Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Кидд Джесс: " Магия На Каждый День " - читать онлайн

Сохранить .
Магия на каждый день Джесс Кидд

        Что, если храбрость - не твой конёк? Алфи знает - ничего хорошего. Особенно, если ты сын отважного исследователя и укротительницы львов. И особенно, если однажды тебе приходится переехать жить к странным тётям в мрачный особняк, стоящий на мрачной опушке очень мрачного леса. Из трубы особняка идёт зелёный дым, у одной из тёть есть огромная летучая мышь, а в библиотеке, судя по всему, живёт призрак. И это ещё не самое странное, что ждёт теперь Алфи, потому что похоже, что тёти Алфи… ведьмы! И они практикуют магию каждую минуту своей жизни! Больше всего на свете Алфи хочется спрятаться в шкафу и больше никогда из него не вылезать. Однако вместо этого ему предстоит завести друга, самом научиться колдовать, дать отпор злобной колдунье и постараться найти в душе то, чего он и не ожидал там увидеть,  - крохотную капельку храбрости.

        Джесс Кидд
        Магия на каждый день

        Посвящается Еве

        Jess Kidd
        Everyday Magic
        This edition is published by arrangement with Canongate Books Ltd, 14 High Street, Edinburgh EH1 1TE and The Van Lear Agency LLC

        

        Глава 1
        Готов к отправке

        Алфи Блэкстак ничуть не был удивлён, что остался сиротой.
        Его родители всегда вели себя неосторожно.
        Мама Алфи, миссис Блэкстак, работала смотрителем в зоопарке и совершила непростительную ошибку, когда обернулась связкой сосисок и пошла танцевать в клетку с голодным львом. Она сделала это на спор.
        Так не стало мамы.
        Но, по крайней мере, у Алфи - бедняжке было всего пять!  - ещё оставался отец.
        Папа Алфи, мистер Блэкстак, был орнитологом - он изучал птиц. Больше всего он любил огромных злобных пернатых с острыми клювами. Свирепых, кровожадных птиц, которые ненавидели орнитологов и жили в опасных, труднодоступных местах вроде скользких отвесных скал, тёмных приморских пещер или верхушек самых высоких деревьев.
        Алфи не был храбрым и отчаянным, как его родители. Он боялся многих вещей, но в особенности больших кошек, свирепых птиц, отвесных скал и нетерпеливых отцов.
        И тут ему тоже не повезло, так как мистер Блэкстак становился очень нетерпеливым в обществе маленьких, растерянных и напуганных мальчишек.
        Однажды мистер Блэкстак решил больше не брать сына в экспедиции.
        Алфи был отчасти этому рад. Но всё же немного расстроился, ведь знал, почему отец не хочет путешествовать вместе с ним. Дело было в том, что он недостаточно храбрый, недостаточно сильный, да и в целом недостаточно хороший. Разумеется, мальчик не хотел ехать в опасные труднодоступные места, но был бы не против более спокойных приключений. Например, посмотреть красивые водопады или познакомиться с весёлыми обезьянками.
        В судьбоносный день, когда Алфи стал сиротой, мистер Блэкстак отправился в путь на протекающей лодке, прихватив с собой только бинокль, краюшку хлеба и записную книжку. Он собирался в одиночку добраться до скалистого острова, затерявшегося где-то посреди бушующего океана, чтобы посчитать живущих там птиц.
        Мистер Блэкстак так и не вернулся.
        Полицейские, школьные учителя, местные газетчики и соседи задумчиво чесали головы. Как им быть с Алфи? Как поступают с детьми, осиротевшими накануне летних каникул?
        Они решили спросить Клариссу, его няню. Разве она не присматривала за Алфи, когда его отец уезжал смотреть на птиц? И разве мальчик не любил оставаться с ней, если не считать сэндвичей с рыбным паштетом, которые она ошибочно принимала за его любимую еду? Но, к сожалению, Кларисса не располагала ни свободным временем, ни лишней комнатой, где Алфи мог бы поселиться.
        Адвокат мистера Блэкстака нашёл ответ: у отца Алфи были две сестры. А значит, они тёти мальчика!
        Тёти согласились без раздумий. Разумеется, они были готовы взять его к себе! С радостью! Они уже ждут! Оставалось только собрать вещи мальчика и безотлагательно отвезти его к родне.

        Итак, Алфи подготовили к отправке.
        Сирота: маловат для своего возраста (девять лет), волосы мышиного цвета, очки, анорак, слишком короткие штаны, ботинки больше нужного на несколько размеров.
        Чемодан: набит сиротскими вещами. Среди них бинокль отца, фотография матери, обнимающей пантеру, и сэндвичи с рыбным паштетом в дорогу.

        Машина неспешно катилась всё дальше, пока Алфи смотрел в окно. На дождь, на поля, на деревья, на дождь, на кусты, на коров, на дождь, на фермы, на мокрых куриц, на дождь, на грустных лошадей, на поля.
        Кларисса, отчаянно вцепившись в руль, щурилась на дорогу. Она забыла очки для вождения и не видела ничего дальше своего носа. Её длинные серебряные серьги подпрыгивали, пока машина пробиралась сквозь бесконечные ямы и ухабы просёлочной дороги. В подстаканнике болтались куриные наггетсы, а приборная панель была измазана джемом. На заднем сиденье рядком сидели малыши в автокреслах и жизнерадостно колотили друг друга по голове.
        Алфи вспомнил, как ещё совсем маленьким точно так же сидел в машине Клариссы на заднем сиденье. Тёплые, приятные минуты! Это было до того, как мальчик пошёл в школу с её суетой и насмешками других детей. Согласитесь, короткая перемена может длиться бесконечно, если не с кем поговорить.
        Разумеется, Алфи из школы всегда забирала Кларисса. Он выходил за ворота один, в то время как остальные дети выбегали стайками, визжа, весело толкаясь и болтая. Бессменная няня давала ему какой-нибудь перекус и мягко брала за руку. Она, как могла, старалась поддержать Алфи, но чаще всего ему от этого становилось только хуже.
        Они уже проехали не меньше тысячи километров. Всё это время в машине звучали повторяющиеся по кругу детские песенки и колыбельные. Одного из ребятишек укачало, и всегда сдержанная няня дважды очень грубо выругалась.
        - Больше половины уже проехали,  - сказала Кларисса, натужно улыбнувшись.  - Скоро будем на месте. Уверена, твои тёти тебя ждут не дождутся.
        - Вот уж сомневаюсь,  - протянул Алфи.
        - Ох, ну зачем ты так?
        - До прошлого четверга я даже не знал, что у меня есть тёти,  - объяснил мальчик.  - Я никогда их не видел. Ясно, что племянник им совсем не нужен.
        - Глупости!  - воскликнула Кларисса.  - Не надо так думать. Может, ты просто забыл, что у тебя есть тёти?
        Алфи отрицательно мотнул головой.
        - Сомневаюсь, что забыл бы о таком.
        Но тут Алфи действительно кое-что вспомнил. Как-то раз его родители вечером шептались на кухне. Они имели такое обыкновение, пока были живы.
        Только в тот раз мама не просто шептала - она шипела, как один из пятнистых гусей-убийц, которые так нравились его папе.
        - Финеас, ты забыл ту индейку?  - яростно шипела она.  - Не помнишь, что они устроили на наше первое семейное Рождество?
        - Хватит, Араминта!  - как мог тихо воскликнул папа Алфи.  - Если с нами что-то случится, мои сёстры будут единственными родственниками нашего сына. Мне всё это тоже не нравится, но что тут поделаешь? Или у тебя в запасе есть другая семья, которая могла бы дать мальчику крышу над головой, если с нами что-то случится?
        Алфи осторожно выглянул из-за двери.
        - Та индейка, Финеас, пробыла в духовке несколько часов,  - в голосе мамы Алфи сквозил неподдельный ужас,  - и вдруг зашевелилась!
        Мистер Блэкстак заметил Алфи и кашлянул.
        Миссис Блэкстак сына не увидела - да и как, ведь ему было всего четыре года, а ростом он всегда был меньше сверстников - и продолжала:
        - Она была мертвее мёртвого, а потом ожила и принялась прыгать, нет, танцевать прямо на обеденном столе…
        - Хватит, милая!  - прорычал мистер Блэкстак, указывая на Алфи.  - Мальчик!
        Миссис Блэкстак быстро взглянула на Алфи, а затем повернулась к мужу и процедила сквозь зубы:
        - Возможно, ему в самом деле стоит познакомиться с тётками. Тогда он поймёт, что у него за семья.
        - У меня есть тёти?  - радостно спросил Алфи. Единственные родственники, о которых он знал, были мама и папа.
        - Не твоё дело,  - отрезал отец.
        - Но мама сказала…
        Мистер Блэкстак свирепо посмотрел на миссис Блэкстак.
        - Видишь, что ты наделала?
        - Алфи, больше мы не будем говорить о твоих тётях,  - спокойно сказала миссис Блэкстак.  - В моём доме уж точно.
        А потом Алфи вспомнил, как, выбравшись поздно вечером из своей комнаты, чтобы перекусить, услышал другой разговор.
        - Я переживаю за него,  - шептал мистер Блэкстак.  - Он такой слабый, робкий и тихий. Как мальчик будет выживать в этом опасном мире?
        Алфи тогда только начал ходить в школу. Большую часть дня он пытался прятаться от учителей и остальных учеников за куртками в гардеробе, в туалете или в пустых коридорах. К сожалению, его всегда находили и приводили обратно в класс.
        - Может, заклинание?  - предложил мистер Блэкстак.
        - Только не вздумай впутывать в это своих ужасных сестёр! Эту парочку ведьм!
        - Я просто пытаюсь ему помочь! Это ты приплетаешь сюда моих сестёр.  - Финеас глубоко вздохнул.  - Ты прекрасно знаешь, что я оставил ту жизнь, когда был чуть старше Алфи.
        - Ладно,  - послышался ответ миссис Блэкстак,  - давай вернёмся к теме разговора. Как же помочь Алфи справляться с трудностями жизни, если он совсем не сильный и не отважный?
        - Может, позволим ему не выходить из комнаты?  - задумчиво протянул мистер Блэкстак.  - Он ведь именно этого хочет.
        - А как же друзья? Разве Алфи не должен завести хотя бы одного?
        Мистер Блэкстак снова глубоко вздохнул.
        - Кажется, он любит одиночество.

* * *

        Алфи задумчиво наблюдал, как в подстаканнике подпрыгивает последний наггетс. Без мамы, папы и хотя бы одного друга мальчик был таким же одиноким и брошенным на произвол судьбы.
        Он больше походил на посылку, чем на живого мальчика. На него могли бы наклеить бирку с текстом:

        «Собственность мисс Гертруды и мисс Зиты Блэкстак
        Поместье Свизербрум-холл
        Где-то в глуши»

        Кларисса вела машину, чуть ли не уткнувшись носом в лобовое стекло.
        - По телефону твоя тётя Гертруда показалась мне очень приятной.
        - Овцы,  - сказал Алфи, указывая на дорогу.
        - Спасибо!  - Кларисса чуть повернула руль, чтобы не врезаться в стадо, пасущееся прямо на обочине.  - Твоя тётя сказала, что они с сестрой живут в просторном особняке. Правда, поместье находится в лесу, так что там нет электричества. У них своя аптека, хотя в Литтл-Сноддингтоне она почти не нужна, ведь там почти ничего не происходит.
        - Отлично,  - ответил Алфи, хотя с трудом находил в этом всём хоть что-то хорошее.
        Но чуть поразмыслив о словах Клариссы, он вдруг уцепился за лучик надежды. Такой лучик нет-нет, а пробьётся даже в самые тёмные времена, особенно если поискать его достаточно настойчиво.
        Мальчик боялся, что его тёти тоже предпочитают опасный образ жизни, который, включает в себя, например, скользкие отвесные скалы или сердитых птиц. Но теперь он точно знал, что они живут в месте, где ничего не происходит. И управляют аптекой. Это звучало совсем не опасно.
        Возможно ли было, чтобы его жизнь с тётями стала лучше прежней?
        Но тут Алфи почувствовал укол стыда. Не так и ужасна была его жизнь в Лондоне. Действительно, мальчик редко видел отца, но ему легко давалось это вынужденное одиночество.
        - Тётя Гертруда обещала приготовить тебе комнату,  - сказала Кларисса.  - Она спросила, что ты любишь есть, и я сказала, что в основном пиццу. Тогда она уточнила подойдёт ли жаркое из крыс. Видимо, у неё отличное чувство юмора!
        Тут няня заливисто рассмеялась.
        Алфи продолжил смотреть в окно. Пейзаж становился всё более мрачным. Расстояния между домами были всё больше, будто они недолюбливали друг друга. Деревья уныло гнулись к земле, кусты шуршали листьями, вороны носились по небу на фоне грозовой тучи, из которой потихоньку начинал накрапывать дождь.
        Малыши на заднем сиденье наконец-то уснули, один за одним убаюканные мерным движением дворников.
        Алфи наблюдал за каплями, растекающимися по стеклу.

        Глава 2
        Сирота прибыл

        Аптека Блэкстаков находилась в центре крохотной деревушки, которая называлась Литтл-Сноддингтон. Смотреть здесь было особо не на что: одна центральная дорога и пруд с утками. Большинство людей проезжали мимо Литтл-Сноддингтона, даже если ехали именно туда. Стоило моргнуть, и он оставался позади.
        Это было тихое местечко, где совсем ничего не происходило, что полностью устраивало немногочисленных местных жителей. Как часто бывает в таких захолустных уголках, здесь все любили быть в курсе дел остальных. В посёлках вроде Литтл-Сноддинтона соседи обычно пристально смотрят на тебя через забор или заглядывают в корзину с продуктами, чтобы узнать, что ты собираешься съесть на завтрак.
        Кроме аптеки в посёлке было отделение почты, продуктовый магазинчик и кондитерская с несколькими столиками для посетителей, где собирались почтенные старушки, чтобы пить чай и сплетничать. Чуть поодаль, на холме стояла древняя церковь, а рядом с ней небольшой домик, где жили приходской священник с женой. По субботам в церкви проходила благотворительная ярмарка всякого хлама, а по будням хозяйничали мыши.
        Домики, выкрашенные яркими красками, сгрудились вдоль главной улицы. Все они были невысокими с соломенными крышами, а в небольших задних двориках стояли уютные беседки, утопающие в цветах. Все жители деревни бились за звание «Лучшего садовника», которое каждый год присуждали во время летней ярмарки.
        По всей округе Литтл-Сноддингтона были разбросаны фермы с прилегающими к ним полями. Там было гораздо меньше цветов, зато куда больше куриц и свиней. А ещё дальше, в чаще тёмного и мрачного леса, находился Свизербрум-холл, где предстояло поселиться Алфи.
        Но давайте сначала заглянем в аптеку Блэкстаков!
        Там всегда было довольно чисто, но в день приезда Алфи с полок стёрли пыль, пол подмели и вымыли, а разнообразные склянки с лекарствами и мазями натёрли до блеска.
        Даже Гертруда Блэкстак принимала участие в уборке, что само по себе было очень необычно. Да и сама она выглядела на редкость аккуратно и празднично: обычно торчащие во все стороны волосы, в этот день ярко-фиолетовые, она уложила в причёску, на ноги надела лучшие туфли - они были золотые и предназначались для танцев, но Гертруда решила, что случай вполне подходящий,  - а белый аптекарский халат как следует выстирала и отутюжила. Зита Блэкстак, её сестра, выглядела как обычно: на ней было мрачное чёрное платье, идеально сочетавшееся с тёмными башмаками, а волосы цвета воронова крыла были собраны в тугую косу.
        Они вместе стояли за прилавком. Гертруда смотрела на дождь. Зита наблюдала за летавшей под потолком аптеки летучей мышью, которая была размером со средний поднос. Толстый рыжий кот, свернувшийся в клубок на подоконнике, время от времени сонно поглядывал на них.
        - Значит, мальчику ничего об этом не известно?  - спросила Зита, обводя рукой помещение.
        - О летучих мышах? Об аптеках?  - с невинным видом спросила Гертруда.
        Тут летучая мышь случайно задела крылом полку с маленькими стеклянными флакончиками. Один из них покачнулся и полетел вниз. Но за секунду до того, как он коснулся бы пола, флакон вдруг замер и завис в воздухе, а потом медленно поплыл вверх.
        Зита взглянула на сестру. Гертруда тихо бормотала что-то себе под нос, её глаза неотрывно следили за движением парящей бутылочки. Стеклянный флакон тем временем вернулся на полку и аккуратно встал на своё место.
        - О заклинаниях,  - со вздохом сказала Зита.  - О повседневной магии, из-за которой стеклянные ёмкости не разбиваются, падая на пол.
        - Наш брат не хотел, чтобы Алфи учился магии.
        - И уж тем более этого не хотела его вредная жена.
        Гертруда пристально посмотрела на сестру.
        - Та рождественская индейка ситуацию не улучшила!
        Зита рассмеялась. Смех вышел довольно зловещим.
        - Вот это у неё было лицо! А индейка всё прыгала, кланялась и вскидывала прожаренные ножки.
        - И напугала Алфи! Он же был ещё ребёнком!
        - Таким толстым! Весь трясся на глупом детском стульчике!
        - Бедный Алфи,  - сказала Гертруда.
        - Бедный Алфи? Скажите, пожалуйста! Надеюсь, он теперь достаточно большой, чтобы не трястись, как желе, от любого дуновения ветра.
        Летучая мышь тем временем спикировала на вешалку для шляп, перевернулась головой вниз, укрылась собственными крыльями и теперь следила за происходящим в щёлочку между ними.
        Зита улыбнулась:
        - А уж мы дадим ему повод, верно, Магнус?
        - Не вздумай!  - воскликнула Гертруда.  - Он не привык к нашему образу жизни, а магия может поначалу пугать.
        Зита закатила глаза.
        - Особенно если ты мелкий трусишка.
        Уголки губ Гертруды опустились.
        - Значит, ты согласна, что мы не станем вот так сразу огорошивать Алфи новостями о разных заклинаниях, зельях и всём прочем?
        - И о всём прочем.
        - Покажем ему, что магия может быть очень даже полезна.
        Зита нахмурилась:
        - Вот ещё!
        - И обычно не включает в себя превращение детей в лягушек или что ты там любишь.
        - Значит, никакого веселья?  - пробубнила Зита.
        - Он же сирота! Мальчик наверняка тоскует по родителям и страшно напуган! Нас он совсем не помнит. Так что мы просто обязаны встретить его как можно более радушно.
        Зита невнятно пробормотала нечто грубое и ушла в рабочую комнату смешивать лекарства, летучая мышь полетела следом.
        - И проследи, чтобы твой фамильяр вёл себя прилично!  - крикнула Гертруда ей вдогонку.

* * *

        Если вы не против, то давайте поговорим о фамильярах, перед тем как продолжим нашу историю.
        Наверняка вы об этом хоть что-то да слышали, но если нет, то фамильяры - это главные приспешники ведьм… и да, тёти Алфи на самом деле были ведьмами. Вроде тех, что держат дома летучих мышей, обожают чёрных котов, помешивают зелья в котелках, наводят порчу и пугают ребятишек огромными бородавками на носу.
        Правда, ни у одной из них бородавок не было.
        Но у обеих были фамильяры.
        Фамильяр - лучший друг ведьмы, её пушистый, пернатый, чешуйчатый, склизкий или колючий напарник в любом деле. Ведьмы и их фамильяры никогда не расстаются. Они делят ванну, подушку и даже последнее печенье. Ведьмы бывают всех ростов, размеров и возрастов, как и их фамильяры. Бывают вредные, бородавчатые, зловеще хохочущие ведьмы, так же как и улыбающиеся, подмигивающие, очень даже приятные. Точно так же их фамильярами могут быть как бабуины, так и жуки, как лебеди, так и кролики.
        Быть фамильяром - работа сложная. Они должны беспрекословно помогать своим ведьмам, что бы те ни задумали. Если достанется добрая ведьма, то можно жить и радоваться - впереди сотни лет сплошного волшебства. Но если тебя выберет по-настоящему злобная ведьма, то вся эта сотня лет будет наполнена рикошетящими заклинаниями и дымящимися котлами.
        Кроме того, фамильяры и ведьмы со временем начинают походить друг на друга.
        Например, тёти Алфи.
        Фамильяром Гертруды Блэкстак был кот по имени Сумбур, толстяк с рыжей мягкой шёрсткой и янтарными глазами. Как раз он лежал на подоконнике аптеки Блэкстаков. Сумбур был милым и ласковым котом. Он радостно встречал всех посетителей аптеки и с мурлыканием тёрся об их ноги.
        У Гертруды и Сумбура были широкие улыбки и слегка тучные фигуры. Они обожали людей, кресла у камина и поспать.
        Фамильяром Зиты Блэкстак была летучая мышь по имени Магнус. У него были опасные на вид клыки и широкие кожистые крылья, благодаря которым он больше всего напоминал сломанный зонтик.
        Магнус любил целыми днями висеть вниз головой на вешалке для шляп в задней комнате аптеки. Именно там находилось рабочее место Зиты, где она с утра до вечера колдовала над мазями и таблетками, притирками и порошками, которые продавала Гертруда.
        Зита и Магнус обожали плохую погоду, злые шутки и опасные заклинания. А вот детей они терпеть не могли.
        Как легко догадаться, в тот день, когда должен был приехать Алфи, Зита и Магнус проснулись в особенно дурном расположении духа.
        Ко всему в придачу, с самого утра в аптеку чередой шли покупатели, о чём, не унимаясь, сообщал колокольчик над входной дверью. Большинство из них решили заглянуть к Блэкстакам из чистого любопытства - всем хотелось поскорее увидеть, что за мальчик будет теперь жить в их деревушке. О его скором прибытии сообщал огромный плакат, висевший в витрине аптеки над уже привычным набором бинтов, тоников со скидкой, кремов от прыщей и пластырей. Размашистыми синими буквами на нём было написано:

        Альфред Блэкстак,
        добро пожаловать!

        Сумбур сидел на своём привычном местечке у окна и следил за дорогой. Время от времени он поглядывал на плакат и урчал от гордости. Это была его лучшая работа. Он поймал лапами кончик своего хвоста, который всё ещё был в синей краске, и с любовью его прикусил.

* * *

        Стоило Клариссе заглушить двигатель, как малыши на заднем сиденье проснулись и разом начали хныкать. Алфи тоже проснулся. Он открыл глаза и подпрыгнул от испуга, чуть не ударившись головой о крышу.
        С его стороны к окну прижималось расквашенное лицо.
        Нос: сплющенный, напоминающий свиной пятачок.
        Глаза: широко раскрыты, смотрят в упор.
        Волосы: кудряшки, напоминающие пурпурную пену.
        Лицо отпрянуло со смехом. Алфи с опаской опустил стекло.
        - Я Гертруда! Рада познакомиться, Алфи!  - бодро начала она, но вдруг осеклась.  - Или ты предпочитаешь, чтобы тебя звали Альфред?
        Алфи выдавил улыбку:
        - Лучше Алфи.
        - Ну, тогда Алфи,  - сказала Гертруда улыбаясь.
        Алфи вдруг стало грустно. Только мама и папа называли его Альфред. Обычно, когда злились. Возможно, больше никто и никогда не назовёт его Альфредом.
        Кларисса достала чемодан Алфи из багажника и передала Гертруде. А потом обняла мальчика на прощание.
        - Желаю удачи, Алфи,  - тихо сказала она.  - Я приеду в гости, когда ты тут обустроишься.
        Алфи с тоской наблюдал, как уезжает машина Клариссы. У него было ощущение, будто он тонет. Один из малышей помахал ему из-за стекла липкой ручонкой. Его до сих пор бессменная няня просигналила и скрылась за поворотом.
        Тем временем толстый рыжий кот с интересом обнюхивал его чемодан. Алфи решил, что позже отдаст ему свой сэндвич с рыбным паштетом.
        - Ну что,  - жизнерадостно заговорила Гертруда,  - впереди у нас тихий вечерок! Совершенно будничный и скучный! Боюсь, здесь очень редко происходит что-то интересное.
        Алфи на мгновение стало чуть спокойнее, но потом дверь аптеки распахнулась и на улицу вышла пугающая фигура в чёрном - высокая худая и насупленная женщина, рядом с которой летало нечто, напоминающее чёрную половую тряпку.
        Она молча прошла к велосипеду, стоящему у фонарного столба.
        - Не совершай резких движений,  - пробормотала Гертруда.  - Твоя тётя Зита сегодня не в лучшем настроении.
        Зита всё так же молча принялась снимать велосипедный замок. Половая тряпка повисла на верхушке столба.
        Алфи указал на неё.
        - А это что?
        - Летучая мышь,  - спокойно ответила Гертруда.
        - Ого!  - удивился мальчик. Он ясно ощущал, что диковинное животное внимательно за ним наблюдает.  - Я и не знал, что они бывают такими большими.
        Зита повернулась к Алфи. От её пронзительного взгляда мальчику стало так холодно, будто на него вылили ведро ледяной воды.
        Алфи поёжился.
        - Так и знала!  - крикнула Зита.  - Он всё ещё трясётся от страха, как желе!
        - Где твои манеры?  - возмутилась Гертруда.  - Поздоровайся с мальчиком как полагается!
        - Я бы лучше его в солёный огурец превратила,  - сквозь зубы процедила Зита, запрыгнула на велосипед и покатилась прочь.
        - Больше никаких солёных детей!  - закричала ей вслед Гертруда.  - Ты обещала!
        Летучая мышь слетела с фонарного столба, напоминая чернильно-чёрного воздушного змея. Она сделала небольшой круг и полетела вслед за Зитой.
        - Мышь летит за ней,  - удивлённо проговорил Алфи.
        Гертруда кивнула:
        - Магнус её… питомец.
        - Кто держит летучих мышей в качестве питомцев?
        Гертруда пожала плечами:
        - Долго объяснять.
        - Зита хотела меня засолить?
        - Она не серьёзно.
        - Казалась вполне серьёзной.  - Алфи снова стало грустно.  - Я ей здесь не нужен.
        Он едва сдерживал слёзы, хотя не плакал с самого младенчества.
        - Алфи, мы очень рады, что ты здесь,  - мягко сказала Гертруда.  - Верно, Сумбурчик?
        Кот тут же замурлыкал, потёрся о ногу мальчика и упал на спину, приглашая его почесать тёплый рыжий животик.
        Алфи стало самую капельку лучше.

        Глава 3
        Кондитерская миссис Ментон

        Аптека Блэкстаков поражала воображение. Она больше походила на музей, чем на магазин. Повсюду стояли разнокалиберные шкафы-витрины, в которых плотными рядами были расставлены бутылочки и флаконы, свёртки и мешочки всех цветов.
        Удивительно, но казалось, что все шкафы чересчур вместительные для своих размеров.
        - Отличная аптека,  - сказал Алфи, с интересом оглядываясь.
        Гертруда кивнула.
        - Ей не меньше ста лет, то есть она старше тебя, меня и Зиты вместе взятых. Я правильно помню, что тебе девять?
        Алфи кивнул. Он внимательно посмотрел на Гертруду. Было сложно предположить, сколько ей лет. Если учитывать одежду, то она явно была моложе его отца, который всегда носил деловые костюмы и выглядел предельно серьёзным. Когда Гертруда сняла белый аптекарский халат, мальчик изумился тому, что его тётя одета буквально во все цвета радуги, как будто она была ведущей детской передачи.
        - Мне нравится твой анорак,  - с улыбкой сказала Гертруда.  - Такой оранжевый.
        Алфи знал: если тебе сказали что-то приятное, надо ответить в том же духе.
        - Мне нравятся ваши волосы. Такие фиолетовые.
        - Сегодня - да. Девятилетки едят сэндвичи?
        - Только если без рыбного паштета,  - поспешил ответить Алфи.
        - А как насчёт пирожных?
        - Девятилетки обожают пирожные, тут можете не сомневаться.
        - Замечательно! Тогда мы с тобой пойдём в знаменитую кондитерскую миссис Ментон.  - Гертруда повернулась к коту:  - Сумбурчик, запри аптеку, пожалуйста. От Алфи можешь не скрываться.
        Кот запрыгнул на прилавок и кончиком хвоста подцепил ключ, висящий на крючке. Гертруда оглядела полки - все баночки и свёртки аккуратно встали в линию. Она повернулась к окну - ставни захлопнулись.
        Алфи закрыл глаза, потёр их и снова открыл.
        Он повернулся к тёте.
        - Я действительно всё это видел?
        Гертруда с хитрым видом рассмеялась.
        - Завтра я тебе всё здесь покажу.  - Она подхватила его чемодан и направилась к двери.  - Идём.
        Алфи зачарованно наблюдал, как кот потрусил следом за хозяйкой, всё ещё удерживая ключ на кончике хвоста.

* * *

        Кондитерская миссис Ментон действительно была известна чуть ли не на весь мир благодаря тому, что её хозяйка пекла просто исключительные торты и пирожные. Кроме того, она была постоянной клиенткой аптеки Блэкстаков. Гертруда по дороге рассказала племяннику, что миссис Ментон часто покупала у неё фирменный крем для уменьшения усиков, пользующийся популярностью у местных дам. С улицы кондитерская напоминала клубничный зефир. Это был аккуратный кирпичный домик, выкрашенный в кремово-белый цвет, с большими окнами и розовыми ставнями.
        Была уже вторая половина дня, так что в кондитерской потихоньку начали собираться обычные посетительницы, чтобы выпить чая и перемыть косточки соседям. Несколько из них приветливо помахали Гертруде, когда она вошла, а некоторые сделали вид, что совсем её не заметили.
        Гертруда села за свободный столик и заказала чай со сдобными булочками с начинкой из взбитых сливок и джема, а также копчёную рыбу для кота. Сумбур запрыгнул на соседний с Алфи стул и весело ему подмигнул.
        Гертруда ободряюще улыбнулась.
        - Ну, расскажи мне о себе,  - попросила она.
        - Мне же это не привиделось?  - прошептал Алфи.  - В аптеке свёртки с лекарствами двигались как по волшебству и ставни закрылись сами собой!
        - Не привиделось. Знаю, ты к такому не совсем готов. Твои родители недолюбливали магию.
        - Но магии не бывает!  - воскликнул мальчик.
        - Алфи, прошу тебя не кричать. Не стоит всем в кафетерии знать о наших делах.  - Гертруда огляделась и тихо продолжала:  - Разумеется, магия бывает. Можно использовать заклинания, специальные смеси и другие способы.
        - Заклинания? Смеси? То есть зелья?
        - Точно - зелья! Видишь, ты и сам кое-что знаешь.
        - Но разве зелья… не ведьмы варят?
        - Варят. Но чаще всего мы пользуемся универсальным магическим порошком на все случаи жизни. Его готовят заранее и берут с собой. Очень удобно для повседневной магии.
        - Значит, вы…
        - Ну да,  - со смешком сказала Гертруда.
        - Я как-то раз слышал, как мама назвала вас с тётей Зитой…  - Алфи осёкся и покраснел.
        - Ведьмами? И решил, что мы ей просто не нравимся?
        Алфи кивнул. Он огляделся. Всё в кондитерской выглядело совершенно обыкновенным.
        Он кивнул на дам за соседними столиками.
        - А они тоже?
        - Нет, это просто старушки, живущие поблизости.
        - Но им известно о магии?
        - Разумеется, нет!  - воскликнула Гертруда.  - Они обычные люди!
        - Точно не ведьмы?
        - Ведьмой стать не так-то просто. Для начала нужно научиться придумывать заклинания и подбирать ингредиенты для снадобий. А потом соединяешь всё вместе, добавляешь немного воображения и… БАМ!
        - Здорово! Наверное…
        - Давай я покажу.  - Гертруда достала из кармана крохотную серебряную бутылочку.  - Следи внимательно.
        Алфи подался вперёд.
        - Сначала щепотка магического порошка на все случаи,  - сказала Гертруда и высыпала прямо в сахарницу, стоящую в центре стола, немного ярко-зелёного порошка из бутылочки, а потом тихо что-то пробормотала.
        Алфи изумлённо наблюдал, как лежащие в сахарнице квадратные кусочки рафинада вдруг подпрыгнули, задрожали и начали с едва слышными хлопками взрываться, превращаясь в изящные цветочки.
        - Они съедобные, попробуй,  - предложила Гертруда.
        Алфи взял один из цветков и поднёс к глазам, чтобы получше рассмотреть. Его белоснежные лепесточки по краям были окрашены в зелёный цвет. Он осторожно лизнул.
        На вкус это был обычный сахар, ничего выдающегося. А когда Алфи снова посмотрел на сахарный цветок, тот уже принял прежнюю форму. И тут кубик в его руке начал слегка подрагивать. Алфи присмотрелся и увидел, что внутри появилось что-то чёрное. Муха!
        Кусочек сахара недовольно зажужжал.
        Алфи ахнул и бросил его на стол.
        Гертруда рассмеялась.
        - Видишь, Алфи, магия бывает. Просто большинство людей не замечают её, даже если она происходит прямо у них перед носом.
        Мальчик огляделся. Его тётя была права: посетители кондитерской ничего не заметили! Они были слишком увлечены пирожными, чаем и сплетнями.
        - Сейчас проверим,  - сказала Гертруда.
        Она высыпала ещё немного зелёного порошка из бутылочки себе на ладонь и сдула её так, чтобы она полетела по направлению к соседнему столику.
        Там сидели две дамы и пили чай с печеньем, которое горкой лежало на тарелке. Вдруг одно из них отрастило себе ножки, как у жука, и принялось бегать кругами. Сидящая совсем рядом седовласая леди не обратила на это никакого внимания и потянулась к чайнику. Когда она наливала горячий чай, пар, струящийся из носика, вспыхнул изумрудным цветом. Леди замерла и изучающе посмотрела в чашку.
        - Она заметила! Зелёный пар!
        - Погоди, смотри дальше,  - прошептала тётя Алфи.
        Дама чихнула и как ни в чём не бывало повернулась к своей собеседнице.
        - Что угодно, лишь бы не замечать магию,  - тихо сказала Гертруда.  - Ещё одна черта отличает обычных людей от не таких уж и обычных.
        - Какая?
        - Они не верят в магию. А если поверить в неё от пальцев ног до самой макушки, то она сработает. Мы каждый день ею пользуемся.
        - Чтобы убирать в аптеке?  - предположил Алфи.
        - Верно!
        - Или чтобы заставить кота подмигивать?
        - О, тут ничего волшебного! Он сам это умеет. Верно, Сумбурчик?
        Кот снова подмигнул.
        Алфи ненадолго задумался.
        - А вот…
        - Всему своё время, Алфи,  - прервала его Гертруда.  - Магия - понятие довольно сложное, а кондитерская - не лучшее место, чтобы обсуждать такие вещи.
        Тут к ним с подносом в руках подошла женщина в цветастом переднике. Полная фигура и высокий рост делали её похожей на шкаф. Она опустила поднос на стол и начала расставлять чашки и тарелочки.
        - Гертруда, это ваш племянник?
        - Да, миссис Ментон, это Алфи.
        Миссис Ментон пристально посмотрела на мальчика.
        - Наш городок очень тихий, так что разные проказы здесь не к месту. Ты же не собираешься проказничать?
        - Не собираюсь.
        Миссис Ментон нагнулась к самому уху Алфи, чуть не испачкав ему щёку розовой помадой, и зловеще прошептала:
        - Лучше держись подальше от Зиты. Она терпеть не может детей, особенно мелких пакостников.
        Женщина взяла нож для масла и провела по горлу со зловещим выражением лица, больше подходящим пирату, чем кондитеру.
        Алфи опешил.
        Гертруда нахмурилась.
        - Миссис Ментон, прошу вас! Лучше расскажите, что новенького.
        - Цирк приехал,  - произнесла миссис Ментон с кислой миной.  - Их видели на окраине деревни.
        Гертруда просияла.
        - На неделю раньше! Отличные новости!
        По выражению лица миссис Ментон Алфи понял, что та не разделяла радости своей посетительницы.
        - Вы и в этом году позволите циркачам разбить лагерь на поле за вашей усадьбой?  - сухо спросила она Гертруду.
        Миссис Ментон произнесла слово «циркачи» с выражением, с которым обычно говорят что-то вроде: «Я вляпалась в собачью кучку».
        - Разумеется,  - ответила Гертруда.
        Миссис Ментон подняла бровь.
        - После того, что произошло в прошлом году?
        Сумбур вдруг отвлёкся от охоты на край скатерти и поднял глаза на Гертруду.
        - Да,  - уверенно ответила она.
        - А что произошло в прошлом году?  - заинтригованно спросил Алфи. Он ещё ни разу не был в цирке.
        - В прошлом году человек-ядро протаранил крышу школы, дрессированные козы слопали подштанники нашего священника, сушившиеся на улице, а потом загорелся купол цирка,  - со скорбным видом перечислила миссис Ментон.
        - Ничего себе!  - воскликнул Алфи.
        - Поговаривали, что его подожгла женщина-дракон, у которой вдруг начался ужасный приступ икоты.  - Тут миссис Ментон повернулась к окну и тяжело вздохнула.  - Легки на помине.
        И действительно, по главной улице, истошно сигналя, ехала целая процессия ярко раскрашенных автобусов, фургонов и домиков на колёсах. За ней следом бежали босоногие дети и заливисто лающие собаки.
        Миссис Ментон скривилась.
        - И почему они не могут найти себе приличное жильё и нормальную работу?
        - У них отличная работа - они работают в цирке,  - ответила Гертруда.
        Миссис Ментон покачала головой.
        - Как вообще можно жить в автобусе? Там даже ванны нет!
        - Мир стал бы ужасно скучным местом, если бы все жили в аккуратных домиках и управляли бы кондитерскими.
        Миссис Ментон горделиво задрала нос и поплыла прочь, огибая столики.
        Гертруда подтолкнула Алфи локтем.
        - Ох, какой чудесный день! К нам приехал не только ты, но и цирк!
        Высокая девочка со светлыми волосами, собранными в растрёпанный хвостик, отделилась от толпы циркачей и пошла в сторону кондитерской. Сумбур запрыгнул на стол, его хвост от радости встал трубой.
        - Калипсо!  - крикнула Гертруда.
        - Гертруда!  - крикнула девочка.
        Она бросилась к ним через весь зал, сгребла кота в охапку и крепко прижала к себе.
        - Познакомься с моим племянником,  - сказала Гертруда.  - Алфи с тобой одного возраста, так что вы должны подружиться.
        Алфи почувствовал, как сильно покраснел.
        Калипсо посмотрела на Алфи.
        Алфи отвернулся.
        Он вдруг вспомнил, что на нём слишком короткие штаны и ботинки больше на несколько размеров. А ещё он в очках и чересчур тёплом для лета оранжевом анораке.
        Хорошо, что с утра шёл дождь.
        Потому что свой любимый ветрозащитный анорак Алфи носил даже в самую жаркую погоду. Ему нравилось, что в нём много карманов и есть капюшон, который можно натянуть на голову. Так мальчик мог в любой момент почувствовать себя невидимым. Что, безусловно, не соответствовало действительности, ведь анорак был настолько яркого цвета, что при определённой погоде мог быть виден даже из космоса.
        Другими словами, Алфи внезапно вспомнил обо всём, из-за чего его обычно дразнили в школе.
        - Алфи, всё в порядке?  - спросила Калипсо.
        Он поднял на неё глаза.
        Калипсо ему улыбалась!
        Он так удивился, что улыбнулся в ответ.
        - Эй, циркачка, ты что здесь забыла?  - гневно закричала возникшая как из-под земли миссис Ментон.  - Пошла вон! Сейчас же!
        Калипсо достала из кармана кофты рекламные листовки и неуверенно ими взмахнула.
        - Можно оставить здесь?
        - Рекламу вашего ужасного представления?!  - рявкнула миссис Ментон.  - Ну уж нет!
        - Да ладно вам!
        - Выметайся! Никаких циркачей в моей кондитерской!
        Калипсо показала хозяйке заведения язык и выскочила за дверь.
        В этот же момент кучка клоунов шла по главной улице на руках. Они остановились у окна, заметив выбежавшую девочку, и недоумённо постучали по стеклу носами своих нелепо-огромных ботинок. Цирковой пони тоже сбавил шаг, чтобы обнюхать цветы на клумбе.
        Некоторые из посетителей рассмеялись, но тут же замолкли, встретив свирепый взгляд миссис Ментон.
        Алфи посмотрел на листовку. Она обещала ему встречу с безумными клоунами, добродушными пони, отчаянными канатоходцами, дерзкими байкерами, огнедышащей женщиной-драконом и человеком-пушечным ядром.

        Семейный цирк Фаганов.
        Ждём всех от мала до велика!

        Повинуясь какому-то порыву, он вдруг подбежал к окну. Калипсо шла по дороге вместе с остальными. Девочка сделала колесо возле лавки мясника, а потом обернулась и помахала Алфи рукой, на что он трусливо спрятался за розовой шторой.
        Когда мальчик снова выглянул, Калипсо уже скрылась за поворотом.

        Глава 4
        Пыльный набалдашник

        После нескольких булочек, сэндвича (без рыбы) и трёх чайников чая, Гертруда наконец предложила пойти домой.
        Парад-алле закончился, и больше циркачи не появлялись, так что жители деревеньки могли спокойно наслаждаться тихим воскресным вечером.
        Рассчитавшись в кондитерской, тётя Алфи направилась к магазину дальше по улице.
        - Давай сначала сюда заглянем. Хочу тебе кое-что купить.
        Небольшое одноэтажное здание с пыльными витринными окнами, не пропускающими свет, было буквально втиснуто между гораздо более респектабельными домами. На выцветшей вывеске не было названия - только изображение горностая, держащего воздушный шарик.
        Казалось, внутри долгие годы не было ни одного покупателя.
        - А что здесь?  - спросил Алфи.
        - «Нескучная лавка мистера Фингерхата».

* * *

        В «Нескучной лавке мистера Фингерхата» продавался самый разнообразный хлам. Складывалось впечатление, что здесь буквально всё шло со скидкой: от карнавальных костюмов и водных пистолетов до роликовых коньков и мышей в серебряных клетках.
        Гертруда подошла к прилавку и заговорила с продавцом:
        - Мистер Фингерхат, добрый день! Мне нужен набор игр для весёлых мальчиков.
        Хозяин молча развернулся и, шаркая, пошёл к двери, ведущей в заднюю комнату. Алфи пытался придумать, как объяснить тёте, что не такой уж он и весёлый мальчик. Тем временем старик вернулся с пыльными коробками, в которых лежали разные головоломки и старые шахматы.
        Мистер Фингерхат положил игры на прилавок и недоумённо уставился на Алфи, как будто только его заметил.
        - Это кто?
        На полке за спиной владельца лавки стояло чучело горностая на деревянной подставке. Казалось, что оно тоже изучающе смотрит на Алфи поразительно живыми чёрными глазками.
        Мальчику стало неловко от пристальных взглядов.
        - Мой племянник, Алфи Блэкстак,  - ответила Гертруда.
        - Мелковат для Блэкстаков,  - пробормотал мистер Фингерхат, отвернувшись к древней кассе, чтобы выбить чек.  - Сколько лет?
        - Алфи девять,  - холодно ответила Гертруда, копаясь в сумочке.  - И он совершенно нормального роста.
        Мистер Фингерхат взял деньги и сложил их в кассу.
        Гертруда убрала игры в сумку и пошла копаться в ведре с надписью «Веселье с уценкой». В нём было полно цветастых очков с пластмассовыми носами и усами, а также шляпок, украшенных разноцветными перьями.
        Мистер Фингерхат повернулся к Алфи.
        - Итак, парнишка,  - заговорил он шёпотом,  - ты ведь знаешь, что в особняке твоих тёток электричества нет?
        - Слышал.
        - А значит, нет и компьютера, телефона и телевизора,  - проговорил мистер Фингерхат с довольной ухмылкой.  - Придётся искать какой-то другой способ занять себя.
        - Ну и ладно,  - тихо ответил Алфи.
        Мистер Фингерхат исчез под прилавком, а через секунду вынырнул оттуда с маленькой и очень пыльной коробкой.
        - Это подарок.  - Он постучал по крышке длинным жёлтым ногтем.  - Может, развлечёт тебя.
        - Что там?
        Мистер Фингерхат стёр пыль с коробки кончиком своей седой бороды.
        - Набалдашник.
        - Вы дарите мне набалдашник?  - спросил Алфи.
        - Трости для него у меня нет, а набалдашник без трости не так-то легко продать.  - Мистер Фингерхат достал его из коробки и протянул Алфи.  - Пускай будет у тебя.
        Алфи взял круглую, опутанную паутиной вещицу.
        - Спасибо. Наверное.
        Рот старика искривился в усмешке, прятавшейся за его пыльной седой бородой. На полке позади у чучела горностая, казалось, начался приступ икоты.
        - Уже познакомился со своей тётей Зитой?
        Алфи кивнул.
        Старик посмотрел на мальчика с сочувствием.
        - Расскажу тебе секрет: набалдашник совсем не набалдашник.
        - Правда?  - удивился Алфи.
        Мистер Фингерхат поднёс узловатый палец к губам:
        - Тсс! Не стоит об этом болтать. Тётям не понравится, что ты слишком уж веселишься. И если они узнают о набалдашнике, который совсем не набалдашник, тогда лучше не говори им, как он к тебе попал. Ладно?
        Алфи вдруг стало страшно. Он внимательно посмотрел на предмет в своей руке.
        - Если у меня будут неприятности, то я его брать не стану.
        - Какие неприятности? Он просто поможет тебе скоротать время в этом ужасном старом доме, где нет компьютеров, зато есть твоя сварливая тётя Зита. Привнесёт немного магии в твою несчастную юную жизнь. Ты же сирота, верно?
        - Да, но…  - Алфи пристально посмотрел на старика.  - Вы сказали «магию»?
        - Они достают свой зелёный порошок и… БАХ!
        Алфи опешил.
        - Моя тётя сказала, что больше никто в деревне об этом не знает!
        - Правда?  - Мистер Фингерхат недобро ухмыльнулся.
        - Вроде как обычные люди не замечают магию.
        - Некоторые замечают, некоторые нет.
        Алфи нахмурился.
        - Так что это такое, если не набалдашник?
        - Сам разберёшься. Ты же Блэкстак?  - Старик хитро посмотрел на Алфи.  - Блэкстаки обычно сообразительные.
        Алфи спрятал набалдашник в карман анорака, понадеявшись, что не пожалеет об этом.
        Мистер Фингерхат воровато глянул на Гертруду. Тётя Алфи как раз примеряла красную блестящую шляпку и пышные фальшивые усы.
        - Вы и в этом году пустите цирк на поле за усадьбой, мисс Блэкстак?
        Гертруда ухмыльнулась.
        - Не ваше это дело, Игнатус Фингерхат.
        В бороде старика снова мелькнула хитрая усмешка.
        - Миссис Ментон считает, что от цирка одни неприятности.
        - О, я прекрасно знаю, что думает по этому поводу миссис Ментон!  - резко ответила женщина и повернулась к племяннику.  - Пойдём, нам пора.
        Гертруда стрелой вылетела из магазина, Сумбур поспешил за ней.
        Алфи поплёлся следом.
        - Добро пожаловать в Литтл-Сноддингтон, юный Блэкстак,  - сказал старый лавочник.  - Тебе здесь понравится.

