Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Маленький к. Рафаэль Алоизиус Лафферти


        # Фокусник Карл Картелл, выступающий под псевдонимом Великий Замбези, имел с своем репертуаре коронный фокус с исчезновением, который приводил в замешательство его коллег по ремеслу...


        Рафаэль А. Лафферти
        Маленький к.

        Карл Картелл был не самым приятным человеком на земле, а как Великий Замбези - не лучшим из фокусников. Тем не менее, это был очень сообразительный малый, в чем-то даже трогательный, но обликом и манерами напоминавший надутого индюка. К тому же он выглядел страшно серьезным, самоуверенным и респектабельным человеком. Он изучил, кажется, все, что можно было изучить в его деле, и собрал такой полный репертуар разных трюков, что претендовал на звание настоящего мастера. И, конечно, как и у других фокусников, у него был собственный коронный номер - незамысловатый, но надежный трюк с исчезновением. На первый взгляд, ничего особенно сложного, но на самом-то деле номер оставался загадкой даже для тех, кто участвовал с Картеллом в шоу. Собственно, именно этой загадочности Картеллу и хватало для того, чтобы сравняться с истинными корифеями. А в последний раз у него действительно получился величайший трюк… Но об этом чуть позже.
        Так вот, Картелл не исчезал сам. Обычно он помещал Веронику в специальный ящик, закрывал, а потом открывал его - и хлоп, ящик оказывался пустым. То же самое могли проделать многие - с теми или иными вариациями. Но в том-то и дело, что Карл
«Великий Замбези» Картелл не признавал никаких «вариаций». Он не использовал ни потайной люк (однажды он подвесил ящик с Вероникой на высоте 20 футов), ни двойное дно, ни прочие известные уловки. Он всегда разбирал ящик, доска за доской, и передавал их зрителям, чтобы те могли удостовериться, что все без обмана. Потом он повторял всю процедуру в обратном порядке, а когда, наконец, открывал ящик, оттуда, как ни в чем не бывало, выпархивала Вероника.
        Великий Буффо клялся, что девчонки с самого начала не было в ящике. Великий Буффо, однако, не мог повторить трюк. Не могли также ни Великий Гауматургос, ни Великий Зебдо. То есть, каждый из них был способен показать то же самое, так что публика даже не заметила бы разницы, но сами маги знали, что разница есть. Их хитрости были известны каждому из них, как и любому профессиональному фокуснику вообще. Но как все это получалось у Замбези-Картелла, было совершенно непонятно, что и позволило Картеллу занять соответствующее положение среди фокусников. Более того, хотя маги, наверное, единственные люди на земле, которые даже в глубине души не верят в чудеса, после сеансов Великого Замбези они начинали испытывать сомнения. Великий Веспо, правда, заявлял, что он знает, в чем дело. Но Веспо, в то время уже старик, частенько делал экстравагантные заявления.
        Мы не будем приводить здесь объяснения, которые давал своим зрителям сам Карл
«Великий Замбези» Картелл. Вы, скорее всего, не поверите и будете смеяться, а мы очень чувствительны. К тому же, нам просто не хватает способностей Замбези, чтобы выступать с такими странными объяснениями, даже если они истинны (а это, возможно, так и есть!). Ну, впрочем, ладно, попробуем: он говорил что-то примерно в том духе, что послал Веронику вниз, в океан, а затем позвал ее обратно… М-да.
        Однако мы собирались рассказать вовсе не об исчезновении Вероники, а совсем наоборот. То есть, наоборот не в том смысле, что кто-то еще исчез, а наоборот в смысле, что появился - некий тип, который совершенно не был похож на Веронику.
        Это случилось во время Тройной Ярмарки, на Новой Сцене, когда она еще действительно была новой. Роскошное освещение, порядком взвинченная толпа - и Великий Замбези в превосходной форме. Вероника, сияющая, словно драгоценный камень, входит в ящик. Замбези закрывает его, и зрители замирают от предвкушения того удивительного, что должно сейчас произойти. Наконец, Картелл, выдержав паузу, начинает снимать крышку, чтобы все могли убедиться, что ящик пуст.
        Но провалиться нам на этом месте, если так и было. Однако, как вы уже поняли, ящик оказался занятым, и отнюдь не Вероникой. То, что выкатилось на сцену, походило на клоуна,  - жалкое чучело с самым печальным выражением лица, которое вы только можете себе вообразить.

