответ «Сталкер» направил большой лазер прямо в поврежденный торс врага, расплавив сталь и вызвав внутри робота серию слабых взрывов.
        Роуз понимал, что исход сражения предрешен, но «Банши» продолжал сражаться, а
«Сталкер» - наступать на него. Зрители интуитивно придвинулись ближе к экрану, предчувствуя приближающееся убийство, поскольку «Банши» не прекратил бой.
        Отступив назад, «Банши» выстрелил из пары вмонтированных на груди средних лазеров и одной из своих ПИИ-установок. Роуз увидел, что водитель пытается использовать и винтовку Гаусса, но хозяин «Сталкера» все время держался справа от своего человекоподобного врага, предпочитая принять на себя огонь лазера и ПИИ-установки.
«Банши» распалялся все больше. Его водитель снова низко прицелился, и ему удалось задеть, но не повредить мощные ноги «Сталкера», приближавшегося к почти обездвиженному «Банши». Роуз отвернулся, медленно и печально, понимая, что вскоре должно произойти.

«Сталкер» продолжал вести огонь из лазеров среднего калибра, схватившись с «Банши» врукопашную и направив бронированное сопло в разбитый торс врага. Он оторвал
«Банши» от земли, и тот сложился над своим противником. Сила удара несколько замедлила движения «Сталкера». «Банши» распрямился и отскочил назад. Оставшаяся установка ПИИ стреляла вслепую, и заряды летели низкой красивой дугой.
        Пока «Сталкер» вновь обретал самоконтроль, «Банши» упал на бок, а затем перевернулся на спину, ударившись головой о железобетонный пол. Искры сыпались вдоль спины упавшего робота. «Сталкер» восстановил равновесие, оперевшись о ближайшую стену. Хоть он и пробил ее насквозь, но устоять на ногах ему удалось. Покачиваясь, боевой робот приблизился к поверженному врагу.
        Взглянув на Джерил, Роуз случайно заметил человека, притаившегося в нескольких шагах от нее. Опустив голову, расставив ноги, он стоял у одной из пожарных дверей. Роуз с секунду смотрел на незнакомца, вспоминая, кто он такой. Джерил не видела этого человека, стоявшего со стороны ее залепленного пластырем глаза, она не видела и того, что Роуз смотрит мимо нее. Она продолжала следить за боем.
        Когда узнанный им человек поднял голову и Роуз встретился с ним взглядом, брошенным сквозь толпу людей, загипнотизированных зрелищем, Скоггинс вытащил гирореактивный пистолет и прицелился в направлении их стола. Не успел Роуз перегнуться через стол, как пуля попала в голову Джерил. Разлетевшиеся в разные стороны брызги крови, мозга и обломки костей ослепили Роуза. Убийца бросился к дверям и скрылся в ночи.
        IX

        Солярис-Сити, Солярис 4 августа 3054 года


        После выстрела прошло шесть часов. В «Пеликане» было тихо и пусто; здесь остались лишь Роуз, Диллон и лейтенант Вьетс из полицейского департамента Объединенного Содружества. Диллон рассказывал то немногое, что он знал о столь короткой жизни Джерил, Роуз сидел на своем ставшем привычном месте и молча потягивал «Коннерз» - первую бутылку после выстрела. С плохо скрытым презрением Роуз наблюдал за работой женщины-полицейского. Это была красивая женщина, может быть, несколько низкорослая на его вкус, но он уже давно научился судить о женщинах не по степени их привлекательности.
        При других обстоятельствах на него могли бы произвести впечатление нежные черты ее лица и атлетически сложенное тело, но сейчас он видел в ней только офицера полиции. Офицера, к которому он относился с пренебрежением. Офицера, который за истекшие шесть часов не предпринял ничего стоящего и лишь задавал одни и те же вопросы.
        После происшедших событий Роуз оцепенел и впал в прострацию. Джереми не раз видел смерть в ее самых отвратительных формах, но никогда не наблюдал работу убийцы так близко. Соприкосновение с ней его потрясло. Люди вокруг смеялись и развлекались. Люди не должны умирать так, как умерла Джерил. Смерть должна приходить либо на поле брани, либо в результате несчастного случая, либо в постели.
        Ситуация начинала действовать ему на нервы, но вскоре профессионализм, жизненный опыт и чувство ответственности помогли Джереми взять себя в руки. Джерил была воином. Да, она не походила на прочих его знакомых, но ведь все, что он пережил на Солярисе, было не похоже на то, с чем он сталкивался раньше. Жизнь в Ком-Гвардии была куда проще. «Догма и долг» - так формулировали свой главный принцип его друзья по оружию. Два "Д".
        Лейтенант Вьетс допрашивала Роуза около часа. Видимо, она узнала немного или ей не понравилось то, что она узнала, потому что вскоре женщина-полицейский приказала закрыть бар и отправиться всем по домам. Пока она выгоняла посетителей, Диллон стонал, как раненый зверь. Он бормотал что-то насчет неполученной прибыли, а на губах его застыла потерянная улыбка. Когда допрос был окончен, Роуз вернулся к стойке, чтобы собраться с мыслями. Большинство полицейских ушло через несколько часов, предварительно группами по двое и по трое посновав по залу, входя и выходя, собирая улики- занимаясь всем тем, чем полиция занимается на месте преступления.
        Роуз наблюдал за происходящим со сдержанным интересом. Он сделал новый шаг - и снова тупик, только на сей раз ничего нельзя поделать, он мог лишь наблюдать за тем, как женщина, пытавшаяся ему помочь, была хладнокровно застрелена. Он подумал было, что в этом убийстве есть доля его вины, но скоро оставил такую мысль. Джереми сомневался в том, чтобы Уорвик или еще кто-нибудь стал убивать Джерил ради того, чтобы отомстить ему. Очевидно, Джерил стала мишенью Скоггинса из-за того, что сделала или, наоборот, не сделала нечто такое, о чем Роуз не мог и предположить.
        Роуз посмотрел в полупустую бутылку «Коннерз» и взболтал содержимое. Пиво уже давно перестало пениться и теперь вяло кружилось в маленьком водовороте. Не в первый раз Роуз видел смерть, но ведь хладнокровное убийство - это совсем не похоже на смерть на поле боя.
        Он снова посмотрел на Вьетс и Диллона, которые спокойно разговаривали за стойкой. Роузу показалось, что они хорошо знают друг друга, по крайней мере с профессиональной стороны. Во всяком случае, Диллон относился к ней с гораздо большей предупредительностью, чем Роуз, который отвечал на ее вопросы полтора часа назад.
        Роуз дунул в бутылку, проклиная про себя Солярис, Уорвика, лейтенанта Вьетс, кланы и вообще все, что приходило ему на ум. Как может функционировать общество, имеющее пять независимых, наделенных равными правами правительств? Как могут эти правительства позволять убийце спокойно разгуливать по улице? Как они смогут привлечь виновника к ответу, когда каждый сектор города имеет свою самостоятельную полицию? И как может Вьетс сидеть здесь, когда он, Роуз, безошибочно узнал в убийце Скоггинса? Он выкрикнул этот вопрос ей в лицо своим командирским голосом.
        На фоне его враждебности вежливость лейтенанта казалась удивительной. Очевидно, Вьетс решила, что он в конце концов только случайный посетитель, не имеющий отношения ни к жертве, ни к подозреваемому.

«Конечно же, мы воспользуемся вашими сведениями,- сказала ему лейтенант, вежливо улыбаясь.- Но я не уверена, что из этого что-нибудь выйдет. Мистер Скоггинс - подданный Ляо, а значит, находится сейчас в здравии и безопасности где-нибудь в Катэе».
        Роуз одним глотком допил пиво, а затем снова посмотрел на Вьетс и Диллона. которые разговаривали шепотом.
        В нем все кипело, душу переполняли разочарование от неудачных поисков боевого робота, усталость от сорокавосьмичасового бодрствования и вот теперь - смерть Джерил. Даже такой выдержанный человек, как Роуз, не мог вынести подобного напряжения.
        - Итак, лейтенант Вьетс,- горько сказал он.- я думаю, что все идет к тому, что вы продефилируете в отделение и напишете рапорт. Потом вы перекусите, может быть, в компании какого-нибудь молодого поклонника и отправитесь домой. И весь сегодняшний инцидент исчерпан?
        Вьетс, сжав губы, сурово посмотрела на Роуза. Суставы пальцев на ее кулаке побелели, она неторопливо отвернулась от Диллона, а Роуз продолжал издеваться:
        - Все вы, олухи с недоразвитым подбородком и впалой грудью, друг друга стоите. В этой бутылке больше мозгов!
        - О, значит, мудрый повелитель боевых экипажей желает продемонстрировать мне, несчастному олуху, как вести полицейское расследование. Что же, мудрец, растолкуй поскорее, как мне следует действовать.
        Вьетс усмехнулась. Роуз ожидал вспышки гнева, но не столь быстрой конфронтации.
        - Не трудись, я знаю сама,- саркастическим тоном продолжала она.- Я должна собрать все полицейские силы и отправиться в Катэй, выбить там дух из всего, что движется, и притащить этого Скоггинса, который, как ты утверждаешь, убил Джерил Уоллинс.
        - Да, это он убил ее!
        Обвиняющим перстом Роуз ткнул в офицера и для убедительности ударил кулаком по стойке. Бутылка задрожала, как дрожали прежде бутылки на столике рядом с Джерил. Лейтенант Вьетс даже не обратила внимания на его слова.
        - Или нет, мы лучше попросим жителей Катая выдать его нам. Это будет нетрудно. Да, именно так. Мы скажем: «Кажется, нынче вечером один из ваших людей, этакий негодяй, застрелил одного нашего гражданина в местном питейном заведении. Не соблаговолите ли отправить его к нам, снабдив запиской, в которой бы указывалось, что вы не будете возражать против того, что его повесят в ближайший вечер? Большое спасибо».
        Роуз ухватился за край стойки, стараясь подавить ярость, которая неудержимо охватывала его. Он хотел спровоцировать лейтенанта, но она воспользовалась его же оружием.
        - По крайней мере, так вы хоть что-нибудь сделаете.
        Вьетс снова проигнорировала его слова. Она расхаживала за стойкой, подняв глаза к небу, словно ожидая вдохновения свыше. Вдруг она хлопнула в ладоши и повернулась к Роузу:
        - О, я придумала! Не позвать ли на помощь этих слабаков - стражей из интернационального сектора? Они будут рады возможности похвастать своими новенькими блестящими винтовками!
        Роуз зарычал и одним прыжком перемахнул через стойку. В полете он выбросил ногу вперед, целясь носком сапога в голову Вьетс. Лейтенант увернулась и резким движением врезала по внутренней стороне локтя, на который опирался Джереми. Тело Роуза, секунду назад так прекрасно державшееся, рухнуло на ровную поверхность стойки, при этом он ударился головой о стоявшую сзади раковину из нержавеющей стали.
        Справившись с головокружением, Роуз попытался подняться, но тут, как ему показалось, взорвалась еще не ушибленная часть его головы. Искры посыпались у него из глаз, но Джереми умудрился встать на колено, прежде чем получил удар в подбородок. Он услышал, как щелкнули зубы, голова откинулась. Упав на спину, Роуз попытался увернуться от удара, который, как он знал, должен сейчас последовать, но атака не повторилась.
        Роуз перевернулся и осторожно встал на ноги, ища глазами противника. Он вставал медленно, волны тошноты чуть не заставили его вновь опуститься на одно колено. Сохраняя дистанцию, неподалеку стояла лейтенант Вьетс, держа в руках небольшие нунчаки. Роуз видел у нее это опасное оружие еще во время допроса, но ошибочно принял его то ли за талисман, то ли за предмет безобидного бахвальства. Теперь стало ясно, что он был неправ. Рискнув отвести взгляд от угрожающего предмета, он глянул на самого офицера. К его удивлению, Вьетс улыбалась.
        - Вас что-то смешит, офицер Вьетс?
        Роуз начал успокаиваться, но только после того, как заметил, что его противница также несколько расслабилась.
        - Да, роботомальчик, это я так развлекаюсь. Вышибить сопли из такого крутого парня - это же мечта... для бедных несчастных олухов.
        - Сдаюсь!
        Роуз выпрямился и почувствовал, что адреналин перестал поступать в его кровь. В голове стучало от двойного удара. Он нащупал руками вторую шишку и не удивился, увидев кровь на ладони. Джереми взглянул на Вьетс, продолжавшую улыбаться и вращавшую нунчаки едва заметным движением руки. Потом она резко заткнула оружие за пояс.
        - Диллон, мое дежурство закончилось. Мне необходимо чего-нибудь выпить.
        - Да, мадам. Кстати, я принесу немного льда для вашей головы, Роуз.
        Роуз утвердительно кивнул головой. Потрогав подбородок, он обнаружил, что тот тоже кровоточит, но ранка там оказалась не такая серьезная, как на голове. Роуз подумал, что ему на сей раз повезло, но эта мысль не уняла боли.
        - Вьетс, я терпел поражения и бывал бит. Я дважды катапультировался из взрывающегося робота, но никогда сражение, в котором я участвовал, не заканчивалось так быстро.
        Роуз дотянулся до скатерти и прижал ее к ране на голове. Лейтенант Вьетс молча обошла стойку и села на стул, который раньше занимал Роуз.
        - Роуз, я выскажу только предположение, но раз мы находимся на планете, знаменитой заключениями пари, то я готова побиться об заклад, что вы просто никогда так низко не оценивали противника, не позволяли ему рассердить себя и никогда не вступали в бой с человеком, имеющим черный пояс обладателя Девятого Дана. Вы понимаете, что я всего лишь высказываю предположение. Может быть, вы просто везунчик.
        Роуз прошел вдоль стойки и сел рядом с Вьетс. Его интересовало, куда запропастился Диллон, но парень по опыту знал, когда ему лучше быть рядом, а когда стушеваться.
        - Извините, что я оскорбил вас и вашу полицию. Благодарю вас за то, что вовремя дали мне шанс учесть мой промах. Урок не нуждается в повторении.
        - Ваши извинения принимаются, мистер Роуз. Итак, где же Диллон? О, легок на помине.
        Диллон появился из задней комнаты с пластиковым пакетом, заполненным льдом, который он отдал Роузу, и маленькой фарфоровой бутылочкой, которую вручил Вьетс. Потом он извлек из кармана передника такую же фарфоровую чашечку и протянул ее женщине-полицейскому.
        - Теперь, когда мы снова приступили к беседе, может быть, перейдем к делу?
        Диллон явно обрадовался тому, что Роуз уже не кричит, а Вьетс - «уже не на дежурстве».
        - Лейтенант, расскажите мне, пожалуйста, что и как скоро вы собираетесь предпринять? Знаю-знаю: вы не побежите в участок и так далее, но мне показалось, что вы имеете точное представление о том, что делать дальше. Мне и вправду нужно об этом знать.
        Роуз постарался, чтобы вопрос прозвучал корректно - просто, но не униженно. Если он правильно понял, Вьетс была не из тех женщин, которые поддаются на слабость или униженность. Однако она могла бы ему рассказать кое-что из того, о чем он хотел разузнать, если, конечно, он сможет убедить ее, что это действительно важно.
        - Не понимаю, с какой стати я должна вам что-то рассказывать? Во-первых, если об этом узнает капитан, мне достанется, а во-вторых, вы воспользуетесь этой информацией таким образом, что вас здесь прикончат. Или сами кого-нибудь кокнете.
        - Вы так плохо обо мне думаете, хотя знаете так мало?
        - Вы ведь напали на меня, не так ли, роботомальчик?
        - Роботомальчик? Что это значит? Вы ведь знаете, чем я занимаюсь и чем зарабатываю на жизнь.
        Роуз позволил проскользнуть в своем голосе нескольким ноткам недовольства. Откуда она может знать?
        - О, роботомальчик, я знаю вас. Я знаю и вас, и всю вашу братию. Сплошная поза и руки, которые чешутся от постоянной потребности схватиться с кем-нибудь из местных дурачков. Я определяю эти качества по походке, по речи, по манере пить пиво. Вы самый что ни на есть водила, даже без этой обшитой консервными банками, снаряженной ядерной мощью смертоносной машины, которую вы называете боевым роботом.
        Роуз удивился пристрастию, прозвучавшему в голосе лейтенанта. Он и раньше встречал типов, не любящих водителей боевых роботов. Он встречал и людей, ненавидевших его лично, но он никогда не встречал человека, который бы произносил слова «боевой робот» так, словно речь шла о чем-то, вытащенном из выгребной ямы.
        - Если вы настолько нас ненавидите, почему живете на Солярисе?
        - Да, я ненавижу всех, занимающихся этим проклятым ремеслом, роботомальчик.
        Роуз заметил огонь, загоревшийся в ее глазах. Адреналин вновь пульсировал в ее крови. Роуз провел быструю мысленную инвентаризацию своего тела и немногих оставшихся в его распоряжении активов. Он понял, что не сможет одолеть ее в новом поединке, честном или бесчестном, по крайней мере без боевого робота. Он понимал и то, что должен заставить ее продолжать разговор, если хочет исполнить задуманное.
        - Тогда почему вы вообще со мной разговариваете?
        После его слов гнев лейтенанта Вьетс сразу исчез, как будто кто-то щелкнул выключателем. Она посмотрела на Джереми долгим, немигающим взглядом, явно изучая его. Роуз подумал, что так она, пожалуй, прочтет все, что скопилось в его душе. Он выдержал ее взгляд, надеясь, что в его глазах читается такая же твердость. Когда же Вьетс заговорила, Роуз поразился властности и убежденности ее тона.
        - Я все еще надеюсь, роботомальчик, что хоть один из вас окажется не таким, как остальные.
        Она отвела взгляд. Роуз бессознательно расслабился и глубоко вздохнул. Она снова повернула к нему лицо, и напряженность, скопившаяся в ней, исчезла...
        - Раз уж вы новичок, постараюсь объяснить все как можно проще.
        Она налила себе в чашку прозрачной жидкости и понюхала ее, прежде чем выпить.
        - Если допустить, что вы правы насчет Скоггинса, а мне хочется, чтобы ваши слова оказались правдой, мне нужно, чтобы вы дали показания под присягой. Показания о том, что вы видели, как именно Скоггинс убил Джерил Уоллинс. И чтобы вы засвидетельствовали это в суде.
        Вьетс подняла мизинец:
        - Я пойду к своему начальнику, который известен всем как бесстрастный жрец правосудия, и расскажу о том, что как раз перед финальным сражением водитель-дублер был убит человеком, состоящим на службе в клубе противника.
        Вверх поднялся и безымянный палец.
        - Я напишу больше рапортов, чем вы видели за последние десять лет, и отправлю их в высшие инстанции, объяснив, почему Скоггинса нужно доставить в Черные Холмы для суда.
        Тут вверх поднялся средний палец. Роуз подвинул к себе пакет со льдом. Он уже понимал, к чему клонит лейтенант.
        - Возможно, что дело дойдет до ответственных лиц, и Скоггинс предстанет перед судом. Или нет - в зависимости от того, кто к кому благоволит и сколько в это дело будет вложено денег.
        Вьетс разогнула указательный палец.
        - Это то, что мы называем четырехступенчатой лестницей. Если хоть одна ступенька сломается, никто не сможет долезть до верха.
        - То есть, как я понимаю, дотащить Скоггинса до суда будет непросто.
        - Роуз, на самом деле мне нужно было бы снять сапоги, чтобы подсчитать на пальцах все ступеньки этой лестницы, а вам, я вижу, хочется, чтобы все кончилось еще до финального поединка. Я чувствую это по вашим глазам.
        Роуз попробовал - и, к его удивлению, ему это удалось - представить Вьетс без сапог, а также без прочих деталей ее костюма. Усилием воли он заставил себя вернуться к делу. Вьетс заслуживала большего, чем воображаемое раздевание. Однако, несмотря на всю его решимость, соблазнительный образ так скоро не улетучивался. Вьетс допивала вторую чашечку, когда Роуз стал думать вслух.
        - Итак, время опять работает против меня. Если я прав, Уорвик хочет надавить на водителей Карстайрза и усилить свои шансы в этой борьбе в то время, когда все пытаются сохранить видимость блаженного неведения. Даже если Скоггинс и предстанет перед судом, это произойдет гораздо позже сражения. Суд не вернет Джерил и не нарушит планов Уорвика.- Роуз представил его в виде крысы, сидящей на груде золота.- Уорвик желает выиграть чемпионат, и он убил Джерил, это часть его плана.
        Для Роуза это было так же очевидно, как боль в его голове. Он посмотрел на Вьетс, которая только. пожала плечами и выпила еще чашечку своего напитка.
        - Может быть, да, а может быть, нет.
        - Лейтенант, вы когда-нибудь встречались с Уорвиком?
        Вьетс рассеянно покачала головой. Роуз продолжил, хотя не был уверен, что Вьетс его слушает. Пока он говорил, она смотрела в пустую чашечку, чуть подняв голову, словно прислушиваясь к чему-то очень далекому.
        - Он из тех, с кем вы однажды знакомитесь и тотчас начинаете или любить, или, скорее всего, ненавидеть. Здесь не может быть середины, спросите у Диллона. Я это понял еще до того, как он послал Скоггинса убить Джерил.
        - Вы не можете этого знать.
        - Вы правы, но я помню, как Скоггинс посмотрел на меня, прежде чем нажать курок. Словно мы оба знаем секрет - он и я. Я знаю, что Уорвик многое выиграет, если один из воинов Карстайрза умрет. Мне известно и то, что, проведя с ним десять минут, я уже не мог выносить его вида. Возможно, это неразумно, но я нутром это чувствую. Уорвик - вот кто виноват, пусть у нас даже и нет доказательств.
        Роуз встал и направился к выходу.
        - Куда вы отправитесь теперь, роботомальчик? Вьетс поглядела на него, отведя взгляд от пустой чашки.
        - Вы собираетесь сделать какую-то глупость? Вы хотите свести все мои усилия на нет, роботомальчик?
        Роуз заметил вызов в ее глазах и разочарование в голосе. Она заслуживала лучшего, чем возня во всей этой грязи и разборки с ним, бестолковым Джереми Роузом. Она должна иметь возможность делать свою работу без его, Роуза, вмешательства, но он слишком долго позволял событиям вести его за собой. Настало время захватить инициативу и восстановить контроль над течением своей жизни. И он ей солгал:
        - Нет, лейтенант Вьетс. Я возвращаюсь в отель, чтобы поспать и принять пару болеутоляющих таблеток. Я вас больше не потревожу.
        X

        Солярис-Сити, Солярис 7 августа 3054 года


        Металлическая дверь резко отворилась, бросив пятно света на тротуар; шум и суета в помещении контрастировали со спокойствием и пустынностью улицы. Сюда, за порог, спотыкаясь и хватаясь рукой за дверь, вывалился огромный человек. Рычание и ругательства неслись ему вслед, но гигант, казалось, не слышал их. Следом из проема дверей вынырнула другая фигура, женская, и двинулась по тротуару.
        Гигант посмотрел на женщину, затем заглянул в помещение и широко улыбнулся тем, кто остался там.
        - Всем спокойной ночи. Завтра я вернусь сюда с призом в руке.
        Из комнаты раздались взрывы хохота.
        - Если ты переживешь эту ночь, О'Ши, считай, что тебе здорово повезло, а о турнире и думать забудь. Илэйн - это тебе не боевой робот, ее твоими неуклюжими атаками не возьмешь!
        Едва зубоскал умолк, как вновь раздались взрывы хохота. О'Ши покачнулся так, словно в него выстрелили.
        - Ах, зацепил-таки! Но сейчас у меня нет времени на таких, как ты.
        О'Ши повернулся, сделав вид, что хочет уйти, но вместо этого задрал свою шотландскую юбку. Через секунду ему пришлось убегать из сектора обстрела. Несколько бутылок и целая кружка эля вылетели вслед за ним на улицу. Из дверей доносились насмешливые возгласы, которые в конце концов подхватила и женщина, поджидавшая великана.
        - Клянусь, О'Ши, в одну из подобных ночек тебе придется вытаскивать из задницы осколки стекла. Ты слишком часто используешь этот трюк.
        О'Ши расхохотался, вспомнив свою грубую выходку, и почесал в бороде, задумавшись над подобной возможностью.
        - Как знать, может, ты и права, моя дорогая. Сегодня, однако, в моем теле нет ни осколочка. Может быть, ты возьмешь на себя труд лично проверить это?
        - Успокойся. Тебе предстоит трудный матч. Она хлопнула его по груди, но О'Ши, как всегда, сохранял беззаботное настроение.
        - Разве я не Бадикус Дерзкий? Бонни Бадикус? Завтрашний матч - ерунда.- Он пошел вперед, но его подруга остановилась, отстав от него.
        - Я в этом не уверена. Гарантирую" что Уорвик припрятал козырной туз в рукаве.
        - Этот штайнеровский лакей?! Да у него не хватит мозгов, чтобы вылить воду из сапога, даже если инструкция напечатана крупными буквами на каблуке!
        И тут в разговор вступил некто третий:
        - Если ты так считаешь, значит, недооцениваешь своего соперника.
        О'Ши посчитал, что их собеседник прячется где-то в ближайших подворотнях, но не смог определить, где именно. Он инстинктивно потянулся к своему верному
«Солнечному лучу». Кажется, последние три опрокинутые им рюмки были лишними. Он снял пистолет с предохранителя и осмотрел тротуар.
        - Знание противника обеспечивает победу,- донеслось до него.
        - Ну-ну, мистер эксперт, тебе-то откуда знать? Уорвик - дурак, и если это он подослал тебя перед матчем, то просто идиот. Многие пытались задирать Бадикуса, но немногие выжили, чтобы рассказать об этом. Лучше убей меня побыстрее или беги к своему хозяину и доложи, что наложил в штаны,- ты начинаешь действовать мне на нервы.
        Бадикус не знал, чего ему ожидать, но пребывал в уверенности, что справится с любой неожиданностью. Несмотря на свои размеры и вес, он обладал отличной реакцией - лишь немногие выжили для того, чтобы осознать это. Кто-то, очевидно Уорвик, убил Джерил, но угроза не помешала Бадикусу расслабиться перед боем. Смерть боевого товарища заставила его разве чуть больше, чем надо, выпить сегодня.
        Время шло, а незнакомец все еще оставался невидимым. Бадикус чуть было не решил, что весь этот разговор был плодом его слегка затуманенного алкоголем сознания, но вдруг Илэйн вскрикнула от удивления. Одновременно с этим рука О'Ши, начавшая было вытаскивать «Солнечный Луч», онемела, в углу левого глаза вспыхнула боль. Будь он трезв, удар подкосил бы его тотчас же, но восьмидесятиградусное обезболивающее несколько смягчило эффект нападения. Гигант всего лишь упал на одно колено. Искры заплясали в его глазах, но он попытался подняться, чтоб все-таки заняться привычным для себя делом - дракой. Для начала О'Ши лягнул ногой влево, но его удар не встретил ничего, кроме воздуха.
        - Извините, мистер О'Ши, но у вас имеется то, что нужно мне.
        О'Ши умудрился встать на ноги и посмотреть на своего обидчика. Но лицо нападавшего было скрыто высоким воротником длинного пальто и мраком ночи. Бадикус потряс головой, как собака, отряхивающаяся после купания, но мир перед его глазами кружиться не перестал.
        - Поверьте, в моих действиях нет личной заинтересованности,- сказал незнакомец. Затем он неуловимым движением выбросил руки вперед и хлопнул О'Ши по ушам. В ту долю секунды, пока сознание еще не оставило бородача, О'Ши услышал звук, подобный тому, который издает заходящий на посадку шаттл. Шаттл прорвался сквозь его барабанные перепонки и начал приземляться где-то в районе среднего уха. Когда посадка завершилась, О'Ши уже лежал без сознания.
        Роуз сделал шаг назад, и великан упал на тротуар. Его голова слегка стукнулась о бетон, но Роуз был уверен, что не очень сильно повредил своего случайного противника. Он опустился рядом с ним на колени и улыбнулся, прощупав сильно и ровно бьющийся пульс.
        - Очень впечатляюще, таинственный незнакомец. Роуз взглянул на подружку О'Ши. Он видел ее, когда парочка вышла из бара, но когда начался разговор с Бадикусом, та спряталась в тень. Роуз выпрямился и посмотрел на Илэйн, вошедшую в круг света под фонарем.
        - С твоим дружком все будет в порядке. Он должен очнуться через часок или несколько позже, если уж очень пьян.
        Роуз продолжал наблюдать за тем, как Илэйн выходит на свет. Движение ее правой руки показалось ему настораживающим. Может быть, такова ее походка? Потом он заметил в руке у женщины игольчатый пистолет. Она так ловко прятала его в складках своего синего платья, что Роуз чуть не просмотрел опасность. Теперь Джереми пригнулся.
        - Что за великолепный пистолет!.. И это в городе, где есть законы об оружии?
        Илэйн тихо рассмеялась, но пистолет сжимала по-прежнему твердой рукой.
        - Опасные времена вынуждают к экстренным мерам,- сказала она.- Я уверена, что как воин вы это понимаете.
        - Я не причинил О'Ши особого вреда, можете опустить свою пушку. Мне просто нужно было вывести его из строя на пару часов. Вот и все.
        Роуз осторожно глянул на пистолет, который не шевельнулся ни на миллиметр.
        - Я не боюсь за О'Ши. Вы просто облегчили работу.
        Внутри у Роуза все похолодело. Адреналин снова начал поступать в кровь.
        - Вашу работу?
        - Именно. Вскорости с мистером О'Ши должен был произойти несчастный случай. Конечно, я бы подождала и до утра, но нельзя же надеяться на то, что все будет развиваться как по заказу.
        - Значит, вы не Илэйн, подружка О'Ши? Роузу хотелось затянуть разговор, потому что другого плана у него не было. Он ненавидел игольчатое оружие. Из всех типов оружия, с которым он имел дело, только это вызывало у него поистине мистический ужас. Он понимал, что трупу все равно - лазер ли довел его до такого состояния или, быть может, более традиционное оружие, но игольчатый пистолет... нет, тут он ничего не мог с собой поделать. Он ненавидел его, тем более что ствол этот целился ему в грудь.
        - Нет, я Илэйн, та самая.
        Осторожно ступая, она сокращала дистанцию между собой и Роузом. Со своей позиции она прекрасно видела бар, к которому Роуз стоял спиной.
        - Я считаюсь его подружкой, но мне нужны деньги.
        - А мне показалось, что вы очень заботились о его заднице там, у бара.- Роуз не сводил глаз с Илэйн, уставившись в точку между пистолетом и ее глазами.
        - Я прирожденная актриса. А разве вам смог бы понравиться такой человек? Я уж не говорю о любви. Вы только посмотрите на него. Ну, посмотрите же, один только взгляд.
        Роуз вовсе не собирался спускать с нее глаз, но настойчивость в ее голосе заставила его уступить. В груди Джереми кипела энергия, сердце качало по венам пропитанную адреналином кровь, но Роуз приказал своим мышцам оставаться спокойными. Когда придет время действовать, он будет двигаться быстрее, если расслабится сейчас. Последний взгляд в глаза Илэйн, и Роуз повернулся, чтобы посмотреть на Бадикуса О'Ши. Он сразу увидел то, что искал. Рядом с распростертым телом лежал лазерный пистолет, который тот хотел навести на Джереми. Роуз подумал, что Илэйн вряд ли знает о том, что О'Ши собирался стрелять, потому что она стояла справа, а пистолет лежал слева от воина-водителя.
        - Ну, разве можно любить такого?
        Роуз уже не слушал ее. Голос Илэйн окреп, в нем появилась твердость. Она уже приняла решение его уничтожить, оставалось только нажать на спуск. Роуз нырнул вбок как раз в тот момент, когда Илэйн дважды выстрелила туда, где он только что стоял. Первый выстрел, нацеленный в грудь, попал ему в правое плечо. Он почувствовал, как стянуло его куртку там, где пластиковая игла пронзила нити ткани и впилась в кожу. Вторая игла прошла рядом с кончиком уха. Коснувшись пальцами
«Солнечного луча», Роуз посмотрел на Илэйн.
        Она или не знала, что теперь у Роуза имеется лазер, или была очень уверена в своем следующем выстреле. Хотя ее пистолет был направлен прямо на него, она почему-то медлила. Когда Роуз - слишком поздно - поднял «Солнечный луч», Илэйн уже прицелилась.
        Роуз выстрелил наугад, молясь про себя впервые с тех пор, как покинул Нортвинд. Бросок заставил его потерять равновесие, и теперь он лежал на левом боку. Он услышал, потом почувствовал дробное стаккато пластика, рикошетящего от тротуара, пластика, который, как огнем, пронзил ребра в левом боку.
        Он снова поднял свой пистолет, прицелился и выстрелил прежде, чем осознал, что Илэйн уже падает навзничь. Второй выстрел поразил ее прямо в грудь, ускорив падение. Игольчатый пистолет выпал из безжизненных рук, тело безвольно рухнуло на тротуар.
        Роуз попытался встать на ноги, ненадолго остановился, когда плечо и грудь пронзила боль, а затем, справившись с собой, встал и подошел к Илэйн. Она смотрела на него мертвым, ничего не видящим взглядом. Он протянул палец к ее шее и обнаружил след от первого выстрела прямо под подбородком женщины. Выстрел, который Джереми сделал почти с уровня земли, должно быть, пронзил ее мозг. Направь он ствол двумя сантиметрами правее, наверняка промахнулся бы. Он отдернул пальцы, на которых не было следов крови от уже засохшей раны. За его спиной раздались крики. Не тратя времени на то, чтобы обернуться, Джереми скрылся во мраке.
        XI

        Солярис-Сити, Солярис 8 августа 3054 года - Позвольте уж мне сказать.- Человек, сидевший за письменным столом, наклонился вперед и пристально посмотрел на посетителя. Сейчас он напоминал медведя, защищавшего свою территорию и угрюмо разглядывавшего возможного противника.
        - Вы «случайно» услышали, что один из моих водителей выбыл из игры. Вы «случайно» узнали, что мне нужен четвертый водитель, или я буду вынужден отказаться от матча. Вы «случайно» знакомы с тем типом боевого робота, что водит О'Ши. Вы «невзначай» познакомились с Уорвиком. Вы «по воле случая» оказались в моем офисе, и здесь вам неожиданно взбрела в голову мысль поучаствовать в бою добровольцем. Да сгореть мне в аду, неужели я похож на идиота?
        Он поднялся, громко стукнув кулаками о стол. Старинное деревянное сооружение скрипнуло под тяжестью удара, но выстояло. Глаза мужчины сверкали от возмущения и досады; он был на своей территории, и в угол его не загонишь.
        - Идиот не смог бы стать владельцем четырех боевых роботов. Я не знаю, кто вы, да меня это и не волнует. Мне одно интересно: зачем вы здесь и почему я еще не попросил Эсмеральду дать вам пинка под зад - не думайте, что ей это не удастся. Она - единственная, кто побеждал О'Ши в бою.
        Человек, находящийся по другую сторону письменного стола, подождал, пока хозяин со свирепой внешностью берсерка не плюхнулся обратно в кресло. Большинство людей этим жестом дало бы понять, что беседа исчерпана, но для хозяина кабинета это, видимо, означало лишь готовность еще к нескольким раундам. Он засунул в уголок рта сигару, взглядом побуждая посетителя сказать ему еще что-нибудь. За стулом хозяина клуба тихо гудел явно перегруженный кондиционер. Посчитав, что наступил подходящий момент, посетитель оперся ладонями о письменный стол и сказал:
        - Мистер Карстайрз, хоть это вас и не интересует, но зовут меня Джереми Роуз.
        Роуз выждал несколько секунд, желая увидеть, значит ли его имя что-нибудь для владельца клуба. Он не сомневался, что Карстайрз прекрасно осведомлен обо всем, что касается водителей. Карстайрз и глазом не моргнул. Этот медведь лишь перегнал сигару из одного угла рта в другой. Роуз внезапно усомнился в правильности своей стратегии и ненадолго замолчал, собираясь с духом.
        - Последние два года я сражался с кланами в Синдикате Драконов. Большую часть этого времени я служил командиром роты. Пять месяцев назад моя рота была разбита объединенными силами Клана Волка, и из двенадцати человек я единственный, кому удалось выжить. Мой боевой робот был уникальной машиной. Сейчас из его обломков не построить даже собачьей конуры. Я прилетел на Солярис, чтобы приобрести нового робота.
        Роуз замолчал, чтобы дать хозяину переварить сказанное. Когда стало ясно, что взрыва не последует, он понял, что ему позволено закончить. Приободрившись, он продолжал:
        - Как вам, несомненно, известно, сейчас боевых роботов остается все меньше и меньше, даже для таких ветеранов, как я. Мне предложили штабную работу и занесли в список очередников на замену боевого робота. Я был шестым в списке, с перспективой ожидать от двадцати четырех до тридцати шести месяцев. Для меня это было неприемлемо. Я пытался приобрести робота разными способами, но ничего не добился. После недавних потерь спрос превышает предложение. Я был вынужден наконец прилететь на Солярис, так как это, похоже, единственная доступная планета, где в данный момент боевых роботов больше, чем водителей. Теперь я узнал, что даже и здесь не смогу приобрести ничего. С Т-кораблем, на котором я путешествовал, произошла авария, что задержало мой прилет сюда на целый месяц. Я прибыл за неделю до окончания сезона. Это опять же поставило меня в трудное положение. В соответствии с календарем игр сегодня бой между вашим отрядом и командой Уорвика. Джерил, ваш единственный дублер, была убита кем-то, без сомнения работающим на Уорвика. Вас загнали в угол. Ущерб, нанесенный среднему уху О'Ши, пройдет через
восемнадцать часов, но сейчас голова у него раскалывается, как после атаки ПИИ, в ушах стоит звон, а двигаться он может лишь с грацией горького пьяницы. Если он еще не покойник, то лишь потому, что я нашел его раньше, чем нанятый Уорвиком убийца.
        Роуз поморщился, подумав о пластырях под рубашкой и острой боли, пронизывающей ребра.
        - Итак, мистер Карстайрз, у вас есть выбор. Вы можете принять мое предложение - дать мне место в вашей команде и разрешить участвовать в бою - или приказать очаровательной мисс Эсмеральде вышвырнуть меня вон.
        Роуз откинулся на спинку стула и снова подождал, пока в голове хозяина уляжется все им сказанное. Пока тот обдумывал его слова, он попытался переменить положение тела. Раны в конце концов заживут и вряд ли оставят после себя много рубцов, но сейчас ему казалось, что кто-то привязал к его плечу и боку пару рассерженных шершней.
        Пытаясь забыть о боли, Роуз сосредоточил внимание на специальном дыхательном упражнении. Между тем Карстайрз пошевелился в кресле и приготовился к ответной речи. Медведь отмахнулся лапой от серо-голубого табачного облака вокруг своей головы и наклонился вперед.
        - Итак, мистер Роуз, вот вам мое предложение. Я хочу заключить с вами разовую сделку. Можете принять мои условия, а не хотите - отказывайтесь. Во-первых, вы покупаете «Темного сокола» О'Ши. Таким образом, если вас поджарит один из уорвикских головорезов, внакладе я не останусь. Если же вы умудритесь вылезти из драки живым, боевой робот или то, что от него останется, принадлежит вам. Во-вторых, вы отказываетесь и от трофеев, и от своей доли денежного вознаграждения. Насчет трофеев вам ничего не известно, не так ли? Обычно на Солярисе это дает немного, но сегодня вечером мы доставим себе удовольствие. Мы с Уорвиком договорились разыграть этот финальный поединок как на-, стоящий турнир. Победитель забирает все- Если наша команда выиграет, мы, то есть я, получаем четыре боевых робота команды Уорвика. Ну, а если мне, то есть вам, случится потерпеть поражение? Что ж, тогда вам не придется брать на себя хлопоты о собственном боевом роботе, а я буду вынужден искать новые машины для своих водителей.
        Карстайрз откинулся на спинку кресла, закинул огромные ноги на стол и с довольным видом выдохнул несколько колец дыма в прокуренный воздух.
        - В-третьих,- Карстайрз посмотрел на Роуза в треугольник, образованный разошедшимися ступнями,- если вы выживете, то расскажете мне о своей последней стычке с Волками. До меня доходили лишь разрозненные слухи о ней, а мне хочется выслушать правдивый рассказ очевидца. Я знаю, что вы не сражались в составе регулярных воинских соединений одного из Домов и наверняка не являетесь наемником, по крайней мере сейчас. Насколько я понимаю, вы служили в Ком-Старе или у кланов, во всяком случае вы редкая птица.
        Увидев, что глаза Роуза широко раскрылись от удивления, Карстайрз усмехнулся. Джереми давно понял, что местные жители догадываются о его службе в Ком-Гвардии, но ему казалось, что на Солярисе его считают шпионом одного из Великих Домов. Теперь же, услышав истину, высказанную вслух, он все-таки удивился и этим удивлением выдал себя. Впрочем, развивать тему он не стал. Улыбка на лице Карстайрза сделалась еще шире.
        - Итак, мы договорились?
        Спустя некоторое время Джереми уже стоял в подземном боксе и знакомился со своими новыми товарищами. Он опустил на пол тяжелый чемодан и настороженно оглядел трех стоящих перед ним воинов-водителей, читая в их взглядах тревогу и подозрительность. И он не осуждал их. Обстоятельства, а вернее, непонятная прихоть босса вынуждали их вверить свои жизни совершенно незнакомому человеку. В подобном же положении находился и Джереми, но он действовал по собственной воле. Он хорошо понимал чувства двух женщин и одного мужчины, уже надевших обмундирование и охлаждающие жилеты. Тишина и напряженность сгустились настолько, что их можно было чувствовать кожей. Наконец навстречу новичку выдвинулась самая дюжая из фигур.
        - Меня зовут Эсмеральда. Это Джексон, а это Малышка Мери. Все они - мой отряд, мои люди, что бы тебе ни говорил этот вонючка Карстайрз. О'Ши был согласен со мной. А ты?
        Роуз обдумал свое положение. Высокомерие и агрессивность звучали в ее голосе и провоцировали конфронтацию. Он пришел к выводу, что должен развеять ее опасения даже в том случае, если ответного доверия ему не дождаться.
        - Приказ ясен, командир.
        Эсмеральда нахмурилась, пытаясь отыскать в его словах скрытую иронию, но тут же решила, что подвоха здесь нет. И хотя полным доверием к Роузу она не прониклась, однако сразу принялась объяснять ему свой план сражения.
        - Итак, какими же данными мы обладаем? Главная арена приготовлена только для открытого боя. В центре соорудили пару одноэтажных зданий, но всего лишь пару и не очень прочных..
        - Как вы об этом узнали?
        Взгляды присутствующих устремились на Роуза.
        - Послушай, недоумок, ведь это мое дело - знать все необходимое перед выходом на арену. Если ты думаешь иначе, ты умрешь. Раз я так говорю, то считай, что ты слышишь это от самого Господа Бога. Дошло? Тогда - дальше. Не пытайтесь забираться на эти строения. Крыши не выдержат даже «Стингера» Мери, так что держитесь от них подальше. Роуз, ты будешь первой мишенью. Кажется, ты кого-то весьма огорчил. Среди букмекеров идут разговоры, что тебе предстоит пасть первым номером.
        - Знаю,- сухо сказал он.- Я заходил в одну из букмекерских контор.
        Эсмеральда одарила его снисходительной улыбкой.
        - Мы попытаемся прикрыть тебя, но... Ее слова повисли в воздухе. Было ясно, что от Роуза она ожидает немногого. Пусть парень хотя бы примет на себя несколько первых выстрелов.
        - Понимаю.
        Он слишком хорошо понимал ее. Похоронное выражение на лице Джексона говорило о том, что он придерживается одного мнения с командиром.
        - О'кей. Вы идете по машинам, а с тобой, Роуз, я хочу перемолвиться парой слов.
        Малышка Мери и Джексон тотчас же направились к ангару боевых роботов. Роуз восхитился той твердостью, с которой Эсмеральда руководила своим Отрядом.
        - Перейду прямо к делу. Я не знаю тебя, а ты не знаешь меня. Выходит, у нас есть проблемы. Что бы там ни говорил О'Ши, головорезы Уорвика - отличные воины. Посмотри мне в глаза и ответь на один вопрос. Насколько хорош ты сам?
        Роуз наклонился вперед и приблизил свое лицо к лицу Эсмеральды.
        - Я - лучший из всех.
        - Прекрасно,- сказала она.- Выходит, у нас появился второй Кай Аллард. Что ж, надеюсь, это принесет какую-нибудь пользу.
        Вслед за товарищами Эсмеральда отправилась в ангар для боевых роботов, предоставив Роузу идти следом.
        Пройдя за ней по туннелю и войдя в похожий на пещеру ангар, Роуз впервые за долгое время улыбнулся от удовольствия - он увидел своего нового робота. Джереми подбежал к нему и провел рукой по свежевыкрашенной ноге своей машины, а потом забрался в подъемник и поднялся к кабине. Открыв люк, он осторожно поставил чемодан внутрь и скользнул следом. Хоть кабина казалась теснее, чем ему помнилось, он понял, что будет чувствовать себя здесь как дома.
        Как его дед и мать, Роуз учился искусству вождения на пульте «Темного сокола». Конечно, потом он получил аттестацию и на более крупных боевых роботах, но модель
«Темный сокол» занимала особое место в его сердце. Он попытался вспомнить лица деда, умершего задолго до того, как Роуз покинул свой дом. Лица его Джереми так и не вспомнил, это раздосадовало его, но он отмел раздражение и погрузился в воспоминания. Родной дом казался ему сейчас таким близким и одновременно таким далеким. Интересно, что теперь делает Рианна на Аутриче? Получает ли она его письма? Впрочем, пришла пора готовиться к бою, и мысли о доме начали рассеиваться. С легкостью, приобретенной в бесчисленных упражнениях, он открыл потрепанный чемодан и достал некий очень нужный ему предмет. Осторожно отложив его в сторону, он вновь закрыл крышку чемодана. Джереми сел в кресло и принялся затягивать ремни, а в его ушах уже раздавался грохот приближающегося боя.
        В отличие от большинства водителей боевых роботов Роуз не раздевался догола, не напяливал на себя громоздкий охлаждающий жилет, предназначенный для поддержания оптимальной температуры тела, чтобы водители не теряли сознания от жары. Вместо него он носил нечто напоминающее полный летный костюм, и в этом заключалась половина его преимущества перед прочими водителями. То, что с виду напоминало летный костюм, было на самом деле боевым костюмом времен Звездной Лиги. Чудо инженерии - даже по сегодняшним временам. Он переходил от воина к воину, пока не попал к Роузу вместе с нейрошлемом, который он сейчас также вытащил из чемодана. Костюм и шлем не имели цены, и Роуз обращался с ними соответственно, поместив их на хранение в банк сразу после того, как на второй день по прибытии на Солярис получил багаж с шаттла.
        Как человек, выросший среди Горцев, он мог разве что мечтать о подобной технологии, но вступление в Ком-Гвардию предоставило ему доступ к такому оборудованию, которого он даже представить себе не мог. Хотя формально шлем и костюм ему не принадлежали, он смог оставить их за собой, покидая Терру. Даже с внутренней охладительной системой его нового боевого робота, которому на вид можно было дать лет пятьдесят-шестьдесят, он мог выдержать такие температуры, о которых нельзя было и подумать в обычном хладожилете.
        Шлем представлял собой еще более впечатляющее чудо техники. С помощью такого шлема Роуз управлял движениями робота не хуже, чем собственными: команды от мозга к механизмам машины передавались с завидной скоростью. Джереми мог даже заставить свой «Темный сокол» исполнить какой-нибудь сложный танец. Роуз надел шлем на голову и закрепил его на плечах. Танец вот-вот должен был начаться.
        XII

        Солярис-Сити, Солярис 8 августа 3054 года - Леди и джентльмены, мы с радостью представляем вашему вниманию основной поединок этого турнира - отряд на отряд; вас ждет сражение между воинами из клуба
«Карстайрз» и воинами Уорвика. Противники будут биться насмерть! Внимание! С северной стороны появляются раскрашенные в синий и белый цвета воины Карстайрза:
«Стингер», «Горбун», «Темный сокол» и «Молот».
        Первый взгляд на арену Джереми бросил в тот момент, когда огромные двери распахнулись и прожекторы осветили его боевого робота. Эсмеральда оказалась права, говоря о маленьком городке, выстроенном в центре арены. Часть внимания Роуза была направлена на осмотр собственного вооружения; при этом он машинально анализировал тактические преимущества, которые может предоставить это небольшое скопление зданий.
        - С южной стороны входят выкрашенные в темно-бордовый и серый цвета воины Уорвика:
«Дротик», «Рубила», «Центурион» и «Боевой конь».

