Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Плохие люди Джон Коннолли


        # Они пришли под покровом ночи, они несли боль, ужас и смерть. Страшная трагедия заставила содрогнуться небольшой отдаленный остров, на века определив его судьбу. Прошло триста с лишним лет, и это место стало истинным Убежищем для молодой женщины, бежавшей сюда вместе с маленьким сыном в надежде спастись от гнева человека по имени Молох. Почему именно сюда? Что влекло ее на этот остров? Только ли то, что он кажется далеким, а потому безопасным? И так ли он безопасен? Почему же тогда ее, и не только ее, не отпускает страх от сознания надвигающейся трагедии? Откуда это странное чувство, что человек, которого она боится, преследовал ее всегда и непременно придет за ней - это лишь дело времени? Она мучается вопросами, боится и ждет, и с нею ждет остров. Свершится то, что должно свершиться. Оно будет подобно сотворению нового мира, свободного от векового проклятия, но кому-то предстоит заплатить за это слишком высокую цену.

        Джон Коннолли
        Плохие люди


        Посвящается моему брату Брайану.
        Пролог

        "...Узнай сейчас, еще не увидав,
        Что это строй гигантов, а не башен;
        Они стоят в колодце вкруг жерла..."

Данте Алигьери, «Ад», песнь 31, ст. 30-32

[Перевод М. Лозинского.  - Здесь и далее прим. ред.] Молох спит.
        В темноте тюремной камеры в Виргинии что-то потревожило его, словно древнего демона посетили воспоминания о давнем воплощении в роде человеческом. И вновь ему снится сон, Первоначальный Сон, ибо в нем его начало и его исход.
        Во сне он стоит на границе густого леса, к его одежде пристал запах животного жира и соленой воды. Правую руку отягощает кремневое ружье; кожаный ремень едва не касается земли. На его поясе закреплен нож, а еще пороховница и сумка с пулями. Переправа вышла трудной, потому что море было неспокойным и волны набрасывались на людей с неистовой силой. По пути на остров они потеряли одного человека, утонувшего, когда перевернулось каноэ. Вместе с ним на дно ушли два мушкета и сумка с порохом и пулями. Они не могли позволить себе терять оружие. Они были в бегах, однако этой ночью сами вышли на охоту. Стоял год 1693 от Рождества Христова.
        Молох, ворочается на тюремных нарах через три сотни лет после событий, происходящих в его сне, на секунду оказывается между сном и явью, прежде чем снова вернуться в мир видений, постепенно погружаясь в них, уходя все глубже и глубже, словно человек, затерявшийся в своих воспоминаниях, потому что сон этот не первый раз снится ему, он ждет его каждый раз, когда кладет голову на подушку, позволяя себе расслабиться. Удары сердца глухо отдаются в ушах, кровь стремится по венам и артериям.
        И кровь проливается.
        В тот миг, когда Молох вырывается на поверхность из объятий тревожного сна, он понимает, что отнимал жизни раньше и что будет отнимать их впредь. Происходит соединение мечты и реальности, потому что Молох убивал и во сне и наяву, хоть сейчас ему очень сложно различить грань между одним и другим.
        Это сон.
        Это не сон.
        Сейчас.
        Тогда.
        Под ногами шуршит песок. За спиной Молоха, возле вытащенных на берег каноэ, собрались его люди, ожидающие от него команды двигаться дальше. Всего их двенадцать. Он поднимает руку, и белые следуют за ним в лес, а индейцы опережают их, выбегая вперед. Один из них оборачивается, и Молох видит, что лицо дикаря покрыто шрамами и оспинами, не хватает одного уха - за это он должен благодарить свой собственный народ.
        Вабанаки. Наемник. Изгой. Его индейские одежды из шкур надеты мехом внутрь, как и должно быть зимой.

        - Танто!  - ругнувшись в сердцах, дикарь произносит имя злого бога.
        Его можно понять: мерзкая погода, один из них уже пленник, а сам он сейчас здесь, в окружении ненавистных белых людей,  - все это можно было приписать к козням злого бога. Для банды бледнолицых он вабанаки Ворон. Они не знают его племенного имени, хотя и поговаривают, что когда-то он был большим человеком среди своих - сын вождя,  - и ему предстояло самому стать вождем, если бы его не изгнали. Молох ничего не отвечает, и дикарь скрывается в лесу вслед за своими сородичами, не произнеся больше ни слова.
        Позже, когда Молох проснется, он будет недоумевать, откуда ему известны эти вещи (в последние месяцы сон снится ему чаще и чаще, являясь все в больших подробностях). Он знает, что не доверяет индейцам. Всего их трое - два вабанаки и один микмак, за голову которого в Форт-Энн назначена награда. Жестокие люди, они пошли с Молохом, получив алкоголь, оружие и обещание позабавиться с женщинами. Сейчас они очень полезны, но ему становится как-то неуютно, когда они рядом. Их презирают сородичи, и они достаточно умны, чтобы понимать, что люди, к которым они присоединились, тоже их презирают.
        В своем сне Молох решает, что их придется убить после того, как дело будет сделано.
        Со стороны леса доносится звук недолгой борьбы, и через секунду появляется убийца микмак. Он крепко держит мальчика не старше пятнадцати лет. Подросток пытается вырваться из хватки, рука индейца приглушает его крики. Ноги беспомощно болтаются в воздухе. Один из вабанаки идет следом и несет мушкет мальчика. Его скрутили до того, как он смог сделать предупредительный выстрел.
        Молох подходит ближе, и мальчик замирает, узнав его. Подросток мотает головой и пытается выдавить из себя хоть слово. Индеец убирает руку ото рта мальчика, но держит нож у его горла на случай, если тому вздумается кричать. Однако, похоже, подросток онемел, он не может найти слов, потому что сказать действительно нечего. Никакие слова не изменят того, что сейчас произойдет. Вместо этого его дыхание белым облачком вырывается в холодный ночной воздух, словно душа ребенка уже начинает покидать тело в надежде избежать физической боли.
        Молох подается вперед и накрывает лицо мальчика ладонью.

        - Роберт Литлджон,  - говорит он,  - они велели тебе охранять их от меня?
        Роберт Литлджон молчит. Молох чувствует, как мальчишка дрожит под его рукой. Его даже удивила такая смешная бдительность с их стороны. В конце концов, время его вынужденного отсутствия исчисляется месяцами.
        Вдруг он понимает, что они, должно быть, сильно его боятся.

        - Похоже, они чувствуют себя в безопасности, поставив ребенка охранять западный подход к Убежищу.  - Он ослабляет хватку и нежно гладит детскую кожу кончиками пальцев.

        - Ты храбрый мальчик, Роберт.
        Он кивает индейцу, и микмак проводит ножом по горлу Роберта, оттягивая его голову назад за волосы, чтобы лезвие прошло легче. Молох отступает назад, чтобы не запачкаться в крови, фонтаном бьющей из артерии, но продолжает смотреть в глаза юному пленнику, наблюдая, как из них уходит жизнь. В своем сне Молох разочарован тем, как умер мальчик. В его глазах нет страха, хотя он, скорее всего, был сильно напуган в последние секунды своей жизни. Вместо этого Молох видит невысказанное обещание, которое еще предстоит выполнить.
        Когда мальчик умирает, микмак оттаскивает его к скалам над пляжем и сбрасывает в море. Волны смыкаются над его телом, и оно исчезает в пучине.

        - Идем,  - командует Молох. Они спускаются к лесу, аккуратно ступая по земле, чтобы не попасть ногой на сухую ветку, которая может громко хрустнуть и разбудить собак. Ночь холодна. Начинается снег, переходящий в метель, застилающую глаза. Но Молох знает это место буквально наощупь.
        Микмак, идущий впереди, поднимает руку, и вся группа останавливается. Других дикарей не видно. Молох бесшумно движется к проводнику. Тот указывает прямо вперед. Какое-то время Молох не может ничего разглядеть, пока табак в трубке часового, делающего длинную затяжку, не загорается красным огоньком в темноте. Позади часового вырастает тень, и тело человека выгибается, отзываясь на удар ножа. Трубка выпадает из его рук, роняя на землю горящий табак, который с шипением гаснет на снегу.
        Вдруг начинается лай, и одна из зверюг поселенцев, скорее волк, нежели собака, выпрыгивает из кустов и устремляется к фигуре слева от Молоха. Животное совершает прыжок. Слышится выстрел, и оно дергается и переворачивается в воздухе, с предсмертным визгом падая на каменистую землю, припорошенную снегом. Теперь из леса появляются люди, и слышатся призывные голоса, женские крики и детский плач. Молох вскидывает свой мушкет, увидев поселенца, появившегося в дверном проеме одной из лачуг: отсветы затухающего очага делают его легкой мишенью. Это Элден Стэнли, рыбак, как и ученики Спасителя, которого он так обожает. Молох нажимает на курок, и вот Элден Стэнли исчез в облаке дыма и искр. Когда оно рассеивается, Молох видит его дергающиеся ноги в дверном проеме; но вот они замирают. Он видит, как вылетают из-за поясов ножи и топоры с короткими рукоятками, когда его люди вступают в ближний бой, если то, что происходит на его глазах, можно назвать боем. Жителей застали врасплох, они были уверены в собственной безопасности в столь отдаленном месте и выставили только одного сонного часового да мальчишку на
скалах, а враги оказались среди них еще до того, как их мужчины сумели зарядить оружие. Поселенцев в три раза больше, чем нападающих, но это никак не повлияет на исход схватки. Они уже проиграли. Вскоре люди Молоха выберут себе жертв из числа уцелевших женщин и девушек, пока те не погибли в этой бойне. Молох видит, что один из них, Бейрон, уже не устоял перед искушением. В его объятьях бьется девочка лет пяти-шести с красивыми светлыми волосами. На ней свободное платьице цвета слоновой кости, его складки развеваются словно крылья на ветру. Молох знает ее имя. Он смотрит, а Бейрон толкает ее наземь и наваливается сверху.
        Даже в своем сне Молох не испытывает ни малейшего желания вмешаться.
        А вот женщина бежит в глубь поселка, и он устремляется за ней. Ее легко выследить, потому что она с шумом продвигается вперед, ударяясь о камни и цепляясь за корни босыми ногами, все медленнее и медленнее, причитая от боли в ступнях. Он чуть опережает ее и преграждает ей путь так неожиданно, что она все еще в ужасе оглядывается, когда он появляется из своего укрытия прямо перед ней. Тусклый свет луны, проникающий между ветвей, не коснется ее лица, уже накрытого его тенью.
        И, когда она видит его, страх в ее глазах мешается с гневом и ненавистью.

        - Ты!  - бросает ему в лицо она.  - Это ты привел их!
        Его рука поднимается, и, накрыв пятерней ее лицо, Молох толкает ее на землю. Она пытается подняться; на ее лице кровь. Но он уже забирается на нее, задирая ночную рубаху. Она бьет его кулаками, но он отбрасывает в сторону пистолет и перехватывает левой рукой обе ее руки, прижимает их к земле у нее за головой. Правой он тянется к ремню, и она слышит звук стали, скользящей по коже - он выхватил нож.

        - Я обещал, что вернусь,  - шепчет он.  - Я предупреждал.
        Потом он нагибается к ней, так что их губы почти соприкасаются.

        - Будешь знать, жена.
        Клинок мерцает в лунном свете, и в своем сне Молох приступает к делу...


* * *
        Молох спит, веря, что все это ему снится. А далеко на севере, на острове, который ему снится, Сильви Лотер открывает глаза. Сейчас январь года 2003 от Рождества Христова. Мир перевернулся. Он почему-то лежит на боку. Не то чтобы это удивляет Сильви, нет: ей мир всегда казался перекошенным, вечно неисправным. Она никогда не могла как следует в него вписаться. В школе она нашла свое место рядом с другими изгоями, теми у которых крашеные волосы и вечно опущенные долу глаза. Они позволяли ей чувствовать себя с ними на равных - роскошь, в которой им всем было отказано в этом мире. Миру они не были нужны.
        Но сейчас мир изменился. Деревья растут по диагонали, а через дверной проем видно ночное небо. Сильви протягивает руку, чтобы дотронуться до него, но обзор закрывает паутина. Она пытается сфокусировать взгляд и видит расходящиеся трещины на стекле. Моргает.
        На ее пальцах кровь. Кровь и на ее лице.
        А потом приходит боль. На ее ноги что-то сильно давит, в ее легкие словно насыпали гвоздей. Сильви пытается сглотнуть и чувствует во рту привкус ржавчины. Правой рукой она проводит по глазам, вытирая кровь, и теперь может что-то разглядеть.
        Крыша машины продавлена внутрь, заключив в свои объятья ствол дуба. Ее ноги зажаты между разбитой приборной панелью и частями двигателя. Она вспоминает момент, когда машина потеряла управление на спуске. События этой ночи мелькают у нее перед глазами. Сама по себе авария представляет собой скопище звуков и меняющихся картинок. Сильви помнит, что была на удивление спокойна, когда машина наскочила на скошенный кусок цемента и та сторона, где находится пассажирское сиденье, взмыла в воздух, оторвавшись от земли. Она помнит, как ветви и зеленая листва били по ветровому стеклу; глухой звук удара; вздох Уэйна, который напомнил ей то, как он вздыхает, когда находится в недоумении, что в общем не редкость, или на пике блаженства, что тоже случается часто. Теперь словно кто-то перематывает пленку назад, ее жизнь, кадр за кадром. Вот они с Уэйном стоят на краю спуска и готовятся скатиться вниз, под уклон. А теперь она проникает в гараж и смотрит, как Уэйн угоняет машину. В следующий момент она уже лежит на тахте, и Уэйн занимается с ней любовью. Любовник он никудышный, но это ее Уэйн.
        Уэйн.
        Сильви поворачивает голову налево и зовет его по имени, но слова не слетают с ее губ. Она вновь старается произнести их, но сил хватает только на шепот:

        - Уэйн.
        Уэйн мертв. Его глаза полуоткрыты и лениво смотрят на нее. Изо рта капает кровь, а грудная клетка раздроблена ударом о руль.

        - Уэйн.
        Сильви начинает плакать.
        Когда она открывает глаза, впереди мелькают огни. Помощь, думает она. Помощь идет. Огни парят над ветровым стеклом и поврежденной крышей. Машина озаряется рассеянным светом, когда один из них проплывает сверху, и остатками угасающего сознания она не понимает, как он может двигаться по такой траектории.

        - Помогите,  - шепчет она.
        Один из огоньков приближается, остановившись возле окна, что справа от нее, и Сильви едва может различить силуэт за ним. Согбенная фигура, укрытая листьями, ветками, грязью и темнотой. От нее пахнет сырой землей. Странная незнакомка заглядывает ей в лицо, и в нереальном тусклом свете фонаря в ее руке Сильви видит серую кожу, темные, словно пузырьки нефти, глаза, израненные бескровные губы и понимает, что вскоре присоединится к Уэйну, что они вместе отправятся в другой мир, которому она наконец-то сможет соответствовать.

        - Пожалуйста,  - говорит она мертвой женщине у ветрового стекла, но женщина отступает назад, и Сильви кажется, что она испугалась. Но чего могут бояться мертвые? Другие огни тоже отдаляются, и она умоляюще протягивает руку.

        - Не уходите,  - говорит она.  - Не оставляйте меня одну.
        Но она не одна.
        Откуда-то неподалеку доносится шипение, и возле нее, с другой стороны стекла, выплывает фигура. Она меньше, чем женщина, и у нее в руках нет света. В лунном сиянии ее волосы светятся белизной, такие длинные и запачканные, что почти полностью закрывают ее лицо. Она приближается, и Сильви чувствует, как ее окатывает волна слабости. Она слышит собственный стон. Она снова открывает рот в попытке заговорить, и у нее не хватает сил, чтобы снова закрыть его. Фигура у окна прижимается к машине. Ее руки с маленькими серыми пальцами стучат по верхней части стекла в попытке пробить его. Взор Сильви снова застилают кровь и слезы, но она может разглядеть, что перед ней маленькая девочка, которая пытается проникнуть в машину, чтобы разделить с ней ее агонию.

        - Милая,  - шепчет Сильви.
        Сильви пытается пошевелиться, и боль пронзает ее с силой электрического разряда. Она не может повернуть голову вправо, чтобы видеть девочку не только краем глаза. Вдруг ее разум проясняется. Если она чувствует боль, значит, она еще жива. Если она жива, значит, есть надежда. Все остальное - это просто игра ее воображения, вызванная травмой и стрессом.
        Женщина со светом не была мертва.
        Ребенок не парит в воздухе.
        Сильви чувствует, как что-то касается ее щеки. Что-то порхает перед ее глазами, и крылья с глухим звуком ударяются о крышу и окна машины. Серый мотылек. Рядом с ним летают такие же. Она чувствует их у себя на коже и в волосах.

        - Милая,  - шепчет она, вяло отгоняя насекомых нетвердой рукой.  - Приведи помощь. Скажи своим маме и папе, что девушке нужна помощь.
        Ее веки опускаются. Сильви угасает. Она умирает. Она ошиблась. Надежды нет.
        Но ребенок не уходит. Вместо этого девочка наклоняется к машине и протискивается в узкое пространство между дверью и окном - сначала голова, потом худенькие плечики. Шипение становится все громче. Сильви чувствует холод над бровью, разливающийся по ее щекам, чтобы, наконец, остановиться возле губ. Мотыльков теперь стало больше, шуршание их крыльев отдается в ее голове, в ушах, словно гром аплодисментов. Ребенок привлекает их. Они каким-то образом являются частью нее. У ее рта вдруг становится холоднее. Сильви открывает глаза и видит перед собой лицо девочки; рука поглаживает ее лоб.

        - Нет...
        Пальчики начинают исследовать ее губы, надавливать на зубы, и полуистлевшая кожа, словно пыль, осыпается ей на язык. Сильви непроизвольно думает, что это мотылек, который случайно залетел ей в рот. Пальцы уже глубоко внутри нее, трогают, нажимают, хватают, отчаянно пытаясь достать еще теплящуюся жизнь. Она отстраняется, пытается закричать, но тонкая рука заглушает ее голос. Сейчас детское лицо совсем близко, и Сильви может детально рассмотреть его. Это пятно, будто картина, писанная акварелью, попала под дождь: тени играют на нем, наползают одна на другую. Только глаза видны четко: черные и жаждущие, полные зависти к жизни. Рука отдергивается, и теперь губы девочки прижаты к ее рту, и он раскрывается благодаря усилиям ее зубов и языка. Сильви чувствует вкус земли, гниющих листьев и темной, мутной воды. Она пытается оттолкнуть девочку и упирается в кости, покрытые плесенью и полусгнившими лохмотьями.
        В этот момент ее покидают последние силы, их высасывает ребенок-призрак; умирающая девушка стала добычей маленькой девочки.
        Серой Девочки.
        Ребенок голоден, очень голоден. Сильви зарывается руками в ее волосы, касаясь ногтями кожи головы. Она пытается отстранить девочку от себя, но та держит ее за горло, прижавшись ртом к ее рту. Сильви видит и другие нечеткие силуэты, столпившиеся чуть поодаль. Они собираются, привлеченные голодом Серой Девочки, хоть и не разделяют ее аппетитов, все еще слишком боятся подойти.
        Вдруг Сильви перестала чувствовать рот девочки, и старые кости куда-то делись. Призрачные огни удаляются, а вместо них появляются другие, более яркие, они действительно освещают. К девушке подходит человек, и ей кажется, что она откуда-то его знает. Он окликает ее по имени:

        - Сильви? Сильви?
        Она слышит звук сирены.

        - Останься,  - шепчет Сильви. Она берет его за руку и притягивает к себе.

        - Останься,  - повторяет она.  - Они вернутся.

        - Кто?  - спрашивает он.

        - Мертвые... Маленькая девочка.
        Она пытается избавиться от привкуса во рту и сплевывает, оставляя на подбородке кровь и прах. Ее начинает трясти, и мужчина пытается обнять ее и утешить, но безуспешно.

        - Они... мертвы,  - губы почти не слушаются ее.  - Но у них... огни. Зачем... мертвым... свет?..
        Мир для нее темнеет, и Сильви получает ответ на свой вопрос.


* * *
        Волны бьют о берега острова. Окна почти всех домов темны. На Айленд-авеню нет машин, а ведь это центральная улица маленького поселения. Позже, когда наступит утро, почтальон Ларри Эмерлинг будет сидеть за своим столом, ожидая почтовую лодку, которая привезет первую партию корреспонденции этого дня. Сэм Тукер откроет магазинчик «Залив Каско» и выложит на прилавок дневной запас выпечки: пончики, круассаны и пирожные. Он наполнит кофейники и будет приветствовать по имени тех, кто заглянет к нему, чтобы подкрепиться чашечкой кофе, прежде чем сесть на первый паром в Портленд. Потом Нэнси и Линда Тукер откроют «Датч Диннер» на привычные семь рабочих часов - с семи утра до двух пополудни, и так семь дней в неделю,  - и те, кто может позволить себе более свободное отношение к жизни, зайдут туда, чтобы позавтракать и поболтать, поедая яичницу с беконом и глядя в окно на маленькую пристань, куда с завидным постоянством, но каждый день в разное время прибывает паром Арчи Торсона. Ближе к полудню Джеб Баррис переключит свое внимание с мотеля
«Блэк Дак» на бар «Раддер», хотя зимой ни то ни другое место не доставляет ему больших хлопот. С четверга по субботу будет открыт единственный на острове ресторан «Вкуснятина», а Дейл Зиппер, владелец и шеф-повар в одном лице, будет стоять на пристани и торговаться, пытаясь сбить цены на крабов и лобстеров. Грузовики покинут территорию «Джейф Констракшн», самой крупной компании на острове (там работают целых двадцать человек), чтобы выполнять текущие контракты Кови Джейфа, любые - от постройки домов до починки лодок; Кови гордится тем, что у него в штате сотрудники, способные выполнить все, что угодно. Сейчас начало января, и дети все еще на каникулах, так что двери начальной школы острова Датч остаются закрытыми, а старшие ребята не занимают места на пароме, чтобы добраться до школ на Большой земле. Вместо этого некоторые из них будут изобретать новые способы напроказничать, находить новые места, где можно курить травку и обжиматься, желательно подальше от родителей и полиции. Они еще не знают о смерти Уэйна Кэйди и Сильви Лотер, но утром им станет известно об аварии, и тогда они осознают весь
трагизм этого происшествия; они станут опасаться репрессий со стороны взрослых в виде родительских запретов и повышенной бдительности полиции. Но поначалу будут только шок и слезы; парни не раз вспомнят, как сохли по Сильви Лотер, а девчонки, с некоторой приязнью,  - то, каким сорвиголовой был Уэйн Кэйди. Тайно будут подниматься за упокой бутылки с пивом, молодые люди и девушки придут в дома Кэйди и Лотер, чтобы смущенно стоять и молчать, пока взрослые обнимают друг друга, надеясь найти утешение.
        Но сейчас единственный источник света на Айленд-авеню, не считая двенадцати (не верите - сосчитайте) фонарей, может находиться только в здании муниципалитета острова Датч, где также расположены не только библиотека, но и пожарная часть и полицейский участок. Поэтому здание чаще называют «станция». Мужчина сидит ссутулившись на стуле в маленьком офисе, полицейском участке острова. Его зовут Шерман Локвуд, он один из портлендских полицейских, которые поочередно дежурят на острове. На его руках и форме еще осталась кровь Сильви Лотер, а осколки разбитого ветрового стекла машины застряли в подошвах его ботинок. На столе перед ним стоит чашка холодного кофе. Ему хочется плакать, но он будет держать это в себе, пока не вернется на Большую землю. Он разбудит спокойно спящую жену, прижавшись лицом к ее мягкой коже, и крепко обнимет ее, сотрясаясь от рыданий. У него самого дочь возраста Сильви Лотер, и больше всего Шерман боится, что однажды ему придется смотреть на нее так же, как на Сильви этой ночью, а ведь девчонка жила и не думала, что смерть подстережет ее так внезапно. Он вытягивает руку так, что
она попадает в пространство, освещаемое настольной лампой, и видит, что под ногтями и в складках кожи еще осталась кровь. Он может снова пойти в ванную и попытаться смыть ее, но фарфоровая раковина и так вся в красных разводах, и ему кажется, что если он на них посмотрит, то может потерять контроль над собой. И поэтому Шерман стискивает кулаки, засовывает руки в карманы куртки и пытается совладать с дрожью во всем теле.
        В окно Шерман видит силуэт огромного человека, темнеющий на фоне звездного неба. Он, наверно, сантиметров на сорок пять выше Шермана, несравнимо сильнее и несравнимо печальней. Шерман на острове Датч чужой. Он родился и вырос в Биддфорде, к югу от Портленда, где и по сей день живет вместе с женой и двумя детьми. Смерть Сильви Лотер и ее друга Уэйна стала для него ужасным ударом, но, Шерман, в отличие от человека за окном, не знал их с раннего детства. Он не член этого тесного сообщества. Он чужак, и так будет всегда.
        Но и великан в некотором роде тоже чужак. Его колоссальное тело, его неуклюжесть, память о бесконечных насмешках, непрекращающийся шепоток за спиной - все это сделало его таким. Он родился здесь, здесь и умрет, но так и не поверит, что это его дом. Шерман решает, что присоединится к великану через некоторое время, но не сейчас.
        Не сейчас.
        Неожиданно великан поднимает голову, будто все еще слышит, как отплывает лодка Портлендского пожарного управления, увозящая тела Сильви и Уэйна на материк для вскрытия. Через пару дней островитяне соберутся на местном кладбище, чтобы увидеть, как два гроба опустят в могилы. Сильви и Уэйна похоронят друг рядом с другом после небольшой церемонии в маленькой баптистской церкви. К родственникам, друзьям с материка и прессе присоединится и большая часть тех, кто остается зимовать на острове. Пятьсот человек пройдут от церкви к кладбищу, а потом будут пить кофе с сэндвичами в «Американском легионе», а кто-то, если потребуется, что-нибудь покрепче.
        И великан будет среди скорбящих, будет плакать вместе с ними и мучаться вопросами, потому что ему передали последние слова девушки, и ему почему-то страшно.
        Они мертвы, но у них огни. Зачем мертвым свет?
        Но сейчас на острове тихо и спокойно. На картах он числится как остров Датч, маленький клочок суши, что в полутора часах езды на пароме от Портленда, расположенный на самой границе залива Каско. Для тех, кто поселился здесь недавно (таких немало: некоторые не хотели оставаться на материке, другим это было не по карману), это действительно остров Датч. Остров Датч для репортеров, которые будут освещать похороны; для законодателей, которые определят его будущее; для торговца недвижимостью, ведущего переговоры о ценах на жилье; для туристов, которые летом приезжают сюда на день, неделю или месяц, до конца не проникаясь его истинным духом.
        Но есть и те, которые называют остров старым именем, тем, которое первые поселенцы
        - о них Молоху снятся сны - дали ему перед тем, как были истреблены. Они называли его Убежищем, и он все еще является таковым для Ларри Эмерлинга, Сэма Тукера и его сестер, старого Торсона и немногих других, но они именуют его так только в узком кругу; произносят это название они всегда с каким-то благоговением, а порой с некоторым налетом страха.
        Для великана это тоже Убежище, потому что отец рассказал ему историю острова, а тому, в свою очередь, его отец - так она и передавалась из поколения в поколение в их семье. Немногие чужаки знают ее, но семья великана владеет большими участками земли на острове. Они скупили ее, когда она никому не была нужна, даже государство не хотело покупать земли в заливе Каско. Именно благодаря управлению этих людей остров остается нетронутым, его наследие ревностно берегут и хранят память о былых временах. Великан знает, что остров этот необычный, и называет его Убежищем, как и все, кто чувствует, что чем-то обязан этому клочку земли.
        Возможно, остров остается Убежищем и для мальчика, что сейчас стоит у полосы прибоя в Сосновой бухточке и смотрит вдаль, в море. Кажется, он не чувствует холода, и сила прибоя не заставляет его подаваться назад, и волны не грозят утянуть его за собой, лишив опоры. Его одежда сшита из грубого холста, за исключением куртки из коровьей кожи, которую смастерила для него мать. Она сидела у костра, подбирая лоскут за лоскутом, а он терпеливо ждал.
        Лицо мальчика очень бледно, глаза темны и невидящи. Ему кажется, будто он пробудился после долгого сна. Он осторожно прикасается к синякам на лице, там, где рука мужчины оставила свой след. Затем он дотрагивается до шрама на горле, оставленного ножом. Его пальцы распухли, как если бы он долго был в воде.
        Для мальчика, как и для острова, не существует прошлого, только вечное настоящее. Он оборачивается и видит некое движение в лесу; из-за деревьев появляются силуэты. Их ожидание почти закончилось, его невысказанное обещание тоже скоро будет выполнено.
        Он вновь обращает взор к морю и продолжает нести свою бессонную вахту, наблюдая за миром, лежащим перед ним.
        День первый

        "И вновь они спросили, как мое имя,
        И вновь они спросили, как мое имя.
        И двое упали замертво, не успев сойти с места,
        Двое упали, не успев сойти с места.
        Я сказал: "Вот мое имя. Вот мое имя,
        Если вы хотите его знать..."

Английская народная песня
        Глава 1

        Великан опустился на колени и смотрел, как открывается и закрывается клюв чайки. Шея птицы была изогнута под неестественным углом, так что в том глазу, который он видел, его отражение исказилось: лоб сплющился, нос стал огромным и выдавался вперед, рот сузился и растворился в складках подбородка. Он застыл в бесконечной темноте зрачка птицы, и его боль слилась с болью чайки. Сухой лист упал с ветки, выделывая озорные перевороты по траве, перекатываясь через черенок, пока ветер не унес его; тот улетел, слегка задев перья чайки. Птица, застывшая в своей агонии, не обратила на это никакого внимания. Над ее головой нависла рука великана, этот жест был полон милосердия и обещал скорую кончину и избавление от мук.

        - Что с ней случилось?  - спросил мальчик. Ему недавно исполнилось шесть, он жил на острове около года. За всю жизнь он ни разу не видел умирающего животного, до сегодняшнего дня.

        - Шея сломана,  - ответил великан.
        Ветер, налетающий с Атлантики, трепал его волосы и прибивал куртку к спине. С того места, где он расположился на корточках, было видно, как восточный берег уходит в океан. Там были скалы, не пляж. Старый художник Джиакомелли держал на берегу, у опушки, под прикрытием деревьев, лодку, но пользовался ею от случая к случаю. Летом, когда море было поспокойней, старика иногда можно было видеть в лодке, и леска, закрепленная у борта уходила в воду. Великан не знал, поймал ли Джиакомелли, или Джек, как его называли островитяне, в своей жизни хоть что-нибудь, но, похоже, Джек и не стремился к этому. Художник нечасто затруднялся тем, чтобы насадить на крючок какую-либо приманку, и, даже если какая-нибудь безмозглая рыбина все же умудрялась зацепиться, Джек, едва замечал подергивание лески, как правило, освобождал ее и отпускал обратно в море. Рыбалка была предлогом, чтобы вывести лодку в море. Старик всегда делал наброски, пока леска оставалась неподвижной: его рука быстро работала угольным карандашом, увеличивая, казалось, бесконечную коллекцию пейзажей острова.
        В этой части острова жило совсем немного людей. Некоторым она казалась слишком незащищенной. Овечий щавель, белена и высокие кусты черной смородины заполонили участки сухой и оголенной земли. Но в основном здесь росли деревья, по мере приближения к утесам они попадались все реже и реже.
        На западном побережье немного домов: тот, в котором живут мальчик с матерью, еще один на возвышенности, к северу от них, и несколько коттеджей в относительной близости - можно дойти пешком. Пейзаж был прекрасен, конечно, если вам нравится вид пустынного моря.
        Голос мальчика прервал размышления великана:

        - Ты можешь ей помочь? Вылечить ее?

        - Нет,  - покачал головой великан. Он не мог понять, как птица оказалась здесь, на земле, со сломанной шеей. Казалось, он видел, как ее клюв слегка дрогнул и маленький язычок коснулся травы. Может, на чайку напало животное или другая птица, однако на ее теле не было ран. Великан оглянулся, но не увидел вокруг ничего живого. Была только эта одинокая умирающая чайка, единственная представительница рода чаек в пределах видимости. Мальчик опустился на колени и вытянул палец, желая прикоснуться к ней. Но рука великана схватила его ручонку - она почти полностью утонула в его ладони - и не позволила притронуться к птице.

        - Не надо.
        Мальчик взглянул на него. В его взгляде нет жалости, подумал великан. Только любопытство. Но если нет жалости, значит, нет и понимания. Мальчик был слишком мал, чтобы понимать, и именно поэтому он нравился великану.

        - Почему?  - удивился мальчик.  - Почему я не могу дотронуться до нее?

        - Потому что ей больно, и, прикоснувшись к ней, ты сделаешь ей еще больнее.
        Мальчик обдумал его слова.

        - А ты можешь убрать боль?

        - Да,  - сказал великан.

        - Тогда сделай это.
        Великан протянул обе руки, положив левую на тело чайки - она обхватила его, словно ракушка,  - а указательный и большой пальцы правой - ей на шею.

        - По-моему, тебе следует отвернуться,  - сказал он мальчику.
        Мальчик покачал головой. Его взгляд был прикован к рукам великана, и теплому тельцу птицы, зажатому в его объятиях.

        - Я должен сделать это,  - сказал великан. Его большой и указательный пальцы сомкнулись, сжав шею чайки, при этом выкручивая ее. В результате ее голова развернулась на сто восемьдесят градусов, и боли пришел конец.
        Ошарашенный увиденным, мальчик секунду молчал, а потом принялся плакать.

        - Что вы сделали!  - всхлипывал он.  - Что вы сделали!
        Великан поднялся на ноги и хотел было похлопать мальчика по плечу, но вдруг осекся, словно испугался силы своих огромных рук.

        - Я избавил ее от страданий,  - сказал великан. Он уже осознал свою ошибку: не следовало лишать птицу жизни на глазах у малыша, но у него не было опыта общения с такими маленькими детьми.  - Это был единственный выход.

        - Нет, ты убил ее! Убил!
        Великан отдернул руку.

        - Да,  - сказал он.  - Убил. Ей было больно, и ее нельзя было спасти. Иногда все, что мы можем, это лишь избавить от боли.
        Но мальчик уже бежал назад, к дому, к матери, и ветер доносил до великана его крики, когда он стоял на аккуратно подстриженной лужайке. Очень осторожно великан взял тельце чайки и отнес к опушке, где выкопал небольшую ямку и засыпал птицу землей и сухими листьями, поместив на могиле небольшой надгробный камень. Когда, наконец, великан поднялся с колен, он увидел, что по лужайке к нему направляется мама мальчика, а сам малыш жмется к ней.

        - Я не знала, что ты здесь,  - начала женщина. Она была смущена, но в то же время взволнована поведением сына и пыталась изобразить на лице улыбку.

        - Просто проходил мимо,  - сказал великан.  - Решил зайти проведать вас. Потом я увидел, что Дэнни сидит на траве, и подошел поближе, чтобы посмотреть, в чем дело. Там была чайка, умирающая чайка. Я...

        - Что ты с ней сделал?  - перебил его мальчик.
        На его щеках остались следы слез и грязные разводы - явный признак того, что он пытался утереть слезы руками.
        Великан взглянул на него сверху вниз.

        - Я похоронил ее,  - сказал он.  - Вон там. Я пометил место камнем.
        Мальчик оторвался от матери и полный подозрений, будто был уверен, что великан похитил птицу, желая как-то использовать в своих темных целях, пошел к деревьям. Увидев камень, малыш остановился перед местом погребения чайки, как вкопанный. Носком правой ноги он поворошил землю в надежде обнаружить оперенное крыло, припорошенное почвой, словно сброшенное свадебное платье, но великан закопал чайку достаточно глубоко, и на поверхности ничего не было видно.

        - Ее можно было спасти?  - спросила мама мальчика.

        - Нет,  - ответил великан.  - У нее была сломана шея.
        Она взглянула на мальчика, и увидела, чем он занимается.

        - Дэнни, отойди оттуда.
        Он подошел к ней, все еще не решаясь посмотреть в глаза великану. Она приобняла его рукой за плечо и притянула поближе к себе.

        - Никто не смог бы ей помочь, Дэнни. Птица была сильно покалечена и очень мучилась. Джо поступил единственно возможным образом.
        А потом, обращаясь к великану, мама мальчика шепотом добавила:

        - Не стоило ему смотреть, как ты убиваешь ее. Надо было подождать, пока он уйдет.
        Услышав это, великан покраснел.

        - Прости,  - сказал он.
        Женщина про себя улыбнулась: теперь она успокаивала не только своего сына, но и этого большого, сильного, по крайней мере на вид, человека, который, тем не менее, чувствует себя неловко из-за того, что расстроил мальчика, а еще из-за чувств, которые испытывает к его матери. Как это странно для меня, думала она, кружить вокруг этого человека так же, как он кружит вокруг меня, хоть это и приятно по большей части. Ему потребовалось столько времени...

        - Он еще маленький,  - доверительно сказала она.  - В свое время все сам поймет.

        - Да,  - кивнул великан.  - Думаю, что да.
        Он печально улыбнулся, на мгновение обнажив крупные редкие зубы. Но вдруг понял, что прорехи между ними видны окружающим, и улыбка быстро сошла с его лица. Он присел на корточки, так что его лицо оказалось на одном уровне с лицом мальчика.

        - До свидания, Дэнни.
        Мальчик все еще стоял, уставившись на могилу чайки, и ничего не ответил.

        - До свидания, Мэриэнн. Надеюсь, наш ужин не отменяется?

        - Нет, конечно. Бонни вечером посидит с Дэнни.
        Он чуть снова не улыбнулся.

        - Попрощайся с офицером Дюпре, Дэнни,  - сказала женщина, когда великан уже собирался уходить.  - Попрощайся с Джо.
        Но мальчик только отвернулся, зарывшись лицом в ее юбку.

        - Я не хочу, чтобы ты шла с ним,  - пробубнил он.  - И я не хочу оставаться с Бонни.

        - Замолчи, что ты говоришь!  - только и смогла сказать его мама.
        И великан по имени Джо Дюпре побрел к своему «эксплореру»; под его ногтями скопилась земля, а ладони еще помнили тепло птицы. Если бы какой-нибудь незнакомец увидел сейчас его лицо, печаль, которая на нем отражалась, наверно, он замедлил бы шаг и задумался, в чем дело. Но для местных, островитян, такое выражение лица полицейского Дюпре было столь же привычным, как звук прибоя или вид мертвой рыбы на берегу.
        В конце концов, не просто же так его называли Джо-Меланхолия.


* * *
        Он родился большим. Его мать часто шутила, что, если бы Джо был девочкой, он мог бы сам родить ее, приложи он к тому определенные усилия. Врачам пришлось прибегнуть к кесареву сечению, и больше детей ей не хотелось. К тому же, когда Джо родился, его матери было почти сорок, и они с мужем решили остаться семьей с одним ребенком.
        А мальчик все рос и рос. Одно время они боялись, что у него акромегалия, болезнь великанов, и что их сына быстро не станет, что его жизнь станет в два, а то и в четыре раза короче, чем обычно. Старый доктор Брадер, который тогда был еще не таким старым, послал их на консультацию к специалисту, и тот после проведения некоторых анализов заверил родителей, что мальчик здоров. По правде сказать, в жизни и здорового великана поджидают опасности, связанные с его габаритами: сердечно-сосудистые заболевания, артрит, проблемы с легкими. В будущем можно было провести курс лечения специальными препаратами, но тогда оставалось только ждать.
        И Джо Дюпре продолжал расти. Он возвышался над своими одноклассниками в начальной школе, а впоследствии и в средней. Парты были слишком маленькими для него, стулья
        - слишком неудобными. Среди своих сверстников он был словно семя раскидистого дуба, занесенное в другой участок леса и вынужденное прорастать среди семян ольхи и падуба; его несоответствие окружающим бросалось в глаза, к нему невозможно было привыкнуть. Старшие мальчишки дразнили Джо, относясь к нему как к инвалиду. Когда он пытался дать им сдачи, они брали над ним верх за счет хитрости и численного превосходства. На спортивной площадке он тоже чувствовал себя не в своей тарелке. При немалом росте Джо был тяжелее всех своих сверстников, а вот ловкости и умения ему не хватало. Он не был совсем необъятным или силачом, что могло бы сослужить ему неплохую службу. Ему не хватало инстинктов и способностей. На футбольном поле его большой вес был обузой, мешал он и в борьбе. Казалось, ему предначертано судьбой падать и снова вставать на протяжении всей своей жизни.
        К восемнадцати годам Джо Дюпре возвышался на семь футов и два дюйма от земли и весил больше двухсот шестидесяти фунтов[При росте около 218,5 см весил более 104 кг.] . Внушительные габариты оставались его бременем во всех сферах жизни. Он был умен, но выглядел простаком, и сверстники считали его тупицей. А Джо вместо того, чтобы доказать им, что они не правы, стал для них тем, кем его считали. Он был чудаком, островным чудаком (то обстоятельство, что он вырос на острове, тоже наложило отпечаток на его дальнейшую жизнь; в Портленде он сразу стал аутсайдером, потому что там ребята были невысоко мнения об островитянах, даже нормальных размеров).
        Он замкнулся в себе и после школы стал работать водителем на предприятии Кови Джейфа. Только когда его отец начал собираться на пенсию, Дюпре поступил на службу в полицию Портленда, причем его размеры были почти непреодолимым препятствием, пока там не приняли во внимание историю его семьи. Когда старик Дюпре наконец вышел на пенсию, всем показалось вполне логичным, что Джо должен идти по его стопам и стать постоянным полицейским на острове, которому бы помогали сменяющие друг друга помощники с Большой земли.
        Отец Дюпре умер три года назад, через полгода после смерти своей жены Элоизы. Он просто не смог жить без нее. Не было другой причины резкого ухудшения его здоровья, что бы там ни говорили доктора. Эти двое жили вместе на протяжении сорока семи лет в скромном домике на отдаленном острове и были важной частью тесного сообщества.
        Джо сильно скучал по ним обоим, особенно по отцу, потому что парню пришлось идти по жизни его дорогой, ездить по тем же местам, здороваться с теми же людьми, носить ту же форму, что и его отец в свое время. Между отцом и сыном существовала связь, которую нельзя было разорвать, и Джо усиливал ее с каждым новым рабочим днем.
        Когда Дюпре было совсем плохо, он вспоминал свои детские годы, как отец рассказывал ему истории, взятые из Библии и древних легенд: о Голиафе, что был ростом шесть локтей; о кровати короля Ога в девять локтей длиной; о титанах из древнегреческих мифов, детях Неба и Земли, которых уничтожили обитатели Олимпа и погребли под землей, создав таким образом все горы в мире; об Огельмире из северных мифов, который явился первым живым существом, отцом великанов, чье тело было использовано, чтобы сотворить землю. Не боги, не низшие духи, а великаны были существами вне времени, а боги и люди заявляли, что они должны быть уничтожены.
        Дюпре понял замысел своего старика: тот хотел, чтобы мальчик чувствовал себя особенным, частью великого наследия, даром богов, может быть, даже самого Господа. Он рассказывал сыну истории о Билле Пекосе, Поле Баньяне, об армии великанов, созданной Фридрихом Великим. Это было частью великого замысла, заключавшегося в том, чтобы его сыну было легче жить и не стыдиться самого себя. Но замысел не оправдал себя, потому что в Библии не было историй о смеющихся девочках и дразнящихся мальчиках, а с великанами из мифов могли справиться лишь при помощи оружия и разорительных войн, но никак не при помощи обидных слов и бойкотов. Впрочем, Джо все равно любил отца и ценил старания.
        Дюпре обернулся в сторону дома Мэриэнн Эллиот. Дэнни уже вошел внутрь, а его мать стояла на крыльце и смотрела на темное море и на белые барашки, похожие на островки солнечного света, прорезающие грозовые тучи. Джо попытался припомнить, как часто он видел ее в таком состоянии. Поначалу ему казалось, что море загипнотизировало ее, как случалось с теми, кто перебрался на остров из других мест, поскольку они не были знакомы с его характером.
        Но раз или два, когда она не замечала, что он наблюдает за ней, его поразило отсутствие спокойствия и умиротворения в ее лице. Скорее в нем были обеспокоенность и, иногда, страх. Он думал, может, море забрало у нее кого-то и она чувствовала его притяжение, как чувствуют его вдовы рыбаков, не желающие покинуть край этой огромной могилы, которая не выпустит из своей пучины их любимых. Вот сейчас она как будто ощутила, что он наблюдает за ней, потому что повернулась в его сторону и помахала на прощанье рукой, после чего вошла в дом вслед за сыном.
        Дюпре завел свой «эксплорер» и вырулил на дорогу, идущую вдоль побережья. Некоторые дорожки к северо-западу от Переправного холма и к юго-западу от Голодной бухты были практически непроходимы для машины, но, поскольку там никто не жил, отсутствие коммуникаций не было большой проблемой. Тем не менее, каждую весну Дюпре водил группу добровольцев в эти места, и они вырубали заросли деревьев и кустарника, которые спускались к морю, на тот случай, если сюда все же понадобится вести ответвление главной дороги. Это была утомительная работа, но, определенно, она была более осмысленной, чем прокладка просеки через целинный лес спустя пару лет, не говоря уже о необходимости продираться через дебри в экстренной ситуации.
        Круглый год на острове жили около тысячи человек. Эта цифра утраивалась в летний сезон. Остров был довольно большой - пять миль в длину и почти две в ширину, один из 750 островов, островочков и выступающих из воды рифов, разбросанных по заливу Каско. По размеру он превосходил Большой Чебег, но из-за такой огромной территории многим людям приходилось жить в уединении, прежде всего тем, кто обосновались вдали от сообщества, образовавшегося возле главной паромной пристани, в месте под названием Бухточка. Конечно, летом численность населения увеличивалась, но все равно в несравнимо меньших масштабах, чем на других островах залива Каско, расположенных ближе к материку, таких как Пикс, Большой Чебег, или Лонг-Айленд; а Датч лежал дальше к востоку и был наиболее незащищенным из всех. На зиму здесь оставались только старые семьи. Их история была связана с историей острова, а их фамилии эхом звучали в здешних лесах на протяжении сотен лет: Эмерлинги и Тукеры, Отоны и Холлы, Доути и Дюпре.
        Печка в «эксплорере» работала на полную мощность, потому что на улице было очень холодно, даже для января. Поговаривали, будто надвигаются шторма, и Торсон, капитан парома, вывесил объявление о возможной приостановке сообщения с Большой землей на предстоящей неделе. Дюпре уже довелось прекращать жаркие споры, которые возникали возле переправы, когда в адрес Торсона начинали сыпаться обвинения в трусости. Случайному гостю очень сложно понять, насколько связь с материком важна для местных жителей, проводящих на острове круглый год. Паромы залива Каско, регулярно курсирующие между некоторыми из островов, не заходили на Датч по причине его отдаленности и сравнительно небольшого числа возможных пассажиров, хотя почтовое судно останавливалось у его берегов каждый день.
        Семья Торсонов обеспечивала паромное сообщение острова с Большой землей уже больше семидесяти лет, отвозя детей в школу, студентов в университет, бабушек и дедушек к их внукам, служащих в офисы, пациентов в больницы, молодых людей к девушкам (или, в случае Дейла Зиппера, к молодым людям; хоть местные жители и предпочитали не высказываться насчет ориентации Дейла, находились такие, кто никогда не посещал и не посетит его ресторан, потому что это, ну, как-то «неправильно»), детей к состарившимся родителям, определенным в дома престарелых, и так далее, и тому подобное. Если кому-то нужно было приобрести новый телевизор, он припарковывал машину у пристани, садился на паром, прихватив с собой небольшую тележку, и отправлялся в «Серкуит Сити», портлендский магазин бытовой техники, а затем на автобусе или на такси возвращался в порт ко времени отправления парома. Старина Торсон помогал ему погрузить телевизор на борт и отвозил домой. То же было и с игрушками под Рождество, кухонными плитами, автомобильными шинами, лекарствами, снаряжением, новой одеждой для детей и всего остального, что только можно
упомнить, исключая продукты, которыми изобиловал островной рынок. Но в основном паром Торсона возил людей. Для чего-то большего, например новой машины или фермерского оборудования, следовало нанять грузовой паром Кови Джейфа. Но, если бы не Торсон, осуществляющий ежедневные перевозки, жить на острове было бы не просто трудно, а вовсе невозможно. Прекращать или нет ежедневные рейсы в условиях надвигающихся штормов, решал, конечно, Торсон, но Дюпре обещал себе, что поговорит со стариком в ближайшее время и напомнит, что иногда излишняя осмотрительность бывает хуже бесшабашности, если речь идет о сообщении с Большой землей.
        Дюпре сделал несколько обычных визитов, проведывая стариков, выслушивая жалобы, ненавязчиво поучая без дела шатающихся подростков и проверяя летние дома состоятельных жителей, чтобы удостовериться, что двери и окна не взломаны и никто не решил пустить их богатство на более стоящие нужды. Это была его обычная рутинная работа на острове, и она ему нравилась. Несмотря на расписание - сутки на дежурстве, сутки отдыха, снова сутки на дежурстве, а потом пять выходных,  - Дюпре приходилось работать сверхурочно и при том совершенно бескорыстно. Это неизбежно, когда живешь на острове, где к тебе могут обратиться возле церкви, в магазине или даже в твоем в собственном доме, пока опрыскиваешь сад или чинишь крышу. Формальности - это для похорон.
        Возвращаясь в городок, Дюпре притормозил у старой смотровой башни времен Второй мировой войны, одной из многих, расположенных на островах залива Каско. Коммунальные компании использовали их как склады или как место размещения оборудования, но только не эту. Сейчас дверь в помещение была распахнута, а цепь, когда-то державшая ее закрытой, лежала на верхней ступеньке. Местная молодежь слеталась к этим башням, как мухи на мед, потому что они были укромными местами, причем достаточно отдаленными, где можно было экспериментировать с выпивкой, наркотиками, а зачастую и друг с другом. Дюпре был убежден, что львиная доля нежелательных беременностей в этих местах обязана своим возникновением темным уголкам этих сооружений.
        Он припарковал машину и достал из под сидения большой фонарь «Мегалайт», после чего направился по траве к ступеням башни. Эта башня принадлежала к числу небольших, высотой где-то с трехэтажный дом, но из-за растущих рядом с ней деревьев давно потеряла свою значимость как наблюдательный пункт.
        Джо удивило то, что некоторые из этих деревьев были срублены, а ветви обломаны на концах.
        Полицейский остановился у ступенек и прислушался. Изнутри не доносилось ни звука, но почему-то у него появилось нехорошее предчувствие. Джо вспомнил, что в последнее время это предчувствие не покидало его. В последние несколько недель патрулирование острова, который был ему родным домом уже больше сорока лет, причиняло Дюпре все большее беспокойство. Ему казалось, будто что-то переменилось, но, когда он попытаться объяснить это Локвуду, старшему товарищу, тот просто рассмеялся:

        - Ты проводишь здесь слишком много времени, Джо. Тебе нужно совершить экскурсию назад, в цивилизованный мир, и чем раньше, тем лучше. Ты стал каким-то запуганным.
        Возможно, Локвуд был прав, когда советовал Джо проводить больше времени вне острова, но вот насчет причины беспокойства своего напарника он ошибался. Например, почтмейстер Ларри Эмерлинг давно поделился с Джо своим ощущением, будто на острове Датч что-то не в порядке, хотя обычно, когда дело касалось подобных вопросов, они использовали старое название.
        Они называли остров Убежищем.
        В последнее время были... инциденты: периодически вламывались в центральную наблюдательную вышку (при одном таком проникновении сбили самый массивный замок на самой надежной цепи, которую Дюпре только мог найти), растительность на дорожках к Месту начала распространяться невероятными темпами, и это зимой, когда появиться могут только сосульки и темнота. В любом случае, зимой никто не ходил к Месту, где произошло кровопролитие, но, если они совсем зарастут, весной придется проделать чертовски большой объем работы, чтобы их расчистить.
        А тут еще этот несчастный случай, в результате которого Уэйн Кейди погиб мгновенно, а Сильви Лотер протянула лишь до прибытия полиции. Авария беспокоила Дюпре больше, чем что-либо остальное. Он стоял за спиной Локвуда, когда девушка произнесла свои последние, такие странные слова насчет огней и мертвых. А еще Дюпре помнил, что говорил когда-то отец:

        - Плохую смерть нельзя похоронить даже в самой глубокой могиле.
        Джо посмотрел на юг, и ему показалось, что он может различить бреши в стене деревьев там, где расположилось болото, которое и было естественным указателем - Место неподалеку.
        Он не бывал там уже несколько месяцев. Вероятно, сейчас настало время исправить эту оплошность.
        Из помещения башни послышалось шуршание. Дюпре расстегнул кобуру и положил ладонь на рукоятку своего «смит-вессона». Он отступил в сторону от прохода и громко предупредил:

        - Полиция! Выходите оттуда немедленно, слышите?
        Звук повторился, на этот раз громче. Затем послышались шаги, а потом раздался голос, низкий и гнусавый:

        - Все в порядке, Джо Дюпре. Все в порядке, Джо Дюпре. Это я, Джо Дюпре. Я, Ричи.
        Джо сделал шаг назад, и Ричи Клайссен появился у основания главной лестницы; солнечные лучи, проникающие внутрь сквозь одинокое грязное окно, били ему в спину и слегка озаряли его силуэт сиянием.

        - Ричи, выходи скорее,  - Джо физически ощутил, как напряжение спало.
        Чего я испугался? Почему потянулся за пистолетом?
        Улыбающийся Ричи вышел из дверного проема. Ему двадцать пять, но интеллект остался где-то на уровне восьмилетнего ребенка. Он любил слоняться по острову, чем доводил свою мать до истерик, но с ним никогда ничего не случалось и, как предполагал Джо, вряд ли случится когда-нибудь в будущем. Ричи-дурачок, наверно, знал остров лучше, чем кто-либо другой, и ничто здесь не могло испугать его. В теплое время года, летом, он даже, бывало, засыпал под звездами. Никто не трогал его, разве что местные умники, когда выпивали бутылку-другую и хотели произвести впечатление на своих подружек.

        - Здравствуй, Джо Дюпре,  - сказал Ричи.  - Как дела?

        - Спасибо, хорошо. Ричи, я же тебе говорил, чтоб ты держался подальше от этих вышек.
        Улыбка никогда не сходила с лица двадцатипятилетнего малыша.

        - Знаю, Джо Дюпре. Держаться подальше от вышек. Я знаю, Джо Дюпре.

        - Да? А если ты знаешь, тогда что же ты там делал?

        - Там было открыто, Джо Дюпре. Башня была открыта. Я зашел внутрь, чтобы просто взглянуть. Я люблю смотреть.
        Дюпре нагнулся и осмотрел цепь. Висячий замок был открыт, но, когда Джо попробовал закрыть его, он не защелкивался, а с негромким щелчком проскальзывал в полости туда и обратно.

        - И ты этого не делал?

        - Нет, Джо Дюпре. Здесь было открыто. А я зашел, чтобы посмотреть.
        Придется вернуться сюда с новым замком, подумал Дюпре. Подростки, скорее всего, снова собьют его, но он же должен был исполнять свои обязанности. Джо закрыл дверь, обмотал ручку цепью, создавая иллюзию, что она заперта. Пока придется ограничиться этим.

        - Пойдем, Ричи. Я подброшу тебя до дома.
        Он вручил дурачку фонарь и с улыбкой смотрел, как тот направляет луч света на деревья и на вышку.

        - Огонек,  - сказал Ричи.  - У меня тоже есть огонек, как и у других.
        Дюпре замер.

        - Что за другие, Ричи?
        Дурачок посмотрел на него, и его улыбка стала шире.

        - Другие... там, в лесу.


* * *
        Дэнни взял из холодильника банку содовой и побрел в мамину спальню. Перед ней на кровати были разложены листы бумаги, а сама она сидела на ковре и пыталась их рассортировать. У нее было то же выражение лица, что и в те дни, когда они отправлялись в Портленд на пароме и ей нужно было идти в банк или в автосалон.

        - Все в порядке, милый?  - поинтересовалась она, обнаружив, что он стоит у нее за спиной.
        Он кивнул.
        Она села на корточки и внимательно посмотрела на сына.

        - Джо должен был поступить так, как поступил, понимаешь? Для чайки это было самым добрым поступком.
        Дэнни ничего ответил, но его лицо посуровело.

        - Я собираюсь к Джеку,  - сказал он.
        Под недовольным взглядом матери мальчик насупился еще сильней.

        - Что?  - спросил он с некоторым вызовом.

        - Этот старик...  - начала она, но он ее перебил.

        - Он мой друг.

        - Я знаю, Дэнни, но он...
        Мэриэнн замолчала, пытаясь подобрать нужные слова.

        - Он пьет,  - сказала она наконец.  - Иногда он перегибает палку, ты и сам знаешь.

        - Но не когда мы с ним вместе.
        Они спорили на эту тему и раньше, с тех пор как Джек упал и ушибся головой о край стола и Дэнни прибежал к ней весь в крови старика. Мэриэнн сначала испугалась, что он сам поранился, и ее облегчение после того, как она узнала, в чем дело, быстро трансформировалось в гнев за то, что из-за старика она так сильно испугалась, пусть и не надолго. Приехал Джо и оказал что-то вроде первой помощи, после чего провел с Джеком длительную беседу на крыльце его дома, и с тех пор старик был более осторожен. Теперь если он и пил, то только по вечерам. А еще он с удвоенным усердием налег на живопись. Правда, Мэриэнн была и невысокого мнения о его картинах.

        - Он просто раз за разом рисует один и тот же пейзаж,  - сказала она сыну сразу после того, как они с Дэнни по-соседски зашли в гости к Джеку, прихватив с собой печенье.

        - Не один и тот же,  - возразил мальчик.  - Он все время разный.
        Но ей было достаточно одного взгляда на небольшую акварельную картину, которую старик подарил мальчику, когда они уходили: скалы с обеих сторон маленькой бухты - синевато-серые пятна, море - темный, гнетущий зеленый. Картина просто безобразная, думала она. Все картины старика такие. Складывается ощущение, что он не способен воспринимать ничего, кроме обыденного скучного ландшафта, лежащего перед ним. Людей на картинах не было. Черт, он даже не мог нарисовать птиц или облака, а если и мог, то не стал затрудняться и помещать их на свои полотна. Серый, зеленый и размытый синий - вот из чего состояла цветовая гамма всех его картин.
        Но мальчик повесил картину Джека над кроватью и гордился ею больше, чем десятками постеров, открыток и заметок, которыми были облеплены стены его комнаты, даже больше, чем своей собственной работой, которая, как считала его мать, была куда лучше, чем все, что сподобится намалевать старый пьяница. Но Мэриэнн никогда бы не сказала этого Джеку в лицо. У старого художника были свои недостатки, но в отсутствии щедрости его никто бы не упрекнул. Дом, ставший для них приютом, они снимали именно у него, и даже по островным стандартам Джек запросил совсем мало. За это она была ему благодарна.

        - Ма-а-ам, ну пожалуйста,  - тянул свое Дэнни.
        Если она сейчас не уступит, то выйдет из себя во время неизбежно последующего за этим спора, а она не могла позволить себе выйти из себя, потому что это отвлечет ее от того, чем она сейчас занимается. Мэриэнн сдалась и отпустила сына, взмахнув рукой:

        - Иди, иди. Но, если тебе вдруг покажется, что с Джеком что-то не так, сразу возвращайся домой, слышишь?
        Он торжественно кивнул ей и устремился к двери. Мать встала и подошла к окну; из ее спальни была видна дорожка, ведущая к дому Джека. Поначалу она сама водила его туда, либо держа за руку, либо нервно наблюдая, как он трусит впереди. Через некоторое время она стала позволять ему преодолевать небольшое расстояние между двумя домами самому. Она все равно могла наблюдать за каждым его шагом. Мэриэнн казалось, что очень важно предоставить ему некоторую степень личной свободы, свободное пространство, в котором ему предстояло расти. Она хотела, чтобы он вырос сильным, хотя и понимала, какими могут быть последствия того, что она выпустит его из-под своего крыла. Подобная дилемма стоит перед каждым родителем, но одинокая мать, воспитывающая единственного сына, ощущает ее особенно остро. Иногда ей казалось, будто что-то заставляет ее принимать решения, противоречащие ее натуре, только для того, чтобы заполнить пустое место, которое должен был занимать мужчина, отец.
        Мальчик спустился по тропинке, все еще сжимая в руке банку содовой, похожую на яркий клочок полотна, а его красная ветровка ярким пятном мелькала на фоне деревьев. Мэриэнн провожала его взглядом, пока он не дошел до двери дома старика. Мальчик постучал, терпеливо подождал, пока дверь откроют, и скрылся за ней.


* * *
        Винченцо Джиакомелли, больше известный как Джек, прибыл на остров Датч весной шестьдесят седьмого, после того как потерял работу в каком-то замечательном колледже на восточном побережье. Он был ходячей энциклопедией по истории искусства, хоть теоретические знания и не помогали ему рисовать даже с сотой долей таланта и воображения тех, о ком он рассказывал студентам. Все пошло наперекосяк летом шестьдесят пятого, когда жена ушла от него к профессору физики, который водил такую роскошную спортивную машину, о каких физики (по мнению Джека, они были такими занудами, что по сравнению с ними даже упертые математики казались нормальными людьми) и знать-то не должны были. После ее ухода жизнь Джека начала трещать по швам. А может, все было наоборот: жена ушла от него именно потому, что его жизнь начала разваливаться? Этого Джек не мог сказать наверняка. Вся жизнь с того времени казалась ему размытым пятном. По правде говоря, это пятно несколько увеличилось в размерах пару месяцев назад, когда он упал и ударился головой, а после Джо Дюпре посадил его на стул и поговорил с ним так, как он умеет,  - спокойно
так, но при этом становится ясно, что, если не возьмешь себя в руки и не воспользуешься его советом, можешь сразу собирать чемоданы, заколачивать окна и двери и отправляться на материк, потому что Джо Дюпре не станет мириться с подобными вещами на своем острове.
        Чего Джек не мог понять, так это почему он не испытывал никакой обиды на полицейского. И еще, на протяжении тридцати с лишним лет люди советовали ему взять себя в руки, а он ценил эти советы не больше ломаного гроша. Но с Джо Дюпре дело обстояло по-другому. Вряд ли можно определить феномен этого человека, он просто был не таким, как все. Когда Джо смотрел на вас своим странным печальным взглядом, вы чувствовали себя луковицей в умелой руке повара. Он слой за слоем снимал коросту с вашей души, пока не оставалась одна незащищенная сердцевина.
        Или пока не оставалось вообще ничего, в зависимости от того, как долго продолжался процесс или насколько многослойной луковицей вы были. Джек даже немного опасался, что если Джо Дюпре приложит больше усилий, то выяснит какую-нибудь ужасную правду, о существовании которой старик и сам не догадывался или по какой-то причине старался забыть. Например, что ему нечего больше предложить миру, кроме плохих картин и пустых обещаний. Если однажды разбередить эти раны, они уже больше не заживут.
        После того памятного разговора с Дюпре Джек на некоторое время ушел в завязку. Правда, не надолго. Пожалуй, даже Джо не мог сильно повлиять на такого заядлого пьяницу, как Джек, но теперь старик был более осторожен: он пил только по вечерам и никогда не брал бутылку с собой в постель, как бывало в старые добрые времена. Вместо этого он начал рисовать усердней и быстрее, чем когда-либо раньше.
        Рисование уже давно стало его увлечением. Джек даже зарабатывал кое-какие деньги с продажи туристам плохих масляных и еще худших акварельных картин. Иногда он раскладывал их на небольшом прилавке, который устанавливал в солнечные выходные дни на набережной Портленда. При этом Джек старался не выходить из образа старого морского волка, выдумывая что-то вроде истории своей семьи, которую многие сочли бы правдивой, хотя правды в ней было не больше, чем волшебства в трюках фокусника. Но он зарабатывал достаточно, чтобы жить прилично в давно выкупленном доме, который мог теперь передать кому угодно: двоюродным братьям, племянникам или племянницам, да хоть своей сестре Кейт, которая, судя по завещанию Джека, будет единственным недовольным человеком, когда старик окажется в сырой земле.
        Раздался звонок. Он рассеянно проследовал в прихожую, неповторимо шаркая своими поношенными кроссовками по дощатому полу. Джеку был семьдесят один год, но он временами все еще чувствовал себя молодым, правда в последнее время тело все чаще напоминало ему об обратном. Старый профессор сильно сутулился, так что нельзя было сказать, что в нем шесть футов роста; его живот выдавался вперед, а давно седые волосы стали тонкими и пожелтели. Сквозь замерзшее стекло двери он с трудом мог разглядеть силуэт мальчика, рассыпающийся на черные и красные точки, словно акварель попала на масляную картину. Он открыл дверь и с притворным удивлением отступил назад.

        - Да это же Дэнмонстр!
        Мальчик протопал мимо него, не дожидаясь, когда ему предложат войти. Он быстро прошел по коридору и лишь у двери в мастерскую Джека в первый раз посмотрел на старика:

        - Можно?

        - Конечно, конечно. Заходи, а я присоединюсь к тебе, как только сделаю себе кофе.
        Снаружи день уже начал угасать, и в окнах отдаленных домов зажегся свет. Джек захватил с кухни свою чашку с кофе, добавив туда немного кипятка, и проследовал в мастерскую вслед за мальчиком. Это было небольшое помещение, в прошлом кладовка, где старик сделал перепланировку, заменив одну стену раздвижными стеклянными дверями, так что пол плавно переходил в поросшую травой лужайку, а она, в свою очередь, тянулась до деревьев, росших на краю утеса, за кромкой которого простиралась пугающая темно-синяя гладь воды.
        Мальчик стоял у мольберта и смотрел на незаконченную работу. Картина была выполнена маслом, на ней старик снова пытался изобразить вид на остров с океана. Еще одна неудачная попытка, как думал Джек. Здесь работало правило изменчивости: чертов клочок суши не переставал меняться и развиваться, так что, пытаясь выхватить один-единственный миг из этого непрекращающегося движения, художник лишь становился соучастником этого обмана. Но, тем не менее, в этом занятии было что-то успокаивающее, пусть Джек и приближался к неудаче с каждым движением руки, с каждым взмахом кисти.

        - Она не похожа на другие,  - сказал мальчик.

        - Что?  - переспросил Джек, отвлеченный от размышлений по поводу недостатков картины.  - Что ты сказал?

        - Я сказал, что она не похожа на остальные,  - повторил мальчик.

        - В чем не похожа?
        Джек встал рядом с мальчиком, прищурился и приблизил лицо к картине. На ней были отметины, будто на волнах появились черные блики. Он посмотрел вверх, на потолок, и попытался понять, могла ли грязная вода каким-то образом протечь сквозь ранее не замеченную трещину, но ничего не обнаружил. Потолок был белым и девственно-чистым.
        Джек аккуратно вытянул палец и дотронулся до полотна, а потом медленно отвел руку. Отметины могли быть сделаны краской, хоть он и не ощущал обычную форму мазка. Художник пригляделся получше и заметил, что некоторые из этих отметин были под его горизонтальными мазками, которые он использовал, чтобы отобразить движение волн. Похоже, он рисовал поверх этих вкраплений и ничего не заметил.
        Но это невозможно! Он не мог не обратить внимания на эти отметины на бумаге.
        Джек отступил на шаг и попытался понять, что означали эти штрихи, наклоняя голову и рассматривая работу под разными углами; остановился и отошел еще дальше, до двери, ведущей в коридор. Теперь все эти странные штрихи приобрели определенную форму, и он понял какую. Он также знал, что никоим образом он, Винченцо Джиакомелли, не мог поместить на свою картину эти штрихи, потому что принципиально не добавлял к реальному пейзажу ничего, кроме собственного вдохновения.

        - Это люди,  - сказал мальчик.  - Ты нарисовал на картине людей.
        Мальчик был прав.
        На его картине на волнах колыхались два тела.
        Два человеческих тела.


* * *
        На острове так долго все было тихо.
        Прошлое мирно спало внутри него, его вдохи и выдохи заставляли деревья покачиваться, воды - подрагивать, а пожухшие листья, похожие на маленьких коричневых птичек,  - гоняться друг за другом в зеленой траве. Прошлое спало так, как спал бы человек, испытавший сильную боль, одновременно заглушая ее сном и восстанавливая силы. Память о тех, кто страдал и умер здесь, тревожила сон острова, она настолько слилась с землей, деревьями, морем, что невозможно было поверить, будто когда-то все было иначе.
        На острове были места, которые служили вполне реальным напоминанием о тех, кто жил здесь, а то, как они покинули этот мир, было запечатлено на самих камнях. В сердце острова, где-то в миле от Бухточки, находилось скопление камней, окруженное участками затопленной земли. Снизу нельзя было различить их порядок - просто нагромождение камней, но без всякой организации. Однако стоило забраться повыше, и становилось понятно предназначение этого сооружения. Это были углы зданий, камины и печи: раньше здесь стояли жилые дома и загоны для животных.
        Когда-то здесь жили люди.
        Судьба, их постигшая, испугала остров. Ныне фундаменты их жилищ уходили глубже и глубже под землю, так глубоко, как даже не могли себе представить их строители. Камень сливался с камнем до тех пор, пока стало невозможно различить творение природы и дело рук человеческих. Только с высоты можно было увидеть некий порядок расположения камней, и лишь несколько могильных камней, окружающих одинокий крест, напоминали, что здесь было раньше.
        Это и было Место.
        Некоторое время - лет пятьдесят в исчислении людей и едва ли один миг в жизни острова - здесь не происходило убийств. Остров снова стал необитаемым. Но потом пришли люди, мужчины, бегущие от последствий своих преступных действий, потому что места, история которых полна боли и насилия, притягивают еще большую боль и большее насилие. Некоторое время остров мирился с их присутствием, пока, наконец, не смог больше терпеть их: земля не могла впитывать проливающуюся кровь, а камни - чернеть от пожаров.
        Мужчины, прибывшие на остров, привезли с собой женщину и удерживали ее здесь против ее воли. Их преследовали за совершенные преступления, и за голову каждого было обещано вознаграждение. Солдаты разыскивали их на материке, поэтому преступники ушли морем, надеясь найти безопасное место, где можно будет отсидеться некоторое время.
        В конце концов они приплыли на остров.
        Их было четверо, все вооружены и закалены в стычках. Они дрались с индейцами, англичанами, французами. Они не боялись никого...
        Через некоторое время рыбак, сбившийся с пути из-за шторма и искавший укрытия в бухтах острова, нашел одну только женщину. Она устроила себе укрытие в руинах поселка; чтобы выжить, питалась дикими плодами и рыбой, которую могла выловить, и зажгла огонь в надежде, что к ней придут на помощь.
        Она провела на острове около двух недель и почти ничего не соображала, когда ее обнаружили.
        От мужчин не осталось и следа.
        Несчастную отвезли на материк, где и расспросили о том, что случилось. Она мало что могла рассказать. В первый день они по очереди с ней развлекались. На второй день исчезла их лодка, хоть они и вытащили ее на берег и привязали к упавшему дереву. На третий день начался шепот. Сначала он был похож на шум листьев на ветру, только вот ветра не было. Отовсюду доносились голоса, и мужчинам стало не по себе. Неясные силуэты мелькали среди деревьев. Зная, что пленница никуда не денется с острова, они оставили ее привязанной к дереву и отправились в лес утром четвертого дня. Через некоторое время после того, как они ушли, раздались выстрелы. Мужчины не вернулись.
        Солдаты прочесали остров, потому что они имели дело с опасными и жестокими людьми, но нашли только одного. Солдат, который обнаружил тело, сначала спутал его с останками маленького животного, пока не дотронулся прикладом и не понял, что перед ним череп, покрытый волосами. Они начали копать, и вот из земли показались сначала макушка, потом лицо и, наконец, руки, разведенные в стороны, словно на кресте. Солдатам с большим трудом удалось вытащить тело из земли.
        Того человека звали Гэбриэл Моузер, и его похоронили заживо.
        Только вот слово «похоронили» не совсем правильно характеризует суть происшедшего, потому что там, где он покоился, не было никаких следов постороннего вмешательства, а вокруг его головы уже росла молодая трава. Похоже, Гэб Моузер не был похоронен. Его засосало под землю, где он задохнулся в темноте.
        Джо Дюпре знал об этих вещах. Он знал историю острова так же, как его отец и дед знали ее до него.
        Первого человека, прибывшего на остров, звали Томас Лунт. Он приехал со своей женой Кэти и детьми, Эриком и Джоанной. Это было весной 1691 года. С ними приехали Леггитсы - Роберт и Мария. Мария была беременна и вскоре родила мальчика Уильяма. Остальные приехали спустя несколько недель. Вот их имена. Ты должен помнить их. Очень важно, чтобы ты помнил...
        Тогда Джо Дюпре по молодости лет не понимал этого. Потом, с возрастом, он узнавал об острове все больше и больше, о том, что здесь происходило. Он понял, как важно было сохранять на мир в этом маленьком сообществе и не позволять ничему нарушать его спокойствие. Люди неизбежно совершали глупые поступки, потому что где люди, там и ошибки, но на острове в течение многих лет не случалось несправедливых смертей.
        Дюпре доехал до Либерти-авеню и остановился. Либерти пересекала остров с юго-запада на северо-восток практически напрямую, за исключением искривления, огибающего Место. Ее переименовали в Либерти-авеню (раньше она называлась как-то безлико - Центральная авеню) вскоре после бомбардировки Перл-Харбора, когда залив Каско стал северной военной базой Атлантического флота. Большая заправочная станция находилась на острове Лонг-Айленд, и суда всевозможных типов, от крейсеров до авианосцев, пополняли там запасы топлива. Между островами Двух Огней и Бэйли по дну залива был проложен кабель, способный фиксировать передвижение металлических объектов, и два судна стояли на вахте у противолодочных сетей в проливе Хасси, готовые развести сети, чтобы дать пройти кораблям.
        Две крупнейшие оборонительные батареи, защищавшие подходы к Портленду, располагались на острове Пиков и на острове Датч - самом большом из отдаленных островов залива. Обе они были укомплектованы одинаково. На батарее острова Датч, кроме прочих орудий, находились две шестнадцатидюймовых пушки, произведенные на заводе в Олбани. Каждая из них была шестьдесят футов в длину, весила пятьдесят тонн и доставлялась на острова специально построенной баржой. Из них стреляли только один раз, во время учений, да так, что на обоих островах не осталось ни одного целого окна. После этого грозные орудия больше не применяли по назначению, а, когда закончилась война, их демонтировали и утилизировали.
        Но фундаменты, построенные, чтобы установить гигантские пушки, остались - ныне огромные рукотворные холмы, возвышающиеся на юго-восточном побережье острова. Они поросли травой и низким кустарником. Их соединяла сеть туннелей. Массивные двери, когда-то надежно закрывающие доступ в этот своеобразный лабиринт, теперь болтались на проржавевших петлях, но даже самые отчаянные представители местной молодежи держались от них подальше. Двери, которые были настежь открыты сегодня, необъяснимым образом оказывались закрытыми завтра. Отзвуки эха слышались там, где должно было быть тихо, и свет исходил из мест, где должна царить темнота. Подростки катались на велосипедах по гребням рукотворных холмов или, если кому-то хотелось совсем острых ощущений, съезжали с них по диагонали вниз на машинах, выжимая максимальную скорость и выворачивая руль влево или вправо до последнего, пока, наконец, не останавливались у дороги, после чего пот градом катился с их лиц, а восторженные визги девчонок все еще звенели в ушах.
        Именно так Сильви Лотер и Уэйн Кейди оказались там. Они без страха угнали «додж» из гаража одного из летних домиков, ведь, даже если бы машине были бы нанесены серьезные повреждения во время спуска, их обнаружили бы лишь через несколько месяцев, в начале летнего сезона, конечно, при условии, что они не были бы столь серьезными, чтобы подросткам пришлось бросить автомобиль у подножья холма, как уже случалось не раз.
        Они подогревали себя горячительным: об этом свидетельствовали пустые банки, разбросанные на заднем сиденье. Судя по количеству свежих следов от шин на холме, им удалось совершить две или три удачных попытки, прежде чем Уэйн потерял управление и на полной скорости направил машину в старый дуб. На земле еще оставались самые глубокие следы, отмечающие последние метры до столкновения, а осколки стекла и металла лежали вокруг дерева, на израненной коре которого теперь красовались потеки древесного сока. У его основания лежали свежие цветы, две банки пива и пачка «Мальборо» с двумя сигаретами внутри.
        Джо Дюпре провел пальцами по огромной прорехе в коре, потом потер ладони одну о другую, ощущая частицы древесины между пальцами. Уэйн ударился о рулевое колесо с такой силой, что оно вошло ему в грудную клетку, убив парня в ту же секунду. Его подруга сильно ударилась о ветровое стекло, но причиной ее смерти послужили переломы в нижней части тела.
        Старый Бак Тэниер, чей дом находится в четверти мили от укреплений, услышал грохот аварии и вызвал полицию. К тому времени, как Дюпре и Локвуд прибыли на место происшествия, Бак стоял на коленях у машины и разговаривал с Сильви. Именно тогда она произнесла свои последние слова. Полицейские извлекли тела из покореженной машины после того, как доктор Брадер, который был по совместительству помощником механика, констатировал смерть обоих. Их тела были доставлены на единственной островной карете скорой помощи к пристани, с тем чтобы отвезти их на материк. Дюпре взял на себя обязанность сообщить о случившемся родителям Сильви и непутевому алкоголику отцу Уэйна. И каждый из них расплакался у него на глазах.
        Великан полицейский поежился. Он пнул носком ботинка осколок стекла и посмотрел в сторону темнеющего леса, вспомнив слова дурачка Ричи Клайссена.
        Другие... там, в лесу.
        На острове долгое время было спокойно.
        Но теперь что-то пробудилось.
        Глава 2

        Гарри Райленс разложил карту на крыше взятой им напрокат «мазды», и капля пота с его лица упала прямо на городок Гальвестон. Он смутно помнил, что когда-то город был сильно затоплен и впоследствии перестроен. Гарри бывал в Гальвестоне, и для него оставалось загадкой, зачем они снова восстановили его. Может быть, в нем говорила обида. Его ограбили в Гальвестоне: проститутка вытащила у него кошелек как раз тогда, когда он решил облегчиться после бурной ночки, и поэтому каждый раз, когда Гарри слышал слово «Гальвестон», у него внутри все замирало. К счастью, вероятность услышать, как кто-то рассуждает о Гальвестоне, была достаточно мала, и это устраивало Райленса.
        И вот теперь он смотрел, как темная капля пота впитывается в карту как раз вокруг этого логова мелких воришек. Он подумал, что, может быть, это какой-то знак свыше. Вдруг, если он еще раз тряхнет головой над картой, следующая капля пота, упавшая на нее, обозначит его теперешнее местонахождение, потому что, если этого не произойдет, у Гарри Райленса есть все шансы заблудиться. Все было бы не так плохо, если бы Гарри оказался на этой забытой Богом грунтовой дороге один. Конечно, все равно плохо, но так, по крайней мере, он смог бы сосредоточиться и попытаться определить, где находится, в относительной тишине. Но...

        - Ну-у, ка-ак? Ты понял, где мы застряли?  - протянула Вероника своим скучающим плаксивым голосом, который, как казалось Гарри, буравил его череп где-то повыше переносицы и продвигался дальше, пока не достигал мозга, где начинал непринужденно раздражать все его центры.
        Да, дела обстояли именно так: Гарри путешествовал не один. С ним была Вероника Берг, и, хоть Вероника могла предложить мужчине все, до чего он только способен дофантазироваться, и даже больше (Гарри считал себя довольно изобретательным мужчиной, но вещи, на которые Вероника готова была пойти, оказавшись с ним в постели, даже его приводили в состояние оторопи и шока), вне спальни она могла довести до белого каления кого угодно. Похожая на стрекозу в своих темных очках, она сидела на пассажирском сиденье и курила, опершись локтем на опущенное стекло.
        И еще одна вещь раздражала Гарри: здесь было тепло не по сезону. Черт побери, на дворе январь, а в январе не должно быть жарко! Гарри Райленс был родом из Берлингтона, что в Вермонте, а в Берлингтоне январь - это катание на лыжах, отмороженная задница и вождение по обледеневшим дорогам. Если в январе в Вермонте с вас ручьем течет пот, значит, вы сидите дома и отопление работает на полную мощность. По мнению Гарри, приличному человеку нечего делать на Юге в январе, да и вообще, когда бы то ни было. Не любил Гарри южные штаты. Он перестал смотреть на карту Соединенных Штатов в своем дорожном атласе, потому что не без оснований считал ее абсолютно бесполезной для себя, и переключил внимание на местную карту. Гарри не мог похвастаться тем, что хорошо читает карты с их красными и синими линиями, огибающими зеленые участки, так непохожими на ландшафт, который он видел вокруг. Как если бы ему показали внутренности тела - вены, артерии, окровавленные мышцы, спеленутые фасциями - и спросили бы, кто перед ним.

        - Я спросила...  - снова начала Вероника.
        Гарри почувствовал, как у него в середине лба нарастает давление. Ее голос продолжал бурение. Если так будет продолжаться и дальше, вскоре его голову будет пронизывать система сообщающихся пещер.

        - Я слышал. Если бы я знал, где мы, мы бы уже были где-нибудь в другом месте.

        - Что ты хочешь этим сказать?  - в общеноющей интонации засквозили нотки подозрительности.

        - Я хочу сказать, что, если ты хоть минуту помолчишь и дашь мне подумать, я, может быть, смогу понять, где мы находимся и как попасть туда, куда нам надо.

        - Не надо было сворачивать с шоссе!

        - Я свернул с шоссе, потому что ты сказала, что тебе скучно! Ты хотела, чтобы был пейзаж!

        - Тут нет никакого пейзажа!

        - Ну, добро пожаловать на Юг. Гражданская война - это лучшее, что произошло в этом месте. Теперь туристам есть зачем сюда ездить.

        - Ты не должен был слушать меня.

        - Не сказал бы, что ты предоставила мне возможность выбора.

        - Не разговаривай со мной в таком тоне!

        - Послушай, у меня дома уже есть жена. Вторая мне не нужна.

        - Да пошел ты!
        В ее голосе слышалась обида, и он понял, что придется вновь завоевывать ее расположение, если он хочет и дальше расширять свои сексуальные горизонты в компании Вероники Берг. Ежегодный съезд сотрудников американских страховых компаний вряд ли станет захватывающим мероприятием, и Гарри очень сильно сомневался, что будет испытывать те же чувства, что и в постели с Вероникой, в течение всех выходных сидя в компании неудачников. Он протянул руку в открытое окно машины и нежно ладонью дотронулся до ее влажной кожи. Она отвернулась, ясно давая понять, что если она не позволяет дотронуться до своего лица, то и вся остальная поверхность ее тела будет недоступна для него, пока он не начнет делать какие-либо примирительные шаги.

        - Детка, прости меня. Я не хотел тебя обидеть.
        Она смахнула почти правдоподобную слезу кончиком пальца.

        - Да уж, в следующий раз думай, что говоришь. Иногда ты можешь очень сильно обидеть, Гарри Райленс.

        - Прости,  - повторил он. Он наклонился к ней и поцеловал в губы, стараясь не обращать внимания на привкус никотина у нее во рту. Ох уж это чертово курение! Если бы это было единственным...

        - Гарри, кто-то едет!
        Он поднял глаза и действительно увидел облако пыли и дыма, приближающееся к ним. Он оторвался от Вероники, взял в руки карту и помахал подъезжающему автомобилю. Когда он был совсем рядом с ними, Гарри определил, что это синий «паккард», которому никак не меньше двадцати лет. За рулем сидел молодой человек со светлыми волосами, зачесанными на правую сторону и закрывающими один глаз. Он остановил машину, откинул волосы назад и посмотрел на Гарри.
        Райленс услышал, как за его спиной Вероника одобрительно замурлыкала. Парень действительно симпатичный, заметил Гарри. Может, чуть слащавый, но, все равно красивый молодой человек. Гарри подумал, не отдают ли его мысли голубизной, но потом заключил, что сама эта мысль говорит об обратном. Но все же лучше парню не нарушать закон, продолжал размышлять Гарри, потому что, если он отправится в тюрьму, его сокамернику больше не понадобится покупать сигареты.

        - Заблудились?  - спросил парень необычно высоким голосом.
        Гарри подошел к нему и понял, что молодой человек старше, чем показалось на первый взгляд - около двадцати-двадцати пяти лет,  - но голосок у него был как у тринадцатилетнего подростка, жаждущего эротических приключений. «Хренов деревенский чудак»,  - определил его для себя Гарри.

        - Повернули не в ту сторону раньше по дороге,  - объяснил Райленс, не признавая, что заблудился, но и не заявляя, что осведомлен о своем местоположении. Чисто мужские штучки.

        - Куда путь держим?
        Что за черт! Куда путь держим? Кто так разговаривает?

        - Мы направляемся в Огасту.

        - Ну-у, вы немного не туда попали. Мягко говоря... не в тот штат.

        - Да знаю. Хотелось бы это исправить.

        - Вы на отдыхе?

        - Нет, по делам.

        - И чем занимаетесь?

        - Продаю страховку.

        - Зачем?

        - Что значит «зачем»?  - Гарри изогнул бровь.
        Ага, он этого и добивался. Парень, похоже, был этаким деревенским «тормозом», который разъезжает на своем раздолбанном «паккарде» туда-сюда по местным дорогам и ищет, к кому бы привязаться. Они только два часа назад сошли с самолета, а выходные уже пошли псу под хвост. Гарри придал лицу выражение, с каким терпеливый психиатр увещевает безнадежного пациента:

        - Людям нужна страховка.

        - Зачем?

        - Ну, предположим, с ними что-нибудь случится. Вот, например, если ты разобьешь свою машину, что ты будешь делать?

        - Это не моя машина.
        О Боже!

        - Ладно, неважно, предположим, что ты все равно разобьешь ее, а человек, которому она принадлежит, предъявит претензии. Что ты тогда будешь делать?

        - Починю ее.

        - А если она не будет подлежать восстановлению?

        - Нет ничего, что я не мог бы починить.
        Гарри разочарованно провел рукой по лицу.

        - У вас тут случаются ураганы, так?

        - Ну да.

        - Что если твой дом снесет?
        Молодой человек обдумал его слова и кивнул.

        - Был бы у меня дом...  - сказал он и снова завел «паккард».  - Езжайте за мной. Я провожу вас туда, куда вам нужно.
        Гарри облегченно улыбнулся и поспешил к машине.

        - Мы поедем за ним,  - сказал он Веронике.

        - Я не против,  - промурлыкала она.

        - И не распускай слюни: этот красавчик не для тебя,  - бросил Гарри, захлопывая дверцу машины.
        Уже пять миль они ехали за «паккардом», когда Гарри начал беспокоиться:

        - Куда он нас везет?

        - Наверно, он знает короткий путь.

        - Короткий путь куда? В Луизиану?

        - Гарри, он здесь живет. Он знает эти места лучше нас. Успокойся.

        - По-моему, этот парень умственно отсталый. Он спрашивал меня про страховку.

        - Ты же продаешь страховку. Люди все время задают тебе вопросы про страховку.

        - Да, но не такие. Он вел себя так, словно вообще не знал, что такое страховка.

        - Может, у него в жизни случилось что-то плохое, связанное со страховкой.

        - Что, например?

        - Например, он подал уведомление в твою фирму.

        - Очень смешно. Между прочим, нашу фирму.

        - Я просто сижу на телефоне. Я не продаю пустое место.

        - Это не пустое место. Боже мой, в разговорах с нашими клиентами ты оперируешь такими же выражениями?

        - Если это не пустое место, почему мы постоянно отказываемся выплачивать деньги?

        - Это сложно объяснить.

        - А ты попробуй.

        - Ты все равно не поймешь.

        - Да пошел ты, Гарри!

        - А теперь он куда поехал?
        Маячивший впереди «паккард» повернул направо и направился к старой ферме. Парень вышел из машины, поднялся по ступенькам к двери, открыл ее и зашел внутрь.

        - Просто не верится,  - пробормотал Гарри.
        Он продолжил ехать по дороге, пока не поравнялся с «паккардом». Это место определенно знавало и лучшие времена, но сейчас ничто не напоминало о тех временах. Деревья защищали двор, правда было не совсем понятно, зачем они нужны, потому что Гарри не видел поблизости других домов. Наверно, когда-то это была полноценно функционирующая ферма. Справа располагался сарай, и сквозь открытую дверь Гарри разглядел стоящий внутри комбайн «Джон Дир» со спущенными шинами и погнутой выхлопной трубой. Между деревьями были видны пущенные под пар поля, на которых сейчас колосились одни лишь сорняки. А еще здесь было очень тихо: ни собак, ни людей, ни даже парочки кудахтающих кур, которые пытались бы выжить на подножном корму. По фасаду дома шла веранда, вся в облупившейся белой краске. Краска осыпалась и со стен, с оконных рам и с двери, словно дом оплакивал былые времена.
        Гарри открыл дверцу и окликнул их проводника.

        - Эй, парень, что за дела?
        Ответа не последовало, и тут Гарри, который всегда считал себя человеком спокойным, вышел из себя.

        - Черт!  - рявкнул он.  - Черт! Черт! Черт!!!
        Он вышел из машины и решительно направился к дому. Вероника предложила ему немного подождать, но Гарри проигнорировал ее реплику. Все, чего он сейчас хотел, это вернуться на шоссе, найти отель и предаться пороку. Черт побери! Или, может, им стоит пересмотреть свой свободный график и вести машину даже ночью, пока они не доберутся до Огасты, и не поворачивать назад. И пусть Вероника поцелует его в задницу!
        Он дошел до входной двери и заглянул внутрь. Прямо перед ним находилась гостиная. Все занавески оказались задернуты, и в комнате царил полумрак. Гарри мог различить очертания кресел и телевизора, стоящего в углу. Напротив двери в гостиную располагалась кухня, рядом с ней - спальня, которую использовали как склад забытых вещей. Слева от него лестница вела на второй этаж.
        Несмотря на жару, все окна были закрыты. Парня и след простыл.
        Гарри сделал шаг вперед и поморщил нос. Здесь чем-то отвратительно пахнет, подумал он. Потом послышалось жужжание мух.

