Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Зак Авенир: " Москва Кассиопея " - читать онлайн

Сохранить .
Москва - Кассиопея АВЕНИР ЗАК
        ИСАЙ КУЗНЕЦОВ


        #


        Первоначального варианта сценария у меня нет. Может быть, он и существует в архивах Студии имени Горького. Это был единый сценарий, без деления на два фильма. Ричард Викторов, понимая, что в один фильм ему не уложится, добился разрешения на два.
        Конечно сценарий, который я вам посылаю, отличается от первоначального, но только в подробностях, частично появившихся при переделке, частично - при съёмке.
        Однако все переделки и дополнения сделаны авторами. Ряд предложений сделаны оператором, которому надо отдать должное. И, конечно, повезло нам и с художником, это, безусловно, - он проявил поразительную изобретательность в создании - я подчёркиваю - создании «Зари».
        С Ричардом работали дружно, хотя много спорили. Не нравилась нам вставка на Красной площади, но режиссёр, при съёмках - диктатор. Как, впрочем, заметил Щербак, может быть, этот эпизод и сослужил определённую службу нашему фильму. Далеко не все наши картины проходили так легко через цензуру. Уважая режиссёра, я,
        - это было же после смерти Авенира Зака, я этот эпизод в тексте оставил.
        В Интернет я заглянул недавно. Узнать, что наша картина до сих пор в памяти тех, кто смотрел её в детстве, порадовало меня. Я и сам считаю, что это одна из лучших наших картин.
        По поводу «третьей серии». Надо сказать, что вскоре после появления на экране
«Отроков», мы получали много писем с просьбой о продолжении. Кажется, кто-то присылал Ричарду варианты «третьей серии». Так что мысль сия не нова.
        Конечно это проявление симпатии к фильму и его героям. На самом деле дилогия полностью завершена. И никакой третьей серии быть не может. История возвращения ребят на Землю, совершенно самостоятельный сюжет.
И. Кузнецов.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        МОСКВА - КАССИОПЕЯ

        Пролог

        Из глубины мироздания мы приближаемся к планете, на которой живут наши герои. Где-то в стороне останутся Большая и Малая Медведицы, созвездие Кассиопеи с пятью яркими звёздами, и не тёмном фоне звёздного неба, скромно, чуть в стороне, появится лицо немолодого, умудрённого жизненным опытом человека с лукавой улыбкой. Обращаясь к зрителям, он скажет:

        - Прошу глубокоуважаемых зрителей простить меня за то, что я появляюсь несколько преждевременно, но считаю своим долгом кое о чём вас предупредить. Вам, разумеется, не раз приходилось видеть на экране надпись, уведомляющую о том, что всякие совпадения с реально существующими людьми и подлинными событиями случайны и не предусмотрены замыслом. Я, со своей стороны, хотел бы довести до вашего сведения, что все действующие лица нашего фильма выведены под собственными именами, а все события, свидетелями которых вы станете, действительно имели место… весной будущего года… Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать… Нет, не всё… Простите, я не представился… Дело в том, что авторы не дали мне никакого имени, я просто… исполняю особые обязанности… так сказать, И.О.О. - Исполняющий Особые Обязанности…
        И.О.О. улыбнулся и растворился в глубинах Мироздания, а камера продолжала приближаться к Земле…
        Постепенно мы начинаем различать материки и океаны. И тут возникает мальчишеский голос:

        - … Звезда Альфа созвездия Кассиопеи, иначе называемая Шедар и отстоящая от нас на расстоянии 71.42 парсека, то есть 22 х 1014 километров, избрана нами целью полёта, потому что на протяжении последних полутора лет Кароканская обсерватория зафиксировала свыше двух тысяч модулированных радиосигналов на волне 21 сантиметр, то есть на частоте 1420 мегагерц. Это даёт нам право предположить наличие разумной жизни на одной из планет системы звезды Шедар.
        Эпизод 1

        Тем временем мы приближаемся сначала к Евразийскому материку, к Москве, несколько сдвигаемся в Калуге и оказываемся в одном из залов Музея Космонавтики.
        Впрочем, мы поймём это не сразу, сначала мы увидим учёных, сидящих за столом, покрытым блестящим чёрным лаком, внимательно вслушивающихся в слова докладчика и делающих какие-то пометки в своих блокнотах.
        А потом мы увидим макеты спутников и космических кораблей, огромную доску на блоках, всю исписанную формулами и чертежами, развешанные на стенах рисунки и диаграммы и, наконец, самого докладчика - Витьку Середу, стоящего возле доски, то и дело поправляющего сползающие на нос очки.

        - Я представляю к защите фанпроект полёта к звезде Альфа Кассиопеи на космическом корабле «Заря», что означает звездолёт аннигиляционный релятивистский ядерный.
        Учёные склонились над столом и снова сделали какие-то пометки в своих блокнотах.
        Витька снял очки и, близоруко щурясь, взглянул куда-то поверх слушателей. Сидящий рядом Паша Козелков, ближайший друг Витьки, широко улыбался, радуясь за своего приятеля.

        - Итак, поскольку продолжительность полёта при расчётной скорости 0,996 световой, предусматривает длительность путешествия в обе стороны 52 - 52 года, - говорит Витя, - я считаю, что надо сформировать команду корабля из лиц не старше 14-ти лет. Это будет способствовать научному успеху экспедиции, так как участники достигнут Альфы Кассиопеи в расцвете своих жизненных и творческих сил, то есть в возрасте около сорока лет.
        Две девочки, сидевшие недалеко от учёных, хихикнули и одна из них, невзрачная девочка в очках, шепнула своей подруге:

        - Расцвет? Сорок лет - это же глубокая старость.
        Её хорошенькая подруга презрительно пожала плечами.
        Один из учёных, совсем ещё молодой человек, услышав слова девочки, засмеялся:

        - Слышишь, Филатов, оказывается мы с тобой глубокие старики.
        Эпизод 2

        Федька Лобанов или попросту Лоб, как его называли в классе, опоздал на сбор. Он вбежал в вестибюль Музея с огромной синей сумкой Аэрофлота, но был задержан дежурной.

        - Ты куда? - строго спросила дежурная.

        - На сбор.

        - Фамилия?

        - Лобанов.
        Дежурная надела очки, порылась в списках.

        - Лобанов… Имеется Лобанов… Написано - не пускать.
        Она строго посмотрела на Лба.

        - У меня тут… музыка… магнитофон… - сказал он. - Они без меня там… пропадут.

        - А написано - не пускать… Погоди-ка, погоди-ка… Ну-ка покажись личностью… - Дежурная повернула к себе Лба, пытавшегося отвернуться. - А, старый знакомый. Твоя работа? - Она показала на разбитый плафон.
        Лоб кивнул.

        - А это? - Она ткнула ногой в чёрное пятно на пластике.

        - Лоб пожал плечами.

        - Ракета взорвалась… Ну что, не пустите?

        - Не пущу.
        Лоб пожал плечами и пошёл к выходу. Задержавшись возле урны, он достал из сумки какую-то консервную банку и, дёрнув за верёвочку, бросил её в урну.
        В урне что-то угрожающе зашипело и из неё повалил жёлтый дым.
        Дежурная, вытаращив глаза, испуганно смотрела на урну.
        Из урны уже шёл не жёлтый, а розовый дым.
        Дежурная бросилась к огнетушителю.
        Лоб улыбнулся - розовый дым сменился синим. Дежурная с огнетушителем бежала к урне, а Лоб быстро прошмыгнул наверх.
        Эпизод 3

        Когда Лоб приоткрыл дверь в зал, Витька заканчивал своё сообщение. Протирая очки и глядя в сторону подвешенных к потолку спутников, Витя говорил:

        - Я верю, что такой полёт даст возможность человеку впервые в истории протянуть руку разумному существу другой звёздной системы.
        И пока Витя говорил эти слова, Толя Ямщиков, председатель Совета отряда, грозил кулаком Лбу за его опоздание, но Лоб, сделав успокаивающий жест, вытащил из своей необъятной сумки магнитофон, победоносно нажал кнопку и - о, ужас! - на весь зал вместо марша космонавтов грянула песенка из «Бременских музыкантов»:

        Мы раз… бо-бо, бой-бойники
        Разбойники, разбойники!
        Пиф-паф и вы покойники,
        Покойники, покойники!
        Послышался смех.

        - У, Лоб проклятый, - прошипел Толя и тут же широко улыбнулся учёным. - Извините, пожалуйста, - и снова зашипел на Лба. - Марш? Где марш?!
        Лоб снова сделал успокаивающий жест и, быстро, отыскав плёнку, снова нажал кнопку.

        - Ах, я всегда была…
        Пепита - дьяболо, Пепита - дьяболо…

        - Я убью тебя, - простонал Толя. - Ведь знал, что с тобой нельзя связываться…

        - Всё нормально, - сказал Лоб. - Сейчас…
        И верно, Пепита умолкла на полуслове и из магнитофона послышался марш космонавтов:

        - На пыльных тропинках
        Далёких планет
        Останутся наши следы…

        - Да, - задумчиво сказал один из учёных. - Похоже, что именно им предстоит оставить свои следы на далёких планетах…

        - Прошу задавать вопросы, - сказал Витя.
        Девочки тем временем хихикали, передавая из рук в руки чью-то записку. Лоб вырвал её из рук одной из девочек и передал Витьке.
        Витька надел очки и растерянно прочёл записку:

        - А ты полетела бы? Ведь это на всю жизнь…
        С ним… полетела бы.
        Раздался громкий смех.
        Витька удивлённо посмотрел на аудиторию.

        - Кто написал эту записку? - машинально спросил Витя.
        Теперь хохотали все. Смеялись даже учёные. Особенно веселились девочки. И по их лицам нельзя было определить, кто же из них готов на всю жизнь связать свою судьбу с судьбой Вити Середы.
        А Витька на мгновение встретился с пренебрежительным взглядом Варьки Кутейщиковой и смущённо отвёл глаза.
        Варька быстро поднялась со своего места и направилась к кафедре.
        Надо сказать, что Варька Кутейщикова занимала в 6-м «Б» особое положение. Высокая, стройная девочка, она была далека от всех «мирских» дел своих одноклассников. Ещё с третьего класса сердце и ум этой красавицы были безраздельно отданы сначала Аксалотлям и тритонам из школьного живого уголка, а затем кружку юных натуралистов Дома пионеров. Варька категорична в своих суждениях, решительна в поступках и полна презрения к мальчишкам.
        Когда Варька подошла к доске и неторопливо оглядела аудиторию, все понемногу притихли.

        - У меня вопрос, - она надменно взглянула на Витьку. - Сколько бизонов насчитывалось в Америке, когда туда прибыли первые европейцы?

        - Бизонов? - удивлённо переспросил Витька.

        - Можешь не отвечать, Середа, ты этого не знаешь. Америку населяли миллионы бизонов. Где они?

        - Вымерли? - неуверенно спросил Витька.

        - Они уничтожены людьми. Где лошадь Пржевальского? Где стеллерова корова?!!

        - Кутейщикова! - возмутился Паша Козелков. - Причём тут твоя корова и лошадь Пржевальского. У нас космический сбор. Понимаешь, Кутейщикова?!

        - Я скоро четырнадцать лет Кутейщикова, - огрызнулась Варька. - Люди должны сохранить на Земле исчезающие виды животных. Было бы куда лучше, если бы Середа, подумал бы об этом, вместо того, чтобы тратить время на изобретение каких-то дурацких релятивистских двигателей.
        Учёные рассмеялись, а Варька с победоносным видом вернулась на своё место.

        - Бизоны вымерли, - вздохнув, сказал Лоб. - Динозавры вымерли. Придёт время, мы тоже вымрем.

        - Вот ты и вымирай, а я пока не собираюсь, - крикнула ему Варька.

        - Помолчи, Лоб, - прошипел Толя и подчёркнуто радушно обращаясь к учёным, сказал:
        - Может быть, кто-нибудь из вас скажет, товарищи?
        Сергей Сергеевич Филатов поднялся на кафедру.

        - Вот что я тебе скажу, дорогой мой Лоб… - сказал он, обращаясь к Федьке, но услышав громкий смех ребят, слегка смутился. - Я что-то не так сказал?

        - Его фамилия Лобанов, - сказал Толя, - а Лбом мы его зовём… для краткости.

        - Извини, Лобанов. Я не хотел тебя обидеть. Кутейщикова, конечно, права - люди обязаны сделать всё, чтобы сохранить животных. Но человечество вышло в космос, с этим ничего не поделаешь. И проблемы космоса, дорогая Кутейщикова, сегодня стали также нашим земным делом. Вот почему мы с таким интересом слушали Витю Середу, изложившего этот, в высшей степени интересный, проект под многообещающим названием
« «ЗАРЯ»».

        - А я так считаю, товарищ Филатов, - зачем лететь на какую-то Кассиопею, когда даже у нас на Земле есть марсиане.

        - Марсиане? - удивился Филатов. - На Земле? Откуда?
        Лоб вытащил из сумки какую-то книжку с яркой обложкой.

        - Вот здесь написано, - уверенно сказал Лоб, - как поймали одного марсианина. Он в киоске газированной водой торговал. На улице Горького. В Москве.

        - Зачем же он… водой торговал? - спросил один из учёных. - Для заработка?

        - Да нет, для маскировки, - под общий смех ответил Лоб.
        Филатов подождал пока все успокоились.

        - Должен сказать, что нас всех порадовал доклад Вити Середы… Особенно приятно, что защита этого фантастического проекта происходит здесь, в Калуге, на родине великого Циолковского.

        - Извините, товарищ Филатов… - снова поднялся Лоб. - Но у меня тоже есть проект, только не фантастический, а вполне осуществимый.
        Лоб подошёл к столу со своей сумкой и вытащил из неё игрушечную ракету.

        - Моя идея состоит в том, чтобы вместо горючего использовать обыкновенную Н2О, с помощью энергии мирового океана превратить всю нашу планету в звездолёт и лететь к Кассиопее.
        Учёные засмеялись.

        - Не верите?! - серьёзно сказал Лоб. - Дёшево и сердито! Смотрите!
        Он запустил водяную ракету. Она взлетела и обдала всех учёных водой. И тут Толя Ямщиков не выдержал. Вместе с Пашей Козелковым они вывели Лба из зала и выбросили в коридор его сумку.
        Филатов, смеясь, вытер лицо платком.

        - Зачем же так жестоко?.. - спросил Филатов у Толи. - Он просто… проводил научный эксперимент…

        - Эксперимент? - вскипел Толя. - Вы его в первый раз видите, а он у нас… вот где сидит, - он провёл ладонью по горлу, - горе-изобретатель!

        - А теперь вернёмся к проекту Вити Середы, - сказал Филатов. - Вы хотели что-то сказать, - обратился он к одному из учёных.

        - Ну, что же, - улыбнулся тот, - расчёты сделаны весьма тщательно, придраться не к чему… Но крупным недостатком проекта остаётся огромная продолжительность полёта. За время экспедиции на Земле пройдёт пятьсот лет!

        - Ну, знаете ли, - усмехнулся Филатов, - здесь мы бессильны.

        - Пока, - снова улыбнулся учёный.

        - Почему пока? - удивился Витя Середа, - разве человечеству удастся когда-нибудь преодолеть световой барьер?

        - Нет, конечно, - сказал учёный задумчиво. - Законы физики нам изменить не удастся. Они не отменяются, но… уточняются и дополняются. Я бы сказал, что природа выступает одновременно и как противник и как помощник в достижении наших целей. Она ставит барьеры, но всегда имеет пути для их обхода. Но для того, чтобы отыскать такой обход, надо знать больше, чем мы знаем сегодня.
        В зале наступила полная тишина. Ребята слушали с нескрываемым интересом. Паша Козелков подался вперёд, стараясь не пропустить ни одного слова.

        - Мы знаем, что пространство искривлено, - продолжал учёный, - что кратчайшее расстояние не есть прямая линия. И может быть именно в особенностях строения нашего пространства надо искать ответ на вопрос, как попасть из одной его точки в другую быстрее, чем делает это свет.
        Он взял гибкую пластмассовую трубочку и свернул её в клубок.

        - Вот наглядная модель такой возможности. Некий путешественник, ну скажем жучок, хочет попасть из одного конца трубки в другой, двигаясь вдоль неё, повторяя все её изгибы. Ему предстоит долгий путь. Но, если бы он знал, что трубка скатана в клубок, что цель его рядом с ним, ему было бы достаточно прогрызть стенки трубки и он - у цели!

        - Будем верить, - засмеялся Филатов, что если не мы, то вы, когда-нибудь научитесь прогрызать дырки в пространстве!

        - Значит этот проект безнадёжно устарел? - огорчённо спросил Паша Козелков.

        - Нет! Отнюдь… - засмеялся Филатов. - Совсем напротив. Это весьма интересный проект. Но я хотел бы задать тебе, Витя, один вопрос.
        Он подошёл к доске и отчеркнул одну из формул.

        - Как ты пришёл к этому решению?
        Эпизод 4

        Павлик Козелков ещё в детском саду решил стать лётчиком-космонавтом и нет ничего удивительного в том, что на другой день рано утром он лежал на коврике в коридоре, на его груди покоилась гладильная доска, а на доске сидели три его младших братца с очень серьёзными сосредоточенными лицами.
        Паша старался вздохнуть, но тут появилась мать, она согнала мальчишек с доски и со словами, - перегрузки окончены! Марш за стол, пора завтракать! - ушла из коридора.
        Когда Павлик вошёл на кухню, мама, папа, старшая сестра Лёля и трое малышей уже завтракали. Павлик включил радио и уселся рядом с Лёлей, торопливо листавшей учебник.

        - КОРАБЛЬ БУДЕТ ОСНАЩЁН АННИГИЛЯЦИОННЫМ РЕЛЯТИВИСТСКИМ ДВИГАТЕЛЕМ, - с оттенком торжественности произнёс диктор.

        - Лёля поднялась и выключила радио.

        - Включи! - крикнул Павлик.

        - У меня сегодня контрольная.
        Павлик вскочил с табуретки и включил радио.

        - ПО ПРОИЗВЕДЁННЫМ РАСЧЁТАМ ТАКОЙ ДВИГАТЕЛЬ, - ПРОДОЛЖАЛ ДИКТОР, - СМОЖЕТ СООБЩИТЬ КОРАБЛЮ СКОРОСТЬ 298.600 КИЛОМЕТРОВ В СЕКУНДУ, ТО ЕСТЬ ЛИШЬ НЕМНОГИМ МЕНЬШЕ СКОРОСТИ СВЕТА.
        Лёля снова выключила радио.

        - У меня контрольная.
        Павлик оттолкнул Лёлю и опять включил радио.
        Лёля, хлопнув дверью, вышла из кухни.

        - Павлик, - грозно сказал отец, - выключи радио и позови Лёлю.
        Но Павлик, прижавшись к репродуктору, слушал вдохновенный голос диктора.

        - КОМАНДА ФОРМИРУЕТСЯ ИЗ ДЕТЕЙ НЕ СТАРШЕ ЧЕТЫРНАДЦАТИ ЛЕТ, С ТАКИМ РАСЧЁТОМ, ЧТОБЫ…
        В это время раздался вопль самого младшего Козелкова.

        - Мама, Вовка кладёт мне кашу в трусы.
        Мама бросилась к малышам, отец выключил радио.

        - Папа, включи! - разволновался Павлик. - Ты слышал, что он сказал? Ты слышал?
        Почувствовав волнение сына, отец включил радио, но оттуда уже слышалась бравурная музыка.
        Павлик стремглав выскочил из кухни.
        Эпизод 5

        Витька Середа, небрежно облокотясь на решётку школьного забора, как бы невзначай поглядывал на идущих на занятия девочек, пытаясь определить, кто же та, которая готова лететь с ним в необъятные просторы космоса. На ограде, возле Витьки сидел мальчишка, лет восьми, второклассник. Подперев подбородок рукой, он задумчиво смотрел вдаль.

        - Один парсек… сколько тысяч километров? - спросил он у Вити.

        - Примерно тридцать одна тысяча миллиардов…

        - Порядочно, - сказал мальчишка серьёзно и также серьёзно сообщил. - Ваша Окорокова идёт.
        Когда Милка Окорокова поравнялась с Витькой, он окликнул её.

        - Ты… алгебру сделала?

        - Сделала, - удивилась Милка. - А что?

        - Дай посмотреть.

        - Ты что, алгебру не сделал?
        Милка полезла в портфель, достала тетрадку и протянула её Витьке.
        Витька заглянул в тетрадку Милки, сравнивая её почерк с почерком на вчерашней записке, спрятанной под крышкой портфеля.

        - Да сделал я… алгебру… Так… проверить хотел, - небрежно сказал Витька, возвращая тетрадь.
        Милка растерянно поглядела на Витьку и, спрятав тетрадь, отошла от него.
        На лестнице у школы несколько девочек из Витиного класса оживлённо обсуждали вчерашнее событие.

        - Тут и гадать нечего, - говорила чёрненькая девочка похожая на весёлого жука. - Юлька написала записку. Она ещё со второго класса втрескалась в Витьку… до сих пор при нём краснеет.

        - А я считаю, что если человек краснеет… - возразила высокая девочка с косами, - такой человек не станет писать записку.

        - Ну, а кто же по-твоему? - не унималась чёрненькая девочка. - Варька, что ли? Очень ей нужен твой Середа, она сама - личность.
        К стоящим на лестнице подошла Милка Окорокова. Девочка с косами насмешливо сказала:

        - Девочки, а может это Милка написала?

        - Я уже давно вышла из того возраста, когда пишут записки, - презрительно сказала Мила и размахивая портфелем вошла в школьный подъезд.
        Мальчишка, всё также сидя на ограде возле Витьки, называл проходящих девочек.

        - Семёнова идёт… Фролова… Шишова… Абалова.

        - Ты что, всех знаешь? - спросил Витя.

        - Нет, первоклашек ещё путаю. А до Большой Медведицы сколько парсеков?
        Витя не ответил. К забору приближалась Юлька Сорокина.

        - Юлька! - окликнул её Витя.

        - Что? - спросила Юлька, смутившись и, подойдя к забору, внимательно посмотрела на Витьку.
        Юлька была в очках и показалась Витьке очень некрасивой. И он подумал, что даже если это она написала записку, то ему это совершенно безразлично.

        - Нет, ничего, - сказал Витька, и Юлька отошла от него.

        - Кутейщикова идёт, - сообщил мальчуган и снова поинтересовался. - Так сколько до Большой Медведицы?
        Но Витя не ответил. А Варя, снисходительно улыбнувшись Витьке, сердито спросила: - Чего ты на меня уставился?
        Мальчишка, оценив обстановку, спрыгнул с забора и побежал в школу.

        - Алгебру сделала? - спросил Витя и Вари. - Дай посмотреть…
        Варька усмехнулась.

        - Наконец-то мы дождались великого часа. Середа не сделал алгебру!
        И высоко подняв голову, Варька величественно удалилась.
        К Витьке быстро подбежал Паша Козелков.

        - Ты чего стоишь? - задыхаясь, спросил он.

        - Да вот… - показывая записку, замявшись произнёс Витька. - Как думаешь, кто мог её написать?
        Пашка схватил записку, смял в комочек и щелчком выбросил на мостовую.
        Витька увидел, как записка, подхваченная ветром попала под метлу дворника и скрылась за решёткой водостока.

        - Команда формируется из детей не старше 14-ти лет, - взволнованно говорил Павлик.
        - Я сам слышал по радио, собственными ушами… Аннигиляционный, релятивистский, ядерный.
        К ребятам подошёл Лоб.

        - Алгебру сделал? Дай списать.
        Витька вытащил из портфеля тетрадку и отдал Лбу.
        Лоб заглянул в тетрадку.

        - Ты что-то перепутал, - сказал Витька Павлику.

