Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Лафферти Рафаэль: " Шесть Пальцев Времени " - читать онлайн

Сохранить .
Рафаэль Алоизиус Лафферти

        Шесть пальцев времени

        (пер. С. Гонтарев)

        Утро началось с порчи вещей. Он разбил бокал с водой, стоявший на ночном столике. Бокал врезался в противоположную стену комнаты и разбился вдребезги. Но разбивался он медленно. Это удивило бы его, если бы к этому моменту он как следует протер глаза, так как он потянулся за бокалом спросонья.
        И разбудила его не привычная трель будильника, а странный негромкий низкочастотный рокот, хотя стрелки показывали ровно шесть утра - время для звонка. Когда низкочастотный рокот повторился, оказалось, что он исходит именно из часов.
        Он протянул руку и мягко коснулся будильника, однако в ответ на прикосновение тот соскользнул со столика и неспешно запрыгал по полу, словно в замедленной съемке. А когда он поднял будильник, тот уже не тикал, и не заработал после того, как он потряс его.
        Он проверил электрические часы на кухне. Они тоже показывали шесть часов, однако длинная стрелка не двигалась. Радио-часы в гостиной тоже показывали шесть, но секундная стрелка выглядела неподвижной.
        - Свет горит в обеих комнатах, - пробормотал Винсент. - Почему оба механизма остановились? Или их розетки запитаны по отдельной цепи?
        Он вернулся в спальню и достал наручные часы. Они тоже показывали ровно шесть, и длинная стрелка замерла в одном положении.
        - Глупее не придумаешь. По какой причине остановились все часы: и механические, и электрические?
        Он подошел к окну и выглянул наружу. Большие часы на здании "Взаимного страхования" показывали шесть, секундная стрелка не двигалась.
        - Что ж, возможно, неразбериха не ограничилась одним только мной. Однажды мне довелось слышать странную теорию, будто бы холодный душ прочищает голову. Мне он не помог ни разу, но я попытаюсь еще раз. Всегда можно сослаться на чистоплотность в оправдание.
        Душ не работал. Вернее, он работал: вода шла, но не как вода; как густой сироп, повисший в воздухе. Он протянул руку, чтобы потрогать ее, и вода разлетелась вдребезги, как стекло, и медленно поплыла по душевой причудливыми шариками. Все же она оставила на коже ощущение воды. Она была мокрая и приятно прохладная. За четверть минуты она покрыла ему плечи и спину, и он испытал прилив блаженства. Он подождал, пока она намочит голову, и мысли сразу же прояснились.
        - Дело не во мне. Я в порядке и не виноват, что вода течет с утра еле-еле и вообще все вещи сошли с ума.
        Он потянул за конец полотенца, и оно расползлось у него под рукой, словно мокрая туалетная бумага.

        * * *

        После этого он решил обращаться с вещами предельно осторожно. Он брал их медленно и нежно, чтобы избежать разрушения. Он побрился без происшествий, несмотря на медленную воду в раковине.
        Потом он оделся с величайшей осторожностью и изобретательностью, ничего не испортив, за исключением шнурков, но они и так рвутся все время.
        - Если дело не во мне, нужно посмотреть, не стряслось ли чего-нибудь серьезного с остальным миром. Когда я выглядывал в окно, уже светало. С того момента прошло около двадцати минут; следовательно, утро сейчас в разгаре; солнце уже осветило несколько верхних этажей здания "Взаимного страхования".
        Но этого не произошло. Было очевидное утро, но светлее за последние 20 минут не стало. Большие часы по-прежнему показывали шесть, положение стрелок оставалось прежним.
        Но что-то в них изменилось, подсказало ему внутреннее чувство. Он восстановил в памяти картину часов, как они выглядели некоторое время назад. Секундная стрелка изменила положение. Она прошла треть круга.
        Тогда он придвинул кресло к окну и стал наблюдать за часами. Он обнаружил, что, хотя движения секундной стрелки не было заметно, она все же перемещалась. Он наблюдал за ней около пяти минут. За это время стрелка сдвинулась на пять секунд.
        - Что ж, тогда это проблема не моя, а часовщика, земного ли, или небесного.
        Он вышел из дома очень рано, толком не позавтракав. Откуда он знал, что было рано, если со временем творилось непонятно что? Ну, судя по положению солнца и показаниям часов, - хотя ни то, ни другое больше не внушало доверия.
        Нормально позавтракать не получилось потому, что кофе не варился, а бекон не поджаривался. Фактически огонь не грел. Газовое пламя выросло из горелки, словно медленно раскрывающий лепестки цветок, и потом горело стабильно. Но сковорода на огне оставалась холодной, вода не нагревалась. Хотя прежде всего пришлось повозиться с водой из под крана, которая наполняла кофейник минут пять.
        Он съел пару кусочков черствого хлеба с остатками вчерашнего мяса.
        Улица поразила отсутствием привычного движения. Грузовик, поначалу показавшийся стоящим у тротуара, двигался, но очень медленно. Не существовало такой передачи, на которой можно было ехать с такой скоростью. Следом за грузовиком ползло такси, нужно было внимательно следить за ним некоторое время, чтобы понять, что оно перемещается. Затем Винсент испытал шок. В неверном утреннем свете он разглядел, что водитель такси мертв. Покойник с широко раскрытыми глазами!
        Каким бы медленным не было движение такси и чем бы оно не приводилось в движение, его следовало остановить. Винсент шагнул к машине, открыл дверцу и натянул тормоз. Потом он заглянул в глаза мертвеца. Был ли водитель действительно мертв? Сложно сказать. Винсент чувствовал тепло его тела. Пока он смотрел на лицо человека, глаза покойника начали закрываться. В течение примерно двадцати секунд они закрылись и открылись снова.