        - В чем дело?  - спросила Вероника тем же плаксивым тоном, только на этот раз Гарри не обратил на него никакого внимания.

        - Оставайся там,  - откликнулся он.  - И запри дверцы.

        - Что...

        - Ради Бога, просто сделай как я сказал!
        После этого она затихла, так что он услышал звук защелкивающихся замков: Вероника в кои-то веки послушалась его. Темноту перед ним не тревожили ни звуки, ни движения, только звон насекомых, все еще невидимых ему.
        Гарри вошел в дом.


* * *
        За много миль к северу двое офицеров полиции сидели за столиком в баре пивоваренной компании «Себаго», неподалеку от старого портлендского порта. Дело было к вечеру, и уже начинало темнеть. В это время года в городе было не много туристов, и на улицах, как и в баре, стояла тишина. Поговаривали, что надвигаются шторма и что вскоре пойдет снег.

        - Мне здесь больше нравится без туристов,  - сказала первый офицер, смуглая, невысокого роста молодая женщина с короткой стрижкой. Она была стройна и, когда не носила форму, даже казалась хрупкой, но при этом сильной и ловкой. А еще хорошенькой, как считал ее напарник Эрик Бэррон. По правде говоря, страсть какой хорошенькой.
        Шэрон Мейси появилась здесь всего шесть месяцев назад, и в течение этого времени все его мысли сосредоточились на ней. Бэррон был осторожным, он видел, как другие полицейские пытались подрулить к ней в барах и клубах, предварительно снимая обручальные кольца, наивно полагая, что она дурочка, которую так легко обмануть. Но Бэррон держал дистанцию, и сейчас он мог похвастаться тем, что относился к числу тех немногих полицейских, которые могли предложить Мейси зайти куда-нибудь после дежурства и выпить пару кружек пива, просто чтобы развеяться. Он замечал, что она начинает ему доверять, чувствует себя свободно в его присутствии и вроде бы даже не возражает, когда он берет ее за руку, или в машине не убирает ногу, когда он как бы невзначай касается ее своей ногой. Детские шажки. Бэррон свято верил в детские шажки. Возможно, он мог бы стать порядочным полицейским, если бы когда-нибудь задался такой целью,  - не вездесущим и ищущим славы, а совестливым и старательным.
        К сожалению, Бэррон не был порядочным полицейским. Пусть он многих одурачил, но даже те, кто считал его, по крайней мере, адекватным, никогда бы не назвали его порядочным. Наверно, у него была темная аура или что-то в этом роде. Никто никогда не обратился бы к Бэррону с просьбой посидеть с ребенком или забрать дочку после школы. Это сложно выразить словами, но, если у вас есть дети, именно такой человек, как Бэррон, заставит вас насторожиться. Местные ребята, даже самые проблемные, никогда с ним не шутили. Бэррону нравилось думать, что они ведут себя так из уважения к нему, но в душе он знал, что это не так. Подтверждение тому он читал на их лицах, особенно на лицах мальчиков.
        Бэррону, как правило, не нравились такие женщины, как Мейси. Черт возьми, он вообще редко обращал внимание на зрелых женщин! Но она была худенькой, с такой мальчишеской попкой, и Бэррон был рад поэкспериментировать. Помимо всего прочего, в последнее время он чувствовал себя выбитым из колеи и опустил голову. Он долгое время не давал воли своим желаниям, и это чуть не обрушило ему на голову массу неприятностей. Ему нужна была отдушина в бездне разочарований.

        - Сегодня на острове будет холодно,  - сказал он. Он протянул руки и стал растирать ее ладони своими, будто пытаясь улучшить циркуляцию крови в ее замерзших пальчиках. Она улыбнулась ему и... отдернула руки, спрятав их под столом.

«Черт,  - подумал Бэррон,  - плохой признак».

        - Ничего страшного,  - ответила она.  - Я, в общем-то, жду не дождусь, когда попаду туда. Никогда раньше не бывала на острове.
        Бэррон сделал большой глоток пива.

        - Да нет там ничего особенного,  - сказал он.  - Куча неотесанных деревенщин, живущих в плену своих чертовых островных фантазий. Сейчас они вырождаются. Между делом играют на своих банджо.
        Она покачала головой:

        - Ты сам знаешь, что это неправда.

        - Ты не была там. Стоит тебе провести на острове сутки, и Портленд покажется тебе Нью-Йорком и Лас-Вегасом вместе взятыми.
        Все это Бэррон говорил тоном умудренного жизнью сведущего человека, и тон этот так раздражал Мейси. Но она была полицейским на испытательном сроке, а он - ее наставником. Позади остались восемнадцать недель тренировок, и теперь подходили к концу шесть недель под начальством Бэррона.
        Правда впереди еще два года обучения, включающие переводы на новые задания каждые шесть месяцев, но это не сильно волновало Мейси: она будет просто счастлива оказаться подальше от Бэррона. Он выводил ее из себя, и уж, конечно, его отношение к младшему по званию и по возрасту офицеру, нельзя было назвать профессиональным. От Бэррона можно было ожидать чего угодно. Он принадлежал к числу полицейских, которым в разное время предъявлялись обвинения в чрезмерной жестокости, что, по мнению Мейси, создавало портлендскому департаменту дурную славу. Их участок уже был на федеральном контроле, а уровень морали здесь понижался с каждым днем, так что многие хорошие полицейские просто стремились выслужить двадцать пять лет, чтобы потом выйти на пенсию и открыть собственный бар.
        А сегодня Бэррон предложил угостить ее пивом и отпраздновать окончание их совместной службы, а Мейси не смогла отказаться. В «Себаго» сидели еще несколько полицейских, хоть это и не было их излюбленным местом, иначе Бэррон не привел бы ее сюда. Он не ходил в бары, где любили посидеть полицейские. Мейси давно поняла, что не она одна чувствует себя неуютно в его обществе.
        Мейси потягивала пиво и смотрела на проезжающие по Мидл-стрит машины. Она пока только привыкала к Портленду, но он напоминал ей о Провиденсе, где жили ее родители. Здесь было много молодежи, хотя портлендский университет был и не таким крупным, как у нее на родине, а еще царила атмосфера маленького городка. Мейси нравилось, что в центре города можно найти хорошие бары и места, где прилично кормят. Она особенно не скучала по Провиденсу и была счастлива, что ей удалось оставить там все неприятные воспоминания. Если бы все случилось, как представлялось в девичьих мечтах, сейчас Мейси была бы замужней женщиной и, может быть, раздумывала бы, не завести ли ей ребенка. Но, естественно, все пошло наперекосяк - вот почему она сидела в баре за сто двадцать миль от дома с отекшими ногами и ноющей спиной.
        Странно, но одной из причин, почему ей нравился Макс, была уверенность, что даже по прошествии полувека она бы не перестала узнавать о нем что-то новое. В результате ей потребовалось всего полтора года, чтобы узнать о Максе то, что разрушило все планы относительно замужества. Макс не был ей верен. Он бы изменил ей даже с замочной скважиной, если бы в ней не было ключа. Когда Макс не мог подцепить расстроенную студентку на Тейер-стрит или скучающую во время обеденного перерыва секретаршу (так, собственно, она, скучающая секретарша из адвокатской конторы, с ним и познакомилась), он обращался к услугам проституток. Всю эту грязь он с садистским удовольствием вылил ей на голову во время их последнего разговора, после того как его выпустили под залог. Потрясенная и униженная, Мейси собрала чемоданы и вернулась к родителям. А потом долго стояла под душем, пытаясь смыть с души и тела эту скверну, которая для нее навеки осталась связанной с именем Макса. Подумать только, он говорил проституткам, что у него никого нет, и тешил свое самолюбие, когда они интересовались, как такой симпатичный мужчина может
быть одинок. Даже когда он говорил ей об этом, забывая, что его карьера навеки разрушена (связи с проститутками оказались наименьшими из его прегрешений, поскольку он находился под следствием по обвинению в получении взяток и коррупции), чувствовалось, что вся эта история ему льстит. Макс был безнадежно болен душевной недостаточностью, а это гораздо хуже, чем быть классическим душевнобольным - психом. Единственное, что радовало Мейси, это то, что она узнала правду до свадьбы, а не после.
        Все это произошло два года назад. Вскоре после случившегося Мейси стала подумывать о карьере полицейского. Она добровольно помогала женщинам в центре реабилитации жертв плохого обращения в семье и от некоторых из них наслушалась страшных историй, касающихся полиции. Конечно, были истории и о справедливых полицейских, позволяющие надеяться на лучшее, но в ее памяти остались в основном первые. А она хотела, чтобы все было наоборот. Все очень просто. Мейси побывала в Портленде сразу после разрыва с Максом, пока еще пыталась разложить все по полочкам, и решила, что ее этот город устраивает. Он находился достаточно близко, чтобы она могла, когда захочет, приезжать к родителям, но достаточно далеко, чтобы исключить вероятность наткнуться на кого-нибудь из дружков Макса или, не приведи Господи, на него самого. Стоимость жизни здесь была приемлемой, и полиция как раз набирала новые кадры. Ее небольшие знания в области законодательства и опыт работы с пострадавшими женщинами обеспечили ей работу. Она ни о чем не жалела, и работа с Бэрроном была ее самым суровым испытанием.
        Вдруг Мейси заметила, что Бэррон притих. Он смотрел куда-то повыше ее плеча с таким враждебным выражением лица, что ей тут же захотелось оставить его здесь, а самой убраться как можно дальше. Оглянувшись, девушка поняла, что его внимание приковано к мужчине немного выше среднего роста, который о чем-то беседовал с барменом. А он довольно симпатичный, подумала Мейси, и какой-то... Задумчивый?
        Незнакомец показал удостоверение, задал пару вопросов и уже собирался уходить, когда заметил Бэррона, буравившего его глазами. Он выдержал взгляд полицейского, заставив того отвести глаза, и вышел из бара. Мейси видела, как он сел в старый
«мустанг» и поехал в сторону Франклин-роуд.

        - Кто это был?  - спросила она.

        - Никто. Бездельник один.
        Он извинился и вышел в туалет, по дороге заказав бармену еще два пива. Мейси еще даже наполовину не осушила свою кружку и уж точно не планировала выпивать вторую. Она огляделась и заметила Оделла из отделения на Проперти. Он подошел к ней и коснулся своим бокалом ее кружки.

        - Поздравляю с завершением шестинедельной стажировки,  - сказал он.
        Мейси пожала плечами и улыбнулась.

        - Слушай, ты не знаешь, что это был за парень, который разговаривал с барменом пару минут назад? Он уехал на «мустанге».
        Оделл кивнул:

        - Чарли Паркер.

        - Частный детектив?  - она слышала, что ему удалось вычислить нескольких плохих парней. О нем многое поговаривали, хоть и нельзя было понять, где тут правда, а где вымысел. Она слышала, что Паркер разнюхивает что-то в департаменте. Ей было любопытно, что именно.

        - Он самый.

        - У меня сложилось впечатление, что Бэррон почему-то недолюбливает его.

        - Существует много людей, которых Эрик Бэррон «недолюбливает», и Чарли Паркер не первый в этом списке. Они поцапались несколько лет назад. Паркер тогда расследовал смерть одной женщины, Риты Фэррис, и ее малыша. Она занималась проституцией на побережье. После того как дело было закрыто, Бэррон встретил Паркера в бильярдной в старом порту и отпустил в ее адрес несколько реплик.

        - И что?

        - Бэррону приспичило в туалет, и через пару минут Паркер последовал за ним. Вышел же оттуда только Паркер. Бэррон ни с кем не обсуждал то, что там произошло, но у него появился шрам с правой стороны рта,  - Оделл ткнул пальцем в собственную щеку.
        - Только я бы не спрашивал его о том, откуда этот шрам взялся. Понимаешь, о чем я?

        - Люди, которые ссорятся с полицейскими, обычно просто так не уходят.

        - Хочешь сказать, найдутся такие, кто бросится защищать честь Бэррона?

        - Думаю, нет. Я слышала, что Паркер задает вопросы и о полицейских.

        - О полицейских, охранниках, личных телохранителях. Он всюду выискивает плохих парней.

        - Не знаешь, почему?

        - Было одно дело пару месяцев назад. Кто-то попытался схватить мальчишку на улице в Горхаме. Он тогда был пьян и почти не отдавал себе отчета в происходящем, так что многого не мог вспомнить, но твердо заявил, что этот человек был одет в форму и у него был виден пистолет. Его родители - люди состоятельные, они наняли Паркера, чтобы он задал пару вопросов. Они боятся, что история может повториться либо с их сыном, либо с кем-то еще.
        Бэррон вернулся из туалета и поприветствовал Оделла коротким кивком.

        - Ну ладно, еще увидимся,  - сказал Оделл Мейси, затем еще раз кивнул Бэррону.  - Эрик,  - и отправился к своим товарищам.

        - Чего он хотел?  - спросил Бэррон.

        - Ничего. Просто поздравил с окончанием шестинедельного курса.
        Она чувствовала, как у Бэррона закипает кровь в ее присутствии. У него был короткий фитиль, и Мейси сочла разумным затоптать его, пока бочка с порохом не взорвалась.

        - Расскажи мне еще что-нибудь об острове,  - попросила она.
        Бэррон рассказал ей, что остров Датч - кое-кто до сих пор называет его Убежищем - всегда находился в ведении департамента полиции Портленда, несмотря на то, что был одним из самых отдаленных в заливе Каско. Датч был не единственным местом, где требовалось полицейское присутствие, но, пожалуй, самым негостеприимным. Большинству портлендских копов вообще не приходилось бывать там. Там был один постоянный полицейский и пара других, работающих посменно. На другой остров, безопасность на котором тоже обеспечивал департамент, остров Пиков, двое полицейских отправлялись на лодке каждый день. Но, когда лодка направлялась на остров Датч, на борту, как правило, был только один блюститель порядка.

        - Почему у него два названия?

        - Чтобы все об этом постоянно спрашивали,  - хмыкнул Бэррон.  - Но, поверь мне, ничего интересного там нет. Что еще ты хочешь узнать?

        - Какой он?  - спросила Мейси.

        - Кто?

        - Ну, Дюпре. Какой он?

        - Джо-Меланхолия?  - Бэррон презрительно щелкнул языком.  - Он придурок.

        - Говорят, он великан. В смысле настоящий великан. Как в цирке, или как тот борец, который умер недавно.

        - Великан Андре. Нет, Джо не так велик, как Андре. Но все равно он большой сукин сын. И сильный. Никто не шутит с Джо-Меланхолией.

        - Почему его так называют?

        - Потому что он ничтожный ублюдок - вот почему. Особо не разговаривает, весь в себе. Лучше захвати с собой на остров побольше книг, потому что вряд ли тебе удастся развлечь себя разговорами с Джо.

        - А ты бывал там?

        - Один раз, когда половина личного состава слегла от гриппа. Не могу сказать, что у меня остались какие-то незабываемые воспоминания, связанные с этим местом. Джо Дюпре тоже не особо меня волновал.

«Готова поспорить, что это чувство было взаимным»,  - подумала Мейси, но вслух сказала:

        - Наверно, жизнь там протекает спокойно.

        - Да там вообще тишь да гладь. Скучающие подростки угоняют машины, вламываясь в летние домики. Типичные мелкие правонарушения. С ними справляется местная полиция.

        - Но не всегда.

        - Ты это о чем?  - спросил Бэррон.

        - Кто-то говорил...

        - Кто?

        - Не помню. Он сказал, что Джо Дюпре однажды убил человека на острове.
        Бэррон снова прищелкнул языком.

        - Да, он убил одного из братьев Любей. Если бы он был чуть порасторопней, тогда, может быть, нога его напарника не была бы нашпигована крупной дробью. Любей был пьян в стельку, когда Дюпре и Снеговик приехали...

        - Снеговик?

        - Ну да. Дурацкое прозвище, да он и сам дурак. Если бы дробь попала ему в голову, он бы, наверно, пострадал меньше. Ну, не важно. Они с Дюпре приехали, Снеговик получил свою порцию дроби, и Дюпре убил Рона Любея. Джо-Меланхолию сняли со службы на некоторое время, но расследование показало, что его действия были оправданными. Вот и все. Никто не оплакивал Рона горькими слезами. Его брат все еще живет на острове. И он ненавидит Дюпре так, как дерево ненавидит огонь.
        Бэррон замолчал. Ему было как-то неудобно рассказывать то, что он собирался рассказать, опасаясь, что Мейси рассмеется ему в лицо или назовет лжецом, но, когда он только поступил на службу в полицию, его напарник Том Хайлер усадил его за стол и за кружкой пива рассказал многое из того, что Эрик хотел сейчас поведать Мейси. А Хайлер не шутил подобными вещами. Он был голландским протестантом, и, когда на лице у этих людей появляется улыбка, это подобно таянию антарктических льдов. Том знал, о чем говорит. В конце концов, некоторые из его братьев по вере были одними из первых, кто прибыл на этот остров.
        И они погибли.
        Безусловно, на острове Датч по большей части все было спокойно. Иногда случались мелкие ссоры и попойки, на которых очередному умнику взбредало в голову въехать в дерево на автомобиле. Но он помнил историю первых поселенцев на острове, которую рассказал ему Хайлер,  - о том, как они сбежали оттуда после стычек с коренным индейским населением в конце семнадцатого века.
        Затем, если верить учебникам истории, между островитянами произошел какой-то внутренний конфликт, и кого-то изгнали прочь. Но он вернулся, и с ним пришли другие. Все население, десять или двенадцать семей с детьми, было уничтожено. Только сто-сто пятьдесят лет назад люди начали возвращаться на остров, и сейчас их уже достаточно много, и им необходимо круглосуточное присутствие полицейских.
        А иногда люди пропадали. В основном плохие люди - вот что странно. Это были те, о ком никто не жалел, даже их родственники. Пьяницы, насильники, мужья, поколачивающие своих жен. Конечно, не всех их постигала такая судьба, и разных мерзавцев до сих пор хватает на острове, но они, как правило, всегда ведут себя осмотрительно, выбирая, куда пойти и что сделать завтра. Они держатся поближе к дому и не ходят в лес в центральной части острова, а уж к Месту, где жили первые поселенцы, они не приближаются и на милю.
        Хайлера уже не было в живых: он умер от сердечного приступа два года назад, но Бэррон до сих пор помнил, как тот сидел перед ним с бокалом пива в руке и говорил тоном (иногда в нем проскальзывали странные интонации), который был его семейным наследием. Бэррон никогда не подвергал его слова сомнению, даже когда тот рассказывал о своей последней поездке на Датч, о скверной смерти Джорджа Шеррина. Потому что именно из-за Джорджа Шеррина не самые добропорядочные члены островного общества больше не рисковали ходить в лес по ночам. Никто не хотел закончить свою жизнь так же, как Джордж, только не это!
        О Шерринах всегда ходили слухи. Их дети были непослушными и откровенно проблемными, очень примечательными индивидами. Старине Фрэнку Дюпре, отцу Джо-Меланхолии, не раз приходилось приводить того или иного отпрыска злополучного рода домой к папаше из-за того, что тот разбил очередное окно или замучил очередное несчастное животное, причем по дороге домой малец всегда был тише воды ниже травы, а старине Фрэнку становилось как-то не по себе, когда Джордж провожал ребенка внутрь и дверь за ними бесшумно закрывалась. Фрэнк подозревал, что там далеко не все в порядке: что-то очень гадкое и отвратительное творилось в доме, но ему не удавалось разговорить его забитую мышку-жену Инид, а социальные работники, которые приходили к Шерринам, общались только либо с дулом наставленного на них ружья, либо со спущенной сворой собак, принуждающих их обратиться в бегство.
        Но однажды Джордж Шеррин пропал, он не вернулся из леса. Накануне он загрузил свой грузовик цепями, захватил пилу и отправился на нелегальные лесозаготовки: приближалась зима. Прошло два дня, прежде чем его жена потрудилась сообщить об исчезновении мужа, и Фрэнк Дюпре заключил, что сама она не могла убить его, но, безусловно, была обрадована его отсутствием в течение целых двух дней, потому что Джордж Шеррин плохо обращался с детьми, и Фрэнк не сомневался, что жена в курсе этого и что, скорее всего, временами она переключала его внимание на себя, просто чтобы дать детям передохнуть.
        Итак, Фрэнк Дюпре и Том Хайлер отправились в лес и после нескольких часов поисков нашли грузовик Джорджа Шеррина, а рядом с ним его пилу. На сосне, растущей неподалеку, остался след пилы, но, похоже, что-то помешало Джорджу, и закончить начатое он уже не смог. Полицейские внимательно все осмотрели, но Шеррина и след простыл. Потом они вернулись с двадцатью добровольцами и цепью прочесали весь лес, заглядывая под каждый куст, но так и не нашли Джорджа. Через несколько дней они прекратили поиски, а еще через несколько недель вовсе перестали об этом думать. Дети Джорджа начали исправно посещать школу, социальный работник регулярно заходил в их дом. Инид с ребятами обратились к врачу и ездили к нему на пароме пару раз в месяц; теперь в шкафу у нее хранились фломастеры, а на прикроватном столике стояла упаковка гигиенических салфеток «Клинекс».
        Через год на побережье обрушился сильный шторм, и остров Датч, один из самых удаленных от берега, сильно от него пострадал. Гремел гром, несколько деревьев были повалены разрядами молний, и под одним из этих поваленных деревьев обнаружили тело Джорджа Шеррина. Сосну вырвало из земли, но ее падение предотвратили соседние деревья, так что корень дерева высился из земли и походил на огромную разверзшуюся пасть. В образовавшейся расселине и покоились останки Джорджа Шеррина; было начато расследование по делу об убийстве. Его кости не были повреждены, никаких переломов, трещин, следов прохождения пуль, но кто-то же должен был засунуть его под дерево, потому что в то, что он сам вырыл яму, а потом лег в нее и засыпал себя с головой, верилось с трудом. Они направились к Инид Шеррин и задали ей несколько вопросов, но у нее на попечении были дети, и они заявляли одно и то же: мама была с ними все время с момента отъезда отца. Кто же еще позаботится о них?
        Дальше следователей поджидали еще более сложные загадки. Когда были взяты образцы древесины и кости, результаты анализов оказались удивительными. Эксперты заключили, что, судя по тому, как корни проросли сквозь его останки, как обвили его кости словно не давая вырваться, Джордж Шеррин должен был пролежать там около тридцати лет, что было невозможно, потому что он пропал только год назад. Нет, существовала какая-то другая причина ненормального роста корней.
        Только вот никто так и не узнал, какая.

        - Вот такая история,  - заключил Бэррон.
        Мейси пристально на него посмотрела, пытаясь понять, не шутит ли он. Но он не шутил.

        - Говоришь, другие тоже исчезали?

        - Этого не я говорю. Я слышал только о Джордже Шеррине. По-моему, остальные - это просто очередные попытки сочинить страшные истории, которые детишки любят рассказывать ночью у костра. Знаешь, люди порой неожиданно уезжают с острова по глубоко личным причинам и не всегда объясняют их окружающим, а те только того и ждут, чтобы выдумать очередную байку о таинственном исчезновении. Но то, что я рассказал тебе Джордже Шеррине,  - чистая правда. История настолько реальна, насколько могут быть реальны деньги на счету в банке, приносящие ежегодный доход.
        Он прикончил свое пиво и жестом показал бармену, что неплохо бы повторить. Но Мейси пододвинула к нему свой нетронутый бокал.

        - Выпей мое, мне достаточно.

        - Уже уходишь? Слушай, не уходи, посиди еще немного.
        Его рука потянулась к ее руке, но вместо этого она потянулась за курткой, едва избежав прикосновения. Она надела ее и заметила, каким взглядом Бэррон проводил
«собачку» на застежке-молнии, когда та проходила на уровне груди.

        - Нет, мне надо идти. У меня дела.

        - Какие дела?  - спросил он, и что-то в его тоне насторожило ее. В этот момент она была действительно счастлива, что сейчас они в баре не одни, что они не сидят в машине или, еще хуже, у него дома. Сейчас он попросит, чтобы она снова пришла к нему в гости завтра днем посмотреть телевизор или отведать блюд китайской кухни. Она откажется, и все закончится в этом баре. Вдруг ей показалось, что это самой мудрое решение, которое она приняла за последние несколько лет.

        - Просто дела,  - сказала она.  - Спасибо за пиво и... ну, за то, что присмотрел за мной во время стажировки.
        Но Бэррон отвернулся от нее и сейчас смотрел в сторону бара. Он взял ее бокал, перегнулся через барную стойку и вылил его в раковину. Она покачала головой, взяла сумку и вышла на улицу.
        По дороге домой Мейси думала о том, что ей рассказали: о Дюпре, об острове и о Джордже Шеррине. Еще она думала о Бэрроне и невольно поежилась, когда вспомнила о его прикосновении. Трудные выдались шесть недель под его началом. Правда, сперва все было не так плохо. Бэррон соблюдал дистанцию и придерживался уставных отношений. Но со временем ей становилось все более и более неуютно в его компании, она все время думала, как близко он к ней стоит. Ее пугало и бесило самодовольство, с каким он пел себе дифирамбы и рассказывал, как жестоко обходился с «умниками» и «придурками»; какими взглядами встречали его подростки на улице,  - словно собаки, которых слишком часто пинали кованым сапогом под ребра. Только в последние недели он начал делать пробные шаги, чтобы завоевать ее расположение. Он был осторожен, понимая, что это может закончиться обвинением в сексуальном домогательстве и как минимум крахом карьеры, если начальству станет известно, что он пытался завязать отношения с полицейской, проходящей практику под его началом, но желание все равно распирало его. Мейси чувствовала, что ее будто окатывает
волной негативной энергии.
        Мейси знала о себе, что она хорошенькая, знала, что, по крайней мере с первого взгляда, в ней можно было разглядеть что-то вроде хрупкости и беззащитности, которые так притягивают мужчин определенного типа, точнее, всевозможных типов мужского пола, и научилась избегать их внимания с изяществом, которому бы позавидовала хорошая актриса. Бэррон был наиболее аккуратным из них, но именно эта аккуратность, граничащая с вкрадчивым коварством, и была самой отталкивающей его чертой. В то время как большинство мужчин шли напролом, Бэррон незаметно подкрадывался, как вор в ночи. Он относился к тому типу, с представителями которого нужно было держать ухо востро.
        Девушка все время думала о случае, который произошел прошлой ночью, он не давал ей покоя. Мейси и Бэррон проезжали по Конгресс-стрит, следуя своим обычным маршрутом патрулирования, когда заметили его. Огни фар выхватили из темноты одинокую фигуру в черной куртке с эмблемой «Альфа Индастриалз». Капюшон его спортивного свитера свисал сзади, а на голове была бейсболка. Он оглянулся на машину и неожиданно сменил направление движения.

        - Проверим этого парня?  - бросил ей Бэррон. Он резко прибавил газу, так что машина поравнялась с пешеходом. Человек побежал.

        - Я серьезно,  - продолжал Бэррон. Таким же тоном он мог требовать возврата денег за некачественный продукт или рассуждать о возрождении рока.  - Вот неопровержимое доказательство, что большинство преступников - полные придурки. Если бы этот парень не оборачивался хоть десять секунд,  - он вывернул руль вправо, следуя за подозреваемым на Пайн-стрит,  - тогда бы у него не возникло бы никаких проблем. Но он захотел поиграть в кошки-мышки, и, держу пари, ему есть что скрывать. Смотри, да у него же на спине написано: «Задержите меня»... Ладно, не важно. Давай выведем его на чистую воду.
        Бэррон включил мигалку и сирену и с силой притопил педаль газа. Парень уже сильно запыхался. Когда они проскочили мимо него и остановились на стоянке, было похоже, что он обрадован вынужденной остановкой. Через несколько секунд Бэррон уже вышел из машины, и они с Мейси направились к нему по сходящейся траектории. Беглец поднял руки и дышал так, будто его ударили кулаком поддых. Казалось, Бэррон опознал этого человека только со второй попытки:

        - Эге, Терри Скарф. Смотри, Мейси, это же Терри Скарф. Как жизнь, Терри? Тебя выпустили? И чем же они думали?

        - Может, они проголосовали,  - предположила Мейси.
        Имя Терри Скарфа было в списке условно освобожденных. Другие полицейские говорили, что в этих местах он был одним из самых известных представителей низших слоев общества. Он был чуть выше пяти футов ростом и болезненно худой. Несмотря на относительную молодость, его лицо было испещрено морщинами, словно все еще хранило отпечаток башмака того, кто наступил на него в последний раз.

        - Ага, что-то вроде выборочного опроса общественного мнения. Ты, Терри, слабое звено. Так что выметайся из нашей уютной тюрьмы. У тебя при себе что-нибудь есть, Терри?
        Скарф покачал головой.

        - Уверен? Лучше скажи сразу. Потому что, не дай бог, я обшмонаю тебя и найду какой-нибудь предмет, которым можно пустить человеку кровь. Скажу сразу, если ты думаешь, что в аэропортах личный досмотр проводят несколько некорректно, ты пересмотришь свою точку зрения, пообщавшись со мной поближе. Найди я у тебя хоть пилочку для ногтей, и тебе париться на нарах за ношение оружия. Не говоря уже о том, что твое поведение сейчас было оскорбительным по отношению к представителю охраны порядка. Спрашиваю еще раз: есть у тебя что-нибудь, что могло бы нас заинтересовать? Острые предметы? Иголки?
        Скарф наконец решился подать голос:

        - Ничего у меня нет.

        - Лечь на землю,  - скомандовал Бэррон.

        - Эй, да ладно вам, сейчас же холодно. Я говорю...
        Бэррон грубо схватил его и швырнул вниз. Скарф больно упал на колени, и всем своим видом олицетворял несогласие, но Бэррон повалил его на землю, так что тот ударился подбородком.

        - Не обязательно было делать этого,  - прохныкал Скарф, пока Бэррон обыскивал его.

        - Встать,  - велел Бэррон, когда закончил.
        Скарф поднялся на ноги и отряхнул грязь с ладоней.

        - И зачем ты убегал от нас?  - поинтересовался Бэррон.

        - Я не от вас бежал - так, просто торопился кое-куда.

        - Это интересно. Куда?

        - Кое-куда.

        - Хочешь, чтоб мы тебя забрали? Давно тебя освободили?

        - В понедельник.

        - В понедельник?  - переспросил громко Бэррон.  - Хочешь сказать, ты на свободе всего пару дней и уже сбегаешь и отказываешься сотрудничать с офицерами своего родного полицейского управления?

        - Я же сказал, не убегал я! Ну, занятой я человек. У меня дела.

        - А в тюрьме ты этими делами сможешь заниматься?
        Скарф озадаченно посмотрел на него.

        - Н-нет.

        - Да? А похоже, ты очень спешишь туда попасть. Я подумал, может это не такие важные дела. Знаешь, не зависящие от геополитической ситуации.
        Скарф держал рот на замке.

        - Ты придурок, Терри,  - продолжал Бэррон, и сейчас его голос звучал более серьезно.  - Ты придурок, и, если не будешь следить за собой, в следующий раз у тебя могут быть серьезные неприятности. А теперь вали отсюда.
        Мейси недоверчиво посмотрела на Бэррона.

        - Ты что, отпускаешь его?

        - А что делать? Арестовать его? За то, что оделся не по возрасту?

        - Он бежал.

        - Да, но... Эй, ты все еще здесь?
        Скарф застыл в замешательстве, не зная, к какому все-таки решению пришли двое полицейских.

        - Я же сказал, вали! Давай, пока я не передумал.
        Скарф последний раз посмотрел на Мейси, пожал плечами, потом быстро зашагал в сторону стоянки и растворился в ночи. Двое полицейских повернулись друг к другу.

        - Брось, Мейси,  - сказал Бэррон.  - Не надо больше так себя вести.

        - Это как?

        - Критиковать меня перед таким ничтожеством, как Терри Скарф.

        - Но человек просто так не побежит. Что-то здесь не так.

        - Ну и что мы должны были делать? Приволочь в участок, смотреть, как он сидит полсуток в «обезьяннике», а потом отвести его в суд? Может, нам даже повезет с судьей, и его досрочное освобождение будет аннулировано, и что тогда? Его посадят еще на шесть месяцев. Подумаешь! Сейчас Терри нам больше полезен на улице. Он слышит всякое, и, может, в будущем его информация пригодится. Теперь он наш должник. Он у нас в кармане.
        Мейси ничего не сказала. Они сели в машину и поехали обратно к Конгресс-стрит.

        - Да ладно тебе, Мейси,  - хохотнул Бэррон.  - Выкинь ты все это из головы.
        Но девушка чувствовала себя неуютно до конца смены и перекинулась с Бэрроном лишь парой слов, до того момента как они подошли к ступенькам управления полиции. Там Бэррон взял ее за руку.

        - Все в порядке?  - спросил он.
        Мейси посмотрела ему в глаза и решила, что лучше сказать «да».

        - Конечно. Просто я думаю, что нельзя было отпускать Скарфа. Стоило забрать его в участок.

        - Он придурок. Если он в чем-то замешан, нам об этом скоро станет известно. По крайней мере, с ним что-то обязательно случится, это просто вопрос времени.
        Он одарил Мейси своей самой лучезарной улыбкой и направился в сторону раздевалки. Мейси проводила его взглядом и подумала, действительно ли она видела, то, что видела: Бэррон обыскивает Скарфа и прячет в ладони пакетики с белым порошком, которые обнаружил у него в правом кармане. Она никому об этом не рассказала. Вряд ли он сидел на игле, и, скорее всего присвоил пакетики, чтобы в будущем отблагодарить за красноречие какого-нибудь местного наркомана, но это же неправильно. Да Бэррон и не стал бы рисковать, держа при себе наркотики по этой причине.
        Значит, Бэррон хотел прикрыть Скарфа. Еще раз по дороге домой Мейси порадовалась, что ей больше не придется работать с Бэрроном. И, несмотря на все истории, которые он ей рассказал, девушке было любопытно все, что будет связано с ее назначением на остров. Мейси не считала себя суеверной, и, хотя работа в полиции была связана с такими вещами, как счастливые ботинки, счастливые маршруты, счастливые пули, все равно ее несколько удивило то, о чем рассказывал ей Бэррон, а самое главное, та искренность, с которой он это говорил. Бэррон действительно верил во все, что касается Джорджа Шеррина и острова Датч. Напарник заинтересовал ее своим рассказом, и, пожалуй, это единственное, чем ему удалось заинтересовать Шэрон Мейси.
        У нее из головы не шел странный полицейский, тот, которого Бэррон и многие другие называли Джо-Меланхолия. Его семью хорошо знали в Портленде: отец и дед Дюпре были полицейскими и проводили на острове Датч львиную долю своего времени. Это противоречило правилам, но департамент никогда не имел ничего против. Они хорошо знали остров, и, когда в их отсутствие там дежурили полицейские, не принадлежащие к местному сообществу, ничего хорошего из этого не выходило. Уровень преступности, пусть мелкой, но, все равно преступности, повышался, а нервы стражей порядка изрядно портились. В конце концов, учитывая, что никто не стремился подолгу жить среди океана, семья Дюпре была признана полицейской семьей номер один на острове Датч.
        Но у старого Фрэнка Дюпре родился только один сын, и этот сын был таким большим и странным, что даже товарищи-полицейские считали его чудаком. Она слышала, что департаменту стала в копеечку модернизация патрульной машины, чтобы Джо в нее помещался. Он носил табельное оружие портлендского управления, 45-миллиметровый
«смит-вессон», но ему пришлось в собственной мастерской подгонять спусковой крючок так, чтобы его огромному пальцу было удобно на него нажимать. Время от времени какая-нибудь из местных газетенок публиковала статью под заголовком «Великан с острова Датч» или что-то в этом роде, а летом туристы иногда отправлялись туда, чтобы посмотреть на копа-великана и сфотографироваться рядом с ним. Джо никогда не возражал, а если и не был доволен в душе, то это никак не отражалось на его задумчиво-печальном лице.
        Джо-Меланхолия. Мейси улыбнулась и произнесла вслух:

        - Джо-Меланхолия.
        Фары ее машины выхватили из темноты указатель, сигнализирующий о близости границы штата; она включила «дворники», реагируя на появление первых капель дождя, и повернула на север.

        - Убежище,  - произнесла она, проверяя, как звучит это слово. Она решила, что это название нравится ей больше, чем Датч.

        - Ну, это точно лучше, чем патрулирование улиц.


* * *
        Молох тихо лежит на своей койке. Рядом телевизор разразился выпуском последних новостей.
        Говорят о войне: Средний Восток в огне. Заключенных переполняет жажда крови, которую они выдают за воспаленное чувство патриотизма, несмотря, на то, что большинство из них не смогут найти на карте Небраску, что уж там говорить об Ираке. Молох не слышал этого шума: его это не касается. Есть более волнующие проблемы, о которых нужно подумать.
        Его адвокат не смог толком рассказать ему ничего о слушании большого жюри, когда десять дней назад они встретились за стальным столом в комнате для свиданий.

        - Все, что мне известно: они интересуются парнем по фамилии Версо.
        Молох сжал губы, но больше никак не выразил: своего раздражения.

        - Именно по поводу этого Версо и было заседание?

        - Не знаю.
        Молох наклонился ближе к невысокому мужчине.

        - Мистер Вреден, я плачу вам не за то, чтобы вы ничего не знали.
        Вреден не подался назад. Он понимал, что Молох просто выпускает пар.

        - У вас все?  - спросил он.
        Молох снова откинулся на спинку стула и кивнул.

        - Я думаю, что Версо поговорил с ними и предложил что-то взамен того, что его не будут преследовать. С Версо трудно иметь дело, а вы и так под стражей на ближайшее время, так что окружной прокурор, видимо, захочет послушать, что вы можете ему рассказать, и не терять время с этим Версо.

        - И что я получу за свои показания? Камеру с шикарным видом?

        - Вас могут условно освободить через восемь-десять лет. Показания помогут вам.

        - Я не собираюсь провести в тюрьме еще десять лет, мистер Вреден.
        Адвокат пожал плечами:

        - Дело ваше. Во время всего мероприятия я буду в коридоре. Можете попросить сделать перерыв, если поймете, к чему ведут их вопросы. Если сомневаетесь, можете прибегнуть к Пятой поправке[Пятая поправка к Конституции США запрещает принуждать кого-либо свидетельствовать против самого себя.] .
        Молох опустил взгляд, прежде чем снова заговорить.

        - У них что-то есть,  - сказал он.  - Им не нужен Версо, им нужен я. Я тот, кто их по-настоящему интересует.

        - Вы не можете знать этого наверняка,  - возразил Вреден.

        - Могу. И знаю. Я хорошо вам плачу, мистер Вреден. Вас наняли, потому что вы были умны, но не стоит думать, что вы умнее меня. Я знаю, где вы живете. Я знаю, чем занимаются члены вашей семьи. Я знаю, как зовут того парня, с которым ваша дочь...

        - Вам лучше остановиться...

        - ... трахается в подвале, пока вы смотрите по телеку вечернее шоу. Я все это знаю, мистер Вреден, а вы, в свою очередь, многое знаете обо мне. Я предполагаю, что для благополучия общества Виргинии будет лучше, если я останусь за решеткой. По правде говоря, я думаю, это самое общество мечтает казнить меня и освободить мою камеру для кого-нибудь еще. Им нужна высшая мера. Слушание жюри - просто ловушка и ничего больше.

        - У меня нет доказательств...

        - Меня не волнуют доказательства. Скажите, что подсказывают вам инстинкты, врожденные инстинкты?
        Вреден молчал.

        - Были разговоры...

        - Слухи, подозрения,  - сказал Вреден.  - Ничего больше.

        - Этот Версо их не интересует.

        - Этот Версо их не интересует,  - эхом отозвался Вреден.

        - Вы разговаривали с прокурором?

        - Он не согласился встретиться со мной.

        - Если бы дело было в Версо, он бы с вами встретился. Вы могли бы обсудить возможность того, чтобы меня не преследовали в суде. Поверьте, все происходящее касается меня.
        Вреден развел руками:

        - Я делаю все, что могу.
        Интересно, подумал Молох, обрадуется ли он, если меня признают виновным и осудят на высшую меру? Не стоит угрожать адвокату: мужик и так уже достаточно напуган.
        Молох наклонился к нему поближе:

        - Послушайте, мистер Вреден, я хочу, чтобы вы запомнили телефонный номер. Не записывайте его, просто запомните.
        Четко и ясно Молох прошептал адвокату семь цифр.

        - Когда слушание закончится, позвоните по этому номеру и введите тех, кто будет на другом конце провода, в курс дела. Не звоните из офиса. Не звоните со своего мобильного телефона. Лучше всего, если вы прокатитесь куда-нибудь, скажем в Мэриленд, и позвоните оттуда из автомата. Я доступно излагаю?

        - Вполне.

        - Сделаете это, и отделаетесь от меня навсегда.
        Вреден встал из-за стола и постучал в дверь комнаты для свиданий.

        - Охранник,  - позвал он.  - Мы закончили.
        Он вышел, даже не взглянув на своего клиента.
        Молох получил послание, тайно переданное во время обычного телефонного разговора. Они продвигались. Прогресс был на лицо. Все будет готово, когда наступит время.
        Он закрыл глаза и подумал о войне.


* * *
        Седоволосый мужчина сидел в «Ру де ля Курс» в Северном Петере и потягивал кофе, читая местную газету. Группы молодых людей проходили мимо окон кофейни. Он слышал монотонный басовый ритм, доносящийся из бара «Грязный Койот», располагавшегося в соседнем доме. Мужчине нравилось в «Ру де ля Курс»: здесь было уютнее, чем в «Кафе дю Монд», где он раньше ел булочки и слушал уличных музыкантов, которые пытались заработать своим ремеслом на жизнь. В «Кафе дю Монд» кофе подавали либо черный, либо со сливками, но седоволосому не нравился ни тот ни другой. Он любил черный с добавлением небольшого количества холодного молока, но официантка азиатского происхождения в «Кафе дю Монд» не смогла выполнить его заказ, и поэтому ему пришлось искать другое место. Кофейня «Ру де ля Курс» стала настоящей находкой. Но, надо заметить, ее седоволосому порекомендовали.
        В «Ру де ля Курс» под потолком лениво вращали лопастями вентиляторы, стены походили на измятое олово, а на столах стояли лампы, освещавшие все вокруг приглушенным зеленым светом. Его удивляло, что эта кофейня до сих пор не превратилась в бар, ведь стоило только вложить в дело немного денег. Может, когда-то здесь и был бар: белая вывеска на двери обещала, что внутри можно отведать пива и вина, тогда как на доске, висящей за стойкой, было предложено только около сорока способов приготовления кофе и чая, что-то там со льдом или с молоком. Седоволосый человек по имени Шеферд предпочитал кофе, приготовленный по-старому, с небольшим количеством молока и с еще меньшим количеством суеты. Его не волновало, что здесь нельзя было выпить. За ним такой привычки не наблюдалось. Он слишком часто видел, как алкоголь делает из мужчин и женщин дураков. По правде говоря, у Шеферда вообще почти не было общепризнанных недостатков: он не курил, не употреблял наркотики, а его половое влечение было практически на нуле. Его не интересовали ни женщины ни тем более мужчины, но он старался, чтобы и те и другие думали, что по
этой части он не отличается от большинства людей.
        И вот он сидел и потягивал кофе из кружки, украшенной изображением мужчины в плаще, сидящего за столом и читающего газету, что было весьма символично, потому что Шеферд тоже был в плаще и сидел за столиком, читая газету. Замкнутый круг. За два столика от него сидела молодая женщина, одетая в зеленый халат медперсонала и что-то записывала в блокнот. Похоже, она почувствовала его взгляд и перехватила его. Он как ни в чем не бывало улыбнулся ей и вернулся к чтению газеты.
        Шеферду не нравился Новый Орлеан. Это был город Третьего мира, затесавшийся в экономически развитую страну. Здесь настолько привыкли к взяткам, что коррупция казалась не болезнью общества, а чем-то абсолютно естественным. Прогуливаясь по этим улицам, Шеферд наблюдал моральное уродство, потерю всех нравственных устоев, которые никто даже не стремился прикрыть. Со своего места в кафе он видел, как человек с грубым лицом покачивается на пороге злачного местечка и массивная женщина с лицом еще более топорным стоит за его спиной; складки жира перекатываются под ее одеждой. «Зачем люди вообще ходят в такие места?  - подумал Шеферд.  - Чтобы быть ограбленными, или постоять под дулом пистолета, или вдохнуть запах дешевых духов, исходящий от женщины, которая стоит едва ли на ступень выше, чем проститутка?» Это разложение духа отталкивало его, но, по крайней мере, оно было очевидным, его никто не скрывал. Были и другие виды разложения, более глубинные и неразличимые.
        Женщина в зеленом халате встала, положила учебник и блокнот в сумочку и покинула кофейню. Через одну-две минуты Шеферд тоже вышел. Он держался чуть позади нее, следуя по другой стороне улицы; она направлялась в сторону Декатур-стрит. Он не стал паниковать, когда упустил ее из виду в толпе, потому что знал, куда она идет. Слева от него скворцы нарезали круги в сером и унылом январском небе, они с криками парили над скоплением каминных труб в районе Чартр. Туристы смотрели на птиц, загораясь мимолетным любопытством, но потом шли дальше, особенно не интересуясь происходящим.
        К тому времени как Шеферд достиг начала Декатур-стрит, женщина исчезла из виду. Он подождал десять минут, потом подошел к воротам недавно отремонтированного жилого комплекса и нажал на кнопку с цифрой 9. Раздался щелчок, потом женский голос спросил: «Кто там?»

        - Меня зовут Джеф. Я вам звонил, и мы договорились о встрече.
        Он нашел ее объявление о «чувственном массаже» вчера и позвонил, чтобы назначить встречу.

        - Заходите,  - сказала она. Ворота открылись, и Шеферд вошел во двор, направляясь к освещенной лестнице. Он поднялся на три пролета и остановился у двери квартиры номер девять. Он уже собирался постучать, но дверь открылась сама.
        Она сменила зеленый халат на атласный. Кончики ее волос все еще были мокрыми после душа. На ее лице отразилось замешательство, вызванное попыткой вспомнить, где же она видела его лицо.

        - Вы были в...  - начала она, но рука Шеферда в перчатке схватила ее за горло, и он втолкнул ее внутрь, а затем бесшумно закрыл за собой дверь. Он прижал женщину к стене и вынул правую руку из кармана плаща, чтобы она могла увидеть нож.

        - Если закричишь, я сделаю тебе больно,  - сказал он.  - Я не хочу делать тебе больно. Если ты ответишь на мои вопросы, обещаю, я не трону тебя. Поняла?
        Она кивнула, и Шеферд ослабил хватку.

        - Спокойно.
        Он проследовал за ней в гостиную. Занавески были задернуты, лампа, завешенная красной тканью, оказалась единственным источником света в комнате. Дверь справа от мужчины была открыта. За ней он увидел массажный стол, накрытый чистым белым полотенцем.

        - Прошу прощения, что ввел вас в заблуждение,  - сказал Шеферд. Он встал сбоку от нее, выдвинув вперед левую ногу, чтобы защитить пах: у него уже бывали неприятности с женщинами.
        Она готова была расплакаться в любой момент. Он услышал это в ее голосе, когда женщина спросила: «Что вам нужно?».
        Шеферд удовлетворенно кивнул:

        - Хорошо. Я не хотел бы отнимать у вас много времени. Я хочу знать, где ваш ухажер.
        Она не ответила.

        - Ваш ухажер,  - повторил он.  - Версо. Или вы уже о нем забыли?

        - От него давно ничего не слышно.
        Шеферд вздохнул. Его рука метнулась одновременно со вспышкой света на лезвии ножа, оставляя красную полосу на ее теле, от левого плеча до правой груди. Она начала хныкать, и он зажал ее рот ладонью.

        - Я же говорил,  - сказал он.  - Я не хочу причинять вам боль, но мне придется, если вы будете меня вынуждать. Я повторю свой вопрос: где он?

        - Его задержала полиция.

        - Где?

        - В Виргинии.

        - Где именно в Виргинии?

        - Я не знаю.
        Шеферд занес руку, и она запротестовала, повысив голос:

        - Да не знаю я! Они перевозят его с места на место. Он больше не мой ухажер. Я не видела его с тех пор, как его взяли. Я только знаю, что скоро он будет в Норфолке. Там состоится слушание большого жюри. Он собирается дать показания.

        - Когда он звонил в последний раз?
        Некоторое время женщина молчала, и Шеферд позволил себе напомнить ей:

        - Мое терпение не безгранично.

        - Этим утром,  - сказала она наконец.

        - До или после того, как я позвонил?

        - После. Я только вошла, и раздался телефонный звонок.
        Телефон стоял на столе слева от Шеферда. Рядом с ним автоответчик, но он был выключен.

        - Почему выключен автоответчик?

        - Я хотела прогуляться вечером, сходить в кино. Сегодня вы единственный посетитель.

        - Встаньте.
        Она послушно последовала его указанию. Они подошли к столику с телефоном, потом он велел ей встать на колени, лицом к стене.

        - Пожалуйста!

        - Просто садитесь. Я должен позвонить по телефону и узнать, откуда был последний звонок, и не хочу, чтобы вы наделали глупостей в это время.
        Она неохотно встала на колени. Шеферд набрал номер и подождал.

        - "Чеспик Инн",  - сказал мужской голос. Шеферд повесил трубку.

«Придурок»,  - подумал он.
        Он отступил от стоящей на коленях женщины. Она не поворачивалась.

        - Пожалуйста,  - сказала она.  - Больше не делайте мне больно.

        - Не буду.
        Шеферд был человек слова. Она ничего не почувствовала.


* * *
        Гарри Райленс никогда бы не назвал себя человеком нервным: нервный человек не смог бы преуспеть в страховом бизнесе. Нервничали только неудачники, которые страховку приобретали. Этот бизнес, пардон за каламбур, был замешан на страхе, без него вся индустрия страхования пошла бы ко дну. Но сейчас именно Гарри нервничал не на шутку. Странный парень, от которого в дрожь бросало, куда-то исчез, инстинкт же подсказывал Гарри, что нужно убираться отсюда как можно быстрее и надеяться на то, что им с Вероникой удастся выехать на шоссе без посторонней помощи.
        Но в доме пахло мясом и жужжали мухи. А любопытство - страшная вещь.
        Гарри осторожно ступал по полу гостиной, внутренне содрогаясь каждый раз, когда половица под его ногой скрипела. На кухне он нашел емкости для курицы гриль, наполненные обглоданными косточками птиц, которых, похоже, выращивают на зараженном радиоактивными отходами атолле в Тихом океане,  - такими маленькими и жесткими они были. Противень с прилипшим к нему жиром стоял на плите, а плотоядные жуки копошились в плохо пахнущей подливе и сидели на крышке стоящей рядом кастрюли. Возле плиты притулился древний холодильник, ворчащий и дребезжащий, словно больной старик. Гарри протянул руку, чтобы открыть его, но осекся. Он видел свое искаженное отражение в металлической ручке. За его спиной мелькнуло что-то белое.
        Он резко развернулся на сто восемьдесят градусов и набросился на ни в чем не повинные занавески. Тарелка упала со столешницы и разбилась вдребезги, приведя в ужас ничего не подозревающих жуков и заставив их броситься врассыпную. Где-то защелкал сверчок.

        - Черт!  - выругался Гарри и потянул на себя дверцу. Не считая пакета давно прокисшего молока, там было пусто.
        В морозилке Гарри нашел мясо, упакованное в полиэтиленовые пакеты. Много мяса.
        Он закрыл дверцу холодильника и вернулся назад в гостиную. Со второго этажа не доносилось ни звука.

        - Эй?  - позвал Гарри.  - Парень, у тебя там все в порядке?
        Он начал подниматься вверх по лестнице и только сейчас услышал что-то: два слова из песни, повторяющиеся снова и снова - иголка застряла в бороздке пластинки.
        ...все равно
        ...все равно
        ...все равно

«Элвис,  - подумал Гарри.  - Королю все равно».
        Он поднялся на второй этаж. Перед ним оказалась спальня, но пустая, а простыни на кровати были сбиты в кучу, как их и оставил неизвестный жилец. Судя по кафельному полу, соседняя комната была ванной, но оттуда так ужасно воняло, что глаза Гарри начали слезиться. Дверь была почти закрыта. Гарри слегка толкнул ее ногой, и она медленно приоткрылась.
        На унитазе сидел мужчина. Его штаны были спущены и собрались на полу вокруг лодыжек, а в руках была зажата газета. Инстинктивно Гарри принялся извиняться:

        - Черт, я...
        Но тут же отступил назад и зажал рот ладонью, но опоздал. Он почувствовал, как рвотные массы струятся сквозь его пальцы, потом наклонился и дал себе волю.
        Мужчина был застрелен на месте, а на стене вокруг того, что осталось от его головы, красовалось кровавое пятно. Лица почти не было видно, но по отекшим ногам, седым волосам и шелушащейся коже Гарри вычислил, что ему было лет семьдесят. Его белая футболка была в пятнах пота, и кровавые пятна на плечах походили на бурые эполеты. На его коже уже темнели трупные пятна.
        Гарри захотелось убежать, но голос Элвиса, как ему представлялось, из спальни в другом конце коридора не давал ему покоя. Он медленно подошел к двери и заглянул внутрь.
        Пара на кровати по возрасту была значительно моложе, чем старик в туалете. Гарри показалось, что им еще не было и тридцати. Мужчину застрелили на полу, и он лежал голый, распластавшись возле шкафа. Рядом с ним лежала пустая коробка из под патронов, а ее содержимое было разбросано по полу, но оружия не было. В его спине зияло пулевое отверстие, едва заметное. Гарри скорчился, но в его желудке уже ничего не осталось.
        У женщины были темные волосы. Выстрелом ее тело отбросило назад, и она словно сидела, облокотившись на подушки в изголовье кровати. Она тоже была обнажена. Простыни стащили с ее тела, ее достаточно сильно изрезали. Превознемогая себя, Гарри подошел ближе, и тут что-то щелкнуло у него в голове: тот, кто все это совершил, не был в состоянии бешенства. Эти раны были нанесены сознательно, с определенной целью...

        - Боже,  - прошептал Гарри.
        У нее оказались срезаны куски плоти с бедер и ягодиц, кто-то буквально разделал ее ножом... Мужчину тоже изрезали, но не так сильно, как женщину. Он был худощавым и мускулистым, должно быть довольно сильным человеком. Тут Гарри вспомнилась картинка: холодильник, пустой, не считая пакета молока. И мясо. Сырое мясо. Гарри бросился бежать.
        Он слетел вниз по лестнице на полной скорости, перепрыгивая через две ступеньки. Входная дверь все еще была открыта, и он увидел Веронику, сидящую за рулем и беспокойно барабанящую по приборной панели пальцами. Ее глаза округлились, когда она увидела его.

        - Открой дверь!  - прокричал он ей.  - Быстро!
        Она потянулась к двери водителя, все еще не сводя с него глаз, и принялась шарить пальцами по ручке. А потом она уже больше не смотрела на него, ее взгляд был устремлен куда-то ему за спину. Гарри услышал, как она выкрикивает его имя, когда мир вокруг пошел ходуном и перед глазами Гарри с неестественной быстротой начали мелькать картины: сначала машина под необычным углом зрения, потом земля, потом небо, дом, трава... Казалось, этот калейдоскоп будет продолжаться вечно, но на самом деле прошла едва ли доля секунды.
        И Гарри не мог понять почему, даже когда умер и его отсеченная голова с глухим звуком ударилась о ступеньки крыльца.


* * *
        А на острове Датч человек по прозвищу Джо-Меланхолия лежал на кровати и смотрел на стену дождя за окном. Его кости и суставы сильно болели, словно отказываясь дальше носить огромное тело. Джо издал стон и зарылся лицом в подушку, едва сдерживая слезы, готовые политься из глаз.

«Пусть это прекратится,  - умолял он.  - Пожалуйста, пусть это прекратится».
        И тут в окне появилось лицо, мальчишеское лицо с темными глазами и синеватой кожей. Мальчик протянул руку, словно хотел дотронуться до стекла, но не прикоснулся к нему. Вместо этого он смотрел, как человек в форме ворочается на кровати, пока, наконец, боль не начала отпускать его, и Джо Дюпре провалился в неспокойный сон. В нем были тревожный шепот, скольжение серых фигур в подземных коридорах и мальчик, который не сводил с глаз с великана, пока тот спал.
        День второй

        "Ни одного упоминания в газетах -
        Все и так вполне понятно.
        Никого не волнует, что ее больше нет.
        И этот страх, что тебя найдут,
        Теперь не так заметен
        На лице, которому не суждено смеяться".

«Страх, что тебя найдут» (группа «Pinetop Seven»)
        Глава 3

        Будешь знать, жена.
        Сон закончился, и события поплыли перед глазами Молоха, словно стена дождя. Это было так, словно огромное количество фотографий разорванных в клочки, перемешали друг с другом, так что люди на них приветливо улыбались толпе незнакомцев. Но и в этом коллаже он всегда оставался одним и тем же в кружащемся водовороте воспоминаний. Вот он сидит рядом с родителями, которых видит первый раз в жизни, среди братьев и сестер, которые давно уже умерли. Мальчишкой он бежит по песку, шлепая босыми ногами в накатившей волне; держит рыбу на крючке; плачет у костра. Это была его история, его прошлое, хоть, казалось, в нем билась не одна жизнь, но многие. Некоторые образы казались четче, чем другие, некоторые детали более различимы, но все они были связаны с ним, все являлись звеньями великой цепи его существования. Он был ярким и бесцветным. Черным и белым. Он принадлежал к данному времени и при этом ни к одному из времен.
        Молох проснулся, чувствуя, как за ним наблюдают. Он почувствовал, что грубый материал, из которого сделана подушка, промок: он опять вспотел во сне. Ему казалось, он чувствует запах женщины, к которой прижался лицом, ощущает ее кожу, ее плоть, раздираемую ножом. Он пошевелился на койке, но не встал. Вместо этого ему хотелось вычислить наблюдателя по запаху, по дыханию и негромкому позвякиванию предметов, прикрепленных к его поясу. Образы из сна все еще проносились перед мысленным взором Молоха, и он вдруг понял, что стал слишком восприимчив, но заставил себя сосредоточиться на человеке, стоящем по другую сторону решетки. Это была полезная практика. Заключение так сильно ограничивало его способности, что он был рад любой возможности лишний раз их отшлифовать. Самое худшее в тюрьме было то, что жизнь здесь текла монотонно, каждый день был нестерпимо похож на предыдущий, так что каждый здесь становился провидцем, предсказателем судьбы, способным предугадать, где человек будет в тот или иной час дня; неотвратимость наступления этих событий может быть нарушена только внезапной болезнью или актом
насилия.
        Каждый день начинается с побудки в шесть утра, сопровождаемой криками охранников, кашлем и звуками смываемой воды в унитазе. Через два часа двери камер открываются, и каждый заключенный выходит на холодный бетонный пол, чтобы дождаться первого из шести обходов за день. Во время обхода никому не разрешается переговариваться. Затем по расписанию душ (Молох использовал любую возможность помыться, рассматривая упущения в личной гигиене как первые шаги к провалу), затем - завтрак, во время которого он всегда сидел за одним и тем же столом на одном и том же пластиковом стуле, поглощая пищу, являющуюся скорее источником энергии, но никак не едой. Потом Молох пойдет в прачечную, на место своей ежедневной работы, где перекинется парой слов с другими заключенными. Затем последует полуденный обход, потом обед, потом еще работа, потом час на прогулке во внутреннем дворе, ужин, еще один обход, и, наконец, он вернется в камеру, чтобы почитать и подумать. День завершится восьмичасовым обходом, и в десять отбой. В первую неделю пребывания здесь Молох просыпался во время поздних обходов, в полночь и в четыре утра,
но теперь уже нет. В течение трех лет у него не было посетителей, не считая адвоката. Он сделал совсем немного телефонных звонков и завел мало приятелей. Ожидание продолжалось, и он был готов исполнить свою роль как нельзя лучше.
        Но ожидание уже подходило к концу.
        Молох повернулся на матрасе, вновь обретая контроль над своим телом. Закрыв глаза, он сосредоточился на обонянии и слухе.
        Лосьон после бритья. С запахом сандалового дерева.
        Едва слышный хрип, когда человек выдыхает. Проблемы с легкими.
        Урчание в животе. Кофе на голодный желудок.
        Это Рэйд.

        - Давай просыпайся,  - послышался голос Рэйда.  - У тебя сегодня большой день.
        Молох повернул голову и увидел худощавого мужчину, стоящего у решетки: на голове шляпа с полями, на брюках - заутюженные стрелки, словно лезвия. Рэйд посмотрел в сторону и крикнул, чтоб открыли камеру 713. Молох несколько секунд лежал на месте, потом поднялся на койке и провел руками по волосам.
        Он знал сегодняшнюю дату. Некоторые заключенные теряли счет времени в этих стенах. Многие делали это намеренно, потому что ничто не может так легко сломить человека, которому сидеть двадцать лет, как попытка сосчитать, сколько дней осталось до освобождения. Дни в тюрьме тянулись медленно, словно длинные четки, которые очень сложно перебрать.
        Но Молох был не из таких. Он считал не только дни, но и часы, минуты, даже секунды. Каждое мгновение, проведенное взаперти, причиняло ему боль, и, когда придет время отомстить за них одному человеку, он не хотел ошибиться, не хотел пропустить ни одного из этих мгновений. Его счет достиг 1245 дней, семи часов и - он посмотрел на часы - трех минут. Именно столько он провел в исправительной колонии «Темная Бухта» в Виргинии. Единственное, о чем он сожалел: та, кому он жаждал отомстить, не проживет под его ножом столько, чтобы Молох мог в полной мере выплеснуть свой гнев.

        - Встать, руки вперед.
        Он сделал, как ему сказали. Вошли двое охранников, один из них держал в руках звенящие цепи. Они зафиксировали его ноги и руки, прикрепив замки к цепи, идущей поперек груди.

        - Что, мне даже не позволят почистить зубы?  - спросил Молох.
        Лицо охранника не выражало ничего.

        - А зачем? Ты же не на свидание собрался.

        - Откуда вы знаете? Вдруг мне повезет.
        Рэйд, похоже, развеселился.

        - Что-то я так не думаю. До сих пор тебе не везло, не повезет и в будущем.

        - Удача - штука переменчивая.

        - Никогда не думал, что ты оптимист.

        - Вы меня совсем не знаете.

        - Я знаю о тебе достаточно, чтобы утверждать, что ты умрешь в тюрьме.

        - Вы что, судья и присяжные в одном лице?

        - Нет, но через некоторое время я стану твоим палачом.
        Он отступил в сторону, когда охранники выводили Молоха из камеры.

        - Еще увидимся, мистер Рэйд.
        Тот кивнул:

        - Точно. Сдается мне, что мое лицо будет последним, что ты увидишь в своей жизни.


* * *
        В тюремном дворе стоял черный джип «тойота». Рядом с ним - двое вооруженных детективов из офиса окружного прокурора. Молох кивком пожелал им доброго утра, но они проигнорировали его приветствие. Вместо этого они приковали его к кольцу, расположенному в полу внедорожника, потом убедились, что цепи закреплены надежно. Решетка отделяла заднее сиденье, предназначенное для заключенного, от сопровождающих. Изнутри на дверях не было ручек, и за спиной Молоха еще одна решетка шла от крыши до основания кузова.
        Дверь с шумом захлопнулась.

        - Позаботьтесь о нем как следует,  - напутствовал один из надзирателей.  - Не хотелось бы, чтобы он причинил себе какой-то вред, или что-то вроде того.

        - Мы присмотрим за ним,  - сказал один из детективов, высокий чернокожий мужчина по фамилии Мистерс. Его напарник Торрес закрыл за Молохом дверь и забрался на водительское сиденье.

        - Устраивайся поудобней,  - сказал он Молоху.  - У тебя впереди длинный путь.
        Но сейчас Молох молчал, казалось, упиваясь воздухом свободы и жизни за стенами тюрьмы.


* * *
        Дюпре потягивал кофе, сидя в здании станции. Теоретически у него сегодня был выходной, но он проходил мимо и...
        Это было очередным оправданием, поводом остаться на острове. Он не мог надолго покидать Убежище. Это знали большинство полицейских и не имели ничего против.

        - Дуг Ньютон,  - сказал он.
        Кофе был с рынка, а пончик, который он ел, из числа тех, что Джо купил для двух дежурных полицейских.
        Напротив него сидел Рон Берман и барабанил карандашом по столу, чередуя удары: то ластиком, то грифелем. Дюпре это достаточно сильно раздражало, но он решил не говорить ничего вслух. Берман ему нравился, и, учитывая то, что у некоторых других полицейских были куда более раздражающие привычки (например, у Фила Татла, напарника Бермана на этом дежурстве: Дюпре интересовало, мыл ли он руки после того, как сходит в туалет, хоть иногда), постукивание карандашом выглядело просто безобидным развлечением.

        - Дуг Ньютон,  - эхом отозвался Рон Берман.  - Я принял вызов и сделал соответствующую запись в журнале, но, честно говоря, у нас обоих были дела поважнее, и это уже не первое его заявление подобного рода.
        Дюпре протянул руку и взял у Бермана журнал. Да, вот запись, сделанная рукой Рона. В 7:30 утра, почти сразу после того, как Берман и Татл заступили на дежурство, когда на улицах было еще темно, Дуг Ньютон позвонил и сообщил о том, что маленькая девочка в сером платье досаждает его умирающей матери.
        Опять.

        - Ты в прошлый раз был там, да?  - спросил Берман.

        - Да, я съездил туда. Мы организовали поиски. Я даже обратился в Портленд и в полицию штата, чтобы проверить, не поступало ли заявлений о пропаже маленькой девочки, подходящей под описание Ньютона. Ничего такого не было.
        На первый звонок Ньютона ответил Татл и посоветовал ему не тратить понапрасну время полицейских. Сейчас, уже утром, Дуг Ньютон позвонил в третий раз, только этот случай отличался от предыдущих.
        На сей раз он заявил, что маленькая девочка пыталась проникнуть в спальню его матери через окно.
        Дуг услышал крики старушки и вбежал в комнату как раз вовремя, чтобы увидеть, как маленькая девочка исчезает среди деревьев.
        По крайней мере, он так говорил.

        - Думаешь, он сходит с ума?  - спросил Берман.

        - Он всю жизнь прожил вместе с матерью и никогда не был женат,  - задумчиво ответил Дюпре.

        - Полагаешь, ему просто нужно бабу найти?

        - Никогда не знал, что ты увлекаешься психологией.

        - У меня много талантов.

        - А бить карандашом по столу - один из них? Слушай, убери ты его в ящик, а то такое ощущение, что выступает худший барабанщик в мире.

        - Прошу прощения,  - смутился Берман. Он поспешно сунул карандаш в ящик стола и закрыл его, словно пытаясь уберечь себя от искушения снова достать его.

        - По-моему, Дуг немного странный, но сумасшедшим я бы его не назвал,  - сказал Дюпре.  - У него нет столь богатого воображения, чтобы выдумать подобную вещь. За всю свою жизнь он побывал только в двух штатах, и я не знаю, в курсе ли он, что существуют еще сорок восемь, учитывая, что он там никогда не был. Так что либо он и вправду сходит с ума, либо маленькая девочка в сером платье действительно пыталась проникнуть в комнату его матери прошлой ночью.
        Берман обдумал это.

        - Значит, он сходит с ума?
        Дюпре вернул ему журнал.

        - Очевидно, он всего лишь простак. Я поеду к нему сегодня, и мы побеседуем обо всем случившемся. Меньше всего нам нужно, чтобы Дуг бросался с ружьем на девочек-скаутов, продающих печенье. Тебя волнует что-то еще?
        На лице Бермана отразилось замешательство.

        - Я думаю, Нэнси Тукер пыталась приударить за мной во время ужина. Вчера она подала мне дополнительную порцию бекона. Бесплатно.

        - На острове острая нехватка порядочных мужчин. Она просто отчаявшаяся женщина.

        - Большая отчаявшаяся женщина.

        - И старовата для тебя.

        - Еще как старовата, и у нее эта, ну, знаешь, дряблая кожа, свисающая с плеч.

        - "Крылышки"?

        - Что?

        - Ну, знаешь, это так называется - «крылышки».

        - Боже мой, и почему их так называют? Меня вся эта история пугает. Думаешь, если бы я сказал, что женат, это изменило бы линию ее поведения?

        - Но ты не женат, и она это знает.

        - Да ради такого случая можно и жениться.

        - Вот что я тебе скажу: не принимай от нее больше ничего бесплатно. Скажи, что это противоречит политике департамента. Потому что в конце концов может случиться так, что за бекон тебе придется расплачиваться натурой.
        У Бермана был такой вид, будто сейчас завтрак полезет из него обратно.

        - Нет! Не говори о таких вещах.
        Впрочем, несмотря на весь ужас перспективы любовных отношений с Нэнси Тукер, Рон заметил, что Дюпре пребывает в прекрасном настроении этим утром. Берман подумал, что это не может не быть связано с продвижением в отношениях между ним и миссис Эллиот, но промолчал.
        Между тем Дюпре продолжал веселиться:

        - Нет, только представь: ты лежишь в ее объятиях... она обнажена... и огромные
«крылышки» обвивают тебя...
        Берман расстегнул кобуру.

        - Не вынуждай меня пристрелить тебя.

        - Только оставь последнюю пулю для себя,  - бросил Дюпре, выходя на улицу.  - Может быть, это будет твой единственный шанс вырваться из ее объятий.


* * *
        Где-то на Юге, неподалеку от городка Грэйт Бридж, что в Виргинии, человек по фамилии Брон возвращался к машине, держа в руках картонный поднос с двумя чашками кофе, а из его нагрудного кармана торчали пакетики с сахаром. Он уселся на пассажирское сиденье и вручил одну чашку своему компаньону Декстеру. Декстер был чернокожий и в какой-то степени неприятный человек. Брон - рыжеволосый, но, несмотря на это, симпатичный малый. Он слышал много шуток про рыжих. По правде сказать, большинство из них от Декстера.

        - Осторожно,  - предупредил он.  - Горячо.
        Декстер недовольно посмотрел на девственно-чистую белую чашку.

        - А «Старбакс» не было?

        - Здесь нет «Старбакс».

        - Ты шутишь? «Старбакс» есть везде.

        - Но только не здесь.

        - Черт!
        Декстер отхлебнул кофе.

        - Неплохо, но не «Старбакс».

        - Если ты спросишь мое мнение, я скажу, что это лучше, чем в «Старбакс». По крайней мере, по вкусу напоминает кофе.

        - Да, но в том то все и дело, что «Старбакс» как бы вовсе и не кофе. У него и не должен быть вкус кофе. У него должен быть вкус, как у «Старбакс».

        - Но не как у кофе?

        - Нет, не как у кофе. Кофе можно купить на каждом углу. А «Старбакс» можно купить только в «Старбакс».
        Зазвонил сотовый телефон Брона. Он нажал на зеленую кнопку:

        - Да.
        Некоторое время он молча слушал, затем сказал: «Хорошо»,  - и отключился.

        - Все готово,  - обратился к Декстеру, но внимание напарника привлекла сценка на углу улицы.

        - Посмотри-ка,  - сказал он, мотнув подбородком в нужную сторону.
        Брон проследил за его взглядом: чернокожий мальчик-подросток с виду лет двенадцати только что вручил пригоршню десятицентовых монет парню постарше.

        - На вид совсем малолетка,  - заметил Брон.

        - А загляни ему в глаза, и он не покажется тебе таким уж маленьким. Улица уже взяла его в оборот. Она разъедает его изнутри.
        Брон молча кивнул.

        - На его месте мог быть я,  - сказал Декстер.  - Мог.

        - Ты тоже вырос на улице?

        - Ну, что-то типа того.

        - И как же тебе удалось вырваться?
        Декстер покачал головой, его глаза вдруг затуманились. Он увидел себя в новеньких джинсах «Levi's» (не то что теперь, провисающие на заднице никчемные джинсы, в которых ходит современная молодежь, все в тесемках и белых швах) идущим по бейсбольной площадке, и под подошвами его кроссовок хрустит битое стекло. Экз в одиночестве сидит на спинке скамьи, поставив ноги на сиденье и прислонившись спиной к проволочному забору. Он опускает газету, которую только что читал:

        - Привет, малыш.
        Экз - сокращение от Экзорсист: очень уж нравится ему кино об изгоняющем дьявола. Ему двадцать один год, и он настолько уверен в себе, что сидит один этим осенним днем и как ни в чем не бывало читает газету.

        - Чего тебе?
        Он улыбается Декстеру, словно лучший друг, словно это не он на прошлой неделе сделал двенадцатилетнего мальчишку инвалидом за то, что тот услышал чего не следовало. Подросток кричал и плакал, когда Экз наступил ему на грудь и приставил пистолет к его лодыжке, после чего с той же улыбкой нажал на спусковой крючок.
        На улице того парня называли Бритва, потому что когда-то его отца называли Жилетт. Это была хорошая кличка. Декстеру она нравилась, как и сам парень. Они держались друг друга. А теперь Декстеру некого было держаться, и он впервые почувствовал, что должен за него отомстить.
        Экз все еще улыбается, но мороз по коже дерет от такой улыбки.

        - Я сказал привет, малыш. Неужели тебе нечего сказать мне в ответ?
        И тогда тринадцатилетний Декстер вынимает из карманов куртки одетые в перчатки руки, и в правой поблескивает что-то черное. Он не привык к тяжести пистолета, и ему потребовались обе руки, чтобы поднять его.
        Экз непонимающе смотрит на укороченный ствол «брико», направленный ему в грудь. Он открывает рот, чтобы что-то сказать, но грохот выстрела заглушает его голос...
        Экза отбросило назад, его голова ударилась о проволочный забор, когда он грудой падал на землю, тогда как ноги все еще покоились на скамейке. Декстер спокойно смотрел на него сверху вниз.

        - Эй,  - прошептал он. У него был обиженный вид, будто подросток только что обозвал его.  - Эй, малыш...
        Декстер выбросил пистолет за забор и пошел прочь.

        - Декстер? Ты в порядке?  - Брон толкнул напарника локтем в бок.

        - Да, да. Все нормально.

        - Нам пора ехать.

        - Да, конечно, нам пора ехать.
        Он последний раз посмотрел на мальчишку на в конце улицы - Эй, малыш, - потом завел машину, и они с Броном поехали прочь.


* * *
        Так случилось, что в каких-то двадцати милях к северу двое мужчин, тоже черный и белый, пили кофе, только им удалось найти «Старбакс», и они потягивали «Гранд Американос» из фирменных чашек. Одним из них был Шеферд, седоволосый мужчина без вредных привычек. Его компаньона звали Тэлл. У него была такая же прическа, как в свое время у баскетболиста Эллена Ирвинсона, этакие кукурузные бороздки на голове. Наверно, он носил их по той же причине, что и его кумир: они заставляли белых чувствовать себя как-то неуютно. Тэлл читал газету. Он был очень щепетильным в том, что касалось чтения газет, и считал день прожитым зря, если ему в руки не попалась какая-нибудь газета. К сожалению, это, как правило, был таблоид, причем в лучшем случае вчерашний, и, по мнению Шеферда, если бы Тэлл с тем же рвением зачитывался текстом на обороте коробки из-под кукурузных хлопьев, он получил бы несравнимо больше полезной информации. Таблоиды не давали никаких аналитических оценок, а Шеферду нравилось думать о себе как об аналитике.
        За два столика от них в пустынном кафе сидел араб и громко разговаривал по мобильному телефону, тыча пальцем в стол, словно стараясь подчеркнуть самые главные аспекты своей позиции. По правде сказать, он говорил так громко, что Шеферд начал сомневаться, работает ли телефон. На такой громкости мужик мог бы докричаться до Среднего Востока и без телефона. Этот глухарь токовал вот уже почти десять минут, и Шеферд заметил, что Тэлл выходит из себя. Тот уже в третий раз начинал читать статью о сексе и шоу-бизнесе, что в общем превосходило его норму прочтения подобных материалов. По правде говоря, Шеферда и самого слегка раздражал орущий араб. Человек без вредных привычек не любил сотовые телефоны: люди и так достаточно невоспитанны, а это еще один способ продемонстрировать отсутствие хороших манер.
        Наконец Тэлл не выдержал:

        - Эй, мужик,  - обратился он к арабу.  - Можно потише?
        Но тот проигнорировал его. Шеферд подумал, что араб либо слишком уверен в себе, либо полный придурок, потому что Тэлл не тот человек, которого можно проигнорировать безнаказанно. Скорее он был похож на человека, который в случае чего сломает вам хребет.
        На лице Тэлла отразилось недоумение, и он подался чуть ближе к арабу:

        - Я же сказал, не могли бы вы говорить чуть тише? Я читаю газету...
        Шеферд подумал, что Тэлл изъясняется слишком вежливо. Это заставило его нервничать.

        - Да пошел ты,  - отмахнулся араб.
        Тэлл моргнул и сложил газету. Шеферд протянул руку, преграждая приятелю дорогу?

        - Не надо.
        Один из служащих стоял за стойкой и внимательно наблюдал за происходящим.

        - Нет, ты слышал, что сказал этот сукин сын?!

        - Да, слышал. Забудь об этом.
        Араб продолжал разговор, одним глотком прикончив чашку кофе. Тэлл встал, и Шеферд последовал его примеру, заслоняя от него араба. Тэлл несколько секунд стоял в замешательстве, а потом направился к выходу.

        - Шоу закончилось,  - бросил он парню за стойкой.

        - Похоже на то,  - в голосе бармена слышалось разочарование.
        Тэлл уже ждал в фургоне на другой стороне улицы, отбивая пальцами ритм по рулевому колесу. Шеферд залез в машину рядом с ним.

        - Ну что, поехали? Нам нужно придерживаться графика.

        - Нет, мы пока никуда не едем.

        - Как скажешь.
        Они ждали. Через десять минут из двери забегаловки появился араб. Он все еще говорил по телефону. Затем забрался в черный внедорожник, развернулся и поехал на север.

        - Ненавижу внедорожники,  - сказал Тэлл.  - У них слишком тяжелая для ходовой части пикапа кабина, они ни хрена не держат дорогу, они небезопасны и портят воздух.
        Шеферд только вздохнул.
        Тэлл завел фургон и последовал за внедорожником. Они держались за арабом, пока тот не свернул в сторону и не подъехал к какому-то модному ресторану в стиле Среднего Востока. Тэлл припарковался, открыл дверь и последовал за арабом. Шеферд шел за ним.

        - Эй ты, Саддам Хуссейн.
        Араб обернулся, чтобы увидеть, как на него несется Тэлл. Он попытался нажать на кнопку включения сигнализации своей машины, но Тэлл вырвал ключи из его рук прежде, чем тот сумел это сделать. Он бросил их на землю, потом выхватил из левой руки араба сотовый телефон и швырнул его вслед за ключами. Наконец он оттащил араба за угол, так, чтобы их не было видно пешеходам на тротуаре.

        - Помнишь меня?  - спросил Тэлл, прижав араба к стене.  - Я мистер Да-Пошел-Ты. Какого черта ты со мной так разговаривал? Я обратился к тебе вежливо, мать твою. Я по-доброму тебя попросил, и каков был ответ? Ты проявил ко мне неуважение, ты, сукин сын на внедорожнике.
        Он ударил араба ладонью по лицу. В глазах восточного гостя плескался страх. Он был толстым, с пальцами-сардельками, унизанными золотыми кольцами. Не чета Тэллу.

        - П-п-прошу прощ-щения.

        - Ни хрена ты не просишь!  - рявкнул Тэлл.  - Ты просто напуган, а это не одно и то же. Если бы я сюда за тобой не приехал, ты обо мне и не вспомнил бы. И в следующий раз, сидя в «Старбакс», ты снова будешь кричать во всю глотку и мешать людям, раздражая их во время еды.
        Он ударил араба по носу и почувствовал, как что-то хрустнуло под его кулаком. Араб взвыл от боли и согнулся пополам, закрыв лицо ладонями.

        - Так что нечего тут прощения просить. Посмотри на себя. Мой народ прибыл в эту страну в цепях. А твоя задница, готов поспорить, прилетела сюда в кресле первого класса.
        Он сильно ударил араба по голове ладонью.

        - Не дай Бог я снова увижу тебя с сотовым телефоном, сука! Делаю первое и последнее предупреждение.
        Он пошел прочь. За его спиной араб прислонился к стене, посмотрел на кровь у себя на ладонях и наклонился, чтобы вернуть принадлежащие ему вещи - сначала ключи от машины, потом сотовый телефон. Трубка шаркнула по асфальту, когда он пытался ее поднять.
        Тэлл остановился и обернулся.

        - Чертов кретин,  - выдохнул он и зашагал назад, на ходу доставая пистолет.
        Глаза араба округлились. Тэлл сильно пнул его в живот, и он упал на землю. Шеферд видел, как Тэлл приставил к голове араба пистолет с глушителем и нажал на курок. Араб дернулся и обмяк, выпустив из рук злосчастный телефон.

        - Я тебя предупреждал? Предупреждал.
        Тэлл снова засунул пистолет за пояс и присоединился к Шеферду. Тот последний раз взглянул на мертвого араба и озадаченно посмотрел на напарника:

        - А я думал, что твой народ из Олбани.


* * *
        Леони и Повелл молча сидели в машине возле здания суда и смотрели, как двое детективов из офиса окружного прокурора проводили Молоха внутрь. Леони носила
«африканскую» прическу и, как казалось Повеллу, отчасти походила на тех ниггерш из семидесятых, Клеопатру Джонс и Фокси Браун. Нет, конечно, Повелл никогда бы не назвал Леони ниггершей в глаза, как не назвал бы и лесбиянкой, несмотря на то, что оба эти определения были бы уместны. Леони просто убьет его на месте, скажи он что-нибудь подобное в ее присутствии, а если каким-то чудом ему удастся избежать этой участи (попросту он убьет ее первым), тогда придет Декстер и прикончит Повелла как пить дать. Декстер и Леони были как брат и сестра; Брон тоже неплохо с нею ладил. Повелл не собирался шутить с Декстером и Броном, не важно, сколько смешных историй рассказал Брон и каким веселым малым казался Декстер.
        Повелл откинулся на спинку сиденья и провел рукой по своим длинным волосам, приглаживая кудри на затылке. Повелл был человеком симпатичным, в смысле имел приятную внешность. Стиль его прически сочетал в себе вкусы металлистов восьмидесятых годов и представления современных режиссеров о том, как должен выглядеть главный герой, и он обожал этот стиль. Его лицо было неестественно загорелым, а зубы такими белыми, что светились в темноте,  - внешность звезды дрянного фильма, такая неестественная, источающая неискренность. Пять или шесть лет назад он даже снимался у профессионального фотографа. Некоторые газеты поместили эти снимки на своих страницах, когда освещали следствие по его делу. В глубине души Повеллу это очень льстило, однако, когда он освободился, никаких предложений о съемках и не последовало.

        - Жарко,  - заметил Повелл.
        Леони никак не отреагировала. Он посмотрел в ее сторону, но она не отрывала взгляда от здания суда. Он знал, что Леони не переваривала его, но в общем именно поэтому он и был с ней. Он был с Леони, а Тэлл был с Шефердом, потому что они с Тэллом были новичками, и за ними нужно было приглядывать. Хороший подход, он устраивал Повелла. Конечно, ему бы хотелось оказаться с Шефердом, но Тэлл был таким вспыльчивым сукиным сыном, что неизвестно, чем бы закончился для него день, проведенный с Леони. Черт возьми, да им пришлось бы соскребать то, что от него осталось, со стенок фургона в течение месяца. По сравнению с Тэллом Повелл был истинным дипломатом.
        И сейчас Повелл держал рот на замке и ждал, развлекая себя тем, что представлял обнаженную Леони во всевозможных позах в компании с белыми девочками, китаянками, латиночками и с самим собой в центре этого «цветника». Боже мой, подумал он, если бы она знала, о чем я думаю...


* * *
        С утра Шэрон Мейси занималась стиркой, раскладывала сухое белье и вообще занималась тем, на что не хватало времени во время работы. Затем она отправилась в тренажерный зал «Голдс Джим» и выполнила свою стандартную схему упражнений, задержавшись подольше на стейр-мастере, так что ноги почти не слушались, когда она слезла с него, а сам тренажер пропитался ее потом. После этого Мейси зашла в кафе
«Биг Скай Брэд» и еле устояла перед искушением свести на нет все свои усилия, увидев изумительный рулет, но вместо этого ограничилась супом и сэндвичем. Она съела все это за одним из столиков, просматривая номер «Форкастера» - бесплатной газеты, освещающей события в Южном Портленде, Скарборо и на мысе Элизабет. Полицейский из департамента мыса Элизабет искал спонсоров, готовых финансировать приобретение голов манекенов, чтобы разместить на них коллекцию головных уборов полицейских всего света; гольф-клуб Южного Портленда «Рэд Риотс» подарил школе новый автобус; на Маунтин-роуд, в Фолмоте, была найдена пара мужских перчаток. Мейси была поражена: надо же, кто-то нашел время, чтобы поместить объявление о найденных на дороге перчатках. Здесь жили странные люди: они держались особняком, не совали нос в чужие дела, но и не позволяли никому совать нос в свои, однако при определенных обстоятельствах были способны проявить необычайную доброту. Мейси вспомнила прошлогоднюю метель, настоящий буран, пронесшийся по побережью севернее Бостона и накрывший штат до самого Келейса. Утром она услышала голоса,
доносящиеся со стороны стоянки, и выглянула в окно, чтобы увидеть, как двое совершенно незнакомых людей откапывают из-под снега ее машину. Не только ее машину, но каждую на стоянке. Закончив работу, незнакомцы взяли лопаты и пошли на противоположную сторону улицы, к другой стоянке. Такие проявления доброты со стороны незнакомых людей были удивительны и очень приятны.
        Мейси перевернула страницу и увидела полицейскую колонку. Она пробежала глазами список арестованных и вызванных в суд, некоторые показались ей знакомыми, но ничего примечательного этим людям не вменялось в вину: обычные мелкие преступления
        - кражи, хранение наркотиков. Если бы случилось что-то важное, она бы узнала об этом не из газет.
        Он взяла в руки «Еженедельник залива Каско», еще одну бесплатную газету, распространяемую в Портленде. Здесь полицейской колонки как таковой не было, что вечно вызывало прения между редакцией и департаментом. Газета иногда запрашивала у департамента подробности некоторых арестов, но полиция предоставляла лишь сухие отчеты и записи из регистрационного журнала, в которых были только имена подозреваемых и основания для их задержания, которые не имели большой ценности для журналистов. Редакция «Еженедельника» голосила, словно кошка, которой дверью прищемили хвост, в ответ позиция департамента становилось все более и более жесткой по отношению к прессе, и замкнутый круг давней взаимной вражды вращался с новой силой. Жизнь, полагала Мейси, была бы неполной, если бы кто-то постоянно не критиковал департамент.
        Закончив трапезу, она отправилась в центр города и припарковала машину на стоянке у городского рынка. Мейси купила свежих фруктов, чтобы хоть как-то оправдать двухчасовую стоянку в деловом районе города, и направилась вверх по Конгресс-стрит к Центральной исторической библиотеке штата. Через несколько минут она вошла в читальный зал, игнорируя табличку, которая предписывала ей сначала зарегистрироваться, указав свое имя и предмет поиска в регистрационном журнале. Библиотекарю за столом на вид было лет семьдесят, но, оценив взгляд, которым он окинул ее фигуру, Мейси подумала, что в могилу этот человек еще не собирается.

        - Здравствуйте. Мне бы хотелось посмотреть материалы по острову Датч,  - сказала она.

        - Конечно,  - кивнул старик.  - Могу я полюбопытствовать, чем вызван ваш интерес к острову?

        - Я офицер полиции, и скоро меня направят туда. Просто хотелось узнать побольше об этом месте.

        - Значит, вы будете работать вместе с Джо Дюпре.

        - Очевидно, так.

        - Джо - хороший человек! Я знал его отца, он тоже был хороший человек.
        Старик скрылся за стеллажами и спустя некоторое время вернулся с бумажной папкой в руках. Она была удручающе тонкой. Библиотекарь заметил выражение разочарования на лице девушки.

        - Знаю, но об острове Датч писали мало. По правде говоря, нам очень не хватает истории островов залива Каско. Все, что у нас есть,  - это газетные вырезки и еще вот это,  - он достал из папки стопку машинописных листов, скрепленных вручную.

        - Это написал Ларри Эмерлинг лет десять назад. Он возглавляет почтовое отделение на острове. Это самое подробное, что у нас есть, но вы еще можете найти полезную информацию в «Островах штата Мэн» Колдвилла и «Путешествии на каяках вдоль побережья штата Мэн» Миллера.
        Он выдал Мейси книги и бумаги и уселся на свое место.
        В библиотеке было пусто, не считая одного-двух человек, занимающихся здесь, вот только Мейси была младше любого из них как минимум на полвека. Девушка устроилась за одним из столов, открыла папку, достала «Краткую историю острова Датч» Эмерлинга и начала читать.


* * *
        Торрес и Мистерс сопровождали Молоха обратно к машине, намеренно ускоряя шаг, так что цепи, сковывающие ноги заключенного, мешали ему идти, и он несколько раз чуть не упал.