«Рубила» и «Конь»? Предупреждающие сигналы загорелись в мозгу Джереми вместе с сигнальными лампочками на пульте управления его боевого робота.
        - По взаимному соглашению владельцев обоих клубов сегодняшний поединок произойдет на условиях, запрещающих применение дальнобойного оружия. Таким образом, бой будет вестись на ближней дистанции - именно так, как вы это любите. Итак, матч начинается!
        Роуз похолодел. Все водители опасались столкнуться с секирой «Рубилы», предпочитая вывести этого сорокапятитонного монстра из строя раньше, чем он сможет пустить в ход свой топор. Но сегодня вечером у них не было выбора. Что касается «Коня», то вес и скорость делали этого боевого робота опаснейшим противником на близкой дистанции. В матче, по условиям которого каждый боевой робот использует все имеющееся в наличии вооружение, маломощные лазеры «Коня» не могли поражать цель на значительном расстоянии, но на близкой дистанции «Конь» и «Рубила» драматическим образом нарушали равновесие сил в пользу Уорвика.
        Джереми услышал, как выругалась Эсмеральда, но тут электромагнитное поле опустилось, и он выскочил за ворота. Для начала Роуз нажал на пуск ракет дальнего радиуса действия, но выстрела не произошло. Он проверил наличие боезапаса и убедился, что он полон, а это означало, что пуск РДД отключен где-нибудь на торсе машины. Он попытался скинуть лишние боеприпасы через задний люк, но из этого, как он и ожидал, ничего не вышло. Без сомнения, остальные члены команды попытались сделать то же самое и пришли к аналогичным выводам.
        Судя по всему, команда Уорвика не обращала на эти вещи внимания - вероятно, им было известно о закулисном соглашении.
        Чем больше Роуз усваивал правила предстоящего боя, тем меньше он волновался. У
«Молота» Эсмеральды отсутствовали прыжковые двигатели и нижние руки, что превращало ее в медленно передвигающуюся мишень. Остальные боевые роботы были снабжены руками, а машина Мери, как и его «Темный сокол», могла совершать прыжки, но в целом отряду недоставало тоннажа, маневренности и скорости, особенно
«Молоту». Джереми и Эсмеральде хватило нескольких минут, чтобы понять; исход боя практически предрешен. Из наушников донесся ее голос:
        - Послушай. Мы оказались по колено в дерьме. Выбери себе мишень и хоть немного помоги остальным. Я беру на себя «Коня», но не надейся, что мне удастся удерживать его больше нескольких минут. Об остальном позаботься сам.
        Джереми снова восхитился своим командиром. Она понимала, что ее боевой робот меньше всего подходит для подобного боя, и решила сделать все, что можно, прежде чем потерпит окончательное поражение. К подобному заключению пришел и он сам, но она соображала быстрее. Он старался следить за продвижением Эсмеральды, направлявшейся к импровизированному городку, но в это время «Рубила» и «Дротик» направились в его сторону. Не обращая внимания на показания приборов, он посмотрел на передние экраны и приготовился маневрировать.
        Водитель «Рубилы» был, несомненно, опытным воином. Когда двое нападавших приблизились к Роузу, он использовал громадную тушу «Дротика», чтобы скрыть движение своих рук - особенно той, в которой находилась секира. Когда «Дротик» перешел в наступление, «Рубила» оказался рядом с ним. «Дротик» начал атаку с головы «Темного сокола», намереваясь покончить с Роузом одним махом, обрушив на кабину град мощных ударов.
        Нырнув вбок, Роуз сумел отразить первый удар. Затем он поднял руку и принял второй удар на плечо. Металл его боевого робота протестующе заскрежетал. «Темный сокол» накренился влево. Сделав вид, что от удара он потерял равновесие, Роуз заставил
«Темного сокола» припасть к земле. Джереми явственно представил себе, как торжествующе вопит водитель «Дротика», вообразив, что сразил его робота с первой атаки. Но если крик и раздался, то это был крик досады: левая нога «Темного сокола» неожиданно и мощно ударила по колену «Дротика».
        Бронированные пластины с треском отлетели, костяк прогнулся назад, сустав растянулся, а связки полопались, осыпая песок тысячами зелено-голубых искр. Роуз попытался продолжить атаку ударом кулака, но взлетевший над ним топор «Рубилы» заставил его отпрыгнуть назад. Он совершил этот маневр очень быстро, и все же секира задела правую часть торса. Она оставила на металле солидную вмятину, однако не прорубила толстую броню до конца. Второй удар топора пришелся мимо, но Роуз был вынужден снова отступить от поврежденного «Дротика». Попытка обойти «Рубилу» кругом не привела ни к чему, так как бешено вращающийся топор все время угрожал ему ударом. «Дротик», хоть и поврежденный, прикрывал «Рубилу» с тыла и вместе с тем сам находился под защитой.
        Роуз решил напасть на «Рубилу» - приближалась столь долгожданная подмога. Малышка Мери на своем «Стингере» описала широкую дугу над сражающимися и оказалась рядом с
«Дротиком». «Стингер» не представлял для «Дротика» серьезной угрозы, но в момент появления Мери водитель едва успел восстановить управление поврежденной ногой робота. Однако наносить удары этой ногой он уже не мог: дождь искр следовал за каждым движением вражеского боевого робота. Малышка Мери атаковала в тот миг, когда Роуз сделал выпад ногой в сторону колена ноги «Рубилы». Секира с размаху опустилась, но не задела «Темного сокола». Потеряв равновесие от удара, «Рубила» оступился и пропустил проворного «Стингера».
        Малышка Мери ударила раненого робота, находясь в пике. Хромая, «Дротик» пытался отодвинуться в сторону, но «Стингер» врезался в его правый бок, и поврежденная нога «Дротика» переломилась в колене. Оба робота упали.
        Некоторое время они лежали спокойно. На помощь поверженному товарищу двинулся
«Рубила», и Роуз устремился за ним. Однако стоило ноге «Темного сокола» подняться для удара, как смертоносная секира «Рубилы» взвилась над его головой. Их удары были сделаны одновременно, но результаты оказались различными. Нога «Темного сокола» сбила стальные пластины и керамическую защиту на бедре противника, а топор
«Рубилы» снес верхушку головы роузовского боевого робота. Вся броня на голове, а также антенны связи и сенсорные приборы оказались срезанными. Сила удара заставила
«Темного сокола» пошатнуться и отпрянуть. Роуз сумел заставить своего робота сделать два неуверенных шага, а потом «Темный сокол» рухнул на спину.
        От удара, сотрясшего кабину, Джереми почувствовал, как вновь открылись раны на ребрах. Закоротило системы связи, кабина наполнилась дымом и искрами. Роуз попытался включить автоматический огнетушитель, но все его попытки были безрезультатны. Он потянулся за ручным огнетушителем, но тут взгляд его упал на главный экран.

«Рубила» навис над его роботом, и топор уже опускался. Роуз успел и принял удар на толстую броню грудной клетки «Темного сокола». Топор громыхнул по броне, но дым в кабине был столь густым, что на переднем экране уже невозможно было что-либо разглядеть. Не думая об опасности и не обращая внимания на секиру, Джереми нащупывал огнетушитель. Прежде чем он сбил пламя, тяжелый топор опустился дважды.
«Кажется, не стоило мне суетиться»,- подумал Роуз.
        Броня спереди была рассечена, и начинка его робота сверкала, как Люсьен перед Новым Годом. Он посмотрел на главный экран и увидел, что секира «Рубилы» сплавилась по краям, однако топор уже опускался снова. Спасла Роуза Малышка Мери.
        Протаранив «Рубилу» сзади, она перебросила робота через распростертого на земле
«Темного сокола». «Рубила» упал на арену лицом вниз. Роуз умудрился снова поднять робота на ноги и возблагодарил Бога за то, что секира не повредила ни двигателя, ни гироскопа.
        Мери продолжила наступление, но, когда она приблизилась к «Рубиле», чтобы атаковать его повторно, тот уже встал. Она ринулась на врага, но топор на длинной рукоятке нанес удар первым: одним махом он отрубил левую руку «Стингера», а затем ударил по торсу. Хотя «Стингер» и задел поврежденную ногу «Рубилы», это, очевидно, не повлияло на маневренность робота. Когда «Рубила» выдернул секиру из туловища
«Стингера», Малышка Мери упала.
        Роуз пошел в наступление, а «Рубила» меж тем аккуратно отсек левую ногу
«Стингера». Раны на боку у Роуза кровоточили, но он забыл о боли и все свое внимание сконцентрировал на «Рубиле». «Стингер» пытался встать, но не мог. Его враг приготовился нанести последний удар.
        Однако Роуз ударил первым. Когда топор начал опускаться, он двинул кулаком в уже поврежденную спину «Рубилы». Бронированный кулак «Темного сокола» прошел сквозь хрупкие электронные схемы и остановился только тогда, когда гироскоп «Рубилы» был размолот на тысячи осколков. Тотчас все его суставы окаменели. Робот покачнулся, не в силах выдержать вес собственного топора, а затем завалился набок.
        Роуз оглядел ристалище, готовясь продолжать бой. «Молот» Эсмеральды стоял в дальнем краю арены над поверженным ею «Конем». Неповрежденная рука «Молота» пронзила грудь «Коня», очевидно разрушив его гироскоп, однако многочисленные атаки противника повредили правую ногу «Молота». Сцепившись с вражеским роботом, Эсмеральда не делала никаких попыток выпутаться, так как, отодвинув ПИИ своего
«Молота» от груди «Коня», она, несомненно, оказалась бы на земле.
        Труднее всего было отыскать «Горбуна» и «Центуриона». Оба они рухнули на небольшое строение и запутались в нем. «Горбун» лежал сверху, вдавив «Центуриона» в развалины. «Центурион» оказался в ловушке. Увидев, что «Темный сокол» все еще способен сражаться, он сдался.
        Через несколько секунд громкоговорители разнесли по трибунам речь комментатора, но Роуз не слушал его. Он смог добыть боевого робота, и никто из его товарищей по поединку не погиб. Джереми протянул руку к "молнии· и расстегнул летный костюм, чтобы остановить кровь. Плотно прижав к ране гигиеническую подушечку, он думал о будущем. Теперь ему удастся вернуться на передовую и снова биться с захватчиками, которые столько у него отняли. Роуз всей душой надеялся, что его потери дорого обойдутся кланам.
        XIII

        Солярис-Сити, Солярис 9 августа 3054 года


        Роуз вошел в офис Карстайрза и тотчас плюхнулся в кресло, стоявшее перед столом хозяина клуба. После сражения раны его непрерывно болели, и теперь даже небольшая прогулка заставила Джереми запыхаться. Он потер бок и посмотрел на хозяина.
        - Вы не очень-то церемонитесь, а, Роуз? - сказал Карстайрз.- Обычно люди стучатся, перед тем как войти в чей-либо кабинет.
        Он откровенно нервничал, вероятно опасаясь реакции Роуза на известие о тайном сговоре хозяев команд, оговаривающем условия поединка. Но теперь это волновало Джереми меньше всего. Он прибыл на Солярис с одной-единственной целью, и теперь цель близка: скоро он получит то, за чем приехал,- боевого робота.
        Роуз пожал плечами:
        - Я думал, ваше приглашение остается в силе. Вы ведь просили меня рассказать кое о чем.
        Карстайрз вздохнул с облегчением: до него дошло, что Роуз нанес ему визит вовсе не за тем, чтобы устраивать сцены.
        - Разумеется! Как же иначе! - сказал он, пожалуй, слишком сердечным тоном.- Я говорил вам,
        Роуз, что всегда ощущаю подъем после победы, но сегодня... Сегодня это не сравнимо ни с чем. Вот так поединок!
        Хозяин клуба вылез из-за стола и обошел Роуза. Вскоре за спиной у Джереми раздались бульканье разливаемой по стаканам жидкости и звон ледяных кубиков.
        - Бьюсь об заклад, что Уорвик все еще утирает свои заплаканные глазенки.
        Карстайрз злорадно усмехнулся и, появившись в поле зрения Роуза, предложил ему стакан, о котором тот не просил. Джереми молча принял его и поставил на ручку кресла.
        - Поверните ко мне кресло, Роуз. Я сяду здесь. Роуз развернулся к кушетке, на которой устроился Карстайрз.
        - Вы просматривали видеозапись?
        Джереми улыбнулся, но промолчал. Он не видел видеозаписей, но слышал разговор нескольких комментаторов, обсуждавших матч. Судя по всем откликам, Карстайрз оказался просто гением, а его команда долго не будет иметь себе равных.
        - За последний час мне позвонило столько народу, что я даже отключил линию. Итак, вы готовы к рассказу?
        Роуз поднял стакан и сделал маленький глоток. Как и все крепкие напитки, которые он когда-либо пробовал, этот обжег внутренности, но вместо того, чтобы осесть свинцовым грузом на дне желудка, он таинственным образом испарился, оставив после себя приятное тепло. Роуз удивленно посмотрел на стакан.
        - Неплохая штуковина, правда? У меня есть свояк в квартале Монтенегро, который достает такие бутылочки. Они хранятся для особых случаев, и сегодня я распечатал одну из них, когда ворота арены затворились за вами.
        Роуз пригубил еще и вновь почувствовал мягкое согревающее действие напитка. Ему даже показалось, что боль в боку утихла.
        - Итак, мистер Роуз?
        - Я покидаю Солярис завтра вечером на борту «Тихого ветерка» и, даст Бог, никогда не вернусь снова.
        Карстайрз рассмеялся и сделал большой глоток.
        - Я не осуждаю вас, Роуз. Это место не для слабых духом.
        - Слабых духом? Да ваш народ - просто зверье. Убийства, насилие, разрушение. Больше они ни на что не способны.
        - Вы правы, Роуз, однако это обстоятельство послужило и вам. Солярис - отличная в своем роде планета, и я не хотел бы жить в другом месте.
        Роуз пожал плечами и снова отпил из стакана. Он никогда не сможет понять порядков, царящих на этой планете, но Карстайрз был прав: его целям она послужила.
        - Ну, Роуз, вы собирались мне рассказать...
        - Да, как договорились.
        И тут Роуз задумался об условиях сделки с Карстайрзом. В пылу желания достать боевого робота он согласился рассказать Карстайрзу о сражении на Токкайдо, приняв эту просьбу за дурацкую прихоть. В тот момент легко было сказать добавил к ракетам огонь лазеров, направив их главным образом на «Головореза». Это напоминало уже не бой, а испытание на выживаемость. Оба робота кланов стояли вплотную друг к другу и отвечали на наши залпы, а мы тщетно пытались прикончить их.
        Жара внутри кабины быстро росла, Дженкинс мог использовать уже только РБД. И тут Тьегард убила одного из водителей «Стервятника» выстрелом в голову из винтовки Гаусса. Баттейл раздолбал «Риокен», вызвав взрыв боеприпасов, но я не видел, чтобы этот робот упал.
        Я предложил двум оставшимся воинам сдаться, но они не ответили. Может быть, они вообще не слышали меня. Тьегард убила второго «Стервятника» выстрелом в спину. Нам казалось, что мы их разбили, но они заставляли нас доказывать это снова и снова и лишь потом умирали.
        Мы еще не успели зализать наши раны, когда получили сообщение о приближении второй группы. Мы отползли на прежние позиции и старались поддерживать Хоппера во время следующего боя и во время того, что был за ним, и еще одного. Эти парни из кланов шли бесконечными волнами, разбивавшимися о берег. К концу первого дня сражения мы убили пятнадцать боевых роботов, принадлежавших кланам, но никто из них не достался нам с таким трудом, как два первых «Стервятника».
        Наступила ночь, и нам подвезли снаряды - ведь мы оставались на поле боя. Мы с Баттейлом отремонтировали то, что могли, но кроме простого латания брони мы смогли сделать не многое. «Краб» Хоппера был похож на однорукую мишень. «Экстерминатор» Моресси сильно хромал, так как у него был перерезан привод стопы. Мне с трудом верилось, что мой робот совершенно не пострадал за все время боев. Тьегард сказала, что это знак - мол, теперь я выживу в этой заварушке, но я только рассмеялся. На следующее утро она передала мне письмо, приказав вскрыть его в случае своей гибели.
        Что бы делали вы в такой ситуации? Эта женщина уверовала в то, что погибнет, и большинство моих воинов думали о себе то же самое. С этого момента я командовал отрядом приговоренных - они считали, что выжить предназначено лишь мне, они уже не верили в собственную звезду и все свои силы направили на мою защиту. Что тут поделаешь? Меня не учили, как выживать вместе с теми, кто считает себя покойниками, даже в Сандхерсте такой науки не преподают.
        Начало следующего дня мы встретили в резерве, выжидая. Пятнадцать часов спустя мы все еще оставались в укрытии - ждали вторжения Ягуаров на наши позиции. Наша мощь ослабела, связь работала только на прием, каждый воин ожидал грядущего боя наедине со своими мыслями. Мы слушали, как идет бой, и гадали, получим ли мы приказ и когда это случится, но судьба переменчива. Когда солнце опустилось за горы, нам приказали удержать позиции. Ягуары бежали - казалось, будто они собираются бросить место своей дислокации в горах. Мы должны были помочь нашим и убедиться в том, что Ягуары не попытаются перегруппироваться. Минуло уже семь часов, когда нам велели выступать.
        Нас направили через долину навстречу бегущим Ягуарам. Мы миновали обломки разбитых и поверженных боевых роботов Ком-Гвардии и кланов. Мы уже втянулись в долину, когда увидели, как на противоположном ее конце взлетает один из их огромных шаттлов. Внешние микрофоны ловили звуки отдаленного боя. Приблизившись, мы увидели, как другие отряды Ком-Гвардии атакуют тылы Ягуаров. Почти сразу же я потерял всех своих воинов из виду, передо мной осталась одна Тьегард.
        Несмотря на то что меня со всех сторон окружали роботы, я сражался как обыкновенный воин-водитель, в ярости крича на врагов и стреляя по любому Ягуару, который был в состоянии двигаться. Сперва я использовал скорострельное оружие, но запас снарядов скоро иссяк. Я бился как одержимый. Тьегард все время была рядом, умеряя охватившую меня ярость своим ледяным спокойствием.
        Десятки раз мы могли прорвать боевые порядки «Ягуаров», но каждый раз один из их воинов останавливал натиск. Шаттлы поднялись в небо над нами, унося врагов за пределы досягаемости. Разочарованные, мы накинулись на оставшихся, но их было не сломить.
        Наконец мой боевой пыл угас. Рядом со мной оставалась Тьегард. Ее робот был пробит лазерным огнем и ракетами. Мы осмотрелись в поисках остальных воинов отряда и нашли троих, стоящих вокруг обломков почерневшего «Экстерминатора» Моресси. Удар, нанесенный кланами, попал в сердце робота, разрушив броню, защищавшую двигатель, пока не прозвучал сигнал сбора; вскоре прибыла и спасательная команда.
        Моресси оказался прав. Он не вышел из боя живым. Я онемел от шока, вызванного потерей первого из своих подчиненных, но еще большее потрясение у меня вызвало замечание Хоппера насчет моего собственного робота. Когда мы поднялись над горами, я переключился на монитор Хоппера и увидел, что, хоть мне и пришлось драться в самой гуще боя, повреждений на моем роботе не осталось, только на его груди двойным лазером была прострочена почти правильная буква "X".
        XIV

        Солярис-Сити, Солярис 9 августа 3054 года


        Едва не задохнувшись, Карстайрз вскочил с кушетки.
        - Вы шутите?!
        - Нет.
        - Я занят в этом бизнесе почти всю свою жизнь, но никогда не слыхал ничего подобного. Вы, разумеется, шутите. Мне надо выпить.
        - А мне больше не наливайте.
        Карстайрз скрылся за спиной Роуза, а затем быстро вернулся с наполненным стаканом. Когда он занял свое место, Роуз вдруг встал.
        - Вы что, собрались уходить? - спросил хозяин клуба.- Вы же обещали рассказать все.
        - Нет, я не ухожу, - ответил Роуз.- Просто мне хочется постоять.
        Карстайрз расположился на кушетке, подогнув ноги и откинувшись на изголовье. Держа стакан у груди, он знаком попросил Роуза продолжать.
        - Прежде, чем я продолжу, скажите, где Эсмеральда обычно проводит вечер?
        - Что? Думаю, она у О'Ши. Бородач впал в депрессию оттого, что пропустил поединок. Почему вы об этом спрашиваете?
        - Просто так. Из любопытства.
        - Итак, вы рассказывали...
        - Я говорил, что мы вылетели с места своей дислокации в горах, чтобы встретить Огнедышащих ягуаров в Дельте Расис. Следующие три с половиной дня я сражался среди болот, топей и заливных лугов, раскинувшихся в долине этой реки. Несмотря на горячие бои, мой боевой робот получил только легкие повреждения, большинство из которых команда техников, приписанная к нашему подразделению, могла устранить за одну ночь.
        Сражение было упорным, но нам показалось, что большинство Ягуаров считает кампанию завершенной. Они нападали на нас при каждой возможности, но уже не с той яростью, как в горах. Через семь дней после приземления Огнедышащие ягуары оставили Токкайдо.
        К этому времени Кошки Нова и Алмазные акулы тоже улетели, но на их место прибыл Клан Волка. То, что осталось от моего отряда, было задействовано в боях с Волками. На планете оставались отряды и других кланов, но лишь Волки да Медведи имели некоторые успехи в боях против наших войск. Ко времени нашей передислокации Клан Кречета был изгнан, а Стальных гадов мы загнали в угол.
        Командование всегда держит в секрете точные цифры наших потерь, но мы получаем по крайней мере столько же, сколько теряем. Куда ни посмотришь, роботы везде пытались удерживать линию фронта. Так как все еще сохранялась возможность сдачи планеты оставшимся кланам, воины Ком-Гвардии бились с таким упорством, будто это был последний оплот Внутренней Сферы.
        В ночь на четырнадцатое мая мой отряд располагался вдоль горной гряды, параллельной хребту Порожистых гор. Волки отступали по всему фронту, и мы должны были убедиться в том, что они не пытаются возвратиться в город Брзо. Весь день над горами собирались грозовые тучи, а с наступлением ночи тучи эти опустились в долины.
        Сразу после полуночи мы получили тревожные показания датчиков. Сначала их засек Баттейл на своем «Черном рыцаре». К тому времени, когда все остальные тоже получили эти сигналы, Баттейл уже видел противников. Они были над нами, вдвое превосходя нас числом. Учитывая их несравненный технологический уровень, я поступил так, как любой нормальный командир поступил бы на моем месте...
        - Центральная, это станция тридцать семь Браво,- сказал Роуз.- На меня тут ведется наступление силами многочисленных боевых роботов. Около двух звеньев. Нам не выстоять. Прошу разрешения отступить на координаты Зулу семьдесят семь.
        - Держать связь. Браво. Мы посовещаемся. На пульте управления Роуза замигал сигнал внутренней связи. Он включил звук.
        - Эксперт, расчетное время прибытия противника - две минуты. Если мы собираемся отступать, нам пора.
        - Держи связь, Тьегард. Центральная на связи.
        - Тридцать семь Браво. Оставайтесь на ваших позициях. Подкрепление в пути.
        - Центральная, каково РВП подкрепления? Сердце Роуза дрогнуло, когда он подумал о новом сражении. Когда же эти кланы сочтут уместным исчезнуть?
        - Браво, РВП - двадцать минут. Вы сможете удержать позиции?
        - Нет, Центральная. Продержаться нам не удастся.
        Вдруг из наушников донесся новый голос:
        - Браво, это регент Луарка. Вас поставили там, чтобы держать фронт, и, ради Мира Блэйка, вы удержите его или погибнете.
        - Регент, через тридцать секунд ни ваши угрозы, ни Мир Блэйка не будут нас волновать. Или мы снимаемся тотчас же, или вашему подкреплению останется лишь совершить над нами похоронный обряд.
        - Да пребудет с вами Мир Блэйка, эксперт. Исполняйте свой долг.
        Связь оборвалась. Роуз посмотрел на экран и увидел, как первый из боевых роботов, принадлежащих кланам, вышел из-за деревьев и занял позицию. Не отводя от него глаз, Роуз вызвал на связь свой отряд.
        - Что ж, друзья мои, мы остаемся и даем бой. Подкрепление уже в пути, и мы должны удерживать врага до тех пор, пока не получим подмогу.
        - Тогда это конец.
        Роуз услышал в голосе Тьегард ноту обреченности.
        - Это наш последний бой.
        - Не паникуй, Асолит. Надо только удержать их до прибытия подкрепления.
        Тактический монитор Роуза идентифицировал появляющиеся красные точки. Большинство боевых роботов клана принадлежали к легкому и среднему типу, но три машины укрывались за лесом, и опознать их было пока невозможно. Роуз наблюдал за тем, как
«Фенрис» осторожно продвигается вперед. Он двигался с минимальной скоростью.
«Стрелок» Роуза открыл огонь.
        Джереми начал бой долгим непрерывным огнем лазера с дальнего расстояния. Выстрелы заплясали в прицеле вверх по ноге «Фенриса». В темноте Роуз не видел результатов стрельбы, пока на стальной броне «Фенриса» не вспыхнул первый из скорострельных снарядов. Искры посыпались из развороченного колена боевого робота, но водитель смог удержать его на ногах. Он направлял обе металлические руки на Роуза, но в этот момент двойные лучи красных электронов попали в поврежденную ногу «Фенриса» со стороны «Головореза» Дженкинса. Враг направил все свои четыре лазера на Роуза, и колено «Фенриса» выгнулось. Три лазера промахнулись, но последний попал прямо в голову «Стрелка».
        Пульт управления Роуза взорвался: замкнулись поврежденные провода, куски керамики и металла ударили по его шлему и разорвали летный костюм. Дым наполнил кабину, сработал автоматический огнетушитель. Угарный газ лишил кабину кислорода, оставалась только резервная линия, подсоединенная непосредственно к нейрошлему.

«Стрелок» споткнулся, но не упал. Когда Роуз смог что-либо разглядеть, он увидел, как из леса появились последние боевые роботы кланов. Справа, в отдалении, стояли два быстрых «Дэшера», а «Фен-рис», жертва точного выстрела Дженкинса, лежал у его ног.
        -Два «Дэшера» слева, Баттейл, они направляются в твою сторону.
        Роуз подождал подтверждения, но ему никто не ответил. Когда оба «Дэшера» скрылись за грядой, Роуз проверил рацию. Он отправлял сигналы, но никто из отряда ему не отвечал, приема не было. Когда кланы подошли ближе, Роуз догадался, в чем тут дело. Один из боевых роботов, должно быть, имеет ЕСМ-установку, мощные электронные системы которой создали искусственные помехи, блокируя связь между машинами Ком-Гвардии. Роуз внимательно изучал построение кланов, пытаясь угадать, кто же несет на себе эту установку, и одновременно просчитывая возможные варианты на компьютере. Компьютер не смог определить ничего, предоставив Роузу принимать решение самому.
        - Это скорее всего «Черный ястреб»,- громко сказал Роуз.- У него хорошая броня и защита. Эти наверняка «Черный ястреб».
        Роботы кланов сгрудились на холме. В обычной ситуации Роуз защищал бы позицию на высотке, прикрывая большинство своих роботов, пока нападающие готовятся к бою. Но сейчас ситуация оказалась слишком опасной, потому что ЕСМ делала невозможной связь между боевыми роботами его отряда.
        Роуз стрелял на бегу, но только лазер повышенной мощности мог нанести успешный удар по «Черному ястребу», который уже нацелил на Роуза тяжелую левую руку и выстрелил из винтовки Гаусса. Никелированные пули вонзились в левую руку
«Стрелка», вызвав сноп искр от локтя до плеча. Ракеты пролетели над головой Джереми - водитель клана плохо рассчитал дистанцию.
        - Ну, болван, тут тебе и конец!
        Роуз наклонился в своем кресле. Несмотря на преимущества в технологии кланов, Роуз по опыту знал, что «Черный ястреб» может иметь только одно тяжелое ружье Гаусса. Он сокращал дистанцию, он наполовину бежал, наполовину скользил по хребту, а потом снова выстрелил из дальнобойного лазера, проделав глубокую пробоину в корпусе
«Черного ястреба». Цвет лазера стал зеленым, но Роуз продолжал нажимать на спуск.

«Черный ястреб» развернулся к Роузу и снова выстрелил в поврежденную руку
«Стрелка». На пульте управления замигали красные огоньки: полетел радиатор, вмонтированный в руку. Роуз понимал, что теперь внутри его робота начнет подниматься температура, но даже не взглянул на приборы. Одним из главных достоинств «Стрелка» была его способность бегать, не нагреваясь.
        Когда боевой робот поднялся на вершину холма, Роуз нажал на спуск скорострельного орудия. Двадцать разрывных снарядов ударили в корпус «Черного ястреба», полностью остановив его дальнейшее продвижение. Роуз закрепил преимущество еще одним выстрелом лазера. Водитель кланов пытался отступить вправо. Роуз с мрачной улыбкой наблюдал за тем, как «Черный ястреб» пытается поставить левую ногу на камни, но нога его скользит... Через секунду враг грохнулся наземь, и залп его РБД вылетел в небо.
        Роуз бросился к роботу, а «Тор» и «Фенрис» направились в его сторону. Он выстрелил в «Тора» из лазера повышенной мощности, выстрелил даже не целясь - все внимание Джереми было сосредоточено на «Черном ястребе». В ответ лазерный огонь «Тора» скользнул по левой ноге его робота.
        Роуз приблизился к «Черному ястребу». Смертоносное ружье Гаусса повернулось в сторону Джереми, но он ухитрился правой рукой отбить его дуло. Пули полетели над вершиной гряды в лес. Затем рука его «Стрелка» ударила «Черного ястреба» по голове. Стальная броня промялась, но кулак «Стрелка» остановился, немного не дойдя до вражеской кабины. «Фенрис» и «Тор» приблизились к Роузу, но боялись открыть огонь, опасаясь попасть в своего.
        Роуз взглянул на левую руку «Стрелка», и его охватила жалость к водителю, сидящему, как в ловушке, под его бронированным кулаком. Но через секунду он уже стрелял из лазера, вмонтированного в запястье. Коротко мигнул красный огонь, и сопротивление «Черного ястреба» прекратилось. Роуз отступил от мертвого робота, и звуки боя наполнили кабину.
        - Ложись, эксперт!

«Стрелок» пригнулся, прячась за поверженным «Черным ястребом». Огонь лазера «Тора» и огонь ПИИ «Фенриса» пролетели над ним, не задев его робота. Роуз пригнулся еще ниже и сделал ответный выстрел, метя в «Фенриса».
        - Дженкинс, докладывай!

«Фенрис» отступил влево, выбирая позицию, а «Тор» лазерным огнем сдерживал передвижения Роуза.
        - Небольшие повреждения есть у всех, эксперт. Мы на вершине гряды, и этот ваш импровизированный выпад означает теперь, что вы отрезаны. Мы можем покинуть гребень...
        - Нет, Дженкинс. Если я возьму на себя этих двух, вам останется шесть боевых роботов. Вы сможете продержаться до прихода подкрепления?
        Роуз наблюдал, как «Фенрис» бежит, оставаясь за пределами досягаемости лазера малой мощности. Через минуту Роуз будет отрезан и окружен.
        - Да, сможем, если они не собьют нас стремительным натиском. Вряд ли они знают, что нас здесь всего лишь четверо. Мы держимся весьма плотной группой. Как у тебя?
        - Я двигаюсь медленней, чем эти двое, и у меня меньше огневой мощи. В остальном мы равны. Конец связи.
        Он должен был сосредоточиться на своем положении, но «Тор» не оставил ему времени для этого. Меж тем «Фенрис» почти завершил фланговый обход и в любой момент мог напасть на него из-за деревьев. В отпущенные ему мгновения Роуз не сумел придумать ничего лучшего, чем напасть на «Тора».
        Прикидывая на ходу план будущих действий, Роуз быстро сокращал дистанцию, отделяющую его от противников. Через несколько секунд они уже находились в пределах досягаемости дальнобойного лазера. Тогда Джереми нажал на спуск, и его попытка была вознаграждена - он ранил «Тора» в правую руку. Другой дальнобойный лазер его робота окончательно остановил «Тора», и теперь огонь разрушал внутренности врага. Роуз понял, что ему везет больше, чем он того заслуживает, но все же улыбнулся: «Кажется, в этом бою я останусь в живых». Он нажал на спуск дальнобойного и среднего лазеров, закрепленных у него на запястьях.
        Роуз приблизился на расстояние шестидесяти метров, когда робот кланов начал медленно поднимать левую руку. Роуз сердцем почувствовал, что погиб. Его противник целился настолько неторопливо, что становилось ясно - у него есть в запасе еще нечто, и сейчас Роуз в полной мере испытает на себе его действие. Вены его пропитались адреналином, сердце билось у самого горла. Сжав зубы в предчувствии грядущей боли, Роуз рискнул совершить маневр, которого, как он надеялся, «Тор» ожидает меньше всего.
        Когда из левой руки «Тора» ударило скорострельное оружие, «Стрелок» грянулся наземь. Разрывные снаряды пронеслись над его головой, а робот Роуза плюхнулся лицом в камни и грязь. «Стрелок» подпрыгнул, разбрызгивая грязь, и проделал борозду в земле. Броня кое-где ломалась и ослабевала от трения сварных швов о камни. Над своей головой Роуз услышал тонкий вой скорострельных снарядов невыносимо долгого залпа. Он никогда не слышал, чтобы так много снарядов было выпущено за столь короткое время.
        Роуз перекатился на левый бок и выстрелил из дальнобойного лазера. Расстояние между противниками было настолько близким, что «Тор» заполнил весь его прицельный экран. Даже не посмотрев, куда попал, Роуз продолжал разворот и поставил «Стрелка» на ноги.
        Когда Роуз выстрелил, ракетная установка «Тора», вмонтированная в плечо, тоже открыла огонь. Взрывы повредили правую часть торса «Тора», так как огонь лазера пробуравил броню и проник внутрь. Роуз заметил, что на корпусе его «Стрелка» также появились новые повреждения. Не раздумывал, он бросился в сторону «Тора», держась вне поля действия его левой руки, оснащенной оружием.
        Еще один ракетный залп окончательно сбил остатки брони с торса его робота, и Роуз набросился на «Тора». Когда оба робота столкнулись, пристяжные ремни впились Джереми в грудь. Привод левого плеча его робота вышел из строя: плечо было зажато между двумя машинами. Он предпринял усилия, чтобы ноги «Стрелка» продолжали двигаться. «Тор» ударил его кулаком в левый бок. «Стрелок» вздрогнул от удара, но Роуз продолжал наступать. Второй удар кулака пришелся по стволу его скорострельной пушки, однако Роуз смог наконец нарушить равновесие боевого робота. Падая, «Тор» выпустил всю энергию, которая еще оставалась в его лазере, послав в ночной мрак сноп искр, который и осветил их поединок, делая его заметным для всех остальных воинов.
        В это время «Фенрис» открыл огонь из ПИИ в спину «Стрелка». Броню его сдуло под мощью ударов, но внутреннее устройство боевого робота еще не было повреждено. От силы взрыва Роуз споткнулся. То ползком, то бегом он взобрался на гребень горы, где остальная часть его отряда удерживала позиции.
        Поднявшись наверх, Роуз был поражен открывшимся ему кровавым зрелищем. «Головорез» Дженкинса был разорван огнем ракет и ПИИ-установок; он лежал лицом вниз неподалеку от Роуза. Дым и пар поднимались из пробоин в его спине, частично скрывая пламя, бушевавшее внутри боевого робота. Роуз, стоявший в пятидесяти метрах, ощущал жар, исходивший от поверженного «Головореза».

«Краб» Хоппера стоял рядом с обезглавленным «Черным рыцарем» Баттейла. В металлическом теле «Краба» зияли многочисленные пробоины, нанесенные лазером. Бронированными руками он продолжал сжимать одного из «Дэшеров». Роуз пересек вершину холма и направился к дальнему склону гряды на звук битвы. Очевидно, Тьегард была еще жива, но ее робот не передавал никаких сигналов. Джереми бежал через камни и обломки поверженных боевых роботов, понимая, как хорошо показал себя его отряд. Впервые с того момента, как он поднялся на гребень, Роуз взглянул на пульт управления и увидел, что «Фенрис» следует за ним по пятам, а затем вспомнил, что выключил связь. Он переключил тумблер и выругался про себя. Его отряд погибал, не зная о нем.
        - Тьегард, держись! Я иду!
        Роуз боролся с приступом ярости, которая закипала в нем. Все свои силы он отдавал тому, чтобы как можно быстрее добраться до Тьегард. Обогнув огромный валун, он обнаружил ее «Горца», окруженного тремя боевыми роботами кланов. Прислонившись спиной к отвесной каменной стене горного склона, она приготовилась дать последний бой. Правая рука «Горца» была разрушена почти до самого плеча. То, что оставалось от руки, искрило и плавилось. В левом кулаке она сжимала обломок руки робота. Обломок этот был так искорежен, что невозможно было определить, от какой он машины.
        - Я здесь, Тьегард! Держись!
        Роуз ринулся вперед, и ближайший из боевых роботов резко обернулся к нему. Неповрежденная «Бешеная кошка» приготовилась атаковать уже сильно помятого
«Стрелка».
        - Не надо, эксперт! Считай, что я уже мертва. Радиационная защита двигателя разрушена. Радиация уже убила меня, хотя мое тело еще не поняло этого.
        - Мы умрем вместе!
        - Нет! Ты должен жить. Ты должен уцелеть ради всех остальных, ради меня.
        Боевой робот, находившийся ближе всех к «Горцу»,- «Человек войны», двинулся вперед. «Тор» держал Роуза под прицелом. Тьегард подняла изуродованную руку над головой и ждала.
        - Мы все знали, что ты единственный, кому суждено остаться в живых. Так оставайся же. Не губи свою жизнь из-за нас. Мы уже мертвы.
        На тактическом мониторе зажегся зеленый огонек. Подкрепление было близко, но все же недостаточно для того, чтобы успеть помочь Тьегард. «Бешеная кошка» осторожно шагнула вперед. Роуз подавил слезы.
        - Я не могу.
        - Ты можешь, эксперт, и ты это сделаешь. Ради нас.

«Человек войны» вплотную приблизился к «Горцу», но тот его не ударил. Тьегард отступила от каменной стены, из ее робота снова посыпались искры. В их свете Роуз заметил темную жидкость, капающую из разрушенного приводного механизма ноги.
        - Ты должен жить ради меня, ради Дженкинса, Моресси, ради всех тех, кто уже не покинет эту планету.

«Человек войны» вонзил свой кулак в пояс «Горца». Костяк боевого робота переломился, точно капканом зажав вражескую руку, двигатель разрушился окончательно. «Горец» и «Человек войны» исчезли в девяностометровом столбе пламени.
        Волна взрыва сотрясла Роуза. Он пошатнулся, но не дал своему роботу упасть.
«Бешеная кошка» попыталась навести на него свои ружья. Сквозь дым и пламя Роуз увидел, что «Тор» тоже горит. Он барахтался в грязи, безуспешно пытаясь сбить пламя.
        Роуз выстрелил в «Бешеную кошку». Появились «Фенрис» и «Тор», которые шли по его следу. Роуз посмотрел за спину «Бешеной кошки», на погребальный костер Тьегард и всего отряда, которым он недавно командовал. В свете пламени он видел приближающееся подкрепление Ком-Гвардии, но оно было слишком далеко. «Тор» и
«Бешеная кошка» открыли огонь, а Роуз нажал на кнопку катапультирования.

«Стрелок» развалился на части: разрывные снаряды перерезали его торс с тыла, а ПИИ-лучи прожгли его спереди. Кабина вылетела из разрушенного тела боевого робота и приземлилась у подножия гряды вдали от роботов и приближающихся подразделений Ком-Гвардии.
        Когда его обнаружила спасательная команда, Роуз уже выбрался из кабины. В одной руке он держал пистолет, а в другой - связку писем.
        XV

        Солярис-Сити, Солярис 9 августа 3054 года


        Роуз перестал расхаживать по кабинету и отвернулся от Карстайрза.
        - Вот и весь мой рассказ.
        Он сделал глубокий вдох и задержал дыхание, пораженный тем, насколько сильно на него действует воспоминание о той ночи. Отчасти вернув самообладание, он повернулся к Карстайрзу.
        - Ну, а теперь, когда мой долг уплачен сполна, я вас покидаю. Думаю, нам не приведется еще раз встретиться, мистер Карстайрз.
        Когда Роуз повернулся к дверям, Карстайрз снял ноги с кушетки.
        - Похоже, вы очень торопитесь уйти, Роуз. Джереми оглянулся на хозяина клуба.
        - Не исключено, что я собираюсь предложить вам еще один боевой робот, получше...
        Роуз, уже положивший ладонь на ручку двери, остановился.
        - Может быть, мое предложение вас заинтересует,- сказал Карстайрз, направляясь к бару, чтобы снова наполнить свой стакан. Роуз уже давно потерял счет выпитому, бутылка была почти пуста.
        - Зачем вам это нужно? - Роуз по-прежнему сжимал ручку двери, колеблясь между желанием уйти и невероятным соблазном приобрести еще одного боевого робота. Карстайрз хихикнул.
        - Что бы вы ни подумали, Роуз, но я бизнесмен. Вы производите впечатление человека, который с готовностью заплатит требуемую сумму за машину, которую я только что приобрел.
        Карстайрз засунул руку за ремень, покачался на пятках, усмехнулся и поглядел на Роуза налитыми кровью глазами.
        - Ваше предложение слишком заманчиво, чтобы поверить в него. Пока, Карстайрз. Роуз распахнул дверь.
        - Это «Конь»,- сказал хозяин клуба, когда Роуз махнул рукой и шагнул за дверь.-
«Конь», которого я получил после матча.
        Услышав сказанное, Роуз вернулся в комнату и посмотрел на своего собеседника.
        - Какая вам от этого выгода?
        Джереми понимал, что готов свалять дурака. Если «Конь» и в самом деле продается, он почти наверняка представляет собой никуда не годную развалину.
        - Никакой выгоды. Вы платите мне, и он - ваш. Я использую вырученную сумму для того, чтобы купить боевых роботов и водителей, которые больше подходят моему стилю.
        Карстайрз вернулся к кушетке, со вздохом плюхнулся на нее, поджал ноги и указал на Роуза рукой, сжимающей стакан.
        - Вы не верите, что мое предложение серьезно?
        - Вы очень догадливый человек.
        Роуз остался у дверей; ему вдруг расхотелось приближаться к Карстайрзу. Он чувствовал себя как муха из басни, застывшая на краю паутины.
        - Шесть, в С-банкнотах,- предложил Роуз, ссутулившись: напряжение оставило мышцы его плеча. Собеседник был пьян, и Роуз не мог не улыбнуться, сознавая комизм создавшейся ситуации.
        - Три и ваш шлем,- сказал Карстайрз. Роуз перестал улыбаться.
        - Об этом и не заикайтесь. Карстайрз махнул рукой, разбрызгивая спиртное по комнате.
        - Я оказался прав. В том чемодане у вас был нейрошлем. Хороший нейрошлем.
        Роуз повернулся, чтобы уйти. Нейрошлем Звездной Лиги не имел цены, и Карстайрз знал это.
        - Четыре и летный костюм. Роуз снова остановился.
        - Три пять в Д-банкнотах и костюм.
        - Три восемь в С-банкнотах.
        - Три семь в Д.
        - Три восемь в С-банкнотах - мое последнее слово.
        - Совершаем сделку сейчас же,- согласился Роуз.
        - Согласен.
        - Я должен позвонить.
        Роуз пересек комнату и включил систему связи Карстайрза.
        - Да, Сандлер, это я.
        Карстайрз бросил на Роуза быстрый взгляд, но тот отвернулся. Хотя хозяин клуба и пытался прислушаться к разговору, он ничего не мог разобрать. Роуз говорил приглушенным голосом. Через минуту Джереми нажал на выключатель.
        - Мой посыльный уже в пути. Вам придется впустить его.
        - Нет проблем.
        Карстайрз слез с кушетки, подошел к письменному столу и, отстранив Роуза, сел на стул.
        - А как насчет лицензии на коммерческую транспортировку?
        Роуз перегнулся через плечо Карстайрза в тот момент, когда тот открывал средний ящик стола..
        - Она прибыла с арены за десять минут до вашего прихода.
        Карстайрз достал из ящика сверхпрочную папку для документов и нажал на замок. Потом посмотрел на Роуза и закрыл содержимое папки своим телом.
        - А где костюм?
        - Я привезу его, пока вы оформляете передачу собственности.
        Роуз обошел стол и направился к двери.
        - И не забудьте о моем посыльном. Не глядя на него, Карстайрз махнул рукой. Через двадцать минут Роуз, со спортивной сумкой через плечо, снова очутился у клуба Карстайрза. Едва он появился, к обочине подкатил «Волтех Крузер». Из своего офиса Карстайрз видел, как из окошка автомобиля высунулась тонкая рука и протянула Роузу пластиковый конверт, который быстро исчез под его курткой. Как только невидимый водитель передал конверт, машина плавно тронулась с места и исчезла.
        Роуз вернулся в офис с конвертом в одной руке и сумкой в другой.
        - Заверенный чек на три миллиона восемьсот тысяч в С-банкнотах. И слегка использованный летный костюм.
        Роуз бросил конверт на стол Карстайрза и, вытащив костюм, швырнул его на кушетку.
        - Лицензию, пожалуйста.
        Карстайрз откинулся в кресле и протянул Роузу документ, состоящий из двух страниц.
        - Ваше имя и отпечаток большого пальца оставьте слева. Я уже проставил свои справа.
        Роуз закинул все еще увесистую сумку на плечо я неразборчиво нацарапал свое имя предложенной авторучкой. Бросив ручку на стол, он твердо прижал большой палец левой руки к указанному месту на листе документа. Бумага немного нагрелась, но отпечаток не проявился. Если будет необходимо, лист просветят ультрафиолетом.
        Карстайрз с нарочитой медлительностью разъединил страницы. Роуз пытался хранить невозмутимое Спокойствие. Карстайрз, изучив второй экземпляр, протянул его Роузу, и тот быстро просмотрел документ.
        - Вы не прочитываете содержание заключенных контрактов?
        Роуз сложил лицензию пополам и опустил ее во внутренний карман куртки.
        - Карстайрз, вы бизнесмен и не должны мне вредить.
        - А если бы я это сделал? - Усмехнувшись, хозяин положил документ в свой ящик.- Интересно, как бы вы поступили тогда? Вдруг там, за дверью, вас ожидает наемный убийца?
        - В этом случае лейтенант Вьетс изобличит вас, когда вы попытаетесь избавиться от моего тела.
        - Лейтенант Вьетс?
        - Именно. Из полицейского отделения Федеративного Содружества на Черных Холмах. Она ведь мой друг.
        - Мне кажется, вы блефуете.
        - А вы занимаетесь праздною болтовней. Вы ведь бизнесмен, помните?
        На улице, у поворота, затормозил подержанный «Гермес-скиталец».
        - Думаю, это за мной,- сказал Роуз, повернувшись лицом к окну. Из машины вышла невысокая женщина и прислонилась к открытой двери.
        - А что насчет вашего нового боевого робота? Каким образом вы собираетесь доставить его на космодром?
        - Я уже позвонил на арену и сообщил им о новом владельце. Они будут рады за вознаграждение транспортировать робота на космодром. А в ангаре появится свободное место.
        - Хорошо, Роуз, вы победили. Ублажите меня напоследок. Скажите, где вы достали деньги?
        - А где добывают деньги на этой чертовой планете? Я делал ставки на играх.
        Роуз открыл дверь офиса и остановился:
        - Я поставил каждую С-банкноту из тех, что имел, на Джереми Роуза.
        Через час Роуз махнул на прощание рукой лейтенанту Вьетс и поглядел на уродливое строение, которое Бадикус О'Ши называл своим домом. Ему повезло, что Вьетс узнала его, пока он ловил машину, и согласилась на время стать его шофером. Мать всегда говорила ему: лучше родиться везунчиком, чем добропорядочным. Вероятно, в этом она была права. Он поднялся на три пролета и постучал в тяжелую дверь. Не успел он постучать в третий раз, как дверь распахнулась и в проеме показалось выразительное лицо Бадикуса О'Ши.
        - Кто ломится в мою дверь так поздно? - спросил О'Ши.
        - Меня зовут...
        - Джереми Роуз.- За спиной Бадикуса появилась Эсмеральда и презрительно посмотрела на Роуза сверху вниз.
        - Значит, это ты - тот самый...- Не дожидаясь ответа, Бадикус схватил Роуза за грудки и втащил в свою маленькую квартирку. Затем быстрым движением кулака он толкнул Джереми так, что тот, Пролетев через всю комнату, плюхнулся на кушетку. Роуз хотел было встать, но О'Ши не продолжил того, что могло быть принято за атаку. Вместо этого великан захлопнул дверь, подошел к кушетке и плюхнулся на другой ее конец. Кушетка, точно качели, подбросила Роуза, но ее с виду хрупкий костяк был привычен к подобному обращению со стороны хозяина.
        - Похоже, ты хорошо знаешь свое дело,- сказал О'Ши, взглянув на Роуза и Эсмеральду, которая стояла за его спиной. Джереми пожал плечами;
        - Конечно, тот удар топора чуть не прикончил тебя,- продолжил О'Ши.- Жаль, что меня там не было. Я бы половчей увернулся от удара.
        Эсмеральда фыркнула и шлепнулась на единственный оставшийся в комнате предмет мебели - потертый покосившийся стул.
        - Этот топор просто снес бы твою голову с плеч, О'Ши, а я бы сейчас хлопотала о похоронах. Мне не встречался человек с такой реакцией, как у него.
        В комнате установилась напряженная тишина. О'Ши и Эсмеральда молча смотрели на Роуза.
        - Я хотел бы вернуть вам это. Роуз достал из спортивной сумки сверток и протянул его О'Ши.
        - Сожалею, что был вынужден проделать с вами такое, Бадикус О'Ши. Я позволил чувству возобладать над рассудком. Приношу свои извинения.
        О'Ши развернул сверток и обнаружил свой лазерный пистолет.
        - А я-то думал, что потерял его,- сказал он, ласково сжимая рукоять своего
«Солнечного луча» и рассматривая пистолет так, словно видел его впервые.
        - Он был так ухожен, что я сразу понял, как много значит для вас эта пушка. Еще раз прошу прощения.
        - Что ж, это, конечно, не заглаживает вашу вину. Но я рад, что пистолет опять у меня. Эсси подтвердит: я не злопамятный.
        - Это наглая ложь. Он все помнит.
        - Насколько я понимаю, вы спасли мне жизнь.
        - О'Ши, я предупреждала тебя насчет той побродяжки, да толку не добилась - Эсмеральда, закатив глаза, покачала головой. О'Ши изо всех сил старался изобразить раскаяние, но безрезультатно. В комнате снова воцарилось молчание, пока не заговорила Эсмеральда.
        - Скажите, мистер Роуз, вы пришли сюда с какой-нибудь определенной целью?
        Вновь, как перед тем боем, Роуз увидел вызов в ее глазах. На сей раз Джереми был готов к этому.
        - Даже с двумя. Во-первых, я хотел извиниться перед О'Ши и вернуть ему его имущество. Во-вторых, я хотел предложить вам контракт.
        Эсмеральда сверкнула глазами, но ничего не сказала. Бадикус бросил взгляд на нее, а затем посмотрел на Роуза.
        - Что вы сказали? Контракт?
        - Ровно через шестнадцать часов я покидаю этот пыльный шарик в надежде никогда сюда не возвращаться. Я направляюсь в Синдикат Драконов на Аутрич, чтобы собрать наемный отряд для борьбы с кланами. Мне необходим командир звена, и я хотел предложить эту работу Эсмеральде.
        О'Ши посмотрел на Роуза, открыв рот. Эсмеральда оставалась абсолютно спокойной.
        - А как же мой робот?
        - У вас есть свой боевой робот? - Роуз был потрясен. Он даже не надеялся на такую возможность.
        - А на чем же, по-вашему, я сражалась сегодня - на одной из консервных банок Карстайрза? Вовсе нет. Роуз молчал, прикидывая в уме цифры.
        - Я оплачу транспортировку вашего робота на Аутрич. Это будет одним из пунктов контракта. Вы станете одним из офицеров со всеми вытекающими правами и привилегиями.
        - Одним из скольких?
        - Я, мой помощник, вы и еще один командир звена.
        - Вы еще не набрали отряд, так ведь? Роуз легко мог соврать, но передумал. Эсмеральда была слишком осторожна.
        - Нет. Сейчас мой помощник на Аутриче набирает рекрутов, но я еще не разговаривал с ней после прибытия на Солярис.
        - Вы, должно быть, богач, Джереми Роуз, если можете позволить себе такое.
        - Да нет, какое там богатство!.. Если вы подпишете контракт первой, вам достанется больший процент отчислений с доходов. Перед боем я был почти на мели, но благодаря некоторым коммерческим операциям заработал на перелет и даже на кое-какие расходы на месте.
        - Вы сказали, я буду офицером? В душе Роуз улыбнулся. Значит, и у нее есть слабое место.
        - Прежде, чем уйти, я должен знать - да или нет,-сказал он.-У нас едва хватит времени на, то, чтобы заказать билет и погрузить «Молот».
        Снова наступила тишина. Роуз и О'Ши пристально глядели на Эсмеральду. Та прижала подбородок к груди и раздумывала, не обращая внимания на пристальные взгляды мужчин.
        - Я поеду,- наконец сказала она, повернувшись к Роузу.- Глупо, конечно, следовать за вами, но я поеду.
        - Я тоже.
        Роуз растерянно посмотрел на Бадикуса.
        - Извините, Бадикус, но...
        - Вы у меня в долгу, Роуз. Эсси может поручиться за мои боевые качества. И еще - у меня есть наличные. Я хочу заплатить за место в отряде в звене Эсси.
        Роуз не мог прийти в себя. То немногое, что он знал об О'Ши, свидетельствовало о его хороших боевых качествах, но взять к себе в отряд абсолютно незнакомого человека было или рискованно, или глупо, или то и другое вместе. Он взглянул на Эсмеральду. Та молча кивнула.
        Теперь Роуз, в свою очередь, притих, взвешивая новые возможности. Раньше он всегда доверял подчиненным ему офицерам. Не время менять привычки.
        - У тебя тоже есть боевой робот? О'Ши опустил голову;
        - Нет.
        - Прекрасно, ведь я не могу позволить себе дополнительные транспортные издержки.
        Великан быстро поднял крупную голову и посмотрел на Роуза. Тот встретил его выжидающий
        взгляд и улыбнулся:
        - Ты возьмешь «Темного сокола», на котором сражался последние несколько месяцев.
        Роуз хлопнул в ладоши и встал, чтобы уйти.
        - А мне придется учиться управлять отремонтированным «Конем».
        XVI

