Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Крес Феликс: " Перевал Туманов " - читать онлайн

Сохранить .
Перевал Туманов Феликс В. Крес


        #

        Крес Феликс
        Перевал Туманов


        Феликс Крес
        Перевал Туманов
        Пер. с польск. - К.Плешков.
        Его благородию Р.В.Амбегену,
        Коменданту Громбелардского Легиона в Бадоре,
        почетному сотнику Громбелардской Гвардии
        Мой незабвенный товарищ и друг!
        Памятуя о давней совместной службе во славу и защиту Империи, обращаюсь к Вашему Благородию с просьбой о помощи в деле необычайной важности. А именно: двадцать верных и испытанных воинов из моей личной свиты отправляются в путешествие, опасности и тяготы которого Вы лучше сможете оценить самолично, будучи громбелардцем и опытным солдатом. Речь идет о том, чтобы достичь границ Безымянных Земель, обычно называемых у вас Дурным Краем. Весьма был бы рад любым советам, которые Ваше благородие мог бы дать командиру отряда, и особо рекомендую его Вашему Благородию как моего сына, друга и наследника. Со всеми вопросами и сомнениями, Ваше Благородие, обращайтесь к нему, дабы получить ответы столь же откровенные и исчерпывающие, как если бы их дал я сам...

&
        ПРОЛОГ
        - Должен признаться, господин, - произнес Р.В.Амбеген, военный комендант Бадора, - я все еще не могу до конца прийти в себя. Если не от самого вашего предприятия, то по крайней мере от его размаха.
        Высокий, хорошо сложенный тридцатилетний мужчина с отважным и открытым лицом солдата, Оветен, сын Б.Е.Р.Линеза, коменданта Армектанского Легиона в Рапе, в соответствии с армектанской модой не носил бороды. Густые темные усы топорщились у левой щеки из-за небольшого шрама. Одет он был скромно. Откровенная демонстрация богатства в Армекте не приветствовалась, а мужчина-щеголь легко мог стать объектом насмешек. Зато на нем была добротная кольчуга, а поверх нее - коричневая кожаная куртка, подпоясанная ремнем, на котором висел обычный гвардейский меч, короткий и довольно широкий, с опущенной вниз рукояткой. Из-под кольчуги выглядывали суконные штаны, заправленные в голенища высоких сапог. Амбеген с особым удовольствием отметил: молодому человеку присущи черты прирожденного воина, а это делает его похожим на отца не только внешне.
        Они сидели за длинным прямоугольным столом. Обстановка вокруг навевала мысли о тюремной камере; однако именно так, по обычаю, выглядели апартаменты имперских командиров в громбелардских гарнизонах.
        - Вполне понятно, - продолжил беседу старый комендант, - когда в Дурной Край отправляется за сокровищами какой-нибудь авантюрист, ни на бога, ни на черта не рассчитывая. Но ведь у его благородия Б.Е.Р.Линеза, - Амбеген постучал пальцами по лежащему на столе письму, - есть и возможности, и средства... Почему бы не морем? Правда, прибрежные воды граничат с пределами Края, и куда легче пройти несколько миль по воде, чем пробираться по всей территории Тяжелых Гор!
        Оветен кивнул.
        - Уже были морские экспедиции. Две. И ни одна не вернулась, - коротко отпарировал он.
        Старый комендант помрачнел:
        - И тем не менее ты готов отправиться в третью?
        Оветен снова кивнул.
        Амбеген, нахмурившись, взял со стола письмо и еще раз пробежал глазами текст. Остановился на тех фразах, где его благородие Линез, ссылаясь на старую дружбу, просил оказать его людям всяческую помощь.
        Комендант задумался.
        Когда-то они вместе сражались у северной границы. Теперь Линез стал армектанским магнатом, человеком богатым, влиятельным и весьма могущественным. И вот из-за какого-то каприза - ну не из-за золота же - он посылает третью экспедицию в Ромого-Коор - Безымянные Земли. Их называют далеко не без причин Дурным Краем... Из тех мест, надо сказать весьма странных, считающихся якобы обителью спящего многие века Великого и Безграничного, мало кто из смельчаков умудрился вернуться живым. Время там текло иначе, нежели в других землях Шерера. А главное - там бушевали непознанные, могучие и враждебные силы. И все же Брошенные Предметы, за которые давали невероятные суммы, продолжали вводить в искушение. Амбеген считал, что только смертельная хворь может заставить рисковать вообще жизнью ради Листка Счастья, надежно оберегающего от любых болезней. Он даже понимал людей, стремящихся добыть Предметы ради денег. Однако человек столь богатый, как Линез, мог спокойно купить любой Предмет, какой ему требовался, а приумножить собственное богатство столь рискованным способом - это уже ни в какие ворота не лезет... Два
корабля уже пропали. То же самое может случиться с этим отрядом. Что же он все-таки ищет? По словам Оветена, его отцу требуется не один или два Предмета, а много. Так в чем же суть столь масштабного предприятия?
        - В моем возрасте проявлять чрезмерное любопытство как-то неприлично, сказал наконец комендант, - однако, думаю, ты меня понимаешь?
        Оветен кивнул.
        - На самом деле, ваше благородие, здесь нет никакой тайны, как могло вам показаться. Впрочем, даже если бы и была... Отец велел мне говорить с вами откровенно. Может быть, это покажется странным или вовсе забавным, но речь идет о. . подарке.
        Старый комендант уставился на него в изумлении:
        - О _подарке_?
        - Вот именно. Для императора.
        Амбеген почему-то подумал уже в который раз, что Громбелард и Армект разделяет бездонная пропасть. Ну да, во имя Шерни! Это так по-армектански! Принести в дар императору не дворец, не воз золота, а нечто добытое в опасности, в смертельной схватке. Почему бы не сундук Брошенных Предметов? Подарок ничем не хуже, чем триста пар ушей, отрезанных у убитых алерцев, как после битвы на северной границе. .
        Комендант ухмыльнулся, вспомнив те времена.
        - Ну что ж, господин, - сказал он армектанцу, - возможно, ты назвал единственную причину, которую я в состоянии понять... Хоть я и громбелардец.
        Оветен кивнул:
        - Отец всегда говорил, господин, что у тебя армектанская душа... Широкая, как наши равнины.
        Высшая похвала, которую можно было услышать из уст сына народа, управляющего Шерером.
        - Надеюсь, ты понимаешь, - произнес Амбеген, приподняв со стола письмо старого друга, - что, несмотря на отношения между мной и твоим отцом, не может быть и речи о поддержке его затеи силами имперских солдат?
        Оветен развел руками.
        - Ради Шерни, господин, - искренне ответил он, - мне такая мысль даже в голову не приходила!
        - Так что же я могу для тебя сделать? В гарнизоне у меня нет ни единой души, кто знал бы о Крае больше, чем любой в Громбеларде. Экспедиция в Край - дело рискованное. Никакое знание не спасет от того, что тебя там подстерегает. Но должен отметить: сам Край, пожалуй, менее опасен, чем путь туда... и обратно.
        Оветен кивнул:
        - Дело в том, ваше благородие, что путешествие - единственная моя проблема. Отец велел мне ничего от вас не скрывать. Впрочем... не хочу, чтобы вы подумали, господин, что я пытаюсь льстить. Отец, который обычно говорит мало... - Амбеген, чуть улыбнувшись, утвердительно склонил голову, - при этом всегда умел находить слова, которыми рекомендовал вас как недостижимый образец для подражания... Не зная лично, я научился уважать вас и полностью вам доверять.
        Комендант приложил все старания, чтобы скрыть удовольствие, которое доставили ему слова гостя.
        - К чему ты клонишь? - спросил он.
        - Я уже говорил о двух морских экспедициях. Вторая... частично удалась. Из Края было вынесено большое количество Брошенных Предметов. Но, потеряв корабль, пять человек отправились в обратный путь по суше, через горы. Однако, хотя они и выбрались за пределы Дурного Края, избежать смерти им не удалось - все погибли от таинственного недуга. Сокровище успели спрятать. В Армект вернулся только их командир. Он-то и принес известие об укрытых Предметах. Моя миссия состоит в том, чтобы найти их и доставить в Армект. Вот и все.
        Ошеломленный услышанным, Амбеген долго молчал.
        - Ради Шерни, господин, - наконец сказал он, - кто-нибудь еще знает об этом, кроме тебя? Твои люди?
        - Нет, никто.
        - А человек, который вернулся с известием?
        Оветен отвел взгляд:
        - Это был я.
        Старый солдат чуть за голову не схватился. Он поднялся, начал ходить по комнате взад-вперед.
        - Слушай меня внимательно, - после долгого молчания заговорил он. - Мы в Громбеларде. Не хочу плохо говорить о собственной стране... но это родина разбойников. Если какой-нибудь смельчак отправляется в Край, обычно никто об этом не знает, а даже если и знает, то не обращает никакого внимания на экспедицию, состоящую из одного человека. Такая наверняка не вернется. Порой, однако, случается, трогается в путь неплохо оснащенная и подготовленная экспедиция, скажем типа твоей. У хорошо организованной группы отважных и решительных людей есть определенные шансы на успех. Весть о них разносится со скоростью ветра, мгновенно достигает Дурного Края. А туда уже стягиваются банды негодяев, грабителей, авантюристов. Путешественников старательно выслеживают, а когда экспедиция возвращается, если посчастливится, бандиты ее перехватывают, пытаясь завладеть добычей.
        Комендант остановился перед Оветеном, сурово глядя на него.
        - И теперь я узнаю, что сокровище - даже слышать не хочу, сколько там этих Предметов, - лежит себе в горах, в каком-то там потайном месте, куда может добраться любой пастух и взять себе столько, сколько сможет унести. Если новость дойдет до чужих ушей, твоя жизнь, господин, не будет стоить и кварты пива. Понимаешь? В пяти милях за стенами Бадора тебя и твоих людей будут поджидать стаи волков. Они все сделают, чтобы не упустить возможности содрать с вас живьем шкуру, только бы вытянуть из вас правду о местонахождении сокровищ. Но даже если тайное и не станет явным, вас так или иначе _будут_ выслеживать. Как ты намерен достать эти Предметы? Как предполагаешь перенести их через Горы?
        - Мои люди...
        Вдруг комендант взорвался:
        - Да ты бредишь, парень!
        Оветен смутился. Амбеген, однако, успокоился так же внезапно, как и рассвирепел:
        - Прости старика, сынок. Но ты не знаешь Тяжелых Гор. Да, я понимаю, ты преодолел их в одиночку. Понимаю и восхищаюсь, это уже немало. Однако неужели за время того путешествия ты так ничему и не научился? Здесь тебе не Армект! Я ведь вашу родину знаю не хуже твоего. Всадники Равнин, которых вы называете разбойниками, - просто душки. Так, веселые компании расшалившихся сорванцов по сравнению с убийцами Мавалы, мясниками Хагена или отборной, по-военному организованной гвардией Басергора-Крагдоба. Одного его по уши хватит. Ты вообще догадываешься, сколько народу у него в подчинении? Трибунал, - он постучал пальцами по столу, - оценивает их численность почти в две тысячи! Две тысячи, господин, означает две тысячи шпионов, разбойников, грабителей, бродяг да и просто бандитов с арбалетами! Во всем Громбелардском Легионе едва наберется больше, не считая морской стражи и гвардии! Теперь понимаешь, о чем я? Если хочешь сравнения, я поясню: до твоих Предметов столь же легко добраться, как если бы они лежали в глубине Алера. Уж это ты должен понять. Ведь твой отец почти всю свою жизнь оттарабанил на        Насупившийся Оветен молчал.
        - Л.С.И.Рбит, - добавил Амбеген. - Князь Гор, правая рука Крагдоба. Он - из породы гадбов. У кота десятки доносчиков и шпионов. Говорят, даже в легионах они есть... даже среди членов Трибунала... при самом дворе Князя-Представителя: Шепни кому-нибудь на улице "экспедиция" - и завтра он будет уже в курсе.
        - И что же ты мне посоветуешь, господин? - спросил Оветен. - В моем распоряжении двадцать отличных лучников, надежные люди, моя собственная отвага и... много золота. Это все. Посоветуй, что делать, я с удовольствием выслушаю.
        Совершенно огорченный комендант сел, подперев лоб рукой:
        - Перво-наперво потребуется проводник. И не какой попало. Нужен тот, кто знает Тяжелые Горы вдоль и поперек, кто проведет вас по любой тропе... и сумеет оторваться от идущей по следу банды.
        - Знаешь кого-нибудь такого, ваше благородие?
        - Хм-м... может быть, и знаю.
        - И где искать этого человека?
        Амбеген на мгновение задумался, но затем неожиданно усмехнулся:
        - В этом судьба к тебе благосклонна, мой юный друг... Где искать? Прямо здесь, в Бадоре.

1
        Рбит никогда не выставлял свои чувства напоказ. Он прекрасно умел владеть собой, всегда хладнокровный и циничный, как и подобает коту. Только для тех, кто его знал, плотно прижатые к голове уши были признаком холодной, мрачной ярости.
        - Это не армектанцы. Это Хаген, - сказал он, глядя на бесформенную груду останков. Подобное трудно было даже назвать трупом. - Вернее, не он сам, а его люди. Он прослышал, что Крагдоб берет экспедицию на себя?
        - Да, - коротко послышалось в ответ.
        - Но, - возразила Кага, маленькая, стройная, зеленоглазая брюнетка, весть могла и не дойти до него. Трудно поверить, чтобы Хаген объявил нам войну.