        - Ты придурок, Молох,  - сказал Торрес.
        Молох старался не потерять концентрацию, но слушание большого жюри выдалось крайне скучным мероприятием. Они нашли тело женщины, и Версо, маленький, глупый Версо, был готов дать показания, утверждая, что он помогал Молоху и Уилларду спрятать в лесу тело этой бабы после того, как Молох убил ее.
        Ну и что с того?
        Как только Молох понял, к чему клонит обвинитель, он начал говорить как человек, испытывающий сильную боль, произнося слова в нос, так что его было очень сложно понять.

        - С ним все в порядке?  - спросил судья, но ответил ему сам Молох.

        - Извините, ваша честь,  - сказал он, без тени проблем с произношением, которые, казалось, только что мучили его.  - Я как раз целовал на ночь вашу жену, когда эта сучка сжала ноги.
        На этом слушание закончилось.

        - Слышишь меня,  - повторил Торрес.  - Ты придурок.

        - Это почему же я придурок?  - поинтересовался Молох.
        Он не смотрел на людей, идущих по обе стороны от него, как не смотрел и на цепи на свои ногах, к перезвону которых он так привык. Он не упадет. Детективы не дадут ему упасть, только не на глазах у зевак, но все равно они шли быстро, лишая его даже той ничтожной степени достоинства, которое человек чувствует, когда просто идет ровно.

        - Ты знаешь почему.

        - Может, я просто хотел подколоть этого старого судью.

        - Да уж, у тебя получилось,  - проворчал Торрес.  - Еще как. И не думай, что это сойдет тебе с рук. Запомни мои слова: у тебя больше не будет книг, и тебе останется только спать, срать и заниматься онанизмом.

        - Так и быть, в своих фантазиях я буду думать о вас.

        - Чертов придурок, ты мертвец! Тебя все равно поджарят, и не важно, сколько ты будешь зубоскалить.

        - Кто знает, мистер Торрес, кто знает.
        Они подошли к машине, и Молох напоследок улыбнулся камерам. Потом его снова посадили в машину и приковали к кольцу в полу.

        - С вами обоими было весело,  - сказал Молох.  - Мне было приятно в вашей компании.

        - Ну, не могу сказать, что мне будет тебя не хватать,  - хмыкнул Торрес.

        - А вам, мистер Мистерс?  - спросил Молох, но чернокожий ничего не ответил.  - Мистер Мистерс,  - повторил Молох, как бы пробуя это имя на вкус и растягивая звуки "с".  - По-моему, так звали одного сосунка из какой-то дрянной группы в восьмидесятых. «Броукен Вингс», не так ли?
        Мистерс продолжал хранить молчание.

        - Ваш напарник не из разговорчивых, да?  - обратился Молох к Торресу.

        - Просто он выбирает, с кем говорить.

        - Что ж, возможно, к концу нашего путешествия ему найдется что сказать.

        - Ты думаешь?

        - Уверен. Я могу быть очень интересным собеседником.

        - Что-то сомневаюсь.

        - Посмотрим,  - улыбнулся Молох.  - Посмотрим.
        И в течение следующих пяти миль он напевал куплеты «Броукен Вингс» снова и снова, пока Торрес не сорвался и не пригрозил заткнуть ему рот кляпом. Лишь основательно потрепав нервы молодому детективу, Молох остановился.


* * *
        Мир вокруг Мейси отошел на второй план. Ей больше не было дело до старого библиотекаря, до других посетителей, до скрипа входной двери и сквозняков. Она затерялась в истории острова Датч, в истории Убежища.
        Индейцы, коренные жители Америки, отчаянно сражались за острова залива Каско. Подобно современным туристам, они проводили там лето: рыбачили, охотились на морских свиней и тюленей, а если повезет, то и на китов. Чебег был их главным опорным пунктом, но они осваивали и другие острова и были возмущены нарастающей агрессией амбициозных белых поселенцев. Острова же становились постепенно центрами скопления европейцев в новых колониях: эти земли было легче оборонять, жить там было безопасней, чем на материке, и всегда хватало пищи за счет ресурсов океана. Мейси отметила, что у многих островов, как у острова Датч, было несколько названий: Большой Чебег когда-то именовался Веселым, а после этого - островом Награды; остров Пиков в разное время был островом Мунджоя, Милтона и Майкла, в зависимости от того, кто им владел.
        Несмотря на свою относительную безопасность, в конце семнадцатого века острова достаточно часто подвергались атакам. Поселенцы, бежавшие от зверств аборигенов в проливе Харпсвелл и на островах, находящихся вблизи от берега, основали форт на Жемчужине, располагающейся в кольце внешних островов. В сентябре 1676, кровавого года, когда индейцы нападали на белых колонистов в проливе Каско и в Задней бухте, семьи, живущие на Жемчужине, также подверглись атаке воинов, приплывших на восьми каноэ, и были так потрясены этим, что отступили на остров Ричмонд. До конца года индейцы бесновались на побережье, стирая с лица земли поселения европейцев между реками Пискатакуа и Кеннебек. Поселенцы укоренялись, хоть некоторые и сочли более безопасным жить на материке. В 1689 дикари совершили рейд на остров Пиков, ближе всего расположенный к Большой земле, и истребили многих жителей. Через год они вернулись и вытеснили уцелевших колонистов окончательно.
        С островом Датч, названным так в честь членов экспедиции голландского мореплавателя Криса Хершдорфера[Dutch по-английски - голландский.  - Прим. перев.] , чей корабль потерпел крушение возле его берегов в семнадцатом веке, все обстояло иначе. Он находился дальше от берега, и индейцам было весьма проблематично добраться до него на своих легких каноэ. Более того, они почему-то относились к острову с подозрением и не горели желанием заселять его.
        В 1689, вскоре после набега на остров Пиков, майор Бенджамин Черч, чьи солдаты находились на острове во время атаки, возглавил экспедицию на Датч и обнаружил, что он по большей части покрыт лесом, и у его берегов крайне мало мест, где может причалить лодка. Но именно сюда в 1691 году человек по имени Томас Лунт, опасаясь новых столкновений с дикарями, привел группу поселенцев - тридцать человек, среди которых были уцелевшие после атак на Жемчужину и на остров Пиков. В течение следующих нескольких месяцев количество поселенцев на Убежище - так они звали остров, приютивший их,  - только увеличивалось. Эти люди предпочли обосноваться подальше от берега, думая, что так меньше шансов быть застигнутыми врасплох.
        С этого места повествование Эмерлинга становилось менее конкретным и более спекулятивным, но из всего потока информации Мейси поняла, что один из поселенцев, мужчина по имени Бер, стал вести себя непредсказуемо. Он отстранился от семьи, проводил все больше и больше времени в одиночестве, гуляя по лесу в центральной части острова. Конфликт разразился, когда его обвинили в попытке изнасиловать жену одного из поселенцев. Ее муж и трое других мужчин попытались изловить его, но Бер бросился бежать, застрелив одного из них из мушкета, и попросил убежища у своей жены, умоляя ее спрятать его и утверждая, что не сделал ничего плохого. Но женщина, опасаясь за собственную жизнь (она лучше кого бы то ни было знала о переменах в характере своего мужа), выдала его. Бера приковали цепями к столбу у амбара, но он как-то вырвался и бежал с острова на лодке, затерявшись на материке.
        Через несколько месяцев, зимой 1693 года, он вернулся во главе группы вооруженных людей, среди которых были индейцы-головорезы, отвергнутые своим племенем, и перебил все население острова включая собственную жену. Но одна женщина чудом выжила и рассказала о том, что произошло. Даже сейчас, три сотни лет спустя, Мейси внутренне содрогнулась, перечитывая подробности случившегося. Там вершились пытки и издевательства. Женщин били, насиловали, резали, связывали и бросали в болото, обрекая на мучительную смерть. Никому не было пощады, даже детям.
        Большинство из тех, кто участвовал в нападении, были потом пойманы и убиты, но Бер и его помощник, итальянец Бейрон, избежали этой участи. Говорили, что Бер - это не настоящее его имя и что некий Сира, похожий по описанию на него, разыскивался в Массачусетсе в связи со смертью двух женщин. В любом случае, после событий на Убежище об этом человеке больше никогда не слышали. Бейрон тоже исчез. Убийц разыскивали трое охотников с острова, которые были на материке, когда случилась расправа. Говорили, что они выследили многих участников нападения и свершили над ними скорый суд. Много лет спустя внук одного из охотников вернулся на остров вместе с новыми поселенцами. Звали его Джером Дюпре.
        Эмерлинг также писал о похищении женщины в 1762, об исчезновении мужчин, которые силой привели ее на Датч, и о последующем обнаружении тела одного из них в лесу. Фамилия Дюпре мелькала то тут то там: так, один из предков Джо Дюпре установил каменный крест, до сих пор возвышающийся над руинами поселения и над могилами тех, кто погиб здесь. О Джордже Шеррине, тело которого обнаружили среди корней, автор не упоминал.
        Больше всего Мейси заинтересовал последний абзац повести Эмерлинга:

«Тем, кто смотрит на остров со стороны, его история может показаться кровавой и странной. Но те из нас, кто вырос здесь и прожил много лет, чьи отцы, деды и прадеды покоятся на островном кладбище, привыкли к его странностям. Здесь лесные тропы могут зарасти в течение недели, а на их месте появиться новые, так что человек, ступивший на, казалось бы, знакомую дорогу, не знает точно, куда она его приведет. Мы привыкли к тишине и к странным звукам, свойственным этому небольшому клочку суши. Мы живем в тени его истории с разрешения тех, кто жил здесь до нас».
        Мейси закрыла папку и вернула ее библиотекарю, а в голове у нее проносились имена, упомянутые Эмерлингом: Черч, Лунт, Бер, Бейрон.
        Бейрон... Бэррон!
        Возможно, это просто совпадение, подумала она, но, оно объясняет, почему в присутствии Бэррона людям становится как-то не по себе,  - семейная традиция.

        - Нашли то, что вас интересовало?  - спросил библиотекарь.

        - Нет,  - покачала головой Мейси.  - Мне были нужны ответы.

        - Может быть, на острове вам больше повезет.

        - Может быть,  - согласилась она.


* * *
        А на острове Джо Дюпре тоже хотел отыскать кое-какие ответы. Для начала он заехал к Дугу Ньютону. Ньютон с матерью жили в Тюленьей бухте, неподалеку от южной оконечности острова. Прошлой весной Дуг покрасил дом, так что теперь казалось, будто он светится на фоне деревьев.
        Старушке недолго осталось жить - Дюпре видел это в ее глазах, чувствовал по запаху в ее комнате. Когда она умрет, врачи, конечно, выяснят какую-нибудь хитрую причину, почему это произошло, но для Джо, Дуга и, наверное, для нее самой, здесь нет ничего сложного. Она просто состарилась. Старушке уже под девяносто, и ее тело с каждым днем проигрывает схватку за жизнь. Ее дыхание слабое и хриплое, а кожа на лице и руках стала почти прозрачной. У нее ничего не болит, но в больнице ей уже не в силах помочь, поэтому сын забрал ее домой - умирать. Дебра Лежер, которая когда-то работала медсестрой, каждый день заезжает на четыре-пять часов, иногда и на подольше, если у Дуга дела. Правда, какие могут быть дела у человека, которому тоже скоро на пенсию? Дюпре думал, что между ним и Деброй что-то было. Она вдова, Дуг - старый холостяк... Но Джо не был в этом стопроцентно уверен. В конце концов, они оба строгие баптисты, так что ничего особенного между ними быть не могло.
        Дюпре стоял у окна спальни миссис Ньютон и смотрел вниз, во двор. Ниже этажом располагалась кухня, но, поскольку у Дуга никогда не было необходимости расширять ее, она не выдавалась за внешнюю стену. По мнению Дюпре, маленькая девочка никоим образом не могла добраться до окна под самой крышей.

        - У нее была приставная лестница, Дуг?  - спросил он спокойно.
        Миссис Ньютон проснулась, когда они вошли в комнату, но сейчас вновь провалилась в беспокойную дремоту.
        Дуг хотел было огрызнуться, но решил, что оно того не стоит.

        - Я знаю, о чем ты думаешь,  - сказал он тоскливо.  - Я и сам не могу понять этого: как она попала наверх? Я просто рассказываю то, что видел.

        - Окно было закрыто?  - Дюпре провел по защелке рукой. Она казалась вполне надежной.

        - Насколько я помню, да. Теоретически могло случиться так, что я плохо закрыл окно и ветер распахнул его, но той ночью ветра не было. Да и какой ветер способен открыть тяжелую оконную раму?
        Дюпре посмотрел в сторону леса. Окно выходило на северо-восток. С этого места были видны одна из смотровых башен острова и стена затопленных деревьев, окружающих Место.

        - Думаешь, я псих?  - спросил Дуг.
        Дюпре покачал головой. Он не знал, что и подумать. Все-таки сложно поверить, что маленькая девочка каким-то чудом взобралась по двадцатифутовой отвесной стене, чтобы напасть на старушку в ее спальне.

        - Ты всегда казался мне человеком уравновешенным, Дуг,  - произнес он наконец.  - Что я могу сказать? Держи окна закрытыми и двери тоже. В доме есть оружие?

        - И не один ствол,  - кивнул Дуг.

        - В таком случае, по возможности не применяй его, ладно? Меньше всего мне хотелось бы арестовать тебя за то, что ты кого-нибудь пристрелил.
        Дуг вяло пообещал, что будет иметь это в виду. Не бог весть что, но уж лучше, чем ничего.
        Дюпре уже собирался уходить, когда клочок бумаги, очевидно, подхваченный сквозняком, поднялся в воздух и снова упал на пол у окна. Полицейский нагнулся, чтобы рассмотреть его поближе, и понял, что перед ним мотылек. Серый и какой-то мерзкий, с желтыми отметинами вдоль тельца. Его крылышки слабо колыхались.

        - Дуг, у тебя есть пустая банка или что-то вроде того? С крышкой.
        Ньютон нашел банку из-под варенья, и Дюпре, аккуратно подняв мотылька с пола, опустил его в банку. С помощью карманного ножа он проделал в крышке отверстие, чтобы обеспечить насекомому доступ кислорода, хотя и полагал, что это ему уже не поможет.
        Поднеся банку к свету, он осмотрел мотылька, медленно поворачивая банку, чтобы были видны его крылья и желтые отметины. Дуг Ньютон прищурился, потом покачал головой:

        - Никогда не видел такого.
        Дюпре почувствовал, как у него перехватило дыхание: вдруг в сказке Дуга Ньютона о летающей девочке словно бы поубавилось вымысла. Полицейский судорожно сглотнул.

        - А я видел,  - сказал он.


* * *
        До тюрьмы оставалось четыре мили вдоль берега, когда они увидели тело. Колония строгого режима «Темная Бухта» находилась в конце изолированной дороги, которой редко пользовался кто-либо, кроме водителей тюремного транспорта. Если с человеком на этой дороге случится беда, ему долго придется дожидаться помощи.

        - Что за черт?  - спросил Мистерс.

        - Похоже, это женщина,  - пробормотал Торрес.  - Тормози.
        Женщина лежала у обочины дороги, ее голова и плечи терялись в высокой траве. Юбка была задрана так, что ноги и ягодицы оказались неприкрыты. Детективы остановились в нескольких футах от нее, и Торрес вышел из машины. Мистерс хотел было последовать за ним, но напарник велел ему остаться:

        - Присмотри за ним.

        - Да никуда он не денется,  - возразил Мистерс, но все же остался рядом с машиной, в которой сидел с интересом наблюдающий за происходящим Молох.
        Женщина не шевелилась, и Торрес увидел, что ее спина в крови. Он наклонился и раздвинул траву, скрывающую из виду ее голову.

        - О черт...
        Он увидел окровавленную плоть на месте, где должна была быть голова, и резко отвернулся, как раз чтобы получить сильный удар в переносицу. Торрес повалился на землю, в то время как Мистерс потянулся за оружием, но над ним нависла тень, и он увидел, как один из его братьев по расе направил на него дробовик. Из травы появился еще один тип, помоложе, со светлыми волосами и смазливым, почти женским лицом. За его спиной маячил мускулистый мужчина с короткими рыжими волосами, одетый в поношенные обтягивающие джинсы и звездно-полосатую футболку. Здоровяк забрал пистолет Мистерса и связал руки детектива за спиной клейкой лентой. В это время смазливый блондин опустился на колено возле Торреса и отстегнул у него с пояса ключи, предварительно вынув из кобуры его пистолет. Затем он подошел к машине, открыл дверь и освободил заключенного от оков. Молох вышел из машины, потянулся, затем взял у парня пистолет Торреса и подошел к сидящему на земле Мистерсу. Он направил оружие в голову детектива.

        - Ну что, мистер Мистерс, теперь вам есть, что сказать?
        Детектив не произнес ни слова. Он смотрел на Молоха глазами полными отвращения, а тот, похоже, решил поразвлечься:

        - Я мог бы пристрелить тебя, как паршивую собаку, каковой ты и являешься,  - Молох прицелился.

        - Бабах,  - сказал он, затем поднес дуло ко рту и сдул воображаемое облачко дыма.  - Но я не собираюсь этого делать.

        - Мы что, берем его с собой?  - спросил Декстер.

        - Нет.

        - Но, если мы оставим его здесь, он сможет опознать нас.

        - Неужели,  - хохотнул Молох.
        Он перевел взгляд на Мистерса и взгляд этот стал тяжелым:

        - О каких только чудесах, которые видели мои глаза, ни расскажет мой язык.
        Он повернулся к белокурому парню.

        - Ослепи его, а потом отрежь язык. Все равно он им мало пользовался.


* * *
        Они торопились, сталкивая внедорожник с телами Торреса и женщины в реку. Истекающего кровью Мистерса оставили на берегу. Вся операция заняла не больше трех минут.
        Брон позвонил по телефону, и через несколько секунд к ним присоединились Повелл и Леони, которые были за рулем двух фургонов, стоявших за сто ярдов по обе стороны от засады. На кузовах этих фургонов красовалась легко снимающаяся эмблема несуществующего лесного хозяйства, чтобы, если бы кто-то проезжал по дороге во время операции, их можно было бы задержать, рассказав историю об упавшем дереве. Впрочем, им никто не помешал. Через некоторое время небольшая группа, пятеро мужчин и одна женщина в двух фургонах на высокой скорости направилась на север, к шоссе.
        Декстер, Леони и Молох какое-то время ехали молча. Декстер периодически поглядывал в зеркало заднего вида. Через три машины от них следовали Брон, Повелл и смазливый блондин, и это Декстера устраивало. От блондина Уилларда его в дрожь бросало, особенно от его удивительной красоты и внешней невинности, за которыми скрывалась сущность безжалостного зверя. Но Молоху он нравился, и, в конце концов, блондин доказал свою полезность. Уиллард нашел женщину, прочесывая объездные дороги, бары, дешевые мотели почти неделю, пока не наткнулся на «нужную кандидатуру», как он выразился. Потом он убил ее и привез останки к месту встречи вовремя.
        Декстер был сообразительным парнем, может, не таким сообразительным, как ему казалось, но все же. Он любил чтение, особенно книги по психологии. Декстер считал, что, если его работа будет связана с людьми, то неплохо бы узнать что заставляет их поступать так, а не иначе. Больше всего его интересовали отклонения от нормы в поведении, потому что именно с ними он сталкивался ежедневно. Декстер знал все о социопатах и психопатах, а также о других девиациях, он даже начал составлять собственную коллекцию человеческих отклонений, ставя диагноз каждому психопату, с которым ему доводилось иметь дело.
        Но Уиллард... Декстер не смог найти книгу, в которой описывалось бы что-нибудь подобное. Уиллард, безусловно, из ряда вон выходящее явление. По правде сказать, Декстер не был до конца уверен, можно ли назвать Уилларда человеком, но подобных соображений он не собирался высказывать вслух в компании Молоха или кого бы то ни было еще. Но иногда он замечал, что Уиллард смотрит на него, и когда он заглядывал в глаза парню, то словно проваливался в омут. Декстер подозревал, что при бесконечном падении в бездну времени видишь то же, что и заглядывая в эти глаза,  - бесконечность, окутанную мраком. Страшно не было - просто одна пустота, первозданная и безнадежная.

        - О чем ты думаешь?  - спросил Молох.

        - Так, ни о чем.

        - Ну же, скажи, о чем ты думаешь.

        - Пустяки.
        Леони, сидящая рядом с ним, молча смотрела на дорогу.

        - Об Уилларде?

        - Как ты узнал?

        - Я наблюдал за тобой и видел, как ты смотрел в зеркало. Выражение твоего лица изменилось. Я могу читать тебя, словно книгу, Декс.

        - Не нравится он мне. Я никогда от тебя ничего не скрывал, вот и сейчас говорю прямо: он не от мира сего.

        - Он полезен.

        - Ага.

        - И предан.

        - Предан тебе.

        - Это единственное, что имеет значение.

        - При всем уважении, мужик, ты торчал в тюрьме последние четыре года. Очень сложно работать с тем, кто не отчитывается ни перед кем, кроме человека, сидящего за решеткой.

        - Но ты справился.

        - У меня ангельское терпение, и с Версо нам просто повезло.

        - Да,  - сказал Молох.  - Я думаю, с ним нужно что-то решать.

        - Все прямо сейчас и решается.

        - Надо было предоставить это Уилларду. Он никогда не любил Версо.

        - Я тоже никогда его не любил, но не настолько, чтобы натравить на него Уилларда. Ты видел, что он сотворил с этой женщиной? Он ее всю изрезал.

        - До или после?

        - Я не спрашивал.

        - Ну, я тоже не собираюсь спрашивать.

        - Подозреваю, что до.

        - К чему ты клонишь, Декстер?

        - Загляни в газету, она где-то за тобой.
        Молох, сидящий в полумраке фургона, пошарил среди коробок и тряпок и наконец обнаружил номер «Пост Реджистер». Статья на первой странице освещала подробности обнаружения четырех трупов в доме на юге Бротона.
        Четырех трупов и двух голов, мужской и женской. Они лежали в холодильнике.

        - По телевизору крутят то же самое. Я думаю, Уиллард обосновался в этом доме на некоторое время. Готов поставить последний цент, что кто-нибудь видел его, и скоро его рожа будет в газетах рядом с твоей. У нас могут быть проблемы.
        Декстер услышал, как Молох разочарованно вздохнул в темноте фургона.

        - Ты хочешь сказать, что он нам обуза?

        - Именно так.

        - Значит, я тоже обуза.
        Декстер обернулся к нему.

        - Мы здесь из-за тебя, а не из-за Уилларда.
        Только через несколько минут Молох вновь подал голос из-за спины Декстера:

        - Не спускай с него глаз, но пока ничего не предпринимай.

«Ха,  - подумал Декстер,  - да я не спускал с него глаз с тех самых пор, как впервые встретил»...
        Повелл дремал, а Брон и Уиллард, сидящие в кузове, не разговаривали. Брон ничего против этого не имел. В отличие от Декстера, рыжеволосый не испытывал к парню явной антипатии. Он просто считал его очередным психопатом Молоха, но это не значит, что ему хотелось без особой необходимости заводить с ним беседу. Из пятерых людей, которые вместе с Молохом направлялись на север, Брон был наиболее нормальным. Конечно, и он был убийцей, но, как и Шеферд, не прибегал к насилию, когда того не требовали обстоятельства, и с большим энтузиазмом принял новость, что ему предстоит лишь следить за дорогой во время налета на машину детективов. Брон зарабатывал деньги, он был хорошим исполнителем, шестеренкой, без которой весь механизм не смог бы функционировать. Он оставался хладнокровным даже в крайних случаях. Каждой команде нужен свой Брон.
        Брону же были нужны только наличные. Он понимал, что в ходе дела могут пострадать люди, но это его не касалось. Этим собирался заняться Молох. Брон бы с радостью ушел прочь с деньгами в кармане, не причинив никому вреда, но Леони, Декстеру, Уилларду и всем остальным нужно было нечто большее: им хотелось повеселиться. Он посмотрел на Уилларда, но парень, казалось, витал в облаках, не спуская глаз с тянущейся впереди дороги. Брон не считал повисшую тишину неловким молчанием, его все устраивало. Его устраивал Уиллард.
        Но, тем не менее, он опустил руку на рукоятку ножа, закрепленного на поясе, и почувствовал себя как-то уверенней.
        Конечно, к Уилларду у него претензий не было, но это не значит, что он ему доверял.
        Брон был умнее любого из них.


* * *
        Уиллард смотрел прямо перед собой на дорожное покрытие и думал о женщине. Она долго не могла остановиться и прекратить кричать, после того как умер мужчина. Она попыталась завести машину, и ей это почти удалось, но Уиллард успел разбить окно лезвием мачете. Когда он оторвал ее пальцы от ключа и вытащил его из замка зажигания, ее взгляд потускнел. Это была смерть надежды, и, хоть женщина и начала умолять его, в глубине души она понимала, что все кончено.
        Уиллард шикнул на нее.

        - Я не трону тебя,  - заверил он.  - Обещаю. Только успокойся. Я ничего тебе не сделаю.
        Женщина плакала, сопли и слезы стекали у нее с подбородка. Она несвязно о чем-то его просила. Тогда Уиллард показал ей мачете и отбросил его в сторону.

        - Успокойся,  - сказал он.  - Видишь, бояться нечего.
        И ей захотелось поверить ему. Она так хотела поверить ему так сильно, что позволила себе сделать это, и она разрешила ему взять ее за руку и помочь выйти из машины. Он не позволил ей смотреть на то, что осталось от мужчины.

        - Не надо туда смотреть,  - сказал он и повел ее к дому, но при виде темного дверного проема и темноты, лежащей за ним, она вновь перепугалась, бросилась бежать, и Уилларду пришлось остановить ее, схватив за ноги. Он позволил женщине вволю накричаться, пока за ноги же волочил ее внутрь, а она ломала ногти, цепляясь за землю. Ее никому не суждено было услышать. Уиллард бросил страстный взгляд на мачете, лежащее в траве. Его любимое. Но ничего, он всегда успеет вернуться и подобрать его.
        В доме у него было достаточно других «игрушек».


* * *
        Шеферд первым заметил машину из пиццерии. На крыше «сатурна» был прикреплен большой пластиковый кусок пиццы, похожий на акулий плавник. Шеферд надеялся, что парнишке давали достаточно чаевых, потому что его работу нельзя было назвать приличной. Он завел фургон и подъехал к мальчишке-разносчику, когда тот доставал коробки из герметичного мешка, лежащего на заднем сидении. Он услышал, как открылась задняя дверь фургона и натянул на лицо маску. Через несколько секунд появился Тэлл, тоже в маске, и затолкал парня в фургон, угрожая ему пистолетом. Больше на стоянке у мотеля никого не было.

        - Слушай, мужик,  - сказал парень,  - у меня с собой меньше десяти долларов мелочью.

        - Снимай куртку,  - сказал Тэлл.
        Парень сделал, как ему сказали. Шеферд перегнулся через переднее сиденье фургона и ткнул парня пистолетом в плечо.

        - Сиди тихо. Мой друг отнесет за тебя пиццу. Потом мы отсюда уедем. Высадим тебя по дороге. Уйдешь ли ты на своих двоих или останешься лежать там бездыханным телом, зависит от тебя. Усек?
        Парень кивнул.

        - Ты учишься в колледже?  - спросил Шеферд.
        Парень снова кивнул.

        - Оно и видно. Ты сообразительный.
        Дверь фургона захлопнулась, и они остались вдвоем. Тэлл, теперь одетый в куртку с логотипом «Райской Пиццы», поднялся по лестнице на второй этаж мотеля и постучал в дверь. Он стянул свою маску и подождал.

        - Кто там?  - спросил мужской голос.

        - Пицца,  - ответил Тэлл.
        Он увидел, что занавеска на окне подернулась, и появилось лицо. Потом дверь открылась. К нему вышел мужчина в белой рубашке и красном галстуке. За его спиной стоял другой, с лысеющей головой и пивным животиком.

        - Сколько мы вам должны?  - спросил следователь окружной прокуратуры, а Тэлл сунул руку в сумку.

        - Для мистера Версо,  - сказал Тэлл.  - За счет заведения.
        Выстрел разорвал бумажный пакет, и следователя отбросило назад. Второй выстрел Тэлла уложил его на кровать. Версо попытался добежать до туалета, но Тэлл выстрелил ему в спину прежде, чем тому удалось скрыться. Затем он подошел к нему и сделал два контрольных выстрела в голову. Потом таким же образом подстраховался, украсив дырой череп следователя, распластавшегося на кровати, покинул номер и быстро вернулся назад, к фургону. Шеферд завел мотор, как только Тэлл подошел к двери.

        - Маска,  - напомнил седоволосый.

        - Черт!  - Тэлл снова напялили маску и только после этого забрался в машину. У него за спиной парень из службы доставки пиццы сидел, обхватив колени руками и положив на них подбородок.

        - Ты в порядке?  - спросил он у парня.

        - Да,  - мертвенно-бледные губы плохо слушались его.

        - Ты вел себя молодцом,  - сказал Тэлл.  - Тебе не о чем беспокоиться. Надень это на голову.
        Он вручил парню герметичный мешок из-под пиццы, и тот сделал, как ему велели. Они выехали на шоссе, потом притормозили у пустынного места для пикников. Тэлл открыл дверь и проводил парня до деревянной скамейки.

        - Справа от тебя телефон. Но на твоем месте я бы никуда не звонил еще как минимум двадцать минут.

        - Ладно.

        - Тебе не тяжело дышать в этом пакете?

        - Все в порядке.

        - Хорошо.

        - Мистер,  - окликнул его парень.

        - Что?

        - Пожалуйста, не убивайте меня.
        Да, Шеферд и тут не ошибся: мальчишка был сообразительный. Тэлл поднял пистолет с глушителем и нацелил его на пакет.

        - Не буду,  - сказал он, нажимая на курок.


* * *
        Они купили гамбургеров в ресторанчике фаст-фуд и поглощали их, сидя в кузове фургона, пока дожидались Шеферда и Тэлла. Они сторонились платных дорог и не превышали скоростной режим. В кузове Молох подровнял волосы, сбрил бороду и сейчас сидел в темных очках. Водительские права у него в кармане свидетельствовали, что он Джон Остер из Ланкастера, штат Огайо.

        - Долго еще?  - спросил Молох.

        - Около часа,  - ответил Декстер.  - Можем пока отдохнуть.
        Молох покачал головой.

        - Пора двигаться. Меня уже ищут, и скоро моя фотография будет на экране каждого телевизора отсюда и до Канады. Нам нужно найти ее, и побыстрее.
        Несмотря на принятое решение, картина не была еще окончательно ему ясна. Иногда он говорил о Мексике как о пункте своего назначения, в случае если ему удастся бежать из под стражи, потому что Мексика, скорее всего, не стала бы выдавать американца, которому грозило пожизненное заключение, учитывая постановление и Верховного Суда. Молох на это не надеялся, но он рассчитывал, что среди заключенных найдутся те, кто вспомнит его слова и передаст их кому следует. Конечно, это не отменит проверки на северных и западных направлениях, но, по крайней мере, полиция сконцентрирует свои усилия на Юге.
        Молох откинулся назад и закрыл глаза. Он был силен, и у него появилась цель. Он позволил себе провалиться в сон. Ему приснилась женщина.
        Умирающая женщина.
        Глава 4

        Дэнни канючил:

        - Мам, ну еще десять минут. Ну, пять минуток. Ну, пожалуйста!
        Мэриэнн взглянула на него поверх очков. На Дэнни была пижама, и ей пришлось потратить целый час на то, чтобы заставить сына надеть ее. Он так вырос и повзрослел за последний год, что ей все труднее и труднее было справляться с ним. Мальчик постоянно задавал вопросы, все время сомневался, опытным путем проверял, насколько простираются границы ее авторитета и родительской власти по любому, даже самому пустяковому поводу. Но этот случай с птицей так потряс Дэнни, так обнажил его ранимость и незащищенность, что на некоторое время они снова стали близки. Его голова прижалась к ее груди, и он расплакался...
        Но над чем он плакал? Над тем, что Джо Дюпре был вынужден убить умирающую птицу собственными руками, чтобы избавить ее от страданий, или над тем, что Дэнни не разрешили ее трогать и сначала поиграть в нее? Сын иногда мучил животных: она сама видела, как он делал это. Мэриэнн заставала его, когда он сжигал муравьев с помощью осколка бутылки, который действовал как линза, собирая лучи солнца. Она видела, как он мучает кошек, швыряя в них камнями. Она полагала, что большинство мальчиков в его возрасте ведут себя так же, потому что не вполне осознают, что причиняют боль живым существам. В этом, возможно, Дэнни был вполне заурядным шестилетним шалуном. Она надеялась на это. Ей не хотелось думать, что это могло быть отголоском скрытого порока, чего-то такого, что он унаследовал от своего отца, какого-то гена, который передавался из поколения в поколение и который еще проявит себя в полной мере, когда сын станет старше. Мэриэнн не хотелось думать, что ее Дэнни - потому что он был именно ее Дэнни, вне всякого сомнения,  - станет таким человеком.
        С недавнего времени сын часто стал задавать вопросы, расспрашивать о нем, и женщину угнетала мысль о том, что приходится постоянно лгать и эта ложь причиняет боль Дэнни. Казалось, что у мальчика сохранились смутные воспоминания об отце, он плакал, когда мать говорила ему, что он умер. Как это ни странно, в первый раз он не заплакал, зато во второй раз разразился потоком слез, словно ему понадобилось какое-то время, чтобы осознать факт смерти отца и понять, что это означает для него.

        - Как он умер?

        - Автокатастрофа.

        - Где?

        - Во Флориде.

        - Почему он оказался во Флориде?

        - Он там работал.

        - Чем он занимался?

        - Продавал вещи.

        - Какие вещи?
        Страдания. Боль. Страх.

        - Он продавал машины.

        - Он похоронен, как другие люди, на кладбище?

        - Да, похоронен.

        - Мы сможем навестить его могилу?

        - Когда-нибудь.
        Когда-нибудь. Когда-нибудь она будет вынуждена рассказать ему правду, но не теперь. После этого будет достаточно времени для гнева, боли и обвинений. Но сейчас, он ее Дэнни, и она защитит его от прошлого и от ошибок, которые совершила сама. Она протянула руку и взъерошила его волосы, но он, похоже, понял ее жест как разрешение и плюхнулся опять на свободное место рядом с ней.

        - Нет, Дэнни, больше нельзя. Иди спать.

        - Ма-ам.

        - Нет. Отправляйся спать сейчас же, Дэнни Эллиот. Ты хочешь, чтобы я встала с этого места?
        Дэнни бросил на нее недовольный взгляд и затопал прочь. Она слышала его шаги, пока он поднимался вверх по лестнице, потом хлопнула дверь в его спальню, и почти сразу раздался протестующий скрип кровати, когда он рухнул на нее всем телом.
        Она перевела дыхание и глубоко вздохнула, затем сняла очки. Ее руки дрожали. Удивительно, что всю свою недолгую жизнь Дэнни подчинялся режиму и условиям существования, которые были ему навязаны. Первые два с половиной года они с Мэриэнн постоянно находились в движении, старались не задерживаться подолгу в одном месте, пересекали страну из конца в конец, чтобы избежать любого преследования. Это было ужасное время. Мэриэнн казалось, что они с сыном стали составной частью безликих и безымянных городков, как будто проносящихся перед ними одним смазанным пятном, словно кадры фильма, снятые неопытным оператором, который забыл навести резкость. Первые месяцы были самыми тяжелыми. Она просыпалась от любого скрипа половиц, звука с улицы, стука веток по оконному стеклу. Даже звук включения кондиционера в дешевых мотелях заставлял ее в страхе просыпаться.
        Но ужаснее всего было, когда полосы света от фар проносящихся мимо мотеля машин пересекали их комнату и она слышала мужские голоса. Иногда они смеялись, и тогда она чувствовала облегчение. Она боялась спокойных голосов, потому что знала: когда они придут за ней, они сделают это так тихо, что у нее не будет времени даже на то, чтобы отреагировать, а тем более сбежать.
        В конце концов они с Дэнни оказались здесь, в самом последнем месте, где они будут искать ее, потому что она так часто говорила о Западном побережье, о месте, где солнце светит круглый год, и о пляжах для Дэнни. Она действительно хотела жить у теплого моря. Многие годы она мечтала, что когда-нибудь, наконец, они поселятся там, но вряд ли это возможно. Она панически боится людей, которые ищут ее (а они действительно разыскивают ее, даже спустя столько лет) так что даже на всем Западном побережье едва ли найдется местечко, чтобы надежно спрятать их с Дэнни. Мэриэнн пришлось укрыться в краю холода и ранних зимних сумерек, в поселении, где любой чужак непременно привлечет внимание местных жителей, а значит, она узнает заранее, если они доберутся на остров за ней.
        Она взглянула на холодильник, где все еще стояла запечатанная бутылка вина на случай, если кто-то из ее новых друзей позвонит и предложит посидеть вечерком и посмеяться перед телевизором над какой-нибудь комедией. Ей так хотелось откупорить ее сейчас, выпить стаканчик, но надо было сохранить свежую голову. На кухонном столе перед ней были разложены счета, оставленные здесь с прошлого вечера. Денег, которые миссис Эллиот получала за работу в магазине на берегу залива, не хватало, чтобы покрыть все расходы маленькой семьи, да еще Сэм Тукер попросил ее побыть дома до конца недели, он пообещал, что даст ей отработать это время в течение следующих месяцев. А значит, либо ей предстоит искать другую работу, возможно в Портленде, следовательно, надо найти не только работу, но и человека, который сможет забирать Дэнни из школы; либо ей придется взять деньги из «особого фонда». А это неизбежно поездка на материк, одна мысль о которой заставляла ее нервничать. Даже обращение в крупные банки было рискованным: Мэриэнн разделила сумму на несколько мелких вкладов в пяти разных банках трех штатов - не более семи
тысяч долларов на каждом счету. Но она все еще опасалась, что кто-то в Международном валютном фонде или каком-то банке, о котором никто и не слышал, отследит эту операцию. Тогда она действительно окажется в смертельной опасности.
        И еще. Мэриэнн совсем не хотелось брать эти деньги. Они были надежно спрятаны. Насколько возможно, она старалась обходиться тем, что зарабатывала сама. Но зарабатывать становилось все труднее и труднее. Правда, при ней всегда был рюкзачок, запрятанный среди коробок и пустых чемоданов на чердаке, но Мэриэнн поклялась не трогать его. Ведь, если она не устоит перед соблазном и возьмет оттуда больше, чем нужно, чтобы купить себе и Дэнни что-нибудь приятное, такая покупка привлечет к себе внимание. Островная община немногочисленна, и, хотя люди здесь не вмешивались в дела друг друга, это не означало, что, получив пищу для размышлений и пересудов, они не захотят выяснить все, что их интересует. Это была оборотная сторона жизни в таком относительно изолированном обществе, но эту жертву стоило принести.
        Деньги из рюкзачка были также их фондом на случай побега, если ей и Дэнни снова понадобится срочно сняться с места. А начни она запускать туда руку по мелочи и по крупному - и он очень быстро иссякнет.
        И все равно там еще так много денег, так много, почти восемьсот тысяч долларов. Разве нанесет ощутимый ущерб такому фонду покупка хорошего телевизора, новой одежды и игровой приставки, которую выпрашивает Дэнни? Это все такие мелочи по сравнению с этой кучей денег...
        Мэриэнн переборола искушение. Нет, поездка в банк - это единственно правильное решение. Она сняла очки и положила их обратно в футляр, потом начала складывать бумаги. Она почти закончила, когда раздался стук в дверь.


* * *
        Было решено, что Леони постучит. Любой, кто выглянет, увидит привлекательную афроамериканку с красивой улыбкой. Это вполне безопасно.
        Леони услышала звук приближающихся шагов, и занавеска отодвинулась в сторону. Она смущенно улыбнулась и подняла вверх карту, которую держала в руках.

        - Эй, я заблудилась, а ночью холодно. Помогите мне выбраться отсюда. Подскажите мне, где я неправильно свернула, а?
        Она даже не взглянула налево, где стоял Декстер, держа пистолет у бедра, а за ним
        - Брон, или направо, где ожидал Уиллард - наполовину мальчик, наполовину мужчина. Уиллард не мигая смотрел на свет фонарика, который выхватывал из темноты их всех, левой рукой он придерживал нож, спрятанный в чехле. Молох оставался в стороне с Шефердом, Повеллом и Тэллом.
        Секунды текли в тишине, нарушаемой только позвякиванием цепочки и звуком отпираемой двери.
        Дверь открылась.


* * *
        Джо Дюпре стоял на крыльце дома, одетый не по форме. Ей пришлось задрать голову вверх, чтобы разглядеть его лицо, глаза великана ярко светились, несмотря на тени, которые обступили его со всех сторон.

        - Джо? В чем дело?

        - Я просто проходил мимо. Вот, принес для Дэнни.
        Из-за спины он вытащил маленькую деревянную чайку и отдал ей. Женщина осторожно взяла ее в руки и поднесла ближе к свету. Она казалась в некоторых местах недостаточно хорошо отшлифованной, но было понятно, что это сделано специально, а не от недостатка мастерства или по небрежности. Намеренная простота должна была подчеркнуть в фигурке птицы что-то, выявить ее природу и характер. Ему пришлось особенно тщательно поработать над головой, чтобы сделать клюв слегка приоткрытым. Ей был виден даже маленький язычок внутри. Краска была еще свежей. Вся птица еще пахла ею.

        - Она прекрасна,  - прошептала Мэриэнн и поразилась, как могли эти большие мужские руки создать что-то такое маленькое и чудесное, потому что ей было трудно представить даже, что он может держать нож в столь огромной руке. У него, наверно, ушел не один час, чтобы изготовить эту фигурку, подумала она. Он убил птицу, а потом долгие часы воссоздавал ее в дереве.

        - Не зайдешь в дом?

        - Я не хочу беспокоить тебя.

        - Я закончила все дела на сегодня и как раз собиралась открыть бутылочку вина,  - соврала она.
        Он заколебался, и она воспользовалась своим преимуществом.

        - Ты ведь не на дежурстве, правда?
        Его не надо было уговаривать, всего лишь немного подтолкнуть. Она снова вспомнила все эти месяцы, которые он провел, обхаживая ее. Он был как маленький паучок, который трудится вокруг огромной самки, но боится к ней приблизиться, полагая, что это может быть опасно для его жизни. В их случае физические пропорции поменялись местами, но сила и власть все еще на ее стороне. Ей было интересно, почему у Джо ушло столько времени, чтобы сблизиться к ней, потому что она замечала, каким взглядом он провожает ее с первого дня работы в магазине, помнила застенчивость, с которой он отвечал на ее вежливые замечания. У нее был ответ практически сразу, как только Джо задавал ей вопрос. Она знала, что все это связано с тем, как он выглядит, с тем, что он обеспокоен своей непохожестью на других, и именно ей пришлось пробивать лед в их взаимоотношениях. Именно она прилагала усилия, чтобы поговорить с ним, когда этот лед был расколот. Они прогуливались вдоль Айленд-авеню, привлекая к себе повышенное внимание местных жителей, которые, усмехаясь, кивали друг другу. Даже тогда она не была вполне уверена в том, что он
интересует ее как мужчина. Ее привлекала именно его застенчивость, хрупкость его самооценки, которая странно не соответствовала такой крупной фигуре.
        Мэриэнн сделала шаг в сторону, чтобы пропустить гостя в дом и уловила его запах, когда он задел ее: от него пахло древесиной, смолой и морем. Она вдохнула эти запахи и почувствовала, как что-то внутри нее напряглось. Джо не был интересным мужчиной в общепринятом понимании. Редкие зубы не настолько большие, чтобы заполнить весь рот стеной из блестящей эмали; вытянутое лицо с выступающими скулами и подбородком. Она видела морщинки в уголках его глаз и вокруг рта - следствие недавно перенесенной физической или душевной боли. Пожалуй, этот человек находится постоянно в стрессовом состоянии. Мэриэнн была немного удивлена, вдруг обнаружив, что считает его довольно привлекательным, и предположила, что причина тому сочетание его необыкновенной мощи с добротой и тонкостью натуры, которые позволили ему выточить птицу из куска мореного дерева; чтобы посочувствовать художнику Джеку и его проблемам; а в целом, чтобы участвовать в жизни множества островитян таким образом, что они не только уважали, но и любили его, даже тогда, когда он вынужден был приходить к ним с дурными вестями. Мэриэнн Эллиот провела так
много времени в кругу людей, которые пользовались своим влиянием и силой, чтобы обижать, ранить и запугивать людей, что приветливость Джо Дюпре и его глубокая человечность потрясли ее. Она представляла, как могла бы заниматься с ним любовью, и была поражена и озадачена тем, какую волну тепла поднимали в ней эти фантазии. Ей так давно не доводилось задумываться о подобных вещах, потому что эта сторона жизни отошла на второй план, вытесненная заботами о Дэнни и его желаниях, их общих нуждах, а также необходимостью постоянно быть настороже.
        Сейчас, когда Мэриэнн наблюдала, как большой полицейский усаживается на стул, который казался слишком низким для него, и его нога оказалась согнутой под острым углом, все ее мысли были заняты созерцанием его мускулов, которые угадывались под рубашкой. Руки Джо, вдвое большее ее собственных, неловко застыли в воздухе прямо перед ним. Он сцепил их и опустил на стол, потом снова расцепил и провел ими по бедрам. Наконец он опустил руки на стол перед собой, слегка качнув его и заставив качнуться китайскую вазочку, стоявшую рядом. Дюпре казался на этой маленькой кухне даже больше, чем обычно, а кухня в его присутствии выглядела очень тесной, хотя это было не так. Мэриэнн никогда не была у него в доме, но ей казалось, что там должен быть минимум мебели и совсем немного личных вещей. Все хрупкое и бьющееся, наверно, убрано в одно место, чтобы он случайно не смог задеть это. Она чувствовала странную нежность к этому большому человеку, и уж совсем было протянула руку, чтобы дотронуться до него, но остановила себя и повернулась, чтобы достать вино. В холодильнике стояла бутылка шардонне «Две дороги» -
подарок сестры, присланный по почте. Она берегла ее для особого случая, пока не поняла, что у нее нет никаких особых случаев.
        Мэриэнн уже собиралась откупорить бутылку, потому что теперь ей приходилось все делать самой, когда он спросил, не позволит ли она ему заняться этим. Она передала ему бутылку и штопор. Бутылку вина выглядела в его руках, как бутылка пива объемом в пол пинты.
        Он прочел этикетку.

        - Флегстоун. Я не знаю такого.

        - Это в Южной Африке.

        - Роберт Фрост,  - сказал он.

        - Прости, не поняла.

        - Вино. Оно названо в честь поэмы Роберта Фроста. Ты знаешь, о перекрестке двух дорог в лесу?
        У нее не было подобных ассоциаций, и теперь она чувствовала себя немного смущенной оттого, что сразу не смогла уловить и заметить эту связь.

        - Трудно забыть такие стихи на лесистом острове,  - сказал он, вставляя штопор.

        - Ну, по крайней мере, не заблудишься, если вдруг пойдешь не по той дорожке,  - ответила она.  - Надо только продолжать все время идти, пока не промокнут ноги.
        Пластиковая пробка выскочила из бутылки. Мэриэнн даже не заметила, чтобы он приложил хоть какое-то усилие, извлекая ее. Она поставила на стол два бокала и стала смотреть, как Джо наливает в них вино.

        - И все-таки люди ухитряются здесь заблудиться,  - сказал он.  - Ты была когда-нибудь на Месте?

        - Джек водил нас туда с Дэнни сразу же после нашего приезда. Мне не понравилось. Это выглядит так... грустно.

        - Я думаю, память о том, что там произошло, все еще витает где-то здесь. Пару раз за лето к нам обращаются туристы, которые останавливаются в станционном домике и просят, чтобы тропинки, которые ведут туда, были как-нибудь обозначены, потому что они уводят в сторону и им трудно снова найти правильную дорогу. Это обычно худшие из них, те, кто говорят громкими голосами и носят очень дорогие рубашки.

        - Тогда, наверно, они заслуживают того, чтобы заблудиться. А почему вы не установите вдоль тропы какие-нибудь знаки?

        - Много лет назад было принято решение, что те, кому нужно найти знаки, знают, как отыскать их. Это Место не для людей, которые не уважают мертвых. Там не место тем, кто не находит его грустным.
        Он передал ей бокал с вином и осторожно поднес свой к губам.

        - На счастье.

        - На счастье,  - эхом откликнулась она, и Джо заметил надежду и грусть в ее глазах.
        Если Мэриэнн просто интересовалась великаном, то он испытывал к ней несравненно более глубокое чувство. Он мало знал об этой женщине - в общем-то, только ее имя и то, что она захватила с собой достаточно денег, чтобы снять маленький, но хорошо благоустроенный домик. Но он сразу почувствовал, что она очень нравится ему и что, возможно, она тоже испытывает к нему теплые чувства. Ему пришлось собрать всю свою храбрость, чтобы предложить ей пообедать вместе после многих месяцев мягких обхаживаний и подходов, и лишь спустя одну или две минуты после того, как она ответила, он понял, что она не против.
        Но что-то в Мэриэнн вызывало у него смутную тревогу. Нет, это не совсем так. Дело было не в ней именно, а в каких-то скрытых составляющих ее жизни. Джо Дюпре хорошо разбирался в людях. Отец объяснил ему, как это важно, но жизнь на острове, где годами видишь одних и тех же людей, живущих одними и теми же проблемами, делали невозможным воспользоваться приобретенными знаниями. Дюпре старался сравнивать свое первое впечатление от человека с тем, каким он казался позже, но характеры и сущность окружающих были для него открытой книгой. Он смотрел на пальцы женщины, когда она затыкала бутылку пробкой и ставила ее обратно в холодильник. Мэриэнн села напротив него и улыбнулась немного нервно. Она водила безымянным пальцем левой руки по столу так, будто бы на нем должно быть обручальное кольцо, но кольца не было.
        Он заметил и еще кое-что. Всякий раз, когда незнакомый человек входил в магазин или раздавался громкий звук, она вздрагивала и замирала. Инстинктивно она хваталась за палец, на котором, видимо, когда-то было обручальное кольцо.
        "Это муж,  - думал Джо.  - Муж - скрытый элемент ее жизни ".


* * *
        Билл Гэддис чувствовал себя несчастным. Тому было множество причин, но теперь на первый план вышла одна: он оставлял прекрасную женщину в постели, чтобы открыть дверь в ответ на настойчивый стук. Билл подавил искушение проигнорировать этот стук, ведь... Ну, в общем, люди здесь привыкли жить в добрососедских отношениях, и хороший сосед или соседка у дверей мог решить (учитывая, что в доме горит свет, а никто не отзывается на стук) с Гэддисом случилась какая-то неприятность. Скажем, спускался с лестницы и оступился или поскользнулся на мокром полу на кухне. А никому не хотелось становиться тем самым человеком, который должен был произнести:

        - Черт, я как раз был здесь прошлым вечером, стучал, стучал. Если бы я догадался заглянуть в окна или попробовать войти через черный ход, он был бы сейчас жив.
        Биллу же вовсе не хотелось, чтобы старый Арт Бассет или Рене Уотерсон вошли через черный ход, окликая его по имени в ожидании увидеть человека, лежащего на полу в луже крови, а вместо этого обнаружить Билла с голой задницей и мыслями, которые заняты совершенно другим.
        Он задумался, и почему они вообще решили обосноваться именно здесь. Это была Пенсильвания, черт бы ее побрал! Пенсильвания. Насколько помнил Билл, единственная категория людей, которые устраивались здесь на постоянное место жительства,  - разного рода религиозные фанатики. Эти считали даже пуговицы смертным грехом, а ребята, для которых пуговицы - вещь греховная, наверняка были бы оскорблены в своих лучших чувствах, если бы увидели то, чем сейчас занимался Билл Гэддис. По сравнению с этими людьми Билл мог бы считать себя просто Антихристом. Кэмп Хилл, штат Пенсильвания, даже не обозначен на большинстве карт, но Билл знал, что именно поэтому они и оказались здесь, как раз потому, что пришлось бы попотеть, чтобы отыскать это место.
        Так что в этом были и свои положительные стороны. Его жена нашла работу в отеле
«Холидей Инн», в Нью-Кумберленде, сразу же за сторожевым постом на дороге: она стояла за регистрационной стойкой пару вечеров в неделю. По выходным она проводила несколько часов в «Зани Брейни» за магазином «Кэмп-Хилл Молл», работая с чужими детьми, дабы как-то смириться с мыслью, что у нее никогда не будет собственных. Билл устроился водителем грузовика на комбинате по производству бумаги, и они виделись вполне достаточно для того, чтобы не забывать, почему именно они хотели видеться не так часто. В первые недели Билл ездил в «Холидей Инн» и проводил время в «Слоне и Замке» - английском пабе, который был пристроен к гостинице. Когда у нее заканчивалась смена, они вдвоем ужинали, обычно в полном молчании, потом возвращались домой и ложились спать, отодвинувшись как можно дальше друг от друга, на общей большой кровати. У нее, вообще-то, была собственная небольшая машина, но Билл продолжал заезжать за женой в «Слон и Замок». Здесь он познакомился с женщиной по имени Дженна, которая была немного старше его, но все еще очень хорошенькой и милой, так что вскоре у Билла появилась еще одна причина быть
благодарным за те часы, которые его жена проводила на работе, и за то, что у нее было строгое расписание. И вот теперь кто-то стучался в дверь, лишая его возможности предаться альковным утехам.
        Билл пожал плечами, оправляя халат, чтобы скрыть свое спадающее возбуждение, и побрел к дверям, тихо ругаясь. Он оставил свет в коридоре включенным и отдернул занавеску на окне сбоку от двери. Он не узнал женщину на крыльце, но она выглядела очень хорошенькой, даже, наверно, лучше, чем Дженна, которую Билл только что оставил, а это много значило. В руках у нее была карта.
        Билл выругался вслух. Это как же надо постараться, чтобы заблудиться, когда прямо перед тобой шумит торговая улица? Господи, стоит Биллу встать на лужайке перед домом, и ему будет хорошо виден торговый центр в верхней части Йель-авеню. Он не спеша рассмотрел женщину, раздевая ее взглядом. Билл снова готов был выругаться, но на сей раз скорее от восторга, чем от досады, потом открыл дверь.
        У него едва хватило времени, чтобы заметить пистолет в руке женщины, перед тем как она приставила дуло к его груди и вынудила его прижаться к стене. Рядом с ней появился рыжеволосый мужчина, а за ним еще двое: исключительно миловидный парнишка и здоровенный мужик с большими усами, который прошел мимо Билла и направился прямо в дом.

        - Мать вашу...

        - Заткнись,  - велела женщина. Она пошарила свободной рукой по его халату и остановилась в паху.

        - Мы помешали?
        Из спальни Билл услышал крик, за которым последовал звук, как будто Дженну стаскивали с кровати.

        - Вас тут только двое?  - спросила негритянка.
        Билл резко кивнул головой, затем так же резко замер, потому что осознал, что его кивок может закончиться тем, что ему просто выбьют мозги. Красавчик парнишка стоял в проеме полуоткрытой двери, пока Билла загоняли в гостиную. Дженна уже была здесь, завернутая в простыню. Она плакала. Билл сделал движение, чтобы подойти к ней, но негритянка с пистолетом остановила его и указала на стену. Билл только и смог бросить на Дженну совершенно беспомощный взгляд.
        Потом он услышал, как закрылась входная дверь, и в коридоре раздались шаги по направлению к комнате. Двое, подумал Билл. И, действительно, миловидный парнишка и Молох вошли в гостиную.

        - Билли, мальчик мой!  - Он бросил мимолетный взгляд на женщину, потом снова взглянул на Билла.  - Я смотрю, ты нисколько не изменился.

        - О, Господи, нет,  - простонал Билл.  - Это ты.
        Молох подошел ближе, протянул руку к его лицу и сдавил его щеки.

        - Ну, ну, мальчик Билли,  - сказал Молох,  - это что единственный способ поприветствовать свояка?


* * *
        Дюпре кивнул в знак согласия:

        - Дом выглядит очень хорошо. Вы много сделали здесь за прошедший год.
        Он осторожно держал бокал, пока она показывала ему дом. Мэриэнн казалось, что бокал утонул в его руке, но там вполне достаточно вина, чтобы он мог сделать глоток. Тем временем они остановились в дверях ее спальни, и она почувствовала неловкость. Это было вовсе не неприятное ощущение. Взглянув на Дэнни, который уже заснул, они спустились вниз по лестнице.

        - Я бы хотела вывесить на нем собственный знак, и Джек не возражает. Он поможет нам с этим, когда сможет.

        - Он хороший человек. У вас не будет с ним проблем, да и нет, не так ли? Не то, что раньше.

        - Вы имеете в виду пьянство? Нет, я ни разу не видела Джека пьяным. Дэнни он очень нравится.

        - А тебе?

        - Да так, в общем, ничего, я думаю. Бедный художник, стало быть.
        Джо рассмеялся:

        - Да, у него есть определенный стиль, должен признать.

        - Но он был очень приветлив с самого начала, и я ему так благодарна. Нам было очень трудно, когда мы только приехали сюда. Люди казались немного... подозрительными, что ли, по отношению к нам, чужакам.

        - Это островное общество. Люди здесь должны держаться друг друга. Вы не можете пробить себе путь внутрь этого замкнутого круга. Вам надо ждать, пока они перестанут опасаться вас, пока привыкнут, узнают вас получше. И, плюс к тому, остров немного изменился за последнее время. Это, конечно, не то, что какой-нибудь пригород Портленда, но постепенно жизнь меняется, ведь и здешним жителям приходится искать работу на материке. К тому же сюда приезжают богатые люди, покупают участки пляжа, взвинчивают цены, так что семьи, многие поколения живущие здесь, не могут ничего сделать, чтобы их дети не покидали родного дома. Стоимость участков вдоль берега здесь была установлена только в прошлом году. И вслед за этим большинство цен поднялось почти на сто процентов и более буквально за одну ночь. Все это, заметь, совершенно законно, но даже законность не делает такие вещи правильными. Островное сообщество умирает. Знаешь, сто лет назад в штате Мэн было три тысячи островных коммун. А теперь их только шестнадцать, включая нашу. Островитяне чувствуют себя как во время осады. И это заставляет их держаться друг
друга, чтобы выжить, так что пришельцам трудно вступить в это общество. Каждая островная группа отличается от другой, и среди них никогда не бывает двух похожих друг на друга, как близнецы.
        Он перевел дыхание.

        - Извини, я что-то увлекся. Но остров имеет для меня очень большое значение. Люди на острове тоже многое значат для меня. Все они.
        Она снова почувствовала стеснение в груди, и некоторое время наслаждалась этим ощущением.

        - Работа в магазине - хорошее начало,  - продолжил он.  - Люди быстро познакомятся с тобой, начнут тебе доверять.
        Мэриэнн вовсе не была уверена в этом. Некоторые их тех, кто приходил в магазин, ограничивались в разговорах с ней только словами вроде «Пожалуйста» и «Спасибо», а иногда не говорили даже этого. Старики были хуже всего. Казалось, они не замечают даже ее присутствия в их магазине или смотрят на нее как на кого-то, кто осмелился посягнуть на их собственность. Молодые были лучше: им, пожалуй, даже льстило, что новая кровь вливается в островную. А пару раз ей и вовсе делали совсем недвусмысленные предложения, хотя она, конечно, не отвечала на них. Мэриэнн не хотелось, чтобы ее сочли угрозой для любой из молодых женщин на острове. Она полагала, что сможет обходиться без мужского общества какое-то время. Чтобы быть совсем честной, ей уже вполне хватило мужского общества в прошлом. Но Джо Дюпре был не такой, как все.
        Джо был не таким, как ее муж, точнее, был совершенно не таким.


* * *
        Молох уселся в одно из кресел и стал прихлебывать пиво.

        - Ты по-прежнему развлекаешься на стороне, мальчик Билли?  - спросил он.  - Старую бросил - новую нашел?
        Билл перестал скулить. Ему пришлось это сделать: Молох пригрозил, что пристрелит его, если он не перестанет.
        Билл не ответил.

        - Где она?  - спросил Молох.
        Билл молчал.
        Молох сделал глоток. Потом поморщился так, будто проглотил несусветную гадость.

        - Какое-то странное пиво,  - сказал он.  - Я не пил пива больше трех лет, но это все равно на вкус - полное дерьмо. Еще раз спрашиваю, Билл: где твоя жена?

        - Я не знаю.
        Молох взглянул на Декстера и кивнул. Тот ухмыльнулся, потом схватил Дженну за руку. Она была крупной женщиной, с пышными формами и натуральными рыжими волосами, которые отдельными прядками окрасила в более темный цвет. Тушь потекла с ее ресниц, оставляя длинные черные следы на щеках. Пока она вырывалась из рук Декстера, простыня упала, и она попыталась снова поднять ее, хотя Декстер толкал ее в направлении спальни. Дженна попятилась назад и попыталась пальцами отодрать от себя руку Декстера.

        - Н-е-е-т,  - плакала она.  - Не надо, пожалуйста. Ну, пожа-а-луйста...
        Она оглянулась на Билла, ища у него защиты, но единственная помощь, которую Билл мог ей оказать - это продать свою собственную жену.

        - Она работает сегодня допоздна,  - слова торопливо слетали с его губ.  - В центре, в магазине.  - Билл умолк. У него был такой вид, как будто его сейчас стошнит от того, что он только что сделал.
        Молох кивнул:

        - Когда она заканчивает?
        Билл взглянул на часы на стене.

        - Через час.
        Молох взглянул на Декстера, который остановился в дверях спальни:

        - Итак, чего вы ждете? У вас есть час.
        Декстер ухмыльнулся еще шире. Он втолкнул Дженну в спальню и тихо закрыл за собой дверь. Билл попытался отойти от стены, но пистолет негритянки немедленно уперся в его щеку.

        - Я же сказал тебе,  - выдавил он.  - Я сказал тебе, где она.

        - И я благодарен тебе за это, мальчик Билли,  - усмехнулся Молох.  - А теперь сиди смирно.

        - Пожалуйста,  - взмолился Билл,  - не позволяй ему ничего делать с ней.
        Молох взглянул на него с интересом.

        - Почему?  - спросил он.  - Она же тебе не законная жена.


* * *
        Джо отложил ее очки в сторону.

        - Могу я спросить тебя о чем-то,  - сказал он.
        Она зябко поежилась, потерла руки. В ее голосе зазвучали нотки напряжения.

        - Конечно.

        - Это всего лишь...  - он остановился, стараясь тщательно подобрать нужные слова.  - Мне приходится выяснять все о людях, прибывающих на остров. Я же говорил, он очень маленький, это замкнутое сообщество. Что бы ни случилось, мне следует знать, почему это произошло. Ты понимаешь?

        - Не совсем. Ты имеешь в виду, что тебе нужно узнать что-то обо мне?

        - Да.

        - Например?

        - Об отце Дэнни.

        - Отец Дэнни умер. Мы разошлись, когда Дэнни был маленьким, потом его отец погиб где-то во Флориде.

        - Как его звали?
        Она некоторое время собиралась с мыслями, чтобы ответить на вопрос:

        - Его звали Сервер, Ли Сервер.

        - Вы были женаты?

        - Нет.

        - Когда он умер?

        - В конце девяносто девятого. Он попал в автокатастрофу где-то возле Тампы.
        Это была правда. Человек по имени Ли Сервер погиб, когда в его пикап врезался дальнобойщик с грузом на одной из дорог. В газетах писали, что у него не было никаких родственников. Сервер управлял машиной в нетрезвом состоянии, и в сообщениях подчеркивалось, что за ним числился целый ряд ДТП. Не так много людей стали бы сражаться из-за места на кладбище возле Ли Сервера.

        - Я должен был спросить,  - сказал Джо.

        - Спросил?
        Он не ответил, но морщинки у его глаз и рта стали глубже.

        - Послушай, если ты до завтрашнего вечера захочешь дать задний ход, я пойму.
        Она подошла и дотронулась до его руки:

        - Только скажи мне: ты спрашиваешь меня как полицейский или как возможный ухажер?
        Он покраснел.

        - И тот и другой, пожалуй.

        - Хорошо, теперь ты знаешь. Я все равно хочу видеть тебя завтра. Я даже вытащу свое лучшее платье из сундука с нафталином.
        Он улыбнулся. Она смотрела, как он идет к своей машине, а потом закрыла дверь. Затем тяжело вздохнула и прислонилась спиной к двери.
        Умер.
        Ее муж умер.
        Может быть, если она будет почаще повторять это, оно действительно произойдет: он умрет.


* * *
        Билл свернулся в клубок у стены, зажмурив глаза и зажав руками уши, чтобы не слышать звуков, которые раздавались из спальни. Единственное, что он почувствовал, это прикосновение дула пистолета к своему лбу. Он снова открыл глаза, медленно отнял руки от ушей. Вокруг царила тишина.
        Это было небольшое снисхождение.

        - Ты ничтожество,  - сказал Молох.  - Ты позволил другому мужчине овладеть твоей женщиной и даже не попытался вступить в борьбу. Как ты можешь жить в мире с самим собой?
        Билл заговорил. Его голос звучал надтреснуто, и он закашлялся, прежде чем смог выдавить из себя целую фразу:

        - Тебе надо было убить меня.

        - Мне надо было уважать тебя. Я должен был позволить тебе жить.
        Он швырнул Биллу перспективу остаться в живых, как швыряют кость паршивому псу, дразня его тем, что наказание, которого он заслуживает, будет отменено.

        - Как ты нашел меня?

        - Если собираешься сбежать, Билл, гляди под ноги и старайся не ходить по старым дорожкам. Но плохой игрок, он всегда остается плохим игроком. Ты провел несколько хороших игр, Билл, но потом обнаружил, что не сможешь заплатить долги с них. Такого рода ошибки обычно повторяются.
        Глаза Билла снова на мгновение закрылись.

        - Что ты собираешься сделать со мной?  - спросил он.

        - С вами,  - поправил его Молох.  - Ты знаешь, Билл, я начинаю думать, что тебя нисколько не беспокоит участь твоей жены или той женщины в спальне. Кстати, как ее зовут?

        - Дженна.
        Молох, казалось, удивился:

        - Она совсем не похожа на Дженну. Она просто кусок грязи, а не Дженна. Ладно. Если ты так говоришь, Билл, я не собираюсь подвергать твои слова сомнению. А теперь давай поставим вопрос по-другому, включив туда твою подружку и жену, и продолжим. Полагаю тебе известно, чего я хочу от тебя. Ты отдаешь это мне и, возможно, мы что-то предпримем вместе, ты и я.

        - Мне неизвестно, где твоя жена.

        - Где они,  - поправил Молох.  - Господи, Билл, ты думаешь только в единственном числе. Это очень неприятная манера, от которой ты, возможно, так и не успеешь избавиться до самой смерти. У нее мой сын и мои деньги.

        - Она не давала о себе знать.

        - Уиллард,  - Молох встретился глазами с жестким взглядом красавчика.  - Раздроби ему один палец на руке.
        И Уиллард сделал это.


* * *
        Дюпре ненадолго зашел в участок, чтобы убедиться, что все в порядке. Все было спокойно, если верить Татлу. Как только вернулся Берман, Джо сказал, что отойдет на часок или два, чтобы немного вздремнуть.
        Дюпре ехал вниз по безымянным дорогам, потому что большинство улиц на острове не имели названий. У полицейских, которые приезжали сюда с материка, уходило несколько лет только на то, чтобы основательно изучить топографию острова,  - вот почему те, кто оставался здесь работать, должны были некоторое время осваиваться с местным укладом жизни. Им приходилось научиться всякий раз записывать номер того, кто звонил, потому что люди здесь часто пользовались телефонами соседей или даже заходили позвонить в дома, хозяева которых переехали на материк, а то и вовсе умерли. Приходилось запоминать вид местности, повороты, мелкие приметы, перекрестки дорог и пользоваться ими как опознавательными знаками.
        Дюпре вновь мысленно вернулся к Мэриэнн и ее прошлому. Он заметил в ее глазах что-то не то, когда она говорила об отце Дэнни. Она говорила неправду, или не всю правду. Утверждала, что не была замужем за отцом Дэнни, но он заметил, как ее рука инстинктивно потянулась к пальцу, на котором обычно носят обручальное кольцо. Она успела вовремя себя одернуть и вместо этого потрогала одну из своих сережек, а Дюпре сделал вид, что не заметил ее жеста. Итак, она не хотела говорить о своем муже с полицейским, даже с тем, с которым у нее будет свидание завтра вечером. Дело серьезное. В конце концов, она с ним едва знакома, а он чувствовал ее страх. Она боялась и своего мужа и того, что ненароком может сообщить о нем что-то лишнее. Его первым желанием было проверить информацию об этом Сервере, но Джо пересилил себя. Ему очень хотелось, чтобы их свидание завтра состоялось и чтобы оно не было омрачено его профессиональным чутьем. Возможно, если у них что-то получится, она расскажет ему обо всем в свое время, когда будет готова.


* * *
        Декстер вышел из комнаты в тот самый момент, когда Билл перестал кричать.

        - Я рад, что ты сделал это сейчас, а не раньше,  - сказал он Молоху.  - Вы могли бы испортить мне все удовольствие.
        Билл снова закричал. Его лицо было бледным от боли.

        - С тобой все в порядке, Билли?  - Молох казался искреннее обеспокоенным.  - Кивни, если с тобой все в порядке, потому что, когда ты придешь в себя, Уиллард займется твоим вторым пальцем. Если, конечно, ты не решишь, что у тебя есть еще что-то, что ты мог бы нам сообщить.
        Билл дрожал. Он взглянул вверх и увидел часы на стене над левым плечом Молоха.

        - О черт!  - взвыл он. Его взгляд метнулся к полуприкрытой двери в спальню. Он видел на стене тень Дженны, пытающейся одеться. Молох разглядывал его с изумлением.

        - Тебя беспокоит, что когда она вернется с работы, то обнаружит один из твоих мелких грешков на стороне? Ответь мне, Билл. Я хочу услышать твой голос. Это невежливо - просто кивать. Если ты кивнешь мне еще раз или заставишь меня ждать ответа дольше двух секунд, и я сейчас же велю Уилларду разбить тебе кое-что, что у тебя имеется только в одном экземпляре.

        - Да,  - прохрипел Билл.  - Меня беспокоит, что она узнает об этом.

        - Для человека, который обладает более развитым воображением, чем ты, сейчас было бы совершенно очевидно, что у тебя есть гораздо более серьезные проблемы, чем та, что твоя жена узнает о любовнице. Ты удивительный человек, Билл, если в силах закрыть глаза на все и не замечать очевидного. Итак, где моя семья?

        - Я говорил тебе, что она не общалась с нами, со мной, по крайней мере.

        - О, мы добились некоторого прогресса. Если она не поддерживала отношений с тобой
        - и я должен честно тебе признаться, Билл, я бы предпочел тоже никогда не знать тебя, так что мне понятна ее точка зрения,  - то, стало быть, она могла общаться со своей сестрой, верно?

        - Да.

        - Ну, ты и кусок дерьма, Билл, если даже твоя собственная жена не сообщила тебе, где находится ее сестра.

        - Она ничего мне не рассказывает.

        - Но ты же должен знать, каким образом они общаются?

        - По телефону, наверно.

        - А где ваша телефонная книжка?

        - В шкафчике возле телевизора. Там такая папка. Но она никогда не пользуется домашним телефоном. Я следил.

        - А она получает почту?

        - Да.

        - И где она ее держит?

        - В запертом ящике внизу своей прикроватной тумбочки.
        Молох кивнул Уилларду, и тот направился в спальню, чтобы отыскать шкатулку.
        Как только он вышел из комнаты, огни фар осветили коридор, пробежали по их лицам и бросили длинные тени через всю комнату. Леони прижала пистолет к зубам Билла, заставив его открыть рот, затем просунула туда дуло.

        - Пососи это,  - прошептала она.  - Если я увижу, что твои губы выпустили дуло, спущу курок.
        Из спальни раздался звук резкого движения: Дженна попыталась подскочить к окну и подать сигнал тревоги, так предположил Молох. Уиллард оказался намного проворнее ее, и движение прекратилось. Молох услышал, как захлопывается дверца машины; на крыльце раздаются шаги; звук ключа, который вставляют в замок; открывается дверь, захлопывается; входит женщина.
        Она вошла в гостиную. Сестра жены выглядела старше, чем он помнил ее, да и немудрено, ведь прошло больше четырех лет с тех пор, как они виделись в последний раз. За это время Молоха предали: жена и сын сбежали, растворились на просторах Америки, придумали для себя новую жизнь. Даже тогда, когда Молох был за решеткой, они помнили о нем и опасались его мести.
        У Патриции были длинные пышные волосы, как у ее младшей сестры, но в них блестела седина. Она была не так хороша и всегда выглядела какой-то потертой, блеклой, и, возможно, именно поэтому она вышла замуж за такого козла, как Билл. Молоха, которому, в общем-то, было все равно, интересовало, почему она осталась с ним. Возможно, ей нужен был кто-то, пусть не очень надежный, но лишь бы рядом.
        Патриция заметила своего мужа, скорчившегося на полу с пистолетом, который незнакомая женщина направила ему прямо в рот; Декстера, который все еще не заправил рубашку в штаны; Брона, державшего в руках открытую телефонную книжку.
        И Молоха, который улыбался ей, сидя в кресле.

        - Привет, милая,  - сказал он,  - я дома.
        И Будущее умерло в ее глазах.


* * *
        Было тихо. Даже Билл перестал хныкать и теперь просто качал поврежденную руку, прижав ее к груди, и разглядывая свою жену. Она стояла перед Молохом с опущенной вниз головой. Ее левая щека была красной от первой пощечины, а верхняя губа закушена.

        - Взгляни на меня,  - сказал он.
        Она не шевельнулась, и он снова ударил ее. Это был легкий шлепок, но звук от него был такой, как если бы он швырнул ее через всю комнату. Она почувствовала, как из глаз покатились слезы, и возненавидела себя за то, что проявила слабость перед ним.

        - Я оставлю тебя в живых,  - сказал Молох.  - Если ты поможешь мне, я оставлю жить и тебя и Билла. Кто-нибудь останется здесь с вами, чтобы убедиться, что вы не наделаете глупостей, но вам будет позволено жить. Я не хочу убивать ее. Я только хочу получить мои деньги. Мне даже не нужен мальчишка. Ты понимаешь?
        Уголки ее рта опустились, когда она попыталась сдержаться, чтобы не зарыдать в голос. Патриция смотрела на своего мужа. Ей хотелось, чтобы он стоял рядом с ней, чтобы он был сильным ради нее, сильнее, чем был когда-нибудь. Она хотела, чтобы он поборолся с Молохом, чтобы он сопротивлялся женщине с пистолетом, чтобы пошел за нее на смерть. Но он и раньше-то не проявлял отваги. Он всегда подводил ее, и она была уверена, что даже теперь, когда он был ей особенно нужен, он снова предаст ее.
        Молох это тоже знал. Он наблюдал за тем, что происходит между ними, и учел это. Здесь должно быть что-то, чем он сможет воспользоваться, если только...
        Уиллард вышел из спальни. На его руках и рубашке была кровь. Красная полоса пересекала его лицо, разделяя его пополам. Глаза постепенно оживали. Он был похож на человека, которому не дали досмотреть сон. Сон, в котором он разорвал на части женщину, имя которой едва ли успел узнать, и лицо которой не запомнит.
        Билл выкрикнул имя погибшей в спальне женщины, и его жена, наконец, узнала все, что она давно подозревала и что оказалось правдой.

        - Нет, Билл,  - это все, что она произнесла.
        Но потом что-то произошло. Они взглянули друг на друга, и был какой-то момент полного взаимопонимания между этой преданной женщиной и ее жалким мужем, чьи слабости и привели этих головорезов к дверям их дома.

        - Прости меня,  - сказал он.  - Прости меня за все. Не говори им ничего.
        Билл улыбнулся, и хотя в его улыбке сквозили признаки помешательства, это было по-своему очень необычной вещью, как цветок на безжизненной земле. И, несмотря на боль и страх, жена смогла найти в себе силы улыбнуться ему в ответ с такой любовью и теплотой, которых, как ей казалось, она никогда уже не почувствует к нему. Вот-вот у них отнимут все, или им оставят совсем немного, но в этот последний миг они, наконец, будут вместе.
        Она обернулась и посмотрела Молоху прямо в глаза:

        - Как я смогу жить дальше, если продам своих сестру и племянника тебе?
        Плечи Молоха опустились.

        - Декстер,  - сказал он,  - заставь ее рассказать нам все, что ей известно.
        Лицо Декстера просияло. Он направился через комнату, и на секунду Леони бросила на него взгляд. Билл воспользовался этим. Он ударил ее локтем здоровой руки и попал Леони прямо под глаз. Она качнулась назад, и он схватил пистолет, ударив Леони еще раз. Пистолет освободился.
        Напротив него Брон схватился за пистолет. Уиллард все еще выглядел оглушенным, но попытался вытащить из-за ремня свой ствол. Пистолет в руке Билла двигался, отыскивая Молоха, а тот сгреб в объятия Патрицию и прикрылся ею, как щитом.
        Краем глаза Билл заметил оружие в руках двух мужчин, Уилларда, приросшего к полу, Леони, встающую на колени, все еще дрожащие от удара, услышал голоса, которые что-то кричали ему.
        Он взглянул на свою жену, и снова на его лице появилась эта безумная улыбка. Билл любил ее.
        Он выстрелил, и рана открылась на груди его жены. Теперь вокруг было очень шумно.
        А потом настала тишина.
        Они ничего не сказали. Билл лежал у стены мертвый. Шеферд и Тэлл подошли к дверям, привлеченные шумом. Патриция Гэддис все еще была жива. Молох наклонился над ней.

        - Скажи мне,  - требовал он.  - Скажи мне.
        Он коснулся пальцем раны на ее груди, и она задергалась, как рыба на крючке.

        - Скажи мне, и я прекращу твои мучения.
        Она плюнула в него кровью и задрожала. Он вцепился в ее плечо, когда она впала в агонию.

        - Я найду ее,  - заклинал он.  - Я найду их обоих.
        Но она уже умерла.
        Молох встал, подошел к Уилларду и с силой ударил его по лицу. Тот отшатнулся назад, а Молох вновь ударил его так, что парень упал на колени.

        - Не вздумай еще раз сделать такое,  - сказал Молох.  - Я скажу тебе, что мне от тебя нужно, и ты сделаешь только это. С этой минуты ты будешь дышать, только когда я тебе разрешу дышать!
        Уиллард что-то промямлил.

        - Что ты сказал?
        Уиллард утер кровь из-под разбитого носа и повторил внятно:

        - Я нашел ее. Я нашел шкатулку.


* * *
        На письмах стоял штамп Портленда, штат Мэн. Патриции нельзя было оставлять их в конвертах, Мэриэнн предупреждала ее об этом, но это было все, что у нее осталось от сестры, и ей было дорого каждое слово. Иногда она сидела одна в спальне и пыталась поймать тень присутствия Мэриэнн, запах ее духов. Даже когда этот запах совершенно испарился, Патриция верила, что все еще чувствует слабый аромат, словно рожденный и лелеемый памятью о сестре.

        - Небольшой город, но все равно ее нелегко будет найти,  - заметил Декстер. Они как раз покидали место событий, уезжая из Кэмп-Хилл. Молох был не вполне уверен, что никто из соседей не слышал звуки выстрелов. Конечно, на ступеньках крыльца или во дворе близлежащих домов никого не было, когда они выходили от Гэддисов, но спустя несколько минут послышался вой сирен. Они уже пустили под откос фургон, который был припаркован за домом, из предосторожности, но риск того стоил.

        - И она не станет называться подлинным именем,  - продолжал Декстер. Молох поднял руку, призывая его замолчать.
        Она не станет называться подлинным именем.
        Если она пользуется вымышленным именем, то ей нужны документы, а сама она не смогла бы раздобыть такого рода вещи. Она должна была обратиться к кому-то, кто, по ее мнению, вполне надежен. Молох перебрал в голове имена, анализируя все возможности, пока, наконец, не подобрал кандидатуру, которая его устроила.
        Мейер.
        Карен Мейер.
        Она должна была обратиться к этой женщине.


* * *
        Они отправились в Филадельфию, где сняли комнаты в двух мотелях, расположенных в стороне от центральных дорог. Декстер и Брон поели в «Дэннисе», а потом прихватили с собой еду для остальных. Уиллард и Леони имели ранения, которые могли привлечь к ним внимание, а Молох не хотел рисковать, опасаясь, что средства массовой информации уже растиражировали его лицо. Шеферд и Тэлл смотрели телевизор в своем номере: аналитики с экрана рассуждали по поводу каких-то приказов на поле боя.

        - Нет, этих ублюдков надо отправить в каменный век,  - заметил Тэлл.
        Шеферд усмехнулся: судя по тому, что он видел в доме Билла и Патриции Гэддис, эти люди не так далеко ушли от каменного века. А, учитывая все обстоятельства, поездка к ним была похожа на небольшое, но полное событий путешествие. Что касается семейки Гэддис, Шеферд полагал, что они получили что хотели, что заслужили.

        - Око за око,  - резюмировал Тэлл.

        - Да, мир живет по такому закону,  - согласился Шеферд.


* * *
        Как обычно, Декстер и Брон жили в одной комнате. Брон читал книгу, в то время как Декстер просматривал DVD-диск на своем портативном плейере.

        - Что смотришь?  - поинтересовался Брон.

        - "Дикий белок".

        - Угу. А что еще у тебя есть?

        - "Буч Кэссиди и Сандэнс Кид", «Тварь», «Стрелок».
        Брон на мгновение опустил свою книгу.

        - Ты всегда смотришь фильмы, в которых главного героя в конце убивают?
        Декстер взглянул на Брона.

        - Они кажутся мне... достойными.
        Брон продолжал смотреть.

        - Да,  - хмыкнул он.  - Что бы там ни было.
        И вернулся к чтению. Он читал «Историю Пелопонесской войны» Фукидида. Брон верил, что прошлое надо знать, особенно прошлое, имеющее отношение к военному делу, потому что он и сам был некогда военным человеком. Афиняне собирались послать большой флот с лучниками, такелажниками и кавалерией, чтобы захватить Сицилию, несмотря на протесты наиболее мудрых своих соотечественников. Брон не знал, что должно было случиться и случилось там (именно поэтому он и взялся читать эту книгу), но он помнил достаточно много из собственного военного прошлого, чтобы понять, что Афинская империя прямиком плывет к своему упадку.
        Молох лежал на кровати в своем номере и переключал телеканалы, пока не нашел новости. Он увидел, как вытаскивают из реки «лендкруизер», а накрытые тканью тела переносят в машину скорой помощи. Фотография Мистерса появилась на экране. Он все еще видел его глаза и рот, хотя фотография уже исчезла из кадра. Полицейские разыскивали очевидцев преступления. Они также сняли образцы отпечатков шин с фургона. Им понадобится не так много времени, чтобы установить связь между убийствами в Филадельфии и побегом. Молох подсчитал, что у них есть двадцать четыре часа, а может быть двадцать восемь, чтобы сделать то, что должно быть сделано, пока сеть поисков не начала растягиваться дальше к северу.
        Глава 5

        Теперь это кажется странным, но когда-то Мэриэнн нравилось его имя. Он называл себя Эдвард - не Тед, или Эд, или Эдди. Эдвард. В этом было что-то патрицианское. Оно было очень официальное и не допускало никаких шуточек.
        Но ей никогда не нравилось его фамилия, хотя она и не понимала ее происхождения, пока не стало слишком поздно. Только когда она узнала больше о его методах и начала снимать слои штукатурки с фасада его личности, она начала понимать характер и натуру человека, с которым оказалась связанной. Однажды она прочла в газете статью о женщине-скульпторе, которая работала с камнем. Скульптор утверждала, что фигуры, которые она высекает, уже живут внутри камня, и ее задача состоит в том, чтобы освободить их, «выпустить» оттуда. Позднее Мэриэнн стала уподоблять себя такому мастеру, все больше утверждаясь в мысли, что все, что скрывалось под внешней оболочкой ее мужа, было нечто гораздо более сложное и пугающее, чем она могла себе вообразить. И тогда она начала бояться его имени, пока, наконец, не решилась подобрать ключи к человеку, за которого вышла замуж, и к тайным делам, которыми он занимался.
        У его имени было так много форм: Молох, Молех, Мелек, Малик. Его можно было найти в аммонитской, ханнаанской, семитской мифологии. Молох - древнее божество солнца, насылающее моры и бедствия; бог богатства у Ханнаан. Молох - принц из Страны Слез; Мильтоновский Молех, вымазанный кровью принесенных в жертву людей. Дети Израилевы приносили ему в жертву своих первенцев, сжигая их на кострах. Соломон прославился тем, что построил для него храм неподалеку от входа в Геенну,  - врата в преисподнюю.
        Молох. Какой же человек должен был скрываться под этим именем!
        И все же в самом начале он был очень ласков с ней. А что еще могла подумать девушка, живущая в Билокси, штат Миссисипи, куда в постоянно появляющиеся новые казино слетается худший сорт людей. Они не могут позволить себе поехать в Лас-Вегас или во Флориду, а может, им все равно, как выглядит их окружение. Главное для них, чтобы там был игорный стол, колоды карт, официантки с коктейлями, которые могут предложить дешевые удовольствия за пятьдесят долларов. Для официантки любой мерзавец, который только ущипнет за задницу, а не проделает чего похуже, уже обходительный мужчина.
        А Молох был не таким. Она работала в «Черной красотке Билокси», разрисованной под некое подобие плавучего театра и, несмотря на свое название, раскрашенной в такие дикие оттенки розового цвета, что при взгляде на него у некоторых людей начинали болеть зубы. Девушки, разносившие коктейли, должны были носить белые корсеты с китовым усом, как в девятнадцатом веке (их надо было приводить в порядок после каждого посягательства клиентов), и пышные юбки, из-под которых сто лет назад должна была лишь мельком показываться голень и не больше, причем настолько коротенькие, что нижняя часть их задов была постоянно выставлена на обозрение. Оборки юбок расходились, как занавес на сцене перед началом основного действия. Теоретически мужчинам не разрешалось трогать их за что-нибудь, кроме спины или руки. В действительности чаевые были больше, если девушка не слишком строго придерживалась буквы закона и позволяла клиенту немного потешиться. Если же он становился слишком резвым, достаточно было кивнуть охранникам в зеленых блейзерах, которые следили за порядком в казино и были столь же привычным атрибутом, как
искусственные пальмы в горшках, хотя у пальм было больше перспектив развиться в яркую личность, чем у вышибал из «Красотки». Они горой нависали над пьяным (потому что только пьяные вели себя подобным образом) и вытаскивали его за грудки из-за стола, нередко при этом опрокидывая его выпивку. Затем, не переставая что-то говорить ему, успокаивающе и тихо, заставляли клиента двигаться в сторону выхода, поскольку с пьяными трудно спорить, а надо было одновременно приглядывать за его оставшимися фишками.
        Затем его выводили, и крупье не придавал никакого значения его уходу, потому что сейчас же опустевшее место занимал кто-то другой. Официантке, впрочем, не рекомендовалось звать охранников слишком часто. Было множество девушек, готовых занять ее место, если она приобретала репутацию недотроги, создающей проблемы, или девушки, которая не может потерпеть небольших «знаков внимания» от мужчин, которые с удовольствием швыряют на ветер свои сбережения всего за две порции дешевого виски, разведенного водой.
        Мэриэнн родилась в городке Туника посреди хлопкового края на северо-запад от Миссисипи, возле самой границы с Арканзасом. Она росла неподалеку от Сахарной Головы, где рабы жили прямо возле открытых стоков канализационных труб в двух кварталах от Главной улицы. У ее отца была небольшая закусочная в фургончике на Магнолия-стрит, но в Тунике жили такие бедняки, что общепит им был не по карману, и бизнес отца едва мог существовать. В один ужасный день банк заполучил отцовский фургон, и окна его заколотили навсегда. Дела отца совсем расстроились, а следом за этим и в семье начались нелады. Сначала отец впал в депрессию, потом озлобился. В тот день, когда он стукнул Мэриэнн по голове так, что она целую неделю не слышала одним ухом, ее мать собрала все их вещи и уехала вместе с двумя дочерьми в Билокси, где жила ее родная сестра, и больше никогда не возвращалась в Тунику. Они существовали на грани нищеты, но мать ухитрилась приберечь немного денег до нужного момента, так что ее дочери закончили школу и смогли устроиться на работу. Позднее она помирилась с мужем. Он переехал жить к жене и ее сестре и
прожил с ними последние три года своей жизни - жалкий человечек, раздавленный неудачами, нечестным судейством и неспособностью перестать пить раньше, чем кончится бутылка. Его похоронили в Тунике, а через два года его жена легла там же, рядом с ним.
        Но потом Туника изменилась. Казино принесли с собой богатство, в то место, которое раньше было лишь остановкой на пути к лучшей жизни. Теперь здесь были настоящие городские часы - куранты в небольшом сквере в центре города, которые вызванивали гимн каждый час,  - машины для вывоза мусора и даже дорожные знаки и таблички с названиями улиц на домах (во времена ранней юности Мэриэнн Туника не могла позволить себе даже заявить приезжим о своем существовании и местоположении - ситуация, которую Гарри Райленс, разумеется, не одобрял). Мэриэнн подумывала о том, чтобы вернуться на родину, сбежать из Билокси, потому что в казино в Тунике наверняка найдется работа, а условия жизни там были намного лучше, чем на том отрезке побережья залива, где жила Мэриэнн. Но она встретила Эдварда Молоха.
        Картина полного морального разложения ее отца и зрелища, которые ей приходилось наблюдать каждый вечер в казино, заставляли девушку относится с опаской и предубеждением к тем, кто выпивал даже чуть больше среднего, но Молох вообще не пил спиртного. Она спросила у него, что он закажет, сразу же, как только он уселся и аккуратно выложил свои фишки на стол, но он отказался от коктейля да еще давал ей всякий раз небольшие чаевые за минералку, которую она ему приносила. Он играл в семь карт на больше-меньше совершенно спокойно, объявляя больше или меньше чаще других игроков и получая взятки три раза из пяти. Верхняя пуговица его чистой белой рубашки была расстегнута под черным льняным пиджаком без единой складки. Он был очень крупным для своего роста, с широкими плечами и тонкой талией, с сильными ногами. Темные волосы без всяких признаков седины оттеняли очень узкое лицо, прорезанное вертикальными морщинами, которые пересекали его скулы и заканчивались на уровне рта, как старые затянувшиеся раны. У него были сине-зеленые глаза и длинные темные ресницы. Мэриэнн не назвала бы его особенно красивым, но у
него была своя харизма, непреодолимая притягательность. От него приятно пахло: этот человек пользовался таким лосьоном после бритья, который заставлял женщин останавливаться, когда они проходили мимо него, потому что аромат проникал в самое их естество, несмотря на то, что его старались не замечать. И Молох еще усиливал положительное впечатление о себе, но до некоторого предела, лишь чтобы привлечь к себе внимание и выделиться из толпы. Так что всякий раз, когда он поднимался со своего места, чтобы уйти, по залу разносился общий вздох облегчения: игроки знали, что теперь и им перепадет толика женского внимания. Несмотря на то, что его великодушие выражалось лишь в очень скромных суммах, Мэриэнн к концу смены в тот памятный вечер набрала двести долларов. Это почти примиряло ее с пьяными приставалами.
        Когда ее смена закончилась, девушка решила пройтись до дома пешком, чтобы немного размяться и какое-то время побыть одной. Мэриэнн была очень привлекательной и научилась умело пользоваться этим в казино, но на улице она старалась не демонстрировать себя, так что заметила очень мало взглядов, брошенных в ее сторону, когда направлялась к бульвару Ламеуса и Старому Билокси.
        Мужчина вышел из аллеи, когда она миновала фургончик с горячей едой. Девушка едва успела взглянуть на его лицо, когда тот вдруг зажал ей рот левой рукой, а правой сдавил горло. Она сразу поняла, кто это. Его выгнали из казино этим вечером за то, что он попытался засунуть руку ей между ног, двигая пальцами так, что ей стало больно. Она была не в состоянии отойти, потому что он крепко держал ее. Даже эти гребаные охранники заметили, как она дрожала, как сжались и побелели ее губы. Хозяин спросил у нее, не хочет ли она подать на него жалобу, но она покачала головой. Это означало бы конец ее работы в «Черной красотке Билокси», и у нее были бы проблемы с поиском работы где бы то ни было еще, если бы стало известно, что она попросила вызвать полицию и название казино появилось в полицейских бюллетенях, а то и в местных газетенках. Нет, никаких жалоб. Когда она вернулась к столам, мужчина в черном льняном костюме со стаканом минеральной воды, стоящим перед ним, не сказал ей ничего, но она была уверена, что он хорошо видел все, что произошло.
        А теперь здесь вновь оказался этот мучитель. Шрам на его лице около рта, видимо, был свидетельством столкновения с охранником из казино; его светлые волосы были пропитаны потом, светлый костюм измят и надорван на левом плече. Он переменил захват, оттаскивая ее спиной вперед куда-то в темноту аллеи, шепча ей что-то на ухо все время.