        Гарлеч, Аутрич 24 сентября 3054


        Роуз, Эсмеральда и Бадикус прибыли наконец на Аутрич, проведя, как показалось Джереми, целую вечность в ловушке «Тихого ветерка». Несмотря на то что это был транспортный корабль, шаттл изобиловал всеми неудобствами, свойственными военным кораблям. Переполненный грузом и пассажирами, с ужасающей вентиляцией, с плохим освещением, он представлялся Роузу настоящей летучей тюрьмой.
        Впрочем, его попутчики перенесли путешествие легче, чем он, так как почти все время провели в мастерской, занимаясь ремонтом боевых роботов. Сначала Роуз тоже помогал им, но навыки Эсмеральды в настройке машин не шли ни в какое сравнение с его собственными.
        Они попытались отремонтировать и «Коня», но Эсмеральда хорошо постаралась, основательно измолотив его в финальном поединке. Единственное, что они смогли сделать, так это прикрепить отрубленную правую ногу; на остальное им не хватало необходимого оборудования, которого попросту не было на шаттле. Когда они приземлились на Аутриче, боевого робота пришлось выгружать по частям, но Роуз не беспокоился. Как только они найдут подходящее оборудование, потребуется всего несколько дней для его полной починки.
        Пока Эсмеральда и Бадикус наблюдали за выгрузкой остальных боевых роботов и подыскивали помещение для «Коня», Джереми увидел, как к воротам порта подходят Рианнон, Ангус и два незнакомых ему человека. За время полета «Тихого ветерка» Роуз и Рианна несколько раз связывались друг с другом, но ни разу ни о ком постороннем девушка не упоминала.
        Эти двое явно были людьми невоенными. Все, начиная с их стиля одежды и кончая манерой пробираться в толпе, говорило о том, что жизнь свою они проводят за письменным столом, укрытые за надежными спинами военных. Если эти двое намереваются стать их нанимателями, то он, наверное, занялся не своим делом. Заставив себя успокоиться, он состроил вежливую мину и шагнул навстречу подходившим людям.
        - Джереми, рада тебя снова увидеть,- приветствовала его Рианна, изо всех сил стараясь выдержать деловой тон. Вместо того чтобы ласково обняться, они обменялись рукопожатием. Роуз повернулся к Ангусу.
        - Добрый день, капитан,- сказал Ангус, протянув руку. Услышать от него пару слов означало услышать целую речь. Юноша тут же сделал шаг назад. Обычно этот воин старался не привлекать к себе внимания, держась за спиной Роуза. Рианна в таких случаях только пожимала плечами и заявляла, что когда Ангус управляет боевым роботом, его поведение меняется радикально. Сидя в «Валькирии», Ангус бессменно присутствовал на передовой линии в любых состязаниях, сочетая скорость с осторожной тактикой. Если он и в дальнейшем оправдает его надежды, Роуз назначит его командиром истребительного звена.
        - Джереми, позволь представить тебе мистера Уилкинса и мистера Хоффбрауза. Они настаивали на разговоре с тобой о деле, которое может оказаться взаимовыгодным.
        Рианнон усмехнулась брату уголком рта, так, чтобы те двое ничего не заметили. Наверное, отделаться от них было невозможно. Судя по всему, Рианна не придавала большого значения этой встрече на космодроме.
        - Господа, меня зовут Джереми Роуз. Может быть, нам лучше пройти куда-нибудь для беседы?
        Не дожидаясь ответа от молчавших людей, он двинулся в ближайший зал ожидания. Обняв Рию за плечи, Джереми увлек ее на несколько шагов вперед.
        - Что это такое? - спросил он шепотом.
        - Понимаешь, они на Аутриче уже почти семь месяцев и до сих пор не смогли найти отряда, который согласился бы заключить с ними контракт. Они предлагают годичную гарнизонную службу плюс учения - то есть условия, на которые не пойдет ни один здравомыслящий командир.
        Рианна была права. Несмотря на то что Роуз был новичком в бизнесе наемников, он понимал, что контракт подобного рода скорее всего не окупится. Пока они перелетят на планету, где будут нести службу, пока отслужат свой срок и вернутся на Аутрич, их средства значительно уменьшатся, особенно если контракт не содержит пункта о прогрессивной оплате.
        - Тогда о чем нам с ними говорить?
        - Они считают, что кланы вот-вот должны вторгнуться на их планету, это раз. А во-вторых, в контракте, который они предлагают, есть несколько интересных статей, поэтому я подумала, что тебе стоило бы выслушать их самому, а потом уж решать.
        Когда они вошли в зал ожидания, Роуз указал на два кресла. Как и большинство штатских, Уилкинс и Хоффбрауз не раздумывая уселись. Роуз заметил, что Ангус следовал за ними на некотором расстоянии, а теперь стоит за их спинами. Юношу, видимо, не смущала невежливость такого поведения. Во всяком случае, он занимал весьма выгодную позицию на случай какой-либо неприятности.
        - Капитан Роуз, я постараюсь быть кратким настолько, насколько сумею.
        Эта фраза понравилась Роузу. В знак одобрения он кивнул и улыбнулся.
        - Мистер Уилкинс и я являемся здесь полномочными представителями планеты Боргезе.- Хоффбрауз умолк, ища во взгляде Роуза свидетельство того, что он понял, о какой планете идет речь. Наниматель не обманулся в своих ожиданиях. Роуз знал, что Боргезе - небольшая планета, которой владел Дом Штайнера. Являясь частью Федеративного Содружества, она находилась рядом с линией вторжения Клана Кречета.
        - По причинам, нам неизвестным и необъяснимым, военное командование Федеративного Содружества решило не присылать гарнизон на нашу планету. Так как мы находимся вблизи от линии вторжения кланов, то решили взять дело в свои руки и нанять отряд для защиты нашей планеты.
        Хоффбрауз продолжал говорить, а Роуз осторожно его изучал. Он вел себя как типичный штатский, но было в нем что-то еще.
        - Мы с мистером Уилкинсом пытались нанять отряд или, точнее, роту, чтобы укрепить наши оборонные силы на тот период, пока нам удастся доказать Федеративному Содружеству ошибочность его действий. Это, как мы надеемся, займет не более года. С такой целью мы и хотели бы нанять ваш отряд. Расценки стандартные. Вы сами обеспечиваете транспортировку на Боргезе и обратно.
        Роуз понял, что эти двое доведены до отчаяния, но столь лаконичного делового предложения он не ожидал. Джереми до неприличия долго хранил молчание. Мистер Уилкинс уже готов был взорваться, когда Роуз наконец ответил:
        - Господа, я ценю ваше любезное предложение, однако я должен отложить свое решение, пока не переговорю обо всем со своими людьми. Я уверен, что вы меня понимаете. А пока, как я полагаю, вы можете предоставить дополнительные сведения о планете Боргезе моему заместителю.
        Хоффбрауз кивнул, а Уилкинс достал из кармана информационную дискету. Рианна приняла ее и положила в карман.
        - На дискете есть наш аутричский адрес, вы сможете застать нас в любой момент. Пожалуйста, дайте нам знать о вашем решении как можно скорее. Речь идет о безопасности нашей планеты.
        Роуз пожал им руки и стоя ждал, пока они выберутся из переполненного зала ожидания. Когда они наконец исчезли из виду, он повернулся к Рианне и спросил:
        - Итак, что ты о них скажешь?
        - Они предлагали контракт каждому из приличных отрядов наемников на Аутриче, но не клюнул никто. Я провела небольшое расследование и узнала, что Боргезе представляет очень малый интерес как для наемников, так и для кланов. Ее население невелико, планета экономически независима, но это и все. Их начальные предложения были просто смешны, но даже после долгих переговоров любой из отрядов вряд ли разбогатеет на этом контракте. Я не стала говорить при них, чтобы они не надоедали тебе, но ты должен знать, что они предлагают также неограниченные услуги по починке и наладке боевых роботов. В случае сражения мы получаем все трофеи.
        - Как они нашли нас? - спросил Роуз, идя за Ангусом к небольшой машине, припаркованной на противоположной стороне улицы. Ангус, не дожидаясь приказаний, уселся за руль, а Джереми и Рианна - на заднее сиденье.
        - Что же, про нас можно сказать, что мы третий сорт. Сначала они обращались ко всем отрядам с достойной репутацией, но получили от ворот поворот. Затем обратились к недавно созданным группировкам, но встретили тот же прием. Мы попали в разряд отрядов, ждущих первого контракта. Если откажемся и мы, они обратятся к наемникам с сомнительной репутацией.
        - Им, наверное, не очень-то хочется зазывать лис в курятник?
        - Конечно, нет, но они хотят найти отряд и должны сделать это как можно скорее.
        Роуз смотрел в окно, на убегающие дома города, пытаясь понять, что его беспокоит в Хоффбраузе. Ангус, очевидно, направился к ремонтным мастерским, чтобы встретиться там с Эсмеральдой и Бадикусом.
        - А как обстоят наши дела вообще? Есть тут еще наниматели, кроме этих двоих с Боргезе? - спросил Роуз, оторвавшись от размышлений.
        - Нас официально признали Перечень наемников и Регистрационная комиссия, но, как и большинство новых отрядов, мы имеем лишь С-категорию. Это не очень-то хорошо, но она повысится, если мы справимся с несколькими контрактами. Нам с Ангусом не разрешили заниматься наймом, пока мы не удостоимся официального статуса. Это несколько затормозило дело, но мы уже провели предварительные собеседования с несколькими независимыми кандидатами. Мы исключили тех, чьи послужные списки были сомнительными, и еще парочку тех, у которых не было собственных боевых роботов. Отказали мы и еще двоим, которых сочли попросту чокнутыми.
        Она замолчала и посмотрела в зеркало заднего вида на Ангуса. Он поймал ее взгляд, но ничего не сказал. Роуз решил нарушить молчание:
        - И сколько же кандидатов осталось?
        - Шесть человек, но только двоих я могла бы назвать серьезными претендентами.
        Роуз покачал головой и потер переносицу.
        - Когда я смогу поговорить с ними? Рианна просияла, услышав такой вопрос.
        - Позже. Сегодня днем. Я назначила встречи на каждый час, начиная,- она взглянула на часы,- с двух. Кроме того, я добыла для нас место на тренировочном поле Драконов на послезавтра. Это дает нам возможность узнать друг друга получше. Как ты думаешь, к тому времени все уже будет готово?
        Роуз немного подумал.
        - Наверное. «Конь», которого я приобрел у этого плута Карстайрза,- всего лишь груда железного хлама, но Эсмеральда и Бадикус чинят его с того момента, как мы покинули Солярис. Я понимал, что совершаю рискованную сделку, но все равно его приобрел. Боевой робот оказался не настолько плохим, как я опасался, хотя и не настолько хорошим, как хотелось бы. «Молот» Эсмеральды и «Темный сокол» уже фактически готовы. Думаю, двух дней будет достаточно, чтобы закончить ремонт
«Коня» и провести полный комплекс испытаний для остальных роботов.
        - Прекрасно, по расписанию мы встретимся с отрядом под названием «Горгульи». Они..

        - Как-как? Ты хочешь сказать, что на нашей первой тренировке мы встретимся с другой командой? Чья это идея?
        Когда сестра посмотрела ему в глаза, Роуз уже знал ответ.
        - Моя, капитан. Мы должны были согласиться, чтобы получить доступ на поле. А без этого мы не сможем даже испытать нашего оружия, что делает тренировки бессмысленными. Да, кстати, лучше нацепи лазерный пистолет, который ты спрятал в коробку,- здесь, на этой планете, все носят оружие на боку.
        Роуз слышал, что Гарлеч, столица Аутрича, довольно неспокойное место. Со слов Рианны выходило, что слухи были правдивыми. Недаром же Гарлеч прозвали «Волчьим городом».
        Все трое молчали до тех пор, пока не добрались до мастерских. Там Роуз быстро всех познакомил, а затем оставил Ангуса помогать Эсмеральде и Бадикусу в разгрузке боевых роботов от боеприпасов. Эсмеральда командовала отчетливо, громко и, в общем, по делу, к чему Ангус, казалось, был привычен. Роуз знал, что они будут работать всю ночь, чтобы успеть провести необходимую подготовку, но это им не поможет. Они еще не вышли на поле, но он уже чувствовал нетерпение, и все остальные члены команды, казалось, разделяли его.
        Рия отвезла его в отель и ассистировала ему на протяжении всех шести часов собеседований, которые Роуз проводил. Они сделали предложение только троим из пришедших кандидатов. Те двое, которых Рианна назвала достойными претендентами, сказали, что хотят подумать, но в конце концов решили не вступать в их отряд.
        Досье третьего кандидата содержало весьма сомнительные оценки. Когда Роуз спросил сестру, что это означает, Рианнон улыбнулась. Это означало, что воин пребывает на грани психического расстройства, несмотря на прекрасный послужной список в Третьем полку Лиры.
        Сначала Роуз был поражен свирепым обликом этого человека и отказом откликаться на любое другое обращение, кроме имени - Хог. Но чем дольше они говорили, тем лучше Роуз понимал, что Хог - честный, достойный и очень неординарный человек. Кроме того, его «Зевс» был бы прекрасным дополнением к имеющимся боевым роботам.
        Ранним утром ремонтники прибыли, и Роуз представил им нового члена команды.
        XVII

        Гарлеч, Аутрич 25 сентября 3054 года


        К концу второго дня пребывания на Аутриче Роуз так и не увидел здесь ничего, кроме своего гостиничного номера и Зала наемников. Предварительная работа, которую провели Рианнон с Ангусом, была завершена им самим. К полудню Роуз понял, что ни один из интересовавших его кандидатов не ответил ему взаимностью. Его отряд существовал еще слишком недолго, чтобы привлечь к себе внимание опытных водителей.
        Он уже уходил из Зала, чтобы пообедать, хоть и с опозданием, когда к нему подскочил маленький темноволосый человечек с явным намерением пуститься в долгий разговор.
        - Извините, вы случайно не капитан Роуз? Роуз вежливо улыбнулся в ответ. Он видел, как этот человек вошел в Зал наемников несколько часов назад, однако, изучив рекламные объявления, поспешил уйти.
        - Да, это я. Чем могу служить? Коротышка поманил Роуза пальцем, приглашая подойти ближе.
        - Я водитель боевых роботов, ищу, куда бы наняться. Думаю, мы с вами могли бы обсудить это дело.- Он оглянулся.- Здесь неподходящая обстановка. Может быть, пообедаем где-нибудь? Я знаю хорошее местечко неподалеку от космодрома.
        Здравый смысл Роуза протестовал, но любопытство одержало верх. Он кивнул головой в знак согласия, и они вышли.
        У спутника Роуза имелась собственная машина, и он предложил воспользоваться ею. Роуз был не против. Машину, которую взял отряд, сейчас увела Рианна, уехавшая в мастерскую, где она надеялась помочь в завершении ремонтных работ над «Конем».
        Незнакомец вел автомобиль молча, дав Роузу возможность потихоньку изучать его. В нем было едва ли полтора метра росту. Рианна, не говоря уже о Хоге, возвышалась бы над ним как гора. Несмотря на интенсивное движение, он легко вел машину по переполненным улицам. Несколько раз он посмотрел на Роуза, но ничего не сказал, что также понравилось Джереми. Когда машина затормозила у китайского ресторана, Роуз решил, что этот человек - действительно водитель боевых роботов. Все его движения в процессе управления машиной были точны и выверены. Такой координацией мог обладать только военный.
        Следуя за незнакомцем, Роуз вошел в ресторан. Они заняли кабинку вдалеке от входа. Джереми не хотелось сидеть спиной к двери, но выбора у него не оказалось: пригласивший его человек молча проскользнул на место визави со входной дверью. Роуз мысленно пожал плечами и сел напротив. Он было решил, что ему просто померещилось, будто его спутник умеет разговаривать, когда подошла официантка и приняла у коротышки заказ. У Роуза не было меню, и он ни слова не знал на мандаринском наречии, а потому знаками показал, что заказывает все то же самое. Наконец мужчина счел нужным заговорить с ним:
        - Вы терпеливый человек, капитан. - Хорошее свойство для командира.
        Роуз кивком принял комплимент и решил, что раз он играет роль слушателя, то будет верен ей до конца.
        - Меня зовут Аякс. Столь колоритное имя дали мне любящие родители. Думаю, они считали, что это пробудит во мне желание стать великим воином наподобие древнего терранского героя. Боюсь, что я не совсем оправдал их голубую мечту. Недавно я остался без службы, но лишенным прав я не считаюсь. Я прибыл на Аутрич, чтобы найти себе командира, одновременно и честного, и компетентного.
        - И вы считаете, что я такой человек?
        - Да, однако мне думается, что вы не совсем точно поняли меня.
        Аякс замолчал, потому что подошедшая официантка принесла две миски с дымящейся ароматной лапшой. Аякс взял в руку палочки и продолжал:
        - Я хожу в Зал наемников больше трех недель, несколько раз разговаривал с Ангусом о вас и отряде, который вы собираетесь сформировать. После бесед с ним я понял, что вполне соответствую вашим планам. Кроме того, мне показалось, что вы тот командир, за которым я последовал бы с удовольствием.
        - Должно быть, вы считаете, что очень хорошо разбираетесь в людях,- сказал Роуз. Собеседник кивнул в знак согласия.- Возможно, так оно и есть, но я вас должен предупредить: то немногое, что Ангус знает обо мне, он услышал от моей сестры - моего помощника, которая тоже знакома со мной без году неделя.
        - Однако они оба вам доверяют. Подумав, Роуз согласился с ним:
        - Вы правы, но я все же не понимаю причин их доверия.
        - Сила личности? Обаяние? Может быть, покровительство божества? Не могу сказать, капитан. Хочу лишь заметить, что сам убедился в действенности всего этого. Ваш отряд зарегистрирован как рота. Вы начали с трех человек и удвоили свой состав.- Аякс протянул руку в сторону Роуза, давая понять, что хочет договорить,- Я знаю, вы скажете, что этим занималась ваша сестра, но результат именно таков. К тому же к вам приходила делегация с Боргезе.
        Роуз чуть не подавился и в полном замешательстве потянулся за салфеткой.
        - Пожалуйста, капитан, не волнуйтесь. Я просто беседовал с Ангусом, а в этот момент пришли люди с Боргезе, чтобы вместе с ним ехать на космодром. Эти штатские представились, прежде чем я распрощался с ним.
        Роуз восстановил дыхание. Видимо, эти двое, как и все штатские, были слишком неосторожны, но такая небрежность казалась ему едва ли не преступной. Если до сих пор он и подумывал о том, не заключить ли с ними свой первый договор, то теперь эти мысли развеялись, как пар над его тарелкой.
        Аякс подождал, пока Роуз успокоится, а затем продолжил:
        - Я хотел бы предложить вам свои услуги.- Он залез в нагрудный карман и вытащил дискету.- Здесь копия моего послужного списка. Сделана недавно, около трех месяцев назад. Если у вас есть время и вам интересно, я перескажу основное.
        - Пожалуйста.
        Роуз перестал есть и сел поудобнее. Он хотел повнимательней выслушать рассказ, чтобы припомнить все, когда будет принимать решение.
        - Я воевал в составе воинского Дома Хиритсу в Содружестве Капеллана. В молодости я мечтал об этом и ничего другого не хотел. Десять лет я провел в сражениях.. И заметьте - никаких разговоров о почестях или славе: только ненависть к Федеративному Содружеству и к Хэнсу Дэвиону. Мы участвовали в самых разных боях, в основном против Дэвиона. Сражаясь, я наблюдал, как мои товарищи по оружию бросаются на противника из ФС, в грош не ставя собственную жизнь. Столько погибло, что я подозреваю, будто они и хотели найти смерть в бою.
        Мне сровнялось двадцать восемь лет, я был старшим в звене. В ту пору я устал ненавидеть. Ради спасения своей души я должен был уехать с Хиритсу. Аутрич рядом, дорога до него не стоила мне больших усилий.
        Роуз смотрел на собеседника через стол и гадал, что пришлось предпринять этому человеку для того, чтобы сбежать из войск Содружества. Роуз был наслышан о превосходных воинах-водителях - яростных бойцах. Фанатичная преданность при несении божественной службы Капеллану Канцлеру требовалась от всех членов воинских подразделений как на поле сражения, так и вне его. Чтобы покинуть мир Капеллана, требовались огромное мужество и огромные жертвы.
        Роуз невозмутимо взглянул на Аякса. Однако для себя он уже принял решение. Если его послужной список подтвердит все, что тот рассказал, Джереми будет рад зачислить его в ряды «Черных шипов».
        - Завтра мы в первый раз тренируемся вместе. Вы сможете в этом поучаствовать?
        - Сожалею, сэр, но я не могу.
        Роуз был удивлен подобным ответом. Он понял, что у Аякса имеется собственный боевой робот, и решил, что он находится на Аутриче.
        - Из-за моего робота, сэр,- пояснил Аякс.- Когда я покидал Дом Хиритсу, то забрал робота с собой, хотя, без сомнения, это не моя собственность.
        Но я все же не вор и поэтому предупредил командира о своих действиях.
        - Понятно.
        - Перед тем как...
        - Вы хотите сказать, что сообщили командиру о том, что забираете робота и покидаете планету, прежде чем это сделали?
        Аякс горделиво кивнул головой.
        - Удивительно, что вы еще живы,- сухо заметил Роуз.
        - В этом нет ничего удивительного, сэр. Мой командир обещал в течение суток не давать ходу этой информации.
        Взгляд Аякса блуждал, будто он видел нечто происходившее очень далеко от места их разговора.
        - Подобно мне, она была из старой гвардии. А за отпущенное время я успел добраться до Мастера Йорка. Однако я чувствую, что должен держаться подальше от Дома Хиритсу. Вот почему мне приходится вести себя несколько таинственно. Поэтому же я не хочу обнаруживать своего робота. Извините.
        - Что за машина у вас, Аякс? Она так дорога для Дома Хиритсу?
        - Это усовершенствованный; «Ворон»,- сказал воин, заставив Роуза присвистнуть.- Он обладает последними из новейших вооружений, включая гвардейскую ЕСМ-установку.
        Роуз потер подбородок, раздумывая над тем, какое место может занять такой боевой робот в его отряде.
        - Вот что мы сделаем. Я попрошу Рианну проверить стандартный информационный ярлык на вашем мундире. Если все будет в порядке, приходите ко мне в отель около восьми, я представлю вас членам отряда. Пойдемте с нами завтра. Посмотрите на нас в действии. Я разрешаю вам пропустить первое занятие. А теперь мне надо съездить в мастерскую, проверить состояние моего собственного робота. Вы не могли бы меня подвезти?
        Аякс кивнул, Роуз успел схватить счет на мгновение раньше, чем его новый боец, заплатил, и они вышли. Аякс снова молча вел машину. Роузу подумалось: не напоминает ли Аяксу вождение машины вождение боевого робота? Вероятно, так же он ведет себя и в бою. Роуз все еще раздумывал на эту тему, когда машина резко затормозила у мастерской.
        - До вечера, капитан.
        Роуз пожал протянутую ему руку.
        Он подождал, пока машина Аякса не скрылась за поворотом, а затем пошел к похожему на пещеру входу в главную мастерскую. Несмотря на то что он вышел прямо у входа, на дорогу до бокса, где помещался «Конь», у него ушло почти полчаса.
        Подходя к своему роботу, он увидел, что дела идут не совсем так, как он того ожидал. Гигантскую машину все еще поддерживал трос крана, двигающегося на массивных рельсах, проложенных во всю длину мастерской. Подойдя ближе, он увидел, что идут последние приготовления для установки ноги робота, однако Эсмеральда уже ввязалась в перепалку с техником Драгунов. Рианна стояла рядом с великаншей, но молчала. По тому, как она скрестила руки на груди и сжала челюсти, Роуз понял, что и его сестра готова взорваться.
        Трое мужчин из его отряда стояли поодаль, явно желая, чтобы Рия и Эсмеральда сами разобрались с этим делом. На неповрежденной ноге «Коня» отдыхали трое техников из Драгун. Роуз ускорил шаг, надеясь предотвратить неприятную сцену.
        - Рианна!
        Рианна повернулась к нему, а Эсмеральда даже не поглядела в сторону Роуза. Пока она продолжала спор, Рианна подошла к брату так близко, чтобы техники не смогли их услышать.
        - Эти чертовы Драгуны пытаются объяснить нам, как чинить ногу,- сказала она.- Меня это сильно разозлило, и тогда вмешалась Эсмеральда.
        Когда Роуз подошел к Эсмеральде, женщина умолкла. Кивнув членам своего отряда, Джереми обратился к технику:
        - Судя по тому, что я слышал, пока шел через мастерскую, у вас возникли проблемы.- И Роуз вежливо улыбнулся, однако во взгляде его не было ни малейшего дружелюбия.
        - Сэр, моя бригада собиралась прикреплять ногу, когда эти две женщины приказали нам остановиться. Теперь я ввязался в диспут о правильной процедуре крепежа отрезанной ноги.
        Роуз удивился его спокойствию. Несмотря на словесные оскорбления, техник не потерял самообладания. Роуз вопросительно посмотрел на Эсмеральду, которая воспользовалась моментом, чтобы успокоиться, прежде чем заговорить.
        - Капитан, эта бригада собиралась монтировать ногу без проведения теста на давление в механизме бедра.
        - Что вовсе не обязательно,- вставил техник,- потому что повреждение находится на главном несущем валу ниже этого механизма.
        - А я говорю вам,- закончила Эсмеральда,- что это необходимо. Я лучше знаю, я сама отрубила эту чертову ногу!
        Техник непроизвольно отступил на полшага. Роуз понял, что Драгун готов провести нужный тест, но тут к ним подошла еще одна группа людей.
        - Какие-нибудь проблемы, техник Бэйли? Роуз оглянулся и увидел капитана Драгун и его помощников. Он был новичком на Аутриче, однако сразу определил знаки различия - пришедшие служили в Гамма-полку Драгун. Эсмеральда с молчаливым вызовом смотрела в глаза капитана.
        - Небольшое разногласие насчет одной технической мелочи, сэр. Не о чем беспокоиться.
        Роуз наблюдал, как двое Драгун смотрят друг на друга. Бэйли сражался с Эсмеральдой лицом к лицу, и теперь он не хотел, чтобы офицер выиграл спор, раз это не удалось ему самому. Роуз надеялся, что щеголеватый молодой Драгун удалится, но, увидев выражение глаз Эсмеральды, понял, что его надежда не сбудется.
        - Может быть, я смогу вам помочь? Капитан подошел к Бэйли, увидел Рианну, и глаза его загорелись. Не надо было быть телепатом, чтобы понять, о чем он думал в тот миг.
        - В конце концов,- продолжал он,- такая красавица заслуживает самого лучшего, что только могут предложить Драгуны Волка.- С масленой улыбкой он протянул руку Рианне, но Эсмеральда осадила его:
        - Тогда почему бы тебе не стать пай-мальчиком и не отправиться на поиски этого
«самого лучшего»?
        Роуз услышал за своей спиной слабый стон. Ему не надо было оборачиваться: он и так знал, что это Хог давится от смеха. Бэйли сдержался, ему удалось сохранить невозмутимое выражение лица, но Роуз видел, как сжался его кулак, и понял, что эта невозмутимость дается ему непросто. Даже помощники капитана заулыбались.
        - О, какой острый, колкий ответ!
        - О, какая колкая, острая голова! - сказала Эсмеральда.
        Роуз быстро встал между ними. Оба пикирующихся смотрели друг другу в глаза, капитан - с ненавистью, а Эсмеральда - явно потешаясь.
        - Капитан, я не думаю, что вам необходимо вмешиваться. Мы уже достигли взаимопонимания.
        - Вы правы. Драгуны все очень хорошо понимают. Вы, смутьяны, привозите свои развалюхи к нам, чтобы их чинили лучшие техники во всей Внутренней Сфере и чтобы поучиться у лучших воинов.
        Он недовольно указал на машину Роуза. Капитан перевел взгляд на Эсмеральду.
        - А ведь вы - просто пушечное мясо, то, с чем кланы разделываются перед тем, как встретиться с настоящими воинами Внутренней Сферы.
        - Как вам кажется, это происходит до или после того, как Драгуны предают своих собратьев из кланов?
        Услышав эти слова, Роуз с трудом поверил, что их сказала Рианна. Ничто так не оскорбляет Драгун, как разговор об их верности. Роуз увидел, как шесть человек у подножия его «Коня» зашевелились, готовые напасть, если потребуется, или защищаться. Капитан уже приготовился наброситься на кого-нибудь, когда Бэйли положил руку ему на плечо:
        - Пожалуйста, сэр. Не здесь. Молодой человек отбросил его ладонь и уставился на Роуза.
        - А где же еще? Они ведь не осмелятся встретиться с нами на поле.
        - Да где им!
        Роуз оборвал говорившего:
        - Капитан, завтра по расписанию мы встречаемся с отрядом под названием «Горгульи». Может быть, вы пожелаете занять их место?
        Сначала показалось, что капитан не расслышал слов Роуза, но затем глаза его загорелись.
        - Вы шутите? Вы действительно хотите с нами сразиться? Мы же убьем вас!
        - Возможно, но на тренировочном поле мы, может быть, сумеем выжить, чтобы принести свои извинения...
        Роуз держался спокойно, стараясь, чтобы его лицо сохраняло достойное, невозмутимое выражение. Через несколько напряженных секунд капитан позволил себе расслабиться.
        - Хорошо. Одно из моих звеньев сейчас в ремонте. Думаю, что у меня будет только два.
        - Но...
        - Принято! - сказал Роуз, остановив начавшую было что-то говорить сестру.- До завтра.
        Не прибавив больше ни слова, капитан повернулся и быстро пошел прочь, сопровождаемый своими людьми. Бэйли сдвинул кепку на затылок, облегченно вздохнул и, покачав головой, подошел к своим техникам, чтобы провести требуемый тест. Отряд Роуза собрался вокруг него, Эсмеральда широко улыбалась.
        - Какого черта ты улыбаешься? - проворчал Роуз.
        - Мы разотрем этого труса в порошок, и я предвкушаю это удовольствие.- Для усиления сказанного она надавила большим пальцем на ладонь другой руки.
        - Минуточку,- сказал Роуз.- Мы будем сражаться с лучшими из тех, кого может выставить Внутренняя Сфера, отрядом, который никогда не сражался одним составом. Определенно нам предстоит оказаться в меньшинстве, а возможно, и вооружение у нас будет хуже. Кроме того, не забудь - ведь это их поле.
        Он отступил и посмотрел на свою команду. Улыбки на лицах его товарищей исчезли при мысли о том, в какую историю они ввязались.
        - Такова реальность,- продолжал Роуз.- Однако мы еще не разбиты.
        На лицах снова появились осторожные улыбки.
        - Думаю, завтра мы не подкачаем. Рианна, я, кажется, нашел еще одного рекрута. Возьми его послужной список и проверь. Если он всеми признан, завтра нас будет семеро, но не надейтесь на то, что он окажет нам помощь. Даже если он вступит в отряд, в тренировке он не сможет участвовать. Эсмеральда, я знаю, что у тебя есть карта поля.
        Ее хищная улыбка подтвердила, что он не ошибся.
        - Разработай с Бадикусом план атаки. Нет смысла стоять на месте и ждать их атаки. Ангус и ты, Хог, оставайтесь здесь и проверьте, чтоб наши роботы были в полной готовности.
        Роуз посмотрел на хронометр.
        - Мы встретимся ровно в семь в отеле, чтобы завершить разработку тактики боя. Рианна прокашлялась.
        - А ты?
        - Отвези меня на космодром. Это так же важно, как и завтрашнее состязание. Я должен поговорить с капитаном Макклауд насчет «Бристоля». Если она захочет стать членом отряда, нам повезет. Если нет, то придется думать. Теперь нам нужно искать контракты, а не рекрутов. Если у меня будет время, я попытаюсь разузнать о том денди, которого мы обидели. Может быть, мне удастся что-нибудь разнюхать.
        Роуз еще раз обвел глазами членов своего отряда. Теперь, когда у них имеется план, уверенность снова вернулась к ним, правда, несколько умеренная реальным пониманием сложившейся ситуации.
        - Что же, не стойте на месте. Завтра предстоит бой, который мы обязаны выиграть.
        XVIII

        Гарлеч, Аутрич 26 сентября 3054 года - Это «Шип-один». Все на связи?
        Роуз все еще разогревал своего «Коня», но решил нарушить тишину раньше обычного, чтобы дать отряду время для настройки связи. На его вызов откликнулись все пять голосов.
        Последовательно проверяя системы, Роуз все больше радовался своему роботу. И хотя Джереми еще ни разу не водил «Коня», он надеялся, что немалый опыт водителя ему поможет. Ранним утром его отряд проследовал по размеченному курсу из мастерских и ангаров космодрома. Впервые за долгое время Роуз наблюдал восход солнца из кабины робота, и это зрелище придало ему сил.
        Он приказал Рианне возглавить колонну - главным образом потому, что девушка знала дорогу, а кроме того, он хотел получше рассмотреть свой отряд на марше. Все боевые роботы двигались с некоторой грацией, но Ангус вел свою машину более плавно, чем другие. Вышагивая справа от Рианны, его «Валькирия» двигалась с той вкрадчивой легкостью, достичь которой большинству из водителей удавалось лишь к концу воинской карьеры.
        Как только они добрались до учебного полигона, каждый боевой робот был окружен толпой драгунских техников. Они прикрепили датчики, индикаторы и блокаторы, которые позволяли боевым роботам наносить удары в учебном поединке, не убивая друг друга. Конечно, эта система стоила очень дорого и не давала тех ощущений, которые позволяет испытать настоящий бой, но она была лучшей из всех, виденных Роузом за пределами Ком-Стара. Когда боевые роботы вышли из подготовительного ангара, водители провели свои машины через серию тестов, чтобы испытать новые приборы, которые позволяли Драгунам контролировать их действия во время матча.
        Что бы там ни думали штатские, а каждый боевой робот индивидуален. Кроме существенных различий в дизайне, машины эти имеют и собственные, неповторимые черты характера. Одна из трудностей в овладении новым роботом, независимо от его конструкции, состоит в уяснении тонких отличий его поведения от норова других машин.
        Как и все боевые роботы класса «Конь», машина Роуза была очень быстрой, особенно если учесть его вес в восемьдесят тонн. Кроме того, он мог совершать прыжки на сто пятьдесят метров - феноменальное для атакующего робота расстояние. Прежде чем запустить в воздух все эти восемьдесят тонн, Роуз хотел получше узнать свою машину. Этот тип боевых роботов разработали на Люсьене, но надписи в его кабине были сделаны на японском. Перевести их на английский - вот первое дело, за которое взялся Роуз, как только боевой робот покинул Солярис.
        Система вооружений «Коня» была хорошо продумана, но она не была чем-то особенно выдающимся. На торсе крепилась установка РДД, которая выпускала двадцать ракет менее чем за две секунды. Ракеты управлялись системой контроля «Артемий-4» с наводящего на цель компьютера. В целом вся система обладала превосходными для первого удара качествами, особенно в руках такого опытного стрелка, каким был Роуз.
        В дополнение к РДД на торсе и руках робота крепились четыре импульсных лазера средней дальности. Они могли нанести противнику большой вред, но их ограниченная дальнобойность затрудняла эффективное применение. «Конь» был хорошо бронирован и не очень-то подходил для контактной борьбы с тяжелым или штурмовым роботом. Его преимуществом была скорость, а не выносливость.
        Размышления Роуза прервал щелчок в рации. Где-то на командном пункте Драгун техники заняли его частоту, чтобы дать ориентировочные инструкции. В соответствии с правилами в дальнейшем это было исключено.
        - «Черные шипы», это «Волк Альфа-один». По расписанию вы должны выступить через три минуты. Наши датчики показывают, что все системы готовы, оружие заблокировано. Время сражения - три часа. До истечения этого срока вы должны встретиться с противником. По соглашению ваше боевое задание - уцелеть. Я напоминаю всем участникам, что в данном бою запрещается физический контакт между боевыми роботами противоборствующих сторон. В остальном вы вольны использовать учебное поле так, как вам представляется необходимым. Я - «Волк Альфа-один», конец связи. Желаю удачи «Черным шипам».

«Да, она нам не помешает»,- подумал Роуз.
        Эсмеральда узнала заранее, что самой важной топографической особенностью учебного поля был небольшой городок из двенадцати зданий, расположенных в двадцати пяти километрах от их стартовой позиции. Само по себе это было неплохо, но от Макклауд Роуз знал, что их противников не случайно прозвали «Асфальтовыми вояками». К сожалению, этим ограничивались сведения об отряде, с которым они должны сойтись с минуты на минуту.
        Когда накануне команда собралась, чтобы обсудить стратегию предстоящего боя, товарищи пришли к выводу, что шансов у них не так уж и много. Около полуночи Роуз отправил всех на боковую, окончательно решив для себя, что победа им вряд ли светит. Если повезет, они могут претендовать на ничью.
        Расправляя свой летный костюм и отлаживая нейрошлем, Роуз подумал: «Какой же болван этот Карстайрз. Он решил, что я отрываю свой костюм от сердца». Если бы у Джереми не было запасного костюма, он никогда не согласился бы на подобную сделку. Выдающаяся технология, использованная при создании костюма, была слишком ценной. Довольный тем, что все хорошо подготовлено, он включил рацию.
        - Я - «Шип-один». Будьте готовы к выступлению. Аякс, ты на связи?
        - Да, капитан.
        - Макклауд с тобой?
        - Я здесь, Роуз.
        Аякс и Макклауд должны были наблюдать за поединком из командного бункера. Датчики, расставленные по всему полигону, передавали сигналы, усиленные спутниками, для обеспечения полной картины происходящего. Хотя Макклауд официально еще не вступила в отряд, она и Аякс смогут пронаблюдать течение боя, имея прекрасный обзор. Анализ и критика происшедшего помогут команде при разборе поединка.
        В таком сражении необходимо иметь постоянную связь с командным пунктом, где бы оно ни происходило. В большинстве походов Ком-Гвардии это был бы ближайший полевой пост или полковой командный пункт. Если он сможет убедить Макклауд вступить в отряд, то получит возможность использовать шаттл в этом качестве.
        - «Черные шипы», выступаем по моему указанию. Как и планировали, держимся ноль-один. Сохраняем радиотишину, пока не вступим в контакт с противником.
        Роуз занял позицию во главе группы и поглядел на других боевых роботов. Каждый водитель сидел в своей кабине, борясь с волнением и слушая обратный отсчет времени. Он вновь испытывал странное чувство: штатский этого не поймет, но перед боем в душе Джереми всегда устанавливалось удивительное спокойствие, напоминающее мертвую зыбь в центре тайфуна. Все спланировано, осталось только действовать, приспосабливаясь к складывающейся ситуации. Вскоре Аякс снова вышел на связь:
        - Зеленый сигнал, капитан. Вы можете выступать.
        Ничего не ответив, Роуз шагнул вперед. Рианна и Ангус возглавили остальных роботов. На расстоянии трехсот метров они замедлили шаг, сохраняя сложившуюся дистанцию.
        В соответствии с планом Роуз находился в центре, а Хог и Эсмеральда - по бокам. Бадикус шагал позади, образуя арьергард движущегося соединения на тот случай, если враг окажется в тылу. Километры быстро исчезали под гигантскими металлическими ступнями боевых роботов.
        Через десять минут два головных робота резко приняли влево и начали обходить городок. Остальные шли вслед за ними, но теперь Эсмеральда и Бадикус поменялись местами. Хог шел ближе к зданиям, а «Темный сокол» прикрывал дальний фланг. Через полчаса они обошли городок. Двигаясь без рывков, они вышли к исходным позициям Драгунов с дальней стороны. Отряд остановился. Ангус вышел, защищая занятую позицию, а Рианна повела своего «Темного сокола» вперед.
        - Здесь шесть пар следов, они двигались быстро,- сказала она.- Судя по их глубине - тяжелые или штурмовые. Похоже, что следы более легких роботов затоптаны идущими позади. Вы были правы, капитан. Они двинули прямо в город.
        - Итак, пока все о'кей. Придерживаемся плана и следуем за ними.
        Рианна быстро заняла свое место рядом с «Валькирией», обе машины держались под прикрытием орудий тяжелых боевых роботов, которые следовали за ними. Через час осторожного маневрирования на сканерах дальнего расстояния появился город. Следы по-прежнему вели именно туда.
        Рианна и Ангус остановились и подождали остальных. Когда Роуз прошел разделявшее их расстояние, он послал Эсмеральду вперед взмахом огромной руки «Коня». Несмотря на более легкий вес «Молота», ее боевой робот обладал самыми тяжелыми орудиями, и Роуз хотел как можно скорее задействовать их в бою.
        Эсмеральда прокладывала курс, остальные следовали за нею на слегка изменяющейся дистанции. В восьмистах метрах от городка она нарушила радиотишину:
        - Ага! Вот они! Две цели за зданием номер шесть!
        Не дожидаясь ответа, она бросилась бежать к группе зданий. Весь отряд последовал за нею на максимальной скорости. Когда они достигли трехсотметровой отметки, на сканере Роуза появились два драгунских боевых робота. Они организовали классическую засаду между зданиями, но, к счастью для «Шипов», ждали их не с той стороны.
        Роуз, продолжая сокращать расстояние, отделявшее его от противника, понял, что Драгуны даже не позаботились о своих тылах. Пользуясь строениями, как прикрытием, и учитывая то, что внимание противника было устремлено в противоположную сторону,
«Шипы» успели подойти на двести метров, прежде чем зашевелился первый из Драгун.
        Рианна нажала на кнопки прыжковых двигателей, и ее боевой робот запрыгнул на крышу ближайшего здания, вытолкнув две струи пламени. Ее позиция на крыше была выгодной для стрельбы по «Крестоносцу», одному из двух ближайших роботов, принадлежащих Драгунам. «Валькирия» присоединилась к ней в тот момент, когда Рианна выстрелила из обоих лазеров типа «Солнечный луч». С горизонтальной позиции двойные лазеры могли легко поразить цель, но второй выстрел прошел мимо. Роуз увидел, как
«Крестоносец» нанес ответный удар, на левой части его корпуса появилась имитация повреждения от лазера. Два залпа РДД полетели в сторону крыши в тот момент, когда Ангус нацелился на робота. РДД взорвались возле «Феникса» Рианны, осколки брони полетели вниз на улицу. Ее боевой робот пошатнулся, но Рианна быстро восстановила контроль над ним и спрыгнула с крыши как раз тогда, когда второй Драгун выстрелил из лазера. Ангус последовал за Рианной в глубь городка.
        Вскоре Роуз потерял их след и сконцентрировался на «Крестоносце». На бегу он нажал на спуск установки «Артемия» и с удовольствием отметил, что, судя по показаниям компьютера, его ракеты разрушили броню робота, уже ослабленную лазером Рианны. Эсмеральда добавила два залпа из установки ПИИ, и «Крестоносец» отшатнулся. Инфракрасные показатели о боевом роботе, принадлежащем Драгунам, зажглись красным светом: оператор с полигона указал, что поврежден двигатель. Робот потерял равновесие и упал навзничь.
        Возглавлял контратаку яйцевидный «Чертенок», за ним шли «Истребитель» и знаменитый драгунский «Стрелец». Сердцебиение Роуза, казалось, стало слышно по всей кабине: два стотонных робота приготовились открыть огонь из-за спины «Зевса».
        - Хог, обойди здание сбоку.
        Роуз надеялся, что Хог услышал его: сам он тем временем искал прикрытие и выпустил второй ракетный залп по «Зевсу». Эсмеральда старалась держать «Зевс» вдали от штурмовых роботов, но это только заставило их взять под прицел Роуза.

