Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Ле Гуин Урсула: " Роза И Алмаз " - читать онлайн

Сохранить .
Роза и Алмаз Урсула Крёбер Ле Гуин


        # Рассказ из авторского сборника "Сказания Земноморья" (Tales from Earthsea), повествующий о любви и нелегком выборе жизненного пути…


        Урсула Ле Гуин
        Роза и Алмаз



        ПЕСНЯ МОРЯКОВ ЗАПАДНОГО ХАВНОРА

        Куда идет моя любовь,
        Туда иду и я.
        Куда несет меня ладья,
        Туда спешу и я.

        Мы вместе будем хохотать,
        И вместе - слезы лить.
        А если смерть придет к нему,
        И мне одной - не жить.

        Куда идет моя любовь,
        Туда спешу и я.
        Куда несет меня ладья,
        Туда лечу и я.


        На западе Хавнора - среди гор и холмов, густо заросших дубами и каштанами - есть небольшой городок или, точнее, поселок под названием Глейд. Некоторое время назад самым богатым человеком в Глейде был некий торговец по прозвищу Золотой. Он владел лесопилкой, выпускавшей крепкие дубовые доски для кораблей, что строились в Южном Порту и Большом Порту Хавнора. Кроме этого, Золотому принадлежали самые обширные на острове каштановые рощи. Были у него и свои подводы, возившие доски и каштаны на продажу. Торговля этими товарами приносила отличный доход, поэтому, когда у Золотого родился сын, его жена сказала:

        - Быть может, назовем мальчика Орешек или Дубок?
        Но отец ответил:

        - Пусть будет Алмаз!  - потому что, по его мнению, единственной на свете вещью, ценившейся дороже золота, были алмазы.
        Маленький Алмаз рос в самом красивом и большом доме Глейда и был пухленьким, розовощеким, ясноглазым и очень жизнерадостным мальчуганом. От рождения Алмаз был наделен приятным мелодичным голосом и абсолютным слухом, и его мать Тьюли любовно звала сына Жаворонком или Соловушкой, поскольку имя Алмаз никогда ей не нравилось. Целыми днями в доме был слышен его звонкий голосок, выводивший слова веселых песенок, ибо стоило мальчугану хоть раз услышать какой-то новый мотив, как он тут же его запоминал; когда же Алмаз не слышал новых мелодий, то сочинял их сам. Местная ведьма по имени Клубок научила мальчика исполнять «Создание Эа» и «Песнь о подвиге юного короля», а на празднике Солнцеворота, когда Алмазу только-только минуло одиннадцать, он пел «Зимнюю песню» для лорда Западного Хавнора, навещавшего свое имение в холмах чуть выше Глейда. Его голос так понравился лорду и его супруге, что они подарили мальчику крошечную золотую шкатулку тонкой работы, крышку которой украшал небольшой бриллиант. Шкатулка была очень красивой и, несомненно, стоила весьма дорого. Мальчику и его матери подарок казался очень
щедрым, но Золотой остался недоволен. Он был сыт по горло пением, музыкой и прочими пустяками.

        - Тебя ждет работа потруднее,  - сказал он.  - Но и награда за нее достойная.
        И Алмаз понял, что отец имеет в виду свое дело: лесопилку, каштановые плантации и подводы, лесорубов, пильщиков, сборщиков орехов, возчиков и многое другое. Непонятные разговоры о подрядах и поставках, частые поездки то туда, то сюда, необходимость что-то планировать и подсчитывать - все это казалось Алмазу каким-то взрослым, непонятным и скучным. Никогда прежде ему не приходило в голову, что повседневные труды и заботы отца могут иметь к нему какое-то отношение, и мальчик совершенно искренне недоумевал, почему папа считает иначе. Но в конце концов Алмаз решил, что когда он немного подрастет, что-то переменится, и он станет понимать больше.
        На самом же деле Золотой имел в виду не только свое предприятие, которое надеялся со временем передать сыну. Будучи человеком наблюдательным, он давно подметил в Алмазе нечто такое, что заставляло его задумываться о делах более важных и значительных, чем торговля дубовыми досками и каштанами. Но чем дальше уносились его мечты, тем решительнее он тряс головой, тем крепче зажмуривал глаза, напуганный открывавшимися ему картинами.
        Сначала Золотой решил, что имеет дело с обычным волшебством (подобные способности в определенном возрасте обнаруживают многие дети), однако способности эти, как правило, исчезали так же быстро, как гаснут искры, отлетевшие слишком далеко от костра. Он сам, когда был мальчиком, мог заставить собственную тень сверкать и переливаться всеми цветами радуги. Родители даже гордились им и заставляли повторять фокус с тенью каждый раз, когда в доме собирались гости, но лишь только Золотому минуло семь или восемь, он утратил свой волшебный дар и никогда больше не мог повторить этот трюк.
        Когда Золотой впервые заметил, что его сын спускается по лестнице, не касаясь ступенек, он решил, что ему это просто почудилось. Но несколько дней спустя он увидел, как Алмаз взлетает вверх по ступеням, лишь слегка касаясь пальцами отполированных дубовых перил.

        - А можешь ты так же спускаться?  - спросил Золотой, и Алмаз ответил:

        - О да, конечно.  - И тут же, на глазах отца, слетел вниз, двигаясь плавно, словно облако, несомое теплым южным ветром.

        - Когда ты успел этому выучиться?  - только и сумел проговорить Золотой.

        - А я и не учился. Просто однажды я понял, что умею это делать,  - ответил мальчуган, не зная, одобряет ли его отец или, наоборот, сердится.
        А Золотой не стал хвалить сына, ибо не желал, чтобы Алмаз гордился способностями, которые могли оказаться чем-то временным, преходящим, каким был его по-детски звонкий, чистый дискант. И без того, считал Золотой, с парнем носятся чересчур много.
        Но примерно через год он увидел сына, игравшего на заднем дворе со своей подружкой Розой. Дети сидели на корточках, почти касаясь друг друга головами, и весело смеялись, но в их позах ощущалась какая-то странная напряженность, которая и заставила Золотого задержаться у окна, чтобы понаблюдать за обоими. На дорожке между Алмазом и Розой что-то прыгало, но Золотой никак не мог разглядеть, что именно. Быть может, это лягушка, гадал он. Лягушка, жаба или крупный сверчок…
        Выйдя в сад, Золотой осторожно приблизился к детям. Он был крупным мужчиной, и двигаться бесшумно ему было трудно, но дети, поглощенные своей игрой, не заметили его. Между их босыми ногами на заросшей травой дорожке подскакивал и переворачивался в воздухе обыкновенный камень! Стоило Алмазу поднять руку, как камень послушно взмывал вверх; стоило ему немного покачать рукой, и камень зависал в воздухе; стоило ему опустить пальцы, и камень снова падал на дорожку.

        - А теперь ты,  - сказал Алмаз Розе, и она попыталась повторить его движения, но камешек в траве только ворочался с боку на бок.

        - Ой!..  - прошептала негромко девочка.  - Твой папа идет!

        - Ну-ка, что это вы затеяли?  - спросил детей Золотой.

        - Это Ал придумал!  - поспешила сказать Роза.
        Девчонка, несмотря на свой нежный возраст, никогда не нравилась Золотому. Она ухитрялась быть одновременно и наивной, и сдержанной, и дерзкой, и робкой. На год моложе Алмаза, Роза была дочерью местной ведьмы, и это тоже было Золотому не по душе. Он предпочел бы, чтобы его сын играл с мальчиками, равными ему по возрасту и положению, то есть происходившими из самых респектабельных семей Глейда. Тьюли, правда, настаивала, чтобы муж называл мать Розы «знахаркой», но ведьма - она и есть ведьма, и ее дочь, конечно, не самая подходящая компания для Алмаза. Золотому, впрочем, польстило, что его сын обучает ведьмину дочь магическим фокусам, а не наоборот.

        - Что еще ты умеешь, Алмаз?  - спросил он.

        - Играть на дудке,  - с готовностью ответил мальчик и достал из кармана маленькую флейту, которую мать подарила ему на двенадцатый день рождения. Он прижал ее к губам, пальцы его затанцевали по отверстиям, и Золотой узнал знакомую мелодию песни «Куда идет моя любовь», которую часто пели моряки Западного Хавнора.

        - Очень хорошо,  - кивнул Золотой.  - Однако играть на флейте всякий может.
        Алмаз бросил быстрый взгляд на Розу, но девочка низко опустила голову и глядела в сторону.

        - Я выучился играть на ней за два дня,  - сказал Алмаз.
        Золотой только фыркнул.

        - Я могу сделать, чтобы она играла сама,  - добавил Алмаз, отнимая флейту от губ. Пальцы его забегали по отверстиям, и флейта сама исполнила короткую джигу. Впрочем, несколько раз она сфальшивила, а на последней, самой высокой ноте, дала
«петуха».

        - Я еще не выучился играть как следует,  - смущенно пробормотал Алмаз.