        - Однако же объявил. - Рбит отвернулся от изрубленного тела разведчика. - В этих краях шныряют только его отряды. Они не могли не знать, с кем разделались, потому что первое, что они от него должны были услышать, это мое имя.
        Девушка покачала головой:
        - Хаген часто прибегает к услугам случайных наемников... Те, кто это сделал, наверняка и понятия не имели, кому они служат. А про то, что Хаген признал главенство Крагдоба, они и ведать не ведают.
        Всеобщий ропот только подтвердил ее слова.
        Рбит на секунду задумался. В отсутствие Делоне (он был в Рахгаре, вместе с Басергором-Крагдобом) отрядом командовала Кага. Она знала как свои пять пальцев окрестности Бадора и, естественно, должна быть в курсе всех слухов и сплетен, бродивших по закоулкам. Так что вполне могла быть права. Даже наверняка.
        - Похороните его, - велел Рбит. - Кага, как найти Хагена?
        Та развела руками:
        - В Бадоре, может... Там есть его человек. Если нужно о чем-то известить Хагена, то только через него. А здесь, в горах, хоть сто лет его ищи.
        Рбит злобно прижал уши.
        - Значит, выбери хороших разведчиков, и пусть они догонят этих ублюдков. Во имя Шерни, Кага! Уж чересчур мы были самоуверенны. И как за все это время мы не сообразили, что перед нами отнюдь не армектанцы. Я требую, чтобы меня постоянно информировали. И не важно, Хагена это люди или нет. Если они не подчиняются мне - значит, мы уничтожим всех, Кага, подчистую.
        Девушка удовлетворенно хмыкнула. Хаген был ей малосимпатичен. Уж слишком часто его люди ставили ей палки в колеса.
        Кот неподвижно застыл, наблюдая за отрядом. Он мог вот так стоять очень долго - Кага его хорошо знала, - глядя куда-то вдаль своими немигающими желтыми глазами, улавливая тем временем всевозможные звуки, о которых чаще всего она могла лишь догадываться. Она любила котов, может быть, даже больше, чем людей, потому что Кага выросла в подворотнях Бадора и знала котов чуть не с рождения: собственно, именно разбойничья кошачья стая стала ее семьей...
        Да и "кага" по-громбелардски означало "кошка".
        - Все-таки нравится мне ваш отряд, - неожиданно сказал Рбит. - Делоне сделал из этих людей воинов, а ты навела порядок... Почему люди тебя боятся, Кага? - Рбит настолько редко выказывал кому-либо свое уважение, что Кага от удивления не знала, что и ответить на похвалу. Она пожала плечами. - Сегодня мы уже не пойдем дальше, нет смысла. Скажи об этом людям и организуй все как надо.
        Она незамедлительно выполнила приказ. Известие приняли с радостью. Каким бы привычным для воинов делом ни были форсированные марши по горам, сейчас они явно устали: переход длился уже несколько суток почти без остановок на привалы. Каждый впереди идущий вел за собой отряд, выбирая наикратчайшую дорогу, и всегда безошибочно, потому что горные тропы знал наверняка лучше, чем имена своих родителей. Если путь пролегал по дну узкого ущелья как раз посреди ледяного потока горного ручья - беспокоиться не приходилось. Так и прошли последние мили вверх, против течения, то и дело останавливаясь, чтобы растереть ноги. От хрустальной водицы не то что ноги - зубы и те сводило.
        Расторопно развернули лагерь, расставили часовых. От усталости люди почти и не переговаривались между собой, разве что изредка выражая сожаление по поводу убитого разведчика. Чувствовалось и презрение к наемникам Вер-Хагена. Видно, хотели напугать, раз оставили труп вот так, прямо поперек тропы.
        Кага вернулась к Рбиту. Втянув лапы, он лежал на боку под каменным уступом.
        - Я все-таки послала разведчиков, - сообщила она, присаживаясь рядом. Чем быстрее мы найдем тех выродков, тем лучше.
        - Отлично.
        Кага пошла за бурдюком вина и копченым мясом. Они поели. А потом девушка сама напилась из бурдюка и без лишних церемоний дала коту полакать вина прямо с ладони.
        - А ты изменилась, - проворчал кот, недовольно фыркнув: вино явно кислило.
        - Недобродившее, - поморщившись, согласилась Кага. - Изменилась? А, да... - Она кивнула, снова поморщившись. - У меня будет ребенок. Уже заметно?
        - Мне заметно. От кого?
        - Откуда я знаю? - удивленно посмотрела на него Кага. - Скорее всего, от Делоне.
        Кот повернул голову, и в вечерних сумерках она заметила его округлившиеся зрачки.
        - Я уже слишком старая, - усмехнулась она, с легкостью отгадав его мысли. - Мне пятнадцать лет, Рбит, и половину жизни забрали Горы.
        - Не хочешь пожить немного в Громбе?
        - Зачем? Снова болтаться по тамошним вертепам? Да и за каким лядом бросать Горы - просто так, без причины? - Она свела брови. - Ноги у меня по-прежнему крепкие!
        Ее злость развеселила Рбита. "Лукавит", - подумал он, прекрасно понимая, что без Гор ей просто не выдержать. Они в самом деле отняли у нее половину жизни.
        - Я всегда мечтала быть мужчиной, - угрюмо призналась Кага. - Жаль, что так... А больше всего я хотела бы стать гадбом. - Она с серьезным видом уставилась на него. - Как ты, знаешь?
        - Ты такая и есть, сестра, - столь же серьезно ответил Рбит. - Просто пока этого еще не замечаешь. Оно таится глубоко внутри тебя, а увидеть его сложно.
        Она потянулась рукой к его упругому бархатному загривку и почесала за ухом.
        - Надо бы поспать.
        - Надо. Завтра снова тяжелый путь. И кто знает - какой расклад, если найдем этих, Хагена...
        - Да, может, предстоит драка.
        - Именно. Драка.

2
        Оветен смотрел на людей, шедших впереди него по крутой горной тропе, когда у него из-под ног стала уходить почва. Груда камней, вызывая за собой лавину, едва не увлекла его в пропасть. С трудом удалось удержать равновесие.
        На него стали оглядываться. Он поднял руку, давая знак, что все в порядке. Дальше он уже двигался осторожно, не отрывая взгляда от тропы. Земля, где каждый шаг может оказаться роковым! Убийственный переход уже сгубил двух его людей. А позавчера он сам подвернул ногу.
        Усилился холодный ветер. Оветен посмотрел на небо. Капнули первые крупные капли. Начинался вечерний ливень.
        Сверху, откуда-то спереди, послышался осипший женский голос:
        - Надо чуть подналечь! Недалеко расселина, там хорошо укрыться от ветра! Всего четверть мили!
        Солдаты зашагали шустрее. Девушка пропустила людей вперед, поджидая Оветена.
        - Как нога? - спросила она.
        Отмахнулся, исподтишка бросив взгляд на ее стройную фигуру. Казалось, она не ощущала холода. Кроме тяжелых армейских сапог, на ней была лишь рассупонившаяся кожаная куртка и короткая юбка с косым разрезом сбоку аж до самого бедра, видно, чтобы не стеснять движений. Скрещенные под грудью ремни крепко держали большой мешок за спиной да колчан с луком и стрелами.
        - Вообще-то болит, - честно признался Оветен. - Но ничего, я поспеваю.
        - Еле-еле...
        - Тогда оставь меня в покое, госпожа.
        Она рассмеялась, сверкнув зубками.
        Называли ее Охотницей. Прозвище несколько удивляло Оветена, но старый комендант еще в Бадоре объяснил ему, что женщина, которая выслеживает и убивает стервятников, вполне заслуживает такого эпитета.
        Она была известна во всех околотках Бадора и Громба. Слухи о необычной истребительнице крылатых Разумных давно уже просочились с Гор. То заблудившимся путникам дорогу покажет, то неожиданно появится возле костра ночных патрулей. Порой она спускалась с гор вместе с купеческими караванами до самого Рикса. Нередко наведывалась и в города. Посты у ворот всегда обращали на нее внимание. Одинокая да еще вооруженная женщина в самом сердце Громбеларда бросается в глаза. Офицеры легиона быстро научились ценить те сведения, которые она время от времени приносила.
        Судьбе стало угодно, чтобы утром того же дня, когда Оветен прибыл в Бадор, Амбегену доложили о появлении лучницы в городе. Ее засекли у Царских Ворот, и Оветен подумал, что фортуна ему улыбнулась, хотя еще тогда, в сущности, не понимал насколько.
        - Не надо так грозно смотреть на меня, господин, - сказала она, показывая жестом, что нужно догонять отряд. - Идем.
        Потянулись вслед за солдатами, десятка шагов не прошли, как с неба ливануло будто из ведра. Под косыми струями дождя солдаты продирались вперед, скользя по узкой тропе, скорее всего звериной, проторенной разве что горными козлами. Оветен не мог взять в толк, откуда берутся тропинки в местах, где, может быть, нога человека никогда не ступала. Среди горных вершин нет никаких селений, поскольку нет мест, где можно пасти овец. Козы? Ну не питаются же они этими скалами, на которых даже мох не растет!
        - Когда-то здесь были селения многочисленного племени, - сказала девушка, словно читая его мысли. - Очень могущественного. Остались только руины удивительных зданий, прямо среди каменных глыб. Похоже, некоторые из этих тропинок - следы древних дорог шергардов.
        Он с любопытством смерил ее взглядом. Уже не в первый раз она демонстрирует удивительные знания. Неоднократно он пытался выяснить их источник, но пока безуспешно.
        - Откуда ты об этом знаешь, госпожа? - Он решился спросить напрямик. И об этом, и о многом другом?
        Она чуть склонила голову:
        - Мой опекун, можно сказать, приемный отец... видел рождение разума стервятников.
        Оветен оторопело уставился на нее.
        - Когда-то он был мудрецом-Посланником, - пояснила девушка. - Теперь живет здесь, в Тяжелых Горах, и занимается исключительно историей Шерера. Его кличут Старцем.
        - Мудрец-Посланник, - повторил Оветен.
        Девушка кивнула в знак согласия.
        - В Армекте о них знают лишь то, что они будто бы существуют, - сказала она.
        "Сегодня она на редкость разговорчива", - мелькнуло в голове у Оветена.
        - Лахагар, - продолжила девушка, - посланник Шерни. Человек, который ведает сущность Пятен и Полос Шерни. А так никакой он не чародей и не маг. Такой, как все, - из плоти и крови. Общение с Шернью продлевает срок жизни, да и только. Опять же, большую часть жизни Посланник проводит в пределах Края, а там время течет в девять раз медленнее. Вот и считай, когда в Шерере пролетит девяносто лет, в Дурном Крае пройдет лишь десять. Больше я тебе ничего не скажу, господин, поскольку ничего больше не знаю. А если даже и знаю, то сути не разумею, - откровенно призналась она.
        - Армектанка в Тяжелых Горах... Как такое могло случиться? - спросил Оветен, чувствуя, что у девушки хорошее настроение. Хотелось ее разговорить.
        - Долгая история, - уклонилась она от ответа.
        Они шли молча. Расстояние, отделявшее от остальных, перестало увеличиваться, однако боль в ноге давала мало шансов на то, что оно сократится.
        - Далеко еще? - не выдержал он.
        Девушка пристально посмотрела на него. Тут он заметил что-то необычное в ее глазах. Будто они совершенно не подходят к ее лицу и в некотором смысле кажутся старыми.
        - До границы Края осталось всего ничего. Может быть, пора рассказать мне побольше?
        - Разве золото, которое ты получаешь, госпожа, не утоляет твоей любознательности?
        Платил он ей по-царски. Цена, которую она назначила, действительно была огромной. А торговаться наотрез отказалась.
        "Это честная сделка, - заявила она еще в Бадоре. - Я не вожу экспедиций по горам. А если уж мне приходится этим заниматься, то попробуйте меня убедить, что дело того стоит".
        На том и порешили.
        - Золото, которое я получаю? Хорошо, господин. Но ты не подумал, что, может быть, я хочу его заработать... честно?
        Он испытующе оглядел ее.
        - Почему ты пытаешься добраться до границы Края именно в этом, а не в другом месте? Почему это имеет такое значение? - спрашивала девушка. - Я не только должна довести вас до цели, хорошо бы еще и вернуться. Не лучше ли ввести меня в курс дела?
        Оветен отрицательно покачал головой.
        - Ну нет так нет, - сухо отрезала она и словно в отместку заявила: - Со вчерашнего дня нас преследуют.
        Это прозвучало так неожиданно, что он сперва не поверил.
        - Горы, - напомнила она. - Иногда, господин, человека вроде как на ладони видишь, а на деле вас разделяет полдня пути... Повторяю тебе: нас догоняет какой-то отряд. И скорее всего, оторваться от него не получится.
        - Почему? - не понял он.
        - Дорога через Перевал Туманов только одна. - Она махнула рукой. - По крайней мере, другой я не знаю. Потом мы выйдем на Морское Дно, а дальше уже Дурной Край. Если мы пойдем именно так, как ты того желаешь, они будут за нашими спинами, как привязанные, вплоть до того самого места, где ты намерен войти в Край. Ты ведь хочешь, чтобы мы шли через Морское Дно, верно?
        Оветен помрачнел:
        - И что ты советуешь?
        Она показала рукой вперед:
        - Там - Перевал Туманов... На Перевале легко спрятаться - и пропустить их мимо, затем вернуться, сделать небольшой крюк и войти в Край дальше к югу от Морского Дна.