        - Святые гамадриды, откуда ты явился, каракатица?  - выдохнул Замбези-Картелл, не понимая, что происходит.
        На человечке были спадающие штаны, стоптанные ботинки и куртка с оторванными рукавами. Он плакал и вытирал нос ладонью. Он был смешон, этот маленький клоун, в нем был настоящий пафос!

        - Ты что, не понял, что должен убраться отсюда, крокодил?!  - шипел Картелл на коротышку.  - Кто ты? Как ты здесь оказался? Да убирайся же, карапуз, ты все мне испортишь!
        Но странный субъект не обращал на Картелла никакого внимания, кажется, решив, что Картелл, несмотря на ярость, не посмеет пришибить его прямо на месте.
        В конце концов в полном отчаянии Картелл с грохотом проделал свое «открыл - закрыл ящик» (а что ему оставалось?) и вывел оттуда Веронику. Но это, конечно же, не помогло ему избавиться от маленького клоуна. Тот продолжал разгуливать по арене - и, правда же, был великолепен! Вот послушайте: сначала на нем были нижняя рубашка и старые черные брюки на одной подтяжке, затем откуда-то появились красный свитер, хулиганская кепка и темные очки. Потом оказалось, что он одет в роскошный смокинг, а на цепочке у него болтается монокль. Такого прежде не делал никто!
        Потом он стал похож на Джо Коллега, затем превратился в противного развязного старикашку. При этом мелькнули черный фрак, жемчужно-серая сорочка и желтые перчатки. Наконец, он опять стал бродягой, только еще более грязным, чем раньше.

        - Убирайся, кисляк,  - зло шептала Вероника,  - ты не должен быть в номере! Кто ты вообще такой?
        Да, никто еще не менял полностью свой костюм в течение одной минуты, да еще прохаживаясь по арене, да еще держа руки в карманах! Никто не превращал свои ботинки из коричневых в черные, не снимая их! Но выражение лица у человечка оставалось все таким же печальным, отчего у многих на глаза даже навернулись слезы.
        Но прежде чем представление начало затягиваться, коротышка покачнулся и неожиданно рухнул лицом в ящик. Замбези-Картелл быстро захлопнул крышку. Замерев на несколько секунд от страха и надежды, Картелл медленно приоткрыл коробку - коротышки там не было!
        С облегчением Картелл начал разбирать доски. Да, это было хорошее представление, и даже с новинкой. Правда, Карл «Великий Замбези» Картелл не знал, как все это получилось. А, может быть, был единственным, кто знал. Просто человечек не был предусмотрен…

        - В любом случае, черт с ним, с этим Каллиостро,  - бормотал Картелл. Он был озадачен, ему почему-то казалось, что он знает малыша - и в то же время он определенно не встречался с ним раньше.
        Вечером вся труппа отправилась ужинать в ресторан: сам Картелл, Вероника, капитан Картер, укротитель медведей, и сестры Лемон: Долли, Молли и Полли. И вдруг появился этот маленький клоун, подошел к ним и засопел носом. Как появился - никто не заметил, в двери он не входил, да и в окна, конечно же, тоже.

        - Хочешь, я закажу тебе что-нибудь?  - придвинулась к нему Молли.
        Но перед странным субъектом уже стояла полная тарелка, и он незамедлительно начал жевать. Одновременно он жутко усмехался и гримасничал, но вдруг заулыбался так робко и неуверенно, как будто делал это впервые. Кстати, за это время роговые очки на нем сменило пенсне.