        * * *

        Это была какая-то чертовщина. От вида медленно закрывающихся и открывающихся глаз Винсента пробрал озноб. Мертвец начал заваливаться вперед в своем кресле. Винсент схватил его рукой за плечо, но движение тела было насколько медленным, настолько же и неумолимым. Он не смог удержать тело мертвеца в вертикальном положении.
        Тогда он позволил телу двигаться, наблюдая с любопытством со стороны; и через несколько секунд лицо водителя достигло руля. Но оно продолжало двигаться, как будто не собиралось останавливаться. Лицо вжалось в руль с неимоверной силой, вызывая многочисленные повреждения. Винсент снова схватил мертвеца и отчасти смягчил давление. Однако лицо было травмировано, и в обычной ситуации из ран хлынула бы кровь.
        Впрочем, человек умер так давно, что, хотя и оставался теплым, его кровь, судя по всему, свернулась, потому что прошло целых две минуты, прежде чем она выступила из ран.
        - Что бы я ни сделал, навредил я достаточно, - произнес Винсент. - И, в каком бы кошмаре я не очутился, дальнейшее вмешательство принесет еще больше вреда. Лучше оставить все как есть.
        Он пошел вниз по утренней улице. Все транспортные средства в переделах видимости двигались невероятно медленно, как будто приводились в действие каким-то невообразимым редуктором. И повсюду были люди, замороженные до состояния камня. Несмотря на прохладное утро, было не так уж и холодно. Люди застыли в различных фазах движения, как будто играли в детскую игру "Замри".
        - Как могло случиться, - удивился вслух Чарльз Винсент, - что эта девушка (которая, кажется, работает через улицу от нас) умерла на ногах, да к тому же в процессе выполнения очередного шага. Не сильно-то она похожа на покойника. А если и так, то она умерла с очень живым выражением на лице. И, о Господи, она делает то же самое!
        Он увидел, что глаза девушки закрываются. Прошло не более четверти минуты, прежде чем они завершили цикл и снова открылись. К тому же, и это было еще необычнее, она перемещалась в пространстве - шла вперед широким шагом. Он засек бы время, чтобы определить ее скорость, если бы мог. Но как засечь время, если все часы в мире сошли с ума? По приблизительной оценке она делала около двух шагов в минуту.
        Винсент зашел в кафе. За столиками сидели ранние посетители, которых он часто видел сквозь стекло. Девушка в окошке, пекущая оладьи, как раз переворачивала один из них, и тот висел в воздухе. Потом он поплыл, как будто подхваченный легким ветерком, и медленно опустился, словно оседая в воде.
        Завтракающие, как и люди на улице, все были мертвы на этот новый манер, двигаясь едва заметно для глаза. Смерть настигла их, по-видимому, прямо в процессе употребления кофе, поедания яичницы и пережевывания тоста. Будь у них достаточно времени, они бы наверняка все допили, доели и прожевали, потому что во всех них присутствовала тень движения.
        Ящик кассы был выдвинут, кассир держал деньги в руке, а рука посетителя была протянута к ним. Со временем, учитывая его новое неспешное течение, их руки встретятся, и передача денег состоится. Так и случилось. Может, полторы, две или две с половиной минуты спустя. Время всегда трудно оценивать, теперь же это стало почти невозможно.
        - Я до сих пор голоден, - сказал Чарльз Винсент, - но ждать, пока здесь обслужат, бессмысленно. Обслужиться самому? Им - все равно, поскольку они мертвы. А если не мертвы, в любом случае, кажется, они меня не видят.

        * * *

        Он съел несколько булочек. Открыл бутылку молока и держал ее вверх дном над стаканом, пока доедал еще одну булочку. Все жидкости были невыносимо вязкие.
        Позавтракав, он приободрился. Следовало заплатить, но как?
        Он вышел из кафе и пошел вниз по улице, поскольку было еще рано, хотя время больше не зависело ни от солнца, ни от часов. Огни на светофорах не менялись. Он уселся на скамейке в небольшом парке и долго наблюдал за городом и большими часами на Коммерц-билдинг; но, как и все остальные часы, эти тоже стояли, точнее, их стрелки двигались слишком медленно, чтобы это заметить.
        Должно быть, прошло около часа, прежде чем сменились огни светофора, но все же они поменялись. Выбрав точку на здании на другой стороне улицы, он стал следить за положением машин относительно данной точки. В результате выяснилось, что поток машин в действительности двигался. За минуту он прошел мимо данной точки на целый корпус автомобиля.
        Винсент вспомнил, что забрел далеко от работы, и это его обеспокоило. Он решил пойти в офис, как бы рано ни было или казалось, что было.
        Он отметился на входе. Никого больше не было. Он решил не смотреть на часы и очень осторожно обращаться с предметами из-за их повышенной хрупкости. За исключением этого, все остальное казалось нормальным. Днем ранее он заявил, что мог бы нагнать отставание по работе, будь у него пара лишних дней. Сейчас он решил спокойно поработать, пока не стряслось чего-нибудь еще.
        Час за часом корпел он над составлением таблиц и отчетов. Никто так и не появился. Может быть, что-то не так? Определенно, что-то не так. Но сегодня не праздник и не выходной. Значит, офис пуст не по этой причине.
        Сколько времени может потратить усидчивый и целеустремленный человек на выполнение задачи? Час проходил за часом. Он не проголодался и не сказать, чтобы устал. И переделал кучу работы.
        - Должно быть, половину. Не знаю, как так получилось, но я нагнал по меньшей мере один день. Продолжу в том же духе.
        Он трудился, не покладая рук, еще 8 или 10 часов, пока не переделал всю накопившуюся работу.
        - Что ж, теперь можно поработать в счет будущего. Сделать разметку и перенести шаблоны. Я могу вставить все данные, кроме показателей из будущих отчетов.
        Так он и сделал.
        - Теперь будет не так просто завалить меня работой. Я мог бы валять дурака практически весь день. Даже не представляю, какой сегодня день, но я проработал часов двадцать кряду, а никто так и не появился. Похоже, никого и не будет. Если они передвигаются со скоростью тех людей из уличного кошмара, тогда не удивительно, что их до сих пор нет.
        Он положил руки на стол и опустил на них голову. Последнее, что он увидел перед тем, как закрыть глаза, его уродливый большой палец на левой руке, который он всегда непроизвольно прятал от чужих глаз.
        - По крайней мере, я знаю, что я все еще я. По этой примете я узнаю себя в любой ситуации.
        Затем он заснул прямо за столом.