        - Надо через Морское Дно. Впрочем, ты уверена, что твой план выгорит?
        - Я уверена, - раздраженно ответила она, - только в одном: ты слишком мало мне платишь, ваше благородие. Золоту любопытство не задушить.
        Опираясь на локоть, под скалистым уступом лежала девушка, пристально наблюдая за возней солдат. Их суконные сине-желтые мундиры, скроенные по образцу формы легионеров, все еще отчетливо мелькали в вечерних сумерках. Чешуйчатые доспехи отличались от кольчуг, принятых в армектанской легкой пехоте, да и ножны мечей были окованы бронзой, а не железом. Бронзовыми были и пряжки ремней.
        Прекрасный отряд. И состоящий из опытных людей.
        Еще в Бадоре она оценила их. Далеко не мальчишки из Армекта. Да разве она приняла бы предложение, если бы они оказались армектанцами?
        Армектанцами...
        Она села, подтянув к подбородку ноги, обхватила руками коленки, уткнувшись в них.
        Все шел дождь, но ветер и впрямь не достигал расселины. Солдаты перед сном ужинали. Оветен выставил часовых и поковылял к лучнице. Молча уселся рядом, о чем-то напряженно размышляя. Ушел в себя и не заметил, что буквально сверлит взглядом округлые очертания широкого женского бедра.
        - Гм? - Она решила прервать двусмысленную паузу, подобрав юбку.
        Только тут он заметил крутые формы и смущенно отодвинулся. Она прыснула:
        - Ради Шерни, господин, если уж тебе обязательно надо на что-нибудь тупо пялиться, то лучше воткни свой взгляд в какую-нибудь скалу. Их вокруг полно, - съязвила она. - Ну и что так беспокоит командира экспедиции?
        - Цель, - отрезал он. - Как ты думаешь, кто это нас преследует?
        Она пожала плечами:
        - Понятия не имею. Собственно, я даже не знаю, как давно они за нами идут. Заметила их вчера. Надо было удостовериться, потому и молчала до сих пор.
        - Как думаешь, они догадываются о цели нашего путешествия?
        - Вот не знаю. Всякое может быть.
        - Их там много?
        - Не считала, откуда мне знать?
        - Ради Шерни, ты что-нибудь вообще знаешь, госпожа?
        - Конечно, - развела она руками. - К примеру, как довести твой отряд, господин, до Дурного Края. Ты же за это мне платишь? И надо полагать, только за это?
        Он раздраженно отвернулся:
        - Что им от нас нужно?
        Она пожала плечами, но попыталась кое-что прояснить:
        - Если они знают или догадываются о цели нашего путешествия... - И далее последовало в общих чертах все то, о чем говорил Оветену старый комендант. - Перехватить экспедицию на обратном пути вовсе не так сложно. - Она словно подвела черту. - Брошенные Предметы следует искать на Черном Побережье, не так ли? Лишь безумец стал бы возвращаться из глубин Края другой дорогой, нежели той, что уже испытал. Таким образом, он обрек бы себя на сотни новых сюрпризов и ловушек. Следовательно, экспедиция покидает Край неподалеку от того же места, где пересекла границу. Достаточно устроить там засаду и выждать.
        - Слушай меня. Мы идем не в Край, - неожиданно заявил Оветен, даже не раздумывая. Если бы он снова стал раздумывать, говорить ей или нет, вряд ли решился бы.
        - А куда?
        - К Водяной Стене.
        Пришлось все подробно рассказать.

3
        Смутное место - Перевал Туманов. О нем ходили самые невероятные слухи, и уловить, где ложь, а где истина, - нельзя, пока не испытаешь на собственной шкуре. Бело-желтое марево, ползущее на Перевале, с начала времен распространяло свое дыхание до самого Морского Дна. Даже не туман и не пар, клубящийся над какими-то там горячими источниками или гейзерами, скорее дым, потому что в нос бил явный запах гари, это и дымом-то не было, потому что тот разъедает глаза, от него першит в горле.
        Из всех наиболее известных историй, что рассказывались о Перевале Туманов, чаще всего повторялись две. Одна из них гласила о крылатых змееконях, много веков назад проклятых Шернью; другая - о сине-черных призраках.
        Сейчас среди таинственных испарений и громбелардской мороси пробирался отряд вовсе не призраков, а людей из плоти и крови. Это двигалась вперед группа Рбита и Каги - двадцать с лишним мужчин и только две женщины, если не считать командира. На расстоянии отряд можно было легко принять за военный патруль, так как в глаза бросались строжайшая дисциплина и порядок в строю. Никто ни о чем не разговаривал, вопросов не задавал, никто не останавливался. Иллюзия поддерживалась одинаковой для всех формой одежды и вооружения. Конечно, на легионерские мундиры это не походило, зато на каждом была прочная кольчуга, арбалеты в добротных кожаных чехлах за спинами да сумки со стрелами по бедрам. Практически все, кроме кота, имели мечи, а плечи и грудь покрывали большие мешки из козьих шкур.
        Рбит обычно редко пользовался доспехами. Они стесняли его движения, а этого он терпеть не мог. Но сейчас он тоже был одет в кольчугу, наподобие тех, что носили члены кошачьего отряда гвардии в Рахгаре. Рбит вел группу уверенно и быстро. В нынешних условиях это было крайне непросто. Кроме того, человеческие тропы в горах малоудобны для котов, впрочем, и наоборот. Стена высотой в двадцать локтей, с множеством выступов, за которые могла ухватиться человеческая рука, для кота порой бывала непреодолимым препятствием; с другой стороны - скальный уступ шириной в два пальца казался ему широкой дорогой... Огромную груду валунов, на которую людям приходилось с трудом карабкаться, Рбит легко преодолевал могучими прыжками, каждый из которых занимал не больше времени, чем хлопок в ладоши.
        К счастью, переход через Перевал Туманов оказался не слишком тяжелым, а спуск по восточной стороне мог быть и вовсе легким, если бы не казался таким до бесконечности долгим. Наконец они спустились в долину, которую называли Морским Дном.
        Здесь и впрямь когда-то было морское дно, в старозаветные времена, когда Шернь сражалась в небе Громбеларда с враждебной силой - Алером. Упало на землю одно из Светлых Пятен, и целый залив превратился в дышащий пар, а морская вода уже никогда не посмела вернуть в места, которых коснулась сама Шернь. Во всяком случае, так гласила одна из древнейших легенд Громбеларда.
        Быль или небыль? Мало похоже на сказку, когда воочию видишь Водяную Стену. Прозрачная гладь высотой в четверть мили прочно и неподвижно стояла на границе Дурного Края, наглухо отгораживая его от долины. Вдоль Стены стелются клубы желто-белого тумана, как на Перевале, но гуще. Ползут, словно живые, по всей сухопутной границе.
        Рбит исходил Морское Дно вдоль и поперек, облазал Перевал Туманов со всех сторон, столько раз видел Водяную Стену, что и не упомнишь, да вот только тайны этих мест волновали его не больше, чем прошлогодний снег. А что ему до армектанского или дартанского снега? В Громбеларде его никогда и не бывало. Шернь поливала его дождем, словно пыталась отмыть оскверненную Алером землю. Загадка Водяной Стены могла бы иметь для кота значение лишь в том случае, если бы Стена вдруг вознамерилась рухнуть ему на голову. Но с чего ей было рушиться? С таким же успехом могло бы упасть небо, тысячелетиями висящее над Шерером...
        Кот до кончиков когтей, Рбит волновался лишь о насущных вещах, логично связанных с самой жизнью. Загадки же и тайны природы он считал чем-то безнадежно скучным, как и всякие размышления на эту тему. Кому это пригодилось? Дымная мгла на Перевале не вызвала ни единой мысли о чудесах Они, конечно, существовали, но и без того хватало проблем, чтобы задумываться о каких-то вонючих испарениях.
        Отряда Вер-Хагена найти не удалось. А ведь где-то они должны были быть. Разведчики, посланные Кагой, опытные знатоки гор, доложили только то, что люди впереди них, вне всякого сомнения, армектанцы, что было ясно с самого начала. Тогда где укрылась компания мясников Хагена? В каком направлении они идут? А может, их вообще не было, а изрубленный труп оставили армектанцы? Маловероятно. Надругаться над убитым в бою врагом армектанец не мог, законы войны были для него священны. На куски рубили лишь алерцев. На севере могли порубать врага, как бы подчеркивая тем самым, что так убивают "бешеных алерских псов" и правила честного поединка их не касаются. Речь, мол, идет не о вражеском войске, а о стаях подлых, диких, запаршивевших зверей. Рбит был сведущ в армектанских обычаях и традициях и знал, что они не нарушались практически никогда.
        Тогда кто же убил разведчика?
        Предводитель разбойников прекрасно понимал: подчиненные Каги сделали все, что было в человеческих силах, лишь бы отыскать таинственный отряд.
        "Вот именно, - подумал кот, - в _человеческих_ силах". И решил отправиться на разведку сам.
        Сгустились сумерки, когда отряд почти добрался до самой вершины Перевала. Там Рбит разрешил привал. Люди тут же потянулись к запасам еды, устраиваясь прямо на земле.
        Кага только попила воды и пошла переговорить с людьми, чтобы оценить их настроение, хотя и без того видела их хорошее расположение духа. Этот народ всегда неровно дышал к золотишку, вину, развлечениям. Войны и драки воспринимались ими в том же ключе, но Тяжелые Горы для каждого оставались чем-то вроде страсти, тем самым напоминая ей армектанских Всадников Равнин, не мысливших жизни без дикого галопа по бескрайним, изрезанным бешеными горными реками просторам. Что для тех, что для других - пока они отдавались своей страсти, все было в полном ажуре. Кага это по себе знала.
        Девушка подошла к Рбиту, протянула руку, пошевелив в воздухе пальцами, - эдакое кошачье Ночное Приветствие, жест, означающий и пожелание счастья, и сигнал того, что все хорошо. Это было для нее столь же естественно, как кивок головой, наверное, будь у нее когти, она с удовольствием выпустила бы их.
        - Ты как? - тихо спросила она.
        Кот помолчал, наконец произнес:
        - У меня дурное предчувствие, Кага, неясное, смутное ощущение, что предприятие закончится бедой. Оно исходит из двух источников.
        Она пристально посмотрела на него.
        - Перо, - коротко пояснил кот.
        Кага нахмурилась. Рбит обладает самым могущественным из Гееркото Дурных Брошенных Предметов, добытых в свое время в Краю. Носить его небезопасно, но оно же дает и множество преимуществ. Рбит прятал Перо в маленьком мешочке на животе, надежно укрытом сейчас под доспехами.
        - Второй источник - я сам, - добавил он.
        - О чем ты? - спросила она, хотя и не обязана была все понимать.
        - Не знаю, Кага. Я бы сказал, что дело касается того отряда Хагена, но Гееркото не реагирует на подобные мелочи, значит, тут что-то более серьезное.
        Ей стало не по себе. Она всегда испытывала неосознанную настороженность к силам Шерни, недолюбливая ее саму и все, что с ней связано.
        - Послушай, - задумчиво произнес кот, - пошли людей на разведку. Снова. Везде. Особенно в тыл. Я пойду на вершину Перевала, и, если потребуется еще дальше, туда, где старая крепость, знаешь? Может, оно и хорошо, что это дурное место... Мы не двинемся отсюда до тех пор, пока не выясним, в чем тут дело. Ручей не ищите, он слишком далеко отсюда. Надо набрать дождевой воды, потому что, может, придется остаться здесь дольше, чем мы рассчитывали.
        Кага проводила взглядом клубы потянувшегося к ногам тумана.
        - Эти пары ядовитые, - сказал кот, отгадав ее мысли. - Впрочем, место ничем не хуже других, а может, даже и лучше, потому что даже средь бела дня нас никто не увидит. Выстави часовых и организуй все как обычно.
        - Пойдешь один? - спросила она деланно-безразличным тоном, но глаза отвела.
        - Да, Кага. Кто-то должен командовать здесь.
        Это не была настоящая причина, вернее - не единственная. Будь она кошкой - они пошли бы вдвоем.
        С тщательно скрываемой горечью Кага кивнула.
        Среди каменных завалов, окутанные таинственным туманом, лежали руины древней крепости. Никто не бродил в этих краях ради каприза. Старались проходить скорее мимо, направляясь к Морскому Дну или обратно, и так же, как и через Перевал. С тропы никто не сворачивал, кто знает почему.
        Разве что Рбит давно разведал эти руины. К ним-то он сейчас и направлялся, вовсе не рассчитывая что-то там найти. Среди скалистой пустыни в этой области Тяжелых Гор старая цитадель шергардов, пожалуй, единственное место, куда он мог направиться, чтобы не бродить по кругу без определенной цели, привлекая чужое внимание.
        В густом мареве тумана вековые развалины казались выдернутыми из сказки, но при этом сказки весьма мрачной. Рбит старался не поддаваться ауре этих мест. Со всей осторожностью он шел вдоль мертвых стен, с каждым мгновением все более убеждаясь, что попал, куда требовалось.
        Перо будто прожигало насквозь.
        На первый взгляд цитадель выглядела абсолютно забытой и заброшенной. Небольшой внутренний двор, заваленный каменными обломками, был пустынен и тих. Но вместо того, чтобы пересечь его напрямик, Рбит предпочел обойти его, укрываясь в тени выщербленной стены. Он добрался до развалин, служивших когда-то жильем, и скрылся во мраке древних покоев.