        - У тебя неплохо получается,  - сухо заметил отец.  - Продолжай упражняться.
        И Золотой отправился по своим делам. Он не знал, что следовало сказать сыну. Меньше всего Золотому хотелось поощрять мальчика к дальнейшим занятиям музыкой, он не желал, чтобы сын проводил столько времени с этой девчонкой, ибо был уверен: ни то, ни другое не поможет Алмазу чего-то добиться в жизни. Другое дело - его талант, этот его бесспорный дар, с помощью которого Алмаз сумел оживить мертвый камень и заставил звучать флейту, не прикасаясь к ней губами. Было бы неправильно носиться с этими способностями, как с писаной торбой, и все же… все же Золотому казалось, что и запрещать Алмазу пробовать себя в волшебстве не следует.
        Среди жизненных ценностей Золотого деньги занимали очень высокое место, однако он, к счастью, не был настолько ограничен, чтобы полагать их единственной и наиглавнейшей силой. Он знал, что существует, по крайней мере, еще две силы, одна из которых по могуществу была примерно равна богатству; вторая же намного ее превосходила. Первая такая сила - знатное происхождение. Когда лорд Западного Хавнора приезжал в свое имение в окрестностях Глейда, Золотой был только рад возможности вместе со всеми односельчанами засвидетельствовать ему свою преданность. Обязанность править и поддерживать на подвластных землях мир и закон перешла к лорду по наследству точно так же, как сам Золотой с рождения получил возможность заниматься торговлей и копить деньги, чтобы в свое время передать их собственному сыну. Такой порядок, когда каждый, кто находился на своем месте - безразлично, был ли это простолюдин или человек благородного происхождения,  - заслуживал всяческого уважения и вполне устраивал Золотого. Главное, считал он, чтобы каждый исполнял свое дело умело и честно; поэтому сам Золотой ни в грош не ставил так
называемых «господ», которых мог купить со всеми потрохами, мог одолжить им денег, а мог и отказать. Эти, несмотря на свое благородное происхождение, не заслуживали ни преданности, ни уважения, ибо и богатство, и честь принадлежали к разряду таких вещей, которые можно было очень легко потерять, если не трудиться ради них денно и нощно.
        Но кроме богатых купцов и владетельных аристократов существовали еще и те, кого называли Великими Магами - волшебники. Их могущество, хотя и редко применяемое, было почти абсолютным. В руках волшебников и магов, без преувеличения, находилась судьба всего Королевства Архипелага, так долго остававшегося без Короля.
        Если Алмаз действительно был наделен незаурядными магическими способностями, если таков был его врожденный дар, тогда все планы и надежды Золотого поднатаскать сына в торговом деле, сделать своей правой рукой, наладить с его помощью регулярные сношения с Южным Портом и приобрести несколько новых каштановых плантаций в Реши - все выглядело мелкой разменной монетой. Быть может, рассуждал он, Алмазу (как было с дядей его матери) суждено отправиться в Школу Волшебников на остров Рок? Быть может (как дяде его матери) ему суждено покрыть свое имя славой, стать придворным магом во дворце Лорда Регента в Большом Порту Хавнора и приобрести власть над многими и многими аристократами и простолюдинами? Это было не исключено, и Золотой, замечтавшись, едва сам не взмыл над ступенями крыльца, по которым поднимался.
        Но он ни слова не сказал ни сыну, ни жене. Золотой уже давно приучил себя держать рот на замке и не доверял мечтам, если не видел способа воплотить их в реальные дела. Что касалось Тьюли, то хотя она и была любящей женой, заботливой матерью и умелой хозяйкой, все же она слишком гордилась сыном и была склонна переоценивать его способности и успехи. Кроме того она, как и большинство женщин, любила поболтать, посплетничать, да и подруг подбирала не особенно разборчиво. Та же Роза получила возможность играть с Алмазом только потому, что Тьюли принимала у себя ее мать, деревенскую колдунью, спрашивая у нее совета каждый раз, когда мальчику случалось посадить занозу или сорвать заусенец. При этом Тьюли ухитрялась рассказать ведьме о семейных заботах Золотого куда больше, чем следовало знать постороннему человеку. Золотой давно решил, что его дела - это только его дела, и ведьме незачем совать в них свой нос. С другой стороны, кто, как не Клубок, могла сказать точно, действительно ли у Алмаза есть дар?.. Впрочем, мысль о том, что придется просить ведьму, спрашивать ее совета в чем-то, что касалось сына,
претила Золотому, и он решил подождать и посмотреть, что будет дальше.
        Золотой был человеком терпеливым, наделенным и упорством, и волей. Он молчал и наблюдал за сыном на протяжении четырех долгих лет, пока тому не исполнилось шестнадцать. Алмаз вырос высоким, крепким юношей, которому прекрасно давалось учение, да и в играх со сверстниками он никогда не был последним. Но щеки его по-прежнему покрывал нежный, почти девичий румянец, а взгляд оставался открытым и приветливым. Алмаз тяжело переживал, когда у него начал ломаться голос; из звонкого, серебристого дисканта он сделался хриплым, глуховатым и утратил былую мелодичность. Золотой надеялся, что это обстоятельство положит конец пению, но Алмаз продолжал водить дружбу с бродячими певцами, музыкантами и им подобными и учиться у них всякой ерунде. А сыну преуспевающего торговца, которому со временем предстояло не только унаследовать отцовское дело - лесопилки, подводы и каштановые рощи,  - но и управлять ими, чтобы приумножать собранное отцом богатство, это было ни к чему. Так Золотой и сказал Алмазу.

        - Хватит петь и дудеть на дудке, сын,  - заявил он.  - Это время прошло, пора становиться настоящим мужчиной.
        Свое подлинное имя Алмаз получил в водах реки Эйми, у самых ее истоков, которые находились высоко в горах над Глейдом. Чтобы провести обряд имяположения, из Южного Порта специально приехал волшебник по имени Болиголов, который когда-то знавал самого Великого Мага - двоюродного деда Алмаза. Ровно через год Болиголова пригласили на празднование годовщины имяположения юноши. Праздник был пышный - с бесплатным пивом и угощением для всех желающих, с подарками для детей (согласно существовавшему на Западном Хавноре обычаю каждый мальчик или девочка получили новую юбку или рубашку), и с танцами, которые состоялись теплым осенним вечером на лугу за поселком. У Алмаза было множество друзей - молодых людей и девушек его возраста; они плясали, не жалея ног, и хотя некоторые выпили слишком много пива, все вели себя пристойно, и праздник получился по-настоящему веселым и запоминающимся. А на следующее утро Золотой снова сказал сыну, что ему пора становиться взрослым.

        - Я думал об этом, отец,  - ответил Алмаз своим хрипловатым баском.

        - И что ты надумал?

        - Ну, я…  - начал Алмаз и запнулся.

        - Я рассчитывал, что ты пойдешь по моим стопам, продолжишь то, что я начал,  - сказал Золотой. Голос его звучал совершенно нейтрально, и Алмаз промолчал.  - Что же,  - спросил в конце концов отец,  - думал ли ты над тем, кем бы тебе хотелось стать?

        - Вообще-то, да. Я часто об этом задумываюсь.

        - Ты говорил с мастером Болиголовом?
        Алмаз немного поколебался, потом покачал головой.

        - Нет.

        - Я беседовал с ним вчера вечером,  - промолвил Золотой.  - И он сказал, что существуют природные способности, подавить которые очень трудно. И не просто трудно - это может оказаться вредным для самого человека.
        До этого момента взгляд Алмаза был сосредоточенным, даже угрюмым, но теперь в его глазах снова вспыхнул свет.

        - Мастер Болиголов сказал, что этот талант, этот дар, если его не оттачивать, не тренировать, может не только пропасть впустую, но и оказаться опасным. Искусству следует учиться и постоянно его совершенствовать.
        Алмаз просиял.

        - И еще мастер Болиголов добавил, что обучаться этому искусству, упражняться в нем следует только ради самого искусства.
        Алмаз с воодушевлением кивнул.

        - Это - и в самом деле редкий дар, необычная и удивительная способность, обращаться с которой следует с осторожностью. Деревенская ведьма с ее любовными зельями не сможет причинить людям особого вреда, но даже не имеющий посоха колдун, сказал мастер Болиголов, должен быть очень внимателен, потому что, если искусство применяется в низких или корыстных целях, оно становится обоюдоострым оружием, способным серьезно ранить или даже погубить того, кто его использует… Как бы там ни было, сын, даже деревенский колдун получает какую-никакую плату. А Великие Маги, как тебе хорошо известно, живут во дворцах вместе с королями и лордами и имеют все, чего душа ни пожелает.
        Алмаз слушал по-прежнему внимательно, но слегка нахмурился.

        - По правде сказать, Алмаз, коли у тебя действительно есть этот дар, то для нашей торговли досками и каштанами он, скорее всего, бесполезен. Да и тебе, чтобы развивать его и совершенствовать, нужно совсем другое. Ты должен овладеть скрытыми в тебе силами, научиться держать их под контролем, управлять ими. Только тогда, объяснил мне Болиголов, твои наставники смогут сказать, что тебе с ними делать и какую пользу они могут принести. Принести тебе или окружающим,  - закончил Золотой откровенно.
        Алмаз молчал.

        - Я рассказал Болиголову,  - снова заговорил Золотой, когда молчание сделалось невыносимым,  - как ты с помощью одного-единственного слова превратил вырезанную из дерева птицу в настоящего жаворонка, который летал в небе и пел. Еще я рассказал ему, как ты зажигаешь в воздухе огонек и заставляешь светить тебе. Я видел это своими собственными глазами, но ты не знал, что я за тобой наблюдаю. Все это время я молчал, потому что мне не хотелось преувеличивать то, что могло оказаться обычной детской забавой, но сейчас я уверен - у тебя есть магический дар. Быть может - великий дар! И когда я рассказал о том, что видел, мастеру Болиголову, он согласился со мной. Он предлагает тебе учиться у него; для этого ты должен будешь отправиться с ним в Южный Порт на год или больше.

        - Учиться у мастера Болиголова?  - переспросил Алмаз. От удивления его юношеский басок прозвучал на целую октаву выше, чем обычно.

        - Да. Если, конечно, хочешь.

        - Я… У меня и в мыслях ничего такого не было. Можно мне хоть немного подумать? Хотя бы один день?

        - Разумеется,  - кивнул Золотой. Он был очень доволен, что Алмаз проявляет разумную осторожность и не торопится с ответом. Он-то думал, что сын ухватится за это предложение, и это было бы только естественно - хотя и весьма неприятно самому Золотому. Так, наверное, могла бы чувствовать себя сова, случайно выкормившая орла.
        Сам Золотой всегда относился к магическому искусству как к чему-то совершенно чуждому, однако это не мешало ему питать к нему искреннее уважение. Волшебство не было для него пустой забавой, как, например, музыка или сочинение сказок. Золотой считал магию вполне почтенным занятием, которое, кроме всего прочего, не стоило и равнять с тем, чем он сам зарабатывал себе на жизнь. Ну а если говорить откровенно, то в глубине души Золотой просто-напросто побаивался волшебников, хотя, разумеется, никогда бы не признался в этом даже самому себе. К колдунам с их фокусами, иллюзиями и заумным бормотанием он относился даже с легким презрением, а вот магов - боялся.

        - Мама знает?  - спросил Алмаз.

        - Она узнает, когда придет время, но она не должна повлиять на твое решение. Женщины в этих вопросах не разбираются и не должны никоим образом их касаться. Ты обязан принять решение сам, как и подобает взрослому мужчине. Надеюсь, тебе понятно?
        Золотой говорил совершенно серьезно. Он наконец увидел реальную возможность заставить сына раз и навсегда отцепиться от материнской юбки. Тьюли, конечно, не захочет его отпускать - ведь всем женщинам их дети продолжают казаться маленькими и несмышлеными, даже когда они давно выросли, но рано или поздно Алмазу все равно придется выйти из-под родительской опеки.
        Алмаз, словно подслушав его мысли, кивнул достаточно решительно, однако лицо его оставалось задумчивым.

        - Мастер Болиголов сказал, что я… что у меня есть… Что у меня может быть талант к? .
        И Золотой поспешил уверить сына, что маг действительно так сказал, хотя какими конкретно способностями наделен Алмаз, еще предстоит выяснить. Одновременно он не без облегчения подумал о том, что юноша ведет себя весьма скромно, как и полагается почтительному сыну. В глубине души Золотой опасался, что Алмаз станет торжествовать, чваниться, показывать свое преимущество над родным отцом и утверждаться в своих новых способностях - этих таинственных, грозных и непредсказуемых способностях, по сравнению с которыми все богатство, опыт и авторитет Золотого были лишь горсткой праха.