        - Котик такой славный!  - сказала Долли Лемон.  - Мы примем его в наш номер, если Картелл откажется от него.
        На столе лежала пустая коробка из-под сигарет. Человечек взял ее - и она оказалась полной. Ну, положим, Картелл мог бы повторить этот нехитрый трюк, да и вы сами, возможно, тоже, хотя все равно вам потребовались бы кое-какие приготовления. Коротышка вытащил сигарету, дунул на нее, и она задымилась. Да, это тоже известный прием. Лишь несколько трюков компания увидела впервые.

        - Если хочешь присоединиться к нам, каннибал, а похоже, так и есть,  - протянул, морщась, Картелл,  - ты должен хотя бы умыться.

        - Правда?  - спросил коротышка, но не замедлил превратиться в изысканнейшего денди.

        - Капитан Картер,  - заговорил он,  - судя по вашему оттопыренному карману, вы не принадлежите к ярым сторонникам трезвости. Нельзя ли попросить вас угостить компанию?

        - Посудина уже целый час как пуста,  - печально проговорил капитан Картер, доставая фляжку.

        - Но она не всегда была пустой,  - протянул руку коротышка-клоун.  - Позвольте мне попробовать: вдруг я смогу восстановить ее содержимое.

        - Последним, кто восстанавливал мне виски, был старина Замбези Картелл, но получилась самая отвратительная сладкая дрянь, когда-либо дистиллированная человечеством.

        - Вам понравится,  - заверил человечек и наполнил фляжку.
        Содержимое, действительно, было великолепно и, естественно, вызвало, веселое оживление. А если вы сомневаетесь, что так оно и было, при том, что там присутствовали восстановленное виски, Вероника и три сестры Лемон, вы, вероятно, имеете чересчур старомодные взгляды на веселье.

        - Все хорошее когда-нибудь кончается,  - заметил капитан Картер, когда ночь уже приближалась к рассвету.

        - Все хорошее не должно кончаться никогда!  - возразил куртуаз-коротышка, сидя на коленях у Полли.  - Мир, наверное, содрогнулся, когда ваша фраза была произнесена впервые. Хорошие вещи должны длиться вечно, они могут быть разве что временно отложены. И до тех пор, пока мы понимаем это, перерывы будут лишь мгновеньями.

        - О, как мы понимаем это, милый кафр,  - воскликнули хором все три сестры Лемон.
        И все временно продолжили вечеринку. Но позже, а это было уже после восхода солнца, Картелл и Калибан остались наконец одни.

        - Мы должны объясниться,  - сказал Картелл.  - Кто ты?

        - А что, Карло, ты не догадываешься? Разве не ты вытащил меня из ящика? Я думал, ты ждал этого. Разве не ты вызывал меня?

        - Сомневаюсь… И не пытайся меня одурачить, старый капустный кочан. Откуда ты заявился в первый раз? Моего ремесла для этого мало, а люка на арене нет.

        - Правда? Но ты же сам рассказываешь публике, как это у тебя получается. Вот ты и вызвал меня из океана.

        - Ерунда!.. Черт, колибри, откуда ты взял китайский халат? А как отрастил бороду? Нет, кашалот, нет, я никогда не вызывал из океана такую рыбку, как ты!

        - В таком случае я ухожу, раз я здесь в результате недоразумения.

        - Погоди немного, крошка. Все, что я делаю, касается исчезновения девчонки. Ты здесь ни при чем.

        - Карло, я слышал твои объяснения тысячу раз. Человек еще не в ящике, но чуть-чуть позже будет там. Так что мы сдвигаем время в более близкое будущее - и дело в шляпе.

        - Э-э, здесь у тебя неувязочка, кукольник… Эй, как это ты превратился в гугенота? М-да, и не в настоящего, а в какую-то пародию на него!

        - У тебя всегда было хорошее воображение, Карло,  - оценил коротышка. Он взял пустой стакан и потряс его - стакан наполнился.