        Их пустота казалась зловещей, лишь кое-где через проломы и щели в стенах вглубь проникали остатки дневного света. Темнота коту не мешала, его сверкающие глаза легко различали очертания вокруг. Несмотря на доспехи, он двигался бесшумно, хотя и довольно медленно; ни одно живое существо не могло даже подозревать о его присутствии.
        И все же чутье подсказывало ему: за ним следят...
        Терпеливо, медленно и осторожно он шаг за шагом вынюхивал закоулки коридорных лабиринтов и комнат. Найдя тесный, наполовину засыпанный вход в подвал, он без колебаний устремился туда. Крутая полуразрушенная лестница вела вниз и вниз - казалось, ей нет конца. В кромешной темноте уже не помогало даже кошачье зрение. Теперь Рбит полагался исключительно на слух и осязание. Время от времени он касался доспехами стены и прислушивался к шороху, улавливая эхо. Мелкие и более крупные груды камней, дыры в ступенях - все препятствия на пути он определял на ощупь, навострив усы и брови.
        Лестница наконец закончилась. Кот сделал два медленных шага вперед и остановился. Не доверяя первому ощущению, он наклонил голову, почти касаясь носом того, что преграждало ему путь. Он присел и с некоторым трудом достал Перо. Он так давно носил его на себе, что уже научился чувствовать, когда начинают волноваться переполняющие Предмет силы. Так было и на этот раз.
        Он произнес короткую Формулу, одну из самых простых. Перо тотчас же связало ее звучание с соответствующими Полосами Шерни. На одно мгновение зелено-желтая вспышка осветила бездну подземелья, и Рбит увидел то, что ожидал. Одновременно вернулось ощущение постороннего присутствия. Гадб резко обернулся, вторично произнося Формулу Света. Яркая молния послушно разорвала тьму, выявив нечто, ползущее вниз по крутым ступеням, черное, как тень, похожее на поток густой грязи.

4
        Двоим из посланных Кагой разведчиков уже не суждено было вернуться в лагерь. Это были те, которые пошли в тыл, в сторону Бадора. На этот раз они наткнулись на равных себе и попали в руки передовой стражи отряда Громбелардской Гвардии.
        Кажущееся на первый взгляд странным присутствие бадорских солдат в этой части Гор объяснялось очень простой причиной: солдаты выслеживали именно группу Рбита и Каги, уже давно, собственно, с самого начала зная о ее существовании...
        Этот отряд в глубочайшей тайне покинул гарнизон по приказу его благородия Р.В. мбегена. Старый комендант, действительно не имея другой возможности усилить армектанскую экспедицию силами имперского войска, хотел одним выстрелом убить двух зайцев: выполнить свою работу, а заодно хоть как-то помочь сыну старого друга. Амбеген был уверен, что одна, а то и несколько разбойничьих банд непременно пустятся следом за отрядом Оветена. Таким образом, подворачивался великолепный случай ликвидировать эти банды, естественно, если соблюдать осторожность. Он не стал говорить о своих замыслах армектанцу, поскольку до последнего момента не знал, примет ли его план Имперский Трибунал, с представителем которого ему еще предстояли переговоры. Когда же согласие было получено, сын Линеза был уже далеко в Горах. Попытки связаться с ним могли подставить под удар всю операцию.
        В гарнизоне у бадорского коменданта были особо доверенные люди, которым он мог поручить любое задание. Закаленные громбелардские солдаты, привыкшие сражаться со всякими подонками, знатоки горных троп. Он выбрал самых лучших. Два десятка солдат из элитарного корпуса Громбелардской Гвардии, остальную часть отряда из тридцати человек составляли наиболее опытные легионеры, какие оказались под рукой. Всем отрядом командовал Сехегель - старый сотник, за плечами которого была уже далеко не первая подобная миссия.
        Предложив молодому армектанцу услуги проводницы, Амбеген заодно получил возможность кое-что у нее разузнать, якобы между делом. В частности, он спросил о маршруте, по которому она намерена вести отряд. Таким образом, ему стали известны подробности, которые мало что говорили Оветену, зато очень многое - Сехегелю. Благодаря этому солдаты на безопасном расстоянии двигались за группой Оветена следом, а также и за отрядом Рбита и Каги. Вблизи Перевала Туманов они сократили дистанцию, намеренно провоцируя стычку с разбойниками в благоприятных для себя условиях - в тумане. Более того, чуть дальше от Перевала, в долине Морское Дно, расположился форпост легиона, куда можно было привести более или менее важного пленника. Осталось только взять его.
        (О существовании форпоста, на попечении которого находились долинные селения, Оветен узнал от Амбегена; жаль, что раньше, возвращаясь из неудачной морской экспедиции, он и понятия не имел, что невдалеке от места, где пришлось спрятать сокровища, находится воинская часть. Ее комендант, по крайней мере, мог показать самый удобный путь до Дартана или Бадора, а может, и найти какого-нибудь проводника...)
        Так или иначе, солдаты ускорили темп марша, тем самым приближаясь к двигавшимся впереди отрядам. В любую минуту они готовы были к возможной встрече с разведчиками разбойников. В такой ситуации захват людей Каги вовсе не стал каким-либо чудом, даже особым везением. Это должно было случиться - потому и случилось.
        - Ну что, говорят что-нибудь, Маведер?
        Допрашивавший пленников десятник поднял смуглое лицо с типичным для громбелардов орлиным носом.
        - Нет, - флегматично ответил он. - Уже нет.
        Сехегель наклонился к распростертому на полу человеку, заглядывая в неподвижные глаза. Мертв.
        - Другой тоже?
        - Тоже, господин. - Маведер встал, вытянулся и начал докладывать: Двадцать пять человек, ваше благородие. Их лагерь недалеко, я смогу найти это место. Правда, во главе не пустобрех какой-нибудь...
        Сотник жестом поторопил гвардейца.
        - Басергор-Кобаль, господин.
        Сехегель причмокнул.
        - Ну, ну... - только и пробормотал он.
        Десятник внимательно изучал выражение его лица, но ничто не говорило о том, что командир сколько-нибудь удручен этим известием.
        - Удалось выведать, - добавил Маведер, - что кота нет в лагере. Вроде как ушел в разведку.
        - Вернется.
        - Если позволишь, господин... - что-то еще хотел сказать Маведер.
        Сехегель кивнул.
        - Я бы посоветовал поспешить. Когда вернется Кобаль, не получится лагерь врасплох захватить. Поймать или убить этого гадба было бы делом геройским, но это невозможно. Не в таких условиях, ваше благородие.
        Сехегель помрачнел. Маведер, один из лучших его разведчиков, прослужил несколько лет в рахгарском гарнизоне вместе с гвардейцами-котами из породы гадбов. Он понимает, о чем говорит. Да и сам Сехегель знал котов не понаслышке.
        - Собери совет, - приказал он.
        Несколько минут спустя состоялось экстренное совещание Сехегеля, его заместителей и троих десятников. После этого отряд снова двинулся в путь. Впереди шла группа охраны под командованием Маведера.
        Наступила глубокая ночь, когда они достигли цели. Предстояло снять часовых, расставленных вокруг разбойничьего лагеря. Группа охраны под командованием Маведера с задачей справилась, хотя и не лучшим образом. На этот раз не хватило удачи, так нужной на войне. Отчаянная борьба бдительного часового, которого не удалось снять тихо, привела к тому, что проснулись люди Каги, похватались за оружие, но на лагерь тут же напало тридцать хорошо вооруженных солдат.
        Ничего общего с военным искусством в ночном сражении под пасмурным громбелардским небом, к тому же на Перевале Туманов, нет. Сквозь крики и вопли солдаты спотыкались о камни, хватали неясные расплывчатые тени, которые тут же исчезали как дым, сталкивались друг с другом, падали, бросаясь на своих с кулаками, орудовали рукоятками мечей, ножами, даже зубами. Свой или чужой, можно было определить лишь на ощупь, поэтому не раздалось ни единого выстрела. Какой смысл устраивать стрельбу, если не видишь цели! Все, что отличало одних от других, - это мундиры да шлемы, разбойники их не носили. То и дело налетали друг на друга, пытаясь как-то определить, с кем идет бой. Но в общей суматохе смертельные враги сначала сражались плечом к плечу, лишь бы отразить шквал ударов со всех сторон, пока в какой-то момент вдруг не замечали собственную ошибку. Тогда они моментально разворачивались и с той же яростью хватали друг друга за глотку. Среди тех, кто выжил в этой схватке, никто не мог бы поклясться, что не зарезал своего.
        Постепенно затихли боевые кличи и ругань, сменившись стонами раненых, криками боли. Битва завершилась.
        Связывать пленников и перевязывать раны пришлось в полной темноте. Даже если бы и было из чего развести огонь, победители не посмели бы этого сделать. Никто не мог знать, не спрятались ли во тьме остатки разбитого отряда с арбалетами наготове. Выставив караул, стали ждать рассвета.

5
        Как только вернулась Охотница, Оветен показал ей только что обнаруженный труп часового.
        - Не понимаю. - Он будто ждал ее разъяснений.
        Изрубленное тело, казалось, тает в клубах тумана. Она отвела взгляд.
        - Чего? Того, что Вер-Хаген убивает наших дозорных?
        Мрачная тень мелькнула в его глазах.
        - Именно. Я мало что знаю о Тяжелых Горах и разбойничьих обычаях... Но, судя по тому, что я слышал, экспедиция рискует подвергнуться нападению, причем только на обратном пути, так? Кому нужно ослаблять нас сейчас? Если мы войдем в Край ослабленными, риск, что мы оттуда не вернемся, увеличится, так? А ведь им нужно, чтобы мы вернулись, и притом с добычей. Все так?
        Девушка задумчиво кивнула, затем посмотрела на столпившихся вокруг солдат.
        - Его нужно похоронить, - пробормотала она.
        Оветен не спеша взял ее под руку, увлекая в сторону. Остановился на расстоянии от людей, испытующе посмотрел на нее.
        - Ты прав, - сказала она, чувствуя, что нужно объясниться. - При одном условии - если никто не знает, что в Край мы вовсе не идем.
        Он помолчал, затем медленно выговорил:
        - Со вчерашнего дня знаешь ты.
        Она замерла.
        - Ты хочешь сказать...
        - Ничего я не хочу! - сердито перебил он. - Знают четыре человека: я, мой отец, бадорский комендант и ты. Если бы меня спросили, кому из этих четверых я меньше всего доверяю, я ответил бы: проводнице! Разве не понятно? Что мне, в конце концов, известно о тебе, кроме того, что ты живешь горами?
        - Но рано или поздно я должна была узнать правду.
        - Но это не основание доверять тебе больше, чем собственному отцу.
        - А коменданту?
        Оветен пожал плечами:
        - Мы преодолели большую часть пути. Если бы его благородию Амбегену нужны были Брошенные Предметы, уже наверняка погибла бы половина моих людей. Но нет. Погиб один, причем сразу после того, как ты узнала тайну.
        - Ага! И потому я изрубила бедолагу на куски, притворяясь Хагеном-Мясником, - съязвила девушка. - Хватит. Проводницы у тебя больше нет.
        - Женщина, - промолвил он, останавливаясь. - Как мне достучаться до твоих мозгов? Может, схватить тебя за грязные патлы и встряхнуть хорошенько?
        Он протянул было руку, но девушка инстинктивно отпрянула. Оветен тяжело вздохнул.
        - Ты спрашивала, не знает ли кто о цели нашего путешествия. Я назвал четверых. Из этих четверых меньше всего я доверяю тебе. Но если бы я и в самом деле решил, что ты нас предала, я убил бы тебя на месте. Какой смысл доискиваться причин? Знаю, что это не ты. С того момента, когда я доверился тебе, ни на одно мгновение с тебя не спускали глаз.
        - Я заметила... - Она неожиданно усмехнулась. - И догадалась, зачем такой эскорт в разведке. Ну что ж, такова цена любопытства.
        Они отошли еще дальше, где не только солдаты, суслики и те не смогли бы услышать.
        - Попробую спросить по-другому: кроме этих четверых кто-нибудь еще мог разнюхать?
        - Сомневаюсь. Если кому вдруг не пришло бы в голову приложить ухо к нужной двери..
        в нужный момент. Знают двое - знают все, так говорят? И уже никогда нельзя быть уверенным, что тайное не станет явным. Кстати... Твоя разведка что-нибудь дала?
        Она тряхнула головой:
        - Хм... я уж думала, ты не спросишь. Я знаю, где они.
        - Разбойники?
        - А про кого мы разговор держим? Они близко, у кромки перевала, на той стороне. Полдня пути. Там их человек двадцать.
        Оветен присвистнул.
        - Полдня пути, говоришь... двадцать... - Он задумался, наконец встряхнулся и спросил: - Что посоветуешь?
        - А что я могу посоветовать? Я проводница, и не более. Я сейчас принесла тебе весть, и делай с ней что хочешь, ваше благородие.
        - А что если на них напасть, упредить, так сказать, и первыми сделать выпад?
        Она замахала руками:
        - Делай что хочешь, меня это не касается. Мне нет никакого дела до разбойников. И им до меня нет никакого дела.
        Он кинул на нее изучающий взгляд:
        - Как ты это себе представляешь?
        - А никак. Я же говорю тебе: хочешь - делай свой выпад, ваше благородие. Я покажу тебе, где они, впрочем, твои люди были со мной и тоже знают. А я сяду где-нибудь в сторонке и подожду. Победишь - пришлешь кого-нибудь за мной. Проиграешь - моя миссия окончена. Пойду искать стервятников.