        - Спасибо, отец,  - сказал Алмаз. В ответ Золотой крепко обнял его и поспешил уйти, но внутри у него все ликовало и пело.
        Для встреч они облюбовали укромное место в зарослях ивняка вниз по течению Эймй - неподалеку от того места, где стояла деревенская кузница. Не успела Роза появиться на поляне, как Алмаз сказал:

        - Он хочет, чтобы я ехал учиться к мастеру Болиголову. Что мне делать?

        - Конечно, ты должен учиться у настоящего мага.

        - Он считает, что у меня - дар.

        - Кто это - «он»?

        - Отец. Он видел, как мы с тобой показывали друг другу некоторые фокусы. Но он говорил с мастером Болиголовом, и тот сказал, что я обязательно должен ехать к нему учиться, потому что если я не буду развивать свой талант, это может оказаться опасно. О-о-о!..  - И Алмаз в отчаянии стукнул себя кулаком по макушке.

        - Но ведь у тебя действительно есть этот дар.
        В ответ Алмаз только застонал и с силой потер кожу головы костяшками пальцев. Он сидел на земле в том месте, где они когда-то играли - небольшой природной беседке, образованной молодыми ивовыми побегами, куда доносились шум прыгающего по камням потока и звуки ударов молота из кузни. Роза села напротив него.

        - Вспомни все те вещи, которые ты умеешь!  - сказала она.  - Ты ничего бы этого не мог, если бы не обладал магическим даром.

        - Это не дар, а просто способности,  - невнятно пробормотал Алмаз.  - Их достаточно для фокусов, но…

        - Откуда ты знаешь?
        Роза была очень смуглой, с шапкой густых, вьющихся волос, обрамляющих тонкое лицо. Ее ступни, лодыжки и руки были обнажены и измазаны в земле, юбка и кофта выглядели едва-едва прилично, но пальцы рук и ног, покрытые засохшей глиной, были изящны, а в вороте рваной кофты, на которой не осталось ни одной пуговицы, поблескивало ожерелье из аметистов. Мать Розы - деревенская ведьма - неплохо зарабатывала, исцеляя мелкие болячки, вправляя кости и принимая роды; кроме этого, она приторговывала приворотным зельем, готовила сонные напитки и находила с помощью заклятий потерянные вещи. Иными словами, ей было вполне по средствам содержать себя в чистоте и покупать новую одежду и обувь для себя и дочери, однако Клубок это просто не приходило в голову. Домашнее хозяйство ее тоже не интересовало. Клубок и Роза питались в основном вареной курятиной и яичницей, так как сельской ведьме чаще всего платили продуктами птицеводства. Двор их небольшого домика о двух комнатах представлял собой самый настоящий пустырь, где бродили стаи кошек и гнездились успевшие одичать куры. Клубок очень любила кошек, а также жаб и
драгоценности. Аметистовое ожерелье, которое она подарила дочери, ведьма получила в качестве платы от старшего лесничего Золотого, когда помогла его жене благополучно разрешиться сыном. У нее самой на руках и ногах было надето множество браслетов, которые сверкали и звякали каждый раз, когда Клубок, нетерпеливо притопывая ногой, произносила скороговоркой то или иное заклинание, а иногда она сажала на плечо черного котенка и повсюду с ним расхаживала.
        Но внимательной, заботливой матерью ее никак нельзя было назвать. Когда Розе исполнилось семь, девочка спросила:

        - Зачем ты меня рожала, если я тебе не нужна?

        - Как же я буду помогать рожать другим женщинам, коли у меня самой никогда не было ребенка?  - ответила мать вопросом на вопрос.

        - Значит, ты завела меня, просто чтобы лучше подготовиться?  - проворчала Роза.

        - Все в жизни - подготовка к чему-нибудь,  - добродушно отозвалась Клубок, которая, надо отдать ей должное, никогда не сердилась и не ругалась. Она, правда, редко задумывалась о том, что ей следует позаботиться о дочери или что-то для нее сделать, но зато она ни разу не тронула ее даже пальцем. Она никогда не ругала Розу и давала все, что бы та ни попросила - будь то обед или любимая жаба, аметистовое ожерелье или урок колдовства. Если бы Роза попросила, Клубок, несомненно, купила бы ей новое платье, но дело в том, что Роза ее не просила. Девочка с детства привыкла сама о себе заботиться, и это стало одной из причин привязанности к ней Алмаза. Именно с ней он узнал, что такое настоящая свобода. Когда же Розы не было рядом, он ощущал себя свободным, только если слушал музыку, или сам играл на каком-нибудь инструменте, или пел.

        - Да, у меня есть талант!  - с нажимом сказал он, потирая виски, потом с силой дернул себя за волосы.

        - Перестань,  - строго сказала Роза.  - Оставь свою голову в покое!

        - Тари думает, что есть!..

        - Конечно, есть! Не пойму только, какое может иметь значение, что там думает какой-то Тари! Ведь ты уже сейчас играешь на арфе в десять раз лучше, чем он.
        Это умение вовремя похвалить, поддержать было второй причиной, по которой Роза так ему нравилась.

        - Хотел бы я знать, бывают ли маги-музыканты?  - спросил он, поднимая на нее взгляд.
        Роза ненадолго задумалась.

        - Честно говоря, не знаю.

        - Я тоже. Морред и Эльфарран пели друг для друга, а ведь Морред был великим волшебником. Кажется, на Острове Рок есть Мастер Регент, который обучает будущих магов героическим песням о великих деяниях Древних и балладам о мудрости предков, но я еще никогда не слышал, чтобы кто-то из Великих Магов был музыкантом.

        - Не понимаю, почему маг не может сочинять музыку или играть на музыкальных инструментах,  - пожала плечами Роза. Для нее вообще не существовало ничего невозможного; Алмаз любил ее и за это тоже.

        - Мне всегда казалось, что они чем-то похожи,  - сказал он.  - Я имею в виду - музыка и магия. Ведь и заклинания, и мелодии должны звучать абсолютно правильно, разве не так?

        - Подготовка. Тренировка. Практика,  - мрачно проговорила Роза.  - Все дело упирается в это.  - И она пустила в его сторону мелкий камешек, который еще в полете превратился в ярко-голубого мотылька. В ответ Алмаз послал ему навстречу свою бабочку, и оба легкокрылых цветастых создания некоторое время вились и танцевали в воздухе, прежде чем снова превратиться в невзрачные камни и упасть на землю. То был один из трюков, который Алмаз и Роза выучили, чтобы приветствовать друг друга. Золотой очень бы удивился, узнай, что в основе его лежит фокус с прыгающим камешком.

        - Ты должен ехать, Ал,  - сказала Роза.  - Хотя бы для того, чтобы выяснить все наверняка.

        - Я понимаю.

        - А вдруг ты станешь настоящим магом? О-о!.. Подумать только, скольким интересным вещам ты сможешь меня научить! Например, заклятиям перевоплощения! Мы могли бы превратиться во что угодно. Например, в лошадей, в медведей!..

        - Или в кротов,  - буркнул Алмаз мрачно.  - Нет, правда, сейчас мне больше всего хочется зарыться как можно глубже в землю, чтобы никто меня не нашел. Мне всегда казалось, что отец мечтает только об одном - чтобы после имяположения я выучился управлять его лесопилками. Но за весь год он не сказал об этом ни слова. Должно быть, отец уже давно подумывал отдать меня в ученики к волшебнику. А вдруг выяснится, что в магии я разбираюсь не лучше, чем в приходно-расходных книгах? Почему, в конце концов, я не могу заниматься тем, что действительно умею делать хорошо!

        - Почему бы тебе тогда не заняться и тем, и другим одновременно? Я имею в виду магию и музыку, потому что счетовода ты всегда можешь нанять…
        Когда Роза смеялась, ее худое маловыразительное лицо оживало и начинало светиться внутренним светом, маленький рот становился больше и ярче, а глаза, напротив, превращались в узкие щелочки.

        - О, Роза!  - воскликнул Алмаз.  - Я люблю тебя!

        - Я знаю. Попробовал бы ты только меня не любить - я бы тебя знаешь, как заколдовала!..
        Теперь оба уже не сидели на земле, а стояли на коленях лицом друг к другу. Их руки были опущены, и только кисти слегка соприкасались. Одновременно они покрывали поцелуями щеки, губы и глаза друг друга. Кожа Алмаза казалась Розе упругой и гладкой, как кожица сливы, и лишь верхняя губа и подбородок, которые он только недавно начал брить, были чуть-чуть колючими. Алмазу же лицо Розы представлялось мягким, словно шелк, и лишь на щеке, которую она машинально отерла грязной рукой, он ощущал легкую шероховатость приставших песчинок. Потом, не прерывая поцелуев, они придвинулись друг к другу еще теснее, но руки по-прежнему оставались опущены.

        - Моя Темная Роза!  - шепнул он ей на ухо имя, которым называл ее про себя.
        Роза ничего не ответила, но ее горячее дыхание обожгло Алмазу ухо, и он негромко застонал. Его руки сильнее стиснули пальцы девушки, но он тут же отстранился. Роза тоже подалась назад.
        Немного погодя оба снова сели на землю друг напротив друга.

        - О, Алмаз!..  - вполголоса проговорила Роза.  - Если ты уедешь, это будет… ужасно.

        - Я никуда не уеду,  - ответил он.  - Никуда. Никогда…

* * *
        Но он все-таки уехал - уехал с мастером Болиголовом в Южный Порт Хавнора на одной из отцовских подвод, которой правил наемный возчик. Люди, как правило, стараются прислушиваться к тому, что говорят волшебники, а быть приглашенным к магу учеником или подмастерьем считается большой честью. Мальчики и юноши сами приходили к Болиголову, получившему свой магический посох на Роке, умоляя испытать их и - в случае, если он сочтет возможным,  - взять к себе в обучение. Маг успел к этому привыкнуть, и Алмаз, за внешней приветливостью и безупречными манерами которого скрывались полное отсутствие воодушевления и глубокая неуверенность в своих волшебных силах, возбуждал его любопытство. Необычно было и то, что о предполагаемом магическом даре юноши волшебник узнал не от самого Алмаза, а от его отца. Впрочем, рассудил Болиголов, все дело, возможно, было только в том, что парень происходил из состоятельной семьи, а богатые, как известно, в магии не очень нуждаются. Как бы там ни было, плата за обучение и содержание ученика, внесенная вперед золотом и пластинками из слоновой кости, была более чем щедрой, и
Болиголов согласился заниматься с Алмазом, если, конечно, у того действительно есть настоящий дар. Если же, как он подозревал, у парня просто вовремя не исчезли обычные детские способности к волшебству, Болиголов готов был немедленно отослать его обратно вместе с остатками полученных от Золотого денег.
        Мастер Болиголов был человеком прямым, честным, суховатым, неразговорчивым, даже слегка занудным. Чувства, предположения, различные умопостроения и теории интересовали мага крайне мало. Его талант состоял в том, чтобы узнавать подлинные имена предметов и живых существ. «Настоящее искусство начинается и заканчивается умением назвать вещь ее подлинным именем»,  - говаривал он, и это, безусловно, было правильно, хотя между началом и концом пролегал порой долгий путь.
        Таким образом, вместо заклинаний, иллюзий, перевоплощений и прочих «дешевых фокусов», как называл их маг, Алмаз вынужден был целыми днями просиживать в скромном домике Болиголова на тихой боковой улочке в старой части города и зубрить, зубрить бесконечные списки слов, в которых и заключалось истинное могущество, ибо то были слова магического Языка Творения. Растения и части растений, различные животные и их органы, острова и части островов, элементы корабельных конструкций, пальцы и глаза - все имело собственное имя. Их было не просто слишком много; все дело в том, что новые слова казались Алмазу совершенно бессмысленными, ибо никогда не складывались в предложения, а оставались просто списками - длинными-предлинными списками непонятных слов Истинной Речи.
        Порой его утомленный ум отвлекался от зубрежки и принимался блуждать. «Ресница,  - читал он,  - на Языке Творения называется «сиаса». И тут же чувствовал, как его щек легко, словно бабочка крылом, касаются чьи-то ресницы - темные ресницы. Вздрогнув, Алмаз поднимал взгляд, но так и не успевал понять, что же это было. Зато потом, отвечая урок, он стоял столбом и никак не мог вспомнить нужное слово.