        - Ничего не перепутал. Знаешь, каким голосом говорил диктор? Команда формируется…
        - Павлик подражал диктору. - Как особо важное сообщение.
        К Витьке снова подошёл Лоб.

        - Ты чего мне дал? Это - английский.
        Витька снова порылся в портфеле и протянул Лбу другую тетрадку.

        - Английский тоже возьму, - сказал Лоб.

        - Поехали в Москву, - решительно сказал Павлик. - Время не терпит. Небось, уже отбирают. А там, знаешь, сколько претендентов.
        Витька наморщил лоб.

        - Меня не пропустит медкомиссия.

        - Почему не пропустит?

        - По очкам.

        - Пропустит. У тебя замечательный вестибулярный аппарат!

        - Середа, - сказал Лоб. - Ты мне химию дал, а мне алгебра нужна. Ал-ге-бра!
        Витька протянул ему свой портфель и мальчишки быстро зашагали к железнодорожной станции.

        - А вы… куда обрываетесь? - крикнул им вдогонку Лоб, но не получив ответа, уныло побрёл в школу.
        Эпизод 6

        В клубе юных космонавтов Московского дворца пионеров шли очередные занятия. На специальных тренировочных снарядах занимались мальчики того же возраста, что Витька и Павлик. Но едва они подошли к ребятам, как к ним приблизился мальчик с повязкой дежурного.

        - У вас тут ребят отбирают? - спросил Павлик.

        - Сейчас не отбирают.

        - Уже отобрали?

        - Отобрали.

        - И долго отбирали?

        - Весь год отбирали.

        - А теперь не отбирают?

        - Нет, не отбирают? Опоздали.

        - А тебя… отобрали? - спросил Витя.

        - Отобрали.
        Витька помрачнел, а Павлик вызывающе спросил:

        - А почему это тебя отобрали?

        - У меня феноменальная память, - с издёвкой сказал мальчик. - Запоминаю десять страниц типографского текста с одного прочтения.

        - Врёшь, - удивился Витька. - А как твоя фамилия?

        - Копаныгин… Михаил, - сказал мальчик. - Идите, идите отсюда.
        Он пошёл к тренажёрам.

        - Феномен, - сказал Витя.

        - Опоздали, сказал Павлик.

        - Опоздали, - как эхо отозвался Витя.

        - Едем к Филатову, - решительно сказал Павлик.
        Эпизод 7

        Сергей Сергеевич Филатов жил в высотном здании на 23-м этаже. Женщина, отрывшая дверь, на вопрос «Можно ли видеть академика Филатова», ответила:

        - Нет, мальчики, его нету дома. А вы откуда?

        - Сергей Сергеевич был у нас в школе, в Калуге.

        - Погоди, погоди… оживилась женщина. - Ты - Витя Середа?

        - Да. Он Витя Середа, - обрадовался Павлик.

        - Серёжа очень огорчится, что вы его не застали. Вчера вечером у нас был академик Благовидов. Они только и говорил, что о твоём проекте. Может быть зайдёте, выпьете чайку с вареньем?

        - Спасибо, - пробормотал Витя. - Мы уже… у нас дела…

        - Не смущайтесь, заходите.
        Мальчики нерешительно вошли в коридор.

        - Академик Благовидов просто в восторге от твоего проекта. Весь вечер ахал и охал.

        - Жена Филатова провела мальчиков в гостинную и, сказав, - я сейчас, быстро… - вышла из комнаты.

        - Во всё я могу поверить, - вздохнул Витька. - Но что уже сегодня существует аннигиляционный релятивистский…

        - Говорю тебе, существует! - возмутился Павлик.

        - Погоди, погоди, - Витька даже поперхнулся. - Ты когда слышал это радио? В семь двадцать?

        - Вроде.

        - Мы можем не ждать Филатова, - огорчённо вздохнул Витька.

        - Почему?

        - Козелков, ты слышал «Пионерскую зорьку», в которой рассказывали о моём Фан-проекте?

        - Ну да!

        - Команда формируется… - передразнил Павлика Витька. - А я-то уши развесил. Из-за тебя контрольную пропустили.
        Павлик был подавлен.

        - Точно, Зорька. И голос… этот… он у них всегда про науку рассказывает.

        - Сейчас придёт академик, что мы ему скажем? - заёрзал Витька.
        Жена академика Филатова поставила на поднос чашки с чаем, варенье и пирожные…
        Когда она вошла в гостинную, мальчиков уже не было.
        А Витька и Павлик сидели на подоконнике лестницы между 22 и 23 этажами и тоскливо жевали бутерброды, которые Павлик достал из портфеля.
        На площадке 23-го этажа остановился лифт. Витька схватил Павлика за руку. Мальчики увидели, как Филатов вышел из лифта и, открыв дверь, скрылся в квартире.
        Они сидели на подоконнике и молчали. За окном зажглись первые вечерние огни. И вдруг за окном вспыхнул фейерверк салюта.

        - Салют, - удивился Павлик. - Почему салют?

        - Двенадцатое апреля… день космонавтики, - сказал Витя.
        Он отвернулся от окна и вздохнул. Из кабины лифта, в которой поднялся академик Филатов и которая только что была пуста, вдруг вышел человек в сером летнем костюме и такой же серой соломенной шляпе. Он, вероятно, легко бы затерялся в любой толпе и вряд ли обратил бы на себя внимание, но сейчас его появление из лифта произвело на мальчиков сильное впечатление. Это был И.О.О. - тот самый человек, который появлялся в начале фильма. Мальчики испугались и хотели было убежать, но И.О.О. приподнял шляпу и очень вежливо осведомился:

        - Я был бы необычайно признателен и, поверьте, не остался бы в долгу, если бы вы помогли мне разыскать молодого человека по имени… Виктор Середа.

        - Я… Середа, - настороженно произнёс Витя.

        - Он - Середа, - подтвердил Павлик.

        - Вы - Середа?

        - Я.

        - А вы кто? - спросил Паша.

        - Это не имеет значения, - он снял очки с Вити и полюбовавшись довольно улыбнулся,
        - так гораздо лучше! - и обернувшись к Паше представился, - я исполняю Особые Обязанности. Так сказать И.О.О.
        Витя и Паша с недоумением посмотрели друг на друга - оба, уже не в школьной форме, а в новеньких серых костюмах.

        - Ёлки-палки, - пробормотал Паша.

        - Ущипни меня, - попросил Витя, - но когда Паша исполнил его просьбу вскрикнул. - Больно, ты что?

        - А теперь прошу следовать за мной! - И.О.О. приподнял шляпу.

        - Куда? - встревожено спросил Витя.

        - Я буду вам чрезвычайно признателен, если вы избавите меня от необходимости отвечать на вопросы, на которые я лично отвечать не уполномочен.

        - Я один не поеду, - решительно заявил Витька.

        - Он один не поедет, - поддержал приятеля Павлик.

        - Шут с вами, - неожиданно попросту сказал И.О.О., - поехали. Оба!
        И вот уже по вечерним московским улицам, не выключая сирены, несётся машина с прерывистым красным сигнальным огоньком на крыше и надписью «Специальная» на бокам. Она несётся с недозволенной скоростью, проносится под красным запретным огнём светофора, делает немыслимые виражи на поворотах и неожиданно застывает - у подъезда Президиума Академии наук.
        Эпизод 8

        На большом ковре в кабинете академика Благовидова лежали чертежи, которые Витя демонстрировал на сборе отряда в Музее космонавтики. Сам Благовидов и академик Огонь-Дугановский стоя на коленях разглядывали чертежи. Академик Курочкин сидел за большим полукруглым столом, академик Филатов заложив руки за спину, задумчиво прохаживался по кабинету.
        Огонь-Дугановский с сомнением смотрел лежавшие на чертежи, всё ещё лежавшие на полу.

        - Боюсь, что ты, как всегда, увлекаешься, - сказал он. - Ведь он же ещё мальчишка!

        - Мальчишка? - Благовидов с улыбкой взглянул на Благовидова. - А если этот мальчишка - гений?
        Огонь-Дугановский пожал плечами.

        - Васечка, скажи, пожалуйста, ты бы додумался до этого? А? Или Сергей Сергеевич додумался? Или я, наконец? А он подсказал! Он - мальчишка! Его идея хранения антивещества… Это гениально! Прошу вас, товарищи, впредь этого мальчишку именовать по имени отчеству! Как его зовут, Серёжа?

        - Витя… Э-э… Виктор. Прости, Коля, отчества я не знаю.
        Благовидов снимает трубку телефона.

        - Прошу вас срочно выяснить и сообщить мне имя и отчество этого мальчика из Калуги. Середа его фамилия. (Смеётся). Мальчишка!
        Огонь-Дугановский покачал головой.

        - Увлекаешься, Витя…

        - Между прочим, Вася, позволю себе заметить, что великий Моцарт, уже в три года играл на клавесине сложнейшие пьесы. Сложнейшие!

        - Ну уж извини, Вася, пожалуйста, сердито проговорил Огонь-Дугановский. - Я тоже позволю себе заметить, что клавесин это всё-таки не звездолёт, и даже не фортепьяно… А этот ваш калужский Витя, боюсь, не Моцарт!

        - Ну уж извини, Вася, - вспыхнул Благовидов, - различие между клавесином и звездолётом я понимаю лучше тебя… Скажи, в чём именно ты сомневаешься? Чего ты боишься?

        - Не знаю, чего боится Вася, - вскочил из-за стола Курочкин. - А я боюсь, что такое предприятие не под силу детям!

        - Вот именно! Человек впервые встретится с инопланетной цивилизацией… И кто же будет представлять нашу Землю? Дети? Мальчики и девочки? - поддержал его Огонь-Дугановский.

        - Вы меня извините, Василий Анистифорович, - вмешался в спор Филатов, - но к тому времени, когда они окажутся в районе Альфы Кассиопеи им будет уже по сорок… Это будут взрослые, образованные люди, закалённые в длительном космическом полёте!
        Эпизод 9

        А возле кабинета Благовидова, рядом с его секретарём, Витя сказал И.О.О.

        - Один, без Павлика, не пойду.

        - Вы напрасно упрямитесь, дорогой мой, - сказал И.О.О. - Я позволю себе напомнить вам то немаловажное обстоятельство, что к академику Благовидову приглашены вы, вы лично и только вы один.
        И.О.О. величественно поднял указательный палец.

        - Без Павлика не пойду, - твёрдо сказал Витя и хотел было отойти от двери, но И.О. . неожиданно проворно схватил его за шиворот и, приоткрыв дверь, втолкнул в кабинет.
        Витька зацепился за край ковра и растянулся у ног ожидавших его академиков.
        В кабинет вошла секретарша Маргарита Михайловна и, не обращая никакого внимания на лежавшего на чертежах Витьку, громко сказала:

        - Николай Кириллович, вы просили выяснить как зовут этого мальчика из Калуги. Его зовут Виктор Данилович.

        - Благодарю вас, - сказал Благовидов. И секретарша вышла.
        Филатов и Курочкин помогли Вите подняться, и Сергей Сергеевич сказал:

        - Позвольте, дорогие коллеги, представить вам моего друга Витю… простите, Виктора Даниловича Середу, - и показывая на академиков, продолжал:

        - Знакомься: академик Благовидов, академик Благовидов, академик Курочкин, академик Огонь-Дугановский.
        Академики по очереди знакомились с Витей.

        - Не ушибся? - вежливо осведомился Благовидов.

        - Бывает, - усмехнулся Огонь-Дугановский. - Я помню ещё в гимназии… Меня вызвали к директору. Прихожу, а там, представьте себе, сам генерал-губернатор…

        - Слыхали, Вася, слыхали, - желчно оборвал его Курочкин, и, обращаясь к Вите, сказал: - А вам, молодой человек, следовало быть осмотрительнее при входе в незнакомое помещение.
        Витя не отрываясь восторженно смотрел на Огонь-Дугановского.

        - Что это ты на меня… как смотришь? - смутился Огонь-Дугановский.

        - Извините… - растерялся Витя. - Вы… тот самый Огонь-Дугановский, автор знаменитой космогонической гипотезы Огонь-Дугановского?

        - А ты что же, знаком с моей гипотезой? - изумился Огонь-Дугановский.

        - Я не только знаком с вашей гипотезой, - сказал Витя, протирая очки. - Я полностью её разделяю.

        - Прошу присаживаться, - сказал Благовидов, как радушный хозяин.
        Все уселись за длинный стол, покрытый тёмнозелёной скатертью, а Николай Кириллович открыл ящик стола и извлёк оттуда голубую папку, в которой Витька хранил свой фан-проект.

        - Ещё вчера это был фантастический проект калужского школьника Виктора Даниловича Середы, - сказал Благовидов. - Сегодня это основа проектного задания первого космического корабля, отправляющегося к далёкой звезде Альфа созвездия Кассиопеи.

        - Не может быть, - прошептал Витя.
        Но Благовидов услышал его.

        - Да, - кивнул он Вите. - Решение состоялось. Дело в том, что некоторые твои выкладки помогли нам сдвинуть с мёртвой точки работу над аннигиляционным релятивистским двигателем и позволили поставить это дело на практические рельсы.

        - Ну да! - удивлённо воскликнул Витька.

        - Когда говорят взрослые, дети должны молчать! - цыкнул на него Курочкин.

        - Извините, - смутился Витя.

        - Разработка окончательного проекта, - сказал Благовидов, обращаясь к Витьке, - поручается вам вместе с академиком Филатовым и его институтом космических путешествий.

        - Должен признаться, дорогой Виктор… э… Данилович, - сказал Огонь-Дугановский, - что у меня вызвала некоторые сомнения ваша кандидатура… но сейчас, после личного знакомства с вами… Я снимаю свои возражения и, как астроном, не могу не порадоваться плодотворности выбора именно Альфы Кассиопеи как объекта исследований. Более того, здесь, в узком кругу, - продолжал академик, - я могу сообщить, что характер принимаемых оттуда сигналов…
        Огонь-Дугановский достал из портфеля портативный магнитофон и, поставив его на стол, нажал клавишу. Послышался странный тревожный звук…

        - Вполне вероятно, - сказал Огонь-Дугановский, - что какая-то цивилизация из глубин космоса обращается к нам. Да, да, именно к нам. Вот почему ваш проект встречает со стороны Астрономического центра принципиальную поддержку.

        - К сожалении, вынужден, - проскрипел Курочкин, - подложить в эту бочку мёда ба-а-альшую ложку дёгтя. Как биолог, я решительно возражаю против посылки в космос детей младше пятнадцати лет с их ещё не сформировавшейся костномышечной системой…
        Эпизод 10

        Когда Витька вышел из кабинета, Павлик понял по его лицу, что случилось что-то непоправимое. Витька уселся рядом и молча стал протирать очки.

        - Проект принят, - грустно сказал Витька. - Но ты не полетишь, Павлик.

        - Не полечу? - как эхо повторил Павлик. - А ты?

        - И я не полечу. Так считают биологи.
        Погружённые в раздумья мальчики не заметили, как к ним подошёл Филатов.

        - Что происходит с тобой в минуту твоего величайшего торжества? Почему ты так мрачен? - спросил он.

        - Сергей Сергеевич, - запальчиво заговорил Витька. - Академик Курочкин неправ. То есть, я, может быть, и не гожусь. У меня близорукость. Но Павлик…

        - Близорукость с годами проходит, - вмешался Павлик. - Зато у него превосходный вестибулярный аппарат.

        - Погоди, Павлик, - сказал Витя. - Сергей Сергеевич, посмотрите на него. Сколько ему лет?

        - По виду около пятнадцати… - Сказал Сергей Сергеевич.

        - А ему ещё нет четырнадцати, - возликовал Витька. - Акселерация! Наше поколение развивается куда быстрее, чем предыдущие.

        - Я всё понял, - подмигнул Витьке Филатов. - Попробуем одолеть Курочкина. А пока суд да дело, приступим к подбору экипажа.
        И пожав руки ребятам, Филатов ушёл.
        Эпизод 11

        Когда мальчики вышли за ворота Академии Наук неожиданно Витьку окликнул И.О.О.

        - Простите меня, но я вынужден задержать вас на одно мгновение, уважаемый Виктор Данилович.
        И.О.О. достал из своего портфельчика какую-то книгу, раскрыл её и, протянув Вите шариковую ручку, сказал:

        - Распишитесь в получении. Вот здесь.
        Витька расписался, а И.О.О. достал из того же портфельчика большой розовый пакет с надписью:

        Руководителю проекта « «ЗАРЯ»» тов. В.Д.Середе.
        Витька аккуратно вскрыл пакет и достал оттуда ту самую записку, которую он получил на защите фанпроекта и которая утром бесследно исчезла под решёткой водосточного люка.
        Витька обернулся, чтобы спросить у И.О.О., как к нему попала эта записка, но И.О. . бесследно исчез…
        Эпизод 12

        Конечно, Витька Середа был счастлив. Всё происшедшее казалось ему сном, тем более, что на другой день он, как всегда сидел за своей партой и писал контрольную по геометрии.
        Между тем контрольной был занят, по-видимому, только он один. Все были до крайности возбуждены и писали какие-то записки, которые неизменно оказывались в руках Юльки. Юлька, не читая, складывала их в стопку рядом с Витькой.
        Учитель математики, Автандил Степанович, относился ко всему этому снисходительно, потому что великолепно понимал предмет всеобщего возбуждения и втайне грустил, что он давно уже вышел из детского возраста и что ему не суждено принять участие в космической экспедиции.
        Витька пристально смотрел на Варьку.
        Лоб, сидевший на парте позади Витьки тихо шептал:

        - Возьми меня. Возьми, не пожалеешь.

        - Отстань.

        - Ты пропадёшь без меня, Середа, пропадёшь. Ты не знаешь даже как отличить обыкновенного марсианина от пульсирующего гомункулуса из созвездия Девы…

        - Отстань.
        Витька всё ещё смотрел на Варьку. Варька, как-будто, действительно всерьёз занималась геометрией и, казалось, была безучастной к Витькиному успеху. Зато Милка Окорокова и Юлька Сорокина смотрели на него восторженно. Взгляд каждой из них как бы говорил ему - неужели ты не понимаешь, это я, я готова лететь с тобой на край Вселенной…
        Дверь класса приоткрылась, из неё выглянул И.О.О. Он, по обыкновению, слегка приподнял свою соломенную шляпу и, как всегда, вежливо произнёс:

        - Я надеюсь на ваше снисхождение, глубокоуважаемый Автандил Степанович, но я вынужден обратиться к вам с просьбой отпустить с урока ученика Виктора Середу.

        - Куда? - попросту осведомился Автандил Степанович.
        И.О.О. неожиданно подмигнул и показал большим пальцем на потолок.

        - Туда.

        - И надолго? - спросил Автандил Степанович.

        - Навсегда, - ответил И.О.О.

        - Ну, если навсегда… - развёл руками Автандил Степанович. - Не смею препятствовать.
        Эпизод 13

        В громадном зале, сплошь заставленном современными чертёжными столами, работали сотни конструкторов над проектом будущего звездолёта. Витя, в ослепительно белом халате, из-под которого был виден шёлковый красный галстук, в сопровождении Сергея Сергеевича Филатова шёл по центральному проходу.
        Витя остановился возле одного из кульманов и заглянул в чертёж.

        - Извините, Андрей Петрович, - смущённо сказал Витя. - Вам не кажется, что вы несколько завысили толщину экранизирующих плёнок?
        Худощавый конструктор бросил карандаш.

        - Я не желаю подчиняться этому молокососу, который вообразил себя гением, даже не дав себе труда закончить среднюю школу.

        - Андрей Петрович, - улыбаясь, сказал Филатов. - Виктор Данилович - автор нашего проекта и, естественно, его замечания обязательны для всех, в том числе и для меня.
        Филатов и Витя пошли дальше, а возле Андрея Петровича неожиданно возник И.О.О.

        - Я рискую быть несколько назойливым, - сказал он как всегда вежливо, - всё же позволю заметить вам, что тон, который вы избрали для разговора с автором проекта, выходит из рамок приличия и в известной мере является нарушением трудовой дисциплины.

        - А я не желаю подчиняться мальчишке! - визгливо закричал конструктор.

        - Цыц! - сказал И.О.О. и, улыбнувшись, приподнял шляпу в знак того, что разговор окончен.
        Эпизод 14

        В Академии Наук утверждали окончательный состав участников экспедиции.

        - На прошлом заседании, - сказал академик Филатов, - мы определили состав экспедиции по схеме 3 плюс 3. Три мальчика и три девочки. Тогда же мы утвердили персональный состав, но только сегодня стало известно, что кандидатура Лены Колесаевой отпала.
        Члены комиссии зашумели.

        - Как отпала?

        - Почему?

        - Колесаева… отпала?

        - Да, да, - сказал Филатов, - Колесаева отпала. Её бабушка не дала своей подписи. А поскольку для полёта необходимо письменное разрешение не только родителей, но и всех ближайших родственников… Колесаева, к сожалению, отпадает…

        - Кто же полетит вместо неё? - спросил один из членов комиссии.
        Позади Филатова неожиданно возник И.О.О.

        - Я бы рекомендовал комиссии ознакомиться с этими документами, - И.О.О. положил перед Филатовым большой розовый пакет с надписью:

        СОВСЕМ СЕКРЕТНО
        Сергей Сергеевич вынул из пакета три фотографии и положил их на стол. На первой фотографии мелом на классной доске было написано: МИШКА + КАТЯ = ЛЮБОВЬ.
        На второй та же самая надпись была сделана углём на кирпичной стене старого дома.
        На третьей - Мишка Капаныгин дрался портфелем с какой-то девочкой.
        Фотография вызвала общий восторг.

        - Прекрасная кандидатура, - сказал Филатов. - Как зовут эту девочку?

        - Катя Панфёрова, - сказал И.О.О. - Победитель Олимпиады юных геологов, петрографов и кристаллографов.
        Эпизод 15

        Катя Панфёрова, ничего не подозревавшая о своём участии в предстоящей экспедиции, на берегу водохранилища разыскивала камешки плоской конфигурации и складывала их в кучку.
        Как всегда неожиданно, рядом с ней появился И.О.О.

        - Мне поручено сообщить вам, Екатерина Андреевна, что отборочная комиссия утвердила вашу кандидатуру. Вы летите.
        Катька взяла один из камешков и бросила его в воду так, что он несколько раз подпрыгнул.

        - Куда?

        - В космос.
        Катька бросила ещё один камешек.

        - Шесть, - сказала она.

        - Что… простите… шесть? - удивился И.О.О.

        - Шесть раз, - ответила Катька, и тут же снова спросила. - А в космос… Это надолго?

        - М… м… как вам сказать?.. На всю жизнь.

        - На всю? - удивилась Катька и снова бросила камешек.

        - Если быть более точным… лет этак… на пятьдесят.

        - Хорошо, - согласилась Катька. - Я полечу, но только при одном условии.

        - Великолепно. Ваше условие принято.

        - А откуда вы знаете какое условие?
        И.О.О. взял из кучки камешек и подбросил на ладони.

        - Ваше условие - чтобы вместе с вами полетел один человек.

        - Да… И вы знаете… кто именно?

        - Миша Капаныгин.
        Катя густо покраснела.

        - В таком случае считайте, что вы уже летите.
        И.О.О. бросил камешек, и он запрыгал по воде.

        - Восемь, девять, десять, одиннадцать, - считала Катька. И камешек всё продолжал прыгать и прыгать…
        Эпизод 16

        И вот уже вся шестёрка отобранных для полёта ребят тренируется на специальных тренировочных аппаратах.
        Варька вращается на центрифуге.
        Юлька - на тренажёре по проверке вестибулярного аппарата.
        Витька и Катя на качелях-лопингах.
        Павлик с центрифуги кричит Мишке Капаныгину:

        - Ну, как?