        - Или мои Предметы.
        Девушка пожала плечами.
        - Что, рассчитываешь и после смерти стеречь? - ехидно спросила она.
        - И все-таки, госпожа, - парировал он, - мне кажется, ты слишком узко понимаешь свои обязанности. Я заплатил тебе и в самом деле немало. Думаю, у меня есть право требовать по крайней мере твоего мнения по любому вопросу, связанному с нашей экспедицией, горами и всем тем, что в них происходит или может произойти.
        Тут она прикусила губу.
        - Значит, так, ваше благородие: думаю, стоит попытать счастья. После того, что случилось с твоим дозорным, я сомневаюсь, что они оставят нас в покое, и не важно, что ими движет. Если бы я была командиром, то постаралась бы нанести удар первой. Что-нибудь еще?
        - Да. Как ты оцениваешь наши шансы?
        Девушка задумчиво склонила набок голову:
        - Пожалуй, неплохо. Можно попытаться застать их врасплох. Твои люди, может быть, и не знают гор, но война есть война, а к ней они, скажем прямо, подготовлены очень даже неплохо. Если бы тебе пришлось во главе своего отряда играть с горцами в прятки - это другое дело. Но открытая схватка, лицом к лицу... Думаю, может получиться.
        - Значит, умеешь давать советы, - пробормотал он себе под нос, - когда захочешь... Скажи-ка мне, госпожа, почему ты все время пытаешься... как-то увильнуть? Сохранить дистанцию?
        - Честно? - спросила она.
        Он кивнул.
        - Причин несколько. Первую я уже называла: меня не касаются твои дела, господин. Иногда мне нужно золото, потому я и решила немного подзаработать. Но, честно говоря, мне почти все равно, чем закончится твое предприятие - поражением или удачей. Мне больше хотелось бы последнего но скорее из принципа.
        Оветен понял эти слова и принял их к сведению.
        - А второе и самое главное, - продолжала она, - я не привыкла водить желторотых птенцов по горам. Вы же беспомощны, словно дети. Меня это злит, смешит, а прежде всего - создает между нами непреодолимую пропасть. Хочешь еще что-нибудь услышать, ваше благородие? Если нет, позволь мне отдохнуть. Я хочу чего-нибудь поесть.
        Она вовсе не шутила, говоря, что в сражение ввязываться не станет. Оветен пытался ее переубедить, даже слегка пригрозил, но в конце концов сдался, достаточно ей было заявить, что вернет деньги и уйдет. Пришлось оставить ее в обществе двоих солдат примерно в полумиле от лагеря разбойников, сам же с остальными пошел дальше.
        Девушка долго прислушивалась к ночным шорохам. Ее слух улавливал звуки битвы, однако ничего, что свидетельствовало бы о том, что армектанцев обнаружили, так и не услышала. Что ж, она понимала: ночное нападение на вражеский лагерь - всегда лотерея. Опытного часового, неподвижно стоящего под какой-нибудь скалой, невероятно трудно обнаружить. Однако на вражеские лагеря нападали все-таки не толпы оборзевших подростков, а воины, которым самим не раз и не два приходилось стоять на посту в таких же условиях и которые прекрасно знали, что может услышать или увидеть часовой, а что нет...
        Лучники Оветена составляли лучшую часть его отряда. Насколько она могла понять, почти все в сине-желтой дружине прежде служили в императорском войске, притом не где попало, а на северной границе. Перейдя на личное жалованье, существенно более высокое, они вовсе не отбывали службу на парадах, скорее наоборот. Еще в Бадоре, когда она спрашивала о людях, которых ей предстояло вести, Оветен объяснил, что его отец, военный комендант Рины, нуждался в отборном войске, которое могло бы, по его мнению, быть использовано в любом месте и в любое время. Имения Б.Е.Р.Линеза были разбросаны по всему округу. Однако Всадники Равнин любили порой подпалить пару дворов... Прекрасно зная отношения, царившие в Армекте, она с полуслова поняла, что комендант имперских легионов находился на особом положении. Хоть легионы и обязаны преследовать Всадников, его тем не менее могли сразу же обвинить в превышении власти, потому что получалось, будто он посылает имперские войска для защиты собственного имущества. Наверняка гордый магнат даже думать не хотел о том, чтобы выслушивать подобные упреки...
        Как только в предрассветных сумерках проявились контуры скал, издали донесся вопль, за ним еще один, еще... Ей послышалось нечто похожее на боевой клич... а может, вскрики ярости, отчаяния, боли?
        Вскоре все стихло.
        Скорее всего, Оветен все-таки не решился пробиваться ночью через вражеские посты. Дождался рассвета и - как она предполагала - силами лучников перестрелял противников, как только удалось различить их силуэты. Недооцененный в Громбеларде лук, надежный и скорострельный, в таких условиях оружие покрепче арбалета. Последний, конечно же, незаменим в сражении, но в основном днем, когда все видно и на значительном расстоянии.
        Сопровождавшие солдаты, обеспокоенные исходом сражения, нервно топтались на месте, поглядывая на свою "подопечную" с нарастающей злостью. Однако полученный ими приказ был вполне четок: "Не спускать с нее глаз, не отходить ни на шаг".
        Было уже совсем светло, когда девушка неожиданно поднялась с земли, однако вовсе не за тем, чтобы идти на поле битвы...
        - Стервятник, - почти шепотом произнесла она.
        Солдаты обменялись взглядами, потом вперились в небо, туда, куда указывала ее вытянутая рука. Напрасно. Если среди полос тумана и был просвет, то он быстро затянулся: различить клочок пасмурного неба удавалось с трудом, что там говорить о стервятнике где-то над облаками?
        Девушка высыпала себе под ноги стрелы. Прошло время, прежде чем до солдат дошло, что означают ее приготовления.
        - Ради Шерни, - удивленно произнес один из них, - ты же не хочешь сказать, госпожа, что пойдешь на эту птицу? Да видела ли ты ее вообще?
        - Видела, - упрямо подтвердила она.
        Солдаты опять переглянулись.
        - Послушай, госпожа... У нас приказ сопровождать тебя...
        - Ну и что?
        - Да нельзя тебе уходить!
        - Ну так возьми лук, придурок, и застрели меня.
        У ее ног лежало все, что она сочла лишним; в руках остались только лук да стрелы.
        - Тебе нельзя уходить, госпожа! - тупо повторил солдат.
        Она молча развернулась и пошла прочь.
        - Иди с ней, - нервно бросил старший солдат. - Ну иди же! Мы должны не спускать с нее глаз, и все... Я подожду наших здесь.
        - Глупая девка... - буркнул тот сквозь зубы.
        Девушку он догнал довольно быстро. Она увидела его, но не сказала ни слова. Вскоре она свернула с тропы, не снижая темпа. Местность стала неровной, склон круче... Она прыгала по камням, словно коза, лучник не поспевал за ней. Он крикнул раз, другой, но лишь когда девушка скрылась в тумане, он понял, что его обвели вокруг пальца.

6
        Весть об исчезновении лучницы вызвала у Оветена приступ неописуемой ярости. И без того проблем по горло... История о стервятнике, якобы замеченном где-то в тумане, выглядела столь неправдоподобно, что даже излагавшие ее солдаты, похоже, это понимали. Достаточно было взглянуть на стелющиеся повсюду языки тумана, чтобы понять, как ничтожен шанс заметить в них что-либо, да еще на высоте, в тучах.
        - Кретины! - прорычал Оветен. - Идиоты и дураки! Прочь отсюда, и чтобы я вас больше не видел! Десять нарядов вне очереди, болваны! И месяц без жалованья!
        Козе понятно: его попросту провели. Теперь ясно, почему лучница не желала принимать участие в сражении. Оветен мог лишь удивляться тому, каким образом он умудрился поверить ее невнятным объяснениям.
        Во имя Шерни! Этой женщине только что стало известно о спрятанных в долине богатствах. Правда, он не сообщил никаких деталей... но если кто и мог отважиться на поиски вслепую, то именно она.
        И что теперь делать? Его одурачили, и уже ничего изменить нельзя. Преследовать ее? Слишком поздно. Впрочем, вряд ли в его отряде нашелся бы хоть один человек, способный догнать девушку здесь, в этих проклятых горах.
        Он мог сделать только одно: идти дальше, и как можно быстрее. Дорога от Перевала Туманов была довольно легкой, долину же он знал по предыдущей экспедиции. Правда, тогда он возвращался через горы другой дорогой, вдоль побережья, в сторону Дартана.
        "Значит - в путь... и немедленно, - решил Оветен. - Да вот только что делать с ранеными? - А их было немало; напав на рассвете, он понес существенные потери, став и сам видимым для противника... - А что с пленными? Пожалуй, это самая большая проблема!" Похоже, он ввязался в историю, из которой не так легко выпутаться...
        И все же он приказал готовиться к выходу.
        До места, над которым кружил стервятник, было не слишком далеко. Избавившись от солдата, девушка быстро вернулась на тропу и пошла вернее, побежала - дальше, к вершине Перевала.
        Она мчалась вперед с выносливостью волчицы, время от времени останавливаясь и вглядываясь в небо, где мелькали просветы в полосах тумана. Птицы не было видно. Лишь благодаря чудесной случайности она обратила свой взор в нужную сторону и была абсолютно уверена, что видела.
        Стервятника.
        Шло время, ее дыхание становилось все тяжелее. Душила бессильная злоба. Она уже понимала, что, скорее всего, проиграла. Возможно ли, чтобы ненавистная птица столь долго парила над одним и тем же окутанным туманом местом! Может быть, стервятник ждал ее?
        Была, правда, и другая возможность. Он мог где-то опуститься на землю к добыче. Стервятники жили по обычаям своих предков. Их нелегко отогнать от падали, которую они себе высмотрели с высоты. Кроме того, они умели ее защищать...
        Насколько она могла оценить, птица кружила прямо над тропой, ведущей через Перевал. А это свидетельствовало о том, что стервятник чуял смерть вовсе не какого-нибудь животного... Горные звери, редкие в этих краях, не пользовались тропами... Тем более зверь больной, умирающий. Он искал бы, скорее всего, самых диких и наименее доступных мест, чтобы найти последнее пристанище.
        Значит - человек? Раненый? Может быть, мертвый?
        Внезапно ей пришла в голову мысль, что она сама подвергается серьезной опасности, но девушка продолжала бежать.
        Неожиданно перед ее глазами неподалеку разыгралась необычная сцена. Среди клубящихся испарений послышался хорошо знакомый клекот стервятника, затем - пронзительный свист, завершившийся громким треском, словно кто-то сломал несколько стрел одну за другой. В то же мгновение над ее головой пронесся бирюзово-зеленый сноп света, другой ударил вверх, потом третий в сторону, а за ним четвертый, пятый... Девушка бросилась на землю, зная, что вспышки несут смерть. И правда: скала, в которую они попали, дымилась, оседая в крошеве мелкого щебня.
        Вскоре все улеглось.
        Она выжидала, не шевелясь, застыв с оружием в руках.
        За это время в глубинах памяти ожили смутные обрывки воспоминаний. Клекот стервятника... такой же странный свист... такой же треск...
        Внезапно она все поняла, и от страха у нее перехватило дыхание. Она продолжала лежать, ожидая порыва ветра, который бы разогнал туман.
        Она дождалась наконец. Взору предстала жуткая картина. Стервятник лежал кровавой кашей из мяса, костей, крови и черно-белых перьев. Там же она увидела еще одно тело, недвижно распростертое у подножия каменной пирамиды.
        Она встала и медленно, потом все быстрее двинулась туда. Девушка присела, отложив в сторону лук. Громадный кот пытался подняться, но она успокоила его решительным жестом и провела рукой по разорванной во многих местах кольчуге, где сочились кровавые раны.
        - Л.С.И.Рбит, - хрипло проговорила девушка.
        К ее удивлению и почти ужасу, кот хрипло засмеялся характерным звериным урчанием.
        - Маленькая армектанка... которая не знает Гор... - промурлыкал он. Не могу поверить! Во имя Шерни! Так это о тебе рассказывают Горы, Охотница?
        Снова послышался его хохоток.
        - У меня ничего нет... - беспомощно сказала девушка, думая о бинтах и воде, чтобы промыть его раны. - Это... тот стервятник? - спросила она, хотя и понимала, что это не так. Стервятники способны на многое... но никакие клюв или когти не могли так разодрать железный панцирь.
        Кот не ответил. Он отодвинул лапу, и она увидела слегка мерцающий продолговатый предмет. Серебряное Перо... Кот проследил за ее взглядом и снова подтянул лапу.
        - Даже не смотри на него, - предостерег он. - Я сам не знаю, на что способна эта штука, не ведаю, что освобождает заключенные в ней силы. Она убивала стервятника дважды. Тогда ее привела в действие моя ненависть, а теперь... - он покачал головой, - бессилие.
        - Не надо много говорить. Что если я тебя понесу?..
        Кот презрительно фыркнул:
        - Охотница, ты что, думаешь, я сейчас сдохну? Не бойся... Дай мне еще немного полежать, и все. Да и мой лагерь здесь недалеко...
        Ее поразила внезапная мысль.
        - К западу отсюда? - спросила она. - В паре миль?
        - Знаешь?
        Она чуть не проглотила язык:
        - Я была уверена, что это люди Хагена... Только они оставляют свои жертвы... в таком виде.
        - Значит, ты знаешь и про Хагена. Ради Шерни, Охотница, если бы я знал, что ты ведешь экспедицию... - Кот оборвал себя на полуслове. - Где твои люди? - вдруг спросил он.