        - Память, память!..  - как-то с упреком сказал ему Болиголов.  - Без умения запоминать и в самом большом таланте проку немного.
        Маг никогда не был резок или жесток со своим учеником, но поблажек ему не давал. Алмаз так и не узнал, что думает о нем учитель, но подозревал, что Болиголов не слишком высокого мнения о его способностях. Порой, когда требовалось наложить укрепляющее заклятие на только что построенный корабль или дом, очистить колодец или поприсутствовать на заседании городского совета, маг брал его с собой. Но даже в этих случаях Болиголов старался говорить как можно меньше, зато очень внимательно прислушивался к тому, что говорилось вокруг. Кроме него в Южном Порту был еще один колдун; он, правда, учился не на Роке, однако владел даром исцеления и поэтому пользовал всех городских больных и умирающих. Болиголов, судя по всему, был только рад этому обстоятельству. Как успел подметить Алмаз, больше всего его учителю нравилось спокойно заниматься своими исследованиями и не колдовать.

«Главное - поддерживать Великое Равновесие, в этом - все,  - любил говорить Болиголов и добавлял: Знания, порядок, контроль». Эти последние слова он повторял настолько часто, что они вскоре сами собой сложились в простенькую мелодию, которая звучала в мозгу Алмаза снова и снова: «Знания, поря-док, контро-о-оль!»
        Когда Алмаз попытался положить новые слова на сочиненную им самим музыку, ему стало гораздо легче запоминать списки подлинных имен. Но вскоре каждое слово так прочно связалось в его памяти с какой-то определенной мелодией, что, готовя урок, он их не читал, а пел. К этому времени голос его устоялся, превратившись в сильный, звучный тенор, и мастер Болиголов, слыша его, каждый раз морщился. Маг любил тишину, и в его домике на окраине города всегда было очень тихо.
        Ученику, когда он не спал, полагалось либо находиться рядом с учителем, либо учить подлинные имена в комнате, где хранились волшебные книги и толстые фолианты со списками слов Истинной Речи. Болиголов был «жаворонком» - он рано ложился и рано вставал, однако время от времени у Алмаза все же выдавалось часа полтора-два свободных. Тогда он отправлялся в порт, садился на причал или волнолом и предавался воспоминаниям о своей Темной Розе. Каждый раз, когда ему удавалось остаться одному или выбраться из дома учителя, он начинал думать о ней - только о ней, и ни о ком другом. Это его даже удивляло. Алмазу казалось, что он должен скучать по дому, вспоминать мать, и действительно - много раз, лежа на жестком топчане в своей тесной ученической комнатке после скромного ужина, состоявшего из холодной гороховой каши (ибо Великий Маг отнюдь не жил в роскоши, как думал Золотой), Алмаз тосковал по дому и по матери. Но никогда, никогда по ночам он не думал о Розе. Он вспоминал Тьюли, вспоминал просторные, залитые солнечным светом комнаты отцовского дома и горячие обеды, а иногда ему в голову забредала
какая-нибудь мелодия, и мысленно наигрывая ее на арфе, Алмаз наконец засыпал. Но о Розе он вспоминал только тогда, когда спускался к докам и смотрел на гавань, на причалы и рыбацкие лодки - тогда, когда ему удавалось вырваться на свободу и оказаться как можно дальше от домика мага и от него самого.
        Этими редкими свободными часами Алмаз дорожил, словно настоящими свиданиями. Он уже давно любил Розу, но только теперь ему стало ясно, что он любит ее больше всего на свете. С ней - даже когда он просто сидел на берегу и думал о Розе - Алмаз чувствовал себя живым. Но в доме учителя или в его присутствии он переставал ощущать себя таковым. Что-то в нем как будто умирало. Нет, разумеется, он не становился ходячим мертвецом, но что-то внутри юноши словно погружалось в беспробудный сон, подобный самой настоящей смерти.
        Несколько раз, сидя на сходнях и глядя на грязную воду гавани, что плескалась лишь ступенькой ниже, прислушиваясь к резким крикам чаек или пронзительному нестройному пению портовых рабочих, Алмаз крепко закрывал глаза и видел свою возлюбленную так ясно и так близко, что его рука невольно протягивалась ей навстречу. Если он поднимал руку только мысленно, как делал это, когда в своем воображении наигрывал на арфе или каком-нибудь другом музыкальном инструменте, тогда ему удавалось дотронуться до нее. Точно наяву, Алмаз чувствовал ее пальцы в своей руке, и к его губам снова прижималась прохладная и вместе с тем теплая, гладкая и одновременно чуть шероховатая от налипшего песка кожа ее щек. В мыслях своих Алмаз разговаривал с Розой, и она отвечала ему, и в ушах его звучал голос, звавший его по имени: «О Алмаз! Мой Алмаз!..»
        Но, возвращаясь назад по крутым улочкам Южного Порта, Алмаз терял ее. Не раз он давал себе слово не отпускать Розу от себя, думать о ней, вспоминать и днем, и ночью, но ничего не получалось. Девушка ускользала от него, и к тому моменту, когда Алмаз оказывался перед дверями домика мастера Болиголова, он уже твердил про себя списки подлинных имен или гадал, что будет на ужин, ибо почти всегда бывал голоден.
        Со временем Алмаз поверил, что у моря встречается с Розой по-настоящему, и стал жить ради этих встреч - ждать их всем своим существом, сам не сознавая того. Он приходил в себя, только когда вновь оказывался на вымощенных крупным булыжником улочках Южного Порта, сбегавших к морскому побережью, где его взгляд мог свободно блуждать по обширной гавани или уноситься к далекому горизонту. Лишь в эти минуты юноша вспоминал то, что стоило помнить.
        Так пролетела зима и настала холодная, ранняя весна. Когда же солнце наконец начало пригревать и воздух потеплел, Алмаз получил письмо, доставленное ему одним из отцовских возчиков. Письмо было от матери. Прочитав его, Алмаз отправился к учителю и сказал:

        - Мама хочет знать, нельзя ли мне этим летом погостить дома хотя бы месяц.

        - Скорее всего, нет,  - ответил мастер Болиголов. Потом, словно только что заметив юношу, отложил перо и добавил: - Я давно хотел спросить тебя, парень, хочешь ли ты и дальше учиться у меня?
        Алмаз растерялся и не знал, что сказать. Ему и в голову не приходило, что он имеет право выбора.

        - А как считаете вы, учитель?  - спросил он наконец.  - Стоит мне продолжать?

        - Пожалуй, не стоит,  - ответствовал маг.
        Алмаз, казалось бы, при этих словах должен был испытать облегчение, но вместо этого почувствовал стыд и обиду: его отвергли!

        - Что ж, мне очень жаль,  - сказал он с таким достоинством, что Болиголов бросил в его сторону быстрый, острый взгляд.

        - Ты мог бы учиться на Роке,  - сказал маг неожиданно.

        - Где-е?..  - Отвисшая челюсть юноши разозлила Болиголова, хотя он и понимал, что сердиться или раздражаться тут не из-за чего.

        - Я сказал - на Роке,  - повторил Болиголов таким тоном, который яснее ясного говорил - Великий Маг не привык повторять своих слов. Впрочем, он тут же смягчился, ибо этот изнеженный, мечтательный, немного глуповатый парнишка обладал великим терпением, за что и успел полюбиться мастеру.

        - Тебе следует либо отправиться на Рок,  - сказал Болиголов,  - либо найти мага, который учил бы тебя именно тому, что тебе необходимо. Разумеется, и мой опыт небесполезен. Любой маг обязан знать подлинные имена. Настоящее искусство начинается и заканчивается умением назвать вещь ее подлинным именем, но это - не твое. Для этого у тебя слишком слабая память, и тебе придется до конца жизни неустанно ее тренировать. Совершенно очевидно, однако, что магические способности у тебя есть и что их необходимо развивать и обуздывать. Другой маг сумеет сделать это лучше, чем я.  - «Так,  - добавил про себя Болиголов,  - скромность воспитывает скромность, порой - в самых неожиданных местах».  - Если бы ты выбрал Рок,  - продолжил он вслух,  - я бы отправил с тобой письмо, в котором рекомендовал бы тебя особому попечению Мастера Заклинателя.

        - Ого!  - озадаченно протянул Алмаз. Искусство Мастера Заклинателя слыло одним из самых сложных и опасных из всех разновидностей магии.

        - Не исключено, впрочем, что я ошибся,  - продолжал Болиголов ровным, невыразительным голосом.  - Быть может, твой талант лежит в области перевоплощений, а может, ты просто набил руку в создании иллюзий - сказать точнее я не в силах.

        - Но ведь вы… Ведь я…

        - О да, ты прав. Ты, парень, на редкость туп, чтобы самому понять, на что годишься.  - Это прозвучало весьма резко, и Алмаз слегка выпрямился.

        - Я всегда знал,  - возразил он,  - что у меня есть способности к музыке.
        Но Болиголов только отмахнулся.

        - Я говорю об Истинном Искусстве. А теперь, парень, мой тебе совет: напиши-ка родным о своем решении отправиться либо В Школу Волшебников на остров Рок, либо в Большой Порт к магу Упрямому, если, конечно, он согласится взять тебя в ученики. Думаю, впрочем, что если я отправлю ему рекомендательное письмо, он тебе не откажет. Но в любом случае я категорически против твоего визита домой. Семейные, дружеские привязанности и все такое прочее - это как раз то, от чего тебе необходимо освободиться как можно скорее, причем раз и навсегда.

        - Разве у волшебников не бывает семьи?
        Болиголов удовлетворенно вздохнул. Он был рад, что сумел разжечь в юноше хоть какие-то эмоции.

        - У мага только одна семья - другие маги,  - изрек он.

        - А друзья?