        - Ну что, сучка, вспомнила меня, ты, драная сука?
        И так снова и снова. Сука. Сука. Сука.
        Аллея поворачивала под прямым углом, и за поворотом она совершенно не просматривалась со стороны улицы, которая была рядом. Он скрутил ее очень умело, когда они добрались до поворота, и швырнул на стопку мешков для мусора. Что-то острое ударило ее в бедро. Она открыла рот, чтобы закричать и он показал ей нож.

        - Кричи, сучка, и я порежу тебя. Я так здорово тебя отделаю! Давай снимай свои джинсы, быстро, слышь?
        Все это время он сам неумело возился со своими брюками, пытаясь расстегнуть их одной рукой. Его ширинка была расстегнута. Он запустил туда руку. Затем шагнул вперед и махнул перед ней ножом - лезвие просвистело у самого ее носа.

        - Слышишь меня, сука?  - он наклонился вперед, и она увидела слюну у него на подбородке.  - Снимай!
        Она заплакала и возненавидела себя за эти слезы и за то, что начала расстегивать пуговицу на джинсах, злиться, что пуговица так легко выскальзывает из петли, злиться, что это случится именно с ней и от этого мужчины.
        Ненавижу, ненавижу, ненавижу!
        Вдруг раздался сухой щелчок, и парень перестал двигаться. Он медленно посмотрел вправо одними глазами, хотя голова осталась неподвижной, как будто бы он надеялся, что глаза поднимутся на головой, как перископ, чтобы он смог увидеть мужчину с пистолетом, который тот теперь приставил к его затылку.
        Мужчину в белой рубашке и безукоризненно выглаженном черном льняном пиджаке.

        - Бросай нож,  - сказал он.
        Нож упал на землю, звякнув лезвием и откатившись в грязь.

        - Пошел к стене.
        Напавший на Мэриэнн сделал так, как ему велели, и она почувствовала резкий запах мочи, когда тот проходил мимо нее. Ей стало понятно, что от страха он намочил штаны.
        Она была довольна.

        - На колени,  - приказал мужчина с пистолетом.
        Парень не двигался, и мужчина с пистолетом сделал шаг назад и ударил его рукояткой по затылку. Он качнулся вперед, потом упал на колени.

        - Руки на стену.
        Мужчина с пистолетом обернулся к ней.

        - С вами все в порядке?  - спросил он.
        Мэриэнн кивнула. Она чувствовала, как что-то кислое поднимается в ее горле. Она постаралась проглотить это. Он помог ей подняться на ноги.

        - Идите к концу аллеи. Подождите меня там.
        Она пошла, не задавая вопросов. Несостоявшийся насильник остался стоять лицом к стене, но она слышала, как он хнычет. В конце аллеи она прислонилась к стене, положила руки на колени и наклонилась вниз. Она втянула большой глоток затхлого воздуха в легкие, почувствовала запах грязной воды и смазочных материалов. Все ее тело сотрясалось, а ноги подкашивались. Если бы здесь не было стены, которая могла ее поддержать, она бы давно упала. Люди, проходившие мимо нее, бросали косые взгляды, но никто из них не проявил никакого сочувствия. Это был город развлечений, и людям не хотелось, чтобы их веселье было омрачено какой-то женщиной, которую тошнит. Ее спаситель, а именно так она теперь думала о нем, присоединился к ней через минуту или позже. За это время она слышала звуки, как будто бы кто-то бил мокрым полотенцем по стене. Подойдя к ней, он поправил складку на брюках.

        - Пойдем.

        - Что вы с ним сделали?

        - Немного всыпал.

        - Мы должны вызвать полицию.

        - Зачем?  - он казался искренне удивленным.

        - Он может попытаться сделать это еще раз.

        - Он не станет больше этого делать. Если вы вызовите полицейских, то сделаете это только потому, что это вам нужно или это позволит вам чувствовать себя более счастливой. Поверьте мне, он больше никогда не попытается сделать ничего подобного. А теперь вы все еще хотите вызвать их?
        Человек в черном пиджаке остановился рядом с ней. Она подумала о допросе, который ей предстоит пережить, о вопросах, которые будут задавать в казино, о лице ее босса, когда он скажет ей, что не нужно приходить в понедельник, что больше никогда не нужно приходить: извини, ты знаешь правила.

        - Нет,  - сказала она,  - пойдемте.
        Он шел рядом с ней один или два квартала, потом остановил такси. Высадив девушку у дверей ее дома, он отказался от предложения подняться в дом, спросив только:

        - Может быть, я снова увижу вас?
        Она написала номер своего телефона на оборотной стороне какого-то старого чека и передала ему.

        - Конечно, с удовольствием. Но я не знаю даже, как вас зовут.

        - Меня зовут Эдвард.

        - Спасибо, Эдвард.
        Когда она, наконец, очутилась дома, в безопасности и машина отъехала от крыльца, Мэриэнн закрыла дверь, прислонилась к ней и позволила себе расплакаться.


* * *
        Того парня звали Отис Баргер. Молох прочел это в его водительских правах. Отис был из Эннистона, штат Алабама.

        - А ты довольно далеко от дома, Отис.
        Баргер не ответил. Он не мог ответить. Его руки и ноги крепко стягивал провод, который был взят из багажника машины Молоха, а рот прикрывала полоса липкой ленты. Один глаз распух, а по щекам стекала кровь. Его правая нога была подвернута внутрь под каким-то неестественным углом: она была разбита носком ботинка Молоха, чтобы парень не смог уползти, пока Молох провожал женщину до дома. Он лежал на мусорных мешках, там, где всего лишь двадцать минут назад лежала Мэриэнн, когда он готовился изнасиловать ее.
        Молох вытащил фотографию из бумажника Бартера. На ней были темноволосая женщина - ни симпатичная ни уродливая - и смеющийся темноволосый мальчик.

        - Твои жена и ребенок?
        Баргер кивнул.

        - Вы все еще вместе?
        Баргер снова кивнул.

        - Она заслуживает лучшего. Я никогда не встречал ее, но эта женщина должна бы сама быть самой гнусной потаскушкой, чтобы заслужить такого, как ты. Думаешь, она будет скучать по тебе, если тебя не станет?
        На сей раз, Баргер не кивнул, но его глаза расширились.
        Молох ударил его по разбитой ноге, и Баргер замычал от боли.

        - Я задал тебе вопрос. Ты думаешь, она будет сильно скучать по тебе?
        Баргер кивнул в третий раз. Молох приподнял штанину повыше и вытащил пистолет из кобуры на щиколотке. Он оглянулся вокруг, разбросал ногой мусор, пока не нашел в нем что-то вроде подушки от мягкого кресла. Затем подошел к тому месту, где лежал Баргер, и встал на колени около него.

        - Я тебе не верю,  - сказал он.  - Как ты там называл эту даму, которую пытался изнасиловать? Сука? Именно так ты ее называл, не так ли?
        Он сильно ударил Баргера по голове.

        - Не так ли?
        Баргер кивнул в четвертый и последний раз.

        - Хорошо,  - сказал Молох.  - Теперь она - моя сука.
        Потом он приставил подушку к голове Баргера, утопил дуло пистолета к ткани и спустил курок.


* * *
        Мэриэнн ничего об этом не знала, хотя с годами она часто задумывалась о той ночи, и ей было интересно, что случилось с тем человеком из аллеи. Молох сказал только, что избил его и велел убираться из города. И, поскольку его больше никогда не видели в Билокси, она приняла это на веру.
        Разве что...
        Разве что постепенно за четыре года, которые они прожили вместе - шесть месяцев встречаясь на свиданиях, а затем сорок месяцев как супруги в маленьком домике в Данвилле, Виргиния,  - она начала бояться его. Эдвард пугал ее сменами настроения, своим дьявольским умом и жестокостью по отношению к ней. Он знал, куда надо ударить так, чтобы ей было особенно больно и долго незаживало. Он знал точки на ее теле, где простого нажатия его пальцев было достаточно, чтобы заставить ее кричать от боли. Были еще и деньги, потому что у него всегда были деньги, но он давал ей ровно столько, чтобы хватило на еду для их небольшой семьи из трех человек, потому что во второй самый ужасный год у них родился сын. Ей было велено вести учет всему и отчитываться за каждый пенни так, чтобы любой момент ее дня мог быть описан и перепроверен.
        Это началось практически сразу после того, как они поженились. Ей казалось, что свидетельство о браке было единственным, чего он хотел. Эдвард поклонялся ей, давал клятвы, показывал ей дома, где они могли бы жить. Она оставила работу в
«Черной красотке Билокси» за две недели до свадьбы, и он уговорил ее не устраиваться никуда некоторое время, пока они будут путешествовать, чтобы осмотреть хотя бы небольшую часть этой огромной страны. У них был короткий медовый месяц в Мексике, испорченный плохой погодой и настроением мужа, но планируемое путешествие так никогда и не осуществилось. Она быстро научилась не упоминать об этом, потому что в лучшем случае он что-то бормотал и ссылался на занятость. В худшем сжимал ее лицо, начиная с ласки и заканчивая тем, что его большой и указательный пальцы заставляли ее раскрыть рот, и, только когда от боли из глаз текли слезы, он целовал ее и отпускал.

        - В другой раз,  - говорил он.  - Не теперь.
        И ей было непонятно, к чему относились его слова - к отложенной поездке или к обещанию самому себе продолжить ее мучения.
        Первый раз он сильно избил ее, когда вернулся из своей так называемой «деловой поездки» в Теннесси, примерно спустя пять месяцев после свадьбы. Она сообщила ему, что нашла себе работу в книжном магазине. Это было всего два раза в неделю во второй половине дня и все воскресенье, но так она сможет хоть когда-то уходить из дома.

        - Ты знаешь, я не хочу, чтобы ты работала,  - сказал он.

        - Но мне нужна работа,  - возразила она.  - Мне скучно.

        - Со мной?
        Морщины на его лице стали глубже, так что ей было видно, как он стиснул зубы и как под скулами у него играют желваки.

        - Нет, не с тобой. Я не это имела в виду.

        - Тогда что ты имеешь в виду? Ты сказала, что тебе скучно. Мужчина должен как-то это для себя понять. Я что больше не подхожу тебе? Ты хочешь кого-то другого? Может быть, ты уже нашла себе кого-то и поэтому хочешь найти работу, чтобы у тебя был предлог выходить из дома?

        - Да нет. Не в этом дело. Я говорю совсем о другом.
        Он говорил так, будто ревнует, но в его словах не было никакой боли. Он разыгрывал роль, и, даже несмотря на страх, она видела это. Ей и так было трудно говорить с ним, потому что она не понимала, почему он так раздражен. Она протянула к нему руку и сказала:

        - Да что ты, дорогой, дело совсем не в этом. Ты...
        Она не успела заметить его движения. Только что они разговаривали, и она протягивала к нему руку, а в следующий момент ее лицо было прижато к стене и рука заведена за спину. Она слышала его дыхание прямо у себя над ухом.

        - Я что? Скажи мне. Ты думаешь, что знаешь меня? Ты не знаешь. Может быть, я преподам тебе урок о себе.
        Его левая рука и вес его тела удерживали ее на одном месте, в то время как правая пробралась под свитер и нащупала ее кожу. Его пальцы начали изучающе двигаться по ее телу.
        А потом началась боль: в желудке, в почках, в паху. Ее рот раскрылся в безмолвном крике, боль усиливалась, желтая пелена в глазах превратилась в красную, затем черную, и последние слова, которые она услышала, были:

        - Ну, теперь-то ты знаешь?
        Она очнулась, когда он двигался лежа на ней. А сама она была распростерта на полу кухни. Через месяц она поняла, что беременна. Даже теперь, спустя годы, ей было больно думать, что Дэнни, ее чудесный, красивый Дэнни, мог быть плодом той ночи. Возможно, это была цена, которую она заплатила за то, чтобы он появился. Если так, то она продолжала расплачиваться еще долгое время после этого, и, когда малыш плакал немного громче или дольше, чем обычно, она замечала, что в глазах Молоха загорается нехороший огонь, и спешила быстрее утешить ребенка, чуть не душа его в своих объятиях.
        Ребенок - это была ошибка. Молох не хотел детей, он настаивал на аборте, но в конце концов смирился. Она догадалась, что он смирился с этим только потому, что осознал: это привяжет ее к нему еще больше. Он постоянно твердил ей, что теперь они семья и всегда будут семьей.
        Он вовсе не испытывал к ней ненависти. Он любил ее. Он говорил ей об этом, даже когда причинял ей боль.
        Я люблю тебя.
        Но, если ты когда-нибудь попытаешься покинуть меня, я убью тебя.

* * *
        Его ошибка заключалась в том, что он недооценил ее. Мужчины всегда недооценивали ее: отец, дядя, который напивался в День Благодарения и лез целоваться к своим племянницам. Дядя вытягивал губы, его руки тянулись к ним и щупали их, в то время как она старалась уклониться от этого так, чтобы он не обиделся, чтобы и без того шаткое положение ее семьи в этом доме не стало еще хуже. Ее недооценивали мужчины, на которых она работала или с которыми спала. Это ее вполне устраивало. Там, где она росла, мужчины ненавидели и боялись женщин, которые, как они подозревали, были сильнее и умнее их. Было лучше держать голову низко опущенной и глупо улыбаться. Это давало больше свободы маневра, когда он был нужен.
        Итак, Мэриэнн начала вслушиваться в обрывки телефонных разговоров, пользоваться своей маленькой машиной, которая потребляла совсем немного бензина, чтобы следить за своим мужем. Она доставала чеки за несуществующие покупки, немного там, немного здесь, потому что Молох стал более рассеянным и больше не проверял каждую покупку для ванной или кухни. Она выискивала предложения - три по цене двух или купи один, и получишь второй бесплатно, потом запрятывала эти бесплатные вещи, как белка до того момента, когда они ей понадобятся. Это отняло у нее почти целый год, однако медленно, но верно она скопила небольшую сумму денег.
        Были еще места, которые находились вне пределов ее досягаемости - сарай и чердак,
        - но теперь Мэриэнн стала выискивать возможности, чтобы попасть и туда тоже. Она предприняла очень отважный шаг, который несколько ночей не давал ей спать спокойно: вызвала слесаря и объяснила ему, что потеряла ключи от сарая в саду и от чердака и что муж придет в ярость, когда узнает об этом.
        Вооружившись дубликатами ключей, она начала обследовать эти места.
        Во-первых, она отметила место каждой вещи в сарае на листе бумаги, и каждый раз проверяла, чтобы все вернулось на те же места, в соответствии с планом. С чердаком все было сложнее, потому что он был покрыт пылью и забит ненужными вещами, но все же и здесь она сначала нарисовала план.
        В сарае она поначалу не нашла ничего, кроме пистолета, завернутого в промасленную ткань и спрятанного в коробке с гвоздями и шурупами. Ей понадобились еще два обследования, включая одно, во время которого Молох вернулся домой и она была вынуждена держать руки крепко сжатыми в кулаки в карманах, потому что боялась, что он заметит грязь и ржавчину на них и поймет, что она нашла тайник в полу. Он выглядел как щель в полу, как выпавший из доски сучок, но, когда она потянула за это отверстие, то под ним нашла сумку.
        У нее не было времени, чтобы пересчитать все деньги, которые там были, но она примерно прикинула, что это что-то около девятисот тысяч долларов купюрами по двадцать и пятьдесят. Она положила половицу обратно, потом приходила в сарай еще два раза, чтобы проверить, не оставила ли она следов своего присутствия.
        На чердаке хранились ювелирные украшения - некоторые старинные, другие совсем новые. Она нашла небольшую пачку облигаций, которые в сумме составляли пятьдесят тысяч долларов, а также сведения о банковских счетах на имена незнакомых мужчин и женщин, кредитные карточки, которые были аккуратно записаны вместе с секретным трехзначным кодом.
        Она наткнулась на водительские права женщины по имени Кэрол Энн Бреннер, имя которой вызвало в ее памяти какую-то смутную догадку. На следующий день, отправившись за покупками, Мэриэнн зашла в интернет-кафе в торговом центре и ввела имя Кэрол Энн Бреннер в поисковую систему. Она нашла врача, спортсменку, кандидатку на причисление к лику святых.
        И жертву убийства.
        Кэрол Энн Бреннер, вдова пятидесяти трех лет. Убита в собственном доме в Пенсаколе, штат Алабама, три месяца назад. Мотивом, согласно версии полиции, было ограбление. В связи с преступлением был объявлен в розыск мужчина. Здесь же был помещен фоторобот с описанием преступника. Это был молодой человек со светлыми волосами. Скорее очень миловидный, чем мужественный, подумала она. Полиция предполагала, что у Кэрол Энн Бреннер, возможно, была любовная связь с этим молодым человеком и что, возможно, он обхаживал ее только для того, чтобы обобрать. У них не было сведений о том, как его зовут. За несколько дней до того, как было обнаружено ее тело, со счета Бреннер были сняты все деньги. Все ее ювелирные украшения также исчезли.
        На следующий день во время поисков она обнаружила на чердаке еще больше ювелирных украшений, пустых кошельков и фотографий женщин, одних или вместе с родными. Она также нашла четыре разных водительских удостоверения на разные имена и два паспорта, на каждом из которых была фотография ее мужа. Водительские права были скреплены вместе резинкой, а паспорта лежали отдельно в коричневом конверте. На его внутренней стороне был написан номер телефона.
        Мэриэнн вспомнила, как был доставлен этот конверт. Его принесла женщина с короткими темными волосами и несколько мужиковатыми манерами. Она смотрела на Мэриэнн с жалостью и, возможно, с некоторым интересом. Конверт был запечатан, но Молох пришел в бешенство оттого, что его вручили Мэриэнн, поостыл лишь когда убедился, что печать не тронута.
        Мэриэнн запомнила номер.
        Через два дня она позвонила по нему.


* * *
        Женщину звали Карен Мейер, и она встретилась с Мэриэнн в торговом центре; Дэнни спал рядом с ними в коляске. Мэриэнн и сама не знала, почему доверилась ей, просто она что-то почувствовала в тот день, когда женщина позвонила в ее дверь и передала конверт. А с тем, что ей было нужно, Мэриэнн больше никуда не могла обратиться.

        - Почему вы позвонили именно мне?  - спросила Мейер.

        - Мне нужна ваша помощь.

        - Я не могу вам помочь.

        - Пожалуйста.
        Мейер огляделась по сторонам, проверяя все лица вокруг.

        - Я знаю, о чем говорю. Я не смогу. Ваш муж изувечит меня. Он изувечит нас всех. Вы единственная из всех должны бы знать, каков он.

        - Я знаю. То есть... не знаю. Я больше не знаю, что он такое.
        Карен пожала плечами.

        - Ладно, но я-то знаю его. И именно поэтому я не смогу помочь вам.
        Мэриэнн почувствовала, как слезы покатились по щекам. Она была в отчаянии.

        - У меня есть деньги.

        - Их не хватит, чтобы оплатить такой риск.
        Карен поднялась, чтобы уйти.

        - Нет, пожалуйста. Не уходите.
        Мэриэнн протянула руку и остановила ее, схватив за запястье. Карен остановилась и взглянула вниз на руку молодой женщины.
        Мэриэнн сглотнула слюну. Но не отвела глаз от лица Карен. Она освободила ее руку, потом скользнула рукой по ее ладони. Почти машинально она принялась поглаживать ее кончиками пальцев. В какой-то момент ей показалось, что в ответ рука Карен задрожала, а потом она выхватила ее.

        - Больше мне не звоните,  - сказала Карен.  - Если вы сделаете это, я обещаю, что передам ему.
        Мэриэнн не могла смотреть, как она уходит. От страха и унижения она закрыла лицо ладонями. А Карен все удалялась.


* * *
        Карен позвонила в дверь через три дня. Мэриэнн подошла к двери.
        Это было через десять минут после того, как Молох ушел по делам.

        - Вы сказали, что у вас есть деньги.

        - Да, я могу заплатить вам.

        - Что вам нужно?

        - Новые документы для нас с Дэнни и, возможно, для моей сестры и ее мужа.

        - Это обойдется вам в двадцать пять тысяч долларов, или я размажу вас по стенке.
        Мэриэнн вопреки себе улыбнулась, а после секундной паузы Карен улыбнулась ей в ответ.

        - Хорошо,  - сказала она.  - Я возьму аванс. Не беспокойтесь, у вас будут отличные документы, но мне надо иметь прикрытие. Если он узнает, мне придется бежать. Вы понимаете?
        Мэриэнн кивнула.

        - Мне нужно половину сейчас и половину потом.
        Мэриэнн покачала головой:

        - Я не смогу этого сделать.

        - Что вы имеете в виду? Вы же сказали, что у вас есть деньги.

        - Есть, но я не могу дотрагиваться до них вплоть до самого отъезда.
        Карен уставилась на нее:

        - Это его деньги, не так ли?
        Мэриэнн кивнула.

        - Вот дерьмо!

        - Там более чем достаточно, чтобы покрыть ваши расходы и риск. Обещаю вам, я получу их сразу же, как буду готова бежать.

        - Но мне нужно сколько-то уже сейчас.

        - У меня нет половины, и даже близкой к этому суммы нет.

        - Тогда сколько вы можете дать?

        - Двести.

        - Две сотни?!
        Карен прислонилась к стене и минуту ничего не произносила.

        - Давайте,  - наконец сказала она.
        Мэриэнн поднялась наверх и вытащила пачку купюр из единственного надежного места, в котором могла хранить их: самой середины коробки с тампонами. Особая брезгливость к этой стороне жизни жены была особенностью Молоха. Он даже не спал с ней в одной постели, когда у нее были месячные. Она передала пачку купюр по одному и пять долларов Карен.

        - Не хотите пересчитать?
        Карен взвесила в руке пачку:

        - Я так понимаю, что здесь все, что вы сумели припрятать, правильно?
        Мэриэнн кивнула, но потом призналась:

        - В общем-то, я оставила себе еще пятьдесят. Но это все.

        - Ну, пока этого хватит.
        Она повернулась, чтобы уйти.

        - Сколько это займет времени?

        - Две недели. Вы сможете получить документы, когда соберетесь уезжать, а я получу остальные деньги.

        - Идет!
        Мэриэнн открыла дверь. Когда она делала это, старшая женщина протянула руку и погладила ее по щеке. Мэриэнн не стала уклоняться.

        - Вы ведь тоже это делали, правда?  - мягко сказала Карен.

        - Да.
        Карен улыбнулась:

        - Вам надо бы поработать над техникой обольщения.

        - Мне не приходилось пользоваться этим прежде, только в этом случае.

        - Я полагаю, что в глубине души вы к этому не склонны.

        - Думаю, так.
        Карен печально покачала головой, пошла к своей машине и уехала.


* * *
        Мэриэнн никогда не понимала, почему Молох хранил водительские права, кошельки, мелкие личные вещи убитых им женщин. Она подозревала, что это были сувениры или напоминания о женщинах, которым они принадлежали, своего рода памятные записки. Или же просто следствие тщеславия.
        Молох никогда не рассказывал ей, чем занимается и как зарабатывает на жизнь. Когда она спрашивала его об этом в первые дни их знакомства, он назывался бизнесменом, независимым консультантом, менеджером по продажам, поставщиком. Мэриэнн была уверена, что женщины и то, что с ними происходило, были только частью того, чем он занимался. Теперь, читая о налетах на банк или магазин, она попутно замечала, что финансовые запасы ее мужа возросли. Однажды Мэриэнн услышала, что в своей машине был убит бизнесмен и у него украден портфель со ста пятьюдесятью тысячами долларов, укрываемых от налогов; сумма, примерно соответствующая этой, вскоре была положена в сумку в сарае. Потом в Алтуне исчезла молодая девушка, дочь бизнесмена средней руки. Ее тело обнаружили в котловане после того, как выкуп был выплачен, и Мэриэнн думала, что это сделал Молох. Она думала на Молоха, когда находила деньги; она думала на него, когда чувствовала запах пороха, который оставался у него на руках. Она думала на Молоха, когда обнаружила застывшие куски грязи на подошве его ботинок, аккуратно вытащила их и поместила в пакет,
закрывающийся на молнию, который тоже как следует свернула и сунула в коробку с тампонами.
        В те последние дни она заметила особую активность в его действиях. Звонили чаще, и ей запрещалось подходить к телефону. Его отлучки становились более частыми и более длительными. Счетчик пробега показывал, что его машина проходила около двухсот миль за день. Муж день ото дня становился все более рассеянным, не только не смотрел на чеки из магазинов, но и не проверял счета за прошедшую неделю.
        Были три вещи, которые Мэриэнн смогла узнать о последней операции Молоха благодаря подслушиванию разговоров, изучению карты и заметок, которые он хранил запертыми на чердаке. Первое: дело должно произойти в Кумберленде, далеко на севере штата, около границы между Мэрилендом и Пенсильванией. Второе: речь идет об ограблении банка. Третье: это должно произойти в последний четверг месяца.
        Она тщательно продумала свой план. Позвонила Карен из телефона-автомата и назвала ей точное время, когда подъедет и заберет документы. Затем позвонила сестре, которая жила всего в нескольких милях от их дома и с которой внешне она не поддерживала никаких отношений из-за мании преследования, обуявшей Молоха. Она поделилась с ней своими планами и тем, что, возможно, ей и ее неудачнику-мужу придется скоро уехать из штата, но с деньгами в кармане. Как это ни удивительно, Патриция, казалось, нисколько не была обеспокоена перспективой вырвать себя с корнями из родной земли. Билл снова был уволен с работы, и она сочла это хорошим шансом для обоих начать все сначала.
        Мэриэнн заготовила три смены одежды для Дэнни и для себя, воспользовавшись той очень скромной суммой, которая у нее осталась, чтобы купить новую одежду как можно дешевле в магазине «Маршал'с»: джинсы безо всякой марки, простые футболки, хлопковые свитера по ценам с максимальными скидками. Все это она поместила в самый низ стопок их одежды, хотя могла бы и не беспокоиться, потому что Молох ближе ко дню операции все чаще отсутствовал. Это должно было стать его большой удачей, она чувствовала это.
        Но она не знала, что теперешняя операция Молоха была одной из множества афер и преступлений, которые он разработал и совершил за многие годы, и что в деле участвуют многие другие, кто подделывает документы по страховке, доставляет и продает наркотики, совершает мелкие набеги на банки в маленьких пыльных городишках.
        А также убийства.
        Но только смелые предприятия действительно приносили ощутимый доход, потому что у Молоха были свои пристрастия в этих делах. У него было много общего с несостоявшимся насильником Отисом Баргером, больше, чем кто-либо мог подумать. Только он выбирал себе цели более тщательно. Среди них были и проститутки, и наркоманки, и просто потерянные души, и он не опасался, что они заговорят, потому что, когда заканчивал свое дело, он уничтожал их останки и рассеивал их по лесам и болотам, в горах. Особенностью Молоха, одной из многих, было его нежелание заниматься сексом с будущей жертвой обычным способом. В конце концов, таким образом он как бы сохранял верность жене.
        Впрочем, даже если бы она знала об этом в то время и обнаружила бы несомненную глубину морального разложения своего мужа, Мэриэнн и тогда бы действовала так же: связалась бы с Карен. И она бы все равно воплотила в жизнь свой план побега.
        Она все равно проинформировала бы полицию о деталях готовящегося ограбления банка.


* * *
        Мэриэнн позвонила в полицию сразу же, как только вытащила деньги из тайника в полу сарая и положила их в багажник своей машины; рядом она поставила две небольшие сумки, которые составляли все имущество, которое она собиралась взять с собой. Она планировала подъехать к месту встречи, встретиться с Карен, а потом направиться на автобусную станцию, где и бросить свою машину. Там она хотела купить по два билета по трем разным направлениям, каждую пару оплатить наличными в разных окошечках. Но ехать она собиралась в Нью-Йорк, а там снова купить билеты в три разных города, и снова направиться только в один из них. Ей казалось, что это хороший план.
        Она пристегнула ребенка к детскому креслу в машине, потом поехала к торговому центру и припарковалась у телефонной будки. Она вытащила мальчика вместе с креслом и поставила его у телефона; он спал. Отсюда она позвонила диспетчеру Кумберлендской полиции и попросила соединить ее с детективом Сесаро Апонте. Она прочла это имя в газете неделю назад, когда его процитировали по поводу расследования грабительского нападения в этом районе, в результате которого отделение интенсивной терапии местной больницы все еще боролось за жизнь женщины. Если бы его не оказалось на службе, у нее были еще три других имени, все они были выписаны из газет.
        Последовала пауза, а потом мужской голос прозвучал в трубке:

        - Детектив Апонте слушает.
        Она сделала глубокий вдох и начала:

        - Сегодня в четыре часа дня произойдет ограбление Первого Объединенного банка в Кумберленде. Человек, который руководит ограблением - Эдвард Молох. Он проживает по адресу...
        Звонок был отслежен с помощью специальной аппаратуры, он был сделан из торгового центра. Но к тому времени, как подъехала машина местной полиции, Мэриэнн уже уехала, и никто не мог вспомнить, как выглядела женщина, которая звонила. Единственная деталь, которую запомнила пожилая кассир,  - у звонившей был спящий ребенок. За телефонный аппарат был засунут конверт, как Мэриэнн и обещала в разговоре. В нем находились разные поддельные паспорта Молоха и некоторые, но далеко не все материалы с чердака, которые имели отношение к его преступлениям в прошлом. Большинство материалов осталось в доме.
        Затем Мэриэнн прибыла на место встречи у заброшенной бензоколонки в полумиле за городом. Она опоздала на пять минут. Там не было никаких следов машины Карен, и она запаниковала, испугавшись, что ее предали. Но вскоре Карен появилась из-за бензоколонки, объехав ее кругом. Она припарковала рядом видавший виды
«олдсмобиль».
        Мэриэнн вышла из машины и увидела, что у Карен в руках конверт.

        - Вы получили их? Вы все сделали?

        - А вы привезли деньги?
        Мэриэнн открыла багажник. Черный рюкзачок, который она вытащила, был застегнут на молнию. Когда она открыла его, лица давно умерших президентов мелькнули при ярком дневном свете. Пять пачек были открыты и снова сложены. Мэриэнн передала их Карен.

        - Двадцать пять тысяч. Я пересчитала их утром.

        - Я вам верю.
        Она передала конверт. Мэриэнн распечатала его ногтем большого пальца.

        - А вы разве не доверяете мне?

        - Если бы я вам не доверяла, думаете, я бы открыла багажник?

        - Думаю, что нет.
        Она проверила паспорт, водительские права, карточку со своей страховкой. Теперь она была Мэриэнн Эллиот вместо Мариан Молох. Имя ее сына, согласно новому свидетельству о рождении, было Дэниэл. Там, где должно стоять имя отца, было написано: «Неизвестен».

        - Вы оставили мне практически мое имя. Раньше вы никогда этого не делали.

        - Первое, что может выдать вас, это когда вы затрудняетесь назвать свое имя. Это вызывает у людей подозрения и привлекает внимание. Мэриэнн довольно близко по звучанию к вашему собственному имени, так что вы сможете избежать этой проблемы.

        - А отец Дэнни?
        Она сама просила Карен написать ее сыну имя Дэниэл. Это было имя, которым она всегда хотела назвать мальчика, но Молох дал ему свое собственное - Эдвард. А теперь он будет Дэниэл. В глубине души он всегда для нее был Дэниэлом.

        - Если вас спросят, то его звали Ли Сервер, и он умер. Там есть некролог на Сервера. Там есть все, что вам нужно знать о нем.
        Мэриэнн кивнула. Она нашла стопку документов и паспорта для Патриции и Билла, фотографии были немного устаревшими, поскольку у нее были только эти, когда Карен согласилась помочь ей. И снова им оставили их собственные имена.

        - Мне придется взять с вас еще денег,  - сказала Карен.  - Надо заплатить нескольким людям. Бумаги ведут далеко в прошлое, здесь есть даже свидетельства о смерти ваших отца и матери. Там есть листок, напечатанный на машинке. Запомните все детали, потом сожгите его. Это ваша новая семья, хотя вы так с ними и не познакомитесь. Вы единственный ребенок. Ваши родители умерли. Все это очень печально.
        Мэриэнн запихнула материалы обратно в конверт.

        - Спасибо.

        - Как, черт возьми, вы вообще связались с этим парнем?  - вдруг спросила Карен.

        - Мужчина попытался изнасиловать меня,  - ответила она.  - Он меня спас.
        Последовала пауза.

        - Действительно?  - голос Карен звучал грустной иронией.

        - Я верила ему. Он был... сильным.
        Она направилась обратно к своей машине.

        - Я меняла ему имена, те, которые в бумагах, что вы нашли на чердаке,  - сказала Карен.
        Мэриэнн остановилась.

        - Что вы имеете в виду?

        - Я придумала их. Все, кроме одного. Он пришел ко мне, и я сделала это.

        - Кто же он? Кто же он в действительности?

        - Я не знаю. Единственная фамилия, не мной придуманная, была та, которой он пользовался, живя с вами. Молох - фамилия, под которой мне его представили с самого начала. Я думаю, он очень любит эту фамилию.
        Она вытащила из кармана связку ключей от машины и передала ее Мэриэнн.

        - Теперь это ваша машина. Она чистая. Документы в бардачке.

        - Я заплачу вам еще.

        - Она недорого стоила мне. Я держала ее в укрытии на случай, если придется бежать. Полагаю, вам она нужна больше, чем мне именно сейчас.
        Карен помогла ей перенести сумки в багажник новой машины, потом переставила детское кресло в «олдсмобиль», а Мэриэнн перенесла Дэнни. Он проснулся и начал плакать.

        - Вам пора ехать,  - сказала Карен.
        Мэриэнн пристегнула ремнями все еще плачущего ребенка. Потом остановилась у дверцы водителя.

        - Я...

        - Знаю.
        Потом, сама не понимая почему, Мэриэнн быстро подошла к женщине и нежно поцеловала ее в губы, а потом крепко обняла. Через мгновение Карен ответила ей, обняв ее еще крепче.

        - Удачи тебе,  - прошептала она.

        - И тебе.
        Потом Мэриэнн села в машину и уехала.


* * *
        В Кумберленде было три отделения Первого Объединенного банка, и после предупреждения Мэриэнн за всеми установили наблюдение. Это была не ее вина, что информация, которую она сообщила, была неправильной. Кумберленд был всего лишь базой: сам банк находился в Форт-Эшби, в десяти милях к югу. Он был захвачен сразу же после того, как двери были заперты. Никто не погиб, хотя охранник получил несколько пулевых ранений и больше уже не смог окончательно оправиться от них. Сигнал тревоги молчал до самого момента, когда грабители, всего пятеро, покинули банк. К тому времени, когда приехала полиция, грабители успели исчезнуть.
        Молох вернулся к себе домой сразу же после захода солнца. На улице все было спокойно. Он сделал один круг по кварталу, потом припарковал машину в конце дорожки и вошел в дом. Он прошел прямо к черному ходу, вышел в темный сад и отпер дверь сарая.
        Он увидел щель на месте тайника, там, где должна была быть сумка с деньгами, а потом вспыхнул свет, раздались громкие команды и лай собак.
        И, щуря глаза от яркого света фонарика в руках вооруженного человека, он подумал:
«Сука! Я убью тебя за это».
        День третий

        "Жена-вдова и девушка-невеста,
        Обрученная, изменившая и преданная!"

Сэр Вальтер Скотт «Обрученная»
        Глава 6

        Близился рассвет, когда они добрались до Норвича. На востоке уже появилась тонкая полоса света, как будто отсвет далекого пожара. Они договорились вести машину по очереди, потому что Молох не хотел останавливаться без причины. Он почуял ее след, ее запах - в этом он был совершенно уверен. Это было легче проверить, чем доказать, но элементы, которые выпадали из поля его зрения и не поддавались контролю, теперь сложились в единую картину. Глупый Версо,  - он надеялся продать жизнь Молоха вместо своей; его придурковатый свояк, рискнувший своим именем, чтобы сделать мизерные ставки и получить крошечные суммы выигрышей; недавнее замечание Декстера о том, что его жена не станет пользоваться собственным именем,  - все эти разрозненный факты заставили заработать компьютер у него в мозгу.
        Большую часть пути он молчал и не спал, наблюдая за красными огнями машин, проносящихся мимо, и исчезающих вдали, пропадая в темноте. Молох так долго пробыл в тюрьме, что приходил в восторг от даже таких мелочей жизни, кипящей вокруг него, хотя и наблюдал за всем со стороны внешне холодно и отстраненно. Это был интерес сродни тому, который испытывает маленький мальчик, разглядывающий бурную деятельность термитов или муравьев за несколько секунд до того, как раздавит их или оторвет им лапки. Он наблюдал, как мимо проносятся машины. Сидящие в них люди лишь изредка мелькали в свете зажженной спички или фар. Молох размышлял, откуда так много машин на дороге в столь позднее время, какая нужда заставляет их двигаться, какая цель так манит их, что понуждает путешествовать в ночи, отказываясь от сна. Молох подозревал, что у некоторых из них не было никакой цели. Не было дома, который ждет их, сонного мужа, спящей жены или ребенка. Была только иллюзия движения и продвижения вперед, которую предлагал кокон автомобиля в окружающей со всех сторон ночи. Эти люди не путешествовали; они совершали побег,
обманутые ложной верой в то, что если они будут быстро двигаться, то смогут сбежать от своего прошлого или настоящего, сбежать от самих себя. Молох закрыл глаза и вспомнил тех, кто перешел ему дорожку и, как следствие, исчез из этого мира. Для некоторых, как он думал, это было облегчением. Он закрыл глаза и стал ждать, когда придет сон.


* * *
        Брон, уже уставший от общества неулыбчивого Уилларда, присоединился к Декстеру и Молоху в передней машине, а Леони села за руль второй. Далеко позади на дороге Тэлл и Повелл были заняты долгой дискуссией о своих разнообразных любовных победах, реальных и воображаемых, в то время как Шеферд, как молчаливый судья сидел и оценивал их треп. И, поскольку поездка все тянулась, Шеферд мало-помалу погрузился в свои невеселые мысли. У него не было возможности поговорить с Декстером и Броном с момента побега Молоха, а теперь на него давила необходимость этого разговора. Они хорошо знали друг друга, эти трое, потому что работали вместе и раньше, еще до того, как Молох взял их в свою группу. Леони тоже была прежде знакома с Декстером, она в основном старалась скрывать свои цели и делилась мыслями только с ним, потому что из всей группы только ему она доверяла и только на него могла положиться, если бы это понадобилось.
        Шеферд был очень обеспокоен последними событиями, включая убийство следователя и расчленение его компаньона, смерть свояченицы Молоха и ее мужа. У него были серьезные опасения по поводу психического здоровья, по крайней мере, одного из членов их группы.
        О Повелле ему было известно очень немного и, по правде говоря, он бы предпочел знать еще меньше. Парень прибыл к ним с очень хорошими рекомендациями, и Шеферд некоторое время оставался возле него в Мэриленде и Теннесси. Он считал новичка очень грубым и невежественным, и обрывки разговора, которые доносились справа, нисколько не изменили этого впечатления. Тэлл ему нравился. Впрочем, хотя он понимал резоны напарника, убившего молодого разносчика пиццы («Он был умным,  - защищался тогда Тэлл,  - и мог заметить больше, чем нужно»), Шеферд был уверен, что они недостаточны для убийства, а нежелание Тэлла сделать такой же вывод, расстраивало старика. Происшествие с мобильным телефоном тоже свидетельствовало о вспыльчивости Тэлла, а еще, пожалуй, об отсутствии характера. Шеферд не был большим поклонником мобильных телефонов. Он полагал, что они способствуют созданию более бесцеремонного и менее внимательного общества. Было время, и не так давно, когда люди понижали голос на публике не только потому, что хотели насладиться некоторой уединенностью во время разговора, но и потому, что слишком громкий
разговор мешает окружающим. Теперь же все слышится из окон, не говоря уже о том, что нельзя оставить машину или входную дверь незапертыми. Тот факт, что люди запирают двери своих домов и устанавливают сигнализацию, чтобы защититься как раз от таких людей, как Шеферд, старый налетчик в расчет не брал. И все же Шеферд никогда не считал, что решить проблему распространения мобильных телефонов можно, убивая тех, кто пользуется им и ведет себя при этом грубо и невоспитанно. Жаль никто никогда не узнает, что только непомерно громкий разговор по телефону стал причиной смерти араба. А ведь этот случай мог бы послужить хорошим примером для остальных, заставив их изменить манеру поведения. Так или иначе, Шеферд полагал, что Тэллу всякий раз следует делать глубокий вдох, пытаясь прийти в себя, а не дергать курок. Шеферд с ним поработает.
        Но подлинной причиной беспокойства Шеферда был Уиллард, и он знал, что Декстер разделяет его опасения. Шеферд был человеком, который считал, что он сам в состоянии контролировать свои аппетиты. Он также знал по опыту, что дисциплина и сдержанность в любой операции увеличивают шансы на успех и что если этих качеств не хватает, неприятности неизбежны. Уиллард не способен контролировать себя, и Тэлл по сравнению с ним, пожалуй, буддист. Мальчишка казался незрелым, полностью зависящим от своих желаний человеком. Шеферд не знал, какие узы связывают Уилларда и Молоха, что заставляет старшего товарища проявлять такую снисходительность к младшему. Иногда казалось, что Молох испытывает к Уилларду нежность, свойственную любовнику. А в другой раз он вел себя по отношению к нему как отец, защищая его и в то же время напрасно (Шеферд был в этом уверен) пытаясь приучить парня к дисциплине. Какие бы чувства ни испытывал Молох по отношению к нему, Уиллард становился все более и более непредсказуемым. И в результате они оставляли следы для тех, кто преследовал их, и именно из-за него можно было вычислить всю
группу. У Шеферда не было намерения ходить по острию ножа и ждать, кто первый, судья или случай, приговорят его к смерти. Его доля денег могла обеспечить старику относительно обеспеченную жизнь, если он будет достаточно осторожен. А он собирался прожить довольно долго, чтобы успеть потратить эту сумму. Ему необходимо было поговорить с Декстером и Броном, потому что надо было что-то делать с Уиллардом.


* * *
        Если Леони и испытывала некоторое беспокойство от перспективы провести время в компании Уилларда, она не показала этого, когда Брон предложил поменяться местами в машинах. Брон даже подозревал, что Леони не испытывала никаких чувств ни к чему и что они с красавчиком родственные души. Декстер несколько раз привлекал ее к работе с согласия Молоха, но Брон все еще ничего не знал о ней, кроме одной истории, которую ему как-то раз рассказал Декстер. Леони отправилась в какой-то бар для лесбиянок в Южной Каролине (Брон меньше удивился бы тому, что Леони ест дома, чем тому, что ей удалось разыскать такого рода бар в Южной Каролине), когда парочка парней набросилась на нее прямо на парковке. Брон знал этот сорт людей, потому что вырос рядом с ними: они ненавидели женщин, особенно независимых женщин, а нет никого более независимого, чем женщина, которой мужчина не нужен даже для секса. Они запихнули ее в багажник своей машины и увезли в лесную лачугу. Брону можно было не рассказывать о том, что произошло с Леони дальше, да Декстер и не стал рассказывать ему подробности, потому что о таких вещах оба знали
не понаслышке. После всего, увидев, что девушка не сопротивляется, они еще побили ее, а потом вышвырнули возле лесбийского бара. Ее одежда была изорвана и в крови. Леони не стала заходить внутрь бара. Вместо этого она добрела до своей машины, где под приборной доской у нее был спрятан пистолет. Она не взяла его с собой в бар, и это было ошибкой, которую она больше никогда не повторяла, вернулась в свою квартиру, вымылась, смазала ушибы и ссадины, потом приняла две таблетки снотворного и легла в постель.
        Наутро она позвонила Декстеру. Она рассказала ему обо всем, что произошло, и он поехал вместе с ней на машине. Именно Декстер выловил на улице тех двоих парней и привез их обратно в лачугу в лесу, где уже ждала Леони. Потом он остался в своем грузовике, курил и слушал музыку, одновременно наблюдая за дорогой.
        Он слышал, что охотники через пару дней нашли двух мужчин. Один из них был все еще жив, хотя и умер сразу же, как только медики попытались поднять его. Декстер предполагал, что Леони было очень неприятно узнать, что только один из них прожил так долго. Обычно она была исключительно аккуратна в таких делах, но тогда ею владели гнев и отчаянье от того, что с ней сделали, так что, возможно, это немного повлияло на ее действия.
        Но не эта часть истории потрясла Брона. Парни получили то, что заслуживали, в этом не было никаких сомнений, и Брон не собирался лить слезы над ними. Нет, понять, что собой представляет Леони, ему помогло другое. Один из парней был женат, а другой встречался с женщиной, которая работала по ночам, оказывая техническую поддержку пользователям сети Интернет в своем районе. Леони посетила их обеих, пока ждала, когда Декстер поймает тех двоих, и так же, как они развлеклись с ней, она развлеклась с ними. Она даже сделала несколько снимков перед тем, как уйти. Именно эти фото видели парни перед смертью.
        Декстер говорил, что кадры получились очень хорошо, если учесть, что там было много красного.
        Нет, Уиллард не станет приставать к Леони, если в его красивой и пустой головке есть хоть какие-то мысли.
        Шеферд рассказал Брону, что был под большим впечатлением от того, как Тэллу удалось справиться с делом Версо. Так же, как и Шеферд, Брон не был уверен, что парню действительно необходимо было убивать разносчика пиццы, хотя, в общем, трудно перегнуть палку, когда речь идет о безопасности группы. Безопасность превыше всего.
        Что бы ни произошло, есть, по крайней мере, еще Декстер. Брон знал Декстера гораздо дольше, чем всех других живых существ, дольше, чем своих собственных родителей. Они были как братья, связанные кровным родством. Имели общие машины, комнаты, даже женщин, хотя, если бы Брон встретил женщину, которую полюбил бы так же, как Декстера, он, пожалуй, женился бы на ней и не делил бы ее с кем бы то ни было, даже с Декстером.

        - Ты когда-нибудь задумывался об именах?  - спросил Декстер ни с того ни с сего.

        - Как это «задумывался»?  - не понял Брон.

        - О том, что некоторые цвета становятся фамилиями, а другие - нет.

        - Например?

        - Как черный. Ну, ты понимаешь, мистер Черный или мистер Белый. Есть еще мистер Зеленый, Коричневый[По-русски эти фамилии звучат соответственно: Блэк, Уайт, Грин и Браун.] . Но это все. Ты встречал когда-нибудь человека с фамилией Синий, Желтый или Красный? Такого не бывает даже в кино. Ты не находишь это странным?

        - Знаешь, я не думал об этом раньше.

        - Как полагаешь, это интересно?

        - Нет. У тебя слишком много свободного времени, тебе нечем занять себя, вот что я думаю. Тебе надо заняться чем-то полезным, чтобы мозги отвлеклись от всякого дерьма вроде этого. Просто рули себе.

        - Было время,  - заметил Декстер,  - когда ты думал, что у меня в мозгах много интересного «дерьма», чтобы рассказывать о нем.

        - Я думал, что ты гораздо более глубокая натура. А потом я узнал тебя.

        - Ты хочешь сказать, что я поверхностный?

        - Если бы ты был бассейном, то маленькие дети могли бы писать в тебя. Ты там рули давай. Чем скорее мы доберемся туда, куда собирались, тем скорее я смогу избавиться от твоей плоской черной задницы.
        Впрочем, перепалка была шуточной, и оба улыбались, когда Декстер нажал на газ. Молох немедленно заснул в темноте у них за спиной.


* * *
        Карен Мейер насторожило отсутствие света фар. Она слышала, как к дому подъехал фургон, но фары, по которым можно было бы сориентироваться, как далеко он продвинулся, оказались погашены. Уж не полицейские ли это? И она быстро перебрала в уме и перепроверила все свои дела, вылезая из постели и натягивая джинсы. Фальшивые паспорта и водительские права были спрятаны в тайнике за газовой плитой, и их можно было достать только изнутри. Она старательно маскировала это место, чтобы его не увидели даже случайно, хотя теперь духовкой нельзя было пользоваться вообще. Специальные чернила, ручки и растворы хранились в кабинете, и их нельзя было отличить от обычных принадлежностей, которыми дизайнер Карен Мейер пользовалась при работе. Ее фотоаппараты - дорогой «Никон», более дешевая
«Минолта» и цифровой «Кэнон» были там же. И опять же она могла бы утверждать, что они необходимые инструменты для ее работы. Последняя стопка материалов ушла несколько дней назад, и на грифельной доске ничего не осталось. Она убедилась, что все чисто.
        Она переехала в Норвич, штат Коннектикут, чтобы быть ближе к матери. Ее мать после инсульта, плохо двигалась, и Карен, ее единственная дочь, чувствовала себя в ответе за состояние старушки. Братья Карен жили далеко на Западном побережье, один в Сан-Диего, другой в Такоме, но оба исправно посылали деньги, чтобы покрыть расходы на медицинскую страховку и помочь сестре справиться с бедой, хотя, если не афишировать этого, Карен не нуждалась в их деньгах, потому что своего рода подработка приносила ей солидный доход. И все же она была не из тех, кто откажется от денег, которые сами идут в руки, а наличные позволяли ей снимать очень милый домик на Перри-авеню, где сейчас она и жила. Как она ни любила свою мать, она не могла жить вместе с ней, да и та хотела иметь относительную независимость. У матери была кнопка срочного вызова врача и дневная сиделка, а Карен жила в трех минутах ходьбы от нее. Пожалуй, наилучшее решение для всех.
        Она выглянула в окно и увидела фургон. Он был черный и относительно чистый, не так сильно помят, чтобы привлечь внимание, но и не такой чистый, чтобы выделяться из всех.
        Поблизости не было видно никаких других машин.
        Не полиция, подумала она.
        Раздался звонок.
        Не полицейские.
        Она подошла к комоду и вытащила из ящика пистолет. Это был «смит-вессон» модели
«Леди Смит автомат», его рукоятка удобно ложилась в небольшую женскую руку. Карен никогда не приходилось стрелять из него, кроме как в тире, но присутствие оружия в доме успокаивало ее. Хотя Мейер пообещала себе, что больше не будет иметь дело с преступниками, трудно даже вообразить, на что готовы пойти люди, которым позарез что-то нужно.
        Босиком на цыпочках она поднялась вверх по лестнице, где у нее был установлен дисплей для охраны дома и начала проверять сенсоры по всем участкам и зонам. У входной двери - в порядке.

        - Карен?  - произнес женский голос.  - Карен Мейер?

        - Я спрашиваю: кто там?
        Гостиная - о'кей.

        - Меня зовут Леони. У меня проблемы. Мне сказали, что вы можете помочь мне.

        - Кто сказал?
        Столовая - о'кей.

        - Его зовут Эдвард.
        Гараж - о'кей.

        - Эдвард. А дальше?
        Кухня: ОТКЛЮЧЕНА.
        Ее желудок заворчал. Она ощутила холод металла у себя на затылке. Рука сомкнулась на ее пистолете.

        - Ты должна знать мою фамилию,  - сказал знакомый голос.  - В конце концов, она единственная, которую не ты мне придумала.


* * *
        Дюпре в страхе проснулся. Он весь дрожал: у него тряслись руки, ломило суставы, стучали зубы, хотя он вечером и принял кое-какие обезболивающие препараты. Джо чувствовал себя слишком слабым, чтобы поднять свой вес с постели, поэтому продолжал лежать и смотреть, как тени поднимаются и тают, словно дым, на потолке. Ему иногда становилось интересно, неужели те симптомы, которые он чувствовал, были фантомами, тенями, которые падали от осознания того, что он смертен. Боль приходила все чаще в последние месяцы. Старый доктор Брюдер предупреждал, что его рост и комплекция открывают множество возможностей для возникновения разных заболеваний, а боль, которую он испытывает, может быть проявлением того или иного заболевания.

        - Ты не очень хрупкий, как ни крути,  - говорил давно ушедший на пенсию терапевт, когда Джо сидел на кушетке в каморке старика, наблюдая, как на экране телевизора Гарри Купер болтается по пыльным улицам, в поисках своей любимой,  - но ты не так силен, каким кажешься, или как другие думают о тебе. Твоя работа - постоянный стресс. Ты жалуешься на боли в груди и суставах, на слабость в ногах. Говорю тебе со всей ответственностью: ты должен пройти полное обследование.
        Но Дюпре не внял совету Брюдера, старик и без того знал, что Джо ему не последует. Дюпре боялся. Если ему скажут, что он больше не может заниматься своим делом, у него отнимут эту работу. А работа на острове была для него важнее всего. Без нее он будет чувствовать себя никому не нужным. Он просто умрет.
        Дюпре было тридцать восемь лет, в мае исполнится тридцать девять. Он вспомнил фотографию Роберта Першинга Вадлоу, которую однажды видел. Его еще называли Великан из Олтона. Он был самым высоким мужчиной на Земле и возвышался как башня над двумя другими, стоящими по обе стороны от него; их головы едва доходили ему до локтей. При росте выше двух с половиной метров он был больше, чем самый большой книжный шкаф, стоящий за ним. Казалось, что он немного наклонился влево, как будто на уровне его головы налетел порыв ветра, от которого колосс качнулся. В то время, когда была сделана эта фотография, Вадлоу исполнилось двадцать лет. Через два года он умер, убитый бесконечными недугами.
        Лежа в постели в доме, где он вырос, Дюпре вспоминал рассказы отца, его сказки о великанах прошлого, которые тот рассказывал в надежде подбодрить мальчика, чувствовавшего, что из-за своего роста он отдаляется от сверстников. Отец лгал ему. Это была ложь во спасение, но все равно ложь, потому что отец сам придумывал эти истории по поводу возникавших у мальчика проблем, успокаивая, утешая, смягчая его переживания.
        Его сказки в действительности были не о великанах.
        На улице все еще стояла темень. Обычно в это время он уже был в пути и направлялся к полицейскому участку, но он поменялся сменами так, чтобы провести вечер с Мэриэнн. Он лежал на кровати и пытался отдохнуть.


* * *
        Шэрон Мейси сидела на маленькой кухоньке в своей квартире, прихлебывая горячее молоко из кружки. Ей надо было о многом подумать. Отца должны были положить в больницу на следующей неделе для проведения обследований. Он жаловался на боли в спине и груди. Беспокойство жены и дочери о нем он старался перевести в шутку. Но в их роду было несколько случаев раковых заболеваний, и Мейси знала, что эта угроза висит над каждым из них. При иных обстоятельствах она бы немедленно вернулась домой, но она все еще была стажером. Ей предстояло отправиться на остров, и она подозревала, что только реальная угроза жизни отца заставит ее уклониться от своих обязанностей. Как бы там ни было, отец сказал ей, примерно следующее: он бы не хотел, чтобы она болталась по дому и тряслась над ним. После поездки на остров у Мейси будет пять свободных дней, и она вернется на Убежище не раньше, чем съездит на родину и узнает результаты обследования и анализов отца.
        Мейси думала и о Бэрроне, о наркотиках, которые тот брал у Терри Скарфа. Может быть, она ошибалась насчет того, что в действительности произошло, но ей так не казалось. Ей хотелось, чтобы рядом был кто-то, с кем она могла бы поговорить обо всем. И впервые со времени разрыва их отношений Мейси почувствовала, что скучает по Максу или, возможно, по тому, что он когда-то значил для нее.
        Поговорить бы с ним, подумала она. Да черт с ними со всеми!
        Она поставила пустую кружку в раковину, вернулась в кровать и, наконец, заснула под гудки кораблей в заливе, которые звучали как крики гигантского морского существа, заблудившегося в темноте и мечтающего вернуться к своему племени.


* * *
        Звонок вывел Терри Скарфа из глубокого пьяного забытья, и он пару секунд не мог узнать голос звонившего с явным восточноевропейским акцентом.

        - У нас есть для тебя работа. Кое-кто оплатил твои услуги эксперта.
        Даже в нетрезвом состоянии Терри знал, что экспертиза, сделанная им, не стоит ничего, разве только вы сами не в состоянии пересчитать нули.

        - Конечно,  - пробормотал он. Терри не собирался спорить. Ему нужны были наличные. Даже если бы они ему не требовались, этим людям нельзя было отказывать. Они были хозяевами Терри Скарфа, и он это знал.

        - Тебе позвонят. Обычное место. Через пятнадцать минут,  - сказал мужчина и повесил трубку.
        Терри встал, слегка качаясь, натянул на свое тощее тело трусы, брюки, старую футболку, отыскал самую теплую куртку, потом прошел два квартала к телефонной будке, захватив по дороге чашку кофе в «Данкин Донатс». Он стоял здесь, дрожа от холода, несмотря на то, что чашка была горячей.
        Жизнь никогда не баловала Терри Скарфа. Большую часть времени она обходилась с ним так, будто он изнасиловал ее сестру. А в другое время еще хуже - как если бы к сестре добавилась еще и мать. За спиной у него был один распавшийся брак, неудача которого была вызвана стечением обстоятельств, включающих в себя неумеренное потребление алкоголя в ночь, когда он делал предложение, арест и заключение в тюрьму сразу же после свадьбы и то, что женщина (а это было особенно неприятно) не простила его. Его жена подала на развод, когда он был в тюрьме по обвинению в краже со взломом, потом вышла за кого-то другого, в то время как Терри был снова посажен за посягательство на охраняемую собственность. Важные события в ее жизни, как предполагал Терри, совпали с его вынужденным отдыхом в государственном исправительном заведении. Может быть, вздыхал он, останься я на свободе немного дольше, ее жизнь не сложилась бы так неудачно, да и сам я был бы счастливее.
        Более умный человек, чем Терри, пришел бы к выводу, что его криминальные амбиции намного превосходят таланты, которыми он наделен, но, как и большинство преступников, Терри оказался не слишком умен. К сожалению, возможности его карьерного роста теперь были еще более ограниченными, чем в самом начале, и лишь немногие способности стареющего воришки могли быть применены в рамках закона. Вот почему теперь он стоял в темноте у телефонной будки, ожидая разговора с кем-то, кого никогда не увидит и кто вряд ли предложит Терри работу по дегустации пива или проверке мягкости матрасов. Он замерз, зуб на зуб не попадал, а надо было отвечать, потому что человек на том конце линии сказал:

        - Терри Скарф? Я Декстер.
        Терри подумал, что голос этот, пожалуй, звучит как негритянский. Это не беспокоило Скарфа, но негры обычно старались держаться подальше от Портленда, и, если парень планирует приехать сюда, это станет некоторой проблемой.

        - Что я могу для вас сделать?

        - У вас там есть остров, где-то на побережье. Он называется Датч.

        - Да, остров Датч. Убежище.

        - Что?

        - Некоторые ребята все еще зовут его по-старому - Убежище, вот и все, но Датч, да, это хорошее название.
        Он услышал, как черный (Терри все же решил, что он черный) вздохнул:

        - Ты закончил?

        - Да. Извините.

        - Нам нужно, чтобы ты выяснил как можно больше о нем.

        - Например?

        - Легавые. Паромы. Места, откуда можно туда попасть.

        - Тогда мне придется привлечь еще кого-нибудь. Я знаю парня, который живет там. Он не любит большого полицейского на острове.

        - Большого полицейского?

        - Да, хренов великан.

        - Ты что, меня за идиота держишь?

        - Нет, правда.

        - Ладно, разузнай все, что можешь. И вели своему парню найти одну бабу. Она называет себя Мэриэнн Эллиот. У нее маленький пацан, лет шести. Я хочу знать, где они живут, с кем она дружит, кто ее парень и прочее дерьмо вроде этого.

        - Какие сроки?

        - До вечера.

        - Сделаю все, что могу.
        Терри показалось, что он услышал мягкий хлопок в отдалении. Он знал, что это за звук: кто-то только что получил пулю.

        - Нет,  - сказал Декстер,  - ты сделаешь больше, чем можешь.


* * *
        Декстер посмотрел вниз на тело Карен Мейер. Она никогда не была красивой женщиной, но Леони и Уиллард выбили из нее и ту малую дозу внешней привлекательности, которая у нее была. Эти двое хорошо сработались. Это было своего рода предупреждение: Декстеру надо поговорить с ней. Ему не хотелось, чтобы девчонка слишком сближалась с Уиллардом. Он говорил с Шефердом, и в связи с таким развитием событий им казалось нежелательным, чтобы красавчик оставался поблизости и дальше.
        Найти Мейер было нетрудно. Она перевела свой бизнес на север, но оставила пароль тем людям, которым ее услуги могли в будущем понадобиться. Декстер сделал лишь один звонок, чтобы выяснить, где она находится.
        Он всегда думал, что Мейер - умная женщина и не особенно сентиментальная. Все дело было в деньгах, и он предполагал, что жена Молоха отдала ей приличную долю сбережений своего мужа за оказанные услуги. Должно быть, это было очень много денег, если Карен отважилась перебежать дорожку самому Молоху. Декстер надеялся, что она хорошо прожила их, потому что в последние минуты жизни в подвале собственного дома ей пришлось заплатить очень дорого за то, что она сделала.

        - Вы нашли кого-нибудь?  - спросил Молох.

        - Да, он обойдется нам в пять кусков за работу в Бостоне, плюс десять процентов на острове и небольшие вознаграждения в расчете на будущее.

        - Хорошо, если он того стоит.

        - Они предоставили нам бонус как свидетельство доброй воли.
        Молох ждал. Декстер улыбнулся:

        - Они сдадут нам полицейского.
        Локвуд и Баркер сошли на берег с первого утреннего парома и начали еженедельную проверку медицинского оборудования и пожарного снаряжения в здании полицейского участка. В одиннадцать Дюпре присоединился к ним, а затем отправился вниз по Центральной улице в сторону почты и припарковал свой «эксплорер» на стоянке справа от белого обшитого досками здания. Этим утром он позвонил Ларри Эмерлингу, чтобы договориться о встрече. Странно, Эмерлинг как будто ждал его звонка.
        Ларри больше, чем кто либо, знал об острове, даже больше, чем сам Дюпре. Его дом был уставлен книгами и бумагами, связанными с историей залива Каско, включая копию его собственной книги, которая была отпечатана частным образом и продавалась в книжных магазинах и на рынке Портленда. Эмерлинг уже десять лет жил вдовцом. Его дети обосновались на материке, но регулярно приезжали в гости, и тогда старый почтмейстер вел на буксире маленький паровозик внуков. Дюпре обычно праздновал День Благодарения у Эмерлинга в кругу его семьи, члены которой строго блюли традицию возвращаться на остров и отмечать этот день вместе. Они были хорошими людьми, если бы только старик Ларри не окрестил его Джо-Меланхолией. Немногие называли его так, и только единицы прямо в глаза, хотя это прозвище прижилось среди полицейских, дежуривших на острове.
        Дюпре думал, что Эмерлинг будет один, потому что старик обычно устраивал себе полуторачасовой перерыв в одиннадцать утра, чтобы оторваться от бумаг, и пил зеленый чай. Но на сей раз у почтмейстера была компания: художник Джиакомелли стоял, опершись о стену, и пил кофе из соседней закусочной. Он выглядел обеспокоенным. Так же, как и Эмерлинг. Дюпре кивнул и поприветствовал их обоих.

        - Я не помешал?  - спросил он.

        - Нет,  - ответил Эмерлинг.  - Мы ждали тебя. Хочешь чаю?
        Дюпре налил немного зеленого чая в одну из хрупких маленьких чашечек Эмерлинга. Чувствуя особую ответственность за изделие китайских мастеров, Джо держал чашку осторожно всей рукой. Трое мужчин обменивались шутками и островными сплетнями, пока не наступило неловкое молчание. Дюпре провел все утро в попытках облечь свои смутные опасения в слова, желая объяснить им все в такой форме, чтобы не показаться суеверным дураком. В конце концов Эмерлинг выручил его, и ему не пришлось краснеть.

        - Джек здесь по той же причине, что и ты, я полагаю,  - начал Эмерлинг.

        - И что это за причина?

        - Что-то неладно на острове.
        Дюпре не ответил. Следующим заговорил Джек:

        - Я думал, только я один это заметил. Деревья ведут себя по другому, и...

        - Продолжай,  - сказал Эмерлинг.
        Джек взглянул на полицейского:

        - Я не пил, если это то, о чем ты подумал. Ну, самую малость. Но этого было бы недостаточно, чтобы придумать такое.

        - Я и не думал об этом,  - сказал Дюпре. Нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно.

        - Возможно, ты передумаешь, когда услышишь все. Мои картины меняются.
        Дюпре замер.

        - Ты имеешь в виду, что они становятся лучше?
        Они дружно рассмеялись, это слегка разрядило обстановку и немного успокоило художника.

        - Нет, полицейская ты задница! Они так же хороши, как и должны быть.  - Джек посерьезнел.  - Но на полях стали появляться знаки. Они выглядят как человечки, но я их там не рисовал. Они сначала появились на картинах с видами моря, а теперь и на некоторых других пейзажах.

        - Ты думаешь, кто-то пробирается в твой дом и дорисовывает фигурки на твоих картинах?
        Джо постарался сказать это так, чтобы в его голосе не прозвучали нотки недоверия. Ему это почти удалось, но Джек заметил игру.

        - Я знаю, что это звучит странно. Но дело в том, что эти фигуры не нарисованы.
        Художник наклонился и поднял лист, завернутый в старые тряпки. Он снял их и показал один из своих морских видов. Дюпре подошел поближе и увидел что-то похожее на двух мужчин, стоящих на отмели. Штрихи, обозначавшие их фигуры, были чуть толще мазков, но они там были. Джо протянул вперед руку:

        - Могу я потрогать это?

        - Конечно.
        Дюпре провел пальцем по холсту, всей кожей ощущая линии, проведенные кистью. Когда полицейский добрался до фигурок, он сделал паузу, потом поднес кончики пальцев к носу и принюхался.

        - Все правильно,  - кивнул Джек.  - Они были выжжены на полотне.
        Он вытащил вторую картину и передал ее Дюпре.

        - Ты знаешь, что это?
        Дюпре почувствовал себя неуютно при взгляде на эту картину. Это была одна из лучших работ Джека. Его море и горы никуда не годились, но зато он хорошо выписал деревья. Они в основном были голыми, а в самом низу картины, практически скрытое туманом обозначилось что-то, что показалось Дюпре похожим на каменный крест. Это было, очевидно, точкой, где стоял сам художник.

        - Это вход в Место,  - пробормотал Дюпре.  - Я же говорил тебе, Джек, ты никогда не сможешь продать эту картину. Один только взгляд на нее вызывает у меня мороз по коже.

        - Она не для продажи. Я, конечно, делаю что-то на продажу, но мне интересно, что ты на это скажешь. Скажи мне, что ты видишь.
        Дюпре взял картину и стал рассматривать ее с расстояния вытянутой руки, стараясь сосредоточиться на ней.

        - Я вижу деревья, траву, болото. Вижу крест. Я вижу...
        Он остановился и более внимательно присмотрелся к деталям на холсте.

        - А это что?
        Что-то серое свисало в тени между двумя деревьями около креста. Он чуть не дотронулся до него пальцем, а потом задумался.

        - Не знаю,  - вздохнул Джек.  - Я этого не рисовал. Там есть и другие, если как следует присмотреться.
        И они там были. Чем больше Джо всматривался в полотно, тем более явственно видел. Некоторые были просто пятнами, такими, как те, что появляются на фотографии, если кто-то быстро пройдет в момент съемки; другие - более отчетливыми. Дюпре показалось, что он может различить даже отдельные лица: темные впадины глаз, черные губы.

        - Они нарисованы?
        Джек пожал плечами:

        - Тебе кажется, что они выглядят как нарисованные?

        - Нет, скорее как фотографии.

        - Ты все еще полагаешь, что я выпил слишком много?
        Дюпре отрицательно покачал головой:

        - Я бы сказал, что ты выпил недостаточно много.
        Эмерлинг подал голос:

        - И ты все еще собираешься рассказывать мне, что пришел сюда, потому что тебя беспокоят еноты, или ты тоже что-то почувствовал?
        Дюпре вздохнул:

        - Ничего особенного, только какое-то смутное беспокойство. Я не могу описать это, скажу лишь, что это носится в воздухе, как будто собирается электрический разряд перед бурей.

        - Это самое достойное описание из всех, которые мне доводилось слышать. Другие люди тоже почувствовали это; конечно, в основном старики. Подобное происходит не в первый раз. Такое случалось и раньше, во времена твоего отца.

        - Когда?

        - Незадолго до исчезновения Джорджа Шеррина. Но это было не совсем так, как теперь. Напряжение тогда нарастало быстро, в течение одного-двух дней, а потом так же быстро спадало. То, что происходит сейчас,  - совсем другое. Оно продержится долго.

        - Как долго?

        - Месяцы, я бы сказал. Но оно нарастает так постепенно, что многие люди не замечали его до этого момента, а кое-кто не замечает и теперь.

        - Но вы-то заметили?

        - Я чувствовал что-то такое. И позавчерашний несчастный случай подтвердил мои подозрения; а еще то, что сказала дочь Лотера перед смертью.

        - Она была в агонии. Она сама не понимала, что говорит.

        - Я в это не верю. Думаю, что и ты тоже.

        - Она говорила о мертвых.

        - Знаю.
        Дюпре подошел к окну маленького служебного помещения и взглянул на Айленд-авеню. Все было тихо, но неспокойно. Было похоже, что поселок замер в ожидании взрыва из-за какого-то давнего полузабытого конфликта, или, возможно, это были лишь ощущения напуганного полицейского, пьяницы-художника и старого романтика, которые старались навязать невинному миру собственную интерпретацию событий и явлений.

        - Люди умирали на острове и раньше, некоторые из них довольно жестоким образом,  - заметил Дюпре.  - У нас были аварии и столкновения машин, пожары, даже одно или два убийства. Вы думаете, что все жертвы видели призраков, перед тем как умереть?

        - Возможно.
        Эмерлинг сделал паузу.

        - А я думаю, что нет.

        - Тогда почему именно дочка Лотера, и почему сейчас?

        - Твой отец рассказывал тебе об острове?
        Дюпре кивнул в сторону Джека. Он помнил, как поднимал старика с порога его дома, после того как Дэнни Эллиот нашел его с глубокой кровоточащей раной на голове. Джо был сердит на художника, возможно, потому, что видел в нем некоторые из своих старых пороков, но в основном потому, что он напугал мальчика. А сейчас он должен обнажить перед ним ту часть своей души, которую держал в тайне от всех остальных. Джек, как бы долго он ни прожил на острове, все равно был здесь пришельцем, посторонним.
        Эмерлинг догадался, о чем он думает.

        - Ты беспокоишься насчет Джека? Тогда я избавлю тебя от сомнений: он гораздо тоньше чувствует это место, чем те, у кого деды и прадеды похоронены на островном кладбище. Я думаю, ты можешь открыто говорить в его присутствии.
        Дюпре поднял руки в жесте отчаяния.

        - Я понимаю,  - сказал Джек.  - Никаких сильных чувств при посторонних.

        - Отец рассказывал мне,  - начал Дюпре.  - Он рассказывал мне историю каждой семьи, с самого начала, с первого дня. Он заставил меня запомнить все это. Он рассказывал мне о резне и новом поселении, которое появилось позже. Рассказывал и о Джордже Шеррине, и о том, почему, с его точки зрения, тот был захвачен ими. Отец рассказал мне все об этом. Я никогда не понимал всего полностью, и, пожалуй, даже не верил в некоторые из его историй.

        - Но он пытался объяснить тебе?

        - Да. Он объяснял мне то, во что сам верил. Он верил, что это место всегда было необычным. Индейцы жили на всех островах залива задолго до того, как появились белые, но на этом острове они по каким-то причинам не селились.
        Эмерлинг прервал его:

        - У них были достаточно серьезные причины не приезжать сюда. Остров, конечно, большой, но слишком далек от материка, а у них были только каноэ, чтобы добраться сюда и выбраться отсюда. Вот, собственно, и вся причина.

        - Ну, ладно. Как бы там ни было, позже появились поселенцы,  - продолжил Дюпре,  - и все они были убиты. Мой отец думал так же, как его отец: то, что произошло с ними, повлияло на характер самого острова: он оказался запятнанным кровью, и некоторые следы, какие-то воспоминания о тех событиях запечатлелись навсегда. Следы страшного прошлого никогда не исчезали. Что-то из этого осталось на острове, как отметка на камне. А теперь наступило относительное затишье, своего рода баланс, и все, что угрожает его нарушению, должно быть устранено. Если только это не...  - Он выпил остатки чая.  - Если только это не имеет отношения к поддержанию равновесия, еще что-то на острове будет действовать собственными методами. Мой отец считал, что остров или что-то на нем нашло свой способ очищать себя от того, что может стать для него угрозой. В этом ключ к пониманию того, что произошло с Шеррином. Он был своего рода отравой для мира, и остров позаботился о нем. Мой отец верил в это.
        Дюпре закончил и посмотрел на листья чая, оставшиеся на дне его чашки. Все это звучало абсурдно, но он помнил, какое выражение лица было у его отца, когда тот рассказывал ему историю острова. А ведь отец не был суеверным человеком. В действительности он был самым большим реалистом и самым умным из всех, с кем Джо когда-либо приходилось встречаться. Фрэнк Дюпре был человек такого сорта, который таскает повсюду с собой садовую лесенку, чтобы показать остальным, более доверчивым людям что-то наверху, сам при этом оставаясь на земле.
        Эмерлинг подлил себе еще немного чая, потом предложил чайник Дюпре. Полицейский отказался.

        - Кстати, почему ты вообще пьешь его?

        - Он действует на меня успокаивающе,  - ответил Эмерлинг.
        После паузы Дюпре передумал и снова наполнил свою чашку, а почтмейстер подлил еще чая в чашку Джека и свою.

        - Твой отец знал, что это необычное место.  - Эмерлинг сделал глоток.  - Мы иногда разговаривали с ним об этом, и оба пришли более или менее к одним и тем же выводам. Иногда дурные дела случаются в каком-то месте, и оно после этого уже не может полностью оправиться. Память о них не исчезает. Некоторые люди особенно восприимчивы к таким вещам, некоторые нет. Однажды я читал, что Томми Ли Джонс - актер, ты знаешь,  - жил в коттедже, где Мэрилин Монро совершила самоубийство, или была убита, или с ней произошло еще что-то, и она покинула наш мир. Но Томми Ли Джонса это обстоятельство нисколько не беспокоило. Он не из той породы людей, судя по тому, что я прочел. Однако, что касается меня лично, не думаю, что я смог бы жить в такого рода месте, зная, что там когда-то произошло. Я уверен - может быть, это глупо,  - что нечто из прошлого так и осталось здесь, как влага, впитанная этими стенами.
        То, что случилось на острове Убежище, в конце семнадцатого века намного хуже, чем простое убийство. Это действительно несмываемое пятно зла, которое останется навсегда. Спустя много лет кучка насильников привезла сюда женщину, а потом все они сгинули. Недавно все мы, старожилы, были свидетелями того, как Джордж Шеррин скончался под корнями дерева. Я был там, когда его выкапывали, и я видел, что корни сделали с ним.
        Эмерлинг наклонился вперед, сжав чашку обеими руками:

        - Он был проклятый сукин сын. О нем много рассказывали после того, как он умер. Этот мерзавец запугивал и мучил собственных жену и детей, и поговаривали, что, возможно, он наносил увечья детям на материке.

        - Я тоже слышал об этом,  - кивнул Дюпре.  - Мой отец был уверен, что это правда.

        - Что ж, если твой отец был уверен, значит, это действительно так. Остров, или что бы там ни обитало на нем, не мог вынести Шеррина и избавился от него. Лучшего объяснения этому я не нахожу.

        - В таком случае как объяснить уход из жизни детей Лотеров и Кейди? Ты хочешь сказать, что они заслуживали того, что с ними произошло?

        - Нет, не думаю, что остров принимал в этом какое-либо участие. Они умерли, потому что напились и решили украсть машину. Но, похоже, что-то появилось в том месте, когда они умирали, потому что мы теперь знаем об этом. Напряженность, которую все мы чувствуем, появилась не случайно. Я думаю, когда произошло столкновение, природа этой трагедии - неожиданная, пугающая - привлекла к себе нечто. Оно появилось, чтобы узнать, что случилось.

        - Нечто? Нечто... какое? На что похожее?

        - Не знаю. Ты бродил в последнее время около Места?

        - Нет, некоторое время не бывал там.

        - Туда практически невозможно попасть. Дорожки заросли. Там лежат упавшие деревья, выросли колючие кусты. Даже топи, кажется, стали больше.

        - Ты сказал «почти невозможно» попасть. Значит, ты там был недавно?
        Эмерлинг сделал паузу:

        - Вчера. Джек ходил со мной. Мы там пробыли совсем недолго.

        - Почему?

        - Ощущение опасности усиливается вне поселка. Это все равно, что подойти слишком близко к клетке со львом. Мы физически ощущали угрозу.

        - И птиц нет,  - добавил Джек.

        - Не только здесь - нигде нет,  - сказал Эмерлинг.  - Ты заметил?
        Если честно, Дюпре этого не заметил, но теперь, задумавшись над этим, он вспомнил, что на острове стало очень тихо, так тихо, как никогда прежде не было. Единственная птица, которую он видел, была умирающая чайка на лужайке перед домом Мэриэнн Эллиот.

        - В этом наши с твоим отцом взгляды не совпадали. Он был уверен, что это что-то бессознательное, как сила природы. Деревья не думают о том, чтобы приделать свои упавшие ветки обратно к стволу, это же нечто именно этим и занято. Он думал, что остров действует только на этом уровне.

        - А ты так не думаешь?

        - Нет, и последние слова Сильви Лотер только подтверждают то, в чем я уверен. Что бы это ни было, оно разумно. Оно думает и рассуждает. Оно любопытствует. И оно становится все сильнее.
        "Господи, - подумал Дюпре, - я просто поверить не могу, что я веду такой разговор. Если кто-нибудь из участка услышит меня, они тут же обрядят меня в смирительную рубашку и запрут в палате для буйных. Но это существо не громыхает медными тарелками, так что никто не знает, какое оно. Они этого не понимают. Большинство из них не очень понимают, что такое острова вообще, а ведь этот остров отличается от всех. Все, что я могу сделать, это надеяться, что не случится ничего такого, что заставит меня объяснять коллегам суть происходящего.
        Итак, шеф, я полагаю, вы догадываетесь, что остров населен призраками, и я думаю, что некоторые покойники приходили взглянуть на Сильви Лотер. О, у них были фонарики, разве я не упомянул об этом? Они должны были иметь огромное количество батареек, и это наша основная улика. Мы будем прочесывать остров в поисках батареек...".

        - Ладно, допустим, все так. Но почему теперь? Почему оно стало таким сильным теперь?

        - Может быть, стечение обстоятельств. Какой-то новый фактор на острове, который мы не можем распознать или не замечаем.

        - Ты думаешь, это опасно?

        - Возможно.

        - Ты думаешь, что это...  - Дюпре замялся. Он не был уверен, что хочет использовать то слово, которое пришло ему в голову, но потом сдался.  - Ты думаешь, что это зло?

        - Зло - категория моральная, категория человеческая,  - сказал Эмерлинг.  - Возможно, это нечто на острове не нуждается ни в каких моральных категориях и не имеет о них ни малейшего представления. Оно всего лишь хочет того, чего хочет.

        - Например?

        - Не знаю. Если бы я знал, не было бы этого разговора.

        - Я не уверен, что мне хотелось бы, чтобы этот разговор состоялся и чтобы он был именно таким.
        Почтмейстер усмехнулся.

        - Здесь нет никого кроме нас троих, но, если бы нас слышали, они сказали бы, что мы два старых дурака и великан, который просто бредит.
        Ларри Эмерлинг был не тем человеком, чтобы подслащивать пилюлю, но Дюпре показалось, что старик прочел его мысли.
        Джек прервал его:

        - Я слышал от старины Лотера, что в связи со смертью его дочки возникли какие-то вопросы.

        - Да, я тоже это слышал,  - кивнул Эмерлинг,  - и слышал это от тебя.
        Он поднял вверх одну бровь и посмотрел на художника.

        - Я подумал, что ты хотел бы знать, что произошло, что происходит,  - сказал Джек.
        - Черт, ты ведь знаешь обо всем на свете. Должно быть, пробел в твоих знаниях беспокоит тебя гораздо больше, чем остальных людей.
        Дюпре ответил не сразу. Он не был уверен, что ему стоит отвечать, но эти двое знали почти столько же, сколько он, или даже больше.

        - Они нашли какие-то фрагменты насекомых у нее во рту и под ногтями,  - начал он.  - Это бабочки. Они большие и отвратительные на вид, и все они к сентябрю умирают. Я даже не уверен, что мне когда-либо приходилось видеть их на острове до недавнего времени.

        - Я видел одну такую на кладбищенском дереве, когда они опускали гроб с Сильви Лотер,  - сказал Джек.  - Я взял ее домой, определил вид по книге, потом проткнул булавкой и приколол к карточке. Возможно, нарисую ее как-нибудь.

        - Нарисуй, нарисуй,  - поддел его Эмерлинг.  - Тебе придется прикрепить карточку к картине, чтобы ребята узнали, что это такое.

        - Ну, не настолько я плох как художник,  - возразил Джек.

        - Не обольщайся.

        - Ты же приходил на мою выставку в «Лайонс Клаб»!

        - Там было бесплатное угощение.

        - И почему ты не отравился!

        - А с какой стати мне травиться? Закуска была довольно хорошей, в отличие от того, что было развешано на стенах.
        Дюпре прервал их:

        - Джентльмены! Вы грызетесь, как два старых пса. Стыдитесь!
        Он поднял свою фуражку, стряхнул с нее пылинку и продолжал:

        - Я заходил к Дугу Ньютону. Там тоже были эти мотыльки. Тот же вид. Я видел их на занавесках в спальне его матери.
        Полицейский обращался не столько к двум старикам, сколько к самому себе. Он провел рукой по волосам, потом аккуратно надел фуражку. Мотыльки. Почему мотыльки? Мотыльки летят на свет, на огонь. Были ли своего рода приманкой Сильви Лотер и старая мать Ньютона? Что общего было между ними?
        Ответ пришел ему на ум немедленно.
        Процесс умирания - это у них было общее. Огонь их жизни догорал.

        - Сколько у нас времени?  - спросил Дюпре.

        - Немного,  - покачал головой Ларри Эмерлинг.  - Я физически ощущаю, как остров гудит. Птицы - это последний сигнал. Очень плохо, что даже птицы боятся прилетать сюда.