        - Не мои... я только веду. В том-то все и дело, гадб. На рассвете они напали на твой лагерь.
        - И?.. - Разбойник силился подняться. - Говори, женщина!
        - Доподлинно не знаю. Я ждала, чем закончится вся эта авантюра, в стороне, а потом заметила стервятника.
        Рбит прижал уши. Похоже было, что он набирается новых сил.
        - Возьми его, - сказал он, убирая лапу с Пера. - Но только не голой рукой.
        Она оторвала край юбки и подобрала Предмет. Даже через ткань она почувствовала тепло.
        - Положи в этот мешочек... а теперь под мою кольчугу... Хорошо.
        Они помолчали.
        - Отнеси меня в мой лагерь, Охотница.
        Она кивнула.
        - Но если...
        - Отнеси меня туда. Все равно.
        Она с трудом подняла кота с земли и взвалила себе на шею. Потом осторожно взяла тетиву лука в зубы, придерживая лапы Рбита на своей груди.
        Сделав полтора десятка шагов, она почувствовала, как вдоль шеи стекает липкая струйка крови.
        - Если я пойду дальше, ты истечешь кровью, - пробормотала девушка, не выпуская из зубов тетивы. - Если побегу... могут открыться и другие раны.
        - Если можешь бежать - беги... - тихо сказал кот, и она поняла, что дело плохо.
        Оветен еще пытался медлить и тянуть время вопреки здравому смыслу, полагая, что девушка может вернуться, а история со стервятником окажется не пустым вымыслом.
        В конце концов он сдался.
        Уже поднялся отдать приказ, и в то же мгновение в тумане со стороны перевала раздался крик.
        Он не поверил собственным ушам. Крик, однако, повторился, и это была она!
        Девушка вынырнула из тумана, и первым порывом Оветена было броситься ей навстречу. Сделав несколько шагов, он застыл на месте, будто в столбняке. Ошеломленно замерли и его люди.
        Девушка не могла больше бежать. Она осела на землю, переводя дыхание, выпустила лук, что до этого держала в зубах. Из уголков рта, посеченных тетивой, проступала кровь. Юбки на ней не было. То, что от нее осталось, висело рваными лоскутами, остальное пошло на бинты, ими были перевязаны раны громадного кота, неподвижно лежавшего на земле. Девушка лишь жестом показала на него, мол, им нужно заняться, и тяжело упала навзничь, закрыв глаза. Из ее рта вырвалось хриплое дыхание.
        - Дайте ей воды! - приказал Оветен, приходя в себя. - Займитесь котом!
        Один из солдат, наиболее искусный в перевязывании ран, тут же склонился над бурым гигантом в кольчуге. Кто-то принес бинты, кто-то - воды и водки. С кота начали осторожно снимать разодранные доспехи.
        Оветен опустился рядом с девушкой. Она жадно глотала из бурдюка, удерживая его обеими руками. Руки и ноги все еще дрожали от напряжения.
        - Что случилось? - спросил он, поддерживая бурдюк. Однако тут же дал знак, что подождет, пока она сможет говорить.
        - Это над ним... тот стервятник... - урывками пыталась объяснить девушка. - Он потерял много крови... Это... его отряд нас преследовал...
        Оветен нахмурился.
        Девушка постепенно приходила в себя.
        - Это не отряд Вер-Хагена, - объяснила она уже спокойнее и более связно, - ты перебил, ваше благородие, отряд Л.С.И.Рбита, самого знаменитого в Шерере кота, хотя, может быть, тебе это ничего и не говорит...
        Но Оветен слышал это имя. Не только из уст Амбегена, значительно раньше. В Армекте невероятная история рода Л.С.И. считалась легендой.
        Так или иначе, имя кота сейчас имело для Оветена мало значения...
        - Говоришь, я перебил его отряд, - мрачно сказал он. - Хотел бы я, чтобы это оказалось правдой... Знаешь, госпожа, кого я перебил? Громбелардских гвардейцев.
        Девушка не поняла.
        - Кого? - удивленно переспросила она, думая, что ослышалась. Гвардейцев?
        Оветен, вздохнув, кивнул.
        - Мы не могли найти часовых, - с трудом начал он. - Мы ждали смены караула, но либо ее не было, либо мы прозевали. Темная ночь, этот проклятый туман, так что всякое может быть. Я дал сигнал на рассвете. Лицо его сделалось совсем пасмурным. - Даже среди бела дня я мог бы ошибиться, - продолжил он. - Военные плащи или похожие на них здесь носят все, а вот шлема из-под капюшона-то не видно! Солдаты, каких мало! - Он восхищенно покачал головой. - Когда я понял, что ошибся, было поздно. Едва в них полетело несколько стрел, все тут же вскочили, и моим людям, может, и казалось, что их не видно, - они лишь чуть-чуть высовывались из-за скал. Поверь мне, госпожа! Они обстреляли нас, - он показал на груду брошенных один на другой арбалетов, - убили троих, четверых ранили. Потом похватались за мечи, и даже если бы нам этого не хотелось, пришлось перестрелять их всех до последнего. Я захватил только раненых. Их восемь, плюс у нас столько жену, и трое убитых.
        Наступила тишина.
        - Я уверена, - начала она, - что, когда ходила в разведку...
        Он махнул рукой.
        - Знаю, знаю... До полуночи здесь действительно были разбойники. Они и сейчас здесь, - он снова отмахнулся, - убитые или связанные по рукам и ногам. Гвардия поступила с ними точно так же, как я потом - с гвардией.
        Девушка что-то буркнула себе под нос и вдруг залилась тихим грудным смехом.
        - Что это тебя так позабавило, госпожа? - Он даже не пытался скрыть дурное настроение.
        - Вляпался ты по уши в дерьмо, - заявила девушка. - Вот и ты стал разбойником. Светит тебе виселица или в лучшем случае - каторга. Что теперь собираешься делать? - Она прополоскала рот и смачно плюнула на землю. - А что с пленными?
        - Вот именно - что? - буркнул Оветен.
        Задумавшись, оба умолкли.
        Солдат, перевязывавший лохматого разбойника, поднял голову.
        - Будет жить, - уверенно сказал он. - Ран много, в основном рваных, но все поверхностные. Много крови потерял, только и всего, ваше благородие. Отдохнет немного, отлежится и скоро опять будет бегать, как новенький. Уж я-то котов знаю, ваше благородие. - Солдат показал Оветену кольчугу. - Это ей он обязан жизнью, ваше благородие. Умереть мне на месте, если я когда-либо видел лучше доспехи. Эти стоят всех наших вместе взятых.
        Оветен взял кольчугу, оценивая ее взглядом знатока. Потом поднял с земли продолговатый кожаный мешочек.
        - Это Гееркото, - предупредила лучница. - Лучше не трогать. Перо много лет принадлежит ему, и если _оно_ сочтет, что мы хотим причинить вред тому, кому _оно_ служит... В общем, нельзя предугадать, что может случиться.
        К ней вернулась прежняя уверенность.
        - Я видела, как этот Предмет превратил стервятника в начинку для подушки. Он же раскрошил скалу, - походя, как нечто само собой разумеющееся, добавила она.
        - Ты знакома с ним, госпожа, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес Оветен. Он был задумчив.
        - Да, - открыто сказала девушка и встала. - Дай мне какую-нибудь юбку, господин. Холодно.
        Ему вдруг пришло в голову, что здесь, в этих проклятых Шернью горах, даже нагота не более чем нагота... Она может быть связана с холодом и желанием, но никогда не будет знаком доброй воли, как в Армекте.
        Ему стало очень тоскливо.
        - Спроси у солдат, госпожа. Может, у кого-нибудь найдутся запасные штаны.
        Девушка поморщилась:
        - Хочу юбку. Пойду взгляну на твоих пленников, у войска хорошее сукно.
        - Не смей ничего отбирать у пленных! - гневно потребовал он и опять загрустил. - Пленные...
        Она снова села.
        - Да, кстати, что с ними делать?
        Оветен пожал плечами.
        - Не знаю, - беспомощно признался он. - Отпустить? Тогда Трибунал точно до меня доберется. Не повесят, конечно, но скандал будет как пить дать! Отцу придется подать в отставку. - Он покачал головой. - А есть другой выход? Ведь не убивать же их! Это еще вопрос, всплывет ли вся эта история... Нет, слишком многие знают. Ты, солдаты.
        - Пусть солдаты тебя не беспокоят, - заметила девушка. - Молчание в их же интересах. Что до меня... честно говоря, не знаю, смогла бы я промолчать. Убийство пленных? К тому же солдат... - Она поднялась. - Я сама служила в легионе! - почему-то со злостью заявила она. - Впрочем, кто _этим_ займется? Ты что, взял с собой палача?
        Она повернулась и ушла - поискать что-нибудь на юбку у пленных разбойников.

7
        После гибели Сехегеля и обоих подсотников командование отрядом перешло к Маведеру, как к старшему. Командовать, правда, было особенно некем. Из тридцати трех человек, вышедших из Бадора, осталась едва лишь четверть, включая тяжелораненых. Не всех даже связали.
        Не имея ни малейшей склонности к философским раздумьям, Маведер размышлял над горькими превратностями судьбы. А что еще ему оставалось делать? Надо же было такому случиться: его самого повязали, а теперь уложили рядом с предводительницей разбойничьей шайки! Он чувствовал, как внутри закипает ярость, отчасти из-за боли от раны в боку, а главным образом - из-за действий командира армектанского отряда. Зная о своей роковой ошибке, жертвой которой стал и он сам, и его товарищи, Маведер понимал положение, в котором очутился командир лучников. Вместе с тем он никак не мог взять в толк, чего тот выжидал. Подобные недоразумения в Тяжелых Горах случались и не были чем-то из ряда вон выходящим, но, признаться, Маведер не слышал, чтобы какое-либо из них далось такой кровью. Однако продолжать удерживать солдат в плену означало только усугубить положение армектанцев.
        Всех пленных, как разбойников, так и солдат, кроме наиболее тяжело раненных, держали примерно в сорока шагах от лагеря. Их молчаливо стерегли двое, явно недовольные своими обязанностями. Маведер пытался их уговорить привести своего командира, однако ничего из этого не вышло. Стражники вели себя так, как надлежало исполняющим свой долг солдатам. Десятник это признавал.
        - Мы не можем уйти, господин, - сказал один из них. - Раз уж командир назначил нас на этот пост, значит, мы не можем отлучаться и должны быть здесь постоянно. Командир знает, что ты здесь лежишь, господин. Если он сочтет нужным прийти - придет.
        Маведер выругался вслух, но мысленно отдал солдату должное.
        К своему удивлению, он услышал, как лежавшая рядом разбойница, сильно коверкая язык Кону, говорит то, о чем он сам только что подумал:
        - Хороший солдат.
        Она обернулась к Маведеру, обращаясь по-громбелардски:
        - Скажи, гвардеец, почему хорошие воины убивают друг друга вместо того, чтобы всем вместе избавить Шерер от трупоедов и всякой мрази?
        Маведер, сам того не сознавая, согласно кивнул.
        Не раз он и сам задавался этим вопросом.
        Боль в боку усилилась, десятник стиснул зубы. В голову пришла мысль о водке, которая была в его бурдюке, но как дотянешься? Вернулась ярость. Он отдал бы двухнедельное жалованье за пару хороших глотков...
        Внезапное оживление в лагере не ускользнуло от внимания пленников; хотя вряд ли они могли догадаться, что его причиной стало появление Охотницы с раненым котом на спине...
        Опять все затихло.
        Маведер искоса взглянул на девушку. Она была молода и красива, что он и раньше заметил. Она склонила разбитую голову, чтобы дождик, постепенно набирающий силу, охладил рану. После схватки с разбойниками Маведер узнал, что именно она возглавляла отряд в отсутствие Кобаля.
        Маведеру платили за преследование разбойничьих банд. Но не все разбойники одинаковы - это понимал каждый громбелардский солдат. Маведер тоже не ко всем из них относился одинаково. Офицер Басергора-Крагдоба, с точки зрения бадорского легионера, не был подонком.
        Десятнику стало несколько не по себе, когда он вдруг понял, что после освобождения от пут ему придется допрашивать лежащую сейчас, как и он сам, связанную разбойницу, сдирая с нее живьем кожу.
        Мысли девушки, похоже, текли по тому же руслу. Глаза ее были закрыты. Дождь перешел в ливень, и крупные капли струями стекали по ее лицу. Не открывая глаз, она сказала:
        - Я слышала, вы знаете, кто наш предводитель. Он еще вернется, гвардеец. Он способен на все. Завтра же я буду свободна и, может быть, покажу тебе твои собственные потроха, чтобы вспомнил моих разведчиков.
        На этот раз он ответил:
        - Я уже видел свои потроха. Под Рахгаром, три года назад.
        Все-таки какой живучий зверь кот! Он уже очнулся и стал расспрашивать о своих разбойниках, потом поел... и, как только закончил трапезу, потребовал разговора с командиром. Оветена приводили в изумление повадки этого главаря. Он явно прекрасно себя чувствовал среди людей, которых сам же преследовал во главе разбойничьей банды, нисколько при этом не опасаясь за свою жизнь.
        Да уж! Само имя этого гадба производило впечатление. Оветену приходилось слышать лишь несколько, может быть, десятка полтора более значительных фамилий... но их носили столь высокопоставленные сановники, что и ему самому, и его отцу приходилось основательно задирать голову, дабы различить вершины, на которых эти фамилии блистали.