* * *

        Уже темнело, так что Гертруда предложила пройти к усадьбе по короткой дороге, а точнее, по узкой извилистой тропинке, ведущей прямо через лес. Тётя тащила чемодан Алфи, а он пытался не отставать.
        Круглый набалдашник оказался на удивление тяжёлым и сильно оттягивал карман, в котором лежал.
        Алфи предпочёл бы не брать его у старого хозяина магазина с хитрым взглядом и клочковатой бородой.
        Мистер Фингерхат сказал, что Блэкстаки сообразительные.
        Алфи насупился. Ему казалось, что Блэкстаки скорее странные.
        Его отец обожал выслеживать злобных птиц в опасной для жизни местности. Тётя Гертруда могла превратить печенье в жука, заставить позеленеть пар из чайника, а её кот умел подмигивать. У тёти Зиты была огромная летучая мышь, и она хотела превратить Алфи в солёный огурец.
        Магия для них была обыденным делом.
        Разве это всё не странно?
        Они шли мимо высоких деревьев с тёмной и до сих пор влажной кроной, хотя дождь закончился несколько часов назад. У них были толстые крючковатые стволы, на которых при должном старании можно было рассмотреть пугающие лица. Алфи старался не смотреть на них слишком пристально.
        - Добро пожаловать,  - задыхаясь, сказала Гертруда.  - Вот и твой новый дом - поместье Свизербрум-холл!
        На мрачной опушке мрачного леса стоял большой мрачный особняк.
        Он был совсем не похож на аккуратный лондонский дом, в котором раньше жил Алфи.
        В нём не было ничего аккуратного.
        Крыша была прогнившая, а окна трухлявые. Зелёный дымок струился из трубы и спиралью уходил в небо. Каменные ступеньки вели к чёрной входной двери.
        Алфи не покидало ощущение, что за ним наблюдают. Ему мерещилось, что в окнах кто-то стоит. Но, присмотревшись, он так никого и не заметил.
        Гертруда бросила чемодан Алфи на тропинку.
        Покрытые мхом кочки бросились от него врассыпную.
        С ужасным скрипом открылась входная дверь. Сама собой.
        Алфи задумался, не будет ли лучше убежать, но где мог бы спрятаться так и не придумал.
        Перед ним страшный особняк.
        Позади него страшный лес.
        - Алфи, заходи скорее!  - позвала Гертруда.  - Я хочу показать тебе кое-что, пока солнце не село.
        Последний раз обернувшись на деревья, которые на вид стали ещё выше и темнее, Алфи побрёл следом за тётей. Они прошли через главный вход и попали в просторный гулкий холл. Внутри особняк оказался захламлённым и заплесневелым ничуть не меньше, чем магазин мистера Фингерхата.
        Гертруда распахнула одно из окон и отошла, чтобы Алфи смог посмотреть.
        Какой вид!
        Позади особняка находилось несколько полей, тянущихся друг за другом до самой кромки леса на горизонте.
        На самом дальнем из них сгрудились цветастые фургоны, автобусы и домики на колёсах, вокруг которых горело множество костров.
        - Это цирк!  - воскликнул Алфи.
        Гертруда кивнула.
        - Наши летние соседи. Семейный цирк Фаганов.
        Алфи вспомнил о высокой девочке с растрёпанным хвостиком. Калипсо. Он ни разу не встречал никого с таким именем.
        Она ему улыбнулась.
        Гертруда посмотрела на светильник, висящий на стене, и что-то неразборчиво шепнула. Он моргнул и начал светиться ровным жёлтым светом. Тут Алфи заметил, что эта лампа очень странной формы. Больше всего она походила на огромного светляка. На толстого жука с ярким светящимся хвостом!
        Алфи изумлённо наблюдал, как точно такие же светильники зажигаются по всему залу.
        - Это же… ненастоящие жуки, правда?
        Гертруда сделала вид, что не услышала вопрос.
        Теперь в холле было светло, и Алфи смог как следует осмотреться. На стенах висели старые портреты. Полотна были пыльными, а лица изображённых на них мужчин и женщин хмурыми. Их глаза неотрывно следили за мальчиком. На полу лежал кроваво-красный ковёр, который поднимался по парадной лестнице. Алфи с ужасом заметил, что перила уж очень напоминали змею с распахнутой пастью и огромными клыками, чьё тело спиралью уходило вверх так высоко, что кружилась голова. Вместо глаз у змеи были два сверкающих рубиновых камня.
        - Лестницы у нас приветливые,  - сказала Гертруда,  - но я не советую скатываться по перилам. Хотя, ты не похож на мальчика, который станет делать что-то подобное.
        - Не похож?  - переспросил Алфи, немного расстроившись.
        Гертруда улыбнулась.
        - Идём, покажу твою комнату.
        Алфи с опаской двинулся вверх по лестнице.
        На каждой ступеньке лежал какой-то хлам: книги, растения в горшках, банки с непонятными субстанциями и, что самое странное, множество запасных частей от пылесосов.
        - А зачем пылесосы без электричества?  - удивлённо спросил Алфи.
        - Лучший способ куда-то добраться,  - пробормотала Гертруда.  - Смотри под ноги.
        Он старался ступать как можно осторожнее, но то и дело спотыкался. Стоило ему хоть на мгновение поднять глаза, как вещи, лежащие на ступеньках, меняли своё положение, будто специально пытались не дать ему пройти.
        Суровые портреты хмуро смотрели им в спины, светляки на стенах гасли, как только Алфи и Гертруда проходили мимо.
        Хотя бы тёти Зиты поблизости не было.
        - А Зита здесь?  - тихо спросил Алфи, когда они добрались до последнего этажа.
        - Нет, если она дома, светильники горят зелёным.  - Гертруда остановилась.  - Вот и твоя комната!
        Она распахнула перед мальчиком дверь.
        Светляки на стенах внутри разом вспыхнули.
        Алфи глубоко вздохнул.
        Это был настоящий кошмар.
        Стены его новой комнаты были выкрашены тёмно-красной краской, поверх которой были нарисованы белоснежные привидения с чёрными клыками. В углу стояла бугристая кровать, укрытая красным покрывалом с бутафорскими отрезанными пальцами по краям, заменявшими бахрому.
        Алфи вспомнил свою комнату в Лондоне: синее одеяло и синие стены, телевизор и игровая приставка, полки с книгами и уютный коврик.
        Дома в Лондоне всегда было светло, чисто и тепло.
        Дома.
        Но теперь вот его дом: мрачный, затянутый паутиной, с гадкими жуками на стенах.
        - Что скажешь?  - нетерпеливо спросила Гертруда.  - Нравится?
        - Отлично,  - выдавил Алфи.  - Совсем… по-другому.
        - Давай сначала поужинаем. Вещи разберёшь потом.
        Алфи кое-что вспомнил.
        - Правда, что у вас нет телевизора?
        - Из-за магии картинка пропадает.
        - И компьютера нет?
        - Мистер Фингерхат как-то давал нам компьютер.
        Алфи обрадовался.
        - Правда?
        - Он взорвался! Боюсь, тоже из-за магии,  - с улыбкой пояснила Гертруда.
        Вдруг жуки-светильники вспыхнули зелёным цветом.
        Улыбка тут же слетела с лица его тёти.
        - Кажется, Зита решила ужинать с нами.
        - Она же не засаливает мальчиков, правда?
        Гертруда нервно рассмеялась.
        - Зита может быть в дурном настроении. Лучше не говори с ней, не смотри на неё и постарайся не шуметь.
        Всё это совсем не обнадёживало.
        - А её летучая мышь опасна?  - нервно спросил Алфи.
        - Магнус? Он в последнее время отказался от крови и перешёл на томатный сок. Переживай только за свои глаза.
        - За глаза?
        - Лучше не снимай очки,  - предупредила Гертруда.  - Глазные яблоки - любимая закуска летучих мышей.
        - Какой ужас!  - воскликнул Алфи.
        - Ну да,  - согласилась Гертруда.
        Громкий удар сотряс весь особняк. Свет моргнул. Пластмассовые пальцы на краю покрывала подпрыгнули.
        Гертруда вздохнула.
        - Ну вот! Зита даже в худшем расположении духа, чем обычно.
        Сумбур лапой открыл дверцу шкафа и забрался внутрь.

        Глава 5
        Опасности обычных вещей

        Алфи старался не шевелиться.
        Зита сидела во главе кухонного стола, возле её локтя стояла дымящаяся миска. Когда вошли Алфи с Гертрудой, она читала газету. С тех пор его тётя ни разу не подняла на них глаза. Летучая мышь висела вниз головой на спинке её стула. Вблизи Магнус казался ещё больше и ужаснее. Алфи мог во всех подробностях рассмотреть кончики его ушей и противную, напоминающую свиное рыльце, мордочку. К счастью, глаза летучей мыши были плотно закрыты морщинистыми серыми веками.
        Гертруда пыталась сосредоточиться на готовке, но попросту открывала многочисленные шкафчики и задумчиво почёсывала голову.
        Сумбур запрыгнул на стол и с мурлыканием ткнулся в плечо Алфи. Мальчик сейчас был очень рад любой поддержке.
        Он мысленно ругал себя за то, что не снял анорак. Сложно было не привлекать внимание, сидя за столом в самой яркой куртке во вселенной. Кроме того, ветрозащитная ткань, из которой она была сделана, шуршала при малейшем движении. Так что Алфи старался не дышать и двигать только глазами.
        На плите кипела кастрюлька. Её крышка подпрыгивала. Время от времени конфорка под ней вспыхивала зелёным огнём, пламя шипело и искрилось. Алфи слышал какой-то шёпот, явно идущий изнутри.
        Зита встала и пошла к плите. Она подняла крышку и заглянула в кастрюлю. Огонь выровнялся, шёпот прекратился.
        Алфи бросил быстрый взгляд на тётю. У Зиты были иссиня-чёрные волосы и глаза цвета угольков. Она была суровой и такой бледной, будто её слепили из снега.
        Сёстры совсем не походили друг на друга. Вся одежда Зиты была чёрной. Гертруда же, казалось, одета в радугу. Зита была высокой и худой. Гертруда едва доставала сестре до плеча, а её фигура была приятно-округлой. Обе не выглядели старыми, но и молодыми девушками их назвать было нельзя. Они точно были младше, чем родители Алфи, которые всегда носили взрослую одежду вроде шляп, обуви со шнурками и плащей.
        Зита так и не взглянула на племянника.
        Она снова села за стол и продолжила листать газету. Время от времени Зита помешивала вилкой еду в своей миске, видимо, чтобы поскорее остыло. Алфи со своего места было не очень видно, но он решил, что там что-то вроде жаркого, желтоватого и жирного. Мальчик надеялся, что ему это есть не придётся.
        Зита насадила на вилку кусочек жаркого. Он начал шипеть и извиваться.
        Гадкий слизняк соскользнул с вилки и шлёпнулся на стол.
        Алфи вскрикнул от удивления.
        Зита подцепила слизня и запихнула в рот. А потом указала вилкой на Алфи.
        - Надолго он у нас?
        Гертруда, суетящаяся у плиты, на миг замерла.
        - Мальчика зовут Алфи, и его дом теперь здесь. Он останется навсегда.
        Зита буравила племянника взглядом. Алфи казалось, что она и его сейчас вилкой проткнёт. Тихое шипение - и ещё один слизень отправился в рот.
        Алфи вздрогнул и отвернулся.
        - Ты знаешь, кто мы такие, Алфи Блэкстак?  - спросила вдруг Зита мягким голосом.
        Алфи чувствовал, что Зита следит за его реакцией. Он в панике пытался подобрать верный ответ.
        - Ну?!  - рявкнула Зита.
        И что сказать? Аптекари, чудики, удивительные магические тёти… ведьмы?
        Даже если это правда, то вряд ли вежливо называть своих родственниц ведьмами.
        Стоит ли Алфи сказать такое тёте, с которой он только познакомился и которой совсем не нравился?
        Вы бы как поступили?
        - Давай же, Альфред,  - с издёвкой требовала Зита.  - Говори! Или боишься?
        И тут произошло нечто невероятное.
        Где-то глубоко в сердце Алфи зародилась искорка храбрости.
        Он глубоко вдохнул и решительно встретил взгляд Зиты.
        Её чёрные глаза горели, на губах играла ехидная улыбка.
        Вся храбрость Алфи тут же исчезла - он не смог выдавить из себя ни слова!
        - Мы - злые ведьмы,  - медленно произнесла Зита.  - Разве твой папочка с птичьими мозгами об этом не рассказывал?
        - Зита!  - воскликнула Гертруда.
        - Или твоя полоумная мамочка?  - как ни в чём не бывало продолжала Зита.  - Мы ей не особо нравились.
        Алфи молчал. Он закрыл глаза и от души пожелал оказаться где угодно, хоть на верхушке дерева, хоть на крутом обрыве, лишь бы не слышать холодный, жестокий голос Зиты.
        - Смотри в глаза, когда с тобой говорят! Я не права?
        Алфи поднял глаза на тётю и оцепенел от ужаса.
        Нос Зиты вырос до размера кабачка. Его покрывали отвратительные бородавки размером с вишню. Её лицо вдруг покраснело, как нож мясника!
        - Зита!  - крикнула Гертруда.  - Ты мальчика до заикания напугаешь!
        - Да я просто шучу!  - весело ответила Зита.
        Летучая мышь сорвалась со своего места на спинке стула и полетела прямо на Алфи! Когтистые лапы целились в его лицо, клыки были обнажены!
        Мальчик закричал и бросился прочь.
        Злобный смех Зиты ещё долго звенел у него в ушах.
        Алфи остановился. Он снова оказался в коридоре с зелёными светильниками и надменными портретами.
        Он бежал по лестнице вверх или вниз? На каком он этаже? Как мог он так просто потеряться?
        Вдруг что-то зажужжало у него в кармане!
        Алфи подпрыгнул.
        Это был набалдашник!
        Он достал его, и тот тут же перестал вибрировать. Набалдашник был весь в пыли и паутине. Алфи потёр его о свой анорак.
        Оказалось, что набалдашник сделан из стекла, а внутри кружит метель. Теперь мальчик ясно видел множество сверкающих снежинок.
        И тут Алфи понял, что в его руках совсем не круглый набалдашник, а стеклянный шар со снегом, которые всегда продают под Рождество.
        Взметнувшийся от тряски снег начал оседать.
        Алфи увидел внутри мрачный особняк на мрачной опушке, окружённой мрачным лесом. Крыша дома была прогнившей, а окна - трухлявыми. В миниатюрных окошках горел свет.
        Это же Свизербрум-холл!
        Крошечная входная дверь открылась, и на тропинке появились следы.
        Внезапно к обратной стороне стекла прижалось лицо! У него был веснушчатый вздёрнутый нос, огромные жёлтые глаза и кучерявые ярко-зелёные волосы.
        Лицо расплылось в широкой улыбке, обнажив острые зубы. Палец постучал по стеклу.
        Алфи испугался и выронил шар, а потом повернулся и снова побежал.
        Ему всё это надоело!
        Ведьмы.
        Летучие мыши.
        Мрачный особняк.
        Жуки-светильники.
        Шары с лицами внутри.
        А-а-а-а!
        Снежный шар катился следом.
        Алфи остановился.
        Снежный шар тоже остановился.
        Алфи повернулся и побежал в другую сторону.
        Снежный шар погнался за ним по коридору и по ступенькам.
        Алфи увидел открытую дверь и нырнул туда.
        За дверью оказалась библиотека. Там было больше книг, чем он когда-либо видел. Бесконечные полки с книгами, занимающие все стены от пола до потолка!
        Мальчик с интересом огляделся. Ему и за сто лет столько было не прочесть!
        В прежнем доме Алфи книги были не частыми гостями, если, конечно, это не были книги о наблюдении за птицами или приручении львов.
        Мистер и миссис Блэкстак полагали, что чтение делает детей ленивыми и трусливыми. Читающие мальчики обычно сидят на диванах, когда должны быть на улице, карабкаться по скалам или выслеживать тигров. Его родители очень расстроились, когда поймали Алфи за чтением книг, которые он тайком брал в библиотеке. Но мальчик ничего не мог поделать с тем, что гораздо больше любил читать о приключениях, чем принимать в них участие.
        Снежный шар с силой ударил Алфи по ноге.
        - Ай!
        - Тише!  - послышался голос из-за книжного шкафа.
        Оттуда появился седовласый старик, который поплыл в сторону мальчика, не касаясь пола. Он был одет в блёклую старомодную одежду и шотландскую шапочку. Но самой заметной чертой незнакомца была удивительная для человека прозрачность.
        С изумлением Алфи понял, что перед ним привидение.
        Настоящее привидение!
        Стоило ли Алфи его бояться? Если это был призрак библиотекаря, то, несомненно, стоило. Библиотекари обычно и так свирепы. А призраки библиотекарей вдвойне!
        Старик указал пальцем на снежный шар у ног Алфи.
        - Твой имп?
        Алфи недоумённо взглянул на шар. Существо внутри радостно махало ему рукой.
        - Это имп?
        Призрак внимательно посмотрел на Алфи.
        - Алфи Блэкстак, твои тёти знают, что ты принёс в дом магическое существо?
        Щёки Алфи вспыхнули.
        - Мне его мистер Фингерхат дал. Хотя это вроде как секрет.  - Алфи немного помолчал.  - Откуда вы знаете, как меня зовут?
        - И у стен есть уши,  - ответил призрак.  - На твоём месте я бы присматривал за импом более тщательно. А вообще, зря ты взял то, чего у тебя быть не должно.
        - Я и не хотел его брать.
        Призрак приподнял бровь.
        - Первый день здесь выдался не очень, да? С тётей Зитой совсем не поладил?
        - Это точно не моя вина. У неё страшное лицо и свирепая летучая мышь.
        Призрак рассмеялся, и от этого смеха у Алфи всё внутри похолодело.
        - Ну, Зите не понравится, что ты держишь импа в стеклянном шаре. Она обожает этих существ, уж не знаю почему. Как по мне, они вредные и горазды на глупые проделки.
        - Не я его там запер!  - обиженно воскликнул Алфи.
        Призрак пожал плечами.
        - Лучше тебе просто выкинуть этот шар в ближайшую канаву.
        Имп прижался к стеклу, показал призраку язык и принялся едва слышно ругаться.
        Алфи осторожно поднял снежный шар и положил в карман, пытаясь не обращать внимания на трескотню разгневанного лесного духа.
        - Он меня сюда загнал.
        - Вероятно, хотел, чтобы ты выбрал себе книгу.  - Призрак указал куда-то за плечо Алфи.  - Библиотека тоже этого хочет.
        Мальчик обернулся и увидел книги, порхающие позади него, как огромная стая бумажной моли.
        Алфи вздохнул. В его жизни теперь всё наперекосяк.
        Он послушно поймал стопку книг и понёс к ближайшему стулу. Он был старым и колченогим, с пыльным сиденьем из зелёной кожи, а его ручки напоминали когти хищного зверя. Алфи с опаской сел. Стул недовольно затрещал.
        Библиотекарь вежливо кашлянул.
        - Я бы на твоём месте на этот стул не садился. Есть менее вздорный вон в том углу.
        Алфи тут же вскочил и понёс свой улов к более сговорчивому стулу.
        Книги были тяжёлыми, старыми и написанными на диковинном языке, который он не понимал.
        Мальчик быстро просмотрел всю стопку и нашёл одну маленькую книжонку, которую мог прочесть. Она выглядела чуть новее, чем остальные, а на обложке была изображена маленькая серебряная бутылочка.
        Книга называлась «Магия на каждый день для начинающих». Алфи открыл её и прочёл оглавление:

        Простейшие заклинания для самых маленьких:
        Как проклясть врага
        Забавы с бородавками
        Выбор фамильяра
        Когда заклинание не удалось

        Там были картинки ведьм за работой: они помешивали котелки, насылали проклятия и гордо держали в руках жаб.
        Алфи с интересом перевернул несколько страниц.
        По тому, что он успел прочитать, магия казалась просто набором рецептов. Берёшь ухо летучей мыши, пару пальцев тритона, произносишь над смесью несколько слов и вуаля!
        В книге говорилось, что буквально для всего найдётся своё заклинание. Можно было, например, запросто превратить морковку в пятиярусный шоколадный торт, а ведро - в подводную лодку.
        И тут Алфи осенило.
        А не мог ли он научиться магии? Мальчик был бы не против узнать, как стать невидимым для злобных ведьм с бородавками на носу и их летучих мышей-убийц.
        Это бы очень помогло привыкнуть к жизни на новом месте, ведь больше идти Алфи было некуда. У Клариссы он остаться не мог - у неё были свои дети. Его старый дом в Лондоне закрыли, да ему бы и не позволили жить одному.
        Мальчик пытался читать дальше, но строчки расплывались из-за набежавших вдруг слёз, которые стекали по щекам и капали на анорак. Спустя пару минут, Алфи глубоко вздохнул и вытер лицо рукавом. Затем он перевернул страницу, твёрдо решив найти заклинание, которое сможет спасти его от тёти Зиты.

        Глава 6
        Семейный цирк Фаганов

        Алфи проснулся от шуршания в коридоре. Спустя секунду дверь открылась.
        Сумбур рыжей молнией юркнул в комнату. Следом зашла Гертруда, в руках у неё был поднос с тарелками и чайником.
        - Тук-тук,  - сказала она и поставила поднос на комод возле кровати.  - Я завтрак принесла. Извини, что Зита вчера тебя так напугала.
        - Я не испугался,  - соврал Алфи.
        Он на ощупь нашёл очки, надел их и посмотрел на тётю. Гертруда снова была одета в радужный наряд, а вот её волосы сменили цвет - этим утром они были розовые.
        - Пойми, она просто шутила,  - продолжала Гертруда.  - Ей кажется забавным пугать малышей слизнями и бородавками на носу.
        - Очень смешно.
        Гертруда обеспокоенно посмотрела на племянника.
        - Если хочешь, мы можем подыскать тебе обычную приёмную семью.
        Сумбур пригладил лапой уши. Его хвост тоскливо повис.
        Алфи на секунду задумался, каково будет жить с обычной семьёй. Воскресные ужины, телевизор по вечерам, футбол по субботам, домашние задания и выглаженные брюки.
        Он сравнил это с жизнью рядом с Зитой.
        С такой жизнью, при которой в твоём кармане лежит снежный шар с мифическим существом внутри.
        Обычная семья куда лучше!
        И тут, неожиданно даже для самого себя, он вспомнил о цирке, гостившем на поле за домом, и о Калипсо.
        - Если можно, то я бы пока остался здесь,  - твёрдо сказал Алфи.
        Сумбур замурлыкал.
        Гертруда расплылась в улыбке.
        - Отлично! Нам будет так весело!

* * *

        Алфи шёл к дальнему полю, толкая перед собой тачку, полную овощей.
        На веселье это мало походило.
        К тому же овощи с огорода Гертруды выглядели уж очень необычно. Там были фиолетовые перцы, синие помидоры и ещё что-то наподобие бугристого кроваво-красного редиса.
        Он снова вспомнил, как лицо Зиты покраснело и покрылось бородавками. Может, это её обычная внешность?
        Тачка подпрыгнула на кочке, и неизвестные науке плоды посыпались на землю. Алфи в миллионный раз остановился. Он должен был отвезти эти странные овощи в лагерь циркачей и отдать мистеру Фагану. Гертруда считала, что это отличный приветственный подарок.
        Лето только начиналось, и по утрам дул прохладный ветерок, так что тётя настояла, чтобы Алфи надел её шерстяную шапку. К тому же на мальчике по-прежнему были слишком короткие штаны, чересчур большие ботинки и непременный анорак. Снежный шар лежал в переднем кармане, который закрывался на молнию. Мальчик решил носить шар с собой, пока не представится случай выкинуть его в канаву, как советовал библиотекарь.
        Алфи прекрасно понимал, что выглядит нелепо.
        Он надеялся, что Калипсо его не заметит.
        Но спустя секунду уже надеялся, что заметит.
        Она ему вчера так приветливо улыбнулась!
        Могут ли они подружиться?
        А если девочка увидит, как он толкает тачку, полную странных овощей, в тётиной цветастой шапке?
        Тогда она захочет с ним дружить?
        Калипсо. Чудесное имя. Он повторял его про себя: «Калипсо, Калипсо, Калипсо». Алфи снял шерстяную шапку и запихнул в карман.
        Мальчик старался не думать о том, как выглядит.
        Вместо этого он пытался сосредоточиться на чём-нибудь другом.
        На книгах, например.
        Прошлой ночью Алфи долго не мог уснуть. Он боялся, что в любой момент в комнату ворвётся тётя Зита и превратит его в солёный огурец, так что пытался отвлечься чтением. Мальчик практически целиком осилил книгу, которую нашёл в библиотеке.
        Но чем больше он узнавал о магии, тем меньше её понимал!
        Мальчик прочитал, что магия не бывает хорошей или плохой: она настолько же прекрасна или ужасна, как тот, кто ею пользуется. Он также узнал, что в мире ведьм были две знаменитые семьи - Блэкстаки и Морроу. Давным-давно они записали все заклинания, которыми когда-либо пользовались магические существа, и продолжали изобретать новые.
        Алфи и не думал, что его род так важен! У него даже был свой герб! Эмблемой семьи Блэкстак оказался ворон, а вот Морроу на своих знамёнах изображали лебедя. Из этих двух семей избиралась Верховная ведьма, самая могущественная и злая, которой подчинялись остальные. И разумеется, каждая семья считала именно свою претендентку единственной достойной такой власти, так что они веками затевали войны и насылали друг на друга ужасные проклятия.
        Мальчик надеялся, что его тётя Зита не была Верховной ведьмой. Хотя подозревал, что она бы отлично справилась.

* * *

        Уже на подходе к лагерю циркачей Алфи разом забыл о воронах, лебедях и о Верховных ведьмах. На изгороди между полями сидела кучка детишек. И выглядели они заправскими задирами. Алфи поёжился, вспомнив точно таких же ребят из своей школы.
        К счастью, ни один из них не обратил на него внимания. Все дети следили за мальчиком, который гарцевал на пони. У него были длинные тёмные волосы и стильная чёрная футболка. Сначала он держался за поводья одной рукой, потом встал в седле на колени, а затем и на ноги, выпрямившись во весь рост.
        Он казался настоящим выпендрёжником.
        Несмотря на это, Алфи хотел бы с такой же лёгкостью скакать на пони и выглядеть круто. Но лошадей он всегда побаивался, а одежду ему выбирала Кларисса. Мальчик замер, поражённый ужасной мыслью: что, если Калипсо тоже была здесь? Он огляделся, но девочки нигде не заметил.
        Вдали виднелись разноцветные палатки, автобусы и фургончики. Алфи нерешительно мялся на месте. Как туда попасть?
        Он достал карту, нарисованную тётей Гертрудой. К цирковой стоянке можно было дойти двумя способами: через поле, где красовался на пони темноволосый зазнайка, или через соседнее. Правда, на нём тётя написала «БЫК» и поставила много знаков восклицания. Алфи ещё не встречался с быками, но точно знал, что у них есть рога. А на что способен магический бык, ему было сложно даже представить. Делать было нечего, нужно попытаться незаметно проскочить мимо задир.
        Алфи решительно открыл калитку и протолкнул тачку. Потом он остановился и закрыл калитку за собой. Мальчик мало что знал о деревне, но ему казалось, что это очень важно.
        Поначалу всё шло неплохо, но где-то на середине поля он услышал стремительно приближающуюся барабанную дробь копыт. Спустя секунду Алфи щекой ощутил дуновение ветра, будто что-то большое пронеслось мимо.
        Дети на изгороди кричали и махали руками. Алфи никак не мог разобрать, что они хотят. Это могло быть как «Скорей назад!», так и «Беги вперёд»!
        Он увидел, как пони резко затормозил в дальнем конце поля и встал на дыбы. Мальчик едва держался в седле. Лошадь лягалась копытами и громко фыркала, лицо наездника покраснело.
        Испугавшись, Алфи бросился к калитке. Из тачки, отчаянно прыгающей на кочках, посыпались овощи. Оказавшись у изгороди, он отчаянно дёрнул створку калитки, но она была привязана верёвкой.
        Мальчишки, сидящие на изгороди, расхохотались.
        За спиной Алфи снова послышался топот.
        Он повернулся и нос к носу столкнулся с пони и его разгневанным всадником.
        - Ты мою лошадь напугал. Я же мог упасть!  - огрызнулся мальчик.  - Что с тобой такое?
        - Прости!
        - Извинись перед лошадью!
        - Прости, лошадка,  - пробормотал Алфи.
        - А теперь поцелуй её,  - приказал мальчик.
        Дети на заборе покатились со смеху.
        Мальчик нахмурился.
        - Давай!
        Алфи отрицательно мотнул головой.
        - Не хочу.
        Мальчик подвёл пони на несколько шагов ближе к Афли.
        - Я сказал: целуй лошадь!
        - Отстань от него!
        Алфи обернулся и по другую сторону изгороди увидел Калипсо. Она за него заступилась!
        Ему одновременно стало очень спокойно и стыдно за себя.
        Мальчик резко повернул пони и поехал к друзьям. Он вёл свою лошадку так, чтобы она копытами раздавила как можно больше выпавших овощей.
        Калипсо развязала калитку.
        - Не обращай на него внимания. Это Шейн, терпеть его не могу.
        - Спасибо,  - угрюмо пробормотал Алфи.  - Я бы и сам справился.
        - Не сомневаюсь,  - ответила Калипсо, поднимая упавшую на бок тачку.
        Остальные дети, видевшие всю разыгравшуюся на поле сцену, толкались и хихикали.
        - Брось,  - зло сказал Алфи, увидев, что Калипсо начала собирать с земли синие помидоры.  - Я сам могу!
        - Я просто помочь хочу!
        - Ну, а мне помощь не нужна!  - крикнул Алфи гораздо громче и злее, чем ему хотелось бы.
        Калипсо удивлённо выпрямилась.
        - Оставь меня в покое!  - теперь голос мальчика звучал тише и как-то жалко.
        Девочка нахмурилась.
        - С радостью!
        Алфи с грустью наблюдал, как уходит Калипсо. Он хотел побежать следом и извиниться, но не мог, пока за ним с ехидными улыбками следили друзья Шейна.
        Вместо этого он побросал в тачку чудом оставшиеся в целости овощи и поспешил скрыться.

        Циркачи просыпались рано. Все в лагере давно уже встали и теперь весело болтали, попивая утренний чай у своих палаток и домиков на колёсах.
        Алфи решил, что как можно скорее найдёт мистера Фагана, отдаст ему овощи и уберётся отсюда, пока не произошло ещё что-нибудь унизительное.
        Мужчина с большой лысой головой кивнул ему с шезлонга. На фургоне за его спиной было написано:

        Микки-Муни -
        человек-пушечное ядро

        «Голова у него вполне подходящая»,  - раздражённо подумал Алфи.
        Чуть впереди дама, одетая в блестящее зелёное платье, напоминающее чешую, дыхнула огнём на огромный ватный шарик на верёвке. Он тут же загорелся, и она раскрутила его, превратив в огненное колесо.
        «Женщина-дракон»,  - подумал Алфи.
        Она помахала ему, но мальчику совсем не хотелось отвечать на приветствие.
        Главный цирковой шатёр напоминал огромный гриб в яркую красно-белую полоску. Возле него суетились люди, они натягивали канаты, вбивали колышки и заносили скамейки.
        Мужчина с волосами соломенного цвета стоял на крыше грузовика и руководил работами.
        - Чем могу помочь?  - спросил он, заметив Алфи.
        - Я ищу мистера Фагана,  - сказал мальчик, ставя тачку.  - Моя тётя Гертруда передала подарок.
        - Я Том Фаган.  - Он улыбнулся широко и приветливо.  - А тебя как зовут?
        - Алфи Блэкстак.
        Седоволосая дама с трубкой, которая возилась поблизости с верёвками, удивлённо на него посмотрела.
        - Ты, значит, Блэкстак?
        Алфи кивнул.
        Она встала и двинулась в его сторону, издавая странный хруст. Сначала мальчик подумал, что так скрипят её кости, потому что женщине на вид было лет сто. А потом понял, что это из-за тесных кожаных штанов и куртки, в которые она была одета.
        - Это наша сорвиголова бабуля Фаган,  - сказал Том.  - Она исполняет трюки на мотоцикле.
        Том указал на большой мотоцикл, стоящий рядом с шатром. Он был начищен до блеска и украшен сверкающими серебряными звёздами, точно такими же, как на кожаном костюме бабули Фаган.
        Она вытащила изо рта трубку и, сощурившись, оглядела Алфи.
        - Ты похож на отца.
        - Вы знали папу?  - удивлённо спросил Алфи.
        - Когда он был примерно твоего возраста,  - кивнула бабуля Фаган.  - Тоже любишь влипать в неприятности?
        Алфи опустил глаза, чтобы никто не заметил подступивших вдруг слёз. Ему совсем не хотелось говорить об отце с людьми, которых он видел первый раз в жизни.
        - У вас такой большой шатёр,  - пробормотал мальчик первое, что пришло в голову.
        Том улыбнулся:
        - Моя дочь Калипсо где-то здесь. Она с удовольствием устроит тебе экскурсию.
        Алфи в этом сомневался.
        - Я и сам могу осмотреться,  - предложил он.
        - Вот и славно! Только не теряй голову,  - загадочно произнесла бабуля Фаган.

* * *

        Несмотря на угрюмое настроение, Алфи не смог отказать себе в удовольствии заглянуть в главный шатёр. Он пытался не мешаться под ногами у техников, которые были заняты трибунами, скамейками, лестницами и страховочными сетями. В огромном пространстве суетилось множество людей, но каждый прекрасно знал своё дело, так что все двигались чётко и слаженно.
        Алфи передалась взбудораженная весёлость и бодрость духа цирковых работников. Ему нравился шум ветра в складках шатра и скрип канатов. Но больше всего ему нравился запах - мокрой земли и ткани. Как будто он в походе, только в тысячу раз веселее.
        Внутри зажгли лампы. Они меняли цвета: сначала фиолетовый, потом жёлтый, красный и, наконец, зелёный.
        Таким же зелёным цветом светились жуки на стенах его нового дома.
        Алфи понял, что на мгновение забыл о всех ужасах, что произошли с ним прошлым вечером.
        Том Фаган наблюдал, как под самым куполом работники крепят систему канатов и верёвок для воздушных гимнастов.
        - Калипсо, поможешь мне?  - позвал он.  - Надо проверить подвесы.
        Девочка вышла на центр арены и скинула кроссовки.
        Алфи спрятался за трибуной - слишком стыдно было с ней встречаться. Мальчик прекрасно понимал, что зря нагрубил новой знакомой.
        Девочка выпрямилась во весь рост, вытянув вперёд одну ногу. Затем она чуть привстала на носке и руками схватилась за трапецию - блестящую перекладину, прочно закреплённую на подвесе.
        Она подтянулась и ловко перекувырнулась, как делали гимнастки по телевизору!
        Алфи был ошеломлён.
        Он не смог бы научиться такому и за миллион лет!
        Калипсо раскачалась, спрыгнула с трапеции, сделав в воздухе сальто, и мягко приземлилась на ноги с поднятыми вверх руками.
        Алфи забыл о том, что прятался, и громко захлопал в ладоши.
        Девочка надела кроссовки и молча прошла мимо.

* * *

        Алфи сидел один в цирковом шатре. Рабочие ушли на обед, так что внутри было совсем тихо. Мальчику не хотелось возвращаться в усадьбу со всеми её странностями. К тому же он сомневался, что сможет пересечь поле, не поцеловав ни одной лошади.
        Он достал «Повседневную магию для начинающих» и погрузился в чтение.
        - Не видел здесь маленькой девочки?
        Алфи поднял глаза.
        - Ну, видел?  - Это была Калипсо, лицо её казалось взволнованным.  - Моя сестра пропала. Ей три года, зелёное платье, рыжие волосы.
        - Не видел,  - сказал Алфи.
        Калипсо отвернулась.
        - Стой, давай я помогу её искать,  - поспешно предложил Алфи.
        Девочка согласно кивнула.
        - Спасибо.

* * *

        Дети обежали весь палаточный лагерь, громко крича: «Нова! Нова!», но маленькую рыжеволосую девочку в зелёном платье так и не нашли.
        - Обычно она не уходит далеко от нашего автобуса,  - сказала Калипсо.  - Папа будет в бешенстве - я должна была присматривать за ней.
        Алфи в голову пришла одна мысль.
        - А где Нова любит бывать?  - спросил он.
        - Она обожает смотреть на лошадей.
        Но возле загона с лошадьми малышки не оказалось.
        - Где ещё?
        - В главном шатре,  - сказала Калипсо.
        - Давай вернёмся,  - предложил Алфи.  - Вдруг она там.

* * *

        Алфи первым увидел Нову.
        Девочка сидела в сетке, подвешенной почти под самым куполом.
        Она была очень-очень высоко.
        Мальчик указал на неё.
        - Это твоя сестра?
        - Нова!  - в ужасе закричала Калипсо.  - Как ты туда забралась?
        Малышка растерянно посмотрела вниз со своего насеста и принялась хныкать.
        Калипсо побежала к верёвочной лестнице.
        - Есть ещё одна!  - крикнула она Алфи.  - Забирайся тоже, поможешь мне спустить Нову.
        В этот момент мальчик вспомнил, что очень сильно боится высоты. Он открыл рот, чтобы сказать об этом, но Калипсо была уже далеко. Выбора у Алфи не оставалось, он должен был хотя бы попытаться. В конце концов, он был у Калипсо в долгу: если бы не она, никуда бы ему не деться от задиры на поле.
        Алфи ухватился за верёвочную лестницу, и она тут же перекрутилась. Он с тоской подумал, что с большим удовольствием сейчас поцеловал бы лошадь Шейна, чем стал бы карабкаться на такую высоту. Мальчик глубоко вдохнул, пытаясь унять дрожь в коленях, и начал подъём. Он двигался так медленно, что был только на половине, когда Калипсо уже осторожно помогала сестрёнке выбраться из сетки.
        - Всё в порядке, Алфи!  - крикнула она.  - Можешь спускаться!
        Нова наблюдала, как он спускается вниз, широко раскрыв голубые глаза. Когда Алфи оказался снова на земле, она захлопала в ладоши.
        Алфи тоже хотелось себе аплодировать.
        - Ты классно смотришься на трапеции,  - застенчиво пробормотал Алфи.
        Спустив Нову на землю, Калипсо быстро сбегала за апельсинами, печеньем и покрывалом. Дети решили устроить пикник прямо в главном шатре - и на этот раз глаз не спускать с малышки! Калипсо так и не поняла, как её сестрёнке удалось забраться на такую высоту.
        - Передумаешь, когда увидишь настоящих гимнастов.  - Калипсо указала на купол:  - Они поднимаются на самый верх.
        Алфи вздрогнул.
        - Я бы так не смог. Боюсь высоты.
        - Я и не заметила,  - улыбнулась Калипсо.
        Мальчик покраснел.
        - Папа заставлял меня заниматься скалолазанием, но от этого только хуже стало.
        Калипсо на мгновение задумалась.
        - Как думаешь, если будешь тренироваться вместе с другом, это поможет?
        Алфи с удивлением посмотрел на Калипсо.
        - Будешь со мной заниматься?
        - Да, но мне пока самой нельзя под купол.  - Её лицо вдруг погрустнело.  - Мама, пока была жива, говорила, что это слишком опасно.
        Алфи не знал, что ответить.
        - Не подумай, что она упала с трапеции,  - немного помолчав, сказала Калипсо.  - Хотя я сама не знаю, что с ней случилось. Она исчезла спустя некоторое время после рождения Новы. Сегодня была здесь, а завтра её уже не стало. Папа сказал, что с ней случилось какое-то несчастье, и больше ничего. Хотя я уверена, что ему что-то ещё известно.  - Она пожала плечами.  - Иногда я ужасно злюсь, что он ничего не рассказывает.
        Алфи видел, что Калипсо изо всех сил старается не заплакать.
        - У меня тоже нет мамы,  - тихо сказал он.
        Девочка посмотрела ему в глаза.
        - Правда?
        - А теперь и отца. Поэтому я и переехал к тётям.
        К счастью, Калипсо не стала ничего спрашивать. Мальчик не хотел бы рассказывать ни про льва и сосиски, ни про злобных птиц на скалистом острове, о протекающей лодке и бушующем море. Он боялся, что она решит, будто это всё шутка, и просто рассмеётся.
        - Прости, что нагрубил тебе,  - сказал Алфи.
        - Ничего.
        Они сидели молча и слушали, как Нова тихо напевает своему апельсину. Сначала малышка катала его из стороны в сторону, а потом притворилась, что он взбирается по ножке скамейки.
        Калипсо рассмеялась.
        - Нова представляет, что это белка. Она их обожает!
        - Белка,  - сосредоточенно проговорила Нова.
        Калипсо обняла сестру.
        - Да, бел-ка.
        Тут Алфи заметил на шее Калипсо цепочку с необычным кулоном.
        - Это что?
        Калипсо сняла украшение, чтобы Алфи смог рассмотреть его получше. На серебряной цепочке висела крошечная белая птичка.
        Она показалась мальчику знакомой.
        - Это лебедь,  - сказала Калипсо.  - У Новы тоже такая есть. Мамин подарок.
        Алфи вспомнил о Блэкстаках и Морроу - воронах и лебедях.
        Ему вдруг очень захотелось рассказать подруге о всех странностях, произошедших с ним с тех пор, как он приехал в эту деревню.
        Калипсо и сама была очень необычной.
        Сохранит ли она его секрет?
        Он мог бы показать ей снежный шар.
        Но погодите минутку!
        Мальчик никак не мог нащупать шар в кармане. Он пропал!
        - Алфи, в чём дело?  - спросила Калипсо.
        - Потерял кое-что.
        И тут он заметил нечто странное - яркую зелёную вспышку под скамейкой, возле которой сидела Нова.
        Калипсо тоже её увидела.
        Мальчик с ужасом понял, что Нова играет с импом.
        Алфи схватил шар и попытался как можно более незаметно затолкать его обратно в карман.
        - Что это?  - спросила Калипсо.  - Дай посмотреть!
        Алфи помедлил, но всё-таки протянул шар девочке.
        - Погоди немного, и снег уляжется.
        Калипсо и Нова подошли ближе.
        Когда снег перестал кружиться, Алфи увидел, что внутри шара всё переменилось. Свизербрум-холл исчез. На его месте появилась кондитерская миссис Ментон. Снежинки покрывали подоконники, крышу и улицу поблизости. Калипсо в изумлении наблюдала за тем, как дверь кондитерской открылась, и на снегу появились следы.
        Спустя мгновение дети увидели импа. Он прижался носом к стенке, его жёлтые глаза хитро поблёскивали.
        - Кто это?  - удивлённо ахнула девочка.
        - Имп,  - объяснил Алфи.
        Обитатель стеклянного шара немного отошёл назад, ткнул пальцем в кондитерскую и начал дрыгаться, высоко вскидывая тонкие ножки.
        Нова рассмеялась.
        - Что он хочет?  - спросила Калипсо.
        - Думаю, чтобы мы пошли в кондитерскую миссис Ментон,  - сказал Алфи.  - Но мы не станем его слушать. Говорят, импы любят злые розыгрыши.
        - Не может он быть злым. Смотри, как он Нове понравился.
        Малышка запела весёлую песенку, внимательно наблюдая за человечком внутри шара.
        - А что, если он зовёт нас туда, потому что нас ждёт приключение?
        Мальчик посмотрел на подругу с сомнением.
        - Это же отлично!  - воскликнула Калипсо и широко улыбнулась.  - Давай, Алфи! Сходим туда?
        А какой у него был выбор?

        Глава 7
        Переполох в кондитерской

        Калипсо усадила Нову в прогулочную коляску, а потом попыталась замаскироваться - надела синий парик и солнечные очки.
        - Ты же помнишь, что миссис Ментон запретила мне приходить в кондитерскую?  - Калипсо поправила парик.  - Никаких циркачей!
        - Вообще-то, так ты ещё заметнее.
        - А на себя меньше похожа?  - Калипсо внимательно смотрела из-под солнечных очков.
        Она была похожа на себя.
        - Может, чуть меньше,  - решил не спорить Алфи.
        Нова требовала отдать ей снежный шар.
        - Только держи крепко,  - сказал Алфи и положил его в вытянутые ладошки.  - Не урони, а то разобьётся или укатится, потом не найдём.
        Нова с предельно серьёзным видом кивнула и крепко схватила стеклянный шарик. Пока они шли в сторону Литтл-Сноддингтона, она перекатывала его в ручках, что-то бормотала и смеялась.

* * *

        Дети подошли к кондитерской миссис Ментон и заглянули в окно, закрытое прозрачным розовым тюлем с оборками. Как обычно, почти за всеми столиками сидели праздно сплетничающие старушки.
        - И что нам делать?  - спросила Калипсо.
        - Пойдём туда и закажем чай,  - хмуро предложил Алфи.  - А потом великомудрый имп подскажет, как быть дальше.
        - Не забывай, что он помог тебе найти библиотеку.
        - Он меня туда загнал!  - буркнул Алфи.
        Калипсо улыбнулась в ответ.
        По дороге Алфи рассказал подруге обо всём, произошедшем с ним в последние дни. Она уже видела импа внутри снежного шара, так зачем скрывать остальное? Кроме того, ему очень хотелось поделиться хоть с кем-то. Он наконец-то смог поговорить о мистере Фингерхате, который, подарил ему снежный шар и, казалось, знал о магии, о зачарованной библиотеке Свизербрум-холла и о том, что его тёти - ведьмы, которые отращивают носы-кабачки, едят жаркое со слизнями и разгуливают в компании фамильяров.
        Калипсо всё это восприняла вполне спокойно. Она внимательно слушала и кивала время от времени.
        - Ты выглядишь не очень… шокированной,  - заметил Алфи.
        Девочка на мгновение задумалась.
        - Я удивлена, просто… Забавно, но всё, что ты говоришь, напоминает сказки, которые когда-то рассказывала мне бабушка.
        Алфи мог только догадываться, что за истории придумывала внучке своенравная бабуля Фаган.
        - Помнишь, что об этом никому нельзя говорить?  - решил ещё раз уточнить Алфи.  - Даже бабушке. Представляешь, что начнётся, если все узнают, что мои тёти пользуются магией каждый день?
        - Я никому не скажу. Даю тебе слово, Алфи Блэкстак.