        * * *

        Дженни вошла вместе с торопливым "стук-стук-стук" высоких каблуков, и Винсент проснулся.
        - Почему вы спите за столом, мистер Винсент? Вы провели здесь всю ночь?
        - Я не знаю, Дженни. Честное слово.
        - Я шучу. Иногда я и сама не прочь подремать за столом, когда прихожу раньше обычного.
        Часы показывали без шести минут восемь, секундная стрелка двигалась с обычной скоростью. Время вернулось в мир. Или к нему. А может, все это долгое раннее утро было всего лишь сном? Тогда это очень продуктивный сон. Винсент выполнил работу, которую едва успел бы сделать за два дня. А день был все тот же.
        Он подошел к питьевому фонтанчику. Вода вела себя как обычно. Он выглянул в окно. Поток машин двигался так, как и должен был. Хотя иногда медленно, иногда бестолково, но все равно в темпе обычного мира.
        Пришли остальные работники. Они не были метеорами, но и не требовалось наблюдать за ними несколько минут, чтобы удостовериться, что они не покойники.
        - У этого утра были свои преимущества, - сказал Чарльз Винсент. - Я остерегся бы жить так все время, однако как было бы удобно входить в это состояние на несколько минут в день, чтобы выполнить многочасовые дела. Может, следует показаться врачу. Но как я ему объясню, что меня беспокоит?
        Теперь он знал точно, что между его пробуждением в шесть утра и моментом, когда каблучки Дженни разрушили его второй сон, прошло чуть менее двух часов. Как долго длился второй сон и в каком временном анклаве, он не имел представления. И как считать время, которое прошло? Из-за утренней неразберихи он пробыл у себя дома намного дольше, чем обычно. Потом какое-то время бродил в замешательстве по городу, проходя милю за милей. Потом провел несколько часов в маленьком парке, изучая ситуацию. И еще необычайно долго работал за своим столом.
        Что ж, надо идти к врачу. Человек обязан воздерживаться от того, чтобы выставлять себя дураком перед всем миром, но перед адвокатом, священником и врачом ему придется делать это время от времени. Профессиональная этика удерживает этих людей от открытых насмешек.
        Доктор Мэйсон вряд ли мог считаться другом. Чарльз Винсент осознал с некоторым беспокойством, что у него нет близких друзей, только знакомые и коллеги. Как будто он относился к другому виду, нежели его окружение. Сейчас ему хотелось, чтобы у него был близкий друг.
        Однако он был знаком с Мэйсоном несколько лет, доктор имел хорошую репутацию, а кроме того Винсент уже пришел к нему в офис и был приглашен в кабинет. Ему придется или... - что ж, такое начало не хуже любого другого.
        - Доктор, я в затруднении. Я должен или выдумать какие-нибудь симптомы, чтобы оправдать свой приход к вам, или извиниться и сбежать, или честно рассказать вам о том, что беспокоит меня, даже если вы решите, что я страдаю новой формой идиотизма.
        - Винсент, каждый день люди выдумывают симптомы, чтобы оправдать свой визит ко мне, и я понимаю, что им не хватает мужества рассказать о реальной причине, побудившей их прийти ко мне. И каждый день люди извиняются и сбегают. Но опыт подсказывает мне, что я заработаю больше денег, если вы выберете третью альтернативу. И еще, Винсент, новых разновидностей идиотизма не существует.

        * * *

        - Возможно, это прозвучит не так глупо, если я расскажу покороче, - сказал Винсент. - Проснувшись этим утром, я стал свидетелем ряда загадочных событий. Казалось, остановилось само время или мир перешел в фазу сверх-медленного движения. Вода ни текла, ни кипела, огонь не грел пищу. Все часы, как я решил поначалу, остановились. Их стрелки проползали, возможно, минуту за час. Люди, которых я встретил на улице, выглядели мертвецами, застывшими в неестественных позах. Только понаблюдав за ними в течение длительного времени, я понял, что они двигаются на самом деле. Я видел одно такси, которое ползло медленнее, чем самая неторопливая улитка, а за его рулем сидел мертвый мужчина. Я подошел к машине, открыл дверь и потянул тормоз. Через какое-то время я понял, что мужчина не мертв. Но он наклонился вперед и разбил лицо о руль. Потребовалась целая минута, чтобы его голова преодолела расстояние менее 10 дюймов, однако я не смог предотвратить удар. Потом я делал другие странные вещи в мире, который умер на ногах. Я прошагал много миль по городу, после чего отдыхал не знаю сколько часов в парке. Потом пришел
в офис и приступил к своим обязанностям. Я выполнил работу, на которую потратил, должно быть, часов двадцать. Потом вздремнул за рабочим столом. Когда меня разбудили коллеги, было без шести минут восемь утра того же самого дня, сегодня. С момента утреннего пробуждения прошло менее двух часов, и время вернулось к норме. Но события, которые произошли на этом отрезке времени, никак не уместились бы в два часа.
        - Сначала один вопрос, Винсент. Вы действительно выполнили работу, требовавшую многих часов?
        - Да. Она сделана, и именно в этот промежуток времени. Она не вернулась в состояние невыполненной после возвращения времени к норме.
        - Второй вопрос. Вы беспокоились о вашей работе, о том, что вы отставали от графика?
        - Да. Постоянно.
        - Тогда у меня есть одно объяснение. Вечером вы легли спать, но вскоре вскочили на ноги, переживая состояние лунатизма. Есть некоторые аспекты хождения во сне, которых мы до сих пор не понимаем. Интермедии расфокусированного времени были частью вашего сна на ногах. Вы оделись и пошли на работу, где и проработали всю ночь. Такое вполне возможно, чтобы человек в сомнамбулическом состоянии выполнял рутинные операции, причем быстро и даже лихорадочно, с высокой степенью сосредоточенности. Вы могли вернуться в состояние обычного сна, когда закончили работу, или могли очнуться непосредственно от лунатического транса в момент прихода ваших коллег. Это правдоподобное и работоспособное объяснение. В случае очевидно странного происшествия всегда хорошо иметь рациональное объяснение, к которому можно обращаться при надобности. Обычно оно удовлетворяет пациента и дает отдых его мозгу. Но часто оно не удовлетворяет меня.
        - Ваше объяснение почти удовлетворило меня, доктор Мэйсон, и мой ум значительно успокоился. Я уверен, что вскоре смогу принять объяснение полностью. Но почему оно не удовлетворяет вас?
        - Одна из причин - человек, которому я оказывал помощь рано утром. У него было разбито лицо. Он видел - или так он считал, что видел - призрака невероятной быстроты, который был скорее ощутим, нежели видим. Призрак распахнул дверцу его машины на полной скорости и рванул тормоз, отчего водитель врезался головой в руль. Человек был потрясен и получил легкое сотрясение мозга. Я убедил его, что он не видел никакого призрака, что он просто задремал за рулем и въехал во что-то. Как я сказал, мне труднее убеждать себя, нежели моих пациентов. Но, возможно, это случайное совпадение.
        - Надеюсь, что так. Но у вас, кажется, есть и другое объяснение.
        - После многолетней практики редко услышишь что-то новое. Мне уже рассказывали дважды о похожем происшествии, или сне, с теми же подробностями, что и у вас.
        - И вы убедили пациентов, что это был только сон?
        - Да, обоих. То есть, я убеждал их первые несколько раз, когда это случалось с ними.
        - Они были удовлетворены?
        - Поначалу. Потом - не совсем. Но они умерли в течение года после первого обращения ко мне.
        - Не насильственной смертью, я надеюсь.
        - Оба умерли самой тихой смертью. От глубокой старости.
        - О. Ну, я слишком молод для этого.
        - Думаю, вам нужно прийти ко мне еще раз в течение месяца.
        - Хорошо, если галлюцинация повторится. Или если заболею.
        После визита к врачу Чарльз Винсент начал забывать об инциденте. Он вспоминал о нем только с усмешкой, когда опять накапливалась работа.
        - Что ж, если станет совсем невмоготу, я еще разок прогуляюсь во сне и разгребу завалы. Действительно, если бы другая сторона времени существовала и я мог бы переходить туда по желанию, это было бы крайне удобно.