        Род Л.С.И. получил магнатское звание много веков назад из рук самого императора, возглавляя в ту пору знаменитое Кошачье Восстание. У Оветена в голове не укладывалось, что, возможно, последний и наверняка единственный наследник этой фамилии выступает в роли вожака громбелардских бандитов.
        В Армекте, а в особенности в Рине и Рапе, коты были широко распространенным племенем. Оветен был изрядно наслышан об этом удивительном народе, потому и был уверен в том, что любому коту ничего не стоит укрыться под вымышленной фамилией, но в любом случае менее значительной, нежели подлинная. Приписывание себе чужих заслуг или любая попытка возвыситься, с точки зрения кота, была отвратительна, впрочем, как и любая ложь. Армектанец же, уважавший собственные древние традиции и признававший разнообразные, порой непонятные для посторонних обычаи, как правило, понимал котов лучше, нежели сын любой другой области Шерера.
        По этой же причине солдаты сине-желтого отряда относились к раненому коту с большим уважением, хотя и не унижались перед ним: сам их командир готов был разговаривать с гадбом на равных, но вскоре почувствовал, что это бессмысленная трата времени.
        - Послушай меня, ваше благородие, - заявил кот, нагло оборвав армектанца на полуслове, - давай оставим мою фамилию в покое. Мы с тобой в Тяжелых Горах, а здешний народ с фамилиями, про которые ты что-то себе мыслишь, не особо считается. Единственное, чему стоит придавать значение, так, может быть, тому, что я - властитель половины Громбеларда, а ты всего-навсего командир двадцати вояк, прущихся за добычей. - Рбит заметил, что кровь ударила в лицо Оветена, но щадить самолюбие соперника он не собирался. - С этой точки зрения, - подлил он масла в огонь, - Охотница так, во всяком случае, считаю я - единственно важная персона в твоем лагере. Поэтому ее присутствие при нашем разговоре крайне желательно. Я не хочу задеть тебя, воин. Прикинь, что к чему, и держи себя в руках.
        - Так не пойдет, - заявил Оветен.
        - Жаль. Несмотря на пропасть между нами, я собирался кое о чем тебя _просить_. Но, вижу, ты не в состоянии спуститься на землю, витая в каких-то воображаемых облаках.
        Оветен исподлобья смотрел на кота и молчал.
        Разговор не клеился, поэтому несколько утомил кота. Он прикрыл глаза, устраиваясь поудобнее на подстеленном плаще.
        - Ни о чем я тебя просить не буду, - сообщил он, не открывая глаз. Предлагаю: ты освобождаешь моих людей, я же не только оставлю тебя в покое, но и помогу найти то, ради чего ты плелся за тридевять земель. Добычу поделим, я согласен на меньшую долю.
        Армектанец изумленно взглянул на кота:
        - Во имя Шерни... Что бы значило подобное "предложение"?
        - Я же просил присутствия Охотницы, - устало напомнил кот. - Боюсь, что она необходима. Скажи, армектанец, - его желтые глаза сверкнули, - почему ты так настойчиво пытаешься доказать, что гордость выше, чем разум?
        Оветен еще некоторое время посидел, потом поднялся и отошел. Вскоре он вернулся в обществе проводницы.
        - Недалеко отсюда, - без лишних слов заговорил Рбит, поднимая лапу в Ночном Приветствии, - есть крепость шергардов. Догадываешься, Охотница, о чем я?
        Она свела брови и коротко кивнула.
        - Но не я, - сухо заметил Оветен.
        Рбит медленно перевел на него взгляд:
        - Она твоя проводница, так я понимаю? Она отведет тебя туда, ваше благородие, - да или нет?
        Армектанец прикусил губу.
        - Там придется держать бой, - продолжил кот. - И нешуточный, совсем не с людьми, во всяком случае не только с людьми. Объединив наши силы, мы наверняка возьмем верх. Может быть, оно того и не стоит? Тем более что через Перевал и Морское Дно до Края вы не дойдете.
        - А это еще почему?
        - Морское Дно теперь - и в самом деле дно под морем. Водяная Стена обрушилась. Два дня назад.
        Им показалось, что оба ослышались.
        - Что еще за чушь? - наконец выговорила девушка.
        - Следи за своим языком, Охотница, - резко бросил Рбит.
        На этот раз Оветен проявил большее хладнокровие. Каким бы невероятным известие ни казалось, армектанец еще ни разу в жизни не встречал кота-пустобреха. Они слов на ветер не бросают.
        - Я верю, кот, в твою искренность... но ты проверил, действительно ли дела обстоят так, как ты говоришь? Может быть... кто-нибудь тебя обманул? Ошибки не может быть?
        Разбойник оценил старания Оветена, который осторожно подбирал слова, чтобы не оскорбить кота и не обвинить во лжи.
        - Нет, господин. Если ты хочешь спросить, видел ли я море в долине, то нет, не видел. Но доказательства того, что это действительно так, я испытал на собственной шкуре. Через год здесь, на Перевале Туманов, будет граница Края. Пары сгущаются, а Стражи находятся уже здесь. Я бился с ними и их слугами. Люди Хагена в их руках, - пояснил он, обращаясь на этот раз к Охотнице. - Они лишены воли Формулой Послушания.
        Оветен перестал что-либо понимать, но не верить уже не мог. Он чувствовал, что все его планы рассыпаются в прах.
        Первой пришла в себя проводница.
        - Объясни все по порядку, - попросила она. - Каким чудом это могло произойти? Водяная Стена стоит с тех пор, как существует Шерер.
        Кот снова прикрыл глаза.
        - Вот они, люди, - язвительно заметил он. - Случилось непоправимое. Вместо того чтобы примириться с этим и подумать, как действовать в новых условиях, они начинают задавать самый умный вопрос из всех: "почему?"
        Армектанка рассердилась.
        - Вот он, кот, - произнесла она в тон коту. - Вместо того чтобы коротко отвечать на заданный вопрос, он начинает сетовать, что, мол, люди не так слеплены, как он сам.
        Ее слова неожиданно развеселили Рбита.
        - Ладно, Охотница, - сказал он. - Признаюсь, я никогда не забивал себе голову пустыми домыслами. Хорошо, сегодня попробую думать по-человечьи. Вы спросили: почему?
        Оветен с девушкой растерянно переглянулись.
        - Хочешь сказать, что не знаешь? - спросила наконец армектанка. - Тогда откуда такая уверенность, что в долине - море?
        - Я узнал с помощью вот этого. - Рбит указал на свой мешочек. - Но из-за чего рухнула Водная Стена, не знаю. Я бы сказал, что в долине появилось нечто, пробившее силу, которая держала стену. Но это допущение ничем не подкреплено. Не спрашивайте меня, откуда взялись Гееркото в старой крепости. И не спрашивайте, как добрались до нее Стражи. Не знаю.
        - Эти Предметы, кот, о которых ты говоришь, - вдруг спросил Оветен, как они выглядят?
        Рбит испытующе оглядел армектанца:
        - Вопрос совсем не по делу. Но отвечу: весьма необычные. Одни лишь Гееркото. В основном перья.
        Лицо командира экспедиции вытянулось.
        - А не могло быть так, - продолжал он расспрашивать дальше, - что эти Предметы могли быть раньше в долине, недалеко от Водяной Стены?
        Армектанка начала понимать, о чем думает Оветен.
        - Я не Посланник, армектанец, - сказал кот, изрядно подуставший от настойчивых расспросов. - Я знаю, что в Дурном Крае Предметы самим своим присутствием привлекают Стражей. Может быть, и эти привлекли их, находясь возле самых границ. Их много, так что и зов их очень силен. Они твои?
        Наступила долгая пауза.
        - Да, - наконец последовал ответ. - Я спрятал их в долине. Не знаю, как они оказались в том месте, про которое говоришь ты, но, раз они призвали к себе Стражей, это многое объясняет.
        - Да, - подтвердил Рбит с нескрываемым облегчением; для него армектанец мог сделать любые выводы, лишь бы он от него отстал. - Мы все уже выяснили? Тогда подумай наконец, ваше благородие, над моим предложением. И позволь мне немного отдохнуть.
        Оветен пытался собраться с мыслями. Неожиданно ему пришла на помощь проводница.
        - Дело в том, - сказала она, будто бы вне всякой связи с предыдущим, что с запада на восток через Горы не так много троп. Там, где нельзя пройти, - пройти попросту нельзя. Один человек, знакомый с секретами скалолазания, с веревкой в несколько сот локтей, конечно, пройдет везде или почти везде. Но отряд? Твои люди, господин, если не считать раненых, конечно, сильные, выносливые мужчины. Но сомневаюсь, выдержат ли они дальнейшее сражение с горами. А тут еще и раненые, с ними по скалам не полазаешь. Если бы ты теперь захотел, - подчеркнула она, - пройти кратчайшим путем, ведущим в Край, то взялся бы за невыполнимую задачу. Два дня назад, когда я советовала тебе так поступить, - да, это было возможно. Но теперь, когда погибли уже пятеро твоих людей, а восемь ранены, я не вижу возможности пробиваться дальше. Остается, ваше благородие, только вернуться в Бадор.
        Оветен раздраженно стиснул зубы.
        - Изложи подробнее свое предложение, господин, - обратился он к коту, стараясь овладеть собой.

8
        Стражей сокровища, по словам Рбита, было совсем немного; наибольшую опасность представляли разбойники Хагена, беспрекословно повинующиеся могущественной Формуле. Кот утверждал, что, вполне вероятно, сейчас представилась единственная возможность одолеть Стражей: Оветен вынужден был с ним согласиться, памятуя прошлое путешествие в Дурной Край. Может, через год, а может быть, через месяц-другой Брошенные Предметы вернутся на Черное Побережье. Это было очевидно. Как и то, что окрепнет новая граница Края, замедлит свой бег время и Предметы будут охранять настолько могущественные силы, что речи не будет о каких-либо попытках достать их.
        Рбит ждал ответа. Оветен, погруженный в мрачные мысли, наконец поднял взор на проводницу. Оба думали об одном и том же.
        - Гвардейцы, - почти одновременно произнесли они.
        Рбит ждал, наблюдая за армектанцами. Когда молчание чересчур затянулось, кот прервал паузу:
        - Да, в самом деле, неразрешимая проблема.
        В его интонации явно сквозила насмешка. Оветен уже готов был на пару ядовитых фраз, когда кот уже без тени издевки, даже слегка благоговейно, изрек:
        - В Армекте есть одна очень древняя традиция...
        Охотница и воин из Армекта удивленно переглянулись друг с другом.
        - ...именуемая Судом Непостижимой.
        Проводница схватила Оветена за плечо.
        - О Шернь! - прошептала она.
        Оветен сидел, не в силах вымолвить ни слова.
        В этот невероятный день, когда уже случилось столько всего, казавшегося прежде невозможным, когда все, что случилось, все, что было сказано, выглядело как сказка, - громбелардский разбойник-гадб напомнил им о традициях родного народа...
        Для дочери и сына Великих Равнин не существовало ничего более удивительного - и вместе с тем вызывавшего ни с чем не сравнимое чувство стыда.
        Непостижимая Арилора: госпожа Война и госпожа Смерть в одном лице. В весьма богатом армектанском языке имелась сотня эпитетов как для одной ипостаси, так и для другой. Довольно того, что имя Арилора было именем покровительницы умирающих и солдат. Именем, которое мог произнести лишь идущий на битву воин или же человек на смертном одре.
        Этот удивительный кот, рыцарь и магнат, не только знал и понимал армектанский обычай, но сумел сказать о нем так, что весьма строгие во всем, что казалось их собственных традиций и принципов, армектанцы не обнаружили каких-либо проявлений неуважительного к ним отношения.
        - Ты поразил меня и заставил испытать стыд, ваше благородие, - серьезно сказал Оветен.
        - Меня тоже... - прошептала армектанка.
        Рбит выдержал должную паузу и предложил:
        - Командир гвардейцев может сразиться с моей заместительницей. По вполне понятным причинам сам я участвовать в поединке не могу. Однако я полностью подчиняюсь исходу. Победит солдат - он станет свободным со всеми своими людьми. Тогда я и мой отряд превращаются в его пленников. Если же выиграет моя заместительница - значит, будет наоборот. Однако поединок может состояться лишь в том случае, если оба выразят свое согласие. Так требует традиция, а выполнение всех ее тонкостей позволит нам с честью выйти из ситуации, в которой мы оказались.
        Оба кивнули.
        - К ним! - сказал Оветен и позвал двоих солдат, которые подняли плащ с возлежащим Рбитом и понесли кота следом за Оветеном и Охотницей.
        Увидев Рбита, Кага дернулась, отчаянно порываясь подняться с земли. На лице девушки мелькали разнообразные чувства: отчаяние, ужас, недоверие и ярость по очереди брали верх.
        - Рбит, - чуть не плача прошептала она.
        - Все хорошо, сестра, - успокоил ее кот столь спокойным и ласковым тоном, что девушка замерла неподвижно, судорожно хватая ртом воздух. В ее глазах читались сотни вопросов, но она ничего не сказала.
        Командир гвардейцев уставился с каменным лицом на кота.
        - Есть старый армектанский обычай... - с ходу начал Оветен и без обиняков перешел к делу.
        На лице разбойницы сначала отразилось недоверие, а затем, будто она сбросила с себя огромную тяжесть, лицо ее просветлело. Солдат оставался непроницаемо угрюмым.