* * *

        Посетительницы кондитерской миссис Ментон были целиком поглощены чаем, сплетнями и содержимым своих сумочек, в которых они то и дело копались в поисках платков, мятных конфеток, вставных зубов и всего прочего, что носят в сумочках старушки.
        Миссис Ментон курсировала между столиками в цветастом фартуке, расставляя тарелки с десертами и дымящиеся чайники.
        Калипсо поставила коляску в тени недалеко от входной двери, взяла сестру на руки и пошла внутрь следом за Алфи. Мальчик нашёл свободный столик и двинулся к нему.
        - А ну, стоять!
        В кондитерской тут же стало очень тихо. Все старушки разом повернулись к детям, застывшим в проходе.
        Миссис Ментон шла к ним с перекошенным лицом.
        - И куда это вы собрались?
        - Нам столик на троих, пожалуйста, и чай с пирожными,  - как можно более спокойно сказал Алфи.
        Миссис Ментон нахмурилась:
        - Против тебя я ничего не имею, Блэкстак.  - Она ткнула пальцем в Калипсо.  - Но Фаганов я своими пирожными кормить не собираюсь.
        Калипсо стянула парик и виновато посмотрела на миссис Ментон.
        - У нас есть деньги.
        Хозяйка кондитерской злорадно усмехнулась:
        - Но здесь ты их потратить не сможешь. Циркачам в нашем городе не место.
        Несколько посетительниц одобрительно кивнули.
        Одна старушка даже крикнула:
        - Верно!
        - Я добьюсь, чтобы вас выгнали отсюда!  - Миссис Ментон окинула взглядом весь зал и повысила голос:  - Если согласны, что циркачи должны раз и навсегда оставить нас в покое, то подписывайте мою петицию!
        - Но мы ничего вам не сделали!  - воскликнула Калипсо.
        - Для многих здесь вы как бельмо на глазу.
        Девочка теперь кипела от злости.
        - Но не для всех же!
        - Это мы ещё посмотрим!  - отрезала миссис Ментон.
        - Тортик?  - произнесла Нова, явно не понимая, почему они до сих пор не получили свои сладости.  - Можно?
        Взгляд миссис Ментон чуть потеплел.
        - Вам не рады потому, что от цирка одни неприятности. Все прекрасно помнят разрушения, пожары и безобразное поведение ваших дрессированных коз в прошлом году.
        - Они слопали подштанники преподобного,  - радостно вставила одна из старушек.
        - Наши козы здесь ни при чём!  - закричала Калипсо.  - Тогда был ветреный день! Его подштанники, наверное, ветром унесло, они же размером с парус!
        Нова рассмеялась.
        - Парус! Парус на попе!
        Миссис Ментон густо покраснела.
        - Гадкие дети!  - Она повернулась к жене приходского священника, сидящей за столиком поблизости.  - Прошу прощения, никто не собирался оскорблять вашего мужа.
        Старушки с удовольствием наблюдали за происходящим. Они уже много лет так не веселились!
        Жена преподобного молча скривилась.
        Тут снежный шар выскочил из рук Новы и с гадким хихиканьем приземлился прямо в миску с супом, окатив горячими брызгами сразу несколько старушек. Пожилая леди, лишившаяся обеда, взяла ложку и, подозрительно прищурившись, ткнула ей в неизвестно откуда взявшийся предмет.
        Снежный шар начал раскручиваться, а потом резко прыгнул вверх. Приземлившись, он покатился по столу, разбрызгивая суп во все стороны.
        - Мои лучшие скатерти!  - взвыла миссис Ментон.
        Тем временем имп окунулся в тарелку с розовым пудингом и снова взмыл в воздух.
        Старушки в кондитерской неотрывно следили за тем, как стеклянный шар по большой дуге летит вниз и - ШМЯК!  - падает на другой столик.
        Миссис Ментон попыталась его поймать. Снежный шар ловко уворачивался от её рук, мелькая между чашками, соусницами и сахарницами, теперь уже быстро перепрыгивая со столика на столик. Хозяйка кондитерской не сдалась и бросилась следом, разбрасывая стулья и опрокидывая столики. Её посетительницы похватали свои сумочки и кинулись врассыпную.
        Снежный шар с задорным улюлюканьем прыгнул в чашку, которую держала в руках жена приходского священника, окатив женщину чаем.
        Она вскочила на ноги.
        - Меня в жизни так не оскорбляли!
        Имп в очередной раз взмыл в воздух и завис прямо перед носом возмущённой жены преподобного.
        Все в кондитерской затаили дыхание.
        Снежный шар издал громкий жизнерадостный пук и бухнулся на пол.
        Нова, всё ещё сидевшая на руках у сестры, покатилась со смеху.
        - Нужно его поскорее поймать! Он же тут всё разнесёт!  - в ужасе сказал Алфи подруге.  - Видела, куда он покатился?
        - Туда!  - Калипсо указала нужное направление.
        Снежный шар зигзагами скакал по направлению к свободно распахивающейся двустворчатой двери, за которой находилась кухня. Он оставлял за собой след из зелёного дыма, который распространялся по залу, наполняя помещение отвратительным запахом тухлой капусты. От него у старушек начался кашель. Они отчаянно отплёвывались и пытались закрыть носы салфетками.
        Никто и не заметил, как дети проскользнули в святая святых заведения миссис Ментон вслед за импом в стеклянном шаре.
        Сначала он катился по полу, потом запрыгнул на стол, где стояли разнокалиберные миски с мукой, тестом и сладкими кремами разных цветов, а потом подскочил и перелетел на каминную полку. Разбросав разные безделушки, он ударился о серебряную рамку, в которую был вставлен чёрно-белый снимок, и замер.
        - Имп хотел показать нам эту фотографию,  - сказала Калипсо.  - Смотри, здесь вырезка из газеты.
        «Миссис Ментон добилась уничтожения старого дуба»,  - гласил заголовок.
        Ниже была фотография миссис Ментон, которая гордо стояла с топором в руках перед раскидистым деревом. Её обнимала улыбающаяся женщина со светлыми волосами, одетая в струящееся белое платье. Она напоминала знаменитость со страниц модных журналов.
        Алфи прочитал статью:

        «Миссис Флоренс Ментон, владелица известной на всю округу кондитерской, победила в ожесточённой борьбе за срубку самого большого дуба, растущего в лесу Литтл-Сноддингтона. Женщина заявила, что это только первый шаг по очистке земли, занимаемой никому не нужными лесными чащами. Она считает, что гораздо лучше будет на этом месте построить кондитерскую фабрику. Вот что миссис Ментон сообщила нашему репортёру: „Деревьев у нас полным-полно, а вот заводов нет совсем. К тому же старый дуб выглядел устрашающе и грозил нашему здоровью“. Власти согласны с её мнением: „Решение срубить это дерево было принято согласно желанию жителей деревни. Мы получали множество жалоб на чересчур разросшиеся корни, которые цеплялись за ноги проходящих мимо людей, а также на страшные лица, которые множество раз замечали на стволе дуба. Нам ничего не известно о желании миссис Ментон построить на этом месте фабрику“. Владелица любимой всеми кондитерской утверждает, что никогда не откажется от своей мечты. „С одним деревом покончено, но впереди ещё сотни!  - заявила она. Защитники природы считают, что лес куда важнее, чем завод
по производству пирожных, но это невообразимая чушь!“ Владелица местной аптеки Зита Блэкстак, которая возглавляла кампанию по спасению дуба, сообщила нам, что была совершенно опустошена известием о решении его срубить. Вот её слова: „Это чудесное дерево, которое росло здесь сотни лет, было домом для сов, насекомых, белок и множества других существ. И его уничтожили благодаря стараниям горстки людей, выдумывающих всякий вздор“».
        - Белки,  - грустно сказала Нова.
        - Как жаль этот дуб,  - вздохнула Калипсо.  - Хорошо, что миссис Ментон не удалось довести свой план до конца, раз лес ещё на месте.
        - Смотри!  - сказал Алфи.  - Имп нам что-то показывает.
        Снежная буря внутри шара прекратилась, сверкающие снежинки опали на ветки раскидистого дуба, у самых корней которого виднелась маленькая зелёная дверца. Над ней была табличка: «Милый дом».
        - Алфи, миссис Ментон срубила дерево, в котором жил имп! Вот что он хотел нам рассказать,  - догадалась Калипсо.
        - Альфред Блэкстак!  - донёсся из зала кондитерской разгневанный голос.  - Что здесь происходит?

        Глава 8
        Невероятная Нова
        - Вон там,  - Зита указала на дверь,  - кондитерская в руинах, не меньше тридцати до смерти перепуганных старушек и миссис Ментон в абсолютной ярости. Объясни!
        Алфи как можно более незаметно убрал руки за спину, надеясь, что его тётя не обратила внимания на то, что он только что застегнул карман, в который успел спрятать снежный шар.
        - Ну?  - нетерпеливо потребовала Зита.
        Казалось, что она стала ещё выше, худее и злее. Её летучая мышь кружила у потолка, неспешно хлопая кожистыми крыльями. Зита свистнула, и Магнус спикировал к её запястью и повис вверх ногами.
        - Я всегда была уверена, что она просто носит с собой зонтик,  - шепнула Калипсо.
        - Молчать!  - закричала Зита.
        Нова расплакалась.
        Зита указала на малышку.
        - Это с пола подберите и живо за мной!
        Она резко повернулась и пулей вылетела с кухни.

* * *

        Что-то в кондитерской было не так, даже не учитывая разбитых чашек, размазанных по полу пирожных и перевёрнутых столов.
        Жена священника сидела совершенно неподвижно.
        Вдруг Алфи заметил, что её лицо напоминает бумажный пакет с нарисованными глазами, носом и ртом, а из ворота и рукавов свитера торчит солома. Он огляделся и увидел, что у некоторых посетителей вместо голов тыквы.
        - Они же чучела!  - ахнула Калипсо.
        Нова перестала плакать и испуганно огляделась.
        - Это пройдёт,  - проворчала Зита.
        - Ты превратила их в чучела?  - в ужасе спросил Алфи.
        - Они бегали туда-сюда и истошно визжали,  - сказала Зита.  - Я своих мыслей не слышала.
        - Нельзя превращать людей в чучела!  - возмутилась Калипсо.
        - Почему это?
        - Просто неправильно! Вам бы такое понравилось?
        Алфи ткнул Калипсо локтем.
        Лицо Зиты менялось, оно снова краснело. Её нос уже был размером с огурец. Её чёрные глаза сверкали.
        Калипсо неуверенно закусила губу.
        - Но это действительно неправильно!
        - Хочешь составить им компанию?  - рявкнула Зита.  - И репу вместо головы, наверное?
        Нова снова расплакалась.
        - А эту мелкую плаксу я превращу во что-нибудь очень тихое! Например, в…  - Зита вдруг замолчала и вперилась взглядом в маленькую девочку.  - У неё всегда были зелёные глаза?
        - Нет,  - ответила Калипсо.  - Они голубые!
        Но это было не так. Глаза Новы вдруг стали зелёными - очень-очень зелёными!
        - Что происходит с моей сестрой?  - закричала Калипсо.

* * *

        Нова сидела на детском стульчике и по-прежнему плакала.
        Стульчик стоял в рабочей комнате аптеки Блэкстаков, где Зита смешивала снадобья.
        - Прекрати этот шум,  - сказала Зита, тыча пальцем в Нову.
        Малышка расплакалась ещё сильнее.
        Калипсо попыталась её приласкать, но девочка не унималась.
        Зита взмахнула рукой. Плач прекратился - рот Нове залепил широкий пластырь. Глаза малышки расширились от удивления.
        - Снимите сейчас же!  - потребовала Калипсо.  - Вы же её пугаете!
        Зита взяла банку с одной из полок. Она отвернула крышку и достала леденец в форме черепа и помахала им перед лицом малышки.
        - Я дам тебе его,  - сказала она,  - если прекратишь вопить. Хорошо?
        Пластырь исчез. Нова моргнула, неуверенно улыбнулась и потянулась за леденцом.
        И тут Зита сделала нечто очень странное.
        Сначала она дотронулась до головы Новы веточкой, потом пёрышком, а затем засохшим сморщенным апельсином.
        - Как я и думала,  - пробормотала Зита.
        - К этому имеет отношение магия?  - спросила Калипсо.
        Зита нахмурилась:
        - Что за чушь? Никакой магии не бывает.
        - Вы только что превратили жену священника в огородное пугало! Я сама видела!
        - Тебе показалось!
        - Она была из соломы!  - закричала Калипсо.
        - Глупости!  - ответила Зита.
        - У неё мешок был вместо головы!  - не сдавалась Калипсо.
        - Чепуха!  - проворчала Зита.
        Её нос начал уменьшаться, а лицо побледнело.
        Нова ткнула леденцом в Зиту и рассмеялась.
        - Смешная тётя!
        Зита выглядела смущённой. Наверное, ещё никто никогда не находил её смешной.

* * *

        Зита долго меряла шагами свою рабочую комнату, нервно покусывая кончик косы.
        Время от времени она поглядывала на Нову.
        Девочка улыбалась в ответ.
        Алфи огляделся. Вдоль стен тянулись полки, на которых громоздились колбы и баночки с травами, разноцветными порошками и сушёными травами. Мальчика не покидало ощущение, что вещи вокруг нервно подпрыгивают в такт движениям хозяйки.
        Дверь приоткрылась, и в комнату проскользнул Сумбур. За ним вошла Гертруда. Она выглядела встревоженной.
        - Миссис Ментон в ярости! В кондитерской всё вверх дном! Посетители жалуются - они не понимают, почему усыпаны соломой с головы до ног!
        - Тыквенные головы!  - злорадно хохотнула Зита.  - Значит, заклинание рассеялось?
        - Такое против правил!  - воскликнула Гертруда.  - Один из главных законов - не превращать хоть магических, хоть не магических созданий в неодушевлённые объекты.
        - Это было всего на пару минут! Кроме того, если Верховная ведьма нарушает законы, то почему мне нельзя? Она всю свою семью в гальку превратила!
        На лице Гертруды мелькнул испуг.
        - Зита, не говори так! У нас будут неприятности. Шпионы Верховной ведьмы повсюду!
        - Я её не боюсь,  - отрезала Зита.
        Но Алфи заметил, что она с опаской огляделась. Значит, его ужасная тётя не Верховная ведьма. Какой же ужасной она должна была быть, если даже Зита её боялась?!
        Гертруда повернулась к Калипсо.
        - Миссис Ментон запретила жителям Литтл-Сноддингтона ходить в цирк! Если она узнает, что кто-то был на вашем представлении, то не пустит их в кондитерскую.
        - Но это нечестно!  - возмутилась Калипсо.  - Миссис Ментон ненавидит нас просто за то, что мы живём не так, как она!
        - Объясните, что произошло в кондитерской,  - мягко попросила Гертруда.  - Мы придумаем, как всё исправить.
        Повисла тишина. Несколько долгих секунд было слышно только Нову и её леденец. Алфи понятия не имел, что сказать.
        - Бомба-вонючка…  - выпалила Калипсо.  - Мы её подожгли.
        Алфи озадаченно повернулся к подруге.
        - Бомба-вонючка?
        Калипсо кивнула.
        - Ага.
        Девочка с выражением посмотрела на карман, в котором Алфи прятал импа. И тут до него дошло, что она пытается сохранить снежный шар в секрете!
        «От него уже столько неприятностей,  - подумал Алфи.  - Не лучше ли сказать тётям правду?»
        - Ты хочешь сказать, что все эти разрушения от одной бомбы-вонючки?  - холодно спросила Зита.  - Серьёзно?
        - Она была очень мощная!  - быстро сказала Калипсо.
        Зита повернулась к Алфи.
        - Это правда?
        - Ну да,  - в голосе мальчика было сомнение.
        Казалось, Зита им совсем не поверила.
        - И где вы взяли эту бомбу-вонючку?
        - У мистера Фингерхата,  - не придумал Алфи ничего лучше.
        - Нужно что-то делать с этим стариком,  - пробормотала Гертруда.  - Некоторые его товары слишком опасны, чтобы их вот так продавать всем подряд.
        - Значит, вы трое пришли в кафетерий миссис Ментон и взорвали бомбу-вонючку?  - озадаченно подытожила Зита.  - И зачем?
        - Это была шутка,  - виновато проговорила Калипсо.
        - Миссис Ментон она смешной не показалась,  - заметила Гертруда.
        - Просто… бомба взорвалась случайно,  - попыталась исправить положение Калипсо.  - Мы не планировали зажигать её в помещении.
        - А что вы делали на кухне миссис Ментон?  - спросила Зита.
        - Не туда повернули,  - быстро ответила девочка.  - Всё заволокло вонючим дымом, и мы побежали не в ту сторону.
        Магнус саркастично хмыкнул. Он висел вниз головой на вешалке для шляп, как странный кожистый фрукт.
        - Если вы, дети, врёте, то вас ждут последствия,  - с угрозой произнесла Зита.  - Ужасные последствия!
        По свирепому взгляду тёти, Алфи понял, что она не преувеличивает.
        Он задумался, каково это - стать пугалом.
        Одежда у него была подходящая.
        Гертруда заметила на рабочем столе сестры высохший апельсин, перо и веточку.
        - Зита, ты кого-то проверяла?
        - Мелкую крикунью.
        - Вы проверяли Нову?  - спросила Калипсо.  - На что?
        - Неважно,  - пробормотала Зита.
        - Она моя сестра, сейчас же скажите! Я уже знаю, что вы ведьмы!  - выпалила Калипсо, а потом посмотрела на Алфи и густо покраснела.
        Зита уставилась на племянника.
        Гертруда вздохнула.
        - Зита хотела проверить, есть ли в Нове магия. Видимо, ей показалось, что она ведьма.
        Все повернулись и посмотрели на Нову. Малышка забралась в корзинку, где лежал Сумбур, и уснула, прижавшись к его тёплому животику. Кот довольно мурлыкал.
        - Она такая маленькая!  - воскликнула Калипсо.  - Как она может быть ведьмой?
        - Иногда ведьмы сразу рождаются… ведьмами,  - ответила Гертруда.  - Остальным приходится учиться.
        Казалось, девочке понравилась эта мысль.
        - Значит, я тоже могу стать ведьмой и превратить миссис Ментон в чучело?
        Зита рассмеялась.
        - Нет, Калипсо, не можешь,  - строго сказала Гертруда.  - Это запрещено!
        Лицо девочки погрустнело.
        - А я очень хотела бы наградить эту мегеру тыквой вместо головы,  - мечтательно протянула Калипсо.
        Алфи согласно кивнул. Он вдруг вспомнил, что не видел миссис Ментон среди чучел, когда они уходили из кондитерской, но решил подумать об этом как-нибудь потом.
        - Но почему вы решили, что Нова - ведьма?  - спросила Калипсо.  - Она не знает заклинаний.
        - Её глаза стали зелёными,  - ответила Зита.  - Но тем не менее никакой магии в ней нет.
        - Ты уверена?  - спросила Гертруда.
        - Абсолютно!  - отрезала Зита.
        Но Алфи показалось, что уверенной его тётя совсем не выглядит.

* * *

        Калипсо молча толкала коляску. Малышка уже проснулась и теперь весело напевала, размахивая в воздухе палочкой с остатками леденца.
        - Подумать только, они решили, что Нова - ведьма!  - вдруг заговорила Калипсо.
        Девочка широко улыбнулась. Её глаза практически вернулись к нормальному голубому цвету. Из них троих только она выглядела счастливой.
        Алфи достал из кармана снежный шар. Он был липким и противным - весь в супе и пудинге.
        - Может, нужно было показать его тётям? Как думаешь? От импов одни неприятности, как и говорил библиотекарь.
        Калипсо отрицательно мотнула головой.
        - Слишком поздно. Если расскажем о нём, твои тёти поймут, что мы соврали про бомбу-вонючку. Представляешь, как разозлится Зита?
        Алфи вспомнил её ужасающее красное лицо, нос в бородавках и отвратительных слизней в миске.
        - Будем лучше за ним приглядывать, тогда ничего плохого не случится,  - уверенно сказала Калипсо.  - Давай уже поскорее с этим покончим.
        Дети должны были отдать хозяйке кондитерской письмо. Гертруда настояла, чтобы они написали:

        «Дорогая миссис Ментон,
        нам очень жаль, что из-за нас в кондитерской такой беспорядок. Мы не хотели вас обидеть. Обещаем, что это больше не повторится.
        Примите наши самые искренние извинения!
        С уважением,
        Алфи, Калипсо и Нова».

        Алфи и Калипсо поставили свои подписи, а Нова нарисовала белку, выпрыгивающую из торта, и снежный шар, бьющий жену священника прямо в глаз. К счастью, только Нова могла разобрать, что там изображено.

        Но передать письмо миссис Ментон лично в руки, как просила детей Гертруда, они не смогли. Шторы кондитерской были плотно задёрнуты, дверь заперта, а возле неё висело объявление:

        «ЗАКРЫТО
        Из-за УЩЕРБА, нанесённого
        СЕМЕЙСТВОМ ФАГАНОВ.
        ХВАТИТ С НАС ЭТОГО ЦИРКА!
        ФАГАНЫ, УБИРАЙТЕСЬ ПРОЧЬ!»

        Прочитав объявление, Калипсо пришла в ярость:
        - Вот же злобная мымра!
        Девочка вырвала письмо из рук Алфи и затолкала его в почтовый ящик.
        Дети угрюмо поплелись обратно, так и не исполнив свою миссию.
        Когда они вышли на центральную улицу, снежный шар снова начал жужжать. Алфи застонал и достал его из кармана.
        - Опять что-то задумал!
        Метель за стеклом улеглась, и дети увидели «Нескучную лавку мистера Фингерхата».
        Калипсо на мгновение задумалась.
        - А это неплохая мысль! Может, мистер Фингерхат расскажет, откуда у него имп взялся?
        - Лучше просто отдадим шар обратно,  - проворчал Алфи.  - Если не избавимся от него, то опять в переплёт попадём.

        Глава 9
        Нежданный гость

        Магазин мистера Фингерхата тоже был закрыт. Как и миссис Ментон, он повесил на двери объявление:

        «Уехал на рыбалку».

        Алфи заглянул в окно «Нескучной лавки». Внутри был только хлам, покрытый толстым слоем пыли, а вот мистер Фингерхат и чучело горностая на полке за прилавком отсутствовали.
        - И что теперь делать?  - спросила Калипсо.
        - Подождать?  - предложил Алфи.
        Они поставили коляску у магазина и уселись на обочину. День клонился к вечеру, на улице было тепло и тихо.
        Нова была в замечательном настроении. Она играла с обгрызенной палочкой от леденца, то пряча её, то доставая и попискивая за неё, будто это была белка.
        - Имп!  - вдруг сказала Нова довольно отчётливо.  - Имп! Имп!
        Калипсо некоторое время внимательно за ней наблюдала, а потом повернулась к Алфи и сказала:
        - Знаешь, так странно, что её глаза на время цвет поменяли. И есть кое-что ещё, что мне покоя не даёт.
        - Что?
        - Как Нова смогла одна почти под купол цирка забраться?
        - Не знаю.
        Калипсо пристально посмотрела Алфи в глаза.
        - Мне сложно поверить в магию, но как ещё всё это объяснить?
        - Я понимаю, о чём ты,  - ответил мальчик.  - С одной стороны, всё происходящее очень странно, но почему-то кажется таким повседневным.
        Калипсо на мгновение задумалась.
        - Ты никогда не хотел, чтобы с тобой произошло нечто невероятное, опасное и магическое?
        Алфи мотнул головой.
        - Нет, никогда.
        - Никогда не мечтал о приключениях?
        - Не нравятся мне приключения,  - проворчал Алфи.
        - Но вот же оно, правда?  - Калипсо вздохнула.  - Хотела бы я больше знать о магии!
        - Можешь почитать книгу, которую я нашёл в библиотеке. Там много интересного.
        - Ох, Алфи, в книгах не найдёшь все ответы.
        Тут с крыши магазина мистера Фингерхата слетел ворон и приземлился поблизости от коляски Новы.
        В клюве птица держала конверт.
        Нова рассмеялась и протянула птице палочку от леденца.
        Ворон выронил письмо, громко каркнул и улетел.
        Мальчик поднял конверт и прочитал имя адресата: «Мистеру Альфреду Блэкстаку». Алфи первый раз в жизни получил письмо. И его принёс ворон!
        - Оно мне!  - воскликнул он.
        - Открывай скорей,  - поторопила его Калипсо.
        Алфи осторожно вскрыл конверт. Внутри был листок чёрной бумаги, на котором зелёными чернилами было написано:

        «Альфред,
        Вот подсказка,
        которая может пригодиться в вашем приключении:
        если хотите что-то узнать, попробуйте заглянуть в библиотеку (например, в ту, что в Свизербрум-холле).
        Искренне ваш,
        Игнатус Фингерхат.

        P. S. Калипсо, в книгах можно найти все ответы.
        P. P. S. Не стоит верить всему, что болтают об импах! Некоторые из них очень даже приятные создания».

        Калипсо огляделась.
        - Мистер Фингерхат меня слышал? Но как?
        - Не знаю.
        Из-за угла появился цветастый фургон. Алфи указал на дорогу.
        - Это не твой отец?
        Девочка обречённо понурила голову.
        Том Фаган остановился у обочины.
        - Калипсо, посади Нову на её сиденье,  - скомандовал он.  - Твоей сестре пора спать, так что я отвезу её домой. А вы двое, попытайтесь больше не ввязываться в неприятности.
        Калипсо скривилась.
        - Ты уже знаешь?
        - Миссис Ментон недавно заглянула в наш лагерь. Она очень недовольна.
        - Вот мегера! Пап, ты же знаешь, что она всегда была против нас.
        - Возможно, нам придётся уехать.
        - Из-за неё?  - ахнула Калипсо.  - Но мы не специально! И уже принесли ей письмо с извинениями.
        - Теперь все в деревне на её стороне,  - сухо сказал Том.
        - Ох, вот же противная…
        - Калипсо, хватит!  - строгим голосом оборвал её отец.  - Пообещайте, не делать ничего, что может ухудшить наше положение.
        Алфи и Калипсо хмуро кивнули.

* * *

        Дети молча брели по лесу. Алфи было намного спокойнее в компании Калипсо, так что он отважился провести её к усадьбе по короткому пути.
        Он взглянул на Калипсо.
        - Прости. Я не думал, что из-за импа у тебя будут неприятности.
        - Алфи, ты тут ни при чём.
        Они уже видели лужайку перед домом. У самого входа был припаркован блестящий белый лимузин. Возле него стоял водитель в белой униформе.
        - Кто это приехал?  - спросила Калипсо.
        - Понятия не имею,  - ответил Алфи.  - На капоте флажок, обычно такие только у очень важных людей.
        Входная дверь распахнулась. На улицу вышла незнакомка, с ног до головы одетая в чёрное, за ней появилась Зита.
        - Прячься скорей!
        Алфи укрылся за упавшим стволом дерева и утянул подругу за собой.
        - Почему?
        - Эта женщина,  - прошептал мальчик,  - у меня от неё мурашки по спине! Она страшнее Зиты.
        Калипсо осторожно выглянула из-за бревна.
        - Согласна,  - тихо сказала она спустя мгновение.
        У незнакомки на спине был горб, будто под плащом она носила рюкзак, а её ноги в чёрных колготках казались тонкими, как палки. Казалось, что голова у неё крепится прямо к плечам, словно шеи не было вовсе. До самых глаз у неё была натянута повязка, едва открывающая бледное лицо с острыми чертами.
        Она начала спускаться по лестнице.
        Калипсо ахнула.
        - Смотри, как странно она двигается, переваливается с ноги на ногу. Как насекомое!
        - Как паук,  - уточнил Алфи.
        Водитель распахнул дверь лимузина, Зита села. Странная паукообразная дама забралась следом.
        - Зита уезжает вместе с ней,  - прошептал мальчик.
        Лимузин развернулся и проехал мимо дерева, за которым прятались дети. Они пригнулись. Алфи успел рассмотреть белый флажок на капоте. На нём был лебедь, точно такой же, как на кулоне Калипсо.
        Эмблема могущественной семьи Морроу.
        Алфи вдруг кое-что понял.
        - Твоя фамилия Фаган, верно?  - спросил он подругу.
        Калипсо помедлила.
        - Ну да.
        Алфи немного помолчал, а потом задал следующий вопрос:
        - Так всегда было?
        - Вроде как.
        Калипсо отвернулась.
        - А ты когда-нибудь слышала фамилию Морроу?  - продолжал Алфи.
        Щёки девочки вспыхнули.
        - Калипсо?
        - Мне пора. Дома ждут.
        - А как же письмо мистера Фингерхата? Мы же собирались поговорить с призраком из библиотеки.
        Калипсо молчала.
        - Алфи, мне не нужны новые неприятности,  - наконец тихо сказала она.
        Но до сих пор девочка вела себя так храбро! Сначала она у Алфи на глазах забралась почти под купол цирка, потом не побоялась спорить с его ужасной тётей Зитой, а что теперь случилось? Могла ли напоминающая паука незнакомка, так сильно испугать Калипсо?
        Может, дело в самом поместье?
        В мрачном особняке посреди тёмного леса с трухлявой крышей, хлипкими окнами и зелёным дымом, струившимся из трубы.
        Или в том, что они собирались говорить с настоящим призраком?
        - Ты же не призрака боишься?  - спросил Алфи.  - Он довольно приветливый.
        Калипсо ничего не ответила. Будто она что-то скрывала, например, свою настоящую фамилию.
        Он попробовал снова:
        - Калипсо, твой кулон…
        Девочка встала и отряхнула грязь с коленей.
        - Увидимся.
        - Зайдёшь завтра?  - спросил Алфи.
        Но Калипсо ушла, ничего не ответив.

        Глава 10
        Кот и маслёнка

        Гертруда сидела за кухонным столом над нетронутой тарелкой с завтраком. Этим утром её волосы были синими, а одета она была в тёмно-зелёное платье. Алфи немного пугало отсутствие обычного взрыва цвета в наряде тёти. Но не только это. Самым удивительным было то, что Гертруда выглядела серьёзной, очень-очень серьёзной.
        Она долго молчала, только хмуро глядела на тост, от которого едва откусила кусочек.
        - Спасибо, что согласился помочь,  - наконец заговорила она.
        Чуть раньше Гертруда сообщила племяннику, что у неё назначена важная встреча и попросила его присмотреть за аптекой.
        Алфи ушам своим не поверил. Ему было всего девять, и об аптеках он почти ничего не знал.
        Но такое доверие было очень приятно.
        Отец никогда не поручал Алфи ничего ответственного.
        Однажды мистер Блэкстак попросил сына подержать бинокль. Алфи тут же его уронил.
        Потом мистер Блэкстак попросил Алфи сложить палатку. Алфи запутался в тросах.
        - Уверены, что я справлюсь?  - спросил мальчик.  - Обычно я всё путаю.
        - Так же, как и я, Алфи. Так же, как и все.
        Гертруда рассеянно помешивала чай ножом для масла, а до этого случайно насыпала сахар на тост.
        Она смотрела в окно и время от времени тоскливо вздыхала.
        - Не переживайте,  - попытался упокоить тётю Алфи,  - я постараюсь ничего там не разбить.
        - Сумбур тебе поможет.
        Кот в углу оторвался от умывания и взглянул на хозяйку.
        - Просто записывай заказы посетителей. А я соберу их, когда вернусь, и отнесу им домой.
        Алфи кивнул. Это звучало довольно просто.
        - У тебя есть вопросы, Алфи?
        Вопросы у Алфи, разумеется, были, но не о магазине.
        - Вчера я видел перед домом белый лимузин. У него был флажок с лебедем на капоте.
        Гертруда побледнела.
        - Да, у нас была гостья.
        - Тётя Зита уехала с ней.
        - Верно.
        Она подалась вперёд и добавила очень тихо:
        - Чем меньше мы это обсуждаем, тем лучше.
        Несмотря на это, Алфи решился задать ещё один вопрос:
        - Лебедь - эмблема семьи Морроу? Так говорилось в книге, которую я в библиотеке нашёл.
        - Лимузин, что был здесь вчера, принадлежит Прунелле Морроу, Верховной ведьме.
        - Та женщина в чёрном - Верховная ведьма?  - удивился мальчик.
        Гертруда покачала головой:
        - Нет, то была первая помощница Прунеллы и глава охраны. Её зовут Тонконожка.
        - На вид очень злая.
        - Кроме того, Тонконожка - фамильяр Прунеллы.
        Алфи задумался:
        - Но она человек, а в книге было написано, что только животные и птицы могут быть фамильярами.
        - Ты прав. Раньше Тонконожка была пауком.
        - Вот почему она так странно двигалась,  - прошептал Алфи.
        - Как-то раз Прунелла пыталась наложить заклятие на своего врага. Тонконожка случайно оказалась на пути и застряла в пограничном состоянии между ведьмой и пауком.
        - Это ужасно!
        - Магия может быть ужасной, Алфи.  - Гертруда отхлебнула из чашки с чаем, в который только что положила кусочек масла.  - Но большинство заклинаний обратимы. Например, ты на кого-то злишься и превращаешь его в сливу…
        - В сливу?
        - Или в мышь, или в ложку, во что угодно. Это не так страшно, если со временем заклинание сходит на нет.
        - Уверен, мне бы такое всё равно не понравилось.
        - Я покажу.  - Гертруда взяла с полки над плитой серебряную баночку и высыпала себе на ладонь немного зелёного порошка.  - Сумбурчик, поможешь мне?
        Кот запрыгнул на стол.
        Гертруда сдула порошок на Сумбура, закрыла глаза и пробормотала пару слов.
        Зелёная вспышка - и на месте кота появился оранжевый чайник.
        Спустя секунду чайник снова превратился в кота, который несколько раз чихнул и недовольно мяукнул.
        - Ой, совсем забыла, что Сумбур терпеть не может вкуса чая. В следующий раз я превращу тебя в маслёнку, милый.
        Кот замурлыкал.
        - Можно мне попробовать?  - спросил Алфи, удивив не только свою тётю, но и самого себя.
        Гертруда немного помолчала.
        Мальчик не сомневался, что в итоге она скажет нет.
        - Ладно,  - улыбнулась Гертруда.
        Кот испуганно отшатнулся.

* * *

        Сумбур сел на стол и замер. Гертруда высыпала щепотку магического порошка на ладонь Алфи. Он сверкал, как зелёная новогодняя гирлянда. Ладонь мальчика вспотела, он очень нервничал.
        Кот тоже выглядел напуганным.
        Алфи должен был запомнить заклинание, но оно было в рифму (ведь заклинания, разумеется, должны были быть в стихах), так что это далось ему легко.
        Вот какие слова надо было произнести Алфи:
        Весёлый котик c рыженькой шёрсткой,
        Уши торчком и хвостик в полоску.
        Хоть больше всего ты похож на тигрёнка,
        На пару секундочек стань ты маслёнкой.

        Гертруда объяснила, что для заклинания сойдут даже самые простые стихи, но нужно подобрать верные слова. Например, если сказать «репа», а не «маслёнка», то получится овощ. А если сказать «неделя» вместо «пара секунд», то кот серьёзно обидится.
        - Самое важное, Алфи,  - добавила она,  - представить себе, что заклинание уже сработало. Закрой глаза, если нужно.
        - Ясно, представить маслёнку.
        Алфи закрыл глаза.
        - Возможно, лучше держать глаза открытыми, когда будешь сдувать порошок на кота.
        Мальчик послушно открыл глаза.
        - Ну давай, Алфи,  - бодро сказала Гертруда.  - И не расстраивайся, если ничего не получится. В первый раз может не сработать.
        Алфи кивнул, сдул порошок, закрыл глаза и произнёс заклинание.
        Он представил, как Сумбур меняет форму.
        А потом открыл глаза.
        Кота на столе не было.
        На его месте стояла маслёнка. Ровно такая, как Алфи себе представлял - оранжево-белая с цветочками.
        - Прирождённый волшебник!  - воскликнула Гертруда.
        - Ну надо же!  - обрадовался Алфи.
        Через две секунды маслёнка стала толстым рыжим котом.
        - Хорошо, что ты снова кот,  - сказал Алфи и почесал Сумбура за ухом.  - И что не остался маслёнкой навсегда.
        Гертруда кивнула:
        - Разумеется, вечные заклинания запрещены. Но Верховная ведьма не считает себя обязанной следовать своим же правилам.
        - Звучит не очень честно.
        - Так и есть,  - тихо ответила Гертруда.  - Каждая из нас рискует стать неугодной и оказаться превращённой во что-нибудь куда более неприятное, чем маслёнка.
        Алфи вспомнил, как белая машина увозит его тётю Зиту.
        - Зита не в ладах с Верховной ведьмой?
        Гертруда поджала губы:
        - Сестру обвиняют в том, что она написала несколько ругательных статей для газеты «Магические вести».
        - О чём?
        - О том, что мы должны избавиться от Верховной ведьмы,  - шёпотом ответила Гертруда,  - потому что она злая.
        «Какой же ужасной должна быть Верховная ведьма,  - подумал Алфи,  - если даже Зита считает её злой?»
        - Она должна следить за тем, чтобы все ведьмы исполняли законы,  - продолжала Гертруда,  - но сама делает, что пожелает. Если кто-то с ней не согласен, то рискует попасть в тюрьму или, что гораздо хуже, навсегда стать каким-нибудь ужасным насекомым. Все родственники Прунеллы Морроу просто исчезли! Мы думаем, что она имеет к этому отношение, ведь они могли претендовать на её место.
        - А нельзя избрать новую Верховную ведьму?
        - Для этого придётся начать войну.
        - Войну?
        - Война ведьм необходима, если Верховная ведьма становится совсем ужасной.
        Алфи никак не мог выкинуть из головы пугала в кондитерской с их головами-тыквами и неподвижными соломенными телами. Остаться таким навсегда? Это же ужасно!
        - Можешь представить себе самого гадкого задиру на детской площадке?
        Мальчик кивнул. Он встречал парочку таких.
        - А теперь представь, что этот задира обладает невероятной силой, что он может одним взмахом руки превратить всех твоих близких в улиток или песчинки, рассыпанные по пляжу, и ты ничего не можешь поделать.
        - Все Верховные ведьмы такие ужасные?
        - Не все. Но Прунелла всегда была неприятной особой, даже девочкой, задолго до того, как стала Верховной ведьмой.
        - Вы были знакомы?
        Гертруда кивнула.
        - И она всегда ненавидела Блэкстаков.
        - А как происходит война ведьм?  - спросил Алфи.
        - Ведьмы делятся на два лагеря, припоминая все старые дрязги. Блэкстаки и Морроу всегда по разные стороны, а вот остальные должны решить, за кого они. А потом начинается битва, в которой зачастую используют вечные заклинания. В последний раз мы безвозвратно потеряли много человек.  - Гертруда горестно вздохнула.  - Нашу бабушку превратили в палку. Она лежит на каминной полке в гостиной.
        - Это ужасно! Представить не могу, каково стать палкой.
        - И я тоже,  - сказала Гертруда.
        Некоторое время они сидели молча, погрузившись в собственные мысли. Пока Алфи не задал ещё один вопрос:
        - Куда Тонконожка повезла Зиту?
        - Я не знаю.
        Гертруда встала из-за стола и пошла к плите.
        - Я должна поговорить с Прунеллой,  - продолжала она, бесцельно помешивая содержимое одной из кастрюль.  - Другого способа помочь Зите нет. Если сестру отправят в тюрьму, то мне её не найти и уж тем более не вытащить оттуда.
        Алфи попытался вспомнить, что знает о тюрьмах.
        - Но разве тюрьму так сложно найти? Обычно это большие мрачные здания с решётками на окнах, окружённые высоким забором с колючей проволокой.
        Гертруда закрыла кастрюлю крышкой и снова села.
        - Тюрьмы для ведьм совсем другие. Нас уменьшают и сажают в стеклянные банки, а потом прячут в потайном месте. Если Зиту арестуют, она может оказаться где угодно.
        Алфи вспомнил про импа. Лесной проказник тоже был в заточении, но хотя бы мог менять изображение внутри снежного шара.
        - Представляю, как может разозлиться Зита,  - неловко пошутил мальчик.  - Оказаться запертой в банке, как головастик!
        Гертруда нахмурилась.
        - Алфи, это очень серьёзно! Если Верховная ведьма не согласится выпустить сестру, я могу больше никогда её не увидеть.

* * *

        Сумбур бежал за Алфи по направлению к аптеке, он выглядел самым обыкновенным котом, ничуть не напоминающим маслёнку. Мальчик тайком проверил, на месте ли снежный шар с импом, и как следует застегнул молнию кармана.
        Вскоре они были на месте. Алфи открыл дверь и занялся ставнями, а Сумбур запрыгнул на подоконник, свернулся калачиком и тут же уснул.
        Мальчик огляделся. И что ему делать? Он открыл кассу. Там лежали банкноты и монеты, аккуратно разложенные по своим отделениям. Алфи заметил стопку бумажных пакетов под прилавком: на каждом было изображение ворона и надпись «Аптека Блэкстаков». Он пробежался глазами по рядам полок со свёртками и бутылочками, мензурками и склянками, которые на этот раз вели себя вполне прилично и совсем не двигались. Он слышал какую-то возню, когда повернул ключ в замке, но с тех пор всё было спокойно.
        Алфи прочитал этикетки на бутылочках, стоящих в одном из шкафов:

        Крем для лица
        Крем от бородавок
        Крем для упругости пятой точки
        Сливочный крем

        На полке чуть выше были разложены свёртки:

        Порошок от головной боли
        Порошок от газов
        Порошок от кофейных пятен

        Над ними рядком стояли жестяные баночки:

        Уничтожитель заноз
        Осветлитель волос в носу
        Очиститель ногтевой грязи

        На самом верху находились банки чёрного цвета, на них были этикетки с красными черепами:

        Крысиный яд
        Муравьиный яд
        Яд для почтальонов

        Дверь в рабочую комнату Зиты была закрыта. На ней была табличка:

        Служебное помещение -
        не входить

        Алфи дёрнул ручку и заглянул внутрь. Комната была пуста - ни злобной тёти, ни её гадкой летучей мыши.
        Мальчик решил, что ничего страшного не случится, если он зайдёт.

* * *

        Сначала Алфи бегло осмотрел баночки на полках. Потом немного покопался в выдвижных ящиках, где хранились куриные лапки, хвосты тритонов, крылья бабочек и множество других странных вещей. Тут он заметил шкаф со старыми книгами.
        Одна из них выделялась: она была очень большая в чёрной бархатистой обложке.
        Алфи решил посмотреть, что внутри, и понёс её на рабочий стол, сгибаясь под тяжестью фолианта. Он осторожно открыл первую страницу.
        Там было написано имя хозяйки:

        Зиталина Гортензия Аквилегия
        Блэкстак

        Остальные страницы были заполнены аккуратными строчками с текстом, написанным зелёными чернилами. Там были рецепты антиблошиных ванночек и лекарств от икоты, зубных тоников и кремов от морщин. Некоторые ингредиенты казались уж очень странными:

        Один чёрный дверной ключ, хорошо проржавевший
        Щепотка измельчённой лапы лебедя
        Один свежий язык (любой), мелко порезанный

        Один рецепт привлёк внимание Алфи. Он был записан сразу после лекарства от ушных червей:

        ТОНИК ДЛЯ ДОБРОСОСЕДСКИХ ОТНОШЕНИЙ:
        Вырабатывает доброту и приветливость.
        Доза: две полные столовые ложки дважды в день.
        Три столовые ложки три раза в день, если пациент особенно раздражительный.
        (Если смешивать в среду, получится лекарство от заражения жуками-долгоносиками)

        Алфи подумал, что Зите стоило бы приготовить немного этого тоника самой себе. Или он мог бы сам его сделать и вылить в её жаркое из слизней. Но тут мальчик почувствовал укол вины: в этот момент его тётя могла томиться в ужасной магической тюрьме!
        Гораздо лучше было бы тайком подливать этот тоник в чай, который миссис Ментон подавала в своей кондитерской. Это бы угомонило вредных деревенских старушек! Тогда они все бы в очередь выстроились на представление цирка Фаганов, а Калипсо не пришлось бы уезжать из Литтл-Сноддингтона.
        Алфи нашёл листок бумаги и карандаш, чтобы записать рецепт тоника.
        Он пролистнул ещё несколько страниц и заметил ещё одно интересное заклинание:

        СТИМУЛЯТОР БЕЗОПАСНОГО ПАРЕНИЯ ОТ БАБУШКИ МЕРГАТРОЙД
        Спасительное средство для скалолазов, пилотов и воздушных гимнастов.

        Мальчик записал и этот рецепт. Алфи подумал, что если ему придётся забираться на что-нибудь хоть немного выше стула (правда, он от души надеялся, что всё же не придётся), то именно такое магическое средство он хотел бы иметь при себе.
        Алфи сложил листок с заклинаниями и хотел убрать его в карман.
        Но что-то было не так…
        Снежный шар исчез! В кармане, где он должен был лежать, оказалась огромная дыра!
        Мальчик точно помнил, что её там не было, когда он прятал импа.
        Алфи обыскал магазин. Снежного шара нигде не было. Он задумался, как быть дальше. Может, имп сбежал, когда он шёл из усадьбы?
        В этот момент прозвенел колокольчик над входной дверью - в аптеке первый покупатель.
        Алфи мигом забыл о снежном шаре.
        Но это была Калипсо. Лицо девочки было белым, как лист бумаги.
        - Алфи, у меня проблемы! Не могу найти Нову!

        Глава 11
        Исчезновение Новы

        Алфи и Калипсо быстро прошли мимо цирковых палаток и фургонов.
        Автобус, в котором жила Калипсо, стоял среди деревьев чуть в стороне от остального лагеря.
        Внутри оказалось светло и чисто. Вдоль стен были установлены небольшие шкафы с ярко раскрашенными дверцами, откидной столик и несколько диванчиков. В самом конце стояла двухъярусная кровать, прикрытая занавеской, заменяющей дверь.
        - Здесь я в последний раз видела Нову,  - торопливо объяснила Калипсо.  - Она была на своей кровати, играла как обычно. А потом я заметила зелёную вспышку и…
        - Была зелёная вспышка?
        - Да, прямо как тогда, когда Нова нашла снежный шар в главном шатре.  - Девочка вдруг замолчала.  - Произошло что-то магическое, верно?
        Алфи огляделся.
        - Могла твоя сестра выйти на улицу?
        Калипсо отрицательно покачала головой.
        - Окно над нашими кроватями слишком высоко. А я сидела на ступеньках у двери, так что заметила бы её.
        Они сели за стол. Из окна дул лёгкий ветерок, ярко светило солнце. Такие погожие летние деньки буквально созданы, чтобы купаться и есть мороженое, а не бегать по всей округе за пропавшими младшими сёстрами.
        - Снежный шар!  - вспомнил Алфи. Он показал Калипсо дыру в кармане.  - Имп опять сбежал.
        - Думаешь, Нова из-за него исчезла?
        - Ну, они пропали примерно в одно время, верно?
        - Алфи, я должна тебе кое-что рассказать.  - Лицо Калипсо стало очень серьёзным.
        - Давай.
        - Фамилия моей мамы - Морроу.  - Девочка ненадолго замолчала, нервно покусывая губу.  - Прости, что не сказала вчера. Ты же доверил мне секрет о своих тётях.
        - Ничего,  - сказал Алфи.  - Я сам это понял, когда увидел твой кулон.
        Калипсо кивнула.
        - Мама взяла с меня обещание никому не говорить. Она сказала, что я всегда должна называться фамилией папы.
        Алфи улыбнулся подруге.
        - Серьёзно, я всё понимаю.
        - Мама никогда не говорила о магии. А теперь у Новы меняется цвет глаз, и она невероятным образом забирается под купол цирка.  - Калипсо немного помолчала.  - Как думаешь, это потому, что она тоже Морроу?
        - Я не знаю,  - честно ответил мальчик.
        - Может, поэтому Нова пропала?
        - Давай здесь всё обыщем, вдруг найдём какие-нибудь подсказки,  - предложил Алфи.

* * *

        Алфи и Калипсо методично перебрали содержимое всех ящиков, достали одежду и игрушки из шкафа и коробок, даже обыскали старую палатку, в которой жила бабуля Фаган (она ночевала отдельно от детей, потому что любила курить трубку), но так ничего и не нашли.
        У детей не осталось выбора - они должны были сообщить папе Калипсо, а ещё, наверное, и полиции, что Нова пропала. Нужно было срочно начинать поисковую операцию. Но как им объяснить зелёную вспышку, или снежный шар, или тот факт, что магия, ведьмы и импы существуют?
        Калипсо пошла в автобус, чтобы принести им сока, так как день был уж очень жаркий. Вдруг Алфи, сидевший на ступеньках, услышал крик подруги. Он вскочил и бросился к ней.
        На столе лежал снежный шар.
        - Алфи, его раньше здесь не было!
        - Знаю, мы же весь автобус обыскали.
        Дети тревожно всматривались внутрь шара. Постепенно метель улеглась. Они увидели крошечную копию автобуса Калипсо. Он был в точности таким же, как настоящий, вот только на боку у него было написано большими красными буквами:

        ПРИЁМ!
        - Имп хочет что-то сказать!  - воскликнул Алфи.
        На другой стороне автобуса появилась новая надпись:

        ВАШ РЕБЁНОК У МЕНЯ.

        Буквы перемешались и сложились в другую фразу:

        ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ,
        ИЛИ Я ОСТАВЛЮ ЕЁ СЕБЕ!
        - Это похищение!  - возмущённо закричала Калипсо, схватила снежный шар и принялась его трясти.  - А ну отдавай мою сестру!
        Ничего не произошло.
        Калипсо зарычала от злости. На стене автобуса было написано:

        ВАМ ПОНЯТНО?
        - Но зачем Нова понадобилась импу? Она же просто маленькая девочка!  - не унималась Калипсо.
        Буквы снова перемешались:

        ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ, И Я ЕЁ ОТДАМ.
        - Ну хорошо,  - сказал Алфи,  - и как тебя выпустить?
        На стенке автобуса сложилось очередное слово:

        КЛЮЧ.

        В основании шара появился светящийся золотой ключик.
        - Ясно, нам нужен ключ,  - сказала Калипсо.  - И где его взять?
        Появились новые слова:

        ВЕРХОВНАЯ ВЕДЬМА.
        - Верховная ведьма? Хочешь сказать, что ключ у Прунеллы Морроу?  - спросил Алфи.
        Наступила небольшая пауза. А потом имп написал:

        ДА! СТАЩИТЕ ЕГО!
        - Значит, нам просто нужно найти Верховную ведьму и стащить у неё ключ,  - сказала Калипсо довольно спокойным голосом, который никак не соответствовал выражению её лица.
        - Украсть что-то у Верховной ведьмы?  - ахнул Алфи.  - Она же самая злобная из всех ведьм!
        - Не может она быть настолько плохой, она же Морроу,  - заметила Калипсо с горькой усмешкой.  - Наверное, мы с ней родственницы.
        - Не шути так. Твоя мама не просто так просила никогда не использовать эту фамилию.
        - В каком смысле?
        - Прунелла Морроу очень злая! В самом деле!
        Калипсо нахмурилась.
        - Насколько злая?
        - Она превращала людей в гальку! Она отправила Зиту в тюрьму за то, что она о ней в газете писала.
        Буквы на стене автобуса в снежном шаре перемешались и сложились во фразу:

        ПРИГЛАСИТЕ ЕЁ НА ЧАЙ.

        Калипсо хмуро кивнула.
        - Понятно. Если нужно пригласить Верховную ведьму или кого-то другого на чай, то я это сделаю. Я должна спасти сестру.
        Алфи ничего не ответил. У него было очень дурное предчувствие.
        - А пока лучше тебе не трогать мою сестру, имп!  - с угрозой сказала Калипсо, всматриваясь в снежный шар.
        Вдруг она удивлённо воскликнула:
        - Алфи, смотри!
        Внутри на ступеньках крошечного автобуса сидела Нова. На малышке была зелёная шляпа с пером.
        - Нова!  - закричала Калипсо.  - Нова!
        Её крошечная сестрёнка помахала рукой и широко улыбнулась.
        Имп прижался носом к стеклянной стенке шара, закрыв собой девочку.
        - Мы достанем ключ,  - серьёзно сказал ему Алфи,  - но ты должен заботиться о Нове и не обижать её.
        Имп взмахнул рукой, и на его ладони появилась клубничка. Дети услышали, как Нова смеётся.
        За стеклом началась метель.