«Истребитель» поднял обе руки и выстрелил из всех четырех скорострельных пушек. Гроздья снарядов как автоматная очередь осыпали Роуза градом имитированных взрывов.
        Весь правый бок «Коня» был разорван, снаряды попали ему в руку, бок, ногу. Сработали ограничители, и правая нога робота на мгновение перестала сгибаться, имитируя прекращение питания из-за нанесенного удара. «Конь» оступился, и Роуз на своем сиденье съехал влево. Он почти восстановил контроль над роботом, когда из обеих установок ПИИ выстрелил «Чертенок».
        Оба залпа попали в левую ногу «Коня», пробив броню и задев костяк. Роуз даже не заметил, что залпами был поврежден лазер на его руке. Вторая атака была слишком серьезной. «Конь», сделав всего один шаг, рухнул на землю. Роуз был уверен, что для него бой уже кончился, но Эсмеральда двинулась, чтобы прикрыть его. Стоя всего лишь в тридцати метрах от «Истребителя», она завязала с Драгуном короткий бой, а Роуз тем временем поднимал своего «Коня». Ему удалось встать на ноги, но
«Чертенок» не прекращал стрельбы. Бадикус попытался отвлечь огонь на себя, однако водитель не обращал на него внимания. Чтобы остановить драгунских роботов в пределах узких улочек города и сдерживать их огонь, Роуз и Эсмеральда были вынуждены занимать позиции перед «Зевсом» и двумя штурмовыми роботами. «Стрелец» выстрелил в Бадикуса, стоящего на крыше, в тот момент, когда «Темный сокол» выстрелил по поврежденному «Зевсу». От брони «Коня» практически ничего не осталось.
        Пронзительный крик заполнил наушники. Это Хог спрыгнул на боковую улочку и напал на Драгун справа, осыпая сильно поврежденного «Зевса» огнем ракет и лазера. Одновременно с этим Рианна и Ангус приземлились на противоположной стороне улицы и начали обстреливать поврежденного «Крестоносца». «Крестоносец» взорвался, когда два более легких боевых робота разрушили защиту его двигателя горизонтальным лазерным огнем. Волна от имитируемого взрыва прокатилась по улице, поглотив и атакующих роботов, и находящегося неподалеку «Чертенка».
        Оба робота отряда «Черные шипы» вспыхнули красным светом, а затем исчезли с экрана Роуза. Их не было видно из-за зданий, но Роуз знал, что оба они обездвижены специальными блокираторами, установленными на полигоне.
        На некоторое время «Чертенок» тоже зажегся красным светом, а затем вернул свою нормальную окраску, и лишь правая рука его алела по-прежнему. Роуз выстрелил из оставшихся орудий по поврежденному роботу, и ему сопутствовала удача - с правой стороны торса «Чертенка» появились имитируемые взрывы.
        На связь вышел Аякс.
        - «Шип-один», два последних Драгуна приближаются к вам на большой скорости.
«Шип-один», поглядите назад.
        Роуз рискнул посмотреть в боковое окошечко и увидел, что к нему быстро приближаются два драгунских робота. Они были за спиной Хога. «Зевс» повернулся навстречу новой угрозе, и тогда все еще не поврежденный «Стрелец» прекратил стрелять в Бадикуса и прицелился в спину «Зевса».
        - Эсмеральда, займись «Стрельцом». Роуз шагнул вперед и переключился на
«Истребителя». «Молот», сильно хромая, неуклюже прошел мимо крутящегося на месте штурмового робота.
        Роуз выстрелил по «Истребителю», остановив его продвижение, и снова две поднятые руки противника изрыгнули ответный залп, уничтожая остатки брони «Коня».
        Роуз взглянул на сканер, чтобы узнать, как там Хог, но его «Зевс» оказался уничтоженным. Попав под перекрестный удар «Стрельца» и двух «Росомах», «Зевс» был разрушен одним смертельным ударом. Бадикус спрыгнул с крыши и направился в глубь городка. «Росомахи» преследовали его. Роуз подумал, что у Бадикуса мало шансов на спасение, но был вынужден отогнать эту мысль, так как «Истребитель» снова прицелился в него. Зная, что ему не выдержать следующей атаки, он собрался с силами, чтобы перед выходом из боя нанести последний удар.
        Когда Роуз выстрелил, уверенный в том, что это - последний его залп, Эсмеральда оставила «Стрельца» и ударила в спину «Истребителя». Спина взорвалась, но «Молот» Эсмеральды был поврежден лазерами «Стрельца». Несмотря на свою тяжелую броню,
«Истребитель» не смог выдержать массированного удара «Молота». Практически вся защита двигателя была разрушена, а гироскоп поврежден.
        Роуз и Эсмеральда понимали, что в настоящем бою они не смогли бы подойти настолько близко и суметь нанести противникам такой вред, но так как сражающимся нельзя было входить в физический контакт друг с другом, нанося удары руками, Эсмеральда вышла сухой из воды. Это был хороший пример того, как можно переломить ход атаки, придерживаясь принятых правил. «Истребитель» накренился вперед, но быстро выпрямился и повернулся к Эсмеральде. Роуз понимал, что «Молот» будет разрушен двумя драгунскими роботами, но вовсе не был готов к тому, что случилось на самом деле.
        С потрясающей скоростью «Истребитель» выбросил вперед левую руку и ударил Эсмеральду кулаком в грудь. Хотя ограничители на штурмовике и смягчили удар, передняя часть «Молота» прогнулась. Роуз выругался, пытаясь приблизиться к
«Истребителю», но Эсмеральда была ближе.
        Из правой установки ПИИ она выстрелила в голову «Истребителя», кабина которого скрылась в искрах. Роуз торопился к ним, хотя был уверен, что уже слишком поздно. Но не сделал его «Конь» и двух шагов, как техники Драгун включили ограничители на всех оставшихся роботах.
        Все боевые роботы замерли на месте, лишь «Истребитель» упал на ближайшее здание. Роуз, неспособный передвигаться, наблюдал, как на массивного робота рухнули стены дома, скрыв его голову и плечи под камнями и известкой.
        XIX

        Гарлеч, Аутрич 26 сентября 3054 года


        Прислонясь спиной к прохладной мраморной стене, Роуз наблюдал, как остальные члены его отряда справляются с вынужденным ожиданием. Посмотрев на свой хронометр, он понял, что их задерживают в этой аскетической комнате Зала Волка уже более двух часов. Их терпение истощалось, но «Шипы» старались скрыть это друг от друга.
        Роуз знал, что не их вина в том, что начался рукопашный бой, в результате которого один из Драгун очутился в госпитале, однако время шло, и он начал ощущать некоторую неуверенность. Его отряд находился на планете Драгун, тренировался на их поле, его боевые роботы размещались в драгунских мастерских и участвовали в матче, который судили Драгуны. По правилам им нечего было опасаться, но если хозяева заявят, что во всем виноваты «Черные шипы», то кто во всей Внутренней Сфере сможет утверждать обратное? Репутация Драгун Волка не пострадает, если один раз они потерпят поражение от никому не известного отряда наемников, но для «Черных типов» дело обстоит иначе. Результаты матча будут обнародованы в Зале наемников, чтобы их могли видеть потенциальные наниматели. Весть же об их победе, без сомнения, помогла бы найти «Шипам» тот контракт, который они ищут.
        Через десять минут после того, как «Истребитель» рухнул на дом, появился санитарный отряд, а за ним - рота безопасности. Несколько боевых роботов окружили неподвижных «Шипов», держа их под прицелом, пока «Темный сокол» и «Кузнечик» своими громадными руками извлекали «Истребителя» из-под обломков.
        Роуз удивился, узнав, что водитель жив и даже оставался в сознании, когда медицинский вертолет уносил его в больницу. Группа безопасности, возглавляемая
«Кузнечиком», сопровождала Роуза и его отряд на исходные позиции, где их боевые роботы были отключены. Роуз хотел переговорить с бойцами отряда, но Драгуны блокировали радиосвязь. «Шипы» были вынуждены работать в полной тишине.
        Спустившись со своего робота, Роуз жестом приказал отряду сохранять спокойствие, а пехота Драгун, вооруженная лазерными карабинами, быстро окружила их. «Черных шипов», точно стадо, погрузили в бронированный фургон и отвезли прямо в Зал Волка. Не успели закрыться двери фургона за последним из их отряда, как товарищи окружили Роуза с вопросами и ругательствами на устах. Роуз оборвал их, выразительно проведя пальцем по горлу.
        Он ожидал немедленного разбирательства, предъявления официальных обвинений или чего-нибудь в этом роде, что дало бы ему возможность защищаться, но охранники просто отвели их в эту пустую комнату, не сказав ни слова. Через двадцать минут сюда же доставили Макклауд и Аякса, и дверь снова закрылась.
        Теперь Роуз мог бы ответить на вопросы своих товарищей, но все погрузились в мрачное молчание. По невысказанному соглашению они решили молчать, пока находятся в заключения в этом административном здании Драгун.
        Аякс, едва вошел в помещение, сразу же оценил обстановку, поэтому молча сел на скамью напротив Роуза и с тех пор ни разу не пошевелился. Речел Макклауд повела себя совсем иначе.
        Когда она вошла в комнату, Роуз увидел ярость в ее глазах. Он подозревал, что главная причина этого заключалась в том, что ее задержали вместе с наемниками. Выразительный взгляд, брошенный на Роуза, показал, что она зла и на него лично. Речел плюхнулась в деревянное кресло рядом с дверью, и в глазах ее застыл вызов каждому, кто осмелится приблизиться к ней. «Шипы» оставили ее в одиночестве.
        Роуз хотел было составить Речел компанию, но ее ледяной взгляд показал, что это неудачная идея. Теперь он совершенно не понимал сложившихся между ними отношений - если эти отношения еще существовали. Она была вежлива с ним на протяжении всех предыдущих дней, вежлива - но не больше. Он понимал, что ее мучает мысль о грузе, ведь если ей придется разделить ответственность за нападение на Драгун, шансы на прибыль снижаются до нуля. Роуз решил, что разговор с нею лучше отложить до того момента, когда они выберутся из создавшегося положения.
        Оглядев комнату, он начал присматриваться к своим людям. Хог сполз на пол и уснул, подложив под голову охлаждающий жилет. Даже спящий, он производил внушительное впечатление. Рианна сначала расхаживала по комнате, а потом села на скамью и попыталась успокоиться. Ангус же, как всегда, казалось, отдыхал в ее присутствии. Эсмеральда и Бадикус сидели на скамье рядом с Аяксом;
        Роуз даже спустя два часа не смог определить их настроение. Единственное, что он мог понять, что такое обращение для них, по-видимому, не впервой.
        Роуз встал и почувствовал, как кожаная кобура пистолета стукнулась о бедро. Его лазер был еще в кобуре, нож - за голенищем сапога. Что это, проявление доверия со стороны Драгун или их самонадеянность? Пока он раздумывал над этим, тяжелая задвижка поползла в сторону и дверь отворилась. Семь голов одновременно повернулось в сторону двери. Хог потянулся и сел, положив охлаждающий жилет на колени. Правой руки его не было видно, но Роуз заметил, что она упала на кобуру. Левой рукой протирая заспанные глаза, правой он тянулся к пистолету.
        В открытую дверь вошел воин из службы безопасности и встал у порога. Охранник был легко вооружен, и Роуз решил, что присутствует он здесь только для вида. Следом вошел второй человек. Несмотря на маленький рост, он выглядел внушительно. Его взгляд по очереди останавливался на каждом из «Шипов», задержавшись ненадолго на Хоге. Роуз повернулся к вошедшему.
        Шагнув вперед, Драгун протянул ему руку. Роуз мог бы отвергнуть приветствие, но решил этого не делать, чтобы не нанести вошедшему оскорбления. Воспитанность, проявляемая в затруднительных обстоятельствах, всегда раздражает людей, которые ею не обладают, и вызывает уважение тех, кто сам хорошо воспитан. Пожимая протянутую ему руку, Роуз решил, что ее обладатель относится ко второй категории. Ослабив пожатие, Роуз принялся изучать мундир вошедшего. Офицер, пехотинец. В данной ситуации это мог быть только...
        - Майор Брубэйкер, я подумал было, что Драгуны забыли о нас.
        Брубэйкер посмотрел на Роуза:
        - Едва ли, капитан Роуз. Роуз кивнул и улыбнулся, представляя собой воплощенную вежливость.
        - Вы могли бы догадаться, что причиной задержки послужили ваши действия на полигоне.
        Никаких извинений. Очень характерно для Драгун. Особенно для пехотинца, обращающегося к водителю боевых роботов.
        - Ясно. Я так понимаю, мы свободны? - Роуз поднял бровь и улыбнулся настолько любезно, насколько мог.
        Майор Брубэйкер пожевал нижнюю губу. Роуз вежливо ждал ответа.
        - После просмотра галовидео мы постановили, что капитан Хокенс нарушил правила поединка, первым ударив «Молота».
        Роуз услышал за своей спиной судорожный вздох Эсмеральды. Брубэйкер не сводил взгляда с Роуза и не отвлекался:
        - Капитан Хокенс будет жить, и, возможно, урок пойдет ему на пользу, однако я сомневаюсь насчет его шансов на повышение. Наблюдатели дисквалифицировали обе команды.
        Роуз ничуть не удивился. В первую очередь они всегда позаботятся о своих парнях, даже если те нарушили правила.
        - Однако, как глава Контрактного командования, я не разделяю этого решения и объявляю ваш отряд победителем.
        Роуз просто кивнул, не доверяя своему голосу, который мог выдать его удивление.
        Брубэйкер продолжал:
        - Что бы вы там ни думали о Волчьих Драгунах, но мы не терпим таких выходок, как та, что совершил Хокенс сегодня. Он нанес удар «Молоту», явно целясь в кабину. Будь его удар поточнее, он находился бы сейчас в тюремной палате госпиталя, обвиненный в убийстве. То, что вас задержали, не меняет того обстоятельства, что капитан Хокенс ударил первым и нарушил правила. В этот момент его отряд и потерпел поражение.
        Роуз был удивлен. Драгуны доказывали, что живут по тем же законам, исполнения которых они требуют от наемников, прибывающих на Аутрич.
        Во время своей речи Брубэйкер не отводил глаз от лица Роуза, но голос его был слышен по всей комнате. Брубэйкер, как и Роуз, понимал, что поединок мог пойти по другому пути и в госпитале могла оказаться Эсмеральда. Могла она и погибнуть. Брубэйкер слегка поклонился в ее сторону и посмотрел на Рианну и Ангуса.
        - Разрушить «Крестоносца» одним-единственным залпом - это весьма впечатляет. Рианна покраснела и улыбнулась:
        - Спасибо.
        - Боюсь, вы меня неправильно поняли. Я не сказал, что в данном случае вы поступили наилучшим образом. Бросаться на меч противника - едва ли самое правильное из возможных решений.
        Роуз увидел, что щеки его сестры стали пунцовыми. Брубэйкер снова повернулся к Джереми:
        - Капитан Роуз, полковник Парелла будет очень расстроен, узнав, что вы сделали с одним из его отрядов.
        Кивнув всем, майор вышел из комнаты.
        Они могли уходить. Роуз двинулся вслед за ним, но Макклауд опередила его.
        Смеркалось. Роуз собрал отряд около громадных ног своего «Коня».
        - Теперь, когда мы одни, можно расслабиться. У нас есть пара часов, чтобы привести роботов в порядок, прежде чем мы начнем обсуждение. Верните машины в ангары и все приберите. Встретимся у меня в номере через три часа. Там и пообедаем. Считайте это приказом.
        Роуз повернулся к Макклауд:
        - Я понимаю, что не могу вам приказывать, капитан, но я был бы рад, если бы вы к нам присоединились.
        Макклауд даже не ответила. Первый раз в жизни Роуз искренне радовался тому обстоятельству, что взглядом убить невозможно.
        Когда по прошествии трех часов Речел ворвалась к нему в номер, Роуз все еще раздумывал на эту тему. Весь отряд разбрелся по комнате, приканчивая остатки обеда, который принес им Аякс. Роуз закрыл дверь и вернулся к своему столу.

«Черные шипы» обсуждали свое положение, когда из холла гостиницы им сообщили о приходе Макклауд. Роуз понимал, что пользуется привилегией командира, однако с трудом привыкал к огромным апартаментам, которые составляли его гостиничный номер. Его «люкс» состоял из гостиной, небольшого кабинета, ванной, спальни и кухни. Здесь мог разместиться целый отряд, и не однажды, засидевшись здесь допоздна, кто-нибудь оставался ночевать на кушетке. Роуз в конце концов согласился занять этот огромный и дорогой номер, когда Рианна подсказала ему, что эти апартаменты можно использовать как офис «Черных шипов». Клиентов, занявших «люксы», могли потревожить только те посетители, которые отмечались у администратора.
        - Добрый вечер, капитан,- дружелюбно сказал Роуз.- Я понимаю, что это не светский визит.
        Макклауд бросила на него свирепый взгляд, я Роуз начал отыскивать на дне бумажного пакета последний кусочек креветки. Неужели когда-то он был в близких отношениях с этой женщиной? И что заставило ее так измениться?
        - Мы как раз обсуждаем наши возможности. Это не должно занять много времени, а я предполагаю, что в нем вы испытываете определенный недостаток. Так что это даже и хорошо, что вы здесь. Эсмеральда!
        Роуз взял начатую бутылку пива и откинулся на спинку стула. Эсмеральда провела рукой по волосам, убирая их с лица.
        - Что ж, как говорится, мы выиграли сражение, но проиграли войну. Хотя никто из штатских об этом еще и не имеет понятия, однако можно сказать, что мы попали в их
«черные списки». Офицеры едва соблюдают по отношению к нам правила вежливости, а рядовые открыто угрожают. Может быть, Хокенс и торчал занозой у них в одном месте, но они умеют действовать сообща. Думаю, этой солидарности их научили недавние заморочки.
        - Сколько драгунских отрядов вызвало нас на поединок? Восемь?
        - Девять,- сказал Бадикус,- если считать бронированный взвод...
        - Двенадцать.
        Все обернулись к Рианне, а та лишь пожала плечами:
        - Три вызова ждали меня дома.
        - Короче, вы оскорбили Драгун, и они хотят заставить меня расплачиваться за это.
        Роуз посмотрел на Речел, отметив про себя, что она впервые за весь этот день заговорила.
        - Я так понимаю,- осторожно сказал он,- что подобное обращение не ограничилось нами?
        - «Бристоль» и весь его экипаж попали под ту же гребенку.- Макклауд протянула в его сторону руки.- Нет, они не делают ничего такого, на что можно было бы рассердиться. Правда, некоторые техники ведут себя грубо, но многие из них так поступают всегда. Запчасти, которые раньше имелись, вдруг куда-то исчезли, но такое тоже случается. Инспекции никак не могут закончиться... бланки уж очень долго заполняются...
        - Цены оказываются выше, чем договаривались, и так далее, и тому подобное,- закончил за нее Роуз.- В общем, их гостеприимство себя исчерпало. Надо срочно изменить положение, пока на это еще есть шанс. Промедлим, и у нас не останется никакой альтернативы. Итак, что мы сможем сделать?
        Рианна, как насчет контрактов?
        - Почти ничего. Единственное предложение - от делегации с Боргезе. Я связываюсь с ними каждый день. Неизвестно почему, но, похоже, мы им очень понравились, и они перестали искать другой отряд, пока мы не дадим ответа. Стоит нам захотеть, и у нас есть контракт.
        - А кроме этого? Пусть даже что-нибудь очень далекое?
        Рианна нахмурила брови.
        - Ничего. Мы попытались найти и какую-нибудь долгосрочную гарнизонную работу, но ставки не в нашу пользу. Слишком много наемных отрядов возвращается с передовых и готовы принять предложение куда-нибудь в тепленькое местечко.
        - А может быть, мы можем заключить субконтракт вместе с каким-нибудь другим отрядом? - спросил Хог.
        Роуз удивленно посмотрел на него. Ему самому такая мысль даже не приходила в голову.
        - Ничего,- сказала Рианна.- Несколько крупных отрядов предлагают места квалифицированным группам, но на самом деле большинство предложений нельзя назвать субконтрактом. Через двенадцать месяцев окажется, что мы нарвались на долгосрочный договор с небольшими шансами выбраться.
        Некоторое время собравшиеся молчали.
        - Распускаемся?
        Это сказал Ангус. Никто даже не поглядел в его сторону. И хотя юноша вымолвил одно-единственное слово, Роуз испугался, что оно станет лебединой песней для его нового отряда. Он решил промолчать. Пусть с каждым из этих людей заключен контракт, но он не сможет управлять ими, если они не пожелают за ним следовать. Лучше уж все выяснить сразу. Хог снова удивил Роуза, заговорив первым:
        - Я заявил, что участвую в деле, и подтверждаю это еще раз. Кроме того, все это принимает весьма интересный оборот.
        Он отдал честь Роузу и, не дожидаясь ответа, сел, прихватив один из попавшихся под руку пакетов с едой.
        - Я не уйду, покуда меня не вышвырнут,- сказала Эсмеральда после короткой паузы. Она тоже встала и отдала честь Роузу. Когда она села, поднялся Бадикус.
        - Я зашел слишком далеко и не вижу причины останавливаться.
        Встал Аякс и отдал официальный салют, принятый у военных Дома Ляо.
        - Хотя я еще не являюсь членом отряда, надеюсь, что верно ему послужу.
        Он отвесил поясной поклон и сел на свое место. Поднялась Рианна, а за ней - Ангус. Оба отдали традиционный салют Горцев.
        - Мы из одной семьи. Тебе не нужно нас спрашивать.
        Роуз облегченно вздохнул и попытался. сохранить спокойное лицо. Дав про себя клятву оказаться достойным подобной преданности, он встал и каждому по очереди отдал честь. Затем посмотрел на Макклауд.
        - Капитан, я знаю, что вы беспокоитесь о своем корабле и о его экипаже. Я это понимаю, но случившегося мне не изменить, какие бы последствия для вас это ни имело. Могу обещать, что попытаюсь сделать ситуацию приемлемой. Нам необходим шаттл с опытным экипажем. Вы знаете нас, а мы знаем вас. Я сделаю все, что в моей власти, чтобы достойно содержать ваш экипаж и корабль.
        Макклауд пристально смотрела на Роуза, а за ней самой следил весь отряд. Наконец она откинулась на спинку стула и взглянула на Джереми блеснувшими глазами:
        - Бог может посчитать меня дурочкой, но я согласна. С каждым часом, проведенным на этой планете, увеличивается вероятность того, что я стартую вообще без груза, поэтому ваше предложение для меня - наилучшее. Однако мне необходима гарантия безопасности моего экипажа. Когда мы достигнем границы с кланами, вы должны будете обеспечить его защиту.
        Роуз улыбнулся, а за ним улыбнулись и все члены отряда.
        - Похоже, Боргезе - единственное место, которое примет нас, и если это так, то именно туда я и хочу отправиться,- сказал он.
        - Похоже, здесь собралась куча бездельников, которые только теряют время,- сказала Макклауд и наконец улыбнулась.
        - Рианна, свяжись с боргезианцами. Скажи им, что «Черные шипы» уже в пути.
        XX

        Хьюстон, Боргезе 13 декабря 3054 года


        Путешествие на Боргезе, как Роуз это и представлял, было довольно скучным. Жизнь на шаттле всегда скучна для солдат. Космические пилоты были заняты только своей работой и не хотели, чтобы наемники путались под ногами. Несколько раз рассерженная капитан Макклауд вызывала к себе Роуза и требовала, чтобы он приказал своим людям ни во что не вмешиваться. Сухопутные крысы не могут быть особенно полезны на шаттле.
        В конце концов космонавты и наемники пришли к некоторому соглашению, которое дало Роузу и его людям больше свободы на корабле, а пилотам обеспечило относительное спокойствие.
        После первого прыжка их путешествие стало делом довольно рутинным. Каждые шесть-восемь дней «Железная длань» - Т-корабль, несущий «Бристоль»,- должна была заряжать свой прыжковый двигатель при помощи гигантского солнечного паруса. В это время Роуз и его люди могли заниматься своими роботами, стоящими в грузовых отсеках. Обычно на кораблях не хватает места для этого, но так как «Бристоль» был вынужден покинуть Аутрич раньше времени, места в грузовых отсеках оказалось достаточно.
        Когда завершалась зарядка двигателей, капитан Т-корабля сообщал причаленным к нему шаттлам, что настало время совершить прыжок к новой звезде. Пассажиры «Бристоля», как наемники, так и космонавты, должны были закрепиться ремнями и переждать прыжок через гиперпространство - прыжок, который на тридцать световых лет приближал их к месту назначения. Потом космонавты могли возвращаться к своим делам, а водители - в грузовые отсеки.
        Из-за того, что смены дня и ночи были на борту корабля неразличимы, Роуз разрешил им работать в любое удобное для них время. Каждую неделю они проводили собрание на камбузе - обычно это случалось перед прыжком. На собраниях каждый отчитывался, как идет текущий ремонт роботов.
        Места было достаточно не только в грузовых отсеках, но и в каютах. У каждого из воинов «Черных шипов» имелась собственная комната на все время полета - неслыханная роскошь на борту как гражданских, так и военных шаттлов. Наемники радовались неожиданной роскоши, как курсанты-юнцы.
        Роуз никогда не встречал воинов-водителей, которые не занимались бы ремонтом собственных боевых роботов. Даже войска Великих Домов, где все боевые роботы принадлежали Верховному правителю, трудились над тем, чтобы сделать свои машины как можно более надежными и удобными. Независимые же отряды и водители, которые были хозяевами своих машин, тем более славились постоянной возней с роботами. Для водителей, подобных Хогу, в семье которого боевой робот передавался из рук в руки на протяжении трех поколений, значимость такого ремонта граничила с идеей фикс.
        Так как «Черные шипы» были маленьким отрядом, они не могли позволить себе роскоши иметь собственного техника. Роуз надеялся, что со временем наберет приличный отряд с полным штатом технического персонала, но в настоящий момент каждый воин должен был сам заниматься своим роботом.
        Если работа по ремонту была слишком объемной или если воин не знал, как ее провести, Роуз просил других членов отряда о помощи. К счастью, ему удалось набрать несколько воинов с превосходным техническим опытом. Без сомнения, самыми большими теоретическими познаниями обладала Рианнон, однако большая часть ее опыта была неприменима к шестидесятилетним, прошедшим сквозь бесчисленные сражения боевым роботам. Хог был кладезем сведений о том, как обойти поврежденную электроцепь и починить любую механическую деталь. Вместе с Эсмеральдой они помогали всем остальным.
        Роуз упорно трудился над своим роботом - во-первых, чтобы подать пример остальным, а во-вторых, чтобы досконально изучить «Коня», прежде чем придется управлять им в настоящем бою. Его пример принес ожидаемый результат - к тому времени, когда
«Железная длань» совершала последний прыжок к Боргезе, все семь боевых роботов были в отличном состоянии. Их заново покрасили и маркировали в соответствии с системой, предложенной Рианной.
        Роуз решил, что его полурота выглядит довольно эффектно и достаточно впечатляюще, чтобы внушить уважение правителям Боргезе. Когда наемники не занимались своими роботами, они изучали то, что в шутку называли «сценарием».
        Основываясь на опыте службы в Ком-Гвардии, Роз разработал серию команд. Эта система позволяла отряду развертываться и маневрировать без лишних переговоров и путаницы. Правда, сначала команды сочинялись для целой роты, но Джереми быстро переделал инструкцию применительно к своему отряду.
        Роуз разделил отряд на три полузвена. Истребительное звено состояло из «Валькирии» Ангуса и «Ворона» Аякса. Рианна и Роуз составляли командное звено, а «Молот» Эсмеральды, «Темный сокол» О'Ши и «Зевс» Хога - штурмовое звено.
        Отряд проводил регулярные занятия, во время которых Роуз обучал членов своей полуроты различным маневрам, необходимым в той или иной ситуации. Оконфузившись пару раз перед товарищами, все члены отряда стали носить с собой написанные Роузом инструкции и контролировать себя сами. К концу путешествия воины «Черных шипов» прекрасно разбирались во всех стандартных ситуациях и командах.
        Несмотря на то что Роуз много времени посвящал своему роботу, он успевал довольно часто общаться с делегацией с Боргезе или с Речел Макклауд. Лео Уилкинс, хотя он и был штатским, оказался неплохим собеседником, а Хоффбрауза Роуз считал невыносимо скучным. Оба они хорошо разбирались в делах Боргезе и считали своим гражданским долгом сообщить об этой планете столько же, сколько знали сами. Но, несмотря на все старания Хоффбрауза, Роуз сконцентрировался на основных вещах и не хотел вдаваться в детали.
        - Мне не нужно знать о вашей планете абсолютно все,- не раз говорил он.- Достаточно иметь рядом человека, у кого я могу спросить обо всем, что мне понадобится.
        Он узнал, что соленые океаны покрывают более восьмидесяти процентов территории Боргезе. На планете имелся один большой континент, который, однако, был меньше Австралии, где обычно тренировались ком-гвардейцы. Из-за небольшого количества суши первые поселенцы обратили свои взоры на море, чтобы получить средства к существованию, но море испугало их внезапными штормами, насыщенными гигантскими электрическими разрядами. В конце концов поселенцы отступились, поддерживая численность своего населения примерно на одном уровне. Все десять миллионов жителей в основном были заняты в единственной отрасли промышленности на планете - ловле «русалок».
        На самом деле это были, конечно, не русалки, но название, которое первые поселенцы дали этой рыбе, закрепилось и стало официальным. Из-за штормов рыбная индустрия была ограничена прибрежными водами, но рыба «русалка» считалась деликатесом на многих планетах и приносила хорошую прибыль. Однако позволить себе питаться
«русалками» могли лишь богачи, а потому рынок сбыта был ограничен. Каждый рыбак, который десять или более лет исправно поставлял эту продукцию, получал хорошую пенсию.
        Главным городом на Боргезе был Хьюстон. Он располагался на южном побережье, где сосредоточилось более шестидесяти процентов жителей планеты. Остальные населенные пункты представляли собой небольшие городки или просто деревни, состоящие из нескольких семей, которым привелось поселиться рядом. Земля производила некоторые гибридные терранские культуры, в основном - фасоль, кукурузу и пшеницу, что позволяло держать ограниченное, поголовье домашнего скота.
        Изучив информацию, предоставленную Хоффбраузом, Роуз решал, что Боргезе все еще находится под влиянием первопроходцев - отчаянных патриотов своего забытого Богом захолустья. Конечно, планета была независима в экономическом отношении, но это все, что можно было сказать в ее пользу.
        Когда наконец Роуз решал, что на сегодня с работой покончено, он шел в отсек космонавтов, чтобы повидаться с Макклауд. Он еще не мог забыть той поддержки, которую она оказала ему на Нортвинде, но на Аутриче что-то изменилось между ними. Ре-чел казалась совсем другим человеком. Несмотря на их прежнюю близость, она старательно соблюдала дистанцию. Он был уверен, что виной тому - неудача на планете Драгунов, и почти не надеялся вернуть прежнюю дружбу.
        Однако долгое путешествие к Боргезе смягчило ее. К концу пути она вновь стала прежней Макклауд. По крайней мере, той Макклауд, которую он встретил впервые, когда она перевозила его с Терры на Аутрич.
        Когда «Бристоль» отделился от Т-корабля и начал девятидневное путешествие внутри системы, Роуз стал изучать новости, поступающие с планеты. По истечении этого срока он уже склонялся к мысли, что прекрасно разбирается в ее политическом климате. Однако ему не очень понравилось то, о чем он узнал. Если верить общественным информационным агентствам, их наемный отряд никто не ждал с распростертыми объятиями. Во время последней стадии их полета Роуз несколько раз приходил к Уилкинсу, но тот упорно отказывался предоставить какую-либо информацию о сложившемся положении.
        - Теперь, когда мы находимся в нашем пространстве, я должен просить вас дождаться официального одобрения правящего Совета,- сказал он.
        До того, как «Бристоль» попал в звездную систему Боргезе, Уилкинс делал все, чтобы снабдить Роуза необходимой информацией. Через два часа
        после того, как Макклауд связалась с портом Боргезе, Уилкинс внезапно замолчал. Роузу не нужно было спрашивать у Макклауд, не получал ли он послания от своих хозяев, предписывающего ему молчание,- Джереми и так обо всем догадался. Когда
«Бристоль» снижался перед посадкой на космодрома Хьюстона, Роуз был твердо уверен, что тут что-то не так.
        Когда «Бристоль» приземлился, Роуз заметил расставленные вокруг посадочной площадки пикеты. Большинство лозунгов демонстрантов содержали советы Роузу и его
«наемным убийцам» убираться домой. Несмотря на то что толпа на космодроме была небольшая, Роуз знал, что многие разделяют точку зрения пикетчиков. Его команда еще не покинула шаттл, а он уже вынужден был принять первое ответственное решение. Такое, которое задаст тон всей их миссии.
        По традиции, выгрузка боевых роботов всегда обставлялась торжественно, по крайней мере если производилась она на дружественном космодроме. Часто прибытие нового отряда сопровождалось оркестром и церемонией передачи защиты данной территории от одного отряда другому или от штатских - новому отряду. Еще в тот миг, когда
«Бристоль» плыл высоко над космодромом, Роуз заметил подозрительное отсутствие привычных трибун. Он дотянулся до ближайшего переговорника и связался с каютой Уилкинса.
        - Да?
        Голос Уилкинса звучал так, будто у чиновника не было времени для разговора. Роуз далее не стал себя называть.
        - Вы сказали, что контракт, который мы подписали, должен быть одобрен правящим Советом, ведь так?
        - Да. Соглашение, которое мы подписали, практически уже связало нас обязательствами, но по соглашению с Регистрационной комиссией и Перечнем наемников правящий Совет должен сказать последнее слово во всем, что касается безопасности планеты. Им необходимо ратифицировать соглашение, прежде чем вы будете приняты официально.
        Роуз задавал этот вопрос по крайней мере трижды, но Уилкинс никогда не давал прямого ответа. И теперь он повторял все то же: «Подождите решения правящего Совета».
        - Прекрасно. Только скажите мне, где собирается правящий Совет.
        - В Павильоне Ассамблей. Он находится на другом конце авеню Ассамблей. Если вы выглядывали из иллюминатора во время приземления, наверное, видели улицу, по бокам которой - сплошная колоннада. Очень впечатляет.
        - Спасибо.
        Он действительно видел улицу с колоннадой и гигантское белое здание в ее торце. Да поможет им Бог, если внезапно нагрянут захватчики. Они успеют припарковать своих роботов на паркетном полу Ассамблеи раньше, чем члены Совета узнают о прибытии врага. Роуз связался с каютой Эсмеральды.
        - Эсси, седлай коней,- сказал он.- Мы вступаем в город.
        - Ты уверен, что это необходимо? Как-то все не похоже на радушный прием.
        - Приказываю всем водителям через три минуты быть в боевых роботах,- сказал Роуз, прежде чем отключить связь, а потом усмехнулся и схватил кобуру.
        Джереми толкнул дверь и поспешил в холл, на ходу пристегивая кобуру. Все космонавты размещались на верхних палубах, поэтому он отбросил всякие предосторожности и прибавил шагу. Роуз как командир занимал каюту палубой выше, чем весь отряд, но на том же расстоянии от грузовых отсеков, что и они. В конце зала он нажал на кнопку автоматических дверей и нырнул под быстро поднимающуюся створку. Снова не глядя нажал на кнопку и вошел в ангар. Не обращая внимания на лестницу, находящуюся перед ним, Роуз ухватился за перила и перебросил ноги через перекладины. Оттолкнувшись руками, он съехал, как по ледяной горке, прямо на нижнюю палубу. Когда он достиг ее, открылась дальняя дверь и вошел Аякс, возглавлявший отряд. Глаза его широко открылись от удивления.
        Роуз усмехнулся и побежал через зал к своему роботу. Он поднялся по цепной лесенке до уровня его груди, а затем нажал на кнопку намотки. Когда лестница стала исчезать под грудью «Коня», Роуз продолжил подъем. Дойдя до плеча робота, он остановился, чтобы осмотреться. Остальные члены отряда также поднимались на своих роботов. Аякс" похоже, будет первым из тех, кто поднимется,- что свидетельствует о скорости его ног и небольшом росте «Ворона».
        Роуз вошел внутрь через затылок «Коня», закрыл люк, затем сел в свое кресло и снял с полки за главным экраном нейрошлем, надел его и включил зажигание.
        - Пожалуйста, подтвердите полномочия,- сказал боевой робот. Роузу нравился голос его новой машины, хотя он никогда не признался бы в этом. Речевые синтезаторы еще не были широко распространены, несмотря на те преимущества, которые у они приносили. Большинство водителей были слишком заняты отработкой координации движений, точностью стрельбы, связью, уровнем температуры, чтобы подумать о своей способности слушать и отвечать на чье-нибудь обращение. Голос «Стрелка» был тверд и невыразителен. «Конь» же чуть ли не мурлыкал. Хотя в момент его покупки устройство речи не действовало, Джереми смог починить его еще перед прыжком к Боргезе и составил программу вербальных предупреждений, которые основывались на разнообразных вариантах угрожающих возгласов. После испытаний он впервые слышал голос своего робота.
        - Как розу ни назови...- начал Роуз.
        - ... она останется розой,- продолжил компьютер. Роуз улыбнулся.
        - Будь осторожен с розой...
        - ... и берегись ее типов. Испытание закончено. Действуйте, капитан.
        Роуз включил канал связи:
        - «Шипы», на связь!
        - «Истребитель-два» на связи.- Роуз не удивился, услышав голос Аякса.
        - «Истребитель-один» на связи.- То, что Ангус ответил вторым, удивило его. Этот молодой человек, видимо, не почувствовал нарушения субординации.
        - «Штурм-один» на связи.- Эсмеральда сгибала и разгибала руки «Молота», вращая мощными ПИИ-установками.
        - «Командный-два» на связи. Требуется немедленная выгрузка с шаттла.
        Роуз даже не отвечал. Будучи помощником офицера, Рианна взяла на себя такие детали, как открывание дверей, а Джереми меж тем продолжал перекличку.
        - «Штурм-три» на связи.- Теперь оставался только Бадикус. Роуз ждал, а двери отсека уже начали открываться.
        - «Штурм-два» на связи. Главная оптическая панель не работает.
        Роуз покачал головой и посмотрел на неподвижного «Темного сокола». Этот оптический прибор вышел из строя сразу же после матча на Солярисе. В пути на Аутрич Роуз дважды менял его, затем Хог полностью отремонтировал этот прибор, но во время последних испытаний он опять поломался.
        - Переключись на вспомогательный.
        - Вспомогательный в порядке. Только не бегите слишком быстро. Иначе мне придется разыскивать вас.
        Бадикус был недалек от истины. Вспомогательный экран значительно сужает обзор. Неплохо, когда он есть, но никто не хотел бы зависеть от него целиком, особенно во время маневрирования.
        - Двери открыты. Можем выгружаться. Роуз обратил внимание на то, что в голосе его сестры нет ни капли волнения. Она действовала очень профессионально. Роуз надеялся, что так будет и впредь.
        - Построение в колонну по двое. «Истребители» - впереди. «Командный-два» идет один. «Штурм-один» и «Штурм-два», вы замыкаете колонну. «Штурм-один», постарайтесь помочь «Соколу». «Истребители», мы пойдем по главной улице. Не останавливайтесь, пока не окажетесь перед самым большим белым зданием, какое когда-либо видели.

«Ворон» и «Валькирия» повели отряд за собой по трапу. Несмотря на различные габариты, они хорошо смотрелись все вместе. Роузу хотелось, чтобы при вступлении в город его колонна выглядела внушительно, самим своим видом обещая прекрасную защиту планете. Рианна двигалась одна. Справа от него - Хог. Эсмеральда и Бадикус - за ними.
        Когда «Конь» спустился с трапа, солнечный свет впервые попал на свежую окраску. Рианна и Аякс решили, что главными цветами их отряда будут черный и красный. Принимая во внимание их название, Роуз подумал, что подобный выбор цветов им подходит и вдобавок производит сильное впечатление на зрителей. Все боевые роботы были выкрашены в эти цвета, но каждый на свой манер. На фоне серого и серебристого цветов космодрома они выглядели эффектно.
        Вслед за сестрой Роуз прошел по летному полю в основное ворота. Когда процессия проходила мимо вокзала к авеню Ассамблей, носильщики с багажными тележками отошли в сторону. Через десять минут «Черные шипы» вызвали пробку на улице: все машины устремились к обочинам, чтобы пропустить роботов. Вероятно, жители Хьюстона и раньше видели такое, но на мгновение Роуз возгордился, увидев, как они оставляют свои дела и глазеют на них.
        Роуз обходил машины, попадавшиеся ему на пути, а иногда и перешагивал через них. Медленным маршем они с полчаса добирались до белого здания.
        - Построение полукругом. Стандартная защита здания.
        Роуз вышел вперед. «Шипы» заняли позицию. «Конь» стоял лицом к зданию, остальные - спиной. Джереми включил внешние громкоговорители.
        - Я капитан Джереми Роуз из наемного отряда «Черные шипы». Мы подписали договор, заверенный Перечнем наемников и Комиссией Аутрича. Требуем его немедленной ратификации.
        На протяжении нескольких минут ничего не происходило. Роуз откинулся в кресле. Через пятнадцать минут наверху лестницы появился широкоплечий мужчина. Увидев, что он в официальном костюме, Роуз решил, что это, должно быть, один из членов Совета, может быть, даже председатель. Направив камеры на его лицо, Роуз заметил, что у него вид уверенного в себе человека с прекрасной выдержкой. «Конь» стоял у подножия каменной лестницы, а мужчина - наверху. «Конь» был чуть выше его. Заговорив, мужчина ни разу не сбился на крик, несмотря на размеры «Коня» и расстояние между ними. Он просто поглядел в окуляры робота и сказал:
        - Я председатель Совета Зинос Кук. Мы ждем вас, капитан Роуз. Если вы будете так любезны, что соизволите присоединиться к нам, то мы начнем обсуждение. Совет собрался на срочное совещание два часа назад.
        Председатель повернулся, чтобы уйти, но остановился:
        - Для этого вам, конечно же, будет необходимо оставить боевого робота на улице.
        Не дожидаясь ответа, Зинос Кук ушел в здание Ассамблей.
        XXI

        Хьюстон, Боргезе. 13 декабря 3054 года


        Роузу ничего не оставалось, как спуститься с «Коня» и последовать за председателем Куком. Остальные члены отряда остались снаружи, но при необходимости Роуз мог связаться с ними по рации. Он сомневался, что это может потребоваться, но все же маленькое переговорное устройство придавало ему уверенности.
        Павильон Ассамблей настолько же впечатлял изнутри, насколько снаружи. Стены, пол, потолок были состыкованы между собой очень точно, чтобы создать впечатление гладких, словно струящихся коридоров. Зайдя в здание, Роуз увидел несколько стражей, но они стояли здесь скорее для вида, чем по необходимости. Когда он вошел, они замерли по стойке «смирно», но, видимо, лишь потому; что вход ему был разрешен; впрочем, вполне могло оказаться, что они вообще не останавливают чужаков. Он покачал головой и направился по главному коридору к огромной двустворчатой двери. Похоже, что в смысле самообороны этому народу надо научиться даже большему, чем ему показалось вначале.
        В конце холла его наконец остановили двое вооруженных охранников, однако первый охранник всего лишь открыл массивную дверь, а другой щелкнул пятками, встав по стойке «смирно». Роуз поблагодарил охранников и вошел в дверь.
        Шагнув за порог, он увидел, что находится в дальнем конце палаты Совета, комнаты, в которой над всей обстановкой доминировал полукруглый стол, окруженный девятью креслами. Стол и кресла стояли на возвышении под куполом. С того места, где остановился Роуз, сидящие вокруг стола казались вознесенными над остальной частью комнаты, но, возможно, так и было задумано. Несколько ассистентов суетились вокруг стола с пачками бумаг и дискетами. Когда Роуз вошел в комнату, Зинос Кук уселся в центральное кресло и уставился в монитор.
        Чувствуя себя новым Даниилом в клетке со львами, Роуз прошел к возвышению - туда, где он заметил свободные стулья. Здесь же стояло несколько камер объемного телевидения, но сейчас они были отключены. Очевидно, важнейшие заседания Совета проходили в отсутствие прессы. Роуз прошел мимо первого ряда стульев, вступил в ту часть зала, которая была ярко освещена укрепленными на куполе лампами. И ему показалось, что он попал в другой мир.
        Восемь пар глаз уставились на Роуза, когда он вступил в освещенную зону. Зинос уже давно наблюдал за ним, а остальные члены Совета занимались своими делами. Роуз поднялся на шесть ступенек и прошел к центру полукруга. Разговоры смолкли - все члены Совета изучающе глядели на Роуза. Он провел совсем немного времени в своем боевом роботе, но знал, что по сравнению с правителями Боргезе выглядит весьма затрапезно. Летный костюм вряд ли можно считать подходящим нарядом, когда обращаешься к правительству, особенно если все его члены одеты на официальный манер.
        - Капитан Роуз, мне предоставлена честь приветствовать вас на Боргезе.
        Председатель Зинос улыбнулся, и Роузу его радушие показалось искренним, пока он не вспомнил, что имеет дело с политиком.
        - Благодарю вас, господин председатель.- И Джереми улыбнулся, но далеко не так сердечно, как боргезианин.
        - Капитан Роуз, мне кажется, что вы привели своих роботов к Павильону Ассамблей?
        Зинос опустил глаза и вздохнул. Роуз повернулся к говорившему.
        Первой мыслью его было: «Гриф!» Он думал о птице, а не о боевом роботе с таким же названием. Говоривший был маленьким человечком с огромным носом и большими глазами. Хоть голос его и был несколько дребезжащим, в нем чувствовалась властность, которая в сознании Роуза всегда ассоциировалась со знатностью. На вид говорившему было уже за восемьдесят, все лицо его было покрыто паутиной морщин. Роуз уже знал по фамилиям всех членов Совета, но не знал их в лицо. Не знал он также образа мыслей каждого из них.
        - Именно так.
        Роуз старался, чтобы его голос звучал бесстрастно, без малейшего намека на вызов.
«Предоставлю им только факты»,- решил он.
        - Зачем?
        Сначала Роуз хотел отвечать только говорившему, но потом решил, что лучше обращаться ко всему Совету, и заговорил, глядя на председателя:
        - Несколько месяцев назад агенты вашего правительства связались со мной и предложили контракт на размещение гарнизона и обучение. Мой отряд принял это предложение и подписал соответствующие документы на планете Аутрич.
        Роуз остановился, чтобы перевести дыхание. Едва Гриф открыл рот, как он быстро продолжил:
        - В соответствии с этим контрактом я и начал размещение своих сил. Боевым роботам нечего делать в отсеках шаттла. Несмотря на то что церемония официальной встречи проведена не была, я решил явиться к резиденции правительства, чтобы представиться. Сделав это, я хотел бы узнать, где будет расквартирован мой отряд.
        Роуз попытался придать своей речи оттенок легкого недовольства, но если он и добился в этом успеха, то на лицах членов Совета это ни малейшим образом не отразилось. Он снова посмотрел на Кука, который по-прежнему улыбался.
        - Факт вашего размещения и принципиальную необходимость в нем следует еще юридически подтвердить,- сказал Гриф.
        Кук снова опустил глаза.
        - Мистер Креншоу, вы выходите за рамки,- сказал он. Креншоу откинулся на спинку кресла, но Роуз понимал, что конфликт еще не улажен.
        - Я так понимаю, что существуют некоторые сомнения по поводу нашего контракта?
        Роуз задал вопрос, понимая, что это просто констатация факта. Мрачные кивки подтвердили его слова.
        - Может быть, кто-нибудь изложит мне суть дела?
        - Мы все вам объясним.- Все взгляды устремились на вставшего Креншоу.- Люди Кука отправились на Аутрич без резолюции Совета. Они подписали контракт, не имея на то полномочий, что делает его незаконным и не имеющим юридической силы.
        Тяжелый стук отозвался под куполом. Роуз быстро обернулся к Куку, ожидая увидеть в его руке что-нибудь вроде председательского молотка. Вместо этого он обнаружил, что председатель ударил по деревянной крышке стола костяшками пальцев. Сила звука привлекла внимание всех присутствующих.
        Роуз подавил желание потереть собственные кисти: он представил себе, как это больно - с такой силой ударить по дереву голыми руками.
        - Мистер Креншоу, учитывая серьезность нашего положения, я действовал в соответствии со своими правами главы данного Совета. Как и положено, я сообщил двум членам Совета о принятом мною решении и подписал необходимые бумаги у секретаря Совета.
        - Госпожа Хиллерман, все ли бумаги были должным образом составлены и оформлены? - спросил Кук, не отводя глаз от Креншоу.
        - Да, господин председатель.
        - Тогда вам, господин Креншоу, не на что жаловаться.