        - Я знала! - воскликнула девушка снова со слезами на глазах. - Я знала, Рбит, я знала!
        - Подтверди, господин, условия этого поединка, - неожиданно потребовал Маведер, обращаясь к Рбиту. - Если я выиграю, ты станешь моим пленником?
        - Да, солдат.
        - Слово кота, - скрепил договор Маведер. - Больше мне ничего не требуется. Согласен.
        На мгновение утратив контроль над собой, он слегка улыбнулся, глядя на маленькую разбойницу. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза...
        С облегчением.

9
        День клонился к вечеру, приготовления к турниру заканчивались. Раны солдата и разбойницы тщательно обработали, перевязали. В отличие от девушки, рана которой была поверхностной, Маведер чувствовал себя значительно хуже. Каждое резкое движение отдавалось болью в боку, открывалось кровотечение, пусть и не опасное для жизни, но беспокойств это прибавляло. Впрочем, гвардеец плевал на это.
        Правила поединка были установлены заранее. Они были предельно просты. Противники выбирали вооружение по собственной воле и желанию. Они выбрали одно и то же, словно сговорились: арбалеты, мечи и ножи. Солдат не стал надевать шлем, считая это излишним.
        Всех пленников известили о готовящемся поединке и его цели. Затем Маведер и Кага предстали перед Оветеном.
        - Прежде чем вы начнете, я хочу кое-что сказать, - промолвил армектанец. - Особенно тебе, солдат. Судьбе было угодно, чтобы наши пути пересеклись именно так, а не иначе. На то воля Шерни... Ничего уже не изменить.
        Гвардеец склонил голову.
        - Я не умею красиво говорить, господин, - сказал он, возможно, более неприветливо, чем сам того хотел, - скажу только, что обиды своей не скрываю. Справедливость требовала, чтобы ты вернул мне и моим людям свободу без каких-либо условий. Но ты поступил иначе, а это несправедливо. Правда, благодаря этому у меня появился шанс взять в плен величайшего разбойника Гор. Я удовлетворен. - Маведер насупился. - У каждого в жизни бывает великий момент. Вот и мой час наступил. Спасибо тебе, господин. Но я благодарю тебя только от собственного имени, потому что, если я погибну, моих людей пустят в расход. Им ты не дал ни единого шанса выручить собственную жизнь, а ведь я могу и проиграть. У них ты должен просить прощения.
        - Сделай, как он говорит, - тихо произнесла разбойница на своем ломаном Кону, - потом поздно будет.
        Оветен вскинулся на нее:
        - Пусть смерть к тебе придет, хоть это и не в моих интересах. Не стоишь ты того, чтобы сражаться с имперским солдатом.
        Он показал окружавшим его серебряную монету, затем положил ее на плоский камень, достал меч и рубанул по монетке одним ударом. Половинки разлетелись в разные стороны.
        - Найдите их, - сказал Оветен, убирая меч в ножны. - Утром последний срок, когда один из вас принесет мне обе половинки. Свободны.
        Противники смерили друг друга взглядом. Девушка нарочито показала Маведеру арбалет, щелкнув пальцами, будто нажала на спусковой механизм оружия. Дерзко ухмыльнулась и скрылась во мраке. Гвардеец немного постоял и двинулся в противоположную сторону.
        Охотница и Рбит молча сидели рядом. Бадорский гвардеец рядом с разбойницей казался настоящим гигантом, однако армектанка лучше кого-либо знала, что в подобном поединке ни сила, ни рост значения не имеют. Что они против стрелы? Конечно, может дойти и до рукопашной, но вряд ли дойдет.
        Кот развалился на боку, с напускным безразличием ожидая исхода. Девушка чувствовала, что это спокойствие - видимость. Как бы он ни доверял своей подчиненной, так или иначе, речь шла о его жизни. Даже у кота-гадба она единственная.
        Подошел Оветен.
        - Уже за полночь, - сказал он.
        В ответ лишь молчание. Тогда он устроился рядом.
        Никто все еще не спал в лагере. Даже люди Оветена, хотя и не их судьба сейчас решалась, были слишком возбуждены, чтобы отдыхать. Они вели тихие беседы, рассевшись группами.
        Время шло, ничего не происходило, народ наконец начал расходиться в поисках укрытия от пронизывающего ветра. То один, то другой, завернувшись в плащ, постепенно засыпал. Голоса понемногу стихали.
        Все, что можно сказать, было уже сказано.
        Задремал и Оветен. Глаза слипались, голова клонилась на грудь, вдруг он вздрагивал, тер лицо, чтобы проснуться, оглядывался кругом, не сразу соображая, где находится, но над ним было темное небо Громбеларда, а не родного Армекта. И совершенно нельзя было вычислить, который час.
        - Скоро рассвет, - лениво произнес Рбит, видя, что армектанец не в силах определить этого сам.
        Оветен потер лицо и, отыскав во мраке очертания фигуры спящей проводницы, негромко спросил:
        - Почему так долго? Мне начинает казаться, господин, что твоя юная подружка, как бы это помягче сказать, сбежала.
        В темноте сверкнули два кошачьих зрачка.
        - Только не говори ей этого, когда она вернется. Можешь обвинить ее в чем угодно, только не в трусости и лжи. За такие слова люди и те готовы в горло вцепиться, а что говорить о громбелардской кошке?
        - Что ты имеешь в виду, господин?
        - То, что сказал. Порой рождаются мужчины, наделенные душой женщины, случается и наоборот, разве не так, господин? А бывает, что рождается человек, обладающий душой кота. Эта девушка - кошка, армектанец.
        Удивленный Оветен молчал.
        - Если хочешь, - продолжил Рбит, - я расскажу, что там происходит во тьме. Кага действует так, как делал бы я, будь на ее месте. Она очень терпелива - это для начала...
        - Где-то во мраке, - немного помолчав, снова заговорил кот, - кружит солдат с арбалетом наперевес, считая себя опытным разведчиком. Он уже дважды тайком пробирался через лагерь. Никто, кроме меня, его не видел и не слышал. Да, было именно так, - добавил он, чувствуя удивление армектанца. - Он осторожен, внимателен и бдителен, но чересчур волнуется и очень устал. Ему сильно досаждает рана.
        - О Шернь... - прошептал Оветен.
        - Кага неотступно идет по его следу, водит по кругу и не дает ни минуты отдыха. Стоит солдату на мгновение присесть, рядом падает камень или лязгает железо. Гвардеец, вынужденный пребывать в постоянном напряжении, движется дальше. Так тянется почти всю ночь. Кага не хочет рисковать; давно могла бы выстрелить, но темнота застилает цель. Поэтому она будет ждать вплоть до самого рассвета, когда солдат будет падать с ног от усталости. Тогда она и появится перед ним, а он от радости, что наконец ее видит, сразу же выстрелит, не желая терять, может быть, единственного шанса. Возбужденный и разгоряченный, он наверняка промахнется. Арбалет перезаряжается долго. Так что...
        - О Шернь!.. - тихо повторил Оветен.
        - Если бы на ее месте был я, - добавил кот, - я тоже сначала измотал бы соперника. Потом выдрал бы ему глаза, в подходящий момент прыгнув на него сзади и сломав шею. Или, может быть, перегрыз глотку. Кага, правда, не умеет двигаться так тихо, как я, да и хуже меня видит ночью. Поэтому поединок закончится иначе.
        - Значит...
        - ...у гвардейца практически нет никаких шансов. Здесь не было никакого обмана: оба согласились с условиями поединка, и каждый рассчитывал на собственные силы. Вот только моя заместительница - на самом деле кошка. С самого детства, вместе со своими товарищами-котами она училась нападать из засады. И почти всегда - ночью...
        Начавший моросить дождь превратился в обычный утренний ливень. Крепко спавшая до сих пор армектанка проснулась и встала. Она посмотрела на восток, где небо медленно приобретало серый цвет рассвета.
        - Светает... - пробормотала она.
        Почти в тот же миг в той стороне, где находились пленники, разнесся пронзительный вскрик. Лагерь вскочил на ноги.
        - Иди туда, - прорычал Рбит, внезапно утратив свое напускное спокойствие. - Ради Шерни, иди! Похоже, твои часовые заснули.
        Оветен помчался туда со всех ног. Следом бросилась Охотница.
        Пленных прирезали. Всех без исключения.
        - Ваше... благородие!.. - всхлипывал от ужаса часовой. - Ради Шерни! Ваше благородие! Задремали, может, на минуту!
        Оветен, не в силах сдержать ярость, выхватил меч, и на мгновение показалось, что он убьет провинившихся часовых, но он начал избивать их, держа клинок плашмя, скрежеща зубами от гнева. Он исступленно наносил удары и наверняка забил бы обоих насмерть, если бы меч не вылетел у него из руки. Тогда он повалил ближайшего к нему часового на землю и начал мутузить его ногами. Проводница с неожиданной для женщины силой оттащила его в сторону.
        - Хватит! Хватит, говорю!
        Оветен тяжело дышал. За его спиной солдаты молча смотрели друг на друга. Их лица казались серыми в бледных предрассветных сумерках.
        Поколоченные часовые стонали.
        Оветен протолкался сквозь своих и рванулся к коту.
        - Это ты! - задыхаясь, начал он уже издалека. - Это ты мне подсказал... эту идею! Во имя Шерни! И я хотел... обычай моей страны... для кого? Для разбойников! Для убийц из-за угла! Будь ты проклят, кот!
        Внезапно он как в землю врос.
        Возле лежащего кота стояла, вытянувшись по стойке смирно, маленькая, как статуэтка, фигурка. Кольчуга Оветена звякнула, в грудь что-то шлепнулось.
        - Половинки твоей монеты, лучник, - с вызовом произнесла девушка. Обе. Пленники были мои, так что я поступила с ними по своему усмотрению, как условились. А чего ты ждал?
        Он сделал шаг навстречу. Девушка подняла арбалет.
        - Убью! - предупредила она. - Что ты от меня хочешь? Не я придумала этот турнир.
        - И не я... - просипел Оветен.
        - Ты мне его предложил. Ты и никто другой. А теперь освободи моих. Гвардеец, - она показала рукой, - там. Может, еще жив. Спроси его про честность!
        Вскоре нашли Маведера.
        Он умирал. Под ключицей торчала тяжелая стрела. Она прошла навылет, пробив лопатку. Живот был рассечен мечом; гвардеец держал нутро руками.
        Он открыл глаза, узнал Кагу, когда она присела над ним, пошевелил губами, выплевывая изо рта кровь.
        - Зачем... таким хорошим воинам... - хрипло прошептал он, - друг друга...
        Его рука дернулась; Кага накрыла ее своей ладонью.
        ЭПИЛОГ
        Все падал дождь.
        На вершине горного хребта появился вооруженный отряд из полутора десятков человек. Кроме обычного снаряжения, воины несли еще какие-то большие, туго набитые мешки.
        К отряду по пути присоединился еще один. Несмотря на то что это был могучий кот-гадб, двигался он довольно тяжело, сильно припадая на заднюю лапу.
        - Итак, - во время привала сказала проводница, устраиваясь на земле. Лук она не выпустила из рук, а положила поперек колен.
        Оветен задумчиво глядел вниз, высматривая размытые дождем контуры города, окруженного крепостными укреплениями.
        - Ты честно заработала свое золото, - произнес он и следом добавил: Вопрос в том, насколько честно я добыл свое сокровище...
        Он достал увесистый кошель и протянул его девушке.
        - Вторая часть твоей платы. До самого Бадора сопровождать необязательно. Сумма смешная, - заметил он, - в сравнении с твоей частью добычи.
        Вместо ответа она подтолкнула к нему туго набитый мешок:
        - Возьми. Мне не нужны Предметы.
        Он поднял брови:
        - Ведь ты можешь их...
        - Нет, - отрезала она. - Не пристало Охотнице торговать чем бы то ни было и где бы то ни было. Не стану и носить с собой какие-то там... Мне достаточно моего лука... Возьми, говорю, и отдай Амбегену. Впрочем, если хочешь, я сама это сделаю, так как тоже иду в Бадор. Отдых-то я честно заслужила.
        Молчавший до сих пор Рбит решил прервать их:
        - Пора расходиться. Мы и так уже далеко зашли. Любой патруль легиона и у тебя, ваше благородие, возникнут новые проблемы.
        Он повернулся к Каге, но та уже отдавала распоряжения. Разбойники отделились от сине-желтого отряда и двинулись на север, вдоль хребта.
        - Разбойники, - добавил кот, - с завтрашнего дня будут трубить всем и всюду, что перебили целый корпус гвардии на Перевале Туманов. Вы тоже можете об этом объявить. Только нас с Кагой не впутывайте. Нас там не было. Славные деяния отряда Басергора-Крагдоба нельзя приписывать Каге или Кобалю, да и не нужно нам с ней лишних расспросов.
        Оветен согласился. Тогда Рбит подошел к Охотнице.
        - Горы большие, - сказал он. - Но и мы, Охотница, не такие уж маленькие. Еще встретимся.
        - Наверняка.
        Кот вытянул лапу в Ночном Приветствии.
        Они смотрели ему вслед, пока он догонял свой отряд. На мгновение он остановился.
        - Армектанка! - рыкнул он. - Как тебя зовут?
        Девушка рассмеялась.
        - А.И.Каренира.
        Над головой Рбита пролетел по высокой дуге тяжелый мешочек и упал у ног Оветена.
        - Отдай это в гарнизоне! - донесся из темноты девичий голос. - Скажи, что встретил разбойницу, которая ради этого мусора убила прекрасного воина!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к