        - Итак, что мы будем делать?  - Дюпре переводил тревожный взгляд с одного старика на другого. Все трое знали ответ.
        Мы будем ждать. Мы запрем двери. Мы не станем бродить рядом с Местом по ночам. Что бы это ни было, оно случится очень скоро. Тогда мы и узнаем. Плохо это или хорошо, мы будем знать наверняка.
        Глава 7

        Молох позволил им отдохнуть до конца дня, решив, что они поедут на север под покровом темноты. Утром Повелл и Шеферд направились к «Домашней кухне Мэри» и купили множество готовых блюд, которых им хватило на весь день. На обратном пути на Перри-авеню они остановились у винного магазина «Большой Гарри» и купили две бутылки «Вайлд Терки», чтобы согреться. Едва закончив тайные переговоры с Шефердом на кухне у Карен Мейер, Декстер и Брон воспользовались возможностью отдохнуть.
        Молох знал достаточно много о Мейер по их прошлым делам и мог уверенно сказать, что эта дама редко принимает гостей. Ее дом был последним на улице и даже от соседнего коттеджа отделен стеной. Молох не был осведомлен, есть ли у нее любовник, но в холодильнике не было никаких фотографий, никаких маленьких знаков внимания или сувениров на полочке среди кулинарных книг. Он прошелся по ее кабинету, не обращая внимания на то, что оставляет отпечатки пальцев. Если они задержат его, у них и так будет более чем достаточно оснований вынести ему смертный приговор.
        Кабинет сверкал чистотой, доступ к компьютеру оказался защищен паролем. Молох подозревал, что любому, кто попытается забраться в него без пароля, будет предоставлено всего две или три попытки, после чего компьютер начнет автоматически уничтожать память. Он изучил ее спальню и нашел коробку из-под обуви на платяном шкафу. В ней хранилась пачка писем от женщины по имени Джессика. Большинство из них выражали любовь, кроме самого последнего, датированного октябрем 1997 года, в котором приводились доводы в пользу разрыва их отношений. Джессика, похоже, встретила кого-то другого. Молох нашел забавным то, что Карен Мейер сохранила письмо о разрыве. Это показалось ему свидетельством склонности к мазохизму в личности мастера по изготовлению фальшивых документов. Возможно, какая-то ее часть даже получила удовольствие от того, что проделали с ней Уиллард и Леони, хотя Молох что-то сомневался в этом.
        Ее тело все еще лежало на полу в подвале. Она продержалась дольше, чем он ожидал, и это его удивило. Он всегда считал Мейер прагматиком. Она должна была понимать, что ей придется рассказать ему обо всем, что она знает. Но что-то заставляло Карен скрывать нужные сведения так долго, что он стал опасаться, что она умрет раньше, чем сообщит ему о местонахождении его жены и сына. Она сочувствовала им. Молоху стало интересно, не были ли они с его женой в любовных отношениях. Сама эта мысль разозлила его.
        Мэриэнн Эллиот. Она оставила ее имя почти нетронутым, лишь удлинила его, по сравнению с исходным Мариан. Это был умный ход, очень характерный для Мейер. Молох знал, что те, кто получал новые документы, иногда забывались в первые месяцы, не отзывались на свои новые имена и фамилии, когда к ним обращались, или подписывали чеки, договор на аренду или банковские документы своими старыми именами и фамилиями. Самый легкий путь избежать этого - дать им новые имена, которые начинаются с той же буквы, а лучше с двух первых букв их прежних имен. Так, Джеймс становился Джейсоном, Линда - Линдси.
        Мариан стала Мэриэнн.
        Его сына теперь звали Дэнни, а не Эдвард, как они договорились. Ну, возможно,
«договорились» было не совсем подходящим словом. Его жена хотела что-нибудь простое и мальчишеское, но Молоху нравились официальные, строгие имена. Вот и верь суке, которая сбегает, да еще дает его сыну имя вроде Дэнни.
        Молоха не особенно интересовало, что станется с мальчиком. Он может забрать его с собой, покидая остров, а может... оставить. Молох еще не решил. Но он точно знал, что никаких отцовских чувств по отношению к мальчишке не испытывает, но его жена должна узнать перед смертью, что в его власти сделать со своим сыном все, что он захочет. Он мог с легкостью отдать его сутенеру или насильнику-извращенцу, если решит, что сознание такой перспективы усилит мучения его жены перед смертью. Кстати, у него уже был на примете один извращенец, если дело дойдет до этого. В конце концов, им надо будет как-то расплатиться с полицейским. Это поможет ему держать рот на замке и даст им в руки факты, которыми они смогут шантажировать его позже, если вдруг мужика начнет мучить совесть.
        Он перевернул обувную коробку и смотрел, как стопка фотографий рассыпается по неубранной постели Карен Мейер. Он переворошил их кончиками пальцев, переворачивая те, которые упали обратной стороной, пока не нашел одну, которая, как он предполагал, должна была находиться среди них. Его жена теперь была немного другой: ее волосы стали темнее, и, казалось, она старается скрыть свою природную красоту. Когда он впервые встретил ее в Билокси, она пользовалась косметикой так деликатно, что это произвело на него сильное впечатление. Опыт общения с официантками из казино позволял предполагать, что все они похожи на шлюх, рекламирующих продукцию фирмы «Мэри Кей». Теперь ее бледное, измученное лицо было совершенно не подкрашено, волосы прилизаны. Моментальное фото, снятое автоматом, свидетельствовало, что она долгое время плохо спала. Проницательный человек, взглянув на снимок дважды, заметил бы что-то от ее былой красоты, которую женщина старалась замаскировать, а человек, наделенный особыми способностями, мог бы заподозрить, что в прошлом она подвергалась унижениям и испытывала боль, которые и заставили ее
предпринять такие шаги. Женщина обнимала мальчика, его большой палец поднят вверх, на голове - корона: это его день рождения.
        Молох ее недооценивал, и именно это огорчало его больше всего, даже больше, чем само предательство. Он думал, что хорошо знает жену, настолько, насколько мог знать только он один, кто изучил все, что доставляет ей удовольствие и что причиняет боль. Он был уверен, что раздавил ее. Что она была такое? Вещь, которой можно пользоваться, часть фасада, чтобы обманывать тех, кто станет следить за ним, любящим отцом семейства, живущим в чистеньком домике с милой женушкой, маленьким сынишкой, который, несомненно, первый шаг на пути к дому, полному детей и внуков.
        Молох не был обычным ненавистником алкоголиков, нападающим на них, и мелким садистом - тем типом, который в конце концов заставляет объект своей ненависти пойти против него с оружием в руках в неосознанном стремлении выжить. Нет, способность Молоха причинять боль - эмоциональную, физическую, психическую - была гораздо более изысканной. Боль, давление, нажим никогда не должны были становиться невыносимыми, и их надо было разнообразить приливами доброты и даже нежности, напоминаниями о любви, чувством защищенности, опоры, нужды в ком-то. И все же, черт дери эту суку, ей каким-то образом удалось скрыть от него существенную часть своей натуры, до которой он так и не смог дотянуться! Эти качества и позволили ей сбежать от него. Его сильно впечатлило то, каких успехов она достигла. Возможно, по своим способностям они были гораздо ближе друг другу, чем он мог себе представить.
        Молох положил фотографию в карман своего пиджака, затем спустился вниз по лестнице и включил телевизор. Гвоздем программы новостей был сюжет о том, как ведутся поиски беглеца, как расширился район поисков. Теперь сеть поисков охватывала не только штаты, расположенные вдоль границы с Мексикой, но и все южные и северные, вплоть до Мэриленда. Хуже того, они раскопали сведения о соучастниках, и теперь ему, в дополнение к Уилларду, надо было беспокоиться и о Декстере с Шефердом. Их фотографии появились во всех программах новостей вместе со всеми известными кличками. Их дальнейшее использование в деле было довольно рискованным, но это можно было предвидеть. Добравшись до Мэна, они смогут завершить работу за несколько часов, а потом отправятся в Канаду. Большинство дорог через границу не патрулируются, и те, кто хочет устроить себе поездку в соседнюю страну, легко могут осуществить это предприятие, не ставя в известность чиновников. Декстер давно убедился в этом.
        Декстер был очень умен. Вот почему ему было поручено управление организацией, как только стало очевидным, что Молоху предстоит встреча с судом присяжных. Куда бы ни направился Декстер, Леони и Брон последуют за ним. Что же до Шеферда, он был очень любопытной тварью. Похоже, он плывет по течению, не позволяя себе никаких острых ощущений - ни удовольствий, ни ненависти. Казалось, он очень мало получает от жизни, если не считать отдельных случаев, когда он урывал себе кусок из жизни других. В нем не было никакой сентиментальности, и, если он был честен в отношении кого-нибудь, это была честность человека, подписавшего контракт и старающегося держаться строго в рамках договора. Никакое вмешательство извне не могло аннулировать его, и Шеферд мог сделать все, что необходимо, чтобы выполнить соглашение в полном объеме.
        Что же касается этих мужиков от сохи, Тэлла и Повелла, с мыслями о плантациях кукурузы, которые занимали место в их мозгах рядом с плохо скрываемой ненавистью к миру, Молох знал о них очень мало, кроме того, что Декстер ручался за обоих. Это были люди, готовые работать за деньги, и этого достаточно. Молох не знал, сколько денег из его наличных эта сука уже потратила, но оставшегося все равно будет достаточно, он был в этом убежден, чтобы поделить между ними,  - пятьсот, а может, и шестьсот тысяч долларов. Самая трудная часть - побег, попутные убийства и определение места, где она скрывается,  - были уже позади. Если повезет, они сделают свое дело быстро и разбегутся в разные стороны в течение двух дней. Если денег окажется меньше, чем они предполагают, Повелл и Тэлл пойдут в расход. Остальные поделят то, что останется. Молоху нужно только достаточно денег, чтобы покинуть страну. После этого он найдет возможность добыть еще денег. Возможно, он попросит Декстера присоединиться к нему, когда придет время.
        Кроме того, Декстер со временем проникся духом фатализма, по наблюдениям Молоха, общим для людей. После многих лет, в течение которых человек совершал множество жестоких преступлений, чаша весов его самосознания все больше склоняется к тому, что и его самого ждет жестокая кончина. И это ощущение возрастает с каждым днем. Они слишком долго оставались в живых, чтобы мечтать о том, что смогут насладиться легким и приятным уходом со сцены. Декстер не стал менее осторожным, как это происходило с большинством людей его сорта, но он и не казался излишне осмотрительным. Однако этот фатализм, покорность судьбе были буквально написаны на его лице. Он выглядел как человек, который хочет уснуть, уснуть и забыться.
        Молох заметил, как он разговаривал с Броном и Шефердом, но не стал вмешиваться. Он знал, о чем они говорили: об Уилларде, который сейчас спал в комнате напротив холла. Молох любил Уилларда и знал, что эта любовь взаимна. В мальчишке есть простота и чистота, которые так же прекрасны, как и он сам, и, в отличие от Шеферда, он будет предан до самой смерти. Молох мог только догадываться о том, что творилось в голове Уилларда, и порой подумывал о том, какие ощущения испытает, если сможет проникнуть в его мысли. Он опасался, что это будет похоже на временное проникновение в сознание паука, осознающего свои действия: там будут темнота, терпение, постоянно неудовлетворенный аппетит, который нельзя насытить, а также и любознательность, ярость и похотливость. У Молоха не было ни малейшего представления о том, откуда появился Уиллард. Не он разыскал мальчишку - скорее парень сам нашел его и увлекся им. Первый раз он подошел к Молоху в баре неподалеку от озера Саранак, но Молох ощущал его присутствие уже давно, потому что Уиллард постоянно попадал в поле его зрения всю предыдущую неделю. Молох не сделал ни
единого движения в его сторону, хотя ложился спать с пистолетом в руках и запирал дверь в своем номере на все замки. Парень заинтересовал его, хотя Молох и сам не знал почему.
        Потом, ровно через семь дней после того, как Молох впервые заметил его, парень вошел в бар и занял место на табурете напротив него. Молох видел, как он вошел, и за время, которое парню понадобилось, чтобы пройти от дверей к стойке, успел расстегнуть кобуру пистолета и под прикрытием стойки бара завернул пистолет в пару салфеток. Теперь он лежал у него между ног, указательный палец правой руки слегка касался курка.
        Парень осторожно уселся на табурет и положил пустые руки на стол перед собой.

        - Меня зовут Уиллард,  - сказал он.

        - Привет, Уиллард.

        - Я наблюдал за тобой.

        - Знаю. Интересно, зачем.

        - У меня есть кое-что для тебя.

        - Скажу тебе прямо,  - сказал Молох,  - я вовсе не собираюсь покупать у тебя то, что ты собираешься продать.
        Парень никак не отреагировал на прямое оскорбление. Напротив, его брови лишь слегка вопросительно изогнулись, как будто он до конца не понял смысла этого замечания.

        - Полагаю, тебе это понравится,  - продолжал он.  - Это здесь неподалеку.

        - Я ем.

        - Я подожду, пока ты закончишь.

        - Будешь что-нибудь?

        - Нет, я уже перекусил.
        Молох закончил есть своего цыпленка с рисом, управляясь левой рукой, поскольку правая все еще была под столом.
        Закончив, он оплатил еду и пиво, а потом велел Уилларду идти вперед. Он поднял свое пальто, обернул его вокруг пистолета и оставался за спиной у парня, пока они не вышли из бара на парковку. Был поздний вечер рабочего дня, поэтому там стояло всего несколько машин. Уиллард направился к красному «понтиаку», но Молох подозвал его к себе.

        - Мы поедем на моей машине,  - сказал он.
        Он передал Уилларду связку ключей.

        - Ты сядешь за руль.
        Когда парень брал ключи, Молох сильно ударил его рукояткой пистолета и прижал к
«понтиаку». Приставив пистолет к голове Уилларда, он обыскал парня, но не нашел ничего, даже мелких монет. Когда он шагнул назад, на лице Уилларда была кровь. Она сочилась из раны на голове, но лицо было совершенно спокойным.

        - Ты можешь верить мне,  - сказал Уиллард.

        - Мы поедем туда, куда собирались, я помогу тебе промыть рану.

        - Меня и раньше били. Заживет.
        Они сели в машину, и Уиллард молча вел ее миль десять, пока они не оказались около Хай Фоллс Гордж. Он свернул с 86-го шоссе налево на неприметную дорогу, потом подъехал к тыльной стороне трехэтажного летнего домика, сложенного из кленовых бревен.

        - Это здесь,  - сказал Уиллард.
        Он открыл дверь и пошел к фасаду здания. Молох следовал в полутора метрах за ним.

        - Если что-то случится, все равно что,  - я тебя убью,  - предупредил Молох.

        - Я же сказал: ты можешь доверять мне.
        Уиллард опустился на колени и достал ключ из цветочного горшка у двери, потом вошел в дом. Он включил свет в прихожей так, чтобы Молох мог видеть, что они здесь одни. Несмотря на его заверения, Молох обыскал дом, используя парня в качестве щита, когда они входили в каждую комнату. Дом был пуст.

        - Чей это дом?
        Уиллард пожал плечами:

        - Я не знаю их имен.

        - Где они?

        - Уехали в воскресенье. Они приезжают сюда по выходным. Иногда. Хочешь посмотреть, что у меня есть для тебя? Это в подвале.
        Они подошли к двери в подвал. Уиллард открыл ее и включил свет. Там был еще один пролет лестницы, ведущей вниз. Уиллард спустился первым, Молох следовал за ним.
        Возле задней стены стоял стул, на нем сидела девушка лет семнадцати-восемнадцати. Ее рот был заткнут кляпом, а руки и ноги связаны. Очень темные волосы оттеняли очень бледное лицо. На ней были черная футболка, короткая черная юбка и изорванные колготки в крупную сеточку. Даже в скудном свете лампочки Молох заметил следы побоев на ее руках.

        - Никто не станет разыскивать ее,  - сказал Уиллард.  - Никто.
        Девушка заплакала. Уиллард взглянул на нее в последний раз.

        - Оставляю вас вдвоем. Я буду наверху, если тебе понадобится что-нибудь.
        И через секунду Молох услышал, как дверь подвала закрылась.
        Теперь, год спустя, Молох снова вспомнил ту первую ночь и связанную девушку. Уиллард чувствовал его, понимал его пристрастия, тайные мечты, потому что они существовали в такой же, хотя и глубоко скрытой, форме и у него самого. Девушка была для него презентом, знаком расположения, и он с удовольствием его принял.
        Молох любил Уилларда, и Уиллард больше не сдерживал своих желаний. Да и мог ли он когда-либо обуздывать свой темперамент? Смерть женщины по имени Дженна и ущерб, нанесенный делу во время короткой остановки в пути во время побега, показали, что Уиллард все глубже проваливается во тьму, откуда уже никогда не сможет выбраться. Молох любил Уилларда, а Уиллард любил Молоха, и любовь диктовала им свои правила.
        Да и вообще, Молох всегда знал это. А его жена еще только начала догадываться о том, что каждый мужчина убивает того, кого любит.

* * *
        Дэнни устроил скандал, как делал это всякий раз, когда мать оставляла его на вечер одного. Наверно, потому что рядом не было любящего отца, думала Мэриэнн. Это делало его зависимым, может быть, более слабым. А она хотела, чтобы сын был сильным, потому что рано или поздно ему придется узнать правду о мире, который они оставили за спиной, и о мужчине, который был в ответе за создание этого ада. Но не только поэтому. В Мэриэнн говорил и материнский эгоизм: она устала. Устала от постоянного страха, устала оглядываться назад, устала оттого, что нет рядом человека, на которого бы она могла опереться. Она хотела, чтобы Дэнни вырос и стал сильным и жестким, чтобы мог защитить ее так же, как она защищала его. Но этот день, похоже, был еще очень далек.

        - Куда ты идешь?  - снова спрашивал он жалобным голосом, которым говорил всегда, когда чувствовал, что мир несправедлив к нему.

        - Я уже сказала: иду поужинать.

        - С Джо?

        - Да.

        - Мне не нравится Джо.

        - Не говори так, Дэнни. Ты знаешь, что это неправда.

        - Правда. Я его ненавижу. Он убил птицу.

        - Мы уже обсуждали это, Дэнни. Ему пришлось ее убить. Она была ранена. Умирала. Ей было нестерпимо больно, и самое лучшее, что Джо мог сделать для нее,  - это прекратить ее мучения.
        Она отдала сыну чайку, которую Дюпре вырезал для него. Мальчик какое-то время рассматривал ее, а потом отшвырнул в сторону. Позже, когда Мэриэнн решила поднять ее с пола, оказалось, что чайка исчезла, но она заметила ее в шкафу Дэнни до того, как они вышли из дома. Ее сын был непростым малышом.
        Машина подпрыгнула на кочке, фары заметались по придорожным деревьям. Ей было интересно, сумеет ли она привести в порядок то, что беспокоило ее с начала вечера, или же она должна оставить решение этого вопроса до утра.
        Мэриэнн вышла из машины, чтобы долить немного воды в радиатор, и ее внимание привлекло место, где Джо похоронил чайку. Камень, который отмечал захоронение, был отодвинут, а земля разрыта, так что там зияла яма. Птицы не было, но она нашла кровь и кое-какие останки, раскиданные вокруг. Должно быть, какое-то животное выкопало птицу из земли, предположила она. Но в обед у Дэнни под ногтями были следы земли, а на вопрос, где он испачкал руки, мальчик просто не ответил.
        Мэриэнн решила оставить все так, как есть. Она хотела получить удовольствие от вечера и не желала ссориться с сыном прямо сейчас.

        - А Ричи будет у Бонни?  - спросил он на прощанье.

        - Конечно,  - ответила Мэриэнн. Умственное развитие Ричи было не намного выше, чем у Дэнни, и мальчику очень нравилось, что взрослый мужчина слушается его. Это не так уж часто случалось с Дэнни, которому было трудно завести друзей и освоиться в школе.
        Она повернула налево, к въезду во двор Бонни, и заглушила мотор. Дэнни отстегнул ремень безопасности и подождал, пока мама обойдет машину и откроет дверцу. На них упал сноп света, когда Бонни появилась на ступеньках крыльца. Ее волосы разметались по плечам, в руке она держала дымящуюся сигарету. Бонни Клайссен сильно досталось от жизни: сначала муж избивал ее, а затем сбежал с учительницей танцев, таким образом возложив на нее заботы о сыне, который всегда был и будет в полной зависимости от нее. В ее жизни были и другие мужчины, но все они в лучшем случае не подходили ей. А в худшем оказывались никчемными. Иногда Мэриэнн думала, что Бонни живет так, словно получает деньги за пролитые слезы. А три дня назад произошел несчастный случай, при котором погиб ее племянник Уэйн Кейди. Мэриэнн была на похоронах вместе со многими другими островитянами, видела, как гроб медленно опускается в могилу на маленьком кладбище около баптистской церкви. Сестра Бонни настолько помешалась от горя, что, когда настал момент бросить горсть земли, она упала на колени и зарылась лицом в могильную землю, словно тем самым
могла проникнуть сквозь ее толщу, как сквозь толщу миров, чтобы обнять своего умершего мальчика.
        В тот день Бонни старалась как могла поддержать сестру, но ей надо было быть сильной всегда: очень трудно поднимать калеку-сына в одиночку, зная, что он никогда не станет тебе опорой в старости - наоборот, всегда будет нуждаться в опеке. Большая часть фондов государственной программы поддержки психического здоровья, призванной помогать таким родителям, традиционно расходовалась на то, чтобы помещать душевнобольных детей в психиатрические клиники или специальные изоляторы, но Бонни отказалась от этого с самого начала. Через некоторое время государство стало выделять средства на содержание больных на дому, но сокращение фондов и высокая стоимость командировок его сотрудников на остров на регулярной основе привели к тому, что спустя несколько месяцев эти дотации прекратились. Мэриэнн неожиданно почувствовала прилив благодарности судьбе за то, что Дэнни не настолько зависим от нее и что в некотором отдаленном будущем она сама сможет обратиться к нему за поддержкой.
        Бонни с самого начала очень хорошо отнеслась к ней, и Мэриэнн платила ей той же монетой настолько, насколько могла, забирая Ричи на вечер к себе, чтобы дать отдохнуть измученной заботами женщине, или отвозя его в кино вместе с Дэнни по выходным. Она никогда не обсуждала с Бонни свое прошлое, но знала, что эта женщина догадывается о многом, о чем никогда не скажет никому. Бонни слишком часто становилась жертвой дурных мужчин, чтобы с первого взгляда не угадать в своей новой знакомой такую же жертву мужского насилия.

        - Спасибо тебе,  - сказала Мэриэнн, держа руку на плече Дэнни.

        - Никаких проблем, дорогая. Как дела, Дэнни?

        - О'кей,  - промямлил Дэнни.

        - И только-то? Ну, хорошо, мы посмотрим, что можно сделать с твоим настроением. В доме тебя ждут поп-корн и газировка, а у Ричи есть несколько новых компьютерных игр, которые, я подозреваю, он до смерти хочет тебе показать. Ну, и как тебе такая перспектива?

        - О'кей,  - все так же монотонно повторил Дэнни, качнув головой.
        Мэриэнн закатила глаза, а Бонни похлопала ее по плечу в знак сочувствия.

        - Если не задержусь, то подъеду, чтобы забрать его. А если... Тогда сделаю это рано утром.

        - Не беспокойся, дорогая. Хорошенько отдохни и развлекись!
        Мэриэнн поцеловала Дэнни в щеку, обняла его и велела вести себя хорошо, потом пошла обратно к своей машине. Она помахала рукой на прощание, но Дэнни уже спешил в дом, и его мысли о ней, о том, как он сердит на нее, вскоре были забыты, потому что впереди его ждали новые игры.
        Выехав на основную дорогу, она прибавила скорость и вскоре уже мчалась по Айленд-авеню. Мэриэнн припарковала машину напротив «Вкуснятины», откуда доносились звуки блюза, и глянула в зеркало, оценивая свой макияж. Она еще раз провела по губам помадой, распушила волосы и вздохнула. Ей тридцать два, и она идет на свое первое за много лет свидание.
        С великаном.


* * *
        Джо Дюпре ждал ее за столиком с кружкой пива. Он устроился в самой глубине зала, немного повернувшись боком, чтобы ноги не торчали в проход. И снова ее, как молния, пронзила мысль о том, насколько неуютно он должен чувствовать себя в любом месте.
        Мало что подойдет ему. Все вещи оказываются ему слишком малы, слишком узки, слишком коротки. Он проводит жизнь, постоянно испытывая ощущение стесненности. Даже остров не достаточно велик для того, чтобы носить такого великана. Он должен жить на открытых пространствах, где-то в Монтане, где он сможет почувствовать себя карликом перед величием природы.
        Джо поднялся, едва увидев, что она вошла в зал, и столик качнулся, потому что полицейский задел его бедром. Он наклонился, чтобы успеть поймать стеклянный стакан; вода расплескалась по столу, и одинокая красная роза в вазе в центре стола уронила лепесток ему на руку. Ресторан был полупустым, в основном там сидели местные, хотя она заметила и молодую парочку, которая тайком бросала взгляды на большого мужчину. Посетители. Как смешно, что, проведя здесь всего год, она оценивала гостей с материка как чужаков.

        - Привет,  - сказал он.  - Я уже начал беспокоиться.

        - Дэнни капризничал. Ему все еще не нравится, когда я ухожу куда-нибудь без него. Если бы он победил, то теперь сидел бы здесь и требовал себе жареной картошки и минералки.

        - В этом нет ничего плохого.
        Она вопросительно подняла бровь:

        - Хочешь, чтобы я вернулась назад и привезла его с собой?
        Джо поднял вверх руки, как бы защищаясь от нападения:

        - Нет, ты права.
        Он покраснел, быстро обдумал, не надо ли объяснить, что он имеет в виду, но потом решил, что это только поставит его еще в более неловкое положение.
        На самом деле прошло уже очень много времени с тех пор, как Джо Дюпре последний раз находился в общественном месте с женщиной, и он полагал, что его опыт в этой области, довольно ограниченный, а если уж говорить начистоту, совсем заржавел. Женщины время от времени заигрывали с ним; обычно Джо Дюпре становился объектом женского внимания, когда, покидая остров, заходил в бары в Старом порту. Обычно он пил в городских барах до часу или двух ночи, потом звонил Торсону и просил паромщика заехать, чтобы прихватить его. Тот обычно не возражал: он все равно привык мало спать. В редком случае, когда Торсон не мог за ним приплыть, Дюпре нанимал водное такси или снимал небольшой номер на одного человека в дешевом отеле, где мог выспаться, сбросив матрас на пол и подложив себе под ноги подушки.
        В барах, особенно таких, которые находились в стороне от туристских маршрутов, он иногда привлекал внимание женщин. Он слышал, как они обсуждают его вдвоем или втроем, смеются так, как смеются женщины навеселе, выдыхая винные пары и думая только о сексе, хихикая, взрываясь от смеха, говоря хриплыми от возбуждения голосами. Их веки тяжелели, глаза начинали косить, губки становились более пухлыми. Их комментарии проносились в пыльном воздухе бара:

        - Интересно, а у него все большое...

        - Руки и ноги. Надо всегда смотреть на руки и ноги...
        Или вились, как колечки дыма между столиками:

        - Я бы нашла местечко для него...

        - Дорогуша, его «дружок» проткнет тебя насквозь, потому что просто не поместится..

        ...Пока, наконец, не достигали его слуха, и тогда, слегка улыбнувшись, он давал понять, что все слышит. После этого женщины начинали хихикать громче и чаще и оглядываться по сторонам. Или же ловили его взгляд на мгновение, и в ответном взгляде он читал скрытые обещания.
        В некоторых случаях Джо принимал это безмолвное предложение и потом жалел об этом. В последний раз, когда такое случилось, он проводил женщину в ее небольшой домик в Сако, такой чистенький и дамский, что он почувствовал себя в нем еще более неуместно, чем где бы то ни было. Он боялся шевельнуться, чтобы не столкнуть китайскую куколку, одну из целой коллекции кукол с бледными лицами, которые, казалось, следили за ним из всех углов, изо всех шкафов и с полок. Она разделась в ванной и вошла в спальню в слишком тесном для нее лифчике и черных трусиках; немного жирка выпирало на боках и нависало над поясом. В руках дамочка держала сигарету; она держала ее во рту, когда расстилала постель, расстегивала лифчик, проводила руками вниз по бедрам, зацепив большими пальцами трусики, и те сползали вниз по ногам. Потом, не глядя на них, она сделала шаг в сторону; забралась в постель, подтянула одеяло к груди и, выпустив струйку дыма, смотрела, как он раздевается, сгорая от стыда и унижения.
        Он не видел в ее глазах ни желания, ни страсти, ни даже искры любопытства - только возможность временного спасения от скуки, от себя самой и своих мечтаний. Она сделала последнюю затяжку, перед тем как раздавить окурок в пепельнице, и отбросила одеяло в сторону, приглашая Джо присоединиться к ней. Пытаясь неуклюже примоститься рядом с ней, он слышал, как под его тяжестью трещит каркас, ощущал стойкий запах табака, исходящий от подушек, чувствовал, как пять ее ногтей прочерчивают белые следы по его бедрам, а свободная рука устремляется к его члену. .
        Он оставил ее спящей; китайские куколки бесстрастно наблюдали, как он крался по дому, держа в руках ботинки. Он надел их, сидя на ступеньках крыльца, потом вызвал такси и вернулся в Старый порт. На лавочке возле паромной переправы Джо дождался рассвета, потом сходил в закусочную «Мисс Портленд» на Маргинал Вэй и позавтракал вместе с рыбаками, методично поглощая яичницу с беконом и держа голову низко опущенной, чтобы не встречаться взглядом ни с кем из тех, кто сидел в кафе. Когда паром Торсона подошел к докам, доставляя в город тех, кто работал здесь, Дюпре уже ждал их, изредка кивая тем, кто приветствовал его, пока, наконец, паром не опустел. Он занял место на корме, и, поскольку больше никто не появился, Торсон завел мотор и увез одинокого полицейского прочь из Портленда. Ветер унес запах духов, выпивки и сигарет, которыми пропиталась его одежда и волосы, избавляя его от напоминаний о грехах минувшей ночи.
        С тех пор Джо больше не возвращался в бары Старого порта, да и в островных был редким гостем. Он не мог не заметить удивление в глазах официантов и в улыбке Дейла Зиппера, когда тот поднялся, чтобы поприветствовать женщину, сейчас сидевшую напротив него. Ему было все равно. У него и так ушел почти год на то, чтобы набраться смелости и пригласить ее на свидание. Ему нравился ее сын. Ему нравилась она. Сейчас она что-то говорила, но он так ушел в себя, что пришлось переспрашивать.

        - Я сказала, что здесь трудно сохранить что-либо в тайне. Кажется, все вокруг узнают все о твоих делах еще до того, как ты сделаешь их.
        Он улыбнулся:

        - Я помню Дейва Махони. Ему уже было под семьдесят, и старый козел нацелился на одну вдовушку по имени Энни Джабар, которая жила в полумиле вниз по дороге от их дома. Между ними ничего не было, ничего кроме взглядов через стол во время игры в бинго, я полагаю, или случайного соприкосновения рук при покупке продуктов на рынке, но, вне всяких сомнений, она дала ему понять, что не против. Итак, однажды Дейву пришло в голову, что надо бы этим воспользоваться. Он надел свой лучший пиджак и брюки, набросил плащ и направился под дождем к дому Энни Джабар. Когда он добрался туда, она уже поджидала его.
        Он покачал головой, пытаясь удержаться от смеха.

        - Кто?  - уточнила Мэриэнн.  - Эта вдова?

        - Нет-с! Его жена. Я не знаю, как почтенная мать семейства догадалась, но она пришла туда раньше своего муженька. Полагаю, она продиралась через лес, чтобы опередить его, а ведь была ненамного моложе Дейва. И, учти, старушка пришла не с пустыми руками: у нее было ружье. Да, ружье Дейва! Едва бросив взгляд на жену, старина Дейв развернулся на каблуках и потрусил обратно к себе домой. Он больше никогда даже не смотрел на ту вдовушку или на какую-нибудь другую женщину, кроме своей жены. Она умерла несколько лет назад. Поговаривали, что Энни Джабар, должно быть, надеялась, что они с Дейвом теперь смогут быть вместе, ведь его жена умерла. Но, насколько мне известно, с тех пор как жена преградила ему дорогу и заставила заглянуть в дуло его собственного ружья, он больше даже не приближался к вдовушке.

        - Значит, он любил жену.

        - Любил ее и боялся до полусмерти. Возможно, боялся даже мертвую, полагая, что она все равно сумеет найти способ вернуться и заявить права на него, если Дейв пойдет на сторону, а может быть, он просто скучал по ней больше, чем мог предполагать, пока она была рядом. Я иногда разговаривал с ним и думаю, остаток жизни он просто ждал момента, когда сможет присоединиться к ней. Должно быть, он понял, как сильно она любила его, раз готова была скорее застрелить мужа, чем позволить другой женщине увести его, даже когда ему было под семьдесят. Возможно, иногда мы любим кого-то настолько сильно, что готовы убить его.
        Его внимание на мгновение отвлекло какое-то движение у дверей, так что Дюпре не успел заметить выражения лица Мэриэнн. А если бы он его заметил, их сегодняшний вечер мог бы внезапно закончиться, потому что он чувствовал себя не вправе спрашивать ее об этом. Вместо этого Джо следил за грузным мужчиной в красной клетчатой рубашке, который только что поужинал в обществе такой же полной жены. Супруги уже подошли к выходу. Покидая ресторанчик, мужчина кивнул Дюпре: отчасти это было приветствие, отчасти прощание. Мэриэнн взглянула через плечо, испытывая благодарность к незнакомцу за то, что он отвлек Джо, и мужчина успел улыбнуться ей до того, как жена резко пихнула его локтем в ребра и буквально вытолкала в дверь.

        - Том Джеффи,  - сказал Дюпре.

        - Его отец управляет строительной компанией, да?

        - Верно. Ему теперь около семидесяти, но он все еще не желает передавать управление фирмой своему сыну. Старик ему не доверяет. Том все еще верит, что он Великая Надежда Белых. На выпускном вечере, когда мы заканчивали колледж, он произносил прощальную речь. Том тешит себя мыслью, что он хороший оратор.

        - И как тебе его речь?

        - Ужасно. В сущности это было растянутое на много предложений «Пошли вы все на... , обращенное ко всем, кого он едва знал. После этого кто-то даже пытался сбить его на стоянке машин.

        - Возможно, это было простое недоразумение.

        - Нет уж, поверь мне, говорю это тебе как полицейский.
        Она засмеялась, и в первый раз Дюпре почувствовал себя свободно. Маленький ресторан постепенно заполнялся, но здесь никогда не было кого-либо, кто остался бы стоять и ждать, когда освободится столик. Они говорили о музыке и кино, и каждый рассказал что-то о своем прошлом, но не слишком много. В случае Джо его скрытность была проявлением стеснительности, смущения и опасения, что его жизнь на острове может показаться скучной и отшельнической этой женщине с мягким южным акцентом, маленьким сыном и памятью о недавнем пребывании в местах, очень далеких отсюда.
        А что же Мэриэнн? Да, причины ее немногословности были совершенно иными. Она очень мало рассказывала о своем прошлом, потому что все, что она могла ему рассказать в ответ, было ложью.


* * *
        Они уже приступили к десерту, когда дверь ресторана открылась и вошла Салли Оуэнс. Она была одной из барменш в «Раддер», и так давно, что Джо помнил ее за стойкой столько, сколько помнил себя. Ходил слух, что в пору своей молодости она однажды протащила парня по всему бару только за то, что тот не добавил «пожалуйста», заказав себе выпивку. Теперь она была старше и немного спокойнее и довольствовалась тем, что бросала суровые взгляды на невоспитанных посетителей. Она быстро направилась к их столику и заговорила с Дюпре:

        - Джо, пожалуйста, прости, что побеспокоила вас, но Локвуд занят возможным ограблением на Кемп-роуд, а Баркера тоже нет: он поехал вместе с пожарниками тушить горящую машину.
        Дюпре не мог скрыть недовольства. Он же просил дежурных полицейских, чтобы сегодня его оставили в покое и дали ему немного свободного времени, даже если их завалит снегом, что вряд ли могло случиться при ясном небе. Конечно, не их вина, что машины загораются, а дома грабят, хотя, если они найдут людей, виновных в том и другом, у Джо Дюпре найдется пара «ласковых» слов для этих мерзавцев.

        - Что такое, Салли?

        - Терри Скарф в «Раддер», и не один. Он захватил с собой Карла Любея: они закадычные друзья. Я подумала, что ты должен знать об этом.
        Мэриэнн заметила, как лицо Дюпре потемнело. На нем отразилось сожаление - напоминание о недавних событиях, которые он старается забыть, подумала она. Она знала историю о брате Карла Любея. Все на острове знали ее.
        Рон Любей слыл мелким преступником со склонностью к воровству, которая развилась и привела его к участию в ограблении. В ту ночь, когда он умер, в его крови играл крепкий коктейль из гнилых понтов и алкоголя, и он завел его так, что парню захотелось пострелять. Для начала он принялся палить по окнам своих соседей, попав в стволы деревьев и в забор. К тому времени, когда Джо и Дэниэл Снеговик, который теперь уже на пенсии, появились возле дома, Ронни успел сползти по стволу дерева вниз, что-то бормоча себе под нос; его вырвало прямо на рубашку, брюки и ботинки.
        Когда оба полицейских подняли его и встряхнули, Ронни взглянул на них, поднял пистолет и начал стрелять с уровня бедра. Снеговик упал вниз - пуля задела его левую ногу,  - и после обязательного предупреждения, которому пьяный, впрочем, не внял, Дюпре выстрелил. Он целился довольно низко, чтобы попасть Рону в ногу, но пуля угодил в бедренную артерию. Дюпре сделал для него все, что мог, но в первую очередь его беспокоил раненый напарник. Снеговик выжил, Ронни Любей умер, а его младший брат Карл, который тоже жил на острове, так и не смог простить большого полицейского.
        Мэриэнн не знала, кто такой Терри Скарф, но если он водил компанию с Карлом Любеем, то вряд ли был тем, с кем бы она хотела бы познакомиться. В первый месяц ее пребывания на острове, Карл пытался заигрывать с ней, когда она сидела с Бонни в баре «Раддер». Она отвергла его предложение выпить, и Карл принялся обзывать ее, потом попытался ухватить ее за грудь, чтобы как-то компенсировать обиду. Она оттолкнула его, а Джеб Баррис вышел из-за барной стойки и вышвырнул Карла на улицу. Молодой полицейский Берман в ту ночь был дежурным. Мэриэнн запомнила, что он был очень добр к ней и велел нахалу держаться от нее подальше. С тех пор она пережила лишь одну случайную встречу с Любеем-младшим, когда тот пришел в магазин. Когда Мэриэнн проходила мимо него на улице или видела его на пароме, он довольствовался тем, что просто смотрел на нее, буквально пожирая глазами ее грудь и низ живота.

        - Я, пожалуй, лучше схожу взгляну,  - сказал Дюпре, когда Салли кивнула на прощанье и вернулась в бар.  - Ты простишь мне, если я отлучусь на пару минут? Я вернусь сразу же, как только смогу.
        Он поднялся и мягко опустил руку ей на плечо, когда проходил мимо. Она погладила его пальцы и почувствовала, что он немного задержал руку, перед тем как убрать ее.
        Дюпре направился вниз по Айленд-авеню прямо к островному причалу, напротив которого располагался бар «Раддер». К заведению была пристроена открытая терраса, которая летом заполнялась туристами, а сейчас пустовала. Внутри горел свет, и Джо видел полдюжины людей, пьющих и играющих на бильярде.
        Зайдя в бар, он сразу же увидел Скарфа и Любея. Они сидели, наклонившись друг к другу. Любей поднял свой стакан, когда Салли вышла из маленькой кухни позади стойки.

        - Эй, Сэл, у тебя есть какая-нибудь смесь, которая на вкус бы была похожа на голубого?

        - Я не знаю, каковы голубые на вкус,  - отрезала Салли, кивнув Дюпре, когда тот подошел ближе.
        Любей поднял палец и протянул его женщине:

        - Тогда лизни здесь,  - и оба парня заржали.

        - Как поживаете, мальчики?  - спросил Дюпре.
        Оба они одновременно обернулись, чтобы взглянуть на него.

        - Мы тебе не мальчики!  - рявкнул Любей. Его глаза были совершенно пустыми. Он немного покачнулся, стараясь сфокусировать взгляд на Дюпре.

        - Да это же Веселый Зеленый Великан,  - хохотнул Скарф.  - Что-то не так, мистер Великан? Вы больше не выглядите таким веселым.

        - Ты редкий гость здесь, Терри. Последнее, что я слышал, ты отбываешь срок три или пять лет.

        - Меня амнистировали. За хорошее поведение.

        - Судя по всему, в твоем случае ребята сильно ошиблись.

        - А в чем проблема, офицер?  - спросил Любей.  - Я выпиваю со своим дружком. Мы никому не мешаем.

        - Полагаю, вам уже достаточно.

        - И что ты собираешься сделать?  - спросил Любей.  - Застрелить меня?
        Дюпре взглянул на него. Любей выдержал взгляд сколько смог, потом отвел глаза в сторону; глупая улыбка блуждала на его лице. Дюпре снова переключился на Скарфа.

        - Я хочу, чтобы ты, Терри, покинул остров. Паром Торсона отправляется через десять минут, и ты будешь его пассажиром.
        Скарф взглянул на Любея, пожал плечами, потом сполз со стула и взял свое пальто.

        - Зеленый Великан хочет, чтобы я покинул остров, Карл, так что я должен идти. Увидимся.

        - Да, увидимся, Терри. Борись с властями.
        Дюпре сделал шаг назад и смотрел, как Терри нетвердыми шагами направляется к двери, а потом еще раз обернулся к Любею:

        - Ты приехал сюда на машине?
        Любей не ответил.

        - Я задал тебе вопрос, Карл.

        - Да, на машине,  - наконец ответил Любей.

        - Дай мне ключи.
        Карл порылся в карманах и нашел ключи от своей машины. Когда Дюпре протянул руку, чтобы взять их, Любей швырнул их на пол:

        - Оп-па!

        - Подними.
        Любей нехотя слез с табурета, осторожно наклонился вперед, потом выпрямился. Дюпре помог ему удержаться на ногах, отнимая ключи. Едва встав на ноги, Любей оттолкнул руку полицейского:

        - Убери свои лапы!

        - Хочешь, чтобы я надел на тебя наручники? Я могу. Мы подгоним сюда катер, и ты проведешь ночь в камере.
        Оценив такую перспективу, Любей принял единственно правильное решение: взял свое пальто и направился к выходу.

        - Я пошел.

        - Ты сможешь забрать ключи в участке завтра утром.
        Любей лишь помахал рукой. За барной стойкой Джеб Баррис снял с себя фартук и сказал:

        - Я подвезу его домой.
        Дюпре кивнул:

        - Да, пожалуйста.
        Покинув бар, Джо отправился на причал. Он видел, как Терри Скарф и еще два человека, туристы, которые ужинали в ресторане, поднялись на борт парома и направились обратно в Портленд.
        А с парома Скарф все смотрел и смотрел на удаляющийся остров и на одинокую фигуру Дюпре, пока причал не исчез в темноте.


* * *
        Мэриэнн выпила за ужином два бокала вина, а Дюпре только одно пиво. Он предложил отвезти ее домой и пообещал, устроить так, чтобы ее машину поставили у дверей дома к восьми часам утра. Сидя на пассажирском сиденье «эксплорера», она молча смотрела в боковое окно. Дюпре хотелось думать, что она молчит, потому что ей хорошо, но он чувствовал ее печаль.

        - Ты в порядке?
        Мэриэнн кивнула, но ее губы дрогнули, и Джо понял, что она вот-вот заплачет.

        - Прошло столько времени, ты ведь знаешь...
        Он не знал и чувствовал себя глупо, потому что не знал, о чем она.

        - С какого момента?

        - С тех пор, как я в последний раз проводила чудесный вечер с мужчиной. Я уже почти забыла, как это бывает.
        Он кашлянул, чтобы скрыть свое смущение и тайное удовольствие.

        - Ты всегда плачешь в конце приятного вечера?
        Она улыбнулась и смахнула слезы кончиками пальцев.

        - Черт, у меня наверно вся тушь растеклась по лицу.

        - Нет, ты выглядишь потрясающе.

        - Врун.

«Эксплорер» свернул на дорожку, ведущую прямо к ее небольшому домику, и остановился перед дверью. Джо взглянул на Мэриэнн. Она посмотрела на него.

        - Ты не хочешь зайти? Я сварю тебе кофе.

        - Конечно. Кофе будет кстати.
        Он прошел вслед за ней в дом и уселся на краешек дивана в гостиной, а она направилась прямо в ванную, чтобы подправить макияж. Выйдя оттуда, Мэриэнн сразу же отправилась на кухню и поставила чайник на плиту. Он зашипел.

        - Извини,  - крикнула она,  - у меня только растворимый.

        - Совсем как дома.
        Она появилась в дверях, не вполне уверенная в том, что он имеет в виду.
        Он перехватил ее взгляд.

        - Нет, честно, это будет совсем как дома. Все, что я когда-либо себе готовлю, это растворимый кофе.

        - Ну что ж, если ты так говоришь... Включи какую-нибудь музыку, если хочешь.
        Он поднялся и подошел к стопке компакт-дисков. Проигрыватель JVC стоял на третьей полке книжного шкафа. Джо попробовал изогнуться, чтобы прочесть названия на дисках, но в конце концов вынужден был встать на колени, а потом просто лег на пол и начал водить пальцем по незнакомым названиям.

        - Я не знаю ни одну из этих вещей,  - сказал он, когда Мэриэнн вошла в комнату, неся на подносе две кружки кофе.

        - Подумать только, какой ты серый,  - рассмеялась она.

        - Радио заменяет мне всю музыку, а я не так часто бываю на материке, как раньше. Слушай, а братья Дуби все еще поют вместе?

        - Я слышала, что Майкл Мак-Доналд ушел,  - сказала она.

        - Да и у Саймона с Гарфункелем дела идут не очень хорошо.
        Он почувствовал запах ее духов, когда Мэриэнн встала на колени рядом, и ее рука нежно провела по его волосам, когда она наклонилась вперед и аккуратно вынула диск из стопки. Джо положил огромную ладонь на диски, которые были ниже, удерживая их, чтобы они не рассыпались. Она поставила ярко-голубой лазерный диск, потом просмотрела номера, пока не остановилась на шестом. Раздались звуки медленного фанка.

        - Похоже на Принца,  - сказал Джо.
        Она подняла бровь:

        - Может быть, ты и не настолько серый, ты почти угадал. Это Максвелл. А песня называется «Пока в дверь не постучатся полицейские». Я полагаю, ты оценишь юмор.

        - Хорошо,  - согласился он.  - Я имею в виду песню, а насчет юмора не вполне уверен.
        Мэриэнн шутливо ударила его, потом поднялась и прихлебнула кофе, продолжая двигаться в такт музыке. Дюпре смотрел на нее, лежа на полу, потом резко качнулся и поднялся на ноги. Он взял свою кружку с кофе, автоматически схватив ее всей рукой вместо того, чтобы безуспешно пытаться просунуть палец в ручку. Какие маленькие вещи, подумал он. Надо все время помнить, какие кругом маленькие вещи.
        Мэриэнн подошла к окну и выглянула на улицу. Она посмотрела на темные деревья, которые росли позади. Ее тело напряглось. Дюпре ждал, когда она заговорит.

        - Птица,  - начала она, и он почувствовал, как по спине пробежал холодок. Неужели она тоже заметила их отсутствие? Он немедленно вспомнил о своем разговоре с Эмерлингом и Джеком, и удовольствие от вечера растаяло, как дым.

        - Птица, которую ты избавил от страданий...
        Джо почувствовал некоторое облегчение, пока не подумал о Дэнни и о выражении его лица после того, как он убил птицу.

        - Я уже говорил, мне очень жаль, что так случилось,  - прервал он,  - мне надо было заставить его уйти куда-нибудь.

        - Нет, дело не в этом. Я думаю, что Дэнни выкопал ее после того, как ты ушел. Я думаю, что он выкопал ее и... что-то с ней сделал.

        - Что именно?

        - Я нашла кровь и перья.  - Она не стала рассказывать о своем страхе, надеясь, что полицейский и так догадается.
        Дюпре поставил чашку и встал рядом с ней.

        - Он мальчик. Их очень интересуют такие вещи. Если хочешь, я могу поговорить с ним.

        - Наверно, мне просто страшно.

        - Он когда-нибудь мучил каких-нибудь животных?

        - Я ругала его за то, что он швырял камнями в кошек, и он издевался над жуками и всякими насекомыми, но я не думаю, что он когда-нибудь намеренно и с удовольствием причинил боль кому-то живому.

        - Ну, тогда хорошо. А может быть, на сей раз его простим?
        Мэриэнн кивнула, но он снова почувствовал, что она где-то очень далеко от него, что она блуждает где-то в своем прошлом. Дюпре допил кофе и аккуратно поставил кружку обратно на поднос.

        - Мне, наверно, лучше уйти,  - сказал он.
        Мэриэнн не ответила, но, когда он пошел, чтобы взять свое пальто, она протянула руку и мягко положила ее ему на плечо. Он почувствовал, какая у нее горячая рука, даже через рубашку. Мэриэнн взглянула вверх прямо на него, и выражение ее лица невозможно было понять.

        - Извини,  - виновато улыбнулась она.  - Я же говорила, прошло столько времени. Я уж и забыла, как это все должно происходить.
        Потом он наклонился к ней, согнувшись почти пополам, и коснулся губами ее губ. Они дрогнули, раскрываясь ему навстречу, и хрупкое тело прижалось к нему. Джо плохо помнил, как они оказались в спальне, как он срывал с себя одежду дрожащими, негнущимися руками. Он нашел ее по свету глаз и бледности кожи, по тающему запаху ее духов. Он целовал ее неистово и нежно и, может быть, впервые в жизни не чувствовал себя неуклюжим. Наверно, это и есть счастье? Джо не помнил себя счастливым, но сейчас он точно знал - это и есть счастье! Краткий миг, когда забыты боль и страх, и ночь отдала их друг другу, накрыв своим крылом.


* * *
        А пока они занимались любовью, художник Джиакомелли сидел в своей студии. Настольная лампа бросала яркий свет на кисти, краски и холсты. Джек хотел выпить. Он очень хотел выпить, но слишком боялся напиться. Он хотел быть бдительным и подготовленным. После разговора с Дюпре и Эмерлингом художник направился на вечернюю прогулку вдоль заросших лесом троп, которые пересекались в центре острова, но так и не дошел до Места. Вместо этого он остановился в лесу из мертвых деревьев с корнями, которые уходили в болото, и посмотрел в глубь леса, где покоились руины старого поселения. Здесь все было тихо и неподвижно. Такой покой обычно воцаряется в дни позднего лета, когда небо затягивают тучи, жара становится гнетущей и невыносимой, а мир замирает в ожидании, что вот-вот разверзнутся небеса и польет дождь. Джек стоял на тропе, глядя сквозь ветви мертвых деревьев на болоте; их стволы стали серыми и согнулись, потому что мертвые корни больше не могли держать их прямо. Казалось, туман цепляется за них. Нет, не туман. Похоже, самое их медленное умирание теперь стало видимым, мелкие фрагменты соединились вместе в
своего рода вуаль, которая накрыла и деревья, и землю под ними. Джек вытянул руки вперед, как будто хотел увидеть, как они становятся серыми, но они остались такими же, какими были,  - живыми.
        В тот день он не пошел дальше.
        Теперь он сидел, уставившись на одну из испорченных картин, которые были по-своему лучше, чем что-либо из того, что он делал раньше. Казалось, волны перекатываются через тела, заставляя их слегка раскачиваться; по воде и камням бежала серебряная дорожка, которую он раньше не видел, потому что до этого момента она не была видна. В действительности Джек не мог бы ручаться, что добавлял лунный свет на этой картине, да и не было луны, даже проглядывающей из-за облаков на его работе.
        Или на том, что он считал своей работой.


* * *
        Молох проснулся.
        На какое-то мгновение он подумал в полутьме, что все еще находится в тюрьме, потому что в камере на всех вещах лежал какой-то мутный отсвет, даже ночью. Он слышал, как храпят мужчины, слышал шаги. Он поднялся с пропитанной потом подушки и провел руками по волосам, потом заметил Уилларда, который теперь тоже проснулся и смотрел на него со своего поста у окна. Шторы были опущены, чтобы никто не смог подсмотреть за ними.
        Ему снова снился сон, но на этот раз в нем не было женщины, не было убийства. Он был один среди деревьев: прогуливался по заросшей лесом тропе. Опавшие листья шелестели у него под ногами, лунный свет серебрил ветви деревьев. И все же, когда он взглянул вверх, то не увидел луны, а небо было темным от туч. Перед ним простиралась тьма, разорванная только тонкими смутными очертаниями ветвей бука, которые вонзались в землю, как копья великанов.
        В темноте что-то поджидало его.
        Я мог бы найти это место, подумал он, этот пейзаж из моего сна. Я очень хорошо знаю его, потому что видел его каждую ночь весь прошлый год, и всякий раз он становился все более знакомым. Я знаю там все тропинки, камни, береговую линию. И только эта тьма и то, что в ней таится, спрятаны от меня.
        Но со временем я и это узнаю.
        Он поднялся на ноги. Уиллард остался сидеть, уставившись на него.

        - С тобой все в порядке?  - спросил Молох.

        - Декстер не любит меня,  - сказал Уиллард.  - Шеферд тоже.

        - Им и не надо тебя любить.

        - Я думаю, они хотят обидеть меня. Молох был благодарен темноте за прикрытие:

        - Они не станут этого делать. Они будут делать то, что я скажу.

        - Что ты скажешь,  - эхом откликнулся Уиллард. Он говорил монотонно.

        - Правильно. А теперь пойдем вниз, съедим что-нибудь.
        Он подождал, пока Уиллард поднимется. На минуту они оба остановились в дверях, каждый, очевидно, не желая поворачиваться спиной к другому. Наконец Уиллард вышел, а Молох последовал за ним, так же, как когда-то, при первой встрече.
        Я верю тебе.
        Шел за ним к дому.
        Они будут делать то, что я скажу.
        Шел за ним к женщине.
        Что ты скажешь.
        И вместе с ним пойдет на вечные муки.
        День последний

        "А может ли мужчина умереть достойней,
        Чем пред лицом превосходящих сил врага..."

Макалой «Гораций»
        Глава 8

        Великан ушел. Он покинул ее до того, как часы пробили пять, потому что надо было сменить патрульных на дежурстве, чтобы они успели на паром, следующий на материк. Новый полицейский прибыл на остров сменить своих коллег - новичок, который никогда не служил на острове. Джо расчесывал волосы Мэриэнн, пока говорил, его руки поддерживали ее и прижимали к себе. Мужчина и женщина лежали рядом, тесно прижавшись друг к другу, после всего, что произошло, испытывая чувство ложной близости.
        Именно ложной. Дюпре хотел бы стать ей ближе, но как, если она так мало рассказывает ему о себе и даже мелкие детали, о которых она иногда проговаривается, порой кажутся ему недостоверными? В ресторане у него просто перехватило дыхание от того, какой прекрасной она может быть. В течение почти года, который Мэриэнн жила на острове, ему казалось, она делает все возможное, чтобы не привлекать к себе внимания, скрывает и даже маскирует свою внешность. Но, когда она вошла вечером в «Вкуснятину», все головы повернулись в ее сторону, и Дюпре пришлось приложить большие усилия, чтобы не выглядеть слишком самодовольным, когда эта женщина прошла к его столику. И тогда он дал себе зарок, что этот вечер будет особенным для нее, для них обоих. Хотя его никто и не просил об этом, Дейл Зиппер сам позаботился о них, циркулируя между кухней и залом, внимательно, но без назойливости обслуживая их. Их столик стоял у окна с видом на море, они видели далекие огни соседних островов, которые сверкали, словно звезды далеких и таинственных миров. Сидя при свечах, Джо вдруг поймал себя на том, что Мэриэнн внушает ему
благоговейный страх, и ему пришлось следить за собой, чтобы ничего не разлить, не разбить и не дать ей понять, что к концу ужина у него страшно разболелась голова. Единственная неприятность за весь вечер - разбирательство с Любеем и Скарфом в «Раддере». В общем же он не стал паниковать и беспокоиться по поводу того, что его дама все еще многое скрывает от него.
        Мэриэнн понимала, почему он испытывает неловкость. Годы, проведенные ею в переездах с места на место и в попытках спрятаться, усилили ее восприимчивость, немедленно давая понять, какие чувства испытывают к ней другие и как они ее оценивают. Теперь, оставшись одна, она снова восстановила в памяти события минувшего вечера, мысленно прокрутила их обратно, вспомнила, как он реагировал, как сомневался, как быстро и неуловимо менялось выражение его лица, когда он слушал ее. Она вовсе не собиралась закончить этот вечер так, как он закончился, а если даже и хотела, то не признавалась себе в этом. Но, когда вечер близился к концу и вино начало кружить голову, ей стало интересно, каков он в постели, как он войдет в нее. Она немного боялась; боялась его веса, его размеров и неуклюжести, которой он вследствие этого отличался, потому что в нем не было ничего тонкого и изящного. Это человек, который постоянно ждал, что сейчас раздастся звук падения предметов; человек, который шел не в ногу с остальным миром. А когда они оказались в постели, ей было не до того, чтобы удивляться его деликатности и тому, что
прикосновения этого огромного человека удивительно нежные.
        Она чувствовала себя виноватой, что солгала ему о своем прошлом, но в этом случае у нее не было выбора.
        Рассказать Джо правду означало возможную потерю Дэнни. Хуже того, он может обнаружить их. И тогда его люди приедут и...
        Чувствуя себя одинокой и всеми покинутой, все еще ощущая тепло Джо, Мэриэнн расплакалась.


* * *
        Дюпре сначала заехал к себе домой, где принял душ и переоделся. В ванной, слушая, как льется вода, он вдыхал запах Мэриэнн, который все еще хранила его кожа, и почувствовал легкое сожаление, что он вскоре будет смыт с его тела. Позже, уже переодевшись, он поднес к лицу рубашку, в которой был вчера. На ней осталось небольшое пятно в том месте, где ее лицо прижималось к нему. Он потрогал след помады пальцем, потом осторожно положил рубашку поверх шкафчика в ванной над корзиной для белья.
        Когда он появился, Баркер сидел в офисе, и читал роман. Звук льющейся воды раздавался из открытой двери в ванную, где Локвуд чистил зубы.

        - Хорошо спал?  - спросил Баркер, понимающе ухмыльнувшись.

        - Довольно хорошо,  - ответил Дюпре, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица, как у игрока в покер.

        - А ужин удался?

        - Когда это в ресторане старины Зиппера не удавался ужин?

        - А завтрак?

        - Я еще не завтракал.

        - А надо бы. Необходимо подкрепить силы. Я люблю, когда женщины готовят мне завтрак на утро после...
        Дюпре бросил на него сердитый взгляд:

        - Это действительно так или очередные фантазии?
        Теперь была очередь Баркера метать молнии:

        - Ну ты полегче! Жена делает мне завтрак каждое утро, я это и имел в виду. Иногда накануне вечером мы даже занимаемся сексом. Не часто, но... иногда.

        - Это больше, чем мне хотелось бы знать,  - хмыкнул Дюпре.  - Намного больше.
        Локвуд вышел из ванной как танцор, на цыпочках. Он и толстый Баркер вместе составляли необычную пару, и Дюпре любил их обоих, каждого по-своему.

        - Я отниму у тебя несколько минут?  - спросил Дюпре Локвуда. Он хотел, чтобы кто-нибудь помог ему доставить машину Мэриэнн к ее дому, но только не Баркер. К тому же Локвуд вряд ли стал бы обнародовать свои подозрения насчет ночных похождений Дюпре, а тем более вышучивать их.

        - Конечно.
        Локвуд сгреб в охапку свою куртку и последовал за Дюпре на улицу.

        - Мне надо подогнать машину ее владельцу. Я бы хотел, чтобы ты ехал за мной на
«эксплорере», а потом подбросил меня обратно.

        - Нет проблем.

        - Буду очень признателен.
        Они подъехали к дому Мэриэнн Эллиот. Дюпре припарковал машину возле двери, оставив ключи в зажигании. Он взглянул вверх на окно ее спальни, но занавески были задернуты. Он подумал: интересно, что она сейчас может делать. Но тут занавески тихо разошлись и Мэриэнн встала к окну, глядя вниз на него. Она нервно улыбнулась и махнула ему рукой. Он помахал ей в ответ, потом пошел к машине и сел в
«эксплорер» рядом с Локвудом.
        Локвуд взглянул на него:

        - Итак, она все же приготовила тебе завтрак?
        Дюпре покраснел:

        - Я попросил тебя поехать со мной, потому что не думал, что ты такой же засранец, как Баркер.
        Локвуд пожал плечами:

        - Не меньший, но более спокойный.
        Некоторое время они ехали в полном молчании, пока Локвуд не спросил Дюпре, нашла ли его Салли Оуэне прошлым вечером.

        - Да, я разобрался с этим.

        - Любей плохо себя вел?

        - Нет, всего лишь распустил язык.

        - Думаешь, они с Терри Скарфом встретились случайно?

        - Не знаю. Может быть, они обсуждают создание книжного клуба.

        - Клуба любителей комиксов. Эти парни слишком тупые.

        - Любей - да, но Скарф немного умнее. Он как крыса. Он мог бы продать труп своей матери за наличные, если бы не ленился выкопать его из могилы.

        - Полагаешь, у него есть дела на острове?
        Дюпре вздрогнул. Он был так увлечен Мэриэнн, что даже не затруднился проследить за Любеем или Скарфом. И все же он не верил, что Скарф так глупо поведет себя и станет переправлять сюда наркотики через Любея. Дюпре не знал, что Скарф и Любей хорошо знакомы, но, даже когда вчера вместе они потешались над своими шуточками и громко хохотали, у него все равно было ощущение, что они не особенно близки. Скарфу что-то нужно от Карла Любея, и это что-то не могло быть хорошим, потому что в Карле Любее нет ничего положительного, что бы он мог предложить другим.

        - Я присмотрю за Любеем,  - наконец сказал он.  - Если услышишь что-нибудь о Скарфе в Портленде, позвони мне.

        - Хорошо,  - пообещал Локвуд. Они свернули на Айленд-авеню. Было все еще темно, но небо понемногу светлело.

        - Есть еще что-нибудь, что мне следует знать?  - спросил Дюпре.

        - Да, у нас по-прежнему барахлит радио. Телефоны тоже.
        Проблемы с радиосвязью появились в последнее время. Система радиосвязи в
«эксплорере» была двойной. Когда Портлендское управление обновляло оснащение полиции на острове, старое радио оставили в «эксплорере», вмонтировав дополнительно и вторую портативную систему. Новое оборудование позволяло патрульному оставаться на связи как с базой на острове, так и с диспетчером в Портленде. Старая система, однако, обеспечивала контакт и с внешними агентствами, такими как государственная полиция и пожарное управление. На прошлой неделе радио стало работать с перебоями. Каждый полицейский на острове, включая Дюпре, испытывал определенные трудности при попытках связаться с Портлендом или с островным полицейским участком. Было похоже, что пересеклись какие-то волны, потому что постоянно были слышны слабые голоса, как фон, сопровождающий обычную передачу. Радио проверили и признали, что вся связь и все аппараты в хорошем рабочем состоянии. «Призраки механизмов», как Локвуд назвал это явление. А теперь проблема, казалось, распространилась и на телефонные линии.

        - А что там с телефонами?  - спросил Дюпре.

        - Да то же, что и с радио. Связь прерывалась, по крайней мере, раза четыре за прошлую ночь, но всего на несколько секунд. Знаешь, я поднимаю трубку, а там - тишина. Потом правда раздается длинный гудок. В другой раз были перебои со светом. Может быть, это шторм. В прогнозе погоды говорили, что он разразится над побережьем следующей ночью, хотя я никогда не слышал, чтобы приближение снежной бури так влияло на коммуникации.
        Дюпре не ответил. Он вспоминал о своем разговоре с Эмерлингом и Джеком и о задаче, которую он поставил перед собой и отложил на время встречи с Мэриэнн: посетить Место.

        - Что ты знаешь об этой новенькой - Мейси?  - спросил Дюпре.

        - Говорят, симпампулечка.

        - Это, конечно, большое подспорье.

        - Со всем уважением к тебе, Джо, хочу заметить, что она прибывает вовсе не в район боевых действий.

        - Да,  - пробормотал Дюпре,  - надеюсь, что так.


* * *
        Пока эти двое ехали в машине, Шэрон Мейси стояла в очереди на маленький паром. Она слышала истории о Торсоне и его пароме, большинство из которых, как она надеялась, были сильно преувеличены. Одна из офицеров-наставников из другого отдела в шутку предложила ей надеть спасательный жилет во время поездки. Мейси приходила в доки за день до отъезда, чтобы взглянуть на паром, когда тот отчаливал, выполнив первый утренний рейс. Да, он выглядел немного неустойчивым, но девушка подумала, что его пассажиров вряд ли можно уподобить трем мудрецам в одном тазу.
        Еще трое людей стояли рядом с ней в доке на Коммерческой улице, все уставившись на маленькую моторную лодку, которая временно была занята Торсоном и его командой. Капитан парома, казалось, вовсе не торопился отчаливать. Девушка подумала, что он выглядит как с похмелья, и решила, что могла бы арестовать его по какой-нибудь статье за нарушения в управлении плавсредствами, если бы захотела, но, пожалуй, никто не скажет ей за это «спасибо». А вот если она вытащит свой пистолет и поторопит Торсона, чтобы он, наконец, поставил свою задницу к рулю и завел мотор, тогда, возможно, они все поддержат ее и будут от нее в восторге. В доках было холодно, и ветер пронизывал насквозь.

        - Капитан,  - не выдержал мужчина рядом с ней,  - какого черта мы ждем?

        - Запчасти,  - сказал Торсон.  - Я обещал Хадди Харрису, что привезу некоторые детали для машины. Его сестра сказала, что доставит их к причалу в пять утра.

        - А теперь уже пять пятьдесят.

        - Угу.
        Ну, вот оно, подумала Мейси. Это «угу» Торсона заменяло любые объяснения, оправдания, даже пожимание плечами и, по ее мнению, выражало полное пренебрежение своими обязанностями. Он обещал Хадди его запчасти, а Хадди, возможно, обещал ему за это пару упаковок пива и немного наличных, и никому не будет позволено встать на пути их соглашения. Она отшвырнула ногой камешек и глубже засунула руки в карманы своей стеганой куртки, которая была частью форменной одежды для женщин, и стала бродить вдоль доков, в сердцах пиная старые металлические ящики на колесах. Эрин Харрис жила в Портленде, но проводила выходные на острове Датч у своего брата. Мейси выудила из памяти ее лицо, каким запомнила его во время ссоры в отеле
«Истленд» месяц или два назад, когда жена одного из временных дружков Эрин решила, что с нее довольно и что мисс Харрис должна прекратить путаться с ее мужем. Мейси никак не могла понять, что мужчина, о котором шла речь, нашел в каждой из этих женщин, потому что откровенная дурнушка Эрин Харрис внутренне была и того непривлекательнее, однако же выгодно отличалась от той, с которой ей пришлось в тот вечер выяснять отношения с помощью кулаков. Бэррон пытался вмешаться, но тут Эрин начала колотить его, так что уже Мейси была вынуждена всыпать ей. «Мейси замесила», как позже назвал это Бэррон. Но все это было просто отвратительно. Мейси, низко опустив голову и спокойно рассматривала, как металлическая тележка направляется в сторону Торсона. Эрин бросила взгляд на Мейси, когда проходила мимо. В лице мисс Харрис девушка не заметила явной враждебности и не отвела взгляд.

        - О'кей!  - сказал Торсон.  - Все на борт. Мы готовы отправляться.
        Четверо пассажиров поднялись на борт маленького парома, каждый занял деревянную лавочку возле трапа, и через минуту они уже направлялись в море; чайки с криками проносились над ними, серые волны разбивались о борт. Мейси уже была в форме. Упакованный форменный рюкзак лежал у ее ног. Она послушалась совета Бэррона и захватила с собой пару книг и плейер, а к нему несколько дисков с музыкой. Она вставила диск в плейер, едва гавань Портленда осталась позади, и первая композиция группы «Скад Маунтин Бойз» зазвучала у нее в ушах. Мелкие брызги попадали ей на лицо. Джо Пернис посоветовал ей взять с собой пистолет и всю амуницию, и девушка ощущала тяжесть пистолета под курткой. Она почему-то улыбалась, вспоминая истории Бэррона о великане и человеческих костях, зарытых под соснами.


* * *
        Дюпре разговаривал с репортером, одним из тех, кто, очевидно, пытался убить время, чтобы ранняя смена прошла быстрее. Этот человек звонил из Флориды, что, по крайней мере, избавляло от необходимости общаться очно, а это уже само по себе хорошо. Как большинство опытных полицейских, Дюпре испытывал к журналистам естественную неприязнь. Во Флориде слышали, что на далеком острове был какой-то несчастный случай пару дней назад, во время которого двое подростков погибли, разбившись на угнанной ими машине. Репортер пытался сделать статью об угрозе, исходящей от неуправляемых подростков, и этот случай ему очень подходил.

        - Да, когда мы приехали на место трагедии, юноша уже умер,  - устало-заученно говорил Дюпре.  - Мы ничем уже не могли помочь. Девушка получила серьезные ранения. Она тоже умерла на месте происшествия.
        На его лице появилась гримаса отвращения, когда он говорил эти слова и ожидал следующего неизбежного вопроса.

        - Мы делаем все, что в наших силах, чтобы трагедия, подобная этой, больше не повторилась. Мы постараемся установить ограждения вдоль этого места и окружающей территории. Возможно, разрушим подъем, чтобы больше никто не смог загнать машину на эту высоту.
        Это надо было сделать уже давно, подумал Дюпре. Мне надо было заставить их сделать это, но они хотели оставить это место таким, каким оно было, и вообще дети всегда остаются детьми. На этом склоне никогда не было несчастных случаев до того, как погибли Уэйн и Сильви. Это всего одна из такого рода вещей.
        Репортер поблагодарил его, а потом повесил трубку. Часы на стене показывали 6:25 утра. Скоро прибудет паром, привезет его партнера на следующие сутки. Баркер уже был внизу на маленькой пристани, курил сигарету и недовольно притопывал ногой, Локвуд сидел рядом с ним совершенно спокойно.
        Дюпре снова подумал о Шэрон Мейси. Появление нового лица всегда непростое дело. Старшие полицейские уже привыкли к Джо, но более молодые еще не умеют скрывать свои чувства по отношению к нему, когда сталкиваются с ним впервые: обычно это бывает просто удивление, иногда изумление, а очень редко - своего рода неловкость. Он знал, что есть и такие, кто считают его выродком. К тому же новички и практиканты не так часто направлялись на остров, лишь когда ротация грозила приостановиться из-за болезней, семейных обстоятельств или отпусков. Тогда департамент полиции заполнял эту брешь тем, кто подвернется под руку.
        Дюпре забрался в «эксплорер» и поехал вниз, к докам, пытаясь различить паром в слабом утреннем свете. Паром работал благодаря субсидиям и небольшим налогам, которые жители острова платили каждый год. Никто никогда не жаловался на налоги: эти люди высоко оценивали свою независимость, но все ж нуждались в услугах, которые мог предоставить им Портленд,  - его магазинах, школах и больницах, кинотеатрах и ресторанах. В случаях, когда требовалась неотложная медицинская помощь, как однажды Саре Фронес, когда она упала с лестницы и покалечила позвоночник, пытаясь развесить лампочки на Рождество. Тогда дежурные полицейские запрашивали по радио вертолет с острова Либерти. Он смог доставить бригаду врачей на Датч за тридцать минут. Благодаря этому Сару Фронес все еще можно видеть бродящей по магазину и покупающей себе продукты на неделю да запас глупых женских журналов и пиво - шесть банок по цене пяти. Она больше не забирается на лестницы двадцать четвертого декабря и ходит немного более осторожно, чем раньше. Сильви Лотер не повезло, и Дюпре обвинял себя в том, что случилось. Он снова и снова прокручивал в
голове события той ночи, размышляя о том, что могло бы случиться, если бы они добрались к месту аварии немного раньше. Если бы старый Бак Теннер позвонил им сразу же, как только услышал, что двигатель какой-то машины работает на максимальных оборотах, а не стал бы дожидаться грохота, свидетельствующего о крушении. Но это была не его вина. Дюпре и другие полицейские должны были патрулировать этот участок чаще, чтобы неуправляемым подросткам казалось слишком рискованным забираться в это место. Однако Убежище все же слишком большой остров, чтобы пара полицейских могла контролировать его целиком. Они не в состоянии быть везде и сразу, и вот двое молодых людей погибли.
        Убежище. Он поймал себя на том, что в последние дни все чаще пользуется этим старым названием, когда разговаривает не только со старожилами вроде Эмерлинга и Джиакомелли, но и с посетителями и новыми поселенцами. Он даже поймал себя на том, что пользовался именно этим названием, когда разговаривал с репортером этим утром. Он всегда думал о нем как об Убежище, но за многие годы привык делать разницу между старинным названием и официальным наименованием острова в своей повседневной работе. Убежище было его прошлым, Датч - настоящим. Тот факт, что он все чаще сбивается на старое название, словно бы свидетельствовал, что прошлое все глубже проникает в его восприятие острова, что остров крепко держит Джо в своих объятиях, и не только его, а всех их.
        Он подумал о последних минутах жизни Сильви Лотер, о ее боли и крови, которая оставила пятна на его одежде. Он также подумал о вскрытии и о тех странностях, которые оно выявило. На задней стенке гортани и языка Сильви были повреждения, как если бы что-то запихивали ей в рот. Может быть, они с Уэйном поругались, или просто дурачились перед крушением, или она каким-то образом могла нанести себе эти раны сама? Как он и говорил Джеку и Ларри, серое вещество было найдено в одной из ее ран, оно было определено как пыльца с крыльев ночной бабочки - Manduca quinquemaculata, томатной бабочки, которая появляется из рогатой гусеницы и входит в семейство бабочек-сфинксов. Дюпре никогда их не видел и даже не знал, как они выглядят, пока их описание не было ему любезно прислано энтомологом университета Ороно. У нее был широкий размах крыльев - десять сантиметров - и крупное тельце, которое постепенно сужалось к анусу. Пять или шесть пар желтых пятен располагались на брюшке снизу. По-своему она была прекрасна, особенно хороши крылья, которые, даже у мертвых особей, казалось, переливались, но в целом Дюпре счел
ее отвратительной: окраска тела, странный заостренный кончик туловища делал ее похожей на гибрид мотылька и рептилии.
        У него не было ни малейшего представления о том, как могли фрагменты этого вида насекомых, даже такие крохотные, попасть в рот Сильви Лотер. Большинство мотыльков умирали в июле-августе, а теперь январь, и никакие бабочки не смогли бы выжить в условиях далекого северного острова. Джо поспрашивал вокруг, но никто на острове не разводил бабочек. Убивали - да, и очень много, но не разводили. И все же каким-то образом Сильви Лотер вступила в контакт с томатной бабочкой, такой же, какую он нашел в спальне старой миссис Ньютон. Эта бабочка теперь лежала мертвая в специальном составе в стеклянной банке рядом с присланным из Ороно экземпляром. Это все странно, говорил он себе, но не более. На секунду он почти поверил в это.
        Теперь паром был уже хорошо виден. Джо поднял с пола бинокль и навел его на паром. Старая посудина была еще довольно далеко, чтобы рассмотреть лица, но он насчитал на борту шесть человек. Дюпре почувствовал покалывание в пальцах. Его ноги чувствовали себя слишком большими для форменных ботинок, и, несмотря на холод, в
«эксплорере» было душно и жарко. Он опустил стекло вниз, и, только когда ледяной ветер коснулся его лица, понял, что вспотел.


* * *
        Паром миновал Форт-Гордж, проплыл мимо почтового перегона между островами Даймондс и Пикс, оставил справа Пампкин Ноб, потом миновал Лонг-Айленд, перед тем как обогнуть Большой Чебег и направиться к Лакси Саунду, выписывая зигзаги между Бангз и Стейв, Бейтс и Министериал - мелкими островками, которые разбросаны по всему заливу. Их было так много, что когда-то их окрестили Календарными островами, потому что были уверены, что их 365.
        На горизонте медленно стал вырисовываться большой остров, который немного поднимался к середине и весь порос лесом; белая свеча смотровой башни венчала самую высокую точку, маленький автоматический маяк виднелся на его северо-восточной оконечности: остров Датч, хотя Мейси почему-то предпочитала старое название - Убежище. Интересно, думала она, почему Убежище остался под юрисдикцией Портленда? Ведь, скажем, Лонг-Айленд, который был гораздо ближе к берегу, относился уже к ведению шерифа округа Кумберленд. Убежище, однако, было гораздо дальше, даже дальше Жемчужного острова.
        Бэррон пожал плечами, когда она спросила его об этом.

        - Это давняя история,  - сказал он.  - Она связана с первыми поселенцами и с теми, кто последовал за ними. Это связано и с семьей Дюпре. Они были очень богатыми и основали множество фондов для развития Портленда, особенно после пожара в 1866 году. Деньги уже давно потрачены, но связи сохранились. Люди на острове проголосовали за то, чтобы остаться под юрисдикцией Портленда, они платят налоги в городскую казну. А с тех пор, как Джо-Меланхолия принял на себя роль мученика и ангела-хранителя и делает там намного больше того, за что ему платят очень скромное, кстати, жалованье, все это обходится городу совсем недорого.
        Мейси уже заметила черно-белый «эксплорер», припаркованный возле навеса для пассажиров. Медленно встающее солнце отражалось в его ветровом стекле.
        Великан ждал.
        Паром причалил, и Мейси забросила рюкзак на спину. Эрин Харрис была первой на высадке. Ее брат ждал свои запчасти возле красного «доджа». Девушка заметила семейное сходство, поскольку оба они были неприятными на вид и сестра не меньше брата походила на мужчину. Он бросил взгляд на Мейси, вспомнив, что именно она когда-то утихомиривала его сестру, но в этом взгляде не читалось никакой враждебности. Да и к тому же девчонка-полицейская побила его сестру, а к сестре своей Харрис не питал очень теплых чувств.
        Мейси заметила двух полицейских, Баркера и Локвуда, и перебросилась с ними парой слов приветствия. Они пожелали ей удачи, она поблагодарила их и направилась к
«эксплореру».
        Дверца машины открылась, и из нее вылез мужчина. Первой ее мыслью было: как ему вообще удалось забраться во внедорожник? Сама огромная машина показалась ей похожей на гигантского темного жука, пока хозяин не выбрался из нее. Теперь он возвышался над машиной на шестьдесят сантиметров или больше. Его глаз не было видно за стеклами темных очков. Великан протянул ей руку размером с лопату.

        - Джо Дюпре,  - представился он.
        Девушка позволила своей руке быстро нырнуть в его ладонь:

        - Шэрон Мейси.
        Она высвободила свою руку.

        - Кладите свои вещи назад. Хотите совершить экскурсию?

        - Конечно. Мы будем останавливаться, чтобы я могла сделать снимки?
        Он рассмеялся. Его смех звучал так, как могут греметь тектонические пласты, сталкиваясь друг с другом под землей.

        - Думаю, вы можете спокойно оставить свой фотоаппарат в сумке.
        Они развернулись, потом направились по короткой дороге, которая вела от пристани к центральной части острова. Дюпре свернул влево.

        - Вы всегда встречаете паром?

        - Стараюсь. Это гораздо важнее летом, чем зимой. У нас здесь очень много народа в июле и августе. Я, разумеется, пошутил насчет фотоаппарата. Это место просто прекрасно летом, и здесь есть несколько очень дорогих летних домиков, разбросанных по острову. Знаете Ментала? Это парень, который руководит компьютерной компанией
«Фейбл». У него здесь есть дом. Управляющая «Биг Уорнер», некая Сандра Морган, владеет коттеджем за Пляжной бухточкой.
        Есть и еще пара-тройка таких же. Они просто взбесятся, если кто-нибудь залезет в их дома.
        Дюпре подъехал к административному зданию из красного кирпича.

        - Мы начнем отсюда. Два раза в неделю во второй половине дня сюда приезжает врач с материка, и док Брюдер все еще принимает здесь, хотя официально он уже на пенсии. Но мы первые, к кому здесь обращаются. Мы здесь и пожарные, и егеря, и школьная охрана, и даже собачники.
        Он вышел из «эксплорера». Мейси последовала за ним. Дверь гаража откатилась в сторону, открыв для обозрения четыре машины, стоящие внутри.

        - "Медкур-14",  - сказал Дюпре, показывая на машину скорой помощи за дверью.  - Если поступает срочный вызов, мы выезжаем на ней, делаем все возможное, чтобы пациент чувствовал себя удобно, потом подвозим его к причалу или, в случаях, действительно не терпящих отлагательства, направляемся на поле для игры в бейсбол, чтобы оттуда больного могли забрать вертолетом.
        Он подошел к красным пожарным машинам и указал на первую.

        - Это «Энджин-14». Мы используем ее преимущественно для того, чтобы качать воду. Дальше «Леддер-14» - машина для начала тушения. Ее мы берем на пожары, пока ждем, когда соберутся местные волонтеры. Тот небольшой автомобиль в углу - «Танк-14». В сущности это просто большая бочка на колесах. Мы выезжаем на нем в такие места на острове, где нет пожарных гидрантов.

        - И много здесь таких?

        - Да так, несколько,  - это было сказано таким тоном, что Мейси стало понятно, что, по крайней мере, на половине острова нет никаких гидрантов.
        А Дюпре уже шел к зданию полицейского участка. Там их ждал большой зал со столом и двумя стульями, несколько книг и журналов лежали на столе. Слева был переговорный пульт: радио, компьютер, доска с приколотыми к ней записками, напоминаниями и заметками. Большая карта острова занимала всю стену.

        - У нас есть секретарь?

        - Не-а. Все звонки 9-1-1 поступают на пульт диспетчера в Портленде, но большинство людей просто звонят сюда. Бумажную работу - заполнение всяких бумажек - мы делаем сами.
        Напротив приемной располагалась вторая комната, где стоял запасной генератор на случай перебоев, разные детали оборудования и шкафчик на замке, в котором оказалось только одно охотничье ружье.

        - И это все оружие?  - удивилась Мейси.

        - У нас не так много звонков по поводу нападений,  - пожал плечами Дюпре.  - На прошлой неделе мне пришлось воспользоваться им, чтобы убить бешеного енота. Я так давно не стрелял из него, что испытываю благодарность за то, что оно не взорвалось от выстрела и не повредило мне лицо.
        Мейси взяла в руки помповое ружье «мосберг» и заметила, что его недавно почистили.

        - Оно выглядит не так уж плохо,  - улыбнулась она.

        - Я очень хорошо прочистил его день или два назад,  - ответил Дюпре.
        Она взглянула на великана, встревоженная его тоном.

        - Зачем? Что-то случилось?

        - Ничего,  - сказал он.  - Но никогда не знаешь...
        Он не улыбался.

        - Да, конечно,  - ответила она.
        Наверху, в зоне отдыха, располагались раскладной диван, телевизор, несколько стульев, небольшой уголок с кухней и ванная с душевой кабинкой и туалетом.

        - А что, камер нет?  - удивилась девушка.

        - Нет. Если мы арестовываем кого-то, то сразу звоним в Портленд. Они присылают катер и забирают человека. А до того у нас тут есть два стальных кольца в зале. Мне пришлось воспользоваться ими лишь несколько раз за много лет.

        - У нас только одна патрульная машина?

        - Раньше пользовались еще одной, но она сломалась. Я живу в двухстах метрах отсюда и всегда могу поехать на собственном «джипе», если понадобится дополнительный транспорт. Пойдем, я возьму тебе чашку кофе и представлю некоторым людям.
        Следуя за ним, Мейси потирала пальцы рук друг о друга, чувствуя, что на коже осталась смазка. Она не была полностью уверена, но, судя по запаху от ружья, из него стреляли совсем недавно, а не неделю назад.
        Кто-то тренировался.


* * *
        Дюпре представил ее продавцам в магазине, сестрам Тукер в закусочной (Нэнси Тукер в шутку погрозила ей, чтобы Мейси держалась подальше от «ее» Бермана), Дейлу Зипперу и Джебу Баррису и, наконец, Ларри Эмерлингу. К тому моменту наступило время ланча, и Дюпре предложил Мейси взять «эксплорер» и объехать остров в сопровождении почтмейстера, пока он сделает несколько звонков. Эмерлинг, старый ловелас, был очень доволен тем, что проведет свой перерыв в компании симпатичной женщины, да еще такой, которая читала его книгу.

        - Если он что-нибудь себе позволит,  - пытаясь не расхохотаться, предостерег ее Дюпре,  - убейте его.

        - А если она сама станет приставать ко мне?  - возразил Ларри.
        Дюпре грозно взглянул на Мейси:

        - Если тебе безумно захочется этого, лучше застрелись сама.


* * *
        Дорог, ведущих прямо к Месту, не было. С трех сторон оно было окружено небольшими болотами. Дюпре оставил свою машину в верхней части Океанской улицы, которая уходила на север от Айленд-авеню почти в самую глубь острова, и пошел по дорожке мимо кладбища. Лес был в основном хвойный, но встречались и буки, и березы, и клены. Эмерлинг не ошибся: дорожка оказалась завалена упавшими ветками и последними сухими листьями, но в разных местах виднелись оранжево-коричневые зимние ягоды, несколько сухих круглых капсул с семенами хрустнули у него под ногами. Повсюду виднелись кусты падуба и голые лиственницы. Через десять минут Дюпре чуть не заблудился. Тропа исчезла, и только безошибочное знание острова позволяло ему продолжать движение в правильном, как он думал, направлении. Джо был шокирован, когда заметил, что приближается к дороге, и понял, что каким-то образом он пошел на юго-запад вместо юго-востока и теперь снова оказался на Океанской улице, но теперь на полторы мили дальше от того места, откуда начал движение.
        В полной растерянности он пошел назад по своим следам и заметил, что перепутал тропинки и вместо той, которая вела прямо, направился по боковой, потому что ветки и кусты завалили ее так, что нельзя было даже угадать, где тропа, и отличить ее от остального леса. Если только вы не знали точно, где ее искать. Он пробил проход, воспользовавшись охотничьим ножом, и продолжил двигаться по тропе, еще дважды почти потеряв ее, когда вдруг она снова исчезла. Подойдя ближе к Месту, Дюпре заметил, что здесь все больше и больше умирающих деревьев и что пятно болота в центре острова все больше разрастается. Стоячая вода лежала, как черное зеркало, почти вровень с узкой тропинкой, в которую переходила тропа в том месте, где она шла через болото. Если весной пройдут обильные дожди, тропа вовсе исчезнет под водой. Здесь наличие зелени было хотя бы объяснимым (зеленые листья болотных растений сохраняли свой цвет всю зиму). Болотный розмарин, болотный лавр и багульник вырастали рядом с трубчатыми болотными растениями; останки насекомых все еще плавали в лужицах на болоте. Деревья здесь, казалось, остановились в
росте, их ветви тонули в разрастающемся болоте. У других мощные корни обросли темно-зеленым сфагнумом и пышно разросшимися лианами. Жизнь здесь была скрытной, видимой только для тех, у кого хватало терпения и опыта для того, чтобы дождаться, когда она сама проявит себя: водоплавающие и жуки, стрекозы и личинки майских жуков, мелкие млекопитающие вроде полевок и белок озабоченно передвигались в этом мире. То, что казалось спокойным и мертвым, на самом деле жило своей скрытой от посторонних глаз жизнью. Оно было осторожным, но живым.
        Но и здесь тоже не было птиц. Дюпре все больше и больше пугала тишина, вызванная их отсутствием. Было так тихо, что хруст веток под его ногами, казалось, разносится по всему заливу. Он продолжал идти, оставляя болото позади и приближаясь к самой чаще леса. Наконец, он уже мог увидеть сквозь деревья впереди себя очертания камней. И снова ему показалось, что на тропе выросли какие-то новые кусты и колючки, но здесь не было хвойной зелени. Ветви кустов с тихим треском ломались у него под руками, когда он случайно задевал их. Они казались мертвыми, давно мертвыми, хотя каким-то образом все еще продолжали расти.
        Он был уже у самого входа в Место, когда заметил какое-то движение. Серое пятно двигалось среди деревьев примерно в пятнадцати метрах впереди него на самом дальнем конце Места. Казалось, оно на мгновение задержалось в воздухе, его серые контуры теперь напоминали фигуру человека. Это была иллюзия и только. И все же Джо вытащил пистолет из кобуры, но держал его дулом вниз, пробираясь дальше сквозь последние заросли шиповника и веток, пока не добрался до руин былого поселения.
        Со своего места он видел то, что когда-то было стенами домов, остатки труб, рамы дверей. Зимой все очертания были более заметны, чем летом, когда покрывавшая их буйная зелень не позволяла рассмотреть все в деталях. Здесь тоже происходил какой-то необъяснимый рост, хотя и не в такой мере, как на тропе. В самом центре Места стоял каменный крест, который поставил его предок, такой же великан, как и сам Дюпре. Имена тех, кто погиб здесь, были вырезаны на нем, так как большинство могил были не отмечены. Кроме того, здесь были и те, чьих останков так и не нашли, в том числе поселенцы, тела которых были брошены в болото. Дюпре подумал, что он никогда не видел это место таким застывшим, таким тихим.
        Он двинулся вперед, осторожно шагая по неровным камням, пока не дошел до креста. Он оперся на него рукой, чтобы перевести дух, но тут же отдернул ее, словно это был столб из раскаленного металла. Он отступил на три шага назад и взглянул вверх на крест, потом медленно вытянул руку вперед и дотронулся ею до камня.
        Он не ошибся. Крест содрогался. Он почти слышал этот глухой шум.
        Дюпре опустился на колени, продолжая держать руку на кресте все то время, пока опускался все ниже к земле. Интенсивность вибрации ближе к земле возрастала. Наконец он приложил ладонь прямо к земле и почувствовал, как пульс ее отозвался в его пальцах, прошел по руке и телу, и сердце стало стучать в том же ритме. Это было все равно, что стоять над шахтой и всем телом чувствовать работу машин глубоко под землей.
        За деревьями на краю Места снова появился серый проблеск. Дюпре поднялся и двинулся к нему, на сей раз направив пистолет прямо перед собой.
        Шестьдесят метров.
        Тридцать метров.
        Три метра.
        Что-то коснулось его лица. Дюпре отступил на шаг назад и закричал, чуть не выстрелив в панике; его левая рука задрожала и попыталась нанести удар по тому, что висело в воздухе. Он посмотрел вниз и увидел мотылька, лежащего, замерев, на земле; его узкие заостренные крылышки тихо двигались. Этот был такой же томатный мотылек. Их было много на стволе деревьев впереди него, желтые пятнышки на их брюшках напоминали плесень на коре. Вдруг они поднялись, полетели единым роем, потом опять опустились вниз. Подойдя ближе, Джо смог различить мотыльков на ветках вокруг себя, мотыльки усеивали камни, мотыльки прятались в спутанных мертвых ветках шиповника. Дюпре никогда прежде не доводилось видеть ничего подобного. Они никогда не водились на этом острове, потому что даже летом здесь никто не выращивал табак, картошку или помидоры, листвой которых могли бы питаться их личинки-гусеницы. И, в любом случае, зимой они должны были умереть.
        Они должны были умереть!
        Обернувшись, Дюпре увидел, что остовы домов, могильные камни, даже сам каменный крест теперь были покрыты тысячами насекомых. И, пока он бежал прочь от этого места, они поднимались и собирались в большие рои, ударяя его по лицу и рукам, запутывались в его волосах и одежде, перепархивали с его век на губы.
        И у них был вкус смерти.
        Глава 9

        У Бэррона выдался очень плохой день.
        Вообще-то это был уже второй плохой день подряд. Первый начался с телефонного звонка из Бостона, когда ему сообщили, что в самом ближайшем будущем потребуются его услуги. Бэррон попытался объяснить человеку на другом конце провода, что тот выбрал не самое подходящее время, потому что за ним следят. Появление Паркера в баре привело его в сильное замешательство. У Бэррона не было ни малейшего представления о том, как много известно частному детективу, и что конкретно он подозревает, но полицейский опасался его упорства. Он хотел затаиться и вести себя некоторое время как образцовый блюститель порядка. И все же он ничего не сказал звонившему о Паркере: боялся, что эти люди почувствуют опасность и скормят Эрика его же сослуживцам. У них фотографии. Боже, у них даже видеозапись! Бэррон готов был проглотить свой пистолет, только бы не угодить в тюрьму.
        Ни в коем случае.
        А теперь еще Терри Скарф. Дела с русскими предполагали, что Бэррон будет связан со Скарфом. У Скарфа были контакты. Он был посредником. Скарф тоже был им должен, а он не сможет заплатить, если застрянет в тюрьме. Бэррон знал, что Скарф у них на крючке до самой смерти, и ему никогда не дадут рассчитаться сполна за свой долг. Бэррон понимал это и подозревал, что и сам находится не в лучшем положении. Бэррона беспокоило, что Скарф знал о нем и был при этом неудачником. Этот дурак убежал от него той ночью, когда он патрулировал улицы вместе с Мейси. Если бы парень шел опустив голову, они бы, скорее всего, проехали мимо. Но Бэррону пришлось преследовать его, следить за ним, а потом вытряхивать все, что было с собой у этого кретина. Если бы другой патруль забрал его через десять минут после этого и нашел бы запасы наркотиков, Бэррону пришлось бы объяснять, как он мог не заметить их во время личного досмотра. Он справедливо полагал, что Скарф вряд ли преподнесет ему свой товар на блюдечке с голубой каемочкой, чтобы спасти свою шкуру. Правда, он мог бы возразить, что Скарф был совершенно пуст и чист во
время первого обыска, и никто бы не стал с ним спорить, но существовала опасность, что у сослуживцев появятся некоторые подозрения.
        И потом при этом была Мейси, которая тоже могла бы возразить. Бэррон не знал, что она видела наблюдая, как он обыскивал Скарфа, но стажеры всегда находились в некотором напряжении, их могли уволить, и он не был уверен, станет ли Мейси отстаивать его позицию, если откроется, что была совершена продажа наркотиков. Даже если девчонка будет держать рот на замке, Бэррону совсем не улыбалась мысль, что у Мейси есть на него компромат.
        Русский не слушал возражений Бэррона: полицейский был куплен и оплачен. Ему лишь следовало ждать звонка. Когда на следующее утро этот звонок прозвучал, он лишь оповестил Бэррона, что для него начался второй плохой день.
        Звонил Скарф.