        - Да, на эти штуки ты мастер, кудесник,  - усмехнулся Картелл.  - Я так не могу, а ты делал это уже трижды. Но как, а?

        - Да все по нашей же схеме. Я только немножко сдвигаю вещь во времени - и дело сделано. Все, что когда-нибудь было полным, может быть наполнено вновь, если перенести это назад, в полноту.

        - Твои объяснения мне ничуть не помогают, командир. Но если это работает, надо думать, идея хорошая.

        - Это работает, Карло. Я думал, ты знаешь. Мы ведь давно используем это.

        - Слушай, ты говоришь и говоришь, кавардачер, а мне нисколько не становится понятнее, как ты можешь, например, так быстро меняться?

        - Ну что ты, Карло, мы же живые люди,  - ответил клоун.  - Уж такие мы есть.
        В тот же день Финнерти, хозяин шоу, разговаривал с Картеллом о коротышке:

        - Знаешь, твой брат из Старой Страны дал новую жизнь представлению,  - сказал он.  - Оставь его в шоу. Мы можем поговорить о деньгах - подумай о цифре. И как платить - ему или вам двоим?

        - Платить мне,  - сразу же ответил Карл «Великий Замбези» Картелл. Он был смущен, но не настолько, чтобы потерять счет деньгам.

        - Тебя приняли за моего брата из Старой Страны,  - говорил Картелл немного позже колоброду,  - и ясно почему. Я все удивлялся, кого же ты мне напоминаешь… Эй, прекрати превращаться в индюка!.. Знаешь, если бы ты был побрит и причесан,  - надо же, вот это скорость, кунштюкин!  - сходство было бы еще больше. Ты очень похож на меня. И вообще, чертовски привлекательный малый. Я, правда, не знал, что у меня есть брат, и понятия не имею, где эта Старая Страна. Лично я родился на Эльм-стрит в Спрингфилде.

        - Может быть, «брат» означает какую-то иную близость, Карло? А «Старая Страна» может значить что-то особое для нас. Послушай, а вдруг так называется место на другой стороне твоего океана?

        - Король болтунов, ты такое же трепло, как… ну, я не знаю… такое же трепло, как я,
        - сказал Карл Картелл.
        Иногда коротышка пугал своими дикими выходками, но не специально, а по наитию. Для него «подумать» и «сделать» означало одно и то же. Хорошо, что все любили его, иначе они бы его просто повесили.
        Еще коротышка постоянно размножал вещи. Картелл умолял его открыть секрет:

        - Мы можем быть богаты, мой маленький Крез, по-настоящему богаты,  - ныл Картелл.

        - Но мы и так богаты, Карло. Мир не видел еще таких ротшильдов, как мы! Неужели ты не способен оценить всю уникальность того, что мы делаем! Да, мы готовились годы, зато это - величайший из трюков, а мы теперь - жители безграничного мира, где все принадлежит нам.

        - О-о, крокодилий коготь, я не просил тебя читать лекцию! Я просил лишь научить меня, как заставить плодиться стодолларовые бумажки.

        - Да я же показывал тебе сотню раз, а ты все ждешь чего-то иного,  - удивлялся коротышка.  - Ты просто берешь старый тощий бумажник, который знавал когда-то лучшие времена, и возвращаешь его в то прежнее состояние, а деньги забираешь. Потом можешь повторить все снова. Только зачем тебе деньги?

        - Ну, скажем, у меня такое хобби - собирать деньги.

        - Это я понять могу. Положим, мы могли бы иметь купюры в 5, 10, 50 долларов, но зачем нам множество их близнецов? Нет, Карло, в тебе нет истинной страсти коллекционера.

        - Страсть-то во мне есть, кролик. Только мне она не помогает повторить твои фокусы…

        - Знаешь, Карло, боюсь, единственная причина в том, что ты слишком глуп, хотя мне очень больно говорить это об одном из нас.
        Озарение пришло к Замбези-Картеллу, когда он увидел очередной трюк клоуна со старой шляпой. Это случилось на распродаже, на которую коротышка заглянул из любопытства,  - он был фантастически любопытен.