        Глава 12
        Дневник Прунеллы
        - Это же настоящее привидение,  - ахнула Калипсо.  - Мы видим не только его, но и сквозь него!
        - Говори тише,  - прошептал Алфи.  - Он будет ругаться.
        - Алфи, настоящее привидение!
        Призрачный библиотекарь свирепо посмотрел на детей.
        - Тсс!
        - Но зачем мы сюда пришли?  - проворчала Калипсо.  - Как пыльная библиотека поможет спасти мою сестру?
        Алфи изучал книги на полках.
        - Должен быть способ вытащить Нову из шара, не вмешивая в это Верховную ведьму. Насколько мне известно, с ней лучше дела не иметь.
        Девочка пристально на него посмотрела.
        - Я её не боюсь!
        - А вот я боюсь,  - пробормотал Алфи.  - Слушай, библиотека мне уже один раз помогла. Давай посмотрим, не выберут ли нас какие-нибудь полезные книги.
        Калипсо закатила глаза.
        - Серьёзно, Алфи, каким образом…
        Алфи подтолкнул её локтем. Девочка обернулась и увидела, как одна из книг слетела с полки и неспешно поплыла к ним.
        Мальчик поймал её и показал подруге название:

        «ПОЛНАЯ ИСТОРИЯ ЛЕСНЫХ ИМПОВ».

        Калипсо саркастично подняла бровь.
        - Ну, твою сестру как раз похитил имп,  - пожал плечами Алфи.  - Не помешает узнать о них побольше.  - Он открыл книгу.  - Вот странно…
        Из страниц было вырезано прямоугольное углубление, внутри которого лежал небольшой блокнот.
        - Тайный дневник!  - ахнула Калипсо.  - Его там спрятали!
        - Почему решила, что это дневник?
        - А зачем ещё там замок?  - Девочка повернула блокнот, чтобы показать небольшой механизм, удерживающий страницы вместе.  - Не понимаю, как его открыть. Тут скважины для ключа нет.
        - Может, нужно кодовое слово?  - предположил Алфи.  - Есть шанс, что это волшебный дневник, раз оказался здесь.
        - Сезам, откройся!
        - Вряд ли подойдёт,  - с сомнением заметил мальчик.
        Но замок щёлкнул, и блокнот распахнулся. Калипсо торжествующе улыбнулась и прочитала первую запись:

        «Меня зовут Прунелла Морроу, мне десять лет.
        Это мой дневник».

        Девочка удивлённо посмотрела на Алфи.
        - Дневник Верховной ведьмы! Но откуда он здесь?
        Призрак библиотекаря, явно заинтересованный их находкой, подплыл чуть ближе, не забывая шикать на детей, призывая не шуметь.
        - Если я ничего не путаю, то «Историю импов» нашли в лесу возле усадьбы много лет назад,  - как бы между прочим сказал он.  - Я с этим народом предпочитаю не связываться, так что ни разу туда не заглядывал.
        Калипсо пролистала несколько страниц, быстро бегая глазами по строчкам.
        - У неё такой аккуратный подчерк. Прунелла тогда была почти нашего возраста. Ох, Алфи, послушай:

        «Они ничего не понимают! Все считают Урсулу такой замечательной, раз она вечно улыбается! У моей противной старшей сестры куча друзей, а я каждый день во время перемен сижу на игровой площадке совсем одна.
        Посмотрим, как они запоют, когда именно я стану Верховной ведьмой. Хотя бы тебе, дневник, я могу раскрыть мою главную мечту!»
        - Быть не может!  - выпалила Калипсо.  - Она сестра мамы? Значит, Верховная ведьма моя…
        - Тётя,  - мрачно закончил за неё призрак библиотеки, теперь уже не заботящийся о том, чтобы шикать.
        Калипсо продолжала читать:

        «Даже родители любят Урсулу больше меня! А ведь это я часами брожу по лесу, чтобы помочь папе с работой! Знал бы он, как я ненавижу бывать в Литтл-Сноддингтоне с его бесполезным мрачным лесом. Кроме того, там полно Блэкстаков! Но, разумеется, именно в этом лесу понадобилось жить противным импам. Папа столько времени тратит на этих существ, а они вечно ему пакости какие-нибудь устраивают: то бороду узлом завяжут, то шляпу стащат, то чернила из ручки в бульон превратят. Урсула чем-то похожа на импов. Наверное, поэтому папа её так любит! Всё лето она торчала у Фаганов и разучивала цирковые номера, а папа ей разрешал, хотя она могла бы тоже помогать ему с работой».
        - Если честно, мне её немного жаль,  - сказала Калипсо.
        Алфи кивнул. Он отлично понимал, каково жить без друзей.
        Калипсо пропустила ещё несколько страниц.

        «Так и знала! Урсула всем наврала! Я выяснила, что она не в цирке Фаганов всё это время была. Моя прекрасная сестра сбегала, чтобы играть с Финеасом Блэкстаком! С Блэкстаком!
        Она сказала, что они лучшие друзья и умоляла меня ничего не говорить родителям».
        - Финеас Блэкстак был моим отцом,  - пробормотал Алфи.
        Калипсо подняла глаза от дневника.
        - Моя мама и твой отец были лучшими друзьями? Прямо как мы!
        Алфи только кивнул. От радости он и слова из себя выдавить не мог. До сих пор у него не было друзей, особенно лучших друзей.
        Девочка нашла следующую запись.

        «Почему мне так не везёт? Разумеется, я сразу же рассказала маме про Урсулу, как и должна была. Моей сестре навсегда запретили видеться с её дружком Блэкстаком. И что? Ко мне стали лучше относиться? Как бы не так! Мама и папа всё равно любят Урсулу больше. Кроме того, все её друзья теперь считают меня стукачкой».

        Калипсо увлечённо листала страницы.
        - Что дальше?  - нетерпеливо спросил Алфи.
        - Снова от неё неприятности,  - вздохнула Калипсо.
        Она прочла:

        «Пару дней назад со мной в деревне заговорил этот ужасный Финеас Блэкстак! Я попыталась уйти, но он за мной по улице гнался. Он кричал, что его отправляют в школу раньше времени, что он пропустит часть летних каникул. Как будто мне есть дело! А ещё, что я злая и из вредности рассказала о нём и Урсуле.
        Тут я ему и выложила, что не одна такая болтушка. Его драгоценные сестрички, Зита и Гертруда, тоже сознались родителям, когда их прямо спросили. Я это от папы узнала! Конечно, они были в курсе, что Урсула и Финеас постоянно вместе, только молчали об этом. Вот чучела!
        А сегодня Блэкстак снова меня выследил. На этот раз он решил сообщить, что ему плевать на Литтл-Сноддингтон, на своих сестёр и на магию вообще. Он хочет уехать и посвятить себя изучению птиц - от них, по его словам, проблем куда меньше.
        Ну и пусть катится! Блэкстаки мне враги, так что могут хоть все исчезнуть.
        Но есть ещё моя сестричка. Она заявила, что по-настоящему меня ненавидит. Урсула сказала, что даже сила Верховной ведьмы не заставит окружающих меня полюбить. Эта ненормальная хочет разыскать Финеаса, когда станет постарше, и вместе с ним сбежать с цирком.
        Кстати, теперь сестра тоже ходит с папой в лес, а к Фаганам и дорогу забыла. Мне приходится сидеть в стволе дерева, чтобы она не увидела, как я это пишу».
        - Наверное, Прунелла случайно обронила в лесу книгу, в которой прятала дневник,  - предположила Калипсо.  - Ох, Алфи, послушай!

        «Дорогой дневник, запомни моё обещание:
        Когда старушка Риддл Блэкстак наконец-то освободит своё место и я стану Верховной ведьмой, то найду способ отменить вечное заклинание. Тогда я смогу вернуть бабушку Морроу, которую так несправедливо превратили в стул. Вместе мы будем непобедимы, и никто не посмеет нам перечить! А Урсулу я превращу в гальку и выброшу в море».
        - Мама ни разу не упоминала, что у неё есть сестра,  - задумчиво произнесла Калипсо.  - Значит, они так и не помирились. Мама сбежала с цирком, а Прунелла исполнила свою мечту стать Верховной ведьмой.
        - Мне папа тоже никогда о тётях не говорил. Они поссорились из-за Прунеллы!
        - Прунелла знает обо мне и Нове?  - вдруг спросила девочка.
        - Не думаю, что твоя мама стала бы ей такое рассказывать. Особенно учитывая, что они больше не общались.
        - А теперь мы должны позвать мою злую тётю на чай!
        - Таков наш план,  - горько усмехнулся Алфи.
        - Если замешан имп - жди неприятностей,  - послышался за их спинами голос библиотекаря.
        Дети разом повернулись.
        Призрак стоял прямо за их спинами и с выражением постукивал пальцем по циферблату карманных часов.
        - Уже поздно. Иди домой, Калипсо Морроу.  - Он указал на дневник в её руке.  - Ты нашла, что искала.
        - Вот уж не уверена,  - резко ответила Калипсо.  - Я так и не узнала, как вытащить сестру из снежного шара.
        - Разве я не предупреждал тебя насчёт импов?  - спросил призрак, повернувшись к мальчику.
        В этот момент лампы в библиотеке загорелись зелёным цветом.
        - Это значит, что Зита вернулась домой!  - удивлённо воскликнул Алфи.
        В глубине особняка хлопнула одна дверь, потом другая.
        Послышался голос Гертруды:
        - Алфи, ты здесь?
        Следом раздался голос Зиты:
        - Мальчишка, живо сюда!
        Он прозвучал так громко и пугающе, что подпрыгнул даже призрак.
        - Что я опять ей сделал?  - возмутился Алфи.
        - Разве ты не должен был следить за аптекой?  - поспешил предположить призрак.
        Алфи побелел.
        - Я о ней забыл,  - в ужасе сказал мальчик.  - Мы ушли искать Нову!
        - Удачи,  - шепнул ему призрак.  - Она тебе понадобится, раз Зита снова дома.

* * *

        Тёти усадили Алфи за стол и заняли места напротив. Кухня с каменными стенами напоминала пещеру даже больше, чем раньше. Уже темнело, и на стенах начали загораться жуки-светильники. В их зеленоватом свете лицо Зиты выглядело особенно разгневанным.
        - Сначала бомбы-вонючки, теперь оставляешь магазин без присмотра!  - гневно отчитывала его тётя.  - От тебя одни неприятности!
        - Простите,  - пробормотал Алфи.  - Дело было срочное.
        Зита нахмурилась.
        - Объясни.
        Алфи сомневался, можно ли рассказать про импа в снежном шаре, который похитил Нову, и о том, что они с Калипсо узнали про дружбу родителей. С одной стороны, тёти могли им помочь, но с другой - они с Калипсо договорились хранить всё в секрете. Он не хотел нарушать обещания.
        - В чём дело?  - зашипела Зита.  - Язык проглотил?
        Она достала из кармана серебряную бутылочку и сдула с ладони щепотку зелёного порошка прямо на племянника.
        - Зита, нет!  - воскликнула Гертруда.
        Но было уже поздно.
        Алфи чихнул. Затем с ним что-то произошло, мальчик пока не мог понять, что конкретно, но ощущение было тошнотворное. Он опустил голову и увидел, что его язык стал настолько длинным, что выпал изо рта и шлёпнулся на колени. Он лежал на них, как толстая фиолетовая змея. Вдруг язык начал скручиваться и переплетаться, в итоге превратившись в слюнявый бант.
        Магнус, как обычно висевший на спинке стула Зиты, принялся гадко хихикать. Сумбур зашипел на летучую мышь, возмущённо метя хвостом по полу.
        - Сейчас же отмени заклинание!  - закричала Гертруда.
        Зита с недовольным видом пробормотала себе под нос несколько слов.
        Язык Алфи вернулся к обычному размеру. Мальчик высунул его и пощупал, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке.
        Зита продолжала:
        - Тебе здесь не место! Хоть в этом твой папаша, помешанный на птицах, и твоя безмозглая мамаша были правы.
        Гертруда возмущённо ткнула её локтем в бок.
        Зита скривилась.
        - Но это правда! Напомнить про сосиски и льва?
        - Алфи, сестра просто хочет сказать, что у нас был очень сложный день, сейчас и так непростое время, так что любые…
        - Глупости?  - предложила Зита.
        - Осложнения,  - мягко поправила её Гертруда,  - могут обернуться серьёзными последствиями. Особенно учитывая наши новые обстоятельства.
        Все трое повернулись и посмотрели на «новые обстоятельства». Точнее на одно обстоятельство. Оно сидело в углу и пристально следило за ними. Это была небольшая серо-коричневая птица с пышным хвостом из длинных цветных перьев. На её насесте висел знак:

        «Лирохвост
        Собственность Верховной ведьмы».

        Чуть ниже находилась маленькая красная лампочка, рядом с которой было слово «Запись».

        Лирохвост слушал их разговор. Если в нём проскальзывало что-нибудь, касающееся Верховной ведьмы, он начинал записывать с тихим жужжанием.
        - Наша любимая Верховная ведьма решила лично нанести нам визит,  - сказала Гертруда абсолютно счастливым тоном, но лицо её при этом оставалось очень серьёзным.
        Лирохвост приподнял голову. Загорелась лампочка записи.
        Гертруда бросила нервный взгляд на птицу.
        - Какая честь!  - добавила она.
        - Верховная ведьма у нас дома?  - удивился мальчик.
        - Ей захотелось провести время за городом,  - скривившись, сказала Зита.  - И она пригласила половину ведьм всего мира составить ей компанию.
        Значит, Алфи и не нужно было придумывать, как позвать Верховную ведьму на чай. Она приедет сама!
        - Но Блэкстаки и Морроу…  - начал Алфи.
        Лирохвост всё жужжал на своём насесте.
        - Теперь самые лучшие друзья!  - радостным голосом выпалила Гертруда, обрывая племянника.  - Мы ждём не дождёмся встречи с Прунеллой. Верно, Зита?
        - Ага…
        - Вот и прекрасно!  - ликующе воскликнула Гертруда, а потом добавила чуть тише:  - Она прибудет уже завтра.

* * *

        Алфи не мог уснуть. Да и как тут уснёшь? Тысячи мыслей волчком крутились в его голове. Скоро в поместье должна была приехать самая опасная ведьма из всех. А ему с Калипсо нужно было придумать, каким образом стащить у неё ключ, чтобы спасти Нову.
        Мальчик выбрался из кровати - он решил пройтись до кухни и налить себе воды. Уже у самой двери Алфи услышал шёпот. Его тёти ещё не спали.
        - Если Прунелла поймает тебя…  - тихо произнесла Гертруда.
        - Не поймает.
        - Ты твёрдо решила начать войну?
        Повисло молчание.
        - Если потребуется,  - сказала наконец Зита, с такой угрозой в голосе, что у Алфи от страха по спине побежали мурашки.  - Лишь бы избавиться от Прунеллы!
        - Она была довольно приветлива. Сказала, что и не собиралась арестовывать тебя, просто решила предупредить. Она готова всё забыть, если ты перестанешь говорить остальным, что у них плохая Верховная ведьма.
        Зита саркастично хохотнула.
        Алфи нашёл в двери трещину и заглянул на кухню. Лирохвост крепко спал, свесив голову на грудь. С птицы не сводил глаз Магнус, висевший вниз головой на насесте, а на полу дежурил Сумбур, который лапой держал наготове маленькую серебряную бутылочку.
        Они усыпили лирохвоста!
        - Прунелла Морроу напросилась к нам в гости. Как думаешь, зачем ей это понадобилось?
        Её сестра промолчала.
        - Ты прекрасно знаешь, для чего к нам едет Верховная ведьма. Ей нужно то, что хранится в нашей библиотеке!  - Зита немного помолчала, а потом заговорила снова:  - Я обсудила положение с призраком, он обещал никого туда не пускать.
        Гертруда всё равно сомневалась.
        - Предположим, ты права. Но почему она просто не ворвалась сюда? Зачем устраивать это представление?
        - Она знает, что некоторые ведьмы до сих пор на нашей стороне. Но если Прунелла сможет забрать её из библиотеки, то станет настолько могущественной, что никто уже не посмеет выступить против.
        Алфи задумался, что из библиотеки может быть настолько нужно Верховной ведьме. Какая-нибудь старая книга со сложными смертельными заклинаниями?
        Сёстры надолго замолчали, погрузившись в собственные мысли.
        Только мальчик решил, что ему пора возвращаться в комнату, как Гертруда спросила:
        - А что с Алфи?
        - Ему придётся уехать,  - отрезала Зита.
        - Но он только подружился с Калипсо! Это так важно для мальчика! Няня сказала мне, что у него раньше не было друзей.
        - И всё равно его нужно спрятать. Ради его же безопасности.
        - Так нельзя!
        - Кроме того, он не может дружить с циркачкой. Что будет, если Калипсо выяснит, кто она такая?
        «Слишком поздно,  - подумал Алфи.  - Она уже всё знает».
        Голос Гертруды звучал устало:
        - Урсула не хотела, чтобы девочки знали о магии.
        - Не стоило тебе приглашать к нам Фаганов.
        - Видимо, нет.
        - Особенно теперь, когда Урсула исчезла,  - тихо добавила Зита.
        - Думаешь, её дочки тоже в опасности?
        - Нет, пока Прунелла не знает об их существовании,  - последовал ответ, которого больше всего боялся Алфи.  - Но если она поймёт, что в семье Морроу есть другие ведьмы, которые могут однажды занять её место…
        У мальчика голова шла кругом. Его подруга находилась в ужасной опасности! И опасность эта исходила от самой могущественной ведьмы в мире. А ведь всего пару дней назад они оба знать ничего не знали о магии! Несложно было представить, насколько жестока Прунелла может быть к собственной семье - достаточно было того, что он прочитал в её дневнике.
        Некоторое время с кухни не доносилось ни звука.
        - Отправим мальчика к нашей кузине Пенни Блэкстак,  - прервала молчание Зита.
        - Алфи там не понравится!  - воскликнула Гертруда.  - Пенни уже двести лет, она живёт совсем одна на ужасном острове. Там только скалы и мокрая грязь! И ни одной книги в доме! Она в самом деле ест слизней, а не притворяется, как ты.
        - Это для его же блага.
        - Это жестоко! А как же Калипсо?
        - Тут нам уже помогла миссис Ментон - попросим цирк уехать.
        Алфи был готов броситься на тётю Зиту с кулаками. Как она могла быть такой бесчувственной?
        - О нет, Зита!
        - О да, Гертруда!
        Они замолчали.
        - Мальчик завтра же уедет,  - подытожила Зита.  - Другого выхода нет.
        Больше никто ничего не говорил. Из-за двери послышался скрип отодвигаемого стула, а потом шаги. Алфи едва успел спрятаться за вешалкой. Мимо прошла Зита, следом за ней летел Магнус. Когда она приблизилась к лестнице, глаза змеи на перилах вспыхнули ярко-красным светом.

        Глава 13
        Верховная ведьма

        Алфи проснулся от шума на улице. Оттуда доносилось приглушённое жужжание, напоминающее… тысячу работающих пылесосов?
        Мальчик слез с кровати и выглянул в окно.
        По нежно-розовому утреннему небу летела целая стая… ведьм?
        Да, совершенно верно, ведьм!
        Они летели верхом на пылесосах!
        Алфи схватил бинокль отца, чтобы рассмотреть их получше.
        Большинство из них неспешно плыли по воздуху, держась за поводья, прикреплённые к шлангам больших округлых пылесосов, словно они ехали верхом на верблюде или на ослике. Фамильяры сидели у них на руках или на коленях. Мальчик заметил пару толстых жаб, кошек и до смерти перепуганных игуан, вжимавшихся в плечи хозяек.
        Но некоторые ведьмы были в защитных очках и шлемах и управляли блестящими пылесосами обтекаемой формы, развивавшими огромную скорость. Они резко взлетали, а потом пикировали вниз, как самолёты-истребители, оставляя за собой закрученный след зелёного дыма. Их фамильяры - в основном очень быстрые птицы - летели следом.
        Любопытно, что ведьмы, которые двигались плавно и спокойно, все были одеты в яркие разноцветные платья и напоминали Гертруду, а вот быстрые и яростные носили чёрное, как Зита.
        Среди ведьм встречались и джентльмены, их обычно называют колдунами. Они были одеты в твидовые костюмы и ехали верхом на старомодных пылесосах с большим количеством кнопочек и лампочек на приборных панелях. Алфи с интересом рассматривал их в бинокль. У одних были косматые бороды, как у мистера Фингерхата, а у других - аккуратные усики и очки в толстой оправе. Многие везли с собой горностаев.
        Их пылесосы летели резкими рывками и иногда отключались прямо в воздухе, отчего внезапно устремлялись к земле. Мальчик несколько раз видел, как другие ведьмы ловили их с помощью заклинаний за секунду до столкновения с землёй.
        Он поёжился, представив, каково лететь по небу на таких штуковинах. Ему стало не по себе от одной мысли, что он мог бы оказаться так высоко, вровень с птицами и облаками. Думать, что почувствовал бы, если бы пылесос выключился и камнем рухнул вниз, Алфи даже не стал.
        Спустя несколько минут Свизербрум-холл задрожал от топота ног, болтовни шумных ведьм, а также рычания, лая и криков их фамильяров.
        Начался такой переполох, что Гертруда вполне могла забыть отослать племянника из дома. Алфи не имел ни малейшего желания переселяться к Пенни Блэкстак и есть слизней на грязном острове.
        Достаточно с него было этих пересылок. Будто он бандероль, а не мальчик!
        Алфи решил сбежать с цирком, если тёти настоят на его отъезде к дальней родственнице.
        Но прежде всего ему нужно было найти Калипсо и рассказать, что он узнал о Прунелле Морроу!
        Мальчик быстро оделся и как можно более незаметно спустился вниз.
        Прибывающие ведьмы толпились в просторном холле поместья. Они говорили все разом, приветствуя знакомых и бормоча заклинания. Магический порошок на все случаи жизни клубился тут и там сверкающими зелёными облачками - они заколдовывали свои мётлы и швабры, и те сами собой начинали сметать пыль или натирать полы. Тем временем их владелицы распаковывали корзинки для пикников, грели кипяток, чтобы заварить чай (разумеется, ведьмы пили зелёный), и нарезали тортики (непременно с зелёной глазурью).
        И без конца пререкались друг с другом.
        Алфи и представить не мог, что в мире так много ведьм! На одной стороне дома собрались мрачные и бледные, одетые в чёрное, как Зита, на другой - одетые в радужные наряды и с безумным цветом волос, как у Гертруды. Джентльмены в твидовых костюмах предпочитали держаться особняком где-то между ними. Тут были ведьмы всех ростов, телосложений и возрастов, и только у нескольких Алфи видел бородавки.
        В основном никому не было дела до мальчика, пробирающегося через толпу. Лишь немногие удивлённо поглядывали на него, иногда улыбаясь, а иногда, наоборот, неодобрительно качая головой.
        - Ты не видел мою жабу?  - вдруг спросила Алфи одна ведьма.  - Его зовут Брайан.
        Мальчик вздрогнул.
        Ведьма была невысокая и круглая, как тётя Гертруда, только улыбка у неё была не такая широкая. Одета она была в радужные штаны на подтяжках и остроконечную шляпу. Шляпа подозрительно подёргивалась.
        - Нет, простите,  - ответил Алфи.
        Шляпа снова дёрнулась, а потом отчётливо квакнула.
        - А не может ваша жаба быть под шляпой?  - предположил Алфи.
        - Точно!  - радостно крикнула ведьма.
        Она сняла шляпу и, разумеется, у неё на её макушке сидела жаба, самая толстая, что Алфи когда-либо видел. Брайан томно посмотрел на мальчика и лизнул собственный глаз.
        - Фу-у!  - скривился Алфи.
        Поблизости стояла ведьма в чёрном, такая же высокая и худая, как Зита, только с кудрявыми серебристыми волосами и крысой на плече. Она расхохоталась, наблюдая эту сцену.
        - Молли О’Мэлли, вечно ты теряешь эту жабу! Почему сразу не посмотреть под шляпой, раз Брайан всегда там?
        - Эстер Бодкин, а почему тебе своими делами не заняться?
        - Простите, но я тороплюсь,  - сказал Алфи и попытался ускользнуть из-под перекрёстного огня.
        - Хочешь обнять мою жабу?  - внезапно спросила Молли О’Мэлли, протягивая мальчику Брайана.
        Эстер Бодкин снова захохотала.
        - А потискать мою крысу не желаешь?
        Алфи натянул на голову капюшон и теперь пробирался к выходу, стараясь ни с кем взглядом не встречаться и на улыбки не отвечать, хоть это и не вежливо. Он не собирался обниматься с жабами, тискать крыс или вдруг превратиться в палку.
        По всему особняку прыгали, ползали, летали и бегали фамильяры. Самыми популярными, конечно же, были кошки и крысы, но Алфи также встретил козу, пару собак и даже ослика.
        И гости всё прибывали! Удивительным образом они всё равно умещались в Свизербрум-холле. Дом и до этого был большим, но казалось, что он увеличился в несколько раз. Коридоры тянулись на сотни метров, дверей теперь было не сосчитать, главная лестница стала втрое шире. Ковёр на полу выглядел куда ярче, а со стен исчезла паутина - теперь на обоях был виден красивый узор из чёрных и белых птиц. Вороны и лебеди! Змеиные перила отполировали до блеска, красные глаза сверкали ярче прежнего.
        Когда Алфи пробирался мимо кухни, он увидел, что она стала размером с кинотеатр, в котором вокруг очага во множество рядов были расставлены стулья всех форм и размеров.
        Наконец мальчик выбрался на улицу.
        В саду поместья стоял гвалт.
        Тут и там суетились ведьмы: они копали, сажали и перевозили садовый инвентарь в заколдованных тачках, неистово подпрыгивающих на кочках. Вокруг особняка высадили несколько десятков кустов белоснежных роз. На лужайке перед входом построили сцену и огромный птичник. Разумеется, в нём были лебеди.
        К ним ехала сама Прунелла Морроу!
        Алфи слышал, как её имя множество раз произнесли с той же фальшивой радостной интонацией, с которой прошлым вечером говорила Гертруда. Но на лице говорящих каждый раз оказывалось не соответствующее голосу угрюмое выражение. Сложно было сказать, есть ли среди собравшихся хоть кто-то, кому нравится Верховная ведьма.
        Мальчик, стараясь не привлекать внимания, прошёл через сад к полям, за которыми находился лагерь циркачей. Он ужасно переживал за Калипсо. Что, если цирк уже прогнали, как хотела Зита?

        Мальчик обрадовался, увидев цирковой шатёр на его прежнем месте. Калипсо уже ждала его возле автобуса. Снежный шар она надёжно упаковала в рюкзак. Девочка рассказала, что, проснувшись, слышала, как Нова напевает и смеётся по другую сторону стеклянной стенки.
        Алфи не мог придумать, с чего начать! Он сделал глубокий вдох и выпалил всё, что узнал из разговора своих тёть. Калипсо слушала его молча и не перебивала. Она побледнела, когда мальчик сказал, что Прунелла может иметь отношение к исчезновению её матери.
        - Хочу посмотреть на эту Верховную ведьму,  - мрачно сказала девочка, когда Алфи закончил.  - В любом случае нам нужно узнать, где она хранит золотой ключ.
        Мальчика это не убедило. Он с гораздо большей радостью забрался бы в автобус Калипсо, запер все двери и постарался не высовываться, пока опасность не минует.
        - Алфи, идём!  - крикнула ему подруга и побежала в сторону Свизербрум-холла.
        Мальчик неохотно поплёлся следом.

* * *

        Алфи и Калипсо спрятались в ветках раскидистого куста, росшего у веранды. Они были надёжно укрыты зеленью, так что могли, не привлекая внимания, наблюдать за лужайкой перед особняком. Там как раз постелили белую ковровую дорожку, ведущую к главному входу, и отгородили её белыми канатами. По обеим сторонам толпились ведьмы.
        Его тёти тоже стояли на улице. Вместе со своими фамильярами они расположились на лестнице у двери. Магнус висел на запястье Зиты, как чёрный кожаный зонтик, а Сумбур сидел у Гертруды на руках, его уши были прижаты к голове.
        Зита, как всегда, была в чёрном платье, но по случаю важного события она выбрала бархатное с высоким воротничком. В нём его тётя казалась даже выше, чем обычно. Тёмные волосы, собранные в пучок, контрастировали с бледным лицом, на котором не отражалось никаких эмоций. Гертруда выглядела совсем не так жизнерадостно, как в предыдущие дни. Женщина была необычайно сосредоточена, такой напряжённой Алфи тётю ещё не видел. Вместо радужного наряда она надела простое зелёное платье, только её всегда яркие волосы горели на солнце красным огоньком.
        За спинами женщин стоял уже знакомый мальчику насест, на котором, внимательно вслушиваясь во всё происходящее, сидел лирохвост.
        Собравшиеся на лужайке перед домом ведьмы поглядывали на Зиту и перешёптывались, подталкивая друг друга локтями. Все они читали её статьи о Верховной ведьме и знали, что из-за них у хозяйки поместья серьёзные неприятности.
        Но вскоре все разом замолчали и подняли головы вверх.
        В небе появилась сияющая белая точка, она быстро увеличивалась.
        Это был самолёт!
        Через несколько секунд он уже спускался к земле, описывая плавные круги.
        Лебеди в птичнике взволнованно зашумели.
        Самолёт опустился прямо на зелёный газон.
        Верховная ведьма прибыла в поместье!
        - Ого!  - прошептала Калипсо.  - Она выглядит как телеведущая!
        Алфи согласно кивнул. Прунелла Морроу оказалась совсем не такой, как он ожидал.
        Верховная ведьма грациозно выпорхнула из самолёта, остановилась на трапе и непринуждённо помахала всем рукой. Блестящие светлые волосы, белоснежное струящееся платье, нежно-розовая помада и кристально-голубые глаза - всё в её облике было приятным и располагающим. Когда она улыбалась, что делала постоянно, на щеках появлялись очаровательные ямочки.
        - Она прекрасна,  - ахнула Калипсо.  - Твои тёти говорили совсем другое, но Прунелла кажется такой хорошей!
        Алфи мог только согласиться. Он сам уже сомневался. Как кто-то настолько приятный и дружелюбный может оказаться злым?
        Из толпы вышла совсем юная ведьмочка и подарила Прунелле букет былых цветов. Когда Верховная ведьма нагнулась за ним, Алфи увидел у неё на шее цепочку. А на ней висел золотой ключик!
        Калипсо тоже его заметила.
        - Ключ на шее - тот, что мы ищем!
        Следом за Прунеллой из самолёта вышла Тонконожка, переваливаясь с ноги на ногу. Она напоминала тень: чёрная одежда, повязка на голове, натянутая до самых глаз.
        - Зачем она её носит?  - тихо спросила Калипсо.
        - Чтобы спрятать кое-что,  - послышался позади голос.
        Дети подпрыгнули от неожиданности.
        При свете дня призрак из библиотеки казался совсем прозрачным. Внимательно присмотревшись, Алфи едва смог различить очертания его шотландской шапочки.
        - Там, где положено быть лбу, у Тонконожки ещё две пары глаз,  - продолжал призрак.
        - Просто ужас,  - прошептала Калипсо.
        - И если вы полагаете, что под плащом она носит рюкзак, то глубоко заблуждаетесь,  - хмыкнул призрак.  - Там по паре рук и ног, связанных за спиной.
        Алфи вздрогнул.
        Верховная ведьма тем временем шла по ковровой дорожке, раскланиваясь и улыбаясь ведьмам вокруг.
        - Всем она вроде нравится,  - пожал плечами Алфи.
        - Я в этом сомневаюсь. Посмотри, многие ей в ответ не улыбаются.  - Калипсо всматривалась в лица собравшихся.  - А улыбки все фальшивые.
        Мальчик пригляделся и понял, что она права. Ведьмы, встречающие Прунеллу, выглядели очень напряжёнными.
        Следом за цветами почётной гостье вынесли белую картонную коробку.
        - Интересно, что там,  - сказал Алфи.
        Призрачный библиотекарь высунулся между веток.
        - Если я не ошибаюсь, то это торт.
        Прунелла открыла крышку и рассмеялась от удовольствия.
        - Как ей легко угодить,  - саркастично пробормотал призрак.  - Самый обычный фруктовый тортик.
        - А что в нём плохого?  - удивился Алфи.
        - Все знают, что больше всего Верховная ведьма любит пирожные с кремом,  - объяснил призрак.  - Но они ей категорически запрещены. От крема у Прунеллы начинаются ужасные прыщи. Тонконожка лично следит, чтобы она не прикасалась к пирожным.
        - Вот невезение,  - вздохнула Калипсо.  - Можешь получить сколько угодно пирожных с кремом, но есть их нельзя.
        Мальчик кое-что вспомнил из вечернего разговора на кухне и посмотрел на призрака.
        - Я слышал, что Верховная ведьма хочет забрать что-то из нашей библиотеки,  - спросил он.  - Вы знаете, что ей нужно?
        - А вот это совсем вас не касается, мистер Блэкстак,  - отрезал библиотекарь.  - Советую сосредоточиться на собственных делах. Полагаю, вам нужно получить один ключ.
        Алфи и Калипсо удивлённо переглянулись.
        Призрак рассмеялся.
        - У библиотекарей прекрасный слух.
        - Мы не придумали, как это сделать,  - признался Алфи.
        - Хм…  - задумчиво протянул дух.  - Ну, будь я на вашем месте, то в первую очередь позаботился бы, чтобы Верховная ведьма осталась без присмотра Тонконожки. Не хочу вас пугать, но…
        - Что?  - ахнула Калипсо.  - Скажите!
        - Ходят слухи, что она ест детей.
        - Быть не может!  - закричала девочка.
        Призрак кивнул.
        - Сначала она связывает их паутиной, а потом откусывает самую макушку, как будто их голова - это варёное яйцо. Ох, и нравятся ей мозги, мягкие и солёненькие.
        Алфи стало дурно.
        - Больше я ничего знать не хочу.
        - Итак,  - продолжал призрак,  - если бы кто-нибудь подбил Верховную ведьму побаловать себя парой запретных пирожных…
        - Она сама сбежала бы от Тонконожки,  - закончила за него Калипсо.
        - Верно!  - радостно согласился библиотекарь.
        - Останется только забрать ключ!
        - Если Верховная ведьма отвлечётся на особенно свежее и вкусное пирожное,  - снова заговорил призрак,  - то вы, допустим, можете попробовать сорвать цепочку с ключом. Но даже если вам удастся это сделать, нужно будет ещё и ноги от неё унести. Есть идеи?
        Алфи на мгновение задумался.
        - Я могу превратить её в маслёнку, тогда у нас будет время сбежать.
        - Браво, Алфи! А теперь простите, мне пора обратно в библиотеку. Книги ведут себя неподобающим образом, если надолго оставить их без присмотра. Знаете, меняются полками, встают не по порядку…  - библиотекарь понизил голос.  - Желаю удачи! Приятно было поболтать.
        Призрак кивнул детям и ушёл прямо сквозь стену.
        - А нельзя просто попросить у неё этот ключ?  - неуверенно предложил Алфи, которому от всего этого плана стало как-то не по себе.  - Может, не стоит всё усложнять?
        Калипсо рассмеялась:
        - И Верховная ведьма просто отдаст нам его? Она же злая!
        - Но разве честно красть его?
        - Алфи, мы же не себе его оставим. Ключ нужен, чтобы вытащить Нову из шара!
        С лужайки перед домом послышалось хлопанье крыльев. Лебедей выпустили из птичника. Они взлетели в небо, как огромное воркующее облако. Группа на сцене заиграла радостную мелодию.
        Калипсо подтолкнула Алфи.
        - Пойдём в кондитерскую. Возможно, миссис Ментон и ужасная злобная старуха, но пирожные она делает отменные. Прунелла не сможет устоять.
        - Миссис Ментон нас на порог не пустит!
        - Мы пройдём через служебный ход прямо на кухню и оставим деньги на столе.
        Алфи молчал. Ему всё это совсем не нравилось.
        - Нужно попробовать! Мы должны спасти Нову!
        - А если нас поймают?
        - Всё будет в порядке,  - уверенно сказала Калипсо.

        Глава 14
        Отчаянная попытка

        Первая часть плана сложностей не вызвала. Алфи и Калипсо беспрепятственно пробрались в кондитерскую, так и не повстречав миссис Ментон. На кухне прямо на рабочем столе остывали чудесные свежеприготовленные пирожные с кремом. Калипсо нашла коробку и сложила по паре нескольких видов. Дети оставили деньги и бегом пустились обратно в Свизербрум-холл.
        Праздник был в самом разгаре, но ведьмы по-прежнему прибывали каждую минуту. По округе разнёсся слух, что Гертруда и Зита закатили вечеринку, и каждая почувствовала себя обязанной присутствовать. Все прекрасно понимали, что Прунеллу тут особенно никто видеть не желал, ведь у неё не было настоящих друзей, помимо Тонконожки, но их мало это смущало. Ведьмы обожали праздники, так что им было всё равно, в чью они честь.
        В коридорах замка ведьмы стояли стайками в компании фамильяров и без остановки болтали, перебивая друг друга. В бальном зале парочки скользили по полу в носках, а их ползучие и пушистые друзья ждали, расположившись вдоль стен. Многие расстелили пледы в саду, наслаждаясь выступлением музыкантов.
        Только Гертруды, Зиты и Прунеллы нигде не было видно.
        Дети, стараясь смешаться с толпой, быстро прошли к дому.
        Они пробрались на кухню, и Алфи утащил с полки серебряную баночку с универсальным магическим порошком. Калипсо в ящике под раковиной нашла ножницы. Они лежали в мешочке с надписью:

        МАГИЧЕСКИЙ СЕКАТОР ДЛЯ ЛЮБЫХ МАТЕРИАЛОВ
        Справится даже с самыми неподатливыми большими пальцами (включая драконьи).
        Идеально режет камень, металл, дерево и твёрдые виды сыров.
        - То что нужно!  - обрадовалась Калипсо.
        Прихватив свои находки, дети опрометью кинулись в сад, где нашли укромную старую беседку.

* * *

        Готовясь к приезду Прунеллы, ведьмы освежили и эту часть сада: они высадили вокруг беседки пару розовых кустов и наспех покрасили её белой краской, но общее веселье туда не добиралось. Так что Алфи и Калипсо могли чувствовать себя вполне свободно в своём укрытии.
        Дети нашли раскладной стул, отряхнули его от пыли и поставили у стола, на котором уже лежала коробка с пирожными.
        - Давай сначала проверим заклинание?  - предложила Калипсо.  - Нужно убедиться, что всё получится и без Гертруды.
        - В прошлый раз я тренировался на Сумбуре, но котов поблизости нет.
        - А если на каком-нибудь насекомом?
        - Только без пауков!  - поспешил сказать мальчик.
        Калипсо усмехнулась.
        - Ладно, без пауков.
        Быстро обыскав близлежащие заросли, дети нашли небольшую и довольно миролюбивую на вид гусеницу.
        Они принесли её в беседку.
        Пока Алфи думал над заклинанием, девочка попыталась извиниться перед их подопытной:
        - Ты не бойся,  - говорила Калипсо,  - мы не хотим тебя обидеть. Это нужно для хорошего дела! Тем более ты скоро станешь бабочкой, надо привыкать к переменам.
        Гусеница шевельнула хвостом.
        - Так держать!  - обрадовалась девочка.
        Наконец Алфи придумал пару строк. Калипсо протянула ему бутылочку с магическим порошком на все случаи жизни.
        Мальчик высыпал немного на ладонь.
        Он сдул его в сторону гусеницы, закрыл глаза и произнёс заклинание:

        Гусеница добрая, живёшь в моём саду,
        Мохнатая, зелёная, и ешь одну листву.
        Скоро лёгкой бабочкой полетишь ты ввысь,
        Но лишь на пять секундочек ты в чайник превратись.

        Алфи открыл глаза и посмотрел на стол.
        Гусеница осталась гусеницей.
        Ничего не произошло.
        - Ты разве не в маслёнку хотел её превратить?  - шёпотом спросила Калипсо.  - Как в прошлый раз?
        - Не придумал рифмы,  - признался Алфи.  - Может, ещё раз попробовать?
        Калипсо кивнула и открыла бутылочку с магическим порошком… И тут гусеница вдруг вся напряглась, вытянулась и встала на хвостик.
        Она на секунду замерла, а потом взорвалась с облачком зелёного дымка.
        В следующее мгновение на столе появился зелёный заварочный чайник с ворсинками вдоль ручки.
        - Алфи, получилось! Ты умеешь колдовать!
        Мальчик рассмеялся.
        - Точно! Умею!
        Спустя ровно пять секунд чайник ярко вспыхнул и снова стал гусеницей.
        Калипсо захлопала в ладоши.
        - Теперь я!
        Девочка вытряхнула немного магического порошка на ладонь. Теперь на столе была садовая улитка.
        - Готова?  - спросил Алфи.
        Он не знал, чего ждать. Подруга не захотела сперва прочитать ему своё заклинание. Калипсо отправила его обследовать кусты, а сама в это время сосредоточенно что-то сочиняла.
        Сверкающее облачко порошка окутало завитую раковину, и девочка произнесла:

        Улитка весёлая, где твои ножки?
        Куда так неспешно ползёшь по дорожке?
        Прошу: на минутку спрячь свои рожки,
        Поездом старым стань на немножко!

        Алфи в ужасе смотрел на улитку.
        Поезд!
        В садовой беседке?
        Он вспомнил, какого размера поезда в лондонском метро.
        - Калипсо, ты чего?  - ахнул он.
        Девочка нервно закусила губу.
        Улитка подпрыгнула, перевернулась в воздухе и вспыхнула. Когда зелёный дымок рассеялся, на столе появилась модель старого поезда. Весь он - а размером паровозик оказался всего с ладонь!  - был покрыт спиральными узорами, напоминающими тот, что был на раковине улитки.
        Калипсо с облегчением выдохнула и рассмеялась.
        Дети могли бы неделями придумывать заклинания и демонстрировать друг другу их исполнение, если бы их не ждало одно маленькое дельце - украсть ключ у Верховной ведьмы и спасти Нову.
        - Ну, всё! Мы готовы, насколько это возможно!  - Алфи встал.  - У нас есть пирожные, ножницы и заклинание. Осталось привести сюда Верховную ведьму.
        - Этим я займусь,  - решительно сказала Калипсо.  - По тебе видно, что ты нервничаешь.
        Мальчик попытался сделать своё лицо менее напряжённым.
        - Нет, я пойду, ведь по моей вине снежный шар…
        - Алфи, ты не виноват,  - оборвала его девочка.  - Обижаться можно разве что на импа. Или на мистера Фингерхата - не стоит ему раздавать детям опасные магические предметы.
        Вдалеке музыкальная группа заиграла очередную навязчивую песенку.
        Калипсо вышла из беседки.
        - Скоро вернусь. Подготовь заклинание.

* * *

        Ждать пришлось долго. Алфи вынул пирожные из коробки и разложил на столе, потом немного посидел, не выдержал и выглянул из беседки проверить, не идёт ли Калипсо. Её всё не было, так что мальчик вернулся на место.
        Он весь извёлся и уже почти решил идти искать подругу, как увидел, что она возвращается. Рядом шла Верховная ведьма. А вот Тонконожки с ними не было.
        Обе смеялись: Прунелла с ослепительной причёской, в белоснежном платье и Калипсо с неряшливым хвостиком и в грязных шортах.
        Они были очень похожи.
        Верховная ведьма стремительной походкой пошла прямо в беседку. Когда она увидела Алфи, улыбка исчезла с её лица.
        - А ты кто такой?
        Не зная, что ответить, мальчик глубоко поклонился.
        - Его зовут Шейн,  - поспешно сказала Калипсо.
        - Шейн?  - Прунелла приподняла бровь точно так же, как иногда делала её племянница.
        - Он мой друг,  - добавила девочка.
        - Ну, если ты друг Китти…
        Алфи и Калипсо решили назваться выдуманными именами, чтобы Верховная ведьма не знала, кто превратил её в маслёнку.
        Прунелла холодно улыбнулась.
        - Итак, где же наш тайный обед? Я жду!
        Алфи показал пирожные на столе.
        - Лучшие из кондитерской миссис Ментон.
        - Крема в них полно!  - добавила Калипсо.
        - Флоренс Ментон, возможно, и вредная старушонка, но делает самые вкусные пирожные в мире,  - радостно прощебетала Прунелла.
        - Вы знаете миссис Ментон?  - удивлённо спросил Алфи.
        - Скажем так, мы старые подруги.  - Прунелла хитро сощурилась.  - Так напомните мне, детишки, почему это вам так захотелось меня угостить? Вы же не пытаетесь меня обмануть?
        - Нет!  - воскликнула Калипсо, слегка покраснев.  - Вы же любите пирожные?
        - Я их люблю, а вот они меня - нет.
        Тем временем Прунелла устроилась на раскладном стуле, расправила платье и изящно откинула назад белокурые волосы. Она провела пальцем по цепочке на шее и дотронулась до золотого ключика.
        - Мальчик, подай уже тарелку. И порасторопнее!
        Алфи протянул Верховной ведьме тарелку, а она положила на неё прекрасный шоколадный эклер.
        - А теперь пробуй.
        - Простите?  - переспросил Алфи.
        - Шейн, я должна убедиться, что пирожное не заколдовано,  - растолковала она мальчику.  - Сложно поверить, но у меня много врагов.
        Алфи откусил немного и прожевал, Верховная ведьма внимательно следила за его движениями.
        - Хорошо,  - сказала она через мгновение.  - Ты до сих пор не превратился в какое-нибудь насекомое. Значит, и мне можно!
        - Конечно!  - подбодрила её Калипсо.
        Верховная ведьма облизнулась и потянулась за трубочкой с кремом.
        - Ты очень вредное пирожное, но я всё равно тебя съем,  - с наслаждением произнесла она.
        Алфи нервно глянул на Калипсо. Девочка держала наготове секатор, чтобы срезать цепочку, как только представится случай. Сразу после этого мальчик должен был превратить Прунеллу в маслёнку. Детям должно было хватить времени, чтобы сбежать и освободить Нову. После этого Алфи собирался уехать с цирком.
        Мальчик снова и снова повторял про себя заклинание. Пришлось придумать новое, потому что Прунелла на кота совсем не походила. Пришлось повозиться, но в итоге они с Калипсо сочинили подходящее стихотворение:

        Верховная ведьма с улыбкой блестящей,
        Заходит на чай к нам в платье летящем.
        Её мы пирожным угостим
        И на пять минут в маслёнку превратим!

        Алфи надеялся, что оно сработает.
        Прунелла широко раскрыла рот, закрыв при этом глаза, и откусила от пирожного.
        Калипсо сделала шаг вперёд, она не сводила глаз с золотого ключика на шее Верховной ведьмы. Алфи откупорил бутылочку с универсальным магическим порошком.
        Тем временем Прунелла довольно чавкала пирожным.
        Казалось, она совершенно забылась, но стоило Калипсо чуть приблизить к ней лезвие, как её глаза тут же открылись.
        Девочка едва успела спрятать секатор за спину.
        Резко дёрнувшись, Алфи случайно выронил бутылочку с магическим порошком. Калипсо быстрым движением ноги толкнула её под стул.
        Верховная ведьма продолжала жевать трубочку с кремом, но теперь уже не спуская глаз с детей.
        - Ну, мне пора,  - сказала она, облизывая пальцы.  - Тонконожка начнёт беспокоиться. Знаете, что она раньше была пауком?
        - Это правда?  - удивилась Калипсо.
        - Конечно! Хорошо, что вы не пытались меня обмануть,  - рутинным тоном продолжала Прунелла,  - иначе я не смогла бы оградить вас от неё. Ведьмы часто распускают беспочвенные сплетни, но если вы слышали, что Тонконожка чрезвычайно ядовита, то это чистейшая правда.
        Верховная ведьма выбрала себе ещё одно пирожное.
        - Один укус - и вам крышка: посинеете, пальцы на ногах и руках распухнут, а глаза затвердеют, как камушки. Несколько мучительных минут и до свиданья!
        Калипсо посмотрела на Алфи.
        - Что ещё хуже,  - продолжала Верховная ведьма,  - что гораздо хуже, Тонконожка не всегда дожидается, когда яд подействует. Обычно она начинает есть с головы, как будто это яйцо всмятку.
        Алфи всерьёз обдумывал план побега. До сих пор он не верил, что библиотечный призрак говорил правду!
        - Именно поэтому лучше меня не обманывать.  - Прунелла аккуратно промокнула губы платком.  - Ну, это было вкусно. Кстати, как вам мои туфли?
        - Ваши туфли?  - переспросила Калипсо.
        - Да, туфли и причёска?
        - Хотите узнать, нравятся ли они нам?  - удивился Алфи.
        Прунелла кивнула.
        - Вы выглядите модными ребятами.
        Алфи едва удержался, чтобы не рассмеяться.
        - Я главная, так что остальные ведьмы мне во всём потакают. От них честного мнения не добьёшься.
        Калипсо окинула Верховную ведьму оценивающим взглядом: белые туфли-лодочки, струящееся платье, светлые длинные волосы, завитые такими крупными локонами, что ими можно было бы обернуть консервную банку.
        - Ну, на мой взгляд, наряд у вас чудесный,  - заговорила Калипсо.  - Вот только…
        - Только что?  - насторожилась Прунелла.
        - Если бы вы джинсы надели или волосы в хвост собрали, то вид был бы более повседневный, не такой… как у кинозвезды.
        Алфи в ужасе смотрел на Калипсо. Она решила прямиком отправиться в паутину Тонконожки?
        К его невероятному удивлению, Верховная ведьма в ответ лишь улыбнулась. Она встала и деловито подхватила сумочку.
        - Китти, будешь работать на меня?  - вдруг спросила Прунелла.
        - Как это?  - осторожно уточнила девочка.
        Улыбка на лице ведьмы стала ещё шире.
        - Ты имеешь отношение к празднику в поместье?
        - О нет! Мы только пирожные принесли,  - очень серьёзно ответила Калипсо.
        - И какие вкусные!  - Прунелла протянула девочке руку.  - Я хочу предложить тебе работу моей подруги. Хорошо будет иметь рядом честную девочку, которая может рассказать о джинсах и принести парочку секретных пирожных с кремом.
        Калипсо на мгновение задумалась, но потом решительно шагнула вперёд и взяла Прунеллу за руку.
        Верховная ведьма повернулась к Алфи.
        - Ты не обижайся, Шейн, но мальчики мне не нравятся.
        Он решил, что лучше ничего не отвечать.
        - Значит, ты не будешь против, если я проведу некоторое время с Китти?  - с нажимом спросила Прунелла.
        Алфи парализовал ужас, он едва заставил себя мотнуть головой.
        - Вот и славно!  - Верховная ведьма тут же забыла о существовании мальчика, отвернулась к Калипсо и продолжала тихо, обращаясь уже только к ней:  - Немагическим существам на праздник нельзя, но для тебя мы сделаем исключение. Я так понимаю, некоторое представление о ведьмах у тебя всё же есть?
        Калипсо кивнула.
        - Отлично!  - обрадовалась Прунелла.  - Для начала тебя надо замаскировать.
        Она открыла сумочку и достала роскошный серебряный флакон, из которого высыпала на ладонь щепотку универсального магического порошка. Затем сдула его в сторону Калипсо и шепнула пару слов.
        Калипсо исчезла!
        На её месте стояла незнакомая ведьма в белом платье, как у Прунеллы, с аккуратно уложенными волосами.
        - Давай сегодня придерживаться моего стиля,  - со смешком сказала Прунелла.
        Юная ведьма нахмурилась и растрепала волосы, от чего сразу стала чуть более похожа на Калипсо.
        Верховная ведьма кивнула и вышла из беседки.
        - Китти, идём!
        Девочка послушно двинулась следом. Возле Алфи она на секунду остановилась и быстро шепнула:
        - Я достану ключ. Дождись меня!