* * *
        Дюпре направился назад, в город, чтобы успеть к прибытию парома в 12:30. Его все еще трясло от того, что он пережил на Месте. Эмерлинг был прав. Что-то происходит, и они ничего не могут с этим сделать - только держаться вместе, когда направляются куда-то, и молиться, чтобы все это быстро закончилось.
        Сидя на пристани в ожидании парома, он вдруг почувствовал знакомый аромат духов, взглянул налево и увидел рядом с собой Мэриэнн Эллиот, которая смущенно улыбалась ему. На спине у нее был рюкзак, она потягивала кофе из стальной дорожной кружки.

        - Привет,  - сказала она.

        - Привет. Ты собираешься на материк?

        - Мне надо кое-что сделать,  - сказала она.  - Я вернусь вечерним паромом.

        - А Дэнни?

        - Он все еще у Бонни Клайссен. Я заезжала, чтобы поздороваться. Думаю, что он простил меня за прошлую ночь. Ну, как бы там ни было, я обещала ему привезти кое-что из Портленда, и он был совершенно счастлив.
        Она дотронулась до его рукава.

        - Я прекрасно провела время с тобой прошлой ночью,  - ее голос звучал спокойно и как-то буднично.

        - Спасибо.

        - Тебе надо сказать, что ты тоже хорошо провел время,  - потребовала она.

        - Лучше, чем когда-либо за всю жизнь,  - ответил он.
        Она быстро поцеловала его в губы, потом направилась к пристани. Неподалеку от них Нэнси Тукер, которая видела всю сцену, подняла руку и помахала ему в знак приветствия.
        Никогда еще Дюпре так сильно не хотел провалиться сквозь землю.


* * *
        Бэррон встретил Скарфа на парковке перед магазином «Levi's» во Фрипорте. Здесь было относительно спокойно, и большинство машин имели номера не этого штата. Они сели в «плимут» Бэррона и стали изучать парковку.

        - Они приезжают сегодня,  - сообщил Скарф,  - и хотят встретиться с тобой.

        - Ни за что.

        - Не думаю, что ты можешь спорить, в твоем-то положении.
        Правая рука Бэррона метнулась в сторону, и голова Скарфа ударилась о стекло дверцы.

        - И больше не вздумай говорить со мной в таком тоне! Кем, черт возьми, ты себя считаешь? Ты думаешь, тебе позволено говорить со мной таким тоном?
        Он уставился прямо перед собой, вцепившись в пластик руля. Скарф не ответил. Бэррону хотелось рявкнуть, взбеситься, кричать о несправедливости. Он полицейский! У этих людей нет никакого права подвергать его таким испытаниям! Да еще Скарф, сидя рядом, источал жуткий запах. Вонь пропитавшихся потом, давно не стиранных тряпок и отчаяния. Бэррону надо избавиться от него.

        - Дай мне ключи.
        Скарф передал ему ключи от «исузу», припаркованной у магазина неподалеку. «Исузу», раздобытая Скарфом, была оснащена сканером. Бэррону надо было воспользоваться этим автомобилем для выполнения своей части работы, потом оставить ключи внутри и бросить машину. Задача Скарфа - позаботиться об уничтожении «исузу».

        - А теперь, проваливай из моей машины,  - сказал Бэррон.
        Скарф молча вылез. На его левой щеке отпечатался красный след, а левый глаз почти заплыл.

        - Тебе не стоило бить меня,  - сказал он.

        - Знаю,  - ответил Бэррон.  - Я сделал это, потому что мне так захотелось.
        И уехал.
        Глава 10

        Они пустили фургоны под откос на свалке около Броктона и приготовились угнать что-то взамен. Повелл и Тэлл позаботились о деталях, хотя Повелл, которому очень понравился «эконолайн», не захотел смотреть, как машина пойдет на слом.

        - Ладно, возможно, мы постараемся сохранить ее для тебя,  - хмыкнул Тэлл.  - Мы могли бы написать на ней вдоль борта что-то вроде: «МЫ ТЕ САМЫЕ ПАРНИ, КОТОРЫХ ВЫ РАЗЫСКИВАЕТЕ!»
        Они наблюдали, как крыша «эконолайна» провалилась внутрь под давлением тисков пресса. Стекла разлетелись, и фургон вздрогнул, как от боли. Это напомнило Повеллу лицо шофера, исказившееся, когда Повелл выстрелил в него.

        - Да, ты прав. И все же мы неплохо провели время в этом фургоне.
        Тэлл попытался понять, не шутит ли Повелл, но не смог.

        - Тебе надо завести побольше друзей, парень,  - заметил он.
        Они направились к трейлеру, который служил офисом на этой свалке. Там отвратительно воняло. Древний серый шкаф для документации извергал из себя пожелтевшие бумаги, которые торчали из выдвинутых ящиков. Ковер был весь прожжен окурками. Плотный дым от сигарет застилал все вокруг. За этой завесой через окно нельзя было разглядеть, что творится на улице.

        - Похоже, бизнес процветает,  - сказал Повелл.  - Вы, парни, должно быть, планируете очень скоро всплыть на финансовой бирже.
        Эти слова были адресованы троим мужчинам, и ни один из них не улыбнулся. Два здоровенных экс-советских гражданина стояли по обе стороны от третьего, сидевшего за дешевым пластиковым столом. Последний щеголял в свободном пиджаке поверх ужасного спортивного костюма. Двое других отдавали предпочтение кожаным курткам, какие надевают диск-джокеи на публичные мероприятия. Даже Повелл, который все еще жалел о днях, когда парни могли носить рукава светлых пиджаков закатанными по локоть, счел, что прикид этих ребят оставляет желать лучшего.
        Тэлл тем временем пытался сообразить, откуда они взялись. Декстер говорил ему, что главный у них русский, и он предположил, что и другие, вероятно, тоже русские. Они просто дерьмово одеты, это похоже на барахло, которое раздают бесплатно. Тэлл не имел представления, что это за новая порода преступников-иммигрантов, но со вкусом по части одежды у них из рук вон плохо. А ведь все должно было сверкать. Если эти парни делают деньги, как они ухитряются тратить их на сплошной акрил?
        Лицо сидящего напоминало поле боя. Мужик старался замаскировать свои раны бородой, но она была жидкой и грязной. Волосы у него тоже заметно поредели. Розовое пятно виднелось около левого уха. Тэлл подумал, что у парня какое-то кожное заболевание и был рад, что ему не пришлось пожимать ему руку. Он представился как Фил. Да уж, конечно, подумал Тэлл, Фил, а на поверку какой-нибудь Владимир.

        - А что Декстер сам не придет?  - спросил Фил.

        - Декстер сейчас очень занят,  - ответил Тэлл.

        - Даже как-то обидно, что он не нашел времени посетить старого друга.

        - Вы получили его поздравление с Рождеством? Я знаю, что он посылал его.

        - Никакой открытки,  - вздохнул Фил.

        - Да, жаль,  - в тон ему сказал Тэлл.

        - Точно.  - Он выглядел действительно очень расстроенным.
        Тэлл начинал закипать. Декстер предупреждал его, чтобы он оставался спокойным, и Шеферд тоже, но этот Фил начал действовать ему на нервы, а ведь он провел в его обществе лишь минуту.

        - Мы спешим,  - Тэлл старался говорить спокойно.

        - Да, вы всегда спешите,  - улыбнулся Фил.  - Слишком спешите.

        - Но так живет весь мир,  - вмешался Повелл.  - Люди редко дают себе передышку, чтобы остановиться и понюхать розы.
        Тэлл покосился на него, но Повелл выглядел совершенно естественно. А между тем запах, который он чувствовал здесь, было жуткое зловоние от гниющих ковров и дешевого лосьона после бритья.

        - Ваш друг знает толк в жизни,  - сказал Фил.  - Он все понимает.
        Тэлл собирался переговорить с Повеллом, как только они окажутся на улице. Он не хотел, чтобы Повелл возомнил себя великим провидцем.
        Фил поднял коричневый конверт со стола и протянул его Тэллу.

        - Два фургона,  - сказал он.

        - Мы хотели три.

        - Не три. Только два. Нет времени.

        - Слишком большая спешка?
        Фил впервые улыбнулся.

        - Да, да, слишком большая спешка. Передайте Декстеру, чтобы он пришел меня навестить.
        Тэлл поднял вверх конверт в знак прощания и попытался ответить улыбкой.

        - Да, можете быть уверены.
        Они с Повеллом повернулись, чтобы уйти. Они были уже у двери, когда Фил окликнул их:

        - Эй!
        Тэлл оглянулся. Теперь Фил стоял, и у всех троих в руках были пистолеты.

        - Передай ему, чтобы принес мои деньги, когда придет,  - сказал Фил.  - И пусть поторопится.


* * *
        Мейси наслаждалась обществом Ларри Эмерлинга. Она могла уверенно сказать, что он умел обращаться с женщинами так, что им хотелось, фигурально выражаясь, стащить с себя трусики, едва они переступали порог почты. И, пожалуй, некоторым случалось осуществить это желание. Ларри оказался остроумным и много знающим человеком, так что Мейси уже начала понимать географию острова.
        Эмерлинг велел ей свернуть направо, и они поехали по дороге, поднимающейся в гору, пока не добрались до главной смотровой башни острова. У нее было пять этажей, четыре из которых с горизонтальными окнами на три стороны; бетонные карнизы отбрасывали тень на каждое окно. Наверху торчала одинокая труба. Пять ступенек, усыпанных осколками стекла, вели к стальной двери со сломанным замком. Дверь была открыта.

        - Дети,  - объяснил Эмерлинг.  - Джо старается держать башню на замке, но они все время сбивают его.

        - Можно, я взгляну?  - спросила Мейси.

        - Сунь свой нос,  - улыбнулся Эмерлинг.  - Я останусь здесь и покурю.
        Они вышли из «эксплорера». Лари сошел с дороги вниз, чтобы прикурить, украдкой посматривая, как Мейси взбирается по ступенькам. «Чудо как хороша,  - подумал он.  - Если бы мне было...» Эмерлинг попытался произвести расчеты, но потом бросил это занятие, потому что оно расстраивало его и вгоняло в депрессию.


* * *
        Мейси распахнула дверь и шагнула внутрь. Слева от нее на стене над тем, что когда-то было пожарной доской, красовалась надпись: «ТУАЛЕТ ЗДЕСЬ». Она решила не смотреть вниз. На этом уровне окон не оказалось, а полом служила бетонная плита. Левее наверх уходил пролет лестницы. Она пошла по ней и добралась до второго этажа. Узкие окна были защищены плексигласом, и мертвые насекомые так и остались лежать у окон. Мейси продолжала двигаться вверх, пока бетонные ступеньки не сменились деревянными на самом верху. Лестница упиралась в квадратный люк в потолке, ведущий на крышу. Девушка поднялась выше и вытащила из колец болт, который запирал дверь.
        Порыв ветра едва не сбил ее, как только она шагнула на крышу. Куртка вздулась у нее за спиной. Мейси застегнула молнию и подошла к краю. Башня высоко поднималась над самыми высокими деревьями, и с нее просматривались Бухточка, более низкие башни вдоль береговой линии, соседние острова, корабли, уходящие в море, и даже сам материк далеко-далеко. Воздух был чистым и свежим с легкой примесью дыма, но небо, серое и низкое буквально ложилось на плечи, и порывы ветра пронизывали насквозь. Девушка повернулась направо и увидела Эмерлинга, который курил свою сигарету. Он взглянул вверх и помахал ей рукой. Мейси подняла руку в ответном приветствии, и вдруг ее внимание привлек синий грузовик, который катил вверх по дороге. Его было плохо видно, потому что серо-сизый дым из выхлопной трубы, казалось, окутал его облаком. Этого не может быть, подумала Мейси. Он едет быстро, а ветер дует ему навстречу. Как дым может окружать его таким образом?
        Пока она продолжала смотреть, грузовик затормозил, и дым, казалось, рассеялся и унесся в сторону, превращаясь в два столба, которые постепенно растаяли в лесу. Мейси выждала еще одну-две минуты, все еще не будучи совершенно уверенной в том, что она видела, потом спустилась вниз по лестнице и вышла.
        Она не заметила грубого наброска, который изображал умирающих людей и горящие дома, и был вырезан в бетоне куском отброшенного в сторону камня; не заметила и пряди длинных светлых волос, которая зацепилась за верхнюю перекладину лестницы.
        И детскую тряпичную куклу, бесстрастно смотревшую на Мейси из угла; тело игрушки было покрыто мотыльками, которые двигались, вздрагивая крылышками.


* * *
        Грузовик остановился рядом с Ларри Эмерлингом. Человек, который высунулся из окна, был одет в грязную зеленую ветровку и бейсболку с надписью «Морские Волки». Его лицо покрывал несмываемый загар, что появляется у людей, годами работающих на открытом воздухе, а красный раздутый нос и мелкая сеточка порванных вен на щеках дополняли облик в высшей степени неприятного типа. Он причмокнул, когда Мейси подошла ближе, и уставился на ее грудь, а затем медленно опустил взгляд ниже. Она испытала облегчение, когда заметила, что Эмерлинга смущает поведение этого человека.

        - Это и есть Карл Любей,  - представил незнакомца Ларри.  - Он живет выше по дороге. Карл, это офицер Мейси.

        - Приятно познакомиться,  - слова обычного приветствия в устах Любея прозвучали, как приглашение в постель.
        Мейси заставила себя кивнуть и сделала вид, что фамилия мужчины ничего ей не говорит. Итак, это и есть брат человека, которого убил Дюпре. Она ненавидела себя за то, что когда-то согласилась с выводом Бэррона, ведь если его брат был хотя бы в чем-то похож на Карла, то, пожалуй, Дюпре оказал обществу большую услугу. От одного взгляда на Карла Любея у нее по коже поползли мурашки.

        - У вас что-то не в порядке с грузовиком?  - спросила Мейси.

        - Да нет, он здорово бегает,  - ответил он, продолжая раздевать ее глазами.

        - Мне показалось, что он слишком сильно дымит. Вам надо бы отдать его на техосмотр.

        - Он не нуждается в техосмотре. Я же сказал: грузовик в порядке.

        - Ну, если вы так считаете... Еще раз увижу ваш автомобиль в таком состоянии, и вам придется вспомнить этот разговор.
        Любей снова издал какой-то звук сквозь зубы.

        - Хотите зайти? Может, поможете почистить выхлопную трубу моей тачки, дайте знать.
        - Он широко ухмыльнулся, потом потянул за рычаг и поехал восвояси. На сей раз, из выхлопной трубы тянулся только легкий дымок.

        - Он живет здесь один?  - спросила Мейси.

        - Разве Карл производит впечатление парня, в дверь которого ломятся женщины? Да, он живет один. Не думаю, что он смог пережить...
        Он остановился.

        - Я знаю об этом,  - сказала Мейси.

        - Хорошо, тогда ты понимаешь. В нем всегда было много горечи и неудовлетворенности. То, что произошло с его братом, всего лишь добавило еще одну порцию мочи в ту адскую смесь, которая разъедала его изнутри, уж прости мне грубость выражений. И что-то не похоже, что его грузовик так уж неисправен.
        Мейси покачала головой.

        - Когда он поднимался в гору, мне показалось, что он со всех сторон окутан серым дымом. Потом он... просто растаял. Это было действительно странно.
        Она повернулась к Эмерлингу, но он смотрел в сторону, устремив взгляд на дорогу, по которой только что проехал Карл Любей, словно надеялся увидеть следы давно рассеявшегося дыма.

        - Мне бы лучше вернуться,  - сказал почтмейстер. Затем загасил сигарету на земле, поднял окурок и положил его в карман куртки.  - Почта не станет сама себя сортировать.
        Некоторое время они ехали в полном молчании, пока Мейси не решилась прервать его:

        - Мне не было видно Место с верхушки башни. Его ведь так называют - Место?
        Эмерлинг ответил не сразу:

        - Деревья закрывают его.

        - Даже зимой?

        - Даже зимой. Здесь очень много хвойных.

        - Это к югу, не так ли?

        - Совершенно верно, но туда нельзя добраться на машине и трудно пешком. Надо очень хорошо представлять себе, куда идешь. В это время года, когда так рано темнеет, я не уверен, что даже мне удастся найти его.

        - Значит, как-нибудь в другой раз,  - кивнула Мейси.

        - Конечно,  - соврал Эмерлинг,  - в другое время.


* * *
        Молох заметил, что Декстер смотрит прямо на него в зеркало заднего вида. Леони и Декстер сидели впереди, Брон за ними, а Молох в самом конце. Здесь была полость под полом, прикрытая панелью, достаточно большая для того, чтобы там мог лежа поместиться человек, если в том будет необходимость. Хотя, если он там задержится дольше, чем на пару минут, он, вероятно, задохнется. Молох знал, что это тайник для оружия, а может быть и для наркотиков. Он станет для Молоха временным убежищем на случай полицейской проверки машины, не более того.

        - С тобой все в порядке?  - спросил Декстер.
        Молох кивнул. Они уже ехали около трех часов, и его спина ныла. В начале десятого утра они проехали мимо таможенного пункта на границе штата Нью-Хемпшир и въехали на территорию штата Мэн. Движение было небольшое, машины в основном направлялись на юг, в сторону Бостона. Они воспользовались въездом Киттери и припарковались в стороне от фактории Киттери. Брон и Леони выпели, оставив Молоха молча беситься в одиночку.
        По мере того как они все ближе и ближе подъезжали к Мэну, Молох чувствовал, как боль в его голове усиливается. Он проваливался в сон, его глаза слипались, и подбородок опускался на грудь. Потом вдруг что-то похожее на электрический разряд ударяло его в спину, и он снова просыпался. Но в эти моменты между бодрствованием и сном его тело изнывало от усталости, он был напуган своими видениями, образами из прошлого, знакомыми и незнакомыми, хорошо известными и в то же время чужими.
        Он видел себя маленьким мальчиком с ладошками, прижатыми к стеклу черной машины, которая отъезжала от дома в пригороде. Старый велосипед был моментально забыт, его пальцы барабанили по стеклу, а машина все ускоряла ход. Там, внутри, на заднем сиденье отбивался мужчина, его глаза расширились от ужаса, двое амбалов удерживали его. Рука мужчины высунулась наружу, как будто мальчик мог его спасти, но никто не мог спасти его.
        Папа?
        Нет, не папа, не настоящий, но самый близкий к этому, если бы пришлось выбирать; неродной отец и неродная мать на улице из одинаковых домиков с маленькими квадратными лужайками перед каждым. Тишина этой улицы нарушалась лишь звуком льющейся из шланга воды, а теперь вот шумом машины, которая отъехала от обочины.
        В доме плакала женщина. Она лежала в углу кухни, кровь текла из ее носа и рта. Она пекла пирог, а теперь мука и разбитые яйца покрывали весь пол кухни. Мальчик подошел к ней, она обняла его и прижала к себе.
        На следующий день пришло еще больше чужих мужчин, и им пришлось покинуть дом. Мальчик бежал вместе со своей не-матерью, переезжая из города в город, наблюдая, как она постепенно все больше и больше впадает в отчаянье. Проваливается в какое-то страшное темное место, свой собственный ад, где мужчины приходили и ударялись сверху об ее тело, а уходя оставляли пачки измусоленных купюр на шкафчике. И мальчик думал, когда стал старше: кто я такой в этом мире, откуда я, если я не из этой женщины?
        Потом другие женщины - матери, сестры, дочери - мелькали перед ним, и он слышал полузнакомые имена. Он был в доме у озера. Он был в трамвае, и мужчина держал его за руку.
        Он на острове, и его голос шепчет:
        Будешь знать, жена.
        Молох очнулся. Декстер теперь читал газету, и Молох вновь закрыл глаза.
        Это не мое прошлое. Это прошлое, но оно не мое. Я больше, чем это все.
        Остров снова вернулся к нему, и он ощутил запах моря и сосен, услышал звук, как будто мотыльки бьются о стекло, стараясь спастись от темноты.
        Или вернуться в нее.
        Остальные возвратились примерно через полчаса. Они принесли теплую одежду, непромокаемые куртки и набор оружия, в основном ножи, а еще ручной топорик и охотничий лук для Декстера. Что касается оружия, у них уже было все, что им нужно.
        Повелл передал Декстеру футляр, из которого тот извлек большой лук.

        - Не понимаю, зачем он тебе?  - спросил Молох. Он все еще чувствовал себя слабым и больным. Ему нужен был сон, хороший сон. Звук бьющихся о стекло насекомых, который он слышал во сне, не исчез и теперь, когда он проснулся. Наоборот, он все время звучал здесь, как будто вода залилась ему в ухо.

        - Дело не в том, что он мне нужен. Просто я люблю чувствовать лук в руках.

        - Ты когда-нибудь убивал человека из лука?  - спросил Повелл.

        - Нет, хотя одного убил стрелой,  - ухмыльнулся Декстер.

        - Ты действительно думаешь, что нам понадобятся все эти вещи?  - спросил Брон Молоха.
        Тот покачал головой не столько в ответ, сколько пытаясь этим движением избавить себя от назойливого шума в голове.

        - Мы поедем туда, найдем ее, заставим вернуть мои деньги, потом убьем ее. Мы ведь не хотим проблемы, нам ни к чему сажать их себе на хвост. Если все пойдет по плану, мы схватим эту суку до того, как они узнают, что мы здесь были.

        - Ну, и зачем тогда нам все это?  - Брон кивнул на весь их арсенал.
        Молох взглянул на него, как на неразумное дитя.

        - Потому что ничто никогда не идет точно по плану,  - просто сказал он.


* * *
        Паром в Портленд вез только двоих пассажиров: старика, который собирался посетить своего онколога, и Мэриэнн. Она очень скучала по Дэнни и хотела, чтобы он был с ней, но надо было посетить банки, а ему быстро бы надоело ждать, пока она заполнит бумаги.
        Бонни не стала расспрашивать ее о свидании, поинтересовавшись лишь, все ли было хорошо. Она рассказала, что Дэнни и Ричи с удовольствием провели весь вечер вдвоем, и не возражала, чтобы малыш остался с ней еще почти на весь день. Ричи был рад этой новости. Он был чудесным ребенком - Бонни никогда не могла думать о нем иначе, чем как о ребенке,  - и люди на острове приглядывали за ним. Как знать, может быть, остров Датч был самым лучшим местом для такого человека, как Ричи. Ему никто не мог причинить вреда, а в замкнутом обществе он обрел и поддержку и любовь. Для Дэнни он был вроде старшего брата, хотя даже Дэнни, не по годам смышленый мальчик, понимал, что его товарищ по играм не такой, как все, и в определенном смысле он должен присматривать за Ричи больше, чем Ричи за ним.
        Мэриэнн много раз предупреждала Дэнни, чтобы он не смел сопровождать Ричи, когда тот исследовал остров. Она знала, что Ричи любит бродить по лесам и что Бонни отчаялась убедить его не делать этого, потому что сын пошел бы все равно, выскользнув из дома и оставив ее сходить с ума от беспокойства. Лучше пускай он говорит ей, куда собирается пойти, чем просто исчезает в неизвестном направлении. Хотя Мэриэнн любила Ричи, она знала, что тот не в состоянии присмотреть за ее сыном, и Дэнни под угрозой лишить его навсегда карманных денег было велено никуда с другом не ходить, кроме тех случаев, когда их сопровождала Бонни.
        Впереди она уже видела корабли, качающиеся в доке на Коммерческой улице. Получив сегодня выходной день она строила разные планы, чем займется. Надо бы зайти в парикмахерскую к своему мастеру, побродить по магазинам, а может быть, даже для разнообразия сходить и посмотреть фильм. Перед ней открывалась радужная перспектива провести целых четыре часа в личных удовольствиях.
        Но сначала - деньги. Как только все будет сделано, она сможет вздохнуть с облегчением. Под свитером у нее был надет пояс для денег, и, хотя она бы предпочла не носить с собой такую кучу наличности, улицы Портленда не пугали ее. Она не собиралась бродить по ним ночью.
        Над головой сгущались серые тучи. К утру, согласно прогнозу, должен был пойти снег. Она посмотрела его перед тем, как уехать. Самый мощный заряд снега должен был обрушиться глубокой ночью. Тор-сон объявил, что паром пойдет из Портленда в полседьмого, а последний рейс будет в десять. Она постарается попасть на половину седьмого или на последний, чтобы было побольше свободного времени, и, когда начнется снегопад, они с Дэнни будут в безопасности в своем доме.


* * *
        На кухне Бонни Клайссен резала овощи для обеда и смотрела новости CNN. Она думала, что надо бы приготовить что-то особенное, раз уж Дэнни остался у них: мясо, тушенное в горшочке, а может, и тыквенный пирог.
        По телевизору показывали, как где-то на юге из воды вытаскивают автомобиль. Там было жарко, и рубашки полицейских на снимках были мокрыми от пота. Интересно, получится ли убедить Майка, ее теперешнего любовника, дать ей немного денег, чтобы они могли вывезти Ричи куда-нибудь этим летом. Она спросит его, когда увидит на следующей неделе. Майк работал водителем грузовика, был очень тихим и кротким человеком. Он спокойно относился к Ричи и был очень добр с ней, и пока этого Бонни было вполне достаточно.
        Кадр сменился. Теперь мужское лицо заполняло весь экран. «А он красивый,  - подумала Бонни,  - если бы не глаза». Они были какими-то узкими. Презрительное выражение лица, подчеркнутое глубокими вертикальными морщинами, перечеркивало все впечатление от ума, который светился в этих глазах. Может быть, он презирал только закон, подумала она, но ей так не показалось. Она предположила, что этот парень ненавидит все вокруг.
        Бонни прибавила звук, чтобы услышать его фамилию.
        Молох. Это какое-то библейское имя? Оно звучит, как библейское. Бонни была не из тех, кто часто ходит в церковь или изучает Библию, но его фамилия почему-то вызвала у нее ощущение мороза по коже. Она снова вернулась к приготовлению еды. Скоро пойдут мыльные оперы, «твои истории», как называла их ее мать.
        Вскоре Бонни забыла о человеке по фамилии Молох.
        Но ее сын не забыл. Он продолжал смотреть телевизор сосредоточенно и внимательно, изучая ряд лиц, которые там показывали. Там был человек с пронзительным взглядом, чернокожий, красивый парень со светлыми волосами. В последнее время их фотографии часто показывали по телевизору.
        Ричи сидел очень тихо и запомнил их всех.


* * *
        Они прибыли в Портленд около часа дня. Молох к тому времени пересел на переднюю лавку, устав томиться в задней части фургона. Изменения, которым он подверг свою внешность, обеспечили ему относительную безопасность: только тот, у кого будет достаточно времени, чтобы изучить его лицо с небольшого расстояния сможет заметить сходство с фотографией, которую показывали в новостях. Но этот человек вряд ли проживет столько, чтобы успеть сообщить кому-нибудь еще о том, что видел.
        Они остановились на Коммерческой улице и стали смотреть на море. Рядом был док для парома, следующего на остров Датч. На пристани ни души. Брон сходил посмотреть расписание.

        - Последний рейс в десять,  - сказал он, когда вернулся.  - Паром прибудет на материк завтра рано утром.
        Молох обдумал это.

        - А теперь мы отдохнем: снимем какие-нибудь комнаты в мотеле подальше от центра города. Мы сможем еще раз обсудить это после того, как встретимся со Скарфом.
        Декстер кивнул. Рядом с торговым центром находился «Дейз Инн». Он видел рекламный щит на подъезде к городу. Декстер очень любил эту систему мотелей. Если вам было безразлично, что все они похожи один на другой, то для вас они становились со временем чем-то родным и домашним.


* * *
        У Мэриэнн не возникло никаких проблем в банках. В сумме она сняла со счетов восемь тысяч долларов с трех разных вкладов, аккуратно уложив каждую пачку денег в пояс под свитером. Покончив с этим, она позволила себе удовольствие взять такси и подъехать к торгово-развлекательному центру, пару часов роскошествовала в кресле парикмахера. Потом, чувствуя себя лучше, чем когда-либо за много месяцев, она пообедала в китайском ресторане, что расположен в обеденном зале торгового центра, затем прошла через парковку в магазин «Ти-Джей Макс», где купила себе фирменный кожаный пиджак, на который обещали скидку до трехсот долларов. Она купила новые кроссовки для Дэнни и добавила к ним игру с карточками на сюжет «Гарри Поттера».
        А теперь Мэриэнн думала, не сходить ли ей в кино. Она так давно не сидела в зале и не смотрела что-нибудь, что не было бы мультфильмами или детскими комедиями. Прямо перед ней был кинотеатр развлекательного центра «Молл Мэн». Она взглянула на часы, увидела, что еще только шесть десять и поспешила туда.

        - Что у нее с губами, мать твою?!  - рявкнул Декстер.
        Они с Броном смотрели фильм по системе «заплати и смотри» в номере своего мотеля. Том Круз играл какого-то придурочного энаморадо, сходившего с ума по темноволосой испанской цыпочке. Недомерок Том бросил Кэмерон Диас ради этой чернявенькой, что, с точки зрения Декстера, было совершенно непонятно, потому что у этой его новой пассии что-то не так со ртом: он какой-то... кривой, что ли.

        - Ну?  - он обратился к Брону.  - Нет, ты только взгляни.

        - А по мне все в порядке,  - отозвался Брон.
        Декстеру надоел фильм, и он достал свой DVD-плеер. Брон все равно не мог сосредоточиться на своей книге, поэтому решил смотреть фильм. Им все равно больше нечем было заняться, пока Скарф не свяжется с ними. Какое-то время Брон смотрел на экран и наконец изрек:

        - Не-а. Я не могу сказать, что она не симпатичная. Я бы ее, пожалуй, даже трахнул. За бесплатно. Но ее рот... Даже не знаю, он слишком большой для ее лица. Кстати, кто она такая?

        - Пенелопа Крус.

        - Она замужем за ним, или как?

        - Нет, просто совпадение. Хотя, я слышал, они встречаются.

        - Гребаный Том Круз. Ты думаешь, это правда, что он...

        - Что? Что он...

        - Да.

        - Нет. Ты думаешь, она стала бы появляться с ним, если бы он был... таким?

        - Может быть, это только видимость.

        - К черту видимость! К черту эту задницу!

        - Да, но этот рот, он выглядит как-то неправильно...
        Тэлл и Шеферд сидели в кафе рядом с гостиницей «Дейз Инн», ели блины, щедро посыпанные сахаром и сдобренные маслом и корицей. Старший слушал младшего. У Тэлла в голове было полно всякого дерьма, но это все было очень интересное дерьмо.
        Вот, к примеру, пока они сидели в кафе, туда въехал парень в инвалидной коляске на колесах. На нем были брюки цвета хаки и черная майка. Ног не было ниже колен, а брюки заколоты, зато руки казались огромными, мощными. Шеферд подумал, что парень, наверно, поднимал себя по склону горы вверх, чтобы нарастить такие мышцы. Вдруг Тэлл сказал:

        - Ты знаешь, что мой брат был калекой?

        - Не свисти.

        - Он потерял ногу во Вьетнаме за пару месяцев до конца войны.

        - Какую ногу?

        - Правую.

        - Врешь.

        - Он пришел домой на костылях с подколотой штаниной, совсем как у этого парня, хотя у брата осталась целой одна нога. Но он был в отчаянии.

        - У парня было право впасть в отчаяние: он потерял ногу.

        - Конечно. Это ужасная вещь - потерять конечность. Он заперся у себя в комнате, пил, ходил под себя, спал во всем этом дерьме. Никто не мог справиться с ним. А потом однажды ему позвонили. Эд Салливан. Ты помнишь Эда Салливана?

        - Да, он был каким-то странным на вид парнем. Лицо и тело у него как будто от двух разных людей.

        - Да, у него были короткие руки, это факт. Ну, как бы там ни было, Эд был большим сторонником войны и хотел внести свою лепту, поэтому он пригласил некоторых ветеранов Вьетнама в свое шоу, и мой брат оказался одним из них. Он любил Эда Салливана.

        - И что, он поехал на шоу?

        - Черт, да, поехал! Его и его дружков доставили туда. В студию их привезли на лимузинах, усадили в первом ряду и все такое. Они все потеряли руки или ноги во Вьетнаме. Эд настаивал на том, чтобы все парни были калеками, потому что иначе они были бы как все, понимаешь? Пока шли репетиции шоу, Эд велел камеры и свет навести прямо на них, потом он поднял большой шум вокруг всего, начал разогревать публику, и аудитория принялась шуметь, громко хлопать, выкрикивать возгласы одобрения. Эд взглянул на парней, улыбнулся им своей широкой улыбкой и велел принять низкий поклон публики. Я имею в виду, что Эд Салливан велел, чтобы они встали и приняли низкий поклон благодарных сограждан. Тогда мой брат и его товарищи по несчастью поднялись.

        - Да? И что? Они встали...

        - А мой брат упал. У него была только одна нога. Он поднялся, немного покачался и завалился на бок. Разбил себе голову. Большинство других парней, которые тоже потеряли ноги, постарались удержаться прямо, опираясь руками о поручни кресел, хотя тоже держались очень нетвердо. Но не мой братец. Это было не для него. Он собирался стоять смирно и принимать овации, раз Эд Салливан велел ему сделать это. Он любил Эда Салливана.

        - Парень, который настолько любил какого-то другого парня, что старался встать по стойке смирно на одной ноге только потому, что тот велел ему сделать так? Твой брательник, должно быть, просто балдел от Эда.

        - Нет, совсем даже нет. Дело в том, что ему очень понравилось, что Эд обращался с ним так, как будто бы у него все еще были обе ноги. А после этого мой брат раздобыл себе протез. Он хотел стоять смирно в следующий раз, когда какой-нибудь важный человек велит ему это. Брат обычно снимал ногу, когда ложился спать. Вот из-за этого он и умер. В его доме был пожар, и, когда поднялась тревога, все вокруг уже было в дыму. Он умер, пытаясь найти свою искусственную ногу. Он не хотел оставаться калекой, который будет смешно выглядеть, выскакивая из горящего дома. Он хотел сохранить чувство собственного достоинства. Шоу Эда Салливана научило его этому. Он любил Эда Салливана.

        - Без дураков?

        - Без дураков.
        Любопытно, подумал Шеферд. Интересно, что это имело значение для Тэлла.

        - Мы однажды брали банк в Пенсаколе,  - начал Шеферд, который любил, чтобы последнее слово оставалось за ним.  - Мы провели две недели, изучая место будущего дела. Это было в старые времена, до того как появились все эти системы безопасности, лазеры и всякое прочее дерьмо.

        - Это было другое время,  - усмехнулся Тэлл.  - Теперь, чтобы взять банк, надо иметь высшее образование.

        - Да, теперь это действительно тяжелая работа, никаких сомнений. Ну, так вот, мы влезли в банк утром в начале рабочего дня. Входит управляющий, за ним - служащие, а следом, до того, как у них появляется шанс закрыть дверь, входим мы.

        - И?

        - А внутри уже стоят два парня в масках, которые тоже собираются взять этот банк. Они забрались туда через крышу ночью и уже стояли там, когда вошел управляющий.

        - Не врешь?

        - И вот мы вроде как смутились, ну, понимаешь. Мы изучали этот банк и готовились целых две недели, они занимались тем же самым в то же самое время, а друг друга так и не заметили.

        - Бывает.

        - Конечно, бывает. И вот сцена, представь себе: мы смотрим на них, одетых в маски, они смотрят на нас, тоже одетых в маски, а управляющий вместе с персоналом смотрят на тех и на других. И тут я говорю: «Какого... вы здесь делаете? Это - наш банк». А другой парень отвечает: «Ни фига, не ваш. Мы потратили целый месяц на это дело».

        - Дерьмо собачье!

        - Нет, я так не думаю. Чтобы влезть с крыши, надо кое-что спланировать.
        Тэлл смягчился:

        - Ну, наверно.

        - Дело застопорилось, пока я не сказал: «Ну, хорошо, почему бы нам не поделиться?» И те два парня переглянулись, пожали плечами и сказали: «О'кей!»

        - И что, вы поделили добычу?

        - Пятьдесят на пятьдесят - пополам, учитывая, что им пришлось пробираться с крыши и все такое.

        - Ну, вы, блин, истинные христиане.

        - Ага, в основном все были белые. Ты правильно заметил, мой мальчик, это было совсем другое время. Если бы такое произошло сейчас, там была бы кровавая бойня. Но тогда у людей были свои принципы. У них был особый класс.

        - И вы все вышли совершенно счастливыми?

        - Что-то вроде того. Те два парня сели в свою машину, но потом мы их догнали и забрали у них их часть.

        - Выживает сильнейший.

        - Точно. Хотя мы же их не убили.

        - Конечно. У вас же был свой класс.

        - Черт, в самую точку! Это было другое время.

        - Ты уже говорил. Другое время. Еще блинчиков?
        Шеферд пожал плечами:

        - А почему бы нет?


* * *
        Уиллард стоял на парковке возле «Дейз Инн» и курил сигарету. В тридцати метрах от него располагалось кафе, где закусывали Шеферд и Тэлл. Уиллард видел их сквозь стекло. Они не позвали его с собой.
        Они, наверно, говорили о нем в эту самую минуту, сговариваясь, как убрать его с дороги. Уилларда не особенно беспокоил Тэлл, но Шеферд и Декстер представляли реальную угрозу. Да еще, может быть, Брон.
        Уиллард ненавидел Шеферда, Декстера и Брона.
        Он натянул бейсболку пониже и посмотрелся в боковое зеркало фургона. Теперь, когда его светлые волосы были спрятаны под кепкой, а на лице начала пробиваться жиденькая бородка, он выглядел не слишком похожим на фотографию, которую показывали по телевизору. Молох предупреждал его, чтобы он не смел выходить на улицу, но Уиллард хотел просто подышать.
        Он пересек улицу и уже почти докурил сигарету, ступив на тротуар. Он сделал длинную последнюю затяжку, и... увидел женщину. Она стояла у дверей кинотеатра и изучала расписание сеансов. Уиллард заметил разочарование на ее лице.

        - Что вы собирались посмотреть?  - спросил он.
        Женщина взглянула на него. Одну-две секунды она ничего не говорила в ответ, а потом сказала:

        - Да нет, ничего.

        - Они все начинаются после семи.

        - Да. Ну, ладно.
        Он улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой:

        - Ну, тогда до встречи,  - и представил, какие испытает ощущения, если зарежет ее.
        Мэриэнн в ответ улыбнулась и повернулась спиной. Она шла быстро, но не слишком быстро. Она не хотела выдать себя, хотя все внутри у нее содрогалось: «Уиллард! Это Уиллард!»
        Они здесь.


* * *
        Это всего лишь стечение обстоятельств, что Мэриэнн появилась перед человеком по фамилии Уиллард. Она помнила его с тех дней жизни с мужем, когда начала все больше и больше опасаться Молоха и его методов. Она понимала, что в ответ вызовет растущие подозрения у своего мужа. Он, конечно, будет озабочен тем, что она может знать или, другими словами, что способна рассказать полиции о его деятельности. В один из дней за неделю до той даты, которую Мэриэнн наметила для побега, она заметила Уилларда, сидящего в машине возле ее дома. Она сразу поняла, что Молох велел парню следить за ней. Она узнала в этом красивом молодом человеке подозреваемого в убийстве пожилой женщины: его фото опубликовали местные газеты. А однажды она пришла в ресторан на ужин со своим мужем раньше времени и увидела Молоха в баре тихо беседующим с Уиллардом. Его губы почти касались уха молодого человека, так что в первую минуту ей показалось, что они любовники. Она не стала приближаться и присоединилась к своему мужу только после того, как молодой человек ушел.
        Это Карен Мейер назвала ей фамилию молодого человека, после того как Мэриэнн объяснила ей, что видела, как он следит за ней, и поэтому не выходила на связь. Карен была очень сердита. Это была их предпоследняя встреча, устроенная для того, чтобы уточнить мелкие детали или устранить возможные сомнения. Они стояли в кабинке женского туалета в торговом центре.

        - Ты очень рисковала, придя сюда. Это риск для нас обеих.

        - Нет, я не рисковала. Он следил за мной два дня. Он не знал, что я его заметила, а я не дала ему понять, что знаю о нем. Я вела себя как ангел и уверена, что именно так он и скажет Эдварду.
        Карен немного расслабилась.

        - Кто он такой?  - спросила Мэриэнн.

        - Его фамилия Уиллард. Больше я о нем ничего не знаю. Он очень мило выглядит. Но с ним что-то не так, это запрятано глубоко в душе. Глянешь ему в глаза, и почувствуешь, что тебя убивают с помощью тысячи разнообразных приемов, а его руки не отпускают тебя до самого конца. Как только ты увидишь, что он снова появился, беги немедленно, слышишь? Ты немедленно уносишь ноги и не оглядываешься назад. Поняла? Мы найдем какой-то запасной вариант, чтобы передать тебе документы, но, если ты заметишь, что Уиллард входит в твой сад, он пришел только для одного дела. Может быть, он приостановил слежку, чтобы проверить тебя, и снова возобновит ее, так что веди себя естественно в ближайшие несколько дней. Не дай им ни малейшего повода для подозрений.
        Именно так Мэриэнн и поступила: она ходила спокойно, игнорируя присутствие человека, которого ее муж планировал привлечь для того, чтобы убить ее. В последний день, когда Молох собирался брать банк, она знала, что будет в безопасности: Уиллард тоже участвует в ограблении, а значит, не будет следить за ней. Но, только отъехав на двести миль от города с Дэнни, мирно посапывающим в своем кресле, Мэриэнн почувствовала некоторое облегчение. Она продолжала переезжать с места на место, из города в город, стараясь нигде не задерживаться надолго. Наконец она поселилась на острове, в месте, куда решила сбежать за много месяцев до этого. Однажды она прочла историю об островах штата Мэн в журнале по туризму, довольная тем, что здесь ее следы вряд ли можно будет отыскать.
        Но она никогда не забывала об Уилларде или о потенциальной угрозе, исходящей от ее мужа, даже из заключения. Это могло быть простым стечением обстоятельств, конечно, что Уиллард оказался так далеко на севере, далеко от дома, но она так не думала. Нет, они здесь, и они приехали за ней. Если они добрались до Портленда, им известно, что она на острове, и вскоре они туда прибудут. Пока она удалялась от Уилларда - не слишком поспешно, но и не слишком медленно,  - она старалась проследить их путь, размышляя над тем, как им удалось ее найти. Рассказать могли только два человека.
        Карен.
        И ее сестра.
        Мэриэнн направилась к Молл Мэн-роуд и попыталась взять такси. Воспользовавшись моментом, она остановилась и бросила взгляд назад, на то место, где все еще стоял Уиллард. Он не смотрел на нее. Потом он обернулся, и его глаза, казалось, наткнулись на ее лицо. Мэриэнн подождала, пока он войдет в кафе или вернется назад в мотель. Но вместо этого Уиллард быстро пошел вдоль тротуара.
        Он направлялся прямо к ней.


* * *
        Уиллард говорил мало. Он полагал, что многие считают его тупым, потому что было заметно, что он никогда особенно хорошо не учился в школе, а может быть, они думали, что он боится раскрыть рот, потому что люди станут смеяться над тем, что он скажет. Но Уиллард никого не боялся, а те, у кого появлялось желание посмеяться над ним, быстро подавляли его, едва заглянув ему в глаза. Да, у парня были проблемы с чтением, да и в математике он был не силен, но у него были прекрасно развитые инстинкты и интуиция прирожденного охотника вместе с интересом к природе боли и страха, который испытывали другие.
        Он уловил что-то, исходящее от женщины, когда она взглянула на него. Это было больше, чем простая осторожность, которую легко распознать у женщин. Взгляд, который они бросают, боясь оказаться один на один в тупике с кем-то посторонним. Движение, которым они держатся за свой кошелек; обычный полуоборот назад вслед симпатичному парню или цепкий взгляд, которым они окидывают стоянку, перед тем как открыть дверцу машины. Нет, это был совсем другой взгляд, он был жестче. Не такой, который бросают на мужа, ведущего себя не лучшим образом. И не такой, каким награждают дружка или уличного приставалу, чтобы он, наконец, отстал. Ему понравился ее запах. Он пробудил в нем хищника.
        Хотя он был не очень уверен, та ли это женщина. Если да, то она выкрасила волосы в странный цвет, который ей совсем не шел, да еще какими-то перышками, и это навело его на подозрения. Он не мог понять, зачем так себя уродовать. Разве что, он слышал, это было очень модно несколько лет назад. Если так, то этой женщине надо торопиться, потому что она безнадежно отстала от моды.
        Уиллард видел, как она уходит. У нее были стройные ноги, и под пальто угадывалась красивая попка. Он видел ее очертания, когда женщина запахивала пальто потуже. В другом случае он, может быть, пошел бы за ней, узнал бы о ней побольше, на случай если решит посетить ее как-нибудь в будущем, но Молох запретил ему даже думать об этом после случая с женщиной в спальне. Уилларду не понравился тон, которым Молох говорил с ним. Ему совсем не понравился взгляд, которым обменялись Молох и Декстер после этого,  - как директор и учитель, которые молча согласны выгнать из школы нерадивого ученика.
        Уиллард видел, что женщина пытается поймать такси. Странно, подумал он, она шла в кино, и непохоже, чтобы сильно спешила, а теперь вдруг решила взять такси? Он раздавил ногой окурок и отбросил его к обочине. И опять же эта прическа: она просто дерьмовая, как будто специально созданная, чтобы сделать ее более обычной, чем она есть. Под этим безобразием скрывалась очень симпатичная женщина, но, казалось, она специально старается убить свою привлекательность. В голове сверкнул моментальный снимок: женщина с темно-каштановыми волосами, стоящая рядом с Молохом на ярмарке, женщина с вымученной улыбкой на лице. Уиллард постарался совместить образ женщины с перекрашенными волосами и образ жены Молоха.
        Вот дерьмо!
        Мэриэнн увидела сигнал, что такси свободно, в тот самый момент, когда Уиллард начал ускорять шаг. На светофоре свет переключился на желтый, и водитель, казалось, собирался остановиться возле ресторана «Чилли». Она быстро замахала рукой, заставляя машины сигналить ей на разные голоса, когда она пересекала готовый тронуться поток и увидела, что водитель смотрит направо, туда, где еще один желающий взять такси из «Хемпден Инн» направляется к освободившейся машине. В эту секунду он принял решение и нажал на акселератор, успев развернуться прямо в тот момент, когда в зеркале заднего вида отразился красный свет. Он подрулил прямо к Мэриэнн, и она прыгнула внутрь, а Уиллард в этот момент побежал.

        - На Коммерческую. Пожалуйста, побыстрей.

        - Эй,  - сказал он,  - вы знаете этого парня?
        Мэриэнн оглянулась. Уиллард бежал по проезжей части, изящно уворачиваясь от машин. Он был уже в десяти метрах от такси.

        - Это парень, с которым я однажды встречалась,  - она говорила почти правду.  - Я совершенно не собираюсь разговаривать с ним. Плачу десять баксов сверху, если поспешите.

        - А добавите еще десять - я и сам схожу к нему на свидание,  - улыбнулся водитель. Он развернулся и отъехал от края дороги. Мэриэнн услышала сзади странный звук, как будто пальцы царапнули багажник машины, но она не оглянулась.


* * *
        Уиллард стоял у обочины, глядя, как такси направляется в сторону порта. Если бы на въезде в торговый центр зажегся красный свет, тогда бы он, возможно, догнал их, но для такси был предусмотрен сквозной проезд через центральную часть. Уиллард сделал глубокий вдох и стал раздумывать, надо ли сообщить Молоху или нет о том, что случилось. Он мог, конечно, ошибаться насчет женщины, но выражение ее лица, когда она смотрела, как он приближается, подсказало ему, что ошибки здесь нет. Это она. Она узнала его и быстро поймет, что они до нее добрались. Испуг на ее лице подсказал ему еще одну вещь: она не знала, что Молох на свободе, иначе она бы и близко не подошла к кинотеатру и иному публичному месту.
        Он должен рассказать Молоху. Хотя женщина будет готова снова бежать.


* * *
        Уиллард был поражен тем, каким спокойным казался Молох, по крайней мере, внешне. Но только внешне.

        - Ты уверен, что это была она?  - спросил Молох.

        - Абсолютно уверен. У нее другие волосы, и выглядит она хреново, но я видел ее лицо, когда отъезжало такси. Она меня узнала.

        - Каким образом? У нее не было возможности узнать, кто ты такой.

        - Может быть, она заметила меня, когда я следил за ней, перед тем как она сбежала.

        - Если это так, ты самый дерьмовый «хвост», которого я когда-либо знал.
        Уиллард сдержался и ничего не ответил на это оскорбление.

        - Ты должен был поймать ее. Теперь она знает, что мы здесь.

        - Куда она может направиться? Совершенно исключено, что она поплывет на пароме.

        - Ты думаешь, здесь только один паром? Тут есть еще водное такси. Она может перебраться на другой остров и велеть кому-то привезти ей ребенка. Ты думаешь, что у нас есть время, чтобы обыскать каждый остров? Позови остальных. Опиши им ее и отправь их искать ее в городе. Если никто не найдет ее до семи часов, мы все ускорим.
        Уиллард ушел. Молох позвонил Брону. Тот выслушал его и повесил трубку.

        - Нам надо двигаться,  - объяснил он Декстеру.

        - Какого черта? О чем это ты?  - не понял Декстер.  - Этот дерьмовый фильмец только-только стал интереснее.

        - Уиллард видел жену Молоха. Он думает, что она его узнала.
        Декстер выругался, потом выключил телевизор. Они упаковали вещи и присоединились к Молоху и остальным в его номере. Шеферд и Тэлл вошли только что. У Тэлла на свитере еще был сахар.

        - Двадцать пять тысяч тому, кто найдет ее,  - сказал Молох. Он взглянул на Уилларда.

        - И я хочу ее невредимой, ты слышал?
        Уиллард даже не кивнул, но заметил, как ухмыляется Декстер. И снова он перехватил взгляд, которым обменялись Молох с Декстером. Уиллард решил, что пора разобраться с Декстером, и чем быстрее, тем лучше.


* * *
        Такси доставило Мэриэнн на Коммерческую улицу, прямо к причалу парома. Док был пуст, и она видела, как огни на корме парома постепенно исчезают в вечерних сумерках. Она выругалась и почувствовала, как страх сковал ее. Она чуть было не расплакалась, но постаралась собраться.
        Они ждут, что она направится назад на остров, только чтобы забрать Дэнни. Может быть, если ей удастся уговорить кого-нибудь привезти ей Дэнни, поездки на Датч вообще можно избежать. Она быстро перебрала в уме, стоит ли звонить в полицию и рассказать им обо всем, но она испугалась, что они будут держать Дэнни вдали от нее, а может быть, ее даже посадят в тюрьму. Нет, с полицией лучше не связываться.
        Разве что...
        Она набрала 9-1-1 и рассказала диспетчеру, что возле торгового центра видела мужчину, который похож на парня с фотографии, что показывают по телевизору, «ну, вы знаете, этот блондин». Она дала точное описание одежды Уилларда, вплоть до бейсболки, а потом повесила трубку.
        Это даст им пищу для размышлений.
        У нее оставалось мало времени. Она бросила несколько монеток в щель телефона и набрала номер Бонни Клайссен. Телефон прозвонил три раза, потом трубку подняли.

        - Алло!  - крикнула она.
        На линии звучали только щелчки, но и они были непостоянными: то угасали, то усиливались. Они звучали, как шум волн, пронизанный электрическими разрядами.
        Потом она услышала свой собственный голос, совершенно искаженный:

        - Ааллллоооо.
        Еще больше голосов присоединилось к нему, повторяя снова и снова:

        - Аллоаллоаллоо.
        Связь прервалась.
        Мэриэнн попыталась прозвониться еще раз и услышала только короткие гудки. Она попробовала набрать еще три номера, включая номер Джека, но все они были заняты.
        Мэриэнн сжала в руках свой рюкзак и побежала к водному такси, когда первые снежинки только начали кружиться в небе.


* * *
        Шеферд первым пришел на пирс, только чтобы увидеть, как водное такси исчезает из вида и тонкий дымок тянется за ним. Он вытащил бинокль из рюкзака и разглядел женщину на носу судна. Она была, насколько он мог судить, единственной пассажиркой. В этот момент она оглянулась, и он был уверен, что женщина смотрит прямо на него. Ему показалось, что он видит страх на ее лице и в глазах.
        Рядом с ним появился Тэлл, и Шеферд улыбнулся:

        - Она едет домой.
        Инстинкты Уилларда были доведены до совершенства. Он увидел патрульную машину раньше, чем полицейские, сидящие в ней, успели заметить его, и скользнул в кафе
«Старбакс» в Старом порту, стаскивая с себя куртку и бейсболку. Он не знал, кого именно они разыскивали, но мог догадаться. Женщина видела его, она позвонила в полицию, чтобы осложнить ему жизнь.
        Уилларду было все равно. Его жизнь всегда была не из легких.
        Он заказал кофе, потом выскользнул обратно на улицу и исчез из вида.


* * *
        Как только Уиллард рассказал ему о своем столкновении с Мэриэнн, Молох позвонил Скарфу и направился к месту встречи, которое тот предложил: каменная плита между двумя одинаковыми маяками у Кейп-Элизабет. Камни и небольшой пляж были пустынны. В наступающей темноте только местные могли найти дорогу к своим домам.
        На пляже ждали двое мужчин, снег уже покрыл их плечи и волосы. Один был Скарф. Второй - Бэррон.

        - Так это и есть наш ручной легавый?
        Молох посмотрел на полицейского со смесью изумления и неприязни во взгляде. Бэррон был в джинсах, кроссовках и куртке на подкладке. Он держался скованно.

        - Я не ваш ручной легавый,  - сказал он.

        - А как ты предпочитаешь, чтобы тебя называли? Легавый-педофил? Растлитель малолетних? Пожалуйста, дай мне знать. Я хочу, чтобы ты чувствовал себя как можно более удобно при общении со мной.
        Лицо Бэррона покраснело, но он не ответил.

        - Надо было быть более осторожным, офицер. Твои вкусы делают тебя легкой добычей для любого, кому твои кредиторы решат предложить тебя.

        - Скажите мне, что вам надо?  - мягко спросил Бэррон.
        Молох обернулся к Скарфу:

        - Я много слышал о тебе, но все это не произвело на меня сильного впечатления. Советую тебе не предавать меня. А теперь расскажи мне об острове.
        Следующие десять минут Скарф детально рассказывал обо всем, что сумел узнать от Карла Любея, включая присутствие на острове и круг занятий великана-полицейского Джо Дюпре и появление утром новичка-полицейского, девушки по имени Шэрон Мейси.

        - Так она новичок?  - прервал его Молох.  - Может быть, удача еще не изменила нам.

        - А что с женщиной, Мэриэнн Эллиот?

        - Она живет в стороне. Ее дом находится на юго-востоке острова. Там в округе совсем немного домов. С ней мальчик лет шести.

        - А есть у нее друг?  - спросил Молох.
        Скарф сглотнул.

        - Любей говорит, что ее видят вместе с легавым, Дюпре. Вчера они ужинали вместе.
        Молох сделал ему знак продолжать, но вид у него был несчастный.

        - Здесь есть моторная лодка, которая ждет вас у причала Морской компании. Вы поплывете в темноте к северной бухте, где и причалите, правда, далековато от дома женщины. Там, где она живет, не очень хорошее место для высадки, если не считать одного маленького залива, который принадлежит старому художнику, но дед следит за ним, как сова. Если вы попытаетесь приблизиться с той стороны и он заметит вас, сразу же поднимет тревогу. К тому же море там очень опасно: много подводных рифов. Только очень опытные моряки из местных могут пройти там без проблем. Вам надо остановиться как можно дальше от доков на Айленд-авеню по пути туда, и лучше держаться подальше от любого дома вдоль береговой полосы. Так же, как и художник, люди на острове очень внимательно следят за всем, что там происходит, и за теми, кто прибывает и уезжает. Северо-Восточная бухта относительно менее заселенное место. Любей встретит вас недалеко от места швартовки. У него есть грузовик. Он привезет вас прямо к дому женщины, а потом, когда вы сделаете свои дела, обратно к лодке. Ему не нужны деньги. Он просит только выполнить одну его
просьбу.

        - Продолжай.

        - Он хочет, чтобы вы убили копа Дюпре, если появится такая возможность.

        - Никаких полицейских,  - вмешался Бэррон,  - никому никаких повреждений, мы так договаривались.

        - Я что-то не припоминаю, чтобы заключал с тобой такого рода договор,  - усмехнулся Молох.  - Будешь делать то, что тебе скажут, или твои начальники получат информацию, которая положит конец твоей карьере и сделает из тебя козла отпущения для любого насильника, которого ваша государственная система может поставить у тебя на пути. Больше не вмешивайся в разговор.
        Он снова повернулся к Скарфу:

        - Я не даю обещаний насчет полицейских.

        - Может, быть проще избавиться от него в самом начале?  - подала голос Леони.
        Молох постукивал себя по губам. Если полицейского встречали с его женой, то он заслуживает того, что с ним случится. Нет ничего хуже, чем думать о том, что другой мужчина был у его жены... там.
        Скарф вытащил из кармана бумаги:

        - Это карта острова. Я сделал несколько копий. Она довольно условная, но здесь отмечены основные дороги, поселок и расположение дома женщины и домов ее ближайших соседей.
        Молох взял карту, изучил ее, потом сложил и передал вместе с копиями Леони.

        - Я не мог не заметить, что ты говоришь «вы» при описании деталей сделанных приготовлений. «Вы», а не «мы». Это меня беспокоит.

        - Я сделал то, что вы просили.

        - Ты поедешь с нами.

        - Я вам не нужен.

        - Ты разбираешься в лодках и знаешь этот район. У некоторых из моих помощников имеется опыт в такого рода вещах, но здесь совершенно незнакомые нам воды, и к тому же приближается снежная буря. А потом, если твой друг мистер Любей сдаст нас, нам нужен будет кто-то, кто поможет нам отступить.
        Скарф кивнул.

        - Понимаю.
        Молох повернулся к Бэррону.

        - Твоя роль в этом деле очень проста, офицер. Будешь следить за полицейской волной. Если там будет хоть какой-то намек на действия полиции, которые могут нам повредить, я хочу, чтобы ты их аннулировал. Я так понимаю, что сотовая связь не действует на острове?

        - Там есть отдельные места, но только рядом с поселком. Восточное побережье находится вне зоны действия сети.

        - Тебе надо будет занять позицию в доке. Если нашему возвращению что-то будет угрожать, ты просигналишь нам фонариком, когда мы будем приближаться к берегу. Понятно?

        - Это все?

        - Пока да. Мистер Скарф, вы поедете с нами. Время нашего отправления приближается.


* * *
        Молох, Декстер и Уиллард подбросили Леони и Брона на Коммерческую. Двое старших мужчин сидели в фургоне около здания паромной переправы, в то время как Уиллард оставался в тени и наблюдал за всеми, кто приближался со стороны Коммерческой. План остался практически без изменений: одна группа направится к острову вместе со Скарфом, в то время как Леони и Брон последуют за ними на водном такси и прибудут в Бухточку, если самый последний рейс будет отменен в связи с врожденным инстинктом Торсона, что во время снегопада нельзя задерживаться дотемна. Бэррон присмотрит за всеми вновь прибывшими на случай, если женщина решит смешаться с толпой и вернется в Портленд.

        - Я не хочу, чтобы она увидела нас до того, как мы приедем,  - сказал Молох Декстеру.  - Я не хочу, чтобы она знала. Я хочу видеть страх на лице этой сучки собственными глазами.

        - Ты и так его увидишь. Я полагаю, у нее в душе осталось еще много страхов.

«Молох выглядит не очень-то довольным,  - подумал Декстер.  - Он, наверно, плохо выспался».
        Декстер слышал, как он кричал во сне. Это случается с людьми, которые сидели в тюрьме, уж Декстер-то знал. Даже после того как их выпустят, часть их существа так и остается за решеткой, и эта часть вторгается в их сны.
        У Декстера, однако, были собственные опасения.

        - Мне вообще не нравится все это дело с островом,  - сказал он.  - Слишком много вещей может пойти не так. Мне не нравится, что у нас только один способ отступления - морем. Мне не нравится, что мы вынуждены будем воспользоваться той же самой дорогой, по которой прибудем. И мы практически ничего не знаем об этом Любее.

        - У нас есть лодка. Один из нас останется при ней на все время операции. Как я и говорил, мы сможем забрать ее и уехать раньше, чем кто-либо узнает, что мы там были. Нам всего лишь нужно не нарываться на неприятности. Что же до Любея, он проводник и не больше.

        - Ты веришь легавому?

        - Нет, но я думаю, что он так напуган возможными последствиями, что не станет нас обманывать. Плюс наши друзья в Бостоне обещали ему небольшой подарочек за его услуги. Страх и похоть объединятся, чтобы удержать его в нашей цепочке.

        - А полицейский на острове?

        - Когда мы доберемся туда, Брон и Леони убьют его хотя бы только за то, что он имел смелость трахать мою жену.

        - А Уиллард?
        Что-то похожее на сожаление промелькнуло на лице Молоха.

        - Никакой боли,  - сказал он.  - Я хочу, чтобы он не почувствовал боли.


* * *
        В тени Уиллард рассматривал маленькую карту залива, которая была накрыта футляром из плексигласа. Он сменил одежду, и теперь на нем была туристская куртка из флиса с лобстером на груди. Он перекрасил волосы в одном из туалетов средством, которое купил в магазине, и теперь у него были иссиня-черные волосы. Он водил указательным пальцем правой руки по прочерченному маршруту парома, следя за каждой остановкой так же внимательно, как если бы собирался перенести каждую точку на бумагу. Его палец остановился на острове, потом он быстро отдернул его.
        Через карту полз паук. Его тело накрыло остров. Каким-то образом паук нашел отверстие и забрался внутрь, под стекло, а теперь оказался в ловушке, безуспешно пытаясь найти выход. Возможно, он просто пытался найти укрытие от холода, но теперь этот футляр превратится в его могилу. Туда уже не попадут никакие другие насекомые, которыми он мог бы питаться, и постепенно он зачахнет и умрет. Уиллард смотрел, как он ползет, его лапки иногда соскальзывали с гладкой поверхности карты, заставляя паука сползать на один-два сантиметра вниз. Наконец он добрался до самого верхнего правого угла футляра и замер там, ожидая своего конца.
        Во рту у Уилларда пересохло. Он оторвал взгляд от карты и посмотрел на море, пытаясь различить вдали огни, но не смог. Живот начало крутить. Его беспокоили не только Декстер и Шеферд - его пугал остров. У парня был инстинкт выживания, и сейчас этот внутренний голос, на который Уиллард полагался так долго, говорил ему: надо бежать, бежать, пока он еще может сделать это. В самой глубине души он все еще верил Молоху. Он хотел ему верить. Эдвард был ему нужен. Он жил в свете одобрения Молоха. Это была его слабость. Уиллард был ненормальным, еще более ненормальным, чем сам предполагал, более ненормальным, чем подозревал Молох, но где-то на самом дне своей темной души он всего лишь хотел быть любимым.
        Глава 11

        У Повелла были проблемы с хозяином лодки - толстым, старым и тупым мужиком с грязными пятнами на рубашке. От него плохо пахло. Повелл всякий раз отворачивался в сторону, когда этот мужик обращался к нему; изо рта у него нестерпимо воняло. Повелл мог только надеяться, что лодка не так смердит, как ее хозяин. Парень плохо переносил морскую качку, его безудержно рвало на борту любого плавсредства. Но он подозревал, что вонь от лодки этого мужика, возможно, даст ему некоторую фору: его вырвет раньше, чем они поплывут.
        Лодка была длиной шесть метров, с небольшой закрытой кабинкой, в которой едва могли поместиться двое мужчин. Повелл встал на колени рядом с ней, принюхался и отступил назад. Она воняла гнилой рыбой и дыханием хозяина, как если бы оно было настолько отравляющим, что впиталось в корпус и стекла. Повелл где-то прочел, что все запахи - это некие летучие частицы, а значит мелкие молекулы вони от хозяина лодки теперь прокладывают себе путь через его носовые ходы. Это заставило Повелла испытывать гораздо большую досаду на несговорчивого старика. Этого козла вообще здесь не должно было быть, но он начал беспокоиться, что его лодку берут по плохой погоде, и вернулся в док, чтобы выразить свои опасения. Теперь Повелл остался, чтобы прибраться в этом бардаке до того, как появятся Молох и остальные, потому что, если они доберутся сюда раньше, они попросту прикончат хозяина лодки. С точки зрения Повелла, им не хватало еще одного трупа для их и без того усеянной множеством трупов операции, и лодочник - самая подходящая кандидатура. У них, правда, и так было в активе столько покойников, что, если их выстроить в
цепочку для танца конга, она протянулась бы отсюда до самой Виргинии. Скарф заверил Повелла, что хозяин лодки будет держать рот на замке так же, как раньше. Повеллу оставалось только надеяться, что хозяин лодки, ради его же безопасности, заткнется как можно быстрее, потому что его уже начало тошнить.

        - Вам заплатили, правильно?  - спросил Повелл.  - Я знаю, потому что Скарф сказал, что сделал это.

        - Да, мне уже заплатили. Я получил деньги прямо здесь.

        - И что?

        - Эта лодка стоит больше, чем вы заплатили мне.

        - Мы ее берем напрокат,  - сказал Повелл, его терпению подходил конец.  - Мы не должны платить вам полную стоимость лодки. Вот почему это называется «брать напрокат», а не «покупать».

        - А если с ней что-то случится? Скарф говорил...
        Толстяк взглянул через плечо Повелла туда, где в тени стоял Скарф. Скарф смотрел в сторону. Лодочник оказался без поддержки и сник. Повелл подошел, схватил его за плечо, чтобы заставить посмотреть себе прямо в лицо, но потом сильно пожалел, что дотронулся до него.

        - Я не дам и крысиного хвоста за то, что сказал Скарф. Если повезет, вы получите свою лодку обратно сегодня же к вечеру. Четыре-пять часов. Мы были более чем щедрыми. У вас есть страховка, правильно?

        - Да, у меня есть страховка, но по страховке никогда не платят так, как нужно.

        - И зачем вы это мне рассказываете? Идите и напишите своему конгрессмену. Все, что мне нужно - это лодка.

        - А это не что-нибудь незаконное?
        Повелл уставился на мужика тяжелым взглядом:

        - Ты откуда свалился? Где это ты научился задавать такие вопросы? Хочешь, чтобы я тебе ответил?
        Лодочник начал отступать назад:

        - Н-нет, я не хочу знать об этом.

        - Тогда бери свои деньги и уноси свою жирную вонючую задницу с глаз долой! Этот кусок дерьма заправлен под завязку, так?

        - Да, конечно, она готова ехать.

        - Ну, хорошо. Если у нас будут какие-нибудь проблемы, мы не станем требовать возмещения убытков в денежном эквиваленте. Мы получим с тебя компенсацию другого рода, понял?

        - Понял. У вас не будет с ней никаких проблем.
        На минуту Повелл замер от удивления.

        - Откуда ты знаешь о...  - начал он и остановился. Лодка! Он имел в виду лодку, когда говорил «она». Вот дерьмо! Повелл издал глубокий вздох.

        - У нас не будет с ней проблем,  - повторил он.  - Ну, хорошо. А теперь проваливай и купи себе какой-нибудь «Тик-так».
        Молох, Декстер и Уиллард появились вскоре после того, как хозяин лодки убрался, а Тэлл и Шеферд вынырнули откуда-то из тени. Они тепло оделись, готовясь к поездке, и сверху натянули ветровки, купленные в «Киттери». Ветер в последние полчаса усилился. Снежинки больно ударяли в лицо. Повелл заметил с некоторым удивлением, что снежинки аккуратно ложатся на усы Тэлла, создавая красивый контраст с его темной кожей, и при этом Тэлл выглядит довольно декоративно, Декстер тоже. Он не стал делиться с ними своими наблюдениями.

        - Приближается сильный шторм,  - сообщил Повелл.

        - Хорошо,  - кивнул Молох,  - и мы тоже.
        Повелл, Шеферд и Декстер забрались на борт после Молоха, потом шел Скарф, за ним Уиллард. Скарф завел мотор. Он огляделся вокруг, посмотрел, как четверо мужчин надевают на себя спасательные жилеты и занимают места на пластиковых скамьях, Повелл уселся один, в сторонке. Вот Тэлл отвязывает лодку, бросает канат вниз на палубу, потом влезает на борт.
        Молох стоял рядом со Скарфом в машинном отделении. Скарф смотрел на небо и усиливающийся снегопад. Доки уже почти скрылись из виду, а море перед ними казалось совершенно неподвижным. На воде они были одни.

        - Сколько времени нам понадобится, чтобы добраться?  - спросил Молох.

        - Ветер в лицо, плохая видимость. Придется двигаться медленно: тогда мы ни на что не напоремся, и нас ничто не протаранит. Два часа максимум.

        - Она сможет уехать к тому времени, как мы до нее доберемся.
        Скарф покачал головой:

        - Не-а. У нее будут те же самые трудности, что и у нас, плюс, я подозреваю, другого транспорта на остров и с него не будет до самого утра. Паром по ночам отдыхает. Торсон - далеко не капитан Сорвиголова. Он откажется везти ее, если почувствует хотя бы легкий запах опасности. Если только она не уговорит кого-нибудь вывезти ее с острова на частной лодке, но не думаю, что это случится, так что она застрянет там. Однако проблема в том, что и мы тоже можем застрять там.
        Молох схватил Скарфа за грудки и повернул его лицом к себе:

        - Этого не должно случиться. Понял?
        Ответ Скарфа был сдавленным, потому что Молох вцепился в него так, что тот сразу понял, где его место. Молох разжал руки, и Скарф вывел лодку из дока.
        Немедленно лицо Повелла посерело. Сидящий напротив него Декстер достал из кармана пакет, открыл его и извлек оттуда бутерброд с котлетой. Как только лодка поплыла вперед, щеки Повелла раздулись.

        - Не вздумай блевать на мои ботинки,  - предупредил его Декстер.
        И Повелл не стал.
        Он заблевал свои собственные.


* * *
        У Брона и Леони возникли проблемы при попытке уговорить водителя водного такси отвезти их на Убежище. Парень не хотел ехать, но Леони разыграла перед ним слезливую историю о том, что она двоюродная сестра Сильви Лотер и что она проделала сотни миль пути, чтобы утешить ее мать. История, рассказанная Леони, могла бы разжалобить любого, но водитель выглядел так, как будто он сделан из твердого камня с сердцем из красного дерева. Брон держался в сторонке, полагая, что если они оба примутся обрабатывать парня, то тем самым вообще лишат себя возможности ехать куда-либо.
        Леони дала ему сто долларов. Водитель уступил. Она посмотрела, как он сворачивает деньги, укладывает их в водонепроницаемый кошелек, потом вешает его себе на шею и старательно запихивает под рубашку. Удовлетворенная увиденным, женщина с равнодушным видом отвернулась.
        Леони не была столь щепетильна, как Повелл и Брон. Она не любила оставлять за собой следы.
        Она вернет свои деньги, когда убьет его.


* * *
        Мэриэнн сидела под навесом водного такси, плотно обхватив себя руками, ее грудь была вся замотана шарфом, пальто плотно запахнуто. Она дрожала. Водитель такси, думая, что она мерзнет, предложил ей кофе. Женщина поблагодарила его и обхватила руками в перчатках теплую металлическую крышку термоса.
        Но все равно продолжала дрожать.
        Она пыталась дозвониться своей сестре, перед тем как лодка отплыла, но телефон был отключен. Позвонила Карен Мейер - результат тот же. В глубине души Мэриэнн знала, что обе они умерли, что привязанность к ней им дорого стоила и они заплатили жизнью. Это была ее вина, все было только ее виной.
        Но, если она умрет, то Дэнни тоже умрет, значит, все было напрасно. Но у них все еще оставался шанс, если она сможет вовремя забрать Дэнни. Торсон отменил последний рейс, а полагаться на его уступчивый характер не представлялось возможным. Она знала о его репутации и сомневалась, что он согласится отправиться в рейс, если в перспективе может застрять в Портленде. Даже если бы он захотел выйти в море, Мэриэнн опасалась, что за паромом уже следят на случай, если она попытается бежать, с материка точно, а возможно, и с самого острова тоже.
        Но были и другие, которые могли вывезти их с острова если не на сам материк, то, по крайней мере, на один из больших соседних островов. У Карла Любея была лодка, и порой он совершал поездки, если кто-то попадал в серьезную беду и был готов заплатить ему кругленькую сумму. Его можно было принять во внимание, хотя сама мысль быть ему обязанной не очень ее привлекала. Ее другой возможностью был Джек-художник. У него тоже была лодка, и она знала, что старик очень расположен к Дэнни. Если он будет трезв, это для них самый лучший шанс.
        Слева и справа от нее мерцали огни: дома на соседних островах. Их окна неподвижно висели в темноте, как разрезы на покрывале ночи или как обещание нового мира. Она начала мечтать о том, как заберет Дэнни и исчезнет в одном из них, хорошенько зашьет этот разрез за своей спиной, чтобы больше никто никогда не смог найти их. Огоньки исчезли за пеленой снегопада, который все усиливался. Поднялся ветер. Маленькая лодка раскачивалась на волнах, и Мэриэнн крепко вцепилась в канаты; брызги воды долетали до ее лица, и руки у нее совсем замерзли. Она надела запасную непромокаемую куртку водителя, но вода все равно заливалась внутрь. Она думала о своем сыне, думала и о Джо Дюпре. Она могла обратиться к нему, но риск был слишком велик. Ей пришлось бы рассказать правду о себе самой, а она не могла этого сделать.
        Но была и другая причина, почему она не хотела просить его о помощи. Она видела Уилларда и знала, что Молох должен быть где-то рядом. Рядом и другие, может быть, не настолько ужасные, как ее муж и смертельно прекрасный полумальчик-полумужчина, но достаточно плохие.
        Джо Дюпре недостаточно силен, чтобы выстоять против них всех. Если она обратится к нему за помощью, они убьют его.
        Они убьют их всех.
        Дюпре стоял в дверях полицейского участка и смотрел, как падает снег. Айленд-авеню уже опустела. Магазины закрылись рано, «Раддер» и «Вкуснятина» были тоже закрыты. Паром должен вернуться в порт с минуты на минуту, и тогда старина Торсон погасит огни на причале и повесит табличку, что рейсы отменяются. Снег уже засыпал края дороги, в свете фонарей хлопья снега казались больше. По всему острову не двигалась ни одна машина: риск закончить поездку в кювете или, еще хуже, свалиться в холодное море был слишком велик.
        Он услышал за спиной шаги. Мейси тепло укуталась. Она надела еще один свитер под форму, на руки шерстяные перчатки, а поверх них еще и кожаные из шкафа в участке.

        - Не везет,  - сказала она. Девушка пыталась связаться с Порлендом по радио целый час, но слышен был только треск. Телефонная линия, однако, подавала сигнал
«занято». Дюпре сходил, чтобы проверить, как там у Ларри Эмерлинга в его доме при почтовом отделении, потому что телефон тоже подавал сигнал «занято». Похоже, весь остров лишился связи.

        - Ты был на Месте?  - спросил Эмерлинг Дюпре, когда тот собрался уходить.

        - Да, я ходил туда.

        - И?

        - Там были мотыльки.

        - И это все?
        Дюпре с трудом подавил желание рассказать Ларри о вибрации под землей и о том, что количество мотыльков, которых он видел, просто невероятно велико: почтмейстер и так становился день ото дня все более нервным.

        - Да, это все, но после такого снегопада я думаю, мы не увидим никаких мотыльков на острове до лета. Будь поблизости, Ларри. Я зайду к тебе на почту завтра утром.
        Он оставил почтмейстера, плотно закрыв за собой дверь. Через пару секунд он услышал, как звенит набрасываемая цепочка и скрежещут замки.
        Теперь прямо перед собой Дюпре видел как Мейси, пытается дозвониться по мобильному телефону. На дисплее светился символ соединения, показывающий, что он пытается найти сеть, но каждый раз соединение срывалось. Даже телевизионная передача в холле шла с большими искажениями.

        - Полагаю, мы должны заколотить все окна и двери,  - сказала она.

        - Пожалуй.
        Он даже не взглянул на нее.

«Спокойной ночи,  - подумала она.  - В такую погоду умнее всего зарыться под одеяло и спать. А я всего лишь хочу, чтобы ты, черт тебя дери, закрыл, наконец, дверь».
        День Мейси был занят мирскими заботами. Был вызов по поводу ограбления дома, который на поверку оказался совсем другим делом. Оскорбленный супруг, который пробрался в дом через окно на кухне, будучи мертвецки пьяным, перебил посуду и разбил портативный телевизор, стоявший там, а потом заснул в соседней комнате, потому что боялся разбудить свою жену. Он и не знал, что она выпила столько снотворного, что этой дозы хватило бы, чтобы половина Сан-Франциско спокойно спала во время землетрясения. Наутро жена вошла на кухню, увидела весь этот беспорядок и вызвала полицию. Ее муж узнал об этом, как только Мейси появилась у их дверей, и немедленно бросился в туалет, где и заперся. Женщина начала орать на мужа и назвала его десятью различными типами козла, а он лишь опускал голову все ниже от стыда и унижения.
        Мейси оставила их вдвоем.
        Кроме «счастливой» четы ей пришлось сделать предупреждение владельцам тощей полукровки, которая пыталась кусать проезжающие мимо машины и поговорила с ребятами, что курили и, возможно, выпивали на свежем воздухе; они спрятали банки с пивом где-то в кустах, но Мейси вовсе не собиралась сходить с ума и колотить по кустам дубинкой в поисках пары банок «Миллера», да к тому же у нее и не было этого старого надежного оружия. Она записала их фамилии, потом велела им уносить свои задницы по домам. Одна девушка, одетая в черную мотоциклетную куртку, армейские брюки и черную майку, да еще почему-то со строгим ошейником для собак на шее, начала огрызаться в ответ.

        - Вы что, собираетесь сообщить моим предкам?  - спросила она вызывающе. Согласно водительскому удостоверению, ее звали Мэнди Папки.

        - А почему нет? Ты можешь привести какие-нибудь доводы в пользу того, что я не должна этого делать?

        - Мы никому не причиняем беспокойства. Всего лишь пришли сюда, чтобы помянуть Уэйна и Сильви.
        Мейси знала о несчастном случае на острове, который произошел несколько дней назад. Множество людей, с которыми она встречалась в этот день, настойчиво стремились обсудить с ней этот случай, чтобы заверить ее, что такое на острове Датч случается крайне редко. Иногда те, кто были старше, называли его Убежищем.

        - Вы знали их?

        - Здесь все друг друга знают,  - улыбнулась Мэнди.  - Я имею в виду, а как же,  - это же остров.

        - И как же?  - многозначительно переспросила Мейси.

        - Извините,  - Мэнди говорила серьезно, но без вызова.  - Послушайте, мы все равно не собираемся оставаться здесь надолго. Могу вам это обещать.

        - Почему?

        - Потому что от этого места у нас волосы дыбом становятся. Нам не стоило приходить сюда. Здесь чувствуешь себя как-то... угнетенно.

        - Из-за того, что случилось с вашими друзьями?

        - Может быть.
        Мэнди, очевидно, больше не собиралась ничего говорить, но она оглядела деревья, как будто бы ждала, что Сильви и Уэйн сейчас появятся, истекая кровью, откуда-то из-за кустов, пытаясь найти пиво и стрельнуть сигаретку.

        - Послушайте, просто дайте нам время, ладно? Мейси уступила.

        - Ладно,  - сказала она и посмотрела, как Мэнди идет за своими друзьями по дороге. Что-то пролетело в траве у ног Мейси. Это был ночной мотылек, отвратительный серый мотылек. Мейси отшвырнула его ногой, и он улетел. Она прислонилась к упавшему дереву, в которое несколько дней назад врезалась угнанная машина, и заметила небольшой обелиск, поставленный в память о погибших подростках. Она не стала ни к чему прикасаться. К тому времени, когда она вернулась к «эксплореру», Мэнди и другие ребята уже ушли.
        Вот, пожалуй, и все интересное за день. Большую часть дня она сидела за рулем, объезжала остров, знакомясь с его дорогами и тропами, разговаривая с людьми, которые занимались своими обычными делами. Изредка она пересекалась с Дюпре, но он казался расстроенным. Когда стало вечереть, она вернулась в здание участка и осталась здесь.
        Она поднялась наверх в небольшую кухню возле канцелярии, перелила куриный суп из банки в пластиковую миску и поставила ее в микроволновку. Затем вытащила книгу из рюкзака, легла на софу и начала читать. Все равно надо было как-то убить время до прихода парома.


* * *
        А недалеко, на Сансет-роуд, Дуг Ньютон зашел в спальню матери проверить, как там старушка. Ее дыхание было слабым, а темные круги под глазами походили на свежие синяки. Он дотронулся до ее лица - оно было холодным, несмотря на то, что радиаторы работали на полную мощность, хорошо нагревая спальню. Дуг подошел к шкафу в холле и достал оттуда грелку. Он положил ее в постель, поближе к груди, потом подошел к окну и выглянул во двор. Внешнее освещение было включено, и Дуг видел, как падает снег и очертания деревьев постепенно исчезают под налипшим на ветки снегом. Дальше была только тьма.
        Дуг проверил шпингалеты: окно было плотно закрыто, как и все прочие окна в доме. Он вспомнил то, что, как ему казалось, видел своими глазами: маленькая девочка в полуоткрытом окне комнаты его матери, ее пальцы протискиваются в щель, стараясь открыть его пошире. Когда Дуг вошел в комнату, девочка посмотрела на него одну-две секунды, не более, и удалилась. К тому времени как мужчина подошел к окну, ребенок исчез из вида. Девочке на вид было пять-шесть лет или около того. Он так и сказал Дюпре, но в голосе его сквозили легкие нотки сомнения, потому что у этого существа было тело ребенка, тогда как глаза казались намного старше. И губы девочка сложила так, словно собиралась кого-то поцеловать.
        Самое смешное то, что Джо Дюпре, сам старина Джо-Меланхолия, не стал смеяться над Дугом или обвинять его в том, что он тратит время полиции на пустяки, как сделал полицейский с материка - Татл. Напротив, Джо велел Дугу сделать то, что он только что сделал: следить, чтобы мать всегда была в тепле, и держать двери и окна на запорах, на всякий случай.
        Просто на всякий случай.
        Дуг спустился на первый этаж, включил телевизор и попытался смотреть игру Большого Кубка, но помехи были, пожалуй, сильнее снегопада, обрушившегося на остров.
        На Черч-роуд Нэнси и Линда Тукер ругались из-за собак. Они взяли в дом колли и немецкую овчарку, чтобы не оставлять в снегопад на улице, и теперь животные никак не прекращали вой. Нэнси открыла дверь кухни, чтобы посмотреть, не захотят ли они выйти наружу, но собаки, в ужасе от такой перспективы, спрятались подальше в доме и теперь лежали в темноте на самом верху лестницы, продолжая выть.

        - Это ты хотела завести породистых собак,  - ворчала Нэнси.  - Глупые твари, слишком нервные. Я тебе говорила.

        - Завязывай!  - в сердцах крикнула ее сестра. Она пыталась связаться с кем-то по Интернету, но безуспешно. Вдруг экран погас, и ей пришлось выключить компьютер. Ни повторное включение, ни перезагрузка результатов не дали.

        - Нэнси,  - наконец сказала она,  - боюсь, я сломала компьютер.
        Но Нэнси не слушала ее. Она смотрела в кухонное окно, за которым серые фигуры плясали в зарядах снега. Линда подошла к ней, и вместе они молча стояли, глядя, как мотыльки летают среди снежинок, их не относит ветром, который бьет в окна и заставляет запертую дверь содрогаться и биться. Один или два раза мотыльки налетели на стекло, и женщины смогли лучше рассмотреть этих отвратительных тварей.
        Не сговариваясь, обе сестры заперли все двери, проверили запоры на окнах и заняли место возле собак.


* * *
        В своей маленькой спальне Карл Любей завернулся в теплое одеяло и обложил себя с обеих сторон двумя грелками. Ветер бился в окна его дома, заставляя их содрогаться. Как много тепла просачивалось наружу через бесчисленные щели и дыры в бревнах! Вот у Рона был талант строить дома, а у Карла - нет. Карл был механиком, а его брат - строителем, умельцем.
        А теперь Рона нет, и Карл остался один-одинешенек под ветром и дождем, переходящим в снег.
        Он подошел к прикроватному столику, отпер ящик и вытащил оттуда «браунинг». У него была дерьмовая пластиковая нашлепка на рукоятке, которая должна была выглядеть как дерево, но не выглядела, да и обойма пополнялась от случая к случаю, но Карл не был пижоном. Он не думал, что ему придется воспользоваться пистолетом, даже если посетители сами доберутся до него. Если все пойдет так, как должно, его отмщенный брат наконец спокойно уснет в своей могиле.


* * *
        А тем временем в сердце острова, возле самого Места, в деревьях и под землей происходило какое-то движение. Несмотря на ветер, дующий с запада с огромной силой, кусты клонились ему навстречу; заряды снега закручивались в спирали и создавали очертания, напоминающие фигуры людей. Потом они распадались и мягко ложились на землю. Если бы кто-то смотрел сверху, ему показалось бы, что серый огонь вырывается прямо из земли. А может, это тонкий, грязный дымок, который не оставляет никаких следов на снегу?
        Ветер звучал, как голоса, и голоса были радостными.
        Глава 12

        Мейси наблюдала за паромом, вошедшим в гавань, с третьего этажа погрузочной линии. Он задержался из-за непогоды: Торсон не хотел превышать скорость. Слабую струйку дыма было едва видно сквозь плотную пелену снега, зато все освещение горело в полную мощь, так что паром походил на рождественскую елку.

        - Паром прибыл!  - крикнула она Джо. Он занимался бумажной работой в своем маленьком офисе. Двери, ведущие наружу, были плотно закрыты, и помещение уже достаточно прогрелось, чтобы он смог снять куртку.

        - Тебе не надо выходить,  - сказал он.  - Теперь моя очередь.

        - Да нет, я уже оделась. Кроме того, это хоть как-то меня займет.

        - Спасибо,  - кивнул великан и вернулся к своим докладам.
        Ураганный ветер заставил Мейси согнуться. Он все набирал силу, швыряя снег прямо ей в лицо. Девушка кинула снегозащитный тент на пассажирское сиденье «эксплорера», завела мотор и аккуратно спустилась к доку, припарковавшись под навесом. Она ждала, когда причалит паром. Цепи на колесах издавали рокочущий звук, «дворники» и обогреватель салона работали в полную силу.
        Горстка пассажиров сошла с парома. Они все, очевидно, были местные, поскольку направились к своим машинам; кого-то встречали семьи или друзья. Мейси наблюдала, как они разъезжались. Потом она различила вдалеке еще одно, значительно более мелкое суденышко, направляющееся в порт. Водное такси причалило, и лодочник помог сойти женщине, которая, казалось, куда-то спешит. Очевидно, у них вышел какой-то спор, и Мейси уже собиралась отправиться к ним, когда лодочник резко развернулся и отчалил, направляясь в море. Он ненадолго притормозил, чтобы перекинуться парой слов с Торсоном, перегнувшимся за борт, чтобы его расслышать, затем направился дальше.
        Женщина не сразу заметила «эксплорер». Затем она направилась к холму, где была припаркована ее машина. Мейси последовала за женщиной, нагнав ее, когда та уже достала ключи от машины.

        - Все в порядке, мэм?
        Женщина взглянула на нее, пытаясь улыбнуться.

        - Да, спасибо, все в порядке. Просто я опоздала, чтобы забрать своего сына. Он будет волноваться.
        Мейси улыбнулась, словно действительно понимала, каково это, когда ребенок ждет твоего возвращения, но женщина уже не смотрела на нее. Ее взгляд был направлен за спину Мейси, в море. Мейси взглянула в зеркало заднего вида, но на горизонте был виден только паром. Водное такси уже скрылось за пеленой снега.

        - Могу я узнать ваше имя, мэм?
        Женщина дернулась, словно от электрошока.

        - Мэриэнн Эллиот,  - сказала она.  - Меня зовут Мэриэнн Эллиот.

        - У вас вышла ссора с лодочником?

        - Просто разногласия насчет оплаты. В итоге я заплатила немного больше, но это из-за плохой погоды. Хорошо, что он довез меня, ведь я опоздала на паром.
        Мейси внимательно посмотрела на женщину, но не нашла причин сомневаться в ее рассказе. Она хлопнула по крышке капота и повернулась.

        - Что ж, миссис Эллиот, будьте внимательнее на дороге. Я знаю, что вы спешите, но вы же хотите добраться к своему сыну невредимой, не так ли?
        Казалось, женщина впервые заметила ее.

        - Да,  - сказала она.  - Более, чем кто-либо на свете.


* * *
        Торсон пил кофе в своей каюте на пароме, когда Мейси взошла на борт. Капитан предложил ей чашечку, но она отказалась.

        - Вы же не пойдете назад, правда?  - спросила она. Дюпре просил ее проверить на всякий случай, хотя сам был полностью уверен, в такую погоду Торсон в море не выйдет.
        Торсон уставился в ночь. Мейси подумала, что он даже выглядит как капитан парома: белая борода, красные щеки, желтая штормовка. По словам Дюпре, он был хороший капитан: за все это время с его паромом ни разу не произошло несчастного случая. Даже портлендские моряки уважали старика больше других.