        - Отлично, - отвечает Миша, а глаза у него слегка косят.
        Витька сошёл со снаряда и, увидев стоящую в стороне Милку Окорокову, подошёл к ней:

        - Ну что? Опять пришла?
        Милка опустила глаза.

        - Пришла.

        - Я же тебе сказал, - не ходи. Ничего не выйдет.
        Милка умоляюще посмотрела на Витю.

        - У меня второй разряд по художественной гимнастике… Я могу не есть двое суток… я проверяла себя. Неужели ты не понимаешь - я должна лететь. Должна!
        Витя вздохнул.

        - Я ничего не могу сделать. Команда отобрана, утверждена. И не ходи сюда больше - поняла?!
        Милка заплакала и ушла. А Витька подошёл к Павлику.

        - Слушай, а может быть Окорокова написала записку?

        - Исключено, - сказал Павлик. - Ты ведь сам проверял её почерк.

        - Да… Проверял…
        И снова завертелись тренажёры.
        Эпизод 17

        На первую пресс-конференцию, которую академик Филатов и Витя Середа проводили на борту звездолёта, собралось множество корреспондентов.
        Здесь же, среди приглашённых со своей неизменной сумкой бродил Федька Лобанов.
        Журналисты остановились перед перилами, ограждавшими вход в энергоотсеки.

        - Отсюда начинается энергетический комплекс звездолёта, - говорил Витя. - Созданный трудом многих конструкторов, учёных, инженеров и рабочих, этот комплекс даст возможность звездолёту проделать многолетний путь до Альфы Кассиопеи и вернуться обратно на Землю.
        Старая журналистка, держащая на руках маленькую собачку, спросила:

        - Скажите, пожалуйста, какими принципами вы руководствовались при подборе команды? Ведь при таком длительном полёте психологическая совместимость членов экипажа является, как мне кажется, основой успеха?
        Филатов улыбнулся.

        - Это серьёзный вопрос. На него мог бы ответить академик Курочкин, но он, к сожалению, уехал с экспедицией в Центральную Африку, поэтому на ваш вопрос мы попросим ответить одного из членов экипажа, возглавляющего биологическую часть экспедиции.
        Филатов нажал кнопку, и на большом телеэкране возник биоцентр звездолёта.
        Рядом с Варей у биошкафа стояла Юлька.

        - Я слушаю вас, - сказала Варя.
        Молодой рыжебородый француз, оттеснив старую журналистку с собачкой, громко спросил:

        - Журнал для детей «Пиф»… Простите, мадам, - извинился он перед журналисткой с собачкой. - Мадемуазель Кутейщикова, что заставило вас, принципиальную противницу проекта Середы, принять участие в этой экспедиции?
        Витька замер и опустил глаза.
        Варька смутилась.

        - Я посвятила свою жизнь биологии, - тихо сказала Варя. - Старшие товарищи убедили меня, что это необходимо для науки. А для науки я готова на всё.
        Витьке казалось, что Варька смотрит прямо ему в глаза и как бы отвечает ему, что это не она писала записку.

        - Нет, это не Варька писала, - тихо сказал Витька Павлику.

        - А вы, мадемуазель Сорокина, - спросил рыжебородый француз.

        - Я… - Юлька смущённо и восторженно смотрела с экрана прямо на Витьку. - Я всегда была горячей сторонницей Вити Середы. Он самый выдающийся из всех мальчиков, каких я знаю. Осуществилась моя заветная мечта. Я лечу с Витей на Альфу Кассиопеи.

        - Ну да, это она. Она написала записку, - разочарованно вздохнул Витька.

        - Ты знаешь… она ничего… - сказал Павлик, разглядывая Юльку. - Очки, пожалуй, её не очень портят. И потом у неё такой возраст… За какой-нибудь год… она совершенно изменится и станет, возможно, даже красавицей. А Варька… Варька может и подурнеть…

        - Не думаю, - смутившись, сказал Витя.
        Старая журналистка с собачкой, наконец, оттеснила рыжебородого француза.

        - Так я, всё-таки, просила бы ответить на мой вопрос по поводу психологической совместимости? - сказала она.
        Юлька поправила очки.
        Прежде всего, - сказала Юлька, - четверо из шести членов экипажа - ученики одного класса. Мы дружим почти семь лет. Характеры у всех, конечно, разные, но нас объединяет общая цель, взаимное уважение и чувство ответственности. Может быть поэтому мы все так легко прошли проверку на совместимость по специальной программе.
        Рядом с Витькой появился Федька Лобанов.

        - Середа, пока ещё не поздно, - сказал Лоб, - возьми меня с собой. В полёте возможны всякие неожиданности. Ну, скажем, вдруг испарилась вся вода. Что ты будешь делать? Не знаешь. А я что-нибудь придумаю.

        - Отстань, Лоб, - сказал Витька. - Скажи спасибо, что я вообще пустил тебя на корабль.
        Но Лоб не отставал от Витьки.

        - Смотри, Середа… Подумай. Без меня вам не обойтись. Ну, хочешь, я открою тебе тайну?! Я создал универсальный клей. Он клеит всё!
        Лоб достаёт из своей сумки пузырёк с клеем, быстро макает кисточку и, мазнув полированную поверхность переборки Звездолёта, прижимает к ней свой портфель.

        - Попробуй, - оторви! - победоносно глядя на Витьку и Павлика, говорит Лоб.
        Портфель накрепко приклеился к переборке. Павлик попытался оторвать его, но ему это не удалось.

        - Видал! - сказал Лоб. - Без этого клея в космосе просто нечего делать.

        - Я тебе говорил, - сердито сказал Павлик. - Нельзя было его пускать на корабль.
        А тем временем Филатов демонстрировал журналистам прибор, чем-то напоминающий транзисторный приёмник.

        - Этот аппарат - предмет нашей особой гордости. Это - портативный смыслоуловитель. Если участникам экспедиции выпадет счастье встретиться с обитателями других планет, им на помощь придёт этот уникальный прибор. Прошу вас, - Сергей Сергеевич обратился к журналисту в красном тюрбане. - Скажите несколько слов на своём родном языке.
        Журналист в тюрбане приблизился к аппарату и, улыбаясь, произнёс довольно длинную тираду.

        - Я просто не нахожу слов, - перевёл смыслоуловитель.
        Журналисты засмеялись, а один из них сказал:

        - Машина-переводчик - не новинка… Разрешите, я предложу вашему смыслоуловителю более сложную задачу.
        И он поднёс аппарат к маленькой собачке, которая сидела на руках у старой журналистки. Собачка тявкнула.

        - Уберите от меня эту чертовщину, - заговорил смыслоуловитель. - Лучше бы вы предложили мне хорошую косточку.

        - Окей… О-ля-ля… Колоссаль! Брависсимо! - восторженно зашумели корреспонденты, щёлкая фотоаппаратами.

        - На этом разрешите закончить нашу пресс-конференцию, - сказал Сергей Сергеевич. - Меня ждёт экипаж звездолёта. Прошу извинить. Всего хорошего.
        Он кланяется журналистам и, оглянувшись на Витю, Павлика и Мишу, жестом приглашает их следовать за ним. Ребята направляются к нему под вспышками фотоблицев. Весь экипаж с Филатовым подходит к двери с надписью…

… «СЮРПРИЗ».

        - Это ваша кают-компания, - говорит Филатов и нажимает кнопку рядом с дверью. Дверь бесшумно открывается. Перед нами обширный тамбур, за которым следующая дверь. По бокам тамбура два пульта.
        Филатов подвёл экипаж Звездолёта к шкале со слайдами, изображающими различные интерьеры и пейзажи.

        - Мы хотели как-то облегчить вашу будущую тоску по родной земле. И вот… придумали эту кают-компанию. В ней вы сможете воссоздать более ста вариантов известных вам помещений и уголков природы.
        Филатов нажал кнопку со слайдом кают-компании.

        - Здесь вы сможете отдыхать и заниматься спортом, отмечать праздничные даты и дни рождения.
        Вторая дверь раскрывается, и перед нами возникает комфортабельная кают-компания.
        Филатов снова набирает шифр из четырёх кнопок, говоря:

        - Сейчас я покажу вам один из вариантов среднерусского уголка природы.
        Дверь снова открывается, и перед ребятами оказывается озеро с песчаным берегом, кустами, и даже берёзами. К воде нерешительно подходит Варька.

        - Можно потрогать? - спрашивает она Филатова.

        - Потрогай.
        Варька наклоняется, зачерпывает ладонью воду, взмахивает рукой, разбрызгивая её. Облизывает ладонь. Ребята обступают её…

… а Катька наклоняется у берега, в поисках камешка, находит его, идёт мимо кустов и деревьев, удаляясь.

        - Катя, не увлекайся, - окликает её Филатов. - Упрёшься в небо.
        Катька недоверчиво смотрит в голубое небо и возвращается ко всем ребятам, которые выходят в тамбур.

        - А можно смоделировать стадион? - спрашивает Мишка.

        - А баню? - интересуется Павлик.

        - А рыцарский замок? - любопытствует Катька.
        Филатов снова показывает на шкалу слайдов.

        - Как видите, здесь есть даже ваши квартиры. А теперь - до свиданья. Обживайте корабль. Завтра - старт.
        Экипаж «Зари» прощается с Землей. Мы видим ребят, поднимающихся из-за пригорка. Перед ними открывается прекрасный подмосковный пейзаж. Они задумчиво смотрят, прощаясь с любимыми местами.
        Эпизод 18

        Бьют кремлёвские куранты. На Красную Площадь въезжает длинная чёрная машина. Из неё выходят ребята, останавливаются перед мавзолеем.
        Эпизод 19

        И вот, наконец, наступил долгожданный день, день запуска звездолёта «Заря».
        В Москве и в Нью-Йорке, в Лондоне и в Варшаве, на Канарских островах и в джунглях Амазонки, - повсюду люди раскрывали газеты, вслушиваясь в голоса, доносившиеся из транзисторов, впивались в голубые экраны телевизоров.
        Экипаж корабля - шесть юных космонавтов поднимались в просторной кабине лифта. В нарядных белых костюмах, держа в руках прозрачные гермошлемы, они поднимались вверх на глазах у всего мира. За прозрачными стенами кабины бежало ослепительно-белое тело, невиданного по масштабам сооружения, напоминающего трубку кинескопа, опрокинутого экраном вниз, а из динамика слышался чуть глуховатый от волнения голос Сергея Сергеевича Филатова.
        Витька и Павлик, Варька и Юля, Мишка Капаныгин и Катя Поташева прислушиваясь к голосу Филатова, ощущали всю торжественность последних минут прощания с Землёй.

        - Пятьдесят лет наши посланцы будут в полёте, - говорил Филатов. - Пятьдесят лет по часам звёздного корабля. И если им суждено вернуться, а я верю, что они вернутся… на Земле за это время пройдут многие сотни лет…
        Как эхо прозвучали голоса переводчиков, на разных языках мира повторивших…
        Многие сотни лет!
        На глазах Юльки появились слёзы, Варька толкнула её в бок, и Юлька украдкой вытерла слёзы. Катька раскрыла ладонь и, стараясь, чтобы не увидели другие, показала Мишке камешек с дыркой посередине.

        - Куриный бог… возьми на счастье… - прошептала она.

        - Я в эту ерунду не верю, - сказал Мишка.
        Кабина всё поднималась и поднималась, а из динамиков уже слышались голоса иностранных комментаторов:

        - Русские осуществляют поистине фантастический эксперимент!

        - Все шесть юных космонавтов являются пионерами. Это символично. Юные пионеры становятся пионерами звёздных полётов.
        Эпизод 20

        Провожающие смотрели в ту сторону, где стоял звездолёт. Здесь же, в толпе, был И. .О. Он грустно смотрел на стоящий вдали корабль и, покусывая от волнения губы, кончиком платка вытирал глаза… И.О.О. плакал…
        А в это время к космодрому нёсся велосипед, на котором сидел академик Курочкин. Стремительно ворвался на космодром и, проделав невероятный вираж, затормозил у здания Центра Управления.
        Курочкин соскочил с велосипеда и бросился к подъезду.
        Когда он вбежал в главный зал Центра, уже шёл отсчёт минутной готовности. Курочкин бросился к Филатову.

        - Вы… - крикнул он. - Вы воспользовались тем, что я уехал в Африку! Остановите отсчёт времени!

        - Успокойтесь, Александр Иванович, дети прошли все испытания и по уровню своего физического развития полностью соответствуют вашим параметрам.
        Отсчёт времени продолжался.

        - Теперь я понимаю, вы нарочно отправили меня в Африку, зная, что я неравнодушен к африканским животным. Я ещё не завершил свои эксперименты с мышами и крысами!
        Голос, отсчитывающий секунды, произнёс:

        - Десять!

        - Милейший Александр Иванович, - сказал Филатов. - Ваши замечательные эксперименты с мышами и крысами успешно завершила ваша ученица.

        - Варя?

        - Да, да, ваша любимая ученица Варя Кутейщикова.
        Отсчёт времени продолжался…

        - Четыре!

        - И всё-таки, - крикнул Курочкин. - Я категорически…

        - Три!

        - Про-те-сту-ю!

        - Два!
        На пульте вспыхнули сигналы полной готовности.

        - Один!

        - Вы слышите, я протестую!
        Эпизод 21

        Раздался немыслимый грохот, и «ЗАРЯ» стала медленно уходить от Земли…
        Эпизод 22

        Когда огненный хвост ракеты скрылся за облаками И.О.О. надел свою шляпу и тут только заметил, что лицо мальчика, стоящего рядом с ним, ему откуда-то знакомо.

        - Да.. - грустно сказал мальчик. - Середа всё-таки совершил большую ошибку.

        - Вы так полагаете? - заинтересовался И.О.О. - Какую же именно ошибку совершил Виктор Данилович, если это не секрет?

        - Меня не взял, - простодушно сказал Лоб. - Пропадут они без меня.

        - Почему же это они… пропадут без вас, Фёдор Николаевич?

        - Почему… почему?.. Витька - голова, теоретик. Мишка Копаныгин - технарь, золотые руки. Пашка - пилот, мечтатель. А изобретателя - нет!

        - А почему же Виктор Данилович не поддержал вашу кандидатуру?

        - С дисциплиной у меня… нелады и, потом, Витька считает, что я несовместим.

        - А вам бы хотелось лететь с ними? - в глазах И.О.О. мелькнули искорки.

        - Мало ли чего хотелось… - сказал Лоб, надевая сумку на плечо.

        - Хорошо, я подумаю, - сказал И.О.О. - Может быть, вы, действительно, смогли бы там пригодиться.

        - Теперь их не догонишь, - махнул рукой Лоб. - Поздно.

        - Поздно? - усмехнулся И.О.О. - простите, уважаемый Фёдор Николаевич, этого слова
        - поздно - для меня лично не существует. Я подумаю о вас.
        И, приподняв шляпу, И.О.О. исчез.
        Эпизод 23

        В командирском отсеке звездолёта Витя, Павлик и Миша, прикреплённые ремнями к креслам, наблюдают на большом телеэкране за тем, как их «ЗАРЯ», удаляясь от Земли, набирает скорость и превращается в крохотную точку.
        Рядом с ними мы видим на небольших экранах лица девочек - Вари, Юли, Кати. Девочки находятся на своих рабочих местах: Варя в «Биоцентре», Юля в «Медцентре», а Катя в
«Геологическом центре».
        На основном экране появляется лицо Сергея Сергеевича:

        - Поздравляю экипаж «Зари» с отличным завершением первого этапа. Взлёт прошёл превосходно по всем…
        Но Филатов не успевает договорить, его оттесняет Курочкин:

        - Варвара, ты слышишь меня, Варвара?

        - Слышу, Александр Иванович, - отвечает Варя со своего экрана.
        КУРОЧКИН. Сколько у тебя было подопытных мышей?
        ВАРЯ. Двадцать семь.
        КУРОЧКИН. Все мыши наши?
        ВАРЯ. Наши.
        КУРОЧКИН. Сколько осталось в живых?
        ВАРЯ. Все двадцать семь.
        КУРОЧКИН. И Пафнутий жив?.. Он же был такой слабенький…

        - Жив Пафнутий, жив! - кричит со своего экрана Юлька.
        КУРОЧКИН. Ну, слава богу, тогда, ладно, летите. Летите! Разрешаю.
        Витя, взглянув на ребят, говорит:

        - Поздравляю с началом экспедиции… Приступайте к выполнению рабочих заданий!
        Павлик и Мишка, протянув руки к кнопкам под малыми экранами, отключают изображения девочек. А Витя смотрит на Варю, не торопясь выключить её изображение.
        И ему кажется, что Варя смотрит на него, как-то особенно.
        Смутившись, он отключает Варин монитор.
        Эпизод 24

        Звездолёт летит в космическом пространстве, удаляясь от Земли всё дальше и дальше. По курсу его, далеко впереди, как алмазы, блестят пять звёзд Кассиопеи.
        Эпизод 25

        Витя смотрит на шкалу с синим столбиком, определяющим скорость звездолёта.

        - Мы достигли расчётной скорости, - говорит он. - Девочки, как у вас дела?
        Павлик нажимает кнопки телеэкранов.
        Появляется изображение Юльки.

        - Всё в порядке.

        - Нормально, - говорит Катя со своего экрана.

        - Я сейчас… - Варя стоит затылком к нам и как-то странно двигает руками перед собой, будто она что-то ловит.

        - Кутейщикова, поторопись, - говорит Витя. - Через пять минут включаем искусственную гравитацию.
        Миша, тем временем, расстегнул ремни и, осторожно опустив ноги, легонько оттолкнулся от кресла. Но ноги плотно стали на пол и Мише пришлось встать во весь рост. Он взглянул на Витю и удивлённо спросил:

        - Где же невесомость?

        - Отключи свои магнитные ботинки, - усмехнулся Павлик.
        Миша нажимает на кнопку у себя на поясе и, перевернувшись в воздухе, взмывает над креслом.

        - Потрясающе! - кричит он.

        - Что делать, ребята? - Мы видим на телеэкране растерянную Варьку. - У меня из аквариума выскочила вся вода.
        И только теперь мы видим, почему Варя так странно водила руками. Она ловит красную рыбку, которая, с наступлением невесомости, оказалась в шаре воды… Она никак не может поймать рыбку, держа перед собой аквариум. А с телеэкранов весь экипаж даёт советы:

        - Накрой её сверху! - говорит Катя.

        - Сбоку, сбоку заходи, - говорит Юлька.

        - Кутейщикова, время истекло, - говорит Витя. - Включаю искусственное поле тяготения. Лови скорей, или твоя рыбка плюхнется на пол.

        - Подставь сковородку! - смеётся Пашка.

        - Витя! Витенька… - умоляет Варя. - Не включай. Подожди! Она же разобьётся!

        - Плыву к тебе на помощь! - решительно кричит Юлька.
        И тут в их голоса вплетается уже знакомая нам мелодия песенки. Да, это песенка, которую мы слышали с магнитофонной ленты Лба - песенка из «Бременских музыкантов».
        Музыка приближается и в командирский отсек вплывает магнитофон Лба. Он подплывает к голове Вити. Витя замирает и смотрит на Пашу.
        Паша удивлённо смотри на Витю.
        Рука Вити тянется к клавише на пульте с надписью «Проверка», и нажимает её.
        И тогда возникает надпись «СЮРПРИЗ» с красным сигналом тревоги.
        Витя и Павлик начинают лихорадочно расстёгивать ремни.

        - Скорей туда! - кричит Витька.
        Мишка продолжает беспомощно болтаться в невесомости.

        - Ребята, а я? - кричит он.
        Витька и Павлик бросаются из отсека, и Павлик, остановившись в дверях, смеётся:

        - Включи ботинки, феномен.
        Мишка нажимает кнопку на поясе и сразу падает на пол.
        Витька бежит по коридору в магнитных ботинках и не замечает лежащего на полу перевёрнутого пузырька, того самого, в котором Лоб держал свой универсальный клей. Витя наступает на клей и споткнувшись, падает. А бегущий вслед за ним Павлик, оббегает его по стене.

        - Помочь? - спрашивает он на бегу.

        - Сам, - говорит Витя.
        Павлик убегает в конец коридора вниз головой, по потолку.
        А Витька, вытащив ногу из приклеившегося к полу ботинка, ковыляет за ним.
        Эпизод 26

        В отсеке «Сюрприз» ребята увидели необычайную картину. Посреди пустыни стояла какая-то странная огромная скульптура, изображающая кисть руки с пальцами, указующими в небо. Прямо над пальцем, будто приклеенный к небу, головой вниз висел… Федька Лобанов.
        Вслед за мальчиками сюда вбежали и девочки.

        - Так, упавшим голосом сказал Пашка. - Тебя только нам не хватало.

        - Вот это… сюрприз, - удивилась Юлька.

        - Да нет, - сказал Мишка. - Это не человек, это просто оптический эффект Сюрприза.

        - Я не оптический эффект, - обиженно сказал Лоб. - Это я, не узнаёте, что ли? Это я, Лоб.

        - Откуда ты взялся на нашу голову? - в сердцах сказала Варька.

        - А я и сам не знаю… Вы когда улетали, я с одним человеком разговорился… И вдруг, хоп!..

        - Спускайся! - приказал Витька.

        - Не могу, - уныло сказал Лоб.

        - Отключи ботинки, - посоветовал Мишка.

        - Сейчас, - сказал Лоб и стал развязывать кеды.
        И в тот момент, когда Федька Лобанов начал расшнуровывать кеды, послышался голос:

        - «Внимание всем отсекам! Вступает в действие искусственное поле тяготения».

        - Лоб, не расшнуровывайся, подожди! - закричал Витька. Но Лба уже тянуло вниз и шнурки на кедах расшнуровывались сами.

        - Братцы, падаю! - заорал Лоб и взглянув вниз увидел торчащий под ним мраморный палец.

        - Спасите! - заорал он ещё громче. - Уберите скорей палец! Уберите скорей палец!
        Витька бросился к двери кают-компании и, подбежав к пульту, нажал несколько кнопок.
        Вместо пальца под Лбом оказалась ванна, в которую он и плюхнулся.
        Ребята окружили его.

        - Что же с ним делать? - озабоченно сказал Витька.

        - Предлагаю аннигилировать его, - сказал Мишка.

        - Ты что с ума сошёл? - рассердился Витька. - Уничтожить живого человека?!

        - Ты сам подумай, откуда здесь может появиться живой человек? - сказал Мишка. - Это противоречит всем законам физики.
        Лоб испуганно разглядывал ребят.

        - Может быть, Мишка прав, - сказал Павлик. - Может быть это всё-таки не Лоб, а… оптический обман?

        - Да вы пощупайте меня, - взмолился Лоб. - Я живой! Живой! Ну, ущипни меня, Варька.

        - Я не сомневаюсь, что ты живой, - сказала Варька. - Но считаю необходимым немедленно отправить тебя на Землю.
        В это время послышался голос из динамика.

        - Экипаж опаздывает на занятия. Всем немедленно явиться в классный отсек.

        - Пошли на урок, - сказал Витька и, обернувшись ко Лбу, добавил. - И ты тоже!

        - Что? - изумился Лоб. - И здесь надо учиться? И уроки делать? Кажется, я влип.

        - Это не ты влип, - сказал Витька. - Это мы с тобой влипли.
        Эпизод 27

        Молодая, но строгая учительница с экрана телевизора заканчивала контрольный диктант.

        - Старьёвщик вертел в руках дырявые штиблеты.
        Лоб обернулся к Павлику.

        - Штиблеты или щиблеты? - шёпотом спросил он.

        - Отстань, мы с тобой в космосе, а не на Земле. Пора самому соображать.

        - Чего тут соображать… - резонно проворчал Лоб. - Знать надо.
        А учительница сказала:

        - Павлик, собери тетради. К завтрашнему уроку приготовьте параграфы 298 и 299.
        Когда Павлик и Витька остались вдвоём, они закрыли дверь и, положив перед собой две тетрадки - Юльки и Вари - стали сравнивать их почерк с почерком, которым была написана знаменитая записка.