        - Они же могут быть и друзьями. Разве я когда-нибудь говорил, что быть магом - легко?  - Болиголов в упор посмотрел на Алмаза.  - Помнится, у тебя была девушка,  - сказал он.
        Алмаз несколько мгновений смотрел ему прямо в глаза, потом отвел взгляд и ничего не ответил.

        - Мне рассказал о ней твой отец. В детстве ты играл с ведьминой дочкой. Он считал, что это ты научил ее колдовству.

        - На самом деле она учила меня.
        Болиголов кивнул.

        - Подобное поведение объяснимо и естественно. Для детей. И совершенно недопустимо теперь. Надеюсь, это понятно?

        - Нет,  - коротко ответил Алмаз.

        - Сядь,  - приказал Болиголов.
        После секундного колебания юноша придвинул к себе жесткий стул с высокой спинкой и сел напротив волшебника.

        - Я могу защитить тебя здесь. Собственно говоря, я так и поступил. На Роке, само собой разумеется, ты тоже будешь в полной безопасности. Сами стены Школы защищают достаточно надежно, но… но если ты поедешь домой, тебе, скорее всего, придется самому заботиться о себе. Для молодого человека это сложная, почти непосильная задача. Это - испытание воли, которая еще недостаточно закалена; испытание ума, который еще не отыскал свою подлинную цель. Вот почему я настоятельно советую тебе не рисковать. Напиши родителям и поезжай на Рок или в Большой Порт. Половины ученической платы, которую я тебе верну, с избытком хватит на первое время.
        Алмаз сидел очень прямо и очень тихо. Унаследовав отцовское телосложение, он за последнее время вырос и возмужал и стал похож на взрослого, хотя еще очень молодого мужчину.

        - Что вы имели в виду, мастер Болиголов, когда сказали, что защищали меня все время, пока я был у вас?

        - Я сделал для тебя то же, что делаю и для себя,  - ответил волшебник и после небольшой паузы добавил желчно: - Это очень простая сделка, парень: мы все когда-нибудь отдаем одно, чтобы получить другое. Силу за силу, могущество за могущество. Иными словами, мы, маги, сознательно отказываемся от всего, что может сделать нас уязвимыми. Разве тебе неизвестно, что каждый по-настоящему могущественный волшебник дает обет безбрачия?
        Последовала долгая пауза, потом Алмаз медленно проговорил:

        - Значит, вы проследили за… Ну, чтобы я не…

        - Разумеется. Как твой учитель, я просто обязан был это сделать.
        Алмаз кивнул.

        - Что ж, благодарю…  - Он встал.  - Простите, учитель, но мне нужно подумать.

        - Куда это ты собрался?  - ворчливо осведомился Болиголов.

        - В город. Хочу немного посидеть на берегу.

        - Лучше бы тебе остаться здесь.

        - Еще раз простите, но здесь я не могу думать как следует.
        Должно быть, только теперь Болиголов понял, какая сила ему противостоит, но теперь был уже не в праве приказывать Алмазу.

        - У тебя настоящий магический дар, Эссири,  - сказал он, назвав юношу подлинным именем, которое сам же дал ему у истоков Эйми в день имяположения - имя, которое в Истинной Речи означает «Осокорь».  - Даже я не могу до конца постичь, что за силы скрыты в тебе. Думаю, сам ты понимаешь еще меньше моего, так что будь осторожен. Тот, кто неправильно применяет свой талант или не пользуется им вовсе, рискует причинить серьезный вред себе и окружающим.
        Алмаз кивнул. Растерянный, страдающий, он не возмущался, не протестовал, и Болиголов почувствовал, как в его душе поднимается уважение к этому едва оперившемуся птенцу.

        - Ступай,  - сказал маг, и Алмаз ушел.
        Впоследствии Болиголов понял, что не должен был выпускать юношу из дома. Но он недооценил силу воли Алмаза - а может, и силу заклятия, которое наложила на него девушка. Их разговор состоялся утром; после него Болиголов вернулся к заклинанию, которое он снабжал примечаниями и комментариями. Лишь перед ужином маг вспомнил о своем ученике, однако только после одинокой трапезы Болиголов наконец догадался, что Алмаз больше не вернется.
        Болиголов терпеть не мог практической магии, которую несколько высокомерно считал фокусами, достойными балаганных шутов, поэтому он не воспользовался заклятием, позволяющим отыскать потерянное, как сделал бы на его месте любой другой маг. Не прибег он и ни к какому иному волшебному способу. Болиголов был очень сердит, раздосадован, даже немного обижен. Он-то был высокого мнения о своем ученике - даже хотел написать о нем Мастеру Заклинателю, и вот, при первом же серьезном испытании Алмаз не выдержал, сломался.

        - Алмаз!.. Не Алмаз - стекло…  - бормотал Болиголов.
        Впрочем, подобная слабость доказывала, что мальчишка не опасен.
        Некоторых способных магов нельзя было оставлять без присмотра, но в Алмазе не было ни злобы, ни жадности. Ни даже обыкновенного честолюбия!..

        - Бесхребетный маменькин сынок,  - прозвучало в тишине дома.  - Что ж, пусть бежит домой, под крылышко родни!
        И все же мастеру было досадно, что Алмаз не оправдал его доверия, что сбежал, не поблагодарив учителя, даже не попрощавшись! Вот тебе и хорошее воспитание, подумал волшебник, возвращаясь к оставленному свитку.

* * *


        Задув лампу и забравшись под одеяло, Роза вдруг услышала раздавшийся снаружи крик совы - негромкое, мягкое «Хо-ху, хо-ху», из-за которого этих птиц прозвали в народе хохотушками. От этих звуков на сердце у ведьминой дочери стало тяжело. Крик совы был их условным сигналом. Так влюбленные звали друг друга в ивовую рощу на берегу Эйми теплыми и темными летними ночами, когда остальные жители поселка крепко спали. Но это было давно, теперь же Роза старалась вовсе не думать об Алмазе. Прошлой зимой она каждую ночь звала его по ночам. От матери Роза научилась заклятию, которое, в отличие от любовных заговоров, было самым настоящим волшебством. С его помощью Роза посылала Алмазу свои прикосновения, свои поцелуи, свой голос, снова и снова повторявший его имя. Но каждый раз она словно натыкалась на стену, сотканную из неподвижного воздуха и молчания. Она ни к чему не прикасалась и целовала пустоту. Алмаз не слышал ее.
        Правда, один или два раза - да и то днем, а не ночью - Роза вдруг начинала ощущать его присутствие совсем рядом; Алмаз внезапно возникал у нее в голове, и тогда ей удавалось мысленно прикоснуться к нему. Но ночью все повторялось - самые страстные ее заклинания натыкались на пустоту и равнодушие былого друга. В конце концов Роза оставила свои попытки, хотя сердце ее продолжало обливаться кровью при каждом воспоминании о возлюбленном.

        - Хо-ху! Хо-ху!  - пробормотала сова прямо под ее окном.  - Роза, ты здесь?
        Очнувшись от своих грустных мыслей, Роза подскочила к окну и распахнула ставни.

        - Выходи,  - прошептал Алмаз - тень, неясно видимая в звездном сиянии.

        - Можешь зайти, матери все равно нет дома,  - ответила Роза и бросилась открывать дверь.
        Они долго стояли на пороге и молчали, крепко обняв друг друга. В эти минуты Алмазу казалось, что он держит в руках свое будущее, свою судьбу, всю свою жизнь.
        Наконец Роза пошевелилась и, поцеловав его в щеку, сказала негромко:

        - Я ужасно скучала по тебе. Скучала, скучала, скучала!.. Сколько ты сможешь пробыть со мной?

        - Так долго, как только захочу.
        Взяв его за руку, Роза ввела юношу в дом. Алмаз всегда не очень охотно посещал обиталище ведьмы, столь разительно отличавшееся от его собственного чистого и просторного дома и даже от аскетического жилища Болиголова - неприбранную, насквозь пропахшую едкими запахами хижину, под крышей которой, казалось, витали женские и колдовские тайны. Он был слишком рослым и почти упирался головой в низкий потолок, с которого свисали пучки целебных трав; стоя среди них, Алмаз то и дело вздрагивал, как напуганная лошадь. Впрочем, вид у него действительно был взвинченный и усталый - он вымотался до предела, преодолев за шестнадцать часов сорок миль и ни разу не поев.

        - Где твоя мать?  - спросил он хриплым шепотом.

        - Пошла сидеть со старой Ферни. Она умерла сегодня днем, так что мама пробудет у нее всю ночь. Но как ты сюда попал?

        - Пришел пешком.

        - И маг разрешил тебе побывать дома?

        - Нет. Я убежал.

        - Убежал! Но почему?!

        - Чтобы сохранить тебя.
        Алмаз посмотрел на девушку, на ее живое, энергичное, смуглое лицо в обрамлении спутанных черных волос. На Розе была только ночная рубашка, и он видел изящные, нежные холмики ее грудей, приподнимавшие ткань. Тогда Алмаз снова привлек ее к себе, но Роза хотя и обняла его в ответ, тотчас же отстранилась и нахмурилась.

        - Чтобы сохранить меня?  - переспросила она.  - Хотела бы я знать, что это значит! За всю зиму ты ни разу обо мне не вспомнил, словно тебе было все равно, потеряешь ты меня или нет. А теперь… Что все-таки заставило тебя вернуться?

        - Болиголов хотел, чтобы я поехал учиться на Рок.

        - На Рок?!..  - Глаза девушки широко открылись от удивления.  - На Рок, Алмаз? Но ведь это означает, что у тебя действительно есть волшебный дар. Ты мог бы стать настоящим колдуном!..
        Ее слова явились для Алмаза неприятной неожиданностью. Так значит, Роза на стороне старого волшебника?

        - Болиголов презирает колдунов. Он хотел сделать из меня мага - Великого Мага, который бы занимался Высоким Искусством, а не просто заклинал погоду или латал прохудившиеся кастрюли.

        - Кажется, я поняла…  - проговорила Роза после небольшой паузы.  - Мне не ясно только, почему ты от него удрал.
        Они разняли руки и отступили друг от друга на полшага.

        - Неужели это так трудно?!  - воскликнул юноша. Он был в отчаянии от того, что Роза не в силах его понять - понять то, что сам он узнал только недавно.  - Настоящий маг не должен иметь никаких отношений с женщинами. Даже с ведьмами. Совсем, понимаешь?

        - О, теперь понимаю. Это ниже их достоинства.

        - Дело не в этом, просто…

        - А я уверена, что в этом. Готова биться об заклад, тебе пришлось забыть все, чему я тебя учила - забыть все заклинания, все волшебные слова. Разве нет, Алмаз?

        - Нет. То есть… Но ведь магия - это совсем другое!

        - Конечно, другое, ведь мои заклинания - это не Высшее Искусство, не Истинная Речь. Великие Маги не должны осквернять свои уста словами, которыми пользуются деревенские колдуньи. «Слабый, как женские чары; коварный, как женские чары» - думаешь, я никогда не слышала этого их присловья?.. Так зачем же ты все-таки вернулся, Алмаз?