        - О, что за фея, должно быть, носила ее,  - воскликнул он.  - Что за фея!
        Пока маленький к. держал шляпку в руках, появилась сначала очаровательная головка, такая, что ее вполне можно было сравнить с головкой феи. Наконец, дорисовалось и все остальное, принадлежащее молодой леди. Куртуаз очень нежно поцеловал ее и прижал к своей груди - ведь для него «подумать» означало «сделать».

        - В общем, я не против, но вы испугали меня. Кто вы? И кто я? И каким образом, о проклятье, я очутилась здесь?  - запищала девица.

        - Вы - фея,  - ответил купидон.  - И, будучи таковой, имеете право появляться в любом месте. У меня была ваша шляпка, и что же удивительного в том, что я вызвал вас дополнить ее?

        - Я только иногда фея, в остальное время я, кажется, домохозяйка. Боже мой, плита! Как мне попасть обратно?!

        - Вы уже там…  - печально сказал кифарист. И так оно и было. Во всяком случае, девицы не стало.
        Вот это и оказалось предвестием беды - не для к. и не для молодой феи. Это было началом больших неприятностей для Карла «Великого Замбези» Картелла.
        Картелл знал теперь, что и как получается у коротышки. Да и трудно представить себе, чтобы кто-нибудь мог демонстрировать так часто свой трюк без опаски, что такой ловкий малый, как Картелл, рано или поздно не выучит его. Беда в том, что, выучившись, он не смог остановиться.
        В глубине души Картелл был неплохим человеком, но на поверхности он оказался человеком скверным. Естественное качество, скажем так, здоровой бережливости чудовищно разрослось в нем. Его индюшачья надменность стала непереносимой, скаредность завладела им целиком - вместе со злобой и мстительностью. Теперь у Картелла был ключ к богатству, причем такой, что открывал двери перед ним, одновременно захлопывая их перед другими.
        Для начала он задумал взять в свои руки шоу. Для этого ему надо было разорить Финнерти, владельца и управляющего, и вывести его из игры. Бизнес в это время шел хорошо, и Финнерти каждый вечер снимал полную кассу. Но ведь известно, что прежде чем вещи стать полной, она бывает полна наполовину, а еще раньше - лишь на четверть. И вот каждую ночь, перед тем как Финнерти отправлялся считать выручку, Замбези-Картелл проделывал свой трюк с кассой, опустошая ее на три четверти. Остатка не хватало даже на покрытие издержек.
        Финнерти никогда не отличался особой бережливостью и часто балансировал на краю банкротства. Так что теперь он разорился в две недели. Он продал свое шоу Картеллу за 10 тысяч долларов. Получив условленную сумму и идя вечером домой из цирка, который больше не принадлежал ему, он хотя бы ощущал приятную тяжесть в кармане. Но вы недооцениваете Картелла, если полагаете, что он мог ограничиться достигнутым. Конечно, он опустошил бумажник Финнерти, вернув его (бумажник) в состояние получасовой давности. Почувствовав некоторую легкость, Финнерти понял, что произошло, но и не подумал возвращаться.

        - Хорошо еще, что мне оставили штаны,  - сказал он,  - если, конечно, оставили - боюсь смотреть вниз.
        Плохие времена настали для счастливого семейства, которым было когда-то шоу. Вероника чувствовала себя оскорбленной и имела на то причины. Три сестры Лемон тряслись от придирчивости нового хозяина. Примерно то же самое происходило и с певцом Каруччи, и с капитаном Картером, и даже с его медведями. И к., коротышка, который стал нечаянной причиной всего несчастья, пытался держаться в стороне от буйствующего Картелла.
        Замбези-Картелл стал жаден до безумия. Он не упускал любой возможности использовать свой трюк, он просто грабил всех и вся.