* * *

        Алфи решил, что лучше ему пока уйти из сада. Он надел рюкзак Калипсо себе на живот, чтобы следить за снежным шаром. Мальчику совсем не хотелось потерять сестру подруги.
        Он прошёл через поле к цирковому лагерю и уселся на изгородь. Это было отличное место, чтобы всматриваться вдаль и беспокоиться. С небольшой возвышенности хорошо был виден как автобус, в котором жила Калипсо, так и Свизербрум-холл.
        Казалось, в поместье проходит самый обычный летний пикник: флажки покачивались на ветру, доносились смех и музыка. Но ведь всего несколько часов назад Алфи собственными глазами видел, как не меньше сотни ведьм летели по небу на пылесосах! Как в деревне этого не заметили? Всё ещё спали? Или ведьмы использовали магию, чтобы скрыться от любопытных глаз? Невероятно! У мальчика в голове не укладывалось, как можно заставить сразу столько людей видеть совсем не то, что есть на самом деле.
        Время шло, а Калипсо всё не возвращалась. Алфи слишком волновался, чтобы и дальше сидеть без дела. Он спрыгнул со своего наблюдательного поста и пошёл обратно к поместью. Мальчик быстро нашёл подругу и издалека наблюдал, как она наслаждается праздником в компании Прунеллы.
        Он старался не попадаться тётям на глаза, хотя те были так заняты визитом Верховной ведьмы, что напрочь позабыли о существовании племянника. На самом деле внимание всех в поместье было приковано к Прунелле, а если не к ней, то к Зите. Алфи слышал, как ведьмы о них сплетничают. Все ждали скандала и спорили о том, кто из двоих ведьм возьмёт вверх.
        Праздник шёл своим чередом. В бальном зале устроили банкет: зажгли канделябры и поставили на столы золотые тарелки. Ближе к вечеру ведьмы устроили конкурс на звание лучшего фамильяра - победил большой сварливый лебедь. Затем начался поэтический поединок, в котором участвовали поэмы, прославляющие Верховную ведьму.
        Зита презрительно ухмылялась, слушая их. Гертруда хмурилась и подталкивала сестру локтем.
        Алфи начал задумываться, улягутся ли вообще ведьмы спать. Казалось, праздник затянется на несколько дней. Кроме того, его беспокоила Калипсо - подруга выглядела подозрительно спокойной. Девочка весь день провела с Прунеллой, оживлённо болтая и смеясь. Они даже взялись за руки, когда прогуливались по Свизербрум-холлу.
        Неужели она совсем забыла о сестре?
        Наконец Прунелла отпустила Калипсо домой.
        Девочка неспешно шла по полю к своему автобусу и даже что-то тихонько напевала. Её магическая маскировка начала рассеиваться, так что растрёпанный хвостик вернулся на своё место, как и пятна от кетчупа на футболке.
        - Достала ключ?  - спросил её Алфи, как только она подошла.
        Девочка нахмурилась.
        - Нет! Не было возможности.
        - Но ты же весь день с Прунеллой провела!
        - И что теперь?  - возмутилась Калипсо.  - Я должна была сорвать ключ с её шеи? Чтобы её цепная паучиха меня слопала?
        Мальчик не нашёл что ответить. Калипсо была права.
        - Если честно, Алфи, я считаю, что мы должны всё сказать Прунелле,  - выпалила девочка.
        - Что сказать?
        - Всё! Про ключ, Нову, снежный шар…  - Девочка немного помедлила.  - И что она моя тётя.
        У Алфи появилось ужасное предчувствие.
        - Ты уже ей рассказала?
        Калипсо покраснела.
        - Нет! Но думаю, что это нужно сделать. Прунелла нам поможет.
        - Ты что? Она же злая! Помнишь, что говорили о ней мои тёти?
        Калипсо пожала плечами.
        - Может, ты что-то не так понял? Мне Прунелла показалась очень приятной, с ней весело.
        - Весело?
        Калипсо кивнула.
        - Она наколдовала мне радужную пастилу и обещала прокатить на своём самолёте. Прунелла сказала, что я могу сесть на место пилота!
        - Потрясающе,  - саркастично протянул Алфи.
        - Тебя это не впечатляет, кто бы сомневался. Это же такая высота!
        - Я не боюсь летать на самолёте,  - возмутился мальчик, но тут же покраснел.
        Когда Алфи последний раз летал с папой в экспедицию, он от ужаса сжался в комочек на своём сиденье и держал за руку стюардессу. Все три часа полёта.
        - Но если Прунелла тебя обманывает?  - спросил Алфи.  - Если она только претворяется хорошей? Как Белая колдунья![1 - Имеется в виду Белая колдунья из книг серии «Хроники Нарнии» («Лев, колдунья и платяной шкаф») Клайва Льюиса.] Но вместо того чтобы кормить тебя восточными сладостями, она пытается купить твою дружбу полётами на самолётах и радужной пастилой!
        - Она не пытается купить мою дружбу,  - отрезала Калипсо.  - И что за Белая колдунья?
        - «Лев, колдунья и платяной шкаф»! Книга такая.
        - Никогда не слышала.
        - Все её знают!  - ошеломлённо воскликнул Алфи.  - Неужели не читала?
        Калипсо ухмыльнулась.
        - Не читала! У меня есть дела получше, чем с утра до вечера сидеть, уткнувшись носом в книгу.
        - Дела получше? Ходить, задрав нос высоко вверх?  - Алфи спрыгнул с изгороди и театрально поклонился.  - Посмотрите на меня, я Калипсо, девочка, которая хороша во всём!
        Он сразу же пожалел о своих словах. Как только увидел выражение лица Калипсо.
        - Что я тебе сделала?  - жалобно спросила девочка.
        Алфи пнул изгородь. И больно ударился ногой.
        Почему он нагрубил Калипсо? Потому что злился! Это было их совместное дело. А теперь она меняет план и принимает решения без его участия. Она не думает, что Алфи рискует отправиться жить к Пенни Блэкстак и есть слизней веки вечные.
        Внезапно мальчик почувствовал себя очень одиноким.
        Хотя чему удивляться? Алфи всегда был один. Даже собственным родителям он не очень нравился. Уж точно не настолько, чтобы проводить с ним время.
        И хотя он обижался на них, но всё равно ужасно скучал. Иногда Алфи не верилось, что родители никогда не вернутся. Ему проще было представить, что они просто уехали в отчаянную научную экспедицию изучать диких хищников или свирепых птиц.
        А теперь и единственная во всём мире подруга смотрит на него так, будто он таракан, непонятно как оказавшийся в её мороженом.
        - Хочешь рассказать Прунелле, кто ты такая? Ну и пожалуйста! Как будто мне есть до этого дело!  - гневно закричал он.  - Я всё равно скоро переезжаю на какой-то грязевой остров!
        Калипсо сверкнула глазами.
        - Не забывай, что это мою сестру похитили! Кстати, отдай мне рюкзак, а то один раз ты снежный шар уже потерял.
        Алфи снял рюкзак и отдал его девочке.
        - И если я решу попросить помощи у тёти Прунеллы, то я это сделаю,  - продолжала Калипсо.  - Уверена, она мигом Нову вытащит.
        - У «тёти Прунеллы»? Ничего себе! Ты забыла, как она поступила с твоей мамой? Урсула её ненавидела!
        - Они же были детьми! Все в детстве терпеть не могут своих сестёр!
        - Но ведь ты свою сестру любишь!  - закричал Алфи.
        - Это другое!  - закричала Калипсо в ответ.
        Алфи шумно вдохнул и попытался говорить как можно спокойнее:
        - Калипсо, вспомни, что сказала Зита. Прунелла имеет отношение к исчезновению твоей мамы!
        - Разумеется, они болтают о ней всякие гадости! Блэкстаки и Морроу всегда были врагами,  - сказав это, девочка резко повернулась и пошла к своему автобусу.
        Алфи молча смотрел ей вслед.
        Что ещё он мог сделать?
        Он немного подождал, надеясь, что Калипсо вернётся.
        Стало темно и холодно.
        Мальчик пожал плечами и поплёлся в Свизербрум-холл.
        Он был так расстроен, что не обратил внимания на едва заметное движение в тени у изгороди. Там прятался некто, кто умел оставаться незаметным даже лучше, чем Алфи.
        Когда мальчик ушёл, тёмная фигура подняла голову и на секунду стало видно её бледное худое лицо с повязкой, натянутой до самых глаз. На нём была недобрая усмешка.

        Глава 15
        Зита в беде!

        Наступила ночь, но ведьмы, собравшиеся в поместье, и не думали расходиться. Возможно, они стали вести себя чуть тише, но всё равно продолжали от души веселиться. Наконец Верховная ведьма сообщила всем, что собирается лечь спать. Как только за ней закрылась дверь самолёта, трап тут же убрали, но сам самолёт так и остался стоять на лужайке перед особняком.
        Распространился слух, что Прунелла собирается задержаться на несколько дней. Остальные ведьмы, казалось, очень этому обрадовались и тоже решили не уезжать. Никто не хотел пропустить заварушку!
        За несколько минут вокруг поместья вырос палаточный лагерь. Ведьмы деловито вбивали колышки, разводили костры и грели воду в котлах. Они готовились ко сну не только снаружи, но и внутри Свизербрум-холла, где к этому времени были заняты все кровати, диванчики и даже подоконники. Гости праздника ложились даже на пол, расстилая чёрно-зелёные полосатые спальные мешки.
        Призрак крепко запер дверь библиотеки, боясь, что пронырливые колдуньи решат заночевать и там.
        Но Алфи о сне и думать не мог. Мальчик лежал и пялился в потолок, пытаясь разобраться во всём произошедшем.
        Калипсо расскажет всё Прунелле?
        Верховная ведьма поможет им освободить Нову?
        Его отправят на остров к Пенни Блэкстак?
        Спустя некоторое время Алфи вдруг понял, что дом погрузился в тишину. Ему всё ещё нужно было вернуть бутылочку с универсальным магическим порошком, который он стащил с кухни. Мальчик понадеялся, что все уже уснули, и выбрался из кровати.
        Алфи крался на цыпочках, как можно более осторожно переступая через храпящих ведьм. Две летучие мыши гонялись друг за другом по коридорам, но тут послышался тихий свист их хозяек, и ночные дебоширы тут же послушно повисли на карнизах.
        На кухне всё ещё горел свет. Алфи заглянул внутрь. За столом сидели его тёти со своими фамильярами. Все четверо упёрлись взглядом в большую миску, стоящую перед ними.
        Лирохвост дремал на насесте.
        Алфи чуть подвинулся, дверь скрипнула. Гертруда подняла глаза и заметила племянника. Она приложила палец к губам и жестом подозвала мальчика.
        Зита гадко ухмыльнулась, а потом снова уставилась в миску.
        Алфи тоже заглянул в неё и с ужасом понял, что внутри налита вода, в которой копошатся черви. Они складывались в узоры. И не просто в узоры… они составляли слова!
        Зита карандашом дотронулась до поверхности воды в миске.
        Мальчик прочитал:

        Нас слушают.
        И не только лирохвост.
        Прунелла что-то задумала. Почему с ней была Калипсо?

        Алфи нахмурился.
        Зита снова дотронулась до воды:

        Выкладывай!
        Мы поняли, что это Калипсо, маскировка была ни к чёрту.

        Гертруда дала племяннику карандаш. Он озадаченно оглядел его, не зная, что делать дальше. Зита закатила глаза и снова дотронулась до воды:

        Подумай о том, что хочешь сказать, и черви это напишут.
        Олух!

        Сначала вороны приносят письма, потом имп пишет послания из зачарованного шара, а теперь магические черви! Почему нельзя говорить нормально, если замешана магия?
        Тем временем Зита написала:

        Почему ты ещё здесь?

        Гертруда забрала карандаш у Зиты и дотронулась до воды:

        Алфи, возможно, тебе лучше уехать. Пока в поместье гостит Верховная ведьма, мы все находимся в опасности.

        Зита выхватила карандаш у Гертруды:

        Хватит сопли размазывать! Что здесь делала эта циркачка?

        Алфи как следует обдумал, что он хотел сказать, а что говорить совсем не хотел. Он дотронулся карандашом до воды. Черви зашевелились и сложились во фразу:

        Калипсо знает, что Прунелла - её тётя.

        Новость явно их ошеломила. Лица Зиты и Гертруды вытянулись, Магнус захлопал крыльями, а Сумбур озадаченно почесал лапой за ухом. Алфи снова дотронулся до воды:

        Но Верховная ведьма не знает, кто такая Калипсо. Она думает, что её зовут Китти.

        Зита вздохнула и написала:

        Пусть так и остаётся.
        Прунелла превратила почти всех своих родственников в гальку.

        Алфи ответил:

        И маму Калипсо?

        Зита снова дотронулась до воды:

        Скорее всего.

        Мальчик с тоской подумал, что должен попытаться ещё раз поговорить с Калипсо. Предупредить её об опасности. Правда, девочка больше не хотела с ним дружить, если когда-нибудь вообще хотела. Он опустил глаза и увидел, что случайно дотронулся карандашом до воды.

        У меня нет друзей.

        Щёки Алфи вспыхнули от стыда. Зита отвернулась, её летучая мышь сунула голову под крыло и принялась хихикать. Гертруда мягко дотронулась до руки племянника, а Сумбур лизнул его щёку.
        От их сочувствия Алфи стало только хуже.

* * *

        Уже поздно ночью Алфи разбудил странный шум за окном, как будто о стекло билось что-то большое и мокрое.
        Он вылез из кровати и отодвинул занавеску. В тусклом свете луны мальчику сначала показалось, что в комнату пытается пробиться зонтик. Красные глаза, чёрные кожистые крылья, ужасающий вид - это же Магнус!
        Алфи прыгнул обратно в кровать и с головой укрылся одеялом, надеясь, что летучая мышь оставит его в покое.
        Но удары становились только громче.
        Алфи сунул голову под подушку.
        Летучая мышь и не думала улетать. Удары сменились скрипом когтей по стеклу.
        Мальчик сдался, встал и открыл окно.
        Магнус спикировал в комнату, уронил что-то на кровать и тут же вылетел на улицу.
        Алфи включил фонарик. Он ожидал увидеть на одеяле нечто ужасное, но это оказалась обычная листовка. Мальчик прочитал заголовок:

        ЧТО СКРЫВАЕТ ВЕРХОВНАЯ ВЕДЬМА?

        Дальше было написано, что наступило время перемен, что нужно остановить несправедливость, источником которой является сама Верховная ведьма. Именно она создавала законы, которым все должны были подчиняться. Но стоило только задуматься, кому выгодны и удобны эти законы, как становилось очевидно, что Прунелла заботится только о себе.
        Верховная ведьма должна была начать учитывать желания остальных, а её подданные - получить возможность свободно высказывать своё мнение и не рисковать отправиться за это в тюрьму.
        Всему есть предел!
        Под знамёна сопротивления встало уже много ведьм, и они ждали, когда и остальные будут готовы присоединиться к ним.

        ДОЛОЙ ВЕРХОВНУЮ ВЕДЬМУ!

        Мальчик хотел спрятать листовку, но как только сложил, она тут же взорвалась, оставив за собой облачко зелёного дыма.
        Алфи подошёл к окну. Самолёт по-прежнему стоял на лужайке, внутри свет не горел, наверное, Прунелла уже давно спала. Вокруг стояли палатки, в которых расположились гости поместья. А над ними висело какое-то тёмное облако. Мальчик взял бинокль отца и присмотрелся. Это были летучие мыши! Они разбрасывали листовки по всему Свизербрум-холлу!
        Вдруг Алфи заметил тёмную фигуру, пробирающуюся под крыльями самолёта.
        Это была Тонконожка!
        Она собирала листовки. Двигаясь быстрее, чем под силу человеку, паукообразная женщина подпрыгивала и пригибалась, чтобы достать те, что завалились в труднодоступные места. Она даже смогла забраться на крышу беседки!
        Алфи испуганно поёжился и задёрнул занавеску.

* * *

        Мальчика снова разбудил шум. На этот раз он напоминал тарахтение вертолётных лопастей.
        Вертолёты? Серьёзно?
        Алфи подошёл к окну. Солнце уже взошло, начинался ещё один погожий летний денёк. Несколько белоснежных вертолётов с изображениями лебедей на хвостах синхронно опустились на лужайку перед поместьем.
        Ведьмы, тоже разбуженные внезапным шумом, сонно выбирались из своих палаток или выходили из дома, потирая глаза, пока их фамильяры потягивались и расправляли крылья.
        Двери вертолётов распахнулись. Из них один за одним начали выпрыгивать солдаты. По крайней мере, они напоминали военных, так как были одеты в белую униформу со шлемами. Выстроившись в несколько рядов, они маршем двинулись в сторону поместья.
        Ведьмы бросились врассыпную. Одна чуть замешкалась, и её грубо оттолкнул солдат, которому она мешала пройти. Другой накричал на ни в чём не повинную черепаху-фамильяра, которая не успела уползти в сторону.
        Наступила напряжённая тишина.
        Из самолёта появилась Прунелла в роскошном белоснежном халате. Она улыбалась и наблюдала за происходящим в маленький бинокль.
        Солдаты зашли в Свизербрум-холл.
        Алфи от ужаса не мог пошевелиться.
        Он только что видел, как началась война ведьм?
        Мальчик спешно оделся и выбежал из комнаты. Он беспрепятственно вышел на улицу через заднюю дверь и спрятался за кустом возле веранды. Сквозь ветки Алфи наблюдал, как прямо на его глазах происходило нечто ужасное. Зиту, которая всё ещё была в ночной сорочке и шлёпанцах, под руки вывели из дома двое солдат. Позади шёл ещё один с импровизированным мешком из наволочки, в котором отчаянно билось какое-то большое существо. Магнус!
        Гертруда выбежала из дома и теперь стояла на лестнице, утирая глаза рукавом радужной ночнушки.
        Ведьмы сгрудились на лужайке кучками и тихо перешёптывались. Они опускали глаза, когда Зита шла мимо, чтобы не встретиться с ней взглядом. Но их ухищрения не имели особого смысла, так как она явно не замечала ничего вокруг. Её лицо было неподвижно, как будто вырезано из камня.
        Тётю Алфи затолкали в один из вертолётов, потом свои места заняли военные. Спустя несколько секунд они взмыли в небо и скрылись из вида.
        Верховная ведьма улыбнулась, помахала всем рукой и ушла обратно в свой самолёт. Тонконожка, переваливаясь с ноги на ногу, засеменила следом.
        Ведьмы ждали, что будет дальше.
        Ничего не происходило. Самолёт по-прежнему стоял на месте.
        Судя по всему, Верховная ведьма пока не собиралась покидать Свизербрум-холл. Остальные тоже решили задержаться. Всем хотелось в числе первых узнать, что будет с Зитой.
        Постепенно ведьмы разошлись по своим палаткам. Те, что были постарше, уселись у костров, на которых грели котлы с чаем, а те, что помладше, делали утреннюю зарядку и играли со своими фамильярами.
        Раз Прунелла пока оставалась в поместье, у Алфи всё ещё был шанс стащить золотой ключ. Вот только мальчик никак не мог придумать план, который не привёл бы его прямиком в паутину Тонконожки. Ему нужно было поговорить с Калипсо! Даже если девочка считает Верховную ведьму своей лучшей подругой, это не отменяет того, что она в ужасной опасности. Если она не пожалела даже родную сестру, то почему должна поступить иначе с племянницей?
        Мальчик выбрался из укрытия и побежал в сторону лагеря циркачей.
        Через пару минут он уже видел вдалеке автобус Калипсо. Наверное, его подруга ещё спала. А может, уже проснулась и теперь планировала, как будет веселиться со своей замечательной тётей Прунеллой. Или тревожно всматривалась в снежный шар и пыталась найти способ спасти сестру. Интересно, как ей удавалось скрывать исчезновение сестры от остальных в цирке?
        Внезапно мальчик понял, что почти ничего не знает о жизни Калипсо. В Литтл-Сноддингтоне многие относились к девочке так, будто она хуже остальных, раз живёт с циркачами. Это было так несправедливо! Но и Алфи повёл себя не лучше. Что с того, что Калипсо никогда не слышала о «Хрониках Нарнии»? Она была умной, храброй и знала тысячу вещей, о которых он и слыхом не слыхивал. Пока Алфи прятался от опасностей в своей комнате и читал тайком взятые из библиотеки книги, Калипсо объехала чуть ли не весь мир!
        Алфи стало от себя тошно. Он должен был всё исправить!

* * *

        Бабуля Фаган уже проснулась. Она вышла из своей палатки и теперь дымила трубкой, неспешно прогуливаясь вокруг автобуса Калипсо в скрипучем кожаном костюме.
        Заметив мальчика, она хитро сощурилась и кивнула ему.
        - Доброе утро!
        - Вы не видели Калипсо?  - Алфи указал на автобус.  - Кажется, там никого нет.
        Бабуля Фаган отрицательно мотнула головой.
        - Они опять встали чуть свет и ушли гулять. Даже кровати не заправили. Если честно, я уже пару дней девочек не видела.
        - Не знаете, куда они могли пойти?  - спросил Алфи.
        - Нет,  - ответила старушка.  - А ты очень похож на твою тётю Зиту.
        - Значит, не на папу?  - пробормотал Алфи.
        - Мама Калипсо и твой отец были лучшими друзьями. Слышал об этом?
        Алфи кивнул.
        - Урсула и Финеас.
        - Разумеется, не всегда всё было гладко,  - произнесла старушка, чиркая спичкой.
        - Они ссорились?
        - Конечно. А ты как думал? Даже друзья иногда спорят.
        - Уверен, лучшие друзья никогда не ссорятся.
        - Лучшие друзья - это навсегда,  - ответила бабуля Фаган с улыбкой.  - Пара ссор этого не изменит.
        Алфи вдруг захотелось всё рассказать этой хитрой старушке.
        - Вам известно о магии?  - осмелился он.
        Бабуля Фаган кивнула.
        - Немного. Также мне известно, что Урсула не хотела, чтобы магия была в её жизни. Тем не менее, мы каждое лето возвращались в эту деревню, чтобы она повидалась с Гертрудой. Думаю, она так пыталась хоть что-то разузнать о твоём отце. Когда он уехал, они перестали общаться.
        Мальчик на мгновение задумался.
        - А про импов и Верховную ведьму вы слышали?
        Бабуля Фаган улыбнулась так широко, что её хитрые глаза совсем исчезли в морщинках.
        - Нет! И слышать не хочу.
        Алфи понимающе улыбнулся в ответ.
        - Ты знаешь, что Калипсо о тебе очень высокого мнения?  - вдруг спросила старушка.  - Она редко заводит друзей.
        - Правда?  - спросил Алфи, всеми силами стараясь не запрыгать от радости.
        - Правда. Постарайся не влипнуть в неприятности, Алфи Блэкстак, а если найдёшь моих внучек, то попроси их проведать меня.
        На этом она вернула трубку в рот и пошла дальше скрипеть своими кожаными штанами.

* * *

        Мальчик обошёл весь лагерь, но Калипсо нигде не было. Алфи даже набрался смелости и спросил нескольких людей, не видели ли они его подругу, но те ничем не смогли помочь. Он всё сильнее волновался. Что, если Верховная ведьма похитила Калипсо? Или она просто не хотела с ним видеться?
        Занятый своими переживаниями, Алфи заметил Шейна, только когда столкнулся с ним нос к носу. Темноволосый мальчик схватил Алфи за плечо и толкнул за стоящий рядом фургон. Выражение лица у него было недобрым.
        Кроме того, рядом с Шейном были его друзья. У одного из них была бейсбольная бита, а у другого - длинная цепь для ключей, которую он небрежно покручивал.
        - Из-за тебя Калипсо поссорилась со старухой из кондитерской,  - прорычал Шейн.  - Теперь нас хотят выгнать из города.
        Один из друзей Шейна смачно сплюнул в траву.
        - Сначала ты пугаешь моего коня, потом срываешь наше представление.  - Глаза Шейна горели.  - Меня воротит от тебя! Шныряешь здесь, что-то высматриваешь из-за своих глупых очков.
        - Прости…
        Одним ловким движением Шейн сорвал очки c лица Алфи.
        - Верни! Я ничего не вижу!
        Шейн бросил очки на землю. Остальные мальчики гадко рассмеялись. Алфи стало обидно до слёз. Он попытался вырваться из хватки Шейна, но ничего не вышло. Он порадовался, что Калипсо не видела этого, хотя в глубине души надеялся, что она снова придёт ему на выручку.
        Разумеется, Алфи не первый раз попал в такую переделку. Многие дети в школе смеялись над ним и придумывали обидные прозвища, но ещё никто не был настолько груб. И на этот раз обидчики были куда крупнее и старше. Это было попросту нечестно!
        Маленькая искорка отваги вдруг начала разгораться в груди Алфи.
        - Отстань от меня!  - закричал он.  - Пусти, громила!
        Шейн ошеломлённо замер. Но не из-за слов Алфи.
        Прямо к Шейну по земле катился светящийся зелёный стеклянный шар. Он шипел и бормотал ругательства.
        Шейн нахмурился и обернулся на друзей. Они пялились на снежный шар с раскрытыми ртами.
        Снежный шар подпрыгнул и ударился о ногу Шейна. Ещё раз! И ещё!
        - Больно!  - закричал он.  - Прекрати!
        Снежный шар чуть откатился назад и принялся кружить вокруг Шейна. Он набрал такую скорость, что напоминал возмущённую зелёную стрелу. Потом он подпрыгнул очень высоко и ударил Шейна прямо в нос!
        Шейн закричал и закрыл лицо руками.
        Алфи схватил очки и встал на ноги. Он растолкал обидчиков и побежал в лес.
        В лесу мальчик остановился и попытался отдышаться. Наконец, уняв бившую его дрожь, он заметил, что снежный шар всё время катился следом. Он жался к его ногам, будто собака.
        Алфи поднял снежный шар.
        - Ну, спасибо тебе, наверное. Хоть и не стоило бить Шейна в нос.
        Из шара донеслось злобное хихиканье.
        - Я думал, что ты с Калипсо. Знаешь, где она?  - спросил Алфи.
        Метель внутри шара утихла. Мальчик увидел жёлтые глаза, моргающие по ту сторону стекла. Имп повернулся - за его спиной была кондитерская миссис Ментон.

        Глава 16
        Правда в чашке

        Жители Литтл-Сноддингтона были взбудоражены. По деревне поползли слухи, что настоящая знаменитость заглянет в кондитерскую на поздний завтрак. Старушки надели лучшие шляпки, прихватили блокноты для автографов и выстроились в очередь перед заведением миссис Ментон. Удивительно, но, несмотря на всю шумиху с визитом важной гостьи, никто так и не смог вспомнить её имени.
        Все разом охнули, когда по главной улице проехал сверкающий лимузин и плавно затормозил у двери. Глаза собравшихся были прикованы к невероятной красоты телезвезде и её юной подруге, так что никто не заметил тёмную фигуру, вперевалку просеменившую к чёрному ходу.
        Хозяйка лично встретила свою почётную посетительницу у входа. Они сфотографировались, и знаменитость даже дала короткий комментарий для местной газеты: «Пирожные миссис Ментон самые вкусные!» После этого хозяйка кондитерской проводила гостью внутрь и усадила за столик у самого окна, чтобы все прохожие видели, какой чести удостоилось её заведение.
        Разумеется, незнакомка могла быть только знаменитостью! Стоило увидеть её роскошную белоснежную улыбку, и это становилось совершенно очевидно. Она выглядела идеально, начиная со стильно растрёпанного конского хвоста, в который были собраны её густые светлые волосы, до белоснежных джинсов, так выгодно подчёркивающих фигуру.
        Телезвезда заказала «Элегантный второй завтрак» для себя и своей спутницы, и все посетители кофейни тут же решили отведать то же самое. Кроме, разумеется, жены приходского священника, которая не собиралась отказываться от своих привычек, а именно от стакана лимонада и печенья с сухофруктами, даже если в деревне вдруг объявилась столичная звезда.
        Прунелла со всем удобством устроилась на стуле и улыбнулась Калипсо.
        - Дорогая моя Китти, как чудесно, что ты смогла составить мне компанию.  - Она понизила голос.  - Когда придёт Тонконожка, притворись, пожалуйста, что все пирожные мы заказали для тебя.
        Тут к их столику горделиво подплыла миссис Ментон с чайником только что заваренного чая. Она поставила его и аккуратно разложила ложечки и салфетки.
        - Принести ещё что-нибудь?
        - Нет, всё прекрасно!  - ответила Прунелла с тёплой улыбкой.
        Миссис Ментон кивнула, улыбнувшись в ответ. Но её лицо тут же стало суровым, когда женщина повернулась к Калипсо.
        - Мы с вами знакомы?  - с подозрением спросила хозяйка кондитерской.
        Калипсо отрицательно мотнула головой.
        - Спасибо, миссис Ментон,  - с нажимом сказала Прунелла.  - Мы дадим знать, если что-то понадобится.
        Хозяйка кондитерской вернулась за стойку и оттуда бросала на Калипсо хмурые взгляды.
        - Кажется, твоя маскировка начинает рассеиваться,  - тихо сказала Прунелла и открыла сумочку. Она достала крохотную бутылочку с рубиновой жидкостью внутри.  - Ты говорила, что миссис Ментон тебя сюда не пускает из-за любви к джинсам?
        - Она к этому очень строго относится.
        - Верится с трудом! Ведь я и сейчас в них.
        Калипсо покраснела.
        - Но вы всё равно похожи на знаменитость!  - попыталась она спасти положение.
        Верховная ведьма слащаво улыбнулась.
        - Ты же меня не обманываешь?
        Калипсо поспешно мотнула головой, покраснев ещё сильнее.
        - Очень хорошо,  - медленно произнесла Прунелла.  - Что же, я налью зелье прямо тебе в чай, не против? Трёх капель будет достаточно.
        Напиток в чашке Калипсо стал розовым, как жвачка.
        - Но ведь магический порошок обычно зелёный…
        - Он у меня закончился. Это зелье делает всё то же самое. Пей скорее, милая! Мы же не хотим, чтобы миссис Ментон узнала в тебе ту самую наглую любительницу спортивной одежды.
        Калипсо сделала глоток. На вкус чай оказался клубничным.
        - Нужно выпить всё, Китти,  - проворковала Прунелла.  - А потом нальём тебе ещё чашечку и займёмся пирожными. Ты же хочешь пирожное?
        - Я бы их все съела!  - выпалила Калипсо. Она сама не ожидала от себя такой прямоты.
        Верховная ведьма засмеялась.
        Калипсо поставила чашку. Девочка вдруг почувствовала себя очень странно: ей было одновременно холодно и жарко, всё тело ощущалось каким-то невесомым, голова кружилась, а мысли затуманились.
        - Не думаю, что вам стоит есть эти пирожные, учитывая, какие огромные прыщи вскакивают у вас на носу,  - вдруг сказала она.  - Я видела, как вы их давили! Просто мерзость!
        Улыбка исчезла с лица Прунеллы.
        - Простите!  - закричала Калипсо, закрывая рот руками.  - Хотя мне совсем не жаль,  - пробормотала она сквозь пальцы.
        Прунелла взяла девочку за руку.
        - Ничего страшного. Расскажи мне всё, дорогуша. Тебе от этого станет так легко!
        - Я ненавижу миссис Ментон и всех этих болтливых старушек!  - крикнула Калипсо.
        Девочка в ужасе огляделась. Её слышали? А как иначе, все в кондитерской неотрывно следили за ними. Голова кружилась всё сильнее, вокруг вдруг стало очень темно, словно все окна закрыли шторами. И что-то странное происходило с пожилыми дамами за соседними столиками. Казалось, что жена приходского священника начала врастать в свой стул, её лицо стало зелёным, а вместо рук из рукавов потянулись завивающиеся усики, как у какой-нибудь лианы.
        Она превращалась в растение! Как и все вокруг!
        Кожа старушек позеленела, из их голов начали прорастать листья.
        Калипсо попыталась встать, но тут же рухнула обратно. Ноги подкашивались, перед глазами всё плыло.
        Девочке стало очень страшно. Она тоже станет такой? Из глаз Калипсо брызнули слёзы.
        - Я теперь растение?
        Прунелла рассмеялась.
        - Не глупи, деточка!
        Калипсо посмотрела на свои руки - пальцы были на месте. Её лицо, отражающееся в лучшем серебряном чайнике миссис Ментон, не казалось зелёным.
        Оглядевшись, девочка поняла, что они с Прунеллой остались единственными людьми в зале. За остальными столиками были только растения в горшках всех видов и размеров: маленькими с острыми листочками, большими и колючими, ползучими с извивающимися стеблями. А рядом с ними кучками лежали вязаные свитера, очки, сумочки и вставные зубы.
        - Мне нехорошо,  - тихо проговорила Калипсо.
        - Бедняжка!  - Прунелла лукаво улыбнулась.  - Может, ты что-то не то выпила?
        - Все стали растениями!
        - Так и есть,  - радостно подтвердила Прунелла.  - Разве не замечательно поболтать в тишине и спокойствии без этих назойливых старушек?
        Калипсо ушам своим не верила.
        - Это вы сделали? Так нельзя, это жестоко!
        - Я очень жестокая,  - всё так же радостно сказала Прунелла.  - Это мой главный секрет! А у тебя есть секреты?
        Калипсо отрицательно мотнула головой, но почувствовала, что правда буквально рвётся наружу, как отрыжка, которую никак не сдержать.
        Прунелла крепко держала девочку за руки, чтобы не дать ей закрыть рот.
        Вдруг Калипсо разом выпалила все свои тайны. Она рассказала о снежном шаре и исчезновении Новы, о сделке с импом и плане украсть золотой ключ, о дневнике, который они с Алфи нашли в библиотеке, о том, что её зовут Калипсо, а не Китти, и что она дочь Урсулы.
        - Хорошо,  - сказала Прунелла.  - Я так и думала, что ты захочешь снять с плеч этот ужасный груз.
        Девочка сидела с низко опущенной головой. Слёзы капали на подол её белоснежного платья. У Калипсо закончились секреты.
        Верховная ведьма торжествующе улыбнулась.
        - Оказывается, ты очень плохая девочка. Но я уверена, что ты не стала бы воровать у своей тёти.
        Калипсо закрыла глаза. Ей было очень страшно.
        - Смотри на меня, девчонка!  - зашипела ведьма.
        Калипсо посмотрела на Прунеллу. Лицо Верховной ведьмы стало совсем другим - широкая улыбка и милые ямочки исчезли, взгляд казался жёстким, как у опасного хищника.
        - Этот мальчик. Ты сказала, что его зовут Шейн. Кто он на самом деле?
        Девочка сжала губы, изо всех сил пытаясь промолчать.
        Прунелла хлопнула рукой по столу.
        - Скорей! Я весь день ждать не буду!
        Калипсо мотнула головой.
        - Ну ладно, значит, хочешь стать уховёрткой?  - холодно сказала ведьма.  - Или даже лучше - наполовину уховёрткой.
        Калипсо не успела понять, что происходит, как Прунелла уже осыпала её зелёным сверкающим порошком, шепнула пару слов и БАМ! Что-то поменялось.
        Девочка опустила глаза на свои ноги. Это было ужасно! Её живот покрылся большими медными чешуйками, а по бокам появилась лишняя пара рук. Калипсо попробовала ими шевельнуть, и они послушались.
        Она закричала.
        Прунелла зловеще рассмеялась.
        Никто не мог спасти девочку. Вокруг были только горшки с растениями, в которые превратились деревенские сплетницы. Но они лишь едва заметно шевелили листочками.
        - Если ты не ответишь на мой вопрос,  - сказала Прунелла,  - то останешься такой навсегда. Попробуем ещё раз: кто этот мальчишка?
        - Алфи Блэкстак,  - тихо ответила Калипсо.  - Снежный шар его.
        Ведьма хохотнула.
        - Блэкстак! Ты такая же глупая, как твоя мать! Принимаешь врага за друга.
        - Моя мама не была глупой!  - закричала Калипсо.
        Прунелла проигнорировала её.
        - Где Блэкстак взял шар? Тёти дали?
        Калипсо мотнула головой.
        - Мистер Фингерхат.
        - Ужасный старик,  - пробормотала Прунелла.  - А как шар выглядит?
        - Круглый, из стекла.
        Прунелла закатила глаза.
        - Можно точнее?
        - Внутри идёт снег. Когда перестаёт, появляется имп. Это такой человечек с большими жёлтыми глазами. Он может показать, куда нужно идти.
        - Значит, у импа жёлтые глаза?  - протянула Прунелла. Она налила себе ещё чашечку чая.  - Шар у тебя с собой?
        Калипсо отрицательно покачала головой и приготовилась услышать ещё один вопрос, на который не захочет отвечать.
        - Ну, тогда найди его и принеси в мой самолёт,  - приказала Прунелла и быстро вернула Калипсо прежний вид. Затем она встала, подхватив сумочку.  - И поспеши, иначе я отправлю за ним Тонконожку.
        - Если я принесу снежный шар,  - спросила Калипсо, вытирая слёзы,  - вы поможете спасти Нову?
        Верховная ведьма гадко улыбнулась.
        - Посмотрим.

        Глава 17
        Снова друзья

        Алфи шёл по направлению к кондитерской миссис Ментон.
        Пришлось подчиниться желанию импа. Что ещё ему оставалось? Особенно после того, как лесной дух спас его от Шейна.
        Поравнявшись с аптекой, Алфи заметил на двери объявление:

        ЗАКРЫТО
        приказом правительства и прочих инстанций.
        Выявлены ядовитые лекарства и некачественные товары.

        Объявление нацарапали на обычной бумаге корявым почерком. Это совсем не походило на официальное распоряжение.
        Ставни аптеки были закрыты, но Алфи смог заглянуть внутрь через трещину и понял, что там камня на камне не осталось. Все бутылочки разбили, свёртки разорвали, порошки и травы высыпали на пол, таблетки разбросали по прилавку.
        Кто мог это сделать?
        Алфи ещё раз посмотрел на объявление. Буквы были словно нацарапаны паучьей лапкой… Тонконожка? Наверняка за этим стоит Верховная ведьма!
        Мальчику стало так обидно за своих тёть!
        Их магазин в руинах.
        Зита в тюрьме.
        Гертруда осталась одна.
        Снежный шар прервал его горестные размышления, настойчиво зажужжав в кармане.
        Он всё ещё показывал кондитерскую миссис Ментон, только теперь начал светиться ярко-красным цветом. Загорался, гас, загорался, гас - словно лампочка тревоги.
        - Ладно, уже иду,  - пробормотал Алфи и снова зашагал к кондитерской.

* * *

        Калипсо была в кондитерской одна. Верховная ведьма, никем не замеченная, вышла через кухню, оставив её в полной растерянности.
        На улице перед входом по-прежнему толпились жители деревни, пытаясь заглянуть внутрь. Но как бы они ни старались, шторы были плотно задёрнуты, скрывая от любопытных взглядов знаменитость, о которой можно было бы судачить ещё много недель. Недовольные своим положением старушки и не понимали, как им повезло, что в этот момент не они сидели за столиками, обращённые в фикусы и пальмы.
        Девочка тряхнула головой, пытаясь привести мысли в порядок. Как могла она рассказать Прунелле всё то, что обещала Алфи хранить в секрете? И теперь она должна была отдать снежный шар этой злобной ведьме? Но там находилась её младшая сестра! И выбора не было, иначе Прунелла могла натравить на них Тонконожку.
        И всё равно Калипсо не понимала, как это могло произойти. До сих пор она никогда не выдавала чужих секретов! Но девочке казалось, что она была сама не своя во время разговора с Прунеллой. А потом Калипсо вспомнила: крошечная рубиновая бутылочка, чай цвета розовой жвачки, вкус клубники и внезапный порыв рассказать всю правду.
        Вдруг она услышала тихий шелест. Растения начали превращаться в людей: сучковатые ветки снова становились пальцами, а листья аккуратно уложенными причёсками. Пока среди них не было видно миссис Ментон, но Калипсо не хотела снова ругаться с хозяйкой кондитерской. Времени было мало! Среди тарелок на столе она нашла стеклянную бутылочку, теперь уже пустую.
        На ней была этикетка с надписью, сделанной элегантным почерком с завиточками. Калипсо прочитала:

        СЫВОРОТКА ПРАВДЫ
        Предупреждение: может вызвать излишнюю болтливость.
        Приятный клубничный вкус.
        Высвобождает даже самые потаённые секреты.
        - Гадкая жаба!  - воскликнула девочка.  - Она дала мне сыворотку правды!
        Калипсо сунула бутылочку в карман и побежала прочь из кондитерской.

        Алфи едва смог пробиться через толпу, собравшуюся перед дверью кондитерской. Он как раз размышлял, как попасть внутрь, когда дверь распахнулась.
        На улицу выбежала Калипсо.
        - Беги!  - крикнула она.

* * *

        Дети сидели в автобусе Калипсо.
        Алфи рассматривал рубиновую бутылочку.
        - Прости меня,  - в тысячный раз сказала девочка.  - Она дала мне сыворотку правды, иначе я бы ничего не сказала!
        Мальчик кивнул.
        - Я верила, что она хорошая. Я так хотела, чтобы она была хорошей!
        - Понимаю,  - тихо ответил Алфи.
        - Ты был прав! Она всё время меня обманывала,  - сказала Калипсо сквозь слёзы.  - Теперь я не сомневаюсь, что мамино исчезновение - её вина.
        - Мне так жаль.
        Калипсо пожала плечами.
        - А мне жаль, что мы поссорились.
        - Лучшие друзья навсегда,  - ответил Алфи.  - Одна ссора этого не изменит.
        Калипсо вытерла слёзы и улыбнулась.
        Мальчик на секунду задумался.
        - Как думаешь, она освободит Нову, если мы отдадим снежный шар?
        - Нет, всё равно превратит нас в уховёрток. Она ужасная!
        - Нова - твоя сестра. А значит, только ты должна решать, как лучше поступить.
        - Если честно, я совсем не хочу нести шар Прунелле. Для нас это плохо закончится.  - Калипсо замолчала и нервно посмотрела на запертую дверь автобуса.  - Но нельзя же просто сидеть здесь и ждать, когда за нами придёт Тонконожка.
        Мальчик пытался не выдать, как ему на самом деле страшно. Он снова и снова представлял себе, как Тонконожка карабкается по автобусу и стучится в окно, прижимается к стеклу бледным лицом с отвратительной хищной улыбкой.
        - Ненавижу Прунеллу!  - с яростью воскликнула Калипсо.  - Она так хочет всем нравиться, но превращает людей в растения и заставляет их пить сыворотку правды. Неудивительно, что никто её не любит!
        На мгновение Алфи даже стало жалко Верховную ведьму. Он хорошо знал, каково приходится таким одиночкам, с которыми никто не хочет водиться.
        Но это было раньше. А теперь он встретил Калипсо. И ему не пришлось заставлять её с собой дружить.
        Девочка вдруг спросила:
        - Зачем вообще Прунелле понадобился снежный шар?
        - Имп может показать, что происходит вокруг, верно? Наверное, она хочет так следить за врагами,  - предположил Алфи.
        - В любом случае снежный шар я ей не отдам. Но как быть, если она пошлёт за ним свою паучиху?
        Мальчик старался не думать об этом.
        - Не знаю,  - со вздохом сказал он.  - В твоём рюкзаке мы шар точно от неё не спрячем. Нужно найти для него другое место.
        - Ты прав,  - кивнула Калипсо.  - Но какое?
        Алфи задумался.
        - Есть одна идея!

        Глава 18
        Секрет библиотекаря

        Если нужна информация, иди в библиотеку. Если хочешь побыть в одиночестве, ищи библиотеку. Если планируешь сложное и опасное приключение, непременно зайди перед этим в библиотеку. Если нужно придумать, как выбраться из переделки или, наоборот, попасть в переделку - о, ты знаешь, куда идти!
        Не ходи в библиотеку, если планируешь разбрасывать книги, громко бормотать или есть хот-доги, обильно политые кетчупом. Как раз всем этим и занималась Гертруда в просторной библиотеке Свизербрум-холла. И это сводило библиотечного призрака с ума!
        Он подлетел к детям, как только они переступили порог его владений.
        - Перемолвимся словечком, молодые люди?
        Призрак поманил их к куче книг, набросанной в углу. Она была настолько высокой, что детям не было видно, что за ней.
        - Гертруда ведёт себя ещё более странно, чем обычно,  - озабоченно сказал он. Он указал на книги.  - Она там.
        Калипсо принесла стул (не тот, что имел обыкновение сердиться) и забралась на него, чтобы посмотреть, что так расстроило призрака.
        - Твоя тётя читает!
        - Калипсо, это же библиотека,  - со вздохом буркнул Алфи.
        Девочка свирепо посмотрела на друга.
        Мальчик тоже забрался на стул.
        Гертруда всё ещё была в цветастой ночнушке и домашних тапочках. Она яростно листала древний фолиант, лежащий у неё на коленях. Книги были повсюду. Одни шуршали пожелтевшими страницами и клацали кожаными обложками, как огромные бумажные крокодилы, другие кружили вокруг, требуя, чтобы их поскорее прочитали. Гертруда захлопнула книгу и бросила в кучу.
        Сумбур, дремавший у её ног, приоткрыл янтарный глаз.
        - Она ищет заклинание, которое поможет вытащить Зиту из тюрьмы,  - объяснил библиотекарь.
        - А такое есть?  - спросила Калипсо.
        - Нет,  - шепнул призрак.  - Боюсь, она сейчас в стеклянной банке, которую спрятали в таком месте, в котором вам попросту не придёт в голову её искать.
        Гертруда издала отчаянный стон и зашвырнула очередную книгу в дальний угол.
        Призрак подплыл к ней поближе.
        - Мадам, со всем уважением я хочу напомнить вам, что в библиотеке нужно вести себя тихо. Подумайте об остальных читателях!
        - О каких читателях?  - возмутилась Гертруда.  - Я никого не вижу!
        - Если вы кого-то не видите, это не означает, что его здесь нет,  - напыщенно ответил библиотекарь.
        - Ой, да ладно! Призраки такие обидчивые!  - Вдруг она заметила детей.  - Есть хотите? Руки мыли?
        - Мы не голодные,  - поспешил успокоить её Алфи.  - А тебе наша помощь не нужна?
        - Здесь всё на староведьминском, я и сама этот язык почти не понимаю. Но спасибо. Надеюсь, вы хорошо себя ведёте.
        - Стараемся,  - ответил мальчик, хмуро посмотрев на подругу.
        - Прекрасно!  - сказала Гертруда и снова уткнулась носом в книгу.  - А теперь простите меня…
        Спустя секунду она издала ещё один стон отчаянья и швырнула пыльный фолиант на пол.
        Призрак вздрогнул.