        * * *

        Чарльз Винсент совсем не видел его лица. В некоторых из этих клубов очень темно, а в "Голубом петухе" было как в склепе. Винсент наведывался в клуб примерно раз в месяц, обычно после работы, когда не хотелось идти домой, или когда его грызло чувство тревоги.
        Граждане штатов, которым повезло больше, могли не знать о секретах таких клубов. Там же, где жил Винсент, единственными заведениями были пивные бары, а спиртные напитки подавали только в клубах, допуск в которые осуществлялся по членским карточкам. Неудивительно, что даже такой маленький клуб, как "Голубой петух", насчитывал тридцать тысяч членов. Маленькая номерная карточка, в которую член клуба вписывал свое имя, стоила доллар в год. Нужно было иметь ее при себе - или уплатить доллар за новую карточку, - чтобы попасть внутрь.
        Внутри клуба не было никаких развлечений. Вообще ничего, кроме тесного полутемного помещения с барной стойкой.
        В баре сидел человек, потом его не стало, потом он появился вновь. И всегда там, где он сидел, было слишком темно, чтобы разглядеть его лицо.
        - Интересно, - обратился он в Винсенту (или к бару в целом, хотя других посетителей не было, а бармен дремал), - вы читали Зурбарина о связи полидактилии[1] с гениальностью?
        - Никогда не слышал ни о такой работе, ни о таком авторе, - ответил Винсент. - Сомневаюсь, что и тот, и другой существуют.
        - Я Зурбарин, - представился мужчина.
        Винсент спрятал свой уродливый палец. Вряд ли можно было разглядеть его при таком освещении, и глупо было подозревать наличие какой-либо связи между его пальцем и замечанием мужчины. У Винсента был не настоящий двойной палец. Не был он ни шестипалым, ни гением.
        - Боюсь, что вы меня не заинтриговали, - сказал Винсент. - Я уже ухожу. Собирался выпить еще стаканчик, да не хочу будить бармена.
        - Быстрее сделать, чем сказать.
        - Что?
        - Ваш бокал полон.
        - Полон? Да, полон. Это фокус?
        - Фокус - название для чего-то или слишком легкомысленного, или слишком обманчивого для понимания сути. Но однажды долгим ранним утром месяц назад вы тоже имели возможность проделать такой фокус, и почти так же хорошо.
        - Я? Откуда вы знаете о моем долгом утре, - при условии, что оно было, конечно?
        - Я давно наблюдаю за вами. Немногие имеют оборудование, позволяющее следить за человеком, когда он на другой стороне времени.

        * * *

        На некоторое время воцарилось молчание, и Винсент глянул на часы, собираясь уходить.
        - Интересно, - проговорил человек в темноте, - читали ли вы Шиммельпеннинка "Шестипалость и двенадцатиричное исчисление в Древней Халдее"?
        - Не читал и сомневаюсь, что читал хоть кто-то. Смею предположить, что Шиммельпеннинк - это тоже вы, а имя придумали только что экспромтом.
        - Я Шимм, это правда, но имя придумал много лет назад.
        - Мне немного наскучила наша беседа, - сказал Винсент, - но я был бы признателен, если бы вы еще раз проделали фокус с бокалом.
        - Только что проделал. И вам не скучно, вы напуганы.
        - Чем? - спросил Винсент. Его бокал, и правда, был снова полон.
        - Вы боитесь повторно оказаться в состоянии, которое, - в чем, правда, вы не уверены, - было сном. Но в том, чтобы быть невидимым и неслышимым, есть свои преимущества.
        - Вы можете стать невидимым?
        - Был только что, когда ходил за барную стойку, чтобы наполнить ваш бокал?
        - Каким образом?
        - Пешеход передвигается со скоростью около пяти миль в час. Умножьте эту цифру на шестьдесят - число времени. Когда я встаю со стула и иду за барную стойку, я перемещаюсь со скоростью триста миль в час. Поэтому я невидим для вас, особенно, если я двигаюсь в тот момент, когда вы моргаете.
        - Кое-что не стыкуется. Возможно, вы и сходили туда и назад, но вы не смогли бы наполнить бокал.
        - Нужно ли говорить, что мастерство обращения с жидкостями доступно не всякому новичку? В действительности существует много способов обмануть медлительную материю.
        - По-моему, вы мистификатор. Вы знакомы с доктором Мэйсоном?
        - Я знаю, что вы ходите к нему на прием, и я в курсе его тщетных попыток постичь некую тайну.
        - Я по-прежнему считаю вас обманщиком. А вы можете вернуть меня в то состояние сна, в котором я побывал месяц назад?
        - Это не сон. Но я могу ввести вас еще раз в это состояние.
        - Докажите.
        - Смотрите на те часы. Верите ли вы, что я могу указать на них пальцем и остановить их для вас? Для меня они уже стоят.
        - Нет, не верю. Да, я догадываюсь, что должен верить, поскольку вижу, что вы только что остановили их. Но это может быть еще один фокус. Я не знаю, куда часы подключены.
        - Так же как и я. Выгляните на улицу. Посмотрите на все часы, которые видны отсюда. Разве они не стоят?
        - Стоят. Может, электричества нет во всем квартале.
        - Вы же знаете, что оно есть. Окна в домах по-прежнему светятся, хотя уже довольно поздно.
        - Зачем вы играете со мной? Получается ни "тпру", ни "ну". Или раскройте мне секрет, или честно скажите, что не раскроете.
        - Секрет не прост. Его можно постичь, только усвоив всю философию и все учения.
        - Для этого не хватит жизни.
        - Не хватит обычной жизни. Но секрет секрета (если можно так выразиться) заключается в том, что человек должен использовать часть его в качестве инструмента познания. Человек не способен изучить все за одну жизнь. Однако, получив право сделать первый шаг - возможность читать, скажем, шестьдесят книг за время, которое он тратил раньше на одну, задуматься на минуту, израсходовав всего лишь секунду, выполнить дневную работу за восемь минут и таким образом сэкономить время для других дел, - с такими возможностями он может начать. Хотя должен предостеречь. Даже для самого умного это гонка на выживание.
        - Гонка? Какая гонка?
        - Гонка между успехом, который означает жизнь, и неудачей, которая означает смерть.
        - Давайте отбросим театральность. Как входить в состояние и выходить из него?
        - На удивление просто, так легко, что покажется ерундой. Сейчас я набросаю два схематических рисунка. Обратите на них самое пристальное внимание. Вот первый, воссоздайте его у себя в голове, - и вы войдете в "состояние". Теперь второй рисунок, мысленно представьте его, - и вы вернетесь в нормальное время.
        - Так просто?
        - Это обманчивая простота. Весь фокус в том, чтобы разобраться, как это работает, - если хотите преуспеть, а значит, жить.
        Чарльз Винсент попрощался и пошел домой, проходя милю менее чем за 50 обычных секунд. Он так и не увидел лица человека.