        - Ты шутишь? Все население в заливе Каско перестало работать в семь. Через час на воде не будет ни суденышка. Вот допью кофе и пойду домой до утра.

        - Отлично. Я просто хотела удостовериться. Скажите, а вы знаете человека в водном такси, который отчалил недавно?

        - Да, это Эд Олдфилд. Я даже удивился, что он заплыл так далеко в такую ночь.

        - Он сказал тебе что-то о женщине, которую он сюда привез?

        - О Мэриэнн? Нет, только то, что она хотела, чтобы он подождал ее и забрал обратно в Портленд. Но он отказался. Если бы он прождал еще немного, то застрял бы тут на всю ночь. А у него семья на Чебеге.
        Мейси поблагодарила его и пошла в свой «эксплорер».
        Когда она вернулась, Дюпре все еще сидел, сгорбившись за своим столом, и с трудом набирал текст отчета на клавиатуре старенького компьютера, пытаясь не нажимать на две клавиши одновременно своими огромными пальцами. Он поднял глаза на Мейси, стряхивавшую с куртки мокрый снег.

        - Что новенького?

        - Несколько местных на пароме, плюс водное такси всего с одним пассажиром на борту. Женщина представилась как Мэриэнн Эллиот.
        Мейси насторожил вид Дюпре.

        - Ты ее знаешь?

        - Да,  - ответил он.
        Неужели он покраснел?

        - Она моя подруга.

        - Она очень спешила. Объяснила, что опаздывает забрать ребенка. Торсон сказал, что, возможно, она попытается вернуться на Большую землю сегодня ночью.
        Дюпре нахмурился.

        - Но сегодня ночью никто не поедет в Портленд. Возможно, я заеду к ней позже, чтобы удостовериться, что все в порядке.
        Мейси вдруг стало как-то не по себе.

        - Что?  - спросил Дюпре.

        - Ничего,  - ответила Мейси, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно беспечнее.  - Ничего, что бы требовало вмешательства полиции.

        - Да,  - в его голосе сквозило сомнение.  - Что касается вмешательства полиции, не возражаешь против короткого выезда?
        Теперь Дюпре по-настоящему беспокоился за Мэриэнн. Он не понимал, почему она собиралась вернуться в Портленд до утра, если только что-то не случилось. Он отправится на своем «джипе» к ней, как только закончит эту бумажную возню.

        - Да нет проблем. Но снег очень сильный, да и ветер набирает силу. Скоро начнется сильная пурга. Собственно, уже началась.

        - Но я же не собираюсь объезжать с тобой весь остров в такую погоду. Ларри Эмерлинг сказал мне, что ты была сегодня у главной смотровой башни. Сможешь показать мне, где это?

        - Ее очень просто найти: поверни направо на Дивизионной улице и потом прямо... до самого утра.

        - Ясно. Слышал, что ты наткнулась на Карла Любея, когда была там.

        - Он был очарователен. Тоже пока холост. Чудная партия!

        - Да уж. Сможешь проехать мимо его дома?  - он указал на карту на стене.  - Эту чертову дыру ты не проскочишь даже в такую погоду. Парочка проржавевших развалюх при подъезде к дому и немереная канава во дворе. Прошлой ночью я выгнал его из бара с человеком по имени Терри Скарф. По словам Торсона, Терри не вернулся на Большую землю сегодня. Мне не нравится, что они с Любеем проводят время вместе.
        Мейси застегнула куртку и хотела уже идти, но Дюпре остановил ее.

        - Я думаю, ты уже знаешь, но Карл Любей - брат того парня, которого я застрелил. Убил его. Карл - довольно неприятный тип, один, но он безобиден. Когда он идет в бар, чтобы напиться, я просто выдворяю его оттуда, и к утру все путем. Но если я сейчас снова покажусь там, это его изрядно разозлит. Мне очень не хочется просить тебя об этом в твое первое ночное дежурство, но, если ты сходишь туда, глядишь, все и обойдется. Карл проснется утром целехонький в своей постели. Дорога пока в порядке, но, если возникнут проблемы, звони, ладно?
        Мейси заверила его, что так и сделает. В душе она была рада уехать со станции. Телевизор работал плохо, а до утра все равно надо было чем-то себя занять. Еще одна поездка позволит немного скоротать время, да и большая часть интересной книги будет ждать ее впереди. Девушка осторожно ехала по Айленд-авеню, пока фонари улицы не остались позади. Затем включила фары дальнего света и поехала по побережью к Дивизионной улице.


* * *
        Карл Любей был далеко не целехонький в своей постели и уже начинал об этом жалеть. Он думал о Мейси, как Мейси сейчас думала о нем. Карл глянул в глубину своего фургона, проклятого фургона, который теперь не заводился. Девчонка-полицейская предупреждала его. Она видела сизые выхлопные газы, а Карл не послушал ее. Сукин сын.
        За день до этого фургон прекрасно ездил, а вот теперь, когда ему так нужно, чтобы он завелся, двигатель внезапно заглох. А ведь довольно новый. Карл порылся в гараже, подвесил лампочку на крючок и обтер масло с рук. Скорее всего, это стартер, подумал он. Ремонт займет время, а его как раз-таки у Карла не было. Зато была назначена встреча, и если это именно такие люди, как о них говорил Скарф, то они очень не любят ждать. Да он и сам не хотел заставлять их ждать. Чем быстрее они получат то, что хотят, тем быстрее он получит свое, а именно: мертвого копа.
        Карл был трусоват. Он знал это, хотя иногда, когда напивался, он убеждал себя, что и сам вроде ничего, что те, кто послабее его, должны бы остерегаться. Уж если они с ним свяжутся, то им не поздоровится.
        Брат Карла был другим - сильный, жесткий и, черт знает, возможно, злой, но настоящий мужчина, не боявшийся вступиться за своего брата. И, поскольку Рон всегда стоял за Карла, пришло время и Карлу постоять за него.
        Карл все еще ясно помнил тот звонок и все происшедшее. Они оба пили в Портленде, а Рон приплелся с какой-то телкой, которую подцепил в баре «Три доллара Девея». Ее лицо показалось Карлу очень знакомым. Рон объяснил, что это Джин Эйло, только выросла. Поколения Эйло жили на острове Датч, пока родители Джин не решили перебраться «ближе к цивилизации». Теперь крошка Джин вернулась в Мэн и работала в одной из туристических фирм Старого порта. Казалось, она была рада снова встретить Рона. Карл на том их и оставил: ему хотелось еще пива. Он отправился на такси в бар «Большой дикий медведь», что на Форест-авеню, и заказал там изрядное количество выпивки. Не сказать, чтобы это был любимый бар Карла - там часто перекусывали портлендские копы,  - но Карл был голоден, а в «Медведе» кормили допоздна. Он наполовину выпил купленное пиво, когда зазвонил его мобильник и он услышал голос брата. Рон был в панике и сильно напуган. Он только велел Карлу поймать такси и ехать по адресу, который тут же назвал. Карл так и сделал, отпустив такси в полумиле от нужного дома, как брат его и просил. Рон уже ждал его у двери.
На его лице кровоточили свежие царапины. Похоже, он плакал.
        Девушка лежала на полу в ванной, ее лицо было все в порезах. Зеркало над раковиной оказалось расколото, большой его осколок торчал у нее из глаза. Меньшие кусочки рассыпались по ее лбу и щекам. Карл посмотрел на руки брата и увидел, что несколько ее волос застряли у Рона под ногтями.

        - Я н-не м-мог оста... остановиться,  - слова давались Рону с трудом.  - Я н-не знаю, что произошло. Она привезла меня сюда, и мы пили и дурачились. Мы пошли в спальню... Я хотел было начать, но тут она оттолкнула меня, назвала животным. Мы начали драться, она побежала в ванную, а потом... Я просто толкал ее о стену, бил чем попало и не мог остановиться.
        Он затрясся от рыданий.

        - Я не мог остановиться, Карли! Не мог перестать!
        И тут наступил звездный час Карла. Он велел брату найти тряпок, перчатки и моющие средства - все, что помогло бы им убраться в доме. Пока Рон все оттирал, Карл завернул девушку в простыни, затем запаковал ее в полиэтиленовые пакеты из-под мусора, используя скотч, чтобы обмотать потуже. Они отмыли все до блеска, набили чемоданы ее одеждой, косметикой, украшениями, которые смогли найти. С зеркалом в ванной уже ничего нельзя было поделать, так что Карл снял ненужную рамку, а на ее место перевесил маленькое зеркало из спальни. Как знать, возможно, все подумают, что Джин сама разбила зеркало в ванной и на время перевесила туда маленькое зеркальце. Они положили тело и чемоданы в фургон и поехали к своей лодке. Джин положили в кабину лодки и накрыли половиком, потом Карл припарковал ее машину на Индиан-стрит и пешком пошел назад, чтобы присоединиться к брату. В море спустя полчаса после того, как они покинули порт, братья привязали к телу девушки старую коробку с инструментами Карла, которую тот брал с собой на случай поломки, и кинули тело за борт. Больше Джин никто никогда не видел. Только призрак
мальчика, ведь это было его место.
        О пропаже Джин Эйло ее родители заявили два дня спустя. Но к тому времени ее машину уже нашли, а у полицейских возникли определенные подозрения, возможно, потому что Карл и Рон переборщили с уборкой. Не могло не показаться странным, с чего это вдруг женщина, которая почему-то спешно уехала, не сказав никому, куда направляется, так тщательно убрала дом перед отъездом. Но тела не нашли, а описание мужчины, с которым она ушла из бара было таким общим, что под него подошла бы половина портлендских парней. Казалось, убийство сошло с рук Рону и Карлу.
        Но облегчение оказалось временным. Карлу было больно видеть перемену в брате. Он перестал работать, начал больше пить и стал нести какую-то чушь про лес. Это-то и беспокоило Карла больше всего: Рон проводил в лесу слишком много времени.
        Он любил охотиться на оленей, и до последнего времени на острове их водилось множество. В те годы никто не возражал против их отстрела. Местные жители набивали морозильники олениной до отказа. И, хотя у Рона и Карла не было большой морозилки, старший брат всегда приносил достаточно мяса. Но теперь он не охотился. Он просто уходил в лес с бутылкой коктейля, а когда возвращался, продолжал обрывки какого-то старого спора, словно подыскивал новые аргументы.

        - Да нет же, говорю тебе, я этого не делал. Это не моя вина. Нет, и еще раз нет! Оставьте меня в покое, слышите?
        Он перестал бриться и забыл про расческу, потому что для этого надо было смотреться в зеркало. А Рон видел в зеркале не только свое отражение.
        В ночь, когда брат, погиб, Карл собирался на встречу с какими-то людьми в
«Раддере». Рон был в стельку пьян, но все же трезвее, чем обычно.

        - Эй, маленький братишка,  - окликнул он Карла, когда тот направился к двери. Рон сидел на стуле, сгорбившись и уставившись на огонь.  - Я тут подумал. Я в ту ночь заставил тебя совершить дурное по отношению к той женщине. Не надо было вмешивать тебя.

        - Ты же мой брат,  - ответил Карл.  - Я для тебя сделаю что угодно.

        - Они заставят меня заплатить. Мне придется заплатить за содеянное. Есть долги, которые нельзя не оплачивать. Этого никто не потерпит, так что человек вынужден платить.

        - Кто? Кто заставит тебя заплатить?
        Но Рон, казалось, не слышал его. Он думал о своем:

        - Но, возможно, если я заплачу, тебя оставят в покое. Тогда, может быть, тебя не тронут.
        Когда же Карл попытался узнать от него больше, Рон погрузился в пьяную дремоту.
        Он и сейчас помнит, как сидел за столиком в «Раддер» и даже почти не пил, потому что был слишком обеспокоен словами брата. Потом он услышал чьи-то шаги за спиной. Кто-то подошел и сказал, что Снеговик, этот коп с дебильным прозвищем, был ранен и что...
        Едва парень, принесший эту весть, взглянул на Карла, тот понял все. Позже ему сказали, что Рон стрелял по окрестным домам, что полицейские сделали несколько предупредительных выстрелов, но Карл не хотел в это верить. Рон стрелял не в дома и соседей, а в то воображаемое нечто, которое приходило к нему из леса, что вторгалось в его сознание и привело беднягу к смерти. Конечно, любой здравомыслящий человек сказал бы, что это чушь, просто у Рона произошло помешательство от непомерного чувства вины. Но с тех пор Карл держался подальше от леса, окружавшего их дом, и ходил поближе к главной дороге. Все, что тревожило брата, могло преследовать и его. И Карл припомнил об инциденте, происшедшем через неделю или две после четвертой годовщины смерти Рона, когда у себя во дворе, вытаскивая припасы из своего фургона, Любей почувствовал, что кто-то наблюдает за ним из леса, из-за деревьев. Карл не стал паниковать. Он медленно опустил коричневые пакеты на землю, не отрывая взгляда от фигуры в лесу. Затем достал оружие, спрятался за грузовиком и прицелился в деревья.
        Фигура была одета в серое и, казалось, светилась.

        - Кто ты?  - спросил Карл, подходя ближе.
        Вдруг фигура взорвалась, искры полетели от нее во всех направлениях, на траву и деревья. И на Карла. Карл закрыл лицо рукой. Он чувствовал жжение этих искр, их движение. Когда он наконец опустил руку, перед ним ничего не было, лишь темнота и деревья, но что-то зацепилось за полу его пальто. Существо билось и ерзало, пока он наконец не освободил его.
        Это оказался довольно крупный мотылек. Серый мотылек. Карл каким-то образом потревожил целый рой этих насекомых - единственное объяснение присутствия здесь странного существа. Возвращаясь к своему фургону, Любей вспомнил форму, которую принял рой насекомых,  - она напоминала очертания женщины.
        Все шло наперекосяк. Джо Дюпре, мерзкий коп, пристрелил Рона, но теперь он заплатит за содеянное. Ради возможности отомстить Карл решил даже рискнуть отправиться в леса. В конце концов он пойдет не один.
        Карл посмотрел на часы, выругался от негодования и вернулся снова к починке фургона.


* * *
        Первая лодка, которую вел Скарф, причалила в бухте Крей незадолго до девяти. Они едва видели остров через пелену снега, но Скарф знал, что делает. Без него они наверняка бы налетели на скалы и затонули, так и не увидев землю.
        Молох подумал, что снег для них спасение: в такую погоду люди будут дома, что позволит им передвигаться с большей легкостью, но при этом велик риск того, что кто-то из них может потеряться и отбиться от остальных. К тому же, если кто-то остановит их, им придется чертовски трудно выкручиваться, пытаясь объяснить, почему они бродят здесь в такую погоду.
        Но страхи Молоха сами собой развеялись, когда он ступил на твердую землю. Перед ним проносились образы и картины из его снов и каких-то неосознанных мыслей. Он видел скрытое от взора других. Припоминал названия каких-то деревьев и кустарника. Он был настроен на одну волну с окружающим миром.
        Я знаю это место. Я его знаю.
        Молох показал жестом Декстеру, Повеллу, Шеферду и Скарфу, чтобы они шли за ним. Тэлл ничего не сказал. Уиллард просто наблюдал за ними.

        - Вы пока останетесь здесь,  - велел Молох Уилларду и Тэллу.  - Присмотрите за лодкой. Когда мы вернемся, надо будет быстро отчаливать.
        И они пошли прочь, медленно пробираясь в снежном буране.


* * *
        Водного такси еще не было видно с острова, когда Леони появилась за плечом лодочника. Дул пронизывающий ветер. И она и Брон вымокли и продрогли, на их плечах и головах лежал снег.

        - И как мы причалим?  - спросила Леони.
        Лодочник пожал плечами:

        - Худшее позади. Это проще. С этим справится и ребенок. Я могу причалить в любом месте. Док тоже подойдет.
        Он улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. Она была симпатичной. Глядя на нее и Брона, лодочник подумал, что приятно видеть представителей разных рас счастливой парой. Он посмотрел на небольшой причал под крышей в надежде увидеть там полицейский «эксплорер», но его там не было. «Теперь в нем нет нужды,  - подумал парень,  - раз паром Торсона в доке».

        - Вам нужно где-нибудь остановиться, ребята, в каком-нибудь мотеле,  - сказал он, показывая направо. В мотеле было четыре комнаты, окна которых выходили на тропинку, ведущую к маленькой пещере в скале - убежищу, давшему название всему острову.

        - Если никого не найдете в мотеле, загляните в бар. Джеб Баррис владеет обоими заведениями. Его дом позади мотеля.
        Леони поблагодарила его и добавила:

        - А здесь тихо.

        - Да, похоже, поблизости никого.
        Леони шагнула назад, подняла свой пистолет с глушителем и выстрелила лодочнику в голову.


* * *
        Уиллард наблюдал за уходящими. Пещера КрейКаув была небольшим углублением в скале. Когда-то она спасла первых поселенцев, высадившихся на острове, и дала название этому клочку суши[От англ. cove - пещера, убежище в скалах.] . Бушевала метель, и Уиллард не различал береговых огней. Тропа вела вдоль каменистого берега. Он видел фонари уходящих - единственный знак того, что там есть какая-то дорога.
        Во время переправы Молох сидел рядом с Уиллардом и сообщил ему, что он не пойдет с остальными.

        - Ты не доверяешь мне?  - спросил Уиллард.
        Молох дотронулся до его плеча:

        - Я беспокоюсь за тебя, вот и все. Возможно, тебе пришлось сделать чересчур много за последние недели. Просто я хочу, чтобы ты передохнул. А что касается доверия... Я не доверяю Тэллу. С ним я никогда раньше не работал. Если что-то пойдет не так и он попытается отчалить без нас, пристрели его, понял?
        Парень кивнул, и Молох вернулся в каюту. Уилларду хотелось верить ему. Очень хотелось. И, возможно, он бы отбросил свои сомнения, если бы не Декстер. Когда они причалили и сошли на берег дружок Леони повернулся и глянул на Уилларда. Так в последний раз смотрят на опостыл евшего, но обреченного врага - даже с некоторым сожалением. Декстер, слыхано ли дело, улыбнулся Уилларду на прощанье.


* * *
        Все пятеро медленно продвигались по тропе, то и дело поскальзываясь на свежевыпавшем снегу и натыкаясь друг на друга. Декстер забрался наверх раньше остальных. Повелл немного отстал от него. Молох, Шеферд и Скарф следовали сзади.
        Декстер первым заметил человека. Он стоял в дверном проеме трехэтажной смотровой башни с узенькими окнами, поднеся руку в перчатке к козырьку кепки, чтобы лучше видеть подходящих людей. Сначала у Декстера было впечатление, что незнакомец строит ему рожу, дразня его, но потом он разглядел тяжелые веки, любопытство в глазах, слегка перекошенную челюсть и дал знать остальным:

        - У нас неприятности.
        Ричи Клайссен больше всего на свете любил снег. Он даже хотел разбудить Дэнни и позвать его с собой, но потом передумал. Дэнни маленький и не знает леса так же хорошо, как он. Ричи тихо оделся - натянул ботинки, куртку, теплую кепку с козырьком и перчатки - и вышел из дому. Маме он ничего не сказал. Она задремала перед телевизором, и он не захотел ее будить. Скорее всего, она бы все равно ему не разрешила, а ему так хотелось увидеть остров в снегу. Но вместо того, чтобы пойти напрямик через лес, он держался вдоль дороги, пока не дошел до берега.
        Ричи никогда не боялся в лесу. Сам того не осознавая, он был очень чувствителен к опасности и угрозе в любой форме. Именно поэтому с ним никогда не происходило несчастных случаев - ни в стычках с мальчишками постарше, ни однажды, когда они с мамой поехали в Портленд и какой-то старик пытался заманить его в темную аллею, пообещав книжки с комиксами. От него вместе с запахом нечистого белья и грязи исходила угроза, поэтому Ричи бочком, бочком ушел, одной рукой придерживаясь за стену и наблюдая, не станет ли старик преследовать его.
        В лесу было все иначе. Там было безопасно. Нет, конечно, там был кто-то, но Ричи верил, что этот некто не причинит ему вреда. В лесу пахло так, как и должно было пахнуть,  - сосной, опавшими листьями и испражнениями животных. А еще там царили тишина, умиротворенность и спокойствие, что и рождало в Ричи чувство защищенности, будто кто-то старший и мудрый присматривает за ним, как миссис Арбинот в детском саду, прежде чем мальчика изолировали от других детей и отдали в специальную школу в Портленде. В школе ему нравилось. У него там впервые появились друзья, настоящие друзья. Он даже целовал девочку Эбби и вспоминал с нежностью, какие чувства она у него вызывала и как он вынужден был отдалиться от нее, чтобы побороть растущий дискомфорт.
        Но в последнее время в лесу все изменилось. Недавно Ричи видел странного мальчика. Подросток лет четырнадцати стоял у полосы прибоя и глядел в море. А еще он не оставлял следов на мокром песке. Ричи звал его и махал ему, но тот так и не обернулся. И Ричи оставил попытки поговорить с ним. Иногда Ричи видел этого же мальчика в лесу, но по большей части тот оставался на берегу и смотрел, смотрел в море. Мальчик был мертвым. Ему просто не хотелось покидать остров, и Ричи хорошо его понимал и уж, конечно, не боялся. Ему и самому не хотелось покидать остров.
        А вот Серая Девочка испугала Ричи, хотя он видел ее, повисшую в воздухе, всего два или три раза. Ее ноги не касались земли, а глаза были как черные донышки бутылок, вставленные в глазницы. Она испугала Ричи так, что он даже обмочил штаны. Она была злая, злая на всех, кто был жив, потому что ей тоже хотелось быть живой. Тот мальчик, казалось, чего-то ждал, а девочка не желала ждать, она хотела этого сейчас. Поэтому Ричи начал обходить стороной Место, где леса казались гуще даже с высокой главной смотровой башни. Ричи очень нравилась эта башня. С нее было видно все на многие мили вокруг, ветер раздувал волосы, во рту чувствовался привкус моря. Но теперь там обосновалась Серая Девочка. Джо Дюпре приходил проверить башню и удостовериться, что дверь заперта, но Серой Девочке не нравилось, что запирают дверь, поэтому она ее все время открывала. Серой Девочке хотелось, чтобы дверь была открыта, ведь, если она будет открыта, туда могут зайти люди. А если люди войдут и будут недостаточно осмотрительны, то Серая Девочка сыграет с ними злую шутку.
        Она была худшей из всех, но были и другие. Ричи часто видел их на территории, прилежащей к башне и у принадлежащего им креста. Пойти туда теперь было все равно, что встать на рельсы перед идущим поездом. Поезд тоже не хочет нанести тебе вред, но, если ты по собственной неловкости попадешься у него на пути, он просто убьет тебя, следуя к месту назначения. Такими теперь леса казались Ричи: темный туннель с мчащимся по нему поездом, готовым сбить все на своем пути.
        Но на берегу было пока безопасно, и там росли несколько деревьев, под которыми можно укрыться в случае чего. Правда сегодня снегопад был очень сильный - такого Ричи еще никогда не видел, а ветер набрал такую силу, что не давал открыть глаза. Ричи укрылся было в одной из старых смотровых башен у дороги в надежде переждать непогоду. Но тут появилась лодка. Он мог едва различить ее, пока она не подплыла ближе, и, когда она причалила, Ричи услышал мужские голоса.
        И вдруг он испугался.
        Ему захотелось домой.
        Ричи вышел из своего укрытия в башне как раз в тот момент, когда черный человек появился и увидел его.


* * *
        Голос Тэлла вернул Уилларда к действительности. Он больше не видел Молоха и остальных, потому что теперь они поднялись наверх, но их фонари еще мерцали сквозь снегопад. У Уилларда сильно болел живот. Ему захотелось согнуться, свернуться калачиком, как ребенку. Он моргнул и почувствовал, что в глазах стоят слезы.

        - Надо бы это убрать.
        Уиллард поспешно вытер лицо, когда Тэлл протянул ему охапку спасательных жилетов, и указал на укрытый ящик на дне маленькой лодки:

        - Вон туда.
        Уиллард взял жилеты и опустился на колени, чтобы убрать их. За спиной он слышал, как Тэлл копается в своей сумке, потом почувствовал, как тот подошел ближе и встал за его спиной. Он глянул через плечо - на него смотрело дуло пистолета. Личное оружие Тэлла, кольт сорок пятого калибра, висело у него на поясе. В его руках был пистолет двадцать второго калибра с глушителем.
        Не шуметь - таковы были распоряжения Молоха. Ни шума, ни боли.

        - Ты, чокнутая скотина, знаешь, что ты нас всех чуть не довел до белого каления?  - Тэлл явно не представлял, что такое приговор, зачитываемый осужденному перед казнью.
        Уиллард даже не моргнул, когда он спустил курок.


* * *

        - Он чокнутый,  - сказал Декстер.
        Повелл взглянул на него.

        - Что ты сказал?

        - Парень - чокнутый,  - повторил Декстер.  - Он умственно отсталый.
        Ричи стоял через дорогу напротив них и не двигался. Повелл приставил ладонь ко лбу, чтобы защититься от снега, и внимательно посмотрел на незнакомца. Тот выглядел моложе своих лет, у него, казалось, лицо скорее ребенка, чем взрослого. Но ребенок это или взрослый, Декстер был прав: он действительно чокнутый.

        - Что будем с ним делать?  - спросил Повелл.

        - Думаю, следует отвести его обратно в лодку,  - предложил Скарф.  - Пусть Тэлл присмотрит за ним до нашего возвращения, а потом отпустим его.
        Он услышал хруст за спиной и, обернувшись, увидел, что Молох взобрался на скалу, зацепившись за молодое деревце.
        Молох посмотрел на Ричи, а Ричи на него.

        - Плохие люди,  - сказал Ричи.

        - Что это он сказал?  - спросил Повелл.
        Дурачок начал быстро удаляться прочь, но они слышали, как он что-то бормотал себе под нос.

        - Он узнал меня,  - понял Молох.

        - Да как это возможно? Декс сказал, что он умственно отсталый.

        - Не знаю как. Может, по телевизору видел. Остановите его.
        Декстер и Повелл бросились за парнем, но снег густел, идти было трудно, они то и дело поскальзывались.

        - Эй, постой!  - крикнул Декстер, но лицо Ричи оставалось непроницаемым. Таким оно было, когда другие мальчишки дразнили островного дурачка или показывали ему фотографии обнаженных моделей. Таким было его лицо, когда он боялся и пытался не расплакаться.

        - Плохие люди,  - шептал он себе.  - Плохие люди. Плохие люди.
        Он слышал, что преследователи ускорили шаги пытаясь догнать его.
        И тогда Ричи побежал.


* * *
        Карл Любей начал паниковать. Он уже все перепробовал, но фургон не заводился. Как последнее средство он решил сменить аккумулятор. Он притащил из гаража запасной, и тут радио в машине ожило, допевая последний куплет «Свободной птицы». Другие островитяне слушали треп местного радиолюбителя Дики Норкросса, который на собственном чердаке оборудовал мини-радиостанцию и был ее бессменным диджеем. Передачи на остальных частотах были доступны лишь с двух до шести пополудни. Но сейчас уже очень поздно, подумал Карл. Странно.

        - А это песня для всех обитателей острова, кому предстоит трудная суровая ночь,  - объявил голос диджея. Голос этот показался Карлу странно знакомым. Но это был не Дики Норкросс. Голос Дики выше и писклявее, да к тому же, его репертуар ограничивался поздравлениями с днями рождения и всякими объявлениями. Это был голос женщины.  - Особенно Карли Любею, который застрял в темных лесах и у которого проблемы с фургоном. Правда, Карли?
        Голос был живой и ясный, словно женщина находилась очень близко.

        - Это для тебя, Карли,  - и снова прозвучали первые ноты песни «Свободная птица».

        - "Свободная птица" - любимая песня его брата. И мы будем слушать эту песню всю ночь,  - продолжала диджей.
        Карл узнал этот голос, пришедший к нему из Старого порта, когда его брат обнял малышку Джин Эйло и их голоса слились, выводя куплет южного рока.
        Карл Любей схватил гаечный ключ и одним ударом размозжил радио, отправляя голос мертвой женщины в небытие, откуда он и взялся.


* * *

        - Черт!  - выругался Декстер. Этот парень исчезал из виду. Даже в своей ярко-оранжевой одежде он скоро затеряется в снегах. Но по какой-то причине он не пытался скрыться в лесу. Декстер видел на краю утеса, футах в сорока над водой, силуэт человека бегущего странно, вприпрыжку, прижав локти к бокам.
        Декстер выхватил из-за спины свой лук и одну из тяжелых стрел, на бегу натянул тетиву. Наконечник был треугольный, с острым острием.

        - Что ты делаешь?!
        Декстер почувствовал руку Скарфа на своем плече.

        - Убери руки, парень.

        - Он же умалишенный, дурачок, блаженный местный! Он не представляет для нас никакой опасности!

        - Я сказал тебе: убери руки!

        - Делай как он велит,  - это был Молох.
        Рука Скарфа еще на мгновение задержалась на плече Декстера, затем соскользнула.
        Декстер прицелился и пустил стрелу.


* * *
        Ричи больше не слышал людей позади себя. Возможно, теперь он был в безопасности. Возможно, они отпустили его. Он подумал о своей матери и заплакал. Мама часто говорила ему, что он уже больше не ребенок, что он мужчина, а мужчинам не положено плакать. Но ему было страшно, ему так хотелось оказаться дома в теплой постели. Ему хотелось спать. Хотелось...
        И тут Ричи почувствовал, словно кто-то сильно: толкнул его в спину, пронзая все его существо, а потом острую боль в груди. Он посмотрел вниз. Его пальцы коснулись окровавленного наконечника, а разум отказывался поверить в то, что видели глаза. Это... Стрела? Прошедшая сквозь него? Пронзившая его?
        Ричи поскользнулся, пытаясь сохранить равновесие на самом краю утеса и полетел в ждущее его море. Круг замкнулся. Все началось, как и много лет назад, со смерти мальчика и вторжения мужчин на остров. Давнее пророчество сбылось. Это было начало и конец всего.
        Внезапно по всему острову погас свет. Убежище целиком погрузилось в темноту.


* * *
        Карл Любей пил пиво, проклиная темноту. Экран погасшего телевизора слабо мерцал. Плотные жалюзи на окнах были закрыты, как и всегда, потому что Карл не любил, когда кто-то совал нос в его дела. Он споткнулся об ковер, больно ударившись о стол подбородком, а потом еще и зацепился за кабель, растягиваясь в полный рост. Но вот его рука нащупала на стене выключатель. Однако электричество и вправду вырубили. Карл не думал, что случилось что-то серьезное: в душе он был оптимистом и всегда искал простейших решений. Для всех окружающих, кто имел неосторожность доверять Карлу, он был просто ленивым кретином. Но Любею больше нравилось считать себя оптимистом.
        Он зашел налить себе что-нибудь покрепче, и тут вырубили свет. Случай с радио изрядно разозлил его, но чем больше он думал об этом, тем больше склонялся к мысли, что это кто-то из островитян так над ним подшутил. Карл не имел понятия, кто бы это мог быть и как ему удалось это провернуть, но ничего другого в голову пока не приходило. Теперь же, потеряв ориентацию в собственном доме, он особенно хотел отомстить шутнику.
        В кухне Любей нашел фонарь, но в нем сели батарейки. Он рылся в шкафах, пока не наткнулся на упаковку свечей и коробок спичек. Он зажег свечу и поставил ее в пустую пивную бутылку, чтобы воск не тек на руки.
        Карл услышал шуршание на окне, и над ним пролетела тень. Это был мотылек, привлеченный пламенем свечи. Карл наблюдал за ним, пока тот не приземлился на раковину. Он был очень большой, с желтоватыми кругами вдоль туловища. Эта тварь не имела никакого права летать по кухне Карла. Черт возьми, она вообще не имела права на существование, ведь на дворе январь! Карл был так обозлен, что не смог вспомнить, что видел таких же мотыльков неделю назад в лесу. Вместо этого Карл раздавил насекомое донышком пивной бутылки - своим импровизированным подсвечником.
        Коробка с предохранителями стояла в подвале. Там еще было несколько запасных предохранителей. Подумать только, как просто все объяснялось: конечно, Карл все это устроил сам, когда почему-то вдруг решил принять душ. Он включил воду - насос и водонагреватель - вот предохранители и вырубило.
        Черт, думал Карл, а ведь в леднике подвала хранится лучшая часть туши теленка. Пока на улице холодно, мясо еще полежит, но, как только станет теплее, придется все скормить крысам, если не наладить электроснабжение системы охлаждения. Он поднял свечу и направился к подвалу. Он почти дошел до двери, когда услышал внутри шум. Шум был совсем слабым, словно кто-то двигался очень медленно и осторожно по всякому барахлу и ворованным товарам, которые Карл хранил в подвале. Там кто-то был. Может быть, тот же самый некто, который устроил такое с электричеством, погрузив дом в темноту, чтобы было легче достать хозяина. Карл не имел понятия, кто был этот некто, но сейчас он пожалеет, что связался с Любеем.
        Карл достал свой «браунинг» из-за пояса и распахнул дверь в подвал.


* * *
        Мейси была минутах в десяти езды от дома Карла Любея, когда заглох двигатель. Она вышла из «эксплорера», хлопья снега липли к ее волосам. Все, что она видела,  - снег и очертания деревьев у дороги. Девушка села обратно в машину и попробовала включить рацию, но та не отвечала. Ни звука, ни даже треска - ничего. Она повернула ключ в замке зажигания, но услышала только щелчок. Потом она бессильно положила руки на руль и опустила голову на них, упершись лбом в пластмассу. У нее был выбор: остаться здесь, что вряд ли можно было считать приемлемым вариантом; вернуться назад в город и попробовать связаться с Дюпре; или же продолжать двигаться в направлении дома Любея, как и просил Дюпре, проверить, что там, и там же воспользоваться телефоном, чтобы вызвать на помощь Дюпре либо позаимствовать фургон Любея, чтобы вытащить «эксплорер». Она снова вылезла из машины, достала фонарь и аварийный пакет из багажника и пошла в направлении дома Любея.


* * *
        Карл Любей распахнул дверь подвала, сторонясь прохода. Другого выхода из подвала не было, если не считать двух маленьких окошечек, через которые мог пролезть разве что очень маленький ребенок. В любом случае оба эти окна были наглухо заперты, чтобы звери из леса не обосновались в подвале Карла.
        Теперь все было тихо. Он подумал, не примерещилось ли ему, или же просто материалы шуршали от сухости или влаги. Карл вдохнул и уловил в повале запах. Это был устойчивый запах морской воды. К нему примешивалось нечто более неприятное, похожее на запах гниения. Карл вспомнил, как они нашли на берегу дохлого китенка, изъеденного и разлагающегося. Карл после этого два дня не мог есть. Казалось, запах гниющего мяса въелся в его кожу, стоял у него в ноздрях.
        А сейчас он не мог понять, что происходит. Снаружи шел снег, а предшествующие дни были очень холодными. Ничто не могло бы прогнить в таком холоде. Даже мясо пролежало бы еще пару дней, если бы стояла такая погода. Но запах был. Теперь он проник и в холл, начал въедаться в его одежду, но исходил он именно из подвала.
        Карл вошел. Пламя свечи осветило деревянные ступеньки, ведущие в подвал, выхватило из темноты очертания помещения. Он сделал еще несколько шагов, кольцо света стало шире, освещая побеленные стены, полки, уставленные краской, инструментами, коробками, наставленными в беспорядке друг на друга, пару телевизоров, тостеры, завернутые в скатерть.
        Кто-то пошевелился. Карл был в этом уверен.

        - Эй, ты там! Выходи. Я тебя вижу. Больше нет смысла прятаться.
        Фигура отступила в тень около ступенек.

        - Выходи сейчас же,  - повторил Карл. Он пытался тщетно разглядеть ее очертания.  - Я не причиню тебе вреда, но ты меня нервируешь. Если не выйдешь, я за себя не ручаюсь.
        Он сделал еще два шага, и дверь подвала захлопнулась за его спиной. Карл повернулся и почувствовал, что ноги словно выскальзывают из-под него. Он попытался сохранить равновесие, но уже начал падать. И в момент падения у него мелькнула безумная мысль: руки.
        Он почувствовал чьи-то руки на своих ногах.

* * *
        Скарф уставился на Декстера, но молчал, пока тот не заговорил:

        - Ты хочешь что-то сказать?

        - Мы могли бы взять его живым.

        - Ты так считаешь? Да я едва различал его очертания, чтобы нормально прицелиться. Если бы я не выстрелил, мы бы его потеряли.

        - Не надо было его убивать.
        Декстер посмотрел на Молоха, но тот уже прошел мимо, продолжая идти по дороге. Слева слышался шум моря.

        - Послушай,  - сказал Декстер Скарфу.  - У меня еще шесть стрел. И, если ты продолжишь меня доставать, одна из них будет в тебе.

        - Ты кое-что забываешь.

        - Что же?
        Скарф стал пунцовым от холода и негодования. На время он даже забыл, как сильно боится Декстера:

        - Я ведь не умалишенный, убегающий от тебя. Меня убить посложнее.
        Декстер повернулся, чтобы броситься на Скарфа, но тот оказался слишком быстрым для него и к тому же поменьше габаритами. Он уклонился, одновременно выхватывая свою
«пушку». Через мгновение на Декстера смотрел ствол «глока». Скарф надежно держал свое оружие.

        - Ну, теперь ты меня достал,  - прошипел Декстер.

        - Однако на прицеле-то именно ты.

        - Тогда лучше выстрели, недомерок, не то я тебя прикончу.
        Скарф услышал позади себя шаги и щелчок затвора.

        - Прекратите,  - сказал Молох.  - Оба прекратите.
        Скарф опустил пистолет. Декстер дернулся было к нему, но Повелл преградил ему дорогу, поставив руку перед его грудью.

        - Тебе это так не сойдет,  - пообещал Декстер, а в таких делах он был человек слова.
        У Скарфа, похоже, выброс адреналина был исчерпан. Шеферд, который не вмешивался в происходящее, последовал за Молохом к краю леса.

        - Он должен быть здесь.  - Шеферд огляделся.  - Любей должен ждать нас здесь.

        - Это из-за погоды,  - сказал Молох.  - Должно быть, задержался в пути.
        Он позвал Скарфа, но тот не взглянул на него. Он сосредоточенно смотрел вниз, туда, где шумело море.

        - Эге,  - сказал он мягко, но что-то в его тоне заставило Молоха и всех остальных обратить на него внимание. Даже Декстер забыл о своей враждебности и проследил за взглядом Скарфа.

        - Эге,  - повторил Скарф.  - А парень-то еще жив.


* * *
        Карл Любей лежал на газетах и сваленных коробках, медленно приходя в себя. Голова просто раскалывалась. Он не знал, сколько пробыл здесь, но догадывался, что не больше пары минут. Откуда-то рядом исходил свет и запах гари.
        Пожар!
        Горели газеты у подножья лестницы. Карл попробовал подняться, но на его груди лежало что-то тяжелое, и он не чувствовал ног. Он потянулся, чтобы нащупать хоть что-то, но ничего не почувствовал, кроме холодного воздуха, обжигающего пальцы, несмотря на нарастающий жар. Языки пламени облизывали заднюю стену, пожирая бумагу, ткань и старые чемоданы. Вскоре огонь доберется до полок с краской и растворителями.
        Огонь распространялся и слева от Карла. Он не мог понять, как огонь оказался и там. Казалось, он полз по полу, но не подходил к Карлу, словно огибая его полукругом. Карл не чувствовал тепла. Было похоже, будто искры раздувает невидимый бриз.
        И вдруг Карл понял, что он смотрит не на огонь, а на отражение огня в гигантском зеркале, которое придвигается к нему ближе и ближе вместе с запахом дохлой рыбы и гниющих водорослей, наполняющим его ноздри смрадом разложения. Изуродованное лицо женщины появилось из тени, и Карл открыл рот, когда языки пламени добрались до краски и растворителей. И его агония потонула в мощном взрыве.
        Глава 13

        Дюпре облокотился на стул и потянулся. Стул и суставы полицейского хрустнули одновременно, так что он тут же спохватился и уселся ровно. Если он сломает стул, ему придется иметь дело с отделом инвентаризации, а снаряжение и оборудование у этих ослов крайне ограниченно. Они будут долго и нудно выяснять, при каких обстоятельствах был сломан данный предмет мебели, и еще большой вопрос, выдадут ли новый. Так что, в конце концов, Дюпре дешевле выйдет самому купить этот чертов стул.
        Он взглянул на часы и сложил бумаги на край стола. Здесь не было ничего срочного, но он откладывал печатание полицейских отчетов последние несколько недель, а пурга была отличным предлогом, чтобы остаться на станции и наверстать упущенное: превышение скорости, мелкие правонарушения и хулиганства. Отчеты позволили ему на время забыть свои тревоги об острове.
        Время, текущее в повседневных заботах, не позволяло ему расставить точки над "i" и подумать о перспективе. Когда вернется Мейси, он съездит к дому Мэриэнн, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Ему хотелось знать, почему она так спешила вернуться в Портленд, а с момента отъезда водного такси прошло уже достаточно времени, чтобы его проверка не выглядела связанной именно с этим. Возможно, ее спешка была как-то связана с Дэнни, но, если Дэнни был действительно болен, Мэриэнн следовало бы связаться с ним, чтобы организовать его экстренную транспортировку. Что-то тут нечисто.
        Он услышал, как дверь открылась, в холле раздались шаги. Дюпре давно просил власти поставить стойку на входе в холле, но никто и пальцем не пошевелил. Зимой это было не так важно, но летом, когда учащаются случаи мелкого воровства, у двери офицера полиции порой толпилась сразу дюжина пострадавших, иногда вкупе с подозреваемыми.
        Он встал из-за стола и вышел в холл. Перед ним стояла симпатичная афроамериканка. Пальцы ее левой руки водили по краю «Энджин-14». На плечах непромокаемый плащ, голубые джинсы заправлены в блестящие сапоги, искусственный мех на воротнике слипся от подтаявшего снега.

        - Чем могу быть вам полезен, мэм?
        Женщина посмотрела на него, ее глаза расширились.

        - Бог мой, да ты такой здоровяк!  - сказала Леони.
        Дюпре не отреагировал.

        - Я спросил, чем могу быть полезен, мэм?

        - И я отвечу тебе, детка.  - Она отвернулась от двигателя, и Джо увидел у нее в руке пистолет с глушителем.  - Можешь помочь мне своим большим и средним пальцами левой руки снять оружие с пояса. Как думаешь, справишься?
        Дюпре уловил движение справа от себя, когда из тени заправочного фургона появился мужчина - крупный, рыжеволосый, одетый в плотно обтягивающую набивную голубую куртку. У него в руке поблескивал такой же пистолет с глушителем. И он был тоже направлен на Дюпре.

        - Давай,  - скомандовал Брон.  - Делай, как она велит.
        Дюпре медленно опустил руку на пояс, отстегнул кобуру, взял пистолет большим и средним пальцами, как ему сказали. Двух незнакомцев вовсе не напрягало это действо, и он почувствовал, как екнуло сердце. Он читал о таких людях в газетах, слышал по радио. Они были убийцами. Настоящими хладнокровными убийцами.

        - Ложись на пол и брось мне свое оружие,  - приказал мужчина.
        Дюпре снова сделал как сказали. Мужчина остановил пистолет ногой и подобрал его. Женщина тем временем заперла дверь станции.

        - Кто вы?  - спросил Дюпре.

        - Не важно,  - сказал Брон.  - Скажи мне, где твой напарник?

        - Не знаю.

        - Не води меня за нос.

        - Она на патрулировании. Я точно не могу сказать, где она сейчас.

        - Свяжись с ней по рации.
        Мужчина и женщина двигались вместе на определенном расстоянии от Дюпре и действовали крайне профессионально.

        - Она вне зоны радиосигнала.
        Брон выстрелил, целясь левее Дюпре. Пуля пробила дыру в экране монитора на столе позади офицера полиции.

        - Почему ты думаешь, что я стану возиться с тобой, великан Андрэ? Свяжись с ней и вызови ее сюда.
        Дюпре перевел взгляд с женщины на мужчину. Он не знал, работала ли теперь рация, но в любом случае в его планы не входило использовать ее. Мейси не справится с ними, даже если он вызовет ее сюда. И, судя по тому, как обстоит дело, похоже, он с ними тоже не справится.

        - Я не могу этого сделать.

        - Ты хочешь сказать, что не станешь этого делать?

        - Считайте как хотите. Зачем вы это делаете?
        Брон улыбнулся с сожалением:

        - Не надо было тебе трахаться с его женой.
        Он поднял пистолет и спустил предохранитель.

        - Не надо было этого делать.
        И тут погас свет.


* * *
        Дуг Ньютон сидел внизу в своем любимом кресле, когда вырубилось электричество. Его первой реакцией было, как и у большинства людей на острове, найти фонарь и проверить пробки.
        Когда выяснилось, что фонарь не работает, он стал искать свечи, случайно обнаружив их в кухонном столе рядом с запасными лампочками. Он зажег одну свечу и поставил на поднос, а вторую на блюдце. Мама может испугаться, если проснется и увидит, что телевизор не работает. Она оставляла его включенным, когда засыпала, находя свет экрана успокаивающим. Дуг считал, что больше всего она боится остаться одна, когда будет умирать, и уж лучше умрет с программой «Шоу Ника», чем в полном одиночестве.
        Дуг начал подниматься по лестнице и увидел, что пламя свечи подрагивает. Он почувствовал сквозняк: наверху было открыто окно. В то же мгновенье сверху раздался чавкающий звук, как будто маленькие босые ножки бежали по доскам. Потом он услышал крик матери.
        Дуг знал, что копы, разве что за исключением Джо Дюпре, не верили ему, когда он рассказывал им о маленькой девочке. Черт возьми, Дуг и сам не был уверен, что верит в это, но он ее видел и знал, что его мать видела ее тоже, хотя потом она также убеждала себя, что это был всего лишь сон. С тех пор как Дуг признался Дюпре, он хранил пистолет и духовое ружье у стойки возле входной двери. Он вернулся, поставил свечи на стол в холле и взял ружье.
        Странный свет просачивался через маленькое квадратное окошечко первого этажа, когда он поднимался по лестнице, но ему это было и не нужно. Дуг знал дом как свои пять пальцев. Он здесь родился, вырос, жил и, очевидно, умрет.
        Комната матери была вторая направо. Дверь оказалась слегка приоткрыта, как и всегда, и Дугу почудилось, что он видит тени, двигающиеся по стене. Изнутри слышались какие-то невнятные звуки. Возможно, это всхлипывала его мать.
        Дуг толкнул дверь, вскидывая ружье. Простыни валялись на полу, снег мел сквозь открытое окно, оседая на ковер. Серая Девочка склонилась над матерью Дуга, накрыв ее рот своим, в то время как тощие руки и костлявые кисти миссис Ньютон изо всех сил пытались оттолкнуть ее. Руки старой женщины вцепились в одежду Серой Девочки, которая, казалось, была не просто одеждой, частью странного ребенка, как будто все ее тело продолжалось в складки этой одежды, образуя подобие нового кожного покрова, похожего на крылья.
        Когда Дуг вошел, Серая Девочка оставила его мать в покое и воззрилась на вошедшего. И тут он увидел, что она очень старая, только тело по форме напоминает детское. Ее волосы, казавшиеся на расстоянии светлыми, на самом деле были пепельно-седыми; щеки ввалились. Дуг хорошо различал скуловую кость, которая была практически черной. Ее рот выглядел странно закругленным и Дуг вспомнил, что в какой-то мудреной телепередаче говорили как-то об энергетических вампирах - существах, созданных природой, чтобы высасывать жизнь из других. Он взглянул на свою мать, ее губы дрожали, по щекам текли слезы. Ее дыхание было едва уловимым, а когда Дуг подошел к ней, свет померк в глазах старой женщины и она испустила дух.
        Серая Девочка зашипела на Дуга, гнев исказил ее мертвое лицо: человек пришел и помешал ей удовлетворить свою жажду. Он потянула к нему руку с костлявыми пальцами, обтянутыми похожей на пергамент кожей.
        И Дуг выстрелил.
        Сила выстрела отшвырнула Серую Девочку к стене. Она прокатилась по полу, но тут же поднялась на ноги и встала перед мужчиной в проеме окна. Выстрел проделал отверстие в ее одежде и «теле», но крови не было. Она стояла и смотрела на Дуга с таким выражением, что ему захотелось бежать, спрятаться, свернуться клубочком в каком-нибудь укромном месте и дождаться, пока она уйдет. На мгновение старый Дуг представил себя спрятавшимся в таком вот месте, и как он слышит топот этих босых ног, и как они подбираются все ближе к его укрытию, дверь медленно начинает открываться...
        Дуг снова выстрелил, и «ребенок» превратился в облако мотыльков.
        Комната была наполнена снегом, насекомыми, осколками разбитого стекла, воем пурги и рыданьями Дуга Ньютона, оплакивавшего свою умершую мать и себя самого.
        Нэнси Тукер медленно спускалась в кухню взять еду для сестры и собак, когда свет погас. Она была грузной женщиной, как некогда заметил офицер Берман, и, уж если бы она оступилась, у нее было бы мало шансов сохранить равновесие. Вдруг она неловко споткнулась на ступеньке и полетела вниз, сильно ударившись головой. Ее сестра ринулась к ней, цепляясь за перила и стены. Собаки последовали за ней.
        Из раны на голове Нэнси текла кровь. Острая кость торчала на месте открытого перелома на левой руке, да и левая лодыжка была явно сломана. Ее дыхание было поверхностным, и Линда боялась, что сестра нанесла себе такие сильные повреждения, что спасти ее может только больница. Она побежала звонить, но телефон не работал. Она выдернула его из розетки, снова подключила, но в трубке стояла гробовая тишина.
        Линда побежала в гостиную, сняла с кресел подушки, изо всех сил пытаясь устроить сестру поудобнее. Она боялась передвигать ее, хотя даже не была уверена, сможет ли это сделать, если потребуется: Линда была легче своей сестры килограммов на двадцать. Она приподняла голову Нэнси и подложила под нее подушку, потом подложила еще подушки под руки и лодыжки. За все это время Нэнси только однажды слегка застонала, когда Линда подсовывала подушку ей под ноги. Это взволновало Линду еще больше, потому что двигать этой ногой должно было быть невообразимо больно. Линда вытащила из кладовки все имеющиеся пальто и накрыла ими сестру.
        Ближайшими соседями Тукеров были Ньютоны, жившие на той стороне Ферн-авеню. Если она доберется до них, то сможет позвонить, ведь не на всем же острове не работают телефоны. Ей не хотелось думать, что может случится с Нэнси, если дела обстоят именно так. Тогда придется доехать до Джо Дюпре и рассказать ему, что произошло. А он, в свою очередь, сможет вызвать подмогу с Чебега или из Портленда.
        Линда склонилась над сестрой, убрала ей волосы со лба и прошептала:

        - Нэнси, я пойду за помощью. Это займет всего пять минут.
        Она поцеловала сестру в лоб. Та вся горела. Линда встала, кутаясь в свое пальто. Собаки у ее ног радостно завиляли хвостами, собираясь залаять.

        - Нет, паршивцы, это вам не прогулка.
        Но собаки не направились за ней к двери, вместо этого они попятились от нее подальше. Макс, немецкая овчарка, опустился на передние лапы и, поджав хвост, начал скулить. Страх от собак инстинктивно передался Линде, когда она посмотрела на них.

        - Да что, черт возьми, с вами творится?!
        Она отворила дверь, и Серая Девочка стала вплывать в дом.


* * *
        На мгновение на станции произошло замешательство. Жалюзи в кабинете Дюпре были спущены, да тяжелые облака и не пропускали лунного света. Когда уличные фонари погасли, станция мгновенно погрузилась во мрак. В тишине послышалось клацанье затворов, но Дюпре уже двигался. Брон и Леони слышали, как открылась дверь, и оба выстрелили на звук.

        - Обходи вокруг,  - скомандовала Леони.  - Не позволь ему уйти в лес.
        Брон выбежал на улицу, затем повернул налево, обогнув станцию. Леони тихо продвигалась к задним комнатам. Ее глаза постепенно привыкали к темноте, так что она различала контуры двери перед собой. Она отошла правее и прислушалась. Внутри все было тихо. Леони рискнула заглянуть внутрь. Она увидела большой резервуар с водой и генератор позади него. На стене висели промасленные куртки. Из двух сейфов один оказался открыт. Дверь черного хода была распахнута, и снег уже лежал у порога, заметаемый порывистым западным ветром.
        Леони медленно вошла в комнату. Она не сразу заметила небольшое пространство справа между стеной и резервуаром. Оттуда торчал ствол. Леони на мгновение замерла, и ствол выстрелил. Она видела, как оружие дернулось в отдаче, когда по стене оседала на пол, а затем голос, выкрикнувший ее имя. Брон. Это был Брон. Она попыталась закричать - не получилось. Леони продолжала оседать по стене.

        - Бро...
        Во рту была кровь.

        - Бр...
        И она умерла.


* * *
        Брон был почти на углу, когда услышал выстрел. Он увидел, что задняя дверь станции открыта. Но следов на снегу не было.

        - Леони!  - инстинктивно крикнул он, но никто не ответил. Брон обернулся к лесу. Полицейский мог быть в здании станции где угодно. Если Брон подойдет к двери, он станет легкой мишенью. Поэтому Брон отступил, направляясь к широкой арке деревьев с тыльной стороны здания. Он старался двигаться как можно тише, снег мягко хрустел под ногами. Хотя дверь была распахнута настежь, внутри было темно, и он не мог разглядеть ничего. Затем стальная дверь резко захлопнулась, скорее всего, от удара ботинка Дюпре, и Брон выругался. Он не мог оставить полицейского внутри живым: тот вызовет подмогу, и вскоре на острове появится куча копов. Брон приготовился двигаться, но шум поблизости остановил его. Он обернулся к деревьям: возможно, олень, или напарница громадного полицейского вернулась.
        Звук повторился, но теперь его источник был намного правее. Брон отметил, что этот кто-то двигается слишком быстро, но потом осознал, что никто не может так быстро двигаться по лесу. Тогда бы он услышал, как ломаются ветви, хрустит под ногами валежник, запорошенный снегом. Значит, этот некто там был не один. Брона окружали многие, словно невидимые птицы слетаясь сквозь деревья.
        Он встал и начал двигаться обратно, стараясь держать в поле зрения и лес, и станцию. Его оружие было направлено на деревья. В темноте двигались фигуры. Они были серые и безликие, словно лунный свет, отражающийся от шкур животных. Они растягивались по снегу и мелькали между ветвями хвойных деревьев. Потом одну из теней стало видно лучше, и он различил серую кожу, увидел свое отражение в остекленелых глазах призрака. И зубы. Гнилые желтые зубы.

        - Какого черта?!
        Серая тень свернулась, словно бумага, сминаемая в кулаке, и медленно поползла на него. Брон начал стрелять, но нечто продолжало двигаться. Брон вышел из-под покрова деревьев и в этот момент увидел Дюпре, облокотившегося на стену станции с оружием у плеча. Брон упал на землю одновременно с выстрелом. Пуля ударила в ствол дерева над головой Брона. Потом он услышал еще один выстрел и почувствовал боль в левой руке. Он увидел кровь повыше локтя, часть его руки превратилась в кусок мяса. Волна боли захлестнула верхнюю часть тела. Брон устремился в лес, серые тени последовали за ним.


* * *
        Линда Тукер никогда не была расторопной. Даже в напряженный обеденный перерыв (хотя к ним никогда не приходило больше двенадцати человек одновременно, сестрам приходилось покрутиться) она обслуживала посетителей медленнее, чем ее сестра умудрялась готовить. Однако в то мгновение, когда она заметила приближающуюся фигуру, ее серую кожу, черные глаза, рот, похожий на рваную рану, немолодая женщина среагировала быстрее, чем в начальной школе. Она толкнула дверь в лицо Серой Девочке, почувствовав, как дерево ударилось об нее. Но дверь не успела закрыться до конца. Справа от нее детские пальцы пролезли в дверной проем. Ногти были острые и желтые, на костях практически не было плоти. Они походили на палочки, обернутые в истлевшую бумагу, достаточно тонкую, чтобы быть содранной тяжелой дверью.
        Однако пальцы не повредило. Они крепко вцепились в косяк. Линда почувствовала, как ее ноги начали скользить по полу, оттого что снаружи налегали на дверь.
        Это невозможно, думала она. Ни у какого ребенка на это не хватит силы. Должно быть, там еще кто-то, кто помогает ей. Затем в ширящемся проеме появилась вторая рука, а потом и лицо Серой Девочки. Но ее бездонные, пустые глаза сфокусировались не на Линде, а на ее сестре.

        - Нет!  - закричала Линда. Она подставила ногу к двери, одной рукой изо всех сил оперлась на нее, а кулаком другой со всей силы ударила ребенка по лицу. Послышался хруст и голова девочки на мгновение исчезла. Но затем она вновь появилась в проеме, серая кожа обнажала грязную носовую кость. Удар Линды, похоже, только разозлил призрака, увеличив его силу, потому что от следующего толчка нога Линды поехала в сторону. Проем теперь был достаточно большим, чтобы ребенок просочился в дом целиком. Линда слышала свои рыдания, силы оставляли ее, а дверь открывалась все шире.
        И тут что-то темное наскочило на нее из гостиной, и она почувствовала собачью шерсть у себя на плече. Макс бросился на Серую Девочку, вцепился ей в горло, сбив с ног и вытолкнув за порог. Линда захлопнула за ними дверь, заперев ее на все засовы, затем сползла по двери на пол. Колли Клод начал скрести дверь, пытаясь добраться до немецкой овчарки. Снаружи раздавались звуки барахтанья на снегу и рычание Макса. Потом собака в последний раз пронзительно взвыла, и все затихло.
        Глава 14

        Все пятеро стояли на краю утеса. Футах в пятидесяти под ними был каменистый берег. Они напряженно разглядывали фигуру на волнах. Ее черт не было видно, но грудь пронзила стрела. Фигура оставалась неподвижной, несмотря на сильные волны. Справа был каменистый уступ, скрывающий это место от тех, кто остался в лодке.

        - Никоим образом,  - покачал головой Декстер.  - Это никак невозможно. Я ходил на черного медведя с этими стрелами. Парень не может быть жив.
        Молох молча смотрел в море, затем повернулся к Шеферду:

        - Спустись вниз и прикончи его.
        Шеферд мотнул своей седой головой:

        - Нет. Я не пойду.

        - Кажется, ты не совсем меня понял. Это приказ, а не просьба.
        Шеферд не двинулся с места. Во время переправы он внимательно следил за Молохом, и то, что он наблюдал, волновало его все больше. За короткий промежуток времени с момента их прибытия на остров эти симптомы у Молоха усилились. Шеферд замечал его блуждающий взгляд, движение губ, беззвучно шепчущих что-то. Во время подъема Молох поскальзывался значительно чаще, чем другие, его взгляд был сосредоточен не на тропе, а на низкорослом кустарнике у края скалы. Когда они наконец поднялись, Декстеру пришлось предупреждать Молоха о присутствии постороннего человека. Молох даже не смотрел на башню и не заметил парня в ярко-оранжевой куртке. Его взгляд был сосредоточен на лесе, а губы снова беззвучно двигались. На этот раз Шеферд отчетливо различил слова.
        Мы идем.
        Разве они не велели тебе присматривать за всем для меня?
        Я же говорил, что вернусь.
        Последнюю фразу он повторял вновь и вновь, словно заклинание.
        Я же говорил, что вернусь. Я же говорил, что вернусь. Я же говорил...

        - Я же сказал: не пойду,  - повторил Шеферд. Он не спускал глаз с Молоха и прекрасно осознавал, что у того в руке оружие. Шеферд, впрочем, не потянулся за своим оружием, висящим на плече. Он снял предохранитель, еще когда они сошли на берег, и его пальцы были в нескольких дюймах от спускового курка.
        Шеферд не знал, что может случиться, если обстоятельства вынудят его убить Молоха. Он догадывался, что тогда придется убрать и Декстера. А возможно, и Повелла. Скарф его не тревожил. Скарфу просто хотелось выйти из всего этого живым.
        Молох, похоже, тоже взвесил все за и против и принял решение:

        - Ладно.
        Шеферд кивнул, и Молох повернулся к Повеллу. Шеферд заметил, что во время их спора Декстер достал очередную стрелу. «Интересно, она предназначалась для меня?  - подумал Шеферд.  - Это легко проверить».

        - Когда закончишь, догоняй нас,  - велел Молох Повеллу.

        - Черт,  - сказал Повелл, указывая на Декстера,  - этот недоносок не мог его прикончить, а мне теперь придется спускаться вниз.
        Декстер не отреагировал на оскорбление. За последние несколько минут все четверо его основательно «достали»: Скарф посмел огрызаться ему, Повелл его оскорбил, Шеферд практически чуть не заставил Декстера прикончить его, а тот придурок, пронзенный стрелой, просто не хотел умирать. Столкнувшись с таким количеством потенциальных обидчиков, Декстер не знал, с кого начать. Он был скорее озадачен, чем зол.

        - Просто сделай это,  - сказал Молох Повеллу,  - и тихо.
        Повелл театрально вдохнул и снял ружье с плеча. Он порылся в карманах в поисках глушителя, присоединил его к ружью. То, что Молох настаивал на тишине, озадачило его. На несколько миль вокруг вряд ли был кто-то, кто мог услышать выстрел. К тому же вой метели заглушал весь шум. Но Повелл не стал спорить с Молохом. Как и Шеферду, ему казалось, что шеф ведет себя странно, но он не станет рисковать жизнью, указывая на это.

        - Как я найду вас, когда все закончу?

        - Через лес идет тропинка. Она начинается от башни. Не сходи с нее, и она приведет тебя прямо к нам. А теперь идем.
        Произнося эти слова, Молох выглядел озадаченным.
        Идем. Мы идем.
        Шеферд ничего не сказал, но его пальцы опустились на курок и остались там.

        - Разве мы не станем ждать Карла Любея?  - спросил Скарф.

        - Его тут нет, а я хочу уйти с дороги и скрыться из виду,  - сказал Молох.  - Если ты заметил, мы на самом открытом месте. Мы дойдем до его дома и разберемся, в чем дело.

        - Но сейчас сильная пурга, а вы не знаете острова,  - возразил Скарф.

        - Ты не прав,  - усмехнулся Молох.  - Я знаю остров очень хорошо.
        Скарф недоверчиво покачал головой и взглянул на остальных, ища поддержки, но те были готовы идти за Молохом. Повелл тем временем бросил презрительный взгляд на Декстера и начал спускаться по скалам к берегу. Скарф следил за ним, пока Декстер не схватил его за руку.

        - Ну что ж, недомерок, похоже, жизней у тебя не осталось.
        Он отпустил Скарфа и сплюнул ему под ноги. Скарф последний раз бросил взгляд на фигуру, качающуюся на волнах, поправил рюкзак и пошел за Молохом, Шефердом и Декстером по белой дороге, теряющейся в лесу. Он надеялся, что Молох остановится и посмотрит на карту или сверится с компасом, но тот двигался напрямую между деревьями, словно и вправду знал местность. Через несколько минут все четверо были на старой тропе, ведущей к середине острова. Пока они шли, Скарф достал из кармана свою карту, развернул ее и попытался что-нибудь разобрать. Но ему мешали снег, ветер и темнота. Наконец он все же что-то разобрал и с удивлением понял, что правильно подозревал с самого начала: они вышли на тропу. Она не была обозначена на карте. Молох каким-то образом вывел их на необозначенную тропу!


* * *
        Молох бредил. Временами он был рядом с Декстером, идущим через белый лес, и снег таял на его лице и волосах. Вдруг снег исчезал, и просто дул порывистый ветер, земля была проморожена, вокруг шли люди, одетые в меха и рукавицы. Обе реальности переплетались в его сознании и сосуществовали. Он был одновременно и Молохом, и кем-то еще - человеком знакомым и незнакомым. Молоха смущало, но не пугало осознание того, что это было, скорее всего, чувство принадлежности к чему-то, чувство возвращения. Это был не дом. Не место умиротворения и покоя. Здесь не было пристанища для него, но это было начало. Здесь Молох или тот, кем он был на самом деле, появился на свет. И, что бы здесь ни произошло этой ночью, он сможет постичь свою сущность, и прерывистые картины его снов придут в порядок, помогут понять его истинное естество.
        Он подошел к пониманию того, что всему этому суждено было произойти. Его жена всегда хотела приехать сюда, а он всегда хотел поехать за ней. Люди отправились с ним, потому что они всегда следовали за ним. Ситуация выходила из-под контроля, и все, что он мог сделать,  - это плыть по течению, повинуясь воле обстоятельств, дойти до конечной точки возрождения, ожидавшего его.


* * *
        Повеллу понадобилось несколько минут, чтобы не то спуститься, не то соскользнуть вниз по скалистому берегу. Оказавшись внизу, он с трудом перевел дух. Его руки сводило от холода, и палец почти онемел, когда он попытался нажать на курок. Повелл подошел к береговой линии, вскинул ружье и прицелился.
        Человек, пронзенный стрелой, стоял в воде. Море доходило ему до уровня грудной клетки, а волны, разбивающиеся об него, совсем не колыхали тело. Он оставался спокойным в своей блестящей оранжевой куртке на фоне темного неба, застланного облаками. Повелл видел даже наконечник стрелы, блестящей над водой.
        Он мертв, подумал Повелл. Он мертв, но сам еще не осознал этого. Он, как динозавр, ждет, пока сигнал дойдет до мозга. Но я помогу ему и облегчу его участь.
        Повелл вздохнул и дважды выстрелил, удовлетворенно наблюдая, как две струйки крови брызнули из груди фигуры, стоявшей в волнах. Человек, однако, не упал.
        Повелл опустил оружие и подождал. Ему даже показалось, что фигура подплыла ближе к берегу. Казалось, она проплыла метра полтора или больше, так что вода была человеку почти по пояс. Повелл снова прицелился и разрядил в раненого всю обойму. Затем вынул пустую обойму, заменил ее и двинулся в море. Холод был нестерпимым, но Повелл не обращал внимания. Он сосредоточился на голове человека, упорно продвигаясь к нему, несмотря на волны, и стрелял с каждым шагом. Последний выстрел попал парню в голову, когда Повелл был всего метрах в полутора от него. Юноша стоял, уронив голову на грудь, и не двигался. Повеллу были видны следы от пуль, даже что-то белое сочилось из раны на голове.
        Теперь-то он уж точно мертв, убеждал себя Повелл. Но его что-то держит на месте - песок или камни, а может, остатки лодки, но он точно мертв. Что бы там его ни держало, что-то тут нечисто.
        В этот момент Повелл почувствовал чье-то присутствие за спиной. Он обернулся и увидел мальчика, наблюдающего за ним с берега. Одежда подростка выглядела старой, волны омывали его босые ноги. Его кожа была бледной, и он прижимал руку к горлу, как будто его беспокоила какая-то старая рана. Повелл уже собирался заговорить с ним, как вдруг парень в море поднял голову. Тихое хрипение у него в горле заставило Повелла вскинуть ружье. Убийца сделал над собой усилие, чтобы взглянуть на жертву, стараясь удержаться на подкашивающихся от шока и холода ногах. Перед ним стоял умалишенный и одновременно не он. Печать недуга на его лице - слишком большой рот, огромные глаза олигофрена, странность самих черт - исчезла, перед убийцей стоял симпатичный юноша с умными глазами.
        Повелл потянулся за новой обоймой, но продрогшие пальцы подвели его: обойма выскользнула и упала в воду. Он наблюдал, как она тонет, потом поднял глаза. В это время огромная волна поднялась за спиной убитого, который был теперь совсем близко от Повелла. Она приподняла тело юноши и понесла с огромной скоростью на Повелла. Тот завизжал, почувствовав конец стрелы, пронзивший его грудь. Руки мертвеца обняли его, лицо скользнуло по его лицу, а губы расплылись в улыбке. А потом их накрыла другая волна, и оба исчезли под водой.


* * *
        Дом Карла Любея уже вовсю горел, когда Мейси добралась до него. Она видела дым и чувствовала запах гари, что заставило ее ускорить шаг. Девушка пару раз попыталась подобраться к входной двери, но жар был слишком силен. Больше всего ее беспокоило, что огонь доберется до леса, но Любей расчистил площадку от деревьев под палисадник, создав таким образом естественную противопожарную защиту. По счастью, эта площадка теперь засыпана снегом, что не позволит огню подобраться к лесу. Но все равно надо было сообщить о случившимся.
        Мейси сняла с пояса рацию и попыталась в третий раз связаться с Дюпре. Первые два раза аппарат просто молчал, пощелкивая, как и заглохший двигатель в машине. Теперь, стоя рядом с горевшим домом Любея, она различила звук: кажется, работает! Она поднесла рацию к лицу и довольно громко заговорила:

        - Это Мейси. Как меня слышно? Прием.
        Попробовала снова, используя позывной:

        - Это 6-9-1. Прием.
        Статика и ничего больше. Она уже собиралась убрать приемник, когда звук изменился. Медленно она поднесла радио к уху и стала слушать.
        Теперь это была не статика. И, возможно, до этого тоже была не она. Ей казалось, что она слышит прерывистое шипение, словно кто-то периодически выпускает газ. Она прислушалась и различила паузы, усиление и ослабление интенсивности звука.
        Не статика и не шипение, а шепот.

* * *
        На краю леса Молох и его люди смотрели на небо, озаряемое пожаром. Их фонари не работали. Когда они остановились, Декстер пытался сменить батарейки, достав из рюкзака запасные. Но ничего не изменилось. Фонари не работали.

        - Странно, я брал в магазине новые батарейки,  - сказал Декстер. Скарф тоже сменил батарейки в своем фонаре, но с тем же результатом.

        - Черт знает что,  - буркнул он.  - Похоже, удача отвернулась от нас.
        Он достал зажигалку из кармана своей куртки, зажег ее и поднес к карте. Его палец нашел нужную точку.

        - Думаю, мы здесь. А дом Карла - вот он.
        Он поднял руку и указал на пламя.

        - Раз его жилище - единственное в этой части острова, значит...
        Декстер закончил фразу за него:

        - ...либо мы на костерок поспели, либо это домишко Любея догорает. Потому-то парень и опоздал на рандеву. Вероятно, парня эта неприятность сильно огорчила.

        - Скоро здесь будут копы и пожарные. Дюпре своего не упустит,  - вздохнул Скарф.

        - Я так не думаю,  - впервые за долгое время заговорил Молох. С минуту он глядел на Скарфа. Тот замолчал, изобразив согласие, и отвернулся. Молох провел пальцем по лесам на карте.

        - Мы продолжим путь и посмотрим, что там произошло, из укрытия. Нам понадобится фургон Любея, если мы хотим убраться отсюда раньше, чем появятся копы. Огонь нам только на руку.


* * *
        Дюпре смотрел на восток, где отсветы пламени озаряли верхушки деревьев. Ларри Эмерлинг стоял рядом. Дом старого почтальона был ближайшим к станции, и он первым услышал выстрел. Дюпре чуть не выстрелил в него, потому что Брон устремился в лес всего за несколько секунд до того, как появился Ларри. Эмерлинг взглянул на тело убитой женщины, побледнел и тяжело вздохнул.

        - Надо отправить людей на пожар,  - сказал Дюпре,  - но там, по крайней мере, один вооруженный преступник, а возможно, и больше.

        - Почему ты так говоришь?

        - Потому что я разговаривал с ним, перед тем как вырубили свет. Пойди приведи Стива Макомбера и как можно больше людей из пожарной команды. Телефоны не работают, так что тебе придется обходить их всех. Попроси Стива взять ружье. Потом я хочу, чтобы ты пришел сюда и попытался связаться с кем-нибудь по рации. Если в ближайшие полчаса это сделать не удастся, начни посылать сигналы SOS из дока. Надо, чтобы люди не выходили из домов.
        Дюпре уже видел несколько человек, живущих на Айленд-авеню, которые шли к станции узнать о неполадках с электричеством. Среди них был верзила Эрл Крум, который неплохо соображал в чрезвычайных ситуациях.

        - Эрл присмотрит за этим,  - кивнул Эмерлинг.  - С ним никто не станет спорить.

        - Поговори с ним,  - продолжал Дюпре.  - Объясни ему, что людям грозит опасность, если они не будут сидеть дома. Их нетрудно будет в этом убедить, тем более в такую пургу. И еще, Ларри, убеди пожарных держаться подальше от леса, насколько это возможно. Пусть не отходят от своих машин.
        Эмерлинг кивнул и пошел к своей машине. Через минуту он вернулся. Дюпре наполнял обоймами карманы.

        - Джо, моя машина не заводится.
        Дюпре посмотрел на него, практически негодуя, потом снял с крючка ключи от
«Энджин-14» и попробовал ее завести. Ключ беспомощно щелкнул.

        - Ни радиосвязи, ни телефона, ни машин, ни электричества,  - констатировал он.

        - Ни помощи,  - добавил Эмерлинг.

        - Началось, да?

        - Думаю, что так.

        - Там Мейси. Она поехала к дому Карла Любея еще до начала пожара.
        Внезапно Дюпре ощутил беспокойство за Мейси. Он надеялся, что девушка не наделает глупостей, увидев огонь. К счастью, она, похоже, не принадлежит к типу героев-камикадзе. Он отбросил мысль о том, что Мейси могла как-то пострадать от пожара или с ней могло случиться что-то неладное.

        - Надо действовать,  - сказал он Эмерлингу.  - Обходи людей. Им придется идти на пожар пешком и помогать кто чем сможет.
        Джо вскинул ружье на плечо и направился к двери.

        - Ты куда?

        - По следу сообщника убитой. Если я прав, он направляется к дому Мэриэнн Эллиот. Думаю, ей грозит серьезная опасность.
        Эмерлинг наблюдал, как Дюпре уходит, но не сказал, о чем думает.

«Полагаю, нам всем грозит серьезная опасность».


* * *
        Время таяло. Скарф чувствовал себя тревожнее остальных. Они уже давно должны подойти к дому Любея, но вместо этого все еще шли через лес, а пожара уже не было видно. Даже Молох, казалось, понял свою ошибку. Он остановился и стал растерянно озираться по сторонам.

        - Мы заблудились,  - подал голос Скарф.

        - Нет,  - сказал Молох,  - мы все еще на тропе.

        - Тогда тропа идет по замкнутому кругу.

        - И Повелл уже должен был нас догнать,  - заметил Декстер.
        Молох кивнул.

        - Вернись по тропе назад и проверь, идет ли он.
        Декстер ушел, а Молох достал карту из внутреннего кармана. Скарф немного помедлил, а потом стал рассматривать карту вместе с Молохом. Шеферд оперся о дерево и молчал.

        - Мы ступили на тропу вот здесь,  - показал на карте Скарф,  - а дом Любея вот тут. Это пятнадцать минут ходьбы в хороший день или минут двадцать в такую погоду.

        - Это должно быть где-то рядом. Мы, наверняка, проскочили.
        Но, когда они подняли глаза, огонь от пожара был все еще впереди.

        - Чушь какая-то,  - пробормотал Скарф и поднял глаза на Шеферда, ища поддержки, но Шеферд смотрел в другую сторону. Он уставился на лес, потирая уголки глаз пальцами. Молох окликнул его.

        - Кажется, я что-то увидел,  - встрепенувшись, сказал Шеферд.  - Вон там.
        Он указал в глубину леса. Скарф пригляделся, но ничего не увидел. Ветер дул в лицо, было трудно различить даже очертания ближайших деревьев. Однако он чувствовал запах гари.

        - Впереди огонь,  - сказал он.  - Возможно, ты видел дым.
        Нет, подумал Шеферд, это не дым. Он уже открыл рот, чтобы сказать, что это, но тут из своего недолгого похода вернулся Декстер.

        - Его и след простыл,  - сообщил он Молоху.
        Тот в сердцах пнул ногой снег.

        - Если он заблудился, то уж сможет найти дорогу обратно к лодке.

        - Если он заблудился...  - эхом повторил помрачневший Декстер.

        - Может, ты думаешь, его забрал придурок, пронзенный стрелой? Ну и черт с ним. Если его смыло в море, больше денег достанется всем остальным. Мы продолжаем путь.
        Они поправили ружья на плечах и последовали за Молохом дальше в глубину леса.
        Глава 15

        Мэриэнн все еще трясло от встречи с женщиной-полицейским. Она боялась, что та заставит ее проследовать за ней в участок, поскольку что-то в ее лице или поведении показало, как в действительности обстоит дело. Мэриэнн ясно видела тень сомнения на ее лице. Иначе зачем еще она поехала за ней?
        Она знает, что я в бегах. Знает, что я плохо поступила. Она заставит меня поехать в участок, и я расколюсь, расскажу все. Они заберут Дэнни, а меня отправят в тюрьму за кражу денег и...
        Мэриэнн заставила себя успокоиться. Она попыталась завести машину и посмотрела в зеркало заднего вида. Похоже, полицейская от нее отстала. Двигатель завелся. Мэриэнн, возможно, слишком сильно надавила на педаль газа. Но полицейская не последовала за ней. Мэриэнн немного успокоилась, увидев, что «эксплорер» направился вниз, к парому, но потом с новой силой почувствовала весь ужас своего положения. Она вцепилась в руль так, что вены выступили на руках, словно корни на сухой земле, а побелевшие костяшки пальцев проступили под кожей.
        Последние несколько дней Мэриэнн пребывала в таком нервном напряжении, что не могла даже смотреть телевизор, а газеты и вовсе не брала в руки с прошлых выходных. Случилось нечто ужасное: теперь он на свободе, и он не позволит другим наказать ее. Он сделает это сам. Если они в Мэне, и он вместе с ними. Они нашли ее, и Молох, возможно, уже направляется на остров. Может даже, ее уже подкарауливают его люди. Она вернется к Бонни и, возможно, обнаружит Дэнни бьющимся в лапах его людей, а Бонни и Ричи - убитыми или искалеченными. И ей ничего не останется, как только сидеть и успокаивать своего сына в ожидании прихода Молоха. Мэриэнн снова подумала о своей сестре и ее непутевом муже. Патриция подозревала, что окружающие сплетничают про нее, но продолжала жить с Билли, потому что, несмотря ни на что, любила его, чувствовала в нем нечто стоящее. Возможно, она была права, потому что, когда Мэриэнн сообщила им обоим о своем плане бежать и о том, что им, видимо, тоже придется спешно уехать, они приняли это без единого слова упрека. Билл сказал тогда, взяв жену за руку, что поддержит свояченицу как сможет. И,
хотя Билл незадолго до этого потерял работу и им не на что стало жить, а Мэриэнн предлагала сестре кругленькую сумму, ее очень тронуло его участие. Воспоминание об этом заставило ее устыдиться, потому что в глубине души она знала, что оба они уже покойники и это ее вина. Мэриэнн подозревала, что не родственники навели Молоха на ее след. Билл не знал, где точно она находится, а Патриция никогда бы не сказала. Мэриэнн вытерла слезы тыльной стороной ладони.
        Патриция бы никогда не сказала. Она бы скорее умерла.
        Боже, Пэт, прости, я так виновата! Я так его боялась! Я думала, у меня нет другого выбора. Он обижал меня и начинал обижать Дэнни. Мне надо было просто убить его, но тогда бы пришлось сесть в тюрьму и я бы не увидела, как растет Дэнни. Но сейчас, если бы я могла вернуть прошлое, я бы попробовала лишить его жизни. Воткнула бы в него сонного нож и ждала, пока вся кровь не вытечет по капле за каждую мою слезинку. Я бы резала его этим ножом снова и снова за все, что он с нами сделал. Я бы резала его на части бритвой до тех пор, пока его лицо не стало бы неузнаваемым. Я бы сделала это все, чтобы защитить Дэнни, если бы не...
        Иногда, особенно в последние несколько месяцев, когда она просыпалась в их общей постели и первые лучи солнца начинали просачиваться сквозь занавески, она поворачивалась к нему, а он уже не спал. Молох лениво смотрел на нее, словно угадывая ее мысли и приглашая ее на деле испытать свою силу. Потом, не видя никакой реакции, он притягивал ее к себе без тени нежности, грубо насиловал ее, приковывая своими руками ее руки к кровати. Они не обменивались ни единым словом. Просто таким образом он давал ей понять, что может делать это, когда пожелает, что и жива-то она только благодаря его милости. А милость эта не безгранична.
        Если бы она осталась с ним, она бы не дожила до конца года, в этом Мэриэнн была уверена. Он бы оставил жизнь Дэнни, но какой была бы жизнь мальчика с таким человеком?
        И они убежали, подвергая опасности каждого, с кем общались, а теперь Патриция и ее муж погибли из-за них.
        И еще Карен. Они постоянно поддерживали отношения, Мэриэнн недавно посылала ей их с Дэнни фотографию с его последнего дня рождения - личико, вымазанное шоколадным тортом, картонная корона на голове с написанным на ней цветными буквами именем. Она отправила эту фотографию из Бостона, где делала покупки. Это была ее первая вылазка из Мэна с тех пор, как она приехала сюда. На ней были темные очки, волосы собраны в тугой пучок, на лице никакого макияжа, что, как она думала, делало ее малоприметной. Сегодня днем она позвонила Карен по номеру, который был личным, не зарегистрированным в телефонных книгах. Немногие, лишь члены семьи и друзья, знали его. Если она не могла подойти к телефону, звонок автоматически переадресовывался на другой личный номер. В любое время суток Карен ответила бы на звонок.
        Но Карен не ответила. Неужели это Карен сказала, думала Мэриэнн. Возможно, но она сделала это не по доброй воле. Мэриэнн не испытывала ни злобы, ни горечи от того, что Карен выдала место их нахождения Молоху. Более того, она ощущала то же чувство вины, что и по отношению к сестре и Биллу. Ее глупость и эгоизм нанесли им непоправимый вред, они заплатили немыслимую цену за свою привязанность к ней. Она надеялась только, что Карен сказала все, что знает, в самом начале и не мучилась долго.
        Наконец показался дом Бонни. Мэриэнн затормозила и выключила фары, но, когда она подъехала, в доме было тихо. Через окно гостиной она увидела Бонни, дремлющую перед телевизором. Она подбежала к двери и громко постучала. Бонни понадобилось несколько секунд, чтобы подойти к двери.

        - Где Дэнни?  - спросила Мэриэнн, как только та ей открыла.
        Бонни отступила, пропуская ее.

        - Спит. Не буди его, если хочешь. Эй, детка...  - она протянула руку к Мэриэнн, но та пронеслась мимо нее и устремилась вверх по лестнице.

        - Да что случилось?
        Мэриэнн бежала вверх через две ступеньки, и Бонни не поспевала за ней. Мэриэнн распахнула дверь спальни и увидела одну кровать пустую, а на другой спал Дэнни. Она бессильно сползла по стене, положила руки на колени и с облегчением опустила голову.

        - О, черт,  - настал черед Бонни беспокоиться.  - Ричи куда-то пропал. Не нравится мне это. Надо бы позвонить Джо, чтобы он за ним приглядел.
        Мэриэнн положила руку ей на запястье.

        - Мне надо увезти Дэнни отсюда прежде, чем ты позвонишь кому-либо, Бонни.

        - Но Ричи куда-то пропал.

        - Он вечно куда-то пропадает, Бон. Мне надо увезти Дэнни отсюда.

        - Почему? Я сделала что-то не так?

        - Нет, нет, Бонни, но я не могу сейчас тебе ничего объяснять. Сюда идут люди, которые хотят причинить вред мне и Дэнни. Мне надо побыстрее уехать из этого дома, а потом и с острова.
        Бонни очень расстроилась.

        - Но детка, ты говоришь какую-то ерунду. Какие люди? Если у тебя неприятности, надо позвонить в полицию.
        Мэриэнн покачала головой. Ей хотелось схватить Бонни и потрясти ее, чтобы она наконец поняла. Ей даже хотелось ударить кого-то, чтобы выместить свои боль, страх и гнев. Но больше всего ей хотелось увезти отсюда сына. Они шли сюда. Молох со своими людьми приближались. Она чувствовала, что они подбираются все ближе к их дому, словно псы, которые взяли след.

        - Нет, мне нельзя связываться с полицией. Я совершила кое-что плохое несколько лет назад. Я была вынуждена это сделать. Я должна была увезти Дэнни ради нашей же безопасности. Теперь я снова должна бежать. Бонни, пожалуйста, помоги мне одеть его.
        Бонни протянула руки и взяла ее за плечи.

        - Послушай,  - сказала она.  - Если я в чем-то и разбираюсь, так это в людях. В людях, которые стали плохими или были плохими изначально. Если такие люди попались на твоем пути однажды, сбили тебя с пути истинного, то они не отстанут. Ты не можешь скрываться всю оставшуюся жизнь. Тебе надо поговорить с Джо. Ты можешь доверять ему.

        - Бонни, я нарушила закон. Я взяла деньги, которые мне не принадлежали. Если я смогу убраться с острова вместе с Дэнни, я улажу это дело.

        - Девочка моя, ты сейчас не сможешь уехать с острова. Идет очень сильный снег, ты же знаешь. В новостях объявили штормовое предупреждение. Паром в доке, водные такси не приедут в такую погоду, и никто на острове ни за какие деньги не рискнет спустить лодку на воду.
        Мэриэнн почти готова была сдаться. Это уже слишком. Пора прекращать чуть что ударяться в бега. Надо все рассказать Джо. Но в таком случае проще лечь перед домом с Дэнни на руках и ждать, когда они найдут ее. Тогда они с сыном наконец обретут покой, и для них все закончится.

        - Бонни,  - сказала она на этот раз тоном, заставившим немолодую женщину содрогнуться,  - мне надо ехать.


* * *
        Тэлл нацелил оружие на Уилларда. Звук щелчков пустой обоймы тонул в реве штормового моря. Тэлл почувствовал, как этот звук отдается у него в мозгу. Глядя в глаза Уилларду, он понял что это звук шагов его смерти также верно, как если бы заряженный ствол смотрел ему в грудь. Он судорожно сглотнул и в отчаяньи запустил своим оружием в красавчика. Тот легко увернулся, а затем что-то блеснуло у него в руке. Острая боль в животе не дала вздохнуть, когда в него вошла бритва. Уиллард поднялся, вонзая нож глубже, когда началось кровотечение. Тэлл чувствовал на своем лице дыхание противника. От него пахло потом и дешевым одеколоном.

        - Я видел это в твоих глазах,  - прошептал Уиллард.  - Я знал, что ты замышляешь, задолго до того, как мы покинули док. Твои черные мыслишки сочились с потом через поры твоей черной кожи. Так что не стоило выпускать из виду свое оружие.
        Тэлл попытался выдавить из себя лезвие ножа, крепко хватая Уилларда за плечи, но силы покинули его.

        - Это он велел тебе сделать это, правда? Он приказал тебе убить меня?
        Тэлл пытался говорить, но изо рта у него пошла кровь.

        - Прощай,  - презрительно усмехнулся Уиллард, перешагнув через труп чернокожего.


* * *
        Мэриэнн взяла Дэнни, еще не проснувшегося окончательно и наспех одетого. Бонни стояла у входной двери, наблюдая за тем, как поспешно Мэриэнн покидала дом. Им понадобится одежда и элементарные гигиенические средства. Но больше всего им нужны будут деньги. Мэриэнн усадила Дэнни в машину и посмотрела на часы. У нее осталось совсем мало времени. Она завела машину и включила фары. Дэнни снова задремал.
        Боже, Дэнни, прости меня за все. Прости.


* * *
        Как только Мэриэнн скрылась из виду, Бонни Клайссен подошла к бару и налила себе водки. Она посмотрела на рюмку, затем, повинуясь внезапному порыву, пошла на кухню и вылила ее содержимое в раковину. Она беспокоилась за Мэриэнн и Дэнни, но больше всего она беспокоилась за Ричи. Возможно, он и не забрел далеко, да и вряд ли с ним что-нибудь случилось. Он хорошо знал местность и обычно держался недалеко от дорог и тропинок. Но погода действительно резко ухудшилась, и этот факт ее сын вряд ли брал в расчет. Надо позвонить и предупредить Джо.
        Она вышла в холл, сняла трубку и начала было набирать номер. Но внезапно остановилась: на линии была тишина. Бонни положила трубку и попробовала снова - и опять тишина. Но не совсем тишина. Она различила слабый шум, словно держала у уха морскую раковину и слушала шум моря. И вдруг она услышала голос Ричи:

        - Мама! Мамочка! Плохие люди! Плохиелюдиплохиелюдиплохиелюдиплохиелюди...

        - Ричи!  - вскрикнула она.
        В трубке раздался резкий звук, похожий на электрический визг, так что у Бонни чуть не лопнула барабанная перепонка. Она отбросила трубку. Когда все смолкло, женщина снова поднесла ее к уху.

        - Ричи?  - теперь она плакала, потому что то особое чувство, которое есть у каждой матери, подсказывало ей: она потеряла своего мальчика навсегда. Бонни словно проваливалась вслед за ним, и темнота накрывала их обоих с головой. А потом темнота стала реальной: свет отключился, телевизор погас, затихло жужжание холодильника, словно раздавили какое-то насекомое. И в пучине своего горя и боли она вдруг услышала вздох облегчения, словно великое множество душ, страдавших долгое время, обрели освобождение и долгожданный покой.


* * *
        Мэриэнн была практически на дороге, когда заглох двигатель.

        - Нет!  - закричала она в отчаяньи.  - Только не сейчас!
        Она попробовала завести автомобиль, но толку не было. Она могла бы вернуться к Бонни и попросить ее «плимут», но та уже наверняка позвонила в полицию. С ней снова придется спорить, возможно, она станет настаивать на том, что ей сперва надо найти Ричи, это займет еще время. А потом приедет Джо, и у нее не останется выхода.
        Она выскочила из машины, открыла заднюю дверь и начала вытаскивать его с сиденья машины.