        Библиотекарь проводил Алфи и Калипсо до двери, или, скорее, проплыл рядом, пока они к ней шли.
        - Неужели нет заклинания, чтобы разобраться с Верховной ведьмой раз и навсегда?  - спросил мальчик.
        - Или с её ужасным наполовину пауком,  - добавила Калипсо.
        - Это было бы очень полезное заклинание,  - улыбнулся призрак.  - Если бы существовало.
        Алфи достал снежный шар и протянул призраку.
        - Сможете спрятать?
        - Опять этот имп?  - недовольно спросил библиотекарь.
        - Пожалуйста,  - сказал Алфи.
        Призрак кивнул и приподнял свою шотландскую шапочку. Снежный шар тут же залетел под неё и исчез.
        - Вот это тайник!  - воскликнула Калипсо.
        Призрак завязал ленточки шапки на крепкий узел.
        - Так будет надёжнее. Как вам известно, снежные шары бывают весьма своенравны.

* * *

        Дети поднялись в комнату Алфи. Удивительно, но мальчик совсем не переживал, что Калипсо увидит её. Он знал, что девочка не осудит друга за пластмассовые пальцы на покрывале и страшные картинки, которые Гертруда нарисовала на стенах.
        Они оба смотрели в окно. В честь Верховной ведьмы организовали День спорта, что привело гостей поместья в настоящий восторг. С улицы доносились радостные крики и смех. Ведьмы и их фамильяры высыпали на лужайку перед домом и с энтузиазмом соревновались в прыжках в мешках, играли в мини-футбол и в загадочную игру, в которой надо было бросаться друг в друга свирепыми на вид жабами и разбегаться в разные стороны.
        А вот Прунеллы, как и Тонконожки, нигде видно не было. Дверь самолёта была закрыта, а трап дожидался своего часа в стороне. Рядом с ним стояло несколько больших белых грузовиков, которые приехали рано утром. В них приехали солдаты в белой униформе, которые стояли среди остальных ведьм со скрещенными на груди руками. На их лицах не было и тени веселья.
        Калипсо нахмурилась.
        - Не нравятся мне эти солдаты.
        - Согласен. Но остальные совершенно не обращают на них внимания, так заняты своими играми.
        - А ведь ведьмы обожают всякие конкурсы?  - вдруг спросила девочка.
        - Кажется, что так.
        Калипсо улыбнулась.
        - Украсть ключ нам вряд ли удастся, но мы можем попробовать его выиграть! У нас есть снежный шар, у неё ключ - поставим их на кон. Если победим, то ей придётся его нам отдать!
        Алфи на секунду задумался.
        - Но если выиграет она, тогда нам придётся отдать снежный шар?
        - Мы не проиграем!
        - И зачем ей на такое соглашаться?  - спросил Алфи.
        - Ну, из дневника мы знаем, что Прунелла всегда мечтала нравится остальным, верно?
        Алфи кивнул.
        - И до сих пор она пытается поразить ведьм модными нарядами и причёской?
        - Вроде того.
        - И поэтому мы скажем, что, приняв участие в соревновании, она сможет стать гораздо популярнее. И это действеннее, чем превращать всех вокруг в уховёрток!
        Алфи наблюдал за ведьмами на лужайке. Участники были увлечены игрой, а зрители подпрыгивали, хлопали, размахивали флажками. Все они просто замечательно проводили время.
        - Она может просто приказать Тонконожке найти снежный шар и съесть нас,  - с сомнением сказал мальчик.
        - Разумеется, может!  - согласилась Калипсо.  - Но мы должны убедить Прунеллу, что участвовать в конкурсе куда веселее, чем смотреть, как нас хрумкает это ужасное создание!
        Звучало всё это очень здраво, но какой вызов можно бросить Верховной ведьме? Да ещё так, чтобы непременно победить?
        - Не уверен, что мы в чём-то сможем её превзойти,  - с сомнением сказал Алфи.  - И какие гарантии, что она выполнит условия и отдаст ключ?
        - Других идей у нас нет.
        Дети уселись на кровать и попытались записать всё, что им удавалось.
        - Скажем, ты хороша на трапеции. А вот у меня нет особых талантов,  - озадаченно проговорил Алфи.
        Калипсо рассмеялась.
        - Алфи, у тебя полно талантов! Например, чтение.
        - Не думаю, что Верховная ведьма станет соревноваться в чтении.
        - Ты прав.
        - Давай лучше подумаем, от чего она точно не откажется,  - предложил мальчик.  - Кстати! Я знаю, что нам тут поможет.
        Алфи достал «Повседневную магию для начинающих».
        Калипсо спрятала улыбку.
        Мальчик открыл главу «Верховные ведьмы: прошлое, настоящее и будущее» и прочитал:

        Прунелла Формальдегида Морроу: старшая дочь Марго и Монтегю Морроу, внучка Виолы Морроу. Уже в пять лет заняла первое место в конкурсе ведьм. Также стала самой молодой Верховной ведьмой в истории. Перенять пост у «старушенции Риддл Блэкстак», по её собственному признанию, всегда было её «заветной мечтой».
        В свободное время Прунелла обожает играть в «Змеи и лестницы» со своим фамильяром. «Я всегда проигрываю,  - как-то жаловалась Прунелла,  - но всё равно обожаю эту игру».
        - Вот оно!  - обрадовался Алфи.  - Мы предложим ей сыграть в «Змеи и лестницы»!
        - В игру, в которой всё зависит от удачи?  - удивилась Калипсо.
        - Удачу можно наколдовать,  - пожал плечами Алфи.  - Я знаю нужное заклинание.
        - То есть мы сжульничаем?  - ахнула девочка.
        - Обычно так делать нельзя,  - сказал мальчик,  - но Прунелла сама нарушает правила.
        - Это точно,  - кивнула Калипсо.  - Сделаем это, Алфи!

        Глава 19
        Соревнование

        Алфи и Калипсо шли на встречу с Верховной ведьмой.
        - Нанесём удар первыми,  - твёрдо сказал мальчик.
        Спортивный праздник уже закончился. Теперь все ведьмы болтали и пили чай, рассевшись на лужайке. Время от времени они украдкой поглядывали на солдат, выстроившихся в шеренгу вокруг самолёта. Заметив детей, решительно идущих к нему, они принимались шептаться и подталкивать друг друга локтями. У ведьм было отличное чутьё на заварушки.
        Вблизи самолёт оказался просто огромным.
        Один из солдат сделал шаг вперёд. Он выжидающе смотрел из-под белого шлема.
        - Вы по делу?
        - Мы хотим поговорить с Верховной ведьмой,  - сказал Алфи.
        - Она нас ждёт,  - добавила Калипсо.
        Наверху послышалось шуршание. Тонконожка спускалась по трапу. Она, как всегда, была одета во всё чёрное, лоб закрывала повязка.
        - Лакомый кусочек! Будет легко прожевать,  - прошамкала она, смотря прямо на Алфи.
        Мальчик чуть не сбежал, увидев её желтоватые острые клыки.
        - Хватит его пугать!  - крикнула Калипсо.  - Мы хотим поговорить с Прунеллой.
        Тонконожка зашипела, но забралась обратно и скрылась в самолёте.
        - Готова?  - спросил Алфи.
        Калипсо кивнула.

* * *

        Внутри самолёта всё было белоснежным: стены, пол, розы в вазах, мягкий диванчик, на котором изящно восседала Прунелла в свободном белом платье.
        Верховная ведьма вытянула руку.
        - Снежный шар!  - торжествующе произнесла она.
        - Нет,  - ответила Калипсо.
        За их спинами паучиха зашипела, как сдувающийся шарик.
        - Прекратите валять дурака,  - возмущённо сказала Прунелла.  - Отдайте мне снежный шар, или я позволю Тонконожке прямо сейчас утащить вас в свою паутину.
        Алфи глубоко вдохнул.
        - Можете пугать нас, чем захотите, но снежный шар мы не отдадим.
        - Какой отважный мальчик,  - рассмеялась Прунелла.  - А ты знаешь, что у Тонконожки под повязкой?
        - Там ещё глаза. Этим нас тоже не напугать,  - ответила за друга Калипсо, усилием воли уняв дрожь в голосе.
        Алфи посмотрел на подругу с обожанием. Какая же она храбрая!
        - Но зачем тогда вы пришли?  - спросила Прунелла.
        - У вас есть золотой ключ, а у нас - снежный шар,  - начал Алфи.
        - Переходи к делу, Блэкстак.
        - Мы хотим предложить соревнование. Если вы победите, то мы отдадим снежный шар. А если победим мы…
        - Да-да,  - нетерпеливо перебила его Прунелла,  - я поняла.
        - Сейчас вы не очень популярны,  - быстро вставила Калипсо.  - Без обид.
        Тонконожка начала развязывать свою повязку. Алфи с ужасом заметил, что её жёлтые клыки начали расти. Они уже торчали изо рта, как острые ножи.
        - Обед!  - рявкнула Тонконожка.
        - Но есть способ сделать вас куда популярнее,  - поспешил продолжить мальчик.
        - Закуска!  - снова зарычала паучиха.
        - Погоди-ка,  - остановила её Прунелла.  - Хочу сначала узнать, к чему они ведут. Дальше.
        - Ведьмы обожают соревнования,  - начал Алфи.
        - И что?  - утомлённо протянула Прунелла.  - Они устраивают их в мою честь уже несколько дней.
        - Да, но сами вы в них не участвуете,  - терпеливо продолжал мальчик.  - Но вот если вы согласитесь, то остальные ведьмы поймут, что вы тоже любите веселиться. Возможно, вы даже начнёте им нравиться.
        - Я никогда им не нравилась,  - задумчиво произнесла Прунелла.  - И что за соревнование?
        - Партия в «Змеи и лестницы»,  - сказала Калипсо.
        Прунелла явно обрадовалась.
        - Обожаю «Змеи и лестницы»!  - Она на секунду задумалась.  - Ладно, я согласна. Но я выбираю, где будет проходить соревнование.
        Алфи посмотрел на Калипсо. Она кивнула.
        - Хорошо,  - сказал мальчик.
        - Я выбираю…  - Прунелла указала пальцем на Калипсо.  - Цирковой шатёр! Мы пригласим туда всех. Твоих неряшливых циркачей, жителей деревни и ведьм.
        - Только не там!  - запротестовала девочка.
        - В цирке и точка! Хочу, чтобы все увидели, насколько я весёлая.
        Алфи нахмурился.
        - Но там нельзя пользоваться магией… В смысле, если соберутся все из Литтл-Сноддингтона.
        - А зачем мне магия?  - с ухмылкой спросила Прунелла.  - Я легко выиграю у вас и без всякой магии.
        - Если вы проиграете, то отдадите нам золотой ключ,  - твёрдо сказал Алфи.
        - А если проиграете вы, то отдадите мне снежный шар.

* * *

        Золотистые лучи заходящего солнца падали в окна автобуса Калипсо. Гертруда явно была слишком занята своими проблемами, чтобы беспокоиться ещё и о племяннике, так что дети решили не расходиться по домам. Девочка нашла Алфи пижаму подходящего размера и лишнюю зубную щётку, а мальчик тем временем начал готовить ужин на крошечной кухне. Он ждал, когда в кастрюльке закипит вода, чтобы сварить спагетти. Наконец-то он делал что-то совершенно нормальное!
        - Держаться вместе - хорошая мысль,  - сказал Алфи.  - Я бы один уснуть не смог. Лежал бы всю ночь и представлял, как Тонконожка врывается в мою комнату.
        - Я тоже.
        Калипсо сидела с книгой. Это была «Повседневная магия для начинающих».
        Алфи осторожно высыпал спагетти в воду.
        - Некоторые заклинания такие сложные, а они ведь для начинающих ведьм!  - воскликнула Калипсо и подняла глаза на Алфи.  - Как тебе вся эта магия?
        - Довольно странно,  - признался он.  - Но я уверен, что мы привыкнем.
        - Хорошо, что нас двое,  - сказала девочка.
        Алфи украдкой улыбнулся.
        - Это точно.
        - Я давно не устраивала ночёвку с друзьями.
        - Меня никогда на такие не звали. Я на ночь только у Клариссы оставался, когда папа уезжал. Но она не была моим лучшим другом, как ты.
        - Ох, Алфи, какой же ты милый!  - воскликнула Калипсо.
        - Ох, Алфи, какой же ты милый!  - противно передразнил её кто-то.
        Дети обернулись и увидели, что в дверях стоит Шейн в своей стильной чёрной футболке.
        - Что он здесь делает?  - спросил он, указывая на Алфи.
        - Не твоё дело!  - крикнула Калипсо.  - Забыл, что случилось, когда ты задирался в прошлый раз?
        Шейн нервно глянул на Алфи.
        - Чудила,  - пробормотал циркач.
        - Шейн, что тебе здесь надо?  - спросила девочка.
        - Ты снова вляпалась в неприятности.  - Шейн ухмыльнулся.  - Бабуля Фаган хочет видеть тебя в своей палатке немедленно.

* * *

        Калипсо и Алфи стояли прямо под знаком:

        «Харлей» ставить здесь

        Девочка объяснила, что это такой большой и мощный мотоцикл. Бабуля Фаган больше всего на свете любила большие и мощные мотоциклы. Именно поэтому она всегда носила кожаную куртку и штаны - они защищали её руки и ноги, когда старая сорвиголова гоняла по округе.
        На крыше палатки бабули Фаган развевался флаг с черепом и скрещенными костями. Брезент был старым и весь покрыт пятнами. Поговаривали, что палатке столько же лет, сколько и самой бабуле, но никто точно не знал, сколько это. Была одна знаменитая фотография, сохранившаяся с первого выступления «Семейного цирка Фаганов», на ней силач держал на руках малышку. По слухам, этой малышкой как раз и была бабуля, а значит, ей уже не меньше ста пятидесяти лет.
        - Калипсо, иди сюда!  - послышался из палатки хриплый голос.
        - Я подожду на улице,  - шепнул Алфи.
        - И Алфи приведи,  - гаркнула старушка.  - Я знаю, что он с тобой.
        Алфи поплёлся следом за Калипсо.
        Внутри было очень чисто. Там была небольшая кровать, столик и плита. С потолка свисала лампа, а на полу лежал коврик. Бабуля Фаган сидела на стуле и курила трубку, хитро щурясь на детей сквозь дым.
        - Вы двое чем-то очень заняты?
        Калипсо пожала плечами. Мальчик смотрел в пол.
        - Алфи Блэкстак, хочешь, я тебе погадаю?  - вдруг спросила бабуля Фаган.
        - Эм,  - неуверенно протянул Алфи.
        - Калипсо, достань шар.
        Девочка покопалась в сундуке, стоящем рядом с кроватью, и осторожно достала яркий лоскутный мешочек на шнурке.
        Бабуля Фаган вытащила изо рта трубку и развязала мешочек.
        - Садитесь.
        Она достала прозрачный шар и поставила на столик.
        - Снежный шар!  - воскликнул Алфи.
        Бабуля Фаган рассмеялась.
        - Это хрустальный шар. Он может показать будущее.
        - Значит, он магический?
        - Можно и так сказать. Но в нём не та магия, о которой вы недавно узнали.
        - И как он работает?
        - Я просто смотрю в него, Алфи, и жду, когда дым рассеется.
        - Очень похоже на снежный шар!  - воскликнул мальчик.  - Вот только там метель, а не дым.
        Бабуля Фаган ничего не ответила. Она неотрывно смотрела в шар.
        - Что? Что вы видите?  - нетерпеливо спросил Алфи.
        - Ничего там нет,  - пробормотала Калипсо.  - Она всё выдумывает.
        Бабуля Фаган бросила на внучку сердитый взгляд.
        - Хрустальный шар говорит, чтобы ты следила за выражениями.
        Девочка улыбнулась.
        - Ты отважнее, чем думаешь,  - продолжала старушка загадочным голосом.  - В твоей жизни были непростые времена, но впереди куда более счастливые дни.
        Алфи надеялся, что это означает, что Прунелла Морроу не превратит его в уховёртку.
        Бабуля Фаган дальше всматривалась в хрустальный шар.
        - У тебя очень опасный враг, Алфи, но есть и верный друг.  - Она улыбнулась Калипсо.  - Ты можешь победить.
        - Только может?  - воскликнула девочка.
        - Про будущее нельзя сказать ничего точного, пока оно не станет прошлым,  - ответила бабуля Фаган.  - Победа или поражение зависит от трёх вещей.
        - От каких?  - спросил Алфи.
        - Голова, сердце и немного удачи… Стойте, я вижу, что кто-то хочет передать вам послание.
        Калипсо закатила глаза.
        - Наверняка, в нём говорится: «Ешьте побольше овощей и ложитесь спать вовремя».
        - Он уже на пороге,  - загадочно проговорила старушка.
        В эту же секунду в палатку залетела летучая мышь. Она выглядела потрёпанной и пыльной, как будто добиралась с другого конца света. Но Алфи сразу её узнал - это был Магнус!
        Бабуля Фаган вдруг потеряла интерес к происходящему и ушла курить трубку на улицу, извинившись тем, что детям дым вреден.
        - Твоя бабушка тоже ведьма?  - шёпотом спросил Алфи.
        - Понятия не имею,  - ответила Калипсо.  - Смотри, он хочет нам что-то сказать.
        Магнус кружил в воздухе и выразительно размахивал крыльями, как будто показывая пантомиму.
        - У него что-то под крылом!  - догадалась девочка.
        Она вытянула руку. Магнус вздрогнул, но позволил Калипсо себя поймать. Девочка осторожно сняла небольшую чёрную тубу, прикреплённую к основанию крыла.
        - Обычно такие капсулы вешают кошкам на ошейники.
        Летучая мышь оскорблённо пискнула.
        На тубе была надпись:

        Вручить любому Блэкстаку
        - Наверное, это от Зиты,  - сказал Алфи, открывая капсулу. Внутри он нашёл листочек бумаги, скрученный в трубочку, на котором от руки было написано несколько строчек.  - Не понимаю, Калипсо, это просто набор букв.
        - Посмотри на последние слова,  - сказала Калипсо и прочитала:  - Послание зашифровано. Ключ - поцелуй истинного Блэкстака.
        - Но его же Магнус под мышкой нёс!  - воскликнул Алфи.
        Калипсо с выражением посмотрела на друга.
        - Без обид,  - сказал мальчик, кивнув летучей мыши.
        Магнус возмущённо хлопнул крыльями.
        Алфи вздохнул и быстро чмокнул записку. Буквы поменялись местами, сложившись в короткое послание:

        Ведьма в опасности!
        Если вы нашли эту летучую мышь, значит, ведьме пришлось разлучиться с фамильяром, что происходит лишь в крайнем случае.
        Используйте заклинание «Шпионский глаз» (на обратной стороне), чтобы определить местоположение Зиталины Блэкстак.

        Алфи перевернул записку.
        - Нам нужно будет сварить зелье.
        - Но как же соревнование с Прунеллой?  - возмутилась девочка.  - Вместо того, чтобы спасать мою сестру, придётся спасать твою вредную тётю?

        Глава 20
        Шпионский глаз

        В Литтл-Сноддингтоне наступила ночь.
        Представьте, если сможете, спящую деревеньку, залитую лунным светом.
        В кондитерской было пусто, аккуратно расставленные столики и стулья дожидались утра. В спальне на втором этаже миссис Ментон похрапывала под розовым одеялом в высокой кровати с пружинистым матрасом.
        Чуть дальше, в доме приходского священника, его жена крутилась во сне, бормоча что-то о козах и подштанниках. В старой церкви было пыльно и темно, стояла абсолютная тишина.
        На почте все марки и письма спали, аккуратно разложенные стопками.
        Спрятав головы под крылья, на пруду дремали утки.
        Бодрствовали только совы, лисы, мыши и остальные ночные создания, которые выбираются из нор, когда мы с вами ложимся спать.
        И двое детей.
        Мальчик с девочкой бежали по освещённому луной полю, стараясь держаться в тени, чтобы случайно не попасться солдатам или пожирающим детей полулюдям-полупаукам. Потом они свернули на тропинку через лес и вышли на безлюдные улицы Литтл-Сноддингтона. Кратчайшей дорогой они пробрались к аптеке Блэкстаков.
        У Алфи до сих пор был ключ, который так и остался лежать в кармане с того дня, когда исчезла Нова. Стараясь не наступать на битое стекло, дети пробрались в рабочую комнату Зиты. Мальчик включил свет, а Калипсо осторожно усадила летучую мышь на стол. Магнусу с каждой минутой становилось всё хуже.
        - Бедняжка,  - с жалостью сказала девочка и нежно поцеловала его пушистую макушку.
        Обессилевший зверёк смог только охнуть, чтобы выразить своё возмущение.
        Алфи и Калипсо огляделись в поисках каких-нибудь уцелевших флаконов с лекарствами, которые могли бы помочь привести летучую мышь в чувство. Мальчик поднял с пола маленькую фиолетовую бутылочку и прочитал этикетку:

        ЛЯГУШАЧИЙ ТОНИК
        Для перепончатых и мокрых фамильяров 10 капель на муху перед сном
        - Как думаешь, поможет?
        Калипсо пожала плечами.
        - Спроси Магнуса.
        Тот взглянул на этикетку и одобрительно пискнул.
        Мух в аптеке не было, но Алфи нашёл изюминку в пустой банке из-под печенья и накапал тоник на неё. Спустя пару минут Магнусу стало немного лучше. Он расправил крылья и начал беспокойно прыгать по столу, поглядывая в окно.
        - Он волнуется о Зите,  - сказал Алфи.
        - Тогда давай поскорее её найдём.
        Алфи достал листок с рецептом зелья. Для начала им нужно было найти все ингредиенты:

        Большая банка сушёного облака,
        два свежих уха,
        одно глазное яблоко,
        пригоршня драконьих клыков,
        помёт единорога,
        мускатный орех по вкусу

        Дети начали методично проверять все ящики и полки, внимательно читая этикетки.
        - Драконьи клыки!  - Алфи показал подруге коробку с острыми зелёными зубами.
        Калипсо нашла банку, в которой парило пушистое белое облако, и свёрток с массой, напоминающей высушенную кожуру банана.
        - Угадай, что это.
        Алфи скривился.
        - Помёт единорога?
        - Точно! Но где нам взять свежие уши и глаз?  - спросила Калипсо.  - Я ни за что не стану вредить животным. Даже чтобы помочь твоей сварливой тёте.
        - Может, подойдёт что-то наподобие их?
        Мальчик ещё раз огляделся и на одной из полок заметил большую банку с круглыми конфетами:

        ЛЕДЕНЦЫ
        «СГЛАЗ»
        - То что нужно!  - обрадовался Алфи, открыв крышку.
        Конфеты были сделаны в форме кровавых глазных яблок разных цветов. Алфи выбрал карий глаз с большим чёрным зрачком.
        - А как же уши?
        - Может, используем листья? Видишь, у растения на окне они длинные и заострённые, немного напоминают уши.
        Калипсо с сомнением хмыкнула.
        - Давай хотя бы попробуем,  - сказал Алфи.
        Дети разожгли походную газовую плитку, которую нашли в шкафу, и водрузили на неё тяжёлый котёл.
        Калипсо осторожно открыла банку с облаком, под крышкой оказалась сетка, чтобы оно случайно не вылетело. Девочка вытряхнула облако в котёл. Оно опустилось на дно, напоминая белоснежный зефир.
        Алфи бросил к нему леденец и два срезанных у растения листа.
        На подоконнике нашёлся пакетик с тёртым мускатным орехом. Дети всыпали пару щепоток вместе с помётом единорога и драконьими зубами.
        - Я буду мешать,  - сказал Алфи.  - А ты говори заклинание.
        Калипсо достала записку Зиты и прочитала:

        Если ведьму потеряет этот фамильяр,
        Ты скорее приготовь ему отвар:
        Глаз и уши вместе собери
        Всё увидишь и услышишь по пути.

        Они немного подождали.
        Зелёные языки пламени, которыми горела магическая плита, всё сильнее нагревали котёл.
        Калипсо заглянула внутрь.
        - Теперь облако похоже на тряпку. И я не вижу леденец. Наверное, растворился.
        Алфи проверил рецепт.
        - Надо варить под крышкой.
        Они нашли крышку и подождали ещё.
        Магнус всё так же прыгал по столу и поглядывал в окно, тяжело вздыхая.
        Первые лучи солнца осветили горизонт. Начиналось утро.
        Мальчик внимательно перечитал инструкцию.
        - Мы пропустили один пункт. Нужно ещё кое-что найти.
        Калипсо взяла рецепт и прочитала:

        Пока зелье варится, подготовьте:
        зеркало,
        морскую раковину,
        любой овощ.

        Зеркало они нашли под прилавком, морскую раковину в одном из выброшенных из шкафа ящиков, а возле вешалки в углу валялась высохшая редиска.
        - Редис - это овощ?  - спросил Алфи.  - Думаю, сгодится.
        - Теперь надо прочитать заклинание,  - сказала Калипсо.

        Зеркало-зеркало на стене,
        Есть ли магия в тебе?
        В дар овощ от меня прими
        И поскорее ведьму покажи.

        Алфи дотронулся редиской до зеркала.
        - Готово. Дальше раковина.
        Калипсо прочитала следующее заклинание:

        В незнании долго не тужи -
        Ракушку к уху приложи:
        Шум волн вам голос принесёт
        Той ведьмы, что спасенья ждёт.

        Из котла послышались взрывы.
        Если вы когда-нибудь готовили попкорн, то легко можете представить звук, который издают зёрна кукурузы, когда раздуваются и лопаются.
        Вот такой и был звук.
        Алфи осторожно приподнял крышку. Из-под неё вылетело нечто удивительное.
        Это был огромный глаз, который парил в воздухе, размахивая длинными зелёными ушами. Теперь он совсем не походил на леденец: зрачок вращался с бешеной скоростью, радужка сменила цвет с карего на зелёный, а белок стал ещё более кровавым.
        - Алфи, получилось!  - рассмеялась Калипсо.  - Хотя выглядит кошмарно.
        Шпионский глаз развернулся к окну.
        - Он хочет, чтобы мы его выпустили.
        Мальчик распахнул окно, и глаз улетел.
        Магнус вздохнул, тяжело подпрыгнул и, покачиваясь, полетел за ним.
        - И что дальше?  - спросила Калипсо, высунувшись в окно.
        Шпионский глаз и потрёпанная летучая мышь скрылись из вида.
        - Думаю, надо подождать, когда эта штука найдёт Зиту.
        На зеркале появилась надпись:

        ОЖИДАНИЕ СИГНАЛА

        Дети внимательно всматривались в него несколько минут, но зеркало оставалось мутным.
        Алфи достал из кармана смятый листок.
        - Давай, пока ждём, вот этим займёмся.
        - А что там?
        - Пара зелий, которые я выписал из книги Зиты.  - Он оглядел клочки бумаги, устилавшие пол.  - Перед тем, как Тонконожка её разорвала.
        - Снова зелья варить?  - простонала Калипсо.  - Мы половину ночи на этот глаз потратили!
        - Оно того стоит! Например:

        МИНИМИЗАТОР ВРАГОВ
        Уменьшите своего заклятого врага до размера жука.
        Побочные эффекты неизвестны, помимо того, что вещи становятся очень-очень маленькими.
        - Мы можем уменьшить Тонконожку до нормального размера.
        - А это мысль!  - воскликнула Калипсо.
        Они нашли ингредиенты и побросали в котёл. Примерно полчаса дети помешивали комковатую смесь, пока она не выпарилась и не превратилась в синюю пудру.
        - Как думаешь, Шейн обидится, если мы проверим это на нём?  - с улыбкой спросил Алфи.
        Калипсо рассмеялась.
        Зеркало по-прежнему оставалось мутным и показывало ту же самую надпись:

        ОЖИДАНИЕ СИГНАЛА
        - Как думаешь, это надолго?  - спросила Калипсо.  - Мы должны вернуться, пока все не проснулись. И нужно успеть подготовиться к соревнованию!
        Вдруг раковина, лежащая на скамейке, зазвонила, словно старый телефон. На поверхности зеркала появилось новое сообщение:

        ВЕДЬМА НАЙДЕНА!
        ПОДГОТОВКА СВЯЗИ.
        - Глаз нашёл её!  - воскликнул Алфи.
        Дети держали раковину так, чтобы обоим было слышно. Зеркало замигало, и появилась картинка. Теперь мальчик и девочка видели то же самое, что и Шпионский глаз.
        - Он так высоко!  - ахнула Калипсо.  - Смотри, какие крошечные домики!
        У Алфи закружилась голова от стремительного полёта над верхушками деревьев, который совершал магический глаз. Мальчику было страшно, но он заставил себя смотреть дальше. И был вознаграждён! Он заметил знакомые улицы.
        - Это Лондон! Глаз летит мимо Музея естествознания, меня туда папа водил.  - Лицо Алфи погрустнело.  - Чтобы показать окаменевшие яйца доисторических птиц.
        - А я никогда там не была,  - вздохнула Калипсо.  - Вот бы увидеть здание поближе.
        Как будто отвечая на её слова, Шпионский глаз спикировал вниз и пронёсся прямо вдоль стены музея, а потом взмыл в небо и полетел над городом.
        - Тауэрский мост!  - закричала Калипсо.
        - Здание парламента!  - заметил Алфи ещё одну достопримечательность.
        Вдруг зеркало затуманилось и на его поверхности появилось новое сообщение:

        ВЕДЬМА НАХОДИТСЯ…
        В ТЮРЬМЕ ОСОБО СТРОГОГО РЕЖИМА.
        - На тюрьму не похоже,  - сказала Калипсо.
        Она была права. То, что они увидели, совсем не походило на тюрьму!
        Скорее это был… огромный огород.
        Шпионский глаз летел вдоль грядок с фасолью и томатами, пока не оказался возле ветхого сарая. Рядом с ним на раскладном стуле дремал мужчина с пышными усами. В руках у него была толстая палка, а у его ног клубком свернулся горностай.
        Ни один из них не шевельнулся, когда крылатый глаз и едва живая от усталости летучая мышь влетели в сарай через приоткрытую дверь.

        Глава 21
        Побег

        Дети, затаив дыхание, следили за картинкой в зеркале.
        Глаз летел вдоль полок. На них лежали пакетики с семенами и разный садовый инвентарь, ничего необычного. За мешками с удобрениями на стеллаже стояли стеклянные банки с закручивающимися крышками.
        Присмотревшись, они поняли, что в этих банках… сидели люди!
        Крохотные ведьмы!
        Они колотили по стеклу и беззвучно раскрывали рты. Из-за стекла не доносилось ни звука, так что Алфи и Калипсо не слышали, что они кричат.
        В одной из банок они увидели Зиту.
        Его тётя вела себя совсем не так, как другие ведьмы. Зита неподвижно сидела на дне, обхватив голову руками. Она выглядела совершенно раздавленной. Глаз ударился о стекло. Зита удивлённо посмотрела на него и вскочила на ноги. Она что-то крикнула, но дети не смогли разобрать слов.
        - Нам не слышно!  - крикнул мальчик в ракушку.
        Магнус спикировал к банке и постучал в стекло.
        Теперь в зеркале появилось лицо Зиты крупным планом.
        - Гертруда?  - спросила она, её голос звучал словно из-под воды.
        - Это Алфи.
        - Где Гертруда?
        - Пытается найти заклинание, которое поможет вас вытащить,  - ответила Калипсо.
        - Оно есть в моей книге! Называется: «Заклинание для побега из любой ситуации».
        - Тонконожка порвала книгу,  - сказал Алфи.
        - И побила всё в аптеке,  - добавила Калипсо.
        - Я эту букашку по асфальту размажу!  - закричала Зита. Спустя секунду она взяла себя в руки и продолжала спокойным голосом:  - Прунелла всё ещё в Свизербрум-холле?
        - Самолёт так и стоит перед домом,  - ответил Алфи.
        Зита закусила губу.
        - Не дайте Прунелле пробраться в библиотеку, что бы ни случилось!
        - Но что ей там нужно?  - спросил Алфи.
        - Старуха Морроу. Мы держим её в поместье со времён прошлой Войны ведьм, когда её превратили в стул.
        - Прунелла писала о бабушке Морроу в своём дневнике!  - воскликнула Калипсо.  - Она с детства мечтает расколдовать её.
        - Мы случайно нашли дневник Прунеллы в нашей библиотеке,  - пояснил Алфи.
        - Правда?  - удивилась Зита.  - Ходил слух, что Прунелла нашла способ обратить вспять вечное заклинание.
        Алфи вдруг кое-что понял.
        - А как сейчас выглядит бабушка Прунеллы?
        - Витые ножки, зелёная кожа, любит прятаться по углам,  - ответила Зита.
        - Я сидел на бабушке Морроу!  - воскликнул Алфи.
        Калипсо бросила на друга осуждающий взгляд.
        - Прости,  - виновато сказал мальчик.
        - Если Прунелла её расколдует, то нам конец! С силой старой Морроу она станет непобедима!  - Зита немного помолчала, что-то обдумывая, а потом решительно сказала:  - Вы должны помочь мне сбежать.
        - Но как?
        - У меня осталось немного магического порошка. Солдаты Прунеллы такие дурни, что даже не удосужились меня обыскать. Я придумаю новое заклинание, и если вы оба произнесёте его вместе со мной, то оно должно сработать!

* * *

        Думаю, вам всем интересно узнать, какие же слова помогут выбраться из магической тюрьмы для ведьм, если и вас вдруг уменьшат до размера сливы и закрутят в банку, спрятанную в старом сарае.
        Вот заклинание, которое Алфи, Калипсо и Зита произнесли вместе:

        Верховная ведьма всех нас изводит,
        Планы злые скрывает во тьме,
        Гроза восстания гремит в небосводе,
        Голоса наши бурю несут по земле!
        Пусть треснут стеклянные своды,
        Скоро выйдем мы все на свободу!

        Зита стояла неподвижно.
        Алфи и Калипсо затаили дыхание.
        Магнус с тоской смотрел на свою ведьму сквозь стекло.
        Вдруг дети увидели в зеркале яркую изумрудную вспышку, и картинка исчезла.
        - Ни в коем случае не пускайте Прунеллу в библиотеку, я лечу к вам!  - донёсся из раковины голос Зиты.  - Война началась!

        Глава 22
        Семейный цирк Морроу

        Алфи и Калипсо стояли у входа в главный шатёр цирка. Им всё ещё нужно было решить одну крошечную проблему - каким-то образом обыграть Верховную ведьму в «Змеи и лестницы». Дети старались об этом не говорить, но оба считали, что им нужно как можно быстрее заполучить ключ и спасти Нову. Зита уже летела к ним, а когда начнётся война, ведьмы будут слишком заняты превращением друг друга в палки, полётами на пылесосах и стрельбой изумрудными молниями. По крайней мере, именно так Алфи представлял себе Войну ведьм.
        Девочка пообещала другу, что они уедут вместе с цирком, как только освободят её сестру.
        - Я ни за что не позволю тебе остаться среди этого ужаса,  - сказала Калипсо.  - Не вынесу, если тебя превратят в стул.
        Алфи не знал, что ответить.

* * *

        Цирковой шатёр ходил ходуном.
        Работники сновали туда-сюда, каждый занятый сотней дел одновременно, а Том Фаган стоял в центре арены и раздавал распоряжения. Одни проверяли свет, зажигая лампы разных цветов, другие устанавливали дополнительные ряды скамеек, третьи застилали арену новым покрытием. Точно такую же суету Алфи видел здесь в тот день, когда подружился с Калипсо, но на этот раз всё было совсем по-другому. Во-первых, рядом не было Новы, а во-вторых, никто из работников цирка не улыбался.
        Дети, задрав головы, наблюдали, как под куполом натягивают непонятную конструкцию из тросов и жердей.
        - Стой! Я знаю, что это!  - вдруг воскликнул мальчик.  - Это же поле для «Змей и лестниц». Только оно не лежит на земле, а висит в воздухе!
        Узкие мостки были перекинуты между деревянными пронумерованными квадратами. Поперёк крепились золотые сверкающие лестницы, чтобы подниматься вверх, и длинные зелёные резиновые змеи, чтобы спускаться вниз. Игровое поле тянулось до самого купола цирка.
        Клеточек было не меньше сотни!
        - Как высоко!  - протянула Калипсо.
        Алфи поёжился. У него было дурное предчувствие.
        - Нам не выиграть. Ты смотри, что она готовит!
        - Алфи, это всего лишь тросы и резиновые змеи.
        - Сейчас да, но что, если Прунелла решит использовать магию?
        Девочка не успела ответить, потому что в этот момент к ним подошёл Том Фаган.
        - Калипсо, Алфи, не крутитесь здесь, пока мы всё крепим. Эта телезвезда просит невозможного!  - Он огляделся.  - А Нова с вами?
        - Мы её надёжно спрятали,  - быстро ответила Калипсо и сменила тему:  - Папа, а что просит эта телезвезда?
        - Чтобы мы заполнили арену водой и убрали страховочные сети.  - Он покачал головой.  - Я уже пытался втолковать ей, что это слишком опасно.
        - Я же говорил,  - зашептал Алфи на ухо подруге.  - Прунелла хочет нас прикончить!
        - Т-ш-ш-ш,  - шикнула Калипсо.
        - Но она предложила столько денег! Их хватит, чтобы окупить поездку в Литтл-Сноддингтон,  - продолжал Том.  - Сама знаешь, на наше шоу мы ни билета не продали.
        - Благодаря усилиям миссис Ментон,  - пробормотала Калипсо.
        - Ну, против этого мероприятия она ничего не имеет,  - сказал Том с горькой усмешкой.  - Даже больше - она просто в восторге, что знаменитость устраивает представление в Литтл-Сноддингтоне.
        Тем временем рабочие натянули чёрный баннер с большими белыми буквами:

        СЕМЕЙНЫЙ ЦИРК МОРРОУ!
        ПЕРВЫЕ, ПОСЛЕДНИЕ ЛУЧШЕ!

        Калипсо скривилась при виде надписи.
        - Она сменила название?
        - Телезвезда выкупила цирк на день,  - пожал плечами Том,  - может делать что пожелает.

* * *

        Утро в Свизербрум-холле проходило сумрачно. Ведьмы так долго устраивали соревнования, играли в карты и пили чай, что всё это им уже приелось. Кроме того, их пугали солдаты из армии Верховной ведьмы. Люди в белой форме и шлемах сновали между гостями поместья, заглядывая в каждый котёл, чтобы удостовериться, что никто не пытается сварить зелье, способное навредить Прунелле. Казалось, больше ничего весёлого или интересного не предвидится.
        Ведьмы уже начали поговаривать о том, что пора разъезжаться по домам, когда вертолёты разом затарахтели лопастями и начали подниматься в небо.
        Когда они были достаточно высоко, их двери распахнулись и вниз полетело изумрудное конфетти.
        Это были билеты на представление!
        Ведьмы расталкивали друг друга локтями. Они ловили зелёные глянцевые бумажки в воздухе, поднимали их с земли или собирали с веток кустов.
        - Молли, жди неприятностей!  - констатировала Эстер Бодкин, наблюдая, как вертолёты летят прочь из поместья.
        Молли О’Мэлли шмыгнула носом. Маленькая капелька, которая часто повисала на его кончике, вздрогнула, но не упала.
        - В той стороне Лондон,  - произнесла она.
        Толстая жаба, сидящая на плече Молли, высунула длинный язык и попробовала воздух, а потом громко квакнула.
        - Брайан говорит, что Зита сбежала.
        Эстер запустила руку в карман чёрного платья, достала оттуда чахлую крысу и поднесла к уху.
        - Стивен говорит, что он может быть прав.
        Молли задумчиво ковырялась в зубах длинным ногтем.
        - Это логично! В Лондоне легко спрятать тюрьму. Огромный город, маленькие стеклянные банки…
        Прямо на шляпу Молли приземлился зелёный билет.
        Эстер взяла его и прочла вслух:

        СЕМЕЙНЫЙ ЦИРК МОРРОУ
        приглашает вас на самую грандиозную в мире
        партию в «Змеи и лестницы»!
        Верховная ведьма против двух таинственных смельчаков!
        Прунелла Морроу - самая весёлая из правительниц!
        - А вот и отменные неприятности,  - сказала Эстер с радостью в голосе.
        - Интересно, что задумала Верховная ведьма?  - шёпотом произнесла Молли.
        - А мне интересно, что задумала Зита Блэкстак?  - ответила её подруга.
        Тем временем ведьмы вокруг принялись деловито распаковывать уже собранные вещи и выпускать фамильяров из переносок.
        Разумеется, все они решили остаться.
        Гертруда тоже получила билет. Сумбур принёс его в библиотеку, где тётя Алфи громко храпела на стуле, окружённая стопками книг.
        Кот мягко запрыгнул хозяйке на колени и замурлыкал ей в ухо.
        Но она не просыпалась.
        Библиотекарь самозабвенно расставлял самые ценные фолианты обратно на полки. Книги злились, шипели и щёлкали обложками.
        Раз в несколько секунд призрак останавливался, чтобы бросить взгляд на колченогий стул в углу. Казалось, он и сам следил за своим охранником.
        - Держи язык за зубами, Морроу,  - с угрозой произнёс библиотекарь,  - или я порублю тебя на дрова! Пусть Прунелла только попробует снять заклятие!
        Стул зашипел и спрятался в тень.
        Призрак озабоченно почесал затылок. «Вот бы здесь была Зита»,  - думал он.
        Но Зита оказалась гораздо ближе, чем он полагал.

* * *

        Как раз в это время Зита пыталась уснуть на обочине дороги по другую сторону холма.
        Она была грязная и измученная, как был бы любой из нас, если бы провёл несколько дней в стеклянной банке, спрятанной в старом сарае. Но теперь она была не одна. Зита собрала отряд! Небольшую армию из ведьм, которых она освободила из заточения. В том сарае были десятки полок, на которых рядками томились отчаявшиеся враги Прунеллы. И это было ещё не всё! Они нашли множество ведьм, спрятанных в самых разных уголках огорода. Ведьм держали в теплице! Банки с ведьмами прятали в бочках с водой!
        Теперь Зита и её собственная армия были на пути в Свизербрум-холл с самыми отчаянными заклинаниями наготове. Им оставалось раздобыть пару-тройку самых злых ингредиентов и котлов, чтобы сварить зелья поопаснее. Может быть, пылесосы порезвее. Они собирались арестовать Прунеллу Морроу за все ужасные вещи, что она совершила, и отправить её в тюрьму.
        Как-нибудь.
        Они пока точно не знали как.
        До сих пор никто не арестовывал Верховных ведьм.

        Глава 23
        Змеи, лестницы и крокодилы

        Солнце ярко светило в безоблачном небе, день обещал быть жарким. Возле цирка собирались люди. Они покупали в киосках сахарную вату, яблоки в карамели и газировку, а вокруг веселились клоуны, притворяясь, что случайно выливают вёдра с водой на окружающих. Оркестр без устали играл весёлые мелодии.
        Зрители постепенно начали выстраиваться в две очереди, у каждой был отдельный вход в шатёр.
        Справа стояли жители Литтл-Сноддингтона с синими билетами. Они весь предыдущий день находили их буквально повсюду: у себя в почтовых ящиках, в дымоходных трубах, под щётками на ветровом стекле автомобилей или просто лежащими на пешеходных дорожках.
        Первой в синей очереди стояла миссис Ментон. Она дала самой себе отгул и на целый день закрыла кондитерскую.
        Все в этой очереди старались как можно меньше пялиться на своих соседей.
        Но это было довольно сложно, потому что в очереди слева стояли настоящие чудики. В руках они держали билеты изумрудного цвета.
        Некоторые из них были одеты в радужные наряды, настолько яркие, что глаза начинали слезиться, а другие, наоборот, с головы до ног были укутаны в чёрное. Также там нашлось и несколько десятков мужчин в твидовых костюмах, державшихся особняком.
        Кроме того, эти странные люди прижимали к себе жаб, крыс и даже змей, а у ног нескольких смирно, как хорошо тренированные собаки, сидели горностаи.
        Но большинство фамильяров всё-таки не попадались на глаза деревенским обывателям - для них предусмотрели свой вход. Они поспешно ползли, летели и прыгали к рядам сидений, находившимся за основными трибунами.
        Представление уже начиналось!

* * *

        Дети ждали в гримёрке. Там висело несколько зеркал, стоял мягкий белый диванчик и несколько ваз с белоснежными розами. У двери дежурили двое солдат Верховной ведьмы.
        Алфи от души желал вернуться к прежней жизни, в которой совершенно не было никаких приключений.
        Лондон теперь казался просто фантазией.
        А ведьмы были реальностью.
        Мальчик посмотрел на сидящую рядом Калипсо. Она, как всегда, была в джинсовых шортах, открывающих ободранные коленки, и с растрёпанным хвостиком. Девочка нервно грызла ногти на руках.
        Калипсо поймала взгляд Алфи и улыбнулась.
        Он улыбнулся в ответ.
        Возможно, остаток жизни он проведёт в облике насекомого. Зато рядом с ним будет настоящий друг.
        И это было самой невероятной магией.
        За стеной раздался шум аплодисментов. В цирк прибыла Прунелла.
        Спустя секунду она впорхнула в гримёрку, как обычно в сопровождении Тонконожки.
        - Готовы сыграть, замарашки?  - с усмешкой спросила Верховная ведьма.
        Сама она на этот раз выглядела просто смехотворно. Больше всего Прунелла напоминала зефир из кондитерской миссис Ментон, состоящий из множества слоёв белоснежной тафты, обшитой сверкающими кристаллами. На ногах у неё были остроносые туфли на невероятно высоких каблуках.
        - Итак, давайте я расскажу вам правила,  - продолжала ведьма.  - Один из вас бросает кости, а другой двигается по полю. Команда, которая первой доберётся до последнего квадрата,  - выигрывает.  - Она улыбнулась.  - Только берегитесь змей!
        Калипсо нахмурилась.
        - А как вы собираетесь карабкаться по полю в таком наряде?
        - О, я никуда карабкаться не стану. Палец порезала.  - Прунелла подняла в воздух совершенно здоровый палец.  - Тонконожка возьмёт это на себя.
        - Так нечестно!  - воскликнула Калипсо.  - Она наполовину паук!
        - Давай узнаем мнение судьи!  - Прунелла повернулась к двери.  - Мадам Фрогмор, вы там ещё долго?
        В гримёрку, шаркая ногами, вошла очень старая ведьма.
        На её шее висел монокль. Она поднесла его к глазам и практически в упор посмотрела на Алфи.
        - Открой рот и скажи: «А-а-а».
        Алфи раскрыл рот.
        - А-а-а.
        - Хорошо,  - кивнула мадам Фрогмор.  - Что любишь есть?
        - Чипсы,  - ответил Алфи.
        - Отлично,  - кивнула старая ведьма.  - Я тоже.
        После этого мадам Фрогмор открыла свой кожаный саквояж и достала инструмент, очень напоминающий стетоскоп. Она поднесла его ко лбу Алфи и прислушалась.
        - У тебя там мысли шевелятся, Блэкстак. Весьма неплохо!
        - Долго будете с ним возиться?  - раздражённо поторопила судью Прунелла.  - Мне пора выигрывать.
        Мадам Фрогмор повернулась к Калипсо.
        - Её можно не осматривать,  - грубо сказала Прунелла.  - Она Морроу.
        - Я вижу,  - загадочно ответила старушка.
        Судья снова покопалась в саквояже и на этот раз достала толстый свиток.
        Прунелла закатила глаза.
        - Итак, вот основные правила и положения соревнования,  - заговорила мадам Фрогмор, разворачивая свиток.  - Обе стороны должны ознакомиться с ними и дать согласие до начала игры.  - Она сурово посмотрела на Прунеллу.  - Потому что некоторые ведьмы любят мухлевать.
        - Ох, давайте уже сюда!  - Прунелла выхватила свиток.  - Где подписать?
        Мадам Фрогмор прочистила горло:
        - Я обязана напомнить вам основные правила.
        Прунелла топнула ногой:
        - Мы весь день на это потратим!
        Но судья пропустила её слова мимо ушей и, не торопясь, зачитала:

        Правило 1: нельзя использовать заклинания, приносящие удачу.
        Правило 2: нельзя использовать заклинания, приносящие противнику неудачу.
        Правило 3: нельзя использовать заклинания, дающие вам преимущество в игре.
        Правило 4: остальные заклинания допускаются.
        Правило 5: в случае травмы одного из участников команды противник предлагает замену, возможна замена игральных костей.
        Правило 6: несогласие отдать приз победившей стороне карается… ОГРОМНЫМ ШТРАФОМ, ВОЗМОЖНО, ДАЖЕ ТЮРЬМОЙ!