        - Юлька. Это её «эс». Смотри.

        - Но у неё «т» из трёх палочек, а в записке с перекладинкой.

        - Варька. Её «а» с длинным хвостиком.

        - Но «эс» совсем другое.

        - Значит, не Варька, - огорчённо сказал Витька. - «Е»« не то. Совсем не то.

        - И не Юлька! - обрадовался Павлик. - Наверняка не Юлька. У неё совсем другое «т» и буквы круглые.
        Витька с надеждой, что его опровергнут, посмотрел на Павлика. Но Павлик с жестокостью юного правдолюбца уверенно подтвердил:

        - Может быть, она осталась на Земле?
        Эпизод 28

        МИШКА + КАТЬКА = ЛЮБОВЬ
        Эта надпись, сделанная красной краской на стене кают-компании, возмутила Мишку до глубины души.

        - Мне это надоело на Земле, - сердито говорил он, когда весь экипаж звездолёта собрался, чтобы выяснить, кто сделал эту надпись. - И я требую… да, да, требую, чтобы тот, кто это написал, извинился перед Катей… потому что всё это… неправда.
        Все молчали.

        - Кто это написал? - протирая очки, спросил Витька. - Как-никак мы уже не маленькие… и эти глупости… здесь… в космосе… Стыдно.

        - А ты не догадываешься, кто это написал? - сказала Варька, и все посмотрели на Лба.

        - Ты должен извиниться перед Катей, - сказал Витя.

        - И не подумаю, - сказал Лоб. - С какой стати… Кто она такая?

        - Ах, кто она такая?! - возмутился Мишка.

        - А ты - ты влюблённый пингвин!
        Копаныгин кинулся ко Лбу. Тот, отскочил в сторону, и Павлик ударился головой о стену.
        Лоб со смехом бросился наутёк.
        Павлик и Мишка бросились за ним. Варька подошла к Витьке.

        - Ты проявляешь непозволительную мягкотелость. Зачем ты оставил его на корабле?

        - А что можно сделать?

        - Пока не поздно, - сказала Варька, - пожертвовать одной разведывательной капсулой и отправить его на Землю. Такой человек может погубить всю экспедицию.
        Эпизод 29

        Лоб бежал по коридору в поисках надёжного укрытия. Увидев показавшихся из-за угла Мишку и Павлика, он отскочил в сторону и, заметив вмонтированный в стенку круглый люк с надписью «К.О.», нажал кнопку. Крышка отодвинулась и Лоб проворно нырнул в люк. А крышка захлопнулась, и тут же раздался испуганный вопль Лба.

        - Человек в космосе! - произнёс тревожный механический голос. - Человек в космосе!
        Этот голос звучал в коридоре, по которому бежали Варя, Юля и Катя.

        - «ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ! ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ!»
        Мишка вбежал в командирский отсек, где уже были Витя и Паша. Они сидели за пультом управления. Перед ними на экране прозрачная капсула отделилась от корабля. В ней, скорчившись, сидел Лоб.
        В коридоре звездолёта Варька и Юлька прижались к иллюминатору.

        - Что с ним случилось?! - спрашивает Юлька.

        - Он попал в мусоропровод, - сердито отвечает Варя.

        - Включай силовое поле притяжения, - командует Витя Павлику, в командирском отсеке.

        - Братцы, надо торопиться, - с тревогой говорит Витя. - Мы входим в район сильного действия Проксимы Центавра.
        Капсула со Лбом медленно продолжает отходить от корабля в сторону звезды.

        - Силовое поле? - спрашивает Витя.

        - Включено, - отвечает Павлик.

        - Дай максимум!

        - Есть!
        Прозрачная капсула со Лбом внутри потянулась было к кораблю, но снова замерла и начала медленно отставать.
        Лоб беспомощно оглядывался вокруг себя, разыскивая какие-нибудь спасательные кнопки. Но кнопок не было.

        - Не успели, - вздохнул Витя, глядя как на экране капсула со Лбом удаляется всё дальше и дальше.

        - Кислорода ему хватит на пятнадцать минут, - сказал Павлик.

        - Пятнадцать? Через десять минут он будет расплавлен, - говорит Витя.
        Капсула с Федькой Лобановым отдалялась всё дальше.

        - Все по местам! - скомандовал Витя в микрофон. - Меняем курс корабля! Копаныгин, рассчитать координаты траекторий разворота! Козелков, перейти на ручное управление! Ввести заданную операцию в электронный мозг!
        Капсула со Лбом, только что виденная за иллюминатором, исчезла.
        Варька и Юлька стояли потрясённые.

        - Где же Федька? - закричала Юлька. - Неужели… погиб?
        Она бросилась в командирский отсек:

        - Витя! Где он? Где? - крикнула Юлька.

        - Тихо! - прикрикнул на неё Витя. - Я приказал всем по местам! Готовность ноль!

        - Поправка - четверть градуса, 07 минуты, 53 секунды, - чётко сообщает Миша.

        - Есть поправка! - руки Паши Козелкова бегают над кнопками пульта, как над фортепианной клавиатурой.
        На экране снова возникает капсула Федьки. Она медленно приближается.

        - Кислорода осталось на шесть с половиной минут, - докладывает Мишка.
        Эпизод 30

        Звездолёт подходит к капсуле, и в тот момент, когда он закрывает её своим громадным телом, вокруг вспыхивает ослепительно яркий свет звезды.
        Эпизод 31


        - Силовое поле корабля нарушено магнитной бурей, - говорит Павлик. - Что будем делать?

        - Я выхожу в космос, - принимает решение Витя.
        Миша взглянул на приборы.

        - У тебя четыре минуты, - сказал он.
        Витя вскочил с кресла и выбежал из командирского отсека.

        - Что это, Паша? - испуганно спрашивает Юлька, глядя на экран.
        От звезды отделилась какая-то плазменная масса фиолетового цвета, которая двинулась к кораблю.

        - Это водородный выброс, - сказал Мишка. - Витька может не успеть.

        - Не успеть? - испугалась Юлька. - Он может не вернуться на корабль?

        - Может, - тихо ответил Павлик.
        Эпизод 32

        Витя в скафандре отделился от корабля. Включив ракеты - рули и двигатели, он подплывает к капсуле Федьки.
        Федьке не хватает кислорода, он задыхается, с него течёт пот…
        А плазменная фиолетовая масса уже совсем близко от маленьких фигурок космонавтов.
        Эпизод 33


        - Через минуту выброс будет здесь, - говорит Мишка, глядя на экраны пульта управления.
        Эпизод 34

        Витя подталкивает капсулу перед собой, направляет её к люку звездолёта. Водородный выброс уже совсем рядом.
        Но Витя успел втолкнуть капсулу в люк звездолёта и сам скрылся в нём. Люк захлопнулся, и тут же корабль охватило раскалённое месиво…
        Эпизод 35

        Звездолёт вздрогнул, но выдержал удар и развернулся, уходя от фиолетовой массы.
        Эпизод 36

        Лоб сидел перед закрытым люком с надписью «К.О.»

        - Написано - К.О… - слабым голосом сказал Лоб. - Я думал - К.О. - комната отдыха, а К.О. - камера очистки…

        - КаО, КаО… - не выдержал Пашка. - Какой осёл! - вот что такое - КаО.
        Эпизод 37

        На Земле, в Центре Управления полётом Филатов, Огонь-Дугановский и Курочкин следили за экраном, на котором разворачивались драматические события со звездолётом.
        Охваченная фиолетовым пламенем «ЗАРЯ» разворачивалась, меняя курс.
        Курочкин вскочил из-за пульта.

        - Я проявил непозволительное малодушие! Я должен был запретить полёт! Дети - это дети! Они остаются детьми, даже если на них надевают космические скафандры.

        - Ну что ты говоришь, Шурик, - улыбнулся Огонь-Дугановский. - Эти дети на твоих глазах только что проявили поразительное мужество, находчивость… Не всякие взрослые сумели бы так действовать в столь неожиданных обстоятельствах!

        - Да, да, всё это так… всё это верно, - задумчиво сказал Филатов. - Но нам предстоит решить кардинальный вопрос… Я считаю, что пока не поздно, мы должны прекратить полёт и вернуть экспедицию на Землю.

        - То есть, как вернуть? - удивился Курочкин.

        - Почему… вернуть? - возмутился Огонь-Дугановский.

        - Потому что появление Лобанова едва не привело их к гибели… И я считаю, пока не поздно…

        - Поздно? - послышался голос И.О.О. за спиной у академиков. - Для меня этого слова, простите, не существует. Если вы настаиваете, я могу вернуть Фёдора Николаевича на Землю, не прекращая полёта…

        - То есть, как не прекращая полёта? - удивился Огонь-Дугановский. «В разведывательной капсуле»? Это очень опасно.
        И.О.О. улыбнулся.

        - Зачем же в капсуле, - сказал он. - Я располагаю несколько иными возможностями… средствами, лежащими, так сказать, вне законов физики… Но прежде чем прибегнуть к этим сильнодействующим средствам… Я полагаю, будет правильно, если судьбу Лобанова решат сами участники экспедиции…
        Эпизод 38

        А участники экспедиции стояли над распростёртым на полу Лбом и решали его судьбу. Юлька перевязывала обождённую руку Витьке, а Витька по очереди называл имена членов экипажа.

        - Копаныгин, твоё мнение?
        Мишка, глядя на Лба, твёрдо сказал:

        - Отправить на Землю.

        - Козелков!

        - Мне жалко разведывательную капсулу, - сказал Павлик. - Но другого выхода я не вижу.

        - Кутейщикова!

        - А мне даже капсулу не жалко, - сказала Варя. - С момента его появления на корабле, мы стали ссориться, мы можем наделать глупости и погубить всю экспедицию.

        - Сорокина!
        Юлька замялась.

        - Я не знаю, что сделать, - сказала она. - Во всяком случае его надо сначала вылечить…
        Лоб застонал.
        Витька обернулся к Кате.

        - Я предлагаю, - решительно сказала Катька, - оставить его на корабле.
        Все удивлённо посмотрели не неё.

        - Ты серьёзно? - спросила Варя.

        - Да. Абсолютно серьёзно.

        - Ну что ж, - сказал Витька. - По-моему, права Сорокина. Прежде всего его надо госпитализировать.
        В командном отсеке корабля мальчики готовились проводить очередную коррекцию траектории звездолёта.
        Они сидели перед схемой звёздного неба с траекторными линиями и расчётами.

        - Внимание! - сказал Павлик. - Земля, вы меня слышите? Вы меня слышите? Приступаем к коррекции нарушенной траектории полёта.
        Эпизод 39

        В геологическом центре возле пульта с минералами и электронным микроскопом сидят Катя и Юлька. Катька тяжело вздохнула, отодвинувшись от микроскопа, грустно сказала:

        - Он не обращает на меня никакого внимания. Я не раздумывая согласилась лететь, а он… Он даже не замечает меня.
        Юля старалась успокоить Катьку:

        - Мальчики всегда скрывают свои чувства. А Мишка очень скрытный.

        - Он сказал, что всё это неправда, - чуть не плача сказала Катька.

        - Мало ли, что он сказал…
        И вдруг всегда выдержанная Катька уткнулась в Юлькино плечо.

        - Если хочешь знать… так это я написала на камине эту глупость.
        Юлька вытаращила глаза:

        - Ты?!

        - Да, я! А Федька… он видел, как я писала… И не выдал меня.
        Эпизод 40

        В медцентре, лежавший на койке Лоб приподнялся и, усевшись, огляделся. Потом он встал и, потянувшись, сладко зевнул. Оглянувшись и поняв, что Юльки нету, он на цыпочках подошёл к двери. Дверь автоматически открылась, и Лоб вышел в коридор.
        В длинной больничной рубашке он не торопясь шёл по коридору. Остановившись возле двери с надписью «До 16 лет не входить» Федька оглянулся и нажал какую-то кнопку рядом с небольшим табло. Дверь приоткрылась. Лоб просунул голову, а затем скрылся в широкой щели.
        Дверь захлопнулась. Послышалось урчание и скрежет. А на табло, как на арифмометре, стали появляться и исчезать цифры и слова:

1 год… 2 года… 3 года…
        Всё быстрее мелькали надписи. Когда на табло загорелось 14 лет…

… надпись несколько раз вспыхнула, и из-за открывшейся двери в коридор стремительно вылетел Лоб…

        - Подумаешь, секреты… - проворчал он, с размаху влетая в помещение биоцентра.
        Потирая ушибленное колено, он поднялся и оказался перед шкафчиками, закрытыми жалюзи, под которыми горели разноцветные огоньки.
        Лоб перекрыл один из огоньков, сработал фотоэлемент, и через увеличительное стекло на Лба глянула громадная голова страшного зверя с торчащими усами и острыми зубами…

… Зверь бросился на Лба.
        Лоб попятился и бросился наутёк.
        А в это время в шкафчике повернулась линза, это была именно линза, и из-под неё выскочила маленькая мышка. Но Лоб этого не видел, он сбил с ног попавшуюся ему в дверях Варю и помчался по коридору.
        За ним бежала мышка.

        - Пафнутий, - закричала Варя. - Пафнутий! Вернись! - Она побежала за мышкой.
        А Лоб мчался в своей белой рубахе по коридору.
        В командирском отсеке заканчивалась коррекция траектории полёта.

        - Мы снова достигли расчётной скорости, - сказал Павлик, показывая на шкалу доплерометра. На нём столбик подошёл к цифре 298600 и остановился неподвижно.

        - Пафнутий! Пафнутий! - кричала Варька.
        Лоб ворвался в помещение пульта и с криком:

        - Караул! Спасите! - вскочил на пульт и побежал по нему, нажимая ногами сотни разноцветных кнопок.
        Заревела сирена, зазвонили звонки и сотни лампочек тревожно замигали разноцветными огнями.
        Карта звёздного неба погасла.

        - Пафнутий! - крикнула Варька, вбегая в помещение пульта, но тут же осеклась. - Что случилось? - испуганно крикнула она.
        Стрелка доплерометра качнулась и медленно двинулась от деления 298600 к яркокрасной цифре 300000. На мгновенье задержалась на ней и пошла дальше по пустому, не градуированному пространству шкалы.
        Витька оторопело смотрел на шкалу.

        - Выше скорости света… Невозможно, - шептал он. - Против всех законов физики.
        Тревожно выла сирена, звенели звонки, мигали лампочки.
        Эпизод 41

        А на земле, в Центре Управления полётом царила глубокая тишина.
        Сергей Сергеевич Филатов внимательно слушал доклад оперативного руководителя.
        В 3.30 они приступили к коррекции траектории, и тут же прекратилась связь. Все наши попытки восстановить её оказались безуспешными.
        Филатов задумался:

        - Как вы думаете, что произошло? - спросил Сергей Сергеевич.

        - Не знаю. Полагаю, что причина чисто внешняя. Может быть чёрная дыра?

        - А вы? - Сергей Сергеевич обратился к астрофизику.

        - С момента прекращения связи все астрофизические обсерватории ведут наблюдения за районом А-12-46. Пока ничего утешительного сообщить не могу.

        - Что скажете вы? - обратился он к женщине, внимательно изучавшей карту звёздного неба.

        - В момент обрыва связи корабль находился здесь. - Женщина указкой показала какую-то точку. - Мы прощупали весь квадрат А-12-46 по всей возможной трассе корабля. « «ЗАРЯ»» исчезла.

        - Вы думаете, это… катастрофа?

        - Не знаю. Но похоже на чёрную дыру.
        Эпизод 42

        Без сознания лежала вся команда «Зари».
        Шевельнулся Витька, приоткрыл глаза.
        И вдруг ему показалось, что он находится в Музее Космонавтики в Калуге, а за столом, у доски с его формулами и чертежами сидят учёные.

        - Я верю, что если не мы, то вы когда-нибудь научитесь прогрызать дырки в пространстве, - говорит Филатов.
        Он ощупал себя.

        - Жив, кажется, - прошептал он и взглянул на табло доплерометра. Стрелка по-прежнему дрожала за цифрой 300000.

        - Двигатели на торможение, - прошептал Витька.
        Он с трудом приподнялся, как во сне, шагнул к щиту управления, нажал на кнопки двигателя. На щите появилась надпись: «Двигатели на торможении». Стрелка медленно двигалась обратно, пересекла цифру 300000 и застыла у цифры 298600.
        Оглянувшись Витька увидел ребят лежащих на полу без сознания. Он нагнулся над Павликом, похлопал его по щеке. Павлик застонал и открыл глаза. Приподнялась Юлька.

        - Что с нами? - спросила она удивлённо.
        Постепенно приходит в себя Катька.

        - Это не наше небо! - прошептала она и взглянула на Витьку.

        - Где мы? - спросила очнувшаяся Варя.

        - Где Солнце и Земля?

        - Что же будет с нами?

        - Это опять я… я виноват, - сказал приподнявшись Федька Лобанов.
        И в эту минуту неожиданно вспыхнул новый экран, и на нём появилось лицо старика с благородной седой шевелюрой.

        - Земля! - радостно закричала Юлька. - Смотрите, какой-то незнакомый старик!

        - Вы не узнаёте меня, друзья? - спросил Старик.

        - Вы чем-то похожи на Сергея Сергеевича, - сказал Витя. - Вы его отец?

        - Нет, Витя. Это я сам, - усмехнулся старик.

        - Что с вами случилось, Сергей Сергеевич? - встревоженно спросил Витька.

        - Со мной… ничего особенного. Просто я постарел. С момента последнего сеанса связи у нас на Земле прошло 27 лет… и естественно… - Филатов развёл руками. - Годы берут своё. А вот что произошло с вами… мы не знаем до сих пор. 27 лет учёные ломают голову, но так и не пришли к решению этой загадки. Одни считают, что вы попали в тахионную спираль, другие предполагают, что вы оказались в субпространстве… Во всяком случае пока не было связи вы двигались со скоростью, не предусмотренной никакими физическими законами…
        Витя смотрел на Филатова с чувством невероятного удивления, да и ребята были просто ошарашены тем, что за какие-то минуты их корабельного времени, там, на Земле, прошло 27 лет.

        - Не будем терять времени, - сказал Филатов, - я уступаю место руководителю лаборатории сверхдальней связи…
        На экране появилась женщина лет сорока, в строгом, но изящном костюме, с приятным умным лицом.

        - Здравствуйте, ребята, - сказала она. - Вы меня, конечно, не узнаёте… А ведь мы когда-то были знакомы… и с тобой, Витя, и с тобой, Юля… А с тобой, Кутейщикова, мы сидели на одной парте .

        - Милка… - обалдело произнесла Варька.

        - Окорокова! - удивился Витя.

        - Да, ребята, это я… Ты знаешь, Витя, я до сих пор не могу понять, почему ты меня не взял… Хоть теперь-то ты понял, как это было жестоко?

        - Почему жестоко? - удивился Витя.

        - Потому что это я… написала записку… Помнишь?

        - Ты? - вырвалось у Вити. - Вы? - поправился он. - Нет, я сверял почерк… с вашей тетрадкой. Это - не вы.

        - Я нарочно писала… левой рукой… чтобы никто не догадался… Вот видишь, твой полёт так на меня подействовал, что я стала радиоастрономом. Мне уже сорок лет, у меня трое детей.
        На экране появились двое мальчиков и девочка.

        - Младшего сына, вот он, я назвала в честь тебя, Витей… А девочку…
        На экране возник крупный план девочки, похожей как две капли воды на Милку, какой она была когда-то давно.

        - Её зовут Варей, - продолжала Окорокова.

        - Милка, вылитая Милка, - не выдержала Юлька.
        Девочка улыбнулась так приветливо, что у Витьки дрогнуло сердце и он шепнул стоящему рядом Павлику:

        - Она. Точно, это она написала записку.
        Окорокова неожиданно стала спокойной и строгой.

        - Слушайте внимательно. Сотрудникам моей лаборатории удалось расшифровать сигналы, всё ещё поступающие из района Альфа Кассиопеи. На одной из планет произошла катастрофа, угрожающая уничтожением цивилизации. Что-то угрожает мыслящим существам… Вы должны им помочь. Вы слышите меня?

        - Слышим, - тихо сказал Витя.
        Изображение на экране погасло.

        - Слышите меня? Витя… Витя… - донеслось чуть слышно и голос Окороковой исчез.
        Все молчали, переживая случившееся, думали об оставленных на Земле близких, о том, что их ждёт впереди.

        - Если Милке сейчас уже сорок, то, выходит, когда мы вернёмся, их всех уже не будет? - огорчённо спросила Юлька.

        - Парадокс Эйнштейна, - сказал Мишка. - Это даже первоклассники знают.
        И все снова замолчали.

        - Ребята, - тихо сказал Лоб, и все обернулись к нему. - Я понимаю… Честное слово всё понимаю… Отправьте меня на Землю. Я не имею права лететь с вами…

        - Понял, - сердито сказал Мишка.

        - Наконец-то! - сказала Варька.

        - Теперь поздно, - сказал Павлик. - Никакая капсула не долетит до Земли.

        - Прекрасно он всё это понимает, - сердито сказал Мишка. - Потому и болтает…
        У Федьки задрожали губы.
        Он оглядел ребят.
        Один за другим, члены экипажа опускали глаза.
        И тогда Федька бросился в коридор. Мальчики побежали за ним. Они схватили его в тот момент, когда Лоб пытался открыть люк камеры очистки.

        - Тебе что, жизнь надоела? - закричал Витька.

        - Я не хочу мешать вам, не хочу!

        - Ты что же… хочешь погибнуть? - спросил Витька.

        - Заприте меня куда-нибудь… - сказал Лоб. - И не выпускайте, пока мы не вернёмся на Землю.
        И вдруг Витька улыбнулся.

        - А я думаю, ребята, - сказал он, протирая по обыкновению очки, - что мы не станем его запирать. Я верю, что он сможет стать седьмым членом нашего экипажа.

        - И я верю, - сказала Катька.

        - И я, - поддержала её Юлька.

        - Согласен, - сказал Павлик.
        На губах Федьки появилась слабая улыбка.
        В чужом небе, в кромешной тьме космического пространства «ЗАРЯ» продолжала свой путь к созвездию Кассиопея.

        КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        ОТРОКИ ВО ВСЕЛЕННОЙ

        Эпизод 1

        В центре дальней космической связи стояла напряжённая тишина. Сидевшие за длинным пультом сотрудники центра тревожно вглядывались в причудливые кривые осциллографов, пёстрыми зигзагами пересекавшие электронные трубки...
        Перед светящейся картой звёздного неба руководитель лаборатории Людмила Александровна Окорокова тихо переговаривалась с академиком Сергеем Сергеевичем Филатовым.

        - Связь со звездолётом оборвалась так же внезапно, как и возникла... - говорила Окорокова. - Усиление сигнала пока результата не даёт... Честно говоря, я считаю чудом самый факт, что нам удалось связаться с кораблём, находящимся от нас на расстоянии почти семидесяти персеков.
        Окорокова взяла световую указку и показала на карте точку в созвездии Кассиопеи.

        - По нашим расчётам, - сказала она, - они находятся вот здесь.

        - Людмила Александровна, нам, вероятно, придётся показаться корреспондентам, - сказал Филатов. - Они ждут с утра.

        - Пойдёмте, Сергей Сергеевич.
        Когда битком набитый журналистами зал притих, Сергей Сергеевич подошёл к микрофону.