        - Я вернулся, чтобы увидеть тебя.

        - И для чего тебе это понадобилось - видеть меня?

        - А ты как думаешь?

        - Ты ни разу не связался со мной при помощи волшебства и не позволил мне послать тебе свою любовь - ни разу за все это время! Ты решил, что я буду терпеливо ждать, пока тебе надоест играть в могущественного волшебника. Так вот, Алмаз, я устала ждать…  - Ее голос был едва слышен - не голос, а хриплый шепот.

        - Должно быть, у тебя есть кто-то,  - промолвил Алмаз, все еще не веря, что Роза могла просто так, без особых причин, ополчиться на него.  - Кто он?

        - Даже если и есть, тебя это не касается!  - в запальчивости воскликнула девушка.  - Ты первый уехал, отказался от меня! Ты говоришь, маги не должны иметь никакого отношения к тому, чем занимаюсь я, чем занимается моя мать… Знай же, что я тоже не хочу иметь никакого отношения к твоему Высокому Искусству. Не хочу и не буду. Так что уходи! Убирайся!!!
        От голода и разочарования у юноши закружилась голова. Его не поняли! Его отвергли! В отчаянии он потянулся к Розе, чтобы снова прижать к себе, повторить их первое крепкое объятие, в котором были заключены все годы, что они знали друг друга. Быть может, думал он, их тела лучше поймут, чего хочет и что на самом деле думает каждый из них. Но уже в следующее мгновение Алмаз обнаружил, что стоит на расстоянии добрых двух футов от девушки. Его пальцы болезненно ныли, в ушах звенело, а взор застилала какая-то черная пелена. Глаза Розы метали самые настоящие молнии, а от сжатых в кулаки рук с шипением рассыпались искры.

        - Никогда больше не делай этого!  - прошептала она.

        - Не бойся, не буду,  - ответил Алмаз и, повернувшись на каблуках, шагнул к выходу. По пути он зацепился головой за свисавший со стропил пучок шалфея и выскочил за порог, унося в волосах пригоршню сухих душистых листьев.

* * *
        Эту ночь Алмаз провел в их потайном месте в зарослях ивняка. Сюда привел его инстинкт, подсказывавший, что Роза, быть может, отыщет его здесь. Но она не пришла, и юноша, сдавшись усталости, в конце концов уснул. Проснулся он на рассвете, когда сквозь листву начал пробиваться бледный свет. Он сел, подтянув колени к груди, и задумался. При свете холодного, ясного утра Алмаз обдумывал свою жизнь, и она казалась ему чужой.
        В конце концов он спустился к реке, в водах которой ему было дано подлинное имя. Первым делом он как следует напился, смыл с лица пот и грязь и постарался привести себя в порядок, а потом пошел через весь поселок к дому, стоявшему на взгорке - к дому, где жил его отец.
        После первых радостных криков и объятий слуги принесли горячий завтрак, и мать усадила юношу за стол. Таким образом, с отцом, который поднялся с рассветом, чтобы отправить в Большой Порт Хавнора обоз с досками, Алмаз встретился, имея в своем активе полный желудок и холодное мужество в душе.

        - Здравствуй, сынок!  - По обычаю, отец и сын соприкоснулись щеками.  - Значит, мастер Болиголов дал тебе отпуск?

        - Нет, господин мой. Я ушел от него.
        Несколько мгновений Золотой удивленно таращился на сына, потом наполнил тарелку и сел за стол.

        - Ушел?..  - повторил он.

        - Да, отец. Я понял, что не хочу быть магом.

        - Гхм!  - сказал Золотой с полным ртом.  - То есть ты ушел сам? Просто захотел - и ушел? И даже не спросил разрешения учителя?

        - Да, я ушел от него по своей собственной воле. И без его соизволения.
        Золотой медленно жевал, сосредоточенно глядя в тарелку. Алмаз помнил только два случая, когда отец вот так неподвижно уставился в стол: в первый раз это было, когда лесничий сообщил о напавших на каштановые плантации вредителях, и во второй
        - когда отец обнаружил, что торговец мулами крупно его надул.

        - Мастер Болиголов хотел, чтобы я отправился на остров Рок в Школу Волшебников и поступил в ученики к Мастеру Заклинателю. Он собирался отправить меня туда, но я решил не ехать…
        После нескольких секунд молчания Золотой, так и не подняв взгляда от тарелки, спросил глухо:

        - Почему?

        - Потому что такая жизнь не по мне.
        Последовала долгая пауза. Наконец Золотой покосился на жену, которая молча стояла у окна и прислушивалась к их разговору. Потом он перевел взгляд на сына. Постепенно выражение гнева, разочарования и растерянности на его лице уступило место довольной ухмылке. Казалось, еще немного, и Золотой подмигнет.

        - Понимаю,  - проговорил он.  - Но что тебе нужно? Какой жизни тебе хочется?
        Последовала еще одна пауза, совсем короткая.

        - Самой простой,  - сказал Алмаз. Его голос звучал совершенно ровно, и он не смотрел ни на отца, ни на мать.

        - Ха!  - воскликнул Золотой.  - Что ж, сынок, скажу тебе по совести, я рад это слышать.  - И он одним махом проглотил довольно большой пирожок со свининой.  - Твой волшебный дар, учеба на Роке и прочее - все это казалось мне каким-то ненастоящим, что ли… Или, если быть точным, не совсем настоящим. Когда ты все-таки уехал, я, по правде сказать, вовсе перестал понимать, зачем все это…  - Золотой сделал такой жест, словно хотел обнять весь поселок, все горы и холмы вокруг него.  - Зачем я живу, зачем мое дело, для кого оно,  - пояснил он.  - Но теперь, когда ты вернулся, все снова обрело смысл. Понимаешь? Все встало на свои места. Но послушай,  - вдруг спохватился Золотой,  - ты действительно убежал от мага? И даже не сказал ему, куда направляешься?

        - Нет, не сказал. Но я ему напишу,  - промолвил Алмаз каким-то новым голосом, который звучал до странности невыразительно, почти холодно, но отец ничего не заметил.

        - Ты уверен, что мастер Болиголов не будет сердиться?  - уточнил он.  - Говорят, все волшебники ужас до чего раздражительны. Они такие гордецы и не терпят, когда им перечат.

        - Мастер Болиголов и правда разозлился на меня,  - подтвердил Алмаз.  - Но он не будет меня преследовать.
        Алмаз оказался прав. Мастер Болиголов не только не стал ничего предпринимать, но, к несказанному удивлению Золотого, даже прислал остаток ученической платы юноши - ровно две пятых от первоначальной суммы. В свертке, доставленном одним из возчиков, ездивших в Южный Порт с грузом рангоутного дерева, оказалось и послание для Алмаза. «К Истинному Искусству приходят с цельной душой» - было написано в нем. На обороте кусочка пергамента - в том месте, где обычно ставится имя адресата
        - была начертана ардическая руна, означающая «Осокорь». Вместо подписи стояла руна, означавшая одновременно и растение болиголов, и «страдание».
        Получив письмо, Алмаз долго сидел на мягкой кровати в своей уютной светлой спальне на втором этаже, краем уха прислушиваясь к тому, как мать что-то негромко напевает внизу, переходя из комнаты в комнату. Письмо мага лежало у него на коленях, и Алмаз снова и снова перечитывал его и рассматривал руны. Холодный, чуждый любым треволнениям ум юноши - а именно таким, спокойным и хладнокровным, Алмаз проснулся сегодня утром в ивовой роще - уже усвоил последний урок учителя. Больше никакой магии. Никогда. Впрочем, Алмаз и прежде не отдавался волшебству всем сердцем, всей душой. Оно было для него лишь игрой, которой он предавался вместе с Розой; теперь же Алмаз мог без сожаления оставить, выбросить из головы, позабыть даже слова Истинной Речи - подлинные имена вещей и людей, которые заучил в доме волшебника, хотя прекрасно сознавал и их красоту, и заключенную в них силу. Это были не его язык, не его стихия, и он расставался с прошлым едва ли не с радостью.
        На этом языке Алмаз мог разговаривать только с Розой. Но он потерял ее - неосторожно выпустил из рук, и она упорхнула. Разбитое сердце, разделенная душа не знали истинных слов. Отныне Алмаз мог разговаривать только на языке долга - на языке прибыли и издержек, доходов и расходов.
        И кроме этого - ничего. Когда-то у него были маленькие милые заклятия, яркие иллюзии, камешки, что превращались в мотыльков, и деревянные птички, которые умели на несколько минут взмывать в воздух на живых крыльях, но теперь он понимал, что выбора у него не было никогда. Перед ним лежала только одна дорога, и после многих месяцев скитаний в тумане собственных грез и надежд Алмаз снова вышел на нее.

* * *


        Золотой был бесконечно счастлив, хотя вряд ли сознавал это.

        - Теперь, когда наш старик получил назад свой драгоценный камешек, он стал мягким, словно только что взбитое масло,  - сказал один возчик другому. А Золотой, не подозревая о собственной «мягкости», действительно думал только о том, как хорошо все в конце концов закончилось. Он даже купил каштановую плантацию в Реши (заплатив, кстати, гораздо больше, чем следовало, но зато она не досталась старому Лаубау из Истхилла), и теперь они с Алмазом собирались привести ее в порядок. На плантации между каштанами выросло довольно много сосен; их нужно было свалить и пустить на мачты, рангоуты и обшивку, а освободившееся место засадить молодыми каштанами. В глубине души Золотой надеялся, что новая плантация станет когда-нибудь такой же образцовой, как и знаменитая Большая Роща - своеобразная столица его каштанового королевства. Не сразу, разумеется, ведь каштаны и дубы не вымахивают за один сезон, как ива и ольха, но время у него было. Теперь Золотой мог позволить себе не торопиться. Алмазу едва исполнилось семнадцать, ему самому только-только минуло сорок пять, так что по любым меркам Золотой был мужчиной в
самом соку. Правда, еще совсем недавно ему казалось, будто он начинает стареть, но это, конечно, было глупостью. Кто же говорит о старости в таком возрасте? Да и сын вернулся… Нет, он еще поработает. Кстати, старые деревья, которые плохо плодоносят, тоже нужно срубить вместе с соснами, ведь хорошая древесина для производства мебели всегда в цене.

        - Так, так, так…  - частенько говорил он жене.  - За последние дни ты как будто снова помолодела. Что ж, ничего удивительного, раз твой дорогой птенчик вернулся… Не будешь больше хандрить да тосковать, а?..
        Тьюли улыбалась в ответ и гладила его по руке.
        Но однажды - вместо того, чтобы согласно улыбнуться - она сказала серьезно:

        - Ты прав: я ужасно рада, что Алмаз вернулся, но…
        Дальше Золотой слушать не стал. Он давно понял: нет такой матери, которая бы не волновалась за своих детей, как нет такой женщины, которая могла бы удовлетвориться тем, что у нее есть. Именно поэтому он никогда особенно не прислушивался к бесконечным жалобам Тьюли, сопровождавшим его на протяжении всей жизни. Ей, конечно же, казалось, что торговля - неподходящее занятие для мальчика, но Золотой был уверен: стань Алмаз королем Хавнора и поселись во дворце, Тьюли все равно осталась бы недовольна.