        - Нет, мамочка, я устал.

        - Мне очень жаль, Дэнни, правда, но надо спешить.
        Она взяла его на руки и пошла насколько могла быстро, проваливаясь в снег и преодолевая порывы ветра, в отчаяньи почти не замечая тяжести своей драгоценной ноши.


* * *
        Шеферд сбился с пути первым. Он замыкал шествие, темная крупная фигура Декстера маячила перед ним. Его сбили очертания леса. Должно быть, Скарф прав: это наверняка дым от пожара или тени высоких деревьев. Он глянул на них лишь мельком, но ему показалось, что они движутся на ветру, словно идут параллельно их группе. Он пытался сказать об этом Декстеру, но тот не придал значения его словам.

        - Наверно, местные спешат тушить пожар,  - буркнул он.  - Мы можем и не столкнуться с ними, если обойдем дом. Так что не важно.
        Шеферда не удовлетворило такое объяснение. Да, они и вправду очень похожи на людей, но старик мог поклясться, что они одеты в шкуры, а ведь даже в этом захолустье люди давно не носили шкур.
        И по мере того, как они двигались по тропе, Шеферд все чаще оборачивался - так он и потерял Декстера из виду: очертания крупной фигуры расплывались за пеленой обильного снега, были едва различимы за стволами, и то лишь потому, что Декстер двигался. Шеферд споткнулся о невидимый камень и упал в снег на четвереньки. Когда он встал, впереди никого не было, да и тропу не стало видно под ногами.

        - Черт!  - выругался он. Затем сунул два пальца в рот и свистнул. Ответа не последовало. Он свистнул снова, затем крикнул. Его больше не волновало присутствие посторонних. Все-таки у него было ружье, так что любой, кто здесь находится, должен быть более сумасшедшим, чем...

«Чем Молох»,  - услышал Шеферд сам себя. Ведь Молох и был сумасшедшим. И они все знали это, несмотря на то, что боялись произнести это вслух. Поиски его сбежавшей женщины завели их в абсолютно незнакомую местность во время такого снегопада, какой Шеферд в жизни не видел. И теперь он застрял посреди этой пурги, а ведь был буквально в двух шагах от обещанных денег. Старый волк купился на легкие денежки: около ста тысяч долларов за пару дней работы. На эти деньги он мог бы купить многое: небольшой домик где-нибудь в уютном тихом местечке, свою долю в бизнесе. Подобно Декстеру и Брону, Шеферд устал. Он побывал уже во многих передрягах, а тюрьма быстро старит людей. Даже если годы в ней тянутся медленнее, от старости никуда не спрячешься. Декстер видел, как молодые выходят из тюрьмы стариками, а старым и вовсе пора в гроб. Шеферд не был уверен, что в состоянии отмотать еще один срок. Это было его последнее дело, да и для этих двоих тоже. Декстер и тот переменился с их последней встречи: теперь он проводил свободное время, уставившись в пустоту или за просмотром голливудских дешевок на DVD-дисках, где все
заканчивалось тем, что супермен оставался весь в шоколаде.
        Шеферд взглянул на компас на своих часах. Если он пойдет на северо-восток, обратно, то найдет дорогу и выйдет к лодке. Судя по тому, как обстоят дела, эта лодка, пожалуй, единственный и последний ориентир для всех них. Он сделал последнюю попытку позвать остальных, затем повернулся и направился обратно к морю.


* * *
        Декстер первым заметил отсутствие Шеферда. Но ветер набрал новую силу и дул теперь им в лицо. Так что, едва открыв рот, чтобы заговорить, парень тут же закрыл его, глотнув изрядную порцию снега, и закашлялся.

        - Эй!  - крикнул он наконец. Молох и Скарф остановились.

        - Шеферда нет позади.
        Молох повернулся спиной к ветру:

        - Как долго?

        - Не знаю. Я только что обернулся и не обнаружил его.
        Скарф поднес пальцы ко рту и свистнул. Звук был громким и резким, несмотря на вой метели. Ответа не последовало. Декстер наклонился к Молоху и проговорил ему в ухо:

        - Похоже, мы в полном дерьме.

        - И что ты предлагаешь?

        - Вернуться.

        - Нет.

        - Мы трое черт те где, и у нас никакой связи с остальными. Надо вернуться к лодке и подождать, пока это дерьмо прекратится.

        - Прекратится что? Или ты думаешь, тебе дороги к утру расчистят?

        - Дождемся рассвета. С рассветом все и обделаем. Никто еще и позавтракать не успеет.

        - Она знает, что мы здесь. С рассветом ее уже здесь не будет. А худшее, что может быть,  - она пойдет к копам. И когда это случится, мы точно будем в полном дерьме.

        - Послушай...
        Но Молох рявкнул на него:

        - Шевелись! Эта сука уже сматывает удочки. У нас мало времени.


* * *
        Шеферду не понадобилось много времени, чтобы понять, что он заблудился. Лес, который должен был редеть, напротив, густел, хотя, судя по компасу, Шеферд двигался на северо-восток. Он отер исцарапанное ветвями лицо. Единственным утешением было то, что снег здесь, в густом ельнике, не такой глубокий.
        Он облокотился на ствол, достал зажигалку и прикурил, закрываясь рукой от ветра. Сделал длинную затяжку и выпустил дым через ноздри. Какое-то время постоял с закрытыми глазами, пытаясь прийти в себя.
        Открыв глаза, он увидел троих мужчин, двигающихся через лес в пятидесяти футах от него. Шеферд громко свистнул, но они не ответили. Тогда он отряхнул снег и поспешил за ними. Он сократил расстояние до двадцати футов, когда человек с луком обернулся.
        Это оказался не Декстер. На Декстере были черная куртка и зеленые камуфляжные брюки. Одежду этого парня, сделанную из меха, покрывал витиеватый индейский орнамент. Лица не было видно из-под шапки. Когда он остановился, остальные тоже остановились, и все трое повернулись к Шеферду. Потом один из них поднял оружие, и даже на расстоянии Шеферд увидел, что это старинное кремневое ружье, какими пользовались лет триста тому назад.
        Шеферд нырнул в укрытие. Ружье выстрелило, и шум от выстрела эхом прокатился по лесу. Люди разделились. Шеферд видел, как тот, кто в него стрелял, на ходу перезаряжает ружье. Старик прицелился и дважды выстрелил в него. Его не волновало, что их могут услышать полиция или пожарные: ему необходимо было остаться в живых. Он увидел, как другой поднялся, чтобы выстрелить, и пуля Шеферда прошла через него насквозь. Человек упал, но тут же поднялся снова.

        - Этого не может быть,  - пробормотал Шеферд.  - Какого черта!
        Они окружали его. Он видел, как один из них пытается перекрыть ему путь к отступлению. Шеферд отступал в лес, стреляя на ходу. Он использовал деревья как прикрытие. Дважды он слышал гулкий выстрел кремневого ружья, а одна пуля прошла так близко от него, что он почувствовал ее жар на своей щеке. Отступая, он прошел около ста футов, и вдруг обнаружил, что вышел на поляну. К его удивлению, здесь было несколько бревенчатых домов. Шесть или семь. У двери одного из них лежало распростертое тело женщины, обнаженное ниже пояса. Ее лицо и шея были в крови. Другие тела с разными увечьями валялись поблизости. Шеферд чувствовал запах гари.

        - Нет,  - произнес он вслух, вспоминая внешние очертания острова на карте Молоха.  - Я шел к лодке. А это...
        Юг. Он не мог так заблудиться!
        Между тем картина изменилась, и теперь вокруг были только обломки скал, старые гробницы и огромный каменный крест, отбрасывающий тень на обезумевшего от ужаса Шеферда.
        Он услышал выстрел, и в ту же секунду боль вспыхнула, охватив все его тело. Шеферд выронил оружие и упал на колени, хватаясь за живот. Боль была невыносимой. Он убрал руки, чтобы осмотреть рану, но на куртке ничего не было.
        Но я чувствую боль. Я же чувствую боль!
        Он услышал хрустящий под чьими-то ногами снег и поднял глаза. Три фигуры приближались к нему. Их головы были опущены, и он не видел лиц. Они несли старинное оружие. Двое остановились поодаль, а третий подошел к Шеферду так близко, что тот чувствовал исходящий от охотника запах убитых животных. Старик попробовал отползти, но почувствовал, как его схватили за ногу и тянут назад. Шеферд порылся в куртке и нащупал свой «кольт». Он повернулся, поднял оружие, прицелился в человека, который тащил его назад, и выпустил одну за другой шесть пуль. Охотник отпустил его и откинул капюшон, обнажив голову.

        - О Боже,  - простонал Шеферд, когда понял, наконец, что ему уготовано. Не умея молиться, он начал плакать. Им нельзя было приезжать сюда! Это была ошибка, ужасная ошибка!

        - О, черт, черт, черт...
        Он приставил дуло пистолета к своему виску.

        - О, черт, черт...
        И выстрелил.


* * *
        Молох и его люди слышали звуки ружейных выстрелов и последний выстрел, которым Шеферд совершил самоубийство. Декстер и Молох обменялись взглядами, но ничего не сказали.
        Уиллард, идущий по дороге и еще только подходивший к лесу, тоже остановился, когда услышал выстрелы, а затем ускорил шаг. Он хотел получить ответы, а мертвецы ему ничего не расскажут. Он страстно желал верить Молоху, удостовериться в том, что Тэлл действовал так по желанию Декстера и Шеферда, а не самого Молоха. Если Молох в беде, ему понадобится помощь Уилларда, и тот докажет свою преданность, а Молох его щедро вознаградит.
        Выстрелы слышала и Шэрон Мейси, пытающаяся согреться перед догорающим домом Карла Любея. Стреляли где-то в лесу. Она уставилась на стену деревьев, пытаясь различить хоть какие-то очертания людей, но там ничего не было. Девушка обошла дом, держась подальше от огня.


* * *
        Молох притих. Декстер наблюдал за ним по мере того, как они шли к огню, но не говорил вслух того, о чем думал. Они потеряли уже двоих. Возможно, Молох был прав: Повелл сдался и направился обратно к лодке, да и Шеферд мог сделать то же самое. Но Декстер так не думал. Не очень-то это похоже на них обоих: они бы их догнали. Декстер знал, что эти двое привыкли стоять до конца. Шеферд приехал сюда в основном из-за денег, Повелл - от нечего делать. Но еще и потому, что эта была возможность отомстить. Ведь у людей, отмотавших не один срок, не так много возможностей отомстить за то, что они так ненавидят: устроить побег из тюрьмы, выследить предателя, убить копа. Они отличались практически военной дисциплиной и выдержкой. Они не из тех, кто повернет назад при первой же неудаче.
        Молох отмахивался от чего-то невидимого, словно отгонял муху. Да нет, думал Декстер, это не муха.
        Скорее нежелательная компания.


* * *
        В голове Молоха звучали голоса. Они нашептывали ему, разговаривали насмешливо и фамильярно, он не разбирал слов. Каждый раз, поскальзываясь, он вытягивал руку, чтобы схватиться за дерево или камень, словно они шли не зимним заснеженным лесом. Он явно страдал от приступов потери рассудка.
        Кровь.
        Люди среди деревьев.
        Женщина, умирающая под ним, когда он вонзает в нее нож.
        И темнота; чувство загнанности в шахту или в туннель, словно в пчелиные соты.
        Он почувствовал руку на плече и подумал: серые. Они серые.

        - С тобой все в порядке?
        Это был Декстер.

        - Все нормально,  - ответил он.  - Со мной...
        Они серые и несут факелы.

        - ...правда все хорошо.


* * *
        Брон оставлял на снегу кровавый след. Он никак не мог остановить кровотечение. Пробовал наложить жгут, но выстрел копа сильно повредил руку. Несмотря на холод, он потел, его бросало в жар. Он хотел отдохнуть, облокотиться на камень и уснуть, но Дюпре уже шел за ним. Брон видел его мельком сквозь деревья. Можно было бы затаиться в темноте: возможно, он пройдет мимо, но Брон боялся, что если остановится, то потеряет сознание и станет легкой добычей.
        Он убегал не только от Дюпре. Когда Брон остановился перевести дух и взглянуть на карту, облокотившись на большую елку, он услышал шепот и увидел серые тени, двигающиеся вокруг, окружающие его, пытающиеся отрезать путь к отступлению. Это галлюцинации от потери крови, убеждал себя Брон. Ему просто кажется, что серые фигуры ползут по земле, цепляясь за корни и камни, наступая на него со всех сторон.
        Брон проверил компас на своих часах. Если он продолжит идти на восток, то дойдет до середины острова, откуда можно выйти на тропу, ведущую к дому Любея.
        Он протиснулся через густой ельник и оказался на открытом месте, окруженный погибшими деревьями. Большинство из них были засохшими, их ветви понуро свисали. Некоторые завалились набок, опершись на своих соседей и создав над тропой своеобразные арки. Брон проверил темную почву по обеим сторонам от тропы, и его нога провалилась. Это бобровое болото, подумал он, или нечто похожее. Он начал двигаться, желая поскорее снова оказаться под покровом деревьев: на болоте он будет слишком хорошо виден копу.
        Брон прошел половину болота, когда понял, что серые фигуры больше не преследуют его. Оглянувшись, раненый увидел единственную бледно-серую тень, бредущую по снегу, словно упорная борзая, которая не в состоянии оставить в покое преследуемую добычу. Брон поднял ружье и выстрелил в нее. Его теперь не волновал коп, Молох, его женщина или деньги. Брону просто не хотелось умирать здесь, среди этой дряни.
        Он почувствовал, что вокруг началось новое движение. Поверхность болота забурлила, и то, что было под водой, начало выходить на поверхность. Брон выстрелил в одно из них - нечто булькнуло и провалилось обратно. Он услышал чавкающий звук за спиной и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть темное тело, скользнувшее обратно в болотную жижу. Почерневшие, иссохшие ноги мелькнули над поверхностью. Он успел различить округлые бедра и белые волосы, прежде чем нечто снова погрузилось на глубину.
        Это женщина, подумал Брон.
        Нет, это было когда-то женщиной.
        Потом он услышал голос, обернулся и увидел Дюпре, укрывшегося за деревом. Здоровенный коп держал его на мушке:

        - Я сказал, брось оружие.
        Но Брон лишь захохотал.
        Дюпре не мог понять, почему преступник стрелял. Он видел, как тот остановился на полпути и внезапно начал стрелять по деревьям на болоте. Возможно, от обильной кровопотери у него начались галлюцинации. Если это так, то непредсказуемость поведения бандита делает его еще опаснее. Дюпре хотел продвигаться дальше, как вдруг человек обернулся на что-то, что привлекло его внимание в болоте. Дюпре занял позицию за большой елью, потом выкрикнул предупреждение. Человек обернулся. Дюпре предупредил повторно.
        Тот захохотал, поднял оружие и выстрелил в направлении Дюпре.
        Дюпре нажал на курок, и Брон упал в болото.


* * *
        Тяжелое тело Брона качнулось от выстрела, он почувствовал, как ноги стали уходить из-под него. Деревья яростно заплясали вокруг, он падал куда-то между тропой и болотом. Потом его спина ударилась о грязную жижу, голова исчезла в ней. Он почувствовал во рту вкус гнили и разложения, но, даже когда боль стала отделять рассудок от тела, жизнь от смерти, он все еще пытался подняться. Его лицо вынырнуло на поверхность, он сплюнул грязь и жижу, попытался открыть глаза. Но зрение не возвращалось. Он еле различил фигуру Дюпре с ружьем на плече, когда тот подошел к нему. Он ощущал движение справа и слева от себя по мере того, как наваливалась темнота.
        Коп стоял теперь прямо над ним. Брон умирал. Он чувствовал, как сгущается темнота, и в ней прорывается что-то красное, словно кровавые раны. Но все это происходило медленно, слишком медленно. Нечто, ждавшее его в болоте, было быстрее. Оно доберется до него прежде, а Брон этого не хотел. Он не хотел умереть вот так.
        Собрав последние силы, Брон поднял из болота пистолет и умер от выстрела, облегчившего его участь.
        Молох первым вышел к дому Карла Любея. Вернее, к тому, что от него осталось. Дверь гаража была открыта, внутри стоял фургон. Горящая кабина виднелась в проеме, словно голова гигантской птицы. Скарф и Декстер заняли позиции по обе стороны от входа в гараж. С минуту все молчали.

        - Похоже, наша «тачка» уехала,  - мрачно пошутил Декстер.
        Скарф отвернулся от жаркого пламени. Он думал о побеге. Использует свои возможности с русскими в Бостоне. Они грубые, но, по крайней мере, не сумасшедшие. Теперь это казалось так легко: Скарф выкопает яму, похоронит их тут, у Карла Любея, и смотается. Он с отвращением собрал все воедино: себя в роли лодочника; убитых копов; умалишенного парня, пронзенного стрелой; дом своего приятеля Карла, сгоревший дотла, как новогодний фейерверк, и, наверняка, вместе со своим хозяином. Скарф не питал надежды, что эти люди пощадят женщину и ее ребенка, за которыми они сюда приехали. Ведь Молох преследовал ее не из-за денег. Скарф был уверен, что моральное оскорбление, которое она нанесла Молоху, для того гораздо нестерпимее.
        Кусты справа от Скарфа дрогнули, и оттуда появилась женщина-полицейский. В руке у нее был пистолет. Скарф первым увидел ее, потом обернулись Молох и Декстер. Скарф узнал Мейси в ту же секунду, что и она узнала его.

        - О, черт подери,  - пробормотал Скарф.
        Декстер даже не стал ждать, когда она заговорит. Он сразу начал стрелять.


* * *
        Я слишком промедлила, тупая, неповоротливая дура, думала Мейси, пытаясь уйти от преследователей - здоровяка в черной куртке и двоих других. Лес вокруг нее наполнился хрустом ветвей и свистом пуль. Мейси споткнулась о камень, подвернула ногу и упала, соскальзывая вниз по склону в кучу мусора и ржавого металла на территории владений Карла Любея: она очутилась на его свалке. Мейси поднялась на ноги, но подвихнула лодыжку, перенеся на нее тяжесть тела, так что вынуждена была облокотиться на ствол дерева, чтобы снова не упасть. Она слышала, что бандиты приближаются, но деревья и склон укрывали ее от вспышек огня.
        Раздался очередной выстрел. Мейси изо всех сил прижалась к стволу дерева. Пуля просвистела в нескольких дюймах от ее лица, и она успела закрыть глаза на долю секунды раньше, чем в лицо брызнули щепки, отколотые пулей от соседней ели. Щепки попали ей в рот и она кашлянула, отчаянно пытаясь заглушить звук рукавом своей куртки.
        Но они услышали ее.
        Послышался хруст деревьев, когда один из них начал спускаться. Мейси, напуганная и превознемогающая боль, устремилась в лес.


* * *
        Они послали Скарфа.
        В соответствии с картой, они были совсем недалеко от дома Мэриэнн. Скарф разделается с девкой, а они достанут бабу Молоха. Они могут подождать Скарфа в ее доме, потом найдут машину и вернутся к лодке.
        Это звучало слишком просто.
        Даже Скарфу показалось, что это слишком легко, вот только у него не было намерения идти в дом жены Молоха. Скарф не был хладнокровным головорезом. Он никогда никого не убивал, хотя и был уверен, что может сделать это, если понадобится. Коп узнала его. Если ей удастся уйти, Скарф будет по уши в дерьме. В Мэне не было смертной казни, но он сгниет в тюрьме как соучастник убийства, если девчонка доберется и расскажет то, что видела. Скарф был трусом и слабаком, но при таких обстоятельствах вполне был способен убить и копа.
        Теперь приходилось лезть вверх по склону, и он становился все круче. Мейси чувствовала это, стараясь перенести вес тела на правую ногу, хотя и левая болела теперь не так сильно. Ушиб и растяжение были сильными, но, по крайней мере, обошлось без перелома. Похоже, преследователь нагонял ее. Она не видела его из-за снега, но слышала его приближение. Он был теперь один, но зато на здоровых ногах и, возможно, лучше вооружен.
        Впереди показались очертания главной смотровой башни острова, той, которую Мейси исследовала за день до этого, знакомясь с окрестностями. Опасаясь наступить на корни или камни, Мейси продвигалась по направлению к башне.
        Обитая железом дверь была полуоткрыта. Она вспомнила, что до этого подвернула болт и закрутила вокруг него цепочку, значит, кто-то здесь уже побывал. Позади слышались шаги ее преследователя. Но она не могла бежать: лодыжка слишком болела. Минуту помедлив, она зашла в башню, почувствовав хруст битого стекла под ногами. Болта внутри не было. Она медленно начала подниматься по ступенькам вверх и остановилась.
        Ночной мотылек бился об одно из стекол. Она посмотрела наверх и увидела еще насекомых, порхающих по комнате. Одно из них коснулось ее лица. Она смахнула его, почувствовав ладонью движение его крылышек, и инстинктивно вытерла руку о штанину, словно контакт с насекомым был опасным.
        Откуда-то сверху послышался шум. Звук был такой, словно доски поскрипывали по весом чего-то нетяжелого. Мейси вздрогнула. Ей не следовало заходить сюда. Осознание этого поразило ее, как удар кулаком. Что-то в этом месте было не то. Она чувствовала себя, словно крыса, пойманная в мышеловку, в которой не оказалось даже сыра, или как муха, прилипшая к краю кувшина с подслащенной водой.
        Звук повторился, теперь более отчетливо. Казалось, кто-то плакал. Похоже, маленькая девочка.

        - Эй,  - мягко позвала Мейси.  - Эй, с тобой все в порядке?


* * *
        Скарф увидел серую тень, двигающуюся по земле. Он поднял оружие, потом слегка ретировался направо, почувствовав еще чье-то присутствие в кустах, потом еще чье-то, сзади. Тени постоянно двигались, выходили из леса, окружали его.

        - Кто здесь?  - прошептал он, больше обращаясь к себе, чем к кому-то. Затем повторил громче:

        - Кто здесь?
        Шорох ветра в деревьях был как движение живого существа. Туман появился откуда-то и начал подниматься вокруг Скарфа. Он четко видел очертания фигур и, на мгновение, даже лиц. Потом фигуры исчезли, тени задвигались быстрее, снова окружая его.
        Скарф побежал, снег летел у него из-под ног. Он бежал, пока не выбежал на открытое пространство к самой башне.


* * *
        Мейси поднялась на один этаж и стояла в пролете у следующих ступенек. Сверху было темно, но она смутно различала очертания деревянного пола. Девушка вытянула руку, чтобы держаться за стену, потом снова вздрогнула, кожей ощущая некое движение. Здесь было еще больше мотыльков. Приглядевшись, она увидела, что они покрывают всю стену около идущих вверх ступенек. Мейси шагнула назад и увидела фигуру, прошедшую выше этажом, у последней ступеньки. Это были размытые очертания кого-то маленького и серого с белыми волосами. Старенький халатик свисал с нее, словно с насекомого, сбрасывающего свои покровы.
        Это была девочка. Маленькая девочка, одетая в серое.
        Плач повторился.

        - Детка, спускайся сюда,  - позвала Мейси.  - Не надо меня бояться.

        - Нет, ты поднимайся.
        Но Мейси не двинулась. Это был голос не ребенка. Он был старше. И казался больным. В этом голосе были страсть, несмотря на слезы, и голод. Мейси все еще стояла в нерешительности, в голове ее снова пронеслась картина пчелиного улья.
        Потом решение было принято за нее. Раздался выстрел, потом другой. Она услышала, как дверь внизу распахнулась, и наступила тишина.


* * *
        Уиллард был человеком необычным во многих отношениях. Одним из его странных качеств было полное отсутствие воображения. Он не читал книг, не смотрел фильмов, даже телевизор включал редко. Ему не нужны были фантастические миры, созданные другими. Вместо этого Уиллард жил в этом мире, выпиливая из него свою грубую реальность.
        Несмотря на это, даже Уиллард почувствовал, что на этом острове что-то нечисто. В голове стоял гул, словно от расстроенного радиоприемника. Ему казалось, что он чувствует движение вокруг, но, когда присматривался, ничего не обнаруживал. У Уилларда было такое чувство, будто он предмет обсуждения в разговоре, которого не мог расслышать, или же главная тема еще невысказанной вслух шутки.
        Он перебрал все варианты. Можно пойти обратно к лодке и вернуться на материк, но он особо не разбирался в лодках, и, даже если бы смог ее завести, не факт, что сможет добраться до земли, тем более в такую погоду. Кроме того, он хотел ответов на многие вопросы. Когда Уиллард будет располагать всей информацией, он решит, какие действия предпримет против других.


* * *
        Мейси тихо спустилась с лестницы, каждый раз аккуратно ставя ногу, чтобы не поскользнуться. Она прислушалась. Ей показалось, что она слышит тяжелое дыхание человека, пытающегося отдышаться после неожиданной физической нагрузки. Девушка прижалась спиной к стене, одновременно пытаясь расслышать, что происходит наверху и внизу. Она дошла до пролета второго этажа и пошла дальше по ступенькам, ведущим вниз. На фоне окна показалась тень. Мейси была удивлена и озадачена. Тень снова появилась в темном оконном проеме, едва различимая на его фоне. Мейси продолжала спускаться с пистолетом в руке, готовая выстрелить в невидимого в темноте мужчину, равно как и в ребенка, который вовсе не был ребенком. Темнота на лестнице была почти кромешной, она словно стекала со стен. Мейси уже наполовину спустилась вниз, когда услышала тихое шипение: рука Серой Девочки появилась из неоткуда и толкнула ее.
        Мейси споткнулась и пролетела вниз оставшиеся ступеньки.


* * *
        Фонарь на крыльце погас, и двор погрузился в полную темноту в тот момент, когда Мэриэнн добралась до своего дома. Даже ночные фонари, которые автоматически включались с последними лучами солнца, теперь не работали.
        Они здесь. Они вырубили электричество.
        Но потом она посмотрела направо, туда, где стоял дом Джека и увидела, что в нем тоже нет света. Такого никогда не случалось, потому что Джек обычно допоздна работал над своими картинами, сидя на крыльце. Иногда в теплые летние дни она наблюдала за ним, когда не могла подолгу заснуть.
        Электричества не было на всем острове, и ее машина тоже не хотела заводиться. Мэриэнн не могла этого никак объяснить. Совпадение, подумала она. В конце концов, что еще могло послужить тому причиной?
        Женщина достала ключи, отворила дверь, вошла и закрыла ее за собой ногой. Она внесла Дэнни наверх и положила его на кровать. Потом достала две сумки и начала набивать их сначала своей одеждой, потом одеждой сына. Она взяла несколько игрушек и книжек, сунула их в его рюкзак и застегнула молнию. Потом пошла на чердак. Ей нужен был холщовый рюкзачок, спрятанный на чердаке под горой хлама. Она осторожно шла, вытянув перед собой руку, чтобы не удариться о чердачные балки. Встав на колени, она начала отодвигать сумки и коробки, пока не нащупала лямки рюкзачка. Она вытянула его, подтащила к люку, ведущему на чердак, и скинула в холл.
        Он упал со звуком, который могли произвести только три четвери миллиона долларов.


* * *
        Скарф тоже видел тени, но снаружи окна. Он запаниковал и схватился за пистолет, пытаясь поймать на прицел движущиеся по окнам фигуры.
        Потом два звука раздались одновременно: скрежет на верхних ступеньках лестницы и удар чего-то о дверь снаружи. Испугавшись обоих звуков, Скарф отшатнулся к стене и услышал голос Мейси:

        - Полиция! Бросай оружие!
        Девушка увидела, как дверь отворилась,  - в проеме стоял мужчина. Он поднял оружие и выстрелил. Мейси, осознавая только, что у него оружие, и чувствуя угрозу, выстрелила в ту же секунду. Она видела, как мужчина съехал по стене, оружие выпало у него из рук.
        Она бросилась к Скарфу, отшвырнув ногой его пистолет. В дверях никого не было, только снег заметало внутрь башни. Пуля попала Скарфу в грудь, изо рта шла кровь. Девушка попыталась расстегнуть его куртку, но он вцепился в ее руку, пытаясь что-то сказать.

        - Скажи мне,  - просила Мейси.  - Скажи мне, зачем ты здесь?

        - Эллиот,  - прошептал Скарф.  - Молох!
        Он смотрел прямо на нее, притягивая ее ближе, потом уставился за ее плечо, сжав руку Мейси сильнее. Но она уже повернулась туда, куда он смотрел, чувствуя присутствие мотыльков и тени.
        Серая Девочка повисла в воздухе над ними, двигаясь мягко назад и вперед, пытаясь каким-то образом приблизиться к умирающему. Мейси видела, как ее глаза стали черными дырами, окруженными морщинистой кожей, краев зубов не было видно под округлившимся ртом.
        Она подняла пистолет, Скарф забился в предсмертной агонии, вцепившись в ее руку ногтями. Серая Девочка подалась вперед и отступила, когда Мейси закрыла от нее тело умирающего. Скарф кашлянул, потом его пальцы ослабли - жизнь ушла из него. Мейси наблюдала, как лицо Девочки перекосила гримаса негодования, гнев сотрясал ее голову и руки. Потом Серая Девочка стала удаляться. Через секунду стая мотыльков рассыпалась в темноте и исчезла в ночи, рассеивая по ветру тлетворную пыльцу.
        Глава 16

        Декстер и Молох уходили от догорающего дома Карла Любея, двигаясь на юго-запад, пока не вышли на дорогу, по обочине которой ели выстроились, словно колонны в храме.

        - Нужна карта?  - спросил Декстер.

        - Я знаю, где мы,  - ответил Молох. Его голос шел словно откуда-то издалека.  - Нам надо бы распространиться и вылезать, как они, из каждого угла.
        Декстер недоуменно уставился на него:

        - Как распространиться? Тут же только ты и я.
        Молох вел себя как человек, который только что пробудился от странного сна. До него словно дошел смысл сказанных им слов, но они были почему-то никак не связаны с окружающим. Мгновение назад он был окружен людьми, готовыми действовать под его руководством. У него были сила и авторитет. Теперь же рядом оказался только Декстер, да и сам Молох ослаб. Его стало тревожить чувство, что он более живой и реальный там, чем здесь. Каждый раз, когда он оказывался между двух миров, он оставлял большую часть себя в ином мире.

        - Они еще не вернулись?  - спросил он.

        - Кто? Шеферд и Скарф? Нет еще.
        Молох кивнул и указал вперед:

        - Ее дом за тем подъемом. Путь не займет у нас более...
        Он взглянул на часы и остановился.

        - Ты знаешь, который сейчас час?
        Декстер носил электронные часы «Сейко». На их циферблате было 88:88.

        - Не знаю, мои не работают.

        - Не важно,  - пробормотал Молох, и Декстер снова уловил в его голосе нотки раздвоения. Не вымещай все на мне, парень, подумал он, только не сейчас.
        Они обогнули небольшую канаву на краю дороги, теперь практически заваленную снегом, и снова вышли на тропу. И вдруг они практически наткнулись на женщину. Она даже слегка вскрикнула от удивления, но потом увидела их ружья и начала пятиться.

        - И куда это мы направляемся?  - усмехнулся Декстер. Он ринулся к ней, схватил ее за волосы и толкнул к Молоху.
        Бонни Клайссен забыла про телефон, свою машину и Джо Дюпре. Она забыла практически обо всем, когда услышала голос сына в неработающем телефоне. В ней словно что-то надломилось. Чувствуя, что с ее мальчиком произошла страшная, непоправимая беда, Бонни отказывалась верить в это, теша себя иллюзиями. Она представляла, как Ричи, ее грустный, несчастный и любящий сын, бродит один в снегах, возможно, испуганный и усталый. Она должна найти его и привести домой. Бонни лишь набросила пиджак поверх свитера и джинсов, так что снег теперь коркой покрывал ее одежду. Дешевые ботинки не защищали ее ноги от снега и холода, но холода она и не чувствовала. В полубезумном состоянии бедная мать теперь лишь ожидала, что ее сын появится из темноты, его оранжевая куртка мелькнет в снегах, его лицо озарится любовью, и он вздохнет с облегчением, когда мама подойдет и прижмется к нему, такому большому и такому маленькому.

        - Я ищу своего сына,  - сказала она.  - Вы его не видели?
        Она посмотрела сначала на Декстера, потом на Молоха, изучая их лица. Они казались ей знакомыми. Внезапно ее разум озарила страшная догадка. Она покачала головой и снова попятилась от этих двоих, не отрывая взгляда от их лиц.
        Это были «плохие люди» Ричи, люди из телевизора. Она снова слышала, как сын кричал ей свои последние в жизни слова.
        Мамочка! Мама! Плохие люди! Плохиелюдиплохиелюдиплохие...
        Декстер понял, что она узнала его.

        - Черт,  - сказал он,  - теперь мы...
        Выстрел прозвучал так близко к его голове, что у него зазвенело в ушах. Женщина упала на землю, обагрив снег своей кровью. Молох опустил ружье.

        - Мы могли бы прихватить ее с собой,  - заметил Декстер.  - Она могла бы нам пригодиться.

        - Ты будешь учить меня?  - последовал ответ, и Декстер окончательно уверился, что Молох сумасшедший. В невысказанной угрозе он услышал смертный приговор, вынесенный Уилларду, предрешенность судеб Повелла, Шеферда, Скарфа и понял, что на самом деле привело их в это место. Это вовсе не из-за денег, женщины или ребенка. Молох сколько угодно мог думать, что это из-за них, но нет. Все происходило по какой-то необъяснимой для самого Молоха причине, граничащей с чем-то потусторонним и давно предначертанным. Никто не отменит этого долженствования, никто не избежит своей судьбы.

«Мы все должны погибнуть здесь,  - понял Декстер.  - Думаю, я всегда об этом знал, просто не хотел в это верить. Но все закончится именно здесь. У меня нет выбора, кроме как следовать этому до конца и принять как должное».

        - Нет,  - промолвил Декстер,  - я не стану тебя учить.
        Он прошел мимо женщины, мельком взглянув на нее. Она лежала очень тихо, лишь веки трепетали. Декстер видел, как ее грудная клетка поднимается и опускается, а из раны в груди струится кровь.

        - Ричи,  - прошептала она. Ее мальчик был теперь рядом с ней. Он всегда был для нее красивым, всегда добрым, но теперь его лицо странно преобразилось: черты, при жизни искаженные недугом, стали правильнее, в живых глазах светились доброта и ум.

        - Ричи, - повторила Бонни. Он протянул к ней руки, помог подняться и повел за собой к Свету, так что она и не почувствовала очередную пулю, которую Декстер выпустил в ее распростертое на снегу тело.


* * *
        Мэриэнн была уже на пороге, когда услышала выстрелы. Они были где-то совсем рядом. Две полные одежды сумки стояли у ее ног, рюкзачок висел на плече. Дэнни сидел на одной из сумок, все еще заспанный. Услышав выстрелы, мальчик взглянул на мать и, оценив приоритеты, положил голову на руки и закрыл глаза.

        - Давай, Дэнни, нам надо идти.

        - Куда?  - ныл сын, явно не понимая, что происходит. И впервые она действительно вышла из себя.

        - Мы идем к Джеку. Сейчас же поднимайся, Дэнни! Я не шучу! Иначе я задам тебе такую трепку, что ты неделю не сможешь сесть на свою задницу. Слышишь? Вставай!
        Мальчик начал плакать, но, по крайней мере, поднялся на ноги. Мэриэнн взяла в обе руки по сумке, одной из них подтолкнула ребенка и закрыла дверь ногой. Потом они пошли по тропинке к дому Джека. Когда она доберется до Джека, ей придется убедить старика увезти их с острова Датч. Пусть довезет их хотя бы до соседнего острова - этого будет достаточно. Ей важно выбраться именно отсюда. Револьвер в кармане ее пальто при ходьбе больно бил по ноге, но она не обращала на это внимания. Оружие обычно хранилось в ранце с деньгами. Она чистила и смазывала его раз или два в год, соблюдая инструкции из специализированного журнала. Мэриэнн никогда не стреляла из него, даже чтобы попробовать. Однако, если придется, она им воспользуется. Тогда ничто не остановит ее. Она сильнее, чем он подозревал, даже сильнее, чем сама полагала. Она убьет его, если понадобится, и какая-то ее часть втайне надеялась, что такая возможность ей представится.


* * *
        С вершины холма Молох и Декстер видели, как они покинули дом. Но эти двое были не единственными наблюдателями. Справа, практически на границе владений Джека, миловидный светловолосый мужчина стоял среди деревьев и восхищался формой ее ног, тем, как ее грудь поднимается под расстегнутым пальто, как джинсы обтягивают ее бедра. Именно эта женщина была виновата во всем, что случилось с ним, это она отвергла и предала мужчину, которым он так восхищался. Она обманула его любимого Молоха, и он заставит ее за это заплатить. Уиллард смутно помнил предупреждение Молоха, чтобы ей не причиняли никакого вреда, но в нем теперь разыгрался голод. Сначала он ее заставит сказать, где деньги, а потом прикончит.
        В конце концов, у него тоже свои нужды.
        Джек слышал, как хлопнула входная дверь, когда дремал в кресле. До этого он пытался рисовать, но у него ничего не получалось. Его мысли вновь и вновь возвращались к картине с двумя выжженными фигурами. Пальцы изучали их контуры, и он все пытался понять, откуда они взялись. Потом отключились свет и отопление. В камине дотлевали угольки, и старик почувствовал, как сильно он озяб. Поленья у камина кончились. Он взял пальто и рискнул выйти во двор, чтобы принести дров. Но, едва перешагнув порог дома, Джек почувствовал присутствие не одного, а множества существ.

        - Кто здесь?  - спросил он, нимало не надеясь, что ему ответят. И, действительно, вместо ответа сквозь пелену снега он увидел тень, двигающуюся на ветру,  - серую, ползущую близко к земле, как паутина, раздувающаяся над старым гнилым болотом. Справа и слева от него теней было еще больше. Казалось, они окружают дом и чего-то ждут.

        - Уходите,  - сказал он мягко.  - Пожалуйста, уходите.
        Джек закрыл и запер дверь, проверил окна. Потом взял с кровати одеяло, завернулся в него и сел как можно ближе к догорающему огню. Кажется, он на время заснул, и ему снилось, что тени подошли ближе к огромному окну с видом на море, их лица касались стекла: серая мертвая кожа, зубы с оголенными гнилыми корнями, тонкие бескровные губы, черные голодные глаза. Они скребли по стеклу длинными ногтями, и скрежет этот становился все громче, пока стекло наконец не вдавилось внутрь, и они нависли над ним, начиная пожирать его...
        Джек резко открыл глаза. Он услышал стук и какое-то время не мог понять, сон это или явь. Потом он услышал голос Мэриэнн Эллиот, зовущей его. Он вскочил, подошел к двери кухни и увидел лица Мэриэнн и Дэнни: женщина была напугана и в панике, мальчик - заспанный, с размазанными по щекам слезами. Он открыл дверь.

        - Входите. Что случилось?
        Она бросила сумки, наклонилась к мальчику и обняла его.

        - Прости, что накричала на тебя, Дэнни. Прости.
        Мальчик снова начал плакать, но, по крайней мере, обнял ее. Мэриэнн умоляюще взглянула на Джека.

        - Мы должны убраться с острова.

        - Но это невозможно, пока не успокоится буран,  - сказал он.  - Ничего не видно, да и море штормит.

        - Мы не можем ждать так долго.
        Джек ничего не сказал. Он понимал, что она ждет большего.

        - Дэнни,  - сказала она.  - Зайди и приляг на несколько минут.
        Мальчику не пришлось повторять дважды. Покачиваясь, он прошел мимо старика к кушетке, на которую рухнул и тут же заснул.

        - Я лгала,  - сказала она, когда убедилась, что сын спит.  - Мой муж не погиб. Его посадили. Я выдала его полиции, чтобы Дэнни и я смогли убежать от него. Он... он страшно мучил меня и замучил бы до смерти. Он и Дэнни замучил бы в конце концов.  - Она заплакала.  - И еще... Я взяла его деньги. Много денег.
        Она открыла ранец и показала Джеку пачки купюр. Он раскрыл рот от удивления, но тут же пришел в себя.

        - Я не знаю точно, откуда у него столько денег, но подозреваю, что они добыты не честным путем. Теперь он здесь, на острове, и привез с собой своих людей. Они близко, я слышала выстрелы.
        Она схватила Джека за руку.

        - Моя машина не работает, но у вас есть лодка. Мне надо, чтобы вы просто увезли нас отсюда, хотя бы на один из соседних островов. Если мы не уедем, они найдут нас, убьют меня и заберут Дэнни.
        Она помолчала, всхлипнула и закончила:

        - Они могут убить и Дэнни. Мой муж никогда его не любил.
        Старик посмотрел сквозь раскрытую дверь на кухню, где спал мальчик.

        - Вы говорили об этом Джо Дюпре?
        Мэриэнн отрицательно покачала головой.

        - Он поможет вам. Вы же знаете, он не такой, как все.

        - Я боялась. Боялась, что меня посадят в тюрьму и отберут у меня Дэнни!

        - Я конечно не настолько разбираюсь в законах, чтобы что-то утверждать наверняка, но, мне кажется, они поступят более человечно.

        - Просто увезите нас с острова, пожалуйста. Я подумаю о том, кому можно это рассказать, когда мы выберемся отсюда.
        Джек закусил губу, подумал, потом кивнул:

        - Ладно, мы можем попытаться. Это все ваши вещи?

        - Все, что у меня хватило времени собрать.
        Джек взял по сумке в каждую руку, пнул холщовый рюкзачок и улыбнулся:

        - А за этим уж лучше сама пригляди.
        Они пошли в гостиную. Джек шел впереди, а Мэриэнн так близко за ним, что, когда прозвучал выстрел, кровь Джека брызнула ей прямо в лицо. Старика ранило в плечо. Он схватился за него рукой, скрипнул зубами от боли, и начал оседать на пол. Дэнни проснулся и громко заплакал, но она не бросилась к нему. Она не могла сдвинуться с места.
        Все, на что она была способна, это бессмысленно уставиться на своего мужа. Мэриэнн не двинулась с места, даже когда Декстер ощупал ее и вытащил из кармана пальто оружие. Он поднял его так, чтобы Молох видел.
        Молох усмехнулся:

        - Все дело в том, что у тебя отняли «пушку», или ты просто не рада меня видеть?
        Он шагнул к ней и так сильно толкнул, что она упала, растянувшись на ковре. С минуту Мэриэнн лежала, приходя в себя, потом подползла к Дэнни и обняла его.

        - Да, лучше сделай это напоследок,  - хмыкнул Молох.  - Немного времени у вас осталось.


* * *
        Молох уставился на свое отражение в картине. Его лицо, казалось, нависло над темными волнами, которые нарисовал старик, рожки полумесяца поднимались над его головой. Он отошел к другой картине, с преобладанием голубых и зеленых тонов, но потом снова вернулся к первой. Волны на ней были очень темные, почти черные. Пенные пики вздымались, словно бледные тела утонувших. Луна цедила свой серебристый свет сквозь облака вокруг. Звезд не было видно.

        - Мне это нравится,  - сказал он.
        Художник сидел на полу, придерживая раненое плечо и уставившись на пришельцев. Он был мертвенно-бледным, на щеке красовался кровавый шрам. В сумраке комнаты кровь казалась черной на голубоватом овале лица, создавая странную схожесть между лицом мастера и его работой, перед которой теперь стоял Молох.

        - И только то? Тогда уходи, и можешь забрать ее бесплатно,  - сказал Джек.
        Рот Молоха дернулся, это было единственным признаком того, что шутка ему понравилась.

        - Кое-что я усвоил,  - ответил он.  - Бесплатно в этой жизни ничего не бывает. Хотя одно могу сказать наверняка: если уж свяжешься со мной, деньги тебя вообще волновать перестанут.
        Декстер стоял за кушеткой. Казалось, вид женщины и денег немного вернул Молоха к действительности. Он больше не грезил. Да и у Декстера появилась слабая надежда, что они выберутся отсюда живыми. Его рука покоилась на шее Дэнни, что казалось совсем дружеским жестом, если бы кончики его пальцев не сжимали больно кожу мальчика, практически остановив кровоток.

        - Скажи ему, чтобы он прекратил - крикнула Мэриэнн.  - Это же твой сын!
        Молох подошел к малышу, пытавшемуся высвободиться, но оказавшемуся прикованным к месту сильной хваткой Декстера, и дотронулся тыльной стороной ладони до щеки мальчика.

        - Что-то ты холодный,  - усмехнулся он.  - Не будешь поосторожнее - того и гляди помрешь.
        Он взглянул на Мэриэнн.

        - Что-то не больно-то он похож на меня. Ты уверена, что он мой? Может, вы заделали его вместе с этой подделывавшей документы сукой, заодно с соусом для индейки? Кстати, она сдохла. Но, я подозреваю, ты уже в курсе.
        Мэриэнн моргнула и закусила губу, стараясь не заплакать.

        - Должен сказать, многих я отправил на тот свет по твоей вине. Твою сестричку, ее муженька, хрен знает сколько людей на этом острове. И все потому, что ты - жадная сука, продавшая своего мужа. Так что пришла и твоя очередь расплатиться.
        Он повернулся к Декстеру.

        - Сколько мы уже здесь?

        - Десять-пятнадцать минут.

        - Мы больше не можем позволить себе ждать остальных, ведь теперь у нас есть лодка и поближе,  - Молох пнул ногой Джека, и тот застонал.  - Похоже, и слово иногда убивает.
        Он схватил Мэриэнн за левую грудь и больно сжал.

        - Считай это прощальным визитом.
        Мэриэнн попыталась его оттолкнуть, но он отшвырнул ее в холл.

        - А ведь были времена,  - осклабился Молох,  - когда ты умоляла меня о том, что я сейчас собираюсь тебе дать.
        Он снова толкнул ее, всем телом прижимая к стене, и больно схватил за щеки, раскрывая губы для поцелуя. Выражение его лица стало почти печальным:

        - Или ты забыла былые времена? А я-то готов поклясться, что все те годы, что мы провели врозь, я не изменил тебе ни с одной женщиной.
        Он силой начал целовать ее. У нее вырвался стон отвращения. Потом ее тело начало расслабляться, она отвечала на его поцелуй. Его руки ослабили хватку.
        И тогда Мэриэнн укусила его, сильно, с ненавистью сомкнув челюсти, и зубы ее прошли насквозь через плоть его нижней губы. Молох застонал и ударил ее сбоку по голове кулаком. Она отлетела, ударившись о маленький столик, с которого упала и раскололась вазочка с цветами.
        Дэнни пронзительно завизжал.
        Молох поднес руку к раненой губе, пытаясь остановить кровотечение. Он глянул в зеркало, висевшее в холле, потом уставился на Мэриэнн.
        Его слова казались рваными: он говорил, стараясь не шевелить перекушенной губой:

        - За это я порежу тебя на куски. Оттрахаю и порежу на куски. А потом возьмусь за мальчишку.
        Молох достал из-за пояса нож, обнажил лезвие и двинулся к Мэриэнн. Он схватил ее за волосы и поволок через холл, словно музыку, слушая душераздирающий визг Дэнни. Джек тщетно пытался вмешаться, но не мог даже встать.
        Вдруг раздвижные двери словно взорвались, и кровь брызнула из груди Декстера. Тот попытался повернуться, но второй выстрел повалил его прямо в камин. Он откатился от раскаленных углей. Третий выстрел пришелся ему в спину, и Декстер наконец застыл неподвижно.
        Уиллард вошел через разбитое стекло, осколки захрустели под его ногами.

        - Что, не ожидали меня увидеть?  - хохотнул он.
        Джо Дюпре уже видел дом Джека, когда до его ушей долетели звуки выстрелов и бьющегося стекла. В доме Мэриэнн никого не было. Он решил, что она, должно быть, повела Дэнни к Джеку, и не ошибся. Джо подходил к дому со стороны, противоположной той, на которой разбили окно, так что не видел, кто ворвался к старику. Он покрепче стиснул ружье и начал обходить дом.


* * *
        Молох улыбнулся Уилларду:

        - Я знал, что ты справишься.
        Уиллард выглядел озадаченным:

        - Ты же приказал им убить меня.
        Молох отрицательно покачал головой:

        - Нет, это было решение Декстера, и он молчал об этом, пока мы не попали в беду. Я хотел убить его, но в тот момент мне необходима была любая помощь. Тут что-то нечисто, на этом проклятом острове. Существует нечто, что хочет уничтожить всех нас, и мы должны держаться вместе, если хотим выжить.
        Уиллард не отрываясь смотрел на Молоха, и тот видел, что парню хочется ему верить. Если Уиллард и любил кого-либо в этой жизни, так это Молоха.

        - Если бы ты не убил Декстера, я бы сам сделал это, вернувшись на материк. И я не стану лить по нему слезы.
        Превозмогая ярость и боль, Молох проявил участие и сочувствие к обиде Уилларда, и это сработало: пистолет, наставленный на Молоха, качнулся и опустился.

        - Спасибо, Уиллард,  - сказал он.
        Парень кивнул.

        - Что будем делать?  - спросил он.

        - Да мы тут с женой как раз хотели заняться любовью,  - ответил Молох, тряхнув Мэриэнн за волосы,  - но что-то я передумал и перейду, пожалуй, сразу к тому, что хотел делать после.

        - А что с твоей губой?
        Молох улыбнулся, обнажив красные зубы:

        - Любовный укус.  - Потом посмотрел на Джека.  - У тебя есть пакет первой помощи?

        - В кухне, под раковиной.
        Молох качнул головой в сторону кухни:

        - Пойди взгляни, что там есть для моей губы,  - сказал он Уилларду.
        Уиллард в последний раз взглянул на Декстера, неподвижно лежащего на полу, потом направился в кухню, пряча пистолет за пояс. Единственным признаком того, что он все еще сомневался, было его нежелание поворачиваться к Молоху спиной. Парень все еще шел, обернувшись назад, когда кухонная дверь мягко закрылась за ним и огромная рука Джо Дюпре обвилась вокруг его шеи. Уиллард потянулся за пистолетом, но левая рука великана осторожно достала оружие и положила на холодильник.
        Ноги Уилларда начали отрываться от земли. Он пытался издать хоть какой-то звук, но хватка Дюпре была слишком сильной. Уиллард сучил ногами, пытаясь задеть холодильник или стены, чтобы подать сигнал Молоху, но великан держал его точно посередине просторной кухни, подальше от всего, что позволило бы парню выдать присутствие Дюпре. Уиллард попытался достать до лица великана, но для этого его руки оказались слишком короткими. В отчаяньи он вцепился ногтями в руку полицейского, чувствуя, как нарастает напряжение в глазах и начинают гореть легкие. Слюна потекла у него изо рта, он задыхался.
        Потом хватка великана усилилась, и кости на шее Уилларда захрустели.


* * *
        Молох резко повернул голову в сторону кухни.

        - Уиллард?  - позвал он.  - С тобой там все в порядке?
        Молох спрятал нож. Крепко держа Мэриэнн за волосы, он достал пистолет. Он сильно надавил ей оружием на висок, медленно продвигаясь с ней к гостиной. Он видел, как Джек посмотрел направо, мальчик тоже. Молох рискнул выглянуть за угол.
        В разбитом окне стояла женщина-полицейский. Она подняла пистолет и выстрелила. Стекло на ближайшей к Молоху картине треснуло. В ту же секунду из кухни появился Дюпре, и вся его необъятная фигура заполнила проход. Молох поднял Мэриэнн на ноги и загородился ею, теперь его пистолет уткнулся дулом ей под подбородок. Он был виден только Дюпре. Мейси в неуверенности застыла в окне. Молох встал так, чтобы ему было видно и Мейси в зеркале холла.

        - Туки-та,  - сказал он.  - Я тебя вижу, стой где стоишь.
        Дюпре был спокоен, он держал Молоха на мушке. Эти двое встретились впервые, сведенные не до конца понятными им силами и обстоятельствами, которые теперь были налицо: женщина, стоящая между ними; их общая привязанность к острову и его кровавому наследию; и, наконец, их странная схожесть - они ведь оба были люди не от мира сего, и только Убежище могло дать им ощущение начала, принадлежности чему-то.

        - Отпусти ее,  - сказал Дюпре.  - Все кончено.

        - Ты думаешь?  - Молох продолжал издеваться.  - Мне кажется, все только начинается.

        - Твои люди мертвы, и тебе никогда не уйти отсюда. Отпусти ее.

        - Ну, уж нет. Я так не думаю. Мы с женушкой наконец встретились после долгой разлуки. Нам многое надо наверстать.
        Молох оттянул голову Мэриэнн назад и, несмотря на боль, которую это причиняло ему, поцеловал ее в щеку, оставляя на ней кровавый след.

        - Клянусь, она ничего не рассказывала тебе обо мне. Я потрясен! Люди должны с самого начала быть честными друг с другом, иначе какое же у них будущее?
        Мэриэнн не поднимала глаз на Дюпре, боясь встретиться с ним взглядом. Слева от себя она видела Мейси, которая двигалась, ожидая, когда Молох станет для нее подходящей мишенью.

        - Я знаю обо всем, что было между тобой и моей женой, и я ненавижу мужчин, которые идут напролом вне зависимости от того, что им сказали, но я склонен простить тебя. В конце концов, она же тебя использовала.
        Дюпре не мог скрыть своего смущения.

        - А ты думал, что заинтересовал ее, ты, мерзкий урод? Это тебе не сказка про Красавицу и Чудовище. Это реальная жизнь. Она пустила нас обоих в оборот, но такие твари это умеют. Я ее недооценивал. Никто не станет отрицать, что она хорошенькая, и многие мужики много бы дали, чтобы поразвлечься с ней. Она использовала тебя, чтобы ты сработал как оповещающая система в момент, когда появлюсь я и ей надо будет снова смыться с моими деньгами.
        Мэриэнн попыталась заговорить, но пистолет давил очень сильно и она была уверена, что, если откроет рот, он проткнет ее. Теперь, наконец, она решилась взглянуть на Дюпре. Она пыталась выразить взглядом весь свой стыд, сожаление, страх, ее чувства к нему.
        Это ложь. Он лжет. Я никогда не хотела никому причинить боль, и меньше всего тебе.

        - Конечно, она будет отрицать это, но все именно так. Я ее хорошо знаю. Черт, я был женат на ней достаточно долго, и она все равно меня провела. Может, она думала, что ты сможешь защитить ее в случае чего? Ну, по крайней мере, хоть тут она не ошиблась, ведь ты же здесь.
        В зеркале Молох увидел, что Мейси делает попытку продвинуться ближе к входной двери, чтобы отрезать ему путь к отступлению.

        - Я же сказал, детка, что вижу тебя. Продвинешься еще на дюйм, и я вышибу мозги моей суки-жены прямо в потолок.
        Мейси остановилась.

        - Положи оружие на пол,  - сказал Молох Дюпре.  - И вытащи «смит» из-за пояса. Я даже не стану тратить время, чтобы сосчитать до трех.
        Дюпре, несмотря на дурное предчувствие, сделал, как ему сказали: осторожно положил на пол ружье, за ним - «смит-вессон».

        - Ты тоже, детка.  - Он повернулся спиной к стене, чтобы лучше видеть Мейси. Она не шевельнулась.

        - Думаешь, я стану с тобой возиться? Делай как сказано!
        Мейси начала медленно опускать оружие, когда внимание Молоха снова переключилось на Дюпре:

        - Взгляни на себя, ты всего лишь урод, великан, изображающий из себя рыцаря в сияющих доспехах! Но ты не читал сказок, господин Великан.
        Пистолет, до того упиравшийся в подбородок Мэриэнн, теперь смотрел на Дюпре.

        - В конце сказок великаны всегда умирают.
        Он нажал на курок - раздался выстрел, и из горла полицейского хлынула кровь.


* * *
        Для Джо все происходило очень медленно. Ему показалось даже, что он видит, как пуля летит, оставляя след в холодном воздухе. Она, малюсенькая, меньше дюйма, проложила себе дорогу через его плоть и вышла из спины справа. Он упал навзничь и оказался совсем близко к телу Уилларда. Попробовал вдохнуть, но его горло уже наполнилось кровью. Кухонная дверь не закрылась, потому что мешала его нога. Через дверной проем Джо видел, как Мэриэнн развернулась и ударила по раненой губе Молоха, потом бросилась на него, пытаясь отнять оружие. Он видел, как Мейси двигалась через гостиную с вытянутым в руке пистолетом, в ужасе глядя на Дюпре. Видел, как Молох оттолкнул Мэриэнн и кинулся к двери, стреляя на ходу, но она спряталась за угол, а пули выбивали из стен куски штукатурки.
        Потом он исчез, а Мейси в неуверенности стояла, не зная, преследовать ли его или помочь раненому товарищу. Она подбежала к Дюпре, слегка хромая на правую ногу.

        - Потерпи, Джо. Мы приведем помощь...
        Он потянулся к ней, взял за рубашку, потом оттолкнул.
        Она замолчала. Но он все равно не мог говорить. Тогда он показал рукой в направлении убегающего человека. Она кивнула и устремилась за Молохом, лишь на секунду остановившись, чтобы в последний раз взглянуть на умирающего. Он захлебывался собственной кровью.
        Мэриэнн подошла к нему. Она плакала. Мальчик стоял за ней, уставившись на двух мужчин на кухонном полу.

        - Прости меня,  - сквозь слезы шептала она.  - Прости. Прости...
        Она попыталась снять свое пальто, чтобы накрыть его, но Дюпре не дал ей, а вместо этого поднес ее руку к своим губам. Его рука дрожала, когда он целовал ее пальцы.

        - Нет, не надо. Позволь, я тебе помогу. Тебя надо согреть.
        И тут Мэриэнн увидела, что кровь, которая образовала темно-красный нимб вокруг его головы, хлещет из сквозной раны на спине. И поняла, что надежды нет.

        - Нет!  - в отчаяньи взмолилась она.  - Не уходи!
        Великан кашлянул, у него начались спазмы. Мэриэнн попыталась поддержать его, но такой вес оказался неподъемным для нее. Его тело вздрагивало. Он лежал на полу, и равномерный хлюпающий звук доносился из его горла.
        Потом конвульсии прекратились. И перед смертью глаза Джо Дюпре расширились, словно он внезапно понял истинную природу этого мира.
        Глава 17

        Молох бежал.
        Он чувствовал движение вокруг: ветви шелестели на ветру, опавшие листья поднимались от земли, тени собирались вокруг, словно им теперь было не важно, видит он их или нет. Они просто преследовали его по лесу. На его лице и рубашке была кровь, она стыла в морозном ночном воздухе. Губа болела, боль, словно иглами, пронизывала весь рот каждый раз, когда он делал вдох. Он слышал, что его преследует, знал, что женщина-полицейский идет за ним по пятам. Ах, как ему хотелось убить ее, как хотелось выплеснуть всю свою боль на нее и на свою жену. Но, по крайней мере, он убил большого полицейского. Это уже что-то.
        Молох ударился головой о ветку, обломившуюся в результате шторма, и отлетел назад, к дереву. Когда боль во рту и голове немного утихла, он сделал вдох и направился по узкой тропинке, ведущей к болоту, пока, наконец, не вышел на открытое пространство, неожиданно образовавшееся прямо посреди леса. Огромные камни старых руин лежали наполовину зарытые в землю, и простой каменный крест возвышался в центре. Молох медленно пошел вперед, пока не поравнялся с крестом. На нем все еще можно было прочитать имена. Против воли он вытянул руку, коснулся букв растопыренными окровавленными пальцами. Он дотронулся до камня и...
        Мужчины. Лес. Выстрелы. Женщины.
        Женщина.
        Боль в губе внезапно утихла, в голове просветлело. Он откинулся назад, когда земля начала разверзаться под его ногами. Картины страданий и смерти накатили на него. Под пальцами он чувствовал плоть, в воздухе - запах пороха. Шум исходил снизу, усиливаясь по мере того как земля разверзалась под ним и Молох погружался в темноту.


* * *
        Мэриэнн отвернулась от тела Джо Дюпре, пряча лицо в складках своего пальто, как несколько дней (а кажется, годы) назад в это же пальто уткнулся носом ее сын, соприкоснувшись с реальностью смерти чайки. Тело Уилларда лежало в углу, наполовину скрытое столом. Дэнни не переставал плакать. Он вцепился в нее так сильно, что костяшки пальчиков побелели. Джек, наконец, смог встать на ноги и с трудом стоял, теперь привалившись к дверному косяку. Она нашла нож и перерезала веревку, которой связали старика. Потом осторожно оторвала от себя Дэнни.

        - Я хочу, чтобы ты ненадолго остался с Джеком, ладно?
        Дэнни испустил громкий вопль и рванулся к ней, но она не подпустила его ближе, чем на расстояние вытянутой руки, и мягко подтолкнула к Джеку. Художник держал мальчика изо всех сил, обняв его раненой рукой. Мэриэнн подняла пистолет Дюпре и направилась к парадной двери.

        - Не успеешь оглянуться, как я уже вернусь, Дэнни. Пригляди за Джеком: ты уже большой и сильный, а он ранен, и ему нужна помощь.
        Но Дэнни все плакал. И в замешательстве и шоке никто из них не заметил, что тело Декстера исчезло.


* * *
        Молоху казалось, что прошло очень много времени, хотя место, куда он медленно погрузился, было не более двадцати футов в глубину. Оказавшись на дне, он все еще видел края ямы, ссыпающуюся с них землю, продолжающие падать хлопья снега. Сверху на него лился тусклый свет, к нему примешивалось что-то серое, словно принадлежащее иному миру.
        Это заставило Молоха содрогнуться. Он лежал так с минуту, ощущая во рту вкус крови. Пахло землей и тленом. Он вслепую протянул руку и наткнулся на чьи-то волосы.
        Женщина. Волосы женщины.
        Молох отдернул руку, пытаясь побороть страх. Полицейская шла за ним. Если он останется здесь и будет ждать, пока его найдут, то окажется загнанным, как животное, в ловушку. Пора выбираться отсюда. Надо изучить, что вокруг.
        Он напряг зрение и теперь был благодарен вынужденному многочасовому переходу в пурге без фонарей: его глаза привыкли к темноте, и Молох различил очертания корней деревьев, обнажившихся у края ямы, в которой он стоял. Он усмехнулся с облегчением, но тут же осекся, почетче разглядев место, где находится.
        Эта странная яма имела форму полукруга около пятнадцати футов в диаметре. По ее краям были входы в туннели, достаточно широкие, чтобы человек мог проползти в них на животе. Молох подошел к самому большому и заглянул внутрь. С потолка туннеля свисали корни деревьев. Он прислушался. Откуда-то доносился звук льющейся воды. Он снова взглянул наверх, внимательно осмотрел стены ямы. По ним невозможно было выбраться наверх. Итак, оставалось либо сидеть здесь и ждать, либо попробовать проползти по одному из туннелей. Молох не боялся замкнутого пространства, даже тесный тюремный карцер никогда не пугал его, но все же он испытывал какую-то странную неприязнь в отношении открывшихся перед ним ходов. Ко всему прочему, плохо будет, если дальше такой ход начнет сужаться, и, главное, Молох не понимал, для какой вообще цели были вырыты эти туннели. С другой стороны, он слышал звук воды, а значит, туннели ведут к берегу реки или ручья, и ему даже показалось, что он видит тусклый свет в конце туннеля.
        Молох решился. Он опустился на колени и заполз в туннель.


* * *
        Двадцатью футами выше Мейси вышла на открытое пространство. Она все еще испытывала шок от смерти Дюпре и своих собственных действий на башне. До сегодняшнего вечера ей не приходилось в кого-то стрелять, даже вынимать пистолет из кобуры. Теперь же она убила человека и преследовала еще одного, а Джо Дюпре погиб из-за того, что она действовала недостаточно быстро.
        Джо Дюпре погиб из-за нее.
        Ее нога задела камень. Девушка взглянула на памятник, возвышающийся из земли, на другие, окружающие его, и на огромный каменный крест в центре маленького кладбища. Она не хотела выходить на открытое пространство: преступник был все еще вооружен, и глупо рисковать и выставляться. Мейси присела пониже и начала осматривать лес.
        У креста на снегу была кровь. Она сглотнула, перевела дух и медленно двинулась к середине Места. Девушка почти подошла к кресту, когда ее нога повисла в воздухе. Впереди была яма. Она отступила назад, держа пистолет наготове, но снизу не доносилось никаких звуков. Она досчитала до пяти и снова двинулась вперед. Яма была свежей, ее дно не покрывал слой глубокого снега. Она рискнула заглянуть вниз, лишь на секунду показывая преступнику голову, так что в нее почти невозможно было попасть. Но она там ничего не увидела, кроме осыпавшейся земли, сломанных веток и запачканного землей только что припорошившего дно ямы снега.
        Но убийца Джо Дюпре там. Ему просто больше негде быть.
        Она уже собиралась спуститься, когда чья-то рука легла ей за плечо. Она резко обвернулась и увидела Мэриэнн Эллиот.

        - Не надо,  - сказала Мэриэнн.  - Ты должна уйти отсюда. Мы обе должны убраться отсюда как можно скорее.


* * *
        Даже несмотря на метель, следы, которые оставили Молох и Мейси, было легко обнаружить. Они направлялись к Месту. Мэриэнн шла за ними, внимательно следя за лесом и используя деревья в качестве прикрытия, но она не видела ни Мейси, ни Молоха. Они оба ушли далеко вперед.
        Женщина почти вышла на открытое пространство, когда что-то зацепилось ей за ногу. Она оглянулась и увидела серую тень, движущуюся за ней. Вместо одежды на ней был вывернутый шкурой наружу мех, и Мэриэнн передернуло. Тень плыла чуть повыше земли, не оставляя следов. Ее худые руки использовали камни и стволы деревьев, чтобы отталкиваться от них, словно это был водолаз, пробирающийся по морскому дну. Мэриэнн отошла от нее, но ее нога зацепилась за другую тень. Тени знали о ее присутствии.
        Мэриэнн подняла голову и увидела, что тени окружили ее. Серые тени двигались под пологом леса. Некоторые большие, как мужчины, другие поменьше, как дети. Она могла неотчетливо различить их лица, словно спрятанные под складками одежд, израненные и изрезанные, с огромными черными глазами. Прикованная к месту, она пыталась завизжать, но не смогла издать ни звука.
        Потом она услышала голос. Голос был реальным, но говорила не она.

        - Уходи, - сказал голос, и Мэриэнн почувствовала, словно чья-то рука толкнула ее, и увидела...
        Человек опускался над ней, Молох и вроде не Молох, она почувствовала, как он входит в нее, лезвие начинает свою работу, кромсая ее на части. Она умирала, и другие умирали вокруг нее.
        Голос повторился снова, мягкий женский голос:

        - Уходи.
        И серые тени начали снова виться над ней, исчезая под камнями и стволами, опускаясь в темноту потустороннего мира.
        Последней исчезла женщина. Мэриэнн различила ее грудь под одеждой, длинные волосы, слегка припорошенные снегом. Прежде чем исчезнуть, женщина обернулась к Мэриэнн, и та отчетливо увидела ее лицо. Это было лицо, изувеченное старыми ранами, со сломанным носом и ввалившимися скулами, черные глаза словно поражены ужасным раком, но все же это лицо было очень похоже на... Лицо Мэриэнн?
        Потом женщина нашла щель между корнями огромного бука и исчезла вслед за остальными.


* * *
        Декстер смог доползти до края двора старика, он карабкался и полз, пока не достиг первых деревьев. Его одежда почти насквозь пропиталась кровью. Впереди он видел узкую тропинку, ведущую к берегу. Лодка должна была быть там. Если он туда доберется, то попробует выйти в море. Если он останется на острове, то либо его найдут, либо он умрет.
        Он привалился к дереву, тяжело осел, чтобы передохнуть, но, когда снова попытался встать, обнаружил, что не может. Его тело приняло слишком много пуль. Он потерял много крови и ослабел.
        Декстер соскользнул по стволу и очутился на земле. Пурга ослабевала, снег падал тише. Декстер вытянул ноги и достал деньги из брюк. Купюры так сильно пропитались его кровью, что их достоинство едва можно было разобрать. Он расправил одну из них и отпустил, наблюдая, как ветер закружил ее вместе со снегом. Декстер заметил и что-то другое, движущееся вместе с купюрой и снегом. Что-то присело ему на ногу. Он потянулся и осторожно дотронулся до крылышек серого мотылька. Тот проскочил сквозь его пальцы и взлетел. Декстер наблюдал за насекомым, пока оно не превратилось в маленькую девочку, стоящую среди деревьев и наблюдающую за ним. Декстер видел ее длинные светлые волосы, но лицо ребенка скрывала тень. Она и сама очень похожа на мотылька, подумал Декстер. Складки одежды так повисли у нее на плечах, что казалось, если она вскинет руки, они примут вид крыльев.

        - Ей,  - позвал Декстер.  - Думаешь, сможешь мне помочь?
        Он сглотнул.

        - Я хочу спуститься к воде. У меня есть деньги. Купишь себе что-нибудь красивое.
        Он развернул одну из купюр. Девочка двинулась вперед.

        - Ну, вот,  - сказал Декстер.  - Ты поможешь мне спуститься, а я...
        Ноги Серой Девочки не касались земли. Она склонилась над Декстером, раскрыв объятия, сверкая черными глазами, обнажая морщинистую, полусгнившую кожу. Декстер открыл рот, чтобы закричать, но рот Серой Девочки заглушил его крик. Ее руки схватили его голову, ее колени пригвоздили его плечи к стволу дерева. Изо рта Декстера хлынула кровь, он содрогался, когда жизнь медленно уходила из него в Серую Девочку - жизнь, взятая взамен жизни, отнятой у нее. Круг замкнулся. Она наконец дождалась того, кого ждала так долго.
        Потом Серая Девочка отпустила умершего, закрывая глаза в экстазе. Мотыльки попадали мертвые вокруг нее, когда она сама последовала за своими в глубины темной бездны навечно.


* * *
        Молох прополз несколько метров по туннелю, но вместо того, чтобы сузиться, он, казалось, даже расширялся. Молох остановился и прислушался. Если полицейская спустится вниз за ним, ему несдобровать, но вряд ли она это сделает: яма слишком глубокая. Молох удивился, что он даже не поранился при падении. Нет, она туда не полезет. Может, сначала поищет веревку. Она не рискнет оказаться с ним в западне под землей. Он стал продвигаться дальше.
        Молох прополз еще метров пятнадцать, и ему показалось, что он слышит движение сзади. Он остановился, но все было тихо.
        Паранойя. У меня начинаются фобии.
        Но потом звук повторился снова, уже более отчетливо. На секунду Молоху показалось, будто это осыпается земля, и его охватила паника, что он оказался в западне. Он прислушался и понял: это скрежет и царапанье рук и ногтей - тот же звук, который он сам издавал, когда продвигался. Он обернулся, но туннель был слишком узок и не давал возможности различить что-либо за спиной.
        Полицейская. Должно быть, это полицейская. Она все таки до него добралась. Возможно, у нее с собой была веревка, на которой она и спустилась.
        Черт!
        Молох начал ползти быстрее. Он был уверен, что слышит журчание воды. Казалось, даже чувствовал ее запах. Холодный воздух шел по туннелю. Он обдувал ему лицо. Молох сделал глубокий вдох...
        И вдруг поток воздуха прекратился. Молох снова остановился. Воздух больше не шел. Что-то перекрыло его доступ. Что-то перекрыло туннель.
        Звуки сзади приближались. И теперь к запаху леса и реки примешался еще один запах. Запах мяса, которое варили слишком долго, так что теперь его осталось только выбросить. Впереди откуда-то лился слабый свет. Серебристый, почти серый. Молох радовался этому свету, хотя и не мог определить его источник. Он не хотел быть засыпанным здесь с...
        С чем?
        Молох повернул голову и увидел, что теперь достаточно места, чтобы обернуться. Он поднял правую ногу и посмотрел назад. Туннель слегка поворачивал, но он все еще слышал звуки. Теперь звук приблизился, подумал Молох. Если это полицейская, то она сделает ему предупреждение.
        Если это полицейская...

        - Кто там?  - спросил он.
        Звук прекратился, но он был уверен, что его преследователь очень близко, просто вне поля зрения.

        - У меня пистолет,  - предупредил он.  - Лучше убирайся, иначе я им воспользуюсь.
        Странный свет вокруг него стал ярче. Вокруг кишели серо-белые гусеницы, выползающие из земли, копошащиеся...
        В чем?
        Молох увидел ногти на кончиках бледных пальцев, раны на тыльной стороне руки, раны, которые никогда не заживут.
        Он обернулся и услышал собственный плач. Он плакал от ужаса.
        В последние секунды своей жизни он увидел женское лицо с серой кожей, израненное, обрамленное длинными волосами. Раны были незаживающие и глубокие, нанесенные ножом или опасной бритвой. Фонарь в руках женщины отбрасывал слабый отсвет, ведь даже мертвым нужен свет. Он почувствовал ее дыхание, прогорклое и зловонное, и услышал ее голос:

        - Будешь знать, муж, - когда свет угасал, и он погружался в темноту.


* * *

        - Он там, внизу,  - сказала Мейси.  - Больше он не мог никуда уйти.
        Но Мэриэнн толкала ее назад.

        - Разве ты не понимаешь,  - сказала она.  - Тут есть еще что-то.
        Мейси взглянула на нее. Она вспомнила башню, летающую девочку, взгляд Скарфа, когда тот уставился поверх ее плеча и увидел, что преследует его.
        И Мейси побежала. Раздался рокочущий звук, словно земля уходила из-под ног. Она прибавила скорость, забыв о покалеченной ноге. Мэриэнн бежала рядом. Обе женщины уносили ноги подальше от Места, где земля стонала и разверзалась у могил и креста, у руин старинного поселения. И в грохоте этого разрушения они слышали последние крики Молоха.
        Глава 18

        Бэррон сидел в своей патрульной машине у здания Портлендской судоходной компании. В руках у него остывал почти допитый кофе, купленный на улице Конгресса. Радио наигрывало какую-то знакомую мелодию. Пару раз мимо проезжали другие патрули, и тогда Бэррон пригибался, так что они даже не останавливались, думая что припаркована пустая полицейская машина. Ветер утих, хотя снег все еще шел. В машине было тепло, работала печка, но он все равно не снял куртку и перчатки.
        Бэррон провел большую часть вечера, размышляя о частном детективе, сующем нос не в свои дела. Люди уважительно относились к мнению Паркера, и благополучие Бэррона лишь вопрос времени: очень скоро кто-нибудь из авторитетов прислушается к его словам о том, что нельзя оставлять в департаменте полицейского со склонностями педофила.
        Люди в Бостоне тоже могут его выдать. Он ведь теперь их «ручной полицейский», и все так запутано, что ему не удастся от них уйти. Если до них дойдет, что у него проблемы по службе, эти люди тут же сдадут его. А у русских и вовсе никакого влияния и авторитета. Они здесь только из-за денег, и все, что встанет на пути их дохода или тщательно налаживаемых контактов, будет моментально устранено. Бэррон, конечно, тешил себя надеждой, что они его отпустят, но это была слабая надежда.
        Он снова взглянул на часы: почти полночь. Все тихо. Если приятели Скарфа сейчас вернутся в порт, проблем у них не будет. Бэррон даже увидел в заливе пару кораблей, отважившихся отчалить, когда снег и ветер поутихли. Дружки Скарфа припарковались здесь неподалеку, так что они смогут уехать отсюда сразу по возвращении в Портленд. Бэррон сделал для них все, что от него хотели. Он ждал и следил за двумя другими патрулями. Он держал мобильник наготове, на случай если позвонят люди из Бостона. Он записал их номер на салфетку, чтобы не заносить в память телефона и не выдать, если его повяжут.
        Вдруг его сканер ожил, регистрируя множество патрульных машин и катеров береговой охраны, направляющихся в порт. Им предстояла экспедиция на остров Датч. Бэррон завел двигатель и поехал.
        Как он и предполагал, все обернулось дерьмом.


* * *
        Бэррон поставил патрульную машину у Хойт Понд, потом пересел в свою и поехал домой. Следующие два часа он собирал вещи, раздумывая, стоит ли бежать, опасаясь, что его коллеги, которым Скарф его, должно быть, заложил, сейчас за ним придут, но все же решил сначала узнать, что происходит. Он вернулся на Коммерческую улицу и расспросил знакомого полицейского из департамента. Тот сообщил ему, что убили Дюпре и убийцу еще не нашли. Остров обыскивают. Мейси ранена. Терри Скарф, который оказался тоже в этом замешан, погиб от руки Мейси. Бэррона очень порадовала новость о смерти Скарфа. Этот замухрышка мог в любой момент выдать его полиции.
        Бэррон вернулся домой, испытывая некоторое облегчение: хотя бы с этим удалось справиться. И тут же почувствовал растущее желание, ради удовлетворения которого он рискнул карьерой, страхом попасть в тюрьму из-за людей, которых в общем даже не знал. Он ничего не мог с этим поделать. Ему пообещали вознаграждение. Липска, поляк, представляющий в Портленде интересы Бостонской группировки, выполнит свое слово и не станет больше его шантажировать. Бэррон почувствовал растущее возбуждение и приятное покалывание в промежности. Он позвонил.

        - Да, это я. Там что-то не так, копы поехали на остров.
        Он рассказал Липске все, что ему удалось узнать.

        - Теперь я хочу получить то, что мне причитается.
        Он вздохнул с облегчением, когда услышал ответ:

        - Да, я тебе должен, но обещаю тебя порадовать.

        - Ты меня заинтриговал,  - ухмыльнулся полицейский.


* * *
        Бэррон занимал квартиру в доме на Лесной улице, неподалеку от университета. Он жил на верхнем этаже. Под ним снимали комнаты студенты и медсестры из местной клиники. Сами того не зная, они платили деньги Бэррону. Он действовал через агентство и для них всех был таким же квартиросъемщиком, как и они. Такое положение дел его вполне устраивало.
        Бэррон достал из холодильника пиво, пошел в ванную, зажег свечи, потом проверил температуру воды. Он хотел, чтобы вода была немного погорячее: тогда она как раз немного остынет к приходу посетителя. Бэррон разделся и надел халат, потом поставил тихую музыку. Он как раз направлялся на кухню прихватить еще одно пиво, когда раздался стук в дверь. Никакого шума, ничьего голоса не было слышно в домофон. Бэррон подошел к тайнику около постели и достал пистолет. Он держал оружие за спиной, когда подошел к двери и глянул в глазок. Затем расслабился и открыл дверь.
        Перед ним в полумраке стоял мальчик от силы лет пятнадцати, как раз того возраста, который нравился Бэррону. У него были темные волосы, бледная кожа, под глазами - красноватые пятнышки. На мгновение Бэррону даже показалось, что он серьезно болен. Полицейский засомневался, нет ли у мальчика какой заразы, но Липска уверял, что паренек чист. А насчет таких вещей Липска никогда не врал.

        - Как ты поднялся? Я что, оставил дверь открытой? Должно быть, да...
        Бэррон слышал, как он бормотал ругательства. Что-то было не то с этим ребенком, словно не от мира сего. Бэррон чувствовал, что сегодняшняя ночь будет особой. Он отошел, впуская мальчика в квартиру, окинул взглядом его грубые брюки, жесткую хлопковую рубашку, босые ноги. Босые ноги? Какого черта Липска возомнил себе, в такую-то ночь!

        - Ты разулся у парадной двери?  - спросил Бэррон. Мальчик кивнул. От него пахло морем.

        - Держу пари, что ты промок. Может, завтра съездим купим тебе кроссовки?
        Мальчик не ответил. Вместо этого он глянул в сторону ванны. От нее поднимался пар.

        - Любишь воду?
        Мальчик впервые ответил:

        - Да.
        Он последовал за Бэрроном в ванную, потирая большим пальцем остальные, ощущая шрамы, оставленные на его коже. Ах, эта старая песенка - она только ждала, когда смычок прикоснется к скрипке и музыка оживает.

        - Я очень люблю воду.

* * *
        Через сорок минут Липска приехал и позвонил в дверь. Никто не ответил. Он позвонил еще дважды и попробовал открыть дверь парадного. Она открылась. Липска махнул мальчику, ожидавшему в машине, и тот вышел. На нем были джинсы, белая футболка и черная кожаная куртка. Паренька била дрожь, когда он последовал в дом за хозяином.
        Когда они поднялись, дверь в квартиру Бэррона была незаперта. Липска постучал, затем постучал громче. Дверь открылась, едва он толкнул ее рукой. На полу была вода, совсем немного, как будто кто-то вылез из ванны, предварительно не вытершись. Дверь в ванную была открыта, Липска слышал, как капает вода из крана. Свет горел только там.

        - Бэррон,  - позвал он.  - Бэррон, где ты? Это я, Липска.
        Он подошел к ванной и открыл дверь. В ванне лежал голый мужчина, его колени торчали над поверхностью воды, а голова покоилась под водой. Глаза и рот были открыты. Рука цеплялась за кран, к которому была привязана небольшая склянка с соленой морской водой, раскачивающаяся в воздухе.
        Липска обернулся к мальчику, который так и стоял у входной двери:

        - Пойдем.

        - Разве я не получу свои деньги?  - спросил мальчик.

        - Я отдам тебе твои деньги,  - ответил Липска.  - Забудь, что ты вообще был здесь. Просто забудь...
        Эпилог


«Лучший способ предвидеть будущее - помнить прошлое».

Джордж Галифакс (1633-1695)
        Мэриэнн выглянула из окна и увидела сына, сидящего на деревянной скамье в конце сада. С этого места сквозь ветви хвойных деревьев можно было увидеть море. Она стояла у раковины, смывая мыльную пену с рук, и ждала, когда он пошевелится, но мальчик не двигался.
        Он не плакал, подумала она. Не пролил ни слезинки с той ночи, когда погиб Джо Дюпре. Он не просил уехать отсюда, да в настоящий момент мы и не можем этого сделать. Дело еще не закрыто. Люди погибли. Репортеры прошлись по острову ураганом, опрашивая каждого, кто готов был уделить им хоть минуту. Прошло уже две недели, а они все еще задают вопросы.
        Многие погибли именно из-за нее: Бонни Клайссен мертва и Ричи тоже. Его тело вынесло на берег на следующий день после снежной бури. Вместе с его телом было и тело другого человека, нанизанное на стрелу, пронзившую Ричи. Джо Дюпре, человек, который был ее любовником, тоже погиб две недели назад. Она плакала у его могилы, мучимая мыслью, что он умер с сознанием, что его использовали, но все равно не находила в своем сердце той любви, какую он испытывал к ней. Полиция не позволит ей уехать из штата, пока не закончится расследование, поэтому тела Патриции и Билла все еще лежат замороженными в морге. Она читала в газетах о том, как было найдено тело Карен Мейер. Мэриэнн чувствовала себя виноватой во всех этих смертях, и с этим чувством вины ей предстоит жить дальше.
        Тело ее мужа было найдено два дня назад в подземных туннелях под старым кладбищем. Он задохнулся. Поисковая группа нашла грязь у него во рту. Грязь и человеческие останки. Там были кости человеческих пальцев.
        В первые дни после той трагической ночи Шэрон Мейси была ее союзником и защитником: двух женщин объединил их печальный опыт. Расследование стоило немалых средств, но Мэриэнн сообщили, что не станут возбуждать против нее уголовного дела. Власти Мэна и Виргинии очень сочувственно отнеслись к ее случаю, считая, что женщина, защищающая себя и своего ребенка от садиста-мужа, имела право на любые средства.
        Но Дэнни волновал ее больше всего. Он столько пережил, столько смертей повидал. Ей казалось необходимым увезти его подальше с острова, прочь от гнетущих воспоминаний, в надежде, что расстояние и время излечат все. Они сидели за завтраком, когда она завела этот разговор впервые.

        - Я не хочу уезжать,  - отрезал Дэнни.  - Я хочу остаться здесь.

        - Но после всего, что произошло...

        - Это не важно. Плохие люди мертвы.

        - Возможно, нам придется уехать. После всего, что случилось, люди могут не потерпеть нашего присутствия здесь.

        - Они не заставят нас уехать,  - ответил он.
        Теперь казалось, что это она была ребенком, а он - взрослым, тем, кто успокаивает.

        - Откуда ты знаешь?

        - Он сказал мне.

        - Кто сказал?

        - Джо. Он сказал, что все будет хорошо.
        Она не стала тогда продолжать этот разговор. Ей не хотелось, чтобы они оба вернулись к тяжким воспоминаниям о той ужасной ночи. Они решили не тревожить память Джо Дюпре.
        А потом к ней пришли Ларри Эмерлинг и Джек, и они все вчетвером сидели в гостиной. Эмерлинг сказал ей, что никто на острове не винит ее в случившемся, что она не должна нести ответственность за поступки своего мужа. Смерти Бонни, Ричи и Джо не сотрутся из их памяти, они всегда будут помнить этих людей, но они не в праве заставлять Мэриэнн и Дэнни уехать отсюда.

        - Джо ты была не безразлична, Бонни и Ричи тоже любили вас с Дэнни,  - сказал Эмерлинг.  - Им как никому другому сейчас хотелось бы, чтобы вы остались.
        Мэриэнн заплакала и сказала, что подумает об этом, но Джек взял ее руку, погладил и сказал, что тут не о чем думать. А слова Ларри Эмерлинга звучали и вовсе очень странно:

        - Может, я в свои годы и становлюсь фаталистом, но, думаю, тому, что случилось, суждено было случиться. Это может показаться неправдоподобным, но судьба забросила вас с Дэнни сюда не случайно, да и твоего мужа тоже. Той ночью произошли вещи, которые я не в силах понять, да и не хочу понимать. Я говорил с офицером Мейси, с Линдой Тукер и ее сестрой, со старым Дугом Ньютоном и другими. Множество людей на этом острове - заметь, людей совершенно разумных, даже, я бы сказал, приземленных
        - рассказывают байки о том, что им привиделось той ночью. И причиной этого была не ты. Это поджидало их где-то здесь. Я считаю, это давным-давно поджидало удобного момента, чтобы материализоваться. Оно ждало, когда пробьет час искупления. Именно для этого - чтобы принести искупительную жертву - твой муж и его люди рвались сюда, не в силах преодолеть притяжение древнего проклятья и древнего греха. Час искупления пробил, и теперь все на острове чувствуют себя иначе. Теперь мы освободились от того, что тревожило нас многие годы. Наступил долгожданный покой. Вы должны остаться. Вы - часть нас. Иногда я думаю, что вы всегда были частью нас.
        Теперь, когда она стояла и смотрела на своего сына, ее поражала перемена, происшедшая в нем за эти несколько дней. Он стал тише и сосредоточеннее, как и следовало ожидать. Но важно не то, что покачнулась его уверенность в собственных силах или что он стал бояться мира за пределами острова, а то, что ему открылся смысл, взаимообусловленность событий, которые произошли, и страх ушел. Ночные звуки, пугающие ее, больше не трогали его воображение. Он больше не просил оставить включенным ночник в виде маленькой ракеты, который она купила ему на день рождения. Он казался теперь счастливым и в темноте.
        Пока она смотрела на него, на мальчика словно легла тень. Должно быть, облака, подумала Мэриэнн, глядя в зимнее небо. Может, это была просто игра света и тени, но на небе ничего не было. Небо оставалось ясным, но над ее сыном, сидящим на скамейке, протянулась огромная тень.


* * *
        Сидя на скамейке, мальчик глядел вверх. Он не обернулся, даже когда увидел тень и почувствовал чье-то присутствие за своим плечом.

        - Послушай, - сказал голос Великана.  - Мой отец сказал мне это, а теперь я скажу тебе. Важно, чтобы мы помнили, чтобы могли понять природу Убежища. Первого человека, пришедшего на остров, звали Томас Лунт. Он приехал со своей женой Кэти и детьми, Эриком и Джоанной. Это было весной 1691 года. С ними приехали Леггитсы, Роберт и Мария. Мария была беременна и вскоре родила мальчика Уильяма. Остальные приехали спустя несколько недель. Вот их имена. Ты должен помнить их, Дэнни. Важно, чтобы ты помнил...
        Мальчик слушал и запомнил все, что ему сказали.
        Автор выражает благодарность

        Поскольку Убежище - вымышленный остров, частично его история и география основаны на истории заброшенного острова Пикс, который расположен неподалеку от Портленда, штат Мэн, в заливе Каско. Я благодарен офицерам Кристоферу Холею и Бобу Мортону из отдела полиции Портленда, несущим свою службу на острове Пикс, которые терпеливо и подробно отвечали на мои бесконечные вопросы об острове и специфике их работы. Я также благодарен капитану Расселу Ховену из отдела полиции Портленда, который не в первый раз поддержал мою исследовательскую деятельность, и Саре Йитс, человеку огромной доброты и обширных знаний. «Остров Пикс: исторические коллизии» Джона К. Мултона (1993), «Острова штата Мэн» Билла Колдвилла (1981), «Путеводитель по побережью штата Мэн» Кертиса Риндлоба (2000) и «Настольная книга мореплавателя» Джона Восса (2001) были мне тоже очень полезны. Все имеющиеся неточности прошу отнести на мой счет.
        Выражаю, как всегда, свою глубокую признательность моему издателю Сью Флетчер, ее ассистенту Свати Гэмбл и издательскому дому «Худдер и Стоутон» за их доверие; моему литературному агенту Дар-ли Андерсону и всему персоналу агентства за все, что они сделали для меня, а также многочисленным распространителям книг и критикам, которые поддержали мою работу.


        notes

        Примечания


1

        Перевод М. Лозинского.  - Здесь и далее прим. ред.

2

        При росте около 218,5 см весил более 104 кг.

3

        Пятая поправка к Конституции США запрещает принуждать кого-либо свидетельствовать против самого себя.

4

        Dutch по-английски - голландский.  - Прим. перев.

5

        По-русски эти фамилии звучат соответственно: Блэк, Уайт, Грин и Браун.

6

        От англ. cove - пещера, убежище в скалах.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к