        - Он же в глубине души совсем не такой,  - стонала Вероника,  - правда же, нет!

        - Да, в глубине он прекрасный человек,  - отвечал к.  - Кто может знать это лучше меня?

        - Что ты хочешь этим сказать?  - спросила Вероника.

        - То же, что и ты. Картелл плохой только на поверхности, внутри он отличный парень.
        Ну, возможно, где-то там так оно и было, но на поверхности Замбези-Картелл просто зверел на глазах. Он унижал, он оскорблял, он внушал страх. В нем росла ненависть, в труппе - отчаяние. Вдруг Картелл стал сторонником жесткой дисциплины, а поскольку привязывался ко всякому пустяку, то превратился буквально в кровопийцу.
        Но выглядеть он пытался солидно, приобрел страховку, перешел на дорогие сигары, честное виски предал ради вероломного мартини. И смеяться он стал как-то не по-человечески - то хихикал, то ржал, как лошадь.

        - О-о, коростель,  - мучилась Вероника,  - мы должны сделать что-нибудь, чтобы спасти его от его самого! Мы не можем бросить его, мы всем связаны с ним…

        - Кому, как не мне, знать это?  - отвечал король клоунов печально.
        Вскоре Картелл вообще стал пить только чай, есть только вегетарианские завтраки, сменил лосьон "Тумбо" на бриллиантин, стал читать В.Липмана, говорить только высоким слогом, обсчитывать актеров при выдаче зарплаты, а из бывших болельщиков благородной «Национальной Лиги» переметнулся к жалким «Американо». Конечно, раз поддавшись такой порче, человек не может остановиться, а у Картелла, как вы поняли, была «зеленая болезнь» - патологическая любовь к деньгам.
        Он выбивал их сначала всеми честными и нечестными способами, потом только нечестными. Некоторые думали, что он дьявол.

        - Но внутри же он совсем не такой плохой!  - настаивала Вероника.

        - Кто знает это лучше, чем я?  - соглашался клоун.
        Великий Каньон в своем начале выглядит как дыра в собачьей будке. Так же и падение Картелла началось с ерунды, с десятицентовика, из-за которого рухнуло все здание - и его богатство, настоящее и будущее, и его репутация - то, что многие принимают за счастье.
        Все началось с драки Картелла со слепым торговцем газет из-за монеты. А закончилось тем, что Картелл сел в тюрьму, всеми проклятый, оплеванный и упавший духом. Десятицентовик, который Картелл стянул у слепого, был отнюдь не единственным обвинением. Он был уличен во многих случаях воровства, мелких и крупных карманных кражах «с помощью неустановленного приспособления», в десятках случаев мошенничества с зарплатой, в подделке чеков, владении ворованным имуществом и еще Бог знает в чем.

        - Похоже, вы не занимались разве что кражей цыплят,  - саркастически заметил как-то судья на слушании.

        - Нет, этим тоже,  - уточнил помощник прокурора.  - Пять случаев, сэр.
        А между тем, Картелл в тюрьме изменился. Он был пристыжен, у него постоянно болело сердце, он чувствовал себя совершенно одиноким. В одну из ночей он попытался повеситься в камере. Это ему не удалось по непонятным причинам, однако не из-за недостатка усилий с его стороны. Здесь я замечу только, что люди, покушавшиеся когда-либо на себя, должно быть, очень серьезные люди.

        - Мы должны пойти к нему, Кристофер,  - решила Вероника.  - Мы должны показать ему, что все еще любим его. Он, конечно, вел себя, как последний шакал, но на самом деле он не такой. Внутри он…

        - Тс-с, Вероника. Ты смущаешь меня, когда говоришь так,  - остановил ее кларнетист.
        - Я знаю, внутри он настоящий принц.
        В один из дней маленький к. пришел к Великому Замбези в его камеру.

        - Самое время поговорить,  - сказал он.