        Мадам Фрогмор повернулась к детям:
        - Ваш приз - золотой ключ Прунеллы?
        Верховная ведьма с самодовольной усмешкой крутила ключ на цепочке.
        - Да,  - ответил Алфи.
        Судья повернулась к Прунелле:
        - Ваш приз - снежный шар, в настоящее время принадлежащий Алфи Блэкстаку?
        - Да.
        Когда обе команды подписали свиток, мадам Фрогмор всё так же степенно свернула его и убрала обратно в саквояж.
        - Можно начинать игру!  - торжественно объявила она.

* * *

        Калипсо скинула кроссовки, потуже затянула хвостик и приготовилась выйти на арену. Девочка настояла на том, что по игровому полю будет передвигаться она. Они оба прекрасно понимали, что у циркачки больше шансов справиться с мостками и тросами, чем у её друга, всю жизнь просидевшего за книгами. Алфи, конечно, вздохнул с облегчением, но теперь ужасно волновался за Калипсо.
        Тонконожка тоже собиралась занять своё место на поле. Она просеменила до арены, сняла туфли и плащ. Дети в ужасе наблюдали, как паучиха, в чём теперь не было сомнений, расправляет сначала одну лишнюю пару конечностей, а потом и вторую. Она с удовольствием потянулась и встряхнула каждой из своих босых ног с красными когтями и каждой из длинных рук с зелёными остроконечными ногтями. После этого Тонконожка медленно потянулась к повязке на лбу, чтобы снять и её.
        - Не могу смотреть!  - закричал Алфи и закрыл глаза.
        Спустя мгновение он услышал, как охнула Калипсо.
        Мальчик открыл глаза.
        Повязки не было. Теперь ничто не закрывало несколько рядов чернильно-чёрных глаз на лбу фамильяра. Некоторые из них моргали, другие смотрели неподвижно, но во все без исключения лучились ненавистью. Тонконожка ухмыльнулась, показав ряд острых желтоватых зубов, и упала вперёд, встав на ноги и на руки, как полагается насекомому. Она поползла в сторону арены, лишь на секунду остановившись, чтобы повернуть голову и бросить на детей угрожающий взгляд паучьих глаз.
        - Вам конец,  - прошипела она.

* * *

        Дети вышли на арену под шквал аплодисментов и гром оркестра. Они остановились в центре, не зная, что делать дальше. Алфи скользил взглядом по трибунам, пытаясь найти хоть одно приветливое лицо. И увидел бабулю Фаган. Она поймала взгляд мальчика и ободряюще кивнула в ответ. Алфи стало чуточку спокойнее.
        К ним выползла Тонконожка.
        Оркестр замолчал.
        Из зала послышалось несколько испуганных криков. Маленькая девочка, сидевшая с родителями в первом ряду, расплакалась.
        На арену лёгкой походкой вышла Прунелла. Она сменила наряд. Теперь на ней были сверкающие серебристые леггинсы, белый фрак и цилиндр.
        Так обычно одеваются распорядители цирковых представлений!
        - Дамы и господа, мальчики и девочки,  - радостно крикнула она,  - приветствую вас в семейном цирке Морроу!
        Девочка в первом ряду заплакала ещё громче.
        Прунелла резко повернулась:
        - Можно её унять?
        - Мою внучку напугало это чудовище!
        Бабушка девочки указала на Тонконожку. Та оскалилась и пренебрежительно фыркнула.
        Остальные жители деревни испуганно замерли. Некоторые тихо бормотали себе под нос что-то о том, что детей в цирке пугать не должны.
        - Успокойтесь вы все!  - грубо потребовала Прунелла.  - Хватит портить шоу!
        Один из зрителей не выдержал, встал со своего места и крикнул:
        - Знаменитость вы или нет, но у вас нет никакого права нам грубить!
        - Точно! Верно! Даже если вы с телевидения!  - послышалось из зала.
        - Да замолкните уже, тупицы!  - закричала Прунелла.
        После этого ещё несколько зрителей встали, намереваясь уйти.
        - СИДЕТЬ!  - крикнула Прунелла, до смерти перепугав девочку из первого ряда, которая теперь плакала ещё громче.  - МОЛЧАТЬ!
        Верховная ведьма достала серебристую бутылочку из кармана смокинга, сдула целую пригоршню зелёного порошка в сторону трибун со зрителями и тихо произнесла несколько слов.
        Зрители ахнули.
        Последовал тихий хлопок, и плачущая девочка превратилась в маленький кустик роз.
        Её мать закричала - БАМ!  - и тоже стала кустом!
        Один за другим жители деревни превращались в горшочные растения, не успев даже понять, что с ними происходит.
        Ведьмы вели себя гораздо тише. Они сидели молча и смотрели прямо перед собой.
        Алфи от ужаса буквально прирос к своему месту. Пока не встретился глазами с бабулей Фаган.
        Старая циркачка сидела посреди шелестящего зелёного леса. На трибуне, где сидели жители Литтл-Сноддингтона, лишь она не превратилась в растение, хотя эта участь не миновала даже музыкантов из оркестра.
        Алфи только задумался, почему бабушка Калипсо не поддалась заклинанию, как его под руку взял солдат из армии Прунеллы. К сожалению, он не успел заметить, как без единого листочка на теле из шатра выбегает миссис Ментон.
        Солдат грубо потащил мальчика к его месту на арене, отмеченному большим крестом. Алфи поднял голову. Прямо над ним до самого купола тянулась целая паутина из подвесов, верёвок и деревянных мостков, из которых состояло игровое поле.
        - Продолжаем представление!  - крикнула Прунелла.  - Нас ждёт самая опасная и захватывающая партия в «Змеи и лестницы».
        Ведьмы принялись аплодировать, пытаясь не обращать внимание на ряды горшечных растений, заполнявших трибуну напротив.
        - Помните, что змеи скользкие, а лестницы шаткие!  - радостно продолжала Прунелла.  - И, кстати, здесь нет страховочной сетки, потому что я приказала её убрать!  - Она радостно рассмеялась и указала наверх.  - Наши участники поднимутся к самому куполу, а падать оттуда очень-очень далеко! ШЛЁП!
        Ведьмы разом вздрогнули.
        Ряды растений в горшках, казалось, испуганно качнули веточками.
        Тем временем Тонконожка сквозь зубы выпустила паутину и начала карабкаться на игровое поле.
        Алфи посмотрел на Калипсо. Девочка смогла выдавить нервную улыбку.
        - Ну что, готовы вывести «Змеи и лестницы» на максимум опасности?  - провозгласила Прунелла.
        Ведьмы ошеломлённо молчали. Они понятия не имели, что отвечать.
        - Ради всего святого! Ответ «да»!  - зарычала Прунелла.
        - Да!  - хором отозвались ведьмы.
        - И я тоже!  - довольным тоном продолжала Прунелла.  - Именно поэтому я решила кое-что добавить…  - Она щёлкнула кнутом и пол на арене исчез.  - Крокодилов!
        Алфи удивлённо огляделся. Калипсо, Прунелла и он сам стояли на трёх белых платформах, возвышающихся над ареной, заполненной мутной болотной водой. В ней кишели огромные зелёные хищники.
        - И знаете что? Мои крокодилы очень голодные!  - объявила Прунелла.  - Верно, мальчики?
        Как по сигналу все они всплыли на поверхность и щёлкнули челюстями.
        Из зрительного зала раздался сдавленный крик.
        - А теперь я представлю участников!  - как ни в чём не бывало продолжала Верховная ведьма.  - За команду Морроу выступает Тонконожка, самый лучший фамильяр на свете!
        Несколько ведьм забылись и презрительно свистнули.
        Прунелла бросила на них яростный взгляд.
        - Тонконожка в хорошей команде!
        Ведьмы без энтузиазма зааплодировали.
        - Против неё будет играть Калипсо! У неё вши, и ей нельзя верить!
        Ведьмы неодобрительно зашумели.
        Прунелла довольно кивнула.
        - Мадам Айседора Фрогмор будет следить за соблюдением правил. Мы же хотим, чтобы всё было…  - Прунелла гадко ухмыльнулась.  - Честно.
        Старая судья проковыляла на кресло, стоящее сбоку от арены. Устроившись, она достала монокль и сощурилась, чтобы рассмотреть игроков.
        Алфи слышал, как за его спиной шепчутся ведьмы.
        - Сомневаюсь, что хоть что-нибудь будет честно.
        - Тонконожка слопает этих детишек!
        - Затащит в свою паутину!
        - Откусит им головы!
        - И высосет мозги!
        Мальчик попытался сосредоточиться. Он повторял про себя слова бабули Фаган: «Голова, сердце и немного удачи».
        Если им повезёт, то скоро здесь будет Зита.
        - А рядом с мадам Фрогмор займёт место наша почётная гостья - Гертруда Блэкстак!
        Алфи в ужасе наблюдал, как солдаты Прунеллы выводят на арену его тётю. Они толчком усадили её в кресло и бросили на колени барахтающийся мешок. Гертруда тут же начала его развязывать, чтобы выпустить Сумбура.
        - Это последний день Гертруды Блэкстак в Свизербрум-холле,  - торжественно произнесла Прунелла.  - Она решила отправиться в долгое путешествие. Возможно, это будет кругосветный круиз.
        Мальчик посмотрел на тётю. Она нахмурилась и отрицательно мотнула головой.
        - А вот я решила остаться,  - всё говорила Прунелла с ликованием в голосе.  - Присмотрю за домом, пока сестрички в отъезде!
        Ведьмы за спиной Алфи снова начали шептаться.
        - Присмотрит она! Верховная ведьма забирает себе их особняк!
        - Ей нужно то, что в библиотеке.
        - А что в библиотеке?
        - Эстер Бодкин, ты самая недалёкая ведьма в мире! Бабуля Морроу! Стул хранится у них!
        - А ты, Молли О’Мэлли, самая обычная всезнайка. И зачем Прунелле старый стул?
        - Она нашла способ, как расколдовать старуху!
        - Отменить вечное заклятие? Это невозможно!
        - Оказывается, возможно, если ты Верховная ведьма.
        - Скисни моё зелье! Старуха Морроу была по-настоящему злой ведьмой. Если она будет на стороне Прунеллы, это сделает её непобедимой.
        Другие голоса присоединились:
        - Блэкстакам конец!
        - Как Верховная ведьма поступит с Гертрудой?
        - Бросит к Зите в тюрьму!
        - А как же их племянник?
        - На корм пауку!
        - Превратит в гальку?
        - В палку!
        - В уховёртку! Ей сейчас это заклинание больше всего нравится.
        «Голова, сердце и немного удачи»,  - всё повторял про себя Алфи.
        Прунелла щёлкнула пальцами. На её ладони появились игральные кости.
        - Я бросаю первой! В конце концов, это мой цирк.
        Перед Верховной ведьмой возник небольшой столик. Она бросила кубики.
        - Пять!  - воскликнула Прунелла.  - А это значит… О да! Прямо к началу первой лестницы!
        Тонконожка переползла на клеточку с номером 5 и тут же поднялась по сверкающей золотой лестнице на клетку 147. Там она повисла на паутине и показывала зрителям грубые жесты.
        Прунелла рассмеялась.
        - Твоя очередь, Блэкстак,  - сказала она и бросила кости прямо в Алфи.
        К собственному удивлению, он их поймал.
        Теперь стол возник на его платформе. Мальчик глубоко вздохнул и выбросил 3. Алфи поднял глаза, надеясь, что Калипсо тоже попадёт на лестницу. Но его ожидания не оправдались - это была самая обыкновенная клетка.
        - Не медли,  - сказала Прунелла,  - забирайся скорей.
        Между платформой, на которой стояла Калипсо, и игровым полем зиял провал - огромное пространство, заполненное водой и крокодилами.
        - Но как мне перебраться?  - спросила девочка.
        Прунелла рассмеялась.
        - Ты же цирковая мартышка! Должна справиться. Пусть играет оркестр, пока мы ждём, как эта ловкачка выкрутится.
        Наступила тишина.
        - МУЗЫКУ СКОРЕЕ!  - крикнула Прунелла.
        Несколько ведьм встали и заняли места цирковых музыкантов, превратившихся в растения. Они взяли инструменты и начали наигрывать тревожную мелодию.
        Калипсо повернулась к Алфи.
        - Что мне делать?  - с ужасом прошептала она.
        Переплыть болото было невозможно - там щёлкали зубами и били хвостами десятки крокодилов.
        Вот бы Калипсо могла пройти по воде!
        А потом мальчик кое-что заметил: движения хищников повторялись в такт музыке, которую играли ведьмы.
        Они всплывали на поверхность, скалились, потом переворачивались и иногда взмахивали хвостами. У них был танец, как у синхронных пловцов!
        - Калипсо!  - крикнул он.  - Крокодилы повторяют одни и те же движения. Нужно высчитать нужный момент!
        Девочка присмотрелась. Спустя мгновение она улыбнулась. Калипсо дождалась, когда крокодилы встанут в линию перед тем, как начать крутиться и нырять, глубоко вдохнула… и побежала!
        Крокодилы удивились не меньше наблюдающих за представлением зрителей. Несколько зубастых тварей едва не цапнули Калипсо за лодыжку, пока та прыгала по их спинам, но ей удалось увернуться.
        Ведьмы принялись хлопать и стучать ногами, когда девочка благополучно добралась до игрового поля и ловко забралась на квадрат с номером 3.
        Верховная ведьма резко повернулась к зрителям.
        - Лучше поддерживайте правильную команду, а то я вас тоже в растения превращу!
        Ведьмы перестали хлопать.
        - Так-то лучше,  - рявкнула Прунелла.  - А теперь, когда мы во всём разобрались, давайте наберём темп.  - Она жестом поманила игральные кости. Кубики послушно перелетели прямо к ней в руку.  - Мой ход!
        Алфи едва поспевал.
        Кости летали с платформы на платформу, Тонконожка и Калипсо забирались всё выше, а ведьмы сидели на краешках скамеек, поглощённые происходящим на арене. Прунелла заливисто смеялась, когда девочка ошибалась, теряя равновесие, и кривилась, когда та всё-таки находила способ не упасть в раскрытые пасти крокодилов.
        Все слишком увлеклись игрой, чтобы заметить, как к шатру стягиваются солдаты Верховной ведьмы, блокируя выходы.
        Тем не менее бабуля Фаган обратила на это внимание.
        Она тихо встала, спустилась по проходу между трибунами и выскользнула из шатра через вход для фамильяров. Её хрустальный шар мог предсказать не только скорое известие.

* * *

        Калипсо уже практически плакала. Она натёрла тросами ладони до крови, мелкие царапины покрывали руки и ноги. Тонконожка ползла всё дальше с невероятной лёгкостью, а до финиша оставались ещё сотни клеток.
        Но хуже всего были змеи.
        Они были сделаны из скользкой резины. Каждый раз, когда Калипсо скатывалась по ним - а на долю девочки приходились все змеи на пути,  - она на несколько секунд теряла сцепление, рискуя упасть вниз. Алфи было невыносимо наблюдать за её мучениями!
        Тонконожка опережала соперницу на множество клеток. Паучихе удивительно везло на лестницы, а вот змеи ей совсем не выпадали.
        Алфи глубоко вдохнул - опять его ход. Мальчик молился, чтобы им снова не пришлось откатываться назад, а Калипсо рисковать жизнью, катясь вниз безо всякой защиты. Он подозревал, что Прунелла заколдовала кости. В этой игре не было никакой справедливости! Мадам Фрогмор сложно было назвать хорошей судьёй: она давно спала с широко раскрытым ртом.
        Алфи выкинул двойку. Ура! Лестница! Но когда мальчик снова взглянул на кости, там была уже пятёрка.
        - Пять!  - возликовала Прунелла.  - О, смотрите, какая большая змея!
        - Вы перевернули кубик!  - закричал Алфи.  - Я выкинул два!
        - Глупости,  - рассмеялась Верховная ведьма.  - У вас просто полоса неудачи!
        Алфи бросил на Прунеллу полный ярости взгляд. В кармане у него была баночка с «Минимизатором врагов», но Верховная ведьма стояла слишком далеко. Но мальчик с радостью бы уменьшил Прунеллу и раздавил, как жука! Её и Тонконожку заодно!
        Они проигрывали. Калипсо выбилась из сил: девочка всё чаще поскальзывалась и теряла равновесие.
        О чём они думали? С чего дети, знавшие о магии всего несколько дней, решились бросить вызов самой могущественной ведьме из всех?

        Глава 24
        Алфи на арене

        Атмосфера в цирковом шатре переменилась. Ведьмы на трибунах тихо переговаривались, подталкивая друг друга локтями. Пошёл слух, что Зита сбежала из тюрьмы, собрала армию и уже летела навстречу Прунелле Морроу.
        Ведьмы достаточно следили за представлением, устроенным их правительницей, чтобы понять, какова она на самом деле. Зачем ей понадобилось так издеваться над ни в чём не повинными детишками? Они с ужасом наблюдали, как Тонконожка переползает с клетки на клетку, скаля клыки. Им было стыдно перед жителями деревни, которых без какой-либо причины посадили в цветочные горшки. А когда они всё-таки заметили солдат Прунеллы, которые встали в проходах с непроницаемыми лицами, стало ещё и страшно.
        С них хватит!
        Все ведьмы в шатре, молодые и древние, добрые и злобные, были готовы биться на стороне Зиты.
        Если она когда-нибудь прилетит…

* * *

        Алфи смотрел на кубик в своей руке.
        Хуже было не придумать.
        Теперь Калипсо придёт прямиком к пасти самой большой змеи на поле. По ней девочка спустится к стартовой клетке! Им ни за что не выиграть! Зрители тоже это понимали. Ведьмы на трибунах удручённо молчали.
        Тонконожка зависла прямо над клеточкой, в которой пыталась отдышаться измученная Калипсо. Она не спускала глаз с девочки. Изо рта текла слюна.
        - Сейчас нападёт!  - вдруг закричала одна ведьма, заметив опасность.
        - Уходи оттуда!  - в ужасе воскликнула другая.
        Но Алфи их не услышал. Он горестно размышлял о проигрыше, ничего не замечая вокруг.
        Тонконожка обнажила клыки и кинулась к своей добыче.
        - Калипсо, осторожно!  - послышалось с трибун.  - Посмотри вверх!
        Всё произошло очень быстро.
        Тонконожка спускалась вниз на паутине.
        Калипсо заметила её и достала банку со сверкающей синей пудрой и высыпала её на ладонь.
        Зрители затаили дыхание.
        Но девочка не успела произнести заклинание - Тонконожка уже впилась зубами в запястье девочки.
        Калипсо закричала, покачнулась и упала. Она летела прямо в воду, кишащую крокодилами!
        Сердце Алфи замерло.
        Зрители вскочили на ноги.
        - Так нельзя!  - возмутились ведьмы.  - Она укусила девочку!
        - Молчать!  - закричала в ответ Прунелла.  - Всем сесть!
        Но куда делась Калипсо? Разве крокодилы могли съесть её так быстро?
        Ведьмы вглядывались в мутную воду. Хищники выпрыгивали из своего болота и щёлкали челюстями.
        И тут Алфи заметил свою подругу - девочка зацепилась лодыжкой за один из тросов и теперь висела вниз головой примерно на середине игрового поля.
        Алфи и Калипсо вместе стояли на платформе. Девочка опиралась на плечо друга. Нога, которой она зацепилась за трос, опухла и болела так, что встать на неё было невозможно.
        - Нужно найти замену Калипсо,  - провозгласила мадам Фрогмор.
        - Я справлюсь!  - настаивала девочка.
        - Согласно правилам,  - продолжала судья,  - Прунелла должна найти замену выбывшему игроку.
        - Но это нечестно! Тонконожка меня укусила!  - Калипсо показала руку, на которой остался красный отпечаток зубов.
        - Он!  - Прунелла указала на Алфи.  - Хитрый мальчишка, но вряд ли достаточно ловкий, чтобы справиться с крокодилами.
        - Ты сможешь,  - убеждала друга Калипсо.  - Алфи, ты один из самых храбрых людей, что я встречала.
        Но мальчик совсем не чувствовал себя храбрым.
        - Ты же не побоялся говорить с призраком в заброшенной библиотеке!
        Алфи рассмеялся и вытянул дрожащую руку.
        - Я словно желе!
        Калипсо хохотнула.
        - Ладно, в следующем приключении обойдёмся без высоких подъёмов.
        - В следующем приключении? Думаешь, у нас оно будет?
        - Не сомневаюсь!  - уверенно сказала девочка.

* * *

        Алфи стоял на платформе, с которой начинала игру Калипсо. Как и девочке, ему предстояло преодолеть участок воды с крокодилами, чтобы оказаться на стартовой клетке. Мальчик посмотрел на подругу. Она напряжённо ждала с кубиком наготове. Калипсо поймала его взгляд и улыбнулась, пытаясь скрыть волнение.
        Алфи поднял глаза на зрителей. Он не смог найти бабулю Фаган, но вдруг заметил, что все ведьмы на трибунах смотрят на него с сочувствием. Они прекрасно знали, что у мальчика нет ни одного шанса справиться с таким сложным заданием. Как и крокодилы.
        Но тут мальчик кое-что понял.
        Возможно, он не самый быстрый и сильный, но от него очень многое зависит. Более того, его лучшая подруга искренне верила, что он справится. А значит, что он просто обязан был хотя бы попробовать.
        - Нужна музыка,  - сказал Алфи.
        - Ой, хватит уже тянуть,  - простонала Прунелла.
        Алфи повернулся к мадам Фрогмор.
        - И новый кубик. Это же разрешено, если меняется игрок? Так было написано в правилах.
        Судья кивнула.
        - Совершенно верно, мистер Блэкстак. Вот кто читает даже мелкий шрифт!
        - Алфи читает всё,  - со смехом сказала Калипсо.
        - Нет!  - закричала Прунелла.  - Этого не будет!
        - Вы тоже согласились с правилами, Прунелла,  - заметила мадам Фрогмор.  - Все решат, что вы наложили на кости заклинание.
        Смешок пробежал по трибунам.
        Прунелла покраснела.
        - Музыку и новые кости, пожалуйста,  - с улыбкой сказала мадам Фрогмор.  - Готов, Алфи?
        Алфи внимательно наблюдал за крокодилами, привыкая к ритму музыки.
        И вдруг понял, что к ней примешиваются и другие звуки.
        С улицы доносились сдавленные крики и какой-то шум. Алфи уже слышал похожий в то утро, когда в поместье на пылесосах прилетели ведьмы.
        На арену выбежал солдат в белой форме и что-то шепнул Прунелле. Она побледнела.
        Верховная ведьма резко повернулась к мальчику.
        - Если собираешься играть, то начинай!  - потребовала она.  - У меня есть и другие дела!
        Алфи посмотрел на игровое поле. Тонконожка была уже почти у финальной клетки, а он даже до игрового поля пока не добрался. Да и какой смысл рисковать жизнью, если им всё равно не выиграть?
        Но… между нынешней клеткой с паучихой и финишем была последняя, но зато просто огромная змея. Учитывая смену кубиков, ещё не всё было потеряно. Если, разумеется, Алфи сможет пройти крокодилов…
        Крики снаружи становились всё громче, как и шум пылесосов. Теперь из-за брезентовых стен шатра слышались ещё и взрывы!
        Музыка всё играла.
        Крокодилы танцевали в такт. Нужно было как следует всё рассчитать.
        Поглощённый наблюдением за крокодилами, Алфи не обратил внимания на то, что ведьмы на трибунах тайком роются в шляпах и сумках, доставая флаконы с изумрудным порошком. И уж тем более он не видел, как то же самое делают солдаты Прунеллы.
        Мальчик сделал глубокий вдох… и прыгнул.
        Алфи недоумевал, как Калипсо удалось так легко прыгать по спинам крокодилов. Ему это давалось c гораздо большим трудом. На последнем хищнике он всё-таки поскользнулся и чуть не упал в воду, но успел схватиться за канат, прицепленный к первому квадрату игрового поля. Он вцепился в него, как в спасительную соломинку.
        Это было самое ужасное и самое восхитительное, что он делал в жизни.
        Зрители вскочили на ноги, аплодируя и крича.
        Прунелла нахмурилась и бросила кости.
        Три очка - змея, шесть очков - финиш.
        Выпало шесть!
        Тонконожка поползла вперёд.
        Верховная ведьма захлопала в ладоши.
        Крокодилы исчезли. В воздух взметнулось облако блестящих конфетти. Алфи стал осторожно спускаться, проверяя каждый канат, и скоро присоединился к Калипсо.
        - Я победила!  - горланила Прунелла.  - Я выиграла!
        Всё было потеряно.
        И в этот момент в цирковой шатёр с боевым кличем ворвалась Зита, а вместе с ней и целое ведьмовское войско.
        Алфи глазам своим не верил.
        Зита теперь была совсем другой.
        Высокая, с королевской осанкой, в чёрном кожаном костюме, напоминающем доспехи, с развевающимся плащом и ремнём с целой обоймой серебряных флакончиков. Её волосы цвета вороного крыла были туго стянуты на затылке. В одной руке она держала щит с изображением ворона, а в другой трубу блестящего чёрного пылесоса. Его щётка моталась из стороны в сторону, как голова взбешённой змеи. Над головой Зиты хлопал крыльями Магнус, красные глаза летучей мыши горели яростью.
        Она вихрем пронеслась через зрительный зал прямо к арене.
        Алфи должен был признать: его тётя выглядела очень круто!
        - Прунелла Морроу, ты арестована,  - произнесла Зита спокойным голосом.  - Ты худшая Верховная ведьма, что видел мир.
        Гертруда радостно вскочила на ноги.
        Зрители свистели и кричали.
        - Что за ерунда?  - возмущённо крикнула Прунелла, доставая из кармана серебряную бутылочку.
        Зита бросилась вперёд.
        Несколько солдат кинулись ей наперерез.
        Воздух над ними заполнил зелёный сверкающий порошок.
        Прунелла схватила Алфи за капюшон.
        - Подойдёшь ближе и превращу парня в уховёртку!
        Зита секунду помедлила, а потом дала остальным ведьмам знак отойти.
        - Не смей угрожать моему племяннику!  - прорычала она.
        У Алфи перехватило дыхание. Хоть его и держала в заложниках самая злая ведьма на свете, мальчик ощутил невероятную радость.
        Тётя Зита за него заступилась! Она дорожила племянником и не хотела, чтобы его превратили в насекомое!
        - Отдавай снежный шар,  - приказала Прунелла, тряхнув Алфи за шиворот.
        Мадам Фрогмор проснулась и вскочила на ноги.
        - Я вынуждена напомнить, Алфи, что ты согласился отдать снежный шар в случае проигрыша.
        - Скорей!  - нетерпеливо потребовала Верховная ведьма.  - Хочу свой приз! Где он?
        - Он в Свизербрум-холле,  - признался Алфи.  - В библиотеке.
        - В библиотеке?  - ахнула Прунелла.  - Мне как раз туда нужно!
        В эту минуту Тонконожка опустилась на арену верхом на белом пылесосе, приземлившись рядом с хозяйкой.
        - Если считаешь меня плохой, то погоди, пока не познакомишься с моей бабулей!  - выкрикнула Верховная ведьма, запрыгивая на пылесос.
        Прунелла и её фамильяр взмыли в воздух и спикировали прямо к одному из выходов.
        Ведьмы озадаченно смотрели на Зиту.
        - Скорей за ними!  - закричала она.
        Её войско разом хлынуло на улицу, скандируя:
        - ДОЛОЙ ВЕРХОВНУЮ ВЕДЬМУ! ХВАТИТ С НАС ПРУНЕЛЛЫ!
        С улицы донёсся оглушительный вой.
        Все замерли.
        Бабуля Фаган ворвалась в цирк на своём мотоцикле, резко затормозив на арене. Она поддала газу, и мотор взревел. Это был самый громкий звук, что когда-либо слышал Алфи. Мальчик заметил, что на поясе бабушки Калипсо тоже были закреплены серебряные бутылочки. Её собственный запас магического порошка!
        - Алфи, Калипсо,  - крикнула она, приподняв щиток на шлеме,  - запрыгивайте!

        Глава 25
        Попасть в библиотеку

        Мотоцикл бабули Фаган пронёсся по улицам Литтл-Сноддингтона и с визгом остановился у аптеки Блэкстаков. В деревне было совершенно пусто - все жители так и остались растениями, стоящими на трибуне в цирковом шатре.
        Алфи и Калипсо спрыгнули на землю. Колени Алфи всё ещё дрожали от этой совершенно ужасающей и одновременно просто потрясающей поездки!
        Вдалеке звучали взрывы, небо то и дело озарялось зелёными вспышками. Всё это напоминало огромный фестиваль фейерверков.
        - Мои тёти смогут выбраться из цирка?  - спросил Алфи бабулю Фаган.
        - Не беспокойся, уверена, они уже скоро будут здесь. А пока мы найдём в аптеке всё необходимое.
        - Бабушка, они точно справятся с солдатами?  - волновалась Калипсо.  - Может, нужно вернуться и помочь?
        - Мы и так помогаем.
        Вдруг со стороны деревни донёсся новый звук - лязг и резкий протяжный свист.
        Даже бабуля Фаган испуганно вздрогнула.
        Повернувшись, они увидели, что по улице едут два белых танка, каждый с изображением лебедя на боку. Один из них заехал на пешеходную дорожку и раздавил почтовый ящик. Другой катился прямо по припаркованным автомобилям, сминая их, как бумажные пакеты.
        Тут в небе появились две размытые фигуры. Они летели во главе целой стаи ведьм.
        Зита и Гертруда!
        Через пару секунд Алфи уже видел, как Зита прижимается к своему спортивному пылесосу, несясь с головокружительной скоростью. Магнус, летевший рядом, напоминал чёрный дротик. Гертруда, еле поспевающая за сестрой, скакала в очках для плавания верхом на стареньком чихающем пылесосе. Сумбур сидел у неё за спиной в корзинке для продуктов.
        Один из танков остановился и направил дуло в небо.
        Он хотел сбить их!
        Но Зита заметила его, спикировала вниз и осыпала неприятеля огромным облаком сверкающего магического порошка. Алфи увидел, как из танка выбираются возмущённые солдаты Прунеллы и грозят кулаками улетающим ведьмам. Присмотревшись, он понял, что грозная машина стала картонной и начала разваливаться, как смятая коробка.
        - Вот так! Поделом!  - радостно закричала бабуля Фаган.  - Танки в Литтл-Сноддингтоне! Кто бы мог подумать?

* * *

        Калипсо сильно хромала. Ей пришлось опираться на руку Алфи, чтобы на одной ноге запрыгать в аптеку Блэкстаков. Мальчик принёс стул и помог ей сесть.
        Гертруда, которая вместе с сестрой тоже прилетела в аптеку, тут же занялась пострадавшей девочкой. Она произнесла заклинание и обернула её ногу бинтом, вымоченном в чём-то зелёном и склизком. Через несколько минут Калипсо уже могла вполне сносно ходить и не чувствовала боли.
        Зита не стала тратить время на заботу о детях и вихрем пронеслась прямо в свою рабочую комнату, захлопнув за собой дверь. Она едва обратила внимание на беспорядок, который устроила Тонконожка.
        Через некоторое время в аптеку начали прибывать ведьмы в грязной и рваной одежде - их основательно потрепало в бою. Некоторые держали в руках ветки или камни, а одна даже венчики для взбивания яиц. Эти ведьмы безутешно рыдали, так как эти бездушные предметы совсем недавно были их лучшими друзьями или родственниками.
        Вскоре в аптеке яблоку негде было упасть. Ведьмы стояли и сидели повсюду, и все говорили разом.
        Внезапно распахнулась дверь в рабочую комнату Зиты. Она указала на Алфи и Калипсо.
        - Вы двое, быстро сюда.
        Зита показала детям листок с объявлением, которое Алфи нашёл прибитым к двери.
        - Мне кажется, это написала Тонконожка,  - сказал мальчик.  - Уж очень похоже на почерк паука.
        Его тётя кивнула.
        - По приказу Прунеллы, разумеется.
        - Мне жаль, что они разгромили аптеку.
        - Нужно разобраться с Прунеллой,  - ответила Зита ледяным голосом.  - Об остальном будем беспокоиться потом. У нас ещё есть шанс попасть в библиотеку раньше неё. Надеюсь, она пока не взломала код.
        - Какой код?  - удивился Алфи.
        - Дверь в библиотеку защищена секретным кодом, который невозможно взломать даже с помощью магии. Если туда попытается проникнуть чужак, то дверь закроется.  - Она помолчала.  - Это сделано, чтобы все опасные предметы остались внутри.
        - Например, старуха Морроу?
        Зита кивнула.
        - Всё верно.
        - Но дверь в библиотеку не захлопнулась, когда туда приходил я,  - озадаченно произнёс Алфи.
        - Потому что ты не чужак,  - сказала Зита.  - Библиотека с самого начала знала, что ты принадлежишь Свизербрум-холлу.
        Алфи улыбнулся. И впервые за всё это время его тётя улыбнулась в ответ.
        - А как же снежный шар?  - напомнила Калипсо.
        - Он же тоже в библиотеке,  - ахнул мальчик.  - Нужно помешать Прунелле добраться до него.
        - Снежный шар?  - удивилась Зита.  - Что за снежный шар?
        - Мне его мистер Фингерхат дал,  - признался Алфи.
        - Опиши.
        - Круглый, стеклянный, внутри сидит имп,  - поспешно объяснила Калипсо.
        Зита выглядела так, будто выиграла в лотерею.
        - Расскажите про импа!
        Алфи как можно более подробно описал человечка, заключённого в снежном шаре. Лицо Зиты вытянулось от удивления.
        - Я полагаю, что это Вормфралл, король импов!
        - Это хорошо?  - спросил Алфи.
        - Король Вормфралл исчез, когда миссис Ментон срубила его дерево,  - объяснила Зита.  - Конечно, Прунелла была в этом замешена - она всегда ненавидела наш лес.
        Калипсо ахнула.
        - Алфи, помнишь фотографию, которую нам показал имп на кухне кондитерской.
        - Ну да.
        - Женщина в белом платье, которая стояла рядом с миссис Ментон…
        - Это была Прунелла!  - догадался мальчик.
        - Прунелла всегда совала нос в дела нашей деревни,  - сердито сказала Зита.  - Они с миссис Ментон - два сапога пара!
        - Верховная ведьма хотела, чтобы мы отдали снежный шар ей,  - озадаченно произнёс Алфи.
        - Разумеется,  - ответила Зита.  - Если она посадила туда Вормфралла, то ей совсем не хочется лицом к лицу встретиться со своим заключённым.
        - Как хорошо, что мы его спрятали!  - воскликнула Калипсо.
        Зита на секунду задумалась.
        - Мы можем освободить Вормфралла…
        - И Нову тоже!  - вставила Калипсо.
        Тётя Алфи нахмурилась.
        - Нову? Я не понимаю…
        - Свистать всех наверх!  - крикнула Гертруда, ворвавшись в комнату.  - Хватайте, что есть под рукой, и живо за мной. Прунелла пробилась в Свизербрум-холл! Мы должны защитить библиотеку!

        Глава 26
        Битва за Свизербрум-холл

        Поместье было в печальном состоянии. Входную дверь вырвали с корнем, от каминной трубы почти ничего не осталось, окна были выбиты, а на лужайке красовалась яма размером с лунный кратер.
        Бабуля Фаган с Алфи и Калипсо позади на мотоцикле подлетела к парадной лестнице. Прунеллы и Тонконожки возле дома не было, но самолёт Верховной ведьмы стоял на своём месте. Его забросали яйцами, а на боку краской написали: «Пошла прочь!»
        Солдаты Прунеллы тоже куда-то делись. На веранде виднелся танк размером с коробку, окружённый россыпью мелкой гальки, а боевые вертолёты, стоящие перед особняком, казались сделанными из чего-то мягкого, белого и воздушного. Они как будто растекались по лужайке.
        Алфи и Калипсо слезли с мотоцикла и отдали шлемы бабуле Фаган. Девочка уже совсем не хромала - чудодейственное средство Гертруды отлично помогло.
        Зита опустилась на лужайку верхом на своём реактивном пылесосе. Гертруда и чёрная стая ведьм летели следом.
        Всё больше ведьм собиралось на лужайке перед поместьем. Они не только прилетали на пылесосах, но и приезжали на велосипедах и в автобусах, одолженных в начальной школе Литтл-Сноддингтона. Щепотка магического порошка помогла придать автобусам любимый всеми изумрудный цвет, а внутри появились светящиеся лампочки, полупрозрачные занавески и бар с напитками. Что бы ни происходило вокруг, ведьмы любили путешествовать с шиком. Их фамильяры прижимались носами к стеклу, а птицы и летучие мыши летели вслед за автобусами.
        Наконец все собрались. Алфи и Калипсо стояли в толпе разгневанных ведьм.
        Зита подняла руку, и все замолкли. Ну, почти все. Мальчик слышал тихий шёпот где-то позади.
        - Должно быть, Прунелла в доме,  - говорила одна.
        - Но там так тихо!  - с сомнение отвечала вторая.
        - Куда делись солдаты?
        - Это похоже на ловушку!
        Алфи обернулся. Ведьма с серебристыми кудрявыми волосами и потрёпанной крысой на плече изучала вертолёт. Она принюхалась и украдкой лизнула его. Крыса спрыгнула и на лету отхватила кусочек от кабины пилота.
        - Это зефир!  - воскликнула ведьма.  - Эй, Молли, попробуй!
        Её собеседница повернулась, и Алфи узнал её: это была та самая ведьма, что несколько дней назад предложила ему обнять свою жабу.
        - Эстер, прикрой варежку! Зита хочет что-то сказать.
        Тётя Алфи забралась на садовый столик, чтобы её было лучше слышно.
        - Пусть те, у кого летающие фамильяры, подойдут к бабуле Фаган. Ваш отряд будет патрулировать сад.
        Несколько ведьм отделились от толпы и двинулись к бабушке Калипсо.
        - Те, у кого фамильяры с острыми зубами, присоединяйтесь к Гертруде. Вы войдёте в дом с главного входа и поднимитесь по парадной лестнице.
        Молли О’Мэлли встала рядом с тётей Алфи.
        Она достала из шляпы свою жабу и шепнула ей:
        - Брайан, чтобы ни звука. Знаю, у тебя зубов нет, но с Гертрудой у нас меньше всего шансов закончить этот день палкой.
        Вскоре их окружила целая свора собак, лис, хорьков и мышей.
        - Те, чьи фамильяры пронырливые и тихие,  - продолжала Зита,  - становитесь рядом со мной. Мы зайдём с чёрного хода и пойдём прямо в библиотеку.
        Одна из ведьм подняла руку.
        - Прошу прощения, Зита, но мой фамильяр - змея, а значит, он одновременно пронырлив и с острыми зубами.
        Другая ведьма тоже подняла руку.
        - Мой фамильяр не умеет летать, совсем без зубов, да ещё и пукает очень громко, то есть скрытность не про него. Какой отряд нам подойдёт?
        - Просто присоединитесь к той группе, которую считаете подходящей.  - Зита огляделась.  - Ну что, все готовы?
        Ведьмы грозно подняли в воздух своё оружие. В большинстве своём это были серебряные бутылочки, которыми они под завязку набили свои карманы, но также одна из ведьм размахивала садовыми граблями, у некоторых были теннисные ракетки, а у парочки даже медные чайники. Все ведьмы, независимо от того, носили ли они радужные наряды, чёрные платья или твидовые костюмы, выглядели одинаково зловеще.
        - Если кого-то из ваших знакомых обратят в вещи, обязательно поднимите их,  - сказала Зита.  - Возможно, однажды мы найдём способ их расколдовать. Итак, за дело?
        Ведьмы мрачно кивнули.
        - Тогда… желаю всем удачи!
        Алфи и Калипсо помахали на прощание бабуле Фаган. Она взмахнула рукой в ответ и сорвалась с места на своём огромном мотоцикле. Её отряд ведьм двинулся следом. Стайка летучих фамильяров взмыла в небо.
        Потом дети помахали на прощание Гертруде, которая повела ведьм к парадному входу с другой стороны здания. Сумбур был главным среди клыкастых и когтистых фамильяров. Только в этот день кошки и собаки были заодно.
        Алфи и Калипсо пошли вместе Зитой и её ведьмами. Они вошли в дом со стороны сада, где находился чёрный ход.
        Фамильяры, по большей части змеи и горностаи, ринулись вперёд, чтобы разведать обстановку на первом этаже.
        Несколько свирепых на вид ведьм вызвались найти и обезвредить Тонконожку. Они вооружились магическим спреем от насекомых и пошли планомерно обыскивать все комнаты в особняке.
        Ещё одна группа ведьм осталась охранять чёрный ход на случай, если появятся солдаты Прунеллы.
        Зита же, крадучись, двинулась по коридору, ведущему к библиотеке.
        - Вы двое, не отставайте,  - бросила она детям.
        Они шли уже несколько минут, когда Алфи заподозрил что-то неладное. Мраморные плиты, которыми был выложен пол, слегка покачивались, когда на них наступали. Он как раз раздумывал, стоит ли сказать об этом тёте, когда позади закричала Калипсо.
        Мальчик обернулся. Его подруга провалилась в пол по самые лодыжки!
        - Тише!  - шикнула Зита.  - Постарайся не шуметь и не двигаться. Прунелла наложила на пол заклятие зыбучего песка.
        Алфи попытался поднять ногу, но тоже застрял. Это было очень необычное ощущение! Мраморный пол превратился в подобие супа. Каменный суп! Каменный ледяной суп, затягивающий его всё глубже!
        - Мне это не нравится,  - жалобно сказала Калипсо.
        Девочка не на шутку испугалась. Она отчаянно пыталась выбраться, но только увязла до колен. Тогда Калипсо замерла и тихо всхлипнула.
        - Я же сказала: не двигайся!  - зашипела Зита.  - Чем больше дёргаешься, тем глубже проваливаешься. Дайте мне минутку, и я придумаю обратное заклинание.
        - Что за обратное заклинание?  - шёпотом спросила Калипсо друга.
        - Заклинание, которое отменит предыдущее заклинание. В нашем случае такое, которое превратит зыбучий песок обратно в камень.
        Зита перебирала бутылочки в карманах. Алфи заметил, что она старается стоять практически вплотную к стене, чтобы ненароком тоже не увязнуть.
        - Нашла!  - Зита насыпала на ладонь зелёный порошок из серебряной бутылочки и синюю пудру из золотой.
        Она смешала их пальцем, сдула смесь на детей и произнесла заклинание.
        Хотите узнать, что надо говорить, если случайно застрянете в магическом зыбучем песке?

        В зыбучий песок легко попасть на болоте,
        В пустыне, на пляже, да просто в походе.
        Но в доме своём по колено увязнуть -
        Я, если честно, совсем не согласна.
        Детей ты до ужаса этим довёл,
        А ну снова твёрдым стань мраморный пол!

        Мраморные плиты вспыхнули зелёным и выплюнули детей. Сначала выскочила Калипсо, а потом и Алфи. Теперь они оба стояли босиком на холодных мраморных плитах.
        - Мои кроссовки!  - простонала Калипсо.  - Пол их съел! Это были мои любимые!
        - Повезло, что ноги на месте!  - отрезала Зита.  - А теперь хватит шуметь! Будьте осторожны и идите за мной. Мы срежем путь до библиотеки.
        Она дотронулась до стены, и в ней появилась дверь.
        - Тайный проход!  - воскликнул Алфи.
        - Скорей сюда,  - позвала Зита и нырнула в темноту.

        За дверью оказался туннель, в который снаружи не пробивалось ни лучика света.
        Зита чиркнула спичкой. Она загорелась ярким зелёным пламенем.
        Теперь дети смогли оглядеться: низкий потолок, сырые стены, склизкий пол, казавшийся ледяным, если ступать по нему босыми ногами.
        Проход то поднимался вверх, то спускался вниз, иногда довольно резко. Время от времени Зита открывала потайные окошки в стене и выглядывала наружу. Рядом с каждым таким окошком была табличка. Алфи успел прочитать надписи на некоторых из них:

        Банкетный зал
        Хранилище мётел
        Парадная гостиная
        Кладовая котлов
        Гостиная с привидениями

        Потайной туннель был неприятным местом. Там пахло мышами, а стены покрывал плотный слой паутины.
        Алфи шёл последним. Несмотря на это, он вдруг услышал за спиной тихое шуршание. Мальчик обернулся, и ему показалось, что в темноте блеснули чьи-то глаза.
        - Тётя Зита,  - тихо сказал Алфи,  - у меня очень плохое предчувствие.
        Но Зита не обратила внимания на его слова. Она как раз остановилась, чтобы посмотреть на очередную табличку. Там было написано:

        Чердак с летучими мышами
        - Какая-то бессмыслица,  - пробормотала она.
        - Вы о чём?  - спросила Калипсо.
        - Мы намного ниже чердака.  - Зита принюхалась.  - Где-то рядом с кухней. Чувствуешь, как мышами пахнет?
        Алфи снова услышал шорох за спиной, как будто острые когти клацали по каменному полу.
        - Кажется, за нами кто-то идёт,  - едва дыша сказал он.
        Зита снова его проигнорировала.
        - Это новая табличка,  - ахнула ведьма.  - Кто-то их заменил!
        Алфи повернулся, всматриваясь в темноту. Он сделал несколько шагов в том направлении… и попал прямо в паутину!
        Вам знакомо это ощущение, когда случайно задеваешь паучью сеть? Она такая липкая и противная! Пытаешься от неё отмахнуться, но ничего не выходит. Если не повезёт, то паук заберётся прямо в ухо. Если очень не повезёт, то он устроит там себе дом, заведёт семью, и вы будете постоянно слышать, как множество паучков ползают туда-сюда по своим паучьим делам. А если очень-очень не повезёт, как Алфи в этот раз, то это будет паутина фамильяра, лопающего детей на обед.
        БРЯК! Алфи повалился на пол.
        ШИХ! Мальчика окутал кокон из плотной и очень липкой паутины.
        ВЖУХ! Его потянуло куда-то в темноту.
        БАМ! Он ударился головой об угол.
        БАХ! Поцарапал коленку о стену.
        ВЖУХ! Его опять кто-то тащил по полу.
        БАХ! Хлопнула одна из дверей потайного туннеля.
        БРЯК! Он приземлился на пол в коридоре.
        Алфи поднял глаза. Перед ним была дверь библиотеки. А рядом стояла Прунелла Морроу.

        Глава 27
        Паутина и спагетти

        Калипсо и Зита пытались догнать Алфи, но это было практически невозможно. Тонконожка заблокировала туннель паутиной, через которую приходилось буквально прорываться.
        Что ещё хуже - все выходы были заколочены.
        - Мы как крысы в лабиринте!  - воскликнула Зита.
        - А как же Алфи?  - закричала Калипсо.  - Тонконожка его съест!
        - Сначала Прунелла использует Алфи, чтобы попасть в библиотеку, а вот потом Тонконожка его съест,  - поправила её Зита.  - Погоди, мне надо подумать.
        Они остановились.
        - Сначала Нова пропала, а теперь и Алфи!  - Калипсо почти плакала.  - Мне ни за что их не вернуть!
        - А куда делась Нова?  - спросила Зита.
        - Имп запер её в снежном шаре. Поэтому мы и хотели украсть у Прунеллы золотой ключ.
        - Зачем?
        - Чтобы выпустить импа и спасти Нову! Мы пытались украсть ключ у Прунеллы, а когда ничего не вышло, решили предложить ей сыграть в эти ужасные «Змеи и лестницы». Мы надеялись, что победим, и тогда ей придётся отдать нам ключ.
        - Вы пытались украсть золотой ключ у Верховной ведьмы? Вы с Алфи?  - Зита смотрела на девочку с уважением.  - У самой могущественной ведьмы в мире?
        Калипсо пожала плечами.
        - Чтобы выпустить импа, ключ действительно нужен,  - со вздохом сказала Зита,  - но он не мог запереть Нову в снежном шаре.
        - Как это?
        - Скорее всего, Нова сама туда забралась,  - объяснила Зита.
        - Ну нет!  - Калипсо тряхнула головой.  - Имп взял Нову в заложники. Он сам так сказал.
        Зита улыбнулась.
        - Король Вормфралл, если это он, большой шутник.
        Калипсо на секунду задумалась.
        - Значит, нам не нужен золотой ключ, чтобы освободить Нову?
        - Нет,  - ответила Зита очень мягко.  - Тебе нужно просто попросить свою сестру перестать проказничать и вылезти оттуда.
        Калипсо застонала.
        - То есть можно было не бросать вызов Верховной ведьме?
        Зита рассмеялась.
        - Совсем наоборот. Вы показали всем остальным ведьмам, что всегда можно противостоять задирам! Вы оба поступили очень храбро.
        Калипсо улыбнулась.
        - Итак,  - объявила Зита, копаясь в карманах,  - у меня есть план.
        Она достала леденец в форме глаза и два смятых зелёных листка.
        - Шпионский глаз!  - воскликнула Калипсо.
        - Мы сможем помочь Алфи, даже если не найдём выход из этого лабиринта.