        - Когда у него появится невеста,  - промолвил Золотой в ответ на еше не высказанные слова жены,  - он остепенится и успокоится. Можешь мне поверить. Жить с магами их жизнью, быть, как они - это кого хочешь собьет с толку. Но ты за нашего парня не беспокойся. Пройдет немного времени, и он поймет, что ему нужно. А уж тогда он своего не упустит.

        - Хотелось бы надеяться,  - вздохнула Тьюли.

        - По крайней мере, он больше не встречается с ведьминым отродьем,  - отрезал Золотой.  - Наконец-то с этим покончено!
        Однако некоторое время спустя ему вдруг пришло в голову, что Тьюли тоже больше не видится с ведьмой. На протяжении нескольких лет - вопреки всем его предупреждениям
        - женщины оставались близкими подругами, но теперь о Клубке не было ни слуху, ни духу. Для Золотого, впрочем, это явилось лишь еще одним подтверждением того, что женская дружба - вещь недолговечная, и он частенько подтрунивал над Тьюли, не особенно заботясь о том, чтобы щадить ее чувства. Однажды, увидев, как жена сыплет мяту и цветки пижмы в сундуки и комоды, чтобы предохранить одежду от моли, Золотой сказал:

        - Почему бы тебе не попросить свою подружку-ведьму, чтобы она прогнала моль? Или вы больше не дружите?

        - Нет,  - негромко ответила Тьюли.

        - Что ж, по совести сказать, я только рад этому,  - откровенно признался Золотой.  - Кстати, что там за история с ее дочерью? Я слышал, она сбежала с бродячим жонглером, это верно?

        - С музыкантом,  - поправила Тьюли.  - Еще прошлым летом.

        - Вечеринка…  - сказал Золотой.  - Пора устроить добрую вечеринку с развлечениями, танцами и музыкой. Тебе исполнится девятнадцать, парень, это стоит отпраздновать!

        - Но я должен ехать в Истхилл с обозом Сула.

        - И слышать ничего не желаю! Ты отлично поработал, имеешь право отдохнуть, а Сул и один прекрасно справится. Если хочешь, наймем музыкантов… Кто, ты говорил, самый лучший в округе? Тари и его команда?

        - Я не хочу ничего праздновать, отец,  - сказал Алмаз и поднялся, играя мускулами, как хороший конь. Он уже перерос отца, поэтому когда юноша вставал или совершал какое-то резкое движение, это неизменно производило внушительное впечатление.  - Я поеду в Истхилл,  - добавил он и вышел из комнаты.

        - Что это с ним?  - спросил Золотой у Тьюли. Вопрос был чисто риторическим, и Золотой вовсе не ждал ответа, но он его получил: Тьюли посмотрела на мужа и ничего не сказала.
        Когда Золотой ушел, Тьюли отправилась на поиски сына. Она нашла его в рабочей комнате, где Алмаз просматривал бухгалтерские книги. Бросив взгляд на раскрытую страницу, Тьюли увидела длинные колонки имен и столбики цифр, означавших приход и расход, прибыль и издержки.

        - Алмаз!..  - позвала она негромко, и Алмаз поднял голову. Его лицо было по-прежнему круглым и румяным, как персик, но скулы стали массивнее, а в глазах пряталась невысказанная печаль.

        - Я не хотел ранить его чувства,  - сказал он.  - Но…

        - Если уж твой отец решил устроить праздник, он будет стоять на своем,  - вздохнула Тьюли, опускаясь на табурет рядом с его стулом, стоявшим перед высокой конторкой. Их голоса были очень похожи - высокие и звучные,  - и в обоих слышалась одинаковая глубина, одинаковая сдержанная грусть.

        - Я не могу, мама!..  - начал Алмаз и, запнувшись, продолжал торопливо: - Я действительно не хочу ни веселиться, ни танцевать. Неужели он этого не понимает?

        - Но он думает о тебе,  - кротко, с любовью возразила Тьюли.  - Отец хочет, чтобы ты нашел себе невесту.

        - Мне не нужна невеста.

        - Я знаю.

        - Все дело в…

        - Все дело в музыке,  - сказала наконец Тьюли.
        Алмаз кивнул.

        - Милый мой!  - воскликнула Тьюли с неожиданной страстью в голосе.  - Милый мой, ты не должен отказываться от того, что любишь! Для этого нет никаких причин!
        Вместо ответа Алмаз взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. Некоторое время они сидели рядом и молчали, потом юноша заговорил.

        - Некоторые вещи просто не сочетаются между собой. Никак не сочетаются, и все тут! . Я знаю - они должны, но почему-то ничего не выходит. Наконец-то я это понял. Когда я уходил от мастера, мне казалось, я смогу делать все, что захочу - заниматься магией, сочинять музыку, быть добрым сыном, любить Розу… Но из этого так ничего и не получилось. Эти вещи не смешиваются, как не смешиваются масло и вода.

        - Ты ошибаешься,  - мягко возразила Тьюли.  - Ты еще молод и не знаешь, как все в мире связано между собой, перепутано…

        - Быть может, так оно и есть - для женщин. Но я… я просто не могу, не умею делить свое сердце между одним, другим, третьим. Душа должна быть цельной,  - повторил он слова мага,  - а у меня…

        - Это у тебя-то не цельная душа? У тебя, который оставил магию только потому, что знал: если ты этого не сделаешь, то когда-нибудь предашь ее - предашь все, чему посвятил жизнь!
        Слова матери потрясли Алмаза. Он даже вздрогнул, но ничего не возразил.

        - Чего я не пойму,  - добавила Тьюли,  - это почему ты оставил музыку.

        - По той же причине. Для музыки тоже нужна цельная душа. Я не могу играть на арфе сразу после того, как торговался с продавцом мулов. Я не могу исполнять древние песни о героях и прикидывать, сколько надо заплатить сборщикам орехов, чтобы они не ушли от нас к Лаубау!  - На этот раз его голос чуть заметно вибрировал, а вместо печали в глазах вспыхнул гнев.

        - И поэтому ты сам себя заколдовал,  - с горечью покачала головой Тьюли.  - Совсем как волшебник, у которого учился. Ради собственной безопасности ты привязал себя к мулам, торговцам, сборщикам орехов и вот к этому…  - она небрежно и резко ударила по раскрытым конторским книгам со списками поставщиков и покупателей.  - Ты наложил на себя заклятие тишины, сын!
        После долгой паузы, юноша спросил:

        - Но что еще я мог сделать?

        - Этого я не знаю, милый. Я тоже хочу, чтобы тебе ничто не угрожало. Твой отец очень гордится тобой, и мне приятно видеть его счастливым, но я хочу, чтобы ты тоже был весел и счастлив. И не страдал… Не знаю, сынок, наверное, ты и прав. Наверное, мужчины действительно устроены так, что для них может существовать только что-то одно. И все же мне очень жаль, что больше я не слышу твоих песен.
        Слезы покатились по щекам Тьюли. Они обнялись, и Алмаз, гладя мать по густым, блестящим волосам, попросил у нее прощения за резкие, жестокие слова и добавил, что она - самая добрая мама на свете. Потом Тьюли ушла, но, прежде чем покинуть комнату, она обернулась и сказала:

        - Пусть у отца будет праздник, Ал. Пусть и у тебя будет праздник, хорошо?

        - Хорошо,  - ответил Алмаз, чтобы успокоить ее.
        Золотой взял на себя все заботы о пиве, угощении и фейерверках, предоставив Алмазу нанять лучший бродячий оркестр.

        - Разумеется, я приведу всех своих музыкантов,  - сказал ему Тари.  - Нужно быть дураком, чтобы упустить такой шанс! На праздник, который устраивает твой отец, сбегутся все флейтисты, сколько их есть на Западном Хавноре - и просить никого не понадобится.

        - Можешь передать им, что плату получат только твои люди.

        - О-о, они соберутся не ради денег, а ради славы,  - надменно сказал арфист - высокий худой мужчина лет сорока с длинным, выпяченным подбородком и бельмом на глазу.  - Кстати, не хочешь ли и ты сыграть с нами? До того, как ты ударился в торговлю и начал зашибать деньгу, ты неплохо справлялся и с арфой, и с дудкой. Да и голос у тебя должен быть что надо, если только ты над ним работал.

        - Не знаю, вряд ли…  - Алмаз покачал головой.

        - Я слышал, девчонка, которая тебе нравилась - ведьмина Роза,  - странствует с Лэбби. Они, конечно, тоже появятся…

        - Ладно, увидимся на празднике,  - перебил его Алмаз и отошел - высокий, красивый и безразличный.

        - Парень-то стал чересчур важным, не хочет даже поболтать со старым приятелем,  - пробормотал Тари ему вслед.  - А ведь это я научил его всему, что должен знать настоящий арфист. Впрочем, богатым эта наука все равно ни к чему…
        Злорадное ехидство Тари ранило Алмаза неожиданно глубоко, и от мыслей о предстоящей вечеринке он даже потерял аппетит. Какое-то время он надеялся, что заболеет и не сможет присутствовать на празднике, но когда настал назначенный день, Алмаз как ни в чем не бывало принимал гостей. Его присутствие не было таким заметным, таким очевидным, таким бьющим в глаза, как присутствие его отца, но все же он улыбался и танцевал, как все. Его приятели детства тоже пришли; казалось, половина из них успели связать себя брачными узами с другой половиной, однако это не было помехой для легкого флирта, и рядом с Алмазом неотлучно находилось несколько прелестных особ женского пола.
        Он выпил немало превосходного пива с пивоварни Геджа и обнаружил, что вполне способен слушать музыку, особенно если под нее танцевать и при этом переговариваться и шутить с друзьями. Поэтому Алмаз сначала станцевал со всеми прелестными девушками по очереди, а потом стал хватать тех, кто подворачивался под руку; подворачивались же ему все одни и те же, ибо незамужние красотки ходили за ним буквально по пятам.
        Из всех праздников, что когда-либо устраивал Золотой, самым грандиозным был, без сомнения, этот - с танцевальным павильоном, воздвигнутым на деревенском лугу неподалеку от его дома; со специально натянутым шатром, в котором пожилые гости могли посидеть за столами и насплетничаться всласть; с подарками для детей; с бродячими кукловодами и жонглерами, некоторые из которых были наняты заранее, а некоторые явились без приглашения в надежде перехватить несколько медяков и угоститься бесплатным пивом. Впрочем, странствующих артистов притягивал любой праздник. Но здесь и незваным музыкантам были рады.
        На холме под раскидистым дубом, где собралась небольшая группа людей, сказитель исполнял под аккомпанемент гудящей волынки песню о подвиге Повелителя Драконов. Оркестр Тари, состоявший из арфы, маленькой флейты-пикколо, скрипки и барабана, удалился, чтобы немного отдышаться и промочить горло, и на эстраду танцевального павильона тут же поднялась новая группа музыкантов.