        * * *

        Способность входить в ускоренное состояние по личному хотению создает ряд преимуществ: интеллектуальные, меркантильные и амурные. Это как игра в лису. Нужно быть осторожным, чтобы тебя не поймали, и аккуратным, чтобы не разбить, не поранить то, что остается в нормальном времени.
        Винсент всегда мог выделить восемь-десять минут, когда он оставался в одиночестве, чтобы выполнить дневную работу. А 15-минутный перерыв мог превратить в 15-часовую прогулку по городу.
        Он получал мальчишеское удовольствие, превращаясь в призрака: возникал из воздуха и стоял столбом перед приближающимся составом под вопли гудка, на самом деле не подвергаясь никакой опасности благодаря своей способности перемещаться в пять-шесть раз быстрее поезда; входил и усаживался в центре выбранной компании, чтобы внезапно проявиться, пристально посмотреть на них и исчезнуть; вмешивался в игры и состязания, поднимался на ринг, чтобы поставить подножку, толкнуть или заехать кулаком бойцу, который ему не нравился; носился по хоккейному льду, разбрасывая ледяную крошку на скорости
1500 миль/час, чтобы забросить по десятку шайб в каждые ворота, пока до людей доходило, что происходит что-то неладное.
        Ему понравилось разбивать окна, распевая монотонную песенку, потому что тон его голоса повышался для нормального времени в шестьдесят раз. По этой же причине никто не мог его слышать.
        Особое удовольствие давало мелкое воровство и шалости. Он вытаскивал бумажник из кармана мужчины и был уже в двух кварталах от него, пока жертва еще только поворачивалась, почувствовав прикосновение. Он возвращался и засовывал бумажник человеку в рот в тот момент, когда тот жаловался полицейскому.
        Он заходил в дом к женщине, пишущей письмо, выдергивал бумагу, дописывал три строки и исчезал прежде, чем раздавался испуганный крик.
        Он съедал с вилок кусочки пищи, пускал маленьких черепашек и живую рыбу в тарелки с супом в промежутке между взмахами ложек.
        Он туго связывал прочной веревкой руки людей в момент рукопожатия. Он расстегивал молнии представителям обоего пола, когда те лопались от напыщенности. Он менял карты игрокам, переставляя их из рук в руки. Он убирал мячи для гольфа с колышка в момент удара и прикреплял записку, написанную большими буквами: "ТЫ ПРОМАЗАЛ".
        Или сбривал кому-нибудь усы и волосы на голове. Возвращаясь несколько раз к одной неприятной даме, он поэтапно обстригал ее налысо, а по окончании процесса покрыл ей макушку позолотой.
        Кассиры, считающие деньги, удостаивались его внимания чаще других как неиссякаемый источник обогащения. Он обрезал ножницами сигареты во рту у курильщиков и задувал спички, так что один расстроенный мужчина не выдержал и расплакался.
        Он менял оружие в кобуре полицейских на водяные пистолеты, отсоединял поводки от ошейников собак и прицеплял к игрушечным собачкам на колесиках.
        Он пускал лягушек в бокалы с водой и оставлял подожженные фейерверки на карточных столиках.
        Он переводил стрелки наручных часов на запястьях людей и проказничал в мужских комнатах.
        - В душе я остался мальчишкой, - заметил Чарльз Винсент.

        * * *

        В это же время он позаботился о своем материальном положении, добывая деньги самыми разными способами и открывая счета в различных городах под разными именами - на черный день.
        Он не испытывал стыда за свои проделки в отношении неускоренного человечества. Когда он переходил в ускоренное состояние, люди становились для него статуями - слепыми, глухими, едва живыми. Проявление неуважения к таким комическим изваяниям не казалось ему чем-то постыдным.
        Оставаясь подростком в душе, он развлекался с девушками.
        - Смотрю на себя - синяк на синяке, - возмущалась однажды Дженни. - Губы распухли, передние зубы как будто расшатаны. Не понимаю, что со мной делается.
        Конечно, он не собирался ставить ей засосы или причинять какой-либо вред. В определенном смысле он любил ее, поэтому решил вести себя еще аккуратнее. Все-таки было приятно целовать ее, оставаясь невидимым благодаря высокой скорости движения, во все места, даже в выходящие за рамки приличия. Из нее получались изящные статуи, забавляясь с которыми, он получал массу удовольствия. Были и другие.
        - Ты постарел, - заметил однажды один из сотрудников. - Не следишь за здоровьем? Чем-то обеспокоен?
        - Вовсе нет, - ответил Винсент. - Никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо.
        Теперь у него появилось время для массы вещей - в сущности, для всего. Не было на свете причины, которая могла бы помешать ему освоить любую науку на свете, когда он мог потратить 15 минут и выгадать 15 часов. Читал Винсент быстро, но внимательно. Теперь он мог прочитывать от 120 до 200 книг за вечер и ночь; спал он также в ускоренном состоянии, получая полноценный отдых за восемь обычных минут.
        Перво-наперво он озаботился изучением языков. Освоить язык в объеме, достаточном для беглого чтения, можно за триста часов обычного времени или триста минут ускоренного. И если изучать языки по порядку, двигаясь от самого близкого к наиболее непохожему, серьезных трудностей не возникает. Он овладел 50-тью языками для начала и всегда мог дополнить перечень любым другим языком, потратив вечер, если возникала такая надобность. Одновременно он начал накапливать и систематизировать знания. Из литературы, строго говоря, набиралось не более десяти тысяч книг, которые действительно стоило прочитать и полюбить. Он проглотил их с великим удовольствием, и две-три тысячи из них оказались довольно важны, чтобы перечитать их в будущем.
        История же оказалась очень неровной; приходилось знакомиться с текстами и источниками, не вполне читабельными по форме. Аналогично с философией. Изучение математики и естественных наук, как теоретических, так и прикладных, продвигалось медленнее. Тем не менее, обладая неограниченным ресурсом времени, можно было разгрызть что угодно. Не было такой идеи, рожденной человеческим разумом, которую не понял бы другой нормальный человек при наличии достаточного времени, правильного подхода и соответствующей подготовки.
        Часто, а со временем все чаще, Винсенту казалось, что он приближается к какой-то тайне; и всегда в такие моменты он ощущал слабый запах, как из глубокой ямы.
        Он выделил основные моменты человеческой истории; или вернее самой логичной или, по крайней мере, самой вероятной из ее версий. Было сложно придерживаться ее главной линии, этой двухполосной дороги рациональности и откровения, которая должна всегда вести ко все более полному развитию (не прогрессу; прогресс - это фетиш, игрушечное слово, используемое игрушечными людьми), к раскрытию потенциала, росту и совершенствованию.
        Но главная линия часто была неясна, скрыта или почти стерта, едва прослеживаясь сквозь туман и миазмы. Он воспринял Падение человека и Искупление как главные моменты истории. Но он понимал теперь, что ничто не случается единожды, что оба эпизода - из разряда постоянно повторяющихся; что из этой древней ямы тянется рука, отбрасывая тень на человека. И он стал видеть эту руку в своих снах, - которые отличались особенной живостью, когда он спал в ускоренном времени, - как протянутую лапу шестипалого монстра. Он начал осознавать опасность ловушки, в которой оказался.
        Смертельную опасность.
        Одна из странных книг, к которой он часто возвращался и которая постоянно заводила его в тупик, называлась "Взаимосвязь полидактилии и гениальности". Написанная человеком, лица которого он так и не разглядел ни при одном из его появлений.
        Она обещала больше, чем давала, и намекала больше, чем объясняла. Идея книги была скучна и неубедительна, подпертая беспорядочным нагромождением сомнительных фактов. Она не убедила его в том, что гениальные люди (даже если согласиться, что они таковыми являлись) часто имели одну необычную особенность - лишний палец на руке или ноге или его рудимент. Он не мог представить, какие возможные преимущества эта особенность могла давать.