«Если не считать того, что тебя обошли»,- добавил про себя Роуз.
        Креншоу хотел было что-то сказать, но промолчал. Он кивнул Куку и сел.
        - Господин председатель, я согласна с тем, что вы имели полное право послать делегацию на Аутрич, однако теперь, когда контракт представлен на подпись, мы должны провести голосование по вопросу о его ратификации.
        Обратившийся к Куку человек говорил довольно спокойным тоном. Это была молодая женщина - очевидно, самый молодой из членов Совета. Она смотрела на Роуза, но он ничего не смог бы сказать, о ее отношении к данной дискуссии.
        - Да, Кук. Если большинство будет против, мы отправим этого мальчика домой и сами позаботимся о себе.
        Роузу не понравилось, что его назвали мальчиком. Он хотел было вставить слово, но молодая женщина его прервала:
        - Мы обсуждаем это последние два часа, нет, уже три. Мы понимаем, что кланы - это проблема для нас, но ведь они нам не угрожают.
        - Но...- прервал ее Кук.
        - Наши защитные укрепления достаточно хороши,- продолжала она, сделав вид, что не расслышала Кука.- Если Федеративное Содружество решило не размещать на Боргезе своего гарнизона, что, как мы надеялись, они сделают, то чем в случае атаки кланов поможет нам неполная рота?
        Роуз наблюдал за спором Кука и молодой женщины. Кук начинал сердиться, раздражение прорывалось в каждом из произнесенных им слов, а его оппонент сохранял спокойствие, хотя Роуз и был уверен, что долго ей так не продержаться. Остальные члены Совета, очевидно, решили предоставить им возможность спорить до конца.
        - Они, черт возьми, изменят всю ситуацию. Без них Федератам придется заново отвоевывать планету. Имея хоть какую-то организованную оборону, оборону, которую могут обеспечить Роуз и его люди, мы сможем создать несколько надежных зон. Если их не будет, кланы беспрепятственно захватят эту страну. Наши милицейские силы не смогут противостоять их боевым роботам.
        - Подобные рассуждения имеют смысл, если кланы нас атакуют, но они этого не сделают, потому что мы находимся за линией, обозначенной Токкайдским договором.
        - Мы находимся вне этой линии и открыты для любых возможных атак.
        - Вы находитесь на линии и не хотите, чтобы. кланы посчитали вас законной добычей.
        Все посмотрели за спину Роуза. По проходу, в сторону освещенного возвышения, неторопливо шагал какой-то человек. Роуз полу обернулся, чтобы краем глаза посмотреть на вновь прибывшего и не терять из виду председателя. Казалось, голос пришельца звучит сам по себе, независимо от приближающегося к столу человека.
        - Если произойдет вторжение, у вас нет шансов его сдержать. Вот если кланы ограничатся лишь набегом, тогда совершенно другое дело.
        Роуз увидел, как пара ботинок ступила на освещенное место.
        - Если кланы решат совершить разведывательный рейд на Боргезе, этот человек и его отряд могут сильно повлиять на ситуацию.- Свет ламп упал на ноги говорившего.
«Форменные бриджи и ботинки представителя Федеративного Содружества»,- отметил про себя Роуз.
        - Поэтому,- продолжал голос,- я обращаюсь к вам с тем же вопросом. Вам хочется иметь шанс? Я не знаю этого человека, не знаю, чего он стоит, но зато я знаю, что он понадобится вам в том случае, если кланы устроят серьезный набег.- Мужчина полностью вступил под свет ламп.- И поверьте мне, кланы все делают основательно.
        Роуз всем телом повернулся к новому оратору. Это был широкоплечий, узкобедрый мужчина более двух метров ростом. Он носил рабочую робу воина вооруженных сил Федеративного Содружества, но вел себя так, словно на плечах его лежали генеральские погоны. Его густые каштановые волосы и борода были аккуратно причесаны, но все же придавали ему вид дикаря. Как и у Роуза, на боку у него висел лазерный пистолет, только носил он его у правого бедра.
        - Саландер Морган, я и не знал, что вы в городе.
        Роузу не понравилось почтение, прозвучавшее в голосе Кука, и то, как быстро Морган успокоил Совет.
        - Господин председатель, прошу прощения за несколько театральное появление. Меня задержали непредвиденные обстоятельства.
        Роуз надеялся, что к этой задержке как-то причастны его люди.
        - Гауптман...
        - Пожалуйста, господин председатель. Я уже просто штатское лицо.
        Мозг Роуза быстро выстроил предположение:

«Недавно вышедший в отставку водитель боевых роботов в расцвете лет». Он не был похож на инвалида, но другого объяснения Джереми придумать не мог. Слишком уж ранняя отставка для человека, вызывающего столь подчеркнутое уважение.
        - Если вы настаиваете, господин Морган, ваши извинения принимаются. Мы пригласили вас сюда, чтобы получить показания по поводу кланов. Мы все здесь знаем о вашей борьбе против кланов - Стальных гадов и Кречета.
        Морган взошел на возвышение, встал рядом с Роузом, вежливо кивнул ему и повернулся лицом к Совету. Роуз последовал его примеру.
        - Мы дискутировали о целесообразности ратификации контракта, заключенного с человеком, которого вы здесь видите, капитаном Джереми Роузом, командиром наемного отряда «Черные шипы»,- пояснил Кук.
        Морган протянул Роузу руку и дружески улыбнулся. Роуз ответил на крепкое рукопожатие, но не мог заставить себя улыбнуться.
        - Мы надеялись выслушать ваши показания до прибытия капитана Роуза, но раз вы оба здесь...- Кук развел руками и пожал плечами.
        - Господин председатель, не будь здесь капитана, я сказал бы вам то же самое. Мы должны бороться с кланами всеми средствами, какие есть в на-Шем распоряжении. Я долго не появлялся на Боргезе и боялся, что люди могут забыть и меня, и то дело, которое мы с моим отцом начали здесь. Представьте себе мое удивление, когда я вернулся и обнаружил, что это не так. Когда отец был членом Совета, я постоянно подчеркивал необходимость в обороне и готовности к бою. Господин Креншоу, вы сидели в Совете, который ратифицировал множество его предложений. Боргезе должна быть готова защищать себя от всех, кто захочет захватить ее богатства: в них - вся наша жизнь.
        Роуз увидел несколько одобрительных кивков. Кто этот парень? И кем был его отец, кроме того, что когда-то состоял членом Совета?
        - Итак, вы будете с ними сражаться? - Это спросила молодая женщина, очевидно уже зная ответ.
        - Мисс Де Вилбс, хоть я уже не военный, но буду сражаться с ними голыми руками, если, конечно, дойдет до такой крайности.
        Саландер замолчал, и Роузу показалось, что он едва заметно улыбнулся.
        - И разумеется,- продолжал он,- начну я бой в своем боевом роботе по имени
«Мародер».
        Члены Совета рассмеялись, и Роуз понял, что они уже приняли решение.
        - Я вернулся на Боргезе, чтобы обрести покой и восстановить силы после того, что мне пришлось вытерпеть от кланов, но я не могу остаться в стороне и позволить им разрушить красивейшую планету Внутренней Сферы.
        Роуз наблюдал за членами Совета и краем глаза за Морганом. Речь его была превосходной, и слушали ее очень доброжелательно. Джереми подумал о том, что этот человек - прирожденный оратор. Что-то в нем ему не понравилось, но что именно - этого он пока не мог определить.
        Не ревность ли тому причиной? Роуз всегда полагал, что он выше подобных чувств.
        - Господин председатель, я призываю проголосовать. Мы ратифицируем контракт с капитаном Роузом, представленный мистером Уилкинсом?
        Роуз посмотрел на мисс Де Вилбс. Под влиянием страстной речи Моргана она явно переменила свое мнение.
        - Прошу голосовать. Те, кто за предложение одобрить контракт с капитаном Роузом, прошу сказать «да».
        Рокот от произнесенного «да» заполнил всю комнату.
        - Кто против? Тишина.
        - Предложение проходит.
        Председатель Кук улыбнулся, и все члены Совета вздохнули с облегчением.
        - Добро пожаловать на Боргезе, мистер Роуз. Разрешите проводить вас в казармы.
        XXII

        Хьюстон, Боргезе 14 декабря 3054 года


        Весь следующий день Роуз провел, размещая на новых квартирах отряд и то немногое имущество, которым они обладали. Кирпичные здания, составлявшие небольшой поселок, были прочными, но красотой не отличались. Кроме казармы, где находилась общая спальня на двенадцать солдат и отдельные комнаты для двух офицеров, здесь были еще столовая, каптерка, командный пост и, главное, шесть ангаров для боевых роботов. Председатель Кук сообщил, что скоро будут построены еще шесть, но Роуза это не очень-то волновало. Их поселок и без того казался ему превосходным.
        Огороженный проволочной изгородью, военный городок был изолирован от гражданского населения, представители которого постоянно пикетировали военных, но все-таки изоляция была не настолько глухой, чтобы чувствовать себя оторванным от жизни. Здесь имелся небольшой штат прислуги из местных жителей, которые занимались приготовлением пищи и уборкой; кроме того, их охраняли несколько солдат местного ополчения, дежуривших на поворотах и у командного пункта. Роуз, по правде говоря, не очень-то доверял этим стражам, так как не имел подтверждения их политической лояльности, однако караулы держали вход и выход на базу под надлежащим контролем.
        Хотя в контракте и не было пункта о гостеприимном приеме наемников, Роуз понимал, что кто-то старается сделать их пребывание на планете приятным, даже если это пойдет наперекор желаниям большинства. Набросав список дежурств и обустроившись, Роуз попросил встречи с председателем Куком. К его удивлению, председатель предложил перенести встречу на более позднее время, что, по его словам, дало бы им возможность поговорить подробнее. Имевший дело с должностными лицами разных планет, Роуз редко находил их любезными, не говоря уже о простой вежливости и готовности оказать помощь. Когда служебная машина председателя въехала в главные ворота, Джереми оставил Рианну за старшего и вышел встречать прибывших. И снова он был удивлен: из роскошного лимузина вышел сам председатель Кук.
        - Господин председатель, какая неожиданность. Я не думал, что вы прибудете лично.
        Довольный Кук улыбнулся и протянул Роузу руку.
        - О, я рад сбежать из офиса при первой возможности. Хороший сегодня денек, не так ли?
        Роуз охотно согласился с тем, что денек прекрасный. В Хьюстоне стояла середина весны, и погода была очень мягкой. С океана веял напоенный запахом морской соли легкий ветерок. Роузу было известно, что весна на Боргезе очень коротка. Скоро жаркое и влажное лето лишит его жителей жизненных сил: температура воздуха будет расти, а барометр - падать.
        - Вам здесь понравилось? - спросил Кук, обведя рукой военный городок.
        - Очень. Это была ваша идея?
        Кук кивнул и посмотрел на ангар, где Эсмеральда и О'Ши занимались ремонтом главного монитора «Темного сокола».
        - А обслуживающий персонал?
        - Их отбирал мой начальник по кадрам. Это надежные люди, но не рассчитывайте, что они остановят согласованную атаку, не важно, с чьей стороны. Я думаю, что они будут вам полезны и постараются не путаться под ногами.
        Роуз кивнул:
        - Спасибо, ваши люди хорошо работают. Роуз и Кук все еще смотрели в сторону ангара..
        Наступила пауза. Неожиданно Кук хлопнул себя по бедру.
        - Вы уже отобедали?
        Роуз задумался. Он вдруг вспомнил, что ничего не ел со вчерашнего дня. Быть командиром отряда, даже такого маленького, как «Черные типы»,- работа, отнимающая много времени. Он покачал головой.
        - Прекрасно. Поедемте в город. У нас будет время побеседовать.
        Кук открыл заднюю дверцу лимузина и сел. Роуз последовал за ним. Машина выехала из поселка и направилась в город. Пока водитель маневрировал среди высотных зданий, Кук спросил:
        - Привыкаете?
        Роуз кивнул утвердительно:
        - Да, все идет очень хорошо. Место для поселка выбрано правильно: рядом с Павильоном Ассамблей и космодромом, но не на прямой между ними. Я и сам выбрал бы это же место.
        Кук хохотнул.
        - Принимаю это как комплимент. Надеюсь, вы уже готовы к активному исполнению своих функций?
        Роуз помолчал. В этом вопросе явно чувствовалось двойное дно. Роузу хотелось осмыслить это, прежде чем дать ответ.
        - Существуют причины для нашего немедленного вмешательства?
        Кук улыбнулся и посмотрел в окно:
        - Ничего особенного. Некоторые члены Совета хотят, чтобы вы начали действовать с первого же дня. Они разжигают огонь в средствах массовой информации, и все, что вы можете сделать в противовес, будет лишь на пользу вашему собственному положению.
        - А также и вашему,- вставил Роуз.
        Улыбка председателя Кука сделалась еще шире:
        - Вы уверены, что никогда не занимались политикой?
        Роуз отрицательно покачал головой.
        - Ну что ж, вы ухватили самую суть. Креншоу и его друзья пристально следят за моей работой, а ваше присутствие дает им шанс выставить меня в дурном свете. Особенно если вы не сотворите какого-нибудь чуда.
        - Типа отражения немедленной атаки со стороны кланов?
        - Что-нибудь, что оправдало бы затраты на вас. Кук повернулся на сиденье и посмотрел Роузу в глаза:
        - Небольшой налет кланов был бы теперь очень желателен, если, разумеется, он не нанесет вреда недвижимости.
        Роуз не мог поверить, что Кук говорит серьезно, но обдумывать эту мысль ему не хотелось. Ясно одно: без дополнительной информации наемникам не обойтись.
        - Может быть, вам стоило бы рассказать все как есть?
        Кук потер лицо ладонями и глубоко вздохнул:
        - Хорошо, я начну с самого начала. Вы, вероятно, считаете, что с точки зрения сухопутных пространств и численности народонаселения Боргезе - небольшая планета. На самом деле это планета размером с Терру, но здесь слишком много воды, чтобы наш мир показался кому-нибудь лакомой добычей. У нас квартировали гарнизоны Дома Штайнера, затем - воины Федеративного Содружества, но большинство отрядов смотрели на боргезианскую службу как на чересчур легкую обязанность. И это объяснимо. Мы плохая стратегическая цель и производим недостаточно продукции, чтобы ожидать нападения, объясняемого экономическими интересами. В общем, для тех, кто имел счастье здесь родиться, такое положение делало жизнь очень спокойной. Мы росли и старились, не думая о войне. Некоторые из молодых людей избирали военную карьеру, но для несения воинской службы они всегда отправлялись в другие места. У нас есть милиция, но она, говоря откровенно, едва ли достойна названия настоящего воинского подразделения. Эти люди специализируются только на помощи гражданскому населению в чрезвычайных ситуациях. Все шло хорошо, пока не появились        Погруженный в свои мысли, Кук поглядел в окно. Машина ехала через рукотворный каньон на окраине Хьюстона. Роуз был доволен, что сможет наконец выслушать всю историю от начала до конца.
        - Некоторое время Федеративное Содружество использовало Боргезе как сборный пункт для войск, отправлявшихся потом на войну, чтобы остановить нашествие кланов. Около года все шло как по маслу, но потом фронт сильно приблизился, и сборный пункт передислоцировали в тыл.
        Роуз увидел, как Кук улыбается, погруженный в воспоминания. Было нетрудно догадаться, что в ту пору он или получил власть, или еще больше укрепил ее.
        - Мы готовились к нападению кланов, когда Ком-Гвардия остановила их на Токкайдо. До этого казалось, что Боргезе будет первым кандидатом на большое сражение, однако теперь, когда продвижение кланов остановлено, такого, возможно, и не случится.
        Он вздохнул с облегчением.
        - Сначала все ликовали, пока не догадались, что Федеративное Содружество не собирается постоянно держаться рядом, обеспечивая нашу защиту. Вдоль границы с кланами есть слишком много других военных объектов, где уж тут помнить о таком второстепенном мирке, как Боргезе. Возможно, вам доводилось видеть лучшие военные карты, чем те, к которым имел доступ я, но основная картина сводится к следующему: если кланы пересекут фронтовую линию Федеративного Содружества, ничто не остановит их от нападения на Боргезе.
        И тут снова Кук оказался прав. Росалгети был надежно защищен шестым отрядом Лиранской гвардии и нерегулярными частями Синей звезды. Похоже, они могут порядком потрепать кланы, даже если планету им удержать не удастся. Томанс тоже был в безопасности. На нем находились полки Гончих псов и Мародеров Цирюльника. Зная опытность Псов и стотонные боевые машины Мародеров, кланы вряд ли атакуют эту планету. На фронтовой линии в пределах одного прыжка от Боргезе находились еще две планеты - Пандора и Кримонд.
        Пандора представляла собою хорошо укрепленную крепость. Обычно планету защищал батальон местного военного училища, но недавно здесь разместились четвертый гвардейский отряд Дома Дэвиона и штурмовые отряды десятого полка Федеративного Содружества. Скорее можно было ждать нападения с самой Пандоры, чем вторжения на нее.
        Оставался Кримонд. Из всех четырех планет на границе с кланами он был защищен хуже всех. Его обороняли всего два полка. Еще в прошлом феврале эта планета с очень хорошо развитой промышленностью показалась Стальным гадам весьма соблазнительной целью. Только своевременное подкрепление со стороны Волчьих Драгун остановило вражеское вторжение. Если Кримонд падет, то над Боргезе нависнет серьезная опасность.
        При нынешнем состоянии технологии во Внутренней Сфере Т-корабли всегда путешествовали от одного населенного пункта к другому. Это объяснялось тем, что при отказе прыжкового двигателя во время путешествия по неосвоенной звездной системе экипаж можно было считать погибшим. Ни один из космонавтов Внутренней Сферы не пожелает подвергнуться подобному риску. Создавать серьезную оборону на границе имеет смысл лишь в том случае, когда сражаешься с кем-нибудь из Внутренней Сферы. Роузу вдруг подумалось, что кланам, возможно, не приходится беспокоиться о том, как они доберутся до цели. Ведь Боргезе находилась всего в двух прыжках от миров, оккупированных Кланом Стальных гадов и Кланом Кречета. Если враг решится на то, чтобы зарядить свои корабли в необитаемой звездной системе, он будет на Боргезе через тридцать дней после вылета с базы. У Роуза внезапно пересохло в горле.
        - Думаю, что кланы - я говорю в первую очередь о Клане Кречета - перепрыгнут через фронтовую линию Федеративного Содружества и нападут на- Боргезе и другие подобные ей планеты.
        Пока Кук говорил, Роуз чувствовал, что его уважение к председателю растет. Тот разделял невысказанное мнение Роуза, даже если Федеративное Содружество не было согласно с ним.
        - Используя Боргезе как базу, они смогут начать эскалацию захватов вдоль всей границы. Причем теоретически они останутся в рамках Токкайдского договора, но их добычей станут планеты справа и слева вдоль оговоренной границы. Именно поэтому я и послал Уилкинса набрать наемный отряд - пусть даже самый маленький. Стоит только кланам узнать, насколько слаба наша оборона, и Боргезе обязательно займет одно из первых мест в списке предполагаемых целей.
        Роуз знал, что будь он ильХаном клана, его мысли текли бы в том же самом направлении.
        - Тут-то я и вступаю в дело,- сказал он Куку.
        - Именно так. Если кланы вышлют разведывательный отряд, вы должны его остановить.
        Роуз выпрямился на сиденье и открыл было рот, но Кук жестом остановил его:
        - Прежде чем высказать свое мнение, вы должны подумать еще об одном обстоятельстве. Я знаю, что прежде кланы никогда не проводили разведок. Они всегда являются целой армией и с ходу покоряют любую избранную планету. Если события развернутся именно в таком направлении, я не жду от вас самопожертвования.
        Подобный подход к делу обнадеживал Роуза. Он и не собирался жертвовать отрядом в безнадежной ситуации, но было приятно сознавать, что человек, который тебя нанимает, солидарен с тобой.
        - Однако сейчас для кланов сложилась новая ситуация. Я думаю, что им приходится приспосабливаться к новым условиям и что обстоятельства могут подтолкнуть их к набегам.
        Роуз обдумывал возможность того, что кланы изберут новую тактику. На Токкайдо они доказали свою способность приноравливаться к обстоятельствам, но там же они впервые были остановлены. Роуз не брал в расчет два поражения, которые кланы потерпели от куритян и сил Федеративного Содружества на Уолкотте и Твикроссе в
3035 году. Хотя Волчьи Драгуны и нанесли поражение кланам, они использовали для этого военную хитрость. Роуз ничего не имел против подобной тактики, но считал, что Ком-Гвардия показала себя единственной военной силой, способной остановить кланы в лобовом столкновении.
        Токкайдский договор может помешать кланам в их продвижении за обговоренную линию, но он не может остановить набеги и даже полное завоевание планет Дома Куриты и Федеративного Содружества, находящихся над линией Договора. Их атаки все учащались. Предположение Кука отнюдь не выглядело неправдоподобным, и Роуз кивнул в знак согласия. Однако его беспокоили еще некоторые вещи.
        - Даже если это будет всего-навсего рейд, мы не сможем дать им настоящего боя без помощи ополчения.
        - Я вас понимаю,- сказал Кук.- Нам нужно обучить вспомогательные войска и сделать это как можно быстрее. Когда здесь находились войска Федеративного Содружества, мы не думали об обороне. В ту пору и причины для беспокойства не было. Теперь такая причина имеется, но нет никого, кто смог бы нас защитить. Приходится рассчитывать лишь на свои силы.
        Роуз хорошо помнил, как это трудно - взрослеть. А сейчас это должно было сделать население целой планеты.
        - Итак, первым делом - учения,- сказал он.- Мой отряд способен их организовать. Нам необходимо содействие командиров милиции и поддержка административных округов.
        - Это я в силах устроить,- ответил Кук.
        Роузу было Приятно услышать, что председатель готов откликнуться на все его инициативы. Это делало его положение более сносным.
        - Раз мы договорились об обучении войск,- продолжал Роуз,- то можно рассчитывать на то, что недовольство, вызванное нашим присутствием, поубавится. Это было бы неплохо, но я на подобное течение дел особенно не надеюсь. Кстати, насколько сильны враждебные нам настроения?
        Кук скрипнул зубами, и Роуз тотчас же понял, что ответ будет неблагоприятным.
        - Насчет целесообразности вашего появления на планете было множество жарких споров, даже после ратификации контракта. С точки зрения населения, вы сейчас необходимы нашей планете. Большинство вас поддерживает, но это - молчаливое большинство. Крикуны толпятся у ваших ворот. Они производят немалый шум, но не выражают мнений большинства. Расстановка же сил в Совете - другое дело. Сейчас он разделился на две равные фракции: одна поддерживает меня, а другая - Креншоу. Моя фракция, состоящая из четырех человек, считает, что мы должны отважиться на самую решительную борьбу с кланами. Такая политика дорого нам обойдется, но она необходима. Последователи Креншоу считают, что мы должны мирно сдаться и уступить Боргезе без боя. Так будет лучше для планеты, пусть даже это заденет интересы Федеративного Содружества.
        - Но ведь есть еще и девятый член Совета. На чьей он стороне?
        - И на той, и на другой. Роуз удивленно поднял бровь, а Кук рассмеялся.
        - Мисс Джессика Энн Де Вилбс придерживается нейтральной позиции. Она отказывается примкнуть к какому-либо лагерю и последние шесть раз по-разному голосовала за решения о кланах: три раза «да» и три раза «нет». Сейчас мисс Де Вилбс пытается быть лояльной по отношению к Боргезе. Она очень сильная женщина, но слишком молода, чтобы иметь решающий голос в Совете.
        Роуз обдумал эти новости. Население - за него, даже если и не высказывает этого вслух. Совет считает иначе. Это плохо. Есть ли в его положении что-то позитивное?
        - С кем мы будем работать?
        Кук, помолчав, обдумал этот вопрос.
        - В основном с мотопехотой, несколькими устаревшими танками и АРС, но сливки ополчения - это «Зеленая команда».
        Роуз едва сдержал смех:
        - Хорошенькое название! Кук пожал плечами:
        - Идея подобного названия - не моя. «Зеленые» располагают двумя эскадрильями вертолетов и звеном истребителей. Большая часть оборонного бюджета за последние три года шла на покупку новых «Рипперов» для этого соединения.
        Роуз не думал об использовании вертолетов в бою, но некоторые водители это делали. Вертолеты - слишком доступная цель, несмотря на их усиленную броню. Один легкий боевой робот, возможно, принес бы большую пользу, но приходится довольствоваться тем, что имеется.
        - Итак, начнем с них. Наверное, на планете нет бывших водителей, кроме Моргана?
        Несмотря на то что у Роуза было три дня, чтобы побороть необъяснимую неприязнь, ему все еще не нравился этот человек.
        - Только Саландер Морган и его люди.
        - И его люди?
        Ничего себе новости! На планете имеется независимый отряд боевых роботов, а Роуз только сейчас узнает об этом.
        - Да. Когда Морган вернулся, несколько его старых товарищей прибыли вместе с ним. Последние три недели они находились в его поместье.
        - Сколько же их всего? - Роуз пытался сохранить спокойствие.
        - Пятеро, включая Моргана. Я сам их встретил, когда они прибыли, но с тех пор они носа не высовывают из имения.
        Роуз почувствовал некоторое облегчение. По крайней мере, эти вояки не станут мешать ему.
        - Есть ли вероятность того, что в случае необходимости они будут участвовать в разработке оборонительных планов? - поинтересовался он.
        - Уверен, что да, но не сомневаюсь также и в том, что Морган станет сражаться только при реальном нападении кланов.
        Роузу это понравилось.
        - Морган со своими людьми вернулся на Боргезе, когда Уилкинс и Хоффбрауз были еще на Аутриче. Совет сразу же предложил им то, для чего вы были наняты, но он отверг предложение.
        - Почему?
        Кук снова пожал плечами.
        - Он намекнул на ранение, полученное на войне с кланами, но в детали не вдавался. Я и не настаивал.
        - Однако он все еще главная сила в Совете,- сказал Роуз с легким напряжением в голосе. Присутствие Саландера Моргана беспокоило его.
        - Полагаю, что это - наследство его отца. Если Кук и обиделся на замечание Роуза, то не подал виду.
        - Ринальдо Морган был Человеком с большой буквы, и люди помнят его, хотя он умер почти пятнадцать лет назад. Саландер - часть памяти о нем. Он - единственный оставшийся в живых член семьи Ринальдо, и он производит впечатление.
        - Похоже, что его отец был неординарным членом Совета.
        - Вот именно. Он был самым молодым членом Совета во время четвертой войны за Наследие и его председателем в три тысячи тридцать девятом году. Ринальдо прославился на всю планету во время первого конфликта и стал председателем во время второго.
        - Похоже, что это был и вправду большой человек.
        Роуз говорил искренне. Хотя ему и не нравились вкрадчивые манеры Моргана, он уважал того, кто смог провести народ Боргезе сквозь безумие двух войн.
        - Да,- сказал Кук внезапно изменившимся голосом.- Я не уверен, что его сын достоин памяти своего отца, но с ним мало кто мог сравниться.
        Роуз кивнул и попытался рассеять внезапно нахлынувшее раздражение. Он посмотрел в окно и увидел, что лимузин в третий раз проезжает мимо одного и того же места. Вероятно, Кук полагал, что его лимузин - надежнейшее место для разговора.
        - Не думаю, что вы повредите себе, пытаясь заручиться помощью Моргана, но опасаюсь, что это окажется пустой тратой времени.
        - Не оставляй неперевернутым ни одного камня - вот мой девиз. Точнее, один из моих девизов,- сказал Роуз.
        - Поступайте, как считаете нужным.
        В последнем совете Джереми не нуждался.
        - Однако кое в чем мне ваша помощь потребуется.
        - Только скажите,- ответил Кук.- Посмотрим, что я смогу сделать.
        - На время потребуется один вертолет с экипажем. Я хочу составить для себя полное представление о положении на континенте, и мне необходима куда большая мобильность, чем та, которую могут обеспечить мои роботы. Всего на три месяца.
        Роуз подумал о том, что вертолет может понадобиться ему и на более длительное время, но про себя решил, что лучше потом похлопотать о продлении срока, нежели сразу просить о долгосрочной аренде.
        - Думаю, это можно будет устроить. Роуз спрятал улыбку. Вертолет может оказаться бесценным подспорьем на первые несколько месяцев.
        - Хорошо,- сказал он и посмотрел на Кука с притворной строгостью.- Итак, поедим мы наконец или вы намерены кружить по кварталу, пока в этой штуке не иссякнет бензин?
        XXIII

        Хьюстон, Боргезе 12 июня 3055 года


        На протяжении следующих шести месяцев «Черные шипы» были очень заняты. Как помощник командира, Рианна координировала занятия с «Зеленой командой». Все ополченцы были старше ее, но Рианнон прекрасно справлялась со своей задачей, что приятно удивляло Роуза. Эсмеральда, Бадикус и Аякс занимались непосредственным обучением воинов.
        Эсмеральда доложила Роузу, что в общих чертах «Зеленые» знают основы тактики противодействия боевым роботам, но большинство известных им приемов безнадежно устарело. Посылать пехоту против боевых роботов никогда не считалось разумным делом. Если «Зеленая команда» хочет иметь шансы на выживание, ей потребуются интенсивные тренировки.
        Эсмеральда, Бадикус и Аякс создали неплохую команду, и вскоре учебный милицейский центр огласился звуками учебного боя. Роуз и другие наемники могли засвидетельствовать, что Эсмеральда была очень требовательным офицером. Однако
«Зеленые», как казалось сторонним наблюдателям, только восхищались резкими командами и трудными упражнениями, которые она для них изобретала.
        Аякс и Бадикус управляли боевыми роботами и выступали в качестве военных советников, помогая этой решительной женщине доводить «Зеленую команду» до кондиции, соответствующей современным требованиям.
        Ангус почти все время проводил на базе, помогая Рии, а когда у него не было дел в военном городке, он работал с Эсмеральдой. Роуз долго не мог найти для него определенного занятия, но вскоре все обернулось как нельзя лучше. Когда никого из отряда не было рядом, молодой человек не боялся брать на себя ответственные решения. Его способность к быстрым, четким действиям очень помогала в установлении спокойной и деловой атмосферы. Этому способствовало и умение Рианны координировать проведение учений и руководить системой снабжения отряда.
        Первые два месяца Роуз провел вдали от базы, совершая полеты на вертолете. Вместе с Хогом они налетали почти восемьдесят тысяч километров. Роуз предпочел бы, чтобы в этих экспедициях его сопровождали Аякс или Ангус, но их опыт оказался незаменимым для тренировок и ремонтных работ в Хьюстоне. Хог, обладавший большими знаниями по ремонту и управлению боевыми роботами, не горел желанием передавать эти знания другим. Роуз предполагал, что ему придется проводить все свое время с неотесанным водителем агроробота, но Хог оказался человеком, на удивление хорошо осведомленным во многих вопросах.
        Даже если расписание работ позволяло Роузу вернуться в Хьюстон, он редко бывал в поселке. Почти все вечера он проводил с Речел Макклауд, решив возобновить старую дружбу. Как командир самых значительных вооруженных сил на Боргезе, Роуз пользовался немалой известностью. Вскоре Рианне пришлось согласовывать календарь его светских раутов с расписанием разведывательных полетов. По крайней мере один раз в неделю Роуз и Речел Макклауд объясняли назначение своего воинского отряда собравшимся посетителям. Несмотря на всю убедительность своих слов, Роуз понимал, что именно Речел он обязан ростом популярности их маленькой армии. Сначала их миссия на Боргезе не вселила в душу Макклауд большого энтузиазма, но с течением времени Речел стала испытывать все большее влечение к их общему делу. Кроме того, она гораздо лучше Джереми понимала, что такое высшее общество. Роуз не знал подробностей ее прошлого, но подозревал, что подобные светские обязанности ей не в новинку.
        К концу второго месяца пребывания на Боргезе Роуз с чувством удовлетворения отметил, что дела продвигаются гораздо лучше, чем он мог вообразить. Демонстранты все еще толпились у главного входа и уходить, похоже, не собирались. Их палаточный городок раскинулся вдоль дороги, но Роуз не обращал на него внимания, потому что в основном пикетчики вели себя тихо.
        Саландер Морган все чаще появлялся на базе и вскоре подружился с Рианной, они часто встречались. Остальные «Шипы» знали об этих свиданиях, но Роуза в это дело никто не посвятил: ситуация казалась всем безобидной. Кроме того, многие наемники считали, что их командир чересчур опекает свою сестру. Эсмеральда недолюбливала Моргана, но предпочитала присматривать за Рианной лично, не впутывая в это дело Джереми.
        Когда летняя жара достигла апогея, у Роуза тоже наступили жаркие дни. Во-первых, ему стало известно, что Рианна встречается с Саландером Морганом, во-вторых, что у него забирают вертолет и, в-третьих, что Хог подхватил вирусную пневмонию. Открытие первого факта было лишь делом времени. Рианна повела себя как школьница; это вполне соответствовало ее возрасту, но не статусу. Роуз был в ярости, но выместил ее на остальных членах отряда, которые не сообщили ему о происходящем. Однако внимание Джереми быстро переключилось на другую проблему: вскоре прибыл майор милиции с письменным приказом вернуть вертолет.
        Рианна задержала майора, а Роуз тем временем тщетно пытался связаться с председателем Куком. Когда все попытки оказались безуспешными, Рианна завизировала приказ и жестом выслала майора вон. Вертолет улетел через тридцать минут. Роуз все еще пытался раздобыть какой-нибудь воздушный транспорт, чтобы закончить работу по рекогносцировке, когда Ангус отозвал его в сторону:
        - Хог сильно болен, сэр. Полагаю, его стоит отвезти в госпиталь.
        Сопровождая больного в машине «Скорой помощи», Роуз проклинал себя за то, что позволил Хогу запустить болезнь. Тот подхватил летнюю простуду во время их частых полетов, но упорно не обращал внимания на свое недомогание. Со временем его состояние ухудшилось, но Хог отказывался уступить болезни. Он был слишком крепок, чтобы позволить какому-то вирусу свалить себя с ног. Однако утром Ангус обнаружил его в жару. Следующие десять дней Хог провел на больничной койке.
        Пока Хог был в больнице, вертолет снова оказался в руках ополчения. Роуз обратился в Совет с официальной просьбой, требуя ускорить лечение помощника и прислать новый вертолет, но не слишком удивился, когда Совет ему отказал. По-настоящему Джереми удивился лишь в тот момент, когда легкий разведывательный «Феррет» приземлился на дворе его базы. Роуз, Рианна и Ангус - единственные, кто находился в это время в военном городке,- собрались вокруг машины. Подойдя к наемникам, пилот снял шлем, и из-под него рассыпались такие длинные светлые волосы, каких Роуз никогда не видел. Пилот между тем протянул Джереми руку:
        - Капитан Роуз, меня зовут Антиох Белл. Меня послали помочь вам с рекогносцировкой.
        Роуз пожал протянутую руку и дружелюбно улыбнулся:
        - Совет принял решение? Пилот криво усмехнулся:
        - Не совсем. Я работаю на Саландера Моргана.
        - Вас послал Саландер? - спросила Рианна. Антиох, казалось, только сейчас заметил ее.
        - Да, мадам. Вы, должно быть, Рианна.- Он протянул ей руку.- Саландер много говорил о вас.
        Под взглядом Роуза с лица Рианны сбежала улыбка.
        - Рада познакомиться с вами, мистер Белл. А теперь вы должны меня извинить,- сказала она, повернулась и пошла в помещение командного пункта. Роуз пристально наблюдал за ее мальчишеской выходкой. Ангус тем временем спокойно представился Беллу.
        - Вот каково с ними, с сестрами.
        Роуз покачал головой, а Белл усмехнулся:
        - У меня самого две сестрички. Я. их совершенно не понимаю, хоть мы одной плоти и крови.
        Роуз размышлял, что значит его появление в лагере.
        - Мистер Белл, я ценю подобный жест доброй воли с вашей стороны и со стороны мистера Моргана, но боюсь, мне придется отказаться. Я пока что в здравом уме и не могу пользоваться гражданским транспортом.
        - Капитан Роуз, если вас это успокоит, то сообщу: «Феррет», на котором я прилетел, без толку пылился в ангаре последние пять-шесть лет. И снова будет собирать пыль, если вы откажетесь от предложения. Кстати, я не совсем уж штатский. Я семь лет прослужил в двадцать шестом отряде Лиранской гвардии.
        - Правда?
        - Сейчас я работаю на Моргана. Я подписал с ним контракт, когда мы покинули гвардию.
        По выражению его лица Роуз понял, что он рассматривает этот наем как самую естественную вещь.
        - А другие воины, находящиеся в поместье?
        - Наняты приблизительно на тех же условиях. Впрочем, я не должен болтать. Так вы хотите, чтобы я вернулся домой, или мы займемся рекогносцировкой?
        Роуз посмотрел на Белла. Водитель был почти ровесником Роуза, но, судя по всему, относился к жизни куда легче, чем Джереми. Все в нем, от позы до выражения лица, говорило об открытом характере. Роуз усомнился в возможности подвоха и подумал, что его предыдущая оценка Саландера Моргана может оказаться неверной. Затем Роуз взглянул на вертолет:
        - Вы действительно умеете летать на этой штуковине?
        Лицо Белла осветила улыбка.
        - Конечно. Сейчас я не считаюсь боевым летчиком, но ведь вооружение было снято с машины, когда милиция продавала ее Моргану. Если нам удастся удержать вертолет в равновесии, то все будет хорошо.
        Роуз взвесил это заявление Белла. Не слишком громкое подтверждение его способностей, но, возможно, время, которое он сэкономит, стоило риска. Роуз глянул на Ангуса. Тот лишь пожал плечами.
        - Я возьму карты,- сказал Джереми. Через пятнадцать минут они были уже над Хьюстоном.
        На завершение рекогносцировки у Роуза и Белла ушло три недели. «Феррет» был двухместным вертолетом, и поэтому свободного места в нем оказалось очень мало. Как и Хог, Белл любил поговорить, но его кругозор был значительно уже. Однако три недели, которые они провели в разведке, были наиболее продуктивны, и Роуз решил, что после еще одного дня полетов к северу от города их работа будет завершена. Они возвращались в военный городок, когда Белл сказал:
        - Вас вызывают.
        Роуз надел наушники, которые обычно снимал во время полета. Хотя они с пилотом сидели в разных отсеках, внутренняя система связи не требовала постоянного использования этих «зажимов для головы», как называл их Белл. Роуз поднял вверх большие пальцы, и тот включил канал связи.
        - Капитан Роуз, говорит председатель Кук. Роуз напрягся. Такое официальное начало вряд ли предвещало хорошие новости.
        - Вы возвращаетесь на базу?
        Хоть председатель и не видел его, Роуз кивнул:
        - Совершенно верно.
        - Пожалуйста, немедленно летите в аэропорт рядом с Павильоном Ассамблей.
        - Что стряслось, председатель?
        - Поговорим на земле, капитан. Конец связи. В наушниках воцарилась тишина. Роуз глядел в темнеющее небо. Он снял наушники и через внутреннее переговорное устройство сказал:
        - Думаю, вы все слышали.
        Белл поднял вверх большой палец.
        - Мы уже поменяли курс?
        Снова утвердительный жест. Роуз откинулся в кресле.
        - На войну не похоже. Должно быть, какие-то неприятности,- размышлял Роуз вслух.- Соединитесь с нашей базой. Я хочу, чтобы Рианна и Эсмеральда встретили нас в том же месте.
        Когда «Феррет» коснулся земли, Рианна, Эсмеральда и председатель Кук уже ждали их на посадочной площадке. Роуз выпрыгнул из кабины, не дожидаясь, пока лопасти винта перестанут вращаться, и побежал к собравшимся. Кивнув в знак приветствия обеим женщинам, он повернулся к Куку.
        - У нас неприятности,- сказал председатель.- Петр Иварз, мой главный сторонник в Совете, сегодня был арестован по обвинению в загрязнении окружающей среды и спекуляции. После таких обвинений он был вынужден сложить свои полномочия.
        Их группа вошла в задние двери Павильона Ассамблей, и Куку не нужно было больше кричать, чтобы его услышали. Двери за ними закрылись. Он поправил воротничок и продолжал:
        - Мы назначили чрезвычайное заседание Совета, и по пути на это заседание...- Кук замолчал, и Роуз приготовился к чему-то ужасному,- Аманда Хиллерман погибла в автомобильной катастрофе.
        Все шагали в полном молчании. Роуз лихорадочно обдумывал услышанное. Внезапно его осенило. Двое из четырех членов коалиции Кука выбыли. Роуз не имел представления о методах местных политиков, но сомневался в том, что Иварз сможет вернуться в Совет, даже если и освободится от обвинений.
        - Вы проиграли,- мрачно резюмировал Роуз.
        - Пока нет. Я пробуду на посту еще пять месяцев, но маловероятно, что меня выберут на второй срок. Сейчас Совет должен выбрать двух новых членов.
        Их маленькая группа подошла к закрытым двойным дверям. В досаде Кук сильно толкнул створки. Эхо отозвалось по всему коридору, а он продолжал:
        - Когда их места будут заняты, Совет постарается поменять государственную политику. Они не желают сражаться с кланами, когда те появятся.
        - А что же народ? Вы говорили, что люди настроены против кланов.
        Кук покачал головой:
        - Креншоу начнет обработку масс. Он смягчит 9 их глазах политику кланов и преувеличит слабость Федеративного Содружества. Вскоре многие люди будут рады приходу захватчиков, гадая, как это Внутренняя Сфера так долго обходилась без них.
        Он хмыкнул.- Большинству из них даже не придет в голову, что их мнением манипулируют.
        - Это уже началось,- сказала Рианна. Кук и Роуз застыли в изумлении.-Я смотрела местные новости. Кланы преподносят как силу, которую невозможно остановить. В большинстве сюжетов - разрушенные боевые роботы Федеративного Содружества и развалины городов, по которым прошли бои. Да, война выглядела мрачно, но не настолько, как сегодняшним вечером.
        Рианна говорила, а лицо Кука постепенно краснело.
        - Сегодняшним вечером они показывали хронику... Я сразу подумала, что это что-то очень знакомое. Когда вы сказали про обработку масс, я вспомнила. Это хроника битвы на Твикроссе. Я помню ее еще по академии. В ту пору этот фильм предназначался «для служебного пользования».
        - Значит, недавно его открыли для всех, или у кого-то есть влиятельные знакомства,
        сказал Кук.- Они упомянули, что это давнишняя съемка?
        - Нет.
        - Вот именно,- сказал Роуз.- Если бы все было честно, они бы, конечно., объявили, что крутят кадры из старого фильма.
        Кук потер щетину на подбородке.
        - Капитан Роуз, вскоре вы станете очень непопулярны. Я буду держаться, сколько смогу, но в конце концов фракция Креншоу победит. Это означает одно: если кланы решат захватить Боргезе, им не будет оказано никакого сопротивления.
        - А если состоится всего лишь рейд?
        - Одно звено сможет захватить всю планету, если будет выглядеть достаточно устрашающим,- сказал Кук.
        - Вы, конечно, шутите,- сказала Рианна.
        - Биота и Волдерз пали без единого выстрела,- напомнил ей Роуз.- Обе планеты постоянно находились под угрозой, а народу, который верит в то, что кланы вот-вот разнесут его дом в щепки, даже пара боевых роботов кажется очень опасной.
        Эсмеральда фыркнула. Кук повернулся к ней:
        - Можете в этом не сомневаться, мадам. Вы воин. Смерть и разрушения привычны для вас, но это - планета фермеров и рыбаков. Здешние жители не умеют воевать, и если им будет угрожать опасность, они сдадутся первому встречному воину кланов.
        Под пристальным взглядом политика Эсмеральда смутилась, но быстро пришла в себя. Видя, что Кук, сам того не подозревая, нарывается на неприятности, Роуз встал между ними.
        - Все понятно, господин председатель,- сказал он, выразительно глядя на Эсмеральду, пока та не успокоилась.- А как насчет контратаки?
        Кук посмотрел на Роуза как на сумасшедшего.
        - Креншоу попытается убедить народ принять кланы,- сказал Роуз,- а вы должны убедить их в обратном. У вас имеется Морган. Если его авторитет настолько велик, как вы утверждаете, он сможет на время сдержать натиск пацифистов.
        Кук кивнул, и в глазах его на секунду зажглась надежда.
        - Нам нужно выждать и посмотреть, как будут развиваться события.
        - Мы отправляемся в военный городок. Рианна, объяви полную боевую готовность. Роуз повернулся к Эсмеральде:
        - Проверь, все ли роботы готовы к немедленному выступлению. Уж коли нам известно, насколько плохо обстоят дела, то стоит приготовиться к худшему.
        Кук посмотрел на часы, а затем обреченно махнул рукой.
        - Я уже на тридцать минут опоздал на совещание, которое созвал сам.
        Он пошел было в сторону дверей, но остановился.
        - Возможно, вам стоит поставить в известность экипаж вашего шаттла. Он считается частью отряда «Черные шипы».
        - Председатель прав,- сказал Роуз, обернувшись к Рианне и Эсмеральде.- Вы возвращаетесь в поселок. Я спрошу Антиоха, может быть, он доставит меня на космодром.
        XXIV

        Хьюстон, Боргезе 12 июня 3055 года


        Как выяснилось, Макклауд лучше всех была подготовлена к известию об изменениях в политической жизни Боргезе. Отсеки «Бристоля» уже загружались для полета на Камерон. Через два дня «Бристоль» должен был покинуть Боргезе. Роуз не надеялся на его возвращение.
        Прощаясь, они обошлись без сентиментальных сцен. В силу вступила жестокая реальность работы Макклауд и контракта, которым был связан Роуз. Речел зарабатывала на жизнь перевозкой коммерческих грузов. Роуз возглавлял наемный отряд. Эксплуатация «Бристоля» была слишком дорогостоящим делом, чтобы позволить Речел спокойно сидеть на одной планете - пусть даже в обществе Джереми. Роуз предлагал Макклауд работу в качестве постоянного транспорта «Черных шипов», но она отказалась. Отряд еле зарабатывал на содержание своих роботов. Как они собирались покрыть расходы на шаттл?
        Роуз ушел с корабля, заручившись обещанием Речел прийти завтра вечером на их базу для участия в прощальном ужине. Похоже, это последнее, что он мог сделать в сложившейся ситуации. Сойдя с трапа, Роуз увидел Антиоха, который стоял, прислонившись к грузоподъемнику,- несмотря на приказ Роуза, пилот не отправился домой. Джереми прошел через пустую площадку и, вздохнув, прислонился плечом к тому же грузоподъемнику.
        - Трудный вечер? - спросил Антиох. Роуз не ответил. Наконец он оторвался от стенки грузоподъемника.
        - Знаете, чего я не понимаю? - задал он риторический вопрос.- Себя. Я не понимаю себя. Я встречаю человека, который меня интересует, и все складывается прекраснейшим образом.
        Роуз повернулся и посмотрел на трап, ведущий в отсек шаттла.
        - Я был вынужден уехать, но расстались мы хорошо. Я отправил несколько посланий через Ком-Стар. Спустя несколько месяцев мы встретились, и все было как-то по-другому, но я думал, что это из-за разлуки.
        Роуз снова оперся на стенку грузоподъемника, продолжая смотреть на трап:
        - В последнее время отношения стали улучшаться, и я поверил, что наша история имеет продолжение.
        Роуз умолк.
        - Так чего же вы все-таки не понимаете? - спросил его Белл.
        - Пока мы на корабле, все обстоит отлично. Мы разговариваем, смеемся, и все у нас хорошо. Но в ту самую минуту, как я ступаю на землю, я вспоминаю о ее существовании. То есть я думаю о ней больше, чем следовало бы, но у меня редко находится время для того, чтобы поговорить с ней, высказать то, что я чувствую.
        - Может, это для вас не слишком уж важно,- сказал Белл.
        Роуз пристально посмотрел на пилота, пытаясь разглядеть на его слабо освещенном лице выражение насмешки. Однако Белл был серьезен.
        - Не исключено, что вы правы. Но почему мне так плохо оттого, что она улетает?
        - Я знаком с вами всего несколько недель, но вы мне нравитесь,- осторожно сказал Белл.- Если это не покажется нескромным с моей стороны, я мог бы дать вам маленький совет.
        Роуз не был уверен в том, что ему понравятся слова его товарища, но не стал возражать.
        - Если вы не хотите, чтоб она уезжала, скажите ей об этом. По крайней мере, предоставьте ей шанс сказать «нет».
        - Я предложил ей работать в отряде. Белл покачал головой:
        - Это не одно и то же. Вы сделали деловое предложение капитану шаттла. Но не женщине. Вот в чем разница.
        Роуз понимал, что он прав, но не смог заставить себя признать это вслух. Подобная история была у него с Тьегард, к которой он питал особые чувства, но Речел - совсем другое. Она не водитель боевого робота, не воин. Речел совсем иначе смотрела на жизнь, что, собственно, и очаровывало Роуза. К несчастью, так же, как и в случае с Тьегард, Роуз не мог заставить себя признаться в своих чувствах.
        - Пойдемте,- пробормотал он, глядя на полоску света, пробивающуюся сквозь щель трапа.
        Пока они шли к «Феррету», трап втянули внутрь шаттла. Роуз этого не заметил, но эхо захлопнувшейся дверцы он услышал. Была какая-то зловещая обреченность в этом звуке, преследовавшем Роуза всю дорогу до дома.
        На другом конце Хьюстона, в одном из домов, принадлежавших Креншоу, царило приподнятое настроение. У себя в кабинете Креншоу принимал единственного гостя; ему хотелось сделать все от него зависящее, чтобы гость чувствовал себя как дома.
        Когда торопливо проведенное Куком заседание Совета закончилось, Креншоу мысленно послал председателя ко всем чертям и решил остаться в своем городском особняке, не возвращаясь в загородный дом. Гость появился, едва закончилось заседание. Креншоу сумел пригласить его к себе незаметно для других членов Совета.
        Он улыбнулся и предложил вошедшему стаканчик бренди. Креншоу получал его от Андре и почувствовал раздражение, когда увидел, что гость лакает его, как пиво. Уже давно, когда этот парень впервые явился на заседание Совета, старик начал подозревать, что Саландер Морган представляет собою лишь слабую тень своего прославленного отца.
        - Ну как, вам нравится?
        Креншоу сумел скрыть свое разочарование. Он был политиком столько лет, что уже мало кто умел различать его истинные чувства.
        Саландер Морган кивнул. Это бренди разогрело его кровь куда сильнее, чем любой из известных ему напитков. Нужно разузнать, где его можно раздобыть. Креншоу улыбнулся и опустился в кресло напротив Моргана. Движения хозяина вовсе не были старческими, несмотря на его облик.
        Пока советник устраивался поудобнее, Морган вспоминал, как впервые увидел Креншоу. Даже будучи совсем мальчиком, он чувствовал что-то зловещее в этом человеке. Это что-то лежало прямо под поверхностью, ожидая лишь момента, чтобы выплеснуться наружу. Его отец мог сдерживать амбиции Креншоу, преуспели в этом и другие председатели, возглавлявшие Ассамблею. Пожалуй, только Кук так и не осознал того, что было известно даже Моргану: подлинное лицо этого человека. Сейчас зверь был выпущен на свободу, Саландер видел это по глазам готовящегося заговорить Креншоу.
        - Саландер, я скажу напрямик. Мы находимся на пороге исторического дня, который запомнится жителям Боргезе как день, когда мы вступили на верный путь.
        Саландер был удивлен. Креншоу действительно верил в ту чушь, которую он собирался поведать.
        - Вы знаете, что я нахожусь в оппозиции к Зиносу Куку в Совете?
        Морган кивнул и продолжал потягивать бренди. Этот факт был общеизвестным.
        - Вы также знаете и то, что я не буду препятствовать возможной высадке кланов.
        Морган сначала заколебался, потом кивнул. Он знал об этом, но блеск в темных глазах Креншоу порождал неуверенность.
        - Я слышал, как вас называли лидером проклановской фракции, которую пресса окрестила «Смотрители»,- сказал Морган.
        Креншоу фыркнул:
        - Популистская болтовня. Название мало что значит, как и мое участие в этой фракции. Однако я и вправду придерживаюсь их точки зрения. Эта глупая война с кланами не должна затронуть Боргезе. Я решил посвятить себя предотвращению войны любыми средствами.
        Морган снова кивнул. Поставив локти на колени, Креншоу склонился к Моргану.
        - Вы понимаете, что я имею в виду? Морган продолжал кивать, а потом вдруг остановился. Его реакция была чисто рефлекторной - до того мига, когда он заглянул Креншоу в глаза. Старик не шутил. Саландер с трудом допил остаток бренди и поставил стакан на столик, разделявший собеседников. Потом наклонился вперед, как в зеркале повторив позу Креншоу.
        - Понимаю. Я дрался с кланами и знаю, на что они способны. Я тоже мог бы что-нибудь предпринять, чтобы не дать разразиться войне на Боргезе.
        Креншоу расслабился: Морган был на его стороне. Старик улыбнулся и похлопал собеседника по колену.
        - Как и ваш отец, вы любите свою родину. («Какое вранье! - тем временем думал он.- Деньги и власть - вот что интересует этого парня на самом деле».)
        Он откинулся на спинку кресла и жестом пригласил Моргана налить себе новую порцию бренди. Пока тот занимался этим приятным делом. Креншоу говорил:
        - Я думаю, что мы сможем предотвратить войну, несмотря на то что этот дурак Кук успел натворить многое. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
        Он уже знал ответ, но ему хотелось заставить Моргана высказать свою позицию. Креншоу спрятал улыбку. Морган вернулся на свое место со стаканом, наполненным до краев.
        - Совет контролирует милицию. Если возникнет угроза войны, Совет сможет удержать в узде любую горячую голову, которая захочет открыть огонь. Так как я контролирую Совет - или буду его контролировать после завтрашних назначений,- мне удастся удержать милицию от любых неконструктивных действий. Но...
        - Но есть еще и наемники,- вставил Саландер. Креншоу прикусил губу: старик терпеть не мог, когда его перебивали. Он улыбнулся сквозь сжатые зубы и продолжал:
        - Но наемников я не контролирую. Я несколько раз пытался поговорить с Роузом, но он отказывался встречаться со мной вне заседаний Совета. Если кланы совершат нападение до конца срока его контракта, он, без сомнения, попытается дать им отпор.
        Он подождал, пока его слова дойдут до собеседника.
        - «Черные шипы» будут вынуждены драться, и неизвестно, чем это все закончится,- выпалил Морган.
        Креншоу кивнул.
        - Мы должны остановить Роуза.
        Морган поставил наполовину пустой стакан на стол и заговорил, но на середине фразы оборвал себя, да так резко, что забыл закрыть рот.
        - Так вот зачем я вам понадобился? Я единственный, кто способен его остановить.
        Креншоу обдумывал свой ответ. Заявление Моргана почти соответствовало действительности. Почти. Он посмотрел на молодого воина и решил вести себя несколько осмотрительнее, чем собирался вначале.
        - Я не хочу, чтобы вам пришлось останавливать Роуза. Надеюсь, до этого не дойдет. Просто «Смотрители» нуждаются в военной поддержке. Вы когда-то очень красноречиво высказали свою точку зрения насчет того, как следует поступать при появлении кланов. Хоть я и не до конца был согласен с вами, но мне нравилась ваша убежденность. Однако подумайте, какую цену придется заплатить за это сопротивление. Разрушения, которые вы видели, сражаясь за Федеративное Содружество, были огромны. Неужели вы хотите, чтобы то же самое произошло с вашей родиной? Сможете ли вы спокойно жить дальше, зная, что эту разруху и смерть можно было предотвратить?
        Креншоу наклонился и вонзил в Моргана пристальный взгляд. Прошло некоторое время, прежде чем тот отрицательно покачал головой.
        - Конечно, нет,- продолжил Креншоу.- Я знаю, сынок, как много значит для вас родной дом. Все, что вам следует сделать,- это поддержать политику лояльности кланам, которую я собираюсь предложить членам Совета на следующей неделе. Если вы будете первым гражданином, который объявит о своей поддержке моего плана, массы последуют за вами. Вы станете народным героем.
        Морган спрятал лицо в ладони. Видя, что Саландер заглотнул наживку, Креншоу решил, что пора подсекать:
        - Таким же героем, как и ваш отец. Морган неожиданно поднял голову. Креншоу знал, что Саландер пытается найти следы лукавства на его лице, но ему не составляло труда одурачить подвыпившего молодого человека. Лицо Моргана казалось бесстрастным, но его глаза сказали Креншоу о многом.
        - А как насчет роботов, принадлежащих наемникам?
        Морган пытался скрыть интонации алчной заинтересованности, проскользнувшие в его голосе, но ему это не удалось.
        - Кто-то ведь должен будет заниматься...
        - Я думаю, что на планете в этом отношении нет никого квалифицированнее вас. Машины мало интересуют меня и других членов моей группировки. Можете считать их своими.
        Креншоу мог бы поклясться, что видит, как С-банкноты заплясали в глазах Саландера. Старик встал и протянул Моргану костлявую руку.
        - Рад приветствовать вас на борту нашего корабля, гауптман Морган. Уверен, что вы будете самым полезным членом нашей команды.
        Морган посмотрел на протянутую ему руку и медленно встал, чтобы пожать ее.
        - А теперь, с вашего разрешения, нам пора расставаться. Для такого старца, как я, это слишком поздний час. Мой шофер отвезет вас в ваше поместье. Вы сможете поспать по дороге.
        Креншоу вызвал дворецкого, тот разбудил шофера, и вскоре лимузин стоял у входной двери. Советник попрощался с посетителем и смотрел ему вслед, пока машина не скрылась из виду. Затем он вернулся в свой кабинет, где в кресле Моргана уже сидел другой человек.
        - Вы все слышали? - спросил он, плюхнувшись в свое кресло.
        - Да, я слышал.
        Креншоу пристально посмотрел на человека, на лице которого была написана крайняя скука; сидящий сложил ладони домиком, уперевшись указательными пальцами в подбородок, и размышлял.
        - Мы можем выступить сегодняшней ночью. Креншоу покачал головой:
        - Слишком рано. Если у вас что-нибудь сорвется, это может повлиять на результаты голосования в Совете. Подождем до завтрашнего вечера. К тому времени я уже буду контролировать Совет, и вы сможете беспрепятственно делать свое дело.
        Человек постучал пальцами по подбородку. Креншоу заметил, что собеседнику не понравилось его предложение, но что в конце концов он вынужден был согласиться.
        - Молодой Морган повел себя так, как вы предсказывали.
        Креншоу с искренним удовольствием рассмеялся - впервые за целый вечер.
        - Спасибо за комплимент, но предсказать это было нетрудно. Когда вы выяснили правду о его послужном списке, мне оставалось лишь подытожить факты. Жадность и ненадежность - какое жалкое сочетание душевных качеств.
        - Мы должны быть уверены, что никто, кроме нас, не узнает о прошлом Моргана. Как только на Боргезе услышат, что он был уволен со службы за махинации на черном рынке, доверие к нему упадет до нуля.
        - Поверьте мне,- ответил Креншоу, протирая глаза,- никто не понимает этого лучше, чем я. К счастью, правду знаем лишь вы, да я, да еще Отдел записей на Таркаде. Но они, похоже, не отдают информацию добровольно.
        - Да, тут мы находимся в безопасности. Кроме того, поддерживать доверие к Моргану нам необходимо всего лишь несколько месяцев. А потом - кого будет волновать, что с ним случилось?
        Поглядев друг на друга, собеседники одновременно усмехнулись. Потом немного посидели молча, и Креншоу встал.
        - Я иду спать,- объявил он, зевая. Гость его не пошевелился, а Креншоу направился к двери.
        - Кстати, Хоффбрауз, захлопните за собой дверь.
        XXV