        - Двадцать семь лет назад... - негромко начал он, - космический корабль «ЗАРЯ», что означает - звездолёт аннигиляционный релятивистский ядерный, - стартовал с Земли в направлении к звезде Альфа в созвездии Кассиопея, иначе называемой Шедар. Как вам известно, - продолжал Сергей Сергеевич, - после выхода корабля из района Солнечной системы мы потеряли с ним связь. И все эти двадцать семь лет попытки обнаружить корабль были тщетными. И вот сегодня утром, в 8 часов 67 минут удалось не только отыскать звездолёт, но и провести с ним сеанс телевизионной связи.
        Буря аплодисментов покрыла слова Филатова.

        - Все участники экспедиции здоровы, - продолжал Филатов, - все системы корабля действуют нормально. Звездолёт приближается к звезде Шедар, то есть к цели своего полёта.
        И снова зал взорвался аплодисментами. Филатов поднял руку, успокаивая корреспондентов.

        - А теперь я передаю слово руководителю лаборатории сверхдальней связи доктору физико-математических наук Людмиле Александровне Окороковой.

        - То, что 27 лет назад было робким предположением, - сказала Окорокова, - сегодня не вызвает никакого сомнения. Система звезды Шедар имеет планету, населённую разумными существами....
        Журналисты притихли, торопливо записывая слова Окороковой.

        - Больше того, - продолжала она. - Нашей лаборатории удалось расшифровать сигналы, поступающие с этой планеты. Там произошла катастрофа, угрожающая существованию цивилизации. Характер происшедшего неясен, но что-то угрожает мыслящим существам полным уничтожением. Все эти сведения сегодня удалось передать экипажу корабля.
        В середине зала поднялся высокий рыжебородый старик.

        - Журнал для детей «Пиф», - представился он. - Мадам Окорокова, я хотел бы знать, когда предполагается следующий сеанс связи со звездолётом?

        - Я не могу ответить на ваш вопрос, - сказала Окрокова, - сегодняшнего сеанса связи мы ждали 27 лет...
        Зал снова загудел...
        Эпизод 2

        Семья Павлика Козелкова, пилота космического корабля «ЗАРЯ», собралась за праздничным столом, чтобы отметить его день рождения. Отец, мать, сестра и братья зажигали свечи на большом пироге. Когда загорелись все свечи, отец сказал:

        - Ну, сели... Все по местам!
        Все уселись, оставив свободным стул Павлика.

        - Сегодня мы справляем день рождения нашего Павлика, - сказал отец, - улетевшего
27 лет назад к далёкому созвездию Кассиопеи.
        И вдруг он замолчал и все увидели, что на стуле Павлика сидит какой-то незнакомый человек в сером костюме.

        - Кто вы? - удивлённо спросил отец.

        - Откуда вы... взялись? - спросила сестра Лёля.
        Незнакомый человек улыбнулся и встал.

        - Я прошу вас... и глубокоуважаемых зрителей простить меня за столь неожиданное появление, но я счёл своим долгом поздравить вашу семью с днём рождения Павла Кондратьевича Козелкова - первого пилота «Зари»...

        - Кто вы? - вырвалось у матери.

        - Я?.. Как бы вам это объяснить? Дело в том, что я исполняю особые обязанности во всей этой истории - так сказать, И.О.О. - исполняющий особые обязанности... По роду своей деятельности я был тесно связан с экипажем «Зари» и, в частности, с вашим сыном, уважаемая Антонина Алексеевна, - он поклонился матери, а затем и отцу, - и уважаемый Кондратий Пантелеймонович.
        И.О.О. взглянул на пирог и удивлённо спросил.

        - Но простите, друзья мои, я не понимаю, почему сорок свечей?
        Потому что Павлику было тринадцать, - объяснила Лёля. - Прошло двадцать семь лет.
27 плюс 13... сколько по-вашему?

        - Четырнадцать. По-моему, уважаемая Елена Кондратьевна, вашему брату исполняется сегодня ровно четырнадцать лет.

        - Что я вам говорил! - обрадовался самый младший из братьев. - Парадокс Эйнштейна! Это у нас на Земле прошло 27 лет, а у них там и года не прошло.

        - Совершенно справедливо, сказал И.О.О., - Михаил Кондратьевич абсолютно прав. Парадокс Эйнштейна.
        Все взглянули на пирог. Лёля ахнула. Вместо сорока свечей на пироге осталось только четырнадцать.

        - Я позволю себе напомнить, - снова сказал И.О.О., - что по замыслу руководителя экспедиции Виктора Даниловича Середы команда формировалась из подростков не старше четырнадцати лет, с тем, чтобы они могли достигнуть Кассиопеи в расцвете своих жизненных сил, то есть, около сорока лет... Но произошли неожиданные события... Корабль прорвался через гиперпространство и оказался у цели на двадцать шесть лет раньше предполагаемого срока.

        - Науку я уважаю, - сказала Антонина Алексеевна. - С парадоксом, конечно, ничего не поделаешь... про него мы наслышаны с тех пор, как улетел наш Павлик... А вот поверить, что он сейчас младше Мишеньки, которому было всего три года, когда они улетели... извините, никак не могу...

        - И всё-таки, уважаемая Антонина Алексеевна, сегодня там - он высоко поднял палец вверх, - или там, - он показал пальцем на пол, - в глубинах космоса вашему сыну исполняется четырнадцать лет.
        Эпизод 3

        В кромешной тьме космического пространства, среди незнакомых созвездий Звездолёт
«ЗАРЯ» приближался к цели своего полёта - звезде Альфа Кассиопеи, иначе называемой Шедар.
        Возле светящейся схемы звёздного неба с траекторией полёта стояла вся команда звездолёта «ЗАРЯ» - четыре мальчика и три девочки.

        - А где же... всё-таки наша Земля? - тихо спросила Катя Поташева.

        - Не знаю, - сказал Мишка Копаныгин. - Отсюда даже Солнца не видно.

        - Ну хотя бы, приблизительно? - спросила Юлька Сорокина.

        - Приблизительно? - сказал Витька Середа и светящейся указкой показал на скопление звёзд у самого края схемы. - Где-то здесь... среди этих звёзд.

        - Нас отделяет от Земли семьдесят парсеков, - сказал Павлик Козелков.

        - Четырнадцать, - громко произнёс механический голос из динамиков.
        Все засмеялись.

        - Четырнадцать, - повторил механический голос. - Сегодня исполняется четырнадцать лет пилоту нашего корабля Павлику Козелкову.

        - А я и забыл... - удивился Павлик.

        - Первый день рождения на нашем корабле, - сказала Варька Кутейщикова.

        - Отметим его праздничным завтраком, - сказала Юлька.

        - И подарками, надеюсь, - засмеялся Павлик.

        - И подарками, - улыбнулся Витька.

        - Мой подарок первый, - сказал Федька Лобанов, по кличке Лоб, и торжественно преподнёс Павлику небольшую коробку, аккуратно перевязанную ленточкой.

        - Что там? Скорей! - заинтересовалась Юлька.
        Ребята столпились вокруг Павлика. Когда Павлик развязал ленточку и приоткрыл крышку послышался громкий хлопок и в воздух поднялась туча конфети, осыпавшая всех ребят.

        - Команда приглашается... - сказал механический голос, - в кают-компанию
«Сюрприз».
        Возле входа в кают-компанию был расположен тамбур, в котором размещались пульты со слайдами, изображавшими различного рода интерьеры и пейзажи.
        Витя нажал кнопку под слайдом, на котором была какая-то квартира.
        Дверь кают-компании распахнулась и перед Павликом оказался коридор его квартиры с детскими рисунками на стене, с грудой башмаков под вешалкой, с портфелями, брошенными на тумбочку под зеркалом...
        Павлик насторожённо вошёл в коридор. Всё здесь было так, как там, на Земле, перед вылетом...
        И вдруг, откуда-то из кухни послышался обжигающе знакомый голос матери:

        - Лёля нарежь хлеб, поставь на стол тарелки. Сейчас придёт Павлик и мы будем обедать.
        Павлик растерянно оглянулся на ребят.
        И снова послышались голоса, на этот раз младшего брата Павлика:

        - Мама, компот сегодня будет?

        - Будет, Мишенька, будет, - ответила мама.

        - А кисель? - послышался другой голос.

        - Кисель будет завтра.

        - А мороженое?

        - Мороженого не будет, - произнёс голос отца. - И так вы все хрипите.

        - Где же Павлик? - озабоченно произнесла мать. - Почему его так долго нет?

        - Я здесь! - крикнул Павлик и бросился на кухню. - Мама! Папа!
        Эпизод 4

        Кухня была пуста.
        Посреди кухни стоял стол, приготовленный к праздничному завтраку с пирогом, на котором горело 14 свечей. Рядом, на тумбочке, лежали подарки.

        - Когла я опаздываю, - послышался голос Лёли, - вы меня не ждёте. А без вашего любимого Павлика...
        Павлик оглянулся. За ним стояли ребята.
        Увидев растерянное лицо Павлика, Витька нажал кнопку под светящейся табличкой
«Звук». Табличка погасла и голоса смолкли.

        - Ничего остроумнее не могли придумать? - сердито взглянув на мальчиков, сказала Катька.
        Павлик отошёл к окну и упёрся лбом в стекло. Плечи его вздрагивали.
        Витька подошёл к Павлику, положил руку ему на плечо.

        - Извини. Мы хотели как лучше... - сказал Витя. - Глупая получилась шутка. Но ты не расстраивайся. Ты уже взрослый человек.

        - Не взрослый я, не взрослый! - сказал Павлик всхлипывая.

        - Взрослый, - сказал Витька. - Если бы ты остался на Земле, тебе было бы сейчас сорок лет...

        - Старик, - засмеялась Юлька.

        - Я предлагаю, - сказала Варя, - больше никогда друг другу о доме не напоминать... пусть эта глупость будет нам уроком.

        - Согласен, - сказал Мишка Копаныгин. - Все эти воспоминания расслабляют волю, их необходимо отбросить.

        - Как... отбросить? - спросила Катька насмешливо. - Забыть своих близких, родных? Всё что было там, на земле?

        - Я не предлагаю забыть, - сказала Варька. - Просто не будем напоминать об этом друг другу.

        - Варька права, - сказала Юлька. - Это так мучительно, когда начинаешь вспоминать. .

        - И всё-таки, - сказал Витька. - Это невозможно... не вспоминать дом, Землю... Это самое дорогое, что у нас есть. И мы будем о них думать, вспоминать, говорить. И здесь, на корабле и на той планете, куда мы с вами летим.
        Эпизод 5

        В тишине командного отсека негромко, но отчётливо звучали тревожно-напряжённые сигналы, напоминающие морзянку...

        - Вы слышите? - сказал Мишка. - Это те самые сигналы бедствия, о которых нас предупреждала Земля.

        - Они поступают со второй планеты системы Альфа Кассиопеи, - сказал Павлик.
        Витя напряжённо вглядывался в показания приборов.

        - Вот она, Альфа Кассиопеи, - сказал он, показывая на один из экранов, на котором ярко сверкала большая звезда. - Мы входим в сферу её притяжения.

        - Что нас ждёт на этой планете? - тихо сказала Юлька.

        - И сможем ли мы помочь тем, кто подаёт эти сигналы? - сказала Варька.

        - Мы были уверены, что прилетим сюда уже взрослыми, - сказала Катька.

        - Чего вы скисли? - подчёркнуто бодро сказал Лоб. - Всё нормально. Чем быстрее прилетим, тем быстрее вернёмся на Землю.

        - Федька прав, - засмеялся Витька. - Всё нормально. Будем готовиться к встрече с планетой.
        Эпизод 6

        В каюте у Вити Середы сидели Павлик и Мишка. Витька задумчиво смотрел на фотографию команды звездолёта перед вылетом.

        - Ты долго думаешь, - сказал Мишка. - Неужели так трудно выбрать троих?

        - Трудно, - ответил Витя.

        - Надеюсь, ты понимаешь, что лететь должен я? - сказал Мишка. - В любом случае.

        - Понимаю, - рассеянно сказал Витька.
        На телеэкране появилась Варька.

        - Середа, надеюсь ты понимаешь... - как всегда безапелляционно сказала Варька, - что в любом случае я должна лететь с первой разведывательной капсулой?!

        - Почему... ты? - смутился Витя.

        - Витя, я экзобиолог... И если предстоит встреча с какими-то разумными существами. .

        - Да... Ты права, пожалуй.
        Экран погас. И тут же вспыхнул вновь. На этот раз с изображением Федьки Лобанова.

        - Отключись, Лоб, - сказал Мишка. - Витька ещё думает.

        - Витя, надеюсь, ты не дурак и понимаешь, что в любом случае должен лететь я?!
        Все трое рассмеялись.

        - Почему... ты?

        - Спрашиваете? Отвечаю. Во-первыз, я единственный среди вас специалист по внеземным цивилизациям. Кто из вас отличит пульсирующего гомункулуса из Созвездия Девы...
        Мишка нажал кнопку, экран погас и тут же вспыхнул вновь.

        - Во-вторых, - как ни в чём не бывало сказал Лоб, - мои изобретательность и находчивость...
        На этот раз кнопку нажал сам Витька, Лоб исчез, но тут же на экране появились Юлька и Катька.

        - Витя, надеюсь ты понимаешь? - засмеялся Пашка.
        Девочки переглянулись и тоже засмеялись.
        Экран погас.

        - Идите, ребята, - сказал Витька. - Я должен всё обдумать.
        Павлик и Мишка вышли. Витька подсел к столу и, открыв ящик, достал старую школьную фотографию Варьки, на обратной стороне которой было написано: Вите С. От Вари К. 5 кл. А.
        Эпизод 7

        Катя и Юлька помогали Варе надевать космический комбинезон, проверяли снаряжение, шнуровали высокие ботинки. Варя стояла в белом комбинезоне перед большим зеркалом, занимавшем в её каюте почётное место рядом рядом с портретами Дарвина и Тимирязева.

        - Ты счастливая, Варька, - говорила Юля. - Ты первая вступишь на землю этой неизвестной планеты.

        - Какая же там... земля? - пожала плечами Катя. - Почва, грунт, поверхность...

        - Я была уверена, - продолжала Юля, - что Витька тебя не пошлёт. Кого угодно, только не тебя.

        - Это ещё почему? - спросила Варя насторожённо.

        - Сама прекрасно знаешь как он к тебе относится, - сказала Юлька. - Он ещё в четвёртом классе стащил у тебя фотографию.

        - Не стащил, - сказала Варька. - Я сама её подарила. И не в четвёртом, а в пятом.

        - Юлька права, ты счастливая, - Катька шнуровала ботинок и говорила, не глядя на Варьку. - Если бы на меня Мишка хоть раз посмотрел так, как на тебя Витька смотрит каждый день, я бы, наверное, обалдела от счастья.

        - Не знаю. Мне больше нравятся люди, которые и виду не подают, что у них там, внутри происходит, - сказала Варька.

        - Это потому, что ты сама скрытная, - сказала Юлька и улыбнулась. - Только от меня всё равно ничего не скроешь.

        - Хватит, Юлька, - резко оборвала её Варя. - Мы не на Земле.

        - На земле, не на земле... - сказала Юлька. - Я ничего не могу скрыть. У меня на лице всё написано... И Витька всё прекрасно понимает... а смотрит только на тебя.
        Эпизод 8

        Команда «Зари» провожала разведчиков. Возле переходной камеры, когда Павлик и Федька уже вошли в неё, Витя остановил Варю.

        - Я хочу назвать эту планету... Варианой, - смущённо потупясь, сказал Витя.

        - Почему Варианой? - не поняла Варя.

        - Варя... Вариана. Ты ведь первой вступаешь на неё.

        - Не я одна, - сказала Варя, расправляя складки своего космического костюма.

        - Вариана - красивое название, - сказал Витя. - И потом... я придумал это название давно, ещё на Земле.
        Варька промолчала.

        - Кутейщикова... Ты не жалеешь, что полетела со мной?

        - Я никогда ни о чём не жалею. А планету называй как хочешь... Хоть Юлианой... мне это безразлично.
        Эпизод 9

        В командирском отсеке оставшиеся на звездолёте Витя, Миша, Юлька и Катя наблюдали за тем, как на телевизионном экране раскрылись огромные плоскости «Зари» и появилась разведывательная капсула, удерживаемая мощными захватами.
        Захваты освободили капсулу из своих объятий и она отделилась от корабля. В большом иллюминаторе Витька и Мишка увидели, как капсула устремилась к затянутой облаками планете, светящейся в лучах Альфы.
        Эпизод 10


        - Отделение капсулы прошло хорошо, - сказал Витя. - Как у вас?
        На экране появилось лицо Павлика.

        - У нас всё отлично, - сказал он. - Поехали!

        - Не забудьте, - сказал Витя, - оружие у каждого в закресельных карманах. Будем надеяться, что оно не понадобится. Выйдем на связь через пятьдесят минут. Счастливо!
        Эпизод 11

        Капсула, пробившись через плотные слои облаков, приближалась к Вариане. Из иллюминатора она казалась чем-то похожей на Землю.
        И по мере приближения к планете мы всё отчётливее видим странные, похожие на гигантские волчки, сооружения, вершины которых теряются в облаках.

        - Что это? - удивилась Варька.

        - Какие-то... волчки, - сказал Павлик.

        - Волчки... - усмехнулся Лоб. Это не волчки. Перед нами редкий случай веретенообразной цивилизации.

        - Какой цивилизации? - переспросила Варька.

        - Веретенообразной. Сооружения, которые вы видите, указывают на то, что планету населяют шестиногие, восьмикрылые стрекозоиды.

        - Стрекозоиды? - засмеялся Павлик.

        - Ничего смешного в этом нет, - Серьёзно сказал Лоб. - Стрекозоиды, особенно восьмикрылые, весьма опасны.
        Стремительно приближалась поверхность планеты и вот уже совсем близко возникли очертания скал, обрывающихся к морю.
        Павлик умело посадил капсулу на песчаную косу, уходящую в море.

        - Приехали, - сказал Лоб и протянул руку к кнопке с надписью: «РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ».
        Варька оттолкнула Лба.

        - Сиди спокойно, стрекозоид!
        Варька вернулась к пульту и нажала на несколько кнопок. Сразу же вспыхнули цветные табло с цифрами:
        Азот - 78,4 Кислород - 20,2 Аргон - 0,9

        - Давление? - спросил Павлик.
        И тут же вспыхнуло новое табло - 756 мм.

        - Поразительно! - обрадовалась Варька. - Всё в пределах земной нормы.

        - Варя... Павлик... ребята, - попросил Лоб, - разрешите я нажму.

        - Нажимай, - засмеялась Варька.
        Лоб осторожно нажал кнопку разгерметизации.
        Плавно отодвинулась прозрачная боковая дверь, и ребята, один за другим, вышли из капсулы. Кругом было пустынно. Кое-где трава и кустарник пробивались сквозь каменные глыбы. На горизонте виднелись гигантские веретенообразные сооружения, которые медленно вращались, поблёскивая плоскостями, напоминающими стекло и алюминий.

        - Такое и во сне... не приснится! - крикнул Лоб. - эй, вы, бесчувственные! Вы что, не понимаете, мы здесь первые! Первые люди! Здесь ещё не ступала нога человека!

        - Не кричи, Федька, - тихо сказала Варька. - В такую минуту лучше помолчать.

        - О... ого-ого-го! - закричал Лоб и прислушался.

        - А где же... это? - сказал Павлик. - Почему нет эхо?

        - Так мы и назовём эту планету, - сказал Лоб. - Безэхо...Безэхо... неплохо звучит, как-то странно и совсем не похоже на земное слово - Безэхо - вторая планета звезды Шедар.

        - Нет, - сказала Варя, - эту планету Витька уже назвал.

        - Как? - спросил Лоб.

        - Он назвал её... Варианой, - ответила Варя.
        Эпизод 12

        А в это время в другом уголке Вселенной, на Земле пожилая женщина, сидя на деревянных мостках, удила рыбу. Старательно насадив на крючок мотыля, она забросила удочку и с удивлением обнаружила, что рядом с ней сидит незнакомый человек в сером костюме и в такой же серой шляпе. Приподняв шляпу в знак приветствия, он чрезвычайно вежливо спросил:

        - Клюёт?
        Женщина отвернулась, не ответив.

        - Простите, если я был бестактен... Но я вынужден оторвать вас от вашего увлекательного занятия.

        - Говорите, - продолжая следить за поплавком, строго сказала женщина.

        - Если не ошибаюсь, я имею честь говорить с матерью Варвары Михайловны Кутейщиковой? Не так ли?

        - Что-нибудь новое о Варьке? - так же бесстрастно спросила женщина.
        И.О.О. достал из портфеля большой пакет и протянул его Вариной матери.
        На пакете было написано:

        СОВСЕМ СЕКРЕТНО.

        - Подержите, - сказала женщина, передавая удочку И.О.О. - руки её дрожали. - С ней что-нибудь случилось?

        - Не волнуйтесь, ничего страшного, - сказал И.О.О.
        Варина мама вскрыла пакет и обнаружила в ней лист бумаги со схемой Созвездия Кассиопея, где небольшая стрелка указывала на одну из планет звезды Шедар, возле которой стояла надпись: ВАРИАНА.

        - Не понимаю, - строго сказала Варина мама. - В чём, собственно, дело?

        - Дело в том, уважаемая Апполинария Сергеевна, что с сегодняшнего дня вторая планета Альфы Кассиопеи получение наименование Вариана - в честь вашей дочери Вари Кутейщиковой. Поздравляю вас, - И.О.О. широко улыбнулся.

        - Спасибо, - торопливо сказала Варина мама. - Может быть вы ещё что-нибудь о ней знаете? Она, вероятно, уже выскочила замуж?!

        - Помилуйте, Апполинария Сергеевна, она же ещё девочка, ей всего четырнадцать.

        - Ах, да, да, вечно я забываю об этом парадоксе Эйнштейна, - и вдруг она закричала. - Клюёт! Что же вы не подсекаете?
        И.О.О. дёрнул удочку.

        - Ну вот, - огорчённо сказала Варина мама, - склевали мотыля.

        - Не беда, - сказал И.О.О. и снова забросил удочку.

        - Что вы делаете? Без наживки?

        - Это нам ничего не составляет, - сказал И.О.О. и тут же вытащил из воды огромную рыбу.
        Эпизод 13

        Варя и Павлик стояли возле стеклянной глыбы, как-будто отвалившейся от такой же стеклянной скалы. А внутри скалы просвечивало изображение таких же как и на Земле, смуглых людей, со светлыми, как лён волосами, свободно паривших на крыльях.

        - Крылатые люди, - прошептала Варька.

        - Крылья искусственные, - сказал Павлик. - Это летательные аппараты.

        - Похоже, - согласилась Варька. - Но почему здесь так пустынно?
        А Лоб, тем временем, красным фламастером старательно выводил на стеклянном столбе, чем-то напоминающим индийские тотемы:

        Я БЫЛ ЗДЕСЬ. ЛОБ...
        Он не успел закончить свою фамилию; громадный столб быстро ушёл под землю, а из образовавшегося отверстия на круглой площадке появились две странные фигуры в наушниках, удивительно похожие на людей. Они были так похожи на людей, что Лоб, приготовившийся к появлению каких-то стрекозоидов, удивлённо прошептал:

        - Люди...
        Двое издали звук, чем-то напоминающий птичий свист.

        - Одну минуточку, ребята... - сказал Лоб. - Я только включу смыслоуловитель.
        И он нажал кнопку на аппарате, подвешенном на груди.

        - Я оттуда, - Лоб показал на небо. - Прилетел на ней, - он показал на капсулу, - к вам, сюда, он показал вниз. Земля. Мир. Дружба. Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. (а + в)2 = а2 + в2 - Фройндшафт! Дружба! - и, полный энтузиазма, запел:

        - Речка движется и не движется,
        Вся из лунного серебра...
        Двое с изумлением смотрели на него и Лоб снова услышал птичий свист. Странные фигуры взяли Федьку под руки.

        - Ребята, куда вы меня, а? Куда? - забормотал Лоб.
        Варька и Павлик стояли перед другим таким же столбом, похожим на тотем.