        * * *

        Книга намекала на величайшего из корсиканцев, который имел обычай прятать руку за отворот камзола; на жившего ранее странного командора, который никогда не снимал бронированную перчатку; на эксперта по самым разнообразным вопросам Леонардо, который рисовал иногда человеческие руки и часто руки чудовищ шестипалыми и, следовательно, сам мог иметь такую особенность. В книге было упоминание о Юлии Цезаре, крайне неубедительное, которое сводилось все к тому же. Приводился пример Александра, имевшего незначительное отличие от других людей; неизвестно, что это было, но автор доказывал, что именно шестой палец. То же самое утверждалось о Григории XIII и Августине Аврелии, о Бенедикте, о Альберте Великом и Фоме Аквинском. Однако человек с уродствами не мог принять священный сан; если они приняли его, значит, шестой палец был в рудиментарной форме.
        Упоминались Шарль де Кулон и султан Махмуд, Саладин и фараон Эхнатон; Гомер (греческая статуэтка эпохи Селевкидов изображает его с шестью пальцами, которыми он тренькает на неопределенном инструменте в момент декламирования); Пифагор, Микеланджело, Рафаэль Санти, Эль Греко, Рембранд, Робусти.
        Зурбарин систематизировал сведения о 8 тысячах известных персон. Он доказывал, что они были гениями. И что они были шестипалыми.
        Чарльз Винсент усмехнулся и посмотрел на свое уродство - раздвоенный большой палец на левой руке.
        - По крайней мере, я в хорошей, хотя и скучноватой компании. Но что он имеет в виду, говоря о "трехкратном времени"?
        Вскоре Винсент приступил к изучению клинописных глиняных табличек, хранящихся в Государственном музее. Серия табличек, посвященная теории чисел, терпимо разборчивая для Чарльза Винсента, накопившего к тому времени энциклопедические знания, имела пропуски и обрывалась на полуслове. В ней в частности говорилось:
        "О расхождении основания систем счисления и вызванной этим путаницы, - ибо это 5 и это 6, и 10 и 12, и 60 и 100, и 360 и удвоенная сотня, то есть тысяча. Люди не отдают себе отчет, что числа 6 и 12 первичны, а 60 суть компромисс, сделанный из-за снисхождения к людям. Ибо 5 и 10 - более поздние основания, и они не старше самих людей. Говорят, - и верят этому, - что люди начали считать пятерками и десятками, отталкиваясь от количества пальцев на руках. Однако задолго до этого - в силу некоей причины - люди считали шестерками и дюжинами. А 60 - число для подсчета времени, делящееся без остатка на основания обеих систем счисления, потому что обеим системам приходилось сосуществовать во времени, хотя и не на одном и том же уровне времени..." - большая часть остального была разбросана. И так уж случилось, что, пока Чарльз Винсент пытался разложить сотни клинописных табличек по порядку, он стал невольным виновником рождения легенды о призраке музея.
        Он проводил в Государственном музее свои много-сот-часовые ночи, изучая и классифицируя. Естественно, он не мог работать без света и, естественно, становился видим, когда подолгу сидел без движения. Но как только охранники, ползущие медленнее улиток, делали попытку приблизиться к нему, он передвигался на другое место, и высокая скорость снова делала его невидимым. Охранники доставляли кучу хлопот, и он крепко поколотил их, после чего прыти у них поубавилось.
        Единственное, чего он боялся, - что охранники однажды выстрелят в него, чтобы выяснить, призрак он или человек. Он с легкостью увернулся бы от пули, двигающейся всего лишь в 2,5 раза быстрее, чем он сам, - но только в случае, если бы увидел ее. Незамеченная же пуля могла проникнуть опасно, даже смертельно глубоко, прежде чем он увернулся бы от нее.
        Он стал причиной рождения легенд о других призраках: привидении Центральной библиотеки, привидении Библиотеки университета, а также Технической библиотеки имени Джона Чарльза Ундервуда. Такая множественность призраков благотворно повлияла на публику: люди перестали воспринимать их всерьез и поднимали верящих на смех. Даже те, кто видел его как призрака, не признавали, что они верят в привидения.

        * * *

        Он снова посетил доктора Мэйсона для ежемесячного осмотра.
        - У вас ужасный вид, - сказал доктор. - Не знаю, в чем причина, но вы сильно изменились. Если можете себе позволить, возьмите продолжительный отдых.
        - Я могу, - сказал Чарльз Винсент. - Именно это я и сделаю. Отдых в течение года или двух.
        Он начал дорожить временем, которое приходилось тратить на обычный мир. Отныне его воспринимали как отшельника. Он стал молчалив и необщителен, потому что нашел крайне неудобным то и дело возвращаться в обычное время, чтобы поддерживать разговор, потому что в ускоренном состоянии голоса звучали для него слишком растянуто, чтобы уловить смысл произносимого.
        Это не касалось человека, чьего лица он не видел.
        - У вас очень слабый прогресс, - произнес человек. Они снова сидели в полутемном помещении клуба. - Мы не можем использовать тех, кто не показывает значительного прогресса. В конце концов, вы всего лишь рудиментарный. Видимо, в вас очень мало от древней расы. К счастью, те, у кого нет прогресса, быстро губят себя. Вы же не думаете, что существует только две фазы времени, не так ли?
        - Недавно начал подозревать, что их гораздо больше, - ответил Чарльз Винсент.
        - И вы понимаете, что единственный шаг не может привести к успеху?
        - Я понимаю, что жизнь, которую я веду, является прямым нарушением всех известных законов о сохранении массы, импульса и ускорения, так же как законов о сохранении энергии, о возможностях человека, о внутренней компенсации, о золотом сечении, о производительности человеческих органов. Я знаю, что не могу повысить количество своей энергии или работоспособность в
60 раз без соответствующего увеличения потребления пищи, и все же это происходит. Я знаю, что не могу жить, уделяя сну лишь восемь минут в сутки, но я делаю это. Я понимаю, что не могу усвоить на приемлемом уровне опыт четырех тысяч лет за один жизненный срок, однако не вижу, что могло бы помешать этому. А вы говорите, я уничтожу себя.
        - Те, кто ограничивается первым шагом, тем самым губят себя.
        - И как делается второй шаг?
        - В надлежащий момент вам будет предложен выбор.
        - Интуиция подсказывает мне, что я им не воспользуюсь.
        - Судя по текущим показаниям, вы откажетесь. Вы слишком привередливы.
        - От вас исходит запах, древний человек без лица. Теперь я знаю, какой. Это запах ямы.
        - Вам понадобилось столько времени, чтобы понять это?
        - Ил из ямы. Тот же материал, из какого сделаны глиняные таблички древней страны между реками. Мне снилась шестипалая рука, тянущаяся вверх из ямы и отбрасывающая тень на всех нас. Я прочитал: "Люди начали считать пятерками и десятками, отталкиваясь от количества пальцев на руках. Однако задолго до этого - в силу некоей причины - люди считали шестерками и дюжинами". Но время не пощадило глиняные таблички, оставив значительные пропуски.
        - Да, время в одном из своих проявлений искусно и целеустремленно оставило эти пропуски.
        - Я не могу найти имя, которое в одном из этих пропусков. Вы можете?
        - Я часть имени, которое входит в один из этих пропусков.
        - И вы - человек без лица. Но зачем вы бросаете тень на людей и контролируете их? С какой целью?
        - Пройдет немало времени, прежде чем вы узнаете ответы на свою вопросы.
        - Когда я встану перед выбором, я тщательно взвешу все "за" и "против".