        Хьюстон, Боргезе 13 июня 3055 года


        Как и предсказывал Зинос Кук, новые члены были проведены в Совет Креншоу и его кликой, хотя вакансии эти могли быть заполнены лишь путем всенародного голосования. Однако Совет имел право совершать временные назначения. Для их утверждения требовалось простое большинство.
        Первый из кандидатов, казалось, твердо стоит на нейтральных позициях. Хоть Кэлвин Вашингтон славился не столько политическими идеями, сколько разгульными вечеринками, Кук решил, что этот человек будет подходящим членом Совета. В своей речи Вашингтон обещал много работать, прислушиваться к гласу народа и тщательно взвешивать каждое принимаемое решение. Его провели единогласно.
        Второй кандидат приехал на собрание вместе с Креншоу. Во время своей речи он прямо объявил себя членом движения «Смотрителей». Не обращая внимания на горячие возражения со стороны Кука, Совет провел Эрмандо Рашмална голосованием при счете три к двум голосам. Когда Вашингтон даже раньше Креншоу поднял руку «за», Кук понял, что его надули. Де Вилбс воздержалась от голосования, что в принципе разрешалось, но выглядело довольно необычно. Избирателям хотелось, чтобы их представители участвовали в голосовании, а не просто наблюдали за происходящим.
        Заседание Совета закончилось ближе к вечеру, но не очень поздно, чтобы дать возможность новым членам Совета ознакомиться с положением текущих событий. Кук не сомневался в том, что оба новых члена прекрасно обо всем осведомлены, но ничего не мог сделать. Несмотря на то что он оставался председателем, Совет решал львиную долю вопросов простым большинством. Иногда, пользуясь своим положением, Кук мог склонить Совет к тем решениям, которые были выгодны его партии. Но под постоянным нажимом Креншоу даже это ему удавалось все реже.
        Пока члены Совета выходили из украшенного куполом зала заседаний, Кук посмотрел на Крен-шоу своим знаменитым взглядом: «хотел бы я видеть тебя в гробу», но старик только усмехнулся. Он попытался тем же способом воздействовать на Вашингтона, но достиг такого же результата. Кук решил, что Вашингтон глуп и ничего не понимает в политике. О Креншоу же явно нельзя было сказать ни того, ни другого.
        Роуз узнал обо всем происшедшем, когда готовился к прощальному ужину в честь Макклауд. Остальные наемники понимали, как тяжело он воспринимает отъезд Речел, но никто, даже его сестра, не знал, что ему сказать. В конце концов они решили оставить командира в покое, веря, что он справится со своими проблемами, а если не справится, то ничто не помешает ему попросить поддержки.
        Речел Макклауд прибыла ровно в семь. По неизвестной причине Антиох Белл настоял на том, чтобы самому привезти ее в военный городок. В последнее время пикетчики были гораздо более агрессивно настроены, но Белл смог проехать сквозь их кордон без затруднений. Роузу было известно, что ужин приготовлен роскошный. Их повар из местных был превосходным кулинаром. Роуз витал в облаках, глядя на Макклауд, слушая разговоры, но не присоединяясь к ним. Уже подали яблоки в тесте, когда раздался звонок.
        Рианна встала, чтобы ответить, однако Роуз опередил ее. Он пересек маленькую комнату и схватил трубку. Джереми хотел назвать себя, но звонивший начал говорить первым. С лица Роуза медленно сбежала краска.
        Первым вскочил Аякс. Он направился к двери прежде, чем Роуз положил трубку. Джереми поспешил за ним, произнеся на ходу:
        - «Шипы», у нас неприятности на космодроме. Вся команда бросилась к двери, Аякс уже бежал к своему роботу. Наемники жили в состоянии повышенной боеготовности, поэтому на каждом был надет боевой костюм. Речел осталась сидеть за столом. Лицо ее было спокойно.
        - Что происходит, Джереми?
        Остальные бойцы уже вышли за дверь: одни бежали к своим роботам, другие - в казармы. Хог, последний из уходивших, одной рукой прикрывал за собой дверь, а другой схватил печеное яблоко. Роуз глубоко вобрал воздух и громко выдохнул.
        - Террористы атакуют космодром. Похоже, их цель - «Бристоль». Экипаж пытается сдержать их, но дела плохи.
        Роуз, конечно, ожидал вспышки гнева, но едва успел пригнуться, когда она швырнула в него тяжелый стакан.
        - Сукин сын! Ты обещал защищать их! Не дожидаясь ответа, она быстро обогнула стол. Роуз принял защитную позу, готовясь отразить атаку, но атаки не последовало. Когда Макклауд пробегала мимо входной двери, та неожиданно резко распахнулась. На бегу Макклауд со всего размаха стукнулась о нее, воздух вылетел из ее легких, а голова ударилась о тяжелое дерево.
        Хог, все еще опиравшийся плечом о дверь, посмотрел на Роуза и попытался улыбнуться.
        - Похоже, это единственное, что я мог сделать. Великан выглянул из-за двери, и Роуз перешагнул через упавшую Речел, которая судорожно глотала воздух. Ее левый глаз начал заплывать. Выглядела она неважно, но через несколько минут должна была встать.
        - Сэр, пора уходить. Если, конечно, вы не думаете, что она снова столкнется с дверью.
        Роуз посмотрел на Хога, потом перевел взгляд на Макклауд. В нерешительности он обратился к повару:
        - Поставь здесь пару охранников. Сделай так, чтобы она оставалась здесь, пока мы не вернемся.
        Макклауд пыталась встать, ее здоровый глаз был направлен на Роуза.
        - Можешь сесть на нее, если понадобится, но не дай ей уйти.
        Сказав это, он вышел за дверь. Хог последовал за ним. Когда Роуз добрался до кабины своего «Коня», «Ворон» Аякса уже двигался в сторону главных ворот. За ним шагали Ангус и остальной отряд. Пробегая через ворота на своем роботе, Роуз увидел, что сегодня собралось необычайно много пикетчиков, они что-то кричали в сторону пробегавших мимо них «Мехов». В броню «Коня» полетели камни, на мгновение Роуз испугался, что кто-нибудь из демонстрантов будет раздавлен подошвами боевых роботов. К счастью, он ошибался. Группа пикетчиков держалась на почтительном расстоянии от дороги. Вскоре «Черные шипы» миновали их и двинулись к космодрому.
        Впереди шли Аякс и Ангус, остальные следовали за ними. Вскоре Аякс опередил всех, но Роуз решил не отзывать его. Он вряд ли мог встретить по дороге какое-либо сопротивление до космодрома, а его своевременное прибытие могло оказаться очень полезным.
        Когда остальные «Шипы» добрались до космодрома, Аякс осматривал «Бристоль» через сканеры, рассчитанные на близкое расстояние. Разведывательный зонд, вмонтированный в нос «Ворона», демонстрировал мрачную, но отчетливую картину.
        Террористы получили доступ к кораблю, притворившись рабочими. Роуз видел поврежденный грузоподъемник под закрытой дверью отсека ¦ 3. Рядом с подъемником лежали два трупа, но в темноте было невозможно понять, свои это или враги.

«Конь» Роуза встал рядом с «Вороном», который обстреливался из орудий шаттла поверх стоящего между ними пакгауза.
        - Каково положение, Аякс? Роуз старался разглядеть что-либо поверх здания, но видел лишь верхнюю часть «Бристоля».
        - Они уже успели задраить отсеки, когда я добрался. Похоже, что экипаж некоторое время сдерживал их, но это продолжалось недолго. Я накрыл двоих у подъемника, но остальные были уже мертвы.
        Пока Роуз слушал, верхнее орудие шаттла поворачивалось в их сторону. Его ствол немного опустился и замер, целясь в голову «Коня». Так как форма «Бристоля» была шарообразной, проектировщикам пришлось поломать головы, прежде чем они решили проблему установки орудия. В конце концов основное вооружение разместилось в верхнем полушарии: именно верхний модуль чаще других задействован во время боя. На земле эти верхние орудия прекрасно защищали шаттл класса «Юнион» от воздушных атак. Наземные атаки на корабль обычно отражали боевые роботы, которые шаттл нес на себе специально для этой цели. Сейчас «Шипы» находились вне зоны досягаемости основных орудий «Бристоля»; если они решатся атаковать шаттл, им придется принять на себя огонь лишь нижней лазерной установки.
        Роуз обдумывал два варианта. Или он приказывает отряду стремительно двинуться на шаттл, нанеся ему повреждения, которые в дальнейшем не позволят кораблю взлететь, или им придется пассивно наблюдать за угоном «Бристоля». В любом случае Макклауд теряет свой корабль.
        - Говорит «Командный-один». Штурмуем шаттл. Сосредоточьте огонь на ближайшей подпорке. Если мы повредим одну из его ног, то пираты, возможно, не решатся на взлет.
        Роуз еще не закончил говорить, когда под «Бристолем» вдруг показалось красное зарево. Дым повалил из-под корабля клубами, а монотонный рев оглушил наемников.
        - Аякс, ты ведь сказал, будто они только что задраили люки?!
        Если бы это было правдой, у Роуза оставалось бы еще десять-пятнадцать минут для атаки. За это время он мог бы повредить все четыре ноги шаттла. А сейчас оказалось, что корабль находится на последней стадии запуска.
        - Вперед, вперед! - Зная, что остальной отряд следует за ним, Роуз обогнул здание и побежал к «Бристолю». Выдав первый залп ракетами дальнего радиуса действия, он увидел, как массивные ноги корабля вытянулись; двигатели начали поднимать тридцатипятитысячетонный челнок. Дым окутал «Коня», скрыв нижнюю половину робота. Когда Роуз снова выстрелил по ближайшей ноге, ответил «Бристоль». Три красных луча, направленные из боевого отсека, ударили в грудь «Коня». Броня расплавилась и потекла тремя отдельными ручейками, жар лазера плавил стальные пластины, покрывавшие двигатель боевого робота. Потеряв равновесие, Роуз попытался сделать шаг назад.
        Вдруг он понял, что сейчас упадет. Хотя лазерный огонь обычно не мог сбить его с ног, но ураган, поднятый двигателем, нарушил равновесие машины. Густой дым закрыл ему. обзор. Боевой робот тяжело рухнул на правый локоть, повредив при этом броню. Роуз в кабине упал на правый бок. Когда он сумел снова поставить робота на ноги,
«Бристоль» был уже в воздухе. Джереми попытался выстрелить по двигателям, но не попал, потому что жара внутри была нестерпимой.
        Когда температурный датчик в «Коне» достиг красной отметки, Роуз прекратил стрельбу, с досадой глядя на то, как «Бристоль» поднимается в воздух. Эсмеральда сделала пару залпов из ПИИ, но Роуз понимал, что бой проигран. Он даже не послал еще порцию ракет дальнего радиуса действия вслед удаляющемуся кораблю.
        - «Черные шипы», это - «Командный-один», соберитесь вокруг меня.
        Роуз вышел из быстро рассеивающегося дыма и повел отряд к базе. Он все еще раздумывал о предстоящем объяснении с Макклауд, когда увидел, что главные ворота проломлены.
        Створки ворот висели на сломанных петлях, рядом лежали неподвижные тела двух охранников. В окнах казарм и столовой бушевало пламя. Сначала Роуз подумал, что укрепленный командный пункт не поврежден, но, включив прожектор на груди своего
«Коня», увидел, что двери и закрытые окна помечены пламенем огнеметов. Однако, рассмотрев дверь, он понял, что внутрь здания нападающие не проникли. Он не видел ни тяжелых машин, ни роботов, но они могли скрываться за зданием командного пункта или в ремонтной мастерской. Взглянув в сторону проломленных ворот, он увидел, что лагерь пикетчиков пуст.
        - Я - «Командный-один»,- сказал он.- Ищите и уничтожайте любых боевых роботов, но осторожнее с пешими. Штурмовое звено, займитесь ангарами. «Истребители», осмотрите окрестности. Рия, за мной.
        Роуз повел сестру к командному пункту, контролируя датчики, определяющие источники тепла. В этой стороне лагеря было практически невозможно спрятать боевого робота, но пехотинец с реактивным снарядом ручного запуска, особенно типа «Инферно», мог нанести роботам серьезные повреждения. Через несколько секунд интенсивного облучения Роуз был готов объявить, что их база пуста, но тут заметил красную вспышку ПИИ.
        Бросившись по направлению к ней, Роуз увидел, как из ангара вылетает гражданская четырехколесная машина. Выстрел Эсмеральды выгнал машину из укрытия, и теперь она, набирая скорость, мчалась к воротам. Водитель резко лавировал между зданиями горящих казарм. Из открытой крышки багажника в сторону «Молота» вылетели две ракеты, за ними тянулся серый шлейф дыма. Эсмеральда снова выстрелила из ПИИ, но вихляющая машина избежала поражения, тогда как обе ее ракеты попали в голову
«Молота».
        Роуз постарался получше прицелиться, но машина скрылась за зданием командного пункта. Обогнув ее, она устремилась прямо к воротам. Роуз торопливо выстрелил из лазерных установок, вмонтированных в руку робота, но они едва задели быстро движущуюся машину. Он хотел было броситься в погоню, когда появился Аякс.

«Ворон» обогнул столовую, преследуя удаляющуюся машину. Роуз направил «Коня» к воротам, но «Ворон» добрался туда первым, его птичьи ноги несли небольшое тело боевого робота со все возрастающей скоростью. Когда машина притормозила, чтобы сделать поворот, Аякс выстрелил ракетами «Гарпун-6». По открытому каналу связи кто-то прокричал предупреждение, но Роуз не смог узнать взволнованного голоса. Оправдывая свое название, пять из шести ракет ударили в бок заворачивающей машины. Под влиянием ударного импульса и боковых взрывов машина вылетела с дороги. Хотя невысокие здания между местом аварии и «Конем» затрудняли обзор, у Роуза не оставалось сомнений в меткости стрельбы Аякса.
        Аякс двинулся вперед, чтобы убедиться в уничтожении противника и посмотреть, не осталось ли кого-то в живых, а потом доложил, что все четверо погибли. Когда Аякс закончил свой рапорт, Эсмеральда доложила, что ангар пуст. Вскоре Ангус и Рианна появились с такими же докладами; они обнаружили лишь несколько тел охранников, лежавших рядом с горсткой нападавших. Оставался только командный пост. Роуз повернулся к нему и включил внешние громкоговорители.
        - Я капитан Роуз, командир «Черных шипов». Откройте дверь и выходите с поднятыми руками. Здание полностью окружено.
        Роуз подождал, слушая, как пламя бушует в столовой. Через несколько секунд дверь отворилась.
        Наружу вышла Речел Макклауд с тяжелой винтовкой «Зевс». Восьмикилограммовая снайперская винтовка выглядела пушкой в ее маленьких руках, но она легко поставила свое оружие на бедро.
        Роуз не смог сдержать улыбки. Макклауд являла собой образец уверенности и жертвенной отваги. Вдруг она рухнула наземь. Вглядевшись, Роуз увидел, что ее волосы запачканы кровью.
        - Я - «Командный-один». Нам нужно выбираться отсюда, пока еще есть время. Не знаю, кто напал на наш лагерь, но держу пари, что они вернутся. Не имея поддержки Совета, мы предоставлены самим себе. «Штурм-один» и «Штурм-три», наблюдайте за окрестностями. «Штурм-два», спасите, что возможно, в ангаре. Посмотрите, нельзя ли что-нибудь транспортировать: боеприпасы, оружие. «Истребитель-два», патрулируйте ворота. Держите биглзонд наготове, дайте знать, если кто-нибудь приблизится. При малейшем намеке на враждебные действия стреляйте. «Командный-два»,
«Истребитель-один», разберите командный пост. Мы выступаем через тридцать минут. Начали!
        Посмотрев на пламя, полностью поглотившее казармы, Роуз вдруг почувствовал слабость. Снаружи здания были изготовлены из металла, но внутри все выгорело.
        - Я сожалею о вашем личном имуществе,- сказал он своим людям.
        Это было пустое заявление, и Роуз понимал это, но что еще он мог сказать? Все, чем обладали воины «Черных шипов», находилось в казармах и теперь было безвозвратно утеряно.
        Глядя на огонь, Роуз осознал, что совершил ужасную ошибку. Он должен был предусмотреть, что невозможно отразить атаку на шаттл, и поэтому оставить часть отряда в лагере. Теперь лагерь был разрушен, а у воинов оставалась лишь та одежда, в которую они были одеты, и боевые роботы. Обдумав последние события, Джереми сказал себе, что в создавшемся положении полностью виноват он один.
        Ярость заклокотала в нем, когда он оглянулся на Речел Макклауд, лежащую без сознания. Он стиснул зубы, но тут гнев его приобрел новые черты - ярость обернулась решимостью: Роуз поклялся себе, что никогда больше не допустит подобного разгрома.
        Он защитит свою команду. Он выбросил из головы обуревавшие его мысли, чувствуя, что данная им клятва намертво отпечаталась в его мозгу и сердце. - «Шипы», осталось двадцать минут. Все делаем быстро.
        Роуз остановил «Коня» и вылез из робота, повесив аптечку на плечо. Сначала он должен оказать помощь Речел, увести всех из городка. Затем ему надо обдумать, как вытащить «Шипов» из той переделки, в которой они оказались.
        Как только у них будет время, они сообразят, как отомстить террористам, похитившим
«Бристоль» и разгромившим их базу. Роуз с нетерпением дожидался, когда же наступит этот момент.
        XXVI

        Хьюстон, Боргезе 14 июня 3055 года


        Съемочная камера подъехала ближе, выступающий тем временем просматривал свои записи. Саландер Морган всегда считал, что нужно смотреть прямо в объектив, говорить с уверенной интонацией, и тогда все сработает прекрасно. Впрочем, в глубине души он догадывался, что не всегда дела идут так, как это задумывалось. Однако до этой минуты ему везло. Он еще раз взглянул на тезисы своей речи, составленной для него людьми Креншоу, и засунул бумаги под крышку кафедры.
        Увидев это, Креншоу в раздражении закрыл лицо руками, но Саландер только улыбнулся и посмотрел в камеру. Его расчет времени был превосходен. Над камерой зажегся красный огонек, объективы были наведены таким образом, чтобы снимать крупным планом. Это придавало выступающему вид глубокой озабоченности, которую зрители заметят сразу, даже не поняв еще, о чем идет речь.
        - Сограждане, жители Боргезе, меня зовут Саландер Морган.
        Он решил начать с простого вступления, толпе это нравится.
        - Сегодня я хотел бы отнять у вас немного драгоценного времени, чтобы поговорить с вами на тему, которая беспокоит всех нас. Я имею в виду кланы.
        Голос Моргана был бесстрастен. Он не хотел, чтобы зрители заранее делали какие-либо выводы.
        - С первого дня их вторжения во Внутреннюю Сферу эти чужаки, пришедшие издалека, являются постоянным источником страха.- Морган повысил голос:- Их оружие, их технологии и военная тактика разрушали оборону целых планет с издевательской легкостью.
        Морган понизил голос, доведя его почти что до шепота:
        - Я знаю это, потому что бывал на некоторых из этих миров и видел, как в неравных боях погибали мои товарищи.
        Он закрыл глаза и покачал головой. Когда он опять взглянул в камеру, глаза его блестели.
        - Вернувшись на Боргезе, я надеялся, что жестокости бранной жизни остались для меня позади. На родной планете я надеялся обрести покой. Но теперь мне известно, что этому сбыться не суждено. В настоящий момент Т-корабли кланов находятся всего в двух неделях полета от нас.- Он снова покачал головой.- Несмотря на это, Федеративное Содружество бросает наш мир на произвол судьбы. Их полки размещаются всюду, но для Боргезе...- Морган выдержал паузу и развел руками,- у них нет ничего. Итак, что мы можем поделать?
        Морган посмотрел прямо в камеру.
        - В военной школе меня учили: когда перед тобой враг, у тебя остается всего три пути. Можно предаться бегству.
        Тут Морган впервые за все время своей речи улыбнулся.
        - К сожалению, для Боргезе этот путь невозможен. Можно вступить в битву.
        Улыбка мгновенно исчезла с его лица.
        - Это, боюсь, тоже невозможно. Если бы у нас был хоть малейший шанс на успех, я бы лично повел вас за собой, чтоб сражаться и победить. Но думаю, что все наши усилия на этом пути будут напрасны. Кланы слишком могущественны. Брошенные Федеративным Содружеством, мы не сможем противостоять им. Нам остается лишь третье: капитуляция.
        Морган ухватился за кафедру и заговорил медленно, с особенным чувством:
        - Это слово мне нелегко произнести. За всю мою воинскую карьеру я ни разу никому не сдавался и до недавнего времени даже не думал, что когда-нибудь мне придется обсуждать такую возможность. Однако сейчас мое мнение изменилось. Это случилось после того, как мудрый советник задал мне один очень простой вопрос: «Ты можешь дать бой, но какова будет цена?»
        Что же я мог ответить ему? Разве мог я сказать, что буду сражаться до тех самых пор, пока планета, которую я так люблю, не будет разрушена безжалостными захватчиками? Что буду воевать, пока тысячи людей не погибнут в войне, не имея возможности победить? Что буду сражаться и снова стану свидетелем ужасов, которые я видел на Кобе и Туне?
        Морган помолчал, явно устав от напора обуревавших его эмоций.
        - Нет, я не мог дать такого ответа. Я не смогу бороться с кланами, если они прибудут на Боргезе, и я всем сердцем призываю вас разделить мою уверенность в том, что кланам сопротивляться нельзя. Я должен...
        Роуз нажал на выключатель и посмотрел на Зиноса Кука. Оба они находились в горном поместье председателя, и сейчас Джереми понимал, что и это место уже небезопасно. Пока командир отряда беседовал с председателем Совета, «Шипы» сторожили виллу. Они только что просмотрели запись заседания Совета, которое включало в себя выступление Саландера Моргана. Несмотря на протесты Кука, Совет проголосовал за предоставление слова Моргану, чтобы он своим выступлением успокоил страх населения перед кланами. Кук был вынужден терпеть весь этот тщательно спланированный спектакль, а теперь он снова смотрел его, чувствуя в душе все ту же безысходность.
        - Как я понимаю, дальше он продолжил в том же духе? - спросил Роуз.
        Кук хмуро кивнул. Прошло два дня после нападения на базу «Черных шипов». Роуз и Кук мало спали в эти дни. Роуз выглядел так, словно он тщательно сдерживает нарастающее нервное напряжение.
        - Имея на своей стороне Моргана, «Смотрители» могут повернуть общественное мнение в свою пользу. Никто не будет бороться с кланами, что бы я ни сказал.
        - А мы?
        Роуз старался задать вопрос безразличным тоном, но беспокойство и предчувствие опасности вкрались в интонации его голоса.
        - Вам хотелось бы услышать совет от него? - Кук указал на застывший экранный образ Саландера Моргана.
        Роуз отрицательно покачал головой.
        - Суть дела приблизительно такова,- сказал Кук.- Вы представляете угрозу для планеты и ее жителей. Никому не известно, почему вы разгромили свой собственный военный городок и убили пикетчиков, но вы это сделали. Если вас не убедят сдаться властям, Морган и его люди будут вас искать. Возможно, в этом ему поможет милиция.
        Роуз хотел рассмеяться, но положение было слишком серьезным. Он опасался, что официальная версия была действительно такой, как ее описал Зинос Кук.
        - Местный патруль случайно оказался в вашем городке, но не застал в живых никого из пикетчиков. По вашим следам они проследовали в северо-западном направлении, но были слишком легко вооружены, чтобы атаковать вас. Патруль потерял ваш след на реке Гаррисон к северу от Хьюстона.
        Эта хорошая идея пришла в голову Ангусу. Следуя его совету, «Шипы» вошли в широкую, но неглубокую реку, прошли вверх по течению почти двадцать километров и покинули русло реки лишь тогда, когда оказались вдали от цивилизации. С тех пор они постоянно пребывали в движении. Несмотря на риск быть замеченными людьми Креншоу, Ангус и Аякс по настоянию Роуза медленно вели отряд в сторону виллы Кука. Командир рассудил правильно. Без поддержки Кука «Шипы» будут изолированы от всего мира.
        - А как насчет «Бристоля»? - Роуз знал, что ответ ему не понравится, но он должен был знать все до конца.
        Кук тяжело вздохнул.
        - А «Бристоль» взлетел под управлением капитана Макклауд, причем без разрешения космодрома. Так как она не получила разрешения на взлет и не оплатила ни стоимость груза, ни портовые издержки, ее объявили пиратом.
        - Об этом доложили Федеративному Содружеству?
        - Я не знаю. Думаю, да, но на самом деле это прерогатива хозяина порта. Дело, которое вряд ли привлечет внимание Совета.
        - Тогда у нас есть с чем работать.
        Кук посмотрел на Роуза как на сумасшедшего.
        - Макклауд находилась на нашей базе, когда улетел «Бристоль». На протяжении почти всех последних сорока пяти часов она пребывала в беспамятстве в кабине «Зевса». Ее ранили при налете на базу. Мы не могли оставить ее, а кабина у Xora - самая вместительная. Похищение «Бристоля», должно быть, дело рук Креншоу и
«Смотрителей». Если это так, то они не могут объявить шаттл пиратским, иначе каждый корабль Содружества обязан в него стрелять. Значит, «Бристоль» на задании и должен иметь возможность свободно перемещаться в пространстве. Вам известно, куда они направились? Кук покачал головой.
        - Он описал нестандартную дугу в направлении прыжкового пункта Боргезе, затем вдруг повернул на девяносто градусов и исчез.
        - Он направился на пиратский прыжковый пункт.
        Кук кивнул.
        - Т-корабль, возможно, уже ждал его. Так называемые пиратские пункты иногда использовались как альтернативные точки для входа в систему, но лишь наиболее искусными и отчаянными капитанами Т-кораблей. Эти пункты значительно сокращали путь шаттлов к Т-кораблю, но использование их было крайне опасно: не только потому, что их было трудно рассчитать, но и из-за того, что малейший просчет в прыжке через гиперпространство мог оторвать шаттл от Т-корабля, когда тот совершал мгновенное преодоление многих световых лет.
        - Если вы вынудите «Смотрителей» поступить в соответствии с моими словами, то нам удастся затруднить их действия. Заставьте противника объявить об угоне, и посмотрим, что из этого выйдет. Думаю, они не захотят этого.
        Кук поскреб щетину на щеках, и Роуз подумал о том, что ему тоже не мешает побриться. Он подавил желание почесать шею, пока Кук обдумывал его предложение.
        - Думаю, мне удастся оказать некоторое давление,- задумчиво сказал председатель.- У меня все еще сохранились некоторые привилегии, и я пока могу их использовать. Креншоу пожирает все, что попадает ему под руку.
        В этот момент рация Роуза прозвенела четыре раза.
        Командир «Шипов» резко поднялся.
        - Они направляются к вам. У меня есть двадцать минут, чтобы убраться отсюда подальше, поэтому - до свидания.
        Кук встал и протянул ему руку.
        - Возможно, это наша последняя встреча, Роуз. Я сделаю все, что в моих силах, но поддержки у меня все меньше. Они не могут заменить председателя, но могут нейтрализовать его как политическую фигуру. Вообще говоря, Креншоу способен на все что угодно. Желаю удачи в борьбе с Морганом и его шайкой. Он обязан оправдать свою репутацию, и поэтому я думаю, что он не настроен играть в поддавки.
        Роуз кивнул и пожал протянутую ему руку.
        - Я буду осторожен.
        - Куда вы направитесь?
        Роуз улыбнулся и пожал плечами:
        - Еще не знаю. Я захватил карты, которые мы с Хогом сделали за время разведывательных полетов,- попытаемся что-нибудь придумать.
        Ответ Роуза звучал не очень оптимистично, но оба они понимали, что «Черным шипам» лучше всего добраться до малонаселенного края на северо-западе континента.
        - Удачи вам, капитан. Я знаю, что сейчас ничего не исправишь, но я прошу прощения за то, что втянул вас в это дело.
        Роуз кивнул и направился к двери. Такие же чувства он испытывал перед остальными членами своего отряда. Дойдя до дверей, он решил, что только он один из «Шипов» мог бы разделить ответственность за случившееся.
        - Не волнуйтесь за нас, господин председатель. Мы выкарабкаемся. Ваш контракт был предложен достойным образом и с такой же ответственностью принят. В том, что случилось, нет вашей вины.
        Он не стал называть виноватого - оба они прекрасно знали, кто несет ответственность за их нынешние беды.
        Не дождавшись ответа, Роуз вышел из комнаты. У него оставалась надежда, что каким-нибудь образом Кук сможет помочь им, пока отряду приходится скрываться. Джереми не был уверен, что у них есть шансы выжить без его помощи.
        XXVII


«Кедры», Боргезе 14 июля 3055 года


        Роуз повел свой отряд в те места, что считались на Боргезе глухими,- равнины, покрытые излучинами многочисленных рек и кедровыми лесами, которые и дали название всему краю. Джереми мысленно поблагодарил первых поселенцев за то, что они посадили здесь деревья, привезенные с Терры, которые буйно разрослись на богатой почве Боргезе и веками жили без вмешательства человека.
        Первые две недели их марша были небогаты событиями. Они двигались только ночью, а днем разбивали лагерь под прикрытием кедров. Пищи у них было достаточно: им удалось захватить с собою припасы, хранившиеся в ремонтной мастерской. Роуз не понимал, почему продукты держали именно там, но был рад этому обстоятельству.
        Макклауд двигалась в боевом роботе то одного, то другого воина, но ни разу она не заглянула в робот Роуза. Речел тяжело восприняла известие о похищении «Бристоля», придя в конце концов к тому же выводу, что и Роуз: в ее экипаже находился предатель. К концу первой недели они уже разговаривали друг с другом, хотя и не очень-то дружелюбно. Роуз считал совершенно естественным то, что в душе она проклинает его за потерю корабля: ведь он обязался его защищать.
        Рианна постоянно просматривала гражданские новости: когда отряд располагался на дневной отдых и когда он двигался через «Кедры». Она подтвердила, что за «Шипами» охотятся и милиция, и звено Моргана, но сейчас преследователи находились более чем в ста километрах от их позиции.
        Политические баталии в Совете были главной темой всех новостей, из которых становилось ясно, что дела у Кука идут все хуже. О «Бристоле» и его экипаже скоро забыли, но охота за «Черными типами» продолжалась. Роузу оставалось только гадать о том, что задумал Кук.
        Ангус и Аякс прослушивали частоты военных, но те молчали. Несмотря на то что временные лагеря «Шипов» несколько раз облетали «Рипперы», Роуз был уверен, что их не заметили, а потому самым разумным выходом для них оставалось бегство, продолжающееся до тех пор, пока они не узнают, насколько эффективными оказались усилия Кука. Однако вскоре местонахождение «Шипов» было раскрыто.
        Перед самым рассветом отряд переправлялся через одну из многочисленных извилистых рек этого района. Выход на открытое пространство увеличивал опасность обнаружения, но им поневоле приходилось покидать прикрытие деревьев, чтобы перейти вброд очередную реку. Ни одна из рек не была глубокой, и все переправы походили друг на друга. В тот день Ангус и Аякс стояли на одном берегу, а остальной отряд - на другом. Послав три сигнала по связи, Аякс дал знать, что биглзонд ничего опасного поблизости не обнаружил.

«Темный сокол» Бадикуса первым ступил в воду, а следом пошла Эсмеральда на своем
«Молоте». В тот момент, когда с берега спустился «Зевс» Хога, откуда-то вынырнуло судно на воздушной подушке, несущееся вверх по реке. Тонкий вой пропеллеров объявил о его приближении за секунду до того, как оно показалось из-за поворота. Судно держало курс прямо на Бадикуса.
        Стоя по пояс в воде, «Темный сокол» повернулся лицом к лодке. Гигантская рука поднялась, и Роуз почувствовал, что Бадикус сейчас выстрелит. Однако рулевой не собирался служить учебной мишенью. Он резко повернул влево, и судно заскользило кормой в сторону «Темного сокола». Шум лопастей сделался более низким, судно осело и остановилось. Корма его погрузилась в воду, а нос поднялся. Казалось, лодка была готова перевернуться вверх дном. Через мгновение нос судна, подняв фонтан брызг, упал в воду. Рулевой опять запустил мотор, и катер понесся вниз по реке.
        Роуз не сомневался, что Бадикус стреляет достаточно хорошо, чтобы попасть в судно с такого расстояния. Его внезапная остановка застала врасплох Роуза и, должно быть, самого О'Ши. Роуз ожидал, что воин выстрелит вслед, но «Темный сокол» просто стоял и смотрел, как суденышко удаляется. Хотя и командир, и весь его отряд видели судно, только Бадикус был в реке, и лишь он один мог поразить его. Вместо этого О'Ши позволил ему уйти. Роуз был в шоке.
        Вид Аякса, бегущего вслед за лодкой по берегу, вывел Роуза из оцепенения. Но даже
«Ворон» не смог догнать скоростное судно. Во время происшествия все молчали. Роуз понял, что они все еще выполняют приказ соблюдать радиотишину. Он включил связь.
        - Итак, «Шипы», что это было?
        - Разведывательное судно типа «Земной ястреб». Марка два.
        - Вы в этом уверены, а, Бадикус? Роуз был сильно рассержен за то, что тот упустил катер, и голос командира это продемонстрировал.
        - Да, сэр. Марка два - это невооруженное судно. Оно сделано из полимеров и хорошо экранирует, поэтому Аякс и не смог засечь его.
        Роуз сжал зубы. Водитель, несомненно, сообщит об их местоположении всей милиции. Отсюда надо уходить.
        - «Истребительное звено», выведите нас отсюда. Неважно куда, лишь бы за ближайшие два часа уйти как можно дальше от этого места. «Штурм-два», соединитесь со мной по каналу три.
        Роуз переключился на третий канал и проверил его. Он хотел поговорить только с О'Ши. На самом деле его не так уж и волновало, услышат ли их остальные «Шипы», но с Бадикусом следовало конфиденциально побеседовать. Когда тот вышел на связь, гнев Роуза уже несколько утих.
        - Я даю тебе шанс объяснить мне, почему ты, О'Ши, поставил под угрозу весь наш отряд. Это единственный шанс оправдать то доверие, которое я на тебя возложил. Хотелось бы, чтобы твое объяснение выглядело убедительным.
        Несколько секунд Роуз прислушивался к тишине. Отряд двигался, Ангус и Аякс вели его прямо сквозь заросли. «Шипы» быстро удалялись от места нежелательной встречи, но их можно было легко найти по следам.
        - Судно было не вооружено, сэр,- начал Бадикус.- Я не мог открыть огонь по невооруженному противнику.
        Роуз взорвался:
        - Черт подери, ты только что повесил нам на хвост всю милицию планеты, не говоря уже о пяти боевых роботах! Оказывается, ты не хотел стрелять по безоружному судну, люди которого в данный момент рассказывают всем, где мы находимся!
        - Именно так, сэр. Я не желаю стрелять по безоружным, и я не уверен, что смог бы открыть огонь, даже если бы это судно было первого класса.
        - Почему, черт возьми?
        - Сэр, последние несколько месяцев я провел с людьми, которые сейчас преследуют нас. Эсмеральда и Аякс находятся в подобном положении. Разве можно сегодня дружески общаться с людьми, зная о том, что завтра встретишь их как врагов?
        Роуз подавил готовое сорваться с его языка ругательство. Он твердо знал, что судно нужно было остановить, хотя в глубине души Джереми обдумывал ту же этическую проблему. Он поклялся защищать народ Боргезе, а сейчас ему придется стрелять в его представителей. То, что это будет сделано в целях самозащиты, ничего не меняет. Его гнев начал проходить.
        - Возможно, ты прав,- сказал он.- Наш отряд и каждый из нас лично обязались защищать эту планету. Мне так же, как и тебе, не хочется нападать на них, но наш первый долг - это долг перед своими товарищами. Отпустив это судно, ты подверг риску целый отряд. Жаль, что тебе одному пришлось принимать решение, но так случилось, и теперь всем нам придется за это расплачиваться. Подумай об этом в следующий раз, когда решишь воздержаться от выстрела. Ты свободен.
        Роуз выключил связь и повел робота вслед за истребительным звеном. Час спустя он все еще размышлял о том, что делать дальше, но тут отряд резко изменил курс. Ангус повел их в обратную сторону, чтобы запутать следы. Придя наконец к решению, Роуз включил связь:
        - «Шипы», я - «Командный-один». Перед нами серьезная проблема. Через несколько часов нам придется столкнуться с милицией. Люди, которых мы обещали защищать, собираются вернуть нас в Хьюстон. Учитывая то, что они сожгли наш поселок и похитили «Бристоль», я думаю, все вы представляете, какая встреча нас ожидает.
        Роуз помолчал, предоставив возможность всем членам отряда обдумать его слова.
        - Нам остается только одно: скрываться. Но рано или поздно придется встретиться с милицией и боевыми роботами Саландера. Это означает сражение и смерть. Мы не можем допустить такого исхода, а потому поступим так. «Истребители», держите нас подальше от них. Чем дольше мы продержимся, тем больше времени останется у Кука, чтобы попытаться как-то нам помочь вернуться в Хьюстон. Это влечет за собой тактику постоянного передвижения, минимум сна и отсутствие права на ошибку. Будем держаться и заставим их погоняться за нами. Когда же они в конце концов загонят нас в угол, мы сдадимся и вернемся в Хьюстон.
        Роуз замолчал, а потом решил, что добавить-то, собственно, нечего.
        - Вопросы есть?
        Никто не ответил, отряд молча двигался через лес.
        Следующие восемь дней слились для Роуза и его команды в мутное пятно. Впереди попеременно шли Ангус с Аяксом; отряд старался передвигаться под прикрытием любого природного препятствия. Работа по рекогносцировке, которую проделали Роуз и Хог, снабдила отряд сведениями, которыми милиция или не располагала, или не имела возможности воспользоваться.
        Несколько раз отряд едва не был загнан в угол «Рипперами» ополченцев и боевыми роботами Саландера. Трижды пехота обстреливала их ракетами дальнего радиуса действия, но ни один из снарядов даже близко не подлетел к ним. Лазеры «Рипперов» были более опасны, но то, что роботы шли по густому кедровому лесу, затрудняло прицельную стрельбу. На шестой день лазерные атаки прекратились: один из неточных выстрелов поджег деревья, и пламя стало быстро распространяться по лесу.
        Преследователи были вынуждены бросить на борьбу с огнем часть своих сил. Однако, вопреки надеждам Роуза, лесной пожар не составил для них серьезной проблемы. Как в свое время говорил Кук, милиция была отлично обучена для борьбы со стихийными бедствиями. Оставив небольшой отряд на пожаре, главный корпус продолжал идти по пятам «Шипов». «Рипперы» все еще были в воздухе, но боезапас у них кончился.
        На рассвете девятого дня Роуз понял, что члены его отряда находятся на пределе. Недосыпание и постоянное напряжение подорвали силы и волю наемников. Только у Макклауд, казалось, еще оставался какой-то запас энергии: ей не надо было тратить силы на управление боевым роботом. Роуз заметил, что после дня, проведенного с Макклауд, водители пребывают в гораздо лучшем настроении, чем до этого. После того как она настояла на путешествии в кабине «Коня», он понял причину этого.
        Они шли, соблюдая радиотишину, и каждый водитель целый день находился наедине со своими мыслями; все их страхи, надежды, тщетные желания давили на нервы. А общество Макклауд отвлекало воинов от черных мыслей и вызывало положительные эмоции. Роуз не знал, как она вела себя со всеми остальными, но с ним она была почти такой же, как в старые времена. Они пересмеивались и вспоминали те месяцы на борту корабля, когда целые дни проводили вместе. К концу дня Роуз чувствовал себя лучше, чем все предыдущее время с момента угона «Бристоля». Макклауд тоже пребывала в хорошем настроении. Когда она вылезла из его кабины во время одного из их нечастых привалов, Речел, казалось, уже простила ему потерю шаттла.
        Наконец усталость взяла свое. Прошло сорок восемь часов со времени его последнего разговора с Макклауд. Роуз сидел, глядя на спящий отряд. Поначалу водители спали прямо на земле, но теперь им приходилось спать в боевых роботах на тот случай, если милиция или Морган со своими людьми появятся раньше, чем они ожидают. Сидя в своем «Коне», Роуз размышлял о кольце, которое стягивалось вокруг его отряда.
        Командование ополченцев, должно быть, догадывалось, что «Черные шипы» не хотят драться с ними, и расположило своих людей спереди и по бокам отряда. Пока милиция держала отряд на месте, Морган должен был захлопнуть ловушку. Пройдя больше десяти километров в любом направлении, они будут вынуждены столкнуться с одним из истребительных звеньев.
        Он посмотрел на сканер дальнего расстояния и увидел, что пять источников тепла, которые его компьютер давно обнаружил, осторожно приближаются. По одному из каналов связи он разбудил свой отряд, а на другом канале тотчас же загорелся зеленый огонек вызова. Он не ожидал вызова от Кука, хотя только председатель знал, на какой частоте с ними связываться, но все же подключился к линии.
        - Роуз на связи.
        - Доброе утро, капитан Роуз.
        Джереми не было необходимости требовать, чтобы говоривший назвал себя. Он сразу узнал голос Саландера Моргана. У Роуза не осталось времени гадать, откуда Морган узнал их частоту, но сразу понял, что дела «Шипов» основательно ухудшились.
        - А, мистер Морган, или теперь - гауптман Морган?
        Роузу показалось, что он услышал смешок, предшествовавший ответу.
        - Да, гауптман, как в армейские времена. Тем временем Роуз переключил разговор на канал внутренней связи, и теперь весь отряд слышал их разговор, хотя отвечать мог только Роуз.
        - Капитан Роуз, мой долг - приказать вам и вашему отряду немедленно сдаться. Как полноправному представителю руководства Боргезе, мне поручено принять вашу капитуляцию и заверить вас, что по дороге в Хьюстон отряд ждет достойное обращение.
        - А как обстоит дело с обвинениями против нас? Очевидно, Морган был застигнут его вопросом врасплох и ответил не сразу:
        - Ваше дело будет рассматриваться в законном порядке, как дело любого гражданина планеты. Учитывая серьезность предъявленных вам обвинений, я думаю, что вам придется предстать перед правящим Советом.
        - А в чем обвиняется капитан Макклауд? Морган был готов к этому вопросу и ответил немедленно:
        - Все обвинения против капитана Макклауд сняты.
        - Что?
        - Они отпали по возвращении «Бристоля».
        - «Бристоль» снова на Боргезе?
        Связь молчала. На мгновение Роуз решил, что неправильно понял Моргана. Затем на третьем канале загорелся зеленый огонек. Должно быть, это Макклауд пыталась связаться с ним, но он не обращал на нее внимания, ожидая ответа от Моргана.
        - Видите ли, капитан Роуз, на самом деле шаттл еще не на планете. Но он находится в пределах нашей системы и должен прилететь на Боргезе завтра.
        - Значит, председатель Кук убедил вас в том, что они не пираты?
        - Напротив, капитан Роуз, покойный председатель Кук тут ни при чем. «Бристоль» возвращается по доброй воле, ведомый своим первым помощником.
        - Кук мертв?
        - К несчастью, да.
        Роуз мог поклясться, что Морган улыбается.
        - Он умер вчера вечером в своем кабинете в Павильоне Ассамблей. Это похоже на самоубийство. Я думаю, пресса скоро обо всем оповестит нас.
        Роузу захотелось его удавить. Морган был слишком самонадеян. Судя по всему, он считал, что знает ответы на все вопросы.
        - Вы лжец, Морган. Председатель Кук не мог покончить с собой. Морган усмехнулся:
        - Вы так мало знаете, Роуз. Он оставил записку, в которой объяснял, почему кончает со своим жалким существованием. Он боялся нового порядка, наступающего на Боргезе. Он не смог вынести перемен.
        Роуз решился задать вопрос, хотя уже понял, что знает ответ на него:
        - Каких перемен?
        - Перемены следуют за «Бристолем». Корабль ведет за собой шаттл кланов. Командование Клана Кречета должно официально принять капитуляцию Боргезе и объявить планету своим последним завоеванием.
        - И вы с ними сотрудничаете, не так ли, Морган?
        И снова Роузу не нужно было слушать ответа Саландера, потому что он знал его содержание. Для простого гауптмана, особенно находящегося далеко от столицы, Морган слишком много знал. Кук был убит, чтобы убрать всякую политическую оппозицию кланам. Если Роуз согласится на сдачу Кречетам, некому будет оказывать сопротивление. Боргезе придется капитулировать, даже не попытавшись себя защитить. Осмыслив все это, он понял и еще кое-что. Милиция не могла знать о смерти Кука и прибытии кланов. Их должны были держать в неведении. К тому времени, когда они возвратятся в Хьюстон, столица окажется уже в руках Клана Кречета.
        - Морган, вы и ваши «Смотрители» в Хьюстоне отправитесь прямиком в ад. Вы такой же мерзавец, как и представители кланов, которые вас поддерживают; вы даже хуже, потому что родились здесь, а теперь собираетесь предать Боргезе в руки захватчиков.
        Морган еще не успел ответить, как Роуз прервал с ним связь. Линия связи с «Шипами» оставалась включенной.
        - Вы слышали, что он сказал, «Черные шипы»? Морган на стороне кланов. Можно предположить, что ополчению еще не известно о готовящемся вторжении, но скоро они узнают.
        Тем временем на его сканере отслеживалось приближение звена Моргана.
        - Если ополченцы узнают, что ими играли, как пешками, то, возможно, они перейдут на нашу сторону.
        Впрочем, Роуз хорошо понимал, что Морган постарается не дать милицейским частям узнать правду. Если «Черные шипы» будут уничтожены, отряд Моргана принудит милицию принять вторжение кланов без сопротивления. Словно в подтверждение его слов, ополчение начало наступать на «Шипов» с другой стороны.
        - Морган пытается взять нас в клещи. К тому времени, когда милиция узнает, что мы неплохие ребята, она уже поможет ему уничтожить нас. Приготовьтесь к бою с боевыми роботами противника. Держитесь подальше от ополчения и ни в коем случае, повторяю, ни в коем случае не атакуйте его. «Штурмовое звено», оставайтесь со мной в центре.
«Командный-два» и «Истребители», будьте в тылу и атакуйте на флангах, если они откроются.
        Роуз вдруг вспомнил о Макклауд. Она весь день пропутешествовала на «Вороне». Аякс уже предлагал ей высадиться, чтобы милиция спасла ее, но она упорно отказывалась. Теперь же, когда вот-вот должно разразиться сражение, она находилась в самом легком из боевых роботов,
        - «Истребитель-два», пассажир с вами?
        - Да.
        - Обеспечьте его безопасность. Все остальное - второстепенно. Вы меня поняли?
        - Так точно, «Командный-один». Вас понял.