        - Что же здесь произошло? - задумчиво сказал Павлик.

        - И где же крылатые люди? - сказала Варька. - Неужели мы опоздали?
        И в ту же минуту столб стремительно ушёл под землю и на круглой площадке перед ними возникли две фигуры в наушниках.
        Ребята испуганно отступили.

        - Спокойно, Варвара, мы кажется вступаем в контакт, - сказал Павлик.
        Варька включила смыслоуловитель.

        - Кто вы? - спросила она.
        В ответ послышался свист и смыслоуловитель перевёл:

        - Исполнители. Следуйте за нами.

        - Куда? - спросил Павлик.

        - Вершители ждут вас, - ответили двое в наушниках.
        Павлик и Варька опасливо переглянулись.

        - Следуйте за нами, - повторил первый исполнитель.

        - Опасности нет, - сказал второй. - Ваш друг уже ожидает вас.
        Варька встала на площадку, Павлик последовал за ней, а площадка стала стремительно погружаться вниз, минуя ярко освещённые стены, последовательно покрашенные во все цвета спектра. Затем площадка остановилась, и рядом с ребятами оказался Лоб.

        - Всё нормально, - сказал он. - Они хорошие ребята, - и, обернувшись к исполнителям, он взмахнул рукой. - И... раз!
        Исполнители дружно запели своими свистящими голосами.

        - Если б знали вы, как мне дороги
        Подмосковные вечера...
        А Лоб своим красным фламастером снова написал:

        - Я был здесь. Лоб...
        Площадка стала подниматься и все трое оказались в круглом помещении со светящимися стенами. Они стояли в самом центре зала, а вокруг них вращалось почти невидимое кольцо, на котором в удобных креслах восседали двенадцать вершителей. Это были такие же похожие на людей существа, как и исполнители, но без наушников. На глазах у всех были дымчатые очки со сферическими стёклами, напоминающими множительные линзы.
        Послышался мелодичный голос одного из вершителей и смыслоуловитель перевёл:

        - Откуда вы?

        - Из Солнечной системы, - сказала Варя. - С планеты Земля.
        Свет в зале погас и на сферическом куполе возникла карта звёздного неба.

        - Покажите.
        Павлик и Варька тщетно искали знакомые созвездия.

        - Не наше это небо, - сказал Лоб.

        - Помолчи, - тихо сказал Павлик. - Наша звезда, которую мы называем Солнцем, расположена в районе этой туманности.
        Один из вершителей направил световой луч в туманность, показанную Павликом.

        - Здесь?

        - Да.
        Снова в зале вспыхнул свет.

        - Зачем вы прилетели к нам?
        Трудно было понять, кто из вершителей спросил это, кресла продолжали медленно двигаться вокруг ребят, казалось, что спрашивают все сразу и каждый в отдельности.

        - Вы просили о помощи, - сказала Варька.

        - Мы о помощи не просили.

        - Просили, - сказал Павлик. - Мы приняли ваши сигналы.

        - Сигналы были не наши. Что вы хотите?

        - Мы искали в космосе разумных, - сказала Варька.

        - Мыслящих, - подтвердил Павлик.

        - Живых, - пояснил Лоб.

        - Вы живые? -спросили вершители.

        - Живые.

        - Живые мечтают о счастье. Вы хотите быть счастливыми?

        - Да, - сказал Павлик.

        - Конечно, - сказала Варька.

        - Ещё бы, - сказал Лоб.

        - Вы будете счастливыми, - сказали вершители.

        - Мы сделаем вас счастливыми.

        - Сделаем счастливыми.

        - Счастливыми...

        - Счастливыми...

        - Счастливыми... - как эхо повторяли вершители.
        Эпизод 14

        Ребята стояли посреди сферического помещения без окон и дверей, с белыми стенами, таким же белым полом и белым потолком. Здесь не было никакой мебели, лишь большой прозрачный шар свешивался с потолка, да ещё в нише стены виднелся жезл, состоящий из множества цветных колец.
        Ребята насторожённо оглядывались.

        - Профилактическая камера, - уверенно сказал Павлик.

        - Как в больнице, - сказал Лоб. - Только без коек. Даже сесть некуда.
        И вдруг прозрачный шар начал вращаться. Он вращался всё быстрее и быстрее, и внутри шара появилось лицо одного из вершителей.

        - Подойдите к шару и поверните голубое кольцо, - сказал вершитель.
        Павлик взял жезл и повернул кольцо. И тут же появились три кресла, такие же белые, как и стены.

        - Вы хотели сесть? Садитесь.
        Ребята осторожно сели в кресла.

        - Чтобы облегчить взаимное понимание и не пользоваться вашими примитивными приборами, мы переходим на ваш речевой код. Мы обещаем сделать вас счастливыми. Вы будете счастливыми. Вы будете абсолютно счастливыми.
        Вершитель исчез и свет в шаре погас.
        Павлик и Варя подошли к шару.

        - Странно, - сказала Варька.

        - Что странно? - спросил Павлик.

        - Всё странно, - сказала Варька. - Эти вершители... Почему они сказали, что не просили о помощи? Кто же подавал сигналы и потом... что это значит - сделать нас счастливыми?

        - Я и так счастливый, - хмуро сказал Павлик. - Хотел лететь - полетел. Вот... прилетели...

        - Счастливый? - сказал Лоб, - а они тебя сделают ещё счастливее.

        - А я не хочу, чтобы меня делали счастливой, - сказала Варька. - Счастья надо добиваться самому...
        И не успела она договорить, как кресла мгновенно исчезли, а Варька и Павлик оказались на полу.

        - Что случилось? - крикнул Павлик.

        - По-моему, это сделал я, - растерянно сказал Лоб.
        В руках у него был жезл, на котором он повернул голубое кольцо.
        Эпизод 15

        На пульте управления корабля Мишка Копаныгин безуспешно пытался связаться с экипажем разведывательной капсулы.

        - Я - материк. Я - материк... Вызываю остров. Остров. Остров. Остров. Ребята, вы меня слышите? Варя! Павлик! Остров, вы меня слышите?
        К Мишке подошёл Витя.

        - Не отвечают, - сказал Мишка. - Они покинули капсулу шесть часов назад... Они не выходят на связь. Они исчезли.

        - Справа по борту, - какое-то искусственное тело. Оно приближается к нам, - сказал Витя.
        В большом иллюминаторе командного отсека хорошо было видно гигантское кольцо из светлого металла, приближавшееся к звездолёту.

        - Мальчики! Вот оно! - закричала Катя.

        - Инопланетная цивилизация! - поддержала её Юлька.

        - Подождите радоваться, - сказал Павлик.

        - Ой... ой... Сейчас столкнёмся, - снова закричала Юлька.
        Из сверкающей поверхности кольца появились два круглых ствола, направленных в сторону «Зари».

        - Что это такое?.. Не понимаю... - тихо сказал Мишка.

        - Это пушки... Ребята, это пушки! - испуганно прошептала Юлька.

        - Конечно, пушки, - невозмутимо сказала Катька, засовывая в рот конфету.

        - Что будем делать, Витя? - спросил Мишка.

        - Катя, дай конфетку, - сказал Витя, не отрывая взгляда от иллюминатора.
        Катя протянула конфетку Вите.

        - Включаю защитную систему, - сказал Миша.

        - Не нервничай. В случае необходимости автоматика сработает и без нас. Только что окажется сильней?
        Присоски коснулись тела звездолёта и рычаги, укорачиваясь, стали подтягивать корабль к спутнику.
        Теперь можно было рассмотреть людей с таинственного кольца... Да, именно людей, потому что они ничем не отличались от землян. Высокие, светловолосые, они были похожи на тех крылатых людей, которых видели на фресках разведчики с «Зари».

        - Люди... такие же как и мы, - прошептала Юлька.

        - Я всегда была уверена, что если в космосе есть разумные существа, они должны быть такими же, как и мы, - сказала Катя.

        - Это не доказуемо, - поморщился Копаныгин.

        - Ты всегда споришь против очевидности фактов, - усмехнулась Катя.
        Все трое прилипли к иллюминатору, с удивлением рассматривая инопланетных жителей. А те, так же заинтересованно разглядывали Витьку.
        Витька широко улыбнулся.
        И, увидев его улыбку, один из инопланетных улыбнулся в ответ.
        Эпизод 16

        На Земле, в центре дальней космической связи тщетно пытались возобновить связь со звездолётом. Огромные антенны медленно разворачивались и застывали, как бы отыскивая затерявшийся космический корабль.
        Сергей Сергеевич Филатов и Людмила Александровна Окорокова наблюдали за тем, как сотрудники центра, переговариваясь в полголоса, отмечали на табло показания приборов:

        - Квадрат А - 739-12

        - 739-12 - минус.

        - Квадрат А - 739-13

        - 739-13 - минус.
        Сергей Сергеевич вздохнул.

        - Минус... минус... минус... Видно, надо искать другие методы... Что-то новое...

        - Ищем, Сергей Сергеевич, - сказала Окорокова. - Но пока мы, к сожалению, не располагаем энергией, необходимой для преодоления таких расстояний.
        Внезапно за спиной Филатова появился И.О.О.

        - Прошу прощения, что я так бесцеремонно вступаю в вашу беседу, но мне искренне хочется быть вам полезным, - произнёс И.О.О. - Дело в том, что по роду своей деятельности, я располагаю некоторыми возможностями... Ну, что ли, особого, может быть даже, в известной степени, не вполне научного характера.

        - Вы можете короче? - сухо сказал Филатов.

        - Могу, - сказал И.О.О. - Я хотел бы предложить свои услуги для того, чтобы связаться со звездолётом «ЗАРЯ».

        - Как? - спросил Филатов.

        - Когда? - удивилась Окорокова.

        - Сейчас. Нет ли у вас где-нибудь поблизости телефона-автомата?
        В вестибюле И.О.О. зашёл в кабину и достал записную книжку.
        Окорокова и Филатов переглянулись.
        И.О.О. открыл свою записную книжку на букву «К».

        - Козерог, Кентавр... вот она Кассиопея, - бормотал И.О.О. - Кассиопея -
777-888-999.
        Он опустил монетку и набрал девятизначный номер.
        Окорокова и Филатов подошли поближе.
        Послышался гудок, диск телефона-автомата осветился и в нём появилось изображение Витьки и стоящего рядом с ним инопланетянина.

        - Середа... - взволнованно прошептала Окорокова. - А рядом? Кто рядом с ним?

        - Это первый контакт человека с инопланетной цивилизацией, - сказал И.О.О., подняв палец. - Житель Варианы.
        Диск погас.

        - Вот, к сожалению, всё на что я способен. Обратной связи я пока, к сожалению, не владею, - произнёс он и исчез.
        Филатов и Окорокова стояли возле пустой телефонной будки.
        Сергей Сергеевич вошёл в телефонную будку, снял очки, протёр их и, посмотрев внимательно на диск, потрогал его, потом снял телефонную трубку, опустил двухкопеечную монету и набрал тот же номер, который набирал И.О.О.
        Послышались гудки «занято».
        Эпизод 17

        Ребята принимали экипаж кольца в своей каюткомпании.
        На киноэкране мелькали последние кадры фильма о Земле. Это были кадры, снятые из космоса - красавица Земля, на которой за редкими облаками виделись её материки и океаны.
        Сюда, в кают-компанию, пришли обитатели кольца. На них были яркие пурпурные одежды, чем-то напоминающие ультрасовременные спортивные костюмы.
        Когда погас экран, они затопали ногами, высоко поднимая руку, - это, очевидно, был знак одобрения.
        Один из них, вероятно, Старейший, поднялся и поставил на столик большой прозрачный шар, который стал медленно вращаться вокруг своей оси. Витька переключил смыслоуловитель на приём. Шар вращался всё быстрее и быстрее, и вот уже внутри его сферы появился веретенообразный город и зелёный луг под голубым, совсем как на Земле, небом.

        - Мы с вами перенеслись на двести лет назад, - передал слова Старейшего смыслоуловитель. - Так выглядела наша планета.
        И перед глазами ребят один за другим возникали всё новые и новые картины.

        - Творческий труд приносил нам радость, - продолжал Старейший. - Мы были счастливы. Мы гордились своим искусством и своей наукой. Величайшим созданием наших учёных стал биотехнический робот-исполнитель, который освободил нас от примитивных трудовых процессов.
        Ребята увидели исполнителей гасящих пожар, добывающих под землёй руду, укачивающих детей, строящих дороги.

        - Вслед за роботом-исполнителем был создан робот-вершитель, способный не только управлять исполнителями, но и совершенствовать их.
        Ребята увидели, как вершители меняют исполнителям головы, руки, заменяют какие-то блоки, расположенные в животе исполнителей.
        А Старейший продолжал свой рассказ.

        - Но роботы-вершители не остановились на этом. Они решили улучшить и нас, живых, сделать нас счастливыми, а для этого лишить нас тех качеств, которые мешали нам, как им казалось, обрести полное счастье, освободить нас от мук творчества, от чувства неудовлетворённости собой, от сочувствия друг другу. Они считали, что нам не нужны страдания, доброта, совесть. Мы не хотели такого счастья, но было уже поздно...
        В сфере шара появляется «пункт осчастливливания». Мы видим, как на голову человека надевают металлический шлем с множеством проводов, ведущих к сложному агрегату.
        Мы видим людей, покидающих пункты «осчастливливания». На их лицах бессмысленная, самодовольная улыбка.

        - Доверив вершителям управление исполнителями, мы оказались беспомощными перед армией роботов, тем более, что вершители проявили удивительное коварство, - они создали «Зов» - такое чарующее сочетание звуков, что даже сильные из нас теряли волю и покорно шли на пункты осчастливливания. Тех, кому удалось избежать операции, они уничтожали...
        А в сфере шара появляется опустевший город с веретенообразными зданиями, пустынные детские площадки.

        - Абсолютно счастливые люди, - говорил Старейший, - бессмысленно проживали остаток жизни и умирали, не оставляя после себя потомства, потому что они были лишены чувства любви. Сейчас на нашей планете нет ни одного живого существа. И только роботы-исполнители, как двести лет назад, продолжают выполнять свою работу.
        Мы видим исполнителей, убирающих улицы и комнаты, поливающих цветы, моющих стёкла и управляющих машинами.
        Шар замедлил своё движение и остановился.
        Ребята были подавлены.

        - А как же… вы уцелели? - спросила Юлька.

        - Незадолго до катастрофы наши учёные создали и вывели на орбиту космическую радиообсерваторию. Мы - потомки тех, кто находился на ней о оказался неуязвимыми для роботов. Наша обсерватория не может уйти со своей орбиты. Мы обречены вечно летать вокруг планеты, которая больше не принадлежит нам.

        - Там, на планете, трое наших товарищей, - тихо сказал Витька.

        - Мне страшно за них, - прошептала Юлька.

        - Они погибнут, - печально сказал Старейший.
        Эпизод 18

        А трое ребят сидели в креслах перед прозрачным шаром и лакомились неведомыми напитками. На лицах всех троих было написано блаженство. Сверху, с потолка, к каждому из них, спускались тонкие бесцветные трубки, наполненные разноцветными жидкостями.

        - Хо-хо, - сказал Павлик. - Фиолетовую попробуйте! Сила! Похоже на сок манго.

        - Твоё манго - настоящие чернила, - сказала Варька. - Жёлтое, жёлтое - попробуйте… Что-то вроде нашей малины… с шоколадом.
        И вдруг шар осветился изнутри и медленно стал вращаться, набирая скорость.

        - Остров. Остров, - послышался голос Витьки. - Я материк. Я материк. Скорее совместите жёлтое кольцо с красным и синим. Остров. Остров. Вы слышите меня?!

        - Слышим, Витька, слышим! - крикнул Павлик и, схватив жезл, быстро совместил кольца. В то же мгновенье внутри шара появилось объёмное изображение Витьки.

        - Ребята… Вам угрожает опасность… Вас окружают роботы… Немедленно возвращайтесь к капсуле. Не спрашивайте ни о чём, у вас считанные минуты. Чтобы уйти вставьте ключ управления в нишу, которая должна быть в вашем помещении, поверните верхнюю пластину ключа, совместите зелёную и красную…
        И в то же мгновенье Витька исчез и в шаре появился вершитель.

        - Вас обманывают, - сказал вершитель. - Никакой опасности для вас нет. Мы обещаем сделать вас счастливыми. Счастливыми. Счастливыми. Счастливыми.
        Изображение исчезло и шар остановился.

        - Всё нормально, - сказал Лоб. - Витька просто паникует.

        - Нет, не паникует, - сказал Павлик. - Витька зря пугать не станет.

        - Это верно, - сказала Варька. - Мы должны уходить.
        Павлик подошёл к жезлу и повернул верхнее кольцо. Сразу исчезли кресла, трубка с напитками, шар… Комната снова стала стерильно белой, а вместо шара появилась круглая площадка.

        - Все сюда! - скомандовал Павлик, становясь посреди площадки. Варька стала рядом с ним, а Лоб, прежде чем встать на площадку, вытащил жезл и взял его с собой.
        Площадка стояла на месте.

        - Соображать надо, - сказал Павлик, и, выхватив жезл из рук Лба, повернул среднее кольцо и площадка стала стремительно опускаться вниз.
        Площадка плавно остановилась и ребята увидели перед собой просторный коридор с прозрачными шарами, такими же, как в белой комнате.

        - Вернитесь, - послышался голос вершителя. - Мы сделаем вас счастливыми. Абсолютно счастливыми. Абсолютно счастливыми…
        В нескольких прозрачных шарах появились изображения вершителей.
        И в то же время послышалась странная, завораживающая мелодия.

        - Неплохая музычка, - сказал Лоб. - Жаль магнитофона с собой нету.

        - Магнитофон?! - рассердился Павлик. - Мы даже оружия не захватили… Как дети! Бежим!
        Они бросились вперёд, а вдоль коридора уже появился, стелющийся небольшими клубочками туман, вернее подобие тумана голубоватого цвета…
        В конце коридора ребята увидели проникающий откуда-то естественный свет.

        - Скорее! - крикнула Варька, увлекая за собой мальчишек.
        Павлик выдернул жезл и побежал вслед за Лбом и Варей.

        - Жёлтый коридор… тот самый, - на бегу крикнула Варька, - я узнала его… Там наверху наша капсула!
        Но капсулы наверху не было. Исполнители доставили её в распределительный зал, куда вбежали ребята.
        Восемь исполнителей охраняли капсулу, установленную на грузовой площадке.
        Ребята остановились, как вкопанные.

        - Опоздали, - прошептал Лоб.

        - Что же нам делать?! - спросила Варька у Павлика.
        Но Павлик не успел ответить. Послышался пронзительный вой сирены. Исполнители, не раздумывая, бросились в соседний зал и ребята увидели, как усевшись за пульты, они, приняв странную, какую-то изогнутую позу, стали дрожать и вспыхивать, будто неоновые лампы.

        - Что с ними? - спросила Варька. - Что они делают?

        - Скорее, ребята!
        И Павлик увлёк за собой Варьку и Лба.
        Вставив жезл в отверстие площадки, он повернул верхнее кольцо и площадка с капсулой и ребятами оказались на поверхности.

        - Ура! - радостно крикнул Павлик, распахивая прозрачный купол капсулы.
        Лоб выглянул в иллюминатор и увидел, что со всех сторон к капсуле бежали исполнители.

        - Поздно схватились, стрекозоиды! - засмеялся Лоб. - Приветик!

        - Лоб, сядь на место! - прикрикнул Павлик. - Включаю двигатели.

        - Подожди, Павлик, - глядя в иллюминатор на приближающихся исполнителей, сказала Варька. - Мы должны остаться!

        - Тебе что, Кутейщикова, жизнь надоела?!.. - закричал Лоб.

        - У меня приказ Середы, - твёрдо сказал Павлик.

        - А что сделал бы Середа, если бы он оказался на нашем месте? - спросила Варька.

        - А что сделал бы Середа? - спросил Лоб.

        - Он остался бы! - решительно сказала Варька.
        И в это мгновенье рядом с ними, будто из-под земли, появились восемь роботов.

        - Влипли… - сказал Павлик, и тут же скомандовал. - Всем взять оружие.
        Но в закресельных карманах оружия не оказалось.

        - Оружия… нет, - сказал Лоб. - Стащили, гады!
        Эпизод 19

        В коридоре звездолёта «ЗАРЯ» перед входом в отсек второй разведывательной капсулы стояли Витя и Миша. Витя был уже в скафандре.

        - Миша, на время моего отсутствия командование кораблём передаю тебе. Каждый час я буду выходить на связь.
        К ребятам подошла Юлька в скафандре и с медицинской сумкой с красным крестом.

        - Я готова, - сказала она.
        Возле капсулы появился Старейший и юноша, которого мы видели с ним во время встречи команды звездолёта с инопланетянами. В руках у юноши был такой же жезл, как тот, которым пользовались ребята на Вариане.

        - Мой сын Агапит, - сказал медленно Старейший, - будет вашим проводником. Он постарается помочь вам найти ваших товарищей. Но берегите его от коварного зова роботов. Помните - он перед ним бессилен.
        Старейший дотронулся ладонью до груди Агапита.

        - Прощай. Ты увидишь нашу родную планету. Это большое счастье, за которое ты, быть может, заплатишь своей жизнью. Но мы должны сделать всё для людей с планеты Земля, которые прилетели помочь нам. - И, обращаясь к Вите, добавил: - Я желаю вам осуществить ваш дерзкий план. Прощайте!
        Медленно поднимается верхняя плоскость ангара и из гигантского тела звездолёта вылетает маленькая разведывательная капсула.
        В капсуле Юлька дотронулась до плеча Вити.

        - Спасибо, Витя.

        - Спасибо? - удивился Витя. - За что? - Он посмотрел на Юльку.
        Юлька смутилась.

        - За то, что ты взял меня… с собой…

        - А кого же ещё я мог… взять? - пожал плечами Витька.

        - Ты многого не понимаешь, Витя… - вздохнула Юлька, грустно глядя на Витю.

        - Возможно, - сказал Витя.
        Эпизод 20

        Мишка и Катя наблюдали за тем, как вторая разведывательная капсула всё дальше и дальше удалялась от корабля.

        - Мы с тобой вдвоём остались, - сказала Катька. - Ты очень огорчён этим?

        - Почему огорчён, - подал плечами Мишка. - Кто-то должен оставаться на звездолёте.
        - И, почувствовав некоторую неловкость добавил. - Ну, чего ты задираешься, Катька?

        - Я не задираюсь, - сказала Катя. - Это ты меня почему-то избегаешь.

        - Я к тебе отношусь… как бы это сказать… нормально.

        - Вот именно… нормально, - усмехнулась Катя. - Слушай, ты «Воскресенье» Льва Толстого читал?

        - Ну, читал.

        - А помнишь?

        - Помню, конечно. «Воскресенье» я читал два раза и помню хорошо.

        - А что написано на 43-й странице, начиная со слов «Как только Катюша входила в комнату?..»
        Мишка сосредоточился и тут же совершенно бесстрастно стал продолжать:

        - … как только Катюша входила в комнату или даже издалека Нехлюдов видел её белый фартук, так всё для него, как бы освещалось солнцем…
        Мишка остановился и сердито посмотрел на Катьку.
        Катька засмеялась.

        - Это провокация. Вот как это называется, - буркнул Мишка.
        Эпизод 21

        А на Вариане, в белой комнате, куда снова поместили ребят, Варька колотила кулаком по шару.

        - Дайте нам жезл!
        Двое исполнителей оттащили её от шара, но в шаре появился вершитель.

        - Дайте нам жезл! - крикнула Варька.

        - Нельзя - ответил вершитель.

        - Мы хотим есть! - крикнул Лоб.

        - Нельзя!