        - Нет-нет, слишком поздно для разговоров…

        - Ты опозорил нас обоих, Карло,  - продолжал маленький к.  - Это зашло слишком далеко, так что касается и меня.

        - Я даже не знал никогда, кто ты такой, маленький к. Ты живой, настоящий - и все же какой-то неправдоподобный.

        - Ты сам вызвал меня и до сих пор не знаешь, кто я? А ведь получился великолепный трюк! Мы сами стали нашими шедеврами, Карл, а ты не понял даже, когда это случилось. Ты - маг, но и я - маг, идущий своим путем. Так всегда получается лучше всего.

        - Скажи мне, клест, кто ты? Кто я?  - взмолился Картелл.  - Что со мной?

        - Что с НАМИ, Карло! НАША беда в том, что один из нас стал слишком серьезен. Быть серьезным - единственное настоящее преступление. За это один из нас должен умереть
        - но только не так, как будто это что-то трагическое. Каждый человек состоит, по крайней мере, из двух людей, но обычно оба одновременно не могут иметь два тела и две жизни. Теперь, конечно, наш величайший трюк испорчен, но он был чудесен, пока длился.
        Коротышка к. просигналил Веронике, и она пришла, держа под мышкой доски. Удивленный тюремщик пропустил ее.
        Мы не можем больше существовать вместе, это будет неправильно,  - убеждал кифарист Карла Картелла.

        - Ах, мне горько, что ты уходишь,  - сказал Картелл.  - Но кто ты? Знаешь, я никогда не мог запомнить твое имя, к тому же в нем есть что-то странное. Ты же меняешь его все время вместе с внешностью. Кто ты, маленький к.?

        - Только это. Только маленький к. Или, скажем, суб. к. Но, послушай, мы же не такие дураки, чтобы сейчас вдаваться в детали. Сейчас не время, Картелл. И помни: мы сами и есть наша лучшая работа, даже если все заканчивается так.

        - Что мы должны делать?  - скучно спросил Картелл.

        - Простая трансференция,  - объяснил кудесник. Он строил ящик, доска за доской.

        - Я неплохой внутри,  - протянул Картелл.  - Я просто не понят.

        - Да, мы замечательные люди внутри, Картелл. Я - твой внутренний человек,  - сказал к.  - Влезай в ящик.

        - Я? Мне влезать? Я - Карл "Великий Замбези" Картелл! Ты только маленький суб. к., какая-то часть меня. Я не полезу!

        - Влезай, Карл,  - повторил Конфуций.  - Ошибка была сделана с самого начала, не ты должен был увидеть свет. Но, неправильный, ты жил своей неправильной жизнью.

        - Я буду драться, я буду царапаться и проклинать вас!

        - Это как раз то, что должно делать здоровое подсознание,  - сказал к.  - Залезай.

        - Я не пойду! Это убийство!

        - Ничего подобного, Карло, ведь я-то останусь здесь!
        Потом маленький к. и Вероника запихали Великого Замбези К.Картелла внутрь ящика и закрыли крышку. Пока они делали это, маленький к. сам превратился в Великого Замбези. Когда он открыл ящик, там, естественно, было пусто. Тюремщик начал было возражать, что у него должен быть заключенный, но Вероника протянула ему оставшиеся доски.

        - Все там, приятель,  - сказала она.  - Найдешь себе там кого-нибудь…
        И Великий Замбези с Вероникой ушли.
        Замбези не был величайшим магом в мире, но, возможно, он стал им после того, как начал относиться к делу более просто. Публика не знала представлений более легких, веселых, смелых. После своей странной промежуточной жизни он достиг, конечно, новых вершин.

        - Я ужасно рада, что ты преодолел свои внутренние трудности,  - говорила ему любящая Вероника.  - Уф! Я всегда знала, что внутри ты замечательный парень!
        ---
        Raphael A. Lafferty "The Man Underneath" (1970).
        Перевод Евгении Диллендорф
        Журнал "Если", 1992, N 5.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к