«Это хорошо,- подумал Роуз про себя,- потому; что сам я не уверен в том, что понимаю себя».
        Пока Роуз приказывал, роботы Моргана сокращали дистанцию. Хотя вражеских машин было меньше, они явно считали, что превосходство на их стороне. Учитывая присутствие ополчения, Морган был, вероятно, прав. Для «Черных шипов» настало время отработать те средства, которые были на них затрачены, и доказать народу Боргезе, что они способны сражаться.
        Пока «Шипы» выдвигались на боевые позиции, боевые роботы Моргана ускоряли свой шаг. Когда враги сблизились на расстояние до четырех километров, Роуз скомандовал своему отряду: «В атаку!». Двигаясь на крейсерской скорости, они вступили в бой с людьми Моргана.
        XXVIII


«Кедры», Боргезе 14 июля 3055 года


        Эсмеральда и Хог составляли центр наступательной позиции «Черных шипов», Роуз и О'Ши находились на флангах. Сверившись со сканером и увидев, что расстояние между
«Шипами» и врагом еще более сократилось, Роуз стал вглядываться сквозь чащу, стараясь первым увидеть боевых роботов, которых возглавлял Морган. Густота леса заставит их сражаться на очень близкой дистанции. Роуз согнул обе руки «Коня». В рукопашном бою масса и сила его робота могут пригодиться.
        Когда расстояние между ними сократилось до одного километра, Роуз заметил, как сквозь ветки под лучами восходящего солнца блеснул металл. Должно быть, это приближался боевой робот, но деревья мешали разглядеть, к какому классу он принадлежит. В следующее мгновение боевой робот исчез. Когда отряд Моргана подобрался еще ближе, вражеские машины начали перегруппировку, чтобы занять боевую позицию. То, что раньше представляло собой беспорядочную толпу роботов, выстроилось теперь боевым клином, острие которого было направлено прямо на Хога и Эсмеральду. Роуз не сомневался, что на острие атаки находятся самые тяжелые роботы Моргана. Впереди показался невысокий холм. Из показаний сканера Роуз понял, что Морган находится у его основания с другой стороны.
        - «Штурмовое звено», в атаку!
        Четыре боевых робота бросились вверх по холму, стараясь занять вершину и тем самым получить позиционное преимущество. Роуз оказался быстрее всех - его «Конь» добежал до вершины раньше остальных. Он выдал ракетный залп по первому же увиденному им металлическому предмету, который оказался вторым роботом, занявшим позицию с его фланга. Только после выстрела он внимательно осмотрел противника.
        Перед ним стоял сверкающий металлом «Сталкер». Это его блеск Роуз заметил во время сближения. Робот даже не повернулся в сторону Роуза, все его внимание было сосредоточено на холме, где вскоре должна была показаться Эсмеральда.
        Первой целью Роуза, как оказалось, был «Великий воин». Компьютер «Коня» отметил, что это новейшая модель, но рассмотреть ее не удалось, потому что робот был окутан дымом и пламенем: РДД попали в его голову и плечи. Водитель выстрелил из ПИИ-установки, но не попал в «Коня».
        Последним роботом в боевом построении, находившимся со стороны Роуза, был «Банши». Джереми не понадобился компьютер, чтоб определить, что перед ним модель 5S: многочисленные огневые установки были достаточным тому доказательством. Что-то в движениях этой машины показалось ему знакомым, но Роуз не смог сразу определить, что именно, а времени на раздумья у него не было. «Великий воин» восстановил контроль и залпом ударил по «Коню» в то время, пока ракетная установка Роуза перезаряжалась.
        Красный луч ПИИ ударил «Коня» точно в грудь, превращая броню в ионизированные хлопья. Затем прицельный рубиновый луч лазера впился сначала в правую руку робота, а мгновение спустя - в его правую ногу. Роуз старался не потерять контроль над машиной; он быстро восстановил равновесие и вновь нажал на спуск. Ракеты, управляемые установкой «Артемий» и верной рукой Роуза, снова ударили в голову и плечи «Великого воина». Роуз понимал, что водитель в кабине оглушен многочисленными ударами ракет. Несмотря на толстую броню, водитель не мог не ощущать разрывы, гремящие всего в нескольких метрах от его кресла. Роуз, занимая позицию на вершине холма, сокращал расстояние между собой, «Великим воином» и
«Банши», а Эсмеральда и Хог уже показались на гребне холма. На дальнем фланге боевой линии Роуз увидел короткую вспышку ПИИ и понял, что Бадикус атаковал последнего боевого робота звена Моргана.
        В одно и то же мгновение обе стороны, сражающиеся в центре, дали залп из всех имеющихся у них установок. «Сталкер» и находящийся справа от него «Устрашитель» целились в разных роботов, в то время как Эсмеральда и Хог одновременно ударили в
«Сталкера». На столь короткой дистанции все залпы должны были попасть в цель.

«Устрашитель» выстрелил из всех своих установок, и каждый из выстрелов оказался точным. Его водитель был уверен, что Хог не перенесет подобного залпа - температура в роботе за три секунды поднялась до критической отметки. Машина Хога получила два удара ПИИ в грудь и один - в правую руку. Огонь лазера и ракет также повредили правую руку «Зевса» и снесли броню с правого колена. Под столь плотным огнем у Хога не было шансов справиться с управлением, и его боевой робот, повернувшись на месте, рухнул на левый бок. Невредимый «Устрашитель» кинулся к поврежденному «Зевсу».
        Атака Хога и Эсмеральды, направленная против «Сталкера», остановила этого неуклюжего робота.
        Лазеры и ракеты, устремленные в сторону безрукой машины, были тут же поддержаны огнем ПИИ. Лазеры сдули броню и повредили мощные ноги робота. Подобно Хогу, вражеский водитель не смог справиться с управлением. «Сталкер» упал головой вперед на склон холма, пропахав борозду в камнях и земле.
        Эсмеральда также пошатнулась от залпа «Сталкера», но благодаря то ли судьбе, то ли собственному умению смогла удержать равновесие «Молота», несмотря на множество ракет, взорвавшихся на груди ее робота. «Зевс» пытался подняться, и, оставив
«Сталкера», она двинулась, чтобы защитить Хога.
        Роуз выбирал, в какую из целей направить огонь, но вдруг увидел, что «Банши» двинулся на поддержку «Великого воина». Роуз направил перекрестье прицела на грудь
«Великого воина», пока ракеты перезаряжались в третий раз. Он был готов долбануть из обеих ракетных установок и пульсирующих лазеров, подчиненных единой системе управления, когда «Великий воин» начал валиться вперед.
        Роуз с изумлением смотрел, как восьмидесятипятитонный боевой робот растянулся на земле лицом вниз. В отличие от двух других упавших роботов он даже не предпринял попытки встать. Задев за ствол могучего кедра, он рухнул на землю и лежал неподвижно.
        Роуз был удивлен. Несмотря на то что он нанес только два ракетных удара, ни один из которых не пробил даже брони, ему удалось поразить «Великого воина». Несомненно, водитель потерял сознание, контуженный взрывами ракет. Роуз сомневался в том, что он придет в себя до конца боя, но решил в этом убедиться.
        - «Истребители», зайдите с правого фланга. «Великий воин» поражен, но «Банши» идет ему на помощь. Убедитесь, что боевой робот больше не встанет. «Второй», берегите себя и своего пассажира любой ценой. Это приказ!
        Роуз повернул налево и двинулся в центр боевой линии с той стороны гребня, где скрывался Морган. Одним глазом Джереми наблюдал за «Банши», который еще не выстрелил и теперь двигался между деревьями, а другим - за «Сталкером», который все еще пытался подняться. Когда Роуз вышел из-за деревьев, «Сталкер» уже встал на одно колено.
        Роуз всегда считал «Сталкера» слабым боевым роботом: эта машина имела значительное вооружение, но была медленной и неуклюжей. Вдобавок вместо рук ее украшали два крыла. И хотя этот робот считался сильным с точки зрения огневой мощи, в определенных ситуациях отсутствие рук серьезно снижало его боеспособность. Нынче же сложилась именно такая ситуация.
        Без рук было крайне тяжело поставить робота на ноги. Если бы «Сталкер» не упал на склон, ему вряд. ли удалось бы подняться без посторонней помощи. Водитель уже почти выровнял робота, когда бросившийся на него Роуз свел на нет все его усилия.
        Сближаясь, Джереми выстрелил из всех четырех лазеров, каждый из которых попал в правый бок «Сталкера», в то время как его водитель пытался выпрямить правую ногу. Только он поставил своего робота, как лазеры Роуза разрушили броню, и машина наклонилась на один бок.
        Роуз перешел на бег. В другой ситуации он бы ударил «Сталкера» по плечу, но сейчас тот согнулся, поэтому Роуз избрал другую тактику. Сокращая дистанцию, он рассчитал шаг «Коня» таким образом, чтобы его левая нога ступила наземь рядом со
«Сталкером». Продолжая движение, он откинул тело своего робота назад и, как футболист, посылающий мяч в ворота, выбросил вперед правую ногу.
        Если бы форма «Сталкера» была более человекообразной, Роуз попал бы ему по груди, но «Сталкер» мог воспользоваться лишь правым крылом. Гигантская нога «Коня» вошла в уже поврежденную броню робота и сокрушила установку ракет малого радиуса действия. Последовала вспышка, и Роуз испугался, что ракеты сейчас взорвутся, однако этого не произошло. От удара «Сталкер» упал, а нога «Коня» застряла в его поврежденном остове. Падая, вражеский робот увлек за собой потерявшего равновесие Роуза.
        Еще не успев свалиться на землю, Джереми попытался от него откатиться, но застрявшая нога не позволила этого сделать. Хотя Роуз сумел использовать вытянутые руки «Коня», чтобы смягчить удар, он все равно стукнулся довольно сильно. Броня погнулась, и швы кое-где разошлись, но Роуз тотчас же попытался встать. «Конь» лежал лицом вниз, и боевым роботам Моргана была подставлена его весьма уязвимая спина. Роуз посмотрел на сканер. Он искал «Банши», а в голове его проносились картины сражения на Солярисе. Однако «Банши» находился довольно далеко: он скрывался за густыми деревьями. К удивлению Роуза, боевой робот шел параллельно его курсу, но не делал попытки приблизиться. Роуз, пытаясь подняться, продолжал отслеживать изображение на сканере, потому что единственное, что он видел через главный экран, было грязь и раздавленные кедровые иголки.
        Эсмеральда подошла ближе к «Зевсу» и сражалась с «Устрашителем», в то время как Хог старался подняться, опираясь на склон. Термические датчики двух стоящих друг против друга боевых роботов были на пределе, но, видимо, температура «Устрашителя» оказалась выше. Очевидно, он дал залп из всех трех ПИИ-установок одновременно.
        Роуз наконец обнаружил Бадикуса, сражавшегося с пятым «Мехом» противника слева от центра. Рианна двигалась ему на помощь, но должна была появиться из-за деревьев только через несколько секунд.
        Звено «Истребителей» передвинулось, чтобы захватить упавшего «Великого воина», и сейчас они благоразумно выжидали на занятой позиции. Ни один из легких боевых роботов не смог бы вынести атаки, которую могли навязать тяжелые и штурмовые машины отряда Моргана, и «Шипы» понимали это. Если они смогут блокировать
«Великого воина», Роуз сочтет, что их задача выполнена. Вдобавок им надо уберечь от опасности Макклауд, и не важно, что произойдет с ним самим.
        - «Штурм-два», я - «Командный-один». Каково ваше положение?
        О'Ши вышел на связь, и треск статического электричества наполнил кабину Роуза.
        - Я держу его там, где мне нужно, «Командный-один».
        Звуки взрыва наполнили канал связи, Роуз услышал непроизвольный вскрик О'Ши и предупреждающий звонок температурного датчика «Темного сокола».
        - Скорректируйте мое последнее сообщение, «Командный-один». Этот взрыв нарушил защиту двигателя.
        - Насколько серьезно? - Роуз с еще большим усилием старался освободить ногу робота. Он чувствовал сопротивление «Сталкера», нога была зажата, как в капкане.
        - Я должен остановить его тотчас же, иначе через три минуты я взорвусь.
        - Сейчас же заглуши эту чертову штуку.- Роуз снова услышал звонок датчика.
        - «Командный-один», процедура автоматического отключения начата, жаль, что я не смогу ее закончить. Этот тип сейчас меня добьет. Жалко робота, Роуз, но мне придется катапультироваться.
        - «Штурм-два», кто ваш противник? Роуз услышал взрыв ограничительных болтов катапульты и через секунду увидел над полем кабину робота.
        - «Мародер-двааа»,- прозвучало в связном устройстве, и связь оборвалась.
        Роуз продолжал биться в бесплодных попытках освободить ногу «Коня». Он уже хотел позвать на помощь Ангуса, когда нога начала освобождаться. Тогда другой ногой он несколько раз ударил по корпусу «Сталкера», но вытащить застрявшую ногу не удалось. На сканере он увидел, что «Мародер-2» подходит к сражающимся «Молоту» и
«Устрашителю». Если Роуз не сможет освободиться, этот стотонный боевой робот легко повернет исход боя против «Шипов». Джереми не мог больше ждать.
        Забыв о всякой осторожности, он приподнялся на вытянутой руке. Встать ему не удалось, но он мог повернуться на спину, оперевшись о склон. Роуз был уверен, что сможет это сделать, однако боялся одного: если ногу заклинило слишком глубоко в торсе «Сталкера», то при резком движении она может сломаться.
        Когда «Конь» переворачивался на спину, Роуз услышал скрежет металла, броня чужого робота ослабла, и остов прогнулся. «Сталкер» все еще удерживал его ногу, но Роуз понял, что она развернулась носком вверх. Ударив левой ногой по вражеской машине, Роуз прицелился в заклиненную правую и выстрелил из лазерной установки, закрепленной на руке. Броня вокруг ноги расплавилась, и «Конь» очутился на свободе.
        Роуз перекатился на правый бок и попытался встать. При этом он заметил, насколько поврежден

«Сталкер»: весь его торс представлял собой лохмотья покореженной стали. В ходе борьбы Роуз заглушил двигатель и в тот момент, когда «Конь» наконец встал на ноги, появился из кабины.
        Роуз начал взбираться на вершину холма и только тут понял, насколько серьезно была повреждена заклиненная нога. Приводы стопы и колена были разрушены, сведя передвижение «Коня» к шаркающему шагу. Несмотря на то что пройти ему надо было совсем немного, Роуз добрался до «Молота» и «Устрашителя» только после
«Мародера-2».
        Пока Роуз приближался, «Зевс» уже встал. В отличие от Роуза Хог имел возможность дать залп из всех своих установок даже в лежачем положении, что, очевидно, он и проделал. «Устрашитель» представлял собой груду обугленной стали; водитель принял решение катапультироваться, не в силах более переносить жару внутри робота. Робот без воина все еще регистрировался на инфракрасном датчике, но уже не представлял собой реальной угрозы.
        Роуз издал предупреждающий вскрик: «Мародер-2» выстрелил в спину «Зевса», управляемого Хогом. Хог уже разворачивался, но полного разворота совершить не успел. Скорострельное орудие послало два залпа в спину «Зевса». Оба они попали в гироскоп робота. Быстро вращающийся гироскоп тут же был разрушен.
        Стоявший на склоне «Зевс» помчался вниз. Хог пытался овладеть управлением ногами, но ни один водитель во Внутренней Сфере не смог бы совершить подобного подвига. Ударяясь о стволы кедров, неуправляемый «Зевс» сбежал с холма. Когда он достиг подножия, поменявшийся угол движения положил конец попыткам Хога установить контроль над своим роботом. Машина упала на землю и исчезла за кронами кедров.
        Роуз повернул к «Мародеру», на котором виднелись следы повреждений, но ни одно из них не было достаточно серьезным. Он вызвал в памяти схемы устройства стотонных боевых роботов и начал искать его слабые места.
        - «Командный-два», попытайтесь обойти его сзади, и побыстрее, долго нам его не удержать!
        Роуз двинулся в сторону от «Молота» Эсмеральды, заставляя «Мародера» выбирать из двух роботов одного. Некоторое время огромные руки, колеблясь, перемещались между двумя целями, а затем остановились на серьезно поврежденном «Молоте». Эсмеральда выстрелила из ПИИ-установок одновременно с «Мародером». Огонь «Молота» попал в его еще не поврежденную броню, но толстые стальные пластины выдержали оба залпа.
«Мародеру» было легче, удары его установок пришлись по поврежденной правой ноге
«Молота», броня которой уже была разрушена многочисленными атаками «Устрашителя». Внутренние конструкции просто испарились под ударами алого луча. «Молот» подпрыгнул и рухнул наземь. Роуз знал, что Эсмеральда, робот которой имел ружья вместо рук, никогда не сможет подняться без посторонней помощи. Роуз и Рианна остались вдвоем против «Мародера» и "Банши ".
        Словно прочитав мысли Роуза, водитель «Мародера» нажал на мощные прыжковые двигатели. Массивный робот приземлился почти в сотне метров от предыдущей позиции. Теперь, чтобы зайти ему за спину, Рианна была вынуждена пройти еще дальше. Роуз нажал на пусковое устройство установки «Артемий» в тот момент, когда «Мародер» коснулся земли, его ракеты взорвались у вытянутых ног вражеского робота.
        Залп «Мародера» настиг медленно двигающегося «Коня». Первый снаряд пронесся сквозь просвет между деревьями, снеся остатки брони с правой ноги командирского робота и задев его каркас. Второй попал в холм за спиной Роуза, обдав робота камнями и грязью. Меняя свое положение, Роуз пытался защитить поврежденную ногу. Еще один такой выстрел, и его постигнет участь Эсмеральды.
        Роуз прицелился и снова выстрелил. Он нажал на спуск лазеров среднего радиуса действия, но на таком расстоянии только два из них достигли цели. Джереми понимал, что этого слишком мало, что время ушло. Двигаясь в сторону, он заметил, что из-за деревьев показался «Банши», приближавшийся к «Мародеру». Роуз понимал, что ему - конец, но что-то подсказало ему продолжать движение. Он глянул на сканер и увидел, что Рианна все еще слишком далеко, чтобы поддержать его огнем.

«Мародер» поднял обе руки, а «Банши» - только правую. Роуз продолжал двигаться, хотя понимал, как мало у него шансов на то, что кто-нибудь из водителей промахнется. Его скорострельная установка еще находилась в процессе перезарядки. К тому времени, когда его ракеты и лазеры будут готовы к залпу, Роуз уже не успеет нажать на спуск. Последний раз посмотрев из кабины, он увидел, что «Банши» поднял руку и выстрелил.
        И тут Роуз остановился как вкопанный. Он увидел, что «Банши» направил дуло ракетной установки на кабину «Мародера». Все шесть ракет пробили кабину и попали внутрь. Пульт управления, кресло водителя и сам водитель просто перестали существовать. Все конечности «Мародера» застыли одновременно: цепь питания была перебита.
        Роуз наблюдал за тем, как «Банши» опустил руки и начал производить процедуры отключения. Сканер Роуза подтвердил: водитель «Банши» выключил двигатели и все системы вооружения. Когда Рианна показалась в просвете между деревьями, Роуз послал ей приказ не стрелять и с удивлением смотрел, как «Банши» полностью остановился.

«Феникс» Рианны вступил на поле боя с лазерами дальнего действия наготове. Она тоже встала перед «Банши» и ожидала появления водителя. Прошло почти пять минут, прежде чем он наконец открыл люк на затылке своего робота и выбрался на правое плечо. Роузу не нужно было всматриваться, чтобы увидеть, что у человека, который вылез из «Банши», были длинные светлые волосы.
        XXIX


«Кедры», Боргезе 14 июля 3055 года


        Отряды милиции продолжали приближаться к «Шипам», но двигались они еле-еле. Несмотря на то что его робот был сильно побит, Роуз не мог выйти из него, чтобы встретиться с Антиохом Беллом лицом к лицу. «Конь» приблизился к стоявшему неподвижно «Банши» и человеку, сидящему на его плече.
        - «Истребители», я - «Командный-один». Что происходит с «Великим воином»?
        - Командир, я - «Истребитель-один». Аякс вышел из своего робота и оказывает первую помощь водителю «Великого воина». Я их вижу обоих.
        - С ума он, что ли, сошел? Подходит ополчение. Отправьте его в кабину и изучите показания приборов. Свяжитесь со мной, когда закончите.
        Роуз выключил связь и, кипя от ярости, уставился в главный экран. Такой профессионал, как Аякс, никогда не оставил бы своего робота, если бы не произошло что-нибудь экстраординарное. Роуз сконцентрировался на глубоком дыхании, пытаясь утихомирить расшалившиеся нервы. Когда сердцебиение замедлилось до нормального ритма, он включил внешние громкоговорители:
        - Я не знаю, почему вы так поступили, Антиох, но благодарю вас за спасение моей команды и моей жизни.
        Роуз вгляделся в Белла. Тот вяло приветствовал его и подтянул колени к груди.
        - Я так понимаю, что «Мародером» управлял Морган?
        Белл кивнул, и Роуз продолжал:
        - Милиция уже совсем близко. Нам нужно или уходить, или сражаться с ними. Так как я не хочу воевать, то мы уходим. Вы уверены, что с Эсмераль-дой, Хогом и О'Ши будут обращаться достойно?
        Белл оторвал подбородок от коленей и заговорил, но наружный микрофон «Коня» не улавливал его слов. Роуз включил усилитель.
        - Что вы сказали?
        Сквозь треск статического электричества Роуз услышал слова Белла:
        - Милиция не будет атаковать. Роуз был потрясен.
        - Почему? - Он настроил микрофон, и голос Белла стал четче:
        - Я переключил на их связь ваш последний разговор с Морганом. Теперь они знают о том, что случилось в Хьюстоне, и о прибытии кланов.- Белл замолчал, грудь его тяжело вздымалась, он пытался справиться со своими чувствами. Роузу приходилось убивать людей, но никогда он не стрелял в знакомого ему человека. Он не мог представить себе, что чувствуешь, убив друга.
        - Антиох, почему вы это сделали? Я понимаю, что я ваш должник, но я хочу знать - почему?
        Еще раз вздохнув, Белл вытянул ноги и взглянул на «Коня». Камера и микрофон робота создавали впечатление, что он стоит рядом с Роузом. Но, с другой стороны, Джереми знал, что его голос проходит сквозь делающий все интонации механическими усилитель. Белл видел, где сидит Роуз, но не мог посмотреть ему в глаза. Роузу хотелось помочь другу, но сейчас многое неясно, а значит, он не может рисковать, покидая своего боевого робота.
        - Я понимал, что Морган готовит какую-то гадость. Я всегда чувствовал, когда он что-то замышляет.
        Голос Белла был лишен эмоциональных оттенков, но Роуз видел на его лице выражение душевной боли.
        - Герой войны? Чушь собачья! Моргану предложили с почестями покинуть двадцать шестую дивизию: полковник Фарнсгейт обнаружил, что Саландер продает армейскую амуницию на черном рынке. Если бы старик смог это доказать, я сейчас сидел бы в тюрьме. В роте было двенадцать мужчин и женщин, и только двое из нас не были в это вовлечены. Но это не важно, потому что и мы двое знали о его штучках и ничего не предпринимали.
        Роуз видел, что в душе Белла растут чувства досады и гнева. Антиох встал и начал расхаживать взад-вперед. Роуз слушал его, не отводя глаз от сканера. Он хотел знать, почему Белл дал этот ракетный залп, а история его жизни Джереми не интересовала.
        - Сначала я бросил свою карьеру ради Саландера Моргана и последовал за ним на Боргезе.
        Роуз был поражен: он никогда не слышал, чтобы это имя произносили с таким презрением.
        - Я подписал договор и вступил в наемный отряд не для того, чтоб сидеть и смотреть, как рядом идет война. Вероятно, вы не знаете о том, что в его имении мы были настоящими пленниками. Он удерживал нас, чтоб обеспечить себе поддержку и сотрудничество. В тот день, когда мы с вами познакомились, я впервые за много месяцев выбрался за пределы имения. Я готов был на собственной спине возить вас на эти рекогносцировки. Я ненавидел его имение и людей, которыми Морган себя окружил.
        Думаю, что я ненавидел даже себя за то, что ему удалось меня одурачить.
        Белл вздохнул и пригладил рукой длинные волосы. Когда он снова заговорил, то, несмотря на искажение, создаваемое усилителем, Роузу показалось, что его голос звучит мягче. Видимо, скорбь в душе Антиоха начала вытеснять гнев. Белл посмотрел на неподвижного «Мародера».
        - Я ненавидел его, но я не хотел его смерти. Потом я узнал, что он в заговоре с Креншоу. Я понимал, что они занимаются темными делами, но думал, что это тоже махинации на черном рынке. Но на этот раз я решил докопаться до правды, прежде чем дело выйдет из-под контроля. Именно тогда я узнал о «Смотрителях». Креншоу - мозг группы, а Морган считается, то есть считался, ее мускулами.

«Смотрители» захватили «Бристоль» и улетели в пространство, оккупированное кланами. Они просто пригласили Клан Кречета на Боргезе. Креншоу увидел в этом возможность не только обеспечения безопасности Боргезе, но и извлечения личной выгоды. Думаю, он вообразил, будто кланы будут обращаться с нами лучше - особенно с нашими правителями. Вы и Кук были для него единственной проблемой. Креншоу избавился от Кука, а Морган должен был избавиться от вас. Я узнал о заговоре в ту ночь, когда на ваш поселок напали. Морган пришел в ярость, что солдаты не смогли уничтожить наемников.
        Белл замолчал и потер подбородок.
        - Сначала они должны были атаковать вашу базу, а уже потом - шаттл. Если бы их войска были лучше обучены, мы бы сейчас с вами не разговаривали. Последние несколько недель я старался решить, что же делать. Я мог бы уйти от него, но Морган никогда не отдал бы мне моего робота. Оставалось лишь следовать за ними. Я так и собирался поступить.
        Роуз понял, как близок он был к тому, чтобы получить этот смертельный удар вместо Моргана. Белл покачал головой и повернулся. Роуз увеличил чувствительность микрофона.
        - Морган всегда был очень самонадеян. В команде я был вторым по чину и поэтому знал ваши частоты. Предполагалось, что между вами двумя состоится личный разговор, но все-таки я решил подслушать. Когда понял всю его важность, то переключил ваш разговор на командиров милиции.
        Белл добрался до подъемника «Банши» и начал спускаться.
        - Командиры милиции знают, что их одурачили. Как только они убедятся, что между вами и Морганом все кончено, они прибудут сюда.
        Белл все спускался, и вскоре осталась видна одна лишь его голова.
        - Да, кстати, я сдаюсь. Считайте меня своим пленником. Я подожду вас на земле.
        Из кабины своего робота Роуз видел, как Белл, спустившись, сел на ногу «Банши» и теперь спокойно ожидал, когда его возьмут в плен. Рианна связалась с командованием ополчения. Стоя с другой стороны «Банши», она не видела Белла, но благодаря чувствительным микрофонам слышала весь разговор. Пока Роуз размышлял, как поступить, она заключила перемирие с
        XXX


«Кедры», Боргезе 14 июля 3055 года


        Роуз обвел взглядом весь свой отряд. Бадикус и Эсмеральда вернулись, и теперь
«Черные шипы» в полном составе собрались у ног «Банши». К ним присоединились Макклауд и Антиох, а полковник Бальярд пока оставался со своим войском. Роуз еще раз оглядел свой отряд, но его члены выглядели ничуть не лучше, чем шесть часов назад.
        Несмотря на бодрый вид и молодцеватый рапорт, Бадикус пребывал отнюдь не в лучшей боевой форме. Когда он катапультировался, один из размыкающих механизмов, прикреплявших кабину к голове робота, не сработал. В «Темном соколе», как и в большинстве других боевых роботов, кресло водителя выбрасывалось управляемым взрывом. Как только кресло достигало определенной высоты, срабатывали стабилизаторы полета, которые управляли дальнейшим спуском. Обычно все это происходило весьма просто и предсказуемо. Даже если водитель, включивший систему катапультирования, впоследствии потеряет сознание, приземлится он все равно благополучно.
        Однако в данном случае один из механизмов сработал частично, и взрыв задел задний правый угол кабины. Кресло несколько защитило Бадикуса от огня и летящих осколков металла, однако весь его правый бок был в порезах. Механизм отправил кресло прямо в небо, но регулятор высоты был полностью нарушен взрывом, поэтому спуск получился неуправляемым. Бадикусу очень повезло: он приземлился на сучья высокого кедра. Если бы он упал прямо на землю, удар мог бы оказаться смертельным. И все же О'Ши сломал левую руку и вывихнул локоть на правой. Весь в повязках, скобках и гипсе, наглотавшись обезболивающего, он явился на собрание.
        Эсмеральда выглядела гораздо лучше, хотя, когда ее «Молот» упал, в кабине начался пожар. Она поняла, что из кабины ей самостоятельно не выбраться, и сумела погасить пламя двумя резервными огнетушителями. Ее ноги, обутые в тяжелые сапоги, были сильно обожжены, и она намазала их толстым слоем противоожогового геля. Эсмеральда отказалась от приема болеутоляющих лекарств и явилась к Роузу с решительным, хотя и несколько напряженным лицом. Джереми всякий раз морщился, когда видел, что она шевелится.
        - «Истребители», каково положение? Носком сапога Ангус прочертил в пыли круг. Сознавая, что остальные члены отряда основательно
        пострадали, он медлил с докладом.
        - Оба робота в полном порядке, сэр. Водители готовы к бою.
        Роуз подумал, что юноша слишком выделил слово «бой», но не задержался на этой мысли.
        - Очень хорошо. «Штурмовое звено», выкладывайте свои скверные новости.
        Эсмеральда заерзала, пытаясь принять более удобную позу. Возможно, ей это удалось, потому что боль, которую Роуз ощущал в ее голосе, вдруг утихла.
        - «Штурм-три» подбит. Как вы уже знаете, у него разрушен гироскоп. Мы только что обнаружили, что оставшиеся семь миллионов деталей разбросаны по машинному отделению, что и привело к разрушению защиты двигателя. Хог мудро поступил, заглушив реактор, прежде чем вышла из строя защита. Для того чтобы робот снова бегал, потребуются новый двигатель и новый гироскоп.
        Роуз посмотрел на Хога. Пока Эсмеральда описывала разрушения, причиненные его фамильному достоянию, этот водитель сохранял видимость спокойствия. Роузу хотелось что-нибудь сказать ему в утешение, но сейчас эти слова были бы неуместны. Поэтому Джереми просто кивнул. Эсмеральда продолжала:
        - «Штурм-два» можно починить, но только при помощи электронщиков. Катапультирование всегда наносит некоторый вред системам роботов, в данном же случае повреждено большинство нацеливающих устройств и систем связи. Единственное место на планете, где мы можем достать комплектующие детали, это город Хьюстон.
        - Мы можем заставить робота двигаться? Эсмеральда ненадолго задумалась.
        - Если мы переставим туда кресло из вертолета, то, возможно, сумеем кое-что подправить. Во всяком случае, управлять им придется, только ориентируясь на оптические приборы, а вести стрельбу просто нереально. Мой робот тоже подбит,- сказала она.- Ногу можно было бы починить, но для этого нам необходима хорошо оборудованная мастерская. Разрыв произошел вот здесь.
        Она провела пальцем прямо по толще зеленой мази, которой была покрыта ее нога, давая понять, что трещина прошла прямо посредине бедра. На ноге женщины осталась белая полоса. Между тем Эсмеральда продолжала:
        - Мы сумеем, конечно, кое-как присобачить ногу и заварить трещину с помощью инструментов, имеющихся у милиции, но нога все равно не будет крепко держаться. Робот сможет идти, и только. Если он перейдет на бег, угроза поломки ноги в любую минуту возрастет. Мы с Хогом готовы к бою, а О'Ши - нет. Он не сможет пользоваться руками. Ему удастся управлять «Темным соколом», если мы подремонтируем его. Так как робот будет лишь медленно ходить, руки ему не понадобятся.
        Эсмеральда умолкла и осторожно загладила белую полоску на ноге. По заведенному порядку Роуз должен был попросить Рианну доложить о состоянии командного звена, но сейчас он взял эту обязанность на себя.
        - «Командный-два» в полном порядке. «Командный-один» нуждается в ремонте, но с имеющимися у нас инструментами это займет всего пару часов. Могут возникнуть проблемы с ногой, но, думаю, нам удастся заставить ее функционировать. В принципе Рианна и я к бою готовы.
        Роуз замолчал. Все воины его отряда отлично понимали, что их сильно помяли в бою, но подытоженный результат стал для «Шипов» тяжелым моральным ударом. Многие водители боевых роботов за всю свою службу никогда не бывали под таким огнем, какой пришлось им сегодня испытать. Из десяти роботов, участвовавших в бою, семь были либо уничтожены, либо подбиты. Звено истребителей Роуз не считал: они не были задействованы в сражении. Семьдесят процентов потерь - это неслыханно для современной войны. «Нет, черт побери! - в ярости подумал Роуз.- Семьдесят процентов - это неслыханно для любой эпохи!»
        Он потер щетину на подбородке и слез с ноги «Банши». Несмотря на то что Джереми не спал более сорока часов, чувствовал он себя на удивление бодро. Однако его отряд не выглядел таким же энергичным. Роуз приказал всем водителям вздремнуть до собрания хотя бы часа четыре, но у большинства из них был такой вид, словно они не отказались бы проспать и вдвое больше. Они не были похожи на воинов разбитого наголову отряда, но и уверенности в завтрашнем дне в них не чувствовалось. Наступило время трубить полный сбор.
        - Итак, получается, что у нас - шесть боеспособных водителей и всего четыре робота.
        Он помолчал и вошел в круг собравшихся.
        - Это уже кое-что.
        Все восемь голов поднялись одновременно.
        - Вы все мало спали, мало ели, а в последний час обследовали повреждения своих роботов.
        Роуз помолчал и заглянул в глаза каждому из воинов «Черных шипов».
        - Что ж, легкая жизнь кончена. Он резко повернулся к Эсмеральде и уставил на нее указательный палец:
        - Эсмеральда, забудь на время о ремонте «Молота». Что ты знаешь о «Мародерах»?
        От удивления Эсмеральда открыла рот. Когда же она решилась что-то промямлить в ответ, Роуз ее оборвал:
        - Понимай мой вопрос как чисто риторический. Независимо от того, что ты знаешь об этой категории боевых роботов, ты новый водитель «Мародера». Голова этого монстра была повреждена мистером Беллом, когда он спасал мою задницу от орудий Моргана. Однако я думаю, что ее можно восстановить. Когда собрание закончится, осмотри ее.
        - Хог, мне отлично известно, что я не могу вернуть вам вашу машину, но мне очень хочется по возможности исправить сложившееся положение. В пятистах метрах отсюда находится абсолютно исправный «Великий воин». Вы его новый водитель.
        Если бы Роуз вдруг посинел и птицей взмыл в воздух, Хог не был бы так удивлен. Роуз улыбнулся воину, и вскоре оба просто сияли от счастья.
        - Пока мы не отремонтируем «Коня», «Великий воин» - наш лучший ремонтный робот. Он единственный боевой робот с двумя руками. Он нам понадобится, чтобы вынуть нужные комплектующие из разрушенных машин.
        Хог отдал Роузу официальный салют. Джереми понимал, что Хогу будет не хватать его
«Зевса», но сейчас работа отвлечет его от грустных мыслей о своей машине. Оставалось решить два вопроса.
        - «Черные шипы», имею честь доложить вам, что нашему отряду предложил свои услуги новый рекрут. Его предложение было принято. Добро пожаловать, мистер Белл.
        Теперь настала очередь удивиться Беллу:
        - Во-первых, я ничего не предлагал. А кроме того, если бы я это и сделал - разве вы забыли, что мой отряд сражался с вами сегодня утром?
        Роуз отлично помнил об этом, но он знал и то, что ему нечего опасаться бывшего члена моргановской шайки. Вероятно, остальные воины «Шипов» думали так же. В конце концов Белл всегда был им другом и ни разу не выстрелил в них за все время боя.
        - Извините, мистер Белл. Возможно, я должен высказаться яснее. «Черные шипы», опытный водитель боевых роботов, о котором я говорю, заявил о своем решении довольно неординарным способом. А именно - он спас наш отряд от поражения, а меня от безвременной кончины. Хотим ли мы видеть его в нашем отряде?
        - Конечно! - раздался оглушительный и единодушный ответ.
        - Вот так, мистер Белл. Прекрасный образец военного этикета. Вы приняты в отряд
«Черные шипы», хотите вы того или нет. В крайнем случае считайте себя мобилизованным.
        Роуз подождал, пока все пожмут руку ошеломленному водителю «Банши». Когда все расселись по своим местам, Джереми продолжил собрание:
        - С этим вопросом покончено. Осталось обсудить только одну тему; кланы. Пока вы спали, полковник Бальярд передал свой рапорт Совету. К моему огромному сожалению,
«Черные шипы» разбиты в бою. Я, конечно же, погиб смертью храбрых. Все остальные взяты в плен.
        Роуз стоял в центре, приняв самую что ни на есть героическую позу, но раздавшийся со всех сторон саркастический смех заставил его держаться скромнее.
        Джереми посмотрел на часы и продолжил:
        - «Бристоль» ведет к Боргезе один шаттл кланов. Через шесть часов оба корабля приземлятся на космодроме.
        Роуз заметил, как просветлело лицо Макклауд при упоминании о ее корабле.
        - Полковника Бальярда вызвали в столицу, приказав сдать пленников. Кроме того, ему приказано не вступать в бой с роботами кланов, которые он встретит в Хьюстоне.
        - Сколько их?
        Роуз посмотрел на Эсмеральду.
        - Пока неизвестно. Думаю, один или два тринария, но мы не можем гадать на кофейной гуще, необходима дополнительная информация. Однако я долго думал об этом и в конце концов согласился с Аяксом. Когда кланы станут решать, какие силы им следует прислать на Боргезе, они будут исходить из того, что планета пригласила их добровольно. Два тринария, или тридцать роботов,- я думаю, это самое большее, что они выслали. Дай Бог, если они пошлют лишь один тринарий, то есть пятнадцать роботов. Мы узнаем об этом точнее, когда полковник Бальярд получит сведения от своих людей в Хьюстоне. А пока план действий заключается в следующем. Мы обязаны послать сообщение Федеративному Содружеству, прежде чем кланы закрепят свои позиции. Из этого следует, что отряду предстоит налет на гиперпульсирующий генератор.
        Роуз выдержал паузу.
        - Подготовиться к этому налету - дело, мягко выражаясь, чрезвычайно затруднительное. Если мы выступим прямо сейчас, у нас будут в наличии только четыре боевых робота и один поврежденный. Чтобы иметь хоть какой-то шанс на успех нашего набега, нам нужно как можно скорее привести в порядок все семь машин. Придется доверить нашу охрану милиции.
        Роуз поднял руку, как бы останавливая готовые прозвучать возражения.
        - Я понимаю ваши сомнения, но у нас нет другого выбора. Если бы ополчение захотело арестовать нас, оно бы уже сделало это. У Совета нет военных сил, которые милиция не смогла бы остановить, а лес обеспечит нам прикрытие, если в дело вступят кланы.
        - Капитан, мне кажется, что кланы и не подозревают о нашем существовании.
        Роуз обернулся к Аяксу и на секунду задумался:
        почему это наемники, прежде чем высказать что-либо, ждут, когда он повернется к ним спиной?
        - Так как Совет считает, что наш отряд уничтожен, он ничего не выиграет, сообщив кланам, что мы были здесь. Про милицию они могут сказать, что она на маневрах. Но кланам милиция не нужна: она сейчас слишком далеко от столицы.
        Все кивнули, соглашаясь с мнением Аякса. Роуз тоже кивнул.
        - Даже если нас не станут тревожить, времени остается очень мало,- сказал Джереми.
        Если мы хотим добиться успеха, выступить надо как можно скорее. В тот момент, когда что-нибудь неожиданно изменится и нам придется выступать не откладывая, у нас должно быть как можно больше сил. Ангус, ты и Аякс займетесь наружным ремонтом. Бальярд только что подтвердил, что у ополчения имеется персонал, который сможет помочь в ремонте брони. Начинайте с самых больших повреждений. Вопросы есть? Если вы понадобитесь еще для чего-то, я вам сообщу. Бадикус, ты отвечаешь за материальную часть артиллерии.
        О'Ши печально покачал головой:
        - Я знал, капитан, что буду наказан за то, что допустил разрушение вашего «Темного сокола». Но никогда не думал, что меня назначат в обоз.
        Вокруг раздались смешки. Собирать снаряды, оставшиеся в подбитых роботах,- чрезвычайно опасная работа даже для здорового человека. Именно поэтому для выполнения таких заданий в войсках Дома Ляо использовали осужденных преступников. О'Ши был во многом прав, называя эту обязанность наказанием.
        Роуз усмехнулся притворной грусти в глазах О'Ши.
        - Прекрати, чудак-человек. Ты будешь надзирать за работой ополченцев. Большинство из них никогда не бывали внутри арсеналов робота, не говоря уже о том, чтобы работать там. Мы должны перегрузить все, что возможно, в боеспособные машины. Тебе придется лишь посвистывать да следить за тем, чтобы они не прикончили сами себя. Распредели все огневые средства, которые вы найдете, между роботами.
        О'Ши улыбнулся и с преувеличенным чувством облегчения вытер лоб загипсованной рукой.
        - Рианна, вы с Хогом поможете при ремонте внутренних повреждений. У Бальярда нет никого, кто бы мог провести квалифицированную ревизию повреждений, но он согласился дать пару помощников. Начните с «Коня» и «Мародера». Эсмеральда, займись «Мародером». Если время позволит, в чем я сомневаюсь, осмотришь и «Темный сокол». Белл, нам с вами надо поговорить, а затем вы поможете остальным. Мне необходимо знать все, что вам известно о «Смотрителях». Встретимся через пятнадцать минут. Я хочу, чтобы присутствовал и полковник Бальярд.
        Роуз осмотрел собравшихся. Их настроение явно улучшилось. «Шипы» все еще выглядели уставшими, но казалось, что теперь они находятся в лучшей форме, чем в начале собрания.
        - Вопросы есть?
        - Только один, капитан.
        Роуз посмотрел на подавшего голос Ангуса.
        - Мы всецело полагаемся на полковника Бальярда. Вы считаете, что это разумно?
        - Может быть, и нет, но мы приперты к стене. Наш отряд - единственная сила на Боргезе, которая может остановить кланы, и Бальярд это понимает. Ведь это его родная планета. Большинство местных жителей не хотят вторжения кланов, а Бальярд - часть этого большинства. К несчастью, люди, стоящие у власти и представляющие меньшинство населения, имеют превратное представление о жизни под властью кланов. Они хотят заставить остальных жителей Боргезе принять свою точку зрения, даже если убеждать их придется пинками и окриками.
        Роуз помолчал.
        - Ну, что еще? Все? Тогда - подняли свои задницы, встали на ноги и вперед - из тенечка на пекло. Мы теряем время.
        Все наемники встали и разошлись выполнять поручения. Роуз, стоявший посредине опустевшего круга, смотрел на оставшуюся сидеть Макклауд. Аяксу хватило ума отойти в сторону.
        Впервые за долгое время Роуз и Макклауд остались наедине. Роузу так много хотелось сказать, но времени, как всегда, не хватало, и пришлось перейти к делу. «Когда эта заваруха кончится,- пообещал он себе,- я выскажу ей все, что чувствую».
        - Капитан Макклауд, вам когда-нибудь приходилось летать на бастере?
        XXXI