        - Выпустите нас отсюда! - потребовал Павлик.

        - Нельзя.

        - Нельзя, нельзя, - проворчал Лоб. - А что можно?

        - Ничего нельзя. Вы теперь не гости, вы пленники, - сказал вершитель. - К сожалению, раньше чем через три часа мы не сможем сделать вас абсолютно счастливыми. Готовится аппаратура. Не отвлекайте нас. Мы заняты! Заняты! Заняты!
        Эпизод 22

        Вторая разведывательная капсула опустилась невдалеке от того места, где и первая. Когда двигатели утихли, из люка выбрались Витька, Юлька и сын Старейшего.

        - Совсем как у нас на Земле, - тихо сказала Юлька.
        Агапит, как зачарованный, смотрел на море, на скалы, потом подошёл к берегу и, встав на колени, зачерпнул ладонями морской воды.

        - Нам некогда, Агапит. Мы спешим! - поторопил его Витя.
        Агапит поднялся и повёл ребят за камень… И они увидели столб с надписью: «Я был здесь. Лоб…»

        - Они были здесь, - тихо сказал Витька.
        Но Витька и его спутники не видели, что из прозрачного шара, висящего в воздухе, за ними наблюдал вершитель…
        Эпизод 23

        В белом зале под надзором двух исполнителей томились Варька, Павлик и Лоб.

        - Ну что, Кутейщикова, - язвительно сказал Лоб. - Что же ты не изучаешь свою загадочную планету? Молчишь… Так я могу тебе всё объяснить. Стрекозоиды бывают трёх видов: червеобразные стрекозоиды, человекообразные стрекозоиды и, наконец, стрекообразные стрекозоиды… Перед нами типичные представители стрекозоида человекообразного…
        Варька поднялась и, вынув блокнот, подошла к исполнителям.

        - Можно задать вам несколько вопросов?

        - Нельзя, - сказал один.

        - Задавайте, - сказал другой.

        - Сколько будет девятью семь?

        - Это элементарно, - с презреньем сказал первый.

        - Шестьдесят три, - сказал второй.

        - Чему равен квадрат гипотенузы?

        - Это элементарно, - сказал первый. - Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов.
        Варька сделала какую-то запись.

        - Да, пожалуй всё это элементарно. А теперь - слушайте внимательно. А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало. Что осталось на трубе?
        Оба исполнителя изумлённо посмотрели друг на друга, на Лба, на Варьку и вдруг задымились. Из ушей, из носа, изо рта пошёл дым и оба упали.

        - Не фурычат, - сказал Лоб, несколько растерянно. - Значит я ошибался. Витька прав, это не стрекозоиды - это роботы.

        - Да, Федька, это роботы, - сказала Варька, всё ещё глядя на дымящихся на полу исполнителей, сказала, как исследователь после удачного эксперимента и, словно очнувшись, быстро сказала: - Павлик, возьми у них жезл… Бежим!
        Павлик бросился к лежавшим на полу роботам, и с изумлением обнаружил, что от них остались только оболочки, всё внутри сгорело.

        - У них нет жезла… - сказал он упавшим голосом. - Нету.
        Варька и Лоб уставились на Павлика.

        - Без жезла мы отсюда не выйдем, - сказал Лоб. - Ну, разрешила загадку своей планеты?! - насмешливо сказал он Варьке, но, увидев её огорчённое лицо, виновато улыбнулся. - Ничего… Что-нибудь придумаем.
        Внезапно перед ребятами появились Витька, Юля и Агапит. Они появились неизвестно откуда, будто из воздуха, как до того появлялись кресла, шар, трубки с напитками.
        Павлик, Лоб и Варька на мгновение оцепенели, не понимая что произошло, с трудом осознавая случившееся. Наконец, Варька поняла, что перед ней свои, Витька… И она бросилась к нему.

        - Витька… Витенька!
        Она обняла его и тут же, устыдившись своего порыва, смущённо отвернулась. Витька, потрясённые этим Варькиным порывом, казалось, забыл обо всём и только восторженно смотрел на неё.

        - Вы живы! - радостно закричала Юлька, бросившись к Павлику.

        - Что я говорил? - сказал Лоб. - Главное не терять присутствия духа. Всё нормально. Предлагаю возвращаться на звездолёт. Здесь больше делать нечего.
        И тут снова появился видеошар. Он начал вращаться и внутри появилось лицо вершителя.

        - Живые с планеты Земля, - произнёс вершитель. - Мы рады приветствовать всех вас. Ожидайте спокойно. Через два часа мы сделаем вас счастливыми. Абсолютно счастливыми.
        Когда изображение исчезло, Витька спросил:

        - Это вершитель?

        - Да, - ответил Павлик.
        Витька взглянул на сгоревших исполнителей.

        - А это исполнители?

        - Да… - сказал Павлик. Вернее, это их оболочка. Сгорели… Варька научный эксперимент поставила…
        Но Витя не дослушал Павлика.

        - Знакомьтесь, ребята, - сказал он. - Это Агапит, он поможет нам выбраться отсюда.
        Витька встал на площадку. Ребята окружили его и Агапит повернул кольцо жезла.
        Площадка исчезла и белая комната снова опустела.
        Ребята бежали по спиральному коридору мимо вращающихся шаров, из которых на них смотрело одно и то же лицо вершителя.

        - Вернитесь! - гулко разносился его голос. - Вернитесь! Мы сделаем вас счастливыми. Мы сделаем вас абсолютно счастливыми. Живые с планеты Земля. В последний раз предупреждаю - если вы не вернётесь, вы будете уничтожены! Уничтожены! Уничтожены!
        Юлька быстро достала из медицинской сумки бинт и наматывает бинт на видеошар. Постепенно за бинтами исчезает изображение вершителя.

        - Вот это да! - рассмеялся Козелков.

        - Молодец, Юленька, - сказала Варя.
        Ребята побежали дальше, к центральному распределительному залу, где прежде стояла капсула, откуда можно было подняться на поверхность.
        И вдруг зазвучала уже знакомая нам странная, завораживающая мелодия и коридор стал заполнять стелящийся по полу нежный голубоватый туман.
        Ребята бежали, не обращая внимания ни на мелодию, ни на туман, пока Витька не заметил, что Агапит остановился.

        - Стойте! - крикнул Витька.
        Ребята остановились.
        Агапит, как заворожённый, вслушивался в мелодию, потом он сделал шаг, другой и всё быстрее и быстрее стал уходить туда, куда плыл голубоватый туман.
        Витька бросился за ним.

        - Стой! Сто! Ты погибнешь! Это зов роботов!
        Но Агапит не слышал его, он даже не обернулся. Витька догнал его, схватил за руку, но Агапит вырвал руку, лицо его вдруг ожесточилось, он уже не узнавал Витьку. Витька снова схватил его, на помощь пришли Павлик и Федька, они повалили его, прижали к полу. Но Агапит легко сбросил ребят и поднялся.

        - Не мешайте мне! - сказал он. - Не мешайте. Я должен идти. Меня зовут - слышите!
        Всё настойчивее звучала музыка и Агапит, пританцовывая, уходил от ребят всё дальше и дальше в голубоватый туман…

        - Он что, спятил? - спросил Лоб.

        - Нет, сказал Витька. - Это зов, против которого он бессилен.

        - Ничего себе - проводник, - хмыкнул Лоб.
        Эпизод 24

        Ребята стояли у переплетения каких-то огромных труб на скрещении двух подземных коридоров.

        - Сюда, быстро! - скомандовал Витька, и все скрылись в нише, образованной трубами.

        - Надо было взять у него жезл, - сказала Варька.

        - Взять? - сказал Лоб. - Легко сказать. Знаешь, у него какая сила? Я хотел отнять у него жезл, он вцепился в него как клещами.

        - Но без жезла мы беспомощны, - сказал Павлик. - Здесь без него шагу не ступишь.

        - Это верно, - сказал Витька. - Жезл нам нужен. Но ещё больше нам нужен Агапит. Только он сможет нам помочь… И мы должны спасти его, защитить от роботов, я обещал его отцу…

        - Где ты его найдёшь? - сказал Лоб. - Самим бы выбраться… отсюда.
        Мимо прошли два исполнителя.

        - Видал, - сказал Лоб. - Здесь их… полно. Высунь только нос и всё, поминай, как звали…
        Глядя вслед исполнителям, Витька сказал:

        - Да… вот если бы замаскироваться под роботов… тогда бы…

        - Только и всего? - спросил Лоб. - Сейчас.

        - Чего ты болтаешь, Лоб! - рассердился Витька.

        - Болтаю? Хорошо, будем считать, что я болтаю. Подожди две минуты.

        - Хорошо, - сказал Витька. - Мы ждём тебя две минуты.
        Лоб выскочил в коридор.
        Павлик и Юлька заглянули за трубу, глядя ему вслед.

        - Что он задумал? - спросила Юлька.

        - Зря Витька его отпустил, - проворчал Павлик. - Только время теряем.
        Варя подошла к Витьке.

        - Витя, - тихо сказала она. - Я хочу тебе сказать… сейчас… здесь… на этой планете, которую ты назвал…
        Витя поправил очки и изумлённо посмотрел на Варю.

        - Нет, я не о том хотела… - сбивчиво продолжала Варька. - У меня такой характер, я с ним ничего не могу сделать… Ты не думай, что я ничего не понимаю… Я, наоборот, всё понимаю… как ты ко мне относишься… И я тоже… к тебе… Только я так говорю с тобой, что самой бывает противно. А на самом деле…
        Варька замолчала и отвернулась.
        Витька понял, что это было признание.

        - Варя, - сказал он тихо, - ты всё это сказала потому, что думаешь мы отсюда не выберемся?

        - Не знаю… Может быть поэтому… А может быть… и нет. Ой, у тебя щека испачкана. Посмотри.
        Она протянула ему маленькое зеркальце.
        Эпизод 25

        По коридору шли два исполнителя. Внезапно один из них остановился и постучал пальцем по своему затылку. Послышался глухой металлический звук.

        - Не моя, - покачал головой исполнитель. - Опять механики чужую голову приставили.
        Второй исполнитель тоже постучал себя по затылку. На этот раз звук оказался выше и чище.

        - Моя! - уверенно сказал первый. - Махнёмся?

        - Махнёмся, - согласился второй.
        И оба стали отвинчивать головы.

        - Что-то туго идёт, - сказал второй.

        - Туго? Значит моя! - уверенно сказал первый.
        Едва успели исполнители привинтить свои головы на место, как перед ними вырос Лоб.

        - Отвечайте! Быстро! - сказал он, ткнув пальцем одного, а затем и другого. - А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало. Что осталось на трубе?
        Исполнители посмотрели на Лба остановившимся взглядом, потом так же ошеломлённо поглядели друг на друга и, задымившись, упали. Лоб подбежал к ним и, прежде всего, взял у одного из них жезл.
        Эпизод 26

        В лабиринте из труб, укрытые от взоров вершителей, Юлька и Катя помогали Вите и Павлику одевать на себя оболочку роботов-исполнителей.

        - Ой, - вскрикнул Витя, - так удушить можно!

        - Потерпи, - строго сказала Юлька.
        Катя критически рассматривала Витьку.

        - Ну, как?

        - Вылитые роботы! - рассмеялась Катя и протянула Вите зеркальце. - Взгляни на себя.
        Середа разглядывая себя в зеркало, покачал головой.

        - Ну и вид! - он протянул зеркало Кате. - На, спасибо!

        - Оставь, ещё может понадобиться.

        - Спасибо, - Витя спрятал зеркальце.

        - Ну, двинулись? - поторопил его Павлик.

        - Да, пошли. Если через тридцать минут нас не будет, пробирайтесь к капсуле и держите её наготове. В случае опасности, возвращайтесь на корабль!

        - Нет! - сказала Катя, - без вас мы не полетим!

        - Это мой приказ! Понимаешь? Приказ!
        Эпизод 27

        И вот уже мы видим среди идущих по длинному подземному коридору роботов, двух исполнителей, на которых оболочка несколько мешковата, а на лице одного из них очки. Это Витька и Павлик, переодевшиеся в костюмы, добытые Лбом.
        И вдруг в коридоре послышалась сирена. Все роботы устремились в какое-то помещение рядом с коридором. Витька и Павлик последовали за ними.
        В большом зале исполнители усаживались вдоль длинных пультов, тянущихся по стенам. Эти пульты напоминали панели электронно-вычислительных машин и вместе с тем были похожи на старомодные телефонные станции со множеством коммутационных шнуров. Исполнители усаживались на специальные табуреты и, проворно вытаскивая из пульта шнуры с наконечниками, вставляли их в отверстия, расположенные на груди. И тут же на их лицах появлялась блаженная улыбка.

        - Ты понимаешь? - тихо сказал Витька. - Это они заряжаются.
        Павлик кивнул в ответ.

        - Откуда поступает энергия?.. - снова сказал Витька, - вот бы узнать?..
        Заметив, что Павлик и Витька стоят в стороне, один из исполнителей крикнул:

        - Чего медлите? Заряжайтесь, приятели, а то вот вчера… 3617-й опоздал… и всё… законсервировали.
        Ребята уселись рядом со словоохотливым роботом и стали имитировать движения других исполнителей.

        - Темнота! - укоризненно проворчал словоохотливый, выхватывая у Витьки красный шнур. - Красный - только по понедельникам… увидит кто… греха не оберёшься, - и тут же перехватил синий шнур у Павлика. - Не трогай синий. Сгоришь! Ох, не нравитесь вы мне, ребята.

        - Слушай, - шёпотом спросил у него Витька, - ты не знаешь, куда этого… живого запихнули?

        - Ох, ребята, что-то у вас плоховато с запоминающим устройством, - снова покачал головой словоохотливый. - На пятьсот седьмом этаже счастья дожидается… А может, у вас что-нибудь не в порядке? - заботливо спросил он.

        - Да нет, вроде всё в порядке… - сказал Павлик. - А где этот…

        - В конце голубого коридора, - сказал словоохотливый. - Зелёное кольцо, налево до отказа, - объяснил словоохотливый. - Плохо ваше дело, ребята… С таким блоком памяти не миновать вам консервации.
        И он задрожал с блаженной улыбкой на лице, уже не обращая внимания на Витьку и Павлика, которые быстро вышли из зала.

        - У-у-у… Ух, хорошо! - блаженствовал словоохотливый.
        Эпизод 28

        В нише, возле переплетения труб сидели Варька, Юля и Лоб.

        - И вот они остались на этой станции… на своём кольце… - заканчивала свой рассказ Юлька. - Они уже двести лет живут там… Много поколений не видели своей планеты… из-за этих роботов… Ты спишь, Варька?
        Варька спала.

        - Спит, - сказала Юлька.

        - Ещё бы, двадцать восемь часов не спала, - сказал Лоб. Я мужчина и то… Знаешь, как спать хочется.
        Лоб потянулся и зевнул.

        - А всё-таки это несправедливо, - сказал Лоб. - Я достал оболочки, жезл… а Витька взял Павлика, а не меня… Почему?

        - Ты много болтаешь… лишнего, - сказала Юлька.

        - Нет. Это отношение ко мне… - сказал Лоб. - Ещё оттуда, с Земли тянется. Все привыкли - Лоб списывает уроки, Лоб получает двойки. А почему? Вы когда-нибудь интересовались, почему Лоб плохо учился?

        - Ладно, Федя, не расстраивайся, - хотела его успокоить Юлька.

        - А я тебе скажу, почему я плохо учился. Потому что у меня широкий круг интересов. И я никогда не успевал делать уроки. Зато я изобрёл водяную ракету и клей.

        - Кому он нужен твой клей? - сказала Юлька, положив голову на плечо Варьке.
        Лоб вытащил из кармана пузырёк с клеем.

        - Ты даже не представляешь себе, - сказал он, - какой космической силой обладает мой клей…
        И вдруг снова послышался зов.
        По коридору снова потекли голубоватые клочки тумана.
        Лоб спрятал пузырёк с клеем и, высунувшись из своего укрытия, посмотрел в ту сторону, куда двигался туман.

        - Девочки… что если пойти за этим туманом… Ну, сделать вид, что на нас подействовала эта их Музычка… Мы ведь прийдём туда, где они держат Агапита? А, девочки?.. Я считаю, не плохая идея?
        Лоб обернулся к Варьке и Юльке. Они не слышали его. Они спали, прижавшись друг к другу.
        Тихо, чтобы не разбудить их, Лоб выбрался в коридор…

… И немедленно, вытянув вперёд руки, как это делал Агапит, пошёл вслед за стелящимся туманом.
        В конце спирального коридора Лоб увидел две шеренги исполнителей, охранявших вход в какое-то помещение. Зеленоватый туман уходил в глубину, за плотную светящуюся завесу.
        Лоб приблизился к исполнителям и стал вглядываться в их бесстрастные лица. И вдруг один из исполнителей, узнав Лба, запел:

        - Речка движется и не движется…
        Лоб обрадовался и подхватил:

        - Вся из лунного серебра…
        Он похлопал по плечу знакомого исполнителя и, сказав, - Мир, дружба! - направился вдоль шеренги исполнителей к световой завесе.

        - Ты куда? - услышал он знакомый голос и, скосив глаза, узнал Витьку, стоявшего первым в ряду исполнителей. Напротив Витьки, в другой шеренге стоял Павлик.

        - Напугали черти! - выдохнул Лоб.

        - А девочки… где? - встревожено спросил Витька.

        - Они остались… там… Они спят…
        Лоб, разговаривая с Витькой, смотрел по сторонам, делая вид, что он что-то рассматривает.

        - Мы не можем туда войти, - тихо продолжал Витька. - Там вершители.

        - Исполнителей туда не пускают, - сказал Павлик.

        - Эй, живой! - сказал исполнитель, который только что пел «Подмосковные вечера». - Не задерживайся, проходи!

        - Иди, тихо сказал Витька. - Выведешь оттуда Агапита.

        - Как?

        - А как ты с контрольной уходил за шпаргалкой? - спросил Павлик.

        - Понял, - улыбнулся Лоб.

        - Иди, - сказал Витька. Мы ждём тебя здесь.
        И под звуки чарующей музыки Федька Лобанов скрылся за световой завесой.
        Эпизод 29

        На операционном пункте вершители готовили аппаратуру. Когда Лоб вошёл туда, он увидел как двое вершителей в белых нарукавниках проверяли контакты бесчисленных шнуров, протянутых к металлическим шлемам, подвешенным над креслами.

        - Жёлтый, 215-й?

        - Есть.

        - Зелёный, 326-й?

        - Есть…
        За стеклянной стеной сидел, опустив голову, Агапит.
        К Федьке подошёл один из вершителей.

        - Мы рады, что ты пришёл сюда, живой, с планеты Земля, - сказал он. - Садись. - Он показал на место рядом с Агапитом. - Мы заканчиваем подготовку аппаратуры. Ни боли, ни других неприятных ощущений вы не испытаете. Вы почувствуете облегчение и радость, вы сразу станете счастливыми.

        - Ясно, - сказал Лоб. - И скоро начнётся это ваше… представление?

        - Скоро, - сухо ответил вершитель. - Через два часа по вашему земному времени.
        Лоб уселся рядом с Агапитом, сидевшим с закрытыми глазами.

        - Нервы у вас, я смотрю, никудышные, - сказал Лоб, - если на тебя эта Музычка так действует…
        Агапит открыл глаза.

        - Я сам не понимаю, - сказал Агапит. - Ничего не мог с собой сделать.
        Агапит узнал Лба и слабо улыбнулся.

        - Не горюй, Агапитик. Сейчас я тебя отсюда… уведу.

        - Это невозможно, - сказал Агапит. - От них не уйдёшь. Мы погибли.

        - Я гляжу, моральной стойкости тебе не хватает… Зачем по-твоему, я сюда пришёл?

        - Зачем?

        - Ладно, - махнул рукой Лоб. - Молчи и делай всё как я.
        Лоб поднялся с кресла.
        Вслед за ним поднялся Агапит.
        Лоб схватился за живот и тихо застонал.

        - Ой… Ой-ой-ой…
        Агапит послушно повторил все движения Лба.

        - У… у… у… - неуверенно простонал он. Лоб, скорчившись и держась за живот, направился к выходу. Агапит последовал за ним.
        Один из вершителей остановил их.

        - Нельзя. Выходить отсюда нельзя.

        - Отсюда выходят только счастливыми, - сказал второй вершитель.

        - Понимаю, - сказал Лоб. - Но вы забываете, что мы живые… нам надо… понимаете?

        - Недостаток конструкции? - спросил первый вершитель.
        Лоб поджал плечами.

        - Вот именно, - улыбнулся Лоб. - Несовершенство природы.

        - Понятно, - улыбнулся вершитель. - Идёмте!
        Вершитель вывел Агапита и Федьку за световой занавес и скомандовал исполнителям:

        - Проводите за семнадцатый блок и тут же вернитесь с ними обратно!
        Витька и Павлик вышли из строя и повели Агапита и Федьку вдоль шеренги роботов.
        Когда Лоб поравнялся со знакомым исполнителем, тот снова старательно запел:

        - Речка движется и не движется…
        Лоб, держась одной рукой за живот, другой взмахнул по-дирижёрски и обе шеренги гаркнули голосами с металлическим отзвуком:

        - … вся из лунного серебра…
        Когда ребята свернули за поворот, Витька торопливо сказал:

        - Молодец, Федька. А теперь - быстро за девочками. Вот жезл Мы ждём вас у капсулы. Переключи смыслоуловитель на внешнюю связь.
        Польщённый похвалой Витьки, Лоб расплылся в улыбке.

        - В два счёта… Одна нога здесь, другая - там.

        - Откуда роботы получают энергию, - обернулся Витька к Агапиту.

        - С зарядной станции на берегу океана.

        - Как найти станцию? Ты знаешь?

        - Найдём - я попробую… - сказал Агапит.
        Эпизод 30

        Федька побежал по коридору. Ещё не добежав до того места, где он оставил девочек, он увидел двух исполнителей, которые катили перед собой носилки. На носилках лежали Варька и Юлька.
        Лоб бросился им наперерез.

        - Что вы сделали с ними? - крикнул он. - Отпустите их!
        Но роботы катили носилки, не слушая Федьку.

        - Остановитесь! - кричал Федька.
        Но роботы катили носилки всё дальше и дальше.
        Федька бежал за ними, едва поспевая.

        - Подождите! А и Б… крикнул он.
        Но роботы уже толкнули носилки за световую завесу…
        Эпизод 31

        Витька, Павлик и Агапит стояли на поверхности Варианы среди песчаных холмов.

        - Ты ошибся, Агапит, - сказал Витька. - Мы здесь никогда не были. Капсула в другом месте!
        Агапит провёл рукой по глазам, потом посмотрел на кольцо жезла.

        - Я набрал не то сочетание колец, - сказал он. - На меня всё ещё действует Зов.
        И вдруг из Витькиного смыслоуловителя послышались гудки. Витя включил связь и сразу же послышался голос Федьки:

        - Витя… Витя… Это я, Лоб… Мы все трое… здесь, у них… Они готовят операцию. Больше говорить не могу… Если слышишь, отвечай!
        Витька нажал кнопку переключателя.

        - Федька, - крикнул он. - Я иду к вам… Слышишь, я иду к вам на помощь.

        - Ты что задумал, Витька? - встревожился Павлик.

        - Они в опасности, - сказал Витька. - Мы должны быть с ними!

        - Что ты хочешь делать?

        - Не знаю. Ты останешься с Агапитом, - сказал Витька. - А я… Дай мне жезл.
        Витька потянулся к жезлу, который был у Агапита, но Павлик удержал руку Витьки.

        - Подожди, Витька. В случае твоей неудачи мы все погибнем. Все. И они. И мы. Лоб вывел Агапита, но больше эти школьные фокусы не помогут. Вершителей больше не проведёшь.
        Пусти меня! - крикнул Витька. - Я не могу оставаться здесь, когда они там… Пусти!