* * *

        Прунелла убрала паутину с лица Алфи.
        - Фу! Какая липкая!  - Она вытерла руку о стену.
        Тонконожка маячила у неё за спиной, противно облизываясь.
        - Прекрати!  - потребовала ведьма.  - Я знаю, что ты голодная, но придётся подождать.
        Алфи был связан так крепко, что едва мог дышать. Паутина Тонконожки была в сотни раз крепче, чем у обычного паука.
        - Так, Блэкстак, открывай эту дверь,  - приказала Прунелла. Она постучала по двери розовым ногтем.
        Было очевидно, что это была дверь библиотеки, так как на ней висела табличка «Библиотека», но на этот раз она выглядела совсем иначе. Она была железной и закрытой на сотню навесных замков.
        - Но я не знаю как!  - сказал Алфи.  - Раньше она не была заперта.
        - От тебя никакой пользы!
        Прунелла подёргала ручку, но дверь была заперта. Потом она попыталась сорвать замки, но ничего не вышло. Ведьма топнула ногой и возмущённо пнула дверь.
        - Открывайся!  - закричала она.  - По приказу Верховной ведьмы!
        Сквозь дверь просунулось призрачное лицо библиотекаря. Увидев Прунеллу, он нахмурился.
        - Кто стучит в мою дверь?
        - Это он,  - ответила Прунелла, указывая на Алфи, лежащего на полу.  - Алфи Блэкстак!
        Призрак библиотекаря вздохнул.
        - Хоть и так, но сегодня библиотека закрыта.
        - Жабам это расскажи! На табличке написано: «Открыто».  - Прунелла показала на табличку, висящую на ручке, на которой было написано ровно это.
        Табличка быстро перевернулась на надпись «Закрыто».
        - Если ваша фамилия Морроу,  - сказал призрак,  - библиотека для вас всегда закрыта.
        Прунелла тихо выругалась. А потом любезно улыбнулась.
        - Я могу остаться здесь. Пусть мальчишка зайдёт.
        Призрак бросил взгляд на Алфи и поджал губы.
        - Дайте подумать.
        Он закрыл глаза.
        Прунелла ждала, недовольно постукивая ногой по полу.
        Тонконожка тоже ждала, жадно облизываясь.
        Призрак открыл глаза.
        - Откуда мне знать, что у вас там Алфи Блэкстак?
        Прунелла покраснела от ярости.
        - Стану я врать?
        - Да.
        Верховная ведьма снова пнула дверь.
        Призрак успокаивающе поднял руку.
        - Я задам юноше три вопроса. Если он ответит хоть на один правильно, доказав, что он Алфи Блэкстак, то я открою дверь.
        - Не открывайте!  - закричал Алфи.  - Она хочет превратить то старое кресло обратно в старуху Морроу.
        - А ну заткнись!  - зашипела Прунелла.  - По рукам! Но ты обязан открыть, если он ответит верно.
        - Согласен,  - спокойно ответил призрак.  - Вопрос первый: какая начинка была в сэндвиче, который лежал в твоём чемодане в день приезда в Литтл-Сноддингтон?
        Прунелла подтолкнула Алфи ногой.
        - Джем,  - ответил мальчик.
        - Неверно,  - провозгласил призрак.  - Рыбный паштет! Следующий вопрос: какое животное тебя пытался заставить поцеловать циркач по имени Шейн?
        - Козла,  - ответил Алфи.
        - Неверно! Это была лошадь!  - сказал призрак.  - Теперь последний вопрос…
        Прунелла наклонилась к Алфи.
        - Лучше тебе правильно ответить на следующий вопрос, парень,  - с угрозой в голосе произнесла она.  - Иначе…
        - Я тебя не боюсь,  - ответил Алфи, на самом деле напуганный до чёртиков.
        Верховная ведьма подманила Тонконожку поближе. Паучиха забралась Алфи на грудь.
        - Думаешь, что видел все её зубы?  - спросила Прунелла, кивнув на своего фамильяра.  - Это не так. Не те особенные, которыми она откусит тебе макушку.
        Тонконожка ухмыльнулась.
        - Покажи ему зубы для вскрытия черепов. Поближе. Чтобы он смог всё как следует рассмотреть.
        Паучиха придвинулась ближе…
        - Тонконожка, не стесняйся!
        Она придвинулась ещё ближе…
        Алфи чувствовал её дыхание на своей щеке. Оно было отвратительным. Как будто у неё во рту что-то сгнило!
        Тонконожка раскрыла пасть и два острых клыка, напоминающие тесаки, выскочили вперёд.
        - Закуска!  - зашипела она.  - Вкусный мозг!
        Алфи зажмурился. Он не мог на это смотреть!
        Капля слюны изо рта чудовища упала на его щёку. Он почувствовал прикосновение острых клыков к своей голове.
        - А теперь продолжай, призрак,  - приказала Прунелла.  - Задавай ему последний вопрос.
        - Последний вопрос, Алфи: в какую вещь ты превратил кота Сумбура?
        - В маслёнку,  - обречённо ответил мальчик.
        - Верно!
        Прунелла дёрнула ручку. Дверь всё ещё была плотно закрыта.
        - Мальчишка правильно ответил,  - возмутилась она.  - ОТКРЫВАЙ ДВЕРЬ!
        - Попридержите коней. Я должен оформить мистеру Блэкстаку читательский билет. Это займёт некоторое время,  - с достоинством произнёс призрак, подмигнув Алфи.
        Верховная ведьма принялась мерять шагами коридор, чтобы хоть как-то успокоиться.

* * *

        Алфи старался не слушать чавканье, шипение и причмокивания Тонконожки, пока она нависала над ним, охраняя свой обед.
        Мальчик закрыл глаза.
        Он всё ещё чувствовал ужасный запах её дыхания.
        - Вкус-с-сный мальчик,  - шипела Тонконожка.  - Угощ-щ-щение!
        Чтобы отвлечься от этого ужаса, Алфи вслушивался в перебранку Прунеллы с призраком.
        Казалось, библиотекарь от души развлекается.
        Мальчик надеялся, что хотя бы Калипсо в порядке, а ещё Гертруда, бабуля Фаган… Ладно, и Зита.
        Он надеялся, что кто-то из них скоро придёт на помощь.
        Кто-то должен был срочно прийти на помощь!
        А пока Алфи старался думать о хорошем. Всеми силами он избегал ужасающей мысли, что скоро его съест паук.
        Мальчик вспоминал, как готовил спагетти в автобусе Калипсо.
        Как они веселились, пробуя заклинания.
        Как Калипсо защитила его от Шейна.
        Тонконожка тыкнула в него острым зелёным ногтем.
        - Толс-с-стенький!
        Алфи глубоко вдохнул. Он уменьшит и раздавит этого паука, даже если ему это будет стоить жизни.

* * *

        Бабуля Фаган разогнала мотоцикл до максимальной скорости.
        Её называли сорвиголовой не просто так.
        На территории поместья солдат Прунеллы не было, но до её отряда дошли слухи, что несколько ведьм в белой форме видели в деревне.
        Она решила найти их!
        Мотоцикл бабули Фаган с рёвом нёсся через поля, перепрыгивал через овраги и, наконец, вылетел на тихие улочки Литтл-Сноддингтона.
        Эстер Бодкин, которую выбрали заместительницей старой байкерши, пыталась разогнать свой пылесос до такой же скорости, хотя это было совсем непросто. Её фамильяр не умел летать, но ведьма пообещала, что крыса сможет ускориться, если хозяйка швырнёт его посильней. Разумеется, сам Стивен был категорически против таких экспериментов.
        Остальные ведьмы из их отряда чуть отставали. Они пытались нагнать своих предводительниц на пылесосах, скутерах, велосипедах и даже на роликовых коньках. Каждое средство передвижения было улучшено при помощи магии. Это можно было сказать наверняка по их скорости и сверкающим зелёным колёсам.
        В Литтл-Сноддингтоне не было ни души.
        Ведьмы решили, что солдаты Прунеллы устроили засаду.
        Бабуля Фаган остановила свой отряд возле церкви. Сама она пошла проверить главную улицу.
        Как раз вовремя, чтобы увидеть единственного жителя деревни, который не остался в цирке.
        Миссис Ментон не только не превратилась в растение, но и ко всему в придачу летела по деревне на пылесосе.
        Она приземлилась возле кондитерской и спокойно зашла внутрь.
        Эстер подтолкнула бабулю Фаган локтём.
        - Если я не ошибаюсь…
        - Миссис Ментон - ведьма,  - закончила за неё пожилая сорвиголова.

* * *

        Бабуля Фаган и Эстер Бодкин с интересом рассматривали белоснежный пылесос миссис Ментон, припаркованный возле кондитерской.
        - Первоклассный,  - со знанием дела заключила Эстер.  - Даже турбонаддув есть!
        - Воздушный «Харлей»!  - с восторгом воскликнула старая любительница мотоциклов.
        На боку у пылесоса было изображение лебедя.
        - Кажется, кто-то здесь очень дружен с Верховной ведьмой,  - прорычала бабуля Фаган.
        Ведьмы как можно тише прокрались в кондитерскую. Из кухни миссис Ментон пахло выпечкой: тестом, сливочным маслом и имбирём.
        Из-за двери сыпались зелёные искры.
        Бабуля Фаган чуть подтолкнула дверь, чтобы заглянуть внутрь.
        Миссис Ментон стояла с формочкой для теста в одной руке и бутылочкой с магическим порошком на все случаи жизни в другой. Мука была повсюду!
        - Она печёт армию!  - прошептала Эстер Бодкин.  - Смотри сколько здесь имбирных человечков!
        - Лучше погляди, какие у них острые зубы!  - тихо ответила Бабуля Фаган.
        Словно отвечая на её слова, фамильяр Эстер обнажил свои клыки. Крыса Стивен решил, что эта армия пахнет достаточно вкусно, чтобы ей перекусить.
        Имбирные солдаты, каждый примерно тридцати сантиметров в высоту, стояли на полу в несколько шеренг.
        Кухонная дверь скрипнула.
        Один из солдатиков обернулся.
        - Вторжение!  - заверещал он тонким противным голосом.
        - В атаку!  - хором крикнули остальные и бросились к двери, скаля зубы и сверкая глазами-изюминками.
        Бабуля Фаган схватила метлу.
        Эстер взяла стул.
        Стивен обнажил клыки.
        Битва началась!

* * *

        Гертруда повела свой отряд через главный вход.
        Солдаты Прунеллы им не встретились.
        В холле перед лестницей она осторожно дотронулась до змеи, венчающей перила. Её глаза вспыхнули ярко-красным светом. Гертруда нагнулась ухом к самой пасти и прислушалась.
        Полная ведьма с жабой на плече, которую назначили заместительницей главы команды, осторожно подтолкнула Гертруду локтем.
        - Что говорит дом?  - спросила Молли.
        Гертруда поднесла палец к губам и продолжила слушать. Спустя пару минут она подозвала своих ведьм поближе.
        - Солдаты везде,  - сообщила она им шёпотом.  - Некоторые замаскировались под лампы и столики. Остальные прячутся под кроватями и за шторами.
        - Хотят напасть из засады,  - прошептала одна из ведьм.
        - Не лучший сюрприз,  - тихо сказала другая.
        - Схватим их!
        - Превратим в палки!
        - В камни!
        - В кошачьи кучки!
        Ведьмы издали тихий боевой клич и подняли в воздух свои бутылочки с универсальным магическим порошком.
        - Желаю удачи,  - сказала Гертруда.  - Все готовы? По моему сигналу: один, два… три!

* * *

        Алфи лежал на полу, плотно связанный паутиной, как готовая к отправке бандероль. Он плотно закрыл глаза, чтобы не видеть Тонконожку, и слушал, как Прунелла в полном бешенстве кричит на библиотечного призрака, а он не менее яростно кричит ей в ответ. Очень сложно победить в споре с призраком, особенно если он библиотекарь. Всем известно, что библиотекари - самые непреклонные люди из всех.
        Внезапно Алфи понял, что больше не чувствует зловонного дыхания Тонконожки и не слышит её ужасных причмокиваний.
        Мальчик решился открыть глаза как раз вовремя, чтобы заметить, как что-то пролетело по коридору. Оно было слишком большое для пчелы и слишком круглое для стрекозы. Странный предмет спикировал к Алфи и завис у его носа. Шпионский глаз! Налитое кровью глазное яблоко повернулось и сфокусировалось на лице мальчика. Длинные, немного мятые уши-листья слегка покачивались.
        Он услышал тихий голос Зиты:
        - Алфи, мы поможем тебе освободиться. Есть с собой магический порошок?
        - В кармане,  - пробормотал Алфи.  - Но до него не дотянуться.
        - Почему?
        - Могу только глазами шевелить.
        - И ещё болтать,  - послышался недовольный голос Зиты.  - Постарайся! Нужно только снять крышку с бутылочки, а дальше заклинание сделает всё за тебя.
        Тонконожка позаботилась о том, чтобы как следует связать своего пленника. Алфи даже не надеялся дотянуться до бутылочки. Но делать было нечего - он глубоко вздохнул и принялся извиваться и дёргаться что было сил. Спустя некоторое время он всё-таки смог просунуть руку в карман и откупорить бутылочку с магическим порошком.
        - Открыл!  - задыхаясь, произнёс он.
        - Отлично!  - сказала Зита.  - Теперь повторяй за мной:

        Ты, паучок, нам совсем не мешаешь -
        Плетёшь свою сеть и мух поедаешь.
        Но если решишь ты слопать ребёнка,
        То скажем мы - нет, не гоже, сестрёнка!
        Коль злобный паук тебе угрожает
        И в логово, полное тьмы, забирает,
        Скорей повторяй моё заклинанье,
        И сразу закончится ваше свиданье.

        Алфи произнёс эти слова и тут же почувствовал, как опутывающая его паутина ослабла. Спустя несколько секунд она вся превратилась в склизкие спагетти.
        Где-то в глубине коридора звучали взрывы. Шпионский глаз повернулся и полетел в том направлении.
        Алфи сел и снял с себя спагетти. Тонконожка куда-то делась. Прунелла ничего не замечала, всё ещё ругаясь с призрачным библиотекарем. Мальчик понял, что ему снова выпал шанс стащить золотой ключ и превратить Верховную ведьму в маслёнку. Или он мог уменьшить её, посадить в банку и смыть в унитаз.
        А ещё был вариант найти уютный шкаф и прятаться там, пока всё не закончится.
        А как бы поступили вы?

* * *

        Невероятно громкий взрыв услышали абсолютно все. И обсуждали его ещё много месяцев, потому что это был самый громкий взрыв из всех.
        Бабуля Фаган, которая в деревне боролась с армией имбирных человечков миссис Ментон, слышала его.
        Калипсо и Зита, потерявшиеся в потайном туннеле, слышали его.
        Алфи, решавший, как поступить, слышал его.
        Гертруда наложила на поместье очень сложное заклинание. Оно оживило все предметы в доме. И теперь Свизербрум-холл мог дать сдачи нападавшим!
        Шторы оборачивались вокруг притаившихся солдат Верховной ведьмы, канделябры сыпались им прямо на головы, безделушки и всякая утварь поднялись в воздух. Войско Прунеллы атаковали летающие вазы и прыгающие подсвечники, жужжащие стаи кухонных ножей и разгневанные чайные подносы. Солдаты, которые превратили себя в мебель, быстро вернулись к прежнему облику. Но лишь для того, чтобы быть превращёнными в другие предметы ведьмами, которые бегали по комнатам, рассыпая кругом магический порошок и выкрикивая заклинания.
        Вы когда-нибудь участвовали в битве ведьм? Надеюсь, что нет. Тогда вот она какая: громкие взрывы, зелёный дым, странные запахи, внезапные вспышки. Встанешь где-нибудь не там и враз превратишься в камень, палку или вонючую кошачью кучку.
        Просто имейте это в виду.

* * *

        Алфи на цыпочках шёл к Прунелле с серебряной бутылочкой в руке и заклинанием наготове.
        Верховная ведьма стояла к нему спиной. Она прижалась лицом к двери библиотеки и выкрикивала разные грубости в замочную скважину. Призрачный библиотекарь предпочёл скрыться.
        Мальчик видел на её шее цепочку с золотым ключом.
        Он высыпал на ладонь немного зелёного магического порошка и приготовился её срезать.
        Но вдруг понял, что у него нет кусачек!
        Был вариант дёрнуть цепочку как можно сильнее, надеясь, что она порвётся, а потом поскорее произнести заклинание, но он не был уверен, что такой план сработает.
        Тем временем Прунелла, явно вдохновлённая оглушительными взрывами, доносившимися со всех сторон, отступила на шаг и выпустила в запертую дверь зелёную молнию.
        БАБАХ!
        Алфи откинуло в глубь коридора.
        И ещё одна молния!
        БАБАХ!
        И ещё!
        БАБАХ!
        Когда дым немного рассеялся, Алфи увидел, что в двери появилась крошечная дыра - не больше виноградины.
        Прунелла тоже её заметила.
        - Тонконожка, нужны твои клыки. Иди сюда,  - приказала она.
        Но фамильяр не пришёл на зов своей ведьмы.
        Верховная ведьма огляделась.
        Тонконожки поблизости не было, а вот Алфи лежал посреди коридора. Вокруг был рассыпан магический порошок.

* * *

        В это время на улицах Литтл-Сноддингтона творилось нечто невероятное.
        Имбирная армия миссис Ментон маршем шла на Свизербрум-холл, и ведьмам никак не удавалось их остановить!
        Солдатики из теста были стойкими, быстрыми и с острыми, как бритвы, зубами.
        Если их ломали напополам, они тут же склеивались обратно.
        Если им отламывали руки или ноги, они отращивали новые, как морские звёзды.
        Фамильяры давили их лапами.
        Ведьмы топтали их ногами.
        Бабуля Фаган в щепки разнесла целый батальон имбирных солдатиков своим мо разбрасывала магический порошок целыми буты тоциклом. Она лочками и без устали выкрикивала взрывающее заклинание, но особой пользы это не приносило.
        За имбирной армией шла миссис Ментон. Она соорудила себе доспехи из противней для выпечки и устрашающе била друг о друга двумя сковородками.
        - Слава Верховной ведьме!  - кричала она.  - Прунелла навсегда!

* * *

        Калипсо и Зита наконец нашли выход из тёмного лабиринта!
        Девочка поняла, что их к нему приведёт след, который на пыльном полу оставил Алфи, пока его тащила за собой Тонконожка.
        Выбравшись из потайного туннеля, они услышали, что битва ведьм в самом разгаре: со всех сторон доносились взрывы, крики и обрывки произносимых заклинаний.
        - Скорей в библиотеку!  - крикнула Зита и побежала по коридору.
        Девочка хотела присоединиться к ней, но что-то сбило её с ног.
        БАМ! ВЖУХ!
        И Калипсо исчезла.
        Прунелла вытянула руку.
        Алфи положил в раскрытую ладонь ведьмы бутылочку с магическим порошком.
        - И остальное!  - прорычала Верховная ведьма.
        Пришлось отдать и «Минимизатор врагов».
        Мальчик больше не мог дать Прунелле отпор.
        У него не осталось ни единого шанса заполучить золотой ключ.
        А он был нужен ему ничуть не меньше, чем стул из библиотеки - Верховной ведьме.
        Вдруг Прунелла закричала от ярости. Она заметила, что небольшая дыра, которую ей невероятными усилиями удалось проделать в двери, исчезла.
        Дверь была как новенькая!
        Но что, если Верховная ведьма будет думать, что сможет открыть дверь, только отдав Алфи золотой ключ?
        У мальчика появилась идея.

* * *
        - А ты не врёшь, Блэкстак?
        - Я никогда не вру,  - как можно более серьёзно ответил Алфи.
        Прунелла всё равно сомневалась. Она громко постучала в дверь библиотеки.
        - Призрак, выходи сейчас же! Нужно поговорить!
        Библиотекарь медленно проплыл сквозь дверь. На его лице было написано презрение.
        - Кому-то стоит поучиться хорошим манерам.
        - Этот мальчишка,  - Прунелла указала на Алфи,  - говорит, что дверь библиотеки можно отпереть моим золотым ключом.
        Призрак было нахмурился, но тут же расплылся в понимающей улыбке.
        - Только его должен повернуть в замке именно Блэкстак,  - продолжала Прунелла.  - А если Морроу попытается открыть дверь, то ключ сразу расплавится или что-то типа того.
        - Тогда вам, вероятно, лучше отдать ключ мальчику,  - ничего не выражающим голосом произнёс призрак.
        Прунелла вздохнула и сняла с шеи цепочку.
        - Я в жизни не тратила столько сил на то, чтобы открыть дверь! Хотя бы за ней находилось что-то весёлое, но нет, там просто пыльная библиотека!
        Верховная ведьма отдала ключ Алфи.
        Дальше дело было так:
        Бабуля Фаган пронеслась на мотоцикле рядом с миссис Ментон и ударом метлы отправила её прямо в клумбу.
        Гертруда и её боевой отряд, в который входило целое облако летающих столовых приборов, разгневанные чашки и тарелки, а также свирепое пианино, выгнали из особняка последних солдат Прунеллы. Радостно крича, они побежали вверх по лестнице к библиотеке.
        Тонконожка, тащившая опутанную паутиной Калипсо в том же направлении, замерла в коридоре, услышав отдалённый топот.
        Зита, которая бежала следом за кровожадной паучихой с бутылочкой магического порошка наготове, тоже остановилась.
        Алфи стоял перед дверью библиотеки с золотым ключом в руках.
        Призрак развязал ленточки своей шотландской шапочки.
        Из-под неё вылетел снежный шар и завис перед мальчиком.
        Когда в основании шара вспыхнула скважина, Алфи вставил в неё ключ.
        - Нет!  - закричала Прунелла.
        Алфи повернул ключ.

* * *

        Невероятно яркую вспышку видели все. И обсуждали её ещё много месяцев, потому что это была самая яркая вспышка из всех.
        Снежный шар, ослепительно сияя, начал раскручиваться, набирая скорость.
        Из него послышался громкий детский смех.
        - Нова!  - закричала Калипсо, узнав свою сестрёнку.
        - Пора есть!  - прошипела Тонконожка и потащила Калипсо прочь от творящегося хаоса. Отменная добыча маячила у неё перед носом уже много дней, так что она не собиралась снова откладывать заслуженное угощение.
        - Отстань от меня!  - закричала Калипсо.  - Пусти! Я должна спасти сестру!
        И тут девочка вспомнила, что сказала Зита: её сестра сама забралась в снежный шар.
        - Нова!  - закричала Калипсо.  - Говорит твоя старшая сестра!
        Снежный шар перестал крутиться и завис в воздухе.
        - Сейчас же вылезай! Я не разрешаю тебе там прятаться!
        Шар скрылся за облаком изумрудного дыма. А когда он рассеялся, на полу оказалась маленькая девочка.
        - Нова!  - обрадовалась Калипсо.
        Тонконожка, не соблазнившись ещё одной закуской, поползла дальше, утаскивая Калипсо за собой.
        Но Нова это заметила. Глаза девочки, ставшие вдруг ярко-зелёного цвета, вспыхнули.
        - Плохой паучок! Иди сюда!
        Малышка указала пальчиком на Тонконожку, и та пропала.
        - Что ты сделала с моим фамильяром, козявка?  - возмущённо закричала Прунелла.
        Нова раскрыла ладошку. По ней ползла Тонконожка, которая теперь была размером с нормального паука.
        Калипсо была свободна - паутина исчезла. Девочка вскочила на ноги и бросилась к сестре.
        Но вдруг замерла.
        Снежный шар снова начал раскручиваться.

        

        

        

        

        

        

        И вдруг замер. Из шара спустилась деревянная лестница, по которой на пол слез маленький человечек.
        Ростом имп оказался примерно с Нову. Он был одет в тёмно-коричневый бархатный костюм и блестящие чёрные ботинки с серебряными пряжками.
        У него был веснушчатый вздёрнутый нос, огромные жёлтые глаза, кучерявые ярко-зелёные волосы… и широкая улыбка.
        - Имп!  - обрадовалась Нова.
        Прунелла бросилась наутёк.
        В руке импа возникла золотая сеть. Он бросил её вслед удаляющейся Верховной ведьме, та запуталась и упала с яростным криком.
        Король Вормфралл достал из внутреннего кармана пиджака свиток, расправил его и кивнул Алфи, чтобы тот прочитал вслух:

        Прунелла Морроу, Верховная ведьма,
        ты срубила наше дерево,
        разрушила наш дом,
        превращала людей в палки и камни,
        заточила меня в снежный шар!

        Имп встряхнул свиток, и буквы поменялись местами:

        Я, король Вормфралл,
        приговариваю Прунеллу Морроу
        и её фамильяра Тонконожку
        к пожизненному заключению
        в снежном шаре.
        - Ничего не выйдет!  - усмехнулась Прунелла.  - Я же Верховная ведьма! Нет такой магии, которая сможет пленить меня!
        Король импов посмотрел на Нову. Девочка широко улыбнулась. Она разжала кулачок и посмотрела на Тонконожку.
        - Плохой паучок!  - сказала малышка и перевела сердитый взгляд на Прунеллу.  - Плохая тётя!
        - Её глаза!  - ахнула Гертруда.
        Глаза Новы становились всё ярче и ярче, зеленее и зеленее.
        Вдруг она тихо запела. Вероятно, песенка была о белочках - никто толком не понял слова. Король Вормфралл напевал вместе с ней, постукивая в такт блестящим ботинком. Прунелла в ужасе замерла, больше не пытаясь выбраться из золотой сети.
        Допев песенку, Нова хлопнула в ладоши. Алфи скривился. Она раздавила паука? Но, когда девочка вытянула раскрытую ладошку, там никого не оказалось. И сеть Вормфралла тоже опустела!
        Из снежного шара донёсся пронзительный крик, за которым последовал вал проклятий.
        Шар начал уменьшаться: пляжный мяч - арбуз - грейпфрут - набалдашник.
        И повис в воздухе.
        Все придвинулись ближе, чтобы увидеть, что там происходит.
        Наконец снежный вихрь прекратился.
        Внутри оказался крошечный белый самолёт, рядом с которым вся в слезах стояла Прунелла. Она взбежала вверх по трапу, следом семенила Тонконожка. Дверь самолёта захлопнулась. На его блестящем боку появились слова:

        ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОКОНЧЕНО

        Вормфралл довольно кивнул головой. После этого он чинно поклонился собравшимся вокруг ведьмам, послал Нове воздушный поцелуй и исчез. Свиток с приговором свернулся и тоже пропал с тихим хлопком, оставив за собой облачко изумрудного дыма, как часто бывает с волшебными посланиями.
        - Пока, король!  - сказала Нова.

        Глава 28
        Лето заканчивается

        Любой праздник рано или поздно заканчивается, и приходит пора расставлять всё по местам.
        Многие ведьмы решили остаться в Свизербрум-холле, чтобы посвятить себя увлекательнейшему делу - нужно было сформировать новое правительство и избрать Верховную ведьму. Разумеется, имя Зиты было первым в списке.
        Никто не тосковал по Прунелле Морроу и Тонконожке. Солдаты её армии (те, что не сбежали или не превратились в палки) сняли форму и отдали шлемы ведьмам помладше в качестве сувенира. Ещё несколько дней все желающие угощались зефирными вертолётами.
        Поместье быстро привели в порядок. Разумеется, тут не обошлось без щепотки магии. Над лесом то и дело взмывали изумрудные искры, из чащи доносились болтовня и смех - импы вернулись в свой дом и отмечали это на полную катушку. Деревья были счастливы и устроили настоящий фейерверк из жёлтых и красных листьев.
        Жители Литтл-Сноддингтона, которых из растений превратили обратно в людей, совсем не помнили, как провели время в цирке. Правда, иногда, чаще всего во сне или во время дневной дрёмы, им на ум приходили странные подробности: танцующие крокодилы, летающие пылесосы и яркие зелёные вспышки.
        Миссис Ментон, как говорили, уехала в долгое путешествие. Но её кондитерская не закрылась - две новые жительницы деревни взялись руководить ею, пока хозяйка в отъезде. Над дверью красовался плакат:

        Бодкин и О’Мэлли!
        Невероятный чай, волшебная выпечка и просто чудесные пирожные с кремом - наша специальность.
        МЫ РАДЫ ВСЕМ!

        Теперь жители Литтл-Сноддингтона наслаждались чаепитием в обществе жителей Свизербрум-холла, которые всегда приходили со своими в высшей степени необычными домашними животными. Жабы дремали под чайными столиками, горностаи лежали, свернувшись клубком, на коленях своих хозяев, кошки охотились на салфетки, а летучие мыши висели на карнизах. С тех пор как миссис Ментон покинула город, циркачи тоже были здесь желанными гостями. Ходили слухи, что как-то раз бабуля Фаган улыбнулась жене священника, а та приветливо кивнула в ответ.
        Неужели Алфи всё-таки добавлял по капельке тоника добрососедских отношений им в чай? Тсс! Давайте не будем раскрывать все секреты.

* * *

        Однажды утром мистера Фингерхата заметили идущим по главной улице с чемоданом в руке. Его рыбалка наконец-то закончилась. Старик открыл двери своего пыльного магазинчика, поставил чучело горностая на полку за прилавком и перевернул вывеску «Закрыто» на сторону с надписью «Открыто».
        Все эти мелочи значили одну очень важную вещь - лето подходило к концу, а значит, цирку пришло время собираться в дорогу.

* * *

        Алфи пришёл в кондитерскую, где его уже ждал великолепный торт, который Эстер и Молли испекли по его заказу. Мальчик хотел порадовать им гостей, приехавших из самого Лондона. Няня Кларисса решила проведать его и, разумеется, привезла с собой ораву своих детишек, которые шли за ней, держась за ручки, словно удивлённые утята.
        На фоне малышей Нова казалась уже очень взрослой. Она как раз забралась на соседний с Алфи стул. Он улыбнулся ей, и глаза девочки вспыхнули зелёным цветом.
        После нескольких дней в стеклянном шаре её глаза часто сменяли цвет с голубого на невероятно изумрудный. Особенно когда она чему-нибудь радовалась.
        - Алфи, я знала, что ты отлично здесь устроишься!  - радостно сказала Кларисса.  - И мне очень приятно наконец-то познакомиться с тобой, Калипсо. Я столько слышала о самой лучшей на свете подруге!
        Алфи покраснел. Калипсо расплылась в улыбке.
        - Ты пишешь просто замечательные письма,  - продолжала Кларисса.  - У меня ощущение, будто я всё здесь уже знаю.
        Калипсо подозрительно взглянула на Алфи.
        - Надеюсь, что не совсем всё?
        Мальчик хитро взглянул на подругу.
        - Значит, тебе здесь весело?  - спросила Кларисса, засовывая полную ложку шоколадного пудинга в раскрытый ротик одного из малышей.
        - Да, здесь есть чем заняться.
        - И это не только книги?
        - Нет, не только.
        - Тебя это устраивает?
        Алфи кивнул головой.
        - В Литтл-Сноддингтоне каждый день - настоящая магия.
        - Отличные новости! Так, пока не забыла, на старый адрес пришло письмо для тебя.
        Кларисса покопалась в сумочке и протянула Алфи конверт.
        - Если честно, тут какая-то загадка.  - Кларисса чуть помолчала, как будто собираясь с силами.  - Письмо написано твоим папой и отправлено в Лондон спустя несколько недель после… Ну, сам знаешь: протекающая лодка, бушующее море, скалистый остров.
        Сердце Алфи пропустило удар.
        Может ли это значить, что его отец до сих пор жив?
        Мальчик взглянул на конверт.

        Мистеру Альфреду Блэкстаку.
        Вручить в день его десятого дня рождения.

        Это однозначно был почерк папы Алфи - мальчик с лёгкостью узнал нетерпеливые петли и раздражённые точки.
        - Сегодня твой день рождения?  - ахнула Калипсо, тоже прочитав надпись.
        Мальчик кивнул.
        - Вчера был.
        - Почему не сказал?  - возмутилась Калипсо.
        - Забыл. Мы вроде как были заняты.
        - Ну, тогда я сегодня же устрою тебе праздник,  - заявила Калипсо.  - В цирке!
        Алфи рассмеялся и открыл конверт. Внутри оказалась поздравительная открытка с изображением совы.
        «Кто бы сомневался, что он выберет именно птицу»,  - подумал мальчик. Ему вдруг стало ужасно грустно.
        Нова заметила это и положила липкую ладошку на его руку.
        - Алфи, тут что-то выпало!  - Калипсо подняла с пола небольшую зелёную бумажку, по краям которой было нарисовано множество птиц, животных и насекомых.

        КУПОН НА ПРИОБРЕТЕНИЕ ФАМИЛЬЯРА.
        ВАЖНО!
        Только одно животное за купон.
        Не подлежит обмену на пылесос.
        Принимается только в магазинах, участвующих в акции.

        Алфи перевернул купон и почти не удивился, увидев, что единственный магазин, участвующий в акции,  - «Нескучная лавка» мистера Фингерхата.
        Мальчик снова взял открытку и прочитал поздравление, написанное отцом:

        Альфред, с днём рождения!
        Знаю, ты будешь озадачен моим подарком. Когда получишь его, нам нужно будет серьёзно поговорить. Есть вещи, которые я должен рассказать тебе о нашей семье.
        Желаю всего наилучшего и прочее и прочее.
        Твой отец, Финеас Блэкстак.
        - Спасибо, Кларисса,  - вежливо сказал Алфи.
        Няня ободряюще ему улыбнулась.
        - Я подумала, что это важное письмо.
        Алфи кивнул.
        - Так и есть.

* * *

        Алфи и Калипсо стояли возле кондитерской, маша на прощание Клариссе и её малышам. Они отправлялись обратно в Лондон - к шуму, толпам, голубям, чёрным кебам и красным автобусам - миру, такому отличному от Литтл-Сноддингтона.
        - Кажется, папа всё-таки хотел, чтобы я узнал о магии,  - сказал Алфи. Он протянул Калипсо зелёный купон.
        - Фамильяр?  - она выглядела взволнованной.  - У тебя будет горностай, как у остальных колдунов?
        - Ну уж нет. Я хочу тритона. Назову его Ньютон.
        - Круто!  - хохоча сказала Калипсо. Потом вдруг стала серьёзной.  - Как думаешь, почему наши родители не хотели, чтобы мы знали о магии?
        - Потому что она опасна?  - предположил Алфи.
        - Как и взбираться по скалам, дрессировать львов или выступать на трапеции, но они всё это делали.
        - У твоих родителей был номер на трапеции?
        Калипсо кивнула.
        - У мамы. А ты думал, у кого я училась?
        Дети брели в сторону аптеки Блэкстаков. Нова шла между ними, держась одной ручкой за сестру, а второй за Алфи. Ей больше не нужна была коляска, только в моменты, когда она совсем уставала.
        - Грустишь, что Кларисса уехала?  - спросила Калипсо.
        - Немного,  - Алфи чуть помолчал.  - Но будет ещё хуже, когда уедешь ты.  - Он сжал ручку Новы.  - И эта маленькая проказница!
        Малышка широко улыбнулась.
        - Мне тоже будет грустно,  - сказала Калипсо.  - Но мы вернёмся уже к Рождеству. Гертруда договорилась с папой, что мы устроим праздничный Снежный фестиваль.
        - Столько месяцев ждать!
        - Знаю. Но мы будем звонить друг другу и писать.
        - Скорее отправлять письма с летучими мышами!  - с улыбкой уточнил мальчик.
        Калипсо рассмеялась.
        - Алфи, ты всегда будешь моим лучшим другом.
        Мальчика улыбнулся от уха до уха.
        - Честно-честно?
        - Честно-честно!

* * *

        Сумбур по своему обыкновению дремал на подоконнике аптеки Блэкстаков, подставив живот лучам солнца. Услышав, что пришли Алфи, Калипсо и Нова, он тут же спрыгнул на пол и с мурлыканием принялся тереться об их ноги.
        Гертруда обняла детей и позвала Зиту. Она выглянула из своей рабочей комнаты с отсутствующим выражением лица. На ней был фартук и защитные очки. Тётя Алфи уже много дней работала над зельем, способным обратить вспять вечное заклинание. Если Прунелле это удалось, то и она должна была попробовать.
        Магнус, висящий вверх ногами на вешалке для пальто, покрепче закутался в крылья. Он до сих пор не простил Калипсо за то, что девочка чмокнула его в макушку.
        Гертруда взяла банку, на которой было написано:

        ЛЕДЕНЕЦ «КОТИК»
        Вкус: апельсин и имбирь
        Состав: без котов.

        Нова достала конфетку и положила на ладошку, чтобы рассмотреть. Идеальная ярко-оранжевая копия мордочки Сумбура стала новым бестселлером Гертруды вместе с радужной краской для волос. Теперь многие в деревне походили на неё непостоянством причёски: сегодня зелёные волосы, завтра фиолетовые, а на следующий день - кто знает?
        - И куда вы собрались?  - с хитрой улыбкой спросила Гертруда.
        Алфи посмотрел на Калипсо.
        - Хотим заглянуть к мистеру Фингерхату.
        Гертруда кивнула.
        - Только осторожнее, некоторые из его товаров… не для детей.
        Алфи посмотрел на снежный шар, лежащий на полке за прилавком. Он был прикреплён к стене специальной золотой цепью. Так, на всякий случай. Как всем известно, снежные шары имеют обыкновение сбегать.
        Внутри кружила метель.
        Нова подошла и постучала по шару леденцом.
        - Привет, паучок!
        Метель не прекращалась. Хотя Алфи был готов поклясться, что на мгновение увидел несколько рядов блестящих глаз-бусинок.
        - Паучка сегодня нет,  - сказала Зита.  - И Прунелла снова в дурном настроении. С самого утра бормочет проклятия.
        - Бывают дни, когда она помогает мне разгадывать кроссворд,  - сказала Гертруда.  - Хотя зачастую специально даёт неправильные ответы.
        - Плохая тётя!  - сказала Нова.
        - Так и есть,  - кивнула Гертруда, её лицо вдруг стало серьёзным. Она посмотрела на Калипсо.
        Девочка закусила губу и отвернулась.
        Алфи знал, что Калипсо говорила с Гертрудой о своей маме. Они пытались выяснить у Прунеллы, что произошло с Урсулой, но попавшая в заточение ведьма стала ещё злее и ничего им не сказала.
        Разгадают ли они когда-нибудь тайну исчезновения Урсулы Морроу? И смогут ли узнать, как Финеас Блэкстак отправил сыну письмо спустя много дней после того, как предположительно утонул в бушующем море?
        Мальчик решил, что обсудит это с тётями, когда Калипсо уедет. Хотя у него и появилась надежда, что отец всё ещё жив, ему казалось несправедливым говорить о нём при подруге. Её мама, вероятно, уже никогда не вернётся, и по лицу Калипсо было понятно, что она это знает.
        - Интересно, где вообще мистер Фингерхат взял снежный шар,  - сказал Алфи.  - Если Прунелла заточила в него импа, то должна была прятать его где-то у себя?
        - Магические снежные шары вечно куда-то укатываются, тебе ли не знать!  - хохотнула Гертруда.
        - Я как-то раз спросил об этом мистера Фингерхата,  - добавил мальчик.
        - И?
        - Он просто ушёл, бормоча что-то себе в бороду.
        Гертруда кивнула.
        - Похоже на него.
        - Мистер Фингерхат тоже колдун?  - спросила Калипсо.  - Знаете, у него борода и горностай…
        - Не связывайся с этим горностаем!  - воскликнула Гертруда.
        - Значит, он тоже из магического мира?
        Гертруда на секунду задумалась.
        - Если дело касается Игнатиуса Фингерхата, то, на мой взгляд, лучше не задавать лишних вопросов, Калипсо.
        Зита усмехнулась.
        - Этот старый проказник просто любит баламутить воду!
        - Может, и так,  - сказала Гертруда рассудительно,  - но у него всегда есть план. Вы же видите, как всё сложилось: имп на свободе, Верховная ведьма свержена, а бабуля Фаган теперь в замечательных отношениях с женой священника.
        - Это ненадолго,  - со смехом заметил Алфи.
        Гертруда снова достала банку с леденцами. На ней была тёмно-фиолетовая этикетка, на которой было написано:

        ЛЕДЕНЕЦ «ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ»
        Вкус: лакрица и кола
        Состав: без летучих мышей.

        Алфи, Калипсо и Нова шли в «Нескучную лавку» по тихим деревенским улочкам. Некоторое время они молчали, занятые своими леденцами.
        - Мне кажется, что мистер Фингерхат всё-таки колдун,  - вдруг заявила Калипсо.
        - Разумеется!  - ответил мальчик.
        - Так ты заведёшь себя фамильяра?
        Алфи достал зелёный купон. Магия всё ещё казалась ему странной. Но, наверное, так будет не всегда? Он постепенно начинал привыкать к этой новой и совершенно потрясающей жизни.
        Он жил в большом мрачном особняке без электричества, стоявшем посреди мрачного леса, с двумя тётями, о существовании которых он узнал совсем недавно. Они были ведьмами и владели аптекой в захолустной деревеньке, где обычно ничего интересного не происходит.
        Прежняя жизнь закончилась. Его бывший дом, школа, Лондон - всё это теперь было очень далеко. И как он себя ощущал? Он верил, что наконец-то оказался на своём месте с людьми, которым он был по-настоящему дорог. А ведь, в конце концов, именно это и нужно каждому из нас.
        - Думаю, мне стоит завести фамильяра.
        - Будет весело,  - кивнула Калипсо.
        - А как же ты?
        Девочка улыбнулась.
        - Может, я тоже получу купон на день рождения. Посмотрим через месяц!
        - Можешь взять мой,  - застенчиво предложил Алфи.  - Если хочешь.
        - Это очень мило, Алфи, но не стоит,  - ответила Калипсо.

* * *

        Мистер Фингерхат сурово смотрел на детей из-за прилавка. Его магазин был всё такой же пыльный и захламлённый, как и в первый раз, когда Алфи там оказался. И чучело горностая всё так же пристально следило за посетителями. Хотя Алфи показалось, что зверёк чуть шевельнулся, когда они вошли.
        - Не своди глаз с чучела!  - шепнул он Нове.
        Малышка уселась на пол и уставилась на горностая.
        Владелец лавки указал на неё.
        - У девочки были голубые глаза.
        - Теперь они иногда зелёные. С тех пор как она несколько дней провела в вашем снежном шаре,  - с осуждением произнесла Калипсо.
        Мистер Фингерхат хитро улыбнулся.
        - Хорошо то, что хорошо кончается,  - философски изрёк он и прочистил горло.  - Я так полагаю, Альфред Блэкстак, что у тебя есть купон на приобретение фамильяра.
        Алфи полез в карман за купоном.
        - Откуда вы знаете?
        - Тебе же недавно десять лет исполнилось, верно?
        Алфи кивнул.
        - Показать, какие фамильяры есть в продаже?
        - А можно подождать, когда и Калипсо получит купон?
        Старик повернулся к девочке.
        - Когда день рождения?
        - Через месяц.
        - Тоже десять?
        Калипсо кивнула.
        Мистер Фингерхат украдкой глянул на своего горностая и задумчиво почесал бороду.
        - Ну ладно,  - сказал он наконец.  - Принесёшь купон, когда получишь. Можете оба выбрать фамильяров сегодня.
        Мистер Фингерхат скрылся под прилавком и через некоторое время вынырнул оттуда с пыльным альбомом для фотографий.
        - Узнаем, кто первый?  - спросил он, доставая монетку.  - Орёл или решка?
        - Пусть Алфи скажет,  - предложила Калипсо.
        - Орёл,  - неуверенно сказал мальчик.
        Мистер Фингерхат подбросил монетку.
        - Решка. Первой выбирает Калипсо Морроу.
        - С вашего позволения, Калипсо Фаган,  - с достоинством произнесла Калипсо.
        Мистер Фингерхат пододвинул к ней альбом.
        - Все фамильяры разделены по типам: насекомые, млекопитающие, рептилии, птицы и морские животные, хотя они только для ведьм-мореплавателей.
        - А что значит «разное»?  - спросила Калипсо, указывая на раздел в каталоге.
        - Там в основном камни. Некоторые предпочитают фамильяров, не требующих особого внимания.
        Калипсо перелистнула несколько и радостно воскликнула:
        - Он! Точно он! Что скажешь, Алфи?
        Девочка показывала на фотографию огромного косматого пса. Мальчик прочитал подпись:

        Имя: Финбар Фини.
        Вид: canis lupus familiaris, ирландский волкодав.
        Качества: ум, преданность, отвага.
        - Ладно, теперь Альфред Блэкстак.
        Алфи потянулся к альбому и случайно сбросил его с прилавка.
        - Простите,  - сконфуженно пробормотал мальчик, возвращая альбом на место.
        - Фотография выпала,  - заметила Калипсо. Девочка подняла её с пола и рассмеялась.  - Ничего себе!
        - Я вставлю карточку на место,  - сказал Алфи, собираясь открыть альбом.
        - А ну, стоять!  - приказал мистер Фингерхат.  - Фамильяр уже выбран.
        Хозяин лавки указал на фотографию в руке Калипсо. Там было изображение птицы с ярко-зелёным оперением и красным клювом.
        - Но я его не выбирал!  - возмутился Алфи.  - Фотография сама выпала, когда я уронил альбом.
        - Ничего не поделаешь,  - отрезал мистер Фингерхат.
        Старик снова исчез под прилавком, а потом вылез оттуда с пожелтевшим от времени свитком. Он развернул его и зачитал:

        Правило 157(а):
        Если из альбома случайно выпадает фотография, то именно этот фамильяр достаётся ведьме.

        Алфи в изумлении смотрел на фотографию.
        - Попугай?
        - Скорее попугайчик,  - хихикнула Калипсо.
        Мистер Фингерхат пролистал альбом до страницы, где не хватало картинки, и повернул к Алфи.

        Имя: Дорис Флорида.
        Вид: psittacula krameri, индийский кольчатый попугай.
        Качества: шумный, наглый, весёлый.
        - О нет!  - застонал Алфи.  - Шумный и наглый?
        Хозяин лавки улыбнулся.
        - Возможно, именно это тебе и нужно, Блэкстак.  - Он снова бросил взгляд на чучело.  - Хотя, разумеется, горностай - самый популярный выбор.
        - Для мужчин-ведьм,  - добавила Калипсо.
        - Беатриса, милая, приведёшь фамильяров?  - с абсолютно спокойным выражением лица спросил мистер Фингерхат.
        Горностай моментально ожил, спрыгнул с подставки и побежал в сторону подсобки.
        Нова рассмеялась.
        - Так и знал!  - воскликнул Алфи.
        Они ждали. Мистер Фингерхат поглаживал бороду, Калипсо нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, а Нова чертила на пыльном полу палочкой с остатками леденца. Алфи с ужасом пытался понять, что ему делать с громким, сумасбродным попугаем.
        Наконец горностай вернулся в сопровождении собаки размером с лошадь и красивой зелёной птицы.
        Пёс весело гавкнул и повалился на спину, подставляя новой хозяйке живот. Его хвост бешено метался из стороны в сторону, поднимая клубы пыли. Калипсо и Нова с радостным визгом кинулись его чесать.
        Тем временем попугай грациозно приземлился на прилавок и подмигнул Алфи.
        - Жди неприятностей!  - проскрежетала птица.
        - Вот спасибо,  - вздохнул мальчик.
        Мистер Фингерхат повернулся к Нове.
        - А вам, юная ведьма, пока рано заводить фамильяра. Боюсь, придётся немного подрасти.
        Девочка протянула ему свой леденец, явно ничуть не расстроившись.
        Старый лавочник вдруг расплылся в такой широкой улыбке, напрочь потеряв всю свою напускную суровость.
        - Но у меня есть для тебя подарок,  - сказал он и в очередной раз принялся копаться в ящиках под прилавком.
        Вскоре он достал маленькую деревянную коробку.
        - Старый фотоаппарат?  - удивился Алфи.
        Мистер Фингерхат поставил коробку на прилавок.
        - Это магический проектор,  - пояснил он.  - С самыми исключительными свойствами.
        Нова тут же забыла про свой леденец и подошла к старику. Он помог девочке забраться на стул, чтобы она смогла заглянуть в небольшое окошко, находящееся на передней стенке коробки.
        Алфи с сомнением посмотрел на Калипсо.
        - Разрешишь ей оставить проектор?  - спросил он.  - Разве это хорошая мысль? Помнишь, что в прошлый раз получилось?
        Калипсо рассмеялась.
        - Именно поэтому это хорошая мысль!
        Алфи был с ней абсолютно согласен.
        notes

        Примечания

        1

        Имеется в виду Белая колдунья из книг серии «Хроники Нарнии» («Лев, колдунья и платяной шкаф») Клайва Льюиса.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к