«Кедры», Боргезе 19 июля 3055 года


        Несмотря на то что работали они почти непрерывно, на ремонт поврежденных роботов у них ушло целых четыре дня. Больше всего усилий и времени потребовала починка
«Великого воина».
        Все боевые роботы настроены на волны мозга своих водителей и индивидуальную последовательность -включения систем. Их, конечно, можно перепрограммировать, но только при наличии времени и соответствующих приборов. Роуз не считал это серьезной проблемой, поскольку водитель «Великого воина» остался в живых. Однако тот полагал, что робот - его собственность, и не желал с ним расставаться. Роуз же рассчитывал на повышенную
        огневую мощь этой машины и отказывался выступать без нее.
        Кабина боевого робота представляла собой приспособленный к бою командный модуль, обеспечивающий водителю и командиру относительно комфортные условия. Хотя командные отделения уже давно не использовались, там все еще имелись кресло и система пристяжных ремней. Так как Бадикус отказался отбыть с милицией, которая отправилась в путь на третий день после битвы, этот тяжеловооруженный и бронированный робот мог оказаться особенно полезным. Макклауд же присоединилась к полковнику Бальярду.
        Несколько дней Рианна и Хог пытались как-то нейтрализовать систему безопасности робота, чтобы установить над ним контроль, однако все было напрасно. Роуз попытался убедить водителя помочь им, но тот оставался непреклонен. Наконец все остальные водители закончили ремонт, и Роуз не мог больше ждать. Он хотел снова поговорить с хозяином «Великого воина», но Аякс остановил его и предложил свои услуги в добыче нужных сведений.
        Роуз был настроен очень скептически, однако маленький водитель заверил его в успехе. Когда Аякс и их бывший противник заходили в «Риппер», водитель «Ворона» коротко улыбнулся и захлопнул за собой дверь. Через пятнадцать минут Аякс вышел вместе с побледневшим водителем и ключом от системы безопасности его робота. Роуз собрался было спросить Аякса, как это у него получилось, но потом решил про себя, что не хочет этого знать. Как только Хог получил доступ к главному компьютеру
«Великого воина», он начал перепрограммировать робота.
        Наконец они пустились в обратный путь. Впереди, как всегда, двигались Ангус и Аякс. Следующими шли Роуз и Рианна, за ними - Хог с Бадикусом. Перестроенное штурмовое звено прикрывало тылы, Эсмеральда и Белл шли по бокам. Ремонт
«Мародера-2» оказался на удивление легким делом. Почти все внутренние повреждения сводились к разбитой кабине, которую они полностью заменили, используя модуль со
«Сталкера», детали от «Зевса» и «Устрашителя». Эсмеральда и Антиох умудрились наладить надежную, хоть и не совсем типовую систему управления.
        Им приходилось постоянно держаться подальше от людей, поэтому их путешествие заняло целых три недели. Теперь от предместий Хьюстона их отделял лишь однодневный переход.
        Рианна следила за передачами новостей. Предсказания Роуза сбылись: захватчики были встречены как почетные гости. Пресса осторожно отмечала, что прибывший отряд кланов невелик и что появление пополнения неизбежно. О Федеративном Содружестве не говорилось ни слова.
        Полковник Бальярд сообщил, что прибывший отряд принадлежит Клану Кречета. Роуз не удивился этому. И Клан Кречета, и Клан Стальных гадов занимали планеты, находящиеся в пределах двух прыжков от Боргезе. Первые сообщения говорили о том, что захватчики прибыли отрядом величиной приблизительно с роту, то есть около пятнадцати боевых роботов и по крайней мере двадцать пять элементалов - воинов специально вооруженной пехоты, которых пресса звала просто «жабами». Бальярд. не мог предоставить более точных сведений, так как их высадка скорее напоминала боевой десант. Роуз понимал, что кланы использовали стандартную боевую процедуру, но прибытие даже такого небольшого отряда должно было произвести впечатление на граждан планеты.
        После высадки десанта кланы постоянно держали свои силы в движении, делал невозможным их точный подсчет. До сих пор им не было оказано никакого сопротивления. Совет, то есть Креншоу, приказал ополчению сдаться. Сначала полковник Бальярд отказался выполнять приказание, но потом согласился вернуться в город со своими людьми. Для полковника это было тяжелым испытанием, однако подобный маневр был неотъемлемой частью их плана, разработанного вместе с Роузом в ночь перед тем, как милиция покинула лагерь наемников.
        Полковник Бальярд и его люди должны были выступить в сторону Хьюстона, якобы подчиняясь приказам Совета. Такая немалая военная сила не могла не привлечь внимание кланов. Кречеты должны будут послать часть своего отряда, с тем чтобы конвоировать возвращающихся солдат, оставив остальных охранять город. Роуз собирался использовать милицию для того, чтобы отвлечь внимание властей от прибытия в Хьюстон своего отряда. Ополчение войдет в город с востока, а он - с севера.
        Для всего этого требовалась недюжинная выдержка со стороны милиции. Когда отряд Кречетов приблизится к ним, они должны будут двигаться в город под прицелом орудий захватчиков. Как только воины клана узнают, что город атакован, они начнут искать повод для того, чтобы открыть огонь по ополчению. Одно неверное движение - и повод у них найдется.
        От «Черных шипов» этот план - на начальной стадии его осуществления - не требовал подобного мужества. Когда милиция подойдет к городу, то же самое сделают и наемники. Когда полковник Бальярд наконец вступит в контакт с кланами, «Шипы» стремительным броском влетят в Хьюстон и доберутся до генераторной станции. Расчет времени был серьезной проблемой: наемники не могли знать наверняка, когда именно ополчение войдет в контакт с Кланом Кречета. Если «Шипы» двинутся слишком рано, их обнаружат, а если слишком поздно, у клана появится время отреагировать на их появление. Кроме того, каждый шаг, приближающий их к городу, увеличивал опасность того, что они будут раскрыты разведывательным вертолетом или патрулем кланов.
        Роуз посмотрел на хронометр, расположенный под дисплеем. Они шли уже одиннадцать часов, причем последние два часа - раздражающе медленным шагом. Стемнело. Роуз уже видел на юге огни Хьюстона, когда заработала установка связи. Дже-реми быстро подключился к ней:
        Я - «Шип-один».
        - Я - «Зеленый-один». Перед нами отряд. Три плюс пять.
        - Вас понял. Три плюс пять. Конец связи. Роуз включил командирский канал:
        - «Шипы», мы выступаем. «Истребители» - впереди. Скорость - шестьдесят пять километров в час.
        Наемники ускорили шаг, и Роуз передал им сообщение Бальярда:
        - Перед милицией - три робота и пять элементалов.
        Как они и договорились, первое число из послания Бальярда означало количество роботов, а второе - число элементалов.
        - Значит, они рассредоточили свое звено?
        - Да.
        Об этом Роуз даже не задумывался, но вопрос заставил его сделать это. Кланы действовали группами по пять. Пять элементалов составляли точку. Пять точек - звено. Такой же принцип действовал и для боевых роботов, только каждый боевой робот сам представлял собой точку. Значит, во встречающем ополчение отряде не хватало двух роботов или еще двух пятерок элементалов.
        - «Истребитель-два», включите разведывательный зонд. Возможно, мы встретим отставших.
        Глаза Роуза перебегали от главного экрана к сканеру дальнего действия; гигантские шаги боевых роботов быстро пожирали километры дороги. Через пятнадцать минут они уже проходили мимо домов в предместьях Хьюстона. Еще пять минут, и «Шипы» уже двигались по промышленной зоне в северной части города. Наемники старались идти боковыми улочками; водители машин, чтобы избежать столкновения, были вынуждены прижиматься к тротуарам. Роботы почти ничего не повредили, но Роуз понимал, что их обнаружение - вопрос времени: кланы получали сведения на полицейских частотах. Даже если специально их никто и не ждет, семь боевых роботов, марширующих по городским улочкам, вызовут слишком большую сумятицу, чтобы остаться незамеченными.
        - «Командный-один», я - «Истребитель-два». На моем радаре -два приближающихся объекта. Это или чертовски быстрые роботы, или что-то на воздушной подушке.
        - Вас понял, «Истребитель-два». Включите систему «Гардиан».
        Роуз увидел, что сканер дальнего расстояния вдруг помутнел: Аякс включил установку электронных помех. Эта установка предназначалась для создания облака электронных помех, которое делало невозможным обнаружение наемников, пока кланы не подойдут поближе - прекрасная защита от их приборов обнаружения дальнего действия. Пока враг не окажется в их поле зрения, они не смогут засечь «Шипы».
        Под прикрытием системы «Гардиан» «Черные шипы» ускорили шаг. Роуз включил сканер ближнего расстояния, так как прибор дальнего действия был абсолютно слеп.
        - Докладывайте обо всем, что увидите. Если это что-то на двух ногах - сразу стреляйте.
        Стоял ранний вечер. На своем «Коне» Роуз проходил мимо фабрик и глазеющих пешеходов, многие из которых специально вышли посмотреть на боевых роботов. Роуз знал, что большинство наблюдателей принимали их за представителей кланов.
        - Две цели, шестьдесят девять градусов, приближаются быстро.
        Когда Рианна сообщила о приближении врага, Роуз быстро повернулся налево. Два робота вышли из-за угла и помчались навстречу наемникам. Роуз и Рианна находились в центре перекрестка, впереди - истребительное звено, а сзади - звено штурмовое. Благодаря своему местоположению только Роуз с сестрой видели освещенных фонарями боевых роботов Клана Кречета.
        От ходовой части до желтовато-зеленой окраски - все в них было абсолютно одинаковым: два безголовых гуманоида, неуклюжие руки которых вытянулись в сторону наемников. Длинные ноги застучали быстрее, роботы резко прибавили скорость.
        - «Дэшеры» под углом сорок пять градусов.
        Между врагами оставалось около трехсот метров. Рианна выстрелила из мощного лазера. Рубиновый луч прошел мимо, задев медленно двигавшийся автомобиль в четырех кварталах от них. Водитель остался жив, но машина вышла из строя.
        В ответ «Дэшер» выстрелил в «Феникса» из пяти лазеров. Хотя ни один из них не имел мощности «Солнечного луча» Рианны, их суммарное действие равнялось эффективности лазера средней мощности. Броня «Феникса» оплавлялась и падала. Следы остались на груди, ноге и руках ее робота. Рианна вновь направила «Солнечный луч» на противника, но с тем же результатом.
        Роуз двинулся вперед, чтобы лучше прицелиться. Он тщательно отмерил деления на наводящем компьютере и выстрелил. Однако когда лучи лазеров достигли того места, где находился боевой робот, его там уже не оказалось.
        С тонким воем боевой робот устремился вперед. «Дэшер» выстрелил в Роуза, и четыре из пяти снарядов попали в торс. Взорвался прожектор, вмонтированный в грудь, броня сплавилась. Краешком сознания Роуз понял, что «Дэшер» запоздало использовал систему «Миомер» акселератора, которая прибавила мощи ногам робота. Когда «Дэшер» проносился мимо «Коня», Роуз выбросил вперед огромную правую руку своего робота. Противник хотел избежать удара, но Роуз выдвинул и плечо. Результат для «Дэшера», мчавшегося на большой скорости, оказался сокрушительным. Весь правый бок боевого робота вместе с рукой срезало начисто. Водитель потерял равновесие, робот поскользнулся на бетонном покрытии и пошатнулся влево. Выйдя из-под контроля, двадцатитонный гигант проломил кирпичную стену фабрики.
        Второй робот не хотел использовать МАСК-систему до тех пор, пока не окажется за спиной Роуза. Роуз и Рианна пытались развернуться, но ни один из них не мог взять на прицел удаляющегося робота. Роуз был готов оставить эту затею, когда увидел, что на стремительно мчащегося робота обрушился залп РДД. Джереми насчитал восемь взрывов, а затем стали взрываться системы внутри «Дэшера». МАСК-система завыла, выйдя из-под контроля, но ноги робота уже перестали получать сигналы от водителя.
«Дэшер» покатился по улице, врезаясь в машины, и наконец остановился у автобуса.
        Роуз посмотрел наверх и увидел приземляющуюся в трех столбах племени «Валькирию» Ангуса.
        - Прекрасный залп, «Истребитель-один». Скажи мне, как ты догадался, куда стрелять?
        - Я просто подумал, что они продолжают бежать. Если бы они пошли по другому пути, никто не сумел бы настичь их. Ну а если бы они попытались передвигаться на бреющем, они вышли бы с другого конца улицы. Я нажал на пуск двигателей, когда вы прокричали предупреждение.
        Роуз был поражен прекрасной реакцией, которую продемонстрировал Ангус; подобному научиться нельзя. У воина она или есть от рождения, или ее их нет вообще.
        - Так держать, «Истребитель-один». Убедитесь, что он «готов», и пойдем отсюда.
«Истребитель-два», выключите систему «Гардиан».
        Роуз снова включил сканер дальнего расстояния, так как наемники продвигались в центральную часть города. Постепенно фабрики сменялись учреждениями, освещение улучшилось. Роуз понимал, что кланы уже осведомлены об их приближении. Перепуганные жители реагировали на сообщения средств массовой информации о первой стычке, стремясь убраться подальше от зоны боевых действий. Впрочем, кое-кто поступил наоборот. Движение по улицам стало почти невозможным, наемники были вынуждены трижды сворачивать со своего пути.
        - «Истребитель-два»,- сказал Аякс.- Вижу три приближающиеся цели. Я не уверен, что это такое, но каждый их шаг вызывает сильные волновые колебания. Должно быть, это класс штурмовиков.
        Приближающиеся боевые роботы были вне досягаемости сканеров Роуза, поэтому он был вынужден поверить Аяксу на слово. Если захватчики послали два тринария на завоевание Боргезе, то эти три объекта вместе с двумя предыдущими составляли одно из звеньев.
        - «Истребитель-один», нам необходимо видеть объекты. Заберитесь на верхушку этой конструкции, и с высоты вы сможете их увидеть. «Штурмовое звено», разгоните штатских. Возможно, мы дадим бой прямо здесь.
        Пока Роуз выбирал место для построения своего отряда, Ангус со своим роботом запрыгнул на крышу гаража. Тем временем «Штурмовое звено» начало через громкоговорители передавать жителям предупреждение.
        - Я - «Истребитель-один», Вижу три «Маскари», класс «Боевые роботы», расстояние около шестисот метров. Сейчас они проходят...
        Пока Роуз слушал и смотрел на «Валькирию», стоящую на крыше гаража, два алых луча внезапно пронзили небо. Один луч ПИИ-установки прошел у правого плеча «Валькирии», зато второй ударил робота прямо в лицо. Луч прошел сквозь броню, остов, электронные приборы и сквозь затылок «Валькирии» вышел в небо. Робот на секунду застыл, а затем упал с крыши лицом вперед.
        Все надолго притихли, а затем Аякс нарушил радиотишину:
        - Все три боевых робота приближаются. Это «Маскари».
        Появление трех восьмидесятитонных роботов поразило Роуза.
        - Я - «Командный-один». Все на правый фланг. Держимся вместе. Мы должны добраться до генераторной станции.
        - Я - «Истребитель-два». Передо мной цель. Вес - наибольший. Левый фланг противника неприступен.
        Роуз в отчаянии стиснул кулаки. Слова «наибольший вес» означали, что робот подобного типа - самый тяжелый из всех возможных, то есть масса его - девяносто пять или сто тонн. Он сделан по технологии кланов и управляется воином, созданным при помощи генной инженерии. Возможно, это шел командир захватчиков. Несмотря на то что у «Шипов» воинов было больше, Роуз сомневался, что у них хватит сил для успешного боя. Джереми изучил территорию и быстро принял решение:
        - Говорит «Командный-один». Все - назад на максимальной скорости. Повторяю, на максимальной.
        Первый из «Маскари» выстрелил из трех ПИИ-установок с дальней дистанции. К счастью для намеченной цели, Антиоха Белла, Кречеты все свое везение исчерпали на выстреле, убившем Ангуса.
        - Куда держим путь, «Командный-один»?
        - Понятия не имею. Может быть, мы сможем обойти их. Макклауд, надеюсь, ты слышишь - нам вот-вот потребуется твоя помощь.
        XXXII

        Хьюстон, Боргезе 19 июля 3055 года


        Роуз пересказал свой план остальным членам отряда: если они собираются прорваться к базе Ком-Стара, им лучше бы поберечь свою огневую мощь. Роуз понимал, что
«Черным шипам» не вынести еще одного рукопашного боя, подобного тому, какой они вели с Морганом. Он надеялся, что не придется вовлекать в сражение Макклауд, однако она понадобится ему, чтобы повернуть ход событий в их пользу.
        - Макклауд, набирай высоту. Нам потребуется твоя помощь.
        Когда главный корпус ополчения вступил в Хьюстон, Макклауд с небольшим отрядом
«Зеленой команды» отправилась в прибрежный город Ле-Жен. Сам по себе этот город был невелик, но там располагался аэропорт со второй по величине на Боргезе взлетно-посадочной полосой. Там также размещался летный отряд «Зеленых»: 312-е авиакрыло оборонительных сил планеты.
        Это соединение состояло из аппаратов с фиксированными крыльями, что делало их легкой добычей как для быстрых аэрокосмических аппаратов, так и для более маневренных вертолетов. В обычных условиях Роуз никогда не послал бы такую машину на кланы, но все же бастер...
        Это был механизм самого простого устройства, какое когда-либо придумывалось конструкторами. Обнести фюзеляжем и крыльями самолета одно из наиболее скорострельных орудий, набить его боезапасом настолько, насколько хватит горючего, и - вперед, на врага. Несмотря на свою медлительность и плохую маневренность, этот аппарат с одного захода мог вывести из строя любого робота. Конечно же, его пилот должен быть крайне внимательным.
        - Я - «Истребитель-два». На моем радаре два объекта. Не думаю, что это «Маскари». Что-то более легкое.
        - Я - «Штурм-четыре». Все четыре робота из города притормозили. Похоже, они боятся ловушки. Мы оторвались от них.
        - «Командный-два», «Истребитель-два», займитесь боевым роботом, который поразил Ангуса. «Штурм-три», следуйте за ними, прикройте их тылы. Остальные за - мной. Макклауд, каково расчетное время вашего прибытия?
        - Пятнадцать минут до центра города. Где вы?
        - Мы в муниципальном парке на окраине делового района. Используйте мой канал связи как радиомаяк. Нам придется преодолеть сильнейшее сопротивление, но сначала нужно расчистить дорогу.
        - Я постараюсь прибыть как можно скорее. Конец связи.
        Хотя Роуз и обещал себе не делить отряд, но похоже, что другого выхода не было.
«Феникс» и «Ворон» промчались через футбольное поле к зданиям, окружавшим парк, а за ними шел «Великий воин». Роуз с оставшимися воинами развернулся, чтобы не дать кланам загнать себя в западню.
        Сканеры показали, что к ним приближаются два объекта. Роуз включил прибор тепловидения и увидел только жуткие пятна тепла, однако компьютер идентифицировал их на экране как «Тора» и «Бешеную кошку».
        - «Шипы», вступаем в открытый бой. Никто не должен пройти.
        Роуз посмотрел на сканер и передислоцировал своего робота. Вокруг него находились несколько мусоросборщиков, а неподалеку - приземистые здания ремонтных депо. Слева - небольшой зимний стадион и множество автомобилей. Он напомнил себе, что нужно держаться подальше от стадиона, чтобы защитить мирных жителей.
        С дистанции в шестьсот пятьдесят метров оба боевых робота открыли огонь из ПИИ-установок. Оба залпа, направленных в Антиоха, прошли мимо цели, а единственный залп в сторону Роуза повредил правую руку «Коня». В кабине зажглись предупредительные индикаторы - рука была пробита в трех местах.

«Черные шипы» подождали, пока боевые роботы подойдут на шестьсот метров, а затем открыли огонь. Ракеты кланов скрестились в воздухе с ракетами Внутренней Сферы. Роузу показалось, что он насчитал несколько ударов по «Бешеной кошке», однако, не имея прожектора, с такой дистанции трудно было судить наверняка.
        Ракеты вылетали из установок обоих противников, а тем временем роботы продолжали сближаться. Эсмеральда и Антиох выступили и выстрелили из ПИИ-установок. Оба залпа Эсмеральды попали в цель, а Антиох промазал, потому что «Тор» резко свернул в сторону. Роуз снова нажал на пуск ракетной установки и устремился к «Тору».
        Ракеты дождем обрушились на «Коня», огонь ПИИ сорвал почти всю броню с его правой ноги, прежде чем Роуз смог подойти на сто пятьдесят метров. Нажав на пусковые устройства всех лазеров, он увидел, что температуру на приборах зашкалило, а затем она начала падать: заработали охлаждающие устройства, уменьшающие жар, созданный лазерами.
        Роуз увидел, что слева от него Антиох Белл вступил в бой с «Бешеной кошкой», используя винтовку Гаусса и огонь ПИИ против ПИИ и ракет ближнего действия противника. Эсмеральда выбирала своей целью то одного, то другого робота, находясь в центре боевого порядка «Шипов». Оба боевых робота кланов были повреждены, но недостаточно для того, чтобы считать их окончательно выведенными из строя. Броня
«Коня» в одних местах оказалась абсолютно разрушенной, а в других - тоньше бумаги. Зная, что он не сможет выдержать новый напор огня, Джереми понимал, что бой должен быть закончен тем или иным способом.
        Сняв ноги с педалей управления, Роуз вдавил ступни в другие педали, побольше размером. В чреве «Коня» что-то зарычало. Шум усилился, когда из-под робота вырвались три столба пламени. С легким покачиванием прыжковые двигатели понесли робота на изумленного водителя «Тора». Прежде чем приземлить машину, Роуз полюбовался занимательным пейзажем вокруг городского парка.
        Реактивные прыжковые двигатели были распространены среди легких боевых роботов, но тяжелые роботы редко оснащались ими. Те немногие типы машин, что обладали прыжковыми двигателями, могли прыгать не более чем на сто метров. Однако это не относилось к «Коню». Он без усилий покрыл расстояние в сто сорок метров.
        Сжав зубы и крепче схватившись за рычаги управления, Роуз приготовился к резкому удару, неизбежному при приземлении. Даже обыкновенное приземление на грунт во время учений чуть не выбивало из него весь дух, но когда он ударился о «Тора», то ему показалось, что перевернулся весь мир. «Конь» обеими ногами ударил вражеского робота в спину. Инерция движения опрокинула машину Роуза через голову вражеского робота, и оба гиганта рухнули на землю.

«Тор» упал на спину, «Конь» перевалился через его голову. Роуз выставил обе руки, чтобы замедлить падение, и успел частично сгруппировать робота. Он подумал, что сейчас ударится, но мир вокруг взорвался вспышками белого пламени.
        Следующее, что он понял,- это то, что он висит на ремнях своего командирского кресла. «Конь» все еще лежал на животе, а «Тор» - плашмя на спине; из груди его валил густой серый дым. Пока Роуз распутывался, «Тор» все еще лежал неподвижно. Посмотрев на поверженного робота, Роуз подумал, что тот не встанет уже никогда. Если бы кто-нибудь обрушил на «Тора» дом, он вряд ли добился бы большего.
        Роуз огляделся в поисках своего отряда и увидел, что «Шипы» приближаются с двух сторон. Однако врагов видно не было. Он стал поднимать «Коня», но обнаружил, что ноги его робота запутались во внутренностях «Тора». Через несколько минут осторожного маневрирования он смог подняться.
        - Я «Командный-один». Как долго я был без сознания?
        - Только десять минут, капитан.
        В голове Роуза все еще клубился туман. Он подумал, что с ним говорит Аякс, но это мог быть и Белл.
        - Каково положение?
        - «Тор» разбит. Мы отогнали «Бешеную кошку». «Штурм-три» прогнал пару средних боевых роботов при поддержке остального отряда.
        Роуз наконец решил, что с ним говорит Аякс.
        - Макклауд все еще приближается? Роуз пытался не выдавать своего страха за Ре-чел, однако десять минут столь близкого боя - весьма долгий срок.
        - Да, приближается, в соответствии с расчетом времени, сэр.
        - Эй, а почему нет связи со «Штурмом-один»? Когда серое облако, затуманивавшее его мозг, превратилось в острую боль в левом виске, Роуз вдруг понял, что докладывать должна была Эсмеральда.
        - То ли залп с «Бешеной кошки» разрушил антенну, то ли это - следствие сляпанной нами «лоскутной» кабины. Во всяком случае, она слышит, но не может ничего передать.
        - Хорошо. «Штурм-три», вы - временный командир звена. «Штурм-четыре», присоединяйтесь к «Третьему» и ведите нас к базе Ком-Стара. «Истребитель-два» и
«Командный-два» - вы держитесь в центре. «Штурм-один» и я прикроем тылы.
«Штурм-один», если вы поняли, поднимите правую руку.
        Эсмеральда тут же подняла правую руку «Мародера».
        - Хорошо. «Шипы», это наш единственный Шанс пробиться к базе, и мы обязаны его использовать. Не останавливайтесь ни по какой причине. Если кто-нибудь выйдет из строя, мы будем надеяться, что все обойдется. В данный момент достичь базы важнее, чем заботиться о собственных жизнях. «Командный-два», согласуйте свои действия с Макклауд. Я знаю, что Речел не надо лишний раз говорить о мирных жителях, но все же напомню ей об их безопасности. Об этом должны помнить и остальные. А теперь выступаем.
        Когда Хог и Белл вышли из парка, Роуз снова проверил системы «Коня». В запасе у него еще оставалось много ракет, однако это скоро изменится.
        Несмотря на то что броня его робота была пробита в нескольких местах, значительных повреждений внутренних систем не было; исключение составляла правая нога. Красные огоньки индикатора подтвердили то, что Роуз уже заподозрил, когда попытался встать. Отказала отремонтированная ранее нижняя часть ноги. Несмотря на хромоту, он был все еще так же быстр, как
        XXXIII

        Хьюстон, Боргезе 19 июля 3055 года


        Роуз повернулся лицом к водителям клана. Оставшиеся три боевых робота приближались шеренгой, каждый по отдельной улице. Вражеские водители или не знали, с кем имеют дело, или просто недооценивали наемников. Роуз понимал, что он может разбить один из этих роботов и прорваться к базе, правда, остальные кинутся по их следу. Их единственным шансом было взять врагов одного за другим.
        - «Шипы», все - на левую улицу. Может быть, мы сможем вывести хотя бы одного из строя, пока подойдут остальные.
        Роуз услышал ответ остальных двух членов своего отряда, но мысли его были далеко. Небо над тем местом, где упал бастер, светилось красным.
        - Где «Штурм-один»?
        Роуз глянул на сканер, но «Мародера» не было на экране.
        - Его не видно. Вероятно, она прикрылась «Гардиан».
        Роуз надеялся, что это правда. Из-за системы «Гардиан» и зданий, служащих помехой, главный корпус наемников вряд ли мог соединиться с ним и Аяксом раньше, чем они доберутся до базы Ком-Стара,- если дело вообще дойдет до этого.
        - Я - «Командный-два». За нами - объект. Роуз сосредоточил все свое внимание на дороге, по которой они только что пришли. За ними шел один боевой робот, но в поле зрения он еще не показался. Если бы Рианна не следила по приборам за задним кварталом, робот мог бы застать их врасплох. Без зонда невозможно было определить тип этой машины.
        - «Командный-два», следуйте за «Штурмовым звеном» на боковую улицу. Я возвращаюсь, чтобы атаковать тот робот, что сзади. Помните, что надо все время двигаться к базе.
        Роуз развернул «Коня» и направился в обратную сторону. Хог и Белл смогут нанести по паре ударов, пока другие роботы подойдут на помощь атакованному товарищу. Если Роуз остановит преследователя, у них еще есть шанс прорваться.
        Шагая по улице, Роуз увидел жителей, высыпавших посмотреть на военные машины. Внезапный поворот Роуза застал некоторых на открытых местах. Жители бросились по укрытиям, а с другого конца улицы показался боевой робот. Увидев его в свете уличных фонарей, Роуз легко определил, что это- «Бешеная кошка», с которой его отряд уже имел дело в парке.
        Подобно «Коню» Роуза, он также имел повреждения, но Джереми знал, что этот боевой робот начинает бой с лучшим вооружением и защитой. Как старинные дуэлянты с пистолетами, оба робота быстро заняли боевые позиции. Жители подумали, что это обычный маневр, но Роуз прекрасно знал, что это начало поединка.
        Джереми понадобилось лишь мгновение, чтобы навести сетку приборов на вражеского робота и пустить ракеты. Секундой позже водитель клана выстрелил ПИИ с правой руки своего робота. Роуз приготовился к удару, который попал «Коню» в правую часть торса, а затем побежал прямо к «Бешеной кошке». Ракетный залп разбросал цепь взрывов по плечам и груди врага. Одна из ракет разбила его ракетную установку.
        Роуз включил средние лазеры на груди и руках «Коня». Все четыре луча попали в цель. Один ударил «Бешеной кошке» прямо в лицо, где размещались кабина и системы обеспечения.
        Внезапный удар, вероятно, заставил водителя клана нажать на пусковую систему всего оставшегося вооружения. Шесть ракет ближнего действия вылетели из установок, чтобы через пять секунд взорваться у корпуса «Коня». Установка ПИИ на правой руке тоже выстрелила, но луч скользнул мимо Роуза. Роуз почувствовал, как повисла правая рука «Коня», красные огоньки на приборе подтвердили, что разрушен вмонтированный там лазер.
        Роуз продолжал сближаться с противником, а его ракетная установка тем временем заканчивала процедуру перезарядки. Несмотря на короткую дистанцию, он снова выстрелил. Еще двадцать боеголовок полетело в сторону «Бешеной кошки». Все двадцать попали в цель, но только три нанесли повреждения. Три небольших взрыва снесли некоторую часть брони, а остальные просто разбились о стальные пластины, защищающие «Бешеную кошку».
        Ракетный удар на секунду отвлек водителя Кречетов, и Роуз смог подойти еще ближе. Под светом фонарей он увидел, что этот робот находится в плохом состоянии. Его левая рука лишилась привода и ПИИ-установки. Сохранившаяся броня была местами разрушена. Вражеский водитель пытался отойти от «Коня», но Роуз не отпускал его далеко, чтобы тот не смог использовать ПИИ. Когда, словно металлическую дубинку, противник занес правую руку, Роуз нашел его слабое место.
        Он слегка передвинул «Коня», приняв удар на плечо, укрепленное сверхпрочной броней. Повернувшись, он ударил «Бешеную кошку» по правой ноге.
        На стопе «Коня» погнулся металл, а пластины на голени «Кошки» смялись, словно фольга. Роуз выстрелил из лазерной установки на груди, а затем приготовился встретить новый удар.
        Броня на плече его робота согнулась и вошла в актуатор. Рука все еще двигалась, однако Роуз не мог больше ее использовать для поддержания устойчивости, когда снова прицелился в голень «Бешеной кошки». Доверяя своему чувству равновесия и мастерству водителя, Роуз опять ударил противника ногой. Удар почти не встретил сопротивления, металлическая кость вражеского робота сломалась пополам.

«Бешеная кошка» упала на правый бок, Роуз качнулся в том же направлении. Пока Джереми старался восстановить контроль, огромные металлические ступни царапали бетон тротуара.
        Ему это удалось, но, выпрямляясь, он задел капот одной из стоявших рядом машин.
        Водитель Кречетов хотел подняться на одно колено, но Роуз не дал ему это сделать. Держа своего робота в стороне от вражеской ПИИ-установки, Джереми подошел к упавшему роботу, тщательно прицелился, выстрелил, а потом подождал, пока враг не перестал двигаться. Водитель выкарабкался через люк, а Роуз снова повернул к базе Ком-Стар.
        Трех шагов было достаточно, чтобы он понял, что правая нога «Коня» опять сильно повреждена. Таким шагом ему не догнать остальных воинов «Шипов». Думая только о своих товарищах, он включил прыжковые двигатели. «Конь» перепрыгнул через улицу и приземлился посреди дороги через сто пятьдесят метров, продавив бетон обеими ногами. Правая нога заскрежетала, но выдержала, и Роуз снова нажал на пуск прыжкового двигателя. Он прыгнул еще пять раз, а потом компьютер сообщил, что реактивного топлива хватит лишь только на два прыжка. Подумав, Роуз решил, хромая, догонять отряд.
        Через пять минут он добрался до места первой схватки. Быстро осмотрев все вокруг, он увидел лишь остов «Маскари» и несколько разбитых машин. Изучив показания сканера, Роуз двинулся вперед к базе Ком-Стара, даже не проверяя каждый перекресток или переулок на возможно спрятанного робота кланов. Он понимал, что рискует, но сейчас его это не волновало. Если он хочет принять участие в происходящем сражении, то должен торопиться.
        Поднявшись на холм, Роуз быстро оглядел поле битвы. Хог и Белл сражались против двух поврежденных «Маскари». Хотя Роуз не мог детально оценить повреждения всех четырех занятых в бою роботов, сразу было видно, что Антиох - в тяжелом положении, так как Хог держал остатки левой руки «Банши» в левой руке своего «Великого воина». Из нее получилась бы отличная дубинка, но водители клана не подходили к Хогу так близко, чтобы он мог использовать свое импровизированное оружие.
«Феникса» нигде не было видно.
        Роуз снова совершил прыжок, направив «Коня». прямо в гущу боя. Находясь в самой высокой точке прыжка, он послал ракетный залп в спину ближайшего боевого робота и увидел, как ракеты начали взрываться на спине «Маскари». Вскоре он был уже слишком низко, чтобы что-нибудь видеть. Пока ракеты перезаряжались, Роуз еще раз проверил показания приборов. Он понимал, что глупо расходовать последний прыжок, но нажал на пуск двигателя ракетной установки. Сжигая остатки топлива, Роуз направился на боевых роботов, тщетно ища глазами Рианну, пока «Конь» летел на противника.
        К его удивлению, ни один «Маскари» не повернулся в сторону нового противника. Он решил, что причиной тому Белл и Хог, но не был в этом уверен. Возможно, их спины прикрывают другие силы. Понимая, что у него нет времени для размышлений на эту тему, Роуз нажал на пуск ракетной установки как раз перед тем, как «Конь» коснулся земли. Теперь оба робота стояли между ним и штурмовым звеном. Едва он направил три лазера на робота, как что-то ударило его в спину. Взрывы сотрясали робота, однако
«Маскари» продолжал стрелять в Хога и Белла.
        Хотя Роуз никогда не имел дела с элементалами, он знал, что один из них только что вспрыгнул ему на спину. Почти сразу же броня в этом месте оказалась пробита. Он сделал шаг вперед и обнаружил, что правая нога стала волочиться еще больше. Включив наружную камеру, он увидел, что другой элементал сжег оставшуюся опору правой ноги.
        Его робот должен был вот-вот рухнуть. Роуз понимал это. С бездействующей левой и сильно поврежденной правой рукой он не мог прихлопнуть элементалов, выведенная из строя правая нога не позволяла ему убежать от них. Он проверил прыжковые двигатели, но, как и следовало ожидать, в них не хватало топлива для того, чтобы оторвать восьмидесятитонного робота от земли. Ракетная установка снова приготовилась к залпу, и Роуз решил покориться судьбе. «Конь» должен был умереть.
        Он глубоко вздохнул и дал залп ракетами дальнего действия по «Маскари». Система
«Артемий» сработала превосходно, послав все двадцать ракет в спину робота. Роуз услышал скрежет металла, затем над главным экраном появилась лапа элементала. Вспомогательный экран взорвался снопом искр. Джереми увидел, как ближайший
«Маскари» рухнул на припаркованные машины, а затем взорвался и главный экран. Роуз взглянул на увеличивающуюся брешь над головой, куда элементал пытался просунуть свой лазер, в то время как его товарищ заканчивал свое дело на правой ноге.
        С оглушительным щелчком правая нога «Коня» отвалилась. Роуз даже не пытался удержать своего робота. Вместо этого он сконцентрировал все свое внимание на падении. Элементал колебался, не зная, спрыгнуть ли ему, чтобы избежать опасности, или прикончить водителя, находящегося внутри. Когда. он наконец решил спрыгнуть, было уже слишком поздно.
        На этот раз Роуз слегка подпрыгнул и всем телом почувствовал удары от падения.
«Конь» слегка подпрыгнул и проскрежетал несколько метров, прежде чем прекратить движение. Роуз освободился от пристяжных ремней. Сила тяжести тут же толкнула его на остатки главного экрана. Он стащил нейрошлем и осмотрел разбитую кабину. Увидев торчащий лазер раздавленного элементала, Джереми повесил на него шлем.
        Встать оказалось труднее, чем он предполагал, в основном из-за неудобного угла, под которым находилась кабина, но также из-за ударов, полученных при крушении, и из-за того, что тело затекло и устало после стольких часов сидения в кресле водителя. Роуз убедился, что лазерный пистолет находится у него на бедре, а нож - за голенищем тяжелого боевого сапога. Он взобрался на спинку командного кресла и протянул руку к заднему люку. Винты легко повернулись, а люк открылся со второго удара.
        Роуз вылез на затылок робота и увидел, как Хог прикончил последнего «Маскари» шквальным огнем лазеров. «Банши» продолжал стоять, но этот робот был явно выведен из строя. Даже издали Роуз видел, что грудь его пробита в трех местах.
        Элементалы, которые бежали на помощь к последнему роботу Кречетов, резко изменили курс и скрылись во тьме ночи. Роуз съехал вниз по голове «Коня» и ступил на мостовую. Он побежал к «Великому воину», но вдруг услышал, что приближаются роботы. Обернувшись к вновь прибывшим, он увидел, что Эсмеральда ведет Рианну к остальным воинам «Шипов».
        То, что «Мародер» еще двигался, было просто чудом. Скорострельное орудие свисало из разбитой установки через правую часть корпуса. Правая рука висела чуть ли не до земли, иногда царапая бетон при движении. Оба прыжковых стабилизатора были сожжены, на их месте остались лишь черные пятна.

«Феникс» Рианны тоже был сильно побит. Правая рука его сломалась в локте, и из нее летели синие и зеленые искры, поливая все вокруг электрическим душем. Правый двигатель был разрушен, и по тому, как двигался робот, становилась ясно, что правая нога его не сгибается в колене.
        Роуз развернулся и побежал к «Великому войну», который, казалось, радовался прибытию двух остальных роботов. Роуз прибежал сразу после них и тщетно пытался привлечь к себе внимание. Наконец, когда он выстрелил в воздух из лазерного пистолета, это ему удалось. Наемник посмотрел вниз и наклонился.
        - Ты меня слышишь?
        Роуз повысил голос, но не кричал. Хог опустил правую руку робота, и Роуз ступил на протянутую ладонь.
        - Да, сэр. Мы все вас слышим.
        Когда «Великий воин» стал выпрямляться, Роуз почувствовал тошноту, как всегда, когда поднимался на скоростном лифте. Он немного подождал, прежде чем заговорить, посмотрел на «Банши» и увидел, как из кабины на плечо робота вылез Белл.
        - Забери Белла и направляйтесь к Ком-Стару. «Великий воин» протянул руку к
«Банши», Антиох прыгнул ему на ладонь. Эсмеральда и Рианна уже двигались вперед.
        - Где Аякс? - прокричал Роуз.
        Ответ он получил из громкоговорителя «Великого воина».
        - Рианна послала его на разведку.
        - О положении на базе имеются сведения?
        - Там пехота. Похоже, ее захватили люди «Смотрителей».
        - А «жабы»?
        - Кажется, все защитники - местные. Роуз повернулся к Беллу и понизил голос:
        - Как ваши дела?
        Антиох пожал плечами, выдавив подобие улыбки.
        - Все еще жив.- Он замолчал.- Вот, сломал большой палец на левой руке.
        Роуз попытался рассмотреть палец при свете мелькающих уличных фонарей, но не понял, сломан он или вывихнут. Он снова взглянул на Белла, тот пожал плечами.
        - Капитан, Аякс докладывает об усилившемся движении на базе. Элементалов и роботов не видно.
        - Хог, доставь нас туда. Скажи Рианне, пусть следует за тобой. Эсмеральда будет охранять близлежащие улицы, пока мы не захватим базу. Пусть Аякс остается на своей позиции.
        Эсмеральда ударила ногой робота по главным воротам и отступила. Две ракеты ближнего действия вылетели с базы, но обе попали в здание фабрики в соседнем квартале. «Феникс» вступил в пробоину, вытянул левую руку и послал длинную очередь пулеметного огня, подкрепив его единственным выстрелом лазера средней мощности. Ракетный обстрел прекратился, и Рианна исчезла на территории базы, за ней последовал Хог со своими пассажирами.
        Оба робота прошли мимо двух небольших подсобных помещений зданий к главному корпусу в глубине двора. Роуз не сводил взгляда с этих строений, но их двери оставались закрытыми. Он снова посмотрел на робота Рианны.
        - Я Рианнон Роуз, помощник командира «Черных шипов». Приказываю мятежникам, захватившим базу, сложить оружие и сдаться. Даю вам тридцать секунд.
        - Хог,- Роуз указал на главный корпус,- опусти нас. Мы с Беллом войдем на станцию.
        Хог опустил их на землю и снова выпрямился. Роуз и Белл вытащили пистолеты и поспешили укрыться за ближайшей стеной.
        Роуз увидел, как из боковой двери выскользнул человек и вскинул на плечо ракетную установку.
        - За мной, свободные люди! Мы вернем славу Звездной Лиги!
        Обе ракеты полетели в «Феникса». Роуз услышал тонкий звук противоракетной установки, но она была пуста. Одна ракета пролетела над плечом «Феникса», но другая задела голову робота. Обе антенны оказались сорваны.
        Рианна отреагировала немедленно. Она нажала на гашетку пулемета и не спеша повернула правую руку робота. Огромные пули пробили стену и подняли столбы грязи. Человек с ракетной установкой бросил свое оружие и повернулся к двери, но пулеметная очередь настигла его прежде, чем он успел сделать шаг. Тело его задергалось. Рианна отпустила гашетку, а человек упал бесформенной грудой. Переменив мишень, она выстрелила из лазера в открытую дверь. Роуз услышал крики внутри здания.
        - У вас пятнадцать секунд.
        Открылась главная дверь, и на двор полетели две ракетные установки. Мужчины и женщины выходили наружу с поднятыми руками. Другие «Смотрители» вышли из дымящейся боковой двери.
        Роуз ринулся мимо обеих групп и неподвижного тела. При скудном освещении он едва узнал лицо Хоффбрауза, искаженное болью и страхом. Не останавливаясь, он пробежал к главному входу. Как и следовало ожидать, дежурный демирегент сидел за пультом, не обращая внимания на события, происходящие вокруг него.
        - Я хочу передать срочное послание гауптману - генералу Стелле Дмовски в Келенфолд. Я требую, чтобы послание было отправлено немедленно.
        Невозмутимый демирегент посмотрел на двух мужчин перед собой и на их оружие, а затем молча встал и провел их в помещение, откуда транслировалась информация. Через пять минут сообщение было в пути.
        - Ну, что теперь? - спросил Белл.
        - Теперь мы будем ждать ответа.
        Роуз посмотрел на молчаливого демирегента, и тот кивнул. Похоже, он не принадлежал к организации «Смотрителей».
        Чтобы дождаться ответа, понадобилось шесть часов, которые «Черные шипы» провели у своих орудий, готовые к контратаке кланов. Эсмеральда вошла на территорию базы, но Аякс продолжал рыскать по улицам, ища следы Кречетов. Начинало светать, когда демирегент протянул Роузу текст послания. Тот быстро прочитал его и поспешил во двор.
        - Подмога уже в пути! - прокричал он что есть силы.
        Белл несколько раздосадованно посмотрел на него:
        - Кому они нужны?
        - Нам, если ты не хочешь провести ночку наподобие вчерашней. Механизированный полк уже идет сюда.
        - Не уверен, что это необходимо,- сказал Антиох.- С космодрома сообщили, что десять минут назад шаттл кланов вышел на орбиту. Похоже, они отправляются к своему Т-кораблю.- Антиох помолчал, разглядывая раскрывшего рот Роуза, а затем продолжал: - Все кончено. Мы победили.
        Огромное облегчение теплой волной разлилось в душе Роуза. Улыбка осветила его лицо, и Белл улыбнулся в ответ.
        - Советник Де Вилбс назвала прибытие кланов вторжением, а «Смотрителей» - террористической организацией. Рианна вызвала полицию, чтобы забрать пленников. Мы сделали это, Джереми. Мы их разбили.
        Улыбка Роуза вдруг исчезла - так внезапно, словно ее выключили.
        - Ты прав, Антиох. Мы их разбили, но какой ценой? Слишком уж высока цена для этой планеты.
        - Капитан, я «Командный-два». У меня срочный вызов из больницы
«Матерей-утешительниц». Капитан Макклауд требует вас.
        Роуз почувствовал, как его глаза наполняются слезами, Белл заулыбался еще шире. Роуз ничего другого не мог сделать, как ответить ему такой же широкой улыбкой.

«Возможно,- подумал он,- цена не была такой уж высокой».
        ГЛОССАРИЙ


        ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ

        После падения Звездной Лиги генерал Александр Керенский, командир регулярной армии Звездной Лиги, увел свои войска из Внутренней Сферы, что известно как первый Исход. После того как они отправились за Периферию, за 1300 световых лет от Земли, Керенский и его последователи обосновались на отдаленных планетных системах около большого сферического скопления, которое спрятало их от Внешней Сферы. В течение пятнадцати лет, когда вспыхнула гражданская война, создалась угроза того, что все созданное им с таким трудом будет разрушено. Во время второго Исхода Николай Керенский, сын Александра, увел своих последователей в сферическое скопление, дабы избегнуть новой войны. Именно на планете Страна Мечты Керенский задумал и организовал систему, которая в конце концов стала называться «системой кланов».
        ВНУТРЕННЯЯ СФЕРА. Термин, исходно обозначавший обитаемые миры, присоединившиеся к Звездной Лиге. Государства, владения и пиратские группировки, расположенные сразу за пределами Внутренней Сферы, именуются Периферией. Когда Александр Керенский оставил Внутреннюю Сферу, он ушел в районы, лежащие за Периферией, в неизвестные области.
        ДОГОВОР ТОККАЙДО. Договор Токкайдо устанавливал пятнадцатилетнее прекращение ведения военных действий между кланами и Внутренней Сферой. Хан Ульрик Керенский - ильХан кланов - договорился с Общезвездным Военным Регентом, Анастасиусом Фохтом, провести битву на планете Токкайдо. Если победят кланы. Земля будет предоставлена им, если победит Ком-Гвардия, кланы согласятся на пятнадцатилетнее перемирие. Подписанное соглашение гарантировало, что кланы после сокрушительной победы над ними Ком-Гвардии на Токкайдо будут соблюдать установленные границы и не станут продвигаться в глубь Внутренней Сферы. Это соглашение действовало пятнадцать лет.
        ЗВЕЗДНАЯ ЛИГА. Звездная Лига была создана в 2571 году и являла собой попытку мирного объединения главных звездных систем, заселенных к тому времени человечеством. Лига просуществовала почти 200 лет, вплоть до 2751 года, когда вспыхнула гражданская война. Причиной войны послужила начавшаяся борьба за власть между членами тогдашнего правительства, известного как Верховный Совет. Каждый из членов королевского Дома провозгласил себя Верховным Правителем Звездной Лиги, и по прошествии нескольких месяцев война захлестнула всю Внутреннюю Сферу. Этот конфликт продолжается и по сей день, хотя с той поры минуло уже добрых три сотни лет. Эти столетия непрекращающейся кровавой смуты известны сегодня как войны за Наследие.
        КЛАНЫ. После развала Звездной Лиги генерал Александр Керенский, командир регулярной армии Лиги, увел подчиненные ему военные силы за пределы Внутренней Сферы. Впоследствии это событие стали называть Исходом. Армия Звездной Лиги осела за рубежами Периферии, где Александр Керенский попытался возродить гибнущую цивилизацию в окраинной системе, скрытой от Земли шаровым звездным скоплением. Империя Александра Керенского очень быстро распалась в огне междоусобных войн, дав начало второму Исходу. Второй Исход возглавил сын Александра Керенского, Николай. Он вошел с группой последователей в шаровидное скопление, спасаясь от войны. Там Керенский создал социальную структуру, известную ныне под названием «кланы».
        КОМ-СТАР. Ком-Стар исходно являлась межзвездной информационной и коммуникационной Звездной Сетью, детищем Джерома Блэйка, министра коммуникаций Звездной Лиги. После падения Лиги Блэйк захватил Терру и преобразовал Сеть в частную организацию, продавая свои услуги Лордам-Наследникам. С того времени Сеть сделалась могучей тайной организацией, тяготеющей к мистике и ритуалам. Человек, приобщившийся к тайной псевдорелигии Ком-Стара, отдает служению ей всю жизнь.
        ЛОРДЫ-НАСЛЕДНИКИ. Каждое из пяти наследных государств, выросших на месте некогда единой Лиги, управляется семейством, возводящим свой род к одному из пяти Лордов-Наследников, составлявших Верховный Совет Звездной Лиги. Главы всех пяти правящих домов заявляют свое право на титул Верховного Правителя и готовы перегрызть друг другу глотки. Такое положение дел сохраняется начиная с 2786 года, который считают началом войн за Наследие. Все обширное пространство Внутренней Сферы, все эти населенные людьми звездные системы, когда-то входившие на правах отдельных государств в Звездную Лигу, представляют собой сегодня единое поле битвы.
        НАСЛЕДНЫЕ ГОСУДАРСТВА. После падения Звездной Лиги члены Верховного Совета, каждый или каждая, претендовали на роль Первого Лорда Звездной Лиги. Их звездные империи стали известны как наследные государства и управлялись Лордами-Наследниками. Пять наиглавнейших Великих Домов - Дом Куриты, Дом Ляо, Дом Штайнера, Дом Марика и Дом Дэвиона. Вторжения кланов постоянно прерывали столетия войны, которая началась в
2786 году. Местом ведения этой войны была вся огромная Внутренняя Сфера, которая включала в себя все звездные системы, когда-то занятые Звездной Лигой. Лорды-Наследники постоянно забывали о своих различиях во взглядах на власть, с тем чтобы вместе противостоять общему врагу - кланам.
        ПЕРИФЕРИЯ. Обширные области пространства, частью исследованные, частью - нет, прилегающие к границам Внутренней Сферы. Первоначально Периферия заселялась колонистами с Терры. Во время распада Звездной Лиги эти области особенно сильно пострадали от технологического, политического и экономического кризиса, охватившего территорию Лиги, что привело к значительному сокращению населения планет Периферии, вплоть до того, что некоторые области практически обезлюдели. В настоящее время Периферия является убежищем пиратских королей, феодалов-плантаторов и людских отбросов Внутренней Сферы.
        ВОЕННЫЕ ТЕРМИНЫ

        АВТОПУШКА. Автопушка - это скорострельное самоперезаряжающееся орудие, стреляющее высокоскоростными взрывающимися бронебойными снарядами.
        БАТАЛЬОН. Батальон - это тактическое военное подразделение, обычно состоящее из трех рот.
        БИНАРИЙ. Пара обычно состоит из двух звеньев, практически эквивалент роты Внутренней Сферы.
        БОЕВЫЕ РОБОТЫ. Боевые роботы - это наиболее мощные военные машины, которые когда-либо создавались человеческой расой. Впервые разработаны терранскими учеными и инженерами. Эти чудовищные устройства, напоминающие формой человеческую фигуру, по скорости, мобильности, огневой мощи и броневому вооружению далеко опережают любой самый тяжелый танк XX века. Высота боевого робота колеблется от десяти до двенадцати метров. Вооружение составляют скорострельные орудия, лазеры и ракеты. Огневая мощь боевого робота способна подавить огневую мощь любого противостоящего противника. Небольшой термоядерный реактор предоставляет боевому роботу практически неисчерпаемые энергетические ресурсы. В силу своих конструктивных особенностей боевой робот легко может быть адаптирован для ведения боевых действий в любых климатических условиях, начиная от выжженных солнцем пустынь и кончая приполярной тундрой.
        ВЗВОД. Взвод - это тактическое военное подразделение, обычно состоящее из двадцати восьми человек, которыми командует лейтенант или сержант.
        КОГОРТА. Когорта - это клановое военное подразделение, состоящее из трех - пяти соединений. Эквивалент полка Внутренней Сферы.
        ЛАЗЕР. Использование лазера как боевого оружия основано на его способности концентрировать мощнейший поток теплового излучения на малой площади поверхности. Бортовые лазеры, устанавливаемые на боевых роботах, подразделяются на маломощные, средней мощности и сверхмощные. Помимо станковых боевых лазеров существуют и переносные, работающие от портативного заплечного блока питания. Небольшие маломощные лазеры используются также в различных системах локации и наведения.
        ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ. Подразделение - это тактическая боевая группа боевых роботов, обычно состоящая из трех-четырех роботов.
        РОТА. Рота - это военное тактическое подразделение, состоящее из трех боевых роботов или из трех взводов - для пехоты - численностью от пятидесяти до ста человек. Ротой командует капитан.
        СОЕДИНЕНИЕ. Соединение - это клановое военное подразделение, состоящее из трех - пяти тринариев, практически эквивалент батальона Внутренней Сферы.
        ЭЛЕМЕНТАЛЫ. Элементалы - отборная тяжелая пехота кланов. И мужчины и женщины отличаются гигантским ростом в результате генетического отбора для того, чтобы носить специальные боевые доспехи (бронекостюмы), совершенствованием которых занимается каждый клан. Войска Внутренней Сферы недавно захватили образцы этих доспехов и разработали собственный вариант, но они не создали элементалов двух - четырех метров роста, способных носить подобный бронекостюм и сражаться в нем.
        ТЕХНИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ

        РБД (РАКЕТЫ БЛИЖНЕГО ДЕЙСТВИЯ). Оружие, применяющееся для поражения цели, находящейся в пределах прямой видимости. Боеголовки РБД бывают двух видов: фугасные и бронебойные. Имеют радиус действия меньше одного километра. Обеспечивают точное поражение цели, удаленной не более чем на 300 метров. Вместе с тем по мощности они превосходят РДД.
        ПИИ (ПРОТОННО-ИОННЫЙ ИЗЛУЧАТЕЛЬ). Боевое оружие. Поражающий эффект создается за счет зарядов - сверхплотных струй ускоренных протонов или ионов, разгоняемых магнитным ускорителем. При встрече заряда с поражаемой целью последняя испытывает совокупное разрушающее воздействие мощной ударной волны и высокой температуры. Указанные свойства делают ПИИ одним из наиболее эффективных видов оружия. ПИИ-установки входят в комплект стандартного бортового вооружения боевого робота.
        РДД (РАКЕТЫ ДАЛЬНЕГО ДЕЙСТВИЯ). Используются для поражения удаленных (вне пределов прямой видимости) объектов. Каждая РДД несет боеголовку, начиненную мощной взрывчаткой.
        Т-КОРАБЛИ («ПРЫГУНЫ»). Транспортные средства для межзвездных перелетов. Впервые разработаны в XXII столетии. Внешний вид: длинный, узкий корпус двигательного отсека, заканчивающийся парусом в виде гигантского зонтика. Диаметр паруса иногда превышает километр. Прозвище «прыгуны» эти корабли получили за свою способность мгновенно перемещаться из одной точки пространства в другую. Выпрыгнув в Евклидово пространство, Т-корабль не может покинуть его до тех пор, пока не пополнит запасы энергии. Гигантский парус Т-корабля сделан из особого металла, способного поглощать и накапливать электромагнитное излучение ближайшей звезды. После того как парус накопил достаточное количество энергии, он передает ее в двигательный отсек, где энергия преобразуется в особое поле, искривляющее и свертывающее пространство. Мгновение спустя Т-корабль совершает очередной прыжок, покрывая при этом около 30 световых лет. Искривляющее пространство поле известно как гиперпространство. Именно его открытие и проложило человечеству дорогу к звездам. Т-корабли никогда не садятся на планеты и крайне редко заходят внутрь планетных
систем. Межпланетные перелеты осуществляются шаттлами - небольшими судами, находящимися на Т-корабле во время прыжков.
        УБР. Универсальный боевой робот. Своими военными успехами в сражениях против Внутренней Сферы кланы главным образом обязаны универсальным боевым роботам. Основываясь на передовых достижениях науки Звездной Лиги, ученые кланов создали универсальных боевых роботов, модульные системы вооружения которых могут быть легко трансформированы для выполнения любых тактико-оперативных задач. Такие нововведения давали кланам простор в тактическом решении ведения боя. Грандиозная боевая, огневая и разрушительная мощь универсальных боевых роботов сделала кланы практически неуязвимыми. Столкнувшись на поле боя с УБР, военачальники, и, по их указаниям, ученые миров Внутренней Сферы попытались использовать технические достижения ученых кланов.
        ШАТТЛЫ. Т-корабли обычно избегают входить внутрь планетных систем и выпрыгивают из гиперпространства в значительном отдалении от планет, являющихся целью путешествия. Для челночных полетов внутри планетных систем используются шаттлы. Во время гиперпрыжков шаттлы находятся в специальных отсеках космического корабля. Способные перемещаться лишь в Евклидовом пространстве, ограниченные в скорости, шаттлы, с другой стороны, отличаются очень высокой маневренностью и мощным вооружением в сочетании с высокими аэродинамическими показателями, что дает им возможность совершать посадки на поверхность планет. Перелет от точки выхода Т-корабля из гиперпространства до планеты обычно занимает несколько дней или недель, в зависимости от массы и яркости центральной звезды планетной системы.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к