        - Эй, это же ребята Лэбби!  - воскликнула очередная деревенская красавица.  - Пойдем, послушаем… В наших краях лучше музыкантов не сыщешь!
        Лэбби - очень светлокожий молодой парень, одетый безвкусно и вызывающе - играл на двойном деревянном рожке. Кроме него в оркестре были альтист, барабанщик и Роза, которая играла на флейте. Сначала они исполнили лихой, зажигательный танец, оказавшийся слишком быстрым для некоторых гостей, успевших уже порядком осоветь от выпитого пива. Только Алмаз и его партнерша так и не вышли из круга. Когда - взмокшие, задыхающиеся - они наконец закончили танец, гости одобрительно завопили и захлопали в ладоши.

        - Пива!  - крикнул Алмаз, и тотчас же толпа молодых, смеющихся и беспечно болтающих людей подхватила его, закружила и повлекла к накрытым в стороне столам.
        Он слышал, как позади него снова зазвучала музыка. Алмаз сразу узнал мелодию - то была старая морская песня «Куда идет моя любовь». Ее исполнял только альт, и его глубокий голос был печален и строг, словно живой человеческий тенор.
        Алмаз за один присест осушил огромную кружку пива, и собравшиеся вокруг девушки с восхищением следили, как при каждом глотке играют мускулы на его сильной шее. Когда же он встряхнулся, словно упряжная лошадь, которую одолевают мухи, они оживились и захихикали.

        - Нет, не могу!..  - внезапно проговорил Алмаз и, метнувшись в сторону, мгновенно исчез в густых вечерних сумерках, клубившихся за пределами круга света, отбрасываемого развешанными вокруг ларька пивовара фонарями.

        - Куда это он?  - спросила одна девушка.

        - Он вернется,  - ответила другая. И после этого обе рассмеялись и продолжили болтать, как ни в чем не бывало.
        Но вот печальная морская песня закончилась.

        - Темная Роза!  - раздался в темноте за спиной девушки знакомый голос. Роза обернулась и увидела его. Он стоял на коленях на траве, она сидела скрестив ноги на краю деревянного помоста, и их лица были на одном уровне.

        - Приходи на наше место в ивах,  - шепнул он.
        Роза ничего не ответила. Лэбби, бросив на нее недовольный взгляд, поднес к губам рожок. Барабанщик трижды ударил по своему бубну, и оркестр заиграл веселую джигу.
        Когда Роза снова оглянулась через плечо. Алмаз уже исчез.
        А через час или около того к помосту вернулся Тари со своим оркестром. Передышка явно не пошла ему на пользу, не говоря уже о пиве. Не дожидаясь, пока кончится очередной танец, он громко приказал Лэбби уступить место настоящему музыканту.

        - Это ты-то музыкант?  - высокомерно ответил Лэбби.  - Тебе бы в носу ковыряться, а не на арфе играть. Сам проваливай подобру-поздорову.
        Тари не остался в долгу, ответив новым оскорблением, и уже через несколько минут на лужайке кипел яростный спор. Гости разделились: одни горячо поддерживали Тари, другие - Лэбби. Когда спор достиг апогея, Роза сунула флейту в карман и незаметно ускользнула.
        За границами лужайки, куда не достигал свет фонарей, было совсем темно, но Роза могла бы отыскать знакомую дорогу даже в кромешном мраке. Он был там, на их месте. За два прошедших года ивняк сильно разросся; молодые, упругие побеги торчали, что твой частокол, и под длинными, плакучими ветвями едва хватало места для двоих.
        На лугу снова заиграла музыка, но она звучала глухо, неясно, относимая в сторону ветром и заглушаемая прихотливым журчанием близкой реки.

        - Что тебе нужно, Алмаз?

        - Поговорить.
        Здесь, под ивами, они были друг для друга лишь тенями и голосами.

        - Ну?..  - промолвила она.

        - Я хотел попросить тебя уйти со мной,  - сказал он.  - Сейчас попросить?

        - Еще тогда. Когда мы поссорились. Тогда я сказал тебе совсем не то, что хотел. Не то и не так… Я думал…  - Он надолго замолчал, потом заговорил вновь: - Я думал, что если убегу от всего этого, то сумею жить нормальной жизнью… С тобой. Петь, играть на арфе, зарабатывать на жизнь. Мы могли бы делать это вместе. Вот что я хотел тебе сказать.

        - Но не сказал.

        - Да. Я все испортил. Я предал все, что у меня было. Магию. Музыку. Тебя.

        - Я живу хорошо,  - быстро сказала Роза.

        - Ой ли?..

        - Я не так уж виртуозно играю на флейте, но… все же я играю вполне сносно. То, чему ты не успел меня научить, я в случае надобности могу дополнить заклятием. Другие музыканты тоже мне помогают. Да и Лэбби не такой уж плохой, каким порой выглядит. Во всяком случае никто меня не обижает, а зарабатываем мы очень прилично. Зиму я обычно провожу у матери - помогаю ей по хозяйству. Так что у меня все в порядке. А как твои дела, Алмаз?

        - Все плохо, все не так.
        Роза начала что-то говорить, но оборвала себя на полуслове.

        - Мы вели себя как дети,  - сказал Алмаз.  - Теперь…

        - Что же изменилось теперь?

        - Я понял, что сделал неправильный выбор.

        - Однажды,  - перебила Роза.  - Или, может быть, дважды?..

        - Дважды.

        - Третий раз - волшебный,  - напомнила она.
        На протяжении некоторого времени оба молчали. На фоне темной листвы Роза различала только его высокую, крепкую фигуру.

        - Ты стал еще больше,  - сказала она.  - Ты все еще умеешь зажигать волшебный огонек, Алмаз? Мне хотелось бы поглядеть на тебя…
        Он отрицательно покачал головой.

        - Это был как раз тот фокус, который у тебя получался, а у меня нет,  - сказала она.  - И ты так и не сумел меня научить.

        - Я и сам не понимал толком, как делал это,  - сказал он.  - Иногда выходило, иногда нет.

        - Разве волшебник из Южного Порта не научил тебя, чтобы выходило всегда?

        - Он учил меня только подлинным именам.

        - Но почему же ты все-таки не хочешь зажечь волшебный огонек сейчас?

        - Потому что я решил оставить магию. Я должен был заниматься только ею и ничем больше - или не заниматься вовсе. Сердце должно быть целым, душа должна быть целой… Иначе ничего хорошего не выйдет.

        - Не понимаю.  - Роза пожала плечами.  - Моя мать умеет лечить лихорадку, принимать роды, искать потерянные вещи и все такое прочее. Быть может, это нельзя и сравнивать с тем, на что способны Великие Маги и Повелители Драконов, и все же, согласись, это не совсем пустяки. Но ради этих ее умений ей не пришлось ни от чего отказываться. Даже когда она произвела на свет меня. Мать и родила-то меня только для того, чтобы узнать, как это делается. То же и со мной: я научилась у тебя играть на флейте, но колдовство не бросила. С чего бы?.. Например, я и сейчас могу насылать лихорадку. Почему же тебе, чтобы заниматься чем-то одним, приходится бросать другое?

        - Мой отец…  - начал Алмаз, но, не договорив, рассмеялся коротким, странным смехом.
        - Они не сочетаются,  - сказал он немного погодя.  - Богатство и музыка…

        - Твой отец и ведьмино отродье,  - уточнила Роза.
        И снова тишина повисла между ними. Лишь листья ивы шевелились и негромко шуршали на ветру.

        - Ты согласна вернуться ко мне?  - спросил он наконец.  - Согласна пойти со мной, жить со мной?.. Ты будешь моей женой, Темная Роза?

        - Только не в доме твоего отца, Ал.

        - Где хочешь. Давай убежим.

        - Ты все равно не сможешь получить меня одну, без музыки.

        - Или музыку без тебя.

        - Я согласна,  - кивнула она.

        - Не знаешь, Лэбби случайно не нужен арфист?
        Роза немного подумала, потом рассмеялась.

        - Если ему нужна флейтистка,  - промолвила она,  - то без арфиста он тем более не сможет обойтись.

        - Я не брал в руки арфу с тех пор, как уехал в Южный Порт,  - сказал Алмаз.  - Но музыка все время была в моем сердце. Музыка и ты…
        Роза протянула ему руки. Они опустились на колени лицом друг к другу, и ветви ивы легко касались их волос. Потом они поцеловались, и первый поцелуй был робким и несмелым…

* * *
        За годы, прошедшие с тех пор, как Алмаз покинул отчий кров, Золотой заработал денег больше, чем за всю предыдущую жизнь. Любые его сделки приносили невиданный барыш. Удача следовала за ним по пятам и никак не желала отставать. Золотой стал очень богат, но даже это не смягчило его сердца: он так и не простил сына, словно не желал, чтобы эта история имела счастливый конец. Уйти, не сказав никому ни слова, исчезнуть в годовщину собственного имяположения, не закончить дела, сбежать с дочерью ведьмы и сделаться бродячим музыкантом, чтобы бряцать на струнах, драть горло и улыбаться ради нескольких медяков - все это служило для Золотого неиссякающим источником гнева, жгучего стыда и непрекращающейся боли. Вот почему, несмотря на все свое богатство, Золотой был несчастен.
        Тьюли тоже долгое время была несчастна, ибо для того, чтобы хоть изредка повидаться с сыном, ей приходилось лгать собственному мужу, а это давалось ей нелегко. У нее слезы наворачивались на глаза при одной мысли о том, что Алмаз голодает и спит на голой земле, под открытым небом, а холодные осенние ночи были для Тьюли самой страшной пыткой. Но шло время, и когда об Алмазе заговорили как о лучшем певце Западного Хавнора, которого звали играть на арфе и петь для великих лордов в Башне Меча, на душе у Тьюли стало немножечко легче. А однажды, когда Золотой уехал по делам в Южный Порт, они с Клубком сели в запряженную осликом тележку и отправились в Истхилл. Там они слушали, как Алмаз исполняет «Песнь о пропавшей королеве», и с ними была Роза, и маленькая Тьюли сидела на коленях у своей бабушки. И хотя это, наверное, нельзя назвать счастливым концом в полном смысле слова, все же все они испытывали настоящую радость - радость, какой, по большому счету, хватило бы любому из нас…
        ---

        Ursula K. Le Guin, "Darkrose And Diamond", 1999.
        Перевел с английского Владимир ГРИШЕЧКИН
        Журнал "Если", № 10, 2001 г.
        Другой вариант перевода: "Тёмная Роза и Диамант".


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к