        * * *

        С этого момента в жизни Чарльза Винсента поселился страх. Теперь он редко позволял себе шалости.
        Если не учитывать Дженифер Парки.
        Тот факт, что его притягивало к ней, выглядел необычно. Он едва знал ее по жизни в обычном мире, и она была старше его минимум лет на пятнадцать. Но сейчас она нравилась ему за ее женские достоинства, и все его шалости с ней были пропитаны нежностью.
        Эта старая дева не пугалась и не бросалась запирать двери, она не беспокоилась по поводу таких вещей и раньше. Он мог идти за ней и гладить ее волосы, а она громко спрашивала с возбуждением в голосе:
        - Кто ты? Почему не позволишь мне увидеть тебя? Ты ведь друг, правда? Ты человек или что-то иное? Если ты можешь ласкать меня, почему не можешь поговорить со мной? Пожалуйста, покажись. Обещаю, что не причиню тебе вреда.
        Как будто не могла даже представить себе, что вред мог быть причинен ей самой. И снова, когда он обнимал ее или целовал в макушку, она восклицала:
        - По-видимому, ты маленький мальчик или почти маленький мальчик, вне зависимости от того, какой ты на самом деле. Ты молодец, что не роняешь мои вещи, когда передвигаешься по комнате. Иди сюда, я хочу обнять тебя.
        Только очень хорошие люди не боятся неизвестного.
        Когда Винсент столкнулся с Дженифер в обычном мире, куда он теперь находил повод наведываться как можно чаще, она взглянула на него оценивающе, как будто догадалась, что их что-то связывает.
        Однажды она обратилась к нему:
        - Я знаю, что невежливо с моей стороны говорить об этом, но выглядите вы совсем плохо. Вы ходили к врачу?
        - Несколько раз. Но, по-моему, это мой доктор должен сходить к врачу. У него вечная привычка делать необычные замечания, а теперь он еще и стал несколько неуравновешен.
        - Будь я вашим доктором, думаю, я бы тоже потеряла спокойствие. Все же нужно найти причину вашего недомогания. Выглядите вы ужасно.
        Не так уж и ужасно. Да, он облысел, это верно, однако многие мужчины теряют волосы после тридцати, хотя, возможно, и не так стремительно. Он решил, что это происходит из-за сильного сопротивления воздуха. В конце концов, находясь в ускоренном состоянии, он носился со скоростью около 300 миль в час. Достаточно, чтобы сдуть волосы с головы. И не по этой ли причине у него испортился цвет лица и появилась усталость в глазах? Но он понимал, что это чепуха. Он ощущал давление воздуха в ускоренном состоянии не более, чем в нормальном.
        Наконец пришел вызов. Он решил не отвечать. Он не хотел оказаться перед необходимостью делать выбор; он не желал стать одним из них. Но у него не было намерения отказываться от величайшего превосходства, которое он получил над природой.
        - У меня будет и то, и другое, - сказал он. - Я уже противоречие и невозможность. Пословица - всего лишь ранняя формулировка закона внутренней компенсации: "Нельзя взять из корзины больше, чем в ней лежит". В течение длительного времени я нарушал законы и балансы. "Сколько веревочку не вить, а концу быть", "Кто танцует, тому и платить скрипачу", "Все, что поднимается, опускается". Но являются ли пословицы действительно универсальными законами? Несомненно. Смысл пословицы имеет силу универсального закона; это всего лишь иная формулировка. Но я противоречил универсальным законам. Остается посмотреть, нарушал ли я их безнаказанно. "Любое действие рождает противодействие". Если я откажусь иметь дело с ними, я спровоцирую ответную реакцию. Человек без лица сказал, что это всегда гонка между абсолютным знанием и уничтожением. Отлично, я участвую в ней.