        - Не пущу!
        Витька попытался вырвать руку, но Павлик был сильнее. Он дёрнул его за руку и Витька упал на песок.

        - У… роботы… проклятые! - в бессильной злобе простонал Витька.
        И вдруг где-то, совсем близко, послышалась какая-то нежная, успокаивающая мелодия.

        - Кто это поёт? - спросил Витька.
        За небольшим холмом они увидели исполнителя, сидевшего на скамейке, возле детской коляски. Он тихо напевал колыбельную песенку и покачивал коляску.

        - Я знаю эту мелодию, - сказал Агапит. - Это колыбельная. Её пела… мама.
        Он подошёл к исполнителю и заглянул в коляску, - она была пуста.

        - Что вы делаете?

        - У меня… устаревшая конструкция, - сказал исполнитель. - До сих пор не удалён блок нежности… и вот уже двести лет я качаю эту коляску… Нас осталось всего двое, дефектных. Я и 739-й…
        Ребята увидели невдалеке исполнителя, тщательно вытирающего тряпками причудливую машину веретенообразной формы.

        - Эту машину я видел только на картинках! Агапит бросился к машине, напоминавшей волчок, стоящий на боку. Ребята побежали за ним.

739-й, увидев Агапита, неожиданно обрадовался ему.

        - Я двести лет жду. Машина в полном порядке. Она - последняя, больше не осталось.
        Витька посмотрел на машину и резко обернулся к Агапиту.

        - Единственная возможность справиться с роботами и спасти наших - лишить их энергии, - сказал Витька. - Ты знаешь как попасть на зарядную станцию?!

        - Я знаю её цветовую гамму, - сказал Агапит.

739-й открыл дверцу и Агапит, Павлик и Витька забрались в машину.
        Кабина была прозрачной. Ни руля, ни педалей, ни рычагов. Только впереди, на полу - отверстие для жезла.
        Агапит воткнул жезл в отверстие и на мгновенье задумался, закрыв глаза, как бы вспоминая старый школьный урок.

        - Цветовая гамма Зарядной станции состоит из восьми цветов, снизу вверх - красный, зелёный, синий, красный, зелёный, жёлтый…
        И он стал поворачивать цветные кольца на жезле.

        - Теперь машина сама доставит нас к станции, - сказал он.

        - Пока что она стоит на месте, - сказал Павлик.
        Агапит спохватился и повернул белое кольцо.

        - Белое кольцо - движение, скорость, - сказал он.
        Машина рванулась вперёд.
        Агапит счастливо улыбнулся.

        - Я никогда не верил, что школьные уроки мне когда-нибудь пригодятся.
        Дефектные роботы смотрели с улыбкой вслед удаляющейся машине.

        - Они вернулись, - сказал робот-нянька.

        - Я всегда верил, что живые вернутся, - сказал 739-й.
        Роботы переглянулись и в это время к ним подкатила тележка с носилками. Двое исполнителей уложили дефектных на носилки.

        - Вы помогли живым, - сказал один из них.

        - Вы будете демонтированы, - сказал второй.
        Эпизод 32

        На пункте осчастливливания Варька, Юля и Лоб сидели в ожидании операции.
        На табло со светящимися цифрами быстро бежали секунды.
        До операции оставалось около часа. Вершители готовили аппаратуру.
        Федька переглянулся с Варей.

        - Попробуем? - спросил он.
        Варька кивнула в ответ.

        - Несовершенство конструкции… - начал было Лоб.

        - Вы не выйдете отсюда, - сказал один из вершителей, - пока не станете счастливыми.

        - А вопрос задать можно? - спросила Варька.

        - Задавайте.

        - А и Б сидели на трубе, - сказала Варька. - А упало, Б пропало. Что осталось на трубе?
        Федька привстал от нетерпения, предвкушая торжество.

        - Это элементарно, не прекращая работы сказал один из вершителей. - На трубе осталась буква И.
        Улыбка сползла с лица Федьки.
        Варька была обескуражена.

        - Через тридцать минут подобные глупые вопросы вас больше не будут интересовать, - усмехнулся один из вершителей.
        У Юльки испуганно округлились глаза.
        Эпизод 33

        А варианская машина на своём одном гигантском колесе мчалась по узкой ленте-дорожке. Где-то вдали остались веретенообразные сооружения, отливающие металлическим блеском и только кое-где среди песчаных холмов появлялись и исчезали столбы, похожие на тотемы.
        Витя и Павлик напряжённо всматривались в линию горизонта, а Агапит, глядя на пробегающий варианский пейзаж, тихо напевал колыбельную песенку, услышанную от дефектного робота.
        И вдруг из Витькиного смыслоуловителя послышался тревожный голос Федьки:

        - Витя, Витька… Нас готовят к операции… Осталось всего полчаса… Если слышишь меня… дай отбой…
        Витька дал отбой.

        - Агапит, мы успеем? - спросил Витька.

        - Не знаю, - ответил Агапит. - На карте это очень близко.
        И вдруг впереди машины в воздухе появился вращающийся шар, в сфере которого возникло лицо знакомого вершителя.

        - Остановитесь! - приказал он. - Немедленно остановитесь.
        Шар двигался перед стремительно мчавшей машиной, всё время сохраняя одно и то же расстояние.

        - Если вы не остановитесь, вы будете уничтожены! - сказал вершитель. - Будете уничтожены!

        - Витька, что делать? - встревожился Павлик. - Мы ведь не знаем, что они могут…

        - Пока наша машина движется, - сказал Витя, - мы будем двигаться к цели!
        Эпизод 34


        - Фиксирую к ликвидации, - звучал металлический, бесстрастный голос вершителя, - склонность к состраданию… Чувство неудовлетворённости собой… склонность к доброте… склонность к любви… склонность к труду… склонность к дерзанию… способность к заболеванию аппендицитом, стенокардией…
        Варька и Юля сидели в креслах, а над их головами на длинных штоках, спускавшихся с потолка, нависли металлические колпаки со множеством цветных проводов.
        С лёгким треском, через небольшие интервалы времени колпаки опускались всё ниже и ниже. Каждое пощёлкивание заставляло Юльку вздрагивать.

        - Мне страшно, Варя… - тихо сказала Юлька.
        А колпаки - трак, трак, трак… медленно приближались к головам девочек.
        Федька был отделён от девочек прозрачной перегородкой. Он лихорадочно листал свою записную книжку…

        - Роботы биологические… биохимические… механические… кремниевые… электростатические… - бормотал Федька. - Не то… не то… Средства уничтожения - энергетическая блокада… паракинетическое воздействие… - Федька попытался сунуть записную книжку в карман, но что-то мешало… Он пошарил в кармане и вытащил пузырёк со своим «космическим клеем».

        - Трак… трак… - неумолимо щёлкало над головами девочек.

        - Где же наши мальчики? - шептала Юлька.
        Она испуганно поглядывала на колпаки, опускавшиеся всё ниже и ниже.

        - Они слышали нас?

        - Слышали, - ответила Варя.
        Эпизод 35

        Варианская машина с ребятами стремительно двигалась вперёд, а перед нею с такой же скоростью мчался видеошар. Внутри него появилось какое-то интенсивное голубое свечение, напоминающее волны тумана, стелившегося по подземному коридору. И вместе со свечением послышался Зов.
        Первые же звуки Зова будто ударили Агапита. Он вздрогнул, испуганно оглянулся и закричал.

        - Остановитесь! Меня зовут! - Он кинулся к жезлу, но Витька оттолкнул его. - Остановитесь! Я должен идти!
        Павлик схватил Агапита, но тот вырвался и бросился к жезлу. Павлик схватил его за ногу и оба они упали.

        - Витька, помоги…
        Агапит подмял Павлика под себя и снова потянулся к жезлу.

        - Пустите меня! Вы что - глухие?! Разве вы не слышите, нас зовут, мы должны вернуться! - Агапит задыхался. - Я сойду с ума, сойду с ума… с ума…
        Витька набросил на голову Агапита шлем скафандра и Агапит замер…
        А варианская машина всё также стремительно неслась вперёд.
        Зов смолк и Агапит открыл глаза.
        Витька снял шлем скафандра с его головы. Агапит поднял голову и огляделся.
        Машина приближалась к океану. На берегу показалось странное веретенообразное сооружение, напоминающее те, которые мы уже видели.

        - Вот она… Зарядная станция! - крикнул Агапит.
        Перед ребятами открылся перешеек, напоминающий портовый мол - узкая полоска среди волн, в конце её, на скале возвышалась Зарядная станция.

        - Мы у цели! - радостно крикнул Павлик. - А увеличить скорость нельзя? - спросил он у Агапита.

        - Нет, нельзя. Скорость определяется счётно-решающей машиной в зависимости от рельефа…
        И вдруг Агапит вздрогнул.

        - Я совсем забыл… Перед станцией установлена противобедоланговая защита.

        - Противобедоланговая? - спросил Витька.

        - Бедоланги - это хищники… Они нападали на станции…
        И не успел Агапит договорить, как перед машиной выросла громадная стена. Края её стали двигаться по кругу, захватывая машину в кольцо.
        Казалось, спасения нет… Павлик, подчиняясь рефлексу пилота повернул жезл и от этого движения машина остановилась и завертелась на месте.
        Агапит упал на пол.
        Витька вцепился в поручни сидения.
        А Павлик повернул жезл в другую сторону и машина, прекратив вращение, остановилась.
        Павлик увидел, как сужается цель образовавшейся ловушки и повернул верхнее кольцо жезла. И действуя жезлом, как штурвалом, он направил машину в узкую щель… Машина стремительно помчалась, казалось, что она уже не успеет вырваться из образовавшегося круга, но Павлику удалось проскочить…
        Стена сомкнулась…
        И, почувствовав, что машина слушается его, Павлик повёл её уже без дороги прямо к перешейку, ведущему к Зарядной станции.

        - Ура! - закричал Витька. - Теперь они нас не остановят. Давай, Павлик, давай!
        Машина мчалась к берегу.
        Вершители наблюдали за движением машины в своём видеошаре.

        - Почему не сработала противобедоланговая защита? - спросил один из вершителей.

        - Рефлексы живых с планеты Земля не совпадают с заданными, - ответил другой.

        - Всё что горит, должно быть сожжено, - сказал третий вершитель.
        Машина была уже возле самого перешейка.

        - Огонь! - скомандовал третий вершитель.
        И ребята увидели, как перед машиной раскрылся ров, из которого взметнулись бушующие языки пламени…
        И только две гигантские стрелы-стеллы, обрамлявшие вход на перешеек, отливали холодным светом.
        Иного выхода не было и Павлик направил машину прямо на тонкую полоску стрелы…

        - Держитесь! - крикнул Павлик.
        Витька и Агапит схватились за поручни.
        Машина влетела на стеллу. Колесо волчка, словно по наезженной колее, поднимало машину всё выше и выше…
        И вот уже конец стеллы. Машина, как с трамплина взлетает вверх, проносится над бушующим внизу пламенем и падает возле рва.
        От сильного удара машина разваливается и ребята вылетают из неё в разные стороны.
        Агапит падает возле самой машины.
        Павлика забрасывает к самому краю пылающего рва.
        А Витька летит вниз по острым скалистым камням к воде.
        Когда Агапит открыл глаза, он увидел бушующее пламя, возле которого неподвижно лежал Павлик, и Витьку, который полз вверх по скале. На его лице были ссадины и синяки, на руках - кровь…
        Витька упорно лез вверх к разбитой машине. Он поднялся на ноги и, шатаясь, оглянулся.
        Увидев у пылающего рва Павлика и Агапита, который уже поднялся на колени, Витька, шатаясь, подбежал к Павлику. Наклонившись, он схватил его подмышки и оттащил от огня. В руке у Павлика был крепко зажат жезл.
        Павлик широко открыл глаза, встряхнул головой, посмотрел снизу вверх на Витьку, неожиданно громко и совсем спокойно спросил:

        - Куда ты меня тащишь?
        Павлик поднялся на ноги.
        И снова перед ребятами появился видеошар.

        - Вернитесь, - сказал вершитель. - Последний раз повторяю - вернитесь. Вы бессильны перед нами - вам мешает страх, эмоции, переживания. Вернитесь, или вы будете уничтожены.
        Витька выхватил плазменный пистолет и выстрелил в шар. Шар лопнул, как мыльный пузырь.
        Вершитель, стоявший возле пульта, прикрыл глаза.

        - Живые, как всегда, поддаются своим необузданным эмоциям.
        Он обернулся к другим вершителям.

        - Подготовить внутреннюю защиту Зарядной станции к уничтожению живых, - скомандовал вершитель.
        Эпизод 36


        - Трак…
        Ещё на одно деление опустились колпаки над головами девочек.
        А Федька Лобанов, пользуясь тем, что вершители были заняты, подполз к пультам подзарядки и стал мазать кисточкой цветные квадраты, на которые роботы становятся при подзарядке…
        Он успел смазать несколько квадратов, когда послышался звук сирены.
        Вершители бросились к панелям.
        Лоб отскочил в сторону, не успев спрятать пузырёк, оставшийся на полу.
        Вершители подключились к пульту, засветились и завибрировали.
        А Федька, воспользовавшись тем, что все вершители заняты подзарядкой, бросился к девочкам, чтобы освободить их…

… но Варя и Юлька были закрыты в своих прозрачных кабинах и Федька в бессильной злобе стучал кулаками по стенке кабины.

        - У… стрекозоиды проклятые!
        Подбежав к видеошару, он совместил кольца жезла так же, как ему когда-то говорил Витька, и внутри шара появилось озабоченное лицо Мишки Копаныгина.

        - Не задавай никаких вопросов, - торопливо заговорил Лоб. - Мы в страшной опасности. У нас остались считанные минуты… Ты читал «Чёрную Бездну»?

        - Читал… - удивлённо ответил Мишка.

        - Ты можешь вспомнить, как Мариус уничтожает роботов первого класса?

        - Да, как будто помню… Начинается внизу на 173-ей странице… - вспоминал Мишка. - Слушай. «Мариус закрыл глаза. Он вдруг с беспощадной ясностью понял, что наступило решающее мгновение всей его жизни. Или он погибнет…»

        - Не то, Мишка, не то! - крикнул Лоб.
        Эпизод 37

        Витя, Павлик и Агапит подбежали к внешнему лифту Зарядной станции. Витя выставил жезл в отверстие лифта и ребята оказались в герметически закрытой шахте-стакане, освещённой мрачным фиолетовым светом.
        Ни входа, ни выхода отсюда не было. Из стены, с лёгким жужжанием, появилась полусфера, очень похожая на короткую пушку.
        Вспыхнул ослепительный луч. Ребята шарахнулись в сторону, а стена позади мгновенно оплавилась.
        Пушка стала быстро поворачиваться в сторону ребят.

        - Ложись! - крикнул Витька.
        А пушка своим глазком уже нащупала Витьку, который присев на корточки в тот момент, когда из пушки сверкнула струйка лазерной молнии, выхватил из бокового карманчика зеркальце и подставил его под луч.
        Луч отразился от зеркальца и перерезал полусферу.
        Раздался взрыв и на месте полусферы открылось чёрное пространство, будто вход в преисподнюю. Витька поднялся и вошёл в черноту…
        И тут же вспыхнул яркий свет. Витька оказался в просторном коридоре, ведущем куда-то вниз…
        Эпизод 38

        Федька всё ещё стоял перед видеошаром у вершителей, а Мишка вспоминал тексты из
«Чёрной Бездны».

        - И тогда Мариус, отбросив уже бесполезный плазменный кольтстер, потянулся рукой к заднему карману комбинезона, где он обычно держал свой аннигиляционный наганстер… Но, увы… Берегись, Федька, - закричал Мишка Копаныгин.
        Но Лоб не успел оглянуться, как его подхватил один из вершителей и оттащил от шара.
        Федька попытался вырваться, но вдруг его лицо засветилось радостной улыбкой.
        Четверо вершителей, не в силах оторвать приклеившиеся к полу ноги, как-то странно раскачивались и дёргались.

        - Ага! - радостно закричал Лоб. - Приклеились, проклятые стрекозоиды!
        Один из вершителей внимательно разглядывал пузырёк с клеем.

        - Девчонки, держитесь! - кричал Федька, пытаясь вырваться из рук вершителей.
        Вершитель, державший Федькин пузырёк, быстро намазал клеем стенку и схватив Лба бросил его спиной к стенке с клеем.
        Федька прилип к стене. Но это не убавило его энтузиазма. Размахивая руками и ногами, он кричал:

        - Четверо приклеились! Мы их все!...
        Но снова послышалось неумолимое «трак» и Федька увидел на табло времени…

5 минут 12 секунд…
        Секунды быстро сменялись на табло.

9… 8… 7… 6…
        Колпаки надвинулись уже почти на самые головы девочек.

        - Варька, - крикнул Лоб. - Я ничего не могу сделать, они меня приклеили! Моим же клеем.
        Эпизод 39

        В конце освещённого коридора, по которому бежали Витька, Павлик и Агапит снова возник чёрный провал. Ребята остановились. Свет в коридоре погас.

        - Стойте! - послышался в темноте голос Витьки. - Что случилось, Агапит?

        - Это последний световой провал, - тихо сказал Агапит. - Сейчас вы увидите…
        И не успел он договорить, как вспыхнул ярко-голубой свет и ребята увидели огромный зал, в котором был расположен агрегат, питавший энергией Вариану. Множество прозрачных труб разного диаметра, огромные колбы, резервуары, конусы и цилиндры были заполнены разноцветной жидкой массой. Эта масса неторопливо передвигалась по трубам, пульсируя и меняя цвет…
        Ребята, как заворожённые, смотрели на энергетический агрегат.

        - Это сердце Зарядной станции, - сказал Агапит.
        И снова перед ребятами появился видеошар.

        - Опасность первой степени, - произнёс вершитель. - Опасность первой степени. Живые проникли на Зарядную станцию. Уничтожить.
        И совершенно неожиданно для ребят откуда-то снизу поднялась площадка, на которой стояло два десятка исполнителей, вооружённых лазерными пистолетами. Витька, Павлик, и Агапит скрылись за агрегатом.
        Ребята оказались перед пультом управления агрегата. Это множество жезлов, разной величины, установленных в разных положениях, под разными углами. И всюду таблички с непонятными знаками.

        - Агапит, читай! - сказал Витька. - Быстро читай!

        - Внешний жилой комплекс… - читал Агапит. - Промышленный комплекс…
        Исполнители сошли со своей площадки и, выстроившись в две шеренги, начали обходить агрегат.

        - Сигнал зарядки? - крикнул Витька Агапиту. - Где сигнал зарядки?!

        - Вот он. - Агапит показал на два жезла, медленно двигавшихся навстречу друг другу. Витька на мгновенье задумался.

        - А что, если?...

        - Замкнуть, - угадал Павлик.

        - Да! - сказал Витька.
        Исполнители обошли агрегат и подняли свои автоматы.

        - Луч! - скомандовал из видеошара вершитель.
        Но в это мгновенье Витька соединил движущиеся жезлы своим и сразу заревела сирена, призывающая роботов на подзарядку.
        Роботы сразу же бросились к зарядным устройствам. Исчез из видеошара вершитель.

        - Ура, Витька, мы разделались с ними! - закричал Павлик.
        Но Витька всё ещё был в напряжении.

        - Нет, Павлик, мы только выиграли время. Они сейчас зарядятся и тогда…

        - Что же делать, Витька?

        - Я знаю, что делать, - тихо сказал Агапит. - Если дать максимальную нагрузку, они не выдержат.

        - Но как это сделать? - спросил Витька. - Ты знаешь как это сделать?

        - Не знаю, - с горечью сказал Агапит. - Мы ещё не изучали устройство главного агрегата… Это в будущем году, по программе.
        Витька вглядывался в таблички и жезлы.

        - А здесь? Что здесь написано? - спросил Витька у Агапита, указывая на табличку под самыми большими жезлами в центре агрегата.

        - Регуляторы нагрузки, - сказал Агапит.

        - А как дать двойную нагрузку? - допытывался Витька.
        И вдруг его осенило. Он снял с пульта ещё один жезл и с его помощью замкнул толстые жезлы, находившиеся на небольшом расстоянии друг от друга.
        Послышался треск, жезл расплавился и испарился.

        - Испарился, - сказал Павлик. - Что делать?

        - Нужен металлический стержень, - сказал Витя.

        - Что? - не понял Павлик.

        - Стальной стержень… Хотя бы гвоздь!

        - Гвоздь? Ах, гвоздь… - он сунул руку в карман и извлёк оттуда большой десятисантиметровый гвоздь.
        Середа схватил гвоздь и вставил его в пространство между жезлами. Гвоздь накалился, раздался взрыв, и сразу наступила тишина. Ребята испуганно смотрели друг на друга.

        - Я кажется сделал что-то не то, - пробормотал Витя.
        И вдруг они услышали знакомый голос.

        - Ура! - раздалось из видеошара, - это кричал Федька.
        Он всё ещё был приклеен к стене.

        - Они перегорели! Перегорели к чертям собачьим! - кричал он, размахивая руками и ногами. И вдруг он исчез.
        Эпизод 40

        Федька лежал на полу, а над ним, нагнувшись, стояли два робота-исполнителя… Это были робот-нянька и 739-й.

        - Вы спасены, - сказал 739-й. - Все, кроме нас, перегорели…

        - Нас готовили к консервации и временно заменили блок зарядки на аккумулятор, - сказал робот-нянька.

        - Мы дефектные, - виновато сказал 739-й.

        - Мы ваши друзья, - сказал робот-нянька. - Мы будем вам служить.
        Они подошли к прозрачным кабинам, в которых всё ещё томились Варька и Юлька и, вставив жезл, повернули какие-то ручки, и освободив девочек, снимают со стены Лба.
        Эпизод 41

        Все ребята стоят у берега моря. Перед Витей стоит отец Агапита.

        - Мы счастливы за вас, - говорит Середа. - Берегите вашу планету.

        - Мы не будем беспечны, как наши предки. Роботы станут нашими помощниками.
        Он оборачивается к Агапиту, кладёт руку на его голову.

        - У тебя волосы стали расти. Ты стал совсем взрослым.
        Эпизод 42

        Робот-нянька преследует Лба, стараясь его приласкать.

        - Мы - дефектные, мы ваши друзья. Мы подлежим консервации.

        - Понял, понял - повторяет Лоб, стараясь увильнуть от ласковых прикосновений
«дефектного»
        Эпизод 43

        Катя промывает рану на лице Миши.
        И вдруг обнаруживает рядом, написанную на песке надпись:

        Миша + Катя + Любовь

        - Кто это написал: - спрашивает она, оглядывая ребят. Ребята улыбаются. Капаныгин протягивает ей камешек, она бросает его в воду. Камешек много раз подскакивает.

        - Три… четыре… шесть… восемь…
        Эпизод 44

        Ребята улыбаются, глядя на Катю и Мишу. И вдруг, обернувшись, видят, идущего к ним, улыбающегося ИОО..

        - Вы?! - до крайности удивился Витька. - Откуда вы здесь?
        И.О.О. развёл руками.

        - Долг службы.

        - Как вы хорошо сохранились, - сказала Катя.

        - Долг службы, - повторил И.О.О.

        - На чём вы прилетели, - спросил Лоб.

        - Долг службы, - в третий раз произнёс И.О.О. и протянул Витьке большой конверт с знакомой надписью:

        СОВСЕМ СЕКРЕТНО
        Витька надорвал конверт и вытащил оттуда аккуратно сложенный листок бумаги. Он развернул его и прочёл надпись:
        Не пора ли на Землю, друзья?
        А 739-й, положив голову на плечо Лбу, тихо запел:

        - Если б знали вы…
        Как мне дороги
        Подмосковные вечера…

        КОНЕЦ


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к