        * * *

        Они начали преследовать его. Он знал, что они находились в ином состоянии, настолько же ускоренном относительно него, насколько он был ускорен относительно обычного мира. Для них он был почти неподвижной статуей, мало отличающейся от мертвеца. Для него они были невидимы и неслышимы. Они преследовали его и устраивали мелкие пакости. Но он по-прежнему не отвечал на вызов.
        В конце концов, им пришлось прийти к нему, и они материализовались в его комнате, люди без лиц.
        - Выбор, - сказали они. - Вы заставляете нас проявлять бестактность, чтобы озвучить его.
        - Я не стану одним из вас. От вас смердит ямой, этой древней грязью, из которой слеплены клинописные таблички страны между реками, - запах народа, который существовал до появления людей.
        - Это длилось так долго, что мы сочли, что это будет длиться вечно. Однако Сад, который располагался по соседству, - вам известно, как долго просуществовал Сад?
        - Я не знаю.
        - Все случилось в один день, и к наступлению ночи они были изгнаны. Вы хотите разродиться чем-то более долговременным, не так ли?
        - Нет. Я не уверен, что хочу.
        - А что вам терять?
        - Только мою надежду на вечность.
        - Но вы не верите в нее. Ни один человек никогда по-настоящему не верил в вечность.
        - Ни один человек никогда до конца не верил в вечность, но и никогда до конца не отвергал ее, - сказал Чарльз Винсент.
        - По крайней мере, она недоказуема, - сказал один из безлицых. - Ничего не доказано, пока не наступил конец. Но в случае наступления конца ее существование будет опровергнуто. И все это время не будет ли искушения поинтересоваться: "А что если это закончится в следующую минуту"?
        - Думаю, если мы сохраним живую плоть, то получим своего рода гарантию, - сказал Винсент.
        - Но вы не уверены ни в выживании плоти, ни в получении гарантии. В настоящий момент мы подошли к вечности вплотную. Когда время мультиплицирует самое себя, и это повторяется вновь и вновь, разве это не приближение к вечности?
        - Не думаю. Но я не стану вам помогать. Один из вас говорил, что я слишком привередлив. Так что теперь вы скажете, что уничтожите меня?
        - Нет. Мы лишь позволим вам быть уничтоженным. В одиночку вам не выиграть гонку.
        После этого Чарльз Винсент почему-то почувствовал себя более зрелым. Он понял, что ему и впрямь не предназначено быть шестипалым существом из ямы. Он понял, что, так или иначе, ему придется заплатить за каждую выгаданную минуту. Однако то, что он выгадал, он использовал на полную катушку. И какие бы возможности ни открывало абсолютное овладение человеческими знаниями, он попытается их реализовать.
        Он сильно удивил доктора Мэйсона медицинскими знаниями, которых он нахватался в книгах, а доктор развлекал его демонстрацией озабоченности. Не смотря ни на что Винсент чувствовал себя прекрасно. Возможно, он был не таким энергичным, как прежде, но только потому, что теперь избегал бессмысленной активности. Он по-прежнему оставался призраком библиотек и музеев, но его удивили появившиеся сообщения о том, что старого призрака сменил молодой.

        * * *

        Теперь он наносил таинственные визиты Денифер Парки реже. Ибо ее восклицания, адресованные призраку, вгоняли его в уныние.
        - Твои прикосновения стали совсем другими. Бедняжка! Могу я хоть чем-нибудь помочь тебе?
        Он решил, что она слишком молода, чтобы понимать его, хотя по-прежнему был очарован ею. Он перенес свою привязанность на миссис Милли Молтби, вдову, старше его, по меньшей мере, на тридцать лет. Однако ее манеры, по-девичьи жеманные, нравились ему. Кроме того, ее отличал острый ум и верность своим чувствам, и она тоже воспринимала его посещения без страха, ограничившись короткой паникой при первой встрече.
        Они играли в игры, письменные игры, потому что общались в письменной форме. Она строчила фразу, потом поднимала бумагу над головой, откуда та исчезала, когда он забирал ее в свою среду. Он возвращал ответ через полминуты или полсекунды ее времени. У него было преимущество перед ней - гораздо больше времени на обдумывание ответа, но и у нее тоже было преимущество перед ним, которое заключалось в природном остроумии и упорном стремлении быть первой.
        Еще они играли в шашки, и ему часто приходилось ретироваться на время между ходами и занимать себя чтением главы книги по искусству, и даже так она часто выигрывала; ибо прирожденный талант, вероятно, не менее ценен, нежели накопленные знания, разложенные по полочкам.
        Но и к Милле он вскоре потерял интерес - по той же самой причине. Теперь его интересовала (нет, он не станет больше влюбляться или очаровываться) миссис Робертс, прабабушка, которая была старше его по меньшей мере на 50 лет. Он проштудировал все материалы, объясняющие привлекательность стариков для молодежи, но все равно не мог объяснить свои меняющиеся привязанности. Он решил, что трех прецедентов достаточно, чтобы сформулировать универсальный закон: женщина совершенно не боится призрака, даже если он касается ее, оставаясь невидимым, и пишет ей записки без помощи рук. Возможно, амурные призраки знали это давным-давно, но Чарльз Винсент сделал открытие самостоятельно.
        Когда накапливается достаточно знаний по какой-нибудь дисциплине, в один прекрасный момент внезапно всплывает модель, словно образ в рисунке, увиденный там, где до этого он прятался в деталях. А когда будет накоплено достаточно знаний по всем дисциплинам? Разве это не шанс, что всплывет модель, контролирующая все на свете?
        Чарльза Винсента охватил последний порыв энтузиазма. Во время долгого бодрствования, пока он глотал источник за источником и сортировал информацию, ему казалось, что модель прорисовывается отчетливо и сама собой, при всей своей удивительной запутанности в деталях.
        - Я знаю все, что знают они в своей яме, и я знаю тайну, которая им неизвестна. Я не проиграл гонку - я выиграл ее. Я могу победить их даже там, где они уверены в своей неуязвимости. Если нами будут управлять в дальнейшем, то пусть, по крайней мере, это делают не они. Теперь все сходится. Я докопался до истины в последней инстанции, они проиграли гонку. У меня есть ключ. Теперь я смогу пользоваться временем, не боясь поражения и уничтожения, и даже не думая о сотрудничестве с ними.
        - Осталось поделиться своими знаниями, опубликовать данные, и человечество избавится, по крайней мере, от одной тени. Я сделаю это прямо сейчас. Или чуть погодя. В нормальном мире близится рассвет. Я посижу здесь и немного отдохну. Потом я выйду и свяжусь с соответствующими людьми, чтобы разместить информацию. Но сначала я немного отдохну.
        Он тихо умер в своем кресле.

        * * *

        Доктор Мэйсон сделал запись в своем дневнике: "Чарльз Винсент - классический случай преждевременного старения, один из самых наглядных во всей геронтологии. Я был знаком с пациентом на протяжении нескольких лет, поэтому могу подтвердить, что год назад у него был совершенно нормальный внешний вид и состояние организма. Возраст пациента соответствует указанному, более того, я был знаком с его отцом. Наблюдение велось в течение всего периода болезни, поэтому проблем с идентификацией личности не возникало никаких, кроме того, были сняты отпечатки пальцев для протокола. Я утверждаю, что Чарльз Винсент в возрасте тридцати умер от глубокой старости. Его внешний вид и состояние здоровья соответствовали возрасту 90 лет".
        Потом доктор начал новую запись: "Как и в двух предыдущих случаях, которые мне довелось наблюдать, болезнь сопровождалась наваждениями и серией снов, настолько идентичными у всех троих, что в это трудно поверить. Для истории, пусть даже в ущерб репутации, я приведу отчет о них ниже".
        Но, написав это, доктор Мэйсон крепко задумался.
        - Нет, я не сделаю этого, - сказал он и вычеркнул последнюю строчку. - Пусть лучше драконья ложь спит.
        А где-то люди без лиц, пахнущие ямой, усмехнулись про себя со скрытой иронией.

        Пер. с англ. С. Гонтарев

        Примечания

        1

        Полидактилия - анатомическое отклонение, характеризующееся большим, нежели обычно, количеством пальцев на руках или ногах человека.

        Оглавление

        - Р. А. Лафферти . Шесть пальцев времени . .
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к